КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409639 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149256
Пользователей - 93286

Впечатления

кирилл789 про Янышева: Попаданки рулят! (СИ) (Любовная фантастика)

королева ведьм спрашивает свою бабку жрицу: что показал обряд? и начинает бабка-жрица рассказывать, что королева-внучка непочтительна, что народец ведьмовской воспитывать надо, прошлась по личности попаданки, видя её в первый раз, вспомнила о нарядах своей молодости, об отрезах ткани. КАК ПРОШЁЛ ОБРЯД, старая дура???!!
и если штаний любовь в. мне хотелось убить с особой жестокостью, сначала приложив до кровавых мозгов в стену, то здесь я вовремя бросил читать и захотел янышеву ольгу просто убить.
вы совсем дуры. вот клинические тупые безнадёжные неизлечимые дуры.
ничего вам не стоило сначала сообщить о результатах или прямо ответить на вопрос, а потом растекаться тем, что вам мозг заменяет по древу, ничего.
но из рОмана в рОман вот эта клиника кочует-перекочёвывает, и конца и края этой клинической дури не видно. мерзкие тупые бабы вы, писучки не достойные даже карандаша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Зажечь белое солнце (Любовная фантастика)

никогда не знали, как "творят" сумасшедшие? читайте штаний. у девушки настолько откровенная шизофрения, что и справки не надо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (СИ) (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
time123 про Зеленин: Верховный Главнокомандующий (Альтернативная история)

Осилил до конца. Имею желание написать на кувалде Бугага и Хахаха и разъебать автору тупорылую башку, чтобы это чмо больше не марало бумагу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Больше, чем власть (Боевая фантастика)

Вообще-то я совершенно случайно купил именнто вторую часть (как это всегда и бывает) и в связи с этим — гораздо позже докупил часть первую...

Еще до прочтения (прочтя аннотацию) я ожидал (увидеть здесь) «некоего клона» Антона Орлова (Тина Хэдис и Лиргисо) в стиле «бесстрашной амазонки» со сверхспособностями (и атмосферой в стиле бескрайнего космоса по примеру Eve-Вселенной) и обаятельного супер-злодея. Однако... все же пришлось немного разочароваться...

Проблема тут вовсе не в том - что «здешняя героиня не тянет» на образ «супервоительницы», а в том что (похоже) это очередная история в которой «весь мир должен крутиться вокруг одной личности». Начало (этой) книги повествует о некой беглянке затерявшейся «на просторах бескрайнего...» (и о том) что ей внезапно заинтересовываются некие спецслужбы (обозримой галактики) и начинается... бег про «захвату и изучению уникального образца» (мутанта проще говоря).

Понятно что сама героиня отнюдь не согласна с такой постановкой и делает все что бы «оторваться от погони» и «замести следы»...
Другое дело что все (это), она делает со столь явной женской дуростью (да простит меня автор), что так (порой так) и хочется «перейти к более емким стилям изложения»... Героиню ищут, героине некуда деваться... Вместо этого она долго и нужно «надувает губы» и говорит что знает «как надо лучше ей». Единственный человек (могущий ей в этом помощь) отсылается «далеко и надолго», в то время как «последние часы на исходе»...

Далее.... все действия направленные на обеспечение безопасности ГГ воспринимает «как личное оскорбление», размеренный ритм жизни закрытого сообщества (Ордена) воспринимается как тягость. Героиня то и дело по детски обижается то «на мужа» (ах мол эта его работа не оставляет места семье... и пр), воспринимая главу данного сообщества как нудного старика который «ей все запрещает». Таким образом очередные размышления «на тему я знаю как лучше», резко контрастируют с ледяной уверенностью в себе (героини А.Орлова Т.Хэдис). И (честно говоря) не купив (бы) я (вперед) второй части — навряд ли ее приобрел (опять же не в обиду автору).

P.S Справедливости ради все же стоит сказать что «непреодолимого желания закрыть книгу» (во время чтения) все таки не возникло. Отдельное спасибо за афоризмы в начале глав...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Шакилов: Ренегат. Империя зла (Боевая фантастика)

Начав читать данную книгу (и глядя на ее обложку) самое первое что пришло на ум, это известный кинофильм «Некуда бежать» (со Шварцнеггером в главной роли) и более поздняя трилогия «Голодные игры»...

Однако несмотря на то что элемент («шоу маст гоу он») здесь (все же) незримо присутствует — уже после прочтения, данная история напомнила совсем другую экранизацию (романа) (Стругацких) «Обитаемый остров».

И хотя «здесь» никто никуда не
прилетает — в остальном очень много схожих моментов:
- «счастливые жители» лучшей во всем «страны» и не подозревают что все их «невиданное благополучие» построено на рабском труде миллионов «неизбранных» (недолго) живущих в скотских условиях постъядерного постапокалипсиса;
- бравые ребята «из спецорганов» (стоящие «на страже добра») по факту — цепные псы режима, готовые рвать любого «кто посмеет что-то подумать против системы», либо «просто так» (если ты уже «списан подчистую» незримой рукой тоталитарного глобального электронного «контроля и учета»);
- вечные интриги силовиков возле «престола» (по факту) являются лишь «играми в песочнице», под мудрым и понимающим взглядом «взрослого Папы» (руководителя данной пирамиды власти);

На самом деле этих «похожих черт» тут можно найти и больше, однако смотря на то как «святая уверенность» в завтрашнем дне (у ГГ) постепенно сменяется «недоумением», «досадой — типа я же свой!» и... (наконец-то.. о боже!) сменяется на «ах Вы сссс...» (и дальше по тексту) мы (в итоге) приходим к «трансформации» бывшего «сторонника власти» в … революционера (идущего как раз против режима «Героев революции»))

Если еще подробней, то: ГГ (этой книги) - юный сын видного партаппаратчика, свято верящий в «мудрость проводимой политики» под руководством «надежных товарищей» … внезапно становится преступником «по умолчанию». Конечно данный прием «уже настолько заезжен», что уже неоднократно знаком читателю (так же) по книгам (Плеханова «Сверхдержава» и Г.Острожского «Экспанты») и человек вчера мечтающий о том что бы «стать хотя бы малой частью этой великолепного механизма системы всеобщего счастья», вдруг начинает неистово «ломать» ее (становясь при этом «террористом, убийцей» и прочим... непотребным и проклинаемым злодеем).

Самое забавное (при всем этом) что «юный адепт» сначала долго и упорно не видит «что система его обманывает» и что она не только не совершенна, но еще и (априори) преступна... Но нет «наш герой» упорно не хочет замечать явные несоответствия и свято верит в то «что эту ошибку в итоге исправят» и «объяснять всем плохим что так делать нельзя»...

Проходит время и «увы»... даже до нашего героя начинает «со скрипом доходить» что... он сам был не прав и изначальные цели «всей этой системы» отнюдь не «общее благо», а управление «послушным стадом» посредством эффективных (и абсолютно правильных в своих основополаганиях) решений направленных «на сокращение и отсев поголовья контролируемой биомассы».

Таким образом, «начальный бег ГГ по препятствиям и желательно мимо выстрелов» вместо повторения маршрута фильма «Некуда бежать», (все же по итогу) приводит читателя к несколько иному варианту (данного) финала — любой ценой «покончить с тиранией» (некогда бывшего обожаемого) Председателя.

Помимо чисто художественного замысла (и перепетий происходящих непосредственно с ГГ) автор «рисует нерадостную картину» будущего, которая «безжалостно топчет своим электронным сапогом» все «ностальгические хотелки» (в стиле «прекрасного далека» от Алисы Селезневой). Все описанное здесь «очень» напоминает («возведенную в ранг абсолюта») нынешнюю картину жизни «жителей ДО 3-го Кольца», где живущие «за кольцом» - по умолчанию «тупое быдло и мясо», чье предназначенье лишь откровенный вечный рабский труд.

И конечно, это отнюдь не первое «подобное описание» нового прогрессивного строя (к которому мы идем семимильными шагами), но данная извращенная модель коммунизма, построенная на механизмах тотального электронного контроля и чипирования все же - поражает своей «реалистичностью». Данный вариант «имитации» (государства, образа врага и прочего) нам всем (отчего-то) совсем не кажется «очень уж диким и невозможным»...

В общем — по прочтении данной книги, ставлю ее на полку без сожалений о «зря потраченных деньгах»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Штаний: Отпуск на 14 дней (Любовная фантастика)

девушкам это должно нравиться.но, поскольку я не девушка, а из них тут никто не удосужился высказаться, выскажусь с противоположной точки зрения.
если у тебя есть идея сюжета, выкладывай сюжет. рюши словоблудия прекрасны если тебе нужно набрать текст для издателя. но, автор! следом идут читатели. и, если они не купят твоё "творчество", издателя у тебя не будет тоже.
я прочёл только 1/5 часть и больше не смог читать в 105-й или в 120-й раз, как размякает "она" от своего синеглазого. это - ОДНО И ТОЖЕ! и повторяется, и повторяется, и повторяется. и тебя сначала подташнивает, потом тошнит, а потом рвёт.
и, самый проигрышный вариант изложения, это - "ничего не расскажу". который идёт вкупе с "рассказываю по чуть-чуть, перемежая словоблудием о погоде, мокрых трусиках ггни, синих глазах, собственном уме, опять мокрых трусах, "какой прекрасный шкаф!", чуть-чуть рассказа по теме и опять - о посторонней хрени".
нормальный человек бросает читать сразу. ну, может промотать в конец и посмотреть кто с кем поженился. всё.
я промотал, посмотрел. попробую у штаний что-нибудь ещё, если везде так же, поставлю девушку в ЧС.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Поспорить с судьбой (fb2)

- Поспорить с судьбой [СИ] 803 Кб, 225с. (скачать fb2) - Ника Ёрш - Ольга Олие

Настройки текста:



Ольга Олие, Ника Ёрш Поспорить с судьбой

ГЛАВА 1

Эта история началась в один из тысячи прекрасных летних вечеров.

Несколько дней назад в Эстридж, наконец, пришло долгожданное тепло. На лицах многочисленных жителей богатого приморского городка блуждали счастливые улыбки, медленно набирала обороты торговля, а в закоулках витиеватых улочек круглые сутки напролёт хихикали влюблённые парочки.

В одном из двухэтажных каменных домов, что стоял прямо у базарной площади, беседовали двое. Мерное потрескивание зажжённых свечей придавало картине умиротворённости и безмятежности. Обычный семейный вечер. Комната обставлена бедно, но со вкусом: её обитательницы знали, как обустроить быт и создать неповторимый уют.

При первом взгляде на одну из двух женщин, можно было решить, что ей немногим больше тридцати лет. Моложавая, с длинными темными волосами и синими, лучащимися задором, глазами. Фигура у неё была, как у девочки: осиная талия, округлые бедра, высокая грудь. Настоящая аристократка, если посмотреть на нее со стороны. Хотя на самом деле женщина ею не являлась. Более того, находясь в обществе, да и просто на прогулке, руки женщина старалась прятать, а всё потому, что подушечки её пальцев были исколоты иглами, именно данный факт выдавал род деятельности и статус обычной горожанки. Профессия швеи наложила свой отпечаток.

Рядом, у самых ног женщины, расположилась ее дочь, восемнадцати лет от роду.

Сейчас, несмотря на свой возраст, она выглядела угловатым подростком, но вскоре обещала стать настоящей красавицей. Её длинная белая коса и зеленые глазки так и манили к себе взгляды многочисленных любовников матери, но женщина умела осаждать своих мужчин, и тем оставалось только смотреть и восхищаться со стороны. Рук они не распускали, знали, что за это Регида в лучшем случае покалечит (разумеется, не запятнав своего имени).

Женщина не гнушалась пользоваться содержанием мужчин, хотя легкодоступной не являлась. Она слишком тщательно отбирала любовников и каждому умела показать его исключительность. Все мужчины считали себя единственными и любимыми, ни разу никто не усомнился, ведь даже одна улыбка Региды могла растопить лед.

— Кейра, главное в девушке — невинность и честь. Запомни это, — увещевала мать вмиг покрывшуюся румянцем дочь. — Не стоит отдавать себя, кому попало. Может, тебе повезет больше, чем мне, и ты сможешь дорого отдать то, что нетронуто другими.

Богачи любят нецелованных девочек.

— Матушка, о чем ты говоришь? Мне и не нравится никто. Да и не собираюсь я в постель к кому-то, — приятным певучим голосом отвечала Кейра, пряча глаза от стыда.

— Это ты сейчас так говоришь. Бывают моменты, когда попросту теряешь голову.

Любовь и влечение, бывает, нападают внезапно, когда их не ждешь. Это неизбежно, —

вздохнула женщина, вспомнив свою молодость и отца дочери. Горько усмехнулась. Как же она тогда была наивна и падка на лесть и красивые слова. А в итоге… Впрочем, за дочь женщина была весьма благодарна обманувшему ее мужчине.

— Матушка. Я пока слишком молода, чтобы обременять себя отношениями. Я

только закончила академию. Мне бы работу найти, тогда и тебе помочь смогу, оплачу часть расходов на квартиру. Но для этого придется ехать в столицу, — печально вздохнула Кейра.

— Там очень много соблазнов, — продолжала наставлять девушку мать, мельком поправив выбившийся из её прически локон. — Ладно, милая, беги спать. Я пока закончу с заказом леди Мириаши.

Кейра отправилась к себе, поцеловав матушку в щеку. В комнате ее ждал любовный роман, где в героиню влюбился красавец разбойник. Читая, Кейра всегда вздыхала. Ей тоже хотелось такой страсти, от которой в жилах бурлит кровь, хотелось интриги и душевного трепета. Но больше всего она мечтала о красавце, что однажды увидев, полюбит её навсегда. И обязательно он будет богатым, состоятельным разбойником благородных кровей. Именно о таких грезила Кейра в тишине своей комнаты, когда никто не мог видеть ее блестевших от несбыточных желаний глаз. Перед ее глазами вставали картинки соблазнения, но дальше поцелуев она не заходила. Да и самто поцелуй могла представить с трудом. Ведь читать об ощущениях, которые испытывают двое, страстно целуясь, это одно, а на деле может быть совсем другое.

Только мечты пока не спешили сбываться. И красавцы не попадались. А если таковые и встречались, то Кейра прекрасно их знала — им бы только развлечься да получить удовольствие, не заботясь о самой девушке. А потом еще и языком помолоть, да кости перемыть. И хорошо, если какой-нибудь вдовушке, а то ведь такие зачастую и разбивают репутацию молодых девушек, порой еще и присочинив то, чего не было.

Состоятельным отпрыскам богачей все сходило с рук, и они этим пользовались напропалую.

Зачитавшись до глубокой ночи и спалив две свечи к ряду, Кейра пустила слезу от переживаний за героиню, повздыхала, как же ей, бедной, повезло: столько приключений на хорошенькую голову, да так и уснула. А уже на следующий день ее ожидал сюрприз.

Видимо, кто-то наверху услышал о мечтах девушки и решил помочь ей в их исполнении.

По дороге в лавку швейных принадлежностей, куда ее послала матушка, девушка так замечталась о прочитанном ночью, что не заметила перед собой препятствия.

— Смотри, куда пр… Ого! И куда же ты так спешишь, красавица? — мгновенно растеряв свое презрение и высокий нрав, обратился к ней молодой человек. Глянув на него, Кейра забыла, как дышать. Ее девичья грудь в неглубоком декольте то опадала, то вздымалась. Именно туда и обратил свой взор незнакомец, не имея сил оторваться от молочно-белой кожи, по которой хотелось провести пальцем, попробовать на вкус, да и еще много чего ему хотелось сделать. Но, глядя на невинное создание, молодой человек решил немного растянуть удовольствие, покорить, завоевать, влюбить, а потом унести на вершину страсти и порока, став первым у невинной красавицы. Ведь что может быть лучше?

Черноволосый красавец так и приворожил девушку. Высокий широкоплечий брюнет с потрясающими синими глазами — он идеально подходил на роль того самого героя, что придёт однажды и увезёт её в свой великолепный замок. Девушку охватил жар.

Она и желала продлить знакомство и боялась.

— Простите, я действительно задумалась, — робко произнесла Кейра, не в силах оторвать взгляда от воплощения её тайных грёз.

— Таким хорошеньким девушкам можно простить всё, — улыбнувшись во все тридцать два белоснежных зуба, молодой человек немного склонился вперёд, взял ручку девушки в свою широкую ладонь и невесомо её поцеловал.

Кейра задержала дыхание. Все мысли вылетели из её головы, оставив там лишь образ его улыбки и ощущение лёгкого прикосновения мужских губ к её коже. По телу пробежала дрожь. Место, где губы касались кожи, казалось, полыхало. Молодой человек не торопился отпускать девушку, продолжая держать ее руку в своей. Они застыли посреди дороги, но ни его, ни ее не волновали такие неудобства. Они молчали и смотрели друг на друга, изучая каждую черточку лица друг друга. Молчание не угнетало, напротив, оно оказалось уютным, обволакивающим, молодые люди им и наслаждались. Первой всетаки пришла в себя Кейра. Куда она шла и зачем? Какая теперь разница?..

С этого дня они каждый день стали встречаться. Девушка летала на крыльях любви, с каждым днем и часом всё сильнее растворяясь в Минаре — сыне богатого заезжего торговца украшениями. Парень умел расположить к себе, заставить не замечать никого, кроме себя. Ну, а Кейре не нужно было многого, отныне её день начинался и заканчивался лишь с тем умыслом, чтобы увидеть его улыбку, услышать дорогой сердцу голос, почувствовать «случайное» прикосновение…

Спустя неделю невинных свиданий и бесед им стало мало. Особенно удручался

Минар. И вот настало утро, когда молодой человек решился и предложил девушке сделать следующий шаг в их стремительно развивающихся отношениях.

— Кейра, к сожалению, время идёт, и завтра мне нужно будет уехать, но я обещаю, что вскоре вернусь за тобой. Жизнь без тебя потеряет краски. Не представляю, как смогу перенести нашу разлуку. Пожалей меня, любимая, согласись сегодня вечером разделить со мной ужин? Я заказал для нас чудесное меню в пабе. Не отказывай мне, подари еще немного воспоминаний влюблённому в тебя без памяти безумцу, — Минар схватил ладошку девушки и прижал к широкой груди. Его сердце колотилось так сильно, словно вот-вот собиралось покинуть своего пылкого хозяина. И Кейра сдалась, наплевав на заветы матери.

Время до вечера тянулось томительно долго, но вот, наконец, наступил долгожданный момент отправляться на свидание. Девушка крутилась около зеркала. За ней с осуждением наблюдала мать.

— Кейра, одумайся. Ему нужно только одно. Он уедет и забудет о тебе. Ужин может вызвать ненужные сплетни и домыслы. Одних его обещаний не достаточно.

Сначала необходимо заручиться магическим договором о помолвке, а потом уже…

— Матушка, прекратите, прошу! Я ему верю, он любит меня так же, как и я его, —

щебетала Кейра, расправляя складки на новеньком платье. — Не нужно думать плохо обо всех. Мы с Минаром обсуждали тему договора, и он посмеялся надо мной. Сейчас другие времена, понимаешь? Никто больше не ищет магов, все живут свободно и лишь потом…

— Ох, дочка! Потом ты останешься одна с ребёнком на руках. Я не допущу, чтобы тебя настигла моя судьба!

— Ваша судьба меня не настигнет, обещаю, всё будет хорошо, — дочь звонко поцеловала мать в щёку и выпорхнула за дверь, счастливо улыбаясь. Мать, качая головой и вспоминая себя в ее возрасте, такую же влюбленную и беззаботную, верящую в великое и могучее чувство любви, так же бежала на свидание. А потом… Тряхнув головой, женщина постаралась отогнать мрачные мысли. Ведь у нее теперь есть дочь. Плод той любви и несбывшихся надежд. Она нисколько не жалеет. Да, ей было тяжело, но она со всем справилась. В случае чего, и Кейра справится, а она, Регида, поможет. Хотя женщина и не желала верить в худшее, но материнское сердце тревожно ныло.

В пабе было много народу, Кейра даже растерялась немного, но в следующее мгновение к ней подошел Минар. Молодой человек подхватил девушку под локоток и провел не в зал, а в одну из комнат, где уже стоял накрытый стол.

— Там слишком шумно, — пояснил он округлившей глаза подруге, — да и глаз много. Я не хочу, чтобы кто-то, увидев нас, плохо о тебе говорил в моё отсутствие.

Заботливый, милый, красивый… Девушка вновь потеряла связь с реальным миром, стоило им оказаться наедине. Его глаза зачаровывали, заставляли забыть о настойчивом голосе разума.

— Немного вина? — разливая красную жидкость по бокалам, осведомился юноша.

— Сок, если можно. Я вино не пила никогда, — смущение снова окрасило щеки

Кейры.

— Как раз и повод представился, — игриво подмигнул Минар, своей обольстительной улыбкой лишая Кейру последнего самообладания.

За первым бокалом последовал второй. Ноги девушки ослабели, в голове шумело.

В груди разворачивался тугой комок радости и предвкушения.

В какой-то момент Минар, сначала сидевший на приличном расстоянии, стал уменьшать дистанцию между ними. Медленно приближаясь к девушке, молодой человек приобнял ее за плечи и прижал к широкой груди. Кейра вскинула голову вверх, чтобы встретиться взглядом с самым родным для неё человеком. Он улыбнулся и потянулся к ней навстречу.

Первый поцелуй. Для любой девушки это праздник, взрыв эмоций, порхание души, крылья за спиной. То же самое произошло и с Кейрой. Она отдалась во власть желания и нежности. Сейчас она прекрасно понимала героиню книги, потерявшую голову после поцелуя. Это действительно оказалось волшебно и неповторимо. Руки Минара гладили, ласкали, манили и обещали океан наслаждения. Не успела красавица опомниться, как платье было спущено с плеч, а сам парень уже ласкал ее обнаженную упругую девичью грудь.

У Кейры кружилась голова, в глазах всё двоилось, она не знала, куда девать руки: то клала их на плечи юноши, то хваталась за стол, откидывая назад голову, подставляя шею для его ласки.

В какой-то момент рука девушки соскользнула, задев графин с остатками вина.

Сосуд сорвался вниз и разбился, а осколки от него полетели во все стороны. Кейра вскрикнула, почувствовав боль, и с недоумением уставилась на кровь, заливавшую её платье и белоснежную скатерть. Шок отрезвил её, заставив оттолкнуть молодого человека и с ужасом осмотреться вокруг.

Минар, опьянённый не столько вином, сколько юным телом своей избранницы, останавливать любовные утехи не пожелал. Он, рыкнув словно зверь, учуявший добычу, вновь прижал Кейру к себе и впился в её губы, стремясь восстановить прежнюю страсть.

Но на этот раз нежности больше не было, осталась только грубая страсть, зашкалившие гормоны, они напугали Кейру.

— Нет! Прошу, нет! — девушка сначала слабо отталкивалась, ожидая понимания от любимого. Но он не слышал её, продолжая грубо мять обнажённую грудь, вторгаясь своим языком в её рот в попытке заставить замолчать. Тогда Кейра не придумала ничего лучше, как укусить его. Жгучая пощечина — вот и вся реакция на отчаянное сопротивление. И пытка ласками возобновилась. Она рыдала и извивалась, но он был сильнее её. Высокий широкоплечий красавец снаружи, Минар оказался монстром внутри…

— Выбивайте дверь! — хозяин паба, указал толстым пальцем на нужную цель.

Двое его служащих тут же исполнили приказ. Они прибежали сразу, как только кто-то из посетителей пожаловался на шум из комнаты и женские крики. Мистер Огли многое спускал своим постояльцам, но только не насилие. У него самого три девки подрастало.

На полу помещения лежали двое. Сверху находился парень, только он совершенно не двигался и никак не отозвался на оклик. Зато под ним барахталась юная особа, в которой мистер Огли с трудом узнал дочь местной швеи, Региды. Девушка была испачкана в крови, платье её свисало кусками, а из глаз градом лились слёзы.

Заметив в дверях жену, хозяин заведения взглядом показал ей на девчонку и та, поняв мужа без слов, скользнула внутрь комнаты. Девушке помогли встать, перекатив бессознательное тело Минара. Приобняв Кейру за плечи, женщина накинула на неё простынею с кровати и увела прочь от посторонних глаз.

Скандал в пабе пытались замять. Мистер Огли строго-настрого приказал своим людям молчать, но, как это всегда бывает, нашёлся случайный свидетель. Тайна Кейры передавалась из уст в уста, с каждым днём обрастая новыми подробностями.

Минар покинул Эстридж уже на следующий день после происшествия. Перед отъездом, он всё же посетил дом Региды, но лишь для того, чтобы пригрозить той расправой, если она вздумает придать всё огласке. Итак, «принц» уехал, а Кейра осталась в городе, где каждый второй знал о её позоре.

ГЛАВА 2

Дни сменялись один за другим, солнце каждое утро поднималось на небосвод и каждый вечер уходило на закат. Люди продолжали жить, заниматься бытовыми делами, работать и строить отношения. И только для Кейры жизнь остановилась, потеряла свой смысл, свою прежнюю прелесть. Она закрылась в себе, ночью ее мучили кошмары. Под глазами залегли темные круги. Но девушке оказалось все равно, как она выглядит. Перед ее глазами раз за разом вставала картина происходящего в той комнате паба. Дрожь охватывала тело, спазм в горле мешал дышать. Как она смогла допустить подобное? Но ведь юноша выглядел таким искренним и влюбленным. Разве могли его глаза, светящиеся и наполненные светом, лгать? Оказывается, могли. А Кейра оказалась слишком наивной.

Не смогла отличить похоть и страсть от истинного чувства. За что и поплатилась. И

сейчас на ней легло пятно позора.

Регида не лезла к дочери с советами и жалостью. Она продолжала работать и ждать, пока та придёт в себя. Время — вот лучший лекарь, на которого стоило положиться.

Возможно, так бы всё и было, не приди Кейре в голову отправиться на базар.

Сидеть в четырех стенах она устала. Жалей не жалей себя, а лучше от этого не станет.

Жизнь продолжается. Она молода, и ей придется научиться жить дальше.

Мать в ту пору работала почти каждую ночь, засыпая только под утро, и девушке стало совестно за своё поведение. В последнее время они совсем не общались друг с другом, как в былые времена, да и помощи от дочери не было никакой. Поэтому, взяв корзину, Кейра оделась, аккуратно заплела длинную косу и отправилась за продуктами.

Регида проводила дочь молчаливым взглядом. Удрученно покачала головой.

Кейра не знала, что творится в городе, не знала, как отнесутся к её появлению на улице, но искренне надеялась на людское благородство. Зря. Матушка всегда говорила, что люди по своей натуре гораздо хуже волков — те хотя бы не нападают на своих сородичей. А человек может быть слишком жесток. Скупив всё необходимое, девушка шла между овощными рядами, стараясь не замечать колючих взглядов и липких улыбочек торговцев. Именно в эти минуты она осознала в полной мере, что обратной дороги уже не будет. Для всех в городе имя Кейры теперь ассоциируется с чем-то порочным и грязным, и жизни здесь для нее больше не будет. Всю обратную дорогу щеки Кейры горели огнем.

Она не привыкла к такому пристальному вниманию. А сейчас его было слишком много.

Хорошо, пальцем в нее не тыкали. Но взгляды людей оказались еще хуже, чем тыканье пальцев. Кейру словно в грязи вываляли и обнаженной пустили по улицам города.

У самого входа в дом девушку окликнул знакомый голос. Она обернулась. Один из маминых ухажёров, господин Дартис, спешил к ней на встречу:

— Здравствуй, дорогая, — проговорил запыхавшийся мужчина, приблизившись.

— Ты идёшь домой? Я хотел бы повидать Региду. Идём, провожу тебя заодно.

— Спасибо, — улыбнулась Кейра и шагнула в полумрак коридора. В следующий миг господин Дартис схватил девушку за талию и, притянув спиной к своей груди, стал задирать подол её платья, обдавая затылок рваным горячим дыханием.

— Что вы делаете? Отпустите! — бедняжка пыталась вырваться из крепких рук мужчины, но они лишь сжались сильнее, словно заключая её в тиски.

— Не брыкайся, дура, стой смирно. Тебе понравится, — пыхтел господин Дартис, справившись с платьем и дергая на себя ткань нижнего белья, стараясь как можно быстрее дорваться до молодого и такого желанного тела. — Сейчас-сейчас…

— Аааа!!! Помогите! Кто-ниб… — рот девушки закрыла мозолистая ручища, от которой несло рыбой и немытым телом. Её затошнило.

— Дрянь! С заезжим легла, а простой местный работяга тебя не устраивает?

— мужчина на мгновение убрал руку с лица Кейры, но не успела она даже вздохнуть, как сверху последовал удар по голове. Было больно и страшно, но, прежде чем на сознание опустилась полная темнота, девушка услышала голос Региды. Значит, спасена. Мама не даст в обиду, она защитит любой ценой, как это было всегда.

***

Голова девушки раскалывалась на части от малейшего движения. Боль мешала не то что говорить, но даже думать. Лекарь велел Кейре не вставать с постели два, а то и три дня. Регида всё время была рядом, повторяя одну и ту же фразу, как молитву: «Всё будет хорошо, мы еще вместе посмеёмся когда-нибудь, вспоминая былые невзгоды». Девушка молчала. Она больше не верила в светлое будущее. Господин Дартис — это только начало. К слову, несмотря на все старания матери, его не осудили, даже обвинение не стали выдвигать. А сколько подобных мужчин на улицах Эстриджа? Да и в других городах. Куда ей поехать? В столицу? Но и там её легко найдут и узнают. Это понимала и

Регида.

На третий день, когда Кейра, наконец, смогла сесть за стол и самостоятельно пообедать вместе с матерью, случилось нечто приятное. Их навестил гость, хороший мамин друг. «Настоящий друг!» — как любила повторять сама Регида. Господин Шайтис служил при дворе Его Величества, почившего несколько лет назад, и очень хорошо разбирался в указах и законах.

Женщина долго беседовала с гостем, периодически посматривая на дочь и отчаянно мотая головой. В конце-концов он ушёл со словами:

— Решайтесь. Это единственный выход. Причем неплохой.

Матушка, проводив друга, еще некоторое время стояла у дверей, глядя ему в след невидящим взором, размышляя о чём-то своём.

Кейра не лезла с расспросами, она терпеливо ждала, пока состоится тяжёлый разговор. Девушка понимала: господин Шайтис нашёл какой-то выход именно для неё, но, судя по реакции матери, это не должно было ей понравиться.

— Присядь, милая, — Регида взяла дочь за руки и заглянула в зелёные полные грусти глаза. Когда-то они сияли от счастья, а теперь… — Нам подсказали, что нужно делать. Пожалуйста, выслушай меня и хорошо обдумай всё, что я скажу. Решение будет за тобой, в любом случае.

Кейра чуть плотнее сжала губы и кивнула, приготовившись слушать.

— Так вот. Есть один старый закон, из которого следует, что любого осужденного на казнь можно спасти, если найдётся тот, кто отважиться вступить с ним в брак.

Регида замолчала, вглядываясь в лицо дочери, ожидая её реакции.

— Да, но причем здесь я?

— Ты должна выйти замуж, родная. Тогда позор будет смыт. Но ни один мужчина в здравом уме не решится на тебе жениться после всей этой шумихи.

Снова тишина. Две женщины сидят рядом с камином. По их лицам скользит тень от зажжённого огня, в глазах обеих грусть. Наконец, Кейра решилась разрушить тягостное молчание:

— То есть ни один мужчина не женится на мне добровольно, но, если я соглашусь спасти его от смерти… — Кейра судорожно сглотнула, в этот момент окончательно осознав, какую подлость устроила ей Судьба. Исполнив желание, наказала позором и несмываемым пятном на репутации.

— Выбор очевиден. И он будет в твою пользу, родная. Выберем какого-то доходягу, ты выйдешь за него замуж. Овдовеешь…

— Как это?

— Понимаешь, большинство приговорённых не доживают даже до эшафота. Их пытают, издеваются, морят голодом… Мы просто дадим какому-то бедолаге отсрочку.

Так нужно. Потом ты снова станешь полноправной, Кейра. Пожалуйста…

В глазах матери девушки застыла мольба.

— Матушка, я согласна, — выдохнула Кейра. Она прекрасно поняла: или приговоренный, или несмываемое пятно бесчестия. Люди злы, а уж собранные в толпу —

и вовсе не способны на милосердие.

— Значит, завтра отправляемся на площадь. Там ты сможешь выбрать себе…

кхм… — мать на миг закашлялась. У нее и язык-то не поворачивался назвать висельника супругом.

— Хорошо, — кивнула Кейра, не дожидаясь пояснений, и ушла к себе. Сегодня ее не привлекал любимый роман. Более того, он вызывал чувство отторжения. Почему такая несправедливость? В книгах всегда все хорошо. Героини находят свое счастье с тем, кто запал в душу. А Кейра, впервые влюбившись, обрекла себя на несмываемый позор. И

теперь каждый тыкает в нее пальцем, норовит оклеветать и затащить в кровать. Единственная слезинка скатилась по щеке девушки, когда она смотрела на обложку книги, где смуглый темноволосый полуобнаженный красавец обнимает блондинку. Горько усмехнувшись, Кейра не сдержалась. Она схватила книгу и со злостью, не свойственной ей ранее, швырнула роман в камин. А после несколько минут наблюдала, как горит некогда любимая книга, в которой Кейра видела исполнение своих прежних желаний.

Сны в эту ночь ее не захотели посещать, словно испугавшись того, что было уготовано девушке в ближайшем будущем.

Рано утром Кейра подхватилась ни свет ни заря. Ей вдруг захотелось выглядеть на «отлично». Как бы ни тыкали в нее пальцами, она была настроена не обращать ни на кого внимания. Матушка не раз говорила: «Красивым девушкам и женщинам многое прощают, на многое закрывают глаза. Красота — страшная сила». Сегодня Кейра решила проверить это на себе.

Спустя полчаса, глянув в зеркало, девушка сама поразилась. Прежняя невинность исчезла из её глаз, а выбеленное лицо напоминало восковую маску. Теперь на нее смотрела умудренная опытом красавица с колючим взглядом, упрямо сжатыми губами и сдвинутыми бровями.

— Ты уже проснулась? — в комнату дочери вошла Регида. — И, смотрю, уже готова?

Кейра только кивнула. Говорить не хотелось. Через несколько минут они покинули дом и направились к торговой площади, где и должна была состояться казнь приговоренных.

Пока дамы шли по улицам, на них многие оборачивались, шептались, но пальцами показывать не решались, и то радость. Кейра под многочисленными взглядами чувствовала себя неуютно. Но старалась держать голову высоко, не обращая внимания на шепотки.

Народу на площади оказалось много. Но, увидев страшную картину, девушка забыла обо всех остальных. На наспех сооруженном эшафоте стояли трое. Сбоку для них была приготовлена виселица. Глянув на толстую верёвку, Кейра почувствовала крупную дрожь во всём теле. Быстро отведя глаза, она стала рассматривать троих изможденных узников. Первый оказался по-настоящему омерзительным, с кривыми желтыми зубами, ввалившимися глазами, обвислыми щеками. Девушка поспешила обратить свой взор на второго. Тот был ничем не лучше первого. Сальные длинные волосы свисали с плеч, его колючий и ехидный взгляд, полный презрения и страха блуждал по толпе. Ноги Кейры подкосились от мысли, что придётся даже ненадолго быть женой подобного мужчины.

Настал черёд взглянуть на третьего приговорённого…

Собрав волю в кулак, девушка повернула голову и… не сдержала изумлённого вздоха. Словно услышав его, третий узник поднял голову и устремил свои чёрные глаза на нее. Всего мгновение. Но его вполне хватило Кейре, чтобы сделать свой выбор.

Она будто утонула в этом взгляде. В нем она прочла многое. Ярость, обиду, насмешку, обреченность. Столь разные эмоции ее обескуражили. Возникло желание узнать, за что осужден именно этот узник. Он пробудил что-то в её душе, что-то такое, о чём она и не подозревала раньше. Нет, это была не любовь. Нечто намного большее. В

черных, как сама ночь, глазах мужчины Кейра словно увидела отголоски собственной боли, несправедливости и перипетий судьбы, как снег свалившихся на голову.

Внезапно, словно издали, до девушки долетел голос глашатая, стоящего на эшафоте со свитком. Он зачитывал имена приговоренных, расписывал их прегрешения:

— Сегодня к казни через повешение приговорены: Дидро Эстик, КоулЭрк и

Маркус Олд. Их ожидает смерть через повешенье. Воры, убийцы, насильники, государственные преступники! Им не место в нашем обществе! — распалялся глашатай.

Регида ткнула заслушавшуюся дочь в бок, заметив, что та будто в транс впала.

Кейра мгновенно очнулась и стала приближаться к эшафоту. Народ ругался и возмущался, не желая пропускать девушку. Но она упорно следовала к цели. Еще через минуту она ступила на первые две ступеньки, удивив тем самых собравшихся. Глашатай на миг замолк, не совсем понимая, что желает юная особа. Девушка же звонким и уверенным голосом произнесла:

— Остановитесь! — набрав полную грудь воздуха, Кейра сжала кулачки и выпалила: — По древнему закону нашего мира, я требую оставить одного из мужчин живым. Он станет моим супругом.

Сначала в воздухе повисла гнетущая тишина. Каждый из присутствующих пытался осознать слова девушки. Она чувствовала, как горит между лопаток — ее сверлили взглядами все собравшиеся. Но она не дрогнула. К ней приблизился служитель храма трех богов. Осмотрев девушку, мужчина подметил ее вздернутую голову, упрямо сжатые губы и решительный взгляд.

— Дитя мое, ты уверена в том, о чем просишь? Они все преступники. К тому же долго не протянут. Зачем тебе это?

— Уверена, жрец. Я могу еще раз повторить свою просьбу, — ответила Кейра.

— Милашка, выбери меня, я покажу тебе небо в алмазах, — загоготал один из преступников.

— Да что ты можешь, мелкое отродье, — сплюнул на дощатый пол эшафота второй. — Детка, бери меня, не пожалеешь. Со мной не пропадешь…

— Но горя хапнешь, — заржал первый. — Даже не думай, бери меня. Я буду с тобой нежен, или ты хочешь иного? Тогда…

— А ну замолкли, оба! — рыкнул на разошедшихся преступников служитель

Храма. — Кого же ты решила спасти, дитя? — уже мягче поинтересовался он у Кейры.

— Его! — она протянула руку, указав на черноглазого мужчину, который ни слова не произнес за все это время.

Служитель нахмурился.

— Дитя мое, у тебя есть шанс изменить свое мнение. Он опасен, — попытался образумить девушку жрец, — быть может, ты не понимаешь…

— Его! — как заведенная повторила Кейра. Она не желала менять своего мнения, особенно теперь, вновь встретившись взглядом с глазами, в которых плескалась тьма…

тьма и надежда…

— Хорошо, — жрец вздохнул. По его лицу пробежала тень досады. — После казни оставшихся преступников, я проведу ритуал вам в Храме трех Богов. Ритуал должен быть свершенным по всем законам, даже магическим. Вы оба дадите клятвы не только мне, но и Высшим. Узника немедленно освободят и проводят к алтарю.

Кейра заметила, насколько зол служитель Храма. На миг она задумалась, правильно ли поступила. Но брошенный на двух других приговоренных взгляд заставил передернуться от отвращения. Выбор был очевиден.

Спустившись с лестницы, Кейра подошла к матушке и взяла ее за руку: такое простое действо вдохнуло в нее сил, так как от только что содеянного ноги ослабли и отказывались держать красавицу. Дальше они двинулись вместе, пробивая себе дорогу сквозь беснующуюся толпу к Храму трех Богов.

Народ шептался за их спинами, до Кейры долетали ехидные смешки и обидные реплики, но она старалась не обращать на них внимания. Скоро, очень скоро, всё закончится. Девушка нервно сглотнула подкативший к горлу ком. Мужчина, которого она решила «спасти», выглядел лучше остальных, но и измучен был намного больше, чем двое других. А это значит, что она сделала правильный выбор. Они поженятся, и вскоре он отойдёт к праотцам, оставив свою молодую супругу в новом статусе. Статусе вдовы.

Толпа осталась позади. Впереди же виднелись ворота Храма. Как много ночей провела Кейра в мечтах о своём будущем. И всё там было не так. Она не должна была входить в святилище для того, чтобы выйти замуж за убийцу. Она не должна была клясться Богам в верности умирающему. Не должна была ждать смерти супруга еще до того, как жрец проведёт брачный ритуал.

Но, оступившись однажды, девушка потеряла право на мечты.

Регида заметила, как дочь замедлила шаг, завидев ворота Храма, но промолчала, не зная, какими словами может подбодрить своё дитя. Душа женщины рвалась на части от боли и чувства вины. Как она могла не уберечь единственную дочь, ту, ради которой жила все эти годы? Почему позволила ей уйти в тот вечер? И что ждёт впереди её кровиночку?

Столько вопросов, а ответов на них нет.

Переступая порог у ворот Храма, Кейра подняла глаза вверх, с молчаливой мольбой вглядываясь в далёкое синее небо. Пусть простят Боги её за греховные помыслы, пусть они простят ей необдуманные поступки, и пусть простит её матушка за решение, что приняла неразумная дочь…

Жрец в компании узника и двух охранников подоспели спустя несколько минут.

Мужчина, спасённый Кейрой, выглядел ужасно: одежда на нём была рваной грязной и смердела; лицо при ближайшем рассмотрении выглядело страшно — это были кости, обтянутые серой кожей, с прорезью вместо рта. Глаза он не открывал.

Регида, увидев будущего зятя, схватилась за сердце и грузно опустилась на скамью, не проронив до конца церемонии ни единого слова.

Всё прошло очень быстро. Жрец прочёл ритуальные слова и пригласил Кейру подойти. Девушка приблизилась и взяла у служителя Храма две ягоды парсы —

священного кушанья, благословлённого Богами. Первую ягодку она съела сама, второй ей предстояло накормить жениха. Нерешительно обернувшись к мужчине, удерживаемом на ногах охранниками, Кейра прошептала:

— Прошу тебя, прими эту пищу из моих рук. Эта ягода напоит и накормит, придаст сил, укрепит дух. Пусть парса станет символом нашего союза, ибо я, Кейра Миири, сегодня беру тебя в законные мужья.

В Храме повисла тяжёлая тишина, нарушаемая лишь судорожными рыданиями

Региды. Внезапно веки приговорённого дрогнули, а в следующее мгновение девушка вновь увидела их — те самые глаза, что заставили её позабыть обо всём на свете.

— Я готов вкусить парсу из твоих рук… Кейра Элисон Миири, — слова мужчины звучали очень тихо, но уверенно. А уж имя девушки он произнёс так, что в душе её снова зашевелилось то самое новое не понятное пока чувство. Он словно знал о ней всё, и разделял её боль, а она хотела забрать часть его страданий себе. Протянув ягоду, Кейра ощутила лёгкое прикосновение сухих губ к кончикам своих пальцев и затаила дыхание, вслушиваясь в его низкий хрипловатый голос. — Пусть парса станет символом нашего союза, ибо я, Маркус Сивер Олд, сегодня беру тебя в законные жёны. И пусть три Бога благословят наш союз.

И грянул гром. Все в Храме подпрыгнули от неожиданности, а сам молодой супруг прикрыл глаза и обвис на руках охранников без признаков жизни.

— Слава Богам! — прокричала Регида, пытаясь обнять шокированную дочь. Но

Кейра отпрянула в сторону, взяла лицо супруга в ладошки, прислушалась…

— Он дышит. Он жив! Матушка, прошу, помогите, — в глазах девушки плескалось отчаяние и надежда.

— Куда его доставить? — спросил один из охранников, брезгливо придерживая бывшего узника под локоть. К вам в дом, или сразу в городской хладник? Всё равно издохнет в дороге.

— К нам в дом, — Кейра упрямо поджала губы и прошла вперёд, указывая направление. — Идите за мной.

Девушка не видела недоумённого взгляда матери, не обратила внимания на раздражение охранников, не стала больше смотреть на покачивающего головой жреца.

Впервые за долгое время, она точно знала, чего хочет. Чтобы он жил. Чтобы открыл свои глаза и снова, увидев её, назвал по имени. Чтобы рассказал, отчего в его взгляде столько невыразимой боли. И пусть только кто-нибудь попробует встать между ней и её новой мечтой!

ГЛАВА 3

Три дня Кейра не отходила от больного, стирала мокрой тряпкой пот с его лба, шеи, груди, поила отварами, выписанными лекарем, которого вызвала матушка по настоянию дочери. Мужчина с недоумением смотрел на девушку, но ни слова не сказал ей, в отличие от матери. Регида не собиралась больше молчать.

— Кейра, что с тобой, дочка? Мы ведь знали, на что шли. К чему все это? — женщина обвела рукой тазик с тряпкой, несколько склянок с мазью и зельями. — Зачем тебе такая обуза? Мы ничего не знаем про этого типа, а вдруг он…

— Я не могу дать ему умереть, — прервала мать девушка, заботливо поправляя одеяло на кровати больного. — Я просто чувствую, что так нужно. Знаю, что должна сделать всё возможное, понимаешь? Ох…

Кейра покачнулась, и схватилась руками за голову.

— Что с тобой? — Регида взволнованно приблизилась к дочери, продолжая при этом её распекать. — Посмотри, на кого ты стала похожа за три дня? Синяя вся, глаза впали, тело трясется…

— Мама, пожалуйста… — выставив правую руку вперёд, девушка упрямо покачала головой, давая понять, что от своего не отступится, при этом тело её в который раз охватил жар. В последние дни состояние здоровья Кейры действительно резко ухудшилось, и, если головные боли еще можно было терпеть, то спина сводила с ума. В

области лопаток всё жгло огнём, заставляя раздирать зудящую кожу до крови.

Не имея сил выдержать настолько сильную боль, Кейра потеряла сознание. Региде пришлось догонять лекаря и просить его осмотреть неразумную дочь.

— Она переутомилась, а ведь я говорила…

— Хм… Вот это да, — не слушая мать, лекарь поражённо смотрел на спину девушки, после того, как с нее сняли платье.

— Что там? — нетерпеливо спросила женщина. — Не томите. Что-то серьезное?

— Ох, — вздохнул мужчина. — Серьезнее некуда. Вам действительно необходимо вылечить этого парня, её мужа.

— При чем здесь он? — недоумевала Регида, неприязненно посматривая в сторону того, по чьей вине дочь себя мучала.

— Они связаны, — старый лекарь молча отодвинулся в сторону, демонстрируя женщине спину Кейры с замысловатым рисунком на правой лопатке. — Умрет он, и она отправится следом. Это магический брак, к тому же благословенный Богами. На моей практике такое впервые. Я читал об этом, но, честно говоря, слабо верил, ведь Боги давно покинули наш мир. И сейчас мне представилась уникальная возможность увидеть своими глазами магию единения.

Сказал и замолчал, понимая, насколько неправдоподобно прозвучали его слова.

— Но… Такие браки не заключаются уже очень давно. Маги предпочитают простой обряд, без последствий единения…

— Совершенно верно, — подтвердил лекарь. — Давненько такого не было. Точнее, на моём веку, не было вовсе, — снова повторил он, зачарованно разглядывая рисунок.

— От этих отметин можно избавиться? — с тревогой спросила женщина.

— Нет. Это исключено. Брак заключался в Храме Триединого, а значит сами Боги благословили молодых. На его спине, наверняка, такой же рисунок. В общем, суть такова: твоя дочь связала жизнь и судьбу с этим мальчиком. Он маг. Понятия не имею, насколько сильный. Но, в любом случае, если умрёт муж — за ним последует жена, и наоборот.

Только вдвоем они смогут окончательно восстановиться и окрепнуть.

— И как мне теперь быть? Мы совершенно не знаем, кто этот… маг. Откуда он? За что его приговорили? Чего ждать от него, когда он поправится?!

— Боюсь, у тебя нет выбора, Регида, — лекарь участливо посмотрел на подругу и, слегка сжав её плечо, кивнул в сторону Кейры. — Хочешь, чтобы дочь жила — выхаживай этого парня, как родного. И молись Триединому, не зря он благословил этих двоих.

Молиться женщина не стала. На Богов надеяться можно, но куда надёжнее всё сделать самой.

Больше пяти лет назад, Регида стала откладывать деньги на свадьбу своей дочери.

Однажды, мечтала она, её девочка встретит достойного мужчину и полюбит его. Он сделает ей предложение, они поженятся и уедут в его дом. И Кейра не будет ему обузой, мать даст за ней хорошее наследство. Сотня золотых — не много, но и не мало. Теперь её единственная девочка никогда не познает семейного счастья… Но зато останется жива.

Маг из столицы забрал за лечение паренька почти всё. Девяносто золотых, отложенных по копеечке, заработанных потом и кровью. Но это стоило того, Маркус

Сивер Олд, которого все местные лекари признали безнадежным, пришёл в себя.

Следом за ним из затяжного сна очнулась и Кейра.

Молодой человек вёл себя отстранённо. О прошлом и будущем не заговаривал, на новоиспечённых родственников в виде жены и тёщи смотрел с подозрением, предпочитая уединение их обществу.

Регида была рада такому повороту. Женщина мечтала, что Маркус, как только окончательно встанет на ноги, тут же покинет их дом, оставив молодую жену в покое.

А Кейра… Кейра не знала, не понимала, что ей делать дальше. У них с матушкой был план, но снова всё пошло не так. Более того, её необъяснимо тянуло к молодому мужчине. К мужу. Она старательно делала вид, что её не задевает его холодность и пренебрежение, но каждый раз, когда он отворачивался, на лице девушки появлялась печаль.

Несколько раз Кейра будто ненароком касалась Маркуса, пытаясь начать разговор, но он дергался и тут же отшатывался от девушки, как от прокаженной. Кейра едва сдерживала слезы. Такая ситуация ее еще больше угнетала.

— Неужели он не чувствует? Я ведь ему желаю только добра, — сидя вечером перед зеркалом, изливала она ему свою тоску. — Он от меня так шарахается, словно я… — девушка закрыла лицо ладонями и заплакала. — И ведь он прав. Для всех я именно такая: падшая и опозоренная.

— Доченька, что случилось? Ты плохо чувствуешь себя? — в комнату вошла встревоженная Регида. Она подошла к заплаканной девушке и прижала ту к себе, стараясь впитать её боль, разделить тоску и унять страх перед будущим. — Поделись со мной, доверься матери. Не молчи, родная, выговоришься и полегчает, вот увидишь.

— Я не знаю, что мне делать, — Кейра рыдала, больше не стараясь сдержать себя, — я несколько раз пыталась с ним поговорить. Мне важно понять, что он чувствует? Я ведь не знаю, кто он, за что был приговорён, но ощущаю, что он не плохой человек. Это странно, понимаю, но так и есть! Ах, мама, магический брак всему виной! Я словно потеряла часть себя, и цельной ощущаю себя только рядом с Маркусом. А он… За что он так со мной?

— Милая, посмотри на ситуацию с другой стороны. Его обвинили в измене, приговорили к смертной казни. Он преступник и пугает меня до жути. Но, вместе с тем, мне вполне понятна его реакция на нас. Кем бы Маркус ни был, он согласился на ваш брак лишь для того, чтобы спасти свою шкуру, а сейчас в его голове назрел закономерный вопрос: зачем тебе понадобился муж-висельник, для каких целей? Он не доверяет нам, и это понятно. Не знаю… вся эта затея сейчас уже не кажется мне спасительной. И этот брак… Боги! Да если бы я знала, что он окажется магом, разве стала бы уговаривать на то, чтобы вы связали свои узы? Народ в городе только о вас и говорит, дочка, и теперь вам действительно придётся уехать. А я буду медленно умирать от беспокойства за тебя…

— Не говори так, матушка, — Кейра собрала в себе силы и улыбнулась, — я верю: всё будет хорошо. Не могу это объяснить, но чувствую, что Маркус не обидит меня.

— Маркус, Маркус… — заворчала женщина, закатывая глаза. — Разве тебе не хватило предыдущего опыта общения с мужчиной? Запомни, стоит девушке расслабиться и поверить в сказки о любви, как…

— Довольно! Прошу.

— Хорошо, дочка, прости меня. Нужно немного потерпеть, и всё действительно наладится.

— Я потерплю. Но мне так сложно, когда он смотрит зверем. Понимаешь, мама, я чувствую боль Маркуса, как свою. Он неплохой человек, но сейчас в душе его кипит злоба. Не спрашивай, откуда мне это знать. Я засыпаю и просыпаюсь с мыслями о мести, с его мыслями, понимаешь? — всхлипнула Кейра, смахивая непрошеные слезы.

— Всё будет хорошо, родная, — проговорила Регида, не зная, что еще ответить расстроенной дочери. — Но пока придётся положиться на судьбу, — матери было мучительно больно наблюдать за смятением девушки, но и поделать она ничего не могла.

В это время за приоткрытой дверью находился Маркус. Он стал невольным слушателем разговора двух женщин.

С недавних пор молодого человека и самого посетили новые чувства: словно его дополнили, и только теперь он стал единым целым. Маг хорошо понимал, о чём говорила

Кейра, ведь и он ощущал в себе отголоски её эмоций: тревогу за мать, горечь от его безразличия, волнение за будущее. Сперва Маркус не мог осознать, что с ним происходит, а сейчас, после услышанных слов и обрушившихся на него искренних эмоций понял и проникся. Только была одна проблема: молодой человек по-прежнему не понимал, зачем им понадобился висельник? Чудом избежав смерти, причем дважды, он стал опасаться всех и каждого.

С какого момента жизнь покатилась под откос? Этот вопрос задавал себе парень каждый день, каждую минуту, и не мог дать на него ответа. Возможно, дело было и в том, что события последних месяцев странным образом стёрлись из его головы, всплывая отдельными картинками и непонятными отголосками. Маркус задался целью узнать, кто подвел его под виселицу, а, узнав, отомстить. Со всей своей изощренной жестокостью.

Потому что никому не позволено отнимать жизнь у другого человека. Вот только нужно вспомнить…

Что касается супруги… При мысли о ней, в груди молодого человека разливалось что-то тёплое, а голос разума умолкал: словно бы он выпил бочонок горячей медовухи.

— Надо же, не думал, не гадал, а оказался женат, — буркнул про себя маг, прикладывая руку к той области тела, где всё чётче вырисовывался их брачный рисунок.

"Что ж, в одном Регида точно права — обратного пути в любом случае нет", -

мелькнула мысль в голове Маркуса, и он решил присмотреться к собственной жене. К

тому же, ему совсем не хотелось больше быть поводом для её слез, ведь он обязан ей жизнью, причем в двойном размере. Сначала она спасла его от виселицы, а потом еще и выходила, при этом едва не отправившись за грань вместе с ним.

Еще несколько дней Маркус и Кейра восстанавливались.

Молодой человек изменил своё отношение к новоиспеченной супруге. Он больше не избегал ее прикосновений, не чурался бесед с ней. Из дома маг выходил только во двор, и подолгу сидел под яблоней, низко склонившей свои ветви до земли, укрывая мужчину от чужих взглядов. Маркус размышлял. Пытался вспомнить предшествующие аресту события. Но, как назло, ничего не получалось. Словно пелена застила глаза.

Маркус злился, чертил на земле непонятные символы, но все попытки вспомнить оказывались тщетными.

— Мы завтра уезжаем, — после обеда рядом с супругом появилась Кейра, присаживаясь рядом с магом. — В столице живёт наша дальняя родственница, тётушка

Олса. В её доме мы сможем пожить некоторое время.

— Это ни к чему, — ответил Маркус, с интересом посматривая на девушку. — У меня там есть свой дом.

Не успел он произнести эти слова, как перед глазами промелькнула картинка, но настолько смазанная, что рассмотреть ее маг не смог.

— А твои родители? Они тоже живут в столице? — робко поинтересовалась Кейра, втайне радуясь их первой нормальной беседе.

— Мама исчезла после убийства отца, я давно не получал от нее вестей, — задумчиво ответил Маркус.

— Убийства?! — молодой человек очнулся от собственных мыслей и, взглянув на взволнованную девушку, пояснил:

— Его карету нашли в обрыве. Следователь сказал, что это был несчастный случай.

Скорее всего, так и было, не переживай.

— Но ты сказал…

— Это моя ужасная черта — во всём видеть подвох, — Маркус как можно более непринуждённо улыбнулся Кейре. Ему не хотелось ее пугать. Но мнение дознавателей он определенно не разделял. Для несчастного случая слишком много было нестыковок. И

поверить в него он не мог. Еще и исчезновение матери не давало покоя. Не просто так она сбежала сразу после смерти отца. Боялась? Но чего? Или кого? Где же ему найти ее, чтобы обо всем расспросить? Только она могла пролить свет на происходящее. Маг улыбнулся жене. Девушка тут же расслабилась и улыбнулась в ответ.

— А твоя матушка? Ты сказал, она исчезла.

— Уехала, да, — молодой человек нахмурился, — она не знает, что со мной произошло.

— Ты имеешь в виду… виселицу?

— И это тоже, — маг серьёзно посмотрел на совсем еще юную супругу. — Я не могу вспомнить события, которые привели меня на эшафот, Кейра. Твоя матушка в чём-то права, опасаясь меня. Возможно, я совершил что-то ужасное, но что именно — не знаю, кто-то вмешался в мою память.

— И что ты намерен делать? — глаза Кейры зажглись интересом, вместо страха.

— Искать того, кто пытался отправить меня на тот свет. Должен же я хотя бы узнать, за что едва не потерял голову как самый отпетый негодяй? Меня даже в казни решили унизить, — брови мага гневно сошлись на переносице.

— Это ты о чем сейчас? — осторожно уточнила девушка, подозревая, что молодой человек говорит об их браке.

— Аристократов не вешают, им отрубают головы, — выплюнул Маркус, гневно сживая кулаки. Однако, уже в следующее мгновение он взял себя в руки и первым поднялся, подавая руку супруге. — Идем, холодает, а ты еще слаба после болезни.

Кейра приняла протянутую ладонь. Молодые люди плечом к плечу направились в дом. Всё это время за ними наблюдала Регида. Стоя у окна, женщина в досаде сжимала пухлые губы, совершенно не понимая, что ее дочь могла найти в висельнике и преступнике. Его темные глаза наводили на женщину ужас.

Регида казнила себя за идею взять в супруги преступника. Только она и предположить не могла, насколько тесно окажутся связаны супруги.

— Матушка, мы завтра уезжаем, — вырвала из размышлений женщину Кейра. -

Необходимо собрать вещи, ты поможешь мне?

— Да, милая, конечно, — бросив короткий взгляд на Маркуса, облокотившегося о косяк входной двери, быстро проговорила Регида. Только скрывшись с глаз мага, женщина облегченно выдохнула.

— Ты так ненавидишь его? — оставшись наедине, задала вопрос Кейра, печально потупив взгляд. — Почему? Вы ведь совсем не знакомы.

— А когда ты успела его узнать? Всего-то полторы недели прошло с вашего выздоровления, — парировала Регида. — С каким бы удовольствием я освободила тебя от него, но это уже не в моих силах. Вы теперь навеки связаны, — горько вздохнула женщина.

— И понесло же нас в Храм!..

— Матушка, не стоит так переживать, — попыталась успокоить женщину Кейра. -

Маркус станет мне хорошим мужем, я верю в это.

Даже уверенный тон дочери не смог убедить женщину, но она больше не стала ничего говорить. Вместо слов взялась помогать собирать вещи дочери.

До поздней ночи провозились обе женщины, собирая девушку в путь, и, в конце концов, напряжение спало, и страх немного притупился.

Перед сном Кейра осознала, что на душе её впервые за долгое время стало светло и радостно. Она давно мечтала посмотреть столицу. И пусть сейчас другие обстоятельства ее отъезда, но интерес к большому городу не ослаб, а, напротив, еще больше возрос. На грани сна и яви девушка пыталась представить себе дом Маркуса и улыбалась.

Сундуки с вещами грузили в нанятую карету помощники-добровольцы. Перед самым отъездом, мать прижала дочь к груди. Ни слова напутствия не было сказано. Их взгляды все говорили лучше любых слов. Поцеловав Кейру в висок, Регида в последний раз взглянула в сияющие глаза дочери, подождала, пока та сядет в карету рядом с супругом, и только тогда крикнула кучеру:

— Трогай! — а сама смотрела вслед, и тихо молилась Триединому, чтобы помог её наивной доверчивой девочке стать счастливой и избавил от всяческих страданий.

ГЛАВА 4

Карета тряслась на ухабах, хотя кучер и старался не гнать лошадей.

Кейра смотрела в окно на проплывающий мимо пейзаж. Маркус, прикрыв глаза, сидел откинувшись на спинку сидений, казалось, он дремал, вот только напряженная складка, прорезающая его лоб — говорила об обратном. Мужчина размышлял. В какой-то момент ему в голову пришла мысль: а не подвергнет ли он опасности молодую супругу, поселив её в собственном доме? Недаром мать подалась в бега и скрылась. Наверняка она знала нечто такое, из-за чего убили отца и едва не лишили жизни его самого.

Сказать сейчас Кейре? Предупредить? Или сначала самому разобраться? Сомнения одолевали Маркуса всю дорогу. Но прийти к единому решению о том, как поступить, он так и не смог.

Внезапно карета остановилась. Распахнув глаза, мужчина выглянул в окно. Они стояли возле кромки леса. С другой стороны колосилось поле.

— Почему мы стоим? — стукнув по потолку кареты, громко поинтересовался Маркус.

В ту же секунду в окне возникло лицо кучера.

— Так это… Тама колесо… Ваша Милость, придется обождать. Можете пока размяться, — выдал мужик, нервно теребя в руках шапку. Именно этот жест и насторожил

Маркуса.

Быстро просканировав свой магический резерв, на всякий случай приготовив кинжал, мужчина подал Кейре руку, приглашая выйти. Девушка, глядя на супруга, хорошо ощутила его тревогу, но не решилась спросить о чём-либо.

Нацепив на лицо улыбку, они вышли из кареты, оглядываясь по сторонам. Кучер успел неизвестно куда запропаститься. С колесами все оказалось в порядке. Маркус понял: засада. Ждали именно их.

Маг стал плести заклинание. Кончики его пальцев ощутили привычное покалывание, глаза и без того тёмные, стали чернее ночи. Сил всё еще не хватало, однако выбора не было. Кейра вцепилась в руку супруга, интуитивно ожидая чего-то плохого. И

тут из леса вышли четверо. В облегающих одеждах, с луками за спиной и масками на лицах. Маркус зло хмыкнул:

— Сами воины Ашаза, и по нашу душу! Кто-то не пожалел средств? Я польщён.

Жаль только не успел насладиться супружеством в полной мере.

Кейра вспыхнула после его слов, не понимая, к чему вести подобный разговор с преступниками.

— Хватит болтать, — глухо донеслось из-под одной маски. — Триединый тебя уже заждался!

— Позвольте хоть жену поцеловать напоследок? — маг, продолжая плести заклинание, чувствуя, как сила заполняет каждую его клеточку, старательно тянул время.

— Целуй, последнее желание перед смертью нужно уважать.

Недолго думая, Маркус развернул Кейру лицом к себе и приблизил свои губы к её губам. Сердце девушки готово было выскочить из груди, она учащенно задышала. В этот момент ее даже не волновала скорая смерть, существовали только приближающиеся губы супруга…

— Приготовься. Сейчас будет жарко, — быстро зашептал Маркус, и девушка затаила дыхание от предвкушения. — Я применю против них магию огня, а ты…Кейра, ты слушаешь?

— Слушаю, — разочарованно буркнула молодая жена, с трудом приводя мысли в порядок. Она-то решила, что жарко будет ей…

— Аккуратно вытащи у меня из-за пояса кинжал. Он может тебе пригодиться, -

шептал Маркус, заглядывая в глаза девушки, — а потом сделай вид, что теряешь сознание от страха. И чтобы ни происходило, не вставай с земли.

Девушка кивнула. Схватившись за голову, она закатила глаза и начала оседать на траву. Маркус подхватил ее за талию и аккуратно уложил рядом с каретой.

— Что ты такого сказал своей супруге? Пара слов и она у твоих ног, — насмешливо хохотнул один из воинов.

— Поделишься секретом или предпочитаешь унести его в могилу? — подхватил второй.

— Всё, пора заканчивать, — начал было третий, зажимая в руке кинжал, но в этот момент Маркус выпустил на свободу смертоносное заклинание.

Воздух вокруг словно загустел, стало тяжело дышать, в глазах все замелькало с невероятной скоростью. Первый бросил кинжал в мага, но оружие так и не долетело до него. Зависло в воздухе, благодаря нескольким манипуляциям руками супруга. За первым полетели еще пять кинжалов. Но и они не достигли цели. Из ладоней Маркуса медленно, словно нехотя, выполз темный сгусток и направился в сторону нападавших.

Убийцы попытались наброситься на своих жертв, да только неведомая сила их будто пригвоздила к месту. Они рычали, ругались, грозили немыслимыми карами. Все оказалось тщетно. Нападающие явно не ожидали сопротивления и не были к нему подготовлены. Они растеряно наблюдали, как трава и листва вокруг них окрашивалась в неестественный черный цвет, а земля покрывалась трещинами, иссыхая в считанные секунды. Наконец, магия добралась сначала до висящих в воздухе кинжалов, мгновенно превращая их в труху, а потом и до самих убийц.

Первый из наемников истошно заорал, стоило тьме коснуться его ног, продвигаясь выше. Остальные с ужасом наблюдали за происходящим. Несколько убийц пытались достать оружие, имеющееся в арсенале, и запустить им в мага. Но одним движением руки

Маркус отметал летящие в них клинки, звезды, диски и изогнутые острые полусферы.

Кейра зажмурилась, чтобы не видеть, как сильные крепкие мужчины превращаются в дряхлых стариков, а затем рассыпаются в труху. Страшное заклинание пожирателей жизни сработало быстро, нападавшие больше не смогли ничего сделать. Ужас, застывший в их глазах, крики, разрывающие тишину, еще долго стояли в ушах девушки. Именно в этот момент она осознала силу супруга. Ее тело непроизвольно задрожало. Озноб охватил ее, не желая покидать. Ей было страшно. Кто же он, ее супруг? Насколько же велика его сила, если он с легкостью смог разделаться с семерыми опытными наемниками?

— Все закончилось, Кейра, — молодой супруг с улыбкой встретил испуганный взгляд девушки, словно бы не он только что убил семерых.

— Зачем ты… кучер… он же не виноват… — пролепетала Кейра, поднимаясь с земли, стараясь отстраниться от мужчины, что оказался столь безжалостным.

— Он продал нас. Из-за него мы попали в засаду, — маг хмурился, ему не нравился новый взгляд девушки и ее резко изменившееся поведение. — Если хотела, чтобы нас убили, попросила бы меня не сопротивляться наемникам. И, поверь, они не стали бы нас жалеть, эти парни отрезают головы жертвам в качестве доказательства выполненного заказа. Полезай в карету, я сяду на «козлы».

Кейра почувствовала волну негодования и непонимания пришедшую от Маркуса, но принять его позицию не могла. Сидя в карете, она снова смотрела на пейзаж, проносившийся за окном, но мысли её теперь были очень далеко. Не интересовали девушку ни леса, ни мелкие деревушки, ни плантации подсолнуха, потому как впервые она задумалась над тем, что ждёт их с мужем в дальнейшем. Он — не простой парень из соседней хибарки, нет, Маркус — маг, к тому же аристократ.

Кейра не раз видела заносчивых богачей, соривших монетами направо-налево, покупавших любовь и преданность, переступавших через все моральные принципы… В

данный момент она пыталась понять, как он себя чувствует, уничтожив семерых человек?

Он убийца. Даже то, что он защищался, не оправдывает Маркуса. Он поступил жестоко.

Кейра никак не могла поверить в увиденное. Больной и разбитый, он казался ей совсем другим. Почему она решила, что Маркус не такой? Его хотели казнить, и он сам говорит, что, возможно, сотворил что-то ужасное. Сегодня, прямо у нее на глазах, он, не задумываясь, убил семерых человек. Словно паук, Маркус выпустил чёрную магию и опутал ею нападающих мужчин, чтобы уничтожить их, поглотить их жизненные силы и спокойно продолжить своё путешествие.

"Если бы здесь была матушка… — думала Кейра, — она дала бы мне верный совет, помогла бы найти ответы на вопросы, терзающие неопытный ум, принесла бы спокойствие в мятущуюся душу. Сама же она никак не могла решить, как вести себя дальше с собственным супругом. Для доброй и ранимой девушки слишком тяжело оказалось воочию увидеть, как гибнут люди по вине ее мужа.

Вскоре, одолеваемая сомнениями и домыслами, Кейра так запуталась, что готова была разрыдаться от ощущения полнейшей безысходности. И вот, когда состояние её достигло своего апогея, карета внезапно остановилась. Сердце совершило резкий скачок. По коже побежали мурашки. Она готова была закричать. Второго убийства она просто не выдержит.

Девушка выглянула в окно, убедилась, что до места назначения они еще не добрались, и самыми быстрыми темпами стала еще сильнее впадать в панику. «Что снова произошло? –

думала она. — Нападение? Резня?! Разбой?!!»

Дверь резко распахнулась, и в открывшемся проёме появился Маркус. Молодой человек облокотился на сиденье рядом с супругой, после чего с иронией заметил:

— Говорил мне отец, чтоб я со свадьбой повременил, ибо женщины — существа загадочные и непостижимые, а мужчинам во всём простоты и логичности хочется. Но тогда я его не понимал, а сейчас поздно уже…

— Почему поздно? Нас окружили? — с безысходностью в голосе промолвила новобрачная. Она рассматривала открытое, привлекательное лицо супруга, его улыбку и никак не могла понять, что же происходит. Стал бы он так улыбаться, если бы им грозила реальная опасность? Кейра окончательно запуталась.

— Окружили, — обречённо подтвердил Маркус, — обложили, как говорится, со всех сторон так, что деваться некуда. Придётся мне принимать меры.

— Магичить снова будешь? — Кейра затаила дыхание.

— Помагичил бы, если б это помогло. Нет. Буду по старинке действовать. Я сам не больно-то за женщинами ухаживать умею, слёз ваших не понимаю и боюсь. Да только какой у меня теперь выбор?

— О чём ты говоришь? На нас напали или нет? — девушка не выдержала, приподнялась и выглянула из кареты, слегка отодвинув Маркуса в сторону. Всюду тишь, да гладь, Божья благодать. Вернувшись на своё место, Кейра мельком глянула в смеющиеся глаза супруга и стала нервно перебирать оборки на своём платье. — Так ты что, из-за меня пришёл?

— Из-за тебя, горе ты моё, — маг кивнул и впервые за всё время их знакомства искренне по-доброму улыбнулся, — пришёл объясниться с тобой, пока ты нас обоих с сердечным приступом к Триединому не отправила.

— Прости меня, — девушке стало очень стыдно, когда она поняла, что все её чувства передавались и ему. Нарастающий страх, смятение, паника и истерика на десерт. — Я ведь никогда раньше не видела, как людей убивают. Тем более так, с чёрной магией. От них ведь и косточки ни одной не осталось…

— На то заклинание и рассчитано, чтобы от врагов одни воспоминания оставались, Кейра, — Маркус указательным пальцем коснулся подбородка молодой супруги, поворачивая её к себе и, как только их глаза встретились, добавил: — Ты не должна бояться меня или моей силы, мы ведь теперь одно целое, помнишь?

Девушка вспыхнула, как маков цвет. Ответная улыбка против воли хозяйки уже сияла на её просветлевшем лице. Так просто — всего пара слов и обворожительная улыбка мужа заставили уйти прочь все дурные мысли из её головы.

— Так-то лучше, — маг подмигнул своей красавице жене, — а теперь позволь мне удалиться. Через несколько часов мы остановимся в одном довольно-таки приличном трактире, там переночуем и… Кейра, почему я снова чувствую страх?

— Н-не знаю, — заикаясь ответила новобрачная, краснея пуще прежнего и стыдливо пряча взволнованный взгляд.

— Ах, вот оно что, — Маркус понимающе улыбнулся. — Тогда давай договоримся так: в трактире я не стану требовать от тебя исполнения супружеского долга.

— Это еще почему? — девушка нахмурилась. — Ты считаешь меня грязной после того, что со мной произошло?

Молодой человек молчал. Глупо хлопая глазами, он растеряно осмотрелся по сторонам, словно искал помощи от кого-нибудь, кто хорошо разбирается в запутанной женской логике.

— Я понимаю, — из глаз Кейры полились слёзы. — Я всё понимаю! Ты имеешь полное право ненавидеть меня за…

— Да нет же! — Маркус с силой прижал к себе вырывающуюся супругу, стараясь при этом ничем ей не навредить. — Я думал, тебе так будет спокойней. Ну, хорошо, приедем в трактир и, той же ночью, я покажу тебе, что такое настоящее любовное действо!

— Что? — Кейра ещё чаще зашмыгала носом, упираясь ладошками в его грудь. — Ты хочешь взять меня в грязной забегаловке? Как дорожную девку?!

— Ох, Триединый, дай мне сил и терпения на эту женщину! — маг на миг отпустил свою жену, но лишь для того, чтобы в следующую секунду впиться в её губы страстным поцелуем. Сначала она затихла. Видимо, растерялась. Потом сопротивлялась для порядка, но, честно сказать, довольно-таки вяло. Ну а потом… Это был невероятно долгий жадный упоительный поцелуй. Наконец-то Маркус понял, как бороться с переменчивым настроением молодой супруги.

Спустя два с половиной часа, когда на улице уже смеркалось, к придорожному трактиру «Три кабана» подъехала очередная карета.

— Чего изволите? — не успели путники войти, как к ним тут же подскочил низкорослый полный мужчина с очевидной лысиной на голове, стыдливо прикрытой прядью волос с затылка. Мгновенно оценив манеру держаться и властный взгляд

Маркуса, не глянув даже в сторону Кейры, он заискивающе улыбнулся уставшему путнику. — Ужин? Номер? — и дальше вполголоса, чтобы девчонка не услышала: — Бабу?

От последнего предложения глаза Маркуса сначала загорелись огнём интереса, но, вспомнив о своём новом статусе, маг печально вздохнул и отрицательно покачал головой:

— Номер на двоих. Ужин подайте туда же.

— Конечно, милорд. — трактирщик подленько улыбнулся, кивнув головой в сторону

Кейры. — Девица с вами, правильно?

— Со мной, — Маркус повернулся лицом к мужчине и голосом, от которого у того волосёнки с лысины назад на затылок упали, добавил: — Девушка — моя супруга.

К чести трактирщика стоит заметить, что сориентировался он быстро. Вытаращив и маленькие бегающие глазки, мужичок слегка склонил голову вперёд и, сунув приготовленный заранее ключ в руки Маркуса, попятился в сторону кухни, приговаривая:

— Будет исполнено, господин маг. Для вас и уважаемой леди подадут наивкуснейший ужин. Я лично распоряжусь.

— Для твоего же здоровья лучше, чтобы так и было, — Маркус сделал как можно более суровое лицо и проводил трактирщика тяжёлым взглядом до самой двери. Молодой человек прекрасно понимал, что силы его на исходе, но признаваться в этом кому попало не собирался.

Кейра тем временем осмотрелась вокруг и приблизилась к супругу, с ожиданием заглядывая в его сердитое лицо:

— Что произошло? Здесь не оказалось номеров или они нам не по карману? Всё в порядке, мы ведь можем заночевать в карете…

Маркус помрачнел еще больше. Он ненавидел чувствовать себя обязанным кому бы то ни было, но пока выбора не было:

— Регида дала нам денег, этого хватит на то, чтобы заночевать здесь и хорошенько перекусить. Как только окажемся в моём доме, я верну твоей матери все её расходы. Моя семья не из бедных, Кейра.

— Но матушка не считает, что ты ей чем-то обязан, — девушка простодушно улыбнулась молодому супругу. — Она сказала, что не жалеет ни об одном золотом, потраченном на нас. Деньги для того и нужны, чтобы приносить добро и пользу, копить и складировать их просто так — дурная привычка, ни к чему хорошему не приводящая.

— Моя семья копит и складирует деньги из поколения в поколение, и от этого мы не стали хуже, — назидательно заметил Маркус, улыбаясь тому, как наивна его супруга, -

наоборот, приобрели статус и положение в обществе.

— Но ведь ты оказался на виселице, твоего отца убили, а мать пропала, — Кейра взглянула на сереющее от гнева лицо мужа и пожалела о сказанном. Но слово — не воробей…

— Идём в номер, — сквозь зубы процедил Маркус, и сам направился вперёд.

Выделенная трактирщиком комнатка была скудно обставлена старой мебелью.

Бельё на кровати оказалось изрядно потрёпанным, впрочем, как и серовато-белые занавески на окнах и скатерть на столе. Из окошка открывался «чудесный» вид на поросячий двор, где пара здоровых хряков принимали грязевые ванны, довольно повизгивая время от времени.

Ужинали молодые супруги молча: Маркус был зол на Кейру за её слова. Тем более обидными они казались ему, чем больше он о них размышлял, ведь ни деньги, ни власть действительно не смогли спасти отца и его самого. Девушка, в свою очередь, была растеряна — она не понимала, как вести себя с мужем, о чем с ним говорить, и стоит ли говорить вообще?

Когда пришло время ложиться спать, Маркус внезапно вскочил и вышел из номера, не глядя в сторону расстроенной супруги. Пока она гадала, куда и зачем он ушёл, в комнату внесли железную ванную и стали наполнять её горячей водой. На вопрос девушки: «Кто распорядился?», она получила ответ: «Милорд, муж ваш. Вы мойтесь, мы опосля всё уберём».

Кейра не стала артачиться и с удовольствием смыла с себя дорожную пыль, после чего переоделась в ночную сорочку, и благополучно уснула, не дожидаясь разгневанного супруга. Выяснять отношения она никогда не любила, к тому же очень устала за этот бесконечно долгий день.

Разбудил девушку шорох одежды, звучный удар и ругань мужа. Обернувшись, она увидела Маркуса, прыгающего на одной ноге в подштанниках. Кейра сразу поняла, что он выпивал, хотя пьяным маг не выглядел. Видимо, её слова задели его глубже, чем она думала

Немного помолчав, девушка все-таки нарушила собственный запрет, и вновь заговорила с мужем.

— Маркус, прости меня за…

Маг вздрогнул всем телом, икнул и, не удержав равновесие, с громким стуком упал на пол.

— Ох, что же это! — красавица опрометью бросилась на помощь к супругу, только вот не учла того, насколько сильно укутала ноги в простыне. Кейре повезло больше — она упала на едва начавшего приходить в себя Маркуса.

Выслушав несколько совсем не лестных эпитетов в свой адрес, девушка, красная от стыда, медленно начала сползать с тела мужчины.

— Что ты делаешь? — супруг замер, очень странно поглядывая на свою молодую жену.

— Прости меня, — залепетала Кейра, продолжая отступление, — мне так неловко.

— Неловко? — голос Маркуса стал ниже обычного, дыхание участилось. Глаза молодого человека потемнели, даже в полумраке комнаты девушка заметила поволоку.

Вздрогнула. Точно такая же была у… в тот момент, когда… Она не стала даже в мыслях произносить имя того, кто причинил столько боли, а еще и место, где все происходило.

Сейчас рядом с ней был другой мужчина, муж, да и вместе они находились на законных основаниях.

Пока Кейра размышляла, Маркус осторожно гладил плечо девушки, не сводя с нее взгляда: пытливого и внимательного. Он прекрасно видел ее вспыхнувшие румянцем щеки, смущение и… страх? Но откуда бы ему взяться?

— Ты так вкусно пахнешь, — интимным шепотом прошептал Маркус, медленно кладя руку на затылок Кейры и привлекая ее к себе. Она, словно испуганная маленькая птичка, вся сжалась. — И, помнишь, я обещал показать тебе много интересного, научить искусству любви.

— Когда такое было? — попыталась отстраниться девушка.

— В карете, — совсем тихо прошептал Маркус, больше не тратя время на разговоры, он настойчиво, но в то же время мягко притянул супругу к себе, нежно лаская ее губы, приручая и соблазняя. Поначалу Кейра сильно зажималась. Ее губы были плотно сжаты, но потихоньку, как снег тает под жарким солнцем, так и она начала оттаивать. Постепенно втягиваясь в поцелуй, она вдруг поняла, насколько ощутима разница между тем, кто вверг ее в пучину отчаяния, и ее супругом. Но сейчас она больше не думала о прошлом, впереди ее ждало будущее.

Кейра не заметила, как оказалась обнаженной, так же, как и Маркус. Нежные касания супруга распалили девушку, в груди разрасталась нежность, внизу живота тепло.

Она сейчас и сама не могла понять, что с ней, но страх окончательно исчез, Маркус умело, сначала нежно, а потом все более страстно распалял супругу. И она поддалась его чарам.

Сейчас кроме их двоих, казалось, никого в целом мире нет. Шквал, бушующий в теле, как девушки, так и мужчины, нашел выход.

Был один момент, весьма удививший Маркуса. Он успел услышать слухи о собственной супруге, но сейчас имел возможность убедиться в ее невинности. Что же произошло на самом деле? Об этом стоило поговорить… Но позже, значительно позже.

Продолжая ласки, Маркус выбросил из головы все мысли, полностью отдаваясь наслаждению. Немалый опыт общения с женщинам подсказывал ему, где провести рукой, как приласкать свою жену, чтобы доставить ей максимум удовольствия. И Кейра, вовлеченная в новые для нее чувства, растворялась в них, погружалась все глубже в океан страсти и наслаждений.

Только под утро, разморенные, уставшие, но довольные, супруги уснули, обнявшись. Через несколько часов им предстояло следовать дальше.

ГЛАВА 5

Дорога. Вечная дорога. Пыльная, грязная, ухабистая дорога!

Кейра изо всех сил старалась быть терпеливой и не портить Маркусу настроение своим нытьём. Но сил этих оставалось всё меньше, а негодование нарастало.

Даже счастье после ночи любви сошло на "нет". Хотя, проснувшись с утра, Кейра чувствовала себя прекрасно, на лёгкую боль внизу живота она не обращала внимания, поглощенная новыми для себя ощущениями радостного ожидания чего-то волшебного и трепета перед знакомством с новым домом. Единственное, что расстраивало молодую супругу — это поведение её первого мужчины. Маркус был с ней учтив, как и прежде, но о происшедшем между ними ночью не сказал ни слова. Это покоробило девушку, ведь она мечтала узнать, насколько ему было хорошо с ней? Мечтала услышать нежные слова, хоть что-нибудь…

Сейчас, с каждым оставленной позади верстой, ей становилось хуже. Внизу живота боль усугубилась, превратившись в колючий тугой комок.

К слову сказать, девушка была рада тому, что её супруг не знал о клейме, которое повесили на неё жители родного города, иначе этой ночью у него зародилось бы масса вопросов, ведь красавица досталась ему невинной.

Вспоминать подробности борьбы за свою честь и последующего позора ей совершенно не хотелось. Это было страшно и непонятно одновременно. Кейра словно попала в ловушку, сплетённую из насмешек горожан, из людской молвы. Никто не стал слушать перепачканную кровью девчонку, заклеймив её по своей злой воле, чуть не разрушив ей жизнь. Перебирая в памяти картинки минувших дней, и вспоминая оставленную в Эстридже матушку, девушка совсем сникла.

Маркус, напротив, чувствовал себя прекрасно: вскочил ни свет, ни заря бодрым и отдохнувшим, накормил Кейру наспех вытребованным завтраком и погнал супругу на выход со словами:

— Скорее, скорее! Совсем немного и мы будем дома, вот тогда и отдохнёшь вволю, соня!

И вот уже несколько часов они едут без единой остановки.

Кейра безрадостно вздохнула и, кажется, в сотый раз, выглянула в окошко кареты, чтобы тут же замереть от восторга. Всего на мгновение о боли и усталости было забыто, трепет охватил девушку от увиденного. Она и предположить не могла, насколько великолепен город. Слушать чужие разговоры и видеть все самой — разные вещи. И в данную минуту юная супруга мага могла наслаждаться красотой и величием столицы.

Наконец, она увидела собственными глазами высокую каменную стену с позолоченными воротами, над которыми вдали возвышались купола знаменитого Древнего Храма

Триединому. Ну а там, чуть восточней, прячется самый красивый дворец на свете с его известными усыпальницами, где и нашёл последнее пристанище их недавно почивший король, Людовик третий. Очень скоро на престол должен взойти его единственный сын, Анрияр второй, расчетливый и безжалостный — так о нём говорили в народе.

В столице страсти по поводу нового владыки кипели не на шутку, об этом знали даже жители маленького приморского городка. Кейра не раз слышала, как матушка с негодованием и печалью обсуждала будущее их страны. Многие вставали против законного наследника короны, но оппозицию давили на корню, не давая ей распрямиться во весь рост. Говорят, у Анрияра всюду есть уши и глаза, поэтому лучше помалкивать и не роптать на принца, если хочешь сохранить свою голову.

Впрочем, Кейре было всё равно, кто встанет на престол, красавицу больше всего волновали другие вопросы: сумеют ли они с мужем стать по-настоящему близкими людьми? Примет ли её столица, и сможет ли сама девушка освоиться на новом месте?

Стать в Грохэме своей и при этом не позабыть привитые матушкой ценности — это понастоящему сложная задача, которую Кейре только предстояло решить. Замечтавшись и засмотревшись, она пропустила момент, когда они подъехали к воротам города.

— С какой целью вы едете в Грохэм? — зычный бас вырвал девушку из состояния глубокой задумчивости и заставил с любопытством прильнут к окошку кареты, слегка отодвинув в сторону занавеску. — Сколько с вами спутников? Запрещённые товары, контрабанда, предметы магического значения имеются?

— Я еду в своё родовое имение, Олдстон, — Маркус говорил по-новому, вальяжно, словно бы нехотя. Кейра живо дорисовала в уме его высокомерное лицо и надменный взгляд. — Меня зовут Сивер Олд, я возвращаюсь домой со службы. Со мной едет лишь моя… — небольшая пауза, тон становится немного раздраженным, — моя супруга. Кейра

Элисон Олд. Завтра я внесу её в списки горожан.

— Проезжайте! — рыкнул стражник, и карета вновь затряслась. Но на этот раз Кейру не подкидывало на сидении. Легкая тряска, не более.

Стоило им въехать в город, как девушка, не стесняясь, прильнула к окну, рассматривая город. Карета ехала медленно, потому у юной супруги мага появилась возможность рассмотреть снующих мимо людей. Девушки в небогатой одежде, с корзинами спешили по лавкам, это явно были служанки, несколько торопящихся по делам парней, наверное, слуг. Несколько чинно шествующих господ в дорогих одеждах неторопливо следовали по своему маршруту. Дам в дорогих одеждах не встречалось.

Наверное, еще не время для прогулок.

Мимо прогарцевал на прекрасном скакуне молодой человек. Гордо задрав голову, он, ни на кого не обращая внимания, проскакал мимо окна Кейры. Выправка и осанка сказали девушке о многом. Вероятно один из богачей, зацикленный на собственной значимости. Кейра на миг скривилась, но тут же позабыла о надменном красавце, продолжая осмотр.

Наконец, карета остановилась. Дверь открылась, и перед юной супругой предстал

Маркус. Его лоб прорезала морщинка. Он сейчас наверняка находился где-то далеко, действуя бездумно, по привычке: подать руку даме, подставить локоть и чинно взойти по ступеням огромного здания, от вида которого у Кейры захватило дух.

Неужели это и есть поместье ее супруга? И в нем девушке предстояло жить? Ее охватили противоречивые эмоции. С одной стороны, мечта детства сбылась: она стала супругой богатого столичного мага, и наверняка скоро своими глазами увидит высший свет. Но с другой — такая перспектива не на шутку пугала девушку, ведь она ничего не знала о правилах поведения, о привычках и манерах богачей. Да, народная молва говорила: "Скромность украшает девушку любого сословия". Но Кейра все отчетливей понимала, насколько права была матушка, наставляя дочь словами: «Скромность — это слишком дорогое удовольствие, которое может себе позволить далеко не каждая дама.

Будь напористей, дочка, иначе мир богачей проглотит тебя, и не подавится!». Но вести себя нагло и развязно девушка не могла и не умела, поэтому ей предстояла сложная задача: научиться никому не давать спуску, оставаясь при этом человеком с твёрдыми моральными принципами.

Очутившись в просторным холле, Кейра глубоко вздохнула, представив, сколько времени уходит на уборку этой красоты, но тут же одернула себя: теперь она — госпожа, у них с Маркусом есть слуги, и на нее не повесят работу по дому. Нет, девушка совсем не боялась работы, она о ней мечтала. Именно о своей трудовой занятости Кейра собиралась поговорить с мужем, ведь у нее с собой были документы об окончании Академии.

Наверняка кому-нибудь пригодится ее острый ум, находчивость и умение логически мыслить, а главное считать и выявлять ошибки в отчетности. Но все разговоры пришлось отложить на потом: для начала необходимо было освоиться на новом месте.

Не успели молодые войти, как им навстречу выскочили слуги. Кто-то спешно вытирал руки о передник, некоторые все еще держали в руках корзины, наверняка собирались за продуктами, а пара человек вообще появились обсыпанные мукой и в белых колпаках на голове.

— Доброго дня, господин Маркус. Мы рады вашему возвращению, а то до нас долетели страшные слухи, — вперед выступил представительный мужчина в расшитой серебром ливрее. Мельком бросив на Кейру взгляд, он тут же потерял к ней интерес. Мало ли кого хозяин притащил.

— Слухи оказались верны, — резко бросил Маркус. — Гриз, это моя супруга. Я

несколько дней буду занят, потому тебе предстоит оказывать ей всяческое содействие. Ты поможешь освоиться моей супруге в доме. Расскажешь о том, что ей необходимо знать.

Слуги застыли. У некоторых особо несдержанных челюсть оказалась на полу.

Кейра отдала должное выдержке Гриза. Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины.

Только взгляд, брошенный на нее, вызывал недоумение.

— Будет исполнено, Ваша Светлость, — чинно склонил голову мажордом.

Кейра же, стоя рядом с мужем, чувствовала себя бесконечно одинокой. Сейчас, находясь в его родовом имении, где даже слуги смотрели на нее, не скрывая удивления и презрения, она отчетливо поняла, сколько сил придется потратить на то, чтобы стать "достойной леди". Учиться манерам, этикету, правильно стоять, сидеть и даже смотреть…

Но, самое главное, ей придется измениться, сделать всё возможное, чтобы слуги стали её уважать, ведь именно они, как никто другой, хорошо чувствовали, что Кейра из их сословия. Не многим так везло: стать не просто любовницей, как это зачастую бывает, а именно супругой богача. Оттого и отношение к ней будет соответствующее.

Кейра вздохнула, заметив едва ли не ненавидящие взгляды двух юных служанок.

Сложно ей придется. Девушка это понимала, но назад пути не было: ей придется перешагнуть через себя и стать достойной супруга, чтобы больше не видеть на его лице огорчения и не слышать, с какой горечью он говорит о женитьбе.

Никогда девушка не любила наглых заносчивых богачек, приходивших к матушке за заказами. Чаще они просто посылали своих слуг, но, когда появлялись сами, то Региде приходилось выслушивать от них много нелицеприятного, хотя работу матушка выполняла идеально, лучше других портних в их небольшом городе. Теперь же девушке предстояло забыть о прежней жизни в родительском доме, где всё было просто и понятно и приложить все силы для обустройства собственного «гнездышка».

— Кейра, чувствуй себя, как дома, — услышала красавица слова супруга. — По всем вопросам и пожеланиям обращайся к Гризу, а мне нужно ненадолго уехать, но к ужину я вернусь.

— Куда ты? — оставалось только надеяться, что слуг не расслышали страха в голосе девушки. — Почему бы не отложить дела на потом? Мы ведь только что прибыли, Маркус.

Молодой маг поморщился, услышав, как жена к нему обращается и пояснил:

— В столице все друзья и знакомые зовут меня Сивер. Маркус — моё второе имя, так называет меня только матушка.

— Ох, но ты не говорил об этом раньше, — Кейра растерялась на мгновение, но тут же взяла себя в руки и, как можно увереннее произнесла: — К тому же я — не просто друг. Я

— та, кто связала с тобой свою судьбу, свою жизнь, Маркус. Помни, пожалуйста, об этом, куда бы ты ни отправился.

Маркус оставил Кейру в окружении слуг, а сам, не заботясь о дальнейшем, направился к себе. У него и мысли не возникло показать супруге комнату. Более того, он даже распоряжений по этому поводу не дал. Такая несправедливость поразила девушку до глубины души, но, стиснув зубы, она тряхнула головой и в упор посмотрела на мажордома.

— Покажете мне дом и мою комнату? Я бы хотела умыться с дороги, а потом осмотреть здесь все.

Кейра старалась, чтобы ее голос звучал уверенно, но в какой-то момент поймала себя на том, что не приказывает, а просит. Это не добавило ей авторитета. Мужчина на миг задумался. Он и знать не знал, куда селить девушку. Ведь хозяин никаких распоряжений по этому поводу так и не дал.

— Отнесите вещи мадам в розовую спальню, — распорядился он, строго глядя на двух служанок. Те быстро кивнули и побежали исполнять приказ. Выставив вперед руку и приглашая следовать за собой, мажордом приветливо произнес: — Идемте, госпожа. Я вам все покажу.

Гриз чинно следовал впереди, Кейра семенила за ним. Ноги гудели, в теле ощущалась слабость. Но она ни чем не выдала своего состояния.

Оказавшись в комнате, девушка непроизвольно скривилась. Обилие розового резало глаза. Она на мгновение зажмурилась. Но ныть и жаловаться не стала.

Обернувшись к Гризу, прошептала:

— Где я могу помыться?

— Вот здесь купальня. Подача воды осуществляется автоматически, температура регулируется на основании ваших вкусов. Вам нужно только дать команду: горячее или холоднее. Убирается вся вода после того, как вы покидаете купальню. Приятного отдыха,

— склонил голову мажордом и покинул новую хозяйку. В последний момент Кейра успела заметить в его глазах сочувствие.

Быстро раздевшись, Кейра вошла в круглую и большую лохань, в которой могла вытянуться в полный рост. Вода тут же начала прибывать, а девушка только командовала: горячее или холоднее. Действо настолько увлекло ее, что она по-детски счастливо рассмеялась. Насладившись теплой водой, девушка потянулась за мылом и на мгновение впала в ступор. На полке стояли пузырьки разных цветов. И как ей быть? Спросить было не у кого. Ей пришлось открывать каждый и по капле выдавливать в воду. Найдя ту субстанцию, которая лучше всего мылилась, она стала водить ею по телу, а потом вымыла и волосы. Закончив водные процедуры, девушка, вышла из лохани. Вода исчезла мгновенно, будто ее там и не было.

Кейра удивленно склонилась над ней и провела пальцами. Сухо. Ничто не говорило о том, что здесь недавно кто-то мылся. Чудеса, да и только!

Выйдя из купальни, завернутая в одно полотенце красавица направилась к своим стареньким чемоданам, сиротливо стоявшим посреди комнаты. Тут же вспомнилась жалость на лице Гриза.

Спустя некоторое время все вещи девушки были аккуратно развешаны ею в шикарном лакированном гардеробе. Придирчиво изучая свои наряды, красавица обнаружила неприятную вещь — все её платья походили на те, что носила прислуга в доме

Маркуса.

Перемерив несколько самых красивых нарядов, Кейра остановилась на голубом муслиновом платье и отправилась на поиски мажордома.

Гриз нашёлся довольно-таки быстро. Увидев приближающуюся к нему супругу хозяина, он сдержанно поклонился и замер в ожидании её распоряжений. Девушка улыбнулась:

— Вы давно служите в имении, не так ли? — спросила она.

— Да, миледи, так и есть, — на лице мужчины скользнуло удивление, а затем понимание и негодование. — Вы намерены сменить прислугу?

— Нет, что вы?! — красавица замахала руками. — Ни в коем случае. Насколько я понимаю, мама Маркуса сейчас в отъезде? Но она непременно вернётся и тогда вряд ли обрадуется такому самоуправству с моей стороны. Я бы не хотела устраивать ей столь неприятные сюрпризы.

— Действительно, достаточно и одного сюрприза — того, что устроил господин

Сивер, — произнёс скрипучий женский голос со стороны кухни. Кейра быстро обернулась и увидела худощавую пожилую женщину, вытирающую руки о белый фартук. — Откуда он тебя привёз, деточка? Ты что, понесла от него?

У девушки даже дар речи пропал от такой наглости. Чувствуя, как щёки обжигает стыдливый румянец, она упрямо вздёрнула подбородок и проговорила:

— Я из прекрасного города, что находится довольно-таки далеко от столицы. Люди там добры, воспитаны и учтивы, но вы, как видно, понятия не имеете, что это за качества и зачем они нужны! — Кейра на мгновение задумалась о чём-то своём, после чего добавила с прохладой в голосе: — И в таком случае, мне придётся заняться вашим воспитанием.

Итак, запомните первое правило хорошего тона: вежливость — залог прекрасного общения и комфорта в отношениях между людьми. Не имеет значения, кто перед вами, король или нищий, вы должны вести себя одинаково учтиво!

— Еще мне не хватало перед нищими распинаться! — выпалила женщина, нагло усмехнувшись. — Я в этом доме работаю много лет, а вот ты…

— Гриз! — Кейра прервала кухарку на полуслове, и, повернувшись к ней спиной, обратилась к мажордому. — Прошу вас, прикажите прислуге собраться в гостиной через несколько минут. Думаю, мне нужно еще раз представиться всем обитателям имения и лично составить мнение о каждом из них. А эту женщину, — девушка, не оборачиваясь, кивнула головой в сторону кухни, — попросите приготовить на ужин самое вкусное её блюдо. Посмотрим, не утратила ли она свои таланты за долгие годы службы.

Мужчина согласно закивал, предупреждающе поглядывая на разгорячившуюся повариху. Та молчала, но по её лицу было видно, что она думает о новой хозяйке и всех её указаниях. Кейра, наоборот, очень талантливо изображала высокомерие и твёрдость характера, хотя в душе её зрела буря.

— Как только слуги соберутся на месте, позовите меня. Я буду в саду.

Гриз пришёл за Кейрой гораздо позже, чем ему было велено, но девушка не стала устраивать истерик по этому поводу. Она понимала, что многие из слуг были против её появления в доме, тем более им претила сама мысль о том, что «эта выскочка» станет ими командовать. Однако, мажордому удалось практически невозможное, он собрал всех.

Услышав это, Кейра сразу и навсегда прониклась симпатией к нему: чопорный и суровый внешне, он явно был гораздо добрее внутри.

— Ещё раз добрый день, — как можно спокойнее и уверенней проговорила девушка, медленно обводя взглядом собравшуюся в гостиной прислугу. — Мы с вами толком не познакомились, поэтому я решила назначить вам всем новую встречу.

— У меня утка в печи сгорит, пока она мусолить тут будет, — донёсся громкий шёпот от полной женщины с нездоровым румянцем на щеках. Стоявшие рядом с ней одобрительно закивали.

— Я не задержу вас надолго, — примирительно сообщила Кейра, — посвятите мне буквально пять минут, и сможете вернуться к своим прямым обязанностям. Итак, как вы все знаете, мы с Маркусом поженились. — по комнате разнёсся неодобрительный гомон, но девушка оборвала его, выставив вперёд открытую ладонь правой руки и сделав очень надменное лицо. Так, бывало, делала её матушка, когда кто-то её сильно раздражал. –

Тихо! Я не закончила. Так вот, мы с Маркусом вступили в брачные узы, поклявшись друг другу в любви и верности. А свидетелем наших клятв стал сам Триединый! — повисла тяжёлая тишина, люди недоверчиво переглядывались, одна молоденькая девушка даже пальцем у виска покрутила, но старуха рядом быстро её одёрнула. Наконец, Кейра решила, что выдержала достаточную паузу, чтобы народ проникся её речью, и продолжила: — Теперь вы знаете, что нас с вашим господином связывают по-настоящему глубокие чувства. Будет плохо мне — он это непременно поймёт, а я очень не люблю его расстраивать. Так помогите же мне сохранить его душевное равновесие, вы ведь любите этот дом и его обитателей? — неуверенные кивки, пересуды, поджатые губы, опущенные глаза… — Вот и прекрасно! Думаю, мы поняли друг друга. С каждым из вас я познакомлюсь лично, но уже не сегодня. Все свободны.

Девушка чинно развернулась и направилась к себе. Слишком сложно дался ей разговор со слугами. Неприязненные взгляды давили, вызывали желание сбежать, спрятаться, стать как можно незаметнее. Но она пересилила себя, гордо подняв голову, она ни разу не обернулась.

Но слуги не спешили расходиться. И важные дела не смогли сдвинуть никого из них с места. Они смотрели вслед новой хозяйке и пытались осознать ее слова. Если все, что она сказала, правда, то им действительно придется принять ее. Ведь Триединый просто так не дает благословения. И расторгнуть такой брак невозможно.

— Все слышали? — холодно обратился Гриз к слугам. Те нестройно закивали. -

Идите, работайте! Хватит лясы точить. В доме теперь появились и хозяин, и хозяйка. Они с дороги и хотят есть. Поторопитесь.

Через мгновение гостиная опустела. Мажордом усмехнулся. Глянув на лестницу, задумался. Молодая супруга хозяина хотела экскурсию? Он даст ей время прийти в себя после сложного разговора, а потом поднимется к ней с приглашением.

Кейра на негнущихся ногах вошла в отведенные для нее покои. Глянула на себя в зеркало и удрученно покачала головой. Бледность на грани синевы, круги под глазами, измученный вид. На ее плечах, казалось, появился многотонный груз. И снять его не оказалось никакой возможности.

— Я справлюсь. Должна справиться, иначе сама себя перестану уважать.

Несколько минут девушка неподвижно сидела перед зеркалом, а потом рывком встала и направилась к столу. Ей необходимо было написать матушке, что у неё всё прекрасно, пусть хотя бы у той на сердце царит покой.

ГЛАВА 6

«…Целую тебя и крепко обнимаю. Ни о чём не волнуйся: Маркус — прекрасный муж, рядом с ним моя душа поёт от счастья. Твоя дочь, Кейра Элисон Олд

Печальный вздох вырвался из груди девушки, как только была поставлена последняя точка в письме для Региды. Триединый — свидетель, как ей хотелось поведать матушке о своих чувствах, о боли, прожигающей её изнутри, об одиночестве… Но нельзя!

Обняв себя за плечи, Кейра подошла к окну и, слегка отодвинув край портьеры, выглянула наружу. Кареты Маркуса всё еще не было. Он не спешил к своей супруге.

Больше того, девушка отдавала себе отчёт в том, что её муж не питает к ней никаких чувств, кроме благодарности и …стыда. Да, он стыдился её манер, её происхождения, её прошлого. Еще когда они жили в Эстридже, добрые люди донесли «господину магу», что он женился на падшей женщине. И даже после того, как они занимались любовью, он не изменил своего мнения о девушке. Не прибавилось даже капли тепла. А ведь она отдала ему свою невинность.

Весь Эстридж гудел, словно рой пчёл, обсуждая моральное падение юной красавицы, но ни один из них не удосужился спросить, что именно тогда произошло. На ней просто поставили клеймо, объявив легкодоступной. Даже матушка сделала вывод из сплетен, так и не поговорив с Кейрой о случившемся. Хотя, что могла сделать Регида, узнай она правду? Выйти на главную площадь и кричать о невинности дочери? «Она бы так и поступила, — подумала девушка и, наконец, улыбнулась.

В этот момент в дверь тихо постучали.

— Войдите, — красавица обернулась к появившемуся на пороге Гризу. Мажордом открыл было рот, собираясь что-то сказать, но так и замер, не произнося ни слова. — Чтото произошло? — вмиг заволновалась девушка, — Что-то с Маркусом?!

— Нет-нет, что вы, — на минуту Кейре показалось, что мужчина немного покраснел, но она тут же отмела подобные мысли в сторону. С чего бы ему смущаться перед ней? — Я

лишь пришёл, чтобы предложить вам небольшую экскурсию по дому. Если вы, конечно, уже отдохнули с дороги.

— Ох, ну и напугали вы меня своим молчанием, — девушка облегчённо вздохнула, картинно закатила глаза и помахала ладошкой перед своим лицом, изображая вселенский испуг.

Мажордом сдержанно улыбнулся:

— Простите мне эту маленькую слабость, миледи. Когда я вошёл, вы улыбались, и я… — мужчина снова немного замешкался, — я задумался, чем успел вас так развеселить.

Кейра беззаботно пожала плечиками и двинулась навстречу вошедшему со словами:

— Это не вы. Я просто вспомнила матушку и её безграничную опеку. Она у меня потрясающая женщина. Впрочем, вы и сами увидите это, когда она посетит нас с мужем.

А сейчас идёмте смотреть дом.

Спустя час, а, может, и больше, Кейра взмолилась о пощаде: обходить комнату за комнатой, выслушивая истории мажордома о том, где именно и при каких обстоятельствах приобреталась мебель, что за картины висят на стенах, сколько веков назад король Таира подарил предкам Олдов потрясающие хрустальные вазы, что пылятся теперь в сиреневой гостиной — девушка вымоталась так, словно обошла пешком половину столицы. Гриз лишь понимающе улыбнулся и проводил юную хозяйку к её покоям:

— Отдыхайте, миледи, ужин подадут в шесть, — мужчина на мгновение задумался, после чего добавил: — Если позволите, я прикажу Алоте, нашей домработнице, привести к вам завтра по утру местную портниху, она прекрасно разбирается в тонкостях столичной моды.

Кейра слегка покраснела, понимая, что даже Гриз увидел, насколько бедно выглядит её платье.

Распрощавшись с Гризом, Кейра собралась войти к себе, но тут же вспомнила о

Маркусе. За все время она его ни разу не увидела. К тому же, ей хотелось узнать слишком многое. Может в аристократических семьях и принято жить раздельно, но она считала: раз они супруги, то и жить должны в одной спальне. Иначе и не по-людски получается.

Вот только одного желания Кейра поговорить с супругом оказалось мало. Как только она постучала к нему — благо Гриз во время экскурсии показал и кабинет, и комнату хозяина -

ответа не получила. Не успев дотронуться до ручки, услышала голос, раздающийся казалось совсем рядом. Обернувшись и пытаясь прислушаться, Кейра напряглась. Но разобрать ничего не смогла. Невнятно и шипяще. Но голос мужа она отчетливо узнала. С

кем же он беседует? На кого так кричит, что даже не слышит ее стука?

И почему он не сообщил ей, что вернулся?

Девушка нерешительно оглянулась на Гриза, топтавшегося неподалёку и делающего вид, что очень занят. Мужчина, почувствовав взгляд Кейры, оглянулся и быстро приблизился со словами:

— Миледи что-то хотела?

— Хотела, — огорченно прошептала девушка, кивая головой на дверь кабинета. -

Давно он приехал?

— К сожалению, не могу ответить на этот вопрос, но, если вы прикажите… — начал было Гриз.

— Не стоит, — Кейра набрала полную грудь воздуха и, уже без стука, решительно толкнула дверь в кабинет мужа.

Маркус не заметил ее появления. Он оказался слишком поглощен беседой с неизвестным, чей голос она слышала из восьмиугольного кристалла.

— Я тебе в сотый раз объясняю, не знаю я, куда исчезла твоя мать. И причин, побудивших ее бежать, я не знаю.

— Но ведь ты один из последних, кто видел ее, — Кейра отчетливо услышала в голосе супруга подозрительность.

— То есть ты допускаешь мысль, что я виновен в её исчезновении?! Может быть и отца твоего я убил?! — теперь уже собеседник перешел на повышенный тон, больше того, в его голосе появилась угроза. Кейре это совсем не нравилось.

Она слушала и не могла сдвинуться с места, хотя понимала, что ей нельзя было здесь находиться, но и уходить сейчас она тоже не хотела. Голос собеседника Маркуса пугал ее до дрожи: властный, надменный, рычащий… Но ее супруг, казалось, ничего не замечал и продолжал гнуть своё:

— Я просто хочу знать правду! Какой бы она ни была. И узнаю, поверь.

— Приезжай завтра ко мне, мы с тобой поговорим и все обсудим, — мужчина сменил гнев на милость, хотя угроза из его голоса отнюдь не пропала.

После его слов кожа девушки покрылась испариной, в сердце закралась тревога.

Внезапно Маркус оглянулся и зло уставился на растерявшуюся, смущенную Кейру:

— Что ты здесь делаешь? — он говорил спокойно, но голос его был пропитан ядом.

— Я стучалась, — постаралась внести ясность Кейра, — но ты, видимо, не расслышал и…

— Разве я разрешал тебе входить?! — глаза мага стремительно темнели, от внешних уголков к вискам стали расходиться темные полосы, теряясь в его волосах. — Или мать не привила тебе элементарные правила хорошего тона?!

— Ты говоришь о женщине, спасшей наши жизни! — за себя девушка постоять не умела, но вот если кто-либо обижал ее матушку, тут кровь в ее жилах закипала не на шутку. — Прости, если я пришла не вовремя, я могу и вовсе покинуть тебя и этот дом, раз мне здесь настолько не рады.

В душе Кейра понимала: пойти ей некуда, но и жить так она не хотела. Если в первый же день с их приезда ее супруг очертил границы, выстроив перед ней не просто преграду, а целую стену из непонимания, презрения и злости, то дальше станет только хуже. Их новые, только-только зарождавшиеся отношения не сулили девушке ничего хорошего.

— Иди к себе. Сюда больше никогда не входи без моего приглашения. Это для твоего же блага, — ровно произнес Маркус, тут же отвернувшись от молодой супруги.

В слишком простом платье, со старомодной прической она смотрелась нелепо на фоне великолепия и богатства его покоев. На душе её зрела гроза с проливным дождём в перспективе.

— Нет уж, мой дражайший супруг, пока я не узнаю то, зачем пришла, с места не сдвинусь. — Кейра вздернула подбородок и упрямо посмотрела на мужа.

— Так чего же ты хочешь? — устало и немного неприязненно спросил мужчина, оборачиваясь к ней и старательно загораживая от неё кристалл.

— Всего лишь узнать, почему твою супругу поселили в комнату для гостей, — на этот раз Кейра не сдержалась от язвительности и сарказма. — Я понимаю, драгоценный супруг, вы хотели бы видеть меня далеко отсюда, но, спешу вам напомнить, что нас, к огромному сожалению, связал Триединый. Хотите вы того или нет, но мы связаны до конца наших дней! И вы обязаны принять меня!

— Если бы я вас не принял, драгоценная супруга, — шипящим от негодования голосом выдал мужчина, — то вы сейчас находились бы в моём родовом поместье! А

теперь ВОН!

Кейра вздрогнула всем телом, губы её дрогнули от обиды, глаза защипало:

— Что ж, я уйду, — с трудом сохранив самообладание, ответила девушка, — но, клянусь, вы пожалеете о таком обращении со мной! Я буду вам верной женой, но не ждите от меня покорности и любви. Я запру своё сердце от вас на тысячи замков, и не смейте потом требовать от меня открыться вам! С этой минуты вы для меня всего лишь мужчина, с которым я вынуждена буду спать для рождения потомства.

Выскочив за дверь кабинета, Кейра опрометью бросилась в сад, чтобы привести мысли в порядок. Уже сейчас она отдавала себе отчет в том, сколько лишнего наговорила в пылу гнева, но назад уже ничего не вернуть.

Прогуливаясь среди высоких ветвистых яблонь, девушка всё глубже погружалась в свой внутренний мир, снова и снова вспоминая брошенные от обиды слова. «Что теперь будет? — думала она. — Сможет ли Маркус понять, сколько боли причиняет мне своим безразличием и надменностью? Почему он не хочет открыться, поговорить, как это бывало в Эстридже? Почему избегает, сторонится свою молодую супругу? Стыд. Вот объяснение всему. Он стыдится находиться рядом с мной. Но тогда к чему весь этот маскарад? Зачем он привез меня сюда?»

Вопросы одолевали юную супругу мага. Горечь обиды мешала дышать. Зачем? Ну зачем он потащились в Храм Триединого? Наверняка все могло бы быть проще. И сейчас

Кейра не мучилась бы, а оказалась вдовой. Стоило только подумать о таком исходе, как она в испуге застыла, пораженная своими мыслями.

— Нет! Нет! И еще раз нет, — заговорила она вслух, тряся головой, чтобы отогнать подальше такие кощунственные мысли. Представься ей еще один шанс, она бы поступила так же, ни минуты не раздумывая.

Из глаз девушки нескончаемым потоком лились слёзы, но она этого даже не замечала. Тихо всхлипывая, Кейра продвигалась вглубь сада, совершенно не разбирая дороги.

Не удивительно, что лёгкий хруст опавших листьев под ногами незнакомца она даже не услышала, а когда почувствовала присутствие рядом — было уже слишком поздно.

Кто-то с силой ударил девушку по голове. Едва вскрикнув, Кейра упала на землю и тут же потеряла сознание от боли.

***

— Как она? — тихий голос Гриза заставил девушку поморщиться — он показался ей громом среди ясного неба.

— Жить будет, — оптимистично заверил незнакомый мужчина, одетый в серый костюм мага-лекаря. — Господину Сиверу сейчас гораздо хуже.

— Это я вижу, но не могу понять, почему? — чувствовалось, что Гриз растерян. -

Ударили по голове её, а рана и сотрясение у господина.

— Насколько я понял по рисункам на их телах, они заключили брак, произнеся клятвы в Храме Триединого. Да благословенен будет их союз. С тех самых пор их тела и души получили неразрывную связь, — спокойно отвечал ему собеседник. — Но вот как именно эта связь будет проявляться — загадка. Необходимо обратиться к человеку, знающему старые каноны и традиции, такому, как мой учитель, мастер Пипит. Думаю, он сможет прояснить многие моменты.

— Что ж, на всё воля Триединого, — задумчиво пробормотал Гриз, удаляясь от кровати Кейры. — Я передам ваши слова господину, как только он придёт в себя.

Лекарь неспешно удалился, оставляя девушку. При этом он находился в раздумьях.

Рисунки на телах супругов заинтересовали мужчину. С таким он никогда не сталкивался.

А уж об отдаче после нападения и вовсе не слышал.

Как только лекарь покинул дом, Гриз вернулся к молодой хозяйке. Весь дом гудел, как растревоженный улей. Недавние слова девушки подтвердились: оба супруга и правда оказались связаны слишком тесно. Напали на хозяйку, а досталось хозяину. Гризу едва удалось утихомирить слуг, чтобы они не доставали своими криками господ.

Глядя на бледную до синевы девушку, мажордом только удрученно качал головой.

Темные круги под глазами, тревожная складка, прорезавшая лоб — сколько же всего пришлось перенести бедняжке? А что еще предстоит? Вызванные на доследование шнады — элитной разведывательной бригады — церемониться не станут, вывернут наизнанку, не забыв покопаться в грязном белье.

— Ох! — застонала юная хозяйка, с трудом открывая глаза. Заметив Гриза, сфокусировала на нем взгляд: — Что произошло? Как же мне плохо.

— На вас напали в саду, — ровно ответил мужчина. Он не привык проявлять эмоций.

— А где Маркус? С ним все в порядке? — Кейра заметалась по кровати. Посему выходило, что нападения на ее супруга продолжаются. Но почему оглушили ее, а не его?

— Он скоро прилет в себя, — дал ответ Гриз.

— На него тоже напали? Он сильно ранен? Мне надо к нему, — девушка попыталась вскочить с кровати, но тут же со стоном снова упала на подушки.

— Нет. Напали на вас, а хозяин получил отдачу. Но с ним уже все в порядке. Швы наложили, обезболивающее дали. Шнадов вызвали, — отрапортовал мажордом.

— Кого вызвали? — не поняла Кейра. Слово оказалось для нее незнакомым.

— Элитных дознавателей, — быстро перевел Гриз, не вдаваясь в подробности. Кейра собиралась спросить, чем же они отличаются от обычных, но в дверь застучали. Гриз покинул девушку и отправился встречать прибывших шнадов.

В доме раздался топот ног, рыки, отрывочные грубые команды. Кейра скривилась.

Головная боль усилилась. Хорошо, ее пока не беспокоили. Но стоило ей об этом подумать, как дверь распахнулась. Перед ней предстал мужчина в темно-синем кителе, с до блеска начищенными пуговицами, блики которых слепили глаза. На голове гостя как влитая сидела шапка. Как ее назвать, Кейра затруднялась. Некое подобие котелка и фуражки. Выглядело довольно комично. Но улыбаться она не рискнула.

Строгий подозрительный взгляд прошелся по девушке. Ни слова не говоря, гость стремительно приблизился, зажал голову больной, как в тиски и пристально уставился в глаза. Минута. Две. Три. Мужчина так же резко отстранился.

— Скорейшего выздоровления, госпожа, — выдавил улыбку офицер, козырнул и покинул комнату. Кейра осталась в замешательстве, ничего не понимая.

— Зачем приходил? Что это вообще было? — задала она сама себе вопросы, на которые не знала ответа.

— Это менталист. Ему не требуется общение. Он прекрасно все может считать из вашей памяти, — ответил появившийся в дверях незнакомый мужчина.

— Вы кто? — удивленно воззрилась Кейра еще на одного незнакомца.

— Меня зовут Эндрю Борг, юная леди. Я помощник отца вашего супруга. Меня вызвали в срочном порядке, сообщив о возвращении Сивера с… Хм… Супругой.

Поведаете мне обстоятельства вашей скорой свадьбы? Да еще, как мне успели сообщить, и в Храме Триединого.

Кейра задумалась. Мужчина определенно располагал к себе, но рассказывать первому встречному о событиях, предшествующих их венчанию, она не собиралась.

Пусть этим занимается Маркус.

— Что же вы молчите? — несмотря на ласковый и любезный голос, Кейра заметила в глазах мужчины опасные искры.

— Размышляю, — честно ответила она. — Я вас вижу первый раз в жизни. Мой супруг пока не имел возможности нас представить друг другу. На меня только что произошло нападение. Откуда я знаю, могу ли вам доверять?

— Хм, откровенно, — на этот раз по-доброму усмехнулся гость. — Что же, тогда просто ответьте мне на вопрос: где вы с Сивером познакомились? И почему так быстро заключили брак?

— Я спасла его от виселицы, — призналась Кейра. Глаза мужчины в этот момент на миг увеличились в размерах. В них полыхнул опасный огонек.

— От виселицы? Вы ничего не перепутали, юная леди? Аристократов, таких как

Сивер, не вешают, им…

— Отрубают головы, я знаю, мне Маркус сказал об этом, — перебила мужчину девушка. — Но повторю еще раз. Я спасла его от виселицы, выйдя за него замуж. Нас обвенчали в Храме Триединого. Никто из нас и предположить не мог, что брак окажется магическим.

— Так-так-так, — протянул гость, оглаживая подбородок. В этот момент он пристально посмотрел на девушку. — Я так понимаю, спрашивать о мотивах вашего поступка бесполезно?

— Да, я все равно не отвечу, — вскинула голову Кейра, тут же скривившись от боли. -

А чем вы занимаетесь? — вдруг спросила она, сама удивляясь своей смелости.

— Замещаю начальника в конторе отца Сивера, «Олд и компания». Работы там много, особенно после гибели Олда-старшего. А вы с умыслом интересуетесь или от праздного любопытства? — прищурился Борг.

— С умыслом, — призналась Кейра. — Мне совершенно нечем заняться в этом городе.

Я никого не знаю, кроме… мужа. Возьмите меня к себе в контору? Я много чего умею и работы не боюсь. Мой учитель по математике всегда выделял меня среди других учениц.

Борг оглядел юную супругу мага. Сначала он собирался отказать ей в категоричной форме, сообщив, что выделяли её, скорее всего, не за знания. Чем она сможет помочь?

Только под ногами путаться будет. Но, открыв рот, чтобы произнести грубые слова, передумал, неожиданно даже для себя. В груди заядлого скептика и циника, Эндрю Борга, шевельнулось нечто очень похожее на сопереживание:

— Хорошо, юная леди. Как только окончательно придете в себя, посмотрим, на что вы способны. А пока отдыхайте. Всего вам хорошего.

Покинув повеселевшую от его слов Кейру, Борг отправился к магу, по пути размышляя над ее словами.

Сивера собирались повесить? Но это прямое оскорбление. И кто такой умный додумался до этого? Внутри мужчины все кипело. Он с негодованием чертыхнулся.

— И почему мне кажется, что это все звенья одной цепи: убийство Глэдиса, арест и последующая попытка казнить Сивера, побег Динаты. Что ж происходит? — бурчал он себе под нос, направляясь к магу. — Я обязательно докопаюсь до истины! — пообещал он сам себе.

Открыв дверь в покои Сивера, Борг осторожно вошел. Огляделся: шторы задернуты, в комнате полумрак. На кровати бледный почти до синевы лежал маг.

Приблизившись к кровати, мужчина аккуратно сел на стул, любезно приготовленный дворецким. Вгляделся в Сивера, задумался.

— Что, так плохо выгляжу? — хрипло прошептал маг.

— Хорошего мало. Мысли по этому поводу есть? — поинтересовался гость.

— В том-то и дело, что никаких, — вздохнул больной. — Сначала отец, потом мать сбежала, меня арестовали непонятно за что, вменив государственную измену. Без суда и следствия приговорили к казни. Я, конечно, не ангел, много кому дорогу перешел, но тут надо иметь неограниченную власть, чтобы все провернуть.

— Власть, говоришь? — снова почесал подбородок мужчина. В его голове мелькнула абсурдная мысль, которую он поспешил отогнать прочь, настолько нереальной она показалась.

— У тебя появились какие-то идеи? — тут же встрепенулся маг, но Борг лишь отмахнулся от него.

— Пока рано об этом говорить. Нам бы твою мать найти, уверен, она многое знает, потому и сбежала, испугавшись.

— Я пытался. На вызов она не отвечает, ни в одном из наших поместий ее нет, — с сожалением выдал молодой маг, непроизвольный стон вырвался из его груди: — Вархрак подери! Надо же было так попасть с этой женитьбой. Теперь страдаю за глупость…

— А без нее ты сейчас болтался бы на веревке, как простолюдин, — резко осадил мага

Борг.

— Да, твоя правда. Но теперь, как видишь, я вынужден…

— Хватит ныть, девушка спасла тебе жизнь. Мы пообщались с ней немного, она просит взять её на работу. И я склонен дать своё одобрение. Насколько хорошо она разбирается в бухгалтерских счетах?

— Понятия не имею, — Сивер безразлично повёл плечами и тут же зашипел от новой боли. — Мы познакомились во время церемонии бракосочетания всего несколько недель назад. Она вынуждена была взять себе мужа из приговорённых к смерти. Репутация

Кейры дала трещину из-за какой-то нелепой истории. Мне один тип сказал, что она «испорченная», но… в общем, он ошибался. Я точно знаю.

— То есть, кроме того, что с репутацией юной леди вышла осечка, ты о ней не знаешь ничего, я правильно понимаю? — Эндрю поджал и без того тонкие губы и сурово осмотрел парня с головы до ног, в ожидании ответа.

— Только не нужно нравоучений, — молодой маг устало прикрыл глаза, — и сам понимаю, что нужно смириться и попытаться наладить с ней отношения. Она совсем не плохая, но… безродная, понимаешь?

Борг поднялся и направился к выходу. Он хотел уйти молча, но не смог. Уже на пороге, мужчина обернулся и проговорил с холодом в голосе:

— Я наведу информацию о твоей супруге. Узнаю всю подноготную, будь уверен.

Но, Сивер, даже если окажется, что в её роду не было никого выше крестьянки из соседней деревни, ты должен будешь жить с ней до конца своих дней, оберегая её здоровье и покой. Магические браки — это нечто на грани сказки, и я бы ни за что не поверил в них, если бы не увидел сегодня вас двоих. Триединый благословил тебя и

Кейру, соединил вас, сделав единым целым, поэтому, называя её безродной, прежде всего ты оскорбляешь самого себя.

Дверь за Боргом захлопнулась. Мужчина покинул Маркуса Сивера Олда, моментально позабыв о моральной составляющей их дискуссии.

Спускаясь по широкой золоченой лестнице в холл поместья, Эндрю заново обдумывал все, что ему рассказали в этом доме. Итак, молодой Олд пропал из поля зрения семьи практически сразу после "случайной" гибели своего отца. Оказывается, что парня подставили, быстро состряпали обвинительный приговор и попытались казнить, как простолюдина, повесив на площади захудалого городка.

Есть еще девушка, появившаяся неизвестно откуда, спасшая парня от смерти и…

опять-таки "случайно" заключившая с ним магический брак. Без рода и племени, зато с мозгами. Если отвлечься от мысли, что Кейра может действовать заодно с теми, кто пытался убить Маркуса, то выходит достаточно интересная картина: она ведь понимала, что с репутацией "испорченной" девушки ей не светит ни выйти замуж, ни заслужить уважительное отношение среди своих сограждан, поэтому решилась на отчаянный шаг.

Надо отдать должное, те, кто подсунули Сиверу юное дарование, хорошо все рассчитали.

Девочка действительно смазлива, выглядит невинной. Такая любого сможет покорить. Да и с актерскими данными у нее все в порядке. Вон как хорошо сыграла испуг и нервозность.

Но в следующую секунду, задумавшись о Кейре, мужчина осознал еще кое-что.

Если все именно так, как он думает, юное создание вряд ли само додумалось до брака с осужденным. Кто-то подкованный, хорошо разбирающийся в законах и традициях

Туанского королевства, помог ей. И вот она выбрала себе мужа лишь с той целью, чтобы поскорее стать вдовой и получить новую фамилию. Это понять можно. Дальше… А

дальше, по предположению Борга, девица, или ее родня, пронюхала, кого им удалось заарканить в узы магического брака. Или они обо всем знали заранее?

Мозг Борга разрывали противоречивые мысли. У него оказалось два варианта развития событий, но оба отличались только мотивами и поступками девушки. Наверняка у нее все продумано до мелочей. В добрые порывы супруги мага мужчина не верил, даже мысли не допускал.

Гриз, внимательно следивший за выходившим из дома Эндрю Боргом, также был погружен в собственные невеселые думы, ведь вызванные им шнады так и не обнаружили следов чужака в саду поместья. Это могло означать только одно: новую госпожу ранил кто-то проживающий на территории дома или тот, кто вхож в эту семью. Мажордому, определённо, не нравилось то, что происходило вокруг, с чувством глубокой тревоги он отправился исполнять свои прямые обязанности по дому, мечтая о том, чтобы вернулись прежние безмятежные времена, когда был жив Глэдис Олд.

ГЛАВА 7

Вечер и ночь не принесли Кейре ничего, кроме новых переживаний. Маркус к ней не приходил, она к нему также пойти не решилась. Но метка на её теле так болела, что девушка отчётливо понимала — ему плохо. «Если бы не наша глупая ссора, — думала она, -

всё могло бы сложиться иначе. Зачем только я наговорила всю ту чушь? Как мне жить с ним дальше под одной крышей?». Ответ на эти вопросы лежал на поверхности: необходимо было просто прийти и поговорить о произошедшем. Однако Кейра проявила себя истиной женщиной, решив совершенно иначе, чем подсказывал ей разум: «Да, я виновата, — кивнула она, глядя на своё отражение в зеркале, — но он должен извиниться первым!».

Приняв окончательное и бесповоротное решение, Кейра улеглась в кровать и попыталась заснуть, убеждая себя, что завтра будет прекрасный день. Но что-то внутри не давало ей покоя — какая-то невнятная тревога не позволяла сомкнуть глаз до самого рассвета. И лишь с первыми лучами солнца, девушка погрузилась в сон, наполненный жуткими образами. Нет, то были не мифические чудовища, которых боятся многие изнеженные барышни, а простые люди: мужчины из её городка. Они шли за ней со всех сторон, протягивали к ней руки, тянули к себе, принуждая принимать их ласки.

— Нет!!! — кричала Кейра, отбиваясь от мерзких насильников.

— Да чтоб тебе пусто было! — проговорил один из них голосом Маркуса.

Девушка распахнула глаза, полные слёз, и, с трудом сосредоточив взгляд, разглядела своего супруга, сидевшего у её ног с самым кислым выражением лица.

— Это ты? — на всякий случай уточнила новобрачная.

— Я, — хрипло ответил маг, поднимаясь с постели, — твой рыцарь на белом коне.

Пришёл тебя спасти и во второй раз получил по голове. Скажи, Кейра, ты выбрала меня на той виселице, чтобы издеваться всю оставшуюся жизнь?

Девушка залилась румянцем и, опустив взгляд на простыни, прошептала:

— Я ведь не знала, что это ты. Мне снился кошмар.

— И что же тебе снилось, можно узнать? — уточнил Маркус.

— Мама. Мне приснилось, что с ней беда, — соврала Кейра, не желая рассказывать супругу о тех ужасах, что на самом деле терзали её душу.

— Поэтому ты звала её на помощь и проклинала всех мужчин на свете? — губы мага исказила скептическая ухмылка. — Раньше мне казалось, что ты не умеешь лгать.

— Раньше и мне многое казалось. — огрызнулась девушка и тут же опустила взгляд, не в силах выдержать новое столкновение. — Я устала от перемен твоего настроения, от твоего недовольства, от… Ты стыдишься меня, Маркус, не так ли?

Молодой человек молчал. Он хотел успокоить молодую супругу, сказать ей что-то хорошее, но и солгать не мог.

— Мы из разных миров, Кейра, — наконец проговорил маг, глядя в наливающиеся слезами глаза той, что спасла его от смерти. — Я вырос в этом городе, среди богатейших людей столицы. У меня были лучшие преподаватели, лучшие игрушки, лучшие вещи, тогда как у тебя не было ничего…

— У нас с тобой разные понятия "лучшего", Маркус! — выпалила обиженная на его слова девушка. — И, если ты считаешь, что мне не место здесь, в твоём доме, в твоём мире, то я…

— Я не говорил ничего подобного, — маг поморщился и, пересилив себя, присел на краешек кровати рядом с молодой супругой. — Прекрати плакать. Обещаю, что ты не будешь знать ни в чем отказа. Новые платья, шляпки… что там еще нужно юной леди вроде тебя?

— Любящий супруг? — девушка сложила руки на груди, шмыгнула распухшим от слёз носиком и упрямо посмотрела в глаза собеседника. — Мне не нужны платья и шляпки.

Мне нужно твоё внимание и участие. Я никого не знаю в этом городе, Маркус.

— Кейра, послушай… — маг снова ненадолго замолчал, обдумывая свои дальнейшие действия в отношении девушки, ставшей его женой. — Борг сказал, ты просила его устроить тебя на работу? Это совсем не обязательно, материально ты не будешь ни в чём нуждаться и без того. Однако, если тебе действительно нечем себя занять, то, возможно, работа в конторе отца станет выходом.

— Да, — девушка кивнула, — я не хочу сойти с ума в четырех стенах, где даже слуги считают меня нищей, — щёки Кейры всё сильнее разгорались от зарождающегося в груди гнева. — Я понимаю теперь, что на любовь и даже симпатию с твоей стороны мне рассчитывать не стоит? — Маркус отвёл взгляд, не ответив. — Что ж, хорошо, — девушка вздернула голову вверх, неосознанно сжимая кулачки. — Я принимаю этот ответ. Пусть ты молчишь, но это не отменяет того факта, что я чувствую отторжение. Ты всё дальше от меня. Сторонишься, словно я бездомная, выпрашивающая у тебя милостыни.

— Ну что ты несёшь? — маг вскочил с места и, заложив руки за спину, стал прохаживаться по комнате. Он не знал, что говорить и что делать, ведь она действительно чувствовала его, как себя, и это здорово усложняло их и без того натянутые отношения.

Что-то вспомнив, молодой человек резко остановился, а затем, всё также молча выскочил за дверь спальни.

Кейра недолго пребывала в замешательстве: её супруг быстро вернулся назад, протягивая ей зажатое в ладони украшение:

— Вот. Это тебе. Надень, прошу. Никто не сможет его снять, пока ты не разрешишь.

— Что это? — девушка. Как зачарованная, уставилась на небольшой голубоватый кругляш в деревянной оправе и на шнурке. — Это подарок?

— Это амулет, — Маркус помог нагнувшейся к нему супруге надеть и застегнуть простенький кулон на шею. — Он блокирует нашу связь. Временно. Это даст нам небольшую передышку.

В этот момент в голове Кейры словно что-то щелкнуло. Она ощутила горькую обиду, снова обманувшись в ожиданиях. Спустя мгновение, девушка твердо решила: уж если не получится с любовью, то уважение собственного супруга и его ближайшего окружения она заслужит, во что бы то ни стало! И побрякушка, подаренная им, поможет ей в этом.

— Хорошо, — ровно выдала юная особа, рассматривая непрошенный подарок. Внутри нее все вспыхнуло огнем, но Маркус уже не мог этого почувствовать. Связь прервалась, Кейра осознала это всем своим существом и непроизвольно сжала губы, чтобы не всхлипнуть от жалости к самой себе. Теперь она была по-настоящему одинока.

Выброшена из его головы, из его души, из сердца…

Молодой человек удовлетворенно кивнул, прислушиваясь к себе. Наконец, он перестал ощущать бесконечный поток её эмоций, путавших его чувства, лишавших трезвости мысли. Развернувшись спиной к молчаливой супруге, маг направился к выходу.

— Маркус, — голос Кейры был ровным, без намёка на истерику, хотя молодой супруг ожидал обратного эффекта. Остановившись, он не оглянулся, показывая, что не хочет больше вести этот диалог. Но и уйти не мог — воспитание и чувство вины не позволяло. -

Могу я попросить тебя об услуге? — девушка ничем не выдавала своего смятения и боли.-

Мне бы хотелось, чтобы в ближайшее время ты нанял для меня учителя по боевым искусствам.

— Ты рехнулась? — пораженно выдохнул маг, резко оглядываясь назад. — Зачем?! Ты ведь леди! — он тут же замолчал, вспоминая, где именно встретил супругу, и какое воспитание она получила. Он на мгновение прикрыл глаза и, открыв их, заговорил гораздо спокойнее прежнего: — Кейра, боевым искусствам учатся не один год. Учатся юноши, не дамы. В столице так не принято, понимаешь? Лучше бы нанять учителя по этикету и языкам… А ты умеешь танцевать, кстати?

— Маркус! — девушка приподнялась на кровати, демонстрируя старомодную комбинацию, прикрывающую все её прелести, с коими молодой человек уже имел счастье познакомиться. — Просто ответь мне: да или нет? Ты приведёшь ко мне учителя? Вспомни о своём обещании, что я не стану нуждаться ни в чём… — перебив мужчину, пытавшегося поспорить с ней, тараторила молодая супруга. — И я нуждаюсь в защите! Ты надел на меня амулет, воздвиг между нами пропасть…

— Хорошо, будет тебе наставник! — стараясь побыстрее отделаться от девушки, снова коснувшейся щепетильной темы их взаимоотношений, произнес супруг, после чего стремительно покинул ее покои.

Стоило Маркусу Сиверу Олду покинуть комнату, как Кейра встала с постели и подошла к большому зеркалу у камина. Из отражения на нее смотрела уставшая, измученная юная особа, не внушающая никаких тёплых чувств. Такую никто не сможет любить. Такая может вызвать лишь жалость.

Горько усмехнувшись своим мыслям, девушка приложила руку к ровной холодной глади стекла и зашептала, внимательно вглядываясь в каждую чёрточку своего отражения:

— Чего же ты хочешь, Маркус Олд? Неужели я настолько противна тебе? Неужели ты не можешь найти в своём сердце даже маленького тёмного уголка для бедной Кейры?

И, клянусь, я озарю его светом… Где тот мужчина, который так смотрел на меня с эшафота, что я позабыла обо всём остальном мире? Ведь вы с ним — одно целое, но и его ты отвергаешь… Что ж, ты не оставляешь мне выбора. Я стану другой: отважной и хрупкой, уверенной и ранимой, чарующе обольстительной… Я научусь. Я смогу. И тогда придёт твой черёд искать во мне ту девушку, что однажды отозвалась на твою немую мольбу. — с каждым произнесённым словом, уверенность в правильности принятого решения росла внутри неё и крепла. Это была уверенность в собственных силах, настоящая неподдельная, рождённая из горьких слёз и отчаяния, та, которую сломить практически не возможно.

Тряхнув головой, Кейра по-новому осмотрелась в комнате, предоставленной ей для жилья и тут же решила, что всё здесь переделает.

Девушка умылась, заплела волосы в причудливую косу и отправилась к выходу. На сегодняшний день она приготовила для себя несколько заданий, которые непременно хотела выполнить. Однако, едва прикрыв за собой дверь, Кейра тут же вскрикнула от неожиданности: на неё вихрем налетел Эндрю Борг, пробегающий по коридору. Оглядев девушку, мужчина сходу поинтересовался:

— Не ушиблись, юная леди? Мне было бы весьма неприятно стать причиной вашего плохого самочувствия.

— Нет, я…

— Прекрасно! — мужчина невежливо прервал красавицу, подхватив её под локоток и отправившись вместе с ней дальше. — Я как раз направлялся к Сиверу, чтобы поговорить о вас. Не удивляйтесь, мне очень любопытен ваш союз. И, раз уж волею Судьбы, вы первая попались на моём пути, давайте поговорим? Вы не против? — Кейра приоткрыла было рот для скромного отказа, но… — Замечательно! Итак, поведайте же мне, кто надоумил вас использовать древний ритуал? Почему выбор пал именно на Сивера? Зачем вы заключали брак в Храме Триединого?

От количества вопросов девушка сначала опешила, даже испугалась, но, вспомнив о своем намерении стать сильной, твердо посмотрела в глаза гостя и с возмущением спросила:

— Вы меня в чем-то подозреваете? Считаете, это по моей милости его отправили на виселицу? Может быть, и голову, прогуливаясь в саду, я сама себе разбила?

— Не кипятитесь, юная леди, — последнее слово Борг словно выплюнул. -

Подозревать всех — моя работа. А разбить голову самому себе — плёвое дело, я и не такое повидал на своём веку. — Эндрю Борг оценивающе осмотрел свою спутницу и, прищурившись, добавил: — Согласитесь, все вышло довольно странно. Я хочу получить ответы на свои вопросы, а не оправдываться перед вами за свои подозрения, — хмуро произнес мужчина. — Начинайте излагать. Я весь во внимании.

Кейу сильно задел тон гостя и его подозрения, но где-то глубоко в душе она вынуждена была признать, что он во многом прав. Их с Маркусом супружество действительно выглядело странно. Особенно учитывая их разные социальные статусы. В

здравом уме Маркус никогда бы на ней не женился. Мужчина, сидящий напротив, прекрасно осознавал это, потому и завел данный разговор. Остановившись на месте, красавица сцепила руки перед собой и, тяжко вздохнув, начала рассказывать о прошлом.

Голос звучал ровно. Словно она говорила не о себе, а о какой-то другой девушке, незнакомке. Кейра поведала о первой любви и предательстве, о друге матери, предложившем ритуал бракосочетания с обреченным на смерть для спасения ее чести, рассказала о всех троих висельниках, поделившись впечатлениями о каждом. Вот только о глазах Маркуса, так привлекших ее в самую первую минуту, промолчала. Не хотелось девушке делиться сокровенным… Борг слушал ее молча, не перебивал, не встревал с вопросами.

Только когда Кейра закончила говорить, мужчина громко произнёс одно слово:

— Бывает, — и тут же умолк. В коридоре повисла тишина. Каждый из них думал о своем. Девушка прекрасно видела: ее слова не изменили отношения к ней, а, казалось, только усугубили подозрительность.

— Вы узнали всё, что хотели? Теперь я могу спуститься на завтрак? — спросила девушка, насторожено огибая мужчину.

— Да-да, теперь мне необходимо о многом подумать, — словно находясь не здесь, махнул рукой Борг. — И проверить многое тоже…

Его взгляд после последних слов уперся прямо в глаза девушки. Но если Борг рассчитывал смутить или напугать юную супругу мага, то он глубоко заблуждался. Ей нечего было скрывать, если только причину такой спешной свадьбы.

Спускаясь по лестнице, Кейра внезапно поникла. У нее создалось ощущение, что она идет по полю, полному магических ловушек. Один неверный шаг, и ее разорвет. Куда она попала? Как выбраться? А главное — что же такое произошло с Маркусом? За что его хотят убить? Вопросы разрывали голову.

В столовую она вошла в состоянии полной подавленности. Сосредоточенно обдумывая свои дальнейшие действия, девушка, присела за огромный стол из красного дерева и стала ждать супруга. Как оказалось, завтракать ей предстояло в одиночестве.

Маркус успел не только поесть, но и отправиться по делам. Эндрю Борг также не пожелал составить ей компанию. О чем она ни капли не пожалела.

— Приятного тебе аппетита, Кейра, — недовольно бормотала девушка, украдкой бросая взгляды на сновавших туда-сюда служанок, — это чудесное утро, чудесная еда, чудесные люди вокруг… — её взгляд буквально споткнулся о служанку, с неприкрытым презрением рассматривающую свою новую хозяйку. — Что ж, кажется, я уже вполне сыта.

Быстро поднявшись, Кейра покинула столовую, не оглядываясь, дабы окончательно не портить себе настроение. У девушки в голове как раз созревал план по переустройству выделенной ей спальни, как вдруг ее окликнул дворецкий:

— Госпожа, вас ожидают в малой гостиной, — мужчина поклонился.

— Спасибо, Гриз, проводите меня? Я пока не слишком хорошо ориентируюсь здесь.

Позади девушки раздался ехидный смешок одной из служанок. Кейра почувствовала, как ее щеки вновь заливает краска, но продолжала держать спину прямо, а голову высоко поднятой.

— Как скажете. Прошу сюда, госпожа, — ровно произнес мажордом, направляясь вперёд.

Проводив девушку, он открыл перед ней дверь, пропуская внутрь и тихо прикрыл, оставаясь снаружи.

Кейра огляделась. Зал бы очень красивым, богато убранным и уютным одновременно. Внезапно одно из кресел повернулось, что заставило девушку вздрогнуть.

На нее пытливо уставились умные проницательные глаза мужчины, от которого исходила животная сила. При взгляде на него, Кейра едва сдержала желание поежиться.

— Это вы хотели меня видеть? — стараясь, чтобы голос не дрожал, спросила она.

— Вот тебе и встреча с хлебом-солью! — хохотнул гость. — Вы же дрожите, словно лист на ветру, голуба моя! А ведь я не напрашивался к вам, сами позвали!

— Кто позвал? Я? — шокировано переспросила Кейра, тут же позабыв о своём страхе.

— Вы, голуба моя. Или Сивер меня обманул? — мужчина поднялся с кресла и грациозной хищной походкой двинулся к замершей на месте девушке. — Сами хотели наставника. Разве нет? Или супруг вас неверно понял?

— О! — Кейра вскинула брови, удивляясь тому, насколько быстро её просьба была исполнена. — Простите меня, я не думала, что Маркус вызовет вас уже этим утром, иначе была бы более подготовлена.

— Интересно знать, как бы вы готовились, голуба моя? — мужчина вновь усмехнулся. — Ладно, достаточно разговоров. Идемте-ка сначала в оружейную, ваш супруг дал нам добро на доступ в святая святых. Кстати, моё имя Ардо. Без всяких «господин» и тому подобной ерунды.

На этот раз девушка ничего не стала отвечать, в голове её зрели новые бесчисленные вопросы и сомнения. Она ведь сама попросила себе учителя по боевым искусствам, но действительно ли это было ей так необходимо? Готова ли Кейра к тому, что ей предстоит? Ответ пришел сам собой. Готова. Иначе не видать ей счастья. А о нём, как известно, мечтает каждая девушка.

В оружейной Кейра застыла прямо на пороге. Столько оружия она никогда в своей жизни не видела. Чего там только не было: мечи, кинжалы, ножи, арбалеты, странные круглые диски с острыми гранями… список можно было продолжать до бесконечности.

— Ну-с, голуба моя, выбирайте, — с широкой улыбкой на лице, предложил мужчина.

— А мы что же, сразу на настоящем оружии учиться будем? — прошептала девушка.

— Хм, можем на игрушечном начать, если подскажете, где его взять, — расхохотался тот, восторженно оглядывая всё вокруг.

— А, может, пока так… воображать будем? — неуверенно предложила красавица, примеряясь к небольшому топорику, стоявшему сразу у входа.

— Можем и воображать, — пожал плечами окончательно развеселившийся Ардо, такая ученица ему попалась впервые. С самого первого мгновения она только и делала, что вызывала улыбку у будущего наставника. — Вы представьте, что в руках держите щит, а я буду метать ножи. Прикрывайтесь хорошенько. Договорились?

Кейра поморщилась, понимая, насколько глупо было предлагать подобное человеку, нанятому для её обучения.

— Хорошо, — проговорила она, пробираясь в центр оружейной комнаты, — тогда подскажите мне, что подойдёт одинокой хрупкой слабой девушке, умудряющейся порезаться даже тупым ножиком для чистки картофеля?

— Монастырь? — предложил мужчина, присаживаясь прямо на пол и вальяжно потягиваясь.

— Я серьёзно! — Кейра обернулась к шутнику и уперла руки в бока. — Ужасно боюсь всех этих железяк.

— Тогда может вам охрану нанять? — Ардо широко улыбнулся, показывая белоснежные ровные зубы. — Зачем вам наставник по боевым искусствам?

— Так случилось, что на меня нападали… несколько раз. И рядом никого не было.

Так что мне едва удавалось спастись. Понимаете?

— Понимаю, — мужчина поднялся и непозволительно близко подошел к девушке, — а теперь поймите и вы меня, голуба моя, мне совершенно не ясно, чего именно вы хотите.

Сейчас напрягитесь и сформулируйте свои мысли так, чтобы я решил, чем могу вам помочь. И могу ли вообще.

Кейра поджала губы от досады. Оружия она боялась с самого детства, да и физически была довольно-таки слабой, но уметь защитить себя ей было жизненно необходимо. Судьба не прощает тех, кто не делает выводов из своего прошлого опыта.

— Я хочу научиться борьбе. Физической борьбе. Без железяк и острых предметов у меня за поясом. Это моё желание, — наконец произнесла девушка, решительно кивая головой.

Ардо отошёл на несколько шагов назад и скептически осмотрел нанимательницу сверху вниз. Тонкая, хрупкая и изящная — Ардо честно пытался представить ее в рукопашном бою, но у него не вышло. Не вязалась у него Кейра с наемницами, довольно часто встречающимися на пути мужчины. Но раз взялся, отступать поздно. Когда Кейра совсем было сникла, понимая, что сейчас ей откажут в весьма странной для леди просьбе, мужчина заговорил:

— Вам понадобится мужской костюм для езды, — по-кошачьи легко и уверенно ступая вокруг неё, наставник по боевым искусствам смотрел теперь совершенно подругому. Словно приценивался на базаре. — Заниматься придётся много: по три часа в день — это самое малое. К тому же у меня требование.

— Какое? — с подозрением спросила девушка.

— Попутно вы станете обучаться обращению с тэссэн.

— С кем?

— Не с кем, а с чем, — наставительно сообщил Ардо, останавливаясь напротив будущей ученицы, — это складной веер с внешними спицами из тяжелых пластин железа.

Внешне он выглядит как вполне обычный предмет повседневной необходимости. Но именно такими веерами можно отражать стрелы и дротики. Можно метать его во врага в случае беды.

— И вы научите меня? — глаза Кейры вспыхнули от азарта, такое оружие действительно было ей по душе.

— Не сомневайтесь, голуба моя! Еще ни одна девушка, просившая меня стать её наставником, не ушла неудовлетворенной! — Ардо подмигнул вмиг покрасневшей красавице и поманил её прочь из оружейной комнаты. — Идёмте, здесь нет тэссэна, я привезу его с собой завтра. Ну а сегодня поезжайте в ателье и прикупите лёгкий мужской костюм, максимально подходящий вам по фигуре. Договорились?

— Договорились, — девушка не сдержалась и подарила ответную улыбку будущему учителю.

— Голуба моя! — тут же воскликнул он. — Да вы прелестны! Улыбка преображает вас лучше всякой косметики, уж поверьте. У меня глаз намётан!

Кейра хотела было смущённо отвернуться, но… дала волю хорошему настроению и рассмеялась, радуясь первому комплименту на новом месте:

— Спасибо вам за тёплые слова, Ардо, — сказала она, отмечая боковым зрением одну из служанок, разинувшую рот неподалёку. — Я буду ждать нашей новой встречи с нетерпением.

Наставник лишь весело подмигнул новой ученице, поцеловал ей руку и направился к выходу, прокричав на ходу:

— Готовьтесь, голуба моя, завтра нам с вами будет очень жарко!

Бедная служанка едва не сломала ногу, так спешила на кухню, поделиться с остальными всем, что удалось подглядеть и подслушать.

ГЛАВА 8

Маркус Сивер Олд очень спешил вернуться в имение. Но вот объяснить себе, отчего его душу все утро изъедает тревога, он не мог — раньше с ним подобного никогда не случалось.

У самых ворот маг приказал кучеру остановиться и выглянул из окошка кареты, провожая взглядом статную фигуру мужчины на темно рыжем рысаке. Ардо уезжал, а

Сивер улыбался: значит, Кейра одумалась и отказалась от нелепой идеи с обучением боевым искусствам.

Маг, буквально взлетев по лестницам, толкнул тяжелую дверь от себя и вбежал в дом. Что-то вело его дальше, заставляло нервно осматриваться по сторонам и содрогаться от плохого предчувствия. "Возможно, пришли известия о матери?" — думал Сивер, широким шагом пересекая холл в направлении лестницы.

— Маркус? — звонкий голосок молодой супруги заставил его остановиться. Внезапно все напряжение, копившееся в нем, спало. Стоило лишь обернуться и встретиться взглядом с девушкой.

— Куда ты собралась? — тут же спросил маг, разглядывая шляпку и перчатки в руках супруги, — решила прогуляться?

— Я еду в центр Грохэма, — Кейра широко улыбнулась, отчего в душе Маркуса настал полный и покой и умиротворение. Кажется, он спешил в дом лишь для того, чтобы убедиться: с супругой всё хорошо. Списав это довольно-таки странное поведение на чувство ответственности, маг сдержанно кивнул, а девушка продолжала говорить:

— Спасибо тебе за наставника. Ардо великолепен. Сейчас я как раз отправлюсь заказывать себе костюм для верховой езды, а завтра мы с ним начнем наши занятия.

Брови молодого человека сошлись на переносице:

— То есть… ты действительно решила заниматься с ним? — он хотел было снова воспротивиться ее желанию, но тут же взял себя в руки. Глядя на эту хрупкую нежную девушку, маг понимал, она быстро сдастся.

— Конечно, разве могло быть иначе? — Кейра подняла восторженное личико вверх и защебетала: — Ардо сразу нашел ко мне подход, он — прелесть! Отдельное спасибо именно за него, Маркус! А теперь я поеду, и, если ты не против, воспользуюсь твоим щедрым предложением… Ну, помнишь, ни в чем себе не отказывать.

— Само собой, скажи кучеру, пусть отвезёт тебя в лавку мадам Шерьер, -

отозвался маг, глядя вслед упорхнувшей девушке. Что-то шевельнулось в его груди: чтото, очень похожее на ревность. "Он прелесть? Она поняла это после первой же встречи? А

что будет дальше? Кажется, опыт с тем парнем из её городка ничему её не научил. Нужно будет провести беседу с девчонкой!" — задумался молодой мужчина, снова и снова вспоминая довольное личико супруги. Улыбка придавала ей необъяснимого шарма, преображая и наполняя всё вокруг светом. Если бы сейчас кто-то заикнулся о том, что Его

Светлость самым неприличным образом изволит ревновать, он бы рассмеялся в лицу такому шутнику. Но тем не менее в груди мага защемило. Только он все списал на злость.

Ведь его супруга не должна смотреть на других мужчин. Только на него.

— Ваша светлость, госпожа изволила отбыть за… — в поле зрения Маркуса появился мажордом, вырывая его из мыслей о молодой супруге, заставляя устыдиться их. «Что за чепуха лезет мне в голову?!» — маг тряхнул головой, отгоняя навязчивый образ Кейры подальше.

— Я это знаю, Гриз, знаю… — отмахнулся от слуги молодой человек. — Встретил ее на крыльце. Прикажи принести мне в кабинет кофе. И никто не должен меня беспокоить ближайшие часа два-три.

Не дожидаясь ответа, маг решительно поднялся по лестнице и направился к себе.

Ему предстояло слишком много дел: необходимо было разобраться с записями отца, которые случайно нашлись в тайнике конторы. Маркус обнаружил небольшой закуток в кабинете отца. Сокрытый магическими сетями и защитными полями, тайник совершенно не привлекал к себе внимания, и лишь нелепая случайность помогла молодому человеку его отыскать.

Кейра в это время ехала по городу, разглядывая его в окно. Она уделяла внимание нарядам дам из высшего света, чтобы приблизительно знать, на что ей следует обратить большее внимание. Единственное, что смущало девушку, практически у всех встречных ею дам оказались слишком открытые платья, грудь готова была вывалиться из глубокого декольте. Такое она бы и под страхом смерти не надела. Слишком откровенное, слишком развращенное. Воспитанная в строгости, она поняла, что вряд ли сможет привыкнуть к городской моде. Хорошо, что ей пока некуда выходить, потому и не придется покупать такое. Девушка улыбнулась. Мужская одежда тоже порицалась, но для ее целей именно она была необходима.

Впереди показалась лавка мадам Шерьер. Именно к ней ее вез кучер по велению хозяина. Это была лучшая лавка в городе. В очередь к мадам Шерьер выстраивались все дамы высшего света, но она сама выбирала, кому отдать предпочтение.

Карета остановилась около небольшого домика. Оттуда сразу же выпорхнула моложавая, миниатюрная и красивая девушка. Хотя морщинки вокруг глаз и около губ показывали ее истинный возраст. Кейра улыбнулась, покидая карету.

— Здравствуйте, мадам Шерьер, — тепло поприветствовала Кейра хозяйку заведения.

— Здравствуй-здравствуй, — протянув руки к девушке, как к старой знакомой, заулыбалась хозяйка заведения. — Так вот ты какая, супруга нашего ловеласа и холостяка.

Как же тебе удалось то, что даже самым настойчивым красоткам не удалось? Идем внутрь, ты мне все обязательно расскажешь, пока я стану снимать с тебя мерки, -

щебетала женщина, не давая девушке и слова вставить.

От такого напора Кейра немного опешила. Мадам Шерьер была подобна вихрю, урагану, сметающему на пути плохое настроение, она словно лучилась светом изнутри, окутывая тех, кто находился рядом. Кейра не заметила, как оказалась внутри.

Развешенные повсюду готовые платья и заготовки к ним привлекли внимание

Кейры. Ткань переливалась в лучах солнца, проникающего в окна. Девушка застыла, открыв рот. Столько дорогой ткани и нарядов она никогда не видела. А драгоценные камни для нарядов просто валялись на столе.

— Итак, начнем, — засучивая широкие рукава платья, с готовностью выдала мадам

Шерьер. — А ты рассказывай. Так и предвкушаю романтическую встречу двух любящих сердец. Что может быть лучше, чем любовь с первого взгляда, — томно вздохнула женщина, закатывая глаза.

— Да не было никакой романтической встречи, — сконфузившись, произнесла Кейра и тут же задумалась. Она знать не знала, что можно рассказывать, а о чем стоило умолчать. Но женщина ждала, Кейре пришлось в быстром порядке искать в себе актерские замашки. Она вздохнула и продолжила: — Мы просто встретились при не совсем приятных обстоятельствах, но они помогли нам найти друг друга. А Триединый скрепил наш союз своим благословением.

Вроде и не соврала ни слова, но в то же время и всей правды не сказала. Несколько минут мадам Шерьер разглядывала посетительницу пытливым и серьезным взглядом, а потом вдруг улыбнулась, даже рассмеялась звонким смехом и захлопала в ладоши:

— Триединый! Но это так романтично! Как бы я хотела так же найти того, с кем свяжет меня сам Триединый!

— Наверное… — с трудом выдавив улыбку, протянула Кейра.

Во время беседы женщина ни на миг не прекращала своей работы. Она крутила Кейру в разные стороны, измеряла, шептала себе что-то под нос. Девушка стала уставать. Как только мадам закончила, юная супруга мага вздохнула с облегчением.

— Так, жди меня здесь, сейчас будет примерка, — произнесла женщина и скрылась за ширмой, вероятно, в другой зал. Не успела девушка удивиться быстроте, как перед ней снова оказалась хозяйка заведения, неся в руках готовый костюм.

— Вот, примерь, а мы сейчас подгоним его по фигуре, — уверенно произнесла женщина.

— Так быстро? — все-таки поразилась Кейра, заходя в примерочную и скидывая с себя свою одежду, чтобы надеть принесенный хозяйкой лавки костюм. Он сел на девушку, как влитой. Мадам Шерьер даже руками всплеснула.

— Какая же ты худенькая! Здесь и подправлять ничего не надо. Как на тебя пошито.

Значит, он теперь твой, забирай.

— А вы его для кого-то шили? — с опаской поинтересовалась Кейра. В ответ получила только озорной взгляд.

— Нет, таких заготовок у меня много, я все делаю заранее, на всякий случай. Вдруг какая нетерпеливая госпожа явится, вот и…

Продолжать мадам Шерьер не стала, и так все становилось понятно. Кейра кивнула, забрала костюм и собралась уже на выход, когда ее огорошили следующие слова женщины:

— Остальные наряды я пришлю позже, аккурат к балу во дворце нашего правителя.

Уверена, вы с Сивером станете самой красивой парой.

— Бал? Во дворце? — резко обернувшись, поинтересовалась Кейра хриплым голосом.

Дыхание перехватило. Она, конечно, уже поняла, с кем связала свою судьбу, но о вхождении во дворец и мысли не допускала.

— Конечно, — кивнула хозяйка лавки. — Дитя, ты даже не знаешь, за кого замуж вышла?

— З-з-знаю, но… впрочем, неважно. Спасибо вам, — подхватив сверток с костюмом, Кейра вскочила в карету, и закрыла лицо руками. Она всё больше терялась в этом новом и совершенно непонятном ей мире. Промелькнула мысль о том, что Маркус был прав, отворачиваясь от такой простушки.

Что девушка её положения могла дать богачу вроде него? Абсолютно ничего. Куда только смотрел Триединый, благословляя их союз? Кейра никогда раньше не думала, что

Боги могут ошибаться, но сегодня…сейчас…

— Приехали, барышня, — донёсся до красавицы голос кучера. Только теперь она поняла, что карета остановилась у имения Олдов.

— Благодарю вас, — Кейра подарила слуге мимолётную улыбку, не желая, чтоб тот видел её состояние.

В доме кипела жизнь: Гриз ругал молодую горничную за плохую работу, а старая кухарка подглядывала за ними из кухни, вытирая руки о передник. На лице женщины было нарисовано невероятное любопытство, словно она читает остросюжетный роман.

Кейра невольно улыбнулась, вспоминая свою матушку: та также обожала подслушивать и подсматривать все ссоры в округе, а потом обсуждать их с соседками.

— Доброго дня, Эсма, — громко проговорила девушка, старательно делая серьёзный вид. — Обед уже готов?

Кухарка вздрогнула от неожиданности и уставилась на новую хозяйку взглядом, полным огня:

— Готов-готов, уж и отлучиться на минутку нельзя, — пробурчала старуха и, бросив последний любопытный взгляд на примолкшего Гриза, ретировалась в свою святаясвятых — на кухню.

Кейра понимала, что ведёт себя, как заносчивая барышня, но обида внутри не давала ей смягчиться. Холодный приём этой женщины в день их с Маркусом приезда сильно задел девушку. Именно на примере Эсмы, новая хозяйка решила показать всем остальным слугам, какой строгой она может быть.

— Вы уже вернулись? — мажордом взмахом руки отпустил горничную и продолжил:

— Господин Маркус всё ещё у себя в кабинете. Велел не беспокоить его без веских причин.

— О, я даже под угрозой смерти не стану его беспокоить, — Кейра усмехнулась и с горечью в голосе добавила: — Ведь это вряд ли станет уважительной причиной, не так ли?

Гриз заложил руки за спину и отвёл взгляд в сторону, не зная, что ответить на подобный выпад молодой хозяйки.

— Ох, не берите в голову, — девушка, увидев, как смутила дворецкого, тут же постаралась взять себя в руки и заговорила на другую тему: — Скажите-ка лучше, были ли какие-нибудь вести от шнадов? Нашли того злодея, что ударил меня по голове?

— К сожалению, нет, миледи.

— Что ж, значит правосудие слепо ко всем, независимо от того, какое положение мы занимаем, — Кейра не удержалась от новой грустной улыбки: — Раньше я была дочерью швеи в приморском городке, и всем было плевать на нарушение законов в отношении меня. Теперь я — супруга знатного вельможи. Со всех сторон все говорят, насколько мне повезло, завидуют, сквернословят, поднимают руку… Ведь я осталась цела лишь чудом!

Но кого это волнует в вашей восхитительной столице?

Не дожидаясь слов сочувствия от дворецкого, девушка развернулась и быстрым шагом отправилась к себе. Не сразу ей удалось вернуть равновесие своему состоянию…

Однако спустя час, когда новенькая горничная позвала молодую хозяйку к обеду, Кейра спускалась в столовую абсолютно спокойной, с поистине королевским достоинством.

К удивлению девушки, Маркус уже сидел за столом, ожидая ее появления.

— Ты опоздала, — супруг поморщился, показывая, как неприятно ему было ждать все эти десять минут.

— Ох, мне, право, очень жаль, — с явной издёвкой ответила девушка, присаживаясь на стул в другом конце стола. — Если б я только знала, что вы осчастливите меня своим присутствием здесь, то пришла бы за час до обеда, дабы не разочаровать вас снова.

Лицо молодого человека вытянулось от удивления: его супруга впервые разговаривала с ним в подобном неуважительном тоне.

— Я снова чем-то успел обидеть тебя, Кейра? — нахмурившись спросил он.

— Вы? Меня? Как можно?! — Кейра театрально поджала губки и закатила глаза. –

Как вообще можно было даже предположить подобное? Вы — само совершенство, дорогой супруг. Само воспитание, шарм и очарование! Скорее это я, по неопытности и незнанию всех правил наивысшего общества, в котором теперь вращаюсь, снова сказала что-то не то. Но вы должны простить меня за грубость, клянусь Вам, я исправлюсь!

Насмешка слышалась в каждом произнесённом ею слове. Однако окончательно добил Маркуса смешок молодой горничной Алаисы, не успевшей вовремя удалиться и ставшей свидетельницей сцены между супругами. Ей показалось забавным поведение молодой хозяйки.

— Вон отсюда! — повысив голос и приоткрыв чуть шире темнеющие глаза, Маркус тут же утратил вид растерянного мальчишки. Кейре стало не по себе. Как только служанка опрометью выскочила за дверь, в столовой повисла нехорошая тишина, прерываемая лишь шумным дыханием обозлённого мага.

— Так что ты там говорила, Кейра? — неожиданно спокойным, даже ласковым голосом заговорил Маркус. — Всему виной твоя неопытность?

— Я, кажется, наелась, — шепнула девушка, отодвигая от себя чистую тарелку и с отчаянием поглядывая на выход.

— Ну что ты, милая, — маг улыбнулся. — Эсма так старалась для тебя. Ты заказала на обед для нас двоих ни много, ни мало — восемь блюд. Попробуй хоть что-то, дорогая.

Кейра с силой проглотила комок в горле. «Чёртова Эсма, — подумала девушка, -

неужели успела приготовить всё?»

— Начни с фаршированных куропаток, они — чудо, как хороши.

Маркус отложил в сторону приборы и сжал кулаки, старательно сдерживая рвущийся наружу гнев.

— Спасибо, дорогой, — краснея, произнесла девушка, — с удовольствием.

— Да, теперь поговорим об удовольствиях, — маг улыбнулся еще шире, отчего у

Кейры холодок пробежался по спине. — Сегодня ночью, родная, я буду спать у тебя. Как ты и настаивала.

— Но…

— Без всяких «но»! Мой супружеский долг никто не отменял. Твой, кстати, тоже.

— Только ведь…

— Поговорили об удовольствии и неопытности. Теперь о незнании правил. Помимо

Ардо, я найму тебе педагога по этике и эстетике. Ты рада, ненаглядная, моему вниманию?

— Я не хотела бы, чтобы ты нанимал наставника по обучению меня манерам, –

наконец, вклинилась в монолог Кейра. — Мне достаточно будет книг — они лучшие учителя. Ведь если этот наставник проболтается, то вскоре все будут говорить о моей необразованности. Ты этого желаешь, супруг мой? — Кейра пытливо посмотрела на мага. В

ее груди сердце трепыхалось так, что готово было выскочить наружу.

Несмотря на сарказм, последние слова Маркуса задели ее, она едва не начала просить, но смогла пересилить себя и довести игру до конца. Девушка замолчала, ожидая реакции супруга на её слова. Она гадала, как он отнесётся к её страхам? Станет ли настаивать на своём, чтобы показать ей её место?

— Что ж, хорошо. Не хочешь наставника со стороны, пусть так. — Маркус взял приборы в руки и стал нарезать мясо в своей тарелке. Спустя минуту, когда Кейра практически расслабилась и почувствовала себя спокойней, он добавил: — я лично буду тебя учить этикету. Каждый вечер. Можешь не благодарить. А теперь ешь — восемь блюд я один не осилю.

Дальше супруги обедали молча. Молча же, пряча друг от друга глаза, они разошлись по своим комнатам.

Кейра шла к себе и думала о том, что ужин уже очень скоро, а за ним и ночь…Она искренне боялась того, что должно между ними произойти. Конечно, однажды она отдалась Маркусу и, к своему удивлению, ни капли об этом не жалела, но теперь… Теперь он окончательно охладел к ней и решил лечь с ней в постель только для того, чтобы показать, что он — не только муж, но и хозяин ситуации. От этого было противно и страшно…

Маркус злился на себя за то, что в пылу гнева пообещал прийти к супруге ночью.

Злился и…предвкушал. Его воображение снова и снова рисовало картинки предыдущей ночи, где девушка была так нежна и неопытна. Ему хотелось вновь коснуться её бархатистой кожи, ощутить вкус её губ, найти её тайные места, от прикосновений к которым, она потеряет всяческий стыд и станет льнуть к нему, требуя новых ласк.

Кейра решила немного посидеть в библиотеке, чтобы отвлечься от гнетущих мыслей, однако, стоило ей покинуть свою комнату, как ее окликнули. Обернувшись, девушка невольно улыбнулась — перед ней стоял ее наставник.

— Кажется, мы договорились на завтра, — не свойственное раньше кокетство так и рвалось из девушки.

— Но ведь вы получили костюм для тренировок? — скорее утверждая, чем спрашивая, отозвался мужчина. Кейра кивнула. — Тогда не станем откладывать на завтра то, что можем сделать сегодня.

Девушка, стараясь не уронить достоинства в глазах учителя, быстро направилась к своим покоям. Но ее едва сдерживаемые попытки сорваться на бег не ускользнули от внимания мужчины.

— Она ещё совсем ребенок, — словно прочитав мысли гостя, выдохнул мажордом. Он тоже с улыбкой наблюдал за Кейрой. Девушка их слов не слышала. Быстро заскочив к себе, она едва ли не на ходу стала сбрасывать с себя платье и натягивать амазонку.

Волосы скрепила на затылке, чтобы не мешали.

Быстро осмотрев себя в зеркале, осталась довольна.

Стараясь не торопиться, Кейра спустилась вниз. Но за спиной, словно крылья выросли, подгоняя вперед.

— Хорошо смотрится, — оценив стройную ладную фигуру девушки, усмехнулся наставник. Краска мгновенно залила лицо юной супруги мага. Она не привыкла к комплиментам. И как на них реагировать понятия не имела. — Идемте. Я присмотрел отличный участок для тренировок, — переводя разговор на другую тему, произнес мужчина.

Не успели они выйти, как в дверь позвонили. Гриз открыл, выпуская учителя с ученицей, а заодно приглашая гостя в дом.

Выходя, Кейра бросила взгляд на закутанную в плащ фигуру. Лицо оказалось скрыто капюшоном. Но на пальце она успела заметить перстень с черным камнем, внутри которого вспыхивали красные искры. От самого вида гостя ее передернуло. Словно холодом повеяло. Да не обычным, а замогильным. Почему и откуда такие ассоциации, Кейра и сама бы не смогла себе ответить.

— Кейра, идем. Нас ждут занятия, — окликнул ее Ардо. Девушка вздрогнула, опустила голову, чтобы скрыть ужас, охвативший ее, и побежала за наставником. Один раз не удержалась, ощутив, как закололо между лопаток. Обернулась. Гость стоял, обернувшись к ней. Сверлил взглядом из-под капюшона. И пусть девушка не видела его лица, но хорошо ощущала взгляд. Повела плечами, передернулась. Вдохнула глубоко, выдохнула резко. И только немного успокоившись, направилась вслед за учителем.

— Ты знаешь, кто это? — спросила она, поравнявшись с мужчиной.

— Понятия не имею, — равнодушно пожал плечами тот. Но Кейра осознала неким шестым чувством — врет. Теперь уже осторожный и пытливый взгляд, брошенный наставником на девушку, заставил ее задуматься. Не зря ли она согласилась на тренировки? Кто он — ее учитель? Почему не сказал правду? Он ведь наверняка знает гостя. Тогда почему не сказал, кто он? Одни вопросы.

— О чем задумалась? — доставая веер и легонько ударяя им по плечу девушки, спросил Ардо.

— Да так, о наших тренировках, — без зазрения совести соврала Кейра. — С чего начнем?

— О тренировках? Хорошо, — на Кейру бросили недовольный взгляд. Но тут же на лице наставника появилась улыбка. — Итак, для начала небольшая разминка. Мы начнем с простейшего. Приемы самообороны в случае нападения. Достойный отпор, конечно, дать не сможешь, но время протянешь, как раз…

— Хорошо, давай начнем? — слова Ардо начали раздражать. Кейра сама не понимала, почему именно, но разъяснения, данные словно для малого ребенка, ее взбесили. Ардо посмотрел на девушку, в его глазах мелькнула ярость и тут же погасла. Мужчина не привык, чтобы его перебивали.

— Как скажешь, — легко согласился он. — Встань так, — Ардо показал стойку. Кейра зеркально ее отразила. — Теперь внимательно наблюдай за моим движением. Я делаю выпад, ты смотришь, потом наоборот!

Несколько часов к ряду наставник обучал девушку самым простым элементам рукопашного боя. В перерывах они делали приседания, наклоны и другие упражнения на растяжку мышц. Кейра вся взмокла, но не произнесла ни слова жалобы, ни разу не заговорила об усталости. Ардо смотрел на свою новую ученицу со всевозрастающим уважением.

В завершение урока, мужчина достал из наплечной сумки яркий предмет и передал его в руки замершей от любопытства девушке:

— Сегодня ты просто познакомишься с этим оружием, а через несколько дней мы начнём учиться правильно его использовать.

Кейра бережно приняла деревянную коробку и аккуратно открутила крышку. С

замиранием сердца красавица заглянула внутрь, а затем вынула наружу… веер.

Многослойная бумага, лак, тушь, рисунок и шелковый шнур. Подобный аксессуар лежал в её сумке, привезённой из дома.

— Это тэссэн, девочка, — с улыбкой пояснил учитель. — Боевой веер с десятью пластинами. Я выбрал для тебя с изображением восходящего солнца на обеих сторонах.

И, если ты присмотришься, на металлической пластине есть гравировка узора.

— Здесь какие-то буквы, — сощурившись, девушка постаралась прочесть написанное, но поняла, что не знает нарисованных символов.

— Так и есть. Иероглифы несут в себе огромный смысл для тех, кто знает, с чем имеет дело. Если постараться перевести написанное, то выйдет примерно следующее: Свирепость теряет силу перед благородством.

Благородство теряет силу перед мечом.

Меч не властен лишь над небесами.

Кейра, словно зачарованная, смотрела на наставника. Никогда раньше она не слышала ничего подобного.

Ардо, заметив реакцию девушки, лишь усмехнулся. Забрав из её рук смертоносное оружие, имевшее совершенно невинный вид, он убрал тэссэн в тубу, после чего снова заговорил:

— Отлично, а сейчас…

— Ты рехнулся?! Я не стану… — раздалось из открытого окна кабинета Маркуса.

Данный вопль перебил фразу Ардо. Наставник переглянулся с ученицей. Они бросились к окну. Ардо быстро взобрался по вьющемуся растению, подал руку Кейре. И просто подтянул ее к себе. Они заглянули в кабинет.

Он оказался пуст.

— И куда он делся? — прошептала Кейра. Только сейчас она почувствовала, насколько тесно прижимается к учителю. От него исходил жар, проникая, казалось бы, в самую душу девушки.

— Кабинет закрыт изнутри, — пораженно выдохнул Ардо. Девушка только кивнула. -

Зайдем через окно или…

— Не стоит. Маркус не любит, когда вламываются к нему в кабинет. Как исчез, так и появится, — стараясь, чтобы голос не сорвался, произнесла девушка. — Давай спускаться.

Думаю, на сегодня тренировка закончена.

Ардо пришлось согласиться. Он аккуратно опустил Кейру на землю, легко спрыгнул сам и встал рядом.

— На сегодня все. Завтра продолжим, — произнес наставник, кивнул девушке и поспешил удалиться. Юная супруга мага осталась одна в размышлениях. С одной стороны, ей ужасно хотелось вновь оказаться в кабинете Маркуса и удостовериться, что с ним всё в порядке, с другой — совершенно не радовала мысль о том, что вновь придётся выслушивать лекцию о манерах.

Решение за Кейру принял дворецкий, позвавший девушку в дом для утверждения меню на завтра. Облегчённо вздохнув, молодая хозяйка улыбнулась Гризу и отправилась на кухню.

Эсма встретила Кейру с холодом и презрением во взгляде. Девушка только вздохнула, глядя на пожилую кухарку — ей отчего-то стало жаль женщину: слишком уж бледной и измученной та выглядела. Однако проявлять слабость первой молодая хозяйка также не желала, пришлось идти на компромисс.

— Итак, уважаемая, — начала девушка, — вы уже начали готовить сегодняшний ужин?

Кухарка плотно сжала тонкие губы и мельком глянула на дворецкого. Гриз тихонько покачал головой, отговаривая тем самым женщину от нового скандала.

— Готовлю, — буркнула Эсма.

— И многое успели сделать? — не унималась Кейра.

— Пять блюд. Шестое на подходе. — женщина не смогла сдержать усталого вздоха, но тут же взяла себя в руки и вызывающе уставилась на новую хозяйку.

— Прекрасно. — девушка сделала вид, что задумалась, затем растягивая слова проговорила: — Я думаю, шести будет достаточно. Надеюсь, закончив с ужином, вы отправитесь к себе и отдохнёте, Эсма. Не стоит тратить силы на новые сплетни, я бы очень не хотела загружать вас снова не нужной работой.

Кухарка открыла было рот, даже воздуха в грудь набрала… Но передумала и замолчала. Кажется, сегодняшний день и в правду её доконал.

— Вот и прекрасно, — девушка сдержано улыбнулась женщине и присела за стол. — А

теперь обсудим меню на завтра. Гостей мы не ждём, так что обойдёмся минимальным количеством еды…

Спустя двадцать минут Кейра покинула кухню для того, чтобы переодеться к ужину и морально подготовиться к новой встрече с супругом. В это же время Эсма молча выслушивала очередную нотацию Гриза о том, как следует себя вести прислуге. Женщина старательно делала вид, что она противится уговорам мажордома, но в глубине души осознавала, что молодая хозяйка начинала ей нравиться.

Сама же девушка вновь занялась тем, что сводило с ума тысячи женщин до неё: она подбирала себе наряд для ужина.

Кейра и сама поражалась тому, насколько изменились её предпочтения всего за несколько дней в столице. Совсем недавно она восторгалась платьями, сшитыми для неё

Регидой. Матушка знала толк в моде, и покрой всегда получался замечательным. Только вот ткани… Женщина экономила на всём, откладывая каждую лишнюю копейку на будущее для единственной дочери.

Девушка тепло улыбнулась, вспоминая матушку, но, стоило ей перевести взгляд на свой гардероб, как настроение тут же поползло вниз.

Кажется, прошло не больше десяти минут, а в дверь Кейры уже стучала горничная.

Девушка сообщила новой хозяйке новость, от которой у той мурашки побежали по телу.

Маркус ждал её внизу.

В последний раз покрутившись перед зеркалом, красавица расправила несуществующие складочки на голубом муслиновом платье, убрала в причёску выбившийся локон и, глубоко вздохнув, отправилась на встречу с супругом.

ГЛАВА 9

Маркус ждал Кейру в гостиной. Он обернулся на звук её шагов и приветственно кивнул, не говоря ни слова. Девушка немного растерялась, совершенно не представляя, чего ждать от молодого человека на этот раз.

Маг, казалось, думал о чём-то своём: взгляд его был затуманен, губы иногда беззвучно шевелились, а лицо оставалось отрешенным. Не выдержав затянувшейся паузы, Кейра окликнула супруга:

— Ты хотел меня видеть? — спросила она, приближаясь.

Маркус вздрогнул и попытался сфокусировать взгляд на жене.

— Ах, ты уже здесь, — невнятно пробормотал он, прогоняя сторонние мысли прочь, -

присаживайся. Я ведь обещал урок.

— Но если ты занят…

— Для тебя я найду время. Как, впрочем, как и Ардо, — маг поморщился, вспоминая увиденное им из окна своего кабинета. Он пока не решался признаться себе в том, что именно задело его больше: вид супруги в обтягивающем мужском костюме, её восхищенный взгляд на наставника или явные успехи в занятиях. — Сегодня я хотел бы рассказать тебе историю моего рода. Теперь ты носишь мою фамилию, и в твои обязанности входит знание фамильного древа.

— Я могла бы изучить его самостоятельно, — девушка снова предприняла попытку сбежать от общения с супругом.

— Не могла бы! — категорично заявил Маркус. — Очень скоро нам предстоит отправиться на бал во дворец, Кейра. К тому времени ты должна досконально знать историю и традиции своей новой семьи, уметь делать книксены и реверансы, вальсировать и…

— Летать над полом, чтобы не запачкать мрамор своими старомодными туфельками,

— не сдержалась девушка.

Маг замолчал. Два взгляда: хмурый мужской и упрямый женский скрестились в бессловесном поединке. Никто не желал уступать, никто не желал признать себя не правым.

— Что ж, ты не хочешь учиться, — заключил Маркус, обдумывая стратегию своего дальнейшего поведения с девушкой, доставшейся ему в жёны по воле Богов.

— Учиться я хочу, — возразила Кейра, — но и ты должен проявить больше терпения и понимания! Не нужно стараться впихнуть в мою голову всё сразу. Обещаю, завтра я изучу ваше родовое древо, ну а сегодня ты мог бы показать мне, чем отличается реверанс от книксена? В моём городе достаточно простого вежливого поклона в знак приветствия…

— В моём — за простой поклон могут казнить, — оборвал монолог супруги Маркус. –

Если ты позволишь себе вольность во время приветствия принца, то можешь с лёгкостью остаться без головы тем же вечером, независимо от того, какую фамилию носишь.

Кейра лишь шире распахнула глаза. Подобная дикость была для неё в новинку.

— И так, слушай, — маг сделал небольшой перерыв, подбирая слова, и продолжил: -

Реверанс — это глубокий поклон, томный, с достоинством. Делая реверанс, ты проявляешь глубокое уважение к своему собеседнику. Книксен — это короткое приседание: быстрое, лёгкое, даже несколько легкомысленное. Ключевое слово здесь — «слегка». Понимаешь?

Девушка неуверенно кивнула.

— В твоём городке все дамы исполняют книксен. Это нормально. Чем дальше люди живут от столицы, тем меньше соблюдают условности. С коротким приседанием проблем у тебя, думаю, не возникнет, а вот с реверансом придётся немного поработать. Сейчас я покажу тебе, как это делается, а ты повторишь. Договорились?

Чуть меньше часа, что оставались до ужина, молодые супруги потратили на изучение поклонов и некоторых других женских маневров. Когда дворецкий позвал их к столу, они даже сперва не услышали его — так увлеклись занятиями.

Это были для Кейры чудесные минуты. Она не спорила, не ругалась с супругом, он не старался ее задеть или зацепить. В некоторые мгновения, стоя рядом с ней, помогал держать спину ровно, придерживая ее за плечи. А по телу девушки проходила судорога.

Она и сама не ожидала, насколько легкие, ни к чему не обязывающие касания погонят ее кровь быстрее по венам. Но в то же время, она не могла не радоваться, стоило ей получить одобрительный взгляд супруга.

Он и сам сначала все делал на автомате. А вот потом на его виске выступило несколько капелек пота. Касание к телу юной супруги не прошли для него бесследно. Маг не мог ожидать от себя, что попросту возбудится от ничего не значащих поддерживающих касаний Кейры. Но все хорошее рано или поздно заканчивается. Подошел к концу и их непродолжительный урок. Зато после него в душе Кейры ненадолго поселилось умиротворение.

Ужин прошёл на удивление спокойно, в лёгкой непринуждённой атмосфере.

Маркус то и дело шутил, пусть и с очень серьёзным лицом, а Кейра искренне смеялась, совершенно не умея прятать эмоции. Однако, как только слуги принялись убирать со стола, в столовой вновь повисло напряжение.

Пришло время сна. Время, о котором девушка боялась думать, потому что муж ещё днём пообещал навестить её для исполнения супружеского долга.

— Итак, Кейра, через полчаса я навещу тебя. Надеюсь, ты не забыла о нашем разговоре.

— Нет, не забыла, — стараясь смотреть прямо в глаза магу, ответила девушка, едва не показав слабость. — Буду ждать вас, супруг мой.

Быстро развернувшись, зацепив мага краем платья, Кейра стремительно направилась к себе.

Не успев забежать в покои, она начала срывать с себя платье. Лицо горело от предвкушения и стыда, вспоминая их первую ночь в трактире. Внизу живота тут же появилось странное чувство, сладкая ноющая боль. Грудь мгновенно налилась, словно увеличилась в размерах. Малейшее касание к одежде причиняло неудобство.

Оставшись полностью обнаженной, Кейра опрометью бросилась в купальню.

Нежиться и расслабляться почти не осталось времени. Если Маркус сказал — через полчаса, значит, ни минутой позже, это она уже успела понять. Кейра вздохнула.

Намыливая свое тело, она прикрыла глаза, представив их совместную ночь. Лучше бы не делала этого. Каждое касание к собственной коже причиняло удовольствие. Перед глазами стояли глаза супруга. Томный и чарующий взгляд манил и привлекал. Кейра рвано выдохнула.

— Неужели я стала распутной женщиной? — вдруг испугалась она, на миг застыв. Но размышления оказались прерваны стуком в дверь. Кейра и не заметила, как истратила последние минуты отпущенного для уединения времени.

Быстро ополоснувшись, она выскользнула из купальни, накидывая на себя халат.

Мокрые волосы остались лежать разбросанными по плечам. Стоило шагнуть в спальню, и девушка тут же столкнулась с потемневшим взглядом Маркуса. Он злился на что-то. Она хотела задать вопрос, но горло перехватило.

Стремительный шаг супруга навстречу заставил мысли девушки заметаться в беспорядке, оставив всё накопившееся не высказанным.

Маркус и сам не понимал своего поведения. Он был раздражен: войдя в покои супруги, не заметил ее в кровати. Отсутствие у людей пунктуальности всегда раздражало его. Мужчина собирался уже высказать супруге много нелестного, но тут она показалась из купальни: нежная, чистая и… Такая невинная.

Гневная тирада застряла в горле. Он и сам не заметил, как оказался рядом с девушкой и легко, аккуратно, словно боясь спугнуть мгновение, провел по её распущенным волосам. Заправил прядь за ухо, кончиками пальцев очертил контур скулы, провел по подбородку, едва ни жмурясь от удовольствия. Как только подушечка его пальца поднялась к губам, Кейра приоткрыла рот и хотела облизать вмиг пересохшие губы. Но кончик ее языка прошелся по подушечке пальца мужчины. Маркуса будто пронзило молнией. Зрачки расширились, на штанах обозначился бугорок, недвусмысленно намекая на эмоции и желания испытываемые молодым мужчиной.

Не в силах ждать больше ни секунды, маг подхватил Кейру на руки и бережно двинулся с ней к кровати.

Сначала девушку охватил страх. Но исходящий от мужчины жар словно проник в каждую клетку ее тела, захотелось провести по голой груди рукой, прижаться и потереться о нее. А еще Кейру сводил с ума запах, исходящий от супруга.

Оказавшись на кровати, Маркус медленно, сантиметр за сантиметром стал снимать халат с девушки, не забывая при этом ее ласкать и не сводя с нее полыхающего желанием взгляда. Когда его руки касались обнаженной кожи Кейры, она крепко сжимала губы, чтобы не застонать. Это было невероятно! Ярко. Остро. Все органы чувств обострились.

Кейра непроизвольно тянулась к магу, не в силах сдержать собственное тело

Расправившись с халатом, Маркус с удовольствием осмотрел супругу. Полная и упругая грудь манила. Напрягшиеся соски так и просились на ласку. Маркус предвкушающе улыбнулся, Кейра же под его взглядом вся покрылась краской смущения.

Ее разглядывал мужчина. И пусть он являлся ее законным супругом, но девушка все еще смущалась перед таким откровенным взглядом.

Не имея сил сдерживаться, маг склонился над девушкой. Его язык легко прошелся сначала по одному соску, потом по второму. Кейра не смогла сдержать стон. У нее появилось непреодолимое желание зарыться пальцами в волосы супруга и притянуть его голову ближе к себе. Но она только сильнее сжала покрывало на кровати.

Заметив это, маг про себя усмехнулся. И прихватив сосок сначала зубами, немного сжал его, отпустил и легонько лизнул, словно зализывая несуществующую ранку.

Отстранился, взглянув в помутневшие глаза супруги он вернулся к своей игре. В этот раз обхватив сосок губами, резко выпустил его. Наигравшись с одной грудью, он перекинулся на другую. Кейра сходила с ума. Ее губы шептали мольбы, смысл которых она и сама плохо понимала.

Маркус был на взводе. Всё его естество требовало разрядки, но он не мог вот так, не распалив супругу, ворваться в ее жаркое лоно. Сделав несколько вдохов-выдохов, маг прильнул к манящим, приоткрытым губам девушки. Его руки гладили нежную кожу, ласкали грудь, опускаясь ниже. При этом поцелуй не разрывался ни на секунду.

— А-а-ах… — не смогла сдержать крика-стона Кейра, как только рука мага коснулась бугорка наслаждения внизу живота. Ее тело выгнулось дугой, она прижалась к телу супруга, обхватила его плечи, впиваясь в них пальцами.

Сдерживаться Маркус больше не мог. Накрыл тело супруги собой. Ее ноги, повинуясь первобытным инстинктам, обхватили его за талию. Первый, медленный толчок и Кейра подалась навстречу. Два тела слились воедино.

Начался танец безудержной страсти.

Сначала медленные, неторопливые движения распаляли страсть, но вот Маркус стал ускоряться… И комнату заполнили рыки мага и страстные, чувственные стоны

Кейры. Их дыхание то и дело сбивалось, девушке казалось, они с супругом вознеслись высоко-высоко в небо. Тело наполнилось предчувствием чего-то необычного, нового. В

первый раз, в трактире она не ощущала ничего подобного. Словно бутон, раскрывающийся внутри. Тело её на миг замерло в ожидании, а потом девушку накрыла такая волна удовольствия, что она закричала, внутри нее все сжалось от наслаждения, отчего и Маркус не смог больше сдерживаться, изливаясь в жаркое лоно супруги.

Несколько минут девушка нежилась в объятиях Маркуса. Он крепко прижимал её к своему разгорячённому телу, гладил хрупкие плечи, шептал что-то нежное на ушко…

Кейра даже не заметила, как забылась сладким сном, с улыбкой на припухших от поцелуев губах.

Маркус прислушался к ровному дыханию супруги, потянулся и… встал. Оглядев обнаженное тело девушки, он пригнулся и невесомо поцеловал её в висок, шепнув напоследок:

— Ты — прекрасна…

Однако уже в следующий миг все эмоции были отодвинуты на задний план. Резко выпрямившись, маг сделал непроницаемое лицо и одевшись, покинул покои супруги, снова погрузившись в тёмные думы, не дававшие ему покоя вот уже несколько дней.

Яркое утреннее солнышко озаряло комнату своими лучами, придавая ей поистине праздничный вид. Кейра с улыбкой потянулась и лениво перевернулась на другой бок, чтобы поздороваться с мужем. Но здесь её ждало первое разочарование — Маркуса рядом не оказалось.

Второе разочарование постигло девушку чуть позже, за завтраком, на который супруг также не явился. Прекрасное настроение улетучилось, надежды на счастье растаяли, как дым. Дворецкий сообщил, что Маркус отбыл ещё ночью, сказав, что его не будет несколько дней.

«Ночью, — думала Кейра, старательно делая вид, что спокойна, — значит, он так разочаровался во мне, что решил попросту сбежать. Велел не искать… Что ж, его воля –

закон».

Грустно улыбнувшись, девушка заставила себя поесть. Сегодня ей нужны были силы для очередных тренировок с Ардо. Поспешно проглотив кашу и несколько тостов, она попросила Гриза передать кухарке благодарность и похвалу, после чего отправилась в библиотеку.

Дворецкий помог Кейре разобраться со множеством старых фолиантов, указав на самые необходимые. Благодарно улыбнувшись, молодая хозяйка имения приступила к изучению родословной семьи Олд. Спустя час, а может и больше, девушка отодвинула в сторону очередной том с именами, историями и зарисовками портретов и устало откинулась на спинку стула. «Маркус был прав, — подумала она, — его комментарии и пояснения во многом помогли бы и ускорили процесс. Но вряд ли теперь он согласиться учить меня…».

Бросив беглый взгляд на ближайший рисунок в открытой недавно книге, Кейра внезапно поймала себя на странной мысли: дед её супруга, прадед, и другие мужчины, жившие задолго до него, имели весьма скудный магический потенциал. Хотя отсутствие дара с лихвой компенсировалось породистой внешностью. И тут снова появилась нестыковка, ведь практически все они были светловолосыми, с редкими вкраплениями брюнетов.

Прикрыв уставшие от напряжения глаза, Кейра постаралась воспроизвести в голове образ мужа и сравнить его с предками. Результат её удивил: Маркус несомненно выделялся своей внешностью из толпы простолюдин: не только лицом, но и манерой поведения, взглядом, статью… Только вот среди всей своей многочисленной родни, он смотрелся не правильно, словно кто-то случайно подмешал в палитру пастельных тонов немного чёрного, полностью перекрасив, тем самым, всю картину.

«Ох, что за бред лезет мне в голову, — девушка тряхнула головой и распахнула глаза, — пора сделать перерыв, иначе напридумываю сейчас Бог весть что!»

Кейра совершенно не хотела обедать одна в большой столовой, о чём собралась сказать Гризу. Однако стоило девушке спуститься вниз, как тут же наткнулась на нежданного гостя. Эндрю Борг замер на пороге, наблюдая, как нехотя к нему приближается молодая хозяйка имения.

— Добрый день, — вежливо поприветствовал он девушку. Та поджала губки: после встречи с этим мужчиной и без того плохой день обещал окончательно испортиться. — Вы замечательно выглядите сегодня.

Кейра удивлённо приподняла брови и скосила взгляд в огромное зеркало, находившееся в трёх шагах от неё. Причёска растрёпана, глаза покраснели от долгого чтения и переживаний, кожа лица отдаёт зеленью… Да уж, прекрасный у Борга вкус, ничего не кажешь.

— Молчите? — раздраженно пробубнил гость. — А ведь вежливость никто не отменял! Я к вам со всей душой, а вы…

— Вы ко мне с чем, простите? — уточнила закашлявшаяся девушка.

На лице Борга появилось явное недовольство:

— С ду-шой, дамочка! — отчеканил он, возвращаясь к своей прежней манере общения. — Но откуда вам, сирой работяге, знать подобные метафоры?

— И что же заставило вас распинаться перед сирой работягой? — усмехнулась Кейра, довольная тем, что ей удалось вывести гада на чистую воду.

Хотя, признаться, девушка не могла отказать Боргу в уме и сообразительности, но и подозревать, а уж тем более, оскорблять себя решила не давать. Он и так слишком потрепал ее нервы своими подозрениями. Все никак не уймется. Но и Кейра не собиралась сдаваться. Сейчас в нее словно чертенок вселился. Она оказалась настроена решительно.

Перепалка с этим суровым мужчиной приносила ей удовольствие, пусть и несколько извращенное. Так как мало кто мог понять, как может понравиться обмен оскорблениями.

— Не что, а кто! Ваш муженёк, конечно, — с нотками насмешки в голосе ответил гость. И тут же вкрадчиво добавил: — И чем, интересно знать, вы могли вскружить голову

Сивера за столь короткий срок? Наверняка интеллектом…

Борг откровенно расхохотался, очень довольный собственной колкостью, отпущенной в адрес девушки. Мужчина даже не подозревал, что своими оскорбительными словами в очередной раз возродил надежду в сердце Кейры. Маркус нашёл время поговорить о ней, заставить относиться к супруге уважительно.

— Милочка, у вас на лице что-то, — проговорил Борг, отсмеявшись. — Сотрите это немедленно.

Девушка густо покраснела, стремительно оборачиваясь к зеркалу и скрупулёзно разглядывая своё отражение. Она собиралась давать отпор без единого изъяна. А тут… И

где что успела подцепить? Но сколько ни вглядывалась в отражение, ничего не находила.

Ее брови недоуменно сдвинулись.

— Вот так намного лучше, — облегчённо выдохнул мужчина, оказавшись за её спиной. — Так вы сразу на себя похожи.

— Но ведь я ничего не сделала, — удивилась Кейра, переводя удивлённый взгляд на гостя.

— Как это ничего? Вы стёрли наглую, довольную улыбку с лица, — пояснил Борг.

Некоторое время в холле стояла звенящая тишина, прерванная решительным возгласом новой хозяйки дома:

— Вон! — девушка стиснула кулачки и даже ножкой притопнула от обуявшей её злости. — Маркуса нет дома, а я вас видеть не желаю. Уходите!

— Ну, будет вам, — мужчина примиряющее улыбнулся, — я не хотел вас обидеть. Мне просто интересно, насколько вы способны постоять за себя. Да и выражение лица у вас очень забавное становится, когда злитесь.

Кейра приоткрыла рот, но так и не нашлась, что ответить гостю на его слова.

Порой она совершенно не понимала мужчину. И сейчас откровенно недоумевала, чего же он добивается?

— А давайте пообедаем? — не растерялся Борг, подхватывая девушку под локоток и направляя в сторону столовой. — Заодно и поговорим. У меня ведь к вам дело, иначе, зачем бы я пришёл?

— Ко мне? — на всякий случай переспросила девушка, отбирая у мужчины свою руку. — И что же вас привело?

— А вы что, сказки не читали? — Борг подмигнул совсем уж растерявшейся собеседнице. — Сначала путника напоить-накормить нужно, а потом уж разговоры разговаривать. Будьте же благовоспитанной леди. Что там у нас так вкусно пахнет? Я

голоден, как волк.

— И повадки у вас тоже волчьи, — буркнула девушка, угрюмо на гостя поглядывая.

— Да вы присаживайтесь, — довольно пророкотал блондин. — В ногах правды нет.

Сейчас перекусим, и я всё вам расскажу, как на духу.

Обед прошёл тихо и быстро. Кейра торопилась закончить с едой из чувства крайнего любопытства, а Борг поглощал пищу, не прожевывая, в силу крайней степени голода.

— Я на задании был, — пояснил гость своё поведение, не выдержав удивлённого взгляда молодой хозяйки. — Со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было.

Откинувшись на спинку стула, мужчина блаженно прикрыл глаза и от души зевнул:

— И спать хочется жутко… Но некогда! — глаза его тут же распахнулись и уставились на Кейру: — Вы мне не нравитесь, знайте. Я вам не доверяю. Но Сивер утверждает, что вам можно и нужно верить.

На душе девушки мгновенно потеплело. Даже слова Борга ее не задели, потому что отошли на второй план. В данный момент она думала только о словах супруга. Улыбка, помимо воли молодой хозяйки, скользнула на полные губы, озаряя бледное личико.

— Рано радуетесь, милая, — немного ворчливо проговорил Борг, отворачиваясь от собеседницы. Он вдруг разглядел, насколько Кейра привлекательна. Конечно, она ещё не в полном своём расцвете, но… Пройдёт год, может быть немного больше, и девушка станет поистине прекрасной. Уже сейчас её очарование слишком волнительно! — Я выведу вас на чистую воду, вот увидите!

— О, как вам будет угодно, — красавица пожала плечиками, демонстрируя явное равнодушие к словам мужчины. — Вы обещали рассказать, зачем посетили меня.

— Да, и это тоже… — Борг вновь взглянул на собеседницу, подавляя желание улыбнуться ей в ответ. — Сивер велел взять вас на работу в нашу контору. Секретарём.

Прежняя работница уволилась, оставив после себя жуткие завалы. Там сам чёрт ногу сломит! Поэтому, если вы откажитесь…

— Нет-нет, я согласна! — Кейра даже с места вскочила, едва не опрокинув приборы со стола. — Когда мне нужно приступать к своим обязанностям?

— Завтра с утра, — недовольно ответил Борг, пораженный её поспешным согласием. –

Сегодня можно проехать на место и осмотреться.

— Как скажете! Мне нужно немного времени, чтобы переодеться. Подождите меня в гостиной.

Девушка выпорхнула из столовой, окрылённая новыми планами и надеждами.

Эндрю Борг наблюдал за юным созданием со смесью подозрительности и восхищения, совершенно не представляя, как ему относиться к ней.

— М-да, задал мне Сивер задачку, — вслух проговорил мужчина, поднимаясь из-за стола. — Что ж, посмотрим, что из всего этого получится.

ГЛАВА 10

Ждать долго не пришлось. Кейра собралась быстро. Заставлять мужчину ждать она не хотела, вдруг ещё передумает брать её на работу? Потому, быстро сменив одно платье на другое, более подходящее для выхода, собрав волосы, схватив шляпку и плеснув в лицо водой, вдохнула глубоко и рвано выдохнула, чтобы привести чувства в порядок.

Только после этого, бросив быстрый взгляд в зеркало, спустилась вниз.

— Я готова. Можем ехать. А по пути объясните мне мои обязанности? — попросила она, выходя в открытую для нее Боргом дверь.

— Я же сказал, нужно разобрать ворох документов, рассортировать платежные ведомости, сверить счета, — раздраженно бросил мужчина. Кейра сжала губы. Лучше бы не спрашивала. Ничего толкового не услышала, только еще больше вызвала волну негатива против себя. Дальнейший путь прошел в тишине. Девушка думала о своем, Борг все время поглядывал на нее, решая, не сглупил ли он, взяв юную супругу мага в контору? Но потом решил: он будет пристально за ней приглядывать и пока серьезных дел доверять не станет.

Карета остановилась возле двухэтажного вычурного здания. Над дверью висела табличка с названием «Олд и компания». Дверь оказалась резной с ручкой в виде головы необычного зверя с оскаленной пастью. Быстро войдя внутрь, Борг поприветствовал находящихся в приемной двоих парней и женщину лет сорока. Все они устремили свои взгляды на Кейру.

— Знакомьтесь, Кейра. Супруга Сивера.

После слов мужчины челюсти всех троих некультурно отвисли. Они смотрели на

Кейру, как на неведомую зверушку. Девушка внутренне сжалась, но внешне пыталась сохранить хладнокровие.

— И когда успел? — недовольно буркнула женщина. — Он же заядлый холостяк.

— А что понадобилось в конторе юной леди?

— Лучше бы по лавкам проехала, в клубы сходила. Зачем ей сюда?

В один голос заговорили все трое. Борг ухмыльнулся. Но сказать ничего не успел.

Вперед вышла сама Кейра. Пытливо осмотрев всех троих, она сразу ответила на все вопросы:

— Наше супружество вынужденное. Лавки я не люблю, клубы тоже. Чтобы не сойти с ума в четырех стенах особняка Маркуса я предпочитаю заниматься делом. Ваше право -

принять меня или нет. Навязываться никому не стану и уж тем более в друзья не полезу. А

сейчас… — она обернулась к Боргу. — Не могли бы вы показать мне фронт работ. Незачем тратить попусту ни свое, ни мое время.

— Хорошо, юная леди, идемте, — сделав приглашающий жест рукой, склонил перед ней голову мужчина. Насмешка отчетливо сквозила в каждом жесте, каждом взгляде, но

Кейра не стала обращать на нее внимания. Показывать слабость ей не хотелось, она и так неуютно себя чувствовала под тремя пронизывающими взглядами.

Приведя девушку еще в одну приемную, Борг указал на стол, заваленный папками, свитками, обрывками счетов. Кейра охнула про себя. Работы действительно много. Она оглянулась на Борга.

— Я могу приступать?

Отвечать мужчина не стал. Кивнув, он усмехнулся про себя и оставил юную супругу мага наедине с ворохом неразобранной документации. Кейра села за стол. Ее глаза разбегались. С чего начать, она понятия не имела. Взяв первую папку, открыла ее, пробежала глазами по документам, зацепилась за цифры. И… полностью погрузилась в работу.

Несколько раз к ней заглядывал Борг. Но Кейра его не видела. Перо скрипело по пергаменту. Она выводила колонки цифр, считала, сверяла, хмурилась, ее губы шевелились. В какой-то момент мужчина даже засмотрелся. Он до сих пор не верил в ум красавицы, но отвлекать ее пока не стал.

Через некоторое время Кейра откинулась на спинку стула, мотнула головой. Шея затекла, так же как и тело. Встала, обошла вокруг стола, несколько раз присела, тряхнула руками. И снова села за стол. В этот момент вошел Борг. Оглядев ровные ряды папок, он поинтересовался:

— Как успехи? Не желаете ли перекусить?

— Я бы только чаю выпила, — устало произнесла девушка. — Что касается вот этого, -

взгляд на стол. — То могу сказать одно: вас кто-то методически обкрадывал. Здесь много нестыковок с цифрами. Я тут кое-что выписала. Можете посмотреть. -

Кейра протянула свиток, испещренный мелким почерком. С одной стороны стояла дата, рядом цифра, которая должна быть, а чуть дальше — выплаченная по факту сумма. Борг пробегался глазами и все больше хмурился: если исходить из расчетов Кейры, у них увели довольно внушительную сумму денег. Но кто? И куда она направилась?

— Вы не ошиблись? — на всякий случай уточнил мужчина. Кейра хотела было возмутиться недоверием, но вместо этого открыла папку и показала счета.

Эндрю Борг удивлённо присвистнул: девушка поразила его своей проницательностью. Однако хвалить красавицу мужчина не спешил. Исподлобья взглянув на новую работницу, он произнёс намеренно безразличным тоном:

— Все эти ваши записки ещё проверить нужно, так сразу здесь не разберёшься, –

помолчав несколько мгновений, он словно бы про себя спросил: — И откуда в такой маленькой головке столько больших знаний?

— Я ведь уже говорила вам, что училась и была в числе лучших…

— Да-да-да, старая песня, — кивнул собеседник. — Помню. Это мы тоже проверим.

Кто, что, где, когда и, наконец, зачем? А теперь…

— Теперь мне пора, — холодно проговорила девушка, подхватывая свою шляпку со стола, — у меня сегодня ещё дела. А вы проверяйте, господин Борг, всего вам доброго.

Девушка обошла удивлённого столь резкой переменой настроения собеседника, и отправилась на выход. Внутри неё полыхал пожар: смесь негодования, обиды и злости сжигала душу, заставляя практически убегать из конторы. Новые коллеги проводили

Кейру насмешливыми взглядами, переглядываясь между собой, словно бы говоря: «А она думала, здесь мёдом намазано! Ха! И дня не продержалась»

Только на улице девушка смогла остановиться и облегчённо вздохнуть. Как же тяжело ей давалась новая жизнь, о которой она столько мечтала в своём городке! Очень хотелось сдаться, махнуть на всё рукой и сбежать от невзгод, смирившись с судьбой. Да только как она взглянёт в глаза матушке? И Маркус… Возможно, ей это лишь казалось, но отношения между ними стали гораздо лучше прежнего, и укреплялись с каждым днём, даже не смотря на кулон, что отгораживал его от её чувств.

Погрузившись в собственные думы, Кейра даже не заметила, как забрела в совершенно незнакомую ей часть города: всюду здесь стояли двухэтажные многоквартирные домики, да и движение по дороге практически прекратилось.

Остановившись, девушка устало вздохнула, укоряя себя за невнимательность. Сколько раз матушка говорила ей, чтобы она думала, прежде чем действовать?

И куда теперь идти?

— Кейра? Это ты?!

Красавица подскочила на месте от неожиданности, оглядываясь по сторонам в поисках столь знакомого голоса.

— Кейра! Я здесь, наверху. Подними голову.

Словно во сне, девушка послушно взглянула вверх.

— Минар, — выдохнула она, глядя в его синие глаза. Прошлое накрыло её с головой, заставляя трепетать от волнения и страха. Он уехал тогда, даже не объяснившись, не попрощавшись… Скрылся с глаз долой, из сердца вон, оставив после себя лишь холод и боль. Жестокий, беспощадный, бессовестный…

— Кейра, я сейчас спущусь, подожди меня минутку!

Эгоистичный, бесчувственный, наглый…

— Вот и я, ты выглядишь прелестно.

Потрясающий, мужественный, неподражаемый…

— Кейра, ты слышишь меня? Что с тобой?

Девушка тряхнула головой, возвращаясь в мир столицы, где слабых давят, где выживают лишь сильнейшие.

— Добрый вечер, Минар, — старательно изображая безразличие, проговорила красавица. — Ты тоже совершенно не изменился, и как раз это меня расстраивает. Прости, у меня совершенно нет ни времени, ни желания…

— Кейра, я так соскучился по твоему голосу. Даже не подозревал, насколько, пока не услышал его вновь. Я так виноват. Я раскаиваюсь в содеянном, прости меня, умоляю родная. — Минар сделал шаг навстречу красавице, нарушив тем самым пределы допустимых приличий.

— Немедленно прекрати! — вспыхнула девушка, отступая назад и оглядываясь по сторонам в поисках случайных свидетелей. — Между нами всё закончилось так и не начавшись! Я глубоко ошиблась, доверившись тебе однажды, но Боги милостивы. –

сорвав с руки перчатку, Кейра показала собеседнику едва заметные узоры — свидетельство её замужества. — Я встретила по-настоящему достойного мужчину, и он любит меня.

— Но это… этого не может быть, — чуть слышно залепетал молодой человек, разглядывая причудливый рисунок, — так скоро… Ты забыла меня. Кто он?

— Он — маг! Сильный, смелый и заботливый. Нечета тебе, Минар. А теперь мне пора, муж ждёт меня в центре!

— Но ты идёшь не в ту сторону, — донеслось до Кейры сзади. — Да и пешком отсюда путь совсем не близкий.

Развернувшись, девушка обошла бывшего возлюбленного стороной и отправилась дальше, проговаривая на ходу:

— Я и сама прекрасно ориентируюсь.

Минар догнал Кейру буквально через несколько минут. Молодой человек нанялтаки карету и попросил кучера остановиться рядом с девушкой.

— Давай я отвезу тебя до места встречи с мужем, — проговорил он, протягивая красавице руку, — не гоже тебе одной прогуливаться по спальным районам. Это не соответствует правилам, да и ножки следует поберечь.

Кейра вспыхнула от его речей и уже хотела было вновь распрощаться с ним, но…

дороги-то она действительно не знала.

— Хорошо, я поеду, — Кейра приняла руку бывшего возлюбленного, по вине которого её заклеймили падшей женщиной в родном городе. — Только давай договоримся, что впредь ты не будешь искать со мной встреч? Я замужем и… у меня новая жизнь.

— Конечно, я всё понимаю, — синие глаза наполнились раскаянием, — ты не сможешь меня простить за мой низкий побег. Но мне было так стыдно тогда… Впервые я так возжелал девушку, что не смог сдержать внутренний порыв…

— Прекрати! — Кейра чувствовала, что её лицо и шея вот-вот сгорят, так задевали её разговоры о прошлом. — Я хочу всё забыть. Давай не будем больше поднимать тему нашего знакомства, прошу.

— Как тебе будет угодно.

На мгновение девушке почудилось раздражение в голосе собеседника, но, стоило ей обернуться и взглянуть на его лицо, как она тут же забыла все свои подозрения.

Как часто люди расходятся, не закончив отношения как следует, а потом, встретившись вновь, совершают величайшую ошибку — решают расставить всё по местам, понять причину разрыва, а иногда и начать всё заново. Но нельзя пить из склеенной чаши, вода будет протекать, плохо подобранные кусочки стекла ранят нежную кожу… Однажды разбитое не стоит собирать вновь. Только Кейра впервые столкнулась с подобным. Ей так не хватало тепла и ласки в этом огромном холодном и неприветливом городе. А Минар смотрел восторженно, в глазах его светилась нежность и надежда на прощение…

— Кейра, я так мечтал о нашей встречи, но запрещал себе даже надеяться на неё,-

тихо проговорил молодой человек, сжимая холодную ладошку собеседницы, ту самую, что осталась без перчатки. — Никогда бы я не осмелился показаться тебе на глаза, если бы не воля судьбы, приведшая тебя прямо к моему дому.

— Минар, я могу сойти здесь, отсюда я знаю дорогу, — прошептала красавица, аккуратно забирая руку из нежных объятий. — Спасибо тебе за то, что проводил меня.

Кучер, остановите здесь! Прощай. Я… Мы больше не увидимся, думаю, поэтому, я прощаю тебя. Не мучь себя больше напрасными терзаниями. Сейчас я счастлива, желаю счастья и тебе.

Кейра практически бежала в направлении имения Олдов. В душе её всё было перевёрнуто вверх дном, чувства и мысли роились в голове, словно пчёлы, больно жаля впечатлительную хозяйку. Если бы не замужество, если бы не клятва перед Богом… кто знает, на что решилась бы наивная особа, вроде неё. Минар так хорош, так умело подбирает ключики к её тоскующему сердечку…

Но нарушить данный в Храме обет и придать мужа, даже такого равнодушного, как

Маркус, Кейра не могла.

Ворота в имение оказались открыты, во дворе стоял чёрный жеребец и нервно бил копытом, раздосадованный отсутствием хозяина.

— Ох, — всполошилась девушка, — это же Ардо! Который час? Я совсем забыла о занятиях!

— Голуба моя! — на пороге дома, словно услышав причитания Кейры, появился и сам наставник. — Я уже собрался уезжать. Решил, что наши занятия вам больше не нужны.

— Прошу прощения, меня задержали на работе, — не моргнув глазом, соврала юная особа. Когда только научилась? — Дайте мне буквально несколько минут! Я переоденусь, и мы сразу же начнём заниматься!

Спустя десять минут девушка снова стояла перед наставником. Ардо довольно улыбался, новая ученица определённо ему нравилась.

— Ну-с, приступим! — хлопнул в ладоши мужчина. — Начнём, как всегда, с разминки, дорогуша. Бег, приседания, наклоны… Что стоим столбом? Повторяем!

Сегодня Кейра так вымоталась за день, что даже разминка далась ей тяжелее.

Мышцы болели, руки не гнулись, в голове шумело.

Заметив это, Ардо остановил тренировку и указал на сад:

— Идём-ка, голуба моя, присядем под яблонькой, поговорим.

Девушка послушно семенила за наставником, чувствуя, как слипаются от усталости глаза.

— Вот здесь нам будет очень удобно, — Ардо снял с себя сюртук и положил его на землю у высокого ветвистого дерева. — Присаживайся, девочка. Я немного расскажу об оружии, что выбрал для тебя. Будь внимательна!

Кейра кивнула.

Наставник открыл мешок, прихваченный с собой, и вынул оттуда уже знакомый деревянный короб с веером внутри. Покрутив раскрытый аксессуар в руках туда-сюда, словно заправская модница, Ардо подмигнул и уселся рядом с зачарованной ученицей.

— Итак, снова перед тобой тэссен. Как истинная женщина, ты видишь в нём лишь красивый аксессуар, что поможет тебе привлечь внимание кавалера, либо спрятать за него своё личико во время очередного кокетства.

Кейра хихикнула.

— Мужчины тем более не станут воспринимать всерьёз эдакую безделицу, -

подмигнул Ардо. — Спроси у любого из них, какие виды оружия они знают, и ты услышишь что угодно, от ножа до рапиры. Но стоит тебе сказать, что твой веер тоже может причинить смерть, как они засмеются, решив, что ты шутишь.

Наставник вновь открыл тэссен в руке и обмахнул себя несколько раз, поглядывая на голубое небо.

— Ну, голуба моя, как я выгляжу? — спросил он.

— Смешно, — улыбнулась Кейра.

— Ты думаешь? — Ардо хитро сощурил глаза и в следующий миг неуловимым движением скользнул веером по предплечью ученицы.

Девушка в первые секунды даже не поняла, для чего он так поступил, и лишь увидев кровь на рукаве своего платья, встрепенулась и ахнула:

— Что вы сделали?! — вскрикнула она, наконец, почувствовав боль в месте пореза.

— Привёл тебя в чувства! — парировал Ардо, прикладывая свою ладонь поверх ранки. Девушка ощутила лёгкое покалывание, а затем боль резко прекратилась. — Вот так.

Лучше?

— Намного, — Кейра осмотрела аккуратный разрез на ткани платья, дотронулась до кожи и поняла, что всё стало по-прежнему. Лишь кровь, испачкавшая предплечье, свидетельствовала о происшествии. — Вы маг? Как и Маркус?

— Нет, — Ардо вновь замахал тэссэном перед своим носом, девушка опасливо отодвинулась в сторону, вызвав одобрительную ухмылку наставника. — Я — целитель.

Маркус — боевой маг. В нём внутренней силы гораздо больше, чем во мне и в вас, вместе взятых, голуба моя. Только он прожигает её напрасно, губит огромный потенциал.

Мальчик привык жить на широкую ногу, ни в чём себе не отказывая… Ну да ладно, что-то я отвлекся. Вернёмся к нашему занятию.

Мужчина обернулся к Кейре и положил прямо перед ней оружие, которым ей предстояло научиться пользоваться всерьёз.

— На прошлом занятии мы учили некоторые движения. Сегодня продолжим.

Смотри, голуба моя: боковые части веера, кончик его рукоятки и верхушки его рёбер — это его ударные поверхности. Удар ребром веера в висок или в горло противника легко может привести не только к травме, но и к смерти. Боковые поверхности веера мы будем использовать для блокировки ударов руками и ногами. Я научу вас бить по специальным точкам: при резких ударах чуть выше колена и чуть ниже, противник упадёт или потеряет баланс — и то и другое нам на руку. Возле запястья также есть чувствительные точки, удар по ним позволит тебе выбить оружие из рук нападающего. Вот здесь, посмотри.

Запоминай. Теперь поднимись и возьми тессэн в руки.

Девушка вскочила на ноги, чувствуя небывалый прилив жизненных сил. Об усталости и сонливости она забыла моментально, стоило взять в руки разноцветный веер.

— А теперь повторяй мои движения, Кейра, — Ардо внимательно следил за каждым действием подопечной, готовый в любую минуту прийти ей на помощь. — Движение кисти должно быть расслабленным, оно напоминает подметание, чем шире взмах, тем сильнее удар. Аккуратней! Помни, этот невинный на вид предмет, способен пустить кровь!

Несколько часов занятий с наставником пролетели для Кейры, как один миг.

Однако стоило ему сказать волшебные слова: «Закончили на сегодня», как девушка тут же рухнула наземь, словно подкошенная. Прежняя усталость, удвоенная в разы вернулась в расслабленное тело. Только насмешки Ардо заставили гордую красавицу всё-таки подняться и поплестись в дом.

Уже на пороге имения, Кейра внезапно остановилась, ощутив нечто совершенно неприятное: словно кто-то прожигал её ненавидящим взглядом. Сдвинув брови, девушка оглянулась, но ничего нового не увидела.

— Наверное, показалось, — прошептала девушка сама себе, наблюдая, как легко Ардо вскочил на коня, словно и не он занимался с ней только что. Свежий и бодрый, ни капли усталости. Не то, что она сама: вся взмокшая, ноги не двигаются, спина болит, шея вообще не поворачивается, и руки не желают работать.

Перешагивая порог, Кейра распрямила ссутулившиеся плечи, подняла голову и постаралась выпрямить спину. Усталость усталостью, а давать прислуге лишний повод для злорадства она не желала.

В дом вошла, гордо подняв голову, поднялась к себе, чувствуя любопытный взгляд новенькой служанки, и только закрывшись в своих покоях, упала на кровать. Сил раздеться уже не было. Кейра не заметила, как провалилась в сон.

Ей снились нежные прикосновения уже знакомых рук… Снился тот, кто так редко дарил улыбку, и тем драгоценней она становилась… Заботливые руки супруга, медленно раздевали её податливое, рвущееся навстречу тело. Кейра не смущалась, уж во сне-то она могла себе это позволить. Нетерпеливо обхватив шею Маркуса, она потянула его на себя, призывая к страстным поцелуям.

— Не торопись, мне нужно помыться. Впрочем, тебя я захвачу с собой… — тихо и ласково проговорил маг, подхватывая охнувшую супругу на руки: она поняла, сон-вовсе не сон! Маркус здесь, в её спальне, а она, совершенно раздетая, бесстыдно льнула к нему!

— Я сама могу искупаться, зачем всё это?

— Затем, что я так хочу, — привел маг веский для него довод.

Кейра хотела было возразить, проявить характер, но ей быстро закрыли рот поцелуем.

И если в первое мгновение она еще попыталась удивиться, как ее супруг может быть таким разным: то холодным, надменным и грубым, а то таким, как сейчас: нежным, ласковым и заботливым — уже через несколько минут все мысли вылетели из головы. Она отдалась во власть мягких, но в то же время властных губ, сминающих ее собственные. На наготу девушка перестала обращать внимания. Маркус еще в прошлый раз изучил каждый сантиметр ее тела. Правда краска смущения все еще не желала покидать кожу девушки.

В купальне супруг вместе с Кейрой встал под упругие струи воды. Его широкие ладони гладили нежную кожу девушки, намыливали, ласкали, заставляли ее трепетать от каждого прикосновения. Грудь ее мгновенно налилась, соски затвердели. Каждое прикосновение к ним супруга заставляло Кейру сжимать губы, стискивать зубы. Маркус заметил поведение жены. Усмехнулся. Склонился над ней и втянул один из сосков в рот.

Кейра задохнулась от ощущений. А когда ее подхватили на руки, прижали к стене купальни и попросту надели на член. Кейра вцепилась в плечи мужа, застонала в голос и обхватила его талию ногами.

Движения Маркуса сначала тягучие, мучающие, стали нарастать. Кейра уже сама отдавалась и подпрыгивала на супруге. Смущение прошло. Возбуждение перекрыло всякий страх. В конце концов, он ее законный муж.

Капли пота смешались со струями воды. Губы припухли от поцелуев, на них блестели капли влаги, брызги, падающие с открытого крана. Волосы девушки прилипли к телу, но она не обращала на них внимания.

Наконец, ее накрыло огромной волной удовольствия. Она вскрикнула, дернулась, сжала внутри член супруга и упала на его плечо. Ему много времени не понадобилось, и практически сразу он последовал за ней в пучину удовольствия.

Быстро ополоснувшись, Маркус вынес девушку на руках в покои, уложил ее на кровать и собрался уходить, но она схватила его за полу халата.

— Не уходи. Останься со мной, хотя бы пока я не усну.

Уже через секунду Кейра пожалела о минутной слабости. Ей вдруг показалось, она сейчас нарвется на грубость. Но вопреки ее мыслям, Маркус вдруг без слов лег рядом с супругой, обнял ее и притянул к своему горячему телу. И так уютно и хорошо в кольце его рук стало девушке, что она тут же погрузилась в блаженную дрему с улыбкой на губах.

ГЛАВА 11

Проснулась Кейра, услышав отборную ругань. Маркус проспал, оттого и возмущался: в спешке собираясь на выход, он несколько раз споткнулся, налетел на кровать, едва не перевернул стул, ногой зацепился за ремень собственных штанов, ушиб мизинец о ножку кровати.

Кейра, приоткрыв глаза и наблюдая за мужем из-под полуопущенных ресниц, пыталась не рассмеяться. Этого супруг бы ей не простил. Она даже дышать старалась ровно.

Полностью собравшись, Маркус собрался было выскочить за дверь, но в последний момент обернулся, осмотрел "спящую" супругу, быстро подошел к кровати, легко, почти невесомо, поцеловал ее в висок и стремительно покинул покои жены.

После его ухода Кейра распахнула глаза. Улыбнулась. Сладко потянулась и легко вскочила с кровати. Оделась. Скоро за ней должен был зайти Борг, чтобы сопроводить на новое место работы. А перед этим у нее тренировка с Ардо. Всего на час. Следующая после работы.

Не откладывая встречу с наставником, Кейра быстро спустилась вниз и вышла на улицу. Ардо еще не было. Зато другой персонаж уже ждал ее около крыльца.

— Минар? Что ты здесь делаешь? Я же тебе все сказала еще вчера, — строго поинтересовалась девушка. Выражение лица парня ей очень не понравилось.

— Что я здесь делаю? — поганенько ухмыляясь, начал юноша. — Да вот, смотрю, ты прекрасно устроилась. А обо мне слишком быстро забыла. Ведь из-за тебя моя сделка тогда сорвалась.

— Я здесь причем? Что пришлось пережить мне по твоей вине, я и вспоминать не хочу. Уходи, — требовательно произнесла девушка.

— Ну уж нет, — продолжая ухмыляться, Минар двинулся на нее. В эту самую секунду юная супруга мага поймала себя на мысли: ни страха, ни былого увлечения, как не бывало. Сейчас перед ней стоял наглый и беспринципный тип, которого хотелось проткнуть чем-нибудь острым или сжать его горло собственными руками и душить, пока он не запросит пощады.

— Что. Тебе. От. Меня. Надо? — спокойно, разделяя каждое слово, холодно, добавив в голос презрения, поинтересовалась Кейра.

— Если ты не желаешь, чтобы твой муж узнал, какая ты, то с тебя сто золотых, -

произнес Минар, и сам застыл от нетерпения.

— Хм, а не маловато будет? — в первую секунду Кейра опешила от такой наглости, но тут же взяла себя в руки, и из нее так и полился сарказм. — Не продешевил? Хотя, дайка подумать. А что именно ты можешь рассказать моему супругу? Как из-за тебя на меня легло пятно обесчещенной, хотя между нами ничего не было? Или о том, как ты сбежал, как последний трус? О чем?

— Поверь мне, я найду, о чем поведать твоему супругу, если ты мне не запла…

Договорить ему не дал порыв ветра, подхвативший парня и с силой швырнувший его в ворота особняка. Маленькая промашка вышла, наверное, случайно. Только Минар не влетел в распахнутые ворота, а его швырнуло об стену рядом с ними. Не успел наглец встать, как перед ним появился маг. Его глаза просто полыхали ненавистью и презрением.

— Ты хотел мне поведать нечто интересное? И что же? — едва сдерживая рвущийся наружу гнев, прошипел Маркус. — Только хочу предупредить заранее, врать не советую. О

невинности собственной супруги я осведомлен. Тогда что же такого может стоить сто золотых?

— Она же… К ней после меня… Я знаю, кем она стала…

Минар бессвязно лепетал слова, пытаясь восстановить дыхание. Ему не удавалось придумать ничего стоящего, порочащего Кейру. Терпение Маркуса подошло к концу.

Он поднял в воздух трясущуюся тушку подлеца, а перед тем как швырнуть его подальше, процедил:

— Если я услышу хоть раз, из твоего поганого рта упоминание моей супруги, превращу в жабу. Именно на нее ты больше всех похож, мразь.

Минар, наконец, вылетел за стену. Кейра наблюдала за происходящим с равнодушным видом. На нее вдруг напала апатия. Она не могла себе и представить подобного исхода. Минар, всегда казавшийся ей принцем из сказки, в данный момент вызвал только неприязнь и жгучую ненависть. Всегда тяжело терять веру в людей, особенно в тех, к кому некогда испытывала теплые чувства.

— Что тебя с ним связывает, Кейра? — около супруги появился маг, он внимательно вглядывался в лицо молодой жены. — Ты так расстроена тем, что я вышвырнул его отсюда…

— Меня… я… мы… — лепетала девушка

— Про твой поход в его номер я знаю, добрые люди еще в Эстридже донесли, -

несдержанно перебил её молодой человек. — Я хочу знать, что ты испытываешь сейчас, когда видишь его?!

Чёрные глаза мага излучали холод, скулы чётко прорисовывались на лице — по всему было видно, насколько он напрягся в ожидании ответа.

— Сейчас в моей душе лишь пустота, — шепнула Кейра. — Он обманул меня тогда, опозорил, едва не обесчестил… Не думала, что ты знаешь.

— Знаю, — маг опустил голову и на миг прикрыл глаза, что-то обдумывая. Спустя несколько бесконечно долгих мгновений он шагнул ближе и впервые обнял девушку вне супружеской кровати. Прижав её к себе, Маркус поцеловал облегчённо всхлипывающую супругу в макушку. Так они стояли: он старался согреть девушку своим теплом, её бил озноб от пережитого страха и разочарования.

— Кейра, — тихо позвал молодой человек.

— Все нор-р-рмально, — едва выговорила она, утыкаясь носом в грудь мужа и вдыхая его запах. Её душу затопила нежность, так хорошо было в крепких объятиях Маркуса.

Она почувствовала, что не одна. И это помогло вернуть самообладание.

Он слегка отодвинулся и приподнял её лицо, чтобы взглянуть в глаза девушки:

— Давай договоримся с тобой? — тихо проговорил маг, заговорщицки подмигивая супруге. — Всё, что было до этого дня — прошло. Впереди у нас прекрасное будущее. Мне осталось совсем немного… Скоро я разберусь с делами и смогу уделить тебе много-много времени. Мы по-настоящему узнаем друг друга…

— Я, конечно, все понимаю, — раздалось неподалёку, прерывая искренний порыв

Маркуса, — супругам ночи оказалось мало, но у нас тренировки, — повернув голову, парочка заметила, наконец, довольного Ардо.

Кейра по обыкновению покрылась румянцем и спрятала лицо на груди супруга, не в силах сдержать счастливой улыбки.

Маркус тоже улыбнулся и отпустил девушку.

— Беги, занимайся. Поговорим вечером.

— Спасибо, — одними губами прошептала Кейра и, вздохнув, собравшись с духом, нацепила на лицо приветливую улыбку. После чего обернулась к наставнику. — Я готова.

— Голуба моя! Ты сегодня как никогда хороша! Сколько экспрессии, сколько агрессии! И все удары точно в цель, — не переставал восхищаться ученицей Ардо. Кейра почти не обращала внимания на слова наставника. Похвала была приятна, но перед глазами все еще стояло лицо нагло ухмыляющегося Минара.

— Кейра! Вы задержались! — отвлек девушку окрик Борга. Она встрепенулась. — Или решили сегодня не ходить на работу? Ну и правильно. Что вам там делать?

— Нет-нет, извините, я бегу уже, — запыхавшись, произнесла Кейра. — Ардо, спасибо за тренировку. До вечера.

Кейра быстро скрылась в доме. Ополоснулась за считанные секунды, нацепила платье, распустила волосы, провела по ним расческой. Быстро смотала в тугой узел и закрепила острой палочкой, инкрустированной камнями. Вместе с веером, эта штука досталась Кейре от Ардо.

Пощипав губы, чтобы немного придать им яркости, девушка выскочила из покоев.

Борг не стал комментировать скорость сборов. Просто открыл перед Кейрой дверцу кареты. Когда девушка заходила внутрь, по спине снова пробежался холодок, липкий и неприятный. Только на этот раз ощущение чужого взгляда — ненавидящего и злого — шло со стороны дома. Быстро оглядевшись, Кейра снова ничего не заметила. Села на сиденье.

Напротив нее примостился Борг и тут же уловил задумчивость на лице юной супруги мага.

— Что случилось? — как ни старался мужчина говорить ровно, ему не удалось скрыть тревожные нотки в голосе.

— Чей-то взгляд, липкий, неприятный, пронизывающий и ненавидящий, полный злобы, — прошептала Кейра, погруженная в собственные мысли. — Слуги меня презирают, но не ненавидят до такой степени. В доме кто-то есть из тех, кто желает зла. Хотя я не понимаю…

— Я разберусь с этим обязательно, — перебил спутницу мужчина. В этот момент он и сам не сообразил, почему поверил словам девушки. Но какой бы великолепной актрисой она не была, сыграть так натурально ни у кого бы не вышло. Да и дрожь рук, которую

Кейра пыталась скрыть, не ускользнула от взгляда мужчины.

Стоило им подъехать к конторе, как к ним выскочил встревоженный сотрудник, которого Кейра вчера видела. Сейчас на его лице застыла тревога и печаль.

— Господин Экдрюс, Величита… Она… Ее… — запинаясь, пытался выговорить слова юноша, но все время сбивался.

— Да говори ты уже, что произошло? — Борг первым выскочил из кареты и устремил на парня пытливый взгляд.

— Ее сегодня утром нашли в реке. Погибла от удушения, смерть наступила около трех дней назад, — из дверей конторы показался мужчина в форме императорского дознавателя. — Вам что-нибудь известно по этому поводу?

— Не более, чем вам, — покачал головой Борг, подавая руку Кейре и помогая сойти. -

Вот только вчера обнаружилось кое-что неприятное. Идемте со мной, я вам все покажу.

Точнее, сделает это леди Кейра. Благодаря ей нам вчера удалось обнаружить пренеприятные факты.

Стоило им войти в кабинет, где вчера корпела над цифрами Кейра, как Борг сразу же открыл нужную папку и посмотрел на девушку. Она без слов поняла, чего от нее хотят.

Медленно, с расстановкой, сверяя каждую цифру, она стала объяснять факт воровства. Некоторые утечки сумм удалось проследить, но только до первой "станции".

Дальше след терялся. Так называемый поставщик материала, бесследно исчез.

— Мне почему-то кажется, что это подставное лицо. Его даже в природе не существует, — подала голос Кейра.

— Да, девочка, правильно мыслишь, — согласился с ней императорский дознаватель. -

Вашу сотрудницу убили, чтобы она никогда не проговорилась. Свою часть сделки она совершила. Больше стала не нужна. Что ж, все необходимое я узнал. Честь имею, -

мужчина сграбастал руку Кейры в свою широкую ладонь и едва уловимо прикоснулся к ней губами.

— До свидания, — задумчиво проговорила девушка, глядя вслед дознавателю. Потом перевела взгляд на Борга. — Господин Эндрю, могу я высказать свои догадки? Или вам не интересны мои домыслы?

— Говорите, — благодушно позволил мужчина. — Ваш ум довольно занимателен. Вы имеете нестандартное мышление и мне интересно, что вы скажете.

— Тогда посмотрите: несколько сумм ушли в одном и том же направлении, — Кейра показала кончиком пера на цифры и их источник. — Остальные тоже отправились недалеко. Контора Пацифира, расположенная по улице Саршара; бюро Герадьта — по улице Синего вепря. Еще одна сумма отправилась на улицу Холодного драга. А если взять карту, то можно увидеть, разница всего в два квартала между каждым объектом. Из этого можно сделать вывод: злоумышленник, если и сам там не живет, то имеет какое-то отношение к этим местам.

— Интересные выводы, — потер подбородок Борг. — Вот только как же вы определили расположение улиц, если не знаете города?

— Так у вас карта на стене висит, — удивилась вопросу девушка. — Я еще вчера, когда заметила нестыковки в расчетах, посмотрела улицы, на которые отправились ваши деньги.

И смотрите, что получается, — Кейра встала и подошла к карте. Она обвела места пером, потом соединила все кружки линиями. Борг смотрел на манипуляции девушки, а в голове потихоньку начала формироваться мысль…

— Знак Кироса, — прошептал он, заметив, какая фигура у нее получилась: вытянутый треугольник с искривленной плоскостью.

— Вы знаете, что это означает? — удивилась девушка.

— Родовая месть. Ничего не понимаю. Причем здесь она? И какое отношение имеет к ней Сивер? Ведь у его отца больше не было детей, брат погиб давным-давно. Из представителей Олдов остался лишь ваш супруг. Кто может ему мстить? Да и за что -

непонятно, — Борг словно разговаривал сам с собой.

Кейра вернулась за стол, проникновенно посмотрела на мужчину и тихо сказала:

— Может быть, это как-то связано с мужчиной, что приходил к мужу? Мужчина был закутан в плащ, лица я не видела, но заметила перстень на его пальце с чёрным камнем, внутри которого красные искры вспыхивали…

— Тихо! — зашипел Борг. Он непроизвольно оглянулся по сторонам. — Идемте на улицу, юная леди. Там и поговорим. У стен порой тоже бывают уши.

Они покинули контору. На выходе заметили работников скорбящих о безвременной кончине убитой сотрудницы, пусть и бывшей. На Кейру с Боргом не обратили внимания.

Обогнув здание, мужчина подвел девушку к беседке и предложил присесть. Сам остался стоять, заложив руки за спину. Несколько минут Эндрю молчал, прикрыв глаза, соображая, с чего начать. Наконец, вздохнув, начал говорить:

— Тот маг, о котором вы говорили, Кейра, он очень опасен. Его имя Зигфрид

Дарийский, он потомственный жрец и служит во дворце. Да-да, я не оговорился. Зигфрид

— правая рука Людвига третьего, ныне покойного. Как вы, наверняка, слышали, на смену отцу пришёл сын… Анрияр первый. Принц Туанский. Коронация предстоит лишь через месяц, однако по факту наследник уже правит. Нас ждут страшные перемены… — Эндрю

Борг замолчал, снова погружаясь в тяжкие думы, его лоб прорезала глубокая линия. –

Впрочем, этот разговор продолжать не стоит. Не здесь. Не сегодня. Не с вами. А теперь, юная леди, я бы хотел услышать правду. Кто вас нанял и для чего? — безо всякого перехода задал вопрос мужчина, уставившись на Кейру немигающим взглядом.

— Ох, снова! — всплеснула руками девушка, поднимаясь на ноги. — Простите, господин Борг, но в этом разговоре я участвовать отказываюсь. Если я и соглашусь перед кем-то оправдываться и доказывать свою невиновность, то это будет не здесь и не перед вами.

Выпрямив спину до хруста в позвоночнике, Кейра гордо отправилась назад, в контору.

— И перед кем же вы согласитесь оправдываться? — донеслось ей вслед. — Перед тем светловолосым красавчиком, что отвозил вас вчера домой?

На миг земля ушла из под ног девушки, она даже дыхание затаила, так испугалась слов начальника. Он следил за ней и знает про Минара! Однако уже в следующую секунду

Кейра вспомнила сегодняшнее утро и, улыбнувшись, надменно ответила:

— Он последний, кто заслуживает доверия или моих оправданий.

Борг больше не задерживал свою собеседницу. Мужчину поразило спокойствие, с которым юная барышня ответила на его вопрос, а ведь он рассчитывал поймать шпионку врасплох. Напомнив себе, что уже к вечеру его доверенное лицо прибудет в столицу из

Эстриджа с докладом об этой девице, Борг кивнул своим мыслям и последовал за Кейрой.

К вечеру на улице значительно похолодало: погода сильно испортилась, что было совершенно не свойственно этому сезону. То и дело на прохожих налетал порывистый ветер, и, словно забияка, срывал с них шляпки, подталкивал вперёд, вырывал мелкие вещи из рук.

Кейра смотрела в окно и ёжилась: ей было холодно. Уже больше часа девушка не находила себе места, от чувства тревоги, что засела внутри неё, словно непроходящий зуд.

И этот холод. Не уличный ветер нагнал его в душу девушки, заодно пробирая насквозь и тело, нет… То было нечто другое, таинственное и нехорошее.

— Вы готовы? — в кабинет без стука ворвался бесцеремонный Борг собственной персоной. Поначалу новая сотрудница вздрагивала и пугалась от его манер, вернее сказать, от их отсутствия, но к вечеру это прошло.

— Да, я уже собралась, — Кейра опрометью бросилась к своему столу, хватая шляпку, перчатки и потертый кожаный ридикюль. — Поедемте скорее, что-то мне нездоровится.

— Вот как? — брови начальника взметнулись вверх. — Простудились?

— Возможно, — девушка неловко пожала плечами и снова бросила взгляд на окно.

Она хотела смолчать, но слова сами вырвались из её рта: — На столицу надвигается большая гроза. И, кажется, она коснется каждого из нас.

— Что вы там мелите? — нахмурился Борг. — Может, у вас жар?

— Жар! Да, у меня жар. Прошу вас, поехали в имение, — Кейра перевела нетерпеливый взгляд на мужчину, и у того мурашки побежали по коже: лицо девушки было белее мела, губы стали отдавать синевой, а от взгляда хотелось спрятаться подальше.

— Хорошо-хорошо, — мужчина открыл дверь, выпуская супругу Сивера из кабинета, и последовал за ней, чувствуя, как ему передается ее нервозность, более похожая на панику.

Карета мчала к имению, а девушка всё больше ощущала, как внутри неё разрасталась пугающая пустота. Почему-то вспомнилась матушка. А вдруг с ней беда?

Стала бы Регида писать дочери и просить помощи, случись с ней что-то? Вряд ли. «Нужно поговорить с Маркусом, — думала девушка, — попросить его отпустить меня к ней, или поехать туда вместе…». При мысли о супруге, Кейра привычно схватилась за кулон на своей шее, вспоминая его слова о том, что им нужно постепенно привыкать друг к другу.

— Имение Олдов! — сообщил, перекрикивая бушующий ветер, кучер.

Девушка резко обернулась и посмотрела на свой новый дом. Огромный особняк за коваными воротами заволокло плотным туманом, так, что проглядывали лишь отдельные части дома. Кейра передёрнула плечами и умоляюще посмотрела на спутника. Эндрю

Борг понял её состояние без слов и, отпустив кучера, отправился вместе с ней по усыпанной листвой тропинке.

Мужчина не был магом, но прекрасно чувствовал опасность, и сейчас от имения ею просто разило.

ГЛАВА 12

Дом встретил вошедших гробовой тишиной.

Кейра оглянулась на Борга в поисках поддержки и хрипловатым от обуревающих её чувств голосом прокричала:

— Гриз! Подойдите сюда… кто-нибудь.

Тут же послышались тихие уверенные шаги мажордома. Он был на кухне.

— С возвращением вас, госпожа, — мужчина едва заметно кивнул хозяйке, затем перевёл настороженный взгляд на её спутника: — Приветствую вас, господин Борг. Вы по поводу кражи?

— Какой ещё кражи? — Эндрю недоумённо покрутил головой, осматривая холл. –

Что-то пропало?

Дворецкий немного смутился от поспешности своих выводов и ответил неохотно:

— Простите, я решил, что вас вызвал господин Маркус. Он лично вам всё расскажет, если сочтёт необходимым, — Гриз снова едва заметно поклонился и указал рукой в сторону лестницы. — Хозяин у себя в кабинете уже несколько часов подряд. Велел его не беспокоить.

— Пришло время ему немного отдохнуть, — проговорил Эндрю с каменным выражением лица. — Кейра, вы со мной?

Как бы ни хотелось девушки согласиться и броситься за начальником, она покачала головой. Слишком хрупким был мир, установленный между ними. Маркус запретил ей вторгаться в его покои, и она не станет этого делать. Устало присев на тахту, молодая хозяйка облокотилась головой на руку и прикрыла глаза. Что-то терзало её изнутри.

Противоречивые чувства разрывали нежную ранимую душу на сотни кусочков, кричали о чём-то, уповали на её понимание. Но она не могла осознать, что происходит.

Была бы она, как и Маркус, магом, можно было списать на дар предвидения или еще чего-то, но ведь у нее не было никакого дара. Тогда откуда эти непонятные ощущения надвигающейся беды? А главное — Кейра была уверена: ее тревожные предчувствия связаны именно с супругом. Она расфокусированным взглядом оглядела присутствующих, но, казалось, никого из них не видит, пребывая в собственном мире. И

собственных мыслях и тревогах.

— Вам плохо? — послышался обеспокоенный голос мажордома. — Аланита, принеси хозяйке воды!

Новенькая служанка, как всегда, обретающаяся неподалёку, кивнула и бросилась на кухню для выполнения приказа.

— Я не хочу воды, Гриз, — прошептала Кейра, не поднимая век. — Что там за кража?

— О, это странная история, — мужчина явно замялся, — и, возможно, вам не стоит…

— Я сама решу, стоит ли мне вмешиваться, — резко распахнув глаза, девушка уставилась на дворецкого совершенно не свойственным ей взглядом: от неё веяло холодом и злостью.

— Простите, — мажордом опустил голову, поглядывая наверх. Он надеялся, что хозяин вот-вот выйдет из кабинета, и сам расскажет о происшествии. Или не расскажет.

Только маг не спешил, а Кейра продолжала прожигать в нём дырку, ожидая ответа. –

Пропали книги из библиотеки. Те самые, что вы разглядывали накануне. Родовые фолианты.

— Что? Как они могли пропасть из дома? Кто это мог сделать?! — девушка даже с кушетки вскочила и забегала по холлу, неистово сжимая и разжимая кулачки. — Вы, конечно, вызывали этих своих шнадов? Естественно! И они, как водятся, ничего и никого не обнаружили! А меж тем в имение вхож человек, который опасен для остальных!

Скорее всего, это кто-то появившийся здесь совсем недавно. Тот, кто всеми способами старается отвести от себя подозрения! Тот, кто точит зуб на Маркуса!.. Ну? Кто это может быть?

Девушка резко остановилась и снова уставилась на дворецкого. Мужчина громко сглотнул, пожал плечами и, наконец, выдал:

— Вы?

Кейра от удивления и неожиданности потеряла дар речи. В этот момент кто-то зааплодировал, спускаясь по лесенке. Это был Эндрю Борг.

— Браво, Гриз! Я хотел высказать точно такое же мнение. Однако мой старый учитель всегда говорит одну замечательную фразу: «Не стоит зацикливаться на одной идее, всегда нужно рассматривать огромное множество вариантов. Даже самые безумные мысли иногда помогают выйти из тупика и раскрыть преступление». Поэтому, предположим, что Кейра абсолютно невиновна… Тогда кто? Кто появился в этом имении примерно в тоже время, что и она, может быть чуть раньше неё? Кто входит и выходит в любую комнату этого дома, не вызывая подозрений? Кто выглядит настолько невинно, что даже шнады не задумались над его проверкой? Нуже, Гриз, напрягитесь!

— Аланита, — выдохнул дворецкий, оборачиваясь в сторону кухни. На пороге стояла девушка со стаканом воды в руках. Её огромные голубые глаза светились невинностью, а пухлые губки были надуты от обиды.

— Вот как? — Борг перевёл взгляд на служанку, придирчиво осматривая её с головы до ног и шумно вдыхая воздух. — Какое прелестное дитя. Разве она может провиниться перед кем-то? Подойди-ка сюда, милая. Ну же, я не обижу.

Девушка не двинулась с места, продолжая глупо хлопать длинными ресничками.

— Не хочешь ко мне? — ласково спросил Борг, снимая с пальца перстень с зелёным камешком в центре. — Тогда я подойду сам.

Последняя фраза была произнесена грубым раскатистым басом. Мышцы мужчины стали раздуваться, лопнул пиджак, за ним треснула по швам белая накрахмаленная рубашка. Наконец, новоявленный Борг остался в надорванных местами штанах и с полностью оголённым огромным торсом. Скулы его стали выпирать наружу, нижняя челюсть сильно выдвинулась вперёд, кончики ушей слегка вытянулись.

Кейра что-то тихо мяукнула и прижалась к онемевшему от испуга дворецкому. Тот, в свою очередь, обхватил девушку двумя руками за плечи и стал поглаживать по спине, напрасно стараясь успокоить.

— Ну, иди сюда, — монстр поманил оцепеневшую служанку указательным пальцем. –

И я обещаю тебе: останешься жить, манишка.

По спине Кейры провели пером, вызывая новый приступ озноба. Манишка! О, Боги! Матушка рассказывала об этих существах в детстве. Маны и манишки — люди с сильно изменённой формой тела и способностями менять личину при желании. Лучшие в мире шпионы. О них слагали легенды! И вот здесь, прямо перед девушкой, их сразу двое!

Бросив взгляд на служанку, Кейра увидела, как та медленно качает головой и резким движением срывает с шеи тонкую серебряную цепочку.

— Гриз, — шепнула девушка на ухо дворецкому, глядя, как растёт в размерах «милая служанка», превращаясь в огромного мужика, — вы тоже это видите?

— Н-н-нет, — покачал головой мажордом, — ничего не вижу. Я глаза закрыл, госпожа.

Что там?

— Ох, лучше не открывайте, — ответила Кейра оттаскивая дворецкого к стене. — Но если почувствуете, что я обвисла у вас на плече, придержите меня, пожалуйста. Наверное, я буду в обмороке.

— Как скажете, — спокойно кивнул мужчина. — Это я могу.

— Хватит болтать! — рявкнул монстр, носивший в этом доме имя Аланита. — Я –

неприкасаемое лицо, поэтому все ваши претензии и обвинения оставьте при себе.

— Как это? — Кейра перевела недоумённый взгляд на Борга. — Что значит, оставить при себе? Он же вор. Или она… Кто бы оно ни было.

— Это Серхио Миар, — с отвращением проговорил Эндрю, сморщив выпуклый лоб. –

Тайный советник наследного принца Анрияра. Его персона неприкасаема.

Девушка вновь посмотрела на нагло ухмыляющегося типа. Огромных размеров, в порванном женском платье, он меньше всего напоминал чьего-то советника.

— Вы зря радуетесь, — Кейра нашла в себе силы сделать несколько шагов навстречу чужаку. — У нас договор заключен. Вы нанимались сюда, как Аланита для уборки помещений, так? Значит, договор недействителен. Документы ваши тоже — подделка.

Прокрались в дом мага под личиной хрупкой девушки и считаете, что общественность закроет на это глаза? Так вот, я подам на вас жалобу в народный суд и представлю менталистам все свои воспоминания в качестве доказательств вашей вины. Если вас просто отпустят, значит, пятно ляжет и на репутацию принца, ведь это он набирает себе

ТАКИХ советников!

— Ну что ж, милочка, ты в своём праве, — громила больше не улыбался, его лицо лучилось неприкрытой злобой. — Последуешь вслед за муженьком.

После этих слов сердце девушки сжалось от жуткого предчувствия, а ман спешно удалился, громко захлопнув за собой тяжёлую входную дверь.

— Где Маркус?! — Кейра подбежала к Боргу.

Тот спокойно надел перстень на прежний палец, после чего ответил:

— Где угодно, но не в своём кабинете.

Девушка перевела взгляд на дворецкого. Тот по-прежнему стоял у стены с закрытыми глазами.

— Гриз! — Кейра пощёлкала пальчиками, — проснитесь! Аланита ушла искать новую работу, а мой муж пропал! Кстати, кто отвечает за набор персонала в этом доме?

Мажордом открыл глаза и, слегка сощурившись, недоверчиво осмотрелся вокруг, после чего проговорил:

— Отвечаю я. Только кто ж мог подумать, что к нам сам Серхио Миар наниматься придёт? Теперь буду просить всех снимать с себя украшения перед собеседованием.

— В таком случае просите их ещё и раздеться, — добавил вернувший себе прежнее обличие Борг. — Мы фиксируем личины в любой вещи, что понравится. Главное, чтобы её можно было всегда носить при себе, не вызывая подозрений.

— Вот как… — дворецкий на мгновение задумался. — Попрошу соискателей должности переодеваться в нашу специальную одежду. Да.

— Как вариант, — Борг пожал плечами. — Кстати, Кейра, теперь ясно, кто огрел вас по голове в саду. Не понятно другое, зачем Анрияру это? Серхио действует всегда по его указке… И где искать Маркуса?

При упоминании имени супруга, девушка схватилась за сердце и пошатнулась:

— С ним что-то не так, я чувствую это.

— Если бы здоровью хозяина что-то угрожало, вы узнали бы об этом первой, разве нет? — всполошился дворецкий.

— Нет, — Кейра вновь стиснула в руке подаренный Маркусом кулон, — он оградил меня… Нас. Ограничил наше восприятие с помощью артефакта.

— Что?!! — Борг подбежал к девушке и отобрал из рук девушки камешек. — Вот как… Значит, решил отгородиться. Что ж, давайте попробуем снять эту вещицу с вашей шеи? По крайней мере, так мы убедимся в одном: ваш супруг жив и здоров.

Девушка задумалась на миг, стоит ли нарушать выдвинутые мужем условия?

Однако, убедив себя, что сделает это с благой целью, она кивнула и пригнула голову, позволяя Боргу снять с себя кулон.

Стоило Боргу стянуть подаренный Маркусом амулет, как глаза Кейры расширились, тело выгнулось, и она непроизвольно вскрикнула, хватаясь за мужчину.

— Ах… Больно… Очень… — с трудом выдохнула девушка. Руки ее тряслись, губы дрожали. Она пыталась еще что-то сказать, но из горла вырывался только хрип.

— В чём дело?! — Борг схватил за плечи пошатнувшуюся от резко накатившей слабости девушку. — Это Сивер?! — догадался он. — Ты можешь понять, где он?

Дворецкий от изумления застыл истуканом. В груди у него бешено колотилось сердце: настолько волнительным оказался сегодняшний день. Стало тяжело дышать.

— Толь… ко… общее… не знаю… — прохрипела Кейра, откидываясь на спинку кресла, куда ее в спешном порядке усадил начальник. — А-а-а-а… — снова выгнулась Кейра. Она испытала такую боль, словно ее полоснули по спине кнутом.

_ Нужно что-то делать! — всполошился Гриз, растирая себе область груди, давящее чувство усиливалось с каждой секундой. — Давайте, я вызову шнадов!

— Шнады здесь не помогут, — мрачно произнес Борг. — Судя по последним событиям, все пути так или иначе ведут во дворец.

— У-у-у… — сквозь зубы процедила Кейра, выгибаясь от боли.

— Сейчас-сейчас, девочка, — Борг, мигом сориентировавшись, вернул на шею девушке кулон. — Вот так, отдохни. А нам пока предстоит подумать… Зачем Анрияру

Сивер? Где наш парень успел перейти дорогу самому принцу?

— Вот вы где? — в холл вошел Ардо с неизменной широкой улыбкой на губах.

Оглядев компанию, он тут же обеспокоенно поинтересовался: — Что происходит? Кейра заболела? На ней лица нет. Жар? Озноб?

Глаза красавицы были полны слёз, руки все еще тряслись, но боль медленно отступала, оставляя лишь отголоски.

— Легче? — участливо поинтересовался Эндрю. Кейра кивнула. Попыталась встать, но ноги совсем её не держали. Мужчина помог ей подняться, аккуратно придерживая за руки. В этот момент подал голос Ардо:

— На девушке нет лица, что произошло? Я могу помочь?

— Нет-нет, я сейчас приду в норму, — с горячностью заговорила девушка. — Нам нельзя отменять тренировки. Напротив, их нужно продолжить в усиленном режиме.

— С чем связано такое рвение? — удивился Ардо. Остальные мужчины также с недоумением смотрели на юную супругу мага.

— Я чувствую, скоро Маркусу понадобится наша помощь, я не хочу стать обузой, -

ровно произнесла в ответ Кейра. Борг собрался возразить, но девушка подняла руку вверх, призывая к молчанию, и непривычно властным тоном продолжила: — Не стоит мне говорить, что я сошла с ума, что это мужская работа. Нет. Ждать у моря погоды я не стану. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Не стоит забывать, мы с

Маркусом связаны: если не захотят пачкать руки его смертью, то могут просто убить меня. Понимаете? Я всё ещё хорошо помню нападение в саду. Поэтому сидеть сложа руки не стану.

Во время монолога девушки трое мужчин не сводили с нее пытливого взгляда. В

головах каждого роились разные мысли, но перечить никто из них не стал. Не из страха, а из-за понимания бесполезности увещеваний. Девушка оказалась настроена решительно.

— Что ж, вы сами так решили, — вздохнул Борг. — Надеюсь, мешаться под ногами вы не станете.

— Голуба моя, переодевайся и на тренировку, если уж ты пришла в себя. Сама хотела усиленную и ты ее получишь.

Несмотря на легкую ломоту в теле, оставшуюся после недавних ощущений состояния Маркуса, собралась Кейра быстро. Выскочив в холл, девушка улыбнулась наставнику, Ардо сделал приглашающий жест на улицу. Борг, собиравшийся покинуть

Олдстон, в какой-то момент решил понаблюдать за тренировками. Ему вдруг стало интересно, на что способна хрупкая девица, к которой он и сам не понял как и в какой момент, начал испытывать доверие. Нет, пока еще не полное, а едва теплящееся в груди, но оно появилось.

«Если они так тесно связаны между собой, — думал Эндрю, — то она по определению не смогла бы причинить Сиверу вреда, даже если бы очень захотела. Хотя… его ведь не убили, а она отгородилась от парня амулетом…»

— Начнем, голуба моя, — остановившись на площадке, произнес Ардо. — Надеюсь, ты не забыла мои уроки? И сейчас я хочу увидеть все, что ты усвоила.

Глаза Борга становились всё шире. Девчонка, которая выглядела, как Божий одуванчик, во время тренировки двигалась с кошачьей грацией! В каждом её жесте было столько силы и уверенности, что в какой-то момент мужчина поймал себя за самым странным занятием на свете: он любовался на жену друга. Самым наглым образом смотрел и не мог оторвать глаз.

Вот Кейра тягуче потянулась и присела прямо на землю, всматриваясь в движения наставника. Ардо показывал ей новое упражнение, а она чуть прищурив сияющие от азарта глаза, сдула упавшую на лоб прядь волос и облизала пересохшие губы.

— Чёрт! — выругался Борг, слишком хорошо понимая, что пора остановиться.

Девушка завораживала его. Фигура, стать, манера говорить… она совершенно не выглядела простушкой. — И откуда ты свалилась на наши головы? — сминая в руках собственный пиджак, мужчина зажмурился и с силой тряхнул головой. — У меня ведь есть дела поважнее, чем…

— Теперь ты! — донеслись до него слова Ардо. — И не вздумай делать «в пол ноги», голуба моя! Если устала, лучше сделать перерыв.

— Я не устала. — упрямо сжав пухлые губки, девушка легко вскочила с земли и приняла из рук наставника расписной веер. Снова начался её завораживающий танец.

Смотреть на подобное зрелище можно было часами, так изящно красавица двигалась.

— Господин Борг! — к застывшему у яблони мужчине приближался дворецкий. –

Простите, что отвлекаю вас, — пауза. Кажется, мажордом таким образом решил намекнуть, насколько странным выглядит лицезрение его хозяйки посторонним мужчиной. — К нам прилетел магический вестник. Вас разыскивают в конторе. Юноша по имени Коул.

— Ох, мать его! — не сдержал эмоций Борг. — Который час? Надо же мне было так…

Впрочем, неважно. Я еду в контору, а вы проследите, чтобы госпожа не оставалась одна до моего приезда. Я привезу с собой женщину, которой доверяю. Она будет охранять

Кейру, пока мы не поймём точно, что или кто угрожал её жизни.

— Как скажете, — Гриз поклонился и остался стоять у яблони, заменив собой поспешившего к воротам Борга.

— Голуба моя, ты делаешь ошибку за ошибкой! Это конец! — наконец, произнёс

Ардо, похлопывая в ладоши. — На сегодня мы закончили, и возражения не принимаются.

— Хорошо, — Кейра сделала вид, что расстроена, но в душе ликовала: еще несколько минут тренировок грозили окончательно её доконать. Увидев Гриза неподалёку, девушка приветливо улыбнулась и сообщила: — Я голодна, как волк! Что там у нас на ужин?

— Боюсь, что не знаю этого, госпожа, но сейчас же прикажу накрывать на стол, -

мигом сориентировался мажордом и отправился к дому, немного опережая хозяйку.

— Позволено ли мне будет составить компанию? — спросил Ардо у Кейры

— Конечно. Это было бы очень любезно с вашей стороны, — снова улыбнулась девушка, на этот раз в её глазах мелькнула грусть. — Не хочется оставаться одной. Маркус пропал, мы бездействуем и даже не знаем, кто враг, а кто друг. Я понятия не имею, что делать.

— Отчего же? Ты делаешь всё правильно, — спокойно ответил наставник, — нужно поесть, набраться сил и встретить беду лицом к лицу, с тэссеном в руках.

Кейра лишь кивнула. Теперь, когда тренировка была закончена, в её голову вновь пробирались гнетущие мысли, а сердце умирало от тревоги и тоски. Нет, она не любила

Маркуса, как должна любить жена своего мужа, но… успела привязаться к нему, даже несмотря на его холодность и отстраненность. Возможно, он приручил её, согревая своим телом в постели тёмными холодными ночами, возможно она польстилась на ласковые слова, что так редко слетали с его губ, а может, всему виной завораживающие омуты его глаз… Кто знает? Если бы им дали ещё немного времени, скорее всего, она бы полюбила.

По-настоящему, без сожалений и сомнений и без оглядки на прошлые обиды… Только вот он исчез, а она вновь осталась одна в огромном особняке, где никто не уважает ни её саму, ни её мнение.

— О чём задумалась моя прекрасная ученица? — донёсся до девушки голос наставника. Он придержал для неё открытой входную дверь и широко улыбнулся, вызывая ответную улыбку на лице собеседницы.

— Ох, проще было бы спросить, о чём я не задумалась, — ответила девушка, — мысли рвут меня на части.

— Тогда вам нужно выпить немного вина, — пожал плечами Ардо. — Я поступаю так каждый Божий вечер. И пусть многие меня осуждают за сию слабость, поверьте, я ни за что на свете не откажусь от этой своей вредной привычки.

— Нет, спасибо, подобные напитки я с некоторых пор не употребляю вовсе, но вас осуждать не стану. Каждый сам решает, каким способом приблизить свою кончину. Вы пьёте, а я терзаю себя плохими предчувствиями. Думаю, кончим мы с вами одинаково.

Ардо расхохотался, глядя на свою совсем ещё молоденькую ученицу и проговорил:

— Чёрт тебя подери, голуба моя, где ты была лет десять назад?! Я ведь тогда ещё был рисковым парнем! Мог даже жениться!

— Десять лет назад я была милой маленькой девочкой. Вряд ли вы были настолько рисковым, что польстились бы на меня, — с улыбкой отшутилась Кейра, чувствуя, как заливается краской стыда. — И, Ардо, вы всё время путаетесь: то называете меня на «вы», и вдруг говорите «ты»… Я думаю, что приличия позволяют нам окончательно и бесповоротно покончить с этой путаницей?

— Ещё как позволяют! — подмигнул наставник, отодвигая стул для девушки. -

Присаживайся, голуба моя. И не смей больше мне «выкать».

ГЛАВА 13

— Коул! — Борг вбежал в контору, сбивая на ходу стопку газет, брошенную кем-то у самого входа. — Ты здесь?

— Да, я в твоём кабинете, — донеслось до мужчины в ответ.

— Ну и как? — обнаружив парня, Эндрю плотно закрыл за собой двери и уселся на мягкое кожаное кресло. — Удалось что-то узнать?

— Ты просто дрожишь от нетерпения, — усмехнулся темноволосый молодой человек с простоватым ничем не примечательным лицом и открытой улыбкой, — только порадовать мне тебя нечем. Твоя девчонка чиста, как слеза.

— Это ещё как понимать? — нахмурился Борг. — Она вышла замуж за висельника, заключив с ним магический союз. Ты в курсе?

— Конечно, — собеседник уверенно кивнул и продолжил, — её полное имя: Кейра

Элисон Миири. Родилась восемнадцать лет назад в Эстридже. Мать — портниха, Регида

Миири, забеременела от капитана дальнего плавания, имя которого никто не знает.

Девчонка вроде вела порядочный образ жизни, училась: была одной из лучших учениц в колледже. Потом в её жизни случился роман с последствиями: парень сбежал, а её заклеймили подстилкой. Мать отвела её на площадь и там они выбрали для неё жениха, чтобы выдать замуж и снять, таким образом, клеймо. В идеале жених должен был умереть, девчонка осталась бы вдовой и спокойно жила бы где-то в другом месте под новой фамилией. Но они вызвали новобрачному лекаря. Уж не знаю зачем, но тот говорит, что Кейре было жутко жаль приговорённого. Потом выяснилось, что союз между ними заключён магический и благословлен свыше. Как-то так. Ничего подозрительно: ни контактов, ни деятельности… ничего!

— Эту сказку я уже слышал, — Борг прикрыл глаза и покачал головой, — но не могу в неё поверить. Слишком уж гладко всё получается. Как простая портниха додумалась до этого плана? Неужто так умна и образована? Знала про обычай спасения от казни?

Откуда?

— О, это хороший вопрос, — одобрительно причмокнул Коул, — и у меня есть на него ответ! Регида Миири — подруга Вильгельма Шайтиса. Того самого, что верой и правдой служил нашему покойному королю, но несколько лет назад подал в отставку. У меня есть сведения, что накануне казни, он навещал квартиру женщин. Так что, идея, похоже, была его.

Борг распахнул глаза и стиснул виски руками:

— Снова! — закричал он. — Все пути ведут к приближённым королевской семьи. Так или иначе. Отрицать это бессмысленно. Тысяча чертей! Вызови ко мне Милисенту, у меня есть для неё работёнка. А сам поезжай куда-нибудь на пару недель, не светись нигде. Не нравится мне эта заварушка. Если понадобишься — вызову через магический вестник.

Расчёт, как всегда.

— Как скажешь, — Коул ещё раз улыбнулся и вышел из кабинета, оставляя начальника одного.

«Как же её разоблачить? — думал Эндрю, прохаживаясь по своему кабинету и заложив руки за спину. — Слишком хорошая легенда… Не может всё это быть правдой. Не верю… Или верю?». Образ кружащейся с веером Кейры стоял перед глазами Борга, заставляя его то и дело раздраженно встряхивать головой и ругаться. «Эта девчонка –

просто ведьма какая-то, она околдовывает нас, одного за другим! Ну, ничего, и эту проблему я решу…»

— Тук-тук, — услышал мужчина, на короткий миг остановившийся у закрытого окна,

— можно? Или подождать, пока буря стихнет?

Её тихий вкрадчивый голос привычно вызвал улыбку на лице начальника:

— Милисента, входи. Я ждал тебя.

— Ох, не на такую встречу я надеялась, — притворно ужаснулась стройная брюнетка облаченная в строгое серое платье. Лицо гостьи не было красивым, скорее просто симпатичным, ничем не выдающимся. Такое никто не запомнит даже после долгого разговора, а случись ей совершить что-то: найти её по приметам будет также тяжело, как иглу в стоге сена.

И именно поэтому она так нравилась Боргу. Милисента могла зайти практически в любое место и выйти оттуда незамеченной. Кроме того, девушка неплохо умела постоять за себя в случае непредвиденных обстоятельств.

— Не придавай значения моему трёпу, — махнул рукой начальник, — присядь. У меня к тебе будет два важных поручения.

***

Кейра никак не могла отвязаться от Гриза. Дворецкий весьма навязчиво всюду следовал за ней, предлагая свою компанию взамен покинувшего поместье Ардо.

Поначалу девушку это даже забавляло и она весьма снисходительно отнеслась к порыву мажордома, но, спустя час его рассказов об истории имения, молодая хозяйка откровенно заскучала. Лишь хорошее воспитание не позволяло ей сказать мужчине, что пора оставить её в покое.

— …и тогда он передал имение сыну, Глэдису Тарию Олду, отцу вашего супруга, -

заливался соловьём дворецкий. — Что это был за мужчина! Человек выдающегося ума, скажу я вам! Именно он создал контору «Олд и компания»! Сейчас там номинально начальствует господин Борг, но фактически в права наследования скоро вступит господин

Маркус… Ах, где же он теперь? Как вы считаете, с ним всё в порядке?

— Нет, Гриз, я так не считаю, — несколько более резко, чем следовало бы, ответила

Кейра. — Он далеко не в порядке. Ему ужасно больно и никто его не ищет! Этот город- это просто крысятник, где все пытаются ни за что убить друг друга.

— Господин Эндрю найдёт вашего супруга. — уверенно заявил мажордом. — Уж если он что сказал, то непременно выполнит. Помяните моё слово. Наш покойный хозяин абы кого к себе на работу не брал.

— Как он погиб? — внезапно заинтересовалась девушка.

— Лошади понесли и карета перевернулась с обрыва. Эта новость сильно подкосила госпожу Динату. Она, бедняжка, места себе не находила, всё бродила по дому, словно призрак и что-то бормотала себе под нос. Мы отправили магический вестник по её велению господину Маркусу в полк. Он ответил, что закончит дела в течение двух дней и прибудет домой. Только прошла неделя, а его всё не было…

— И тогда пропала его матушка, — договорила за дворецкого Кейра.

Гриз опасливо взглянул на девушку и тут же отвёл взгляд. Несколько раз вздохнув, он вновь повернулся и, словно решившись на что-то, заговорил:

— Она не пропала. Ей пришлось уехать в силу неизвестных обстоятельств. Так она сказала… — мажордом сцепил кисти рук в замок и тихо продолжил: — Госпожа Дината велела отписать ей, если сын появится. И я отписал ей вчера.

Кейра мигом позабыла об усталости и скуке.

— И что она ответила?

— Ничего. — Гриз пожал плечами. — Я не знаю, что бы это значило.

— Но вы написали ей о том, что Маркуса пытались повесить? И… про меня?

— Да, — быстрый, словно извиняющийся, взгляд в сторону девушки не остался для неё незамеченным, — я написал обо всём. Подробно. Даже о ваших взаимоотношениях и обстоятельствах, при которых вам пришлось вступить в брак.

— Вот как… — Кейра задумчиво прикрыла глаза. Она не винила Гриза ни в чём: он всего лишь преданный слуга своей госпожи. Но недовольство в её душе возросло.

Единственный человек, что показался ей другом в этом доме, шпионил за ней, чтобы как можно больше донести хозяйке. Стало противно. Поднявшись с кресла, Кейра сухо сообщила: — Я ухожу спать. Провожать меня не нужно: даже если на меня нападут, вы ничем мне не поможете. Хороших вам снов, Гриз.

— Но я… — дворецкий вскочил следом за хозяйкой с краешка стула, на котором примостился до этого по её приглашению.

— Никаких «но», — категорично ответила девушка. — Тема закрыта. Так и передайте вашей госпоже: ушла, мол, невоспитанно хлопнув дверью в гостиной.

После этих слов Кейра вышла, с силой хлопнув дверью прямо перед носом опешившего от такого поворота событий Гриза.

— Доброй ночи, — раздалось из темноты, когда девушка находилась уже у подножия лестницы, ведущей наверх, в её спальню. — Ох, я не хотела вас напугать, дорогая, простите мне мою бестактность. Меня прислал Эндрю Борг. Давайте знакомиться.

— Что, п-п-простите… — Кейра всё еще прибывала в состоянии шока. — Кто вы?

— Я — ваша телохранительница на следующие несколько дней. Меня зовут

Милисента, сокращать имя не нужно, я этого не терплю, — девушка мило улыбнулась

Кейре и даже вяло изобразила книксен. — Обычно я подобными делами не занимаюсь, но для вас велено сделать исключение. Ну-с, показывайте нашу спальню?

— Нашу? — словно эхо повторила Кейра.

— Конечно, я не оставлю вас ни на минуту. Так распорядился шеф. Завтра утром он приедет сюда, чтобы сообщить новости, а пока вам нужно отдохнуть.

— Но вы не можете спать в моей комнате, — наконец нашлась молодая хозяйка имения.

— Почему? — искренне удивилась гостья.

— Почему?! Да хотя бы потому, что я вас впервые вижу!

— О, насколько я знаю, вы и замуж вышли с первого взгляда. Так что рисковать подобным образом вам будет не в новинку.

— Вы мне не нравитесь. — отчеканила Кейра.

— Вы мне тоже, но кого это волнует? У меня есть работа и я её выполню.

Обе девушки замолчали, сверля друг друга пылающими взглядами. Внезапно

Кейра поняла, насколько устала и, махнув рукой на все предрассудки, стала подниматься к себе, проговаривая на ходу:

— Идёмте, Милисента, я и вправду хочу спать. День был ужасным. — помолчав, девушка добавила: — А почему я вам не нравлюсь? Вы ведь меня совершенно не знаете.

— Поэтому и не нравитесь, — раздалось в ответ.

Снизу за произошедшим наблюдал Гриз, терзаемый двумя чувствами: чувством вины перед молодой хозяйкой и потребностью доложить новости матери Маркуса.

«Странная у неё логика, — про себя удивлялась Кейра, рассматривая телохранительницу пока горничная стелила для той кушетку. — Интересно, как мы сможем ужиться вместе, испытывая друг к другу антипатию?»

Впрочем, гораздо сильнее девушку заботил супруг. Совершенно непонятно было, как его найти и вызволить из беды. Юная супруга мага прекрасно понимала: в одиночку ей не справиться, лишь с помощью Борга они решат эту нелегкую задачу. Кейру раздирали противоречивые эмоции. Хотелось прямо сейчас снять амулет и попытаться отыскать супруга, но без плана ее идея была равносильна самоубийству.

— Вы спать собираетесь? — поинтересовалась Мелисент, прислушиваясь к печальным вздохам подопечной. — Или так и проворочаетесь всю ночь?

— Это моя спальня! — огрызнулась девушка, в очередной раз переворачиваясь с боку на бок. — Я вас сюда не приглашала. Не уютно? Так отправляйтесь в гостевую комнату.

— Оттого, что вы себя изведете, легче не станет. Вам надлежит выспаться и отдохнуть. А завтра на свежую голову уже думать, как быть дальше. — спокойно ответила телохранительница.

Кейра промолчала. Ей пришлось признать правоту Милисенты. Закрыв глаза и постаравшись отрешиться от печальных мыслей и переживаний, она погрузилась в сон, тревожный и неприятный.

Девушка бежала по лесу. Позади неё раздавался жуткий вой и топот, словно за ней бежало стадо огромных животных. Но сколько бы она не оглядывалась, никого не видела, только чувствовала.

Вдруг перед ней показалась сторожка, покосившаяся от времени. Именно в нее и забежала красавица, пытаясь восстановить дыхание. Прижав руки к груди, она судорожно выдыхала, прислушиваясь к шуму снаружи. До нее не донеслось ни звука.

Облегчённо выдохнув и обернувшись, чтобы осмотреть место, в котором оказалась, Кейра вскрикнула. Перед ней на цепях, весь истерзанный, висел Маркус. Его глаза посинели и опухли, тело испещряли кровоподтеки, ноги подогнулись от бессилия…

Потрескавшимися губами он шептал что-то невразумительное и тут же морщился от боли в рассеченной скуле. Одежда Маркуса лохмотьями висела на изможденном теле. На него сейчас без слез смотреть было невозможно.

— Ах!? — в ужасе выдохнула девушка, не смея сделать шаг к магу навстречу. — Что же с тобой произошло?

Молодой человек затих и прислушался, задышав чаще прежнего.

— Маркус, это ведь я, — шепнула Кейра, покачнувшись на месте, но так и не решившись подойти.

— Ты, — выдавил из себя маг, стараясь приоткрыть заплывшие веки. — Беги отсюда.

— Нет, я помогу. Клянусь. — девушка схватила обеими руками кулон, что висел на её шее и отгораживал от его боли. — Но ты должен объяснить… Что это за место? Как мне найти тебя?

— Никто не поможет… Он не собирается делиться властью… — всё-таки открыв один глаз, с трудом выдохнул маг. — Беги домой, возьми в моей спальне деньги из сейфа. –

молодой человек закашлялся. Спустя несколько мгновений, он мотнул головой и хрипло проскрежетал: просто приложи камень. Тот, что я дал. Забери всё и беги не оглядываясь.

И прости меня.

— Никогда! Я ведь сказала уже… — на этот раз красавица сделала несколько шагов вперёд.

— Кейра! Он и тебя не пощадит… А у меня не остаётся сил… Камень убережёт тебя лишь на время, ищи целителя.

— Кто он? Кто это сотворил?! — девушка вновь подалась к супругу, но ноги будто приросли к полу, не давая сделать больше ни шагу навстречу.

Ответить Маркус не успел. Его тело дернулось, как от удара. Кейра увидела лишь кончик кнута, что мелькнул прямо перед её глазами… Не выдержав, юная супруга мага закричала, и тут же проснулась.

Резко сев на кровати, она пыталась сообразить, где находится. Сердце бешено колотилось, в голове набатом звучал голос Маркуса: «Он не пощадит тебя…». Боги, за что им всё это?!

— Что произошло? — рядом с Кейрой застыла Милисента, пристально вглядываясь в лицо девушки, она осторожно взяла её за руку и проговорила: — Вы кричали. Приснился плохой сон?

— Не просто сон, — выдавила Кейра. — Маркус. Ему плохо. Я видела его… — закрыв лицо руками, девушка горько разрыдалась, едва выговаривая сквозь слёзы: — Он очень плох. Он страдает… Теряет силу…

— Это всего лишь ваше воображение, — попыталась вразумить нанимательницу

Милисента.

— Нет, — показав опухшее от слёз лицо, девушка с сумасшедшей силой впилась руками в плечи собеседницы и горячо зашептала: — Я его чувствую. Он умирает, и я погибаю вместе с ним. Горю в огне, вы понимаете? Нам осталось совсем недолго…

Маркуса убьют в той сторожке…

— Что за сторожка? — на пороге, как всегда без приглашения, возник Эндрю Борг.

Сегодня Кейра была по-настоящему рада видеть этого мужчину. Несмотря на свой неподобающий внешний вид, она выскользнула из постели и рванула к нему навстречу, заламывая руки и умоляюще заглядывая в его глаза:

— За мной гнался кто-то, я убегала, а тут он… Домик. В лесу. — бессвязно залепетала

Кейра, прикрыв глаза и вспоминая сон. Хотя ей этого ужасно не хотелось.

— А потом? — уже мягче поинтересовался мужчина. — Что вы увидели?

— Совсем старый домик. Я забежала в него, а там… там… — не сдерживаясь, Кейра оглянулась на Милисенту и всхлипнула. — Он весь в крови, понимаете? Ему плохо и больно. Он едва дышит. Надо срочно отыскать моего супруга! — девушка посмотрела на

Борга огромными глазами, полными боли и отчаяния. Тот наклонил голову в сторону и погрузился в размышления: с одной стороны — Кейра не магичка, чтобы ей снились вещие сны, но с другой — сам Сивер мог послать супруге такой сон, ведь они тесно связаны между собой. Значит, это был сигнал к действию. Кивнув сам себе, мужчина спокойно сказал: «Соблюдайте спокойствие. Милисента, не отходи от неё ни на шаг. Я разберусь».

Стремительно покинув комнату, Борг отправился в контору.

Девушки остались вдвоем. Милисента, хорошо ощутив состояние подопечной, тут же взяла ситуацию в свои руки.

— Вставайте и примите душ, он взбодрит и прогонит неприятные ощущения после сна. Потом завтракать и… — телохранительница на миг задумалась. — У вас, кажется, тренировка?

Кейра кивнула. Возражать не стала, принимая правоту девушки.

Быстро прошлепала босыми ногами в купальню и принялась смывать с себя воспоминания о жутком сне. Милисента оказалась права — ей действительно стало легче.

Хотя тревога до конца не прошла, но и суеверного ужаса уже не вызывала.

Завтрак прошел в напряженном ожидании. Кейра никак не могла расслабиться. Она каждый раз вздрагивала, стоило открыться двери.

— Эндрю все сделает как надо, не стоит переживать, — снова влезла с репликой

Милисента.

— Я нисколько не сомневаюсь, но у меня плохое предчувствие, — отозвалась девушка. Есть совершенно не хотелось, кусок не лез в горло.

Быстро встав, она попросила передать благодарность Эсме и вышла из столовой.

Милисента следовала тенью за подопечной.

В холле девушек ожидал гость. Ардо открыто улыбнулся своей ученице, но, разглядев её удручённый лик, тут же позабыл о былом веселье:

— Голуба моя, что с тобой произошло? Где тебя так поизносило за ночь?

— В ночном кошмаре, — честно призналась девушка.

— Не стоит так говорить о прихотях супруга, одобренного для тебя Богами, -

хохотнул наставник.

— Ардо, мне не до смеха, — Кейра тяжело вздохнула и оглянулась на телохранительницу. — Знакомься, это Милисента. Борг так заботится о моей безопасности.

— девушка поморщилась. — Теперь мы всюду вместе, а Маркус так и не появлялся.

— Что ж, дело плохо. Вы сообщили шнадам об исчезновении или предпочитаете отмалчиваться?

— Эндрю сказал нам, что разберётся сам. Поэтому, мы просто ждём, — всхлипнула красавица.

— Раз он сказал, значит так и будет. Идем на тренировку, может после нее твои тревоги сбегут, вернув моей прекрасной ученице ее улыбку, — постарался разрядить обстановку Ардо.

— Да, конечно, — кивнула девушка, направляясь к лестнице. — Я лишь переоденусь…

— Сегодня не стоит. Потренируешься в платье. Будем учиться работе с тэссеном.

— Что за зверь такой? — деловито поинтересовалась Милисента. — Он не опасен?

— До сих пор он лишь раз ранил свою хозяйку, — ехидно отозвался мужчина. — Вам я даже позволю поприсутствовать.

— Премного благодарна, но в вашем разрешении я не нуждаюсь! У меня задание не отходить от юной леди ни на шаг, — вздернув подбородок, с вызовом произнесла телохранительница.

— Хм, а заниматься вы с ней вместе станете? — усмехнулся Ардо, вздернув бровь. — А

то ведь в противном случае отойти на несколько шагов придется.

— Я не боюсь животных, — скривилась Милисента, — даже экзотических.

Показывайте вашего тисена.

— Хорошо, уважаемая, — склонил голову Ардо. — Вы увидите его и будете изрядно удивлены. Идёмте в сад?

Милисента хотела достойно ответить, но сдержалась. Пререкаться она могла часами, а страдали от этого всегда другие. Вот как сейчас, Кейра стояла, скрестив руки на груди, терпеливо ожидая, пока парочка закончит.

— Голуба моя, что стоим? Вперёд на разминку, — обернулся к девушке с широкой улыбкой на лице наставник. Кейра встрепенулась и всё-таки подарила наставнику улыбку…

Сегодня они занимались больше обычного, так как Эндрю не явился за Кейрой, чтобы сопровождать ее на работу. Сначала Кейра не обратила внимания на сей факт, но когда садовник пришёл срезать розы для зала, забеспокоилась. По всем подсчётам выходило, что она уже несколько часов должна была работать. Взгляд девушки все чаще устремлялся к воротам. Появилась рассеянность.

— Все! Стоп! Кейра, что происходит? — нахмурился Ардо.

— За мной господин Борг не приехал. Мне же на работу нужно. Может, случилось что? — ответила запыхавшаяся красавица. Она сейчас не просто волновалась, а места себе не находила. В груди щемило. В висках стучало. Разболелась голова.

— Хм, а ведь действительно, — тут же вскочила Милисента. Она настолько увлеклась наблюдением за уроком с необычным оружием, что умудрилась позабыть обо всём на свете. Теперь и телохранительница стала все чаще бросать взгляды на ворота. Но Борга все не было.

Прошёл обед, наступил вечер, но известий от начальника по-прежнему не было.

Совершенно обеспокоенные происходящим, девушки даже сами съездили в контору, но и там Эндрю никто не видел со вчерашнего дня.

— Я так понимаю, сегодня на твою адекватность и сосредоточенность рассчитывать не стоит? — уперев руки в бока, произнес Ардо на вечерней тренировке. Вот уже часа полтора Кейра все делала невпопад. Веер валился из рук, движения потеряли четкость.

Такого наставник выдержать не мог.

— Ардо, нам нужно самим отыскать ту сторожку, — наконец, произнесла Кейра, заставив мужчину подавиться вином из принесённой с собой фляги.

— Голуба моя, как ты себе это представляешь? — округлив глаза, поинтересовался учитель.

— Пока еще никак, — честно призналась девушка. — Поэтому мне и нужна твоя помощь.

— Хм… — задумался Ардо. Помочь он хотел бы, беда была в другом: он и сам не представлял с чего следует начать поиск. Бегать по лесам и искать заброшенный дом? На это им бы и года не хватило.

— Госпожа Кейра, идите скорее сюда, вас хотят видеть! — раздался крик мажордома.

Гриз приближался с сияющим от счастья глазами.

— Кто там? Борг вернулся? — тут же встрепенулась Кейра. Переглянувшись с

Милисентой, она бросилась в дом, не дожидаясь ответа.

Её действительно ждали. Вот только это оказался не Борг.

Глава 14

Стоило девушкам ворваться в холл, как они застыли. Милисента сориентировалась быстрее юной хозяйки: поклонившись, она отошла на шаг назад, отступая перед холодным взглядом огромных чёрных глаз леди Олд.

Кейра осталась стоять на месте, совершенно сбитая с толку: на нее напал ступор.

Девушка поняла, кто перед ней, но из-за своего состояния так и не смогла оказать должного почтения хозяйке дома.

— Хм, так вот ты какая, леди Кейра, — первой начала разговор мать Маркуса.

Последние два слова она почти выплюнула с долей презрения. Не успела девушка и слова вставить, как женщина гневно вопросила: — И сколько же вам лет? Где вы получили своё образование? Кто ваши родители?

— Я… мне…

Женщина презрительно сморщила точёный носик и прервала невнятный лепет невестки:

— Не стоит. Теперь, когда я вижу вас перед собой, мне всё становится очевидным.

Совсем молодая девчонка со смазливым личиком. Конечно, без образования, без роду и племени, зато уже с претензиями на моего сына и его имение.

— Прекратите, — страх прошел. Под градом обвинений Кейра быстро пришла в себя.

— Наш брак с Маркусом…

— Замолчи! Я не хочу слышать ложь про благословение Триединого, — женщина медленно приблизилась к белокурой девушке, что называла себя хозяйкой в её доме.

Глаза Динаты Олд полыхали от гнева. — Мой сын падок на женскую красоту, но я никогда не думала, что он настолько наивен. Притащить в семью подобную тебе — это оскорбление всего нашего рода!

Кейра молчала. Боги свидетели, как хотела она ответить этой женщине на все её выпады! Как хотела ударить словом, наказать за несправедливые слова, но… Сжав кулаки, девушка ждала, когда ей предоставят возможность объясниться.

Дината Олд остановилась в шаге от невестки, разглядывая ту практически с ненавистью. Женщина во всём превосходила юную супругу сына: её наряд, манера говорить, умение двигаться и подавать себя — всё было выше на уровень. Внезапно женщина заметила на груди безродной девицы, обманом пробравшейся к ним в дом, ордиликс — камень принадлежащий Маркусу. В этот момент женщина совершенно потеряла чувство реальности от нахлынувших на неё эмоций.

— Это принадлежит нашей семье. Самозванки не имеют право носить на шее ордиликс, созданный ещё моим прадедом! — Дината мгновенно сорвала с девушки артефакт.

— Не-е-ет! — успела крикнуть юная супруга мага. Боль сковала всё её существо, заставив упасть на мраморный пол и хрипеть, умоляя взглядом о помощи. На ногах и руках девушки стали проступать синяки, она начала задыхаться.

Гнев Динаты мгновенно испарился, уступая место ужасу. Женщина пораженно смотрела на невестку, не в силах принять и осмыслить увиденное. Милисента бросилась вперёд, выдёргивая из рук женщины кулон и водружая на прежнее место. Стоило закрепить камень на шее Кейры, как та тут же всхлипнула и потеряла сознание.

— Что произошло? — шепотом поинтересовалась Дината Олд. — Что с ней было?

— Они с вашим сыном действительно связаны благословением Триединого. — Ардо спокойно вошёл в холл, приветствуя хозяйку имения лёгким поклоном. — Все ощущения делят на двоих. Сивер отгородил Кейру от себя и своих проблем ордиликсом. Вы только что едва не убили двоих.

— Я уже не знаю, кому верить, а кому нет, — устало вздохнула леди Дината, приближаясь к невестке и грациозно присаживаясь рядом. Милисента опасливо покосилась на свекровь своей подопечной, но та лишь нетерпеливо отмахнулась от девушки. Взяв тонкую кисть Кейры в свою руку, женщина прикрыла глаза и сосредоточилась, отдавая той часть жизненной силы. Таков был её дар и дар её брата по отцовской линии — и Дината, и Ардо были целителями.

***

Кейра медленно открыла глаза и сощурилась от непривычного желтого света. В

спальне девушки были зажжены несколько магических светильников, придавая комнате несколько мистический вид. Красавица улыбнулась Милисенте, оказавшейся в поле её зрения и тут же насторожилась, увидев за спиной телохранительницы свою свекровь.

Дината Олд сидела на кресле и спокойно пила чай, поглядывая на невестку новым, загадочным взглядом.

— Что произошло? — тихо спросила девушка, аккуратно приподнимаясь и присаживаясь на собственной кровати.

— Вы упали в обморок, — пожала плечами хозяйка имения. Рядом с ней прокашлялся

Ардо. — Только не нужно на меня давить! — поморщилась женщина, но всё-таки добавила:

— Это больше не повториться. Я вообще не из тех, кто распускает руки или любит скандалить. Обстоятельства, знаете ли…

Кейра недоверчиво вскинула брови. Кажется, её свекровь только что попыталась принести извинения за свои необдуманные слова и поступки.

— Забыли! — хлопнула в ладоши женщина, поднимаясь с кресла и отряхивая с юбки невидимые глазу пылинки. — Вернёмся к насущным делам. Итак, давайте знакомиться.

Снова. Моё имя Дината Натали Олд, я — матушка Маркуса Сивера Олда. А вы?

— Кейра, — хрипло прошептала девушка.

— Нет-нет-нет, — свекровь подошла вплотную к невестке и подняла ту за руки.

Покрутив красавицу туда-сюда перед собой, она заявила: — Никогда не мямли! Это выглядит отвратительно. Ты очень красива, так пользуйся этим! Красота, знаешь ли, наше главное оружие против них, — взмах руки в сторону Ардо. — Можно говорить даже самые нелепые глупости, но при этом делать загадочный вид и слегка улыбаться. И тогда нам всё сойдёт с рук.

— Я не совсем понимаю, — Кейра попыталась отстраниться от женщины, совсем недавно нападавшей на неё с обвинениями.

— Так спрашивай, дорогая, я отвечу на все вопросы. Кроме тех, на которые ответить не захочу, — загадочно улыбнулась Дината и потащила Кейру к креслам. — Присядь. А вы выйдете! — сказала леди Олд нетерпящим возражений тоном и бросив столь же суровый взгляд на присутствующих. — Позовём вас, как только поговорим. Обсудим наши девичьи секреты.

У Кейры мурашки побежали по коже. Меньше всего она хотела оставаться наедине со свекровью. Однако и Ардо, и Милисента послушно вышли, оставляя собеседниц наедине.

— Не нужно меня бояться. — услышала девушка голос Динаты. — Отныне я хочу быть тебе второй матерью. Ты спасла моего сына. Я не верила… до последнего отвергала саму мысль, что Маркуса могли приговорить… Но теперь всё очевидно. Ох, знаешь, я совсем не умею просить прощения.

— Это и не нужно. Я знаю, отчего вы так вели себя. Знаю, но простить сразу не смогу. — тихо ответила Кейра, отводя взгляд в сторону. — Вы и ваш сын… Это слово:

«безродная»… Оно постоянно звучит в моей голове.

— Маркус говорил тебе подобные вещи?! — Дината свела брови вместе, не в силах поверить, что её сын способен так оскорбить девушку, спасшую его жизнь.

— И не только такие. Ваш сын так же, как и вы, считает оскорбительной для семьи женитьбу на мне. Но это не важно сейчас. Потому что он в большой беде. Ему очень нужна наша помощь…

— Он не попал бы в беду, если бы не был столь самонадеян, — Дината в сердцах стукнула открытой ладошкой по чайному столику, отчего фарфоровые кружечки подпрыгнули и зазвенели. — Сначала Людвиг, затем Глэдис… Мне пришлось бежать, чтобы спастись, пока всё не уляжется. Я написала сыну об опасности, призывала его быть благоразумным. Но он такой же упрямец, как и его отец!

— Мне очень хвалили господина Глэдиса Олда. — шепнула Кейра. — Говорят, он был замечательным человеком.

— Это правда. Мой муж… — Дината немного помолчала, поджав губы, — он многое дал нам с сыном. В том числе и свою фамилию… Хотя не каждый на его месте поступил бы столь же благородно.

— Благородно? Что необычного в поступке господина Глэдиса? Простите, я не понимаю. В моём городе — естественно, когда жена берёт фамилию супруга.

— Да, но… — и снова молчание. Женщина поднялась с кресла и медленно подошла к окну, разглядывая розовые портьеры. — Вам нравится убранство в этой комнате?

— Что? — Кейра не успевала следить за ходом мыслей своей свекрови. — Нет… то есть да… Конечно, меня всё устраивает, — девушка пожала одним плечом и отвернулась, чтобы не выдать себя. Она терпеть не могла эту обстановку, но не говорить же об этом хозяйке имения?

— Вот как? А я не переношу эти покои. Здесь, в правом крыле дома, всё обустроила матушка Глэдиса. Она отбыла на тот свет немногим раньше его самого, — в голосе Динаты промелькнуло облегчение. — Мы не слишком ладили, но откровенно идти против я не хотела. Шла на уступки. Этот розовый цвет — он меня убивает. Впрочем, раз тебе нравится…

— Нет! — поспешно выкрикнула девушка. — Я тоже… не в восторге. Скажем так.

Свекровь довольно улыбнулась: хоть в чём-то их с невесткой вкусы совпадали.

— Но вы говорили о вашем муже и его благородстве, — напомнила Кейра. На лице собеседницы тут же появилось странное выражение: смесь недовольства и…страха?

— Ты ведь теперь супруга Маркуса. Моего единственного сына, — как-то обречённо начала Дината. Девушка уже было решила, что сейчас снова услышит оскорбления в свой адрес, но ошиблась. — Триединый связывает немногих. За последние двадцать пять лет я слышала лишь о трёх подобных случаях. Я совершенно ничего о тебе не знаю, но верю, что Боги выбрали для моего мальчика достойную девушку, — отвернувшись, женщина невидящим взглядом посмотрела в окно и продолжила: — Мне не довелось родить Глэдису наследников. Хотя мы старались. Его мать всегда догадывалась: Маркус не из рода Олдов, но молчала и ждала от меня исправления ошибки. Не случилось.

— Как это, не случилось? — Кейра тоже поднялась с места, но приближаться к свекрови не стала. — А кто же тогда вас… От кого родился мой муж? Хотя, простите, это меня не касается, совершенно…

— Как раз наоборот, — женщина обернулась, — из-за своего происхождения мой мальчик и попал в эту передрягу. И Глэдис… Я больше чем уверена, его гибель — не случайность. Муж мой знал обо всём, но много лет хранил молчание. Он любил Маркуса, как родное дитя и никогда не позволил бы причинить ему вред. — Дината подняла глаза вверх, набрала в грудь побольше воздуха и выдохнула: — Я была фрейлиной её величества.

В молодости. Ах, Кейра, как же я была хороша… Сколько кавалеров за мной ухаживало!

Но выбрала я, как истинная женщина, самого… В общем, королева меня не простила.

— Ка-ка-кто? — девушка зажала рот ладошкой, чтобы не высказать глупость, внезапно пришедшую ей в голову.

— Королева, — спокойно подтвердила свекровь. — Матушка Анрияра первого.

Нашего принца. Она, конечно, не стала винить мужа в совращении любимой фрейлины.

Да и скандалить не стала. Меня срочно решили выдать замуж за богатого старика из соседнего королевства. Глэдис Олд узнал и вмешался…

Женщина ненадолго прервалась, рассматривая дорогой перстень на тоненьком безымянном пальчике:

— Он любил меня… Так любил, — с тоской в голосе проговорила она, спустя минуту.

— Но я так и не смогла ответить ему взаимностью. С годами пришло уважение, нежность, полное взаимопонимание… Но никогда между нами не было ничего похожего на страсть, вожделение, на… Ох, что это я? — Дината грациозно тряхнула головой, отчего несколько тёмных локонов выбились из её безупречной причёски и небрежно спали на бледное лицо.

Женщина посмотрела на совсем ещё молодую невестку и грустно улыбнулась. — Вы вряд ли сможете понять меня, дорогая. Король был невероятно хорош! Не внешне. Нет.

Внутренне. От него исходила невероятная сила. А уж как он обращался с женщинами!

Они сдавались во власть его чарам толпами, еженощно сменяя друг друга в постели. Я

тоже не устояла, не смогла…

Кейра молчала. Но в глазах девушки не было осуждения. В этот момент она вспоминала себя в родном городе; столкновение с Минаром. Вспоминала, как сама пришла к нему в номер, поддавшись уговорам и чуть было не осталась там на всю ночь.

Лишь чудо спасло красавицу от потери девичьей чести, но репутацию уберечь ничто не помогло.

— Молчите, — опасливо произнесла Дината, усмехаясь. — Я представляю, какие мысли роятся в вашей милой головке.

— Не думаю, что представляете, — Кейра нашла в себе силы улыбнуться свекрови. –

Я попала в схожую с Вами ситуацию. Разница состоит лишь в том, что он не король, а я, хоть и была наивной и глупой, вовремя сообразила, что к чему и вырвалась из его чар в последний момент. Только репутации моей пришёл конец. Никому не интересна правда, толпой двигает жажда сплетен… Друг моей матушки нашел для меня выход: необходимо было взять в мужья обреченного на смерть и позволить ему умереть. Принадлежность к новому роду, новое имя, новая жизнь… Заманчиво, не правда ли? Господин Шайтис очень умён…

— Шайтис? Вильгельм?! — Дината встрепенулась. — Советник Людовика?

— Да, кажется так, — кивнула Кейра.

— Вот как! Верный Вильгельм. Лучший их всех. Ума не приложу, как Людовиг отпустил его! Значит, он пришёл к вам и посоветовал выбрать моего сына?

— Нет, он просто сказал, что на площади казнят троих, одного из них мне надлежало спасти, предложив заключить брачный союз. Господин Шайтис просто не мог знать, кого именно я выберу.

— Думаете? — Дината хитро улыбнулась. — Вы знаете такую науку, как стратегия?

Вильгельм преподавал этот предмет в магической академии, когда ваша матушка только встретила вашего батюшку. Вот скажите, как выглядели оставшиеся двое висельников?

Девушка на миг вернулась в тот вечер и перед её глазами появились грязные вонючие мужчины, с обезображенными лицами и похабными ухмылками. Передёрнув плечиками, Кейра еще некоторое время обдумывала сказанное свекровью, после чего вынуждена была признать её правоту:

— Кажется, вы правы. Маркус — единственный, кого бы я выбрала. Даже несмотря на изорванную в клочья одежду и раны на теле, он выглядел в сотню раз лучше других двоих. Значит, господин Шайтис воспользовался нами…

— Нет, милая, он спас вам репутацию, а моему сыну жизнь. Одним ходом поставил в тупик злобную толпу и ту сволочь, что решилась подставить Маркуса. Давайте смотреть на вещи здраво: разве вам плохо сейчас? Вы замужем за завидным молодым человеком. О

нём мечтают многие девушки! Лучшие леди столицы искали со мной встречи, чтобы просватать своих дочерей.

— К сожалению, ни одна из них не успела, и вашему сыну пришлось жениться на мне, Кейре Элисон Миири. Простушке, без рода и племени. В этом вопросе вы с

Маркусом мыслите одинаково, — с горечью высказала Кейра, отворачиваясь от удивлённой свекрови. — Он стыдится меня и всячески избегает… днём.

— Вот как, — задумчиво проговорила Дината, приближаясь к невестке и осторожно поворачивая ту к себе лицом. — Не нужно слёз, дорогая. Мой сын вспыльчив и горяч. Он воспитан в роскоши и… несколько избалован. Как я уже сказала, других наследников у нас с мужем не было, поэтому всю свою любовь мы вложили в Маркуса. Он не плохой человек, Кейра. Но с ним тяжело. И потом… Ты ничего не сказала о ночи. Значит,

мальчик предпочитает твою постель своей, не так ли? — девушка покраснела. Она совсем не привыкла обсуждать интимные дела с кем бы то ни было, даже если это свекровь. Ей стало неловко. А Дината с блестящими глазами наблюдала за смущением супруги сына и тихо радовалась чему-то, одной ей известному. — Вот и прекрасно. Дай ему время. Ты умна и красива, а он далеко не слепой. Только бы вернуть моего сына живым, и я научу тебя, дорогая, как найти тропинку к его огромному сердцу.

— Но мне так страшно, — прошептала девушка. — Он далеко и не желает моего приближения. Сегодня я видела сон, в котором Маркус требовал, чтобы я покинула город.

Всё было настолько реально, что господин Борг, выслушав меня, решил найти описанное мною место. Но ведь я не обладаю магией…

— Расскажи мне подробней, что за сон? — Дината больше не улыбалась, всё её внимание теперь было сосредоточено на словах невестки. Она слушала сбивчивый рассказ

Кейры и чувствовала, как тревога разрастается в душе, не оставляя места сомнениям. Её сын нуждается в помощи. Немедленно!

— Только я пока не могу понять, каким образом я могу видеть и чувствовать супруга? На мне амулет, да и магии нет ни капли. Я обычный человек, — волнуясь, как бы ее информация не оказалась недостоверной, протянула Кейра. Дината задумалась, а потом ухмыльнулась и прошептала:

— Да, магии в тебе нет. Но зато появилась особенность после вашего единения с

Маркусом. Даже амулет не может защитить от предчувствий. Это как минимальный дар предвидеть, чувствовать. Твоя интуиция обострилась. Ведь ваши с моим сыном энергетические потоки переплелись, а это без последствий не проходит.

— Значит, нам остается найти сторожку, виденную мной во сне? И мы отыщем

Маркуса? — тут же встрепенулась Кейра.

— Я знаю описанное тобой место, — сердце грозило вот-вот выскочить из груди женщины, — это охотничий домик в Туанском лесу. И место выбрано не случайно…

Именно там мы с Людовиком тайно встречались, и там был зачат мой сын. Зови сюда

Ардо и свою телохранительницу, нам понадобится любая помощь.

***

Спустя некоторое время из дома по очереди вышли четверо людей, закутанных в чёрные плащи с ног до головы. Покинув территорию имения Олдов, неизвестные разделились. Две хрупкие фигуры остановили проезжающую мимо карету и уехали в ней, третья фигура повернула направо, последняя свернула налево.

Двое бродяг, расположившихся прямо напротив входа в имение, чертыхались и наспех решали, что им делать дальше:

— Езжай за бабами, говорю, — хриплым шёпотом увещевал первый. — А я за той пойду, что направо пошла. Четвёртый — точно мужик, он нам ни к чему.

— А если шеф думает по-другому? — сомневался второй, почёсывая сальные волосы.

— Шефа здесь нет, так что я главный! — настаивал первый.

— С какого это рожна? — снова усомнился второй.

— Закурить не найдётся? — тихий вкрадчивый голос позади бродяг заставил их подпрыгнуть от неожиданности.

— Чё крадёшься, жить надоело, падаль? — возмутился первый.

— Слышь, больно морда у этого типа знакомая, — прищурившись, пробасил второй.

— Как не культурно выражаться подобным образом, — скривился ночной путник, -

придётся преподать вам небольшой урок вежливости, господа.

— Да мы тя порвём, — сжал огромные кулаки первый.

— Думаешь такой умный, а? — гыгыкнул второй. — Ну, показывай, чего там умеешь.

Ардо сверкнул белозубой улыбкой:

— С удовольствием, господа…

Глава 15

Оставив Кейру и Милисенту, Борг выскочил из особняка и огляделся. Кареты нигде не было видно. Мужчина чертыхнулся и стремительно направился на оживленную улицу. Как назло ни одного извозчика.

— Да что за напасть такая? Когда не надо, их тут пруд пруди, а как понадобятся…

Несколько человек оглянулись на ругающегося мужчину. Но вид господина Эндрю внушал многим суеверный страх, той аурой, которая исходила от него в минуты гнева.

Наконец, до слуха мужчины донесся цокот копыт — приближался извозчик. Обернувшись, Борг мгновенно замер, дожидаясь карету. Однако останавливаться и подбирать попутчика никто не собирался. Недолго думая, Эндрю вскочил на ступеньку прямо на ходу и распахнул дверь кареты. Внутри сидела очень знакомая ему дама. На ее лице не дрогнул ни один мускул. Мужчина кивнул в знак приветствия и присел напротив:

— Прощу прощения, леди, но я очень тороплюсь. Надеюсь, вы извините мне мою бестактность?

— Конечно, почему бы не провести несколько минут в компании импозантного мужчины? — без тени кокетства ответила женщина. — Если моя память не изменяет, господин Борг?

— Ох, простите мне мою оплошность, леди Гайара, — мужчина чинно склонил голову. — Эндрю Борг. И если бы не моя спешка, я бы никогда вас не побеспокоил.

— Это я уже поняла. Меня уже десять лет никто не беспокоит, даже скучно, -

удрученно заметила женщина, рассматривая невольного спутника.

— Няня самого принца — лицо неприкосновенное, — ухмыльнулся Эндрю, пристальнее всматриваясь в лицо спутницы. Он видел ее последний раз лет пять назад, тогда она выглядела намного моложе и привлекательнее. Что же с ней произошло за эти годы?

— Наверняка гадаете, с чем связана моя печаль? — грустно улыбнулась леди Гайара.

— О вашей проницательности всегда ходили легенды, — мужчина взглянул в глаза пожилой даме. — Но да, вы правы. Именно из-за вашей… хм… грусти, я вас не сразу узнал, за что приношу свои извинения.

— С удовольствие поделилась бы с вами своими волнениями, но это только мой крест, — тяжко вздохнула леди Гайара. — Я иногда вижу будущее. Хотя об этом не знает лишь ленивый… Именно способности так удручают меня, боюсь, час расплаты за все прегрешения близок.

— И вы, конечно, не сообщите, о каком часе идет речь? — в мужчине проснулась тревога.

— Нет. Но это связано с моим воспитанником. А сейчас вам наверняка пора, -

мельком глянув на улицу, тихо произнесла женщина.

— Спасибо за приятную компанию, леди Гайара, — еще раз поклонился Борг и, поднявшись, выпрыгнул из кареты прямо на ходу. Только когда извозчик с няней Анрияра скрылись из виду, Эндрю хлопнул себя по лбу за забывчивость. Его весьма заинтриговал вопрос, почему едва ли не второе лицо в империи раскатывает в общественной повозке, а не в собственной карете. Но теперь было поздно переживать по этому поводу.

Заскочив в контору, господин Эндрю огляделся. Из сотрудников на месте оказалась только Эмелина. На вопросительный взгляд начальника девушка пояснила:

— Сегодня похороны… Я не смогла пойти… Страшно… Остальные скоро будут.

— Хорошо, — коротко бросил Борг, широким шагом двигаясь в свой кабинет. В

данную минуту его обуревали противоречивые эмоции. Он пытался сообразить, кого взять в помощники.

Авантюра, задуманная им, весьма опасна.

Достав кристалл связи, Эндрю вздохнул и повернул камень. Тут же появилось изображение молодого человека с широкой улыбкой на лице. На первый взгляд ему можно было дать лет восемнадцать. Этакий шалопай. Мало кто знает: на самом деле он является неуловимым наемником, одним из самых быстрых и ловких манов во всём королевстве.

— Привет, Энд, чего хотел? — тут же поинтересовался молодой человек.

— Свиш, Сиверу нужна твоя помощь.

— Через десять минут буду, — улыбка мгновенно сошла с лица парня. В следующую секунду он превратился в самого себя: серьезного, обеспокоенного мужчину лет тридцати.

— Ты у себя?

Борг лишь кивнул.

Этого мана мужчина знал очень давно, но по-прежнему не мог свыкнуться с его невероятными способностями. Таких, как Свиш, Борг больше никогда не встречал.

Настоящий хамелеон, не нуждающийся в артефактах для преображения и смены личины.

Ровно через десять минут в кабинет без стука ворвался предмет размышлений

Борга. Быстро сев в кресло, гость с нотками тревоги в голосе поинтересовался:

— Рассказывай, что произошло. Сивер снова полез в какую-то авантюру?

— Так и есть. Но, мне кажется, на этот раз всё гораздо серьёзнее его прежних забав.

Он пропал. — ответил Борг.

— Ради наставника я всю империю переверну к чертям собачьим. — Свиш нахмурился. — Рассказывай.

— Странности начались после убийства Глэдиса Олда, — начал Эндрю.

— Подожди, ты говоришь о несчастном случае? — мотнул головой Свиш. — Я же сам лично проверял версию с насильственной смертью, она не подтвердилась.

— Не перебивай, — Борг прикрыл глаза. — Там все слишком профессионально обставили. Даже я сразу поверил в случайную смерть. И теперь, так же как и Сивер, уверен, его отца убили. Но сейчас гораздо важнее найти сына. Парня похитили и подвергают пыткам. Кто и за что — неизвестно. Одно могу сказать точно: дороги ведут во дворец.

— Час от часу не легче, — буркнул Свиш. — Неужто главный маг империи стал волноваться за свой статус? И решил убрать с дороги конкурента?

— Но зачем тогда убили господина Олда? — скептически приподняв бровь, озвучил свои сомнения Эндрю.

— Не знаю, — подперев голову, молодой человек задумался. — Может и не убили, -

мужчина кинул быстрый взгляд на недовольного его заявлением начальника. — Ты знаешь, где сейчас Сивер?

— Как сказала его супруга — в покосившейся сторожке где-то в лесу. Я знаю одну такую, — пристальный взгляд на собеседника.

— Супруга? Если она так хорошо осведомлена, может, стоило тряхнуть ее хорошенько? Наверняка она знает много больше, чем говорит, — зло процедил юноша.

— Нет, — вздохнул Борг. Как бы он не желал обвинить во всех грехах супругу Сивера, но сам лично успел убедиться, насколько ей не выгодно убийство мага. Ведь в этом случае она и сама отправится следом за ним. Именно об этом он и поведал своему собеседнику со всеми подробностями. Свиш сидел, как громом пораженный. Несколько минут юноша переваривал информацию. Стучал пальцами по коленям, перебирал разные варианты.

Наконец, приняв факт честности супруги наставника, Свиш вздохнул.

— Получается, как это ни печально, но она действительно не причем. Значит, нам нужна сторожка. Отправляемся прямо сейчас?

— Да, нечего тянуть время. Ты берешь с собой людей? — поинтересовался Эндрю.

— Только троих проверенных, они подстрахуют в случае чего. Идем, к вечеру как раз управимся, и уже завтра, думаю, наставник будет дома, — улыбнулся Свиш, полный надежд и предвкушений.

Да только Борг его энтузиазма не разделял. В душе тугим узлом скрутилось дурное предчувствие. Потому он, не заметив, как сжал кулаки, рявкнул:

— Не каркай раньше времени. Чувствую, не все там так просто, как кажется на первый взгляд. Сначала осмотримся, потом станем действовать по обстоятельствам.

Пошли.

Оба вышли на улицу. До окраины города добирались на разных извозчиках, петляя как зайцы. Эндрю все время словно чувствовал на себе чей-то злой взгляд, он жег позвоночник, под лопатками, словно паук ползал, хотелось стряхнуть, вырвать его из-под кожи. Но мужчина ни разу не оглянулся. Только отпустив последнего извозчика, обернулся к ожидавшему его Свишу.

— Ты ничего не чувствуешь? У меня уже спина огнем горит. Чей-то взгляд преследует от самой конторы.

— Сейчас дождемся остальных, узнаем, следил за нами кто или нет. Я чувствовал почти всю дорогу, но на предпоследнем извозчике все пропало. Сейчас ничего нет, — Свиш прислушался. Вытянул руки вверх и закрыл глаза. — Нет, ничего и никого рядом.

В этот момент около них возникли, словно из-под земли трое товарищей Свиша, оказалось все, хоть ненадолго, но ощутили пристальный взгляд в спину. Больше не разговаривая, компания устремилась в лес. Борг хорошо знал тропу к сторожке. Будучи умным мужчиной, он прекрасно осознавал: наверняка на пути должны быть ловушки.

— Энд, стой! — забеспокоился Свиш. Он несколько раз обежал тропу, принюхался и застыл, как вкопанный.

— Что случилось? — встрепенулся Эндрю. Тревога нарастала. Он никак не мог понять, что его угнетает и беспокоит.

— Почему нет ни одной ловушки? — озвучил мысли товарища Свиш. — Я ничего не чувствую. Мы с тобой не новички и должны понять: не может быть все так просто.

— Меня тоже это беспокоит, — признался Борг. — Есть предложения?

— Клир, разведаешь обстановку? — вместо ответа Свиш обернулся к одному из троицы. — Только тебе дано почувствовать магические ловушки, если они есть.

— Да, я сейчас, — с готовностью согласился неприметный подросток со шрамом на шее. Вот только не успел он сделать и шагу, как вдруг тропа стала покрываться поднимающимся из земли туманом. Ни один из стоящих не смог пошевелиться. Клейкая субстанция мгновенно облепила пятерых спутников, подняла их в воздух и приложила к деревьям. Как они ни пытались вырваться, все попытки оказались тщетными. Борг выругался

— Вот зараза! Но почему мы не почувствовали ничего? Надо же было так опростоволоситься.

— Это высший, трехслойный уровень защиты, основанный на вплетении ауры в потоки. Даже сильнейший маг не смог бы ощутить его, — с сожалением произнес Клир.

— И как долго нам здесь висеть? — вопрос задал еще один юноша, его нереально синие глаза устремились на Свиша. А тот в свою очередь обратился к Боргу.

— Высший уровень защиты, — прошипел Эндрю сквозь зубы. — Сами освободиться не сможем. Нужен тот, кто совместим с данной защитой.

— Ага, сам маг например. Он придет, снимет нас, пожурит за нахождение в неположенном месте и отпустит, — несмотря на ситуацию, Свиш развеселился.

— Или… — не успел Борг даже подумать, как его охватил суеверный ужас. На него нетерпеливо уставились четыре пары глаз.

— Да говори ты уже, не томи, — зашипел на товарища Свиш.

— Кейра. Она связана с Сивером. Уверен, только она сможет пройти сквозь эту гадость, -

прошептал Эндрю.

— С чего такие мысли? — несказанно удивился Свиш. — Наверняка эту гадость ставили как раз, чтобы наставник не сбежал.

— Нет. У меня подозрение… — Борг принюхался, попытался пошевелить рукой и ногой. Ничего не вышло. — Ее сам Сивер создал, но не учел одного: портал в сторожку настроен прямо из дворца. И попытки нашего мага оказались тщетными. Теперь я понимаю сон Кейры. Только она смогла бы пройти. Но ее здесь нет.

— Как думаешь, она появится? — нахмурился Свиш. Он задумался над словами Борга. По всему выходило: он прав.

— Обязательно появится, вопрос в том, когда? Я же сам лично настоятельно попросил не высовываться. Насколько она последует моему совету — сказать сложно, -

произнес Борг и в эту минуту сам же порадовался характеру девушки. Эндрю осознал: иногда и он бывает не прав. Много раз корил Сивера за самонадеянность, а сам оказался не лучше. Полез в авантюру, еще и товарищей с собой прихватил.

— Хм, что ж, я так понимаю, нам тут долго куковать придется. Что ж, значит, можно выспаться. Я уже и не помню, когда спал больше трех часов в сутки, — улыбаясь, произнес

Свиш.

— Поражаюсь я твоему оптимизму. А если она через неделю явится? Мы же от жажды загнемся, — подал голос юноша с синими глазами. Он осматривал липкую субстанцию, в которую они попали. Но сколько ни дергался, даже пошевелиться не получалось.

— Будем надеяться, она быстрее созреет, — сам не уверенный в своих словах, попытался подбодрить других Эндрю.

— Если вообще созреет, — себе под нос прошептал Клир. Но на него все зашикали, чтобы не каркал почем зря.

— Один вон уже докаркался, — процедил Эндрю. — Теперь точно быстро ничего не получится.

Свиш не стал отвечать, признавая правоту друга. Вместо этого он погрузился в воспоминания, раз уж времени у них теперь много для отдыха и размышлений. В лесу было тепло. А от клейкой массы еще и шел непонятный жар. Замерзнуть им точно не грозило. Шум деревьев умиротворенно действовал на всех. Усыпляя и расслабляя. Свиш погрузился в дрему и вернулся на много лет назад.

***

Ежегодная ярмарка кишела. Гул, крики зазывал и праздно шатающиеся вельможи с набитыми кошельками привлекали внимание воришек, поделивших между собой территорию ярмарки. Свишу удалось урвать себе лакомый кусок — территорию с оружием и мясной лавкой. Именно сюда стекались самые богатые клиенты.

— Как же все надоело, — процедил сквозь зубы воришка. В данный момент он выглядел как пятнадцатилетний подросток, хотя на самом деле ему было намного больше лет.

Все маны, насколько он знал, для преображения пользовались амулетами. Свишу же он был не нужен. Парнишка с самого детства менял облик мгновенно без всяких проблем. Сколько ни пытался добиться от матери (женщины без способностей) имени отца — она наотрез отказывалась сообщать его. Но метаморфозы с мгновенным превращением без амулета наводили на размышления.

Постоянную работу Свиш не мог найти. Никому не нужны безродные маны, к тому же из банды Ангела Смерти, как называли главаря за его непомерную жестокость. Он забирал у своих "детей" весь собранный за день капитал, хорошо, если платил хоть одну монету. Бывало, и без еды оставлял, если сумма казалась ему маленькой. Спорить никто ни разу не посмел. Не от страха перед Ангелом Смерти, а из соображений собственной безопасности. Уж больно быстр был главарь на расправу. Недовольному отрубал голову или закалывал кинжалом. Быстрота реакции позволяла ему поражать недовольного стремительно. Он и понять не успевал, что произошло.

Свиш не являлся постоянным членом банды. Он временами занимался воровством.

В другое время помогал матери в ее лавке. Она пекла самый вкусный хлеб в их районе. Но денег на пропитание все равно не хватало. Налоги оказались непомерно высоки. Иногда на них уходила почти вся прибыль.

Вот и приходилось Свишу временами подрабатывать на ярмарках. Сегодня он уже успел сорвать огромный куш. С главарем у него была договоренность: пятьдесят на пятьдесят. Даже если он отдаст Ангелу половину, самому Свишу останется приличная сумма.

Пока парень размышлял: идти домой или провернуть еще одно дельце, в поле его зрения появился подросток лет пятнадцати. Богатый. На его поясе Свиш заметил сразу три кошеля. Судя по вздутости, они были полны.

— Отличный будет улов, можно сразу домой идти, — довольно подумал Свиш и направился к подростку в богатом камзоле.

Покрутившись рядом, немного понаблюдав, как юный вельможа направо и налево сорит деньгами, наверняка ему не приходится гнуть спину — Свиш решил действовать, пока юнец все не растратил.

По отработанной схеме, проходя мимо подростка, Свиш споткнулся и по инерции ухватился за парня. Но тут произошло немыслимое. Его ладонь будто загорелась огнем. И

жар становился все сильнее. Терпеть оказалось сложно, но и отнять руку от кошеля не получалось. Юнец, подхватив Свиша под локоть, быстро потащил к выходу. Самое поразительное, перед ним все расступались. Потому за воротами ярмарки они оказались в тот момент, когда боль достигла своего апогея. Свиш уже практически терял сознание от болевого шока. Такого ему ни разу не приходилось испытывать.

— Что, старина, попался? Даже не почувствовал магию? — донесся до слуха Свиша знакомый голос.

Но в таком состоянии он даже не смог определить, кому он принадлежит. Кожа с ладони начала сползать. Перед глазами незадачливого воришки поплыли черные круги.

— Сивер, может, освободишь его? Он же сейчас сознание от боли потеряет, — снова тот же голос.

— Освобожу, если поклянется служить мне верой и правдой, — надменно отчеканил юнец.

— Так вы мне… Работу предлагаете? — прохрипел Свиш. Даже в таком состоянии он пытался извлечь для себя выгоду.

— Можно и так сказать, — усмехнулся юный маг, поражаясь выдержке вора. Любой другой уже бился бы в конвульсиях и умолял отпустить его. А этот не только держится, но и ищет для себя выгоду.

— Клянусь… — выдохнул Свиш и все-таки потерял сознание.

А когда пришел в себя, первым, кого он увидел, оказался давний товарищ — Эндрю Борг.

Он сидел у постели Свиша, задумчиво теребил подбородок — его давняя привычка в минуты волнения — и наблюдал за товарищем.

— Где я? — прохрипел воришка, и сам не узнал свой голос.

— В имении Олдов. Сейчас придет молодой хозяин. Тебе предстоит многому научиться. Но с воровством придется завязать, — строго произнес Борг, Свиш кивнул. Он ведь и сам много раз подумывал об этом.

— А что мне делать нужно будет? — тут же спросил больной. — И как ты здесь оказался?

— Я же тебе рассказывал, мы с господином Олдом вместе работаем, еще немного, и я стану его компаньоном, — с гордостью произнес Эндрю. Свиш кивнул. — Только ты плохо слушал. Но зато теперь тебе выпал отличный шанс, старина. И голодать больше не придется, — довольно излагал Борг. Свиш слушал, открыв широко глаза. Мало кто мог похвастаться такой удачей. Как говорится: из грязи в князи. Хотя до князя Свишу было далеко, но он уже предчувствовал: теперь ему повернется удача.

Он собирался основательно расспросить Борга о личности мага. Но больше ни одного вопроса задать не успел. Дверь открылась, в нее стремительно вошел молодой маг.

Осмотрев воришку, остался доволен увиденным результатом. Много раз они беседовали с

Боргом по поводу честного помощника для Сивера. Но все кандидатуры отметались по разным причинам: один был слишком алчным, второй не выносил боли, третий хотел власти, четвертый просто не нравился юному магу, вызывая подозрение. К Свишу он давно приглядывался и сегодня решил испытать его. Борг оказался прав, он действительно тот, кто нужен. Именно такой человек подходит для работы, уготованной ему Сивером.

— Как самочувствие? — осведомился юный маг, пытливо вглядываясь в лицо воришки.

— Уже отлично, — осторожно кивнул Свиш. — В чем будет заключаться моя работа?

— Ты ведь умеешь менять внешность? — вор кивнул. — Мне нужен человек для деликатных поручений. Я научу тебя проникать в закрытые помещения, становиться невидимым, естественно в переносном смысле, расскажу, как слиться с обстановкой. Да и многому другому тоже. Работы у нас много. Ты готов?

— Да, господин… — Свиш на миг запнулся, ожидая, пока юный маг представится.

— Сивер. Зови меня именно так. И я хочу для начала увидеть твой настоящий облик.

Мгновение. И вот перед юным магом уже сидит не пятнадцатилетний подросток, а взрослый мужчина с цепким и пронзительным взглядом. Сивер усмехнулся. Нечто подобное он и предполагал.

— Здесь ты будешь находиться в образе подростка. Никто до поры до времени не должен видеть твоего настоящего облика, — скомандовал юный маг. — А вообще довольно занимательно. Ман, меняющий внешность без амулета, — буркнул он про себя.

С этого дня началась их учеба. Сивер, хотя и был намного младше Свиша, но он многому научил бывшего воришку. Походка, манера речи, обходительность, преображение из нищего в богатого вельможу, проникание в любое время и в любое место. Уже через три года Свиш стал незаменимым помощником. А главное, он мог быть абсолютно незаметным, если того требовали обстоятельства.

Платил маг хорошо. Свиш с матерью через год забыли, что такое голод. Женщина молилась всем богам за своего сына и за того, кто смог наставить его на путь истинный.

Да и сам Свиш благодарил богов за встречу с Сивером.

***

Открыв глаза, бывший воришка осмотрелся. В небе ярко светила луна. Деревья приняли причудливые формы. Ни звука не доносилось до слуха Свиша. Даже природа, казалось, уснула вместе со всеми. Скосив глаза, он осмотрел товарищей. Все спали.

Прислушавшись к себе, мужчина с удивлением осознал: ни в туалет, ни пить, ни есть он не хочет.

— Хм, странно. Мы ведь наверняка тут почти сутки, а позывов ни к чему нет, -

удивленно прошептал он вслух. Ответом ему служила тишина. Товарищи настолько глубоко погрузились в сон, что не услышали слов проснувшегося.

Вздохнув, Свиш снова закрыл глаза. Сейчас им всем остается только одно — спать. Так как выбраться самим вряд ли получится. Единственное, что немного пугало — их тела стали словно врастать в кору. И если помощь не успеет, то деревья могли поглотить своих жертв. Думать о плохом не хотелось, только неприятные мысли то и дело лезли в голову.

— Надеюсь, леди Кейра не станет сильно затягивать с освобождением супруга, -

вздохнув, произнес Свиш и закрыл глаза.

Следующие сутки для всех пятерых прошли в томительном ожидании. Они предпринимали множество попыток освободиться. Шептали заклинания, пытались вывернуть руки и ноги. Но их словно закатали в прочную массу, которая со временем становилась все тверже. Ночь прошла в разговорах. Парни пытались шутить, рассказывать смешные истории, вот только каждая из них выходила с трагическим концом.

Время неумолимо утекало. Кейра не появлялась, странная клейкая масса все больше твердела, грозя полностью поглотить пятерых пленников.

Вторые сутки прошли в напряженном молчании. Вера стала пропадать. Никто не озвучивал очевидного, но каждый из них понимал — не успеют их спасти.

Юноша с синими глазами вдруг вскрикнул и с ужасом посмотрел на товарищей. Его нога стала кровоточить.

Пока слегка, но и это было чревато. Вскоре у всех начались слуховые галлюцинации. Когда до них донеслись голоса, никто не мог поверить в такое счастье.

Глава 16

— Мили, голуба моя… — неслось из чащи леса.

— Милисента! Сколько раз я должна повторять своё имя, чтобы вы запомнили? Хотя в вашем возрасте…

— Ах, любви все возрасты покорны, — беззаботно проговорила Дината, осматривая окружающую природу. — Вот я, помню…

— Стойте. Я чувствую Маркуса, — Кейра остановила своим возгласом всю честную компанию. — Не знаю, почему, но могу точно сказать: он где-то здесь.

— Действительно, — Ардо мгновенно вернул себе образ серьёзного мужчины. –

Энергетика Сивера. Всюду. И не только его… Борг!!!

— Что это за гадость? — в свою очередь воскликнула Милисента. Кейра ничего не видела, потому не совсем поняла, о чем она.

— Липкая, зараза, — зашипел Ардо. — Что происходит? Мы попали в ловушку. Кейра, ни с места, иначе…

— Нет, Ардо, я должна… — словно зачарованная, юная супруга мага уже никого и ничего не видела вокруг, она шла туда, куда ее влекло со страшной силой. Ардо пытался остановить девушку, да только зря он распинался, она его уже не слышала. Вмешалась

Дината, которую тоже стало поглощать мутное облако.

— Ардо, подожди, смотри, — она указала на девушку, которая спокойно двигалась вперед. На ее лице застыла решимость. Сейчас ни одна сила не смогла бы ее остановить.

Она будто чувствовала зов, и с каждой секундой он становился все сильнее. За ней наблюдали все. Никто не верил до конца в успех, слишком успела растревожить все неприятная субстанция. А она застыла, выпуская из плена Динату и Ардо.

Стоило Кейре пройти немного вперед, как липкая субстанция стала пропадать, заставив

Ардо и Милисенту облегченно выдохнуть. Хотя они пока не поняли, что произошло.

Лёгкий шелест, до этого казавшийся лишь причудливой игрой воображения, усилился. С дерева, прямо над путниками, опало несколько зелёных, совсем ещё молоденьких листочков.

Милисента первой подняла голову и вскрикнула от ужаса, увидев начальника и

Свиша практически полностью вросших в стволы могучих деревьев.

Ардо проследил за взглядом перепуганной девушки и громко скомандовал:

— Всем три шага назад. Немедленно. Сивер оставил для гостей ловушки.

Три дамы мигом отступили и замерли в ожидании дальнейших указаний.

— Чего смотрите? — удивился Ардо. — Я — воин и целитель. Не полководец, голубы мои. Так что, давайте соображать вместе.

— Здесь всюду магия моего мальчика, — озвучила свою мысль Дината. — Он не хотел, чтобы кто-то, кроме него приблизился к месту. И, боюсь, мы все слишком слабы, чтобы спорить с его силой.

— Но я не чувствую отторжения или опасности, — вмешалась Кейра. — Напротив, меня словно тянет идти дальше.

— Ну конечно, — Милисента радостно всплеснула руками, — вы ведь супруги. Две половинки одного целого. Неделимое. Понимаете? Магия пропустит вас, не причинив зла.

— А что если всё не так? — вмешалась Дината. — Разве можно посылать девочку туда одну? Кто-то поймал моего сына врасплох, и этот кто-то находится внутри, а значит…

— Кейра! — запоздало вскрикнул Ардо, наблюдая, как его ученица медленно крадётся по заросшей тропинке прямо к покосившемуся от времени домику лесника.

Пятеро пленников с трудом открыли глаза, наблюдая за девушкой. Липкая субстанция бросилась было к ней, но тут же отступила, заклубилась и стала впитываться в землю. Кейра, казалось, ее даже не заметила.

— Нет времени, — отмахнулась красавица, останавливаясь у самого порога. Она видела, как Ардо, Милисента и Дината подбежали к деревьям и стали осторожно высвобождать пленников. Ардо колдовал над каждым, помогая избавиться от последствий ловушки. Борг все время ругался и корил себя за невнимательность.

Больше Кейра слушать не стала. Ей хватило одного: узнать, что пленники освобождены. С гулко бьющимся сердцем, обмирая при каждом шаге, девушка вошла в сторожку. Перед тем, как войти, девушка оглянулась на своих спутников и ободряюще им улыбнулась:

— Надеюсь, вы не ошиблись по поводу нашей с Маркусом целостности.

Внутри старого домика всё было точно так же, как и в её сне. И муж точно также был подвешен за руки и за ноги, но состояние его стало значительно хуже.

— Маркус, — срывающимся шёпотом промолвила Кейра, стремительно приближаясь к супругу. — Ох, прости, что так долго, прости меня…

Она безуспешно дёргала за тугие верёвки, трогала его плечи, испещренные мелкими ссадинами, гладила отёкшее лицо и звала мужа, но всё оказалось напрасно. Он не приходил в себя. Сухие бледные губы больше не пытались прошептать её имя, ведь их хозяин медленно угасал.

— Я не позволю тебе уйти! — девушка упрямо дёрнула мужа за плечи, а затем огляделась по сторонам. В углу сторожки, она обнаружила то что искала. Осторожно взяв в руки проржавевшую косу, Кейра поддела ею одну из верёвок, что держали ноги

Маркуса, и резко рванула её на себя. С пятой попытки задуманное удалось. С руками оказалось сложнее: стоило девушке освободить одну из них, как мужчина повис на второй, а из груди его вырвался жуткий стон боли.

— Прости, прости меня, — рыдая шептала Кейра. — Ещё немного. Потерпи. Ты ведь такой сильный, ты столько ждал… Неужели всё напрасно? Не сдавайся, прошу тебя. Ты нужен здесь. Сейчас, ещё совсем капельку…

Наконец мужчина с глухим стуком свалился на сырой, изъеденный крысами пол.

— Маркус, миленький, — отбросив в сторону косу, девушка упала на колени, и стала переворачивать супруга на спину. — Только не умирай. Прошу только…

Он не шевелился, не издавал ни звука, и кажется уже не дышал. И тут в голове

Кейры вспыхнула идея, которую она тут же, не мешкая, воплотила в жизнь.

— Одно целое, — шепнула девушка и сорвала с груди подаренный супругом камешек.

В этот момент в сторожку ворвались Дината и Милисента…

***

— Не лезь под руку, Дината, прошу тебя, — раздраженно бурчал Ардо, отодвигая сестру в сторону, оба живы. Сивер правда нуждается в очень хорошем уходе. Займись тем парнем, как его? Горис? У него кора на ногах осталась, вросла, будто так и должно быть.

— Какое мне дело до его ног? — возмущалась позади упрямая женщина. — Нам детей спасть нужно.

— Дети спасены. А вот Горису нужна помощь. Ты ведь лекарь, в самом-то деле!

— Ох, хватит мне этим тыкать, — недовольно отозвалась Дината, но всё-таки пошла в сторону стонавшего от боли молодого человека.

Кейра приоткрыла глаза.

— Ардо, — слабый шепот слетел с её губ. — Маркус…

— С ним всё будет хорошо, девочка, — мужчина подмигнул. — За ним уже дважды должок. Ты — ангел хранитель нашего парня.

Кейра улыбнулась и прикрыла тяжёлые веки. Очень хотелось спать.

— Так, мы готовы. — Ардо поднял девушку на руки и оглядел «отряд спасателей». –

Давайте уходить отсюда, пока тот, кто искалечил Сивера, не вернулся проведать его.

Началась суета и движение: все понимали, насколько опасен враг, сумевший легко блокировать дар молодого человека. Только когда лес остался позади, на сосредоточенных лицах мужчин появилось спокойствие. Дината всё время следила за

Боргом и его служащим: они несли так и не пришедшего в себя Маркуса. Милисента шла рядом с Ардо, поглядывала на потерявшую сознание Кейру. Девушка казалась очень хрупкой и нежной, но её телохранительница знала наверняка — внешность этой красавицы обманчива.

Лекарь по призыву магического вестника прибыл в имение одновременно со всей честной компанией. После осмотра и проведения необходимых процедур, Маркусу и

Горису был прописан постельный режим, Кейре велели побольше отдыхать и не снимать амулет, отгораживающий её от мужа. Остальным оказалось достаточно принимать зелье для восстановления магических сил. Милисенту отправили по важному делу, Кейра осталась на попечении свекрови.

Слуги вились вокруг вернувшейся в дом госпожи, стараясь показать, насколько рады её появлению. При каждой возможности поминали имя супруги молодого хозяина, рассказывая, насколько при ней было хуже. Молчали лишь Гриз и Эсма — старая кухарка.

Глубокой ночью, когда страсти в имении более менее улеглись, Дината и Кейра, проводив Борга и его сослуживцев, сидели у кровати Маркуса, наблюдая за состоянием мага. По уверениям лекаря, кризис миновал, но женщины не хотели оставлять молодого человека одного. Ардо, перед отъездом, лично протёр тело племянника влажными полотенцами, смывая с него грязь и сбивая острые, неприятные запахи. Переодеть мага помог Гриз. Дышал молодой человек тяжело, часто вздрагивал и беззвучно шевелил губами.

— Ты так смотришь на него, — тихо проговорила Дината, нарушая гробовое молчание и глядя на невестку. — Мне это очень нравится. Как матери.

— Я просто переживаю, — краснея прошептала Кейра, — он ведь сильно пострадал.

— Значит ли это, что дело лишь в твоей жалости? — улыбаясь глазами, спросила женщина.

— Именно так, — девушка старательно разглядывала одеяло на постели супруга.

Синее без всякого узора. Что могло быть интересней?

— Тогда хорошо, — Дината притворно вздохнула от облегчения: — Я уж было подумала, что ты — открытая книга. Такая быстро наскучит моему мальчику.

— Как это? — девушка вскинула глаза на свекровь.

— Очень просто, — собеседница пожала плечами, — он привык к вниманию девушек.

Воспитанный, умный, обходительный…

— У меня сейчас ощущение, что мы с вами говорим о разных людях, — перебила свекровь Кейра. — Циничный, упрямый, своенравный — таким я знаю вашего сына. В моём городе он еще походил на воспитанного человека, но здесь… — девушка, словно опомнившись, резко замолчала и снова уставилась на одеяло супруга. — Простите, я просто плохо его знаю.

Дината нахмурилась. Она, как любящая мать, всегда видела в своём сыне лишь положительные черты. Но сегодня в душу женщины закралось сомнение: так ли хорош

Маркус, если, вместо того, чтобы защищать молодую супругу, спасшую его жизнь, проявил себя совершенно неуважительно?

— Хотела бы я знать больше подробностей, — свекровь устало откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. — Мой мальчик слишком быстро вырос, Кейра. Я привыкла считать его своим маленьким Маркусом. Прощать все шалости, поощрять глупости…-

женщина открыла глаза и посмотрела прямо на невестку. — Мы с тобой исправим ситуацию. Если, конечно, ты этого хочешь.

— Я не понимаю вас, — Кейра сцепила руки в замок, с опаской вслушиваясь в речи свекрови.

— Милая, я предлагаю тебе свою помощь. Недаром я была фрейлиной её величества.

Если бы не роман с Людвигом, кто знает?.. — мечтательно закатив глаза, Дината некоторое время молча улыбалась. — Ах, ну что теперь об этом? Вернёмся к вашей истории. Ты спасла жизнь моего сына дважды, за это я вечно буду благодарна тебе, Кейра. Однако любовь мужчины не рождается из одной благодарности, поэтому нам не стоит ждать, что

Маркус, едва очнётся, воспылает к тебе чувствами. Не смотри на меня так испуганно, милая, просто выслушай. Я предлагаю тебе последовать моему плану, чтобы с его глаз спала пелена, и он увидел тебя: настоящую нежную и прекрасную.

— Он видит меня каждый день, — шепнула девушка, поглядывая на бледное лицо супруга.

— Нет, он смотрит на тебя, но не замечает очевидного: не осознаёт, какой подарок преподнесли ему Боги. Не стоит так сильно краснеть, милая, ты меня пугаешь.

— Простите.

— И извиняться постоянно не нужно — это лишнее.

— Прос… то есть, да, хорошо.

— Ох, нелегко мне с тобой будет! — Дината поджала пухлые губки и покачала головой. — Но где наша не пропадала? Пойдём, провожу тебя в твою комнату и позову

Гриза нам на смену. Сегодня был очень тяжёлый день, нужно хорошенько выспаться, чтобы завтра же начать наше маленькое приключение.

— Я сомневаюсь, что хочу что-то делать, — честно призналась Кейра, разглядывая счастливое лицо свекрови. — Если Маркус меня не любит, то заставлять его…

— Ох, что за вздор, милая? — Дината хмыкнула. — Мужчины — такие смешные существа. Они никого не любят, кроме себя и всячески превозносят своё эго. Каждый

Божий день их нужно заново соблазнять, удивлять и восхищать. Ты — умная девочка и быстро войдёшь во вкус, нужно только начать. Идём, девочка, я поделюсь с тобой парой своих секретов и дам несколько важных наставлений. Обещаю, если применив их, ты не увидишь результата или разочаруешься в реакции моего сына, то я больше никогда не стану лезть к тебе со своими советами. Наверное.

Кейра не выдержала и улыбнулась:

— Я согласна. Давайте попробуем.

***

Маркус несколько раз за ночь приходил в себя и тут же выгибался дугой от нестерпимой боли, терзавшей тело. К утру стало легче и молодой человек, проснувшись в очередной раз наконец, осознал, что находится дома.

Матушка, заснувшая прямо на неудобном резном стуле рядом с кроватью сына, смешно сопела, склонив голову на грудь. Гриза она так и не позвала, не доверяя пожилому дворецкому.

Аккуратно приподнявшись на локтях, Маркус поморщился от рези в груди и тут же вернулся в прежнее положение. Будить спящую женщину ему совершенно не хотелось, но жажда пересилила жалость.

— Матушка, — шепнул молодой человек, стараясь не напугать Динату.

— Что?! — женщина резко распахнула заспанные, сильно покрасневшие за ночь, глаза и покрутила головой, стараясь сообразить, отчего пробудилась и где находится. –

Маркус, родной мой! — увидев очнувшегося сына, она прижала руки к груди и замерла от счастья. — Как ты? Пить хочешь?

Маг кивнул:

— Безумно.

Напившись, молодой человек тут же спросил:

— Где ты была?

— У старой подруги, родной. Думаю, у нас ещё будет время это обсудить.

— Это как-то связано со смертью отца и моим происхождением? Я нашёл в его кабинете документы. Купчую на дом от имени неизвестного и письмо. Для меня.

Мужчина называл меня сыном, которого он лишился по глупости.

Дината побледнела, отчего синева под её глазами стала видна ещё отчётливей прежнего:

— Сынок, я не хочу обсуждать всё это сейчас. Прошу тебя. Давай ты немного окрепнешь, и мы поговорим. Дай мне немного времени.

Суровые складки на лбу мага медленно разгладились, глаза просветлели. Он кивнул:

— Как вы нашли меня?

— Девчонка, которую ты привёз и назвал женой, указала путь. Ты ведь посылал ей видение?

— Где она? Где Кейра сейчас? — Маркус предпочёл оставить вопрос матери без ответа.

— Твоя супруга? — Дината вернула стакан, из которого пил её сын, назад на тумбочку и пересела к нему на кровать. — Спит у себя. Вчера лекарь осмотрел её и велел больше отдыхать.

— Она пострадала? — в глазах Маркуса мелькнуло неподдельное беспокойство.

— Конечно пострадала, — беззаботно пожала плечами женщина. — Безумная. Сорвала с себя кулон, чтобы поделиться с тобой жизненной силой. Мы бы и так спасли тебя. Она так бездумно действует, сын мой, слишком импульсивно, если ты понимаешь, о чём я. Из какой деревни ты привёз это чудо?

Маг поморщился и прикрыл глаза, вновь предпочитая промолчать.

— Маркус, — женщина легко коснулась плеча мага, — что произошло? Как ты оказался в том доме? Зачем?

— Ты ведь хотела оставить объяснения на потом, — молодой человек покачал головой. — Лица того, кто заманил меня в ловушку, я не видел. А как оказался в том месте расскажу тогда, когда ты созреешь для разговора, матушка.

— Что ж, это справедливо. — Дината поджала пухлые губы, всем видом показывая, что не согласна с сыном.

— Так ты уже общалась с Кейрой — Маркус с интересом заглянул в глаза матушки.

— Имела счастье. — женщина сморщила носик. — Не переживай, родной, — Дината участливо похлопала сына по плечу. — Я найду способ вас развести. Тем более что и кандидат на брак уже есть.

— Что?! — чёрные глаза полыхали от ярости. — Какой кандидат!?

— Не волнуйся так! В плохие руки мы её не отдадим. Всё — таки она спасла тебя от виселицы. Борг — прекрасный кандидат. Не находишь? Да и мой братец глаз с девчонки не сводит, хвалит её и защищает во всём. Только ответь, ты ведь не ложился с ней в постель?

— Матушка! — Маркус нервно огляделся, облизал пересохшие губы и уставился на стену, разделявшую комнаты супругов. — Позови Кейру ко мне. Как только она позавтракает. Я хочу поблагодарить её.

— Конечно, сын. — Дината поднялась с кровати. — Пойду, посмотрю, умеет ли она вилку правильно держать. В любом случае, перед тем, как отдавать её кому-то, нужно преподать ей несколько уроков…

— Нет, мама! Не нужно. — Маркус снова попытался подняться и тут же упал на подушки со стоном боли.

— Не вставай! — Дината вмиг оказалась у постели больного. — Сегодня к вечеру мой резерв восстановится и я помогу тебе восстановиться. Через несколько дней будешь, как новенький. А пока отдыхай и доверься мне.

— Мама, не трогай Кейру. Она… Я сам её всему научу.

— Ты? Ах, дорогой, ты такой благородный. Но только не переусердствуй с проявлением жалости к этой девочке, чем быстрее мы избавимся от неё, тем лучше.

Правда?

— Я… Мы заключили магический брак. Его невозможно расторгнуть. Придётся смириться, матушка.

— Милый, ты же меня знаешь, я сделаю всё, что понадобиться. Даже с Богами договорюсь, если моему сыночку это понадобиться. — Дината ласково погладила щёку

Маркуса и развернулась к выходу. — Ближе к обеду мы с Кейрой подойдём сюда.

Набирайся сил.

Время тянулось невероятно медленно. Для молодого человека, привыкшего брать от жизни всё и немного больше, лежать прикованным к постели было подобно пытке.

Кроме того, он волновался за супругу. Не то чтобы только о ней и думал, но… Через несколько часов, когда Маркуса в очередной раз посетил дворецкий, у мага наступил апогей злости от собственного бессилия.

— Гриз! — молодой человек едва не подпрыгнул от радости, завидев посетителя. –

Иди-ка сюда, дружище!

Мажордом закашлялся. Давненько хозяин так к нему не обращался. И обращался ли вообще?

— Слушаю вас, господин…

— Оставь это, — Маркус приподнялся на локтях, не замечая саднящей боли в спине и груди. — Лучше расскажи, что там Кейра делает? Почему не заходит ко мне? –

дворецкому почудилась обида в голосе мага. — Может матушка её не пускает?

— Отчего же не пускает? — Гриз покачал головой. — У мадмуазель с утра тренировки были с вашим дядей. Потом господин Борг прибыл, забрал её с собой. Обещал глаз с вашей супруги не спускать. Матушка ваша к портнихе отправилась, сказала, что не потерпит больше в собственном доме невестку, одевающуюся хуже прислуги. Наряды, значит, заказывать отправилась.

— Вот как? — молодой человек не смог скрыть злости и разочарования, сквозивших в его голосе и взгляде. — Вы свободны, Гриз.

Дворецкий ушёл, так и не поняв, чем расстроил хозяина.

В обед приходила кухарка Эсма, приносила лёгкий суп для Маркуса и помогала тому поесть. Больше никто не навестил больного.

Маг буквально выть хотел от тоски и переполнявшей его злости. Превозмогая боль, к вечеру он сумел подняться с постели и выбраться из своей спальни. Когда до лестницы оставались буквально считанные шаги, в холле раздались до боли знакомые голоса.

— Спасибо вам, Эндрю, — щебетала Кейра, — день прошёл чудесно. Никогда не думала, что столица настолько красива!

— Поверьте, я показал вам сегодня лишь малую часть города, — голос Борга звучал непривычно. Приветливо и радушно. — А уж какие у нас ресторации! Лучшие повара

Туана работают в Грохэме. Только позвольте быть вашим гидом, и я…

— Добрый вечер! — Маркус с силой схватившийся за перила смотрел на пришедших сверху вниз, буквально прожигая их взглядом.

— О, дружище! — Борг удивлённо вскинул брови. — Ты пришёл в себя! Тогда я немедленно иду к тебе.

— Я рада, что вы нашли в себе силы подняться, — спокойно улыбнулась Кейра. –

Желаю вам скорейшего выздоровления, Сивер. Простите, не могу больше задерживаться.

Ардо ждёт меня в саду. До свидания, Эндрю.

Девушка протянула ручку Боргу, и тот с удовольствием поцеловал кончики её пальцев:

— До свидания. До завтра. Маркус, твоя жена — само очарование, знаешь? Впрочем, вижу, тебе не до праздных разговоров, — мужчина быстро поднялся по лестнице. — Давай пройдём в твой кабинет и обсудим случившееся.

Маг лишь кивнул, с усилием прогоняя из головы образ супруги, улыбавшейся его другу и безразлично обращающейся к нему.

Разговор вышел не долгим. Маркус поведал Боргу, как нашёл в кабинете отца тайник с купчей на своё имя. Огромное имение и земли к северу от столицы было приобретено для молодого человека неизвестным мужчиной, называвшим себя его родным отцом. Маг поднял весь семейный архив и понял, что мужчина не обманывал –

матушка явно родила его от кого-то, не принадлежащего к семейству Олдов. Тогда в его душе закипела настоящая злость. В юности Дината была фрейлиной её величества и дружила с няней нынешнего принца, поэтому ответы на свои вопросы Маркус решил искать во дворце. Леди Гайяра приняла у себя молодого человека, но ничего вразумительного сказать так и не смогла, лишь намекнула, что ему стоит поговорить с главным магом. Зигфрид Дарийский сначала связался с Маркусом через вестник, но их разговор прервала Кейра и тогда главный маг прибыл лично.

— И? — не выдержал долгой паузы Борг.

— И он рассказала мне, кто мой отец, — Маркус сидел в своём кресле, прикрыв глаза, превозмогая жуткую боль во всём теле. — Но я не поверил ему.

— Почему?

— Были причины. — молодой человек уставился на друга. — Тогда Зигфрид открыл портал из моего кабинета в тайную библиотеку его величества. Там я и проводил последние дни. Изучал родословную Людовига Туанского.

— Это как-то помогло тебе найти ответ? — Борг всё ещё не понимал, куда клонит

Маркус.

— Помогло. Помогло понять, что моя матушка успела-таки натворить дел в своей юности. Кажется, она была любовницей нашего короля.

Эндрю на несколько мгновений замер, приводя мысли в порядок.

— Быть не может, — наконец выдохнул он.

— Я тоже так думал, — усмехнулся Маркус. — Но…

Стук в дверь оборвал откровения мага. Дождавшись разрешения войти, в кабинете появился Гриз с письмом на подносе.

— Для вас принесли приглашение, — дворецкий сделал загадочное лицо и тихо добавил: — От самого принца Анрияра.

— Ох ты ж…мать…так…вас… — Борг схватился за голову и быстро заходил по кабинету туда-обратно. — Теперь верю. Ну, Дината! Вот так женщина, сюрприз!

Глава 17

Раннее утро. Солнечные лучи едва пробивались сквозь плотно задернутые шторы.

На кровати, раскинув руки, спала девушка. Ее лицо даже во сне хмурилось. Губы то плотно сжимались, то приоткрывались. За ней пристально наблюдала женщина, поражаясь силе и стойкости в столь хрупком теле. Их с Кейрой игра для одного зрителя была в самом разгаре. Вот уже три дня женщины изображали на людях холодную войну, а наедине хихикали, припоминая лицо Маркуса в различных ситуациях.

Девушка быстро вошла во вкус и наслаждалась ревностью и вниманием супруга.

— Пора просыпаться, соня, — с хитрой улыбкой прошептала Дината, делая шаг к кровати и легко касаясь плеча невестки. — Кейра, вставай, детка, у нас сегодня много дел.

Красавица медленно открыла глаза и сонно заморгала, все еще пребывая во власти прекрасных видений. Ей снился сон, в котором муж вновь приходил к ней ночью…

— Уже утро? — выдохнула девушка. — Как же не хочется вставать.

В душе девушки вновь проснулась тревога, стоило ей вспомнить, что за день сегодня настал.

Дината тепло улыбнулась невестке, стягивая с неё одеяло:

— Всё будет прекрасно, главное во всём придерживаться нашего плана. Маркус уже давно проснулся, я слышала, как он ругался с Гризом несколько минут назад. Бедный мальчик с некоторых пор постоянно не в духе, — свекровь по-девичьи хихикнула, заражая весельем Кейру. — Кроме того, принесли то самое платье, что я заказала для твоего первого появления во дворце. — слишком хитрый прищур насторожил девушку. Она с опаской посмотрела на свекровь. — Ты всех потрясёшь, вот увидишь! И начнём мы с

Эндрю Борга. Он ждёт внизу моих распоряжений по поводу конторы, и… я попросила его ещё раз отрепетировать танец. Для закрепления эффекта, так сказать.

Вот уже три дня мужчина тренировал Кейру, обучал танцам и этикету. От уроков с супругом девушка отказалась, объяснив ему, что не хочет отнимать его время. Конечно же, на этом настояла Дината. Женщина сама не могла отправиться с детьми на приём к

Анрияру, ведь её траур по мужу еще не закончился, поэтому ужасно волновалась за них.

Стоило юной супруге мага подняться и увидеть наряд, как она застыла, пораженная красотой платья. О таком она и мечтать не могла. Нежнейшая ткань, на лифе расшитая самоцветами вышивка, пышные рукава до локтя, открытое декольте, немного смутившее девушку.

Пока она разглядывала своё новое облачение, не уставая восхищаться им и трепетать от радости и неверия, в покои вошли две служанки. Именно они, под бдительным взглядом свекрови, помогли Кейре надеть платье и сделать прическу. Встав перед зеркалом, юная супруга мага не могла отвести взгляда от своего отражения.

Перед ней стояла она и в то же время не она. Истинная леди, с длинной шеей, прямой осанкой и гордым взглядом. Девушка в зеркале была великолепна, неотразима, восхитительна.

— Милая, ты прекрасно выглядишь, — прищелкнула языком леди Дината, сама восхищаясь красотой невестки в сочетании с ее скромностью и невинностью. — Скоро прибудут ещё несколько платьев и шляпок! А сейчас иди вниз, там тебя уже дожидается

Борг. Я пока приведу в чувства Маркуса.

Покинув покои вместе, в коридоре они разошлись в разные стороны. Кейра направилась к лестнице, а леди Дината к комнате сына. Уже взявшись за ручку, она вновь посмотрела в сторону невестки. Ее глаза заблестели в предвкушении. Решительно толкнув дверь, леди Дината вошла к сыну, приняв привычный за последние дни надменно -

расстроенный вид.

— Доброе утро, Маркус. Как самочувствие? — поинтересовалась женщина, разглядывая открытую спину сына. Синяки сошли, но разводы от кнута оставили следы на коже, всё ещё напоминая несколько дней ужаса и пыток.

— Устал проводить время в постели, мне необходима разминка, — повернув голову в сторону матери, ответил маг. — Сегодня приём. Кто бы знал, как мне не хочется вести на него Кейру.

— Ещё бы! Как ни старается Эндрю, из гадкого утёнка не слепить лебедя, -

присаживаясь на край кровати, обеспокоенно проговорила женщина, — но, будем надеяться, что она постарается вести себя достойно.

— Я вовсе не это имел в виду! — раздраженно повёл плечами молодой человек, надевая рубашку. — Ты слишком предвзята к ней, матушка. Я уже просил, оставь Кейру в покое.

— Просил, просил… — Дината поднялась и направилась к выходу, пряча довольную улыбку. — И тем не менее, я попросила Борга потренировать девчонку еще раз, перед выходом. Он не отказал. Кажется, ему и самому приятно проводить с ней время, не находишь?

Женщина, не оборачиваясь, покинула покои сына, спиной ощущая его взгляд, полный бешеной ревности.

***

Спускаясь по лестнице, Кейра волновалась за свой внешний вид, за впечатление, которое произведёт на супруга, за приём во дворце…

Внизу Борг разговаривал с Гризом. Мельком глянув на девушку, Эндрю сначала продолжил было разговор, но тут же снова резко обернулся и во все глаза уставился на девушку. Она сегодня была необычайно хороша. В горле мгновенно пересохло. Такой, юную супругу мага, он еще не видел. И даже не представлял, насколько обворожительной она может быть. За всеми подозрениями мужчина совсем не обращал внимания на внешность Кейры, но сейчас он оторопело разглядывал ее и не мог понять, что с ним творится.

Приблизившись, он подал ей руку и отвел в зал, где они все время тренировались.

Сегодня он должен был принять экзамен.

— Леди Кейра, плавнее, грациознее, — наставлял девушку Борг. Он едва сдерживался от откровенного разглядывания. Сегодня она была просто обворожительна.

В светлом платье, выгодно подчеркивающем тонкую талию, с декольте, открывающим высокую и упругую грудь. Волосы, юной супруги мага были собраны в высокую прическу, оставив несколько кокетливых локонов, которые так и хотелось накрутить на палец, притянуть за него голову девушки к себе и…

«Черт-те что! О чем я думаю? Седина в бороду, бес в ребро. Не хватало мне еще положить глаз на жену моего воспитанника», — зло одернул себя Борг, прерывая танец.

— Что ж, ваши успехи потрясающи, леди Кейра. Но сейчас вынужден вас оставить, дела не ждут, — Эндрю склонил перед девушкой голову и поспешил скрыться, пока еще был в состоянии держать мысли в узде.

— До свидания, господин Борг, — с легкой улыбкой на лице, ответила Кейра, наблюдая, как мужчина удаляется из зала, в котором они тренировались.

Оставшись одна, девушка оглянулась. Огромная бальная зала поражала воображение. Выложенный мозаикой пол оказался натерт так, что при танцах она грозила подвернуть ногу. Из-за страха, тело все время находилось в напряжении, за что ее постоянно и ругал Эндрю.

— А что же будет в замке? Там незнакомые люди, дамы из высшего света будут следить за каждым движением, ждать подвоха… — произнесла девушка вслух и задумалась. Ведь здесь она тренировалась только с наставником, под бдительным присмотром супруга или свекрови. И если вдруг она споткнется…

Кейра закрыла лицо руками, отгоняя непрошенные мысли. Страх не давал расслабиться. С каким удовольствием она бы осталась дома. Но нельзя. Могут, как сказал

Маркус, интерпретировать, как оскорбление. А за это — смертная казнь. От приглашений правителей не отказываются. И пусть принц еще не короновался, но о его жестокости ходили легенды. Вызывать гнев монарха на еще не окрепшего супруга в планы Кейры никак не входило. Как ни старалась девушка расслабиться, не получалось. Именно в такой позе её и застал вошедший в зал Маркус.

— Тебе плохо? — тут же сделал шаг навстречу супруг.

— Нет, всё прекрасно, — встрепенулась Кейра, открывая лицо. Маг застыл в нескольких метрах от неё, как громом пораженный. Сейчас, его молодая жена, выглядела, как истинная леди. Красива, грациозна, обольстительна. Маркус и предположить не мог, насколько его супруга оказывается красива. — Я думала вы ещё отдыхаете. Как ваши раны?

— Наотдыхался уже, — Маркус скривился. — Сколько раз просить? Перестань обращаться ко мне на «Вы»! К Боргу и Ардо ты более снисходительна.

— Эндрю учил меня танцевать, — как ни в чём не бывало, ответила девушка и тут же, вспомнив прежние страхи, покраснела. Да только Маркус неправильно истолковал ее румянец. Его охватила ярость.

— Эндрю? И как тебе танцы? — скрипнув зубами, едва сдерживаясь, процедил разъяренный супруг.

— Я делаю успехи, — Кейра едва сдерживалась, чтобы не начать оправдываться перед супругом за то, чего на самом деле не было и быть не могло. Но уроки свекрови не прошли для девушки даром. — Вам не будет за меня стыдно во дворце.

Маркус с удивлением смотрел на девушку, не понимая, когда она успела так переменить своё отношение к нему? Что он сделал? Или вид его избитого тела так поразил красавицу — супругу? Отвратил её от него?

— Я вовсе не думаю, что ты сделаешь что-то не так, — наконец проговорил маг, делая ещё шаг навстречу к девушке, — напротив, переживаю за тебя. Прошу, прекрати сторониться меня, Кейра. Я… хочу быть другом тебе.

Молодой человек поймал себя на мысли, что несёт полнейшую чушь. Словно мальчишка, он теряется и совершенно не знает, как обращаться с собственной женой.

Ужасно хотелось коснуться её, обнять, почувствовать, как она доверчиво прижимается к его груди в поисках душевного тепла. Всё это он имел ещё недавно, но так быстро потерял…

Кейра дернулась, словно ее ударили. Другом? Она не ослышалась? Зачем ей друг?

У нее есть Ардо и Борг, в последнее время многому научившие девушку. А вот в супруге видеть друга, она определенно не планировала. Потому, стараясь скрыть разочарование и не потерять при этом лицо — зря, что ли, с ней столько занимались и Дината, и Ардо, и

Борг — она вскинула голову, выпрямила спину и приготовилась высказать все Маркусу.

— Простите меня, Сивер, — Кейра сжала кулачки и решительно взглянула в горящие страстью глаза супруга. Именно таким именем на этот раз она намеренно назвала его, тем самым показав залегшую между ними пропасть отчужденности. — Мне нужно отдать коекакие распоряжения слугам перед нашим отъездом. Поговорим позже, если Вы не против.

Не дожидаясь его ответа, девушка обошла супруга и выбежала из залы, не оглядываясь. Маркус чертыхнулся. Больше всего на свете он хотел услышать, как жена произносит его второе имя. Маркус. Но, кажется, в свете последних событий Кейра решила полностью отдалиться от него. Он и сам прекрасно понимал: пока не разберется с недругом, не сможет уделить много времени Кейре, но за это время неизвестно, что может произойти, и это неимоверно злило мага.

С одной стороны — на него велась нешуточная охота, и ему предстояло обезопасить как себя, так и супругу, ведь она первая могла пострадать. А с другой: пока он станет выяснять и разбираться со всем, его супруга окажется от него еще дальше. Что же ему делать?

Маркус задумался, взъерошил безупречную прическу, и застонал. Он настолько глубоко ушел в себя, что не услышал шагов за спиной. Только спустя несколько мгновений вздрогнул от тихого обеспокоенного голоса матери:

— Родной, что-то случилось? Может, я помогу дойти до кровати? Ты наверняка еще не до конца поправился.

— Нет, мама, все хорошо, — мотнул головой маг. Маркус не привык делиться своими проблемами с матушкой, к тому же она и так слишком часто предлагала избавиться от

Кейры, а его мысли дали бы ей еще больше пищи для размышлений.

— Да где же хорошо? — всплеснула руками женщина. — Я же вижу, тебя что-то гложет. Расскажи мне, вдруг я смогу помочь?

— Нет, ничего серьёзного, — категорично произнес юноша. — Я думал о сегодняшнем вечере. Нужно поскорее разобраться с похищениями, ведь и Кейра может пострадать, -

слова сами сорвались с губ. Маркус не желал упоминать супругу, но не смог удержаться.

Понимающую лукавую улыбку матери он не заметил. Быстро покинув зал, молодой человек отправился на поиски Борга. Только с ним Маркус мог обсудить план действий, без опаски быть преданным.

Эндрю нашёлся на кухне. Мужчина пил вино среди бела дня и задумчиво смотрел в окно. Что за мысли терзали Борга, Маркус знать не мог, но то, с каким интересом друг рассматривал прогуливающуюся в саду Кейру, сильно его напрягло. Супруга притягивала к себе взгляды мужчин, красота её с каждым днём становилась всё очевидней. Сейчас молодой маг корил себя за «слепоту» и глупость. Она спасла его, она тянулась к нему, она умоляла о шансе на счастье для них обоих. Он притворился глухим. Теперь пришёл час расплаты.

— Эндрю, я хочу поговорить с тобой, — голос Маркуса заставил Борга вздрогнуть и чертыхнуться в который раз за день.

— Я и сам ждал тебя, — кивнул друг, — нужно решить, как быть дальше с сегодняшним приёмом. Думаю, возможно, вам стоит отказаться от поездки, сославшись на состояние твоего здоровья.

— Нет. Пройдём ко мне в кабинет? Там всё и обсудим.

Эсма с любопытством следила за молодым хозяином. Все слуги заметили игру, затеянную госпожой Динатой и её невесткой. Маркус Сивер Олд попался в сети двух хитрых заговорщиц, о чём свидетельствовал его голодный взгляд, то и дело обращаемый в сторону супруги.

Закрыв за собой дверь в кабинет, Борг остановился у самого входа, наблюдая за прихрамывающим другом:

— Сивер, — мужчина чувствовал себя неуверенно, чего раньше за ним никогда не водилось, — я должен сказать тебе нечто важное. По поводу Кейры.

— А что с ней? — делано равнодушно отозвался маг, внутренне напрягаясь и обмирая от неприятного липкого чувства — ревности.

— Она очень нуждается в защите. Сейчас особенно, — Эндрю мешкал, подбирая слова для дальнейшего разговора. — И в любви девочка также нуждается. Ты равнодушен к ней, и её это ранит.

— Какое тебе дело до наших с Кейрой взаимоотношений? — в глазах мага полыхнуло и тут же угасло пламя. — С чего вдруг такая забота о той, кого совсем недавно ты предлагал избегать? Не ты ли называл её шпионкой?

— Я ошибался на её счёт, — Борг всё-таки сдвинулся с места и присел в ближайшее кресло. — И я попросил у неё за это прощения.

— Ты?! — Маркус ушам своим не верил.

— Да. — Борг поморщился. — Я и сам от себя подобного не ожидал раньше. Но дело не в этом. Ты абсолютно прав, и это не моё дело, но и остаться в стороне не могу. Дината то и дело одёргивает Кейру, заставляет девочку оправдываться за всё на свете. Ты тоже ведёшь себя словно сухарь…

— Хватит, — Маркус присел напротив друга. — Я услышал тебя и разберусь с этим, –

прищурив глаза, маг, словно невзначай, добавил: — Кейра — моя. Навсегда. Так распорядились Боги, и я безмерно рад этому. Но сейчас нам нужно поговорить о другом.

Маркус приоткрыл ящик большого письменного стола и вынул оттуда крупный перстень с гербом королевства инкрустированным бриллиантами. Повертев древний артефакт в руках, маг с любопытством посмотрел на шокированного друга.

— Перстень наследия? — выдохнул Эндрю. — Откуда он у тебя?

— В императорской библиотеке нашел. Точнее, это он меня нашел. Сам выпал в руки. Ума не приложу, что с ним делать, — поделился своими мыслями Маркус.

— А что тут думать? — удивился Борг. — Надевай. Просто так наследием не разбрасываются. Перстень выбрал тебя. Значит…

— Ничего это не значит, — перебив друга, отмахнулся Маркус. — Если я его надену, то просто снять уже не смогу. И из дворца вряд ли уже выйду. Его Высочество церемониться не станет, когда поймёт у кого артефакт, безуспешно разыскиваемый им все эти месяцы.

— Сивер, поражаюсь я тебе иногда, — мотнул головой Борг. — Без перстня Анрияра не коронуют, это закон. Надев эту штуку, ты получишь защиту от нападения. И как только его увидят на тебе, принцу придется принять истину и, не много, ни мало — уступить тебе трон!

— Не кричи, — зашикал маг, пряча перстень обратно в ящик стола, — а как же Кейра?

Меня они не смогут уже достать, а вот ее… — маг замолчал. Эндрю тоже.

Маркус был прав, слишком многие знали о его магическом браке. Вся столица гудела, обсуждая новость, смакуя подробности… Но и оставлять все так как есть нельзя.

Перстень не просто так попал в руки к Сиверу. Артефакт рода выбрал следующего наследника трона. Бастард, а не законный приемник, надо же?..

— У тебя есть идеи? — наконец, спросил Эндрю.

— Да. Сегодня Анрияр не тронет нас с Кейрой. Он хочет прощупать почву, узнать наверняка, стоит ли меня опасаться, как соперника… как претендента на власть. В этом я уверен. Но через два дня состоится бал, на котором объявят дату коронации. А значит, как только мы выйдем из дворца, мир вокруг превратится в сплошную ловушку. Я хочу, чтобы ты собрал всех верных тебе людей. Вы должны встретить нас после приёма.

— Сделаю.

— Завтра с утра вы увезёте Кейру. За себя я не боюсь, но она…

— Я понимаю, — Борг вскочил с кресла и стал нервно вышагивать по кабинету, заложив руки за спину. — Свиш с ребятами отвезут её в безопасное место. И, кроме того, у меня есть предложение, думаю, ты его оценишь. — на лице мужчины появилась странная улыбка, не предвещающая заговорщикам ничего хорошего.

***

— Пора, девочка моя, — шепнула Дината, поправляя локоны в причёске невестки. –

Ты прекрасна. Прошу тебя, будь аккуратна, держись рядом с моим сыном и смотри в оба.

— Конечно, — Кейра сосредоточенно осмотрела своё отражение в зеркале, особенно внимательно присматриваясь к вееру: не выглядит ли он подозрительно в её руках?

Однако аксессуар смотрелся замечательно, ничем не выдавая своей смертельной опасности.

— Ну, иди же, — подтолкнула её свекровь в направлении выхода, — он уже ждёт тебя внизу.

— Спасибо вам, — шепнула девушка, — до встречи.

— До встречи, — Дината слабо улыбнулась. — Я буду молиться за благоприятный исход дела.

Маркус ждал прямо у подножия лестницы. Волнуясь перед приёмом и встречей с

Анрияром, он то и дело прокручивал в голове сценарий дальнейших событий и поглядывал вверх в ожидании супруги. В очередной раз вскинув взгляд, маг забыл обо всём: Кейра медленно величественно спускалась к нему.

Обворожительная, хрупкая и недоступная. Она не улыбалась ему, как это бывало прежде. Она не смотрела на него с обожанием, как он того желал…

— Я готова, — тихо проговорила девушка, оказавшись рядом с Маркусом, — можем ехать.

— Ты выглядишь прекрасно, — молодой человек не мог скрыть своего восхищения. –

Такое ощущение, что ты становишься краше с каждым часом. И мне больно осознавать, что не я виной этому преображению.

Кейра опустила голову, пряча счастливое личико от супруга. Сердце её трепетало от восторга: он откровенно любовался ею, и осознание этого кружило голову девушки похлеще вина.

— Мне лестно слышать от вас такие слова, — вымолвила вслух красавица, стараясь ничем больше проявить обуревавших её чувств.

— Что ж, нам действительно пора, — Маркус крепко сцепил зубы, его угнетало равнодушие супруги. В душе назревала настоящая буря. Неужели она окончательно забыла их ночи? Забыла его ласки, его прикосновения? Неужели в её сердце не осталось места для него?! Тогда кто занял это сердце? Эндю? Ардо?!

До кареты шли молча. Маркус изо всех сил старался подавить в себе собственнические инстинкты и ревность. Умом он понимал, что должен…нет, обязан думать о другом! Но разве можно запретить проклятому сердцу болеть, изнемогая от безответного чувства. Чувства, в котором маг боялся себе признаться…

— Ты зол на меня? — внезапно услышал молодой человек и тут же с удивлением уставился на супругу. — Я ведь вижу, ты не в себе.

Маркус остановился напротив девушки и серьёзно ответил:

— Я зол не на тебя, Кейра. На себя. Это сложно объяснить, да и не время сейчас.

— Всегда можно найти время, чтобы сказать единственно верные слова, — красавица неуверенно улыбнулась. — Самые важные слова.

— Ты хочешь, чтобы я извинился за своё поведение? — молодой человек чувствовал, что не готов побороть свою гордость. Просить прощение ему было за что, но проговорить это вслух — означило унизиться. Маг бросил нетерпеливый взгляд на карету, желая уйти от неприятного разговора, избежать его, сделать вид, что всё уже было сказано… — У нас есть дела поважнее, Кейра.

Улыбка слетела с губ девушки. Глаза, которые только что излучали внутренний свет, погасли, превратившись в два ледяных осколка.

— Вы, как всегда правы, муж мой, — красавица обошла растерявшегося от такой перемены мужчину и остановилась у дверцы кареты: — будьте столь любезны, откройте даме дверь, как того требует этикет.

Всю дорогу Маркус чертыхался про себя, проклиная свою гордость. Такие простые слова: «прости, я виноват»… Но отчего, же ему так трудно произнести их? До самого дворца маг каялся и терзался сомнениями, разглядывая прекрасное личико Кейры, ни разу не повернувшееся в его сторону. Безумно хотелось знать о чём она думает, опровергнуть её сомнения и страхи, схватить и прижать себе, обещая быть рядом до конца дней и требуя от нее такого же обещания взамен. Но на шее супруги висел подаренный им же кулон, защищающий её сокровенные мысли от него… Когда карета наконец остановилась, Маркус выскочил первым, подавая руку супруге и прожигая её взглядом, полным отчаянной решимости. «Она — только моя! Чтобы там себе ни придумала! Не отдам никому!!!» — рычало его эго. «Заслужи меня, — сказала Кейра взглядом, брошенным на мага из под пушистых ресниц. — Или потеряешь навсегда».

Глава 18

Около дворца собралась очередь из прибывающих карет. Вид за окном поражал самое избалованное воображение: подъездная аллея вся в огнях, на деревьях магические светлячки, в небе иллюзия тысячи звёзд, создающих ощущение волшебства. Кареты подъезжающих поражали великолепием: казалось, их специально начищают, чтобы блеск ослеплял засмотревшегося путника. Кейра на миг зажмурилась, стараясь выровнять сбившееся от всей этой красоты дыхание.

Женщины и девушки выглядели сногсшибательно. Бриллианты были всюду: на шеях, в ушах, на запястьях, инкрустированы в аксессуары… Драгоценные камни сверкали, переливались, заставляя щуриться и отводить взгляд. Юная супруга мага сморщила носик:

— Зачем так много драгоценностей? Это же безвкусица! — тут же спохватившись, она прикрыла рот маленькой ладошкой. Ей ли, безродной, никогда не видевшей столько блеска и богатства, говорить о вкусах?!

Но Маркус лишь хмыкнул, склонившись к супруге замершей у окна:

— Ты права. Каждая из них старается компенсировать недостаток ума драгоценностями. На лицах столичных дам давно и прочно лежит печать разврата. Мысль у них также на всех одна: как бы повыгоднее выйти замуж. А уж каким способом этого добиться — значения не имеет. Постель, интриги, сплетни, шантаж… Здесь дамы готовы на всё, Кейра.

— Я не понимаю, — девушка во все глаза рассматривала представителей высшего света Грохэма. Маркус так просто говорил о непростительном поведении этих женщин. В

её городе потерять репутацию значило проститься с нормальной жизнью. А здесь… Вот тебе и столица. Здесь репутация ничего не значит.

— Поймёшь со временем. Это, так называемые, содержанки. Но не стоит забивать свою хорошенькую головку глупостями сейчас, нам пора выходить, — улыбнулся Маркус, выпрыгивая из кареты и подавая руку супруге.

Кейра грациозно вышла из кареты и в сопровождении мужа стала подниматься по ступеням. Войдя в огромный зал после представления церемониймейстера, она на миг застыла. Блеск и роскошь — именно этими двумя словами можно было охарактеризовать зал во дворце короля. Народу было не просто много, а очень много. И это лишь приём, не коронация!

— Спокойно, милая, расслабься, — тихо прошептал маг, прижав супругу к себе. –

Никто не посмеет причинить тебе зло. Не волнуйся.

Кейра едва заметно кивнула. Вот только расслабиться не получалось, особенно, когда, блуждая взглядом по лицам девушек, она наткнулась на откровенно ненавидящие и презрительные. Все уже знали об их с Маркусом браке, этот союз был самой интересной новостью сезона. К тому же, красавица не задумывалась раньше над тем, сколько любовниц и содержанок было у её супруга. Пусть и бывших, но легче ей от этого не стало.

Словно в ответ на ее страхи, она заметила стремительно приближающуюся красотку. Открытое декольте не скрывало, а, напротив, подчеркивало огромную грудь.

Талия оказалась настолько затянута в корсете, что ее наверняка мог бы обхватить руками любой мужчина. Плечи были открыты. Обольстительная улыбка предназначалась только

Маркусу, на Кейру девушка даже не посмотрела:

— Сивер, милый мой, я так соскучилась, — нежно проворковала девица. — Вернулся и даже не навестил. Я извелась вся в предвкушении встречи.

Голос красавицы очаровывал, а вид не оставлял равнодушным никого из ближайшего окружения. Кейра занервничала, она вдруг испугалась реакции супруга. Но

Маркус лишь холодно улыбнулся:

— Миата, познакомься, пожалуйста, с моей женой и прекрати виснуть у меня на плече. Если тебе сложно стоять, я помогу дойти до дивана. Видимо, всё дело в корсете, он не даёт возможности нормально дышать. Как ты считаешь, родная?

Маг с любопытством посмотрел на свою супругу.

— Я согласна с тобой, милый. Если девушка предпочитает так сильно подчёркивать талию, то ей необходима рядом хорошая опора, способная в любой момент удержать при падении от нехватки воздуха. Познакомь её с Ардо? Он поддержит и даже согреет. У

девушки ведь всё нараспашку, так и заболеть недолго.

Маркус очень серьёзно кивнул и осмотрел толпу, разыскивая дядюшку?

— Как кстати! — удовлетворённо кивнув в сторону балконов, маг повернулся к бывшей любовнице: — Ардо уже прибыл на приём и ещё не обзавёлся компанией. Тебя проводить, Миата?

— Спасибо, это ни к чему, — сквозь зубы процедила девушка, — здесь найдутся сотни желающих согреть меня в этот холодный вечер. Смотри, не пожалей о своём выборе, Сивер.

Зло сверкнув красивыми глазками, девушка грациозно удалилась, заставляя окружающих мужчин провожать её похотливыми взглядами.

Тем временем Маркус улыбнулся шире, радостно отмечая для себя, что супруга ревнует его. Медленно продвигаясь по ковровой дорожке к трону, он бережно сжимал ладошку Кейры в своей руке. Правила хорошего тона требовали поприветствовать будущего короля Туана, представить ему супругу и отдать тем самым дань уважения.

— Доброго здравия, ваше высочество, — подойдя ближе, склонил голову Маркус.

Кейра присела в глубоком реверансе, разглядывая Анрияра из-под пушистых ресничек.

Принц несомненно был хорош собой, и в то же время в нём было нечто отталкивающее.

Маг с удовольствием наблюдал за грациозностью жены, ему хотелось подхватить ее на руки и побыстрее покинуть сборище разряженных индюков, но впереди было важное дело.

— Доброго здравия, Сивер. Рад, что ты нашел время посетить нас, — не без издёвки произнёс Анрияр, сверкая чёрными глазами. — Представишь мне свою супругу?

— Конечно. Кейра Элисон Олд, урожденная Миири.

— Не слышал о таких, — словно задумавшись, проговорил принц. — Кажется, ваш род не из знатных, дорогая?

— Так и есть, ваше высочество, — снова поклонилась девушка, не смея встретиться взглядом с говорившим мужчиной.

— Понимаю Сивера. — надменная улыбка исказила лицо будущего правителя. — Вы прелестны. Может быть и мне стоит выбрать себе супругу из глубинки? Но нет… Я не могу позволить себе разбавлять кровь простой водицей, как бы ни хороша она была на вкус.

Маркус улыбнулся в ответ:

— Боги связали нас с Кейрой воедино, и я безумно рад этому. Именно такой союз раньше заключали короли со своими парами в те далёкие времена, когда жили наши прадеды. Но вы правы, получить благословение Триединого получается всё реже, поэтому необходимо страховаться родословными.

Принц вздохнул:

— Как мудро ты рассуждаешь, дорогой друг. Думаю, нам стоит поговорить чуть позже. О разном. Я пришлю за тобой, — Анрияр нетерпеливо взмахнул рукой, отпуская своих собеседников развлекаться. — Желаю вам с супругой хорошего вечера. Покажи девушке сад, уверен, она никогда не видела ничего подобного.

— Маркус, чего он хочет? — стоило им отойти подальше, как юная супруга сразу обернулась к магу. — Не поддавайся на его провокации, прошу. Принц так смотрел на тебя… я думала, он прямо сейчас отдаст приказ о задержании!

— Теперь поздно отступать, Кейра. Всё будет хорошо, доверься мне, прошу.

— Но что ты задумал? — девушка схватила супруга за руки и с беспокойством заглянула в его глаза.

Маркус загадочно улыбнулся, предпочитая больше ничего не говорить. Маг подхватил Кейру за талию и увлек на середину залы, шепнув в самое ушко перед тем, как закружить её в танце:

— Покажешь, чему ты научилась?

Ответить Кейра не успела. Заиграла музыка и пары стали выстраиваться друг напротив друга.

И мир вокруг растворился… Плавные движения, едва уловимые касания, взгляд супруга полный ласки и огня, прожигающего одежду насквозь. Кейра утонула в эмоциях, позабыла о страха и сомнениях, отдаваясь во власть музыки и загадочных чёрных глаз.

Маркус оказался умелым танцором, он вел партнершу легко и непринужденно, изредка прижимая девушку к себе чуть сильнее положенного и нашёптывая ей на ушко похвалу:

— Прекрасно… замечательно…чудесно…

Мимо них несколько раз проплывала в танце настырная Миата, все еще надеясь заполучить внимание мага. Она цепляла его юбкой, проводила рукой по плечам. Но всё оказалось тщетно. Маркус не замечал никого вокруг. Кейра стала центром его мира.

Музыка закончилась. Пары вышли из круга и стали неспешно разбредаться в разные стороны. Однако Кейре не хватило одного танца, она остановила супруга и шепнула:

— Ещё раз. Давай повторим?

Второй танец во время приёма во дворце всегда собирал мало танцующих. И на то были причины… Музыканты играли особенную музыку, пробуждающую в партнёрах все самые потаенные чувства. Во время второго танца признавались в любви, предлагали руку и сердце, заводили любовниц…

Маг не отказал супруге.

Заиграла музыка. Лишь две пары вышли в центр зала.

Кейра не обратила внимания на количество танцующих, она не сводила глаз с принца. Анрияр, на лице которого явственно читалось презрение, наблюдал за каждым движением красавицы. Нет, в его взгляде не было заинтересованности мужчины к женщине, то было нечто другое…Так выбирают лошадь на ярмарке: рассматривают стать, посадку… разочаровываются в отсутствии породы.

Медленная музыка стала набирать темп, и Маркус вырвал супругу из плена ужасных мыслей. Прижав её к своему крепкому телу, он закружил девушку по кругу, поддаваясь совершенно особенному ритму. Магическому, волшебному. Так бьются в унисон сердца: та-дам, та-дам, та-дам…всё быстрее и быстрее, словно взлетая над полом, стирая границы реальности. Не просто танец — целое мироощущение. Страстный, жаркий возбуждающий, зарождающий нечто новое, первобытное и яркое внутри –

желание обладать, желание стать одним целым!

Конфликт и примирение, ненависть и любовь! Больше им не нужны слова: чувства и мысли сплелись воедино, соединяя танцующих навсегда, позволяя познать истинное блаженство. Всего двое в целом мире: он — сильный и страстный, и она — нежная и чувственная… Откровение за откровение. Мужчина ведет, женщина — следует за ним.

Две обнаженные души, два тела, горящих в огне собственных желаний, стремящиеся к полному единению…

За ними наблюдали, затаив дыхание.

Поворот. Рывок партнёра в сторону. Теснее прижаться, опалить дыханием губы, но не коснуться их, отстраниться на мгновение, чтобы тут же вновь оказаться в его объятиях и одним взглядом сказать очевидное: не отпущу, не отдам.

— Мой.

— Моя.

Прикрыв глаза, он подхватывает и кружит, нежно касаясь хрупкой талии, опуская руки ниже, сводя с ума. Разворот. Наклон. Снова его надёжные объятия и новое расставание — всего шаг, но и он причиняет боль. Быть вместе, навек! Есть только ты…

Музыка закончилась. Обе пары застыли, всё ещё пребывая в своём собственном мире. Мире, обличённом в язык тела, не принимающем слова.

Глаза в глаза, дыхание сбито, сердце медленно возвращается к прежнему ритму: тадам, та-дам, та-дам….

Тишина оглушила. И вдруг шквал оваций обрушился на танцоров.

Маркус держал в своих объятиях Кейру и не мог оторвать взгляда от её прекрасного лица: она стала для него всем миром, как же он не понимал этого раньше?

Как мог быть настолько слепым?! Осознание собственной глупости пришло внезапно…

недаром на особый танец решались единицы.

— Что это было? — прошептала Кейра, смущенная напором собственных чувств.

— Всего лишь танец, — хитро сверкнув глазами маг.

— Но… Я же… мы с тобой… — потупилась девушка. Ей вдруг показалось, что

Маркус насмехается над ней. Заметив удрученное выражение лица супруги, маг поспешил развеять ее сомнения:

— Это танец любви, Кейра. Второй танец на приёме во дворце всегда творит волшебство. Раньше я думал, что на него решаются лишь безумцы, — он подмигнул супруге, но тут же нахмурился. Ему усиленно подавал знаки маг императора. Маркус огляделся в поисках дядюшки. Словно прочитав его мысли, рядом возникли Милисента и

Ардо.

— Голуба моя, следующий танец мой, а то к тебе не пробиться, — хохотнул мужчина, забирая руку Кейры у племянника.

— Кейра, не скучай, я скоро буду, — тихо произнес супруг, стараясь улыбаться как можно убедительнее. — Всё хорошо, ты ведь веришь мне?

— Я сниму кулон, — внезапно проговорила красавица. Сказано было спокойно, но

Маркус вздрогнул, почувствовав в словах супруги не только твердость и настойчивость, но и своего рода угрозу.

Маркус покачал головой:

— Не сейчас, милая. Твои сомнения и страхи передадутся мне. Вряд ли от этого станет лучше, — как можно убедительнее произнес маг. Чтобы закрепить эффект и немного успокоить девушку, молодой человек подмигнул супруге и, развернувшись, тут же скрылся в толпе гостей.

Кейра смотрела ему в след, чувствуя, как тревожное предчувствие расползается в её душе. Она обратила свой взор на наставника и не удержалась от вопроса:

— Ардо, он в опасности? Принц позвал его на аудиенцию? Уже дважды Маркус был на волосок от гибели. Почему же сейчас он так спокоен?

— Голуба моя, Сивер потом сам тебе все расскажет. Но если он говорит, что всё контролирует, значит, так оно и есть. Не стоит переживать. На этот раз он никому не позволит обвести себя вокруг пальца, — стараясь быть убедительным, ответил мужчина.

— Надеюсь, — прошептала Кейра. — Но у меня болит здесь, — она приложила руки к груди.

— Нужно срочно развеяться. Идем, потанцуем, — предложил Ардо. Она безропотно согласилась.

Милисента осталась пристально наблюдать и за подопечной и за гостями.

Маркус дошел до трона наследника и застыл перед Анрияром. Принц улыбнулся одними губами и махнул рукой, заставляя следовать за ним. Маркус подчинился.

Они покинули бальный зал. Всю дорогу маг прощупывал каждый сантиметр стен и пола. Попасть в еще одну ловушку ему не хотелось. Да, перстень защитил бы его, будь он с ним, но молодой человек не стал брать артефакт с собой, решив пока не афишировать свой статус.

— Присаживайся, — кивнул в сторону кресел Анрияр, стоило им оказаться в его кабинете.

— Как прикажет ваше высочество, — в тон принцу ответил Маркус, удобно располагаясь на предложенном месте. — Я весь во внимании.

— Мне показалось, что ты прихрамываешь, дружище, — Анрияр напустил на своё лицо тень сочувствия, — что-то произошло? Или это супруга так изводит тебя ночами?

Маг улыбнулся, однако в глазах его полыхнула молния:

— Несчастный случай. Но всё обошлось, не стоит волноваться по пустякам.

— Я рад. — принц поджал тонкие губы, крылья его тонкого носа раздулись: -

Слышал, Дината вернулась домой. Где она пропадала? Уехала почти сразу после похорон твоего отца, даже траур толком не соблюдая.

— Вы как всегда очень осведомлены, — Маркус слегка поклонился, пряча полные гнева глаза, сжимая кулаки. — Матушка вне себя от горя, я передам, что вы справлялись о ней.

— Передай, — Анрияр кивнул и присел в кресло напротив собеседника: — Что касается твоей супруги: она понравилась мне, красивая девушка, — с кривой усмешкой выдал принц, заставив мага ещё сильнее напрячься. — Так как получилось, что вас связал сам Триединый?

— Это судьба, — Маркус постарался как можно спокойнее улыбнуться. — Но разве вы позвали меня поговорить о моём супружестве?

— Спешишь куда-то? — недовольно вскинув бровь, осведомился принц.

— Вы сами заметили красоту Кейры, я бы хотел успеть станцевать с ней ещё несколько танцев, да и сад показать.

— Королевский сад восхитителен. Он таит в себе много тайн. Знаешь, ходят слухи, что мой отец был падок на фрейлин матери и часто назначал им свидания в саду. Можешь представить себе подобное?

Маркус лишь пожал плечами:

— Наверняка эти сплетни пустили женщины, которым Его Величество отказал при жизни.

— Так и есть, — принц усмехнулся, разглядывая лицо собеседника с особым пристрастием. — У королевской семьи полно завистников. Практически никому нельзя доверять. <Читай на Книгоед.нет> В последнее время сплетники и вовсе распоясались: теперь утверждают, что одна из фрейлин понесла от отца, и он женил её на своём старом друге, дабы скрыть позор.

— Бессмыслица какая-то, — Маркус покачал головой. — Если бы всё было так, как вы говорите, то у вашего отца был бы бастард. Если, конечно, не родилась бы дочь.

— Нет-нет, сплетники утверждают, что родился сын.

Два взгляда безумно похожих чёрных глаз схлестнулись в молчаливом поединке.

Однако никто из них не был готов к настоящему сражению. Не сейчас.

— Всё это лишь домыслы врагов короны, — Маркус первым отвернулся. — Не стоит обращать внимание на подобную ерунду.

— Ты прав, друг мой, — лицо принца стало абсолютно бесстрастным: — Сам не знаю, зачем рассказал тебе всё это. Пригласил же я тебя для другого. Мне нужна помощь.

— Всё, что угодно, — пылко ответил маг, пряча насмешливую улыбку в уголках губ.

— Я — законный сын и наследник короля, — Анрияр сделал многозначительную паузу. — Все это знают. Но вот дилемма: артефакт, символизирующий власть престолонаследника пропал.

— Перстень?

— Ты очень догадлив, Сивер.

— Спасибо. Мне лестно слышать подобное. Однако совершенно не понимаю, чем могу помочь вам в этом случае? Вы хотите передать дело о пропаже в контору «Олд и компания»?

Принц скривился:

— Пусть будет так. Оформи заявку сам. Если бы перстень нашелся в ближайшие два дня, я бы оплатил все расходы по его розыску, не проверяя накладные.

Маркус вскинул брови, удивлённый такой небывалой щедростью. После подписания счетов по накладным, которые никто не станет проверять, можно жить припеваючи ни одному поколению Олдов. Только вот какие гарантии, что жизнь не отберут?

— Боюсь, что за два дня сам Триединый не найдёт пропажу. Слишком мал срок.

— Ты отказываешь мне в помощи? — в голосе принца чётко послышалась угроза.

— Кто я такой, чтобы вам отказывать? — Маркус поднялся с кресла и оказался лицом к лицу с взбешенным братом. — Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы найти пропавший артефакт. Вот только…

— Что?

— Представил вдруг на минуту, что тот бастард, о котором вы говорили, существует.

— И?

— И перстень избрал его, как претендента на корону.

— Что за бред ты несёшь, Сивер?!

— Простите, Ваше Высочество. Видимо сказываются мои травмы. Тот несчастный случай… На меня ведь напали со спины и пытались убить.

— Быть не может.

— Я тоже так думал, но так случилось. С тех пор я стал гораздо бережнее относиться к своей жизни и жизни своих близких.

— Если бы ты нашёл МОЙ перстень, то я бы мог гарантировать твою безопасность, Сивер. Помощь за помощь, — несмотря на радушный тон, в голосе наследника сквозил холод, по телу Сивера прошел озноб. Он прекрасно осознал: стоит Анрияру узнать о наличии у мага перстня и все, жестокий принц ничем не погнушается, чтобы полностью истребить не только самого мага, но и всю его семью. И все же Маркус сохранял бесстрастное выражение лица, не давая поводу принцу усомниться в своих словах.

— Это было бы замечательно, Ваше Высочество. О таком я и мечтать раньше не мог.

И так, у меня есть два дня?

— Включая сегодняшний, — принц кивнул.

— Я вас услышал, — Маркус склонил голову и развернулся к выходу из кабинета.

— И Сивер…

— Да?

— Ты правильно делаешь, что дорожишь близкими. Будь я на месте твоих врагов, первым делом отыгрался бы на твоей супруге. Береги её, дружище.

— Не думаю, что даже среди моих врагов найдутся сумасшедшие, способные рискнуть и покуситься на её жизнь, — спокойно ответил Маркус, не оборачиваясь к единокровному брату. — Я за неё убью любого.

Дверь за магом закрылась.

Губы Анрияра плотно сжались, глаза полыхали злобой и ненавистью. Он вдруг ясно осознал: перстень, который он безуспешно искал вот уже несколько месяцев у бастарда. И данное положение дел значительно усложнит восхождение на трон.

— Серхио, — негромко проговорил принц. Из-за скрытого полога показался крупный мужчина, притворявшийся некогда служанкой Аланитой в доме Олдов.

Тайный советник застыл в ожидании дальнейших инструкций.

— Я тут подумал, — протянул принц, — тебе снова нужно посетить гостеприимное имение Сивера. Слушай меня внимательно и запоминай. Завтра тебе предстоит кое-что сделать.

Спустя пару десятков минут принц вернулся в зал, но ни Сивера, ни его супруги там уже не было. Анрияр усмехнулся, представляя, как молодые люди в спешки бежали из его дворца, гонимые сомнениями и страхами. Что ж, даже если Сивер вздумает снова валять дурака, он подстраховался и приготовил брату отличный сюрприз, чтобы сделать того посговорчивее.

Глава 19

— Как вы без меня? — перехватывая супругу прямо в танце у Ардо, осведомился

Маркус.

— Замечательно, — ответила Кейра, благодарно улыбаясь наставнику. Мужчина подмигнул своей ученице. — Твой дядя — великолепен не только в искусстве боя, танцует он также превосходно. Все хорошо? — девушка старалась говорить ровно и не показать мужу, насколько переживала за него.

— Да, всё хорошо. Мы побеседовали с его высочеством, теперь можем ехать домой, если хочешь, — Маркус хитро прищурился: — А, может, ты желаешь еще потанцевать с дядюшкой? Я не стану противиться и подожду в сторонке.

После особого танца к магу вернулась прежняя уверенность в том, что жена отнюдь не охладела к нему. Осознание этого простого факта согревало душу молодого человека, заставляя по-новому смотреть на мир и окружающих людей.

— Я немного устала, — поспешила с ответом Кейра. — Если есть возможность отправиться домой, то нам лучше уехать.

— Конечно, поезжайте, — лицо Ардо не выражало эмоций, он был сосредоточен и спокоен. — На улице уже ждёт карета. Милисента и Борг внутри. Кучер наш человек.

— Отлично, — Маркус кивнул. — Тогда до встречи утром.

— До свидания, — едва успела сказать Кейра — супруг уже уводил её прочь из дворца.

Лишь выскользнув из здания, Маркус на мгновение остановился и выдохнул, осматриваясь по сторонам.

— Ты обеспокоен, — шепнула ему девушка.

— Ерунда, просто ищу нашу карету, — легко улыбнулся маг. — Не стоит волноваться, милая, доверься мне, хорошо?

Кейра лишь крепче сжала его руку. Она чувствовала, насколько он напряжён, понимала всю серьёзность ситуации, но не хотела этого показывать. Он так старался оградить её от всего плохого, так не похож был на того, прежнего безразличного Маркуса, что она боялась спугнуть призрачную надежду на общее счастье, вновь поселившуюся в её сердце.

В карете действительно ждали Борг и Милисента. Однако Маркус, едва увидев их позвал Эндрю в сторону, что-то тому сказал и вернулся уже один.

— Милисента, вы с Боргом срочно должны уехать, — тихо сказал маг, заглядывая в карету и подавая руку телохранительнице. — Он ждёт тебя. И спасибо за помощь.

— Удачи вам, — ответила девушка, покидая супругов.

— Зачем ты отправил их? — Кейра сцепила руки в замок. — Что если?..

— Всё будет хорошо. Мы так и планировали поступить, — маг улыбнулся красавице и прикрыл за собой дверь. Усевшись рядом с супругой он пояснил: — я дал им небольшое задание. А безопасное возвращение домой обеспечат другие люди.

Пригнувшись совсем близко к девушке, Маркус шепнул в самое ушко:

— Я хотел сказать тебе важные слова. Если ты готова меня услышать.

По телу Кейры прошла дрожь, щёки моментально окрасились в румянец.

— Здесь? Сейчас? — удивлённо шепнула девушка, не поворачивая к супругу головы.

— Всегда можно найти время, чтобы сказать единственно верные слова, — улыбнулся маг. — Помнишь об этом?

— Маркус…

— Прости меня, — склонившись к смущённой красавице совсем уж близко, он нежно провел по скуле губами, едва касаясь, словно изучая. Затем немного отстранился и уже подушечкой пальца очертил шею и плечо девушки. Она сидела ровно, застыв, не решаясь сделать или сказать хоть что-то. — Прости за безразличие. — нежный невесомый поцелуй в висок. — Прости за резкость. — губы снова касаются скул, плавно продвигаясь к тонкой шее. — Прости за разочарование, что принёс тебе. — пальцы Маркуса начинают выводить кругообразные узоры на её ключице, спускаясь всё ниже.

— Прошу, перестань, мы же в карете, — из последних сил шепчет девушка, отстраняясь от мага и проклиная себя за это.

— Я всего лишь прошу у тебя прощения, — говорит он, не делая попыток вернуться к прежнему занятию, вызывая в ней вздох разочарования. — Ты вольна отказать мне и тогда я стану просить горячее. Неустанно. Изо дня в день.

Маркус улыбался в сумраке кареты, он наслаждался этой игрой, наслаждался реакцией супруги на его прикосновения, открывал её для себя с совершенно новой стороны. Юная и неопытная, Кейра очаровывала и притягивала к себе.

До самого дома маг так больше и не прикоснулся к девушке, хотя видел — она жаждала новых поцелуев. Маркус рассказывал о планах на будущее, предлагая им уехать на время в имение, расположенное к северу от столицы. Если бы Кейре там понравилось, они остались бы там насовсем… Всё будет зависеть только от её мнения, говорил он.

Кейра восторженно слушала мужа и не могла, не хотела больше думать о плохом: он так радужно описывал их дальнейшую жизнь, что сомнения и страхи ушли, не оставив и следа. Они непременно будут счастливы!

Покинув карету, Маркус приобнял супругу и ввел ее в Олдстоун.

Несмотря на поздний час, Дината не спала, она встречала сына с супругой в холле.

На лице женщины застыла тревога. Бросив взгляд на довольного мага и смущенную

Кейру, женщина облегчённо улыбнулась и поинтересовалась:

— Как прошел приём? Маркус, ты говорил с Анрияром?

— Мы побеседовали, матушка, — ответил маг. — Всё хорошо, не волнуйся. Принц получил всё что хотел, угрозы больше нет. А сейчас, с твоего позволения, мы отправимся отдыхать. Кейра устала. Поговорим утром.

— Хорошо, — пришлось согласиться женщине. Она смотрела вслед сыну и невестке и думала о своём. Борг посещал её перед отъездом на приём и рассказал о плане, разработанном им и Маркусом. Беда могла произойти в любой момент, но сын не хотел говорить о делах при Кейре. Дината печально вздохнула: когда же её дорогой мальчик успел вырасти и возмужать? Вот он уже опора и защита для семьи, а ещё вчера она качала его на своих руках… — Только бы всё обошлось… — прошептала женщина, она, как никто другой, знала, что собой представляет Анрияр. Подлый, алчный, не гнушающийся темными делами. Он не оставит брата в покое, если не дать ему достойный отпор.

Маркуса же в данный момент занимали совсем другие мысли. Он едва не сорвался на бег, чтобы поскорее оказаться с Кейрой наедине. Она же шла медленно, оттягивая момент уединения: девушке было не по себе. Да, она не в первый раз собиралась разделить ложе с супругом, но сегодня отчего-то сердце трепетало сильнее обычного, душа замирала в предвкушении, руки сами тянулись к нему, моля о ласке и новых удовольствиях. Тело предавало свою юную хозяйку, противилось силе разума.

Не прошло и нескольких минут, а Маркус уже закрывал двери в покои супруги.

Маг обернулся, и глаза его полыхнули огнём неистового желания.

— Кейра… — только и шепнул он, стремительно приближаясь к девушке. В

следующий миг они растворились в страстном поцелуе, повинуясь взаимному притяжению, растворяясь в чувствах без остатка.

— Я мечтал об этом весь вечер, — выдохнул Маркус в приоткрытый рот супруги.

Она не смогла ничего ответить. По телу разлился жар, желание стало подниматься от кончиков пальцев, мгновенно распределяясь по телу. Осторожно положив руки на плечи супруга, Кейра теснее прижалась к нему и отдалась на волю сильных рук, страстных, лишающих разума, губ.

Медленно, пуговица за пуговицей… и вот уже плечи оголены, миг и верхнее платье оказывается на полу. Маркус постепенно сантиметр за сантиметром освобождал Кейру от одежды, еще миг и корсет отправился вслед за платьем. Раздевая супругу молодой человек, не забывал целовать каждый обнаженный участок тела, губы двигались от шеи к плечам и возвращались обратно. Руки словно жили своей жизнью, освобождая такое желанное тело от ставшей совершенно не нужной ткани. Кейра, откинув голову назад давая больше доступа, цеплялась за плечи мужа, чтобы не упасть. Ноги подкашивались, мелкая дрожь желания прошла по телу. Грудь ныла, требуя внимания, внизу живота начал скручиваться тугой комок.

Маркус подхватил девушку на руки и медленно направился в сторону кровати.

Несколько мгновений он разглядывал ее лицо, приоткрытые и припухшие от поцелуев губы, наполненные страстью и желанием глаза, легкий румянец на щеках.

Молодой маг положил жену на кровать и, сняв смокинг опустился рядом. Вот теперь

Маркус не стал больше сдерживаться. Приникнув к груди девушки, он начал нежно посасывать сосок, обводить его языком. Легонько на него подув, снова захватил в плен своего горячего рта, вырвал у Кейры негромкий стон. Эти нехитрые ласки и у самого мужчины вызывали настолько приятные эмоции, что он не сдерживаясь издавал звуки, похожие на урчание кота.

Кейра таяла, медленно умирала и воскресала. Жар уже захватил полностью ее тело.

Она извивалась, подставляясь по ласки. Шароко разведя ноги супруги в стороны, Маркус устроился между ними. Накрыл тело девушки своим.

Снова поцелуй, сначала нежный, потом требовательный и властный. Он сминал ее губы, Кейра стонала не сдерживаясь. Упираясь ногами, она уже сама обхватила супруга и прижималась к нему всем телом, терлась об него, гладила, изучала.

В комнате запахло страстью и магией. Но двоим, поглощенным друг другом было не до чего.

Маг стал медленно опускаться ниже. Язык чертил влажную дорожку от шеи, по груди, до маленькой впадинки внизу живота, а затем ещё ниже. Кейра едва не задохнулась от ощущений. Появилось желание воспротивиться, оттолкнуть и скрыть тело в смущении, но не хватило сил. С замиранием сердца девушка наблюдала, как голова мужа оказалась между ее широко разведенных ног. Язык мужчины прошелся по внутренней стороне бедра. Кейру словно молнией пронзило. Маркус на миг приподнял голову, чтобы увидеть горящий страстью взгляд супруги. Несколько мгновений. Глаза в глаза. Затем откровенная ласка. И девушка окончательно перестала понимать, что происходит.

Маркус возносил ее все выше к пику блаженства, едва сдерживаясь, чтобы не прекратить эту сладострастную муку раньше времени. На какое-то мгновение всё прекратилось и Кейра застонала от разочарования. Но в следующую секунду, закинув ноги девушки себе на талию, Маркус резко вошел в её горящее лоно. Сдавленный вздох, а затем и вскрик Кейры заставил мага начать двигаться. Быстрее и быстрее, всё ближе к пику. Еще один вскрик и сладостный стон и маг сделал последний рывок, максимально сливаясь с любимой, наслаждаясь тем, как её тело реагирует на него. Ещё миг, и с губ

Кейры срывается его имя, словно молитва. Она обессилено затихает, прикрыв светящиеся восторгом глаза. И он тут же следует за ней в мир неги и упоительного наслаждения…

Плавные движения, нежные руки, ласкающие и убаюкивающие… Медленно угасающий жар в нижней части живота… Она улыбнулась, сладко потягиваясь на мятых простынях и тихо, уже прибывая на грани сна и яви, спросила:

— Ты останешься?

Вместо ответа, он сильнее прижал девушку к свой груди, погладил упругие ягодицы и уткнулся лицом в её волосы, разметавшиеся по подушкам.

Кейра счастливо вздохнула и прикрыла глаза. Усталость и нега сделали свое дело: красавица мгновенно провалилась в сон.

***

Рано утром к имению Олдов подъехала шикарная карета с зашторенными наглухо окнами. Оттуда вышел высокий мужчина, укутанный с головой в тёмный плащ, и направился в сторону дома. Однако вместо того, чтобы пройти к парадному входу, неизвестный ушёл вправо, огибая здание и углубляясь во двор имения. Действовал мужчина быстро и решительно.

Зная каждую минуту расписания жизни в имении Олдов, Серхио Миар — тайный советник и правая рука во всех грязных делах принца, скрылся под сенью деревьев и стал ждать.

Время завтрака миновало и Эсма — пожилая кухарка, кряхтя и постанывая вышла в сад, подышать свежим воздухом. Привычки прислуги сегодня также играли на руку ману.

Как только кухарка отдохнула и вновь скрылась в доме, Миар ухмыльнулся, надел на палец серебряный перстень и приготовился к лёгкой боли во всём теле. Прикрыв глаза, мужчина ждал полного преображения, стараясь ничем себя не выдать.

Спустя некоторое время из сада вышел Маркус Сивер Олд собственной персоной и прошёл в дом, внимательно озираясь по сторонам. Серхио не боялся встретиться лицом к лицу с истинным магом, ведь тот также был заложником привычек и сразу после завтрака запирался в своём кабинете, запрещая его беспокоить.

В холле ман остановился, прислушиваясь к звукам и голосам.

— Маркус? — удивлённый оклик супруги мага заставил Серхио улыбнуться и обернуться ей навстречу. — Ты разве не собирался поработать у себя?

— Сегодня я передумал, — ман приблизился к озадаченной девушке и взял её руки в свои, точно так же, как Сивер делал это вчера, на приёме во дворце. — Захотелось уделить тебе время. Работа подождёт.

Красавица криво усмехнулась:

— Очень хорошо, — в голосе Кейры почудились нотки сарказма. Никогда раньше

Серхио не замечал за девчонкой подобного. Однако стоило ему удивлённо вскинуть брови, как та тут же стеснительно опустила взор и прошептала едва слышно: — Я так рада твоему вниманию, дорогой. Чем же мы с тобой займёмся?

— Предлагаю сию же минуту отправиться на прогулку. Как ты на это смотришь?

— Ах, я должна переодеться, причесаться, навести марафет и всё такое, — защебетала девица в странной, совершенно несвойственной ей манере. — Хотя, зачем мне всё это, если любимый будет рядом? Я ведь и без того хороша для тебя?

Серхио присмотрелся внимательней — барышня вела себя необычно.

— Конечно, милая, — сквозь зубы процедил ман, чувствуя, как Кейра впивается в его предплечье железной хваткой. — Идём немедля.

Девчонка восторженно вскрикнула и потащила спутника к выходу, неустанно тарахтя на ходу:

— И в парк заедем, я ещё не была там. Купишь мне новое платье? И в ресторацию. А

матушку возьмём с собой?

— Да. Нет… да, нет! — только и успевал отвечать манн, присматриваясь к собеседнице.

— И почему мы раньше с тобой никуда не ездили? Всё работа и работа! Кому она нужна, ты ведь и так богат!

— Да… — в очередной раз кивнул Серхио, прогоняя из головы даже идею о том, чтобы когда-нибудь жениться. Отчего-то раньше эта девица вела себя гораздо более сдержано и скромно. Кажется, Сивер разбаловал свою супругу. Или?..

— Сними кольцо, дорогая, — велел мужчина, резко остановившись посреди дорожки.

Милый золотой аксессуар был единственны украшением на теле красавицы. — Я хочу проверить кое-что.

— Это? — Кейра удивлённо захлопала ресничками, но в следующий миг безропотно сняла предмет роскоши и передала супругу. — Хочешь знать размер моего пальчика? –

«догадалась» девчонка. — Готовишь мне сюрприз?

— Да, — только и ответил ман, возвращая колечко назад.

«Значит, не личина», — подумал он, облегчённо выдохнув, но все-таки продолжал наблюдать за девушкой.

— Что это за карета, Маркус? — донёсся до мана очередной вопрос девицы. — Почему мы не возьмём своих лошадей?

— Это тоже сюрприз, — буркнул мужчина, поспешно надевая на лицо улыбку, — для тебя, любимая.

— Ааах, как приятно! Ты невероятный! Самый лучший!..

Она всё щебетала и щебетала, а Серж уже ненавидел тот миг, когда принц поручил ему доставить эту девицу во дворец. Захлопнув дверцу кареты и крикнув вознице:

«Трогай!», — мужчина облегчённо выдохнул, не без злорадства поглядывая на имение

Олдов. «Посмотрим, как ты теперь запоёшь, Сивер…» — думал он.

— …и шубку! Зима не за горами, родной, — донёслось до Сержа слева. — А ещё новое колье, как у той дамы с приёма! С рубинами. Я хочу выгодно выделяться из толпы, понимаешь? И ведь это всё ради тебя, чтобы тебе не было за меня неудобно, любимый…

«А что, если он не захочет её возвращать?!» — с ужасом подумал манн, покосившись на самозабвенно несущую чушь девушку. Волосы на его затылке неприятно шевельнулись. До коронации оставался всего один день, риск потерять власть был слишком велик.

«Нет — нет, они связаны. Сивер не станет рисковать её жизнью просто потому, что хочет жить». — Серж снова бегло осмотрел похищенную им красавицу. Закрыть бы ей рот кляпом, но пугать раньше времени не хотелось. Что ж, придётся немного потерпеть, а потом уже сам Анрияр пусть разбирается с этой… достойной леди.

***

Маркус сидел за столом в своём кабинете и задумчиво рассматривал печать королевского рода. С виду это был обыкновенный перстень, не представляющий собой особой ценности, но несколько веков назад один из правителей решил сделать из этого аксессуара артефакт власти. Теперь даже корона не стоила ничего в сравнении с ним.

Перстень сам выбирал того, кто займёт трон Туана, и решение его было неоспоримо, выражая волю всех предшествующих королей. Таким его сделали лучшие маги, потратившие на вещицу едва ли ни весь свой потенциал.

Поднявшись, молодой человек зажал артефакт в руках и подошёл к окну, разглядывая небо, затянутое серыми тучами.

— Вновь надвигается непогода, — тихо проговорил Маркус, переводя взгляд на ветки деревьев, раскачивающиеся от резких порывов ветра. — Как хорошо наблюдать за промозглой сыростью, громом и молнией, находясь под крышей уютного дома. Но не всегда возможно оставаться в стороне…

Резко развернувшись, маг направился к выходу. Лицо его выражало крайнюю степень сосредоточенности, глаза горели от предвкушения: политика и дворцовые интриги всегда были ему чужды, но сегодня Маркус был готов вступить в новую занимательную игру. Игру, в которой выживет лишь сильнейший, а слабым маг себя никогда не считал.

В коридоре уже стоял Гриз, собиравшийся с духом, чтобы нарушить покой хозяина.

— Ох, — облегченно выдохнул дворецкий, — как хорошо, что вы сами… То есть, вот.

Вам магический вестник прибыл.

— Угу, — Маркус схватил послание, открыл и быстро пробежал глазами по аккуратному чёткому подчерку Анрияра.

«Я напоминаю тебе о своей просьбе, друг мой.

Надеюсь, ты делаешь всё возможное, чтобы решить наш вопрос.

Ох, чуть не забыл. Твоя супруга посетила дворец, желая прогуляться по здешнему саду. Оказывается, ты так и не устроил ей экскурс. Я всё исправлю, не волнуйся. Мы с

Кейрой ждём тебя.

А.Т. »

— Что-то не так? — обеспокоенно осведомился дворецкий, глядя на лицо хозяина. –

Неприятные известия?

— Ожидаемые известия, — отрывисто сказал маг, разрывая вестник на мелкие части и превращая его в пепел. — Вели приготовить мне карету.

Глава 20

— Ваше Высочество, — прибыв во дворец, присела в реверансе Кейра, — Вы были столь любезны, пригласив нас с Маркусом. Это — настоящий сюрприз!

— Да-да, леди Олд. Мы решили восполнить пробелы и познакомить вас с нашим садом, — принц попытался приветливо улыбнуться. Вышло плохо, но иначе он никогда и не умел. — Вы позволите обращаться к вам проще? Мы ведь станем добрыми друзьями, я верю в это. — Анрияр подставил девушке локоть и подал быстрый сигнал Серхио.

— Но Маркус… — захлопала ресницами девушками, наблюдая за молчаливым уходом супруга. — А как же…

— Не беспокойтесь, Кейра. У Сивера дела. Я поручил ему кое-что невероятно важное. Он скоро вернется, — в голосе принца слышались нотки самодовольства и насмешки.

Девушка грустно вздохнула и по-детски накуксилась:

— Я думала, муж будет гулять с нами. Мне нравится, когда он рядом, — красавица приблизила личико к принцу и доверительно сообщила: — Маркус обещал купить мне скакуна.

— Что? — принц непонимающе посмотрел на собеседницу, пытаясь обнаружить связь между её тоской по мужу и обещанным подарком.

— Лошадь. Рысака. Жеребца, — охотно поясняет Кейра. — Только я ездить на нём не умею. Но непременно научусь. А у вас потрясающий сад, знаете? Особенно дорожки в нём. Что это за камень?

Анрияр выглядел по-настоящему растерянным. Нескончаемый словесный поток гостьи застал его врасплох. Она не замечала досадливо скривившегося принца, продолжая щебетать уже о звёздах…

— Сколько вам лет, Кейра? — спросил Анрияр, прерывая речь гостьи на полуслове.

— А сколько дадите? — усмехнулась девушка.

Принц поперхнулся:

— Вы так переменчивы, дорогая, — откашлявшись, проговорил он. — Я бы сказал, что вы ещё очень молоды.

— Так и есть, — охотно подтвердила девушка и радостно улыбнулась. — У вас замечательный сад. Я уже говорила об этом? Ах, представляю, скольких девушек вы сюда водили, — хитро прищурившись, Кейра подмигнула потерявшему дар речи Анрияру, — или вы не такой?

— Какой не такой? — принц огляделся вокруг в поисках Серхио. Девушка ему порядком надоела, поэтому он решил перепоручить её на попечение ману. Не обнаружив мужчины поблизости, Анрияр досадливо поджал губы.

— Вы кого-то ждёте? — Кейра тоже осмотрелась по сторонам. — Вот и Маркус ушёл и пропал куда-то. Вечно он так делает. Никакого внимания супруге, — красавица наивно похлопала длинными ресничками: — Куда вы меня теперь поведёте?

— Я? — окончательно растерялся принц.

— Вы, — выдохнула девушка, приближаясь к собеседнику на непозволительно близкое расстояние. — Вижу ведь, вы хотите что-то предложить.

Анрияр снова огляделся и на этот раз заметил камзол одного из своих служащих, мелькнувший среди деревьев чуть впереди.

— Эй, кто там, подойди сюда! — с нотками истерики в голосе выкрикнул принц. — Ко мне! Немедленно!

— Ох, — вздрогнула Кейра. — Вы меня напугали! Что произошло?

— Простите меня, дорогая, — мужчина облегчённо вздохнул, увидев удивлённого садовника, нерешительно приближающегося к ним. — Я вдруг вспомнил о важной встрече.

Но вас одну не оставлю. Знакомьтесь… — принц махнул рукой в сторону служащего. — Как там тебя, любезный?

— Додж, Ваше…

— Додж! Замечательно. Проводи-ка мою гостью во дворец и вели Эрдо занять эту милую леди экскурсией. Скажи, что я приказал не оставлять даму ни на минуту.

— Но как же? — расстроено пролепетала Кейра.

— Мне проводить? — глаза садовника росли в размерах ежесекундно. — Так я ж это, того…

— Вот и иди, — величественно кивнул головой Анрияр и сбежал, не оглядываясь.

Сейчас принц отчётливо понимал, что Сивер обманул его в том, что любит жену.

Возможно, и о благословении Триединого ему также солгали, а это было бы плохо. Очень плохо.

— Ну, чего пялишься? — проводив взглядом Его Высочество, Кейра уставилась на садовника. — Веди, давай, куда хозяин велел. Сто лет в замке не был.

— А? — мужчина стащил с головы шапку и нервно смял её в перепачканных землё руках.

— Ой, я — не местная, — махнула рукой прекрасная девушка. — Язык плохо знать.

Ошибаться. Понятно?

— Понятно. Отчего же… — садовник выставил руку вперёд в приглашающем жесте и неловко поклонился. — Сюда, госпожа.

***

Маркус прибыл в контору «Олд и компания» и прошёл в кабинет своего отца. Как он и предполагал, его уже ждали.

— Доброе утро, господа, — тихо, но уверенно проговорил молодой человек, глядя на пятерых мужчин, связанных одним с ним делом. — Я рад, что вы все нашли возможным прийти сегодня.

Господин Шайтис, тот самый, что советовал Кейре спасти свою честь, выбрав в мужья смертника, первым поднялся и молча пожал руку магу, бросив быстрый взгляд на его пальцы. Не обнаружив на них перстня с печатью королевства, мужчина неодобрительно покачал головой и уступил место второму посетителю.

Зигфрид Дарийский, потомственный жрец, служивший во дворце при Людовике третьем, скупо улыбнулся молодому человеку из-под тёмного капюшона:

— Жив. Это хорошо, — спокойно сказал он и тут же отошёл в сторону.

Ториан Клавье, начальник отделения шнадов в Грохэме, поклонился Маркусу и оценил его крепкое рукопожатие.

Начальник стражи Его Высочества, Виро Маркелл похлопал Маркуса по плечу, участливо проговорив:

— Жаль Глэдиса. Мы не успели вмешаться. Слишком опасно было действовать в открытую. Он спешил к тебе, сынок, чтобы предупредить.

В глазах Маркуса блеснул огонь жгучей ненависти. Он знал и раньше о том, что смерть отца была не случайной, но сегодня, когда предположение окончательно подтвердилось, боль с новой силой разлилась по телу, опустошая лёгкие, заставляя рвано выдохнуть. Анрияр. Теперь всё стало очевидным.

Последним к магу подошёл верный Эндрю Борг.

— Как наши дела? — задумчиво спросил ман.

— Прекрасно. Свиш уехал с Серхио около часа назад. Надеюсь, парень справится.

— Ещё как справится. Анри сбежит от него при первом удобном случае. — Борг усмехнулся, вспоминая генеральную репетицию парня.

— Как Кейра? — Маркус перевёл внимательный взгляд на Ториана Клавье.

— Всё хорошо, — ответил начальник отделения шнадов, — совсем недавно я получил вестник от Ардо. Он, ваша супруга и матушка в номере гостиницы вместе с моими лучшими людьми. Обе дамы очень за вас переживают.

Маркус мимолётно улыбнулся, вспоминая супругу, чувствуя, как ослабевает внутри напряжение — своё главное сокровище он успел надёжно спрятать.

— Я готов вас выслушать, господа, — произнёс молодой человек, взглянув на каждого из присутствующих в кабинете мужчин по очереди. — Вы искали встречи со мной. И я догадываюсь для чего. Перстень у меня.

Тишина, повисшая следом, была прервана дружными вздохами облегчения и понимающими улыбками.

— Значит, всё правда, — Ториан Клавье кивнул. — Это — лучшая новость за последние несколько месяцев. Если бы не вы, то дела обстояли бы по-настоящему плохо. Одно дело устроить заговор просто противясь жёстким методам нынешнего правителя и совсем другое с целью водворения на трон истинного наследника.

— Прошу вас, Клавье, говорите тише! — Виро Маркел — начальник стражи Его

Высочества — зашипел на собеседника не хуже змеи. — Даже у стен есть уши, вам ли не знать!

— Не стоит беспокоиться, — ухмыльнулся Зигфрид Дарийский, — я наложил на эти стены такую защиту, что у любого, проявившего любопытство, напрочь отобьётся желание слушать чужие разговоры. Итак, что мы имеем? Сегодня вечером Анрияр обязан предъявить перстень, подтверждающий его право на трон. Его преосвященство Калий

Цэйский прибудет во дворец через несколько часов. Конечно, принц попытается оттянуть время и до последнего будет искать рычаги давления на Сивера. Наша задача — не допустить непредвиденных ситуаций и предъявить Его Преосвященству настоящего наследника престола. В наших силах сделать всё тихо, без лишних жертв с обеих сторон.

— Мы знаем дорогу, по которой едет Калий. Знаем время его прибытия, — вклинился

Эндрю Борг, — но достать его в пути не сможем. Исключено. С ним едут два лучших мага

Туана, обеспечивая магическую защиту от непрошенных гостей. Не думаю, что стоит рисковать, преграждая путь Святейшеству.

— Вы правы, — наконец подал голос господин Шайтис. — Поэтому мы все будем встречать Цэйского уже во дворце, на открытой церемонии. Сивер, я слышал, на вас было совершено нападение? Насколько полон магический резерв? В случае стычки, мы будем защищать вас до последнего издыхания, но всё-таки лучше, чтобы и вы…

— Резерв полон, Вильгельм. — Маркус на миг улыбнулся, вспоминая, каким образом его силы восстановились так быстро. Кейра подарила ему настоящее блаженство этой ночью, наполнив тело истомой и восстановив утраченные магические силы.

Прикосновения её губ оказались лучшим лекарством от любой хвори. — Кроме того, я попрежнему владею мечом. Ардо учил меня с десяти лет, если вы помните.

— Меч сегодня вы применять не станните, — категорично покачал головой господин

Шайтис. — Поднимать оружие против брата нельзя. На трон вы должны взайти красиво, без капли пролитой крови. И пусть народ восхваляет в песнях вашу мудрость и расчётливый подход к любому делу. Анрияра люди ненавидят за его жестокость и грубую силу, мы должны действовать совершенно иначе.

Маркус отошёл к окну и, заложив руки за спину, помолчал некоторое время, задумавшись над грядущими событиями. Он никогда не хотел власти. Особенно теперь, когда нашёл Кейру, когда обрёл настоящее неподдельное счастье… Маг обещал ей тихую жизнь, спокойную и в меру уединённую. В том самом имении, что подарил своему бастарду Людовик третий перед самой своей смертью…

Но на улице завывал ветер, словно тоскуя по теплу и солнцу, ушедшему из столицы несколько дней назад. И молодой человек знал, что так действует на погоду магия его брата, ведь тот, кто стоит ближе всего к трону обязан спускаться в обитель

Триединого и делится с небожителями своими планами на будущее, обязан открывать им свою душу, открывая каждую частицу себя… Боги злятся от того, что видят. Анрияр губит всё хорошее, уничтожает тепло, радость и свет. А значит, у Маркуса не остаётся права на личное счастье и обещание, данное супруге, придётся нарушить, ведь на второй чаше весов Туан. Остаётся лишь надеяться и верить, что Кейра поймёт и примет его таким, согласится идти рядом с ним рука об руку, несмотря на своё отношение к высшему свету.

— Вы, несомненно правы, Вильгельм, — в голосе молодого человека нет грусти или сожаления, лишь холодная решимость. Чёрные глаза блестят от азарта, когда он оборачивается к мужчинам, надевая на палец перстень с гербом королевства, и произносит: — Каков ваш план, господа? Я готов его выслушать.

***

— Кейра, милая, успокойся, — увещевала невестку Дината, чувствуя, как внутри всё зудит от тревоги. — Маркус знает, что делает. Мы должны верить ему.

— Я верю, — кивнула красавица, заламывая руки и в сотый раз аккуратно выглядывая из окна гостиничного номера. Ардо сидел у входа в заведение, опершись на хлипкий забор, и натянув широкополую шляпу на лицо. В одежде простолюдина на мужчину никто не обращал внимания. Люди проходя, нет — нет, да и спотыкались о его вытянутые ноги ругая, так не удобно уснувшего мужчину. Сам же виновник продолжал делать вид, что крепко спит, слегка похрапывая и не реагируя на обидные реплики прохожих.

— Он там? — затаив дыхание, спросила Дината.

— Да.

— А шнады?

— Двое по-прежнему гуляют через дорогу от нас.

— Хорошо, — женщина постаралась непринуждённо улыбнуться. — Замечательно всё складывается, девочка моя. Нам не стоит изводить себя напрасно, ты же знаешь, что

Маркус чувствует тебя теперь даже несмотря на орделикс. Ваш союз крепчает с каждым днём. Скажи, дорогая, — Дината мгновение помедлила, прежде чем спросить: — Мой сын сегодня, перед нашим отъездом, просил тебя снять артефакт, но ты отказалась, почему?

— Как раз потому, что не могу сдерживать себя, — пожала плечами Кейра, отвлекаясь от окна. — Я не хочу, чтобы он всё время ощущал мою тревогу. Уж лучше сниму камень, когда всё закончится.

— Твоя правда, — Дината внезапно хлопнула в ладоши и направилась к выходу из комнаты. — Знаешь, милая, ты, как хочешь, а я безумно проголодалась! Когда нервничаю, готова поглотить все запасы Олдстоуна! Закажу-ка я нам ужин. Как ты на это смотришь?

— Я не знаю, — Кейра вяло улыбнулась, — сейчас есть совершенно не хочется.

— Но я всё равно закажу для нас обеих. Жди меня, я очень быстро вернусь.

Захлопнулась дверь и девушка вздрогнула от резкого звука. Никогда прежде она не чувствовала себя настолько напуганной. Боялась девушка не столько за себя, сколько за мужчину, который только-только стал раскрываться перед ней. Маркус. Нежный, ласковый, заботливый… Никогда раньше она и не мечтала о том, что встретит такого мужчину. Пришлось пройти через унижения и обиды, но оно того стоило. То, какими глазами смотрел на неё супруг при расставании на рассвете, Кейра не смогла бы забыть ни при каких обстоятельствах. Нет, он по-прежнему не сказал ей, что любит, но теперь она не торопила его. Потому что знала. Потому что чувствовала его, несмотря на артефакт висящий на груди. За любовь, которая проросла в их сердцах, пробиваясь сквозь холод, гордость и непонимание, девушка готова была на всё… Но, к сожалению, сегодня её помощь супругу состояла лишь в том, чтобы не мешать.

Снова хлопнула дверь. Девушка улыбнулась, не оглядываясь:

— Знаете, Дината, кажется, я всё же не откажусь от ужина.

— Ужин отменяется, — девушка в форме подавальщицы нагло засмеялась, прижимая к своей груди спину Динаты и приставив к горлу женщины небольшой, но остро отточенный нож. — Не ожидала, малышка? Думала обвести Серхио вокруг пальца?

— Вы? — Кейра сжала кулаки, глядя на свекровь. Та стояла, плотно стиснув побелевшие губы, и старалась не делать лишних движений.

— Не ожидали? — усмехнулся Серхио. — Думали провести принца? Не вышло. Нечто подобное я предположил, пообщавшись с вашим двойником. Боргу, признаюсь, удалось меня удивить. Я так и не понял, на какую часть тела он надел артефакт… Впрочем, сейчас это уже неважно. Вас заметили наши люди, и сейчас вы пройдёте со мной через чёрный ход. Тихо, без лишних криков и суеты.

— А что, если мы откажемся? — холодно спросила Кейра, отчаянно стараясь найти выход из ситуации. — Отпустите леди Динату. Мы обе — слабые женщины, силы у вас значительно больше, чем у нас, вы ничем не рискуете.

Серхио хищно оскалился и, немного помедлив, опустил нож, отталкивая женщину в сторону невестки.

— Его высочество в данный момент сообщает вашему супругу об условиях сделки.

Жизнь в обмен на перстень власти. По-моему, весьма недурно задумано? Поэтому, дамы, ваши жизни будут зависеть от уступчивости Сивера.

— Он знает, что мы в безопасности и не станет… — начала было Кейра, но в следующий миг манн приблизился к ней и одним движением сорвал с шеи орделикс, оголяя не только шею девушки, но и её чувства перед супругом. Следом мужчина занёс руку вверх и ударил и без того испуганную красавицу по лицу.

Вскрикнув, Кейра упала назад, и к ней тут же подбежала перепуганная насмерть свекровь, помогая подняться.

— Теперь он знает, — проговорил Серхио, надменно скалясь.

Девушка сжала кулаки. От Маркуса пришло нарастающее беспокойство, перерастающее в неудержимую злость. Удивительно, но ощутив всю гамму эмоций супруга, Кейра отбросила в сторону страх и сомнения. Вскочив на ноги, девушка применила самое действенное оружие — открыв рот, она закричала во всю мощь своих лёгких, одновременно бросаясь на обескураженного таким поведением манна.

Мужчина отступил под натиском обезумевшей женщины, потеряв контроль над ситуацией лишь на короткий миг, но ей и этого хватило.

Тэссен, оказавшийся в руках Кейры, был тут же раскрыт, а Серхио напряжённо замер, едва опомнившись от прежнего шока.

— Вы посмели поднять руку на женщину, — выдохнула девушка. Она решилась испытать на практике все уроки Ардо. Сейчас или никогда. Страх за супруга, злость на принца, беспокойство о собственном будущем — всё это сыграло свою роль.

Манн оглянулся на входную дверь, он понимал, вот-вот в комнату ворвётся подмога, но и недооценивать девчонку, занимавшуюся боевыми искусствами, он не хотел.

Резко рванув вперёд с зажатым в руке ножом, Серхио совершил обманный маневр и почти дотянулся до руки девушки. Почти. За секунду до этого в шею мужчины вонзилось острейшее лезвие, войдя в плоть и выпуская нестройные ручейки крови. Манн вскинул руки и упал на колени, упираясь лбом в подол платья обезумевшей от страха девушки. Она не хотела убивать, не хотела…

Из упавшего на пол веера выскочило ещё несколько лезвий. Со свистов пролетев по комнате, они вонзились в открывшуюся с размаху дверь, едва не ранив Ардо.

Манн утробно зарычал и схватился за юбку Кейры, послышалось неприятное бульканье.

— Чёрт знает что! — прокричал наставник, бросаясь к поверженному противнику и зажимая его рану рукой. Едва заметное синее марево окутало шею Серхио, не позволяя ему проститься с никчёмной жизнью.

— Кейра, дочка! — Дината прижала к себе замершую, словно мраморное изваяние, невестку и зашептала ей на ухо: — Всё хорошо, милая. Ты всё правильно сделала, тыумница! Он бы убил нас, не раздумывая, не нужно слёз…

Только теперь девушка поняла, что отчаянно рыдает, уткнувшись в плечо матери

Маркуса. Маркус! Кейру тут же затопила волна жгучего беспокойства, съедающего изнутри, рвущего на части. И это были не ее ощущения. Маркус места себе не находил после полученного послания, прекрасно зная методы принца. И сейчас маг собирался пожертвовать всем, чтобы спасти супругу.

***

— Прикажи ему прекратить! — прокричал Маркус, срывая с пальца ненавистный перстень. — Или я убью тебя сейчас же, наплевав на кодексы чести и поправ все законы нашего мира! Клянусь, я сделаю это!

Глаза Маркуса затянула кровавая пелена, и в тот же миг он ощутил волну спокойствия и нежности. Несомненно, был в чувствах супруги и страх, но он ощущался как послевкусие, как нечто, что уже прошло… Застыв в метре от брата, маг улыбнулся и медленно проговорил:

— Ты проиграл, Анри. Больше в твоих руках нет власти, — спокойно разжав руку, Маркус вернул перстень на положенное ему место и, обернувшись к товарищам по оружию, закончил: — Пришла пора претворить наши планы в жизнь, господа. Приглашайте его.

— Ты не посмеешь! — шипел принц. — Чёртов бастард! Схватить его! Клавье!

Немедленно!!!

— Боюсь, вы больше не полномочны отдавать мне какие-либо распоряжения, -

холодно улыбнулся начальник отделения шнадов. — Ни мне, ни моим людям, — он бросил быстрый взгляд, и воины остановились, мгновенно вернувшись на свои места.

— Вы?! — Анрияр неверяще переводил взгляд с одного лица на другое, но встречал лишь презрительные ухмылки. — Все вы?!

В это время высокая двустворчатая дверь распахнулась за спиной принца, и в залу чинно вошёл Его Преосвященство Калий Цэйский. В сопровождении своей свиты из магов — охранников, он медленно двигался вперёд, оценивающе разглядывая всех собравшихся во дворце в этот знаменательный час:

— Ваше высочество, сегодня знаменательный день, — начал говорить священник, останавливая между тем удивлённый взгляд отнюдь не на Анрияре, а на Вильгельме

Шайтисе, старом друге прежнего короля. — Я готов засвидетельствовать Ваше право на корону, — наконец, и принц удостоился внимания старика. — Наденьте, пожалуйста, артефакт и коснитесь им моего посоха.

Принц сжал губы, окинул зал ненавидящим взглядом, напоследок упираясь им в

Маркуса. Точнее в его руку. На пальце бастарда короля поблёскивал перстень наследия.

— Ваше Высочество? — поторопил Калий наследника. В зале послышались шепотки.

Принц продолжал молчать. Обстановка накалялась. Все с нетерпением ожидали продолжения.

Маркус Сивер Олд больше не собиравшийся оставаться в тени, сделал шаг вперёд, приблизившись таким образом к Его Преосвященству и уверенно проговорил:

— Мой брат не может предъявить Вам доказательства того, что имеет право на корону.

— Надеюсь, у вас достаточно веская причина вмешиваться в церемонию, — строго произнес Цэйский, с новым интересом оглядывая собравшихся.

— О, да, Ваше Преосвященство! Весьма веская, — улыбнулся Маркус. Сделав ещё один шаг навстречу к своему будущему, маг опустился на одно калено и молча прикоснулся к позолоченному посоху — артефакту не менее древнему, чем тот, что сейчас сиял на пальце склонившего голову молодого человека. — Прошу Вас подтвердить моё право! Родовое право. ПРАВО ИЗБРАННОГО ПЕРСТНЕМ ВЛАСТИ.

Последние слова были произнесены громко и чётко, и напомнили окружающим раскат грома. Подхваченные эхом, они унеслись вверх, под своды зала, собираясь долететь до Самого Триединого.

***

Кейра всё еще ужасно нервничала, но очень старалась подавить в себе тревогу и дарить Маркусу лишь чувство спокойствия и уверенности. Дината не отходила от невестки ни на шаг, рассказывая ей разные смешные небылицы из своей жизни в попытке отвлечь от горечи воспоминаний о нападении.

— Выживет, — громко проговорил Ардо, без предупреждения врываясь в комнату к женщинам и заставляя их подпрыгнуть от неожиданности. — Ну, чего смотрите на меня так? Тоже мне, испуганные голубки! Чуть главного свидетеля случайно не прибили! А

теперь шок изображают. Подъём, красавицы, пора домой!

— Как? — Дината вскочила с кровати, где они с Кейрой сидели обнявшись последние пол-часа. — Почему? Что произошло?!

— Уф, женщина! До чего ты крикливая! Произошло то, что и без того было ожидаемо с самого твоего прелюбодеяния с королём. Маркус дал клятву, завтра коронация.

Дината грузно осела на прежнее место, закрывая рот ладошкой.

— Что это значит? — пришла очередь Кейры волноваться. Похоже, ей не сказали о чём-то очень важном!

— Понимаешь, голуба моя… — Ардо взглянул в широко открытые наивные глаза ученицы, перевёл взгляд на застывшую в шоке сестрицу и, прищурив глаза, поинтересовался: — А она что, не знает про право бастарда?

— Ничего не понимаю, — окончательно сникла Кейра и тут же ее глаза стали огромными от невероятной догадки: — Маркус — бастард короля. Он… он?

— Он — родная плоть и кровь почившего Величества, — кивнул наставник. — И у перстня власти был выбор.

— Нет-нет, — тут же покачала головой девушка. — Он обещал, что мы уедем. В

имение к северу отсюда. Что столица останется далеко позади вместе со всеми её интригами и сплетнями, он…

— Голуба моя, — поморщился Ардо, — вот примчится Сивер в Олдстоун, он тебе обо всем и поведает. Мне всего лишь вестник от Борга пришёл, чтобы мы отправлялись домой. Или вы не хотите отсюда уходить?

Дината с Кейрой переглянулись и тут же поспешили прочь из гостиницы, с которой теперь были связаны не самые приятные воспоминания.

Однако стоило дамам спуститься вниз в сопровождении Ардо и двух шнадов, дежуривших у входа в комнату, как совсем рядом раздался стук копыт, а вскоре показался и сам всадник.

Маркус спрыгнул с коня, не дав тому остановиться, и тут же бросился к супруге:

— Кейра! — заключая девушку в свои крепкие объятия, он гладил её спину и плечи, проверяя, не ранена ли она. Встретившись взглядом с матушкой, маг улыбнулся и выдохнул: — С вами всё хорошо. Как же я волновался, едва с ума не сошел, когда Анрияр сообщил о нападение Серхио, — уткнувшись в шею супруги, молодой человек старался восстановить сбившееся дыхание.

Следом за молодым человеком показались ещё с десяток всадников на лошадях –

сопровождающая его охрана отстала, не поспевая за темпераментным наследником престола.

— Надо признать, мы допустили серьёзную оплошность, недооценив принца, -

проговорил Ардо, поглядывая на вновь прибывших и обнимая за плечи растерянную сестру, — но женщины справились без нашего участия. Отделали того Серхио так, что мне пришлось на гада весь резерв истратить, чтобы сохранить ему жизнь до суда, — с гордостью посмотрев на ученицу, наставник подмигнул.

— Твой дядя, как всегда преувеличивает, — прошептала Кейра, прижимаясь щекой к груди мужа. — Тэссен выстрелил случайно. Куда делись все мои знания перед лицом опасности — ума не приложу. — девушка всхлипнула, вспоминая страшную картину. — Во время тренировок всё было гораздо проще. Не уверена, что хочу снова испытать это чувство. Маркус, я едва не убила манна!

— Едва — не считается, — тихо заметил Маркус, ласково целуя заплаканное лицо своей испуганной девочки. — Прошу тебя, забудь всё что было, как страшный сон. Теперь всё позади. Вот только планы на будущее снова придётся немного изменить, родная, ну да нам не привыкать, правда ведь?

— Маркус? — и столько подозрительности было в голосе супруги, что маг не выдержал и сознался:

— Анрияр не станет наследником короны, он уступил это место тому, кого избрал перстень власти. Больше принц не имеет прежней силы. Сейчас мой брат едет в монастырь при храме Триединого на северо-запад Туана. На нём клеймо отступника,

нанесённое Его Преосвященством Калием Цейским и клятва крови. Клятва о том, что он никогда не попытается вновь воспользоваться своим правом рода на трон и не станет чинить препятствий мне и моим близким. Это моё условие в обмен на его жизнь.

— Ох, Триединый, — Кейра слегка отстранилась, прижимая ладошку к бешено бьющемуся сердцу, чувствуя, как ноги ослабевают под натиском захлестнувших её эмоций. — Но как же это?

— Понимаешь, родная… Любимая моя девочка, — на лице молодого человека появилась загадочная улыбка, — я придумал, как отплатить тебе за то, что спасла от смерти приговорённого к казни через повешение. За то, что выходила незнакомого тебе мага, несмотря на его тёмное прошлое. За то, что открыла свою душу, впустила в мысли, подарила сердце неотёсанному болвану, готовому теперь ради тебя на всё… За то, что не побоялась поспорить с судьбой, несмотря ни на что!

Девушка испуганно прижала руки к горевшим от смущения и страха щекам.

Столько зрителей было у их объяснения в чувствах! Столько нового и неведомого готовило им будущее…

— Ну что ты, девочка моя, — маг положил руки на плечи супруги и проникновенно, словно они одни на всём белом свете, проговорил: Кейра Элисон Олд, любимая, ненаглядная, единственная… Моя… Пришло время и мне заплатить по счетам! И я рад сообщить, что отныне весь Туан у твоих прекрасных ног, моя Королева!

Эпилог

В одном из двухэтажных каменных домов, что стоял прямо у базарной площади мерно потрескивали зажжённые свечи, придавая небольшой комнатке уюта, но, к сожалению, не согревая.

У простого деревянного стола, зябко кутаясь в старую шаль, сидела женщина. При первом взгляде на неё можно было решить, что ей не больше тридцати лет. Моложавая, с длинными темными волосами и синими, лучащимися задором, глазами, она могла бы составить завидную партию любому аристократ. Но… Не случилось.

Сегодня у Региды было много работы: несколько заказов свалились на неё неожиданно после долгого затишья. Женщина довольно улыбнулась, рассматривая два сшитых ею платья. Теперь будет, чем расплатиться за продукты, взятые в долг у Ратхи, а если поторопиться и отложить сон, то возможно и на ремонт старых сапог хватит.

Радовало швею ещё и то, что дочь теперь счастлива замужем и больше не нуждается в помощи матери. Регулярные письма от Кейры грели душу женщины, заставляли благодарить Триединого за его милосердие.

В маленьком городке Эстридже наступили тяжёлые времена: притихла торговля и рыбалка, разъехались все толстосумы, перестали устраивать гуляния и массовые сборы.

Весь Туан жил предвкушением: вот-вот на трон должен взойти принц Анрияр, славившийся своей жестокостью. Люди боялись. Боялись тратить накопления, боялись высовывать носы из дому, боялись грозивших стране перемен.

И вот несколько дней назад всюду разнеслась благая весть: на престол взошёл бастард Людовика! У короля нашёлся второй сын, которого признал перстень власти и благословил Его Преосвященство. И жизнь медленно стала возрождаться: остороженно, но необратимо.

А у Региды, наконец, появились заказы и возможность оплатить своё пропитание.

Сегодня на базаре, кажется, снова начались внеплановые гуляния. Гул стоял жуткий, и всё нарастал с каждой минутой. Женщина не сдержала любопытства и, отодвинув в сторону выкройки, облокотилась на стол ладонями. Кряхтя поднявшись, Регида некоторое время постояла, прислушиваясь к своим ощущениям: спина ужасно болела от многочасового сидения за работой. Однако уже в следующий миг, она жизнерадостно улыбнулась и направилась к окну.

— Где наша не пропадала, — сама себя подбадривала женщина, отодвигая старенькие занавески в сторону и высовываясь из окошка. — Это ещё что за диво?!

У крыльца её небольшого дома остановилась великолепная карета в сопровождении охраны. Горожане мимо пройти не могли, все толпились вокруг, разглядывая заехавших в их глушь толстосумов.

Один из охранников спешился и распахнул дверь кареты, откуда показался высокий статный мужчина, явно аристократ. Он прибыл не один: подав руку, молодой франт помог выбраться на улицу потрясающе красивой девушке.

Что-то в груди Региды отозвалось радостью пополам со щемящей тоской при виде приехавших.

— Кейра, — неверяще шепнула женщина, хватаясь рукой за сердце и отступая от окна. Повернувшись к дверному проёму, не в силах двинуться с места, она просто смотрела на дверь, обдумывая: обманули её глаза или нет?

Не обманули.

Дочь вошла первой. Роскошная, гордая, прекрасная…

— Мама! Мамочка! — Кейра плакала, обнимая растеряно улыбающуюся мать, не решающуюся даже дотронуться до дорогущего наряда. — Родная, любимая! Мы за тобой!

Слышишь? Слышишь меня?!

Регида медленно начала оседать назад, и лишь быстрая реакция Маркуса не позволила женщине упасть. Подхватив её, потерявшую сознание и страшно побледневшую, молодой человек бросился к кровати и громко крикнул:

— Позвать Ардо!

— Здесь я, — улыбнувшийся было мужчина, на мгновение замер в дверях, но тут же определив причину паники, подбежал к постели. — А ну, разошлись, молодёжь! Голуба моя, хватит так рыдать, ты мне весь камзол замочила, простыну ведь! Маркус, отодвинь свою фонтанирующую эмоциями даму сердца подальше, она давит на меня своей аурой, полной отчаяния.

Проговаривая всё это, мужчина не терял времени зря, окутывая грудь матери

Кейры лёгкой, голубоватой дымкой. Высокую и красивую грудь. Это Ардо также приметил. Меньше минуты прошло и Регида распахнула глаза, непонимающе осматриваясь по сторонам, силясь вспомнить произошедшее.

— Кто вы? — едва размыкая вмиг пересохшие губы, промолвила женщина.

— Ваш рыцарь на сером коне, — улыбнулся дядюшка Маркуса, с интересом разглядывая свою невольную пациентку и всё сильнее погружаясь в синие омуты доверчивых глаз.

— На сееером, — разочаровано выдохнула Регида.

— Белые кончились, — шутливо расстроился Ардо, разводя руки в стороны, -

расхватали принцы помоложе.

Женщина улыбнулась новому знакомому открыто и бесхитростно, а тот впервые в жизни не нашелся, что бы ещё такого сказать и просто отошёл в сторону, уступая место

Кейре.

— Мамочка, — девушка взяла руку матери и прижала её к своим губам, — не пугай меня так больше. Как ты себя чувствуешь?

— Всё хорошо, — Регида свободной рукой погладила дочь по щеке и почувствовала первые непрошенные слёзы в уголках своих глаз.

— Мы приехали забрать Вас отсюда, — вмешался Маркус, сжимая плече супруги. –

Вот, немного освоились на месте, разобрались с делами и решили больше не мешкать.

Собирайтесь, Регида, моя матушка уже, наверняка, заждалась всех нас в имении.

— Да как же это? У меня здесь вся жизнь… — женщина оглядела старую мебель и наткнулась взглядом на светящиеся интересом глаза Ардо. Ещё мгновение сомневалась, и вдруг добавила: — Разве что на время, погостить…


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Эпилог