КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421194 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200932
Пользователей - 95648

Впечатления

кирилл789 про Полянская: Шепот сквозь пальцы (Фэнтези)

я прочитал первую главу.
её отправили в город на море, сказали - на юге, оказалось - у северного океана. отправили одну, родная тётя. без денег, а девка - богатая наследница. из всех денег - один кошелёк, который ей почему-то дала тётя. а документы на оплату тётиных долгов, учёбы тётиного сына в вузе, оплату долгов этого сына, девка-ггня подписывала. у неё счёт в банке? у поверенного? у гномов? у чёрта с куличек? ГДЕ ДЕНЬГИ богатой наследницы? и почему она подписывает документы, чтобы оплатить чужие расходы - значит, совершеннолетняя, НИ ХРЕНА НЕ ЗНАЕТ ГДЕ ЕЁ ДЕНЬГИ???
она отправляется в чужой город, одна, в дом оставшийся от родителей. ОДНА??? тёте влом дать сопровождающего? чтобы хотя бы чемодан тащил? ах, девка сама должна была нанять кого-то по прибытии? кого? портал одноразовый, не стационар, никто там не ждёт никого, чемоданы таскать. но всё-таки совершеннолетняя? и даже понятия не имеет, не посмотрела нигде - месторасположение родительского наследства?
эту девку в этом северном городе оскорбляют, принимают за шлюху, пытаются ограбить, покалечить, и это всё - только в первый вечер, и это - только первая глава. ладно.
СКОЛЬКО ДУРЕ ЛЕТ????????
не поинтересоваться где расположено жилище, где находятся твои наследованные деньги (кончатся из кошелька - ОТКУДА ВОЗЬМЕШЬ??? тебя отправили разовым порталом, вернуться нельзя никак), которые ты так щедро отписывала на тётенькины нужды, кто тебя встретит и встретит ли на новом месте, да просто - есть ли в том доме, где жить будешь, прислуга??? ты ж готовить не умеешь!
и. какой же нужно быть кретинкой, чтобы подписывая и подписывая документы на передачу денег тётке, наконец-то, в северном городишке всё-таки сходить в банк и узнать: а ты, в общем-то, и не богатая наследница. и даже не задаться вопросом - куда бабло делось?
в общем, промотал до 6 главы, так и не нашёл сколько лет олигофренке. зато всё-таки увидел то, что подобные афтарши лююююбят: "репутацию". то есть, пройти с соседом, чтобы он открыл захлопнувшуюся дверь, до крыльца - капец репутации. а приехать одной в незнакомый город, жить одной в доме, гулять одной по улицам, и (!), оказывается, ничего "такого" нет в том, чтобы иметь несколько любовников для описываемого общества. репутации это не вредит совсем. но вот помощь в открытии двери - капец.
что за дура это писала???

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Звездная: Город драконов. Книга третья (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: "знаешь, оценивать вот это, видимо, будут наши дети. взялась читать и вдруг поняла, что напрочь забыла о чём первые две!то есть, что приехала она в какой-то закрытый город, из которого выехать не может, помню, а вот подробности, и что там закручено - нет! и желания смотреть, не говоря о - перечитывать, тоже нет. ни времени, ни желания. я даже её "катриону", после первых двух, пролистывала: писать 6 книг, охренеть! и в конце последней тоже не поняла, муж этой гнилой катрионы делал ДЛЯ НЕЁ ВСЁ! а она зачем-то, века спустя к какому-то рыжему психу, который за эти века не мог не измениться напрочь, вернулась. и названо это "великая любовь"? по-моему, после успеха 8-ми томника адептки моча славы так ударила в голову звёздной, что даже регулярные посещения туалета анализы не улучшили. обалдела уже, никому не нужную уже фигню из грязных пальцев высасывать".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Воск: Замок для рая (Современные любовные романы)

"творчески" переработанный опыт отношений русской маньки и хозяина ашота хачика с овощного рынка.)))
да, воск стеариновна, учтите, у работниц ашота тоже есть двери с глазками. в той деревне, где ты родилась, воспитывалась и до сих пор живёшь - до сих пор ни у кого нет?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Воск: Вход в рай (Короткие любовные романы)

"розовые лепестки моего женского естества" и "нежные створки моей раковины", "моя попочка",я ржал как подорванный.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Не было бы счастья (Любовная фантастика)

ладно, пусть такое нравится девочкам, их проблемы.
вот тебя выкрали, ты в другом городе, ты в камере, за дверью охрана, тебя сейчас вывезут на остров в закрытую маг.школу, поставив ментальный блок, чтобы потом ты работал мясом на убой для борцов против короля. у тебя есть артефакт связи, и ты соединился со спасателями. ну и о чём ты с ними говоришь?
"о погоде!"
я бросил читать. вместо того, чтобы коротко и ясно доложить где ты и как выглядит местность: бла-бла-бла, на тему "не виноватая я".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Где наша не пропадала (Альтернативная история)

дошёл до знакомства престарелой ггни (которая, видимо, потом обнулится как попаданка) с бойфрендом внучки и бросил читать. что за необходимость своего парня со старой хамкой (представляю, что там в юности було) знакомить? родители знают, они знакомы? живут все раздельно. что за "праздник"-то такой, чтобы парня подставить под словесное недержание старого хамла?
это такой подарок на др бабули: отрывайся, старая, сгноби на новенького, от нас только отстань? или ты просто внучка-дура, раз не понимаешь, что твой френд после такого "семейного праздничка" тебя, в общем-то, бросит? (а какой "праздничный" у парня вечер будет!)
а старая дура, которая приятеля внучки с порога встретила ведром словесных помоев этого не понимает? а родители вот этой 19-летней дуры так плохо знают свою родственницу?
ну, думаю, что дальше там комедия абсурда с элементами перманентного никем не спровоцированного хамла, не интересно.
***
ну, извиняюсь, мадам блесс.) супруге понравилось, а пресловутая мужская солидарность в виртуале сыграла с моей оценкой плохую шутку. оказывается: "девачкам нравится"!!!))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Лёвина: Силмирал. Измерение (Фэнтези)

"стрелы психотического лука опасны", ну понятно. школота подалась во львы толстые.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

На Крыльях Надежды: Поэзия (fb2)

- На Крыльях Надежды: Поэзия 919 Кб, 73с. (скачать fb2) - Прохор Николаевич Озорнин (Тимонг Лайтбрингер)

Настройки текста:



Аборт

Забота – жизнь, презренье – смерть,

Взойдет убивший на паперть,

Но что ответить перед Богом?

Детей убитых нынче много…


С рожденья мучить стали их,

И голос сердца поутих,

И бег по жизни – словно спорт,

Вот потому рожден аборт!


Детей рожают, не любя,

И губят их – а с тем себя.

А это мать ли? – глянь скорей! –

В помойку кинула детей!


Вам точно вещи стали люди,

Но вы и сами уж на блюде,

Хоть и не видите пока…

Друг друга жрете все века!


И абортарий ваш – могила.

Ножами резать – очень мило! –

И в биомассу превращать…

Вам за убийства отвечать!


Почто, зачем и почему

Не дали жизни вы ему?

Торчат уж скальпели из тел…

О нет, и это не предел!


Куда ж сбежишь ты от себя,

Убив ребенка, не родя,

Ответишь что его душе –

Жила что словно в мираже?


Но тот мираж есть поле тьмы,

Духовно-мертвенной чумы…

Коль сердца тухнет в ней маяк –

Ты сам себе стал злейший враг!


Придет раскаянье когда,

То слезы будут точь вода,

Тебе придется их испить…

Деянье сможешь ль искупить?


Коль в жизни выбор дан:

Рожать – или бездушно убивать,

Ответ всегда сердечно прост,

Что мать есть к жизни новой мост!


28.08.2011

Ангелы и люди

Люди не верят в Ангелов,

Ангелов люди забыли.

Люди не верят Ангелам,

Ангелов люди убили.


Люди не знают Ангелов,

Ангелы стали чужими,

Люди распяли Ангелов,

Сами тем став неживыми.


Люди смеются Ангелам –

Вслед им смеются люди,

Кланяются в ноги идолам…

Что же с такими будет?


Люди отвергли Ангела,

Начали жить иначе,

Церкви уж дети Врангела.

Ангел же тихо плачет.


А коли встретишь Ангела –

На слово ли поверишь?

Коли ты встретишь Врангела –

Правду от лжи отсеешь?


Редко встречают Ангелов

В зоне земных полей.

Люди не верят в Ангелов…

Ангелы верят в людей.


09.02.2012

Баллада о Светлом Спасителе

Может близко, может быть далеко, может скоро, может никогда, может точно, может мимо срока приключалась та еще байда. Может сказка, может быть реальность, может ложь все, может не совсем, коль б не сказки этой актуальность – то по нраву была б она всем. Коль б не горечь, смешанная с медом, коль б не скрытый миру в ней укор, коль б не раны, залитые йодом, – в этой сказке мыслям есть простор.

Мы начнем ту сказку очень просто: за войной наступит скоро мир, и Спаситель маленького роста вновь придет на жизни новой пир. Будет мальчик с виду славный кроха, будет кроха с виду человек – разве, право, это так уж плохо, что он выбрал смутный этот век? И он умным вскоре будет назван, но ваш ум – ведь та еще беда, будет он разумным и проказным, ум умрет, но разум – никогда. Он учиться будет в вашей школе, он учиться будет у других – и расскажет вам о вашей роле, – вот об этом будет этот стих.

Мы расскажем выборе о смелом, мы расскажем духа о ночи, мы расскажем вам о мире сером, мрачном мире, жившем без свечи. Потекут слова наши рекою и прольются пламенем души, не оставив шансов для покоя даже в вечной мертвенной глуши. Лишь не скажем мы о духа славе, потому что как сказать о том? – коли сами то не испытали, жизнь для вас представится точь сном.

Коли нет в сердцах тех устремленья, коли разум был сражен умом, коль ваш дух не знает вдохновенья – не найти вам свет в себе самом. Свет способен тьму всегда рассеять, лишь бы было то, чему гореть, всяк Спаситель свет умеет сеять, но не каждый будет то хотеть. И не всяк Спаситель вам поможет, и не всяк с собою поведет, и не всяк вам путь вперед проложит, зато всяк когда-нибудь умрет. Зато всяк когда-нибудь покинет этот мир и храм его забот… кто в себе Спасителя раз примет – никогда уже тот не умрет. Кто в себе найдет такие силы, чтоб себя спасти – затем других, тот достоин нашей грешной лиры – о таких о людях этот стих. 

* * *

Был рожден который уж Спаситель, тихо рос, не ведая забот, счастья маме был еще даритель – но седьмой однажды стукнул год. Повели тогда его все в школу, посадили за какой-то стол, убедившись, что оковы впору, дали в руки пишущий прибор. И велели что-то там калякать, обязали буквы выводить… за окном была такая слякоть, как же тут чернила не пролить? Как же в них потом не измараться и соседа как не измарать, чтоб уроков после бы остаться те рисунки с парты убирать? Но пребудет живопись вся вечно, каждый штрих ее запечатлен, пусть жизнь парты хоть и быстротечна – срок рисунка после был продлен. Может быть, была учитель доброй иль не знала, что же тут сказать – парту ту сумела сделать пробной и иную после заказать.

Так шли дни, и все было спокойно, год прошел – и не было забот, рисовал он, право, недостойно, и другим делам пришел черед. Страшный враг, учитель физкультуры, в страшном гневе сразу на весь класс от своей широкой от натуры трояков наставил всем за раз. Он не знал, учитель этот строгий, про его закопанный талант, он художник вовсе не убогий – он оценок был себе гарант. Одноклассник каждый прослезился, ведь Спаситель сделал ему честь, неизвестно, как он то добился, – цифру «три» исправил он на «шесть». Это было лучше, чем «отлично», много лучше всяких «хорошо», было то кошерно и готично – и счастливым он из школы шел.

Ну а завтра… завтра наступило, и распят он был пред классом всем – по рукам учитель его била, то болезный, право ж, был размен. И тогда впервые осознал он, что же значит людям помогать, помощь стала подлинным кошмаром, и врагов он начал наживать. Страшный враг, учитель физкультуры – он не ведал, право, что творил, от своей спортивной от натуры друга он Спасителя побил. Низачто, а, может, и за что-то, но он сам не знал даже, за что, у него такая ведь работа – он спортсменов делает зато. Не остался друг в долгу нисколько, справедливость он восстановил, и уроков после крайне бойко стул ему седельный подпилил. Бедный враг, учитель физкультуры, он не понял даже, на что сел, от своей ранимой от натуры даже было чуть не заревел.

Но недолго классу был потехой, общий смех рукой остановил, этот стал жизни важной вехой, что ему Спаситель подарил. Стал тот день подобием допроса, стал тот день подобием суда, и совсем как будто бы без спроса повела Спасителя звезда.

Дева Маша – или же Мария – местной школы местная звезда, на него как будто бы на Вия показала пальчиком тогда.

«Это он, – она сказала, – сделал, это он один у нас такой, где-то спертым раньше белым мелом стих писал под школьной он доской. Это он назвал меня глупышкой, когда я стереть хотела то, и толстенной русского он книжкой в меня кинул просто ни за что. Это он углем писать придумал, это он измазал две доски, когда был однажды день угрюмым со своей он с легонькой руки. Это он на праздник спер все розы, заменив картинкой их своей, – и, объевшись будто бы глюкозой, говорил, картинка что живей. Это он зажечь пытался елку в нашем классе прямо в новый год, говоря, что мало в елке толку, но не каждый тут его поймет. Это он ту крысу на веревке положил пред входом в новый класс со словами, полными издевки: «В крысы год встречает она вас». Это он сказал, что я смешная и себя не знала никогда – но одна я умная такая, он невежей будет же всегда».

Ее видеть, право, надо было, ее слышать, Маши эту речь, так глазами всем она светила – что, казалось, может и поджечь. Умный враг, учитель физкультуры, доверял той девочке всегда, от своей доверчивой натуры он не знал всей правды никогда. И Спаситель был распят повторно, перед классом был по попе бит, было то противно и позорно, но судьба Спасителя хранит. Его друг тогда пред классом вышел, на себя вину свою принял, и в тот день, пожалуй, каждый слышал, как он Машу в фальши обвинял. Обвинил учителя он злого, что тот верит клеветным словам, и сказал, что, право ж, то не ново, что никто не судит по делам. Грустный враг, учитель физкультуры, он не знал, что даже и сказать, от своей смущенной от натуры он забыл другого наказать. Он просил в тот день у них прощенья, перед классом всем то попросил, и с святого их «благословенья» даже сам площадку всю помыл.

С того дня Спаситель стал героем и святым он мучеником стал, но, друзья, от вас сие не скроем – лет за десять сан его достал. Разве в сане, право, люди дело, разве нужен он, чтобы спасать? Назовем Спасителем мы смело лишь того, на сан кто смог нассать. Только тот, отбросил кто медали, только тот, кто начал помогать низачто, за что-бы-им-не-дали, только тот не будет почивать. Не уснет он от хвалебных песен, и его ты не боготвори, целый мир подобным будет тесен, ведь огонь живет у них в крови.

Наш Спаситель вырос вскоре тоже и прошел в последний даже класс, быть героем долго ведь негоже, быть героем стоит лишь на час. Было много разных столкновений, было много страннейших забот… в институт, вперед, без сожалений, наш Спаситель скоро уж пойдет. Он познал, что может сделать слово, понял он, что слово словно меч. Может, что сражение не ново – словом будет головы он сечь.

Десять лет каких-то миновало, десять лет упорства и труда… что с друзьями школьными уж стало – не узнает, может, никогда. Может, кто-то стал еще любимей, хоть один, возможно, и расцвел, и один, быть может, выпал в иней, и ушел уж кто-то на костер. И, возможно, кто-то стал мудрее, и, быть может, кто-то стал живей, кто-то жить торопится скорее, кто-то жить старается правей. Сделал он, что было в его силах, – и он спас от глупости себя, и мочил он сам себя в сортирах, чтоб пройти страдания поля. Чтобы выйти к мудрости и свету, и пройти пустыню под дождем, полюбить, быть может, всю планету, и познать, что вечно мы живем.

* * *

И пришло то время золотое, в институт Спаситель поступил – слово разума, до мудрости простое, многим он в те годы подарил. Пять лишь лет – но шли они, как вечность, пять лишь лет – им не было конца… подарили годы те беспечность для младого жизни сорванца.

Его группа очень была милой, его группе было невдомек, что своей тревожащею лирой он врагов внимание привлек. И враги внезапно появлялись, вылезали всяких из щелей, и к словам его они цеплялись, рот закрыть пытались поскорей.

Первый враг довольно был разумным, наизусть все лекции читал, и язык его был не заумным – но однажды он его достал. Вопрошал, что было то впервые, изобрел кто первым в мире лук? На вопросы эти на простые ни один в ответ не издал звук. И Спаситель, встав, тогда ответил, и вопрос он задал на вопрос – кто же лук впервые тот приметил, до ученых кто тот лук донес? Кто тот лук, единственный, наверное, откопал каких-то средь руин, и зачем, послушно и примерно, во всем мире лук тот был один? Что считать уже возможно луком – всяк ли палку с нитью поперек? – так своим беспечным гласа звуком он врага внимание привлек. И не знал тот враг, что и ответить, он не знал, что стоит отвечать, и вопрос он, словно не заметив, стал под нос опять себе бурчать. Перешел затем к другой он теме и вопросов уж не задавал, а затем большой на перемене он рукой Спасителя позвал. Что-то он сказал ему про факты, он сказал – «так принято считать», он сказал –  «не строй мне здесь теракты, тебе лучше будет помолчать».

Это был, пожалуй, первый опыт – и был разум фактом побежден, но сомнений факт родил тот ропот, для сомнений он ведь был рожден. И не стал Спаситель больше спорить – ему лучше было помолчать, он шпаргалки стал тогда готовить, чтобы «факты» те не изучать. И он факты выдал на «отлично», рассказал все факты он на «пять», и держался с виду он прилично – только разум стал его кричать.

Этот крик, рожденный лишь однажды, до сих пор как будто не замолк – это крик, кричит которым каждый, но не каждый знает в этом толк. И кричал он, сам того не зная, и с глупцами спорил до конца, и мочил невежество без края он вопросов пулей из свинца. Тем снискал тернарную он славу – и для первых он занудой стал, для вторых пришелся он по нраву, а до третьих просто не достал. Он спасал вторых от предрассудков, и спасал от гнева первых он, – но в году так, право, мало суток, да и треть ушла из них на сон.

Жизнь текла – он взрослым становился, годы шли – и вот он возмужал, но любви студенток не добился, никогда хотя не обижал. Он всегда к ним был неравнодушен, не всегда то, впрочем, говоря –– но зачем таким он был им нужен? – им ты дай звериного царя. Им ты дай подобного герою, им ты дай подобного горе, лишь один процент – возможно, с горю, – об ином мечтают о царе. Но держался, впрочем, он достойно, отвержения молча проживал, только сердце билось беспокойно – его случай странный поджидал.

К ним пришла учитель черноока о культуре речь свою вести, и была она так одинока… он ее тогда решил спасти. Каждый день вещала она скромно, после пар тихонько уходя, улыбалась, правда, лишь  истомно – но не ждав звериного царя. И он стал на парах с ней общаться, и вопросы чаще задавать, и в журнале сам стал отмечаться, и всю боль былую забывать. И однажды он ее дождался, и вопросом он остановил, до ладошки вмиг ее добрался, розу ей в тот день он подарил. Расцвела тогда она в улыбке, отвечав «спасибо» за цветок – этот мост симпатий страшно зыбкий в тот же день свой первый дал росток. А потом вновь были ее пары, а потом не стало вновь забот, чувств всех прошлых кончились кошмары – им любви дарован целый год. Провожал ее он после лекций, и теперь она его ждала – это было чувство без эрекций, да она и, впрочем, не дала. Ее часто в год тот потревожит этот разный статус их существ… ей в любви Спаситель да поможет и не будет с ней ни капли черств. Год прошел, они затем расстались – так Господь, видать, благоволил, пусть ему студентки не достались – он хоть ей любовь свою дарил.

Год прошел, за ним прошли другие, и пришла пора писать диплом – времена то были золотые… но баллада, впрочем, не о том. Вся баллада наша о тех людях, тех разумных мира существах, коих жизнь однажды всех разбудит, не стесняясь в всяческих средствах.

И не знаем мы своих героев, и не знаем, живы ли они, их найти мы можем средь помоев, но внутри они уже цари. Лишь отбросив сон свой скоротечный сможем мы разумно дальше жить… сказ о жизни вечно бесконечный – но балладу жаждем завершить. Сколько можно, право, в самом деле, нам писать Спасителе о том, ведь иные светочи поспели… но оставим их мы на потом.

Вот мораль, примите ее скромно, она проще, дважды чем на два: коль вокруг по жизни твоей темно – свет в себе зажечь сумей сперва!

04.05.2008

Бег

Позади – только пыль,

Впереди – только бег,

И не знаешь порой,

Как начнешь свой разбег,


И не знаешь совсем,

Сколько надо бежать,

И бежишь до тех пор,

Пока можешь дышать.


Это бег без конца,

Это бег насовсем,

Пусть сегодня никто –

Завтра будешь ты всем,


Пусть сегодня лишь бег –

Завтра будет покой…

Но твой ум все бежит,

Ты уже сам не свой.


И спросить бы тебя,

Сколько можно бежать?

Не ответишь мне ты –

Ты забыл, как дышать,


Ты забыл, как любить,

Ты забыл, как цвести,

И забыл ты про крылья,

Что могут нести.


Ты забыл, как лететь –

И теперь ты бежишь,

Стал бездушен, как лед,

Даже в беге дрожишь.


Но твой бег в никуда

Не способен согреть…

Ты бежать будешь – жизнь,

Хотя мог – долететь.


26.02.2007

Бессмертная смерть

В бессмертие отправляются с небольшим багажом

Вольтер


Сколько можно здесь жить, сколько нужно терпеть,

Сколько стоит молчать, сколько лет буду петь?

Одиноко мне здесь даже рядом с другими,

Я не знаю себя – а что делать мне с ними?


Забери меня вдаль, возврати ты домой,

Почему же я здесь, для чего я живой?

Эта странная жизнь мне вся кажется сном.

Я желаю, проснувшись, вернуться в свой дом!


Этот мир мне чужой, он не примет меня,

И печальнее жить в нем мне день ото дня.

Этот мир далеко, этот мир на краю,

И которую жизнь я ему отдаю…


Забери насовсем, забери навсегда,

Моя жизнь не напрасной пребудет тогда,

Коли я возвратиться сумею в тот мир

Изначальный, каким Ты его и творил.


Я желал бы познать, я хотел бы постичь,

Почему я пошел на неслышный Твой клич,

Для чего я расслышал далекий Твой зов,

Навсегда став свободным от смерти оков.


Я уже не боюсь, что когда-то умру,

И я прошлую память теперь не сотру,

Но пока не пришел возрождения миг

Мне еще стоит жить – я себя не постиг.


Лишь когда до конца снова вспомню себя,

Забери ты меня в те родные края.

И я сам, добровольно взойду на паперть,

И приму я тогда ту Бессмертную Смерть.


22.03.2008

Ваш Бог

Ваш Бог коварен и жесток, он вам грехи раздарит впрок, он вам назначит судный день, и вместе с тем ему все лень хотя бы изредка помочь, от вас ушел давно он прочь, он бросил вас, своих детей… ну разве это не злодей?

Он вас от скуки сотворил, подобие жизни подарил и отпустил гулять в сады… Но знаний, мудрости плоды вкушать вам строго запретил – он вас лишь глупыми любил.

Вы были для него что скот – но пробил час, пришел черед, людская дерзкая рука, его запрет сломав слегка, открыла путь к познанью вам – и в тот же день вам стыд и срам ваш Бог навечно посулил, проклятьем ада одарил и прочь прогнал с своих очей…

Теперь при свете вы свечей молитвы в храмах воздаете, и гимны все ж ему поете, и даже верите, быть может, что он услышит и поможет,  что он простит однажды вас, и ваш просящий, скорбный глас ему не будет безразличен. Ваш Бог коварен и двуличен – он никогда вам не ответит и всех страданий не заметит, на все он гимны наплевал и с вами связь давно порвал. Лишь Ад он может подарить и ложно Рай вам посулить – в аду живете вы сейчас, а Рай был создан не для вас.

Он может вам пообещать «святых» людей всегда прощать и наказать жестоко тех, в ком от рожденья виден грех – и с интересом наблюдать, «святые» как готовы стать людей для грешных палачами, молясь во храмах со свечами.

Ваш Бог безудержно хитер, давно уж ведьм всех на костер руками церкви он отправил и уважать ее заставил. Ему смешно, что навсегда она вам стала как вода, и вы не сможете прожить жизнь без нее – ведь посулить вам рая сказочный мирок она успела уже впрок, и ложь та хуже всех зараз –  ведь Рай был создан не для вас.

Ваш Бог умен, ваш Бог хитер, он вас отправит на костер и праведный свершит свой суд… Но время вышло, ведь идут с ним биться те, кто стал свободным, и для тюрьмы кто стал негодным, и кто отведал плодов Рая – все те, душа кого живая.

Мой Бог чист сердцем и свободен, он величав, он благороден, всегда средь нас, всегда живой, и не уйдет он на покой, и не оставит он всех нас в наш самый трудный, мрачный час. Он руку нам давно всем подал, разбил он тюрьмы, цепи продал, и подарил нам вечный день, рассеяв светом духа тень, и указал на небеса как на святые образа.

И, мира красоту даря, напоминает он царя, что отказался от короны, чтоб созерцать лесные кроны, чтобы увидеть облака… Он нам всегда издалека рукой своей призывно машет… Грядет тот день, когда он скажет, что пробил уж свободы час, и он пришел принять всех нас.

Он в вечной юности прекрасен, он многолик, он не опасен. Мой Бог воистину чудесен… сложу я много о том песен. Он устремляет душу ввысь… мой Бог живой – ведь он есть жизнь.

08.09.2007

Внуку

Помолись за меня, мой внук,

Ведь испил я страданий чашу,

Замыкая свой жизни круг,

Защищая здесь землю нашу.


Посмотри за меня, мой внук,

Торжество новой жизни, мира!

Без фашизма и смерти слуг,

Без ее неземного пира.


Улыбнись за меня, мой внук!

Мы прошли за тебя все это,

Чтобы мир бы царил вокруг

И спасенной была планета.


Ты дыши за меня, мой внук!

Полной грудью вдыхай же смело!

Позади годы страшных мук,

Ну а памяти – нет предела.


Расскажи за меня, мой внук,

Как в атаки мы шли когда-то,

И был каждый другому друг,

В батальоне одном ребята.


Попроси за меня для тех,

Кто как я – исполнитель долга.

Пусть наполнит мир счастья смех,

Пусть звенит он – и долго-долго!


А для нас уже смерти нет,

Мы в чертогах иного рода.

Мы желаем вам мирных лет!

Ведь Победа и есть свобода.


08.05.2018

Воспитание

Однажды родился сынок у Орла,

В нем сила и смелость с рожденья была,

И мудрость от мамы сияла в глазах –

Носили то чадо они на крылах.


Орленок меж делом немного подрос

И встал неизбежно пред ними вопрос:

Как лучше птенца своего воспитать,

Какие стремления ему прививать?


Неплохо, конечно, задатки прознать,

На лучших из них его дух поднимать,

Привить ему честность, а с нею и честь,

Чтоб небо любил, презирал чтобы лесть…


Стремление, конечно, похвально их было –

Но как обойтись без друзей, коллектива?

Ведь в деле таком важен добрый совет,

Чтоб горя не знать им на старости лет.


И вот собрались на опушке они,

А с ними на древах – до кучи родни,

И разных знакомых уж просто не счесть,

Пришли даже теща, а с нею и тесть.


И вышла сорока давать им совет

(Должна быть мудра уж на старости лет),

И молвила просто она: «Не горюй,

Хватай, что блестит, и в гнездо быстро дуй!


В сей жизни важнее уметь прихватить,

Чем честным в кругах крайне узких прослыть,

Не менее важно – уметь поднести

Всем тем, кто поможет за злато в пути».


Кукушка сказала резонно: «Ку-ку!

Ну хватит, сорока, молоть чепуху,

Все знают, что дети – обуза и мрак,

И я потому вам отвечу вот так:


Люби лишь себя, ублажай лишь себя,

Других не возлюбишь, себя не любя.

Хотя… для чего же других возлюбить?

В сей жизни нахрапистым нужно нам быть!


Других в своей жизни он должен давить,

Чтоб сильным средь прочих ему бы прослыть,

Чтоб слабые птицы несли ему дань,

Лягушек и змей, не вставать чтобы в рань».


Стервятник бесценный свой дал им совет,

Что слаще, чем падаль, добычи здесь нет,

Что смрадом и трупом питаться сейчас –

Небесный в себе значит слышать что глас.


А коршун долдонил беспечно свое:

«Ну что за слабак, что за трус, е-мое!

Коль мне ты отдашь его, друг, воспитать,

Я вмиг научу, как других заклевать!»


Под самый конец вышла мудра сова,

И молвила зычно ее голова:

«Я много жила, и поверьте уж мне,

Что лучше всего, лишь когда ты во тьме!»


Вот так и решили родители вдруг,

Что сердце и разум им вовсе не друг,

И в душу дитя всю вложили ту грязь –

И выросла полная, редкая мразь!


* * *


Коль многие дети достойными б были,

То мир этот мигом они изменили,

Но коли взрастил ты их в рамках системы –

К добру не увидишь, боюсь, перемены.


24.06.2012

Все заняты

Все заняты. Люди бегут по делам.

Как много желавших набить свой карман.

А многим их бизнес важнее любви.

Скажи мне – карьера важнее зари?


Все заняты. Может, практически все.

А в бункерах градов нет места росе.

И в офисах душных общенью не место.

Жрем «аськи», «вконтакте» и прочее тесто.


Все заняты. Белки в своем колесе.

А в офисах тоже нет места росе.

А в спальнях людских разве место любви?

По кругу несешься… очнись, посмотри!


Все заняты. Куклы в людских пиджаках.

«У.Е.» мельтешит непрестанно в мозгах.

Где искренность ваша? Ваш офис уныл.

Кому о свободе ты что говорил?


Все заняты. Горстка свободных жива.

Могу зачитать я вам ваши права.

А ваша обязанность разве не в том,

Чтоб сон свой оставить уже за бортом?


Все заняты. Ночь. Город, кажется, спит.

Лишь дождик опять по карнизу звенит.

А завтра как белки в своем колесе

Забудут все снова пройтись по росе…


26.09.2012

Все тает, словно лед

«Все тает, словно лед…»

Ванга


Все тает, словно лед –

И лед растает тоже.

Смелей смотри вперед –

На что это похоже?


Теорий мертвый сад –

Он мертвым и остался.

Погиб научный град,

Песочным замком стался.


И золото с домов

У церкви каплет тоже.

Стал темен их остов –

Дак чье же это ложе?


Растают, словно лед,

В земных пределах власти.

Дух крови здесь живет –

Но рвет себя на части.


И словно талый лед

Людские слезы блещут.

Создатели невзгод –

Теперь они трепещут.


Растают, точно лед,

Иллюзий всех итоги.

Вернется к нам полет

Как знак иной дороги.


Все тает, словно лед.

Эпохи здесь на стыке.

Любовь в наш мир придет

И боли стихнут крики.


Все тает, словно лед.

Сердца людские тоже.

Вновь вера в них придет.

Вернуться счастье сможет.


«Все тает, словно лед…»

Поймите важность слова!

И в дух ваш снизойдет

Пророчества основа.


08.11.2012

Вставай,  страна огромная!

Вставай, страна огромная, на самый главный

Бой!


Войною с силой темною, со спящею

Собой!


Пусть доблесть благородная вскипает и

Поет!


Идет война народная, за души всех

Идет!


Две силы ныне борются у каждого

В душе,


Пусть звери раззадорятся – ждет Суд без

Протеже!


В угоду мертвым с Запада страну хотят

Душить…


Неужто без предателей не сможем мы

Прожить?


Неужто снова нужно нам все рушить

На корню,


И западной от нечисти принять опять

Свинью?!


Как два различных полюса враждебны с ложью

Мы,


За мир добра мы боремся, они – за мир

Войны!


Дадим же бой душителям всех огненных

Идей!


Насильникам, гонителям, подобиям

Зверей!


Не смеют черви черные пусть души

Разлагать,


И ложные нам ценности не смогут

Навязать!


Уже подобны нечисти дела и судьбы

Их.


Надолго ли в отечестве наш голос будет

Тих?


Пусть каждый сам то выберет, что дорого

Ему,


За душу быть ответственным ему лишь

Самому!


Ему свой путь сколачивать, судьбу своих

Детей,


Из массы духом немощных воспитывать

Людей!


Встает страна огромная, встает на долгий

Бой,


С извечной силой темною в полете за

Судьбой.


Пусть смелость благородная вскипает и

Поет,


Идет война народная – и нас с тобой

Зовет!


01.02.2012

Встрепенемся

Встрепенемся, давай встрепенемся,

От тоски мы с тобой отвернемся,

Грусть отбросим и к ней не вернемся,

Милый друг, ну давай встрепенемся!


Встрепенемся, прошу, встрепенемся,

К чистой радости в духе вернемся,

И тогда, наконец-то, очнемся,

В небо к солнцу на крыльях взовьемся!


25.12.2012

Высокие здания

Они ходят в высокие здания,

Каждый день погружаясь в работу.

В будни путь их – в высокие здания,

А покупкам оставят субботу.


Они ходят в высокие здания

И не мыслят, как жить им иначе.

Ноги тащат в высокие здания,

А глаза их – вот-вот и заплачут.


Будут долго сидеть в своих офисах,

Ждет покупки машина крутейшая.

Вечерами по пробкам поносятся,

Чтоб вернуться во время темнейшее.


Будут семьи карьере их преданы,

Глубоко в этом рву захоронены.

На ходу себя кормят обедами,

Смысл жизни оставив непонятым.


Там карьеры, там судьбы, величие.

Стул начальника как возвышается!

Ради денег забыто приличие,

И зарплата вот-вот насчитается.


Люди ходят в высокие здания,

С ними рядом пигмеями кажутся.

Все карьерам отдали внимание,

А на жизнь все никак не отважатся.


24.11.2016

Гадкий утенок

Рожден ли каждый человек, чтоб в свой короткий жизни век суметь достичь иных небес? Не каждый как Христос воскрес, не всякий знает, что есть смерть, пока земная эта твердь, на дно дух сбросив бытия, все шепчет страстно: «Я твоя. К чему тебе ничтожно небо? Оно не даст для жизни хлеба, не даст стабильности, покоя, оно дарует только горе, ведь кто поднимет к небу взор, лишится тот иных опор. Но человек, увы, не птица – какой же толк тогда стремиться подобным ей однажды стать и до небес крылом достать?»

Ты был, мой друг, еще ребенок, еще ни тигр, ни котенок, ты был другого рода зверь – но стал иным уже теперь. Ты птицей был рожден всегда – но прошли долгие года, пока ты смог познать себя и ненавидя, и любя, внутри духовно очень шатким – утенок был, бесспорно, гадким. Рожден ты птицей был, увы, познав тем самым как правы все были звери до сих пор – в семье звериной как позор ты был однажды заклеймен, на то с рожденья обречен… Ты птицей был иного рода – не по крылу была свобода.

За что тебя любить другим? Ты в стае был всегда чужим. За что тебя всегда клевать? Чтоб не способен был летать. Зачем рожден ты был таким? Затем, что путь твой был другим. Зачем запомнил ты все то? Не повторить чтоб ни за что.

Ты знал давно, зачем рожден, и каждый вечер день за днем надежды тайные питал о том, как лебедем ты стал, и как, расправив два крыла, ты полетел, куда звала тебя давно твоя судьба – чтоб из бескрылого раба рожден иной был человек, что уж отныне и вовек над бездной сможет пролететь – и больше вниз не посмотреть.

Жалкий червяк, ты посмел возжелать  птицей свободной от гнета вдруг стать! Дерзкий глупец, иль не ведаешь ты, как умирают о небе мечты?! Как же посмел ты отринуть в тот час прошлое все, формирует что нас? Глупый птенец, ты рожден был затем, чтобы о небе забыть насовсем! Птицы хромые не могут летать, лебедем белым вдруг черные стать… как ты сумел обойти сей запрет?!

Много с тех пор миновало уж лет…

Когда невидимый порог перешагнешь и ты в свой срок, когда от прошлого очаг в душе оставит только мрак, и лишь тогда, когда вдруг ты взалкаешь неба красоты, и годы тяжкие пройдут, могучи крылья подрастут и затрепещут за спиной – ты знай, утенок, час то твой!

Расправь же крылья и лети, себя за прошлое прости, и, устремившись к небесам, утенок, верь, ведь познал сам – невыносимо быть иным, как только с небом уж родным, как только птицей белой стать – и до небес крылом достать.

Пока свободы твой полет тебя к земле не позовет, ты в небо к солнцу устремись…

Лети же, белый лебедь, ввысь!

30.12.2008

Герои наших дней

Индустрии наступит однажды черед –

И искусство тогда постепенно умрет,

Осветят людям звезды полночный их путь,

Станет их миллион, хоть и было – чуть-чуть.


Это будет давно вам предсказанный век,

И творцом станет каждый почти человек,

И над каждым зажжется когда-то звезда –

Но убитым искусство прибудет тогда.


Стать звездой так легко, каждый может ей быть.

Индустрия тебя будет долго хранить.

Лишь достаточно славы взалкать – и тогда

В этот мир упадет и погаснет звезда.


Индустрия поможет, тебя защитит,

И признание толп тебя вмиг поглотит,

Коль имелся талант – будет он позабыт,

Индустрия для денег тебя сохранит.


Вы творцами могли быть на этой земле –

Но горят ало звезды на вашем челе.

Вы могли бы творить для других, не себя –

Но как сделаете то, крайне славу любя?


Индустрия вас примет в чертоги свои –

Там вы в клетке все будете петь до зари

И в припадках кричать все от боли сильней.

Все рабы те – герои они наших дней.


10.05.2008

Да, я знаю, я знаю, я знаю

Да, я знаю, я знаю, я знаю,

С какой целью я в мире живу,

Потому я теперь избегаю

И не слышу людскую молву.


Да, я знаю, я знаю, я знаю

В общем виде свой будущий путь.

О земле как об умершем Рае

Эта жизнь мне расскажет всю суть.


Да, я знаю, я знаю, я знаю,

Сколько стоит мне жить и терпеть.

По забытому прошлому Раю

Крайне долго я буду скорбеть.


Да, я знаю, я знаю, я знаю,

Что мой путь и не стар, и не нов –

Я подобно другим воскресаю,

Но свободен от смерти оков.


Да, я знаю, я знаю, я знаю –

Я такой же, как все, человек,

И спокойно теперь принимаю

Этот смутный и траурный век.


Да, я знаю, я знаю, я знаю,

Через что вам придется пройти,

Чтобы выйти к сужденному Раю,

Позабыв о себе в том пути.


Да, я знаю, я знаю, я знаю,

Зачем дан мне словесный был меч,

И я словом теперь воскрешаю,

И я словом готов буду сечь.


Пусть я знаю, пусть знаю, пусть знаю

Только самую малость того –

Но в пути я к сужденному Раю

Не оставлю меча своего.


Прорублюсь через гнев, через грубость,

Разорву предрассудков свой плен,

Изничтожена будет им глупость,

Когда время придет перемен.


И я знаю, я знаю, я знаю:

До тех пор, пока я веду бой,

Все шагая по мертвому Раю, –

Каждый шаг возвращает домой.


19.04.2008

Два поэта

Однажды по миру бродили поэты,

Вдвоем сочиняя для спящих куплеты,

Актеры в долину пришли из-за гор,

С сердцами чтоб словом вести разговор.


Сердца отравились, сердца подзамерзли,

Они из огня и не жили ведь вовсе,

И яд тех сердец отражался в глазах,

Давно уж долина жила та в слезах.


Поэты пришли, хоть не ждали подмоги,

Чудны и светлы ведь у Бога дороги…

Пришли они, в духе уменья храня:

Один – на мечах, а другой – из огня.


Искусство лечения словом взрастили –

И им врачевали, и им же и били,

И души спасали, и рушили стены,

В удушливый мир привнося перемены.


Один был с тревожной, но любящей лирой –

Сердца он людские точь ранил рапирой,

И яд из сердец выпускал тем наружу

Весны средь цветенья и в зимнюю стужу.


Второй же огнем их затем прижигал,

Чтоб в сердце однажды устроить пожар,

И чтобы сердца те горели в надежде –

Без яда, без тьмы вновь сияли как прежде.


Вот так и ходили вдвоем все по миру –

Один взял огонь, а другой взял рапиру,

Один был пророк, а другой только воин,

Но каждый был света небес удостоен.


Они не единожды в мире сем были,

И братьев подобных себе пробудили,

И много историй сложилось о них…

Быть может, однажды, вы встретите их.


02.12.2011

Для тех, кто умеет ждать

Для тех, кто умеет ждать, –

Однажды откроются двери.

Для тех, кто умеет ждать, –

Чье сердце горит и верит.


Для тех, кто умеет ждать,

И тех, кто в мечту поверит, –

Куется им путь под стать,

И кто его высь измерит?


Для тех, кто умеет ждать, –

Откроются все просторы,

Таким, кто умеет ждать, –

Моря, и леса, и горы.


Для тех, кто умеет ждать,

Заботясь о ближних рядом, –

Им счастье по праву дать

Способна судьба в награду.


Для тех, кто умеет ждать, –

Им птицей однажды стать.

И крылья, чтоб лишь летать, –

Для тех, кто умеет ждать.


20.10.2012

Доброта

Не держите в сердцах, люди, зла.

Пожелайте друг другу добра.

Пожелайте друг другу добра!

Нужно сделать то было вчера.


Души годы окутывал мрак,

Все должно было быть здесь не так!

Безразличие – главнейший наш враг.

Уподобимся своре собак?


Не копите в сердцах, люди, зла.

Увеличьте запасы добра!

Нужно сделать то было вчера.

Доброты вся планета ждала…


14.01.2013

Дурак и мудрец

Дурак к мудрецу как-то в гости пришел,

О людях у них разговор вдруг зашел.

Дурак утверждал: все вокруг дураки,

И мудрость для многих совсем не с руки,


И глупости делает каждый из них,

Но учит других как гуру или псих,

Давно уж потеряно знание меры,

Дурные у многих теперь уж манеры,


И все дураками друг друга считают,

На деле же сами нисколько не знают.

Кругом остолопы, придурки, глупцы,

Намного умнее их были отцы!


Дурак все плевался и громы метал,

Пока сам с собой он о людях болтал,

Но выдохся быстро и вскоре умолк,

И только глазами глядел, точно волк.


Мудрец улыбнулся и молвил вдруг так:

«А как ты считаешь: ты сам то – дурак?»

Дурак от вопроса вразнос вдруг пошел,

И молвил в ответ: «К дураку я пришел!»


«Воистину так! – вновь ответил мудрец, –

У них где начало – то там и конец.

К другим ты пришел за обеденный стол,

Но в зеркале жизни себя вновь нашел!»


30.09.2012

Единственный Путь

Когда обрезаны пути, и к славе смысла нет идти, и не нужно богатство, чтоб купить себе злаченый гроб, и в этом жизненном пути уж «половинку» не найти, и не вгоняет в сладкий раж и социальный уж «этаж», простые радости земли не разгоняют коль крови, и горько-кисла та есть сласть, что именуется как «власть», и сны развеяны давно – что для души предрешено? И остается только путь – в себя нырнуть и вспомнить суть.

Когда закрыты те пути – куда еще ему идти? Пути назад давно уж нет, и принял он уж свой обет, себя он вспомнить возжелав, и сущность жизни тем познав, пошел единственным путем – пройти пустыню за дождем. Небесный тот поток впитав, свободной птицей снова став, полет направить к небесам… Один в пути – так выбрал сам. Чтоб пролететь ему над бездной, запасся волей он железной. На крайне узком том пути вдвоем, похоже, не пройти.

Когда встаешь на тот ты путь, про свое прошлое забудь, коль обернешься ты назад – сорвешься вниз в страданий Ад. И мост сгорает за тобой, когда идешь ты за судьбой. Пути назад отныне нет для тех, кто принял свой обет.

Так мало сказано о том, что происходит уж потом, когда мост пройден до конца, и из порочного кольца иной выходит человек… Из года в год, из века в век путем избранников шли люди, отдав все прошлое Иуде.

Они сейчас уж далеко – но на душе всегда легко, когда ты думаешь о том, как путь нашли они в свой дом, преобразили как кругом они всех тех, кто был врагом, и пробудили тех, кто спал и на свой Путь еще не встал.

Коль одинок и ты внутри – на этот путь ты посмотри. Он так непрост – и тем хорош, он истребляет сна всю ложь, и создает тебя он вновь… Надежда, вера и любовь – основа вся того моста… пути для Будды и Христа.

03.12.2009

Есть люди

Есть люди как полночь, есть люди как день,

Есть люди, кому человеком быть лень.

Есть люди как свет и есть люди как тьма,

Есть люди-свобода и люди-тюрьма.

Есть люди-на-день, а есть люди-на-век,

И каждый свой путь изберет человек.

Есть люди, кто умер уже навсегда.

Есть люди, над кем все не властны года.

Есть люди, себя кто другим посвятил.

Есть люди, кто толком совсем и не жил.

Есть люди, с рождения хочет кто смерть.

Есть люди, что в жизни нырнул круговерть.

Есть люди с судьбой, предначертанной свыше.

Есть те, кто и гром в небесах не услышит.

Есть те, кто природы секрет раскрывают.

Есть те, кто всю жизнь от безделья страдают.

Есть люди-на-вечность и люди-на-день,

Есть люди-как-солнце и люди-точь-тень.

Есть люди, на путь стали жизни что вечной,

Идя за мечтою своей бесконечной.

Каким ты предстанешь в тебе данный век?

Решай поскорей для себя, человек!


17.04.2018

Женственность

Что такое женственность?

Женственность – искусство!

Коль исчезнет женственность,

В чувствах станет пусто.


Что такое женственность?

Женственность – ребенок.

Пусть лелеют женственность

Женщины с пеленок.


Что такое женственность?

Это мягкость духа,

А для жизни женственность –

Крылья как из пуха.


Что такое женственность?

Где-то – просто слово,

Только знайте – женственность

Мира есть основа!


15.01.2013

Защитники Бога

Я смотрел и глазам не верил,

Кем защитники Бога стали!

Кто им право от смерти вверил,

Чтоб «за веру» других сжигали?


Право дал говорить за Бога,

И судить, на него ссылаясь?

Разве к свету у тех дорога,

Кто других распинал, не каясь?


Кто на крест у дороги вешал,

Кто сжигал на костре и в чаде,

Кто иллюзию «веры» тешил,

О небесной мечтав награде.


Я смотрел и глазам не верил –

Те распятые так кричали!

На себе их судьбу примерил,

Но клинка я не вынул стали.


Не добавлю я к боли этой

Чью-то боль из толпы чужую –

Я отправлюсь бродить по свету,

Чтобы душу найти живую.


Пусть же Бог ту толпу рассудит,

Коль толпа усмехнется Богу.

Что с защитником веры будет,

Коли выбрал он тьмы дорогу?


И нужна ли Творцу «защита»

От того, кто распнет и брата?

Велика «защищавших» свита –

По делам будет их расплата.


И бродил я в те дни по миру,

И искал я живые души.

Я омыл в вечном свете лиру

И открыл к гласу неба уши…


19.08.2012

Звезда

Внутри себя свой мир творя, я превзошел земли царя – но только лишь душа моя с иного плана бытия. И я песню на флейте пою небесам, и проста эта песня, а флейта – я сам.

Я не буду вновь прежним уже никогда, и, мне путь осветив, не погаснет звезда. Протяну я ладони тогда к небесам и отвечу: «Я прибыл. Один. Только сам».

И, упав мне на руки, мне молвит звезда: «Ты сгоришь скоро прежний – но то не беда. Коль иным существом ты возжаждал уж стать, то придется тебе также ярко сгорать, как сгораю и я, опускаясь с небес, потеряв весь свой блеск, положенье и вес, лишь затем, чтобы в руки твои угодить, научив тебя небо тем самым любить».

С тех пор звезду сию любя, я утверждаю из себя лишь только то, что познал сам, не обращаясь к праотцам и текстам умерших времен…

Так каждый для того рожден, чтобы, забыв, вновь вспомнить вмиг свой венценосный звездный лик и, умерев, родиться вновь – ведь имя смерти есть любовь.

24.02.2009

Земля под ногами

Земля под ногами, у нас под ногами –

Ее разрушаем своими руками,

Ее продолжаем мы грабить веками

И больше не пляшем на ней с облаками.


Земля под ногами, еще под ногами,

От боли трясется отныне под нами,

И реки разлились земными слезами…

Огонь полыхает теперь под ногами!


Земля под ногами, пока под ногами…

Считаться ли будет с людскими домами?

О боли своей нам всем скажет толчками,

Вздыхает торнадо и плачет цунами.


Земля под ногами, для нас под ногами,

Помочь нам расстаться лишь хочет со снами,

Но реки из крови пролили мы сами

И в землю вминали друг друга ногами.


Земля под ногами, еще под ногами?

Засыплет по пояс нас скоро снегами,

Для жизни на ней кто-то стал уж врагами…

Но почва ли будет у них под ногами?


26.08.2011

Зимнее солнце

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя,

Солнце лик однажды скроет,

Все играясь, все шутя.


Солнце может не стараться

Вечно теплым показаться –

С сердцем хватит уж шутить,

Коль весне в душе не быть.


* * *


Одинокий путник зимний

По дороге ввысь шагает,

Незамерзший путник зимний

Солнца ложь всю отвергает.


Он не знает, этот путник,

Где его застанет вьюга,

Снег давно ему как спутник,

Кроме снега нету друга.


Белый снег в его ладонях

Трансформируется в слезы.

Путник выйдет на вершины –

Пусть и умерли все грезы.


Он не знает, есть ли счастье –

Его счастьем стала вьюга,

И зима с холодной страстью –

Его вечная подруга.


Пусть в душе один лишь холод,

Пусть от сердца нет уж прока,

Но взлетит он, вечно молод,

Ввысь на белых крыльях рока.


Он промчит над степью снежной,

Проплывет он над реками –

Раб снегов зимы безбрежной

С вечно теплыми руками.


Улыбнется путник снегу,

Он рукой помашет горам –

И к лучам иного солнца

Устремится в беге скором.


Вечный бег его согреет,

Вечный бег подарит веру,

Будто путь над миром снежным

Приведет к зимы пределу.


* * *


Одинокий зимний путник

Все быстрей на крыльях мчится.

Он не знает, что пределу

Может таки не случиться…


06.01.2008

Зов и бой

Зов раздастся, начнется война,

В муках скорчится снова страна,

И война та реальной под стать –

Только духом в ней всем воевать.


Зов раздастся, набат зазвенит,

Что от Света – Господь сохранит,

Что прогнило насквозь навсегда –

Встретит скоро лихие года.


Зов раздастся – откликнется тот,

Кто по чести и правде живет,

Чтобы быть его духу как птица…

В страшных муках мир новый родится.


25.12.2012

Инквизитор и Ведьма

Она висела на кресте, и хворост чернь несла под ноги, и инквизитора в толпе взывал к сожжению голос строгий. Не уронила ни слезы и о пощаде не просила, и уж в преддверии грозы проклятьем чернь ее лишь крыла. И инквизитор громыхал своим извечным обвинением, что бог ту ведьму покарал в огне грядущим здесь сожжением.

Не принесла ни капли зла и никому не навредила – в жилище ветхом много лет людей растениями лечила. Нашлись завистники, и вот – ее уж тащат в казематы, на тело голое глядят глазами мертвыми солдаты. Затем – дыба, затем – щипцы и раскаленный жезл в ноги. На животе – плетей рубцы… и беспристрастный голос строгий, и писарь рядом, чтоб ее слова «признания» после вынуть – и, прочитав их на костре, ей пожелать в огне том сгинуть.

И боль, и стон, и кровь, и крик – но хладнокровны эти пытки, и под конец «признаний» тех ей в ноги брошены накидки. Вновь каземат и забытье, и уж на утро тащат тело – для толп «святого» коль суда оно как раз уже поспело.

И вот на площади толпу уже глашатаи сзывают, а чернь в неистовстве поет: «Здесь ведьму темную сжигают!» И инквизитор крест златой все выше к солнцу поднимает, пока солдаты всей толпой к столбу ту ведьму прикрепляют. И верит, верит вся толпа, что перед ней исчадие ада! Лишь были б зрелища, еда, а больше – мало им что надо.

И вот горит, она горит, огонь у ног уж полыхает! Но ничего не говорит, толпе зверей не потакает. Огонь все жарче, уж укрыл свою он жертву в саван жгучий… но в небе солнца больше нет, вдруг побежали резво тучи. Огонь взметнулся вновь, и вот – он принимает в крике тело…

«Всей черной магией она себя спасти все ж не сумела!»

Ревет огонь, в экстазе чернь, слюной распявший сладко хлещет… Но вот и дождь, пришла гроза – и в небе гром, и свет там блещет. Тот дождь сильнее и сильнее слезами неба площадь моет – и тушит, тушит он огонь, и чернь со зла над этим воет. И нет огня, и гром такой, что заложило многим уши! Бегут все с площади толпой, и в страхе сжались черны души.

Но инквизитор не из тех, кто признает свои ошибки. На столб воззрился и костер, а на лице – оскал улыбки. Но в день тот звучно столь играл грозой небесный композитор и молний свет в него послал – и пал беззвучно инквизитор.

24.03.2012

Ипотека

Однажды в студеную зимнюю пору

Ушастый купил ипотеку на нору.

Давно о жилище он теплом мечтал,

А тут подходящий и случай настал.


Жилье дорожает из года все в год –

О том часто шепчет лесной весь народ.

«Вложись ты в жилье!» – зазывает реклама,

Давно упрекают и теща, и мама…


Не в силах уж тяготы Заяц терпеть…

На днях же глаголил со сцены Медведь:

«Жилье чтоб на зиму доступнее было,

Все Свиньи вам норы копают в три рыла.


По норам вас скоро мы всех рассуем –

Тогда запируем, тогда заживем!

Все банки кредиты уж Свиньям раздали,

Чтоб чище жилища они разрывали».


И вот, вдохновленный на то Косолапым,

Пошел наш Косой с того дня по этапам.

Приходит он в банк – а в том банке Хомяк

Мозги промывает прихожим вот так:


«Кредит ты возьми и сперва не плати,

А в мир потребленья от счастья лети!

Бери все сейчас, а беды в том ведь нет,

Платить по счетам что придется сто лет».


Ушастый сражен был дурманом тех слов,

Но сколь договор оказался суров –

Мгновенно узнал он спустя пару дней,

Когда не наелся «капустой» своей.


Он в гневе в тот день к Хомяку прибежал

И сущность банкиров пред ним обнажал:

«Насильник, развратник, ростовщик и вор!»

Но без толку все – подписал договор.


«Не вижу вины в том моей я никак», –

В ответ ему молвил пузатый Хомяк.

«Проценты считать – это труд непростой.

У нас ныне кризис, упадок, застой,


Икра дорожает, Мальдивы залило…

Зачем ты тут хнычешь пред мною плаксиво?

Проценты большими пусть сроду все были,

Но цены на норы ведь Свиньи спросили!


Иди же к Свинье, возлежал коли с ней,

И нору улучшить ты требуй смелей:

Проделать окно иль морковь завезти…

Капуста меня уж заждалась, прости!»


В поту уж и в мыле пришел Заяц в хлев

И начал ругаться уже нараспев:

«Вы дикие цены задрали, грязнули,

Меня вы с жильем развели, обманули!»


«Печаль понимаю я, Заяц, твою,

Но глянь, как живу я сама, трижды хрю!

За землю Ослу мне ведь взятку платить,

В грязи искупаться, с другими кутить,


Строители нынче – полнейший все сброд,

Прораб же на стройке – чистейший урод,

Хомяк в кабалу меня тоже забрал…

Не жизнь то, Ушастый, а полный аврал!


Ты лучше к Ослу с той проблемой пойди –

С чиновником, знаешь, нам всем по пути.

Ты взятку ему предложи, чтобы он

Закрыл у кротов-конкурентов притон.


Авось и дешевле в снегу станут норы,

И я порешу с Хомяком свои споры,

И впредь подешевле все будет жилье…

Поверь мне, чиновник – сплошное ворье!»


Голодный, холодный, и грязный, и злой

Притопал к Ослу наш Ушастый домой –

Но только простыл уж чиновника след,

Который был корень – иль плод? – разных бед.


На двери ж табличка: «Ушел на рыбалку.

Прошенья прошу положить все на свалку,

А деньги – в копилку-свинью положить.

Поверьте, мы рады вам всем услужить!»


А рядом приписка была от жулья –

«К вопросу о норах в снегу и жилья:

Расценки на землю диктует закон,

Вопросы – к Медведю, ведь главный в том он!»


От горя на древо наш Заяц залез.

Над ним потешался зимою весь лес,

Но солнце весной в этот лес опустилось,

И в воду жилище зверей превратилось…


* * *


Надеюсь, что понял отныне ты, друг,

Какой получился здесь замкнутый круг?

Но норы из снега зимой лишь годны,

В истории этой все были жадны!


12.11.2011

История умиравшего

Это было давно – я давно умирал, и другим человеком с тех пор я уж стал. С той поры миновало немыслимо лет… выполняю я долг, мною данный обет, и пока робкий глас мой еще не затих, я для вас сотворю о той смерти свой стих.

Право, даже не знаю, с чего и начать… Мое сердце однажды не стало стучать, мир вокруг пошатнулся и стих весь тогда, умираем лишь раз, но тот раз – навсегда. А я даже не смог осознать смерти миг, тот последний сознания сонного сдвиг…

Обняла меня тьма и укрыла собой, и я мог наблюдать, как лежу чуть живой, а вокруг меня носится куча людей, и кого-то приехать все просят скорей, и пытаются тело немое поднять, положить на носилки и в скорую взять, тело током ударить, его оживить… далеко я, друзья, – перестал с вами жить.

И я видел тоннель, что ведет через тьму, и я знал, что идти мне туда одному, и, пройдя сквозь него, не вернуться назад – лишь принять само-рай, лишь принять само-ад.

Я шагал в темноте, чьим-то гласом гоним, в «пересадочной станции» был не одним, кто-то рядом шагал – был он скрытым от глаз, ему было идти так не в первый уж раз… Словно им подгоняем, я шел до конца, и невидимый пот густо капал с лица, а когда я добрел до конца этих врат, меня голос чужой вмиг отбросил назад. Я не видел лица кто мне то говорил, но на гране теней я заметил шесть крыл.

Этот голос вещал, полный силы и мощи, что не время мне жить в уготованной роще, что назад повернуть я обязан сейчас, что не пробил той истинной смерти мой час, что еще много сделать пора на Земле, рассказав всем живым о грядущей заре. Развернуть всех слепых прочь с дороги теней и помочь возжелать им прозреть тем сильней, и помочь расцвести им цветами любви, не пропущен чтоб миг был грядущей зари. И надежду бессмертия им подарить, чтоб о страхе исчезнуть смогли бы забыть, чтоб не страшно им стало вот так умирать – чтоб прошли через смерть, дабы вновь жить опять.

И не мог возразить я вещавшему мне, что я сам до сих пор жизнь всю пробыл во сне, и что я не любил, что бесцельно жизнь жил, и что бремя такого я не заслужил… Он исчез в тот же миг, и свернулся туннель, и тогда я узрел вновь себя и постель, и счастливые лица сплошь в белом людей, и живого себя среди этих врачей.

Пусть с тех пор миновало немыслимо лет – я не силах забыть мною данный обет подарить миру жизнь среди мертвых забот и избавить людей от ненужных хлопот, устремив взоры их к голубой неба дали, чтобы только живей в один день они б стали.

И с тех пор я шагаю лишь только вперед, пусть однажды та смерть вновь меня заберет – ей от жизни меня будет уж не отнять, и ее я сумею спокойно принять, и я ей подарю свой прощальный привет, ведь я выполню данный однажды обет, жизнь прожив среди истин до греха святых, пребывая сам вечно живее живых.

29.10.2007

Исцеление

Путь исцелений – путь дилемм, и вновь сказать бы надо всем, что крайне сложно исцелить того, не хочет кто любить, но кто желает просто взять – в себя таблеток запихать или детей своих травить, лишь чтоб «заботливым» прослыть.

Путей кто ищет лишь простых, тот не найдет дорог святых, и крайне сложно им понять, что нужно душу изменять, и что болезнь гнездится там, а для детей – в ошибках мам. Больное тело – лишь симптом… но дух оставлен «на потом».

К таблеткам чтоб убить искус, пришел на Землю к нам Иисус, и исцелял людей больных – незрячих, немощных, хромых. Он Светом Бога исцелял, земных «целителей» смущал, ведь показал иной он путь, скрепив любви и веры суть.

И, духом зная наперед, что Землю эту вскоре ждет, он посоветовал всем вам склониться к добрым лишь делам – но ваши медики гурьбой его словам здесь дали бой! Они-де лучше знают путь, как исцелять, как жизнь вдохнуть… Они не дух лечили – тело, – и, не поняв причины смело, насильно стали утверждать, как хвори ваши «побеждать».

Не победить, однако, хворь, коль непонятна ее роль как знака вам о нарушении, своем духовном преступлении. Ведь прежде тела жив был дух – но коль уж твой притуплен слух, не слышишь совесть часто столь – тебе терпеть от тела боль!

Не сразу, может быть, отнюдь… Кто преступлений выбрал путь, всегда найдет потом итог и обзовет его как «рок». Но рок случайным быть не может, и, коли боль из тела гложет, то значит что-то запустил – кого-то, может, не простил, или обидел, может, вдруг, иль вызвал панику, испуг, иль обокрал, унизил, может, – то нарушение ведь тоже.

Не видный глаз в этот миг в твоей судьбе этап возник, где ты обязан искупить все то, что смел наворотить, своим страданием или горем. Себе мы сами путь готовим, слагаем каждый миг его, лишь чтоб сознанье расцвело однажды лотосом любви, впитав сок внутренней зари…

Ты из сознанья выкинь гадость – и жизнь однажды станет в радость!

12.04.2012

К Музе

Определение: Муза – мифологическое существо, покровительствующее поэтам, которое никто из них никогда не видел, но только ленивый хотя бы однажды не упомянул.

Родная Муза, я тебя порою жду день ото дня, но с неких пор являться мне ты перестала и во сне.

К тебе желаю обратиться, ответа я хочу добиться – не изменяешь ли ты мне с другим любимым при луне?

Любима Муза, знай, – теперь ко всем иным закрыта дверь в том одиноком моем сердце – и лишь тебе ключи от дверцы давно вручил однажды я… не спорь, любима – ты моя.

Тебя хотел б узреть я снова – пусть для меня ты уж не нова, тебя я жажду вновь увидеть не для того, чтобы обидеть, и не затем, чтоб накричать – я перестал давно рычать, – но лишь затем, чтоб насладиться с тобой полетом, словно птица.

Младая Муза, разумей, что изменился я… поверь, ты будешь счастлива со мной, ведь буду я тебе горой, – высокой, да, но восходимой, – все для тебя, родной, любимой.

Входи спокойно в мой приют – на завтрак здесь слова дают, а на обед подносят фразы – стихи здесь пишут, да рассказы. Тебе не скучно будет здесь – ведь пред тобой открыт я весь…

А потому давай вдвоем теперь чайку с тобой испьем. Ты сядешь близко от меня, мне на плечо главу склоня, и робко глянешь мне в глаза… И умиления слеза твоя тогда падет на землю – я этим слезам, верь мне, внемлю. Я этот жемчуг твоих слез в своих руках другим донес и разбросал его в грязи, чтоб не рождались в ней князи, а нищий смог богатым стать – до слез небес рукой достать, а сильные всего же мира вкусили б только горечь пира.

Вернись же, Муза, будь со мной, мы будем жизнью жить простой, тебя любить я буду вечно – так бесконечно, так беспечно, как жил я в мире до сих пор…

На том закончим разговор.

15.05.2008

Камни

Давно – год за годом, из века уж в век

Столь камни свои полюбил человек.

Пускай эфемерна их ценность на деле,

Но сколько же раз им осанну пропели?


Казалось бы, камни, – ну что тут такого?

В дороге встречаешь их снова и снова,

В пыли и грязи – там камней миллион,

Бери – не хочу… разве нужен бы он?


Тот камень не тесан, тяжел он и груб,

Убог, некрасив, очень часто он туп…

Как глупость тот камень уродлив, негоден,

С чего ж вы решили, что он благороден?


А в глупостях, может, скрыт тоже талант –

И камень сверкнет этот как бриллиант?

Навряд ли, конечно, и все же, и все же…

Те камни на что-то должны же быть гоже?


О камни, о камни, как дороги ныне,

И веса от вас уж никто не отнимет,

Вы стали для многих алмазов дороже –

Алмазом не треснешь другого по роже!


Вот камни, здесь камни! Алмазы оставьте.

Почувствуйте – камни! Вы ж только представьте!

Да, камни! Нет, камни! Берите, коль надо!

Кто хочет взять в душу бесценного вклада?


К чему эти камни? Себя бы спросили…

С собою по жизни с рождения носили.

А мне то зачем? Нет, спасибо, ни-ни!

Пусть лучше те камни лежат здесь одни.


Ух, камни! Смотрите, как все тяжелы…

Творили вы камни из злобы, хулы,

Из зависти, лени, корысти и чванства –

И вдруг не хотите с камнями романса?


Ну, право! Не видели? Очень возможно.

С камнями в котомке бродить, правда, тошно.

Вам выкинуть жалко? Столь много вложили?

Как клад в вашу душу давно уж зарыли?


Решайте, что делать с камнями давайте.

Они не алмазы – почуйте, познайте.

Кидаться кому-то, быть может, по нраву –

Но к камням приблизит себя он составу…


01.05.2012

Карантинная Зона

Где-то в галактике очень далекой

Как-то по воле великой, высокой

Дивных планет развернули вдруг сад –

Было под сорок там рас, говорят.


Их миллионы все лет разделяли,

И друг о друге те расы не знали,

И развивались, спокойно росли,

Новые души в миры принесли.


Только несчастье однажды случилось,

Что-то внутри этих душ изменилось,

Расы решили Закону дать бой,

Ангелы с неба кричали им: «Стой!»


Так и случился космический сбой,

Падали души во зло те гурьбой,

Сами не ведали, что сотворили,

Многих сердца там отравлены были.


Бога забыли и духом уснули,

Вот потому там пространство замкнули.

Ненависть к ближним им стала знакома…

Ныне же там – Карантинная Зона.


Люди кричат с одиноких планет,

Будто одни, будто Бога здесь нет,

«Братьев по разуму» ищут напрасно…

Здесь карантинная зона, вам ясно?


Расам вовне как к больным относиться,

Коли у них уж не ангелов лица,

Коли живут, точно стая зверят?

Им отвечать потому не хотят.


Замкнуты расы в галактике этой,

Беды творят со своею планетой,

Вместо любви там религий капканы,

Носят властители темные планы.


Ангелы к расам спускались в итоге,

Чтобы напомнить всем людям о Боге,

Души очистить и к свету позвать…

Ангелов люди хотят распинать.


Ныне стихии уж в действо вступают,

Люди причин своих бедствий не знают,

Все о прогрессе каком-то твердят,

Душу очистить свою не хотят.


Замкнуты расы больные на время,

Света взрастет в их сердцах, может, семя?

Расы спастись могут, только любя…

Там же вращается мир наш – Земля.


12.08.2012

Ковчег

Истории этой пусть много веков, средь ангельских жили все люди богов – но много найдется опять чудаков, которым землица милей облаков.

История эта жива до сих пор: когда-то спустились к ним ангелы с гор и людям сказали, что время грядет, когда люд от злобы своей же умрет. Но люди услышать их не пожелали, и сами себя каждый день предавали, и сами создали себе катастрофу, чтоб кануть бы в воду, взойдя на Голгофу. Хулили все небо и слали проклятья, и сами себе воздвигали распятья, а силы стихий то терпели на время – но в бездну шагало людское уж племя.

Наполнена чаша, спасения нет, стихает в испуге и звон всех монет… Затишье недолго как будто бы длилось, и светом в ночи вдруг Земля озарилась! И плакало небо, и тучи метались, великие громы в те дни раздавались, и молнии били одна за другой… но Богу решили безумцы дать бой! Внутри себя бога они распинали – а волны метались, а волны стенали, и сыпались грады размером в их главы, и против стихий не нашлось там управы.

Немногие люди в те годы спаслись, они на Корабль на свой собрались. Корабль был силами Высшими дан, его подарил людям сам океан. Спустился с небес иль на волнах приплыл? Нам важно лишь то, что Корабль тот был! Кто духом был чист – те сумели войти, ковчег был спасением в духовном пути.

И море шумело, и море стенало, вода с каждым днем все сильней прибывала, и так поглотила она города… Их вам не найти здесь уже никогда!

Таинственно время тянулось внутри… Но кончилась буря, пришел миг зари, и голубь с оливой назад возвратился, и к Ною на руки в тот день опустился. Так люди узнали – воды больше нет… О, сколько Земля уж изведала бед! Спустились все с судна и вышли на Землю… Я слезам твоим, о Земля, все же внемлю! И вновь расселились, и род повели, и помнили бурю, и счастье зари…

А что же Корабль, исчез он зачем? Чтоб помнили люди цену перемен!

Корабль был дивен и странен тем людям, но разум в то время их был еще скуден. Забыли затем все о том Корабле… Уплыл? Улетел? Больше нет на Земле?

Вопросов столь разных бы можно задать: как мог сей Ковчег тех живущих вмещать, и что представлял из себя он по сути… То миф – иль реальность? Подумайте, люди!

16.10.2011

Когда вернется к вам Христос

Когда вернется к вам Христос, пройдя путем колючих роз из лона смерти, мира грез – вас всех вновь ждет метаморфоз.

Войдет он в храм, сметет иконы, религий ложные законы в огне свечей в тот день спалит и вам свободу посулит. Он вас попросит замолчать, не дав молитву вам начать. Себя не дав вам величать, он вас заставит отвечать.

Он вопросит вас, для чего вы имя скромное его все измусолили до дыр, ведь вам в сердцах он опостыл. Но вы, прикрывшись его словом, убрав все то, что было новым, от его имени вещали, грехи за золото прощали, свободных Адом настращали, насильно в «веру» обращали, Рай недостойным обещали.

Христос разрушит миф о Рае, не утолив тем голод стаи, и он укажет вам на мир таким, как вам его дарил. Он вам дарил небесный сад – вы выбирали только Ад, и когда Ад был на кону – он объявил ему войну.

Он истреблял привычки ваши, чтоб стали дни живей и краше, он разрушал все предрассудки, чтоб были разумом вы чутки. Отбросил он авторитетов всех ваших немощных заветов и говорил лишь из себя, богов в вас будущих любя.

«Святых» он лживых осквернял и слово мудрости ронял, чтоб вы отбросили свой сон, любви чтоб приняли закон. Он о свободе говорил, доступной тем лишь, кто любил, – о тех словах ваш мир забыл и после библией накрыл.

Принес войну он, а не мир, – он сам так, впрочем, говорил. И та война еще идет, и, коль придет и ваш черед, – он за собой вновь позовет.

Христос ваш был совсем живой – но вы, отправив на покой его всю сущность жизни, слов, основу вечную основ под грудой пепла схоронили, вторично тем его убили – и, тело разорвав на части, вы стали серой только масти.

Наступит день, придет Христос, свободных ждет метаморфоз – а всех рабов земли и пыли тела давно уже остыли…

22.09.2007

Крик

Почему ты молчишь – иль не слышал ты крик?

Этот крик уж давно в мое сердце проник.

Это крик без конца, это крик в тишине,

Это плач всех людей, что остались на дне.


Это вопль всех тех, кто отчаялся всплыть,

И рычанье всех тех, кому сладко топить.

Это плач о мгновеньях, ушедших давно,

Это бульканье всех погруженных на дно.


Почему ты молчишь? Ты не слышишь его?

И на кой, Бог, оставил меня одного

И зачем даровал сей ужасный мне слух?

Убирайся же прочь, быть хочу слеп и глух!


Мне не надо совсем твоих странных даров,

Я хочу быть спокоен, душевно здоров,

Быть хочу молодым, жить хочу без тисков –

И оставь для иного всю мудрость веков!


Мне не нужен их крик, океан их забот,

Не Сизиф я, чтоб выполнить сотню работ.

Потому уходи, лишь оставь мне покой –

Хоть немного побуду самим я собой!


Перестань меня гнать все вперед и вперед

И помедли ты смерть, что меня заберет,

Дай мне время и силы остаться собой –

А потом я пойду хоть куда за тобой.


А потом я открою вновь уши свои

И услышу тебя: «Это дети мои.

Дай ты руку свою кому сможешь из них,

Не бросал в этом мире детей я одних.


Пусть поверят – и смогут когда-нибудь всплыть,

Пусть уже, наконец, перестанут топить,

Пусть иссохнут их слезы, настанет покой,

Пусть поверят в меня, хоть и вместе с тобой».


Не найду я тогда, что ответить тебе,

Лишь почувствую руку в своей я судьбе,

А потом слух заполнит бескрайний тот крик –

Ведь давно в глубину сердца он уж проник.


15.04.2007

Критика

Бывает так: придет поэт

В расцвете сил своих и лет

Посланье людям принести,

Чтоб встрепенулись на пути.


Придет он просто, чтоб помочь, –

В душе рассеять чьей-то ночь,

На подвиг духа вдохновить,

Им о бессмертье протрубить.


И вот читатель увлечен,

Душою к Музе приобщен,

И он увидеть вновь готов

Сверкнувший свет в плеяде слов.


Душой своей готов поверить…

Но встанет критик вдруг у двери

И молвит так: «Все это чушь,

А ты развесил уши уж!»


И точно пулей слова в лоб

Убьет порыв он будто сноб,

Надежду он копьем проткнет

И кровь из сердца тем прольет.


Читатель с болью в сердце, друг,

Его пронзит в тот миг испуг,

И он решит, что к Музе той

Напрасно плыл на свет домой,


И повернет в пучину сна,

И смертоносная волна

Его накроет в тот же миг…

Он не поверил, не постиг.


* * *


Сколь часто критики порой

Ведут со светлой Музой бой.

Но отвечать им за сердца,

Что отвратили от Творца!


11.06.2012

Кумир

Не сотвори себе кумира…


«Не сотвори себе кумира,

Чтоб воду в ступе не толочь!» –

О том моя твердит все лира

И день, и ночь, сквозь день и ночь.


Ты сам здесь должен подниматься,

Ты сам здесь можешь познавать,

Ты сам обязан постараться

Дух свой и ближних пробуждать.


«Не сотвори себе кумира.

Его дела – его лишь путь», –

Вот так моя здесь пела лира,

Да только кто ту понял суть?


Любить других, конечно, стоит,

Но не фанатиком их быть.

Судьба путь каждому готовит,

Но сплетена с другими нить.


Здесь все мы – братья, как же можно

Кого-то здесь превозносить?

Пусть будет чувство непреложно,

Что без других нам не прожить.


«Не сотвори себе кумира,

А полюби таким, как есть», –

Вот так на благо душ и мира

Лилась той лиры странной песнь.


«Не сотвори себе кумира –

Он не такой, как мыслишь ты.

В любом из нас сокрыта сила,

Что путь направит из мечты».


«Не сотвори себе кумира –

И сам кумиром толп не будь.

В тебе любви великой сила –

Дак за мечтой ступай в свой путь!»


09.08.2012

Литературоведы

То, друзья, часто странные люди,

Не зажечь им умом своим свет,

Строф размер души их не разбудит,

Тонких струн не коснется куплет.


Литераторам то развлечение –

Раздирая стихи, их пытать.

К птичьим трелям забыто почтение,

Птиц стремятся теперь ощипать.


Только многу ли толку вам будет,

Коль сдерете одно вы перо?

Разве душу оно в вас пробудит

Измышленьям ума всем назло?


Не макнете его вы в чернила

И не станете сами творить,

Чтоб осталась в творениях сила,

Ее небо должно подарить.


Что вам небо и скрытые смыслы,

Что намеки и шепот в ночи?

К пению духа вы все атеисты,

Что кричат: «Замолчи! Замолчи!»


Вы взгляните – увидите столько,

Сколько дух ваш позволит найти…

Слов торговля идет ныне бойко,

Сквозь асфальт семенам как взойти?


Ах, не там двоеточие поставил,

Да, не там многоточье влепил…

Знак вопроса зачем здесь оставил?

Уж воскликнуть – и не было сил?


Вы посмейтесь пока что немного,

Разрубите стихи топором,

Вы ответьте серьезно и строго:

«Строфы в плен мы живьем не берем!»


Не берете – я верю вам, други!

Вам не нужен их детский азарт.

И поэзии – нежной подруге –

Не сдадите червонных вы карт.


Что же, пусть, распилите, коль надо,

Растащите по норам своим.

Звуки песни тому лишь услада,

Примет целым кто стих – и живым.


04.11.2011

Люди

Люди немного странны,

Люди придумали смерть,

Снова пусть все рождены,

Но позабыв круговерть.


Люди отчасти чудны,

Люди забыли себя,

Жизни проводят в тоске,

Жизни живут, не любя.


Люди так часто умны,

Люди так редко мудры,

Всем предрассудкам порой

Даже до гроба верны.


Люди забыли свой путь,

Люди боятся летать,

Криком их сдавлена грудь,

Что они жаждут сказать?


Люди не верят в себя –

Как же им верить в других?

Жизнь проживают, терпя,

Радость не светится в них.


Выбрали путь, но не свой,

Выбрали труд, да не в смех.

Смерти желать и покой –

Это ль не подлинный грех?


Люди немного странны,

Коли придумали смерть.

Жизни им снова даны –

Только молчит круговерть.


06.10.2011

Люди Мира

Вы для них уже люди

Прошлого –


Дружно лица от света

Спрятали.


Много глупого, сорного,

Пошлого,


Люди сонные с лицами

Смятыми.


Вы делами для них все

Скажете,


Перекрасив мир в краски

Серые.


Пусть вы пудрой себя

Намажете,


Средь кремов нету цвета

Белого.


Они вас не поймут,

Я думаю, –


Не годитесь для них

В ровесники.


Вы создали здесь технику

Умную,


Но они то – любви

Кудесники.


Они будут, мне кажется,

Знаете,


Улыбаться над вашей

Глупостью,


Ужасаться вашей

Жестокости,


И не знать всех оков

Одинокости.


Они будут, я думаю,

Чувствовать


Бесконечно живее,

Радостней,


И не будут лукаво

Мудрствовать –


Не бесцельно вот так,

Не гадостно.


Они петь будут вместе

С птицами.


И встречать на рассветах

Солнышко.


Точно с ангелов будут

Лицами.


Легче пуха в их крыльях

Перышко.


Я не знаю, когда то

Сбудется.


Сколько дней в океане

Вечности?


Только сердце их


Не остудится.


            Людей

        Мира

    И

Бесконечности.


21.07.2013

Мольба

В покоях храма я стою и Богу песнь свою пою. Молю его лишь об одном – чтобы планетный наш он дом сумел однажды изменить: невежам разум подарить, все предрассудки схоронить, цвета религий очернить, жестоких сердцем наделить, больных душою исцелить, и силу толп бы обнулить, и света семена полить, душой иссохших напоить, в любви живущих окрылить, писанья древности спалить, и миру мир бы подарить. Всем дать свободу полюбить, и тюрьмы духа разрубить, пожар всех войн водой залить, о веке новом протрубить.

Призвать к нему всех с ним идущих его детей не всемогущих, кто новый век давно уж ждет, кто о нем знает наперед. Всех тех, его кто приближал, и кто от жизни не бежал, но кто ее преображал – и этим ненависть стяжал всех тех, о ком его прошу и кого за руку вожу, и кого вывести желаю  на жизни свет, кого не знаю, и тех, с кем вместе долго жил, кого любил, кого простил, и кого к солнцу отпустил.

Им помоги ты на пути и за сон разума прости, и отпусти ты им грехи, чтоб стали бы к тебе близки и с новой начали страницы, живя свободными, как птицы, и, истребив бы рабства быт, от ложных прочь ушли молитв.

10.09.2007

Мораль и Любовь

Однажды на бреге могучей реки,

Хоть раньше и были подчас далеки,

Две в прошлом подруги встречались опять,

Чтоб в милой беседе свой день скоротать.


Подруга одна называлась Мораль –

Ее с давних пор все терзала печаль,

Подруга вторая Любовью была –

И была извечно она весела.


И так получилось – затеяли спор,

О людях пошел вновь у них разговор.

Мораль все ругала жестокий сей люд:

– Взгляни же, подруга, как люди живут!


Ну, скажем, вот эта девица опять

Ведет себя как аморальная блядь,

Спасает семью – а пошла «на панель»,

Чуть что – и сигает к другому в постель.


Любовь отвечала Морали в ответ:

– Я вижу в душе ее жертвенный свет.

Она из любви к своим близким идет

Сквозь эту цепочку подобных невзгод.


Мораль же стояла опять на своем:

– Моральных людей не найдешь и с огнем!

Взгляни же, ты видишь бомжа вон того?

Меня уж тошнит лишь от вида его!


Любовь отвечала: – Тебе недосуг,

А раньше он был кандидатом наук.

Он был патриот, он остался в стране

И прочь не бежал, точно трус на войне.


Но только наука убита была,

Голодная жизнь же его сожрала,

И выгнали после его за долги

Со съемной квартиры жлобы-мужики.


Мораль все цедила: – Смотри, лесбиянка!

В уме у нее, ну конечно же, пьянка,

И чувств она чистых совсем и не знает,

И душу свою с каждым днем убивает!


Любовь отвечала: – Не в этом здесь соль.

Не любит она – глушит давнюю боль.

Насильно ее муж заставил убить

Дитя, что хотела ему бы родить,


А после нашел он любовь в стороне

И рану нанес этим самым вдвойне.

С тех пор избегать она стала мужчин…

Неверный то шаг – но с наличием причин.


Мораль все сильнее давила свое:

– Ты видишь, кругом лишь сплошное ворье.

Вот этот преступник, что в клетке сидит –

Он явно по виду урод и бандит!


Он деньги украл – пусть и мало, но все же…

Ведь он девиант – а куда ж это гоже?

Пусть он замолчит, коль посмел так упасть!

И впредь будет знать, что не надобно красть.


Любовь отвечала: – Яснее гляди,

По внешнему виду людей не суди.

В деянии нету ни капли коварства –

Он матери деньги украл на лекарство.


Болеет серьезно давно его мать,

Не может с постели без помощи встать,

Зарплаты его не хватает совсем,

Их всех фармацевты забрали в свой плен.


И тут не сдержала себя уж Мораль.

– Ах ты милосердная, добрая тварь!

Ты всех полюбить и помочь всем зовешь,

Себя же не ценишь здесь даже на грош!


Смотри же, как я поселилась в умах,

Внушила, что жизнь без меня – это крах,

О жизни с тобой невозможно и петь,

Ты нищенка здесь – кто же будет смотреть?


Любовь улыбнулась и молвила так:

– Различия дала самый главный ты знак!

В ком жива есть я, будь он нищий иль плут, –

Других не осудят и не предадут!


02.09.2012

Мысли

Мысль – это молния, точно как вспышка.

Может, сильно то сравнение слишком?

Может, в нем пафоса много вложили?

Мысли о мыслях пред вами раскрыли.


Точно энергии разные мысли,

Где-то свежи, ну а где-то прокисли,

Где-то от света, а где-то от тьмы,

Мысли о мире и мысли войны.


Мысли любви есть и мысли надежды,

Мыслей просторы почти что безбрежны.

Наша душа точно радио в мире.

Мыслить о мыслях пора уже шире!


Мысли-энергии в мире летают,

Люди те мысли душой принимают.

Разной энергии, разной природы…

Мысли – творцы и душевной погоды.


Коли ты мысль от добра принимаешь –

Этим ты втайне себя исцеляешь,

Коли же злобные мысли впитаешь –

Этим поступком себя ж покараешь.


Вот потому мудрецы все учили,

Наши чтоб души спокойными были –

Чтоб всевозможные грязные мысли

Дух наш и ум непрестанно не грызли.


Ясные мысли тебя пусть коснутся –

Этим помогут душе встрепенуться.

Мысли о мыслях мы в мир ваш отдали,

Мыслей чтоб ясность и суть вы познали!


27.10.2012

Надежда

Вы слогу без гнева, прошу я, внемлите,

Надежду понять у себя не крадите –

Ведь тот, кто надежду других украдет,

Крадет и свою из судьбы наперед.


Надежду чужую себе не присвоить,

В душе своей нужно ей почву готовить,

Надежда различных масштабов бывает,

Но сердце всегда средь нее отдыхает.


И как же должно чье-то сердце упасть,

Надежду других что захочет украсть!

И в сердце коль чьем-то она лишь росток,

Его вдруг погубит слов жестких поток?


Нельзя чье-то сердце надежды лишать

И гневно ругать, унижать, обижать.

Других уверять, что они, суть, никто

Нельзя никогда, никому, низачто!


Нельзя и надежду на счастье убить

И радости миг этим сжечь, обнулить,

И веру в себя потрясти до основ…

Следите, о люди, за сущностью слов!


Ведь слово как меч, только ранит сильней,

И словом жестоким людей ты не бей.

Зачем приучаться к собачьему лаю,

Надежду на дружбу оставив тем с краю?


Надежды коль в сердце узришь огонек –

Пусть слов твоих добрых от сердца поток

Поможет в другом это пламя разжечь,

Чтоб сердце горело, не смея прилечь.


Надежду в сердцах вы не смейте тушить –

Иначе самим без надежды вам жить.

От доброй надежды вы души согрейте

И душу другого зажечь ей сумейте!


14.04.2012

Наш дом

Нам не место в ряду демократий

И бандитских, бесовских понятий.

Нам не место в том доме из тлена –

Там с колючею проволокой стены!


Нам не место в рядах корпораций,

В их свободных от чести абстракций.

Нету места средь мира банкиров –

Кроме денег там нету кумиров.


Нам не место в рядах лже-культуры,

Их безвкусной, бездарной халтуры.

Нам не место в фашистских армадах,

Разрушителей стран, судеб, градов!


Нам не место в финансовом мире,

Где за воздух уж люди платили.

Не бродить нам по мертвенным залам,

Где духовность уж стала товаром!


Нам не место в чванливом подворье,

Где лукавства и лжи своеволье.

И довольно пред ним пресмыкаться,

В безразличии злу отдаваться!


В бездуховном не место том доме,

Где понятие добра на изломе.

И мертва изначально обитель,

Где господствует дух-потребитель!


Те, кто чуют – заранее знают:

В этом доме нас всех расстреляют!

Но иной дом нам всем уготовлен,

И наш дух – он не сломлен, не сломлен!


Сколь не ждут они снова ответа:

«Наша песня отнюдь не допета!»

Восстановим наш внутренний град –

И ни шагу в дом ложный назад!


Как страна, как Союз рождены,

Чтобы вытащить прочих из тьмы,

Чтоб дорогу в мир новый пробить,

В коем души не будут губить.


Бестелесным пусть кажется враг,

Но зажжем мы свой духа очаг.

В новый мир, а не в мира Гулаг.

Только так! Только так! Только так!


03.05.2012

Не жалей

Не жалей ты себя, не жалей –

То противно поэта природе!

Коль на ветке поет соловей,

Разве думает он о погоде?


Не жалей ты себя среди бурь,

Среди злобы и гнева людского!

Все их камни есть сущая дурь,

Память жива коль мира иного.


Не жалей ты себя взаперти

И отвергни злаченые клети.

Встретив братьев по небу в пути,

Пой невинно, как малые дети.


Не жалей ты себя среди вьюг,

Средь пожаров себя не жалея,

И запомни, что сердце – твой друг,

И преград данных дух твой сильнее!


Не жалей ты себя и в любви,

Отдаваясь ей сердцем всецело.

Чтобы розы в душе зацвели,

Возлюби ты весь мир этот смело.


Не жалей же себя, не дрожи!

Слов огонь тебя тихо согреет…

Ты пройдешь через все виражи,

Что посеяно – к сроку поспеет.


Не жалей ты себя никогда,

Не желай в том пути ты иного,

Потому что лишь только тогда

Возрождаешься снова и снова!


11.10.2011

Не обижайте

Не обижайте других никогда –

Редко удар тот пройдет без следа,

Сильно он ранить способен порой…

Руку занес уж? Прошу я, постой!


Сложно умыть будет, право же, руки

Те, что других избивали со скуки,

Трудно ворочать потом языком,

Коль оплевал он людей всех кругом.


Раны обиды чтоб все исцелить,

Нужно с любовью великой прожить.

Долго порой кровоточат они…

Не обижай ты других, а пойми!


Коли обидел других, не любя,

Знай – в этот миг ты ударил себя.

Это почуешь в судьбе уже вскоре

И на себе суть изведаешь боли!


Не обижайте других никогда!

Пусть для кого-то совет – ерунда,

Кто-то другой все же внемлет ему,

Чтоб не страдать бы потом самому.


10.06.2012

Нельзя потерять Россию

Нельзя потерять Россию,

Россия – надежда мира.

Нам зла одолеть стихию,

Внутри не устроив тира.


Нельзя потерять Россию!

Все Ангел над нею кружит…

Куда ты бредешь, Россия,

Средь зимней суровой стужи?


Нельзя потерять Россию!

Здесь ставки большие очень.

Предаться нельзя бессилью,

Ей путь ее был пророчен.


Нельзя потерять Россию!

Россия как остров в море.

И верю я – то в Россию

Придет пониманье вскоре!


28.10.2012

Новая жизнь

Мы изменимся, да,

И уйдем в новый путь.

Каждой жизни года

Трансформируют суть.


Мы пройдем через смерть,

Чтоб воскреснуть опять,

И бессмертия суть

Тем сумеем познать.


Под луной, под звездой,

По бескрайним мирам,

Мы пройдем за судьбой,

Богом данным тропам.


Мы взлетим в облака,

Мы нырнем в океан,

Исцелимся в любви

Мы от прошлого ран.


Бесконечность миров,

Миллиарды дорог

Подарил нам в любви

Добродетельный Бог.


Кто прошел через смерть,

Чтоб родиться опять,

Тот на этом пути

Сможет счастье познать.


16.11.2012

Обидка

Глупая обидка, вот тебе калитка! Что за мной ты вьешься – ты же ведь не нитка?

Уходи отсюда лучше по-здорову – я приму сегодня для души обнову.

Я тебя оставлю где-то за порогом, чтобы повстречаться с солнечным чертогом.

Уходи скорее, мне тебя не надо! Нет в душе ни места для тебя, ни склада.

Ты мне не накидка, ты мне не сандалии – не идти с тобою в голубые дали.

Глупая обидка, хватит прыгать рядом и меня буравить своим темным взглядом!

Для тебя, обидка, места больше нету. Уходи, обидка, путь лежит мой к свету!

26.10.2012

Объятия Бога

Однажды мне вдруг захотелось узнать,

Как смог бы я Бога с любовью обнять?

Ведь Он столь огромен, а я крайне мал…

До неба рукой я б пока не достал.


«Как можно коснуться Его хоть на миг?» –

Вопрос этот прочно мне в разум проник.

Должно быть, я должен до неба взлететь,

Что лик Его там, в облаках рассмотреть?


А, может, мне в космос пора уже в путь?

Меркурий, Венеру и Марс обогнуть,

Найти Его где-то в сиянии звезд,

Комету схватив перед этим за хвост?


И тут я подумал, что он, может быть,

Нам каждому право с ним дал говорить,

И всякий имеет возможность подчас

Услышать его к нам взывающий глас.


Что он никогда нас одних не бросал,

И множество форм он для нас принимал,

Что слишком обычны представились нам,

Коль мы предались тривиальности снам.


Я древо в саду обниму, будто в нем

Нашел Бог цветущий и ласковый дом,

Я птицы послушаю пенье в лесу,

В ладонь наберу я с травинок росу,


Я солнышку в небе рукой помашу,

У лучика света тепла испрошу,

Подставлю я ветру лицо – и тогда

Пойму в этот миг и уже навсегда:


Во всем том незримо присутствует Бог,

Нас выйти на волю зовет на порог,

Чрез множество лет отыскать его вновь,

Почуяв заботу – а с ней и любовь.


* * *


Я понял теперь, как мне Бога обнять:

С любовью весь мир нужно просто принять.

И вывел такой я счастливый итог:

Всегда рядом с нами присутствует Бог!


02.07.2012

Ода врагам

Врагов рождает этот мир – о том уж пели сотни лир. Среди врагов который век живет враждебный человек. Кто без врагов живет сейчас хотя бы день иль даже час? И о врагах моей души она кричит мне – «Напиши!»

Враги нам стали как вода: они вокруг средь нас всегда, мы не способны жить без них… врагах о разных этот стих. Врагах коварных, смелых, дерзких, врагах трусливых, подлых, мерзких, врагах-на-час, врагах-на-век, врагах, которых человек никак не может победить, им проиграть, их позабыть, их всех простить и полюбить… Врагам, бесспорно, стоит быть!

Уж враг врага нам стал, как друг, друзья давно же в роли слуг иль позабыты навсегда, ведь лишь враги нам как вода. Враги есть наши зеркала – и, коли рать врагов мала, то не узреть себя нам в них – нельзя, чтоб глас их вдруг затих.

Среди проклятий всех врагов, средь их ножей, средь их тисков, средь их огнем горящих глаз я вам о них скажу сейчас. Их назову по именам: внимание мне не нужных дам и зависть мне не важных лиц – они создатели темниц.

Среди врагов, пожалуй, есть и непонятная мне смесь – любовь и ненависть с собой давно ведут там смертный бой. Немного чванства, даже спесь – да-да, во мне все это есть! И нетерпимость, грубость, страх давно уж значатся в врагах. Врагами честно назову людскую глупую молву, а также наглость, лень и ложь – куда ж он них от всех уйдешь?

Среди врагов моих теперь еще живет забавный зверь – он вам известен всем как «рок»… Какой с него мне спрос и прок, какой с него бы мне барыш? Ау, мой рок, чего молчишь, и за собой куда ведешь, и вдруг слова твои все – ложь? Помимо рока есть и «случай» – он тоже враг весьма могучий… коли несчастным стать решит – то вместе с роком согрешит.

И средь врагов моих всех толп возвышен ритуальный столб, он место жертвам и слезам, на нем написано: «Я сам». Среди врагов еще живет различный самый разный сброд, но главный враг себе я сам – лишь потому, что к небесам я взмыть однажды пожелал и прах врагов своих попрал. Пусть их обнимет духа пламень… Кто без врагов – тот киньте камень!

25.10.2008

Одиночка

По натуре она одиночка.

У нее есть своя заморочка.

В старой жизни поставлена точка.

И о ней моя новая строчка.


В своем сердце она хороша.

В прошлом скорбь испытала душа.

И теперь она здесь одиночка.

И в семье позабытая дочка.


Одиночка она, одиночка.

Это блузка на ней иль сорочка?

По весне как распустится почка –

Так же будет моя одиночка.


Коль пока она здесь одиночка –

Ей знакомой покажется строчка.

Ведь должна же закончиться ночка!

Одиночка моя, одиночка…


18.10.2012

Осуждение

Не осуждайте, не осуждайте!

Помощи руку лучше подайте.

Кто из вас лучше, кто из вас хуже?

Не для тебя осуждение, друже!


Не осуждайте, не осудите!

Внутрь себя вы сперва загляните.

Яд осуждения, право, не сладок.

Мысленных тоже не надо нападок.


Не осуждайте вы даже «за дело»,

Чтобы на яд тот душа не подсела.

Силам своим вы зачем же вредите?

Не осуждайте, не осудите!


03.11.2012

Оценка

Когда тело оставишь свое «за бортом», не отложишь уже ничего «на потом» – через Кольца пройдешь и предстанешь на Суд, там начала его души многие ждут.

Пусть не верил ты в то, пусть смеялся подчас, пусть порой затыкал своей совести глас, но наступит и твой для ответа черед и к громадным Весам также дух подойдет.

И в тот миг прозвучит голос громом в ушах: «Посмотри на деяния свои, о душа!» И раскроется Книга деяний твоих, и твой голос вдруг станет безудержно тих.

«Вот твой путь на Земле за все жизни, душа!» Будешь Книгу листать ты в тот миг, чуть дыша. «Что ты сделал в последнюю жизнь пред Судом?» Ты поймешь, что оставил всю жизнь на потом.

На потом! Ты не жил! Лишь в иллюзиях рос! Что ответить тебе на прямой тот вопрос? Сколько блага ты в мир, сколько счастья принес? Ведь нельзя не ответить на главный вопрос!

Ты молчишь и не знаешь, что можно сказать? О всех прошлых делах вновь придется узнать. Кто бездумно, бесцельно по жизни бродил – на Земле из трухи тот богатства скопил.

В тех мирах не обманешь, поверь, никого! Там все вехи видны из пути твоего. Все открыты худые и добры дела, и свободная воля к чему привела.

И лукавства проходу вовеки там нет, и не скажешь там чушь, и не вымолвишь бред, и деяния твои за тебя говорят… Дак какую ж судьбу они все посулят?

Дак всегда ли деяния были добры? Не искал ли ты славы, земной похвалы? Помогал ли другим, безразличным не был? Над собой ты работал подчас что есть сил?

Сделай все, чтоб спокойно к оценке предстать! Сделай все, не пришлось чтоб потом горевать. Ведь не знаешь, как долго еще проживешь… Сделай все – и тем в Вечность, возможно, войдешь!

02.12.2012

Прививка

В этом мире как-то был забавный случай:

Жили в нем художник, и «качок» могучий.

Жили – не тужили, хворей два не знали,

Ведь «качка» когда-то в детстве прививали,


Ставили уколы, делали вакцины,

Был братан не сведущ в деле медицины,

Жить хотел «от пуза», быть средь пешек дамкой,

И Закона Бога брезговал он рамкой.


А художник скромный людям был потехой –

Был хромым художник, был рожден калекой,

Но творил от Духа вечные картины

И не знал тем самым горечи рутины.


И художник этот – он не прививался,

Но в любви он к людям жизнь свою купался.

Он не ведал фальши и не знал обмана,

Потому творил он вечно без изъяна.


* * *


Вновь «на дело» вышел наш «качок» от черта,

Пацанов с ним рядом вся была когорта,

С ним был крест на шее, а стероиды – в теле,

Медицина рулит, братцы, в этом деле!


Из машины вышел, дать хотел команду –

Наркоты толкнуть бы надо контрабанду…

Солнце как-то странно все светило в небе,

Птицы что-то Богу пели все о хлебе…


Вдруг «качка» сознанье как-то помутилось,

Пред глазами резко пелена сгустилась,

Стало дико больно в голове как будто –

И братан не встретил новое уж утро.


Маленький сосудик в голове порвался,

Как бы прививаться он бы ни старался,

Сколько б ни пытался златом отмолиться,

Мигом мир покинул, больше – не родится.


А художник скромный пел всю жизнь о Боге –

И каким-то чудом вылечил вдруг ноги.

Он счастливым умер лет под девяносто,

Жизнь прожил свою всю радостно и просто.


* * *


Вот такой случался в мире этом случай…

Сходу и не скажешь, кто же здесь могучий.

Ты мораль ведь понял? Тсс… не говори!

Всех целебней в мире ведь укол любви!


20.12.2010

Пророк

В душе извечно одиноки, живут всегда средь нас пророки – но мы не можем разглядеть, ведь безразличия надеть мы маску на лицо сумели и присмотреться не посмели.

Они уж редко говорят, хотя им каждый стал как брат, и уж не встретите подчас среди народных их вы масс, и не найдете даже в храме портрета их в красивой раме, о них в мирском мирку, увы, вы не услышите молвы, и как о сильных сего мира не пропоет их славы лира – но лишь терновый свой венец народ им бросит под конец. Потомки их забудут вновь, остынет в их сердцах любовь. Пророки жизнь всю ежечасно отдали миру – но напрасно.

Я встретил одного из них. Давно уж глас его затих, и слезы высохли давно. Остаток дней своих одно он продолжал лишь утверждать – о том, что будущее ждать уже не будет нас теперь…  коль человек ты, а не зверь, – получишь шанс в него войти, всем ж остальным – не по пути.

Еще любил он говорить о том, что надобно любить нам всем друг друга, да о том, Земля что есть наш общий дом, и разделить ее не сможем… Еще о том, как кости гложем друг друга мы уж с давних пор, и как кровавый свой топор мы в одиночестве все точим, и как мы смерть себе пророчим, все продолжая убивать и землю кровью умывать.

И плакал он, когда вещал о том, что надо, чтоб прощал друг друга каждый и всегда, ведь лишь тогда наша звезда души погаснуть не посмеет – и Бога помощь подоспеет. Он говорил еще о том, что он нашел свой отчий дом и что не страшно умирать ему, чтоб снова жить опять среди других уже миров…

Я вам признаюсь – нездоров я думал этот человек, ведь одинокий весь свой век в те дни уже он доживал… Однако то, что он сказал тогда за эту пару дней, теперь все в памяти сильней – и каждый вечер день за днем я снова убеждаюсь в том, до боли прав как он остался, когда навеки уж расстался он с этим нашим грешным миром небес чтоб насладиться пиром.

Он был бездомный человек, и свято прожил он свой век, и среди нищенских могил ему Бог место подарил.

29.07.2007

Проснись и пой!

Проснись и пой, очнись и пой –

Пребудет Бог тогда с тобой.

Пока живой, душой живой,

Ты улыбнись, танцуй и пой!


Проснись и пой, проснись и пей –

Нектара жизни ты налей,

Пребудь живей, еще живей,

Живи ты в радости смелей!


Пока кружит земная ось

Запрет для счастья ты отбрось,

И пусть вокруг царит лишь грусть –

Ты выбрал жизнь, так будет пусть!


Проснись и пой, живи и пой,

Свои таланты ты раскрой,

Пускай вокруг стоит лишь вой –

О счастье жить ты смело пой!


Проснись и пой, смотри и пой –

Поет средь ночи лишь герой,

И он внутри, всегда с тобой,

Пока ты жив, душой живой.


Невинным снова в жизни стать

И до небес рукой достать,

И самому создать свой Рай…

Не бойся жизни, но играй!


Играй и пой, проснись и пой,

Пребудет свет тогда с тобой,

Ведь ты живой, опять живой –

Дак улыбнись, танцуй и пой!


21.06.2008

Просто Женя

Могла ты быть теплее лета,

Могла ты стать светлее дня,

Коли в осенний день бы этот

Не променяла б ты меня.


Коль б не ушла ты от ответа,

Коль бы не спряталась в толпе…

Могла ты стать теплее лета –

Но ждет лишь холод в октябре.


Ушла с другим, куда – не знаю

И не желаю, право ж, знать,

Но раз за разом продолжаю

Иллюзий храмы созидать.


Могла ты стать прекрасной леди

И получить как дар весь мир,

Своей любви я б строфы эти

Тебе пропел на сотне лир.


Могла ты мною быть любимой,

Ты утонуть могла в цветах,

Твое бы имя, мной хранимо,

Могло остаться на листах,


Твою бы грусть развеял ветер

И для тебя бы падал снег,

И коли жил бы Бог на свете –

Остановил часов он бег.


Лишь только мы вдвоем с тобою

Существовали бы в тот миг,

И этот день с его судьбою

Нас никогда бы не настиг.


Ушла с другим, боявшись прямо,

Лицом к лицу мне все сказать,

И предложив из чувств бурьяна

Опять, как прежде, вылезать.


Пусть будет так – я принял это,

Я пожелал тебе любви.

Пусть от заката до рассвета

Она горит огнем зари,


Пусть временами она блещет

И лучше пусть не замолчит,

И лучше через край пусть хлещет

Того, что в нас всю жизнь стучит.


В нем создав наш храм красоты,

Мы повернули вспять бы время,

Став воплощением мечты…

А так ты будешь – просто Женя.


05.10.2007

Прощены

Я кричал в тишине, я пытался понять, почему повернула любовь наша вспять. И я Бога молил день за днем об одном – чтобы он к небесам нас забрал бы вдвоем, чтобы он нас простил за былые грехи, мы от вечного счастья так были близки, мы за солнцем пошли и прошли через лед – но зима догнала и настал наш черед.

И нам ангел промолвил с далеких небес, пусть и ангел то был – но вещал он, как бес: «Вам расстаться друг с другом начертано свыше, вы с другими людьми вскоре станете ближе. Я от Бога вам шлю свой весенний привет и прошу соблюсти свыше данный завет: кто умел полюбить, тот сумеет простить и любимого к солнцу вперед отпустить. И во имя любви, жившей в ваших сердцах, я ему доложу о тех храбрых юнцах, что сумели пройти через холод зимы, что не смели создать друг для друга тюрьмы, что остались невинны в любви и в разлуке, не создав для другого ни скорби, ни скуки.  Вы не ведали гнева, не знали стыда, и любовь ваша стала точь хлеб и вода, но всему в этом мире приходит конец – вам с другими идти предстоит под венец, вам с другими людьми счастья дни суждены, пусть иссохнут же слезы – ведь вы прощены».

Он исчез, этот ангел, пропал без следа, он не знал про любовь, что как хлеб и вода, он не ведал про солнце, не познал зиму, ему жизнь в небесах ведь всю жить одному, и не может он знать, что же значит любить, и ему не понять, что любовь не забыть, и ему не изведать, что значит простить и любимого ввысь к небесам отпустить.

Я кричал в тишине, но бессилен понять, за что Бог на любви свою ставит печать, как он смеет решать, кто достоин любить, а кому это чувство придется забыть, а кому это чувство придется распять… Если он не любил – будет лучше молчать! Ну а коли он любит своих же детей, то прогонит всех ангелов он от очей и позволит нам выбрать однажды самим – быть нам вместе с любимыми или одним вместе с ними нам стать ли двойную звездой – или жизнь всю прожить лишь одним и одной.

Если явится ангел за нами опять – мы попросим его крылья свои крылья отдать. И наденем ту пары мы ангельских крыл, воспарив к небесам от любовных могил. Пусть дерзнет он нарушить наш вечный полет, пусть спалит он нам крылья – любовь не умрет! И пусть вечно не будем мы там прощены, мы достигнем однажды небесной страны и предстанем вдвоем мы на праведный суд… Мы уже не одни – ведь за нами идут.

03.09.2007

Прынцессы

Наверное, каждый поэт повстречал –

Пока не нашел свой семейный причал –

Подобную группу забавных девиц

И суть разглядел средь различия лиц.


Те девушки по ветру держат все нос,

И внешних красот они пользуют спрос,

Романтика их – от машины до виллы,

И коль при деньгах – все любезны и милы.


Родилось понятие «спонсоров» даже,

И спонсор им нужен, пожалуй, при стаже.

Запрыгнуть на шею, помылить немного –

И вот на Сейшелы открыта дорога!


А коли деньгами ты вдруг небогат,

С презреньем они на тебя поглядят,

И с видом принцесс лица их процедят,

Что рядом все с вами они не стоЯт.


А, может, не стОят – поди разбери!

Их сладкая жизнь им сладка до зари,

Но годы пройдут – и изменится вкус,

Как станет шестеркой бубновый их туз.


Немного отдам вам напутственных слов:

Те «девы» встречают обычно «козлов».

Им в рабство продаться – та доля несладка,

А «сладкая жизнь» временами столь кратка…


10.09.2012

Пути

Бывает два пути порой, и первый с виду точь простой, второй же трудный с виду путь… но кто прошел и понял суть?

Любитель легкого пути, ты по нему хоть раз пройди – и только после ты поймешь, что этот путь порою – ложь, порой ведет в болото он, в начале – радость, позже – стон, ну а в конце пути стена как знак дороги той дана. Любитель легкого пути, ты на мотив на свой гляди – ты закалить себя пришел иль вдруг к «халяве» снизошел? Стартуешь быстро легкий путь, но на пути легко уснуть и очень сложно миг найти, когда ты вниз пойдешь в пути.

Любитель трудного пути, ты знай, что радость впереди, и закалить себя ты в ней стремись бесстрашно и смелей! Тот стартовать непросто путь, но в нем немыслимо уснуть, событий ярких ясный ряд тебя на подвиг вдохновят. Тот не плутает путь – он прям, в дороге той немало ям – но коли жаждешь ты пройти, заранее видишь их в пути.

Сначала – шаг, потом – разбег, и вот за веком мчится век… А после – взлет, что на века тебя уносит в облака. Там нету стен, там неба синь, и там кончается полынь. Прошел пустыни кто в пути, ему один ответ: «Лети!» Непрост тот путь – и тем хорош, ты крепче лестниц не найдешь…

Так, выбирая жизни путь, спеши познать путей тех суть!

11.06.2012

Путник

Кто ты, о путник, куда ты идешь?

Путь твой, быть может, лишь дерзость и ложь,

Страх твой, возможно, лишь пыль на пути.

Странник, куда ты стремишься дойти?


Путник, к какой тебя цели манит

Духа огонь и сердечный магнит?

Грязь на дороге минуешь ли ты,

В ней не потопишь свои ли мечты?


Странник, прошел ты немало дорог,

Хладен был снег и горяч был песок,

Ветер морозный и теплый встречал…

Как же давно первый путь ты начал!


Путник, куда ныне шествуешь ты –

В мир для себя – или мир красоты?

В мир из любви – или страха и тьмы?

Вечной свободы – иль вечной тюрьмы?


Чуешь ли, странник, как долог твой путь?

Жаждешь шагать – иль поспать, отдохнуть?

Хочешь проснуться, забыться ли хочешь?

Что же в ответ ты так тихо бормочешь?


Путник, не первый ты здесь, не последний,

Долог твой путь сквозь века многолетний,

Много уроков давно ждут в пути…

Путник, куда же ты жаждешь дойти?


25.11.2011

Разница

Есть вещи, что как чудеса.

Есть вещи страшнее, чем смерть.

Кому-то даны небеса,

Кому-то – земная лишь твердь.


Есть души, в которых лишь тьма,

Есть духи, воспевшие свет.

Кому-то – сума и тюрьма,

Кому-то – жить тысячи лет.


Есть жизни, что длятся как сон,

Секунды как вечности есть.

Родит чей-то рот только стон,

Поет кто-то небу уж песнь.


Есть чувства короче, чем миг,

А чьи-то – не знают конца.

С рождения кто-то старик,

А кто-то был юн до конца.


Есть души хладнее зимы,

Сердца точно светочи есть.

И кто-то жизнь прожил взаймы,

Кому-то достойно жить – честь.


Кому-то – лишь горечь и пыль,

Кому-то – сто тысяч дорог.

Души дом кого-то – пустырь,

Души дом кого-то – росток.


Кому-то не надо и слов,

Кому-то не хватит могил.

Иной здесь по жизни суров,

Иной добродушен и мил.


И кто-то творит от души,

А кто-то – из «фабрики звезд».

Кому-то все дни хороши,

Кому-то вся жизнь не всерьёз.


Есть вещи важнее, чем жизнь,

Есть вещи ужасней, чем смерть.

Кому-то – небесная высь,

Кому-то – земная лишь твердь…


25.07.2011

Риторический вопрос

Давайте представим хотя бы на миг:

Случился с часами невиданный сдвиг,

И души поэтов вернулись опять,

Стихами чтоб снова людей пробуждать.


Все в новых телах и с иною судьбой,

И с детства вели уж с жестокостью бой,

И каждый однажды взял в руки перо,

Ведь в путь вдохновенье его позвало!


Их дух воплощение в строфах искал,

Когда огорчался, когда ликовал,

Когда размышлял и любил когда мир –

В стихах его каждый поэт отразил.


А люди шли мимо, скользя по строфам…

Такой я вопрос этим людям задам:

Смогли бы узнать вы по духу творцов,

Коль в списки попали их новых чтецов?


Смогли ли б почуять вы их, различить,

Соткать из стихов их характера нить?

Найти в них знакомые нотки и темы,

Найти измененья, души перемены?


Должно быть, что чуткие духом б смогли

Почувствовать их в эти новые дни.

А был бы велик на то творчество спрос?

Но то риторический будет вопрос.


09.06.2012

Светлячок

Я хороший сын у мамы,

Для нее я лучший самый!

С ней играем целый день,

Позабыв про сон и лень,


А приходит время спать –

Я ложусь в свою кровать,

Одеялко надеваю

И послушно засыпаю.


Только лягу на бочок,

Как приходит Светлячок.

Светлячок, меня храни,

Сны плохие прочь гони,


Сон хороший подари

Ты мне с ночи до зари,

Я его запомню даже –

А ты стой пока на страже.


Светлячок хороший мой,

Ты побудь всю ночь со мной!

Вижу – начал я зевать,

Это значит – время спать!


20.07.2013

Святошам

Мы – Ангелы, только об этом забыли,

Когда-то священники нас схоронили,

О нашем уходе грустили когда-то…

Суть жизни и смерти не в этом, ребята.


И много из нас вам прийти обещали,

Но смертью святоши давно уж стращали…

Но как бы вы жили тогда до Суда?

Святоши, скорее идите сюда!


Я отвечу жрецам, я скажу без обиды:

Понравилось, братцы, вам петь панихиды?

Сколь злата с живых вы на этом собрали?

А если на время мы лишь «умирали»?


Что на этот вопрос нам ответите всем?

Что вы верили – души ушли насовсем?

Что не лично же вы те тела схоронили?

Что бред говорим и что раньше не жили?


Что вы верили, жизнь что дается на раз,

Не услышав Христов о сем мире рассказ?

Что несем мы какой-то неправедный бред

И мешаем опять слушать шорох монет?


Что не верили нашим словам до конца?

Что считали, что мир может жить без Отца?

Что во тьме вы хотели бы видеть сей мир,

Ну а мы не даем сделать то гласом лир?


Расслабься, священник, и больше не бойся!

Твой дух коли жаждет – пойди, упокойся.

А мы же продолжим опять говорить,

Что можно душою всем в вечности жить,


Что можно сверкать, и творить, и любить,

И снова родиться, и в мире вновь жить,

И словом святош всех неправедных бить,

И память о прошлом своем возродить.


Мы знаем, конечно, что вам нет конца,

Но свет загорится в сем доме Отца,

И лиры пробьют людской глупости брешь…

Даю тебе слово, священник, потешь!


16.11.2010

Семь миллиардов

Семь миллиардов душ.

Сколько из них – туш?

Сколько живет Людей

В мире среди зверей?


Сколько средь них тех,

Кто позабыл смех?

Кто позабыл грех –

Сколько таких всех?


Сколько таких, кто

В жизни нашел дно,

Жизнью дарил свет?

Может, Людей – нет?


Семь миллиардов душ.

Много в сердцах стуж,

Много сердец тех,

Кто позабыл смех.


Семь миллиардов душ.

А на Земле – глушь,

А на Земле – мрак.

Души живут – как?


Семь миллиардов душ.

Только кричат – "Рушь!",

Злобно вопят – "Бей!"

Жизни итог всей.


Семь миллиардов душ.

Скоро на Суд уж.

Мало совсем тех,

Кто позабыл грех.


04.08.2017

Синдром

Семейная пара. Счастливые лица.

Рождение ребенка. Диагноз. Больница.

Улыбка сползает вдруг с маминых губ,

Словами чеканит им врач-душегуб:


«Боюсь, что порадовать вас я не в силах.

И, может, течет еще кровь в его жилах,

Да только Синдромом ребенок помечен,

И век его будет совсем быстротечен.


Ребенка оставить, конечно, я б мог…

Да только, видать, посмеялся здесь Бог.

Ребенок с Синдромом – ведь это не шутка!

И в чем провинился пред жизнью малютка?»


Заплакала мама. Заплакал отец.

Счастливым надеждам приходит конец.

Тут злое вдруг что-то блеснуло в глазах,

И мать обвинять стала Бога в слезах.


А доктор лукаво им шепчет опять:

«Ребенка больного зачем сохранять?

С ним столько мороки и столько невзгод!

Зачем в этом мире еще идиот?»


И вот надломилась как будто душа,

И мама чеканит слова не спеша:

«Аборт я готова сегодня принять.

А логику Бога не в силах понять!»


* * *


Пусть в белом врачи, но их души молчат.

Ножи и бинты. В тело впрыснутый яд.

И боль раздирает вдруг низ живота.

Ребенок убит. Процедура проста.


Хохочут неслышно их демоны тоже.

О, если бы видели люди их рожи,

О, если бы слышали хохот их тот!

«Ребенка убей, твой ребенок – урод!»


С великою мукой он с жизнью расстался.

А Бог там, поверьте, совсем не смеялся!

Ребенок тот светочем духа ведь был,

За род искупления он прежде просил –


И в новом рождении дали ему

За души нести этот крест одному.

Геройской была у ребенка душа,

Но тело его не стерпело ножа.


Ребенок спасителем мог бы их стать,

Его б не убила родная коль мать,

Его б коль не предал его же отец…

Ребенок тот с Богом. Истории – конец.


06.11.2012

Слух

В лесу пронесся как-то слух,

Что царь зверей теперь – Петух,

Ведь Лев умчался по делам

Назло всем Козам и Козлам.


И собрались царя зверей

Искать все нового скорей.

Но только как вопрос решить,

Другим не хочешь коль служить?


«Петух как солнце огневой

И он – наш нынешний герой!», –

Кричала Курица для всех –

Но звери подняли на смех.


«А почему же не Медведь?» –

Стал Соловей в собрании петь.

«Не выбирайте лишь Лису!» –

Пустил Зайчонок вдруг слезу.


«А я хочу, чтоб Соловей

Отныне стал царем зверей.

Поет красиво очень он!» –

Взяла Лягушка баритон.


«Оленя вам бы надо взять, –

Так заявила его мать.

– Он у меня такой… олень!

Ему царем побыть не лень».


Сова ж сказала: «Братцы, Крот

Спасет от светлых нас забот.

Мы под землей построим дом,

И потому наш путь – с Кротом».


И так судачили весь день,

Кому царем побыть не лень –

Но рассудил резонно Уж,

Что мало кто царем быть дюж.


И покатилось все вразнос…

Уж Конь не есть теперь овес,

Не ловит Кошка уж мышей,

Жирафа выгнали взашей,


Уж Волк не воет на луну,

Не клонит Сом к речному дну,

Бельчонок бросил свой орех,

И поразил Сороку смех,


Орел ползет уж по земле,

А Соловей поет лишь «кхе!»,

А Крот ослеп, но говорит,

Что он прозрел и стал пиит.


Казалось б, слух, – фигня, пустяк!

Но в лес пришел такой бардак,

Что, когда Лев вернулся вновь, –

Нашел он вовсе не любовь.


* * *


Хозяин коль покинул дом,

И коли нет порядка в нем,

И в головах царя коль нет –

То встретит дом тот много бед.


02.07.2017

Собрание поэтов

Вот собрались они все в шумном зале,

Они спешат друг другу рассказать,

Возможно как зевакам на бульваре

Своих стихов по душам рассовать.


Они пришли потешить свое эго,

На пьедестал взобраться всей толпой.

Кладут слова, как будто это «Лего»,

Но только стих их точно неживой.


И вот кричат: «Поэтов ныне много,

И с каждым днем число их все растет».

Спросил бы кто их пристально и строго:

А кто из вас стихом своим живет?


Кто вдохновеньем дышит бестревожно,

Кто духа знает подлинный экстаз?

Пусть рифмовать искусство и не сложно,

Но кто с душой творил хотя бы раз?


Вопрос непрост, забылся понемногу

Среди шумов и множества торжеств.

Пришли ль стихи к искомому итогу,

Коль их читатель духом также черств?


О, сколько вас, поэтов златокудрых,

Способных словом сердце жечь людей?

Найдется ли хоть пара ныне мудрых,

Чтоб посмотреть в мотивы посмелей?


Зачем тебе все лживы песнопенья,

Зачем в душе нешуточная страсть?

Ведь сожалеть нельзя без сожаленья.

Шагая к славе, можешь ты упасть.


Творишь ли ты создания огневые –

Иль для тебя неважно, что писать?

Твои слова мудры ли и простые –

Иль их всегда готов приукрашать?


Ты для того все рифмы ли слагаешь,

Что тем живешь и счастлив уже тем?

К какой же Музе взор ты обращаешь?

За вдохновенье платишь чем взамен?


Что стоит стих, душою не прожитый,

Что стоит боль, коль нет ее в тебе?

Слова любви безмолвны и убиты,

Коль нет ее в глазах и на челе!


Поэт, решай, на самом ли ты деле

Огнем готов и дальше тем гореть,

Чтоб делать жизнь богаче и светлее?

Лишь из свободы птица может петь.


…Дак сколько вас, собравшиеся в зале,

Принесших всем не камни, но цветы?

Вам постоять дадут на пьедестале…

Но суть Огня – в ином совсем пути!


11.11.2011

Стихии Земли

Земля содрогнулась, осыпались горы,

И вновь океану открыты просторы.

Рекою коль льется по-прежнему зло,

С природой народам опять не свезло.


О, как же не могут народы понять,

Стихии способны что напрочь отнять

Все то, что построено было людьми.

Земля то живая – почувствуй, пойми!


Стихии не терпят весь ваш негатив,

Стихиям неведом и мести мотив,

Стихии ответят любовью любви…

Ты зло на Земле, человек, не твори!


Стихии способны наш мир изменять,

Страну от вторжений врагов охранять,

Растить урожаи обильно и много,

Но с мертвых душой будут спрашивать строго.


Они справедливы, стихии Земли,

Они регулятор планеты внутри,

И коли планета любви не верна –

Сама себя топит в стихиях до дна!


Стихии – защитный земной механизм,

Мы сами себе создаем катаклизм.

Сильнее чем попран Христовый завет,

Тем больше планета изведает бед.


Вы рушите сами Эдемский ваш сад,

Да только не будет за это наград.

Планету коль в хаос загоните вы,

Никто уж не сложит об этом молвы.


Стихии способны планету менять

И помощи руку готовы подать.

С любовь к планете пора относиться,

Чтоб в нас она тоже хотела влюбиться!


12.03.2011

Тело и боль

Мне больно сидеть уж, мне больно лежать, мне больно питаться и больно дышать, и тело болит все который уж день… Ему быть здоровым, похоже что, лень, ему жить без боли, видать, неохота, а муки души – не его ведь забота, оно же живет только здесь и сейчас… Душа пусть и вечна, но тело – на раз.

Вчера было больно особенно сильно… Здоровье, товарищ, весьма нестабильно, лишиться его очень просто подчас, ведь тело – не вечно, здоровье – на раз. Здоровье свое ты не купишь за баксы – не создано миром такой еще таксы, когда заплатил за сеанс – и готово, живой и здоровый всю жизнь ходишь снова.

Но годы идут, твое время придет, и колокол вдруг очень громко забьет, и тело оставишь свое в этот миг – ты нового мира без боли достиг. И тело погибнет, и тело умрет – сознание только лишь вечно живет.

Души не убьешь ты, ее не отнимешь, ножом не проткнешь и рукой не обнимешь. Пускай и хворает она иногда, но с нами пребудет все время, всегда. Ей тела недуги давно не страшны – они все поблекли, они не важны, как камни в дороге они на пути – нам сдвинуть придется их, чтобы пройти.

Придется отбросить однажды совсем все прошлое тело и снова стать всем – всем тем, чем мы были давно до тех пор, пока не спустились в тела наши с гор, пока мы не стали до боли телесны, умами могучи, душой бессловесны, всем телом подвижны – но с каменным духом, на сто децибел – но не слышащим слухом.

И мой день придет в свое время здесь тоже, и тело мое также станет негоже. Церковник возложит его на алтарь, укрыв простыней, как и было то встарь. Молебен унылый закатит в тот день, но слушать его я не буду – мне лень. Придет когда это однажды мгновение – я с телом расстанусь уже без сомнения.

Но этот мир боли не смею забыть, по-прежнему буду его я любить, когда вновь вернусь из далекого краю… Я сам умирал – и, поверьте, я знаю.


04.08.2007

Торгаши

Торгаши завладели миром,

Торгаши покупают души,

Обросли безразличия жиром,

И у многих в ушах беруши.


Торгаши взобрались на троны,

Торгаши уже в храмах, войске.

Заливают деньгами стоны,

Позабыв про пути геройски.


Торгаши покупают славу,

Торгаши продают таланты.

Это многим из них по нраву,

Хоть в культуре и дилетанты.


Торгаши, распродав культуру,

На продажу отдали совесть.

Но детей своих точно сдуру

Окунули ведь в ту же горесть.


Торгашей привлекает злато,

Уж не жаждут они иного.

Пусть была наша Русь богата,

Но в разрухе под ними снова.


Откупиться хотят от Бога

Серебром своим горько-звонким.

Но не к свету лежит дорога

В мире душ – или Мире Тонком.


Откупиться нельзя за злато,

Взяв на сдачу себе и совесть.

Их лачуга пускай богата,

Но печальнее жизни повесть.


Торгаша изживи внутри же

И не дай ему места в духе.

Кто желает взлетать все выше –

Позабудь о своем ты брюхе!


02.10.2012

Фанату

Мой странный потомок, далекий фанат,

Не ешь ты, не пьешь ты и жизни не рад,

Я вижу, тревога в тебе уж растет –

Меня ты не знаешь который ведь год.


Меня ты не видел совсем никогда,

Хоть стал я тебе что огонь, что вода,

Хоть стал я подобен полночной звезде –

В толпе меня ищешь всегда ты, везде.


Меня ты не сможешь в толпе той найти –

Привык я один уж по жизни идти.

Меня не отыщешь насильно ты, друг,

Пока не замкнется мой жизненный круг.


Я жажду избавить тебя от забот,

Себя описать уж приходит черед.

Желаю избавить тебя от тоски –

Прими ты портрета же эти мазки.


Высок я и строен, немного блондин,

Я паспорт российский имею один,

Глаза голубые – по цвету небес,

И даже стандартный и правильный вес,


Есть острый язык, а есть длинные руки…

Фанат мой, еще ты не умер со скуки?

Богат я и беден, скромняга-наглец,

Герой и спаситель, возможно, подлец,


Подобен я ночи, подобен и дню,

По всей здесь планете имею родню,

Все фибры души вашей чувствую тонко,

И голос звучит временами мой звонко,


И голос похож мой порою на рык…

Слепым не найти в утверждениях стык,

Глухим не услышать безгласную речь,

А взгляд мой, поверь мне, способен запечь,


Мой ум был отброшен и разум принят,

Талант мой у Бога на жизнь был занят…

Фанат молчаливый, скажи же, ну что ж –

На образ на твой я остался похож?


Ничуть и нисколько? Ну что ж, не беда,

Тебе я брюнетом представлюсь тогда!

Я смугл, как глина, горяч, как песок,

Наверное, во мне африканский есть сок!


Возможно, когда-то бананы я ел,

К своей новой жизни остыть не успел.

Возможно, подобен кокосу весь я –

Внутри только мякоть, вовне – чешуя.


Возможно, умею владеть я копьем,

Неважно, в каком мы уж веке живем.

И может случиться, что мне крокодил

Большой и зеленый во сне приходил.


Ни то, ни другое, опять не попал?

Фанат мой родимый, меня ты достал!

Придумай себе уж какой-нибудь лик,

Пока не раздался мой праведный рык,


Пока не приперся, фанат, я к тебе,

Однажды звездою став в чьей-то судьбе.

Пока ты весь смысл сих строк не постиг,

Забудь ты мой образ – и выдумай лик!


04.05.2008

Хочешь

Хочешь писать – пиши,

Только от всей души.


Хочешь коль петь – то пой

Вместе давай со мной.


Хочешь творить – твори

С ночи и до зари.


Хочешь плясать – пляши,

Дни коли хороши.


Хочешь дарить – дари,

Мир тем благодари.


Хочешь любить – люби,

Милых ты обними.


Хочешь смотреть – гляди,

Что же там впереди?


Хочешь шагать – шагай

В дальний прекрасный край.


Хочешь бежать – беги

К счастью прочь от тоски.


Хочешь скакать – скачи

С факелом средь ночи.


Хочешь летать – лети,

Крылья взрасти в пути.


Хочешь искать – ищи

К двери души ключи.


Хочешь познать – почуй,

Духа огонь раздуй.


Хочешь встречать – встречай,

С другом ты не серчай.


Хочешь простить – прости,

Проще шагать в пути.


Хочешь пойти – ступай,

Дом свой не забывай.


Хочешь вновь жить – живи,

Только всегда в любви!


31.08.2011

Хулителям России

Я вам, хулителям России,

Скажу опять и ныне вновь:

Свою вы мать все поносили,

Так не изведав к ней любовь.


Вас на руках своих носила,

Среди болезней помня вас,

И с вами путь свой разделила,

И защищала много раз.


Она несла средь бури нежно,

Она спасти хотела вас,

Укрыла пологом прилежно,

Молилась тихо за всех нас.


Она просила дать лишь время,

Она шептала: «Помогу!»

Но только ваше все же племя

Ей пожелало быть в гробу!


Вам вечно что-то не хватало,

Вам сроду было все не так,

И всех щедрот ее вам мало –

Не оценить духовных благ!


Вы точно стая волков злобных,

Лишь только зубки подросли,

Издали рыков тьму утробных,

На клочья мать свою рвали!


И вот изранена, избита,

Уж кровь стекает из груди,

Ее, казалось, карта бита –

Но шепчет небу: «Помоги!»


«Ты залечи, прошу я, раны,

Ты помоги мне встать опять,

Уж рождены во мне титаны –

Сынов дай светлых воспитать!»


И небо слышит, небо знает,

Что было вложено в мольбу…

На нем вдруг молния сияет,

И голос громом: «Помогу!»


И бьет гроза! И ветер свищет,

И шторм великий вдруг пришел.

Принявший тьму укрытие ищет –

Он понял вмиг, к чему он шел.


Но не сбежать и не укрыться

Всем духам злобным от себя.

«Довольно крови уже литься!» –

И мать обнимет нас, любя.


И снова воины России

Встают опять и там, и тут,

А за спиной их – неба силы,

И прочь враги ее бегут!


08.02.2012

Черная Дыра

Космос велик и предельно богат,

Тайны галактики долго хранят,

Много живых в этом мире планет…

Думаешь, мертвых в галактике нет?


Где-то разбросаны поодиночке,

Спрятаны в космосе темные точки,

Точно галактик погибших могилы…

Черные, мертвые, грозные дыры.


Что же такое за странности это –

Те поглотители яркого света?

Слушать ли будешь о расе ты той?

Нету пути им отныне домой!


* * *


Раса без имени в космосе где-то,

Райская была у расы планета,

Только разрушили вскоре тот сад –

Духом шатались все точь наугад.


Люди грешили в том мире давно,

Свято же верили только в одно:

Жизнь их окончится с гибелью тела,

Раса жила уж давно как хотела.


Бога мудрее как будто бы стались –

Также с генетикой все развлекались,

Атом дробили все мельче и дальше –

И не узрели всех «знаний» тех фальши.


Роботов строили много, с запасом,

В киборгов их превратив по приказам.

Мир их очищен был весь от микробов.

Если б видали подобных вы снобов!


Семя в пробирках свое зачинали,

Радости, счастья и света не знали,

Сад уничтожен был раз навсегда,

Солнце их жгло – исчезала вода.


Только материя – духа уж нет…

Черный взошел над их миром рассвет.

Раса коль к жизни уже неспособна –

Космос ей памятник ставит надгробный.


Космос, конечно, богат и велик…

Если б могли вы услышать тот крик,

Если бы видели, что с ними стало –

Только иным и надгробия мало!


В миг же кратчайший исчезла вся раса…

Схлопнута, сплющена, сдавлена масса!

К смерти их глупость вот так привела –

В звездной системе теперь лишь Дыра.


Черные Дыры здесь в космосе есть.

Мертвые расы забыли про честь.

Вот, что с другими однажды тут стало –

Только кому-то и этого мало!


24.08.2011

Эффект Бабочки

Бабочка знает, что значит летать:

Крылья свои только небу отдать,

Сердце свободой свое напитать,

Счастьем наполнить и радость познать.


Бабочка помнит, кем раньше была:

Столь безобразной толпа назвала,

Мерзкой, противной и гадкой для всех…

Бабочка помнит сквозь слезы свой смех.


Только лишь ползать когда-то могла,

Как паразит на природе жила,

Видела – птицы парят в небесах,

Зависти слезы стояли в глазах…


Бабочка помнит, как стоек был страх…

Видела небо столь часто во снах,

Страшно хотелось сорваться с листа

И воспарить уж на крыльях с куста!


Бабочка помнит, как грелась порой

В лучиках солнца и слышала вой:

«Что ты творишь? Тебя птицы сожрут,

Нас всех с рожденья лишь горечи ждут!»


Бабочка помнит, как трусы порой

Все собирались галдящей толпой,

А мудрецы им вещали с порога,

Будто задумано это от Бога:


«Ныне ползущий летать не способен,

Только ползущим он Богу удобен,

Как паразит коль исходно рожден –

С этим смирись и усни своим сном!»


Бабочка чуяла – что-то не так!

Где-то ошибка, мудрец их – дурак,

Неба не знал никогда красоты,

Вот потому то слова и пусты!


Бабочка помнит – карабкалась ввысь,

Снизу кричали: «Опомнись! Окстись!

Птицы сожрут на вершине тебя,

Быстро спускайся… Вещаем, любя!»


Бабочка вверх до вершины ползла!

Листик какой-то в потемках нашла

И завернулась всем телом в него –

Снизу смеялось над ней большинство.


Сон ей приснился в ту темную ночь –

Может на крыльях умчаться уж прочь,

Ведь изменилась по зову небес…

Снова проснулась – а лист-то исчез!


Крылья уж чует она за спиной!

Эгегегей, светло небо, постой,

Дай окунуться в безбрежную высь,

Прошлая горечь – немедленно брысь!


Ползать рожденный отныне летает,

В высь устремленный ее достигает.

Братья и сестры, узрейте полет!

Сразу с рождения небо нас ждет!


11.02.2011

Ясные Слова

* * *

«Я независим и свободен,

Я точно птица в небесах», –

Так холостяк вещал Григорий

В слезах.

* * *

Диплом психолога Аркадий

Каким-то чудом получил –

И потому словами дальше

Мочил.

* * *

Нам технологии шальные

Открыли сущий беспредел,

Чтоб человек себя не делал.

Балдел.

* * *

Мы улетали раньше в космос –

Теперь берем на тачку в долг.

Былых мечтаний дивных голос

Замолк.

* * *

«Мы вас спасаем, – говорили

Попы здесь пастве всей своей,

– За это денежку нам дайте

Скорей».

* * *

– Спасите, доктор, помогите, – 

Сказал Толян, – здесь все болит.

– Лечить не буду вас от кармы,

* * *

Нас мамы любят безвозмездно

Уже за то, что просто есть.

Но сколько деток внесемейных…

Не счесть.

* * *

Антон потратил на работу

Взамен семьи все сорок лет –

А ощущения счастья в жизни

Все нет.

* * *

«Я путешествую за Богом», –

Всем крестоносец говорил.

И, проливая кровь невинных,

В себе же бога и убил.

* * *

Как сладко людям на природе

Среди лесов, полей и рек!

Но в города по будням скачут.

Забег.

* * *

– Меня жена не понимает.

– Не понимает меня муж.

Где время жен, и декабристов,

И стуж?

* * *

Сегодня дождик вдруг нагрянет,

А завтра – солнышко опять.

А где на жизнь свою прогнозов

* * *

Рядится тьма в одежды света –

И это, верно, важный знак.

И людям всем воздаст планета,

Коль так.

* * *

Когда-то было – «невозможно»,

А после было – «сложно, блин».

Так путь прошло, что стало очень

Простым.

* * *

«Меня ты ранил хоть не больно, –

Сказала Лена своему,

– Обид из прошлых ссор еще я

Займу».

* * *

Сегодня ты как будто в силе –

А завтра вдруг совсем устал.

Но в море жизни в буре, в штиле

Держи штурвал.

* * *

Здесь стариков мудрее дети,

Здесь мужиков сильнее дамы.

Чем не прекраснейший сюжетик

Для драмы?

* * *

Когда плаксивую Алену

Впервые в садик отвели –

То от воров там все сирену

Приобрели.

* * *

Пока Иван искал квартиру,

В газетах рыскав до зари,

Его друзья пугали фразой:

«Гугли».

* * *

Пусть Клара – белая ворона –

Средь индюков давно жила,

Но в день забоя сила крыльев

Спасла.

* * *

Борец за правду Анатолий

Вкусил зубовной много боли:

Как только ночью засыпал –

Лжецов во сне зубами рвал.

* * *

Здесь каждый делает, что хочет.

А то, что должен – каждый ли?

Делами путь себе пророчит…

Смотри.

* * *

Во чреве духа спят таланты

И очень редко говорят.

А люди те, что «бесталантны»,

Их просто топят как щенят.

* * *

Мигрень замучила Пилата –

Распял Христа, покоя нет.

И колокольчик бьет набатом…

Обед.

* * *

«Копи богатство ты на небе», –

Однажды молвил Херувим,

Но вслед летали только камни

За ним.

* * *

Коль предаешь страну ты в малом,

То можно думать: «Что с того?»

Но коль таких, как ты, навалом,

То вместе будет – ого-го!

* * *

«У природы нет плохой погоды», –

Пел Жерар под нос, пока бежал.

А за ним возмездием от природы

След от лавы огненный лежал.

* * *

Алена – странная душа! –

Взялась воспитывать ежа

И говорила всем, что хоть

Врагов тем сможет подколоть.

* * *

А Петр Первый, как мы знали,

Европу страстно полюбил

И прорубил окно в те дали –

А лучше б дверь заколотил.

* * *

На мерседесе поп Борис

Являлся пастве из кулис

И так считал: болидом он

За веру паствы награжден.

* * *

Кот Аркаша был таким –

Жизненно-суровым.

Молоко в деревне пил

Прямо из коровы.

* * *

Облачка подобны пони –

Точно маленькие кони

Целый день по небу скачут,

Как устанут – так поплачут.

* * *

Уголовник Христофор

Нам открыл Пандору.

Больше, чем от США,

Не было раздору.

* * *

О смерти мужа Лизавета

Скорбела где-то часа три.

В годах различие лет под сорок

Сказалось, что ни говори.

* * *

Кто в холодильник вынес двери,

Как называется тот вор,

Что громко чавкает в постели?

Дожор.

* * *

Без тяжести тела,

Без бремени долга

Душа полетела –

* * *

И грешник жрецу заплатил,

Грехи чтобы тот отмолил.

Жрец деньги за пазуху взял –

И Богу простить приказал.

* * *

Вот если б каждый человек

Лицо имел точь душу,

Тянулись люди бы к нему –

Иль прочь бежали, слушай?

* * *

Пусть где-то солнышко взошло,

А где-то уже село –

Оно трудилось целый день

И всех согреть успело.

* * *

Алеша жил от ночи к ночи –

Он вышибалой в клубе был.

Апостол Петр, между прочим,

В врата его бы не впустил.

* * *

Добрые разрознены.

Как найти друг друга,

Выйдя из порочного

«Злом-на-зло-же» круга?

* * *

Степан дарил другим себя,

Себя в дарении лишь любя,

Но от подарков люд стонал –

Степан из шлака состоял.

* * *

Был попрошайкой Алексей,

Просил на хлеб с водой –

И телек плазменный купил

Он через год домой.

* * *

Артем имел могучий ум,

Прекрасных много думал дум,

Красиво даже рассуждал –

Но на диване жизнь сжигал.

* * *

«Мир не без добрых человеков», –

Подумал Бог с своих высот,

Людских довольно насмотревшись

Низот.

* * *

Тут редко так уходят в вечность,

А часто – в жизни быстротечность.

Как мало тех, кто ярко жил,

Как много тех, кто только был.

* * *

За веком мчится снова век,

Но стал ли лучше человек? 

Не технологии решат, душа

Пойдет чья в райский сад.

* * *

Правда каждого своя,

Этой правды – много.

Ну а истина – одна,

* * *

Сколь здесь многие мудры!

Сидя на диване,

Всех других научат жить…

Научились б сами!

* * *

Говорят, что человеком

Обезьяну сделал труд.

Отчего же обезьяны

В инженеры не идут?

* * *

Америка мерзнет,

Россия теплеет,

Восток полыхает,

Европа уж тлеет.

* * *

Была б Россия неподвластной

Лукавству западных идей –

Она б в судьбе своей прекрасной

Цвела для Бога и детей.

* * *

Когда б увидел человек

Свои задачи свыше –

Он изменил времен бы бег,

Чем он живет и дышит.

* * *

Звучит всем в уши ложный фон:

«Живи как хочешь, коль рожден».

От скуки люди здесь кричат,

Но, вспомнив Путь свой, – зазвучат!

* * *

– Вставай, Россия неумыта! –

Всем с баррикад вещал поэт.

– Ну, я сейчас хотя бы сыта,

А ты по жизни не одет.

* * *

Зло звучит голосами родителей,

И добро звучит ими же тоже.

Чтобы не было в мире мучителей,

Приносить детям зло нам негоже.

* * *

«Как все тоскливо в этом мире, –

Решил Малевич, – я не рад.

Нам нужно мыслить как-то шире…

А не создать бы мне Квадрат?»

© Старые Новые Герои

* * *

«Ну и мороз! – подумал Федя,

– И вновь ведут на эшафот…

Не свалят русского медведя,

Врагу мы скажем: идиот!»

© Старые Новые Герои

* * *

«Ну где же няня, где же кружка,

Чтоб сердцу было веселей?» –

Так размышлял, возможно, Пушкин,

Когда катился на дуэль.

© Старые Новые Герои

* * *

«Уместить в двух словах – это путь непростой», –

Размышлял на досуге товарищ Толстой.

Хоть роман и побольше объемом то был,

Он название в словах этих двух уместил.

© Старые Новые Герои

* * *

– Белеет парус тот далекий… 

Белеет, сволочь, и молчит!

– Ты просто, Миша, одинокий, 

И твой пророк в тебе ворчит.

© Старые Новые Герои

* * *

«Люблю я море! – Айвазовский

Вновь заплывает за буйки.

– Я плавать буду – стану ловким,

А то полезно для руки».

© Старые Новые Герои

* * *

«Я буду жечь! – промолвил Гоголь.

– Огонь взовьется до небес.

Нет, не роман – роман не трогай!

К нам не пройдет ни Вий, ни бес».

© Старые Новые Герои

* * *

«Воруют здесь, смотрю, как прежде, –

С порога молвил Салтыков.

– Пусть я пока еще в одежде –

Боюсь, оставят без носков».

© Старые Новые Герои

* * *

«Hate!» – сказал Маяковский.

«Hate всем вам!» – повторил.

Это не говор московский –

Так он английский учил.

© Старые Новые Герои

* * *

«Вишневый сад, вишневый сад,

Ты лучше всяческих наград», –

Так Чехов нежно напевал,

Когда картошку в нем копал.

© Старые Новые Герои

* * *

«Кто конквистадор? Я конквистадор! –

Гумилев очнулся и вошел в задор.

– Ворогов мечами рад я порубить,

Лишь точильный камень надо раздобыть».

© Старые Новые Герои

* * *

«Мой до дыр! Откуда стразы?!

Всем надеть противогазы!» –

На плацу стоял Маршак,

Измеряя «духов» шаг.

© Старые Новые Герои

* * *

«От Парижа до Находки

О соборах дам я сводки!» –

Так Гюго-искусствовед

Зарабатывал обед.

* * *

«Где же круглые столы

Для всей нашей детворы? –

Молвил Вальтер-воспитатель.

– Время рыцарских занятий!»

© Старые Новые Герои

* * *

– Дак быть мне здесь, или не быть?

Прошу с ответом не томить!

– Шекспир, включите GPS,

Мы не прочешем целый лес!

© Старые Новые Герои

* * *

«Гремит гроза, грохочет гром,

Напоминая всем о том… –

И озарило Теслу вдруг.

– Что электричество – наш друг!»

© Старые Новые Герои

* * *

Василий был безвольный тип,

Все в жизни отвергающий.

Но тайно сам считал, что он –

Энергосберегающий.

* * *

«Паучок, грибочек, пень…

Паустовский, вам не лень?

Мы гербарий вас просили –

Вы ж лисицу притащили!»

© Старые Новые Герои

* * *

– Раньше мы на кораблях

Дерзко плавали в морях!

– Лондон, хватит завирать,

Вам «Биг Бен» еще сдавать!

© Старые Новые Герои

* * *

– Старик решил: да нафик море,

Не нужно рыбки золотой!

– Мы тут всегда рыбачим трое…

Эрнест, куда ты? Ну-ка стой!

© Старые Новые Герои

* * *

– Кто виноват? Что делать мне?

Я с ней провел лишь ночь во сне!

– Вам капитан ответит Невский:

Тут две полоски, Чернышевский.

© Старые Новые Герои

* * *

– В шампанском вот ваш ананас.

И счет, пожалуйста, для вас.

– Я этим вкусом одурманен. Ваш повар?

– Игорь Северянин.

© Старые Новые Герои

* * *

– Русская береза, тополь мой опавший…

Я с утра вновь хмурый, жизнь свою проспавший.

В мыслях как-то пресно, голова измята…

– Камера, моторы! Стоп, Есенин, снято!

© Старые Новые Герои

* * *

– Собралась ворона в лес?

– Прокачать ей надо пресс!

Мы с Крыловым сочиняли

Вместе басни в фитнес-зале.

© Старые Новые Герои

* * *

– Над пропастью во лжи кружились миражи…

– Ты лучше, пап, добрее историю расскажи!

Джером открыл страницу, не зная, как начать.

– Однажды светлым утром я встретил твою мать…

© Старые Новые Герои

* * *

«Робинзон по кличке «Крузо»

Скушал в пятницу арбуза», –

Дефо начал свой роман

Про веганство и «Ашан».

© Старые Новые Герои

* * *

«Там по Млечному Пути

В Мир Затерянный лети».

Конан мчал свой космолет,

Ведь галактика не ждет.

© Старые Новые Герои

* * *

– Отец, ну дай мне посмотреть,

Ведь я давно уже не «деть».

– Смотри, Тургенев, у меня!

Коль вновь замечу – дам ремня.

© Старые Новые Герои

* * *

«Отсель грозить я буду шведу.

Потом в «Икею» вновь заеду», –

И дальнобойщик Петр встал,

Залезть чтоб первым за штурвал.

© Старые Новые Герои

* * *

«Павел, тут такое дело… –

Петр молвил неумело,

– Ключ от Врат посеял я…

Что подумают друзья?»

© Старые Новые Герои

* * *

«Не испить ли мне вина

Чашу полную до дна? –

Начал было вдруг Хайям.

– Нет, стихам себя отдам!»

© Старые Новые Герои

* * *

В кругу жизни люди кружатся,

В головах их мысли дивные:

Все хоромы злато-каменные,

Да «айфоны» эксклюзивные.

* * *

В школе дети сидят смирненько,

Отвечают боязливенько,

И безжизненны, как роботы –

То считается учтивенько.

* * *

Апостол Петр постанул

Вдруг в Твиттер Ватикана:

«Я вам так много лет давал…

Но хватит уж обмана!»

© Старые Новые Герои

* * *

Апостол Павел по воде

Прошелся как по брегу.

Он в водной вообще среде

Испытывал лишь негу.

© Старые Новые Герои

* * *

Людям Землю Бог дарил,

Чтобы дружно жили –

Но отнюдь не мир царил,

В войнах вечно были.

* * *

– Безразличный Отболит, 

Кто в приемной там сидит? 

– То болезный Бармалей, 

Стал таким из-за врачей.

* * *

Быть желающих «как все»

В мире – миллионы,

Создавали что себе

К счастью тем препоны.

* * *

Могу творить – иль вытворять.

Кота за хвост, к примеру, взять.

– Вы не ребенок, Твен, уже,

А до сих пор на кураже.

© Старые Новые Герои

* * *

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.

Шагает Блок по мостовой.

Лекарства нет для человека –

Он от любви стал сам не свой.

© Старые Новые Герои

* * *

На гору лезет не спеша

Волошин снова, чуть дыша.

Живет как хоббит под горой –

Но от вершины сам не свой.

© Старые Новые Герои

* * *

«Дано тело? Вот так диво.

Как оно, смотрю, красиво!»

Мандельштам был крайне рад,

Что поступит в детский сад.

© Старые Новые Герои

* * *

Радио странное есть у поэтов –

Это источник различных куплетов.

Где-то в нем демоны жадно кричат,

Где-то лишь ангелы нежно мурчат.

* * *

«Быть может, творцы, –

Я отвечу без лести,

– Помощники Бога

На нужном им месте».

* * *

А «взрослеть» – это как умирать.

Это значит – невинность терять,

Это значит – себя не раскрыть,

Это значит – всю жизнь пропустить.

* * *

Артем печальным притворялся,

«Нормальным» выглядел, как все –

А сам меж делом наслаждался

Ходьбой по белой полосе.

* * *

Земной ученый, вот беда,

Не видит духа здесь следа.

Его во всем коль б видел свет,

Уничтожал бы жизнь он? Нет!

* * *

Когда-то дух наш выбирал

Задач себе по нраву,

Но как родился – возжелал

Забаву и халяву.

* * *

Аркадий жил почти в Раю,

Хоть Ад снаружи был –

Как миллионы каждый день

* * *

А правда порою –

Опасный предмет.

Коль ею ты режешь –

Добра в этом нет.

* * *

Из зоны своего комфорта

Василий двигался, спеша,

Попутно жизнь и отношения

Круша.

* * *

Бывает так: не зная броду,

Чужих печалей мутим воду

И, потонув в болоте этом,

Мы говорим, что он «с приветом».

* * *

Аспект в насилии есть такой:

С ним результат всегда другой.

Других насильно коль ведешь,

Цена пути того их – грош.

* * *

Паша был блоггер и жил напоказ,

«Селфи» он делал не первый уж раз,

Глупостей много успел наснимать…

Демон гордыни любил хохотать.

* * *

Раз в год немного не дожрать –

Кому-то подвиг – что с них взять?

Через дела есть к Богу мост –

* * *

Внутри всюду носишь

Свой Ад и свой Рай,

И жизнь постоянно

Твердит: «Выбирай!»

* * *

Касанием ласковым «вайфая»

В стране накрыло города.

А где общения связь живая?

Беда.

* * *

Дурак кричал: «Свободу слова!»

Вопил истошно день за днем.

И отвечало небо снова:

«Свободу дел мы вам даем!»

* * *

Ученые много теорий создали,

Но только природу свою не познали,

Ведь даже не знают, зачем рождены!

То поле теорий – арена войны.

* * *

Как художник потерял

Дар свой, Богом данный?

Не картины рисовал –

Баннер лишь рекламный.

* * *

Андрей сплошь прошлое копал

И в будущем складировал.

Он не военный был – не знал,

Судьбу что тем минировал.

* * *

Святой «систему» предавал –

Был добрым постоянно.

А рядом люд друг друга рвал

Цинично, лихо, рьяно.

* * *

Люди мыслят, что беда –

Божье испытание.

Чаще следствие же то

Прошлого деяния.

* * *

В капитализме не спеша

Свой забывает путь душа,

На дарования и не глядя.

Хозяин твой – богатый дядя.

* * *

Костя Родину клеймил

В жизни на чужбине.

В сына бомбу тем вложил,

Сам живя на мине.

* * *

В жизни эго и «понты» –

Враг душевной красоты.

Но пустышка, как павлин,

Мнит: прекрасен он один.

* * *

Нам в аренду время дали,

Чтоб себя мы развивали,

Улучшая мир вокруг.

* * *

Проживет ли мир без нас?

Просто непременно.

Потому создай в свой час

Что не будет тленно.

* * *

Когда ударит звук набата,

То выйдут люди из квартир,

И на войне они все станут

За мир.

* * *

Ахмед был мудрый аксакал

И женщин сторонился.

Но счастья долго он не знал –

Пока не поженился.

* * *

Обучают нынче в школе

Социальной только роли.

Человеком как остаться

Кто научит обучаться?

* * *

Как жили мы без интернета?

Куда ни глянь – повсюду сеть.

Мы точно мухи, что хотели б

Взлететь.

* * *

Кто много знает – тот молчит

И мудрым прослывает.

А кто не знает – тот кричит,

Внимание привлекает.

* * *

Бизнес, ответь на извечный вопрос:

Что было до – предложение, спрос?

* * *

Георгий был победоносен –

Всех интеллектом побеждал.

Очкаст, заносчив и курносен,

В боях он страшных побывал.

* * *

Точно волки на луну

Люди часто стонут,

Но причины своих бед

Низачто не тронут.

* * *

Патриархи учат люд,

Будто в Рай они ведут,

Пока деньги дурака

Быстро хапает рука.

* * *

На Землю вновь души когда возвращались,

Исполнить задачи свои они клялись,

Но только иные здесь взяли задачи –

Покупки, карьеры, «откаты» и дачи.

* * *

Как из сосуда истекает 

Та жидкость, что хранится в нем, 

Так человек себя являет 

В период встрясок, под огнем.

* * *

В церкви канючил пришедший: «Я грешен!»

В ложном страдании он был безутешен.

Не изменился за жизнь ни на йоту,

Ложную выбрав о духе заботу.

* * *

Маша знала наперед:

Её замуж кот возьмёт.

Независимость по жизни

Проявилась и в котизме.

* * *

Смысл жизни, ускользая,

В поднебесье часто манит.

Забери блаженство Рая –

Смысла многим не достанет.

* * *

Историю пишут, других побеждая –

Она потому на крови вся такая.

* * *

В мире детских грез

Нет кровавых слез.

Мир же детских грез

Взрослым – не всерьез.

* * *

«Конец – не конец, а всего лишь начало!» –

Так Жизнь перед Смертью все время звучала.

* * *

Коль работать не желаешь,

Иль начальник шибко зол –

То зачем ты выполняешь

Трудовой с ним договор?

Заключай ты устно сделки,

А чуть что – то сразу в суд.

Пусть таких рабовладельцев

Вечно приставы пасут!

* * *

Если кто-то в переулке

Тебе грубость вдруг сказал,

То подумай – отчего бы

С тобой связываться стал?

Сделай рожу пострашнее,

Чтоб никто не подходил!

А коль был бы ты умнее –

В переулках не бродил.

© Вредные советы

* * *

Если в школе ты учился,

Скажем так, «шаляй-валяй»,

В институте чуть не спился,

Был по жизни «забивай» –

Не сиди совсем без дела,

А в чиновники шагай,

И, воруя без предела,

В гроб себя ты забивай.

© Вредные советы

* * *

Если ты летать удумал,

Не взрастив заранее крылья,

Или, будучи ребенком,

Где-то в детстве потеряв,

То летай на самолете –

Так гораздо безопаснее,

Чем летать с высокой крыши

И в асфальт башкой стремглав.

© Вредные советы

* * *

Если руки не доходят

У тебя до дел полезных,

Как Обломов на диване

Дни ты любишь коротать –

Коротай ты их умело:

Объедайся с наслаждением,

Чтобы в схватке с ожирением

Снова время коротать.

© Вредные советы

* * *

Коли папа не желает

С тобой вечером играть,

Коли он предпочитает

На работе отдыхать –

На него ты полицейским

Докладную напиши –

Покажи, что правовыми

Растут нынче малыши!

© Вредные советы

* * *

Если жизнь вдруг повернулась

К тебе местом тем, что сзади,

А душа точь захлебнулась

В бездуховности и смраде –

Мысли очень ты реально:

Как-никак, а это опыт!

Значит жизнь то – сексуальна,

Чтоб показывать вдруг попу.

© Вредные советы

* * *

Если любишь ты напиться

Пивом хладным летом жарким –

То зимой не смей скупиться

Ты на теплые подарки.

Знаешь, как жене непросто

Совладать с твоим-то пузом,

Коль оно в твоих треть роста

И притом – не с карапузом?!

© Вредные советы

* * *

Коль судьба к тебе стучалась –

Ты ж молчала от испуга,

Коль любовь с тобой случалась –

Ты ж отвергла все же друга –

То ругай ты жизнь, поскольку

С этих пор теперь несчастна.

А чтоб было больше толку –

Делай это ежечасно.

© Вредные советы

* * *

Коли ты решил лечиться

Средством нашей медицины,

То запомни: недостойны

Слезы щедрого мужчины.

Открывай же ты пошире

Кошельки свои бездонны,

Потому что в этом мире

Фармацевты беспардонны.

© Вредные советы

* * *

Коль живешь с женою-стервой,

Коль начальство – идиоты,

Коль в мечтах всегда ты первый,

Но последний отчего-то –

То не спрашивай: с чего бы?

Выбрось зеркало в квартире!

Ведь ответ на все вопросы

В нем найдешь ты в этом мире.

© Вредные советы

* * *

Коль ты злой пришел с работы,

Ну а там – шумят вновь дети,

А жена из магазинов

Что-то тащит вам в пакете –

То не жди жену ты долго,

Притворись совсем уставшим

И валяйся на диване,

На всех близких наплевавшим.

Да включи погромче телек,

Чтоб детей не слышно было.

А еще – жены истерик.

Безразличие – это сила!

© Вредные советы

* * *

Если вдруг ты в этой жизни

Ее смысла не находишь,

Ощущая, что по кругу

Год за годом уже ходишь –

Может, смысл был заметен,

Лишь когда ты был светлее?

Потерялся – да и ладно!

Проще жить тому, кто злее.

© Вредные советы


Оглавление

  • Аборт
  • Ангелы и люди
  • Баллада о Светлом Спасителе
  • Бег
  • Бессмертная смерть
  • Ваш Бог
  • Внуку
  • Воспитание
  • Все заняты
  • Все тает, словно лед
  • Вставай,  страна огромная!
  • Встрепенемся
  • Высокие здания
  • Гадкий утенок
  • Герои наших дней
  • Да, я знаю, я знаю, я знаю
  • Два поэта
  • Для тех, кто умеет ждать
  • Доброта
  • Дурак и мудрец
  • Единственный Путь
  • Есть люди
  • Женственность
  • Защитники Бога
  • Звезда
  • Земля под ногами
  • Зимнее солнце
  • Зов и бой
  • Инквизитор и Ведьма
  • Ипотека
  • История умиравшего
  • Исцеление
  • К Музе
  • Камни
  • Карантинная Зона
  • Ковчег
  • Когда вернется к вам Христос
  • Крик
  • Критика
  • Кумир
  • Литературоведы
  • Люди
  • Люди Мира
  • Мольба
  • Мораль и Любовь
  • Мысли
  • Надежда
  • Наш дом
  • Не жалей
  • Не обижайте
  • Нельзя потерять Россию
  • Новая жизнь
  • Обидка
  • Объятия Бога
  • Ода врагам
  • Одиночка
  • Осуждение
  • Оценка
  • Прививка
  • Пророк
  • Проснись и пой!
  • Просто Женя
  • Прощены
  • Прынцессы
  • Пути
  • Путник
  • Разница
  • Риторический вопрос
  • Светлячок
  • Святошам
  • Семь миллиардов
  • Синдром
  • Слух
  • Собрание поэтов
  • Стихии Земли
  • Тело и боль
  • Торгаши
  • Фанату
  • Хочешь
  • Хулителям России
  • Черная Дыра
  • Эффект Бабочки
  • Ясные Слова