КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423202 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201653
Пользователей - 96058

Впечатления

кирилл789 про Вонсович: Плата за наивность (Фэнтези)

потрясающе. вещь эта продолжение "платы за одиночество", и начинается она с того, что после трагедии, когда ггня не смогла сказать "нет" к пристававшему к ней мужику в прошлой вещи, спровоцировав два убийства и много-много "нервных" потрясений, в этом опусе она тоже не говорит "нет"! кстати, главпреступник там сбежал. (ну, видать, тут обратно прибежит).
здесь к ней привязывается на улице курсант, прошло 1,5 года после трагедии и ей уже почти 20, и она ОПЯТЬ! не может отделаться! посреди людной улицы в центре города. СТРАЖУ ПОЗОВИ!!!
но дур жизнь ничему не учит. нечитаемо, афтарша.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Сладкая: Четвертая жена синей бороды (Любовная фантастика)


Насторожила фамилия аффторши или псевдоним, в принципе и так было понятно , что ничего хорошего в этом чтиве ждать не нужно. Но любопытство победило.
Аффторша, похоже, любитель секса, раз с таким наслаждение описывает соблазнение 25-летней девственницы, которая перед этим умело занимается оральным сексом. Так что ей легко и нетрудно было согласится на анальный секс, лишь бы не лишится девственной крови , нужной ей для ритуала избавления от проклятия фараона…А потом – любофф. О как! Это если кратенько.
Посмотрела на остальные книги, названия говорят сами за себя- Пленница, родить от дракона, Обитель порока, Два мужа для ведьмы. Трофей драконицы.. .И все заблокированно и можно только купить .И за эту чушь платить деньги??? Ну уж , увольте..
В топку и аффторшу и сие «произведение».

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Чернованова: Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать (Любовная фантастика)


Автора не очень люблю, скучно у нее все и нудновато и со штампами. Но попалась книга под руку , прочитала и неожиданно не пожалела.
Хороший язык и слог, Посмеялась в некоторых главах от души. В то же время есть интрига и злодеи.
Скоротать вечер нормально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за одиночество (Фэнтези)

что безумно раздражает в вонсович, так это неспособность её ггнь сказать "нет". вот клеится к тебе мужик, достаёт так, что даже у меня, с другой стороны экрана, скрипят зубы. он тебе не нужен. он тебе не нравится. он следит за тобой. выслеживает до квартиры. да просто: тебе подозрительно - что ему от тебя надо??? ты - нищая из приюта, а он - вполне обеспечен, обвешан дорогими магическими цацками. и что ты делаешь? соглашаешься идти с ним на ужин? ты - дура, ггня?
все остальные твои проблемы - только собственная твоя заслуга. нет, мне не жалко таких. в 18 лет, даже после монастырского приюта (а особенно после монастырского, уж там точно не учили - под первого встречного), вести себя так? либо ты - дура, либо - дура. вариантов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Танари: Приручить время, или Шанс на любовь (Фэнтези)

"Закатила глаза: куда я влипла?", на начале 4-й главы читать бросил. тебе запретили проводить испытания (не-пойми-чего), но ты решила, что умнее всех и пошла проводить опыт. то, что не разнесло полгорода и не убило тысячи - не твоя заслуга. тебя и пошедшую в разнос установку прикрыл щитом ассистент.
потом ты очухиваешься в его доме, результат "эксперимента": вы не можете отдаляться друг от друга, вас скручивает от смертельной боли, тебя ищет безопасность, уже напечатано в прессе, что ты - великая преступница, убийца и воровка. твой ассистент делает всё, чтобы спасти ваши шкуры. и ты ему хамишь. не только словами и поступками, даже - в описываемых мыслях.
и, пока он пытается, ты думаешь: "куда я влипла?". ты, безмозглая дура, влипла, когда пошла на запрещённый эксперимент. в лаборатории, в центре густонаселённого города. потому что - дура. потому что в запрете прямо было указано: возможность катастрофы.
а когда тебя из дерьма, в которое ты влипла потому, что - безмозгла, пытаются вытащить, ты дерьмом, из которого, видимо, состоишь полностью, спасителя поливаешь. чтобы тупо осложнить и спасение и жизнь, не только свою, кретинка.
сюжет "прекрасен", нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Данилова: Сезон ветров. Академия магии (Любовная фантастика)

читаема или нечитаема вещь, как правило, понятно уже просто с первых строг. проглядывая пролог - вот это уже можно было бросить. но я попробовал почитать, печально. в академии, вузе: не факультеты, не группы, и студенты, а - ученики, классы и парты. читать бросил. это так глупо, что даже неинтересно расписывать причины нечитаемости.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Литвин: Развод (Любовные детективы)

Аннотация соответствует началу книги. Дальше тоже самое ассорти из ситуаций и героев. Раньше думала, что тот файл про "не маму" просто испорченный был, а теперь начала подозревать, что у автора фишка такая...Короче, я столько не выпью, так что дальнейшее знакомство с автором считаю безперспективным

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Хургада. Русские забавы на отдыхе (fb2)

- Хургада. Русские забавы на отдыхе 265 Кб, 134с. (скачать fb2) - Сергей Николаевич Есин

Настройки текста:



Сергей Николаевич ЕСИН ХУРГАДА РУССКИЕ ЗАБАВЫ НА ОТДЫХЕ

1. Фальшивомонетчик

Не следует думать, что средний класс в России, которому по деньгам и размаху предпринять путешествие в Хургаду, в Египет, так уж малочислен. Отнюдь. Ну, предположим, не совсем сложившийся средний класс, еще не настоящее стадо голодных волков и хитрых лисиц, но уже полкласса, полстаи. Уже, так сказать, появились шустрые наклевушки, зашевелились и затрещали липкие почки, готовые выпустить, как сказал классик, клейкие листочки. Собрал триста-четыреста долларов праведным или неправедным трудом – нынче все перепуталось, стало с ног на голову, и пойди разберись, какой труд праведный и махнул на зарубежный курорт. А в отношении доходов наш буржуазный, бывший советский, суд, всегда готов поддержать сытого и имущего. Сегодня олигарх, а завтра плут-арх.

В общем, если говорить прямо, то, безо всяких комплексов, представителем этого самого среднего класса ощущал себя московский таксист Толик Захаров, тридцати лет, женат, разведен, снова женат, снова разведен, не сидел, не привлекался, алиментщик и честный, ну почти честный, налогоплательщик.

Почти, если пользоваться выражением телевидения, вышел из тени. А кто же полностью выходит из тени, когда, так сказать, идет "левая работа", не крутится счетчик, появляется провинциальный лох, который хочет от Казанского вокзала доехать до Ярославского, а Толя везет его через смотровую площадку Университета и парк Победы? Это уже частная инициатива, здесь возникает первоначальный капитал, основа для жизни и процветания. Доллар здесь вылупляется из скучного российского рубля! Он – основа цивилизованной, с пивом и девочками, жизни. Как Толе нравится сочная московская жизнь, уезжать никуда не хочется!

Но все едут. Даже легкомысленные студентки, по утрам ходящие на лекции, а вечерами рядом со своими молодыми и не очень товарками из стран СНГ, а в основном с Украины и Молдавии, товарками, которые не учатся, – так вот даже эти легкомысленные красотки, которые выстраиваются под светом фар иномарок и русских "Нив", маскирующихся под джипы " Гранд-Чароки" на Ленинградском шоссе, и те едут в Египет отдохнуть. Едут, чтобы покупаться, пошлифовать загаром кожу и честно, как цыпочки, вести две недели чистую жизнь девочек-недотрог. Вот и Толя, в соответствии с поведением широких масс, взял горящую путевку в Хургаду, в средний отельчик "Покрывало Фатимы" и приехал. Русские идут. "Ура!" – как сказал бы молодой русский писатель Сергей Шаргунов.

Ему сразу все и безоговорочно понравилось. Моря еще не было видно, но какой порядок! Везде, чуть ли не на каждом углу, у каждой двери в аэропорту солдат по полной форме – в белой куртке и каких-то кожаных наплечниках и с оружием. А какой аэропорт! Какая фантазия у этих арабов, когда их аэропорты проектируют наши европейские архитекторы! Аэропорт в виде бедуинских шатров, один шатер рядом с другим, только из камня, стекла и металла и, как ураган, – везде дуют кондиционеры. Это похлеще, чем в Шереметьево, где Толя регулярно берет и левых и, так сказать, правых пассажиров. "Левых" – это которых везти надо через смотровую площадку, а "правые" – это которые все знают и начинают говорить о тарифе, распоряжениях мэра Лужкова и милиции. Как будто все это не одно и то же, как будто все не в компоте и, мысля расширительно, и коммунисты, и демократы, и олигархи, и просто богатые не в одном стакане. Все друг за дружку.

В аэропорту Толя встретился – внезапные встречи случаются не только в плохой литературе, но и в жизни – со своим старым московским знакомым Джафаром. Джафар лет семь назад учился в университете имени Патриса Лумумбы в Москве на врача-гинеколога, но вел себя очень весело, как и подобало молодому человеку, увлекался московскими девочками, пил и через знакомого суданца приторговывал наркотиками. Жил Джафар в общежитии университета на Ленинском проспекте, и иногда туда Толя привозил к нему верных и проверенных клиентов. Все у них шло путем, пока Джафара то ли из-за наркотиков, то ли за неуспеваемость, то ли за спекуляцию – хотя почему одним можно спекулировать и заиметь состояние и даже стать вице-премьером, а другим нельзя? – то ли за какие-то иные дела, о которых знало лишь ФСБ, не исключили из университета и не выслали из России. Тогда Толя вез Джафара в аэропорт, и по дороге они еще говорили, что обязательно встретятся. Встретились.

Вот что значит не грызть никому не нужную науку, а заниматься прямым и веселым общением. Из-за своего хорошего знания русского языка Джафар теперь не сидит в скучном больничном покое, разглядывая лобки у старых тетушек, а встречает, как представитель фирмы, у трона молоденьких девочек-туристок и развозит их по отелям. Здесь, как положено, каждый отель высылает к рейсам из России и других стран свой автобус. В общем встретились, потерлись щеками друг о друга, вроде бы как целуясь, похлопали друг друга по плечам.

– Как поживаешь?

– Хорошо живу.

– А ты как живешь?

– А я живу, как видишь.

Поговорили быстро, пока шла очередь к таможенникам, и о разных московских знакомых. Одни живы, а другие умерли от пьянства или от спида. И сразу же здесь, как другу, Джафар предложил Толику поменять его сраные американские доллары на сраные египетские фунты. Естественно по льготному курсу. При этом он очень тревожно оглянулся. Но Анатолий и без того знал, что в Египте этот "чейндж", как и при советской власти, крупное преступление.

– Отчего же не поменять! На…ть, скажем так, нагреть любое государство, с каждой обмененной монетки гребущее себе проценты, всегда приятно. В кайф – и другу услужить.

Тут же сговорились о соответствующем, как водится, курсе. Тут же в туалете поменялись. Туалет несколько для Толика необычный, каждый толчок снабжен водяной струей. Согласно мусульманскому обычаю мужчина тоже подмывается после очередной оправки. А может быть, у них просто с туалетной бумагой или с мягким листочком смородины или капустки, как в былые времена у нас, нехватка? Из-за нехватки в пустынях обтирочного материала традиция и возникает. В общем, гибрид туалета и придумки современной щепетильной цивилизации – аппарата биде. Во время передачи одной суммы – в одни руки и другой – в другие возникло у Толика некое сомнение: а не рисованные или ксерокопированные ему передают египетские деньги? Со своей стороны он тут же подумал: "А мои доллары что настоящие? Я их тоже за полцены для этих придурочных египтян купил." Обменялись, раскланялись, пригласил Джафар Толика в заведение "Подмосковные вечера", где он на правах совладельца в свободное от встреч и проводов время развлекал приезжих туристов.

– Как развлекаешь?

– Какие развлечения нужны настоящему мужчине?

– Ну, выпивка.

– Выпивка тоже годится.

– Тогда женщины?

– Совершенно верно. Вы выиграли шесть балов, – как утверждал в мое время Саша Маслюков, ведущий молодежной игры "КВН", – Джафар говорил это все почти совсем без акцента, вот что значит долго общаться с русскими и советскими девушками. – А Саша Маслюков все еще ведет передачу?

– Ведет, ведет, – сказал Толик.

– Ах, какой он долгожитель! – сказал Джафар, и на этом они расстались. Толик пошел предъявлять таможенникам свой багаж, а Джафар повел группу своих туристов к автобусу.

В назначенном отеле "Покрывало Фатимы" Толе все очень понравилось: а много ли московскому таксисту надо? Здесь и кормежка классная, и простыни чистые, и балкон, и море, и пляж с зонтиком. Зонтик и даже полотенце бесплатно. Говорят, еще есть отели, где "все включено". Напитки – пей сколько не хочу, еда – хоть десять раз за день, хоть этим местом жри, вот бы в такой, но и что имеем, мы тоже ценим. Пролетариат любит простые радости.

Толик привык к быстрому мельканью пейзажей, людей и предметов перед глазами – жизнь на колесах, кочевая, поэтому быстро все обежал, даже полюбовался на вольер в парке с полудохлыми фламинго и осмотрел спортзал с тренажерами и финскую сауну за дополнительную, к сожалению, плату. Окунулся по-быстрому в море, пообедал – халявное не отдам никому, – выпил в баре височки – цены просто горячие, – потом поужинал, не желая деньги, которые добыты тяжелым трудом, тратить зря, необходимо поглощать все, что оплачено, и, как только стемнело и на грязноватых улицах зажглись электрические огни, вышел в город. Восток!

Ну, чего город описывать, когда все там по кино и телевидению известно: набережная и магазины. Ну, магазины и магазинчики с разным для туристов говнецом. Этакое Сочи, но в восточно-мусульманском варианте. Фальшивое золотишко, маечки, полотенца, средства от и для загара – чухня. Толпа отдыхающих кто в чем: длинные юбки, короткие шорты, иногда на девушках и широкоформатных дамах только трусики, похожие на штаники, и бюстгальтеры с плотной синтетической прокладкой. Грудь – при такой имитации – закачаешься. Есть, конечно, и мужчины, в основном пузатые, с квадратными просторными жопами, молодящиеся – но кто смотрит на мужчин, на этих старых биржевых козлов? Увлекательная и пестрая, если брать в целом, картина.

И здесь, среди этого великолепия и международного запаха дезодорантов, Толик ходил, бродил, с восторгом изучал иностранную жизнь, пока ноги сами не вынесли его к интернациональному бару "Подмосковные вечера", где управлялся его друг Джафар.

На дверях бара, как раз под зеленой, в мусульманский тон, неоновой вывеской – на русском языке и со стилизованным изображением то ли матрешки в платочке, то ли березки в покрывале – прямо на дверях, на русском языке, понятном не только россиянам, но и жителям Белоруссии, Украины, Молдавии и других стран с избыточным и сочным женским населением, висело отпечатанное на принтере объявление: "Требуются для работы официантками девушки. Знание английского языка не обязательно". "Ну, тогда сюда", – решил про себя веселый Толик и смело потянул дверь.

Сразу же в тесноватой комнате с барной, на четырех вертящихся табуретах, стойкой и отсутствием посетителей увидел он Джафара. Ах, здорово, здорово. Как я тебя наколол! А как я тебя наколол! Хе-хе! Ха-ха. Потерлись щеками друг о друга, выражая дружелюбие.

– Нет ли какого-нибудь товара? – спросил Джафар.

– А какого? – спросил Толик.

– Ну, дури какой-нибудь натуральной или синтетической, – ответил Джафар.

"Так я и потащу через границу дурь, чтобы ты мне ее фальшаком отоваривал. Мне что, ее некому в Москве отоварить", – подумал Анатолий, но радостно и с энтузиазмом ответил:

– Ай, ай, как же я не сообразил джагушки прихватить. В следующий раз обязательно привезу. Обязательно. Я ведь не ожидал, что тебя здесь встречу.

Поговорили и перешли к делу. Сразу же устроили смотрины. В соседней комнате сидело несколько девушек славянской внешности, все, как одна блондинки, некоторые только в белых и длинных сапогах из искусственной кожи. Точь-в-точь как видел Толик в разных эротических фильмах, которые продаются на кассетах возле Казанского и Ярославского с Ленинградским вокзалов и в других московских местах.

– Некоторые из них знают английский язык, – сказал Джафар с гордостью.

– Сами учились, по самоучителю Илоны Давыдовой, или с образованием?

– Ты меня, Толик, обижаешь, – сказал Джафар, – многие даже на двух языках говорят, потому что в Москве в институте имени Мориса Тореза преподают по два языка.

– А! – только и мог вымолвить Толик, своим восхищением поддерживая высокую оценку советского, а потом и русского высшего образования, и мельком оглядел соотечественниц и жительниц стран СНГ. Девушки были качественные и молодые. Но, с другой стороны, признав их интеллектуальную и женскую привлекательность, он все же ехал в другую страну за некоторой свежей новизной. Поэтому, выразив поднятием бровей и разведением в стороны своих коротких ручонок восхищение, он, эдак деликатно придвинувшись к Джафару, сказал:

– Если девушки не обидятся, мне на первый раз чего-нибудь восточного, с колоритом.

– Ах, колорит! У тебя, Анатолий, замечательный вкус! Колорит сейчас организуем, пройдем в другую комнату. Но это у нас, как и у вас в России, только за валюту.

– Конечно, конечно, – понимающе сказал Толик и подумал о том, что очень предусмотрительно он Джафару не сообщил, что уже знает о его проделках.

Прошли в соседнюю, за ковровой портьерой, маленькую комнату. И там наконец увидел Анатолий желанное восточное чудо. Всё, как на рисунках в знаменитом дореволюционном издании сказок "Тысяча и одной ночи". "Я расскажу тебе, мой повелитель…" В этой живописной обстановке, среди ковров, на низком диванчике возлежала в шальварах, совсем не прозрачных, в какой-то кофте с шарфом, закрывающим все лицо, некая соблазнительная восточная гурия. Было жарко. Под потолком горел неоновый светильник. Рядом с гурией, как на картинке, стояло блюдо с фруктами и сладостями и, конечно, кальян.

– А почему же девушка тепло одета, как для лесоповала? – спросил Анатолий.

– А так положено, – ответил Джафар, закрывая за собой ковровую завесу, – ее зовут Зулейка.

Привычная светская формулировка "так надо" очень Анатолия успокоила.

Дальше Анатолий и Зулейка начали играть. Анатолий снял с нее легкий башмачок, и Зулейка на ясном и прямом английском, как Илона Давыдова, потребовала с него пять долларов. Анатолий вздохнул и достал египетские фунты. Фунты не очень Зулейке понравились, она их куда-то быстро сунула и приготовила для Анатолия новое требование. Но ведь фунты-то были фальшивые, как и его, Анатолия, доллары. Много Зулейка не просила, полагая, что всяких вещиц и вещей, платочков и шарфиков у нее на теле много. Каждая вещь ведь распаляет мужчину. Но она не предполагала, что Анатолий тоже очень современный и предприимчивый человек. Он удовлетворился туфельками и шальварами. Элегант! Он расположил замечательную, с белым соблазнительным телом (нижняя половина) Зулейку так, как располагал одну из своих партнерш в фильме Феллини "Казанова" знаменитый авантюрист восемнадцатого века. Фильм этот Анатолий видел по телевидению. Анатолию и фильм, и задница Зулейки нравились. Он, трудясь в поте лица, как сказали бы в Москве, в мужской компании, "со свистом", представляя себя героем и авантюристом. И мы не лыком шиты!

Но в какой-то момент в его сознание вошла новая фантазия. Чего же он так все, как шпион и взломщик, тайно? Тем более, что ему вдруг показалось, что его Зулейка, сдавшая ему в аренду соблазнительную часть своего тела, несколько отвлеклась. Ему даже показалось, что она равнодушничает и пересчитывает деньги. Тело было хорошее. Но в сознание его вошел, как уже было сказано, новый герой – это герой фильма Мотыля "Белое солнце пустыни" Федор Сухов. Ох, чего-то главного Мотыль в этой картине не показал! И вот тут-то, как бы даже помимо него, из уст Анатолия Захарова, как клекот из клюва беркута, вырвалось:

– Зулейка, покажи личико.

Повисла секундная смысловая пауза, когда оба партнера, вовлеченные в процесс, не приостанавливали страсть движений, но вот пауза закончилась, и прерывистый голос на совершенно отчетливом русском языке вдруг произнес:

– Чтобы личико посмотреть, не надо фальшивые фунты совать.

"Землячка", – подумал ставший совсем счастливым Толик.

Осталось дописать основное. По завершению сцены из "Тысячи и одной ночи" Джафар попытался было выяснить финансовую сторону утренней сделки и начал что-то говорить о фальшивых долларах. Но ведь московский шофер Анатолий не был бы таксистом, если бы не знал все, переулки и закоулки повсюду.

Может быть, ты, Джафар, хочешь, чтобы я вызвал туристическую полицию? Или ты не знаешь, на чьей она будет стороне? Обмен валюты – это государственная монополия, мой повелитель".

На этом они дружески и расстались. Просто, как Е2 – Е4 Но на этом приключения московского таксиста в Хургаде не закончились.

2. Отдых деловой женщины

Официанта звали Али. Завтрак, белые фарфоровые чашки для чая и кофе, через стекло помазок пальмы, кусок синего, будто неживого моря, с впаянной в него моторной лодкой; но кондиционер создавал отсутствующую за окном прохладу. Это было первое утро после перелета.

Алла сразу определила возраст официанта – двадцать лет, хотя по опыту знала, восточные мужчины выглядят всегда немножко старше своих истинных лет. Алле иногда казалось, что в отелях такого типа подобных мальчиков всегда держат не случайно. Рост 180-182, вес, наверное, не больше шестидесяти пяти килограммов, ни грамма жира, широкие плоские плечи и тончайшая, как у муравья, талия. Такая внешняя бесплотность совсем не предполагала бестелесности. Алла прикинула, каков официант может быть в деле. Хорош, тонкие черты лица, высокие упрямые скулы и тяжелые крепкие руки. Уже не мальчик, но еще и не мужчина. На первый неподробный взгляд, под ремнем у этого мальчика было совсем не пусто.

Почтительно согнулся. Как и все в этом отеле, понимает русскую речь. Арабы вообще схватывают любую речь очень быстро. Алла сказала, что хочет кофе, а не чай. Пока пила кофе и ела кусочек сыра, она оглядела зал ресторана. Официант стоял у служебной тумбы сбоку и перетирал чашки. Определенно ее мальчик был лучший, самый качественный. Алла представила себе, как сама расстегнет ему брючный ремень. Но не надо торопиться. Это мероприятие тоже входит в отдых, и своего она не упустит.

Алле было сорок пять. Она приехала сюда, на египетский курорт, на неделю. Она работала частным нотариусом, то есть владела частной нотариальной конторой, и жизнь у нее была интересной. Жизнь ее состояла из дела и денег. На задворках ее дел находился муж, который занимался нефтью и тоже был увлечен деньгами и невероятными возможностями, которые предоставляла жизнь. Она вовремя и качественно закончила советский вуз. Хорошее образование очень много значит. Предыдущее время с его историей и проблемами казалось ей бредом. Вопросы, для чего надо делать деньги, ни Алла, ни ее муж не ставили, было интересно делать деньги и значиться богатыми и независимыми людьми. Имени мужа приводить не имеет смысла, потому что чуть позже описываемого эпизода, мужа Аллы застрелили. Стреляют очень многих из тех, кто занимается нефтью. Отдыхали они уже много лет порознь. Взрослый сын тоже уже был на периферии их интересов. Когда сын начинал себя совсем плохо вести, они закладывали его в частную дорогую наркологическую клинику.

По привычке быстро и конструктивно мыслить Алла сразу распланировала всю свою весеннюю каникулярную неделю. Она давно уже для себя определила, что отдыхать надо как минимум три раза в год, давать себе передышки, но отдыхать насыщенно. Всю неделю она будет рано вставать и рано ложиться. Утром непременно купаться в море, соли и разные биологически активные вещества впитываются в кожу. Она ни разу не выйдет за территорию отеля, магазины и сувениры – это не ее стихия. В Москве в магазинах есть все, а ради копеечной экономии она не станет трястись по жаре. Один день из шести она потратит на большую экскурсию в Луксор – это знаменитые египетские древности. Два раза, чтобы не прерывать московского цикла, она сходит в сауну, и через день станет посещать спортивный зал. Легкое плаванье на море – само собой разумеется. За неделю, лежа под зонтиком на пляже на легком морском ветерке она прочтет новый модный роман Пелевина, от жизни отставать нельзя. Непременный дневной послеобеденный сон. То, что она подписала и заверила печатями и своей подписью некоторые бумаги, связанные с бизнесом мужа, бумаги эти лучше бы не подписывать и не заверять, потому что за эти подписи могут и убить, она как бы забыла, вернее отложила, как мы откладываем какие-то продукты в холодильник или один из ящиков кухонного гарнитура, она отложила эти сомнения куда-то в уголок своего сознания. Будет, что будет.

Этого стройного мужественного мальчика она хотела бы получать каждый день где-то после обеда, точнее скорее перед ужином. Она уже знала из опыта, что после обеда официанты убирают со стола и накрывают на стол для ужина. Потом в ресторане наступает пауза. Ничего так не молодит пожилую женщину, как общение с молодым мужчиной. Это хорошо также действует на пищеварение. Лишь бы только этот молодой красавец не был захвачен какой-нибудь другой предприимчивой особой.

В обед Алла опрокинула недопитый стакан пива на скатерть. Она могла бы поклясться, что сделала это случайно. Но клясться ей было не перед кем, с ней за одним столом сидела семья из Узбекистана: молодые он и она и ребенок, девочка лет четырех в розовом платьице, а для Аллы это было ничто. У нее был обычай: за столом на курорте ни с кем не знакомиться и по возможности не разговаривать.

Мокрое пятно стало расползаться, но тут из-за ее плеча появилась загорелая рука Али. Он положил на скатерть салфетку и принялся промокать. Где-то в литературе (очень возможно, что в набоковской Лолите, когда автор описывает госпожу Гейз) Алла встретила выражение "холодная грация". Алле оно понравилось, поскольку было применимо и к ней. Это определение ее воодушевляло. С этой, самой свободной, грацией Алла, ничего не объясняя и не смущаясь, на мгновенье положила свою руку на руку Али. Она почувствовала, как рука официанта дрогнула. Кажется, узбекская семейная пара переглянулась. Но какое это имело значение!

Дальнейшее было делом техники. Она пересидела за столом узбекскую семью и долго пила свой кофе. Потом, когда Али подошел, чтобы забрать посуду, она достала из сумочки и демонстративно положила на стол ключ от своего номера. Ключ был прикреплен к значительной бляхе, на которой стояли цифры. Али посмотрел на клиентку, и тогда Алла на бумажной салфетке губной помадой, не торопясь, вполне отчетливо, как для неграмотного, написала – 17.00. Именно в это время в ресторане наступал перерыв.

Они не пили вина, не было никаких объятий и поцелуев. Мусульманские мужчины, как известно, не целуют в губы и не пьют вина. С точки зрения Аллы, любовь без поцелуя в губы ущербна. Но поцелуи в шею и в грудь были восхитительны. Алла сама расстегнула у Али брючный ремень. Молодость есть молодость. Тело у Али было сухое и быстрое. Он напоминал ящерицу. Когда Али снова оделся, Алла достала из сумочки и дала ему двадцать долларов. Потом подумала и к этой зеленой бумажке присоединила купюру в десять долларов. Слово "баксы" Алла не любила, считая неприличным.

За время ее отпуска они встречались пять раз, кроме того дня, когда состоялась экскурсия в Луксор. Пропустить свидание, так благотворно действующее на гормональную систему, было, конечно, обидно, но культура требовала жертв. После каждой встречи Алла давала Али тридцать долларов, и тот был очень доволен. Али не позволял себе никакой фамильярности или амикошонства. В зале ресторана официант был услужлив и внимателен, в постели несколько суховат. У Али была невеста, и он копил деньги на свадьбу и калым. Али бы, конечно, надо было немножко подкормить дать возможность отоспаться, но благотворительность не была специальностью Аллы. Тем не менее в день расставания она дала ему некие наградные – пятьдесят долларов одной купюрой. Бумажка была новая, и Алла твердо знала, что не фальшивая, потому что всегда меняла деньги в одном и том же пункте обмена валюты. Ее там знали.

Аллу убили утром, когда она подъехала к своей конторе на черном дорогом джипе. Зачем даме ездить на джипе? Из двора на улицу выбежали два киллера в черных масках и принялись палить из револьверов. У джипа были выбиты стекла, но особых повреждений не случилось. Машина, как написано в протоколе, поддавалась восстановлению. Хоронившие Аллу сослуживцы и близкие могли заметить, что весенний тропический загар с покойницы еще не сошел.

3. Новые кроссовки

Утром, еще до завтрака, Геннадий ходил занимать место на пляже. В этом, правда, не было особой нужды, потому что мест хватало всем постояльцам отеля, но, во-первых, по российской привычке хотелось за те же деньги получить что-то в первую очередь и лучше всех, а во-вторых, это было почти единственное время суток, когда Геннадий оставался один, и можно было всласть поглазеть на мир. Утром его жена Галина перед завтраком наводила красоту и по мобильному телефону разговаривала со своей мамой, тещей Геннадия.

Жена Галина была далеко не красавицей, а теща одинокая деловая женщина, торговавшая цветным металлом и владеющая конторой по покупке и продаже недвижимости. Муж у тещи, по слухам, когда-то имелся, а теперь она платила этому алкашу алименты. Дела у тещи шли хорошо. У женщин дела всегда идут лучше, чем у мужчин, потому что у женщин полностью отсутствует жалость, и все они сосредоточены только на бизнесе и деньгах. Правда, дела семейные у таких женщин всегда где-то сбоку, хотя и их они всегда контролируют. Контролировать надо все. Теща и женила Геннадия на Галине. Такие парни, как Геннадий, обычно не пьют, потому что им надо беречь свое здоровье и быстро уходящую молодость.

Геннадий был у тещи Светланы Алексеевны шофером, и она знала, что парень он точный, исполнительный, непьющий и вежливый. Также, как отметила теща, был Геннадий еще и в сексе крепким. Дочке не хотелось подкидывать что-то неопределенное. Светлана Алексеевна в этом смысле, как правило, проверяла всю свою мужскую обслугу на мужскую крепость: охранников и шоферов. Это было негласным условием работы. Так и характер сотрудника становился яснее, и вырабатывался как бы мотив личной преданности. Геннадий испытание прошел.

Когда-то, когда Светлана Алексеевна еще что-то, кроме счетов и договоров, читала, попалась ей на глаза книга про замечательную российскую императрицу Екатерину Великую. Этой модели Светлана Алексеевна и следовала. Надо, правда, сказать, что ее проходящие любимцы не нагличали, держались в тени, боялись своей патронши. Светлана Алексеевна старалась походить на великую императрицу и в этом. Но с Геннадием тем не менее, несмотря на всю ее опытность и знание жизни, Светлана Алексеевна ошиблась.

Геннадий родился и вырос на Украине, в Фастове, маленьком городе в полутора часах от Киева. Он отслужил службу в украинской армии и вернулся домой. В армии он поздоровел, укрепил мускулы и лучше узнал себя. Он был младшим в роте, смугло-румяный, вечно краснеющий хлопец с огромными застенчивыми глазами, который вдобавок обладал отличным уставным почерком. Ротный старшина пристроил его писарем, и Геннадий жил на отшибе в каптерке. Иногда в каптерке же оставался ночевать и немолодой старшина. Старшина был ласковым, кормил писаря сгущенкой, и они заладили друг с другом. Понятно? В дальнейшем Геннадий о старшине Николае Николаевиче никогда плохо не вспоминал. Так уж сложилась жизнь. Геннадий считал, что случившееся – это пройденный этап, так сказать мужской специфический этап армейской службы, но пройденное зацепило.

После армии Геннадий сначала вернулся в Фастов. Пытался работать в охране, потом электромонтером, потом торговал у армянина в палатке, везде платили мало или совсем не платили. Родители тоже были согласны: езжай в Москву, ищи свое счастье.

В Москве у него было несколько связей, одна даже с солидным мужчиной, депутатом Госдумы. Удобно, надежно, экономически выгодно. Потом он устроился шофером к Светлане Алексеевне. Все шло хорошо, спокойно, размеренно. Геннадий и его сменщик Кирилл, тоже молодой парень, но молдаванин, делали всю работу по даче, возили по делам Светлану Алексеевну на шведской дорогой машине "сааб", иногда, по очереди, оставались у нее чинить проводку или просто что-то чинить. В этих случаях, лежа в постели со Светланой Алексеевной, закрыв глаза, Геннадий представлял себе что-нибудь другое. Оказалось, что и это препятствие в молодости преодолимо. Бизнес в стране делали все. Геннадий даже подумывал о том, чтобы скопить денег, баксов, которые хранил у друзей, и купить себе где-нибудь в Южном Бутове однокомнатную квартиру. Сложнее было с пропиской, но ведь можно было, в конце концов, как делали многие, фиктивно жениться. Геннадий даже узнал расценки. Но тут совершенно для себя внезапно он попал в аварию.

Дело было так. Геннадий ночевал где-то у своего старого дружка в Люберцах. Он, конечно, никогда не рискнул бы уехать туда на хозяйской машине, но у дружка был гараж, и машину обычно ставили в гараж. Безопасность была соблюдена… Дружок этот, пожилой армянин, владевший рынком, обычно ничего ему не платил, но каждый раз в нагрудном кармане рубашки Геннадия оказывалось 100 долларов. Копить надо так: рубль к рублю, доллар к доллару. О евро тогда и не слыхали. По московским меркам это было не густо, но и не плохо. В этот раз, выходя из квартиры, Геннадий ощутил на груди сладкое и привычное хрустящее жжение. А дальше все сложилось несчастливо: на кольцевой автодороге самосвал с пьяным шофером снес ему бочину: два крыла на машине и обе двери.

Светлана Алексеевна слушать никаких объяснений не захотела. Геннадию даже показалась, что хозяйка оказалась удовлетворенной ситуацией. Она сказала так: "Разбираться не станем. Машина дорогая. Женишься на Галине, и я по-родственному все забуду. Пропишу в Москве, получишь гражданство. Ты Галине нравишься". На свадьбу теща подарила молодоженам квартиру и машину. Свой старый отремонтированный "сааб".

Может быть, все случилось к лучшему? Многое в жизни Геннадия не изменилось. По-прежнему он раз в неделю оставался у тещи что-нибудь чинить, отвозил ее на работу на машине и привозил с работы. А потом ехал домой к Галине, с которой зажил вполне счастливо. Машина, на которой он теперь возил тещу, была другой – "volvo". Вот только времени стало много меньше, но иногда все же получалось оторваться. Душа требовала. Геннадий гадал: что это – его испорченность или какая-то таинственная потребность?

Раз в год Геннадий ездил с женой отдыхать за границу. Особенно он любил Анталью и Хургаду. Ему нравилось синее море, тепло, обилие фруктов и овощей, напоминавшие о его любимой Украине, а также ему нравились мусульмане – спокойный некрикливый и горячий народ. Здесь тоже всегда была возможность оттянуться и уйти от цепкого взгляда жены. Поводы он изобретал разнообразные. Можно было забыть на пляже полотенце и после ужина пойти его поискать. На пляже, правда, никогда и ничего не пропадало. Можно было сходить поменять деньги или вызваться пойти за территорию отеля купить фруктов у уличных торговцев. А уже что он, Геннадий, успеет, то и успеет. Одним из таких поводов стал и утренний поход к морю, чтобы занять лучшие места на пляже.

Предполагалось, что таким, очень удобным и комфортабельным, является полотняный грибок почти на самом краю пляжа, у кромки воды. Место действительно было неплохое, и весь пляж как на ладони, и можно было пронаблюдать разные фигуры, когда отдыхающие грузились на катера, чтобы ехать смотреть коралловые рифы или удить рыбу. Услуги и развлечения эти, разумеется, были платные. Очень интересно было также проходить туда и обратно через весь пляж, когда Галина посылала его за мороженым или холодной кока-колой. Сладкая прогулка. Какой иногда божественной красоты были молодые тела. Иногда и Геннадий ловил на себе восхищенные взгляды. Смотрели и женщины и мужчины.

В утреннем походе был и еще один смысл. Геннадий спускался по наружной лестнице, шел мимо огромного, в два яруса, бассейна с пресной водой во дворе, мимо клуба подводного плавания, танцплощадки и выходил на пляж, как раз к тому месту, где днем какой-то араб-умелец за прилавком резал и продавал из дерева фигурки. Отсюда все пространство становилось отлично видным, и можно было контролировать весь обзор.

Геннадий шел по двору и свой шаг соизмерял с тем моментом, когда из двери прачечной, расположенной под бассейном, выйдет мальчик лет шестнадцати, который раздает на пляже купальные полотенца. Полотенца раздавались всем постояльцам отеля бесплатно. По одному. Мальчик обычно Геннадию выдавал сразу два полотенца, а то и три. Геннадий выкладывал эти полотенца на лежаки под грибок – места заняты. В первый же день Геннадий дал этому египетскому мальчику три египетских фунта, это что-то около одного американского доллара. Теща всегда говорила, что прислуге надо давать чаевые не в конце пребывания, а в самом начале, чтобы она знала, за что служит. В тот раз мальчик понимающе улыбнулся. На следующий день они поздоровались за руку. И Геннадий, и мальчик всегда следили, чтобы никто особенно не глазел, как они здороваются за руку: постоялец-европеец и мальчик-слуга.

Итак, по утрам Геннадий наблюдал, как мальчик несет на плече стопу полотенец. Стопа в высоту казалась почти такого же размера, как он сам. Это было захватывающе красиво. Будто бы мальчик, как канатный плясун, шел по натянутой проволоке. Выгиб спины, покрытой мелкими бисеринками пота, прямая шея и покачивающаяся при каждом шаге стопка небесно-голубых полотенец. А если мальчик споткнется?

Мальчик, провожаемый взглядом, доходил до своего прилавка возле душевых кабинок. Слава Богу. Здесь он целый день, стоя на жаре в белых форменных шортах и кительке с позолоченными пуговицами, выдавал отдыхающим полотенца. Тут-то, выждав паузу, чтобы мальчик отдышался, подходил Геннадий и протягивал руку. Мальчик первому выдавал ему два полотенца, еще прохладных и чуть влажных после ночной стирки, и улыбался. Они оба догадывались, что каждый хочет от другого, но мальчик вроде бы боялся. У мальчика уже был некоторый опыт. Ему хотелось новые кроссовки, какую-нибудь нарядную майку и мороженого в "Макдональдсе" на набережной, чтобы походить на беззаботного приезжего европейского мальчика. Беззаботные и праздные мальчики не обязательно европейцы. А что касается того, что хочет этот голубоглазый и ласковый русский, то это ведь недолго, и природное недоумение можно перетерпеть. Но все это были только головные размышления.

Вечерами Геннадий сидел в баре вместе с Галиной, они слушали музыку, и Геннадий тихо напивался, а мальчик перед тем, как уйти домой, в темную нору, называемую домом, пересчитывал и сдавал в прачечную полотенца. Геннадию было мучительно все это время сознавать, что мальчик находится где-то почти рядом, но к нему невозможно прикоснуться. А мальчик волновался, что этот белый парень уедет, а кроссовки он так и не получит. У обоих были свои переживания.

Они все-таки встретились накануне дня отъезда Геннадия в Москву. Самолет уходил рано утром. Вещи с вечера уже были упакованы и собраны, и перед сном Геннадий отпросился бросить монетку в море. "Ты брось монетку и за меня,– сказала Галина, – но долго не ходи, ты мастер исчезать вечером надолго." Вот это "долго не ходи" и сидело в сознании Геннадия, когда он встретил мальчика на пляже. Лишний скандал ему был не нужен, особенно в день отъезда, тогда и пяти долларов на пиво не выпросишь, чтобы выпить в аэропорту. В этот день мальчик, оказывается, подменял заболевшего ночного охранника. Пляж был темен, лишь фонари покачивались в олеандрах у душевых кабин. Геннадий протянул мальчику руку для пожатия, и мальчик пожал ее медленно и, как показалось Геннадию, томно, со значением. Тогда Геннадий положил свою руку мальчику на плечо и почувствовал, как все его, Геннадия, тело сотрясает крупная неостановимая дрожь. Мальчик, не сбрасывая с плеча чужой трепещущей руки, вдруг весь напрягся, а потом сделал на редкость пошлый и примитивный для этой возвышенной минуты жест: сложил пальцы щепотью и потер их, будто соля пищу. Жест, на всех языках мира означающий деньги. Трясущимися руками Геннадий достал из заднего кармана джинсов пятидесятидолларовую бумажку и протянул мальчику.

Лицо мальчика было мечтательным и серьезным, когда они обнялись в розовых кустах за сараем лодочной станции. От моря тянуло прохладой, лампочка над входом в сарай болталась, перемещая обзор. Стоя на коленях, Геннадий поднимал взгляд, как бы ожидая, что мальчик посмотрит на него, но глаза того были обращены куда-то в темную даль моря, лишь руки всегда привычно протягивавшие Геннадию полотенца, теперь, как арбуз, сжимали его виски и теребили волосы. Геннадий так и не понял, было ли ему хорошо, и получил ли он за свои деньги то, что хотел. Но наступила какая-то разрядка, так в жаркий день долго что-то копится в природе и вдруг разрешается грозой. И все же жизнь была прекрасна! Отпуск удался, загар покрывает его плечи, спину и ноги, желания осуществились.

Геннадий почти вовремя вернулся к своим собранным чемоданам и к жене. Она уже лежала в постели, и ее лицо блестело от ночного крема. Он как бы приплыл в свою собственную пристань. В душе у Геннадия даже шевельнулось чувство раскаяния. Всё, в последний раз! Вот ведь удивительно, женился по расчету, а живет, кажется, по любви. Их ночь была полной, влажной и мучительно прекрасной. Так и надо жить, пока они оба молоды, а выспаться можно и в самолете.

Но Геннадий не знал, что обаятельный арабский мальчик за несколько дней до этого таким же образом встретился с замечательным средних лет русским джентльменом. На шее этого джентльмена бугрилась золотая цепь, на которую вполне можно было прицепить люстру в холле гостиницы. Джентльмен заплатил за полученное удовольствие крупную сумму – сто долларов, и мальчик был очень доволен этой свалившейся на него внезапной удачей. Джентльмен с размахом доживал жизнь. Ему уже довольно давно был диагностирован иммунный дефицит. Мальчик обо всем этом тоже, естественно, не знал.

4.Очень молодой будущий лидер

От острого взгляда двадцатипятилетнего провинциала Стасика, конечно, не ускользнул пошлый романчик, который его соотечественница нотариус Алла завела с местным официантом, и он уже три дня следил за теми из новых русских, которые пускали слюни на развратного мальчишку, раздающего на пляже полотенца. Он знал почти всех. Энергичный Стасик еще в Москве, при посадке в самолет в Шереметьево, постарался перезнакомиться со всеми своими попутчиками, кто летел в Хургаду, в отель "Сказки Шехерезады". Стасик знал о свиданиях Аллы с этим самым смугло-шоколадным Али еще и потому, что жил в номере рядом. Специально он, как благородный человек, ничего не выглядывал. Но если перегнуться через стенку, разделяющую два балкона – его и этой слабой на передок дамочки, можно было многое увидеть.

А сколько можно увидеть, если запастись биноклем и пошарить по окнам корпуса напротив! Боже мой, на ком только женятся нефтяные магнаты. Вообще многое можно узнать и услышать, если регулярно прогуливаться по коридорам отеля, заселенного почти сплошь русскими, заглядывать в парк и рецепцию, где русские нелегально меняют у портье деньги и собачатся с ним же по поводу счетов. Ах, как новые русские не хотят платить за телефонные переговоры, прачечную и по счетам!

И в тени лодочного сарая, когда вон тот добропорядочный мужчина, не отходящий весь день от своей вполне представительной и молодой жены, вдруг начал терзать арапчонка, он, Стасик, тоже присутствовал. Он также может рассказать о том, зачем приехала в Хургаду эта скромная блондинка Ксения, вечно читающая, не поднимая глаз, французские и английские романы на пляже и даже за едой в ресторане. Ох, эта скромница! Но Стасик знает, какого цвета трусики на ней были надеты позавчера!

Кто владеет полнотой информации, тот обладает властью. Пока он все фиксирует в своей записной книжке, имена, проступки, достоверные сведения, возможных свидетелей. Со временем все может пригодиться! Стасик разведчик, представитель молодого поколения и нового будущего! Идущий впереди. Уж кому, как не ему, Стасику, известно, сколько стоит подобная информация. Стасик, облизываясь, представлял, как он появится в приемной нефтяного магната или в нотариальной конторе преуспевающего юриста. Ха! А разве эти дамы и господа свои состояния делали не подобным же экстремальным образом. Главное создать основу, а потом уже можно и зажить добропорядочной буржуазной жизнью.

Стасик был компьютерным гением. Не таким, конечно, как какой-нибудь хакер, взламывающий банковские коды, а нормальным гением, умеющим починить любой компьютер и ответить на любой вопрос о стоимости его комплектующих. Хороший системный оператор! А получилось так: родители Стасика, провинциальные юристы, но тем не менее люди, следящие за любым новым веянием, с раннего детства усадили сына за компьютер. Сначала – играть в компьютерные игры. Здесь как в сказке, когда принцесса укололась веретеном, а потом заснула. Вот так Стасик и просидел за компьютером свои двадцать пять лет.

С большим трудом Стасик окончил среднюю школу, а институт, как известно, гению не нужен. Но даже без института Стасик в жизни преуспел и даже на нескольких фронтах. Во-первых, он организовал в своем любимом провинциальном городе компьютерную фирму, которая стала торговать компьютерами: в Москве покупаем, в провинции продаем! Во-вторых, вступил в какое-то общество в поддержку правительства. Правительство любит, чтобы его поддерживали молодые люди. Наше, так сказать, будущее. В обществе этом он стал лидером, молодым лидером. Согласимся, это почетно. А что надо для лидера? Говорить, складывать слова, повторять общие мысли, иметь обо всем суждение. У них, в молодом обществе, предполагали, что надо только подождать какое-то время, когда все старики, которые сейчас находятся у кормила, уйдут, подохнут, а когда места освободятся, они, молодые лидеры, тут как тут. Но пока свободных мест не было, Стасик и его товарищи работали над собой и изучали все нюансы политической борьбы и расстановку сил. Делами, как сейчас говорят, бизнесом они тоже занимались. Бизнес и привел Стасика на египетский курорт.

Стасик монтировал оборудование в офисе туристической фирмы, фирма и расплатилась с ним путевкой в Хургаду. Долларами, конечно, было бы лучше, но, поразмышляв, Стасик согласился. Карьеру можно делать везде и он должен быть всегда готов к своей миссии стать руководителем.

Чтобы народ вести, надо его изучить. Поэтому Стасик с первого же дня своего неожиданного отпуска начал все изучать – и постановку дела в своем отеле, и положение в политике и экономике египетского государства, и, главным образом, своих соотечественников. Он так этим увлекся, что ему даже не оставалось времени на девушек, поэтому ночами сотрясал койку сухим, без восторгов рукоблудием.

Соотечественники, в основном, были так называемые новые русские, а это, как считал Стасик, в России целый слой. И его обязанность, как молодого лидера, этот слой хорошо знать. Пригодится, когда он станет управлять или государством, или хотя бы регионом. Регион в России – почище любой страны.

Также Стасик, пользуясь случаем, изучал светский образ жизни, ведь жизнь в пятизвездном отеле, ежедневное пользование рестораном – это не чета и жизни, и ресторану в его родном областном городе. Ведь надо знать, как не класть ложки-вилки к разным блюдам, какие бокалы ставить к разным напиткам… Со временем в его собственной жизни будут всякие приемы-фуршеты, и он ко всякому повороту событий должен быть готов.

Стасик был впервые за границей, но и отдых, и бары, и само волшебное побережье Красного моря его не интересовали. Постоянно он был занят своим делом. Конечно, он пару раз выходил на пляж, но там все было неинтересно, а потом Стасик немножко стеснялся своего круглого пузца, которое наработал, сидя за компьютером и попивая пиво. Если пиво все время рекламируют, значит, его надо пить, чтобы слиться с народом. Еще Стасику надо было бы купить какие-нибудь модные плавки, но за исключением английских терминов, упоминающихся в его компьютерном деле, простых английских слов он не знал.

Прокололся Стасик на седьмой день своего пребывания в "Сказках" на прелестном и веселом пареньке, своем ровеснике.

Этим молодым человеком Стасик даже восхищался и ничего плохого сделать ему не хотел, наблюдал за ним скорее из прямого любопытства и восторга. Они летели рядом, кресло в кресло в самолете, и попутчик представился очень просто, снабдив это наивной и обаятельнейшей улыбкой: "Меня зовут Саня". Так улыбаются только американские киноактеры, но у них, по всеобщему мнению, все зубы трансплантированные, фарфоровые, вставные.

В их ряду летел еще один парень, но тот с соседями не общался. Только зыркнет и закроет глаза, как сова. Потом выяснилось, кто это такой. Стасик знал, что в соответствии с сегодняшними правилами расспрашивать человека нельзя. Это раньше, говорят, было хорошо, и вопросы задавали новым знакомым запросто. "Кем работаете?" "Сколько получаете?". Должностей у простого народа было немного, и ответы были однообразные: "Инженер", "Учитель", "Газосварщик", "Шахтер". Упрощенными были и ответы. Все знали, что самые богатые люди были шахтеры, они получали больше всех. Раньше все представляли, сколько получает директор завода, а кто теперь ведает, что стоит за прелестным словом "менеджер"?

Стасик в ответ на Санино представление сказал, как его зовут и, чтобы придать себе веса и значения, определил, поднаврав, и должность: менеджер по развитию прогрессивных компьютерных технологий и новейшего поколения видеотехники. "Видеотехника – это телевизор?" – спросил Саня. "В общем, да. Это когда ставят незаметные видеокамеры, чтобы наблюдать за посетителями и сотрудниками". – "Интересно, – сказал Саня. – Значит, если секретарша, пока она одна, почешет под лифчиком, то боссу будет все видно?" – "Что-то в этом духе", – ответил Стасик и хотел для поддержания знакомства продолжить беседу, но Саня уже заказывал проходящей мимо стюардессе какой-то коньяк по немыслимой цене. Тут Стасик сразу понял, что он ему не товарищ. А потом выяснилось, что Саня все время ходит с угрюмым и молчаливым парнем, наверное, охранником, тем самым, который сидел в одном с ними ряду.

Саня, как и Стасик, редко бывал на берегу, разве только утром поплавать, чтобы освежить, видимо хворавшую с вечера, голову. Нечего особенно жариться на солнце, это вредно, и в прохладном отеле развлечений было достаточно. Жизнь – как кино, только наблюдай. Иногда сразу после обеда Саня спал на лежачке под полотняным в белую и голубую полоску зонтом. Иногда играл в волейбол с такими же, как он, сильными и спортивного вида ребятами. Молчаливый парень из самолета всегда находился где-то рядом. Сразу было видно, что публика эта всегда питалась хорошо.

Основное время Саня проводил в барах отеля, сидел в вестибюле или где-нибудь на открытой террасе в окружении молодых и красивых девушек. Девушки были похожи на цветы. Саня всех всегда угощал. Один раз он угостил и Стасика пивом в нижнем "Артистическом" баре. Когда Саня протягивал официанту карточку, Стасик заметил у него на запястье часы "Паша-Картье" с сапфировым чехлом, закрывающим головку завода. "Вот это да, – подумал Стасик, – эти часы стоят не менее пяти тысяч долларов". Он хотел попросить Саню снять часы и показать ему, но постеснялся.

А потом все было, как в кино. Он, Стасик, стоял в олеандровых кустах возле лодочного сарая, откуда наблюдал инцидент, произошедший у мальчишки-араба, раздающего полотенца, с тем русским, который ухлестывал за арабчонком с самого первого дня их пребывания в "Сказке". Потом эти двое ушли, и на это место пришла новая пара. Стасик уже много чего увидел из этих олеандровых, несколько зассаных кустов за последние дни. Будто в целом парке не было более укромного места для того, чтобы обделывать разные скользкие делишки, как возле лодочного сарая.

На этот раз это был обаяшка Саня. И он туда же! Его белозубая улыбка полоснула южную ночь, подсвеченную редким фонарем. Не успел Саня поднести к глазам свои замечательные часы, как появился партнер – давний официант из бара. Вот это да! Вот это тихушник! Как замаскировался этот натурал! Стасик приготовился к свежему сексуальному спектаклю и уже почувствовал, как в трусах у него все немножко вспухло, но тут обнаружил, что здесь что-то не так. В руках у Сани была пляжная сумка. Саня передал сумку официанту. Официант чуть помедлил, будто прислушиваясь к плеску моря и доносившейся издалека музыке, помял пакет рукой и достал из кармана джинсов небольшой, но очень характерный сверток. "Деньги. Доллары!", – с удовольствием отметил Стасик и, зачарованный, не пошевелился. В обмен на наркотики, – осенила вторая догадка. Ему стало жарко, и от волнения он сделал легкое движение.

Тут-то на него и обрушился тяжелый удар. Дальше мысли потекли как в ускоренной киносъемке, без всяких синтаксических препон и указателей: значит кто-то в это самое время когда он смаковал сцену незаметно подошел чтобы страховать передачу наркотиков наверное египетская полиция должен же быть у них какой-нибудь отдел по борьбе с распространением наркотиков это ведь мусульманская еще не тронутая европейским развратом страна!

Лидер, он всегда и при всех обстоятельствах лидер и думает всегда политически. Последнее, что услышал Стасик, прежде чем погрузиться в долгое, без просветов, небытие, было отчетливо сказанное по-русски: " Запомнишь, гондон многоразовый!" Как же он не увидел здесь же, в кустах, молчаливого спутника обаятельного наркоторговца?

Бойтесь бизнесменов, путешествующих с охранником более эффективного, чем у вас, сыскного таланта.

5. Невеста лица кавказской национальности

Есть мгновенья, когда женщина, чтобы выйти из нервного срыва, должна остаться одна. Без близких и советчиков, без телефона, без подружек. Со всем надо справиться самой. А лучше всего уехать подальше от места, где случилась неприятность. Расстояние лечит, а путешествия продлевают жизнь. Вот Ксения, молодой литератор и переводчица, и уехала, взяла за шестьсот долларов путевку в турагентстве на Тверском бульваре, махнула чартерным рейсом вместе с другими туристами и туристками на зарубежный юг. Самотерапия, купания, шлифовка организма.

Пальмы, синее море, льняные простыни в номере, которые меняют каждый день. Мальчик-бой раскладывает ее расчески на туалетном столике, застилает постель и выносит контейнер с мусором. Несколько все ново, но не хуже, знаете ли, чем в Сочи, хотя там, в резиденции Бочаров ручей отдыхает президент.

Утром в ресторане из четырех половинок грейпфрута она сама надавливает себе стакан сока. Удар витаминов – и организм раскручивается. Затем кофе и яйцо всмятку. В обед что-нибудь легкое, а после ужина она самостоятельно в номере заваривает себе облегчающий чай "роял", что означает "король". Чтобы у женщины в порядке были кожа и цвет лица, желудок и кишечник надо держать в порядке. Использованные пакетики из-под чая Ксения бросает в урну-контейнер в туалетной комнате, туда же отправляются и гигиенические салфетки.

Вся обслуга в отеле мужская. Ксении интересно, как они на нее пялятся. Есть парни видные, смуглые черноволосые ребята в ее вкусе. Но – "ни-ни", – это не ее контингент. Но пялятся на Ксению не только они. Иногда Ксении кажется, что в отеле слишком много русских. Ах, эти пузатые русские мужики и их разварные жены. Все говорят, генетическая предопределенность! Жрать надо меньше. Но с недавних пор Ксения все же предпочитает русских мужчин. С ними проще, они бесхитростнее и надежнее.

Сейчас Ксения на мужиков почти не смотрит, она отдыхает от своей трудной и напряженной московской жизни, но, если, конечно, появится что-нибудь стоящее. Только в этом случае. Квалификацию терять не следует. Что женщина без мужчины? Он, мужчина – создатель материальных ценностей в жизни. От него идут материальные блага. Теперь она твердо знает: поток этих благ всегда должен быть узаконен, т.е. документально гарантирован.

Несколько дней назад, сразу же после приезда, ее пытался взять штурмом один замечательный, спортивного вида парень, русский, сотрудник администрации президента (потом, правда, оказалось, что из президентской охраны). Хороший, интересный человек. Возникло магическое влечение. Бар, прогулка под луной, но она прямо этому торопыге сказала, когда тот стал приставать к ней возле лодочного сарая, что ничего подобного в таких условиях не делает. Она не какая-нибудь подзаборная, но тем не менее…

Никакой, конечно, страсти или порыва: любой шанс, который дает судьба, не должен быть упущен. Все произошло несколько позднее, но в тот же вечер у нее в номере. Удовольствие надо получать в цивильных условиях. Обменялись телефонами. Обручального кольца на руке у этого парня не было, значит, возможны варианты. То, что парень завтра утром уезжает, тоже неплохо. А она остается еще на три дня. Самое главное в жизни – стабильность. Она аккуратно занесла в записную книжку не только телефон этого внезапного ухажера, но день и час их соития. Запасной вариант. Но разве нет здесь больше хорошего, добротного и богатого русского соотечественника?

План у нее, когда она выходила замуж, был тонкий, изысканный. Им наградила ее одна из подруг, заканчивавшая вместе с ней институт: надо выйти замуж за достаточно богатого и обеспеченного мужчину и заиметь от него ребенка. Жить потом со старым и нелюбимым мужем не обязательно. Но на ребенка можно будет востребовать по суду огромные алименты. Особенно если отец – директор нефтяной компании или банкир. Можно, конечно, подцепить и молодого, но удачливого, как повезет. Ах, эти начитавшиеся Бальзака дурочки! Жизнь предлагает другие сюжеты.

Ксения в свое время замечательный план своего обустройства осуществила. Изучение литературы, иностранные языки, знакомство с романами Павича и Кортасара не ослабляют материальную хватку. Но в случае с Ксенией возникла одна досадная заминка. Как, оказывается, необходимо все делать до конца предельно тщательно! Разыскала она себе одного подходящего молодящегося балбеса кавказской национальности. Он не был, к сожалению, директором нефтяной компании, но владел цепью продовольственных магазинов и палаток. В этом случае не национальность решила дело, а материально=интеллектуальный фактор. Вполне интеллигентный человек, закончивший, кстати, Московский институт международных отношений и обладающий тем не менее деловой предприимчивостью. Это случается с сыновьями бывших секретарей обкомов. А где, собственно, мог найтись первоначальный капитал как не там, в советском безмятежном прошлом? Начальник – или всегда богатый, или всегда бедный. Попал под обаяние культурной девочки, способной поддержать разговор и умеющей вести себя в ресторане. Другие богатые лица кавказской национальности, встречая где-нибудь этого замечательного Рафика с Ксенией, театрально, глядя на нее, целовали себе кончики пальцев, выражая полный восторг. Бутон, персик!

Только женщины знают, что такое ежедневно ложиться в постель с нелюбимым мужчиной. Но брак был оформлен, Ксения оказалась беременной, однако губить свою жизнь, ухаживая за пожилыми кавказскими родственниками мужа и командуя прислугой на даче и в мужниной квартире, она не собиралась. Она – переводчица, почти писательница, современная интеллектуалка. Дело же еще было в том, что беременной она оказалась не совсем от своего Рафика, а от однокурсника, который давно теперь работает на радио Би-би-си. Так, маленький романчик, который она вела параллельно со своими кавказскими изысканиями. Для дела – один роман, для души – другой.

Ушла Ксения от мужа, как сдержанно объясняла любопытствующим и доброжелателям, потому, что не сошлись характерами, оказались разные духовные интересы. Но ушла, естественно, в норковой шубе и с обновленным гардеробом. А сколько раз, пока жениховался, вывозил Рафик свою юную невинную красавицу на заграничные курорты, с ним она даже побывала в незабываемой Флоренции. Мост через Арно, галерея Уффицы, Давид с мощным торсом и крутыми яйцами.

Нет, нет, – и это тоже было просчитано, когда уходила от мужа с еще не родившимся ребенком в чреве, – никаких денег, никаких возмещений ей, Ксении, не надо. Не надо пока. Моральные преимущества рано или позно перерастут в денежное выражение. Она заранее представляла судебный процесс. Молодая бескорыстная дама и кавказский совратитель. Ксения слишком хорошо знает своего немолодого Рафика. Комплекс ребенка в нем будет расти и развиваться. Вот он уже просит о свидании, вот он уже подает в суд на разрешение видеться с сыночком. Дудки! Этого ребеночка она никогда ему не покажет.

Ксения пользуется не только советами своих хорошо знающих жизнь подруг-интеллектуалок, но и одного молодого и очень симпатичного юриста. Вот что значит при разводе устроить хорошую сцену с криком и мордобитьем. Синяки быстро сходят, но она успела обзавестись справкой о побоях в травмопункте. Обжегшись на молоденькой русской красавице, Рафик теперь будет жениться на какой-нибудь своей тяжелой восточной княжне. А без официального развода, который Ксения так просто, то есть даром, никогда не даст, ни о какой женитьбе и речи быть не может! А Рафику нужен наследник! В крайнем случае – наследница! Наследница уже есть. Рафику нужно продолжение рода, чтобы кому-то передать свою палаточно-торговую империю.

Пока она себе зарабатывает на шпильки-булавки, молодой юрист, как в прежние времена, на своих процессах зарабатывает на их совместную жизнь. Но они оба предвкушают тот, сначала единовременный, а потом ежемесячный куш, который отвалит бывший муж. А он уже просит развода. В век рынка все имеет свою цену. Пока через посредника называются условия. Ребенок с матерью должен жить в трехкомнатной квартире: комната матери, детская, классная. Эту квартиру, и непременно в центре, папочка должен купить. Ребенку нужно положить содержание в 2 тысячи долларов в месяц и как минимум 2 тысячи в месяц необходимо содержание для матери, т.е. для Ксении, которая будет ребенка до 18 лет лелеять. Оторопелый папочка, казалось бы, находит ход: тысячу долларов в месяц и никакой квартиры. Иначе – суд, и по бумагам бухгалтерии папочкиной империи бывшая жена больше тысячи рублей в месяц алиментов не получит. Но это только папочке кажется, что ход он нашел. Ксения через того же посредника намекает, что она девочка наблюдательная и знает истинные доходы отца своего ребенка, она поможет налоговой инспекции и налоговой полиции навести порядок в его бухгалтерии. И она действительно, и в браке, и до брака не зевала и живо всем интересовалась. Она даже пыталась себя представить в виде эдакой молодой госпожи Вассы Железновой.

Наконец-то когда ее Рафик подал заявление в суд на развод, немолодой адвокат вчинил встречный иск о взыскании алиментов. Может быть, муж думал, что она женщина бескорыстная? Адвокаты шныряли туда-сюда, искали компромисс. До судебного разбирательства, была уверена Ксения, дело не дойдет. Он даст ей деньги, а она ему – развод. Можно даже все сразу, тогда она могла бы подумать, чтобы уехать из России поближе к объекту свой литературы. Ксения готова была даже снизить уровень своих запросов. А какой рынок без торга? Пару раз сорвать заседание суда, заболеть, не явиться, и все будет как надо. Время работает не на Рафика, а против. Ударом для Ксении оказалось "требование" истца провести генетическую экспертизу о признании или непризнании его отцовства. Вот тебе и встречный иск! Это был сокрушительный удар. Что могла здесь сделать Ксения? Лишь прокричать, что она не даст мучить своего ребенка, она больше не хочет слышать об этом кавказском негодяе. А что делают женщины на грани нервного срыва? Они уезжают путешествовать. Отдыхать и готовить новые каверзы.

Накануне отъезда домой для терпеливой Ксении засветила некоторая удача. Кто ищет, тот всегда найдет. По случаю окончания отпуска она засиделась в баре, была в готовности поддержать беседу на родном и на трех иностранных языках. Но к ней никто не подошел, никто не заговорил. Ни из русских, ни из иностранных. Зато когда в двенадцатом часу ночи она направлялась в свой номер, то увидела, как по галерее навстречу ей в ослепительном свете электролампочек двигается высокий мужчина в пиджаке приблизительно 56 размера (размер костюма матерого банкира или нефтепромышленника). Оба двигавшихся встречным курсом корабля были хорошо оснащены и во всеоружии потребности общения, и поэтому не могли спокойно разминуться. Алкоголь, он берет свое, даже если это легонькие коктейлики и пиво.

Что-то, подобное конечно же искала Ксения, которой было обидно не получить хоть какой-то компенсации за пропавший впустую вечер, но совершенно определенно нечто подобное разыскивал, бродя по коридорам, и этот пьяный бегемот. Что же тогда взыграло в нашей, в принципе бескорыстной, Ксении? Какая такая засвербила в ней перверсия? Что за нравственный маскарад? Или это от отчаяния и одиночества? Посмотрели друг на друга взглядом, не оставлявшим никаких сомнений. Взгляд, как кислота с медом. На чистом русском языке он сказала, что готов на все ради такой женщины, но только здесь и сейчас, немедленно. А она ответила, что женщина она интеллигентная и занятая и поэтому тоже готова на все здесь и сейчас, но только не в коридоре, а в своем номере, на этом же этаже, и лишь за триста долларов. Капитализм – все услуги должны быть оплачены!

– Какие здесь проблемы? – ответил обаятельный бегемот и потер красную шею.

Времени вся процедура много у них не заняла. Десять минут на душ и поцелуи, во время которых Ксения старалась избегать вредных и негигиенических излишеств, и двадцать изматывающих минут на борьбу с выпившим, но еще крепким пожилым мужчиной. Но на все есть своя техника. И это наконец было закончено. Потом сразу погрустневший и заторопившийся 56-й размер долго копался в своем пухлом бумажнике и сказал, что трехсот долларов у него сейчас не нашлось, а лишь, в соответствии с местной таксой, сто пятьдесят.

–Ладно, – сказала отрешенно Ксения, – пусть будет сто пятьдесят, они тоже с неба не падают. Остальными можешь подавиться.

Тем не менее и оставшиеся сто пятьдесят, да еще с неким приварком, она впоследствии получит.

Утром Ксения выкатила свой довольно изящный чемодан на колесиках в вестибюль, где уже собралась готовящаяся к поездке автобусом в аэропорт все та же российская чартерная публика.

Ба! Знакомые все лица. Горы чемоданов, загоревшие и поздоровевшие люди с остаточным блеском легкомыслия и независимости в глазах. Отпуска кончаются, надвигаются заботы. В Москву, в Москву!

Но кого же первым делом Ксения в вестибюле встретила? А уже совершенно вытрезвишегося, вымытого и благообразного давнего мужчину 56-го размера. Какие вокруг него роскошные чемоданы, какое обильное семейство! Этот джентльмен путешествует с женою, взрослыми и еще невзрослыми детьми, внуками, престарелой бабушкой и гувернанткой. А не нефтяной ли это магнат ее, Ксении, мечты?

При виде этого святого, пахнущего детскими пеленками и нефтью семейства Ксения вдруг развеселилась. Выбрав подходящий момент, она подошла, сверкая улыбкой, к своему вчерашнему ухажеру. Молодая, уверенная в себе дама, по виду процветающий менеджер столичной компании или юрист.

–Дорогой сэр, сударь, со вчерашнего вечера вы остались мне должны сто пятьдесят долларов. И если вы сейчас мне их не вернете, я устрою прямо здесь и сейчас такой грандиозный скандал…

В этой замечательной фразе для искушенного уха слышалась знаменитая реплика из "Стакана воды" Скриба. Ее бросила герцогиня Мальборо своему кузену-врагу: "Если эта статейка появится в сегодняшних газетах, то завтрашние газеты объявят о том, что ее доблестный сочинитель сер Генри Сен-Джон находится в Тауэре, где и сочиняет статьи о том, как делать долги". Вот что значит получить хорошее базовое образование!

–Что вы, что вы, милочка, – самым корректным образом, улыбаясь грустной улыбкой собаки, сказал глава семьи и немедленно вытащил из кармана свой неутомимый бумажник. – У меня просто вчера вечером не нашлось подходящей купюры. Спасибо вам за понимание, услугу и до новых радостных встреч.

Всю дорогу до Москвы Ксения летела в прекрасном настроении. Жаль, что воздушная дорога и отдых на море оказались столь краткосрочными. А не обернется ли похожим счастливым исходом и её тяжба с Рафиком? Разве не сможет она, с помощью своего милого крючкотвора – юриста, выдумать – и, главное, осуществить! – какую-нибудь каверзу?

6. Следователь, справедливость и последствия

Егор Семенович Орлов, которого все чуть ли не со школы звали Семенычем, прилетел на отдых к вечно теплому Красному морю, так же как и переводчица художественной литературы Ксения, после изнурительного стресса. Ему тоже нужна была релаксация.

Семенычу было лет 25, и он работал следователем в одном из подмосковных городков, то ли возле самой Москвы, то ли возле Ногинска. Работой он дорожил и о такой работе долго мечтал. Во-первых, ему не чужда была справедливость, а во-вторых, не казались лишними и те преимущества, которые эта ответственная работа давала. Например, говорили, что много можно получить за закрытие уголовного дела, если только действовать с умом. Уголовка – она для многих кормилица.

Сам Семеныч понимал, что дорогого стоит и его пристальный взгляд профессионала, и умение кое-что не замечать. Но в его возрасте, понимал Семеныч, что-то замечать или не замечать надо очень осторожно, не так, как может это делать районный прокурор или начальник милиции. Эти уже свой опыт приобрели и жизненный капитал скопили, им можно уже и на пенсию, покупать виллу где-нибудь в Испании или на Южном берегу Крыма. У Семеныча же денег на виллу пока нет, ему надо свой опыт и квалификацию копить, делать карьеру. Молодым ведь везде и всегда дорога. Ну почему бы, например, не помечтать о должности генерального прокурора или хотя бы о работе в аппарате генерального прокурора. Разве не в каждом ранце солдата лежит себе полеживает жезл маршала? Что ни день кого-нибудь из этого аппарата показывают по телевизору – то самого генерального прокурора, то кого-нибудь из его следователей по особо важным делам – ах, ах, эти особо важные дела! Какая вокруг них валюта, и какие вокруг них возможности!

Уголовное дело, которое вдруг потребовало от Семеныча срочной релаксации, поначалу показалось ему очень простым. Убили во дворе продуктового магазина в их небольшом городе молодую бабу, нетрезвую. У бабы был муж – парень тоже не старый, характеризуется по месту жительства хорошо, нрав спокойный, мастер на все руки. Оба они, и жена, и муж, из простых семей, без особого образования, немножко пьющие, смотрящие по вечерам телевизор. Кто убил? Вот в этом-то и вопрос. Бомж проходящий. Не первый раз в городе, да и вообще в текущей судебной практике такие истории случались. В пятницу сели молодые муж и жена к телевизору, раскупорили бутылочку водочки, под грибки, под домашнее соление бутылочку эту опростали. Только мало показалось, заспорили, кому бежать в магазин за добавкой. Жена, на бег скорая, босы ножки в мужнины сапоги вставила, во что-то сорванное с вешалки запахнулась и в магазин, благо он через двор, поскакала. Вернусь, дескать, через десять минут. Через десять минут не вернулась, а пьяненького мужа сон сморил, и обнаружил он, что родной жены и его сапог нет, только под утро.

Но утром труп молодой привлекательной женщины со следами насилия и надругательства нашли во дворе того самого магазина. Вызвали милицию, а с ней приехал дежурный следователь, которым оказался по стечению служебных обстоятельств Семеныч. Труп опознали, приехали к мужу, подняли, начали выяснять подробности. Не ревность ли, не какой-либо семейный эксцесс? Женись после этого, после таких страхов, между прочим думает следователь.

Здесь, в доме у пострадавшей, а теперь уже покойной, Семенычу ничего интересного в смысле определения истины и поиска виновного не показалось. Сквозь рыдания мать потерпевшей утверждает: зять из дома не выходил, спал, когда она к ним забегала после программы "Время". Характеристики зятю дает самые лучшие, – жили, дескать, душа в душу. Так кто же убийца, кто не должен уйти от неизбежного наказания? Надо искать, собирать данные, запускать оперативную работу, все как обычно, рутинно.

Тело – в морг, потом на судебно-медицинскую экспертизу, а здесь как раз появилась первая свидетельница, которая, собственно, труп и нашла. Утром-то, когда эта самая, прогуливающая свою собачку, бабушка, нашла труп молодой женщины, та была еще теплой. Правда, теплой, вы не ошибаетесь? Вот это номер! Так значит что, утром ее, выходит, убили, а где же она находилась всю ночь?

Потом обнаружилось, что вроде бы вечером видели, как возле магазина какую-то женщину забирал милицейский газик. А куда отвезли? Какой газик? Почему ни одно отделение милиции не зарегистрировало этой ситуации? Ни одной схожей по описанию молодой женщины в милицию не привозили. Хотя газики и наряды милиции в город выезжали.

Дело закрутилось. Семеныч принялся мечтать о том, что его могут показать в телевизионной передаче "Криминал". Сейчас стало модным показывать по телевидению правду-матку. Похоже, здесь повеселились какие-то молодые отморозки от милиции. В семье не без урода. Это даже было бы, как говорится, "в жилу", если показать беззаконие в недрах правопорядка, в рядах доблестной милиции. Рядовые – это не начальство, а начальство всегда с удовлетворением сдавало младших. Это свидетельствовало о его принципиальности и верности закону. Своих, дескать, не жалко. Семеныч знал, что здесь работают не святые. Он выстроил свою версию, и она даже показалась ему убедительной. Молодые парни заехали, чтобы скоротать вечер за водкой, увидели подвыпившую молодуху, или силой посадили ее в милицейский газик, или пригласили. Такие случаи бывали. Хотели попользоваться. А что же случилось дальше?

Вся эта хитрая версия возникла в уме Семеныча, конечно, не сразу, а некими вспышками, озарениями. Он к ней постепенно подбирался и чувствовал, как вокруг него, пока он работал, образуется какая-то тревожная тишина. Он потребовал списки всех нарядов, которые дежурили в ту ночь. Пауза. Тут его и вызвало на доклад по расследуемому делу должностное лицо, которое могло быть и помощником мэра, и самим мэром, и главой администрации района, и его секретарем, и даже прокурором.

Надо ли в коротком повествовании, которое не есть художественное произведение, а просто некое краткое изложение, рассказывать о всех перипетиях жизненного сюжета? Тем более, что сюжет здесь оказался до боли похожий на литературную подтасовку. Сын ли прокурора, молодой лейтенант, только что выпущенный из училища, был в этом злополучном наряде, который покуражился над молодой женщиной, а когда зашла молодежь слишком далеко и женщина скончалась то ли от того, что не выдержало сердце, то ли потому, что слишком много было влито в нее водки, какое это имеет значение. Может, был другой сын и другого ответственного в районе и городе лица? Сын судьи, племянник мэра, племянник или внук жены мэра. Какое это в нашей стране в наше время имеет значение? Не имеет значение это и для этой истории.

Сам Семеныч уже забыл, выходя из кабинета должностного лица, которое могло быть, как было сказано, и прокурором, что он, Семеныч, собирался досконально проверять один из милицейских нарядов, выезжавший для несения патрульной службы в ту трагическую ночь, который особенно его заинтересовал и вызвал подозрения. Концепция у следователя поменялась. Не было никакого подозрительного наряда, да и вообще, разве по городу ходят только милицейские газики? А воинские газики, крытые в зеленый цвет, из ближайшего гарнизона, а разве службы и патрули Государственной инспекции по безопасности дорожного движения, в упрямом просторечии по-прежнему называемые ГАИшниками, не пользуются машинами той же марки? Здесь искать – не переискать!

Но одновременно в гибком и податливом сознании Семеныча возникла новая версия. Возникла? А кто ее знает, как она возникла, творческий человек идет своими собственными, никому не ведомыми ходами. Но как все же мудро и глубоко заинтересовано в делах подчиненных большое начальство. Как знает оно людей, их психологию, мотивы поведения. Правда, теперь Семеныч уже и сам не ведает, то ли он пришел к выводу, то ли начальство направило его на этот удивительный и плодотворный путь: убийца – муж молодой женщины. Здесь подходили многие варианты. И ревность к какому-то мифическому ухажеру, и пьяная драка, когда женщина из магазина вернулась домой. При необходимости могла быть и ревность к тем, гипотетическим конечно, ребятам милиционерам, в чьей машине эта женщина немножко посидела.

И самое удивительное, что этот тихий муж, этот обаятельный мастер на все руки, которого так яростно, вместо того чтобы обвинять, защищала мать убитой, его теща, сам сознался в содеянном. Но об этом Семеныча распрашивать бы лучше не надо. Сам и сам. Признался и подписал протоколы. Вам подпись и графическую экспертизу предоставить? Каждый знает, что он подписывает. Конечно, все это не так просто. Состоялся психологический поединок между подследственным и следователем, почти так же, как это показывают в кино. В результате этого – чистосердечное признание. И кто-нибудь после этого посмеет утверждать, что признание не царица доказательств!

Вот об этом долго и много думал последнее время Семеныч. Думал так упорно, что сослуживцы начали это замечать. Что-то наш Семеныч стал сдавать! А ему предстоял еще суд, где, конечно, будут ой какие хитроумные адвокаты, которых, продав дачу, наняла теща подсудимого, сумасшедшая религиозная старуха, утверждающая невиновность зятя вопреки фактам. А всем известно, что адвокаты всегда не за правду, а где больше дают. Они, конечно, постараются дискредитировать правосудие и оболгать его представителей. Что им, слугам мамоны, правда и истина?

Завибрировал здесь Семеныч. А чего вибрировать? Ну, потребуют адвокаты эксгумации и повторной экспертизы? Ну, чего они еще потребуют? И стоит ли чего-нибудь бояться? Кого они найдут? Кажется, тот самый условный молодой лейтенант или условный сержант или просто энергичный заводила из того ночного милицейского наряда уже служит где-то далеко, а может быть, и живет в другой стране. А все остальные бедолаги той ночной вылазки поувольнялись или были уволены из милиции. Надо уметь родиться у высокопоставленных родителей. Случайности и закономерности жизни. Ищи теперь ветра в поле. И стоит ли бояться многомесячного, если потребуется, судебного процесса?

Все это Семеныч прекрасно сознавал и прекрасно понимал, но что-то подтачивало его изнутри. Как прав был классик русской литературы М.А Булгаков, когда утверждал, что даже если все щели в дверях и окнах комнат заткнуть тряпками, то жалость все равно протиснется вовнутрь. Жалость? Совесть? Нелепые и старомодные все это слова. Тем не менее Семеныч, как было уже сказано, вибрировал. Может быть, он думал, что даже если этот парень получит пятнадцать лет максимального срока, то когда он эти годы отсидит и вернется, и Семеныч, и этот парень будут оба еще достаточно молоды, и парень вполне может Семеныча убить? Или по другому поводу он нервничал? И тогда кем-то заботливым было решено отправить его отдохнуть. Мальчик на уровне нервного срыва. И деньги на заграничную поездку нашлись, и кто-то из провожавших предусмотрительно положил ему в бумажник несколько сот долларов на мелкие расходы. Или подарил бумажник с этими долларами?

В Хургаде, на курорте, как только прилетел, Семеныч повел себя очень бывалым человеком. Будто он всю свою жизнь ездил по курортам и останавливался в дорогих отелях. Все у него: и номер, и этаж, и вид на море – было, как и положено, люкс. В первый же вечер он напился, а на следующий день записался в клуб ныряльщиков. Это главное, так сказать, специальное, но не самое дешевое удовольствие на Красном море – в гидрокостюме, в ластах и маске, с кислородным аппаратом за спиной спускаться в теплую глубину и наблюдать там разноцветных тропических рыб. Курс на звание такого ныряльщика проходят за несколько часов. Семеныч тоже прошел, и после тренер говорил, что он был очень способным учеником. Тем не менее за два дня до отъезда Семеныч утонул, в маске, ластах, гидрокостюме, с кислородным аппаратом за спиной. Может быть, кольнула его какая-нибудь ядовитая рыба или ударил хвостом электрический скат. Может быть, при погружении он наткнулся на скалу или у него стало плохо с сердцем. А может быть, в теплой и соленой глубине ему что-то померещилось. Вскрытие, которое состоится, когда цинковый гроб с телом перевезут в город по его месту жительству, покажет.

7. Чудесный исцелитель

Тем же чартерным рейсом, что и Ксения, возвращался в Россию другой путешественник – двадцатипятилетний житель южных степей Рамазан Аблоев. Под крылом проносились желтые пески и синие лагуны. Высокие королевские пальмы, как на макете, казались вырезанными из твердой бумаги. Ах, как было хорошо! Но он, Рамазан, постепенно освоит и другие замечательные курорты, где отдыхают за границей русские. Не надо расслабляться, он должен заниматься своим любимым делом всегда. Он возьмет сейчас журнал "Вояж", которым компания бесплатно снабжает пассажиров, и все изучит. Какие открываются замечательные перспективы! Даже более глубокие, нежели в любимом отечестве.

Для людей непосвященных Рамазан был лицом кавказской национальности, потому что его предки, т.е. мать, отец, дедушка и бабушка являлись также лицами кавказской национальности. То ли из кумыков происходила рамазановская родня, то ли из лакцев, в общем, вышли они во время великого переселения народов и строек коммунизма, прославляющих отечество, из недр многонационального, многоязыкого Дагестана, спустились, так сказать, с гор и оказались на жительстве и поселении где-то в Ростовской области, где процветал (ныне развалившийся) совхоз "Гигант" и испокон веков существовали Сальские степи. Потом в силу естественной убыли населения эта кавказская семья сократилась, кто-то умер, кто-то вернулся в родные горы, кто-то вышел замуж, не обошли, как следует из тенденции времени, рамазановских родственников и тюрьмы. От сумы и от тюрьмы не уйдешь. В общем, когда лет семь назад Рамазану надо было возвращаться из армии со срочной службы и выбирать себе местожительство, то ехать вроде было и не к кому. И все же Рамазан взял билет в такой знакомый ему городок во вполне русской степи, где он заканчивал восемь классов и потом в той же школе работал дворником и сантехником.

Теперь дотошный читатель спросит меня, а как же простой сантехник оказался на роскошном курорте? А так! Никаким сантехником в новое время Рамазан, вернувшись из армии, не стал. Недаром в армии он слушал рассказы своих сослуживцев и читал различные газеты самого необыкновенного содержания. Свобода слова! Покрутился Рамазин в своих родных местах на разных поприщах, торговал спиртным в палатке, занимался на машине извозом, работал в совхозе сварщиком, женился на одной замечательной артистке из самодеятельности, которая после скорого развода с ним уехала в Турцию представлять живые картины в барах и ресторанах, потом вместе с цыганами воровал и перегонял скот в Краснодарском крае, торговал оружием и наркотиками, много раз избегая суда и расправы. Любил, как и положено лицу кавказской национальности, Рамазан женщин, и пожилых уже дам, и молоденьких. Надо отметить и дамы его очень любили. Видно, было за что.

В жизненных мытарствах денег никогда у Рамазана настоящих не было, а очень хотелось. Тогда-то и придумал себе Рамазан замечательный бизнес. Он стал чудо лекарем. Человек нашел себя! Вот что значит смотреть телевизор и читать в газете раздел криминальной хроники. В хронику попадают те, кто попался, а он, Рамазан, не попадется!

Очень важно, если человек когда-нибудь чему-нибудь учился, а теперь проявляет сметку и внимание. Рамазан заметил, что русские люди очень любят лечиться и читают в газетах все объявления врачей и советы разных бывалых людей о том, как сохранить здоровье. И Рамазан пошел в районную библиотеку и набрал там много различных книг о том, как пользоваться травами и при каких болезнях эти травы пить. Мудрствовать и переписывать многочисленные рецепты Рамазан не стал, а просто вырвал нужные ему страницы. После этого в ростовские, краснодарские и ставропольские районные газеты, а также в районные газеты Сибири он разослал объявления, что чудодейственный лекарь народными методами лечит все болезни и готов выслать соответственные рекомендации и советы по получению от клиента пятидесяти рублей в почтовом переводе, а также заполненного адресом отправителя конверта с почтовой маркой. Кто же мог ожидать, что люди такие легковерные! Все свои действия Рамазан старался разворачивать подальше от дома, потому что неизвестно, как могло все повернуться. Зачем ему недовольные больные и расследования. Однако дело пошло, были даже благодарственные письма.

На первый раз, для начала, Рамазан воспользовался ксероксом в школьной канцелярии, где сидела одна старая дева его доброжелательница, а потом, когда дело пошло, взял ксерокс на прокат, и наконец купил свой собственный. Работать приходилось много, читать письма, вкладывать в конверты соответствующие рецепты, получать переводы, записывать в тетрадочку, куда и что отсылаешь, чтобы не возникла накладка, ходить на почту и кидать письма в ящик. И письма Рамазан получал не только в своем почтовом отделении, но и во всех окрестных городках, и корреспонденцию отправлял, чтобы не засекли, из разных мест. Зато через эти хлопоты удалось Рамазану купить вскоре небольшой домик на окраине города и неновую машину импортной марки.

Зачем завидовать людскому богатству? Были и в своем городке, где все друг друга знают, у Рамазана различные молодые девушки. Считался он очень завидным женихом. Но предпочитал девушек приезжих, в основном командированных и дачниц. От них меньше шума. А два раза в месяц ездил на своей машине в большой город Ростов, где хорошенько и оттягивался, пожиная сладки плоды на ниве продажного секса. Почему себе надо в чем-то отказывать, пока молодой?

Как-то в Ростове, на одной из частных квартир для посвященных, где по комнатам ходят, привлекая своим платным обликом, почти сплошь обнаженные девушки, Рамазан встретил своего армейского товарища. Товарищ теперь служил в милиции и работал чуть ли не участковым уполномоченным. Вот тот и рассказал Рамазану, что обязательно надо ездить куда-нибудь на курорты в жаркие страны, где отдыхают русские, и там обязательно есть такая категория молодых женщин с маленькими детьми, которых этот товарищ называет "мамочки". Мамочки! Они там отдыхают, купают в море не совсем здоровых детей и томятся. Праздничные женщины, свежие, здоровые и совершенно бесплатные. Как правило, все они замужем за уже очень немолодыми мужьями, которые делают деньги, сидят в офисах в столице или в других больших городах и эти деньги караулят.

И вот теперь, сидя в самолете, Рамазан заново переживал свои приключения. Семь дней и ночей – сем ударов саблей. Но саблей он размахивал только днем, а ночью он спал, шатался по лавкам или пил легкие напитки в баре.

Технология у него была такова. После завтрака он, ни в коей мере не торопясь, дожидался, когда песочек прогреется и все обитатели отеля высыпят на пляж, тогда он медленной походкой – широкие плечи, просторная, подернутая курчавым волосом грудь, узкий таз, мощные ноги, синие плавки, в которых кое-что бугрилось – шел среди купающихся и лежащих на солнце мужчин и женщин, и неизменно располагался возле какой-нибудь одинокой "мамочки" с желтушным младенцем, копающимся в песочке. Орел с вершины горы высмотрел жертву. Рамазан расстилал на соседнем лежаке свое полотенце, а через час уже возился с малышом. Путь к сердцу женщины часто лежит через улыбку ее ребенка. Искупать малыша в море или пару раз подбросить его вверх и поймать, и можно сразу и на всю жизнь стать с ним лучшими друзьями. Но "мамочка" будто с самого начала знала тайный план Рамазана и сама шла ему навстречу. Через час малыша сплавляли в компанию таких же, как и он, золотушных и подзабывших отцовскую ласку ребятишек.

А Рамазан, глядя на шею своей знакомой, говорил, что вот это пигментное пятнышко свидетельствует о плохой работе печени, а некоторая желтизна на глазном яблоке – о перебоях с селезенкой, а вообще надо чуть похудеть, и у него есть замечательный для похудения чай. Ах, как хорошо они проводили время под завистливый взгляд других, ближайших к ним "мамочек". Кто он, Рамазан? Нет, нет, он не занимается ни банковским делом, ни нефтью, он – народный целитель, он маг народной медицины. Он что-то среднее между Джуной и Кашперовским.

Сколько познаний из справочника практического врача и наставлений армейского фельдшера он демонстрировал! Усталая от отдыха мамаша погружалась в прелестный мир новых знаний и впечатлений. Нет, нет, сам он, Рамазан не работает на отдыхе. Зачем ему это? Он вполне самостоятельный и обеспеченный человек. Разве только в порядке исключения. Ну, хорошо, он готов пренебречь своими принципами и показать некоторые приемы самомассажа и даже прислать в из России по почте удивительный из их степных и горных трав, чай, который так хорошо действует на пищеварение и цвет лица! И денег он, конечно, не берет, разве только чтобы помочь старушкам-травницам. Этим носительницам народной мудрости надо помогать, иначе все растечется.

Все дамы очень хотели чай и с купюрой от 50 до 100 долларов на листочке бумаге чертили свой домашний адрес. (К чести Рамазана, надо сказать, что всем он что-то пахучее и полевое все же выслал: сельские бабушки, торгующие этим продуктом, спрысканным одеколоном или жидким медом, уверяли, что их травы от чего-то помогают.)

Каждый день была новая знакомая и новый поворот событий с одинаковым исходом.

Самое любопытное, что сейчас, летя в самолете, возвращаясь к своим домашним делам, к своим конвертам и листовкам, он не помнит лиц своих клиенток. А к чему это? Но он помнит их тела, цвет волос на маленьком треугольничке под животом, форму и вкус соска их грудей, их голоса, когда они выкрикивали в конце свой победный клич страсти. Роскошные и ухоженные женщины. Обычно он приходил к ним после обеда, когда весь отель, кроме самых отважных, погружался в послеобеденный сон. Скрипела осторожная дверь, малыш сладко спал на балконе. Они встречались, чтобы побеседовать о здоровье, но Рамазан сразу клал свою руку на спину, закрытую легким летним халатиком и привлекал "мамочку" к себе. Тише, тише! Это была его испорченная прихоть или его месть мужьям, которые не пустили его в банковский и нефтяной бизнес? Каждую новую свою женщину он брал каким-то особым, жестоким и каждый раз новым способом. Это он и запомнил. Он – король, а она лежит на спине с запрокинутыми до боли глазами и молчит, боясь побеспокоить ребенка, или она на животе, или она стоит на коленях, а он раскачивает свой таран или лежит на спине, и "мамочка" быстро лижет его бедра, живот и все, что положено. Ах, какое чудесное время катилось под нежный рокот волны и посапывание нефтяных наследников.

Тут же, пока еще не остыл жар страсти и не был застегнут зиппер на белых курортных штанах, он деликатно давал знать своей клиентке, что распылять только на нее свой талант он не может, он лишь талантливый лекарь-разовик. То, что случилось, это наваждение, грех ее и его, у нее есть достойная семья, и она должна жить со спокойной совестью, в согласии с собой, воспитывая ребенка и ублажая мужа. Забудем. Чтобы не искушаться, он к ней даже больше не подойдет! Здравствуй – прощай. И каждый день новая, и каждый день один и тот же текст.

Кажется, две или три дамы возвращаются с ним в одном самолете на родину. По крайней мере, он дружески кивнул смутно знакомым женщинам в аэропорту и подмигнул обрадовавшимся от внимания взрослого малышам. Не сговорились бы эти дамы между собой, не побеседовали бы. Впрочем, какой-нибудь самый душистый степной сбор он им обязательно пошлет. Пусть пьют, здоровеют и вспоминают его добрым словом.

Одновременно Рамазан подсчитывал свои неожиданные доходы и думал о том, что бизнес, пожалуй, необходимо переориентировать в сторону больших доходов, удобств и удовольствий. Ему надо извлечь урок из путешествия в Хургаду. Эра аскетизма и нищеты закончилась. Со временем он, конечно, откроет какую-нибудь фармацевтическую фабричку. Сначала маленькую. Что он, Рамазан, хуже Брынцалова?

8. Массажист в новых рыночных отношениях

Дима так и не завершил учебу в медицинском училище. В армию его тоже не забрали, так как его мать была инвалидом, а Дима, получалось, оказывался ее единственным кормильцем. У матери Димы было давление и что-то с головой, потому что всю жизнь она проработала контролером по звуку на фабрике грампластинок. А мы ведь знаем, что именно звучит сейчас на пластинках и кассетах, здесь поневоле сойдешь с ума. Отца Дима не знал, тот был или провинциальный певец, записывавший свою пластинку на фабрике, или администратор провинциального оркестра, который эту запись оплачивал и получал уже готовый товар. Здесь у матери в ее рассказах о Димином отце были разночтения. Но Дима был, кажется, в него: высокий и широкоплечий.

Когда мать еще не болела, Дима окончил среднюю школу в городе Москве и поступил в училище на фельдшера. Там он и овладел на втором курсе искусством лечебного массажа. К этому времени мать уже лежала в больнице, и ей требовалось сбалансированное, значит дорогое, питание и разные медицинские препараты. Дима мог или дежурить у лежачих больных, а это старики – примочки, пролежни и памперсы – или заняться массажем. У него это дело сразу пошло, рука оказалась легкая, он хорошо чувствовал человеческое тело. Только положит ладонь на чужую теплую кожу, уже будто знает, что у человека болит, какая мышца потянута и где надо разогнать кровь. Преподавательница, у которой он проходил практику, здоровая тетка, с руками борца и зычным голосом, была им очень довольна и сказала, что у него талант. Она, когда потребовалось, и нашла ему первого клиента – сравнительно молодую женщину, которая страдала ожирением.

С этой женщиной у Димы никакого романа не было, а только некоторое юношеское возбуждение, роман был со следующей клиенткой. А потом так и пошло, если клиентка желает дополнительных услуг, то Дима никогда и никому не отказывал. Училище пришлось бросить, времени на учебу не оставалось, заработки поглощали время. Дима не отказывал ни богатым женщинам, ни очень богатым мужчинам. Женщины всегда женщины, и некрасивых женщин, как известно, в молодости не бывает. А что касается мужчин, то это ему особенного удовольствия не доставляло, прихоть новых толстосумов. Где они этому научились и к этому привыкли, в лагерях что ли? Деньги давят на мозги. Сам Дима не пил и не курил. Будущее казалось ему в некотором тумане, да он о нем и не задумывался особо, лишь бы прожить сегодняшний день.

Этот самый день у него складывался так: утром хозяйство, готовка, разговоры с матерью, его тихие уговоры не выходить из дома, не открывать дверь и не жечь спичек, а потом приблизительно три сеанса массажа. Иногда это бывало в разных районах Москвы. Одни клиенты брали массаж в середине дня, на работе, где-нибудь в комнате отдыха банка или в сауне при офисе, к другим он ездил на квартиры. Бывали сеансы в семь часов вечера и в одиннадцать, когда клиент возвращался из ресторана или театра. Массажи бывали лечебные, профилактические, оздоровительные. Ездил он на метро и поэтому возвращался почти без сил. Богатые люди платили хорошо, но работа была трудной и нерегулярной. Пока отработаешь такую тушу, семь потов сойдет. Случались простои, но есть было надо, и, когда работа шла, Дима не отказывался ни от четвертого сеанса, ни от пятого. Приезжал домой, футболки и спортивные штаны, в которых работал с клиентами, сразу клал в стиральную машину. Пахло все это едким рабочим потом. Много денег уходило на питание.

Среди его клиентов одним из лучших считался Валентин Несторович Хватунов, то ли владелец, то ли просто директор банка на Поварской. Три или четыре раза в году уже на протяжении нескольких лет Дима проводил ему оздоровительные массажи. Происходило это обычно непосредственно в банке, в комнате отдыха за кабинетом. Там стоял массажный стол, на который Дима клал простынку. Крем и массажные масла он приносил с собой. Расплачивался клиент, как правило, в самом конце. Они садились рядом за стол и столбиком считали: столько-то массажей, столько-то крема, столько-то чистого белья, которое приносил с собою Дима, столько-то времени Дима ждал в приемной, если Валентин Несторович не мог в назначенное время освободиться. Потом шла итоговая за всю работу сумма. Нам чужого не надо, но и своего не отдадим. Этим-то капиталистический рынок и хорош, что все учитывается.

Валентину Несторовичу было уже за шестьдесят, и, чтобы сохранять форму при малоподвижном образе жизни, ему необходимо было за собою следить. Два раза в неделю бассейн, по субботам и воскресеньям длинные прогулки на даче и несколько курсов массажей в год. О врачах, кремлевской поликлинике и швейцарской больнице, если приходилось серьезно лечиться, говорить уже не приходится. Вот почему у подобных людей со здоровьем обычно бывает все в порядке, и живут они дольше простых людей, если, конечно, их безвременно не убивают дорогие килеры.

Валентин Несторович и пригласил Дмитрия поехать с собою в благодатную Хургаду. Он сказал: "Отдохнешь, посмотришь другую страну и, может быть, что-то заработаешь, я поеду с семьей". Короткий разговор и грамотно сделанное предложение. Незадолго перед этим было много работы, Дмитрий получил хорошие деньги, значит, имелось, что оставить матери и на что пригласить недельку-другую пожить у них дальнюю родственницу и закупить двум женщинам продуктов. Про себя Дмитрий подумал: "Неужели я увижу пальмы?" Хлопотать ни о чем было не надо, ни о паспорте, ни о билете – все это Валентин Несторович брал на себя. То есть не сам лично, в банке была целая служба, которая это и делала.

Уже на второй день после приезда Дмитрий пожалел, что так легко согласился. Семья Валентина Несторовича состояла из его жены, тридцатилетней красивой Сони, бухгалтера банка, ее матери, тещи Валентина Несторовича, Иды Петровны, работавшей в банке заведующей хозяйством, девятнадцатилетней сводной сестры Сони, дочери Иды Петровны от другого брака, Лики, которая тоже работала в том же банке учетчицей, самого Валентина Несторовича и его двенадцатилетнего сына Миши. Присосались к деньгам. И все, естественно, были утомлены московской жизнью, и всем был нужен легкий оздоровительный массаж.

Валентин Несторович все просчитал и решил, что ехать на курорт со своим массажистом выгоднее. А потом, сколько шика ехать со своим массажистом!

В обязанности Дмитрия входило: утром занимать место на пляже. Потом будить и водить до завтрака Мишу купаться в море. Это мальчику было нужно для здоровья и чтобы немножко снизить ему вес. Сразу же Дмитрий установил, что взял его Валентин Несторович еще и потому, что одинарные номера в отеле стоили почти как двойные, а при сегодняшнем раскладе банкиру надо было все равно брать три номера. Потом Дима проводил с перерывами на обед, ужин и завтрак, четыре массажа для всей семьи. Делать массажи решили в номере, который Дима делил с Мишей. Дескать Миша же весь день на пляже или на детской площадке. Дима также носил чемоданы при отъезде и приезде, сопровождал дам по магазинам, перетаскивал в тень деревянные или пластмассовые шезлонги, его посылали в бар за минеральной водой и в город за фруктами.

Иногда он успевал искупаться и краем глаза во время работы заглянуть в телевизор, в отеле одна из программ была настроена на русский канал. На море он мог в свободное от работы время глядеть столько, сколько хотел: отель, в котором остановилась семья банкира, был построен таким образом, что окна и лоджии всех номеров выходили на море.

Все три дамы сделали ему прозрачные намеки уже в первый день. Дима немножко растерялся от такой семейной активности, но потом подумал, что это, наверное, подразумевается самим контрактом, так сказать его неофициальной частью. Первой Дима на очередь поставил Иду Петровну. Как сказано, в силу профессии Дима никогда женщинам ни в чем не отказывал. Но у Сонечки все же был рядом муж, а Лика по молодости могла и перетерпеть. Ида Петровна в знак первой благодарности оставила Диме три банана, которые она вынесла в сумочке со шведского стола. Лика уже после второго сеанса стала клясться в вечной любви. Сонечка грустно сказала: "Ах, молодость!" Дима после этой тяжелой работы, вытираясь казенным полотенцем, думал: "Как они, интересно, будут со мною расплачиваться?"

Чартерный рейс, на котором семья банкира и их массажист должны были возвратиться в Москву, сильно опаздывал с прибытием. В аэропорту Хургады скопилось много пассажиров. Ни о каких лавках и скамейках речи идти не могло. Но, к счастью, Ида Петровна – пока Дима подтаскивал к стойке регистрации чемоданы, а Валентин Несторович регистрировал билеты – углядела на втором этаже кафе и быстро сумела занять там столик.

Когда кофе был выпит, съедены какие-то сосиски и булочки и делать дальше совершенно было нечего, как только волноваться и ожидать своего рейса, Валентин Несторович достал свою записную книжку и сказал, обращаясь к Дмитрию:

– А теперь мы можем с тобою посчитать, свести "дебит" с "кредитом".

И дальше он, банкир, стал на бумажной салфетке, почти не заглядывая в записную книжку, строить два столбика цифр. Один из того, что Дима был ему должен. Сюда входила стоимость срочного получения загранпаспорта, виза, аэропортный сбор, плата за путевку, питание, транспорт и проживание в отеле. С другой стороны скромно стояли цифры количества массажей, отпущенных Димой каждому члену семьи, и общая стоимость. Баланс был не в пользу Димы. Дима оставался должен семейству 75 условных единиц, как в знающих цену кругах называли доллар.

Здесь за столом наступила тишина. Даже Миша, который допивал вторую бутылку кока-колы, замолчал. Мальчик, воспитанный в строгости, знал, когда идет разговор о деньгах, следует молчать. Тишину разрядил более опытный Валентин Несторович.

– На эту небольшую разницу, Дима, – сказал Валентин Нестерович,– я не стану обращать внимание. Она не стоит нашей дружбы. Самое главное – хорошее отношение.

Совершенно верно, – спокойно и даже без дрожи в голосе, – ответил Дима, – но рыночные отношения подразумевают сверку счетов. У меня есть несколько пунктов, которые не вошли в ваш, Валентин Несторович, список расходов и трудозатрат. – Дима оглядел всех прямым и честным взглядом, раскрыл свою записную книжку и, глядя в нее, продолжал: – Тринадцать утренних купаний вместе с Мишей.

– Он мальчик! – воскликнула Ида Петровна.

–Ну и ходили бы сами со своим мальчиком, а я бы спал, – парировал Дима нетактичное восклицание немолодой дамы.

– Давайте за каждую такую прогулку определим, скажем, 5 У.Е., итого – 65 У.Е. Теперь подноска общего багажа во время приезда и во время отъезда. Вам бы пришлось давать минимум по 10 долларов. Я хотел бы получить 10 У.Е. за оба раза. Я пропускаю помощь на пляже, мою работу как охранника, когда я сопровождал женщин в город. Ну, а где в вашем счете 16 спецмассажей, которые я отпустил Иде Петровне, Лике и вашей жене Софье Андреевне? Это немалые деньги. Самая низкая цена, которую берут туземные массажисты – это 50 долларов. Я– то ведь стою не меньше, вам знакома моя высокая квалификация.

Если читатель думает, что здесь разразился скандал, раздались плачи, стенания, крики и биение головой о стену, то читатель ошибается. Сгустилась тишина, все замерло, как во время грозы, и тут раздался спокойный голос Валентина Несторовича:

– Я, конечно, оплачу твои, Дима, трудозатраты и удовлетворю твои претензии. А дамы пусть знают, что эту сумму я взыщу из их зарплат.

9. Несун – пенсионер

У Гали Ивановой, помощника портье в отеле "Сказки Шахерезады", суббота, день отбытия русских постояльцев и заезд новых, всегда была самой трудной на неделе. Чартерные рейсы, как известно, обычно летают по субботам. Галя по происхождению и по паспорту была русской девочкой из города Калуги. Как очевидно, в провинции неворующему человеку и человеку не из губернаторского окружения жить очень трудно. Родители Ивановой, работавшие на заводе, который производил раньше то ли турбины для подводных лодок, то ли какое-то атомное оружие, давно уже, в связи с прогрессивным движением конверсии, работу потеряли, поэтому, исходя из собственного опыта, дочке хотели иной, лучшей доли. Никаких политехнических институтов – судьба русских заводов при либералах известна. Никаких учительских институтов – учителям, судя по телевизору, нигде не платят зарплату. В юридический и медицинский институты не протолкаешься и не пробьешься. Туда взятки за поступление надо платить ого-го! А что может быть приятнее работы адвоката, когда ты сам назначаешь себе левый, помимо юридической консультации, гонорар за особое внимание и за особые отношения со знакомым судьей. А что может быть почетнее, чем работа, скажем, уролога или венеролога. Абитуриенты всё знают о профессиях! Юное любознательное племя. Скажем, сифилиса или гонореи у пациента может и не состояться, но зато лечить, особенно если пациент мнительный, их можно всегда, и даже при отключенном электричестве. А уролог – еще лучше и выгоднее. Нагнитесь, клиент, обопритесь на локотки. Ничего страшного и особого, но надо сделать анализы. Можете сами искать лабораторию, а если хотите, это сделаем мы сами. 16 анализов, чтобы исключить любую инфекцию. Каждый анализ по 160 рублей. Есть ли у вас с собой наличные? Это специальность, о которой можно только мечтать. Так думала Галина Иванова, а с нею и тысячи других абитуриентов. Но все упиралось в возможность родителей доставать деньги.

Вот поэтому, продав корову и бабушкин дом в деревне, устроили Галю Иванову на платное отделение в академию туризма. Ну что за время, когда любой техникум или заведение для полуумков называется академией. Это "платное отделение" на самом деле, так сказать на крутом юридическом языке, называлось отделением обучения на компенсационной основе. Корова, значит, учебу и компенсировала.

Но ведь, как складывается в жизни, важно не то, где ты учишься, а как и какое старанье проявляешь и терпение за вносимые за тебя родителями деньги. Ясно, к чему я клоню? А клоню я к тому, что Галя Иванова так хорошо трудилась, так хорошо сдавала экзамены, в том числе и по иностранному языку, что сначала оказалась на практике в качестве стажера по работе с русскоговорящим контингентом, а потом и прижилась в отеле "Сказки Шахерезады" в качестве помощника портье. Можно, конечно, и дальше описывать ее жизнь, судьбу и разные привычки, но не она главный герой этого рассказа.

Итак, в субботу у помощника портье всегда были трудности. Работа с русским контингентом имеет свои сложности. То очень богатый человек не хочет платить за разбитую рюмку, а то обязательно хочет увезти в качестве сувенира пляжное махровое полотенце. Люди есть люди. Они бьют зеркала, прожигают сигаретами матрасы в постелях, проливают красное вино на шелковые покрывала. Ставят так любимые русскими кипятильники на столики красного дерева и забывают их выключить. Когда вода в стакане выкипит и зальет хрупкую полировку, на ней остается еще и прожженное пятно. И вот за все, так же как за междугородние и международные переговоры, надо платить, а русский народ, привыкший к общедоступности всенародной собственности, почему-то платить не хочет. И тут, зная особенности национального менталитета, с каждым надо поговорить, объяснить неотвратность расплаты в мире капитализма, усовестить, подвести к кассе, к "кешу", и расстаться так, чтобы у клиента осталось радостное впечатление от проведенных у синего южного моря дней, чтобы возникло желание при первой же возможности вернуться в эту же страну, на этот же пляж и в этот же отель. И с этой задачей милая Галя Иванова отлично справлялась.

Но суббота на субботу все же не приходилась. Иногда возникали, как говорят на телевидении, эксклюзивные трудности. Все зависело от человеческого материала.

Вот и сегодня с утра Галя Иванова, не прекращая, вела какую-то странную ведомость. Нет, эту ведомость она вела уже целую неделю с прошлой субботы, сегодня ведомость просто заканчивалась, и надо было подводить итоги. До этого ей звонили предупрежденные заранее официанты, метрдотели, пляжная прислуга, слесари и рабочие по зданию, занятые текущим ремонтом. Сообщения любому, но только не ей, Гале Ивановой, могли показаться странными. "Он только что вынес две десертные ложки из ресторана". "Он открутил ручку на двери туалета возле рецепции". "Он вывинтил две лампочки в коридоре".

Галя Иванова чувствовала себя начальником штаба во время битвы, к которому стекались сведения о потерях и проигранных стычках. Такие вещи, как телефонные разговоры клиентов, их расходы в парикмахерских, барах, гладильных и прачечных, стекались в общий большой компьютер, и важно было не прозевать и при расчете заставить клиента уплатить, а если случались происшествия необыкновенные, проверить. Последнее сообщение уборщика с третьего этажа Галину Иванову подкосило. Уборщик был русскоговорящий, специально нанятый на этот этаж из лиц с видом на жительство или из эмигрантов.

Уборщик сказал:

– Он уже перекрыл воду у себя в номере, снял с ванны смеситель и теперь скручивает унитаз.

Как здесь поступить, что делать? Галя хотела было звонить главному менеджеру гостиницы, который был уже в курсе этой истории, но в последний момент решила все же взять все на себя. Решительным голосом, пресекающим всякие насмешки и двойные толкования, Галя Иванова сказала уборщику:

– Пусть снимает. Откуда Он взял слесарный инструмент?

– Слесарный инструмент Он купил вчера вечером в городе, куда ходил со своим провожатым и принес в гостиницу.

– Хорошо, я это буду иметь в виду, – ответила, успокаивая уборщика, Галина Иванова, – позаботьтесь, чтобы Он достал упаковочный материал. Теперь следите за ковром на полу и шторами. Прошлый раз он увез покрывало с кровати, а с ковром, как с крупногабаритным грузом, могут быть сложности при отлете. Нам не нужно, чтобы у наших клиентов возникали сложности в аэропорту.

Галя Иванова знала, что, во-первых, это очень выгодный для гостиницы клиент, а во-вторых, он все же был ее знакомый, земляк, отчасти порученный ее попечению.

Но здесь наступает время все рассказать по порядку. Снять маску с этого инкогнито.

Где там работали в Калуге родители Галины Ивановой? Совершенно верно, на оборонном заводе. Так вот, на этом же заводе работали два примечательных человека. Первый – передовой, уже немолодой рабочий Афанасий Владимирович, трудился он на токарном карусельном станке, выполнял и перевыполнял норму, был депутатом горсовета и даже облсовета, состоял народным заседателем в суде, но, несмотря на все это – материальный достаток и почет, – обладал одним удивительным свойством. Он не мог выйти со своего родного завода, чтобы не положить в карман какой-нибудь полезный в домашнем хозяйстве предмет или фиговинку. Хоть горстку гвоздиков или крошечный, умещающийся в боковом кармане моточек веревочки. И веревочка в хозяйстве могла пригодиться. Но вообще-то он тащил все – молотки, отвертки, кронциркули, гаечные ключи, болты и болтики, гайки и гаечки, прокладки, кусочки листовой меди и армированной стали, проволоку, выключатели, манометры, рубильники, по частям электрические моторы, один раз пытался вынести за проходную завода даже большие слесарные тиски, но был остановлен. Все понимали, что это болезнь, некая душевная уклончивость, поэтому, как обычно, Афанасия Владимировича просто пожурили и отпустили, чтобы он совершал новые подвиги. Привыкли уже к небольшим инцидентам, потом не бедные, на одной шестой всей земной суши разлеглись, не оскудеем.

Смягчающим обстоятельством служило и то, что сынок Афанасия Владимировича работал тут же, в заводе, секретарем комсомольской организации и мылился возглавить профком. Так оно, кстати, позже и произошло. Звали сынка в соответствии с семейной традицией Владимиром Афанасьевичем. Вот во время перестройки к Владимиру Афанасьевичу оборонный заводец и перешел. Купец, владелец, заводчик. Как? Почему? Это целая фантастическая, правдоподобная, но другая история. Разве мало таинственных историй произошло в волшебное то время, разве мало произошло самых поразительных превращений. Воистину было время, когда никто становился всем.

Теперь надо представить себе Владимира Афанасьевича, бывшего председателя профкома, в качестве миллионера и нового русского. Стать, костюм, сотовый телефон, загородный особняк, машина привычной марки "мерседес". А чем, он, спрашивается, плох и отличен от Абрамовича или Фридмана? Ему что, бросать родного отца, старого, но еще жилистого и вполне энергичного человека, на произвол судьбы, открещиваться от него, сдавать в казенный дом для престарелых?

Владимир Афанасьевич – человек благородный, отец у него лежит в хорошей и дорогой клинике, где ему разрешают, по старой советской привычке, унести из столовой чайную ложечку, из процедурной – пустой флакон из-под физиологического раствора или эуфилин, а его лечащий врач делает вид, что не обращает внимания, когда странный пациент незаметно берет у него со стола карандаш или шариковую авторучку. Обычно именно лечащий врач и сопровождает своего пациента на недельную или двухнедельную поездку к морю. Лечащему врачу в этом случае хорошо платят. Один раз больной открутил от машины "вольво" главного врача колесо и спрятал его у себя в палате под койкой. Раз в месяц, когда Афанасию Владимировичу проводят серьезную плановую терапевтическую процедуру, его палату "чистят", баночки из-под физиологического раствора возвращают старшей медсестре, ложечки в столовую, дверные и оконные шпингалеты столяру, а краны и пробки от ванн дежурным слесарям. Все к этому привыкли.

Привыкла также к ежегодному пребыванию Афанасия Владимировича на этом курорте и в этом отеле и Галина Иванова. Между прочим, в свое время, когда Галина Иванова училась на платном отделении туристической академии, Владимир Афанасьевич был ее спонсором. А не он ли устроил ее помощником портье в этот отель? Здесь все договорено, все заранее оплачено. По поводу счетов, которые отель, после отъезда Афанасия Владимировича и его врача, представляет в дирекцию бывшего оборонного завода, который сейчас выпускает одноразовые шприцы и гигиенические прокладки, никто никогда не спорит. Платят, не вникая, с русским размахом и щедростью. В отеле мечтают получить еще парочку подобных постояльцев. Есть даже проект специализировать один из корпусов отеля под причудливых русских пациентов – отцов, детей, матерей и престарелых бабушек богатых русских господ.

Теперь надо написать последнюю сцену этого рассказа. Неправда ли, слово "рассказ" и "сказка" одного корня?

Утро, но уже жарко, холл отеля завален вещами отъезжающих нынче постояльцев – чемоданами, тележками, свертками, коробками и прочными сумками из плотной ткани, – некоторые из отдыхающих совмещают отдых с массовыми закупками. Потом содержимое этих сумок окажется в подмосковных и провинциальных палатках. Бизнесмены привыкли оправдывать любое свое движение. Снуют мальчики и юноши в униформах, некоторые весьма соблазнительного вида. Женские, а иногда и мужские взгляды посверкивают. Эра унисекса. Уполномоченные фирм, как наседка цыплят, считают своих подопечных. Автобусы попыхивают у входа в отель, швейцары и носильщики начинают грузить багаж.

Галина Иванова нервничает, потому что ее земляк и его сопровождающий все еще не показываются. Она все время поглядывает на лифтовый портал. Наконец, следует их явление. Открывается кабина лифт и из нее, величественный и таинственный, как набоб, выходит Афанасий Владимирович и знакомый доктор-надзиратель. Список украденных, испорченных и поломанных вещей был согласован еще накануне, сейчас должна последовать лишь легкая корректировка.

Сразу же Афанасий Владимирович, как хороший хозяин, начинает пересчитывать свои многочисленные коробки, в которых упакованы гостиничные простыни и полотенца, кое-что из фурнитуры, прикроватные коврики, полочки из ванны, пустые пластмассовые бутылки, флаконы и пакеты с моющими средствами, которые он экспроприировал у делающей вид, что она ничего не замечает, прислуги, и многое другое, включая сухари, которые Афанасий Владимирович насушил, по три раза в день, в обед завтрак и ужин, унося из ресторана куски хлеба. На вершине пирамиды вещей, которые уложены на тележке, большая картонная коробка с унитазом.

Все участвующие в этом небольшом заговоре уже награждены и облагодетельствованы: мальчики-лифтеры, пляжные юноши, официанты, уборщики, садовники, охранники, носильщики и прочие. Одни по пяти долларов, другие по десять, а некоторым пришлось дать и по пятьдесят. Слава Богу, и в этом году, кажется, пронесет. Все довольны и обошлось без эксцессов, как в прошлом году, когда Афанасию Владимировичу понравился садовый трактор, который работал в саду отеля.

Доктор быстро ставит свою подпись под уже готовым гостиничным счетом, добавление – унитаз, его стоимость, монтаж, демонтаж, дополнительные чаевые техническому персоналу. В этом году священный зуд папаши и его отдых обойдется сынку на семьсот долларов дешевле. Ну все, можно группу и отправлять, через пару часов появится новая группа безумных русских. Галина Иванова подает знак рассаживать отъезжающих по автобусам.

Последними грузят вещи Афанасия Владимировича. Он отдохнул, загорел, вполне видный мужчина семидесяти лет. Он одет в цветную майку с изображением сфинкса, в джинсовые, до колен, шорты и в бейсболку. У него вид сытого и довольного идиота.

Получив своего папашу и счета из отеля, сынок Афанасия Владимировича, заводской хозяин Владимир Афанасьевич, с грустью подумал об эвтоназии, которую так удачно последнее время внедряют на проклятом и либеральном Западе.

10. Может ли раскаяться гаишник?

Лейтенант Витя услышал от кого-то из своих знакомых или сослуживцев, что курортный города Хургада – это классический отдых и одновременно секс-туризм. Наших девок, которые побогаче, – т.е. бухгалтерш, счетоводш из банков, администраторш из гостиниц и поварих из ресторанов, – навалом, и все они безумно хотят трахаться, как это звучит по-литературному. С местными они тоже не против, но боятся: что там на уме у этих смуглых?

В соответствии с этой программой Витя себя и вел. Раскованно и энергично. Купался утром, чтобы снять вечернее одурение, потом после завтрака с какой-нибудь из милых красоток на пляже знакомился, разговаривал и убалтывал, обольщал, а вечером или даже днем, после обеда, когда отель затихал в жаркой послеобеденной дреме, вел свою милочку в апартамент.

Поселился Витя в гостиничном номере один. Это было дороговато, но зато никаких хлопот: и душик с изобилием жидкого мыла здесь же, в номере, и много казенных, белоснежных полотенец. При его образе жизни гигиена, душ, мыло и полотенце вещи необходимые. Прекрасная западная манера: вытерся полотенцем и, как господин, бросаешь его на пол. Это как бы сигнал бою-уборщику, подбери и замени на свежее!

А что касается гигиенических удобств, Витя давно заметил, что наших женщин отсутствие биде ничуть не смущает. Они быстренько, как опытные слесари-сантехники, откручивают от душа, от никелированной гибкой змеи головку, регулируют напор горячей и холодной воды и этим инструментом прекрасно мастеровито орудуют. Какое им здесь биде! Бесстрашные и находчивые. Некоторые из особо предприимчивых женщин умудрялись отлучаться от своих мужей, если приезжали на отдых с ними, на 15-20 минут, якобы чтобы позвонить в Москву или в Ростов сыну или маме. А отлучались с пляжа ли, из бара ли, врали и выкручивались, чтобы навестить Витю в его одиноком курортном гнездышке. Славно, не правда ли?

В послеобеденный пустынный час Витя облачался в длинные, по икры, шорты, майку-тишотку "адидас" и шел в старый город, чтобы где-нибудь найти хороший ресторанчик или харчевню и пообедать. Брать в отеле трехразовое питание было дороговато, это позволяли себе лишь члены правления банков и жулики еще крупнее. Чаще всего Витя устраивался в частной точке общепита, которая называлась "Синдбад". Здесь было довольно дешево, а потом сюда, словно козочки к водопою, часто заходили по двое или даже по одиночке его соотечественницы, как и он не то чтобы бедные, но все же стесненные в деньгах. Разве это не был прекрасный повод, чтобы заговорить, познакомиться, поболтать, завести связь, а потом, после взаимной разведки, или сходить на экскурсию в отель, где обосновался сам Витя, или посмотреть другой отель, где проживала новая таинственная незнакомка. Тоже ведь интересно, неправда ли? Любознательность – это прекрасное свойство. Главное, вести себя раскрепощенно. Транспорт в Хургаде дешевый, почти, как в Москве, ездят вдоль широкой луки морского побережья маршрутные такси. Стоимость почти в любой конец – от одного до двух фунтов с носа. Терпимо, хотя лучше бы и эти расходы оплачивали милые русские женщины. Вот у немцев все расходы, даже при взаимном сексе пополам. Витя слышал об этом из выступления своего любимого комика Михаила Задорного. Парень, значит, с девушкой затраты по ужину делит поровну, а потом она ему даже не отказывает.

В "Синдбаде" неплохо кормили. Чтобы не переедать, Витя брал салатик и какую-нибудь похлебку из морепродуктов. Морепродукты, как известно, способствуют мужской потенции. Что за прелесть этот обжигающий рот густой и пряный сочок из-под рыбы! Витя любил эту харчевню еще и потому, что находилась она на небольшой площади в самом центре старого города. Сидишь себе на открытой верандочке, ешь душистый супец с какими-нибудь кальмаром или другим морским обитателем, заедаешь теплым и мягким лавашем, который тут же и печется в установленной на веранде печке, и поглядываешь на весьма интенсивный уличный трафик. Так на английский манер называют здесь уличное движение. Годы английского колониального господства не прошли, как мы понимаем, даром!

И все же, несмотря на внешний английский манер, как безобразно эти египтяне ездят, как небрежно управляют машинами, как безответственно нарушают международные правила! Да Витя бы здесь, поручи только ему такую богатую точку, сам озолотился и озолотил бы всех своих начальников. Какой бы он здесь устроил парад, как бы приструнил этих ездоков!

Как и полагается, как на Руси издавна заведено, Витя с начальниками делился. А как по-другому? Приносил еженедельную мзду. В разных местах по-разному такое было заведено. Сказано ли здесь было, что лейтенант Витя по своей специальности был, что называется, гаишником? Сейчас это называется ДПС – Дорожно-патрульная служба, – впрочем, В.В. Путину это название не слишком нравится, и он как-то высказался, что не видел оснований, чтобы привычное старое название менять на новое. Может быть, опять вернуться к старому? Но вернемся к теме.

На этом оживленном пункте города, глядя на кружащие по площади автомашины, Витя, если в данный конкретный момент не был занят какой-нибудь новой и конкретной лирической дружбой, обычно отдавался мечтам о доме. Родная Кострома, милый дом! Русское, родное бездорожье! Боже мой, мог бы он воскликнуть в данный момент, с каким трудом и лишениями копил он деньги на эту путевку! Даже в хорошем импортном пиве себе отказывал. Да и вообще, какая трудная и изматывающая у них, у гаишников, работа. В грязь, в слякоть, в мороз, под палящим солнцем выходят они на свою государственную вахту. Как рыбаки, забрасывают гаишники при любой погоде свой невод. А уж попадется рыбка или нет, это как Бог пошлет. Сумму денег на этот замечательный отпуск собирал Витя, фигурально говоря, по копеечке, по сотенке копил, по полсотенки без квитанции с водил взыскивал, по жалкой тысчонке обменивал на универсальный и могущественный, зеленый как змея, доллар. Французский император Наполеон наше Российское государство, прельстившись богатством и обилием, в полон не захватил, хотя и Москву взял, не завладел Россией и немецкий суперфашист с косой челкой, Гитлер, хотя хвастал, что в Кремле будет жить и на Красной площади проведет парад, но на тебе, выкуси, и по Москве не походил, и властителем не стал. Россия – особая страна. А вот пришел зеленый американский доллар, и все легли, как говорится, ниц.

Ну да, конечно, как и все в нашем свободном государстве, они, гаишники, на зарплату, отпущенную скромным и сухим бюджетом, не живут. А кто живет? Учитель живет? Учитель, как проклятый, картошку на огороде садит или репетитором, как раб, до вечерней зари вкалывает. А может быть, врач живет? Можно и про врача рассказать, только зачем, и так все знают. А тогда пусть кто-нибудь из этих сраных правдолюбцев, которые вечно осуждают бесстрашных бойцов ГАИ, попробует придумать какой-нибудь иной способ, чтобы получить свое положенное по закону и здравому смыслу. Чтобы и на пиво хватило, и на семью. У себя на работе эти правдолюбцы за обычную справку бутылками коньяка и коробками конфет берут. А разве за школьные аттестаты с хорошими оценками учителям и директору родители не платят? За место на рынке мимо кассы дирекция не взимает? А начальники департаментов, а руководители фирм, а президенты холдингов и компаний не дают и не берут? А что же говорить о наших министрах и даже депутатах… Молчу, молчу, молчу, но знаю, что даже одного премьер-министра называли "Вася два процента". Этот предприимчивый человек, владеющий иностранными языками, при каждой крупной сделке требовал свои личные два процента за государственный подход. Так кто же после всего этого осудит скромного лейтенанта Витю?

Витя полагал, что у него удивительно трудная, ответственная и требующая воображения работа. Иной раз, рассказывал он, подходишь к машине и просто не знаешь, к чему придраться, за что слупить деньги. А сказать просто так: дай денег и поезжай, – неудобно. Эх, Кострома, Кострома! И главное все автомобильные владельцы и казенные шофера эдакие шустрые и подкованные, такие спорные, все норовят перечить, какую-то свою абстрактную и холодную правду доказать, все ссылаются на закон и лично на президента, приказавшего бороться с мздоимством. Ха, президент! Ему что, он на гособеспечении, здесь только полоумный будет воровать. А закон?.. Он, в соответствии с русским национальным правилом, как дышло, куда его Витя пропрет и повернет, туда и вышло. Здесь надо быть психологом и борцом. Орден таким людям, как Витя, надо давать! И за все его хлопоты и волнения почему, спрашивается, ему такой сомнительный почет? Обыватели считают, что их грабят, журналисты пишут, что гаишники враги народа, телевидение вечно их ловит и критикует, а они тем не менее живут.

Таким Витя предавался свободным мечтаниям в хургадской харчевне.

На этой же обвеваемой жаркими африканскими ветрами и чудесными запахами террасе туземного ресторана лейтенант Витя познакомился с очаровательной молодой дамой Екатериной. Технология не сложная: "Дайте мне соль" – "Передайте, пожалуйста, салфетку". – " А вы могли бы по-английски попросить у этих чурбанов официантов, чтобы принесли нам винишка?" – "А вы откуда?" – "А я из Калуги". –"А я из Костромы". – "А как вас зовут?" Обменялись информационными данными. Основная задача выполнена, противник найден, теперь надо войти с ним в непосредственное соприкосновение. Телесный контакт.

Но почему только так сильно нравится Вите эта молодая дама Екатерина? Может быть, это сон наяву и во плоти появилась в жизни знаменитая кукла Барби? Волосики рассыпчатые, светленькие. Талия такая, что он, лейтенант Витя, мог бы обхватить ее двумя ладонями. Лет наверное двадцать – двадцать три. А ему, Вите, двадцать восемь. Он на мгновенье представил, как с хрустом будет ее обнимать. Анекдотец такой есть. "Ах, какие ножки, если бы эти ножки да на мои плечи". – "Если бы на эти плечи еще и умную голову". Витя не дурак, лишнего не скажет. А глаза! Если бы Витя читал плохую художественную литературу и знал бы эти пошлые сравнения, то он сказал бы, что глаза у юной дамы Екатерины были, как свежие лесные озера. Но Витя книгу, как и положено современному служивому интеллигенту, в руки никогда не брал и об этих сравнениях, к счастью, отродясь не ведал. Глаза у нее были крупные, синие, и на дне, словно в компьютере мерцали какие-то серые играющие переливы. Но ведь и с синенькими глазками девочки обычно не пропускают хорошего качества мужика. Значит, надо действовать, бороться по отработанному плану? И побеждать.

Прекрасная дама Катерина ни чуточку не ломалась. Витя уже ликовал. Чего, собственно, стесняться в чужом отечестве. Она не отказалась от винца, и выпила и закусила, и рот обтерла бумажной салфеточкой, охотно она пошла "посмотреть" Витин отель, ознакомилась с садом, где били фонтаны и зеленела трава, и с пляжем. Так они гуляли до темноты, но подняться в номер, чтобы вымыть руки, прекрасная дама не захотела. Ах, коварная! Правда, выпила кофе в смертельно дорогом баре в саду и после этого куда-то заторопилась.

Нет, нет, – сказала она приставучему Вите, – больше я ничего не хочу, я немножечко устала.

Как же в этот момент билась у нее голубая жилка на шейке, взять бы эту жилку и расцеловать!

Вот сейчас приду к себе отель, – говорила она приблизительно так, но не литературно емким языком, а несколько вприпрыжку, как и говорят в жизни, – приду, сразу под горячий душ и пойду на ужин.

А может быть, прекрасная дама Екатерина дает некоторый намек? И тогда Витя, привыкший в вопросах любви все планировать заранее, закинул телескопическую уду:

А как насчет того, чтобы после ужина, вечером, встретиться и погулять. Или завтра встретиться?

Нет, дорогой Витя, – ответила дама Екатерина, – я вечером обычно читаю книжки и пишу письма, а что касается завтрашнего дня, то я весь завтрашний день буду в отеле набираться сил, дремать и прогуливаться.

И тут прекрасная, как вечерняя заря и кукла Барби, дама Екатерина, которая с каждой минутой казалась Вите все желаннее и желаннее (Витя за собою такого возвышенного свойства не знал, когда девки ему сразу, в первый же вечер "не дают"), тут Екатерина и рассказала Вите, что завтра она едет на большую экскурсию в монастырь Святой Екатерины, о которой даже написано в путеводителе, и возле этого монастыря вся их туристическая группа будет подниматься на знаменитую библейскую гору Хорив.

Какая еще такая гора Хорив? Что это за светопреДставление! Никогда еще за всю свою жизнь лейтенант Витя ни на какой экскурсии не был, хотя слово такое знал, ни на какую гору не ходил. Вдобавок ко всему из рассказов дамы Катерины Витя выяснил, что на этой горе некогда Моисей, еврейский и наш пророк, потому что православные его тоже признают и рисуют в церквях, и как бы по совместительству предводитель и царь, встретил Господа Бога. Это все какое-то религиозное, духовное, к этому Витя со своею здоровой душой старался не касаться. А короче говоря, жидовская какая-то история. Катя пояснила тут, что у евреев и у русских Бог как бы общий. Очень Витя этому обстоятельству подивился. И еще: экскурсия эта была не бесплатной, как полагалось в советское никчемное время, за счет там профкома или месткома, а даже, наоборот, коммерческая, грустная, натурально платная – почти 100 долларов с индивидуального рыла! Дают господа капиталисты! Да за эту сумму прописью Витя должен был с десяток нарушителей оштрафовать.

Витя знает цену заработанным деньгам. На пронизывающем холоде, когда ветер сечет морду и нос, того и гляди, отмерзнет, на лютой жаре, когда пот стекает в сапоги и яйца все мокрые, стой по полной боевой выкладке на шоссе в фуражке и для устрашения с боевым автоматом, нервы на разные объяснения с тупорылыми водителями рви, а потом даже честно заработанное этим немыслимым трудом надо еще прятать и таить. Что за время! Приедет какой-нибудь пузатый проверяльщик из управления и начнет: а покажите мне, товарищ лейтенант, что у вас в карманах. Какие, дескать, трехи у вас завалялись? Как будто пузатый подлец не знает. И если даже нету в кармане свободных трех у несчастного летехи, еще дорожного нектару не накапало, свое кровное этому пузатому кровососу отдаешь, чтобы только отстал.

Витя помнит такой случай. Его друг, тоже постовой и тоже лейтенант, Сергей стоял раз на перекрестке где-то на въезде в город и во время дежурства то ли случайно, то ли преднамеренно его сбила грузовая машина. Сергея без чувств привезли в больницу и стали перед операцией раздевать и снимать одежду. Но такая незадача – никак не могли снять с раздробленной ноги хромовый офицерский сапог. И как здесь поступить, если кровь хлещет и раненого надо на операционный стол класть? Тогда взяли и распороли этот командирский сапог вдоль голенища. Вот то-то и оно! Тут, как во время дождя, из этого сапога прямо хлынули сотенные, полусотенные и пятисотенные купюры. Попадалась в этой денежной кутерьме и беспорядке даже долларовая зелень. Это лейтенант Сережа на всякий случай так свои заработанные деньги прятал, в сапог. Ох, и опасная, как у снайперов, у гаишников работа.

Так вот, 100 этих самых долларов за экскурсию – это целый день его, лейтенанта Вити, черной и грубой работы, а может быть и два. Целый день, и в жару, и в метель, и под дождем. Стоит ли так тратиться? Да на эти деньги можно всласть в баре выпить и даже интересных девушек угостить. Нет, этот вид спорта, кажется, не про него, Витю. Экс-кур-сии! Но тем не менее, несмотря на эти и подобные рационалистические размышления, Витя очень оживился, когда услышал, что экскурсия эта состоится ночью. Это меняет дело. Ночь наш друг! Ночью все кошки бодры. Оказывается, поздно вечером автобус собирает всех экскурсантов, желающих в темноте залезть на эту самую гору Хорив, – все же в разных отелях живут, как в советское время отдыхающие жили в разных санаториях, – собирает по разным отелям и несколько часов в ночи едет по горным дорогам, а потом, пожалуйста, ночной подъем по туристской тропе на эту самую гору. Каждому дадут фонарик и все должны подняться на эту самую гору к рассвету солнца. Говорят, картина незабываемая, увидеть такое – и можно рассказывать об этом всю дальнейшую жизнь.

Стоит ли долго топтаться на подробностях этого пленительного, но трудного подъема в гору? Десятки фонариков светилось вдоль вьющейся серпантином в полном мраке дороге. Здесь же, среди людей, шагали и корабли пустыни верблюды. Богатые туристы могли две трети дороги проделать, сидя в седле на спине у горбатого животного. На некотором расстоянии один от другого вдоль дороги блестели, как звезды, карбидные фонари. Здесь находились станции – площадки для отдыха, здесь же арабское население продавало бутылки с минеральной водой, и можно было взять матрац и шерстяное одеяло, чтобы прямо на земле отдохнуть. Очень часто на более трудных участках пути Витя, помогая своей даме, брал ее за руку. К сожалению, в автобусе, когда они ехали по пустыне, а потом к монастырю в гору, Катя не разрешала никаких вольностей. Теперь Витя ждал решающей минуты. Он уже прикинул, что если они вскарабкаются на вершину горы пораньше остальных, то он может взять матрац и одеяло, и таким образом укрывшись, сидя или лежа, они будут ждать рассвета.

Оказалось, что таким умным был не только он. Они, конечно, преодолели завершающую крутизну не самыми последними, но на вершине уже было с полсотни народа. Собственно, вершина горы Хорив представляла собой довольно большую площадку, на которой стояла даже небольшая часовня. Дул холодный и пронизывающий ветер. Не верилось, что внизу существует теплое соленое море, в котором плавают разноцветные тропические рыбы. Большинство народа устроилось, закутавшись в одеяла, на матрацах.

Первым делом Витя взял у старого араба пропахший потом тюфяк и два одеяла и устроил свою даму. До рассвета оставалось два часа. Хочешь не хочешь, но пронизывающий ветер заставил и прекрасную даму Катерину закутаться в одеяло и присесть на матрац. "Присела, дальше я ее уломаю",– подумал Витя.

Рядом с ними тоже лежала полувлюбленная парочка: какая-то богатая, судя по тощему экстерьеру, иностранка и молодой, здоровый, как оруженосец, араб, видимо взятый в аренду. Краем глаза Витя наблюдал, как иностранка под одеялом осторожно и долго приставала к своему оруженосцу, а потом повернулась на бок, и оруженосец тяжело засопел. Устроилась, скотина.

Над головой светили холодные звезды и темными массами поднимались горные хребты, бесконечные и равнодушные к человеку. Казалось, что рассвет никогда не настанет. Витя осторожно протянул руку и попытался положить ее на свою даму Катерину. Внутри него пылало, и он знал, что еще минута и он весь завибрирует мелкой и гнусной дрожью, которая возникает не от холода. Катерина сняла его руку со своей груди твердо и решительно.

– Посмотрите Витя, какие звезды. За шесть тысяч лет они не изменились, а мы с вами скоро умрем. Наша жизнь несоизмерима с жизнью звезд и историей.

И тут Витя снова протянул свою вибрирующую от внутреннего жара руку…

Что-то произошло еще в ту ночь на вершине горы Хорив. Что? Кто плакал? Кто сопротивлялся? Кто задумывался о жизни? Как это все происходило? Известно только, что, как всегда с сотворения мира, в алых подтеках раскаленной стали встало солнце, сначала низкое и маленькое, а уже спустя несколько минут беспощадное и стремительное. Немцы и итальянцы пытались снять эту фантастическую картину природы на свои тяжелые фотоаппараты. Вскоре все стали спускаться вниз. Был ли Витя удовлетворен этой экскурсией и что у него произошло с прекрасной дамой Екатериной? Кажется, он просил у нее прощение и адрес. Дала ли она ему этот адрес и что сам лейтенант Витя разглядел в холодных, как стекло, звездах над головой?

А вот что нам известно. В тот же день на площади в старом городе, где Витя каждый день обычно обедал, вдруг вечером появился какой-то пьяный русский, который пел песни, плакал и, достав из кармана довольно тощую пачечку долларов, пытался раздавать эти деньги прохожим и притормаживавшим на площади шоферам. Останавливал машины и пытался шоферу дать десять долларов! Этот человек вставал на колени и, как выражаются эти смешные русские, "каялся". Слезы у него текли по лицу. При этом он все время говорил что-то на своем языке, ведь русские, как известно, не говорят ни по-английски, ни по-арабски.

Но особенно долго каяться туристская полиция этому странному человеку не дала. Два полицейских сержанта разогнали всю туземную публику, по возможности отобрали розданные деньги у любителей легкой наживы. Потом на полицейской машине этого человека отвезли в его отель. С туристом надо быть вежливым, чуть ли не две трети своего дохода Египет получает от приезжающих в страну просмотра достопримечательностей иностранцев, вежливость к туристу – это государственная политика.

Лежал ли потом Витя в психушке, где его подлечили, или болезнь прошла от перемены климата и сразу же, вернувшись из отпуска, Витя приступил к обычной соковыжимательной работе, никто пока не знает. Пьяный проспится, дурак – никогда.

11. Ферзевой гамбит таксиста

Определенно нам, русским, западным, людям, все время приходится великодушно учить этих загорелых, привыкших к курортной жизни туземцев и другим человеческим свойствам. Скажем, есть ссылки на Саладина, мусульманских рыцарей и других благородных людей. Где они? И где боевой дух? Разве не зарылись головой в пустыню эти мусульманские рыцари во время девятидневной войны? Жить в мирной холе, убирать в гостиницах, подавать в ресторанах напитки и кушанья, чистить бассейны – вот их призвание! Все остальное – легенды, даже их сосредоточенная неторопливая жизнь за чашечкой кофе и шахматной доской.

На следующий день после своих приключений в заведении "Подмосковные вечера" московский шофер Толя отправился на новые подвиги. Днем всё, как у всех, он просто прикрутил себя силой воли к пляжному топчану и зонтику. Разве русское дело – целый день лежать под валютным солнцем? Русичи вообще раньше загара не знали. И цари наши под солнцем не лежали, и пахари посконной рубахи на поле не снимали. Но уж если такая тенденция и всеобщее поветрие, он – готов. Чтобы было потом что пересказать в Москве, чтобы в бане или перед своими похвастаться коричневым пупком и спиною.

Ну что сказать вам про пляж? Все, как обычно. Томятся жирные тетки, молодые мосластые девки без лифчиков мажут себя маслом "от загара" или "для загара" и шлифуют сомнительную красоту; играют в волейбол мужики лет под тридцать – эти хотят сбросить жирок и растрясти пузцо, – а совсем молодые, выставив к солнцу худые жопы, пьют пиво. Иностранки читают книжки с картинками, пожилые и старые тетки сидят под зонтиками и делают вид, что следят за малышами; бьется о берег море, волна. Здесь же, по песку, ходят египтяне-официанты, в белых рубашках с бабочками и в черных брюках – они не потеют, что ли, или им эта красноморская жара не в счет? Официанты разносят холодные напитки и шкворчащие под металлическими крышками кушанья.

Цены здесь запредельные. Толик ценами интересовался. Мысль у него возникла, когда он ознакомился с прейскурантом, что все здесь русские или в банках работали, или всласть наворовались. А иначе как такие цены выстрадать? Есть еще, конечно, другие развлечения – ныряние в глубины Красного моря с аквалангом, чтобы полюбоваться на разноцветных рыб, есть всякие катерки, лодочки, яхточки и совсем немыслимое – дощечка с парусом, виндсерфинг, – чего не выдумают, чтобы выкачать деньги из туриста. Но все это ложному среднему классу, то есть Толику, не по карману. Он дитя советских дней, с тихими, неприметными развлечениями. Например, шахматы. Они-то и сыграют, как догадывается читатель, главную роль в этом повествовании.

В общем, в первый же день, который Толик провел на пляже, когда он разведывал порядок и ход развлечений, поинтересовался он у одного довольно увесистого нового русского – нового русского теперь Толик определяет уже не по толстой граненой цепи, нынче богатые люди их уже не носят, в них щеголяют верткие и накаченные братки, а по острому и веселому пузцу – итак, Толик поинтересовался: а нет ли здесь, как бывало у них на родине во всех профсоюзных здравницах и санаториях, библиотеки? Этот новый богатый пузан, дыша на Толика пивом и креветками, сказал, что библиотеки, конечно, нет, потому что этим никто не интересуется. А кого интересуют детективы или любовные романы, те такую литературу покупают в аэропортах и привозят с собой. Но тем не менее некоторое количество литературы на пляже имеется. А именно – в будке охранника. В эту будку доброхот Толика и отвел. Лежала там литература на всех языках грудой, навалом – это то, что отдыхающие оставляли на топчанах под вечер или когда уезжали совсем.

Литература здесь была на всех языках: на немецком, английском, французском, итальянском и даже японском, в основном толстые глянцевые журналы, состоящие из рекламы и прекрасных выставочных девиц. На русском литература была попроще – "Спид-инфо", журнал "Домовой" и русский вариант "Плей боя" с рассказами Андрея Битова и других выдающихся русских писателей. Не так чтобы очень от этой продукции Толик был в восторге, но затарился, воодушевился и тут, когда уже собрался возвращаться к своему лежаку, попала ему на глаза небольшая книжица, на обложке которой русскими буквами было выведено "Сто шахматных задач". Может быть, это судьба подложила эту книжонку в стопку популярных эротических произведений?

Не следует думать, что тут возникло нечто похожее на внутренние переживания героя "Шахматной новеллы" знаменитого австрийского писателя Стефана Цвейга. Там добыть шахматный задачник, который торчал из внутреннего кармана шинели эссесовца, было насущным делом. Не украсть – значило погибнуть. А шинель так соблазнительна в кабинете, когда офицер на минуточку вышел. Если не предпринять что-либо, чтобы занять ум в одиночной камере между допросами, то можно сойти с рельсов. Любую книжку – лишь бы можно читать и перечитывать, и учить наизусть, и повторять по ночам. А здесь нет, здесь было что-то другое. Здесь возник элемент избыточности. Здесь у Толика сразу возник план. Сборник не нужно было красть, он просто лежал, бери хоть даром. Но сборник этот, который и прочесть-то смогли бы не все, призывал освежить давно утраченные или полузабытые знания.

Сразу привиделся дворец пионеров – такие "дворцы" были в прошлом, и вряд ли кто сейчас, из нынешних молодых, помнит и знает это слово – итак, сразу привиделся Толику дворец пионеров в переулке Стопани, рядом с городским кожвендиспансером. А чем в то далекое время можно было заниматься молодежи, если отцы пропали на войне или сидели, а мамки с утра до ночи тяжелым скребком – топор, приваренный к железной трубе, – скребли и чистили от льда тротуар или подметали двор. В то время тротуары скребли, дворы подметали, зимой дорожки и проходы посыпали песком, а летом дворники из шланга дворы поливали. Это где шустрый малец, если мамка утра до ночи скребет, поливает и посыпает, – это где шустрый малец из подвала проводит свое время? Ну, школа есть школа. Это сейчас есть фанта, пиво, диски, плееры, кассеты, раннее половое созревание и видеопорнуха. Тогда малец или тайно курил с товарищами на чердаке или с товарищами шел во дворец, ну не во дворец – тогда в Дом пионеров. Не всяким дворцам следует объявлять войну.

А какие в этих дворцах или домах клеили авиационные модели и строили модели морских и речных судов! Какие замечательные были кружки, где пилили и строгали дерево или строчили на швейных машинках. А ещё пионерские были кукольные театры, пионерские студии, школы молодого журналиста, а духовые оркестры, балетные кружки и, наконец, школа молодого шахматиста! Конечно, штаны, рубашки и ботинки у всех пионеров были почти одинаковые, ну по крайней мере, в негустом ассортименте, который могла представить промышленность, но мир интересов сверкал многоцветием. Жизнь даже у огальцов из подвалов, у трудных подростков, была ярка и полна интересов. Только переходи из кружка в кружок, строй, выдумывай, пробуй.

Из всего написанного читатель имеет полное право сделать вывод, что дальше начнется некоторая сцена, похожая на ту, которая описана в "Двенадцати стульях", классическом советском романе Ильфа и Петрова. Но предварительно, конечно, необходимо вообразить себе маленького мальчика в его путешествиях из кружка в кружок по дому пионеров, вдруг почему-то задержавшегося в шахматном кружке. Это, казалось бы, совсем не для него был кружок. Да и какая могла возникнуть дружба у мальчика с цыпками на руках с другими интеллигентными мальчиками в очках, которых в кружки приводили бабушки и мамы, потому что хотели отгородить чистеньких и умненьких мальчиков от влияния улицы. Это потом Толик стал таксистом, а умные мальчики переводчиками, владельцами нефтяных компаний и банкирами. Первоначально – "звезда" шахматного кружка Толик должен был стать знаменитым шахматистом. Талантливый человек – во всём талантлив. Толик должен был в дальнейшем, когда перешёл в другой кружок, еще стать знаменитым авиаконструктором. По крайней мере, именно так утверждали руководители кружков. Какие во дворце пионеров были турниры и сеансы одновременной игры, когда приезжали самые великие шахматисты! Но Толик стал, как уже было сказано, таксистом.

Теперь это всё всплыло. Какие-то шахматные этюды, пионер­ские турниры и даже сеанс одновременной игры, который давал в доме пионеров талантливый и знаменитый шахматист, уехавший в старости на покой в Израиль. Кажется, тогда уже знаменитый шахматист не сыграл весь турнир под сплошные нули. Находились отчаянные огольцы из подвалов, которые в поединке разделывали гостя "под грецкий орех". Так-то. Вот всё это Толя и вспомнил.

Но, как всегда бывает, мысли идут параллельно. Одновремен­но вспомнился ему еще один эпизод, который произошел на ма­ленькой темной улочке, почти рядом с "Подмосковные вечера". Не настолько в тот вечер Толик был опьянен страстным желанием по­баловаться с неведомой иноплеменницей, чтобы пройти мимо ост­рого света электрической лампы, вынесенной на улицу под жар­кое небо, и шахматной партии, которая протекала тут же у порога какой-то лавки, где торговали чаем "каркаде" в разных мешках и разных сортов, приправами и непонятно еще чем. На Востоке ведь неважно – что продавать, значение имеет, что ты торгуешь. Торговля как образ жизни.

Здесь в шахматы играл ста­рик, хозяин лавки. Он был одет в просторную челобею и какой-то тюрбан. Во время игры потягивал из плоской пиалы чай, стоящий тут же на столике. Чай подавал мальчик лет три­надцати, кареглазый, с нежным здоровым румянцем, упорно про­свечивающим сквозь смуглую кожу. Мальчик подносил чай, ста­рик, не вставая, то ли вытирал руку о его волосы, то ли гла­дил их, и мальчик опять уходил в сторонку, к новенькому мо­педу, который он старательно вытирал тряпочкой. Словно ласкал новорожденного жеребенка. Некоторые болельщики-шахматисты с любопытством смотрели на мальчика. Вид у старика был лу­кавый и самодовольный. Битва среди мешков с чаем и пряностя­ми. С ним сражался другой мусульманин, лет сорока, одетый уже современно – в джинсы и ру­башку с воротником-стойкой. Но тут же расположились и зрители, человек пять-шесть.

Толик недолго простоял, оценивая шансы каждого из игроков. Силы были неравные. Молодой поднялся, под довольный гогот окружающих вынул из нагрудного кармана ру­башки цветную, как крыло бабочки, купюру египетских фунтов и протянул старику. Старик почти не глядя, продолжая прих­лебывать чай, другой рукой взял купюру и привычно положил ее под поднос с чайником. За столик напротив старика сел другой игрок…

Продолжение этой сцены для Толика последовало лишь после его посещения заведения "Подмосковные вечера", где всё, что произошло, уже известно читателю. Неизвестным только осталась героиня фронта любви, которую Толик назвал в соответствии с именем одной из красавиц в филь­ме В. Мотыля. На самом деле, в натуре, её звали Светочка Липатова. Она была из Москвы, закончила институт Мориса Тореза, а здесь зарабатывала на двухкомнатную кварти­ру. Ее жених изучает английскую филологию и пишет дис­сертацию о монокультурализме. Теперь ведь в России свобода, можно даже Кремль купить, были бы деньги. Она совершенно на жизнь не жаловалась. Никаких страхов и утеснений с ней не происходило. Паспорт у нее никто не отнимал, Джафар, которого она тоже знает еще по Москве, с того времени, когда только готовилась поступать в вуз, просит ее работать только с эксклюзивными клиентами, не обременяет, а днем у нее даже есть приработок – в одном отеле она ведет для обслуживающего персонала курс рус­ского языка, а в семье одного из хургадинских предпринимате­лей, владельца компании по уборке в городе мусора, она преподает предпринимательской дочери-подростку английский язык.

Во время этого драматического рассказа – наша Зулейка-Липатова приводила себя в порядок, а таксист Толя вдевал штаны и зашнуровывал ботинки – молодые люди нашли дополнительные точки соприкосновения (с обоими судьба обращается сурово), они обменялись информацией и хургадинскими адресами. Толя даже обещал отвезти и доставить в Москву письма и небольшую посылочку для жениха, объясняющего в своих филологических работах монокультурологические процессы в современном мире.

Когда счастливый, интеллектуально и физиологически хорошо и культурно обслуженный в "Подмосковных вечерах" таксист Толя вышел из этого хургадинского минивертепа, очередной шахма­тист заканчивал свою партию со стариком. Всё произошло, как и с предыдущим партнером: старик отхлебнул чаю, левой рукой взял купюру и, как и предыдущую, – под поднос с чайником и чашками. Кто следующий?

Сколько, интересно, лет Толик не играл в шахматы? Но ведь мастерство не пропьешь, если оно есть, оно не уходит. Кто-то, небось, думает, что здесь надо всё знать о теории, решить и помнить про себя все задачки. Решать-то, конечно, надо, но для того и решаем, чтобы внутри себя, как бы на уровне инстинкта, появились навыки, автоматизм шахматного думания и поступков. Толик сел на освободившееся место играть в шахматы со стариком и вдруг понял, что ничего не пропито, может быть ончего-нибудь позабыл, но голова его ничего не забыла.

Тогда спрашивается, отчего Толик свою первую партию со стариком проиграл? А оттого, что может быть, не совсем хотел выиграть. Так рыбак старается не опустошить прикормленное место. А вдруг завтра заплывет туда золотая стерлядка? Если бы Толя в тот раз как следует напрягся, медленно и методично задумался… Но он уже знал, что сильнее старика. Завтра он еще придет сюда, ему теперь есть чем заняться, кроме пляжа и "Подмосковных вечеров", и он проиграл. Но он еще не ведал, что книжечка "Сто шахматных задач" приплывет к нему в руки, он мог бы обойтись и без нее. И Толя, московский таксист, – проиграл. Как бы предвосхищая будущую свою игру, упи­ваясь своим проигрышем, он достал из кармана десять, как и по­ложено, египетских фунтов. Старик точно таким же невозмутимым жестом, как и прежде, одной рукой поднес к губам плоскую пиалу с зеленым чаем, а другой принял купюру и положил ее под поднос. "Я тебя, Хаттабыч, заставлю всё из-под этого подносика вытащить. Только подожди немножко".

С переходящим успехом они играли три вечера подряд. Когда Толик проигрывал, он утешал себя тем, что расплачивается фаль­шивыми долларами, которые старик так еще до сих пор и не рас­познал. Вот какими фунтами расплачивается с ним старик? Уже на второй день возле лавочки с ярко светящейся электрической лам­почкой над мешками с восточными пряностями и чаем "каркаде", который, как уверяют, обладает целительными свойствами, собра­лась ну, условно скажем, толпа. Некоторые даже начали ставить на выигрыш того или иного состязающегося. Как во время боя петухов.

На третий день был назначен решающий матч. Старику не везло. Сначала он проиграл выручку за день, потом мешок каркаде, к двеадцати ночи, когда все лавки на улице уже опустели, товар внесли внутрь, погасили свет и владельцы ушли домой, – бойцы еще сража­лись. Толик поставил в залог всё, что выиграл, и ждал, что поста­вит на кон старый шахматист. Старик молодым въедливым взором об­вёл взглядом все, что еще осталось на свету, и вдруг его хищный, как у орла, зрачок остановился на мальчике, всё так же старательно тряпочкой трущем свой мопед. Потом старик что-то сказал, и То­лик понял, что он предлагает ему сыграть еще одну игру. На маль­чика или на мопед? На мальчика. Мальчик, конечно, был очень кра­сивый и качественный. Но это Толика, принадлежащего к племени традиционной сексуальной ориентации, совершенно не интересовало, и отнимать мотороллер у мальчишки тоже не хотелось. Ладно, давай играть на мотороллер, начала подумал, а потом каким-то образом, скорее руками нежели языком, сказал Толя. Но он выставил еще од­но условие, носившее характер психического давления. Пусть внук или племянник старика, если Толик выиграет, еще и отвезет его в отель.

Партия закончилась под утро. Город, его торговая часть, набе­режные, центральная улица, пляжи были уже пусты. Уже закрылись бары и замолкли дискотеки. В воздухе чувствовалась некоторая свежесть. Старик мужественно встретил свое пораже­ние и предложил завтра продолжить игру и вообще играть до тех пор; пока Толик не соберется уезжать. Он и не знал, что русские так хорошо могут играть в шахматы, обычно хорошо играют израильтяне, но их приезжает в Египет мало. Селям!

У мальчика было заплаканное лицо, когда он заводил свой мото­роллер. Анатолий сел сзади, обхватил мальчика за теплые плечи, и они поехали. Ехать было совсем недолго, минут пятнадцать, из старого города к отелям, которые стояли по кромке воды и стерегли море. Картина была фантастическая. Улицы пустые, но реклама на отелях и вывески горели призрачным неоновым светом. В Егип­те, знал Толик, электричество много и оно дешевое, и всё это по­тому, что мы, русские, построили им Ассуанскую плотину. Хорошо быть русским.

Парень очумел, когда, прощаясь, Толик сказал ему, что да­рит ему мотороллер. Это был не только позыв души московского таксиста, но и урок великодушия. Толик и мальчик хорошо знали, как по-английски звучит слово подарок – Present. Оста­вим эту сцену, как работу для кинематографистов. Мальчик потянул­ся к Толику. Толик обнял мальчика, прощаясь. От мальчика пахло, как от молодого жеребенка.

Жизнь прекрасна. Сейчас Толик постоит под горячим душем, выпьет стопочку из тех двух бутылок водки, которые из экономии привез с собой из Москвы, и начнет смотреть какие-нибудь грандиозные сны.

12. Подследственный и месть по-русски

Сережа Виноградов про себя предполагал, что характера он крепче, чем это оказалось на самом деле. Женский у него характер, мечтательный. С первого же дня в Хургаде он, как только пришел на пляж, как только лег под разноцветный, полосами, зонтик, как только взглянул на синее, как небо, море, сливающееся с небом в белой, как поваренная соль, полосе горизонта, вдруг сразу же у него из глаз потекли слезы. Вокруг детский крик, гам, плеск мелкой волны, удары ладони по мячу на волейбольной площадке, вокруг разговоры на разных языках, счастливый женский смех, мужское ласковое воркование, а у него слезы текут. Хорошо, что все заняты собою, никто на него, на Сережу, не смотрит. Значит это, что кончилась жизнь? Значит он здесь, а любимая его женщина, его дорогая Светлана в сырой земле? Никогда они больше с ней в этой жизни не встретятся? Слезы текут и льются, как в кино, без всхлипов и морщин на лице, а как бы сами по себе, будто подает их какая-то железа без воли и желания самого Сережи, вроде бы даже без его особых переживаний. Как она там, в холодной земле, в сыром тяжелом гробу? Он видит ее истерзанное тело, любимое лицо, с почерневшими от боли и страдания губами…

Сережа следователя просил, молил: выпустите, хоть под конвоем, на похороны жены, проститься. Но у молодого следователя уже была своя версия, которую ему, наверное, седое начальство и спустило. У них милицейская практика – если где-нибудь на даче или недалеко от дома находят убитую жену, то почти всегда сразу забирают мужа: семейные разборки. А дальше чаще всего и выясняется, что так оно и случилось, взаимная семейная ненависть людей душит. Женина измена, денег жена на водку не дала, он только хотел ее попугать, поучить, только размахнулся, а убил.

Если же наоборот, когда мужа жена треснет, то наверняка либо муж пьяница, который семью замучил, либо, наоборот, шустряк, завел женщину на стороне, а жена об этом узнала. Женщины мужей убивают более осознанно.

Но у них же со Светланой все было не так. Он первым, когда Светлана пропала, в милицию позвонил. Проспался и позвонил. Что же, такие старые волки, как в милиции, не поняли, что случилось? Кого они из своих выгораживали? У Сережи на этот счет уже давно сорганизовалась своя теория, версия, как говорят по телевидению.

Милицейские парни в ночном патруле на газике бомжиху, значит, как им показалось, какую-то молодую поймали возле магазина, привезли ночью в отделение и порезвились. Это у них дело обычное, у кобелей, застоялись. Привыкли ночью пьяными работать, привыкли к безнаказанности и насилию. Кто их контролирует? Начальство по дачам и баням разъехалось. А разве не известно, что оно с их же безобразий и кормится?

Милиция – все здоровые, из деревень, весь день на свежем воздухе, в безделье, сила сочится, а если из города, то такие, чтобы посадистничать, только силу свою и превосходство показать. Ни учиться, ни работать не хотят.

Сначала определенно думали, наверное, что девка, которую они поймали, – бомжиха. Иначе бы никогда не осмелились, они же трусы все, когда поодиночке. Светлана часов в девять вечера выскочила в магазин, который через два дома на их же улице, накинув на плечи телогрейку и в мужниных рабочих сапогах: пельмени купить на утро да водки немного добавить. День прошел, неделя окончилась, на работу завтра не идти, вечером можно подольше посидеть, а утром за неделю отоспаться. Они с вечера со Светланой выпили в честь окончания рабочей недели. Посидели. Телевизор посмотрели, потом он, Сережа, перед сном захотел еще стопку, а Светлана, чтобы завтра с утра ничего не готовить, решила запастись и пельменями. Ждал, ждал и заснул, не дождался.

А эти молодчики в форме привыкли устраивать "субботники" для проституток, отнимать деньги у подвыпивших прохожих, к насилию привыкли. Она, наверное, сначала сопротивлялась, не хотела разврата, чего-то орала, но у них разговор короткий – кулаком в рыло, а потом резиновой дубинкой.

Все эти картины вставали перед глазами у Сережи, и слезы у него текли и текли. Будто все это с ним происходило, будто все это он перенес. Но главное, даже не физическая боль, а обида, которая хватала за сердце и держала, не отпускала.

Молодые волки точат зубы, на молодом мясце тренируются. Не хочешь – еще в рыло получи. А как Светлана была нежна с ним, с Сережей. Разве забудет он когда-нибудь это ласковое содрогание, когда они становились одним телом и одной душой и мир над ними весь пролетал. Вот детей все не было да не было, но врачи обещали, что будут. А эти, наверное, в очередь встали, гоготали, одни водку пили, другие тем временем развратничали.

Как это происходило, лучше не задумываться, только картины той ночи сами по себе лезут в голову. Кто-то из этих молодых стражей, порядка оказался тайным садюгой. А ведь всех вроде при приеме в милицию на психа проверяют. Но ведь сильно пьяный человек – не человек. Что же они сделали, как поступили, чтобы с жизнью Светлана простилась? А может быть, когда слишком далеко зашли, испугались и просто добили? Это только говорят, что бабы живучи, как кошки, много ли бабе, особенно если она еще и выпиши, надо. А в ту ночь, когда Светлана бегала за водкой, она уже была выпившей. Это так, это он Сережа признает. Кто-то из этих подонков ее не только бил, но так жестоко бил, что забил до смерти.

Он, Сережа, всех их найдет, всех разыщет. Это он сейчас держит паузу и притворяется, что смирился с неизбежностью. Он не смирился. И насильников, и патрульных, и того, кто эту милицейскую сволоту выгораживает, какого-нибудь степенного командира. Он найдет всех. Выгораживает, старый подлец, а для отмазки шьет ему, Сереже, дело… Ну, дело, считай, уже развалилось. У них город маленький, Сережа найдет. Этот старый седой пес кровавыми слезами будет плакать, через такие муки пройдет. Они теперь испугались, многое из доказательств затырили, кого можно из этой отмороженной милицейской молодежи, наверное, подемобилизовали, скинули из колоды, чтобы разрядить. Берегут честь обосранного милицейского мундира. Но это вообще, так сказать, глобально, общие рассуждения. Чтобы отомстить, нужна конкретика и, главное, самому не попасться.

Завязка, предполагает Сережа, на ком-то одном, скорее всего кто-то из родственничков большого начальства участвовал в этом деле. Племянничек чей-нибудь. Эту конструкцию Сережа уже тогда, когда сидел в изоляторе, в тюрьме, очень хорошо понял. Наше российское телевидение всех сделало следователями, научило.

Светлану нашли на следующий день около двенадцати часов. Тут же неподалеку, в парке. Ну и тут же, без дознания, Сережу и схватили. Значит, сразу начали прятать концы в воду. Скорее, скорее, в один день, вскрытие произвели, экспертизу, и, скорее, скорее, дескать, надо везти в Москву, в крематорий, жечь. Понятно: огонь уничтожает все следы. Очень хлопотно и дорого зимой копать могилу, в крематории же все по упрощенной схеме. Значит, знали сразу же, кто убил и кого надо выгораживать. Хорошо, что теща, мать Светланы, уперлась: только на кладбище, только в родном городе. У нас еще, Сережа, не все потеряно, если правду будем искать обычным, судебным путем – эксгумация, повторная экспертиза.

Господи, какое отчаяние навалилось на душу!

Зачем он в эту Хургаду поехал? Лучше бы у себя с утра и до ночи каждый день пил, и спьяну кого-нибудь из этих извергов задушил. Кого? Кого конкретно? Сейчас ему все равно, кого задушить, но лишь бы задушить. Если, конечно, когда он вернется, его самого не задушат. Им тоже свою шкуру надо спасать. Хургада – это для всех отсрочка.

Сережу Виноградова, жителя маленького подмосковного городка, спасло постановление Верховного суда о том, что милиция не может держать кого-либо в СИЗО более трех суток без решения суда. Иначе бы затоптали. Кончилась их лафа! Останься в следственном изоляторе еще на месяц или более, Сережа сошел бы с ума или его кто-нибудь бы убил. Милиция всегда отыщет того, кто может убить.

У Сережи после его трагической истории к милиции никакого нет доверия, и теперь уже никогда не будет. Сережа давно, еще с начала следствия понял, что он милиции ни здоровый, ни больной, ни просто живой – не нужен. Лучше бы он вообще, после того как, убили Светлану, не существовал. Сами натворили, а теперь, "чтобы не существовал"? Сережа должен был своим признанием закрыть их преступление. Впрочем, как ему в камере объяснили, если так уж случается, что молодую женщину убивают без видимых причин, а просто так, когда она выходит вечером в гастроном за продуктами, то всегда первым хватают мужа. А потом уже разбираются. В камере люди сидят очень знающие и тертые. Но Сережа всегда, с самого первого дня знал, что это преступление кого-то из милиции. А теперь скрывают, следы заметают, не хотят светиться, честь мундира берегут. А честь эта не стоит и одного чахоточного плевка. Как они его не хотели выпускать!

Тем не менее на второй день после замечательного постановления Верховного суда Сережу из изолятора выпустили. Как они только на такое решились? Сережа-то считал, что суд и милиция это как бы всегда заодно, рука руку моет. Про себя Сережа решил, что они, наверное, перегруппировываются, какой-нибудь выход придумывают, поскольку знают: он, Сережа, им опасен, он обязательно что-нибудь нароет. Его сосед по камере коммерсант Николай – всего их в камере было восемь человек и семеро, по разумению Сережи, сидели безвинно, только один Николай что-то сотворил со своим партнером по бизнесу, поэтому и был такой знающий и ушлый, – итак, Николай, сразу же, как только услышал сообщение по радио, сказал: "Завтра или послезавтра, Сережа, тебя и всех остальных отпустят!" – "А тебя?" – "Меня нет. Твое дело следователь не решится нести судье, оно сразу развалится."

Так оно и случилось. Сереже на второй день, как радио и телевидение о решении ВС объявили, отдали паспорт, всю одежду, в которой его брали, брючный ремень, шнурки от ботинок, ботинки и часы. Дело его тоже очень быстро, чтобы не дошло до суда, закрыли за недоказанностью состава преступления. Но это чуть позже, после того как он побывал в Хургаде.

Почему не взяли подписки о невыезде? Встречала его у тюремной проходной его теща, мать покойной жены, Валентина Ивановна. Она, собственно, и была главной его защитницей, писала письма прокурору, судье и в милицию. Какая оказалось мужественная и решительная женщина! Есть же такие женщины. которые только сердцу своему верят и никогда не ссылаются на эти жалкие, "а вдруг?", "чем черт не шутит," "на свете все может быть". К ней и так, и эдак подбирались с разными версиями и намеками. Она везде говорила, что знает своего зятя, он парень добрый, никого не обидит, и жили они с покойной Светланой очень счастливо. Она всегда говорила, что лучшего мужа она и пожелать дочери не могла. Сережа Светлану никак убить не мог. Только своим глазам и сердцу верила. Можно было бы сказать, что верила своим убеждениям. Впрочем, "убеждение" – слово сейчас немодное, сколько людей эти свои убеждения в одну минуту позабыли.

Что касается всех других знакомых и дальней родни, то у всех тоже было полное недоумение по поводу произошедшего несчастья, но все, на всякий случай, выражались так: "В тихом омуте черти водятся" Или так: " Разве за человека в наше время можно поручиться? " Или: "Чужая душа потемки". Это у них у всех осталась советская привычка на всякий случай сторожиться, "а вдруг?" В советской действительности, как известно, были и плохие стороны жизни.

Что касается родителей Сережи, то они были людьми пьющими и все четыре месяца, которые Сережа сидел в тюрьме, они как бы справляли поминки по убитой невестке. А чем им еще заниматься? Оборонный завод, на котором мать и отец Сережи раньше работали, после перестройки и много раз, упорно, на все лады произносимого слова "конверсия", закрыли, работы постоянной, следовательно, нет, хорошо еще, хоть сам Сережа и его жена Света как-то устроились. Вот тебе и конверсия, которой так рьяно занимался мировой шахматный чемпион Карпов. Не просыхали родители, сочувствовали, но ничего не соображали. Пьяный, он как малый, одни мечтания и никакого дела.

После внезапного освобождения Сережа прямо к себе домой, на свою квартиру, где он жил прежде с покойной Светланой, не пошел, а остался у тещи Валентины Ивановны. Она его в ванне вымыла, шампунь дала, чистые носки, трусы и майку. Господи, как похудел, одни глаза на лице, волосы поредели. Хорошо, что все синяки и кровоподтеки, которые Сережа на первых допросах получил, рассосались и зажили. Вечером посидели, поплакали, вспомнили покойницу. Кормила Валентина Ивановна бывшего зятя картофельным пюре с сардельками и кислой, своего изготовления, капустой.

А на следующий день к ним пришла секретарша директора Тамара Петровна. Только она появилась, Сережа решил: будет деньги предлагать? Он знал, что молодой следователь, который вел его дело, был сыном начальника охраны комбината. Сколько эта охрана недосмотрела, когда без накладных и настоящих документов с промзоны комбината вывозили целые бетонные панели и бетонные же для фундаментов блоки! Новые русские строились, мода была на красные кирпичные особняки, а хотелось все подешевле.

Сережа работал на домостроительном комбинате сварщиком, там же крановщицей работала и покойная Светлана. Оба они были, как раньше бы сказали, передовиками производства, т.е. работали хорошо, не за страх, а за совесть. Русский человек любит работать, хотя о нем и распускают разные слухи. А Сережа был еще и человеком рукастым, который мог сделать все, за что б ни брался. Мог и часы починить, мог и унитаз поставить.

Тамара Петровна пришла с поручением от директора. Так как все понимают, сколько Сережа перенес, и учитывая его ударную работу и необходимость психической реабилитации, дирекция купила ему путевку на заграничный курорт, – вот так, довольно убедительно, говорила старая сволочь Тамара Петровна, секретарь директора. А почему именно на заграничный? Потому, что в Сочи или куда-нибудь в Геленджик это и дороже и много грязнее, чем заграница.

Директор тоже, видимо, понимает, что если в одном месте копнешь, то в другом может открыться. Приблизительно так оценил акт благотворительности Сережа. Еще на следствии, в самом начале, Сережа пообещал молодому следователю, что убьет его, как только выйдет на свободу. Понятно, любое серьезное дело может сейчас открыть цепочку. Мог, конечно, и начальник охраны, подельщик директора по воровству бетонных плит с завода и разных других изделий, прямо попросить директора, ограждая сына от внезапных и случайных неприятностей, отправить Сережу куда-нибудь подальше. В отпуск или в командировку. Парень обозленный, еще неизвестно, чего может учудить. Слухи разные пойдут, разговоры, а зачем в городе лишние слухи, особенно в таком небольшом, где все как одна семья.

Ах, ах какое счастье! Какая удивительная забота о человеке! Он, Сережа, готов был и про директора, который при советской власти воровал и сейчас ворует, и про следователя и милицию письма анонимные написать и отослать в разные инстанции, включая администрацию президента, а они хотят его отослать, исключить из игры. Не выйдет, он, Сережа, в этот момент уверился в своей правоте. Слезы у него полились из глаз, и он про себя произнес трижды: мстить, мстить и мстить.

Женщины решили, что эти слезы – от чувства благодарности, и принялись Сережу успокаивать. Сережа в этот момент заплакал пуще – так ему стало жалко не только погибшую Светлану, но и себя.

Валентина Ивановна достала из шкафа чистый носовой платок, подала его зятю и, чтобы унять собственное волнение, заприговаривала: "Давайте чай пить, Тамара Петровна. Я в этом году хорошее варенье из лесной смородины наварила. Светлана мне помогала". Тут слезы и у нее покатились без удержу, и она полезла в сервант за чайными чашками праздничного сервиза "Мадонна" производства еще ГДР, который куплен был перед самой перестройкой, по специальному талону. Теща Валентина Ивановна на том же заводе работала, и знакомство с Тамарой Петровной было ей и полезно, и лестно.

Естественно, во время этого ненужного чаепития Сережа от какой бы там ни было поездки наотрез отказывался. Не был он заграницей, да это русскому человеку и ни к чему. Не время ему гулять, и нет у него настроения. Ему надо выходить на работу и начинать жизнь сначала. Он намекнул также на месть виноватым и неправым. К тому же ему надо еще могилку Светланы обихаживать, доставать материал да варить оградку. "Завод поможет," – подхватила тему видимо, заранее провентилированную, Тамара Петровна.

Потом старая карга, так сказать приватно, в плане своих неофициальных соображений, пояснила, что путевка на иностранный курорт горящая, вроде бы ее купили для кого-то из заводоуправления, а может быть, даже и для кого-то из родственников директора, которые все числились работниками завода. "Если представляется случай, Сереженька, то почему бы не оторвать у этих кровопийц, которые все приватизировали и все украли, что раньше принадлежало простым людям, хоть какую-нибудь малость? Подумаешь, путевка! И вовсе ничем Сережа никому не будет обязан! Это как бы его собственные трудовые, которые просто по праву ему достались. С драной собаки, как говорится в простом народе, хоть шерсти клок". А пошел директор, дальше продолжала Тамара Петровна намекать и уговаривать, на такую щедрость потому, что также и из милиция, из горотдела, где, конечно, все и про всех знают, посоветовали, чтобы Сережу срочно отослали куда-нибудь отдыхать. Значит, милиция чувствует свою вину, чувствует себя виноватой. А какая дирекция против милиции пойдет? И ему, Сереже, тоже против власти идти нельзя, гордиться негоже, смиренно надо жить. Все понимают, что у Сережи сейчас душевная травма.

И дальше две женщины, испытывая к Сереже большое сочувствие, его уговаривали: бери, Сережа, путевку и езжай. Вроде бы получалось, что все пристойно и прилично. Жизнь не переделаешь, Светлана от его слез из гроба не встанет, ему теперь надо думать еще и о себе. А о справедливости чего зря думать, раз его самого выпустили, значит, справедливость имеется, и рано или поздно она проявится, и убийцы Светланы сами по себе найдутся. У нас, у русских, идея справедливости всегда живуча, как кошка. Преступников еще и Бог накажет.

В качестве совершенно нерешенного препятствия, которое кладет конец всем спорам, Сережа задает такой вопрос: " Да как же я куда-нибудь поеду, когда у меня и паспорта заграничного нет?" Но этот для Тамары Петровны оказался вопросом самым легким. Просто легчайшим. Оказывается, уже к утру административные органы обещали сделать для Сережи заграничный паспорт.

А ведь интеллигентно излагает, тогда же за столом, за чаем с вареньем, подумалось Сереже. А то, что милиция беспокоится, это тоже неплохо. Они ему сделают заграничный паспорт, и когда будут этот паспорт выдавать, он постарается дознаться, кто здесь в помощи ему принимал особое участие и через кого. Здесь он как бы приблизится к самым что ни на есть виноватым. Тут же у Сережи мелькнула такая мгновенная обида: мол, многие жители из их подмосковного города уже ездили в Турцию и другую заграницу, а вот он нет, ни разу и ни разика. Но все равно, если он поедет, то, конечно, в первую очередь, чтобы мстить. Вот тут Сережа сразу и решил, что надо ехать, надо своих кровных врагов отвлечь, притвориться, что он не догадывается, кто убил его жену, у него даже снова возникла мысль, что через эту поездку он конкретно выйдет на мерзавцев, которые убили Светлану. Списочек заинтересованных лиц у него уже есть: милиция, начальник охраны, директор и т.д.

Он также твердо решил, что должен поквитаться и с теми людьми, которые пытались засадить его в тюрьму и сделать убийцей. Сережа перед самой тюрьмой посмотрел замечательный фильм Станислава Говорухина "Ворошиловский стрелок" и ему очень понравилась идея индивидуальной мести. Он, правда, не будет что-то там уравновешивать, как Говорухин, одна милиция у того плохая, другая хорошая. Он, Сережа, накажет всех. Русский человек изобретателен и в преступлении, и в мести. Все это он думал как бы в горячке.

На второй день своего пребывания в Хургаде Сережа обнаружил, что слезы у него с самого раннего утра, как вчера, уже не текут. Накануне он после ужина погулял немножко по территории, а потом пришел к себе в номер, достал бутылку водки, которая сидела у него в чемодане, и в два приема ее опорожнил. Поэтому спал хорошо, без сновидений. Утром он хорошо в ресторане за шведским столом поел, отвергнув разный творог, овощи и даже курицу. Он наложил себе целую тарелку очень нежных, импортных, конечно, как и все в зарубежных странах, сосисок, а потом подходил еще к этому волшебному столу за добавкой. На пляже он зашел в море, поплавал немножко в соленой воде русскими саженками, стиль этот, немодный теперь, в России по-прежнему считается мужским и надежным.

До обеда Сережа лежал на солнце и под зонтиком и разрабатывал разные планы. Как он вызнает все о милиции и какую ей придумает казнь. Планы были очень разнообразные. Что касается экипажа милицейского газика, который в ту ночь мог оказаться в их районе, это он добудет, если только они все книги и расписания не уничтожили. Сережа вспомнил, что одна его боевая подруга молодости работает паспортисткой в жэке, а жэк, как известно, близок от милиции. Он ее попросит, а если надо, даже войдет с нею в прежние отношения. Конечно, возникла здесь дополнительная мысль: Светлану он по-прежнему очень любит, но ведь он-то живой, железы внутренней секреции у него работают и определенный секрет выделяют. А ну как все переполнится и станет отрицательно влиять на здоровье?

И вот когда его бывшая подружка адреса и фамилии разузнает, он может нанять каких-нибудь местных килеров, опять – таки из бомжей или другого неработающего сброда, чтобы поубивали поодиночке этих героев до полусмерти или чтобы яйца отдавили насмерть, как в кино. Пусть прыгают!

А с молодым следователем, который был исполнителем чужой недоброй воли, он может разделаться сам. Например, бросить ему в окно бутылку с горючей смесью. Все очень просто, бутылка из-под пива, налитая бензином. Коктейль Молотова. Можно, конечно, сжечь машину, а лучше достать где-нибудь гранату и сделать самодельное взрывное устройство. Есть ли, интересно, у молодого следователя жена? Ее тоже можно в дело пустить. Если какого-нибудь амбала хорошо подпоить да на эту дамочку вывести, хороший мог бы возникнуть эффект.

И другие, столь же эффектные и изобретательные планы возникали у Сережи на второй день пребывания в солнечной Хургаде. Например, достать сальмонеллезную курицу и подкинуть в столовую городской администрации, где обедает и весь горотдел милиции. Нескоро сработает, потому что есть инкубационный период, но вот будет потеха. Лучше бы, конечно, какой-нибудь другой отравы добыть, но где ее достать? Мстить надо быстро и результативно.

С каким волнением представлял себе Сережа, как он приходит на кладбище в день похорон молодого следователя. Играет милицейский оркестр, солнце гонит свои отблески на трубах и других духовых инструментах…

Кстати, о солнце. Размечтавшись о мести и других приятных вещах, Сережа Виноградов даже и не заметил, что солнцем злоупотребил и весь, как молодой поросенок, сгорел. К счастью, здесь нашлась молодая девушка, тоже русская, тоже из подмосковного города, но другого, которая обратила на это внимание и не только предложила Сереже свой специальный крем для подобных образом обожженных , но и даже своей ручкой растерла его на Сережиной спине. Так они и познакомились. Звали ее Надежда. Надежда – хорошее, многообещающее имя.

Вечером, за бутылкой белого сухого вина, Сережа рассказал случайной спутнице свою грустную историю. Он при этом плакал навзрыд и падал головой на стол. Что ни говори, Светлана была безупречной женой: и вовремя накормит, и постирает, и в магазин сбегает, и вообще, Сережа ее любил. У нее был один недостаток, у них не было детей, но врачи обещали.

От жалости Надежда тоже плакала и очень переживала. Действительно, история ужасная. А каким образом в этом случае, женщина может подбодрить мужчину? Она его пожалела.

Вместе они потом, почти неотлучно, провели целую неделю, во время которой у Сережи постепенно выравнивалось настроение и к пережитому он стал относиться проще. Надежда внушила ему, что это трагическое испытание послано ему Богом, а любое посланное испытание – это благо. Сережа с этим согласился, хотя и отметил для себя, что Тамара Петровна, секретарь директора, во время их встречи показалась ему верующей, хотя раньше была членом КПСС, и его собственная теща склоняется к Богу, а тоже прежде в храм не ходила, и вот даже совсем молодая Надежда тоже говорит очень душевно. Надежда сказала ему, что мясным за обедом, завтраком и ужином злоупотреблять не следует, мясо быстро старит организм, надо есть больше овощей и фруктов. Сережа принял это к сведению.

Многие читатели на этом месте решат, что автор, как опытный беллетрист, сейчас соединит двух молодых людей и на этом поставит точку в этой грустной истории. Нет, автор идет по жизни. Хотя Сережа и Надежда обменялись своими подмосковными телефонами, они больше не увидятся. Не "дама с собачкой", а просто курортный роман.

Сережа вернулся в свой город уже совсем в другом настроении, чем уезжал на отдых. Довольно равнодушно воспринял он известие о трагической смерти молодого следователя через утопление. Поразило только, что погиб тот в день Сережиного отъезда в Хургаду. И именно там, на благословенном курорте! Перст Божий… Как-то постепенно идея мести другим у него, в соответствии с национальным русским характером, отпала, и он перестал об этом думать. Бог дал, Бог взял, чего об этом слишком много размышлять, уныние – тоже грех. Дача у директора завода действительно сгорела, но ведь не квартира начальника охраны. С одним из своих истязателей в КПЗ Сережа как-то спустя год или два встретился в городской бане, помахал, ему, как знакомому рукой.

Сам Сережа в скором довольно времени женился, на девушке, которая работала в жэке. Тамара Петровна была у них на свадьбе и в подарок принесла в прекрасном состоянии фарфоровый чайный сервиз "Мадонна". У молодых еще не появился ребенок, но девушка из жэка уже, как говорится, в интересном положении.

С Валентиной Ивановной по надлежащим праздником Сережа ходит на кладбище, к могилке жены. Там стоит сейчас с большим искусством сваренная оградка. А вот Тамара Петровна стала баптисткой.

13. Настоя-я-щий полковник

Виктор Андреевич Следков прочел где-то в столь любимой им периодике, и это ему очень понравилось, что ловкие американцы всех своих бывших, ушедших на покой, президентов по-прежнему в быту, обращаясь к ним, почтительно называют "господин президент". Это очень хороший обычай, решил про себя Следков, потому что здесь просвечивается государственное уважение, которое должность накладывает на человека. Все просто так не заканчивается и, если ты был президентом, то президентом так на всю жизнь и остаешься. Виктор Андреевич Следков был полковником в отставке. Он тоже считал, что полковником он и остался. Русский, настоящий полковник.

Хорошее было время, ни о чем не думай, потому что Родина думает за тебя, и накормит, и напоит, и оденет. Сиди себе знай в штабе, подписывай бумаги, жужжит вентилятор и жди пенсии. Занимался в штабе Виктор Андреевич какими-то хозяйственным делами, о которых теперь и вспомнить не в состоянии. Считал солдатские бушлаты или солдатские портянки, вел учет стреляным гильзам. А может быть, он работал даже кадровиком, почти самым главным, потому что расставлял людей по должностям. А что, спрашивается, человеку еще надо? Виктор Андреевич ни о чем больше и не мечтал и сыновьям наказывал, чтобы все было тип-топ и спокойненько.

Но золотое время жизни закончилось, пришлось уходить на пенсию, вот тогда-то Виктор Андреевич и вспомнил об американском обычае. Полковником надо было оставаться, почетнее звания не придумаешь. Поэтому, уйдя на пенсию, когда с кем-нибудь знакомился или кому-нибудь представлялся, то, называя свою фамилию, имя, отчество, господин Следков неизменно произносил: "полковник… в отставке". Про отставку он поминал тихим голосом, но даже если кто и фиксировал этот шопотный "довесок " то, из стремления упростить слово и жизнь, тут же про него забывал и начинал Виктора Андреевича окликать простенько – полковником. Или – полковником Следковым.

Вот так Виктора Андреевича все стали дружно звать и в туристской группе, которая из Москвы направилась на отдых в Египет, в прославленную Хургаду.

В новое время полковник Следков, как ни странно, вписался решительно и верно. Старший сын его, по образованию историк, своевременно и удачно женился на девушке медичке и теперь живет вместе с женой и ее родственниками в Израиле. Присылает "секонд-хенд" со своего плеча и с плеча своих новых родственников и в письмах дает советы по устройству России. Теперь старший сын – высококвалифицированный маляр-плиточник и, взяв ссуду в банке, имеет трехкомнатную квартиру. Младший, который закончил суворовское училище, продолжать военное образование, как не перспективное, не захотел, а работал челноком, снабжая москвичей и других трудящихся, турецкой кожей и польской косметикой, и теперь у него полупалатка на Тимирязевском вещевом рынке и машина марки "форд" 1991года. Надежная техника.

Дети у полковника устроились сразу. Вот что значит хорошее домашнее воспитание и родительский пример! Сам же он сначала присматривался и приглядывался, благо военная пенсия, а также кое-какие запасы его жены Тамары Сергеевны, долгие годы возглавлявшей комиссионный магазин, который ей не удалось безболезненно приватизировать, помогали и продержаться, и вести осмысленное наблюдение за жизнью. Вернее, в это время Виктор Андреевич работал в охране банка, потом сберегал станцию технического обслуживания автомобилей, коротал время в виде ночного сторожа на почте, пытался устроиться на тепленькое местечко в Литературный институт, когда там собирались открыть военную кафедру. Но кафедру в институте не открыли, и стал полковник Следков работать курьером в туристической фирме тут же, на Тверском бульваре. Он ведь бывший полковник, рассуждали его туристические начальники, поэтому ему можно доверить любые документы. И в МИД паспорта отвезти, и в посольство для получения визы отправить. А еще сам по себе полковник Следков человек обходительный, умеет завязывать связи, там цветочек старой девушке принесет, там молодайке шоколадку подарит, поэтому-то и с этими паспортными оформлениями у него все в полном ажуре. Начальство его уважало. Зарплата? Ну, уж не меньше, чем у генерала и раза в три жирнее, чем у действующего профессора все того же Литературного института. Сосед у него по подъезду в этом институте профессорствует, вечно жена его, профессорша, то за маслом подсолнечным придет, то за мукой сырники обвалять. Голь, одним словом, писателишки.

Исключительно за хорошую службу полковника Следкова наградили поездкой за границу. Он, конечно, сам все время в своей туристической конторе побуркивал, что, дескать, с разнообразным и капризным контингентом возится, отправляет всех желающих в разные страны, а конкретных условий жизни и отдыха вне своей прекрасной обновленной Родины не знает. Как наши русские люди там живут, в каких отелях останавливаются и что такое шведский стол он, полковник наяву не знает. Безобразие! Хотели, правда, послать полковника сначала по горящей путевке в Бразилию, но потом решили, что Хургада для русского человека типичнее и дешевле.

Летел полковник Следков за границу впервые, но почему-то совершенно, как человек по сути своей военный, не робел и вел себя смело и уверенно. А это сразу видно, поэтому при всех коллективных мероприятиях, где требовалось не то чтобы единоначалие, а просто какой-то, хоть и малый наблюдатель за порядком, все выбирали его старостой. Идут в музей – билеты на всю группу держит в руках полковник, едет группа в автобусе – счет всех людей ведет староста.

Собственно, на этом рассказ наш почти заканчивается. Радовался солнцу, морю, еде и мелким бесплатным радостям наш полковник, как малый ребенок. Он всегда первым был на всех дневных бесплатных дискотеках, где приглашал на танцы разнообразных дам, и всегда был готов участвовать в перетягивании каната, беге в мешках, кормлении с завязанными глазами партнера и в других, сходных с этими, фирменных наших зарубежных развлечениях. Он даже вместе с престарелыми и очень полными женщинами участвовал в водной зарядке. Об этом каждый день объявляли по громкоговорителю на пляже. Все собираются в кружок и под водительством молодого, говорящего на всех языках парня из Одессы, стоя по грудь в морской воде, делают физические упражнения. Благотворное действие соленой морской воды, воздуха, солнца и физической нагрузки. Парень показывает, как надо махать и загребать руками и ногами воду и весело всеми командует. Счет до десяти этот замечательно загорелый и спортивного вида парень ведет сразу на трех языках: английском, немецком и итальянском. Так же, как и русских, на этом курорте было всегда много немолодых итальянцев – пенсионеров и представителей среднего класса. Их привлекало солнце, море, близость к Италии и дешевизна.

Вечерами полковник Следков прогуливался по ночной Хургаде и с большим пристрастием рассматривал изобильные витрины лавок и магазинов. Неправда ли, познавательно и интересно?

Пиком своей поездки на заграничный курорт полковник Следков считал однодневную экскурсию в Каир, на пирамиды. Удовольствие это было не из дешевых – около ста долларов, и полковник, долго раздумывая, чесал репу, пока согласился в этой экскурсии участвовать. Все ему очень понравилось. Встали чуть ли не в три утра. Потом долго ехали по пустыне, наблюдая песчанные пейзажи и ожидая миражей. Гид переводчик Мухаммед, прикрепленный к группе, все показывал и обо всем вел рассказ на хорошем русском языке. Но миражи не появились, видимо это особый аттракцион. Потом показался Каир, огромный город, в центре которого возле вокзала, выставлен какой-то древний истукан по названию Рамзес. А уж машин, машин! Потом ходили смотреть мумии и древние драгоценности в Каирский музей, где полковника поразил порядок и обилие золота и охраны. Показали и пирамиды. Кто же знал, что они, оказывается, почти на окраине города. Так и высовываются из-за крыш домов! Замечательная экскурсия.

На обратном пути Мухаммед предупредил группу, что обычно туристы вскладчину преподносят водителю какой-нибудь сувенир или его экивалент. Группа пошушукалась и решили подарить обаятельному гиду бутылку русской водки с портретом президента Ельцина (это было предложение полковника, да и бутылка тоже из его личных запасов, хранилась в его дорожной сумке), а шоферу Али, который по– русски не понимал ни слова, вручить, так сказать, денежный сувенир: кто сколько даст. А кто будет собирать деньги в валюте? Полковник!

Обратная дорога длинная, ночь за окном автобуса темная, шумят кондиционеры, все устали и дремлют. И в этой темноте полковник Виктор Андреевич Следков всех обошел и очень вежливо и культурно собрал со всех деньги. Давайте, товарищи, гоните американскими долларами или египетскими фунтами. Мы, дескать, живем в цивилизованном обществе и давайте жить, как положено цивилизованным людям. С одиночек Виктор Андреевич брал по три американских доллара, а с семейных по пять. Но особенно не активничал, вел себя деликатно. Работа эта оказалась большой и утомительная, автобус был длинный, настоящий комфортабельный корабль пустыни, с туалетом вместо задних сидений. Именно там, запершись на задвижку и при свете маленькой экономной лампочки, полковник все и пересчитал. Деньги не любят, как известно, гласности. Оказалось, что собрал он около 180 долларов, ведь отдельные персонажи давали и больше назначенной суммы. Но у Виктора Андреевича в сумке была еще одна бутылка и тоже с выгравленным портретом. Вот эту бутылку он в конце пути шоферу и преподнес, снабдив свой подарок стопочкой долларов. Долларов было двадцать, купюрами по одному, чтобы казалось больше. А кто в этом станет разбираться? Кому искать справедливости? Устраивать профсоюзное собрание и очные ставки? Черномазые, что ли? Ведь Виктор Андреевич вместе с группой –адью! –улетал завтра в любимую столицу своей Родины. Слово "Родина" полковник даже мысленно произносил с большой буквы.

14. Набожная матушка Генриетта

В Хургаду, в земной рай, на дешевом чартерном рейсе можно залететь во вторник или в субботу. Еще до поездки клиент выбирает в турагенстве – возвращается он обратно через неделю, т.е. в следующую субботу или во втор­ник, т.е. через неделю, десять дней или соответственно через две недели. Генриетта Иванов­на Мурзаева возвращалась домой через неделю, поэтому ей многое нужно было успеть.

Прилетела она сюда как бы не по собственной воле, а по велению сердца, сопровождала симпатичного церковника, бухгалтера-ревизора отца Андрея.

Отец Андрей проводил ревизию в нескольких русских монастырях на Синайском полуостро­ве и, по совету врачей совмещая, приятное с полезным, должен был еще подышать морским свежим воздухом. Ионы, знаете ли. В связи с дешевизной хургадинской курортной услуги и с дешевым российским авиатранспортом бы­ло решено: пусть отец Андрей как следует несколько дней проды­шится в пятизвездочном отеле Хилтон, стоящем, естественно, на самом берегу моря. А потом уж будет – или крутой автомобиль, или за сорок минут (счастливые потомки советских "Ракет") на воздушных кры­льях, переплывет Красное море, то самое, которое Моисей переходил посуху, и уже оттуда отправится сверять баланс, пересчитывать свечи и считывать инвентарные номера на потирах, дискосах и ветхих ризах. Вышесто­ящие церковные чиновники отца Андрея нагрузили кроме работы оплачиваемым и комфорт­ным отпуском на неделю, а на всякий случай, чтобы кто-то следил за не­здоровым человеком, обслуживал, приглядывал за бельем, режимом и пита­нием, приставлена к нему была еще и Генриетта Ивановна.

С сорокапятилетним отцом Андреем был еще послушник младший бухгалтер Сергий, добродушный и веселый парень, о­кончивший московскую Бауманку по специальности ракетная техника и вне­запно ушедший в сосредоточенную церковную жизнь. Не станем никого осуж­дать. Не станем ничего плохого думать и об отце Андрее, и послушнике Сергее, к этому нет и не было никаких оснований. Если что-то и мерещи­лось в этом смысле Генриетте Ивановне, то это исключительно из-за её извращенного сознания. Как ни посмотрит она вечером с улицы через щелочку в занавесе в гостиничный номер, который занимали отец Андрей и его послушник, то всегда одна и та же картина: телевизор не работает, не балуются, не искушаются, и дальше: или отец Андрей лежит на кровати и читает книгу, а послушник Сергий стоит на коленях и молится, или они оба читают книги.

Генриетта Ивановна не сразу, конечно, добилась в жизни такого привилегированного положения. А как еще его можно добиться – только трудом. Вообще-то жизнь Генриетты Ивановны складывалась тяжело: детдомовка, но, старательная, услужливая к педагогам, своими товарищами не любимая за наушничество. А если с властями предержащими не сотрудничать, как здесь проживешь? С большим трудом, по квоте, устроили Генриетту Ивановну после окончания десятилетки в педагогический институт. Сама директор детского дома ездила к ректору института, когда Генриетта Ивановна не добрала при приеме баллов, просила, подключала райком КПСС, ссылалась на социалистический гуманизм, объясняя, какой юная Генриетта бу­дет для института и лично для ректора ценный кадр по связи со студен­ческой общественностью. Обо всем, что происходит и будет происходить в студенческом общежитии, ректор будет знать. И для советского – тогда все обязательно произносилось со словом "советский"– для красоты и для устрашения – образования хорошо будет, когда Генриетта Ивановна подрастет, об­разуется и станет учительницей истории.

Но учительницей истории Генриетта Ивановна не стала, по распределе­нию в сельский зачуханный район учительницей не поехала, а пошла в ас­пирантуру по специальности научный атеизм, но тут тоже баллов не добрала, и куратор того курса, на котором Генриетта Ивановна училась и где была назна­ченной старостой, – куратор курса, молодой, спортивного вида энергичный парень, приставленный к студенчеству от директивных и партийных орга­нов, тоже ходил на прием к ректору и потом улаживал дела молодой аспирант­ки с заведующей аспирантурой. Так сказать, традиционная, рутинная процедура.

Генриетта Ивановна оказалась гибкой и мобильной натурой, потому и с аспирантурой, а потом и с руководителем своего деликатного предмета – научным атеизмом – у нее все обошлось благополучно. Она даже выучила язы­ки – английский и ставший нынче модным немецкий. Были ведь в ее тех­ническом вузе, где она преподавала после аспирантуры, студенты-иностранцы, и их тоже надо было контролировать. Кстати, тот самый спортивного вида мордово­рот, который помогал ей с аспирантурой и быстрой карьерой, оказался потом ее мужем. Но к этому времени он стал уже весьма солидным и энергичным майором, ну а сама Генриетта Ивановна возглавила партбюро кафедры об­щественных наук и не собиралась на этом останавливаться. Но тут разра­зилась перестройка.

Наука, как известно, лучше чем тьма и помогает во всех случаях жизни. Научное мировоззрение позволяет быстро ориентироваться в раз­личных социальных сферах жизни, да и вообще ориентироваться. Как мно­го значит осмыслить происходящее и во время примкнуть к побеждающему лагерю. Далеко простираешь ты руки свои, наука! В конце концов каж­дая специальность дает некий всегда и во всех условиях могущий сос­лужить службу корпус знаний. Ничего не изучаем мы без пользы! Вот так и наша Генриетта Ивановна, вернее её семья. Бывший мордоворот осознал чудовищную роль органов в жизни народа, покаялся, и теперь его не следует кликать мордоворотом, а следует вежливо называется Константином Федоровичем. Константин Федорович, привыкший всегда есть хлеб исключительно ситный и помазанный сливочным маслом, вдруг вовремя вспомнил, что он крещеный русский человек, да еще вроде бы внук или правнук расстрелянного советской властью священника. А Генриетта Ивановна обнаружила, что для будущего гораздо выгоднее перестать читать студентам основы атеизма, а сосредоточиться на под­готовке мужа к принятию сана священника. Для образо­вания новых общественных сил требовались свои новые кадры так почему же противиться объективному процессу! В основе зна­ний лежали определенные тексты, итоги неких озарений и заблуждений, но лишь от Генриетты Ивановны зависело как их интерпретировать. Она интерпрети­ровала их как надо, и Константин Федорович, в свое молодое время закончивший специальную академию КГБ, учившую в прикладном плане, мно­гому из того, что учат в какой-нибудь семинарии или духовной ака­демии, стал священником. Всё зависит от того, как интерпретировать!

Когда Константин Федорович получил приход в Подмосковье, в одном из поселков, где жила московская элита, – кстати, здесь по­падались и лица, которых Константин Федорович обслуживал – и за которыми наблюдал в своей прежней жизни – Генриетта Ивановна рассталась с институтом и сосре­доточилась на делах прихода. А дальше всё ясно: терпеливый и усид­чивый аспирант, как говорилось о ней промеж ее же товарищей хлестко, но справедливо, – "всё жопой высидит", –энергичный и целеустремлен­ный преподаватель, принципиальный и одновременно гибкий парторг, всегда ухватывающий дух и суть времени, упорный репетитор своего мужа по знаниям Священного Писания, – а почему она не должна была стать образцовой матушкой? Почему она не должна была стать образцовой попадьей, замеча­тельной радетельницей за бедных, принципиальной проповедницей нравственности, главной советчицей и обездоленных, и богатых? Образо­вание – советское образование, как известно, лучшее в мире – давало ей широкий диапазон интеллектуальных возможностей. Она как бы даже прославилась среди других матушек. Были некоторые матушки из Москвы, которые заканчивали Бауманское училище, театральную школу при МХАТе имени Чехова, были математички, химички, писатель­ницы, закончившие Литературный институт имени Горького, но такой, чтобы и писание знали – от зубов отскакивало и даже говорили на двух иностранных языках, таких в епархии кроме Генриетты Ивановны не было. Редко попадались и такие, чтобы быстро и по команде отданной вышестоящим иерархом, нари­совали картину происходящей действительности, которую этих матушек приставили наблюдать. Понятно ли теперь – каким образом матушка Генриетта ока­залась на берегу лучезарного Красного моря?

Ах, как ей все там понравилось. Вечно солнечная Хургада – нитка жемчуга, оброненная на берегу моря – каждая такая жемчужинка это ка­кой-нибудь знаменитый отель. Фонтаны, обеды, шведский стол, пляж, бас­сейн, фитнесс-центр, и всё такое же загадочное, дорогое и значитель­ное! У них, как и у нас, слава Богу, капитализм, и нам дешевки не на­до. Матушка Генриетта уже привыкла к стабильно хорошей жизни и здесь, как дитя, наслаждалась обстановкой, вечно теплым морем и отличным швед­ским столом. Как хороша оказалась жизнь без социализма: и подадут, и комнату уберут, и чемоданы поднесут, и на стол накроют. Она же еще в Москве, через турагентство, все это и выбирала, даже по интернету смотрела расположение отеля и интерьер комнат. Замечательно, Сочи та­кого и не снилось. Одно было плохо, что-то матушку Генриетту непрес­танно томило.

Что же ее так беспокоило, и заставляло в неясном смятении сжимать­ся сердце? Обилие обнаженных мужчин и женщин, которых она каждый день видела на пляже? Они ходили туда, согласно предписанию еще москов­ских врачей и принимали солнечные, воздушные или морские ванны. Отец Андрей, одетый в скромную маечку и благопристойные спортивные брюки, лежал под грибком в тени на топчане и читал либо журнал "Главный бух­галтер" либо епархиальные ведомости. Совершенно легкомысленный пос­лушник Сергей в спортивных адидасовских трусах и в майке с изображением развратной певицы Мадонны режется в волейбол, а что делать ей, Генриет­те Ивановне? В довольно закрытом, но не без кокетства, купальнике, с повязанной косынкой головой, она бродит между лежаками и разглядыва­ет – как живут люди и какие они. Надо определенно сказать, что молодое поколение стало ростом повыше и повадками поувереннее. Заморышей с некормленным детством совсем нет. Длинноногие молодые мужчины и бабы пьют на пляже вволю пиво и другие напитки, будто совершенно не заботясь об их высо­кой цене, и конечно, все трещат по мобильным телефонам, опять-таки не думая о центах и долларах, которые эфир поглощает с каждой секундой. В её, Генриетты Ивановны, время жили не так. А эти бабы с голыми грудями – оттого, что это называется "топлес", дело не меняется – груди отвисли, как у перекормленных коз, ни стыда ни совести. Но ес­ли бы время пошло вспять, разве она не хотела бы стать такой же бес­стыжей и молодой!

Но не только марки телефонных аппаратов рассматривает матушка Генриетта на пляже. Господь Бог создал человеческую плоть такой неповторимой и разной, и у нее здесь свои сравнения. Пусть примитив­ные люди думают, что трусы у мужчин что-то могут скрыть. Это только не для её, матушкиного, густого, как патока, взора. Разгу­ливая вдоль кромки берега, матушка ищет не только визуальных удоволь­ствий. Она еще пытается нечто, вернее, некого индифицировать.

Матушка Генриетта очень полюбила в этом роскошном отеле, тайные ночные прогулки вдоль выходящих на общую террасу застекленных стен номеров первого этажа. У архитектора верно был девиз: как можно ближе к природе". Если бы что-либо подобное было придумано еще и во внутренних коридорах! Как было сладко– тревожно ночью красться вдоль закрытых дверей, прислушиваясь, что же происходит за ними ,и по вздохам, по шороху простыней, по шуму сброшенной с ноги туфли или скрипу койки представлять объятие и прикосновение. Но это уже в час поздний.

Но еще более волнительные переживания возникали, когда в ночной темноте матушка Генриетта, двигалась по террасе первого этажа. В гасили свет и зажигали ночники возле пос­телей. Некоторые ведь это любят делать при свете. И, если в плотных тканях занавесок оставалась хоть маленькая щелочка, какие картины из не осуществившегося прошлого вста­вали перед глазами. Ну отчего же в свою юность с отцом Андреем они не знали и не ведали таких излишеств! Да и отец Андрей в такие минуты – матушка Генриетта позволяла себе даже некоторую раздраженную критику супруга – тоже хорош был даже в юности: имел матушку Генриет­ту быстро, как проститутку, думал только о собственном наслаждении, никогда не поиграет, ему бы только стакан водяры засадить, это для него весь секс заменяло. Но сколько, однако, в природе разнообразия. Приткнувшись где-нибудь в кустах – а вдоль всей террасы шла густая и плотная, выровненная рукой садовника, полоса кустарника, будто специально для разведчиц и разведчиков, – матушка сопереживала чужим страстям и перипетиям жизни. Она даже была снисходительной, если ей виделось или чудилось что-нибудь богомерзкое. Молодость! Бог милостив, а человек к старости успевает покаяться. Матушка надеялась, что и она это еще успеет. А сейчас главное эта юность, напор и обнаженность.

На второй или на третий день подобного мления в кустах матушка, – Генриетта к этому времени уже обошла нижний коридор и слышала столько восхитительных звуков и всхлипов страстей, что на этом можно было бы и за­кончить, собрав чужие переживания на много дней вперед, – матушка в своей вдруг возникшей дерзости решила еще раз обследовать и террасу. Она уже знала: сколько не хоронись, а всегда маленькая щелочка в занавесках отыщется. Ищите, как говорится в святых книгах, и обрящете. Эта сложная технология: как бы прогуливаясь, ненароком найти волшебную прореху. И она нашла. Но не будешь же ты, раскорячась, отклячив немолодой зад, стоять на общей террасе в позе корабельного сиг­нальщика! Медленно, не отрывая взгляда от восхитительной картины, открывающейся перед ее глазами, матушка отступила вглубь кустарника. Здесь главное не упустить прямую между прорехой в занавеске и своим взором. Чужая страсть более заразительна, чем своя. И не успела это матушка обдумать, облизывая в темноте сухие узкие губы, как мгновенно почувствовала, как горячая сильная рука вдруг схватила ее за бедро. Сначала одна рука, потом другая. Ну не бежать же здесь и не кричать! На все воля Божья, пусть свершится то, что должно было свершиться. Но кто же этот другой соглядатай, который устроился в этой темной поре в кустах, и на чье сторожевое логово матушка наткнулась? Какой опытный мужчина и как хо­рошо знает свое дело! Страсть нельзя сымитировать, или она есть, или ее нет. Какой напор! Какая энергия! Может быть, дьявол овладел ею и сейчас, брызнув искрами и пыхнув серой, потащит в ад? Но дьявол не может быть так пленительно угарен и горяч. Дьявол – он формалист. А может быть, это один из туземных боев, которые убирают в их комнатах и застила­ют их монашеские постели? Или кто-нибудь из прекрасных молодых людей с пляжа, которых она, гуляя, разглядывала лежащими в разнообразных позах? И тут вдруг на нее нашло озарение: а, может быть, это отец Андрей или молодой послушник Сережа? Но матушка не была такой дурой, чтобы обо­рачиваться и удостовериться – кто же пыхтит и хлюпает за ее спиной. Тайна, если тому суждено, откроется сама. Про себя матушка решила, что уже завтра в это же время подойдет к этому окну и не отрывая от него взгляда, начнет пятиться вглубь кустарника в надежде наткнуться на ту же волнующуюся и трепещущую преграду.

15. На карнавале

Ирина Семеновна, главный бухгалтер московского филиала Нефтяной компании, отправляясь в Хургаду, взяла нового молодого сопровождающего. А кто станет носить чемоданы, подавать руку при выходе из автобуса, ходить за полотенцем на пляже и занимать место под зонтом? Да и вообще одинокая женщина на курорте это как бы женщина второго сорта. Ирина Семеновна женщина была немолодая, крупная, одышливая, но еще способная к авантажному поведению. У ее дочери и сына уже были свои дети, а значит у Ирины Семеновны внуки, но разве возраст отменяет личную жизнь. Муж? Муж, как говорится, объелся груш. Кому нужен пьющий мужчина, который все не в дом, а из дома. Может, муж жив, а может быть, уже и нет. Про себя Ирина Семеновна давно решила, если муж все же появится, она выделит ему пенсион и отошлет куда – нибудь подальше. Когда детей надо было поднимать и давать им образование, вот тогда нужен был муж, а теперь, когда она своим горбом заработала себе положение и кредитную карточку "Виза", ей никакой муж не нужен. Ге-о-лог! Вспомнить прожитое и то противно. Геолог это не семейная профессия, геологи нужны только для того, чтобы искали нефть. Нефть не пахнет.

Носила Ирина Семеновна обычно просторные легкие развивающиеся туалеты. Просторные платья несколько скрывали ее полноту и выявляли манящую женственность. А куда здесь денешься, если работа сидячая. Весь день за компьютером, отойти нельзя, потому что никому она в своей бухгалтерии не доверяет, приходится перебиваться с бутербродиков на соленые орешки, а с орешков на пряничкис чаем. Держит круговую оборону и одновременно наблюдает за противником. Чтобы женщина сохраняла фигуру надо посещать фитинг-центр, принимать массаж, питаться овощами и фруктами. Это балерине Плисецкой хорошо давать советы: "Хочешь, есть – попей водички", а в жизни все по-другому. Волнуешься, – начинаешь сразу жрать, в пасть кусок хлеба с ветчиной, заглотила, запила теплым чаем и вперед, вперед – глаза уже шарят по экрану компьютера. Прибыли, расходы, деньги, которые могут все, даже продлить молодость. Глаза тоже стали портиться, нет прежней орлиной зоркости, от надвигающейся катаракты начала принимать глазные финские капли "Октан-Катахром". Зрение, правда, начинает принимать некоторую лиловатость, но еще пару лет можно продержаться. Ирина Семеновна принялась уже разведывать относительно операции по удалению катаракты и смене хрусталика. В наше время страховой медицины деньги почти гарантируют бессмертие. Но бессмертие дело будущего, а сегодня жить надо так, чтобы ни один День не пропадал даром. Если отдых – так отдых, полная чаша.

Взяв с собой в Хургаду Никиту, Ирина Семеновна сразу вознеслась в высший ранг отдыхающих. Еще бы прибыть на курорт с любовником на тридцать лет моложе! Это видно даже не вооруженным глазом. А кроме возраста еще и хорош, красив, мужественен! А каким еще может быть офицер российской армии в двадцать пять лет! На щеках кровь с молоком, грудная клетка атлета и веселая победительная голова на мощной шее. Ирина Семеновна его, когда в первый раз увидела в клубе для женщина "Далила", сразу решила – этот экземпляр должен быть моим! У многих пожилых дам – бизнесвумен глазки разгорелись. Свежий товар!

На подиум в клубе вышло четверо молодцев. Все легкие, без капли жирка на гладких животах, в трикотажных зеленых плавочках с камуфляжными разводами и в армейских тяжелых бутсах. А на рожицы один другого лучше. Дети! Это незабываемо, также как и песенка, под которую эти четверо крепеньких, как малосольные огурцы, малышей маршировали. Мотив ее до сих пор звучит у Ирины Семеновны в ушах. Немецкий язык она, конечно, как выпускница советского вуза, не понимает, но какой обворожительный был припев с интернациональными словами. "Цванцых зантиметр". Понятно? Двадцать сантиметров это тебе не стандартные тринадцать или пятнадцать! Это уже жизнь в ее сочных фантастических переливах. Припев обнадеживал сердце одинокой женщины! Визуальный осмотр подтверждал наличность. Как быстро и качественно зреет молодежь!

Что тут началось! Подвыпившие дамы, а мужской стриптиз – это, традиционно, конец вечера, кричали из-за столов "вау!", "вау!", толпились, как стадо жирных коз, у самой рампы, пытаясь дотронуться до лакомого молодого тела. А когда молодцы марширующим строем спустились в зал и шли между столиками, совали им под поясок плавок стодолларовые и пятидесятидолларовые бумажки. Здесь же и записки с номерами мобильных телефонов. В одном флаконе! Особым успехом пользовался, конечно, Никита. Он в этом зале появился впервые. Вау!

Ирина Семеновна тогда тоже написала и, прикрепив скрепкой записку к зеленой бумажке, – лишняя скрепка в сумочке у главного бухгалтера всегда найдется, – улыбаясь и потея, сунула свою передачу в "почтовый ящик" под поясок армейских плавок. Все дамы при этом пытались при этом черпануть поглубже. Ах, как на нее в тот момент пахнуло сладким и молодым мужским духом.

Потом она еще несколько раз писала Никите такие же волнующие записки. Молодцы в камуфляжных плавках плясали только раз в неделю, по пятницам или субботам. Обычно она ждала его возле клуба после окончания программы. Существовал порядок, установленный дирекцией: соблазнительные молодцы не должны были вступать в общение с клиентками. И дождалась. Любой порядок существует, чтобы возникали исключения. Но охота продолжалась довольно долго. Скромный или цену себе набивал?

Потом она все-таки подкараулила молодого человека после представления и усадила в свой "Мерседес". Попался, мышонок! Садись в машину, давай покатаемся. Какой робкий, какой милый, как дивно краснеет под ее пытливым взглядом. Сидя за рулем и управляясь с послушной и мощной машиной, Ирина Семеновна боялась дохнуть на свое сокровище, чтобы он не почувствовал запаха перегара. Какая удивительная удача зафрахтовать такого барсика. Сколько ему интересно надо платить?

Ей не забыть этого дивного катания по ночной Москве с заездом на Воробьевы, бывшие Ленинские горы. Почему же он ей тогда, сразу же не дался? Разжигал? Она бывалая дама и через ее руки проплывали не только важные документы. Парнишки иногда попадались очень горячие и предприимчивые. Один даже брошку с изумрудами пытался у нее позаимствовать. Отняла, конечно, и сдала бойцам охраны своей конторы. А тут она заробела перед ребенком с шеей молотобойца. Как же он принялся ею после их знакомства крутить! То он с утра уходил в наряд, то у них строевая или командирские сборы и он занят, а если он свободен, то она сама оказывалась занятой подписанием важных бумаг. Дальше в их отношениях фигурировали разные причины, но суть в том, что юношей она до Хургады так и не насладилась. А может быть и к лучшему?

Тогда утром, в самом начале их знакомства, когда весенний ранний рассвет рисовал московские акварели, она подвезла его к части, надо служить! Он сразу же ей сказал, что он офицер, а в клубе "Далила" он подрабатывает. Берет на жизнь и существование то, что недоплачивает ему бюджет, государство и правительство.

Такого смятения чувств за последние пятнадцать лет с начала перестройки Ирина Семеновна за собой не наблюдала. Было невероятно приятно забирать Никиту из части, от КПП после наряда или смены, переодевать в машине, везти в какие-нибудь фешенебельные клубы или на концерты. Скажем, Аллы Пугачевой или любимого ею Боряшки Моисеева. А иногда Никита оставался в армейской форме. Форма красит любого мужчину. Она, Ирина Семеновна понимала, что публика пялится на них не потому, что Никита так мужествен и хорош и не потому, что на ней очередной балахон от Диора из Парижа и в каждом ухе по автомобилю, а потому, что они – оба. Запашок не высказанного, но угадываемого, витал над ними. Мать или сын? Любовник? Сколько стоит? И как у них это происходит? Как, интересно, он гарцует на такой горе мяса?

А у них ничего подобного и не было.

Приятно было смотреть, как он ест, почти не разбирая, что именно, умолачивая дорогую пищу в ночных ресторанах, будто пшенку или вареную картошку. А какое наслажденье подарить ему дюжину пар носков – чистый хлопок, похожий на шелк – или комплект трусиков. Она просто вся трепетала, когда покупала ему носовые платки, или крем для бритья. Почему он не отдавал ей свое белье стирать? Свое белье она уже давно, правда сама не стирает, но его… Мужские духи, носки, майки, трусики, колечко, цепочку на шею, брючный ремень, от силы – наручные часы, да и то со скандалом, а вот денег он у нее никогда не брал. И не проходили номера, чтобы как-то незаметно сунуть ему в карман немножко американской зелени. Это конечно домашнее воспитание: мать учительница в маленьком городе, сестра учится в медицинском, в провинции, а отец пограничник, погибший от бандитской пули. Сын и брат – кумир двух родных ему женщин! Здесь опять он оказался объектом обожания.

Ему, видимо, была нужна старшая подруга, которой он мог бы доверять свои тайны. Вторая мать или любовница? Что он в ней нашел? Не только ведь покупательницу носков и трусов от Кельвина Кляйна. Как они горячо шептались за столиком где-нибудь в казино или разгуливая вдоль набережной Москвы– реки. А шестисотый "Мерседес" Ирины Семеновны тем временем отдыхал от быстрой езды! Надо сказать, что это тоже талант, войти в доверие к молодому человеу. А может быть Никита девственник? Или в мальчике какая-нибудь аномалия? Какая же это удача совратить девственника. Но здесь главное не спугнуть, к цели надо идти постепенно. Такая конфетка, такой лисенок имеет право повыпендриваться. Не надо форсировать, ни к чему, "свое" на будний день у нее имеется. Разве в нефтяной компании начальником охраны не работает некий подполковник Овчинников? А кто Овчинникову начисляет зарплату? Вот пусть и выполняет рутинную сексуальную работу. Никиту Ирина Семеновна решила приберечь себе на Хургаду, на летний отдых. А какой, спрашивается мальчик, в пору юношеских мечтаний и отчаянного сперматогенеза откажется провести отпуск за границей?

К этому времени Ирина Семеновна уже досконально знала судьбу Никиты. Десять классов, денег, чтобы откупиться от армии не нашлось, сапоги стояли у порога, так лучше через два года, чем сразу в Чечню, и Никита после десятилетки поступил в военное училище. А там физкультура, кросс, гимнастика, курсанты все, как один, качались на тренажерах, это поощрялось, увлечение бодибилдингом, как и у многих людей с некоторым комплексом, Никита даже стал победителем в каком-то конкурсе в училище. После окончания распределили в Москву, в строевую часть, охраняющую штаб. Весь день с личным составом, строевая подготовка, боевая, что-то вроде политучебы. Зарплаты хватало только чтобы сводить концы с концами, а тут какой-то приятель, тайно уже давно промышляющий своим телосложением, предложил новую работу. Было бы тело, в Москве работа найдется. Два часа вечером попляшем, и – с приличными бабкам. Попробовал, получилось, почти сразу познакомился с Ириной Семеновной. До нее ни с кем не знакомился. Так Никита и признался. "Значит, – не искушенный", – сладко подумала Ирина Семеновна. И сразу же решила, что побережет барсика до Хургады, тем более что в это же время у нее шел квартальный отчет, на разные веселые трали-вали свободняка не хватало. В Хургаде мальчик пройдет у нее высшую школу науки любви. Работа нас всех кормит, работа источник всех наших побед и излишеств, она - святое, она приближает нас к кассе и кешу.

Разочарование у Ирины Семеновны наступило уже здесь, в Хургаде. Никита весь перелет от Москвы немножко нервничал, а она – предвкушала. Пила красное вино, которое способствует выводу нуклеинов из организма, и предвкушала. В аэропорт в сопровождении Никиты через толпу Ирина Семеновна прошествовала к микроавтобусу. Сзади смуглорожий бой катил тележку, наполненную чемоданами. Ауже в пятизвездной гостинице, по расчету Ирины Семеновны должно было наступить блаженство. У нее было заказано два номера, один двухкомнатный люкс – для совместного времяпрепровождения и скромненький номерок в конце коридора – мужская, так сказать, для Никиты гарсоньерка.

Человек должен обладать особым искусством, чтобы потянуть удовольствие. Этим искусством в силу уже своего возраста Ирина Семеновна владела, как мушкетер шпагой. Будущие любовники, каждый у себя, после утомительной дороге, помылись под душем, а Ирина Семеновна еще и приняла ванну с особым шампунем, чтобы тело подтянулось и пахло полевыми ароматами. Потом они ужинали в ресторане, смуглые официанты были в форменных курточках, на столе горела свеча, и в кувшине с водой плавали розовые лепестки и кусочки льда. Ирине Семеновне, одетой в самый свой развевающийся и прозрачный балахон, казалось, что на нее глядит весь ресторан.

Для Никиты час расплаты наступил сразу после ужина. В номере Ирины Семеновны играла тихая и пряная восточная музыка, передаваемая по местной сети. Она раздевала своего шейха, как гурия раздевает властелина. В процессе раздевания принимала участия бутылка привезенного еще из России дагестанского коньяка и бутылка поддельного румынского шампанского. Французская губная помада на устах главного бухгалтера уже размазалась и не имела четко очерченных границ. В противовес утверждению рекламы эта помада оставляла следы. Один такой след был запечатлен на мужественном подбородке военнослужащего. Рубашка военнослужащего валялась на ковре. Сам он лежал на большой, как бы приготовленной для утех, постели и струйка знаменитого коктейля "Белая ночь" - шампанское и коньяк – стекала по мужественной волосатой груди, красивее которой не было в родном отечестве. Витальная сила этого коктейля Ирине Семеновне хорошо известна. Она уже представляла себе, что будет дальше и какое ее ждет наслаждение. Пусть мальчик разок попробует, а потом войдет во вкус, не оторвешь. Она-то Ирина Семеновна понимает, что означает это его затянувшееся детство. Мамочка, сестренка, сублимация в спортивном зале. Вот сейчас она снимет с него беленькие, купленные ею в «Смоленском пассаже» джинсики, и детство закончится.

У нее самой все немножко расплывается в глазах. Джинсы уже на полу рядом с прекрасными адидасовскими кроссовками, но что-то ей не нравится этот пейзаж пока скрытый трусиками. Где эта сдержанная всхолмленность, где тугая угадываемая под натянутой тканью дуга счастья? Юный герой на подиуме клуба для женщин "Далила" выглядел совершенно по-другому. Это был мужчина, сатир с лицом купидона. Купидон остался, а где сатир? Или мальчик все еще чего-то боится? Наполеон совершенно прав, что для того, чтобы победить надо ввязаться в драку? Долой раздумья и рефлексию. Тайна манит. Как жрица, откидывающая последний покров с алтаря, мясистой рукой провидицы Ирина Семенов сдернула с онемевшего в пароксизмах мальчишеского страха лейтенанта плавки.

– А что же тогда было там, в клубе "Далила"?

Менеджер велел нам набитый носок подкладывать.

Есть такая, вернее бытовала во времена юности Ирины Семеновны песенка "На карнавале". Суть ее заключается в том, что молодой мужчина ухаживает на карнавале за дамой, она кокетничает, все время уходит, но наступает момент, когда мужчина срывает с дамы маску. Дальше в песенке поется так: "Под маской леди, краснея меди, торчали рыжие усы!".

Не следует думать, что здесь во время описываемой сцены перед Ириной Семеновной возник какой-либо противоестественный пейзаж. Здесь не разверзлось ни изуродованное лоно трансвестита, ни аномалии гермафродита, которые так привлекательно изобразил в финале своего фильме "Сатирикон" великий кинорежиссер Феллини. Перед глазами Ирины Семеновны просто предстал обычный пах повзрослевшего младенца. Все было в порядке, с известной даже торчимостью, но только в некоторой вызывающей миниатюре, в тенденции к минимализму, существующему в данном случае на границе нормы. Если бы этому богатырскому телу еще бы подходящий "придаток". Ах, ах, скажем прямо, к этому Ирина Семеновна, женщина богатая и решительная, привыкшая отбирать на рынке услуг лишь крупных и веселых осетров не привыкла. Но ведь за окном стояла тропическая ночь, уже были сброшены все волнующиеся развивающиеся покровы, выпито поддельное шампанское и дагестанский коньяк, давно расплылась губная помада, а в теле стоял непрекращающийся зуд. Пришлось бросаться друг другу в объятья. Все, конечно, на ожидаемом минимальном уровне получилось. Ирина Семеновна была женщина деликатная и не захотела обидеть мальца. Но разве здесь что-нибудь почувствуешь, разве здесь вознесешься к небу на качелях любви? А что дальше? Как дальше-то поступать, если уже один день из десяти прошел?

Для дальнейшего, впрочем, скоро заканчивающегося повествования, здесь имеет значение только два обстоятельства. Во-первых, уже утром Ирина Семеновна поговорила с Никитой. Они пили за завтраком кофе и разговаривали. За окном подсвеченное розовой рассветной зарей безмятежно раскинулось море. Она не обманщица и конкордат свой нарушать не желает. Раз обещала молодому человеку отдых на юге, то от своего слова не отказывается. Они по-прежнему будут встречаться, вместе ходить на пляж, обедать, ездить на экскурсии, даже может быть ужинать. Никита как бы станет кораблем сопровождения, ее рекламной акцией и эскортом. Но вот если ей, Ирине Семеновне что-нибудь пряное приглянется, то тут Никита может, не беспокоится, а уйти в свою бухту и переждать. Море, как говорил классик советской литературы Максим Горький, смеялось.

Лучшего отдыха на юге у Ирины Семеновны никогда не было. Все оказалось проще, чем она даже предполагала. В то же утро в холле она встретила одну свою знакомую по клубу "Далила", работавшую в Москве нотариусом. Женщины из этого клуба ничего особенно друг от друга не скрывают. Нотариус как раз уезжала и поэтому с легкой душой могла передать своей мимолетной подруге замечательного туземного парня работавшего здесь же в гостинице официантом. Официанта звали Али. Качественная работа и минимальная оплата. Ах, как все хорошо сложилось!

Это был самый чудесный для Ирины Семеновны отпускной период. Утром, еще до завтрака, дыша молодостью и здоровьем, в одних шортиках прибегал Никита. Шортики летели на ковер, и Никита как бы почти с разбега припадал к ее просторной материнской груди. Обширная лодка мерно шевелилась. А потом они шли завтракать, потом на пляж, ехали куда-нибудь на экскурсию, Никита нес за Ириной Семеновной ее сумки и так до обеда. Около четвертого часа появлялся, оглядываясь в коридоре по сторонам, официант Али. Тело у Али было прохладное и сухое, как у ящерицы. Но он хорошо знал свое дело и выполнял работу качественно, следя не только за своим удовольствием. А может быть, он сам никакого удовольствия и не получал, а только одно механическое шевеление?

Около восьми вечера Ирина Семеновна и Никита ужинали, день заканчивался, глазки у Ирины Семеновны уже слипались, и она уходила в свой двухкомнатный люкс смотреть телевизор и готовиться ко сну. Как-то часиков в десять она дернулась в номер к Никите,- томимая каким-то беспокойством. Но неожиданно его в номере не оказалось. Работая долго в Нефтяной компании, невольно привыкаешь к некоторой таинственности. Ирина Семеновна ничего спрашивать у Никиты не стала, а навела справки у портье. За пять долларов в Хургаде можно навести любую справку. Оказалось, что после девяти и, как потом выяснилось, ежедневно Никита уходил из своего номера и появлялся только глубокой ночью. В конце концов, каждый имеет право на свою личную жизнь.

В хургадинский стриптиз-клуб, который – еще десять долларов! – назвал ей портье, Ирину Семеновну, не пустили, плакали ее денежки, истраченные на такси. Это, объяснили ей сугубо мужское заведение, а в арабском мире свои законы, и кто там за закрытой дверью обнажался, Ирина Семеновна так и не узнала. Никита тоже не узнал, что об его отлучках известно. Зачем? Главное, хорошее не менять на неизвестное. Хороший парень, он понадобится ей и в дальнейшем, жизнь не кончается. Но вот на что Ирина Семеновна обратила внимание уже при отъезде в Москву, в аэропорту.

Когда они с Никитой, по-прежнему обращая на себя всеобщее внимание, прошли паспортный контроль, с галерейки на втором этаже аэропорта кто-то Никиту окликнул. Ирина Семеновна хорошо разглядела этих людей. Прекрасно одетый молодой смуглый с усами мужчина и три прелестные восточные женщины. Кто это был? Дамы из гарема пришли проводить очаровательного стриптизера, а с ними пришел их охранник. Или явился на проводы почетного гостя и интимного хозяин и господин гарема со своими гуриями. Восточный мир все время подвергается трансформациям, пойди здесь и что-нибудь узнай наверняка!

16. Блюдо с восточными сладостями

В день отлета из Хургады, Анатолий, московский таксист, получил подарок. Прямо к автобусу, в холле гостиницы явилась делегация, состоящая из Юнуса, его жены, престарелых отца и матери Юнуса и семерых его детей. Они принесли с собою красивое керамическое блюдо с восточными сладостями… Но надо все по порядку.

Накануне, сразу же после ужина, входящего в стоимость путевки, к Толику в гости пришла знакомая Зулейка, которую на самом деле звали Света Липатова, звезда заведения "Подмосковные вечера".

– Ты чего? – спросил её Анатолий.

Как мужчина бравый, московский таксист посещал за время отпуска это заведение несколько раз и со Светкой, вроде бы, в принципе распрощался.

– Я пришла проводить тебя, Толик, – сказала Светка и добавила – Мне кое о чем надо с тобой поговорить.

– О, разве ты сегодня свободна?

– Я взяла отгул.

– Ну и либерализм же у вас, на работе, – сказал Толик, – как у нас в Думе.

– Либерализма, может быть, и нет, но я, как ты знаешь, говорю с клиентами по-английски, по-русски, по-немецки и по-французски с разными акцентами и изображаю разные страсти, если Джафар меня не отпустит, я ведь могу что-то и позабыть.

Светкина идея была очень проста. Она предлагала учинить что– то вроде специального гуманитарного фонда для девушек. Девушкам надо учиться, а как по-другому деньги на учебу соберешь? Они будут на полгода приезжать в Египет на специфическую работу, а потом, с гарантированной суммой возвращаются и продолжают учебу. И, конечно, как считала Зулейка, работать уже не на диких условиях, как прежде.

Контракт, медицинская помощь, культурная программа ограниченные и с разумной квотой "удовольствия".

– А что, – выслушав свою знакомую, сказал Толик, – идея очень не плохая. Я из Москвы отправлю кадры, а ты здесь всех устраиваешь. На гуманитарной, так сказать, основе.

Вот так они разговорились и одновременно гуляли по территории. Заходили, конечно, в бар, прогуливались вдоль моря, заходили к Толику в номер. Где он, пользуясь отсутствием соседа, взял "своё" два раза. Последний вечер заслуженного отдыха, надо было насладиться, как следует. Они вышли за территорию отеля, немножко прошвырнулись по городу, а точнее – посетили соседний универсальный магазин, где полюбовались на вещи совершенно им не доступные, вернулись в гостиницу. Толик под предлогом, что надо отдохнуть и помыть руки, провел Светку в свой номер. Но там уже находился сосед и смотрел по телику московскую программу, и Толику в третий раз взять "свое" не удалось. Его, конечно, воодушевляло, что он здесь со Светкой впрямую не расплачивается, почти халява. После этой неудачи они в последний раз пошли в бар.

Надо сказать, что Толик, как человек общительный, в отеле, среди мужской обслуги, – а другой в Египетских отелях не бывает, – стал почти своим. Всяким там уборщикам, официантам, слесарям, конечно, запрещено общаться с клиентом, но многих из этих египетских славных товарищей Толик встречал в "Подмосковных вечерах", где все наслаждались энергичными радостями, с некоторыми играл в шахматы, а были и такие, которым Толик сбагрил за натуральные фунты привезенную с собою икру. Среди этого рабочего знакомого Толику разнообразия был и гостиничный слесарь Юнус.

Когда Толик со Светой ещё в первый раз шли в бар, где собирались предварительно расслабиться и только начинали свой разговор о гуманитарных проблемах, по дороге навстречу им бежал Юнус с сумкой инструментов. Светка, кажется, тоже смутно Юнуса знала по своему лирическому цеху. Понятно?

– Ты куда, Юнус, бежишь?

Конечно, Толик ни с кем из египтян по-местному, на их языке разговаривать не мог, разве только сначала объясниться на языке жестов, гримас, телодвижений и русских культовых выражений. Но Светка что-то понимала. Вот она и спросила у Юнуса, куда он бежит и что случилось. Она же Толику все и перевела.

По её переводу получалось так, что где-то, то ли в подвале, то ли на чердаке, сломалась какая-то штуковина – Светка здесь употребила иное слово, которым в китайско-русских и русско-китайских словарях объясняют "маленькую потерянную или утраченную деталь. "Китайцы ведь не такие уж большие специалисты в русском языке, они могут и ошибаться. Штуковина эта сломалась, и поэтому отель может или залить с чердака горячая вода, или через подвал затопят водой с говнецом, так сказать, сточные воды. Толик ни о чем таком в Египте не слыхал, он всегда думал, что случиться такое может только в Москве, а Египет – цивилизованная страна.

Такая мимолетная произошла сцена. И в продолжение того времени, пока они со Светкой гуляли – никакого потока и никакого горячего дождя с крыши – Толик точно помнил – не было. Природа исподволь накапливала свои силы.

Трудно представить себе, сколько же у Толика разного случалось между этим мимолетным разговором и собственно процессом официального свидания со Светкой. Они сидели в холле гостиницы, оформленной под грибницу Тутанхамона с золотом по стенам и ляпис-лазурью, на мягких креслах и никакого потопа ни сверху, ни снизу, из-под недр, не замечали. Но оно уже покапывало где-то наверху, а внизу хлюпало. Ржавчина и вода взяли своё. Уже где– то возник маленький свищик или в канализационной трубе какой-нибудь тампон, зацепившийся за шероховатость сварочного шва, уже цеплялся за второй, так же небрежно брошенный в унитаз тампон, вместо того чтобы храниться в специальном полиэтиленовом пакете, откуда их забирают каждый день специальные уборщики. Что на самом деле произошло? Толик так никому и не рассказал, купался он по пояс в говне или нет.

Итак, они сидели в холле-гробнице и разговаривали, собираясь уже окончательно проститься, как вдруг в дальнем конце холла, возле небольшой двери, что вела в скрытые административные катакомбы, возник какой то-то нервный разговор. Когда уже ночь, когда закрыты бары, замолкла дискотека, то любой разговор слышен. Потом разговор стал яснее и, наконец, из служебного входа вывалилась небольшая группка людей. В центре её был Юнус. Был ещё какой-то молодой карьерист, похожий на администратора, и русскоязычная девушка – её Толик знал в лицо – ночной портье. Не с английским же языком ставить ночного портье, когда весь почти отель, почти все постояльцы состоит из одних русских! Очень любопытно.

– Светка, давай переведи! – промурлыкал Толик.

– Что-то про какую-то дырку, которую Юнус не может заварить. Они сейчас вызывают аварийку, и это будет за счет Юнуса, – перевела Света между двух зевков. Она уже переутомилась и собиралась домой, в заведение "Подмосковные вечера".

– Ну ладно, ты, Света, иди, – сказал Толик, по-приятельски прощаясь со Светой на ступеньках крыльца отеля. – Не за6ывай, связь будем держать по интернету. Тебя здесь по дороге никто не обидит?

– Я сама кого хочешь обижу. Здесь, как только крикнешь " полиция" все сексуальные маньяки разбегаются.

Толик, может быть, и забыл бы эпизод с Юнусом и просто на прощание помахал бы ему рукой, но как раз навстречу московскому таксисту по холлу шла русскоязычная девушка, ночной портье.

– Что там у вас? – по-свойски, как русскоязычный русскоязычного, спросил Толик.

– Да у нас где – то в системе открылся свищ, его надо заварить, а слесарь, которого мы взяли и который сказал, что он опытный сварщик, этого сделать не может.

– Тот, что ли? – махнул головой в сторону Юнуса Толик.

– Тот самый. Управляющий сказал, что утром его с работы выгонит.

– Да что здесь за базар? – сказал Толик, в котором ещё играл хмель и тянул его на новые подвиги. – Я бесплатно заварю, нам любой свищ заварить раз плюнуть. Ну и безрукие эти египтяне!

Всё. Здесь история о Толиковых приключениях и о Толиковом отдыхе заканчивается. Так и неизвестно, где он варил и что варил, газом ацетиленом или электросваркой, стоял ли по пояс в теплом бассейне, варил ли на кухне, или работал в канализационном коллекторе. Известно только, что утром его мыли и оттирали всей гостиницей. Применяли разные моющие средства и дорогие шампуни, гели и дезодоранты, и мыла для нежных мест, которые в гостиницах забывают состоятельные иностранцы. Теперь ясно, почему провожать Толика пришла целая делегация? Толик, как ты довезешь до Москвы блюдо с восточными сладостями, которое, улыбаясь, ты тащишь, прижав к груди, через весь хургадинский аэропорт?

17. Новый пилот авиакомпании "Сибирь"

Семен Ефимович, житель Москвы и давнишний работник торговли, обязательно два раза в год выезжал за рубеж на отдых. Каждый раз по неделе, на хорошие импортные курорты, но обязательно с русскоговорящей обслугой. Иностранными языками Семен Ефимович, как и многие русские, не владел, но общения со всем миром его страстное сердце требовало. Это был как бы новый и специфический вид русского интернационализма.

В торговле Семен Ефимович проработал всю сознательную жизнь. Работал и при добрейшем придурке Брежневе, и при мимолетном Черненко, и при грозном Андропове, чуть ли не погубившем все дело частного предпринимательства, трудился и при освободителе капитала и лауреате Нобелевской премии Горбачеве.

Раньше, при советском режиме, Семен Ефимович отдыхал на даче в Подмосковье у кого-нибудь из друзей, а иногда выезжал в Крым или в Сочи. А чем это было плохо? Вполне его устраивал и деревенский сервис, и сочинский комфорт. В остальное время он прекрасно разгружался непосредственно на месте, прямо на работе. Какие он писал выговора продавщицам за обвесы, какие устраивал разносы за грубость на партийных собраниях! Компенсировался.

Сказано ли, что всю советскую жизнь Семен Ефимович проработал заместителем директора по сбыту в одном из громадных гастрономов на Садовом кольце? Отчетность, кадры, распределение дефицита, продовольственные заказы предприятиям, продовольственные заказы в райком. Но жизнь, как известно, изменилась, гастроном оказался приватизированным, запросы у покупателей повысились, а вместе с этим повысилась и сложность жизни. Как прежде, через говорение на партсобрании или через производственную перебранку, восполнять сложности своей психики Семену Ефимовичу стало трудно. Чтобы чувствовать себя бодро и уверенно и чтобы его нервность не отражалась на работе, ему пришлось, как только открылись возможности, как только рухнул железный занавес, регулярно два раз в год ездить разгружаться за рубеж. Этого количества ему, Семену Ефимовичу вполне хватало. Сотрудники магазина, когда видели, как Семен Ефимович начинает хмурить бровь и голос у него повышается, норовя перейти на победный фальцет, всегда предупредительно говорили: "Семен Ефимович, а не пора ли вам куда-нибудь съездить отдохнуть?"

Работал Семен Ефимович, как уже было сказано, заместителем директора большого гастронома, у директрисы, очень энергичной и предприимчивой дамы, в свое время сумевшей так ловко приватизировать с участием городского начальства вверенный ей советской властью магазин – за что, естественно, честь ей и хвала! – так ловко, что и ей кое-что досталось. А вот Семену Ефимовичу ничего не досталось, хотя в молодости у него по пьянке были с этой директрисой интимные отношения. Тем не менее, как считалось в коллективе, директриса спасла магазин, потому что почти все служащие, кроме, конечно, убежденных коммуняк, все остались на местах и стали работать в новых рыночных условиях.

В обязанности Семена Ефимовича в этих новых условиях входило поддерживать отношения с покупателями и гасить все конфликты. Как внешние, так и внутренние. Весь почти день в дорогом костюме, при галстуке и в белой рубашке находился он в торговом зале, где его всегда легко можно найти. Он обычно беседует с какой-нибудь дамой.

Если говорить о внешних супостатах, о милиции, бандитском окружении, так называемой "крыше", налоговиках – тут все было ясно. Всю жизнь Семен Ефимович и вырабатывал в себе выдержку и такт, общаясь с начальством и партийными органами – здесь все было известно и механизм отлажен. Для этой цели Семену Ефимовичу выделялся определенный продуктовый фонд, разные деликатесы: икра черная паюсная и зернистая, икра кетовая, предназначавшаяся для чинов "попроще", осетровая рыба, которую успешно браконьеры ловят в Каспийском море, импортное и советское пиво, крепкие напитки в самых замысловатых бутылках и прочее. Можно было наблюдать, как иногда возле магазина грузили подсобные рабочие весь этот немало стоящий продукт, упакованный в сумки и картонные коробки, перевязанные лентами скотча, в какие-нибудь джипы "Чарокки" или "Хонды" братков и милиционеров или в скромные "Жигули" налоговых инспекторов и санитарных врачей. Делалось это по распоряжению Семена Ефимовича. Ах, эти лукавые люди, вечно они маскируются и ездят на дешевых машинах, как будто никто не знает, сколько они берут за росчерк своего разрешительного пера и на каких курортах отдыхают! Интересно, а дорогие свои машины, купленные на скромные прибытки эти врачи и инспектора держат в гаражах или ездят на них их счастливые взрослые дети?

Значительно труднее обстояло дело с новыми покупателями. Если есть новые русские, то почему бы не быть и новым покупателям? Покупатель за время рыночной экономики экономически вырос, эстетически созрел и научился предъявлять массу претензий. Даже слишком быстро, по мнению Семена Ефимовича, этот покупатель созрел и сориентировался. Видите ли, какая-нибудь заспанная шлюшка с сотовым телефоном и охранником выговаривает ему, Семену Ефимовичу, по поводу сортов шоколада и ассортимента прованского масла. А как эта шлюшка разбирается в продуктах моря! В крабах, королевских креветках и лобстерах! Пять каких-нибудь лет назад она маргарину была рада, а теперь почувствовала себя хозяйкой жизни! Если она каждый день обсасывает своего пузатого потного бандита, то уже и хозяйка?

Приблизительно так размышляет Семен Ефимович. На самом деле, встречаясь в магазине с постоянными скандальными покупателями или даже со случайными недовольцами, он думает похлеще и слова про себя произносит поядренее. Выговориться не может, но вынужден с таким несправедливым положением мириться. Чтобы его девчонка-потаскушка учила! Но ничего не поделаешь, приходится ужиматься. На лице у Семена Ефимовича улыбка, ручки с наманикюренными ногтями в сторону разводит и убедительно твердит: "Обязательно учтем ваше предложение, мадам, непременно сделаем, непременно, мадам, накажем". Он ведь также отвечает за хамоватость девушек-продавщиц, которые норовят разборчивому покупателю какое-нибудь замысловатое слово впиндюрить или состроить улыбку, под которой только одно классовое хамство. Теперь ведь никого, как бывало раньше, не утихомиришь ссылкой на моральный кодекс, всей стране трудно, надо терпеть. Терпеть никто за свои деньги не хочет, а чужие не уважают.

Раньше, при проклятом режиме, с жалобщиками Семен Ефимович просто разбирался! Неосторожному жалобщику могла улететь цидулька на работу! Не пренебрегай тружениками советской торговли! Теперь, при частной собственности, надо молчать, виноватиться – что Семен Ефимович делать не привык – гнуть гордую выю и с поклоном провожать ненавистную посетительницу до автоматически открывающихся дверей. При капитализме только покупатель всегда прав. Покупатель горазд, он теперь при малейших неудобствах говорит, что пожалуется акционерам и учредителям! Вот Семен Ефимович и молчит. Он работой дорожит.

Замечен ли на отдыхе в Хургаде был Семен Ефимович в пьянстве, разврате, картежной игре, употреблении наркотиков, обжорстве, порче имущества, воровстве пепельниц, ложек и полотенец, что очень любят делать туристы исключительно, чтобы сохранить память о полюбившихся местах? Семен Ефимович был образцовым постояльцем. Он не разбрасывал по номеру вещей, неизменно возвращался с променадов у моря или с прогулок в город по магазинам в девять, а в десять тут же засыпал. Режим – первая предпосылка долголетия.

Он поднимался в шесть, шел купаться, заодно проверяя, как подметен двор, убран ли пляж и политы ли все газоны. Если видел недостатки, немедленно шел к дежурному по отелю менеджеру или к портье и делал замечания. Он делал зарядку, занимал место под грибком, с которого можно было бы держать под контролем все пространство, потом возвращался в номер, чистил зубы, брился, надевал рубашку и галстук, потому что не терпел никакой расхлябанности, и спешил к шведскому стол, в ресторан. Уже на второй день к его приходу официанты выстраивались строем, а главный распорядитель по залу, завидев вдалеке Семена Ефимовича, одергивал манжеты. По каждому поводу и по каждому случаю и тут Семен Ефимович вызывал из рецепции переводчицу или турагента, потом шеф-повора и делал замечания. Кофе был недостаточно крепок, а официант недостаточно расторопен. Была у Семена Ефимовича и масса других соображений и конкретных и вообще по организации дела. Жизнь в этот момент казалась ему прекрасной. Он договаривал то, что не смел договорить дома.

Еще когда он только приехал и втащил за собой в холл отеля, разукрашенный ложными египетскими древностями, аккуратный чемоданчик на колесиках, на него сразу же свалилась удача. Его номер не был готов, и его просили подождать тридцать минут. Да хоть три часа! Но ведь, по сути, он тоже новый русский, а новые русские ничего даром не спускают! Через десять минут он отыскал администратора, говорившего по-русски, и объяснил ему, что он клиент, который приехал к солнцу и морю, а не для того, чтобы просиживать штаны в холле, в пыли и неухоженности. Он за все заплатил деньги и требует к себе внимания и уважения. Были еще сказаны, конечно, и другие слова, включая обещание тут же написать письма в московские газеты и устроить такую отелю антирекламу!… Через пятнадцать минут у него в номере оказалась корзина с фруктами – так сказать "комплимент" отеля и компенсация за неудобства.

Вот, собственно, и все. Семен Ефимович прекрасно провел на побережье Красного моря свой недельный отпуск. Он загорел, пополнел, речь его стала более мягкой и плавной. В свою записную книжечку он аккуратно вносил меню всех своих завтраков в отеле. Из экономии он взял полупансион: жилье, обслуживание и только завтрак, предпочитая днем перекусить яблочком или апельсинчиком, прихваченным с общего стола, а вечером обедать в городе где-нибудь в "Макдональдсе" или в частной харчевне с арабской или какой-нибудь другой восточной кухней. Меню этих заведений тоже осталось в его книжечке.

В ней также сохранился и длинный список всех подвигов, совершенных Семеном Ефимовичем. Во многих лавках, магазинчиках, универмагах, кофейнях, кафе, бутербродных и лавках, где продают чай и фрукты, в меняльных конторах банков, в отделениях туристской полиции, в ювелирных магазинах и художественных салонах, в прокатных пунктах велосипедов и автомобилей еще долго будут вспоминать занимательного русского туриста, который дал много советов и учил арабов, как надо жить и работать.

В аэропорту, когда он пытался объяснить полиции, что авиационных компаний, самолеты которых не летают точно по расписанию, надо лишать лицензий, его чуть ли не арестовали за дебош и крики.

В самолете авиакомпании "Сибирь", на обратном пути домой, в Москву, Семен Ефимович попытался ворваться в кабину пилотов, чтобы рассказать командиру корабля, как по всем правилам надо вести воздушный корабль и почему нельзя летать над Черным морем в районе города Сочи.


Оглавление

  • 1. Фальшивомонетчик
  • 2. Отдых деловой женщины
  • 3. Новые кроссовки
  • 4.Очень молодой будущий лидер
  • 5. Невеста лица кавказской национальности
  • 6. Следователь, справедливость и последствия
  • 7. Чудесный исцелитель
  • 8. Массажист в новых рыночных отношениях
  • 9. Несун – пенсионер
  • 10. Может ли раскаяться гаишник?
  • 11. Ферзевой гамбит таксиста
  • 12. Подследственный и месть по-русски
  • 13. Настоя-я-щий полковник
  • 14. Набожная матушка Генриетта
  • 15. На карнавале
  • 16. Блюдо с восточными сладостями
  • 17. Новый пилот авиакомпании "Сибирь"