КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403197 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171577
Пользователей - 91581
Загрузка...

Впечатления

djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
загрузка...

Плохой парень, Купидон и я (ЛП) (fb2)

- Плохой парень, Купидон и я (ЛП) (пер. Love in books| Любовь в книгах Группа) 779 Кб, 178с. (скачать fb2) - Хасти Уильямс

Настройки текста:



ВНИМАНИЕ!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

Любая публикация данного материала без ссылки на группы и указания переводчика строго запрещена.

Любое коммерческое и иное использование материала, кроме предварительного ознакомления, запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей.


ХАСТИ УИЛЬЯМС

«Плохой парень, Купидон и я»



Автор: Хасти Уильямс

Название: Плохой парень, Купидон и я

Автор перевода: Юля Губич

Редактор: Оля Егорова,

Алия Шабданкулова (1-9 главы)

Сверка/вычитка: Виктория Коробко

Перевод группы : vk.com/loveinbooks


 

АННОТАЦИЯ


Рис ухмыльнулся.

– Поверь, Хлоя, хорошие девочки всегда западают на плохих парней.


Это Хлоя Армел. Хорошая девочка.

Она никогда не ввязывается в неприятности, учится на «отлично», и ее все любят.


А это Рис.

Хулиган и задира с непомерно раздутым эго. Он то и дело влипает в драки, нарушает все правила до единого и плевать хотел на последствия.


Когда родители Хлои на две недели уезжают лечить больных детей в Камбоджу, ей приходится остаться в доме соседей. У соседей есть сын – Рис Картер.


Тайные вылазки по ночам. Вечеринки. Выпивка. Шоколадные кексы. Флирт. Нарушения закона... и путешествия на машине. Если добавить несколько стрел Купидона, то что получится?


Неизвестно.


Мы знаем одно: это будет незабываемо.


 

ГЛАВА 1


На уроке английского, пока учитель рассказывал о важности поэзии, мне на колени прилетела маленькая розовая бумажка.


Хлоя!

ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ! Спасибо, спасибо, спасибо!

Он пригласил меня на ужин в субботу в «Ла Пьер».

ОМГ, я в таком восторге, но в то же время нервничаю. Без тебя ничего бы не получилось!

С любовью, Эмма.

P.S. ЧТО МНЕ НАДЕТЬ?!


С гордостью улыбнувшись, я аккуратно написала ниже:


Эм!

Рада, что все прошло по плану.

«Ла Пьер»? Это шикарный французский ресторан, так что одеться стоит официально.

Я бы посоветовала стиль Одри Хепберн: маленькое черное платье.

Держись сдержанно, не забывай улыбаться и наслаждайся вечером!

С огромной любовью, Хлоя.


Краем глаза я заметила, как Эмма расслабилась, а ее губы расплылись в улыбке. Девушки Прескотт Прайвит мне доверяли и всегда обращались за советом, если требовалась помощь в отношениях. Нет, я не была гуру отношений или кем-то вроде этого. Я просто Хлоя Армел, ассистент Купидона, как меня любили называть.

Я лишь выполняла ту работу, про которую забывал пухленький полуголый малыш с опасным оружием: пускала стрелы в сердца людей, предназначенных друг другу.


~ * ~


Когда во время обеда я направлялась в кафетерий на встречу с друзьями, мне на плечи легла сильная рука. Я подняла голову и увидела светло-голубые глаза своего лучшего друга детства, Чарли.

– Привет, Чарльз.

Я усмехнулась, заметив его недовольный взгляд. Такой милашка.

– Блин, Хлоя, знаешь же, что я ненавижу, когда ты меня так называешь.

– Да, поэтому и продолжаю это делать!

Он нахмурился, и я засмеялась.

Чарли высокий, светловолосый и по-настоящему… смазливый. Это не плохо, все девчонки его обожают. Он носит стильную брендовую одежду и проводит перед зеркалом больше времени, чем я. А еще он заядлый спортсмен, но занимается только в чистейших тренажерных залах с кондиционерами.

– Ты уже закончила эссе по английскому? – спросил Чарли, и у меня сердце ухнуло вниз. Боже, прошу, не говори, что его нужно сдать завтра. – Его нужно сдать завтра.

Жизнь удалась!

– Напишу сегодня. Пойду в библиотеку после школы.

Увидев, как у Чарли вытянулось лицо, я уже знала, что за этим последует.

– Погоди минутку. Я правильно расслышал? Маленькая всезнайка Хлоя забыла о домашнем задании?

– Я не всезнайка.

– Хлоя, ты не только учишься в продвинутом математическом классе, но еще и опережаешь программу на семь параграфов. Ты знаешь наизусть всю таблицу Менделеева…

– Не всю, только сто десять элементов.

– А сколько их всего?

– Сто восемнадцать…

Он многозначительно посмотрел на меня.

– Ты даже научные программы смотришь ради развлечения.

– Эй! – запротестовала я. – Дэвид Аттенборо классный.

– Серьезно? Сколько ему, девяносто?

– Восемьдесят пять, – прошептала я.

Чарли бросил на меня еще один многозначительный взгляд и, открыв дверь в кафетерий, направился к нашему столику. Элли, моя лучшая подруга, уже сидела там со всей компанией.

– Элли, напомни-ка еще раз, почему я дружу с Хлоей? – с ходу спросил Чарли.

– Эй! – возмущенно воскликнула я, колотя его по руке.

– Не знаю. Может, потому, что лучше быть на ее стороне, чем дать на растерзание свое смазливое личико, Чарли?

– Возможно. – Он снова закинул руку мне на плечи. – Я люблю тебя, Хлоя, не бей меня.

– Только если ты сходишь мне за едой, – ответила я, протянув ему деньги. Чарли окинул долгим взглядом бескрайнюю очередь и, тяжело вздохнув, все же взял деньги. Я быстро чмокнула его в щеку. – Спасибо, Чарльз.

На секунду он смутился, но затем провел пальцами по волосам и ушел.

Элли, хмыкнув, покачала головой.

– Хлоя, не поступай так с ним…

– Как?

Она сделала глоток клюквенного сока.

– Ну, знаешь, не ослепляй его своим светом.

– Я что, Эдвард Каллен? – весело сострила я.

– Ты и вправду ничего не замечаешь, да?

– Чего не замечаю?

– Забудь.

– Говори уже, Элли…

– Хлоя!

Слегка раздраженная тем, что нас прервали, я обернулась и увидела Габби. Это еще одна моя близкая подруга, и она настоящая красотка. Многие говорят, что мы похожи: обе высокие, загорелые и… цитирую: «У нас фигуры, за которые можно умереть».

Но скромность не позволяет мне с этим согласиться.

В остальном мы отличаемся: у Габби волосы вьющиеся и рыжеватые, у меня – длинные, светлые и прямые. У нее темно-карие глаза, у меня – цвета ореха с небольшим оттенком зеленого.

– Привет, красотка, что стряслось? – спросила я, вставая и обнимая ее.

– Ничего особенного, просто возникли некоторые проблемы. Можем поговорить наедине?

Я взглянула на Элли, чтобы узнать, не против ли она, но подруга уже болтала с Арден и Одеттой.

– Да, конечно, пошли.

Мы вышли во внутренний двор, заполненный другими учениками. Кто-то нежился на теплом солнышке, кто-то занимался под дубом, несколько футболистов без рубашек играли на лужайке в футбол. Мы с Габби уселись на скамейку, откуда можно было поглазеть на парней, которые демонстрировали не только свое мастерство, но и шесть кубиков пресса.

– Ну, что стряслось? – снова спросила я.

– Проблемы с Оливером.

И почему я не удивлена? В прошлом месяце я прошла через ад, пытаясь помочь им признаться в своих чувствах друг к другу. У них своего рода отношения «люблю-ненавижу». Мне такое не понять. В одну минуту они готовы растерзать друг с друга, а в следующую – убить друг за друга. Какой-то мазохизм, но это мило.

– Хм, продолжай.

– Такое ощущение, что стараюсь только я! Всегда первая здороваюсь, первая пишу ему, словно какая-то рыба-прилипала. Иногда мне хочется поцеловать его лучшего друга, чтобы добиться хоть какой-то реакции!

– Что ж, тогда перестань все это делать, – улучив момент, прервала тираду я. Габби уже открыла рот, желая возразить, но я ее опередила: – Поверь, ты не первая, от кого я это слышу. Ослабь хватку, мы же говорим об Оливере. Он был игроком, забыла? Ты, можно сказать, его первая девушка. Он же не флиртует с другими, ему просто нужно немного пространства. Не волнуйся, все наладится.

– Значит, мне ничего не делать?

– Именно, – улыбнулась я. – Не звони ему, не пиши, говори, что занята, не заигрывай с другими парнями, веди себя равнодушно, и вуаля – он вернется.

– Ладно, – уверенно кивнув, прошептала она. – Спасибо, Хлоя, ты самая лучшая.

– Знаю, – подмигнула ей. – Я ведь Хлоя Армел.

Габби с укором посмотрела на меня. Да что ж сегодня мной все недовольны?

– Хлоя, так говорить может только Чак Басс.

Здорово. Спасибо, Габби.


~ * ~


Когда прозвенел звонок с последнего урока, я почувствовала себя ужасно. Так не хотелось писать эссе по английскому, которое я даже не начала.

Можно было заняться им у себя, но для этого мне сначала пришлось бы найти ноутбук, который упакован в одну из миллиона коробок в нашем новом доме. Грустно и досадно. Нет, против дома я ничего не имела. Я видела его всего лишь раз: он был… милым. Маленьким, но милым. Но я не понимала, зачем мы переехали. Раньше мы жили в роскошном белом особняке с золотистыми воротами и фонтаном.

Этот дом тоже был просторным и двухэтажным, но от соседей нас отделяла только кирпичная стена. А я уже сказала, что окно моей комнаты выходит прямо на спальню наших соседей? Это страшно неудобно. Никакого личного пространства.

Войдя в библиотеку, я с удивлением обнаружила, что в ней никого нет. Всюду ряды пустующих столов и свободных мест за компьютерами.

– Здесь кто-нибудь есть? – крикнула я громче, чем ожидала.

– Тише! – высунув голову из-под стола, шикнула библиотекарша и смерила меня убийственным взглядом. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности. – В библиотеке нужно разговаривать шепотом, чтобы не отвлекать других.

Простите, дамочка, но, если вы не заметили, мы здесь одни.

Но, конечно же, этого я ей не сказала, просто пробормотала извинения и села за компьютер писать эссе.

Библиотекари слишком серьезно относятся к своей работе.


~ * ~


Мне оставалось дописать совсем немного.

Но нет же.

– Библиотека закрывается.

Вздохнув с досадой, я повернулась к библиотекарше, которая смотрела точно на меня, ведь больше некто домашнее задание тут не делал. Женщина выглядела уставшей. Она уже выключила большинство лампочек и достала ключи, нетерпеливо дожидаясь, когда я соберу вещи и уйду.

Из библиотеки она вышла вслед за мной, закрыла дверь и вздохнула с облегчением, радуясь, что может наконец-то отправиться домой. Я хотела ее поблагодарить, но женщина унеслась как метеор.

Пожав плечами, я уже направилась к выходу, как вдруг вспомнила, что оставила свой дневник в шкафчике. Я называла его дневником, но на самом деле это мой ежедневник. Без него мне не прожить и дня. В нем было мое домашнее задание, расписание, номера и все остальное.

Разгуливая по школьным коридорам, я чувствовала себя неуютно. Было уже шесть часов вечера, кругом ни души и лампы горели не везде. Я ускорила шаг, только бы быстрее добраться до своего шкафчика. Подойдя к нему, я поспешила открыть дверцу и забрать дневник.

– Где же ты? – пробормотала я себе под нос.

Признаюсь, в шкафчике у меня зачастую царил бардак. Я бы привела его в порядок позже. Но, каюсь, еще у меня была дурная привычка откладывать дела на потом.

Стоило мне найти дневник и закрыть шкафчик, как в школе вырубился весь свет.

– Что за черт?

Я быстренько запихнула вещи в сумку и, даже не застегнув молнию, побежала к входным дверям. Я тянула их, толкала, колотила, пинала ногами, звала на помощь… в общем, перепробовала все.

Двери были закрыты. Я осталась одна.

Заперта в собственной школе.


~ * ~


– Давай же, давай, давай! – тихо умоляла я.

Пожалуйста, пополните счет, ваш баланс: ноль долларов, три цента.

– Да вы издеваетесь!

Я сползла вниз по стене и накрыла голову руками. Сейчас было без пятнадцати семь, мои родители вернуться домой не раньше восьми.

Но вдруг я услышала на улице какой-то шум. Наконец-то! Очевидно, кто-то заметил, что я пропала, и пришел меня спасти. С радостной улыбкой на лице я направилась к окну.

И тут его разбили, осколки стекла засверкали в лунном свете, моя улыбка быстро испарилась.

У спасателей должен быть ключ от дверей.

Я нырнула за угол, и на меня навалилось осознание: кто-то вломился в школу. Спустя несколько секунд я набралась храбрости выглянуть из укрытия, и мое сердце пустилось вскачь.

В коридоре стояло пятеро высоких, накаченных парней в черном. В руках бейсбольные биты, на лицах маски, но не такие, как в фильмах, шерстяные и закрывающие всю голову, и не страшные, как для Хэллоуина, а черные, больше подходящие для маскарада.

Один из парней особенно выделялся. Я заметила его ухмылку, когда ребята включили фонарики. Проказник? Бунтарь? Плут? Как его лучше описать?

Задира.

– Джентльмены, да начнется же веселье.

Я вздрогнула от звука его голоса. И не потому, что испугалась. Парень говорил с легким испанским акцентом, слова плавно и мягко слетали с его губ.

А затем громкие удары и треск вернули меня к реальности.

По его команде остальные четверо парней начали разбивать окна и крушить все на своем пути. Я не могла поверить в происходящее. Зачем они это делали? Вроде молодые ребята, на вид им не больше восемнадцати. И тогда мне в голову закралась одна мысль: а не учатся ли они в этой школе?

– Может, там тоже оставить свой след, что скажете?

О боже. Они идут сюда. Мамочки. Они меня увидят. Господи. И убьют. Никто их даже не поймает. Наверное, они сбросят мое тело в реку. Боже, я не выполнила и половины из списка дел, которые хочу успеть сделать перед смертью. Черт, плакала моя мечта изучать медицину.

ДОРОГОЙ БОГ, если я это переживу, то буду…

Стоп, я и так хожу в церковь каждое воскресенье.

Занимаюсь общественными работами.

И помогаю с организацией сбора средств.

Бог, ты у меня в долгу.

Я заметила в конце коридора лестничный пролет, но, чтобы добраться до него, нужно было вылезти из укрытия. Существовала большая вероятность, что ребята меня увидят, и тогда смогу ли я убежать от них? Я снова выглянула из-за угла – все парни стояли спиной ко мне.

Сейчас или никогда.

И я побежала… но далеко уйти не удалось.

Из моей расстегнутой сумки выпал дневник и приземлился на мраморный пол с громким хлопком, который эхом разлетелся по всему коридору. Все пятеро ребят повернулись ко мне.

Жизнь удалась!

Если бы время сейчас остановилось, я бы, наверное, рассмеялась. Увеличила бы лицо каждого парня, которое отражало удивление и любопытство, а следом увеличила бы свое с неловким выражением и громкими мыслями в глазах: «Э-э. Привет, меня зовут Хлоя, я… просто… хочу... уйти».

Терять уже нечего, и я снова побежала. Рванула вниз по лестнице и, только преодолев три пролета, услышала за спиной шаги. Сердце выпрыгивало из груди. И как я могла так влипнуть?

Дыхание сбилось, но не от усталости – все-таки я спринтер, – мне просто было страшно. Я слышала, как кто-то бежит за мной, но боялась оглянуться, просто мчалась по коридорам без разбора. Как я и предполагала, все двери оказались заперты.

Еще три коридора, и мне пришлось остановиться. Я вернулась туда, откуда начала.

Только на этот раз ребят здесь не было, а в окне зияла дыра.

Не успела я сделать шаг, как вдруг кто-то схватил меня за локоть и с силой прижал к себе.

Первое, что я увидела, – его глаза.

Насыщено-изумрудного цвета с крапинками черного и серого. Меня буквально загипнотизировала их глубина.

Парень тоже неотрывно смотрел на меня. От его прикосновения у меня по коже побежали мурашки, это было приятно. Я мысленно покачала головой и начала пытаться вырываться.

– Отпусти меня!

– Зачем? Чтобы ты убежала и заявила в полицию? – И снова этот легкий испанский акцент, он выбивал меня из колеи.

– Обещаю, я этого не сделаю. Пожалуйста, отпусти меня. Поверь, я никому не расскажу.

Парень продолжал внимательно смотреть мне в глаза. Где-то недалеко раздались шаги. Он тоже их услышал.

И отпустил меня.

На мгновение мы забыли обо всем на свете и просто смотрели друг на друга.

А затем я, воспользовавшись моментом, убежала.

Быстренько выпрыгнула в окно и помчалась по дороге, боясь, что он передумает и последует за мной. Я бежала так быстро, как могла. На пределе возможностей. И ни разу не оглянулась назад.


Рис


Наблюдая, как она убегает в ночь, я спрашивал себя, не совершил ли ошибку?

– Рис! Где она? – Валентино снял маску, и я заметил, как он обеспокоен.

– Убежала.

– Что?! – одновременно воскликнули все четверо парней.

– Не волнуйтесь, она нас не сдаст.

– Ты уверен? – набравшись смелости, наконец спросил Деннис.

– Деннис, друг мой, – заговорил я, положив руку ему на плечо, – не задавай глупых вопросов. – Затем повернулся к парням и улыбнулся. – Джентльмены, дело сделано. Мы выполнили задуманное. А теперь давайте пить и праздновать.

Друзья, похоже, немного расслабились, и мы направились к машине Валентино.

Стоило нам отъехать от школы, как я задал ребятам вопрос, который мучил меня весь вечер:

– У кого дневник девушки? – Мне хотелось узнать, кому он принадлежит.

– Он здесь, Рис, – ответил Джейден с заднего сиденья и протянул мне маленький дневник с золотистыми цветами.

Я открыл его на первой странице и ухмыльнулся. Наконец-то! Вот и имя нашей загадочной девушки.

– Хлоя… Хлоя Армел.


ГЛАВА 2


Хлоя


Если я думала, что страшнее вчерашней встречи с пятью парнями в моей жизни уже ничего не случится, то дико ошибалась.

– Прескотт Прайвит – школа для страстных, интеллигентных людей со светлым будущим, – заговорила наша директриса. – Мы не потерпим нахальное поведение. Всех, кто причастен к вчерашнему инциденту, ждет суровое наказание. Многолетний опыт научил меня различать, когда вандализм совершен учениками школы, а когда посторонним. Имейте в виду, мы допросим каждого учащегося. Если у кого-то есть полезная информация, советую немедленно рассказать мне. В Прескотт Прайвит не место безрассудству. Виновные будут исключены. Допрос начнется завтра утром. Каждый, кто не явится без уважительной причины, может сразу идти забирать документы.

Да, сейчас было точно страшнее.

В зале стояла гробовая тишина: ни слов протеста, ни шепотка. Нашей директрисе удалось нагнать страху. Наверное, каждому сидящему здесь было тяжело дышать.

Или, может, только мне.

Мое сердце стучало так громко – казалось, даже директриса его слышит. На протяжении всей речи я прятала взгляд, боясь спалиться.

Что будет на допросе? Стоит ли мне признаться?

Ага, и что я скажу?

Меня случайно заперли в школе, и я видела, как все произошло. Простите, но я не могу сказать, кто это сделал, ведь на них были маски. ОЙ, ПОДОЖДИТЕ, ЕСТЬ ЗАЦЕПКА, ИХ ГЛАВАРЬ – КРАСАВЧИК С ИСПАНСКИМ АКЦЕНТОМ!

Да уж.

Прескотт Прайвит – для меня все. Здесь я познакомилась с удивительными людьми, которые стали мне верными друзьями. Учителя меня любят. Я активно участвую в жизни школы, подготавливая почву для поступления в университет. Прескотт Прайвит – мой путь в светлое будущее.

Мне нельзя рисковать.


~ * ~


Я облизала ложку с йогуртом со вкусом маракуйи, наслаждаясь маленьким сеансом загара вместе с Габби.

И Чарли.

– Будь вы прокляты! Жизнь так несправедлива, – заныла Элли. – Вы можете часами сидеть на солнце и в итоге получить сексуальный загар. А я? Черта с два. Три минуты – и я красная как помидор!

Мы еле сдерживали смех, зная, что в противном случае Элли наверняка нас поколотит.

– И потом, никто из вас не пользуется солнцезащитный кремом, – продолжила она. – А рак кожи-то развивается.

Мы втроем быстро вскочили и забежали в тенек.

Элли, Габби и Чарли начали спорить, что вероятность получить витамин D больше, чем заработать рак кожи. И за всем этим было смешно наблюдать. Чарли осматривал свою кожу каждые две минуты. Вот же параноик.

И тут я замерла.

Это были они. Все пятеро вчерашних парней вывернули из-за угла школы. Узнать их было очень легко. Очень легко было узнать его.

– Хлоя, ты в порядке?

– Габби, ты знаешь того парня в серой футболке возле футбольного поля?

Подруга проследила за моим взглядом. Так же как и Элли с Чарли.

– О, этот? А то ты не знаешь! Это же Рис Картер, – подмигнула она.

– Что значит «а то я не знаю»?

– Ничего, просто… его знают все. Он с друзьями постоянно влипает в неприятности. Красавчик, правда?

– У тебя есть парень, – напомнила ей Элли. – Но я согласна, он горячий.

Эти обсуждения я пропустила мимо ушей.

– Почему я никогда его здесь не видела?

– Ну, он старше нас на год, как и его друзья.

Черт, Габби знала всех.

– Что еще ты о нем знаешь?

Я старалась говорить непринужденно, но с треском провалилась.

– Кто-то ведет себя как жуткий сталкер, – пробормотала Элли, и я в ответ ее пихнула.

– Его уважают, – вдруг произнесла Габби. – Все его любят. Но он общается только со своими друзьями. Я никогда не видела его с девушкой. Вряд ли он ходит на свидания.

Голос Габби звучал слегка разочарованно, и во мне вспыхнула искорка ревности.

Что за черт?!

– Наверное, он просто слишком занят тем, что доводит учителей до ручки, – продолжила Габби, возвращая меня к реальности. – Не понимаю, как он выходит сухим из воды и почему его до сих пор не исключили. Его с друзьями постоянно отправляют в дисциплинарный класс. Серьезно, у них уже зарезервированы там места.

– Богатые родители?

– Хлоя, у всех здесь богатые родители.

Я снова взглянула на парней.

– А что насчет остальных?

– Окей. Видишь того здоровяка рядом с Рисом? Это Валентино. Он его лучший друг. Секси и тусовщик. Рядом с ним – тот, который с темно-русыми волосами – Деннис. Он добрый и милый. И близнецы Джейк и Джейден. Двойные неприятности. Эта пятерка всегда ходит вместе и делает все по-своему. Если где-то случилась какая-то фигня, то наверняка в этом замешан Рис и его друзья. Они – плохие парни Прескотт Прайвит.


~ * ~


Прозвенел звонок, и все неспеша направились на следующий урок. Я подошла к своему шкафчику и открыла его.

Да так и застыла, уставившись на учебники. Я понятия не имела, какой урок у меня следующий.

Мой дневник. Мне нужен был мой дневник.

Точно не математика и не химия. И вряд ли английский. Он был вчера. О, погодите. Может, и английский. Да, точно, он.

Ладно, теперь... в какой кабинет мне идти?


~ * ~


Обойдя всю школу, я наконец нашла нужный кабинет. Открыла дверь и наткнулась на заменяющего учителя.

– Мисс Армел, вы опоздали.

– Спасибо, Капитан Очевидность.

Весь класс затих, и я поняла, что произнесла это вслух.

– Вот гадство.

И снова тишина. Блин, и выругалась я вслух.

– Прошу прощения, мисс Армел?

– Э-э, извините, мисс. Я просто очень устала и не подумала…

– В дисциплинарный класс. Живо.

ЧТО?!

– Что, простите? Но почему? Мисс, прошу, не надо!

– Вы опоздали на занятие и проявили неуважение. Сейчас же ступайте в дисциплинарный класс, если не хотите, чтобы вас туда сопроводила директриса.

Стерва.

На сей раз я не произнесла этого вслух.


~ * ~


За все семнадцать лет меня ни разу не отправляли в дисциплинарный класс.

Представляю, как это повлияет на мое будущее.

Женщина в деловом костюме и с теплой улыбкой на лице говорит мне: «Поздравляем, мисс Армел, вы приняты в медицинский университет. Согласно документам, у вас есть потенциал, интеллект и дисциплина. Именно вас мы и искали».

А потом БАЦ! Из ниоткуда выпрыгивает эта злая училка и с ухмылкой говорит: «А вы знаете, что у нее есть дисциплинарное нарушение?»

Женщина в костюме с отвращением смотрит на меня: «Это правда?»

Пот тонкой струйкой стекает по моей шее: «Я… я могу все объяснить!»

Но она не дает: «Беру свои слова назад. Такие, как вы, нам не нужны».

БАЦ! Она исчезает, и я остаюсь наедине с этой умственно отсталой училкой, которая громко и злорадно гогочет.

Я смотрю на нее: «Заткнись, тупая корова».

Я потрясла головой. Ого, что-то меня занесло.

Подняв взгляд, я увидела на двери перед собой табличку с надписью: «ДИСЦИПЛИНАРНЫЙ КЛАСС».

Вот и все, Хлоя.

Повернула ручку и вошла. И первое, что я заметила, – это крепко спящего учителя.

А затем Риса Картера… вместе с Валентино, Деннисом, Джейком и Джейденом.


ГЛАВА 3


М-да уж. Неловко.

Ребята замолчали и уставились на меня. В прямом смысле!

Я даже задумалась, не разбудить ли учителя.

На его столе лежала стопка листов с дисциплинарным заданием. Я взяла один и села на свободное место. Все парни сидели в ряд за последними партами. Теперь понятно, почему Габби сказала, что у них здесь зарезервированы места. Кроме нас шестерых, провинившихся больше не было.

– Так-так-так, это же наша маленькая француженка, – заговорил один из парней. Я сразу узнала его – Валентино. – Что же привело тебя в наш дорогой рай?

Лишь спустя мгновение до меня дошло, что он ждет ответа.

– Я, э-э, опоздала на урок.

Повисла тишина, затем парни переглянулись… и разразились смехом.

Мне даже стало стыдно за свой ответ. Это так мелко. Лучше бы сказала, что выругалась при учителе.

– Ты милая, Хлоя, просто до безумия, – смахнув слезу, хохотнул Валентино.

Проклятье! Они знали мое имя.

– Случайно, не из-за потерянного дневника опоздала, а? – ухмыльнулся один из близнецов.

И тут меня осенило: мой дневник у них. Неудивительно, что они знали, как меня зовут.

– Верните его, пожалуйста.

– Оу. Только я подумал, что милее быть уже нельзя, как она говорит «пожалуйста».

Я впилась взглядом в Валентино, и он, не выдержав, поднял руки.

– Хватит игнорировать мою просьбу. Верните дневник!

– А где же «пожалуйста», малышка Хло? – не сдавался Валентино. Я снова уставилась на него. – Что? Не смотри на меня так. У меня его нет.

Я посмотрела на близнецов, и они оба покачали головами.

Перевела взгляд на Денниса.

– Прости, Хлоя, но у меня его нет, – с милой улыбкой сказал он.

И тогда я наконец посмотрела на Риса. Сексуального, горячего и опасного плохого парня. Он сидел, откинувшись на спинку стула и сцепив мускулистые руки за головой. И снова меня загипнотизировали его глаза. Боже, они были прекрасны. Его каштановые волосы выглядели такими мягкими, я еле сдержалась, чтобы не прикоснуться к ним… ну, в сложившейся ситуации это было бы странно.

– Мой дневник у тебя. – Утверждение, не вопрос. Но я все равно получила ответ.

Его ухмылку.


~ * ~


Никогда не думала, что скажу это, но…

Отбывать наказание было весело.

Ребята оказались такими забавными. Наблюдая за ними, я даже забыла заполнить лист с заданием.

Напишите подробно, как вы можете улучшить свое поведение. Объем должен быть не менее пятисот слов.

– Не парься. Ему наплевать. – Валентино кивнул на учителя, который все еще спал. А наказывают потом учеников.

– Он всегда дрыхнет?

– Он недавно стал отцом, так что по ночам в его доме много криков, и вовсе не от наслаждения, если понимаешь, о чем я, – поиграл он бровями.

Я закатила глаза.

– Ты такой парень.

– Приму это за комплемент, малышка Хло.

Мы вышли в коридор, и тут мне в голову пришла одна мысль.

– Почему вы не спросили, не сдам ли я вас завтра на допросе?

– Потому что знаем, что не сдашь.

Я резко остановилась.

– Откуда?

– Ну, на самом деле только Рис в этом уверен, остальные сомневаются.

– И ты? Думаешь, я кому-нибудь расскажу?

Валентино засмеялся.

– Не-а. Мне кажется, ты слишком нас любишь, чтобы способствовать нашему исключению, – ответил он и взъерошил мне волосы.

Я стукнула его по руке, но было уже поздно: мои волосы выглядели, как у пещерного человека. В кармане вдруг завибрировал телефон, я достала его и прочитала новое сообщение.


Хлоя!

Мы с отцом сегодня задержимся. Езжай домой на автобусе. Закажи китайскую еду, если хочешь. Прости, милая.

Лол, мама.


Я хихикнула. Мама почему-то думает, что лол означает «люблю, обожаю, люблю».


~ * ~


Я опоздала на автобус.

На улице уже смеркалось, хотя было всего четыре часа. Серые тучи заволокли небо, и я молила Бога, чтобы не полил дождь.

Не забывай, Бог, ты мой должник.

И тогда я заметила автобус, который стоял на светофоре.

Эта глава моей жизни называется «Выброс адреналина».

Бежать в школьной форме и туфлях не так уж удобно и весело.

И когда двери автобуса открылись, на моем лице расползлась широкая улыбка. Я справилась!

Спасибо, Бог, но это еще не все.

Окинув взглядом автобус, я не удивилась, что все смотрят на меня. Честно говоря, я запыхалась и дышала так, будто у меня приступ астмы. Кажется, пора привести себя в форму.

И тут я заметила Риса Картера.

Упс, неловко.


~ * ~


Когда сидишь на переднем сиденье в автобусе, то чувствуешь, что все, кто сзади, за тобой наблюдают.

Именно в такой ситуации оказалась и я.

Когда из автобуса вышла старушка, я вздохнула с облегчением: следующая остановка моя, мне больше не придется терпеть эту неловкость.

Я вышла.

И Рис тоже.


~ * ~


Шагая по тротуару, я слышала топот Риса у себя за спиной. Пару раз набиралась смелости обернуться, он все не отставал.

Я свернула на улицу, на которой находился мой новый дом. И Рис тоже.

Что за черт?!

– Ты меня преследуешь? – наконец спросила я, разрываясь на части от любопытства и гнева.

– В твоих мечтах.

– Ага, конечно, вот уж чего не хватало, так это чтобы меня преследовал преступник.

Сексуальный преступник. И я тебя не преследую.

Я закатила глаза, развернулась и пошла дальше. Но возле крыльца остановилась и резко обернулась, желая поймать парня с поличным.

– Ха! Я знала, что ты меня преследуешь!

Вот только Риса за спиной у меня не оказалось.

Он держал в руке ключи и собирался открыть входную дверь дома, который находился по соседству с моим. Рис рассмеялся и покачал головой.

– Еще варианты, соседка?


ГЛАВА 4


Я поняла две вещи.

Первая: Рис Картер – мой сосед.

Вторая: я не могу попасть домой.


~ * ~


Открыв калитку во внутренний дворик, я направилась к задней двери в надежде, что каким-то чудом она окажется незапертой.

Ничего подобного.

В прескверном настроении я уселась на порожек. Из своей будки выбежал Оскар, моя красивая немецкая овчарка, и лизнул мне лицо.

– Привет, Оскар, я тоже рада тебя видеть, мальчик.

Оскара мне подарили на тринадцатый день рождения. Я открыла большую красную коробку и нашла там щенка. Виляя хвостиком, он лизнул мне лицо. Это была любовь с первого взгляда.

Спустя минут пять хлынул дождь.

– Похоже, мы застряли здесь вдвоем, будем ждать маму с папой.

Две минуты, и Оскар залез домой через собачью дверцу.

– Хорошо, только я.


~ * ~


После долгих внутренних споров я все-таки постучалась к Рису.

Одну минуту и тридцать семь секунд спустя он открыл дверь.

В одном белом полотенце вокруг бедер.

У меня в голове неосознанно мелькнула мысль: какой прекрасный момент для фотографии.

Щелк!

И что мы имеем? Риса, который выглядит сексуально как никогда: с влажных волос капают капли и стекают по лицу, шее и шести кубикам пресса. Да, шести.

И конечно же, меня.

Девушку с мокрыми волосами – не в сексуальном плане, – дрожащую от холода и пожирающую взглядом тело Бога.

– Закончила меня рассматривать?

Вообще-то, нет.

Я прошла мимо него в дом.

– Размечтался.

– И часто ты не можешь попасть домой? – ухмыльнулся Рис. – Или выбраться из школы? Честно говоря, я уже начал думать…

– Вау, вот она неудачница, – закончила я.

Он еле сдерживал улыбку.

– Точно.


~ * ~


– Может, наденешь футболку?

– Зачем? Мои шесть кубиков тебя смущают?

– Нет.

– Отвлекают?

Молчание.

– Как же тяжело быть секс-символом, – вздохнул он.


~ * ~


– Я хочу есть.

– Я Рис.

– Ха-ха, – наиграно усмехнулась я, затем взяла со столика телефон и начала набирать номер.

Каждая девушка должна помнить четыре телефонных номера:

1. Собственный.

2. Мамин.

3. Лучшего друга (в моем случае Чарли).

4. И наконец, службы доставки китайской еды.

Заказав лапшу и китайские пельмени, я повесила трубку и окинула взглядом дом Риса. На стенах висели картины и семейные фотографии. Оказалось, он был единственным ребенком в семье, как и я.

– Чувствуй себя как дома. – В его голосе звучал сарказм, но мне было плевать.

– У тебя есть какие-нибудь фильмы?

Рис вскочил в притворном волнении.

– Мелодрамы и романтические комедии?

– Да.

– Черт, нет.

– Ладно, тогда что у тебя есть?

– Фильмы, которые напугают тебя до смерти.

– Тащи их сюда, Картер.


~ * ~


Не стоило бросать вызов Рису.

Мы разместились в гостиной, и я как можно сильнее вжималась в диван в надежде, что это каким-то образом защитит от героев фильма, которые будут преследовать меня в ночных кошмарах.

Парень в плаще – почему-то они всегда в плаще – гонится за девушкой с ножом в руках – и конечно же, с ножом, – та в поисках помощи забегает в дом, но телефон не работает – кто бы сомневался, – тогда она распахивает шторы, и там стоит он, наш убийца.

Еще чуть-чуть, и я описаюсь в штаны.

Каждый раз, когда я вскрикивала, Рис смеялся. Я бросала на него убийственный взгляд, и он замолкал. Мы продолжали смотреть фильм, но все повторялось.

В фильме раздается звонок в дверь.

– Нет, не открывай, тупица!

Но девушка открывает дверь, и парень ее убивает.

И тут вдруг кто-то позвонил в дом Риса.

Мы переглянулись, и он, очевидно, заметив мое испуганное лицо, подмигнул.

– Не волнуйся, Хлоя, я тебя защищу.

Мое сердце сделало сальто. Что за черт?

Отважный идиот открыл дверь… и обнаружил за ней доставщика китайской еды.


~ * ~


Я накрутила на вилку лапшу.

– А кто жил в том доме до нас?

Рис откусил пельмешку и улыбнулся, будто вспомнил что-то хорошее.

– Пожилая пара.

– Почему они переехали?

– Даже не знаю.

Я одарила его скептическим взглядом.

– Ладно, возможно, им надоело слушать по ночам мою громкую музыку.

– Ясно.

– Или потому что я люблю кататься на мотоцикле в три часа ночи.

– Оу.

– Или потому что я…

– Я поняла, ты задира.

Он улыбнулся от моих слов. Я уже говорила, что у него очаровательная улыбка?

У меня завибрировал телефон.


Привет, Хлоя!

Я хотела спросить: нормально ли, если девушка делает первый шаг?

Бекка.


Я быстро набрала ответ.


И тебе привет, Бек!

Уверенные в себе девушки очень привлекают парней. Ты знаешь, что больше половины парней ХОТЯТ, чтобы девушка сама сделала первый шаг? Так что дерзай!

ХОХО, А. К.


– Так это правда?

Я подняла голову.

– Что именно?

– Что ты кто-то вроде любовного психоаналитика?

– Я не психоаналитик. Я просто даю советы.

– И кто же этот парень?

– Ты о чем?

– Кто этот осел, из-за которого ты стала той, кем являешься? Парень, который, очевидно, разбил тебе сердце и тем самым научил определять, с кем встречаться, а с кем нет. Как добиться взаимности и так далее и тому подобное…

Рис так легко об этом говорил, будто обсуждал погоду.

А что в это время чувствовала я? Я словно задыхалась. Несмотря на прохладную погоду, мне стало душно. Казалось, я вот-вот упаду в обморок. Никто никогда не подозревал, что за всем этим стоит один парень.

Никто не знал об Эштоне Де Вилле.


ГЛАВА 5


Каждая девушка помнит свою первую влюбленность.

Того парня, который делал твой день лучше лишь одной улыбкой. Парня, о котором ты думала весь день только потому, что он сказал «Привет». Парня, который заставлял твое сердце биться чаще, а коленки дрожать.

Для меня таким был Эштон Де Вилль.

Он был милым, забавным, симпатичным и славным.

А еще бессердечным игроком. Из тех, кому нравилось играть с сердцами.

Я видела, как он с помощью одной и той же тактики покорял девушек. Красивые речи, язык тела и все такое. Одну за другой он завоевывал девушек. Одна за другой сдавалась ему.

А потом он заметил меня.

Но я уже знала правила его игры, которая базировалась на концепции «тяни-толкай». Это напоминало мне физику.

Притянуть девушку, влюбить в себя, воспользоваться ею, а потом оттолкнуть.

Он флиртовал – я флиртовала. Он прекращал – я прекращала. Я будто была его женской версией.

И он захотел большего.

Попросил меня стать его девушкой. И это был нонсенс.


~ * ~


– Я… мне пора.

Я встала, желая поскорее сбежать, но не успела сделать и двух шагов, как Рис схватил меня за руку, развернул и крепко прижал к груди. Я испытала дежавю.

И еще вихрь других незабываемых чувств.

– Прости, – прошептал Рис. Боже, в его глазах было столько эмоций. Такие серьезные, полные страсти. – Я не хотел напоминать о плохом и ранить тебя.

Не в силах совладать с голосом, я просто кивнула. Спустя минуту таких молчаливых объятий стало как-то неловко.

Рис вдруг оживился.

– Хочешь досмотреть фильм?

Я улыбнулась, радуясь, что лед треснул. А затем брезгливо скривилась.

– Боже, нет.


~ * ~


Моя комната находилась прямо напротив спальни Риса. И окна выходили друг на друга.

Мне было видно все, что происходит в его комнате. Черт, да я могла по ветке перейти к нему.

Какие умственно отсталые архитекторы набросали план постройки? Они вообще понимают значение термина «личное пространство»? А если представить, что пожилая пара жила в этой комнате, то станет понятно, почему Рис сделал все возможное, чтобы они съехали.

Бедный травмированный мальчик.


~ * ~


Я проснулась разбитой.

Сегодня был день допроса, а мне совсем не хотелось на него идти.

В школе секретарша директрисы вызывала учеников одного за другим.

Я сидела рядом с Чарли, который выглядел немного нервным.

– Эй, ты в порядке? – спросила я, накрыв его руку своей.

– Да, но ты видела, с каким лицом все оттуда выходят?

Я кивнула. Все ребята выглядели изможденными и бледными.

– Тебе нечего беспокоиться, Чарльз, ты невиновен.

– Да, ты права. – Он немного расслабился. – Не называй меня Чарльзом.

– Хлоя Армел.

Все ученики повернулись ко мне. Сжав напоследок руку Чарли, я встала и только подошла к двери, как из кабинета вышел Рис – беззаботный и непринужденный.

Наши глаза встретились, и он ухмыльнулся.

– Удачи, Армел.


~ * ~


– Где вы были в среду после занятий? – спросил меня один из офицеров.

Я сидела на неудобном деревянном стуле, в то время как трое полицейских и наша директриса расположились на мягких диванах.

– Я пошла в библиотеку, чтобы закончить домашнее задание.

– Вы всегда занимаетесь в библиотеке, мисс Армел?

Я не поняла, к чему этот вопрос, но все равно ответила.

– Нет, я только что переехала и не могла найти ноутбук, так что решила воспользоваться отличными ресурсами библиотеки.

Каюсь, я чуточку приукрасила.

– В котором часу вы ушли из библиотеки?

– В том же, в котором она закрылась. Около шести.

– Кто-нибудь видел, как вы уходили?

И тут я начала нервничать.

– Да, библиотекарша.

Офицеры переглянулись.

– Мисс Армел – одна из наших самых выдающихся учениц. Мне кажется, допрашивать ее нет смысла, – вдруг вмешалась директриса.

Мне захотелось вскочить и обнять ее. Только это выглядело бы подозрительно.

– Очень хорошо, мисс Армел, можете возвращаться на урок.

Мне не нужно было повторять дважды. Я быстренько выбежала из кабинета, пока они не передумали.


~ * ~


У меня снова был английский.

Я мельком заглянула в кабинет и, увидев там ту же заменяющую училку, развернулась обратно.

И вместо урока отправилась в дисциплинарный класс.


~ * ~


– Малышка Хло! Мы по тебе скучали! – воскликнул Валентино, как только я вошла в кабинет.

Я прошла мимо спящего «педагога по дисциплине» и села впереди ребят.

– Итак, что было на допросе? – спросил у меня Деннис.

Похоже, он до сих пор мне не доверял и отчасти сомневался, что я ничего не расскажу. Так что я хитро ухмыльнулась и решила их проучить:

– Они раскусили мое вранье, так что я испугалась и сдала всех вас. Они могут прийти за вами в любую минуту.

Еще один прекрасный момент для фотографии.

Риса мои слова нисколечко не убедили.

Валентино резко откинулся назад, словно поверил, что его реально арестуют.

Близнецы выглядели… счастливыми? Они хотели, чтобы их исключили? Похоже, им в жизни не хватало адреналина.

И Деннис. Бедняга Деннис. Казалось, он вот-вот заплачет.

Рис дал ему подзатыльник, и тот вздрогнул.

– Она прикалывается, Ден. Серьезно, чувак, отрасти яйца.

Я не выдержала и прыснула со смеху. Просто впала в истерику, схватившись за живот и едва не начав задыхаться.

– Это не смешно, Хлоя, – возмутился Валентино, и Джейден с Джейком разочарованно кивнули, отчего я засмеялась еще громче.

– Еще как смешно.


~ * ~


Я откусила сэндвич, слушая рассказы друзей о допросе.

– Кошмар, они задали мне двадцать три вопроса! Двадцать три! – возмутился Чарли.

– Я думала, что упаду в обморок, – добавила Габби, которая сидела рядом с ним.

– Мне казалось, я попала в «Закон и порядок», – бездумно макая чипсы в соус, произнесла Элли.

– А у меня все прошло нормально.

Все за столом посмотрели на меня как на сумасшедшую.

– В смысле… это было, э-э, ужасно.

В кафетерий вошел Рис Картер и направился к столику, за которым сидела его банда преступников. Проходя мимо нас, он еле заметно кивнул мне.

И у меня перехватило дыхание.

– Божечки! – изумленно воскликнула Габби. – Это он тебе, да? Рис Картер только что кивнул тебе?!

– Возможно.

– Между вами что-то есть? – спросила Габби.

Чарли рядом со мной напрягся.

– Что? Нет! Шутишь, что ли? Он просто мой сосед.

– Мать моя женщина! Рис – твой сосед? Ах ты мелкая счастливая су…

– У тебя есть парень, – перебила ее Элли, а затем подмигнула мне. – Но теперь я точно буду заглядывать к тебе чаще.


~ * ~


Хлоя!

Кого мне выбрать: хорошего парня, который всегда рядом и точно не разобьет мне сердце, или сорванца, благодаря которому я чувствую себя живой, но который может меня сильно ранить?

Таша.


Я впервые не знала, что ответить. Уже перевалило за полночь, а я лежала в кровати, уставившись в потолок, и думала: «Вау, белый – такой скучный цвет».

Я села и посмотрела в комнату напротив. Рис спал. Сейчас он выглядел таким спокойным и невинным, будто этого его образа плохого парня не было и в помине.

И внезапно ко мне пришел ответ.


Таш!

Ты живешь лишь раз, так живи полной жизнью.

Рискни и последуй голосу сердца, а не разума.

С огромной любовью, А. К.


Я нажала «отправить» и вздохнула.

Уже собиралась лечь спать, как вдруг в комнате Риса что-то блеснуло в лунном свете.

Мой дневник.

Мое сердцебиение участилось, дыхание сбилось. Он лежал на тумбочке рядом с кроватью.

Будь это что-то другое, например, блокнот или учебник, мне было бы плевать.

Но это был дневник. Это все меняло.

Он был связан с моим прошлым, благодаря которому я стала ассистентом Купидона. А также с Эштоном Де Виллем.

Все, что я знаю, все умозаключения… Все скрыто на страницах моего дневника.

И я собиралась его вернуть.

Осторожно открыв окно, я ощутила прохладный полуночный ветерок и вздрогнула.

Настал мой черед вламываться, Рис Картер!


ГЛАВА 6


Если «Дисней» я винила в формировании завышенных ожиданий от мужчин, то голливудские фильмы в том, что в них проникновение в дом выглядело как плевое дело.

Мне нужно было одновременно следить, за что держаться, куда наступать, вести себя бесшумно и, конечно же, стараться не свалиться с дерева.

Признаюсь, я в жизни столько не молилась.

Господи, пожалуйста, не дай мне упасть.

Господи, пожалуйста, помоги мне.

Господи, пожалуйста, не дай мне умереть. Только не так.

Господи, ПОЖАЛУЙСТА, не дай ему проснуться и подумать, что я – какой-то жуткий сталкер, который любит подсматривать за ним в окно.

О последнем пункте я молилась больше всего.

Добравшись наконец до окна Риса, я заглянула в комнату.

Парень все еще спал.

Ладно, это уже смахивало на сталкерство.

Тихонечко открыв окно, я медленно залезла в комнату.

И тут же прокляла себя за импульсивность. Я даже не переоделась. На мне была лишь майка и короткие шорты. Очень короткие шорты.

На меня вдруг навалилась реальность происходящего.

Я забралась в спальню Риса Картера.


~ * ~


Я боялась, что грохот моего сердца разбудить Риса.

О ЧЕМ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, Я ДУМАЛА?!

Залезть в его комнату? Попытаться забрать дневник? Ладно. Но что делать, если Рис проснется?

Спеть ему колыбельную? Вряд ли это поможет.

Сейчас у меня было только два варианта:

1. Схватить дневник и свалить.

2. Свалить прямо сейчас.

И ни при каком раскладе не разбудить Риса.

Все это напоминало голливудский фильм.

Я бросила взгляд на прикроватную тумбочку. Мой дневник с золотистыми цветами сиял, как какая-то драгоценность.

Ну, для меня он таковым и был.

Вскоре я поймала себя на том, что маленькими шажочками крадусь к нему, а заодно и к Рису. Остановилась на расстоянии вытянутой руки. Вот он – хватай и беги.

Мой дневник. Так близко и так далеко.

Нужно было лишь немного перегнуться через Риса… еще чуть-чуть… уже почти…

Тут меня схватили за талию и уложили на лопатки, и я оказалась под теплым мускулистым телом Риса Картера.

Вот дьявол.

В лунном свете я увидела, как вспыхнули его зеленые глаза.

И явно не от радости.

Мы сверлили друг друга взглядами, я дышала с трудом, он держал меня крепко – не вырваться.

Ну, с учетом трепета, который вызывали во мне его прикосновения, не очень-то и хотелось.

В его глазах вдруг загорелся озорной огонек, а на губах заиграла уже привычная ухмылка.

– Н-да, хреновая из тебя взломщица, – произнес Рис. – Ты хоть готовилась?

Не зная, что ответить, я на секунду задумалась, почему он не рассердился или хотя бы… не испугался? А затем начала вырываться из его хватки.

– Слезь с меня. Ты весишь, как слон, – нервно хихикнула я.

Он делано надул щеки от обиды.

– Знаешь, Хлоя, хорошо, что у меня высокая самооценка, иначе ты бы задела мои чувства.

Я отвернулась, чтобы скрыть улыбку, а затем заколотила его по груди.

Где-то в подсознании даже мелькнула мысль: толкаю ли я Риса, чтобы выбраться, или мне просто нравится прикасаться к его мускулистому обнаженному торсу.

Погодите, что?!

– Почему ты без майки? – застонала я. Как же он все усложнял.

Рис окинул взглядом мое тело и усмехнулся.

– А почему ты в ней?

– Извращенец.

– Ну, я хотя бы не вламываюсь в чужие спальни.

От смущения я залилась краской. Слава богу, в комнате было темно и Рис этого не заметил.

– Верни мой дневник, Рис.

– Хлоя, какое слово принято говорить, когда нам что-то нужно? – произнес он тоном учительницы начальных классов, которая отчитывает непослушного ребенка.

Я тупо уставилась на него. Он ведь не серьезно, да?

– Э-э… пожалуйста?

– Молодец! Ты делаешь успехи. Теперь давай попробуем еще раз.

После нескольких попыток вырваться я сдалась.

– Хорошо, – вздохнула я. – Пожалуйста, верни мой дневник.

– Нет, – подмигнул Рис.


~ * ~


Этот придурок был как кирпичная стена. Невозможно сдвинуть с места.

– Серьезно, если не прекратишь меня колотить, я потребую судебный запрет на приближение… или даже выдвину обвинение, и тогда знаешь что?

– Что?

Рис наклонился и, понизив голос, с сексуальным испанским акцентом прошептал мне на ухо:

– Ты не сможешь меня заполучить.

Я не знала, то ли смеяться от его самонадеянности, то ли плакать от отчаяния. У меня уже болели руки от бесконечных попыток освободиться.

Если бы я не поспешила. Если бы не поддалась импульсу.

Если бы… стоп.

Эта глава моей жизни называется «Нет выбора».

Я подняла голову… и поцеловала Риса.

Он напрягся от удивления, и я испугалась. Вот будет неловко, если Рис меня оттолкнет.

Но он этого не сделал. Я обвела языком контур его губ и почувствовала, как он расслабился. И спустя долгую минуту Рис Картер все-таки ответил на поцелуй.

Начавшись с мягкого покалывания губ, искра переросла в фейерверк, увлекая нас обоих сдаться на милость прекрасного и страстного поцелуя.

Так что можете представить, сколько мне потребовалось сил, чтобы собраться и ударить Риса между ног.

Сильно, очень сильно.

Он тихонько вскрикнул от боли и отпустил меня.

Сейчас или никогда.

Я схватила дневник с тумбочки и выпрыгнула в окно.

Все это определенно отдавало голливудским фильмом.

Я забралась в свою комнату, закрыла окно на щеколду и задернула шторы.

Оглянуться мне смелости не хватило.

Да, в общем-то, и не особо хотелось.

Вместо этого я сползла вниз по стене, поджала ноги и прикоснулась пальцами к губам.

Я все еще ощущала сладость его губ.


ГЛАВА 7


Я проснулась с затекшей шеей. Потихоньку массируя больное место, я с улыбкой вспомнила сладкий сон, который приснился мне ночью.

А приснилось мне, что я поцеловала Риса Картера, и это было прекрасно и удивительно.

Но знаете, что самое лучшее? Рис ответил на поцелуй.

Еще мне приснилось, что я забрала свой дневник.

Медленно сев, я поняла, что проспала всю ночь на полу… а мой дневник лежал рядом.

О, так это был не сон.

Чудесно, просто чудесно.


Рис


Я проснулся взбешенный двумя вещами:

1. Солнцем.

2. Хлоей.

Лениво включив горячую воду, подождал, пока она нагреется, и встал под душ.

КЕМ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ОНА СЕБЯ ВОЗОМНИЛА?!

Поцеловала меня ради выгоды?

Я чувствовал себя… использованным.

Воу, полегче, Рис, это прозвучало по-девчачьи.

Выйдя из душа, я взял полотенце и посмотрелся в зеркало.

Для нее этот поцелуй ничего не значил. Она сделала это, чтобы забрать дневник.

А для меня?

Да-а, для меня этот поцелуй значил многое.


~ * ~


Я, как обычно, опаздывал.

Выпив апельсиновый сок, я вышел из дома и направился к своей малышке.

BMW K 1300 S.

Да, верно. Самый мощный и быстрый BMW в мире. Сто семьдесят пять лошадиных сил, общий вес – двести пятьдесят четыре килограмма. Лучшие динамические характеристики и маневренность. Отменное сочетание инновационных технологий высокого калибра и максимального уровня безопасности. Совершенный мотоцикл.

Да, я провел исследование.

Только я собрался завести мотор, как увидел Хлою, которая выбежала из дома к автобусной остановке, откуда ее транспорт отъехал давным-давно. Она зарычала от досады.

Хлоя выглядела так мило, когда злилась.

– О, кто-нибудь, позовите стражу, принцесса недовольна! Принцесса забыла вчера завести будильник?

Она подошла к моему байку и окинула его восхищенным взглядом.

Ну, неудивительно. На него все глазели.

Затем она снова недовольно посмотрела на меня.

– Да, благодаря тебе.

– Мне? – уточнил я, ткнув себя в грудь, и с воодушевлением огляделся по сторонам: вдруг она имела в виду кусты или почтальона. Когда повернулся назад, Хлоя уже уходила прочь. – Эй, ты куда?

– Подальше от тебя! – крикнула она в ответ и быстро отвернулась, но я успел заметить у нее на губах улыбку.

Я завел двигатель и поехал рядом с ней. Ненавижу медленно ездить.

А Хлоя ползла как улитка.

– Пойдешь еще медленнее, сможешь вернуться в прошлое.

Она смерила меня грозным взглядом.

– Тебя никто не просил ехать за мной.

– Знаю, но мне нравится помогать девицам в беде.

– Спасибо, но я прекрасно справлюсь сама.

– Неправда, ты даже не знаешь, какой автобус идет до школы.

Хлоя остановилась, и на ее лице отразилось смятение.

– Вот черт, – пробормотала она.

– О-о, принцессы тоже ругаются!

Она бросила на меня убийственный взгляд.

– Оставь меня в покое, Картер.

– Хлоя, мы оба знаем, что ты этого не хочешь, – подмигнул я.

– Конечно, ведь я обожаю тусоваться в компании надоедливых идиотов.

– Хм-м, так вот почему ты оказалась в моей постели? – Ее глаза расширились от шока, и я снова подмигнул. – Интересно, что скажут ребята, когда узнают, что ты ко мне клеилась?

Хлоя вся побелела, и я еле сдержал смех. Неужели она правда думала, что я это сделаю?

– Ты об этом не расскажешь.

– Еще как расскажу, – с серьезным видом ответил я.

– Это… это низко! Ты… ты об этом пожалеешь.

Хлоя выглядела как котенок, который возомнил себя тигром. Она была такой милой.

– И что ты сделаешь? Позовешь на свидание?


~ * ~


– Эй-эй-эй, послушай, – крикнул я, поняв, что перегнул палку.

Хлоя не разговаривала со мной уже целых три минуты, а я ненавидел молчанку.

– Хлоя, Хлоя, Хлоя, Хлоя, Хлоя, Хлоя!

– Что?

– Ура! Ты со мной заговорила!

Ладно, не стоило этого говорить. Она снова начала меня игнорировать.

Тогда я перегородил ей путь на байке.

Хлоя всплеснула руками.

– Ну что еще?!

– Уроки начинаются через пять минут.

– И что?

Я ухмыльнулся.

– Прокатись со мной.


ГЛАВА 8


Хлоя засмеялась, но затем резко замолчала.

– О, ты серьезно?

– Знаешь, хорошо, что ты хотя бы красивая.

– Намекаешь, что я тупая?

Ну вот, опять показался котенок, который возомнил себя тигром.

– Намекаю, что ты должна сесть на байк, если не хочешь получить дисциплинарное наказание.

На ее лице отразился страх.

– Я на этом не поеду.

– Боишься?

Она на секунду замялась.

– Нет.

– Тогда докажи.

Хлоя посмотрела на меня, затем на байк и, наконец, на часы.

– Ладно.

Она подошла к байку и, перекинув через него ногу, уселась. Ее юбка слегка задралась, оголяя идеальные загорелые ножки.

Что? Поймите, я же парень.

– Тебе придется держаться за меня.

– Только не перевозбудись, ладно? – поддела она, обнимая тонкими руками меня за талию.

– Готов поспорить, что это тебя возбуждает наша близость. Постарайся ко мне не жаться.

Я представил, как она закатила глаза.

– Только не гони.

– А ты не целуй меня больше.

– Тогда не целуй меня в ответ.

Оу, Хлоя, что на тебя нашло?

– Без проблем. Держись крепче, чика, – усмехнулся я и погнал.

Быстро, очень быстро.


~ * ~


– Все, Хлоя, можешь отпускать.

Ноль реакции.

– Хлоя? – Мне удалось домчаться до школы меньше чем за пять минут. Каждый раз, когда Хлоя ослабляла хватку, я прибавлял газу, и теперь… ну, она не хотела меня отпускать. – Хлоя, давай же, мы уже у школы.

Она уткнулась головой мне в спину, и я чувствовал ее теплое дыхание.

Медленно расцепив ее руки, я взял сумку и помог Хлое слезть с байка.

Черт, я вел себя как джентльмен!

Позже обязательно нужно будет снести чей-нибудь почтовый ящик.

– Поле-е-егче, тигренок.

Я успел подхватить Хлою за талию, когда она чуть не упала от слабости. Все так же молча девушка положила голову мне на грудь, но уже спустя секунду начала меня колотить.

– Это было подло! Как ты мог? Ты придурок… Я умоляла тебя не гнать! – Она попыталась меня оттолкнуть, но вместо этого потеряла равновесие.

И я снова успел ее поймать.

– Воу, полегче, боксер.


Хлоя


Я избегала Риса весь день.

Игнорировала его милые кивки, очаровательные ухмылки… вообще его присутствие.

Может, поэтому чувствовала себя подавлено?

– Ну все, хватит! – внезапно воскликнула Габби, вырывая меня из раздумий. – Хочу задать тебе вопрос, который мучит меня с утра.

– Что? Какой?

– Одетта сказала, что видела, как Рис привез тебя в школу на своем байке. Это правда?

Элли оторвалась от еды, а Чарли перестал печатать сообщение.

Неловко.

– Да, а что?

– Я думал, ты боишься ездить на байках, – обеспокоенно подметил Чарли.

– Так и есть.

– Погоди, это тот, что твой сосед? Тот горячий парень? – спросила Элли.

– Да.

Габби все никак не могла отойти от шока, и это начинало меня раздражать.

– Что?!

Она похлопала глазами.

– В смысле «что»? Я же рассказывала о Рисе Картере. Говорила, что его НИКОГДА не видели с девушкой. Рис НИКОГДА не подвозил девушек на своем байке. Черт, да он и подойти к нему не позволяет. Он любит его больше всего на свете.

На секунду воцарилась тишина. Я была в замешательстве…

Ладно, я ничего не понимала.

– И теперь я должна чувствовать себя… особенной?

Габби уставилась на меня, как бы говоря: «Ты шутишь, верно? Да неужели, Шерлок?» После чего раздосадовано всплеснула руками.

– Я сдаюсь.

Сколько раз я хотела сказать то же самое, когда решала ваши проблемы с Оливером.

Кстати об этом.

– Как дела с Оливером?

Габби хитренько улыбнулась и протянула мне свой телефон.

Оливер: 7 новых сообщений.

Скучаю по тебе, малыш.

Эй, детка, ты где?

Позвони мне.

Габби, ответь.

Позвони мне, когда получишь это сообщение, малыш.

Детка, у тебя все в порядке? У… нас все в порядке? Пожалуйста, перезвони мне. Скучаю.

Габби, я хочу с тобой поговорить. Я тебя люблю. И безумно скучаю, малышка.

– Боже, какого черта ты здесь торчишь? Иди найди его! – чуть ли не прокричала я.

– Что? Но ты же сказала…

– Да, но это было до того, как он написал, что ЛЮБИТ ТЕБЯ! Совсем блондинка, что ли?

– Оу.

– Да, оу. А теперь проваливай отсюда.

Я вздохнула. Что бы она без меня делала?


~ * ~


– Как думаете, я нравлюсь Синди Мэй? – спросил Чарли, когда мы лежали на траве.

Я неспешно разрывала на части осенние листья.

– Чарльз, она влюблена в тебя с третьего класса.

– Правда?

– Угу. Да ты назови девушку, которая в тебя не влюблена, – подметила я, ущипнув его за щечку.

Боже, он такой милый.

– Да, ладно, я знаю, что красавчик, не нужно говорить очевидное.

– Разве ты не встречаешься с Сиарой? – спросила Элли.

– Встречался, но она меня бросила, – ответил Чарли так, словно речь шла о футбольном матче.

– Почему?

– Она сказала что-то вроде: «Чарли, мы никогда не разговариваем! Только занимаемся сексом», – произнес он девчачьим голосом.

– Чарльз, никогда больше не говори таким голосом, – хихикнула я.

– Могла бы и догадаться, ты ведь меняешь девушек как перчатки, – вставила Элли.

Чарли даже сел от возмущения.

– Вот именно! Она сказала, что я провожу с ней мало времени и практически не общаюсь… Черт, что это вообще значит?!

– Ты сделал ей подарок на день рождения?

Чарли кивнул с гордым видом.

– Конечно.

– И что ты ей подарил?

– Макадамские орехи.

Элли вздохнула.

– Чарли, у нее аллергия на орехи.

– Ой.

– Ты проводил с ней выходные? – с усмешкой спросила я.

– Отправленные сообщения с кучей «ХО» считаются?


~ * ~


После школы мы с Элли отправились в торговый центр.

Заметив, что она притихла, я слегка толкнула ее локтем.

– Эй, ты в порядке?

– Да…

– Так я и поверила. Попробуем снова. Что-то случилось?

– Серьезно, все нормально.

– Элли, я – твоя лучшая подруга. Ты можешь рассказать мне что угодно.

Ее глаза загорелись, но она потупилась и тихо произнесла:

– Это ничего не изменит. У меня нет шансов.

– Да о чем ты? – Мы присели на мягкие диванчики. Элли все еще колебалась, так что я ободряюще сжала ее руку. – Ну же, Элли, расскажи, что случилось, малышка.

– Я влюблена в Чарли.

У меня округлились глаза. Когда это произошло? Погодите, неужели уже давно, а я не замечала? Я вспомнила, как Элли каждый раз улыбалась, говоря, что счастлива за Чарли и его очередную новую девушку. Это была грустная улыбка, не так ли? Черт!

– Хорошо. Это же замечательно, правда?

– Вовсе нет.

Я слегка растерялась.

– Почему? Я могла бы помочь вам стать парой. В этом мне нет равных.

Элли отвела взгляд и быстро смахнула одинокую слезинку.

– Это бесполезно, Хлоя. Ты ничего не замечаешь.

– О чем ты, Элли?

– Ты не замечаешь, что я влюблена в Чарли… и что он влюблен в тебя.


ГЛАВА 9


– Что-что?

– Ты совершенно не замечаешь того, что происходит вокруг тебя, знаешь?

– Да, видимо, я живу в собственной раковине.

Было так неловко. Я ненавидела неловкие ситуации, особенно с Элли. Это просто так… неловко.

– Я не нравлюсь Чарли, – возразила я. Это невозможно. Мы всегда были лучшими друзьями. Я не могла представить свою жизнь без него, он всегда был рядом. Я любила его, уверена, как и он меня. Но чтобы влюблен? Глупости.

– Нет, нравишься.

Мне многое нравилось в Элли: она не витает в облаках, верит в естественную красоту, всегда скажет правду, если платье полнит, а еще никогда не ревнует. Даже сейчас она не ревновала ко мне, а сочувствовала себе.

– Это он тебе сказал?

– Ему и не нужно говорить!

– АГА! – воскликнула я. – Видишь, у тебя нет доказательств! Объявляю дело закрытым.

– Что ты несешь?

– Разве не так говорят в фильмах?


~ * ~


– Так ты поможешь мне заполучить Чарли? – спросила Элли, тщетно пытаясь скрыть волнение.

– Почему бы и нет? Из вас выйдет прекрасная пара.

– Правда? Ты так считаешь?

– Да.

Мы продолжили болтать – точнее, болтала Элли, – и вскоре я ощутила беспокойство. Стоило согласиться помочь Элли с Чарли, как меня одолели тревожные мысли.

Если два моих лучших друга сойдутся… и расстанутся… что будет тогда?

Чарли или Элли?

Мне придется выбирать.

– Эй, ты в порядке? – спросила Элли, коснувшись моей руки.

– Да-да, просто немного задумалась, – вздрогнув от неожиданности, смущенно ответила я.

– Я заметила. У тебя встревоженный вид.

Я делано удивилась. Позорище.

– Правда? Хи-хи.

– Угу. Ну да ладно. Мне только что позвонила мама и попросила вернуться до ужина.

Я достала телефон посмотреть, сколько время. Чтобы носить часы, я была слишком крута.

– Блин, как поздно! Мне тоже уже пора! – Я быстро обняла Элли на прощание и выбежала из торгового центра.


~ * ~


– Будь ты проклят, общественный транспорт, – буркнула я, когда поняла, что следующий автобус приедет только через сорок семь минут.

В такие моменты я чувствовала себя неудачницей и ненавидела это.

Не будь я в школьной форме, с тяжелой сумкой и в окружении такой холодрыги, легко добежала бы до дома.

Прогремел гром.

И нет, я не побежала.

Всего лишь залезла в сумку и достала красный зонт.

Самое время для прогулки.


~ * ~


Через семнадцать минут я почти дошла до своей улицы. Вокруг кипела вечерняя жизнь, играла приятная музыка, люди выгуливали собак, выпивали и ужинали в кафе.

Засмотревшись по сторонам, я вдруг в кого-то врезалась. Машинально извинилась.

А затем увидела, кто передо мной.

И меня охватил страх.

– Хлои.

– Андре.


~ * ~


Давным-давно, когда милая маленькая наивная девочка влюбилась в бессердечного игрока, она спуталась и с его кругом приближенных – с бандой, с которой лучше не связываться.

У бессердечного игрока был лучший друг, его звали Андре.

– Как приятно встретить тебя этим вечером.

Я почти забыла, как звучит его голос. От того, как он произнес мое имя с сильным французским акцентом, у меня в голове вспыхнули неприятные воспоминания.

– Жаль, не могу сказать того же.

Он ухмыльнулся.

– А ты ничуть не изменилась. Разве что похорошела.

– Побереги лесть. Я спешу, так что прошу меня извинить…

Андре схватил меня за руку, но я не испугалась. Он не сделает ничего без разрешения его лучшего друга, лидера.

– Погоди-погоди, Хлои, ты уже уходишь?

– А почему нет? Обсуждать за чашечкой кофе, как сложились наши жизни, я не горю желанием.

– Очень жаль, Хло, а ведь мы были так близки.

Я выдернула руку из его хватки, и Андре меня отпустил

– Да. Были. – Заглянула напоследок в его темные глаза, вспоминая времена, когда считала их теплыми. – Прощай, Андре.

– Bonne nuit [Спокойной ночи], Хлои. Уверен, Эштон тоже был бы рад тебя увидеть. Не удивляйся, если скоро его встретишь.


ГЛАВА 10


Нет ничего лучше, чем поспать подольше в субботнее утро.

Нет ничего хуже, чем проснуться в десять часов от того, что собака лижет твое лицо.

– Оскар! Плохой мальчик! Слезь!

Он спрыгнул с кровати, но тут же взял в зубы поводок и состроил щенячью мордашку.

– Нет, и не смотри на меня так. Я не поведусь на твою очаровательную мордочку. Нет. И еще раз нет. Я никуда не пойду… Ладно, погуляю с тобой, неугомонный пес.

Будь Оскар девочкой, я бы точно назвала его одним нехорошим словом.

Через пятнадцать минут я была готова. Позавтракав, взяла рюкзак с бутылкой воды, телефоном и романом, который задали по учебе, и вышла с Оскаром из дома. Побегав минут сорок по близлежащему парку, мы направились обратно, но по дороге я заметила компанию детей со скейтбордами.

– Простите, пожалуйста! – крикнула я.

Но они меня не услышали. Как-то даже неловко.

– Эй!

Четверо парней тут же замолчали и посмотрели на меня.

– Здесь есть скейт-парк? – спросила я, указав на их доски.

– Ага, мы как раз идем туда, хочешь с нами?

– Да, конечно.

Парк находился в паре кварталов, и дошли мы быстро.

Выглядел он впечатляюще.

– Вау!

Здесь катались на скейтах, роликах, скутерай и байках. Многие выполняли трюки на рампах, пирамидах и других строениях, названий которых я не знала… но выглядели они опасно!

– Круто, правда? – подметил один из парней.

– Да.

Мне понравились граффити и… О БОЖЕ, ЭТО РИС КАРТЕР?!

Конечно же, Рис стоял на вершине самой высокой рампы, а его друзья внизу его подбадривали. Ни секунды не колеблясь он скатился вниз, сделал в воздухе сальто и быстро приземлился.

И все, как обычно, непринужденно.


~ * ~


Я отошла от скейт-парка к пруду, в котором плавали пушистые белые уточки, присела на скамейку и спустила Оскара с поводка. Затем расстегнула рюкзак, попила воды и достала «Гордость и предубеждение».

Ах, мистер Дарси, женитесь на мне.

Через некоторое время у меня вырвали книгу из рук.

– Эй! Ты чего, Оскар?

Он держал роман в зубах. Фу.

– Сидеть, Оскар. Брось книгу. Живо.

Бросил, но сразу же начал ее трепать.

– Нет, Оскар, перестань!

Он снова посмотрел на меня, и тогда я наконец кое-что заметила.

Это был не Оскар. Тоже немецкая овчарка, такая же большая, но Оскар у меня мальчик, а это явно была девочка.

Я поискала взглядом Оскара, позвала его, но он так и не откликнулся. Тогда я посадила на его поводок эту овчарку и, немного ее усмирив, посмотрела на бирку на ошейнике: «Белла». Ее зовут Белла.

Мило.

– Пошли, Белла, давай найдем твоего непутевого хозяина. – Я закинула рюкзак на плечо, взяла Беллу, которая все еще держала в зубах мою книгу, и мы вместе отправились на поиски в скейт-парк.


~ * ~


Теперь я уже всерьез начала волноваться.

Прошло полчаса. ПОЛЧАСА – И НИКАКИХ ПРИЗНАКОВ МОЕГО МАЛЫША.

Я встретила детей, которые показали мне дорогу в скейт-парк, и расспросила их.

Но они ничего не видели.

– Ну же, мальчик, где ты? – пробормотала я. Уже хотела сдаться и позвонить маме, но тут Белла вдруг взбунтовалась.

– Черт, чем твой хозяин тебя кормит?! – закричала я, и собака сорвалась с места, утягивая меня за собой. Она словно взбесилась: прыгала на людей, сбивала их с ног и взволнованно лаяла. Ее гиперактивность вышла на новый уровень.

У меня от бега уже ныли ноги. Бог знает, на каких наркотиках сидит эта Белла. Почему все собаки не могут быть милыми и спокойными, как Оскар? Только посмотрите, как он идет, виляя хвостом, рядом с Рисом.

Стоп. ЧТО?

Рис Картер вел на поводке моего Оскара.

Это могло означать только одно…

Черт!

Если до этого Белла была взбудоражена, то теперь едва ли не писалась радугой. Ее запал передался Оскару, и он рванул ко мне, таща за собой Риса.

Мы с соседом кричали собакам, чтобы те успокоились, но все без толку. Вокруг нас уже собралась толпа зевак. Всем было интересно, что же произойдет дальше.

А дальше мы с Рисом столкнулись.

Сначала впечатались друг в друга, а затем собаки, устроив гонку по кругу, обмотали наши ноги поводками. И конечно же, мы оба потеряли равновесие и упали в пруд.

Больше никогда не возьму Оскара с собой на прогулку!


~ * ~


– Господи! Я мог умереть!

– Если бы твоя чертова собака успокоилась, ничего бы не произошло, – съязвила я, вытаскивая утиные перья из волос. Я вся покраснела от смущения, этот позор видело столько людей, а Рису было хоть бы хны.

– Да, конечно, обвинять в этом собаку, Хлоя, очень по-взрослому.

– Я не обвиняю ее, я виню тебя! Чем ты кормишь это бедное животное? Экстази? Марихуаной? Кокаином? Амфетамином?

Он вздохнул.

– Не знаю, в чем твоя проблема, но, уверен, это что-то с труднопроизносимым названием.

– Для такого неуча, как ты, да.

Рис ухмыльнулся, обнажая идеальные зубы, затем встал, стряхнул грязь с футболки и провел рукой по своим темно-каштановым волосам.

– Ну давай, попробуй меня обидеть. Покажи, на что способна.

– Что, прости?

– Давай же, не дрейфь, – бросил он вызов.

– Я… я… э-э.

– Видишь, – с гордостью заявил Рис, – ты не можешь.

– Хм, так же как и ты предотвратить свое рождение.

Упс, перебор!

Рис изо всех сил старался сохранить бесстрастное выражение на лице.

– О, теперь ты зашла слишком далеко. Нам больше не о чем разговаривать. Давай, Белла, идем домой.

Взяв поводок Оскара, я побежала за Рисом.

– Да брось, Рис, я просто пошутила!

– Не знаю, с кем ты встречалась, но этот парень недостаточно тебя проучил.

Я закатила глаза и решила сменить тему.

– Ты должен мне новую книгу.

– Что?

Я ткнула пальцем на обслюнявленные клочки бумаги, которые жевала Белла.

– Хреново быть тобой, – рассмеялся Рис.

– Придурок, – буркнула я.

Он пожал плечами.

– Меня называли и похуже.

Мы спорили всю дорогу, оскорбления летели одно за другим.

Никогда не признаюсь в этом вслух, но мне было весело.

Вернувшись домой, я тут же завалилась на кровать от усталости.

Наверное, лучше ходить вместе с Чарли в тренажерный зал. Там нет прудов, в которые можно упасть, нет публичных унижений… и самое главное – нет Беллы.

– Эй, Хлоя, что делаешь? Мечтаешь обо мне?

Я села и посмотрела в окно. Рис расслабленно сидел на подоконнике своей комнаты, которая находилась буквально на расстоянии вытянутой руки от моей.

– Кто-то о себе слишком высокого мнения, – улыбнулась я, тоже сев на подоконник.

– Очень высокого, – согласился он, бросая мне какую-то книгу.

Хвала богам, мне удалось ее поймать.

Это был совершенно новый и нетронутый экземпляр «Гордости и предубеждения».

– Но… откуда?

Рис одарил меня милой мальчишеской полуулыбкой.

– Она валяется у меня с прошлого года, я к ней даже не притронулся.

Оу, Рис может быть таким милым задирой.

– Спасибо.

– Не за что, только сильно не обольщайся, – подмигнул он.

– Не обольщаться? Пфф, на что?

– Ну да, ну да. Сегодня сто процентов напишешь у себя в дневнике обо мне. Что-то вроде… – И дальше заговорил девчачьим голосом: – ДОРОГОЙ ДНЕВНИК! НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С СИМПАТИЧНЫМ ПАРНЕМ ПО ИМЕНИ РИС. ОН ТАКОЙ КЛАССНЫЙ, УМНЫЙ И ЗАБАВНЫЙ. НАДЕЮСЬ, Я ЕМУ НРАВЛЮСЬ, ПОТОМУ ЧТО САМА Я ОТ НЕГО БЕЗ УМА! НО Я НИКОМУ НЕ РАССКАЖУ, ПОТОМУ ЧТО У МАЛЬЧИШЕК ГЛИСТЫ. СМАЙЛИК С СЕРДЕЧКАМИ В ГЛАЗАХ, ЧМОК-ЧМОК. ХЛОЯ!

– Хм, магический шар говорит: «Не рассчитывай на это, повтори попытку позже!», – рассмеялась я, спрыгивая с окна.

После чего сделала себе прекрасную теплую ванну с клубничной пеной, при свечах и с желтыми резиновыми уточками, а не с дикими белыми. И все это время с моих губ не сходила улыбка.


ГЛАВА 11


– Алло, – весело ответила я на звонок.

– Привет, это Чарли.

– ЧАРЛЬЗ! Как дела?

Он вздохнул.

– Хлоя, серьезно, хватит меня так называть.

– НИКОГДА! – с наиграно зловещим смехом воскликнула я.

– Ладно, проехали, хочешь вечером сходить в кино?

Домашнее задание сделано, комната прибрана. Я посмотрела на часы на стене… Прекрасно, можно и развлечься.

Ой, погодите. А как же Элли? Я ведь обещала их свести…

И отступать не намерена.

Наверное…

– Да, конечно! Пойдем вдвоем? – Пожалуйста, скажи «да», пожалуйста, скажи «да»…

– Как обычно, а что? Что-то не так?

– Нет, но ты не возражаешь, если Элли пойдет с нами? – Быстро придумай причину! – Она много раз приглашала меня погулять, но я была занята…

Чарли замялся.

– Э-э, хорошо, ты ей звонила?

– Нет еще. Ой, мама зовет. Наверное, ей нужна помощь на кухне. Можешь сам позвонить Элли?

Почему я сразу сказала «кухня»? Я всегда была против сексистских шуток о женщинах на кухне… Почему я сказала «кухня»?!

– Да, хорошо, фильм начинается в полседьмого, хочешь, я заеду в шесть и мы где-нибудь поужинаем?

Только представьте: Чарли звонит Элли и приглашает ее на ужин и в кино. Она будет на седьмом небе от счастья.

– Да, спасибо, Чарльз, скоро увидимся.

– Не называй меня Чар…

Я положила трубку, оборвав его жалобу, и вместо этого решила поотвечать на электронные письма и сообщения.


Дорогой ассистент Купидона!

Я безнадежный романтик, но очень цинично отношусь к любви.

Любовь – это риск. Что делать, если не сложится?


Отправитель не подписался, некоторые предпочитали анонимность. Хотели сохранить свою личную жизнь в тайне, и я их более чем понимала.


Дорогой аноним!

Я не осуждаю тебя за циничное отношение к любви. В реальной жизни она встречается не так часто, как в кино.

Что касается твоего заявления и вопроса:

Любовь – это риск. Что делать, если не сложится?

Ну, а что, если сложится?

ХОХО, А. К.


Пролистав дальше, я ответила на восемнадцать из девяноста шести сообщений. Остальными решила заняться после того, как вернусь из кино.

Я вышла из программы, подсоединила айпод, поставила наугад веселую песню и, пританцовывая, начала собираться.

Добавив громкости, зашла в гардеробную, чтобы подобрать наряд. В итоге остановилась на черных рваных джинсах и белой майке с Эйфелевой башней – да, с гордостью Франции. Я никуда не выходила без каблуков, поэтому захватила шпильки и черную кожаную куртку. С волосами все было в порядке, их я даже трогать не стала. Нанесла тушь и помаду естественного оттенка.

Тут заиграл припев, и меня торкнуло.

Пританцовывая, я взяла расческу и, представив, что это микрофон, от души запела. Когда началось соло, я отбросила «микрофон» на кровать и до последнего аккорда отыграла на воображаемой гитаре.

Круто вышло.

– А я думал, единственная композиция, под которую ты можешь так наяривать, – это музыка из новостей.

О боже.

Нет.

Этого не может быть.

Я медленно-медленно повернулась к окну.

«НЕТ! ЭТО ЧТО, ШУТКА? КАКОЙ ПОЗОР!» – кричала я себе, закрыв лицо руками. Рис смотрел на мое унижение черт знает сколько. Жизнь так несправедлива. Почему я? Почему он?!

– Эй, все в порядке, в отличие от некоторых девушек, ты не танцуешь как припадочная, – усмехнулся Рис.

– Ну спасибо, – буркнула я, доставая из шкатулки тонкую цепочку с маленьким бриллиантом в виде сердечка.

И она меня взбесила. Я пыталась ее застегнуть, но дурацкая застежка, похожая на клешню омара, не поддавалась!

– Помочь, маленькая заучка?

– Да, пож… ЗАУЧКА? МАЛЕНЬКАЯ ЗАУЧКА?

Теперь я понимаю, что чувствует Чарли.

Рис оттолкнулся от ветки и без усилий запрыгнул ко мне в комнату. Я старалась не показывать своего удивления.

Правда старалась…

– Да, каждый раз, когда я смотрю в твое окно, ты либо учишься, либо читаешь, либо…

– Я не заучка! Видишь, – я указала на свой наряд, – я иду гулять, а заучки не ходят гулять. У меня есть социальная жизнь!

Рис вскинул руки.

– Хорошо, остынь. – Забрал у меня цепочку. – Давай поворачивайся.

Я развернулась и перекинула через плечо свои длинные волосы. Рис подошел ближе, надел на меня цепочку и попытался ее застегнуть. Очевидно, с первого раза у него не получилось, он выругался себе под нос и подошел еще ближе. От такого маленького расстояния между нами я вся разнервничалась… в хорошем смысле, в очень, очень, очень хорошем смысле.

Когда холодный бриллиант коснулся обнаженной кожи, я покраснела. Стоп, покраснела? Я никогда не краснею!

Разве что в неловких ситуациях, когда сгораю от стыда. А в последнее время такое происходило нередко…

– Готово.

Быстро он. Я резко обернулась, чтобы поблагодарить, но… как бы с ним столкнулась… и упала на стол… и опрокинула лампу на пол.

Не спрашивайте, как это случилось. Это просто случилось!

Ничего страшного.

– Ну же, Хлоя, будь умнее стола, – усмехнулся Рис.

Господи, я такая неудачница.

– Тебе лучше уйти, пока я не унизилась еще больше, – пробормотала я, легонько подтолкнув Риса к окну.

Он без труда перелез через подоконник и начал раскачиваться на ветке.

– А твой парень знает о твоих недостатках? – дерзко ухмыльнулся Рис с озорным огоньком в глазах. На них упали темные волосы, придавая парню еще более очаровательный и сексуальный вид.

– Недостатках? Каких недостатках? У меня нет недостатков! – нахмурившись, воскликнула я и окинула Риса самым грозным взглядом, но это его не напугало, наоборот, еще больше развеселило.

– Но у тебя же свидание?

Я открыла рот, чтобы ответить «нет» и засмеяться, но тут заметила машину Чарли, завернувшую на мою подъездную дорожку, и немного призадумалась.

– Может быть, – подмигнув, ответила я, и в этот момент Чарли дважды мне посигналил.

Взяв клатч, я помахала на прощание Рису, спустилась и вышла из дома. Открыла дверь машины Чарли и, прежде чем сесть, взглянула на окно Риса. Парень смотрел прямо на меня с растерянностью и гневом, но быстро задернул шторы.

И тогда я с игривой ухмылкой на губах уселась в машину.

Правило №13: Проверьте его на ревность.


ГЛАВА 12


– Ну и где она? – спросил Чарли, взглянув на время на телефоне.

Сейчас было уже десять минут седьмого, фильм начинался в половину, а Элли до сих пор не пришла.

– Уверена, придет с минуты на минуту. Не знаю, почему она мне не отвечает. Ладно, я замерзла, давай подождем ее в кафе?

– Хорошо, куда пойдем?

– Не знаю… о, погоди, пошли в «Грильд», так хочется гамбургера.

– Не похоже на «не знаю», – усмехнулся Чарли.


~ * ~


Зайдя в «Грильд», я мысленно поблагодарила Бога за то, что здесь так тепло. У рецепции быстренько написала Элли, где мы, и к нам подоспела официантка с дружелюбной улыбкой.

– Столик на двоих? – спросила она, указывая на нас.

Я взглянула на ее бейджик. Лиззи.

– На троих, скоро еще подойдет наша подруга.

Девушка оживленно кивнула и проводила нас в тихий уголок ресторана. Раздала нам меню, оставив одно для Элли, и снова ослепительно улыбнулась.

– Принести вам пока напитки?

– Да, мне колу с ванилью, – с милой улыбкой ответил Чарли, оторвав взгляд от меню. – Хлоя, ты будешь «Спрайт»?

– Ты слишком хорошо меня знаешь, Чарльз, – хихикнула я.

– А как иначе? Ты же моя лучшая подруга, – подмигнул он.

После этих слов Лиззи вся засияла. Она записала заказ и убежала на кухню. Интересно, какие бы эмоции у нее возникли при просмотре «Дневника памяти» или прочтении какого-нибудь бульварного романа?

– Это Элли? – вдруг спросил Чарли.

Я оглянулась через плечо и на секунду остолбенела.

Что за черт?!

– Привет, ребят! – взволнованно, словно находясь под наркотой, воскликнула Элли и села рядом со мной. Она выглядела как кукла: вся разукрашенная, платье короткое, в обтяжку и с глубоким декольте.

– Привет… – одновременно ответили мы с Чарли, все еще не отойдя от шока.

Подруга взяла меню и откинула волосы назад.

– Извините, что опоздала, увлеклась сборами.

– Оно и видно, – еле слышно хохотнул Чарли.

О нет, все очень плохо! О чем она думала? Что на нее нашло? Что за выкидоны?

Она нацепила накладные ресницы?

О боже, это нужно срочно остановить!

Тут Лиззи принесла нам с Чарли напитки, и Элли вся напряглась. Да что с ней не так?

– Вы уже сделали заказ? – спросила подруга, глядя на Чарли и хлопая ресницами, которые были похожи на опахало.

– Нет, взяли только напитки, что ты хочешь?

Элли повернулась к Лиззи и молча постучала пальцами по столу. Воду. Конечно же, воду… Подруга всегда заказывала воду, она ненавидит газированные напитки.

– Колу с ванилью, пожалуйста.

О боже, нет!

Делано засмеявшись, я стукнула ее по руке – очень сильно, – и Элли взвизгнула.

– Она просто шутит, – вмешалась я. – Принесите ей стакан воды.

– Хло… – возмущенно заговорила Элли, но я снова перебила.

– Элли, не сходишь со мной в уборную? – миленько спросила я.

Она склонила голову набок и подавила стон – поняла, что у нее проблемы.

– Зачем?

– Затем что я так хочу.

– Знаете, я никогда не понимал, почему девушки ходят в уборную вместе, – произнес Чарли. – Если бы так делали парни, это выглядело бы по-гейски.

– Точно! – согласилась Элли. – Хлоя, не понимаю, зачем мне туда идти, душечка?

Я одарила ее грозным взглядом, и она вздрогнула.

– Элли, в уборную. Живо!

У нее поникли плечи, и она, закатив глаза, встала.

– Ладно-ладно! Боже, – пробормотала подруга.

Войдя в уборную, я проверила, что там никого нет, заперла дверь и повернулась к Элли, которая смущенно и озадаченно переминалась с ноги на ногу.

– Что за дела, Элли? – возмущенно закричала я, всплеснув руками. – Какого черта ты творишь? Что ты этим хотела показать? Скажу прямо, ты ведешь себя вовсе не как та Элли, которую мы знаем и любим.

– О чем ты, Хлоя? – прикинулась она дурочкой.

Один Бог знает, как я ненавидела, презирала и не переносила девушек, которые прикидывались дурочками, полагая, что так они выглядят мило.

У МЕНЯ ДЛЯ ВАС НОВОСТЬ: это не так!

И да, я в курсе, что это все синонимы слова «ненависть».

– Мне хочется тебе вмазать.

Элли вздохнула.

– Ладно-ладно, может быть, я немного переборщила с макияжем…

– Нет, Элли. Дело не только в макияже. Еще в волосах, платье, каблуках, на которых ты еле ходишь, блестках на глазах и этих дурацких накладных ресницах.

– Хлоя, – захныкала она.

– Я говорю тебе это, потому что я – твоя лучшая подруга. Ты пытаешься быть той, кем не являешься. Зачем?

Элли отвела взгляд.

– Разве это не очевидно?

– О, поверь, еще как очевидно, – усмехнулась я, – но я хочу услышать это от тебя.

– Просто я хочу, чтобы он обратил на меня внимание.

– Прости, не расслышала, душечка, можешь повторить?

– Хорошо! Ладно! Я хочу, чтобы Чарли обратил на меня внимание, ясно? – в отчаянии произнесла она.

– О, он точно обратил на тебя внимание, – пробормотала я. – Элли, не стоит так себя вести. Выглядит ужасно! Ты же сама хотела, чтобы я тебе помогла. Не понимаю, с чего вдруг тогда решила взять все в свои руки… это просто…

Она потупила взгляд.

– Ясно, ты во мне разочаровалась.

Я даже не попыталась возразить.

– Элли, как ты не понимаешь? Это, – я указала на весь ее образ, – это не ты!

В ответ молчание.

– Ты должна найти парня, который влюбится в тебя такую, какая ты есть, а не какой хочешь казаться. Если тебе нравится Чарли, тогда завязывай со всем этим. Так ты лишь выставляешь себя дурой.

– Я видела девушек, с которыми он встречался, Хлоя…

– Да, и что? Ни с одной из тех девушек, которым ты пытаешься подражать, Чарли не встречался дольше двух недель.

– Я не пытаюсь им подражать…

– Еще как пытаешься… и явно перегибаешь. Ты лучше этого, Элли. Не стоит притворяться кем-то другим, чтобы понравиться парню. Если он тот единственный, то полюбит тебя такой, какая ты есть. Если нет – значит ты заслуживаешь лучшего.

Между нами повисла тишина. Если я хорошо знаю Элли – а это так, – то она извиниться через...

Пять.

Четыре.

Три.

Два.

Один.

– Ты права, прости меня.

Я мысленно станцевала от счастья. Мы с Элли крепко обнялись, а затем я отстранилась и сделала то, что хотела сделать с той секунды, как увидела подругу.

Сорвала ее накладные ресницы.


~ * ~


Элли стерла этот ужасный макияж, распустила волосы и надела куртку, после чего мы вернулись за столик. Чарли смущенно посмотрел на нас.

– Ты что-то натворил, Чарльз? – с ходу накинулась я.

Он провел пальцами по своим светлым шелковистым волосам.

– Вы торчали там целую вечность! Я умирал с голоду, так что поел. Простите.

Мы с Элли переглянулись и засмеялись. Поверьте, парни нетерпеливы, когда дело касается еды.

– Ничего страшного. – Я посмотрела на время – фильм начинался через пять минут. – Думаю, Элли может заказать еду навынос или купить что-нибудь в кинотеатре.

– Что? – Элли округлила глаза. – А ты не идешь?

Я наиграно помассировала виски.

– Извините, ребята, у меня раскалывается голова, хочется просто побыстрее лечь в кровать.

– Можно сходить в кино в другой день, Хлоя. Мы не против, да, Элли? – предложил Чарли.

– Нет-нет-нет! Ерунда, ребят, идите без меня, все нормально, правда, – возразила я.

– Ты уверена?

– Да! – Я проводила их на улицу. – А теперь идите! Фильм скоро начнется.

Элли быстренько обняла меня на прощание и прошептала на ухо:

– Что ты делаешь?

– Хм, просто будь собой, а там посмотрим, – ответила я, после чего с улыбкой проводила их взглядом.

И только они завернули за угол, как до меня дошло: я приехала сюда с Чарли и без него… теперь не скоро попаду домой.

Улыбка медленно сползла с лица.

Прекрасно. Пешая прогулка. Просто чудесно.

Жизнь удалась!


ГЛАВА 13


Чудесный субботний вечер, хоть и прохладный. Вокруг кипела ночная жизнь: парочки гуляли, держась за руки, дети с родителями смеялись, музыка растекалась по воздуху. Красота.

Я неспешно шла по оживленной улице, порой останавливаясь полюбоваться дизайнерской одеждой на витрине или разными местными достопримечательностями.

С лица у меня не сходила блаженная улыбка, и я игралась с кулоном в форме сердечка.

Нажав кнопку на светофоре, чтобы перейти через дорогу, я вдруг краем глаза заметила какой-то блеск. Повернулась направо и увидела этот загадочный предмет в витрине магазина костюмов. Забыв о светофоре, который переключился на зеленый, и о пропускающих меня машинах, я подошла к закрытому магазину и коснулась пальцами стекла.

Маскарадные маски – точь-в-точь какие были на Рисе и его друзьях в ту ночь, когда они вломились в школу.

– Хлоя?

Я подскочила от неожиданности. Видимо, крепко задумалась. Обернувшись, я увидела Джейка с Джейденом и широко улыбнулась. Они мне помахали.

– Привет! Как дела, ребята?

– Хорошо, – хором ответили те.

– Хм, это что, такая особенность у близнецов? Вы всегда говорите одновременно? – хихикнула я.

– Не всегда, – снова синхронно выдали они.

Я бросила на них многозначительный взгляд.

– Что ты здесь делаешь? – спросил Джейден. Хотя близнецы и были очень похожи – близнецы же все-таки, – я их различала. У Джейка был шрам над бровью – уж какое отличие нашла.

– Иду домой, у моего спутника наметилось свидание, – грустно пробормотала я, чувствуя себя одиноко. Ну, может, потому что я…

– Хочешь потусить с нами?

Я удивленно посмотрела на них, оба парня вскинули брови в ожидании ответа.

– Оу, я не могу… – ответила с застенчивой улыбкой. Мне до жути хотелось с кем-нибудь пообщаться, но мешать им я не собиралась.

– Ну же, соглашайся… – Джейк пихнул меня локтем и поиграл бровями. – Видно же, что ты хочешь.

Что правда, то правда.

– Мы просто зависаем в «Сайрусе». И как видишь, несем парням ужин. – Джейден приподнял два пакета с калорийными гамбургерами, и у меня потекли слюнки. – Они уже наверняка изнемогают. Но ничего, подождут. – Вздернул плечами. – Ну-с, что скажешь?

Джейк весело закинул руку мне на плечи.

– Конечно же, она скажет «да», бро, она хочет перейти на темную сторону, – заговорщицки произнес он.

– Перейти на темную сторону? Как я могу отказаться?! – рассмеявшись, с преувеличенным воодушевлением воскликнула я.

Во время разговоров по дороге, я поняла, что близнецы были совершенно разными. Джейк – необузданный и пошлый, а Джейден – спокойный и рассудительный.

– Что такое «Сайрус»? – в конце концов спросила я.

– Это место, где мы зависаем, отдыхаем, прогуливаем уроки и тренируемся.

– Тренируетесь?

– Ну, не мы, а Рис.

Это лишь запутало меня еще больше.

– В смысле?

Джейден озадаченно нахмурился.

– А разве Рис тебе не рассказывал?

– Чего?! – рявкнула я.

Как видите, я не самый уравновешенный подросток.

– Воу, остынь, – пробормотал Джейк. – Рис – боксер.

Я резко остановилась.

– Что?

– Да, он начинал с ночных уличных боев, а потом его заметил один парень…

– Хорошо заряженный. И предложил денег… – вставил Джейден.

– В обмен на участие в паре чемпионатов. Рис согласился ради забавы и азарта, но в итоге стал выигрывать каждый бой.

– Рис еще ни разу не проиграл ни одного матча, он вроде как непобедим, – со смешком закончил Джейден, но в его голосе слышалось восхищение.

Джейк согласно кивнул.

– На боксерском ринге пролито много крови, но только не Риса.

– Через несколько недель состоится Гранд-финал турнира по боксу, и если Рис выиграет, то получит большие деньги. Он тренируется без передышки.

Мы подошли к стадиону. Я провела пальцами по волосам. Рис? Боксер? У меня это никак не укладывалось в голове. Близнецы сказали, что на кону стоит много денег, но, не понимаю, зачем они нужны Рису? Если ты ученик Прескотт Прайвит, значит, у тебя «хорошо заряженные» родители, как выразился Джейден. Зачем Рису драться за деньги?

Внезапно меня стиснули в больших медвежьих объятиях, оторвав от земли. Я вскрикнула от неожиданности. Даже не заметила, как мы вошли в «Сайрус».

– Малышка Хло! Мы не виделись целую вечность! Я безумно по тебе скучал!

– Я… тоже… по тебе… скучала… Валентино… пожалуйста, отпусти… меня… я не могу… дышать, – еле выдавила я, но он сжал меня еще крепче, затем развернул и, хохотнув, осторожно поставил на пол.

– Что она здесь делает?

Обернувшись, я наткнулась на раздраженного Денниса. У меня кольнуло сердце. Я знаю, что невозможно нравиться всем до единого, но меня еще никогда так не встречали.

– Я тоже рада тебя видеть, Деннис, – широко улыбнулась я, и мне на радость его щеки порозовели.

– Э-э, извини, Хлоя, я не хотел тебя задеть.

– Ребята, вы чего так долго? – прервал нас Валентино. – Видите, я умираю с голоду?

– Ой, уймись, Вал. Лови… – Джейк бросил ему в лицо гамбургер, и Валентино его с легкостью поймал. – Надеюсь, это заткнет тебя хоть на пару минут.

– Ты уже ужинала? – положив руку мне на плечо, спросил Джейден.

– Да, – соврала я.

– О, ладно, тогда просто посиди с нами.

Тут вдруг хлопнула дверь, и грохот эхом разнесся по всей комнате. Я резко повернула голову – аж шея хрустнула, – и мои глаза расширились от удивления. Я как-то не подумала, что раз «Сайрус» – это место, где тренируется Рис, значит, сегодня он точно будет здесь.

Я уже говорила, что без рубашки Рис выглядит великолепно… и когда потный после тренировки? Я нехотя отвела взгляд, чтобы никто не заметил, как я на него пялюсь.

– Что она здесь делает?

Ну спасибо. Прекрасный способ показать, что ты – желанный гость, Рис. Придурок!

– Как меня здесь все любят! – пробормотала я, и Деннис рядом со мной засмеялся. Мне еле хватило сил сдержаться, чтобы не вмазать ему по лицу. Вместо этого я смерила его грозным взглядом. Он тут же замолчал и виновато посмотрел на меня. – Я… просто…

– Тусуется с самыми крутыми ребятами на районе, – договорил за меня Джейк. – Мы увидели, как она идет домой в одиночестве, и пригласили сюда, в этом же нет проблемы, Рис?

Тот с яростью поймал мой взгляд, и у меня дыхание застряло в горле.

– Да как хотите, – пожал он плечами, затем развернулся и ушел.

– Эй! Будешь есть? – крикнул ему Валентино с набитым ртом.

– Я не голоден, – ответил Рис и хлопнул дверью.

Я пришла в замешательство. Что это было? Что я такого сделала? Неужели я настолько его раздражаю, что при мне он не может даже поужинать со своими друзьями? Все ведь было в порядке пару часов назад, когда он помог надеть мне подвеску… оу.

О-о-оу!

Я указала пальцем на дверь.

– Ребят, ничего, если я… – Заканчивать даже не стала, все парни и так одобрительно мне кивнули.

Открыв дверь, я тихо зашла и осмотрелась вокруг.

В самом центре располагался боксерский ринг, дальше находились гири и другие тренажеры, а еще черная боксерская груша, из которой Рис сейчас выбивал все дерьмо. Извините за мой французский.

Он стоял ко мне спиной и с силой колотил грушу, отчего та безостановочно раскачивалась. При каждом движении его твердые мышцы перекатывались под обнаженной кожей. Выглядело это очень горячо.

– Проваливай, Вал.

От ядовитого гнева в его голосе я впала в ступор. Он до сих пор не повернулся, но знал, что в комнате кто-то есть. Только не понял, что это я.

– Вал, серьезно, мне сейчас не до тебя или этой маленькой французской заучки.

У меня отвисла челюсть, но я решила пока помолчать. Хотя могла бы врезать ему прямо сейчас.

– Она такая надоедливая, незрелая и неуклюжая, – продолжил Рис, а я уже начала обдумывать, как бы его лучше убить. – Иногда я замечаю, что она смотрит на меня из своего окна. Это реально жутко! Я рассказывал, что она залезла ко мне в комнату… АУЧ! – обернувшись, с ухмылкой воскликнул он, когда я стукнула его по голой спине.

– Бонжур, придурок.

– О’ла, заучка.

Если честно, мне просто хотелось стереть эту его сексуальную и неотразимую ухмылочку хорошим ударом… по лицу… кирпичом.

– Ты знал, что это я, не так ли? – вдруг поняла я.

– Представь себе. Чьи же еще каблуки так раздражающе цокают?

Я ненадолго зависла с открытым ртом, но затем мысленно тряхнула головой.

– Грубиян!

Рис закатил глаза.

– Пфф, «грубиян» – мое второе имя.

– Серьезно? А я думала, что «придурок».

– И это тоже.

Он отвернулся и принялся с новой силой колотить грушу. Я скользнула жадным взглядом по его влажным темным волосам, острой линии челюсти… широкой груди и кубикам пресса.

– Хватит на меня пялиться!

– Я не пялюсь! – возразила я, ощутив, как мои щеки запылали. Быстро отвела глаза и уткнулась в мусорку.

– Ты милая, когда краснеешь, Хлоя, – с удивленным видом подметил Рис, и мое сердцебиение участилось.

– Не… не говори так больше! – ахнула я.

– Н-да, и почему же? – поддразнил он.

– Просто не говори!

– А, наверное, это не понравится твоему парню…

– Какому еще парню?

Рис снова повернулся ко мне.

– Неужели свидание было настолько плохим?

Да о чем он?

– Какое свидание? А-а-а…

ЭТО свидание.

– Ты соврала, что у тебя свидание, Хлоя? – спросил Рис так, будто я нашкодила.

– Ничего я не врала, Рис.

– Ты сказала, что у тебя свидание.

– Нет, я сказала «может быть», – поправила я.

– Так ты не ходила на свидание?

– Нет.

– И у тебя нет парня?

Мое сердце гулко застучало в груди.

– Нет, – повторила тот же ответ.

– Хорошо.

– Хорошо?

– Хорошо, – твердо поставил точку он, и я едва сдержала улыбку.

– Если приревновал, так и скажи…

Рис резко вскинул голову.

– Что?

– Я сказала, если ты…

– Я слышал, что ты сказала, тупица.

Я удивленно заморгала. Как грубо!

– Не называй меня тупицей.

– Заучка у нас такая обидчивая? – выгнув бровь, ухмыльнулся Рис, после чего надел майку… к моему сожалению.

– Нет, просто не приемлю дурных манер.

– Господи, ты говоришь как наша директриса, – поморщившись, с неприязнью произнес он.

– Как же хочется тебе врезать.

В его глазах загорелся озорной огонек.

– Ну давай, врежь.

– Что?

– Я сказал…

– Я слышала, что ты сказал, тупица.

Рис смерил меня взглядом, как бы говоря: «Ну и у кого здесь теперь дурные манеры, лицемерка?» А затем заговорил девчачьим голосом:

– О не-е-ет! Принцесса только что назвала меня тупицей! Как грубо!

– Заткнись.

– Ой-ой, принцесса опять ругается.

На этот раз я сжала кулак, прицелилась и, замахнувшись, зажмурилась, но Рис ловко перехватил мою руку в паре сантиметров от своего лица, после чего с любопытством склонил голову набок.

– О, Хлоя, зачем целиться мне в лицо? Как ты могла даже подумать о том, чтобы подпортить это прекрасное лицо?

– Я целилась не в него, хотела стукнуть тебя в грудь, – честно призналась я, а затем добавила, как простую истину: – Кроме того, ты сам разрешил тебе врезать.

– Да неважно. У тебя все равно слабый удар.

– Что, прости?

– Я сказал, что у тебя…

– Я слышала, что ты сказал! – огрызнулась я.

– Тогда почему продолжаешь переспрашивать? – усмехнулся он.

Пропустив его колкость мимо ушей, я развернулась к двери, но не успела сделать и шагу, как Рис схватил меня за руку и привлек к себе.

– Ладно-ладно, я перестану тебя дразнить.

– Обещаешь?

Его глаза сузились.

– Да. Теперь сожми кулак.

– Хочешь, чтобы я снова тебя ударила?

– Я не считаю этот девчачий хлопок ударом. Теперь сожми кулак, – велел он.

Я так и сделала, и Рис разочарованно покачал головой.

– Что ты делаешь? Так не сжимают кулак! Так ты сломаешь пальцы.

– Ну извини, я не профессиональный боксер…

Он на это ничего не ответил. Я хотела спросить, почему он не сказал, что дерется, но что-то мне подсказывало, что Рис не хочет об этом говорить.

– Все знают, что нельзя зажимать большой палец, им нужно обхватывать остальные. Вот так. – Он показал, как правильно, и от его прикосновения у меня по телу побежали мурашки. Мне с трудом удалось сохранить самообладание. – Держи кулак в таком положении, если не хочешь сломать большой палец и потерять устойчивость. Оттопыривать палец тоже не стоит, с ним удар выйдет более мощный и сильный.

Кивнув, я посмотрела на его руку, которая все еще держала мою. Нет, я не жаловалась.

– Теперь попробуй еще раз.

Я бросила на него тревожный взгляд, и он усмехнулся.

– Ты не причинишь мне вреда, не волнуйся.

Я замахнулась и вложила все силы в этот удар. И Рис снова перехватил мою руку.

– Неплохо, – похвалил он.

Я сердито сверкнула глазами.

– Удар был идеальным, и ты это знаешь.

– Может быть.

– Хорошо, продолжай отрицать.

– Обязательно.

– Ладно.

– Ладно.

Серьезно, от его дурацкой сексуальной ухмылочки одни неприятности. Не выдержав напора, я отвела взгляд. Затем посмотрела на часы и вздохнула.

– Уже поздно.

– И что?

– У меня… комендантский час, – с запинкой ответила я.

– Хреново быть тобой.

– При…

– Да, я придурок. Ты ясно дала это понять, Хлоя.

– Решила напомнить, – улыбнулась я.

Он взял спортивную сумку и сделал мне знак следовать за ним к заднему выходу. Когда я увидела его байк, то обмерла.

– Ты серьезно?

– Знаешь, любая другая убила бы, чтобы оказаться на твоем месте. Это же мечта каждой девушки: прокатиться на моей малышке, обнимая такого сексуального зверя, как я.

– Скромности тебе не занимать! – съязвила я. – Вот честно, Рис, твое эго может раздуться еще больше?

– У меня не большое эго, – спокойно ответил он. – Я слишком крут для этого.

Я тупо смерила его взглядом.

Рис сел на байк и протянул мне шлем. Я взяла его и стала разглядывать. Воспоминания о прошлой поездке еще были свежи, и хорошего там мало.

Рис вздохнул.

– Девушки… вечно вы все усложняете. Мое терпение скоро лопнет. Хватит ссать.

– Следи за языком!

– Садитесь, ваше высочество.

Я закатила глаза и подошла к байку. Самой не верилось. Неужели мне так надоело жить?

Оставалось только сесть и надеть шлем… но меня остановил один ровный голос.

Голос, который я узнала в ту же секунду. Голос, который я никогда не забуду.

– Хлои?

Я ненавидела этот голос. Ненавидела, как плавно мое имя слетает с его языка. Ненавидела, с каким удовольствием он это произносит. Ненавидела, что спустя столько времени его голос все еще меня тревожит.

Но больше всего я ненавидела, что в глубине сердца тоненький голосок шептал: «Кого ты обманываешь? Тебе все это нравится».

Я обернулась, не смея дыхнуть. Не потому, что испугалась, а потому что смотреть на него было больно.

– Эштон.


ГЛАВА 14


В детстве я читала сказки. В них всегда встречается Прекрасный принц, который является пределом ваших мечтаний. И в них легко определить злодея. Он носит черный плащ, и его ни с кем не спутать. Когда ты взрослеешь, то понимаешь, что найти Прекрасного принца не так легко, как казалось. Ты понимаешь, что злодей не носит черный плащ и узнать его не так-то просто. Он веселый, смешной, у него прекрасные волосы.

~ Тейлор Свифт


~ * ~


– Comment vas-tu, ma belle? [Как дела, моя красавица?]

Ярко-голубые глаза Эштона вспыхнули в свете луны, и я невольно ими залюбовалась. Его густые светлые волосы находились в идеальном беспорядке, а на губах играла ухмылка.

Я вспомнила, как однажды ко мне пришли маленькие кузены со своим любимым мультиком «101 далматинец». В нем была заводная песенка про женщину, которая украла милых щенков – Стервеллу Де Виль. Услышав ее, я переделала текст под Эштона:

Эштон Де Вилль, Эштон Де Вилль,

Если он не обидел тебя, то никому не удастся.

Поиграет он с тобой и беспощадно бросит,

Это Эштон, Эштон Де Вилль.

– Ma belle? – скептически спросила я.

Сколько себя помню, мы с Эштоном всегда разговаривали на французском. Хотя он был лишь наполовину француз, но родился и вырос во Франции. Они с Андре, его лучшим другом, и еще несколькими отбитыми бандитами создали собственную банду. Эштон и Андре представляли ум и власть, а их последователи убивали по щелчку пальцев. Они были не просто опасными, а смертоносными.

– Amour, tu seras toujours ma belle Chloé [Любовь, ты всегда будешь моей прекрасной Хлоей], – просто ответил Эштон, и мое дурацкое сердце бешено заколотилось в груди.

Глупая, глупая Хлоя! Даже спустя столько времени он все еще может тебя ранить.

– Je m'en fiche [Для меня это ничего не значит], – отрезала я.

Он усмехнулся.

– N'arretes pas de te le dire, mais nous savons la vérité les deux, ma belle. [Ты продолжаешь убеждать себя в этом, но мы оба знаем правду, моя красавица.]

Я вскинула брови.

– Oh? Et c'est quoi ça exactement? [Да? И какую же?]

Он подошел ко мне чуть ли не вплотную, обдавая запахом своего одеколона, и на меня тут же нахлынули старые воспоминания, от которых хотелось одновременно и улыбаться, и плакать.

Эштон внимательно – жестко, цепко, не давая возможности отвернуться – посмотрел мне в глаза и снова усмехнулся.

– C'est que toi et moi, nous nous appartenons les uns aux autres, Chloé. [Мы принадлежим друг другу, Хлоя.]

Я не могла понять, что чувствую. Не могла остановиться на чем-то одном. Во мне вспыхнуло столько эмоций. Может, все смешалось, чтобы в итоге превратиться в безразличие?

Зато я точно знала, что хочу побыстрее сбежать от него.

– Non, Ashton. Tu as tort. [Нет, Эштон. Ты ошибаешься.]

Он выгнул бровь и цинично посмотрел на меня.

– L'ai-je vraiment, Chloé? [Разве, Хлоя?]

Я была расстроена, но не давала слабины. Я выстроила вокруг себя каменную крепость и не собиралась сдавать ее Эштону.

– Tout entre nous est fini, Ash! Arrete me faire paraitre à un Mec Mal, Je t'aimais et tu m'as fait du mal. [Между нами все кончено, Эш! Не надо выставлять меня не пойми кем. Я любила тебя, а ты меня предал.]

Его взгляд немного смягчился. Возможно, он пожалел о том, что сделал.

– Je t'aime toujours, Chloé. [Я все еще люблю тебя, Хлоя.]

Нет, нет, нет…

Мне хотелось кричать, хотелось исчезнуть с лица Земли. Зачем он это делает? Зачем снова играет с моими чувствами?

А почему ты ему позволяешь?

– Mais, je ne t'aime plus, Ashton. [Но я больше не люблю тебя, Эштон.]

Ложь, ложь, ложь.

Да. Я соврала. Правда в том, что я никогда не перестану любить Эштона Де Вилля.

Как можно забыть того, кто подарил тебе столько воспоминаний?

Он сделал меня такой, какая я есть. Без него не существовало бы ассистента Купидона. Я думаю об Эштоне каждый раз, когда даю советы людям, а это происходит ежедневно. Я не могу врать себе: может, Эштон и ранил меня – нагадил в душу, разбил сердце, – но он был первым парнем, в которого я влюбилась. Он был идеальным. Обращался со мной как с принцессой. Все было волшебно.

Мне казалось, я попала в чудесную сказку.

Но мы все знаем, что сказок не существует.

– Tu t'en es déjà distancée, ma belle? [Уже уезжаешь, моя красавица?] – с упреком спросил он, посмотрев куда-то мне за спину.

Я обернулась, проследив за его взглядом.

Рис Картер.

И в миллионный раз за этот вечер я обругала себя. Как я могла забыть, что он здесь?

Все время, пока я разговаривала с Эштоном, Рис с удивленным видом стоял, небрежно прислонившись к байку. Когда наши взгляды встретились, я невольно улыбнулась. Было что-то в Рисе, что меня будоражило.

– Oui, Ashton. Je t'ai remplacé. [Да, Эштон. Я уезжаю.]

– Avec lui? [С ним?] – с отвращением бросил он, указав на Риса.

Соври.

– Oui. [Да.]

Это задело Эштона. Я знала его как свои пять пальцев. Читала его как открытую книгу. Эштон до белизны сжал кулаки – это означало, что он злится. Затем нахмурился – это выдавало, что он в замешательстве. И наконец, внимательно посмотрел мне в глаза – сомневался, говорю ли я правду.

– Prouve-le moi. [Докажи.]

– Pardon? [Что, прости?]

Он склонил голову набок и поправил пальто.

– J'ai dit 'Prouve-le moi'. [Я сказал «докажи».]

Я должна была доказать Эштону, что уезжаю с Рисом. Более того, что он – мой парень.

Жизнь удалась!

– Извините, что прерываю ваш прелестный разговор, но все в порядке? – развеял тишину Рис. Мне захотелось рассмеяться. Знал бы он, на что подписался.

Я мило ему улыбнулась, а в душе взмолилась, чтобы он ничего не испортил.

– Да, все хорошо, малыш, – ответила я, переплетая наши пальцы и стараясь не думать о том, как естественно все получилось, словно так и должно быть…

Рис растерялся, и я взглядом попросила его подыграть.

– Рис, я хочу познакомить тебя с Эштоном Де Виллем, моим бывшим. – При слове «бывший» Эштон сузил глаза. Он терял терпение, но я продолжала: – И, Эштон, познакомься с Рисом Картером… моим парнем.

И пока Рис не успел опомниться и все испортить, я притянула его к себе за шею и поцеловала. Прикрыв глаза, слегка прикусила его нижнюю губу, и парень сразу же мне ответил.

Поцелуи с Рисом были ни на что не похожи. Казалось, каждый раз я шла на это из надобности. А это риск, который добавлял адреналина.

Но тут я вдруг поняла, что хочу, чтобы Рис Картер был в моей жизни.

Услышав покашливание Эштона, мы наконец разорвали поцелуй.

– Я бы сказал, что рад был познакомиться, но тогда бы соврал, – бросил он Рису.

– Взаимно, – ехидно улыбнулся тот в ответ. После чего подошел к байку, завел его и стал терпеливо ждать, пока я попрощаюсь с парнем, который оказал набольшее влияние на мою жизнь.

– Au revoir, Ashton. [Прощай, Эштон.]

Он покачал головой и коротко хохотнул.

– Rappelle-toi, Chloé, tu ne trouveras jamais quelqu'un comme moi. [Запомни, Хлоя, ты никогда не найдешь такого парня, как я.]

Я устало улыбнулась.

– Voilà, c'est ça la pointe. [Очень на это надеюсь.]

Я села на байк, обняла Риса, уткнулась носом ему в спину и, закрыв глаза, вдохнула запах кожаной куртки.

Почувствовав, как мои волосы развеваются на ветру, я вспомнила, что должна была надеть шлем, который мне дал Рис. Что ж, теперь уже поздно.

– Эй, чикуля, открой глаза.

– Нет. – Да, я была упрямой, но сейчас просто хотела, чтобы поездка побыстрее закончилась.

– Хлоя, доверься мне.

Я уже это сделала. Даже больше, чем следовало бы.

Нерешительно приоткрыв глаза, я увидела завораживающие огни города. Немного отстранилась от Риса и посмотрела по сторонам. Вид был незабываемый. Почти на каждом здании висели баннеры, вывески и плакаты, сочетаясь в ослепительную гамму цветов и ярко контрастируя на фоне черного неба.

– Как красиво, – прошептала я.

Рис свернул на нашу улицу и, замедлившись, остановился возле своей подъездной дорожки. Мы слезли с байка и с минуту просто смотрели друг на друга.

– Прости, Рис.

– За что?

Я принялась теребить кулон.

– За то, что тебе пришлось встретиться с Эштоном … и за то, что я тебя использовала…

– Забей.

Я робко улыбнулась.

– Хорошо, тогда доброй ночи…

– Доброй.

Я уже хотела уйти, но что-то меня остановило. Я потянулась и обняла Риса за шею. Он напрягся от неожиданности, но все же обнял в ответ.

Рис нравился мне все больше и больше. Он дерзкий, грубый, настоящий задира и придурок, но иногда еще и милый, замечательный парень.

– Ну, мне пора.

– У тебя осталось сорок семь секунд до начала комендантского часа.

Когда до меня дошел смысл его слов, мои глаза расширились.

– Вот черт!

– О не-е-ет, принцесса снова ругается! – в очередной раз поддразнил Рис девчачьим голосом.

Я кинулась к входной двери и, открыв ее, увидела двух обеспокоенных родителей. С порога сказала им, что технически не нарушила правила, и пообещала, что такого больше не повторится, после этого меня отправили в свою комнату, и тогда я наконец завалилась на кровать.

– Эй, Хлоя.

Я встала и подошла к окну. Рис уже переоделся в пижамные штаны, но не надел майку. Мой взгляд тут же упал на его грудь.

Перестань пялиться на его пресс, перестань пялиться на его пресс…

– Что?

Он сузил глаза и хитро ухмыльнулся.

– Прекрати меня целовать.

У меня отвисла челюсть.

– Что?!

– Я сказал, пре…

– Я слышала, что ты сказал! – перебила его.

– Тогда прекрати. Ты ведь даже толком не умеешь целоваться… – снова поддразнил он.

А я от шока не нашлась с равным ответом.

– Что? Ты… все ты врешь!

– Ну да, конечно.

– Ладно. Знаешь, что? Я больше не поцелую тебя, пока ты сам об этом не попросишь, – заявила я.

В его глазах загорелся озорной огонек.

– Ты правда думаешь, что я попрошу тебя о поцелуе, Хлоя?

Я ухмыльнулась.

– Рис, однажды ты будешь умолять меня о нем.

– Хочешь поспорить?

– О, безусловно.


ГЛАВА 15


Пролистав дневник, я нашла в расписании, какой у меня следующий урок, и улыбнулась. Математика.

Я всегда любила математику… и английский… и биологию… и химию…

Ладно, я люблю все предметы, но только математику чуточку больше. Да, она легко мне дается, но дело не в этом.

Я люблю ее, потому что математика доказывает, что у любой проблемы есть решение, хоть она и не может научить, как прибавить любовь и отнять ненависть.

Очень по-философски, знаю.

Я подсела к Габби, и та сразу оборвала разговор с одноклассницей и повернулась ко мне.

– Привет, красотка!

Мы чмокнули друг друга в щеки.

– Привет! Как дела? – улыбнулась я, открывая учебник и доставая карандаш из пенала.

– Нормально. Угадай, что?

– Что?

У подруги слегка побледнело лицо.

– Оливер предложил мне познакомиться с его родителями!

– Ого! Круто!

Габби посмотрела на меня как на сумасшедшую.

– Или нет? – уточнила я.

Она стукнула меня по руке.

– Хлоя! Я серьезно! У меня уже мандраж!

– Эй, расслабься. Тебе не о чем волноваться. Уверена, как только они поймут, какая ты лохушка, сразу тебя полюбят.

Габби снова стукнула меня по руке.

– Ауч! Какая ты жестокая, Габби, – проворчала я, потирая ушибленное место.

– Ты это заслужила.

– Козюлька.

– О, Хлоя, ты такая милая, – хихикнула она.

Я невесело хохотнула и принялась за работу, которую нам раздал учитель.

– Хлоя, какой ответ на четвертый вопрос?

– Решай сама.

– Для этого ответа здесь не хватает клеточек, должно быть двузначное число, – вполне искренне произнесла подруга.

Надеюсь, она все же не серьезно.

– Эй, знаешь, что?

– Ну?

– Я видела, как сегодня Чарли подвез Элли в школу.

Я резко повернулась к Габби.

– Серьезно?

– Да, потом ребята вместе пошли в класс. Они что, встречаются?

– Не знаю, – честно ответила я. После всех вчерашних событий я совершенно забыла позвонить Элли и узнать, как у них закончился вечер.

– Надеюсь, что да, – улыбнулась Габби, рисуя каракули на черновике. – Они бы были очень милой парой.

– Да? Ты так считаешь?

– Конечно! Мы могли бы устраивать двойные свидания!

Восторг в ее голосе вызвал у меня улыбку. Но какую-то неуверенную. Почему так? Я должна быть за них счастлива… верно?

Верно?!

– Осталось только тебе найти парня, – заключила подруга.

На что я закатила глаза.

– Ну началось…

Габби с минуту помолчала, а затем снова заговорила:

– Как тебе Рис Картер?

У меня округлились глаза.

– Ч-Ч-ЧТО?! – едва совладав с голосом, выдавила я.

– Рис Картер. Ну помнишь, тот красавчик. Зеленоглазый, темноволосый, высокий, необыкновенный, великолепный, богоподобный, сексуальный…

– Да, Габби, помню.

– Встречайся с ним.

От шока я даже не сразу нашлась с ответом.

– Ни за что! Ты с ума сошла?

– Это риторический вопрос? – немного смущенно спросила она.

Иногда подруга вызывала у меня настоящее беспокойство.

Решив ее игнорировать, я принялась за следующий лист с заданиями, но Габби так легко не сдалась.

– Думаю, ты ему нравишься.

У меня вспыхнули щеки, и я вздохнула.

– Ты же вроде говорила, что он ни с кем не встречается.

– А еще что не катает девушек на своем байке.

– И что?

– А то, что все когда-нибудь случается в первый раз. Кроме того, мне кажется, он тебе тоже нравится.

– Вовсе нет! – слишком резко ответила я, чувствуя, что краснею еще больше.

– На стадии отрицания, да?

– Ничего подобного, я просто говорю правду. Мне не нравится Рис Картер.

Верно?

Верно.

Тогда почему у меня такое ощущение, что я хочу убедить себя сильнее, чем Габби.

– Ладно, дело твое.

Заканчивая решать последнее уравнение, я услышала, как подруга что-то пробормотала себе под нос. Что-то вроде: «Вы бы были идеальной парой».

– Что, прости?

Габби вздохнула.

– Не бери в голову.

– Габби, договаривай.

– Простите, что прерываю урок, мистер Уокер, – раздался голос директрисы, и все вмиг замолчали. – Могу я поговорить с мисс Армел? – Она обвела взглядом класс и, увидев меня, улыбнулась.

У меня подскочил пульс.

Все ученики уставились на меня. Я медленно встала, подрагивающими руками сложила учебники и ручки и молча последовала за директрисой в ее кабинет.

Меня охватила какая-то слабость. В голове пронеслись миллионы мыслей. Но все они вращались вокруг одного.

Директриса узнала про взлом.

Узнала, что я в этом замешана. Может, на улице установлены камеры наблюдения? Если так, то почему она хочет поговорить со мной? Почему я? Я не сделала ничего плохого. Я просто невинная жертва, которая оказалась не в том месте и не в то время.

Во всем виноват Рис… и Валентино… и Джейк с Джейденом. Черт, да даже Деннис, каким бы ангелочком он ни казался.

Неужели меня исключат?

От этой мысли у меня скрутило желудок.

– Мисс Армел?

Вскинув голову, я посмотрела в темно-голубые глаза директрисы. Ее каштановые волосы были собраны в тугой пучок, а сцепленные пальцы с хорошим маникюром лежали на столе.

– Извините, мисс, не могли бы вы повторить?

– Я спросила, знаете ли вы, зачем я вас вызвала?

Чтобы распять.

– Нет, не знаю.

Директриса мило улыбнулась, и это напугало меня еще больше. Ее улыбка была искренней, не злобной.

Она бы не стала мило улыбаться тому, кого собиралась исключить, верно? Тогда бы она скорее злобно ухмыльнулась.

Но если меня не исключали, то зачем вызвали?

Директриса открыла рот, чтобы все объяснить, и в моей голове засела одна мысль.

Надейся на лучшее, но готовься к худшему.

Ну, и еще эта: я убью Риса Картера.

– Поздравляю, вы переведены в класс с углубленным изучением математики.

Я моргнула.

Второй раз.

Третий.

Директриса никуда не делась.

Четвертый.

Она, наверное, решила, что я умственно отсталая.

– Прошу прощения?

– Вы первая в своем классе. Я слышала, что вы опережаете учебную программу на семь параграфов. А меньше ста баллов получали лишь в седьмом классе, да и то там было девяносто девять. Вы очень способная ученица, Хлоя, хотите принять вызов?

Я выпала в осадок. Мне предложили перейти в класс с углубленным изучением математики, в котором учились одни выпускники. Это поразительно!

– Да, с радостью! – чуть ли не завизжала я, но быстро скрыла это за кашлем. – Э-э, то есть да, конечно, мисс, я очень благодарна за такую возможность.

– Отлично. Я так и думала. Вот ваше новое расписание, мисс Армел. Можете быть свободны.

Я взяла у нее листок и пошла на выход, но у самой двери обернулась и снова посмотрела на директрису, которая сидела в массивном кожаном кресле, как босс.

– Извините, мисс, – произнесла я дрожащим голосом.

Женщина оторвала взгляд от документов и посмотрела на меня.

– Что такое, Хлоя?

Я немного растерялась, она впервые назвала меня по имени.

– Вы выяснили, кто вломился в школу?

Директриса с бесстрастным выражением на лице покрутила в руке золотую ручку.

– Да.


~ * ~


На перемене я достала из сумки красное яблоко и, впившись зубами в сочный фрукт, направилась к шкафчику Элли.

Но вместо нее застала там Чарли.

Я подошла к нему и обняла.

– Привет, Чарли.

– Не называй меня Чарльзом… ВОУ, ПОДОЖДИ МИНУТУ, ПОГОДИ-КА… ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! КТО ТЫ И ЧТО СДЕЛАЛА С ХЛОЕЙ?

– А ты не перегибаешь?

– О нет, Хлоя, даже близко. Режу гребаную правду-матку.

– Язык!

– Английский.

– Что?

– Привет, ребят!

Мы оба повернулись к Элли, которая беспечно сосала чупа-чупс.

– Привет, вот твой учебник, спасибо, что одолжила, – сказал Чарли, отдав Элли химию.

Та широко улыбнулась и, повернувшись, убрала учебник шкафчик.

Тут парни из команды по плаванию позвали Чарли, и он, пообещав нам увидеться за обедом, побежал к ним. Мы с Элли нашли пустой кабинет и зашли туда.

– Требую подробностей, – четко и громко произнесла я. Мне хотелось узнать, что произошло вчера вечером.

– Ну…

– Вы теперь вместе? – выпалила я, не дав ей ничего объяснить.

– Нет.

Я вскинула брови.

– Нет?

– Нет, – покачала головой Элли, хотя грустной она не выглядела.

– И как ты к этому отнеслась?

– Я сама это предложила.

– В смысле?

Это ведь она и говорила, что влюблена в Чарли.

– Вчера вечером после фильма мы поговорили… ну… о нас.

– Ага-ага, продолжай, – подталкивала я ее.

– Я просто поняла, что… он не нравится мне в этом плане. Я люблю его скорее как брата… друга. Это платоническая любовь.

Прозвенел звонок на урок.

Я вздохнула с облегчением и сразу же почувствовала себя виноватой.

Другим можно врать сколько угодно – за фальшивой улыбкой можно скрыть тысячу непролитых слез, – но нельзя врать самому себе.

Правда в том, что какая-то часть меня никогда не хотела, чтобы Чарли и Элли встречались.

Признав это, я почувствовала себя подлой и эгоистичной. Наверное, я просто всегда знала, что у них ничего не выйдет. Не верила в их пару. Вот почему я боялась, что они расстанутся, если бы вдруг все же начали встречаться. Я не хотела выбирать между Элли и Чарли. И все потому, что точно знала, кого выберу.

Чарли.

При любом раскладе.


~ * ~


Остаток дня пролетел быстро, я даже не заметила, как уже пришла домой. Разувшись, заглянула на кухню и увидела, как мама складывает свежеиспеченные маффины в плетеную корзинку. В такие моменты она всегда мне напоминала рыжеволосую Бри Ван де Камп из «Отчаянных домохозяек». Ужас!

– Привет, мам, для кого маффины? – спросила я, чмокнув ее в щечку.

– Для нашей прекрасной соседки. Я познакомилась с ней утром перед работой, и она пригласила нас на чай. Папа сегодня вернется поздно, так что пойдем только мы вдвоем.

– А мы идем к соседям справа или слева? – нервно поинтересовалась я, а потом вспомнила, что слева от нас жили геи…

– Справа. К Картерам. А теперь беги переоденься, выходим через десять минут.

Жизнь удалась!

Через пятнадцать минут я уже сидела в гостиной Риса вместе со своей мамой и его – Авророй. Интересно, где он сам?

– Хлоя, в каком ты классе?

Я посмотрела в насыщенно-карие глаза Авроры. Она была невероятно красивой женщиной и выглядела очень молодо.

– В одиннадцатом, – улыбнулась я.

– О, тогда не думаю, что ты встречала моего сына Риса. Он старше тебя на год.

– Я его знаю. Мы, э-э, друзья?

Почему это прозвучало как вопрос?

Может, потому, что я на самом деле не знаю, так ли это?

В этот момент раздался звон ключей, и мы втроем повернулись к двери, в которую вошел богоподобный задира Рис. Его волосы были растрепаны, рюкзак закинут на плечо, а несколько пуговиц на рубашке расстегнуто. Он немного смущенно посмотрел мне в глаза, но улыбнулся, и у меня перехватило дыхание.

Рис поцеловал свою маму, затем поздоровался с моей и убежал наверх переодеваться.

К счастью, вскоре после этого мы с мамой вернулись домой.

Я поднялась к себе и включила ноутбук. Почта оказалась завалена письмами ассистенту Купидона.


Дорогой ассистент Купидона!

В прошлом я много раз обжигалась. Парни разбивали и играли с моим сердцем. Не думаю, что могу кому-то из них доверять.

Но в моем классе искусств есть один парень… и он очень милый… он пригласил меня завтра на ужин и оставил свой номер… я сказала, что подумаю.

Можно ли ему доверять?

Саша.


Я вздохнула. Вот бы мне платили доллар за каждый такой вопрос.


Дорогая Саша!

Пока он лично не подорвал твое доверие, не стоит перекладывать на него ошибки других парней.

Позвони ему.

Забудь о риске и прими удар. Если вам суждено быть вместе, ты не пожалеешь.

ХОХО, А. К.


Я просмотрела еще несколько сообщений, пока не наткнулась на одно интересное.


Дорогой ассистент Купидона!

Кого ты предпочитаешь: американцев или британцев?

Флиртушник.


Я тихо хихикнула. Иногда людям не требовался совет, они просто хотели развлечься.


Дорогой Флиртушник!

Конечно же, британцев!

Вот тебе семь причин:

1. Их акцент;

2. Они называют девушек «моя любовь»;

3. Их акцент;

4. Они одеваются лучше американцев;

5. Их акцент;

6. Они симпатичнее американцев;

7. Их акцент.

Ха-ха. Но не забывай: в реальности все зависит от личности. Мы не выбираем, в кого влюбиться.

ХОХО, А. К.


Взяв ноутбук, я легла на кровать и зашла в Фейсбук. Просмотрела уведомления, ответила на сообщения, и вдруг в мою голову закралась заманчивая мысль. В белой прямоугольной строке вверху страницы я напечатала два слова и нажала «Поиск».

Рис Картер – 209 общих друзей

Быстренько зашла к нему на страничку. На аватарке он был вместе с Валентино – оба без футболок стояли у бассейна.

И я, сама не заметив, начала листать его фотографии.

Что? Я не виновата, что этот идиот не знает о настройках приватности.

573 лайка, 796 лайков, 618 лайков…

Офигеть. Какого черта так много лайков на фотографиях? Да, я знаю, что Рис невероятно сексуальный… но серьезно? Более пятисот лайков?

На моих аватарках максимум наберется четырнадцать.

Я прокрутила сотни – если не тысячи – комментариев. В основном от девушек, которые писали «Секси!» и ставили кучу сердечек и смайликов. Меня аж чуть не стошнило.

Уже хотела нажать «Закрыть», но промахнулась.

У меня сердце ушло в пятки. Я по ошибке нажала «Добавить в друзья».

Нет! Только не это! Проклятье!

Одно новое уведомление: «Рис Картер принял вашу заявку в друзья».

О боже!

Входящее сообщение: 1.

Плохо дело.

Я нерешительно его открыла.

Рис Картер: Поздравляю! Теперь ты у меня в друзьях, но, знаешь, Золушка не следила в Фейсбуке за Прекрасным принцем (;

Я отчетливо представила, как он ухмыляется по ту сторону экрана.

Хлоя Армел: С чего взял, что ты – Прекрасный принц?

Рис Картер: С того что я – мечта любой девушки. Мне казалось, ты уже это поняла (:

Хлоя Армел: Как скажешь. Лишь бы тебе лучше спалось (:

Он не отвечал минут шесть.

Рис Картер: Принцесса, прости, что долго отвечаю. Просто разбираюсь тут с одним идиотом, который на меня наезжает.

Я выждала три минуты. Не хотела, чтобы он решил, будто мне больше нечем заняться.

Хлоя Армел: Все нормально?

Теперь он ответил через три минуты, но от его сообщения у меня в жилах застыла кровь.

Рис Картер: Все прекрасно. Я поставил его на место. Завтра дерусь с ним после школы. Некоторые не понимают без применения силы.

Хлоя Армел: ВОУ, ПОГОДИ, ТЫ СЕРЬЕЗНО? :О

Рис Картер: Ага, завтра в школе в четыре.

Эй, возможно, ты даже знаешь этого парня. Тайлер Александр.

Господи! Тайлер? Конечно же, я его знала! Он был в команде по плаванию вместе с Чарли.

Хлоя Армел: Ты будешь драться с Тайлером? ЗАЧЕМ?

Рис Картер: Я смотрю, вы с ним друзья.

Хлоя Армел: Да нет, просто я его знаю… Но он же хороший парень!

А еще младше тебя… и ниже!

Разве ты не слышал выражение «выбирай равного противника»?

Прошло семь минут.

Рис Картер: То есть ты хочешь сказать, что я – плохой парень? (;

Оу, Хлоя, ты ранила меня в самое сердце.

Да, было дело, но ты разве не слышала выражение «Я – Рис Картер, и мне плевать»? (:

Я в шоке уставилась на экран.

Хлоя Армел: Я не это имела в виду.

Ладно, мне пора. Спокойной ночи, Рис, береги себя хх

Рис Картер: Сладких снов, принцесса. Постарайся долго не мечтать обо мне на ночь (;


ГЛАВА 16


Шагая по школьному коридору, я поражалась тому, как быстро в Прескотт Прайвит разлетаются новости.

Буквально каждый ученик говорил про драку после уроков.

Черт, многие даже делали ставки на то, кто победит.

– Ты больше не в моем классе по математике? Вот отстой! – воскликнула Габби, вернув меня к реальности.

– Прозвучало почему-то как «УРА, СВОБОДА!», – усмехнулась я.

Подруга толкнула меня локтем.

– Эй, я же шучу!

– О, Хлоя, я так горжусь тобой, маленькая заучка, – добавил Чарли, быстро потрепав меня по голове.

Я посмотрела на него, затем на Габби.

– Хулиганье вы.

Они засмеялись. Видите? Это психологическое насилие!

– Да, но ты нас любишь, – игриво пихнул меня Чарли. А это уже физическое!

Я закатила глаза.

– Да, конечно.

– Боже, ребят, вы слышали про драку после уроков? – выпалила Элли, подсаживаясь к нам за столик.

– О ней все слышали, Элли, – ответил Чарли.

– До тебя доходит как до жирафа, – добавила Габби.

– Заткнитесь, – обижено буркнула Элли. – А почему они вообще дерутся?

Это привлекло мое внимание.

– Не уверен, но, по-моему, Тайлер начал первым. Я не очень хорошо знаю Риса, но обычно ему на всех плевать, он никогда не задирается.

Допив апельсиновый сок, я пошла к мусорке, чтобы выбросить упаковку, и по пути натолкнулась на группу парней, среди них был Тайлер, и выглядел он очень самодовольно.


~ * ~


Я ужасно нервничала.

Почему?

Потому что стояла перед дверью кабинета, где должен проходить мой последний сегодняшний урок: углубленная математика для выпускников.

Я буду там единственной одиннадцатиклассницей. И даже не знаю, сколько учеников учатся в этом классе.

Жизнь удалась!

Коридоры постепенно пустели, и я, помолившись напоследок, открыла дверь.

– О, ты, должно быть, Хлоя, – приветливо улыбнулся учитель, среднестатистический мужчина средних лет с длинным носом и очками в тонкой оправе.

– Да, – застенчиво ответила я, и весь класс уставился на меня.

– Чудно-чудно. Наслышан о тебе, одиннадцатиклассников у нас еще не было. Меня зовут мистер Коллинз. – Мужчина повернулся к ученикам. – Итак, класс, обеспечьте Хлое теплый прием.

Я покраснела и потупила взгляд.

– Ладно, садись куда хочешь. И вот, – он протянул мне лист с заданиями, – попробуй выполнить это, возникнут проблемы – зови.

– Спасибо.

Я внимательно осмотрелась вокруг, пытаясь избегать взглядов учеников. Мне было все равно, улыбались они дружелюбно или нет. Я не любила находиться в центре внимания в неловких ситуациях.

В кабинете было четыре ряда парт.

На первом ряду сидели типичные и стереотипные ботаники: с брекетами, очками, прыщами… ну, вы поняли.

На втором – высокомерные всезнайки. Знаете, такие, которые сочтут вас умственно отсталым, если вы не назовете двадцать семь цифр после запятой у числа Пи.

Третий ряд – там, куда бы я точно села, будь хоть одно свободное местечко – занимали просто умные по жизни люди.

Похоже, у меня остался один-единственный вариант.

Сесть на четвертый ряд, закрепленный за Рисом Картером.

Пока я устраивалась за партой, мой мозг, очевидно, находился в спячке.

Рис Картер?!

Он в классе с углубленным изучением математики?!

Серьезно?

– Ты в классе с углубленным изучением математики? – наконец прошептала я.

Рис игриво нахмурил брови.

– Наверное, в это трудно поверить, да, Хлоя?

Он хотел выдать это за шутку, но я видела, что мой вопрос его задел.

– Прости, я не это имела в виду… – вспыхнула я, ощутив угрызения совести.

После этого мы больше не разговаривали. Я быстро ответила на все вопросы в тесте и украдкой из-под ресниц посмотрела на Риса. Он сидел закинув ноги на стол и скрестив руки за головой.

Он уже все решил? Не может быть. Окинув взглядом класс, я увидела, что все еще что-то пишут, торопясь решить тест до звонка. Неужели Рис действительно выполнил все так быстро?

– У тебя трудности, Хлоя? – спросил мистер Коллинз, незаметно подойдя ко мне, и я вздрогнула от неожиданности.

– Э-э, нет. Я уже закончила.

Он выгнул бровь.

– Правда? Отлично! Сейчас проверю. – Достал из нагрудного кармана рубашки красную ручку и принялся проверять мою работу.

Через минуту прозвенел звонок. Все начали собирать вещи и уходить. Рис закрыл свою папку и направился к двери, но я перегородила ему путь.

– Надо поговорить.

Он даже не взглянул на меня. Сердце больно кольнуло.

– Позже.

– Нет, сейчас.

– Хлоя? – дружелюбно окликнул меня мистер Коллинз.

Я раздраженно повернулась к нему.

– Да, сэр?

– Можно тебя на минутку?

Я обернулась обратно, чтобы попросить Риса подождать, но его уже и след простыл.

Этот придурок сбежал.

Тогда я нехотя подошла к столу мистера Коллинза.

– Что-то не так?

– Не так? Нет-нет, все отлично, ты набрала сто баллов! Я впечатлен. Похоже, у Риса появился соперник, – усмехнулся учитель.

– В смысле?

Мистер Коллинз тихонько хохотнул.

– Рис был единственным в этом классе, кто набирал сто баллов.

Мои глаза расширились от удивления.

– Что?!

– Почему тебя это так удивляет?

– Потому что я знаю его характер…

Я никогда не видела, чтобы он делал уроки, читал книгу или вообще хоть как-нибудь показывал, что его заботит будущее. Он всегда был безрассудным и беззаботным, грубым и нетерпеливым, жестоким и своенравным… и невероятно потрясным.

Мистер Коллинз снова хохотнул.

– Я понимаю, о чем ты, Хлоя. Но все не так, как кажется на первый взгляд, – вздохнул он.

– А как тогда?

– Ну, для начала, он не только первый в своем выпуске, но и во всей школе.

Я ошарашено впала в ступор.

Учитель заметил выражение моего лица и широко улыбнулся.

– Видела бы ты сейчас свое лицо.

– Рис действительно первый в школе?

– Конечно. Он очень яркая личность, Хлоя. Для Прескотт Прайвит это честь – учить такого парня. Школе повезло, что он принял наше приглашение.

Этот учитель окончательно меня запутал.

– Какое приглашение?

Мистер Коллинз провел рукой по волосам.

– Ну, Рис не такой, как остальные ученики… Он учится на стипендию.


~ * ~


Наконец все прояснилось. Сложилось, как кусочки пазла.

Дома у Риса я не заметила ни одной фотографии его отца. Аврора, очевидно, мать-одиночка.

Рис умный. Черт, он гребаный гений, раз первый во всей школе. Два дня назад Джейден с Джейком сказали, что Рис участвует в чемпионатах за деньги. Наверняка они нужны ему для школы и нормальной жизни.

И последнее, но не менее важное. Вчера директриса призналась, что знает, кто вломился в школу. Ну конечно! Она поняла, что это Рис, но не смогла его исключить. Прескотт Прайвит в нем нуждается.

Здорово. Просто здорово!

– Бей! Бей! Бей! Бей! – Голоса ликующей толпы вернули меня к реальности. Я подняла голову, и у меня перехватило дыхание.

Риса и Тайлера окружила куча школьников, призывая тех прийти в наступление.

Мне стало дурно.

Быстро кинувшись – насколько это возможно на каблуках – в гущу толпы, я с извинениями растолкала людей и наконец добралась до эпицентра событий.

Тайлер был настороже: в полной боевой готовности, лицо кровожадное, кулаки готовы к удару. Рис же, наоборот, стоял беззаботно и с веселой, игривой улыбкой на лице.

– Ну и? Может, ты уже поторопишься? У меня сегодня еще куча дел. – Спокойный голос Риса меня удивил. Разве он не понимал, в какой опасности находится?

– Конечно, займешься ими сразу после того, как я размозжу твое милое личико, – фыркнул Тайлер.

Товарищи по команде по плаванию его подбадривали, и я заметила в толпе Чарли, он качал головой и нервно проводил рукой по волосам. Чарли, как я, был пацифистом.

У Риса загорелись глаза, и он просиял очаровательной кривой улыбкой.

– Считаешь, у меня милое лицо?

– Да, для свиньи. – И с этими словами он направил кулак Рису в лицо.

Толпа ахнула, а я зажмурилась, боясь услышать, как Рис застонет от боли.

Но этого не произошло. Поколебавшись, я медленно открыла глаза и увидела, что Рис держит в руке кулак Тайлера, точно так же как сжимал мой в «Сайрусе».

– Это все, на что ты способен? Позволь научить тебя, как играют большие мальчики.

И уже в следующий момент Тайлер, тяжело дыша, лежал на земле.

Крики толпы прорезал смех Валентино.

– Эй, Рис, только не убей малыша, хорошо?

– Я постараюсь, но ничего не обещаю, – ухмыльнулся тот, затем вразвалочку подошел к Тайлеру, который безуспешно пытался встать, и поднял его за воротник.

– Ну же, малыш, не говори, что ты уже сдаешься.

Ярко-голубые глаза Тайлера были полны ненависти, гнева и толики смущения. Он попытался нанести еще один удар, но Рис снова перехватил его руку, заломил за спину и ударил коленом в лицо, после чего бросил парня в грязь. И Тайлер вновь оказался на земле.

Из его носа хлынула кровь. Не осознавая, что делаю, я распихала людей – даже не извиняясь – и загородила Тайлера спиной. Рис словно только заметил, что я все это время была здесь. Его глаза на секунду смягчились, но затем похолодели от ярости.

– Ты… его… защищаешь? – обозленно процедил он.

У меня безудержно тряслись руки. Толпа вокруг затихла, было слышно, лишь как Тайлер стонет от боли.

– Ну, мистер Тайсон, не похоже, что ты тут нуждаешься в защите, – произнесла я с огромной горечью, даже сама не ожидала.

– Уйди, Хлоя. – Рис сжал челюсти. Он явно был зол… но даже сейчас выглядел сексуально.

– Нет, – тихо ответила я.

– Ты испытываешь мое терпение, принцесса.

– Оу, похоже, Рис питает слабость к Хлое, да, ребят? – с трудом пробормотал Тайлер.

Я смерила его грозным взглядом.

– Тайлер, если не хочешь умереть, на твоем месте я бы заткнулась.

Он вскинул руки, затем стер рукавом кровь с лица и посмотрел на нее.

– Это еще не конец, Рис.

– Я больше не собираюсь тратить на тебя время, маленький говнюк. Давай уже покончим с этим, тряпка, – рявкнул Рис.

– Нет! – крикнула я, снова вставая между ними. – Хватит! Прекратите драться!

– Хлоя, уйди с дороги, – зарычал Рис. В его глазах плескалось столько эмоций. Мы смотрели друг на друга не моргая.

Атмосфера накалилась до предела.

Я все же отвела взгляд и посмотрела на Тайлера.

– Уходи.

– Что? – ухмыльнулся тот.

– Я сказала «уходи». Ты что, оглох? – процедила я и посмотрела на притихшую толпу. – Шоу окончено, ребята. Расходитесь.

Все начали переминаться с ноги на ногу и удивленно переглядываться. Я не отступала, сама поражаясь, как твердо звучал мой голос.

– Мне повторить? Я сказала «расходитесь»! Или, клянусь богом, я донесу на каждого нашей директрисе, – ядовитым тоном произнесла я.

Все потихоньку разбрелись, но друзья Тайлера и Риса уходить не спешили. Валентино что-то пробормотал Джейку, Джейдену и Деннису, и те посмотрели на меня. Я перевела взгляд на Чарли, и тот тоже что-то сказал своим друзьям. Через минуту на школьном дворе остались только я, Рис и Тайлер.

Теплый ветерок слегка задрал мое платье, но я быстро его одернула, после чего разочаровано вздохнула.

– Тайлер!

– Что? – раздраженно и озлобленно буркнул он.

– Слышал когда-нибудь выражение «занимайся любовью, а не войной?

Тайлер с отвращением посмотрел на меня.

– Ты хочешь, чтобы мы с Рисом занялись любовью?

– Да! Что? НЕТ! – воскликнула я, ощутив, как к лицу подступил румянец. Немного успокоилась и продолжила: – Тайлер, прошу, уйди и забудь об этом.

– Нет.

– Что, прости?

– Я пришел сюда, чтобы драться.

О боже. Почему мужчины такие упрямые? Я посмотрела на Риса, который сидел на скамейке в ожидании драки.

– Нет, Тайлер, ты пришел сюда, чтобы умереть.

Я знала, что мои слова порадуют Риса. Ну, по крайней мере, я на это надеялась.

Тайлер отвел взгляд, кровь у него на лице уже запеклась. Я поискала по карманам платочек, но вместо этого нашла антибактериальные салфетки.

Что? Я чистоплотная, ясно?

– Вот, вытри кровь.

Я протянула ему салфетку, затем достала еще одну и промокнула его лоб, который тоже кровил. Тайлер поморщился от боли.

– Прости, – тихо прошептала я.

– Все нормально… и… э-э…спасибо…

Из своего упрямства мужчины не могут даже нормально извиниться, когда неправы.

– Не за что, – хмыкнула я.

– Похоже, твоему парню не понравилось, что ты мне помогаешь. – Тайлер кивнул на что-то у меня за спиной.

Я обернулась и увидела, что Рис уходит.

– О, он не мой парень. Он просто придурок, у которого эго размером с Техас. Мне нужно бежать. Больше не завязывай драки, ладно? – И на этом я помчалась за Рисом.

Матерь божья, как он оказался так далеко, он же просто шел. С другой стороны, я наверняка выглядела как какая-то недоразвитая, семеня на каблуках и придерживая платье, чтобы не устроить ненароком шоу с обнаженкой.

– Рис!

Молчание.

– Рис! – Я догнала его и стукнула по руке, чтобы привлечь внимание.

Он тупо меня проигнорировал.

– Воу-воу-воу, погоди-ка секундочку, почему ты мне не отвечаешь?

Опять молчание.

Я перегородила дорогу и уперлась руками Рису в грудь, стараясь не обращать внимания на покалывание от прикосновения к его теплому твердому телу.

– Отойди, Хлоя.

Забив на просьбу, я слегка его толкнула. Никакой реакции, он стоял как скала.

– Ты на меня злишься? – спросила я, ощутив стеснение в груди, и вовсе не от того, что запыхалась.

– Да, теперь отойди.

Он шагнул влево, я – вправо.

– Почему ты на меня злишься?

Рис сузил глаза и снова сжал челюсти. Выглядел он очень злым.

Я толкнула его еще раз – уже сильнее.

– Почему ты на меня злишься? – спросила я в третий раз.

– Зачем ты влезла в драку? – в ответ крикнул он.

– О, ты не можешь злиться на меня за то, что я хотела решить все мирным путем.

– Могу и буду. Иди дальше флиртуй с этим трусом, который даже удар держать не умеет, – с горечью буркнул Рис.

– Флиртовать? Ты спятил? Я помогла ему вытереть кровь! – поморщившись, взъелась я

– Хлоя, отойди с моего гребаного пути, – произнес он так жестко и властно, что я на мгновение впала в ступор и, если честно, немного испугалась, но показывать страх не собиралась.

– Я не боюсь тебя, Рис Картер. – Толкнула его еще раз. – И больше не смей так со мной разговаривать.

Я заглянула ему в глаза. В них плескалось столько негативных эмоций.

Боль. Ярость. Непонимание. Разочарование. И… ненависть.

Мое сердце затрепыхалось в груди раненой птицей.

– Тогда ты вообще больше со мной не разговаривай. С этого момента ты живешь своей жизнью, я – своей, ясно? А теперь не могла бы ты отойти с дороги, принцесса?

В шоке я осторожно шагнула в сторону и закрыла глаза, ощутив, как парень проходит мимо.

Я только что потеряла Риса Картера, хоть он никогда и не был моим.


ГЛАВА 17


В жизни каждого есть моменты, когда хотелось бы обладать безграничным контролем.

Засмеяться по щелчку пальцев, стереть воспоминания, остановить боль и поставить на повтор счастье.

И наконец, все бы хотели вернуться в прошлое и изменить его. Сделать все правильно.

Последние два часа, пятьдесят три минуты и восемнадцать секунд я лежала на полу в своей комнате и придумывала различные сценарии в голове.

Я мысленно прокручивала драку между Рисом и Тайлером снова и снова. Эти события не отпускали меня. Если бы я вернулась в прошлое, то ничего бы не изменила: все равно бы вмешалась в драку, даже если бы знала, что за это Рис меня возненавидит.

Я просто надеялась сохранить мир. Не хотела, чтобы кто-то пострадал.

Сев, я прижала подушку к груди и уже в миллионный раз взглянула в окно.

И в миллионный раз за два часа и пятьдесят четыре минуты мое сердце кольнуло.

Ладно, если бы я вернулась в прошлое, то изменила бы только одно: не позволила бы Рису уйти…

– Тогда ты вообще больше со мной не разговаривай. С этого момента ты живешь своей жизнью, я – своей, ясно? А теперь не могла бы ты отойти с дороги, принцесса?

Его глаза горели от ярости. Рис ждал моих действий. Я опустила взгляд на туфли.

– Ты же знаешь, что я этого не хочу, – тихо прошептала я, хотя с тем же эффектом могла закричать. Улица была пуста, и вокруг нас образовалась звенящая тишина.

Рис все еще злился, но его взгляд смягчился.

– Тогда чего ты хочешь, Хлоя?

– Тебя, – быстро ответила и уткнулась лицом в его грудь. Слезы потекли от мысли, что я могла потерять Риса. Он крепко обнял меня и положил подбородок на голову. Теперь все наладится.

Да. Если бы я обладала безграничным контролем…

С той драки прошла неделя. Жизнь текла своим чередом, ученики в конце концов нашли другие темы для обсуждения. Все вернулось на круги своя. Ну, почти все.

Рис Картер выполнил свое обещание.

Очевидно, он не кривил душой и правда больше не хотел иметь со мной ничего общего. Я не часто видела его на школьном дворе, и он всегда болтал с Валентино или с кем-нибудь еще из друзей.

С ними на неделе я тоже не разговаривала. Они не избегали меня, просто грустно улыбались, проходя мимо.

С математикой дела обстояли хуже всего. Свободные места были лишь на четвертом ряду.

Рис вообще не замечал моего присутствия, словно я была невидимкой.

Он просто выполнял задания, небрежно откидывался на спинку стула и жил своей жизнью, как и сказал.

Но ранило больше всего то, что Рис ушел из моей жизни именно тогда, когда я поняла, что хочу видеть его в ней… и это медленно меня убивало.


Рис


Услышав за спиной хруст гравия, я потушил сигарету и закурил новую. Затянулся и, посмаковав дешевый вкус никотина, выпустил дым вместе со всеми тревогами и сожалениями.

Ко мне подсел Валентино, и какое-то время мы просто любовались видом города со скалистого утеса. Краем глаза я заметил, как парень разочарованно покачал головой.

– Бро, ты идиот. Если отпустишь ее, потом будешь жалеть.

– С чего такая уверенность? – усмехнулся я, не глядя на него.

– Из-за нее ты снова начал курить.

– Хлоя тут ни при чем.

– Бро, давай ты не будешь мне врать. Она делает тебя счастливым. Черт, эта девушка заставляет тебя улыбаться. Рядом с ней ты оживаешь, – ухмыльнулся Валентино.

– Да пошел ты.

– Куда? Ты же меня любишь.

– Как скажешь.

На минуту повисло молчание, а затем Валентино дал мне подзатыльник.

– Ай! Какого черта? Ты больной? Что это было? – поморщился я, потирая ушиб.

– Да вот хотел вбить немного мозгов в твою бестолковую голову, идиот. Черт, а я думал, Деннис у нас единственная плакса в компании.

Я еле сдержал смех, когда Деннис стукнул Валентино по голове.

– Вообще-то я здесь, говнюк.

– Хочешь меня? – с игривой ухмылкой поддел Валентино.

Деннис изо всех сил старался скрыть улыбку.

– Иди сюда, бро.

И они завязали шутливую драку на земле.

Через несколько минут подошли Джейк с Джейденом. Оставив без внимания драку, они сразу легли на траву рядом со мной. Их явно что-то беспокоило. Будь все как обычно, они бы присоединились к парням или хотя бы стали подбадривать.

– Ладно, выкладывайте. Что же испортило настроение Траляля и Труляля?

Близнецы переглянулись и, проигнорировав меня, отвернулись. Слишком много молчания для одного вечера. Я застонал от отчаяния.

– Ради всего святого, скажите хоть что-нибудь.

– Ты идиот, – с грустью в голосе наконец произнес Джейк. – И это мягко сказано, – заключил он, бросив пустую бутылку пива в скалы. И на моих глазах стекло разлетелось на миллионы осколков.

– Она нам очень нравится, Рис, – потупившись, добавил Джейден, и его губы медленно растянулись в печальной улыбке. – Она смешная, добрая, милая…

– И твоя полная противоположность, – закончил Джейк.

Я встретился с его жестким взглядом и отвернулся. Затем случайно задел рукой камень размером с кулак, взял его и сбросил вниз, глядя, как он постепенно растворяется в темноте.

– И чего же вы от меня хотите?

– Чтобы ты вернул ее, – легко и без запинки ответили они в один голос.

Я провел пальцами по волосам.

– И как именно, умники, вы хотите, чтобы я вернул ее, если она никогда не была моей?

Лицо Джейдена озарилось радостной улыбкой.

– Ты придумаешь способ, Рис.

Джейк ухмыльнулся.

– Или можешь и дальше смотреть на облака в надежде, что придет Муфаса и даст тебе наставления.

Я хотел показать Джейку средний палец, но меня отвлек чей-то страдальческий стон.

– Ха, ты правда думал, что сможешь меня одолеть? Только в твоих мечтах, малыш Денни! – с гордостью воскликнул Валентино, прижимая лицо Денниса к земле.

– Слезь с меня, жирдяй, – лишь сумел выдавить Деннис.

Хохотнув, Валентино отпустил друга и отряхнул футболку.

Деннис потер руку.

– Держу пари, ты ешь детей на ужин.

– Сиротки – мои любимые, – подмигнул Валентино.

Я закатил глаза. Меня окружали идиоты.


Хлоя


На дворе было солнечное субботнее утро. Родители сегодня работали допоздна, и весь дом остался в моем распоряжении. Посмотрев на телефон, я заметила, что он почти разрядился. Спрыгнула с кровати и поставила его на зарядку.

Меня уже одолевала скука.

Заняться было нечем, и я решила послужить обществу: включила ноутбук и ответила на несколько писем ассистенту Купидона.


Дорогой ассистент Купидона!

Пожалуйста, не осуждай меня.

Есть один парень… и он изменяет своей девушке… со мной.

Да, я та «другая женщина».

Но я люблю его! Мне кажется, он тот самый.

Только я не понимаю, почему он не расстается со своей девушкой. Он постоянно обещает это, но не делает. Мне больно видеть, как они держатся за руки… целуются в коридорах… Хотя он говорит, что ему на нее плевать… Я так запуталась.

Анон.


У меня округлились глаза от удивления, и я принялась быстро набирать ответ. Никто не должен играть с чужими чувствами только потому, что не уверен в своих собственных.


Дорогой Анон!

Я не из тех, кто осуждает.

Я понимаю, какой расстроенной и запутавшейся ты чувствуешь себя в этой ситуации.

Мне жаль, но… ты должна его отпустить.

Если он изменяет с тобой, то со временем будет изменять и тебе.

Если ты у него не единственная, тогда он не «тот самый».

ХОХО, А. К.


Я вздохнула. Что-то в последнее время я делала это часто. Мой взгляд метнулся к окну, и мне стало так себя жаль. Я каждый день помогала другим с проблемами в отношениях, но когда беда возникла у меня, то мне обратиться оказалось не к кому. Иронично, не правда ли?

В комнату ворвался прохладный утренний ветер, сдувая на пол различные записки и бумаги. Мой взгляд упал на дневник, который открылся на какой-то странице. Присмотревшись повнимательнее, я заулыбалась как идиотка.

Там была картинка Купидона, который держал в руках лук и колчан со стрелами.

Возможно, мне все же было к кому обратиться.


~ * ~


Раздался звонок.

Я бегом спустилась по лестнице и бросилась открывать дверь. А когда увидела на пороге своего лучшего друга, широко улыбнулась и крепко его обняла.

– Чарльз!

– Да чтоб тебя! – буркнул он. – Я знал, что это слишком хорошо, чтобы длиться вечно.

– Ты это о чем?

– Ты называла меня полным именем.

– И что? Мне больше нравится Чарльз. Звучит аристократично и по-британски, а ты же знаешь, что я люблю все британское, Чарльз.

Он закатил глаза, хотя сам еле сдерживал улыбку.

– И зачем я только к тебе пришел?

– Затем что ты меня любишь!

В его взгляде вспыхнул лукавый огонек.

– Да неужели?

Я стукнула его в грудь.

– Уж лучше поверь.

– Но это же мазохизм, – с чувством возмутился Чарли.

– Как и смотреть на твое лицо.

– Мое лицо прекрасно.

– Конечно, именно поэтому на тебя больно смотреть, – подмигнув, ответила я.

Он приобнял меня за талию и притянул к себе. В его пронзительных голубых глазах плясали чертики.

– Я всегда знал, что произвожу ослепительное впечатление на людей, но чтобы на саму Хлою Армел… теперь моя самооценка взлетит до небес, – ухмыльнулся Чарли.

– Как будто тебе есть куда раздувать эго, Чарльз, – подколола я и игриво его оттолкнула.

– Я так и буду здесь стоять, или ты наконец меня впустишь?

Я взяла ключи с полки и улыбнулась.

– Ни то и ни другое.

Погуляв по окрестностям, мы заглянули в общественный парк. Здесь семьи устраивали пикники, а дети играли на детской площадке. В нашу сторону полетел мяч и угодил Чарли прямо в голову.

– Чарльз, твоя голова наконец пригодилась, – захихикав, поддразнила я.

Парень сузил глаза и усмехнулся – верный признак того, что он отомстит мне за это.

– Ты сама напросилась, Хлоя.

– Напросилась на что?

– На это!

С этими словами он повалил меня на землю и защекотал. Вскоре я начала задыхаться, проклиная Чарли, но в то же время смеясь.

– П-прекрати! Хватит, Чарли, ха-ха-ха! – удалось выкрикнуть я.

Чарли пропустил мою просьбу мимо ушей, продолжая щекотать. Я сделала мысленную пометку, что убью его после.

– Теперь ты будешь меня уважать? – спросил друг строгим голосом.

– Да! – пообещала я, пытаясь вырваться. Чарли придавил меня всем телом.

– Теперь скажи, что ты меня лю-ю-юби-и-ишь, – добавил он ради веселья.

Я покачала головой и рассмеялась. Какой же он идиот!

– Я люблю тебя!

Щекотка постепенно прекратилась, но рук с моей талии Чарли не убрал. Перестав смеяться, я посмотрела на него и наткнулась на внимательный взгляд.

От этого у меня на щеках выступил румянец. Заметив это, Чарли улыбнулся и заправил выбившуюся прядку мне за ухо. Я смотрела в его ясно-голубые глаза, в которых отражались наши с ним бесчисленные детские воспоминания.

И тогда лучший друг детства опустил взгляд на мои губы и наклонился, чтобы меня поцеловать.


ГЛАВА 18


Я очнулась, только когда губы Чарли оказались в миллиметре от моих, и тогда, приложив все силы, оттолкнула парня и села. Чарли лег на траву рядом со мной, и на его лице отразилась грусть – это разбивало мне сердце.

Я вздохнула.

– Я… мы не можем, Чарли.

Он озадачено нахмурил лоб. В моменты замешательства Чарли всегда выглядел очаровательно. Он был похож на потерянного щенка.

– Почему?

Потому что ты – не Рис Картер.

– Потому что ты мой лучший друг. Я безумно люблю тебя и не хочу рисковать потерять.

Чарли приподнялся и посмотрел мне в глаза в поисках надежды на шанс, но, наткнувшись на пустоту, вздохнул.

– Я бы хотел, чтобы нам снова было по пять.

– Почему? – улыбнулась я.

– Потому что тогда я сделал тебе предложение в песочнице, а ты согласилась.

Вспомнив этот момент, я залилась смехом.

– Боже мой, точно, и ты подарил мне одно из этих колец лолли на нашу «свадьбу»!

– И мы подарили друг другу первый поцелуй, – усмехнулся он, глядя на кусты роз перед нами.

Это правда. Я подарила свой первый поцелуй Чарли, а он мне свой. Нам было по пять, и это произошло под дубом в детском саду перед всеми нашими друзьями, в то время как они кричали и заверяли, что мы подхватим глистов и вшей.

Я накрыла его руку ладонью и заставила посмотреть на себя.

– Однажды ты встретишь удивительную девушку, которая идеально тебе подойдет. Красивую и внутри, и снаружи. Ту, что заставит тебя улыбаться до боли в щеках и наполнит твою жизнь смыслом.

Его голубые глаза мерцали, как летний океан.

– Хлоя, я смотрю на нее прямо сейчас.

Я обняла его за плечи.

– Чарли, ты заслуживаешь девушку, которая будет любить тебя по-настоящему, всем сердцем.

В его глазах промелькнула боль, и он тяжело вздохнул. Мне не нравилось, что я его раню. Играя с моими пальцами, Чарли опустил на них взгляд.

– Я бы хотел, чтобы это была ты, – шепнул он мне на ухо, а затем приобнял и поцеловал в лоб. Я положила голову ему на грудь и вдохнула знакомый запах.

Кто бы знал, что настанет день, когда Чарли Кинг, мой лучший друг и закоренелый плейбой Прескотт Прайвит, признается мне в любви.


~ * ~


Чарли проводил меня до дома, между нами появилось небольшое напряжение. Мы почти не разговаривали, но это было нормально – я понимала, что ему нужно время, чтобы все обдумать.

Я плюхнулась на кровать и выдохнула. Кажется, моя жизнь становится угнетающей… до невозможности. Мне нужно было встряхнуться. Отвлечься от всего.

Мой взгляд вдруг упал на гардеробную, забитую доверху платьями и туфлями.

С хитрой ухмылкой на губах я пролистала контакты в телефоне и нажала кнопку вызова. Спустя четыре гудка девушка взяла трубку, и я услышала на заднем плане голоса людей.

– Алло? – ответила она.

– Привет, это я.

– Хлоя?

– Единственная и неповторимая.

– Субботний вечер, разве тебе не надо делать домашку или типа того? – подшутила она.

– Вообще-то, я бы хотела сейчас повеселиться.

– Буду через пять минут! – заявила подруга и отключилась.

Ох, Габриэль Санчес, в вопросах развлечения я всегда могу на тебя положиться.


~ * ~


Спустя минут сорок мы с Габби были уже полностью собраны и крутились перед зеркалом, предвкушая незабываемый вечер.

– Черт подери, мы выглядим горячо, – ухмыльнулась Габби.

– Я знаю, – с нескромной улыбкой ответила я.

Габби надела светло-сиреневое платье без бретелек, которое совершенно не оставляло место для воображения, но это лишь мое личное мнение. К нему подобрала серебристые туфли, а волосы прекрасно уложила крупными локонами.

Я выбрала черное платье в обтяжку, которое было чуть выше колен, но выглядело стильно. Волосы выпрямила, надела кремовые туфли на шпильке и дополнила образ серебряными украшениями. Нанесла черную тушь, которая придала ресницам объем и сделала взгляд магнетическим. Добавила светло-розовый блеск – и вуаля, я готова.

Всегда стильно, не вульгарно… разве что немного откровенно.


~ * ~


Через пятнадцать минут мы с Габби подошли к двери дома, в котором проходила вечеринка. Совершенно стереотипная американская вечеринка: с громкой музыкой, пустыми стаканчиками от пива, разбросанными повсюду, и кучей людей на улице, которые веселились или просто болтали друг с другом. О, и конечно же, не без случайного пьяного парня, неуклюже шатающегося где только можно.

– И чья же эта вечеринка? – спросила я Габби, когда та нажала на звонок.

– Скоро узнаешь.

Дверь распахнулась, и у меня округлились глаза.

Ну разумеется, это вечеринка Тайлера.

– Габби, детка! – Тайлер поцеловал ее в щеку и до неприличия крепко обнял. – Рад, что ты пришла.

Затем Тайлер заметил меня.

– Хлоя Армел, вот так сюрприз… – выдохнул он, жадно пожирая меня взгялом.

– Прости, Тайлер, я не знала, что это твоя вечеринка… Я могу уйти, если хочешь.

– Ни в коем случае, – усмехнулся он. – Проходите. Наслаждайтесь вечером.

Мы втроем зашли в холл, и у меня перехватило дыхание. У Тайлера был огромнейший дом! Скорее, даже особняк. Температура в доме – в особняке – была заметно накаленнее: люди танцевали, выкрикивая слова песен, у многих в руках были красные стаканчики, а у стены находился мини-бар.

Я подошла к Габби. Она уже налила выпивку и протянула один стаканчик мне. Я покачала головой – никогда не пью на вечеринках.

– Ой, да брось, от одного стакана тебе ничего не будет.

– Возможно, но что-то мне подсказывает, что сегодня я за рулем.

Габби пожала плечами и сделала глоток.

– Как хочешь.

По правде говоря, это было лишь отговоркой. Просто я никогда в жизни не пробовала алкоголь и уж тем более не пила на вечеринках, где тебе в напиток спокойно могут что-то подсыпать.

Да, я параноик в таких делах. Лучше перебдеть, чем недобдеть.

– Глянь, какой милый парнишка, – хихикнула Габби.

– У тебя же есть парень.

– Да я для тебя, глупышка. Иди поговори с ним.

Она поиграла бровями, и я поморщилась.

– Не стоит.

– Ну давай же. Ты позвала меня, чтобы повеселиться. Я пытаюсь помочь, но не-е-ет, ты не хочешь пить, не хочешь знакомиться с парнями… замечательно!

Внезапно кто-то обнял меня со спины за талию, и, обернувшись, я наткнулась на взгляд темно-голубых глаз.

– Наслаждаетесь вечеринкой, мисс Армел? – Горячее дыхание Тайлера опалило мое ухо. Каким-то образом мы вдвоем оказались в танцующей толпе, кругом в такт музыке двигались люди. Тайлер положил руки мне на бедра и прижал к себе.

Я вздернула плечами.

– Я бывала на вечеринках и получше.

– Может, танец со мной изменит твое мнение, – ухмыльнулся он, закидывая мои руки себе на шею.

– Не раскатывай губу, – игриво подмигнула я.

Диджей врубил музыку на полную, и теперь каждый бит отдавался в груди. Я старалась не заострять внимание на том, что Тайлер прижимается ко мне, но было сложно игнорировать его полный страсти взгляд.

Он медленно опустил ладони мне на бедра, и я поняла, что пора уходить. Убрала его руки, пресекая всякие подкаты, и быстро придумала предлог, чтобы слинять от этого кобеля. Извините за мой французский.

– Пойду подышу свежим воздухом. – И пока Тайлер не успел ответить, отстранилась, создавая между нами пространство, которое тут же заполнили танцующие люди.

Увидев белую мраморную лестницу, я кое-как протолклась к ней и поднялась на второй этаж. Обойдя несколько коридоров с обжимающимися парочками и закрытыми комнатами, я натолкнулась на балкон.

Стеклянные двери уже были открыты, и я не колеблясь направилась навстречу вечерней теплоте. Подойдя к перилам, я взглянула вниз на каменный забор, украшенный белыми розами. А когда, решив вернуться в дом, развернулась, то в кого-то врезалась – и сильно.

– Извините, – на автомате пробормотала я, но затем увидела, кто этот человек, и мое сердце ухнуло вниз.

– Похоже, врезаться в меня уже вошло у тебя в привычку, Хлои, – гаденько ухмыльнулся Андре и, как король, подошел ко мне.

– Что ты здесь делаешь, Андре? – раздраженно спросила я.

– Развлекаюсь на вечеринке Тайлера, – ответил он так, словно это был наиглупейший вопрос.

Я насупилась.

– Откуда ты вообще его знаешь?

– Он мой знакомый, – просто ответил парень.

– Плевать, я ухожу. – Хватит уже с меня. Наверное, вообще не следовало сюда приходить. – Надеюсь, я больше никогда тебя не увижу, Андре, – искренне добавила я и попыталась его обойти, но он схватил меня за руку и крепко прижал к себе.

– Хлои, ты всегда уходишь так быстро. Брось, давай немного повеселимся, – хрипло прошептал он мне на ухо.

У меня внутри все перевернулось от страха, но показывать этого я не собиралась.

– С тобой? – съязвила я. – Ха, да лучше умереть.

Громкая музыка вдруг словно стихла, хотя на самом деле это было не так. Она просто отошла на задний план, когда я заметила, как в лунном свете блеснуло лезвие. Андре достал карманный ножик.

– Это можно устроить, – усмехнулся парень.

У меня сбилось дыхание. Я знала, на что способен Андре, и это меня пугало… нет, ужасало. Он на самом деле был способен на хладнокровное убийство.

– Ты милая, когда боишься, Хлои.

– Ты болен, – с презрением произнесла я.

На его губах заиграла нездоровая ухмылка.

– Нет, просто болен любовью.

– Любовью? Да что ты знаешь о любви, Андре? – начала провоцировать я.

Ладно, не стоило этого делать.

Заметка на будущее: никогда не перечь парню с ножом.

В следующее мгновение Андре прижал меня к стене и приставил к горлу холодное лезвие. Ему оставалось лишь слегка надавить, чтобы вспороть мне кожу.

– Что я знаю о любви? – Его глаза потемнели от ярости. Следовало дважды подумать, прежде чем дерзить парню с серьезными проблемами по управлению гневом. – Достаточно, чтобы понять, как она ранит.

От Андре разило алкоголем и злобой. Прекрасно. Злой и пьяный парень – это именно то, что мне было нужно, чтобы проветрить голову.

– Я знаю тебя два года, Андре, и никогда не видела, чтобы ты влюблялся.

– Это потому, что ты была слепа! – выкрикнул он мне в лицо. – Ослеплена своей любовью к идеальному Прекрасному принцу! Но Эш оказался вовсе не таким, правда, Хлои? Я бы никогда так с тобой не поступил. Никогда бы не заключал пари и не обманывал тебя. Никогда бы не посмел играть с твоими чувствами и…

– Хватит! – заорала я, пытаясь вырваться из его хватки. – Прекрати! Оставь меня в покое! Думаешь, я не знаю, что сделал Эштон? Почему ты постоянно мне об этом напоминаешь? Нравится смотреть, как я страдаю? Тебя забавляет то, что Эштон разбил мне сердце?

– Ты это заслужила. Если не больше.

– Ч-что? – с комком в горле прохрипела я.

– Ты заслужила всю эту боль, Хлои, – громко и четко произнес Андре. – Потому что сама ранила меня в десять раз сильнее.

Я даже не сразу нашлась с ответом.

– К-как?

– Глупая девчонка, разве ты не замечала, что я влюблен в тебя? – процедил он сквозь зубы. – Я относился к тебе как к принцессе – искренне и порядочно, – когда Эштон лишь притворялся. Я всегда был рядом, когда ты была расстроена и нуждалась в поддержке, и разбирался с каждым, кто тебе докучал. – Андре впечатал меня в стену, и я, ударившись головой, вскрикнула от боли. – Но нет же, как говорится, хорошие парни приходят последними… и ты влюбилась в Эштона Де Вилля. Почему?

Я отвела взгляд, не став отвечать на его вопрос. Хотя можно было и догадаться, что это разозлит его еще больше. Одной рукой Андре приподнял мой подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза.

– Скажи, это из-за его внешности? Или из-за того, что у него есть деньги? – с отвращением спросил он.

– Да как ты посмел такое обо мне подумать?

– Сложно думать иначе, когда твое сердце разбил единственный человек, которого ты в него впустил. Я не для того всю жизнь возводил вокруг себя стены и баррикады, чтобы какая-то глупая девчонка вроде тебя разрушила их и украла мое сердце. Я этого не просил, Хлои… Мне хотелось оторвать руки Эшу, когда он обнимал тебя вот так. – И с этими словами Андре взял меня за талию и, прижав к себе, припал губами к моей шее.

Я попытала вырваться из его хватки, но быстро замерла, ощутив новое прикосновение холодной стали к коже. Добившись своего, Андре оставил нежный и долгий поцелуй у меня за ухом.

– Я ненавижу любовь из-за тебя, – прошептал он и снова толкнул меня к стене.

Оцарапав обнаженную спину о кирпичи, я поморщилась.

– Я никогда не хотела тебя ранить, Андре.

– И это бесит больше всего. Ты сделала меня уязвимым, даже не пытаясь.

– Прости.

– Мне не нужны твои извинения, – бросил парень, играясь с острым кончиком ножа.

Я в недоумении вскинула бровь.

– Тогда чего же ты хочешь?

На его губах появилась зловещая ухмылка.

– Тебя.

Мое сердцебиение участилось.

– Что, прости?

– Эштон поигрался с тобой, твой друг, этот любитель «Кельвина Кляйна»… как там его зовут? Ах да, Чарли, у него никогда не было шансов. Остался я, теперь мой черед вступать в игру, не так ли, Хлои?

Тихая ярость.

Эти два слова лучше всего сейчас описывали мои эмоции. Я сделала несколько глубоких вдохов, стараясь расслабиться вопреки тому, что Андре обращался со мной как с какой-то неживой и бесчувственной куклой, и спустя минуту мне удалось натянуть улыбку.

– Как я уже сказала, лучше умереть.

Если до этого взгляд Андре был холодным, то сейчас стал ледяным.

– Твое желание – закон, любимая, – с презрением произнес он и приставил нож к моему горлу. – Скажешь что-нибудь на прощание, Хлои?

Не обостряй ситуацию!

Не делай этого, Хлоя!

Он и так уже на грани!

Ой, да плевать. Я в любом случае умру.

– А ты никогда не думал, что я не из твоей Лиги, Андре? – подмигнула я.

Его рука с ножом задрожала, глаза налились яростью, а грудь начала вздыматься часто-часто. Клянусь, если бы взглядом можно было убить, я бы уже лежала на глубине семи футов.

– Т-ты… – с запинкой выдавил Андре.

И тут раздался чей-то смех.

Я рискнула взглянуть на того, кто почти спас меня от смерти, и мои глаза расширились от удивления.

Горячий, сексуальный задира в черной футболке и джинсах – это мог быть только один человек.

Рис Картер.

– Ха-ха-ха, боже, ха-ха-ха, – откровенно ржал Рис. – Ты правда думал, что у тебя есть шанс с моей девушкой? – Он наигранно утер слезы с глаз – выглядело это забавно – и усмехнулся: – Блин, это так мило.


ГЛАВА 19


– Что ты сказал? – взяв себя в руки, ответил Андре. Конечно, он все еще выглядел как садист-психопат, но по крайней мере сдерживал эмоции – уже спасибо.

Рис медленно и непринужденно подошел к нам.

– Хмм, ты глухой или тупой?

Андре совсем растерялся.

– Что?

– Тупой, – кивнув, решил для себя Рис. – Определенно тупой.

– На твоем месте я бы следил за языком, – пригрозил Андре.

Естественно, на Риса это никак не повлияло. На самом деле, вид у него был скучающий.

– О-о, угроза. Боже, я трясусь от страха, – наиграно вздрогнул он, и я едва сдержала смешок.

Проигнорировав его, Андре повернулся ко мне, и я рвано вдохнула.

– Это твой парень? – спросил он со смесью ярости и отвращения.

Я через силу кивнула.

Рис делано всполошился. Из этого парня вышел бы отличный актер.

– Да ладно тебе, не стоит так расстраиваться. Уверен, ты хороший парень, хоть по тебе и плачет психушка, но, серьезно, в этом плане ты меня не интересуешь…

Андре резко повернул голову – аж шея хрустнула.

– Что?!

– Извини, просто я не из «этих», если ты понимаешь, о чем я, – невозмутимо намекнул Рис.

Я уже с трудом сдерживала смех.

Сложно поверить, что пару минут назад я была на грани смерти, а теперь, когда появился Рис, не могла перестать улыбаться.

Щеки Андре покраснели от ярости.

– Хочешь сказать, что я гей?

– А разве нет?

– Какого хрена? Нет!

– Чудно, иначе мне было бы неловко это делать.

И не дав Андре опомниться, Рис с разворота ударил его в живот, а затем зарядил коленом в пах.

Да, делать это было бы неловко, будь Андре геем.

Но он быстро пришел в себя и направил нож на Риса. У меня задрожали руки. Рис был отличным бойцом, но у Андре было преимущество – холодное оружие.

– Ты за это заплатишь, ублюдок…

– Меньше слов, больше дела, – подмигнул ему Рис.

Андре бросился на него, целясь ножом в лицо, но Рис успел пригнуться и вовремя отскочить назад.

– Ай-ай-ай, как грубо, – отчитал его Рис как ребенка, что, конечно же, разозлило Андре еще сильнее.

Он толкнул Риса, повалив его на холодный твердый пол. Тот в ответ ударил Андре в лицо, затем пнул в грудь и скинул с себя. Через считанные секунды оба парня уже стояли на ногах и махали кулаками.

Закрыв лицо руками, я присела на корточки и прислонилась к стене. У меня не осталось сил на это смотреть. Меня раздражало то, что я не могла ни вмешаться, ни остановить эту драку.

Мне просто хотелось, чтобы все закончилось.

Господи, прошу, останови эту драку.

Господи, прошу, защити Риса Картера.

И тут я услышала, как кто-то с криком упал. Услышала, удары кулаков о лицо и ответные содрогания от боли. А в следующее мгновение осталось тяжелое дыхание лишь одного человека, и я взмолилась Небесам и Земле, чтобы проиграл Андре.

Чьи-то теплые руки аккуратно убрали ладони с моего лица, и за пеленой слез я увидела темно-зеленые глаза.

– Рис, – еле слышно произнесла я и инстинктивно уткнулась лицом ему в грудь.

– Эй, все хорошо, – прошептал он, крепко меня обнимая. – Все закончилось, Хлоя.

Иногда осознание ситуации приходит к тебе уже после того, как все закончится.

Запрокинув голову, я посмотрела на Риса. По его виску стекала капелька пота, розовые губы приоткрывались от частых вдохов, челюсти были стиснуты, брови озадаченно нахмурены, а глаза казались пленительным омутом, в котором я тут же растворилась.

По моей щеке скатилась слезинка, и Рис ее смахнул.

– Ну, давай, пошли отсюда.

Поднявшись, Рис вздрогнул и схватился за живот. Мы оба посмотрели вниз и увидели, что его черная футболка пропитана кровью. Он медленно ее задрал, и я ахнула.

Рис был ранен.

– Вот черт, – поморщился он, пытаясь встать прямо.

– Рис, тебе нужно в больницу! – вскрикнула я, осторожно придерживая его за талию.

– Нет. Никаких больниц.

– Почему?

– Потому что врачи спросят, что случилось, а мне нельзя в полицию. – Он помотал головой, словно отгоняя плохие воспоминания. – Нет, больше никакой полиции.

И впервые после драки я обратила внимание на Андре – он лежал на полу без сознания. У меня по спине пробежали мурашки. Я знала, что он жив, но все же не хотела, чтобы у Риса из-за меня были какие-то проблемы.

– Тогда пошли ко мне.

Рис резко вскинул голову.

– Хочешь залезть ко мне в штаны?

Я впала в ступор.

– Ч-ЧТО?

Он с удивлением посмотрел на меня.

– Боже, да ты сексуальная хищница.

– Эй, что ты несешь…

– Я не из таких парней, Хлоя. Я не пойду к тебе домой, чтобы «послушать музыку» или «посмотреть твою коллекцию марок».

– Рис! Какого черта? Ты что, спятил…

– Сначала мне нужно ДКВ.

– Это еще что такое?

– Доверие, комфорт и взаимосвязь, – серьезно ответил он.

Я легонько хлопнула его по голове.

– Мои родители – врачи, идиот.


~ * ~


До дома я доехала на пределе допустимой скорости, затем, припарковавшись, с багровым румянцем на щеках завела Риса на крыльцо и дрожащими руками открыла дверь. Свет везде был выключен, и я застонала. Родителей не было, они оставили мне записку на журнальном столике.


Хлоя!

У нас с отцом сегодня двойная смена.

Вернемся утром.

Надеюсь, ты хорошо повеселилась на вечеринке.

Лол, мама.


Прекрасно, – пробормотала я.

Рис прочитал записку через мое плечо.

– Почему твоя мама написала «лол»?

– Она думает, что это означает «люблю, обожаю, люблю».

Рис громко рассмеялся.

Какая ирония.

Я направилась к лестнице.

– Ну, пошли наверх.

Его губы растянулись в хитрой улыбке.

– Признайся, ты пытаешься меня соблазнить.

Мое лицо заалело.

– Ч-что? Нет! Заткнись!

– Пошли наверх? – вскинув бровь, передразнил он.

– Там мы храним аптечку, идиот.


~ * ~


– Осторожно! Я хрустальный, не забывай.

Рис лежал на моей кровати без футболки. Я закатила глаза и продолжила дезинфицировать рану. Затем нашла самую маленькую иголку, чтобы все зашить.

Рис категорически отказался ехать в больницу, хотя порез оказался глубоким. К счастью, не настолько, чтобы привести к серьезным осложнениям или большой потере крови, но все же рана причиняла ему боль, пусть он старательно пытался этого не показывать.

– Ты уверен? – в миллиардный раз спросила я.

Рис устало выдохнул.

– Господи, Хлоя. Да! А теперь поторопить, пока я не умер.

Я вознесла молитву и наконец воткнула в кожу иголку.

Казалось, прошло десять мучительных часов – хотя на деле всего десять минут, – когда я полностью зашила рану и забинтовала ее.

Закончив все, я выбросила использованные материалы в мусорку и вымыла руки. Взгляд поймал отражение в зеркале: я по-прежнему была в черном платье, только теперь оно выглядело помятым и грязным, а волосы все растрепались.

Я быстро привела себя в порядок: переоделась в удобную одежду и расчесалась. Затем вернулась в комнату и присела на край кровати. Рис немного подвинулся, освобождая мне место.

И тут мне в голову пришла одна мысль.

– Что ты делал на вечеринке Тайлера?

Рис в недоумении посмотрел на меня.

– Это была вечеринка Тайлера?

– Ты не знал?

– Не-а.

– Значит, тебя не приглашали… тогда что ты там делал?

Рис ухмыльнулся.

– Ах, видишь ли, Хлоя, я не хожу на вечеринки… я их порчу.

– Задира.

– В точку.

На минуту в комнате повисла тишина, а затем Рис задал тот же вопрос:

– А что ты делала на вечеринке Тайлера?

– Встречалась со смертью, – буркнула я.

Его губы растянулись в улыбке.

– А потом появился Рис Картер, точно рыцарь в сияющих доспехах, и спас тебя. Какая легенда.

Я мысленно усмехнулась. Рис Картер – мой герой.

– Спасибо, – тихо прошептала я.

Он одарил меня очаровательной кривой улыбкой.

– Да ерунда.

Заламывая пальцы, я вспоминала все, что сегодня произошло. Тот еще выдался денек. Сначала едва несостоявшийся поцелуй с Чарли, затем вечеринка, кобель Тайлер и, наконец, псих Андре.

Хотела незабываемого вечера… ну, вот и получила, он теперь в памяти останется навсегда.

Внезапно Рис стиснул зубы и застонал от боли. Я спешно взяла пакет со льдом, который заранее достала из морозилки, и приложила к животу парня, всеми силами стараясь не отвлекаться на его пресс.

Его впечатляющие, твердые, литые шесть кубиков.

– Ты смотришь на меня, как толстый ребенок на торт.

– Да ну тебя! Не смотрю я так!

Рис усмехнулся, и между нами воцарилось уютное молчание.

– Эй, – произнес Рис и коснулся моей руки, вызывая толпу мурашек. Его каштановые растрепанные волосы упали на пронзительные зеленые глаза, которые мгновенно меня пленили. – Знаешь того красавчика? Того сексуального зверя, который выглядит, как я… одевается, как я, и даже разговаривает, как я? – Он отвернулся к окну, не нуждаясь в моем ответе, и вся его игривость исчезла. – Так вот, я с ним поговорил, и он сожалеет, что вел себя с тобой как придурок. Ты этого не заслужила. И хотя его IQ 157, он ступил и не понял, что ты просто хотела помочь.

Мне потребовалось время, чтобы собраться с мыслями. Наверняка сказалось то, что сегодня меня приложили головой о кирпичную стену.

Рис Картер только что передо мной извинился.

Ну ничего себе!

– А еще этот парень сказал, что будет очень признателен, если ты поторопишься и простишь его, пока он не умер от твоих неумелых швов. Серьезно, шестилетка может зашить ровнее, Хлоя. Вышло хреново.

Я закрыла глаза и с задумчивым видом взмахнула рукой.

– АБРАКАДАБРА!

Затем нерешительно взглянула на Риса из-под ресниц – он уставился на меня как на ненормальную.

– Не-а, – пробормотала я самой себе, но достаточно громко, чтобы Рис услышал. – Ты все еще придурок.

Он ухмыльнулся.

– Ой, да ладно, мы оба знаем, что тебе это нравится.

Я закатила глаза.

– Ага, конечно. Что угодно, лишь бы тебе лучше спалось.

– И поцелуй на ночь? – предложил Рис.

– Ты просишь поцеловать тебя, Рис?

– Нет, я лишь сказал, что от поцелуя на ночь мне лучше спится. Я не говорил, что хочу, чтобы ты меня поцеловала. Конечно же, если ты сама этого хочешь, останавливать тебя я не стану, – с довольным видом объяснился он.

– Тебе нужно только попросить, – спокойно ответила я.

Рис закрыл глаза и нахмурился, но уже спустя секунду разлепил веки и озарился своей знаменитой дерзкой самовлюбленной улыбкой.

– Упс, я сделал это снова.

Я вскинула бровь.

– Что сделал?

Он провел пальцами по волосам.

– Я играл с твоим сердцем и сам проиграл.

– Погоди-ка минуточку…

– Я заставил тебя поверить, что мы больше, чем друзья.

Я закрыла ему рот ладонью.

– Ты что, цитируешь песню Бритни Спирс?

Рис кивнул и, убрав с лица мою руку, сверкнул своей неповторимой ухмылкой.

– ДКВ, Хлоя. ДКВ.


ГЛАВА 20


На следующее утро я проснулась в чьих-то объятиях. Медленно открыв глаза, я увидела перед собой лицо спящего Риса, и у меня перехватило дыхание.

Во сне он выглядел так безмятежно и невинно: растрепанные каштановые волосы ниспадали на глаза, дыхание ровное. Забавно, но иногда Рис одновременно напоминал и ангела, и демона.

Я опустила взгляд и поняла, что он все еще без футболки… в моей кровати. Я даже не помнила, как заснула рядом с ним!

Посмотрела на часы на стене – половина шестого.

Скоро должны были вернуться родители.

Вот черт!

В панике я сделала то единственное, что показалось мне верным.

Столкнула Риса с кровати.

И тот с грохотом упал на пол. Бедненький. Он потер глаза, осознавая, что произошло.

– Ты столкнула меня с кровати?

От смущения и вины мои щеки вспыхнули, но сейчас было не до этого.

– Да, а теперь выметайся! – заорала я.

Рис выглядел ошарашенным, растерянным и таким очаровательным.

– Воу, полегче, убийца. Ты забыла принять таблетки? Или экспериментируешь с дозировкой?

– Рис, проваливай! Мои родители вернутся с минуты на минуту! – в отчаянии воскликнула я и запустила в него подушку.

Он вздохнул и, поднимаясь, с досадой покачал головой.

– Боже, кто зажег фитиль на твоем тампоне?

Я бросила в него еще одну подушку.

– Брысь!

Рис подошел к окну и открыл его.

– Ладно, расслабься. Не знаю, под чем ты, но, уверен, для такого есть реабилитационные программы.

И с этими словами он прыгнул на ветку дерева.

Я выглянула в окно: едва Рис залез в свою комнату, как на нашу подъездную дорожку завернула машина родителей.

Я облегченно выдохнула. Чуть не попались.


~ * ~


– Что значит, вы уезжаете в Камбоджу? – возмутилась я, наблюдая, как родители собираются.

Мама лихорадочно побросала в чемодан одежду и велела папе его застегнуть.

– Нас попросили полететь туда, чтобы помочь семьям и детям, которые нуждаются в экстренном лечении. Наш рейс через час. Вернемся через две недели. Мне жаль, что все получилось так внезапно, детка.

– Но… а как же я? Я останусь одна на две недели?

Кто будет мне готовить?

Я и тост-то через раз сжигаю.

– Не говори глупостей, ты правда думала, мы оставим тебя без присмотра взрослых? Ты ведь умрешь от голода. Без обид, дорогая, но ты даже под угрозой смерти не сможешь заварить лапшу быстрого приготовления.

Я пропустила ее колкость мимо ушей.

– И каков тогда план? – спросила я родителей, спустившись за ними к входной двери.

Они напоследок проверяли, не забыли ли чего.

– Ты останешься с Авророй.

У меня вытянулось лицо.

– Ч-что?

– За последние недели мы очень сблизились, она такая милая. Я спросила, сможет ли она приглядеть за тобой, и Аврора с радостью согласилась.

– С Картерами? – спросила я скорее себя.

– Да. Это самый удобный вариант: они живут по соседству, перебраться туда будет легко. Веди себя хорошо, Хлоя, ладно? – Мама поцеловала меня в щеку и крепко прижала к груди.

Я обняла папу, который все это время молчал. Он в принципе не очень-то разговорчивый.

Мама разъяснила мне детали и дала инструкции. В ответ я просто кивала и говорила: «Да, хорошо, ладно, ага, конечно, окей, угу, хорошо, ладно, сделаю, нет проблем, я знаю, ПОКА, МАМ!»

– Я позвоню, когда мы долетим! – крикнула она, садясь в такси и уезжая в аэропорт.

Жить с Рисом две недели?

Купидон, что ты задумал?


~ * ~


Открыв дверь, Аврора широко улыбнулась и сердечно меня обняла.

– О, Хлоя! Я так рада, что ты поживешь у нас. Наконец-то в этом доме появится девушка.

– Спасибо, что приютили, – хихикнула я.

Женщина лишь отмахнулась.

– Пустяки. Ладно, детка, мне нужно в магазин, вернусь через… – она посмотрела на часы, – полчаса?

Прозвучало больше как вопрос. Я кивнула, не зная, как на это ответить.

Аврора улыбнулась и ласково погладила меня по руке.

– Рис наверху. Он еще не знает, что ты останешься у нас. Если хочешь, можешь сама ему рассказать. – На этом она взяла сумку и выбежала из дома.

Я улыбнулась. Аврора и правда очень милая.

Поднявшись по лестнице, я сразу нашла комнату Риса.

На ней были наклейки с черепами и табличка с надписью «ОПАСНО, ВХОД ВОСПЕЩЕН!»

Я пару раз постучала, но никто не ответил. Что ж, зайдем и так.

Знаю, плохая и вредная Хлоя.

Риса в комнате не было. Судя по звуку воды, он принимал душ.

Я плюхнулась на его одноместную кровать, она показалась мне маленькой в сравнении с моим царским ложем, но все же в ней что-то было… такая мягкая и уютная. На книжной полке Риса красовались кубки и ленты с соревнований по боксу – и их было много.

На секунду я задумалась, в порядке ли Андре. Хоть он и пытался убить меня прошлым вечером, в глубине души я все же за него переживала.

И пока я сидела, погруженная в свои печали, кое-что привлекло мое внимание.

Шоколадные кексы!

На столе лежало несколько штучек, завернутых в пищевую пленку. Я развернула одну и откусила кусочек.

Матерь божья!

Кажется, я только что испытала гастрономический оргазм.

Постанывая от удовольствия, я жадно слопала второй кекс… затем третий. К тому времени, как из ванной вышел Рис в одном полотенце на бедрах, я съела все.

– Какого черта ты творишь?! – закричал он, и в его глазах вспыхнул гнев.

Я расхохоталась.

Да так сильно, что не издала ни звука, тупо сидела и хлопала ртом, как отсталый тюлень.

– Они были не твои! – сокрушенно зарычал Рис.

– Ну, на них не было твоего имени! – хихикнула я.

Рис помахал желтым стикером у меня перед лицом. На нем большими жирными буквами было написано «РИС КАРТЕР».

– Сиди здесь и не двигайся, – раздраженно простонал он.

Я усмехнулась и прикинулась статуей, замерев с глупым выражением на лице.

Рис покачал головой и провел пальцами по волосам.

– Ничего не делай, пока я не вернусь, – приказал он, затем взял телефон и вышел, закрыв за собой дверь.

А я снова разразилась смехом.


Рис


Лихорадочно пролистав контакты, я набрал Валентино.

Он ответил после второго гудка.

– Здоров, бро, как дела?

– Вал, мне нужна твоя помощь.

– Что стряслось, приятель? – обеспокоенно спросил он.

– Э-э, ребята с тобой?

– Да, мы все здесь. Что случилось? – заговорил Деннис. Очевидно, Валентино поставил меня на громкую связь.

Я тяжело вздохнул.

– Хлоя съела все кексы с травкой.


ГЛАВА 21


– Где, черт возьми, эта Нарния?

Парни расхохотались над поведением Хлои под кайфом.

– Хлоя, прошу, вылези из моего шкафа, – не то со смешком, не то со вздохом произнес я.

Она тут же выпрыгнула оттуда и, подлетев к кровати, спиной завалилась на нее. Затем подняла руки и ноги и начала с благоговеньем шевелить пальцам, очарованная их существованием.

– Вау, – выдохнула она. – Это так круто…

На губах Валентино заиграла широкая улыбка.

– Вот это ржака.

– И не говори, – согласился Джейк, после чего повернуться ко мне. – Эй, бро, у тебя еще остались кексы?

Я с досадой покачал головой.

– Нет, дружище, она не оставила даже крошки.

Вдруг раздался грохот. Мы обернулись на звук и увидели на полу хохочущую Хлою.

Я вскинул бровь – озадачено, но с легким весельем.

– Ты что, упала с кровати?

Хлоя посмотрела на меня как на умалишенного.

– Не-е-ет, я атаковала пол.

– Задницей?

– Я чертовски талантлива!

Валентино, как обычно, рассмеялся громче всех.

– Она охрененно забавная!

Деннис по-джентельменски протянул Хлое руку и помог подняться. Твердо встав на ноги, она поблагодарила его и поцеловала в щеку, отчего друг вмиг зарделся.

– Оу, ты такой милый, когда краснеешь, Деннис! – умилилась Хлоя.

Его лицо покраснело еще больше, и под наш громкий хохот он потер шею и потупил взгляд.

– Ага. Спасибо, Хлоя.

Не заметив в голосе Денниса сарказма, Хлоя широко улыбнулась и запрыгала от восторга.

– Не за что! Пока!

Она поскакала к двери, но я поймал ее за запястье и развернул к себе. У нее закружилась голова, и она свободной рукой ухватилась за меня.

– И куда это ты собралась? – ухмыльнулся я, игнорируя навязчивое чувство дежавю, напоминающее о нашей первой встрече, когда мы с ребятами вломились в школу и нашли там запертую девушку.

Хлоя посмотрела на меня своими светло-карими глазами, и я увидел в них некое замешательство и восхищение.

– У тебя очень красивые глаза, – прошептала она завороженно, будто под гипнозом.

«У тебя тоже», – подумал я, но вместо этого, подмигнув, сказал:

– Я знаю.

С минуту мы просто стояли и улыбались друг другу как два идиота, затем Хлоя оттолкнула меня и побежала вниз по лестнице.

– Эй! – крикнул я вслед. – Ты куда?

На последней ступеньке она с невинным взглядом подняла голову.

– Я проголодалась.

У меня вырвался смешок, и мы с парнями спустились за ней. Хлоя по-королевски уселась за кухонную стойку.

– Рис, приготовь мне поесть.

– Рис и готовка? – усмехнулся Джейк. – О, я должен это увидеть.

– Думаю, нужно записать это на видео, – добавил Валентино.

– Он вообще умеет готовить? Скорее всего, он ее просто отравит, – подколол Джейден.

Повернувшись, я сузил глаза и показал ему средний палец.

– Спасибо, ребята. Нет, серьезно, ваша поддержка бесценна. Кретины.

– А ты можешь сделать мне крабсбургер?

Мы с парнями медленно обернулись и увидели, как Хлоя разговаривает с желтой губкой возле раковины.

На секунду в комнате наступила ошеломленная тишина, а следом раздался дружный взрыв смеха.

– Это просто бомба, – сквозь хохот произнес Валентино. – Официально заявляю: я обожаю Хлою под кайфом.

Я снова посмотрел на девушку и улыбнулся. Болтая своими длинными загорелыми ногами и напевая песенку, она выглядела так мило.

И тут один придурок дал мне подзатыльник.

– Посмотрите-ка, наш оболтус втюрился по уши, – усмехнулся «мой лучший друг», и остальные парни поддержали его смехом.

– Не понял? – огрызнулся я.

Подмигнув, Валентино взял меня за плечи и увел в соседнюю комнату.

– Ой, да брось. Не прикидывайся дураком, любовничек. Очевидно же, что она тебе нравится.

У меня от удивления округлились глаза.

– Что за херня? Она мне не нравится!

Вскинув брови, Валентино смерил меня надменным взглядом.

– Рис, не тягайся с Валентино, она тебе нравится.

– Это все твои домыслы, бро.

– Серьезно?

– Ага, – спокойно ответил я, хотя ощутил, как мой пульс подскочил.

– То есть ты не будешь против, если я за ней приударю? Ну, ты же видел эти ножки…

Меня вдруг словно перемкнуло, и в следующую секунду Валентино оказался прижат к стене.

– Не вздумай к ней приближаться, Вал. – Такой грозный тон удивил даже меня самого.

Осознав, что сделал, я тут же отошел от друга и моргнул. Наши взгляды встретились, и тогда я понял, что Валентино просто проверял, есть ли у меня чувства к девушке в соседней комнате.

Из моего рта посыпались самые смачные ругательства, которые я только знал на испанском.

Твою ж мать!

Похоже, я влюбляюсь в Хлою Армел.

Валентино расплылся в счастливой улыбке.

– Мой малыш взрослеет. Он наконец-то влюбился. Я ужасно горжусь тобой, брат.

И после этого друг крепко обнял меня, приподняв над полом. В моей голове крутились тысячи мыслей, но уцепиться хоть за одну из них не получалось. Это невозможно. Как я мог влюбиться?

– Окей, Вал, может, перестанешь вести себя по-гейски и отпустишь меня?

– Дай еще пару секунд, – заявил он, продолжая ликовать в душе.

Я вздохнул.

– Нет… сейчас, иначе не видать тебе Валентино-младших.

Он тут же меня отпустил.

– Ладно.


~ * ~


Вернувшись на кухню, мы увидели, что Хлоя жует морковку, макая ее, судя по виду, в клубничное варенье. Деннис, Джейк и Джейден хохотали как никогда.

Заметив, как мы вошли, Джейк подозвал нас к себе.

– О, ребят, вы должны это увидеть, – сказал он, протягивая мне какой-то листок.

– Что это? – спросил Валентино, стащив у Хлои полочку морковки. Она нахмурилась, но отбирать назад не стала.

– Список дел, которые Хлоя хочет успеть сделать перед смертью, – синхронно ответили Деннис и близнецы.

Я быстро пробежался взглядом по пунктам и улыбнулся.

Список дел, которые Хлоя хочет успеть сделать перед смертью:

~ Прогулять целый день в школе;

~ Попробовать алкоголь;

~ Врезать кому-нибудь;

~ Нарушить закон;

~ Завалить тест (только чтобы посмотреть на реакцию учителя), а затем переписать его на «отлично»;

~ Обставить Риса в споре;

~ Научиться кататься на скейтборде;

~ Поцеловаться под дождем… нет, слишком банально… поцеловаться под омелой… фу, как-то по-биберски… ПОЦЕЛОВАТЬСЯ ПЕРЕД ОГРОМНОЙ ТОЛПОЙ.

Я оторвался от листка. Трудно поверить, что она сама это написала. Валентино, прочитав список через мое плечо, хитро ухмыльнулся, как и мы все.

О, это будет весело.


~ * ~


В жизни я мало чего боялся.

Но моя испанская мамочка в рассерженном состоянии входила в это число. Такой я всегда буду ее бояться.

– Она съела кексы с травкой? Я оставила вас на полчаса, а она уже под кайфом? Какой же ты безответственный niño! – скрестив руки на груди, отчитывала меня мама.

Я рискнул украдкой взглянуть на друзей – те изо всех сил сдерживали смех.

– Mamá… – попытался возразить я, но позволила ли она мне? Нет.

– Ты считаешь, это смешно? – возмутилась мама, указывая пальцем на Хлою.

Та держала в руках картошку и поздравляла ее с получением роли в «Истории игрушек».

Как бы меня ни разрывало от смеха, я совладал с собой и с серьезным лицом посмотрел на маму.

– Нет, mamá, конечно же, нет.

Она вздохнула.

– Отведи ее наверх и уложи в кровать. Пусть она проспится.

Я кивнул, после чего мама пригласила моих друзей остаться на ужин, но те, вежливо отказавшись, с пожеланиями удачи похлопали меня по плечу и ушли. Я повернулся к Хлое – она лежала на диване едва не в отключке.

Я взял ее на руки и понес в гостевую комнату.

– Ты такой сильный, – восхитилась Хлоя, а ее глаза расширились от удивления.

Я прыснул, не зная, как на это реагировать.

– Спасибо, но, поверь, принцесса, ты не такая уж тяжелая, – в итоге ответил я, осторожно укладывая ее на кровать и накрывая фиолетовым одеялом.

Хлоя устроилась поудобнее и мило зевнула.

– Принцесса? – непонимающе повторила она. – Ты – Прекрасный принц?

– Я Рис Картер… так что да.

Услышав мое имя, Хлоя улыбнулась.

– Рис Картер… – тихо выдохнула она на грани сна. – Хм-м… мне кажется…

Хлоя закрыла глаза, но мне хотелось узнать, что она собиралась сказать.

– Ну и? – подстегнул я. – Что там с Рисом Картером?

И прежде чем провалиться в глубокий сон, она из последних сил прошептала:

– Мне кажется, я в него влюбляюсь…


ГЛАВА 22


Хлоя


Мой сладкий сон прервали яркие лучи солнца, проникающие сквозь незанавешенное окно.

Медленно открыв глаза, я осмотрелась вокруг и сразу же вспомнила, что до приезда родителей мне придется жить у Картеров.

Воу… уже понедельник?

Погодите, если сегодня понедельник, значит, надо идти в школу, так?

Жизнь удалась!

Вскочив с кровати, я побежала в ванную, быстренько приняла душ, почистила зубы и спустилась на кухню позавтракать.

Недоумевая, почему еще никто не встал, я достала из шкафчика «Чириос», затем из холодильника молоко и замешала хлопья. Съев ложку, я взглянула на часы на стене и содрогнулась.

Уже было без пятнадцати двенадцать.

Прекрасно!

– Ты чего так рано встала?

Подавившись хлопьями и тяжело закашляв, я повернулась к Рису, который во всей красе стоял, прислонившись к стене, и смерила его негодующим взглядом.

– Рано? Сейчас без пятнадцати двенадцать! Мы пропустили уже два урока!

– И что?

Я растерянно заморгала. Рис относился к этому так спокойно. Он был самым умным учеником в Прескотт Прайвит. Он был ПЕРВЫМ во всей школе, а это МНОГОЕ значит. Как он мог быть всегда таким беззаботным?!

– Тебе нужно расслабиться, Хлоя, – ухмыльнулся Рис. – Пожить в свое удовольствие.

– Пожить в свое удовольствие?

Взяв с журнального столика листок, который я до этого не замечала, Рис подошел к кухонному островку и положил его передо мной. Сдвинув брови, я озадаченно посмотрела на парня, но тот лишь широко улыбнулся.

Тогда я осторожно подняла листок и сразу узнала свой почерк.

– Что за черт? Я не помню, чтобы это писала.

– Не помнишь? – удивился Рис.

Я смущенно посмотрела на него в поисках ответов.

– Не-е-ет…

На его лице отразилась смесь разочарования и облегчения.

– Ты вообще хоть что-нибудь помнишь о вчерашнем дне?

– Да, как пришла к тебе и съела все кексы, – нахально улыбнулась я. – После этого все как в тумане… Почему? – спросила я, заподозрив неладное.

К моему огорчению, Рис с раздраженным видом отошел назад.

– Не бери в голову.

И тут меня словно окатило ледяной водой.

– Рис, это ведь были не простые кексы, да?

Он неловко потер шею.

– Ну, понимаешь…

У меня округлились глаза.

– О боже. Прошу, скажи, что я не ела опять кексы с травкой!

Теперь Рис выпучил глаза от удивления.

– Опять?! Что ты имеешь в виду? Ты уже когда-то их пробовала?!

Я нервно хихикнула.

– Как-то Чарли пригласил пару друзей… это длинная история. – Я затрясла головой, пытаясь избавиться от воспоминаний, которые будут преследовать меня до конца дней. Даже не воспоминаний, а записи с видео, которое Чарли решил записать ради забавы. – Прошу, скажи, что я не сильно опозорилась, – взмолилась я; страх во мне нарастал с каждой секундой.

Рис прыснул.

– Ты много разговаривала с неодушевленными предметами…

Я недовольно нахмурилась.

– Мне это говорили…

– И рубила правду-матку… – ухмыльнулся он, зачерпнув у меня ложку хлопьев.

Я насупилась.

– О боже, что я сказала?

Рис ехидно посмотрел на меня, его эго раздувалось на глазах.

– Ты сказала, что у меня красивые глаза.

Словив румянец, я потупила взгляд.

– В прошлый раз, съев кексы с травкой, я обняла бродягу с седой бородой и закричала: «Дамблдор, ты вернулся!» Так что, думаю, небольшой комплимент тебе – это не так уж страшно…

– Еще ты призналась мне в вечной любви, – самодовольно добавил он.

Мое лицо тут же вспыхнуло.

– Я-я не могла этого сделать! – заикаясь, пробормотала я и пихнула парня в грудь.

Рис заливисто рассмеялся.

– Как скажешь, рано или поздно ты все равно признаешься в этом снова.

Я невольно захихикала. Дерзость Риса не переставала удивлять.

– Ты бредишь, друг мой, – ответила я, качая головой, после чего просмотрела свой список. – Я правда сама все это написала? – спросила я, поражаясь пунктам. «Нарушить закон»? «Попробовать алкоголь»? Серьезно?

– А у кого еще такой девчачий почерк?

Я сузила глаза, но все же улыбнулась.

– Знаешь, что? Многие обожают мой почерк, ясно? Так что отставь свои насмешки.

– Мой сексуальнее, – авторитетно заявил Рис.

Я рассмеялась над его самоуверенностью.

– Это те каракули, которые едва напоминают слова? Держи карман шире.

Рис зачерпнул еще ложку хлопьев, игнорируя мой неодобрительный взгляд.

– Не завидуй, крошка, – ухмыльнулся он, наслаждаясь моей реакцией, после чего добавил: – Думаю, «Прогулять целый день в школе» можно вычеркнуть, не так ли?

– Ты рехнулся? Я не буду прогуливать школу, это не в моих правилах! Я не такая.

Медленно и спокойно Рис положил руки на кухонную стойку по обе стороны от меня и наклонился так близко, что можно было сосчитать рыжеватые крапинки в его темно-зеленых глазах.

– А что, если это… – он забрал листок и помахал им у меня перед носом, – человек, которым ты всегда была, но вместо принятия себя играешь роль маленькой заучки Хлои, которая никогда не будет жить так, как хочет.

Чтобы хоть как-то защититься, я толкнула парня в твердую, рельефную, теплую грудь, игнорируя приятное чувство, которое подарило мне это прикосновение.

– Это неправда… – жалко буркнула я.

Рис взял меня за талию и снова помахал листком.

– Тогда посмотри мне в глаза и скажи, что все написанное тут – не что иное, как абсолютная ложь, – бросил он вызов.

Ого, серьезный Рис выглядел еще сексуальнее.

– Ну?

Я перевела взгляд на листок и еще раз все перечитала.

Пусть я и не помнила, как написала список, но в глубине души-то знала, что именно это мне хотелось сделать в своих самых смелых фантазиях.

Рис заметил смену моего настроения, и на его губах заиграла сексуальная улыбка.

Во что я ввязалась?

– Ты прав, – спустя минуту молчания, сдавшись, выдохнула я и ухмыльнулась.


~ * ~


– Чувствую себя задирой, – хихикнула я, кусая «Биг-Мак». С час назад мы приехали в торговый центр, где и началось наше – ну, мое – маленькое приключение, и я наслаждалась каждой секундой.

Потому что знала, что нарушаю правила.

И мне это нравилось.

Посмеиваясь надо мной, Рис покачал головой, и его мягкие каштановые волосы упали на глаза.

– Ну ты и недотепа, Хлоя.

Нахмурившись, я игриво хлопнула его по руке, но затем улыбнулась.

– Самая потрясающая недотепа, которую ты встречал.

Он вскинул брови, и в его зеленых глазах вспыхнул озорной огонек.

– Да неужели?

– Конечно, – уверенно заявила я. – Быть моим знакомым – привилегия.

Громко хохотнув, Рис улыбнулся, и у меня перехватило дыхание. Никогда не видела, чтобы кто-то так улыбался: мило, но в то же время сексуально.

– Похоже, моя самоуверенность передалась тебе.

– Так и есть, – согласилась я, доев бургер и подвигая к себе «Макфлури» с карамелью.

– Никогда не видел, чтобы девушка так открыто ела перед парнем, – отметил Рис, указывая на мое мороженое.

– Девушка должна есть, – пожала плечами я.

Рассмеявшись, Рис откинулся на спинку стула и заложил руки за голову, затем медленно обвел взглядом торговый центр и, вдруг выругавшись, провел пальцами по волосам.

– Черт, только не она.

– Ты это о ком? – озадаченно спросила я.

– Да об одной чике, которая не понимает намеков, – ответил он, заметно раздражаясь.

– Намеков? – хихикнула я. – Пфф, да кто на тебя западет?

Рис вскинул бровь.

– А кто нет? Я ведь красавчик.

Я наиграно прокашлялась.

– Ну конечно, Рис.

– О, не прикидывайся, будто не попала под очарование Риселиуса.

– Риселиуса?

– Это греческий бог. Означает «Идеальный», – на полном серьезе произнес парень.

– Звучит больше похоже на свирепствующий вирус, – ответила я, доедая последнюю ложку мороженого.

Рис с прищуром усмехнулся и взлохматил мне волосы.

– Ты такая брюзга, недотепа.

– Не трогай волосы! – прикрикнула я, уворачиваясь от него. – И я просто констатирую факты, – с дерзкой улыбкой добавила после.

– Как и я. И моя гипотеза такова: на меня западают все.

Я скучающе накрутила локон на палец.

– Кроме таких хороших девочек, как я.

Он подвинулся ближе и заглянул мне в глаза.

Особенно такие хорошие девочки, как ты, – ухмыльнулся Рис. – Поверь, Хлоя, хорошие девочки всегда западают на плохих парней.

Мое сердцебиение участилось.

Я рвано вдохнула, пытаясь сохранить спокойствие.

– Пфф, ты просто оказываешь на меня плохое влияние.

– Превращаю в задиру, – поправил он, – этот термин мне нравится больше.

Я махнула рукой.

– Ой, да ладно. Если опустить образ плохого парня, ты просто фрик, помешанный на математике.

– Завидуешь, заучка? – подмигнул он.

– Чему? У меня такие же оценки, как у тебя.

– Как скажешь… – пожал он плечами. Судя по выражению лица, Рис явно мне не поверил. От досады я стукнула его по ноге. Очень сильно.

– Какого черта?! – вскрикнул он, потирая место ушиба. – За что?!

– За выражение твоего лица… оно… меня взбесило, – кое-как объяснилась я, стараясь не улыбаться до ушей – Рис выглядел так очаровательно, когда злился.

Ощутив, как покраснели щеки, я отвела взгляд и посмотрела на ту девушку, о которой говорил Рис. Она вдруг обернулась, и с моего лица вмиг слетела улыбка.

Сердце ушло в пятки.

О нет, – едва слышно зароптала я дрожащим голосом, – только не она…

– Ты тоже ее знаешь?

Ощутив стеснение в груди, я нервно посмотрела на Риса.

– Да, это Шантелль, – угрюмо ответила я. – Шантелль Де Вилль… сестра-близнец Эштона.


ГЛАВА 23


Шантелль Де Вилль… вылитая копия Эштона Де Вилля.

Светловолосая, красивая… и бессердечная.

– Так-так-так, неужто это сама Хлоя Армел, – сладко улыбнулась Шантелль. – Сколько лет, сколько зим!

– Угу, – неуклюже буркнула я, морально готовясь к провокации с ее стороны.

Положив одну руку на талию, Шантелль начала задумчиво накручивать локон на палец.

– Хм-м, сколько времени прошло с тех пор, как mon frère a brisé ton jolie petite coeur? [мой брат разбил твое милое маленькое сердечко?] Два года? – ухмыльнулась она.

– Около того, – еле выдавила я, отчаянно желая стереть эту злобную ухмылочку с ее лица.

Затем посмотрела на Риса Картера. Привалившись к стене в паре метров от нас, он нетерпеливо дожидался меня, чтобы свалить отсюда. Я хитро улыбнулась и повернулась к Шантелль.

– Но у меня все хорошо, – отмахнулась я, снова обретя твердость в голосе. – Я двигаюсь дальше. Рис такой замечательный. Я еще никогда не была так счастлива.

– Ч-что? – взвизгнула она, ее сапфировые глаза расширились от удивления. – Вы двое вместе? Не может быть!

Я пропустила слова этой стервы мимо ушей и продолжила, мечтательно глядя вдаль:

– О, Шантелль, ты даже не представляешь, какой он на самом деле ласковый и нежный. За этим сексуальным образом плохиша и отношением «мне плевать на все и всех» скрывается по-настоящему милый парень, стоит только узнать его лучше. Он просто… потрясающий. Мы влюблены друг в друга по уши.

Вот так, леди и джентльмены, и наживают врагов.


~ * ~


Заверив, что Рис такой же, как Эштон, и тоже разобьет мне сердце, Шантелль наконец ушла.

И домой мы с Рисом возвращались в молчании. Сначала он пытался завязать разговор, но, заметив мою отчужденность, переключился на пинание камня, который попался ему на пути.

Я не могла перестать думать о Шантелль.

Ее слова прокручивались у меня в голове снова и снова, пока я не встряхнулась и не сказала себе, что Рис не такой, как Эштон. Он совсем на него не похож.

– Какой милый оттенок шлюхи она примерила сегодня, – внезапно произнес Рис.

Я замедлила шаг и удивленно спросила:

– Кто, Шантелль?

Рис кивнул, продолжая пинать камень.

– Разве ты не считаешь ее, э-э, сексуальной, как все парни?

Как бы я ни боялась услышать положительный ответ, все же не могла отрицать, что Шантелль невероятно красивая, а я… ну, это я.

Рис забрался на кирпичный забор какого-то дома и, перескакивая через редкие столбики, зашагал по нему.

– Думаю, ей нужно открывать книги, а не раздвигать ноги… – ответил он, балансируя на одной ноге. – Впускать знания, а не парней. Понимаешь?

– Рис, что ты делаешь?

– С тобой ужасно скучно, так что я играю в игру, где земля – это лава и на нее нельзя наступать.

– Ты еще такой ребенок! – засмеялась я.

Рис очаровательно улыбнулся.

– Ребячество продлевает молодость, Хлоя. Кроме того, сейчас мне веселее, чем тебе, не так ли?

Я нахмурилась.

– Нет.

– Да, – усмехнулся он.

– Нет.

– Да ладно, малышка, все нормально, можешь присоединиться к игре!

– Да пошел ты.

– О-о, принцесса снова ругается!

Этот идиот явно испытывал мое терпение.

– Ладно, кто считается проигравшим? – с напускной заинтересованностью спросила я, забравшись на забор.

– Кто первым коснется земли, – ответил Рис, его глаза сверкали на солнце.

– Ой, вот так? – уточнила я, обеими руками толкая парня в твердую грудь. Он покачнулся, но, к моему сожалению, быстро восстановил равновесие.

– Это ты зря, Хлоя, – злорадно ухмыльнулся Рис, подойдя ближе и взяв меня за запястья.

– Не-е-ет! Перестань! – смеясь, закричала я, когда он наклонил меня над землей. – Рис! Отпусти, дурак!

Он довольно вскинул бровь.

– Точно хочешь, чтобы я тебя отпустил?

– Да! – И тут до меня дошло, что в таком случае я упаду. – Нет! Нет! Нет! Не смей меня отпускать!

– Конечно-конечно, Хлоя. Ты забыла волшебное слово? – весело поддразнивал Рис, наклоняя меня еще ниже.

– Рис! Ха-ха, боже мой. Подними меня! ПОЖАЛУЙСТА, – с улыбкой на лице визжала я. Он мне за это еще заплатит.

Рис захохотал и притянул меня к себе за талию. Инстинктивно я обхватила руками его за шею, вцепившись так, будто от этого зависела моя жизнь. Ощутив, как от смеха вибрирует его грудь, я смерила парня убийственным взглядом.

– Знаешь, волшебное слово – это не «пожалуйста», а «Рис секси».

Я снова толкнула его в грудь, и в этот раз он потерял равновесие и упал на мягкую зеленую траву.

– Ой, смотри! Ты коснулся земли. Похоже, я победила, – подмигнула ему.

В ответ Рис лишь сверкнул своей неотразимой мальчишеской улыбкой, в которую, кажется, я начала влюбляться.


~ * ~


Когда мы зашли домой, Аврора резала овощи и кипятила воду. Увидев нас, она тепло улыбнулась, а после поцелуя в щеку от Риса и вовсе засияла.

Все это выглядело так мило.

– Пока вас не было, звонила твоя мама, Хлоя, – произнесла Аврора, махнув на телефон. – У них было уже поздно, так что она сказала, что позвонит завтра. Она уже по тебе скучает.

– О, хорошо, спасибо, – лучезарно улыбнулась я и, указав на еду, спросила: – Вам помочь?

– Нет-нет, – отказалась она, – идите лучше посмотрите телевизор. Я позову, когда ужин будет готов.

Кажется, я уже люблю Аврору.

Мы с Рисом поднялись на второй этаж и, переглянувшись, молча разошлись по комнатам.

У себя я завалилась на кровать и тяжело вздохнула.

Ого. Кто бы мог подумать, что я прогуляю школу? Помню, как однажды подхватила грипп и мучилась с температурой под сорок, но все равно упросила родителей отпустить меня на занятия, потому что тогда был тест по химии.

Я хихикнула. Да уж, это было жалко.

От скуки я потянулась к прикроватной тумбочке и взяла телефон. Разблокировала его и тут же поморщилась, когда увидела тридцать семь пропущенных. Большинство из них было от Чарли.

Я набрала его и приложила трубку к уху.

Чарли ответил после первого же гудка.

– ГДЕ, ЧЕРТ ДЕРИ, ТЕБЯ НОСИЛО? – откровенно прокричал он.

– Привет, Чарльз.

– ТЫ В ПОРЯДКЕ? НЕ ЗАБОЛЕЛА? ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ПОЧЕМУ ТЕБЯ НЕ БЫЛО В ШКОЛЕ? ПОЧЕМУ ТЕБЯ СЕГОДНЯ НЕ БЫЛО ДОМА? ТЫ ХОТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, КАК Я ВОЛНОВАЛСЯ…

– Притормози, – перебила его я, почувствовав себя виноватой из-за того, что оставила телефон на беззвучном. – Чарли, я в порядке. Прости, что заставила тебя волноваться. Я проспала. Забыла дома будильник, знаешь ведь, две недели я буду жить у Риса и…

– ГДЕ ЖИТЬ?

– Э-э, а я разве тебе не сказала?

– НЕТ! Я НИЧЕГО НЕ СЛЫШАЛ О ТЕБЕ С ПЯТНИЦЫ! ПОЧЕМУ ТЫ ОСТАЛАСЬ ТАМ?

– Чарльз?

– ДА?

– Почему ты кричишь? – хихикнула я.

– Ой, прости, Хлоя, – после недолгого молчания смущенно усмехнулся он. – Но я не понимаю, почему ты не осталась у меня?

– Мама решила, что так будет удобнее. «Потому что Рис живет по соседству».

Чарли хмыкнул в ответ.

– Это не объясняет, почему тебя сегодня не было в школе. Помню, однажды ты подхватила грипп и мучилась с температурой…

– Да, Чарли…

– Под сорок, верно? Но ты такая: «Я не могу пропустить занятия! У меня тест по химии».

Я хлопнула себя по лбу.

– Да, Чарли, я помню. Хватит уже.

Чарли засмеялся, и я представила, как он сейчас улыбается в трубку.

– Я люблю тебя, Хлоя.

– Я тоже люблю тебя, Чарльз.

– В миллиардный раз говорю…

– Не называй меня Чарльзом, – закончила я за него наиграно высоким голосом.

Наступила секундная тишина.

– Хлоя, я не так разговариваю.

– Знаю, Чарльз, знаю, – ухмыльнулась я.


ГЛАВА 24


– Хлоя, не драматизируй.

– Тише! – шикнула я, затолкав Чарли в пустой кабинет, после чего закрывала дверь, опустила на ней жалюзи и сделала пару глубоких вдохов в надежде выровнять дыхание.

– Боже мой, – в ужасе прошептала я. – Габби меня убьет. Сто процентов. Господи, я умру. Я… – И тут Чарли закрыл мне рот ладонью.

– Блин, Хлоя, успокойся, – твердо произнес он. – Ты ведешь себя так, будто завалила тест.

Я озадаченно убрала его руку от лица.

– Но я в жизни не заваливала тест.

Он закатил глаза.

– Как скажешь, Эйнштейн.

Я улыбнулась и взъерошила его мягкие светлые волосы.

– Так тебе это нравится, Чарльз, – пропела я, затем все же выглянула за дверь и, убедившись, что коридор пуст, облегченно выдохнула.

Чарли смерил меня неодобрительным взглядом.

– Хорош, Хлоя, ты не можешь вечно прятаться от Габби. Просто подойди и извинись за то, что бросила ее на вечеринке.

– Думаешь... – неуверенно пробормотала я.

– Даже если ты не предупредила ее о своем уходе, – перебив меня, продолжил Чарли.

– Эй! Я не это хотела…

– Или что забрала машину, из-за чего ей, возможно, пришлось идти домой пешком… одной… ночью, – добавил он, не дав мне закончить мысль.

– Чарли!

– Она все равно тебя простит! – быстро воскликнул Чарли, снова прервав меня. – Даже если ты поступила по-свински…

Я стукнула его в грудь, и он засмеялся.

– Ты ужасен, Чарли! Теперь я никогда не смогу посмотреть ей в глаза!

– Расслабься, ничего страшного не случилось. Она это переживет.

– Думаешь?

– Да, просто извинись.

– Ладно, – согласно кивнула я. – Ты прав.

– Я всегда прав.

– Не задирай нос, – ответила я и выпихнула его за дверь, используя в качестве щита.

– Хлоя?

Я замерла, услышав голос Габби. Клянусь богом, я бы свалилась замертво от стыда, если бы Чарли вовремя меня не придержал.

– ПРОСТИ, ЧТО БРОСИЛА ТЕБЯ В ПЯТНИЦУ! – одновременно прокричали мы с Габби, а затем вместе спросили: – ЧТО? ТЫ МЕНЯ НЕ БРОСАЛА! ЭТО Я ТЕБЯ БРОСИЛА! – И на этом обе замолчали.

Тишина затянулась на долгую минуту, пока Чарли не нарушил ее громким смехом.

– Что ты имеешь в виду? Это ведь я ушла с вечеринки, не предупредив тебя. О чем, кстати, ужасно сожалею, но произошло кое-что непредвиденное, – протараторила я, вспоминая драку с Андре и то, как после зашивала рану Рису.

– Правда? – удивленно спросила подруга и улыбнулась. – Просто я тогда так напилась. Оливер отвез меня к себе и помог отойти.

Я обняла ее.

– О, слава богу. Я так боялась, что ты на меня злишься.

– А я думала, что ты обижаешься на меня, – хихикнула Габби.

– Какой прекрасный момент, – усмехнулся Чарли, закатывая глаза и смахивая фальшивую слезу. – Не хочется вас прерывать, но все же. Мы опаздываем на урок.


~ * ~


Каждый раз, когда мистер Коллинз подходил к очередному ученику и клал перед ним листок, у меня скручивало желудок.

Сегодня у нас был тест по углубленной математике, о котором, по-видимому, сообщили вчера, пока я прохлаждалась с Рисом.

– Это ты во всем виноват, – пожаловалась я, ткнув в Риса пальцем. Он, как всегда, выглядел спокойно и непринужденно, а на его лице красовалась милая мальчишеская улыбка.

– Я знаю, – ехидно ухмыльнулся он, даже не пытаясь оправдаться.

Добравшись до последнего ряда, мистер Коллинз дружелюбно мне улыбнулся.

– Почему вас вчера не было на занятии, мисс Армел?

У меня покраснели щеки.

– Я, э-э, плохо себя чувствовала.

– Ну, хорошо, что вы пришли сегодня, – вздохнул он, судя по виду, нисколечко мне не поверив. – Пожалуйста, постарайтесь впредь не пропускать занятия.

– Конечно, сэр, – на автомате выпалила я и, услышав, как рядом тихонько прыснул Рис, бросила на него испепеляющий взгляд.

– Вас это тоже касается, мистер Картер… – переключился учитель на моего соседа.

– Мы оба знаем, что этому не бывать, – на свой лад закончил предложение Рис, откинувшись на спинку стула. В этот момент парень выглядел как модель на фотосессии. Он провел рукой по волосам и, ослепительно улыбнувшись мистеру Коллинзу, перевел взгляд на тест.

Когда учитель уселся за свой стол и разрешил приступить к выполнению работы, я тут же принялась просматривать вопросы.

– Псс, Хлоя, – позвал Рис.

– Что? – взглянув на его прекрасное лицо, раздраженно спросила я.

– У тебя есть ручка?

– Ага, – с напускным безразличием буркнула я и вернулась к решению задачи.

– Тогда дай мне ее, недотепа.

Я сузила глаза.

– Недотепа, значит?

Рис дерзко улыбнулся.

– У тебя есть ручка?

– Нет, прости, но нет, – ответила я, нарочно показав ему запасную ручку.

– У тебя есть ручка? – с улыбкой снова спросил он.

– Нет.

– У тебя есть ручка?

– Спросишь еще раз, и я стукну тебя карандашом, – в шутку пригрозила я.

Прошла минута, а потом Рис снова заговорил:

– У тебя есть карандаш?

Я растерянно посмотрела на него.

– Эм, нет.

Рис сексуально высунул кончик языка в уголке рта.

– Ладно, тогда у тебя есть ручка?

Я громко засмеялась и кинула ему ручку.

– Вот и злись после этого.

– Разве можно злиться на обладателя такого личика? – указал он на себя. – Для этого Риселиус слишком прекрасен.

– Тишина на последнем ряду, – пожурил нас мистер Коллинз.

Еле сдержав смешок, я продолжила разбирать вопросы.

Спустя полчаса я все-таки закончила тест, и у меня осталось еще пять минут в запасе. Мистер Коллинз сказал сдать работы, и только я собралась встать, как Рис со словами, что отнесет сам, выхватил у меня листки.

И судя по озорному блеску в его глазах, я об этом еще пожалею.


~ * ~


– Элли нужен парень, – прямо заявила Габби, когда наша четверка устроилась под любимым дубом.

– Не нужен! – тут же воскликнула Элли, краснея и отводя взгляд.

Посмеявшись над ней, мы принялись предлагать потенциальных кандидатов на эту роль. Вот так ведут себя лучшие в мире друзья.

– Хм, может, Джон? – спросила Габби, закручивая волосы в поисках секущихся кончиков. – Он симпатичный.

Элли насупилась.

– Фу, нет. Он придурок.

– Кевин?

– Вот еще. Какой-то качок на стероидах.

– Алекс?

– Он вообще умеет разговаривать?

– Крис?

Элли закатила глаза.

– А этот никогда не затыкается.

Габби расстроенно вздохнула.

– Ты такая привередливая. Они все секси.

Элли перекинула свои длинные вишнево-рыжие волосы на плечо и задумчиво начала заплетать косичку.

– Мне не нужен просто сексуальный парень, Габс, – еле слышно прошептала она. – Я хочу правильного парня. Милого и веселого, а когда нужно серьезного. Который будет принимать меня со всеми недостатками. Умного и спортивного, но не самоуверенного. Джентльмена с мятежным духом…

Мой мозг мгновенно включился в работу.

Джентльмен с мятежным духом?

Губы расплылись в улыбке.

– Элли… – медленно произнесла я, не сумев подавить ликование.

Она вопросительно посмотрела на меня.

– Да?

Моя улыбка стала еще шире. Настало время ассистенту Купидона соединить еще два одиноких сердца.

– Думаю, пора тебе познакомиться с Деннисом Ди Каприо.


~ * ~


Дорогой ассистент Купидона!

В общем, я написала парню, который мне нравится, но он не ответил.

И не думаю, что вообще ответит.

Оливия.


Дорогая Лив!

Ну, наверняка тот парень просто грохнулся в обморок от удивления, что ты написала первой.

Не расстраивайся сильно. Если ты не стоишь его времени, значит, он не стоит твоего.

ХОХО, А. К.


Я устало вздохнула и закрыла ноутбук, радуясь, что наконец-то ответила на сотни сообщений, которые накопились за последние несколько дней. Взглянула на часы на стене и застонала от досады. Уже было без четверти двенадцать.

Мне жутко хотелось спать.

Устроившись поудобнее в кровати, я закрыла глаза и попыталась заснуть, как вдруг услышала приглушенные голоса на первом этаже.

«Просто игнорируй их и спи!», – умоляло мое уставшее тело, но любопытство все же взяло верх, и я приоткрыла дверь комнаты.

– Зачем ты это сделала?! Как ты могла! – орал Рис с неприкрытой яростью и капелькой боли в голосе.

– Рис, послушай… – просила его Аврора, так неуверенно и надрывно, что захотелось спуститься и обнять ее.

– Ты знаешь, как я к нему отношусь, – резко перебил он. – Знаешь, что мы не общаемся.

С кем это Рис не общается?

– Он хочет с тобой встретиться, – едва не с дрожью в голосе осторожно произнесла Аврора.

– Да мне плевать! Я не хочу его видеть!

– Рис, он ведь твой отец.

«Отец?!» – беззвучно ахнула я. Рис никогда не рассказывал о своем отце.

– Он тебе изменил! – прокричал Рис в лицо этой прекрасной женщине. – Со шлюхой вдвое младше него! – с отвращением добавил следом. – А затем просто ушел! Бросил свою жену и единственного сына! И даже, мать его, не попрощался!

На последнем слове его голос надломился, и парень перевел дух. Я выдохнула и только тогда осознала, что все это время не дышала.

– Так что, когда он позвонит в следующий раз и захочет повидаться со своим сыном, скажи, что я для него умер. Так же как и он для меня, – сбивчиво процедил Рис.

Услышав, как кто-то поднимается по лестнице, я быстренько спряталась. Спустя секунду дверь в соседнюю комнату с грохотом захлопнулась.

Вздрогнув от испуга, я положила руку на грудь и почувствовала, как быстро стучит сердце. Рис казался таким злым и подавленным, от испытываемой агонии у него даже голос надломился. У меня все это не шло из головы, хотелось пойти его утешить.

Что я и сделала.

Вышла из комнаты и тихо подошла к соседней двери. Каждый шаг давался с трудом, но не успела я опомниться, как уже стучалась к Рису.

Он не ответил.

Честно говоря, я понятия не имела, что буду делать. С другой стороны, с Рисом все планы всегда летели к черту.

Тут надо действовать спонтанно.

Так что я повернула ручку и вошла.

Меня сразу же обдало холодным полуночным ветерком из открытого окна. По телу пробежали мурашки, и я поежилась, поскольку была одета лишь в белую майку и короткие черные пижамные шорты.

Окинув комнату быстрым взглядом, я нигде не нашла Риса.

А потом сложила два и два, и мое сердце забилось, как африканский барабан.

Риса нет, окно открыто.

О боже!

С выпученными глазами я подлетела к подоконнику и выглянула на пустую темную улицу.

– Рис?! – крикнула я в ночную тишину, лихорадочно высматривая зеленоглазого парня, пока ветер раздувал мои волосы.

– Я здесь, не ори.

Резко вскинув голову, я ударилась о деревянный косяк.

– Господи, Рис, – выругалась я, потирая ушибленное место. – Я думала, ты сбежал.

Рис забрался на крышу дома и сидел там с бутылкой водки в руке, погрузившись в свои мысли и наблюдая, как миллионы звезд освещают ночное небо.

Придерживаясь за оконную раму, я ступила на крепкую, судя по виду, ветвь и поползла к Рису, пусть и не очень-то грациозно. Когда наконец добралась до него, присела рядом.

– Ну и ну, тяжеловато для заучки, которая ненавидит физкультуру, – игриво пожаловалась я, стараясь хоть немного разрядить обстановку.

Рис никак не отреагировал на мою шутку. Он просто задумчиво смотрел на звездное небо.

У меня резко скрутило желудок. Что, если он хотел побыть один? Не следовало нарушать его уединение. Я вздохнула, осознав собственную глупость.

– Прости, Рис. Мне уйти? – тихо спросила я, потупив взгляд на руки.

– Нет, – тут же ответил он.

Я подняла голову в надежде встретиться с ним взглядом, но он по-прежнему смотрел на небо. Челюсти стиснуты, все тело напряжено. Рис поднес к губам бутылку и сделал глоток.

Какое-то время мы просто сидели в тишине, каждый думал о своем. Я все гадала, как отец мог бросить такого замечательного парня, как Рис?

– Замечательного? – вдруг усмехнулся Рис. – Скорее, я кошмар любого родителя.

Я не знала, то ли смутиться, что озвучила свои мысли, то ли удивиться тому, как плохо Рис о себе думает.

– Вот ты идеальная, – продолжил парень, лишив меня дара речи. – О таком ребенке мечтают все родители. Ты никогда не нарушала закон, не ввязывалась в драку. Наоборот, всегда стараешься всем помочь. Ты очень добрая. Проклятье, я даже не слышал, чтобы ты материлась. – Он сделал еще один глоток водки. – А я – сплошное разочарование. Неудивительно, что даже родной отец меня бросил…

Я закрыла ему рот рукой и заставила посмотреть на себя.

– Не смей так думать, – серьезно заговорила я, поражаясь его откровенности. – Это ты идеален. Хотелось бы мне быть хоть наполовину такой необыкновенной, как ты. Такой же бесстрашной, несгибаемой и беззаботной. Ты даже не представляешь, какое влияние оказываешь на людей.

Рис безэмоционально смотрел на меня своими прекрасными изумрудными глазами. Мои щеки внезапно вспыхнули, несмотря на то что на улице было холодно. Парень медленно взял мою руку и убрал от губ, но отпускать не стал, ну да я и не возражала.

Его ладонь была теплой, как солнышко, в сравнении с моей ледяной кожей, а тело пылало жаром, и я неосознанно подвинулась ближе. Положила голову ему на плечо и зевнула, но уходить мне не хотелось.

– Знаешь, я тут вспомнила… – пробормотала я, выискивая созвездия.

– Что?

– На самом деле я нарушала закон.

– Пфф, ага, конечно, – сардонически хохотнул Рис. – И что же ты сделала? Забыла вернуть ручку, которую тебе одолжили?

– Вообще-то, украла пятьсот сорок долларов.

Рис отстранился и посмотрел на меня. Вид у него был до смешного ошарашенный.

– Что?!

Я выставила ладони перед собой.

– Слушай, я просто забывчивая. Знаю, что это плохо и, вероятно, я отправлюсь в ад, хотя все деньги ушли на благотворительность!

– Ты украла полтысячи?! Как?!

– Я… эм…

Как рассказать все и при этом не выглядеть полной дурой? Я вздохнула. Хлоя, ты уже давно так выглядишь.

– Я не пополняла проездной целый год, – тяжело вздохнув, наконец призналась я.

И Рис так заливисто засмеялся, что чуть не свалился с крыши.


ГЛАВА 25


Заламывая пальцы, мистер Коллинз тщательно подбирал слова.

– Хлоя, я хочу поговорить с тобой о вчерашнем тесте.

Я сидела на кожаном кресле в его маленьком кабинете, гадая, почему меня вызвали. Мистера Коллинза удивило, что я – очевидно – получила «отлично»? Он считает, что раз Рис всегда получает высший балл, то я у него списала, когда мы переговаривались?

– А что с ним?

– Ну, дело вот в чем… – учитель тяжело вздохнул, после чего пробормотал себе под нос: – как бы это сказать?

– Просто взять и сказать? – невесело усмехнулась я, начиная волноваться.

Он снял очки и на выдохе произнес:

– Хлоя, ты завалила тест.

Я посмотрела на него как на психа, а затем нервно засмеялась.

– Ха-ха, хорошая шутка, сэр. Но первое апреля уже прошло.

– Думаешь, я шучу?

– Ну да. – Как только слова слетели с языка, я выпрямилась и прокашлялась. – В смысле, для меня этот тест был легким.

– Боюсь, твои результаты говорят об обратном, – не согласился мистер Коллинз. – Вот, посмотри сама, – добавил он, показывая работу.

И действительно, в левом верхнем углу красовалась огромная красная двойка. Я перевернула страницу и тут же узнала почерк Риса, хотя на работе было написано мое имя.

У меня на губах заиграла зловещая улыбка.

О, Рис, ты труп!

– Почему ты улыбаешься? Я думал, ты расплачешься, – честно признался мистер Коллинз.

– Пожалуйста, скажите, что я могу переписать тест, – взмолилась я.

– Конечно.

– Слава богу. Теперь можно идти?

Это его слегка озадачило, но он все равно кивнул.

Уже почти возле двери я обернулась и грустно улыбнулась.

– О, мистер Коллинз, я бы все отдала, чтобы увидеть выражение вашего лица во время проверки теста.

– Тебе бы оно не понравилось, – заверил учитель.

Отчасти он был прав.

Я бы от него пришла в восторг.

Покинув кабинет, я тут же встретилась взглядом с Рисом.

– Ты труп! – воскликнула я и для пущего эффекта провела указательным пальцем по шее.

Он довольно засмеялся.

– Сначала догони, заучка.

Я ошеломленно посмотрела на Риса, а потом рванула к нему. С моих губ сорвался боевой клич, как будто я была одним из воинов в нелепой версии фильма «300 спартанцев».

Рис среагировал мгновенно: развернулся и побежал по коридору так быстро, словно от этого зависела его драгоценная жизнь. Было ужасно смешно наблюдать, как он распихивал людей, отчего некоторые роняли учебники и ругались ему вслед.

Передо мной уже все расступались. Я не сводила взгляда со спины Риса, иной раз восхищаясь, как во время бега перекатываются его мышцы под черной футболкой.

Мысленно дала себе подзатыльник. Нашла время оценивать парня, из-за которого завалила тест.

Рис с силой толкнул парадную дверь и выбежал во двор. Я следовала за ним по пятам, отставая всего на пару шагов.

– Брось эту затею, Хлоя! Ты меня никогда не поймаешь! – оглянувшись назад, с усмешкой крикнул Рис.

Иногда, когда тебя кто-то недооценивает, это придает сил. Хочется не только доказать этому человеку, как он неправ, но и себе – что ты можешь все.

Так что я усилила напор. Икры уже горели. Похоже, ноги еще долго будут проклинать меня за это.

– Хочешь поспорить, Рис?

Громко хохоча, он обернулся и хотел уже что-то сказать, но тут я, поймав момент, прыгнула и с триумфальным возгласом завалила его на землю. После чего начала колотить этого придурка.

– Идиот! Скажи спасибо мистеру Коллинзу, что он разрешил мне переписать тест, иначе ты бы уже не дышал!

Сначала Рис прикрывался руками от моих нападок, но потом схватил меня за запястья и улыбнулся.

– Кулачки? Мне нравится.

Я тут же зарделась.

Рис посмотрел на позу, в которой мы оказались.

Я как бы… ну, его оседлала.

Мое лицо покраснело еще больше.

Господи, прошу, спаси меня. Скорее!

Мой взгляд невольно упал на мягкие розовые губы Риса, и я вспомнила, сколько раз набрасывалась на парня с поцелуями, а еще о нашем глупом споре.

– Ладно. Знаешь, что? Я больше не поцелую тебя, пока ты сам об этом не попросишь.

– Ты правда думаешь, что я попрошу тебя о поцелуе, Хлоя?

– Рис, однажды ты будешь умолять меня о нем.

– Хочешь поспорить?

– О, безусловно.

Я мысленно вздохнула. Сейчас мне очень сильно хотелось его поцеловать.

– Что-то прилипло к моему прекрасному лицу?

Я вернулась к реальности. Нужно было живенько выбираться из этой заварушки.

Эй, Бог, ты мне там поможешь?

И тут произошло чудо.

Да такое, что у меня от страха глаза на лоб полезли.

Я медленно попыталась встать.

– Ладно, Рис, только не паникуй, но…

– Что «но»?

– Здесь…

Рис выглядел испуганным.

По его шее полз паук-охотник. У меня сбилось дыхание.

– Рис, на тебе большой паук…

Парень резко вскочил, скинув меня на землю.

– ПАУК? ЧЕРТ! ТВОЮ МАТЬ!

Затем снял футболку и, продолжая выкрикивать все возможные ругательства, стал ее трясти.

Я сидела, стряхивая грязь с формы, и тихо посмеивалась над этим арахнофобом. В объятьях страха он выглядел так мило… а без футболки в десять раз горячее.

Словами не описать, как сильно мне хотелось сейчас его поцеловать.


ГЛАВА 26


Я переписала тест по математике и получила «отлично».

Более того, попросила у мистера Коллинза на выполнение всего десять минут и предложила ему сесть рядом, чтобы он даже мысли не допустил, что я все списала.

И это его, мягко говоря, впечатлило.

Из кабинета я вышла с довольной улыбкой на лице. До летних каникул осталось два дня. Вчера поздно вечером позвонила мама и сказала, что они с папой задержатся в Камбодже еще на две недели, то есть мне придется погостить у Риса дольше, чем планировалось.

И я была этому рада, даже слишком.

Шагая по коридору, я увидела возле шкафчика Денниса, который задумчиво и усердно копался в рюкзаке, и незаметно подкралась к нему.

– Бу!

И уже в следующее мгновение меня крепко прижали за горло к шкафчику.

– Вот черт! – Деннис тут же меня отпустил, и я закашляла. – Хлоя, прости! Я не думал, что это ты! Мне так жаль! Это было инстинктивно! Ты в порядке?

– Твои инстинкты смертельно опасны, – прохрипела я, хватая ртом воздух, чтобы выровнять дыхание.

Деннис вдруг стиснул меня в объятиях.

– Прости, Хлоя, я бы никогда нарочно не причинил тебе боль. Мне ужасно жаль!

Я обняла его в ответ и улыбнулась. Он просто очаровашка.

– Все нормально, – кашлянула еще раз, – я в порядке, правда.

Деннис отстранился и смущенно провел рукой по волосам.

– Мне правда жаль. Могу ли я как-то загладить вину?

Я внимательно посмотрела на него, а затем ухмыльнулась, совершенно позабыв о случившимся.

– Вообще-то, да. Ты можешь кое-что сделать, чтобы я полностью тебя простила… – протянула я, погрузившись в свои мысли. Это так легко. Просто до безумия.

– Меня пугает выражение твоего лица…

Я положила руку ему на плечо.

– Ты свободен в эту пятницу?

В его тепло-карих глазах плескалось недоумением.

– Э-э, да, наверное.

– Чудненько, – лучезарно улыбнулась я. – «Пицца Палас», шесть часов.

– Что?

– Надень футболку с V-образным вырезом, желательно серую или голубую, – дала инструкции я, вспоминая тайные пристрастия Элли.

– Футболку с V-образным вырезом?

– Это сексуально, – откровенно пояснила я. – И закажи большую «Маргариту».

– Хлоя…

– Деннис, я хочу, чтобы ты сходил на свидание с моим лучшим другом, – перебила я.

Его глаза расширились от страха.

– Ты хочешь, чтобы я сходил на свидание с Чарли?!

– Что? Нет! – вскрикнула я, тряся головой, чтобы отогнать нарисовавшуюся скверную картинку. – Я хочу, чтобы ты поужинал с моей лучшей подругой, Элли Харпер.

– Пытаешься найти мне пару?

– Нет, ей. – Есть разница.

Деннис вскинул бровь.

– И почему же выбор пал на меня?

Потому что ты ей идеально подходишь!

– Потому что ты чуть не убил меня полминуты назад! – воскликнула я, наблюдая, как его карие глаза наполняются тревогой и сожалением.

– Хлоя, прости, я не хотел…

– Ты согласен или нет?!

Он буквально потерял дар речи.

– Э-э… гм… ух… да, хорошо. Я согласен.

Я чмокнула его в щеку.

– Спасибо-спасибо-спасибо!

Деннис весь покраснел. Боже, он такой милый.

– Угу, не волнуйся. В шесть, верно?

Я кивнула.

– Да, не опаздывай. Элли ненавидит, когда опаздывают. Лучше приди на пять минут раньше.

– Хорошо.

– Отлично! – радостно улыбнулась я и, обняв его, направилась к своему шкафчику.

А когда обернулась в конце коридора, недоумевающий Деннис все еще стоял на том же месте.

– Деннис! Не забудь надеть футболку с V-образным вырезом! Это обязательно. В них парни выглядят в сто раз сексуальнее! – крикнула я.

Клянусь, его щеки покраснели еще сильнее. Он покачал головой и пошел в другую сторону.

Жизнь необычайно прекрасна!


~ * ~


– Кто тебе нравится?

Кто тебе нравится? Всего лишь три слова. Самый популярный вопрос в игре «Правда или действие». Вопрос, который парни задают, чтобы узнать, заинтересована ли ты в ком-то. А девушки – чтобы посплетничать со всей женской половиной школы…

И наконец.

Вопрос, на который ты в девяноста девяти процентах случаев отвечаешь лживо.

– Никто! – вспыхнула я, потупив взгляд на траву. Ух ты, она сегодня такая зеленая и сочная…

– Ты не умеешь врать.

Я возмущенно посмотрела на парня перед собой.

– Я не вру!

– Ну конечно.

– Это правда!

– Как скажешь, Хлоня-заливоня, – рифмуя мое имя, саркастично ответил он.

Я расстроенно вздохнула.

– Слушай, это не важно. Все равно это не взаимно.

– Не взаимно? – усмехнулся парень. – Похоже, ты только что призналась в своих чувствах, Хлоя.

Мое сердцебиение участилось.

– Я… я…

– Просто признай это!

– ЛАДНО! – воскликнула я, жутко краснея. – Мне нравится Рис Картер, доволен?!

Валентино широко улыбнулся.

– Ты такая милая, малышка Хло, такая милая.


ГЛАВА 27


Наконец-то наступила пятница.

Я с удивлением наблюдала, как каждый уголок комнаты Элли заполняется одеждой, что-то даже попало на вентилятор.

Подруга плюхнулась на кровать и, закрыв лицо ладонями, закричала от отчаяния:

– Хлоя! Мне нечего надеть!

– Только не ной.

Она опустила руки и бросила на меня сердитый взгляд.

– Помоги мне!

Хихикнув, я встала, поправила платье и подошла к почти пустому шкафу. Просмотрела одежду, но так и не нашла ничего симпатичного.

– Хочешь, возьми что-нибудь у меня?

Элли выглядела опустошенной.

– Нет времени! Уже почти пять, а я еще даже не накрасилась.

– В смысле, я еще тебя не накрасила, – с ухмылкой поправила ее.

– Кажется, я сейчас заплачу.

– Не глупи! – пихнув подругу, засмеялась я. – Сегодня ты хорошо повеселишься. Разве ты не рада, что я нашла для тебя такого милого парня, Элли-Бэлли?

Она вздохнула и неуверенно посмотрела на меня.

– Хлоя, он классный. Не могу поверить, что Деннис согласился пойти на свидание вслепую. Он точно об этом пожалеет, когда увидит меня.

Я с открытым ртом уставилась на нее. Откуда такие мысли? Элли обладала естественной красотой. Я отвела взгляд. Печально видеть, когда девушки себя недооценивают. Испытывают неуверенность, сколько бы ты ни говорил им, что они прекрасны – такие, какие есть.

В зеркале вдруг отразился какой-то блеск, и я обернулась в поисках источника. Под целой горой одежды торчал клочок золотистой ткани. Я потянула за него и достала короткую юбку.

– Что же с этим можно сделать? – ухмыльнулась я, держа перед собой золотистое чудо. – У тебя есть черный топ?

Элли скрестила руки на груди.

– Хлоя, я это не надену.

– Еще как наденешь, – твердо заявила я.

Мы еще немного поспорили. Подруга не хотела даже видеть эту мини-юбку, а я заверяла, что образ получится сексуальным, но элегантным.

И тогда мы решили проголосовать.

Элли сказала «нет», я – «да».

Так что я победила.

Полчаса сборов, и я подвела подругу к зеркалу. Посмотрев на себя со смесью удивления и восхищения, Элли коснулась лица, как будто не могла поверить, что это правда она.

Но девушка в отражении повторяла все ее движения, подтверждая реальность.

– Ты выглядишь сногсшибательно, – с широкой улыбкой искренне сказала я.

Я заплела ее волнистые вишнево-рыжие волосы в колосок на одну сторону, заставила сменить ботанские очки на линзы и нанесла густой слой туши, чтобы выделить притягательность голубых глаз. Мазнула губы розовым блеском, а веснушки скрыла тональным кремом. Мне нравилась ее естественная красота, поэтому я не стала использовать много косметики.

И в довершении всего я все-таки уговорила Элли надеть эту сексуальную золотистую юбку, которая выгодно подчеркивала ее изгибы: достаточно короткая, чтобы привлечь внимание парней к длинным незагорелым ногам, но в то же время прикрывающая все необходимое, чтобы оставить место для воображения.

– Хлоя, даже не знаю, как тебя отблагодарить, – еле слышно произнесла Элли. – Никогда не думала, что могу выглядеть так классно.

Я обняла ее.

– Сегодня Деннис не сможет оторвать от тебя глаз, подруга!

Затем отстранилась и подошла к столу за камерой, на которую Элли фотографировала природу и другие скучные вещи – например, столы.

– Для твоей новой аватарки в Фейсбуке, – пояснила я, сделав несколько снимков и оценивая результат. На каждом кадре Элли выглядела безупречно.

Словами не описать, как я была за нее рада.


~ * ~


Домой я возвращалась, когда уже смеркалось.

Элли предложила меня подбросить, но я отказалась, сказав, что тогда она опоздает на свидание с Деннисом.

На самом же деле мне просто хотелось побыть одной и подумать.

В моей голове крутились миллиарды мыслей. Я поглубже засунула руки в карманы и выдохнула, наблюдая, как на холоде теплое дыхание обращается в пар.

Вчера я призналась Валентино в том, в чем не признавалась даже себе самой.

В симпатии к Рису Картеру.

От одного его имени у меня в животе запорхали бабочки, а губы невольно растянулись в улыбке.

Я в него влюбилась.

По уши.

– Хлои?

Я резко развернулась, и мое сердце подскочило к горлу. Прижав дрожащую руку к груди, чтобы успокоиться, я в ужасе уставилась на француза с подбитым левым глазом.

Затем тихонько сглотнула.

– Андре? – промямлила я, ругая себя за неспособность скрыть мандраж.

Он озадаченно нахмурился, но его лицо сияло от радости.

– Какой приятный сюрприз. Как поживаешь? – спросил Андре с неподдельным интересом и сделал шаг ко мне, но я инстинктивно отступила. В его взгляде мелькнуло недоумение. – Что случилось?

Он сейчас серьезно? Или это его очередная дурацкая шутка? Нервно хихикнув, я обернулась по сторонам и тогда немного успокоилась. На улице гуляло много людей, а на публике он не осмелится выкинуть какой-нибудь безумный фортель.

– Хлои, что-то не так? – снова спросил Андре, нерешительно подходя ко мне.

Ну, если не считать, что ты чуть не зарезал меня на вечеринке, то все в порядке!

Я впилась в него взглядом.

– Как ты смеешь это спрашивать после всего, что случилось на той вечеринке?

Либо у Андре развился старческий склероз раньше времени, либо он блестящий актер, достойный «Оскара»… потому что от следующих его слов у меня глаза на лоб полезли.

– Хлои, о чем ты говоришь? В последний раз мы с тобой виделись в декабре два года назад.


~ * ~


Он шутит, верно?

Этот парень наверняка меня разыгрывает, он ведь не мог…

– Что с твоим глазом? – огрызнулась я.

Андре вздрогнул и бросил на меня удивленный взгляд, после чего нахмурился, но все-таки ответил:

– Я не помню.

Я внимательно посмотрела на него.

– Андре, как ты можешь этого не помнить?

Он глубоко вдохнул и провел рукой по волосам.

– Я потерял память, Хлои.

С моих губ сорвался всхлип. В полнейшем шоке и неверии я отступила на шаг и перевела дыхание.

– Ч-что?!

Андре начал заламывать пальцы, похрустывая костяшками. Это его ужасная привычка означала, что он над чем-то раздумывает.

– Пару дней назад я проснулся в больнице. Я… я не знаю, что случилось. Врачи считают, что меня избили за день до этого. Несколько ударов пришлось на голову… – сокрушенно признался он.

– Ты потерял память?! – воскликнула я, ощущая, как слезы защипали глаза.

Сердце бешено колотилось в груди. Это из-за сильного удара Риса Андре потерял память?!

Я была в ужасе. От чувства вины у меня скрутило желудок.

Конечно, Андре пытался мне навредить, но он был не в себе, жутко пьян! За этой угрожающей улыбкой и садистским поведением я по-прежнему видела хорошего парня, которого знала, когда встречалась с Эштоном.

– И много ты забыл? – прошептала я, избегая его взгляда.

Андре не выглядел сильно обеспокоенным.

– Да нет. Лишь фрагменты – то тут, то там.

– Есть шанс, что память вернется?

Он закатил глаза и рассмеялся.

– Врачи любят давать ложные надежды, но я-то все понимаю.

– Андре, мне так жаль… – искренне произнесла я, понимая, что, скорее всего, он даже никогда не узнает, сколько тревоги стоит за этими словами.

– Забей. Merde [Дерьмо] случается. Это жизнь, – пожав плечами, с легкой улыбкой ответил он.

Подул прохладный ветерок, и я плотнее запахнула куртку. Люди расходились по домам, улицы пустели. Было уже поздно – не стоило больше задерживаться.

Я спрятала жалость за натянутой улыбкой.

– Слушай, Андре, было здорово снова тебя увидеть. – Странно было это произносить. Не думала, что скажу такое после всего, что случилось в прошлую пятницу. – Сочувствую твоему несчастью, но мне пора.

– Bonne nuit [Доброй ночи], Хлои. Может, как-нибудь выпьем по чашечке кофе и обсудим, как сложились наши жизни?

Его слова вызвали у меня дежавю.

Мое сердце пропустило удар, когда я поняла, насколько знакомо это звучало.

Вообще-то… Я была почти уверена, что произнесла ровно то же самое при нашей первой встречи спустя два года.

– Погоди-погоди, Хлои, ты уже уходишь?

– А почему нет? Обсуждать за чашечкой кофе, как сложились наши жизни, я не горю желанием.

– Очень жаль, Хло, а ведь мы были так близки…

– Конечно, – вернувшись к реальности, соврала Андре прямо в лицо.

Он лучезарно улыбнулся, и его темные глаза заблестели от счастья.

– Отлично, тогда до встречи.

– Au revoir [Прощай/до свидания], Андре. – Я зашагала по заметно опустевшей улице, но затем резко развернулась и снова посмотрела на француза. – Когда, говоришь, ты очнулся в больнице?

В его глазах вспыхнуло любопытство.

– В среду.

– А избили тебя за день до этого… во вторник, так?

– Да, а что?

– Ничего. Просто спрашиваю. Прощай, Андре.

И на этом ушла, не дав ему больше сказать ни слова.

Вечеринка Тайлера была в пятницу.

Андре потерял память не из-за Риса.

Его избил кто-то другой.


~ * ~


После бесчисленных попыток подобрать нужный ключ – потому что единственным источником света служил тусклый уличный фонарь – я наконец-то нашла его и открыла дверь. Вошла в дом, разулась и, устало вздохнув, направилась наверх в гостевую комнату.

Но меня тут же схватили за руку и прижали к стене.

В голове резануло от легкого удара о гипсокартон, и я, поморщившись, уставилась в темно-зеленые глаза перед собой.

– Какого черта, Рис?

Он вперился в меня сердитым взглядом, его каштановые волосы упали на лоб.

– Где тебя носило?

– Что?

– Ты вообще знаешь, который час? Тебе не приходило в голову позвонить Авроре или мне и предупредить, куда пойдешь после школы и когда вернешься? – возмутился он, а затем сузил глаза. – Мне пришлось пойти искать тебя, потому что кое-кто забыл взять с собой телефон!

Я моргнула, переваривая услышанное.

Рис меня искал?

– П-прости! – заикнувшись, выдавила я. От его близости мне было сложно говорить, уж слишком четко я ощущала, как он прижимает меня к стене своим сильным и мускулистым телом…

На моих щеках вспыхнул румянец.

– Ты в курсе, как работают телефоны? – риторически спросил Рис. – Давай объясню. Ты носишь его с собой, а когда кто-то звонит, отвечаешь, – медленно разжевал он как для умственно отсталой. – Или для заучки вроде тебя это слишком сложно?

Попустив колкость мимо ушей, я вздохнула и пристыженно заглянула Рису в глаза.

– Я все поняла. Это больше не повторится. Прости, что заставила вас с Авророй волноваться.

– Кто сказал, что я волновался?

Я удивленно посмотрела на него.

– Но ты ведь сказал…

– Чего ты там уже напридумывала?

Его слова ранили в самое сердце, и я смущенно потупила взгляд.

Рис вдруг захохотал.

– Я шучу, Хлоя.

Я вскинула голову и толкнула парня, увидев его ухмылку и озорной блеск в глазах.

– Ну ты и придурок!

– Я знаю! – беспечно ответил он с игривым выражением на лице. – Но тебе ведь нравится этот придурок, так какие претензии?

Я аж подавилась слюной, щеки снова вспыхнули.

– Ч-что? Ты мне не нравишься!

– Ну конечно.

У меня округлились глаза.

– Не нравишься!

Во взгляде Риса мелькнула пленительная искорка боли.

– Не нравлюсь?

Мне стало тяжело дышать. Воздух намертво застрял в горле.

– Я… о боже… это не то… я вовсе не это имела в виду…

Рис залился смехом.

– Опять попалась!

– Ох.

Каштановые волосы упали ему на глаза, и он, ухмыльнувшись, по-мальчишески взмахнул головой.

– Видела бы ты выражение своего лица. Оно бесценно.

– Видел бы ты выражение своего лица, когда на тебе сидел паук. Вот что бесценно, – с триумфом парировала я.

Рис придвинулся ближе – если это вообще было возможно, – и я ощутила на лице его прохладное дыхание.

– Мы договорились больше никогда об этом не вспоминать.

Я невольно улыбнулась. Он тогда выглядел так забавно.

– Мне кажется, это мило. Плохой парень боится паучка Инси-Винси.

– Заткнись, – сконфуженно рявкнул он. Затем отвел взгляд и выругался, а его загорелые щеки слегка порозовели.

Я едва сдержала смех.

Официально заявляю: смущающийся Рис – это в гуголплекс (единица со ста нулями) раз милее всего на свете.

– Ты краснеешь! Боже, это так мило!

Его зеленые глаза тут же вспыхнули от ярости.

– Тебе что, жить надоело?

Самодовольно склонив голову набок, я дерзко улыбнулась.

– Ой-ой, и что ты сделаешь? Насколько помню, это мне известно о твоих слабостях.

Рис удивленно посмотрел на меня, но уже в следующую секунду хитро ухмыльнулся.

А затем прижался ко мне своей твердой грудью. Мое сердце колотилось как сумасшедшее, и он наверняка это почувствовал. Скользнув ладонями по спине, Рис взял меня за талию и притянул к себе. Его лицо было так близко, что я могла сосчитать каждую длинную черную ресничку, каждое светло-карее вкрапление в зеленых глазах. Я была очарована… загипнотизирована даже.

Наклонившись, Рис припал губами к моей шее, у меня перехватило дыхание, и я задрожала в предвкушении. Ощутив нежные прикосновения вдоль линии челюсти, шумно выдохнула и закрыла глаза в блаженном пламени страсти. Все тело горело от жадных неторопливых поцелуев Риса.

И от переизбытка чувств я лишилась рассудка. Зачем Рис снова это делает? В голове пронеслись миллиарды мыслей, но я отогнала каждую, концентрируясь исключительно на губах парня… его руках… нем самом.

Инстинктивно положила ладони на его широкую грудь, и из горла вырвался тихий стон чистого экстаза. Губы Риса продолжали творить чудеса на моей шее, вызывая у меня слабость в коленях.

Меня словно парализовало. Я чувствовала себя льдинкой, брошенной в огонь.

Не могла вымолвить ни слова, лишь издавала постыдные стоны неописуемого удовольствия. Я пребывала в своем личном раю на земле.

И тут вдруг Рис отстранился. Я ошарашено распахнула глаза.

На его губах была все та же ухмылка, в глазах озорной блеск.

– Похоже, я только что нашел твою слабость, – подмигнул он.


ГЛАВА 28


Тысяча мыслей, миллион ощущений, все меньше расстояние между нами…

И тут у меня зазвонил телефон.

Я подпрыгнула от испуга, и Рис отошел назад, к сожалению, разрывая нашу связь. Потупив взгляд, я взяла со стола телефон и издала сдавленный смешок в попытке сгладить напряжение.

– Значит, когда он звонит, я всегда должна отвечать, да?

Рис направился к себе, но на пороге остановился и улыбнулся.

– Это нетрудно, правда?

На мгновение я оцепенела от его улыбки. Даже потеряла дар речи. Она была такой…

– Безумно умопомрачительной, – прошептала я, глядя, как Рис закрывает за собой дверь.

Заметив, что телефон все еще звонит, я быстро ответила и поднесла трубку к уху.

Дыши, Хлоя, дыши.

– Алло?

– Хлоя! – взволнованно завизжала Элли. – Божечки, мне столько всего нужно тебе рассказать!


~ * ~


Все, о чем я мечтала в этой жизни, – чтобы меня не будили субботним утром.

– Эй, недотепа. Подъем.

Но, по-видимому, мечтала я о слишком многом.

– Афтань, – в полудреме пробормотала я в подушку. Затем поглубже зарылась в кровать и натянула на голову одеяло в надежде, что Рис заметит величину моей лености и оставит меня в покое.

Но секунду спустя с меня стянули одеяло, и моя кожа покрылась мурашками.

Я тут же вскочила – сон как рукой сняло. Схватила свитер и, дрожа от холода, быстренько натянула его на себя.

– Ну ты и придурок, Рис! – сузив глаза, злобно проворчала я.

Хотела, чтобы Рис что-то заметил? И о чем я только думала!

Он ничего не ответил. Хотя теперь, проснувшись окончательно, я поняла, что выглядит парень слегка раздраженным.

Отлично. И что я натворила на этот раз?

Я вопросительно посмотрела на Риса в надежде, что он объяснит, почему выглядит так, будто готов вышвырнуть меня из своего дома. Но вместо этого он развернулся и молча вышел из комнаты.

Я со вздохом провела пальцами по спутанным волосам и, даже не взглянув на себя в зеркало, спустилась за Рисом на первый этаж. Затем вышла через кухню на задний двор, и только я оказалась на прохладном утреннем воздухе, как ко мне радостно подлетел Оскар.

– Привет, Оскар! – проворковала я, почесывая его за ушком. – Скучал по мне, мальчик?

Он завилял хвостом и начал нарезать вокруг меня круги, вызывая улыбку, после чего гавкнул и побежал к Рису, который стоял ко мне спиной и смотрел вниз.

Парень сжал кулаки и сделал глубокий вдох.

– Хлоя, – процедил он сквозь зубы, – не хочешь объяснить, что за хрень здесь произошла? – И отошел в сторону, открывая вид на свою собаку Беллу.

И тогда я наконец все поняла.

Прикрыла рот обеими руками и округлила глаза.

– Не может быть!

Белла была…

Твой пес обрюхатил мою девочку! – констатировал Рис, всплеснув руками от негодования, после чего смачно выругался на испанском.

– Или она просто потолстела, – весело предположила я, изо всех сил стараясь не засмеяться над парнем. А затем, не удержавшись, добавила: – Может, она объелась грязи?

Рис сердито посмотрел на меня.

– Грязи?

– Ну да, целой горой грязи.

– Хлоя, клянусь…

Я прыснула. Он выглядел таким взбешенным.

– Расслабься, Рис. Тоже мне, трагедия. Посмотри на это с другой стороны: у Беллы будут ЩЕНОЧКИ! – взволнованно воскликнула я, запрыгав от радости.

Но Рис, очевидно, моих чувств не разделял.

– Да ладно? Не может быть! А я-то думал, она родит крокодильчиков.

Я закатила глаза. Сколько драмы.

– Надо было кастрировать эту сексуально озабоченную псину, – пробормотал он достаточно громко, чтобы я услышала.

Я уставилась на него, ощущая, как во мне поднимается обида и гнев. Затем не раздумывая подняла с земли шланг и окатила Риса водой.

Никто не смеет ругать моего мальчика.

Ну, кроме меня.

Да и то только если он будит меня в субботу утром.

– Какого черта, Хлоя?! – завопил Рис и, вмиг сократив расстояние между нами, навис надо мной. Его зеленые глаза потемнели от ярости. С волос стекали капли воды и падали на такое прекрасное лицо. Я заворожено смотрела на парня, а сердце в груди отбивало чечетку.

Но затем я вспомнила события прошлого вечера и взяла себя в руки.

– В следующий раз, прежде чем хотя бы подумаешь оскорбить моего пса, вспомни, что это твоя собака раздвинула лапы, – пожав плечами, парировала я.

И впервые за это утро Рис весело усмехнулся.

– Или что? – явно забавляясь, с вызовом спросил он. Его губы слегка подрагивали от холода. Все-таки зря я, наверное, окатила его студеной водой, ведь на дворе давно уже не лето. Но Рис упорно пытался скрыть недомогание, продолжая как ни в чем не бывало смотреть на меня.

Мое сердцебиение участилось.

Его пронзительный взгляд вызывал во мне одновременно и робость, и возбуждение.

– Я… э-э, я снова тебя обрызгаю, – ответила, наставляя на Риса шланг, как пистолет, и стараясь не пялиться на его мягкие розовые губы, которые изогнулись в победной ухмылке.

У него сбилось дыхание.

– Ты милая, когда пытаешься угрожать.

Залившись румянцем, я подняла шланг повыше.

– Разве я недостаточно тебя запугала? – нервно хихикнула в ответ.

– Конечно, крошка. Я оцепенел от ужаса, – скучающе бросил он.

И я снова окатила его студеной водой.

Рис замер, распахнув рот от удивления, а я расхохоталась. Мой громкий смех наверняка разлетелся на всю округу. Но уже в следующую секунду Рис перехватил шланг и обвил своей мускулистой рукой меня за талию.

– Твоя очередь, – прошептал он мне на ухо и окатил с головы до ног ледяной водой.

Я взвизгнула, когда по спине побежали холодные струйки, и начала со смехом вырываться из рук Риса, который все продолжал меня поливать. На его губах играла крышесносная улыбка, и смеялся он так радостно и беззаботно. Я потянулась за шлангом и, сама того не осознавая, невольно прижалась к парню всем телом.

Оскар и Белла начали прыгать и кружить у нас под ногами. И стараясь не наступить на них, мы с Рисом быстро потеряли равновесие и упали…

Прямо в грязь.

Все мокрые и с мулякой в волосах, на лице и одежде мы просто лежали на земле и глупо улыбались друг другу.

Щелк!

Мы с Рисом резко повернулись к владельцу айфона, у которого теперь имелся очень пикантный снимок со мной в самом непотребном виде.

Валентино ехидно улыбнулся.

– Вы вывели фразу «утонуть в грязи» на новый уровень.

Я быстренько вскочила на ноги.

– Эй, Вал, обнимемся? – с вызовом спросила я, разводя руки в стороны и медленно приближаясь к нему.

– Очень смешно.

Спустя секунду Рис оказался возле меня и хохотнул:

– Да, групповые обнимашки. Что скажешь, дружище?

Валентино брезгливо скривился.

– Черт возьми, нет. Гадость какая. Валите в душ. – Затем указал пальцем на нас с Рисом и лукаво улыбнулся. – И лучше вместе, чтобы сэкономив воду. Я подожду в машине.

На этом развернулся и ушел, а мы с Рисом громко засмеялись ему в спину.

– Что будем делать со щенками? – спросила я, когда мы вошли в дом.

Вздохнув, Рис провел рукой по волосам. Сейчас он уже не выглядел раздраженным или взбешенным.

– Продадим их и поделим деньги?

Я кивнула, и Рис побежал наверх, но, услышав звонок в дверь, обернулся с очаровательным умоляющим выражением на лице.

– Можешь открыть? Наверняка это Вал. Видимо, что-то забыл.

– Конечно.

Я медленно, чтобы ничего не запачкать, подошла к двери и открыла ее, ожидая увидеть Валентино. Но вместо этого наткнулась на взгляд темно-зеленых глаз – таких же притягательных, как у Риса.

Я моргнула, на мгновение впав в ступор при виде мужчины. Высокий, смуглый и солидный. Лет сорока пяти и в дорогущем костюме.

Я практически сразу поняла, кто это.

Полностью вымазанная в грязи, я смотрела в глаза отцу Риса.

Да уж, стоит ли говорить о первом впечатлении?

– З-здравствуйте, – с заминкой пробормотала я, ощущая себя полной идиоткой. Мои щеки вспыхнули, но под толстым слоем грязи мистер Картер навряд ли это заметил.

Сказать, что он был удивлен – значит ничего не сказать.

Мужчина взглянул на желтый стикер в своих руках.

– Здравствуйте, я попал по тому адресу? – спросил он, показывая мне листик с надписью «Скарлетт-авеню, 17».

Я кивнула.

– Да, все верно. Я просто… э-э... – От воспоминания недавней ссоры Авроры и Риса у меня пропал дар речи, но, глубоко вдохнув, я все же взяла себя в руки. – Вообще-то, я соседка Авроры. Временно живу здесь, пока мои родители в отъезде.

Мужчина усмехнулся.

– Ясно. Что ж, надеюсь, тебя не заставили спать на заднем дворе вместе с Беллой, – подметил он, указывая на мой неопрятный вид.

Я хихикнула в ответ.

– Ах, это, – сказала, осматривая себя, – я просто работала в саду.

Мистер Картер удивленно вскинул бровь.

– Работала в саду?

– Да. Очень усердно.

– Отец?

Я так резко затрясла головой, что у меня аж хрустнула шея.

Как Уиллоу Смит удалось столько крутить головой в клипе и не повредить шею?

Отмахнувшись от этих мыслей, я вернулась к реальности. Посмотрела на Риса, и у меня сердце облилось кровью.

На его лице застыла такая боль. Мне стоило диких усилий, чтобы не подбежать и не обнять парня. Все-таки я по-прежнему была по уши в грязи, а он только что вышел из душа.

– Пойду… э-э… приведу себя в порядок… – неловко пробормотала я и побежала наверх, пряча взгляд от Риса, хоть и знала, что он смотрел не на меня, а на мужчину, который бросил его много лет назад.


Рис


– Что там с этой девушкой?

Я пожал плечами.

– Она поживет здесь, пока ее предки не вернутся.

Мой отец улыбнулся, и на его лице проступили морщинки.

– Ты знаешь, что я не об этом.

– А о чем тогда?

– Она особенная. И тебе не безразлична.

Я даже не стал отрицать.

– Ну и что?

Глядя на отца, я словно смотрелся в зеркало.

– Это взаимно?

– Не знаю, – пробормотал я, отводя взгляд.

– Она сокровище, – подметил отец.

Я покачал головой.

– Тут нечто большее.

– Не объяснишь?

Я провел рукой по волосам.

– Хлоя… она – все хорошее в этом мире.


ГЛАВА 29


Хлоя


С довольной улыбкой я долго смотрелась в зеркало в ванной.

Наконец-то мое тело было чистым.

К тому моменту, как я высушила волосы и привела себя в порядок, мистер Картер уже ушел. Входная дверь была открыта, и я увидела, как Рис разговаривает с Валентино, который вальяжно сидел за рулем в своей обожаемой машине.

– Знаешь, а ты трус.

– Да пошел ты! Ничего я не трус! – процедил Рис и насупился, сжимая и разжимая кулаки.

– Что, задел за живое, да, любовничек? – расхохотавшись, поддразнил Валентино. – Неужели Рис наконец дал волю внутренней богине?

Любовничек? С каких это пор Валентино так называет Риса?

Даже со своего места я ощутила холод от того, каким свирепым взглядом Рис смерил друга, но Валентино лишь засмеялся громче.

– Боже, расслабь булки. Не смотри на меня так, будто я убил твою сучку.

– Ты и есть моя сучка.

– Чертовски верно, паршивец!

С моих губ сорвался смешок, и парни тут же повернулись ко мне.

– Привет, – помахав рукой, смущенно улыбнулась я.

– И долго ты здесь стоишь? – спросил Рис с упреком в глазах.

Я моргнула, пытаясь понять, почему он вновь выпустил колючки. Это правда тот же парень, с которым мы совсем недавно обливались? Неприятно.

– Расслабься. Я только что подошла.

Хмыкнув, Рис отвернулся, и Валентино с огорчением посмотрел на него. Я максимально непринужденно поковыряла ногти и бросила на Риса взгляд из-под ресниц.

– Но, не волнуйся, я никому не расскажу о твоей внутренней богине. – Затем подняла голову и дерзко улыбнулась.

Выражение его лица было бесценным.

Валентино разразился смехом.

– Черт, я буду по тебе скучать, малышка Хло. Без тебя жизнь уже не такая яркая.

Я наморщила лоб от удивления.

– Ты куда-то уезжаешь?

Валентино кивнул, ритмично постукивая по рулю.

– В дорожное путешествие. Вместе со всеми ребятами.

– Погоди, серьезно?

Он ткнул на Риса.

– Чемпионат Риса, помнишь? Туда ехать день с небольшим, поэтому ночевать придется в палатках. Мы вернемся через пару дней.

– Звучит весело, – ответила я, стараясь не выдать, как меня это расстроило.

Но, судя по всему, безуспешно.

– Хочешь поехать с нами?

Только я открыла рот, как рядом раздался резкий голос.

– Нет! – твердо и категорично заявил Рис. – Она не поедет.

Я отшатнулась, как от удара, но затем с напускным безразличием вскинула руки.

– Ладно, остынь. Я все равно не собиралась ехать. Я понимаю, когда мне не рады. – Перекинулась напоследок быстрым взглядом с Валентино и забежала в дом.

К тому моменту, как дошла до кухни, я уже вся кипела от злости. Вот придурок! Обязательно быть таким кретином? Подумаешь, заночуют в палатках. Больно-то хотелось ехать с ними в это дурацкое путешествие.

Ладно, это была безбожная ложь.

На самом деле я ни разу не ночевала в палатке. Вообще. А дорожное путешествие? О нем я могла только мечтать. Но все понятно: парни хотят поехать одни. Я буду им мешать. Создавать проблемы. Особенно Рису – парню, в которого я безумно влюбилась и который не хочет видеть меня рядом.

Придурок!

– Знаешь, ты такая милая, когда злишься.

Обернувшись, я увидела перед собой самого дьявола. Скрестив мускулистые руки, Рис с ухмылкой на лице подпирал стену.

Я отвернулась, игнорируя его.

Что он вообще здесь делает? Минуту назад он вел себя как настоящий козел. Чего ему теперь-то надо?

Внезапно меня обхватили за талию и прижали спиной к твердой груди.

– О, ты сердишься на меня, Хлоя? – прошептал Рис мне на ухо, и я ощутила вибрацию от его смеха.

Попыталась вырваться, но Рис лишь обнял меня крепче и положил подбородок мне на плечо, едва не соприкасаясь щекой к щеке. От такой близости у меня задрожали коленки, и я осторожно покачала головой.

– Не сержусь. Обижена.

Затем резко развернулась и встретилась с насыщенно-зелеными глазами. Рис тут же усадил меня на кухонную стойку и встал между ног, словно это было в порядке вещей. Но только не для моего сердца, оно мигом пустилось вскачь. В таком положении мы с Рисом были примерно одного роста и могли открыто смотреть друг на друга, запоминая каждую черточку и особенность лиц.

Рис открыл рот, собираясь что-то сказать, но, очевидно, не смог подобрать слов. Я опустила глаза, огорчившись, что он даже не стал ничего отрицать. Он действительно не хотел, чтобы я ехала.

– Прости меня.

Я вскинула голову, разинув рот от шока.

Стойте, погодите…

Он правда это сделал?..

Рис только что извинился.

Причем от себя лично! Помню, как он просил прощения, когда я зашивала его после вечеринки Тайлера. В тот момент я поняла, что Рис не привык извиняться. Но вот он – стоит передо мной и извиняется.

Ощутив, как к щекам приливает кровь, я опустила взгляд и кивнула.

– Знаешь, если бы так быстро не убежала, я бы объяснил, почему не хочу, чтобы ты ехала.

Я глубоко вдохнула, не решаясь на него смотреть.

– Не нужно ничего объяснять. Ты не хочешь видеть меня рядом. Все нормально, я понимаю. Меня это даже не расстроило, лишь обидело то, как грубо и резко ты… – И тут Рис закрыл мне рот ладонью, заглушив конец предложения.

– Черт, ну ты и драматизируешь, – закатив глаза, пробормотал он. – Расслабься, я хочу, чтобы ты была рядом.

– Тогда в чем дело?! – убрав его руку, возмутилась я.

В ответ на мою внезапную вспышку гнева Рис лишь усмехнулся. Затем серьезно посмотрел мне в глаза и, нервно проведя пальцами по волосам, наконец решил открыться:

– Я не хотел, чтобы ты испугалась.

– Чего?

Рис шумно выдохнул и сконфуженно переступил с ноги на ногу.

– Драка после школы, тот инцидент на вечеринке… не надо быть гением, чтобы понять, как тебе неприятно насилие. – Он смущенно отвернулся. – Я просто представил тебя напуганной и подумал, что будет лучше, если ты не станешь проходить через это снова.

Я потеряла дар речи.

Сидела как громом пораженная.

Он только что?..

Не отдавая отчета своим действиям, я протянула руку и коснулась его щеки. Рис тут же повернулся ко мне, но я не отстранилась, оставила ладонь на его бархатной коже, вблизи манящих губ.

Спор.

Проклятье! Какого лешего я предложила этот дурацкий спор?

Я посмотрела на губы Риса, затем ему в глаза, посылая сигнал.

Просто попроси тебя поцеловать, идиот!

Словно прочитав мои мысли, Рис наклонился и уже открыл рот.

Уверена, он слышал, как бьется мое сердце.

Вот оно! Сейчас это произойдет.

Рис попросит его поцеловать.

Однако у жизни, конечно же, на этот счет были другие планы.

– Хлоя!

Рис, тихо выругавшись, отстранился. Я быстренько спрыгнула со стойки и, выпрямившись, встретилась с растерянным взглядом лучшего друга.

– Чарли, – выдохнула я, нервно проведя рукой по волосам, – что ты здесь делаешь?

В его ярко-голубых глазах не отражалось никаких эмоций.

– Входная дверь была открыла, – ответил он, указывая пальцем за спину. – Я звонил тебе сказать, что зайду, но ты не брала трубку… – Хмыкнул. – Теперь понятно, почему.

Смущенно улыбнувшись, я подошла к нему и обняла. Казалось, мы не виделись целую вечность, и я чувствовала себя слегка виноватой, ведь все это из-за меня.

– Прости! Как ты, Чарльз? Что нового?

Он пожал плечами и засунул руки в карманы.

– Да ничего особенного. На следующей неделе очередное соревнование по плаванию. Ты придешь?

– Конечно! Я же твой фанат номер один, забыл? – уверенно кивнув, прощебетала я и с усмешкой ткнула друга в бок.

На его лице промелькнуло облегчение, и он, успокоившись, улыбнулся мне в ответ.

– Ой, ты знаком с Рисом? – спросила я, вспомнив о соседе, который молча стоял позади нас. – Рис, это Чарли Кинг, мой лучший друг, – улыбнувшись, с гордостью объявила я. – И, Чарльз, познакомься с Рисом Картером.

Оба парня по-мальчишески кивнули друг другу.

– Эй, Хлоя, – с теплой улыбкой заговорил Чарли, – не дашь нам минутку познакомиться поближе?

Я широко улыбнулась в ответ.

– Конечно! Пойду пообщаюсь с Валентино.

Найдя в себе силы подавить мучительное желание подслушать их разговор, я оставила парней и вышла к Валентино.

– Привет, Вал, соскучился?

– Безумно, малышка Хло, безумно.


Рис


– Держись от нее подальше.

Я невольно ухмыльнулся, заметив, как свирепо смотрит на меня этот парнишка.

– С чего бы, защитничек?

– Ты ее не достоин. Она заслуживает лучшего, – убежденно заявил блондинчик.

– Полагаю, кого-то вроде тебя? – съерничал я, играя у него на нервах. – Но, приятель, насколько мне известно, ты безнадежно застрял во френдзоне.

Его голубые глаза потемнели от переизбытка эмоций.

– Ты просто отребье, – игнорируя мои слова, бросил он. – Жалкое ничтожество, которое в жизни ничего не добьется. В отличие от тебя, у Хлои есть будущее – и светлое. Не хватало еще, чтобы такой, как ты, вмешался и все испортил.

Гнев захлестнул меня, как цунами. Я сжал челюсти, но все же сумел выдавить смешок.

– Считай, тебе повезло, что ты лучший друг Хлои, сосунок.

В ином случае я бы размозжил тебе лицо кирпичом.

Ха-ха, не совсем так.

Я бы наверняка задействовал кулак.

Блондинчик шагнул ко мне.

– Я знаю, что из-за тебя она прогуляла школу. Ты оказываешь дурное влияние. Превращаешь ее в того, кем она не является.

– Нет, идиот. Если уж на то пошло, я позволяю ей раскрыться.

– Думаю, мне лучше известно, какая Хлоя на самом деле, – съязвил блондинчик. – Я знаю ее всю жизнь, идиот.

– Нет, – покачав головой, возразил я. – Ты знаешь человека, которым все хотят ее видеть.

Его наивное выражение лица напомнило мне Денниса – хрупкого и уязвимого. Он несколько раз открывал рот, собираясь что-то сказать, но тут же закрывал, не в силах обратить мысли в слова. В любой другой ситуации я бы посмотрел на парня и подумал, какой он жалкий, но сейчас это стало бы лицемерием, ведь всего несколько минут назад мне довелось делать ровно то же самое…

Когда я чуть не попросил Хлою меня поцеловать.

– Только не обижай ее.

Я вскинул голову, его слова вырвали меня из мира грез. Блондинчик правда это сказал?

Неужели он так легко сдался?

Ха-ха, трус.

Но вместо того, чтобы вставить остроумное замечание, я лишь кивнул. С минуту парень с недоверием и отвращением всматривался мне в лицо – плевать, такие взгляды я вижу постоянно, – а затем ушел.

Ну и ладно.


Хлоя


Чарли убежал не попрощавшись.

Когда ко мне подошел Рис, я спросила его, что случилось, но он лишь пожал плечами.

Вскоре с собранными сумками подтянулись Деннис, Джейк и Джейден, и ребята все вместе начали сдвигать задние сиденья. Мое желание поехать с ними росло с каждой секундой.

Закончив, Валентино, Деннис и близнецы пытливо посмотрели на Риса.

А затем на меня.

И снова на Риса.

– Ладно, – простонал парень.

Не понимая, что за чертовщина тут творится, я нервно хихикнула.

– Что?

Рис закрыл глаза, будто ответ на это причинял ему физическую боль.

– Пять минут.

– Не поняла.

Он вздохнул.

– У тебя пять минут, чтобы собрать вещи, заучка. Иначе мы уедем без тебя.

У меня от удивления округлились глаза. Он ведь шутит, да?

– Серьезно?

– Четыре минуты и пятьдесят секунд…

Мое сердцебиение участилось.

Рис ухмыльнулся.

И я побежала.

Черт, держу пари, с таким выбросом адреналина в кровь я бы обогнала любого спринтера на Олимпийских играх.

Влетев в комнату, я закинула в сумку лосины, джинсы, толстовку, топ, туалетные принадлежности и предметы первой необходимости, включая косметику, а также телефон с портативной зарядкой.

Боже мой, я правда поеду в дорожное путешествие с ребятами!

Я правда буду…

БИ-И-ИП.

От неожиданности у меня чуть душа не ушла в пятки. Подбежав к окну, я увидела, как Рис нажимает на гудок.

– Одна минута, – хохотнул он, заметив, как от испуга я держусь за сердце.

– Придурок, – буркнула я, рванув вниз. Перед выходом обула конверсы и взглянула на себя в зеркало, после чего закрыла дверь и грубо бросила сумку Рису, но он с легкостью ее поймал.

С секунду мы тупо стояли и улыбались друг другу как идиоты.

БИ-И-ИП.

В этот раз отправить меня на тот свет решил Валентино.

– Можно быстрее? – подмигнул он, одарив меня милой улыбкой.

Я закатила глаза и села в машину.

– Боже, Вал, расслабь булки.

Все парни посмотрели на меня и с гордостью ухмыльнулись.

– Да, теперь она определенно одна из нас, – подытожил Валентино.


ГЛАВА 30


– Ого, у тебя реально фигово получается.

Я смерила Риса убийственным взглядом, пытаясь удержаться на скейтборде дольше двух секунд и не выглядя при этом полной дурой.

Но, по-видимому, облажалась.

Снова.

Скейтборд выскользнул у меня из-под ног, и я, запнувшись, грохнулась на задницу.

Жизнь удалась!

Парни тут же разразились смехом, и мои щеки вспыхнули от смущения. Через секунду ко мне подскочил Деннис и по-джентельменски помог подняться.

Рис же в это время едва не задыхался от хохота.

Забив на этого придурка, я взяла бутылку с водой, открутила крышку и сделала жадный глоток. Внезапно горло словно обожгло, я надрывно закашлялась и с выпученными глазами уставилась на ребят.

– Что за?.. Что это?!

Валентино невинно улыбнулся.

– Вода?

Меня колотило от ярости, я была на грани срыва.

– Это, – кашлянув, указала я на прозрачную жидкость в бутылке, – не вода. – И метнула взгляд на ужасно самодовольное лицо Риса.

Парень посмотрел на меня с напускным сожалением.

– Черт, Хлоя, похоже, наши бутылки случайно перепутались, – произнес он, пожимая плечами и протягивая мне бутылку с настоящей водой. – Но все же поздравляю, это твой первый глоток водки.

– Ага, спасибо.

– Не расстраивайся.

– Я тебя ненавижу.

– Ты меня любишь.

Я отвернулась от Риса, понимая, что еще немного, и поддамся на обаяние его озорного взгляда. Хотя мне сейчас полагалось злиться на этого несносного парня.

Тогда почему же с моих губ не сходила улыбка?

Открыв багажник, я присела на краешек и залюбовалась здешней природой. Мы остановились на пустынной дороге у единственной заправки на многие мили вокруг. К счастью, у них также была закусочная, и близнецы отправились купить нам поесть.

Залогинившись в Фейсбук с телефона Валентино, я заметила одно новое сообщение.


Хлоя!

Как ты, дорогая? Мы не общались уже миллион лет! Нужно как-нибудь наверстать упущенное, мне столько всего хочется тебе рассказать!

Помнишь, мы как-то обсуждали мой тип парней? Дерзкий, уверенный в себе и желательно зеленоглазый? Ну, похоже, я влюбилась в полную противоположность.

В моем классе по биологии есть один парень, и он такой… – ох, даже не знаю, как его описать – в общем, другой! Часто попадает в передряги… он задира. Но ни с кем не дружит. Всегда сам по себе, никого не подпускает. Я много раз видела, как ребята пытаются с ним заговорить, но он тупо их игнорирует и уходит. Черт, этот парень даже не улыбается. Но есть еще я… его полная противоположность. И это так невероятно – встретить настолько непредсказуемого человека. А самое лучшее то, что, хотя он ни с кем не разговаривает, у меня постоянно спрашивает, как дела, когда проходит мимо.

О, и вчера, когда мы болтали, я не только заставила его улыбнуться – кстати, это самая редкая, удивительная и прекрасная вещь на свете, – но и рассмешила.

Божечки! Я даже не заметила, как столько всего написала! Прости!

Ты свободна в следующую субботу? Может, сходим куда-нибудь на бранч?

С огромной любовью, Хасти.


Поймав себя на том, что улыбаюсь до ушей, я уже собралась ответить, как вдруг услышала щелчок камеры. Оторвала взгляд от телефона и увидела у Риса в руках полароид.

Парень улыбнулся, и от этого едва уловимого жеста у меня сбилось дыхание, а сердце затрепетало. Его улыбка была такой заразительной, что я не смогла не ответить тем же.

– Итак… – ухмыльнулся Рис, склонив голову набок. – Пункт «Попробовать алкоголь» можно вычеркнуть, верно?

Прядка волос упала на его пленительные зеленые глаза, и мне захотелось протянуть руку и убрать ее. Спустя долгую секунду я поняла, что откровенно пялюсь на Риса. Щеки запылали, и я быстро потупила взгляд, пока он ничего не заметил.

Черт подери, Хлоя. Прекрати вести себя так, будто в жизни не общалась с противоположным полом. Отрасти яйца!

Образно говоря, разумеется.

Я подняла голову и, лучезарно улыбнувшись, игриво пихнула парня в грудь.

– Придурок.

Хотела уже уйти, но Рис притянул меня к себе и направил на нас камеру.

– Эй, погоди, – произнес он, пытаясь одной рукой удержать камеру, а другой обнять меня за плечи. Его запах опьянял, заставлял сердце биться чаще. Однако на Риса, похоже, наша близость никак не влияла. Он тупо старался удержать ровно полароид. Не выдержав, я протянула руку и помогла ему.

Рис нажал кнопку, и через секунду вылезла очередная фотография. Я быстро поймала ее, не дав упасть, и потрясла в ожидании картинки. Затем поняла, что проявление займет несколько минут, и направилась к остальным парням, которые сидели на пустой дороге и уплетали бургеры, купленные близнецами. Когда, тихо посмеиваясь, Рис подошел за мной, я взяла два бургера и протянула ему один, стараясь не обращать внимания на искорки, пронзившие меня при нашем соприкосновении.

Когда мы подсели к парням, я вдруг задумалась о том, как круто и резко изменилась моя жизнь. Мне до сих пор не верилось, что я еду на чемпионат по боксу с пятью интереснейшими парнями, в одного из которых безумно влюблена.

Тут мой взгляд упал на фото, которое уже проявилось, и я, округлив глаза, невольно улыбнулась. В животе запорхали бабочки. Мы с Рисом вместе выглядели так мило. Оба улыбались до ушей как идиоты, словно нам все нипочем, мы просто счастливы.

Ну, по крайней мере, я на это надеялась.

Однако не только это привлекло мое внимание. Пока я улыбалась в камеру, Рис смотрел на меня так, будто разделял мои чувства.

Но это же невозможно, верно?

Я ведь на самом деле не нравилась Рису, так?

– Что скажешь, недотепа?

– О чем?

Рис покачал головой.

– Забудь.

У меня отвисла челюсть.

– Что?! Нет! Не поступай так! Расскажи мне!

– Не-а, прости. Нужно было слушать, заучка.

Я хлопнула его по руке.

– Рис, не будь мелочным! Ненавижу, когда так делают!

Парни засмеялись, с весельем наблюдая за моим негодованием, а у Риса в глазах вспыхнул озорной огонек.

– Хм-м, даже не знаю… – задумчиво протянул он. – Может, и повторю… если ты скажешь волшебное слово.

Волшебное слово? Серьезно? Ему что, пять лет?

Я озадаченно вскинула бровь.

– Э-э, пожалуйста?

Рис напустил на себя разочарованный вид, но лукавая улыбка не сходила с его лица.

– Это не волшебное слово.

Я крепко задумалась. Мне до трясучки хотелось узнать, о чем он тогда меня спросил.

Волшебное слово… волшебное слово…

Погодите-ка.

– Конечно-конечно, Хлоя. Ты забыла волшебное слово? – весело поддразнивал Рис, наклоняя меня еще ниже.

– Рис! Ха-ха, боже мой. Подними меня! ПОЖАЛУЙСТА, – с улыбкой на лице визжала я. Он мне за это еще заплатит.

Рис захохотал и притянул меня к себе за талию. Инстинктивно я обхватила руками его за шею, вцепившись так, будто от этого зависела моя жизнь. Ощутив, как от смеха вибрирует его грудь, я смерила парня убийственным взглядом.

– Знаешь, волшебное слово – это не «пожалуйста», а...

Я фыркнула.

– Ха-ха, нет. Я этого не скажу.

– Почему? Мы оба знаем, что это правда, – подмигнул он.

Все затихли. Я всмотрелась в лицо Риса, его мягкие розовые губы тронула легкая ухмылка. Затем, не дав слабину, перевела взгляд на взбудораженных Джейка и Джейдена. Следом на Валентино, который, судя по виду, готов был выложить мне все в любой момент. Даже Деннис едва сдерживался.

Я закатила глаза и вздохнула, принимая поражение. Любопытство все-таки взяло верх.

– Рис секси, – пробормотала я.

Рис приложил ладонь к уху, прикидываясь, будто не расслышал.

– Что, прости? Не успел разобрать, детка. Повтори чуть громче.

– Рис секси, – сузив глаза, произнесла я тихо, но ясно и четко.

Валентино хохотнул.

– Прости, принцесса, я снова не расслышал. Похоже, ты не хочешь знать…

– Рис секси, черт подери!

На секунду воцарилась тишина, а затем все парни разразились оглушительным смехом.

– О, кто-то заигрывает, – поддразнил Рис.

Я от досады стукнула его по руке.

– Я тебя ненавижу.

Покачав головой, он со смешком подмигнул мне.

– Ты меня любишь.

Я снова закатила глаза.

– Так ты расскажешь наконец, о чем спрашивал?

Рис прислонился к двери машины и сцепил руки за головой.

– Джейден, окажи честь.

Я посмотрела на одного из близнецов, и он ухмыльнулся, держа в руках черную сумку.

– Что ж, в твоем списке есть пункт «Нарушить закон», верно?

Ой-ой. Что-то мне все это не нравится.

– Да… – робко подтвердила я, обеспокоенная тем, что они задумали. – И что?

Джейден подмигнул мне и расстегнул сумку, показывая баллончики с краской.

– Совершим небольшой вандализм?

Мне потребовалась минутка, чтобы все осознать, а затем я в неверии округлила глаза.

– Вы, должно быть, шутите.

Но ребята не шутили. Ведь они – знаменитые плохие парни Прескотт Прайвит.

Они не шутят, они сеют хаос.

В итоге мы забежали за заправку и остановились перед прекрасным холстом в виде кирпичной стены. Рис рядом со мной открыл баллончик с черной краской и начал выводить шедевр.

Остальные парни последовали его примеру, и через несколько секунд некогда обычная грязно-желтая стена была покрыты цветными граффити.

– Давай, заучка, оставь свой след.

Заглянув в последний раз в игривые глаза Риса, я открыла баллончик с вишнево-красной краской, который держала в дрожащих руках.

И мысленно вычеркнула еще один пункт из списка дел, которые хочу успеть сделать перед смертью.


ГЛАВА 31


– Мы разобьем лагерь… здесь?

Я взглянула на землю и поежилась, представляя, сколько насекомых ползает по той местности, где мы собирались спать. Хотя здесь, в открытом поле, было красиво: смекалось, и миллионы оттенков темнеющего синего неба смешались с яркими красками заката.

Валентино хохотнул.

– А ты ожидала пятизвездочный отель, малышка Хло?

– Нет… – вспыхнув, пробормотала я.

Затем оглянулась и, увидев, что Деннис, Джейк и Джейден закончили ставить палатки, нахмурилась. Всего их было три.

Итак, если близнецы займут одну палатку, Валентино с Деннисом вторую… это значит…

– Где я буду спать? – выпалила я, ощутив, как подскочил пульс. Не может быть, чтобы я спала в одной палатке с…

– На улице, – подмигнул Рис, проходя мимо меня с бревнами в руках. Затем опустился на колени и стал разжигать костер.

Я присела рядом с ним и надулась.

– Сам будешь спать на улице.

– Но тогда я могу простудиться, – едва не возмущенно пометил он.

– Ты просто невероятен, – покачав головой, хихикнула я.

– Невероятно сексуальный.

Тут между нами втиснулся Валентино.

– Так-так-так, похоже, костер готов. Ты знаешь, что это значит, Хлоя?

Я бросила на него озадаченный взгляд.

– Что мы будем жарить зефир?

– Что мы будем слушать страшные истории, – усмехнулся он, зловеще потирая руки.

– Ну вот опять… – буркнул Рис, закатывая глаза.

Валентино посмотрел на него.

– И что это значит?

– Ничего. Прошу, поведай нам одну из своих знаменитых страшилок, Вал. Не могу дождаться, когда снова буду дрожать как школьница, – с явным сарказмом произнес Рис. – Только, пожалуйста, возьми за руку, а то вдруг от страха у меня отвалится член.

Пропустив эти насмешки мимо ушей, Валентино крепко взял друга за руку.

– Конечно, Риси, я защищу тебя, малыш.

Я прыснула со смеху.

– Ну что, детишки, идите все сюда, – позвал Валентино, устраиваясь поудобнее. – Эта история запомнится вам надолго.

Деннис уселся рядом со мной, за ним подтянулись и близнецы, а Рис, похоже, заскучал.

– Давным-давно жила-была маленькая девочка, которая обожала кукол, – прочистив горло, заговорил Валентино, и его глаза загорелись. – В спальне у нее была огромная коллекция. Однажды, гуляя по магазину в одиночку, она заметила очень красивую куклу…

– Почему маленькая девочка пошла в магазин одна? Где ее родители? – цинично спросил Рис.

– Наверное, она долбаная Даша-путешественница, – взъерепенился Валентино, – я не знаю, черт возьми, заткнись и слушай гребаную историю.

Рис вскинул руки.

– Ладно-ладно, расслабься.

– Как я уже сказал, – продолжил Валентино, – она заметила красивую куклу – в блестящем платье и прочей лабудой, которая нравится детям. Девочка спросила, сколько та стоит, но старая женщина за прилавком ответила, что кукла не продается. Тогда девочка кинулась объяснять, как сильно хочет эту куклу, на что женщина просто сказала, что та не продается, потому что проклята! – вдруг воскликнул Валентино и сделал паузу для драматического эффекта. За все время на лице Риса не дрогнул ни один мускул. – Но маленькая девочка уж очень сильно хотела эту куклу – считала, та идеально впишется в ее коллекцию, – поэтому сказала женщине, что ей плевать.

– Самоотверженно, – похвалил Рис, вскинув кулак.

Валентино его проигнорировал.

– В конце концов женщина сдалась и сказала, что не станет продавать куклу, а отдаст просто так, раз девочка очень хочет, только пусть не винит ее, если произойдет что-то плохое. Девочка взяла куклу и выбежала из магазина, радуясь новой игрушке. Дома вызвала лифт и, дождавшись его, зашла в кабину. Двери лифта закрылись, но он не тронулся с места. «Боже мой, – подумала девочка. – Неужели это проклятие куклы?!» Внезапно в ее руках что-то зашевелилось. Кукла медленно повернула голову, распахнула безжизненные глаза, разомкнула губы и сказала… – Валентино выдержал паузу перед кульминацией. – Нажми на кнопку, сучка!


~ * ~


Мы посидели еще немного, беззаботно разговаривая и смеясь. Время потихоньку близилось к полночи, небо покрылось мириадами ярко сияющих звезд.

Валентино зевнул и, поднявшись, потянулся.

– Так-с, я иду спать, адьес сучачос.

Близнецы вскоре последовали за ним.

– Доброй ночи, ребята, – произнесли они в унисон.

Усмехнувшись, Деннис тоже встал и отряхнул шорты.

– Ну уж нет, я не буду третьим лишним. Увидимся утром.

И так остались только плохой парень, Купидон и я.

– Ты не устала?

Повернувшись, я посмотрела на Риса.

– Нет, не особо.

Он промолчал, но мне не хотелось, чтобы на этом наш разговор закончился.

– Ты волнуешься насчет завтра?

Похоже, мой вопрос застал его врасплох.

– Что?

Я поднесла ладони к огню, чтобы согреться.

– Завтра Чемпионат. Ты нервничаешь?

– С чего бы? – хохотнул Рис.

– Ты ведь можешь проиграть.

– Я не проиграю, Хлоя, – ухмыльнувшись, самоуверенно заявил он.

Я вскинула руки.

– Ой, ладно, мистер Непобедимый. Все знают, что ты профи.

Засмеявшись, Рис придвинулся ко мне, чтобы тоже погреть руки у костра.

– Знаешь, и твой бывший может быть там? – холодно произнес он.

Резко вздрогнув, я чуть не обожгла пальцы.

– Что? Почему?

Но Риса, похоже, моя реакция не удивила.

– Я видел его пару раз на других соревнованиях. Наверняка и на это он тоже придет.

– Прекрасно, – невесело пробормотала я.

– Полагаю, вы не очень хорошо расстались, – засмеялся Рис.

– Да ты просто гений.

– Ха-ха, а ты смешная, – монотонно произнес он, в его голосе не было и намека на смех.

Я слегка улыбнулась.

– Эштон, он… просто… не хочу говорить о нем.

Рис невозмутимо пожал плечами.

– А о чем ты хочешь поговорить?

Я на секунду задумалась.

– О твоих бывших девушках.

– Нет, – резко ответил Рис.

– Ну давай! – запричитала я, игриво хлопнув его по руке. – Пожалуйста!

– Нет.

– Да ладно тебе! Расскажи!

Я вдруг всерьез над этим задумалась. Рис удивительный. По-любому у него было несколько девушек. От этой мысли у меня закололо сердце. Неприятно признавать, но я ревновала его ко всем наверняка красивым и идеальным девушкам, с которыми он встречался.

И с чего я решила, что у меня есть шанс?

Просто приняла желаемое за действительное.

Рис вздохнул.

– Их не существует.

– Что?

– У меня никогда не было девушки.

Я округлила глаза от удивления.

– Ого, не думала, что ты игрок или бабник, Рис.

– Да нет же, идиотка, – рявкнул Рис. – В смысле, я никогда не был с девушкой. Вообще.

Тут я просто умерла и попала в Хэппиленд с радужными единорогами и…

Стоп, минуточку.

– Но это значит, что твой первый поцелуй… – протянула я, не в силах в это поверить.

– Был с тобой, – закончил Рис, смущенно отводя взгляд.

Между нами повисла оглушительная тишина.

Мое сердце колотилось как сумасшедшее, его слова никак не укладывались в голове.

Первый поцелуй Риса был со мной.

Со мной.

Он был со мной!

У меня все еще не получалось это принять. Я была первой девушкой, которую Рис поцеловал. За всю жизнь.

А затем я вспомнила, сколько раз мы целовались, и меня захлестнуло чувство вины.

– Боже мой! Мне так жаль!

– Н-да, не такой реакции я ожидал… – пробормотал Рис.

– Прости меня! – воскликнула я.

– Что?

– Я украла твой первый поцелуй!

– Ага, я в курсе.

– И после этого ударила тебя между ног!

– Дрянные поступки никогда не будут забыты, – подметил он.

– Мне так жаль!


ГЛАВА 32


В фильмах походы выглядят как сбывшаяся мечта, незабываемое событие. Дикое и безумное приключение.

В реальности же все оказалось хуже некуда: начиная от сна в палатке, который не сравниться со сном в мягкой кроватке, и заканчивая пробуждением в полшестого из-за пения какой-то горластой птицы.

Но одно мне сейчас все же нравилось: обняв за талию, Рис прижимал меня к своей твердой груди. И во сне он выглядел таким красивым, у меня просто не было слов. Не упустив возможности, я окинула взглядом его идеальные черты лица, длинные ресницы, небрежно спадающие на глаза волосы, которые на автомате и смахнула.

Рис тут же открыл глаза и посмотрел на меня.

Сердце пропустило удар, только бы я не покраснела от того, что меня поймали с поличным. Но, к удивлению, Рис не стал подкалывать, а просто смотрел на меня с нечитаемым выражением на лице. Так мы и лежали какое-то время в тишине.

– В твоих волосах застрял листик, – наконец произнесла я в жалкой попытке оправдаться.

– Ну конечно.

– Правда! – нахмурилась я.

– Хорошо, принцесса, – зевнув, потянулся Рис. – Как скажешь.

– Ладно, попалась, – невозмутимо ответила я. – Не было там листика.

– О, неужели? – закатив глаза, ухмыльнулся он.

– Там был паук, – закончила я.

Его глаза округлились.

– Не шути со мной, Хлоя, – пригрозил Рис. – Клянусь, если это какой-то гребаный розыгрыш… – Он резко сел и начал параноидально оглядываться по сторонам.

– Приятно знать, как заставить тебя кричать, – подмигнув, хихикнула я.

Рис моргнул, переваривая мою коварную шутку. Но уже в следующую секунду накрыл меня своим телом и замер в паре сантиметров от лица.

– О, Хлоя, – заговорил он низким и ровным голосом, от которого у меня перехватило дыхание, – кажется, я предупреждал не шутить со мной. – Его губы едва касались моей кожи. – В конце концов, я тоже знаю, как заставить тебя кричать, – добавил он и нежно поцеловал в шею, вызвав у меня тихий всхлип удовольствия.

– Эй, Картер, ты уже встал, бро? Эта чертова птица не перестает щебетать и… – Валентино как-то быстро расстегнул замок на палатке – мы даже понять ничего не успели – и, застав нас, пришел в изумление. – Оу, вау.

Я зажмурила глаза, мысленно стукнув себя по лбу, а когда снова открыла, увидела, как удивление на лице Валентино сменяется ужасно самодовольной улыбкой.

– Ну, вижу вы, ребята, заняты. Пойду тогда заставлю Денниса приготовить мне завтрак…

– Вал… – предостерегающе рыкнул Рис, слезая с меня и оставляя на произвол холодному утреннему воздуху.

– Что? – невиновно вскинув руки, улыбнулся Валентино. – Я ухожу, расслабься, женщина. – Затем перевел взгляд на меня. – Повеселись, малышка Хло. – Подмигнул и застегнул назад палатку.

Я перевернулась на живот и застонала в подушку. Теперь Валентино от меня не отстанет.

– Это ты виноват, – осуждающе ткнула я в растерянного Риса.

– Не-а. Это ты сказала про пауков. Вся вина на тебе.

– Да пошел ты, – жалобно пробормотала я.

Рис засмеялся, и это было самое прекрасное, что я слышала в шесть утра.

Над нами нависла уютная тишина. Рис на мгновение задумался: свел брови и сжал челюсти, он всегда так делал, когда о чем-то размышлял. А затем посмотрел на меня.

– Хлоя?

– Да?

Он хотел что-то сказать, а может, даже спросить. Я это чувствовала, сердце заколотилось часто-часто.

Но ничего не произошло.

– Нам пора собираться, – в итоге сказал Рис, протягивая мне свитер. – Нам еще ехать несколько часов.

Я быстро оделась и кивнула, наблюдая, как он встает и нервно проводит рукой по волосам. Мне отчаянно хотелось узнать, что Рис на самом деле собирался сказать, но он уже вылез из палатки.

О, Рис, что же ты со мной делаешь?


Эштон


Откинувшись в дорогом кожаном кресле, я зачарованно наблюдал, как единственная девушка, которая имела для меня значение, зашла на стадион и растерянно оглянулась по сторонам.

Хлоя. Моя Хлоя.

Только на самом деле она больше никогда не будет моей.

Заняв место в другом конце зала, Хлоя вежливо отмахнулась от официанта, который с радушной улыбкой предложил ей выпить. Меня она так и не заметила.

– Шампанского, сэр?

Я оторвал взгляд от красивого лица Хлои, взял бокал и, поднеся его к губам, ухмыльнулся. Мне в голову пришла одна гениальная мысль.

Да, Хлоя больше никогда не будет моей, но это не значит, что я отдам ее другому.

Я тихонько похлопал по плечу молодого официанта возле себя.

– Видишь, ту девушку в кремовой блузке?

Брюнет перевел взгляд на Хлою и кивнул.

– Я поговорю с ней. А после этого ты подойдешь и скажешь, что парень по имени Рис Картер хочет поговорить с ней в раздевалке перед Чемпионатом. Понял? – произнес я, выразительно засовывая в его алый кашемировый карман деньги.

Парень послушно кивнул.

– Отлично, – улыбнулся я, затем достал телефон и набрал нужного человека.

Спустя несколько гудков, очевидно, разъяренная девушка все же взяла трубку.

– Чего тебе? – огрызнулась Шантелль.

– Ай-ай-ай, разве так говорят со своим любимым братцем?

Она вздохнула.

– Что ты хочешь, Эш?

– Мне нужна твоя услуга.

– Какая?

Я объяснил ей план и замер в ожидании ответа.

– Нет.

– Что, прости?

– Нет, – решительно повторила она. – Я не стану этого делать.

– С чего ты взяла, что у тебя есть выбор? – усмехнулся я.

Теперь настал ее черед опешить.

– Что, прости?

– Дорогая сестренка, кажется, ты не поняла. Ты сделаешь это для меня, – медленно проговорил я, не сводя глаз с Хлои, которая бездумно накручивала локон на палец. Мне хотелось снова обнять ее, ласково коснуться этого прекрасного и безупречного лица. Я горел желанием вернуться в прошлое и сделать все правильно, но не мог.

И осознание собственного бессилия медленно съедало меня изнутри.

– А то что? – с вызовом бросила Шантелль, возвращая меня к реальности.

– Андре умрет.

– Воу, погоди, что?! Эштон, не трогай Андре. Ты не можешь так поступить, Эш…

– Я уже разок избил его до потери памяти, не так ли?

Едва ли не услышав в трубке, как затрепетало сердце сестры, я беззвучно усмехался.

– Эш, прошу, не трогай его. Умоляю тебя.

Два года назад страдание в голосе моей близняшки причинило бы мне физическую боль. Но сейчас мне было плевать. Я ничего не чувствовал.

– Ты его любишь?

На минуту повисло молчание, а затем Шантелль наконец прошептала:

– Да.

– Тогда выполни мою просьбу, и твой любовничек не пострадает, – отчеканил я и отключился, не дожидаясь ответа.

Затем ущипнул себя за переносицу и сделал несколько глубоких вдохов. Все тело напряглось, а руки неудержимо задрожали. Меня одолели воспоминания о человеке, которым я когда-то был. Раньше я был счастлив, безумно счастлив. Жизнь была идеальной. У меня было все.

А теперь не было ничего. Я потерял все, что ценил. Остались только обида и ненависть. Я едва узнавал себя.

И во всем этом виноват мой бывший лучший друг Андре.

Ведь именно он заставил меня разбить сердце Хлои.


Хлоя


Я тоскливо вздохнула, накручивая локон на палец и напевая под нос популярную песню, которую постоянно крутили по радио. Сказав, что вернется через полчаса, Валентино ушел за билетом и оставил меня здесь медленно умирать от скуки.

– Похоже, кому-то очень весело, – со смешком произнес знакомый голос. Эштон подсел ко мне, обдавая своим теплом, и улыбнулся той милой мальчишеской улыбкой, за которую я когда-то отдала бы все на свете.

Мысленно вздохнув, я натянула на лицо дружескую улыбку. Что было, то прошло. Я пережила наши с Эштоном отношения. Теперь у меня есть Рис, нет смысла держать обиду на бывшего. Он мне больше не навредит.

Верно?

– Привет! Что, никакого французского? – хихикнула я, удивившись, что он заговорил со мной на английском.

Эштон впал в ступор, словно ожидал, что я, как обычно, начну плескаться ядом, но быстро взял себя в руки и с улыбкой пожал плечами.

– Итак, что ты здесь делаешь? – спросила я, решив наладить контакт.

– Леонардо Скарлетти, соперник Риса, мой давний друг, – безучастно ответил он, смахивая волосы с глаз.

– О-о.

Эштон снова пожал плечами.

– Пусть победит сильнейший.

Я машинально кивнула, молясь про себя, чтобы Рис сегодня не пострадал, а затем мельком заметила в глазах Эша боль и гнев.

– А ведь он тебе правда нравится.

Это был не вопрос, но я все же ответила.

– Я люблю его.

И сама поразилась, как тихо прозвучал мой голос, но, несмотря на гул переполненного стадиона, Эштон меня услышал.

– Он настоящий счастливчик, Хлоя. Надеюсь, он это знает и ценит. Надеюсь, он понимает, что твое сердце – это самый дорогой на свете подарок.

Судорожно вздохнув, я ощутила, как запылали щеки.

Эш накрыл мягкой и теплой ладонью мою руку.

– Надеюсь, он не повторит ту же ошибку, из-за которой я потерял любимую девушку.

Под его гипнотическим взглядом голубых глаз я едва могла дышать.

– Все это было по-настоящему, не так ли?

– Что именно?

– Мы. – В голове вдруг все прояснилось, и мое сердце забилось чаще. – Мы были юны и совершали ошибки… но действительно были влюблены друг в друга, верно?

Эштон пристально смотрел на меня, и на секунду я позволила себе утонуть в его глазах, вспоминая время, когда мы делили на двоих радость и смех, время, когда я впервые была влюблена.

– Все это всегда было по-настоящему, Хлоя. Такую любовь нельзя подделать.

Увидев, как он наклоняется ко мне, я зажмурилась и сосредоточилась на звуке собственного дыхания. Эштон нежно поцеловал меня в лоб, а когда я спустя мгновение открыла глаза, его уже рядом не было. И только тогда я поняла, что этот поцелуй был прощальным.

– Простите, мадам, – произнес официант, парнишка примерно моего возраста. – Рис Картер хочет встретиться с вами в раздевалке перед Чемпионатом.

– О, хорошо, спасибо, – посмотрев на него, улыбнулась я.

Затем встала и, поправив юбку, направилась по коридору, ведущему к раздевалке Риса. Интересно, зачем я ему понадобилась? Мои щеки все еще горели после разговора с Эштоном. Неужели я правда призналась ему, что люблю Риса? Нет, конечно же, я не слукавила, но одно дело – чувствовать, а совсем другое – произносить это вслух.

Может, тогда признаться и Рису?

К моменту, когда дошла до раздевалки, я уже мысленно приготовилась обнять его и поцеловать, забыв о глупом споре.

Я улыбнулась самой себе и, повернув ручку, открыла дверь.

Но от увиденного улыбка тут же слетела с лица.

Шантелль Де Вилль обнимала за шею полуголого Риса Картера, его руки лежали на ее талии, а губы были перепачканы помадой.

Я на секунду впала в ступор, утратив способность говорить, думать и чувствовать.

А затем мое сердце медленно и мучительно разлетелось на части.

Дежавю оглушило меня, точно кувалдой.

Сегодня на сердце появился еще один рубец.

Рис оттолкнул Шантелль и с бурлящим раскаянием в глазах рванул ко мне.

– Хлоя, поверь, это не то, что ты думаешь.

– Какая банальная фраза, – оцепенело ответила я, едва узнавая собственный голос.

Затем посмотрела на Шантелль, у которой на лице не отражалось ни капельки сожаления, и со слезами на глазах выбежала из раздевалки.

Мой мир начал разваливаться. Я будто бы заново пережила предательство Эштона, когда, открыв дверь, застала его в постели с блондинкой.

Я была такой дурой! И о чем только думала? Неужели не усвоила урок: парни лишь притворяются, что любят? С чего бы Рису отличаться? Зачем я внушила себе, что он другой?

Рис неугомонно звал меня, но я не смела оглянуться. Где-то на середине коридора он все же нагнал меня и, схватив за руку, крепко прижал к груди.

Я сразу же попыталась вырваться, не желая лишний раз вспоминать, как приятно находиться в его объятиях.

– Отпусти, Рис! Оставь меня в покое!

– Нет! – рявкнул он. – Ты должна мне поверить, Хлоя. Клянусь, все не так, как ты подумала!

У меня закружилась голова, я хотела, чтобы он замолчал. Мне это было необходимо. Он повторял точные слова Эштона. Для меня это было уже слишком. Мне нужно было выбраться отсюда. Хотя, если подумать, Рис, по сути, мне не изменял, ведь мы никогда не были вместе.

Тогда почему у меня словно сердце вырвали из груди? Почему кажется, будто его разбили во второй раз, если мы с Рисом никогда не встречались.

Полагаю, Рис виноват лишь в том, что позволил мне в себя влюбиться и дал надежду, что это взаимно.

Наверное, так делают все парни.

И, честно говоря, с меня уже хватит.

– Мне плевать, – пихнув Риса со всей силы, гордо заявила я, хотя образ его с Шантелль все еще стоял перед глазами. – Правда, – пыталась убедить я себя.

Черт, кого я обманываю?

Мне нужно было выбраться отсюда, чтобы снова начать дышать.

Я вырвала руку из его хватки.

– Кстати, у тебя на губах милый оттенок шлюхи, – повторила я его же слова, которыми он описал макияж Шантелль в тот день, когда мы прогуливали школу.

Тьфу, лживый придурок.

Рис тут же притянул меня обратно и с серьезным видом положил руки мне на плечи. Я в ответ сердито уставилась в его темно-зеленые глаза.

И тогда он произнес то, что я никогда не думала от него услышать.

– Хлоя, я люблю тебя.

Я моргнула, пытаясь переварить его слова.

Он правда только что сказал, что любит меня?

Несмотря на боль, мое сердце вновь ожило, а в животе запорхали бабочки. Рис так уверенно это произнес, так честно. Как можно так легко врать?

А врал ли он?

– Докажи.

Слова слетели с языка, опередив мысли. Рис озадаченно нахмурился, и я тут же ощутила укол вины. Он казался таким искренним. Мое сердцебиение участилось при мысли, что он на самом деле влюблен в меня, но я хотела знать наверняка. Мне нужно было убедиться, что он говорит правду.

– Черт возьми, Хлоя, – раздраженно процедил Рис, вскинув руки. – Как мне это доказать?

Его грудь тяжело вздымалась, на скулах играли желваки, все тело было напряжено до предела. Мягкие волосы взъерошены, а в глазах тысячи эмоций. Наблюдая за ним, я невольно погрузилась в историю наших недолгих отношений. Вспомнила, как мы впервые встретились, когда меня заперли в школе; как мы вместе упали в пруд из-за взбесившейся Беллы; как Рис спас меня на вечеринке Тайлера; как чуть не убил на своем байке; прогул школы; как мы сидели на крыше, когда Рис был расстроен; сколько мы веселились на математике и, наконец, каждый наш поцелуй, хоть за ними всегда скрывались корыстные цели.

И вот стоя здесь, очарованная парнем, в которого влюбилась по уши, я задалась вопросом, как далеко он готов зайти, чтобы доказать свои чувства.

– Я хочу, чтобы ты сегодня проиграл.


ГЛАВА 33


Я всего лишь блефовала.

Удивительно, что Рис этого не заметил.

Я вовсе не хотела, чтобы он проиграл Чемпионат… или отказался от меня.

Просто я знала, как ему важно победить, и, наверное, надеялась, что он согласится. Тогда я бы сразу сказала, что пошутила, притянула его к себе и поцеловала.

Но в жизни не все так просто. Не у каждой сказки счастливый конец.

И мне пришлось узнать это на собственном горьком опыте.

– Нет.

Одно короткое слово выбило у меня почву из-под ног.

Я отшатнулась, как от удара.

Боже, какая же я дура.

Рис твердо покачал головой.

– К черту все. Я не стану проигрывать Чемпионат, чтобы что-то доказать тебе, Хлоя. Только тебе выбирать, верить мне или нет.

Я бесшумно выдохнула. Все закончится, даже не начавшись?

– Ладно, – тихо произнесла я, потупив взгляд, – тогда, полагаю, на этом все.

Рис бросил на меня циничный взгляд и горько усмехнулся.

– Знаешь, если бы ты тоже меня любила, то не заставила бы выбирать.

Вот как он думал? Что я не люблю его?

– О, я тебя умоляю. Если бы ты и правда любил меня, тебе бы не пришлось выбирать, – сузив глаза, от обиды огрызнулась я и развернулась, чтобы уйти. – Прощай, Рис.

– Знаешь, что? Мне плевать. Как скажешь, – бросил он, не став меня останавливать.

А у меня из глаз брызнули слезы. Мне больше всего на свете хотелось, чтобы он пошел за мной, но расстояние между нами лишь увеличивалось. Рис сдался, а у меня не осталось выбора, кроме как продолжать идти.

Ведь каждой девушке известно, что если парень тебя не догоняет, то нужно просто продолжать идти.

Ничего не замечая вокруг – глаза застилали слезы, а разум множество мыслей, – я в очередной раз в кого-то врезалась. Подняла голову, чтобы пробормотать извинения, но меня вдруг обняли.

– Эй, малышка Хло, что случилось?

Валентино на самом деле выглядел обеспокоенным. Покачав головой, я попыталась отстраниться, но он не отпустил, лишь прижав меня крепче. Ну да я сопротивляться не стала, сейчас его объятия были как нельзя кстати.

Так мы простояли несколько минут. Я нуждалась в поддержке, а он, благо, не задавал лишних вопросов.

Когда мое дыхание относительно выровнялось, я подняла голову и вытерла оставшиеся слезы. Тут прозвучало последнее объявление о начале Чемпионата.

– Ну все, пора идти, – наконец произнес Валентино.

Еле заметно кивнув, я на ватных ногах вошла на стадион, где публика галдела от предвкушения. Валентино мне что-то говорил, но я едва его слышала из-за криков и воплей людей. Пробравшись к первому ряду, мы подсели к нашим ребятам.

И вскоре начался Чемпионат.

Леди и джентльмены! Приветствую вас на тридцать первом ежегодном Чемпионате Камбиса! – взревел ведущий, будоража толпу. – Пятьсот тысяч долларов, дамы и господа, пятьсот тысяч долларов и титул тридцать первого Чемпиона Камбиса – вот за что сегодня борются наши участники. Давайте же поприветствуем самого молодого участника за всю историю Чемпионата, Риса Картера или Риселиуса!

Парни тут же подскочили в овациях, и я повторила за ними. Рис в одних черных шортах и с ухмылкой на лице уверенно вбежал на стадион и раскинул руки, приветствуя галдящую толпу. Девушки что-то кричали ему и пытались дотронуться, но он величественно запрыгнул на ринг.

И выглядел при этом таким счастливым, словно бы мы и не ссорились несколько минут назад. Неужели все это для него ничего не значило?

А теперь момент, которого вы все так ждали, встречайте аплодисментами нашего прошлогоднего победителя Леонардо Скарлетти, широко известного как Лев!

Я оторвала взгляд от Риса – хотя он даже ни разу не повернулся в мою сторону − и посмотрела на его противника.

И у меня чуть глаза не вылезли из орбит от леденящего страха.

Вот же…

– Черт, – неосознанно закончил мою мысль Валентино, увидев парня, шагающего с высоко поднятой головой на ринг.

Он был огромным.

Как Халк, только… не зеленый.

Господи, с такой комплекцией для победы ему достаточно лишь сесть на противника.

Я тут же пожалела, что открыла рот и попросила Риса проиграть. О чем, черт подери, я думала? Конечно, я бы не позволила ситуации зайти так далеко, но, блин, этот Лео выглядел непобедимым. Еще эти длинные светлые дреды… теперь ясно, почему его прозвали Львом.

Я снова взглянула на Риса и немного расслабилась: он совсем не казался испуганным.

– Уверенный, как всегда, чертов гаденыш, – улыбнулся Валентино. – Приятно вспомнить, – пробормотал следом, очевидно, подумав о чем-то хорошем, и на мгновение его глаза озарились гордостью.

Я ошеломленно посмотрела на него.

– Вау, а ты и правда обожаешь Риса, не так ли?

Валентино повернулся ко мне и улыбнулся.

– Рис рассказывал, как мы познакомились?

Я нахмурилась и покачала головой. Мне казалось, они просто дружили с детства, как мы с Чарли.

– Нет. И как же?

Валентино перевел взгляд на Риса.

– Скажем так, в начальных классах я не был качком, – сведя брови, ответил он. – Я был толстым, Хлоя. И дети меня дразнили. – Из вечно веселого парня, который любил шутить и смеяться, Валентино вдруг превратился в маленького мальчика, пережившего годы издевательств. – Однажды на уроке физкультуры нам надо было пробежать несколько кругов – худшей пытки и публичного унижения для полного ребенка не придумаешь, – и я, естественно, финишировал последним. – Он вздернул плечами. – А после урока меня в раздевалке ожидала засада.

Я резко втянула воздух, глаза наполнились слезами.

– И пока эти ублюдки дубасили меня вместо боксерской груши, зашел Рис – он забыл свою сумку в шкафчике, – и от увиденного у него снесло крышу. До этого мы с ним никогда не общались, но он без раздумий кинулся меня защищать. Всю жизнь люди либо просто молча смотрели, либо игнорировали, когда надо мной издевались. Ни у кого не хватало смелости это остановить, но только не у Риса. Он не прошел мимо. – На губах Валентино засияла улыбка искренней благодарности. – Он во многом мне помог. Отвел в спортзал и тренировался со мной каждый день после школы. И через восемь месяцев я пробежал кросс первым. Я сжег жир и нарастил мышцы. Никто больше ко мне не лез. А мы с Картером стали лучшими друзьями, братьями, которые всегда заботятся друг о друге.

У меня от улыбки уже болели щеки, и я смахнула одинокую слезу.

– Боже, Вал. Даже не знаю, что сказать.

Валентино пожал плечами.

– Не нужно ничего говорить. Я просто счастлив, что Рис нашел правильную девушку, – ответил он, стащив у Денниса немного еды. – Ты ведь знаешь, что он от тебя без ума?

Нет, Вал, это не так.

Но я не успела это произнести, ибо с началом боя разразился настоящий ад.


Рис


Я уклонился от очередного удара Жиробаса. Такое прозвище я дал своему противнику, у меня язык не поворачивался называть его Львом.

Лев?

Серьезно?

Это так по-гейски.

Мое прозвище по крайней мере звучало как имя греческого бога.

Хотя Хлое показалось, оно больше подходит для названия вируса.

Проклятье! Я опять думал о ней. Глупо было признаваться ей в любви. Она ведь так и не ответила мне взаимностью. Но какой же разбитой она выглядела. А ведь все могло сложиться иначе.

Я с силой и гневом ударил Жиробаса в челюсть, и тот завалился на спину.

И пролежал так пять секунд. Для победы в первом раунде мне больше и не было нужно.

Толпа взорвалась оглушительными криками, а я огляделся вокруг в поисках лишь одного значимого лица.

Заучки.

Недотепы.

Принцессы.

Хлои.

Я улыбнулся ей, она на секунду опешила, но затем просияла в ответ.

И тогда жизнь наполнилась яркими красками.

Я повернулся к Жиробасу, который уже был готов ко второму раунду.

– Окей, здоровяк, этот раунд за тобой. Только не бей по лицу, оно бесценно, понимаешь? – сдаваясь, произнес я и прикрыл руками лицо.


Хлоя


Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет! Что, черт подери, он творит?

– КАРТЕР, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? – во все горло заорал Валентино, отчего я аж вздрогнула.

И тогда с моего лица сошли все краски, я поняла, что Рис собирается проиграть бой, чтобы доказать мне свою любовь.

– Какого черта он не борется?! – закричал Джейден.

Лев яростно наносил удары Рису в живот, а тот не давал отпор, лишь ставил блоки.

У меня желчь подступила к горлу, я не могла смотреть, как его избивают. Лев сбил Риса с ног и придавил к полу.

Пять.

Четыре.

Три.

Два.

Один.

Раздался гонг, Лев выиграл второй раунд.

Даже не верится, что Рис проиграл. Он впервые в жизни проиграл бой. У меня закружилась голова. Я чувствовала себя ужасно. Сходила с ума от вины. Меня тошнило от самой себя.

О нет. Что я наделала?

Рис с трудом встал на ноги, тренер протянул ему полотенце и бутылку с водой. Тот сделал глоток, после чего сплюнул. И уже вскоре был готов к третьему – завершающему – раунду.

И снова он всего лишь закрывал лицо, позволяя Льву себя бить.

Не отдавая отчета своим действиям, я рванула к рингу.

– Рис! Хватит! Что ты творишь? – завопила я, наблюдая за неравным боем.

– Наслаждаюсь пикником, принцесса. А на что еще это похоже? – съязвил в ответ он, уклоняясь от прямого удара в лицо, а затем посмотрел на своего противника. – Жиробас, я же вроде сказал, лицо не трогать!

– Рис, не дури! Ты должен победить! Ты не можешь проиграть!

Он бросил на меня мимолетный взгляд и покачал головой.

– Прости, Хлоя, но девушка, которую я люблю, хочет, чтобы я доказал свои чувства, а цветы и шоколад, очевидно, уже не котируются.

У меня перехватило дыхание, когда он снова признался мне в любви.

– Девушка, которая тоже тебя любит, сожалеет, что была эгоистичной сучкой и хочет, чтобы ты выиграл Чемпионат.

Он на секунду замер, то ли потому что я призналась ему в любви, то ли потому что впервые выругалась матом, а затем в два счета уложил Льва на лопатки и посмотрел мне в глаза. По его прекрасному лицу стекла капелька пота.

– Повтори.

– Что?

Меня охватил страх, сердце заколотилось как сумасшедшее. Лев изо всех сил сопротивлялся, и я не знала, как долго Рис сможет его удерживать.

– Повтори, что ты сказала, Хлоя, – потребовал он.

У меня по спине пробежали мурашки, а лицо запылало. Все мои чувства к этому парню вылились в три коротких слова.

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, – улыбнулся Рис и одним ударом вырубил Льва.

На мгновение я впала в ступор, не осознавая происходящего, и очнулась, только когда судья высоко поднял руку Риса, наглядно заявляя о его победе.

Он выиграл!

Рис выиграл Чемпионат.

Толпа взорвалась оглушительным ликованием, но, клянусь, я расслышала, как Валентино сказал: «Черт возьми, да, детка!»

Леди и джентльмены, – взревел ведущий, – поприветствуйте победителя тридцать первого ежегодного Чемпионата Камбиса всемогущего Риселиуса… Риса Картера!

Рис протянул мне руку, и я, без раздумий приняв ее, забралась на ринг. У парня на шее висела золотая медаль, и выглядело это так естественно. Я смутно различала тысячи торжествующих людей вокруг, потому что самый важный человек в жизни стоял прямо передо мной.

Я обняла Риса за талию.

– Я так виновата.

– Ну еще бы, – безэмоционально ответил он.

Я напряглась, пульс подскочил. О нет.

– Мне правда жаль.

– Докажи.

Отстранившись, я озадаченно нахмурилась. Решил отплатить той же монетой?

– Ради всего святого, Рис, как мне это доказать?

На его соблазнительных губах появилась ухмылка.

– Поцелуй меня.

У меня отвисла челюсть, дыхание застряло в горле.

Рис попросил его поцеловать.

Он проиграл спор.

Я окинула взглядом толпу, а затем посмотрела на друзей, которые ехидно улыбались.

Поцеловаться перед огромной толпой.

Последний пункт в моем списке.

Я снова повернулась к Рису и, зарывшись пальцами в его волосы, поцеловала.

И в тот момент, когда наши губы соединились, раздался фейерверк. То ли от искр, вспыхнувших между нами, то ли от аплодисментов и улюлюканий публики, я точно не знала, но это уже не имело значения, ведь свершилось настоящее чудо. И я обрела крылья.

В конце концов это всего лишь были плохой парень, Купидон и я.


ЭПИЛОГ


– Может, Джаспер? – на выдохе произнесла я, ощущая на шее нежные и томительные поцелуи Риса. Он провел ладонями по моей спине и, взяв за талию, крепко прижал меня к себе.

– М-м-м? – улыбнулся он, щекоча мне кожу.

Закатив глаза, я игриво оттолкнула его и подняла последнего щенка из помета Беллы. Шесть других мы продали, но этого после долгих уговоров нам разрешили оставить.

– Давай, Рис, думай! Как назовем этого малыша? – проворковала я, почесывая милого щеночка за ухом.

– Как тебе Рекс?

Я нахмурилась.

– Какое-то грозное имя.

– Фред?

– Рис, я не назову щенка Фредом.

– Майло? – предложил он и, приобняв меня сзади, поцеловал в плечо. Затем в шею… нежно прикусил мочку уха, и я закрыла глаза от наслаждения.

– Рис, – простонала я, хотела его отдернуть, а в итоге разомлела, – так мы никогда не придумаем имя.

– Ну и ладно. Куда интереснее целоваться с тобой на диване.

Хихикнув, я со щенком на руках повернулась к Рису и быстро чмокнула его в губы.

– Слушай, может, поиграем с нашими именами? Как тебе… Хис?

Рис, поморщившись, вскинул бровь.

– Хис?

– Ладно, не Хис, но, может…

– Рои.

Я посмотрела на Риса.

– Рои?

– Рис и Хлои.

– Рои, – с улыбкой произнесла я, пробуя на языке имя. – Мне нравится.

– Отлично, теперь пошли целоваться.

– Нет времени, сегодня у Чарли соревнование по плаванию, забыл? – покачав головой, со смешком ответила я и отпустила щенка свободно бегать по дому.

Рис надулся.

В жизни не видела ничего сексуальнее.

Засмеявшись, я поднялась на носочки и прижалась к его губам. Рис тут же ответил, углубляя поцелуй. Я провела руками по его твердому торсу, затем обняла парня за шею и запустила пальцы в мягкие волосы. Ничего подобного я прежде не испытывала, с Рисом каждый поцелуй был как первый. Разве что я больше не пинала его между ног и не убегала. Все было волшебно и страстно. Порой мне даже самой не верилось, что Рис мой – целиком и полностью.

– Целуешься уже лучше, – поддела я.

– У меня хороший учитель, – хмыкнул он.

– Я люблю тебя, – прошептала ему в губы.

– И я тебя люблю, заучка.

Я стукнула его по груди.

– Опять это прозвище?

– Хочешь, чтобы я называл тебя недотепой?

Свела брови.

– Лучше принцессой.

– О-о, не стоит, так я зову тебя в насмешку, – ухмыльнулся Рис.

– Ясно. А теперь поехали, – смерив его взглядом, скомандовала я, после чего взяла за руку и потащила к двери.

Едва мы ступили за порог, как увидели страстно целующихся Элли и Денниса на капоте новой машины Риса, которую он купил на призовые деньги. Мой парень хитро посмотрел на меня и достал ключи. Поняв его замысел, я прикусила губу, чтобы не засмеяться.

И Рис отключил сигнализацию.

Звук раздался очень громкий.

Элли с Деннисом подпрыгнули и так быстро отскочили друг от друга, что едва не упали. Тут мы с Рисом не выдержали и громко расхохотались.

Подруга покраснела как помидор, а Деннис свирепо посмотрел на нас.

– Обязательно было так делать, говнюк? – раздраженно буркнул он.

Рис невинно улыбнулся в ответ.

– Прости, палец соскочил.

– Ага, а потом подскочила моя задница, – усмехнулся Деннис, качая головой.

Я подошла к смущенной Элли и, обняв ее, поддразнила:

– Упс, мы вам помешали?

– Вы с Рисом – сущее зло.

Рис хмыкнул, притягивая меня в объятия.

– Мы – идеальные сообщники.

– О, Рис, ты разбиваешь мне сердце, – вдруг откуда-то произнес Валентино, хватаясь за грудь. – Я думал, мы с тобой – это всегда и навечно.

– Прости, Вал, теперь он мой, – хихикнула я.

Рис обернулся и виновато посмотрел на своего лучшего друга.

– Извини, малыш.

Валентино расстроенно покачал головой.

– Ну и ладно. Но ты потерял меня навсегда.

У меня от смеха уже болели щеки. В последние дни жизнь казалась идеальной. Рис был просто парнем мечты, Элли и Деннис не отлипали друг от друга, Джейк и Джейден начали встречаться с близняшками и даже Чарли положил глаз на новенькую девушку, которая недавно перевелась в Прескотт Прайвит и присоединилась к команде по плаванию.

Непристоен остался только Валентино.

– О чем задумалась? – с улыбкой спросил Рис.

– О Вале, – честно ответила я.

Его улыбка тут же сменилась хмурым взглядом.

– Совсем не такой ответ я ожидал.

– Да я просто прикинула, с кем бы он мог встречаться, – засмеялась я.

Рис на секунду задумался, а затем прыснул.

– Не-а, теперь, когда я занят, Валу нужно быть свободным, иначе девушкам будет не к кому липнуть.

– Дерзкое заявление.

Рис пожал плечами.

– А разве я не прав?

Вопрос был явно риторическим, ведь ответ всем давно известен.

– Прав, – согласилась я, переплетая наши пальцы. – Девушки тащатся от таких парней, как ты, – добавила следом, и его губы расплылись в довольной улыбке. – Высоких, зеленоглазых, с шестью кубиками…

– С восьмью, – поправил Рис.

– С восьмью кубиками, – повторила я, закусив губу, чтобы не улыбнуться. – Загорелых…

– Знаешь, мне начинает казаться, что ты любишь меня только за внешность, но не останавливайся, – вставил замечание Рис.

– Умных, – продолжила я, – веселых и… – ухмыльнулась и замолкла.

– И? – подтолкнул он.

Я наклонилась к нему близко-близко, будто хотела раскрыть секрет.

– До жути боящийся пауков.

Рис раззявил рот и, сузив глаза, посмотрел на меня.

– Не смей так говорить.

Я с вызовом улыбнулась.

– Кажется, я уже так сказала.

Он медленно направился ко мне, и я потихоньку попятилась назад.

– Думаю, ты об этом пожалеешь.

– Я тоже так думаю…

И с этими словами я сорвалась с места. Рис погнался за мной, и двор наполнился визгом и смехом.

Жизнь удалась!

И впервые это был не сарказм.


СВИДАНИЕ ЭЛЛИ И ДЕННИСА


В паре километров от «Пиццы Палас» у меня сломалась машина.

Судорожно ища в списке контактов номер Денниса, я проклинала Хлою за то, что она заставила меня надеть эту жутко короткую юбку в прохладный вечер.

Черт бы тебя побрал, Хлоя!

Мне везло как утопленнику. Видимо, это расплата за все те ужасные поступки, которые я совершила – например, целую неделю забывала полить любимый арбутус.

Не это ли подразумевал Джастин Тимберлейк в своей песне «Что посеешь, то и пожнешь»?

Если это, то ты, чертова карма, очень вовремя!

С бешеным сердцебиением я нажала кнопку вызова и замерла в ожидании, когда мой сегодняшний кавалер возьмет трубку. Если честно, мне было его жаль. Это свидание вслепую – глупая затея. Сама не верю, что согласилась на уговоры Хлои. Деннис Ди Каприо? Он наверняка сразу решит, что это пустая трата времени.

– Алло?

От его ровного голоса у меня тут же перехватило дыхание.

Он даже по телефону говорил сексуально. Воздух застрял в горле, я совсем растерялась.

Я видела Денниса всего пару раз в школе, да и то издалека, на основе этого какие-то выводы о нем делать нельзя, но, судя по словам Хлои, он прекрасен как внешне, так и внутри.

– Алло? – повторил Деннис, возвращая меня к реальности.

Элли, произнеси уже хоть что-нибудь, черт возьми!

– Деннис?

– Элли?

Услышав свое имя из его уст, я улыбнулась и прощебетала:

– Приветик!

Боже, надеюсь, это не прозвучало слишком восторженно. Нужно было поздороваться посдержаннее. Или просто сказать «Привет». Ведь лучше держаться отстраненно, верно?

– Привет! – в тон мне воскликнул он. – Ты где?

Мое сердце едва не выпрыгнуло из груди. То ли от волнения, что Деннис обрадовался, услышав меня, то ли от того, что стыдно ответить на его вопрос.

Я закрыла глаза, чувствуя себя полной дурой.

– На Ксеркс-стрит. У меня сломалась машина в паре километров от пиццерии.

Мне казалось, он сейчас скажет, что все равно не собирался тратить на меня время, или просто отменит свидание.

Но вместо этого он лишь усмехнулся.

И от его мягкого ребяческого смеха у меня екнуло сердце, а на губах заиграла улыбка.

– Ладно, тогда встретимся по дороге, угу?

– Что?

– Я иду к тебе навстречу, а ты иди ко мне, так и пересечемся, – ответил Деннис, и я услышала какой-то шорох, а затем шум машин – очевидно, он вышел из пиццерии.

– Правда? Ты все еще хочешь со мной встретиться? – переходя через дорогу, выпалила я, и мои щеки тут же вспыхнули. Слава богу, Деннис меня не видел.

– А ты не хочешь? – обеспокоенно спросил он, а затем, словно что-то поняв, пробормотал: – О, если ты звонишь, чтобы все отменить, то я пойму…

– Нет! – чуть ли не прокричала я в трубку и, краснея еще больше, хлопнула себя по лбу. Господи, ну почему так громко-то?

– Хорошо! – с облегчением хохотнул Деннис.

Мимо меня проехало такси и дважды посигналило. Те же звуки я услышала в трубке. Значит, Деннис был уже близко.

Мы были близко друг к другу.

– Деннис.

– Да?

– В чем ты? – спросила я, прикусывая губу, чтобы не улыбнуться.

В ответ молчание. Очевидно, не только он мог выбить почву из-под ног.

– Ну и? – подстегнула я, проходя мимо очередного светофора по оживленной улице. В спешке случайно задела какого-то мужчину и, пробормотав извинения, вернула внимание к парню на другом конце провода.

– Я… – Он замялся, размышляя, стоит ли отвечать, а затем вздохнул. – Я в серой футболке с V-образным вырезом.

Заметив его в толпе, я широко улыбнулась. С телефоном у уха этот красавчик осторожно обходил людей, меня еще не видел, но шел в правильном направлении.

– Черт, выглядишь сексуально, – игриво проворковала я.

Деннис резко остановился, и его рот открылся от удивления. В любой другой ситуации я бы сгорела от стыда за такие слова, но только не сейчас, увидев, как один из самых сексуальных парней в школе растерянно и ошеломленно выглядывает меня в толпе. За такое зрелище не грех и покраснеть.

Секунда, и его взгляд остановился на мне. Уголки губ пленительно приподнялись в улыбке.

– Ты тоже неплохо выглядишь.

Просияв, я медленно зашагала к нему навстречу.

– Что я могу сказать? Мы старались произвести друг на друга впечатление, – произнесла я в трубку, поражаясь собственной смелости.

Она словно витала в воздухе.

Вместе с кислородом, углекислым газом и азотом.

– Так и есть, – заключил Деннис, останавливаясь на расстоянии вытянутой руки.

И только тогда мы оба сбросили вызов, глядя друг на друга с глупыми улыбками на лицах.

– Привет, – просияла я, любуясь его очаровательными голубыми глазами, темными волосами, волевым подбородком и мягкими губами, на которых играла ответная улыбка.

– Привет, – на выдохе ответил он.

Какое-то время – может, всего лишь секунды, не знаю – мы просто стояли и смотрели друг на друга.

– Что ж, ты все еще хочешь пойти в пиццерию или?.. – первым нарушил молчание Деннис, заинтриговав меня своим вопросом.

– Или «что»? – спросила я, вскинув бровь.

Деннис засунул руки в карманы джинсов, перекатываясь с носка на пятку, и хитренько ухмыльнулся.

– Не знаю… немного повеселимся?

Я посмотрела на него из-под ресниц. Это же Деннис Ди Каприо – один из главных плохишей Прескотт Прайвит.

– Почему у меня такое ощущение, будто наши понятия о веселье в корне отличаются? – закатив глаза, хихикнула я, хотя у самой внутри все сгорало от предвкушения.

Деннис подошел ко мне вплотную, его голубые глаза потемнели, и весь образ милого мальчика развеялся, уступив место опасной и бунтарской натуре.

– Потому что ты никогда не веселилась так, как я, Элли, – прошептал он, и от его низкого и ровного голоса у меня едва не подкосились колени. – Но я хочу тебя научить.

Уже второй раз за вечер у меня перехватило дыхание, и я ощутила бабочек в животе.

Хотя бабочек ли?

Уж скорее целый зоопарк.

– Ну, что скажешь, Элли? – ухмыльнулся Деннис, протягивая мне руку. – Устроим незабываемое свидание?

Мое сердце разрывалось на части в смятении, разум отчаянно кричал, что я ничегошеньки не знаю о парне, который предлагает мне «повеселиться». Что, если его развлечения связаны с наркотиками или проблемами с полицией? Деннис и его друзья слыли не лучшей репутацией. От таких парней стоило держаться подальше.

Но сейчас, глядя на Денниса, резко ответить отказом я не могла. Его взгляд гипнотизировал, глаза казались такими ясными и красивыми, а дерзкая улыбка сияла ярче окружающих нас фонарей.

Нерешительно улыбнувшись, я выбросила из головы все тревожные мысли и вложила ладонь в большую и теплую руку Денниса, и это показалось мне таким естественным, а от нашего соприкосновения меня словно ударило током.

– Конечно, – согласилась я, в душе клокотали сомнения, но голос прозвучал уверенно как никогда. – У меня завышенные ожидания, так что не разочаруй, Деннис Ди Каприо, – игриво добавила следом, не в силах стереть с лица улыбку.

– Как можно, Элли Харпер.

И мы зашагали по дороге плечом к плечу.


~ * ~


Через двадцать минут Деннис завел меня в старенькую закусочную, поклявшись жизнью, что в ней готовят самые лучшие в мире тако.

Это теплое и уютное помещение покорило меня с первых же секунд, а от запаха мексиканской еды потекли слюнки.

К нам тут же подбежала низенькая латиноамериканка, которой на вид было лет шестьдесят, крепко обняла Денниса и расцеловала его в обе щеки.

Тот весь покраснел, и от такой милой картины мое сердце затрепетало.

– Деннис! Я так рада тебя видеть! – протараторила женщина на ломаном английском. – Как папа?

– Хорошо. Много работает, – пожав плечами, ответил Деннис. – А ты как, Ана?

Она широко улыбнулась, обнажая зубы.

– Уже лучше, ведь ты пришел! – И словно только заметив, повернулась ко мне. – А кто эта красавица?

Ее комплимент меня слегка смутил.

– Здравствуйте, я – Элли, – представилась я, протягивая ладонь.

Но вместо рукопожатия женщина, к удивлению, одарила меня крепкими объятиями.

– Приятно познакомиться, – добродушно произнесла она, а затем проводила нас к столику для двоих. – Располагайтесь, сейчас принесу вам любимое блюдо Денниса, – распорядилась Ана и, бросив на нас умилительный взгляд, удалилась.

У меня уже скулы свело от улыбки.

– Она такая милая! – воскликнула я, как только мы уселись за столик.

– Это точно, – кивнув, хохотнул Деннис.

– Тебе стоит заглядывать сюда почаще.

– Тако здесь и правда пальчики оближешь, – согласился он и виновато закусил губу.

Я едва ли понимала смысл его слов, все мое внимание было приковано к тому, как идеально ровные зубы парня впиваются в розоватую губу.

О, это было горячо.

– Элли?

Голос Денниса вернул меня к реальности, и я залилась краской.

– Что, прости?

– Засмотрелась на мое смазливое личико, – ухмыльнулся он.

Да.

– Что?! – поперхнулась я. – Я… нет!

– Ну конечно, – самодовольно поддразнил он и хохотнул.

– Кажется, Хлоя говорила, что ты скромный! – простонала я от досады.

– Это зависит от того, Элли… – произнес Деннис, наклонившись ко мне и понизив голос. – Нравятся ли тебе скромные парни? – игриво закончил он вопросом.

Мое сердцебиение участилось.

– Уже нет, – пробормотала я.

Тут вернулась Ана и поставила перед нами две тарелки – сначала перед Деннисом, затем передо мной. Я ее поблагодарила, и она широко улыбнулась в ответ.

– Приятного аппетита, дорогие! Если понадобится что-то еще, дайте знать.

– Спасибо, Ана, – ослепительно улыбнулся Деннис. – Ты – лучшая.

Когда довольная женщина ушла, я посмотрела в свою тарелку. Тако выглядели потрясающе, как будто со страниц кулинарного журнала.

– Надеюсь, ты любишь халапеньо, – произнес Деннис.

Хала-что?

Но вместо того, чтобы это уточнить, я просто кивнула.

– Да, конечно, люблю.

Он лучезарно улыбнулся.

– Правда? Я тоже!

Я невольно улыбнулась в ответ.

Не знаю, что его удивило, но если эти тако на вкус так же хороши, как и на вид, то они мне точно понравятся.

Я мысленно пожала плечами. Небольшая безобидная ложь никому не навредит.

Но уже после трех укусов мне захотелось умереть.

– Да, конечно, люблю, – передразнил меня Деннис девчачьим голоском.

Сейчас мы оба выглядели как чудики: лица краснющие, на глазах слезы. У меня из-за дурацкого перца, у Денниса из-за безостановочного хохота, который длился уже целых семь минут.

Вот придурок!

Только после пятого стакана воды мне наконец полегчало, во рту перестало полыхать адским пламенем.

– Взрывоопаснее фейерверков, да? – явно забавляясь, поинтересовался Деннис.

Я кивнула, но затем пожала плечами.

– Наверное. Я никогда не видела салют вживую.

– Что? Серьезно? – округлив глаза, переспросил он.

– Ага, вот такая я жалкая, – усмехнувшись, пробормотала я. – Видела его по телевизору, но, думаю, это не одно и то же.

– Разумеется. Фейерверк – это что-то невероятное! Как ты могла такое пропустить?

Я делано надула щеки от обиды.

– Спасибо, Деннис, что напомнил.

У него тут же вытянулось лицо – так забавно, а затем в глазах что-то промелькнуло. Не успела я ничего понять, как Деннис кинул на стол пару купюр из бумажника и взял меня за руку, будто это было в порядке вещей.

– Пошли, покажу тебе кое-что.

– Что? Сейчас? – спросила я, ощутив, как подскочил пульс, но Деннис уже вытащил меня из закусочной.

– Да. Сейчас.

– Куда мы идем?

Он бросил на меня короткий взгляд и хитро улыбнулся.

– У нас незабываемое свидание, помнишь?


~ * ~


Раскусив замысел Денниса, я с ужасом заозиралась по сторонам.

– Деннис, нет! Нас поймают.

– Ты слишком много думаешь.

– Зато ты не думаешь вообще!

Оторвавшись от своего занятия, он повернулся и с озорной улыбкой направился ко мне.

С каждым его шагом я все больше ощущала выброс адреналина в кровь. Деннис остановился в паре сантиметров – его запах опьянял – и, глядя в глаза, заправил выбившуюся прядку мне за ухо.

– Ты сегодня прекрасно выглядишь, – улыбнулся он, и в свете луны я заметила на его щеках румянец. Кожа покрылась мурашками, а сердце заколотилось так сильно, что казалось, меня хватит инфаркт. Деннис наверняка понимал, как воздействует на меня. – И спасибо, что надела это, – добавил он, стянув с моих волос невидимку, после чего вернулся к своему занятию, а меня вновь окутал холодный колючий воздух.

На моих глазах Деннис профессионально вскрывал заброшенный ангар. Через секунду раздался щелчок, и замок вместе с железной цепью упал на землю.

Я закусила губу.

– Это незаконно.

– Это-то и будоражит, детка, – ухмыльнулся он и с озорным блеском в глазах открыл дверь в ангар с кучей ящиков с…

– Фейерверк?! – вскрикнула я, не веря своим глазам, когда Деннис достал несколько красных цилиндров. – Ты спятил?!

– Хочешь поджечь? – воодушевленно спросил он.

– Что?! Нет!

– Да ладно тебе, Элли, жизнь коротка. Повеселись немного.

– По-моему, мы уже прояснили, что у нас совершенно разные понятия о веселье.

Деннис закатил глаза.

– И как же веселишься ты? Делаешь снимки для фотоконкурса? Ты выигрываешь каждый год, в чем проблема?

У меня из головы тут же вылетели все возражения, а на лице расплылась улыбка.

– Ты знаешь, что я увлекаюсь фотографией? – тихо спросила я, не веря собственным ушам.

Деннис одарил меня очередной улыбкой и пожал плечами.

– Да, и у тебя правда хорошо получается. – На секунду замолчал, а затем покачал головой. – Но суть не в этом, Элли!

– А в чем тогда, Деннис? В том, чтобы попасть за решетку? Это ты понимаешь под незабываемым свиданием?

– Суть в том, что ты не живешь, а существуешь, – поправил он.

Я озадаченно нахмурила брови.

– Что?

– Спроси себя, Элли, ты живешь или просто дышишь?

Я замерла, потеряв дар речи, в голове закружились тысячи мыслей.

Почему так?

Да потому что я прекрасно знала верный ответ.

– И тут ты должна сказать: «О, Деннис, ты такой сексуальный и мудрый, как я могла в тебе сомневаться?»

– Заткнись, – буркнула я, отводя взгляд, и Деннис захохотал.

Черт, я уже начала влюбляться в его смех.

– Ну и? Так и будешь стоять или… – Тут я его пихнула, и он наиграно поморщился. – Ауч!

Взяв спички, я заглянула Деннису в глаза и предупредила:

– Если мы попадемся…

– Не попадемся, – невозмутимо ответил он.

– …я превращу твою жизнь в ад, – договорила я.

– Что, если земля – это ад для другой планеты? – философски поинтересовался Деннис.

Я посмотрела на него как на клоуна.

– Ты странный, – единственное, что смогла произнести.

– Но?.. – продолжил Деннис.

– Без «но». Ты странный, на этом все.

– Но я тебе нравлюсь – вот что ты хотела сказать, – заявил он, глупо улыбаясь.

– Вовсе нет.

– О да. Ты об этом подумала, – кивнул он, будто мог прочесть мои мысли. – Все нормально. Ты мне тоже нравишься.

Я тут же покраснела как помидор, и у меня перехватило дыхание.

Как там нужно дышать?

Я смущенно улыбнулась и, чтобы уйти от темы, чиркнула спичкой.

– Ничего не выходит, – пробормотала я, но тут фитиль все же загорелся.

Мы с Деннисом удивленно переглянулись, он схватил меня за руку и куда-то потащил.

– БЕЖИМ!

В крови закипал адреналин. Я была одновременно ошеломлена и взбудоражена, хотя еле поспевала за Деннисом. Если бы он не держал меня за руку, я бы точно где-нибудь грохнулась.

Когда мы отбежали на пару сотен метров, Деннис вдруг резко остановился, и я врезалась в его твердую накаченную грудь. Он оберегающе обнял меня и сказал:

– А теперь смотри.

Я неохотно оторвала взгляд от его чарующих глаз… и увидела фейерверк.

Один за другим разноцветные огни разных размеров с хлопком освещали ночное небо. Я даже не моргала, чтобы не пропустить ни секундочки этой невероятной красоты. Я словно делала фото глазами, надеясь, что картинки останутся в моей долгосрочной памяти такими же яркими и эффектными, как в жизни. В небе над пустырем взрывалось все больше фейерверков, и мой рот открылся от удивления.

Этот момент был идеальным. Мне не хотелось, чтобы он заканчивался.

Но вскоре раздался звук полицейских сирен.

Деннис выругался и снова взял меня за руку.

– Элли, нам нужно убираться отсюда, пошли!

И потащил меня в лес. С каждым шагом звук сирен становился все тише и тише. В конце концов мы остановились и пытались отдышаться.

Я посмотрела на Денниса и тут же согнулась пополам от смеха.

– Ты в порядке?

Я жадно глотала воздух ртом.

– Это… было… невероятно! – сквозь смех выдала я. – Божечки, сначала мы убегали, затем все вокруг как бомбануло! И в довершении приехала полиция…

– Да, знаю. Я тоже был там.

Я заглянула в его глаза, все еще дрожа от возбуждения.

– Деннис, это было потрясающе!

– Теперь это незабываемое свидание? – криво усмехнулся он.

– Не думаю, что смогу его забыть, – призналась я. – Уверена, что буду помнить каждую деталь этого вечера до конца жизни.

Деннис придвинулся ко мне и нежно заправил прядку волос за ухо.

– Хорошо, я тоже буду его помнить.

Затем наклонился и приник к моим губам в поцелуе. На мгновение я даже впала в ступор, мне казалось, что это какая-то галлюцинация. Но когда Деннис, положив одну руку мне на щеку, а другую на поясницу, крепко прижал меня к себе, я наконец очнулась и ответила на поцелуй.

Сначала нежно, затем более страстно, когда Деннис углубил поцелуй. Я никогда прежде не испытывала ничего подобного. Это как выигрывать фотоконкурс каждый день… или освободиться от домашки.

Черт, поцелуй с Деннисом – это лучше «Нутеллы».

Когда мы наконец оторвались друг от друга, то оба тяжело дышали. Деннис подарил мне еще несколько легких поцелуев и прижался лбом к моему лбу.

– Хочу сделать это снова.

– Поцеловать? – спросила я, голова все еще кружилась от переизбытка чувств.

Деннис усмехнулся и покачал головой.

– Сходить с тобой на свидание.

– А поцеловать, значит, не хочешь? – поддразнила я.

– Это я никогда не хочу заканчивать, – пояснил он и, наклонившись, снова меня поцеловал.


~ * ~


К концу вечера, когда подошло время моего комендантского часа, Деннис отвез меня домой на своем черном «мустанге». Мы обсуждали все на свете. Узнавали, сколько у нас общего, и спорили, когда наши точки зрения не совпадали. Деннис оказался ужасно разносторонней личностью, и мне даже думать не хотелось, что если бы не Хлоя, то я бы окончила школу, так ни разу и не поговорив с ним.

– А вот и он, – немного расстроено прошептала я, когда мы завернули к моему дому.

Остановившись, Деннис вылез из машины, открыл мне дверь и подал руку.

Так, не отпуская ладони, проводил меня до крыльца и только тогда засунул руки в карманы. Я вернула ему куртку, которую он одолжил мне, когда похолодало, и поблагодарила.

– Признайся, на мне она выглядит лучше, – серьезно сказала я, закусывая губу, чтобы не засмеяться.

– Я тебя умоляю, ты стоишь перед лучшим творением Бога. Мне не нужна одежда, чтобы хорошо выглядеть.

– Ла-а-адно, как скажешь, – нараспев произнесла я, и между нами ненадолго воцарилась уютная тишина.

– Представляешь меня обнаженным, да?

– Что?! Нет!

– Точно-точно.

– Вовсе нет! – возразила я, игриво стукнув по его твердой груди.

Он весело просиял своей безупречной улыбкой.

– Я тебе позвоню.

– Хорошо, – прошептала я, стараясь скрыть волнение.

Деннис медленно поцеловал меня, отчего мое сердце пустилось вскачь.

– Пока, Элли.

– Пока, Деннис, – пролепетала я, все еще ощущая вкус его мягких губ.

Он улыбнулся напоследок и направился к машине. Зайдя домой, я тут же прислонилась к двери, от всех событий сегодняшнего вечера у меня голова шла кругом.

Не раздумывая я достала телефон и набрала номер, который знала наизусть уже много лет.

Гудки, гудки. Я уже решила, что звонок уйдет на голосовую почту, как вдруг услышала голос лучшей подруги.

– Алло? – тяжело дыша, ответила Хлоя.

На долю секунды в голове мелькнула мысль, почему подруга так запыхалась, но быстро исчезла под яркостью событий поважнее.

– Хлоя! – взволнованно завизжала я. – Божечки, мне столько всего нужно тебе рассказать!