КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403030 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171517
Пользователей - 91555
Загрузка...

Впечатления

desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Зверев: Хаос (СИ) (Фэнтези)

думал крайняя книга, но похоже будет еще и не одна

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Красницкий: Сборник "Сотник" [4 книги] (Боевая фантастика)

Продолжение серии "Отрок"...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бабин: Распад (Современная проза)

Саша Бабин молодой еще человек, но рассказ очень мне понравился. Жаль, что нашел пока только один его рассказ.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
загрузка...

Ящик Пандоры (СИ) (fb2)

- Ящик Пандоры (СИ) 721 Кб, 151с. (скачать fb2) - (Kiyoykin)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Крышка ящика ==========


Военный вертолет подлетал к шестому отделению Зоны. Рик внимательно осмотрел своих бойцов. Все они были немного удручены, после того как потеряли Джима. Особенно Гленн. Он всегда очень остро переживал потери бойцов из их подразделения, тем более из отряда Рика. Поэтому командир решил немного отвлечь своих ребят вылетом в Зону.

Зона – странное место. Не страшное, каким его описывают матери своим детям, а именно странное. Когда началась война 57 года, русские разошлись с биологическим оружием и запустили чем-то из своего арсенала в Америку. Ракету успели перехватить, но, к сожалению, ее содержимое успело подгадить штатам. Была заражена почти вся Джорджия. Когда об инциденте узнали все остальные (оказывается у русских кто-то что-то напутал), было принято решение о насильном прекращении войны. Правительства кое-как успели остановить распространение заразы, оградив штат высоченными непреодолимыми стенами. Там заперли всех, кто так или иначе подвергся заражению. Странному, опять же заражению.

Зараженными в Зоне называли тех, кто соприкасался с первоначальной субстанцией (дождь из химикатов лил на протяжении недель), а так же тех, кто подвергся нападению со стороны зараженных, итогом которого было любое (даже незначительное) рассечение кожного покрова. Никто (даже русские) точно не знал, как работает эта зараза, но все видели, что она делает. После заражения у человека было максимум пять дней, в течение которых он мучительно умирал. После смерти его мозг включался снова, но не полностью. Активировались лишь низшие потребности, вроде необходимости поглощения пищи. Ни сна, ни усталости, ни малейших признаков интеллекта или нормального функционирования организма. Они были ходячими трупами, которые жрали все, что издавало звуки и вкусно пахло. И единственное, что могло окончательно их умертвить: что-то достаточно мощное, чтобы размозжить их спинной мозг. Странное зрелище.

Рик пару раз посещал Зону с визитами вроде этого: поохотиться на мертвяков, отвести дух, вроде как сделать доброе дело. Всего пару раз за три года существования Зоны. Ему не очень нравилось это место, но ребята любили пострелять в заведомо уязвимые перед ними цели. Ни одна зубастая дрянь не могла прокусить карбоновую броню. А раньше они были людьми. И Рика поражала та легкость, с которой он и все люди снаружи отметают эту мысль, заполняя ее другой «Я не один из них, и слава Богу!». Странные люди. Но это пока не задумываешься, что на самом деле они страшные. Страшны их мысли и помыслы, страшны их выводы и их реакции, их бездействие, по сути. И единственное, почему Зону еще не выжгли чем-нибудь водородным, так это интерес. Интерес маленького мальчика тыкающего палкой в муравейник. Интерес ученика, разрезающего брюхо лягушки. Интерес подростков перед аттракционами. Нездоровый, порою жестокий интерес перед контролируемым страхом. И это весело, пока речь не заходит о смерти. Но ведь сейчас она не заходит так далеко, верно?

– Готовьтесь к спуску! – скомандовал голос пилота.

Рик и его ребята пристегнули себя к тросам и встали наизготовку. Шейн внимательно посмотрел в глаза лучшего друга и напарника. Оба мужчины улыбнулись и уверенно кивнули друг другу.

– Три, два, один, полетели!

Скрежет замков, пол под ногами проваливается и Рик вновь ощущает это мгновение свободного падения, до тех пор, пока трос не натягивается в креплениях и не подхватывает его, замедляя падение до самой земли.

Ноги касаются асфальта, прыжок на полусогнутых ногах, чтобы погасить силу и проверить устойчивость поверхности, где их высадили, щелчок крепления с тросом. Рик отбегает на расстояние и дает пилоту клич о завершении высадки. Ему не нужно смотреть на своих ребят и проверять, все ли в порядке, он уверен в них, как в себе. Слышен звук сматывающихся тросов, вертушка беззвучно набирает высоту и скрывается за небоскребами.

– Куда, командир?

Рик надевает шлем, включает передатчик и смотрит за картой. Их высадили немного южнее того места, где было заявлено. Видимо там было много ходячих. Так или иначе, высотка на зачистку, выделенная его группе на этот раз была именно в той стороне.

– На север, вдоль главной. После супермаркета будет высотка, наша следующая по той же стороне.

Шейн взглянул в ту сторону и присвистнул:

– Сколько там этажей?

– Хватит на денек другой, – улыбнулся ему Рик.

– Папочка, сегодня что, мой день рождения? – радостно ответил ему Шейн.

За что Рик любил его, так это за безудержную тягу к сражениям. Этот мужик был просто кладом неудержимого желания сносить бошки. Это не раз спасало жизнь ему и его ребятам. И, к тому же, подогревало боевой дух когда сам Рик уже сдувался. Шейн был правой рукой, которая всегда может подхватить и потянуть, если нужно. И Граймс был безумно счастлив, что Уолш был его другом. Не в последнюю очередь потому, что быть его врагом было опасно для жизни.

Группа аккуратно двинулась в сторону отмеченной Риком цели. Они тихо вырезали стоящие на пути трупы, осторожно пробираясь к обозначенной высотке.

Это оказался какой-то бизнес-центр. Окна, начиная с третьего этажа, были панорамными, высотой почти на весь этаж. Как это часто любят делать в подобных зданиях. Первый же и второй этажи были обложенны каким-то серым камнем. Парадных вход был завален машинами так, что пробраться через него не представлялось возможным. Окна в большинстве своем были выбиты, но лезть через них как-то не очень хотелось. Поэтому группа направилась к черному ходу. Там их встретила неприветливая железная дверь, закрытая на ключ, которая, однако, была нежно и с любовью вскрыта Гленном.

Проникнув внутрь, ребята стали осматриваться, заглядывая в каждую подсобку, в каждую комнатушку и кладовую, вырезая все, что по их мнению, двигаться было не должно.

– Псс, Гленн, – позвал по внутреннему каналу Ти-Дог. Тот не отозвался. – Гленн! – Тишина. – Гленн!

– Да что, твою мать? – рявкнул на него парень.

– Я обнаружил кладовую.

– И что?

– Знаешь, что я нашел?

– Ну и?

– Заначку зефирок Чампл.

– Серьезно? Где?! – воскликнул в эфир Гленн.

– Не беспокойся, я захвачу тебе пачечку.

– Стой, где стоишь и ничего не трогай! – затараторил парень, – я сейчас прибегу.

Послышалась тихая перебежка.

– Развлекаются, – вслух произнес Шейн, отключив предварительно передатчик. Он шел позади Рика, как всегда прикрывая ему спину.

– Пусть развлекаются, – просто ответил ему Рик, так же отключив передатчик. – Им это нужно сейчас.

Шейн усмехнулся. Они вошли в небольшой кабинет, который судя по всему, принадлежал кому-то из служащих… бывших служащих. Пока Рик проверял на наличие живых трупов шкаф и перевернутый стол, Шейн аккуратно щелкнул замочком, плотно закрыв дверь.

– Никого, – констатировал Рик.

– Тогда может нам тоже следует немного развлечься?

Рик в упор посмотрел на затуманенные желанием глаза Шейна и хитро прищурился.

– Почему бы и нет?

Оба мужчины одновременно стянули с себя шлемы. Шейн остервенело кинулся на Рика, целуя его с таким размахом, что грозился проглотить. Перчатки полетели следом за шлемами.

– Помоги поднять стол, – скорее приказ, чем просьба. И Рик подчиняется, переворачивая стол. Не успевает Граймс сделать и шага, как Шейн прижимается к его спине, надавливая всем своим весом и роняя его животом на стол. Летят к черту застежки на поясе, оголяются поджарые ягодицы и бедра.

Прикосновение холодных мозолистых пальцев заставляет Рика вдохнуть глубже. Броня немного стесняет движения, но только немного. Он распластался на столе, прогибаясь так, чтобы Шейн получил больше доступа, увидел его во всей сексуальной красе. Теперь приходит очередь Шейна вздохнуть глубже. Всего на пару мгновений залипая на зрелище раскрытого перед ним командира, Уолш плюет себе на руку, размазывает слюну по уже организовавшемуся стояку и бесцеремонно входит в податливое тело Граймса. На грубость Рик отзывается низким рыком. Ничего страшного, они делали это не так давно, так что Рик все еще неплохо растянут, но черт, как же заводит, когда Шейн берет его так дерзко, резко входя по самое основание.

– Сожми сильнее, – новый приказ, и Граймс послушно напрягает мышцы, доставляя Шейну еще больше наслаждения. Уолш гортанно стонет и начинает двигаться, сразу взвинчивая темп. Никаких ласк, никаких слюнявых признаний, просто быстрый перепихон, чтобы снять напряжение.

Спустя пару минут Шейн вспоминает о Рике, который уже поскуливает под ним, берет его член в мозолистую руку и начинает надрачивать в такт своим движениям. Все заканчивается довольно оперативно. Сначала не выдерживает Рик, изливаясь прямо на руку любовника. Потом Шейн, не вытерпев напряжения, едва успевает вытащить из Граймса свой член, чтобы выстрелить прямо на ягодицы.

Отдышавшись, Шейн помог Рику привести себя в порядок и заново защелкнуть броню. От безумного действа не осталось никаких следов, кроме немного ошалелого взгляда командира и вальяжной походки его правой руки. Они закончили раньше, чем Ти-Дог и Гленн разобрались с зефиром.

*

Они добирались до верха значительно дольше пары дней. Ходячих оказалось достаточно, но больше всего напрягали не они. Многие переходы, лестницы и шахты были забаррикадированы. Это не было странным для такого большого здания, но очень сильно затрудняло проход к крыше. На то чтобы разгрести один завал порою уходило несколько часов. Видимо люди действительно надеясь спастись от распространяющейся заразы, раз так активно старались отгородить себя от опасности. А так как баррикады стояли через каждые три этажа – выживших здесь было достаточно много. Ключевое слово “было”. Рик был уверен в том, что спустя уже год всех выживших и незараженных людей эвакуировали. Никто бы просто не смог продержаться более года в этом загнивающем клочке мира. Его уверенность подогревалась нехилой статистикой ребят из службы спасения. Рик лично участвовал в одной такой операции. Спасали всех, кого могли. Были даже парочку таких, которым пришлось ампутировать руки или ноги прямо на взлетной площадке. Благо это помогало, так как заражение распространялось медленно.

На самом верху, за пару этажей до самой крыши начались настоящие проблемы. Ходячих в этой части здания было непропорционально много. Прочная броня спасла бы их от укусов, но вес тел всех этих тварей навалившихся разом мог бы их раздавить. И вместо укушенного ходячего, был бы раздавленный мертвяк. Жалкое зрелище.

Так или иначе, прорываться как-то было нужно. В арсенале у группы была парочка светошумовых гранат, но использовать их в замкнутом помещении было крайне опасно для самих ребят. Шлемы могли защитить от части света, но шум перекрыть было нечем. У Рика возникла идея по поводу того, как можно уничтожить большую часть ходячих одним махом, но для этого требовалось много усилий: во-первых нужно было проскочить на этаж выше, во-вторых нужно было найти что-нибудь вроде троса, в-третьих нужно было разбить окно, и не одно, а целых два: сверху и снизу. Потом трупы просто шли на звук и падали с огромный высоты, разбиваясь насмерть. Висячему конечно было бы не очень удобно, да и трос нужно было бы крепить с расчетом на троих-четверых кусак, которые обязательно зацепятся. Ну а когда все ходячие вывалятся из окна, можно спокойно идти наверх.

Выслушав план, Шейн вызвался добровольцем, но Рик назначил приманкой Гленна, так как тот был легче и подвижнее. Шейна он послал прикрывающим. Осталось только найти способ попасть на этаж выше. Рик и Ти-дог занялись отвлечением орды зомби, в то время как Шейн с Гленном искали способ быстро проникнуть наверх. Это дело рисковало затянуться, так как выходов было много, но видимая часть из них была завалена каким-то хламом. Пока командир с Дугласом отбивались от медленно наседающих трупов, Шейн обнаружил единственный хлипко защищенный проход. Разбежавшись, он вышиб дверь. Гленн забежал внутрь вслед за ним. Это была дверь ведущая на пожарную лестницу, которая оказалась подперта небольшим офисным столом.

– Дуй наверх, я пригляжу за этими, – кинул корейцу Шейн.

– Но Рик сказал…

– Быстро! – рявкнул на него разъяренный боец.

Гленн не посмел спорить и пулей кинулся на верхний этаж. Уолш тем временем заметил Рика и Ти-Дога, дела которых стремительно приобретали дурной окрас.

– Рик, как вы там?

– Аналогичный вопрос, – донеслось до него кряхтение.

– Гленн уже наверху. Помощь нужна?

– Я же сказал!..

– Чую, что нужна. Потом поблагодаришь.

Мужчина кинулся вперед, расталкивая собой слоняющиеся трупы. Он подбежал ближе к окну и, достав из кармана светошумовую, гаденько произнес:

– Рик, Ти, дорогуши, ушки берегите.

– Шейн, сука! – только и успел прикрикнуть Ти-Дог, как рядом с окном прозвучал мощный хлопок, а экран шлема на мгновение залило ослепляющим белым светом.

Зомби немного ослабили давление и направились в сторону взрыва и звона бьющегося стекла. Это был идеальный момент для быстрого побега. Рик схватил под руку Ти-Дога и рванул в ту же сторону, что и Шейн. Все трое оперативно протиснулись в приоткрытую дверь, закрыли ее за собой и вновь придвинули офисным столом. Когда парни отдышались, Рик злобно посмотрел в сторону Шейна. Тот нахально посмотрел в ответ. Напряжение недолго звенело между ними, потому что в какой-то момент в эфире прозвучал немного удивленный голос Гленна:

– Ребят, у нас тут небольшие проблемки.


========== Открыть и захлопнуть ==========


– Что еще за проблемки? – уточнил Рик, продолжая гневно пялиться на Уолша.

– Поднимись, сам все увидишь.

Рик зло покачал кулаком перед лицом друга и, развернувшись, побежал наверх. Наверху, лестница выходила в небольшой коридор, с разных сторон от которого были небольшие комнатушки-офисы. В конце коридора было большое отделение, видимо комната для общих сборов или отдыха. Там виднелся край костюма Гленна. Рик быстро преодолел это расстояние и, выбежав из-за плеча напарника, остановился и шокировано оглядел развернувшееся перед ним зрелище. А зрелище было то еще: здесь был разбит небольшой лагерь, а это было чем-то вроде лобного места, в кругу перед ним сидели несколько человек, двое встали наизготовку с каким-то самодельным оружием.

– Выжившие? – изумленно уточнил Рик.

– Сам в шоке.

– Что здесь? – нагнал их Шейн, – твою ж мать! – скупился он на выражения. Ти-Дог молча вышел вслед за ним.

– Где главный? – Рик сразу взял ситуацию под контроль.

– Зачем? – спросил один из тех, что стояли с оружием. Это был темнокожий мужчина средних лет. Ничем непримечательная внешность и глаза полные отчаянного страха.

– Кто вы такие? – спросил второй. Мужчина, на вид лет пятьдесят. Он не был сильным, но в его глазах виднелась воля к жизни и опыт. Казалось, он и был здесь за главного.

– Мы из группы зачистки, проводим, кхем, – он задумался, – очистительные мероприятия. Мы могли бы… – он пытался вспомнить, как это было в прошлый раз, – по протоколу, мы обязаны проверить вас на заражение и, в случае отсутствия вируса, эвакуировать.

– Где доказательства?

Рик офигел. Он никак не ожидал, что ему могут просто не поверить. Впрочем, учитывая тот факт, что эти люди выживали в этом аду на протяжении трех лет, говорит о многом. Странно, что они в принципе не убили их сразу, как заметили.

– Ну, эм… – Граймс пытался вспомнить все, что ему говорили на курсах спасателя, перед тем как пустить его в Зону в первый раз. Впрочем, с этими людьми такое точно не прокатит.

– Слушайте, – спокойно выдохнув, начал он, – наше обмундирование, а так же арсенал оружия явно намекает на то, что мы не простые люди.

– Вы могли украсть это оборудование где-нибудь.

Рик скептически посмотрел на него. Этот человек не мог знать о такой простой предосторожности, как ДНК-замок. Не обладая нужным ДНК человек не мог запустить броню и весь ее функционал. Более того она блокировала пользователя и подавала сигнал о краже дорогостоящего панциря.

– Слушай, эм… – мужчина так и не назвал своего имени, поэтому Рик не знал, как к нему обращаться, – я понимаю, за три года вы многое пережили, устали. Но вы сделали это! Ваш кошмар закончился, я могу вызвать вертолет прямо сейчас!

– Зачем?

– Да чтобы эвакуировать вас, придурок глухой! Ты что, совсем его не слушал? – рявкнул со злости Шейн.

– Вызывай!

Рик тяжело вздохнул, но сделал, как просят. Он достал из кармана рацию связи с вертушкой и послал запрос:

– Эхо-браво-114, вызывает командир Рик Граймс.

Секундное молчание, после чего послышался ответ:

– Слушаю вас, Граймс.

– Запрашиваю борт на указанную точку.

– Что-то вы долго ребята. Приключилось что? – отозвался заинтересованный мужской голос.

– Да, ты не поверишь.

– Ну-ка?

– Выживших нашли.

Молчание затянулось.

– Гарет?

Снова молчание.

– Эхо-браво-114!

– Охренеть! – наконец послышалось с той стороны. – Снаряжаюсь и сейчас же вылетаю. Буду к вечеру.

– Окей, к этому времени проверим на заражение.

– Вы что, еще не проверили?

– Запросили подтверждение правдивости слов.

– Три года в Зоне! Да я бы родной бабушке не верил! Ну, теперь верят?

– Звучит не очень убедительно, – ответил ему старший.

– А так? – с той стороны послышался рев двигателей.

– Вечером увидим.

– Практичные ребята. Ладно. Ждите в гости. До связи. Отбой.

– Отбой, – Рик убрал рацию и посмотрел на ощерившуюся компанию. Мужчины так и стояли все время разговора направляя на группу Граймса оружие, которое вряд ли бы помогло против их брони. Девушки же отползли чуть в сторону, придерживая руки на самодельных ножнах.

– Так и будем стоять, или все-таки позволите осмотреть вас? – спокойно уточнил Рик. Он уже не чувствовал угрозы, исходящей от этих людей. Они так хотели поверить в его слова. Они ведь не бойцы, хоть и невольно стали ими на эти три года. Они устали, им нужно было немного надежды, защиты и покоя.

Главный убрал свое самодельное копье и подал знак второму, сделать тоже самое.

– Дэрил, можешь убрать оружие, – крикнул он в коридор.

С противоположной стороны коридора из тени вышел поджарый молодой человек с немного смуглой кожей и явной бандитской наружностью. В руках он держал неплохой образец военного арбалета, стреляющего любыми продолговатыми предметами, будь то болты, стрелы, необработанная арматура и даже карандаши. Его друзья умудрялись стрелять из него крупнокалиберными патронами. Возникало всего два вопроса: какого черта такая классная вещь была в руках бандюги, и почему ни Рик, ни остальные не заметили его присутствия раньше? К этому парню следовало отнестись с особой осторожностью.

– Гленн, Шейн, осмотрите крышу, если нужно – расчистите место для вертолета. И на этот раз без выкрутасов. Я ясно выразился? – кинул он в сторону Уолша.

– Яснее не бывает, – нагло улыбнулся ему тот, – Рацию дай.

Рик кинул Шейну рацию, тот поймал ее на лету, и парни быстро двинулись к пожарной лестнице.

– Боб, Кэрол, помогите им, пожалуйста, – настоятельно рекомендовал главный. Темнокожий мужчина и серая мышка с опасными глазами тихо двинулись вслед за ребятами. Рик не оборачиваясь проследил за их тихими шагами, которые вскоре исчезли за скрипом двери.

– Рик Граймс, – он протянул руку пожилому мужчине.

Тот осмотрел бронированного парня с ног до головы, но руку все-таки пожал:

– Дэйл Хорват, – недоверчиво проговорил он, – рад знакомству.

– Взаимно. Ну что, позволите мне и Ти-Догу проверить вас по-быстрому? – он осмотрел всех присутствующих: две светловолосые женщины, одна темнокожая, Дэйл и Дэрил. Последний как-то неуверенно стушевался. Он не стал закидывать арбалет за спину, но опустил его, явно не предпринимая попыток покуситься на жизнь бравых солдат.

– Каким образом будет проходить осмотр?

– Мы не будем искать на вашем теле следы укусов, если вы об этом. У нас есть датчики, – пояснил Ти-Дог, доставая из очередного кармашка небольшое электронное устройство, – Позвольте, я покажу, как оно работает, – Он снял со своей руки перчатку, приложил устройство к внутренней стороне запястья, дернулся от неожиданности прокола и лучезарно улыбнулся:

– Чист! – он показал всем присутствующим прибор, на котором ярко светилась зеленая лампочка, говоря об отсутствие заражения у пациента.

– Игла стерильна? – спросила та из блондиночек, что была постарше. – Как нам понять, что нас не подставят? Или может, заразите, чем похуже?

– Не игла – лазер. Спектральный анализ, – пояснил Ти-Дог показывая небольшой красный ожог на запястье.

– Хорошо, – неуверенно проговорил Дэйл.

– Чур, я первая! – кинулась к Ти-Догу блондиночка, что помладше.

Он провел прибором над ее запястьем. Она коротко взвизгнула и отдернула руку. Прибор показал чистоту ее крови. Чистыми так же оказались все присутствующие. Пришла очередь Дэрила предоставить руку для анализа, но тот отнекивался.

– Ну что ты как маленький ребенок! Я тебя не укушу, кольнет немного и все! – пытался успокоить его Ти-Дог.

Парень мялся и не показывал запястья.

– Слушай, если ты не дашь себя проверить, ты не полетишь, – попытался вразумить его Рик.

– Отлично, – с вызовом ответил тот, – Я остаюсь здесь!

– Но Дэрил! – пыталась вразумить его Андрэа, старшая из блондиночек.

– Заткнись! Заткнись и не слова, а то я сам тебя заткну! – зло рявкнул на нее мужчина.

– Эй, парень, полегче! Нельзя так общаться с дамами, – вступился за нее Дуглас.

– Тебя укусили? – проникся внезапной догадкой Рик, – Ты заражен, так ведь?

Ответить Дэрилу не дали. Шейн спустился вниз:

– Рик! Рик, можно тебя на минуточку!

– Мы еще вернемся к этому, – кинул он в сторону парня и повернулся к Уолшу, – Что такое?

Шейн кивнул в сторону и они вместе с Риком отошли от основной группы.

– Слушай, старик, тут проблемка есть, – шепотом начал мужчина.

– Что за проблемка?

– Народу слишком много, в одну ходку не улетим.

– Сколько мест не хватает?

Шейн что-то прикинул в уме:

– Одного-двух. Для полной верности трех, но Гарет готов рискнуть и на одного.

Теперь Рик задумался:

– Я не то, чтобы хотел рисковать людьми, но и оставаться здесь еще на одну ночь не очень то катит.

– К чему ты клонишь? – разволновался Уолш.

– Среди них есть один зараженный.

– Здесь? Серьезно?

– Во всяком случае, он не позволяет себя проверить.

– Хм, паршиво. Может того, грохнуть его по-быстрому, он все равно скоро станет одним из этих.

– Я не уверен, он не позволил себя проверить.

– Ты ведь понимаешь, что тебе придется его оставить, если он так и не позволит?

– Я прекрасно понимаю, Шейн, не нужно на меня давить!

– Я не давлю, я просто…

– Не важно. Вечером, когда вертолет прилетит, я поговорю с ним. Оставлю ему оружие, чтобы смог продержаться до конца, ну или выстрелить себе в голову, чтобы не стать одним из ходячих.

– Как скажешь Рик, как скажешь.

*

К вечеру группа выживших и ребята Рика уже довольно сильно сдружились. Они вместе разгребали взлетную площадку. Выжившим запретили брать с собой какие-либо вещи, но те только отмахивались и говорили что-то вроде «слава Богу». Видимо три года в условиях зомби апокалипсиса заставляют пересмотреть некоторые жизненные приоритеты.

Рик находился в слегка приподнятом настроении. Тот факт, что их небольшие каникулы обернулись настоящей операцией спасения, выводил из равновесия, но это было даже к лучшему. Тем более это нужно было его ребятам. Спасти немного жизней – это именно то, что могло избавить их от мыслей о потере сослуживца.

Дэрил так и не дал себя проверить, поэтому, когда время пришло, Рик отправил группу вместе с Шейном на крышу, а сам решил попытать счастья еще раз. Отведя Дэрила в сторону, чтобы он не особо отвлекался на покидавшую офисы группу, мужчина попытался его разговорить:

– Я прекрасно понимаю, ты устал, не веришь никому, но я хочу тебе помочь. Только и всего.

– Мозги кому-нибудь другому полоскай, – зло ответил тот.

– Почему ты такой упертый? – не отставал от него Рик.

– Да потому что укушен я! – рявкнул ему в лицо парень, – Иди, эвакуируй народ, а мне спокойно дай подохнуть в одиночестве! – Дэрил отвернулся от него и уставился в окно на окутанный вечерней тьмой город.

Рик подозревал, но до последнего не хотел верить.

– Слушай, тебе может…

– Может что? Помочь? Грохнуть меня хочешь? – уже как-то безэмоционально констатировал факты парень.

– Я хотел предложить тебе ствол.

– Чтобы я сам грохнул себя? Благородно, командир, ничего не скажешь.

– Да что ты заладил: грохнуть-грохнуть-грохнуть? Как будто ничего другого не осталось! – не выдержал, наконец, Рик. Его дико бесил этот неотесанный деревенщина, и он уже устал с ним нянчиться.

– А что еще осталось, командир? – обреченного спросил его парень.

Ответить Рику не дал отчетливо слышный звук выстрела. Рик весь обратился в слух, Дэрил последовал его примеру. Раздался еще один выстрел, началась беспорядочная пальба.

– Это наверху! – крикнул Дэрил, сорвавшись с места.

Рик кинулся за ним, но заботливо-ехидный тенор проговорил прямо в его ухо:

– Тебе лучше сейчас не появляться на крыше. Да и вообще, исчезни.

– Шейн, твою мать, что происходит?!

– О Лори и Карле я позабочусь, ведь ты так скоропостижно скончался во время последнего вылета.

– Ты что, ебанулся?

– Прощай Рик. Надеюсь, тебе хватит смелости продырявить себе голову. Чао!

– Черт, Шейн! – Рик рванул к пожарной лестнице. Добежав до выхода наружу, он услышал едва различимый шум вертолетных лопастей. Вышибив дверь своим плечом, он вылетел на крышу и резко остановился. На расчищенной для вертолета площадке лежало шесть трупов. Один из них баюкал в своих руках Дэрил. Вертолет уже перешел на скоростной режим и двинулся в сторону стены. В сумерках были едва различимы габаритные огни.

Рик подошел к краю крыши, взглянуть на удаляющийся мерцающий свет.

– Что за? Шейн? – прозвучал тихий, отчаянный вопрос.

Рик покачал головой. Он еще не до конца успел осознать произошедшее, но лежащие на взлетной площадке трупы были более чем достаточным доказательством реальности случившегося. Кстати, что это?

На еще теплом теле Дэйла лежал какой-то хромированный прямоугольник. Рик пригляделся получше и узнал в нем именной дневник. Это было записывающее устройство, которое позволяло сохранять звуковые данные, с последующим их воспроизведением. Оно использовалось для записи военных данных, но Шейн, видимо, посчитал подобное нарушение субординации допустимым. Он вообще позволял себе слишком многое. Особенно в последнее время. Особенно после смерти Джима. Если подумать, Рик переоценил его верность, за что и поплатился сейчас.

Граймс взял диктофон и включил проигрывание:

«Что ж, Рик, вот все и закончилось. Бля, я никогда не был силен в разговорах. Зато был силен в кое-чем другом. Помнишь? Не важно. В общем, здесь я собрал все, что так или иначе может тебя заинтересовать на тему, почему я так поступил. Блядь, если ты до сих пор этого не понял, то ты тот еще уебок, и я желаю тебе скорейшей смерти. Но, так уж и быть, я позволю тебе дожить до конца моих объяснений. И да, я все еще помню твой ключ! И поверь, я непременно им воспользуюсь. Прощай Рик. Конец связи».

Рик чертыхнулся и начал поспешно снимать с себя броню. Кусок за куском, он стягивал с себя последний защитный рубеж защиты между ним и ходячими. Но иначе было нельзя.

– С любовником поссорились?

Рик не ответил на столь мелочный выпад.

– А с хера ли броню снимаешь? – парень поднялся с колен и подтянул ремешок арбалета на плече.

– Он знает мой блокировочный ключ. Я сам когда-то ему рассказал. На всякий случай. Эта хрень не только парализует броню, но еще и взрывает ее к чертям собачьим.

– Тогда на хрен?..

– Потому что я, мать его за ногу, думал, что мы друзья.

– Друзья, что ебутся втихаря?

– Не твое, блядь, дело! Понял? Может, лучше поможешь? Если мы не успеем избавиться от этой хрени, то взрывом накроет и нас!

– Зачем? Я и так скоро ласты склею, – скептично пожал плечами парень.

Рик никак не мог справиться с панцирем на спине. Он злился, ругался, тянул его во все стороны, но так и не смог стащить его с себя. Гортанно прорычав, он глубоко вздохнул и опустил руки. Более менее успокоившись, он вновь вернул себе трезвость суждения. Шейн теперь был в прошлом. Настоящей его задачей стала миссия по эвакуации. Рик задумался, как он может покинуть чертов шестой сектор. Вариантов было не так много, но на ум пришло кое-что, что вполне себе подходило: Граймс неплохо помнил расписание отправки в Зону. Он едва выкроил себе место между другими группами. Следующими после них должна была идти группа Моралеса. Задачей этой группы была зачистка высотки, которая находилась через пару кварталов отсюда. Рик вполне мог успеть добраться до туда, дождаться группы Моралеса и вылететь с Зоны вместе с ними. План был хорош, проблема была только в одном: один он не справится.

– Мне нужна твоя помощь, – просто и без обиняков начал Граймс, – я все еще могу эвакуироваться. Через пару дней в соседнем районе высадится группа моих знакомых. Они могут забрать меня. Проблема в том, что одному мне туда не добраться. Ты поможешь мне?

Парень долго молчал. Он смотрел прямо в лицо Рика, пытаясь что-то найти. Рик не знал, что именно, но ждал. Он прекрасно понимал, что не имеет права о таком просить. Он так же знал, что ничто не мешает парню послать его на все четыре стороны, но он почему-то надеялся… нет, он верил, что только этот человек может ему сейчас помочь. За свою жизнь Рик повидал много придурков бандитской наружности, большая часть из них были такими же мудаками, какими и казались на первый взгляд. Дэрил же, пусть и выглядел откровенным козлом, казался другим. Он был частью этой группы. Он прикрывал им спины. Он безмолвно рыдал над телом той женщины. Кэрол, кажется, в темноте он бы не смог сказать наверняка. Мудаки не оплакивают павших.

– Что я получу взамен? – спустя долгие минуты молчания спросил парень.

Рик настолько не ожидал услышать подобный вопрос, что просто растерялся. Этому парню умирать где-то через четыре дня, максимум (и то, если его укусили перед самым приходом группы), а он просит о чем-то. Впрочем, почему бы и нет?

– А что бы ты хотел? – просто ответил Рик.

– Если ты эвакуируешься, ты сможешь проследить, чтобы тем уродам, что сделали это, в частности твоему дружку, вспороли брюхо и повесели на собственных кишках? – эмоционально распинался он.

– Если я выберусь отсюда, я гарантирую, что виновных накажут. Даю слово.

Дэрил сплюнул:

– Ладно, хотя бы так, – он еще раз поправил лямку арбалета, помялся немного, подошел к Рику и протянул ему руку. Граймс пожал ее.

– Надеюсь, что твои слова хоть чего-то да стоят.

Дэрил обошел солдата и помог тому стянуть с себя остатки брони. Под ней был вполне себе стандартный армейский набор: штаны, берцы, майка, и все камуфляжной расцветки.

– Держи, – Дэрил скинул с себя кожаную куртку с тканевым рисунком крыльев на спине и протянул ее Рику, – иначе замерзнешь.

– Спасибо, Дэрил, – солдат замялся, – я могу тебя так называть?

Мужчина дернулся, услышав звук своего имени, но осторожно кивнул.

– Дэрил Диксон, – немного помявшись, добавил он.

– Рик Граймс, рад знакомству, – улыбнулся солдат. Примерив куртку Дэрила, он оценил ее удобство и тепло, оставшееся в ткани еще от хозяина. Мазнув взглядом по фигуре своего без пяти минут напарника, Рик оценил спортивное телосложение. Под курткой оказалась довольно теплая на вид безрукавка. На правой руке был свежий бинт, хотя крови на нем и не было. Внутри что-то кольнуло. Хороший ведь мужик, так какого черта?

– Что будем делать со всем этим? – Дэрил кинул в сторону сваленного арсенала. Рик наклонился, достал связку кармашков и прицепил себе к поясу и ногам. Там были всякие полезные военные мелочи. Еще Рик забрал карбоновый нож и пистолет с двумя сменными обоймами.

– Уберемся подальше, прежде чем оно рванет. Они прибудут на базу где-то к трем часам. Примерно в это время нам бы лучше всего оказаться где-нибудь за пределами здания.

– Не реально.

– Мы полностью зачистили его, проблем не возникнет.

– А как же нижний этаж. И с первого по третий всегда можно ожидать подкрепления со стороны этих тварей.

Об этом Рик не подумал.

– Так или иначе, уходить нужно сейчас.

– А почему ты просто не можешь вызвать их по рации и сказать, что тебя забыли?

– Рации в костюмах работают на небольшом расстоянии. Чисто общение внутри группы. У нас была всего одна рация для вызова вертушки.

– Чертовски предусмотрительно.

– Заткнись, я думаю.

– А что тут думать? Нужно скинуть эту хрень с крыши и дождаться взрыва, тогда и линять.

– Ты как вообще выживал эти три года? – Рик посмотрел на Дэрила как на полного идиота, – Эти твари реагируют на шум. Как только случиться взрыв, они соберутся рядом с местом взрыва. Дальше одиннадцати метров мы эту броню не закинем! Ты хочешь чтобы мы сами загнали себя в ловушку?

Дэрил ничего не ответил. Он просто отвернулся и пошел в сторону лестницы.

Рик возвел глаза к небу и кинулся за ним:

– Блин, ну куда ты теперь пошел? Не торопись! Нужно решить, как пройти мимо ходячих на нижнем этаже!

Но Диксон игнорировал его слова. Он спустился в офисное посещение, нашел где-то кусок ткани. В том же тряпье он нашел моток бечевки. Рик молча наблюдал за его действиями, силясь понять, что задумал этот реднек.

Спустя пару минут сборов, он вернулся на крышу. Собрав всю броню, мужчина сложил ее в ткань и смастерил своеобразный узел. Дальше он начал разматывать моток, отмеряя, судя по всему, его длину. Дойдя до конца, он что-то прикинул в уме и огляделся. Было уже достаточно темно, так что Рик не смог разглядеть соседние здания. Дэрил, судя потому что громко чертыхнулся, тоже. Он смотал веревку обратно и осмотрелся на крыше. Заметив что-то особенное, он кинулся в сторону антенной комнаты. Рик побежал за ним.

– Захвати мешок.

Рик притормозил и взял узел в руки. Он взгромоздил его на себя и понесся в сторону, где стоял Дэрил. Тот зачем-то осматривал провода, уходящие на соседнюю высотку. Дернув кабель пару раз, он чуть не грохнулся.

– Давай сюда! – скомандовал он.

Рик не торопился спрашивать. Он пытался понять, и, кажется, до него начало доходить.

Дэрил закрепил узел на нисходящем кабеле, закинул его на парапет и обернулся к Рику:

– Сможешь перерубить с одного удара?

Граймс посмотрел на толщину провода.

– Нет, не моим оружием.

– У Боба в комнате пожарный топор есть.

Рик кивнул и кинулся вниз. В одном из офисов он обнаружил топор, лежащий на столе. Странно, что во время их встречи топора не было с ним. Стараясь не думать об этом, он схватил топор и кинулся обратно на крышу. В груди Рика что-то кольнуло. Вдруг этот человек тоже решил его кинуть, сбежав, пока Граймс занят его поручением. Но, когда Рик заметил Диксона, выдыхающего облачко сигаретного дыма, то немного расслабился. Этот вроде не предаст.

– Этим сможешь?

– Смогу.

– Тогда готовься, по моей команде – руби.

Солдат кивнул ему и встал наизготовку. Дэрил затянулся в последний раз, засунул горящий окурок в какое-то отверстие и столкнул мешок вниз в свободное скольжение.

– Больно хорошо поехал.

– Я смазал, – спокойно произнес Дэрил столь двусмысленную фразу. Парень отошел немного в сторону, чтобы его не задел отрубленный кабель. Он внимательно наблюдал за маленьким огоньком, спускающимся в ночную тьму. Солдат засмотрелся на расслабленную позу Диксона и чуть не пропустил команду. Когда дело было сделано, внизу послышался глухой удар.

– В яблочко, – азартно проговорил реднек.

– Где костюм?

– На соседней улице, в двух домах от нас. Я метил в сторону забегаловки, так что путь к высоткам будет свободен.

Рик изумленно слушал, что говорит Дэрил. Теперь он готов был поверить в то, что этот человек выживал в этом месте в течение трех лет. До подобного сам Граймс вряд ли бы додумался, хотя считал себя достаточно приспособляемым.

– Мне следует извиниться, – четко проговорил Рик, глядя прямо на темный силуэт Дэрила, едва различимый уже на фоне ночного неба.

– Извинишься перед своим другом, когда будешь вскрывать его вены, – зло выплюнул он и двинулся в сторону офиса. Он вытащил из заднего кармана брюк фонарик и, освещая пространство перед собой, вернулся к лобному месту. Рик так же достал свой фонарик и проследовал за мужчиной.

– Выбирай себе любую комнату. До взрыва можно спать.

– А ты?

– Мне еще нужно кое-что сделать, – он наклонился к тем же тряпкам и стал выбирать те из них, что были достаточно большими, чтобы, догадался Рик, покрыть тело человека.

– Мы можем их сжечь, – предложил Граймс.

– Нельзя. Мертвяки сбегутся, – не отвлекаясь от процесса, ответил Диксон, – к тому же… не важно.

– Скажи!

– Дорогих хороним, всех остальных – сжигаем. Таково было правило, пока их всех не…

Рик молча кивнул и помог ему искать подходящую ткань. Оба мужчины вынесли на крышу гору тряпья. С фонариками в зубах они аккуратно укутывали каждое тело. Когда дело было сделано, мужчины на мгновение остановились у голов убитых.

– Долго ты их знал?

– Кэрол с самого начала, остальные появились позже. Боб пришел позже всех. Месяца два назад.

– Хочешь что-нибудь сказать? – предложил Рик. Дэрил молча покачал головой, – Ты не против, если я? – Дэрил кивнул, мол «валяй».

Рик глубоко вздохнул, посветил фонариком попеременно на каждого и произнес:

– Я был приведен сюда, судьбой или чем-то там еще, не столь важно, чтобы спасти этих людей. Но я привел с собой убийцу. И вместо жизни я обрек этих людей на смерть. Я предал их, – Рик замолчал, проникаясь всей сутью сказанных им слов. Он ведь действительно предал этих людей. Он должен быть наказан не меньше Шейна!

– Ты дал им надежду, – прервал его мысли странно умиротворяющий голос реднека, – пусть всего на один день, ты дал им надежду, которую они давно потеряли. Не знаю, случайность это, или судьба действительно есть, но ты сделал хорошее дело. Ты не предатель. В конце концов, тебя тоже предали.

Рик не знал почему, но от слов Дэрила ему стало легче. Он даже улыбнулся уголком губ.

– Пойдем спать? – внезапно предложил он.

– Ага.


========== Дно ==========


Дэрил предложил покараулить первым, так что у Рика было больше возможности поспать. В конце концов, они не знали, когда именно случится взрыв. Армейская выправка научила его засыпать и просыпаться по первому зову. Единственное, что Рик никак не мог контролировать, это кошмары.

Рику снилось что-то ужасное, даже для его закаленного бесчисленными боями характера. Он никогда бы не смог вспомнить точно, что это было. Факт был в другом. От кульминации он очнулся, жадно вздохнув и распахнув глаза. Холодная испарина покрыла все тело. Пытаясь привести дыхание в порядок, Рик прислушался. Они с Дэрилом оба решили переночевать здесь, чтобы в случае чего иметь возможность контактировать и действовать сообща.

Граймс не знал, сколько он проспал, и хотел было спросить об этом у парня, но вдруг он услышал то, чего предпочел бы не слышать. Мужчина не спал. Он активно надрачивал себе, по частоте вздохов явно приближаясь к развязке.

«Он что, чертов эксгибиционист, мастурбировать в одном помещении со спящим человеком?», – нервно подумал про себя Граймс, стараясь не подавать виду, что проснулся.

Дэрил закончил с коротким стоном, перетекшим в выдох. Рик решил выждать еще некоторое время, прежде чем сообщить о том, что проснулся, как вдруг услышал звук взрыва за окном. Мощность была такая, что даже стекла задрожали. Командир подскочил в кровати и кинулся к окну. Дэрил уже стоял там. Полыхающие языки пламени охватили место взрыва, освещая куски трупов и силуэты тех, кто еще только подходил.

– Пора, – скомандовал Дэрил и двинулся, к удивлению и замешательству Рика, не к пожарной лестнице, а к какому-то люку рядом с полом.

– Вентиляция? – слух он произнес свою догадку.

– Ага.

– Но это же ужасно шумно!

– А ты постарайся не шуметь, – нагло и с издевкой заявил Диксон, – и не свались мне на голову, командир.

Они спускались не меньше трех часов, стараясь не шуметь и всячески скрывать свое присутствие. Дэрил предложил вылезти на пятом этаже.

– Мне нужно передохнуть, – просто заявил он. Рик понимающе кивнул.

Как только они нашли небольшой кабинет и забаррикадировались в нем, солдат принялся допытываться о состоянии своего спутника.

– Может тебе что-нибудь нужно? Воды… или… – он участливо смотрел на Дэрила, пытаясь представить, как тому, наверное, было паршиво. Он потерял всех своих друзей, а тут еще и инфекция медленно убивает его изнутри. Граймс понимал, что этот человек являлся для него потенциально опасным, но так же он понимал, что без него Рику не справиться, поэтому он делал все возможное, чтобы Диксон протянул как можно дольше.

– Да, нужно, – Дэрил прилег прямо на пол, свалив под голову кучу каких-то папок и накрыв их своим пончо, которое он надел вместо куртки, что одолжил Рику, – Будь добр, организуй мне тридцать минут полной тишины.

Рик сначала офигел от такой просьбы, но потом внял ей, и присел на пол рядом с Диксоном, тупо уставившись в одну точку. Дэрил перевернулся на бок, спиной к нему, и устроился поудобнее.

Через некоторое время Диксон поднял голову, встряхнул ей и поднялся на ноги. Рик сверился по часам: тридцать минут, минута в минуту. Реднек взял свое пончо, накинул на себя, избегая смотреть на Граймса, который уставился на него с немым вопросом. Не дождавшись ответа, Рик поднялся на ноги и спросил вслух:

– Как ты себя чувствуешь?

Парень пожал плечами и промямлил что-то вроде «нормально». Не пускаясь в дальнейшие разъяснения, парни двинулись дальше.

*

Уже к обеду они добрались до указанной Риком высотки. Ближе к вечеру они по-тихому прорвались до шестого этажа и заперлись в одном из просторных кабинетов с огромными окнами, выходящими на сторону черного хода. По пути Дэрил умудрился свистнуть пару батончиков и напитков из автоматов на этаже. За все это время Диксон просил передышку всего пару раз, всегда вырубаясь точно на тридцать минут.

– Слушай, Дэрил. Ты может, поспишь нормально? Ты ведь всю ночь на стреме провел.

– С чего бы? Я успел вздремнуть.

Тот факт, что парень бесстыдно дрых на посту, мог заставить Рика изрыгать пламя, но мужчина подавил это желание в зародыше. Все ведь в порядке? Видимо, Дэрил знал, что делает, раз позволил себе такую вольность, но… черт!

«Ладно, сейчас есть вещи поважнее», – подумал Граймс, и с благодарностью принял протянутые батончик и газировку.

Они провели в своем укреплении около дня. Дэрил периодически делал вылазки до автомата и обратно, не набирая очень много, чтобы не привлекать внимания бродящих здесь мертвяков. На все попытки Рика взять эту обязанность на себя, реднек отмахивался и говорил что-то вроде «мне все равно подыхать, меня не жалко». Рик же слушал записи, которые оставил для него Шейн.

«Вот дерьмо! Черт! Граймс, ну твою мать! *звук удара о металл* Черт! Какого хера ты творишь? Больная на всю голову девчонка? Серьезно? Ты смерти нашей хочешь? А если у нее следящее устройство под кожей? А если она напичкана взрывчаткой? Нахрена? Скажи, нахрена ты конвоировал эту суку сюда? Чтобы она узнала расположение нашей базы и слила ее своим? Невинный, блядь, ребенок! Ага, сейчас! Да скорее всего она замочила больше наших, чем ты в первый год своей службы. Я, блядь, просто… *Гортанное рычание* Нет слов, командир, просто нет слов!».

«Прибрал за Граймсом. Повесил красавицу, подстроив самоубийство. Он мне потом еще спасибо скажет. Хотя нет, он никогда об этом не узнает. Уж пусть постарается. Я не люблю косяки, а это был его первый».

«Косяк второй. Наш благородный рыцарь решил пожертвовать временем и жизнями ради какого-то ученого из мухосранска. «Своих не бросаем». Ага, как же. В случае чего первым же побежишь. Знаю я таких: кидают на вилы своих же друзей, а потом ползут по их трупам, забирая их славу. Какой же ты гандон, Граймс».

«Возможно, я был не прав? Рик вытащил меня из того дерьма, которое нечаянно свалилось мне на голову, когда я решил обезопасить отход. Вернулся сам, без прикрытия, разъебошил бошки этим говнюкам. Правда пришлось сломать себе ногу, но ничего, заживет быстро. «Своих не бросаем», думаю – мне нравится!».

«Тупой на всю голову кретин! У него, блядь, беременная жена и ребенок, а он! Ты головой ебанулся, такие приоритеты выставлять? Еще и подкатывает ко мне. «Ты мне как брат». Ага, сука. Щас. Я не педик, отебись!».

«Он сделал это снова. Погнал отряд в самое пекло, просто потому что доверяет ребятам. А то, что у Ти-Дога девушка? А то, что Гленн свадьбу скоро играть будет? А о семье Джима подумал? А Лори с Карлом и еще не рожденным? Я уж молчу про наши с ним отношения. Приходится прикрывать его задницу, а то бы ее нашел кто-нибудь другой, кто был бы с ней не так мягок. Сучок. Нельзя так жизнями раскидываться, тем более если они не твои».

«Нет Рик, я больше не играю в эти игры. Хочешь рисковать здоровьем и положением – рискуй сам, но без меня и ребят. Сегодня постараюсь сделать все. Быстро и аккуратно. Никто и не поймет».

«Сука, сука, сука! *звон металла, скрежет и грохот. Слышны выстрелы* Джим! Джим, блядь, прости. Прости меня! Это все Граймс виноват! Из-за него так произошло. Он виновен в том, что так случилось. Если б не этот гребаный командир! Если бы не чертов Рик!».

«Сегодня летим в Зону. Я клянусь своей жизнью, Рик никогда оттуда не вернется. О Лори, ребенке и Карле я позабочусь. Карл хороший парнишка. Он не заслужил такого мудака отца, у которого нет времени на собственного сына. Которому наплевать на свою жизнь и семью. Не важна жизнь, хорошо. Тогда я отниму ее у тебя. Заебал».

«Как все удачно складывается. Гленна и Ти-Дога просто было взять за яйца. Им есть, что терять. Безбашенные придурки остаются в Зоне. Слышишь Рик? Скорее всего, уже сегодня вечером я буду спать в твоем доме. Как думаешь, после рождения твоего ребенка мы с Лори сможем стать мужем и женой?».

Последнюю запись Рик уже слышал на крыше и не имел желания слушать ее снова. Утомленный потоком бессмысленного бреда, Граймс устало покачал головой. Он думал, что знает Шейна. Он никогда еще так сильно не ошибался в людях. Помешанный на самосохранении больной кретин, которому нравились жестокие убийства. Тот случай со сломанной ногой. После него Рик винил себя в произошедшем, мол, не доглядел, но оказалось, что Уолш был не жертвой. Он был зачинщиком, который хотел «обезопасить отход». Рик запретил ему стрелять в мирных жителей, пока те не станут представлять реальной угрозы. Шейн поступил по своему. Маньяк, которому самое место не на войне, а в пыточной. Он любит безопасность, когда играет с жертвой. Он, конечно, не безосновательно винил Рика в излишней инициативе, да и о семье Граймс думал далеко не в первую очередь, но только полный псих мог додуматься убить за это. Но, несмотря на все его недостатки, которые Рик подсознательно видел, но старательно не замечал, Уолш обладал особой силой. Эта сила притягивала к нему, манила к себе, заставляя подчиняться, как жертва подчиняется закону природы и хищнику. Шейн доставлял Рику удовольствие побыть жертвой, на какое-то мгновение снять с себя груз ответственности и просто подчиниться. Это было нужно ему. Он мог сколько угодно корить себя за измену, но он был достаточно честен с собой, чтобы признаться в том, что не жалеет о прошлом.

Дэрил старался не лезть, за что Рик был ему чертовски благодарен. Когда Граймс закончил копаться в себе и своем отношении к ситуации, он откинул диктофон в какую-то кучу мусора. Зачем лишний раз таскать с собой напоминание о своем провале?

За прошедшие сутки Диксон вырубался еще четыре раза. Все на те же злосчастные тридцать минут, плюс-минус несколько секунд. Граймс, к своему стыду, не знал точной симптоматики заражения, но очень сильно переживал из успевшего понравиться ему парня. На любые вопросы о самочувствии тот отмахивался от солдата, как от назойливой мухи.

В процессе ожидания Рик становился все мрачнее и мрачнее. Была одна маленькая деталь, которую он не учел. Если его смерть примут за чистую монету, отделение посчитают опасным и закроют. Закрытие сектора происходит следующим образом: на отделенную стенами область выливают тонны газообразного химиката, который разъедает все живое. Потом эту гремучую смесь поджигают. Дело ясное – не выживет даже таракан, тестировалось не раз. А это означало, что единственным способом сохранить свою жизнь был побег в соседнее отделение. Благо переходы были, хотя между ними и было достаточно сложно просочиться. Рик не был уверен, назначили ли уже закрытие этого сектора, но засиживаться тоже было нельзя. Он был готов пуститься в путь завтра после обеда. Таким образом, он точно будет уверен. Больше чем двухдневного перерыва между высадками не делали, а на сборы по операции «закрытие» уходило не менее недели, при самом худшем для Рика раскладе. Проблема заключалась в том, что он не знал точного местонахождения перехода в другую область. Так же как он не знал, в какую сторону будет ближе. Дэрил мог знать все это, в конце концов, он прожил здесь три года. Но тут возникала следующая проблема: Диксон мог тупо не дотянуть до конца или, что еще хуже, тормозить их обоих. Возможно, стоило узнать у него, в какую сторону идти, а может быть, в самом лучшем варианте, Дэрил успел бы довести Рика до перехода. Так или иначе, Рик решил поговорить об этом, и хотя бы выяснить, когда ждать неизбежного.

– Как самочувствие?

Парень вновь неопределенно пожал плечами:

– Когда придут эти твои солдафоны? – задал он встречный вопрос.

– Может статься, что никогда.

– В смысле? – Дэрил подозрительно посмотрел на Рика.

– Я умер, сектор скорее всего будут «закрывать».

– Это значит что-то плохое?

– Очень плохое.

– Бля, – тихо ругнулся Дэрил, – и че делать будем?

– Есть пара вариантов. Ты ведь прожил здесь три года, так?

Парень вновь пожал плечами, на этот раз скорее утвердительно, чем неопределенно.

– Ты знаешь отделение вдоль и поперек, так?

Реднек скрестил руки на груди и стал грызть ногти на пальцах. Помявшись немного, он кивнул.

– Видел ли когда-нибудь в стенах здоровенные металлические вставки?

Снова кивок.

– Знаешь, где ближайший?

Кивок.

– Сможешь довести?

– Мы пробовали сквозь них пробраться. Без толку.

– Сможешь или нет?

Дэрил стушевался, еще сильнее закрываясь руками. Он кивнул головой несколько раз.

Рик вздохнул. Началась самая сложная часть разговора.

– А успеешь?

Диксон непонимающе приподнял бровь.

– Слушай, ты ведь видел, как происходит заражение?

– Угу.

– Знаешь же, сколько времени проходит до… ну, до… момента смерти, – Рик заставил себя произнести эти слова, буквально выплюнув их.

– Ну, да.

– Сколько?

– По-разному. От двух до пяти дней, – неуверенно произнес парень, продолжая грызть ногти.

– И сколько времени осталось у тебя? – Рик заглянул в его серо-голубые глаза, пытаясь найти в них прощение своей неоправданной жестокости. Блядь, ну за что ему все это?

Реднек совсем стушевался, просто отвернувшись и подперев собой стену.

– Дэрил, – тихий, вкрадчивый, извиняющийся голос прозвучал почти у самого уха, затронув что-то живое в груди Диксона, – когда тебя укусили?

Парень отнял руку ото рта и закрыл ей свое лицо. Он не хотел отвечать на этот вопрос.

– Дэрил, пожалуйста. Мне нужно знать, сколько времени у тебя осталось? Сколько времени у нас есть?

То, как Рик это сказал. Не «у меня», а «у тебя». Он, блядь, заботился о нем, а Дэрил… Как был всю жизнь говнюком, так им и остался. Совсем стушевавшись, он убрал руку от лица, посмотрел куда-то вдаль и перевел взгляд на Рика, который стоял совсем рядом с ним, не нарушая при этом личного пространства. Голубые глаза с извинением смотрели на него. Рику действительно было не все равно.

– Дэрил, когда?

Он не мог сопротивляться этому. Просто не мог заставить себя сопротивляться ему.

– Срань господня, – выругался Дэрил. Он достал свой нож и стал разрезать им бинт. Он так надеялся, что этот говнюк свалит раньше, чем придется задавать какие-либо вопросы и давать какие-либо ответы, которых Дэрил, как водиться, не знал. Видимо, не судьба…

Когда последний кусочек бинта упал на пол, обнажив поврежденную руку, Дэрил посмотрел в изумленный глаза Граймса и произнес:

– Три недели назад.


========== Вспышка ==========


Рик изумленно пялился на уже успевший зажить шрам от укуса.

– Меня укусили три недели назад, – повторил для верности Дэрил.

– Это… – только и пискнул шокированный солдат. В его голове сразу же завертелся целый рой мыслей.

– Граймс, ты в порядке? – Дэрил помахал рукой перед его лицом, пытаясь вернуть его в реальность. Рик моргнул пару раз и посмотрел прямо в лицо реднека. Главной идеей, что он вывел из своих размышлений, была смена приоритетов. Теперь на первом месте стояла не его жизнь, а жизнь Дэрила, потому что этот человек каким-то образом умудрился выработать иммунитет к заражению. Это означало, что можно создать лекарство, которое могло бы обеззаразить Зону. Чертовски большие перспективы! Осталось только добраться до внешнего периметра. Нет, туда их не пустят. Возможно, где-то в штате Джорджия есть свой собственный ЦКЗ. Именно туда и имеет смысл прорываться. И плевать на группу Моралеса, эти ребята слишком зациклены на протоколах.

Так или иначе, двигать следовало прямо сейчас. Чем раньше они доберутся до ворот, тем больше времени будет на подумать потом.

– Собирай вещи, мы выдвигаемся.

– Вот так сразу? – опешил от такого заявления Дэрил.

– В твоей крови есть антидот ко всей той херне, что происходит вокруг, – Граймс решил выложить все карты на стол. Не было какого-то смысла скрывать что-то от Дэрила. В конце концов, они были братьями по несчастью. – Я бы предложил сводить тебя в ЦКЗ. Даже во всей этой херне их периодически спонсировали, так что они точно должны еще работать. Ты будешь для них ключом к разгадке всего этого дерьма.

– А как же твоя эвакуация?

– Клал я с прибором на свою эвакуацию! Приоритет снятия заражения намного выше моей жизни.

Дэрил все еще не пришел в себя от заявления Рика, но последовал его примеру, собрал скудные пожитки, набрал остатки воды из бойлера.

Когда парни готовы были выдвинуться, Рик внезапно остановился и в упор уставился на Диксона. Сердце парня пропустило удар. Таким взглядом на него смотрел его брат, когда младший в чем-то провинился. Обычно за этим следовало избиение… или еще что похуже.

– Прежде чем мы двинем, – начал солдат вкрадчивым шепотом, – мне нужно задать тебе два вопроса.

Дэрил вопросительно вздернул подбородок. Ритм в его груди все не желал униматься.

– Первый: это из-за заражения ты вырубаешься каждые шесть часов?

В груди снова кольнуло. Военный заметил. Впрочем, только дурак бы не заметил:

– Нет. Это сон. Я так сплю. Тридцать минут через каждые пять с половиной часов. Облегчает караул, меньше возможности попасться кусачим во время сна. Плюс всегда высыпаюсь, а значит, есть силы крошить головы этим уродам.

– А как же питание? Разве для такого режима жизни не нужно больше энергии? Да и как передвигаться ночью?

– Мне хватает одного сухпайка раз в два дня. Когда я голодный, лучше соображаю и двигаюсь. А ночью просто переключаешься со зрения на слух. Кряхтят эти твари всегда одинаково.

– Вау, – только и выговорил Граймс, – просто… вау! – он действительно был удивлен способностями этого парня. Практически идеальный солдат. Жалко, что не в армии. Хотя, оно, наверное, к лучшему. Слишком бандитская у него рожа.

– Второй вопрос, – придя в себя, продолжил Рик, – есть что-нибудь… подобное, что я должен знать?

Дэрил ненадолго задумался. Он перевел взгляд на двери, отделяющие его от ходячих, и бесцветно выговорил:

– После укуса они меня почти не видят. Мне нужно подойти вплотную, чтобы тварь унюхала меня и попыталась сожрать.

В этот момент Рик ощутил себя неимоверной помехой в плане по очищению Зоны от заразы. Найти еду раз в два дня: раз плюнуть. Спать можно хоть в толпе этих уродов, они и носом не поведут. И просто идти себе, спокойно брести в сторону ЦКЗ.

– Блядь, – тихо выругался себе под нос мужчина.

– Что-то случилось? – немного озабочено спросил Дэрил, ожидая чего угодно, только не того, что сделал Рик:

– Будь добр, позаботься обо мне, пока мы не дойдем до ЦКЗ.

Дэрил посмотрел на Граймса, как на идиота, опустил голову, тяжело выдохнул и молча шагнул за дверь. Рик пошел следом за ним, стараясь не отставать ни на шаг.


Где-то по пути к переходу между отделениями:

– Слушай, Дэрил, а ты всегда так спал?

– Нет, – не сразу отозвался парень, – меня Кэрол научила.

– Долго переходил на этот режим?

– Около трех недель.

Рик заткнулся, пробегая мимо ходячего, стараясь не привлечь его внимания:

– И как оно было? – тихо спросил он, когда опасность миновала.

– В первую неделю не высыпался. Ходил злой и уставший. Кучу проблем создавал. На второй неделе стал отрубаться по расписанию, хотя вставать было еще тяжело. К третьей – как будто в мозг вставили чертовы часы. Наша группа по мне с Кэрол сутки отмеряла, – улыбнулся он одним уголком губ.

Парни снова замолчали. Перед ними появилась большое стадо ходячих, которое пришлось обходить по большой дуге. После получаса напряженного молчания и волчьего бега Рик, наконец, спросил:

– А меня научишь?

*

Рик был почти в ярости. Ему хотелось остановиться хотя-бы на несколько минут. Во рту на протяжении почти двое суток и маковой росинки не было. Рот в любой момент грозилась порвать зевота. Он изо всех сил старался быть бдительным и поспевать за Дэрилом, спина которого маячила где-то впереди, но ничего не получалось. Он заплетался в собственных ногах. Ему такого марафона не устраивали со времен школы спецназа. А он наивно считал себя выносливым. Смех, да и только. Шейн бы поиздевался над ним сейчас. Галлюцинации от недостатка сна иногда приходили к нему в качестве этого психа. Иногда это была рыдающая Лори в его объятьях. Иногда Карл с улыбкой глядящий на когда-то лучшего друга.

За своими мыслями мужчина не заметил, как Дэрил остановился и начал что-то ему объяснять.

– Эй, командир, ты меня слушаешь?

– А, что?

– Я говорю, остановимся в том доме, – он указал на какую-то постройку вниз по улице. Домики здесь были небольшие. Двух, максимум трехэтажные. Рик рассеянно кивнул и пошел в сторону, указанную Дэрилом. Он из последних сил помогал ему расчищать дом, и когда они забаррикадировались, просто рухнул на пол, где стоял.

– Нет, командир, – легонько пнул его носком ботинка Дэрил. – Я первый.

– Ага, – пробубнил Рик и сделал попытку встать. Попытка провалилась, поэтому он перевернулся на спину и попробовал еще раз. Получилось только сесть.

– Я пойду наверх, а ты посиди здесь. Подрочи.

– Что? – заявление было настолько шокирующим, что Рик подумал, будто ослышался.

– Подрочи себе, говорю, – немного смущенно повторил Диксон. – Мне помогает не засыпать. Может и тебе поможет.

– Спасибо за совет, – невнятно промямлил Рик и уставился в какую-то невидимую точку перед собой.

– Ладно, тогда я пошел, – кинул Дэрил и убежал наверх.

Рик честно попытался последовать совету реднека, но в голову ничего не шло. Он усмехнулся идиотизму ситуации, но вдруг ему вспомнился момент из их совместного путешествия. Это была последняя ночь, которую он провел в том здании, куда их послали на зачистку. Он тогда проснулся от кошмара как раз в момент кульминации. Это что ж это получается, Дэрил пытался не уснуть? Он пожертвовал своим сном ради того, чтобы Рик смог нормально отдохнуть? Кроме того, он солгал Рику, что спал той ночью. Если подумать, взрывы произошел чуть позже сна по его режиму. Почему же он так поступил? Зачем заботился о человеке, который принес смерть в его убежище? Рик поставил своей целью пояснить этот вопрос, но, к сожалению, отрубился раньше, чем смог задать его Дэрилу.

*

– Мы на месте, - резко остановившись, сообщил Дэрил.

Рик остановился и поднял сонные глаза на высоченную бетонную стену, почти до самого верха заросшую плющом. Под зарослями едва виделся силуэт металлической вставки, которая занимала примерно одну восьмую от одного сегмента стены. Несмотря на сравнение, в эту дверь с трудом прошел бы только карьерный самосвал. Рик прошел ближе и прорубил себе маленькую дверцу рядом с предполагаемым замком. Тот, как водится, был закрыт.

– Мы пытались, Граймс. Рубили, стреляли, взламывали. Все без толку.

– А открывать вы не пробовали? – с чувством превосходства спросил Рик.

Дэрил хотел съязвить, но вовремя заткнулся, предполагая, что у Рика есть какой-то план.

Послышался рев самолетных двигателей, закрытие сектора началось.

– Твою мать! – ругнулся солдат, – приложи что-нибудь ко рту!

Дэрил вытащил из заднего кармана штанов какую-то тряпку и завязал ее на лице на подобии маски. Рик просто задержал дыхание. Выудив из кармана карту-ключ, он вставил ее в магнитный замок и на проржавевшем циферблате ввел пароль. Послышался скрежет металла о металл. Защелкали замки и внутренние переборки. Механизм стал медленно открывать дверь.

Так как Рик ввел спецназовский код (другого он не знал), умные ворота открыли проход достаточный для человека. Дважды ударив рукой по воротам, Граймс привлек внимание Дэрила. Парень с места рванул внутрь. Рик, вытащив карту, побежал следом. Поход за ними захлопнулся почти мгновенно.

Оказавшись внутри, Рик глубоко вздохнул, а Дэрил стянул ткань от лица и вернул ее на прежнее место. Оба парня пытались отдышаться, как вдруг услышали стук шагов о железный помост и кряхтящий гормон мертвецов.

– Вот дерьмо! - кинул Рик и кинулся обратно. Он быстро окинул взглядом освещенный красным аварийным светом небольшой коридор позади них, но не нашел пути к отступлению: не было не вентиляции, ни других поворотов, только дверь, за которой другая, не менее мучительная смерть. Он развернулся к Дэрилу, кинул на него раскаивающийся взгляд и произнес тихое:

– Прости.

Дэрил не обратил на это почти никакого внимания. Он резко стянул с себя пончо, накинул его на Рика, который был слишком ошарашен, чтобы сопротивляться, и, встав со спины, крепко обхватил его руками.

– Молись, чтобы они не учуяли твой запах, – прошептал он куда-то в шею мужчины.

Стадо мертвецов двинулось к ним. Они тянули свои лапы, пытаясь найти, нащупать, добраться до такого живого, такого вкусного звука, что издавали эти стены не так давно. Из-за пончо Рик ничего не видел. Он мог только слушать, как топот медленно приближается, как смрад разлагающейся плоти становиться все сильнее. Он слушал, задержав дыхание. Он пытался не шевелиться, но от страха его всего трясло. Пот, проступивший на лбу, стекал на глаза, заставляя жмуриться. Рик, наверное, сошел бы с ума, когда первая окоченевшая конечность коснулась его сквозь ткань. Он, наверное, сорвался бы с места и побежал, куда глаза глядят, обрекая себя на верную смерть. Но он был не один. Крепкие горячие руки держали его поперек груди и живота. Они связывали его с реальностью, оставаясь последней опорой для воспаленного мозга. Еще один ходячий коснулся его бедра. Рик нервно дернулся, и только сила воли заглушила его возглас, так и не дав ему разродиться. Дэрил сжал его сильнее, теснее прижимая к себе. Он уперся носом во вспотевшую шею, там, где в пончо была прорезь для головы. Мужчина дышал глубоко и размеренно, пытаясь успокоить солдата своей показной уверенностью. Но стук сердца сдавал его с потрохами. Он боялся. Боялся так же как Рик. Боялся за их жизни. От осознания этого, Граймса затрясло сильнее. Его крыша окончательно поехала, он был уже не в состоянии сопротивляться страху. Дэрил едва сдерживал его. Желая спасти их жизни, Диксон пошел на последний отчаянный шаг. Он хотел отвлечь Рика от страха любым способом, и не нашел ничего лучше, чем поцеловать его в шею. Все так же размеренно дыша, он провел кончиком языка от затылка до самой выпирающей косточки. Нежно, стараясь не кидаться сразу, Дэрил прихватил губами вспотевшую соленую кожу. Он несильно всосал ее, после чего сразу же отпустил, тут же облизав.

Рик, почувствовав язык Дэрила на своей шее, замер. Он не мог понять, что творит реднек. Какого черта он делает, когда они в такой херовой ситуации? Рик попытался отдернуть шею, но Дэрил осадил его:

– Не дергайся, а то заметят, – нахально прошептал он, тут же прикусив кожу на стыке шеи и плеча.

Рик замер. Он некоторое время спокойно следил за тем, что вытворяет парень, но потом, когда лежащая на животе рука поползла ниже, начал медленно приходить в ярость. Диксон нагло пользовался ситуацией и тем, что Рик не может позволить себе шевелиться. Если бы не гребанные ходячие, он бы набил этому уроду рожу прямо сейчас.

Дэрил вновь ощутил, как Граймса всего затрясло. Но от него больше не веяло тем страхом, что был до этого. Солдат рассердился, и это было Дэрилу на руку. Продолжая гладить рукой пах Рика, реднек еще раз облизал его шею и тихо произнес:

– На счет раз, делай небольшой шаг правой ногой. На два – левой. Понял?

Рик коротко кивнул.

– Отлично. Раз.

Рик сделал небольшой шажок вперед, Дэрил перенес ногу вслед за ним.

– Два.

Еще один шажок. Дэрил следовал за ним след в след. Кроме того, он умудрялся следить за обстановкой, чтобы ходячие, занятые своими делами, не подходили к ним слишком близко.

Шаг за шагом, они пробирались сквозь толпу ходячих, ведомые лишь страхом и желанием жить. Красные пятна аварийных ламп освещали дорогу для Дэрила. Дорога эта, однако, не была прямой. Коридор вилял и раздваивался, стараясь запутать мужчину, но благодаря брату Дэрил вырос отличным охотником, а это значит, что он превосходно ориентировался на местности и владел несбиваемым чувством направления. Где был противоположный край стены, он знал, все остальное не имело значения.

Со временем идти стало легче. Пусть таким тандемом двигались они не быстро, за то действенно. Как только последний видимый труп скрылся из поля зрения за поворотом, Дэрил натянул разрез пончо на голову солдата, позволяя ему, наконец, увидеть окружающее их пространство.

Как только парень ослабил хватку, солдат тут же развернулся к нему и занес руку для удара. Дэрил инстинктивно шарахнулся назад, прикрывая лицо руками. Но удара так и не последовало. Разозленный Рик, с занесенной для удара рукой, яростно смотрел на своего спасителя и судорожно решал, как быть дальше. Желваки на его лице ходили ходуном. В конце концов, он сдался и раздосадовано сплюнул на пол. Глубоко вздохнув, Рик немного успокоился, взвесил все за и против, и протянул Дэрилу руку для рукопожатия:

– Ты мне жизнь спас. Спасибо за это.

Диксон тупо уставился на солдата. Не убил, и то ладно, а тут еще и благодарит. Странный, неуравновешенный мужлан, который, однако, ценит людей и их помощь, какой бы странной она не казалась. Дэрил протянул руку в ответ и крепко пожал ее, хотя так и не понял, для чего.

В укреплениях, вроде этих, были перевалочные пункты для спецназа и ребят из службы спасения. Здесь были запасы провизии, медикаменты, снаряжение, связь. Должны были быть, по заверениям правительства. Рик не имел желания обыскивать весь перевалочный пункт, но того, что он обнаружил, было достаточно, чтобы понять: заверения правительства это чушь собачья. Они едва нашли комнатку, чтобы передохнуть, перевести дух и выспаться. Гулкими от их шагов тоннелями они добрались до выхода с другой стороны. Рик вновь вставил ключ-карту и набрал код. Так как большая часть зомби была с другой стороны перевалочного пункта, они, не особо опасаясь, дождались открытия ворот и вышли в другое отделение Зоны. И, как и в прошлый раз, по извлечении карты, дверь захлопнулась за ними почти мгновенно.

*

– Может, вернешь мое пончо? – неуверенно начал Дэрил. Уже смеркалось (из-за близости стены сумерки наступали рано), начинало холодать.

– Не-а, оно мне понравилось.

– Иначе я замерзну.

– Будет тебе уроком, – нагло заявил Граймс.

– Что ты имеешь ввиду?

– В следующий раз будешь думать, прежде чем лапать беззащитных мужиков, – ехидно улыбнулся Рик.

– О, но тебе же понравилось, – втянулся в игру Дэрил.

– Ни чуть, – начал отрицать Рик.

– А твой член считал иначе.

– Это я от страха. Адреналиновое возбуждение, все дела.

– О, значит, тебя заводят такие вещи? – усмехнулся реднек.

Разговаривать с этим придурком оказалось просто. Пусть он и казался нелюдимым сначала, стоило им вместе пережить такое, и они уже друзья. Ну, так считал Рик. И пусть он по-прежнему был нелюдимым, порою выдавая всякие банальности и глупости, разговаривать с ним было забавно. В эти редкие моменты Рик был почти счастлив. Не было видимой опасности, во всем теле была приятная слабость, в желудке приятная пустота, в голове – тишина, а все нервы расслаблены. И только разговор-игра ни о чем, позволяющий показать другому, насколько же ты свободен сейчас. Свободен ото всего. И тот, другой, ты уверен в этом, понимает тебя лучше, чем ты сам понимаешь себя.

– Ну, думаю, да, – честно ответил Рик. Он не видел ни единой причины скрывать это. Своего рода моральный мазохизм, то, чего он когда-то искал у Шейна. Только этот раз принес ему в тысячу раз больше удовольствия, чем все ночи с Уолшем вместе взятые. Конечно, сам процесс спасения от ходячих чуть не свел его с ума, но зато потом, когда опасность миновала, а нервы наконец расслабились, он ощутил такой силы ментальный оргазм, что последствия его до сих пор видны в его расслабленно-тупой улыбке.

– Да ты псих.

– Не без этого.

Дэрил ухмыльнулся и замолчал. Они как раз вышли из рощи на проселочную дорогу. Дорога была прямой и вела куда-то в поле. Там внизу они увидели домики, в которых имело смысл переночевать и заодно набить желудок.

В темноте по дороге идти было легче, да и звук шагов не отдается эхом с противоположной стороны, как это было в роще, что порядком выводило Граймса из себя. Дэрилу было нормально. Он к такому привык.

Когда они добрались до домиков, Рик выбрал самый симпатичный и предложил Дэрилу зачистить его. Ходячих оказалось немного, зато места просто завались. Ребята расчистили камин, занавесили окна шторами и одеялами и развели костер. Сразу стало тепло и уютно. В скромных запасах дома оказалась одна банка маринованных персиков и одна банка тушенки.

– Устроим небольшой пир?

– Как хочешь, – пожал плечами реднек. Он все еще немного мерз, поэтому подсел ближе к огню.

Рик нашел на кухне кастрюлю. Поставив ее на огонь, он вывалил в нее тушенку и, помешивая ее деревянной лопаточкой, искоса следил за Дэрилом. Тот пытался вскрыть полутора литровую банку домашних маринованных персиков руками.

– Ножом подсади.

– Не лезь, – огрызнулся парень и, наконец, открыл банку, расплескав немного содержимого на себя. Довольный своей победой, он приложился к горлышку и сделал несколько глотков маринада. Выловив кусочек персика, он зажевал его целиком.

– Не перебивай аппетит сладким.

– Да, мам, – игриво огрызнулся Дэрил и съел еще один кусочек персика.

Рик разложил тушенку поровну и протянул Дэрилу его порцию. Парень быстро накидал мясо себе в рот, проглотил его, почти не пережевывая, и вновь вернулся к персикам. Рик с интересом наблюдал за тем, как охотник уничтожает лакомство. Когда на дне осталось всего два кусочка, Дэрил вдруг оторвался от поглощения и немного виновато спросил:

– Будешь?

– Ешь на здоровье, – улыбнувшись, кивнул ему Рик.

Наевшись, парни улеглись на полу рядом с очагом стали наблюдать за догорающим пламенем. Рик придвинулся ближе к Дэрилу. Тот облизывал липкие от пролившегося маринада руки.

– Пойдем, как рассветет, ты не против?

– Угу.

Граймс подвинулся еще ближе и аккуратно лизнул руку Диксона. На вкус она была солено-сладкой и пахла корицей.

– То, что было в проходе, – вкрадчиво начал Рик, – оно имеет шанс на продолжение?

Дэрил посмотрел на него отстраненно-блаженным взглядом и, тихо ответив:

– Вряд ли, – отнял свою руку.

*

Они выдвинулись сразу после утреннего сна. Рик уже ложился точно по расписанию, хотя отведенного времени его организму все еще не хватало. Но он не смел жаловаться, в конце концов, это была его затея.

Парни медленно брели вдоль дороги, изредка отвлекаясь на мертвяка-другого.

Вдруг где-то вдалеке послышался оглушающей силы хлопок. Птицы сорвались с веток придорожных деревьев. Дэрил напрягся, Рик с осторожностью посмотрел в сторону звука.

– Что это было, – крикнул Дэрил, когда давление на уши немного упало.

– Последний этап закрытия отделения, – предположил Рик. Они были достаточно далеко от эпицентра химического взрыва, так что последствия не должны были сильно отразиться на них. Тут земля под ногами заходила ходуном. В лицо ударил теплый поток воздуха. Рик поразился тому, что стены не смогли сдержать его. Он был не силен в физике и аэродинамике, так что сослался на то, что воздушные потоки как-то преодолели стену и разнеслись по округе.

– Паршиво, – тихо проговорил Дэрил.

– Почему?

– Все зомби в округе пойдут на звук. Нам станет значительно тяжелее продвигаться.

– Ну, не тебе, это точно, – просто констатировал факт Рик.

– Даже я не смогу пройти в плотной толпе. Не сожрут, так затопчут. Нахер. Пойдем быстрее!

И они побежали. Волчий бег позволял не напрягаться особо, но развивать достаточно высокую скорость. Небольшие группки ходячих не особо мешали двигаться, Рик и Дэрил с легкостью обходили их стороной, но вот когда перед ними появилось действительно большое стадо, Рик запаниковал.

– Они идут прямо на нас.

– Вижу.

– Мимо них не протиснуться.

– Вижу.

– Дэрил!

– Я думаю! – прикрикнул на него охотник.

Они отбежали на некоторое расстояние назад. Дэрил остановился рядом с одним трупом ходячего.

– Что ты собираешься делать?

– Дай-ка мне пончо, – вместо ответа произнес Диксон, доставая нож и занося его над телом. Собравшись с силами, он вонзил лезвие в окоченевшую, прогнившую плоть.

– Ты что творишь? – офигел Граймс, скидывая с себя пончо.

– Спасаю тебе жизнь, – просто ответил он. Парень забрал ткань из рук Рика и окунул его во вспоротое брюхо дохляка. Звуки и запах при этом были ужасные.

– Когда все закончится, – морщась от отвращения, Дэрил протянул Рику измазанное пончо, – ты проставишь мне новое.

– Ты хочешь, чтобы я это надел.

– Понял? – немного грубо прикрикнул Дэрил.

– Да, хорошо, – промямлил солдат, кончиками пальцев забирая пончо и аккуратно одевая его на себя. Запах был такой, что желудок грозился в любой момент выблевать сам себя.

– Теперь ты для них точно перестанешь представлять интерес, – скептически осмотрев свою работу, заявил Дэрил.

– Хоть кому-нибудь об этом расскажешь, – сдерживая рвотные позывы, предупредил его Рик.

– Расслабься, мы с Кэрол часто так делали.

– Гребанные извращенцы.

– Кто бы говорил, – ухмыльнулся Дэрил, очистил нож о еще чистый краешек пончо, засунул его обратно в ножны и обернулся на дорогу.

Мертвецы стройными рядами уже приближались к ним. Рик глубоко вздохнул и тихим шагом направился к ним. Дэрил, как и прежде, шел сзади след в след.

Трупы шарахались перед Риком, расступаясь в стороны и освобождая проход. Дэрил, опустив голову, немного по-детски схватил Рика за краешек пончо и, стараясь лишний раз не дышать, брел за ним. Запахи сводили его с ума, но он умел абстрагироваться от них. Научился за три года, в отличие от солдата, который постоянно дергался, пытаясь сдержать рвущееся наружу нутро.

– Уже почти все, – тихо сообщил парню Рик.

– Угу, – так же тихо ответил тот. Странно, но на этот раз не было такого страха. Рик конечно нервничал, но ощущая свою ответственность за парня, идущего следом, он не позволял страху затопить его сознание. Дэрил тоже не боялся. Он доверил свою жизнь солдату, позволяя тому вести себя куда тот посчитает нужным. У него ведь больше не было цели в жизни. Она исчезла после того, как Кэрол убили. Конечно, была еще месть, но этот вопрос он решил с Риком, так что и цель на свое недолгое существование он тоже отдал в руки этого сильного мужчины. Он проведет, или сдохнет, если Дэрил не сумеет его защитить. В любом случае, пока он рядом, ему есть чем заняться.

Когда шаркающие шаги мертвяков остались далеко позади, Рик внезапно остановился. Дэрил, не ожидая такого подвоха, уткнулся лицом прямо в кишки трупа, размазанные по пончо.

– Блядь, фу! Рик, твою мать! Гадость какая! – отплевываясь и смазывая с лица кусочки мертвой гниющий плоти, ругался Дэрил.

Граймс хотел было то-то ответить, но замер на секунду от осознания того, что реднек впервые назвал его по имени. Ощущение его голоса, произнесшего заветные звуки, отозвалось мурашками по телу. Он хотел сделать что-нибудь еще, что-то, что заставило бы его навсегда запомнить это ощущение. Поэтому он развернулся, поймал дергающуюся голову Дэрила в свои ладони и запечатлел на его губах нежный, целомудренный поцелуй. Губы Дэрила оказались сухими, обветренными и немного солеными на вкус.

Они смотрели друг другу в глаза. Один выжидая, второй собираясь с мыслями.

– Какого хера? – произнес, наконец, охотник, недоверчиво глядя в голубые глаза, но не предпринимая попыток вырваться.

– Ты впервые назвал меня по имени, – хотел было ответить ему Рик, чтобы тот почувствовал себя еще более неловко и, может быть даже, залился бы краской. Но вместо этого он произнес:

– Заткнись. Мы здесь не одни.

Дэрил проглотил уже рвущееся наружу ругательство, спокойно кивнул и отпрянул, высвободив свою голову из мозолистых ладоней Рика. Он вытер остатки гнилья тряпкой из заднего кармана.

– Идем? – спросил у него Рик, пытаясь стянуть с себя пончо.

– Оставь, – промямлил тот, начиная двигаться вперед, – еще может пригодиться.


========== Свет снаружи ==========


Все это время они не испытывали потребности в воде, так как у Рика был с собой стратегически запас волшебных таблеточек. Он не был уверен в том, как они работают, но точно знал, что одной в день было достаточно, чтобы не испытывать жажды. Теперь же таблеточки закончились, а значит пришло время искать воду. Благо к этому времени они уже добрались до небольшого городка. Ну как, небольшого. Здесь был собственный гипермаркет, который ребята и намерились посетить. Твари все еще не прикасались к нему или Дэрилу, так что можно было безнаказанно шататься между рядов в поисках чего-нибудь мало-мальски съестного. Набирать много они не стали. Нашли какие-то рюкзаки в отделе текстильной продукции, взяли по две бутылки воды на каждого, накидали снеков, батончиков, консервов и тушенки. Дэрил расстроился, когда не обнаружил маринованных персиков, но Рик обрадовал его, найдя одну баночку сразу за грушами. Лори очень любила груши, но сейчас это казалось ему чем-то таким далеким и несущественным. Они в безопасности, уж Шейн об этом позаботится, а у Рика есть дела поважнее: спасение всех выживших Зоны например.

Когда они набили рюкзаки и уже двинулись к выходу, кто-то вышел им на встречу, засветил в лицо фонариком и ослепил.

– Кусаки! – крикнул женский голос.

– Я разберусь! – ответил ей другой

– Тихо-тихо! – поторопился успокоить их Рик, – ни с чем разбираться не надо, мы живые!

Он поднял руки вверх, Дэрил с недовольством последовал его примеру. Хорошо что Рик отдал-таки ему куртку. Укус был прикрыт длинным рукавом. Он конечно уже затянулся, хотя на нем еще оставались коросты, но он все еще был характерным следом от укуса. Второпях можно и попутать.

– Выжившие? – первая девушка опустила фонарик в ноги, чтобы не слепить людей.

– Спасибо, – Рик искренне поблагодарил ее, а то глаза уже начинали болеть, – да, выжившие. Идем своей дорогой. Никому не мешаем. Здесь продуктов на всех хватит. Только аккуратнее, в молочном отделе полно этой дряни.

– Спасибо, – ошарашенно ответила девушка.

– Саша, ну где вы застряли, – со спины зашел мужчина и снова осветил Рика и Дэрила фонариком.

– Тут выжившие, Тайриз.

– Еще люди! Здорово! Сегодня ваш счастливый день ребята! – радостно отозвался мужчина.

– Это еще почему?

– Через два дня мы улетаем из этой дыры!

*

Тайриз, тучный чернокожий мужчина, дружелюбно пригласил парней в свое убежище. С ним было две темнокожие женщины: его сестра – Саша и его подруга – Мишонн. Раньше с ними были еще люди, но, к сожалению, их укусили, так что недавно ребята провели им похороны.

– Может, снимешь уже эту дрянь? От тебя несет, как от переваренного гнилого трупа.

– На то и расчет, – улыбнулся Рик Саше.

– Я бы на твоем месте сожгла это, – заметила Мишонн, удобнее устраиваясь в кресле и открывая банку желе.

– Не раньше, чем найду ему новое, – указал он на Дэрила.

– Так вы же были в том магазине!

– Ему не понравился цвет.

Рик был удивлен, найдя еще одну группу, тем более, настолько дружелюбную. Видимо это было как-то связанно с тем, что сказал Тайриз тогда в магазине. Они пока не посвятили его в подробности, но он определенно намеревался их узнать. Улучив свободную минутку, Рик отозвал Тайриза на пару слов.

– Ты не поверишь, Рик. Мы видели вертолет. Мы не знаем, что произошло, но он потерпел крушение. Когда мы добрались до него, внутри были только трупы. Мы обыскали их и нашли рацию. Мы связались с ребятами на том конце, сообщили о крушении, о том, что никто не выжил. Нас поблагодарили за информацию и пообещали вытащить.

Рик глубоко вздохнул. Прекрасно помня, что случилось в прошлый раз, он решил остудить пыл Тайриза. Он не хотел повторения ситуации.

– Не пойми меня не правильно, Тайриз. Тебе нет резона доверять мне, но и мне незачем врать тебе.

– В чем дело? – забеспокоился мужчина.

– Такое уже было с группой Дэрила. Группа военных пришла на зачистку здания, которое служило им убежищем. Они предложили людям эвакуацию, а сами хладнокровно расстреляли их у вертолета.

– О Боже, Рик! – воскликнул мужчина. Они ненадолго замолчали. Тайриз о чем-то задумался.

– Слушай, приятель. Вы хорошие люди, и может быть, в этот раз они действительно вас эвакуируют. Но что, если нет? Позволь мне помочь. С наименьшими потерями.

– Но, если это произошло с группой Дэрила, тогда откуда ты знаешь? – вдруг напрягся Тайриз.

После недолгого молчания, Рик произнес:

– Я был командиром того отряда.

Тайриз схватил молоток, висящий у него на поясе.

– И прежде, чем ты сделаешь что-то, о чем потом будешь сильно жалеть, выслушай меня, пожалуйста.

– Тут нечего слушать, – вмешался в разговор Дэрил, – я жив, он со мной и тоже жив.

– Тебя подставили? – задал резонный вопрос Тайриз.

– Ага, – просто ответил Рик.

– И что предлагаешь делать?

– Ну, во-первых рассказать остальным.

– А потом? Пойми Рик, это наша последняя надежда выбраться отсюда!

Рик взглянул на мужчину, потом на Дэрила.

– Не беспокойся, Тайриз, у меня есть одна задумка…

*

Они расчистили площадку для посадки, как и просил пилот. Они нашли баллончики с краской, чтобы сделать разметку, как и просил пилот. Они сделали все, чтобы при посадке ни пилот, ни люди, что будут с ним, не заметили подвоха.

Вертушка обещала быть к полудню, но они не говорили, во сколько точно прибудут. Подразумевалось, что они сядут, выйдут, перестреляют всех и улетят. Рик думал иначе: они прилетят, высадятся, отойдут от вертолета, чтобы осмотреться и найти выживших, которые почему-то не ждут их с распростертыми объятьями. Их внимание следует отвлечь остальным членам группы, чтобы Мишонн смогла незамеченной пробраться в кабину и взять пилота в заложники. Вот на грамотное отвлечение и был угрохан почти весь день. Единственным преимуществом выживших была местность, которую они, в отличие от десантников, знали. Однако, нельзя, чтобы пилот чувствовал хоть какую-то опасность до тех пор, пока ему к горлу не прижмут меч.

Люди приготовились и ждали. Когда солнце вышло в зенит, все расселись по своим местам и наблюдали. Дэрил успел вздремнуть, но вот когда настала очередь Рика, где-то вдалеке послышался шелест вертолетных лопастей. Вертолет стремительно приближался, заставляя сердца людей биться быстрее.

Когда огромная машина села, люди увидели, как из нее вышло всего два человека. Из-за недосыпа Рик сначала подумал, что это галлюцинации. К сожалению, Дэрил был на другой позиции, так что ему не у кого было спросить, видит ли он то же самое.

– Боже, они совсем свихнулись? Молодежь на такое задание посылают? – проговорил Тайриз, что был рядом с ним, – может это знак, Рик? Они без брони, да и мелковат этот второй для военного, хотя и винтовку держит.

– Опиши его. С моей позиции плохо видно, – соврал Рик, чтобы не выдавать своего состояния.

– Низкий, щуплый, волосы примерно твоего цвета. Отсюда плохо видно.

– Второй выглядит внушительнее, – невзначай бросил он.

– Да, второй настоящий танк. Причем не как я, а с проработанной мускулатурой.

– Подпустим их ближе.

Двое военных осматривались и о чем-то переговаривались. Кажется, они собирались улетать.

– Твой выход, Тайриз

Мужчина кивнул, высунулся из окна и крикнул:

– Эй! Сюда! Нужна помощь!

Тот, что поменьше сразу кинулся к двери в дом, в котором они засели.

– Карл! – окликнул его старший, но парнишка и слушать не хотел об опасности, – твою мать! Вернись! Живо!

Мальчишка остановился, начал что-то яростно обсуждать со старшим, но Рика это уже не интересовало. Когда парень подбежал ближе, мужчина смог достаточно хорошо рассмотреть его лицо, чтобы понять, что не ошибся первый раз. Имя, выкрикнутое Шейном, подтвердило его догадки окончательно. Этот моральный ублюдок взял на задание его сына. Нет, Рик, конечно, согласился отдать парня в школу юного спецназа. Мальчишки с двенадцати-тринадцати лет мечтали попасть в нее, чтобы в будущем стать настоящими профи. Сам Рик в эту школу не попал, но, так или иначе, он стал профи. Достаточным, для того, чтобы выжить здесь на протяжении полутора недель. Пусть и с огромной помощью. Окончание учебы должно было происходить в восемнадцать лет, когда самые стойкие мальчишки отправлялись в высшее учебное заведение. Карлу было только шестнадцать, так что Рик не понимал, какого черта?!

Не задавая лишних вопросов, он просто поднялся со своего места, кинул Тайризу тихое:

– Отбой, – а сам шагнул к выходу.

– Рик! – пытаясь понять, что происходит, окликнул его Тайриз.

Солдат, не ответив, открыл дверь и шагнул за порог. Хорошо, что он все-таки снял пончо, а то бы его приняли за мертвяка и расстреляли. Шейн сразу же наставил на него пушку. Карл испуганно обернулся и направил дуло прямо в голову отца. Рик мог бы им гордиться: хорошая стойка, правильное положение тела для работы с крупным противником. У мальчишки явно был талант, и его неплохо натаскали в школе.

– Папа? – удивленно произнес пацан.

– Да, молодой человек. Вы что-то хотели? – в издевательской манере ответил ему отец.

– Папа! – парень отбросил винтовку за спину (она висела на ремне) и кинулся в объятья к отцу. Рик наклонился и обхватил сына руками. Он сжал его так крепко, что мог бы сломать кости. Но мальчишка не жаловался, сильнее прижимаясь к отцу.

– Я думал, ты умер! Шейн так сказал.

– О, у него были все основания так думать. Никогда не смей сомневаться в этом! – сам не понимая, зачем, выгородил он Шейна. По старой привычке, неверное. Бывший друг же, увидев неладное, подбежал. Когда он увидел глаз Рика, голубые, глядящие на него с холодным неодобрением, он остановился.

– Ты все-таки выжил, старина.

– Ага, – просто ответил он, не разжимая объятий с сыном.

Стали подтягиваться остальные члены группы.

– Все в порядке. Мы нашли их. Подожди немного, – пробубнил Шейн в эфир. Судя по всему, пилот начал беспокоиться.

– Рик, все в порядке? – спросил Тайриз, выходя из убежища. Увидев его, вышла и Саша, и Мишонн. Только Дэрила нигде не было видно.

– Знакомьтесь: мой сын – Карл, мой бывший сослуживец – Шейн, – дружелюбно представил он военных.

– Тайриз, – представился мужчина с недоверием глядя на Уолша.

– Саша.

Мишонн предпочла промолчать.

– Рик, твою мать! Что здесь происходит? – окликнул его Дэрил, выходя со спины Шейна.

Все обернулись на его голос, в том числе и Шейн. В этот момент произошло сразу несколько вещей. Дэрил направил арбалет Шейну в лицо, Рик оттолкнул сына и кинулся заслонять Шейна своим телом. Шейн, инстинктивно зарылся руками.

– Рик, – гаркнул на него Дэрил, – ты обещал!

– Не самосуд, Дэрил. Остынь!

– Он жив? – удивленно пробубнил Шейн, – сколько уже прошло, с тех пор, как его укусили?

– Кого укусили? – удивился Тайриз.

Мишонн обнажила меч и уставила его в лицо Дэрила.

– Все, успокойтесь, живо! – командным голосом гаркнул Рик.

– Его, правда, укусили? – неуверенно спросила Саша.

Напряженная тишина затягивалась. Делать было нечего.

– Дэрил, покажи им.

С ненавистью в глазах, Дэрил смотрел прямо в лицо Рика. Он опустил арбалет и задрал правый рукав куртки, обнажая заживший уже укус.

– Его укусили пять недель назад. Опасности нет. Он иммунен.

Шейн присвистнул:

– Твоя удача всегда меня поражала, чувак, но чтобы на столько? Как ты это делаешь?

– Заткнись, – даже не посмотрев на него, бросил Рик, – иди к вертолету сообщи про это. После мы сразу вылетаем. Понял?

– Да, командир, – язвительно ответил ему Шейн и оттолкнул Рика, все еще заслоняющего его от Дэрила, с дороги.

– Дэрил, сначала мы отвезем людей, ты понял меня? – в упор посмотрел он на парня.

Все еще с ненавистью в глазах, Диксон нехотя кивнул.

– Все остальные, собирайте вещи. Мы улетаем. Карл, – Рик с улыбкой посмотрел на сына, – иди, присмотри за Шейном, чтобы не улетел без нас.

Немного растерянный сын кивнул отцу и отправился в сторону вертолета.

Когда все отвлеклись на свои дела, Дэрил улучил момент и отозвал Карла к себе:

– Да? – отозвался парень.

– Эй, пацан. Ты ведь не знаешь, что произошло на самом деле, так ведь?

– О чем вы?

– О том, почему этот мудила решил, что твой отец умер.

– Вы о Шейне?

– Ага, о нем.

– И почему же?

– При зачистке они встретили нас. Твой отец предложил нам эвакуацию. Я уже был заражен, так что я не летел, о чем командир решил сообщить мне лично. Это его и спасло. Шейн перебил всю мою группу, кинул твоего отца и улетел.

– Зачем ты говоришь так?

– Не доверяешь незнакомцам. Это правильно, – он вытащил из заднего кармана хромированный бокс, тот самый диктофон, что Рик оставил еще в той высотке, – знаешь что это?

– Именное записывающее устройство, – отчеканил парень, – но откуда оно у вас?

– Его Шейн оставил твоему отцу, когда кинул его. Хочешь послушать?

Карл неуверенно взял в руки диктофон. Он стойко прослушал все записи прямо здесь, перед Дэрилом. Чем больше он слушал, тем круглее становились его глаза. Парень искренне не понимал, почему так происходит. Почему Шейн оказался таким? И… отец изменял матери… с Шейном. Боже, сколько всего сразу свалилось на голову подростка. Это было неправильно, неприятно, но это была жизнь. Настоящая, взрослая.

– Смотри в оба малец. Теперь ты знаешь, каков ОН, – Дэрил кивнул в сторону Шейна, – на самом деле.

– Я… я не знаю, что и думать.

– Не думай, мелкий. В таких ситуациях нужно делать, как здесь говорят, – он ткнул пальцем в свое сердце, – а не как здесь, – он постучал себя по голове.

В растерянных чувствах, Карл вернулся обратно к Шейну. Тот был так занят переговорами, что не заметил, как подошел подросток. Мальчишка решил воспользоваться случаем, затаился и стал слушать.

– Нет, один заражен.

– Тогда не стоит рисковать.

– Вы не понимаете! Это тот же зараженный, что и в прошлый раз.

– Поясните.

– Полторы недели с укусом на руке. Сам утверждает, что уже пять недель.

– Информация принята. Действуйте по обозначенному ранее плану.

– Но у него же иммунитет! Он может стать основой для лекарства. Зону можно исцелить!

– Мы вас поняли агент Уолш. Действуйте по установленному протоколу.

– Но здесь Карл. Ему не стоит такое видеть!

– Он будущий спецагент. В его обязанности будет входить подобная практика. Пусть привыкает к хладнокровному выполнению приказов.

– Но!.. – Шейн хотел рассказать про Рика, но осекся.

– Что-то еще, Уолш?

– Нет, – обреченно произнес солдат.

– Хорошо. Тогда выполните протокол и возвращайтесь. Конец связи.

Шейн тяжело вздохнул и убрал рацию:

– Джимми, заводи вертушку. Будь готов подняться по первому сигналу.

Карл некоторое время пытался осознать, что же происходит. Старшие не хотят захватить иммунного к заразе человека. Значит им не интересно освобождение Зоны. А Шейн. Он вновь поддается на приказы. Более того, он снова хочет убить его отца. На этот раз по-настоящему.

Карл показался Шейну на глаза. Послышался рев вертолетных лопастей.

– Что происходит, Шейн? – немного разочарованно уточнил парень.

– Пока не ясно, малец, – Шейн с наигранно улыбкой помахал рацией, – жду ответа от старших.

– Опять ложь.

Сердце Шейна ухнуло вниз:

– О чем ты, Карл?

Вместо ответа парень достал из кармана диктофон:

– Узнаешь?

Шейн отвел взгляд и тихо уточнил:

– Мой?

– Ага.

– Ты слушал?

– Ага.

Наступила напряженная тишина. Карл пытался разобраться. Шейн же просто молчал, не зная, что ответить.

– Почему все вокруг мне лгут? Отец, ты? Вы думаете, что я совсем тупой?

– Никто так не думает. Просто… мы…

– Хотите отгородить от взрослых проблем. Ага… Шейн. Я уже не мелкий сопляк. Я пережил смерть матери и новорожденной сестры. И с тобой я полетел именно поэтому. Инструкторам больше нечему меня учить. Они решили дать мне реальный опыт.

– Мир написан не по инструкции, Карл. Здесь все намного-намного сложнее.

– Вот и скажи мне Шейн. Как ты собираешься поступить? По инструкции или сложнее?

– Карл, я…

– Ответь мне, Шейн! – умолял его мальчишка.

– Они перестреляют всех, как только мы высадимся. Ты этого хочешь?

– Наверху будут рады возвращению отца.

– Нет! – слишком резко отверг его слова Уолш, – отец умер. Они не будут проверять, они просто расстреляют.

– Тогда просто оставим их здесь.

– Я не позволю Рику и всем остальным мучиться в этих стенах. Их ждет ужасная смерть, почему бы просто не облегчить их страдания?

– Шейн, отец прожил здесь полторы недели. Прочие прожили три года. И ты все еще хочешь убить их, чтобы не мучились?

– Карл, пойми, у меня нет выбора! – пытался достучаться до него Шейн.

Мальчишка опустил голову. Он некоторое время подумал, потом тихо произнес:

– Знаешь, Шейн. Я понял. Я, правда, понял. У тебя действительно нет выбора. Как и у меня, – он выхватил из-за спины винтовку, – я не позволю тебе убить отца еще раз, – и спустил курок.

– Карл, стой! – последнее, что крикнул Шейн, прежде чем его голова разлетелась на кусочки.


========== Хлопок ==========


Рик плохо соображал из-за недосыпа, поэтому тормозил, отвечая на вопросы:

– Это тот человек?

– Который.

– Который предал тебя?

– Шейн?

– Ага.

– Ага.

– Рик?!

– Да?

– Если это Шейн, то…

– Он без брони. Карл с ним. Он не посмеет. Даже он не посмеет. Так или иначе, мы все равно улетим.

– А если нет, Рик, если нет, что тогда?

– У нас есть Дэрил. В Зоне есть ЦКЗ. Кажется, оно еще рабочее. Нужно только его найти.

– Я знаю, где оно, – отозвалась Мишонн.

– Вот видите, все хорошо, не стоит…

В этот момент загудели лопасти вертолета. Народ напрягся.

– Расслабьтесь. Шейн просто договорился. Скоро вылетаем, так что давайте быстрее.

Они начали вытаскивать вещи из дома. Их было не так много, скорее просто воспоминания о прошлой жизни. О том, что они справились. Когда последний рюкзачок был упакован, группа взяла сумки в руки и двинулась в сторону вертушки. В этот момент прозвучал хлопок выстрела. Все замерли. Сердце Рика пропустило удар:

– Карл? – занервничал он. Пушки были только у двоих, не считая Рика. Шейн и Карл были с винтовками. Ходячих в округе не было, уж выжившие постарались, хотя на звук вертолета они должны были начать стягиваться.

Рик кинул сумки, сорвался с места и побежал туда, где должны были быть Карл с Шейном. Когда он добежал до места и увидел, что произошло, он кинулся обнимать Карла.

– Что произошло? – сжимая его в объятьях, трясся над сыном отец.

– Он хотел убить вас, – бесцветным голосом произнес Карл.

– И ты?..

– Я не мог позволить ему взаправду убить тебя. Кроме тебя у меня никого не осталось.

– В смысле?

Карл сильно-сильно обнял отца и зарыдал ему в грудь:

– Мама умерла при родах! Ее и сестры нет! И Шейна нет! Никого нет! Только ты!

Шокированный известиями, Рик сильнее прижал сына, погладил его по волосам и поцеловал в макушку.

– Господи, Карл! – тихо шептал он, – Теперь все хорошо. Теперь ты со мной.


Испуганный молчанием Шейна в эфире, пилот начал поднимать вертолет в воздух. Молодой и неопытный Джимми четко помнил инструкции на этот счет: если главный не отвечает в течении продолжительного времени, группа скорее всего мертва, а значит нечего рисковать машиной и нужно валить. Что Джимми и сделал.


– Рик! – окликнул его Тайриз, – вертолет улетает!

Мужчина дернулся, оторвал голову от сына и посмотрел на улетающее средство передвижения.

– Пусть летит, – пробубнил ему в грудь мальчишка.

Рик посмотрел на сына.

– Они хотели вашей смерти. Старшим не нужен иммунитет к заражению. Они не хотят снимать карантин с Зоны.

– Откуда ты знаешь? – тихий успокаивающий шепот.

– Подслушал, как Шейн с ними разговаривал.

– Дерьмо.

Вертолет улетел, удивленная группа собралась рядом с Риком и его сыном.

– В чем дело, Рик?

– На том конце нас ждала смерть. Так что скажите спасибо моему сыну. Он нас спас.

– А смысл? Куда нам идти? Что нам дальше делать? – начала психовать Саша.

– У нас есть план, нам нужно в ЦКЗ.

– С этим проблемы, – отозвалась Мишонн.

– Ты же сказала, что знаешь, где он.

– Знаю. Но оно в другом отделении.

Группа стушевалась.

– Не проблема, – отозвался Карл. Утерев лицо запястьем руки, он оторвался от отца и выудил из кармашка ключ-карту, – это наш пропуск между стенами. Нужны только двери.

– Какие, например? – уточнила Мишонн.

– Большие, металлические, в стенах.

– Я знаю парочку таких.

– Нам нужно добраться до ближайших меньше чем за четыре дня, – уточнил Рик.

– К чему такая спешка? – решил поинтересоваться Тайриз.

– Шейн Уолш и Карл Граймс умерли в Зоне. Сектор будут «закрывать».

*

– На самом деле это не я всех спас, – решил-таки выговориться мальчишка.

До ближайших дверей в не закрытый отдел Зоны было две недели пути, но спустя день пути выжившие смогли раздобыть две машины, так что дорога обещала быть быстрой.

– А кто же? – Рик сел на заднее, рядом со своим сыном. Еще в этой машине был Тайриз. Он и вел. Саша, Дэрил и Мишонн были в другой машине, что ехала впереди.

– Этот… Дэрил.

– В смысле? – нахмурился Рик.

– Он дал мне это, – парень вытащил из кармана диктофон.

Рик чуть не взорвался от возмущения, но попытался сдержать свои эмоции.

На следующей стоянке, Рик бесцеремонно подошел к Дэрилу и врезал тому по роже со всей силы. Не ожидавший такого отношения, Дэрил не успел сгруппироваться и отлетел на машину. Кое-как устояв на ногах, он кинулся в ответную атаку. Бой завязался не шуточный. Мужчины выкладывались на полную, херача как последний раз.

– Может, стоит их разнять? – обеспокоенно уточнила Саша.

– Не-а, пусть выпустят пар, – просто заметила Мишонн. Тайриз предпочел не лезть. Карл с сожалением смотрел на клубок дерущихся тел. Но даже он понимал, что разнимать их это бесполезное занятие.

Все разошлись по своим делам, Карл отошел на небольшое расстояние, но продолжал следить за тем, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.

Рик оседлал Дэрила, еще пару раз ударил по неприкрытому руками лицу, взял его за грудки и поднял к себе.

– Какого хуя ты подбил моего сына на убийство?

– Слышал выражение, долг платежом красен? – выплюнул ему в лицо Дэрил и скинул его с себя.

Оба они слишком выдохлись, чтобы продолжать драться дальше.

– Нахрена ты отдал ему диктофон?

– Малец заслуживал знать правду.

– Не тебе воспитывать моего сына.

– Хорошо воспитание: ложь на лжи и ложью погоняет.

– Какое тебе до этого дело?! Я бы сам во всем разобрался!

– И нас бы грохнули.

На это ответить было нечего. Пусть и совершенно неприемлемым способом, Дэрил спас им всем жизни.

– Слушай, я понимаю, ты не рад, что сын узнал о тебе что-то разочаровывающие, но это же не повод…

– Он, блядь, убил человека. Не постороннего, а почти родного человека. В шестнадцать лет. Последнее, что меня беспокоит, что он разочаруется во мне.

– Рано или поздно он должен был…

– Лучше поздно.

– Лучше рано, – гаркнул на него Дэрил.

– Да схерали тебе такое знать?

– Потому что я знаю! В детстве все переживается легче, а если ты его на солдата отдавал, знал, на что шел. Так что я тебе услугу оказал.

Рик возмутился до глубины души и готов был вновь накинуться на Дэрила с кулаками, но его остановил голос Карла:

– Он прав, пап, – все замерли, переваривая сказанное мальцом, – И, лучше уж Шейн, чем ты.

– Карл, я…

– Я не ребенок, пап. Уже нет. Ты можешь заботиться обо мне, но не стесняй меня этой заботой, не огораживай меня ложью. Ты – последнее в этом мире, что у меня родного. Не отдаляйся от меня, пап.

Рик на секундочку заткнулся, потом засмеялся. Сначала тихо, потом громче. Он не боялся призвать мертвецов своим голосом, потому что был уверен, сейчас лучший момент в его жизни и ничто, даже укус в шею, этого не изменит.

– Что с тобой, пап? – смутился парень.

– Твой батя тот еще псих, – тоже посмеиваясь, заметил Дэрил, – как его еще в психушку не посадили?

– Он солдат.

– И не самый паршивый, надо заметить.

– Вы готовы, мальчики? – крикнула им Мишонн, внезапно появившаяся из придорожного леса.

– Ага, – откликнулся успокоившийся Рик.

– Тогда по машинам.

*

– Как это произошло?

– Когда она узнала о твоей смерти… это был удар для нее. Шейн обещал помочь, но он ведь тоже военный… был. Деньги зарабатывал рискуя своей жизнью. Мама совсем расстроилась. Она ни с кем не разговаривала, ничего не ела. Когда начались схватки, она никому не сказала. Она не смогла разродиться. Когда ее доставили в больницу, для нее было уже поздно. А малышка. Она просто не заплакала. Она не подала голос, легкие не раскрылись. Она умерла, так и не родившись.

– Кто был тот идиот, что тебя после такого в Зону отправил?

– Инструктора. Они сказали, что мне нужно развеяться. Плюс ко всему более ли менее безопасное задание появилось. Твою команду расформировали, так что Шейн пока был свободен. Он вызвался меня подстраховать. Он, блядь, был последним, кому я доверял.

– Попрошу без выражений, молодой человек.

– Ой, да ладно тебе, пап! С момента смерти Джима я столько дерьма от судьбы хлебнул, что имею полное право!

– Так или иначе, ты держишься слишком спокойно.

– Как и ты.

– Практика.

– Выучка. Меня неплохо натаскали за эти три года.

– Я заметил.

– Это еще фигня. Проще всего мне давался допрос. Я всего раз его слил.

Рик одобрительно хмыкнул и похлопал сына по плечу.

– А что такое допрос? – поинтересовался Тайриз.

Рик посмотрел на сына, а тот нахмурился:

– Пап, а трупы имеют право разглашать секретную информацию?

– О, сын, только трупы и имеют на это право!

– Допрос, – обратился он уже к Тайризу, – это такая игра. Он проводится один на один с двумя абсолютно случайными учениками. В этой игре всего две роли: допрашиваемый и допрашивающий. А еще полностью звукоизолированная комната, целый набор инструментов и всего двадцать четыре часа на то, чтобы выпытать фразу, которую ты и так знаешь.

– Жестокие нынче у детей игры, – с отвращением произнес мужчина.

– Не у детей, Тайриз. Это школа специального назначения. Оттуда выпускают основы для терминаторов, которые позже доводят в высших учебных заведениях.

– И ты отправил своего сына в подобное место?

– Почему все думают, что это такое ужасное место? – закатил глаза Карл.

– Мы с мамой тебя предупреждали.

– Да, но это же не повод, чтобы все мало-мальски знакомые мне люди считали меня хладнокровным убийцей.

– Это сам им доказывай. В конце концов, это было твое решение.

– Серьезно? – удивился Тайриз, на секунду отвлекшись от дороги.

– Абсолютно.

– Могу я поинтересоваться, почему?

– Из-за отца.

Пришло время Рика удивляться.

– Ты бы видел его в броне, Тайриз. Мой отец самый крутой солдат на свете. Он еще и командиром был! Да мне все мальчишки на районе завидовали!

– А ты подогревал их интерес ложными историями.

– Не ложными! Приукрашенными.

– Я не был на Марсе, – припомнил Рик какую-то старую хохму.

– Но ты был на операции в Сеульском клубе «Марс».

– Ну, с этим не поспоришь, – улыбнувшись, пожал плечами Рик.

– А что с тем первым провальным допросом? – вдруг переключил разговор Тайриз. Видимо, он почувствовал себя некомфортно от того, что ребята переключились на какие-то им одним известные темы.

– Да, просто растерялся немного. Не сообразил сразу, что к чему. Я тогда допрашиваемым был. Надо мной бились уже третий час. Парень, что допрашивал, тоже из новеньких был. Немного дерганный и неуверенный в себе. Короче, он решил мне глаз выколупать. Причем не просто выдрать, а именно медленно, растягивая и разрывая мышцы.

– Фу! – скривился Тайриз, – а после еще спрашиваешь, почему тебя считают хладнокровным убийцей.

– Ну, ты же сам попросил, – засмеялся Карл. Рик с интересом наблюдал за ситуацией. Он в отличие от Тайриза знал, в чем подвох, – так мне продолжать?

– Только без лишних подробностей.

– Хорошо, – все еще посмеиваясь, продолжил Карл, – в общем-то, в тот момент, когда он начал, боль была адская, я сразу же выкрикнул фразу, причем раза три, наверное. Но в тот момент, когда он стал это делать, я заметил, как поменялся его взгляд. Он как будто просек фишку. Я не знал, что это было, но дико заинтересовался. На последующих допросах, что только со мной не делали, что только я с ними не делал, я так и не мог увидеть, понять того, что понял тот паренек. Всегда терпел до последнего, делал то, на что вряд ли был бы способен в другой ситуации. Начал разбираться в людях, в характерах. Начал видеть страхи людей, научился целой куче всякой психологической фигни. Потом, как-то, тот парень попал ко мне в кресло. Я пытался поговорить с ним по душам, узнать, что же такого он понял, когда выколупывал мой глаз. «Страх», сказал он.

– Страх? – уточнил Рик.

– Ага. Тот пресловутый первый страх своей жертвы. Я даже разочаровался как-то. Охладел, перестал экспериментировать. Благо навыков уже хватало.

– Господи, тебе пытались выколупать глаз? – только и произнес Тайриз.

– Ага, – издевался над ним парень, – и не один раз.

– Что за херню несет твой сын, Рик?

– Да, все правда, вроде. Со мной тоже так было. И ноги ломали, один раз даже на сердце посмотреть дали.

– Что за? – офигел мужчина.

– Расслабься, Тайриз. Все допросы проводились в камерах-симуляциях. Полная обратная связь, но никаких реальных повреждений. Они так на физический и психологический резист натаскивали.

– Это я понял. Фу, блин. Как ты отдал своего сына в такое место?

– С трудом, Тайриз, с трудом, – успокоил его мужчина.

– Так или иначе, это было правильным решением, – заверил его мальчишка.

– Не мне судить.

– Оно спасло тебе жизнь!

– Ну, с этим не поспоришь, – Рик потрепал сына по голове.

По словам Тайриза, ворота должны были находиться в небольшом перелеске. Когда они были там в последний раз, рощица была достаточно редкой, так что до ворот можно было проехать прямо на авто. Благо, за полгода мало что изменилось. Когда они доехали до ворот, все стали выходить из машин.

– Все, дальше пешком! – заявил Рик.

– Зачем? – удивился Карл, – я могу открыть ворота для машин.

Рик удивленно посмотрел на него. У самого солдата не было такого высокого уровня доступа. Так или иначе, на машинах было не очень безопасно. Если случиться та же самая херня, как и в прошлый раз, а она случиться, отбиваться от ходячих будет проще, если они будут выходить из маленького коридорчика по двое-трое, а не всей толпой из огромного проезда. Этими домыслами он поделился с группой. Все одобрили. Карл пошел открывать дверь, а Дэрил как бы невзначай кинул в сторону Рика:

– Стремно, наверное, когда собственный сын тебя уделывает.

– С чего бы? – пожал плечами Граймс старший, – повод для гордости.


========== Надежда ==========


Они добрались до обратной стороны без происшествий. Правда возникла небольшая проблема с дальнейшим продвижением. Когда ставили стены и проходы, люди мало заботились об уместности их расположения в этой местности. Кроме того, что они чертовски сильно нарушали естественный поток вещей: перегораживали пути миграции, запруживали реки, делили единые ранее города на два, а кое-где и на три части. А вот сейчас группа выживших застряла почти что у самого обрыва в довольно глубокий каньон.

– В той стороне есть мост, – окликнул людей Дэрил, вернувшись с разведки, – на вид довольно прочный. Ходячих рядом нет.

– Это хорошо. Туда и двинем.

– Рик, ты уверен, что ЦКЗ в той стороне? – придержав его за руку, спросил Тайриз.

– Мишонн? – вместо ответа позвал ее Граймс.

– Как только мне скажут, в какой стороне Атланта, я скажу вам, в какую сторону нужно идти.

– Серьезно? – нервно произнесла Саша.

– Я знаю точный адрес и даже как доехать туда с Ист Поинт.

– Никогда не был в Атланте, так что поверю на слово.

– Но брат!

– А что ты хочешь, Саша? Сейчас это лучшее, что мы имеем.

– Нужно раздобыть карту и понять, где мы находимся, – объявил Рик следующие цели группы.

– Атланта в той стороне, – затянувшись только что прикуренной сигаретой, Дэрил указал примерное направление.

Все обернулись в его сторону. От такого внимания он немного стушевался.

– Объяснись, – почти ласково попросил его Рик, от чего Дэрил напрягся еще сильнее.

– Город, – неуверенно начал Дэрил, пряча руки в карманы и втягивая голову в плечи, – в котором ты нас нашел, был там, – он кивнул куда-то за спины людям. Затянувшись, он вытащил руку из кармана, вытащил изо рта сигарету и продолжил, – в том офисе была карта штата. Если считать все наши перемещения, то Атланта должна быть примерно в том направлении.

Все ошарашенно молчали.

– И вы думаете, я в это поверю? – скептично поинтересовалась Саша.

– А у тебя есть другой выбор? – поддел сестру Тайриз.

– Я пару раз сверялся с городами, мимо которых мы проезжали, – начал оправдываться Дэрил.

– Ты серьезно думаешь, что я поверю в то, что у тебя встроенный компас, идеальное чувство ориентира и фотографическая память?

– Я разглядывал карту часами на протяжении почти месяца. Вместо ТВ, знаешь, – все еще не решаясь посмотреть в глаза, продолжал говорить он, – пару раз пытался перерисовать.

– Дэрил, расслабься, я тебе верю! – попытался успокоить его Рик.

– А я нет! Мало ли куда он может нас завести?

– Саша!

– Что Саша? Этот человек солгал нам! Он оказался укушен! Они вдвоем сорвали нашу возможность вырваться из этого ада, а теперь просят идти туда, не знаю куда, ради призрачного шанса создать вакцину! А что дальше? Мальчишка ясно дал знать, что наверху вакцина не нужна! Что нам делать в таком случае?

Она замолчала. Ее речь подействовала, так что напряжение в группе выросло. Рик пытался найти какое-нибудь решение, но предложил это решение его сын.

– Зная позицию властей, они предпочитают уверять народ, что в Зоне вообще не осталось выживших.

– Карл прав. Высаживаясь с группой, я никак не ожидал встретить там выживших.

– И что? – не унималась Саша.

– И то. Если рассказать о выживших, тем более о вакцине, народу, то власти будут вынуждены выстлать перед нами красную ковровую дорожку.

– И как ты предлагаешь это сделать?

– В Атланте должны быть какие-нибудь радиовышки.

– Я какое-то время занимался в радиокружке в колледже, – вызвался добровольцем Тайриз.

– Еще вопросы, Саша?

Она хмуро посмотрела на Рика, потом на брата, потом на всех остальных.

– Мы все еще не решили, как доберемся до Атланты.

– Дэрил, – обратился он к охотнику, – сможешь довести нас до ближайшего среднего городка? Пополним запасы, а заодно будет, где переночевать и переждать «закрытие».

– Пару дней пути, если поторопимся.

Рик обернулся к Саше:

– Если он доведет нас, там, скорее всего, будут указатели на Атланту и тебе не придется доверяться ему. Согласна?

Саша хмуро кивнула.

– А теперь послушай, что скажу я. Мне все равно, как ты относишься к нему, ко мне или к кому бы то ни было в этой группе. Дэрил – наша единственная возможность выбраться из всего этого дерьма. И от твоего понимания, – он обернулся к остальным и задержал взгляд на Карле, – от понимания этой мелочи каждым из вас, зависит выживание нашей группы. Надеюсь на плодотворное сотрудничество.

Не то, чтобы кто-то сомневался, просто теперь внутри каждого был наэлектризованный стержень, который не даст совершить оплошность, позволит действовать правильно в нужный момент. В этом заключалась единственная цель этого небольшого монолога. На это был расчет Рика.

*

– Мы здесь, – констатировал Рик, глядя на знак въезда в город. Отсюда не было видно высоток, но небольшие домики нет-нет да выглядывали из придорожного леса.

– Просто повезло, – недоверчиво бросила Саша.

Тайриз покачал головой и с извинениями посмотрел на Рика. Тот улыбнулся в ответ и пожал плечами.

– Думаю, нам не стоит углубляться. Уже темнеет. Расчистим какой-нибудь из домов. Завтра утром поищем машины и поедем в Атланту.

Все согласились на план и двинулись каждый в сторону своего дома. Спустя час был выбран и расчищен самый надежный, в котором группа и заперлась на ночь.

Когда все уснули, Рик предложил Дэрилу сходить на вылазку, поискать припасов, а заодно попытаться поискать машины в рабочем состоянии. Дэрил без слов поднялся и двинул следом. Что бы кто не говорил, а Рику нравилась в парне эта действенность. Он предпочитал не говорить, а действовать, или выжидать, в зависимости от ситуации. Он очень тонко чувствовал эту грань. Это делало его немного похожим на дикого зверя, что, надо заметить, заставляло считаться с мужчиной. Рик понял это еще при первой их встречи, когда тот чертовски профессионально скрыл свое присутствие, пока его не попросили убрать оружие. Дэрил опасен, если он тебе не друг. И почему Рик еще жив, учитывая тот факт, что не позволил реднеку пристрелить Шейна, тоже оставалось загадкой.

Впрочем, о загадках:

– Наша последняя ночь в высотке перед взрывом, – шепотом начал он. Они зашли в какой-то придорожный магазинчик, в попытке найти хоть что-нибудь.

– Хм? – отозвался Дэрил.

– Зачем соврал.

– Ты о чем?

– Ты сказал, что спал тогда. Взрыв произошел чуть после сна по твоему режиму.

– Ну, я успел выспаться, – пожал плечами Дэрил, обыскивая полки.

– Я проснулся чуть раньше.

– Ну, молодец.

– Я слышал, чем ты был занят.

Тишина.

– Зачем?

– Честно? – немного расстроенно спросил Дэрил.

– Предельно.

– Хотел избежать лишних вопросов. Об укусе, о режиме сна, – обо всем. Думал, сплавлю тебя своим, а дальше просто сдохну где-нибудь от зубов одного из этих, – он сплюнул.

– Они же почти не обращают на тебя внимания!

– Почти, Граймс, не значит, что совсем, – добавил он.

Рик не был разочарован, как вроде бы должен был быть. Практичность, еще одна черта, которая определенно привлекала в Дэриле Рика.

Дэрил вдруг притих, а потом стал активно возиться, запихивая какую-то банку в рюкзак.

– Что-то нашел?

– Тут, это…

– Персики?

– Угу, – тихо ответил Дэрил.

– Спрячь поглубже. Я никому не скажу, – улыбнулся Граймс.

– Иди ты!

Когда парни набрали немного провизии, они решили пробежаться вдоль дороги, чтобы поискать подходящие машины. К их удивлению недалеко от магазина, в котором они набрали еды, оказалась автомастерская, и хотя некоторая часть ее была разграблена, здесь была парочка энергоэлементов и запчасти, на случай если они найдут что-нибудь, что «почти на ходу».

В этот самый момент прогремел оглушающий хлопок. Они были примерно на том же расстоянии от стены, что и в прошлый раз, даже немного ближе, поэтому сполна ощутили все эффекты «закрытия» сектора.

– Это становится плохой привычкой, – прокомментировал Рик.

– Угу, – ему Дэрил.

Но, в отличие от прошлого раза, когда ребята были на дороге посреди леса, сейчас они были в пригороде большого, по словам Дэрила, города. Это означало, что сейчас самое время закрыться в каком-нибудь домике, залечь на дно и дождаться ухода этих тварей. А вот, кстати, и первые из них.

Дэрил постукал Граймса по плечу и указал ему в сторону ходячих, идущих по главной улице. Кажется, они выходили из домов, сбивались в небольшое стадо и просто брели на звук. В темноте парни предпочитали бегать без фонариков, привлекающих к себе внимание. Дэрил ориентировался на слух, Рик на тусклое освещение звездного неба и совсем еще молодого месяца, ну и конечно на самого Диксона. Рик привлек внимание охотника и шепотом предложил ему двинуться к дому, что был ниже по улице. Там можно было переждать основную волну, а потом по-тихому вернуться в убежище. Дэрил согласился. Они добежали до дома. Осторожно осматриваясь внутри, они прикрыли за собой дверь и заставили ее комодом, что стоял рядом с входом.

Осторожно осматриваясь, солдат все же решил достать фонарик, потому что не имел защиты Дэрила и решил не рисковать понапрасну. Когда первый этаж был расчищен, оба мужика поднялись наверх. Там было всего три комнаты и кладовая. Рик осматривал одну из них. Заложенные от взрыва уши еще не до конца разложило, поэтому солдат не услышал шагов мертвяка, подкравшегося к нему сзади.

– Рик! – громкий окрик Дэрила заставляет его обернуться. Он лишь увидел, как зубы тянуться к его горлу. Он ничего не успеет сделать. Дэрил прошибает болтом голову зомби, но сам оказывается под ударом. Из комнаты, которую он проверял, на него накинулись сразу двое. Один схватил его за плечи, второй вцепился в ногу. Диксон пытается вытащить нож, но боль от укуса в плечо сводит его с ума. Рик подбегает так быстро, как может. Солдат со всего размаха загоняет нож в голову ходячему. Тот, расцепляя хватку, валится назад. Дэрил пытается отойти в сторону, но его все еще держали за ногу. Не удержав равновесия, он рухнул прямо на Рика. Солдат поймал тело друга и, дернув его на себя, высвободил охотника из лап трупа. Рывок в сторону противника и нож в голову, как финальных штрих сражения.

Отдышавшись, Рик поднялся на ноги, быстро осмотрел оставшиеся помещения, потом вернулся к лежащему на полу Диксону. Тот держался за кровоточащее плечо и тихо поскуливал.

– Я ж говорил, почти, – попытался схохмить он.

– Ты как?

– Надо кровь остановить, – отняв руку от плеча, он посмотрел на свою залитую кровью ладонь. Черт его дернул в безрукавке в ночной рейд идти. «Так я буду проворнее», – съязвил внутренний голос.

– Жить буду. Чай не в первый раз кусают.

– Второй? – обеспокоенно спросил его Рик.

– Четвертый. Расслабься, – попытался успокоить он Граймса.

Рик помог парню подняться и дойти до большой кровати на втором этаже. Он уложил его, заставил прижать к укусу какую-то тряпку, а сам сбежал вниз в поисках чего-нибудь горючего. Ему повезло найти газовую горелку, пару спичечных коробков и бутылку виски. Вернувшись, он протянул вискарь охотнику. Тот с благодарностью взял бутылку и хлебнул пару-тройку раз. Рик в это время зажег горелку и настроил ее. Нужно было достаточно сильное пламя, чтобы прижечь, но не настолько, чтобы спалить до кости.

– Готов? – спросил Рик, протягивая Дэрилу полотенце-кляп. Он присел рядом с ним на кровати и приподнял его над простынями, чтобы те не загорелись в процессе.

– Всегда готов, командир, – вызывающе улыбнулся тот и зажал полотенце между зубами.

Криков почти не было. Были сводящие с ума стоны, от которых Рику хотелось прекратить мучить его немедленно, но он не позволял себе остановиться. Он вспомнил своего сына, который бы, скорее всего, справился с этим много легче, чем сам Рик. Мужчина каким-то неведомым образом успел привязаться к объекту своей защиты. Нет, речь идет не о банальной заботе, которую он чувствовал к каждому члену группы. Речь шла о более прочной и одновременно более странной привязке. Что-то сродни эмпатии, что ощущаешь по отношению к своим родным, когда тем плохо, сопереживаешь им как себе. Почти тоже самое, только в сто крат сильнее. Он готов был поклясться, что прижигая плечо Дэрилу, оставлял шрам и на своем плече тоже.

Когда все закончилось, Рик отставил горелку и осмотрел укус в свете фонарика.

– Как там? – выплюнул полотенце Дэрил.

– Выглядит так же паршиво, как и пахнет.

В комнате стояла странная смесь запахов гнилья, алкоголя и жженой плоти. Хреновое сочетание.

– Бля, – Дэрил потянулся за бутылкой и сделал еще пару глотков. Рик выхватил из его рук бутылку и тоже приложился. Он взглянул в затуманенные алкоголем глаза Дэрила, не заметил, как нагнулся ближе и поцеловал его. Диксон, к удивлению мужчины, ответил на поцелуй. На вкус все та же соль и немного алкоголя. Когда Рик немного отпрянул, чтобы посмотреть в глаза, он наткнулся на игривые серо-голубые огоньки, лукаво ожидающие следующего шага. «Ах, ты ж хитрая лиса» – подумалось Рику.

– Ты знаешь, что такое эффект подвесного моста? – тихо спросил он.

– Ага, – на самом деле этот эффект неплохо помогал ему снимать цыпочек в свое время.

– И тебя все устраивает, – на всякий случай уточнил Граймс.

– Абсолютно, – лениво облизнулся Дэрил.

Рик хмыкнул и забрался на него верхом. Он прижался ближе, стараясь не травмировать больное плечо, и вовлек их в новый поцелуй. Дэрил нагло накрыл его пах здоровой рукой. Рик промычал ему в губы.

– Со мной не нужно церемониться, Граймс, я не целочка.

Это заявление вскружило солдату голову. Он чаще задышал, поднялся над Дэрилом, одним движением стянул и без того болтающиеся штаны до колен. Следом он расстегнул свою ширинку и нагнулся обратно к Дэрилу. Когда горячие стволы соприкоснулись, с уст обоих сорвался вздох облегчения. Рик оперся на одну руку, вторую он просунул между их телами и обхватил члены, крепче прижимая их друг к другу. Дэрил, пьяный от боли и алкоголя начал непроизвольно подмахивать, пытаясь заставить Граймса сделать хотя бы одно движение. И Граймс не разочаровал его. Он сильной мозолистой рукой провел от головки до самого основания и обратно. Потом еще и еще. Размеры немного разнились, но вскоре это перестало играть какую бы то ни было роль.

Рик старался не торопиться, чтобы лишний раз не напрягать плечо, а разгоряченный Дэрил все никак не мог понять, чего этот придурок тормозит. Здоровой рукой мужчина схватился поверх руки Рика и начал задавать свой темп.

– Эй, – пытался угомонить его Рик.

– Заткнись, – страстно поцеловал его тот, – и дай мне кончить, сука, – вперемежку с короткими вздохами шептал Дэрил. Рик подчинился. Он, поддавшись темпу Диксона, стал активнее надрачивать их члены, доводя до исступления. Под конец Рик не удержался и аккуратно прикусил больное плечо Дэрила. Несмотря на осторожность, он все-таки прокусил корку, и несколько капель крови брызнуло ему на лицо и в рот. Дэрил громко, почти крича, простонал и кончил себе на безрукавку. Чувствуя пульсацию чужого пениса, горячее семя на руках и отзвук того замечательного стона в ушах, Рик довел себя до пика и излился прямо на живот Дэрила.

– Я поищу тебе новую рубашку, – застегивая штаны, сказал Рик.

– Рукава обрежь, – натягивая свои и переворачиваясь на здоровый бок, прошептал Дэрил.

– Хорошо, – усмехнулся солдат.

Он вышел из комнаты и пошел искать гардероб. В этом доме под него была отведена целая комната. Та, из которой напали на Дэрила.

«Надеюсь, он не соврал про четыре укуса», – подумалось мужчине, когда он примеривал на себя рубашки.


========== Стены снаружи ==========


Когда Рик вернулся с одеждой и парой шоколадных батончиков, Дэрил спал, поэтому Рику ничего не оставалось, кроме как охранять его сон. К удивлению Граймса, охотник проспал всю ночь до самого утра. Видимо, организму требовались силы, чтобы восстановиться, и он брал их из сна. Разумно, в условиях отсутствия медикаментов и достаточного количества еды. Так или иначе, когда наступили и прошли Риковы полчаса, мужчина открыл глаза и увидел Диксона, сидящего на кровати и пытающегося, по-видимому, снять с себя безрукавку.

– Давай помогу, – отозвался вдруг он.

– Отъебись! – очень зло гаркнул на него Дэрил.

Рик аж отскочил. Он, конечно, понимал, что их отношения претерпят какие-то изменения после прошедшей ночи, но чтобы настолько.

– Дэрил, расслабься, я просто хочу помочь.

– Я сказал отъебись! – настаивал на своем мужчина, предпринимая бесплодные попытки содрать с себя гребанный предмет гардероба. Гортанно прорычав, он сдался. Схватившись за голову здоровой рукой, он выдохнул, посмотрел на Рика так, будто тот приговорил его и всю его семью к казни, и вымолвил тихое:

– Помоги.

Рик молча, не задавая вопросов, подошел к нему, расстегнул оставшиеся пуговицы и аккуратно стянул с поврежденного плеча пропитанную кровью рубашку. Потом он так же аккуратно снял ее со второго плеча и ужаснулся. Спину Дэрила украшала россыпь рубцов и шрамов всевозможных форм и размеров. Рик хотел было спросить, откуда они, но, вспомнив реакцию Дэрила, понял, почему тот так не хотел, чтобы Рик помогал ему. Граймс не должен был видеть эти шрамы, потому что Дэрил не хочет отвечать на вопрос об их появлении. Поэтому солдат решил тактично промолчать. Он взял полотенце, намочил его водой, присел на колени перед Дэрилом, все еще сидящем на кровати, и прошелся по больному плечу, убирая кровавые подтеки.

– Ну и чего не спрашиваешь? – нервно окликнул его Дэрил.

– Что я должен спрашивать?

– Не еби мне мозг, Граймс. Все ты понимаешь.

– Захочешь, сам расскажешь. Нет – значит, мне знать не обязательно.

Дэрил хмыкнул. Поймал лицо Рика здоровой рукой, заглянул в его голубые глаза.

– Это был мой второй укус.

– Я догадывался, – спокойно сказал Рик, но мысленно стиснул кулаки. Он отнял лицо от руки Диксона и продолжил стирать засохшую кровь.

– А чего тогда повелся? – недоумевал Дэрил.

– Ты не хочешь, чтобы я лишний раз волновался о тебе. Я ценю это, и не вижу смысла волновать по этому поводу тебя.

– Блядь, Рик, какого хера ты носишься со мной как со списанной торбой? Это из-за иммунитета, да?

– Нет, Дэрил, – выдохнул Рик. Он убрал полотенце и посмотрел Дэрилу в лицо, – это не только из-за иммунитета.

– Брешешь.

– Не брешу, Дэрил. Возможно, сначала так и было, но… – Рик снова тяжело выдохнул. Нехера это не было так с самого начала, – пойми меня правильно, Дэрил. Без тебя я не прожил бы здесь и дня. И дело не столько в том, что ты спасал мою жопу туеву хучу раз. Дело в том, что… помнишь, что ты сказал тогда на крыше? Про то, что я дал людям надежду? Ты моя надежда, Дэрил. Надежда выбраться из этого гребанного ада. И эту надежду я не упущу.

Дэрил хмыкнул и опустил голову. Он не знал, что сказать. Он не любил открываться перед людьми. Он не любил зависеть от них. Граймс медленно, но верно, заставлял его делать и то и другое. Оставалось лишь надеяться на то, что он будет сильнее всех тех, кому доверялся до этих пор Дэрил.

– Веришь? – уточнил Рик, не разобрав отношения Дэрила к своему монологу.

– Эти шрамы, – вместо ответа начал он, – их оставлял мне отец, во время наших… игр. Он любил пожестче, – Дэрил посмотрел на Рика, ожидая его реакции, но Рик просто продолжал сидеть перед ним на коленях и смотреть ему в лицо, – и я тоже так любил, – с трудом выдыхая слова, произносил Диксон, – иногда мы заигрывались. Пару раз приходилось зашивать. Но мы все равно продолжали. Я всегда с нетерпением ждал, когда же отец вновь позовет меня в подвал, чтобы отодрать меня как последнюю блядь, а потом поиметь. Жестко, без растяжки, до крови.

Дэрил получал извращенное удовольствие, выговаривая сейчас все это в лицо Рику. «Ну как, Граймс, съел? Не такая уж идеальная у тебя надежда, да?». Но вместо ожидаемого отвращения на лице Граймса было все тоже спокойное, внимающее выражение. Дэрил не мог понять, почему так? Почему он не кривиться от омерзения, почему не уходит?

И только Рик знал, как тяжело ему было сдержать сейчас себя от того, чтобы не кинуться прямо сейчас Дэрила и не оттрахать его так, как он любит. Жестко, без растяжки, до крови.

– Кто я такой, чтобы судить тебя? – вдруг произнес он, делая над собой титаническое усилие, чтобы заставить голос не дрожать, – ведь ты ждешь от меня осуждения?

– Я… – замялся Дэрил.

– Я изменял своей жене с лучшим другом, потому что очень хотел почувствовать себя не командиром, а подчиненным. Мне чертовски хотелось ощутить себя свободным от тягости принятия решения и отдаться кому-то, кто бы решил за меня, что делать и как. Шейн единственный из моих знакомых подходил на эту роль. Кто же знал, что он относится к этому так. Я думаю, у каждого из нас за душой есть грешки вроде этого. Так что не переживай особо, мое отношение к тебе не поменяется ни из-за этих шрамов, ни из-за их предыстории. Пусть это и эгоистично, но ты дорог мне, прежде всего, как шанс, вторым идет твоя способность к действиям, а до сексуальных пристрастий наше общение может просто не опускаться. В конце концов, ты ясно дал мне понять, что тебя это не интересует.

Наступила тишина, в течение которой Рик успел увидеть, как Дэрил несколько раз менял выражение на лице, как он задумчиво опустил свою голову. Граймс даже успел вернуться к оттиранию крови с плеча Дэрила.

– Знаешь, я передумал.

– На счет чего? – отстраненно уточнил Рик, сам весь напрягшись, как струнка.

– На счет шанса на продолжение.

Рик не сразу понял, о чем идет речь, но он тут же осознал, когда соленые губы впились в его рот горячим поцелуем.

*

– Рик, вашу мать! Где вас черти носили? – взорвался обвинениями Тайриз, закрывая за ними дверь и помогая Рику придвинуть ее комодом.

– Ходили за припасами, осматривали машины, искали обновки, – кивнул он в сторону Дэрила, который согласился оставить майку просто майкой, хотя бы до тех пор, пока укус не подживет. Сам Рик тоже приоделся. Новая одежда была немного в обтяжку, но движений не стесняла, а главное, она была чистой.

– Всю ночь?

– Мы, – начал оправдываться Граймс.

– Только не надо врать, что ушли под утро! Я прекрасно слышал, как вы вылезали в форточку. И это было чертовски поздно.

– Ну, зато мы много всего нашли! – не обращая внимания на гнев товарища, сказал Рик. Он протянул Мишонн сумку с едой. Дэрил протянул Саше свою. Рик поразился тому, с какой грацией реднек пользовался одной рукой, совершенно не напрягая вторую. Это выглядело так естественно, будто он всю жизнь так делал.

– Вы нашли машину? – решил уточнить Карл, пока Тайриз не разразится новой триадой.

– Даже несколько. А еще нашли станцию техобслуживания.

– Тогда завтракаем и можно выдвигаться? – предложила Мишонн из кухни, вытаскивая консервы на стол.

– Отличная мысль, – поддержал ее Карл и проследовал на кухню.

После завтрака группа вышла из дома на захват указанных Риком и Дэрилом машин. В темноте сложно было проверять их работоспособность, поэтому на взлом и попытку реанимировать ушло некоторое время. В результате у них оказался один вместительный пикап, в который поместились они все. Ехать в багажнике было не очень удобно, но все лучше, чем идти пешком до самой Атланты. Да к тому же трястись было не так уж долго, около четырех часов, по расчетам Дэрила. Это без учета ходячих, пробок и прочих дорожных мелочей.

В результате, они добрались до города за двенадцать с половиной часов. Им по пути попалось всего одно стадо, но группа быстро расправилась с ним. Большей проблемой для них были пробки, мешающие проезду. Правда, пока мужики расталкивали машины, женщины рылись в вещах и стаскивали энергопакеты. Сочетая приятное с полезным, группа оказалась в пригороде полная запасов провизии и энергетических ресурсов. Конечно, все очень устали, поэтому о походе в сам город никто не говорил, да и стемнело уже. А вот на ночлег остановиться стоило. Что ребята и сделали, вычистив ближайший дом.

После непродолжительного сна, Дэрил дождался, пока уснет Рик и слинял на крышу, сменять на посту Сашу.

– Я тебя подменю, – негромко произнес он, оповестив девушку о своем появлении.

– Пока не хочется спать, так что я посижу здесь, – она сидела к нему спиной, расслабленно облокотившись на руки и раскинув ноги в разные стороны.

Дэрил хмыкнул и пожал плечами:

– Как хочешь.

Охотник забрался на трубу, встал во весь рост и оглядел окрестности. В темноте видно было паршиво, однако оказалось кое-что, что привлекло его внимание.

– Видно что-нибудь? – скептично поинтересовалась девушка.

– Не-а, – решил промолчать о своих догадках Дэрил. Мало ли ЦКЗ окажется по эту сторону, или это не стены вовсе, а просто высотки Атланты загораживают собой звезды близ горизонта.

– Интересно почему? – съязвила она, – может потому, что на улице тьма непроглядная?

Дэрил аккуратно слез с трубы и сел на нее. Он помассировал больное плечо, тяжело вздохнул и прямо спросил:

– Слушай, что я тебе сделал?

– Он еще спрашивает, – хмыкнула девушка, согнула ноги в коленях и обняла их своими руками.

– Серьезно.

– Ты не сказал про укус, – выплюнула она очевидный по ее мнению ответ.

– Я должен был? – скептично вздернул бровь Дэрил.

– Ты подверг меня и моего брата опасности.

– Никакой опасности не было.

– Не тебе решать.

Дэрил глубоко вздохнул. Он не знал, чем оправдываться. Ему было откровенно наплевать на то, что Саша постоянно едко огрызалась в его сторону. Проблема была в том, что когда она смотрит на него, она видит только его, не обращая внимания на опасности вокруг нее. Он мог стать причиной ее смерти. Это не давало Дэрилу покоя. И с любой другой бабой было просто: трахнул ее разок или избил, – и все, она уже и смотреть в твою сторону боится. Внимательнее вглядывается в окружение, прислушивается к каждому шагу. И пофиг, что главный враг ты. Она учует все. С Сашей так было нельзя. Во-первых из-за Рика, во-вторых из-за Тайриза, в-третьих из-за самой Саши, которая мало того что отобьется, так еще и отобьет что-нибудь. Плечо Дэрила давало ей нефиговую такую фору.

– Просто пялься на меня поменьше, – прямо попросил он, – раздражает.

Девушка возмутилась до глубины души, подскочила к Диксону и со всего размаха заехала ему кулаком по лицу. Удар поставлен не был, поэтому ей тоже досталось, но она, не подав вида, гордо удалилась с крыши. Дэрил так и сидел с откинутой в бок головой. Было странно. Удар был достаточно сильным. Мужчина понял это по инерции, развернувшей его голову. По инерции, а не по боли в щеке, которая начала наливаться кровью и пульсировать. Дэрил пока не знал, что бы это могло значить, но маленький комочек страха зародился где-то у него внутри.

Разрастись ему не дал голос Рика, внезапно объявившегося на крыше.

– Что это с ней?

– Ревнует, – пожал плечами охотник.

– В смысле? Кого? К Кому?

Диксон не ответил.

– Дэрил!

– Она задрала, – тихо произнес он, – постоянно пырит на меня, будто я собираюсь сожрать ее, как только она отвернется! А ее как бы собираются жрать другие, которых она активно игнорит, – выговорился, наконец, парень, – бесит!

Рик присел рядом с ним на кирпичную трубу, аккуратно приобнял его, чтобы не задеть больное плечо.

– Мне поговорить с ней?

– Забей. Сожрут в городе, сама виновата будет.

– Злой ты, – немного меланхолично заметил Рик.

– Ага.

Они посидели немного в тишине, прижимаясь друг к другу, греясь друг об друга.

– Там стена, – вдруг произнес Дэрил.

– Где?

– В Атланте, – кинул Дэрил в сторону города.

Рик нахмурился. Только этого ему не хватало. Всем им…

– Завтра посмотрим.

– Угу.


========== Сила надежды ==========


– Нет, Рик. ЦКЗ находится в восточной части города. Мы сейчас в южной. Нам нужно искать дверь.

– Причем справой от центра стороны.

Все обернулись на Дэрила, от чего тот сконфуженно пожал плечами и тихо произнес:

– Чутье.

Рик усмехнулся, все остальные промолчали.

– Чутье? Серьезно? Я одна считаю это полным бредом?

– Саша, угомонись уже, – устало вымолвил ее брат.

– Не успокаивай меня, Тайриз! Я, между прочим, забочусь о нашей безопасности.

– Хорошо, хорошо! Заботься, только не так громко!

Девушка пригвоздила его яростным взглядом, однако уставший мужчина просто проигнорировал назойливую сестренку и вновь обратился к Рику:

– Пойдем или поедем?

– Я не знаю дорожной ситуации в городе. Мало ли, что там может быть. Честно говоря, я бы не гонял всю группу, а послал бы одного человека проверить, что там, да как.

– Я пойду! – вызвался Дэрил.

– Исключено, – сказал, как отрезал, Рик.

– Все в порядке, командир! – он помахал перед его лицом больной рукой. Бодро так, надо сказать, помахал.

Но Рик не верил ему на слово, зная, что может выдать этот говнюк.

– Саша, пойдешь с ним? – скорее просьба, нежели приказ.

Выбору Граймса удивились все: ладно не Тайриз, он неповоротлив и медлителен; хорошо, пусть будет не Карл, он его сын, в конце концов; допустим не сам, нужно кооперировать группу в случае чего. Но почему не Мишонн?

– Рик? – удивленно спросила Саша.

– Или Дэрил пойдет с тобой, или не пойдет вообще. Он пусть и имеет кучу опыта и несколько приемов против этих тварей, но он все еще остается самым ценным членом группы. С тобой, Саша, он будет в два раза собранней.

– Если ты хотел меня унизить, Рик, у тебя это получилось.

– Думай что хочешь, Саша. Я уже сказал вам свою позицию по этому поводу. Ты, наиболее подходящий для него компаньон в этой ситуации. Так ты пойдешь с ним или нет?

– А у меня есть выбор? – риторически спросила она.

Группа осталась в домике на окраине, в то время как Саша и Дэрил отправились вглубь города. Они оставили машину на стоянке около гипермаркета, и дальше двинулись пешком. Стараясь обходить главные улицы, они перебежками сновали в переулках, порою натыкаясь на одного-двух упырей. Во время этой маленькой пробежки Дэрил заметил, что зомби стали реагировать на него еще пассивнее. Вроде бы здорово, вот только комочек страха в животе становился все больше и большей.

Они решили забраться на какое-нибудь высокое здание, чтобы осмотреться. Благо на их пути оказалась многоуровневая парковка, которая примыкала к соседствующему бизнес-центру. Сама парковка была невысокой: уровней пять, шесть, но вот центр был настоящей громадиной. Плюс был в том, что в месте, где парковка соединялась со зданием, располагался небольшой пятачок, с которого можно было забраться на пожарную лестницу и долезть по ней до самого верха здания. На том и порешили.

Путь по парковке, однако, стал настоящим испытанием скорости, ловкости, выносливости и осторожности. Саша проигрывала только в последнем, поэтому когда они прочти добрались до заветного пяточка, ее кто-то схватил. Она успела взвизгнуть и рухнула на пол, выронив нож.

Услышав крик, Дэрил обернулся и навскидку пустил болт в зомбяка, который схватил Сашу. Он помог девушке подняться, и прикрыл ее отход к лестнице. На ее визг стали подтягиваться остальные трупы. Периодически оглядываясь на девушку, Дэрил отбивался от приближающихся мертвецов. Он не мог понять, почему она так медленно поднималась.

Когда Саша забралась уже на приличную высоту, окруженный парень рванул к лестнице, схватился за перекладины и стал подтягивать свое тело. Рука не болела, нет, она просто плохо работала. Это сыграло с ним злую шутку. Замешкавшись, он упустил из виду подобравшегося к нему мертвяка. Упырь схватил Дэрила за щиколотку и вонзил свои зубы в ахиллесово сухожилие. Парень заорал от боли. Адреналин выплеснулся в кровь, заставляя его активнее работать руками и здоровой ногой. Теперь Дэрил был покалечен еще сильнее, чем Саша (в травме ее ноги он не сомневался, осталось только выяснить, не укус ли это), однако он проворнее нее лез по перекладинам вверх, постоянно подгоняя уставшую девушку. Они ползли около получаса, хотя по прикидкам Диксона, могли бы справиться и минут за двадцать, если бы Саша немного поднапряглась.

Когда они добрались до верха, Дэрил кинулся осматривать крышу. Двери были закрыты, мертвецов видно не было. Это позволило ему переключиться на себя. Сухожилие было цело, хотя след от зубов все-таки остался. Крови было немного, но рану все равно следовало обработать и перетянуть. Он осмотрелся в поисках чего-нибудь подходящего. К его сожалению, он ничего не нашел. Плюнув, он достал из кармана коробок и стал методично прижигать укус спичкой за спичкой. Когда он закончил, реднек оторвал от новенькой футболочки кусок ткани и перевязал им ногу. Адреналин сходил на нет, силы убывали, заставляя расслаблять мышцы. Это означало, что кровь может хлынуть в любой момент. Только этого ему не хватало.

Саша с удивлением смотрела на все его действия. Она едва отдышалась, а он после такого марафона, да еще и с повреждением, никак не мог угомониться, постоянно что-то делая.

Закончив с собой, парень переключился на девушку:

– Тебя не укусили? – подошел он к ней, слегка прихрамывая на больную ногу. Идти может, уже не плохо.

Не ожидав такого напора в его голосе, Саша впала в ступор и не сразу сообразила, что от нее требуется.

– Эй! – позвал он ее.

– А? Да? В смысле, нет! Не укусили. Подвернула. Ничего страшного, скоро пройдет.

Дэрил облегченно выдохнул. Напряжение спало, и он рухнул там, где стоял. Саша испуганно кинулась к нему и перевернула его на бок. Не в состоянии пошевелиться, он попытался предупредить ее:

– Минут через пять-десять, меня вырубит.

– В смысле, вырубит?

– Совсем вырубит. Я, как бы, сдохну. Сердце не будет стучать, полагаю, котелок тоже перестанет варить.

Саша не понимала, что говорит ей Дэрил, хотя и очень старалась.

– Не важно. Короче, не знаю когда, но я встану. Если обращусь, грохни.

– Но ты же… у тебя же иммунитет! – недоумевала девушка.

– Я не знаю, как действует эта штука, но с каждым укусом я все больше похожу на них. Попытаюсь сожрать – нож в глаз. Сразу, не раздумывая. Поняла?

– Но…

– Чертовы женщины! – не выдержал он, – когда не надо, блядь, западло за западлом, а когда просишь, так ссут сразу. Сейчас я реальная угроза. И не тебе решать! Просто, – сдался парень, – если я все-таки обращусь, я не хочу гулять как они. Окей?

– Хорошо, – вымолвила девушка. Она посмотрела на умирающего охотника, аккуратно заправила прядь сальных волос ему за ухо.

– Эй, – позвала она его, не уверенная в том, жив ли он еще.

– А? – тихо отозвался парень.

– Какой раз тебя кусают?

– Третий, – невнятно пробубнил Дэрил.

– И каждый раз ты умираешь?

– Угу.

– А как ты узнал? Я имею ввиду, что это может быть не настоящая смерть. Знаешь, когда сердце стучит медленно-медленно, так тихо, что его и не слышно. И дыхание тоже редкое.

– Смерть… ни с чем… не… – он так и не договорил фразу. Саша взволнованно вздохнула. Она аккуратно проверила пульс. Его не было. Сердце Дэрила не билось. Девушка не могла поверить в то, что сейчас здесь происходило. Дэрил умер. И пусть он уверял ее в том, что это был его третий укус и предыдущие два он вставал нормальным человеком, она все равно не могла трезво мыслить. В конце концов он сам сказал, что не уверен в своих возможностях. А может быть, он сказал это, чтобы девушка пришла в себя и была бдительна, пока тот не проснется?

Саша ничего не знала наверняка, поэтому она просто достала нож, положила голову Дэрила себе на колени и стала ждать.

*

Прошло не больше пяти минут. Дэрил зашевелился. Он попытался встать, но ослабевшее тело не слушалось его. Более того в нем проснулся жуткий голод, как будто он не ел уже целую неделю. Парень почувствовал под головой теплую мягкую плоть, обтянутую тканью штанов. Для зубов не проблема. Он ими шкуры рвал, что там какая-то ткань? Охотник уже развернулся для того, чтобы удобнее было кусать, но тут его окликнули:

– Дэрил?

Знакомый голос, произнесший его имя, зазвенел в его голове. Реальность нахлынула на него, как огромная волна ледяной воды. Он отпрыгнул от девушки, стараясь оказаться как можно дальше от ее колен.

– Дэрил? Как ты себя чувствуешь?

– А? – растерянно, как загнанный зверь, озирался реднек, – я?

– Ты! Успокойся, вдохни глубже.

Дэрил решил последовать ее совету. Он глубоко вздохнул и выдохнул. Потом еще раз. Потом еще. Когда осознание всего происходящего вернулось к нему, он начал медленно соображать.

– Сколько времени я был в отключке?

– Где-то пару минут, я думаю.

«Отлично, хоть что-то остается неизменным». Это все, что он знал о своем пробуждении. Кэрол, первая, кто присутствовала при его возвращении, сказала, что мозг может жить без кислорода не больше пяти минут. Дэрил в тот раз встал раньше, как, впрочем, и все последующие разы. Наверное, это и было показателем того, что болезнь не властна над ним. Так же он знал, что после укуса у него есть не больше часа, прежде чем он умрет. Не было страшной лихорадки, как у других, он просто задыхался, а потом умирал. Последнее наблюдение, которое он провел, что после каждого укуса, смерти и пробуждения, он все больше становиться похожим на ходячий труп. От прошлого раза он потерял в чувствительности, в этот раз он чуть не укусил Сашу. И мозг все позже и позже осознавал действительность происходящего. «Пора завязывать с этим дерьмом», – подумал Дэрил, поднимаясь на ноги. Однако встать он так и не смог. Если быть честным, он и от Саши-то не далеко отпрыгнул. Тело явно протестовало.

Дэрил мрачно простонал:

– Слушай, мне нужно выспаться. Посторожишь? Заодно осмотрись, проверь, что да как, окей?

– Ты сам-то как? – обеспокоенно поинтересовалась девушка.

– В норме. Я встал, а значит худшее прошло. Херни больше не будет. Нужно проспаться.

– Хорошо. Спи. Я посторожу.

Дэрил ухмыльнулся и отключился там, где и лежал.

*

Когда он проснулся, было очень темно. Этот продолжительный сон выбивал его из режима, хотя последствия обычно чувствовались не дольше дня. И двое суток не прошло с тех пор, как его укусили в прошлый раз. Он только успел вернуться к режиму, как тут же снова сбил его. Просто прелестно!

– Ты проснулся? – из темноты к нему вынырнула девушка. Она прихрамывала на поврежденную ногу, но все равно передвигалась достаточно тихо.

– Ага, – ответил эй Дэрил. Голова немного гудела, но двигаться он все-таки мог, – узнала что-нибудь?

– Да. Я увидела проход не так далеко отсюда. Может пару часов моим ходом. Правда, я не уверенна с тем, что творится на улицах, так что может быть чуть дольше.

– Отлично. Нашла способ, как спуститься отсюда?

– Увы, единственный выход, эта лестница.

– А что двери?

– Замок. Я не нашла, чем взломать, а нож портить не хотела. Может у тебя лучше выйдет?

– Может, – Дэрил поднялся на ноги и подошел к двери. Присев на колени перед замком, он вытащил из кармана самодельные отмычки и стал шариться ими в механизме. Когда замочек отщелкнул, парень включил фонарик, взял арбалет на изготовку и тихонько приоткрыл дверь. К сожалению, та приоткрылась всего на пару сантиметров. Кто-то замотал ее цепями с другой стороны. Такое расстояние не позволило Дэрилу нащупать замок на цепи.

– Дерьмо, – выругался он и сел на пол перед дверью.

Саша протянула ему бутыль с водой. Дэрил сделал несколько глотков и вернул емкость девушке.

– Я тут еще сигнальные ракеты нашла. Может, с их помощью сможем отвлечь мертвяков.

Дэрил нахмурился. Нет, не пойдет. Отвлекут ненадолго, а что дальше? Саша не может бежать, а значит, нужна тачка. На ее взлом и угон с парковки уйдет какое-то время, но… на самом деле попробовать можно, только чертовски опасно.

– Сколько их? – уточнил вдруг Дэрил.

– Кого?

– Сигналок?

– Э… – задумалась девушка, вспоминая, – вроде четыре. Две красных, две зеленых.

– Ладно, тащи их сюда. У меня есть план.

Девушка выполнила его просьбу и принесла ему набор сигнальных ракет, который нашла в шкафчике. Дэрил принял в руки зеленую ракету:

– Где, говоришь, ворота?

– Там, – указала их точное расположение девушка. Только стреляй немного правее, там просто высокое здание напротив.

– Тогда давай сама, – он протянул ракету обратно. Девушка неуверенно приняла ракету из его рук.

– Погоди, не стреляй.

– Что такое?

Диксон прислушался к своим ощущениям. Долбанный сон уничтожил весь его режим, так что хрена с два он сейчас поймет, спит Рик или на дежурстве. «А, хрен с ним», – подумал охотник и скомандовал:

– Уже ничего. Пали!

Девушка кивнула и выстрелила в сторону ворот.

– Теперь ждем минут десять.

– Зачем?

– Кто бы ни увидел это сообщение, остальные должен увидеть Рик.

– Хочешь сказать, остальные не поймут?

– Поймут. Просто этот дебил не поверит им на слово и кинется выручать нас.

– Он может, – с улыбкой подтвердила Саша.

Он протянул ей зеленую сигналку, а сам взял в руки красную.

– А что между вами? – с истинно женским любопытством спросила Саша.

– Секс, – пожал плечами парень.

– Я… я, – захлебнулась удивлением девушка, – я имела ввиду, что… он ведь тот, кто навлек беду на твою группу и…

– И что?

– Ну, ты… э… не испытываешь к нему ненависти? Впрочем, странный вопрос, раз ты с ним и… вы… ну… вместе.

– Мы не вместе, женщина, мы просто трахаемся иногда.

– Но вы ведь вместе, то есть, я имею ввиду…

– Прекрати. Просто остановись! – Дэрил уже пожалел о том, что рассказал. Впрочем, мозгоебства было бы больше, – Рик дал мне цель, я следую ей. Это все, что нас связывает.

– А мне казалось, что для вас это немножечко больше, во всяком случае, для Рика.

– Для Рика возможно все, что угодно. Я – не он.

– Ты все-таки ненавидишь его?

– Ага, – просто ответил он, стараясь избавиться от назойливой болтушки.

– Нет, это не правда, – вдруг произнесла она, – иначе бы мы не ждали десять минут пока он выйдет. Ты защищаешь его, не хочешь, чтобы он рисковал.

– Тебя я тоже защищаю, хотя конкретно сейчас я хочу, чтобы ты заткнулась.

– Нет, меня ты защищаешь не так. Ты проявляешь к нему особую… заботу? Он дорог тебе, пусть ты и не хочешь этого признавать.

А Дэрил не хотел. Очень-очень не хотел. Он изо всех сил старался отвязаться от этих ощущений, чтобы вновь не попасть в ту же ловушку, что была до этого с братом и с Кэрол. Рик не может быть сильнее его брата, вряд ли была на свете женщина, сильнее Кэрол. Но он уже поддался. Ему лишь оставалось надеяться, что после смерти Граймса больше никто не подберет Дэрила и не заставит его испытать это вновь.

Вместо ответа мужчина тяжело вздохнул и тихо произнес:

– Запустишь по моей команде.

После этих слов он запустил свою ракету прямо в небо над их головами.

*

Рик сидел на крыше, прижавшись спиной к кирпичной трубе, и смотрел вдаль. Ходячих не было видно или слышно, поэтому он позволил себе расслабиться и подумать. Дэрил с Сашей задерживались. Он уже тысячу раз успел проклясть себя за это необдуманное решение, но сейчас ничего изменить было нельзя. Только сидеть и ждать их возвращения.

– Привет, пап! – выбрался на крышу Карл.

– Хэй, привет! Чего не спишь? – протянул он руку, подзывая сына сесть рядом с ним.

– Да вот что-то не спится. А ты?

– На посту сижу, смотрю, чтобы зубастые не сильно приближались.

– Я не о том.

– А о чем?

– Ты мало спишь. Часа четыре, может пять в сутки. Почему? Зачем так насилуешь себя?

– Наблюдательный, – улыбнулся Рик и взъерошил волосы на голове сына, – вас не заставляли стричься под ноль?

– Мы же не солдаты. Пока нет. И вообще, не уходи от темы!

– Да я и не ухожу. Это Дэрил научил меня спать так. Тридцать через пять с половиной.

– И ты высыпаешься?

– Теперь да. Первую неделю был похож на одного из этих. Можешь помнить, какой снулый я был, когда ты впервые меня увидел.

– Мне показалось, тебя просто Зона вымотала.

– Ну, почти. Я в те сутки целые тридцать минут пропустил, а это была только середина второй недели.

– А сейчас как?

– Отлично! Как и говорил Дэрил, как будто в мозг кто-то часы засунул.

Они посидели немного молча в обнимку. Отец и сын, двое самых одиноких, но самых близких людей на земле, они нуждались в тепле друг друга, как никто другой.

– Пап?

– Да?

– У себя с этим Дэрилом что-то есть?

Рик вздохнул. Ну, вот как говорить о таком с сыном, который недавно потерял мать?

– Наверное, – решил он быть откровенным. В конце концов, Карл сам его об этом просил. Пусть разгребает последствия своих действий.

– Что значит, наверное?

– Я не уверен, – теперь он решил быть откровенным с самим собой. Те несколько связей, что были между ними за прошедшие два, хотя, наверное, даже один день. Сегодня можно не считать, потому что Дэрил с самого утра ушел вместе с Сашей на разведку. Хотя ночью перед этим они неплохо развлеклись. В общем-то, те связи были просто игрой. Игра эта устраивала обоих, в ней не было чего-то особо привлекательного, притягивающего, но как всякая игра, она развлекала. Этого было достаточно, чтобы продолжать. Но этого было недостаточно, чтобы развивать, чтобы углубляться.

Так или иначе, Рик дорожил Дэрилом. Как он и говорил, дело было в иммунитете. Только благодаря тому, что Диксон таскал в своей крови ключ к решению проблемы Зоны, ключ к его возвращению во внешний мир, только благодаря этому Рик шел вперед, не задумываясь уже о том, что идти вперед незачем. Снаружи ничего не осталось: ни жены, ни ребенка, ни друга, ни карьеры. Все, что у него было теперь, все оно здесь – в Зоне. И, несмотря на это, Рик продолжал действовать согласно установленному плану. Уже не ради себя, а ради людей, что собрались вокруг него. Ради самого Дэрила. Парень, несомненно, был сильным. Сильнее самого Рика. Проблема его была только в отсутствии цели. Дэрил мог прошибать стены своим лбом, если знал, что это кратчайший и безопаснейший путь для достижения цели. Безопаснейший для цели, для людей, но не для него самого. Он излишне самоотвержен, как бешеный пес, все еще подчиняющийся своему хозяину. Слава Богу, иммунитет развился именно в нем. Только эта ответственность не позволяет ему кидаться на амбразуры. Хотя он все равно это делает, пусть и немного осторожней.

Так и к чему пришел Рик? Дэрил важен. Пока он жив, жив Рик и, скорее всего наоборот, потому что после смерти Рика Дэрил потеряет цель и дай Бог, чтобы ему ее дал кто-нибудь другой, ведь Рик непременно умрет. А Дэрил без цели будет разодран на куски в ближайшей толпе кусак. Просто потому что его сил не хватит, чтобы убить их всех. И что же между ними с Дэрилом?

– Это сродни симбиозу, – наконец произнес он, – я ему, он мне. Все довольны.

– Разве не на этом строятся отношения между людьми?

Рик улыбнулся. Есть еще кое-что, чему солдат мог научить своего сына.

– Наши отношения с мамой строились на взаимной любви и поддержке. Мы желали всячески сделать друг другу приятное, помочь, прийти на выручку, дать друг другу все, что в наших силах. Наши отношения с… Шейном, – ему все еще не верилось, что он говорил с сыном о подобном, – строились на моем желании подчиниться и его желании… не уверен, защитить?

– Ну, он так говорил, – подтвердил Карл.

Рик ухмыльнулся и спрятал лицо, пытаясь не выказать смущения.

– Хотя с другой стороны все было наоборот. Я был командиром, он подчиненным.

Карл над чем-то задумался и ненадолго затих.

– Ну, я не вижу разницы. Эмоции может быть и другие, но суть одна: симбиоз.

– Нет, это совершенно другое! Такого еще не было в моей жизни. Даже в учебке. Даже с моим начальством. Мы… мы просто тянем друг из друга то, чего нам не хватает. Почти насильно, я думаю, хотя другой даже не задумывается о том, что в нем нуждаются. Так и воруем друг у друга из подполы.

Карл снова задумался. На этот раз он размышлял дольше. Кивнув своим мыслям, он внезапно спросил:

– А твои отношения со мной?

Рик обнял сына и потрепал его по голове:

– Ты мой сын, моя плоть от плоти. Продолжение меня и мамы, и доказательство того, что мы существовали. Я люблю тебя, как свое лучшее творение. Я восхищаюсь тобой, порой не понимая, как разрушитель вроде меня мог создать нечто столь совершенное.

– Прекрати, – засмеялся парень и толкнул отца в бок, – больно пафосно.

– Но чистая правда, – улыбнулся он сыну, – и как бы ты не относился ко мне, я просто тебя люблю. Я поддержу тебя во всем, даже в твоих ошибках.

– Значит, это как с мамой?

– Не совсем. Муж и жена сходятся по обоюдному решению. Родителей же, как известно, не выбирают. И если с мамой мы друг друга любили, и получали любовь взамен, зная об этом и чувствуя это, то ты совершенно не обязан любить меня.

– Эй, я люблю тебя, пап!

– Я знаю это и спасибо тебе за это! – он сильнее обнял сына, – но ты еще можешь изменить свое мнение. Я постараюсь, чтобы у тебя для этого была вся жизнь. Дело в том, что даже если ты разлюбишь меня, я не разлюблю тебя. Просто не смогу.

Карл улыбнулся и прижался к Рику:

– Значит это что-то среднее между мамой и Дэрилом.

– Ну, если подумать, то да: я нуждаюсь, как с Дэрилом, но отдавать, как с мамой.

– Спасибо пап! – Карл прижался еще сильнее. Он посмотрел ему в лицо, но от задуманного его отвлекла зеленая сигнальная ракета, замаячившая где-то в городе, – пап! – нахмурился он и указал рукой в сторону ракеты, – смотри!

Рик обернулся и увидел зеленую звездочку, падающую на восток.

– Буди Тайриза и Мишонн.

– Что-то случилось?

– Дэрил нашел дверь.

Через несколько минут на крышу вышли трое. Рик внимательно смотрел на небо, ожидая продолжения.

– Что случилось?

– Дэрил нашел дверь и показал нам, где она.

– Ты уверен, что это он? – уточнил Тайриз.

– С какой вероятностью кто-то другой мог выстрелить зеленой сигналкой именно сегодня ночью?

– Тогда чего мы ждем? – высказала свое мнение Мишонн.

– Я… Я не уверен, но по-моему должны быть еще сигналы.

– Хорошо, давайте подождем, – Мишонн села на крышу скрестив ноги и уставилась в сторону города. Тайриз встал рядом с окном, через которое они выбирались. Карл подошел ближе к отцу. Рик напряженно вглядывался в тьму, ожидая сам не зная чего.

Солдат не ошибся. Через несколько минут небо снова озарила сигнальная ракета. На сей раз звездочка, летевшая вертикально вверх, была кроваво-красной. Сердце Рика пропустило удар. «Они в западне. Все плохо! Нужно идти спасать!» – метались в его голове тревожные мысли. Они были прерваны следующим посланием. Зеленая и красная ракеты одновременно стартанули в сторону стены, туда где, по-видимому, были ворота.

«Ах ты ж сука, Дэрил!», – подумал про себя Рик. За то недолгое время, что Дэрил пробыл рядом с Граймсом, он неплохо выучил его повадки. «Своих не бросаем». Дэрил специально ждал, перед тем как отправить последние два сообщения. Они предназначались ему. И если всем остальным они говорили что-то вроде: «встретимся на месте», Рику они кричали: «не смей соваться сюда. Я сам справлюсь!».

– Это было то, о чем я думаю?

– Двинем на рассвете.

– Но там же моя сестра, Рик!

– Дэрил защитит ее лучше любого из нас, Тайриз. И в отличие от нас, он сделает это даже вопреки ей самой. Так что на твоем месте я бы немного расслабился от постоянного гнета сестры и пошел бы выспался, как следует.

Тайриз внимательно посмотрел в лицо командира, едва освещенное доносившемся из дома светом огня. Решив что-то для себя он уверенно кивнул. Тайриз покинул крышу первым. Следом, немного грустно взглянув на отца, вышел Карл.

– Иди, проспись, Граймс, я посторожу.

– Нет необходимости, – пожал он плечами.

– Тогда сходи к сыну.

– Он сейчас ляжет спать.

– Побудь с ним перед сном.

– Мишонн…

– Рик, просто отвлекись, – настаивала она на своем, – а то ты с ума сойдешь.

Солдат тяжело вздохнул и согласно кивнул.

– Я вернусь через час.

– Не раньше, чем через три.

– Но ведь тебе понадобятся силы завтра!

– Не только у вас двоих есть секретные приемчики, Граймс.

Он удивленно посмотрел на девушку, но в темноте совершенно не мог разглядеть ее лица.

– Через три часа.

– Через три часа, – подтвердила она, и Рик влез обратно в дом. Он спустился на первый этаж, туда, где догорал огонь в камине. Недалеко от него устроился на груде одеял Тайриз. Чуть дальше, ближе к кухне лежал матрас Карла. Мальчишка безрезультатно пытался устроиться на нем.

– Не спится?

– Не хочется.

– Переживаешь? – спросил Рик, присаживаясь на матрас сына.

– Не особо.

Рик ухмыльнулся и потрепал сына по голове.

– Рассказать тебе сказку? – прошептал он, стараясь не тревожить сон ухе похрапывающего Тайриза.

– Я уже большой для сказок, – нахмурился пацан.

– Тогда может, ты мне расскажешь? – пожал плечами солдат.

Карл вскинул брови:

– Что, например?

– Ну, о своей учебе. Или о друзьях. О чем-нибудь?

– Да, – сконфуженно согласился мальчишка, – хорошо, почему бы и нет.

Отец откинулся на матрас рядом с сыном. Карл устроился на его руке и начал рассказывать. Эти три часа пролетели для него незаметно.


========== Стены внутри ==========


– Когда я слезу, опустись чуть ниже, но не спускайся совсем. Мне понадобится время, чтобы взломать тачку, так что устраивайся поудобнее и жди. Я вернусь за тобой и помогу тебе добежать до машины. Все поняла?

– Да.

– Отлично, тогда полезли.

Они вновь спустились по той лестнице. На сей раз рядом с ней толкалась всего лишь парочка кусак. Куда делись остальные, было не ясно, но это и не сильно волновало Дэрила в данный момент. Он убил одного выстрелом из арбалета, второго он сбил с ног, приземлившись ему на голову. Третьему, что успел подойти, он пробил череп охотничьим ножом. Вытащив стрелу из убитого, он вновь натянул тетиву и двинулся в сторону парковки. Ныкаясь от ходячих, он пробрался к примеченной ранее машине. Старенькое, вечно рабочее барахло, которое взламывается за три секунды и не имеет сигнализации. Идеальный вариант. Он аккуратно снял все трупы поблизости и умело взломал машину. Он закоротил проводки зажигания. Машина с трудом, но затарахтела. Ходячие обратили на нее внимание, поэтому он тут же заглушил ее и поспешил вернуться к Саше, снимая на своем пути так много, как только мог. Сейчас это получалось на удивление легко и беззаботно. Он не чувствовал усталости, да и мертвяки явно проявляли меньше внимания, чем Дэрил того заслуживал. Это было на руку, а трястись об изменениях времени не было.

Когда Дэрил вернулся к Саше, лестницу уже оккупировали четверо. Они тянули к ней свои мертвые руки, а она сидела на перекладине, свесив ноги и беззаботно болтая ими. Великолепно!

Мужчина убил всех, кто мешал девушке спуститься и протянул ей руку помощи. Саша слезла с последней ступеньки и приняла его локоть, потому что ходить оказалось сложнее, чем спускаться.

– Идем, она не далеко, – Дэрил без происшествий довел ее до машины и усадил на переднее сиденье. Сев за руль он снова закоротил провода, но на сей раз ударил по газам и поехал вниз по парковке. Они выехали почти без происшествий. Пара трупов под колесами не считается. Покинув парковку, они рискнули двинуться по главной в сторону ворот. Ехать было тяжело, зомби постоянно попадали на капот, потому что Дэрил физически не успевал их всех объехать. Так или иначе, дорогу ничто не преграждало, а через некоторое время стадо рассосалось, так что вести стало легче. Саша даже расслабилась и откинула спинку кресла немного назад. В этот момент с заднего сиденья на нее набросился мертвяк. Его тонкие ручки обхватили ее за руку, он, своим маленьким ротиком, вцепился в ее предплечье. Девушка закричала. Дэрил от неожиданности вильнул машиной, зацепив какого-то трупа. Выправив движение, он быстрым движением вытащил нож и воткнул твари в голову. Маленький трупик упал между передними сиденьями и затих.

Дэрил оглянулся на Сашу, которая зажимала рукой укус.

– Черт! – выругался парень, – дерьмо!

Саша оторвала кусок от своей куртки, перевязала место укуса. Оглянувшись назад, она увидела тело несчастного ребенка, которого, судя по всему, просто оставили здесь умирать от укуса. Она с трудом выдернула нож из его головы и, вытерев об обивку, вернула его Дэрилу.

На заднем сиденье оказалось много одеял, из которых и выбрался малыш, когда она потревожила его сиденьем:

– Странно, что он не выполз раньше, – она не винила Дэрила. Она бы тоже вряд ли обратила внимание на груду одеял.

– Не странно, – зло выплюнул мужчина, – блядь! – он ударил по рулю, потом еще раз и еще.

– Успокойся, – нежно и даже как-то ласково произнесла она, – я не виню тебя.

– Ты не умрешь, – не слушая ее, сказал Дэрил, – если эта хрень в моей крови хоть чего-то стоит, я не позволю тебе умереть!

Девушка улыбнулась. А он оказался классным парнем, этот Дэрил. И как она раньше этого не разглядела? Сильный, стойкий, выносливый. Он мог дать ей отпор, мог защитить ее. Жаль, что она узнала его с этой стороны так поздно. Не то, чтобы она хотела умирать, но и верить в чудо ей не хотелось. Слишком много надежд разрушилось на ее глазах за эти три года. Она уже привыкла не верить в лучшее.

*

Когда они доехали до ворот, Рик с другими уже был там. Дэрил выскочил из машины и побежал к остальным:

– Живо открывай эту сраную дверь! – прокричал он, тыча пальцем в огромные металлические ворота, стоящие прямо посреди главной улицы.

– Воу-воу, расслабься Дэрил, к чему такая спешка? – придержал его Рик.

Дэрил гортанно простонал. Он не хотел говорить, но рано или поздно пришлось бы. Он так и не успел произнести этого вслух. Саша вышла из машины. Окровавленное левое плечо сказало само за себя. Все удивленно уставились на нее.

– Заражена, – улыбчиво прощебетала девушка и показала всем язык.

В глазах Тайриза проснулась животная ярость, он готов был наброситься на Рика, размозжить ему голову, а потом выдрать из его груди ребра и выколоть ими глаза Дэрила.

– Тайриз, успокойся, – холодно осадила его девушка, – я сама виновата!

– Он не защитил тебя, – едва сдерживая свой гнев проговорил он.

– Но он еще может спасти ее, помнишь? – пытался вразумить его Рик.

– Быстро открывайте эту гребаную дверь, – низким и не менее яростным, чем у Тайриза голосом проговорил Дэрил. Все это время он смотрел прямо в глаза чернокожего мужчины, пытаясь доказать тому, что еще может что-то исправить, что лучше умрет, чем сдастся.

Карл кинулся к замку. Он вставил ключ-карту, ввел код, но система ответила ему отказом. Он попытался еще раз, но система вновь заблокировала его.

– Что так долго?

– Меня не пускают! – ответил парень. Он ввел другой код, потом третий, но система отказывала ему, – пароли не подходят.

– Что это, твою мать, значит?

– Доступ закрыт. Здесь не пройти!

Дэрил схватился за голову. Тайриз уже сделал шаг в его сторону. Обстановка накалялась, но вдруг Диксон замер. Он поднял свой взгляд на Граймса старшего и посмотрел ему прямо в глаза. Рик молча кивнул ему, подошел к замку, отодвинул сына и попробовал проделать ту же процедуру. Система запросила ряд личных кодов, которые каждому командиру вдалбливали в голову с самого получения полномочий. После последней введенной цифры ворота содрогнулись и стали разъезжаться в стороны.

– Какого? – неприятно удивился Карл.

– Званием не дорос, – расслабленно выдохнул Рик.

Вся группа собралась у дверей, собираясь зайти, но прямо на входе их ждал сюрприз. Здесь стаял сканер, здоровенная фиговина вроде металлоискателя, только выискивающая вирус. Рядом с ней, листая цифровую книгу, сидел паренек в очках. Увидев выживших, он мягко говоря, удивился, выронил книгу и встав в подобие боевой стойки спросил:

– Вы кто нафиг такие?

– Командир Рик Граймс. Доставил иммунного, а также выживших к эвакуации. А вы кто, молодой человек.

– Милтон, сер, – он вытянулся по струнке, – лаборант Милтон. Я помогаю доктору Эдвину Дженнеру в исследованиях заразы.

– Отлично, малыш, мне нужно с ним поговорить.

– Но вам туда нельзя! – запротестовал мальчишка.

– Почему?

– Здесь ЦКЗ. Зона изоляции. Людям снаружи сюда нельзя! Вы можете распространить заразу!

– Послушай, мальчик, мы…

– Рик, позволь мне, – вдруг вызвалась Мишонн.

Явно теряющий контроль командир нехотя пропустил ее вперед.

– Милтон, меня зовут Мишонн. В ЦКЗ, до того как все это произошло, работала моя знакомая. Мы часто виделись с ней, поэтому я не раз встречалась с доктором Эдвином. Позволь мне поговорить с ним и мы все уладим.

– Но вам нельзя внутрь!

– Мне и не нужно. Я вижу у тебя передатчик. По нему же можно связаться с доктором, верно?

Парень посмотрел на приспособление на своей руке. Он покрутил его на запястье, посмотрел на него, потом неуверенно кинул его в сторону женщины. Она ловко поймала устройство и включила на громкую связь.

– Доктор Дженнер на связи. Что стряслось, Милтон? Мы слышали скрежет. Что это было?

– Доктор Эдвин Дженнер?

– Да? – прозвучал неуверенный голос с той стороны, – кто говорит?

– Меня зовут Мишонн. Вы можете меня не помнить, но я часто обедала в кафе напротив ЦКЗ вместе с вашей коллегой, Элис.

– Ах, Мишонн? Та женщина с крайне практичной прической и остроумной молчаливостью. Да-да, я вас помню, но позвольте спросить, что у вас делает передатчик Милтона?

– Тот скрежет, что вы слышали: это мы с друзьями зашли в ваши ворота.

– Удивительно. С вами есть уполномоченное лицо?

– Да. Его зовут Рик Граймс, и он привел нас сюда.

– Что ж, я крайне поражен вашему визиту, но мне придется вас разочаровать. Вам нельзя здесь находиться, так что вам придется уйти. Милтон, будь добор, снабди их чем попросят, но проследи, чтобы не входили дальше детектора.

– Но позвольте доктор!

Рик выхватил из ее рук передатчик и низким уверенным голосом произнес:

– Одно слово, доктор: иммунитет.

С той стороны послышались удивленные шепотки. Потом все замолчали.

– Рик Граймс, я понимаю.

– Он самый, док.

– Поясните.

– У нас есть человек, который пережил укус ходячего.

– Что значит пережил?

– Он инфицирован на протяжении почти шести недель, не уверен сколько точно.

– Подождите, я сейчас спущусь.

Через несколько минут у датчика появился сам доктор. Он был одет во вполне фривольную одежду, поверх которой был накинут белый халат.

– Покажите укус, – с порога попросил он, проходя сквозь детектор.

Дэрил протянул ему свою правую руку. Доктор, надев перчатки, внимательно изучил укус, после чего пришел к каким-то одному ему понятным выводам.

– Что ж, спасибо. Милтон, пропусти его, остальным придется уйти.

– Эй, мы так не договаривались!

– А что поделать, времена сейчас тяжелые. Сами понимаете.

Рик в кои-то веки достал из кобуры пистолет и направил его в голову доктору.

– Я не хочу этого делать док, но Дэрила вы так просто не заберете.

Эдвин приподнял бровь. Он оглядел всех присутствующих, кивнул Мишонн и вернулся взглядом к Рику:

– Ну и что вы предлагаете?

– Вы позволите войти женщинам и ребенку. Только при таком раскладе Дэрил пойдет с вами.

– Но пап! – запротестовал Карл.

– У нас еще есть дела снаружи. А тебе лучше остаться здесь.

– Тоже мне, ребенок, – хмыкнул доктор, – школа спецназначения, я полагаю. Так или иначе, ее я взять не могу, – он указал на Сашу, – она заражена и может представлять опасность.

– Ее укусили недавно. Она может стать первой испытательницей вакцины.

– До вакцины еще далеко. Сперва нужно разобраться в вирусе!

– А вы поторопитесь! – настаивал Рик.

– Мы все равно не успеем. А она может стать серьезной угрозой для всего ЦКЗ! Я не буду рисковать людьми из-за вашей прихоти!

– Сэр, но у нас же были криогенные капсулы.

– Молчи, Милтон! – шикнул на него Дженнер.

– А это ведь выход, – включилась в разговор Мишонн, – криосон замедлит все процессы в ее теле, а это значит, что у вас будет больше времени на создание вакцины!

– Решать вам, док, – закончил за него Рик, – или так, или никак.

Эдвин с прищуром посмотрел на Граймса.

– А вы отчаянные люди. Рискуя своей жизнью, пришли сюда. А теперь готовы рисковать своей безопасностью ставя на другую чашу весов всех выживших Зоны.

Рик молчал, ожидая ответа.

– А ты что думаешь, иммунный? – вдруг спросил он у Дэрила, – хочешь рисковать с ними или просто пойдешь со мной, бросив их, но спасая всю Зону?

– Все, как сказал Рик, – просто ответил реднек.

Доктор Дженнер хмыкнул и улыбнулся:

– Ладно, Рик, по рукам. Милтон, тащи сюда камеру. Зараженная пересечет детектор только в криокамере. Остальных придется проверить. Есть что-нибудь еще, что я могу сделать прежде, чем уйду? – ехидно поинтересовался он.

– Где находиться ближайшая радиовышка? – сразу же спросил Рик. Группа обернулась к нему. Эдвин удивился.

– На юго-запад отсюда есть одно здание радиостанции. Там была вышка, – он с интересом посмотрел на него, – позволь уточнить, зачем она тебе?

– Связь с внешним миром. Начальству не нужна вакцина. Они не хотят исцелять зону. Я хочу рассказать общественности о том, что здесь действительно творится, чтобы надавить через них на правительство. В таком случае они будут вынуждены что-то предпринять.

– А вот это уже новость, – сразу вник в суть проблемы доктор. Он понимал, что врать о таких вещах Рику несподручно, хотя, это как посмотреть. Впрочем, доверие этой информации не несло никаких отрицательных для Дженнера эффектов, в отличие от игнорирования. Ему не улыбался факт сидеть здесь просто так и умереть, как только он добьется лишних результатов, – оставь-ка передатчик себе. Мы еще поговорим, когда доберешься до станции.

Рик зацепил передатчик на запястье и кивнул доктору. Тайриз обнялся со своей сестрой. Граймс кивнул Дэрилу и Мишонн. Увидев грустный взгляд сына, он улыбнулся и подмигнул ему.

Рик и Тайриз вышли обратно за ворота.

– Удачи вам, Граймс. Надеюсь, еще свидимся, – махнул ему Эдвин на прощанье.

Солдат ничего не ответил, он просто выдернул ключ-карту из магнитного замка, и через мгновение дверь перед ними захлопнулась.


========== Слабость надежды ==========


Людей Рика неплохо устроили. Каждому выделили комнату, дали новую одежду, позволили наесться и выспаться. За Дэрилом ухаживали лучше всего. Его попросили спуститься в лабораторию сразу, как только он будет готов. Он управился с едой и душем минут за десять. Оставшийся до сна час он менял повязки на плече и щиколотке, а так же разрезал местную одежду под собственные нужды, впрочем, как он не старался, все равно выходило слишком по-ботански. Плюнув, Дэрил запрыгнул на кровать и закрыл глаза. Обычно в такие моменты он сразу отрубался: организм привык получать сон по расписанию. Но сейчас что-то было не так. Привычка сработала идеально, в этом Дэрил был уверен, только вот сон почему-то не шел. Минута, вторая, пятая… Херня, творившаяся с его организмом после последнего укуса его определенно не радовала. Зомби фактически совершенно не реагировали на него или его действия. Во всяком случае, именно это было логичным объяснением того факта, что он так просто с ними расправился. Еще его немного смущало снижение болевого порога. Причем какое-то странное. Он чувствовал, например, прокол, или порез, или укус, но спустя какое-то время боль просто затихала. Движение поврежденной руки или ноги были скованными и непослушными, но боли не было. Как будто конечность зафиксировали неудобной повязкой. Это бесило его.

После тридцати минут бесплодных попыток заснуть, Дэрил поднялся с кровати и пошел в лабораторию. Ну, точнее сказать, попытался. Он не знал, где она находиться, а указатели на стенах ясности не вносили. Единственное, что он точно знал, так это где выход, из которого они пришли, а так же где его комната по отношению к этому выходу. Не найдя варианта лучше, он вернулся к посту Милтона, чтобы спросить, как добраться до лаборатории. Парнишка доходчиво объяснил весь путь в подробностях. Дэрил конечно не понял половины сказанных им слов, но фразы вроде «пройди до конца, а там налево», сказали достаточно. Кивнув парню, Дэрил двинулся по обозначенному маршруту. Минут через сорок плутаний по коридорам, Диксон отчаялся уже что-либо найти, как вдруг уперся взглядом в табличку с длинной и сложной надписью, в середине которой красовалось слово лаборатория. Не раздумывая, парень открыл дверь и шагнул внутрь.

Внутри было просторно. Вдоль всего большого помещения у стен стояли шкафы и столы. Посередине было несколько столов, на которых стояли колбы с какими-то химикатами. На вошедшего мужчину уставилось несколько пар глаз, ни одна из которых не была ему знакома.

– Простите, а вы кто?

– Я к доктору Дженнеру, – отозвался реднек.

– Он сейчас занят. А вы, наверное, Дэрил Диксон! Тот самый с иммунитетом! – подпрыгнул один из ученых, подбегая к нему, – что же вы стоите? Проходите. У нас тут не прибрано. Мы ждали вас только завтра. Гарри, позови Эдвина.

Другой парень в халате встал с места и умчался куда-то вглубь лаборатории.

– Ну, я готов, так что можете начинать, что вы там хотите?

– Да-да, конечно. Присядьте пока здесь. Может чаю пока?

Дэрил пожал плечами и помотал головой. Он сел на указанный стул и скрестил руки. От волнения снова проснулась старая привычка грызть ногти. Пока они ждали доктора Эдвина, странный тип засыпал Диксона вопросами о самочувствии, ощущениях, точном времени и месте укуса. Дэрил пытался что-то отвечать, но очень быстро забил на этого ботаника.

– Штрауд, отойди от него, а то убьешь его своей дотошностью, – голос Эдвина спас парня от бесконечного потока неперевариваемой информации, – а еще лучше пойди к Саммерсу и помоги ему оборудовать стерильную камеру номер пять.

– Слушаюсь, сэр! – беспрекословно выполнил приказ ученый. Он выбежал в ту же дверь в глубине лаборатории.

– Ну, здравствуй, Дэрил, – улыбнувшись, присел перед ним Эдвин. Он стянул с себя остатки химзащитного костюма, но перчатки пока оставил, – как ты себя чувствуешь? Ты ведь не против, что я к тебе на “ты”?

Парень пожал плечами.

– Мы не ждали тебя раньше завтрашнего дня, так что прости за этот кавардак, – он указал на стол с химикатами.

– Я пришел, как вы и просили, когда все сделаю.

– Разве тебе не хочется отдохнуть? Выспаться в безопасном месте?

– Я сплю по другому режиму. Мне не нужно много времени на отдых.

– Поясни.

– Схема тридцать через шесть, слышали когда-нибудь?

– Естественно.

– У меня пять с половиной, вместо шести. Чтобы во времени не слишком путаться.

– Разумно. Но, так или иначе, телу нужен отдых. Я вижу у тебя свежие бинты. Тебя ранили?

– Меня укусили еще два раза за последние… три дня, получается.

Доктор молча посмотрел на него.

– Расслабьтесь. Я уже умирал. Ровно по числу укусов.

– Умирал?

– Я не уверен, но, кажется, это называется клинической смертью.

– Ты хочешь сказать, что умирал, но тебя возвращали к жизни?

– Нет, я сам вставал.

– Как это?

– Я надеялся, вы мне объясните, – ухмыльнулся Дэрил.

– Ты можешь рассказать мне все подробности первого укуса, и что было после него?

Дэрил рассказал, как был невнимателен, отвлекся на помощь другу, но не заметил опасности с другой стороны. На него накинулся какой-то тощий мертвяк с редкой седой бороденкой. Он пырнул его в глаз, после чего просто откинул от себя. Потом они с другом пытались вернуться обратно, но путь был не близкий, А Дэрила очень сильно подкосило. Жар пробил все тело, мышцы задеревенели, в место костей будто иголок насыпали. Прошло не больше часа, прежде чем он свалился замертво на месте. Друг не смог смириться со скоропостижной кончиной, поэтому не стал сразу убивать. Когда Дэрил очнулся, он едва успел остановить друга от убийства. Оба были в шоке, не могли понять, что стряслось. По словам того человека, Дэрил поднялся раньше прочих. Он не пролежал мертвым и пяти минут. Они забинтовали его укус и вернулись в лагерь, в котором он проспал почти восемь часов, чего с ним не было уже давно, и преспокойно прожил еще три недели. За этот период он заметил, что мертвяки стали обращать на него меньше внимания. Они почти не замечали его, если он не шевелился.

– Второй укус случился три дня назад?

– Двое с половиной суток назад, если точно.

– Что-то изменилось после того укуса?

– Болевой порог понизился. Кусать стали только если перед самым носом потрясти.

– Видимо потрясли, – приподнял бровь Эдвин.

Дэрил не ответил.

– Последний укус?

– Чуть больше суток назад.

– Изменения?

– Еще меньше внимания, еще меньше боли. А, теперь вот еще уснуть не могу.

– В смысле?

– Я всегда отрубаюсь по расписанию. Сегодня не смог.

Дженнер нахмурился. Он погрузился в какие-то свои размышления. Потом он схватил ручку и блокнот и начал что-то активно записывать.

– А какие-нибудь изменения в протекании болезни?

– Нет. Тот же час, те же пять минут, потом поднимаюсь, а потом засыпаю на долгий промежуток времени. Хотя, в третий раз меня не так колбасило при отключении, как первые два.

– Это из-за пониженного болевого порога, – тут же выдал гипотезу Эдвин, – а что-нибудь в эмоциональном плане?

Дэрил нахмурился. Он вспомнил тот момент с коленками Саши и пересказал его Дженнеру. Эдвин записал еще что-то. Он хотел задать еще несколько вопросов, но его отвлекли Штрауд и Саммерс, вернувшиеся в лабораторию.

– Шеф, там все готово.

– Хорошо, тогда возьмите у него кровь и на сегодня, Дэрил, мы тебя отпустим, – почти дружелюбно улыбнулся тот, – и аккуратнее, парни, у него может и иммунитет, но у вас его нет.

– Док, мы не идиоты.

– Конечно, нет, иначе бы вас не пустили работать в ЦКЗ, – усмехнулся он, забрал свои записи и, не снимая перчаток, вернулся к своему месту. У Дэрила взяли анализ крови, а самого отправили обратно, по пути советуя заглянуть в комнату отдыха. Парень, было, послушался, но когда увидел там кучу народа, среди которых были и Мишонн с Карлом, развернулся и ушел в свою комнату. Мальчишка, заметивший перемещения Дэрила, соскочил со своего места и двинулся за реднеком.

Мужчине не дали надолго забыться в одиночестве. К нему в комнату попросился Карл, и Диксон не видел очевидных причин его не впускать.

– Как все прошло?

– Позадавали вопросов, воткнули иглу в руку и отпустили.

– И никаких опытов?

– Не сегодня, сказали. Послали отдыхать.

– Так отдыхай! Врачей надо слушаться.

– С чего вдруг? – возмутился Дэрил, лежа на своей кровати.

Мальчишка присел на кресло, стоящее в углу.

– Они умные. Они знают, как продлить человеку жизнь. Знают, как спасать от болезней.

– Ага. Я никогда в жизни к врачам не ходил.

– И что, ни разу в жизни не болел?

– Болел.

– И как же ты выздоравливал?

– Иммунитет сильный.

Карл улыбнулся:

– И что, за тобой совсем никто не ухаживал?

– Ухаживал?

– Ну, там одеяло подоткнуть, воды принести, лекарств.

– Водка с солью была моим единственным лекарством от всех болезней, – грустно ухмыльнулся Дэрил, – а приносили их обычно батя или брат.

– Ну, лучше так, чем вообще никак.

– Согласен, – зевнув, произнес Дэрил. От неожиданности, мужчина захлопнул рот и уставился на Карла.

– Что такое? – нахмурился мальчишка.

– Зевнул.

– И что? – недоумевал парень.

– Да я хрен знает, когда последний раз зевал!

– Ну, это закрытые помещения. Пусть они и вентилируются, кислорода здесь все равно маловато. Думаю это из-за этого. А к чему паника?

Диксон немного успокоился благодаря объяснению мальчишки:

– Из-за этой хрени с тремя укусами, я нервничаю от каждого чертового косяка в моем теле.

– Тремя? Я думал, тебя укусили дважды, – искренне удивился мальчик.

– Третий раз был при Саше. Меня укусили до нее.

– И как ты себя чувствуешь? – беспокоился он так же искренне, как Рик когда-то.

– Все ништяк, пацан. Расслабься.

– Уверен?

– Жрать тебя в ближайшее время я не намерен.

– Я вообще-то не об этом, – немного расстроенно произнес он.

Дэрил вздохнул:

– Слушай, Граймс, я… – мужчина совершенно не хотел расстраивать Карла. Парнишка нравился ему, тем более он был сыном Рика. Сходство было во многом, но как с Риком с ним не получалось.

– Что? Немного нелюдим? Не знаю, как отвечать на проявленную заботу? Тупой мудак? – уже откровенно глумясь продолжил он перечислять.

– Есть такое, – подтвердил Дэрил, – эй! – он ответил раньше, чем Карл закончил последнее предложение. В качестве мести в лицо мальчишки была отправлена подушка. Парень ее поймал, разогнал и отправил в обратный полет.

– Ах ты, маленький! – и тут началась битва подушками. Дэрил, как в принципе и Карл, давно так не дурачился, так что позволил себе немного побыть ребенком. Когда оба они устали и свалились без сил поперек полуторной кровати Дэрила, мальчишки не заметили, как отрубились.

*

Рик выглянул из-за угла и осмотрел переулок. Здесь было очень грязно, валялась пара обглоданных тел, но трупов не было. Махнув рукой Тайризу, он двинулся дальше. Темнокожий мужчина все еще был на взводе после случившегося с Сашей, но Рик умело направлял его агрессию на дело.

Они шли параллельно главной улицы, стремясь добраться до указанной точки. По передатчику их вел какой-то человек, приставленный Эдвином в качестве проводника. Попытки Рика разговорить его не увенчались успехом, так что он очень быстро забил на это дело и просто стал следовать маршруту. Первое время они ехали на машине и успели забраться довольно далеко, прежде чем автомобилю преградили путь. Это было заграждение, расставленное здесь военными еще до стены. Дальше пришлось двигаться пешком. Впрочем, как уверял их навигатор, большая часть пути уже была преодолена. Осталось не больше пары часов среднего шага, без учета «людности» улиц.

Еще сидя в машине, Рик задумывался о том, почему ЦКЗ оказался в стене. На ум приходила только одна дельная мысль. Их мобилизовали и в срочном порядке перекинули в стену. Рик не мог говорить наверняка, но судя по оборудованию, одежде и состоянию людей внутри, их продолжали содержать. Но если властям не нужна вакцина, какого черта они держат людей? Зачем снабжают бесполезное предприятие? Судя по реакции Эдвина, он не знал об этом. Ну, или очень хорошо притворялся, что не знает. Сложно было судить о таком человеке, однако Карл был с ним в большей безопасности, нежели с Риком. Да и там действительно могли вытащить вакцину из крови Дэрила. Чисто на всякий случай. Так что имеющееся положение дел было самым выгодным, по мнению Рика.

Когда они добрались до станции, мужчины поняли, насколько тяжело придется им внутри. Оставив расчистку станции на утро, они залегли в небольшом кафетерии напротив. Самое время вспомнить всю жизнь, ведь завтра придется забыть все. Оставить только навыки, приобретенные годами тренировок. Рик не был уверен, что пробьется. Но он точно знал, что оно того стоит.

*

Первым проснулся Дэрил, потому что что-то острое упиралось ему в бок. На поверку, это оказался локоть мальчишки, нахально спихнувшего Диксона к самому изголовью. Мужчина выкрутился, пытаясь не задеть спящего мальца, встал и собирался уйти, как друг его окликнул вполне себе бодрый голос Карла:

– Ты куда?

– Кофе, – ответил Дэрил первое, что пришло в голову. Он был слегка ошарашен фактом такого тихого сна и настолько мгновенного пробуждения. Мальчишка был профи похлеще своего папаши.

– Мне тоже возьми.

Дэрил хмыкнул и скрылся за дверью. Спустя какое-то время он вернулся в комнату. Карл перелег поудобнее на его кровати и врубил лампу на тумбочке рядом с изголовьем. Свет был не ярким, а чуть приглушенным, даже немного интимным. В самый раз для того, чтобы не напороться на что-нибудь в кромешной темноте помещения, но и не назойливо бьющий в глаза.

Дэрил подошел к кровати, поставил кофе и собирался уйти к креслу, но мальчишка подвинулся, освобождая ему приличное пространство. Кровать была тесной для них обоих, но если правильно расположиться, они могли уместиться, хоть им и пришлось бы лежать вплотную. Дэрил не видел в этом проблемы, поэтому поставил и свой кофе на тумбочку, потом забрался на кровать. Мальчишка сразу же перелез через него и забрал свой стаканчик. Хлебнув немного горячего напитка, он вернул его обратно, как будто специально нагибаясь над Дэрилом в самых соблазнительных позах. Охотник, однако, совершенно не замечая этого, наслаждался видом поджарого, сильного тела. Карл был еще молод, его мускулы еще не успели окрепнуть, стать настоящим орудием для убийства, но уже сейчас это был неплохой инструмент для действий. В его возрасте Дэрил не был таким… идеальным. Он конечно тоже много чего повидал и попробовал, но чтобы быть настолько… совершенным, нет, этого ему ощутить не удалось. Когда Карл вырастет, он станет настоящим мужчиной: сильным, красивым, действующим. Девушки будут вешаться на него пачками, пока он не найдет себе какую-нибудь домашнюю мышку, которая разглядит за его совершенством самого Карла. Граймс младший выглядел таким же правильным, как Рик. И только выработанная годами интуиция Дэрила говорила ему о том, что парнишка не так прост.

– И где таких делают? – вслух произнес он свою мысль.

– В школе спецназначения, – голос Карла, ответивший на его вопрос, прозвенел как гром среди ясного неба. Дэрил встряхнул головой и сбросил наваждение.

– И что вы там делаете, в своей школе?

– Много разного. Секретная информация, вроде как, – пожал плечами мальчишка.

Дэрил грустно ухмыльнулся и пожал плечами. Парень дернулся:

– Блин, неудобно, – он зашевелился рядом с мужчиной, чуть не скинув того с кровати.

– Аккуратнее с граблями, Граймс! – произносить это было так же забавно, как и видеть выражение Рика, когда тот отзывается на свою фамилию. Только вот Рика сейчас рядом не было. Дэрил стушевался.

– Ляг на середину, я просто лягу сверху.

«Интересно, он специально, или даже не задумывается о том, как это выглядит?» – подумал Дэрил. Взгляд Карла был совершенно невинным. Тем сильнее были подозрения Дэрил о подставе. Так или иначе, он согласился на условия игры и сделал, как просил пацан.

– Я рассказал Тайризу о допросах. Думаю, тебе тоже можно, – пожал плечами малец, когда устроился на Диксоне. Он сложил руки на его груди и упер в них подбородок. Расположившись, он хлебнул еще немного кофе и вкратце пересказал Дэрилу о допросах.

– Блядь! Психи! Ебаные на всю голову извращенцы! – негодовал Дэрил, – какого черта они творят такую хуйню?

– Ну, зря ты так. Это неплохой психофизиологический опыт. Плюс ко всему, способ успокоить подростковую буйность.

– Подростковая буйность снимается дрочкой, а не этим! – выплюнул он.

– Ну, дрочка у нас тоже была, – ухмыльнулся Карл, – и не только она, если уж на то пошло.

Дэрил немного утих и заинтересованно вскинул бровь.

– Ты думаешь, мы только боль учились доставлять? Есть ведь разные способы язык развязать. К тому же все это было понарошку. Мы не калечили тела друг друга.

– Тогда тем более, какой от этого толк? В этом нет смысла, если ты не сможешь заставить себя сделать что-то из этого в реальности, зная, что не только воспоминания навсегда останутся с человеком.

– Я смогу! – зло прищурился Карл.

Дэрил усмехнулся. Он увидел в этом мальчонке отблеск себя в молодости. Психология подростков была проста: берут на понт – докажи, или не мужик. И сколько бы Карл не пытался этого отрицать, он все-таки был подростком. Ох, Диксон прекрасно понимал, к чему все ведется. Рик бы убил его на месте, узнай, на что тот еще подначивает его сына. Но от осознания запретности плода, тот становился только желаннее. Дэрил взглянул Карлу прямо в глаза и бросил красную тряпку к его ногам:

– Докажи.

Карл приподнялся над Дэрилом. Он внимательно посмотрел на него и спросил:

– Уверен?

У Дэрила язык не повернулся сказать пацану что-то вроде «зассал?». Нет, взгляд говорит о решительности. Все его тело готово было действовать. Прямо здесь, прямо сейчас, чем придется. Карл спрашивал не за себя, он спрашивал у Дэрила, готов ли тот отдаться под это. Это чертовски заинтриговало. Дэрил хитро прищурился и улыбнулся:

– У меня заниженный болевой порог. Сильно заниженный. Справишься?

Парень вскочил с кровати и бросив короткое:

– Буду через тридцать минут, – исчез из комнаты.

Его уход был столь стремительным, что Дэрил даже подался вперед. Все игривое настроение как рукой сняло. Он не испугался, он ведь любил боль. Он просто разочаровался в том, что Карл ушел, хотя и обещал вернуться.

Когда кофе уже был выпит, а мальчишка почти забыт, Дэрил повернулся на кровати и вновь сомкнул глаза, пытаясь забыться. Примерно в этот же момент в комнату влетел Карл. Он сел на кровать рядом с тумбочкой.

– Не поворачивайся.

Дэрил вздрогнул от звука его голоса. Сталь, твердая, неподатливая. Сейчас он был похож на его отца, хотя нет, плохое сравнение. Сейчас Карл был именно тем идеалом, что видел в своем отце Дэрил.

– Сними майку и ляг на живот, – тон, не терпящий возражений. Не деспотичный, не истеричный, а тот, которому просто хочется подчиняться. Дэрил не стал сопротивляться накатывающему возбуждению. Он выполнил все требования мальца.

Тот повернулся, собираясь уже усесться поверх его бедер, но вдруг увидел рубцы на его спине. Осторожное касание холодных рук, он провел вдоль одного шрама.

– Они достались мне от наших игр с отцом. Я люблю пожестче, – ухмыльнулся сам себе парень. Странное ощущение. Говоря все это Рику, он хотел, чтобы этот честный и добрый человек отвернулся от него, забыл про него и ушел, не портя себе жизнь. Рассказывая сейчас все это Карлу, он хвастался, откровенно нарываясь на большее. Видимо, именно так с ним и нужно было.

– Как хочешь, – холодно ответил Карл, отнимая руку от рубца. Этот звук заставил мурашки побежать по коже. Как давно он не испытывал ничего подобного?

Карл достал откуда-то тряпицу, обвязал ей глаза Дэрила. Потом он связал его руки и зафиксировал их у изголовья пластиковыми фиксаторами, несколько раз. Диксон был вынужден опереться на локти, чтобы не задохнуться уткнувшись лицом в подушку. При этом его спина приобрела потрясающий изгиб, от которого уже у Карла потекли слюнки. Мальчишка достал все приспособления, которые успел раздобыть за этот промежуток времени, и разложил их на тумбе. Удобнее устроившись на бедрах Дэрила, он глубоко вздохнул, улыбнулся, представляя себе картинку будущего, и приступил.

Он аккуратно взял с тумбочки свой хорошо заточенный нож. Элегантным движением руки он провел лезвием вдоль всего позвоночника, немного царапая кожу, вызывая новую волну мурашек. В таком деле главное не торопиться. За три года Карл усвоил это. Нужно довести жертву до такого состояния, когда она сама будет подсказывать, что ей нужно, чтобы дать тебе желаемое. В итоге это все равно равноценный обмен.

– Эй, я сейчас тут усну! – подначивал его Дэрил. На самом деле он прекрасно понимал, что нарывается, и он продолжал нарываться. Сегодня он сорвал внезапный джек-пот и планировал насладиться им полностью.

Карл ничего не ответил. Нет смысла вестись на провокации. Они оба знают, кто здесь главный. Они сами его назначили, причем по обоюдному согласию. Впрочем, Карл бы соврал, если бы сказал, что совсем не волнуется. Дэрил был старше всех тех, с кем ему приходилось иметь дело. Судя по шрамам – опыта у него было в разы больше. Оставалось надеяться только на проверенные психологические приемы, а так же воображение Карла, которое, поддавшись азарту, внезапно проснулось. Давно он не ощущал этого желания, узнать, что же увидел в его глазах тот мальчик, узнать, что же понравится этому сильному мужчине.

Прочертив красную полоску от самого затылка и почти до копчика, Карл приложил прохладное лезвие к одному особенно выпирающему рубцу. Он чуть надавил на нож, и металл податливо вошел в кожу. Дэрил вздохнул и вздрогнул всем телом. Опустив голову между рук, он тихо прислушивался к ощущениям.

– Для начала, удалим эти ужасные отметины с твоей спины, – отчетливо произнес он, чеканя каждое слово. Дэрил должен был ясно осознавать, что его сейчас ждет.

Карл надавил на нож еще сильнее. Оружие плавно поплыло под кожей, отрезая изуродованный кусок кожи. Дэрил закусил губу и чаще задышал. Когда первый кусочек был отрезан, он глубоко вдохнул и с облегчением выдохнул. Карл не дал ему отдышаться. Он сразу же вогнал нож под второй рубец и начал аккуратно его срезать. К третьему Дэрил начал кряхтеть и постанывать. На пятом он вскинул голову, выгнул спину и застонал в голос.

Так как большую часть спины уже залило кровью, Карлу было тяжелее вести нож в правильном направлении. Тот постоянно норовил соскочить, не дорезав до конца. Так он и сделал на девятом. Мальчишка сильно дернул, доставив Диксону действительно болезненные ощущения.

– Прости, – наклонился он к самому его уху. Жаркий шепот, однако, нисколько не раскаивался в содеянном, – этот не особо большой, но его все равно нужно убрать.

С этими словами парень потянул недорезанный кусочек, просто отрывая кожу от спины охотника. Дэрил стонал сквозь зубы, потому что громче было нельзя.

Когда последний, по мнению Карла, рубец был удален, Дэрил опустил тяжелую голову между уставших от напряжения рук и попытался отдышаться. Карл позволил ему эту маленькую передышку, учитывая тот факт, что их еще многое ждет впереди. Он взял полотенце и аккуратно вытер всю кровь, что уже успела натечь из образовавшихся ран Диксона.

– Знаешь, – закончив вытирать, заговорил с ним Карл, – я тут подумал. Если оставить их в таком виде, они ведь снова зарастут ужасными рубцами, – он наклонился ближе, – и мне снова придется срезать их.

Услышав это, Дэрил вздрогнул. «Еще раз», – завертелась в голове болезненно-сладкая мысль. На самом деле, боли уже почти не чувствовалось. Спина просто горела и пульсировала немного, но, мальчишка на славу постарался. Он смог довести Дэрила до такого состояния, что ему приходится приходить в себя.

– Поэтому я обработаю их получше, чтобы они зажили до конца, – закончил он фразу. Он взял с тумбы кусочек пемзы и приложил к первому рубцу, – я где-то слышал, что шлифовка помогает при заживлении шрамов. Проверим? – спросил он и тут же стал натирать кожу рядом с надрезом.

Дэрил молчал, но ровно до тел пор, пока раздражитель «случайно» не съехал на ранку и не дернул ее со всей силы. Боль вновь вонзилась в мозг со всей силы, заставив Дэрила вскинуть голову и коротко вскрикнуть. Он вцепился руками в изголовье, стараясь удержаться в этом мире и не заорать, потому что таких «случайностей» было еще порядком дофига. Как только Карл замечал, что Дэрил расслабляется, он тут же взвинчивал темп и пару-тройку раз проходился по свежему порезу. Благодаря свежей крови движения проходили легче, но из-за нее же Карл не видел, где уже успел поработать, а где еще нет. Приходилось ориентироваться по движениям Дэрила и собственной памяти.

Когда руки Карла устали, он отложил измазанную в крови пемзу в сторону и вновь отер всю спину. Теперь, когда он увидел, что он сотворил, мальчишка на секунду ужаснулся от осознания того, что делает с парнем. Но, Карл перевел взгляд на его макушку. Голова мужчины ходила ходуном от бешеного дыхания и сердцебиения. Он весь вспотел и пытался предпринять бесплотные попытки перевести дух. От этого зрелища у парня внутри что-то прищелкнуло, и он думать забыл о возможном недовольстве парня по окончанию их маленького развлечения.

– Ну вот, теперь твоя спина идеально гладкая. Кажется, я даже стер некоторую часть татуировок. Но не беда. Когда мы закончим, ты сможешь сделать себе новые на всю спину. Или ты уже выдохся? – наигранно разочарованным голосом поинтересовался Карл.

– Нет, – почти задыхаясь, выплюнул парень.

– Так мне продолжать? – холодно поинтересовался Граймс.

– Да, – все еще задыхаясь, ответил Дэрил.

– Хорошо, – он опустил повязку с глаз Дэрила к его рту, крепче ее фиксируя, заставляя закусить, – теперь будет кое-что помощнее. Я услышал об этом от профессионалов, так что надеюсь тебе понравиться.

Жмурясь от пота, застилающего глаза, реднек напрягся всем телом, ожидая самого худшего.

Карл достал марлю, сложенную в несколько раз, смочил ее в уксусе. Острый запах уксусной кислоты ударил в нос Дэрила и тот задергался под Карлом, сам не понимая, чего хочет этим добиться. И без того горящие легкие стали работать еще быстрее, почти не позволяя нормально вздохнуть. Дэрил действительно испугался того, что будет дальше. Карл, увидев какую реакцию на мужчину произвел запах, снова завел свою речь:

– Мне говорили, что это помогает даже при самых ужасных шрамах. К сожалению, я не нашел здесь специализированной, но, думаю, уксусная вполне должна подойти, – с этими словами он накрыл спину Диксона марлей.

Мужчина взревел от боли. Если бы не кляп у него во рту, на его крик точно кто-нибудь прибежал. Из его глаз брызнули слезы, он забился в агонии, стараясь стряхнуть с себя мальчишку и чертову марлю. Он бился долгих пятнадцать минут. Даже Карл начал думать, что тот не утихнет и скинет его с себя, в конце концов. Но парень выдохся и затих. Он опустил голову между зафиксированных рук и начал тихо поскуливать, пытаясь привести дыхание в порядок.

– Как ты? – все тем же холодным тоном спросил он, – готов ко второму подходу?

Мужчина дернулся от его слов. Нет, ни за что! Он не выдержит этого во второй раз! Но Карл не слушал его протестующих стонов. Он стянул с его спины окровавленную марлю, с усилием отрывая прилипшую ткань от свежих ран. Мальчишка еще раз промочил ее в уксусе и вновь набросил на спину охотника. Дэрил вновь забился в истерике. Правда, в этот раз он бился всего минут пять-семь, после чего просто замолк. Только по активно вздымающейся спине можно было понять, что он еще жив и находится в сознании.

– Ну, теперь я закончил с твоей спиной, – произнес Карл все тем же холодным голосом. Не подавая виду своими движениями, он утер со лба пот и глубоко вздохнул, успокаивая сердце. Он стянул повязку со рта Диксона, – как ты себя чувствуешь?

Дэрил тяжело дышал. Он ничего не ответил, он не думал, что был в состоянии что-либо ответить. Боль уже прошла, но ее жуткие отголоски волнами проходили по телу, вызывая непроизвольные судороги. Мужчина стер пот со лба об подушку.

Молчание было хорошим знаком. Дэрил был вымотан, а значит, сейчас наступало время для самого интересного. В конце концов, ради этого все затевалось. Ради этого был придуман весь хитрый план. Карл аккуратно подлез рукой под животом Дэрила, нащупал там пуговицу, отщелкнул ее, кое-как расстегнул молнию и стянул с охотника штаны.

Дэрил только промычать успел, прежде чем услышал свист и ощутил обжигающее касание кожи ремня. От неожиданности он уставился перед собой огромными глазами и прислушался к своим ощущениям. Ему не показалось? Карл только что шлепнул его по заднице?

– Ты не ответил мне, Дэрил, – поучительно произнес Карл, – а плохих мальчиков, не делающих того, что их просят, наказывают, – он еще раз замахнулся и ударил. С уст Дэрила сорвался протяжный стон. Мужчина дернулся изо всех сил, но Карл, сидящий на его ногах, удержал.

Он ударил снова и снова. Он бил до тех пор, пока вся задница Дэрила не покрылась равномерным рисунком из красных полос и ссадин. А Дэрил дергался, закусывал губу, постанывал, гортанно рычал, но, не признаваясь в этом сумасшествии самому себе, наслаждался.

Карл вдруг остановился, насладился великолепным зрелищем, щелкнул еще разок, почувствовав дрожь мужчины, и радостным голосом произнес:

– Подними-ка свою задницу и расставь ноги.

– А не оборзел ли ты, пацан? – уткнувшись лицом в сгиб локтя, выплюнул Дэрил.

Карл стремительно подскочил к его голове, дернул мужчину за волосы, заставляя того поднять голову, резко приложил ремень к его рту. Парень затянул пряжку до упора, фиксируя ремень на рту мужчины. Затем мальчишка со всей силы потянул ремень на себя, доставляя Дэрилу жуткое неудобство.

– Говорю я, – зловещей сталью зазвенел его голос, – ты слушаешь и выполняешь. Молча. Понял? – парень был вынужден пересесть на спину Дэрила, чтобы провернуть этот маневр. Он поерзал, чтобы вызвать еще больше неудобства, но не успевшие зажить раны снова начали кровоточить и залили Карлу все штаны. Впрочем, сейчас это было последнее, что его волновало. Неподчинение нужно пресекать в корне. Карл прекрасно знал, что Дэрил сам нарывался на это, просто он никогда не подходил к этому после столь долгого процесса. Да и вряд ли Дэрил когда-нибудь позволял себя трахать какому-нибудь мальчишке. Так что сейчас нужно было просто продавить.

– Я спрашиваю, ты меня понял? – вновь повторил свой вопрос Карл. Дэрил не мог ничего сказать из-за ремня на лице, так что просто дернул бедрами в знак подтверждения. Голос мальчишки проник куда-то слишком глубоко в душу мужчины. Было действительно стремно, хрен его знает, что этот говнюк может с ним сделать. Буйным лучше подчиняться. Да и парень доставлял ему сильные неудобства, ерзая по его разодранной в хлам спине.

– Молодец, – похвалил его Граймс и отпустил ремень, позволяя опрокинуть голову и расслабить затекшие мышцы шеи. Мальчишка слез со спины и с кровати вообще, наблюдая за тем, как Дэрил встает на четвереньки, выгибая дугой израненную спину. Карл усмехнулся, состроив на лице довольную гримасу. Он знал, что Дэрил искоса наблюдает за ним. Парень нарочно не смотрел ему в лицо. Он расстегнул свои окровавленные штаны и скинул их с себя вместе с бельем, обнажив уже приличный для такого возраста член. Карл вернулся на кровать и пристроился сзади. Просунув руку под животом, парень нащупал стояк Диксона. «Гребаный извращенец», – с улыбкой подумал юноша, сделав одно сильное движение о головки до самого основания. Отпустив конец Дэрила, Карл взял с тумбы презерватив и натянул его на свой член. Удобнее устроившись между ног Диксона, Граймс немного подразнил его, пока мужчина приглашающе не подмахнул ему. Сам. Карл удовлетворенно хмыкнул и вогнал свой пенис в неразработанное отверстие примерно до половины. Его хер был достаточно настойчивым для того, чтобы порвать Диксона. Через пару сильных движений, когда кровь смешалась со смазкой с презерватива, Карл вогнал на всю длину и позволил себе один единственный короткий тихий стон наслаждения. Сразу за ним он начал двигаться активно, стараясь не столько доставить удовольствие или боль, сколько просто снять с себя напряжение всей их маленькой игры.

Дэрил под ним охуевал с того, как этот сынишка, с позволения сказать, Рика, имел его. Было всего два выворачивающих мозги наизнанку факта: Карл делал это очень даже неплохо, и Дэрилу это нравилось. Спустя пару минут равномерных фрикций, Дэрилу захотелось большего. Он прогнул саднящую спину и умоляюще посмотрел на невозмутимого Карла, продолжающего равномерно входить в него. Взглянув на просящего мужчину, Граймс смачно шлепнул рукой по избитому бедру и взвинтил темп. Дэрил застонал и опустил голову. Задница теперь тоже саднила и внутри, и снаружи. Но было во всем этом то самое, что заставляло Дэрила хотеть большего. Он расставил ноги сильнее, опустился на локти, выгибая спину невероятнейшим образом. Карл не выдержал, сорвал с его спины марлю и провел руками по окровавленному месиву. Схватив Диксона за талию, он лег на него сверху и стал вбиваться еще сильнее. Кровь размазалась по его груди и плечам, впитываясь в майку, которую парень так и не снял, и это было невероятное ощущение. Карл не заметил, как кровь попала ему на лицо, смешалась с его собственным потом и проделала аккуратный путь к уголку его глаз.

Дэрил уже откровенно скулил, умоляя наконец-то вспомнить про его член. Карл ухмыльнулся. Он нашарил рукой возбужденное естество и начал надрачивать в такт своим движениям. Когда конец был уже близок, Карл оторвался от спины Дэрила, убрал руки с его члена, перехватив мужчину за яйца. На финальном толчке, когда Дэрил подался вперед вслед за бедрами Карла, мальчишка оттянул его яйца на себя и сжал их. Диксон вскрикнул и кончил одновременно с Карлом.

Вытащив свой обмякший член из пульсирующей задницы охотника, мальчишка стянул с себя гандон и выкинул его в мусорку, стоящую в ногах кровати. Парнишка встал, отошел от постели и критично осмотрел свое творение. Голый, измученный Дэрил продолжал стоять на четвереньках и тяжело дышать. Его руки все были сбиты в кровь, но продолжали держаться за спинку. Взмыленные волосы перемешались с потом и прилипли к лицу. Кровь стекала со спины и капала густыми темными каплями на перепачканные простыни. Изумительное зрелище.

Парнишка вернулся к кровати, снял с Дэрила ремень, потом разрезал ножом фиксаторы на руках. Он взял новую марлю, на этот раз без уксуса, и просто протер ей уже подсохшие кровоподтеки. Кровь реднека сворачивалась на удивление быстро. Потом он помог Дэрилу натянуть штаны и устроиться на кровати поудобнее, а сам убежал в душ. Вернулся он уже в откуда-то взявшейся свежей одежде. Все продумал, хитрая задница. Завернув все свои инструменты в испачканную одежду, он собирался уходить, но Дэрил поймал его за руку и измученным взглядом молча попросил его остаться. Карл ухмыльнулся и ответил:

– Тебе нужно отдохнуть.

– Я все равно не усну.

– Хорошо, – улыбнулся парнишка, кинул вещи рядом с кроватью и присел там же на колени, лицом к Дэрилу.

Он сложил руки на постели и уперся в них подбородком. Улыбаясь, он тихо поинтересовался:

– Как ты?

Дэрил честно прислушался к своим ощущениям. Боли уже не было. Совсем. Даже отголосков. Были лишь тяжесть, усталость, слабость и полное неверие в то, что только что произошло.

– Устал, – решил ответить он самое нейтральное.

– Ничего не беспокоит?

– Уже нет. Болевой порог, помнишь? – вымученно улыбнулся он.

Парень улыбнулся в ответ. Он убрал одну прилипшую ко лбу прядку за ухо Дэрилу, и спросил:

– Тебе понравилось?

Не «убедил?», не «как тебе?», не «доволен?», а именно, мать его, ласково спрашивающее: тебе понравилось? Козел. Дэрил засмеялся сам над собой. Карл немного смутился, не совсем понимая реакцию мужчины.

– Как у тебя получается?

– Что именно?

– Так натурален во всех выражениях. Я реально чуть не пересрался, когда ты начал угрожать мне.

Карл хмыкнул:

– Ну, годы практики. Я ведь не угрожал тебе, просто сказал определенным тоном, твой мозг сам достроил правильные выводы.

– А если бы я не поддался, что бы ты тогда делал?

– Ну, в зависимости от ситуации. Скорее всего, просто развязал бы тебя, и мы закончили. Передавливать реальную ненависть я бы не стал. А так на моей стороне был значительный перевес.

– Какой?

– Ты хотел этого, Дэрил.

– Хотел быть трахнутым мальчишкой? – пренебрежительно кинул Диксон.

– Хотел секса со мной. При других обстоятельствах возможно и я был бы снизу, это не принципиально. Принципиально то, что ты хотел получить удовольствие именно от меня или вместе со мной, тут тебе самому выбирать.

Мужчина заткнулся. Он вдруг осознал, что это была не подростковая вспышка гордости, им только что подло манипулировали. И скорее всего задолго до начала разговора про допросы. Скорее всего, это было еще до кофе, возможно даже в тот момент, когда парень только постучал в дверь его комнаты, он уже знал, чем все закончиться. Своей догадкой Дэрил был одновременно потрясен, удивлен, огорчен и восхищен. Эта буря чувств в купе с усталостью вызвала на его лице такое странное выражение, что Карл невольно засмеялся.

– Что ржешь, придурок? – злобно выплюнул Дэрил.

– Считай, что я отдал тебе должок за Шейна, – успокоившись, ответил он.

– Сука ты маленькая.

– Какой есть.

– Если Рик узнает об этом…

– А он узнает? – перепугался не на шутку парень.

– Я не самоубийца, Граймс, – прошипел Диксон, – к тому же, – он лениво потянулся, – мне действительно понравилось.

Карл довольно усмехнулся и взглянул в глаза Дэрилу:

– Может, тогда отстанешь от моего отца? – немного грустно поинтересовался он.

Дэрил ответил ему долгим задумчивым взглядом. Последний кусочек мозаики, которая никак не хотела собираться, наконец, встал на место. Ответ на вопрос «нахрена произошедшее было тебе» вдруг ясно засиял в умоляющих глазах мальчишки. Два сапога пара. Гребаные извращенцы, что отец, что сын. Впрочем, Дэрил вообще ни разу не лучше, так что не ему судить.

– Я понял тебя, пацан, – криво усмехнулся мужчина, – больше не лезу.


========== Побег ==========


Они добрались до радиостанции. Они даже расчистили ее более-менее. Они укрепились достаточно для того, чтобы попытаться врубить аварийные генераторы и не быть при этом съеденными. Если бы не Тайриз, Рик скорее всего не справился на следующей стадии: стадии включения станции и выхода в эфир. На это у них ушло почти целых три дня.

Перед тем, как начать вещание, Рик решил поболтать с Эдвином. В конце концов, данные о возможности существования вакцины были именно у него.

– Дженнер на связи. Слушаю тебя, Рик.

– Мы на месте, док. Готовы вещать. Есть что рассказать мне перед началом или миру в процессе?

– И то, и другое, Рик. Во-первых, хочу обрадовать. В целом и общем, у нас уже есть антивирус, который мы готовы проверить на человеке. Подробностей не расскажу, но суть в том, что крови твоего человека достаточно, главное чтобы в ней не было вируса, иначе антивирус не успеет зарегистрироваться в иммунной системе.

– Погоди-погоди. Что это значит? Сашу можно вылечить?

– Расслабься и дай мне договорить. Антивирус можно будет вводить людям, которые еще не заражены, чтобы предотвратить возможность заражения вообще. Теперь по поводу вакцины. Здесь все немного сложнее. Видишь ли, даже с нашими технологиями очень сложно научиться воссоздавать нечто подобное в лабораторных условиях, плюс у нас давно не было поставок. Так что единственный способ получить антивирус – это кровь твоего человека. Так как мы не можем выкачивать ее литрами, нам сложно делать много тестов.

– Ты можешь сразу к сути?

– Для того чтобы разработать вакцину, которая по сути своей просто должна распространяться по телу быстрее чем вирус, нам нужно больше антивируса. Сейчас мы бросили все силы на его воссоздание, пока небольшой отдел занимается непосредственной разработкой самой вакцины.

– То есть все, что вам нужно, чтобы спасти Сашу, это время?

– Причем немного. Месяц, максимум два.

– У нее есть это время?

– Пока она в криокамере, у нее годы, Рик.

– Рад это слышать. А что на счет тех, кто уже переродились?

– Их мозг мертв, Рик. Им уже не помочь.

Наступила небольшая пауза. Оба они переваривали только что услышанное.

– В общем, – возобновил свою речь Дженнер, – я тут немного занят, так что ты не мог бы сам им все рассказать?

– Да, конечно! Спасибо тебе огромное, Эдвин.

– Да, и еще кое-что. По возвращении поговори со своим сыном, пожалуйста.

– Что-то случилось?

– О, словами не описать. В общем, сам все увидишь.

– Дженнер, что с моим сыном? – зло выговорил Рик.

– Расслабься, Граймс, – зазвучал в динамике голос реднека, – повздорили немного. У тебя растет отличный солдат.

– Дэрил. Господи, с тобой все хорошо?

– Ага. Я же говорю, не парься. Лучше вытащи нас всех отсюда.

– Да. Да, Дэрил, конечно!

– Конец связи.

– Конец связи, – повторил Рик и выключил передатчик.

Тем вечером они связались с внешним миром в обход заведующих Зоной людей. Все штаты узнали о том, что творится внутри. Люди развернули акции по сбору припасов. Многие политики, почуяв жареное, начали работать на Зону, а не против нее. В тот вечер, благодаря Рику и Тайризу, огромное количество выживших наконец обрело шанс. Никто из них не знал, что спасательные экспедиции прекращались. Никто из них не знал, кого благодарить в их возобновлении.

– Почему никто не сделал этого раньше? – улыбнувшись, вслух поинтересовался Рик.

– Мы жили здесь три года, Рик. Все эти три года мы думали, что нас ищут. Мы видели кучи вертолетов. Мы подавали им знаки, мы продолжали бестолково надеяться на чудо. И, думаю, мы уж точно не подозревали о том, что правительство решит просто уничтожить нас, потому что умер один из военных.

– По факту, двое.

– Плевать, Граймс. Они даже не удосужились поинтересоваться, в чем дело! Я понимаю, как глупо звучат мои отмазки, но поверь мне, старина. Если бы не ты, я был бы мертв сейчас. А прочие продолжили бы надеяться на правительство, делая все, что они могут, чтобы выжить.

– Наличие всезнающего главного сильно расслабляет, – усмехнулся Рик.

– Таков уж наш менталитет.

– Лучше уж так, чем палить ракетами в обход начальства, как это сделали русские.

– Ну, сейчас ты поступил примерно так же.

– Твоя правда.

Они решили остаться здесь на некоторое время. Еда была, так что они позволили себе расслабиться. Связь с внешним миром, что-то настолько далекое для Тайриза, но что-то почти родное для Рика. Он уже продумал свой полугодовой отпуск, а также на что потратит свою компенсацию за каждый чертов день, проведенный в этом аду.

*

Рик вернулся в штаб ЦКЗ через пару дней. Это было нелегко, но Тайриз знал, как выживать, тем более он был уверен в том, куда идет, так что проблем практически и не возникло. Когда они добрались до места, сам Дженнер вышел их встречать. Впрочем, он был не один. Дэрил и Карл с Мишонн тоже были там. Компания радовалась воссоединению. Впервые за долгое время все шло по плану. Все было если не прекрасно, то, по крайней мере, хорошо.

После того, как Рику и Тайризу выделили комнаты, первым делом Рик решил немного прийти в себя. Он заперся в душе на долгих полчаса. Он просидел бы там и дольше, но врожденная скромность не позволяла ему слишком сильно пользоваться гостеприимством Эдвина. Перекусив любезно оставленными в его комнате яблоками, Рик позволил своему телу отдохнуть вне графика. Теперь уже можно было. Скоро он возвращается домой, так что больше эта схема не была ему нужна. Рик улыбнулся, про себя вспоминая пережитые в этом месте мгновения. Встреча с Дэрилом, предательство Шейна, группа Тайриза, засада, его сын, последний, кто у него остался во внешнем мире… смерть Шейна. Они добрались до ЦКЗ. Они нашли его там, где и не рассчитывали. Они успели спасти Сашу. Последние… сколько? Три недели? Не важно, кажется, уже год прошел. С ним столько всего случилось. Был ли он рад, не уверен. Но, лучше уж так, чем как-то по-другому. В конце концов, он даст надежду Зоне. Все выжившие, которых, он был уверен в этом, было еще не мало, наконец-то получили шанс сбежать из этого ада. Это было главное.

Отдохнув немного, Рик решил сходить к Эдвину. Им было о чем поболтать. Благо, мужчина уже закончил со своими делами в лаборатории и теперь просто сидел в одной из компьютерных комнат и тупо пялился в монитор.

– Как успехи? – отвлек его Рик.

– О, Рик? Заходи! Присаживайся. Составишь мне компанию.

Так как монитор загораживал Рику стол, он не видел открытой бутылки вина и на треть заполненного бокала. Когда он подошел ближе и заметил, он удивился:

– Что празднуем?

Эдвин улыбнулся. Он придвинул соседний стул, чтобы Рик смог устроиться на нем, потом встал, отошел к шкафчику в углу комнаты и вернулся с еще одним бокалом:

– Победу, Рик. Мы празднуем день освобождения Зоны от заразы.

Рик присел на предложенный стул, принял наполненный вином бокал, звякнул стеклом и сделал небольшой глоток. Вино было хорошее. Не то, чтобы он в этом разбирался, но хорошее от плохого отличить мог.

– Я думал, что до победы еще далеко. Вакцина, эвакуация, все дела.

– Это мелочи, – отмахнулся Эдвин и отпил еще, – важные, но мелочи. У нас появился ключ, а это главное. Мы уже имеем оружие, осталось раздать его каждому, кто умеет стрелять.

– Я рад за вас.

– За нас, Рик. За нас!

Они замолчали ненадолго, погрузившись каждый в свои мысли.

– Вчера в 15:38 мы привили Милтона, – произнес вдруг Дженнер, – он сам вызвался. Крепкий малый, несмотря на хилый вид, яйца у него стальные.

Рик улыбнулся.

– С тех пор мы каждый час фиксируем его состояние. Все отлично Рик. За все это время ни единого сбоя в работоспособности организма.

– Отличные новости.

– Да, учитывая тот факт, что завтра к вечеру сюда прилетит вертолет и заберет нашего единственного подопытного, очень здорово иметь под боком образец, который способен самостоятельно воспроизводить антивирус в своей крови.

– Дэрила забирают?

– Всех вас, Рик. Дэрила, тебя, Карла, Тайриза с Мишонн. Саша пока останется здесь, но ненадолго.

– Не думаю, что Тайриз и Мишонн полетят с нами в таком случае.

– Я тоже так думаю. Но на всякий случай заказал пять мест.

– Ты хороший человек, Дженнер.

– Да?

– Серьезно. Когда я впервые тебя увидел, подумал что ты заодно с теми, кто наверху. Ну, знаешь, правительство, которое не хочет получить вакцину.

– Ну, не мудрено. Я же из ЦКЗ. Я просто обязан им подчиняться, – улыбнулся Эдвин.

– Даже когда ты сказал, что не в курсе, я не совсем поверил тебе.

– Мудрая мысль. А что думаешь теперь?

– Ты согласился защищать моего сына и спасти Сашу. Ты дал нам надежду на спасение Зоны, все людей, что еще блуждают здесь в поисках помощи. Ты хороший человек. Спасибо тебе за это.

Эдвин отпил еще немного.

– Когда ты сказал, что людям наверху вакцина не нужна, я очень сильно удивился. Как только все это случилось, я имею ввиду заражение, военные первым делом кинулись защищать нас. Мол, умники во всем разберутся. Потом, когда поставили стены, нас загнали внутрь. Они периодически связывались с нами, спрашивали, что нужно, все ли хорошо. Но, если подумать, я ни разу не слышал от них вопроса про вакцину. Ни единого упоминания. Мы просили от них свежие трупы, чтобы работать, но они настолько редко приносили что-то подходящее. Мы думали, что это очень трудно, раздобыть что-то стоящее, но теперь я понимаю. Нас сдерживали. Я все еще не понимаю, почему они это делали, но они точно не хотели, чтобы мы добились успеха.

– Какие-нибудь предположения?

– Много, разных.

– Самое правдоподобное?

– Лучше спроси о самом неправдоподобном. Оно интереснее.

– Ну-ка? – заинтересовался Рик.

– Не русские заразили штат. Это была наша разработка, но нам негде было ее испытать. А тут вполне себе приличный повод: штамм проверить, русским подгадить, передышку в войне сделать.

– Они не могли на русских проверить? Война все-таки была.

– Ты что?! На штаты бы тогда столько всякого дерьма вылилось. Мы и так не на самом лучшем счету на мировой арене. А тут вроде как мы жертвы. Все нам сопереживают, а мы втихаря продолжаем тестировать вирус. Улучшать его.

– Серьезно? – нахмурился Рик.

– Ну, ты же спросил о самом неправдоподобном, – улыбнулся Дженнер, – брось, Рик, ты же солдат! За такие антипатриотические вещи ты должен мне врезать.

– Я больше не солдат, Эдвин. Меня списали. Бросили в месте, кишащем этими… ходячими. А потом бросили здесь моего сына. И все это при условии того, что нам активно втирали, что выживших здесь нет. Блядь. Я ненавижу правительство. И я не удивлюсь, если твоя теория окажется правдой.

– Так или иначе, ты прочно прижал их к стенке. Теперь они никуда не денутся и все сделают. Люди снаружи проследят за этим, – похлопал его по плечу доктор.

– Спасибо, док, – улыбнулся ему в ответ Граймс.

*

– Уверен? – вопросительно приподнял бровь Дэрил, раскинувшись на своей кровати и глядя на сынка Рика.

– Уверен. Первым делом он пойдет к Дженнеру. Ему важно узнать, что все под контролем. Потом он пойдет к тебе.

– А если к тебе?

– Большой разницы нет. Кого бы он ни выбрал, не обнаружив его, он пойдет к другому. Будет лучше, если он увидит нас в твоей комнате. Проще будет что-то доказывать после.

– Он ведь врежет мне.

– И скорее всего не раз. Но не бойся, если он начнет переходить черту, я успокою его.

– Ох, черт, пацан, будешь должен по гроб жизни, – прошептал Дэрил, касаясь губ нагнувшегося над ним Карла.

– Я найду, чем отплатить, – тихо ответил ему парень.

*

Когда они закончили с вином, Граймс поблагодарил Эдвина за душевный разговор и направился в комнату к сыну. Следовало узнать, как там мальчишка. Рик скучал по нему. Теперь их было только двое с их маленьким секретом про Шейна. У них не было Лори, но была целая жизнь, для того чтобы укрепить остатки этой семьи. Может быть, Рику даже следовало жениться второй раз.

Мальчишки в комнате не оказалось. Это было странно, потому что его не оказалось и в общей комнате. Нахмурившись, Рик пошел к Дэрилу. Это второй человек, с которым бы он хотел переговорить. Кажется, у них с его сыном были какие-то напряги, которые следовало бы решить перед отъездом. Он не хотел, чтобы эти двое прощались врагами. Было бы здорово, если бы Дэрил мог стать частью их семьи, ну или хотя бы другом. Все-таки он спас Рику жизнь. Карлу стоило помнить об этом.

С этими мыслями Рик без стука повернул ручку двери и вошел в комнату Дэрила. Сначала он был удивлен тем, что увидел: обнаженный Дэрил, на спине которого синие корки от заживляющего биогеля. Вся чертова спина была в этих корках. Он как минимум должен был проехаться на спине по огромному куску наждачной бумаги. Потом Граймс был смущен: Дэрил недвусмысленно двигался и кряхтел. То, что солдат увидел следующим, повергло его в шок: его сын извивался под сильным телом мужчины, вторя стонами каждому особо мощному толчку.

И тут ярость поглотила Граймса. Мужчина кинулся вперед, схватил Дэрила за плечи и скинул его на пол.

– Какого хера ты творишь, ублюдок? – наорал он на Дэрила, что было мочи.

Диксон сгруппировался, готовый к ударам ног, но их все не было.

– Отвечай, уебок! – крикнул Рик еще раз, – что тут происходит?!

Рик замахнулся, чтобы ударить, но голос Карла остановил его:

– Отец! Не надо! – мальчишка был весь взмылен, в глазах сверкало возбуждение и страх. Он часто дышал.

– Одевайся и проваливай отсюда! – гаркнул на него Рик, – с тобой я позже поговорю!

Карл не стал сопротивляться сейчас. Он сделает это позже, когда отец все переварит, когда поймет.

– А ты, – он ткнул пальцем в Дэрила, – никогда больше не смей подходить ко мне или моему сыну! Ты понял меня?

Дэрил посмотрел на него из-под рук, прикрывающих лицо.

– Я спрашиваю, ты понял?!

– Понял, Граймс! А теперь свали. Это моя комната, – все так же лежа на полу, ответил ему Дэрил.

Когда Рик, шумно дыша, вышел из его комнаты, Дэрил развалился на полу и раскинул руки.

– Ну, вот и все, мелкий. Счастья вам, – с сарказмом выплюнул он. Потом хмыкнул и улыбнулся, прикрыв локтем глаза, – а ведь не ударил.


========== Туда, где несчастья и бедствия ==========


Шумных проводов не было. Из рабочего персонала всего двое пришло попрощаться с нелюдимым Дэрилом. Рика вообще никто не знал. Карл был единственным, ради кого пришли шестеро человек, включая Милтона и тех двоих из лаборатории. Мальчишка всем нравился, так что отпускали его с трудом. Тайриз и Мишонн тоже пришли проводить друзей. Они обещали связаться с Риком, когда Сашу вылечат, а потом договориться о встрече за пределами зоны.

Вертолет прилетел вовремя. Кроме пилота, медика и солдата там было еще два журналиста, один из которых прилетел, чтобы остаться. Странно, что ему позволили, но парень был болтлив, красив и даже на вид дерзок на столько, что вряд ли ему кто-то смог помешать.

Когда ребят загрузили внутрь, у них не было и пяти минут свободного времени. Медик все время трясся над кем-нибудь из них, собирая все возможные данные, от анализов крови до сетчатки глаза.

– Рик Граймс? – уточнил вдруг он у солдата.

– Он самый.

– По базам проходите как погибший в Зоне.

– Ага.

– Кстати, у меня для вас плохие новости. Ваш сослуживец и сын…

– Сослуживец точно, а вот насчет сына я не уверен, – перебил его Рик.

Медик странно посмотрел на него, потом на Карла, до которого еще не дотронулся, ухмыльнулся, покачал головой и продолжил осмотр.

По прилету на базу их первым делом полностью дезинфицировали. После этого Граймсов с Дэрилом разлучили, и Рик мечтал о том, чтобы навсегда.

Пока они с сыном проходили всю это бюрократическую волокиту с восстановлением из мертвых, он все время думал о поступке Дэрила. Какого? Ну, какого он полез трахаться с его сыном? Говнюк совсем головы не имеет? А ведь казался таким классным парнем. Впрочем, стоило обратить на него внимание еще тогда, когда он подначил Карла на убийство Шейна. Сраный манипулятор использовал его ребенка без зазрения совести. Не мог, что ли Рика дождаться? Не мог, что ли кого-нибудь другого себе найти, если уж совсем невтерпеж, и рука не помогает? Сука. Ебаная сука. Другого и не скажешь. А Карл ходил как пришибленный. Молчал в тряпочку и во всем слушался отца. Стоило поговорить с ним на тему произошедшего, но только когда окажутся дома, в полной безопасности и с неплохой компенсацией в кармане.

*

Прошла всего неделя с тех пор как все случилось. Бодрый Граймс, уже вернувшийся в обычный режим сна, готовил завтрак для них с сыном. Карлу позволили в свободном порядке посещать местную школу до тех пор, пока они не разберутся с его восстановлением в школу спецназначения. Но Карл не особо рвался на занятия, которые, по его словам, были слишком простыми и скучными. Чтобы сын не потерял форму приходилось выдумывать ему кучу разных «специальных заданий», вроде почистить водостоки или перебрать весь хлам на чердаке. А хлама оказалось много. Его коллекционировала Лори. Со словами «может пригодиться», она стаскивала все эти вещи на чердак. Теперь ее не было. Осознание этого не пришло к Рику даже тогда, когда он увидел ее могилу, а рядом могилку своей не рожденной дочери. Несмотря на то, что ее не успели крестить, ей позволили лежать вместе с матерью. Осознание смерти Лори не приходило к нему по большей части от того, что он привык не видеть ее. Он ведь постоянно был в разъездах и на заданиях, порой, не появляясь дома месяцами. Так что Лори была жива. Он была где-то у родителей или с подругой, но точно жива и здорова. И думать о том, что ее кровь была отчасти на его руках, совершенно не хотелось.

Так или иначе, именно сегодня Рик решил обсудить с сыном случившееся в ЦКЗ. Поэтому, когда мальчишка проснулся и позавтракал, прежде чем отпустить его, отец остановил его уничтожающей всю уверенность в себе фразой:

– Карл, нам нужно поговорить.

Страх легонько коснулся сердца мальчишки. У него было не так много неприятных разговоров с отцом, в основном с кураторами в школе. К тому же Карл давно ждал этого разговора. И хотя он немного волновался, он держал себя в руках. От того, что он скажет и как прореагирует, зависело их с Риком будущее. Он не мог упустить шанс, так любезно предоставленный Дэрилом.

– Я слушаю тебя, пап, – дрожащим голосом проговорил Карл. Он всю неделю вел себя тише воды, ниже травы, чтобы лишний раз не нервировать отца и позволить ему самому во всем разобраться. Со стойкой позицией было легче сражаться. Гибкую позицию сложно контролировать, особенно когда плохо знаешь человека. А Карл понял, что не так уж хорошо знает своего отца.

– Это по поводу того, что случилось в ЦКЗ.

Карл отвел взгляд.

– То, что случилось там, Карл. Это… – Рик сам не знал. Он ни в коем случае не хотел довить на ориентацию сына, говорить что-то про ущербность или обязательства. Нужно было как-то обойти эту сторону вопроса и перейти сразу к сути: им манипулировали в личных целях.

– Ты про нас с Дэрилом? – невзначай уточнил Карл, пытаясь щупать и направлять линию разговора одновременно.

– Да, именно про тот случай. Слушай, – тяжело выдохнул он, – в мире существуют разные люди. Есть хорошие, а есть не очень. Ты теперь взрослый, но не достаточно для того, чтобы разобрать, кто из них кем является. Господи, – он схватился за голову, – даже я оказался не так уж хорош в этом! Но ничего. Это придет с опытом. А пока, я хочу, чтобы ты держал ухо востро. Эти не очень хорошие люди могут воспользоваться тобой в своих целях. Они могут заставить тебя делать то, что может оказаться неправильно или…

– Пап, – усмехнулся Карл. Такой простой, но многословный. Прям даже грустно становится от понимания того, что отец так плох в его воспитании. Этот разговор нужно было проводить с ним лет в одиннадцать. Печально, что отец видел в нем ребенка. Ничего, сегодня Карл это исправит. Не мог не исправить.

– Что?

– Позволь мне рассказать, как все было, окей? А ты присядь и послушай.

Рик напрягся, но спорить не стал. Он присел на стул и уставился на сына. Младший Граймс расселся на стуле, положил одну руку перед собой на стол и с хитрым, почти лисьим прищуром уставился на отца. Карл начал свой рассказ:

– В тринадцать лет, Рик, – он нарочно обратился к нему по имени, чтобы показать незначительность в разнице их возрастов, – еще тогда я начал восхищаться тобой, уже ни как отцом, но как мужчиной. Я хотел быть не просто похожим на тебя, я хотел стать достойным тебя. Чтобы ты мог с гордостью взглянуть на меня и сказать: да, это мой сын! В то время я попросил пустить меня в школу спецназа. Примерно в то время началась вся эта дребедень с Зоной. В школе спецназначения, Рик, я познакомился с тем, чего не увидишь на улицах. Я увидел другой уровень мысли. Оно помогло мне разобраться в себе и понять, что то, что я чувствую к тебе это не совсем любовь отца к сыну. Это было скорее влечением к сильному, к кому-то, кто мог бы стать достойной парой.

– Карл, – возмутился Рик.

– Не перебивай, – не терпящим возражения тоном сказал ему парень.

Рик заткнулся, ошарашенно взглянув на сына. Откуда такая сила в его голосе?

– Так вот, Рик. За все то время, что я провел в школе спецназа, я окончательно убедился в состоятельности своего вывода. Жить с осознанием того, что ты хочешь своего отца, конечно, паршиво, но я бы справился, если бы не эта херня с твоей смертью. Я думал это кара небес за неправильные мысли, но когда умерла мама, я понял, что так просто случается. Тогда, увидев мое состояние, инструктора зашвыряли меня целой кучей всевозможных психологических тестов. И знаешь что? Все эти тесты показали, что я абсолютно вменяем. Ни единого отклонения от нормы, при моей-то ситуации. Тогда они поняли, что создали фактически идеального солдата. Ну, или маньяка, который очень умело притворяется и умрет на ближайшей миссии. Они решили проверить. Отправили меня с Шейном, где я встретил подарок небес: тебя. Живого, целого, здорового. Когда Дэрил протянул мне то записывающее устройство, я уже примерно представлял, чем все закончиться. Настоящим шоком для меня оказалось лишь заявление о том, что ты би. Причем скорее радостным, нежели каким-то еще.

– А как же смерть Шейна?

– Глаза Теодора и Гленна, которые они старательно отводили от меня, ни разу не убитое сожалением лицо Шейна. Пап, я умею читать людей. Допросы научили смотреть на мелочи на лицах профессионалов, не то, что дилетантов, которые скорее гордятся своими поступками, чем предпочитают их умело скрывать. Впрочем, все, что тебе нужно понять, так это то, что Дэрил не заставлял меня этого делать. Он лишь дал мне подтверждение моих догадок. Я сам решил, что так нужно. В конце концов, ублюдок убил мою мать!

– Не смей так говорит о Шейне!

– А кто он, по-твоему, такой? А? Рик, неужели ты не видел те взгляды, которыми он постоянно смотрел маму? А его хамское поведение с тобой в ее отсутствие? Он всегда хотел быть с ней в обход тебе. И он нашел себе оправдание в твоем поведении. Он был неплох в самовнушении. Но тот факт, что именно из-за него погибла мама – неоспорим! Рик, он сказал ей, что ты мертв. Он убил ее, оставив тебя в Зоне.

Рик тяжело дышал, но молчал. Верить не хотелось, но возразить на это было нечего.

– Ладно, поехали дальше. Дэрил сразу показался мне хорошим мужиком. Единственная проблема в нем заключалась в том, что вы были вместе. Мы уже обсуждали это, и повторяться не вижу смысла. В ЦКЗ, когда ты ушел к радиостанции, я решил поговорить с ним по этому поводу. Спину его помнишь?

– Такое не забудешь, – ужаснулся Рик. Его сын угрожал Дэрилу, чтобы тот отстал от Рика?

– И прежде чем ты подумаешь, что твой сын реально маньяк-психопат, разрезающий людям спины в качестве угрозы и шантажа, выслушай меня, пожалуйста. Я знаю историю Дэрила. О его шрамах. Ты тоже должен ее знать, если вы спали вместе.

Рик кивнул.

– Отлично. Так вот. Я завел разговор о допросах. Он попросил продемонстрировать. Я продемонстрировал. И просто чтобы ты знал, эта маленькая демонстрация ему понравилась, а закончилась она именно тем, чем заканчиваются все вещи подобного рода. Мы переспали. Но! – выкрикнул он прежде, чем Рик снова загорелся праведным гневом, – я был сверху, Рик! Я трахнул Дэрила. Весь этот разговор про допросы затевался только для того чтобы трахнуть его. Я манипулировал им, не он мной!

Охреневший от такого заявления отец силился понять смысл рассказываемых ему вещей. Воспользовавшись замешательством отца, Карл поднялся на ноги и подошел к Рику. Он развернул его к себе и заглянул в его голубые глаза:

– Мораль о том, зачем столько сложностей: я не ребенок, пап! Я прекрасно соображаю и несу ответственность за все свои действия. Как ты мог заметить, я даже сообразительней тебя в некоторых вопросах, и умею манипулировать другими. И я все еще очень сильно хочу тебя, пап, – прошептал он ему в самые губы и аккуратно, не отводя взгляда, поцеловал.

Прикосновение мягких губ мальчишки отозвалось ударом высоковольтного разряда по всему телу. Рика как будто парализовало. Он не мог не пошевелиться, не отвести взгляд, не ответить на поцелуй. Но стоило ему прикрыть глаза, как манящий, запретный плод стал таким желанным, что сил сопротивляться уже не было.

«Почему? – крутилось в голове, – почему? Я же никогда не смотрел на сына таким взглядом?».

– Это все не настоящее, – оторвавшись от поцелуя, отвернул голову Рик. Чувства. Эти чувства не были такими, каких искал от него Карл. И мальчишка знал это. Видел это в движениях отца.

– После всего случившегося здесь и в Зоне, я готов на это, – шепотом ответил ему Карл.

– Это неправильно. Это не должно быть так, – он сожалеюще взглянул сыну в лицо. И Рик имел ввиду далеко не жалость к себе. Карлу нужна настоящая любовь, тот, кто будет любить его, и заботиться о нем так же, как Лори о Рике. И это определенно не Рик. Он ужасный отец. С ролью любовника он справится еще хуже.

– Эй, эй, эй! Рик! – он схватил его лицо в ладони, – все хорошо! Я справлюсь, – мальчишка вновь понял его без слов. Возможно, он все же знал своего отца немного лучше, чем сам думал, – позволь мне попробовать.

Парнишка отпустил лицо Рика и опустился перед ним на колени. Проведя руками от колен по внутренней стороне бедра до самого паха, он сорвал с губ солдата облегченный выдох. Рик запрокинул голову. Юнец подцепил руками пуговицу на штанах командира, дернул молнию и высвободил мягкий пенис из штанов. Оттянув крайнюю плоть, он лизнул головку и из-под челки взглянул на отца. Тот замер в ожидании. Это было лучше, чем, если бы он откинул мальчишку и убежал прочь. Поэтому Карл решил продолжить. Он несколько раз провел ладонью вдоль всего основания, потом снова лизнул самый кончик. Когда член уже более ли менее окреп, парень облизал его несколько раз вдоль всего ствола и начал аккуратно посасывать головку. Старший Граймс застонал. Довольно улыбнувшись, парень решил взять член целиком, насколько позволял ему рот. Пока стояк еще не до конца оформился, это было достаточно просто. Он заглатывал его до самого основания без особых проблем. Но в какой-то момент головка стала упираться ему в горло, что доставляло определенные трудности. Рука Рика, которая внезапно легла ему на затылок, решила проблему, насильно проталкивая член глубже в глотку. Карл бы достаточно умел, хотя такая прыть со стороны отца и удивила его немного. Мальчишка несколько раз взял до основания, после чего насадился на член целиком, так глубоко, как только мог, и сглотнул несколько раз, вырывая у Рика гортанный рык.

Мужчина за волосы оторвал голову мальчишки от своего пениса и помутившимися от возбуждения глазами заглянул ему в лицо. Тяжело дышащий малец с вызовов посмотрел в ответ. Не выдержав, мужчина подхватил юнца за бедра и усадил его на стол. Они приникли друг к другу в долгом страстном поцелуе, стараясь победить своего соперника, покорить его, разрушить, подчинить! Карл сдался первым. Он оторвался от губ отца и нетерпеливо начал стягивать с себя штаны. Дурацкая застежка никак не хотела подчиняться.

Рик опрокинул мальчишку на стол, расстегнул его штаны, сдернул их с его сильных подтянутых ног и пристроился между ними. Он облизал три пальца и наспех принялся растягивать собственного сына. Один, второй, третий. Достаточно! Рик нагнулся над мальчишкой, приставил ствол к его анусу и с силой вошел в его тело. Карл запрокинул голову и простонал. Сказать, что это было слишком сильно, значит, ничего не сказать. Но ничего, ему так даже больше нравилось. Воспоминания об этом дне и их первом разе надолго останутся в его памяти.

Рик подождал немного, привыкнув к ощущениям внутри сына, а потом медленно начал двигаться, постепенно наращивая темп. Сильное тело Карла отдавалось дрожью на каждое движение. Он закрыл глаза и блаженно постанывал каждый раз, как член отца пронзал его простату. В какой-то момент Рик так сильно разошелся, что стол стал ходить ходуном, грозясь не выдержать и сломаться. В тот момент солдат подхватил тело любовника, и, подтянув его в себе, перевернул его на живот. Мальчишка встал на ноги и крепко схватился за стол, стараясь удержать равновесие. Рик вновь вошел в него на всю длину. Парень под ним выгнулся и простонал. Костяшки пальцев побелели. Старший Граймс встряхнул головой. Что он делает? Какого черта он творит со своим сыном? Он опустился на спину мальчика и раскаивающимся от сожалений голосом прошептал ему в самое ухо:

– Что я творю?

Карл, наслаждавшийся всем процессом, не мог позволить отцу «одуматься» именно сейчас, поэтому он обхватил своей рукой его голову, опустил ее ниже и холодным зловещим голосом проговорил:

– Трахни меня, Рик. Иначе я убью тебя.

Угроза подействовала. Глаза солдата тут же раскрылись, желание в них загорелось с новой силой. Он поспешил тут же исполнить приказ. Он имел мальчишку снова и снова, пока тот кричал, извиваясь под ним. Зажатый между столом и животом пенис никого не интересовал. Карл был абсолютно уверен, что с таким напором кончит от ощущений в заднице. Так и случилось. Пока отец настойчиво вбивал его в поверхность стола, юнец не сдержался и с громким стоном кончил прямо на стол. От пульсации внутри него кончил с гортанным рыком Рик. Он излился прямо внутрь мальца, насаживая его на себя до самого упора.

Отдышавшись, Рик вышел из тела собственного сына, и, натянув штаны, уселся на ближайший стул. Карл сполз со стола прямо на пол. Между ног неприятно хлюпало и что-то сочилось, но ему было наплевать, поэтому он позволил себе несколько минут отдыха и разбора полетов.

– Надеюсь, мы со всем разобрались? – поинтересовался он у Рика.

– Не уверен, – тяжело выдохнул солдат, – но часть про «взрослый» и «манипуляции» я усвоил.

*

Когда эти двое уходили, Дэрил нарочно не смотрел в их сторону. Он знал, что Рик обижен, так и задумывалось с самого начала. План мальчишки был идеальным во всех смыслах. Он не учел только одного. Начиная с этого момента, Дэрил остался один.

Почему он так просто уступил Граймса? Ответ очевиден: он не имеет на него никаких прав. По правде говоря, мужчина не то чтобы очень сильно хотел солдата. Просто это был вариант, вариант который устраивал обоих и без лишних заморочек. Идеальный, короче, вариант. Плюс ко всему, Рик был реально дорог Дэрилу, как человек. Дэрил успел привыкнуть к нему, успел сблизиться с ним. Рик был тем самым, кто не только выжил сам во всем этом хаосе, но и вытащил оттуда Дэрила. Как и обещал. Все, кому он доверял до этих пор, были уже мертвы. Его отец, его брат, его Кэрол. Но только не его Рик, точнее просто Рик. Он теперь не его, он принадлежит сыну.

Сейчас, сидя в палате, замотанный в больничную пижаму, он думал о том, что продешевил. Тот перепих был самым лучшим в его жизни, это вне сомнений, но он был единственным, а повторений не намечалось.

На самом деле, ему до сих пор не верилось, что он снаружи. Ему еще мерещились эти кряхтящие звуки, шипение и умопомрачительный запах разложения. Сорок минут отмокания под обжигающе горячим душем не помогли смыть с себя запах мертвечины, въевшийся в него за эти три года. Дэрилу казалось, что он сам стал мертвяком. Впрочем, не мудрено, с тремя то укусами.

Сейчас была глубокая ночь, но Дэрилу не спалось по понятным причинам. Он не видел смысла нарушать свой режим, так что просто позволял организму жить так, как тот привык. Так как следить было не зачем, а боеприпасы строгать не из чего (арбалет у него все равно забрали), Дэрил решил предаться воспоминаниями. Но так как в голову приходила только та ночь с мелким Граймсом, он решил пробежаться по всем своим самым запоминающимся перепихонам. Первым и самым запоминающимся из всех был тот, когда отец впервые взял его, после того как выпорол. Возможно, именно этот раз и задал последующую тенденцию, Дэрил точно не знал, но грубо ему нравилось больше всего. Причем не важно, кто снизу. С братом было по-другому. Когда отец умер, говнюк Мерл, последнее что осталось в его жизни. Они вместе колесили по Джорджии живя одним днем, делая, что придется, чтобы заработать немного бабла на пожрать и выспаться. Благодаря ему Дэрил научился охотиться, ориентироваться и выживать. Мерл спер арбалет для своего братца. Естественно, когда под рукой не было приличной проститутки или честной давалки, Мерл брал брата. Не как отец, а нежно, аккуратно, как будто извиняясь за те шрамы, что поставил ему батя. У Мерла они тоже были. Дэрил подозревал, что отец и ему их понаставил, только старший был не в таком восторге от этого. Что-то подсказывало ему, что именно Мерл убил отца, узнав о том, чем тот занимается с младшим. Впрочем, Дэрил так и не задал этот вопрос. Теперь он уже никогда этого не узнает. Из ночей с братом самых примечательных было две: групповушка на шесть человек, еще до инцидента, и когда брата укусили. Скотина помирала в страшных мучениях, а его последним желанием был перепих с братцем. Жесткий, без растяжки, прям как любил Дэрил. После той ночи реднека колбасило пару дней, пока труп брата с пробитой башкой остывал рядом с ним. Он думал, что тоже заразился, но все прошло, и последний из Диксонов двинулся дальше. Он нашел небольшую группу выживших. Хотел грабануть их, но серая мышка с опасными глазами не позволила ему это сделать. Они прогнали его, чуть не пристрелив, а Кэрол пошла за ним. Они долго были вместе. Между ними тоже случалось. Ночь на ветке трехметровой сосны была самой захватывающей в его жизни. Захватывающей, но не лучшей.

Дэрил глубоко вздохнул и устроился поудобнее. От этих мыслей возбуждение разыгралось. Нужно было снять напряжение. Он уже приготовился, как вдруг услышал за стенкой шаги. Две пары неуверенных ног топтались в коридоре. Они остановились точно перед его палатой. Дэрил вскочил с кровати и на цыпочках подошел к двери. Приложив ухо к зазору между дверью и косяком, он начал прислушиваться. Двое людей, мужчина и женщина, о чем-то шептались:

– Просто сделай это.

– Я не могу.

– Ты должен. Ты же понимаешь, что с нами сделают в противном случае?

– Но есть же еще двое! В их крови тоже есть антивирус.

– Они военные, военным с ними и разбираться. Давай уже, иди!

– Может лучше ты?

– Нет, у тебя лучше получиться!

Тишина, неуверенное перешагивание с ноги на ногу.

– А если он не спит?

– Выдай ему какую-нибудь заумную фразу! Что-нибудь о том, что это убьет вирус в его крови.

– Ладно… хорошо, – нервничал парень.

– Отлично. Заходи. Я подожду тебя снаружи.

Дэрил быстро шмыгнул в свою постель и притворился спящим. Дверь открылась, внутрь вошел один человек, который аккуратно закрыл за собой дверь. Он подошел к Дэрилу, вытащил из внутреннего кармана какой-то шприц, открыл колпачок и нащупал руку Диксона. Мужчина распахнул глаза, перехватил руку со шприцом и воткнул ее в живот медработника. Тот не успел даже толком удивиться. Он просто начал оседать на кровать. Дэрил подхватил его и уложил поперек постели. Он не знал, что происходит, только интуиция трубила о том, что его хотят убить.

Он быстро обыскал тело покойного и нашел только бэйдж с фотографией медработника. Дверная ручка тихо повернулась. В проеме показалась женская голова.

– Эй, Шон, как ты тут? – не вытерпев, заглянула внутрь девушка. Увидев труп врача, лежащего поперек кровати, она не сразу сообразила, что к чему, за что и поплатилась. Мужчина ударил ее по голове табуретом, что стоял рядом с кроватью. Тело упало замертво. Дэрил втащил мертвую дуру внутрь и стал обыскивать ее. Тот же бэйдж, только с другой фотографией.

Диксон переоделся в одежду парня, благо она была того же размера, что странно для такого тощего парнишки. Глубоко вздохнув, Дэрил задумался о дальнейших действиях. Ему нужно оружие. Желательно такое же смертоносное, как эта хрень, что была у парня. Диксон вышел в коридор и увидел там шкафчик с медицинскими препаратами. «Интересно, а если намешать достаточно большое количество лекарств, из этого может получиться что-нибудь смертельное?» – с улыбкой подумал он. Убийства людей не то, чтобы забавляли его. Его забавляла мысль о том, что он снова выжил. Его снова хотят убить, а он снова уходит от смерти, оставляя позади дорогу из трупов. «Ходячих трупов!» – пришла в голову гениальная идея. А что, это великолепно отвлечет внимание военных, пока он будет искать Рика с Карлом. Современные технологии позволяли отыскать человека в любой точке мира, если ты знаешь хотя бы три вещи о нем: что-нибудь из ФИО, в любых сочетаниях, дату рождения, имя родственника, номера машины, телефона, место учебы, работы или должность. Дэрил знал достаточно для того, чтобы найти Рика, нужно только было отвлечь военных от него и от них. Насколько он понял из рассказа тех двоих, в их крови тоже есть антивирус, который государство почему-то хочет уничтожить. Его мало волновали мотивы государства, но его невольно втянули в эти игры, так что все, что он мог сделать, так это выжить. И спасти тех, кто волею случая стал ему дорог. Дэрил догадывался, как антивирус попал в их кровь, он даже догадывался, нахуя судьба сыграла с ним такую шутку, но все это опять же мало его волновало. Главное сейчас – выжить. А отход прикроют ходячие.

Дэрил помнил, что шкафчик всегда открывался двумя ключами: бэйджем и кистью руки. Отлично! Он вернулся в палату, дотащил тело девушки до шкафчика, провел ее бэйджем и приложил ее руку. Готово: шкафчик открылся. В нем стаяла целая куча всяких препаратов. Здесь же были и шприцы, и резиновые перчатки, в общем, целый арсенал при хорошем воображении.

Собрав свою небольшую патронажную ленту из шприцев со смесями, он спрятал по телу несколько шприцев со своей кровью. На всякий случай он взял резиновые перчатки, наполненные спиртом и ватой, и закинул за спину портативный дефибриллятор. Вооружившись до зубов, он попытался решить еще одну проблему: переход между этажами. Работали те же карточка и рука, вот только тащить с собой тело с одиннадцатого на первый ему совсем не улыбалось. Нет, лифтом он не поедет однозначно, около него всегда дежурила толпа военных (в конце концов, в этом госпитале лежит сам Диксон!), по главной лестнице тоже, а пожарная лестница вообще отключалась от магнитных замков только в случае пожара. Впрочем, почему бы и нет? Не пилить же ему руки этих трупов, в конце концов? Да и нечем. А вот пожар устроить, да посильнее, это всегда пожалуйста.

Взяв остатки спирта, Дэрил выбрал комнату поуютнее, свалил все деревянные и мягкие предметы в один угол, подальше от разбрызгивателя, залил их спиртом и дал пропитаться. Оставив спирт на некоторое время, он вспомнил об еще одном деле. Он оттащил девушку обратно в свою комнату, вколол ей и парню свою кровь, надеясь на то, что те, кто умер не от вируса и не так давно тоже встают. Подперев дверь чисто для вида креслом снаружи, он вернулся к будущему пожарищу. Осмотревшись, он нашел один подходящий для разведения огня экземпляр. Он отключил кофеварку от сети. Выдрав из нее провод, он оголил его, состряпав два обнаженных проводника. Врубив зажигалку обратно в сеть, он пустил провод в кучу подушек и мебели. Все вспыхнуло. Дэрил двинул к пожарной лестнице. Когда пожарная сигнализация завизжала, а двери открылись, Дэрил ебанул себя рукой по лицу и тихо простонал:

– Какой же я идиот!

Развернувшись от пожарной лестницы, он побежал искать вентиляцию. Он нашел нормальный вход в нее через мужской туалет. Забравшись внутрь, он пополз в сторону основной вентиляционной шахты, по пути костеря себя за дебилизм и непредусмотрительность. Военные тоже пойдут по лестнице. Точнее, они пойдут и по лестнице тоже. Когда на протяжении трех лет единственными твоими соперниками являются безмозглые твари, отвыкаешь думать, как в такой ситуации поступят люди.

По шахте он лез не долго. На седьмом этаже пришлось вылезать, потому что ему мешала пролезть огромная стальная решетка. Нужно было срочно думать, как быть дальше. Вояки были шустрыми и умудренными, так что к этому времени уже успели прочесать все до одиннадцатого этажа. Об этом Дэрил узнал по рации одного из участников погони, над которым проползал во время доклада:

– Мы на одиннадцатом.

– Господи Иисусе, ты только посмотри!

– Так, внимание, это был поджог.

– Палата объекта забаррикадирована снаружи. Вхожу. Доктор Элс, доктор Каппер? Что вы?.. Твою!

Послышались звуки выстрелов.

– Сэндмен! Сэндмен, доложись!

– Кэп, она укусила меня!

– Ты убил ее?

– Да.

– Объект?

– Нет объекта!

– Ребят, у нас здесь шкафчик открыт нараспашку. Здесь нет и половины. Колбы повсюду.

– Внимание, парни. Объект сбежал. Он где-то в здании. Вооружен и опасен. Стрелять на поражение. Перекройте все входы и выходы. Он не должен уйти отсюда живым. Вы меня поняли?

Дальше слушать было не зачем. Дэрил аккуратно пополз дальше по вентиляции, пытаясь найти выход из нее, а заодно из здания. Добравшись до туалета, он обнаружил в нем ночного посетителя. Пухловатый мужчина лет сорока на вид. Он решил дождаться, пока тот уйдет, но когда он уже вытирал руки, в туалет влетело двое. Они хотели выгнать пухлячка и начать обыск вентиляции, но Дэрил не дал. Он действовал по наитию. Выбил дверцу, приземлился точно за мужичком и приставил к его горлу шприц со своей кровью. Не говоря не слова, он двинулся на солдат.

– Кэп, у нас тут заложник.

– Какой нахрен заложник?! Пали! – выкрикнули с той стороны.

Дэрил предполагал такой исход, поэтому ввел кровь и откинул мужичка в сторону вояк. Те замешкались, не смогли направить стволы. Дэрил использовал эту пару секунд, чтобы выхватить два шприца со смесями и вонзить их в шеи солдат. Те даже дернуться не успели, смесь вырубила их сразу. Дэрил стянул с одного из них легкую броню, которая на поверку оказалась обычным бронежилетом, а не карбоновым нано-гробом, в котором ему впервые встретился Рик. Впрочем, логично. Док ведь прокусила руку тому неудачнику. Взяв в руку автомат, Дэрил почувствовал себя увереннее. Обыскав на всякий случай мужчину, он нашел у него в кармане коробок спичек. Выйдя из туалета, он двинулся в сторону пожарной лестницы. Остановившись на полпути, он вернулся в сторону лифта. Диксон был уверен, что он один на одиннадцатом, но на других этажах могли быть люди, как например, с этим несчастным. Не то, чтобы он вообще не переживал за их смерть, но в грядущем апокалипсисе им все равно не выжить. Так почему бы не стать тем, кто все это начнет? Пытаясь отвлечь себя размышлениями о вечном, Дэрил дождался, пока приедет лифт, который, внезапно, был пуст. Он забрался внутрь, выдвинул инженерный люк и забрался на крышу лифта. Дотянувшись автоматом до кнопки первого этажа, охотник забросал весь пол перчатками со спиртом. Когда лифт приехал, а двери раскрылись, послышался шквал огня. Пули били в стенки лифта, изничтожая кабинку, разрывая перчатки со спиртом, заставляя его разливаться по полу. Когда огонь прекратился, Диксон подполз к краю отверстия. Внутрь зашли двое, которые стали осматриваться. В этот момент реднек кинул вниз несколько зажженных спичек. Полыхнул огонь. Он не был рассчитан на то, чтобы сжечь бедняг, но он отвлек их от главного: Дэрила, который свесился вниз и расстрелял обоих. Двое оставшихся открыли огонь на поражение. Дэрил успел скрыться в люке, но в этот момент открылись двери лифта второго этажа. Прежде, чем на него успел посыпаться град выстрелов, Дэрил выпустил обойму в тросы, которые держали лифт. Земля ушла из-под ног. Лифт полетел вниз, а Дэрил вслед за ним. Впрочем, летели они этажей пять. Пока офигевшие от такой прыти вояки не успели среагировать, охотник, не отошедший от падения, юркнул в лифт.

Сделав пару глубоких вдохов, Диксон растер удары, пока они не прошли, потом вколол свою кровь трупам солдат, а затем повернулся к дверям и начал их вскрывать. На это ушло не больше минуты. Реднек очень сильно переживал, что будет уже поздно, но выбравшись, он не обнаружил никого. Видимо, пожарная тревога закончилась, а значит, пожарные лестницы снова закрылись. И только тупость этих умников, не отправивших никого на парковку, пока был шанс, спасла ему жизнь. Ну и еще присутствие тормозов у тех ребят, что не прыгнули вслед за ним в шахту лифта. Был еще грузовой, но он, как и пожарная лестница, открывался от руки с бэйджем. Неделя, проведенная здесь, позволила ему многое узнать о законах подобных заведений. Это, а так же ограниченность сил военных, ряды которых он изрядно проредил, играла ему на руку.

И так, Диксон оказался на подземной парковке, откуда было всего два выхода, оба из которых находились наверху. Если военные не тупые, они перекроют их и будут шманать каждую выезжающую машину как свою первую блядь. Двери на первом этаже лифта открыты, так что он не проползет незамеченным. Устроить еще один пожар не вариант, его будут пасти на пожарной лестнице с первого этажа и выше. Можно еще попробовать вентиляцию или грузовой лифт. Нет, их командир не идиот. Он доказал это, когда отправил двух ребят проверить выход из вентиляции на седьмом этаже. Что еще? Должно быть что-то еще, что Диксон упускал из виду. Что-то настолько очевидное, что аж зубы чесались. Побродив взглядом по тускло освещенному помещению, Дэрил заметил водосток. Черт! Точно! В таких местах как это должны, просто обязаны быть канализации!

Дэрил потратил около получаса, прежде чем нашел подходящий по размерам люк и спустился в него. Пахло отвратительно, но он привык к подобным вещам, так что не особо заморачивался, продвигаясь по узкому скользкому туннелю почти плашмя. Все свои приспособления, кроме пары шприцов с кровью, он скинул рядом с одной из машин, подальше от канализации. Вдыхая вонь сточных вод он грудью чувствовал запах свободы. Осталось только найти Рика с Карлом и слинять туда, где их не будут искать: обратно в Зону.

*

Рик не уточнял, в какую больницу увезли Дэрила, о чем сейчас очень жалел. Последние два дня во всех новостях вещали о странных случаях нападения, о лихорадке, охватившей несколько маленьких городков, о бешенных животных, грызущих людей близ городов. Все это подозрительно напоминало начало той эпидемии в Зоне. Только в отличие от этого, все знали, с чем оно было связанно, и быстро отреагировали. Теперь же все было иначе, и Рик чертовски надеялся на то, что все это просто гребаное совпадение и его разыгравшееся воображение.

Неожиданный звонок в дверь прервал поток его мыслей. Он подошел к двери и увидел на экране странного вида чудака в кепке и пластиковой маске. Сейчас, в связи с этими новостями многие такие носили. От бактерий и всего прочего. Он удивился, но распахнул дверь.

– Собирайся, – единственное, что сказал, мужчина, проходя в его дом. В этом голосе Рик узнал реднека. Его догадка подтвердилась, когда он снял с себя кепку и маску. Перед ним стоял охотник, подстриженный и с двухдневной щетиной, собственной персоной.

– Твою ж мать! – выругался Рик, осознав, что все это не совпадения, а Диксон вконец охуел, – может, объяснишь? – попросил он, поднимаясь наверх в свою комнату, чтобы забрать оттуда тревожную сумку. Рик не был параноиком, просто он почему-то знал, что этот день придет.

– Меня хотели грохнуть. У вас в крови антивирус. Вас тоже хотят грохнуть, – просто отрапортовал он.

– Антивирус? У нас, в смысле, у нас с Карлом?

– Ага.

– Но как? – спросил он, заходя в комнату мальчика и забирая его тревожную сумку.

– Не знаю, хотя догадываюсь.

– Пояснишь? – он забежал на кухню и скинул в сумки еще немного консервированной еды. Желудок Дэрила жалобно заурчал.

– Держи, – он кинул мужчине банку с маринованными персиками.

Охотник поймал ее, вскрыл и без единой эмоции на лице почти за раз проглотил целую банку.

– Времени нет, нужно выбираться в Зону. Где Карл?

– Времени дофига. Нужно заехать за ним в школу.

– Я надеюсь, в обычную школу?

– В спецназ. Его вчера восстановили, а что? – Рик взглянул на Дэрила, потом перед собой, – вот черт! – они со всех ног рванули к машине Рика. Мужчина закинул сумки на заднее сидение и рванул в школу что было мочи.

Когда Карла взяли, они специально переехали поближе, чтобы Лори смогла навещать сына каждые выходные. Кроме тех дней, когда у него выпадал допрос. Так что ехать было не очень далеко.

Пока Рик выруливал на шоссе, Дэрил думал о том, почему Граймс так просто согласился поехать с ним. Такая степень доверия необычайно воодушевляла. Во всяком случае, Дэрил был готов к большему сопротивлению, особенно после произошедшего с сыном Рика. Но с другой стороны…

– Может, все-таки объяснишь? – спросил у него Рик, выжимая из авто все имеющиеся мощи.

– Нас троих хотят убить из-за антивируса в крови. Что тебе непонятно?

– Я о том, как антивирус попал в нас с Карлом.

– Для этого я должен рассказать тебе о том, как твой сын трахнул меня. Но ты, скорее всего, не поверишь мне, а в худшем случае уебешь, так что спасибо, я пас.

– Мы с Карлом разобрались. Все в порядке. В смысле, и между нами с тобой тоже. Я больше не посмею упрекнуть тебя в манипуляции моим сыном.

– Я рад. Теперь понятно, почему ты не уебал меня по лицу, как только узнал.

– Я бы и не уебал, Дэрил.

– Серьезно? – скептично переспросил он.

– Когда человек вроде тебя приходит под страхом смерти в мой дом, о котором, попрошу заметить, он знать не должен, и говорит мне собираться, я лучше пойду с ним, чем сдохну сам и убью своего сына ради каких-то мнимых идеалов.

– Вроде меня? – заинтересованно переспросил Дэрил.

– Человек действия, Дэрил. Ты никогда не делаешь чего-то просто так. Оно может не пригодиться, это да, но просто так – никогда.

Диксон хмыкнул и пожал плечами:

– Буду знать, Граймс.

– Так что там по поводу того, что тебя трахнул мой сын?

– А, это, – немного смутился охотник, – крови было дохуища. Он извел на меня почти бутылку уксуса. Скорее всего вирус умер, а в него попал антивирус. Тоже и с тобой.

– А я когда успел обеззараженной крови напиться?

– А кто укусил меня за плечо?

– Гребаный эффект подвесного моста! – выругался Рик.

– Яблоко от яблони, – усмехнулся Дэрил, за что был награжден тычком в ребро.

Когда они подъехали к школе и остановились на парковке, Дэрил взглянул Рику в глаза и озадаченно спросил:

– У тебя есть план?

– А он должен быть? – не менее озадаченно ему ответил Рик.


========== Обратно на дно ==========


– Где Диксон?

– Я не знаю… о ком… идет речь, – тяжело дыша, проговорил Карл.

– Я же говорил, это бесполезно! Он лучший, – прозвучал голос из динамика.

– Заеби пасть, ублюдок! Ты нехрена не помогаешь, так что заткнись! – зло крикнул на него мужчина и вернулся к зафиксированному юноше. Он уже выдрал у него все ногти, исполосовал все тело, избавил его от глаз, зубов, пениса и прочих особо болезненных к удалению без наркоза частей тела. Причем несколько раз. Стоны мальчишки не стихали не на миг, а когда они умолкали, все что звучало это: я не знаю, о ком идет речь. Это выбешевало его мучителя, который уже почти восемь часов к ряду пытался вытащить из него местоположение сбежавшего Диксона.

– А ты не допускаешь возможности, что он действительно не знает? – донесся голос из динамика.

– Этот хорек точно знает, где он. Не может не знать.

А Карл между тем наблюдал и слушал. Мастер, стоявший перед ним, был искусен в физическом плане, но психологически давить он совсем не умел, или просто не хотел, потому что видел в Карле ребенка, а не профессионала. Эта спесивость вышла ему боком: за эти восемь часов Карл узнал о ситуации и о новых способах пыток намного больше, чем этот мудила от него в принципе. Во-первых, Дэрил убежал из назначенного ему расположения. Во-вторых, его хотят убить, хотя Карл и не знал точно, за что. В-третьих, они предпочли его, а не отца, думая, что он расколется быстрее, а это значит, что у Диксона есть реальный шанс прорваться до Рика. Главное, чтобы эти придурки сюда не поперлись.

В помещении для допросов раздался вой сирены. Вся комната заполнилась красным. Мальчика тут же выкинуло из симуляции, капсула открылась. Он увидел перед собой делегацию солдат в полном обмундировании. Рядом с ним открылась другая капсула, с его мучителем.

– А вот и твой Диксон, – беспечной улыбкой на лице проговорил он. Все тело ломило от ужасных болей, испытываемых в этом аппарате. Обычно, после таких тренировок они отлеживались минут по тридцать, прежде чем могли бы пошевелить рукой, а над Карлом поработал искусный мастер. Он сомневался, что встанет отсюда раньше следующей недели. Но его нагло подняли за шкирку и поволокли в вестибюль.

Кинув его на середину зала перед входом, главный, он же мучитель, придавил ногой его горло. У Карла не было сил даже пошевелиться, не то, чтобы оторвать от своего горла его ногу.

Мужчина выпрямился во весь рост и громко произнес:

– Диксон, Граймс, я знаю, что это вы! Выходите с поднятыми руками, а не то я сверну сопляку шею!

На этих словах Карл потерял сознание.

*

Очнулся он в кабинете инструктора его потока. Он лежал на столе и не мог пошевелиться. Его глаза видели только потолок и соседний стеллаж с книгами. Все в светлых тонах, из стекла и железа. Инструктор встал из-за стола и с улыбкой посмотрел на мальчика.

– Как ты? – он погладил его по голове, – хорошо себя чувствуешь?

– Где Рик и Дэрил?

– Мы здесь, Карл, – мальчишка кое-как повернул к ним свою голову. Двое мужчин и правда сидели привязанные к стульям у дальней стены. Их охраняли двое из восьми человек мучителя. Рик ласково улыбнулся своему сыну. Карл морганием поприветствовал его и Дэрила.

– А этот?

– Разговаривает с начальством, – отозвался инструктор.

– И что с нами будет?

– Я не знаю, Карл. Я не знаю, – успокаивающе пригладил его мужчина.

В комнату вернулся здоровяк. Он посмотрел попеременно на двух парней, потом на мальчишку.

– О, ты наконец-то очнулся! – не ясно чему обрадовался мучитель, – отлично, значит, с тебя и начну. Короче, устроил ты пиздец, Диксон. Там сейчас такая херня творится, что почти и не до вас, – обратился он к Дэрилу, – так что начальство сказало, что им нужен носитель антивируса. Но только один. И это не ты, Диксон. Я буду выбирать между сопляком и Риком, и что-то мне подсказывает, что мелкий будет податливей. Но да посмотрим. До вертолета у меня есть еще целый час, так что я успею, как следует, с тобой развлечься, – он похабно улыбнулся Карлу, – что до вас, мальчики, вам придется подождать.

Пока он любезничал с Риком и Дэрилом, инструктор успел незаметно положить в карман Карлу какую-то капсулу. Он незаметно показал ему знак быстро бьющегося сердца. «Адреналин», – понял послание парень. Поблагодарив одними глазами, Карл приготовился к досрочному выпускному экзамену из школы спецназначения.

Мужчина отнес его в другую комнату, которую сторожили еще двое его типов. Пока мальчишку несли, он смог вытащить из кармана злосчастный адреналин. Закрывшись внутри, мучитель положил парня спиной на стол. Он приспустил свои штаны, выудив свой уже эрегированный член.

– Лучше на живот, – промямлил парень, – а то уеду.

– И то верно, – улыбнулся и кивнул мужчина, – что-то ты какой-то послушный.

– Жить хочу, – честно ответил парень.

– Разумное решение, – мужчина подошел к нему подхватил его и перевернул. Карл сумел незаметно закинуть адреналин себе в рот и засунуть капсулу под язык.

– Если будешь достаточно послушной сучкой, я прослежу, чтобы ты остался жив, после того, как перестанешь быть интересен правительству. Как тебе?

– Угу, – сонно ответил парень, стараясь не разоблачить себя. Капсула уже почти растворилась, наконец наполняя Карла силами к действию.

Мужчина подошел ближе. Не снимая штанов с юноши, он уставился носом в его бедра и глубоко вдохнул:

– Какой сладкий запах, – довольно выдохнул извращенец и потянул свои руки к молнии на штанах. Только сделал он это очень глупо: между бедер уже окрепшего и полного сил юноши. Граймс резко вскочил, зажал мучителя икрами и крутанулся, сворачивая говнюку шею. Тот даже пискнуть не успел.

Собравшись с силами, мальчишка начал соображать, что делать дальше. Снаружи стояло два человека. Всего их у мучителя было восемь: двое здесь, двое с отцом. Где были еще четверо, Граймс мог только гадать.

Не мучаясь долгими размышлениями, парень обнаружил себя в кабинете инструктора соседнего потока. Он бывал здесь пару раз, поэтому знал, где у него хранится арсенал. Впрочем, из арсенала ему нужна была только граната. Ее он нашел сразу, после чего просто активировал и выкинул за дверь. Благо стены школы, как и двери, были рассчитаны на подобное к ним отношение. Школа спецназначения, в конце концов. Охранники не сразу сообразили, что это было. Это стоило им жизни.

От взрыва Карл схватил контузию, но медлить было нельзя. Сопротивляясь организму, он побежал в кабинет инструктора. Там уже было двое трупов. Благо оба они принадлежали стороне противника. Рик и Дэрил уже переодевались в их броню.

– Это и был ваш план по моему спасению? – наехал он на них прямо с порога.

– Я не успел придумать ничего лучше за пять минут.

– Граймс, вам бы у нас детей обучать. С такими возможностями к прогнозированию ваших курсантов бы с руками отрывали.

– Благодарю, но я ушел из армии, – улыбаясь, ответил ему мужчина.

– Когда?

– Сейчас, – ответил он. Подойдя к инструктору, он протянул ему руку для рукопожатия. Мужчина ответил взаимностью. В этом рукопожатии была собрана вся благодарность за воспитание сына, которым тот занимался в отсутствие Рика.

– У вас отличный мальчик, Граймс. Весь в отца.

– Хотел бы я верить в обратное, – он потрепал по макушке своего сына и закончил одеваться в броню. Благо, она не была карбоновым нано-гробом, как ее обозвал Дэрил, но определенные трудности в ее уничтожении все же имелись. Это и позволило им беспрепятственно надеть ее.

– Инструктор, у вас есть шприц?

Мужчина вытащил из какого-то шкафчика стерильный шприц на пять кубов. Карл вскрыл его, воткнул его себе в вену и выкачал полный шприц крови. Защелкнув колпачок, он протянул его своему инструктору.

– Антивирус от той херни что скоро здесь начнется. Одной капли достаточно для того, чтобы навсегда защитить вас от укуса. Однако это не мешает вам быть съеденными. И всегда цельтесь в голову. Это их единственное слабое место.

– Спасибо, Карл, – он с улыбкой принял у него из рук шприц, – я учту это.

Они распрощались, после чего выждали указанное время и поднялись на крышу. Четверо военных охраняло подходы к площадке.

– Какого хрена? – спросил один из них, – из-за здешних стен связь почти не ловит! Мы слышали взрывы. Все в порядке? Где Блейк?

– Внизу. Там двое наших. Говорят, помощь нужна. Нас отправили с антивирусом, – Рик пихнул автоматом связанного Карла, который выглядел слишком подавленным и помятым, чтобы сопротивляться.

Им чертовски повезло, что группа была собрана наспех и люди не успели запомнить голоса друг друга, а так же выработать привычки общения. Им дважды повезло, что за цельными тонированными шлемами не было видно лиц. Им трижды повезло, что Блейк слыл эмоционально неуравновешенным психом, так что мог сделать все что угодно. Только благодаря этому ребята выиграли несчастные семь минут, за которые успел прилететь вертолет и наконец-то забрать их.

Последнее, что сделал Рик, когда они отлетели на достаточное от школы расстояние, так это приставил дуло винтовки к затылку пилота и приказал ему лететь в Зону. Пилот не был принципиальным идиотом. Когда он проделывал этот путь, он видел, что творится внизу. Он прекрасно понимал, что вскоре все выйдет из-под контроля, а значит на правительство всем будет насрать. Эти ребята хотят в Зону? Почему бы и нет. У них есть антивирус? Вообще замечательно!

– Сумки оставили, – немного грустно прокомментировал Дэрил.

*

Эдвин попивал вино стоя на небольшой железной пристройке к стене, которую сделали ребята из отдела строительства. Они вообще разошлись в последнее время: автоматически поливалки на поля, зомби косилки, по типу тех, что в свое время предлагал Леонардо, освещенная аллея прямо в центре гребаной мать ее за ногу старой разрушенной Атланты. Подумаешь, перекопать асфальт, высадить саженцы, привезенные с каких-то ебеней другого отсека Зоны. Этим ребятам все равно заняться больше нечем, пусть развлекаются: энергии хоть жопой жуй, инструментов завались, и можно настрогать еще столько же, благо материалов в старом городе хватает. Группа зачистки им в помощь. А вот, кстати, и они. Все перемазаны в крови по самые ноздри. Вернулись с очередной ходки. Дженнер скривил гримасу отвращения. Он никогда не понимал, чем этим ребятам так нравится подобное развлечение. Так или иначе, они возвращались туда снова и снова, постоянно увеличивая границы их небольшого государства.

– Привет, Эдвин! – помахал ему рукой Рик, забираясь к нему на помост, – чем порадуешь?

– Саша связалась с новой группой. Завтра вышлем к ним бригаду спасателей.

– Только давай без укушенных, как в прошлый раз?

– Да без проблем. Форд сам пересрался, почувствовав отдачу дроби на шлеме.

– А как внутри?

– Все так же. Люди ругаются, ссорятся, ненавидят друг друга и обвиняют во всем власть.

– Рад это слышать, – искренне улыбнулся Рик.

– Ты серьезно? – удивился немного перепивший Дженнер.

– Они живут, Эдвин. Не выживают, а именно живут. И чем меньше довольны они будут, тем большего мы добьемся.

– Как скажешь, Граймс, как скажешь.

Рик улыбнулся. Он похлопал Эдвина окровавленной рукой по плечу. Тот брезгливо отмахнулся от него. Граймс веселясь, забежал в ворота. Их больше не закрывали. Открыли нараспашку в обе стороны. Не самые большие, но все же. Здесь на входе поставили душевые кабинки специально для таких, как Рик. Вода непрерывно выкачивалась из грунта, так что проблем с ней тоже не было, как и с ее повторным использованием. Им повезло найти реально умных людей и стащить их всех к ЦКЗ. К моменту, когда Эдвин и его группа ученых создали вакцину, ЦКЗ можно было назвать маленьким городом, теперь это маленькая страна. У нее есть свои маленькие города, занимающиеся различным промыслом. Людей было много и всех нужно было чем-нибудь занять. Поначалу этим занимались Рик с Эдвином, потом обязанности как-то сами собой ушли на других, предоставив этим двоим право заниматься самими собой. Эдвин вернулся в науку, а Рик решил пойти в группу зачистки. В конце концов когда-то это было его работой, убивать.

Очистив себя и переодевшись, Рик перекусил и двинулся в свою спальню. Как одному из основателей ему выделили шикарные апартаменты и даже выпилили окно в стене. Правда подниматься было высоко, но ребята из инженерной группы уже думали над тем, как пристроить лифт, чтобы использовать верхние помещения стены.

По пути в комнату, Рик думал о том, какой путь они все прошли. Сколько всего в их жизни изменилось, а сколько еще изменится! Он улыбнулся сам себе. В самом начале он был категорически против какой-либо связи между Карлом и Дэрилом. Но однажды они его просто связали и заставили наблюдать за их развлечениями. Он сопротивлялся ровно до тех пор, пока каменный стояк не пригрозил ему инфарктом. Некоторое время после этого, он решил возобновить свои эксперименты с Дэрилом. Говнюк был так настойчив, что Рик был вынужден взять его в канализации, прямо под толпой жаждущих его мяса ходячих костей. Да, именно его. На Дэрила они перестали обращать какое-либо внимание вообще. Не так давно он упрямо сопротивлялся их тройной связи, но горячий монолог Дэрила, перемежающийся с горячими поцелуями Карла, его убедил. Единственное, что не изменилось, это его отношение к их месту в его жизни. Дэрил был его надеждой. Надеждой, которая строила его день, своим существованием доказывая правоту всех его выборов, каждого из них. Карл был надеждой на его будущее. Рик надеялся, что когда умрет, Карл продолжит нести его частичку в себе.

Порою, оставаясь наедине с Эдвином под бокал великолепного вина, Рик заводил философские беседы на тему того, что было бы, если бы. Эдвин же, глядя со своей высоты на пройденный Риком путь, рассказал ему о ящике Пандоры. О том самом, открыв который, девушка выпустила в мир все существующие несчастья. Только Рик оказался умнее. Он спрятался в этом ящике от всего остального мира.

– В таком случае, я не умнее. Я просто трусливее.

– Не так все просто, Рик. Девушка выпустила из того ящика не все. Кое-что осталось на самом его дне.

– И что же это было?

– Угадай, – лукаво отвечал мужчина, отпивая немного из своего бокала.