КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412129 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 151048
Пользователей - 93942

Впечатления

кирилл789 про Зайцева: Последние из легенды (СИ) (Любовная фантастика)

всё-таки приятно читать писателя.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зайцева: Трикветр (СИ) (Любовная фантастика)

заглянул на страничку автора и растерялся: домоводство, юриспруденция, сделай сам и прочее. читать начал с осторожностью, а оказалось, что автору есть, что рассказать! есть жизненный опыт, есть выруливание из ситуаций, есть и сами ситуации. жизненные, реальные, интересные, красиво уложенные в канву фэнтази-сюжета.
никаких глупостей: шла, споткнулась, упала, встала, шагнула, упала, и так раз семьсот подряд.
или: позавтракала, вышла за дверь, купила корзинку пирожков, пока шла по улице сожрала, а, увидев кофейню - зашла перекусить.
прелесть что за вещица!
мадам зайцева и мадам богатикова сделали мою прошлую неделю. спасибо вам, дамы!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: В темном-темном лесу (СИ) (Любовная фантастика)

очень приятная вещь. и делом люди заняты, и любовных отношений в меру, и разбираются именно так, как полагается: взрослые люди по взрослому. бальзам души какой-то.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Ведьмина деревня (Любовная фантастика)

идеализированная деревенская жизнь, которая никогда такой не бывает. осилил половину. скучно.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: На Калиновом мосту над рекой Смородинкой (СИ) (Любовная фантастика)

очень душе-слёзо-выжимательно. девушки рыдают и сморкаются в платочки: "вот она какая, настоящая любофф". в общем, читать и плакать для женского сословия.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Меньше, чем смерть (Боевая фантастика)

Вторая часть (как ни странно) оказалось гораздо лучше части первой, толи в силу «наличия знакомства» с героиней, то ли от того, что все события первой книги (большей частью) происходили «на заштатной планетке», а тут «всякие новые миры и многочисленные интриги»...

Конечно и тут я «нашел ложку с дегтем», однако (справедливости ради) я сначала попытался сформировать у себя причину... этой некой неприязни к героине. Итак смотрите что у меня собственно получилось:

- да в условиях когда «все хотят кусочка от твоего тела» (в буквальном смысле) ты стремишься к тому, чтобы обеспечить как минимум то — чтобы твои новые друзья обошлись «искомым кусочком», а не захотели бы (к примеру) в добавок произвести и вскрытие... И да — тут все правильно! Таких друзей, собственно и друзьями назвать трудно и не грех «кинуть» их при первом удобном случае... но...

- бог с ним с мужем (который вроде и был «нелюбимым», несмотря на все искренние попытки защитить жизнь героини... Хотя я лично ему при жизни поставил бы памятник за его бесконечное терпение — доведись мне испытывать подобные муки, я бы давно или пристрелил героиню или усыпил как-то... что бы ее «очередная хотелка» не стоила кому-нибудь жизни). Ну бог с ним! Умер и ладно... Но героиня идет тут же фактически спасать его убийцу (который-то собственно и сказал только пару слов в оправданье... мол... ну да! Было... типа автоматика сработала а мы не хотели...)... Но сам злодей так чертовски обаятелен... что...

- в общем, тема «суперзлодеев» и их «офигенной привлекательности» эксплуатируется уже давно, но вот не совсем понятно что (как, и для чего) делает героиня в ходе всего (этого) второго тома... Сначала она пытается что-то доказать главе Ордена, потом игнорирует его прямые приказы, потом «тупо кладет на них», и в конце... вообще перебегает на другую сторону!)) Блин! Большое спасибо за то что автор показал яркий образец женской логики, который... впрочем не понятен от слова совсем))

- И да! Я понимаю «что тонкости игры» заставляют нас порой объединяться с теми..., для того что бы решать тактические задачи и одержать победу в схватке стратегической... Все это понятно! И все эти союзы, симпатии напоказ, дружба навеки и прочее — призваны лищь создать иллюзию... для того бы в один прекрасный момент всадить (кинжал, пулю... и тп) туда, куда изначально и планировалась. Все так — но вся проблема в том что я просто не увидел здесь такую «цельную личность» (навроде уже упоминавшейся мной героини Антона Орлова «Тина Хэдис» и «Лиргисо»). И как мне показалось (возможно субъективно) здесь идет лишь о вполне заурядном человеке (пусть и обладающем некими сверхспособностями), который всем и всякому (а в первую очередь наверное самому себе), что он способен на Это и То... Допустим способен... Ну и что? Куда ты это все направишь? На очередное (извиняюсь) сиюминутное женское желание? На спасение диктатора который заслужил смерть (хотя бы тем что он косвенно виноват в смерти мужа героини). Но нет — диктатор вдруг оказывается «белым и пушистым»! Ему-то свой народ спасать надо! И свои активы тоже... «а так-то он человек хороший... и добрый местами»... Не хочу проводить никаких параллелей — но дядя Адя «с такого боку», тоже вроде бы как «был бы не совсем плохим парнем»: и немцев спасал «от жестоких коммуняк», и раритеты всякие вывозил с оккупированных территорий... (на ответственное хранение никак иначе). А то что это там в крематориях сожгли толпу народа — так это не со зла... Так что ли? Или здесь сокрыт более глубокий (и не доступный) мне смысл?

В общем я лично увидел здесь очередного героя, который считает что вокруг него «должен вертеться мир», иначе (по мнению самого героя) это «не совсем справедливо и так быть не должно».

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Путешествие «Игуаны» (fb2)

- Путешествие «Игуаны» (пер. Николай Кудрявцев) (и.с. * ЛУЧШЕЕ * (Антологии «Азбуки»)-27) 172 Кб, 24с. (скачать fb2) - Стив Айлетт

Настройки текста:



Стив Айлетт ПУТЕШЕСТВИЕ «ИГУАНЫ»

Bо время поиска материалов для моего неопубликованного романа «Бархатные псы» я прослышал о престарелом джентльмене, который владел коллекцией старых судовых журналов — подлинными источниками эпохи парусного флота, — и решил найти его, дабы спросить, не может ли он одолжить мне немного денег. Фигура отшельника, приветствовавшего меня на чердаке одного бристольского дома несколько месяцев спустя, представляла собой зрелище воистину эксцентрическое. Он сидел в углу и поглаживал высохший папоротник.

— Одно из немногих оставшихся мне удовольствий, — объяснил старик шепотом и зашелся в приступе такого кашля, что я перепугался, не испустил бы несчастный дух прямо на месте.

Вернув разговор к вопросу о финансировании, я выяснил, что у него есть целых восемь фунтов, и предложил инвестировать капитал в выгодное дело.

Старик наклонился и принялся рыться в старом дубовом сундуке, откуда, среди прочего, достал толстый, обернутый в кожу том, вроде тех, о которых я впервые слышал в связи с этим слюнявым джентльменом. Подобрав и пролистнув несколько ветхих страниц, я сразу же вычислил относительную стоимость журнала. На вопрос о подлинности дед неожиданно озверел и извлек на свет божий антикварный мушкет размером с водяного быка. Я по-быстренькому ретировался, а отшельник вопил мне вслед, что никто не смеет обзывать его мошенником. Так мне попал в руки текст, который здесь я назвал «Путешествие „Игуаны“».

В журнале рассказывалось о некой морской экспедиции, страдающей полным отсутствием дисциплины. Ею руководил капитан Сэмюэль Лайт Себастьян, и она была организована Ист-Индской компанией, но говорили о ней редко, а если и упоминали, то принимались орать от раздражения или отпускали язвительные замечания.

Похоже, капитан «Игуаны» занимался только одним: бросал пустые бутылки в акул-молотов, которые, по его неоднократным заявлениям, постоянно над ним «глумились». Его методы управления характеризовались вялым безразличием и поразительным невежеством в области морского дела: он часто, к примеру, отдавал приказ «табанить нос к корме» — маневр, в случае исполнения которого корабль бы переломился на равные части и сложился сэндвичем.

После изучения журнала на многие вопросы ответов я так и не получил. Куда вообще держал курс корабль? Как он мог проделать полпути без балласта? Что было такого ужасного в ритуале аборигенов, отчего Себастьян и старпом потеряли сознание? И, самое интригующее, где капитан держал этот журнал? Он, похоже, с ним не расставался. Архивные записи не дают ответов — имя Себастьяна практически вычеркнуто из истории. Вернувшись в Англию в марте 1809 года, он был спешно понижен до звания «человека без средств, чести и работы», а уже через две недели снова вышел в море капитаном 54-пушечного корабля, который лорд Кокрейн[1] впоследствии изъял и намеренно взорвал, дабы поразить неприятеля обманным маневром…


27 мая. Зюйд-зюйд-вест. Отплыли из гавани Бристоля с попутным ветром. Представил себя и старпома Леггахорна команде, та развеселилась. Во время построения один матрос не переставая мочился за борт. Второй помощник Форфанг прервал мою речь, выкрикнув непристойность, команда разразилась смехом. Мораль на высоте.


28 мая. Зюйд-вест-вест. Сильный ветер. Леггахорн потерял шляпу и кинулся ей на помощь, семеро человек едва удержали его от прыжка за борт. Сказал юнге Бэтчу, что такое поведение извинить нельзя, после чего все восемь человек хорошенько по нам потоптались.


29 мая. Зюйд-зюйд-зюйд. Бурное море. Мистер Байрон постоянно поворачивается к штурвалу спиной и смеется, наблюдая за тем, как суетится команда, когда резко меняется курс. Леггахорн и я еле разняли Форфанга и боцмана, дерущихся у двери в кают-компанию, — второй помощник как раз бил меня головой о дверь, когда корабль захлестнула большая волна и унесла старпома и боцмана на носовую палубу. Все ругались как сапожники. Мистер Байрон заметил, что теперь мне есть о чем рассказать внукам.


30 мая. Зюйд-зюйд-ост. Снова хорошая погода — дождь прекратился, волны размером не с корабль. Боцман умер, ветер стих. Форфанг схватил меня за ногу и с громким воплем ударил о кормовую палубу. Все хорошо.


31 мая. Зюйд-зюйд-вест. Невероятный ливень, большие волны, похороны боцмана не задались, останки зашвырнуло обратно на корабль. Бизань-гик в лоскуты. Пошел спросить кока о повреждении корпуса, но у того хватило наглости ответить мне, что это не его дело. Поднял дух команды Форфанг, все еще празднующий вчерашнюю хорошую погоду. Послал старпома наверх понаблюдать за смешными облаками.


1 июня. Зюйд-вест-зюйд. Корабль приготовлен к шторму. Топсели убраны, стаксели подняты, бизань и стеньга тоже убраны. Команда дерется на палубе. За обедом Леггахорн рассказал поразительную историю о человеке, съеденном пантерой. Приказал выдать боцману семь плетей за стрельбу на палубе, но того смыло за борт.


2 июня. Норд-норд-ост. Говорил с Форфангом в каюте о морали и приличествующем офицеру поведении, но качающийся фонарь ударил его по голове, второй помощник расстроился, стал бегать за мной, поймал и с громким хохотом принялся бить головой о стол. Я решил завтра развлечь себя партией в шашки. Леггахорна заметили на канатах брам-стеньги. Он выкрикивал непристойности.


3 июня. Норд-норд-вест. На камбузе беспорядки из-за нехватки еды. Внизу взорвалась одна бочка, и случился целый потоп рома, матросы, распихивая друг друга, ложились прямо на пол, пускали пузыри и отчаянно ругались. Леггахорн и я прогулялись по палубе в плащах и сапогах. В конце концов сели поиграть в шашки. Те тут же исчезли, едва мы открыли коробку. Борьба переместилась в кают-компанию, когда туда начали подниматься люди.


4 июня. Норд-норд-зюйд. Рискнул подняться наверх с корабельным псом, тот слетел за борт, когда я выпустил его размяться. Джон Танни говорит мне, что это плохое начало для путешествия, когда не знаешь, где кончается корабль и начинается море. Его еле слышно из-за шума волн. Я согласился смеясь. Матрос оскорбился и ушел.


5 июня. Зюйд-зюйд-норд. Недостаток мяса и провизии, который нельзя объяснить. Проверяю грузовые книги. Новый боцман — Пайпер. Форфанг споткнулся на кат-балке и пришел в ярость, сломав ногу.


6 июня. Зюйд-вест-ост. Нам недогрузили провизии. Собрал команду на палубе сообщить новости, но даже сам себя не слышал из-за грома и волн. Форфанг швырнул бочку мне в лицо. Харкер непрерывно мочится за борт.


7 июня. Вест-вест-норд? Леггахорн учил команду танцевать хорнпайп[2] — семеро оказались за бортом. Поговорил с Бэтчем об обязанностях юнги, но его лишил сознания обвалившийся потолок. Новости о провианте заставили Берринджера возопить: «Ну, парни, нам крышка, чтоб вас всех черти драли». Не могу не восхититься его дипломатическим талантом.


8 июня. Сегодня прогуливался по палубе, наблюдал за тем, как подтягивали задний грот. Паркинс и остальные ругались, стараясь перекричать ветер и дождь. На борт задуло черепаху. Она ударила Леггахорна, который в это время хохотал, опершись об ограждение правого борта. Дурное предзнаменование.


9 июня. Беспокоюсь о корабельном докторе, который взошел на борт, уже больной тифом. Ему пришлось сразу уйти в каюту, и теперь за ним ухаживает Леггахорн. Все еще штормит. Бэтч решил отобедать с нами, кок приготовил черепаху. Несколько членов команды украли ее ласты и, привязав их к ушам, исполнили демонический ритуал. Ответственных отправил драить палубу, но их смыло за борт. Назначил заупокойную службу, но ее смыло за борт. Теперь все сидят внизу, кроме Харкера, мочащегося за борт.


10 июня. Прекрасное утро. Спокойное море. Полным ходом идет починка такелажа. Голубое небо и попутный ветер. Форфанг в восхитительном расположении духа, несмотря на сломанную ногу. Старпом поет на палубе. Десять человек упали за борт.


11 июня. По-прежнему хорошая погода. Мистер Байрон, с каменным выражением лица, привязал себя к штурвалу. Где-то около полудня Форфанг ударил старпома, который стоял, пребывая в замечательном настроении, на полуюте. Второй помощник не раскаялся. Джон Танни попытался выбросить его за борт, но тот вырубил его канатом. Все хорошо.


12 июня. Заставил команду чинить паруса. Надо запастись водой. Отвел Бэтча к лееру и поговорил с ним о море. Показал, как дразнить акул-молотов.


13 июня. Поговорил с Форфангом о его поведении, тот взял доску и попытался меня ударить, крича и пуская пену, когда Леггахорн вытолкнул его из каюты. Я отполировал свой фарфор.


12 июня. Боцмана сожрал второй помощник. Смеялись.


15 июня. Хорошая погода. Паруса и Форфанг надулись. Место положения неизвестно. Матросы или усердно работают, или спят, или потонули. Только Харкер, кажется, не перестает мочиться за борт.


16 июня. Берринджер вычислил, что если следовать прежним курсом, принимая во внимание течения, то в конце пути его ждет смерть. Бреясь на свежем воздухе, Форфанг напомнил мне о быке-гордене[3] крюйс-брамбакштаги, который серьезно повредило штормом, и неловко ухватив меня за ногу, попытался рывком перебросить через леер правого борта. Идем вперед, ветер постоянный. Леггахорн в трюме присматривает за починкой потолка.


17 июня. Место нашего положения так и не определено. Собрал все карты и инструменты в один мешок и вместе с ним отправился к коку, но помощи не получил. Стоял на полубаке, наблюдал заход солнца. Похоже, я — конченый человек.


18 июня. За обедом Леггахорн рассказал изумительную шутку — о свинье и батуте. Порадую ею лорда Кокрейна. Бросал бутылки в акул-молотов, наблюдал, как те злятся. Дал крысе немного хлеба.


19 июня. Поговорил с мастером-парусником на полуюте, пока тот работал, и в это время меня ударила летучая рыба. Мастер-парусник, увидев это, рухнул на палубу, визжа от смеха. Пришлось в конце концов унести его вниз и дать нюхательной соли.


20 июня. Нашел на палубе крохотную морскую черепаху. Смеялся. Решил вынянчить ее и поставить на ноги. Новый боцман — Лэндис — утонул в собственных соплях.


21 июня. Собрал команду на палубе и рассказал ей шутку о свинье и батуте. Один человек выругался, другие смеялись. Ремонт все еще идет.


22 июня. На ужин был альбатрос. Дурное предзнаменование.


23 июня. Форфанг сунул меня головой в иллюминатор и принялся тянуть ее на себя с другой стороны. Я громко звал на помощь, появился довольный Леггахорн и, поедая виноград, попытался развеселить меня остроумными шутками. Заход солнца положил конец сим упражнениям. Все хорошо.


24 июня. Слышу все больше докладов о Харкере, который часами мочится за борт. Пошел на палубу и решил серьезно с ним поговорить. Он мочился за борт. «Слушай, приятель, твои излияния надо прекратить», — сказал я ему. Матроса это явно удивило и даже обидело. Я ушел, чувствуя себя несколько пристыженным. Оглянулся назад, а он опять мочится за борт. Похоже, у него планы занять пост капитана.


25 июня. Встревожен переменой в Бэтче, юнге. Тот частенько стал красоваться голым в дверях кают-компании. Он не ответил, когда я предложил ему апельсин, да и вообще ни на что не реагирует. На палубе столкнулся с Берринджером и предложил вместе посмотреть карты; матрос порекомендовал мне посоветоваться с дьяволом. Форфанг сегодня набросился на меня с пронзительным криком. Назначил нового боцмана — Паркинса. Тот от такой новости сразу прыгнул за борт.


26 июня. Старпом Леггахорн сообщил, что команда начала есть собственные штаны. Рассказал ему шутку об улитке и театральном билете. Смеялись.


27 июня. Услышал, как бешено трясется парус, отправился посмотреть, в чем дело. Это Бэтч бил по нему веслом. Команда в унынии. Попытался развеселить их, изящно запустив морскую звезду, но попал Форфангу в лицо.


28 июня. Леггахорн, стоя на полубаке, давал уроки плавания Тобиасу, дородному грузчику, того подхватило волной и разбило о нос корабля.


29 июня. Пошел вниз проведать доктора, тот схватил меня за руку и прошептал что-то о «проклятии».


30 июня. Корабль в дрейфе, штиль, ветра нет совсем. Новый боцман — Уайт. Немало волнений вызвал Бэтч. Юнга долго стоял у леера, причитал, что в воде плавает носорог, и звал команду спасти его, но больше никто на корабле незадачливого зверя так и не увидел. Мы с Леггахорном решили спросить у кока, как же выглядит это животное, но тот, кажется, был не в курсе.


1 июля. Наблюдал за глумящимися акулами-молотами. Мистер Байрон отстегнулся от штурвала и со стоном упал на палубу. Я и Леггахорн сидели на квартердеке,[4] рисуя по памяти собак. Бэтч встал посреди корабля и, взгромоздив на голову бочонок рома, застыл так на целый час. Джон Конк бормотал о сосисках.


2 июля. Боцман крикнул: «Зеленые поля — воздушные ша…» — и прыгнул с фок-мачты. Поминальную службу прервал Форфанг, выстрелив из мушкета во всплывшую на поверхность сардину.


3 июля. Никто не помнит, что мы везем, и должен признаться, пункт нашего назначения также представляет для меня загадку. Бэтч говорит, может, это кокосы. Харкер мочится за борт. Леггахорн заявил, раз мы не помним о грузе, значит, он не важен. Джон Танни хватает меня за руку и беззвучно шевелит губами.


4 июля. Форфанг приказал команде есть свои собственные ноги, вынужден был вмешаться и распоряжение отменить. Матросы явно расстроились из-за столь неожиданной смены планов. Ветра по-прежнему нет. Крысы беспокоятся.


5 июля. Ветра по-прежнему нет. Джон Конк развлекает команду, пиная себя в голову. Леггахорн делает холстяной портрет своей матери. Я на палубу не выхожу, занимаюсь пантомимой.


6 июля. С лампой исследовал трюм. Нашел на полке засохший пикуль и книгу с множеством изображений лебедей. Несколько прямых балок: наверное, они часть корабля. Три пустые бочки — одна настолько покрылась мхом, что я поставил ее в каюте, получилось удобное кресло. Леггахорн предложил организовать в трюме, как он выразился, «вечеринку сопляков», но я не стал уточнять, что старпом имел в виду.


7 июля. Подул ветер. Леггахорн свалился с гамака и потерял сознание. Хэзлитт выстрелил в показавшегося на поверхности иглобрюха, в результате мишень взорвалась и ослепила его на один глаз. Новый боцман — Феннел — постоянно атакует воображаемых противников и кричит о «заговоре». Команда смотрит на меня сквозь снасти. За борт упала крыса, но ее спас мистер Байрон.


8 июля. Бурное море. Столкнулся с Берринджером на палубе и похвалил его за хорошую работу. Он в ответ плюнул по ветру и что-то прокричал, я, впрочем, ничего не услышал из-за грохота волн. Потом матрос схватил медузу, разорвал ее надвое и принялся тыкать мне пальцем в грудь. Пожелал ему трудиться так же усердно и отправился присматривать за работой команды.


9 июля. После небольшого опроса оказалось, что никто не помнит названия корабля. Безуспешно поискал в книгах упоминание о нем. Бэтч говорит, что судно называется «Кокосы». Палубу захлестывают волны. Все наверху в опасности, кроме Харкера, мочащегося за борт. На свой страх и риск, надев плащ и сапоги, отправился наверх и встретил его у леера. Попытался перекричать шторм, сказал, чтобы шел вниз. Он ответил, что люди не одобрят, если он станет мочиться там. Я заорал во все горло и предложил ему прекратить мочиться, но Харкер отвернулся от меня с ничего не выражающим взглядом.


10 июля. Бурное море. Спустил Форфанга вниз по борту посмотреть название корабля. По возвращении тот заявил, что видел бизона. Трех человек смыло в воду. Задыхаясь от усталости, второй помощник сообщил, что никогда не умел читать.


11 июля. Во время шторма Леггахорн разбил навигационные приборы кувалдой. В каюте одни карты промокли, другие — старпом, второй помощник и я съели на ужин. История про разбитый фрукт — как же мы хохотали!


12 июля. Боцман стал нападать сам на себя и бегать по квартердеку, колотя себя по носу. Леггахорн велел ему остыть, но в полдень тот снова начал драку, дрожа посредине корабля, после чего метнулся в воду. Поминальную службу прервали крики Форфанга о том, что корпус покрыт съедобными раками, и вся команда прыгнула за борт.


13 июля. Сегодня хорошая погода. Прервал стенающего на канатах Берринджера. Тот прямо посередь очередного залпа горестей увидел меня и плюнул в мою сторону. Спросил его, как давно он стал моряком. Берринджер ответил, что двадцать пять «проклятых» лет назад, и добавил, что — клянется именем Господа — его бы тут не было, если бы не воля моего «черного пустого сердца». Я поблагодарил его, а он ударил меня в лицо, после чего команда развеселилась и все запели хором песню грузчиков, танцуя на палубе похотливый танец. Двадцать человек оказались за бортом.


14 июля. Приговорил Бэтча к пятидесяти ударам плетью за то, что он онанировал на фонарь. Свистком созвал всех на палубу засвидетельствовать наказание, но всех смыло за борт. Форфанг и я запутались в брасах бизани и скоро лишились сознания от ударов волн. Леггахорн все это время сидел внизу, курил мою трубку и читал Смоллетта.


15 июля. Хэзлитт выстрелил гарпуном в поднявшегося на поверхность анчоуса, после чего принялся жаловаться, что из-за потери глаза утратил меткость. Оскорбился, когда я предложил ему выбирать цели покрупнее. Я просидел в каюте весь день, пытаясь вспомнить свое имя.


16 июля. Сегодня был день выплаты жалованья. Команда отреагировала довольно прохладно, многие смотрели на деньги совершенно безразлично и не понимали, что это, а некоторые, после краткого изучения, их проглотили. Дурное предзнаменование.


17 июля. Подул попутный ветер, мы подняли фок и тут же сели на мель со звуком, который Леггахорн сравнил с «криком лося». Старпом на несколько минут загородил проход, заливисто хохоча, пока я старался выбраться наверх. Большинство команды занималось тем же, согнувшись и чуть ли не визжа от веселья, несмотря на повреждение корабля. Черный утес возвышался над парусами, а море пенилось бурунами у валунов внизу. Харкер, мочась за борт, крикнул, что только повелитель преисподней сможет устранить такую поломку. Старпом успокаивающе положил мне руку на плечо, и его смыло за борт. Посоветовался с коком, тот держал в руке сухарь и громко, с выражением что-то говорил, сначала показывая на себя, потом на него. В корабле течь — команда недовольна, придется спать в снастях.


18 июля. Я, Леггахорн и Джон Танни пошли в грузовой трюм и принялись двигать бочки, оценивая повреждение корпуса. Старпом поднял лампу к лицу и принялся корчить рожи. Дал ему знать обо всей серьезности нашего положения. Смеялись. В проломе торчал огромный камень — Джон Танни предложил оставить его в качестве балласта. Он и мистер Байрон прикатили бочку пороха, подожгли ее мушкетами. Мы сорвались с крючка, а корабль снова поймал ветер. Табанить носом к корме. Паук в каюте!


19 июля. Исследуем берега этого черного острова, скрывающегося по правому борту. Команда так давно в море, что уже не понимает значения земли. Хэзлитт неопределенно заявил, что это, наверное, такой сорт пудинга. Мистер Байрон открыто высказался, что хотел бы иметь колесо, «покрытое шерстью». Погода тихая и теплая. Приказал выдать Леггахорну пятьдесят плетей за то, что тот приставал к носовой фигуре.


20 июля. Мы подошли к пальмовой бухте, и я решил сойти на берег. Приказал мистеру Байрону отпустить якорь, но тот не двинулся с места. Понадобилось восемь человек, чтобы вырвать якорь у рулевого, отчего тот заплакал. Велел ему собраться и оставил на борту вместе с Харкером. Пока гребли к суше, прочитал, что имя корабля — «Игуана». Команда расстроилась. Высадившись, матросы проигнорировали мой приказ выгрузить провизию и с воплями умчались в джунгли. Я провел ночь в одиночестве под деревом. Использовал лампу, подав сигнал на корабль, что все в порядке.


21 июля. Команда с ревом вырвалась из джунглей. Все покрыты грязью. Леггахорн доложил, что нашел нечто крайне важное, потом показал мне живот и убежал. Хэзлитт прошел по пляжу, хохоча, подбоченившись и балансируя арбузом на голове. Пролетел Джон Конк, пиная себя в промежность. Форфанг вышиб из меня дух веслом и рассказал о встрече с крокодилом в джунглях. С немалым беспокойством он поведал мне, что тот пытался его «обнять», второго помощника спасла только глубина потока. Хэзлитт несколько раз выстрелил из мушкета в песок и истерически расхохотался. Леггахорн посоветовал ему все рассказать товарищам, потом показал живот и убежал. Форфанг пропал в джунглях. Команда меня похоронила, а затем впала в пьяный ступор.


22 июля. Матросы развлекались, стреляя в кокосы, вырезав на каждом мой портрет. Я извинился и решил поплавать.


23 июля. Когда я пытался развлечь команду, изображая курицу, напали дикари — взяли нас в плен и сломили боевой дух, вылив ром в море. Леггахорн непрерывно кричал, Джон Конк трясся, как пациент Бедлама.[5] Приказал Берринджеру передать дикарям наш дружеский привет, а он схватил одного за руку и принялся шумно рыдать. Хэзлитт весело заметил, что нам улыбнулась удача: никого не смыло в море, всех только рвало.


24 июля. Дикари связали нас и выбили всю, по выражению Берринджера, «проклятую Богом душу» дубинами. Бэтч рассказал нам о Моисее, а потом вызвал негодование команды, разразившись смехом. Берринджер заявил, что мы находимся на «земле самого дьявола». Здесь действительно на каждом шагу куча змей.


25 июля. Дикари опять избили нас, сегодня они надели цветные маски и останавливались только несколько раз, отвечая на мои вопросы. Берринджер сказал, что их маски — это «гали-маски», а змей они называют «бо-мамбами», и те, по всей видимости, «могут досуха высосать из каждого алую душонку». Я решил заняться образованием Бэтча: тот сегодня мне сообщил, что забыл значение слова «счастье».


26 июля. Сегодня дикари снова нас избили. Я посоветовал Берринджеру постричь бороду. Он зарычал и выплюнул ответ, впрочем неслышный из-за криков команды.


27 июля. Дикари сообщили, орудуя дубинами, что намереваются «запечь» нас и пообедать, «смеясь» над сожженными останками. Леггахорн уставился на меня. Мораль на нуле.


28 июля. Потратил много времени и ценных мыслей на то, как разобраться с дикарями. Леггахорн предложил назначить их боцманами. Посоветовался с коком, тот в ответ зарыдал. Дикари сосчитали наши конечности и вывели на песке какие-то формулы, болтая, смеясь и ломая стволы деревьев голыми руками.


29 июля. Дикарей разбросал крокодил, который вырвался из джунглей прямо к Берринджеру, укусил его за руку и лег рядом, плотоядно на нас поглядывая. Мы сразу принялись громко кричать, но зверь, похоже, только еще больше развеселился. Появился Форфанг, мы стали умолять его развязать нас, что он и предпринял, начав палить в веревки из мушкета. Джон Конк упал в обморок. Остальные заорали с такой силой, что нам на помощь прибежали дикари, но снова бросились в бегство, испугавшись выстрелов Форфанга. Леггахорн поблагодарил его с усталым вздохом и вырубил ударом камня.


30 июля. Наблюдал за кораблем в подзорную трубу. Видел, как Харкер мочится за борт. Просигналил мушкетом, что все в порядке, мистер Байрон выстрелил в ответ, ранил Хэзлитта, команда, вопя, метнулась в джунгли. Форфанг взял крокодила на поводок, исследуя остров. Долго и утомительно выбирали зверю имя — я с энтузиазмом голосовал за Джонатана, команда дружно сплюнула в огонь и согласилась на Дарли. Джон Танни, ухмыляясь, заявил, что это лишь животное, «сделанное из кожи». Приятно видеть, что матросы опять проявляют интерес к миру.


31 июля. Разъяснил матросам разницу между кокосами и папоротником, приказал загрузить на корабль кокосов и свежей воды. Я, Леггахорн и остальные углубились в джунгли, где Форфанг «впал в буйство», Хэзлитт «разделал мартышку», а Леггахорн, по-видимому, «часами говорил о паре». Вскоре тем не менее мы оказались в совершенно неизвестной местности, и Джон Конк принялся ныть и постоянно сморкаться. Нашли много храмов, где почитали змей, газелей и насекомых. Наш проводник, которого Берринджер назвал «Смертью», рассказал, что здесь проводилось множество ритуалов, включая один, в ходе которого жабу растирали в порошок тяжелым каменным пестиком, принося в жертву адской ярости бога Ракаты, а потом изучали останки. Команда помолилась у нескольких каменных изображений, оставила дары: сережки, штаны и все в таком духе. Когда вернулись, оказалось, корабль забит папоротниками. Решили остаться еще на один день.


1 августа. Собирали кокосы и рассказывали о приключениях. Берринджер шутил, что его разыскивают за убийство, и показывал всем кинжал, говоря: «Это тот самый». Бэтч удивил нас, задушив форель. Форфанг решил проехаться на Дарли, но быстро с него слез. Леггахорн и я обменялись анекдотами о прахе — как же мы смеялись!


2 августа. Команда собрала кокосы и обучила Смерть танцевать хорнпайп. Результат получился настолько устрашающим, что все наперебой начали просить его больше никогда не плясать. Берринджер схватил меня за руку и принялся размахивать зажатыми в кулак водорослями, выкрикивая различные фразы. Сказал ему остыть. Посоветовался с коком относительно условий дальнейшего плавания, тот сбежал в джунгли. Доусон развлек нас песней о летучих мышах. Джон Конк проводил время, молотя себя дубиной по голове. Хэзлитт принялся громко петь и утопил аккордеон. Все хорошо.


3 августа. Приказал выдать Джону Танни пятьдесят плетей за изнасилование голубя. Леггахорн заявил, что устал присматривать за погрузкой кокосов, и принялся бегать по лагерю, всем показывая живот. Форфанг со свирепым видом упрекнул меня в равнодушии — я так и не смог завязать разговор с крокодилом — и встал надо мной, наблюдая за новыми попытками. Я встал на колени и пожелал Дарли хорошего дня, так и не поняв, правильно ли все сделал, и Форфанг с ревом пнул меня. Берринджер поведал нам о своем житье в Кларкенуэлле. Смеялись.


4 августа. Леггахорн, я и Хэзлитт отправились к водопаду в джунглях. Хэзлитт утверждал, что ему улыбнулся карп. Собрали несколько кокосов. В наше отсутствие Форфанг произвел Эмберли в боцманы и изувечил его носом марлина. Похоронную службу прервал Смерть, выскочив вперед и станцевав хорнпайп.


5 августа. Фогг подошел ко мне с ремнем. Я отступил на песчаную отмель, где команда жгла флаги. Хэзлитт бросил краба, тот взорвался с такой оглушительной силой, что к нам на помощь прибежали дикари, впрочем тут же ретировавшиеся под слаженным залпом мушкетов. Матросы хором затянули песню, каждый куплет которой заканчивался строчкой: «Убей капитана ради брюк». Джон Конк коротал время, ударяя себя ножом в спину, а Смерть, поначалу неуверенно, вскоре начал подпевать. Все хорошо.


6 августа. Из джунглей выбежал трясущийся повар и заголосил, что за ним гонится каждое животное на земле, — я только собрался посоветовать ему побриться, когда среди кустов показалась пантера с крайне недружелюбным видом и внезапно прыгнула прямо в гущу матросов. Те сразу проснулись и принялись разряжать друг в друга мушкеты, вырывать штаны из пастей тигров и страшно ругаться. Я не знаю точное количество зверей, преследовавших нас, но как минимум дюжина самых разных кошек плыла рядом с лодкой, а мы бросали в них кокосы и поливали залпами изобретательных оскорблений. Команда взобралась на корабль и стала, вопя, бегать по палубе среди орехов, колотя друг друга и падая за борт. Я сказал Харкеру, что все в порядке, и приказал трогаться. Не переставая мочиться за борт, тот передал распоряжение мистеру Байрону, который отвязал себя от штурвала и со стоном рухнул в кокосы. На борт, зацепившись за якорь, взобрался лев, укусил Хэзлитта за руку и оступился на орехе. Паруса тем временем развернулись, и мы поплыли с низкой осадкой, преследуемые свирепыми кошками из джунглей. Я забаррикадировал дверь в каюту кокосами и расслабился с трубкой и Смоллеттом. Матросы пожелали друг другу спокойной ночи и заснули, привязав себя к снастям.


7 августа. Мы успешно сбежали с острова, ни один человек не заболел, кроме корабельного доктора. Он рискнул выйти на палубу и тут же подцепил малярию. Кока все еще слегка лихорадило этим утром, но, когда я подсел к нему и осведомился о наших координатах, он неожиданно ожил, принялся душить что-то в воздухе и вскрикивать от смеха. Дал ему кокос и велел отдохнуть. Форфанг борется со львом на палубе. Джон Конк жалуется, что его привязали к снастям слишком близко к Дарли, и требует передвинуть себя подальше. Команда глумится. Леггахорн и я обедали со Смертью, тот попытался описать какой-то ритуал аборигенов и решил нам все показать, после чего мы потеряли сознание. Леопард на переборке.


8 августа. Трех львов заперли в кают-компании — заманили их туда бочкой кокосового молока. Берринджер со смехом закрыл дверь и проглотил ключ, вот только от хохота тут же подавился и, задыхаясь, попросил помощи. Леггахорн вынес на палубу доктора, и команда тут же прыгнула за борт.


9 августа. За обедом Леггахорн принялся пространно излагать теорию, где же мы находимся, а потом неожиданно прервал свои измышления и со смехом подытожил: «В море». Тут как раз вошел Берринджер и, предположив, что мы обсуждаем, тридцать раз ударил старпома о стол, оставив его с всклокоченными волосами и без сознания. Сегодня видел, как Дарли (я по-прежнему втайне от всех зову его Джонатаном) танцует.


10 августа. Форфанг, загнав двух львов и леопарда в шлюпку, отправил их в свободное плавание. Джон Танни с негодованием заметил, что они даже не гребут. Сказал ему остыть. Команда отцепилась от снастей и слезла вниз, смеясь и болтая. Я шлепнул Форфанга по спине и очнулся рядом со штурвалом. Все хорошо.


11 августа. Сегодня страшная жара. Леггахорн проявляет чудеса изобретательности, сооружая над кокосами сетчатый навес из деревянных планок. Команда сожгла несколько флагов. Форфанг пнул Дарли в живот за то, что тот схватил его за штаны. Крокодил что-то пробулькал и принялся хлестать хвостом, перевернув пару корзин. Ему тут не место, если вас интересует мое мнение.


12 августа. Солнце жарит. Штиль. Бэтч учит Смерть пускать ртом пену. Абориген быстро стал членом команды. Я вышел на палубу, отпустив пару шуток о кокосах. Матросы посмотрели на меня довольно свирепо, впрочем не двигаясь. Я громко сказал, что теперь еды у нас вдоволь, а потом быстро убежал вниз, когда встал Берринджер.


13 августа. Опять жара, нет ветра. Корабль застрял в полном штиле. Бросил пару кокосов в акул-молотов. Смерть присоединился ко мне у леера и продемонстрировал свои новые умения. Я похвалил его и поговорил о море. Показал глумящихся акул-молотов. Матросы топорами нарубили себе холстов и соорудили гамаки прямо на палубе. Кто-то сделал из кокосовых скорлуп человечка, его зовут Старый Пьяница. Я спустился в каюту и долго рассматривал картинки с борзыми.


14 августа. Все еще нет ветра. Матросы проснулись, жалуясь на дурные сны и видения призраков. Я выступил перед командой, сказав, что тот, кто умер, таким и останется. Джон Танни воинственно заявил, что у него самая красная задница в открытом море, — я отступил, уверяя его, что так и есть.


15 августа. Все еще нет ветра. Мистер Байрон привязал себя к штурвалу, заполошно вопя: «Это тайфун, парни, хуже я не видел никогда». Форфанг его вырубил. Я пошел и поблагодарил второго помощника от лица всей команды. Очнулся у кат-балки. Джон Конк запел песню о каком-то кровавом убийстве, между делом колотя себя по голове веслом. Бэтч громко совещается со своим отцом. Я пошел вниз и стал вдумчиво пожирать кокосы.


16 августа. Нет ветра. Поговорил с Фоггом у леера, похвалил за хорошую службу. Он даже не взглянул на меня, только попросил молчать, ибо «слушал речь актеров». Я взглянул на море, но не увидел ничего, кроме зеленых полей. Посоветовал ему спуститься вниз и отдохнуть, но Фогг оттолкнул меня с криком, что заплатил за эту ложу и «здесь останется»!


17 августа. Сегодня Берринджер вошел в мою каюту с саблей и сделал несколько замечаний. Сказал ему, что приму их во внимание; он удалился, громко хохоча. Посоветовался с мамой, она сказала мне остыть.


18 августа. Я прогуливался по кораблю, подныривая под гамаки. Леггахорн доложил, что на носу по правому борту наблюдается «большое злое лицо», я ответил с воодушевлением. Бэтч выращивает в своей шляпе гриб. Я раскатал карту и, шагая туда-сюда по кормовой палубе, кричал сквозь нее, что кокосы — это суть жизни. Команда затянула песню и принялась танцевать на палубе, расточая веселье в воздух. Я взобрался в «воронье гнездо» и поджег там свои брюки, выбросив их вниз, как горящую птицу. Новый боцман — Старый Пьяница. Форфанг и Смерть запутались в сетях. Я спустился, смеясь.


19 августа. Мы с Леггахорном попытались усадить Дарли за стол, но тот вывернулся и убежал. Тем не менее мы все-таки добились своего, привязав его к стулу кабелем. Когда Джон Конк вошел в каюту, то упал в обморок. Смеялись.


20 августа. Сегодня вырезал из кокоса миниатюрного пеликана. Говорил с Харкером, пока тот мочился за борт. Он сказал мне, что у нас «полтора путешествия, а не одно», и долго смеялся, аж покраснел. Леггахорн и я провели день, галлюцинируя. Солнце садилось, порванные паруса отбрасывали тень, а Берринджер застрелил чайку. Все хорошо.


21 августа. Леггахорн и я все утро галлюцинировали, а потом отвели в сторону Смерть и обучили его игре в двадцать одно. Вокруг собралась команда, стала делать ставки, но, к всеобщей тревоге, абориген выиграл и стал танцевать от радости — восемь человек лишились чувств, двое прыгнули за борт. Четверо сильных матросов привязали его к мачте и запретили участвовать в азартных играх. Он, казалось, ничего не понял, но легко с ними согласился.


22 августа. Наблюдал за гигантскими акулами. Заметил в беседе с мистером Байроном, что неплохо провести всю жизнь, ничего не делая, только плавая с разинутой пастью. Он согласился со мной и добавил, что делал бы то же самое, будь он на моей должности. Днем корабль захватили пираты, связали команду внизу, оставив под охраной, и подожгли Старого Пьяницу. Сделал комплимент их предводителю касательно его цветастой одежды. Тот ответил, что его зовут капитан Убийца, и посмотрел, нахмурившись, на кучу досок и кокосы, после чего спросил мое имя. Я не смог его вспомнить и, задыхаясь от смеха, сказал ему об этом, отчего тот прекратил осмотр и взглянул на меня, удивленно подняв брови. Пришлось провести ночь привязанным к кливеру: капитан Убийца заявил, это освежит мою память.


23 августа. Беседовал с капитаном Убийцей. Предложил кокос, он швырнул его на палубу к остальным. Сказал ему, что командую образцовым кораблем. Пират разразился хохотом и сообщил, что восхищается людьми с хорошим чувством юмора, а сам намеревается забрать нашу посудину, а меня вместе с командой убить. После чего пришел в негодование из-за моего неожиданного веселья. Из люка с грохотом вылез подручный Убийцы и прорычал: «Здесь лихорадка, капитан, солнечный удар — у дикаря пена изо рта лезет». Потом поделился своим мнением: «Сэр, корабль проклят — все орут как сумасшедшие, словно на мартовских идах, кокосы везде валяются». На этих словах из кормового люка выпрыгнул еще один пес удачи с криками: «За столом капитана сидит крокодил и ест суп!» Убийца поклялся, что найдет приличную еду на борту этого судна, даже если она его убьет. Он прорубил себе путь в кают-компанию, где его сожрали три льва. Я взобрался на мачту и посмотрел, как пираты бегут от зверей и спешно отчаливают в страхе перед львами, рычащими на палубе. Я ел кокосы и наблюдал за их отступлением, смеясь.


24 августа. Команда отказывается подниматься наверх, причитая, что на палубе постоянно происходят самые разнообразные несчастья. Леггахорн и я попытались вступить с ними в переговоры, но взывание к разуму омрачилось появлением Форфанга, который принялся палить из мушкета в темноту. В ответ матросы начали орать и оскорблять нас. С непривычной храбростью старпом ткнул второго помощника в руку и тут же прыгнул за борт. Кок заперся на камбузе, вопя о «наказании», и стал бить посуду. Дарли смотрел на меня широко раскрытыми глазами.


25 августа. Впереди показалась земля. Матросы выбрались наверх, избивая друг друга и судорожно хватаясь за леер. Каждый громко выкрикивал свою точку зрения: «Кадис! Тобаго! Бенидорм! Мыс Доброй Надежды! Чистилище!» — когда стал виден портовый город. Мистер Байрон привязал себя к штурвалу и попрощался с этим миром. Джон Танни обезумел, беспрестанно спрашивая, не нужно ли нам поднять флаг. Никто не мог вспомнить. Подплыли ближе к гавани и, непрерывно вопя, загрузились в шлюпки. У стены команда пробежала мимо меня, заклинающего их об осторожности и вежливости, и с ревом метнулась в город. Иностранец спросил, не англичанин ли я, после чего обнял и пригласил в таверну. Сказал мне, что мы в Гаване. Я сразу выхватил пистолеты и начал угрожать расправой всем сидящим внутри. Отступая, натолкнулся на старого друга, Бердетта, тот с радостью меня поприветствовал и пригласил в таверну. Местные обитатели закричали и разбежались, увидев меня снова, а Бердетт налил вина и рассказал о последних происшествиях — договоре с Испанией, больше мы испанцев не убиваем и все в таком духе. Я же поведал о кораблекрушении, поедании карт, пришествии Дарли, Смерти, Старом Пьянице, моей матери и о многих других происшествиях, случившихся во время нашего путешествия, отчего тот пришел в ужас. Я сказал, что в море иногда происходят и более странные вещи. Бердетт ответил, особо подчеркнув, что не в этом дело. Пришел Форфанг с Дарли на цепи, а я крикнул другу: «До свидания», когда тот ушел. Второй помощник оставил мне крокодила, и сегодня мне придется совершить трюк, отыскав гостиницу в таких условиях.


26 августа. Этим утром решил прогуляться по городу — поискать команду и взял с собой Дарли. Многие горожане, завидев нас, спасались бегством. Видел Харкера у стены гавани, тот мочился через ограждение. Проходящих дам его вид явно беспокоил. Я подошел и сказал ему, что лучше бы он подыскал туалет в другом месте. Он засмеялся: «Я бы с радостью, но у меня нет туалета!» Продолжил мочиться через ограждение и вскоре, похоже, обо мне забыл. Я вошел в шумную таверну. Приковал Дарли к перилам. Встретил женщину, которая бросилась ко мне на колени, пробежав через весь зал. По пути наверх вроде заметил руку Берринджера в толпе, но, когда подошел ближе, та одним ударом лишила меня сознания. Этой ночью лежу, ни на что не годный, в доме с кучей занавесей.


27 августа. Скарлет Белла и я выгуливаем Дарли — ищем команду. Белла обращает мое внимание на человека, мочащегося через ограждение. Смеемся. К своему удивлению, встретил помощника капитана Убийцы, с рукой на перевязи, — тот пришел в дикую ярость, когда я спросил, что с ним произошло. Скарлет Белла ударила его в нос, и мы пошли дальше. Научили Дарли ходить на задних лапах — как же мы смеялись!


28 августа. Провел весь день в кровати, писал, вырезал собак из дерева и пел похоронные песни. Мне нанес визит помощник капитана Убийцы, сунул в руку клочок бумаги и убежал, громко хлопнув дверью. Развернул записку, но без толку — послание скрывала большая чернильная клякса. Сложил из нее кораблик, который вскоре потонул в тазу.


29 августа. Прогуливался со Скарлет Беллой — стал свидетелем того, как Харкера берут под арест. Вмешался, в результате меня отвели в форт, заковав в кандалы. Там я встретился с неким кубинским офицером, который вскоре стал проявлять явные признаки враждебности — критиковал мои уши, спрашивал мое имя. Я объяснил ему, что не помню его. Тот ударил кулаком по столу и быстро набросал признание, потребовав от меня расписаться. Я попросил его найти человека по имени Бердетт, тот по идее должен был знать мое имя. Офицер заявил, что у него нет времени, и велел поставить крестик. Так я и сделал, быстро нацарапав сверху приказ, производящий следователя в боцманы. Как только он взял бумагу, французское пушечное ядро разнесло стену и похоронило его под обломками. Я обыскал темницу, стреляя в охранников и стряхивая пауков с одежды. Нашел Харкера и остальную команду, они сказали, что их арестовали за колдовство. Мы сбежали в лес, где при свете костра Смерть порадовал нас сценкой из короткой жизни задыхающейся макрели.


30 августа. Хэзлитт говорит, нам надо пробраться в гавань, переодевшись собаками. Остальная команда с ним не согласна, заявляет, что гончие подойдут больше. Смерть спросил: «Что такое гончие?» Матросы замолчали, потрясенные, но ответить отказались. Берринджер пошел убить медведя, но вернулся с какими-то травами, которые Джон Танни кинул в кушанье. После еды все потеряли сознание и проснулись только из-за сильной грозы. Мистер Байрон послюнил палец, проверил направление ветра и улыбнулся. Джон Конк начал кричать.


31 августа. Мы поднялись на борт корабля в четыре утра. Берринджер схватил меня за руку и сквозь стиснутые зубы заявил, что «истощен». Джон Конк окончательно спятил и теперь верит, что мир управляется медведем, играющим на трубе. Штормит. В полдень становятся видны три преследующих нас корабля, пушечный залп сносит нам задний грот. Я прошу Берринджера сменить рубашку. Он идет на меня с топором, но вмешивается Леггахорн, ударив меня в лицо. Посредине корабля пожар. Я бегу посоветоваться с коком, но тот режет лук. В нас снова попадают, в корпусе течь. Новый боцман — Глэзби. Форфанг хочет завернуть меня в горящий холст. Говорю Харкеру, что все в порядке. Команда празднует последние моменты жизни и, выстрелив Глэзби из пушки, сносит главному кораблю преследователей грот-мачту. Веселье усиливается, тут Леггахорн замечает, что у «Игуаны» на борту нет пушек и мы, похоже, угнали какой-то чужой корабль. Матросы мрачнеют. Форфанг кричит и стреляет из пушки, все топят «Игуану». Команда начинает драку, прыгая через поваленные мачты и душа друг друга у леера. Набегает большая волна. Я объявляю, что скоро женюсь. Мистер Байрон опирается о штурвал и хохочет над перспективами своей карьеры. Из брызг появляется Джон Конк, держа в руках папоротник. Мы врезаемся в риф и прыгаем прямо в бурное море. Дурное предзнаменование.


1 сентября. Провел утро на пляже, болтая с командой, те сидят посреди приливного озера и хнычут. Объявил, что, похоже, нашему путешествию пришел конец, что они блестяще справились со своими обязанностями и я с радостью отправлюсь с ними в новое плавание. Берринджер закрывает руками лицо и через какое-то время прыгает на меня со звериным воплем. Вмешивается жизнерадостный Форфанг, размахивая веслом, и я просыпаюсь на пустом пляже. Провожу на нем несколько часов в поисках плавника и цветных раковин. Нахожу ежа с черными глазами. Надеваю его на голову, спасаясь от дождя, и начинаю путь обратно в Англию, где и должен представить этот отчет.

Примечания

1

Лорд Томас Кокрейн (1775–1860) — адмирал британского военно-морского флота, политический деятель, новатор и изобретатель.

(обратно)

2

Хорнпайп — народный танец; особую известность получил так называемый хорнпайп моряков.

(обратно)

3

Бык-гордень — снасть бегучего такелажа парусного судна.

(обратно)

4

Квартердек — приподнятая часть верхней палубы на корме парусного судна. На квартердеке располагался штурвал и обычно находился капитан корабля.

(обратно)

5

Бедлам — психиатрическая больница в Лондоне.

(обратно)

Оглавление