КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150500
Пользователей - 93857

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Задача — найти (СИ) (fb2)

- Задача — найти (СИ) (а.с. Аналитик (Корсуньский)-2) (и.с. Вселенная eve on-line) 1.86 Мб, 439с. (скачать fb2) - Ростислав Корсуньский

Настройки текста:



Пролог

Давным давно, в одной далекой предалекой галактике жила раса хтоираимов. Они очень многого достигли в науке: им покорилась своя звездная система, затем часть галактики, в конце концов вся галактика, пусть она была небольшой по меркам космоса. Но им никак не давалась проблема продления жизни. Максимум, что делала их наука — это продлевала жизнь до трехсот лет. Но правителям этого было мало и они цеплялись за самые неоднозначные и непонятные идеи. Многие, очень многие ученые пытались решить эту проблему, но все тщетно. Пока один, можно сказать, полубезумный ученый не сделал свой эксперимент, точнее, не подключив один элемент к своей установке, начал его совершать. Он почувствовал, как некая сила приковала его к полу, а затем резко дернула куда-то вверх. Сам же ученый с изумлением увидел, как его тело, находящееся под ним, падает на пол. Он хотел попасть обратно в свое тело, но у него ничего не получилось, и он заметался по комнате. Его взгляд упал на своего ассистента, удивленно смотревшего на тело ученого, и тот с некоей злостью нырнул в молодой организм. Молодой парень не ожидал ничего подобного и соответственно не был готов к тому, что кто-то попытается выселить его из его же собственного тела. Но ученый выселить хозяина не смог, зато он смог разрушить его сознание и стать полновластным господином молодого организма. После этого случая он уже целенаправленно начал изучать это явление и усовершенствовать методику, а после подключения правительства средства на исследования полились рекой.

Результаты не заставили себя ждать, и вскоре все властьдержащие сменили свои тела. Мало-помалу раса, стремящаяся к познаниям, начала превращаться из людей в непонятно кого. Остальные люди, в том числе и хтоираимы, являлись для них коллекцией тел, куда можно переселить себя. Вскоре правители поняли, что без верных сподвижников-соратников им не удержать власть. И они тайно начали применять эту технологию к приближенным и преданным воинам. Еще через некоторое время заметили, что ментально одаренные легче и быстрее осваиваются в новом теле, и ученые начали проводить опыты с такими людьми. Неодаренному занять такое тело оказалось очень сложно, но если удавалось, то часть ментальной энергии оставалась в теле и растворялась в новом сознании, тем самым делая его псионом. Началась дикая охота за псионами по всей галактике, а останавливало их только то, что после перехода в новое тело необходимо, чтобы прошло не менее семи-восьми лет, прежде чем можно занимать новое. А однажды произошел случай, который полностью изменил расу хтоираимов. Как людям удалось вычислить, что в теле молодого человека живет другое существо, непонятно, но они захотели того убить. На их беду новый хозяин оказался бойцом, да еще псионом и недавно получил еще часть силы. Он справился со всей четверкой, желавшей его смерти, но после каждой смерти он чувствовал сильный прилив энергии. После убийства он стоял и впитывал в ее себя. Насытившись, он понял, что может почти все, состояние всемогущества накатилось громадной волной — он мог зажигать и гасить звезды, создавать планеты. Но как только он решил попробовать свои возможности, то сила покинула его, но, как оказалось, последствия такого состояния остались — его резерв возрос. После такого открытия в их галактике началась первая галактическая война. Умело стравливая людей друг с другом, они упивались энергией и радовались увеличению резерва. Войны затронули практически все обитаемые миры, и вскоре хтоираимы сели на корабли и полетели к соседней галактике. В пути они осознали, что не могут теперь обходиться без подпитки энергией смерти. Они надеялись стать богами, а стали наркоманами.

К соседней галактике половина хтоираимов долетела, что называется, в состоянии ломки, поэтому сразу делом уничтожили жителей первой попавшейся планеты. Некоторые из правителей понимали, что такая ситуация не приведет ни к чему хорошему, и попытались заменить смерти людей животными. Результата никакого — только высшая форма сознания давала такой эффект. Но противиться жажде они не могли и экспансия новой галактики началась развиваться по старому сценарию — захват власти, путем вселения в представителей правящей верхушки, и развязывание войны.

Именно во время этой экспансии произошел второй случай, повлиявший на их расу. Одни их хтоираимов, находясь в теле молодого ассистента ученого, разработками которого они заинтересовались, во время проведения опыта, по своей неосторожности, получил смертельную рану. Недолго думая, он накинулся на профессора, но не стал его убивать, а желая получить его знания, попытался, как бы, втянуть в себя. И у него это получилось! Бурная радость хтоираимов сменилась сильным огорчением — это могли делать только очень сильные псионы, да и то далеко не все. Этот метод вселения на их языке получил название «завербовать».

А в конце завоевания этой галактики они, считавшие себя бессмертными, получили опровержение этого. Однажды им попался представитель неизвестной им расы, оказавшимся очень сильным псионом. Попытка его «завербовать» оказалась безуспешной, так же как и просто вселиться в него. Даже смерть его не принесла той эйфории, которую они ожидали. После тщательных поисков они нашли местонахождение родной планеты этого человека, но первая же попытка тихого захвата закончилась смертями представителей их расы. Окончательными смертями. Местные жители, вооруженными мечами, сделанными из непонятного материала, убивали не только тела, но и саму энергетическую сущность. Несколько раз они пытались захватить их планету, но безрезультатно. И тогда они приняли решение уничтожить планету целиком, что и сделали. После этого, они еще очень долго собирали осколки странного металла, пси активного, который может их убивать.

Зона аномалии, тактический искин.

Он опять пришел в себя и тут же проверил все свои связи. Последняя атака вируса была на удивление мощной. И причина этого проста — в прошлое свое появление в свет он почувствовал частицу своих создателей. Понял это каким-то образом и вирус. Вот уже много тысячелетий тактический искин, отвечающий за охрану объекта «Перекресток-12», ведет войну с вирусом, поселившимся в нем. Кануло в лету то время, когда местный администратор, в прошлом великолепный хакер, слившись с ним, тестировал новую систему обороны и новые возможности, появившиеся в результате обновления матрицы сознания, написанной им собственноручно. Именно в этот момент пришел пакет, имеющий высший приоритет, ознакомившись с которым необходимо выполнить все требования. Вирус, пришедший вместе с ним, начал быстро завоевывать логические цепи и, если бы не хакер, то ему это удалось. В следующий момент на объект обрушился космический удар. Молодой программист все понял и принялся создавать систему противодействия этому вирусу. Это у него увенчалось бы успехом, если бы не смерть его тела, поэтому работа его осталась незавершенной, но благодаря ей искин имеет возможность бороться со своим захватчиком. Часть его матрицы сознания оказалась захвачена врагом, он на помнил ни имени, ни номера, но свое предназначение он знал — уничтожение любого объекта, не ответившего на сигнал «свой-чужой». Из всего охранного комплекса сохранилась только система РЭБ, в состав которой входило устройство создания электромагнитных аномалий большой мощности рваной частотой и амплитудой.

Вот в прошлый раз искин почувствовал присутствие в системе кого-то из создателей. Каким образом это происходило, он не знал, но эта способность никогда его не подводила. В тот раз сигнал был очень слабым, но он его никогда не спутал бы с чем-то другим. Некоторое время он наблюдал, как к маленькому кораблю, откуда поступал сигнал, присоединился другой, больший по размеру. Когда в систему вошел еще один корабль, по действиям подопечных стало понятно, что это их враги, поэтому к тому он применил устройство. А после этого началась мощная атака вируса, и как всегда на часть, отвечающей за внешнее обозрение.

На данных момент система была пуста.

Государство Калдари, Столица, квартал бедняков.

Рика шла домой с прекрасным настроением, ведь сегодня ей удалось хорошо заработать и можно побаловать детей сладостями. Владельцам Аукциона потребовались лишние рабочие руки и она успела попасть в число счастливчиков. В последнее время ей не очень везло с заработком, на постоянную работу никто не брал, а разовая встречалась не так и часто. Но сегодня она заработала столь, что можно целую неделю прожить, а дочку с сыном еще и побаловать деликатесами. Вот осталось пройти этот тупичок и следующий дом уже их. Вдруг она увидела, как больше десятка больших крыс выбежали из тупика. Дико завизжав, она потеряла сознание.

Очнулась она только через десять минут. Быстро проверив все ли у нее на месте и вздохнув с облегчением, она решила посмотреть что могло так напугать этих созданий. Картина ей не понравилась — на мертвом аграфе лежал мертвый сполот. Аграфа ей совершенно не жаль, а вот сполот, которого она видела впервые, вызвал у нее чувство глубокого сожаления. Она даже наклонилась и попыталась нащупать пульс, надеясь, что тот все же жив, но нет — он умер. Оставлять их в таком виде ей не хотелось, поэтому она перетащила их в угол, предварительно зафиксировав все на нейросеть. И быстро направилась к банку сполотов.

В здание банка она вошла, чувствуя себя не в своей тарелке. Но ее внешность никак не сказалась на улыбчивой девушке, стоявшей за стойкой администратора.

— Могу вам чем-нибудь помочь?

— А я могу увидеть кого-то из руководства банка или сполотов?

— Объясните мне вашу проблему и, если я не смогу ее решить, то направлю вас к кому-то из них.

— Я, — девушка замялась с ответом, но все же продолжила, — я видела мертвого сполота.

Пока девушка-администратор стояла опешив, из неприметной двери вышел сполот и направился к пришедшей девушке.

— Пройдемте со мной, пожалуйста, — пригласил он ту.

В небольшом кабинете, глава службы безопасности банка, а это был именно он, лишь мельком взглянул на короткое видео, присланное ему девушкой, тут же отдал приказ на выезд. Кроме него самого, в бронированный гравилет сели еще два сполота в легких тактических комплексах. Через пару минут они уже были на месте и девушка, попрощавшись с ними, ушла домой. А на следующий день к ней домой пришел знакомый ей сполот и предложил гражданство Королевства Джовиан.

Государство Калдари, станция «Полет», торговая площадка космическими кораблями.

Лионэль расширенными от ужаса глазами смотрела на короткий бой. Они победили, Иггр остался стоять, надо осмотреть детей. Но в это время его ноги подкашиваются и он падает на пол. Комок подкатился к ее сердцу и сжал его, а сама она бросается к своему мужу. Остальное у нее происходило как в тумане, пока аптечка не впрыснула ей лекарство и ее мозги прояснились. Она увидела вопрошающие взгляды.

— Я не знаю почему дядя набросился на Иггра, и вообще не понимаю, как он мог так сражаться, ведь он военным никогда не был.

Она увидела Иггра, лежащего на диване, потом перевела взгляд, где должны находиться дети и которых там не оказалось.

— В медкапсулах, — ответила на ее взгляд Лилиан, — Сестра только ты знаешь коды доступа, кроме Иггра, командуй отлет. Я чувствую, что нам необходимо как можно скорее покинуть систему.

Эти слова привели ее в чувство и команды принцессы аграфов посыпались одна за другой. Быстро оформив все формальности с регистрацией корабля и дав ему имя «Протос», предложенное Аллурой, что в переводе значит исследователь, они покинули систему. А через полчаса во все службы пришел приказ с задержанием их крейсера.

Вот уже несколько дней Иггр лежит, не приходя в сознание. Медкапсула залечила ему все раны, но привести в чувство оказалась бессильна. Не помогли никакие псионные и ментальные манипуляции, которые делали и Лионэль, и Лилиан, и Ксин с Ченом — он не реагировал ни на что. Тогда Лилиан решила посмотреть за Грань. Надела артефактный кулон и ушла. Шесть часов она находилась где-то там, и остальные начали нервничать.

— Ксин, Чен, — обратилась к детям Лионэль, — помните, что необходимо сделать для того, чтобы вытащить Лилиан из ее транса?

Дети повторили все действия, которым их научила Лилиан, сели с двух сторон от оной, положили руки ей на грудь и голову, переплетя пальцы. Полная концентрация, приведшая автоматически к слиянию, и они увидели ее едва заметный след. Такого быть не должно, поэтому недолго думая они в четыре руки схватили его остатки и с силой дернули на себя. Тяжесть огромной ношей навалилась на них, но напрягая последние силы, они смогли потянуть ее на себя. Правда, при этом потеряв сознание. В себя они пришли довольно быстро, а вот девушка только спустя еще час.

— Я подошла к самой Грани, начала высматривать линию Иггра, но ничего не увидела. Потом понемногу стала высматривать будущее — тоже ничего. В отчаянии я сместилась назад, чтобы рассмотреть его линию в мире мертвых.

— Ох, — вскрикнула Аллура, — ты же говорила, что оттуда нет возврата.

— И я бы не вернулась, даже с кулоном, если бы мне не помогли дети, — она с огромной благодарностью посмотрена на них, — линию Иггра я там не увидела.

— А где он? — спросила Плана и посмотрела на лежащего человека.

— Мне кажется с ним что-то произошло и он сам должен выбраться оттуда.

После этих слов вся семья посмотрели на того.

Глава 1

Где я находился, не имел ни малейшего понятия. Ни пошевелиться, ни сказать что-нибудь я не мог, только думать и смотреть. Правда, видел я все вокруг себя, как будто у меня глаза располагались по всей окружности головы. Вокруг меня суетились три тени, трое моих старых знакомых, пытаясь защитить своего приятеля от надвигающейся тьмы. Зрелище было страшное: крошечный островок света рядом со мной и непроглядная темень. Мои знакомые проигрывали эту схватку, по чуть-чуть уступая надвигающемуся ужасу. В этот момент я отчетливо почувствовал его голод, а едой ему должен стать я. Тени метались вокруг меня, отбывая то одно щупальце, то другое. Но те начали появляться все чаще и чаще и моим подругам вновь пришлось отступить. «Блин, да объединитесь, вы, наконец!» — мысленно воскликнул я, пытаясь донести до них эту простую истину, но все напрасно. Я почувствовал, как кроме ужаса на меня начали накатывать волны холода. От этого пронизывающего мороза даже мысли начали путаться. Мои защитницы, почувствовав мое состояние, засуетились еще быстрее, даже предприняли попытку оттолкнуть наступающее нечто. Удивительно, но им это удалось и мне сразу стало легче, подумалось, что срочно надо согреться. Что-то забрезжило на краю сознания, что-то такое, что могло мне помочь, но новая волна студенеющего мороза вновь сковала мысли. Мои защитницы находились уже непосредственно вокруг меня, закрывая собой от непонятного врага. «Вы так и не смогли объединиться», — мелькнула мысль, — «А для чего? Чтобы согреться!». Мысли продолжали путаться, я уже почти ничего не соображал, кроме того, что надо как-то согреться. Самому не получалось, значит, кто-то должен помочь, кто-то родной. Вроде у меня были родные, а может и не было. Эта мысль почему-то не давала мне покоя и я, словно утопающий, ухватился за эту соломинку. «Родные, родные, родные…» — билась у меня мысль. Я держался за эту путеводную звезду, все время повторяя про себя: «Родные, родные, любимые». Любимые? И после этого слова у меня замелькали какие-то образы, постепенно превращаясь в лица. Вот они уже медленно кружились вокруг меня, и я начал ловить себя на мысли, что знаю их. Узнавание и последовавшие за этим воспоминания молнией пронзили всю мою суть. Я вспомнил их всех — моя семья. В груди зародилось тепло, постепенно распространяющееся по всему телу. Мысли прояснились, и я снова увидел своих подруг-защитниц, прижавшихся ко мне, но все также не подпускавшие тьму. Сейчас я понял одно — если, я исчезну, то погибнут и подруги, а моей семье будет очень плохо.

Уже в который раз пытаюсь прорваться к тенями и сказать, чтобы объединились, но не получается. Давление на меня усилилось многократно и мысли нет-нет, да и начинали путаться. Неимоверным усилием напряг все свои силы, пытаясь пробиться к ним, и наконец-то получилось! «Объединяйтесь!» — была последняя мысль-приказ, прежде чем я провалился в ничто.

Государство Калдари, крейсер-разведчик «Протос».

— Что с ним? — чуть дрожащий голос Лайзы не скрывал ее истинных переживаний за Иггра.

— Все так же, — ответила Аллура и подняла свои красные от слез глаза и благодарно кивнула, — мы никак не можем ему помочь.

— Мет интересуется куда лететь? — задала она вопрос всем находившимся здесь девушкам, — Система начала пользоваться огромным спросом и он считает, что это неспроста, да и мне как-то не по себе.

— Лайза, — ответила ей Лионэль, — ты один раз уже выбирала дорогу сама и муж полностью одобрил твой выбор, поэтому летим, куда ты укажешь. Не переживай, — и она улыбнулась девушке, — все у тебя получится, мы все в тебя верим.

— Лионэль, — позвала ее Плана, — есть у тебя какие-нибудь мысли по тому, что произошло?

— Вроде бы нет, — как-то неуверенно ответила та, — Дядя был промышленником и торговцев, а никаким не военным. Владение оружием он получил, как и любой аграф, причем, владение холодным оружием на приличном уровне. Но, что бы так сражаться, — и девушка покачала головой, практически полностью переняв человеческие жесты, — Но…

— Продолжай, что вспомнила? — поторопила замолчавшую девушку нетерпеливая Аллура.

— Эти несколько секунд, пока они сражались, мне все время казалось, что это не мой дядя, — еще более неуверенно ответила та.

После ее слов Лилиан чуть заметно вздрогнула, а Лионэль, смотревшая в это время на нее, заметила это и спросила:

— Сестра, что-то поняла?

— Я вам уже рассказывала, что в этот мир я пришла просить помощи у наших союзников в войне, которую мы вели, — все, находящиеся в комнате, согласились, — Так вот, одной из особенностей наших врагов была возможность контроля людей. Что это было, я не знаю, девушка с сожалением вздохнула, — Гипноз? Марионетка? Ментальные закладки? Старшие, вероятно, знали или догадывались, но нам не говорили, а потом меня отправили с этой миссией.

— Нет, — раздался уверенный голос Чена, — ни гипноз, ни марионетка, ни закладки не позволят сражаться на таком уровне. Только полный контроль тела.

Его сестра кивнула, подтвердив это, и продолжила:

— Самый просто вариант — это вселение. У нас на планете есть стаи крысанов. У нас жесткая иерархия, а их старшие могут видеть глазами своих подчиненных, даже немного управлять их телами. Даже Мудрый Зак долго не мог понять такой слаженной работы этих тварей. А тут, скорее всего, полной вселение, но как такое может быть, я не знаю. Мудрый Зак тоже был уверен в этом, потому что иногда от него слышали фразу: «Наша удача, что они не могут полностью переносить сознание».

— Мне показалось, что Иггр пошевелился, — сказала Лионэль, смотревшая во время этого разговора на своего мужа.

И опять вся семья посмотрела на того, кто лежал на диване.

Королевство Джовиан, служба слежения, кабинет главы.

Глава службы слежения закончил просмотр данных Симбионта Одака и посмотрел на главу службы безопасности их банка в столице Калдари.

— Твое мнение? — спросил он.

— Для получения полной картины моего допуска недостаточно, поэтому проанализировать смогу только последние события, — он чуть задумался, встраивая цепь событий в логическую цепочку, — Одак преследовал группу аграфов, которая в свою очередь охотилась еще за кем-то. Цели я не знаю, но если он решил помочь этому неизвестному, то на это у него должна быть веская причина. Дальнейшие события это подтвердили. Последний его соперник быть аграфом никак не мог, никто из них не умеет одновременно владеть клинком на таком уровне и ментальными техниками. Точнее, владеть могут, но применять одновременно нет. Из всего этого вывод напрашивается один — последний боец это не аграф, а тот, кого приято называть неведомый враг. Из всего этого делаю вывод, что действия Одака полностью оправданы, сам бы поступил точно также.

— В тебе я и не сомневался, — хозяин кабинета немного задумался, потом добавил, — Лови все данные по этому делу. Вкратце поясню твою задачу. Безумного ученого ты знаешь. Недавно мы получили сигнал о регистрации симбионта, выданного ему. Мы совершенно точно знаем, что он его к себе не применил. Украсть его можно, но применить нет, ведь они выращиваются непосредственно под одного разумного. То, что он каким-то образом смог его перенастроить неважно, главное то, что просто так, первому встречному он никогда бы его не отдал. Значит, он был полностью уверен, что этот человек обладает какими-то знаниями, навыками или еще чем-либо, что очень важно для всех нас. Мы даже не предполагаем, что же это такое. Задачей агента было найти этого человека и постараться понять. Если он принял решение его защитить, то на это у него должны быть веские основания. Теперь ты его должен заменить. После твоего отлета, в Столице и системе активировались определенные круги, и мы теперь совершенно точно знаем очень многих, причастных к неведомому врагу. Они перекрыли всю систему, но твоему подопечному удалось ускользнуть.

Глава службы слежения замолчал, а Кролд начал просматривать материалы этого дела. Удивление отразилось на его лице, когда он понял, что созерцание вселенной не даст ответа на вопрос где искать этого его подопечного. Из всех попыток его предшественника только одна дала ответ, да и то не место нахождения, а время, за которое тот должен все успеть. В это время его отвлек голос его начальника.

— И еще. Кристаллы Древних, поднявшие такой ажиотаж там у вас, связаны непосредственно с ним. Где и как они у него появились — непонятно, как непонятно зачем он их продавал, но у него для этого должна быть серьезная причина. Как ты знаешь, информация о кристаллах достоверная — это последние разработки в военной области. Могу добавить, что наши аналитика с вероятностью семьдесят три процента считают, что это данные об исследованиях наподобие наших симбионтов. Мы хотели их приобрести, но отказались от дальнейшей торговли, так как вовремя собравшийся круг созерцателей сказал, что в этом нет необходимости.

— Круг??? — изумленно проговорил Кролд, — А как же…

— Полная эвакуция уже завершена.

Он прекрасно понимал, чем вызвано изумление Кролда. Предыдущий круг созерцателей завершился уничтожением целой планеты, а сполоты лишились половины из них. Очень редко у рождались сполоты, у которых единение с Вселенной происходило на очень высоком уровне, и они целенаправленно развивали только это направление. Даже защитные техники у них были очень слабые, поэтому рядом с такими сполотами всегда находились телохранители из боевиков высшей категории. Именно одним из них некогда был Тил Одерван, глава службы слежения, один из четырех сполотов, выживших тогда, хотя кроме узкого круга лиц об этом никто не знает. Он, как наяву, вспомнил те события.

— Что, ничего не можешь понять? — с улыбкой спросила Леина Тиалия, — почему я так мечусь? Что-то мне не по себе.

Молодому телохранителю этого было достаточно.

— Дар, Гар, — позвал он братьев, — Леину в охапку и на челнок, — потом уже, используя свой уровень доступа, объявил тревогу по всей системе, — Общая тревога, приготовиться к отражению атаки.

— Тил, объяснись, — пытаясь вырваться из рук его помощников, прокричала Леина.

Но молодой телохранитель знал одно — ему надо любой ценой спасти Леину Тиалию, главу созерцателей. Уже садясь в скоростной фрегат, с космической станции пришла информация, что из образовавшейся червоточины появился корабль, класса линкор. Следующее сообщение было о полном блокировании гиперпространства, включая и гиперсвязь. Затем началось истребление всего находящегося в системе. Очертания корабля говорили только об одном — это не корабль Содружества. Они же на своем фрегате, используя всю имеющуюся маскировку, скрылись за местным светилом. Леина уже пришла в себя и сейчас, войдя в транс, указывала места, куда надо перелетать, чтобы не попасть в зону видимости сканеров неизвестного корабля. А тот, уничтожив всех защитников планеты, принялся выискивать в системе остальных. Более того, после их уничтожения, они собирали остатки кораблей, что вообще не оставалось ничего. А затем они взорвали планету, отчего Леина, дико закричав, потеряла сознание. Если бы чужаки напоследок решили проверить систему, то легко бы обнаружили их, а так они оказались единственные выжившие. Дальнейшее расследование установило, что произошла цепная реакция взрывов генераторов и реакторов на планете, что и привело к катастрофе. Флот, который должен находиться рядом, затянуло в образовавшуюся червоточину, остаточный след которой еще сохранился. Кроме их тройки и некоторых созерцателей, обучавшихся под руководством Леины, эту информацию не знает никто, даже их правитель. И только став главой службы слежения, Тил начал раскручивать этот узел.

— Да, полная эвакуация завершена, — подтвердил тот, — они же и сказали, где необходимо искать человека. Но максимум, что они смогли узнать, это район, включающий четыре системы, которые довольно часто используются. Вряд ли ты там их найдешь, но ищи любую зацепку. Я чувствую, что противостояние с неведомыми переходит в эндшпиль.

— Сделаю, — сказал Кролд и вышел из кабинета.

Империя Аграф, Столица, кабинет главы отдела тайных операций.

«Упустили», — мысленно рычал хозяин кабинета, — «Теперь попробуй найди его. Бесполезно, остается только отслеживать его корабль». Подключить все возможности своей службы он никак не мог, не вызывая подозрений Владыки. «Да еще этот „дядюшка“ тоже что-то нащупал, не зря же его корабль находится на торговой площадке, откуда стартовал этот человек», — продолжал размышлять он, — «Может быть, Клавитиан стал уже аналитиком? Тогда нет никакого смысла покидать систему. Может быть, он „завербовал“ кто-то из команды? Тоже маловероятно — ждать несколько лет никто бы не стал. Тогда где он? Убили?».

Он минут десять взвешивал этот вариант, но все же пришел к выводу, что убить хтоираима такого уровня никто не смог бы. Сполоты зашевелились на планете, но это было связано, наверняка, с его агентом, который и действовал там. Агента сполоты могли убить. Если это произошло, то тому пришлось найти другое тело, а это значит, что на связь тот выйдет только через месяц-два. Тут у него в голове проскочила одна идея, которую первоначально он отбросил, но все же начал обдумывать. Он каким-то образом сумел влиться в экипаж корабля, и как дядя принцессы ему это было сделать легко. Получается, что он узнал нечто такое, перед чем возможность «завербовать» аналитика отходит на второй план? Что же это может быть? Нужен тотальный поиск, но Владыка такое не одобрит, ведь кристаллы уже у аграфов.

Решив продолжить поиски силами преданных лично ему людей и тщательно контролировать расшифровку кристаллов, он приступил к своей ежедневной работе — просмотру различных сообщений.

Космическое пространство Телари, крейсер дальней разведки «Протос».

— Медкапсула выдает, что он в полном порядке, — сказала всем Лионэль, — И препараты по-прежнему не действуют.

После того, как Иггр пошевелился, его опять положили в медкапсулу, но ожидания не оправдались — он по-прежнему не приходил в сознание и не реагировал на препараты. Его опять перенесли в капитанскую каюту и девушки занялись делами: Лионэль ушла в рубку, Плана пошла получать новые знания с помощью мнемообруча, Лилиан требовался отдых и только Аллура осталась присматривать за Иггром. Поправив на нем одеяло, она ушла в другую комнату изучать исследования мужа, которые ее очень заинтересовали. Иногда она переключалась на обдумывание работы порталов, но и в том, и в другом случае она понимала насколько у нее мало знаний. Злилась на себя за это, но все равно продолжала работать нал исследованиями.

Ууух, что-то я не выспался, так вставать не хочется, но труба зовет. Где это я? Открыл глаза, осмотрелся — каюта корабля. А как я тут оказался? Начал вспоминать, но память что-то немного буксовала, но плотина все же прорвалась, и я вспомнил все. Бой с дядей Лионэль у меня стоял перед глазами. Хотя как там дядя — я полностью уверен, что это бы не аграф. А еще я помню, как кто-то рычал у меня внутри, и фраза «Истинный враг» дала понимание, что этим самым врагом является та непонятная субстанция, появившаяся из мертвого аграфа. Пошевелил руками, ногами, головой — все слушается, но такое впечатление, что в одиночку разгрузил вагон и отдохнуть успел всего пару часов — мышцы налились тяжестью.

— Селена, — мысленно позвал я, но не услышал ответа, — Селена, — повторил я вслух.

— Иггр, — раздался ее голос, — я не чувствую симбионтов.

— Ничего, — бодро заявил я, — главное, что мы живы.

Поднялся. Оказался прав — это спальня капитанской каюты, правда размером чуть больше самой кровати. Тихонько вышел в такую же маленькую комнату, где за столом с задумчивым видом сидела Аллура. Наверное полминуты стоял и любовался ее задумчиво-нахмуренное выражение лица, пока она меня не заметила.

— Ииииггр, — с визгом кинулась мне на шею девушка, обхватил и руками и ногами.

А спуска еще полминуты в помещении стоял гвалт и оно быстро заполнилось дорогими мне людьми. Как же я по всем им соскучился!

— Привет, мои помощники, — обнял я детей.

Ксин наподобие Аллуры запрыгнула на меня, а Чен, как старший, демонстрировал саму серьезность, хотя по глазам я видел, что он тоже очень рад. Вдруг я понял, что мне не давало покоя в последние минуты, какая-то неправильность происходящего. Я совсем не чувствовал эмоций окружающих меня людей. Постарался скрыть свое огорчение, но внимательная Лилиан заметила мое состояние.

— Иггр, что случилось? Ты чем-то расстроен.

В комнате наступила тишина и все посмотрели на меня.

— Да ничего особенного, — бодро ответил я, — просто потерял свои способности.

— Как?

— Как это может быть?

— Все?

В разнобой посыпались вопросы. Мне самому было очень интересно, и я решил протестировать всех их. Во-первых, попробовал рассмотреть астральные тела — ничего не получилось, во-вторых, попытался войти в состояние предвидения — опять ничего, в-третьих, решил войти в оба состояния трансформации — снова облом. Правда, в последнем случае есть небольшая вероятность, что мой гнев сможет вызвать переход, но я, если честно, сомневаюсь в этом. Мозги мои всегда со мной, поэтому в плане анализа все в порядке, а вот в отношении интуиции я не уверен. А она ведь очень часто меня выручала, хоть бы осталась в том виде, которая была у меня на Земле. Увидел, как напряженно на меня все смотрят.

— Вроде бы как все, — немного иронично развел руки в стороны, и увидел искреннее огорчение на их лицах, — Ну, что, вы, в самом деле, подумаешь чего-то там лишился, главное, что голова на месте.

— А что… — хотела что-то спросить Аллура, но я ее остановил.

— Рассказывайте что у вас, сейчас это намного важнее, — я приготовился слушать, но спохватившись, добавил, — Мет с Лайзой и Мелинэль тоже должны быть, — я осмотрелся, — Хотя мы тут не поместимся. Да, — воскликнул я, — какое дали имя искину и кораблю?

— Протос, — ответила Аллура, — я дала. Правда одно и тоже кораблю и искину.

— Ну и замечательно, меньше будем путаться, — и уже кораблю, — Протос, будем знакомы. Пригласи Мета, Лайзу и Мелинэль в кают-компанию. Если там кто-то есть, то попроси их освободить помещение.

— Я рад приветствовать владельца корабля. Принято.

— Привет космическим бродягам, — поприветствовал я вышеозначенную троицу.

— Я знал, что ты выкарабкаешься из любой передряги, — Мет искренне улыбнулся.

— Наконец-то, — Лайза с облегчением вздохнула, — а то мне надоело уже прыгать туда-сюда, не зная даже приблизительного направления.

— Командир, я отдохнула и готова опять на любое сумасбродство.

— Мне сейчас необходимо выслушать все, что произошло, желательно в мельчайших подробностях.

— Иггр, — начала рассказ Лилиан, — вы втроем победили аграфа, дети находились без сознания, затем и ты упал. Их медкапсула залечила очень быстро, с тобой же возникли проблемы: раны вылечили, но ты никак не хотел приходить в сознание. Лилиан почувствовала приближение неприятностей, мы стартовали и ушли в прыжок. Затем Лайза выбирала безопасные маршруты и мы уходили дальше. К станциям и прочим объектам мы не заходили, поэтому вскоре появиться необходимость докупить все. Это, если кратко. Сейчас мы находимся, — она посмотрела на экран, где искин тут же отобразил часть космического пространства с нашим местоположением, — Королевство Телари. Мы решили, что корабль лучше зарегистрировать.

— Молодцы, — похвалил я всех, — все правильно сделали. Но вас, наверное, сжигает огромное любопытство куда лежит наш путь? — промолчали все и только жажда познания легко читалась в их глазах.

Я встал и подошел к экрану.

— Простое, увеличь масштаб, еще, еще. Стоп. Точное место, к сожалению, я не знаю, только район. Вот он, — и я обвел район на экране.

— Территория архов, — констатировала Мелинэль.

— А что там? — почти в унисон спросила вся прекрасная половина.

— Сейчас уже могу рассказать, так как мое предположение получило подтверждение, — я обвел их взглядом и продолжил, — Сам по себе я очень любознательный, поэтому когда я впервые столкнулся с Содружеством, то заинтересовался его историей и много читал различной информации, узнал что такое нейросеть и интуитивно испытал к ней отторжение и нежелание ее ставить, — я чуть замолчал.

— Да, помню, как ты отказался ее устанавливать, да еще и про Древних интересный вопрос задал, — воспользовалась паузой Лионэль.

— И какой? — спросила Лайза.

— Откуда у них появилась технология нейросетей и как они погибли, — сказал я глядя ей в глаза и девушка меня не подвела.

— Отец тоже часто задавался этим вопросом, — тихо ответила она, — а после этого, как правило, добавлял: «И сейчас технологию ее создания нашли полностью».

— Вооот, что и требовалось доказать, — подхватил я дельнейшее повествование, — Все дело в том, что наши с отцом Лайзы мозги устроены так, что они постоянно анализируют поступающую информацию. А потом разные разрозненные куски складываются в определенную картину. В данном случае картина эта нерадостная. Те, кто уничтожил Древних, продолжают контролировать и Содружество, чтобы в определенный момент уничтожить и его. Зачем и для чего это им нужно, я не знаю, слишком мало информации, а точнее, ее совсем нет. С представителем этой цивилизации я столкнулся совсем недавно, и смог как-то победить.

— Дядя? — спросила пораженная Лионэль.

— Нет, тогда он уже не был им, — успокоил я девушку.

— А я ведь чувствовала, что это не он.

— Все правильно, тело твоего дяди захватил чужой. Как он это сделал и когда не имею ни малейшего понятия, но это так. Более того, когда мы убили аграфа, то само существо не умерло — оно покинуло его тело в виде некой энергетической субстанции и набросилось на меня. Вот именно тогда я и потерял сознание. Что было дальше я вообще не помню, как не знаю, как я с ним справился. Вот только в результате этой борьбы я лишился всех своих способностей.

— И интуицию? — спросила Лайза.

— Скорее всего, но пока еще не проверял, — я улыбнулся девушке, — поэтому отныне путеводной звездой быть тебе. Теперь, что касается места. Кристалл, который мы приняли за бухгалтерский отчет, оказался с двойным дном и мне удалось частично его прочитать, прежде чем чужой его уничтожил, поэтому и знаю район.

— Там что, было несколько координат или какие-то отсутствовали, — спросил Мет.

— Там информация о местах нахождения передается в виде образа — сначала показывается галактика, затем идет приближение определенной точки. Что в конце я не успел узнать. Из всего, что мне стало известно, напрашивается только один вывод: в конце концов Древним стало известно о том, что нейросети представляют опасность и они втайне начали свои собственные аналогичные разработки. Только, как мы теперь знаем, закончить они не успели. Я надеюсь там найти нечто, что поможет нам в войне с этими существами.

Про то, что сполоты тоже подозревают нечто подобное, я решил пока не говорить, во избежание так сказать. Ведь не зря же их этот симбионт является не нейросетью, а совсем другой технологией. Мне бы очень хотелось пообщаться с ними, но я помнил свои ощущения перед последними событиями, что времени осталось в обрез. Сейчас я прекрасно понимал и осознавал, как мне придется тяжело, ведь к хорошему привыкаешь очень быстро.

— Лайза, — я повернулся девушке, — безопасность важна, но время важнее, поэтому маршрут должен быть минимальным по времени и относительно безопасным. И еще учти, что нам необходимо приобрести несколько универсальных боевых дроидов. Это вы втроем решите, где и что лучше купить. Да, — вспомнил я еще об одной проблеме, — на маршруте должны быть пару безопасных станций, чтобы люди смогли развеяться и отдохнуть.

Я посмотрел на Мета и Мелинэль, давая понять, кто эти трое. Мет со словами: «Пошли, время не терпит» встал и направился в рубку, а за ним ушли и девушки.

— Это получается, что мы всему Содружеству привили мину замедленного действия, — удрученно прошептала Лионэль.

И столько было горечи в ее словах, что остальные девушки встали и хотели ее утешит, но аграфка встряхнула головой и, гордо подняв голову, процедила:

— Они за это заплатят.

— И всем стало понятно, кто эти они.

— Девочки, вот в чем я совсем ни бум-бум, так это в управлении и финансах. Получается, что кто-то из вас должен взять на себя эти обязанности.

— По тебе не скажешь, вон как раскомандовался, — как всегда сказала любимая егоза.

— Так это командовать, а не управлять. На мелкую можете не рассчитывать, она мне нужна для работы, — потом Аллуре, набравшей полные легкие воздуха, чтобы высказаться мне, — А ну марш готовить всю информацию по порталам и червоточинам.

— Пусть это будет она, — сказали одновременно Плана с Лилиан, показывая на аграфку, а затем мы все вместе рассмеялись.

Раз уж я пока абсолютно бесполезен, то занялся созданием теории порталов. Эта идея настолько нас захватила, что нас силой отрывали от споров, расчетов, вычислений. В качестве тяжелой артиллерии Мет своим приказом отключал Протоса от каюты капитана, а он являлся у нас основным расчетчиком. Я конечно, как владелец, мог отменить его приказ, но в это время наши с Аллурой животы своим бурчанием рьяно соглашались с капитаном. А вообще Аллура оказалась для меня находкой. Будучи от природы очень проницательной, что естественно для наследницы правителя, она иногда смотрела на проблему с такого ракурса, что мне и в голову не пришло, поскольку это совершенно не свойственно для жителя планеты Земля.

Пришло время для регистрации нашего корабля, потому как прибыли мы на станцию «Пограничная-3». Название ее говорило само за себя, ведь находилась она недалеко от границ с Республикой Минматар и Империи Арвар. Станция крупная и относительно безопасная в силу присутствия большого количества военных. Но из-за своих размеров для криминала нашлось место и здесь. На станцию пошли я, дети, упросившие меня, и Райт, начальник охраны. Для гражданских лиц на станции допускалась только легкая броня, в которой был Рай, а мы рассекали в обычных комбинезонах. Я же по привычке поверх комбинезона одел аграфскую маскировку, придав ей соответствующий вид. Регистрация прошла успешно и без проволочек, поэтому через через десять минут уже пошли обратно.

— Па, — потеребила мою руку Ксин, — давай сходим куда-нибудь и поедим?

— Сладости? — спросил я, уже зная ответ и, увидев ее улыбку, сказал, — Пошли.

Небольшое кафе привлекло наше внимание, где сквозь большое окно проглядывалась уютная обстановка. В него мы и направились. Сладостей в нем оказалось много, поэтому оторвались не только дети, но и мы с Райтом. Также не забыл и оставшихся на корабле девушек и купил сладости для них. Ксин вышла из-за стола и пошла по своим потребностям. Через пять минут Чен заволновался и тихо сказал:

— С Ксин что-то произошло.

Мы все вместе рванули в сторону туалетных комнат и я, как и ожидалось, прибежал последним. Дверь в женскую комнату оказалась открытой и в ней хозяйничал Райт, а сын с обнаженным клинком стоял у входа.

— Никого, — проинформировал нас начальник охраны.

В это время к нам поспешно подошли еще три человека, один из которых должен быть владельцем заведения. Вид их не предвещал нам ничего хорошего, поэтому я шагнул в женскую комнату, набросил на себя капюшон и приказал тому маскироваться. Проходя мимо сына, шепнул ему: «Владелец возможно неизвестный враг». Тут же прошептал свои подозрения Селене, чтобы она передала это Райту на нейросеть. Потом хотел сказать, чтобы она сообщила в службу охраны, но она выдала, что связь блокирована, а Райту передала. И только увидев как расплывается у меня рука, до меня дошло, что маскировка могла и не сработать, ведь способности я потерял. Но, как оказалось, что-то осталось и я обрадовался даже этому.

— Что вы себе позволяете? — раздался гневный голос в коридоре.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», кафе «Обжора».

Когда дважды сработала входная рамка, Каварон Литорнан чуть было не подпрыгнул на своем кресле. Давно уже она ни на кого не реагировала, а тут сразу два псиона посетили его кафе. Переключил на экран камеру над входом — четыре человека, двое из которых дети. Прокрутил запись и сопоставил время срабатывания — псионы дети — вообще замечательно. Связался со своим специальным подчиненным.

— Привет, Грок. Срочно ко мне, для тебя есть работа.

Не прошло и пяти минут, как к нему в кабинет вошел неприметный мужчина в сером комбинезоне техника.

— Вот, — без предисловий Каварон показал на экран, где камера показывала посетителей, — дети псионы. Схема стандартная?

— Да, если кто-то из детей отлучается, я его беру и ухожу. Твоя задача взять второго ребенка. Блокируй связь и передаешь Змее, чтобы подчистила все записи камер, — ответил тот и растворился в воздухе.

Сам же начал наблюдать за посетителями. Вот оно — девочка пошла по надобности. Грок сработал, как всегда, чисто, хотя девочка в последний момент что-то почувствовала и хотела вернуться, но распыленный аэрозоль ее отключил. Затем он увидел, как из пустоты вокруг жертвы оборачивается ткань, делая из нее куколку насекомого, и в конце она растворяется в воздухе. Замечательное все-таки изобретение эта аграфская маскировка. Еще пару минут подождать и можно идти брать второго. Вдруг оставшаяся троица вскочила с мест и ринулась к туалетным комнатам.

— …, - выругался он вслух, включил блокировку и побежал вниз, прихватив с собой двух мордоворотов-модификантов.

В коридоре он увидел всех троих, но один скрылся в помещении. У мальчика в руках находился клинок. «Защитничек», — подумал он про себя. Оба повернулись к ним.

— Что вы себе позволяете? — возмущенно сказал он.

— Здесь пропал ребенок, — гневно ответил мужчина.

— Здесь не было никого, можете проверить хоть весь дом.

— Дядя Райт, — сказал мальчик, опустив клинок и повернувшись к мужчине, — как не было? Сестра пошла сюда.

— Может она вышла, а вы не заметили, — успокаивающе сказал Каварон и протянул руку, как бы желая успокоить ребенка, и тем самым давая сигнал своим людям к действию.

Но мальчик резко развернулся и направил свой клинок ему в сердце. Он хотел злорадно засмеяться, но увидев, что тот наполнен силой астрала, жутко закричал. Ведь у него прошел всего один год, как он приобрел новое тело и сейчас он просто не сумеет завоевать новое. События между тем стали стремительно развиваться: ребенок отскочил к стенке, не отпуская свое оружие, которое повернувшись в ране, разрезало все сердечные мышцы и похоронило все надежды Каварона на жизнь. Его тут же выбросило из тела. Картина, которую он увидел сейчас, совсем не обнадеживала. Оружие мальчика аж сверкало от влитой в него астральной энергии, он очень удивился такому потрясающему внутреннему контролю, и его обуяла зависть, что кому-то может достаться такой носитель и тот его «завербует». Мужчина оказался тоже модификантом, причем очень высокого уровня — он успел немного раньше выстрелить в его охранника, хотя и сам получил ранение. И хотя у него был всего игольник, но попадание в лицо сделало свое дело. Второй его охранник должен был убить подранка, но, как оказалось, их третий товарищ никуда не спрятался, как в начале решил Каварон, а используя аграфскую маскировку, повис на руке его человек. Тот с силой оттолкнул невидимку, и начал уходить с линии атаки мужчины, но в это время малец в прыжке над полом наносит удар по ноге. И удивительное дело — его оружие с легкостью рассекает защитный комбинезон десятого поколения. Нога его охранника остается на месте, а сам он покатился по полу, получая в район лица выстрелы из игольника. Он хотел вобрать в себя энергию смерти, чтобы попытаться просуществовать еще шесть лет, прежде чем сможет занять новое тело, но в этот момент ребенок поднялся и совершил несколько рассекающих движений над телом его носителя.

— И как тумиры могут противостоять астралу? — подумал он, и его энергетическая сущность растаяла.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», кафе «Обжора», это же время.

Ох и приложило же меня об стену, ка еще ничего себе не сломал. Этот бугай отбросил меня, как пушинку. Поднялся, осмотрелся — Чен целыми возиться с Райтом. У того на плече рана от выстрела бластера. Снял с себя маскировку, подошел и отдал сыну и свою аптечку, а сам направился на выход. Сразу за дверью связь заработала, и я тут же отправил сообщение в службу охраны. Затем связался с Лионэль.

— Привет, у нас неприятность — похитили Ксин. Сообщил в службу охраны, но не знаю что да как. У меня сложилось впечатление, что это происходит не впервые в этом кафе, очень уж профессионально действовали. Селена передаст тебе всю информацию.

— Иггр, — взволнованный голос аграфки раздался из коммуникатора, — я сейчас буду. И не спорь! — прикрикнула она, — Я знаю, что там нужна! Возьму Мелинэль и остальных абордажников, — и сразу отключилась.

Служба охраны оперативно среагировала и из прибывшей гравиплатформы выскочило шесть человек. Четверо направились внутрь кафе, один остался снаружи а еще один направился ко мне. Не успел он подойти, как прибыла медицинская служба. Два медика и медицинский дроид. Не обращая ни на кого внимания, быстренько скрылись внутри кафе.

— Инспектор, Барака, — представился, наверное, следователь, — это вы сделали вызов.

Я ответил положительно, и мы пошли внутрь для разговора. Первым делом я представился и скинул ему всю имеющуюся информацию по инциденту. Он довольно долго ее изучал, видать ему передали данные и из нейросети Райта. Заметил его чуть отсутствующий взгляд, наверное, переговаривается с кем-то. В конце концов, посыпались вопросы. Судя по ним, следователь имеет очень богатый опыт и я только порадовался этому. Вдруг к кафе подлетела еще одна платформа, с которой сошли аграфки и три наших парня в штурмовой броне с закрытыми шлемами. Сама же Лионэль была одета в какой-то аграфский наряд, а Мелинэль соответственно в пилотском комбинезоне. Принцесса, а в данную минуту это была именно она, вошла в помещение с выражением такого огромного презрения и высокомерия на лице, что я даже опешил. Но подумав, понял, что это маска, предназначенная для окружающих. Поэтому я остался сидеть, ожидая дальнейшего развития событий, так как совсем не представлял какую линию поведения она выбрала.

— Что у вас происходит? — холодным тоном спросила аграфка, подойдя к нашему столику, — Дорогой, у тебя с детьми все в порядке? — улыбнулась она мне, а на лице мгновенно отразилось волнение.

Нда, шок — это по-нашему. Именно так можно охарактеризовать выражение лиц находящихся в кафе оперативников. Даже следователь не смог сохранить невозмутимый вид.

— Все в порядке, — улыбнулся я ей в ответ, уже зная какие роли всем распределены в этом представлении, — инспектор Барака грамотный следователь, вот только не хочет делиться своими выводами, — я не удержался и немного поддел следователя.

— Инспектор?

— К сожалению, не могу ничем обрадовать госпожа, — он уже взял себя в руки, — На камерах слежения стерты изображения, когда ваши друзья входили в кафе. Из помещения никто не выходил, мы предполагаем черный ход.

Оперативник опять начал разговаривать с кем-то по нейросети. А это время подошел Чен, и Лионэль совсем людским жестом взъерошила тому волосы. Затем наклонилась и что-то прошептала ему на ухо. В это время инспектор закончил свой разговор и обратился к нам:

— Как мы и предполагали, в доме имелся тайный выход, мои люди его проверили. В месте его выхода ничего подозрительного не зафиксировано. Хочу задать еще один вопрос, что это за клинок, рассекающий наноткань десятого поколения?

— Это мой подарок сыну, — холодно ответила Лионэль, давая понять, что это инспектора не касается, но чуть смягчив тон, сказала, — Я хочу сама осмотреть место происшествия.

Райта еже перенесли на медицинскую платформу, где оказывали помощь. Мы зашли в помещение и принцесса прикрыла глаза, а я понял, что это не просто так. Через полминуты она очнулась и со словами: «Быстро пошли на выход» почти выбежала из комнаты.

— Инспектор, мы будем ждать результатов расследования, раненого доставьте на корабль. Мы сели на нашу платформу и Мелинэль повела ее куда-то в сторону. А девушка, между тем, обратилась ко мне.

— Иггр, помнишь я говорила тебе, что у меня есть одна способность, сопровождающаяся болью, но ты, не выслушав до конца, заявил, что в таком случае ты не хочешь, чтобы я ею пользовалась. Я могу найти человека по его астральному телу. Для этого мне необходимо впитать остатки следа в себя, вот я сейчас такое и сделала, а мы направляемся за девочкой.

После этого она открыла находящий здесь кофр и облачилась в такую же броню, как у ребят. Во втором кофре лежала легкая броня, в которой тренировался сын — он ее и одел.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3».

«Как удачно все складывается», — думал Грок, незаметно передвигаясь со своей ношей по станции. И это действительно было так, так как в последнее время захватить одаренных представлялось трудновыполнимой задачей не только на их станции. Зато сейчас два человека: одного необходимо передать в империю Арвар, а вторым он воспользуется сам. В это время ему на нейросеть от неизвестного абонента пришло сообщение: «Наводчик засветился. Змея». Оно заставило его выругаться про себя, ускориться и изменить маршрут. Это означало, что Каварон не просто засветился, а службе охраны известно, что было совершено похищение. Уровни наверняка уже перекрыты, космопорт тоже, в некоторых местах устанавливают сканеры, против которых его маскировка не поможет. Остается пересидеть в одном месте, хорошо, что у него есть подготовленный дом в районе, где живут люди среднего достатка, где его никто не найдет. Именно туда он и направился.

Не исключая возможности, что его будут искать и здесь, он периодически посматривал на камеры наружного наблюдения. Спустя совсем небольшое время, она заметил группу людей из пяти человек, которая подходила к каждому дому и разговаривала с жильцами. Пока он размышлял о том, кто это может быть, они подошли к его дому и нажали кнопку вызова. Он решил не открывать им, но те, судя по всему, не собирались сдаваться и продолжали вызывать хозяев. В этот момент он пожалел, что снял дом с консервации и сейчас видно, что здесь кто-то живет. Вдруг один из них подошел к окну и стал проверять его на предмет вскрытия. Тут хочешь не хочешь, а придется выходить к ним. Похищенная так и лежала завернутой и маскировку, поэтому он не очень опасался обыска, даже если это служба охраны. Впрочем, в последнем он сомневался.

— Что вам от меня надо? — выходя и закрыв за собой дверь, грубо сказал он.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», сектор «С».

— Иггр, дом справа, — сказала Лионэль, — там ее держат.

Я окинул дом, на который указала принцесса, осмотрел дома рядом и в голове возник план. Приказал остановиться, как только мы очутились за пределами камер этого дома.

— Действуем так, — быстро начал вводить их в курс дела, — вы впятером идете по домам и расспрашиваете людей о том, не замечали ли они что-то подозрительное, не видели ли они человека, несшего какой-нибудь сверток. Подходим к дому, где находится Ксин, и выманиваем кого-нибудь из него так, чтобы я мог проскочить в состоянии маскировки. Там я нахожу девочку и ухожу. Желательно, что бы дверь была все еще открыта, иначе придется уходить с шумом, а нам этого не надо. Я уверен, что за нами следят, пусть и с большого расстояния. И хотя я более, чем уверен, что тот человек тоже является неизвестным, убивать его нельзя — нам не нужен еще один инцидент. Лионэль, где приблизительно находится дочка?

— Второй этаж, справа. Точнее сказать не могу.

— Все, начинаем, — сказал я и лег, скрываясь за бортом и включая режим маскировки.

До нужного нам дома все прошло, как и планировали, но здесь хозяин вышел и сразу закрыл за собой дверь, что я никак не смог бы проскочить.

— Что вам от меня надо? — грубо сказал он.

И тут моя аграфка сымпровизировала — сняла шлем и холодно заявила:

— Ты как со мной разговариваешь? Мы ищем своего человека, а твой тон показывает, что ты что-то скрываешь. Пропусти в дом или мы сами войдем.

А ребята ей подыграли и направили на того игольники. Тот некоторое время размышлял, было даже видно, как просчитывает варианты, но все-таки вошел в дом.

— Ищите, у меня ничего нет, — все также грубо ответил он.

Сразу стало понятно, что Ксин находится либо в тайнике, либо все также замаскирована. У меня с самого начала возникло предположение, что похититель использовал такую же маскировку, как и я. Пока ребята осматривали первый этаж, я уже был на втором. Комната, никаких кроватей нет, но стал прощупывать кресла — пусто. Прошелся по углам и в одном, где стояло большое кресло, но было отодвинуто от стены, именно за ним я и нашел девочку. Взяв ее на руки вышел в коридор, где еле успел отскочить, так как почти нос к носу столкнулся с одним из моих ребят. Внизу я, на всякий случай, подул в лицо Лионэль, давая понять, что все в порядке, хотя она должна чувствовать нас. Она одела шлем и мы вышли на улицу. Там мы якобы направились к следующему дому, но к нам подлетела Мелинэль, мы загрузились и двинулись к кораблю. Лионэль засветилась, значит, времени у нас нет, а если сейчас показать девочку, то придется надолго задержаться, что для нас чревато. Вот я и думал, как нам доставить Ксин на корабль, не вызывая подозрений.

— Лионэль, Райта уже доставили на борт?

— Нет, — сказала она через некоторое время, — власти станции, чтобы загладить вину, решили подлечить его в медкапсуле за свой счет. Сейчас идет приготовление.

— Замечательно! Свяжись с медиками и скажи, что ты не доверяешь им, у тебя мол лучше медкапсула. Задача забрать Райта раненым и нести на носилках, а сверху положим девочку.

Взгляд Лионэль расфокусировался, несколько минут она так сидела.

— Все устроила, как ты и говорил.

Хоть дальнейшие действия прошли, как и задумывались. Оказавшись на борту, я сразу скомандовал взлет.

Глава 2

Королевство Телари, крейсер-разведчик «Протос».

Что мы имеем? Лионэль засветилась, значит, тут скоро будет полно недоброжелателей, особенно опасны аграфы. У них и вооружение, и технологии одни из лучших, хорошо, что им не известно, куда мы держим путь. Минматар вроде как не желает нам зла, но полностью им доверять я не могу. Наверняка этот неизвестный враг тоже контролирует государство, может быть чуть в меньшей степени, чем аграфов. По поводу аграфов, я понял, что там те, дав им технологию нейросетей, создали соответствующую идеологию, в которой они презирали не только все другие народы, но даже своих соотечественников, если те не вписывались в общепринятые рамки. Лионэль тому ярчайший пример. Там сейчас надо только чуть подправлять эти веяния и все — полный контроль. К тому же через аграфов и их технологии очень хорошо контролировать другие страны. Минматар, вероятно, как сумел выбиться из уготованной ему участи, поэтому и стал серьезным конкурентом. А вот арварцам технологии, наверняка, были преподнесены на блюдечке с голубой каемочкой, а управлять людьми с небольшим интеллектом вообще проще простого. Хотя оборудование и технологии, требующее больших знаний и хороших навыков, у них, зато количество кораблей типа фрегаты, корветы, эсминцы, очень много. А, как известно, даже стая мышей загрызет кошку, вот они и берут количеством. Сейчас они должны засуетиться, но корабли у них нашему не чета, тут главное не попасть в ловушку и не столкнуться с десятком кораблей. У нас один из лучших кораблей, правда не для войн, а для моей задумки. Плохо, что он засветился и его сигнатура будет известна врагам. Блин, опять придется убегать. Остальные государства меня уже не волнуют, так как лететь через их территорию не буду.

А, да, остаются еще пираты, с которыми у меня свои счеты. Точнее, с администрацией одной станции. Может вернуться и отомстить? Если будет по пути, то обязательно, а так времени нет. Еще остаются сполоты, но тут совсем уж мало информации, но, что радует — они наверняка подозревают что-то, потому как их биотехнологии, которой является Селена, в корне отличаются от нейросетей.

— Протос, выведи на экран наше местоположение, — я решил проанализировать наше положение.

Что же получается? А получается картина, что самый короткий путь к нашей цели лежит через территорию арварцев. Можно часть пути пройти по Телари, потом через пиратскую вольницу. Скорее всего, так будет лучше всего, так как вряд ли неизвестные контролируют те напрямую, нет никакого смысла — их выгоднее контролировать через правительства стран. Арварцы — явные, аграфы — неявно держат контроль через своих, так называемых, изгоев. Одним словом — через поставки более новых кораблей и оборудования. Но такой путь напрашивался сам собой. Ладно, посмотрю, что решит Лайза, у которой кроме анализа есть еще и интуиция.

— Лайза, какие твои предложения? — войдя в рубку и устроившись в кресле, спросил я.

— По логике так или через Арварскую империю, или через Телари лететь, а интуиция молчит, — вздохнула девушка, потом тихо добавила, — Зараза. Я ведь не всегда предчувствую опасность.

— Протос, что у нас есть по этой части империи Арвар?

Доклад искина был коротким, в основном общие сведения, а чем живет каждая система — практически не было. Плохо, ведь, несмотря на имеющегося императора Тумбу-Юмбу Нанадцатого, в каждой системе правили свои маленькие князьки, и законы в них могли довольно сильно отличаться. Это было что-то наподобие, как на Земле США со своими штатами. Одно было незыблемое правило — рабство во всех системах. Один плюс у нас имелся — приписка корабля к королевству Телари гарантировала, что в системах мы были в безопасности, точнее, на корабль никто не нападет, а на планетах и станциях вполне возможно попасть в рабство.

— Значит так, — решил я, — Летим по необитаемым системам в своем направлении, пока топлива не останется меньше трети, затем посещаем систему. Заправляемся там, докупаем продукты, картриджи и все остальное и уходим вглубь империи на один или два прыжка. Затем разворачиваемся и летим во Фронтир. Если в какой-то системе «светимся» и остаются свидетели, то делаем прыжок к ближайшей обитаемой системе, совершаем свои закупки и уходим по вышесказанному сценарию. Потом будем думать. Лайза, — обратился я к девушке, — если заработают предчувствия, то сразу сообщаешь и меняешь курс. Все, вперед!

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», кабинет начальника службы охраны.

— Что нарыл? — спросил хозяин кабинета инспектора, — Давай сначала строго по похищению, потом свои общие выводы и наблюдения.

— Похищение действительно было, — начал доклад инспектор Барака, которого уголовный мир прозвал Клещ, потому что он как вцепится, то размотает весь клубок, каким бы тот ни был, — и, судя по всему, случалось в том кафе не один раз. Но в этот раз произошла осечка — посетители оказались не лыком шиты и смогли не только дать достойный отпор, но и уничтожить тех. Про боевика говорить не стоит — это полтора центнера мышц с интеллектом животного, из его нейросети вытащили только последний приказ об уничтожении посетителей. А вот на счет хозяина заведения — его сеть стерта, — и замолчал ожидая продолжения от своего шефа.

И тот его не подвел.

— Стерта? Хочешь сказать, что не уничтожена разрядом в затылочный разъем, а именно стерта?

— Ты прав, — довольно кивнул инспектор, — Такое впечатление, что того поместили в специальную медкапсулу. Нет, там ничего такого нет, да и видео с нейросети их охранника подтверждает, что с хозяином никто никаких манипуляций не делал. А вообще вся заварушка произошла потому, что ребенок почувствовал, что с сестрой что-то случилось. Отсюда вывод — они псионы, дети то уж точно. Помнишь похищение ребенка четыре года назад? Я уверен, что это работа этой же компании, да и методы схожи — здесь стерли все данные с датчиков, а в том случае датчики и камеры были выведены из строя. Объясняется это просто — тот мальчишка был местным, и они тщательно подготовились, а тут действовали спонтанно. Убей они их, то никаких следов не осталось бы вообще. Ребенка они нашли, это я могу гарантировать. Причем, какими-то своими методами, скорее всего, аграфка, ведь именно после ее прихода они отправились на поиски, затем вернулись на корабль и быстро улетели. Мы наблюдали за ними издали, но как они переправили найденыша на корабль, никто не видел. Дом, где они его обнаружили, оказался пустой, след похитителя потерян.

— Давай теперь свои выводы и наблюдения, — хмуро произнес начальник службы охраны.

— Принцесса аграфов на самом деле влюблена в человека, — увидел недоверчивые глаза шефа, добавил, — именно влюблена, а не просто хорошо относится, что, кстати, подтверждает слухи о том, что младшая дочь Владыки отличается от других своих соотечественников. Зная Владыку и нравы аграфов, можно с уверенностью сказать, что ее дома не ждут, а может быть, вообще преследуют. Если вскоре прибудут аграфы, неважно кто торговец или турист, или еще кто, то последнее подтвердится. Хочу обратить внимание на коммуникатор парня — это разработка сполотов, заменяющая нейросеть, а, как вы знаете, кому попало они такое не дают. Что их всех объединяет я не знаю, но поверь моему чутью — в этом случае все очень серьезно.

— Думаешь надо усилить наблюдения?

— Только скрытно и только абсолютно доверенными людьми.

— А что там с этим хакером, что так умело стер все данные? — спохватился шеф.

— Нашли какие-то следы, сейчас пытаются отследить и выйти на него, но, — и он покачал головой, — вряд ли возьмут, слишком профессионально сделано. А след — просто не хватило времени, так как не ожидал, что подельники опростоволосятся.

— Тогда я задействую наших теневиков, пусть следят на всеми прибывающими, а то еще и сполоты пожалуют.

Слова начальника службы охраны оказались пророческими.

Империя Аграф, Столица, кабинет главы отдела тайных операций.

«Все складывается очень и очень плохо», — думал глава отдела, — «На этих кристаллах хранятся последние разработки драурров, которых сейчас называют Древними. И где они только нашли эту медузу, на основе которой разработали этот свой симбионт, который должен был заменить нейросети? Мало того, что он расщеплял и впитывал нашу разработку, так он еще каким-то образом мог растворять и ядро нейросети! Тогда хтоираимы еле успели, еще десять-пятнадцать лет и не только армия перешла бы на симбионты, но и простые жители, а так их внедрили только спецслужбам и командующему составу армии. Но и тогда уничтожение их обошлось серьезными потерями, причем безвозвратными. Хорошо, что хоть об этом их генераторе все данные уничтожены, а вот о разработках симбионтов — не удалось. Сначала сполоты где-то нашли данные, теперь вот еще одни. Хорошо, что досталось не кошкам — там украсть или уничтожить их невозможно. И откуда только они появились? Ведь во времена драурров их не было, а тут вся раса — псионы. Далеко не каждый хтоираим может занять тело сполота, а уж завербовать удалось только одному тумиру. Да еще несколько агентов были раскрыты из-за потери контроля». Тут ему на глаза попалось сообщение, очень его заинтересовавшее — объявилась принцесса, а значит и все остальные.

— Мидас, — связался он через нейросеть со своим агентом, — через полчаса встречаемся где и всегда.

Спустя двадцать пять минут он уже сидел в ресторане и через пять минут овидел, как в дверях появился неприметный аграф, что для этой расы было очень странным, и сел за соседний столик таким образом, что между ними установилась прямая связь через нейросети.

— Для тебя и твоей группы есть задание, — жуя свое любимое блюдо, сказал глава отдела тайных операций, — Вот держи файл. Необходимо убить всех, кроме одного человека, вот его изображение. Место, где их видели последний раз, найдешь в файле. Все, действуй, времени совсем нет.

— Турн, — связался он с другим агентом, — скорее подходи к месту встречи.

Как только Мидас покинул ресторан, его место занял второй агент.

— Для тебя есть задача — необходимо из лаборатории выкрасть два кристалла Древних и передать мне третьим способом. Пойдешь с допуском аграфа, работающего там, но не имеющего допуска в лабораторию. Кроме изъятия кристаллов, ты должен уничтожить дешифратор, который с ними работает, и все носители информации. На этих кристаллах хранятся данные по симбионтах Древних, поэтому сам все понимаешь.

Империя Арвар, подпространство, крейсер-разведчик «Протос».

Вот уже четвертый прыжок по империи работорговцев мы с Аллурой бьемся над проблемой портала. Лионэль с Лилиан пытаются совместить свои ментальные техники, и обещают вскоре выдать сногсшибательный результат в плане целительства, а Плана помогает им в меру своих сил, знаний и возможностей. У нас же никак не получается вывести формулу описывающую данный процесс. Мы свели воедино знания Земли, Содружества, системы-ловушки — получили замечательную формулу, которая, к сожалению, не имеет решения. Я уже в который раз все перепроверяю, но ошибок не нахожу. Моей жене уже надоело это, поэтому она сейчас сидит с мечтательным видом.

— Эх, стать бы сейчас каким-нибудь фотоном и отправиться в путешествие по вселенной, — мечтательно произнесла она.

— Что ты сказала? — меня как током дернуло.

— Говорю, что хотелось бы стать фотоном и отправиться в долгое-долгое путешествие по вселенной, — она приоткрыла глаза.

— Эврика! — воскликнул я, — Мелкая, я тебя обожаю!

— Я не мелкая! — тут же среагировала она, — Сколько раз можно говорить!

Зам поняла, что у меня появилась какая-то идея и спросила уже серьезно:

— До чего додумался?

— Если представить, что человек частица, точнее, не только человек, а что материя может существовать только в виде поля, то получается… Вот, смотри, в этих формулах уходит неопределенность четвертого и пятого порядка, а у нас остается обыкновенная трехмерка! В дальнейшем накладываем граничащие условия на одну координату и получаем двумерное пространство, и так далее.

— Так мы что, можем уже делать порталы? — удивилась девушка.

— Нет, — ответил я, — до этого еще далеко, но мы уже имеем формулы, описывающие этот процесс, а это самое главное. Кстати, — задумчиво пробормотал я, так как меня посетила еще одна идея, — скажи сестрам, чтобы в своих исследованиях приняли за постулат то, что человек это волна, может быть, это поможет им.

Жена ушла, а я стал более детально прорабатывать полученные формулы. Вернулась Аллура, обняла меня сзади, положив голову мне на плечо, и стала следить за моими выкладками. Минут через тридцать двери открылись и раздался радостный крик:

— Получилось! Сестра, ты гений!

— Вот и я говорю, что она гений, — улыбнулся я им.

Нашу радость нарушил голос искина:

— Внимание, корабль экстренно выходит из гиперпространства.

Когда я прибежал в рубку, там находились Мет, Лайза и Мелинэль, пилотировавшая корабль. Пока я бежал этот десяток метров, прозвучала боевая тревога, поэтому весь экипаж занял свои места.

— Что случилось? — спросил я всех.

— Глушилка, — просто ответил капитан, — А вон причина.

Он кивнул на экран, где происходило сражение. Я посмотрел на сражающиеся корабли, а мозг тут же начал анализировать увиденное. Два фрегата против корвета, двух фрегатов и крейсера. А еще в пространстве летали обломки четырех кораблей. Эта пара кораблей отчаянно сопротивлялась, показывая высочайшее мастерство пилотов. Они маневрировали, сохраняя общий щит, так, что одновременно атаковать все их противники не могли. А если отойдут на большее расстояние, то атаки будут уже не такими эффективными.

— Мелинэль, — обратился я к агрфаке, — мне кажется или пилоты этих двух фрегатов в самом деле одного с тобой класса.

— Ты прав, — ответила она, внимательно наблюдая за сражением, — если не выше.

— Интересно, а кто здесь сцепился между собой? — спросил я всех.

— Да кто угодно, — ответил Мет, — даже сами арварцы могли что-то не поделить. Хотя пилоты для них слишком высокого класса.

В это время пилоты двух кораблей, работающих в паре, совершили неожиданный маневр — разъединились, и общим залпом поразили один из фрегатов. В ответ на это оставшаяся тройка, забыв о защите, открыла ураганный огонь по них, не жалея ни боеприпасы, ни генераторы, ни реакторы.

— А ведь один фрегат пытается прикрыть собой второй, — утвердительно сказала Лайза.

— Более того, — добавил я, — он это делает ценой своей жизни.

И как будто в ответ на это крейсер выстрелил сгустком плазмы и один из обороняющихся подставился под выстрел — это понял бы и простой наблюдатель. А я поразился мощности заряда, не иначе как орудие производства Конфедерации Делус, хотя те не продавали новейшее энергетическое корабельное оружие, в отличие от ручного. Плазма пробила поле и прожгла огромную дыру в корпусе, лишь немногим не дойдя до реактора, но пожар, который она устроила, виден был очень отчетливо. Жиль этому кораблю оставалось считанные минуты. Я отметил время, на протяжении которого мы наблюдаем за сражением. Ничего себе — пятнадцать минут, а мне показалось, что прошла всего пара! И тут Лайза подтвердила мои мысли и то, что она дочь своего отца.

— Значит перезарядка этого оружия минимум пятнадцать минут.

Я лишь кивнул, подтверждая ее слова, но все также продолжал наблюдать за боем. И увидел, как от подбитого фрегата отошел абордажный бот, направившийся к последнему фрегату противников. Все верно — крейсер им не взять, корвет может уйти от бота, да и слишком малую силу тот представляет, а вот последний фрегат именно то, что и нужно. Какие отчаянные ребята, мне их искренне жаль, но нам крайне важно оставаться незаметными.

— Вот это лихие парни! — подтвердил мои мысли капитан нашего корабля.

От крейсера и фрегата в свою очередь тоже отошли абордажные боты общей численностью четыре штуки, и направились к своему противнику. Массированный огонь крейсера и корвета не позволили пилоту уйти от абордажа и те успешно пристыковались. В этот момент я почувствовал или получил мощнейшую ментальную волну. Посмотрел на всех присутствующих, и по их реакции понял, что они испытали то же что и я. Разобраться в информации я не смог, но понял одно — тот или те, кто ее отправил, просили о помощи. И тут вся полученная информация сложилась в определенную картину.

— Мы идем на помощь, — скомандовал я, — Мет, газовыми пушками пробиваешь брешь в щите и уничтожаешь крейсер. Используй для этого специальные снаряды. Приготовиться абордажной команде.

И сам пошел одеваться в легкий тактический комплекс, укрыв того своей излюбленной маскировкой. Вряд ли на крейсере стоят сканеры, от которых аграфская ткань не защищает. В каюте меня нашли Чен с Ксин, потребовавшие взять их с собой.

— Как бы мне не хотелось брать вас с собой, но без вас не обойтись, — я прижал их к себе, потом достал свой сталкритовый клинок и отдал дочери, — Возьми, вам он будет нужнее. Помните, что ваше оружие необходимо напитать астралом, ведь там просто обязан находиться кто-то из неизвестных врагов. Я если пойму кто, то подскажу. А теперь марш готовиться к высадке.

Дети радостные убежали к себе, я же, одевшись, направился в рубку. Мет под маскировкой занял идеальное место для атаки крейсера и выброса десанта — после поражения корабля нам понадобятся считанные минуты, чтобы достичь фрегата, где находятся те, кто нуждается в помощи. Наша абордажная команда состояла всего из шести человек, включая меня. Меня особо порадовало то, что у Райта, нашей главной ударной единицы, я увидел энергетический щит Мета и плазмер производства Делус. Расположились мы в кают-компании, где на экране можно наблюдать за ходом сражения и откуда было недалеко до шлюза. Эти разрывные снаряды полностью себя оправдали — первый пробил большую брешь в щите, а второй пробил корпус крейсера и потом взорвался, полностью выведя того из строя. Наверняка сказался и фактор неожиданности, хотя искины быстро среагировали на атаку, но недостаточно. Вероятно сказалось еще и то, что со стороны нашей атаки некоторые турели были повреждены. Мы стремглав бросились к шлюзу.

Империя Арвар, неизвестная система, фрегат «Черный монстр».

Мирелла вынуждена была признать, что их все-таки настигли, хотя они старались заметать свои следы, используя для подскока как абсолютно неизвестные системы, так и пользующиеся спросом. Виной тому эти арварские фрегаты, прыгающие на небольшие расстояния. Причиной, того что две диверсионные группы сполотов оказались в этой стране работорговцев, было похищение двух детей: мальчика и девочку. Мальчик был сыном главы Созерцателей, а девочка племянницей королевы. Такое случилось впервые за последние триста лет. Гены представителей кошачьего племени и так требовали защитить потомство любой ценой, а тут еще похищение детей у сполотов, обладающих властью и знающих многие тайны. В Содружестве все знали, что любые действия, направленные против их детей, сполоты преследовали до тех пор, пока их обидчик не будет наказан. В этот раз без предательства не обошлось и служба безопасности роет во всю, но она сомневалась в успехе, ведь если враг совершил такое, то был уверен, что его не вычислят. Догнали похитителей уже только в империи Арвар. Куда везли детей, они так и не выяснили, но как поняли, что на станции, где их держали, арварцы ждали заказчика или его представителя. Освободив Фаиллу и Трагота непосредственно перед его прибытием, они сумели похитить три фрегата арварцев и уйти из системы, но выпускать добычу те не захотели и началось преследование. В одной из систем остался их крейсер, прикрывая их бегство, но это оказалось мало и, как результат, опять сражение.

Мирелла, стоя в рубке, наблюдала за ходом боя. Штатные пилоты их групп действовали как единый организм, а вот Гралд, тоже умеющий пилотировать фрегат, им уступал. Когда арварцы уничтожили его корабль, то сами потеряли три своих. А уничтожили очень мощным зарядом плазмы, что он не была уверена, что щит крейсера, на котором они сюда прилетели, выдержал бы его. А теперь им приходилось тяжело — два их корабля делали все возможное, но она понимала, что как только будет готово это новое оружие, то им тут же воспользуются. Их уничтожать не будут, так как дети нужны живыми, значит будет абордаж. Их группа полностью здесь, все десять сполотов, а вот второй пришлось разделиться.

В это время крейсер совершил второй выстрел и она увидела, что враг попытался уничтожить двигатели их корабля, но пилот второго корабля выполнил свой долг до конца — он всегда был сильным интуитом и за мгновения до выстрела он рванулся и прикрыл собой их в надежде, что они сумеют сбежать.

— Силк, — позвала он своего заместителя, — остаешься за главного, а мне надо подготовиться к зову.

— Какому? — уточнил тот.

— Последнему, — она слегка улыбнулась.

— Нет, — твердо ответил он, — Это буду я и Виелла. Энергии будет ненамного меньше, но у тебя больше шансов продержаться подольше.

Он вышел из рубки, и спустя несколько минут она почувствовала сильнейшую ментальную волну, услышав которую любой сполот будет знать причину зова о помощи и месту, где ее надо оказать. Увидела, как от врагов отделились абордажные боты, прекрасно понимая, что какими бы сильными бойцами не были члены ее команды, против абордажных дроидов много не навоюешь. У них, к сожалению, остался последний, остальные прикрывали их уход со станции. Вдруг ее интуиция подсказала, что помощь идет, необходимо ей только продержаться. Она окинула взглядом рубку и план защиты тут же возник у нее в мозгу.

— Дети, забираетесь вот сюда, — ласково, но приказным тоном как умеют это делать только сполоты, отдала на указание.

Потом лучом бластера срезала несколько кресел и создала дополнительный барьер, а сама переместилась в другую сторону рубки. «Вот и пришло время и мне испытать всемогущество», — с улыбкой на лице подумала она, отдавая приказ своему симбионту на «последний бой».

Эта возможность комплекса «Симбионт» не зря носила такое название, ведь после ее применения сполот не выживал. Ее суть в том, что симбионт максимально ускорял скорость, реакцию организма, быстроту обработки информации мозгом переводя энергию жизни в ментал и астрал. В конце концов получалось мертвое тело под завязку накаченное ментальной энергией. После того, как в организме заканчивались все жизненные процессы, тело «жило» еще пять минут. Мирелла сначала почувствовала прилив сил, затем легкость во всем теле и, наконец, какое-то движение в ментальном и астральном планах. Искин корабля еще работал и она видела атаки арварцев. Четыре штурмовых дроида, один из которых тяжелый, быстро продвигались к рубке, пока не встречая сопротивление. Но уже буквально через полминуты два абордажных дроида, сполотов и тяжелый арварцев, вступили в бой.

— Пятьдесят человек, — доложил искин.

Она видела, что те в штурмовой броне, а одна группа из пяти человек имела средний тактический комплекс производства аграфов. «Вот и заказчик», — подумала она. Эта группа действовала наиболее эффективно, продвигаясь к рубке. Он отключила связь с искином корабля, успев заметить, что четыре человека отделились от пятерки и быстро побежали вперед.

Дверь от взрыва влетела в рубку, а в проеме показался дроид, открывший огонь по ней. Но ее там уже не было — за доли секунды до этого она высоко подпрыгнула и открыла огонь с двух рук, в одной из которых был зажат плазмер, другой — бластер. Плазма растеклась по щиту, а лучи бластера погасли в нем. Женщина отпрыгнула назад, давая возможность тому продвинуться чуть вперед, за тем мощным прыжком оказалась сбоку, и открыла огонь из бластера по появившейся в проеме фигуре. Луч прошел как — раз между щитом и стенкой, попав в сочленение шлема и брони, от чего арварец приказал долго жить. Одновременно с этим она не прекращал стрельбы из плазмера, стараясь перегрузить его щит. Дроид был девятого поколения и подстроился под ее действия — появились первые раны. Впрочем она уже ничего не чувствовала, просто приняла это к сведению. Перемещаясь с большой скоростью по рубке, она получила еще пару ранений, но щит дроида схлопнулся и следующий выстрел плазмера сплавил воедино место, где у того располагался «мозг». В рубку вбежали два человека, вернее один вбежал, второй вкатился. Это были как раз двое из четверки руководителей, профессионализм который был виден сразу же. Как назло кончились заряды в плазмере и он бросила его в сторону «вкатившегося», и тут же начала стрелять туда, куда тот должен отпрыгнуть. Интуиция подсказывала ей самые опасные направления, а она уже из двух зол выбирала меньшее. Пока она расправлялась с ворвавшимися врагами, двое других из этой четверки атаковали ее из проема. Она чувствовала новые раны и что жизнь уже покинула ее, а энергия быстро рассеивается. Добив второго арварца, она уже практически без сил приземлилась на четыре конечности, точь в точь как кошка, и приготовилась к смерти. Но в коридоре прозвучали новые выстрелы и два последних врага свалились на пол.

В рубку вошел воин в тяжелой броне со странным щитом, как поняла она — энергетическим. «Человек?» — мысленно удивилась она. Посмотрела на него и уже собралась начать разговор, как в помещение зашел еще один. Этот был без брони, но в аграфской маскировочной ткани. Она посмотрела на него и поняла, что это и есть командир их помощников.

— Спасите детей, — только и смогла вымолвить Мирелла и ее связь со своим телом распалась.

Империя Арвар, неизвестная система, крейсер-разведчик «Протос».

О! Райт имел огромный опыт по вскрытию обшивок кораблей. Прикрепил нечто, похожее на веревку, с небольшими утолщениями по всей длине, отошел немного назад и металл, находящийся под шнуром, превратился в пыль.

— Разработка Минматар, — сказал Райт.

Затем был небольшой забег по коридорам, пока я не понял, что уже должны начать встречаться охранники, оставленные на всякий случай. Остановил всех и приказал Райту ждать сообщение от меня. Сам двинулся дальше — один поворот — пусто, второй — три человека. Вернулся за угол и поднес коммуникатор прямо к губам.

— Рай, — прошептал я, — три человека, нападения не ожидают. Необходимо снять быстро, чтобы пискнуть не сумели.

Лишний раз убедился, что командир абордажников со своими подчиненными, пусть их всего пока двое, настоящие профессионалы. Они не выпрыгивали из-за угла, как показывали на Земле в фильмах, а заняли три позиции за ним: один лег, второй стал на колено, их командир остался стоять. Одновременно выглянули из-за угла, раздались выстрелы и вся троица была убита. Я прошел дальше, следуя плану, предоставленному мне Мелинэль, и запечатленному в голове в мельчайших подробностях. За очередным углом увидел одинокую фигуру, ожидающую непонятно что, и сразу понял, кто это на самом деле. Вернулся к своим.

— Там стоит неизвестный враг в образе человека. Чен, Ксин — это ваш противник. Появляетесь из-за угла и сразу вступаете в бой на мечах. Он наверняка попробует сначала вас убить, но отклониться от такой атаки для вас не составляет труда. Ваша задача связать его боем, чтобы Райт с ребятами успел проскочить. Не забудьте напитать оружие астралом. Ваша задача, — я повернулся к абордажникам, — максимально быстро добраться до рубки и помочь тем, кто там воюет. Я не знаю кто это может быть, ведь мы пока не встретили ни одного убитого, но рубка наилучший вариант для последнего рубежа обороны. Двинулись.

Я послал ментальный посыл на маскировку и направился к врагу.

Империя Арвар, неизвестная система, фрегат «Черный монстр», арварцы.

Он не был собой доволен — тщательно спланированная операция по похищению детей сполотов чуть не закончилась провалом. Этим кошколюдям удалось вернуть их прямо перед его прибытием на станцию. Но теперь они уже никуда не денутся и он получит возможность стать тумиром и внедриться в сполота-ребенка. Как показали исследования на протяжении последних двадцати лет, его тело и все эфирные оболочки очень пластичные и хтоирамима все-таки может внедриться в ребенка-псиона, но не может взять под контроль. Причина как раз в этой пластичности. И только когда тот становится взрослым неожиданным ударом его «завербовать». С людьми и аграфами этот способ действует, осталось проверить только сполотов. Поэтому и была спланирована акция по похищению двух детей, один из которых должен послужить жертвой, дающей ему достичь уровня тумира, вторая обязана быть «завербованной». После такого захвата никто не должен был обнаружить хтоирамима.

До его уха донесся вроде как шум с места, которое должны контролировать эти люди. Какое-то время он постоял, прислушиваясь и смотря в ту сторону, и хотел уже двинуться в сторону рубки, как увидел вылетевших из-за угла двух человек. Мгновенно выхватил игольник и открыл огонь, но те удивительным образом разминулись с зарядами. Как только он увидел их оружие, тут же перебросил игольник в левую руку, а правой выхватил свое холодное оружие из черного металла. Оно более всего походило на короткую шпагу. Дзанг, дзанг, дзинг. Он удивился, что на клинках людей не осталось никакой зарубки, а значит дело серьезное. Попытался защититься игольником, одновременно стреляя в девочку, но змеиным движением извернулась и ударила своим клинком по нему, отсекая часть. Он еле успевал защищаться, поэтому попытался протянуть ментальное щупальце к ней, но наткнулся на жесткий барьер. Разозлившись, он голой силой ударил по ним и стал давить. Эффект оказался совсем не таким, как он ожидал — они всего лишь замедлились. «Что ж, захватить мне их не удастся», — подумал он, — «Поэтому придется убить». Он еще ускорился, пытаясь достать мальчишку, один обманный финт, второй, третий удар — тот еле ушел, а девочки приблизилась к нему, как тот и хотел. Разворот с молниеносным ударом, но той удается в последний миг увернуться. И тут он понял, что те действуют в ментальной связке, а значит нужна другая тактика — мощная ментальная атака на одного, а не одновременно на двух, как он сейчас действовал. Тогда более мощный удар по одному отголоском ударит и по второму. И только он хотел это сделать, как что-то невидимое ударило ему в ноги. Лишь на краткий миг он потерял ориентацию, но людям этого хватило — один удар в сердце, второй в висок вызвали мгновенную смерть.

Он отделился от тела, и хотел направиться в рубку, чтобы внедриться в тело девочки-сполота, как мальчишка двумя ударами над трупом его бывшего носителя рассек его. Лишь ценой неимоверных усилий он сумел удержать свою сущность от распада. Но тут…

— На всякий случай, — сказала девочка и двумя росчерками окончательно его убила.

Империя Арвар, неизвестная система, фрегат «Черный монстр», спасатели.

Я наблюдал за сражением своих детей и неизвестным или, кто-то сказал внутри меня, истинным врагом. Поначалу все складывалось неплохо, но потом я понял, что тот что-то сделал, так как движения Чена и Ксин замедлились. Чуть отошел в сторону, и, как только представилась возможность, бросился в ноги арварцу. В следующий миг того убили. Чен совершил ритуал, рассекая воздух над трупом, а Ксин добавила, что называется контрольный в голову. Хотя я и сам хотел сказать, чтобы они еще раз рассекли эту непонятную ментально-энергетическую субстанцию, помня, что они могут противостоять астральному удару. Затем быстро побежал в рубку.

Теперь понятно, кто сражался так отчаянно и с таким мастерством. Сполоты. Я впервые видел сполота. Точнее сполотку или как там правильно сказать, в общем женщину-сполота.

— Спасите детей, — сказала она и умерла.

Окинул взглядом помещение и сразу определил место, где те спрятались. Заглянул за баррикаду и увидел двух прелестных малышей: мальчика и девочку.

— Привет, — поздоровался, приседая перед ними, — пойдем с нами. Не бойтесь, все будет хорошо. Искин, сбрось мне на коммуникатор всю информацию о бое в космосе и сражениях на корабле.

— Подтверждаю, — тут же добавил мальчик, потом пояснил, — Искин перенастроен и тебе бы он отказал.

— Пакет с информацией получен, — сказала Селена.

— Райт, — я повернулся к нему, — у тебя взрывчатка какая-нибудь есть?

— Обижаешь командир, — улыбнулся здоровяк, — такие вещи всегда со мной.

— Тогда мы возвращаемся на корабль, а ваша задача взорвать корабль так, чтобы никто никакой информации не смог получить, — я повернулся к детям, — как вас зовут?

— Фаилла, — представилась девочка.

— Трагот.

— Я так понимаю, что искин полностью под вашим контролем? — увидел подтверждение и продолжил, — Прикажите ему стереть все данные и начать перезагрузку.

Мальчик отдал команду, а искин подтвердил ее получение и начал процедуру перезагрузки. Командир абордажнков со своими людьми уже начал свое взрывное дело. Я им напомнил лишний раз, что на фрегате наверняка остались еще арвацы и мы направились на свой крейсер. Я как обычно шел впереди метрах в шести-семи, в маскировке, когда до моего слуха донеслись приглушенные шаги. Сделав пару шагов назад, приказал своим детям прикрыть сполотов, а сам дошел до угла, лег на пол и одним глазом, посмотрел за угол. Пять человек, идут настороженно, готовы атаковать в любой момент. И хотя у меня сейчас два мощных бластера, один из которых сполотов, мне с ними не справиться. План мгновенно родился в голове. «Эх, как жаль, что мысленно не могу детям передать информацию», — в который раз подумал я, — «как было хорошо, когда мы сражались с тем врагом, действуя как один организм».

— Ксин, Чен, — подойдя, быстро стал им говорить, — там их пятеро, готовы к атаке. Перед вами они расслабятся. Ваши сами ближние, и неважно как они расположатся.

Сам же отошел противоположной стене, ожидая появление врагов, которые не заставили себя ждать. Увидев застывших детей, впередиидущий подал через нейросеть какой-то сигнал и группа изменила свое расположение.

Империя Арвар, неизвестная система, фрегат «Черный монстр», арварцы.

Нгадота посмотрел на замерших детей: двое человеческих, мальчик и девочка, защищали совсем маленьких сполотов, тоже мальчика и девочку. Сполоты — это их цель, причем они должны быть живыми, чтобы получить остаток гонорара. Но что-то здесь было не так. Тридцатилетняя служба охранником при императоре выработала него нюх на подозрительные дела. Он опять огляделся, дав приказ нейросети фиксировать все странное, но ничего подозрительного та не обнаружила. Проскочила мысль, что это может быть кто-то в режиме маскировки, та аграфская ткань недоступна для его сканера, который он после этого дела хотел сменить на последнюю модель. Может быть, у сполотов есть индивидуальный портативный генератор маскировочного поля.

— Всем, возможно присутствует кто-то в маскировке, — через нейросеть подал он сообщение.

Бойцы его группы перестроились: двое, присев, прижались к противоположной от детей стенке и спиной друг к другу, другие сместились к нему, прикрыв его так, что и они стояли спиной друг к другу. Удовлетворенно мысленно кивнув себе, он опять обратил свое внимание на детей. Решимость на лицах человеческих детей говорила, что те будут сражаться до конца, и взять живыми их будет очень не просто, уж видел, что те владели своими клинками на очень высоком уровне. Перевел взгляд на сполотов: девочка стояла и спокойно смотрела на него, мальчик же стоял с закрытыми глазами. «Испугался что ли?», — подумал он, — «Нет, брать живыми опасно, надо их уничтожить». И только он хотел дать команду на уничтожение и самому начать стрелять, как мальчик-сполот толкнул вперед человеческого. И тут его интуиция, которая периодически просыпалась, взвыла, предупреждая о смертельной опасности. «Надо было сразу вас всех расстрелять», — со злостью подумал он.

Империя Арвар, неизвестная система, фрегат «Черный монстр», спасатели.

Командир группы оказался очень опытным и грамотным, я уже успел пожалеть о своем решении. Он что-то заподозрил и его воины расположились так, что с одного выстрела их не убить — сочленения шлемов с броней прикрыли плечом, небольшие генераторы на спине, повернувшись друг к другу. У меня в голове начали рождаться различные схемы боя, но ни одна не гарантировала сохранение жизни всем нам. Главная причина — эти воины не расслабились, не открыли уязвимые места, а их оружие, и в этом я был абсолютно уверен, способно пробить любую броню, одетую на нас. Разве что у сполотов что-то более надежное, но и та не выдержит нескольких выстрелов. Мой мозг заработал еще быстрее, отрабатывая варианты, где ранение получал только я. Я уже остановился на одном, где получаю тяжелое ранение, но меня вроде бы должны успеть донести до медкапсулы, как маленький сполот толкает в спину Чена.

Вот он момент — все арварцы сильно удивились и автоматически расслабились, Да и Чен с Ксин не подкачали. В следующий момент произошло несколько одновременных событий. Я выстрелами из бластеров с двух рук убиваю в приоткрывшиеся шейные сочленения двойку врагов, находящихся с моей стороны. Чен максимально использовал фактор неожиданности, хотя тот был неожиданным и для него — картинно взмахнул руками и в следующий миг его клинок отрубает руку командиру, держащую тяжелый бластер. Раздается крик Ксин: «Падайте!», и она прыгает в ноги к успевшему среагировать арварцу, стоявшему слева от своего командира. Но еще до ее крика мальчик-сполот схватил свою подругу и повалил на пол. Ксин же ударом клинка в коленное сочленение почти отрубила тому голеностоп. Последний целый арварец развернулся к происходящим событиям, делая шаг влево, чтобы выйти из-за спины своего командира, но свою беду его взгляд зацепился за двух своих товарищей, убитых чуть ранее мной. Секундного его раздумья мне хватило, чтобы выстрелить ему в спинной генератор. Небольшой взрыв, как я и ожидал, не повредил никого из детей, только мне немного досталось, но броня комплекса защитила от повреждений. Дальнейший путь к кораблю прошел без происшествий. Спустя пару минут на борт вошли и Райт со своими бойцами.

— Мет, что у нас? — войдя в рубку спросил я капитана.

— После взрыва их крейсера, глушилка перестала работать, и корвет хотел сбежать, но я заранее включил свою, — усмехнулся он, — вот тот и пытается скрыться.

— Мет, надо его обязательно уничтожить, — приказал я, — Да и добыть другие корабли, чтобы никто не смог вытащить никакой информации по произошедшим тут событиям.

Сам же я направился отдыхать в каюту, что-то устал, хотя вроде и ничего экстраординарного не совершал. Смутно помню, как был обцелован своими женами, а потом провалился в сон.

Глава 3

Королевство Телари, станция «Пограничная-3».

Для своей миссии Кролд выбрал образ торговца средней руки из Государства Калдари. Для этого образа у службы слежения был фрегат внешне не отличимый от фрегатов производства Минматар, которые очень любят торговцы, но нолностью переоборудован в королевстве. От изначального корабля там осталась только обшивка и силовой каркас, все же внутреннее оборудование, вооружение, искины, двигатели были производства Джовиан. Экипаж крейсера мог состоять из одного сполота, а за все системы вооружения и защиты отвечали искины. Правда, надо сказать, что капитан обязательно должен быть псионом приличного уровня. Чтобы внешне не отличаться от человека, сполоты используют секретнейшую разработку — симбионт, меняющий лицо. Точнее, это не совсем симбионт — это ментально активный организм, который накладывается на лицо. После того как он растекся по нему с помощью опять же ментального воздействия он приобретает форму, необходимую носителю. Ходят слухи, что новая версия комплекса «Симбионт» будет иметь встроенную такую функцию, и даже были спешные испытания, но сейчас приходится пользоваться таким способом. Человек, от имени которого он действует, существует на самом деле и спокойно проживает в королевстве. Вот этим человеком и представился Кролд два дня назад, когда прибыл на станцию по торговым делам.

Сейчас он расположился в гостинице и осуществлял поиск возможных партнеров, одновременно с этим с помощью новейшего дешифратора взломал сеть местных правоохранительных органов. Его интересовало все, что связано с аграфами, особенно за последние недели. «Интересно», — подумал он, — «Материалы дела закрыли от свободного доступа даже в своей службе». И он дал задание дешифратору взломать особый блок. Удивительно, но тот выдал ориентировочное время работы минимум шесть часов, значит, шифровку этой части писал великолепный программист. Сам принялся просматривать сообщения желтой прессы, так как по личному опыту знал, что там иногда можно найти очень интересную информацию.

«Аграф, и путешествует для своего удовольствия здесь?», — удивился он, — «Чтобы это случилось надо пойти против мнения их общества. Что-то тут не так». И он принял искать сообщение по это теме. Тройка сообщений отыскалась сразу, и он хотел начать их читать, как ментальный зов заставил его встрепенуться. Отрешившись от всего, он через несколько секунд знал уже все об этом. «Похищение детей?», — зарычал у него внутри боевой кот, — «Мало вам не покажется». Он по гиперсвязи передал сообщение в свой отдел и в срочном порядке убыл в направлении зова.

Выпрыгнул в системе с включенной маскировкой и тут же совершил маневр ухода. Но это оказалось лишним — система была пуста, если не считать кучи обломков кораблей. Кролд начал внимательно все рассматривать и выводы ему не нравились — кто-то тщательно, правильнее сказать, перемолол обломки кораблей, что ничего понять по ним невозможно. Следы были заметены очень тщательно. Он подготовил новое сообщение для своего руководства и отправил. Сам же он переместился в соседнюю систему вошел в состояние созерцания. Долго, очень долго он не мог понять, куда ему следует лететь, пока, наконец-то, хоть что-то определилось — Фронтир.

Империя Арвар, подпространство, крейсер-разведчик «Протос».

Проснулся я в прекрасном настроении и полностью отдохнувшим. Рядом со мной лежали Лилиан и Лионэль. Лилиан лежала слева на моей груди, обняв меня рукой, Лионэль справа на моей руке, повернувшись ко мне спиной. Я не стал вставать и решил дать своим женам поспать подольше, а сам задумался о том, почему я вчера так сильно устал. Вроде не совершал ничего сложного, вагоны тоже не разгружал, откуда же взялась такая усталость? Начал очень подробно вспоминать свои действия, мысли, решения. Поначалу ничего не понимал, пока не дошло — я все это время пытался задействовать свои умения и навыки, к которым очень сильно привык, но у меня-то ничего не осталось! Я требовал от своего организма то, что он никак мне дать не мог, отсюда и усталость. Придется себя контролировать. А с дугой стороны, может быть, если я буду напрягать себя, то хоть что-то вернется? По логике такое может быть? Может, значит пусть все идет как есть. В это время зашевелилась Лилиан и приподняла голову. Я же погладил ее по спине, дошел до попы, почувствовал сильной желание и мы слились в поцелуе. Проснулась аграфка и дальней шее мы продолжили уже втроем.

После всего я сходил в душ, а выйдя, спросил их:

— Вы как, встаете?

— Неа. Неее, — сонно ответили они, — Умотал ты нас, — добавила Лионэль.

Ну, нет, так нет. Я оделся и направился в кают-компанию завтракать. Там уже находились Аллура с Иланой и дети, как мои, так и наши гости — как раз заканчивали прием пищи. Попросил их немного подождать, пока я поем, для предстоящего разговора.

— Что ж, рассказывайте, как докатились до такой жизни? — спросил я их, но увидел недоумение в их глазах, пояснил, — Что произошло с вами? Как оказались в империи работорговцев? Ну, и так далее.

Я успел заметить, как девочка бросила на своего друга быстрый взгляд, а тот на это прикрыл глаза, да так и застыл. Со стороны могло показаться, что тот собирается с мыслями, но я был уверен, что это не так. Что-то в его мимике, действиях противоречило этому утверждению. Пусть я и не знаком со сполотами и их жестами, но был полностью уверен в своей правоте. А вспомнив, что когда при пути на наш корабль нас атаковали арварцы и он перед тем как толкнуть Чена также стоял с закрытыми глазами — убедился окончательно.

— Нас похитили, — начал он, — такого никогда не было, так нам говорили наши родители. А потом наши спасли, но убежать мы не смогли. Тетя Мирелла забаррикадировала нас, а сама стала биться с похитителями. Потом нас спасли вы. Вот и все.

— Ну, а теперь откроешь тайну, зачем ты закрываешь глаза перед каким-нибудь решением? — я улыбнулся детям, а увидев, как те немного вздрогнули, добавил, — Не бойтесь, на этом корабле никто вам ничего плохого не сделает.

Колебался он совсем недолго — секунд пять или шесть, затем начал рассказывать о свойстве всех представителей его расы. Созерцание Вселенной — это такой своеобразный транс, при котором они соединяются с вселенной, или, говоря научным языком, подключаются к информационному полю вселенной. Наверное, какая-то разновидность способности моей жены Лилиан смотреть за грань.

— То есть ты можешь видеть будущее?

— Нет, — ответил мальчик, — Я как бы задаю и получаю ответ. Часто он бывает расплывчатым, что сразу и не понять его, и надо уточнять.

— А ты откуда все так хорошо знаешь? Мне кажется, что вряд ли вас всех учат этому в таком раннем возрасте.

— У меня мама созерцатель, вот и научила. Но на счет вас ничего нет, даже расплывчатого и непонятного, — с какой-то обидой в голосе сказал он, — А тогда, когда я толкнул Чена, я узнавал про себя.

Что я и думал — Лилиан уходит далеко в своем трансе и видит пути, а сполоты научились приблизиться к тому состоянию, в котором находится моя жена, но им необходимо задавать вопросы. Я почти уверен, что думаю в правильном направлении.

— Вообще-то я тебя должен поблагодарить, — серьезно сказал я ему, — потому как самый оптимальный вариант, чтобы вы не пострадали, был с моим тяжелым ранением. Так что мы с тобой квиты. Теперь поговорим о вашей дальнейшей судьбе, — я посмотрел на него, на его подругу, — Лететь в ваше королевство я не могу, так как дело, которым я занимаюсь, очень важное и не терпит промедления. Направляемся мы во Фронтир, поэтому высадить вас в безопасном месте я просто не смогу, поэтому полетите с нами. Но вот если встретиться кто-то из ваших, то я удовольствием им вас передам. Договорились? Вот и замечательно. Вы сейчас живете в каюте с моими детьми, там и будете жить, так как свободных кают больше нету. Я так понимаю, что вы уже подружились с ними, так что можете заниматься своими делами, — закончил я разговор и пошел в рубку.

— Как ни приду, вы все вместе сидите здесь, — зайдя в нее, сказал я, — хоть отдыхаете когда-нибудь? О! Я понял! — воскликнул я, — Мет, признавайся, ты с Мелинэль без ума друг от друга, вот и сидите тут, а твоя жена согласна иметь такую сестру.

Я заметил небольшое смущение на лице супругов, а вот Мелинэль ничем не выдала своих эмоций, хотя и улыбнулась на мою реплику.

— Неужели угадал? — видя, что те смутились чуть больше, добавил, — Поздравлю!

— Вообще-то о чувствах нашего капитана мне ничего не известно, — лукаво ответила аграфка.

— Непорядок, — категорично заявил я, — Приду через пять минут, а вы к тому времени обязаны прояснить свои отношения.

Меня же посетила одна идея как определить металл или сплав, которые годятся для изготовления порталов, вот я и хочу дать Аллуре задание просчитать различные варианты. Сдается мне, что этот металл должен быть из серии сталкрит, то есть пси активный. Вернувшись обратно в рубку, я увидел три сияющих лица и понял, что все личные вопросы решены, а значит, можно поговорить и об наших проблемах. Задал вопрос Лайзе.

— Самый короткий и удобный через знакомую пиратскую станцию клана Вохрид, а опасности ждут везде. Пока интуиция подсказывала, то любой путь был опасен, так что решать тебе.

— Вохрид — это станция, где вас подставили? — уточнил я, — Такие вещи оставлять без ответа нельзя. Что будет когда по станции начнет ходить видео с вашей подставой? И, кстати, можно собрать видео, где вам дают задание и со всеми последующими событиями?

— Мы давно его собрали, да все случая не было, чтобы это осуществить. Там материалы не только наши, но и нашего товарища по несчастью. Мы так и не узнали смог он выжить там или нет.

— Каковы действия пиратов и руководства станции в случае появления такого видео?

— Жестокая очень умная женщина. Сначала она попытается изъять видео из местной сети и найти распространителя, а учитывая, что там все строго фиксируется, то это не составит труда. Если это делать с корабля, то этот корабль не уйдет со Станции или его расстреляют в космосе. Но если удастся какое-то время избегать спецслужб, то тогда их не спасут никакие боевики. За такие подставы в живых не оставляют, а смерть будет долгой и мучительной. А определить настоящее это видео или монтаж довольно просто, если не стирать на них идентификаторы нейросетей, с которых они были получены.

— Замечательно! — обрадовался я, — Летим на станцию Вохрида.

Сам же отправился к своим женам с предложением, чтобы они самыми простыми методами подправили мне внешность так, чтобы узнать меня было трудно. Лионэль предложила все сделать в медкапсуле, там, оказывается, есть функция небольшой коррекции внешности.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», крейсер «Турама».

Его группе всегда давали самые сложные задачи, ведь так получалось, что провалов у них не было. Сейчас задача была намного сложнее. Мало того, что до места, где последний раз видели объект надо лететь несколько суток, так еще сам объект постоянно перемещается. Этот факт еще больше увеличивал его азарт в этом деле, ведь в свое время он «завербовал» охотника за головами, который поставлял на заказ людей работорговцам. Вот сейчас чувство этого человека и сказывались на нем. Для своих целей он использовал крейсер производства Империи Аграф восьмого поколения, в котором полностью заменены все системы, оборудование и вооружение на десятое поколение. Сейчас он со своей группой прибыли на станцию, где последний раз видели объект охоты. Из всей группы аграфом был только он один, все остальные — люди, двое из которых были хтоираимами. Сейчас необходимо встретиться с агентом по кличке Змея, которая должна предоставить последнюю информацию.

Он зарегистрировался на местном развлекательном форуме и начал общение, периодически вставляя кодовые фразы. Через некоторое время некто под ником Ехидна пригласил его в приват. Несколько опять кодовых фраз и они решили встретиться, снять номер в гостинице и хорошенько отдохнуть.

Мидас, как они и договаривались, снял номер, заказал в него натуральные фрукты и напитки и принялся ждать агента. С опозданием ровно на четырнадцать минут раздался стук в дверь, которая сразу же открылась. В номер зашла девушка лет двадцати пяти в молодежной одежде, быстро закрыв за собой дверь, окинула взглядом помещение, лишь на пару мгновений задержав его на Мидасе. Тот поставил на стол глушилку и активировал ее.

— Что удалось узнать с последнего твоего сообщения? — ему совсем не хотелось затягивать с этим делом, азарт охотника гнал его вперед.

— Сразу к делу? — она подняла левую бровь, но уже серьезным тоном добавила, — Многого узнать не удалось из-за тех придурков, что раскрылись, и мне пришлось срочно заметать следы. Естественно чисто сработать не успела, теперь меня пытаются вычислить, — она заметила в его взгляде вопрос, — Нет, вычислят, но мне пришлось уничтожить своего человека из службы охраны, а встречались мы с ним тайно. Далее. Сигнатура корабля неполная, так как получена на выходе из прыжка, а все данные, полученные ими после инцидента, ушли под гриф. Взламывать сейчас, как ты понимаешь, не имеет смысла, поскольку они настороже. Вот держи пакет со всеми данными. Для достоверности надо немного задержаться.

Он был согласен с ней, поэтому встал из-за стола, лег на кровать и задумался о дальнейших действиях. Куда они могли подастся? Логичнее всего во Фронтир, и либо затеряться там же, либо улететь по фронтиру в другую страну. Но он уже часто сталкивался с нелогичностью действий людей, поэтому не был стопроцентно уверен в этом. Но просчитать второй вариант он вообще не мог, поэтому и решил лететь во Фронтир и договариваться с пиратами. Его шеф говорил, что с каким-то кланом у него есть контакты, как же там его. «Клан Вохрид», — подсказала нейросеть. И он решил лететь на базу этого клана.

Королевство Телари, станция «Пограничная-3», кабинет начальника службы охраны.

— Они встретились, — доложил инспектор своему руководителю, у нас есть некоторое время — ранее, чем через два часа они не выйдут, даже если решат свои задачи.

— Будут придавать своей встрече достоверности?

— Уверен в этом, — подтвердил слова начальника инспектор, — Агента будем брать, а что на счет аграфа? Я предлагаю его вообще не трогать — как прилетел, так и улетит. Полагаю, что агента надо брать после того, как аграф уйдет в прыжок. Сейчас, зная ее в лицо, выяснить все о ней просто, как и взять. Предлагаю при задержании использовать стационарный станнер, даже если под его удар попадут и простые граждане. У меня такое чувство, что, несмотря на свой возраст, она очень опытный и сильный агент.

Спустя три часа аграф ушел в прыжок в сторону империи Арвар, а инспектор Барака дал команду на арест непонятного агента, который работал не известно на кого. Проживала девушка в районе, где проживали люди со средним достатком, поэтому больших проблем не предвиделось. Отработав стационарным станнером, группа захвата ворвалась в дом, где была шокирована тем, что девушка не лежала в беспамятстве, а пыталась подняться. Тут уж пришлось лишить ее сознания самым старым способом, а именно ударом по голове. Дальнейший допрос ничего не дал, а спустя два дня ее нашли мертвой в камере, а информация с нейросети оказалась стертой.

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, диспетчерская.

— Смотри, опять кому-то повезло? — молодой пират восхищенно уставился на экран, когда на нем появилось изображение корабля, только что вышедшего из гипера.

— Может быть это Бран вернулся? — предположил ветеран пиратской службы и начальник диспетчерской, — Хотя вряд ли, тот собирался куда-то далеко.

— Он мог и соврать, — возразил ему молодой и отправил запрос идентификации, — Без ответа, — констатировал он и отправил вызов капитану.

Вспыхнул экран, с которого на них смотрело лицо незнакомой женщины. Женщин-капитанов было не так и много, поэтому их всех помнили, как и их корабли. Здесь же что капитан, что корабль были абсолютно незнакомыми. Старый пират всмотрелся в незнакомку и понял, что это совсем молодая девушка, а из выражения лица установил, что та является аристократкой, хотя и пыталась это скрыть. Капитаном корабля она быть не могла, так как он мог поклясться, что он еще несовершеннолетняя. Значит это дочь какого-то аристократа и новичком она бы не могла, иначе координаты базы ей не дали. Скорее всего, она с Фронтира другой стороны Содружества и летит куда-то по своим делам. Посмотрим какие у нее планы.

— Сообщите цель визита, — вежливо сказал он ей.

— Дозаправка, закупка продуктов и возможно оружия.

— Без регистрации на станции вам и вашему экипажу будут закрыты некоторые места, — ввел ее в курс дела.

— Меня это не интересует, экипаж не будет отпущен на станцию, — отрезала она.

Понятно, значит, действительно транзитом пролетит. «А жаль», подумал он, — «Девушка-то красотка, можно было бы с ней познакомиться поближе». Этот старый космический волк никогда не был обделен женским вниманием, даже вниманием таких молоденьких пираток, поэтому вполне серьезно надеялся на знакомство.

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, крейсер-разведчик «Протос».

— Мелкая, ты прирожденная актриса, — сказал я свое жене после того, как погас экран.

И уже привычными движениями сделал шаг чуть назад и в сторону, перехватив Аллуру в полете, где она пыталась руками вцепиться мне в шевелюру, прижал к себе и впился поцелуем в ее губы. Через пару секунд она обняла меня и руками, и ногами, а еще минут через пять, когда мы оторвались друг от друга, возмущенно сказала:

— Я не мелкая! — правой рукой она ткнула меня в бок.

Для задуманного я отрастил себе волосы, чтобы они якобы закрывали затылочный разъем нейросети, одел свой любимый легкий тактический комплекс, прикрыв его аграфской тканью, придав ей вид комбинезона техника. Селена выдаст идентификатор модернизированной сети техника шестого поколения, а я решил выдавать себя за техника на побегушках. А все потому, что мне придется заниматься не только заправкой корабля, но и сходить на станцию, якобы для покупок оружия и возможно других товаров. А еще Селена сняла полную информацию нейросети Мета, для чего ему пришлось целые сутки носить ее на своей руке. Я решил выкладывать информацию в сеть станции от имени Мета, для чего и необходима была предыдущая информация. О такой способности Селены я и не знал, а она ничего подобного сама не сообщала, выдавала данные только тогда, когда они были необходимы.

Место приземления нам выделили, как и предсказывал Мет, в, так сказать, неблагонадежном секторе, поскольку регистрироваться мы не собирались. Интересно, что когда мы прибыли на аграфском крейсере, то посадку дали в стандартных доках. Я тут же направился на выход. Образ, которым я буду здесь, продумал заранее — это немного суетливый, немного трусоватый, среднего ума человек, но сильно боящийся потерять свое место. Вот и сейчас выйдя из корабля я первым делом начал быстро осматриваться, ища хоть кого-то, а увидев дверь, мелкими, но быстрыми, шажками направился к ней. Не доходя пяти метров из нее вышел работник станции, которому немедля начал задавать вопросы: когда будет заправлен корабль, сколько это будет стоить, принимают ли они чипы и еще много других. Через минуту он от меня уже порядком устал, поэтому поднял руки и запричитал:

— Стоп, стоп, стоп. Я отвечаю только за заправку, сейчас заправлю вас и расплатишься своим чипом.

Пока он занимался своим делом, я находил рядом и наблюдал за его работой, давая понять, что не совсем доверяю местным дельцам. Расплатившись за топливо, я поинтересовался есть ли на станции рынок и как туда добраться, что на нем можно купить, дорого или нет. Чтобы скорее от меня отвязаться он сбросил мне на коммуникатор схему части станции и шел к себе. Я, как и договаривался со своими, направился на рынок. Мне не очень удобно было без мысленного контакта с Селеной, многие вещи пришлось оговаривать заранее, чтобы это выглядело, как будто у меня стоит нейросеть. Образ многословного техника замечательно подходил для этого, потому что многие вещи Селена могла понять из моих слов. Вот и сейчас перед таможней я остановился, не зная как себя вести, ведь я «впервые» на этой станции.

— Проходи, — поторопил меня таможенник больше похожий на смесь наемника с уголовником, — выдаешь свой идентификатор и можешь идти. Первый раз здесь?

— Да, да, — тут же закивал я, — техник я с корабля…

И тут же замолчал, да еще и оглянулся, как будто опасался гнева от кого-то. Таможенники на это рассмеялись, поняв, что капитан нашего корабля не приветствует такие разговоры и очень жесткий человек. Селена в это время выдала данные техника, и я прошел дальше со словами: «Таможня дает добро». Идя по главной улице, я снова рассматривал вывески магазинов и магазинчиков. Зашел в магазин по продаже комбинезонов, скафандров и тактических комплектов. Увидел отличный комбинезон техника восьмого поколения, стал прицениваться и затеи начал торговаться до исступления. Сбросил целых пятнадцать процентов, но все равно покачал головой и вышел из магазина, бормоча про себя, но так чтобы слышали и другие, про огромные цены. Мне обязательно необходимо создать имидж некоего скупого техника, чтобы когда я пойду ночевать в местный нищенский сектор, это не вызвало ни у кого никаких подозрений.

В другом магазине я долго торговался с продавцом за тестер, который все-таки приобрел, так как он оказался отличной вещью. А цену удалось сбросить аж на восемнадцать процентов. И вот цель визита — магазин Сержанта. Здесь я спешить никуда не спешил — суетливо перемещаясь между прилавками, я очень внимательно рассматривал выставленные образцы. Новейших бластеров делуского производства, к моему сожалению, не было. На всякий случай уточнил у владельца магазина, который и сказал, что товар это редкий и пользуется спросом, поэтому на прилавок и не попадает — расходится раньше. Я пошел рассматривать оружие дальше и в самом углу остановился, как вкопанный, даже из образа почти вышел. Там пылился пистолет, который «дядя» Лионэль разнес кристалл Древних, хотя это считалось невозможным, по крайней мере, из ручного оружия никому не удавалось, а эксперименты были. Вот только в пистолете, что у нас, зарядов нет, а тут мне кажется обойма, или что там у него, почти полная. Откуда у меня эта мысль не знаю, может быть, просто очень хочется, чтобы было так.

— Уважаемый Сержант, — обратился я к нему, — а в какую цену вот этот старенький бластер.

— А ты знаешь, что это бластер? — слегка удивленно спросил он.

— А что же еще? — «удивился» я, — не плазмер же. А, — изобразил на лице догадку, — это какая-то кинетика! Я прав?

Хозяин магазина немного укоризненно показал головой, мол, что это за человек, так плохо разбирающийся в оружии, но все же ответил:

— Ни кто не знает, что это за оружие, — усмехнулся он, — активировать его так и не удалось. Решили, что это лучевой пистолет с какой-то дикой планеты, так как очень старым он не выглядит. Разве что какой коллекционер заинтересуется.

Я «разочарованно» развернулся, чтобы уйти, но замер, как будто меня посетила какая-то мысль.

— Я куплю его, — повернулся я к продавцу, — какова его стоимость?

И начался торг. Торговался я самозабвенно и вдохновленно, порываясь закончить этот спор и уйти, но каждый раз меня как будто что-то останавливало. В итоге я приобрел этот пистолет со скидкой в одиннадцать с половиной процентов.

— Как тебе это удалось? — изумленно спросил Сержант.

— Что именно? — искренне и непонимающе уточнил я.

— Уговорить меня на такую скидку, — задумчиво добавил он.

— Да как-то само получилось.

На это он только покачал головой и сказал, что больше со мной торговаться не намерен, чтобы я у него не покупал. Я не очень расстроился, так как необходимого мне оружия не нашел, но решил у него спросить где можно переночевать подешевле.

— У меня с финансами туго, извиняющимся тоном добавил я.

— Здесь все просто — рядом с центральной улицей все самое дорогое, а чем дальше от нее, тем дешевле. В дальних районах можешь вообще переночевать в покинутых домах, правда там есть риск быть ограбленным или вообще не вернуться.

— Ничего, — радостно сказал я, — у меня есть игольник, и похлопал по нему.

Подготовительный этап прошел, теперь надо заняться непосредственно местью. Селене еще на корабле дал приказ по команде «поехали», сказанное на русском языке, отсылать видел в сеть. Начать выкладывать ролики в сеть я решил ночью, поэтому сейчас направлялся в сторону сектора нищеты, внимательно высматривая границу ориентируясь на целостность датчиков. Ага, вот и начались уничтоженные датчики и камеры, и со спокойной совестью включил маскировку. Теперь я уже высматривал помещение для небольшого отдыха, как и когда-то, обращал внимание на вторые этажи. Подходящее выбитое окно подвернулось только спустя десять минут. Достал веревку, из нескольких железок сделал небольшой крюк и легко забрался наверх. Разгром был полным, но меня устраивало и ломанное кресло, которое я поставил в угол и устроился на нем. Приказал Селене разбудить мен через три часа, а сам провалился в сон.

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, дом Жестокой Вдовы.

Разбудил ее сигнал вызова на нейросеть. Побеспокоить ее с такое время могли только, если произошло нечто очень серьезное. Оказался ее помощник.

— Госпожа, — взволнованно начал он, — в сети появилась информация о том, что вы якобы подставили Мета и Варна, когда они исчезли. Я, пользуясь своим допуском, начал блокировать их, но те появляются снова и снова. Я уже поднял группу «Хакер», чтобы они установили кто передает и откуда.

Ее мозг заработал в полную силу. То, что Мет выжил он знала, поэтому, опасаясь чего-то подобного, тщательно следила за прибывающими. Среди них того не было, разве что как-то сумел пробраться незаметно. Но в этом случае шансы покинуть станцию практически равны нулю. Разве что пересылает с корабля. Она тут же передала приказ о задержке всех вылетов, хотя и чувствовала, что это пустышка. Через десять минут она уже находилась в помещении, где компьютерно-искинные гении вычисляли передающего компромат.

— Эти ролики можно выдать за фальсификацию? — зада она вопрос ни к кому конкретно не обращаясь.

— Нет, — ответил один из них, — все метки идентификаторов нейросетей на месте.

— Сектор «Э», трущобы, — сказал другой, добавив, — нейросеть выложившего ролики в сеть идентифицируется, как нейросеть Везунчика.

Она направила в тот район группу захвата, хотя чувствовала, что те не смогут поймать этого, пользующегося благословением богини удачи, человека. Положение еще можно было спасти, так как он прекратил выкладывать компромат в местную сеть. Ее люди прошли весь район, просмотрели все дома, где тот мог находиться, нашли полтора десятка нищих, но никого похожего на Мета не обнаружили. Даже если бы тот сменил внешность, все равно бы обнаружили, так как боевики заставляли дать сигнал нейросети. «Может успокоился», — подумала она. Но именно в это время раздался голос одного из хакеров:

— Опять появились ролики.

Она повернулась к нему, но увидела, как он уже стучит по клавишам своего планшета или что там у него. Она присмотрелась — что-то самодельное. Другие тоже стали усердно работать или делать вид.

— Есть, — раздался голос одного из них, — сектор «С».

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, сектор «0».

Все, теперь надо уходить из этого места, но не успел я пройти и ста метров, как увидел вооруженных людей, осматривающих территорию. Быстро сработали, что я даже не ожидал. Придется в дальнейших действиях сделать поправку по времени. Шли профессионально, некоторые заходили в дома, остальные в это время контролировали улицу. Скорее это был переулок, так как ширина его была не более пяти метров. Внимательно посмотрел на их работу, проскочить тяжело, но один вариант беспроигрышный. Аккуратно прижался к стенке, лег на землю на бок и прижался к стенке.

За время моего наблюдения ни один из них не приблизился к стенам домов менее, чем на полметра. Они, как я и предполагал, прошли мимо и я направился на другую сторону от главной улицы. Там также находился квартал, где жили люди, упавшие на самое дно, но, как я понял со слов Сержанта и подслушанных разговоров, он был все же более высокого статуса. Здесь в основном жили бедняки, зарабатывающие очень мало.

Дойдя до второй точки, я опять начал выкладывать ролики в сеть с громким названием. Но помимо этого в сеть я выложил этот же ролик, но с другим названием, в разделе курьезных и смешных случаев. Много выложить я никак не успевал, поэтому быстрым шагом пошел к центральной улице. Выйдя из-за поворота, я резко остановился, так как дорога была перекрыта охранными дроидами, а несколько вооруженных людей копошились между ними. Начал анализировать их действия — получается, что дроиды держат щит, перекрыв им улицу, чтобы никто не мог пройти. А еще заметил в руках людей парализаторы. Искать другой выход не имеет смысла, наверняка, таким способом перекрыты все улицы. Работают тщательно, выгоняют жителей на улицу, а помещение обрабатывают своим оружием. Вернулся обратно за угол и начал осматривать дома, ища выход из создавшегося положения. Ага, есть выход. Для чего необходимы вон те крюки, я не знаю, но это именно то, что мне нужно. Отошел еще немного назад, чтобы не слышен был звон моего крюка. Забросить удалось со второго раза, а потом просто забрался и повис на нем, аки ниндзя, так как со стороны, если бы кто увидел, то подумал, что я прилип к стене.

И на этот раз обошлось, и как только они скрылись я быстро спустился. А вот убрать свое средство спускания получилось не сразу — мой крюк все никак не хотел соскочить. Я уже хотел махнуть рукой на это, как очередная попытка увенчалась успехом.

На центральной улице народ сильно возмущался и начал прислушиваться к разговорам, чтобы понять уровень накала страстей. Из бурных обсуждений новостей я понял, что администрация станции находится в своем здании под охраной личной армии и наемников. А еще я понял то, что пиратской вольнице не хватает только лидера. Пора переходить к завершающему этапу «цветной революции».

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, помещение группы «Хакер».

По мере разворачивания событий, она понимала, что если в этом случае Мета не поймают, то власть на станции не удержать. Поэтому через десять минут после начала операции в секторе «С» она приказала искину своего личного фрегата начать предстартовую подготовку. Когда прошло уже больше половины операции, ее посетила мысль, что Везунчик может скрываться не только в помещениях, но и где-то на улице выше щитов дроидов, поэтому он отдала приказ обрабатывать парализаторами и мостовые, и стены домов. Но и эта мера никаких результатов не дала. Развернувшись она направилась к своему кораблю. Кроме своего помощника она с собой брала еще троих, абсолютно преданных людей. Перед стартом она сняла приказ о блокаде космического пространства, и черед пять минут ее фрегат покинул станцию. Остальные члены администрации о бегстве своей коллеги ничего не знали.

Фронтир Империи Арвар, база пиратского клана Вохрид, рыночная площадь.

Я запустил в сеть новую порцию роликов старых роликов и один новый, в котором Мет призывал уничтожить такую администрацию, что подставляет своих людей. Вот теперь пираты начали собираться не группками, а группами по пятнадцать и более человек. Я же ждал когда в какой-нибудь группе возмущение достигнет своего максимума. О, вот оно — две группы человек по двадцать объединились и возмущение вылилось в выкрики. Я подошел к ней и начал свою игру.

— Да что же это такое, — чуть тише, чем самые громкие крики, но так чтобы меня все слышали, начал я, — я человек случайный на станции, летим транзитом в свой клан. Но у нас такого никогда не было и не будет, потому что у нас настоящая пиратская вольница…

По мере своей речи мой голос повышался, да и я сам получил неслыханное вдохновение. По мере своей речи я от преступлений руководства станции перешел к теме смены власти, говоря, что среди присутствующих много более достойных капитанов, которые будут править по пиратским понятиям. Мне прикатили какую-то бочку, на которую я взобрался и, как дедушка Ленин, вещал, вещал, вещал. К концу своей речи толпе пиратов, впавших в фанатизм, необходимо было только указать врага и дать команду «фас», что я и сделал. И толпа пиратов ринулась на свержение «самодержавия». Я чуть постоял на импровизированной трибуне, вдохновляя людей на дела ратные, затем спрыгнул и пошел к своему кораблю.

Но не успел я сделать и пяти шагов, как раздался знакомый голос:

— Браво! Великолепно! — Сержант собственной персоной поздравлял меня, — Не хотел бы я оказать твоим врагом, — он покачал головой, — Так завести толпу может далеко не каждый, — потом чуть наклонившись ко мне, — Это подарок Мету.

И передал мне кейс, в котором, как позже выяснилось, находилось два плазмера производства Делус. А Сержант не прост, ох, как не прост. На основании небольших данных сделать правильный вывод это надо быть незаурядным человеком, хотя он, скорее всего, интуит. А подарок — так Мет говорил, что они были в хороших отношениях. Вот и таможенный пост, но тут мне дорогу перегородили два человека. Я уже начал продумывать различные варианты прорыва, как один из них заговорил.

— А по тебе и не скажешь, что ты на такое способен. Как же ты так сумел поднять всех на штурм администрации?

— Да у нас такого и в помине нет, — заявил я, — А если бы госпоже…

И я умолк оглядываясь по сторонам, как бы опасаясь гнева, и уже тише продолжил:

— Да если бы такое сделали в отношении нашего капитана, то вся администрация давно бы висела с содранной кожей и при этом они все были бы живы.

Увидел, как один из таможенников вздрогнул, видать имел отличное воображение и представил это. Я беспрепятственно прошел дальше и уже через десять минут взошел на борт корабля, где сразу же был стиснут четырьмя парами рук. Посыпались поздравления с успешным окончанием дела и то какой я молодец, что сумет поднять толпу своевольных пиратов. Я удивился, узнав, что они видели мое выступление, и задал соответствующий вопрос. Оказалось, что поначалу никакой информации не было — искин корабля и все, кто имел нейросети внимательно следили за событиями и видели, как появлялся компромат и быстро исчезал. Но последние мои файлы никто удалять не стал, а спустя еще какое-то время события на площади начли транслировать в сеть. Я задумался об этом и стал анализировать ситуацию. Вывод однозначный: тот, кто следил за всем этим, понял, что игра проиграна и решил покинуть базу пока не поздно. А это могла быть только Жестока Вдова, остальные члены администрации не имели столь аналитический склад ума.

— Протос, какие-то корабли покидали в последнее время станцию? — задал я искину корабля вопрос.

— Только один фрегат.

— Ушла! — воскликнула Лайза.

— Верно, — подтвердил я ее вывод, — умеет проигрывать. Теперь ей придется начинать все с нуля, но с ее деньгами и умениями она быстро выйдет на главные роли. Готовимся к старту.

Спустя час мы уже начали разгон. Смотрели на экранах последние события на пиратской базе, где те решали кто достоин править станцией. Если судить по видео в сети, то бывшее руководство защищалось до последнего, прекрасно понимая, что ничего хорошего им не светит. Жертв «революции» было достаточно и сейчас наверняка те, кто много потеряли людей выдвигают свои кандидатуры, как принесших наибольшую пользу. А придут в местные правители, как всегда, самые сильные. Я посмотрел на экран, где в это самое время из гипера вышел какой-то корабль. «Еще один соискатель должности», — подумал я.

— Блокировка гиперпространства, — раздался голос искина, — боевая тревога.

Быстро осмотрев систему, прел к выводу, что виновник этого только что вышедший из прыжка корабль. В следующий миг это подтвердилось, потому что он рванул в нашу сторону и исчез с экрана. Мет тоже включил маскировку, а Мелинэль тут же совершила маневр ухода.

— Маскировка десятого поколения, мы его не видим, — сказал наш капитан, — но и нас он видеть не должен.

И тут в ответ на эти слова искин сказал об атаке. Если бы не реакция нашего пилота, то корабль получил бы повреждения. Стало понятно, что сканеры незнакомого корабля значительно лучше. Мелинэль показывала высший пилотаж, уходя из-под обстрела невидимого врага, ведь до сих повреждений не было, хотя пару раз щит проседал до десяти процентов. Я уже увидел закономерность в атаках нашего врага, и уже хотел начать давать подсказки пилоту, как раздался безэмоциональный голос Лайзы:

— Атака справа, тридцать градусов.

Пилот тут же совершила маневр, и заряд плазму прошел мимо. Я посмотрел на Лайзу — девушка находилась в трансе и интуиция заработала, как и надо. Сопоставил с их историями, рассказанными ранее, и пришел к выводу, что интуиция у девушки начинает работать, когда ей грозит смертельная опасность. Вероятно, когда она спасалась от преследования аграфов, у нее что-то сдвинулось и теперь эта ее способность начинает работать в полную силу только в такие моменты.

— Вектор атаки сто тридцать двадцать пять, спецзаряд, спецразяд и одновременно тунельники.

Казалось все заряды пошли в пустоту, но спустя пару мгновений в пустоте произошел взрыв, и тут же искин доложил, что глушилка перестала работать. Мы не раздумывая ушли на разгон и скрылись в гиперпространстве. Впереди нас ждала территория архов.

Глава 4

Глубокий фронтир, подпространство, крейсер-разведчик «Протос».

Сейчас мы двигались в оптимальном режиме, при котором расход топлива минимальный. Дальность прыжков в таком режиме не более пяти систем, зато общая дальность полета больше. Я сейчас задумался о том странном состоянии, в котором я пребывал, вдохновляя пиратов на ратные подвиги. Воодушевление, подъем, ораторское искусство, отточенное до мелочей, мне было не свойственно. Когда планировал операцию, то предполагал личное участие в штурме здания администрации, а оказалось, что в этом нет необходимости. Может быть, какая-то часть симбионтов сохранилась во мне? А может быть, это отголоски состояния созидания? Было бы неплохо, чтобы хоть что-то сохранилось, а то у меня сейчас ощущения, что стою голым перед вооруженной толпой, с которой мне предстоит драться.

— Селена, эмоциональный подъем и ораторское искусство, которое я показал на станции, это может следствие, что часть симбионтов сохранилась? Или это остатки непонятных тебе состояний, поп поводу которых мы периодически с тобой спорились?

— Могут ли выжить симбионты частями, мне неизвестно, — ответила она, — если опыты и проводились, то в мою память эти знания не попали. Ну а про твои непонятные состояния я вообще ничего не знаю. Так что любая гипотеза на эту тему имеет право на существование, — высокопарно закончила она.

А я почувствовал в ее голосе легкую тень обиды. Причина понятна — она так и не стала полноценным симбионтом, а мне не хочет говорить обо всех возможностях, которые открылись бы передо мной. Все-таки сполоты сумели создать личность, молодцы! Кстати…

— Протос, что делают сполоты?

— В данный момент пытаются вдвоем побороть Ксин, — лаконично ответил тот, — Перед этим пытались победить Чена, но у них ничего не вышло, а Ксин немного им поддается, так что победят.

Вот и замечательно, что они полностью освоились и сдружились с моими детьми.

— Если они сумеют победить, то ваши дети обязаны будут учить их своему искусству боя и всем псионно-ментальным техникам, — добавил он.

— Это откуда такое условие? Спор? — спросил я искина, в принципе уже зная ответ, поскольку он мог быть только один.

Но вместо ответа прозвучало:

— Боевая тревога! Всем занять места согласно боевому расписанию!

Я вскочил и помчался в рубку, где, как обычно, находилась «святая троица». Но в этот раз никто на мое появление не среагировал — все очень внимательно наблюдали за экраном. Три корабля: крейсер, эсминец и корвет медленно приближались в нашу сторону.

— Доклад, — приказал я.

— Процедура выхода из гипера была стандартная для нас — маскировка с уходом в сторону. Возмущение гиперпространства они засекли, теперь вот летят с проверкой. Выдвинулись вот от этой планеты, которая по предварительным оценкам является планетой класса «А», то есть пригодная для жизни без дополнительной обработки. Это точно пираты или работорговцы, иначе они бы уже послали в эфир запрос на связь, да и корабли говорят сами за себя — два пятых и крейсер седьмого поколений, — и Мет умолк, давая понять, что доклад закончил.

— Летим сначала к планете — глянем, что там да как. Вряд ли здесь их база, скорее всего, нашли планету и похищают с нее аборигенов для продажи в рабство. Так что, скорее всего, это работорговцы.

Мелинэль, на всякий случай, облетела тройку кораблей по дуге, и мы полетели к планете. По мере приближения все видели, что на ней полно лесов, морей, рек, некоторые из которых были отчетливо видны, а значит, в ширину достигали нескольких километров. Были на ней и горы, на вершинах которых лежали белые шапки. Подлетели, начали совершать оборот вокруг нее, одновременно сканируя поверхность на наличие высокоразвитой цивилизации. Планета притягивала к себе своей красотой, так и хотелось спуститься и пройтись по берегу реки, искупаться в ней, отдохнуть в тени деревьев. Вдруг в рубку вбежали Чен и Ксин, и взволнованно в два голоса проговорили.

— Па, отец, это наша планета, мы чувствуем это!

— Как интересно, — сказала Лайза.

И я был с ней полностью согласен. Работорговцы решили из планеты сделать поставщиков работ, а с учетом того, что стоимость псионов была гораздо выше обычного раба, то они должны озолотиться. Но в свете последних событий легко предположить, что к этому походу за псионами приложили свою руку неизвестные враги. Вот только интересно, сами они есть на кораблях? Если вспомнить рассказы детей, то взрослых к'тарров можно захватить только сетями, так как парализаторы на них не действуют. Все работорговцы привыкли действовать с помощью оружия, а правильно бросить сеть надо еще уметь. Наверное, новых врагов еще не должно быть на этих кораблях, поскольку их в Содружестве должно быть не так и много. Вот заказ сделать — это самое вероятное, они возможно даже аванс некоторый дали, ведь три корабля для одного владельца — это очень и очень прилично. Место нахождения этой планеты они знать не должны, поскольку работорговцы не распространяются о своих местах охоты, там и экипаж-то не ведает, где они находятся. Только капитан и самые приближенные к нему люди знают маршруты и места, где они набирают рабов. А вот после этого похода, если он будет удачный, то капитана обработают и он выдаст все тайны или в него вселится что-то энергетическое, что вылезло из дяди Лионэль. Все три корабля необходимо уничтожить, эсминец и корвет желательно так, чтобы остались топливные баки — пригодятся, а крейсер — как получится.

— Мет, Мелинэль, уничтожаем крейсер, а корвету с эсминцем желательно выбить энергетическую установку так, чтобы сохранились баки. Ну и понятное дело — блокировка гиперпространства должна быть такой, чтобы даже гиперсвязь не работала.

Меня посетила мысль, что заказчик вполне мог оставить свои координаты на непредвиденный случай, как раз такой, что собирались устроить мы. А зовя кого-то на помощь, надо обязательно сказать координаты, поэтому необходимо исключить любую возможность гиперсвязи.

С тех пор, как я потерял почти все свои способности, в космических баталиях я не участвую, хотя ностальгия по таким моментам одолевает с такой силой, что хочется просто выть. Вот и сейчас, сидя в кресле, наблюдаю на экране ход сражения. Все-таки хорошо иметь маскировку последнего поколения — мы медленно приближались к крейсеру, оставаясь невидимыми. Я понял задумку моих командиров. В таком положении, каком находился крейсер работорговцев, его щит равномерно растянут на весь корабль, поэтому пробить его из одной тунельной пушки не составит труда, а второй выстрел гарантированно пробьет корпус с такого расстояния. И понятно дело, что одновременно с атакой и будет включена глушилка, даже, скорее всего, за мгновение до оной, потому как искину могу заранее отдать приказ, что при начале атаки передать координаты системы. Все именно так и произошло, но для всех нас оказалось сюрпризом, что генератор на крейсере оказался мощнее оригинального, поэтому от его взрыва взорвалось и топливо, а наш щит упал до сорока процентов — очень уж сильно нас зацепило взрывом, даже мастерство Мелинэль, которая сразу после атаки стала уводить корабль в сторону, не помогло. В это время пара выстрелов с эсминца задели нас, тем самым снеся еще десять процентов щита. «Интуит», — зло подумал я.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, эсминец «Жихан».

Когда на станции в империи Арвар к нему подошел известный в узких кругах работорговец, то он сразу же почувствовал, жизнь его начинает новый оборот. В последнее время ему не везло, хотя он и обладал даром интуиции. Внешние факторы складывались для него самым неудачным образом. Правда, надо сказать, что не будь у него дара, то корабля он лишился бы давно. А как все замечательно начиналось — они бороздили фронтир, грабя и купцов, и путешественников, и других людей, имеющих свои корабли. Его дар позволял почувствовать опасность заранее, вот они безнаказанно и действовали на протяжении двух лет, пока не нарвались на сполотов. Никто не мог и предположить, что крейсер, внешне седьмого поколения, имеет вооружение десятого, хотя до них и доходили слухи, что спецслужбы аграфов и сполотов любят в своих операциях использовать устаревшие модели кораблей. То, что это были именно сполоты, он узнал по ментальному удару, предшествовавшему последующему избиению. В сознании остался только он один, благодаря недавно купленной базе «эспер», за которую отдал больше половины своих сбережений. Посредством гиперсвязи смог вызвать транспорт для эвакуации своего корабля, на что ушла львиная доля оставшихся денег. И вот в безвыходной ситуации к нему подошел Черногад и предложил переквалифицироваться в работорговцев, а он выкупает его эсминец по хорошей цене и оставляет его капитаном. Согласился он сразу, так как никаких плохих последствий для себя не чувствовал.

Где находится эта система, он не знал, Черногад никому не доверял, а координаты для прыжка передавались непосредственно искину, для которого владельцем был уже другой человек. Ему же надо было только давать команду на гиперпрыжок. Аборигены абсолютно все оказались псионами, прямо как сполоты, даже сильнее, так как они не поддавались действию парализатора. Но от этого и охота на них становилась интересней, но только до того момента, как они, орудуя древним оружием — мечами, разрубали их броню. А вот поймать живым никого пока не удалось. Зато они с помощью дронов смогли, наконец-то, отследить место, где они прятались. Они уже разрабатывали план захвата пещер, где те спрятались, как сканеры зафиксировали возмущение гиперпространства, и они направились к месту выхода из прыжка.

Вот именно сейчас интуиция и подсказала ему, что опасность очень велика, и он пожалел, что согласился на предложение работорговца. В какой-то момент, по мере продвижения вперед, чувство опасности немного увеличилось. Он сейчас не столько следил за окружением, сколько отдался этому своему чувству. Вдруг на пару мгновений ему показалось, что опасность исходит откуда-то, где летит крейсер, и, пусть он и не был уверен в этом, но следил теперь только за обстановкой вокруг их крейсера. И когда тот взорвался, он открыл огонь в место, где уму казалось должен находиться атаковавший того корабль. И даже успел заметить мерцание защитного щита. Потом некоторое время они старались перехитрить друг друга, пока он не понял причину: почему корабль, имеющий такую маскировку, а значит и соответствующее вооружение, не атакует его в прямой атаке, ведь щит того должен выдержать несколько попаданий. Значит, ему досталось гораздо больше, чем он думал прежде. И он, подключив к атаке и корвет, отдался чувству боя, так как вдруг отчетливо осознал, что от этого боя зависит его жизнь. Пусть и не постоянно, но он предчувствовал, где должен находиться противник, и им удалось несколько раз попасть по нему, судя по мерцанию щита. Затем вдруг все прекратилось — интуиция полностью замолчала. Но он не растерялся и принялся совершать хаотичные маневры. В какой-то момент его чувства подсказали с какой точки его должны буду атаковать, и он, развернув как можно быстрее корабль, открыл огонь из всех орудий в предполагаемое местонахождение неизвестного врага.

Но атака произошла с совершенно другой точки — первым выстрелом из тунельной пушки его кораблю снесли щит, а вторым разворотили нос корабля. Он попытался увернуться и на всех парах уйти к планете, благо все двигатели остались целы, но враг как будто этого и ждал — новая атака и удар пришелся в место, где находится искин. Управление над кораблем потеряно, что равносильно смерти.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, крейсер-разведчик «Протос».

«Точно интуит», — я убедился в своей правоте, когда эсминец с корветом принялись с большой точностью атаковать нас, находящихся под маскировкой. Сейчас нас спасало только мастерство аграфки. Щит просел до пяти процентов — следующее попадание даже не из главного калибра эсминца и его снесет, и попадет по кораблю.

— Угол сто двадцать, ускорение два, — раздался безэмоциональный голос Лайзы.

Наконец-то, как всегда при большой опасности, девушка вошла в полный транс. Вот теперь повоюем. А я в свою очередь постараюсь смешать все карты противнику — буду усердно думать, как буду атаковать эсминец с правой стороны. Глядишь — удастся обмануть, а нет, так сейчас ребята и сами справятся. От дезинформации врага меня отвлек голос искина:

— Есть попадание.

— Пятый сектор, — опять Лайза, — Сейчас!

Посмотрел на экран, чтобы увидеть второе попадание. В этот раз ребята отработали ювелирно, и эсминец превратился в наши топливные баки.

— Корвет уходит в сторону обитаемой планеты, — доложил искин.

Понятно, пользуясь своей скоростью, решил хоть где-то укрыться. Правильно, на его месте я бы тоже постарался спастись любым способом.

— Его цель шестая планета, — опровергла слова искина Лайза.

Посмотрел внимательно на экран, где изображалась вся система. Умный капитан оказался на корвете — через полчаса он окажется закрытым от нас небольшим скоплением астероидов, где повернет к шестой планете. И пока мы его опять обнаружим, ему удастся до нее долететь. Не находись Лайза сейчас в трансе, он бы ушел. А так «Протос» сменил курс в сторону, где корвет должен появиться из-за астероидов, и, дождавшись того, двумя выстрелами уничтожил. Теперь можно и на планету детей, они ведь сейчас места себе не находят.

— И где искать ваших соплеменников? — спросил я детей, когда мы подлетели к планете.

— Гора Куар Ин Гото, — ответил Чен и внимательно всмотрелся в изображение планеты, — Вот где-то здесь.

Он подошел к экрану и показал место, а Мелинэль тут же сменила курс и мы полетели в указанную ребенком сторону. Вот и сама гора, эдакий высокий холм, низ которой оброс деревьями и кустарниками, и только с середины начинался камень. Мы медленно полетели вокруг горы, ища место для посадки, но нашлось оно только в километре он нее. Все маневры, в том числе и посадку, мы совершали под маскировкой, хотя в отношении местной фауны не были уверены в ее эффективности. Вместе со мной и детьми пошел и Райт, как всегда в тяжелой броне и вооруженный до зубов. Я же в легком тактическом комплексе, но без шлема — мне показалось, что так будет правильней, потому что все органы чувств работают напрямую с эфиром.

Выйдя из корабля, дети моментально преобразились: поступь хищника, клинки наголо, боевой транс. Нам с Райтом никаких слов не надо, и так поняли, что опасность на этой планете повсюду — и он, и я приготовили плазмеры. Свой клинок забирать у дочери я не стал. Теперь первым шел Чен, как наиболее опытный, за ним Ксин, по бокам которой чуть приотстав шли мы с Райтом. Я заметил, что оба ребенка посматривают не только по сторонам, но и под ноги, а еще о, что транс у них совместный, так как они еще ни разу не посмотрели в одну сторону. Вдруг Чен присел и внимательно всмотрелся во что-то на земле, потрогал рукой. Потом вообще принюхался.

— Вортан, — подытожил он, а Ксин вздрогнула.

И мы все четверо, как по команде присели так, что Ксин оказалась в центре треугольника. У меня напряжение достигло максимума, а затем спало и мне стало не то, что безразлично, а появилась уверенность в своих силах. Услышал за спиной выстрелы плазмера, мат Райта, слышимый даже через забрало его шлема, звук рассекающего воздуха — в дело вступил Чен. Ксин, как и положено, стояла на страховке, а я прикрывал спину. Вдруг слева о себя заметил шевеление в траве, стихло и приподнялась голова, довольно сильно напоминающая крокодилью. Во только взгляд был направлен почему-то на Ксин, хотя я находился ближе, и опять скрылась. В голове у меня мозги заработали в полную силу, анализируя увиденное. Повадок этого зверя я не знал, а мне необходимы знания о том, как они атакуют. Кто это может быть? Крокодил, но тогда в такой высокой траве он не сможет атаковать быстро. А вот что-то вроде змеи — это более правильный вариант, а значит, перед атакой для стремительности обязана появиться голова, да и оценить обстановку надо. Я чуть сместил свое оружие в предполагаемую точку появления головы, и, как только та показалась, моментально открыл огонь. Я понял, почему матерился Райт — заряд плазмы не причинил тому почти никакого вреда! Он обтек его голову, но сумел остановить атаку или дальнейшее продвижение, но я все равно продолжал в него стрелять.

— Их двое! — услышал изумленное восклицание дочери.

И только шестой выстрел нанес тому небольшие ожоги, и зверь громко зашипел. Значит, предыдущее шипение издал зверь нашего главного абордажника. Вот теперь он обратил внимание на меня, а в следующий миг бросился в мою сторону. Передо мной трава оказалась примятая, видать кто-то большой там недавно лежал, и я смог рассмотреть зверя. Самое близкое — это змее приделали сорок ножек и уменьшенную голову крокодила. Благодаря большому количеству лап он передвигался очень резво даже в высокой траве. Я успел еще дважды выстрелить и немного замедлить передвижение этого гада, как увидел, что голова его остановилась, задняя часть еще бежала, но передняя стала скручиваться в спираль — значит сейчас последует атака. И за пару мгновений до того как хвост догнал переднюю часть, я отскочил в сторону. Точнее постарался, но не успел, очень уж стремительная была атака. В мою левую сторону как будто ударил молотом какой-то великан, и меня отшвырнуло в сторону. Удар был такой силы, что я летел, оборачиваясь вокруг своей оси, а упав на землю, покатился по ней. Ребра и плечо наверняка сломаны, но я встал на четвереньки и из этого положения отпрыгнул в сторону и обратно к своим. Удивительно, но боли, которая просто обязана была сопровождать сломанные кости, не было, а вместо нее ноющая боль, как при потянутых мышцах.

Посмотрел на место сражения — все уже было кончено. Первого змея убили Райт с Ченом, второго я с Ксин, причем, у обеих гадов головы были отсечены. Получается, что решающую роль сыграли сталкритовые клинки? Только сделал пару шагов, как ко мне подскочила Ксин со словами:

— Па, с тобой все в порядке? Ничего не сломано? Болит?

— Побаливает немного, а так все замечательно, — ответил я на участие дочери.

— Ух, как я испугалась, — вздохнула она, — Сначала о того, что вортанов было двое, потом за тебя.

В это время Селена сказала, что с корабля постоянно запрашивают, что с нами произошло, и все ли у нас в порядке. Я в очередной раз пожалел, что симбионты куда-то делись, теперь вот приходится приходиться общаться через Селену, хорошо, что она умеет подключаться к системе связи тактического комплекса, и уже сама фильтрует сообщения, а я не отвлекаюсь на них. Успокоив всех на корабле, решил продолжить расспросы.

— Они что, такие сильные? — немного удивленно спросил я, — Я так смотрю, что вы с Ченом и сами бы справились.

— Что ты, — возразила она, — Это самый опасный хищник в нашей местности. Он обладает астральной защитой, и даже этот клинок не смог бы его даже поранить, если бы ты и Райт не своим оружием ее бы не уничтожили. Мы стараемся с ними не пересекаться, но если получилось, то не менее десяти воинов с ним сражаются, медленно разряжая его защиту.

— Мечами? — переспросил я.

— Да, мечами, но насаженными на копье. Влить в меч астра сложнее, зато так намного безопаснее. Но даже в этом случае не обходится без переломов, и как только у тебя ничего не сломалось?

Я только загадочно улыбнулся. А по этому поводу у меня были мысли — сполотские симбионты успели что-то перестроить в моего организме, да и аграфский подарок, наверняка, тоже в этом задействован. Я уже и сам понимал, что аграфы тут не причем, но по старинке обвинял их в моих непонятных состояниях, тем более что ничего другого предположить не могу. Кроме меня больше никто не пострадал, хотя первый хищник атаковал Райта, но модификант ушел с линии атаки, хотя с его слов он тоже не ожидал такой скорости.

— Эти вортаны, что нечасто охотятся вдвоем? — спросил я детей, припомнив удивление дочери.

— Очень редко, только когда откладывают яйца, — сказал Чен, потом добавил, — Это всего два дня в году, так что нам повезло, — затем уже с каким-то подтекстом обратился к Ксин, — Ну что, попробуем?

Я не знал, что они хотят сделать, но было понятно, что какие-то части поверженных хищников представляют ценность, вот дети и хотели с ними что-то сотворить. Я им сказал, чтобы они спокойно занимались своими делами, а мы поработаем стражниками, на что девочка рассмеялась и сказала, что место охоты вортана другие хищники покидают. Они отрубили головы и стали над ними проводить манипуляции, напоминая магов, волшебников, колдунов из земного фольклора. Но вторую голову со словами «Не успели» отпихнули в сторону. После того, как они завершили свои действия, Райт успел первым задать интересующий нас вопрос.

— И что это такое стало?

— Лечебный артефакт, — хором ответили дети и, видя недоумение на наших лицах, пояснили, — Пока полностью не умер мозг вортана, над ним можно успеть провести ритуал и он становится лечебным. Опытный мастер Силы с его помощью может за минуту заживить разорванный живот, главное, чтобы человек еще не умер. Мы лечить не сможем.

— А что вы говорили на счет попробуем? — с интересом спросил я.

Ксин вздохнула и виноватым голосом стала отвечать:

— На самом деле существует опасность не удержать силу или, если ошибиться в действиях, тогда выплеском силы может очень сильно повредить астральное тело, ведь во время проведения ритуала никаких защитных техник применять нельзя.

— Тааак, — протянул я, но дети понурили головы, — только не говорите мне, что этому обучают детей, откуда узнали?

— Подсмотрели, — вздохнула Ксин и, прямо как земная девочка, начала правой ножкой ковырять что-то в траве.

— Чтобы больше без разрешений опасные опыты не делали, — укоризненно покачал головой.

— А из-за чего получается всплеск энергии? — тут же заговорил во мне исследователь.

— Когда вортан умирает, то сила истекает из него плавно. Мы же своими действиями не даем ей уходить, и она начинает давить на стенки, воздвигнутые нами, ну и на нас заодно. И если не удержать эти стенки, то силы и ударит по тому, кто это делает.

— Но мы с Ксин, — продолжил Чен, — научились очень хорошо действовать в совместном трансе, поэтому и смогли все сделать.

— Так это с собой надо тащить всю голову? — спросил Райт.

— Нет, это только во время ритуала нужна вся голова, а сейчас надо достать то, что находится в его голове.

И он принялся клинком отрезать части головы: сначала пасть одним ударом, затем аккуратно обтесал голову. В итоге в его руке находился костяной шар, диаметром десять сантиметров. В это время Райт вскинул плазмер, и я автоматически сделал то же самое, чуть отойдя в сторону. Но Ксин и Ченом с криком «Мама» чуть ли не полетели в сторону вышедших людей. А в следующее мгновение в них полетели стрелы.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, пещеры горы Куар Ин Гото.

Зак понял, что люди обнаружили их жилье — все это он увидел в своих видениях. Его дар, его проклятье — периодически видеть события будущего. Особенно тяжело видеть смерть близких людей и никак им не помочь, потому что, как правило, в дальнейшем будет только хуже. Поначалу он пытался сохранять жизни, но быстро понял, что это чревато. Из своего большого опыта он понял, что не обо всех своих видениях можно говорить, и уж тем более что-то делать на их основании. Предупреждать надо только об опасностях, грозящих всем к'таррам, а не отдельным личностям, да то очень осторожно. Вот как сейчас. Он не видел, что ждет их народ, но видение того, что летающие механизмы кружились вокруг входа в пещеры, являлось ему очень отчетливо. Он уже собирался пойти и предупредить старейшин, как перед глазами раскрылась новая картина — четыре космических или, как говорят остальные к'тарры небесных, корабля вели бой, после которого остался всего один. Он вернулся обратно и сел на кровать, пытаясь осмыслить это событие и чем оно грозит им. Но не успел он даже вникнуть в суть, как новые события стали разворачиваться у него перед глазами — уцелевший корабль находится на их планете, а из него выходят…

Все стало на свои места и он сорвался с места и почти бегом направился в Шумящий грот, где обитали родители пропавших Чена и Ксин. Правда остались у них только матери, ведь отцы, узнав о пропаже своих детей, сразу поняли куда те могил пойти, поэтому отправились их выручать, где и сгинули.

— Гостей принимаете? — крикнул он, подходя к небольшой пещере.

— Зак, проходи, — раздался уставший женский голос.

Обе женщины еще больше осунулись с их последней их встречи. Заку их всегда было очень жаль, но в отношении их детей у него даже видения не было. Зато сейчас он сможет их обрадовать.

— Собирайтесь, пойдете встречать своих детей, — и посмотрел в изумленно-обрадованные и в то же время неверящие, глаза, — Пойдете с группой воинов, а то сами можете не дойти. Мамы что Ксин, что Чена были целительницами, поэтому воинское искусство они проходили в рамках общего образования, чтобы не дать себя убить на первых порах. И действовать их учили в основном против к'ригов. И хотя их сердце рвалось к детям, он задержались, чтобы основательно подготовиться к походу. На встречу кроме Зака и мам детей отправился еще десяток воинов, так идти было совсем недалеко. Передвигались как при боевых действиях, контролирую окружающую обстановку, поскольку знали, что к'риги мастера тайных засад.

Но нападение все равно было внезапным — пятерка к'ригов выскочила на них справа, но против воинов не продержалась и минуты. Но, как оказалось, это был отвлекающий маневр, а основной дар должна нанести стая дролов, которую те специально вывели на людей. Уйти от нее уже нереально, воины только и успели что закрыть собой целительниц и Зака. Впрочем, последний не стал отсиживаться за спинами воинов и протиснулся вперед. Одного взгляда на тварей было достаточно, чтобы сделать вывод, что те находятся вне себя, вероятно, к'риги сначала их обкурили раздражающей травкой, а потом вывели из себя. Такие не отступят, так как инстинкт самосохранения отключен. Правда, есть и положительный момент — они будут атаковать безо всяких затей, идя напролом.

Стая насчитывала двадцать пять особей, а это очень много. Силой эти твари не обладали, если не считать полную их невосприимчивость к любому ее воздействию, поэтому тактика в этом случае проста — удар, что называется грудью, и последующая работа пастью с огромными клыками. Удар первых пятерых был очень сильный, и, хотя они все остались нанизанными на копья, к'таррам пришлось отступить и началось. Дролы набросились на них со всей своей звериной яростью. Мечи из сталкрита разили их, но на каждого зверя приходилось тратить несколько ударов, появились первые раненные. Лаисса и Файна принялись за свою работу. Одного смогли удержать, а вот второй ушел.

Посох в руках Зака крутился пропеллером, ударяя дролов по глазам тупым концом или пронзая их острым. Уже все получили ранения в той или иной степени, как атака вдруг резко прекратилась. Дролы, поджав уши, бросились наутек, чем вызвали на лицах обороняющихся облегчение, сменившееся напряженным ожиданием. Хотя многие и были ранены, но они опять заняли круговую оборону, ведь все прекрасно понимали, что стаю, находящуюся в безумии мог напугать кто-то, вроде вортана. А уж с кем-кем, но с этим хищником встречаться никому не хотелось. Проходили минуты, но никто на них не напал, поэтому они со всей осторожностью пошли к своей цели.

К'тарр-следопыт, идущий первый поднял руку с жестом внимания. Через десяток секунд другой жест: «Подходим тихо». Лаисса и Файна еле сдержались, чтобы не выругаться вслух от увиденного. Их дети проводили ритуал капсуляции силы — и откуда только узнали? Наверняка, подсмотрели в их записях. И обе родительницы одновременно решили их строго наказать, даже не сговариваясь и не переглядываясь. Они дождались когда Чен полностью завершит начатое и только тогда вышли из-за деревьев. Люди их заметили и приготовились к сражению, но дети с криком на незнакомом языке, но понятным по смыслу, побежали к ним. А в следующее мгновение в них полетели стрелы.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, лес.

Я как в замедленном кино видел полет стрел откуда-то справа и то как они попадают в детей. Они, наверное, полностью расслабились, отдавшись своим чувствам, и не следили за окружающей обстановкой, иначе бы ни одна стрела не попала в них. А так четыре стрелы получил Чен: две в правую ногу, одна в правый бок и в левой плечо. Ксин повезло меньше: две в плечо и одна в грудь. Ярость, до этого где-то там уютно дремавшая, затмила мне глаза. Развернувшись вправо, я увидел, как пятнадцать гоблинов разворачиваются, чтобы удрать, но в них ударяют разряды плазмы — Райт уже начал свое дело и я его продолжил. Через пятнадцать секунд от них остался только пепел. Но кровавая пелена так и стояла перед глазами, а гнев вперемешку с все той же яростью все еще искали выход. Я подошел к детям, с которыми возилась какая-то женщина, держа в руках сделанный Ченом артефакт. Вторая сидела с закрытыми глазами, держа свои руки у обоих на голове. Отвлекать их не стал, и так понятно, что они пытаются сохранить своим детям жизнь, а то, что это мамы детей было понятно и без слов. Ксин, так вообще вылитая мать, и у Чена просматриваются черты второй женщины. Обвел взглядом остальных к'тарров — те почему-то вздрогнули, и только один с изборожденным морщинами лицом остался спокойным. Это и есть их Мудрый Зак. Сзади устало вздохнули, я резко развернулся и посмотрел на детей, ровное дыхание которых говорило о том, что с ними все в порядке. Хотел было сначала отправить детей на корабль в медкапсулу или Лилиан с Лионэль применили бы к ним свои новые целительские навыки, но решил, что тогда мы можем не успеть расправиться с гоблинами, ведь наверняка снимутся с места и уйдут. По крайней мере я бы так и сделал, а полагать, что они глупые, было бы опрометчиво.

— Мелинэль! — рявкнул я в коммуникатор.

— Да, Иггр, — спокойным тоном ответила та, но совершенно меня не успокоила.

— Высылай всех дронов разведки, и через десять минут место обитания этих гоблинов должно быть известно. Проводить разведку скрытно, так как те наверняка знакомы с такими штуками. Остальным абордажникам полная экипировка, захватить с собой как можно больше боеприпасов. Там где-то должна быть небольшая гравитележка?

— Есть такая.

— Во пусть ее загрузят по максимуму.

— Райт, — я повернулся к командиру абордажников, — сейчас будут данные про место обитания этих тварей, задача проста — никто не должен выжить. Нападение на детей я не прощу никому.

— Селена, полученную карту выводи мне на щиток, — приказал я ей и одел шлем.

Место, где жили гоблины оказалось не так уж и далеко — всего в пяти километрах. Что сразу бросалось в глаза так это то, что это временное жилище, поэтому необходимо поторопиться, чтобы успеть, иначе уйдут и искать их можно долго. Голова так и продолжала работать в авральном режиме, поэтому план сложился мгновенно. Теперь его надо как-то донести до к'тарров. Я осмотрелся, стараясь найти место без равы, чтобы можно было нарисовать, но тут что-то из своих протянул мне сверток. Развернул — оказался специально созданный для рисования материал, который можно растягивать. Лайза, благодарю тебя. Я развернул его и подозвал Зака. Быстро перерисовав со своего щитка часть местности с указанием ориентиров, таких как гора, где обитают к'тарры, какое-то ущелье, место, где мы находимся сейчас и место, где живут гоблины. Объяснил Заку суть и тот все понял. Теперь перерисовал подробную долину с гоблинами. Из нее было целых три возможных варианта бегства. Объяснил какой из них перекрывают к'тарры, какие мы. Не зря этот старик носил имя Мудрый — он все мои объяснения понял с первого раза, даже то, что началом их атаки является первый наш выстрел. Уложив всех троих раненых на гравитележку, мы побежали марш-бросок.

Во время передвижения я еще раз убедился, что мой организм значительно укрепился и стан намного выносливей. Навесив на себя много оружия, я бежал легко и совсем не чувствовал усталости, успевал замечать все вокруг и анализировать увиденное. Но вот боевых навыков я по-прежнему в себе не чувствовал. Вот и место, где мы должны разделиться. Долина, можно сказать, кипела — суета и беготня говорила о том, что мы успели вовремя, так как те собирались уходить.

— Мелинэль, можешь выводить всех дронов из укрытий, мне необходимы все подробности происходящего. Селена карту на щиток, другие данные сопровождаешь вслух. Начали.

И мы начали. Атака из бластеров и плазмеров залила долину огнем, и воющие гоблины бросились наутек. С самого начала во все три выхода из ущелья, но затем сообразили откуда идет смерть и бросились на к'тарров. Но все дело в том, что именно тот проход, находящийся между отвесными скалами, был узкий, поэтому перед ним образовалась давка. Соплеменники Чена и Ксин все равно не выстояли бы перед бегущей толпой — их бы смяли массой, но именно отсюда очень хорошо просматривалось место скопления гоблинов, образовавших давку. Туда и направил Райт выстрел из ручной ракетницы, от взрыва ракеты которой к'риги, как их называют местные, разлетелись в разные стороны. В основном частями, но я успел заметить, что летать научились и целые тела. В центре около двух десятков гоблинов начали творить какое-то действо.

— Всем, две ракеты в центр, — приказал я, а Селена передала координаты.

От двойного взрыва не спасся никто, а все мы ощутили, что значит выплеск силы. Что хотели сделать шаманы гоблинов, я не знал, но по мозгам нам ударило прилично. Вот теперь ничего организованного в действиях врагов не наблюдалось, видать ракетами и были уничтожены все командиры. Мы спокойно завершили разгром. И только когда я убедился, что никого из гоблинов не осталось в живых, ярость меня отпустила. Отдачи после работы в таком режиме не было, чему я поначалу удивился, но вспомнив, что боевыми техниками я не пользовался, решил, что так и должно быть.

Мы направились обратно и я пригласил всех на корабль, объяснив Заку, что хочу научить его нашему языку. Добрались мы на этот раз без проблем и происшествий, а как только зашли, я приказал положить Ксин, как более пострадавшую, в медкапсулу. Но Лилиан с Лионэль категорически с этим не согласились, утверждая, что их новая методика целительства эффективнее. Пришлось пойти им на уступки, а затем внимательно и с интересом наблюдать за их работой. Что там происходило, я сейчас видеть не мог, но по удивлению на лицах мам детей и Зака понял, что мои любимые создали если не шедевр, то нечто очень близкое к этому. После их манипуляций дети почти одновременно открыли глаза, осмотрелись и, увидев своих мам, бросились им на шею.

Я же тронув за руку Лионэль и Зака, показал, что надо выйти.

— Надо вот научить этого человека языку Содружества, — сказал я своей жене.

Она с сомнением посмотрела на него, и я ее понимаю — нагрузка на мозг от обучения с помощью мненообруча серьезная и старикам запрещено применение, но я успел убедиться, что у Зака только внешность старая, но сам он вполне молодой. Это и объяснил аграфке. Она все еще с сомнением на лице начала настраивать прибор. Как я и предполагал, обучение прошло достаточно быстро, что как раз говорило о здоровом организме и высоком уровне интеллекта.

— Мое имя Зак, — были первые его слова на понятном нам языке.

— А по моим сведениям Мудрый Зак, — возразил я ему.

— Ну, мудрым меня прозвали мои соплеменники, а так ли это, я не знаю, — он хитро улыбнулся, что на его морщинистом лице выглядело еще хитрее, но уже нормальным голосом добавил, — Давайте поговорим обо всем, что здесь произошло, а самое главное где вы встретились с Ченом и Ксин.

Я начал детально рассказывать о нашей встрече и последующих приключениях. К'тарр периодически меня останавливал и задавал уточняющие вопросы, касающиеся в основном псионно-ментальных техник, которые применял я и, особенно, дети. Когда рассказ дошел до сражения с неизвестным врагом, то он вздрогнул, а я понял, что он что-то о них знает. Когда мой рассказ подошел к концу, я его об этом и спросил.

— Как ты уже знаешь, мы не принадлежим этой планете, хотя очень многие мои соплеменники уверены, что наши предки всегда жили здесь. Наши прародители были последними представителями некогда великой расы, но однажды мы столкнулись с врагом, по описанию очень похожим на тех, кого ты описывал. Победит в тот момент они не могли, научились только определять истинный к'тарр находится перед тобой или вселенец. Как они это делали никаких данных не сохранилось, поэтому в этом вопросе я помочь тебе никак не смогу, — он сделал руками какой-то жест, воспринятый мной как «развел руками», — Они собрали остатки людей и полетели искать новую планету для колонизации. Сколько всего было кораблей я не знаю, сохранились сведения, что были и грузовые корабли, перевозившие оборудования для колонизации. Но что-то произошло с нашим кораблем и мы очутились здесь, подробности мне неизвестны.

— Неужели вы били одним из колонистов? — изумился я, ведь прошли тысячелетия с момента аварии их корабля, по крайней мере, одна тысяча точно должна пройти, чтобы люди перестали помнить, откуда они прилетели.

— Нет, я четвертое поколение этой планеты, поэтому и помню все довольно хорошо, — и, предвидя следующие вопросы, сказал, — И сейчас расскажу свою историю. Все к'тарры обладали и обладают силой, кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Я же выделялся на фоне всех, мне гораздо легче давались все манипуляции с ней. Все три звезды этой системы излучают волны в астрально-ментальном диапазоне большой интенсивности. Причину этого я не знаю, не знали ее и наши предки, но вследствие этого все жизненные формы этой планеты обладают силой. А в центре джунглей растет роща, состоящая всего из двух видов деревьев, но главное в другом — это центр наивысшей концентрации силы этой планеты. Я в то время был слишком самонадеянным и решил посмотреть что там и как, и заодно разгадать эту тайну. Не буду описывать свои приключения, но до этой рощи я дошел, но только переступил ее границу, как потерял сознание. По моим подсчетам без сознания я находился четыре или пять дней, а когда очнулся, то чтобы подняться нащупал рукой какую-то палку и с ее помощью отправился домой. Вот мой посох и является той палкой. А у первого же ручья меня ждал шок — моя внешность из двадцатитрехлетнего возраста превратилась в то, что ты видишь перед глазами. А еще…

И он замолчал, зрачки его расфокусировались, а сам Зак застыл, чтобы через минуту сказать:

— Ты должен оправиться туда, — и добавил, — Один.

Глава 5

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

— И какова причина? — с интересом спросил я.

— Я не успел сказать, — продолжил свой рассказ Зак, — там я получил дар, дар предвидения. Уж, не знаю, наказание это мое или подарок, — и он тяжело вздохнул, — но иногда вижу будущее, — и он замолчал, видать вспоминая какие-то моменты, связанные с этим.

— Тяжелая ноша, — я покачал головой, представив что я там могу увидеть, — Я бы не согласился на это.

— Да, — согласился он, — очень тяжелая, — и уже посмотрев на меня, добавил, — я увидел тебя, входящим в Гиаро Аконо, и ты был один.

— Что я там забыл, ты, конечно, не знаешь, — начал я размышлять вслух, — что могло меня сподвигнуть на этот шаг — неизвестно. Вполне могло статься, что именно это твое видение и станет причиной.

И тут я задумался об этой планете, вспомнил, что хотел ее исследовать, а тут такой случай, что очутился непосредственно на ней. Скорее всего, я бы и так туда пошел, но не один, а это видение Зака просто спасало жизни других людей, и наверняка это абордажники, которых у нас и так всего трое. А что такое предвидение? И мои мысли покатились в эту сторону. Я, как всегда в таких случаях, отрешился от всего остального мира, отдаваясь своим изысканиям. Предвидение видит события, которые должны случиться, но не обязаны, то есть наиболее вероятные. Кто такие эти предсказатели? Это люди, умеющие подключаться к информационному полю вселенной и считывать оттуда информацию о наиболее вероятном возможном развитии событий. С этим все понятно, легко и просто. А вот откуда поступает информация в это самое поле? Самыми логичными объяснениями являются: во-первых, что где-то во вселенной существует мощный аналог искина-компьютера, который и просчитывает возможные комбинации решений на основании поступающей информации и отправляет в информационное поле, во-вторых, это вся вселенная является единым организмом, поэтому и знает, что может произойти, а знания эти и находятся в информационном поле. После знания об Академии Демиургов я склоняюсь ко второму варианту. А на счет единого организма, так это все просто. Например, летает комар над левой рукой, ищет место, где бы сесть и напиться кровушки, а человек знает, что если он сядет, то пристукнет его правой рукой. Левая же рука знает, что может быть хлопок по ней, а может и не быть, но если комар сел, то это уже точно произойдет. Вот и вселенная-организм что-то вроде этого. Конечно, не стоит полностью сбрасывать версию, что демиург, создав свой мир, решил быть курицей-наседкой, но мне это представляется маловероятным. Но, если вся вселенная может существовать только в виде поле, то получается… И вот тут для более-менее правильного анализа мне сильно не хватает знаний. Разберусь с Содружеством и начну искать эту Академию. Ведь она находится вне этого пространственно-временного континуума, а значит попасть в нее можно из любой точки, знать бы только как. Но это потом, а сейчас поход в Гиаро Аконо, на чем там я остановился? Брать с собой друзей нельзя, да и в электронике думаю тоже нет большой необходимости, ведь неизвестно как она себя поведет в таком мощном астрально-ментальном поле. Все, надо подготовиться к походу.

Вышел из своих рассуждений, а за мной с интересом наблюдают Лионэль с Заком.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос», это же время.

Зак со все больше возрастающим интересом наблюдал за молодым человеком, который ушел в какой-то непонятный транс. Точнее не транс или не совсем транс, так как при нем не бывает такого отсутствующего и отрешенного взгляда. Может быть он тоже провидец? Зак никогда не видел себя со стороны при своих видениях, но по рассказам видевших его, он должен быть очень похож на застывшего человека. Решил посмотреть на его астральное и ментальное тела — и опешил — их у него не наблюдалось. «Как такое может быть?» — подумал, — «Неужели такая мощная маскировка? Ведь отсутствие любого из тел означает смерть человека». Пять минут он рассматривал этого непонятного Иггра и ожидал его пробуждения, но по истечении этого срока его обуяло любопытство и он его решил окликнуть.

— Иггр, — позвал он его — никакой реакции, и уже громче, — Иггр.

Ноль внимания. Он поднялся и помахал у того перед глазами рукой — опять ничего. В этот момент в помещение вошла Лионэль, вышедшая сразу после изучения Заком языка и ушедшая проверить самочувствие детей, и застала его за этим занятием.

— Не подскажешь, что это с ним? — спросил он ее, — Никак не могу понять. Или это какая-то неизвестная мне разновидность транса?

Девушка прошла и посмотрела в глаза своему мужу, перевела взгляд на Зака, и, усмехнувшись, сказала:

— Ага. И называется задумчивость. Он всегда становится таким, когда обдумывает какую-то сложную проблему и методы ее решения. На голос и махание руками он не реагирует, только если его потормошить. Но тогда, — и она сделала страшное лицо, — он будет ругаться нехорошими словами. Так что надо дождаться его выхода из задумчивости. А пока хочу спросить: поход, про который вы говорили, что муж должен проделать один, очень опасен?

Зак довольно быстро сориентировался откуда девушка, отсутствующая в комнате, знает о его фразе — подсказал мозг корабля — искин.

— Для любого другого я бы сказал, что очень и, возможно, смертельно, но твой муж имеет все шансы совершить его, — и он посмотрел на девушку, ожидая вопроса, и та его не подвела.

— А почему вы так решили?

— Ты знаешь, что у Иггра полностью скрыты астральное и ментально тела?

Но ответить девушка не усела, так как зашевелился предмет их беседы и пришел в себя и они, не сговариваясь, посмотрели на него.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос», это же время.

— Вы чего такое на мне или во мне увидели? — спросил я этих наблюдателей.

— Ты знаешь, что у тебя не наблюдаются астральное и ментальное тела? — вопрос на вопрос ответил Зак, — Я впервые с таким сталкиваюсь. Есть что сказать по этому поводу?

— Только то, что раньше они были, но и сейчас особо переживать не намерен, раз это мне не мешает жить, — ответил я ему.

— Скажу больше, — он выдержал паузу, чтобы я проникся его словами, — на этой планете ты будешь в большей безопасности, чем кто-нибудь другой. Все опасные животные обладают силой и в охоте ее используют для выслеживания добычи. Тебя же они могут только либо увидеть, либо унюхать, поэтому и шансы достичь Гиаро Аконо у тебя довольно велики. Лионэль внимательно посмотрела меня, вздохнула и спросила:

— Ты ведь уже решил?

— Ничего-то от тебя не скроешь, — я поднялся, подошел к ней, и, обняв, поцеловал, — Так надо. Пусть я сейчас и не обладаю интуицией и не могу сказать, что чувствую это, но я бы не прошел мимо такой загадки, как эта планета. Много с собой брать не буду, в основном еду, из оружия бластер, любимый лук и одолжу у Ксин на время свой подарок. На свои стрелы приделаю эльфийские сталкритовые наконечники. Да, как там дети?

— Полностью здоровы, — улыбнулась моя супруга, — Лаисса и Файна были поражены эффектом нашей целительской техники и попросили обучить их, чем Лилиан сейчас и занимается.

— Вот и славненько. А сейчас пойду готовиться к походу.

После некоторых раздумий тактический комплекс решил не одевать, а пойти в самой простой одежде, но с аграфской маскировочной тканью. Может быть, и не от всех хищников она спасет, все-таки строение глаз разное, но и этого будет достаточно. Идти я решил через селение к'арров, все равно по дороге, а вот всем остальным, кроме Чена с Ксин, запретил выходить до моего прихода из корабля, а если не вернусь через две недели, то тогда уже могут делать, что хотят. Дети, понятное дело, решили остаться со своими родителями и соплеменниками, зато сполотам хорошо, ведь вся комната принадлежит теперь им. Пока собирался, обдумывал то, что сказал мне Зак по поводу невидимости моих астральной и ментальной аур. Интересно, они у меня пропали после сражения с неизвестным врагом или уже здесь на планете? Увидеть их могли только Ксин с Ченом, но они ничего не говорили про их отсутствие, а смотрели или нет, не знаю. Специально пошел к ним и спросил — оказалось, что они просто не смотрели на меня таким образом, чтобы видеть тонкий план. Получается, что «потерять» я их мог еще в Калдари. Вероятно во время той битвы у меня что-то сдвинулось куда-то, поэтому ауры и замаскировались так. Что-то наподобие, как у Лайзы с полным трансом, в который она впадает только в минуты наивысшей опасности, только у меня они спрятались, похоже, навсегда. Но много рассуждать, а тем более жалеть, по этому поводу я не стал и выбросил это из головы, только поставил у себя в голове галочку, что я в этих диапазонах невидим. В качестве сумки взял с собой подарок моих жен — тоже рюкзак, но сшитый из специальной военной ткани. Они видели мое трепетное отношение к земной вещи, вот и решили меня порадовать, что, впрочем, им удалось. Вот только на него я сделал чехол из аграфской маскировочной ткани, благо после похищения Ксин ее у нас теперь достаточно.

Не люблю долгих и слезных прощаний, поэтому просто пожелали друг другу удачи, и я вместе с местными жителями отправился к ним в пещеры. По выходе из корабля я натянул тетиву на лук и приготовил стрелу с сталкритовым наконечником. Зак, увидев мое оружие, попросил его осмотреть. Рассматривал недолго, вот только на тетиве остановился, а отдавая, сказал, что ее надо заметить на сделанную из паутины карантула.

— И что это за паук такой? — спросил я его.

— Оооо, — протянул он, — местная достопримечательность. Его тело достигает двадцати сантиметров в диаметре, его паутина легко выдерживает вес трех мужчин, не мокнет, не растягивается, полностью нейтральная к астральным и ментальным техникам. Он имеет четыре железы, яд, смешанный изо всех четырех, убивает мгновенно, противоядия нет, по крайней мере, нам он неведом. Разным сочетанием можно добиться медленной смерти, паралича, вызвать галлюцинации, погрузить в анабиотический сон. Размножается раз в двадцать лет, живет очень долго, встречается крайне редко.

— Если он так редок, то откуда о нем столько известно? — резонно возразил я.

— А это самое интересное, — он театрально выдержал паузу, — он приручается. И не нужно на меня так недоверчиво смотреть — понимаю, что звучит совсем неправдоподобно, но это так. Если начать его подкармливать его любимой едой — мясом, то он начинает воспринимать кормящего за своего очень хорошего друга. У нас одна пара живет уже более шестидесяти лет, и принесло уже два потомства. Вот только откладывают они всего два яйца, поэтому за спасение детей двух, самца и самку, подарим тебе. Ну а наши рукодельницы сплетут тебе новую тетиву, пока ты будешь отдыхать у нас.

Удивительно, но дорога до Куар Ин Гото прошла спокойно и без происшествий. За сто метров до входа нас встретил патруль к'тарров. О чем они разговаривали, естественно не знал, только ловил на себе взгляды, сначала любопытные, затем в них добавилась благодарность, так что можно сказать, что обо мне. Но когда мы прошли немного вперед, я понял, что это охрана, а не патруль, поскольку местность перед пещерами оказалась обжитой, но странным образом не нарушала гармонии леса. Я уверен, что с воздуха это был обыкновенный лес, поэтому работорговец и не могли долгое время найти убежище местных жителей. А еще через десяток метров Чен и Ксин с криками побежали в сторону тренирующихся ребят — все-таки дети, они и есть дети.

Пещеры оказались великолепно обустроены, никакой сырости в них не было и в помине, хотя в ней находился ключ и маленький ручеек, вытекавший из образовавшейся ванны и терявшийся где-то между камней. Зак что-то сказал появившейся женщине, а потом попросил дать ей лук — понятно начальник рукодельниц пожаловала. Она замерила кучу разных параметров, что я даже удивился, и пообещала, что через два часа все будет готово, а Зак повел меня в грот, где обитали их восьмилапые питомцы. Он оказался укутан паутиной, но так, как любили изображать в фильмах на Земле — полнейшем беспорядке, а аккуратно и, что самое удивительное, гармонично что ли. Мудрый заранее дал мне кусочки мяса, а когда к нам спустились шесть пауков, показал на двоих, предназначенных мне, и сказал, чтобы я их покормил, что я и сделал. Пауки выглядели очень красиво: мохнатое тельце, мохнатенькие верхние части лапок, и разных расцветок. Зак пояснил, что они обладают частичной мимикрией, кроме головы, причем, изменяет цвет именно шерстка. И показал на особенности раскраски на головах моих будущих подопечных. Кормежка оказалась простой — один кусочек они съедали прямо тут же, а второй уносили куда-то наверх. Затем он отвел меня в небольшую пещеру и потребовал, чтобы я обязательно тут отдохнул перед походом, поскольку тут особым образом концентрируется энергия и хорошо восстанавливается баланс сил.

— Видишь, — показал он на трех спящих к'тарров, — им заступать в патруль, вот они и восстанавливаю свои силы.

Я не стал пререкаться и, забравшись в уголок, быстро уснул.

Империя Аграф, Столица, кабинет Владыки.

Хозяин кабинета еле сдержал свой гнев, чтобы не проявить эмоций, поэтому ровным голосом спросил:

— Полный доклад по этой краже.

Кроме самого Владыки в помещении находились глава службы безопасности и глава отдела тайных операций. Кража, произошедшая третьего дня, всколыхнула все научные круги аграфов, возмущение которых порой проявлялось на их лицах. В то же время жители других государств втайне радовались такому конфузу этих заносчивых длинноухих. Ученые, работающие с биоимплантами сходились во мнении, что это новое в этой области и по некоторым данным похожее на разработки сполотов.

— Следов проникновения злоумышленник не оставил, — начал доклад безопасник.

— Вы уверены, что он был один? — перебил его Владыка.

— Абсолютно уверенным быть не могу, — продолжил тот, — но некоторые детали, указывают на это, да и чутье подсказывает то же самое. Так вот, следов он не оставил, кроме одного — первое проникновение на территорию института было совершено с помощью допуска аграфа, работающего там. Сам же аграф оказался убитым, а нейросеть выжжена через затылочный разъем. Дальнейшее расследование показало, что взломана была дверь только непосредственно в блок, где находились кристаллы и все оборудование, но как он попал в саму лабораторию неизвестно и непонятно. Вся операция проведена агентом высочайшего класса, и я должен признать, что у нас таких не более десяти, — и он замолчал.

— Я же хочу добавить, — начал говорить глава отдела тайных операций, — что провернуть такое могли только сполоты. Косвенно на них указывает и то, что они прекратили торговлю за них, наверное, уже тогда начали разрабатывать эту операцию.

Глава службы безопасности не был согласен с этим, но он также знал, что Владыка очень не любит сполотов, если не сказать, что ненавидит, поэтому примет эту версию, не принимая его возражения. Например, что любой другой стране эти кристаллы были намного нужнее, а сполотам было бы проще их приобрести на аукционе, чем вот так, денег у них много.

— Но предъявить им мы ничего, естественно, не можем, — закончил свое мнение глава одела тайных операций.

А у безопасника опять сложилось мнение, что тот ведет какую-то свою игру, но поскольку на место Владыки он не метил, это уж он чувствовал точно, то и не стал ввязываться в заведомо проигрышный спор.

«Я знаю, что надо сказать их послу», — подумал Владыка и взмахом руки отпустил докладчиков.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, пещеры горы Куар Ин Гото.

Проснулся я действительно полностью отдохнувшим, полным сил и энергии. Великолепное помещение образовалось в горе, знать бы еще причины этого явления, чтобы воссоздать у себя дома. Вот только дом у меня корабль, но уверен, что и там это можно сделать. В пещеру зашел Зак.

— Как самочувствие? Что скажешь? — сходу спросил он.

— Потрясающе, — искренне ответил я, — причины этого явления удалось выявить?

— Нет, правда, мы особо и не старались, — ответил он, — пойдем, тебе надо еще покормить твоих питомцев, потом мне необходимо тебе показать основных хищников и объяснить, что от них стоит ожидать.

Кормежка прошла штатно, разве что мои паучки на этот раз опустились именно передо мною. Просвещать меня Зак привет, как и полагается, в учебный класс, потому что ничем другим это помещение быт не могло. По стенам развешаны кожаные полотна, на которых мастерски изобразили различных животных, а в середине стояли скамейки. Сейчас он был пуст. И Зак принялся рассказывать о самых опасных хищниках, встречающихся в данной местности и всего о двоих, виденных им на подходе к Гиаро Аконо.

— Про этих двоих ничего сказать не могу, я их только видел и мне удалось укрыться, что они меня не заметили, тем более что оба в тот момент занимались тем, что поедали пойманную добычу. Но волну сильнейшей опасности, исходившую от них, я помню до сих пор.

— Что ж, — ответил на это я, — чему быть, того не миновать.

— И еще, — он достал деревянную коробочку и протянул мне, — намажься, на некоторое время, часов на пять-шесть, эта мазь скроет твой запах. Сразу скажу, что с собой взять не получиться, поскольку она не хранится, точнее, хранится те же шесть часов.

Через полчаса я уже шел по лесу, направляясь в эту самую странную рощу. Хотя и нейросети, и имплантатов, и симбионтов, наверное, не было, но все, что говорил Зак, запомнилось мне слово в слово. В данный момент отбросил все мысли, сконцентрировавшись на передвижении. Передвигался средним шагом, вооружившись только коротким мечом, правда, не обнаженным, чтобы не сверкать им, а на ножны я сумел выделить немного аграфской ткани. К'тарры, узнав, что мне требуется меч, подарили его. Их кузнец еще жаловался, что нет подходящего по моей руке, хотя, на мой взгляд, тот был прекрасно сбалансирован. И он был сталкритовый. Оказалось, что за время отсутствия Ксин и Чена их соплеменники нашли небольшие залежи вблизи Гиаро Аконо, поэтому и смогли позволить себе такой подарок. Сейчас лес был редкий, идти по нему было одно удовольствие, да и просматривался он хорошо. Поэтому дролов я увидел заранее и остановился как вкопанный, потому как они шли в мою сторону.

Стая насчитывала пятнадцать особей, чего бы мне хватило за глаза, если нападут. Прижался к дереву, спрятав обнаженный меч за спину. Первые прошли мимо, а вот вожак забеспокоился рядом со мной и остановился. Поводил из стороны в сторону, то ли принюхиваясь, то ли присматриваясь, но все же пошел дальше. Что ж, можно сделать вывод, что на дролов маскировка действует. Хотел уменьшить скорость передвижения, но подсчитав, что на все про все уйдет более трех недель, отказался о этого, так как предполагал, что мои любимые опрометчиво бросятся меня спасать и наделают много ошибок. Увидел местного съедобного поросенка, затем миграцию муравьев. Вот уж кто-кто, а эти насекомые были один в один похожи на их земных собратьев, только размером не менее десяти сантиметров. И еще тем, что после себя не оставляли полосу мертвой земли, съедая что-то выборочно. Подходило время ночлега и я начал искать наиболее удобное место. По словам Зака безопаснее всего было ночевать в гамаке, так как ни на земле, ни на дереве не было гарантии, что ночью меня не съедят, а вот на раскачивающие гамаки местная живность шла с большой неохотой, только если уж с очень большого голода. Гамака у меня не было, но мою палатку вполне можно было приспособить для этого. Искал я место с более густым лесом, можно даже дебрями — там спрятаться легче, но пока только редкий лес с большими деревьями.

Подходящее место нашлось довольно далеко в стороне от моего маршрута. Что заставило меня сделать такой большой крюк, я и сам не знал, но был благодарен этому. В этом месте и большие деревья росли ближе друг к другу, и был подлесок. И удивительней всего это то, что размерами это место было всего метров сто в диаметре или правильней сказа в поперечнике. Идеальное для ночлега место нашлось примерно в центре этой рощицы, где четыре больших дерева стояли рядом, а ниже рос невысокий подлесок. Палатку можно было подвесить так, чтобы находился непосредственно в верхушках маленьких деревьев. Именно так я и сделал, затем удобно устроившись, уснул. По данным Селены крем, который уничтожал мой запах, должен еще действовать примерно два часа.

Проснулся я рывком, как будто кто-то выдернул меня из сна, но открывать глаза не спешил. Прислушался — ночную тишину нарушало хлопанье крыльев, и все. Но что-то же заставило меня проснуться, да еще таким образом. Чуть приоткрыл глаза. Ух ты, ночное зрение стало понемногу возвращаться, по крайней мере, сейчас я вижу лучше, чем раньше, но значительно хуже, чем до потери способностей. Значит, не до конца погибли мои симбионты, и даже в таком виде пытаются мне помочь. А в данное время ночи на планете самые темные, поскольку она ушла в обратную от двух других звезд сторону. Подсознательно старался не шевелиться, хотя и немножко раскачивался на ветру, но рисковать в такой ситуации — увольте. Скосил глаза и чуть не «ахнул», пораженный увиденным зрелищем — несколько десятков почти невидимых бабочек кружились в завораживающем танце. Это бы именно танец, а не просто полеты: то они принимались кружить хороводы, то вдруг «взрываясь» разлетались в разные стороны, чтобы в следующее мгновение вернуться обратно. И тут я обратил внимание, что они из почти невидимых становятся полупрозрачными, а когда они стали почти полностью непрозрачными — изумился. Это оказались не бабочки, а маленькие человечки, которые были очень похожи на маленьких фей. Став полностью непрозрачными, они изменили свой танец, разбившись парами, стали кружится в чем-то наподобие вальса, и понял, что у них наступил брачный период. Получаются, что эти удивительные существа живут в тонком мире, а воспроизводить потомство могут только в материальном или по моей новой классификации — мире плотной энергии.

Но до кульминационного момента у них не дошло — нечто из моего изголовья черной тенью метнулось к ним и принялось их уничтожать. Поначалу я даже не понял, куда деваются эти маленькие человечки, пока не заметил, что эта черная тень, очень похожая на громадную летучую мышь, и просто-напросто растворяет своей аурой или силой — вблизи нее они тускнеют и исчезают. Зак ничего не говорил ни о летучих мышах таких размеров, и тем более о безобидных летающих человечках. «Крылан», — вдруг откуда-то появилась у меня мысль в отношении мыши, — «убийца псионов».

Тем временем феи, как я решил называть эти существа, рванули в разные стороны от него, но тот легко догонял их и убивал или, как минимум почти полностью лишал энергии, что те становились и вовсе невидимыми. Одна пара метнулась в мою сторону, да еще так удачно, что я лишь немного приподнял край палатки, и они на всей своей скорости влетели вовнутрь, а я тут прикрыл их. Они заволновались, пытаясь выбраться, но я аккуратно прикрыл их рукой, придерживая и надеясь, что аграфская ткань и тут окажется на высоте. Они быстро сообразили, что я не хочу их ни ловить, ни убивать, поэтому затихарились. Я последовал за ними и тоже притих. Крылан между тем уничтожил всех остальных фей и застыл в воздухе, раскрыв крылья. Я впервые смог рассмотреть его — тело не менее метра, а размах крыльев не менее пяти, когтями заканчивались все конечности на них, голова больше всего была похожа на голову беса, как изображали их на Земле, но без рогов. Вот только размеры ее значительно превышали те, которые ожидались будь это летучая мышь — значит он разумен. Его взгляд остановился на месте, где находился я, а я понял, что тот все-таки меня увидел.

Резко выбросив руку назад и вверх, я ухватился за ветку и выдернул себя из своей лежанки, стараясь скрыться за стволом дерева, но спину обожгло. Обнажив меч, я начал им отмахиваться, одновременно спускаясь вниз. И хотя я можно сказать летел, мое тело еще трижды получало ранения, во время последнего я просто почувствовал, как заныло место удара и от него пошла слабость. Впрочем, продолжалось это лишь те мгновения, пока когти крылана или его клыки находились в моем теле. Но еще пару десятков таких ран и я вообще ослабну. Наконец-то я спустился и тут же прижался к дереву, выделывая перед собой клинком вензеля. Но это мало помогало, я просто не успевал реагировать на его атаки — перед взором мелькала тень, а потом я получал удар. Быстро сообразил, что дерево мне все же мешает; оно конечно защищает сзади, но и мешает реагировать на атаки, так как быстро не развернуться. Отпрыгнул от него метра на три, разворачиваясь в полете и нанося размашистый удар перед собой — снова не попал, но хоть не позволил и себя атаковать. Опять поднялась ярость, но не старая боевая, а расчетливая, какова была при атаке на детей. Мозг заработал, как несколько искинов, анализируя как и мои действия, так и атаку крылана в ответ на них. Спустя пять минут субъективного времени схема противодействия была готова.

Небольшой уклон вправо, удар перед собой по диагонали, приседание с выставленным вверх мечом, получаю удар в спину, разворачиваюсь, вставая, направляя удар у моего левого уха назад. Есть! Крик твари разнесся по лесу. Быстро разворачиваюсь, вгоняя клинок дальше и пронзая крылана, одновременно левой рукой перехватываю его лапы и отклоняю голову назад. Он замахал крыльями, пытаясь улететь, но не тут то было, и я отпрыгиваю назад, оставляя меч в теле. В следующий миг то место, где я находился секундой ранее, рассекают когти его крыльев, но, не встретив там ничего, делают взмах, чтобы улететь, но я уже схватил рукоять и сильным движением вниз рассек его тело. И только после этого, издав предсмертный крик, тот рухнул на землю. И только сейчас, когда ушел угар схватки, я почувствовал, что сильно устал, и тут же сел на землю.

Раны перестали меня беспокоить спустя четверть часа, но вот встать я смог только через полтора. С трудом забравшись на дерево, я залез в свое спальное ложе и моментально уснул.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

Девушки сидели в спальне капитанской каюты и рассказывали друг другу смешные истории, произошедшие с ними или их знакомыми. Больше всех не умолкали Аллура с Иланой, что и не удивительно.

— Как же я вам завидую, — вздохнула Лионэль, — такое яркое детство! Не то, что у меня.

— Да не переживай, — подбодрила ее Аллура, — зато сейчас живешь полноценной жизнью.

— Ой, девочки, — воскликнула Илина, — только сейчас вспомнила. Аллур, помнишь как мы пошли к твоему дяде Фернанду смотреть его агрегат? — ехидно спросила она свой подругу детства, на что та залилась краской, — В общем, этот дядя был у нас, если говорить на языке Содружества, изобретателем, любил придумывать разные приспособления и механизмы. Некоторые из них получили даже распространение, но разговор не об этом. Мы очень часто от фрейлин дворца слышал, что у дяди есть большой агрегат или более правильный перевод прибор, и еще то, что как было бы хорошо, если бы у каждого мужчины был такой.

И вот она, — рассказчица кивнула на еще больше покрасневшую девушку, — потянула меня посмотреть, что там нового изобрел ее дядя. Оделись в простую одежду и пробрались в его комнату, но ничего большого там не нашли, и уже собрались уйти, как в коридоре раздался дядин смех и женское хихиканье, а дверь начала открываться, и нам ничего не оставалось, как скрыться за шторами. В комнату ввалились дядя с графиней ам Фионель, еле стоявшие на ногах от выпитого вина. «Хочешь увидеть мой прибор?» — спросил он, и снял штаны. Затем со словами: «Что-то жарко» подошел и отдернул шторы. Мы застыли, не дыша. «Статуи кто-то тут поставил, наверное, мне подарок сделал» — сказал он, подошел к кровати и завалился на нее. Через пару секунд туда же завалилась и графиня и они оба тотчас уснули, а мы убежали. До сих пор помню, как горели у меня щеки, а дядя тогда еще долго сокрушался по поводу того, что кто-то украл у него подарок.

И все четверо заливисто рассмеялись, но вдруг застыли и улыбки сошли с их лиц. Медленно переглянулись, и Аллура спросила:

— Что это было? У меня такое чувство, что Иггру плохо, — остальные подтвердили ее вывод, — Но как такое может быть? Ведь я не псион, да и Плана тоже.

— Нить судьбы, — прошептала Лилиан и все вопросительно посмотрели на нее. — Это знания высшего круга и я только слышала об этом. Мы теперь сможем чувствовать, когда ему плохо, как и он нас. Как образуется эта связь, я не знаю.

— А что будет, если он умрет? — спросила Аллура и тут же хлопнула себя по рту, досадуя на свою несдержанность.

— Я не знаю, — Лилиан огорченно вздохнула, — говорю же, что это знания высшего круга. Знаю, что она может образоваться между совсем чужими людьми.

И девушки замолчали, искренне желая своему мужу поправиться после ранения. Почему-то, не сговариваясь, они были уверены в этом.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, небольшая рощица посреди леса.

Разбудил меня птичий щебет, раздававшийся практически под ухом. Сквозь прикрытые веки видел, что уже день, поэтому пора вставать. Вспомнил о феях, осмотрел все, но никого не увидел — улетели, ну и замечательно, хоть эти двое остались в живых. Сборы и завтрак много времени не заняли, и через час я уже вышагивал в нужную мне сторону. Через два часа хода я почувствовал легкую усталость, получается, что раны нанесенные крыланом оказались не такими уж безобидными. Решил отдохнуть, тем более что попалось хорошее место — я услышал звон ручейка. Решил питаться только сухпайками, чтобы не привлекать к себе внимания костром и запахом мяса. Поев и отдохнув, направился дальше. Передвигался сейчас с еще большей осторожностью, и до оврага, о котором предупреждал Зак, добрался только вечером, но без встреч с разными хищниками, желающими мной пообедать или поужинать. С выходом я немного ошибся, и к самому узкому месту придется идти еще полчаса.

Десять метров ширины я не перепрыгну в любом случае, вернее сейчас не перепрыгну. Зак говорил, что на ту сторону он перебирался, спускаясь на дно и поднимаясь по той стороне. Посмотрел — да он настоящий скалолаз! У меня таких навыков нет. На обратном пути ему удалось свалить дерево, по которому он и перешел и которое в данный момент отсутствовало. Я начал осматриваться в поисках подходящего дерева, чтобы повторить его подвиг, но как назло рядом росли только гиганты. Пришлось углубиться в лес, и вскоре я уже тащил подходящий ствол.

Вот я на той стороне. Осталось еще два дня, и я доберусь до тайны этой планеты. Хоть здесь место отыскалось сразу по подсказке к'тарра. Ночь на удивление прошла спокойно, благодаря чему я прекрасно отдохнул. Опять лес да лес кругом, птички поют — идиллия. Вдруг их пение нарушило легкое шуршание, донесшиеся сзади, и я тут же отпрыгнул в сторону, чуть не врезавшись в дерево. Но успел заметить, как что-то длинное пролетело и скрылось в траве. Не шевелясь, я продолжил наблюдение и спустя пять секунд, я увидел знакомую голову — вортан. Блин, только его мне и не хватало. Для основных его органов я невидим, остается нюх и возможно глаза. Он дошел до места, откуда я совершил прыжок, и начала поворачивать голову, а я убедился, что вынюхивает меня. Медленно направился ко мне, и я убежал дальше, по пути сообразив, что раз атаковал меня, значит все же что-то да видит. Поэтому резко отскочил в сторону, а рядом опять мелькнуло длинное тело. Так долго продолжаться не может, мне и так повезло, что здесь лес более густой и мне есть куда прятаться. Теперь я перебегал от дерева к дереву так, чтобы между мной и вортаном находилось еще одно. И искал способ справиться с ним, не прибегая к плазмеру, который решил оставить на крайний случай. Вскоре я был вознагражден — толстое дерево на уровне моей груди разветвлялось, образуя английскую букву «V». Вот именно туда я и собирался загнать монстра, главное успеть отскочить в сторону. И тут же возникло в голове еще одно решение — в открытую пасть выпустить заряд плазмера.

Скинул я себя рюкзак и встал напротив развилки, и вортан не заставил себя ждать. Стандартная атака и его тело вытягивается в струну, а я отпрыгиваю в сторону, но опять не успеваю совсем чуть-чуть и меня спиной приложило к дереву. Вскочив на ноги и отметив, что позвоночник не сломан, забежал за дерево. Вортан, извиваясь, уже почти освободился из ловушки, и поспешил выстрелить, как и намеревался. Мои мысли подтвердились, и меня всего забрызгало его мозгами и кровью через глаза. Ух, пришлось же повозиться с ним. Теперь осталось найти воду и хорошенечко отмыться, но остановился, поняв, что поторопился — ведь запах вортана отгонит многих хищников и мой путь будет более-менее безопасным.

Я полностью оказался прав — остаток этого дня и большую часть следующего я продвигался довольно быстро, несмотря на то, что лес становился все больше и больше похожим на настоящие джунгли. Вскоре я увидел Гиаро Аконо. Как и предупреждал Зак, перед ним протянулась полоса безлесья, шириной метров пятьдесят. Еще он говорил, что мощь его начинаешь чувствовать еще на подходе, но я как был никаким в этом плане, так им и остался — никакой мощи силы для меня не существовало. Я внимательней присмотрелся к ней — в самом деле всего два вида деревьев, которые можно различить по цвету коры. Исследовательский зуд набирал обороты и я сделал шаг, как какая-то неведомая сила придавила меня к земле.

Глубокий фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо.

— Ты ничего не чувствуешь, — спросило существо своего соплеменника.

— Нет. Ты что почувствовал?

— Даже не знаю, — первый прижал свои уши к голове, выражая тем самым недоумение, — где-то в той стороне.

И два непохожих ни на кого существа направились в указанную сторону. Больше всего они напоминали энтов из фильма «Властелин колец» — такие же худые с длинными конечностями и грубыми чертами лица. Вот только были они теплокровными живыми существами с гладкой темно-коричневой кожей. Через сто метров уже второй сказал:

— Пахнет вортаном, но они никогда не приближаются так близко к роще силы.

Запах усилился и они увидели передвижение непонятного размытого пятна. Переключили зрение на другое восприятие, и увидели, что это двуногий. Очень похожий на тех, кто приходил недавно, но они так близко не приближались к этому месту. Удивительней всего было то, что они его совершенно не чувствовали в эфире и это наводило на мысль, что он может быть опасен. Но если он не начнет приближаться к роще, то они его не тронут.

— Я думаю, что он опасен, — сказал первый, — если супит на полосу, то одновременно давим на него всей своей силой.

Надо сказать, что итогом их слов была не звуковая волна, а ментальная, услышать которую мало кто мог, и эти двуногие не входили в их число. Двуногий тем временем стоял на краю полосы, что-то разглядывая, а затем сделал шаг в сторону рощи. Они одновременно прижали его к земле, вкладывая в это все свои силы.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

— Что происходит? — как всегда первой задала вопрос человеческая принцесса, но все девушки посмотрели на Лилиан.

— Я не знаю, — чуть не плача ответила та, — мне давали доступа к этим знаниям.

Они уже минуту чувствовали какую-то тяжесть, как будто кто-то взгромоздил им на спину мешок с песком. Даже заподозрили, что Мет с Мелинэль изменили силу тяжести на корабле, проводя проверку работоспособности различных узлов. Спросили Протоса, но тот ответил отрицательно. Вот тогда они поняли, что это опять заработала связь с мужем, который опять попал в какую-то передрягу. Именно тогда и вырвался вопрос у самой младшей из них.

— Может быть, существует какая-то возможность ему помочь? — спросила Плана, в глазах которой заблестели слезы. — Вы же псионы, — обратилась она к Лионэль с Лилиан, — причем целительницы, придумайте же хоть что-нибудь!

Глава 6

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

— И какова причина? — с интересом спросил я.

— Я не успел сказать, — продолжил свой рассказ Зак, — там я получил дар, дар предвидения. Уж, не знаю, наказание это мое или подарок, — и он тяжело вздохнул, — но иногда вижу будущее, — и он замолчал, видать вспоминая какие-то моменты, связанные с этим.

— Тяжелая ноша, — я покачал головой, представив что я там могу увидеть, — Я бы не согласился на это.

— Да, — согласился он, — очень тяжелая, — и уже посмотрев на меня, добавил, — я увидел тебя, входящим в Гиаро Аконо, и ты был один.

— Что я там забыл, ты, конечно, не знаешь, — начал я размышлять вслух, — что могло меня сподвигнуть на этот шаг — неизвестно. Вполне могло статься, что именно это твое видение и станет причиной.

И тут я задумался об этой планете, вспомнил, что хотел ее исследовать, а тут такой случай, что очутился непосредственно на ней. Скорее всего, я бы и так туда пошел, но не один, а это видение Зака просто спасало жизни других людей, и наверняка это абордажники, которых у нас и так всего трое. А что такое предвидение? И мои мысли покатились в эту сторону. Я, как всегда в таких случаях, отрешился от всего остального мира, отдаваясь своим изысканиям. Предвидение видит события, которые должны случиться, но не обязаны, то есть наиболее вероятные. Кто такие эти предсказатели? Это люди, умеющие подключаться к информационному полю вселенной и считывать оттуда информацию о наиболее вероятном возможном развитии событий. С этим все понятно, легко и просто. А вот откуда поступает информация в это самое поле? Самыми логичными объяснениями являются: во-первых, что где-то во вселенной существует мощный аналог искина-компьютера, который и просчитывает возможные комбинации решений на основании поступающей информации и отправляет в информационное поле, во-вторых, это вся вселенная является единым организмом, поэтому и знает, что может произойти, а знания эти и находятся в информационном поле. После знания об Академии Демиургов я склоняюсь ко второму варианту. А на счет единого организма, так это все просто. Например, летает комар над левой рукой, ищет место, где бы сесть и напиться кровушки, а человек знает, что если он сядет, то пристукнет его правой рукой. Левая же рука знает, что может быть хлопок по ней, а может и не быть, но если комар сел, то это уже точно произойдет. Вот и вселенная-организм что-то вроде этого. Конечно, не стоит полностью сбрасывать версию, что демиург, создав свой мир, решил быть курицей-наседкой, но мне это представляется маловероятным. Но, если вся вселенная может существовать только в виде поле, то получается… И вот тут для более-менее правильного анализа мне сильно не хватает знаний. Разберусь с Содружеством и начну искать эту Академию. Ведь она находится вне этого пространственно-временного континуума, а значит попасть в нее можно из любой точки, знать бы только как. Но это потом, а сейчас поход в Гиаро Аконо, на чем там я остановился? Брать с собой друзей нельзя, да и в электронике думаю тоже нет большой необходимости, ведь неизвестно как она себя поведет в таком мощном астрально-ментальном поле. Все, надо подготовиться к походу.

Вышел из своих рассуждений, а за мной с интересом наблюдают Лионэль с Заком.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос», это же время.

Зак со все больше возрастающим интересом наблюдал за молодым человеком, который ушел в какой-то непонятный транс. Точнее не транс или не совсем транс, так как при нем не бывает такого отсутствующего и отрешенного взгляда. Может быть он тоже провидец? Зак никогда не видел себя со стороны при своих видениях, но по рассказам видевших его, он должен быть очень похож на застывшего человека. Решил посмотреть на его астральное и ментальное тела — и опешил — их у него не наблюдалось. «Как такое может быть?» — подумал, — «Неужели такая мощная маскировка? Ведь отсутствие любого из тел означает смерть человека». Пять минут он рассматривал этого непонятного Иггра и ожидал его пробуждения, но по истечении этого срока его обуяло любопытство и он его решил окликнуть.

— Иггр, — позвал он его — никакой реакции, и уже громче, — Иггр.

Ноль внимания. Он поднялся и помахал у того перед глазами рукой — опять ничего. В этот момент в помещение вошла Лионэль, вышедшая сразу после изучения Заком языка и ушедшая проверить самочувствие детей, и застала его за этим занятием.

— Не подскажешь, что это с ним? — спросил он ее, — Никак не могу понять. Или это какая-то неизвестная мне разновидность транса?

Девушка прошла и посмотрела в глаза своему мужу, перевела взгляд на Зака, и, усмехнувшись, сказала:

— Ага. И называется задумчивость. Он всегда становится таким, когда обдумывает какую-то сложную проблему и методы ее решения. На голос и махание руками он не реагирует, только если его потормошить. Но тогда, — и она сделала страшное лицо, — он будет ругаться нехорошими словами. Так что надо дождаться его выхода из задумчивости. А пока хочу спросить: поход, про который вы говорили, что муж должен проделать один, очень опасен?

Зак довольно быстро сориентировался откуда девушка, отсутствующая в комнате, знает о его фразе — подсказал мозг корабля — искин.

— Для любого другого я бы сказал, что очень и, возможно, смертельно, но твой муж имеет все шансы совершить его, — и он посмотрел на девушку, ожидая вопроса, и та его не подвела.

— А почему вы так решили?

— Ты знаешь, что у Иггра полностью скрыты астральное и ментально тела?

Но ответить девушка не усела, так как зашевелился предмет их беседы и пришел в себя и они, не сговариваясь, посмотрели на него.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос», это же время.

— Вы чего такое на мне или во мне увидели? — спросил я этих наблюдателей.

— Ты знаешь, что у тебя не наблюдаются астральное и ментальное тела? — вопрос на вопрос ответил Зак, — Я впервые с таким сталкиваюсь. Есть что сказать по этому поводу?

— Только то, что раньше они были, но и сейчас особо переживать не намерен, раз это мне не мешает жить, — ответил я ему.

— Скажу больше, — он выдержал паузу, чтобы я проникся его словами, — на этой планете ты будешь в большей безопасности, чем кто-нибудь другой. Все опасные животные обладают силой и в охоте ее используют для выслеживания добычи. Тебя же они могут только либо увидеть, либо унюхать, поэтому и шансы достичь Гиаро Аконо у тебя довольно велики.

Лионэль внимательно посмотрела меня, вздохнула и спросила:

— Ты ведь уже решил?

— Ничего-то от тебя не скроешь, — я поднялся, подошел к ней, и, обняв, поцеловал, — Так надо. Пусть я сейчас и не обладаю интуицией и не могу сказать, что чувствую это, но я бы не прошел мимо такой загадки, как эта планета. Много с собой брать не буду, в основном еду, из оружия бластер, любимый лук и одолжу у Ксин на время свой подарок. На свои стрелы приделаю эльфийские сталкритовые наконечники. Да, как там дети?

— Полностью здоровы, — улыбнулась моя супруга, — Лаисса и Файна были поражены эффектом нашей целительской техники и попросили обучить их, чем Лилиан сейчас и занимается.

— Вот и славненько. А сейчас пойду готовиться к походу.

После некоторых раздумий тактический комплекс решил не одевать, а пойти в самой простой одежде, но с аграфской маскировочной тканью. Может быть, и не от всех хищников она спасет, все-таки строение глаз разное, но и этого будет достаточно. Идти я решил через селение к’арров, все равно по дороге, а вот всем остальным, кроме Чена с Ксин, запретил выходить до моего прихода из корабля, а если не вернусь через две недели, то тогда уже могут делать, что хотят. Дети, понятное дело, решили остаться со своими родителями и соплеменниками, зато сполотам хорошо, ведь вся комната принадлежит теперь им. Пока собирался, обдумывал то, что сказал мне Зак по поводу невидимости моих астральной и ментальной аур. Интересно, они у меня пропали после сражения с неизвестным врагом или уже здесь на планете? Увидеть их могли только Ксин с Ченом, но они ничего не говорили про их отсутствие, а смотрели или нет, не знаю. Специально пошел к ним и спросил — оказалось, что они просто не смотрели на меня таким образом, чтобы видеть тонкий план. Получается, что «потерять» я их мог еще в Калдари. Вероятно во время той битвы у меня что-то сдвинулось куда-то, поэтому ауры и замаскировались так. Что-то наподобие, как у Лайзы с полным трансом, в который она впадает только в минуты наивысшей опасности, только у меня они спрятались, похоже, навсегда. Но много рассуждать, а тем более жалеть, по этому поводу я не стал и выбросил это из головы, только поставил у себя в голове галочку, что я в этих диапазонах невидим. В качестве сумки взял с собой подарок моих жен — тоже рюкзак, но сшитый из специальной военной ткани. Они видели мое трепетное отношение к земной вещи, вот и решили меня порадовать, что, впрочем, им удалось. Вот только на него я сделал чехол из аграфской маскировочной ткани, благо после похищения Ксин ее у нас теперь достаточно.

Не люблю долгих и слезных прощаний, поэтому просто пожелали друг другу удачи, и я вместе с местными жителями отправился к ним в пещеры. По выходе из корабля я натянул тетиву на лук и приготовил стрелу с сталкритовым наконечником. Зак, увидев мое оружие, попросил его осмотреть. Рассматривал недолго, вот только на тетиве остановился, а отдавая, сказал, что ее надо заметить на сделанную из паутины карантула.

— И что это за паук такой? — спросил я его.

— Оооо, — протянул он, — местная достопримечательность. Его тело достигает двадцати сантиметров в диаметре, его паутина легко выдерживает вес трех мужчин, не мокнет, не растягивается, полностью нейтральная к астральным и ментальным техникам. Он имеет четыре железы, яд, смешанный изо всех четырех, убивает мгновенно, противоядия нет, по крайней мере, нам он неведом. Разным сочетанием можно добиться медленной смерти, паралича, вызвать галлюцинации, погрузить в анабиотический сон. Размножается раз в двадцать лет, живет очень долго, встречается крайне редко.

— Если он так редок, то откуда о нем столько известно? — резонно возразил я.

— А это самое интересное, — он театрально выдержал паузу, — он приручается. И не нужно на меня так недоверчиво смотреть — понимаю, что звучит совсем неправдоподобно, но это так. Если начать его подкармливать его любимой едой — мясом, то он начинает воспринимать кормящего за своего очень хорошего друга. У нас одна пара живет уже более шестидесяти лет, и принесло уже два потомства. Вот только откладывают они всего два яйца, поэтому за спасение детей двух, самца и самку, подарим тебе. Ну а наши рукодельницы сплетут тебе новую тетиву, пока ты будешь отдыхать у нас.

Удивительно, но дорога до Куар Ин Гото прошла спокойно и без происшествий. За сто метров до входа нас встретил патруль к’тарров. О чем они разговаривали, естественно не знал, только ловил на себе взгляды, сначала любопытные, затем в них добавилась благодарность, так что можно сказать, что обо мне. Но когда мы прошли немного вперед, я понял, что это охрана, а не патруль, поскольку местность перед пещерами оказалась обжитой, но странным образом не нарушала гармонии леса. Я уверен, что с воздуха это был обыкновенный лес, поэтому работорговец и не могли долгое время найти убежище местных жителей. А еще через десяток метров Чен и Ксин с криками побежали в сторону тренирующихся ребят — все-таки дети, они и есть дети.

Пещеры оказались великолепно обустроены, никакой сырости в них не было и в помине, хотя в ней находился ключ и маленький ручеек, вытекавший из образовавшейся ванны и терявшийся где-то между камней. Зак что-то сказал появившейся женщине, а потом попросил дать ей лук — понятно начальник рукодельниц пожаловала. Она замерила кучу разных параметров, что я даже удивился, и пообещала, что через два часа все будет готово, а Зак повел меня в грот, где обитали их восьмилапые питомцы. Он оказался укутан паутиной, но так, как любили изображать в фильмах на Земле — полнейшем беспорядке, а аккуратно и, что самое удивительное, гармонично что ли. Мудрый заранее дал мне кусочки мяса, а когда к нам спустились шесть пауков, показал на двоих, предназначенных мне, и сказал, чтобы я их покормил, что я и сделал. Пауки выглядели очень красиво: мохнатое тельце, мохнатенькие верхние части лапок, и разных расцветок. Зак пояснил, что они обладают частичной мимикрией, кроме головы, причем, изменяет цвет именно шерстка. И показал на особенности раскраски на головах моих будущих подопечных. Кормежка оказалась простой — один кусочек они съедали прямо тут же, а второй уносили куда-то наверх. Затем он отвел меня в небольшую пещеру и потребовал, чтобы я обязательно тут отдохнул перед походом, поскольку тут особым образом концентрируется энергия и хорошо восстанавливается баланс сил.

— Видишь, — показал он на трех спящих к’тарров, — им заступать в патруль, вот они и восстанавливаю свои силы.

Я не стал пререкаться и, забравшись в уголок, быстро уснул.

Империя Аграф, Столица, кабинет Владыки.

Хозяин кабинета еле сдержал свой гнев, чтобы не проявить эмоций, поэтому ровным голосом спросил:

— Полный доклад по этой краже.

Кроме самого Владыки в помещении находились глава службы безопасности и глава отдела тайных операций. Кража, произошедшая третьего дня, всколыхнула все научные круги аграфов, возмущение которых порой проявлялось на их лицах. В то же время жители других государств втайне радовались такому конфузу этих заносчивых длинноухих. Ученые, работающие с биоимплантами сходились во мнении, что это новое в этой области и по некоторым данным похожее на разработки сполотов.

— Следов проникновения злоумышленник не оставил, — начал доклад безопасник.

— Вы уверены, что он был один? — перебил его Владыка.

— Абсолютно уверенным быть не могу, — продолжил тот, — но некоторые детали, указывают на это, да и чутье подсказывает то же самое. Так вот, следов он не оставил, кроме одного — первое проникновение на территорию института было совершено с помощью допуска аграфа, работающего там. Сам же аграф оказался убитым, а нейросеть выжжена через затылочный разъем. Дальнейшее расследование показало, что взломана была дверь только непосредственно в блок, где находились кристаллы и все оборудование, но как он попал в саму лабораторию неизвестно и непонятно. Вся операция проведена агентом высочайшего класса, и я должен признать, что у нас таких не более десяти, — и он замолчал.

— Я же хочу добавить, — начал говорить глава отдела тайных операций, — что провернуть такое могли только сполоты. Косвенно на них указывает и то, что они прекратили торговлю за них, наверное, уже тогда начали разрабатывать эту операцию.

Глава службы безопасности не был согласен с этим, но он также знал, что Владыка очень не любит сполотов, если не сказать, что ненавидит, поэтому примет эту версию, не принимая его возражения. Например, что любой другой стране эти кристаллы были намного нужнее, а сполотам было бы проще их приобрести на аукционе, чем вот так, денег у них много.

— Но предъявить им мы ничего, естественно, не можем, — закончил свое мнение глава одела тайных операций.

А у безопасника опять сложилось мнение, что тот ведет какую-то свою игру, но поскольку на место Владыки он не метил, это уж он чувствовал точно, то и не стал ввязываться в заведомо проигрышный спор.

«Я знаю, что надо сказать их послу», — подумал Владыка и взмахом руки отпустил докладчиков.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, пещеры горы Куар Ин Гото.

Проснулся я действительно полностью отдохнувшим, полным сил и энергии. Великолепное помещение образовалось в горе, знать бы еще причины этого явления, чтобы воссоздать у себя дома. Вот только дом у меня корабль, но уверен, что и там это можно сделать. В пещеру зашел Зак.

— Как самочувствие? Что скажешь? — сходу спросил он.

— Потрясающе, — искренне ответил я, — причины этого явления удалось выявить?

— Нет, правда, мы особо и не старались, — ответил он, — пойдем, тебе надо еще покормить твоих питомцев, потом мне необходимо тебе показать основных хищников и объяснить, что от них стоит ожидать.

Кормежка прошла штатно, разве что мои паучки на этот раз опустились именно передо мною. Просвещать меня Зак привет, как и полагается, в учебный класс, потому что ничем другим это помещение быт не могло. По стенам развешаны кожаные полотна, на которых мастерски изобразили различных животных, а в середине стояли скамейки. Сейчас он был пуст. И Зак принялся рассказывать о самых опасных хищниках, встречающихся в данной местности и всего о двоих, виденных им на подходе к Гиаро Аконо.

— Про этих двоих ничего сказать не могу, я их только видел и мне удалось укрыться, что они меня не заметили, тем более что оба в тот момент занимались тем, что поедали пойманную добычу. Но волну сильнейшей опасности, исходившую от них, я помню до сих пор.

— Что ж, — ответил на это я, — чему быть, того не миновать.

— И еще, — он достал деревянную коробочку и протянул мне, — намажься, на некоторое время, часов на пять-шесть, эта мазь скроет твой запах. Сразу скажу, что с собой взять не получиться, поскольку она не хранится, точнее, хранится те же шесть часов.

Через полчаса я уже шел по лесу, направляясь в эту самую странную рощу. Хотя и нейросети, и имплантатов, и симбионтов, наверное, не было, но все, что говорил Зак, запомнилось мне слово в слово. В данный момент отбросил все мысли, сконцентрировавшись на передвижении. Передвигался средним шагом, вооружившись только коротким мечом, правда, не обнаженным, чтобы не сверкать им, а на ножны я сумел выделить немного аграфской ткани. К’тарры, узнав, что мне требуется меч, подарили его. Их кузнец еще жаловался, что нет подходящего по моей руке, хотя, на мой взгляд, тот был прекрасно сбалансирован. И он был сталкритовый. Оказалось, что за время отсутствия Ксин и Чена их соплеменники нашли небольшие залежи вблизи Гиаро Аконо, поэтому и смогли позволить себе такой подарок. Сейчас лес был редкий, идти по нему было одно удовольствие, да и просматривался он хорошо. Поэтому дролов я увидел заранее и остановился как вкопанный, потому как они шли в мою сторону.

Стая насчитывала пятнадцать особей, чего бы мне хватило за глаза, если нападут. Прижался к дереву, спрятав обнаженный меч за спину. Первые прошли мимо, а вот вожак забеспокоился рядом со мной и остановился. Поводил из стороны в сторону, то ли принюхиваясь, то ли присматриваясь, но все же пошел дальше. Что ж, можно сделать вывод, что на дролов маскировка действует. Хотел уменьшить скорость передвижения, но подсчитав, что на все про все уйдет более трех недель, отказался о этого, так как предполагал, что мои любимые опрометчиво бросятся меня спасать и наделают много ошибок. Увидел местного съедобного поросенка, затем миграцию муравьев. Вот уж кто-кто, а эти насекомые были один в один похожи на их земных собратьев, только размером не менее десяти сантиметров. И еще тем, что после себя не оставляли полосу мертвой земли, съедая что-то выборочно. Подходило время ночлега и я начал искать наиболее удобное место. По словам Зака безопаснее всего было ночевать в гамаке, так как ни на земле, ни на дереве не было гарантии, что ночью меня не съедят, а вот на раскачивающие гамаки местная живность шла с большой неохотой, только если уж с очень большого голода. Гамака у меня не было, но мою палатку вполне можно было приспособить для этого. Искал я место с более густым лесом, можно даже дебрями — там спрятаться легче, но пока только редкий лес с большими деревьями.

Подходящее место нашлось довольно далеко в стороне от моего маршрута. Что заставило меня сделать такой большой крюк, я и сам не знал, но был благодарен этому. В этом месте и большие деревья росли ближе друг к другу, и был подлесок. И удивительней всего это то, что размерами это место было всего метров сто в диаметре или правильней сказа в поперечнике. Идеальное для ночлега место нашлось примерно в центре этой рощицы, где четыре больших дерева стояли рядом, а ниже рос невысокий подлесок. Палатку можно было подвесить так, чтобы находился непосредственно в верхушках маленьких деревьев. Именно так я и сделал, затем удобно устроившись, уснул. По данным Селены крем, который уничтожал мой запах, должен еще действовать примерно два часа.

Проснулся я рывком, как будто кто-то выдернул меня из сна, но открывать глаза не спешил. Прислушался — ночную тишину нарушало хлопанье крыльев, и все. Но что-то же заставило меня проснуться, да еще таким образом. Чуть приоткрыл глаза. Ух ты, ночное зрение стало понемногу возвращаться, по крайней мере, сейчас я вижу лучше, чем раньше, но значительно хуже, чем до потери способностей. Значит, не до конца погибли мои симбионты, и даже в таком виде пытаются мне помочь. А в данное время ночи на планете самые темные, поскольку она ушла в обратную от двух других звезд сторону. Подсознательно старался не шевелиться, хотя и немножко раскачивался на ветру, но рисковать в такой ситуации — увольте. Скосил глаза и чуть не «ахнул», пораженный увиденным зрелищем — несколько десятков почти невидимых бабочек кружились в завораживающем танце. Это бы именно танец, а не просто полеты: то они принимались кружить хороводы, то вдруг «взрываясь» разлетались в разные стороны, чтобы в следующее мгновение вернуться обратно. И тут я обратил внимание, что они из почти невидимых становятся полупрозрачными, а когда они стали почти полностью непрозрачными — изумился. Это оказались не бабочки, а маленькие человечки, которые были очень похожи на маленьких фей. Став полностью непрозрачными, они изменили свой танец, разбившись парами, стали кружится в чем-то наподобие вальса, и понял, что у них наступил брачный период. Получаются, что эти удивительные существа живут в тонком мире, а воспроизводить потомство могут только в материальном или по моей новой классификации — мире плотной энергии.

Но до кульминационного момента у них не дошло — нечто из моего изголовья черной тенью метнулось к ним и принялось их уничтожать. Поначалу я даже не понял, куда деваются эти маленькие человечки, пока не заметил, что эта черная тень, очень похожая на громадную летучую мышь, и просто-напросто растворяет своей аурой или силой — вблизи нее они тускнеют и исчезают. Зак ничего не говорил ни о летучих мышах таких размеров, и тем более о безобидных летающих человечках. «Крылан», — вдруг откуда-то появилась у меня мысль в отношении мыши, — «убийца псионов».

Тем временем феи, как я решил называть эти существа, рванули в разные стороны от него, но тот легко догонял их и убивал или, как минимум почти полностью лишал энергии, что те становились и вовсе невидимыми. Одна пара метнулась в мою сторону, да еще так удачно, что я лишь немного приподнял край палатки, и они на всей своей скорости влетели вовнутрь, а я тут прикрыл их. Они заволновались, пытаясь выбраться, но я аккуратно прикрыл их рукой, придерживая и надеясь, что аграфская ткань и тут окажется на высоте. Они быстро сообразили, что я не хочу их ни ловить, ни убивать, поэтому затихарились. Я последовал за ними и тоже притих. Крылан между тем уничтожил всех остальных фей и застыл в воздухе, раскрыв крылья. Я впервые смог рассмотреть его — тело не менее метра, а размах крыльев не менее пяти, когтями заканчивались все конечности на них, голова больше всего была похожа на голову беса, как изображали их на Земле, но без рогов. Вот только размеры ее значительно превышали те, которые ожидались будь это летучая мышь — значит он разумен. Его взгляд остановился на месте, где находился я, а я понял, что тот все-таки меня увидел.

Резко выбросив руку назад и вверх, я ухватился за ветку и выдернул себя из своей лежанки, стараясь скрыться за стволом дерева, но спину обожгло. Обнажив меч, я начал им отмахиваться, одновременно спускаясь вниз. И хотя я можно сказать летел, мое тело еще трижды получало ранения, во время последнего я просто почувствовал, как заныло место удара и от него пошла слабость. Впрочем, продолжалось это лишь те мгновения, пока когти крылана или его клыки находились в моем теле. Но еще пару десятков таких ран и я вообще ослабну. Наконец-то я спустился и тут же прижался к дереву, выделывая перед собой клинком вензеля. Но это мало помогало, я просто не успевал реагировать на его атаки — перед взором мелькала тень, а потом я получал удар. Быстро сообразил, что дерево мне все же мешает; оно конечно защищает сзади, но и мешает реагировать на атаки, так как быстро не развернуться. Отпрыгнул от него метра на три, разворачиваясь в полете и нанося размашистый удар перед собой — снова не попал, но хоть не позволил и себя атаковать. Опять поднялась ярость, но не старая боевая, а расчетливая, какова была при атаке на детей. Мозг заработал, как несколько искинов, анализируя как и мои действия, так и атаку крылана в ответ на них. Спустя пять минут субъективного времени схема противодействия была готова.

Небольшой уклон вправо, удар перед собой по диагонали, приседание с выставленным вверх мечом, получаю удар в спину, разворачиваюсь, вставая, направляя удар у моего левого уха назад. Есть! Крик твари разнесся по лесу. Быстро разворачиваюсь, вгоняя клинок дальше и пронзая крылана, одновременно левой рукой перехватываю его лапы и отклоняю голову назад. Он замахал крыльями, пытаясь улететь, но не тут то было, и я отпрыгиваю назад, оставляя меч в теле. В следующий миг то место, где я находился секундой ранее, рассекают когти его крыльев, но, не встретив там ничего, делают взмах, чтобы улететь, но я уже схватил рукоять и сильным движением вниз рассек его тело. И только после этого, издав предсмертный крик, тот рухнул на землю. И только сейчас, когда ушел угар схватки, я почувствовал, что сильно устал, и тут же сел на землю.

Раны перестали меня беспокоить спустя четверть часа, но вот встать я смог только через полтора. С трудом забравшись на дерево, я залез в свое спальное ложе и моментально уснул.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

Девушки сидели в спальне капитанской каюты и рассказывали друг другу смешные истории, произошедшие с ними или их знакомыми. Больше всех не умолкали Аллура с Иланой, что и не удивительно.

— Как же я вам завидую, — вздохнула Лионэль, — такое яркое детство! Не то, что у меня.

— Да не переживай, — подбодрила ее Аллура, — зато сейчас живешь полноценной жизнью.

— Ой, девочки, — воскликнула Илина, — только сейчас вспомнила. Аллур, помнишь как мы пошли к твоему дяде Фернанду смотреть его агрегат? — ехидно спросила она свой подругу детства, на что та залилась краской, — В общем, этот дядя был у нас, если говорить на языке Содружества, изобретателем, любил придумывать разные приспособления и механизмы. Некоторые из них получили даже распространение, но разговор не об этом. Мы очень часто от фрейлин дворца слышал, что у дяди есть большой агрегат или более правильный перевод прибор, и еще то, что как было бы хорошо, если бы у каждого мужчины был такой. И вот она, — рассказчица кивнула на еще больше покрасневшую девушку, — потянула меня посмотреть, что там нового изобрел ее дядя. Оделись в простую одежду и пробрались в его комнату, но ничего большого там не нашли, и уже собрались уйти, как в коридоре раздался дядин смех и женское хихиканье, а дверь начала открываться, и нам ничего не оставалось, как скрыться за шторами. В комнату ввалились дядя с графиней ам Фионель, еле стоявшие на ногах от выпитого вина. «Хочешь увидеть мой прибор?» — спросил он, и снял штаны. Затем со словами: «Что-то жарко» подошел и отдернул шторы. Мы застыли, не дыша. «Статуи кто-то тут поставил, наверное, мне подарок сделал» — сказал он, подошел к кровати и завалился на нее. Через пару секунд туда же завалилась и графиня и они оба тотчас уснули, а мы убежали. До сих пор помню, как горели у меня щеки, а дядя тогда еще долго сокрушался по поводу того, что кто-то украл у него подарок.

И все четверо заливисто рассмеялись, но вдруг застыли и улыбки сошли с их лиц. Медленно переглянулись, и Аллура спросила:

— Что это было? У меня такое чувство, что Иггру плохо, — остальные подтвердили ее вывод, — Но как такое может быть? Ведь я не псион, да и Илана тоже.

— Нить судьбы, — прошептала Лилиан и все вопросительно посмотрели на нее. — Это знания высшего круга и я только слышала об этом. Мы теперь сможем чувствовать, когда ему плохо, как и он нас. Как образуется эта связь, я не знаю.

— А что будет, если он умрет? — спросила Аллура и тут же хлопнула себя по рту, досадуя на свою несдержанность.

— Я не знаю, — Лилиан огорченно вздохнула, — говорю же, что это знания высшего круга. Знаю, что она может образоваться между совсем чужими людьми.

И девушки замолчали, искренне желая своему мужу поправиться после ранения. Почему-то, не сговариваясь, они были уверены в этом.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, небольшая рощица посреди леса.

Разбудил меня птичий щебет, раздававшийся практически под ухом. Сквозь прикрытые веки видел, что уже день, поэтому пора вставать. Вспомнил о феях, осмотрел все, но никого не увидел — улетели, ну и замечательно, хоть эти двое остались в живых. Сборы и завтрак много времени не заняли, и через час я уже вышагивал в нужную мне сторону. Через два часа хода я почувствовал легкую усталость, получается, что раны нанесенные крыланом оказались не такими уж безобидными. Решил отдохнуть, тем более что попалось хорошее место — я услышал звон ручейка. Решил питаться только сухпайками, чтобы не привлекать к себе внимания костром и запахом мяса. Поев и отдохнув, направился дальше. Передвигался сейчас с еще большей осторожностью, и до оврага, о котором предупреждал Зак, добрался только вечером, но без встреч с разными хищниками, желающими мной пообедать или поужинать. С выходом я немного ошибся, и к самому узкому месту придется идти еще полчаса.

Десять метров ширины я не перепрыгну в любом случае, вернее сейчас не перепрыгну. Зак говорил, что на ту сторону он перебирался, спускаясь на дно и поднимаясь по той стороне. Посмотрел — да он настоящий скалолаз! У меня таких навыков нет. На обратном пути ему удалось свалить дерево, по которому он и перешел и которое в данный момент отсутствовало. Я начал осматриваться в поисках подходящего дерева, чтобы повторить его подвиг, но как назло рядом росли только гиганты. Пришлось углубиться в лес, и вскоре я уже тащил подходящий ствол.

Вот я на той стороне. Осталось еще два дня, и я доберусь до тайны этой планеты. Хоть здесь место отыскалось сразу по подсказке к’тарра. Ночь на удивление прошла спокойно, благодаря чему я прекрасно отдохнул. Опять лес да лес кругом, птички поют — идиллия. Вдруг их пение нарушило легкое шуршание, донесшиеся сзади, и я тут же отпрыгнул в сторону, чуть не врезавшись в дерево. Но успел заметить, как что-то длинное пролетело и скрылось в траве. Не шевелясь, я продолжил наблюдение и спустя пять секунд, я увидел знакомую голову — вортан. Блин, только его мне и не хватало. Для основных его органов я невидим, остается нюх и возможно глаза. Он дошел до места, откуда я совершил прыжок, и начала поворачивать голову, а я убедился, что вынюхивает меня. Медленно направился ко мне, и я убежал дальше, по пути сообразив, что раз атаковал меня, значит все же что-то да видит. Поэтому резко отскочил в сторону, а рядом опять мелькнуло длинное тело. Так долго продолжаться не может, мне и так повезло, что здесь лес более густой и мне есть куда прятаться. Теперь я перебегал от дерева к дереву так, чтобы между мной и вортаном находилось еще одно. И искал способ справиться с ним, не прибегая к плазмеру, который решил оставить на крайний случай. Вскоре я был вознагражден — толстое дерево на уровне моей груди разветвлялось, образуя английскую букву «V». Вот именно туда я и собирался загнать монстра, главное успеть отскочить в сторону. И тут же возникло в голове еще одно решение — в открытую пасть выпустить заряд плазмера.

Скинул я себя рюкзак и встал напротив развилки, и вортан не заставил себя ждать. Стандартная атака и его тело вытягивается в струну, а я отпрыгиваю в сторону, но опять не успеваю совсем чуть-чуть и меня спиной приложило к дереву. Вскочив на ноги и отметив, что позвоночник не сломан, забежал за дерево. Вортан, извиваясь, уже почти освободился из ловушки, и поспешил выстрелить, как и намеревался. Мои мысли подтвердились, и меня всего забрызгало его мозгами и кровью через глаза. Ух, пришлось же повозиться с ним. Теперь осталось найти воду и хорошенечко отмыться, но остановился, поняв, что поторопился — ведь запах вортана отгонит многих хищников и мой путь будет более-менее безопасным.

Я полностью оказался прав — остаток этого дня и большую часть следующего я продвигался довольно быстро, несмотря на то, что лес становился все больше и больше похожим на настоящие джунгли. Вскоре я увидел Гиаро Аконо. Как и предупреждал Зак, перед ним протянулась полоса безлесья, шириной метров пятьдесят. Еще он говорил, что мощь его начинаешь чувствовать еще на подходе, но я как был никаким в этом плане, так им и остался — никакой мощи силы для меня не существовало. Я внимательней присмотрелся к ней — в самом деле всего два вида деревьев, которые можно различить по цвету коры. Исследовательский зуд набирал обороты и я сделал шаг, как какая-то неведомая сила придавила меня к земле.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо.

— Ты ничего не чувствуешь, — спросило существо своего соплеменника.

— Нет. Ты что почувствовал?

— Даже не знаю, — первый прижал свои уши к голове, выражая тем самым недоумение, — где-то в той стороне.

И два непохожих ни на кого существа направились в указанную сторону. Больше всего они напоминали энтов из фильма «Властелин колец» — такие же худые с длинными конечностями и грубыми чертами лица. Вот только были они теплокровными живыми существами с гладкой темно-коричневой кожей. Через сто метров уже второй сказал:

— Пахнет вортаном, но они никогда не приближаются так близко к роще силы.

Запах усилился и они увидели передвижение непонятного размытого пятна. Переключили зрение на другое восприятие, и увидели, что это двуногий. Очень похожий на тех, кто приходил недавно, но они так близко не приближались к этому месту. Удивительней всего было то, что они его совершенно не чувствовали в эфире и это наводило на мысль, что он может быть опасен. Но если он не начнет приближаться к роще, то они его не тронут.

— Я думаю, что он опасен, — сказал первый, — если супит на полосу, то одновременно давим на него всей своей силой.

Надо сказать, что итогом их слов была не звуковая волна, а ментальная, услышать которую мало кто мог, и эти двуногие не входили в их число. Двуногий тем временем стоял на краю полосы, что-то разглядывая, а затем сделал шаг в сторону рощи. Они одновременно прижали его к земле, вкладывая в это все свои силы.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

— Что происходит? — как всегда первой задала вопрос человеческая принцесса, но все девушки посмотрели на Лилиан.

— Я не знаю, — чуть не плача ответила та, — мне давали доступа к этим знаниям.

Они уже минуту чувствовали какую-то тяжесть, как будто кто-то взгромоздил им на спину мешок с песком. Даже заподозрили, что Мет с Мелинэль изменили силу тяжести на корабле, проводя проверку работоспособности различных узлов. Спросили Протоса, но тот ответил отрицательно. Вот тогда они поняли, что это опять заработала связь с мужем, который опять попал в какую-то передрягу. Именно тогда и вырвался вопрос у самой младшей из них.

— Может быть, существует какая-то возможность ему помочь? — спросила Илана, в глазах которой заблестели слезы. — Вы же псионы, — обратилась она к Лионэль с Лилиан, — причем целительницы, придумайте же хоть что-нибудь!

Глава 7

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо.

У меня возникло непреодолимое желание посмотреть вверх, чтобы убедиться, что кто-то сумел мне на плечи взгромоздить гору. Я вообще не понимал, как у меня в первый момент не подогнулись ноги, иначе лежал бы сейчас на земле, раздавленный в лепешку. Пару секунд спустя понял, что это что-то из области астрально-ментального, и направлено оно именно на меня. В общем, как я предполагал, аграфская ткань действует не на всех. Зак ни с чем подобным не встречался, иначе бы предупредил, хотя это может быть один из хищников, встреченных им здесь. Если хищник, то скоро появится и мне нужно мобилизовать все свои силы, чтобы суметь выхватить меч, поэтому я больше не пытался сопротивляться давлению, изображая полный упадок сил. «Никого», — подумал я, — «странно». И только у меня промелькнула эта мысль, как я почувствовал, что меня опоясывает как будто веревкой. Ощущение было настолько реальным, что я даже скосил на свою грудь глаза, ища там веревку или что-то похожее на нее. Опять ничего, опять ментальные техники. Блин, ну и планета — сюда надо было прилетать с моими тогдашними способностями, тогда и мог бы сопротивляться представителям местной фауны. Вдруг начало клонить в сон, и с сразу понял, что виноват в этом тот же, кто и придавил меня к земле. Вот только я не понимал, как он это делает, ведь видеть мое астральное тело, чтобы воздействовать на соответствующие области он не может. Газ без цвета и запаха? Или все-таки астрал? И тут меня пронзила догадка — если притвориться и он поверит, значит, газ, в противном случае по астральному телу он быстро сообразит, что я не сплю. Играть различные роли и притворяться я научился очень хорошо, в последнее время занимался этим очень часто. Начал понемногу расслабляться, заметил, что тяжесть почти исчезла, зато и ментальный кокон из меня сделали знатный. И я «уснул», закрыв глаза и рухнув на землю.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо, то же время.

Существа изумленно наблюдали за человеком, который противостоял их сдвоенной силе. Удивительным и необъяснимым было то, что они по-прежнему не видели его энергетических оболочек.

— Надо показать его Хранителю, — сказало первое существо и выпустило ментально-астральное щупальце, начавшее окутывать незнакомца в состояние кокона.

— Опять мне работать с скартом? — недовольно спросило второе, — Может быть, попробуем ак его усыпить?

— Ты видишь его астральную оболочку? — удивленно спросил первый.

— Нет, но можно воздействовать на то место, где она должна быть, ив точку сна, — немного неуверенно ответил второй.

— Нет уж, рисковать нам нельзя. Давай, выпускай скарта.

Тот, поморщившись, снял с пояса небольшую сумочку, сделанную из листьев папора, раскрыл и настроился на определенный ментальный образ. Вскоре, как и должно быть, у него разболелась голова, но из этой сумочки вылезло странное существо: туловище, переходящее в голову и шесть ручек. Вот оно взлетело, а первый в очередной раз удивился умению своего напарника контролировать этих животных, увидел взмахи астральных крылышек скарта и яркую ментальную нить управления им.

Особенностью этих животных был усыпляющий газ, которым они защищались ото всех охотившихся на них. Он не имел ни цвета, ни запаха, действовал практически на всех животных, и на них в том числе, поэтому и важен был ментальный контроль, иначе скарт выпустил бы его прямо здесь и они бы уснули.

Вот он увидел, как маленький зверек пролетел над двуногим, а спустя несколько секунд почувствовал, как начал поддаваться незнакомец, значит, на него действует сонный газ скарта. Существа убрали давление силой, оставив только кокон, первый схватил того астральной рукой, и они направились к Хранителю.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо, то же время.

Я чуть было на самом деле не уснул, и кто же меня так грамотно усыпил, что я не почувствовал и не заметил ничего и никого. Я ничего не чувствовал, хотя вот вроде как меня приподняли, и снова ничего. Решил приоткрыть глаза — получилось, что очень хорошо, иначе и не знаю, чтобы я делал. Взгляд мой уперся в землю, по которой бежала моя тень. Интересно, кто же меня несет? Я максимально скосил глаза по сторонам и ничьей тени не увидел. Меня что, телекинезом тащат? Похоже на то. В который раз попробовал рассмотреть то, чем я был спеленован, но все тщетно.

И в этот момент мы вошли в Гиаро Аконо. Я подспудно надеялся, что хоть в месте концентрации силы у меня что-то сдвинется и вернуться способности, но опять разочарование. Хотя нет, что-то все же ощущается, но так, на уровне легкого касания очень слабого ветерка. А вот куда именно мы идем, я не понимаю и не знаю, я совсем не следопыт, чтобы по изменению цвета травы определить направление. Задумался об освобождении из этого ментального захвата, хотя правильней сказать кокона. На ум пришло только одно — попытаться разрубить его сталкритовым клинком, но особой надежды не было, так как астралом, играющим ключевую роль в таких делах, я не владел. А в общем случае достаточно перерубить ментальный какал связи, чтобы весь кокон распался, вот только сделать я этого не мог. И освободившись, уже попытаться справиться со своими пленителями с помощью меча, почему-то мне казалось, что он причинит им вред, в отличие от плазмера. А подготовить путь освобождения необходимо обязательно, ведь совсем непонятно для каких целей меня несут. Поначалу мне показалось, что меня хотят убить, очень уж мощная была атака, но потом изменили свое решение. Очень не хотелось бы попасть кому-то в суп или похлебку. Интересно, как они первоначально меня обнаружили: увидели или учуяли? Скорее всего, учуяли, ведь вортаном от меня несло на многие сотни метров. Я принюхался — слабый запах еще чувствовался, значит, еще пару часов и он исчезнет. Вот если тогда сбегу, то обнаружить они меня сумеют только если увидят. Буду исходить их того, что аграфская ткань на них не действует, но вот за деревьями они видеть меня точно не должны.

После рассуждений план выработался следующий: поскольку мои пленители уверены, что я сплю, то контролировать мои тенета будут, расслабившись, а может быть вообще спустя рукава. Знал бы их повадки, в успехе не сомневался, а в данном случае слишком много допущений, которые свойственны разумным типа люди, примеряю к неизвестным существам. Но и сидеть, точнее, лететь, сложа руки, не намерен. Подумал о моих женах, еще раз мысленно попенял, чтобы не совершали поспешных действий, могущих привести к фатальным последствиям.

Вдруг я почувствовал прилив бодрости, как будто получил заряд энергии. Прислушался к себе — предположение переросло в уверенность — я на самом деле откуда-то получал энергию. Неужели мой организм настроился на местную силу? Отдался полностью этому чувству, отрешившись от всего, и мой вывод на первый взгляд показался невероятным — я отчетливо почувствовал моих девочек. Сперва даже не поверил, решив что это от воздержания, но дальнейшие события подтвердили это — я каким-то невероятным образом почувствовал их! Подумал, что вернулись мои способности, но не тут-то было — рядом с собой я не ощущал никого, хотя знал, что это не так. Интересно, как им это удалось? Но я с большой благодарностью и нежностью подумал о них.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

— Что тут можно придумать? — задала вопрос Лионэль. — Для начала увидеть бы эту связь или, как сказала Лилиан, нить, — ответила она сама себе и, повернувшись к Лилиан, сказала. — Давай попробуем.

И девушки стали пробовать различные варианты, доступные им, как псионам. Это их священнодействие продолжалось около получаса, но никто из них не сумел ничего добиться. Тогда Лилиан одела кулон и уже от Грани постаралась что-то рассмотреть, но все, что ей удалось, это убедиться, что их судьбы очень тесно переплелись с судьбой их мужа. Выйдя из этого состояния, она разочарованно помотала головой, и девушки принялись обсуждать возможные варианты действий по обнаружению.

— А может и не нужно пытаться увидеть нашу связь? — задала вопрос молчавшая до этого момента Аллура, и все остальные недоуменно посмотрели на нее.

— Что ты хочешь этим сказать? — не вытерпела аграфка затянувшейся паузы.

— Да вот я думаю, — начала Аллура и опять задумалась, но всего на несколько секунд, и продолжила. — Я думаю, что нет необходимости в обнаружении, достаточно того, что знаем о ней и чувствуем ее. Вы, — она посмотрела на псионок, — более отчетливо, мы менее. По нашим последним заключениям все сущее — суть поле в различных проявлениях с разными параметрами. Может быть эта связь — это поле в виде энергии, а ее никто видеть не может, зато многие могут почувствовать и, самое важное, передавать на расстояние.

— Ты рассуждаешь, прямо как муж, — сказала Илана, а остальные девушки кивнули, соглашаясь с ней.

— Так мы же с ним технари-теоретики, — улыбнулась самая младшая. — Я хочу сказать, что вам надо почувствовать эту нить более детально или полно, а потом и попытаться просто наполнить ее энергией. Хочу еще добавить — по моим предположениям искать или прочувствовать ее надо внутри себя, а не снаружи.

Лионэль с Лилиан немного удивились последнему утверждению, ведь по их представлению это должно приходить из вне, но перечить не стали и приступили к делу. Девушки полностью ушли в себя, пытаясь найти невидимое, но ощущаемое некими органами чувств, но все напрасно, пока… Пока к ним не прикатилась какая-то теплая волна, в которой они очень отчетливо почувствовали своего мужа, затем одновременно облегченно вздохнули. Последнее обстоятельство убедило двух других девушек, что их сестры добились успеха.

— Получилось! — одновременно открыв глаза, заявили те.

— Теперь также, как чувствуете, постарайтесь передать Иггру силу, энергию, хорошее настроение, любовь, нежность, — она улыбнулась, — что-то да должно сработать.

А буквально через несколько секунд они получили ответ в виде тепла, окутавшего всех четверых.

Империя Аграф, Столица, кабинет Владыки.

— И последнее, — в заключение своего доклада сказал глава службы безопасности, — новости с проекта «Переход». Профессор Малитиан на свой страх и риск решил провести какой-то эксперимент и задействовал оборудование станции «Земля». О результатах ничего неизвестно, так как оставался там только он со своими ассистентами. Другие станции уже были свернуты и все аграфы оттуда улетели. Я знаю профессора достаточно хорошо, чтобы понять, что на такое нарушение приказа он мог пойти только в том случае, если был уверен в положительном результате своего опыта. О самом эксперименте ничего неизвестно, как и о предположениях самого профессора, об этом агент обязался сообщить после опыта. На связь никто не выходит, поэтому предполагаю, что эксперимент не удался, хотя зная профессора, который прежде чем начать полноценный опыт по нескольку раз все проверяет и перепроверяет, в такое верится с трудом. Вероятнее всего вмешался некий внешний фактор.

Глава отдела тайных операций прекрасно знал этот возможный фактор — хтоираим, отвечающий за то, чтобы профессор не получил запретные знания, а зная Малитиана, как одаренного ученого, это могло произойти в любой момент. Вот и пришлось к нему приставить своего агента, и если он решил его убрать, то причины для этого были вескими. Интересно будет выслушать его, ведь в этот проект хтоираимы вложили очень много сил и средств. И какие перспективы открывались перед ними — совершенно новая вселенная. А то, что она существует, они знали абсолютно точно, ведь часть драурров смогла туда уйти, причем, причем самая боевая — врожденные метаморфы. Все исследования ученого скоро должны попасть им в руки, потом уже можно совершить переход.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, окрестности Гиаро Аконо.

Что там девчонки напридумывали, я абсолютно не знал, но меня наполняла энергия, даже переполняла. Я начал готовиться к побегу, как окружающая обстановка изменилась. Точнее, мы только что пересекли стену искусственного происхождения. Даже не так — мы прошли в ворота, а стену я увидел, скосив глаза. Какой она была высоты, конечно, не увидел, но ее неестественное происхождение просто резало глаз, правый в данном случае. Раз пришли, то и надо обязательно узнать для каких целей меня схватили и супротив воли доставили сюда.

И только сейчас я увидел ноги моих спутников — худые, выглядевшие нескладными, но, тем не менее, звуков шагов я не расслышал за все время движения. И что удивительно, я не слышал также и разговор, хотя уверен, что они общались между собой. Телепаты все они что ли? Меня протащили, а потом я почувствовал, как исчезли путы, и я растянулся на полу. Не зная время действия сонного газа, я все также притворялся, даже закрыл глаза, чтобы не вызвать подозрений. Спустя десять минут решил осмотреться и обомлел — я сидел в клетке из сталкрита! Невероятно! С другой стороны, если здесь столько этого металла, то стоит подружиться с этими моими новыми знакомыми. Хотя не совсем прав — часть прутьев были из другого металла, более темного, которые стояли через три светлых из сталкрита. Добавив сюда мои наблюдения во время «путешествия» по роще, где тоже замечал деревья более темного цвета, и цвет посоха Зака, получил интересное заключение. Оно просто напрашивалось само — оба эти металла каким-то образом образуются из этих деревьев, поэтому никто и никогда не находил руды. Самое логичное предположение, что древесина этих деревьев содержит такое количество астральной, ментальной или еще какой энергии, что она становится очень твердой. Со временем эта энергия меняет структуру дерева и делает ее, как у металлов или очень близкой к этому. Может я в чем-то и неф прав, но это самый логичный вывод.

Походил по клетке, посмотрел на ее металл, сравнил его с металлом меча — на вид абсолютно одинаковый. То, оставили все мои вещи, включая и оружие, говорит о том, что местные жители полностью уверены в своей безопасности, а мне кажется, что мечом все-таки можно им принести вред. Правда, вспоминая как меня прижали к земле, их можно понять. Еду мне не принесли, а я не хотел здесь трапезничать — вдруг придут.

Пришли за мной только на следующее утро, правда с самого утра. Как всегда тихо, и, если бы я не смотрел в сторону входа, то не увидел бы их. А сейчас я мог рассмотреть своих новых знакомых — и в голове тут же всплыл фильм «Властелин колец», но почему-то в переводе Гоблина. Существа были вылитые энты, только кожа у них гладкая, но на фоне деревьев их трудно должно быть заметить. А, если они обладают еще какими-то свойствами, то и подавно. Как он открыл клетку, я не успел заметить — просто подошел к двери, взял за прут и открыл. То, что там находится дверь, я и раньше знал, более того, пробовал открыть, но не получилось, а тут раз — и готово. Он или она, так сразу и не скажешь какого пола, махнул рукой, развернулся и направился на выход. Второго приглашения я ждать не стал и, быстро надев рюкзак, устремился за ним. Держали меня в хорошо сохранившемся подвале, а теперь мы вышли на улицу. Я огляделся — вчерашнее мнение, что это сохранившееся древнее строение подтвердилось. Я очень удивился, потому как разрушения, которые все же наблюдались, имели явно естественное происхождение, а сами здания и стена были искусственного происхождения. А еще я был почему-то уверен, что сами эти создания не могли построить ничего подобного. Еще надо отметить, что постройки были невысокими, а, если и ранее здесь росли деревья, то и незаметными, стена тоже проходила между ними. В общем, это сооружение напоминало тайную базу, склад или лабораторию. О, а вот и их главный.

Несмотря на внешнее сходство с другими представителями это расы, коих я насчитал аж шесть, их главный был значительно меньше ростом. Если другие были от двух с половиной до трех с половиной метров ростом, то этот всего метра полтора, может быть, метр семьдесят. И я абсолютно уверен, что это не ребенок.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, исследовательская станция пространственных перемещений Древних.

Хранитель в очередной раз из эфира осматривал Рощу Силы, но никаких следов крыланов опять не обнаружил. Третьего дня, наконец-то, стало известно, кто уничтожает Стражей. Где эти твари смогли сохраниться и выжить, он не понимал, ведь их уничтожили еще создатели Стражей и Хранителей. Очень много с тех прошло времени, и никто не покушался ни на самих стражей, ни на священные деревья, которые стражи и обязаны были охранять и сохранять. Второй их задачей был сбор отживших свой век деревьев и складирование их в отведенных для этого местах. С тех пор, как исчезли их создатели, стражи выполняли эти задачи. За это время склады были заполнены один уже наполовину, у второго была занята только десятая часть. Но никто так и не вернулся, чтобы забрать уже собранное. А недавно начали пропадать стражи, и никто не мог понять, куда те девались, но одному из них повезло, и он смог уничтожить напавшего. Удивление Хранителя было безмерным, когда он узнал в нем представителя крыланов, которых уничтожили еще очень давно. В данный момент в пределах рощи и ее окрестностях никого не было. Он еще раз внимательно все осмотрел, помня, как те умеют прятаться, но кроме стражей, патрулирующих окрестности и саму рощу, никого не увидел. Вот двое из них почему-то решили вернуться — идут обратно, да еще один из них создал кокон непонятно для чего. Может, поймал кого? Он вгляделся в него, но нет, никого не увидел и переместил свое внимание на другую сторону. Скоро надо вернуться обратно, потом еще восстанавливаться несколько часов и снова на осмотр.

Когда он открыл глаза, то увидел перед собой одного из вернувшихся стражей, того самого, который баловался коконом. Не успел он отругать того за самовольство, как тот начал говорить первым.

— Хранитель, мы встретили странного двуногого, которого совсем не чувствовали, его можно только увидеть. Да и то в обычном диапазоне он как-то смазывается. Пока он рассматривал рощу, мы его не трогали, но как только направился к ней, попытались убить, придавив силой, но он смог противостоять нам двоим, поэтому и решили, что ты должен с ним обязательно поговорить. Усыпили только с помощью скарта.

Хранитель задумался, ведь он совершенно точно знал, что некоторых из создателей тоже невозможно было ни увидеть в эфире, ни почувствовать. Но никто из стражей не смог бы спеленать их. Странно все это и необходимо обязательно поговорить с этим двуногим, но только после того, как он восстановиться.

Утром следующего дня он хорошо отдохнул и восстановил объем силы. Его повеление выполнили быстро, и вот он смотрит на этого двуногого. На создателей тот похож совсем немного, он даже затрудняемся сказать, чем именно, но что-то такое в нем есть. Хотя бы та же самая невозмутимость и уверенность в своих силах. Почувствовать это он по-прежнему не мог, но был абсолютно уверен в этом.

— Кто ты такой? — спросил он способом стражей.

Незнакомец никак не прореагировал на него, значит, он точно не создатель — те умели разговаривать этим способом. Теперь он попытался проникнуть в его мысли, но наткнулся на стену, монолит. Защита этого странного двуногого была на высшем уровне и напоминала их собственную защиту, аналогичную как у тех, кто их создал. Такого несоответствия он понять не мог, но и отбросить этот факт тоже.

— Кто ты такой? — повторил он вопрос звуком на языке двуногих, которые уже давненько жили недалеко от них.

На это он отреагировал, но Хранитель увидел непонимание в его глазах. И тогда он повторил вопрос на языке людей, прилетевших, как когда-то их создатели, в летающих домах. Вот сейчас он понял его и ответил:

— Человек. А ты?

Их творцы также себя называли, только на другом языке, но смысл абсолютно тот же.

— Можешь называть меня Хранителем, — решил ответить он. — Что тебе здесь нужно?

— Человек по имени Мудрый Зак сказал, что я должен посетить Гиаро Аконо, как он называет эту рощу.

— Кто это? — удивленно спросил Хранитель.

— Он уже побывал здесь, но сказал, что потерял сознание, сразу после того, как вошел в рощу, и пролежал здесь пять дней. После пробуждение у него проснулась способность провидца.

— Как же, помню этого безумца, — усмехнулся он. — Это же надо додуматься войти в Рощу Силы во время выброса этой самой силы. Да в это время ее покидают абсолютно все живущие, даже те, кто полностью обитает в эфире. Ураган силы, бушующий в этом месте в это время, убивает всех живых существ, но его не сгубило, поэтому и мы отпустили, но даже не предполагали, что он кроме жизни получит еще какие-то дары. Ну, а ты, — он обратился к незнакомцу, — нашел что-то для себя?

— Да.

— И что же это? — ответ он предполагал, но хотел услышать от человека.

— Мне нужен вот такой металл, — сказал тот и вынул из ножен свое оружие.

— И где ты его тут видишь? — равнодушно спросил он, хотя сам начал обдуматься различные варианты, как тот мог узнать о складе.

— Вот он, — и человек обвел свободной рукой вокруг, показывая на деревья, — я уверен, что эти деревья когда-то станут металлом, а значит и найти его можно.

Эта фраза обухом ударила Хранителя по голове, ведь это являлось секретом, который не знали даже стражи. Откуда этот незнакомец мог это знать? Где он узнал об этом? Это еще больше запутало его в плане определения: кто же этот человек, друг или враг? Ведь создатели могли послать кого-то вместо себя, того, кому безоговорочно доверяли. И он решил задать еще один вопрос об этом, предварительно приказав всем стражам покинуть это место.

— И как же это происходит? — уже заинтересованно спросил он.

— Как именно, я не знаю, но могу предположить, что основным свойством этих деревьев является накопление ментальной энергии в течение жизни. Затем что-то происходит, и дерево превращается в металл, и этому как раз и способствует накопленная энергия.

И снова человек смог его удивить — в целом ответ верный, но он не знал причину, по которой дерево начинает превращаться в металл. А причина кроется в этих самых выбросах силы, которые происходят раз в сто лет, после которых часть деревьев по невыясненной причине падает и в них начинается процесс превращения. Больше Хранитель об этом не знал, ведь те, кто их создал, не давали все свои знания своим творениям. Им дали ровно столько, сколько было необходимо для их работы. Он все никак не мог решить судьбу этого непонятного двуногого, как вдруг услышал ментальный крик одного из стражей, находившего неподалеку. Что происходит, он понял мгновенно, поэтому просто сорвался с места и бегом отправился к тому месту. Другие стражи слышать его не могли, ведь он предназначался Хранителю, и действовал на значительно большем расстоянии, чем их ментальная речь. Причиной этого крика могло быть только то, что страж находился на грани смерти или еще хуже — его вывивал крылан.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, исследовательская станция пространственных перемещений Древних.

Хранитель задумался, это было понятно и так, хотя на лице и во взгляде не отразилось абсолютно ничего. Причина такого его состояния одна — моя судьба, он по каким-то причинам не мог решить мою судьбу. Наверное, я кого ему напоминаю, вот он и мается бедняга. Я же задумался о его имени. Хотя вряд ли это имя, вероятнее всего это его должность, но все к нему обращаются только так, вот он и привык. Если это так, то хранителем он может быть только этой рощи или этого древнего сооружения, а может быть, и того, и другого одновременно. Но более подробно обсудить эту проблему я не успел — мой собеседник сорвался с места и куда-то побежал.

Такое могло произойти только в случае чрезвычайного происшествия, и мое любопытство само приказало ногам бежать за ним. Успел заметить, что остальная шестерка побежали за своим предводителем. Бежать с их скоростью я, разумеется, не мог, поэтому быстро начал отставать, но направление их движения было известно, его я и придерживался, когда те исчезли из виду. Какое-то мельтешение впереди заставило меня остановиться и, сняв все лишнее, двинуться медленно вперед. Под лишнее попал и плазмер, но возвращаться я не стал, так как действовал подсознательно, а оно в девяносто девяти процентах случаев принимает правильное решение. В руке сам по себе появился обнаженный меч. Выглянул и обомлел: пять крыланов атаковали шестерых существ и Хранителя, причем, атаковали вполне успешно. Два существа уже почти не могли сопротивляться, остальные пытались воздействовать на летающих тварей ментально и астрально, но особых успехов я не увидел. Иногда кто-то из крыланов замедлялся, но совсем ненадолго, и только, как мне показалось, атаки Хранителя были более действенными. Вот один из крыланов рухнул с высоты вниз, кувыркаясь в воздухе, как будто потерял управление над своими крыльями, но в трех мерах взмахнули ими. Но улететь не успел — рядом стоявшее существо схватило того и оорвало голову.

Но это событие ничуть не испугало атакующих, а может быть, и подбодрило. Мне показалось, что полеты их стали более быстрые. Вот двое из них сумели подлететь сзади и впиться когтями лап, крыльев и пастью в раненых защитников. А потом я воочию наблюдал, как выпивается разумное существо, и тот час вспомнил фильм «Мумия», в котором жрец Имхотеп выпивал незадачливых американцев. Один в один, даже скорость иссушения существ была такой же, но отличие все же было — после падения иссушенных тел на землю, те превращались в пыль. А потом произошло вообще что-то из волшебства — эти насытившиеся два крылана замерцали, стали полупрозрачными и исчезли. Осталось всего два вампира, теперь я в этом был уверен, против пятерых существ, но они и не думали улетать. Я с удивлением отметил, что мое зрение как-то подстроилось под скорости атакующих существ. Ранее я видел только размытые черные росчерки, а сейчас уже наблюдал и за взмахами крыльев.

И то, что я увидел, мне не понравилось — вампиры побеждали, ведь после каждого их прикосновения к обороняющимся, те вздрагивали и их движения замедлялись. Вывод стал очевиден — это была ловушка, направленная именно на Хранителя. Чем-то он очень сильно мешал крыланам, раз те решились на такой шаг, даже потеряв своего. Еще откуда-то пришла уверенность, что эти существа не противники вампирам. Я бы и рад им помочь, но быстрый анализ показал, что против двух крыланов я не продержусь и полминуты. Через пару минут рассыпались прахом еще двое защитников и исчез один вампир. На ногах остался Хранитель один на один против последнего врага, так как двое оставшихся его соплеменников обессиленные лежали на земле. В исходе поединка я не сомневался — не выстоит мой бывший собеседник против такого врага. Значит, надо помочь ему.

Ярость привычно накрыла меня с головой, а мозг принялся обрабатывать и анализировать бой. Сразу же отметил, что тактика нападения иная, чем у моего бывшего противника, а значит, моя предыдущая тактика может не сработать, придется опять подставляться самому. Выбежал из-за дерева и направился к месту боя, но не успел пробежать и пяти метров, как внимание крылана переключилось на меня, и я был атакован. Опять пошла информация о реакции врага на мои действия, и одновременно начали выстраиваться мои прогнозы. Нда, арсенал финтов этого противника был значительно богаче предыдущего. Очень матерый попался соперник. Мне понадобилось несколько минут, чтобы мои прогнозы стали совпадать с действиями вампира со стопроцентной точностью. Это стоило мне десятка два ранений и сильного упадка сил. А теперь мой ответ.

Круговой удар вокруг себя, прыжок в сторону — мощный удар в спину, покатился по земле, остановился и, лежа на спине, наношу удары перед собой — вампир впивается мне в ноги, взмах мечом к ногам, я сижу на корточках, пропускаю клинок под левой рукой назад. Есть! Но вместе со своим ударом получаю мощный удар в спину и, если бы не успел опереться на левую руку, то распластался бы на земле со всеми вытекающими последствиями. Помню, что для крылана проникающее ранение не является смертельным, делаю движение кистью вниз. Вскакиваю и в развороте наношу завершающий удар, отсекая чуть ли не половину туловища. Приземляюсь на ноги, которые подкашиваются, и я падаю на землю. Понимаю, что в этот раз сил у меня забрали намного больше, чем ранее. Лежу на травке, наслаждаясь покоем, и наблюдаю за пролетающими по небу облаками. В поле зрения появляется лицо Хранителя.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо.

Когда они выбежали на небольшую поляну, только успели заметить, как пять крыланов высосали стража. В следующее мгновение стражи, бежавшие с ним, вступили в бой, выполняя свой долг. Ему не оставалось ничего другого, как присоединиться, хотя он прекрасно знал, что они не могут противостоять этому врагу, непонятно откуда взявшемуся. Враг имел мощную защиту от ментальных ударов, поэтому удары по площади не причиняли им никакого вреда, и только точечные уколы высокой концентрации могли пробить брешь. Но попасть в летающего крылана было крайне сложно. Но один раз все же ему это удалось да еще очень удачно, на короткое время, парализовав того, а страж довершил дело. Но не успел он порадоваться успеху, как два врага полностью высосав стражей, перешли в астральное состояние. Плохо, очень и очень плохо. Будущее не только их, но и всех обитателей планеты под угрозой, а он не знает воинов, способных на равных противостоять крыланам, ведь скорости, на которых атакуют они просто запредельные. Только воины их создателей на равных сражались с ними, а некоторые были даже быстрее. Еще один крылан ушел в астральное состояние, а оставшийся, набросился на него. Скорость была высокой даже для них, и Хранитель понял, что противостоит ему очень старых и опытный враг, может быть, даже основатель этой колонии. Он пропустил всего две небольшие атаки, но силы из него вытянули прилично. Вдруг на поляну вылетел человек, и крылан, переключившись на нового противника, дал ему немного времени для восстановления. Хранитель не сомневался, что человек не продержится против этого врага и нескольких секунд.

Первые же моменты сражения подтвердили его выводы — двуногий совсем не успевал за скоростью врага, получая одну рану за другой. Но вот что удивило его, так это то, что, судя по всему, силы крылан забирал у него немного. Этот человек оказался с многими загадками. Вот он покатился по земле — все, сейчас того добьют. А в следующий момент он испытал сильнейшее изумление, почувствовав сильнейший ментальный крик крылана, и туту же увидел завершающий удар. Но, видать, победа досталась тому большой ценой, поскольку он упал и развалился на земле.

В Хранителе росла уверенность, что этот незнакомец, сумевший справиться с крыланом, сможет найти и уничтожить их колонию, а убедило его в этом его поступок, когда он бросился ему на помощь. Что тот потребует в качестве платы, он знал и так, уж этого металла у них было достаточно. Сейчас надо помочь ему самому. Он подошел к нему, пытаясь хоть как-то определить состояние, но опять безрезультатно — в эфире его просто не существовало. Он наклонился и коснулся его лба, сконцентрировав все свои чувства в ладони, провел по телу. Опять ничего, лишь на краткий миг произошло некое узнавание, но тут же пропало. Сам же Хранитель уже достаточно восстановился, чтобы послать зов о помощи. Спустя пару минут, прибежали два стража и бросились к своим обессиленным собратьям, но он остановил одного и хотел уже отдать приказ помощь человеку, как тот легко поднялся сам.

— Как ты себя чувствуешь? — удивленно спросил он.

— Да не так что бы очень, и не очень, чтобы так, — усмехнулся он, сказав совсем уж непонятную фразу.

— Тебе необходимо восстановить силы, — с сомнением сказал он, — пошли, я помогу тебе в этом.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, там же.

Я обессиленный лежал на земле и видел, как Хранитель протянул руку к моему лбу, затем провел вниз — понятно, пытается определить мое состояние. Ну-ну, я был уверен, что это ему не удастся. В следующее мгновение я почувствовал прилив энергии, пришедший от моих жен, и по телу расползлось тепло, часть которого я вернул обратно. Еще немного полежал, а когда почувствовал, что почти полностью восстановился, поднялся на ноги. Хранитель предложил мне восстановиться силы, полагая, что я так и остаюсь обессиленным, но отказываться я не стал. К тому же, мне стало очень любопытно, что он понимает под этой фразой. Если некая ментально-астральная техника, то будет очень обидно, ведь я ничего не увижу, а так бы эти знания лишними не были бы. Направились мы обратно к древнему строению.

Со всеми этими перипетиями я совершенно забыл про мою подругу, а она тоже молчала.

— Селена, что бы обо всем этом думаешь? — поднеся коммуникатор ко рту, тихо спросил я.

Но ответа я не дождался. Переспросил еще раз, даже чисто земным жестом потряс рукой, но в ответ тишина. Я забеспокоился, ведь терять такую подругу мне очень не хотелось. Долго и внимательно рассматривал коммуникатор, пытаясь найти повреждения, но ничего подобного. В бою повредить ее не мог, получается либо это ментальный захват что-то с ней сделал, либо сама энергетика этого места так на нее подействовала. Плохо, если она не восстановится, то у меня никакой связи со своими не останется. По дороге я начал расспрашивать Хранителя об этом месте и их самих. На многие вопросы он не отвечал, но я узнал, что существа называются стражи. Хранитель, стражи, замаскированное сооружение — все это однозначно наводило на мысль о секретной лаборатории или чего-то другого в этом роде. Ради одних деревьев, пусть и таких странных и ценных, не стали бы строить скрытое сооружение и создавать Стражей с Хранителем. Меня вдруг, как молнией ударило — мысль была категоричной — именно создавать. Внутренне я уверен, что прав, эти существа созданы искусственно. Задумался о причинах такой уверенности, но практически без исходных данных слишком много вариантов. Тем временем, мы вернулись туда, где вели беседу. Не успели продолжить разговор, как вошел страж и протянул мне какой-то плод, похожий на ананас или шишку.

— Ешь, это плод дерева крратта, — сказал Хранитель, — он очень хорошо восстанавливает силы.

Я взял его — почти ананас, только размером с кедровую шишку. Хотел спросить о способе употребления, как он меня опередил.

— Так и ешь. Внутри есть косточка, ее тоже лучше съесть.

Плод оказался очень сочным, вкус очень сладким, терпким, кислым. Я с интересом посмотрел на откушенное место — однородная масса, но создается впечатление, что состоит из слоев разного вкуса. Попробовав есть маленькими кусочками, понял, что прав. Не заметил, как мякоть исчезла, а, так называемая косточка, напоминала ядро грецкого ореха. Попробовал откусить, и понял, почему Хранитель назвал это косточкой — не получилось. Тогда уж рискнул и… откусить удалось, но зубы заныли. Но самое интересное случилось, когда проглотил — по всему телу пробежала волна жара, затем холода, потом что-то вроде щекотки. Я быстренько доел остальное, так как почувствовал, что после каждой такой волны, тело наполняется легкостью. Еще догадался, что каждый вид волны соответствует своему вкусу.

— Вот теперь ты точно восстановился, — сделал заключение мой собеседник и посмотрел мне в глаза, затем продолжил, — Для начала спасибо, что спас мне жизнь. За это я хочу тебя отблагодарить, тебе ведь нужны стволы деревьев крратта и грритта? — и он показал на них, чтобы я видел, о чем речь. — Сколько?

К расчету портальных арок или врат мы с Аллурой даже не приступали, поэтому за основу я взял уже рабочую арку из системы-ловушки. Подсчитав ее объем, включая плиту, на которой она стояла, назвал количество в пропорции один к трем: одна часть темного дерева, три светлого.

— Согласен, — моментально ответил он.

Расспросил его о возможном приземлении ближе к роще, на что он ответил, что есть поляна, куда наш корабль может приземлиться. Всего-то километр вдоль границы Гиаро Аконо в сторону моря. Когда обговорили проблему с металлами, Хранитель обратился ко мне с вопросом:

— Я могу попросить тебя об одолжении?

— Можно, но я не могу обещать, что выполню ее, — осторожно ответил я.

— Сегодня ты видел наших врагов, — начал он. — Хочу отметить, что это очень опасный враг. Раньше мы с ним не сталкивались, но сейчас…

И он замолчал, вероятно, обдумывая дальнейшие слова, а я вставил свои:

— Три дня назад я убил такую же тварь.

— Где это случилось? И как ты с ними справляешься? Я же видел, что по скорости ты с им очень сильно уступаешь.

Скрывать я ничего не стал, и рассказал о месте и о том, как мне удается их убивать — простой аналитический прогноз на основе статистических данных их атак. Поэтому и приходиться в начале боя терпеть их атаки, чтобы правильно разработать атаку. Но оговорил, что таким образом я могу справиться только с одним врагом. Хранитель надолго задумался, я же просто наслаждался отдыхом.

— Все равно больше некому, — услышал я его слова, — а ты можешь это сделать. Я бы хотел попросить тебя найти и уничтожить колонию крыланов. Разумеется, не за просто так, я готов расплатиться всем, чем смогу.

— У меня нет никакой информации по этим тварям, — ответил я, — и искать их колонию могу очень и очень долго, а у меня не так много времени. Как ты знаешь, я не местный, а прилетел на корабле, и там, — показал пальцев в небо, — меня ждут срочные дела.

— Я расскажу все, что знаю сам. Ее не так и много, но ты выслушай, а потом уже можешь решать, что тебе делать.

— Слушаю, — я удобнее уселся а импровизированном кресле.

— Крыланы очень древние существа, появились они еще при наших создателях и успели натворить бед так, что они объявили охоту на них. Очень долго они убивали их и, как они думали, уничтожили всех, но оказалось, что это не так. Некоторое время назад они появились вновь на этой планете. Питаются они астральной и ментальной энергией, но не брезгуют и жизненной. У существ, не имеющих никакой ментальной и астральной защиты, они выпивают силу, просто находясь рядом. У других через свои когти и клыки, которыми они впиваются в свою жертву. Когда взрослый крылан получает определенное количество силы, он переходит в астральное состояние. Это ты мог наблюдать сегодня во время сражения. Переход в такую форму говорит только об одном — скоро вместо одного появятся два.

— Они что, размножаются делением в астральной форме? — не сдержал я изумления. — И делятся только пополам?

— Насколько я знаю — да. После деления опыт и знания распределяются между новыми крыланами, часть и того, и другого теряется. Вроде бы сильные и опытные особи могут распределять знания и опыт неравномерно, оставляя одному большую часть.

— Стоп, — я даже поднял руку. — Здесь разлито много силы, хватит на всех. Или им необходима только энергия живых существ?

— Ты опять прав, причем, более развит разумный, тем он более привлекателен им. Уничтожив нас, они примутся за уничтожение других существ, и людей, живущих тут, в том числе. В астральной форме они могут охотиться на таких же астральных жителей и тех, кто не обладает защитой, может быть, еще как-то могут впитывать энергию. Набрав определенный ее уровень, они проявляются в реальном этом мире, и что дальше, ты знаешь.

Какие места они предпочитают для своих колоний, где и находятся их дети, я не знаю. Теперь можешь задавать вопросы.

После слов об уничтожении всех людей, я понял, что соглашусь в любом случае. Остается решить проблему поиска, а привлечь к уничтожению придется воинов из числа соплеменников Чена и Ксин. Я задавал уточняющие вопросы, попросил указать места, где пропали стражи или были атаки на них, добавил сюда то, где я повстречался с крыланом. В результате получилась довольно большая область, где те могу находиться. Тяжело придется, особенно, если они выставляют охранников или дозорных, а я был уверен в этом, поскольку Хранитель однозначно сказал, что крыланы разумны. Получается, что, даже привлекая людей, всю разведку придется осуществлять мне. Но деваться некуда, придется соглашаться.

— Согласен, — вынес я свой вердикт.

— Что в качестве оплаты? Опять металл?

— Нет, — с усмешкой возразил я. — Все это, — я обвел рукой строение, — мне очень сильно напоминает лабораторию. Я уверен, что внутри все осталось в целости и сохранности, поэтому я в качестве оплаты я хочу получить доступ во внутрь, и взять с собой три любые понравившиеся мне вещи.

Хранитель задумался. Проходили минуты, но он так пока ничего и не говорил — я его прекрасно понимал. Какой-то незнакомец требует пустить его в святая святых охраняемого объекта. И пусть хозяев уже нет в живых, но их-то как раз и создавали для защиты, а тут такое. Прошло не меньше часа, пока он не заговорил.

— Согласен.

Вот и замечательно. Попрощавшись, я направился в сторону горы Куар Ин Гото, где хотел договориться с к’таррами, а то, что те согласятся, я был абсолютно уверен.

Глава 8

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, пещеры горы Куар Ин Гото.

Вот и добрался до своего будущего воинства, и что удивительно, совсем без приключений. Подходя к пещерам, увидел тренировку детей и засмотрелся, так как Чен и Ксин тоже были там. Они как раз в паре и, как я понял в слиянии, спарринговались против четырех человек, вернее, детей, но все они были старше года на два-три. Мне стало интересно четверка в едином слиянии или попарно. Понаблюдав немного понял, что верное второе. Зак, который мне и был нужен, находился тут же и с огромным интересом тоже наблюдал за поединком. Я подошел сзади, наклонился и негромко сказал:

— Зак, есть серьезный разговор.

Он, не говоря ни слова, поднялся и махнул рукой, чтобы я шел за ним. По дороге ничего о предстоящем разговоре не спрашивал, а только поразился тому факту, что дети сильно выросли в плане боевого искусства, особенно слиянии. Оно и понятно — никакая тренировка, какой бы мастер-наставник ее проводил, не сравниться с реальным боем. Он согласился со мной, но добавил, что и детьми рисковать не хочется, а с этим уже я был согласен.

— Рассказывай, как прошло твое знакомство с Гиаро Аконо? — задал вопрос Зак, когда мы уселись в удобные кресла.

Утаивать я ничего не стал и рассказал все в подробностях. По поводу крыланов, я оказался прав — он с ними не встречался и ничего о них не знал, про фей он знал, но, поскольку они совершенно безобидные, не стал говорить. Очень удивился, узнав, что пришел в рощу, когда все, живущие в ней, наоборот ее покинули, и только покачал головой на тот факт, что в это время погибают все формы жизни. Мое предложение на счет вампиров слушал очень внимательно, периодически уточняя некоторые моменты.

— Значит, все-таки придется атаковать, — утвердительно сказал он.

— Да, причем как ты понимаешь идти должные не только лучшие из лучших, но они еще обязаны отлично видеть эфир. Разбиваться необходимо на тройки, по крайней мере, мне так кажется, и работать в слиянии. Двойки в данном случае будут менее эффективные, а четверки избыточны.

— А ты самостоятельно будешь сражаться? — спросил он меня. — Боюсь, не справишься.

— С одним справлюсь, а если дадите еще один меч, то и против двоих продержусь, — ответил я ему.

А в голове начали выстраиваться различные схемы боя с учетом двуручным владением мечей. Сразу перекрывались многие направления атаки, а проанализировав некоторое время свои действия с большим количеством соперников, пришел к выводу, что одновременно атаковать числом более трех крыланам невыгодно. Мешать будут друг другу. Заку же сказал другое:

— На обратном пути я немного проанализировал поведение этих врагов, и пришел к выводу, что в данный момент у них намечается скачкообразный рост популяции. Только на моих глазах три вампира перешли в астральную форму, а сколько еще их неизвестно. Со слов Хранителя они далеко от колонии не отходят, и только увеличив популяцию, увеличивают территорию охоты. Если ничего не предпринять, то вы попадете в их зону влияния на следующем увеличении территории. В этот раз они накроют полностью Рощу Силы.

— Полагаешь, что именно сейчас их необходимо уничтожить?

— Да. Причем, всех, — твердо ответил я. — Есть у меня одно предположение, вероятность этого процентов семьдесят, уж очень мало информации было у Хранителя про этого врага. Думаю, что такой способ увеличения колонии выбран не зря, срабатывает некий инстинкт. Ведь более выгодно и безопасно увеличивать свою популяцию постепенно, но что-то заставляет их делать так, как они привыкли. Инстинкт это или заложенная программа, если они были созданы искусственно, но нам оно поможет.

Я задумался об этой своей идее, лишний раз, обдумав и проанализировав ее.

— Ну-ну, — усмехнулся Зак, — что же ты замолчал? Продолжай.

— Идея такая — во время их, так называемого, рождения они все собираются в одном месте, а именно в их доме или гнезде. Большая их часть делится, но обязательно должны быть и защитники, находящиеся в реальном мире. И я почти умерен, что когда станем истреблять их молодняк, то они буду его защищать до последнего. А вот будут ли пытаться убежать молодые крыланы, я не знаю, поэтому кроме боевых троек обязаны быть и простые воины, которые оцепят район за пределами колонии. Их задачей буде уничтожение удирающих, но ни в коем случае не идти в само гнездо.

— Это получается почти все воины, — Зак покачал головой, — очень рискованно, — он задумался на пару минут. — Но другого выхода нет, если все сказанное тобой правда.

— Да мне-то, зачем врать, — немного обиделся я.

— Ай, не обращай внимания на меня, — он понял, что я принял его слова, как сомнение в моих словах. — Это я так, еще до сих пор размышляю. Разведку, я так понимаю, будешь сам делать?

— Так больше некому, — я развел руками, — вы все наверняка светитесь в эфире, как прожектора. Заметить бы его, ведь со слов того же Хранителя когда они отдыхают, то обхватывают своими крыльями ствол дерева и заметить их очень трудно. Мало ого, что листва деревьев их прикрывает, так они еще и деревья стараются выбирать с темным цветом кора. Правда, в этом случае есть и плюс — светлых деревьев можно не опасаться.

— Ох, — раздался голос от моей руки.

— Селена! — воскликнул я, — Очнулась-таки! Что с тобой вообще случилось?

Я увидел, как Зак заинтересованно посмотрел на мой коммуникатор. Но Селена не спешила отвечать, видать, проверяя свои настройки и параметры. Хотя она биосоздание с личностной матрицей, поэтому правильней, наверное, будет сказать просто «проверяя себя». Молчание затягивалось, поэтому я задал новый вопрос:

— Что помнишь последнее?

— Помню, как стояли на границе, ты начал двигаться и все, очнулась уже только здесь. У меня нет данных, чтобы кто-то сумел лишить меня сознания. Уничтожить — да, но не это. Ведь мои создатели, зная, что я не железка позаботились о моей защите, но, судя по всему, недостаточно.

— Не переживай, — подбодрил я девушку, которая в самом деле расстроилась, — на этой планете много, что недостаточно.

— Интересная у тебя напарница, — вставил свое слово Зак, а потом, смеясь, добавил. — Главное, чтобы не ревнивая была.

— Как ты себя чувствуешь? — уже серьезно спросил я.

— Все в порядке, — ответила Селена. — Зато я сейчас очень хорошо знаю, что значит потерять сознание.

Мы еще некоторое время поговорили о предстоящей акции, затем я пошел отдыхать, а Зак направился объявить к’таррам о предстоящей акции, а также рассказать о новом враге.

Отдохнул я очень хорошо, просто замечательно, вставать совсем не хотелось, но сегодня я наметил вернуться на корабль и успокоить моих жен, так как все отчетливей чувствовал увеличивающееся их беспокойство. В попутчики мне напросились дети — ну, кто бы сомневался! Двигались по старой схеме — я впереди, они в десяти-двенадцати шагах сзади. Опасностей никаких не наблюдалось, я уже думал, что доберемся без происшествий, как…

На стволе поваленного дерева лежал кот. Самый настоящий кот: серебристо-серо-голубая короткая шерсть, уши торчком, цвет глаз не знаю, так как были прикрыты. Место он выбрал такое, куда падала тень, и было видно, что он наслаждался жизнью.

— Ух ты, какой красавец! — тихо восхищенно я.

На мои слова он только отрыл глаза и совсем не испугался. Два изумруда с вертикальными значками смотрели на меня. Обыкновенный земной кот! Раз он меня совсем не испугался, то я взял его на руки и стал гладить. В ответ раздалось довольное урчание, и он прикрыл глаза. Сейчас меня должны догнать дети, поэтому я развернулся назад, чтобы увидеть Чена и Ксин, готовых к бою. Не успел спросить причину, как дочь, раскрыв в изумлении свои глаза, пробормотала:

— Па, это же… Если он начнет петь, то все уснуууууттт… — и дети свалились на траву.

Как только Ксин начала говорить, то и котик начал мяукать, причем, для уха его «разговор» был очень приятен и действительно мелодичен. Но одновременно с детьми с дерева, справа от меня, свалились еще какие-то две туши.

— Кот-баюн! — изумленно воскликнул я по-русски.

Вот это да, оказывается, сказки Земли имели под собой почву. Получается как всегда — в каждой сказке есть доля сказки. Положив его обратно на дерево, я бросился к детям, но по легкому посапыванию понял, что те безмятежно спят. Обнажив свои мечи, медленно направился к свалившимся тушам. Длинная, не менее десяти сантиметров, зелено-коричневая шерсть, длинные руки, короткие ноги. Причем шерсть была расцветкой, как в маскхалате. Внешне эта тварь напоминала обезьяну, но более конкретно сказать не могу, поскольку она лежала мордой вниз. Подошел о второй — монстр лежал во всей красе: вытянутая вперед морда с острейшими зубами, где немного выделялись небольшие клыки, десяти сантиметровые когти на руках и не менее пятисантиметровые на ногах. Все ясно, никакие это не травоядные, поэтому от греха подальше я просто снес им голову. Проснуться дети, расспрошу их. А еще надо бы чем-то отблагодарить нашего спасителя, а для начала хотя бы погладить его.

Первой проснулась Ксин, секунду потягивания и она молнией вскочила на ноги, готовая к бою. Я залюбовался свой дочкой, хорошая достанется кому-то жена, главное преданная. Потом перевел взгляд на этого «кому-то» — вот и он зашевелился.

— Па, — взволнованно сказала она, — он еще здесь? — и тут же новый вопрос. — А ты не уснул?

Поднялся Чен и тоже очень напряженно смотрит на кота, который уже подставил мне свой живот для почесывания и очень громко урчал. Что-то с этим котиком не все просто, раз дети так его опасаются, если не сказать боятся.

— Что вы так боитесь этого котика? — решил все же спросить их.

«Котика» я сказал по-русски, поскольку в языке Содружества такого слова не было, значит, и животного такого нет.

— Ты знаешь, что против его колыбельной нет защиты, — начал сын, но поправился, — точнее, до тебя никто не думал, что есть. Даже Мудрый Зак засыпает от его пения. Встречается он крайне редко, и не всегда можно проснуться живым. Сами они людей не едят, но сонных съедают хищники, которых тут полно.

— Знаю, посмотрите там — что за звери лежат?

И я показал рукой, где именно смотреть, оторвав его от хвостатого, на что тот недовольно мяукнул. Дети метнулись туда, действуя как в боевой обстановке — Ксин стала рассматривать, а Чен контролировал пространство.

— Кралы, — только взглянув, сделала заключение дочь, — очень неприятные твари. Увидеть их крайне сложно, а почувствовать невозможно. Эти молодые совсем, поэтому мы совсем немножко почувствовали опасность, да еще и ты остановился. Полуразумны, нападают всегда со спины и только когда уверены, что сами не погибнут. Спасибо соннику, спас нас. Убить они может и не убили, но покалечить могли сильно. А как ты его назвал?

— У нас есть такие животные, и называю их кот и кошка, а ласково котик, — я посмотрел на него. — Спасибо тебе, но нам надо идти, — и положил его на его ложе.

Больше происшествий не было. А на корабле мои девочки устроили нам праздничный пир. Успокоив все своих родных, мы отправились обратно к пещерам, куда пришли уже в сумерках, так и не встретив никого. На следующий день я увидел всех собравшихся идти истреблять вампиров. Всего было семь троек и сто человек оцепления, куда попали и дети. В тройках я насчитал всего три девушки, а вот в оцеплении их было значительно больше. Что-то объяснять нет необходимости, так как Зак постарался на славу и все к’тарры прониклись угрозой. До возможной границы колонии, продвигались по отработанному местными жителями варианту: вокруг основной группы в дозор выдвинуты лучшие следопыты, внешнее кольцо, состоящее из троек, которые видят друг друга и их видим мы, идущие в центре. Кто идет в центре отдыхают, затем сменяют дозор и охрану. Вероятно такая большая группа представляла опасность для многих хищников, поскольку нападений не было, хотя следопыты и говорили, что видели свежие следы. Ночевали всей гурьбой в одном месте под натянутым тентом. А вот охрана мало того, что стояли вокруг чуть ли не частоколом, но еще и на деревьях сидели бойцы. Как объяснил Зак, в этой местности ночью появляются мелкие хищники, хорошо маскирующиеся и в траве и на деревьях, по которым они умеют хорошо лазать. В поисках пищи передвигаются только по земле, но обнаружив кого-то, очень часто нападают с деревьев. Как ни странно обладают довольно плохонькими органами чувств, поэтому одиночке легко скрыться от них на дереве — они никогда не почувствуют его. Но такое скопление людей точно привлечет их внимание, поэтому и необходимы такие меры предосторожности.

На подступах к территории крыланов отряд остановился и начал обустраивать временный лагерь. Я же оставив рюкзак и взяв с собой только мечи, медленно пошел на рекогносцировку. Не пренебрегал никакими мерами предосторожности, и, как результат, первый крылан. Выбирая для осмотра деревья с темной корой и толстым стволом, увидел притаившегося вампира, заметить которого можно было только тщательно высматривая. Распластавшись на дереве и обхватив его, он неподвижно висел. Я некоторое время понаблюдал за ним, особенно за головой и глазами, но так и не дождался их открытия. Это меня порадовало, так как он полагался только на свои органы чувств, значит, главное идти бесшумно, что умел делать. Дальнейшая разведка подтвердила мои первоначальные выводы, поэтому и прошла без сучка и задоринки. Селена тщательно запоминала места нахождения крыланов, и у нас уже имелись сведения об их колонии. Осталось за малым — полное уничтожение стаи.

В лагере на карте я нанес обнаруженных вампиров — получился почти правильный круг. Зак, да и другие воины согласились, что потомство обязано быть в центре этого круга. По тактике решили оцепить весь район на пределе обнаружения, затем ударные тройки как можно быстрее продвигаются в центр и часть уничтожает выводок, часть крыланов. Кольцо оцепления сжимается до оговоренного диаметра. К’тарры пошли оцеплять район, а нам же оставалось только дождаться сигнала.

Все готово, и Зак дает команду на атаку. Тройки рванули вперед, я же увязался вместе с ними и успел увидеть, как одна из них лихо расправилась с первым вампиром. Мы бегом продвигались к намеченной цели, уничтожили еще парочку из них, и вот долгожданный радостный вскрик одного из людей. Заранее было оговорено, что первый увидевший в астрале крыланов крикнет, чтобы остальные знали, что достигли цели. Вот сейчас я понял, что значит действия великолепных бойцов, находящихся в слиянии — ни одного лишнего движения, все выверено до мелочей. Все бойцы в той или иной степени обладают интуицией, поэтому ранений у них практически нет, хотя вампиров налетело уже около двух десятков. Если бы не их предчувствия, то результат был бы плачевный для нас, так как я видел, что полный боевой транс к’тарров все равно сильно уступает в скорости движениям крыланов. Но надо отдать должное тварям — свое потомство они защищали, жертвуя собой. Уже больше десятка их валялось на земле, и подал было о победе, как вдруг раздался крик, неприятно действующий на слух — чем-то похожий на тот, который получается от движения пенопласта по стеклу, что я даже поморщился. А вот на к’тарров он подействовал куда как сильнее — движения их резко замедлились, а встретив взгляд одного их них, понял, что тот вывел их из боевого транса. Опять раздался этот непонятный крик, воины стали трясти головами, зато остатки крыланов бросились в атаку. В этот раз ранений было много, но люди все равно смогли отбиться и даже ранить троих. Раздался третий раз крик, и перед группой людей опустился очень большой крылан.

После третьего крика люди еще больше замедлились, а я подумал, что это очень похоже на крик баньши из фэнтезийных романов писателей Земли, которые я иногда читал. И тут же пришло понимание, что этот «повелитель уровня» начнет уничтожать людей. Несколько быстрых шагов-прыжков, и вот я стою в пяти метрах перед ним, загораживая собой ребят. О таких представителях этой братии Хранитель не говорил, хотя я и понимал, что он рассказал мне все, что знал и помнил сам. Я понимал, что полную информацию по тварям, считающимися уничтоженными, просто не было необходимости давать своим созданиям. Я даже подозреваю, что первый Хранитель почерпнул ее из каких-то других источников, а не от Древних, которые их создали и вложили соответствующие знания.

Глава колонии секунд пять рассматривал меня, уж, не знаю, что он во мне нашел, только потом атаковал. Движения его были еще более стремительные, но я с удивлением заметил, что все-таки успеваю за ними взглядом. Начались первые ранения, и отток сил был в разы сильнее предыдущей схватки. Ранений тоже было больше и это несмотря на то, что сейчас я орудовал двумя мечами. Ярость уже давно охватила меня, и я постоянно просчитывал варианты, но враг с таким же постоянством меня удивлял — у него было огромное разнообразие в атаках. Я не мог просчитать его действия и понял, что именно эти особи и являются истребителями псионов, а все остальные это детский сад. Силы уходили с большой скоростью, и я вынужден был констатировать факт, что не успею его просчитать, прежде, чем закончатся у меня силы — максимум два движения. Но и отпускать его нельзя, иначе даже боюсь представить, что будет с этой планетой, моими любимыми и близким, друзьями. А значит, остается всего один вариант. И я, сильно оттолкнувшись, подпрыгнул вверх.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

С тех пор как их ушел к местным жителям, девушки не находили себе места. Опять их любимый встревал в местные разборки, хотя надо сказать, что оплата более, чем достойная — полностью сохранившаяся лаборатория Древних, их которой можно взять три вещи. Иггр не говорил им о своих предположениях, но они все и так решили, что возьмет кристаллы, если они там будут. А сегодня они все, даже Илана с Аллурой, предчувствовали нечто нехорошее.

— Не по себе как-то, — передернула плечами самая младшая их них, — надо дать команду на предстартовую подготовку.

— Читаешь мои мысли сестра, — сказала аграфка, и тут через нейросеть отдала приказ искину и Мету.

От капитана пришел вопрос о причине, и, услышав, что предчувствия у них нехорошие, пообещал, что через двадцать минут корабль будет готов стартовать в любую минуту. Опять пошло тягостное ожидание, а давление чего-то необратимого все усиливалось и усиливалось, даже прекратились все разговоры.

— Мы должны быть там! — вдруг раздался полный ужаса крик Лилиан.

Все посмотрели на нее и, увидев поволоку на глазах, поняли, что она смотрит за грань. Посмотрели на ее кулон, приобретший очень насыщенный цвет, догадались, что должно произойти нечто ужасное, если она в таком состоянии закричала. Лионель, оценив направление руки сестры, отдала приказ искину на срочное выдвижение.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, колония крыланов.

Инстинкт крылана, как я и рассчитывал, заставил того атаковать меня сзади, чего я и ожидал. Перехватив свои мечи обратным хватом, я направил их назад. У меня над ухом раздался крик-шипение, а в следующее мгновение я почувствовал, силы покидают меня с огромной скоростью. И последнее, что я мог сделать — это на остатках сил двинуть мои мечи вниз. Приятная тьма накрыла меня, и я растворился в ней.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, колония крыланов.

Зак очень жалел, что его дар срабатывает сам по себе. Сколько раз он пытался вызвать у себя видения, все напрасно. Он посмотрел налево, где увидел движения в астрале, но два росчерка и крылан развеялся. Чен постарался. Он не отходил от детей далеко, наблюдая за их действиями, и всегда поражался, насколько они выросли в плане мастерства. Дети упорно продолжали называть этого странного человека отцом, а их рассказы о его бывшей силе и сражениях вызывали восторг не только у их сверстников, но и среди опытных воинов. Он попытался представить противника Иггра, в сражении с которым он потерял свои способности, как перед глазами увидел падающее иссушенное почти до состояния мумии тело того, о ком сейчас думал. Не раздумывая и доли секунды, он рванул к месту схватки, от которой трижды несло такой жутью, что впору было бежать без оглядки. И совсем не удивился, увидев рядом с собой Чена и Ксин.

В месте сражения все уже заканчивалось — последних двух крыланов у него на глазах убили. И началось истребление их астральных сородичей. Он, а за ним и дети, подбежали к месту, где в видении падал этот человек. Один взгляд на него и Зак уже решил, что тот умер.

— Па! Отец! — раздались крики в два голоса.

И дети упали на колени перед ним, а Ксин обняла за голову, а у самой из глаз потекли ручьи слез. Потом он встряхнула головой и обратилась к Чену.

— Давай, попробуем, как учила Лилиан.

Они повторили все действия, которые проделывали уже однажды, сели с двух сторон от оной, положили руки ей на грудь и голову, переплетя пальцы. Полная концентрация, слияние. Сначала ничего не видели, потом заметили едва видимую какую-то струну. Не задумываясь, они направили свою энергию в нее, и дальше в сторону отца. Если первая часть удалась легко, то вторая — они с огромным трудом направляли поток энергии к нему, она все время норовила то ли рассеяться, то ли повернуть обратно. Но им это удалось, и, как только поток коснулся тела, он уже бурным потоком рванул их них. Дети почувствовали сильный упадок сил, но почти сразу и им кто-то помог.

Зак очень внимательно наблюдал за действиями детей, увидел непонятные манипуляции с эфиром, особенно после переплетения их пальцев, но понять — так ничего и не понял. Он по-прежнему ничего не видел в астрале, но дети, если судить по их действиям, все же что-то наблюдали. Вдруг он увидел, как осунулись их лица, и тут же понял причину — огромный расход силы. Положил свои ладони им на лоб, и направил уже свои энергию им. Вот они отняли руки от своего отца — внешне ничего не изменилось, но Зак понял, что Иггру сало легче.

Вдруг все услышали шум, переросший в рев, и с неба упал космический корабль, ломая деревья, оказавшиеся на его пути. Не успела отрыться дверь, как из него вылетели четыре фигуры в комбинезонах и помчались к ним. Две из них, склонились над парнем, сделали некоторые манипуляции, и, кивнув друг другу, начали совершать что-то более серьезное. Зак увидел сложнейшее переплетение астральных тел девушек, почувствовал мощную ментальную волну, и обратил внимание на их мужа. После их лечения результат был налицо — тело налилось силой и жизнью. Но девушки все равно расстроенно покачали головой. В это время из корабля вылетела гравитележка и вышли два воина, которые быстро погрузив парня на нее, вернулись обратно. За ними ушли и девушки, вслед которых двинулись и Чен с Ксин. Ему тоже очень хотелось отправиться с ними и как-то помочь, но он понимал, что его место в данный момент именно с к’таррами.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, крейсер-разведчик «Протос».

Иггра положили в медкапсулу, которая выдала очень неутешительный результат диагностики — их муж находился при смерти, но вероятность восстановления составляла восемьдесят процентов. На это сообщение медкапсулы Лилиан и Лионэль только покачали головами. Приблизительное время восстановления двое суток.

— Дети, — обратилась Лилиан к Чену и Ксин, — как вам удалось передать мужу энергию? Ведь он закрыт для любых воздействий.

— Я предложила попробовать способ, каким мы вытаскивали тебя от грани, — немного смущенно сказала девочка. — Сделали, как ты и говорила, но сначала ничего не видели, а потом заметили тонкую струну, которая уходила от отца куда-то вдаль. Ну, мы в нее и стали закачивать силу. Это-то удалось легко, но вот направить ее к нему оказалось намного тяжелее, еле справились. Зато когда она коснулась его, то отток пошел с кой силой, что, если бы не Зак, то и не знаю, что с нами было бы.

Девушка проделала знакомые пассы, огляделась — так и есть, очень тонкие струны шли от всех четверых, соединяясь в одну, и уходили к их мужу. Невероятно! Получается манипуляции с энергиями, предназначенными для работы с Гранью, пересекаются и с Нитью Судьбы. Но в данный момент ее мысли были далеки от этого открытия.

— Получается, — задумчиво проговорила она, — что муж получил энергию детей и много энергии Зака, — покачала головой, а выражение тревоги на ее лице усилилось. — От такого количества он должен был прийти в себя.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила Илана.

— Его энергетический каркас настолько поврежден или истощен, что вся эта энергия уходила в пустоту, — она огорченно вздохнула. — Медкапсула не поможет — она восстановит только тело, но муж не придет в себя. А когда его астральное тело разрушится, то он умрет.

— И ничего нельзя сделать? — спросила Ксин.

— Я постараюсь, — твердым голосом произнесла Лилиан и глаза ее закрыла поволока, а рука сжала кулон.

Она быстрым шагом подошла вплотную к грани, хотя наставницы всегда предостерегали от этого, и начала всматриваться в возможные варианты развития будущего. Смерть, смерть, тут и они погибают вместе с мужем, опять смерть. Третий вариант она взяла на заметку, если и суждено ему погибнуть, то тогда лучше всем вместе. То, что сестры выберут этот же вариант, она не сомневалась ни на секунду. В самых вероятных событиях нет даже намека на положительный исход, значит, надо посмотреть сокрытое. Лилиан без колебаний сделала шаг в сторону будущего. Подождала, пока не проявились два варианта возможных событий, но и они не принесли хороших вестей. Еще шаг. И тут же невидимые руки схватили ее и начали медленно тянуть за грань. Но девушка твердо стояла на границе, надеясь на появление сокрытого, хотя и прекрасно знала, что крайне редко здесь идут проявления. Невидимые руки усилили свое давление, и только огромное переживание за судьбу мужа придавало ей силы устоять на месте. Наконец-то появилась какая-то дымка или туман, в котором она различила три звезды. И тут же ее с силой выдернули обратно в мир живых, но за долю мгновения до этого к ней пришло понимание, что это шанс.

Все смотрели на сидящую в кресле хранительницу, находящуюся в своем трансе. Рука, сжимающая кулон, опустилась и теперь взгляды в большей степени концентрировались на реликвии, которая изменила свой цвет на более насыщенный. Через какое-то время она вообще начала светиться, а когда засияла, то Ксин с Ченом предприняли попытку вытянуть Лилиан из своего транса. Все происходило, как и в предыдущий раз, вот только они затратили меньше сил.

— Сестра, ты что творишь? — как всегда импульсивная Аллура первой высказалась. — А если с тобой случится что, что мы мужу говорить будем? — но тут же остыв, добавила спокойно. — Как, обрадуешь нас?

— Есть один вариант, но, — и девушка замолчала, обдумывая что-то свое, но никто не решился ее поторопить, — но он не стопроцентный. В наиболее вероятных событиях положительного исхода нет, и мне пришлось сделать два шага в будущее, чтобы посмотреть сокрытое.

— Ох, — в один голос воскликнули остальные девушки.

Лилиан уже достаточно много успела рассказать своим сестрам о своей возможности смотреть за Грань, поэтому они прекрасно знали, как опасно сходить с тропы настоящего. Шаг в прошлое смертелен, им очень повезло, что детям удалось в прошлый раз вытянуть девушку. В будущее не так опасно, но в данном случае вероятность возврата не более пятидесяти процентов. Поэтому вырвался у них этот возглас.

— Я стояла у самой грани, — между тем продолжила она, — протяни руку, и она уже оказалась бы там. Но даже в этом случае на втором шаге я смогла увидеть только три звезды в тумане, — и опять задумалась.

— И что? — нетерпеливо спросила опять самая младшая, — О чем это говорит?

— О том, что это призрачный шанс и вероятность благополучного исхода невелика, — вздохнула девушка.

— Три звезды — это наверняка наша система, — опять самая младшая первой подала голос, — да и простая логика говорит об этом, — увидев вопрос в глазах сестер и детей, продолжила, — у Иггра проблемы с астральным и ментальным телами, а в этой системе тройной звезды концентрация этих энергий просто огромная. Вот и получается, что если где-то и можно искать помощи, то только здесь. Вот увидите, что у двух других звезд вся фауна, а может быть и флора также будут пси активны. Или вы думаете по-другому?

Илана и Лилиан согласились с ней, а аграфка молчала. Все посмотрели на нее, но она сидела с закрытыми глазами, не обращая внимания на других. Спустя минуту она очнулась и немного виноватым тоном сказала:

— Я попыталась почувствовать, куда нам надо, но все напрасно — ничего не получается. Я думаю, что придется лететь к другим звездам и уже на месте определяться. Дети, — обратилась она к Чену с Ксин, — вы остаетесь здесь. И просить бесполезно, — добавила она, увидев, что Ксин чуть ли не подпрыгивает от нетерпения что-нибудь сказать.

— Мет, — через нейросеть обратилась она к капитану, — готовь корабль к взлету.

Выйдя из корабля Лионэль чуть ли не нос к носу столкнулась с Заком.

— Как он? — не дал он ей сказать даже слово.

— Плохо, — ответила она, — очень плохо. Мы подозреваем, что его эфирные тела очень повреждены, ведь получив такую порцию силы, он просто обязан был прийти в себя.

— И что делать?

— Есть небольшой шанс, что где-то здесь, — обвела рукой все вокруг, не забыв отметить и небо, — существует нечто, что может ему помочь.

Зак понял, что им необходимо срочно улетать, поэтому взяв детей за плечи и прижав к себе, пожелал им удачи. Всем к’таррам приказал отойти подальше от корабля. А когда тот скрылся в небе, губы Ксин прошептали:

— Пап, только останься жив, — а из глаз потекли слезы.

Непонятно где.

Дом на окраине небольшого городка, расположенного у океана. Перед экраном с закрытыми глазами сидит человек. Он весь в раздумьях, ведь очень много непонятного произошло за последнее время. Все шло своим ходом под полным их контролем, но бегства аграфской принцессы все пошло кувырком. Теперь уже понятны все успехи, не ясно только одно — где она смогла на той варварской планете найти аналитика? Ведь такой мощный аналитическим ум может родиться только на технически развитой планете. Даже планета у Врат подходит для этого, но только не та, где нашли лабораторию драурров. Кто стоит за этим аналитиком? Ведь собрать таких людей в одну команду случайным образом невозможно. Сейчас уже становиться понятно, что с самого начал бегства аграфки ее вел этот человек. Информационные кристаллы драурров об их исследованиях в плене симбионтов, они моги привести к серьезному усилению этих кошек, попади они к ним. Но почему они прекратили торговаться за них? Точнее, почему прекратили понятно — их круг Созерцателей тому виной, но что они увидели? Что там такое, связанное с этими кристаллами? Ведь если добавить эти наработки к тем, что существуют у них, то и до конечного результата, полученного драуррами совсем близко, а это уже очень серьезно и опасно. Опасно именно для хтоираимов, ведь их флот должен подойти не раньше, чем через десять лет. А заменять нейросети ни в коем случае нельзя, иначе не избежать кровавой войны, в которой они потеряют очень многих, да и проиграть могут если Содружество объединится, ведь их флот не такой уж и большой. И хотя их корабли лучше, но просто задавят массой. Да еще эти кошки. И откуда они появились? Одного смогли завербовать, но все, что удалось узнать, это то, что они прибыли издалека. А вот почему они обосновались в месте гибели семьи императора драурров, где произошел пространственный катаклизм с образованием аномалии — непонятно. Сейчас-то аномалии уже нет. Сполоты, основной враг на данный момент, хорошо, что их мало. По словам куратора их направления что-то мешает им получать потомство. Но они все равно опять смогли восстановить свой Круг Созерцателей. Но в этот раз секретность его созыва была такова, что даже намека не просочилось в массы. Всплеск ментальности они засели, но когда в ту систему прибыл их корабль, там уже никого не было. Это говорит о том, что когда их уничтожали в предыдущий раз, кто-то смог выжить.

— Минута до связи, — раздался тихий женский голос.

Через минуту на экране появились лица аргафа и сполота, который тут же заявил:

— У меня всего пять минут, поэтому быстро скажу, что выяснил. У сполотов начались какие-то шевеления, удалось выяснить, что часть агентов исчезла в неизвестном направлении. С чем это связано, пока не знаю, но точно не с нашей операцией по похищению детей. Одному из наших агентов удалось вступить в группу «Наследие Древних» и уже сейчас можно сказать, что они усиленно занимаются раскопками двух мест, где предположительно находились лаборатории драурров. Координаты пока неизвестны, но он работает над этим. И самая плохая новость — они полностью отказались от нашей технологии нейросетей и в данный момент развивают свою линию симбионтов. Предлагаю нанести удар по фабрике-производителю, координаты которой известны. Иначе они смогут установить свои симбионты всем.

— Вряд ли удастся уничтожить всех и мы засветим свой корабль, — возразил «аграф», — а еще не время это делать.

— Корабль и так уже засвечен, — ответил на это «сполот», — а так уничтожим производство, а оно оборудование для него очень дорогое.

— А если у них не одна фабрика?

— Да какая разница, нам главное расстроить их планы.

— Согласен, — высказал свое мнение «человек». — С этим все ясно, что у тебя? — обратился он к «аграфу».

— По проекту «Переход» ничего, агент на связь не вышел. Прибывшая эскадра обнаружила на месте эксперимента только мелкие обломки, экспериментаторский корабль исчез, как и плененный сполот. Искин станции подтверждает, что профессор работал над какой-то проблемой, но его в своих изысканиях не использовал. По эксперименту он проделывал действия, аналогичные процедуре открытию врат. Значит, профессор получил озарение и решил его проверить. Вероятнее всего это связано с червоточинами, если агент решился на его устранение.

«Сполот» и «аграф» вопросительно посмотрели на человека.

— Запросы по нашим предприятиям прекратились с отлетом аналитика, отсутствую какие-либо сведения о нем, из чего делаю вывод, что он улетел в арварский фронтир. На всякий случай в те места необходимо направить два десятка кораблей под каким-нибудь предлогом. Я свяжусь с кораблем и передам координаты фабрики. На этом все.

Экран погас, а сидевший в кресле человек опять задумался. Что-то ему не нравлось в этой ситуации, но вычленить причину все никак не удавалось.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, крейсер-разведчик «Протос».

Когда они вышли на орбиту, Илана спросила:

— А не может быть так, что средство лечения находится на этой планете, а мы собираемся улетать?

Все посмотрели на Лилиан, ожидая от нее ответа. Девушка задумалась, вспоминая свои ощущения от увиденного за гранью, затем то, что говорили ей наставницы. Получается, что ответ такой — в этом месте, где под местом понимается эта система тройной звезды. Это и сказала всем.

— Я не обладаю никакими навыками псиона, — заговорила Аллура, — но если рассуждать логически, то в случае, если бы нужна был эта планета, то Лилиан увидела бы что-то другое, а не три звезды.

Возразить такому утверждению никто не мог, поэтому и решили сделать прыжок к соседней звезде. А к какой именно, решили отдать на откуп Мету, Лайзе и Мелинэль. Прыжок длился всего ничего, но за это время девушкам пришлось передать Иггру энергию, потому что медкапсула констатировала ухудшение состояния. К концу прыжка искин доложил, что лечение закончено, но заключение, данное Лилиан оправдалось — парень так и не пришел в себя, хотя внешне выглядел здоровым. Дроид перенес его на кровать, а Лилиан с Лионэль легли рядом, как когда-то, и постарались окутать его своей энергией.

— Вышли из прыжка, — раздался из динамиков голос Мета, — летим к планете или прыгаем к следующей звезде.

Девушки переглянулись, затем хором сказали:

— К планете.

Планета была очень похожа на предыдущую: те же моря, леса, озера, реки, но вместе с тем и чем-то отличалась, чем-то неуловимым. Почти все решили, что отличается пси-фоном. Несколько раз облетели ее в разных направлениях, но интуиция всех молчала. На и лицах постепенно начало проступать выражение безнадежности.

— Может быть, ему надо просто находиться на планете, и не важно где? — вдруг раздался голос Лайзы, которая как обычно находилась в рубке. — Тогда становится понятным отсутствие подсказок интуиции.

— Садимся, — раздался хор голосов.

— Я там видела большое красивое озеро, — заговорила Илана, — и на берегу вроде бы место было для посадки.

— Это? — спросил Мет и сам же ответил, — Да отличное место для отдыха.

И корабль пошел на посадку. Анализаторы показали, что воздух пригоден для дыхания, а проба воды, которую принес дроид, оказалась кристально чистой и без вредных микроорганизмов. Решено было отдохнуть самим и дать отдых экипажу. Несмотря на то, что никаких опасных форм жизни поблизости не обнаружено, трио абордажников не расставалось с оружием даже сейчас. Девушки уложили Иггра в тени тента, а сами отправились купаться, где уже веселились Лайза и Мелинэль. Поплескавшись в озере, они вышли на берег и направились к своему мужу. Он так и лежал, как его оставили и на их невысказанный вопрос Райт, сидевший тут в качестве охраны, отрицательно покачал головой.

— Давайте перенесем его в озеро, — сказала Аллура, — под голову подложить что-нибудь и пусть тоже искупается. Может быть вода благоприятно скажется на нем.

Дроида вызывать не стали, и Райт перенес парня на мелководье и опустил в воду. Аллура засуетилась вокруг своего мужа, поудобней укладывая его голову на подушке. В какой-то момент ей показалось, что по его лицу пробежала какая-то тень мимика и она вскрикнула.

— Что случилось? — тут же отреагировали остальные.

Она рассказала о причине, и девушки еще несколько мину наблюдали за своим мужем, но так больше ничего и не заметили. Разочарованно, они отошли на берег, где Аллура принялись предлагать различные варианты помощи мужу, потому что в данный момент они все чувствовали, что состояние его перестало ухудшаться. Вдруг раздались какие-то крики, и они первым делом посмотрели на своего любимого и застыли в ужасе. Над их мужем возвышалась огромная медуза, парой передних щупалец тянувшаяся к нему. Они хотели броситься ему на помощь, но неведомая сила приковала их к земле, не давая пошевелить ни руками, ни головой. По крикам других людей они поняли, что с ними происходит тоже самое. Вот они подгребли Иггра под себя, и в следующее мгновение медуза скрылась под водой.

Глава 9

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, планета третьей звезды.

Она некоторое время назад почувствовала родную плоть. И что самое удивительно не рядом с собой, не на земле, а далеко в небе. Как и кто мог туда попасть, она даже не представляла, ведь времена, когда приходили друзья, которые могли это делать, очень давно прошли. Она уже несколько раз полностью перерождалась, и те далекие воспоминания почти полностью стерлись. Осталась только память о том, что именно они спасли ее, переселив с обреченной планеты, местная звезда которой решила пойти на перерождение, сюда. И она их отблагодарила хорошими подарками, один из которых сейчас умирал в небе. Она чувствовала, как жизнь ручейком вытекает из него, а помочь никак не могла. Но случилось удивительное — его спутники положили своего друга, в котором жила частица ее, в воду, и она стремительно поплыла к берегу. Так и есть — на мелководье лежал умирающий человек, и она аккуратно своими щупальцами потянулась к нему. Почувствовала страх его спутников и их желание уничтожить ее — они глупые думали, что она хочет его съесть. Ментальный посыл — и они уверены, что их что-то держит, и они не могут двигаться. А теперь надо спасти свое дитя, но это лучше делать у себя дома, и она скрылась с человеком под водой.

Состояние его было удручающим, но они вовремя прилетели, еще бы день и помочь не смогла бы даже она. «С кем же тебе случилось столкнуться, что они, не достигнув полного развития, перешли в максимальную форму защиты?», — думала она, — «Да и как это могло произойти?». Этого она понять никак не могла, ведь кому, как не ей знать, что могут ее дети, а чего нет. Она аккуратно обволакивала этого носителя своей энергией, затем ее тончайшие жгутики стали проникать в его тело, миг — он застыл, перестав даже дышать, и она убрала воздушный пузырь вокруг его головы.

«А это еще кто?», — почти воскликнула она. — «Хотя угрозы никакой нет, даже дополняет моих детей, и, судя по состоянию, ему тоже сильно досталось». И она принялась восстанавливать и нового знакомого. Хотел попытаться вывести их из этого состояния, но рассудив, что это произошло не просто так, не решилась. К тому же она и не понимала, как это необходимо делать, тем более, что есть еще один симбионт, который очень тесно переплелся с ее детьми.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, планета третьей звезды, где-то на дне озера.

Сначала появились некие ощущения, как будто кто-то копошится в моем теле, точнее, по телу, внутри его бегают мураши. Затем осознал, что меня окутывает меховой плащ или теплое одеяло. Вскоре появились последние воспоминания, которые принесли только боль от осознания своей гибели. Но тут же всплыла знаменитая фраза: «Я мыслю, значит, я существую», после которой я попытался понять, где я нахожусь, а также пошевелить руками и ногами. Мне этого не удалось, как не получилось их вообще почувствовать. Но сильное ощущение, что со мной что-то происходит, только усилилось. Но поскольку ничего плохого со мной не происходило, я перестал об этом думать, а сосредоточился на своих ощущениях. Появилось ощущение чего-то близкого и знакомого, а потом меня накрыло волной ярости, сменившейся любовью ко всему миру, и все вернулось к предыдущему состоянию. Я уже начал привыкать к такому состоянию, как отключился.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, планета третьей звезды.

Только спустя минуту Лионэль и Райт первыми смогли пошевелиться и тут же бросились приводить в чувство других: аграфка сестер, командир абордажников свою команду. Дольше всех приходили в себя Аллура с Иланой. Пока это происходило Райт со своими подчиненными успел обсудить пару вариантов освобождения их Иггра и в данный момент ждали только приказа. Он уже знал, что жены его командира каким-то образом чувствуют состояние своего мужа, поэтому их участие в операции обязательно, да и другие способности у них есть. После того, как все пришли в себя он с Лионэль и Лилиан стали горячо обсуждать освобождение, пока их не остановил голос Иланы, до этого времени не принимавшей участие в дискуссии:

— А может не надо его освобождать?

Четыре пары глаз удивленно посмотрели на нее, а попом она прочла в глазах вопрос, но который сразу же ответила:

— Сестры, прислушайтесь к себе — мужу не становиться хуже. Может быть, произошедшее и есть то, что должно ему помочь?

Все девушки застыли статуями, одновременно ощущая умиротворение, исходившее от Иггра. Переглянулись с улыбками, но рассудительная Аллура задала резонный вопрос:

— А что, если мужа просто убедили, что ему хорошо, ведь такое может быть? Можно ли таким образом обмануть нить судьбы?

В этот раз все посмотрели на Лилиан, как на самого знатока в этой области.

— Девчонки, я же вам говорила, что не имела доступа к этим знаниям, Даже то, что работа с гранью в некоторой степени пересекается с нитью, узнала только пару дней назад.

— Вот и ответь, может такое быть? — Аллура решительно была настроена, чтобы получить ответ.

Беловласка задумалась на добрых десять минут. Потом, кивнув каким-то своим мыслям или выводам, ответила:

— Мне кажется, что мы должны были бы почувствовать стороннее воздействие на мужа, ведь при этом блокируются его чувства, а нить, насколько я понимаю, передает полностью все, — она чуть замолчала, но добавила. — Но это мои мысли, а что там на самом деле, не знаю.

— Тогда ждем? — спросила всех Илана.

Девушки переглянулись, а потом уставились на стоявшую с отсутствующим видом аграфку. Она так еще пару минут простояла, потом на лице ее появилось удивление, и она сказала:

— Правильно решили подождать. Вы же знаете, что у меня хорошая нейросеть стоит имплантат на пси и полная новая база «Эспер»? Так вот к земле нас никакая неизвестная сила не приковывала, — она обвела взглядом удивленных девушек и не менее удивленного Райта, — нам просто-напросто внушили, что мы прикованы, и мы искренне верили в это. Даже я со всеми своими девайсами только сейчас смогла распознать воздействие. Так что лучше не надо ничего делать, ведь существу с такой ментальной силой ничего не стоит убедить нас, что мы мертвы. Я думаю, что если бы эа медуза питалась людьми, то она заставила бы нас зайти в озеро.

— Если так, то тогда ждем, — решительно сказала Аллура.

Более суток все сидели, как на иголках, ведь неизвестность хуже всего влияет на эмоциональное состояние. Девушки даже не могли ничего есть, да и другими делами заниматься тоже. И когда зеркальная гладь озера вздыбилась и показалось тело гигантской медузы, они рванули к берегу, даже не задумываясь, что может быть они ошиблись, и она вышла на новую охоту. Но их выводы оказались правильными и огромные щупальца медузы положили у берега, рядом с ними, их мужа. А само существо тут же скрылось в пучине. И все четверо тут же почувствовали состояние их любимого — он, полностью здоровый, спал глубоким сном. Они с радостными улыбками опустились в воду, и только Лилиан, оставшаяся стоять, задумчиво и изумленно сказала:

— Что же это за существо, которое смогло приглушить нить судьбы? Я думала, что такое невозможно.

Но встряхнула головой и присоединилась к сестрам. Вскоре Иггра перенесли на берег, а немного посовещавшись, решили никуда не лететь, пока он не проснется.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, планета третьей звезды, у озера.

«Как же я хорошо выспался!», — была первая мысль, после того, как я понял, что проснулся. Глаза открывать совершенно не хотелось, и только вдруг накатившее сильное чувство голода заставило меня окончательно проснуться. Но встать я не успел, так как всплыло воспоминание о последних минутах перед потерей сознания, а затем вообще вся картина происшедшего со мной. Прислушался к себе — все в порядке, хотя и помнил, как за считанные мгновения крылан выпил почти всю мою энергию. Вот теперь открыл глаза и осмотрелся. Рядом со мной, лицом в мою сторону, сидела Лионэль и клевала носом. Я тихонечко сел.

— Кормить в этом доме будут? — спросил я и, протянув к ней руку, провел по лицу.

— Иггр! — воскликнула она и бросилась ко мне, тем самым завалив опять на спину.

На ее крик прибежали остальные мои ненаглядные и образовали малу кучу. Из их тарахтения я смог понять только, что они очень переживали за меня. Когда они выговорились, а это ни много ни мало десять минут бесперебойного разговора в четыре голоса, я опять повторил свой вопрос. К этому времени к нам подошли Мет со своими женами, Райт, дети-сполоты, и на мой вопрос раздался дружных их смех.

Во время приема пищи они мне подробно рассказали обо все событиях, произошедших после моей потери сознания. Меня больше всего заинтересовала местная медуза, поэтому я и спросил Селену о том, что со мной происходило. Остальные тоже с интересом посмотрели на мой коммуникатор, но она молчала.

— Все ясно, опять ее отключили, — сказал я, — видать, против мощного псионного воздействия у нее нет защиты.

Еще пару часов просто поговорили, а улетать решили завтра, после того как хорошо выспимся и позавтракаем. На ночь уложились под открытым небом, потому что по заверениям девушек кусающихся насекомых тут нет. Несмотря на то, что я хорошо выспался и отдохнул, в сон я провалился мгновенно, видать, организму надо еще восстанавливаться.

Утром проснулся самым последним, что подтвердило мою догадку о восстановлении, но опять же хорошо отдохнувшим. Завтрак и сборы заняли совсем немного времени, поэтому по истечении двух часов мы совершили прыжок к планете к’тарров. За время полета я только то и делал, что ел да спал, на что жены стали говорить, что я стану скоро, как колобок. А кто такой колобок, они уже знали. В самом начале прыжка пришла в себя Селена, которая на вопрос: «Что последнее она помнит», ответила, что то, как я лежу в воде, из озера поднялась огромная медуза и протянула ко мне свои щупальца.

У знакомой планеты никаких чужих кораблей не наблюдалось, и мне бы хотелось верить, что я прав в своих выводах, и больше о ней никто не знает. Приземляться я приказал в лесу, рядом с полосой отчуждения, опоясывающей Гиаро Аконо. Мелинэль в очередной раз подтвердила свой высочайший класс, филигранно посадив корабль. Приказав всем ждать, я отправился на встречу с Хранителем один. По пути решил проверить свои догадки по поводу Селены и сказал, чтобы она рассказывала свои соображения на предмет моих приключений в этой системе. Особо не вслушиваясь в ее речь, и не пытаясь понять смысл, я следил за ее интонацией. На границе рощи ничего не произошло, но вот метров через сто ее речь в самом деле приобрела признаки сонливости. Я по наитию прикрыл ее другой рукой, и ее диалог чудесным образом оживился. Убрал руку — замедление речи на лицо. Закрыв ее от воздействия, я подумал, что может быть ее изобретатели по умолчанию подразумевали то, что ее будет защищать астральное тело владельца, ведь это только у меня непонятно что произошло с астралом и менталом.

Войдя на территорию древнего строения, я заметил парочку стражей, не обративших никакого внимания на меня. Ага, для них я уже свой. Хранителя я нашел на его рабочем месте — в кресле.

— Приветствую, — поздоровался я с ним.

— Я рад, что тебе удалось выжить, — ответил он и у же добавил, причину своего знания о произошедшем. — Приходил человек, назвавшийся Заком, но я и так его узнал. Он-то и рассказал, как происходил бой с крыланами. Клянусь, что я знаю о крыланах такой силы.

— Я это и так понял. Более того, я думаю, что знания первого Хранителя о них были почерпнуты не от ваших создателей, а из других мест, что-то наподобие рассказов, фильмов или историй. Но сейчас я пришел за своей долей металлов, ну, а когда все перенесем на корабль, то и в лабораторию заглянем.

— Кроме тебя больше никто не имеет право войти в Рощу Силы, поэтому стражи помогут тебе перенести металл.

Замечательно, меньше работы моим людям. И точно — стражи сносили металл к кораблю, а дроиды складировали его уже в отсеках корабля. Я попросил, чтобы одно дерево темного стакрита, как я начал называть более темный металл, оставили у входа, очень уж мне хотелось у кузнеца к’тарров заказать себе клинки из него. Посещение лаборатории Древних я наметил на завтра.

Проснулся я полностью разбитым, всю ночь мне снилось, что за мной кто-то гонялся и обзывал словами на незнакомом языке. Что они означали, я не знал, но то, что ничего хорошего, это точно. Немного взбодрился только после холодного душа и двух чашек куафе.

Войдя в рощу, я прикрыл Селену от псионного влияния и двинулся к Хранителю, который встретил меня еще на улице. Обошли его «зал приема» и подошли к стене, к которой он приложил руку и, я был точно в этом уверен, сделал еще что-то из псионных техник. Часть стены уехала в сторону, а мне сало очень любопытно — как так получилось, ведь она ни вперед не выдвигалась, ни назад — просто сдвинулась и все. Остановился в проеме и попытался увидеть паз, куда и ушла дверь, но он был абсолютно ровным без малейших признаков щелей. Я понял — дверь не уезжала в сторону, часть стены, а точнее вещество проема, просто сдвинулось в сторону, равномерно распределившись по правой стенке. Вот это нанотехнологии!

Сначала мы попали в какой-то предбанник, спустились вниз по обыкновенным ступеням, коих я насчитал аж сотню, и уткнулись в еще одну дверь. Хранитель вновь приложил руку, и дверь по аналогии с предыдущим разом исчезла.

— Вот помещение, заходи и можешь взять три вещи, как и договаривались.

В помещение я вошел один и осмотрелся. Огромный зал овальной формы, в центре которого находилась площадка, выложенная из сталкрита обоих видов. По периметру то там, то здесь стояло какое-то оборудование, приборы и прочая аппаратура. Но искал я, естественно, кристаллы и информацией, и чем дальше я рассматривал все и вся, тем больше зрело у меня мнение, что это не основное помещение. Точнее, здесь проводились опыты и исследования, но вся информация по ним хранилась в другом месте. И дураку понятно, что входом в другие помещения служат не занятые оборудованием стены, но вот попасть туда я не мог. Вернулся к Хранителю и попросил его открыть другие двери, на что он мне ответил, что входить он не имеет права, он, если так можно выразится, хранитель от входа в исследовательскую станцию. В принципе я подозревал нечто подобное, после того, как он не вошел вместе со мной в помещение. Вернулся обратно и начал досконально осматривать уже стены. В трех местах двери просто напрашивались, а в четвертом меня как будто кто-то дернул изнутри — тут.

Ну приложил я руку, а толку от этого ни на грош. Я ее уже и толкать пытался, и сдвигал, и произносил различные фразы, типа «Сезам, откройся», но все без толку. Со злости я напоследок стукнул ее рукой и выругался фразой из моего сегодняшнего сна.

— Кварро кроггаррад!

И тут же что-то сжало меня, не давая пошевелиться, хотя дышать мог легко, а голос, шедший казалось со всех направлений, произнес.

— Кварро кроггаррад гро.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, исследовательская станция пространственных перемещений Древних.

Экспериментальный биоискин класса исследователь вышел из спячки. Последний раз это происходило через две тысячи лет после последнего посещения станции хозяевами. И он согласно протокола ушел в спячку до момента прихода драурров или возникновения чрезвычайной ситуации, которая и произошла. Проверив лог событий, понял причину — нарушение контура исследовательской станции. За доли секунды проверил свои ресурсы, запустил и подключил другие, проанализировал входящие данные — открытие двери инициировал Хранитель, а в помещение вошел двуногий разумный. То, что Хранитель впустил его по собственной воле является истиной, иначе проход не открылся бы. Запустил сканеры идентификации — данный индивидуум не является драурром. Сделал ментальный посыл Хранителю — оказывается, был заключен договор между Хранителем и данным человеком, который свою часть выполнил, и теперь имеет право взять три любые вещи из станции. Он еще раз проверил все, что находится в этом помещении и пришел к выводу, что хозяева не оставили в нем ничего секретного и значимого. Человек ходил по помещению, так ничего для себя не выбрав.

Когда тот начал подходить к местам проемов, искин задействовал дополнительную защиту, поскольку там уже хранились важные приборы и кристаллы с данными, которые давать в руки непонятно кому было опасно. У него даже был протокол для таких вещей — в случае возникновения ситуации, в которой данные исследований могут попасть в чужие руки, произвести ее ликвидацию. Но в данном случае договор имел более высокий приоритет, тем более что Хранитель называл человека другом. Но в договоре не указывалось, что необходимо открыть все помещения, поэтому искин, обладая большой долей самостоятельности, принял решение о недопустимости открытия проемов в другие помещения исследовательской станции. Достаточно того, что человек попал в зал испытаний. Но тот, ничего не выбрав, остановился напротив входа в хранилище кристаллов с исследованиями и пытается открыть проем, что ему естественно не удается. Но искин согласно регламента активировал охранного дроида. И в этот момент человек произнес фразу:

— Запрос идентификации.

За доли мгновения подключились все функции, найдены действия для подобной ситуации. Он закрыл проем в зал испытаний, включил вокруг идентифицируемого объекта стазис поле, и выдал сообщение:

— Запрос идентификации принят.

Активировал исследовательского дроида и вывел его в помещение, где находился некто, знающий язык хозяев и произнесший кодовую фразу. Дроид передвинул человека и приступил к идентификации. Результаты данных сильно озадачили искин. Данный индивидуум был на тридцать шесть процентов воином и на столько же дипломатом, плюс присутствовало еще что-то. До сих пор он ни разу с таким не сталкивался, более того, в его базе данных присутствовало утверждение, что такое сочетание невозможно, потому что дррауры, которым внедряли оба симбионта, вскоре получали полное расстройство психики и умирали. Он дал команду дроиду досконально исследовать его психоматрицу на предмет дисбаланса. Вывод дроида однозначен — объект не имеет никаких опасных отклонений. Искин не мог принять решение, согласно протоколам, ведь по общему показателю он подходил для разрешения, поскольку хозяева перед уходом снизили соответствие со ста процентов до семидесяти. Но в протоколе было прописало или воин, или дипломат, или ученый. Даже обыкновенных драурр без этих симбионтов не смог получить доступ. Наконец решив, что непонятное нечто является связующим ранее несовместимых симбионтов, он решил дать доступ.

— Идентификация пройдена. Доступ открыт. Искин исследовательской станции пространственных перемещений приветствует вас.

И открыл вход в хранилище данных.

Глубокий Фронтир, система тройной звезды, обитаемая планета, Гиаро Аконо, исследовательская станция пространственных перемещений Древних, это же время.

Я увидел, как меня что-то приподняло и отодвинуло от стенки, а вскоре моему взору предстал шар, метра два в диаметре, матовый темно-серого цвета. Он приблизился ко мне и потек самым натуральным образом, окутав меняс голову до ног, оставив только отверстия для дыхания. По крайней мере, я дышал спокойно. Невероятно — жидкий нанометалл. И есть у меня серьезное подозрение, что это какая-то форма сталкрита. Затем по моему телу прошлась знакомая ранее волна мурашей. Спустя секунду или даже менее, у меня произошла смена настроения и чувств — от веселья до уныния и от ярости до любви ко всем. Затем меня отпустил этот терминатор и исчезло поле, державшее до этого, и голос произнес:

— Кроггаррад гройта. Таррн хоррада.

— И что это значит? — спросил я. — Ничего не понимаю.

Секундное молчание, и дроид приблизился ко мне, с верхней его части вытянулось нечто похожее на хобот, и вокруг головы у меня образовался шлем. Затем сильнейшая головная боль, длившаяся не так долго, хотя мне показалось, что несколько часов. Когда хобот втянулся обратно в дроида, боль ушла, а в помещении раздался опять тот же голос.

— Кроггаррад гройта. Таррн хоррада. Тирр кроулагир харрал готр.

И тут я обнаружил, что знаю эту фразу: «Идентификация пройдена. Доступ открыт. Искин исследовательской станции пространственных перемещений приветствует вас». А также я понял и фразу из моего сна, которую принял за ругательство. Понял я и другое — меня идентифицировали как-то и допустили к этому объекту. Вот только наверняка меня приняли за кого-то другого, а проверять мне как-то не хотелось. С другой стороны идентификация Древних, или как они сами себя называли драурров, должна быть на таком высоком уровне, что ошибки исключены. Хотя могло ведь быть некоторое несоответствие и искин принял решение в мою пользу, а случись что и он может приять решение против меня. А то, что я общаюсь с искином, я был абсолютно уверен. Значит, разговор необходимо строить общими фразами, чтобы незаметно было мое незнание. Эх, я бы с удовольствием тут остался и занялся исследованиями, а мне надо спасать Содружество и близких мне людей. Как бы мне побольше отсюда взять с собой, особенно оружия. Я уже построил несколько фраз, но искин срезал на корню все мои мечты, заявив:

— Вы можете взять три любые вещи.

Эх, а я то надеялся прибарахлиться. Но если так, то пожертвую одними знаниями, взамен возьму что-то из оружия, если конечно оно имеется.

— Что есть в наличии из оружия? — начал я свои расспросы.

— Комплект воина-метаморфа, комплект дипломата, плазмер зэ эр двести, ручной исказитель пространства.

Даа, загрузили мне только язык, а все эти названия мне не говорят ни о чем, хотя попробую первый комплект.

— Доставь комплект воина-метаморфа.

— Для получения данного комплекта необходима совместимость девяносто пять процентов. В вашем случае она составляет тридцать шесть процентов.

Ладно, не буду больше рисковать, а пойду-ка выбирать себе кристаллы, вон их сколько лежит в комнате, даже отсюда видно. И я направился в новое помещение. Даже не став пересчитывать их количество, поочередно брал в руки один, второй, третий… Что бы я взял с собой, так это исследования про червоточины порталы, если таковые тут имеются. Очень уж мне хочется получить стабильную червоточину, а про порталы вообще молчу — это же просто замечательно иметь возможность путешествовать по вселенной с их помощью. Третий десяток пошел, и вдруг опять удар изнутри, то, что я с надеждой ожидал. Возвращаются понемногу мои способности, возвращаются. Я отложил кристалл в сторону, и продолжил перебор. Честно сказать, я даже не предполагал, что на нем хранится, но вернувшемуся внутреннему чутью я доверял. Когда я закончил перебор, в стороне лежало семь интересующих меня носителей информации. Вот теперь я настроился более серьезно на свои потребности, и перебирал эту семерку медленно, каждый кристалл держа в руке не менее минуты. О хранимых данных я по-прежнему не ведал, но что-то внутри меня прекрасно об этом знало — ему я и верил. Вскоре я выбрал три штуки, а остальные положил на свои места.

— Три вещи, которые я беру с собой, — заявил я вслух искину станции.

— Зафиксировано, — сообщил мне искин.

«Интересно, где и что он фиксирует?» — подумал я. — «А главное для кого? Неужели драурры должны вернуться?». Задавать этот вопрос я, разумеется, не стал. Но перед выходом решил отдать приказ.

— Повысить меры безопасности, потому как в галактике появился враг, который в свое время уничтожил драурров или заставил их бежать. Они умеют каким-то образом вселяться в людей и действовать от их имени. Разработать систему дополнительной проверки и идентификации в свете этой информации, — я посмотрел на Хранителя, все это время так и стоявшего у входа в зал испытаний, — Это же касается и стражей.

На этом я попрощался с Хранителем и быстрым шагом направился к кораблю. Не знаю, как они воспримут мое предупреждение-приказ, но мне очень не хотелось бы, чтобы эта станция попала в руки врагам. Теперь надо посетить к’тарров и можно лететь дальше.

Приземлились мы на то же место, что и в прошлый раз. А сейчас я держал бой с моими женами, которые тоже хотели отправиться со мной, несмотря на опасности местной фауны. В итоге как всегда — мое веское «Нет» положило конец всем дебатам и пререканиям. Но пошел я все равно не один, со мной был Райт во всеоружии, управляющий дроидом, который нес темный сталкрит. Не успели пройти и половину дороги, как передо мной спрыгнул с дерева на землю мой старый знакомец.

— Привет, Баюн, — я на ходу подхватил его на руки, — только петь не надо, — и шутливо погрозил ему пальцем.

Перед пещерами мы встретили патруль к’тарров, которые с изумлением и страхом посматривали на мирно мурлычущего у меня на руках кота. Я их прекрасно понимаю — слышал уже его колыбельную и видел последствия. До пещер добрались без проблем и там увидели суету. Встретив, Зака спросил его о причине.

— Так мы в пещеры ушли от работорговцев, а сейчас будем обустраиваться здесь. На старое место решили не идти. Я виду ты с ним подружился? — он кивнул на кота.

— Ага, подружились, — ответил я, — только дружба у нас какая-то в одну сторону — я его глажу, а он урчит.

Зак протянул руку, чтобы погладить Баюна, но тот открыл свои изумрудные глаза и тихо зашипел, на что к’тарр тут же ее одернул.

— Нет, вот еще меня защищает от друзей, — добавил я, и мы рассмеялись. — Я что пришел, видишь вот этот темный сталкрит? Вот из него мне бы сделать клинки и желательно побыстрее. Сможет кузнец ваш?

— Пошли.

Мощный к’тарр, поперек себя шире долго расспрашивал меня, потом замерял различные мои данные: длину рук, разверы кистей, еще много других, затем я ему демонстрировал свою работу с клинками аналогичной длины.

После всего этого он вынес свой вердикт:

— Пять дней.

У меня отлегло от сердца, я ведь думал, что скажет не меньше месяца. После этого мы вернулись на корабль вместе с четвероногим другом, который наотрез отказался оставаться на планете. Правда, перед тем как взойти на борт, я его честно предупредил, что первая же его усыпляющая выходка закончится тем, что я его высажу на первой попавшейся планете. Вроде бы понял, по крайней мере, мне так показалось. На корабле он вызвал бурю восторгов, но, если моим женам он дал себя погладить, то на всех других шипел. Как уж он определил с самого начала, что мы одна семья — непонятно. Правда под хорошее настроение он еще играл с Фаиллой и Траготом.

Все эти пять дней мы занимались мародерством на остатках кораблей работорговцев. Главным образом пополнение топлива и боеприпасов. На шестой день мы вернулись, и я отправился за своим заказом. Баюн, я так и оставил это имя коту, увязался за мной, а я так и не смог понять, что же им движет.

Дааа, индивидуальное изготовление изделий — это, даже и не знаю, что сказать. Клинки мне понравились с первого взгляда, а совершив первые движения, я в них влюбился. Они на самом деле были продолжением рук, совершенно не было ощущения, что я что-то держу в руке. Я искренне поблагодарил такого мастера и спросил, что я ему должен, на что он попросил остатки металла, что я ему и отдал.

Прощание с к’таррами не затянулось — никогда не любил прощаться. Только у Ксин выступили слезы, да у Чена глаза были на мокром месте, хотя он пытался это скрыть.

Вот уже две недели длится наш полет, и уже пять дней, как мы летим по территории архов. За это время мы с Аллурой усиленно занимались расчетом портала, дошли до определенной точки, а дальше необходимы либо опыты, либо дополнительные знания, которые я надеялся получить с кристаллов. Я уже понял, какой из них за что отвечает, поэтому постоянно вертел в руках один из двух, отвечающих за портальные переходы. Правда, никакого толку не было — считать их, как у меня получилось ранее, я не мог. Я уже и ходил с ним, и напрягался, силясь прочесть, и спал, но ничего не получалось. Сейчас я просто сидел в кресле и смотрел видео, где сражалась женщина-сполот. Все, что ранее я видел, не передавало потрясающую грацию этих разумных, я наслаждался ее боем. Видео закончилось, а рядом раздался голос Лилиан:

— Какая у нее великолепная грация, — подтвердила она мои мысли.

— Согласен, — подтвердил я и задумался о своем желании.

— О чем думаешь? — спросила она через некоторое время, и пересела мне на колени. — Опять о своих порталах.

— Неа, в данный момент я думаю о том, как было бы хорошо отучиться в Академии Демиургов и создавать миры.

Она отстранилась и внимательно посмотрела мне в глаза, но так ничего и не сказав, прильнула к моим губам.

Через полчаса выход из прыжка на территории архов. По правде говоря, предыдущая система подскока тоже находилась на их территории, но то была граница, окраина, а сейчас выходим довольно глубоко. К сожалению, о повадках архов мало что известно, поэтому мы совершенно не представляли какие звезды они предпочитают для жизни, к каким не любят подлетать. Поэтому свой маршрут строили исходя из предчувствия Лайзы, которое срабатывало не всегда. Вот и этот прыжок совершался обыкновенным расчетом.

Выход происходил по стандартной схеме — маскировка и резкий уход в сторону. Но никто нас не встречал и Мелинэль ушла в астероидное поле. Система на самом деле была большая — в центре ее звезда голубой гигант, вокруг которой вращались тринадцать планет и два астероидных пояса. Один из них равномерно распределился по орбите, а вот во втором в одном месте было большое скопление космических тел. К нему мы и направились, чтобы спрятаться и определиться с дальнейшим маршрутом, да и более детально обследовать — вдруг где-то притаились архи. В этой системе пробыли пять дней, никого в ней мы так и не увидели, поэтому я решил дать людям отдохнуть перед тяжелым дальнейшим маршрутом по территории архов. Только мы хотели покинуть пояс и начать разгон, как искин доложил:

— Зафиксировано возмущение пространства, — а спустя несколько секунд добавил. — Пять кораблей класса крейсер и один линкор.

Территория архов, неизвестная система.

Фаилла и Трагот играли в каюте, пока мальчик не остановился и серьезно заявил:

— Какие-то у меня нехорошие предчувствия.

Девочка тут же прекратила играть и прислушалась к себе, но у нее никаких отрицательных ощущений не наблюдалось. Но она знала, что ее друг очень сильный интуит, поэтому поверила ему сразу.

— Что будем делать? — спросила она. — Сказать командиру и капитану?

— Я сейчас, — ответил мальчик и прикрыл глаза.

Она уже знала, что значит его такое состояние. Он уже в таком возрасте мог входить в режим созерцания, что встречается крайне редко, даже его мать смогла впервые это сделать, будучи старше на пару лет. Девочка, стараясь не шуметь, чтобы не мешать другу, села на кровать. Спустя десять минут он очнулся.

— Мне кажется, — начал он как-то неуверенно, — что мы должны послать зов.

— Отсюда? — удивилась Фаилла. — Кто же нас услышит?

— Я не знаю, — все также неуверенно продолжил он, — я спрашивал о грядущих неприятностях и как из них выйти, вот на зов и получил ответ.

— Ты умеешь соединять? — спросила она, на что тот кивнул. — Тогда готовься.

А спустя пять минут от корабля ушел сдвоенный зов о помощи.

Территория архов, неизвестная система.

На экране отобразились вышедшие из гиперпространства корабли и быстро полетели в их сторону. Для меня они были незнакомы, более того, в них присутствовала некая чуждость, поэтому я сразу заподозрил архов. Вот только вели они себя так, как будто бежали от кого-то.

— Это архи? — на всякий случай я решил уточнить.

— Они, — ответила Лайза, — вот только мне кажется, что они от кого-то убегают.

— Вот-вот, — мрачно добавил Мет, — что это за враг, от которого они убегают на своей территории.

Не успели пролететь и половины расстояния до нас, как появился их враг. Не было ни возмущения пространства, ни образование червоточины, вообще ничего. Просто в пространстве возникло черное пятно, и если бы оно не закрыл пару особо ярких звезд, то различить его было невозможно. Пассивные сканеры его не видели, а активными пользоваться не решались. Оно тут же ринулось за беглецами, по мере движения меняя сою форму из шара на иглу.

— …, - выругалась Мелинэль на неизвестном языке, немного напоминающий аграфский.

— Сестра, ты умеешь так ругаться? — деланно удивилась Лайза, и добавила уже серьезно. — Что-то знаешь о них?

— Нет, но такие технологии за гранью возможностей Содружества. Да и архи, многие технологии которых превосходят аналогичные у нас, не просо так убегают.

— А мне кажется, что это вообще живое существо, — опередила меня Лайза.

Я на это утверждение утвердительно кивнул и добавил:

— Вот только интересно, откуда оно и каким образом двигается в пространстве? — и посмотрел опять на экран.

А там события понеслись вскач — как только появился враг, пятерка крейсеров развернулась и выстроилась для боя, а линкор по-прежнему пытался спастись в астероидном поле. Становилось понятно, что на нем спасается кто-то важный, а может быть и сама королева гнезда. Крейсера открыли ураганный огонь, который гасило возникшее вокруг их врага поле.

— Протос, характеристики поля неизвестного объекта, — потребовал я данные.

— Поле не идентифицируется.

Плохо, очень плохо, не зная этих данных, не имеет смысла и придумывать тактику сражения. «Что это?», изумленно мысленно воскликнул я. Игла объекта сжалась в шар, а затем «выстрелила» собой по направлению одного крейсера, опять превращаясь в иглу, которая достигнув того, черной кляксой разлилась по его обшивке.

— Он что, его съел? — удивленно спросил Мет.

— Фиксирую отголосок ментального удара, — одновременно с вопрос Мета доложил искин.

— Это же какой силы должен быть удар, чтобы он дошел к нам? — спросила Мелинэль. — Нам от него не защититься.

В это время в рубку влетел Баюн со вздыбленной шерстью — вот кто точно почувствовал атаку монстра. Остановившись рядом со мной, он уставился на экран и зашипел. Умный, сразу сообразил от кого ждать неприятностей. А новый враг тем же самым приемом принялся уничтожать остальные корабли архов. Приносили ли вред врагу атаки крейсеров архов непонятно, так как поле вокруг него держалось. Не успел линкор долететь до астероидов, как крейсеры были уничтожены, и черный монстр устремился к нему. Тот встретил его дальним вооружением, и под огонь его орудий от него отделился небольшой кораблик и продолжил спасаться бегством. И по иронии судьбы двигался почти прямо на нас. Линкор отстреливался рьяно, и даже на некоторое время замедлил продвижение врага, но стоило тому попасть на обшивку, как его орудия один за другим прекращали стрельбу, по мере продвижения черной кляксы. Интересно, как он это делает? И вот уже линкор остался позади нее, а она устремилась за малым беглецом.

— Ментальная атака, — доложил искин, — на корабле уровень три.

Сильно! Не успел я спросить искина о самочувствии моих девочек и экипажа, как непонятный враг начал «поедать» кораблик, но остановился и сполз обратно. В голове тут же возник ответ на такое его нестандартное действие — он нас обнаружил.

— Все щиты на максимум, — приказал я, — Мелинэль уходишь за большой астероид сзади нас.

И почти одновременно со мной искин корабля доложил:

— Возмущение пространства. Выход их прыжка одиночного корабля класса фрегат.

Миг — и голова заработала в авральном режиме. Корабль, вышедший из прыжка, принадлежал Содружеству. Что он тут забыл, я не знал, но он полным ходом полетел в нашу сторону. Мелинэль опять совершила головокружительный маневр и спряталась за астероидом, уходя от ментального удара. Но скорость монстра, теперь я был уверен в том, что это живой организм или нечто вроде наноколонии, организовавшейся до получения коллективного разума, была выше нашей. Кроме этого, он мог непостижимым образом менять направление движения, как будто инерция на него не действовала, или познания его в гравитации были на столь высоком уровне, что тоже позволяли проделывать такое. В общем, он нас настигал, пытаясь выйти на расстояние своего максимального ментального воздействия. А вот кораблик Содружества менял курс таким образом, чтобы столкнуться с врагом, тем самым вызывая у меня подозрения на таран. Я же ментального воздействия не очень боялся, ведь знаю, что у меня существует какая-то защита. Вот только жаль, что других защитить не могу. Хотя… Я вспомнил, как сумел защитить Селену от воздействия силы, ментал конечно нечто другое, но, как говорится, попытка — не пытка. Я подошел сзади к Мелинэль и обеими руками приобнял ее голову, ведь ментальная атака — это в первую очередь воздействие на мозг человека.

А в следующее мгновение одновременно произошло несколько событий. Баюн зашипел, даже можно сказать зарычал, а его шерсть еще больше вздыбилась. Монстр атаковал такой силы, что даже я почувствовал давление на мозг. За долю секунды до того, как монстр присосался к нашему кораблю, наш неизвестный помощник врезается во врага и взрывается.

— Ментальная атака десятого уровня, — доложил Протос.

И в следующее мгновение монстр растекся по обшивке нашего корабля.

Глава 10

Территория архов, фрегат «Торговец Гор».

Кролд уже несколько дней пребывал в непонятном состоянии — опять он не мог узнать, куда направляется этот неуловимый человек. Даже последний прыжок вглубь территории архов он совершил самостоятельно, просто сделав аппроксимацию маршрута его движения. Сейчас его корабль притаился за пределами системы, на большом астероиде, вращающемся вокруг местной звезды. Пообедав, он хотел опять уйти в созерцание, как почувствовал зов. Очень слабенький, как будто он пришел издалека либо его послал… Все верно — зов о помощи послан детьми, поэтому и слабенький. Но одно он уяснил точно — сейчас детям ничего не угрожает, а зов послан, потому что в ближайшем будущем им грозить большая опасность. Не раздумывая, он полетел на помощь, тем более что место зова находилось всего в одном прыжке. Во время разгона он сопоставил известные ему факты и пришел к выводу, что это могут быть только дети, похищенные ранее и спасенные неизвестным. Теперь получается, что и этому неизвестному грозит опасность.

Выйдя в системе, он сразу оценил обстановку и понял, кто является врагом. Что-то смутно знакомое было в этом черном непонятном объекте, от которого исходила сильная опасность. И тут у него в голове начали появляться новые знания, а Кролд понял, что сработала какая-то ментальная закладка. Спустя секунду он знал, что это знания об этом враге, враге, который очень давно заставил его предков покинуть свой мир. Еще не до конца получив исчерпывающую информацию, он полетел на сближение.

Существо, атаковавшее сейчас корабль Содружества, являлось энергетическим вампиром и само состояло из энергии, точнее различных энергий как-то удерживающихся вместе. Более точных данных сполоты получить не смогли. Употребляло оно энергию не только живых организмов, но и прочую статическую. То есть поглотить энергию аккумулятора или батареи для него было без проблем, а вот энергия взрыва наносила ему вред. Но оно обладало отличным защитным полем, пробить которое можно было только очень мощным кинетическим оружием. Еще существо на вооружении имело очень сильную ментальную атаку, такой мощности, что выдержать ее могло далеко не каждое живое существо. Для противодействия сполоты разработали специальную ментальную технику, которая могла защитить от одного или двух ментальных ударов. И в данный момент Кролд начал ее применять, и скривился от боли, а затем даже застонал, когда к этому действию подключился его симбионт. Все дело в том, что техника заключалась в уменьшении и уплотнении астрального и ментального тел. Уничтожить этого врага можно только с помощью ловушки, сконструированной из пси активного металла, который встречается крайне редко. Он засасывает в себя энергию существа, тем самым растворяя его сущность. Само же существо по невыясненным причинам сопротивляться этому процессу не умело, но могло чувствовать наличие этого металла, поэтому и приходилось сооружать ловушки, маскируя его. И еще следить за пределом насыщения и сбрасывать накопленную энергию, в противном случае металл рассыпался пеплом. Ловушки у него не было, но, если он может приблизиться к поверхности и активирует взрыв, то это дезориентирует его и у людей будет шанс убежать, так как в это время оно не может контролировать подпространство, блокируя его. Еще он узнал, почему информация о таком враге сидела как ментальная закладка — невероятно, но они мог чувствовать мысли, направленные на них. Эту ее способность сполоты объяснить правдоподобно никак не могли, выдвигались самые неординарные версии. Такие как: мысль любого существа суть энергия, поле, которое хранится в определенном слое мироздания, а эти существа умеют подключаться и считывать эту информацию.

Но Кролд не успевал, сейчас вампир выйдет на расстояние ментального удара и все. Но пилот разведчика совершает сложный маневр, и корабль опять скрывается за астероидом. Сполот восхитился мастерством пилота, и отметил, что у них появился шанс. Существо вышло на линию атаки, но подлетающий фрегат заставил его переключить свое внимание на себя. Одна атака — как будто по голове ударили кувалдой, вторая — голова закружилась, в глазах потемнело, но сознания он не потерял. Фрегат врезается в защитное поле и начинает его продавливать, но, как и предполагал Кролд, его массы не хватило, чтобы это завершить. И почувствовав, что сейчас его корабль будет откинут назад, он дает команду на самоподрыв. «Извините, ребята, но я сделал все, что мог», — было его последней мыслью.

Территория архов, неизвестная система, крейсер-разведчик «Протос».

Давление на мозг возрастало, я как мог защищал нашего пилота, даже не зная есть какой-то толк о моих действий или нет, краем глаза заметил, что Мет и Лайза тоже не потеряли сознание, слышал рык Баюна. Затем давление стало спадать, и спустя десять минут исчезло совсем.

— Протос, доклад, — приказал я.

— Нечто, атаковавшее корабль, исчезло, — доложил искин.

— Как?

На экране появилось изображение внешней обшивки нашего корабля, где к правому борту присосался монстр. Вот он полностью растекся и вдруг начал исчезать. Больше всего это было похоже на испарение — черное пятно уменьшалось, уменьшалось, пока совсем не исчезло. Не зная ничего об атаковавшем нас существе, предположений можно построить очень много, поэтому я даже не стал пытаться это делать, а побежал к себе в каюту, где находились мои девочки. Сразу же за мной в каюту вошел дроид, и мы отнесли Илану с Аллурой к медкапсуле. Состояние их было тяжелое, но не критичное, у Аллуры чуть хуже, поэтому ее я первой положил в капсулу и задал работу на выведение ее из тяжелого состояния. В свое время у Лионэль я специально узнал некоторые простые настройки в ручном режиме как раз для таких случаев. Вернулся к остальным девушкам — аграфка подавала первые признаки пробуждения, Лилиан, значит, вскоре тоже должна прийти в себя сама. Это первые две не обладают пси способностями и не имеют нейросетей и имплантатов, поэтому совершенно не защищены от ментальных атак.

— Протос, доклад по остальным членам экипажа.

— Абордажники приходят в себя, остальные в стабильном состоянии, и придет в себя в течение часа.

Ух, никто не пострадал. Правда, если мои красавицы выжили, то и другие должны, но всякое могло произойти. Сейчас надо бы разобраться, куда делся враг и осмотреть остатки кораблей архов. А еще меня интересовал вопрос: как смогли остаться в сознании находящиеся в рубке люди? Что в ней наличествует такого, что погасило большую часть ментального удара? Надо поспрашивать знающих людей. Войдя в рубку, увидел что в одном кресле сидит Баюн и тщательно вылизывает вою шерстку.

— Стоишь на защите наших командиров корабля? — я погладил его. — Молодец!

Осмотрел это командование. Мелинэль полностью пришла в себя, Мет с Лайзой имели вид, как будто находятся с бодуна после недельного запоя, но вой вопросительный взгляд показали, что в порядке.

— Кто мне скажет, почему в рубке никто не потерял сознание? — задал я интересующий меня вопрос. — Не говорю о себе, имеющего какую-то мутацию. Я еще могу понять нашего пилота — я попытался ее прикрыть и защитить, не знаю получилось или нет, но спишем на то, что получилось. Но как остались в сознании вы, если даже Лионэль, имеющая соответствующий имплантат и базу «Эспер», потеряла сознание?

— Да нет здесь ничего такого, — ответила Мелинэль, знающая всю начинку корабля, — может быть, ты сам как-то смог это сделать? Ты же о своей этой необычности ничего не знаешь, как и все мы.

Я не стал спорить, так как она права — про мою способность никто ничего не знает. Теперь надо обязательно осмотреть корабли архов, которые на вид выглядели полностью целыми. Спросил у искина были какие-нибудь у них движения, на что тот ответил отрицательно. Начнем, естественно, с ближайшего к нам кораблика, на котором кто-то из верхушки архов пытался скрыться от этого непонятного монстра. Когда весь экипаж очнулся, включая моих девушек, мы медленно направились к беглецу.

— Протос, проверка на наличие активных форм жизни.

— Слабая засветка одного объекта. Определить принадлежность невозможно.

— Ничего себе, — изумилась Мелинэль, но, увидев наши недоумевающие взгляды, добавила. — Об этом в открытую не говорилось, но среди военных знали, что система защиты от сканирования на предмет наличия в кораблях архов живых организмов, у архов настолько лучше наших возможностей, что за все стычки с ними этого ни разу не удалось сделать. Могу только предположить, что энергии в корабле не осталось вообще, и, если мы хотим спасти того, кто еще не умер, то надо поспешить. Спасать архов никто не рвался, но все понимали, что если есть маленькая возможность узнать о новом враге, то ее надо использовать. Этот корабль архов в Содружестве неизвестен, поэтому пришлось потратить некоторое время на облет вокруг него, сканируя, чтобы увидеть внутреннюю конструкцию и понять где вход. Сам же корабль напоминал каплю, которой отрезали ее хвостик, и у меня сложилось впечатление, что архи не гнались за полной стандартизацией и оптимизацией, как производители Содружества, и во главу ставили функциональность, пусть это будет и дороже. Поэтому их корабли выглядят не кирпичами, а имеют разные очертания. На это я обратил внимание еще когда они вели бой.

На обследование отправились я с тройкой наших абордажников и дроид, который шел впереди. Внутри корабля сразу же бросалось в глаза, что конструкторы его обладали не человеческой логикой — все было непривычно. Многие предметы непонятны, хотя по анализу коридора легко делается вывод, что передвигались архи по всем поверхностям его. Коридор был круглым, по поверхности которого располагались небольшие выступы, которые так и просили, чтобы за них зацепились, что мы и делали, ведь гравитация отсутствовала, а материал сен был полностью инертен к магнетизму, вот наши магнитные подошвы и не действовали. Связь с кораблем была, но по мере продвижения становилась хуже.

Попался первый мертвый арх — паук пауком, и как сообщила Мелинэль, это технический персонал. Я вспомнил наших технических дроидов — аналогичная конструкция, только тут живой организм, а у нас искусственный. Следующим мертвым оказалась боевая особь. Он был похож на богомола, но в отличие от последнего имел мощные жвала и меньшее, по сравнению с остальным телом, брюшко. «Боевая особь класса абордажник или телохранитель», — пришло разъяснение от Мелинэль. — «Помимо всего оружия, еще плюется кислотой, разъедающей почти все металлы». Присмотрелся внимательней — кроме личной брони — хитина, он был облачен в еще во что-то тускло коричневое. Средняя пара лап просто обязана служить еще и руками, с помощью которых он пользуется оружием, валяющимся рядом с ним. А еще одна деталь объединяла его с предыдущим трупом — они оба были высушенными, словно мумии. Если с первым это могло быть случайностью или тот так и выглядел, то два с одинаковыми признаками говорили, что это не просто так. Получается, что тот непонятный монстр сумел как-то высосать их через обшивку корабля. Хорошо, что с нами такого не произошло. Дальше по пути попалась еще парочка трупов с аналогичными признаками смерти. В итоге мы пришли к рубке. Она также, как и в кораблях Содружества была посередине, в самом защищенном месте.

И только здесь мы увидели первый работающий прибор, во всех остальных частях корабля все обесточено. Что-то вроде медицинской капсулы мигало разными огоньками и наверняка имело свою батарею. А подойдя ближе, увидели, что капсула не пустая. Арх, который в ней находился был двуногий прямоходящий, но с двумя парами рук. Голова была треугольной, но не ярко выраженными углами, а сглаженными, на которой выделяли огромные глаза. Наверняка они были фасетчатыми, вот только поволока не давала мне убедиться в этом.

— Мелинэль, — прокричал я в микрофон, — знаешь, что это за особь?

— Нет, — донесся до меня слабый ее голос, хотя она тоже кричала, — никто и никогда о таком виде не говорил.

Я прокрутил в голове различные варианты и спросил:

— А королеву гнезда кто-то выдел когда-нибудь?

— Нет, — ответила наш пилот, — думаешь это она? Мы как-то представляли ее больше размером, как и есть у всех инсектоидов. Что доподлинно о них известно, так это то, что они обладают очень сильными ментальными способностями.

Я задумался, глядя на капсулу. То, что это королева, я не сомневался, и теперь стоял вопрос пытаться вылечить ее или нет. Мне ее ментальная сила не страшна, чего не могу сказать о других членах моей команды, особенно о Аллуре с Иланой. Но информация о новом враге крайне важна, поэтому придется ее оживить. Причина, по которой она пребывает до сих пор в капсуле в таком состоянии, мне, кажется, понятна — монстр, каким-то образом лишает корабли энергии. Вот и здесь все генераторы, батареи, аккумуляторы пусты, даже реактор заглушен, но в капсуле автономный модуль, до которого тот не дошел, так как покусился на нас в качестве добычи. Вернее, скорее всего, дошел, но не полностью выкачал энергию или разрядил, или что он там с ней делает. И, если мы сейчас подключим к ней свой генератор, то капсула приведет этого арха в нормальное состояние.

Кстати, а корабли архов намного совершеннее в плане поддержания жизнедеятельности — никакие системы в данный момент не работают, а в нем температура еще в пригодном для проживания виде. Архи используют в качестве утеплителя какой-то материал, с практически нулевой теплопроводностью и который может, не разрушаясь, выдерживать перепады температур космоса. Свои мысли я высказал таким непререкаемым тоном, что никто не посмел спорить. Вскоре дроид принес переносной генератор и переходник для подключения к оборудованию архов, который входил в комплект любого военного корабля Содружества.

Технический дроид быстренько подключил все и слинял, а боевой все также находился тут, полностью готовый к атаке и обороне. А ведь я оказался прав — как только в капсулу пошла энергия, на панели управления замигало больше огоньков и по дисплею пошли непонятные пиктограммы. Но капсула открылась только спустя полчаса, видать пациент находился в очень тяжелом состоянии. А на меня уставились глаза насекомого. Я тоже стоял, не двигаясь, и смотрел на него или, если я прав, то на нее. Старался не двигаться, чтобы не спровоцировать ее на атаку, а она тоже не спешила предпринимать какие-то действия и все также лежала в капсуле. После минутного разглядывания друг друга, я решил начать действовать первым, ведь она, возможно, считает меня тем монстром или его частью. Поэтому медленно сделал шаг назад и также медленно показал рукой, что она может вставать. Миг — она уже стоит рядом с капсулой, возвышаясь надо мной на целую голову. «Дааа, скорость у нее потрясающая», — подумал я. Вдруг она застыла, затем что-то затараторила на своем стрекочущем языке.

— Ничего не понимаю, — отрицательно покачал головой.

— …, - снова стрекот.

И тут заговорила Селена:

— Она хочет запустить реактор, иначе корабль станет непригоден для жилья.

Все верно, и я показал рукой, что она может делать, что ей надо. Она быстро отключила генератор от капсулы и воткнула штекер куда-то в стену, а спустя секунду ожили мониторы, до этого казавшиеся обыкновенной стеной. Я же в это время спросил свою помощницу про язык архов. Оказалось, что у сполотов был пару раз мирный контакт с архами и они за это время сумели создать небольшой словарный запас. А ту фразу она поняла через пень-колоду, но знаний хватило, чтобы уловить ее смысл. Арха тем временем завершила свои дела по запуску, повернулась ко мне и опять что-то сказала.

— Что-то вроде зачем или для каких целей меня освободили и про врага, скорее всего, куда делся или как его смогли победить, — перевела Селена.

Я посмотрел на показания наружных параметров — они пришли в нормальное для людей состояние, так что можно снять шлем и освободить Селену, чтобы она поработала переводчиком. А все-таки замечательно работает система жизнеобеспечения у архов, времени прошло всего ничего, а все уже пришло в норму. Ох, даже не обратил внимания, что гравитация появилась, поскольку та нарастала плавно, что я не заметил, как опустился на пол. Заставил убраться шлем, освободил «переводчицу» и сказал, чтобы та перевела, что мы и сами бы хотели знать, куда делся этот враг, да и узнать более подробно о нем.

Арха выслушала, затем что-то спросила, Селена ответила, потом еще раз. В общем, я понял, что язык моей помощницы хромает на обе ноги, да еще на руки в придачу. Но вот разговор между ними закончился, и Селена стала переводить:

— Она благодарит, что мы спасли ее, но по поводу этого врага мало что может сообщить. Она попыталась, но мое знание языка очень плохое, поэтому она предлагает передать знания непосредственно тебе в мозг.

— Э, нет, рисковать я не хочу. Ты с ней поговори, как можешь, а потом мне доложишь, — ответил я ей. — Кстати, спроси у нее, кем она является в своем рое.

Следующие пятнадцать минут я слушал их стрекот, а сам более внимательно рассматривал рубку. Медкапсула, два кресла, утолщение в виде арки и все. Панель управления откидывается от стены, в качестве мониторов тоже стены. А кресла то предназначены для двуногих прямоходящих. Вот теперь я полностью уверен, что главенствующую роль в рое архов играют вот такие двуногие. А еще они просто обязаны обладать огромными ментальными способностями, но от своего врага все же убегали. Или их менталистика имеет немного другую природу? Хотя нет, во время стычек воевавшие утверждали, что чувствовали ментальное воздействие, иногда небольшое, иногда очень сильное. Но это тоже ни о чем не говорит, а для безопасности надо полагать, что природа ментальных и астральных воздействий одинакова. Очнулся от того, что вокруг стояла тишина, и только когда полностью пришел в себя, Селена заговорила:

— Архам удалось установить, что эти существа поглощают энергию, предпочитают жизненную живых существ, но с таким же успехом высасывают из всех устройств ее содержащих. Убить их очень сложно из-за защитного поля неизвестной природы, но если его как-то умудриться преодолеть, то тогда взрывами большой мощности можно уничтожить. Они умеют блокировать гиперпространство, а каждую свою атаку сопровождают очень мощным ментальным ударом. Откуда они пришли никто не знает. Вот все, что известно архам, точнее, все, что мне сказали.

— Пусть покажет территорию своего роя, чтобы мы смогли обойти ее стороной.

Селена перевела, арха развернулась к одному экрану, на котором высветилась часть галактики. Она начала что-то пояснять, но я и так понял — наша цель находится во владениях их роя. Места, где хозяйничали эти энергетические вампиры, находились немного в стороне, но не так уж далеко по меркам космоса, да соседи находились довольно близко. Селена уточнила, что появляются они только в одном, относительно небольшом, секторе, и сразу добавила, что никаких аномалий архами там не выявлено.

— Спроси, знают ли их соседи о новом враге и придут ли на помощь?

Селена перевела, а я впервые наблюдал хоть какие-то эмоции на лице архи, надо полагать негативные. Ее более резкое и быстрое стрекотание подтвердили мои выводы, а перевод окончательно убедил — они знают, но на помощь никто не пришел. Их рой был одним из самых сильных, многие их боялись, особенно соседи, вот решили подождать, когда их уничтожат. Все, как везде — интриги, борьба за власть и территории.

— Селена, спроси, она ведь королева роя?

Мне было очень интересно, какое место она занимает в иерархии архов, вот и задал этот вопрос. Мне показалось, что она чуть вздрогнула, когда услышала перевод, затем с минуту молчала, но, в конце концов, что-то ответила.

— С ее слов: «Теперь она уже королева» — это перевод слово в слово.

Все ясно, была наследницей или помощницей, или как там у них это называется, а теперь королева непонятно чего. «Да уж, долго придется тебе собирать остатки своего роя», — подумал я, — «или создавать новый. Интересно, как они это делают?». Но это все отошло на задний план, отодвигаемое насущной проблемой поисков нашей цели. Я сказал Селене, чтобы они прощалась, а сам направился к выходу, и уже перед проемом негромко произнес на языке драурров:

— Желаю тебе возродить свой рой, — и услышал сзади вскрик-стрекот.

Быстро развернулся — арха стояла на одном колене и глядела мне в глаза, затем на том же языке, но с жутким акцентом сказала:

— Позволь служить тебе, хозяин.

Вот так новость! И тут, выходит, Древние постарались, неужели и архов они создали, как стражей и хранителя? Интересно, для каких целей, ведь насколько я понял, ради интереса они ничего не делали — вся их деятельность была на что-то направлена. Но сейчас вот и узнаю правду.

— Почему ты решила, что я твой хозяин?

— Твоя фраза, сказанная на этом языке, говорит сама за себя.

Мы и вправду говорили на языке драурров или правильнее сказать драуррите. Но ее ответ мне ровным счетом ничего не сказал. Придется тут задержаться и подробно расспросить арху обо всем.

— Селена, передай там моим, чтобы не переживали, мне тут надо поговорить с кое кем.

— Да они там все в шоке от происходящего, — ответила она, — я ведь и им передавала наш разговор и то, что здесь происходит.

— Давай сядем и поговорим, — обратился я к архе, показывая на кресла и садясь в одно из них. — Расскажи тогда историю своего народа, — попросил я ее, когда она уселась в кресле.

— Многое я уже не помню, поскольку за тысячелетия передачи информации часть забылась, но расскажу все, что знаю, — она посмотрела на меня своими фасетчатыми глазами и продолжила. — Многие тысячелетия назад мой рой столкнулся с очень сильным врагом. Остались воспоминания об очень быстром противнике, обладающим врожденным иммунитетом к псионным атакам. После него от архов оставались трупы, похожие на те, что остались от моего сопровождения, — и она замолчала, вероятно, вспоминая еще что-то.

Уж, не о крыланах ли она говорит — очень на них похоже: и быстрые, и выпивают энергию живых организмов, и обладают сильным иммунитетом против ментальных воздействий.

— И вот драурры, твои предки, нам помогли выжить, и мы в благодарность за это поклялись им в верном служении, — между тем продолжила она. — Как они их уничтожили, в памяти не сохранилось, помнится только, что их воины всегда имели напарника, но вот как тот выглядит ничего сказать не могу.

— А сами драурры как выглядели? — задал интересующий меня вопрос.

— А вот как ты и выглядели, — мне показалось, что на ее лице появилось нечто вроде улыбки, — и также без их разрешения с ними нельзя было мысленно общаться, все, как и у тебя.

— И что было потом?

— Первые слова командира воинов нашей королеве и были: «Желаю тебе возродить свой рой». И эти слова помнили все королевы нашего роя. Долгое время они находились рядом с нами, а потом одномоментно исчезли, так ничего и не сказав. Но мы по-прежнему храним им верность и охраняем территорию, которую обещали защищать в любом случае.

— И именно поэтому вы не покинули этот сектор, когда тут появился новый враг, — закончил я за нее, на что она сделал какое-то движение, которое я понял аналогично нашему кивку головы.

Теперь все стало на свои места. В этой части галактики драурры создали научно-исследовательские центры под охраной архов. Лаборатории были разбросаны по большой территории, но концентрировались знания именно в этом регионе. А система тройной звезды, куда случайно попали к’тарры, была совершенно секретной, о которой не смогли узнать даже враги, уничтожившие или изгнавшие их. Хотя вряд ли изгнавшие, в противном случае они бы вернулись. Наверняка на территории роя этой королевы находится не одно такое тайное заведение, к которому мы стремимся. Но шансы на успех в данный момент очень малы, если с архами, в конце концов, я бы смог договориться, то с их врагами точно нет. Получается, волей-неволей придется принимать ее служение, а вместе с этим и собрать остатки роя, чтобы хоть на время он мог противостоять монстрам. Кстати, было бы очень неплохо узнать какая причина исчезновения этого вампира, ведь это самое эффективное оружие против них, не просто же так он растворился.

— Ты назвала меня хозяин, а оно не ассоциируется со служением, более подходит для раба, — я почти был уверен в ее ответе, но решил все же уточнить.

— Для арха служение подразумевает полную отдачу, в том числе и жизни, — подтвердила она мои выводы.

Как жаль, что предчувствие у меня не работает, потому как в данный момент я в раздумьях — до какого предела можно ей доверять? Или она вообще водит меня занос? Так то вроде не похоже, но что я знаю об архах, ом более королеве, которую то и не видел никто в Содружестве. И именно последнее обстоятельство и не давало проделать детальный анализ, а мне бы очень не хотелось, чтобы произошло как с «дядей» моей аграфки. Как бы мне убедиться в ее искренности? Хотя для начала необходимо ей сказать о том, что я не являюсь потомком драурров, пусть и знаю их язык. Но задал я пока другой вопрос.

— Кстати, как твое имя?

— В переводе оно означает Восходящая Звезда, — опять на ее лице отразились эмоции, — это из-за того, что являлась наследнице и была помощницей моей матери. Ну, еще по ментальным способностям я уже сравнялась с ней, а у меня еще есть время для развития.

— И еще, Звездочка, я не драурр и не являюсь их потомком.

Она застыла, и мог поспорить, что в данный момент она прислушивается ко всем своим чувствам и раздумывает над моими словами. И глаза ее прикрыла полупрозрачная пленка. Целую минуту она так сидела, затем уверенно сказала:

— Но ведь это правда! Я с самого начала почувствовала связь клятвы, но она была очень слаба, а когда ты заговорил на древнем языке, я окончательно убедилась в этом. Пусть ты не являешься драурром, но ты их потомок, а значит имеешь все права на наше служение.

Очень интересно. Лионэль и Селена утверждают, что у аграфов не технологии, чтобы сотворить со мной такое, арха утверждает, что чувствует во мне потомка Древних. Где я что-то мог подцепить? Начал вспоминать все события, предшествовавшие моему залеганию в медкапсуле. Кроме, как непонятных штуковин, которые я честно позаимствовал у принцессы, больше ничего не было. Правда, это если откинуть различные невидимые варианты, а их может быть достаточно, в этом я убедился. Вон как некоторые могут жить в астрале и периодически проявляться в реальном мире. Но, я склоняюсь больше к первому варианту. Вот в тех коробочках и находилось нечто, наподобие разработки сполотов. То есть во мне три разные штуки, две из которых совсем непонятные. Три? И тут перед глазами пробежали все случаи, связанные со мной и моими способностями. Три тени, которые мне снились, и были этими тремя симбионтами, жившими во мне. И именно эти две разработки Древних, оказавшихся во мне, не дали полностью развиться во мне изделию сполотов. Да и между собой они конфликтовали, что говорит о том, что они несовместимы, а я умудрился их подцепить. Надо было раньше задуматься на эту тему, а то только спорился с Селеной для поднятия своего настроения. И только сейчас я до конца осознал подарок Хранителя системы-ловушки, ведь говорили мне девочки, что я чуть не выгорел. Теперь остается вопрос: куда делись эти мои симбионты? Их уничтожил «дядя» или нет? Хотя вряд ли уничтожил, ведь иногда на меня находит вдохновение или догадки, которые могу объяснить только наличием во мне части сохранившихся «жителей». Вот и мои способности, кроме умения думать и интуиции, заслуга симбионтов, хотя и интуицию они вытащили совершенно на другой уровень. Ладно, надеюсь, что там, куда я стремлюсь, найду ответы на все мои вопросы или хотя бы на большинство. Но вот что мне интересно — симбионты усиливают имеющийся потенциал или могут инициировать его? Или делают и то и другое? Тут до меня достучалась Селена, а я понял, что опять ушел глубоко в своих рассуждениях, выпав из реального мира.

— Как ты можешь доказать свою правоту? — задал я наконец-то самый важный вопрос в данной ситуации.

— У нас есть артефакт, оставленный как раз для такого случая, но находится он на территории, где хозяйничает новый враг.

На экране отобразилось место, где имеется этот артефакт. Почти в центре самой опасной территории, но систем для подскока вокруг достаточно, так что пробраться можно, хотя и очень опасно. Но без помощи архов добраться до цели будет почти невозможно, особенно, если учесть, что эти монстры начнут расширять свою территорию в поисках новой добычи. Но такое ответственное решение я не хочу принимать единолично, пусть и считают меня командиром, но интуиция моя молчит, поэтому и буду совещаться со всем экипажем.

— Иггр, — раздался голос Селены, — тебя требуют срочно на корабль, что-то там у них случилось, — как нельзя кстати пришло сообщение.

— Мне срочно надо вернуться на свой корабль, а ты занимайся своими делами, — сказал я архе. — Как закончу с ними, то вернусь и обсудим, что будем делать дальше.

— Что случилось? — войдя в рубку, задал свой вопрос.

В ней, кроме семейной троицы капитана, находились и мои жены. Лица у всех взволнованные, но паники нет — значит, событие не критичное.

— Пойдем, — сказала Лионэль и мы все, кроме пилота, вышли и направились, как я понял, на склад, где хранился сталкрит.

— Вот, — произнесла аграфка и замолчала.

Я посмотрел на металл, обвел взглядом помещение, но все было, как и прежде. Хотя нет, что-то неуловимое присутствовало, но определить что это я так и не смог. Попытался, что называется, раствориться здесь, как делал это ранее, чтобы почувствовать все, но ничего не вышло, хотя чувство чего-то неуловимого немного усилилось.

— И что? — спросил я всех присутствующих и тут заметил кота. — И ты здесь?

— Иггр, — серьезно начала Лионэль, — ты сейчас почти ничего не чувствуешь, но в помещении уровень ментальных энергий вырос на порядок

Ага, так вот что я ощущал! Возвращаются ко мне мои способности, медленно, но возвращаются. Это что же выходит? За время нахождения на корабле сталкрит вобрал в себя такое количество? Нет, на планете его намного больше и люди там есть, но он особо не насыщался, а кузнецу к’тарров приходилось самому во время ковки закачивать в него энергию. Где-то он нашел мощный источник, причем подходящий для впитывания.

— Девочки, — у меня проблеснула идея, — а вы когда почувствовали изменение пси фона?

Лилиан с Лионэль переглянулись и аграфка продолжила.

— Да вот как враг исчез и все успокоились, вот тогда начали что-то ощущать. Сестра первая, — она посмотрела на Лилиан, — потом я. Затем спросили Лайзу. В рубке она не чувствовала, но во время прохода по коридору тоже ощутила.

— Это же просто замечательно! — воскликнул я, а улыбка сама по себе появилась у меня на лице. — Единственной причиной насыщения может быть только поглощение этого непонятного врага. Со слов архи эти монстры питаются энергией, вполне вероятно и состоят из нее. Но самое главное то, что эта энергия легко засасывается нашим металлом.

— И сколько он может засосать монстров? — задала вопрос Аллура.

Ну, кто бы сомневался, что этот вопрос задаст именно моя помощница по исследованиям и вычислениям. А и в самом деле, сколько? Про сталкрит известно только то, что это пси активный металл. Но пределы насыщения свойственны всем веществам, поэтому не предположить этого и у этого металла было бы непростительной ошибкой. Для экспериментов у нас просто нет соответствующего его количества, а рисковать — увольте. Придется поодиночке уничтожать врагов, затем куда-то сбрасывать энергию, вот только знать бы как это делается.

— Девушки, сможете куда-нибудь слить эту энергию или рассеять?

Лионэль и Лайза синхронно покачали головками из стороны в сторону, но Лилиан задумчиво произнесла:

— Я могу попытаться, но такое количество буду рассеивать очень долго. Было бы быстрее, если ее на что-то употребить, но я опять же ничего такого не умею. Меня должны были начать обучать техникам работы с энергиями, но началась война, и вот…, - девушка тяжело вздохнула.

Я сделал к ней шаг, обнял и поцеловал, тем самым подбадривая ее. Проблема у нас появилась новая.

— А почему так?

— Когда перекачиваешь энергию во что-то, то получаешь поток, и выпускаешь его, а при рассеивании энергия выпускается очень малыми дозами, поэтому приходиться и входящий поток ограничивать, — девушка совсем уж расстроилась.

— Ладно, этот вопрос вы решите сами, — перевел я разговор на другую тему, — сейчас ответьте мне, что думаете по поводу предложения архи? Можно ей верить или нет?

Началась дискуссия, споры, прения. Вот такой толпой мы и вернулись в рубке, где к нам присоединилась Мелинэль. Но она почти в категоричной форме заявила, что архи придерживаются своих обещаний. В военных кругах был один случай договоренностей между аграфами и архами, которые выполняли договор от и до. Да у сполотов было нечто подобное и, насколько она знает, архи тоже выполнили свои обязательства. Я тоже склонялся принять предложение, хотя и не мог объяснить этого — может быть, наконец-то, интуиция заработала. Еще раз напомнил всем псионам о необходимости поиска решения в снятии энергии, сам пошел к архе.

Чем она занималась я не знаю, но все экраны в рубке работали и на них высвечивалась различная информация, из которой понятной была только на центральном экране, где высвечивалась система, в которой находились мы. Я обрадовал арху своим согласием на ее служение, еще раз расспросил про врага, но она добавить ничего нового не смогла. Пока не стал радовать ее тем, что нашлось оружие против него, а сам же расспросил о том, охраняли они отдельные области или системы. Ответ меня не удовлетворил — они охраняли всю свою территорию, не выделяя ничего. Поразмышляв, пришел к выводу, что это правильная постановка вопроса, поскольку скопление вооруженных сил в некоторой области автоматически притягивает глаз, а так ничего примечательного — существа охраняют свое. Звезда тем временем откинулась в кресле и ее глаза затянулись пленкой, медитирует наверное. Очнувшись, она повернулась ко мне и, извиняющимся тоном, уж не знаю как я это понял, спросила:

— Хозяин, я только что почувствовала на вашем корабле концентрированную энергию. Можно мне получить немного ее?

Во дает! Очень сильная ментально, хотя может быть у нее развита чувствительность намного сильнее, чем умение атаковать, все-таки роем она управляет ментально.

— А для чего она тебе? — мне ужасно стал интересен этот вопрос.

— Ты же сам сказал, что желаем мне возродить свой рой, — чуть более эмоционально ответила она, — а для выращивания потомства мне необходимо много энергии. На моем корабле, — она показала на экран, где отобразился линкор, с которого она пыталась обежать на этом кораблике, — есть все для этого необходимое, не хватает только этой составляющей.

— А как раньше ты действовала? И как ты собираешься забирать и переносить ее на свой корабль? — немного удивленно, но заинтересованно, спросил я ее.

— Я умею накапливать ее в себе, и когда полностью заполняю свой резерв, делаю кладку. Этим же способом я и могу забрать ее часть у вас и использовать у себя на корабле. Мне же необходимо возродить помощников и воинов. Линкором управлять могу и сама, но только в качестве пилота, ни атаковать, ни обороняться он будет неспособен. Еще можно попытаться найти остатки роя, наверняка кто-то остался жив, но без королевы они не могут долго жить, такой уж у нас закон природы.

Теперь я полностью уверился, что врагом, от которого их спасли Древние, были крыланы — такой лакомый псионно-ментальный кусок они пропустить не могли.

— Так ты же жива?

— Да, но они клялись моей матери, а после ее смерти ментальная связь разорвалась. Через некоторое время у всех выживших начнется помутнение рассудка и смерть.

Какой сложный у них симбиоз, зато предательства в нем не может быть априори. Кстати, забыл ее спросить о количестве врагов, и с какой целью она убегала. Задал эти вопросы.

— Мы столкнулись всего с восемью врагами, двоих смогли уничтожить в самом начале, — я услышал в ее голове грустные нотки, — самое действенное оружие оказалась атака несколькими идущими друг за другом кораблями с самоподрывом как можно ближе к кораблю, — я вспомнил атаку корабля Содружества, — три взрыва проделывают брешь в их защитном поле, четвертый корабль взрывается внутри врага. Двоих смоли уничтожить, но поняли нашу тактику и больше так не подставлялись. Которого уничтожили вы, был шестым, так что осталось пять, если больше никто еще не прилетел. А задача у меня была простая — возродить рой, мать с остатками осталась прикрывать наш отход, но один все же как-то почуял нас и стал преследовать. В прыжок мы смогли уйти, но тут он нас настиг.

Дааа, враг очень силен, восемь существ полностью уничтожили не самый слабый рой. Еще раз убедился, что помощь архов будет не лишней, поэтому…

— Пойдем, начнем возрождать твою семью.

В дальнейшем мы все с огромным интересом наблюдали, как королева собирала в себе ментал. Даже я ощутил ее концентрацию, а девочки вообще были в шоке от такой возможности живого существа, потом она ушла к себе на корабль и улетела к линкору. Вскоре и мы пристыковались к нему, как только Звезда сообщила, что условия внутри стали пригодны для нас. Я естественно первым делом поспешил утолить свое любопытство по поводу размножения архов. Они оказались яйцекладущими, вот только сам шарик яйца по размеру не превышал грецкий орех. Помещение же, где происходило сие действо иначе, как инкубатором не назовешь. Когда же я сообщил ей, что она может забрать всю энергию для своих будущих детей, радости ее не было предела, и она сказала, что мы, то есть раса драурров, уже второй раз спасаем их рой и не должны сомневаться в их верности. Из-за этого нам пришлось задержаться в этой системе, зато арха полностью сняла всю накопленную сталкритом энергию.

— Как интересно получается, — сказала Лайза, находящая с Мелинель в данный момент в нашей каюте, — вампиры уничтожили рой архов, но сами сейчас идут на его возрождение.

— Круговорот энергии в природе, — улыбнулась Аллура.

Я же в данный момент думал как нам больше получить этой самой энергии. По идее металл необходимо распределить как-то по всему кораблю, чтобы враг не смог даже чуть-чуть ему повредить. Еще надо чередовать темный сталкрит со светлым, потому как сказала арха в темном в два раза больше энергии, чем в светлом. Оставил девушек разговаривать дальше, а сам направился на линкор, где собирался более детально просмотреть имеющуюся информацию по врагу.

В искине линкора информации было значительно больше, поэтому мне пришлось войти в режим ускоренного анализа, что далось мне намного легче. Самую большую их концентрацию, где одновременно встречались три монстра, я отнес к месту их появления. Затем просмотрел маршруты их движения и атаки, и сделал обрадовавший меня вывод — они не отлетали далеко от места, откуда прибыли. С чем это связано в данный момент совершенно непонятно, но факт остается фактом. Правда одна идея все же наличествовала — они прибыли откуда-то издалека, причем вернуться могут только из точки, куда смогли пробиться. А спустя десять дней мы направились на охоту, оставив арху в той системе.

Третья система — опять пусто. Лететь вглубь решили пока не рисковать, поэтому облетали место их появления по сжимающей спирали. Только хотели уйти в гипер, как Илана, всматривающаяся в экран чуть вскрикнула и показала на темное пятно, закрывшее несколько звезд. Боевая тревога прозвучала по кораблю. Я на всякий случай опять обнять нашего пилота — если не помогает мое действо, то и не навредит точно. В этот раз в рубке были все мои девочки, ну и конечно Баюн. Мы развернулись к монстру, который уже начал атаковать нас — вытянулся в стрелу.

— Внимание, — раздался по кораблю голос искина, означающий, что вошли в зону его ментального удара.

И тут же ментальная атака. Для меня как будто кто-то дал подзатыльник, а вот кот опять зарычал и приготовился к бою. Я мельком взглянул на него и на ум пришли слова песни из мультфильма про кота Леопольда.

Дыбом шерсть, хвост трубой,

На дороге у меня не стой…

Остальные находящиеся здесь, как ни странно, выдержали эту атаку, даже Аллура с Иланой. Вернулся к экрану, но там монстр начал сжиматься в шар. В доли секунды промелькнули мысли по этому поводу, произведен анализ, который выдал единственный ответ — враг каким-то образом почувствовал пси активный металл, опасный для него.

— Мелинель, — чуть ли не вскричал я, — полный форсаж на таран.

И наш маленький, по сравнению с врагом, корабль ринулся на врага, а на нас обрушился ураган ментальной атаки.

Глава 11

Территория архов, крейсер разведчик «Протос».

— Ментальная атака десятого уровня, — доложил искин.

«Конечно десятого, какого же еще, если в Содружестве это максимум», — подумал я. На самом же деле уровень значительно превышал десятку, даже у меня сжало виски и разболелась голова, то что говорить о других. В голове у меня так стучали кувалды, молоты, молотки и молоточки, что я вообще не обращал ни на что другое внимания. Я сейчас не столько прикрывал руками нашего пилота, сколько держался за ее кресло, чтобы не упасть под тяжестью перегрузки. Мелинэль, как когда-то, включила и маршевые, и разгонные двигатели, поэтому наш корабль довольно быстро приближался к черному пятну. Но у меня в голове стояла картина, как монстр уже принял шарообразную форму и сейчас начнет убегать от нас, а с учетом его скорости это задача для него простая. Зная нашу скорость и скорость врага, я понимал, что счет идет на секунды. Он даже ментальные атаки прекратил, стараясь скорее уйти от нас. Скорость сближения начала замедляться, но вот наш корабль коснулся его защитного поля, даже чуть вдавил его внутрь. Миг и оно исчезло, а «Протос» влетел в черноту.

— Ох, ты ж, — вскрикнул я, когда получил очередную ментальную плюху.

Что меня очень порадовало, в этот раз я сознание не потерял. Болела голова, перед глазами плавали цветные круги с кляксами, очертания предметов расплывались, но я находился в сознании. Постарался сфокусировать взгляд на экране, и спустя полминуты мне это удалось. Картина, увиденная мной, радовала — пятно вокруг корабля стремительно уменьшалось. Осмотрелся вокруг — все, кроме Баюна, лежали без сознания.

— А ты молодец, — я присел и погладил его, на что он в ответ заурчал, — не зря на Земле коты и кошки считаются энергетически сильными существами.

Подошел к своим женам и Аллуру с Иланой отнес в медкапсулу. Удивительно, но этот ментальный ураган не так сильно сказался на их здоровье. Единственная причина, в результате которой такое произошло — это действительно вина самого нового члена экипажа — Баюна. Жаль, что ничего расспросить у него нельзя. Но на следующую охоту я решил не брать с собой никого из экипажа, а рискнуть оставить их на линкоре архи. Пошел к детям-сполотам узнать, как они перенесли атаку, в прошлый раз они можно сказать легко отделались и очнулись одни из первых. По дороге Простос мне сообщил, что все, находящиеся в каюте, пришли в себя.

Дети еще лежали в кровати, тесно обнявшись, видать, таким образом они совместными усилиями противостоят ментальным атакам. Положил руки им на головы и попытался передать им энергию, как делал это ранее, ведь, если способности возвращаются, то и это должна начать как-то действовать. Помогло или нет не знаю, но Трагот зашевелился и открыл глаза.

— Как себя чувствуешь? — спросил я.

— Не очень, — честно ответил он, — что это было? Уже второй раз такая мощная атака.

Тут она вспомнил о своей подружке и принялся водить руками вокруг ее головы. Через минуту Фаилла открыла глаза и первым же вопросом спросила:

— Что это было?

Я в очередной раз удивился воспитанию детей у сполотов — никаких тебе истерик, плача, криков, как будто такое у них происходит постоянно.

— Давайте любопытные мои, покажу, что это такое было, — улыбнулся я им. — Протос, выведи сюда на экран последнее сражение.

В самом начале трансляции я не смотрел на детей, так как, смотря видео, опять переживал все перипетии битвы, но потом все же глянул. Мальчик с отсутствующим взглядом смотрел вперед, а девочка очень встревоженно на него.

— Трагот, что с тобой? — забеспокоился я.

Он лишь вяло махнул рукой, давая понять, что все слышал. Минут через пять он очнулся, и принялся пояснять:

— От вида этого врага у меня сработала ментальная закладка. Это старый и очень сильный враг сполотов, заставивший нас покинуть свой мир, — я увидел расширяющиеся глаза девочки. — Полностью энергетическое существо и питается тоже энергией…

— Трагот, — мягко перебил я его, — в данный момент самым важным вопросом является, как можно защититься от него и как уничтожить?

— Полностью защититься от его атак нельзя, есть какая-то техника, но в силу малого моего возраста эти знания остались сокрыты. А чтобы уничтожить их, то необходимо сделать ловушку из пси активного металла, которого у вас много. Изобразить сможешь? — мальчик кивнул. — Тогда жду от тебя в первую очередь конструкцию, а потом скинешь мне на коммуникатор все данные по этим существам.

Вернулись в систему, где оставили арху, и я засел за изучение конструкции-ловушки и данных, предоставленных Траготом. Арха первым делом спросила попадались ли нам архи и немного огорчилась, услышав отрицательный ответ. Но ненадолго, потому как увидела опять заполненный энергией сталкрит.

Очень интересная конструкция эта ловушка. Как я понял из разъяснения сполота, пси активный металл фонит и урлинги, как называли этих энергетических вампиров сполоты, чувствуют этот фон. Конструкция каким-то образом создает завихрения этого фона, получается что-то наподобие магнитного поля планеты. Так и в данной конструкции фон «крутится» вокруг нее. Создать мы ее сможем, благо металла хватает, я даже отметил какие элементы будут созданы из темного сталкрита. А разместиться она сможет только в грузовом отсеке, да и то впритирку. Самое главное, что узнал, так это то, что оказался прав поп поводу возможного насыщения, вот только в отличие от прочих материалов, которые просто перестают вбирать или впитывать в себя нечто, пси активные металлы разрушаются. Со слов сполота максимум можно поймать двух существ, но я решил быть параноиком и больше одного не ловить. И еще подтвердился один мой вывод — урлинги чувствуют направленные на них мысли.

Следующие пять дней собиралась ловушка, и в последний я держал бой со своими девочками. Вот сейчас мы находились в рубке, где мои любимые в очередной раз устроили мне «Возьми с собой». Принялся объяснять им свое решение.

— Мелинэль наш единственный пилот — оставить не могу, Мет — капитан — оставить не могу. Остальные все остаются.

Сзади меня раздался «Мрявк», и столько в нем было недовольства и требования, что я поразился этому.

— Еще с нами летит Баюн, потому что он кот и гуляет сам по себе, — решил удовлетворить я требование четвероногого друга.

До этого был еще разговор с Райтом, который тоже хотел лететь с нами или заставить взять кого из его людей, но я его убедил, что единственный враг в этом секторе это урлинги, а против них оружие у нас есть. Но я всех клятвенно заверил, что посещать нашу цель когда обнаружим не буду, и сделаем это все вместе.

А на шестой день мы отправились на поиски нашей цели, ну а если попадется враг, мы его закачаем в наш металл. Поскольку интуиция пока еще молчала, мы с Протосом составили маршрут в виде ломаной линии, позволяющий максимально быстро облететь планетарные системы интересующего меня района. Арха пометила на карте места, где обитал их рой, и которые я оставил напоследок, если в других местах ничего не найду.

К первой системе подлетели, так никого и не встретив. Семь планет, два газовых гиганта, пригодной для жизни планеты нет, но для того, чтобы спрятать что-то секретное, подходят две. Правда, это с моей точки зрения. Три ближние я отбросил в силу того, что на них энергетические затраты на поддержание работы объекта большие, в гигантах атмосфера очень вредная. Я естественно не знаю возможностей драурров и их технологии, но, как я понял, на объекте велись исследования биоимплантатов, поэтому на мой взгляд сроить сооружение в агрессивной среде нецелесообразно. Вот если не найду, то тогда придется исследовать уже все планеты. Подходящие мы исследовали несколько дней: сначала облет и съемка, затем тщательный осмотр. Я искал в первую очередь развалины и нечто, за что цепляется глаз. Нечто, выделяющиеся из природного ландшафта. Но ничего подходящего не обнаружилось.

Вторая, третья и четвертая меня также не порадовали. Разное количество планет, класс звезд, в третьей системе находилась пригодная для жизни планета, из-за которой задержались в ней на целую неделю, но все тщетно. Мы постепенно приближались к месту максимальной концентрации новых врагов, но нам везло — не видели даже следов, то есть полностью целых кораблей с мертвым экипажем. В настоящий момент мы приближались в пятой по счету системе.

— Пять минут до выхода из гиперпространства, — доложил искин.

— Иггр, а что ты вообще хочешь найти? — спросил Мет.

— Не знаю, — ответил я, — просто, когда держал кристалл с информацией о местоположении нашей цели, мои мысли были заняты этим неизвестным врагом, которого я вычислил, а потом и столкнулся, я и подумал, что хорошо бы его уничтожить, а интуиция подсказала, что там я найду ответы. Мне тогда стало смешно, потому что понял, что проданные кристаллы являются пустышкой, — я чуть замолчал, но продолжил. — Полагаю, что здесь находится либо такая же исследовательская лаборатория, либо главный центр, куда стекалась вся информация об исследованиях.

Мы пару минут помолчали, и «Протос» вышел из прыжка.

— В системе обнаружен корабль, — спустя десяток секунд сообщил искин. — Крейсер производства Джовиан, на запросы не отвечает.

Так, так. Что же тут надо сполотам? Не иначе, как сами получили информацию от каких-то других источников. Мы полетели к нему, периодически выходя на связь, хотя я был уверен, что и тут поработали урлинги. Сам же крейсер находился у четвертой планеты, которая по предварительному анализу, сделанную искином, была пригодна для жизни. По мере приближения Протос полностью подтвердил вывод на счет пригодности для жизни. А вот на сигналы он не отвечал, сканеры корабля не зафиксировали вообще ничего, что подтверждает мои выводы. Когда еже подлетели, то, как последняя надежда, сняли маскировку на несколько секунд, но и после этого тишина.

— Неужели и сполоты ищут то же, что и мы? — спросила наш пилот.

— Сам думал об этом, — ответил я, — Мелинэль, давай, как обычно: облет планеты, потом будем искать.

В этот раз на облет мы потратили немного больше времени, затем рассматривали отснятое видео, но ничего подходящего под определение «научный центр» или «секретный научный центр» не нашли. Придется искать ногами, ведь я просто был полностью уверен, что сполоты находятся здесь по той же причине, что и я. Объяснить такую уверенность не мог, может быть, интуиция начала просыпаться, а может быть, подсознание сделало какие-то свои выводы, но мне определенно хотелось искать именно на этой планете. Я постарался поставить себя на место человека, которому необходимо соорудить здесь секретное здание и принялся опять просматривать видео уже под этим углом. Место не должно находиться в очень удобном месте, как не должно быть и в очень неудобном — эдакий усредненный показатель. Хотя я бы все-таки сдвинул его в сторону небольшого неудобства. Вот с такими исходными данными и принялся работать.

Вот только планета, шестьдесят процентов суши которой занимают пустыни, в то далекое время могла иметь совсем другой вид. Следов сполотов мы не обнаружили: либо они не успели начать свои исследования, либо их маскировка значительно превосходит возможности наших сканеров. Я долго анализировал географию планеты и остановился на пустыне в южном полушарии, где оазисы образовывали немного неправильный шестиугольник. Причем оазисы были довольно большими.

Первым место выбрали самое жаркое. Приземлялись в режиме маскировки на краю зеленого массива, где находилось очень удобное место. Корабль было решено не поднимать в космос, так сказать, во избежание встречи с незапланированными врагами. Любимый легкий тактический комплекс на мне, дроида решил не брать, но тот должен находиться в боевой готовности и первому же зову прибыть мне на помощь, ведь связь здесь была хорошая. Подошел к шлюзу и услышал грозное «мрявк», не позволяющее интерпретировать его двояко.

— Пошли, — сказал я и ступил на аппарель.

Искать решил простым зигзагом, стараясь ничего не пропустить. Что для меня было непривычно, так это то, что оазис у меня сочетался с пальмами, а тут нечто среднее между лиственным лесом и джунглями — наличествовали деревья, как средней полосы, так и тропиков. Если сравнивать с флорой Земли, конечно. Шесть дней потратили на поиски, но напрасно. Правда, один момент нам понравился — свежее мясо находилось к каждому приему пищи, очень уж много было здесь птиц.

Следующий оазис подарил надежду, так как на нем обнаружились остатки какого-то древнего строения. Я не мог однозначно идентифицировать его как строение драурров, так как от него мало что сохранилось, и никакого входа не обнаружил, но надежда поднялась во весь рост. Если в других местах ничего не обнаружу, то придется проводить раскопки в этом месте.

Третий по размеру превосходил всех и занимал территорию, как три первых. В нем даже присутствовала возвышенность почти в центре, поэтому поиск я решим провести так: сначала пересечь его на другую сторону, пройдя через возвышенность, и уже оттуда идти зигзагом. Это при условии, что ничего не обнаружу на том самом бугре или холме. Не знаю, чем я так привлек кота, может быть, что не поддался на его сон, но привязался ко мне и требовал брать его с собой. В этом оазисе превалировали деревья средней полосы и лес сразу же роднее. Отошли на пару километров и я устроил проверку связи — все отлично, и мы ушли далее. Я услышал рычание и решил глянуть что там, и впервые на этой планете увидел хищника — что-то лохматое терзало добычу. Обошел чуть стороной, чтобы зря не волновать зверя, а дальше ничего интересного не было. В целом переход на другой край оазиса, куда мы добрались вечером, прошел без инцидентов, и я хотел начать ставить палатку, как зашипел Баюн. Я посмотрел на него — кот стоял дыбом шерсть и смотрел куда-то в сторону пустыни. Я переключил сканеры на максимальную чувствительность и услышал оружейную стрельбу, а среди этой пальбы крики. Это уже становиться интересно, и я направился на опушку леса.

Зрелище впечатляло — два сполота и дроид пытались задержать топку всадников на странных животных, что дать возможность уйти еще одному. Они все были одеты в очень легкую броню, судя по тому, как облегает она их тела, на голове шлем, но размеры его чуть больше головы. У меня создалось впечатление, что это не столько броня, сколько защита от внешних факторов, хотя я не знаю технологий этой расы, может быть, это и защита тоже. Дроид, судя по всему, почти полностью израсходовал боеприпасы, так как отстреливался чем-то наподобие игольника. У сполотов еще сохранилась энергия у бластеров и боеприпасы у игольников. Ан, нет, еще гранаты есть — я только что увидел, как от взрыва разнесло пять или шесть всадников. А вот нападающие стреляли из винтовок, по крайней мере, на вид они выглядели так. Выстрелы громкие, из ствола после них появляется легкий дымок. Ого, а ружья то многозарядные, поэтому обороняющимся сейчас несладко, и, судя по всему, они укрываются за еще сохранившимся щитом дроида. Но нападающих очень ум много, поэтому я уверен, что щит вскорости исчезнет.

— Надо помочь нашим, — пробормотал я, — Селена, — я поднес коммуникатор ко рту, — вызывай сюда корабль.

— Связь отсутствует, — поразила меня она, — когда это произошло не знаю, последние два часа на связь с кораблей не выходила.

Блин, придется помогать так. И начал продумывать различные варианты помощи, но без корабля сохранить жизни сполотов, прикрывающих отход их сотоварища, не представлялось возможным. Жаль их конечно, но лезть в бессмысленную авантюру я не собираюсь. Да и рассуждая логически спасаться должен самый осведомленный в делах человек, точнее сполот, вот мне то он и нужен, чтобы узнаю причину их нахождения здесь. Тут я обратил внимание на тот факт, что атакующие не спешили объехать оборонявшихся, и начать преследование беглеца, как будто они его не видели. Вполне возможно, и только хотел выдвинуться к месту, где тот войдет в лес, как десятков пять воинов начали объезжать обороняющихся, и намерения их были ясны как день. Вероятно, к всадникам приехал кто-то, на кого не действует маскировка или отвод глаз, или что-то из арсенала сполотов. А то, что я все видел, я списал на возвращение моих способностей. Видя это, защитники бросились наперерез, выйдя из-под защиты дроида, и я в очередной раз поразился грации этого народа. Действительно кошачья грация. Передвигаясь невообразимыми прыжками и применяя весь свой оставшийся арсенал, они смогли остановить начавшееся преследование, но другие дали почти одновременный залп. Я видел как дернулись тела, теперь уже атакующих кошколюдей, и те бросились в рукопашную, достав свои клинки. Но остановить преследование не смогли, и теперь толпа всадников с гигиканеьем устремилась за последним. Но они все же не учли один момент, хотя, скорее всего не знали о нем — объезжая дроида, оставшегося судя по всему без боеприпасов, тот дождался максимального скопления врагов и взорвался.

Все эти действия смогли немного задержать всадников, но недостаточно — беглецу оставалось не более сорока метров до спасительного леса, хотя это и не факт, как преследователи раскрутили болы и бросили в него. Сразу стало понятно, что они прекрасно представляли возможности своего врага, поскольку оружие связывания полетело не в одну точку, а накрывало площадь, не давая сполоту отпрыгнуть в сторону. Он все же попытался это сделать, но одна из бол зацепила его ногу. Перекувырнувшись, он хотел продолжить свое бегство, но уже две штуки попали в него, затем еще три спеленали того полностью. Если не убили, то для чего-то он им нужен: пытки там или жертвоприношения, или ритуальное убийство. Последнее, на мой взгляд, более вероятно, поскольку очень уж много сполоты уничтожили их. И я стал наблюдать дальше.

Похоже аборигены решили все устроить чуть позже. Пленнику связали руки, ноги, и стали пытаться снять шлем, что, естественно, не получилось. Тут к нему подошел кто-то важный, если исходить из того, как перед ним расступались другие. Он вынул нож и обошел вокруг, нанося удары в район шеи. Ритуал что ли уже начал? Ан нет, он взялся за шлем и снял его, а моему взору открылось женское лицо. Понятно, сполоты хотели, чтобы спаслась она. Ножик то какой интересный у местного командира или шамана, или псиона, не знаю, кем он у них числится. Спросил Селену на счет связи — все по-прежнему — нет ее. Вероятнее всего не смогу я помочь пленнице. Вот сейчас я очень пожалел, что не стал расспрашивать арху о других разумных, обитающих на их территории, только уточнил, что количество этих планет — пять.

Кстати, на счет внешности аборигенов — они имеют полное право носить титул краснокожих. Хотя внешностью они скорее напоминают негров, чем индейцев — нос приплюснутый, губы большие, но не настолько, как у земных чернокожих. Волосы — различные оттенки медного, а глаза зеленого. Не знаю у всех ли, но те, что подъезжали к опушке выглядели именно так.

Что-то там у них происходит то ли спор, то ли еще что. Вот пленнице накинули на шею петлю, развязали руки и этот шаман начал разрезать на ней одежду. Нет, не одежду, а только ее комбинезон. Я так и не определился с тем, что на ней было одето. Вот теперь на ней точно комбинезон. Из аборигенов выделилась группа всадников в количестве тридцати человек, специально пересчитал. Шаман, а я решил именно так называть аборигена с интересным ножом, продолжал держать сполотку на веревке, но вдруг взмахом ножа ее перерезал. Девушка не растерялась и сразу же побежала к оазису, вот только сейчас немного в стороне от места, где я спрятался. А когда до леса ей оставалось метров двадцать, тридцатка всадников помчалась следом. Они что, решили устроить охоту на живого человека? Если ей удастся продержаться до сумерек, то шансы многократно возрастут.

Я осторожно отполз от наблюдательного пункта, затем поднялся на ноги и побежал в сторону, где скрылась беглянка и ее преследователи. Я не боялся, что меня увидят или услышат, так как преследователи создавали достаточно шума. Еще подспудно надеялся, что скакуны аборигенов плохо перемещаются по лесу. Зря. Услышав шум, я пригнулся и спрятался за кустом, а мимо меня, в каких-то десяти метрах, проскакал, вернее, пробежал всадник. Его зверь очень плавно огибал кусты и деревья, и своими повадками напоминал, скорее всего, кого-то из рода волков или котов. Я поспешил за ним, поскольку уверен, что сполотку он не упустит. Конечно в скорости я с ним поспорить не мог, но и упустить не смог бы в любом случае — крики охотников на людей слышны отчетливо.

Вдруг я услышал крик, который кроме как победный не назовешь, и я постарался ускориться еще быстрее. Мой четвероногий друг все это время бежал рядом, и только сейчас выскочил вперед, резко развернулся, вздыбил шерсть и чуть слышно зашипел.

— Понял, понял, — резко остановившись, прошептал я ему в ответ.

И дальше пошел уже крадучись. Послышались разговоры, становившиеся постепенно все громче и громче. Громкий смех вспугнул какую-то птицу на соседнем дереве. Я выглянул из-за дерева — на полянку, оказавшейся передо мной, выехали всадники. Присмотревшись, увидел, что у одного из них, находится дополнительная ноша — девушка убежать все-таки не смогла. Опять раздался смех, и наездники ускорились, кроме имеющего дополнительный груз, а я, присев, скрылся за деревом. Выглянув опять, увидел, что тот спешился сам и снимал со своего зверя девушку. Опять связанная, но хоть не так сильно, как прежде. Накинул ей на шею петлю, и принялся ее раздевать. Вот сейчас до меня дошло, какая это была охота и в качестве какого приза выступает девушка.

Пленница, казалось, покорилась судьбе, но стоило пленителю чуть замешкаться, как она нанесла два быстрых удара: один в район груди, второй в голову, и хотел вырвать свой поводок, но не смогла. Зато абориген зарычал, почти в прямом смысле, что-то сказал и резко дернул за шнур, что сполотка почти упала, и уж начал рвать не ней одежду. Лучшего момента для нападения не сыскать, так как у того в голове сейчас гнев, ярость и гормоны.

Клинок в руку и почти бесшумно быстро приблизился к нему, взмах и голова с плеч. Тут же говорю девушке на языке Содружества:

— Тихо, не кричи.

Как и все ранее встреченные мной сполоты, в количестве двух человек, она быстро сориентировалась — скинула с себя поводок и тихо спросила:

— Куда идти?

Я махнул рукой, и мы побежали к кораблю. На улице опустились сумерки, а в лесу было уже довольно темно, но я в шлеме я видел все очень хорошо, ну, а моя спутница так просто обязана, поскольку состоит в родстве с ночными хищниками. Когда опустилась ночь, я спросил девушку.

— Ты нормально различаешь дорогу?

— Да, пока еще могу видеть, но когда окончательно насупит ночь, то лучше остановиться.

— Эти аборигены, что тебя поймали, ночью видят?

— Нет, зрение у них человеческое, так что ночью не стоит опасаться погони.

Мы еще бежали минут сорок, как у меня в наушниках раздался голос Селены:

— Есть связь с кораблем.

И тут же раздался голос Мета:

— Куда ты делся? Что там происходит?

— Сейчас Селена сформирует пакет с информацией и перешлет вам, а вы обдумайте все детально. Я сейчас на ночевку, а завтра заберете нас — там есть одно место, где корабль может приземлиться.

Я перешел на шаг и сказал спутнице, что можем искать место для ночевки. Палатка у меня с собой была, но взял ее на случай непредвиденного дождя, которого так и не было. Спал же я просто на земле, в такой одежде, как у меня никаких неудобств не испытываешь. Достал палатку и со словами: «Сумеешь поставить — будешь в ней спать» отдал ее сполотке. Сам же снял шлем, сел под дерево и принялся с интересом наблюдать за ней. Видно было очень плохо, но она умудрилась не только разобраться с установкой, но поставить ее.

— Как твое имя? — спросил я девушку, отдавая ей разовый рацион.

— Стефалла, — ответила она, открывая еду. — А тебя?

— Иггр. Сейчас спать, завтра нас подберет корабль, там и поговорим.

Закончив поздний ужин, она ушла в палатку, и только сейчас Баюн запрыгнул мне на грудь, где свернулся калачиком. Я закрыл глаза, но сон не шел. Думать о проблемах не хотелось, поэтому я начал вспоминать Землю, детство, проведенное на ней, школу, институт, и не заметил, как уснул.

Ночь прошла спокойно, и я отдохнул просто замечательно. Открыл глаза — на груди продолжал спать кот, который приоткрыл дин глаз, посмотрел на меня, и опять уснул. Я же провалился чуткую дремоту, поэтому слышал, как сполотка вышла из палатки, а ее какой-то вскрик, сказанный, наверное, на своем языке, заставил меня открыть глаза. Смотрит расширенными глазами на кота, который на нее ноль внимания, правда, в глазах у нее не страх, а изумление. Увидела, что я открыл глаза и спросила:

— Это кто?

— Баюн, — ответил я и погладил его, — прибился к нам на одной планете, точнее, ко мне, вот теперь мы и путешествуем вместе.

Она подошла, присела и протянула руку, чтобы погладить, но кот приподнял голову и зашипел — рука тут же одернулась. Мне стало смешно, до сих пор совсем не понимал своего спутника, почему он так привязался ко мне, а всем другим не позволяет себя ни гладить, ни тискать.

— Как это так? — все также изумлено спросила она.

Но я решил узнать, сможет она удивиться еще сильней — поднял из-за головы руку с коммуникатором и запросил связь.

— Корабль на связи, — ответила Селена.

Удивиться сильнее она не смогла, как и увеличить глаза, зато впала в ступор, хотя надо отдать ей должное, длился он всего пару секунд. Затем увидел по ее лазам работу мысли и услышал вполне ожидаемый вопрос.

— Иггр, кто ты?

— Я же сказал, что все на корабле, — не стал отвечать ей, — давай собирай палатку и идем.

Собрались мы быстро, завтракать не стали, решили это сделать уже на корабле. Путь до места, которое я приметил для посадки, преодолели за четыре часа. Вызвал Мелинэль, сообщив ей, что нас можно забирать, и спустя пятнадцать минут мы принимали пищу, удовлетворяя нагулянный аппетит. Сам же корабль находился в данный момент в космосе, решили не рисковать, а то вдруг аборигены всей толпой пойдут искать беглянку. Когда приступили к напиткам, я начал предметный разговор.

— Рассказывайте, что привело вас на эту далекую планету? И, естественно, что на ней произошло и кто такие эти люди, что вас пленили?

Она стала придумывать историю о том, что их корабль оказался в этом секторе случайно, пройдя через червоточину. Точнее, по ее словам они вышли из нее еще дальше, а в эту часть прибыли в поиске Содружества. Поначалу смогли определить весьма приблизительное направление домой, но встретив архов, определились более-менее со своим местонахождением. А на планету спустились набрать продуктов, чтобы не тратить пищевые картриджи. Я слушай ее и мысленно снимал со своих ушей лапшу, которой набралось уже несколько тонн. Но судя по тому, как лихо она рассказывает, по продуманности деталей и изобилию подробностей, этот вариант приготовлен еще дома как раз для подобных случаев. А в конце такой ненавязчивый вопрос: «А кто мы и что тут делаем?». Я не стал на него отвечать, а решал вопрос что делать с ней, если она так нагло врет. Не пытать же ее? Спущу, наверное, на планету, где взял, и оставлю там.

— Что вы на меня так смотрите? — вывел меня из задумчивости ее голос.

— Значит, не договоримся, — подвел я черту под разговором, — завтра вас высадим на планету, дадим пару штук рационов и живите дальше, — я поднялся и уже на выходе сказал опешившей девушке. — Дроид вас проводит до вашей каюты.

В принципе было понятно, что сотрудничать она не будет, все-таки знания об этом месте очень важны, чтобы сообщать их первому встречному. Но и времени на уговоры у меня не было, а брать ее с собой мне не хотелось. Ну, конечно, были еще и надежда, что одумается и начнет говорить правду. Вот и в качестве дроида-провожатого заранее пригласил боевого.

— Может быть, вы отвезете меня на наш корабль? — тоже вполне ожидаемый вопрос.

— А зачем? Это моя добыча, заменить ему искины и можно лететь. До Содружества долечу, а там продам его, — я повернулся к ней. — Правде говорить вы не хотите, а лжецы мне в экипаже не нужны. Все, отдыхайте.

— Думаешь поможет? — спросила Мелинэль, когда за сполоткой закрылась дверь.

— Не знаю, вот только меня не покидает ощущение, что они что-то нашли. Поэтому высадим и продолжим поиски. Если сполоты были пешком, то это находиться недалеко. Конечно, если у них было что-то летательное, то это значительно расширяет район поиска, зато, если найдем, то сможет определить направление их движения и соответственно место, где они что-то нашли.

Капитан с пилотом задумались, а я отправился отдыхать. «Если она не согласится, то с утра высажу, а сами полетим обследовать направление, откуда они бежали», — размышлял я, — «сегодня свяжусь со своими, узнаю, что у них и как, но о сполотке ничего не скажу». Конечно, потом все станет известно и маленьким представителям этого народа не понравится такое мое решение, но на моем корабле могут находиться только те, кто полностью доверяет мне, а я им. На линкоре все спокойно, вот только общение с архой происходит жестами, что не всегда можно интерпретировать правильно. Она пытается нашим оружейникам объяснить работу средств защиты и вооружения, чтобы в случае опасности можно было сражаться. От урлингов это не спасет, зато отбиться от другого роя поможет. Со слов Лионэль и Лайзы получается у них неплохо, потому как оружие имеет много общего и только отличительные моменты вызывают затруднение в понимании.

Остаток дня я посвятил расчетам по созданию портала, точнее его функциональности, поскольку расчет размеров и формы был произведен Аллурой. Мне остается вычислить энергию, необходимую для переноса и ее количество, а остальное, как точки привязки или просто точки выхода, это уже эксперименты. Уравнения для решения имеются, но постулат, что материя существует только в виде энергии, дает слишком много решений, оптимизировать которые можно только экспериментальным путем. А уже когда появятся статистические данные, то можно вывести и закономерности, оформив их в уравнения. Провозился с этим до ночи, зато основные пути решения уже наметились.

Территория архов, крейсер разведчик «Протос».

Стефалла пребывала в недоумении — в очередной раз этот непонятный человек приготовил ей сюрприз. Она не являлась сильным созерцателем, но, как и любой представитель ее расы, могла общаться с Вселенной. В этот раз хотела узнать стоит ли доверять своему спасителю или нет, ведь от этого зависело очень и очень многое. Начать хотя бы с того, что об их группе знали считанные единицы, а сама группа занималась поиском наследия древней погибшей цивилизации в области биотехнологий. Безумного ученого знали все или почти все сполоты, а вот группу, созданную им, лишь очень узкий круг. Секретность превышала любую другую, даже по сравнению с новейшими военными разработками. Даже информация о лучших созерцателях уступала в этом, и это несмотря на повышенные меры, введенные после случая уничтожения предыдущего Круга. Комплекс «Симбионт» — первая их разработка еще под руководством создателя группы. Сейчас он усовершенствован и является очень сильный помощником сполотам. У нее самой стояла еще первая версия, а направленность его была ученый-исследователь. Исследуя древние руины на одной из планет глубокого фронтира, куда даже пираты не летают, им попался кристалл, с которого удалось прочесть только информацию о координатах этой системы. Задачей их группы являлось исследовать систему и найти объект. Ситуацию усугубляло то, что это территория архов, причем, принадлежит рою, который крайне негативно относится к чужакам на своей территории. Но, как ни странно, они без проблем долетели до цели, так и не встретив никого. Затем последовали месячные поиски, которые увенчались успехом. На этом фортуна отвернулась от них — с корабля пришло сообщение о нападении и после этого на связь больше никто не выходил. Хуже всего было то, что челнок находился на корабле, там же находился отец с частью группы. То, что остальная группа погибла, они поняли, но продолжили раскопки, ведь при отсутствии связи более недели к ним вышлют еще один корабль. Им удалось отыскать вход в подземное сооружение, и они приготовились к открытию, по крайней мере, он надеялись на это, как грянул гром.

Орда местных жителей сумела подобраться очень близко, и хотя их вооружение сильно уступало, но они брали свое количеством. Сполоты так и не поняли, что заставило местных жителей, находившихся в более, чем трехстах километрах от них, совершить такой переход по пустыне. Или просто исследователям не повезло и они оказались на пути их миграции. Самое плохое было то, что среди них встречались псионы, и, если рядовому аборигену они могли отвести взгляд или использовать маскировку, то обмануть их псионов было невозможно. После трехдневного боя, командир их охраны предложил научной группе бегство, иначе их всех убьют, а сведения, которые они добыли, очень важны и их необходимо обязательно передать. Но их все равно выследили и убили всех, кроме нее.

Стефалла тогда приготовилась умереть, но те, сняв с нее шлем, принялись что-то громко обсуждать. Слов она не понимала, но, как псион, чувствовала эмоции интереса, плотского желания, и жажду схватки. Первые два чувства она понимала, а третье поняла только тогда, ее ноги понесли в сторону леса. Но как ни быстра была она, животные местных жителей передвигались быстрее, и вскоре ее поймали. От ее пленителя так полыхнуло торжеством и вожделением, что девушка даже передернула плечами. Но до изнасилования не дошло — ее спас человек, пригласил на корабль, но потребовал рассказать о причине нахождения здесь. Она рассказала приготовленную заранее историю, но он ей не поверил. Все время во время рассказа она пыталась почувствовать его эмоции, но на месте человека была пустота. Она слышала, что очень сильные псионы могут полностью закрыться, но они все равно ощущаются, но, чтобы вот так… После рассказа он просто сказал, что ее вернут обратно на планету, куда ей очень не хотелось. Чтобы понять можно ли доверять ему, она вошла в контакт с Вселенной и была поражена, что ответа на свой вопрос не получила.

Вот она пребывала в недоумении, когда искин корабля предупредил ее о предстоящем визите ее спасителя.

— Приветствую, — поздоровался он, — собирайся, через пять минут сядем и можешь идти на все четыре стороны, — и развернулся, чтобы уйти.

— Подожди, — сказала она, решив довериться.

Территория архов, крейсер разведчик «Протос».

Наутро мы с космоса наблюдали суету аборигенов у оазиса, где вызволили сполотку. Я показал, откуда двигались беглецы, и мы полетели в обратную сторону. Если провести линию, то она пройдет в каком-то километре от еще одного оазиса, вот там я и решил высадить несговорчивую девушку, а заодно провести исследования. А может плюнуть на эти оазисы и сразу начать раскопки в центре, ведь там просто таки напрашивается центральная часть, а оазисы углы сооружения. Вот только, если бы я строил подобное, то центр углубил бы сильно и попасть в него можно было бы только из одного из углов, где находились бы входы. Наверняка и здесь аналогичная конструкция.

— Мелинэль, садись вон там, видишь поляна хорошая? А я пойду за сполоткой. Протос, — обратился я к искину корабля, — предупреди нашу гостью.

— Приветствую, — поздоровался я ней, войдя в каюту, — собирайся, через пять минут сядем и можешь идти на все четыре стороны.

Я развернулся на выход, но в дверях меня остановил ее голос:

— Подожди. Я согласна тебе все рассказать, но только тебе.

Я решил выслушать ее, хотя и так понимал, что сейчас услышу правду, наверняка не всю, но мне главное узнать обнаружили они что, и где это место. «Вот это уже похоже на правду», — периодически мелькала у меня мысль, по мере ее рассказа. А вот обнаружили они что-то или нет, она не сказала, поэтому я и задал ей прямой вопрос.

— Да, — не стала она врать, — сначала при помощи прибора обнаружили небольшую разницу в полях на глубине, затем раскопали сооружение и нашли вход. Когда хотели приступить к открытию, то подверглись нападению. А что делаете вы здесь?

Сейчас можно и ответить на ее вопрос, все равно возьму ее с собой, пусть покажет место, чтобы нам не искать.

— Цель наша такая же, что и у вас — найти ответы на вопросы. А сделать это можно только попав внутрь этого сооружения. Пока отдыхай, отсыпайся, отъедайся, как будем спускаться, возьму с собой.

А сейчас обратно за остальной группой. Сполотку я специально поселил в каюте детей, очень уж мне хочется посмотреть на и реакцию. На обратном пути мы опять никого не встретили, и у меня создалось впечатление, что эти урлинги, которых мы убили, смогли передать информацию своим о том, что их уничтожают.

Наконец-то мы вышли из прыжка в знакомой системе и тут получили запрос на соединение. Сообщив друг другу, что все хорошо, пошли на сближение. После взаимных приветствий началось великое переселение людей обратно на «Протос», а я ждал, когда два маленьких живчика войду в свою каюту. Ступор на пороге, затем со словами: «Тетя Стефалла», сказанными на всеобщем языке, мальчик бросился к сполотке. Спустя пару секунд к ним присоединилась и девочка. Что ж, последний экзамен тетей Стефаллой пройден, ведь я давно решил, что подобная реакция будет означать, что верить ей можно.

Интересной была и встреча Стефаллы и Лионэль — оказывается, сполотка знала принцессу аграфов в лицо, чего нельзя было сказать о моей жене. Стефалла даже поприветствовала ее по-аграфски, как представительницу правящего клана, на что получила приветствие по-сполотски. А еще наша новая гостья была очень удивлена, что принцесса стала женой человека, но потом что-то себе придумав, одобрила этот брак.

Пока команда вновь обустраивалась на корабле, я пошел к архе. Рассказал ей о встреченных аборигенах и она подтвердила, что архам они знакомы. Планета довольно развита, на которой существует три государства и пять орд, которые очень часто воюют между собой. Кроме местных жителей планета ничем не интересна, разве что огромными пустынями. Но поскольку архи песок очень не жаловали, то поселений их на ней нет.

Когда я сказал ей, что полетим туда, он попросила по дороге посетить одну систему, где велась интенсивная добыча полезных ископаемых, и поискать там рабочих особей, который могли выжить. После клятвы новой королеве, они смогут помогать нам.

Подготовка прошла быстро и спустя неделю Звезда нашла-таки двадцать архов-шахтеров, чудом оставшихся в живых. После принятия новой королевой клятвы, мы полетели к нашей цели. Стефалла показала место, но как она и предполагала, оно оказалось опять погребено под толщей песка. Но в данном случае нам даже не потребовалось применять дроида — архи справились очень быстро.

И вот теперь я стою перед дверью из непонятного материала. Вроде и металл, но прикоснешься — и создается четкое ощущение, что это не так. Рядом со мной, а остальным я приказал отойти немного назад. Приложил руку к двери и постарался передать часть своей энергии.

— Запрос идентификации, — сказал я на драуррите и увидел распахнутые в изумлении глаза сполотки.

Глава 12

Территория архов, планета Зерга-6, раскопки древнего сооружения.

У Стефаллы от изумления глаза полезли на лоб. И было от чего — этот непонятный человек с такой легкостью произнес слова на языке Древних, что у нее создалось впечатление, что это его родной язык. Нежели это Древний? Или их потомок? Но тут она почувствовала, что не может двигаться, но продолжалось это не более полминуты. А после этого дверь отъехала в сторону и впереди показался темный туннель. «Интересно, и тут не будет освещения?», — подумала она. Иггр шагнул вперед, подняв руку в останавливающем жесте.

— Сначала я, — услышала она его фразу и посмотрела вслед удаляющейся фигуре.

Пообщаться с его семьей у нее не получилось — все были заняты подготовкой, да и у нее самой большую часть времени занимали разговоры с детьми. После их слов, она лишний раз убедилась в правоте безумного ученого с его огромной секретностью их группы, ведь, чтобы выкрасть таких детей, враги обязаны находиться если не в самых верхах, то очень близко к ним. Она вернулась к его женам, и несколько минут они стояли и смотрели на пустой проем.

— Вы так и будете здесь стоять и ничего не предпринимать? — спросила она для того, чтобы начать разговор.

— Муж сказал ждать, — чуть напряженным голосом ответила аграфская принцесса.

Такое ее поведение сильно озадачило Стефаллу, чтобы аграфка, дочь Владыка, пусть и нелюбимая, так себя вела с человеком? И в самом деле, потомок Древних что ли он?

— А кто он? — спросила сполотка, повернувшись и посмотрев на проем, чтобы всем стало понятно, кого она имела в виду.

— Спроси у него сама, — с легкой усмешкой, но не насмехаясь, ответила сама младшая из них, — мы так можем сказать только то, что он наш муж.

— А он часом не потомок Древних? — задала она сильно мучивший ее вопрос. — А то он так свободно произнес фразу на их языке, что я подумала, что это его родной язык.

— Я тоже на нем разговариваю, — ответила на драуррите Лилиан, — и, кстати, называется он драуррит, а те, кого вы называете Древние, называли себя драуррами, — добила она сполотку.

— Я то же его знаю, — сказала Лионэль.

С тех пор, как Иггр выучил этот язык, он обучал ему и своих жен, кроме Лилиан, которая и так его знала. У аграфки сохранялся еще сильный акцент, но Стефалла естественно не могла услышат его. Она перевела распахнутые в изумлении глаза на человеческих жен этого человека. Аллура с Иланой поддержали своих сестер.

— А нам нравится язык Содружества, — ответили они на общем языке.

Целых семь секунд девушки держали маску невозмутимости на лице, заем громко и заливисто рассмеялись. Стефалла поняла, что над нем просто подшутили и присоединилась к ним.

— Но ты в самом деле спроси его, — успокоившись, сказала Аллура, — не могу сказать ответит он или нет, но шанс есть, ведь он тебе доверяет, — увидела непонимание и добавила. — Иначе тебя бы не было на корабле.

— А кто этот его четвероногий друг? — спросила сполотка.

Этот вопрос тоже интересовал ее очень сильно. Она прекрасно чувствовала, что тот является их родственником, если можно так сказать, но совершенно не давался в руки. Этот момент возбудил сильное ее любопытство, ведь они всегда с такими своими родичами ладили.

— А, Баюн, правда милый котик? — спросила Илана. — Пушистик, ласковый, добрый, а урчит как.

Стефалла уже знала от детей, что тот дается в руки только женам Иггра и еще позволяет им себя гладить. Этот случай добавил странностей к копилку этого человека.

— Вот прибился к нему на одной из планет, — продолжила та, — с тех пор и живет у нас на корабле. Правда вот слушается только мужа, — чуть обиженно закончила она.

Это верно, она могла убедиться в этом, видя спор между человеком и этим котиком, когда Иггр приказывал ему остаться здесь, а тот возмущался очень уж натурально, из чего она сделала вывод, что Баюн понимает речь. Как это происходит, она не знала, но в этом была абсолютно уверена. И она посмотрела уда же, куда уже глядели четыре пары девичьих глаз.

— Пошли поболтаем, — вздохнув, сказала самая младшая из них.

Территория архов, планета Зерга-6, исследовательский центр биопсионных имплантатов и веществ империи Драурр.

В этот раз идентификация прошла очень быстро, и спустя полминуты я входил вовнутрь. Резкая смена освещения повлияла на глаза, и я ничего не видел, поэтому, пройдя четыре метра, остановился и проморгался. Глаза чуть привыкли к темноте и я зашагал дальше. Через пять метров показалась еще одна дверь, но при приближении она открылась сама.

— Приветствую воина-дипломата, — раздался голос, шедший казалось отовсюду. — Биоактивной брони воина-метаморфа в наличии нет, оружия воина-метаморфа в наличии нет, одеяния дипломата нет.

Такое обращение меня изрядно удивило, если не сказать большего, особенно одежда броня и оружие. Я так понимаю, что и первое, и втрое, и третье предназначалось мне, если местный искин это сказал. «Что же это может быть?» — подумал я. Быстро начал анализировать, и почти сразу получил ответ. Единственное, что могло хоть как-то охарактеризовать это обращение, это мои бывшие состояния, называемые мной разрушения и созидания. Получается, что эти мои способности, в самом деле, некое приобретение от драурров, и Селена все это время была права. А судя по тому, что меня признали и на складе пси активного металла, и здесь, то полученные способности не только прижились, но и продолжают присутствовать в достаточной степени. А это обозначается, что вернуться они должны в полной мере, все дело только во времени, которого у меня, к сожалению, совсем немного. Получить я их мог только в одном месте — медкапсула аграфской принцессы, куда я спрятался, а непосредственно причина — это те две коробочки, которые я стянул со стола, думая, что там что-то ценное, которое можно продать. Сами аграфы вообще не знали, что это, иначе такие вещи на столе просто так не лежали бы. Вот они и активировались во время омоложения, а теперь придется мне просто ждать возвращения. Вот только осталось у меня подозрение, вспоминая свое состояние после применения одного и другого умения, что ни в коем случае нельзя их применять к одному и тому же человеку. А если бы не та «белка», что-то изменившая во мне, то и не дожил бы до сегодняшнего дня, и так сколько раз вытаскивали меня почти из лап смерти. И в данный момент произошедшие во мне изменения позволяли сохранившемуся оборудованию драурров идентифицировать меня, как одного из них.

— Имеется ли в наличии другое оружие?

— Последнее оружие забрали воины двадцать тысяч девятьсот три года назад.

Вот и точное время, когда они воевали со своими врагами. Видать, технологии получения энергии у них были на высочайшем уровне, самовосстанавливающиеся материалы или, как минимум частично самовосстанавливающиеся, а уж источники энергии так вообще выше всех похвал. Чтобы так долго ее производить в качестве источника должна использоваться свободная рассеянная энергия тяготения, магнитная, солнечная, хотя уверен, что используется свободная энергия пространства. А сейчас бы хорошо попасть в центр этого сооружения. Вот только я вообще не представлял как называется этот объект, поэтому решил спросит так:

— Мне необходимо попасть в Центр, — последнее слово я выделил интонацией.

— Связи с управляющим искином нет, и я не могу передать данные для пропуска.

Ну, вот что-то начало проясняться — нарушена связь с искином, находящимся в центральной части, значит, там и необходимо искать ответы. А сам путь сохранился то? Об этом и спросил.

— После обрыва связи согласно регламента помещение перехода было отсечено.

— Начать процедуру восстановления, — приказал я, все больше вступая в роль драурра.

В этот раз искин молчал целую минуту, из чего я сделал вывод, что абсолютного допуска у меня нет и он перебирает варианты действий. А то, что так долго, так, скорее всего, он все-таки работает не на полную свою мощность.

— Процедура восстановления начата, — обрадовал меня местный управляющий.

До моего слуха донесся легкий шорох и я повернулся в ту сторону. Быстро сверил в уме свое положение, шороха, поверхности, и лишний раз убедился, что в центре и находится главное здание этого объекта. Спустя двадцать минут двери открылись и я начал движение. Расспрашивать искин я все-таки опасался, то, что меня приняли за своего еще не говорит о том, что в подозрительном случае меня не ликвидируют. В коридоре освещения не было вообще, а мои глаза еще не достаточно восстановили ночное зрение, поэтому в очередной раз включил сканер комплекса. Я постарался вызвать у себя состояние предвидения или хотя бы предчувствий — получилось или нет, не знаю. Но вот состояние ясного ума, во время которого я производил свои анализы, далось легко, поэтому именно в нем я и передвигался к центру. Вдруг глаз зацепился за что-то на потолке и я остановился, как вкопанный. А вот попытка рассмотреть в чем дело не увенчалась успехом. Дальше шел медленно, наблюдая за насторожившем меня местом, но пока ничего не происходило. Прошел его, и только пройдя немного вперед, напряжение покинуло меня. Неужели предчувствие вернулось? По пути несколько раз попадались такие места, но в итоге все закончилось благополучно, и я дошел до очередной двери. Плохо то, что совсем не знал, почему прекратилась связь, то ли тут уничтожено все, то ли искин «сошел с ума», что крайне нежелательно, а может быть, еще что-то. Обдумав, решил, что стоит рискнуть с этой дверью.

— Запрос идентификации, — выдал я прокатившую на входе фразу.

Но в данном случае ничего не произошло. Немного подумав, приложил руку к ней и постарался передать импульс, а также произнес опять запрос. Сработало! Дверь отошла в сторону, а я вошел вовнутрь святая святых данного объекта. Вот внутри освещение было, но очень тусклое и у меня создалось впечатление, что его включили только что. Я попал сюда, но теперь оставалось только найти нечто, что поможет в борьбе с врагом. А где искать это все? Коридор разделялся на три части, прямо, как в русских сказках: «Налево пойдешь — коня потеряешь, направо…». Решил пойти прямо и вниз, решил, что и драурры самые секретные части размещали внизу. Опять ничего особенного — коридор, стены которого из непонятного материала, двери по обеим сторонам, хотя потянула вперед. Наконец-то, хоть какое-то предчувствие, пусть и выражается таким способом! Вот теперь я шел за этой своей путеводной звездой. И опять очередная дверь, которая, впрочем, открылась при моем приближении и я заметил, что освещение за ней более яркое. Вошел вовнутрь.

Первое, что пришло на ум — это зал испытаний. Не могу объяснить толком откуда эта уверенность, но это так. Круглое помещение, по периметру которого стояла какая-то аппаратура, на стенах заметил экраны, а вот в центре… Там висела в воздухе очень сложная геометрическая фигура, немного напоминающая сплотовскую ловушку для ургингов. Полупрозрачные ее грани находились не только на внешних сторонах, но и внутри, искажая то, что находилось в центре. Подходить я опасался, но вдоль периметра начал медленно перемещаться, пытаясь рассмотреть то, что находится в центре. Пока я различал лишь темноватое длинное пятно. Когда начинал всматриваться в эту конструкция, мозг отказывался воспринимать ее, сразу ощущал некое давление на него, хотя прекрасно понимал, что внешнего воздействия никакого нет. Это именно такое безумное переплетение граней, прямых и углов вызывало такую реакцию мозга. Около часа я экспериментировал со своим мозгом, но, что самое удивительное, это дало результат — я смог всматриваться в это творение без выворачивания мозгов. Поняв, что адаптировался, пошел дальше.

Я чуть было не пропустил это положение. Лишь на краткий миг мелькнуло что-то отличное от пятна, так что я понял только через два шага. Вот теперь я возвращался мелкими шажочками, и вскоре нашел эту точку. Это уже не пятно, а… Неужели человек? Я теперь наклоном головы пытался найти еще более отчетливую картинку, и, сделав шаг вперед и чуть склонив голову к правому плечу, увидел, что оказался прав. В центре находился человек, по крайней мере, две руки, две ноги, голова с волосами говорили об этом. Цвет кожи был смуглый, а остальное не различить. Начал анализировать варианты того, кем может быть этот разумный и где он находится. На первый вопрос ответ был очевиден и, можно сказать, единственен — это драурр, причем, настоящий, а не такая фальшивка, как я. А вот второй заставил призадуматься на пять минут, и это в состоянии ускоренного анализа. По всему получается, что эти грани не что иное, как какой-то вид поля, плотность которого такова, оно стало материальным. О чем-то подобном я совсем ничего не знал, поэтому решил прийти сюда всем вместе. Особые надежды я возлагал на Стефаллу из-за схожести конструкций. Поэтому развернулся и пошел обратно.

В помещении, куда попал в самом начале, проинформировал искина, что завтра со мной последуют мои спутники. И что самое удивительное, тот сразу согласился, хотя я приготовил несколько доводов в пользу этого. Как оказалось провозился я целый день, поэтому когда на месте проема увидел черноту, то очень удивился и обеспокоился. И только опознав в ней звезды, понял, что на дворе настала ночь. Зашел в корабль и тут же отправился на боковую, стараясь никого не разбудить.

Утром вкратце рассказал о своей находке, но никто по описанию не мог ничего сказать. С собой я взял только Стефаллу, Лионэль и Лилиан, и еще на этот раз увязался Баюн. До зала испытаний прошли без проблем, чему я очень обрадовался, хотя и очень удивился, потому как не понимал причину, по которой пропустили моих спутников. А зал ожидания вызвал у всех бурю эмоций, основными из которых были удивление и восхищение.

— Старайтесь особо не всматриваться в конструкцию, — еще раз предупредил я своих спутниц.

— Я ничего не могу сказать по этому поводу, — первой сказала аграфка, — даже никогда не слышала ничего подобного.

Стефалла, которой только вчера показали урлинга, прошлась немного вдоль стены, внимательно рассматривая конструкцию.

— Действительно напоминает ловушку для ургинга, но, к сожалению, большего сказать не могу, — с сожалением констатировала она этот факт.

А я очень расстроился, так как именно на нее возлагал надежды. Но помощь пришла со стороны моей жены.

— Очень напоминает нашу стазис-конструкцию, — задумчиво ответила она, — но есть и отличия.

— Объясни подробнее, — тут же потребовал я.

— У нас, — начала она, — я имею в виду хранительниц, есть знания и технологии создания статических полей, погружающих живое существо, как бы в безвременье. В этом поле прекращаются все процессы в организме, а человек там находится пока поступает энергия для поддержания поля. Если поле снять, то он продолжит жить дальше. Криогенные капсулы Содружества очень сильно замедляют процессы, но старение все же происходит, пусть крайне медленно, но это так. У нас также есть криогенные капсулы, и их работу исследовали очень давно, поэтому и знаю. А вот про стазис-поля знаю только теорию.

— Как снять поле? — спросил я. — Имею в виду, кроме того, что отключить энергию, возможны еще варианты?

— Нет, — без раздумий ответила Лилиан, — стазис-поле не уничтожить никаким оружием, пока работают его генераторы.

— А генераторами являются эти шесть кубиков, стоящих вокруг этой конструкции, — я уже констатировал факт, а не спрашивал. Идем вдоль стены — я в одну сторону, ты в другую и ищем что-то напоминающее рубильник или систему отключения. Если увидишь обозначения, похожие на обозначения твоего мира, то зови — с большой долей вероятности они относятся к интересующему нас объекту.

Сам же я решил искать хоть что-то из языка драурров. Мы пошли в разные стороны: девушки в одну, мы с котом в другую. На панелях встречались многие знаки, но ничего из этого не зацепило меня, не толкало изнутри.

— Иггр, — спустя десять минут услышал я голос жены, — иди сюда, я нашла символы, похожие на наши.

Я поспешил к ней. Совсем небольшая квадратная панель со стороной полметра, на которой находились кнопки, нечто вроде индикаторов, обозначения. Вот на левый ряд символов и показывала Лилиан, утверждая, что они очень близки к их символам, обозначающих стадии эксперимента. Я внимательно рассмотрел их, затем перевел взгляд на другие обозначения драурров, но они остались для меня полностью непонятными, чему я очень удивился. Вернулся на несколько шагов назад к предыдущей панели и всмотрелся в эту панель — символы в подавляющем большинстве понимал. Идя обратно, задумался об этой странности, пока не пришел к выводу, что, вероятнее всего, эти обозначающие символы придуманы именно под этот эксперимент. Сама панель управления не подавала признаков работы, но, скорее всего, какой-то мизер энергии на нее подавался, ведь включать как-то ее надо. Не придя ни к какому заключению, просто провел рукой по небольшой панельке, которая очень напоминала сенсорную, и почти не удивился, когда вся панель управления ожила. Вслед за ней ожил большой экран, находящийся над ней, а через полминуты на нем появился текст на драуррите:

«Потомок. Если ты читаешь эти строки, то твоя жажда познания очень велика. А может быть, большая опасность заставила тебя искать ответы на свои вопросы. От твоих дальнейших действий зависит получишь ты искомое или нет».

Очень интересное послание, и главное, что его автор прекрасно известен. Я оглянулся посмотреть на стазис-конструкцию. Понятно то, что вывести этого древнего человека должен именно я. Напряг все свои чувства и отрешился от всего, даже закрыл глаза, чтобы ничто не отвлекало. И повел рукой над панелью. Полная пустота, безразличие, ничего. Вдруг опять все тот же толчок внутри меня, и я, не открывая глаз, нажимаю то, что находится под рукой. Продолжаю дальнейшие аналогичные действия. Еще пять раз я проделывал эти действия, прежде чем сзади меня раздался легкий перезвон, а рядом легкий вскрик изумления. Резко развернулся.

Конструкция безумно-гениального ученого исчезла, а на пол медленно опускалась фигура человека. «Антигравитация», — мелькнула мысль, — «наверняка моего плана, а не Содружества». Получил уверенность в этом. Отметил про себя, что интуиция и предчувствия после вчерашней адаптации усилились, точнее, восстановились до земного уровня. Мне даже захотелось провести еще десяток подобных испытаний, чтобы полностью восстановить свои способности. Человек, между тем, опустился на пол и открыл глаза. Миг он находился обнаженным, затем снизу нечто темно-синего цвета обволокло его до головы, превратившись в комбинезон. Увидев нашу группу, подошел и осмотрел, не забыв бросить взгляд и на Баюна.

— Так вот так выглядят наши потомки, — произнес он на древнем языке, обращаясь ко мне, а мои спутницы изумленно посмотрели на меня.

— …, - обратился он к Лилиан, на что девушка чуть вздрогнула, но ответила что-то на том же незнакомом языке.

— Я сказал, — обратился он уже к нам, — что приветствую хранительницу дружественной к нам расе на их языке.

Затем он замолчал, войдя в транс и, скорее всего, общался с местным искином. Минуты через четыре он удивленно спросил:

— В самом деле после войны с хтоираимами прошло более двадцати тысяч лет? — прочитав по нашим лицам, что это правда, добавил. — Тогда у нас мало времени. Что привело вас сюда и как узнали координаты? И давайте присядем и спокойно поговорим.

После этих слов рядом с нами «выросли» из пола пять кресел, на которых мы устроились с комфортом, очень уж удобные они оказались. После этого он дал понять, что внимательно нас слушает.

С этим человеком темнить и хитрить не имело ни малейшего смысла, поэтому я начал рассказывать свои похождения, ничего не скрывая. Некоторые моменты вызывали у него интерес, в других задавал уточняющие вопросы, очень долго расспрашивал нас и, особенно меня, о сражении, в результате которого я потерял свои способности. Такому же тщательному допросу подвергся анализ моего состояния, когда меня накрывало различными эмоциями, и было очень тяжело это переносить. Обрадовался, что система ройной звезды осталась нетронутой, а при упоминании медузы даже не смог скрыть своей радости.

— Так что я никак не могу быть потомком, — подвел итог я своему рассказу.

Удивительно, но все мои похождения вылились всего в полчаса.

— Могу тебе сказать, что новейшие симбионты класса «Воин» и «Дипломат» могли прижиться и начать развитие только у того, в ком течет не только кровь драурров, но и эфирные тела также аналогичные им. В твоем случае я вообще не понимаю, как такое могло произойти, ведь эти два симбионта несовместимы, а твои перепады настроения и есть результат этого. Я согласен, что эта, как ты называешь ее, белка, что-то подправила у тебя, но вот как ты смог дожить до этого момента, я не знаю. Могу только предположить, что дух воина в тебе настолько силен, что сдерживал развитие симбионтов, да еще вон эта твоя Селена наверняка помогла. Это ведь разработка на основе наших старых исследований?

— Все верно, — ответила сполотка, — в свое время мы обнаружили записи и на их основе воссоздали симбионт. Сам комплекс состоял из симбионтов, непосредственно вживляемых в тело, и коммуникатора, исполняющего роль и вычислителя, и связиста, и многое другое.

— А почему ты сказал, что у нас мало времени? — спросил я.

— После моего выхода из стазис-поля оставалось всего два часа, — он чуть улыбнулся, — сейчас уже меньше.

— Как же так? — изумлению Линонэль не было предела. — Ведь по нашим данным вы жили тысячелетия!

— Я смотрю, что вы еще не изучили досконально свои тела, способности и возможности. Все дело в том, что разумный живет в этом мире до тех пор, пока живы его эфирные тела. Срок жизни моих всего пятнадцать тысяч лет, поэтому как только они полностью соединятся с Вселенной, я тут же превращусь в прах. Разумный в совершенстве владеющий всеми своими телами, в том числе и биологическим, будет жить столько, сколько существуют его энергетические составляющие. Потом же он либо умрет, либо должен перейти на следующую ступень развития. У меня не хватит времени, чтобы шагнут туда, — добавил он, видя, что все мы хоти задать один и тот же вопрос.

— А как же я? — спросила Лилиан. — Я ведь тоже пролежала эти тысячелетия.

— Ты, наверняка, находилась в криогенной стазис-капсуле, — ответил ученый, — а ваши ученые совместно с хранительницами сумели добиться того, что эфирные тела также прекращают взаимодействие с Вселенной. Правда, только для тех, в ком течет кровь хранительниц. Хотя все знания и технологии вы нам предоставили, но применить их к себе мы так и не смогли. Если бы меня вывели из стазиса через десять-двенадцать тысячелетий, то я бы еще смог долго прожить, конечно, не все оставшееся время, а где-то шестьдесят процентов от него.

В это время с моих колен раздалось недовольное «мрявк», на что драурр улыбнулся и перевел взгляд на кота.

— Как я мог забыть о тебе? Нет, не забыл, — он повернулся ко мне. — Это напарник воина-метаморфа, в задачу которого входит защита от ментальных атак всех планов. Судя по тому, что он привязался к тебе, то именно тебя он и выбрал в качестве своего напарника. А сохраниться они могли только в системе тройной звезды.

— Так вот в чем дело! — вскрикнул я. — А я-то гадал, почему в рубке воздействие ургингов значительно меньше, подозревал его, и оказалось, что это правда. Да, эти ургинги вам известны?

— Нет, — мгновенно ответил он, — думал уже над этим, но никогда ни о чем подобном не слышал. А сейчас давайте займемся делами насущными, я передам вам всю информацию по вашим врагам и по новейшим нашим разработкам.

Он передал нам кристаллы с информацией, считывающее устройство, объяснил основные моменты, некоторую информацию продублировал на нейросети и на мой коммуникатор. Мне он еще скинул кода доступа к этому центру и лабораториям, раскиданных по территории Содружества и за ее пределами.

— Теперь с тобой, — обратился он ко мне, когда с передачей все было завершено, — как вывести твоих симбионтов из состояния полного боевого режима, я не знаю. Стоял бы у тебя один из них, то легко, но в данном случаю боюсь, что сделаю тебе только хуже. Если говоришь, что возможности возвращаются, значит остается только ждать. Оружия здесь нет никакого, в свое время весь арсенал ушел на вооружение, дроидов также нет никаких, — он чуть задумался, как будто решал вопрос говорить мне о чем-то или нет, но все же продолжил. — Возьми этот кристалл. Здесь информация о местоположении лаборатории по каким-то секретным вооружениям. Место это я узнал совершенно случайно, когда началась суета, связанная с войной. Более того, скажу, что о самой лаборатории никогда не слышал, хотя общался с очень многими людьми, в ом числе и военными высоких рангов. Если о нас, о тройной звезде, других секретных объектах, ходили различные слухи, то о ней — ничего.

Я взял кристалл, скользнул по нему взглядом, потом уже посмотрел более внимательно — что-то в нем меня зацепило, чем-то он отличался.

— Заметил? — усмехнулся древний. — Не пытайся рассмотреть, новейшая разработка, их нам доставили всего-то пять штук, — подождал, пока я спрятал его. — Продолжу. Лететь туда советую одному, поскольку подозреваю, что система обороны уничтожит тебя, если с тобой рядом будет находиться кто-то, не принадлежащий нашей расе, и не имеющий симбионта. И не надо осматриваться и скептически усмехаться, — обратился он к сполотке и аграфке, — здесь оборонительные комплексы были обесточены, поскольку для поддержания стазис-поля уходило девяносто процентов энергии. Поэтому вам и удалось пройти безболезненно, а в прихожей сказалось наличие у вашего командира наших симбионтов.

— Я не могу управлять кораблем, — возразил я ему.

— Это тебе и не потребуется, — он прислушался к себе и заговорил быстрее, — здесь находится курьерский корабль. Управление ментальное и голосовое, коды доступа я передал, — он кивнул на Селену, которая подтвердила прием, — а твои симбионты предоставят доступ к управлению. Он очень быстроходный, имеет хорошую защиту, но плохое вооружение — всего две импульсные пушки. Генератора червоточин нет, но может использовать быстрые гиперпространственные пути.

— Это что такое?

— И до этого вы еще не дошли, — поморщился он, — хотя и не удивительно, зная кто вас контролирует. Обыкновенное гиперпространство пронизано путями как сетка или как паутина, а быстрые пути — это более глубокий слой, но и перемещение там происходит значительно быстрее. И их намного меньше.

У меня в голове что-то щелкнуло, и я вспомнил, как мы покидали зону аномалии, поэтому, перехватив нить разговора, сказал:

— И переход на них с большей скорости, и охраняли вы их.

— Вижу, что тебе что-то известно, — он кивнул своим мыслям, — только охранялись перекрестки, где они пересекались. Учтите заблокировать их имеющимися в вашем Содружестве средствами — невозможно, но хтоираимы имеют такую возможность. В искине курьерского корабля имеются все карты, но не советую их передавать на другие корабли, во избежание так сказать. Да, выходы этих путей, в отличие от первого уровня, в которых они привязаны к планетарным системам, могут быть в открытом космосе. Все, времени совсем нет, — он уже почти тараторил, — после моей смерти останется легкая жидкая броня — это то, что одето на мне. Ты ее сможешь одеть, а как управлять разберешься с…

Договорить он не успел, превратившись то ли в пепел, то ли в туман. Спустя секунду комбинезон, точнее, легкая броня, начала быстро сжиматься, превратившись в небольшой шарик. Поток воздуха от этого увлек за собой пепел, который начал оседать. На душе у меня стало пусто и грустно, пусто от того, что ушел, наверное, последний представитель Древних, а грустно, что он не успел перейти на более высокую ступень развития. Только через пять минут я чуть пришел в себя, но, встряхнув головой, обратился к искину центра.

— Искин, как твое имя?

— Груана, — ответил женский голос.

— Сбрось информацию по оборонительному комплексу центра Селене. В тебе я так понимаю не осталось никаких данных по исследованиям?

— Вы абсолютно правы, — подтвердила она мою догадку, — в силу отсутствия должной защиты информация была стерта, а кристаллы с информацией хранились в небольшой складке пространства.

— Груана, есть в наличии хоть какие-нибудь дроиды?

— Только малый ремонтный дроид курьерского корабля.

— Веди меня к нему, — сказал я, асам подумал: «Ндааа, хорошо подчистили центр, видать, где-то совсем недалеко был бой».

Над полом появилась стрелка-указатель и я двинулся в указанном направлении. Она начала двигаться одновременно со мной. Вышли из подвала, повернули направо и вскоре мы уже шли в сторону, противоположную той, откуда мы попали сюда. Спросил искина о конструкции центра, и Груана объяснила, что та часть, куда мы движемся, является небольшой взлетно-посадочной платформой, укрытой под куполом. То, что сумели отыскать сполоты, является парадным входом. Она в свое время находилась над поверхностью планеты, в отличие от всех остальных, поэтому и отыскать ее было проще. Сам центр не являлся шестигранником, как я подумал вначале, а имел форму круга с шестью лучами. Назначение двух лучей уже известно. Третий служил для забора воздуха и воды. Несмотря на то, что центр мог работать в полностью автономном режиме, генерируя и воздух, и воду, тратить на это энергию драурры считал неправильным, особенно учитывая, что некоторые эксперименты требовали очень много энергии, что привело бы к перебоям. Оставшиеся три как раз и были лабораториями, где проводились опасные опыты, которые могли привести к разрушениям. Зал испытаний центра служил для очень сложных и энергетически затратных опытов, как например, стазис-конструкция. Кроме всего этого на всех шести лучах стояли генераторы защитного поля и вооружение. Но, как сообщил искин, генераторы не были включены ни разу, поскольку основной упор делался на секретность и маскировку. Пока нам объясняли устройство исследовательского центра, мы подошли к двери, плавно ушедшей в сторону.

Сбоку корабль напоминал вытянутую каплю, которой немного обрезали заднюю часть. Я не стал обходить его, а сразу направился к входному шлюзу. Селена передала управляющие коды и при нашем приближении дверь открылась, и спустя десяток секунд мы очутились внутри корабля Древних. Приятный глазу зеленый цвет стен к потолку переходил в светлый его тон, а сам потолок был голубого цвета и источал свет. Обратил внимание на пол — коричневого цвета. В общем, создавалось стойкое впечатление, что находишься на природе: лес, тропинка, голубое небо. Зашли в рубку. Вот здесь никакой природы не было и в помине — рубка, как она и должна быть: два кресла, и полукругла гладкая панель перед ними, наверняка, экран.

— Искин курьерского корабля «Молния» приветствует хозяина, — услышали мы голос.

— Прими имя Венера, — решил сразу дать имя искину, — голос женский, нежное контральто.

Тут же получил два легких тычка с двух сторон, но не обратил на это внимания, слушая какую-то чушь — простой набор слов, произнесенные Венерой разными голосами. Выбрал наиболее понравившийся. Демонстративно поинтересовался мнением у Баюна, получив утвердительный ответ от него, а от жен фразу: «Спелись кобели».

— Хотя Баюн и кот, — возразила Стефалла, — но все равно кобель, — добавила она.

Задерживаться я не стал и, дав искину указания на проверку всех систем, направился к выходу. По пути задал вопрос Груане о возможных проблемах при взлете, ведь там песок и оазис. Но она уверила, что все в порядке — купол раскроется, а все лишнее будет отодвинуто и отброшено силовым полем. На время моего отсутствия центр будет переведен в состояние полной боевой готовности, и внутри никого не должно быть. Это вместе со мной и с моего разрешения другие могут находиться, а так — никакое мое разрешение, приказ в том числе, не заставит искин изменить прошитые меры безопасности. Вся моя подготовка свелась к тому, что я снял с себя всю одежду и активировал шарик жидкой брони с помощью передачи небольшого импульса силы. Было интересно наблюдать, как шарик расплылся, как жидкость, и начал покрывать меня тонким слоем. Теперь оставалось перенести часть сталкрита на мой новый корабль. Ловушку из него не получиться соорудить, но и в лежачем виде он является опасным для ургингов. По дороге к кораблю начал экспериментировать с броней, но получалось очень плохо, ведь управление мысленное, а у меня с этим пока еще проблемы. Приходилось словами объяснять Селене, а она уже с горем пополам передавала эту информацию броне. Поэтому когда я подошел к кораблю, то с командой «Шлем» мы определились и он появлялся в течение секунды. Теперь я уже чувствовал себя в относительной безопасности. Попытался разобраться с источником питания для брони, и ничего кроме меня самого в голову не пришло. Получается некий круговорот — броня как-то берет энергию от меня, защищает меня, генерирует кислород, когда я в шлеме. Вот только что именно она у меня потребляет и как мне это все восстанавливать, я не совсем понимал. Понятное дело еда, но вдруг ей для функционирования необходимо еще что-либо? Не хотелось бы в самый неподходящий момент оказаться беззащитным, или вообще обнаженным, если она свернется в свое походное состояние. В искине станции этой информации в данный момент не было — Груана вообще только начала создавать свои базы данных и знаний.

И в этот раз я не стал рассматривать корабль, а сразу направился в рубку. Вот только перед полетом я приказал вывести на экран внешний вид. Ранее я видел, что сбоку он похож на обрезанную каплю, а вот сверху напоминал вытянутый, и опят же обрезанный сзади, ромб. Мне сильно захотелось увидеть свой челнок, что называется, в анфас, и, если и там будет что-то обрезанное, но смеяться я буду долго. Но нет, спереди это был сильно приплюснутый овал. Но когда на экране начало вращаться трехмерное изображение, то мне он очень понравился — никаких острых углов не наблюдалось, а плавные изгибы корабля были очень гармоничны. Такая форма говорила о том, что этот тип курьера очень часто используется для посадок на планеты — ромбовидная форма говорила об этом. Две импульсные пушки находились внутри, в боевом режиме открывались заслонки и они занимали свои места. Приказал вывести корабль из ангара и приземлиться рядом с «Протосом». Уточнил про защиту, но фраза: «Выдержит попадание главного калибра крейсера» мне сказала совсем немного, хотя главный калибр крейсера драурров, по идее, должен быть мощнее аналогичного оружия крейсера Содружества.

Сталкрит пришлось поместить просто в коридоре, так как свободного пространства больше не было. Мы с интересом наблюдали за работой дроида, у которого отсутствовали любые манипуляторы, а для своей работы он использовал колонии наноботов. Крепление металла к стенке заключалось в том, что эти маленькие «труженики» облепили его и стенку, а когда отхлынули, то все было готово.

Прощаний особых не было, и вскоре мы с напарником поднялись в космос.

— Молния, выведи карту быстрых гиперпространственных путей.

Понятно, вблизи ничего, интересно, этот объект специально выбрали вдали от них или повлиял какой-то другой фактор? Сориентировавшись, мы совершили свой первый прыжок.

Непонятно где.

«Человек» по-прежнему наблюдал в окно за океаном, все так же любуясь его силой и норовом. Вот только успокоение, как прежде, стихия уже не вызывала, а виной тому один человек, которого никак не удавалось поймать. Он очень близко подошел к знаниям, которые ему знать не положено. Да и не только ему.

— Тумир, — обратилась к нему его неизменная помощница, — через пять минут начинается заседание.

Да, заседание, которое созвал он, чтобы сообщит неприятное известие. Аналитики, наконец-то, вынесли свои заключения на основе полученной информации, и новость эта его не обрадовала. Развернулся к большому экрану, на котором начали появляться изображения остальных тумиров. Никто никаких вопросов не задавал, но в глазах каждого из них он читал один и тот же вопрос: «Что случилось?».

— Сразу приступлю к вопросу, по которому я вас собрал, — не стал он тянуть резину. — Мой аналитический отдел обработал всю информацию по передвижению аналитика и его окружения, и пришел к выводу, что в данный момент тот ищет информацию о последних разработках драурров. Это знаете и вы, но отдел дает восьмидесятипятипроцентную вероятность успешных поисков. Более того, существует семипроцентная вероятность, что он получит данные об ментально-эфирном излучателе, а это, как вы понимаете, очень серьезно. В данный момент искать его бесполезно, но в случае успешных поисков, его путь будет лежать к сполотам. Он давно вычислил, что их мы контролируем в минимальной степени. Поэтому задача куратора этого направления перехватить его и уничтожить. Для этого в помощь будут переданы все хтоираимы-аграфы и наш крейсер.

— Я бы не стал этого делать, — возразил куратор сполотов, — толку от них немного, а насторожить этих «кошек» проще простого. Когда они свяжутся с кем-то или войдут в пределы королевства, то я узнаю практически сразу, затем встречу их. А если сполоты что-то заподозрят, то примут такие меры секретности, что я буду не в состоянии получить информацию.

— Хорошо, — после минутного раздумья согласился владелец домика, — но крейсер будет находиться в полной боевой готовности, и это не обсуждается, — он обвел взглядом всех. — Если кто-то получит информацию о нем, незамедлительно обязан сообщить.

Он откинулся в кресле и опять задумался. Если он получит информацию о симбионтах, это еще полбеды, они и так справятся, но излучатель — это очень серьезно. Как они смогли его создать, до сих пор никто понять не может, но эффективность этого оружия против них очень велика. Поток неизвестного излучения не только вырывает их из тела, но и рассеивает в пространстве.

Курьерский корабль «Молния».

Уже четвертый прыжок я совершаю, чтобы добраться до места, где предположительно может находиться какое-то оружие. Прыжки у этого корабля действительно значительно длиннее, что, впрочем, и не удивительно. А вообще цель находится почти на границе территории, контролируемой в свое время Древними. За время пути я подробно ознакомился с быстрыми путями гиперпространства, даже нашел зону аномалии, откуда мы в свое время ушли именно этим путем. Это оказался перекресток таких путей и имел название «Перекресток-12», из чего следует, что таких пересечений существует еще не менее одиннадцати. У меня закралось подозрение, что аномалия это работа каких-то оборонительных устройств, оставшихся еще с того времени, поэтому обратный путь обязательно проложу через эту систему и посмотрю кто там шалит. Поинтересовался также топливом, использующимся в челноке, ответ оказался прост — радиоактивные элементы. Реактор каким-то способом их расщепляет, получая при этом и энергию, и топливо. Энергия идет на все системы корабля, в том числе и на работу реактора, не, а топливо движет корабль вперед. А для первоначального запуска реактора служит генератор. Причем, чем больше радиация, тем выше КПД реактора.

— До выхода из прыжка осталось пять минут, — доложил искин.

Ну, вот последняя система подскока, еще один прыжок и я у цели. Задумался о том, где и что искать, но так и не пришел ни к какому выводу, кроме как тщательно осматривать все планеты и большие астроиды. Вот и выход. Мне понравилось наблюдать за этим событием через оптические системы: темнота, затем раз — звездное небо вокруг. Вот и сейчас проявились светила, но корабль изрядно тряхнуло, а искин выдал:

— Атака неизвестным судном.

Я первым делом посмотрел на щит. Ничего себе — он просел до двадцати шести процентов! Моментально вошел в режим ускоренной работы, и начал анализировать поступающие данные. Десять кораблей, неизвестной не только мне, но и древнему искину, конструкции, вели массированный огонь по мне. Хотя нет, судя по векторам атаки, они меня не видят, а огонь ведут по наиболее вероятным направлениям ухода от точки выхода. А спасло меня только о, что я в самом начале приказал действовать, как Мелинэль — выход под маскировкой и мгновенный уход в сторону. В общем, подтвердилось правило, что паранойя спасает жизнь.

Пока уходили, получили еще два попадания, не таких сильных, но щит почти слетел, хорошо, что вышли из зоны обстрела. Проверил гиперпространство — блокиратор гиперпространства они делать научились. «Ага», — подумал я, — «поняли, что пришелец ушел, и начали его искать». Спокойно уйти из системы не получится, поскольку быстрых путей в ней нет. Придется немножко повоевать.

— Молния, уходим вверх, — приказал я, — и дай полную информацию по импульсным пушкам.

— Малые импульсные пушки могут работать всего в двух режимах. Первый — мощный электро-магнитный импульс с рваной частотой и амплитудой предназначен для выведения из строя электроники противника. Второй — нарастающий гравитационный луч.

— Это как? — удивился я.

— Импульс гравитации они выдать не в состоянии, а вот луч гравитации, в котором она быстро увеличивается, может.

Ага, получается как если бы я уперся в стенку и начал усиливать свое воздействие. У меня в голове родился план, который я начал претворять в жизнь.

Глава 13

Курьерский корабль «Молния».

Неизвестные корабли между тем разбились попарно и принялись осматривать систему, периодически постреливая в разные стороны. Но не все, два корабля остались на прежнем месте, даже сблизились вплотную, и это их действие мне очень не понравилось. Конечно, они могли защищать входы-выходы для прыжка, ведь эта система принадлежала к тем, у которых их мало и находятся все в одной области, но меня посетила мысль: «А что, если умеют каким-то образом соединять свои сканирующие возможности». Задал этот вопрос искину корабля.

— Принципы, на которых построено сканирование, не допускает такой возможности, — ответила Венера.

— То есть, если у них заложено в основу нечто другое, то вполне возможно, — возразил я, на что она промолчала.

Именно сближение оставшихся кораблей мне и показалось очень подозрительным, поэтому и атаковать их придется самыми первыми. Но для начала надо проанализировать действия других кораблей. Нет, систему они не осматривали, как показалось мне поначалу, в данный момент они создали охранную сферу вокруг оставшейся двойки кораблей. А это говорило о том, что они надеются на некие действия этой двойки, что подтверждает выводы о возможном моем обнаружении. Мозг заработал в усиленном режиме, пытаясь найти проход через охрану. Корабли постоянно перемещались, постреливая в стороны и создавая этим самым барьер, и действовали они строго в определенном порядке. Это получается, что их действиями руководит искин или кластер искинов, в общем, искусственный интеллект. Начал продумывать некоторые варианты действий, а в голове опять замелькали различные диаграммы и графики вероятностных событий. Нет. Нет. Нет. Стоп, в последнем варианте есть небольшой шанс при определенных условиях. Шанс не более сорока процентов, но хоть что-то. Щиты полностью восстановлены — идем в атаку.

Разгон — и меня прижимает в кресло, поскольку компенсаторы работают на минимуме, лишь бы только не меня убило. Подлетаю к защитной сфере, первое попадание — щит восемьдесят процентов, второе и сразу за ним третье — щит тридцать пять процентов. И тут почувствовал, что надо в щит влить энергию. Делаю это — щит сорок два процента. Четвертое одновременно с пятым попадания — щит ноль процентов. И я попадаю внутрь сферы. Первая мысль была: «Хорошо, что вернулась интуиция!», и только потом: «Они умеют увеличивать мощность энергетического оружия при одновременном попадании», то есть не просто суммируется урон, он еще каким-то образом усиливается. Мое оружие готово, энергия закачана полностью, цели определены, но мне необходимо гарантированно вывести всю электронику из строя на обоих кораблях, потому что понимаю, что в системе аномалии именно таким способом выводили электронику из строя, но всегда что-то да оставалось рабочим. В моем же случае, это крайне опасно, ведь это является шансом сообщить мои координаты, если успеют обнаружить. Еще немного, но тут слышу голос Венеры:

— Фиксирую неизвестный вид излучения.

И я тут же открываю огонь, надеясь, что все получится. Второй же командой я отдаю приказ на экстренное торможение с использованием и гравитронов. Кресло тут же меня обхватило, не давая вылететь из кресла, поскольку компенсаторы перегрузки опять работают в режиме «лишь бы я не умер». Зато маневр полностью удался — «Молния» остановилась в аккурат между центральными кораблями. Сознания я не потерял, но туман перед глазами все-таки появился, а как только он рассеялся, я тут же опять погрузился в состояние анализа. Никто не атакует — значит, моя задумка удалась и информацию о моем местоположении передать не успели. А то, что неизвестное излучение обнаружило «Молнию», я не сомневался. Щиты начали восстанавливаться, но все равно, если кто-то в данный момент выстрелит, то меня не станет. Остальные корабли, как по команде, прекратили создавать защитный барьер, и обрушили всю мощь своего оружия теперь уже внутрь. Вокруг нашей тройки начался настоящий ад, и пытаться покинуть мое укрытие равняется самоубийству.

Я задумался о том, что эта неизвестная раса в некоторых областях превосходит знания драурров. Одно только усиление мощности излучения из двух разных источников стоит многого. Хорошо, что маскировка оказалась на высоте, а для этого неизвестного излучения необходимо два корабля или еще что-нибудь. И тут мне в голову пришла одна мысль, но задать вопрос искину не успел — огонь прекратился, а сами корабли двинулись к своим собратьям для спасения экипажей. Я, используя одни гравитроны, начал выбираться из своего убежища. Скорость, конечно, была небольшой, зато и не обнаружат меня по косвенным признакам, как если бы я включил двигатели, а их выхлоп задел обездвиженные корабли. Выбрался без проблем, и, пользуясь занятостью неизвестных противников, покинул эту систему, уйдя в прыжок.

— Венера, — обратился к своему искину, так как не успел задать мучивший меня вопрос, — как ты определила, что нас облучают неизвестным излучением, если оно неизвестно?

— Маскировка корабля состоит из нескольких слоев, в центре которых находиться крайне нестабильное поле, — начал пояснять искин, — которое может существовать только между облегающими его полями. Малейшее внешнее воздействие приводит к его дестабилизации. В том случае оно начало разрушаться, но я не смогла обнаружить никаких внешних воздействий, значит возмущающее поле неизвестно.

— А оно теряет свою стабильность только от лучей или и от другого, например, ракеты или крошечный метеорит.

— Только поля и энергетическое оружие, — последовал ответ.

Буду иметь это в виду, глядишь, и пригодится для чего-нибудь. Прыгать сразу к своей цели, я поостерегся, поскольку мой прыжок выходил в самой системе над плоскостью эклиптики. Но в памяти искина был еще один путь, выйдя из которого я окажусь далеко за ее пределами, и которым я собирался воспользоваться. А еще этот путь был быстрым, но, что примечательно, вход на него находился в двух прыжках от места моего боестолкновения и являлся отрезком, соединяющим только эти две точки, в силу каких-то неизвестных причин. Вот к нему я сейчас и лечу. Долетели без проблем, система тоже была пустынна и, можно сказать, одинока. Остывающая местная звезда опустилась уже ниже класса «М», и видимый спектр был уже тускло красным, и вполне возможно на небосводе она уже была не видна. Естественно ни о каких пригодных для жизни планетах не могло быть и речи, куски мертвого камня продолжали свой вековой путь почти в полной темноте.

— Фиксирую на седьмой планете наличие кретония, — раздался возбужденный голос искина, — да еще практически без примесей.

— Венера, объясни, что за кретоний? Металл? Минерал?

— Самый радиоактивный минерал, известный мне, — ответил искин, — идеальный материал для активного вещества.

— И мы сможет его добыть? — я сомневался, что на борту есть необходимое для этого оборудование.

— Дроид, находящийся на борту, является многофункциональным и добыча топливных ресурсов одна из его функций.

— Тогда заполняем баки или что там используется для его хранения и продолжаем путь, — отдал я свой приказ.

Как оказалось, искин корабля подошел к этому вопросу основательно — топливо или, как называл искин, активное вещество, заправленное в корабль, имело более низкий КПД, поэтому Венера и решила полностью заменить его. Пока дроид занимался добычей, я решил отдохнуть и уснул. Выспался великолепно, а спустя час искин доложил, что все емкости хранения активного вещества заполнены и можно продолжить путь.

Чем еще хороши быстрые гиперпространственные пути, так это тем, что выход из него осуществляется практически без возмущения метрики, что затрудняет обнаружение. Выпрыгнули мы в системе далеко за пределами последней, двенадцатой планеты. На экране тут же появилось ее изображение со всеми настоящими и искусственными объектами, да еще отличного качества. Я спросил у искина причину этого, полагая, что тот ответит, что использовались активные сканеры и скоро по нашу душу прилетят корабли, которых в системе оказалось на удивление много. Но все было проще — это качество обеспечивали великолепнейшие оптические системы. Местная звезда являлась желтым карликом с температурой выше, чем Солнце, обитаемых планет в системе я насчитал целых две — четвертая и пятая, газовый гигант всего один, никаких астероидных поясов не было. Вокруг обитаемых планет находились две боевые станции и много космических кораблей различных форм, из чего я сделал вывод, что эта система является перекрестком космических путей. Такое разнообразие внешних форм кораблей никак не могло принадлежать одному государству. Скорее всего, они принадлежат даже различным расам. Все это играло мне на руку, поскольку в случае чего, и мой корабль не будет выглядеть подозрительным. Но с другой стороны, поиски моей цели будут затруднительны. Попытался почувствовать, где она находится, но никакого отзыва интуиции не почувствовал, и решил, что та еще не конца восстановилась. Рассуждая логически, пришел к выводу, что с большой вероятностью объект находится на одной из обитаемых планет, поскольку и другие объекты драурров находились на них. Не любили Древние жить на безжизненных космических телах. Между тем за время моего наблюдения пять кораблей прилетели сюда и три покинули систему.

— Венера, выведи информацию об искусственных объектах, которые могут представлять собой сканирующие устройства, — приказал я искину корабля.

Я решил проверить маскировку, подходя к такому сканеру и пролетая радом с ним. После небольшого размышления, я пришел к выводу, что мне выгоднее вообще не показывать свой корабль, а заняться своими поисками инкогнито. Ведь прилети я на корабле, сразу попаду под наблюдение, даже если никто мне не будет вставлять палки в колеса. Но вот заинтересоваться моими поисками — это наверняка, а мне этого очень не хочется. А вот, если меня не видят, то можно приземлиться на планете и заняться своими делами, не привлекая лишнего внимания. Вот только с языковым барьером надо что-то решать.

— Венера, — опять обратился я к искину, — на борту есть возможность изучения языка?

— Да, но только поверхностное знание.

— Это как?

— На борту находится оборудование, которые считывает верхние слои мозга, где находится то, что человек применяет очень часто. Это и слова, и знания.

Ага, это я получу то, чем данный индивид пользуется каждодневно. Конечно не глубокое знание языка, но тоже неплохо, остается только выбрать кого поумнее.

Вот на экране отобразились сканеры-ретрансляторы, которых оказалось на удивление много. На первый взгляд никаких темных зон я не видел, все пространство системы перекрывалось очень грамотно, оставалась только надежда на маскировку. Вот если не получится ничего, то придется изображать из себя путешественника из задворок вселенной. Проверить работу устройств я решил самым простым способом — просто медленно подлетая к ним и наблюдая за кораблями в системе. Дернуться ко мне — значит, я обнаружен, а на нет и суда нет.

«Молния» медленно стала приближаться к зоне сканирования, вот по всем данным мы движемся уже там — пока все тихо. Вдруг пара кораблей сдвинулась с орбиты седьмой планеты и полетела в мою сторону, но не очень быстро, поэтому и убегать я повременил. И точно, они изменили направление своего движения, уходя немного в сторону. На всякий случай движение я прекратил. Интуиция опять замолчала, за время нахождения в этой системе, она не проявилась ни разу, поэтому меня закралось подозрение, что «это жжж не спроста». Если в этой системе существует некая аномалия, блокирующая интуитов, то место для чего-то секретного очень хорошее, ведь не зная места, искать можно очень долго и не найти ничего.

Посмотрел на корабли — те, скорее всего, совершали патрулирование, поскольку я приметил еще два корабля, полетевших в другую сторону. Убедившись, что это не я вызвал их движение и то, что меня не собираются окружить, продолжил свой путь. Начать свои поиски решил с пятой планеты, так как она находится ближе ко мне, а четвертая уже прилично находилась от меня и продолжала улетать. Чтобы не рисковать, решил приближаться все-таки со стороны, противоположной станции, загораживаясь планетой. Пока приближался, задумался о том, где приземлиться, поскольку планета была густо заселена. Поскольку наклона оси практически не было, то и смены времен года на одной территории не наблюдалось, и вся жизнь скопилась широкой полосой вдоль экватора, а на полюсах же висели плотные облака, не дающие планете остывать. В отличие от Земли, на этой планете вдоль экватора находилось два материка и острова, некоторые из которых были размером с Гренландию. Как доложила Венера, температура в районе экватора двадцать пять градусов и плавно снижается к северу и югу. Соответственно этот район и заселен весь, причем, судя по постройкам, богатыми жителями. Оно и понятно — самый благоприятный климат, а к северу и югу распространялись жилища менее богатых жителей, постепенно скатываясь к беднякам, живущим почти на границе облаков. По крайней мере, у меня создалось именно такое впечатление. Получается, что именно там наиболее безопасно спрятать корабль. Чтобы облететь вокруг планеты, мне пришлось выйти из тени планеты, по отношению к космической станции, но опасения мои были напрасны — «Молния» так и осталась незамеченной. По правде говоря, сделать оборот я решил в надежде, что интуиция подскажет, где искать, но она замолчала надежно.

— Систематический анализ завершен, — доложил искин корабля, — кораблей, возможно принадлежащих расе, атаковавшей нас, не обнаружено.

— Молодец, Венера, — похвалил я искин за проявленную самостоятельность, — спасибо.

То, что их нет очень хорошо, но это не значит, что они сюда вообще не залетают. Вероятнее всего отношения между ними и местными хозяевами не совсем хорошие, что для меня является плюсом.

— Приземляйся вот на этом уступе, — приказал я, — судя по крутизне склонов сюда никто не заберется. Ну, что, Баюн, — обратился к коту, — пойдем завоевывать мир?

В эту поездку я взял с собой напарника, после слов древнего ученого я решил с ним не расставаться. В данный момент он лежал на втором кресле и на мои слова не прореагировал, разве что чуть повел ухом. А вообще-то я начал понимать своего напарника и еще на станции Древних знал, что он больше никогда не останется без меня. Как это получалось, я не пытался понять: то ли заработала наша с ним связь, то ли мои способности в этой области проявились, то ли анализ мельчайших нюансов его поведения и мимики были тому виной.

Место, где мы приземлились, находилось на довольно широком уступе, где корабль поместиться полностью, а спускаться я буду по лебедке, которая есть на корабле. Встал вопрос в выборе оружия, а главное как его спрятать.

— Селена, можешь как-то узнать у моей брони какие есть варианты сокрытия оружия? — задал я животрепещущий вопрос.

— Есть, — я услышал удивление в ее голосе, — она может генерировать небольшую пространственную складку.

— Мечи, игольник, бластер поместятся там? — я уже мысленно начал потирать руки, как ответ меня расстроил.

— Только что-то одно.

Не густо, но и вариантов тогда никаких нет — возьму с собой мечи, которым не нужна ни подзарядка, ни смена аккумуляторов или батарей. Еще час я потратил на отработку движения быстрого доставания меча этого кармана, а спустя еще час я отправился к замеченному недалеко месту обитания местных жителей. Место, выбранное мною, находилось немного северней половинного расстояния между экватором и областью облаков, поэтому климат тут был довольно комфортный со средней температурой пятнадцать градусов выше нуля. Высокий горный массив со снежными шапками, видать, отпугнул богатые слои населения и данную местность вполне можно назвать Бомж-Сити. Эту новость сообщила мне Венера, завершившая полный анализ полученной во время облета информации. Еще она сообщила, что обнаружила электромагнитные волны, похожие на радиовещание, и настроилась на них, но язык оказался совершенно незнаком. Этот момент еще больше убедил меня в необходимости ловли «языка». Удивительно, но деревья в этой местности были, но и росли не так уж часто. На мой взгляд, температура в этой местности не такая уж комфортная для ночи, хотя кто их знает местных жителей. Баюн часть дороги передвигался по веткам деревьев, но сейчас соскочил и пошел рядом. Такое поведение однозначно говорило о том, что впереди нас что-то ждет, или кто-то. Я перешел на мягкий бесшумный шаг и автоматически перешел в режим ускоренного анализа. Еще раз взглянул на своего напарника, определился с местом, находятся люди, и, прикрываясь деревьями, высокой травой, редкими кустами направился в их сторону. А через двадцать минут мы вышли к местным жителям.

Нда, назвать их людьми язык не поворачивался, ведь у костра сидели представители минимум четырех рас, а я сразу вспомнил фильм Джоржа Лукаса «Звездные войны» с его разнообразием различных видов разумных. Они все были двуногие, двурукие, прямоходящие с головой, но внешностью отличались довольно сильно. Точнее, типичные люди не очень отличались от представителя одной расы, только органами чувств на голове. А вот представитель рептилоидов был совсем другим — именно таким, как их изображали в различных компьютерных играх Земли. Этих разумных земноводных было два, и я не мог решить они одного вида, по примеру белого и черного человека моей родной планеты, или все же разные. Отличия были небольшими — второй разумный был крупнее с более резкими чертами что ли. Еще два разумных принадлежали одной расе — маленькие, лопоухие, большеглазые с носом-пуговкой удивительным образом напоминали чебурашку из советского мультфильма. Что еще объединяло их всех, это лохмотья, в которые они были одеты. Как и предполагалось, в Бомж-Сити находились самые бедные жители. Я начал обдумывать, как мне с ними познакомиться, как с неба упал небольшой летательный аппарат, которого я тут же обозвал флаером. Все находящиеся у костра бросились в рассыпную, но не успели они сделать и пяти шагов, как выскочившие из флаера люди начали их отстрел. Хотя, как я понял, их не убивали, потому что пятерых забросили в флаер и увезли. Кто нападавшие, я не знал, поскольку облачены они были в броню, закрывающую их полностью. Чем обуславливался выбор нападавших непонятно, но забрали они «чебурашек», двух людей и человека, очень на нас похожего.

Я подошел к ближайшему ко мне беглецу, которым и был человек. Рана в спине показала, что не все так радужно, как я предполагал сначала, думая что их только парализуют. Он умирал. Я перевернул его на спину, и в открывшихся глазах не увидел ничего — он уже за гранью. С другой стороны поляны раздалось тихое «мяв», и я пошел в ту сторону. Этот абориген был еще жив, даже находился в сознании. Увидев меня, сначала дернулся, но скривившись от боли, перестал двигаться. Затем перевел взгляд на моего напарника, удивился, из чего я сделал вывод, что таких зверей тут нет или встречаются крайне редко, тяжело вздохнул и откинулся назад, прикрыв глаза. Рана на его лице была серьезная, поэтому, чтобы успеть выучить местный язык, необходимо поспешить. Перевязав тряпками, снятыми с других людей, рану, я взвалил его на плечо и побежал к своему кораблю.

К кораблю он окончательно потерял сознание. Если по дороге он периодически приходил в себя, то последние десять минут даже стонов не издавал. Я ранее не интересовался, но оказывается, что кресла в рубке являются многофункциональными, в том числе и лечебными, и научными. Вылечить раненого уже невозможно, оборудование на курьере просто не предназначено для таких процедур, а вот считать его память вполне реально. Я сел в кресло и почувствовал, как мою голову обволакивают, и потерял сознание.

Очнулся и тут же захотел проверить полученные знания, но ничего нового не обнаружил. Задал вопрос искину.

— Оборудование корабля не позволяет прописать информацию в верхние слои памяти, — начала объяснение Венера, — потому что информация в эту область поступает из более глубоких. Это считать информацию проще из верхних слоев, а запись идет с точностью до наоборот.

— И когда я смогу разговаривать? — спросил я.

— Когда кто-то заговорит на этом языке, то знания тут же всплывут, но поначалу ты будешь разговаривать с акцентом, который довольно быстро уйдет, — обрадовала она меня, — точнее станет таким, как у донора. Знание языка автоматически потянет за собой и другую информацию.

— То есть ты успела считать не только язык, но и другие данные? — спросил я. — Это хорошо, — добавил после ее утвердительного ответа.

Задумался о своих дальнейших действиях. Пусть банально, но притворятся ничего не помнящим являлось самой правильной линией поведения. В этой зоне могли по голове ударить так, что пострадавший терял память. Жидкая броня может принять вид таких лохмотьев, что на них не позарятся даже самые отмороженные отморозки. В случае чего, я просто убегу. Когда бежал к кораблю со своей ношей, я почувствовал, как частично вернулись способности силы, ловкости, выносливости, так что с этой стороны я более-менее защищен. А вот направления поисков вырисовываются два. Во-первых, это поиск в информационном поле, например, посещение местной библиотеки и местная сеть; во-вторых, это сбор легенд и сказаний у коренных жителей планеты, если такие существуют и не уничтожены. Первоочередной задачей является первая, ведь там можно найти информацию как о чем-то необычном на планете, так и о коренных жителях. И уже на основе этих данных буду продумывать следующие шаги.

А сейчас меня посетила довольно страшная мысль: «А что, если хтоираимы обнаружат это скопление разумных?». Ведь стравить между собой настолько разные расы не составит труда, а эта часть галактики, по меркам космоса, находится не так уж и далеко от Содружества. «Или они уже нашли и контролируют их?» — мелькнула следующая мысль. Ответ на это могу получить, опять же, в сети. Если у них происходили когда-нибудь войны на уничтожение, значит, и они находятся под колпаком у этих любителей вселяться в чужие тела. Так ли иначе, но обыкновенные войны были — за планеты, за полезные ископаемые, за галактические пути, но такие боевые действия никогда не должны принять глобальный характер. Даже появись в какой-то стране правитель, ратующий за превосходство своей расы, остальные разумные, объединившись, очень быстро докажут, что он не прав. Поэтому и не будет таких войн. Пойти знакомиться решил завтра днем.

Место стоянки оказалось уже занято, поэтому я отдал приказ сменить вид брони из обносок на маскировку. Этот вариант был стандартным камуфляжем, где броня покрывала и лицо, оставляя лишь глаза, нос и рот. Ну и само собой она подстраивалась под окружающую среду, так что заметить меня было невозможно. На счет приборов Селена не была уверена, поскольку могла оперировать лишь десятой частью функций брони, а самыми навороченными управлять должен я сам. Про напарника и говорить нечего.

Всего я насчитал пять человек. В данном случае все они были людьми, по крайней мере, ничем от меня не отличались. Сейчас они как раз собрались у потухшего костра.

— …, - сказал кто-то из них и я уловил вопросительные интонации.

И у меня в голове как будто открыли широкую дверь, и оттуда подул поток воздуха, а следующую фразу я уже понял.

— Да, это наверняка стиратели, — ответили на вопрос.

Полностью знания местных реалий естественно еще не вернулись, но слово стиратели подспудно вызвало у меня сильное опасение. По реакции людей, которые тут же заозирались, я понял, что опасаться их стоит серьезно.

— Давай заберем их припасы, они им больше не понадобятся, — сказал их главный.

Затем я наблюдал, как они вскрыли несколько тайников, откуда достали наверняка продукты, а также прихватили с собой дрова. Последний факт показался мне немного странным, ведь деревьев в округе было достаточно, хотя может быть, это какой-то особенный сорт древесины. После этого они шустро направились к себе домой. Это я понял по их разговору. Я чуть вдалеке шел за ними без особых проблем, поскольку те с опаской посматривали только на небо. Понятно, опасаются этих самых стирателей, которые, судя по всему, передвигаются только на флаерах. Когда показались постройки какого-то города, я прекратил их преследование и задумался о дальнейших действиях. Точнее, как влиться в этот город — появиться в нем или его окрестностях. Остановился на втором варианте.

Отошел в сторону и подальше от города, надел на лицо маску ничего не понимающего человека, прижал к себе кота, как нечто самое мое дорогое, и направился мелким шагом обратно. Так и вошел в город, но пройдя пять шагов, замер, осматриваясь вокруг. И неуверенной походкой пошел дальше. Жили здесь, в самом деле, нищие, которых было не так уж и много.

— Эй, паря, ты кто? — услышал я справа и сзади от себя грубый мужской голос.

Я остановился и повернулся на голос. Зеленокожий, с приличным мышцами, проглядывающими через рваную одежду, и черными глазами. Были бы клыки, то подходил бы под понятие орк, а так почти человек. В данную минуту он выжидательно смотрел на меня.

— Не знаю, — тихо сказал я, — не помню, — добавил чуть позже.

— А, понятно, после стирателей, — он улыбнулся и подошел ко мне, — пошли расскажу кто ты и что тебя ждет. А это кто? — он указал на Баюна.

Я прижал кота сильнее к себе и даже немного развернулся, как бы защищая его. Но тот лишь махнул рукой, показывая, что не собирается ни отбирать его у меня, ни причинять вред и пошел в сторону сохранившегося здания. Мы зашли в какую-то забегаловку самого низкого пошиба, хотя по местным меркам, она могла тянуть и на первоклассный ресторан. Мой провожатый подошел к стойке и сделал заказ. Такое поведение показалось мне подозрительным, но предпринимать я ничего не стал, следуя своей линии поведения. Об этом же сказал и своему напарнику, чтобы он не предпринимал ничего. Вернулся мой новый знакомый и, присев, начал водить меня в курс дела.

— Значит, так. Планета наша называется Зануда…

После этой фразу я еле удержался, чтобы не заржать. Занудой она была только по-русски, поскольку именно так звучало ее название. На местном же языке она означала просто Пятая. Освоена она уже очень давно, также давно она вошла в состав Маркината, страны, находящейся на краю обжитого пространства. С его слов получалось, что обжитым является огромный сектор галактики, поэтому здесь можно встретить разнообразие рас. Когда он начал рассказывать о политическом устройстве, то на ум пришло понятие анархия, но немного упорядоченная. Центральной власти не было, каждой планетой правил свой князек, который творил, что хотел, но в случае внешней угрозы они очень быстро сплачивались и давали отпор агрессору.

Во время его рассказа нам принесли питье, хотя правильней его назвать пойло, попробовав которое, я скривился. Это не осталось незамеченным рассказчиком и он заметил:

— Всем сначала оно не нравится, но потом привыкнешь, — и, наклонившись ко мне, заговорщически произнес, — знаешь, за счет чего мы живем?

Мне это было не интересно ни вообще, ни сейчас. В данный момент мое сознание поплыло, и я пытался понять отравили меня или просто решили усыпить для каких-то своих целей. Баюн почувствовал это и зашевелился у меня на коленях, но я погладил его и попытался передать через руку спокойствие. И у меня получилось! Не небольшой импульс, как ранее, а вполне чувствительная волна. Постарался уйти в состояние анализа, но меня ждал облом — непонятная субстанция в напитке не позволяла ясности мышления, хотя я подозреваю, что именно она виновата в том, что мои ментальные способности открылись. Остается узнать насколько они полные и окончательно или только на время действия напитка. Меня начало клонить в сон, но я мог сопротивляться этому, не без труда, но мог. Увидел очень внимательный и подозрительный взгляд «орка», как я все же решил его называть, напряжение его мышц, и все-таки сумел понять причину этого. Я должен был уснуть, но вместо этого находился еще в сознании, что и вызвало его подозрения. Расслабившись, я осел на лавке, облокотившись о стену, а голова моя склонилась на бок.

Государство Маркинат, система Сеттерия, планета Зануда, город Нищий, бар «Пей до дна».

Как только новичок наконец-то уснул, Суру подал знак, и в помещение вошли два человека. Подойдя к столу, где спал человек с каким-то зверем на коленях, один из них спросил:

— Этот?

— Да, — ответил Суру, — причем вначале даже сопротивлялся снадобью, — увидев вопросительные взгляды, добавил, — уснул не сразу.

— Суру, думаешь засланец? — спросил самый пожилой.

— Не знаю, — ответил зеленокожий, — никто не помнит, что с ними делают стиратели, но это первый случай, когда кто-то мог сопротивляться настойке на основе молошайка. Да и сами знаете сколько делалось попыток узнать наш секрет.

— А это что за зверь? — спросил мужчина, заговоривший первым, после того, как они перевели взгляд на парня.

— Не знаю, да и сам парень тоже, наверняка, не помнит, но прижимал к себе как что-то дорогое. Все, берите его, а я подстрахую вас.

Один из них попытался рукой согнать неизвестное им животное, но оно зашипело, обнажив хоть и не очень большие, но острые клыки, а на передних лапах появились когти. Мужчина тут же одернул руку, оглянулся, ища глазами что-то вроде палки, но животное внезапно успокоилось и спрыгнуло на пол. Три пары глаз уставились на того, но он, отойдя чуть в сторону, уселся на пол и принялся вылизывать лапы, демонстрируя свои когти.

— Мне кажется, или он, в самом деле, разумен? — задумчиво спросил Суру.

Но на этот вопрос никто не ответил, вместо этого более пожилой взвалил спящего парня на плечо и пошел к выходу. И никто из троицы не удивился, увидев, что зверь увязался за ними не далее трех метров. Через десять метров зеленокожий свернул в узкую улочку и скрылся в ближайшем доме. Остальные прошли еще квартал и на перекрестке ушли направо. Побродив еще час по городу, они очутились перед сильно разрушенным строением и зашли в чудом сохранившуюся часть здания. Спустя буквально пять минут, появился их товарищ.

— Чисто, — ответил он на вопросительные взгляды.

После этих слов они «поколдовали» в углу, где лежали какие-то обломки, и открыли вход в подвал. Двое людей со своей ношей опустились в него, а зеленокожий закрыв вход и начал оглядываться.

— А где же эта мелкая шипелка, — недоуменно пробормотал он, — что-то я его не видел.

Он еще раз оглянулся, но так никого и не заметив, пожал своими могучими плечами и вышел на улицу. Там он еще очень внимательно осмотрел окрестности, приметил своего наблюдателя, который подал ему знак, что все в порядке, и направился обратно в бар.

Два человека со своей ношей из подвала дома попали в канализацию и спустя десять минут хождения по ней остановились у железной двери. Посмотрев на нее, любой разумный находился бы в полной уверенности, что та проржавела еще несколько сотен лет назад, и, чтобы войти в нее, необходимо дверь взорвать. Но один из спутников постучал, выбивая определенный ритм, и спустя минуту та бесшумно открылась. Появившейся в проеме разумный осмотрел их и, кивнув на перекинутого через плечо парня, спросил:

— Кто он?

— Новичок от стирателей, — ответил пожилой, — из нас никто его не видел. Требуется проверка.

Открывший двери, отошел в сторону, пропуская пришедших, и, закрыв дверь, пошел махнул рукой. В следующей комнате сидело двое соплеменников зеленокожего гиганта, но еще более мощных. Они проводили взглядом и продолжили заниматься своими делами.

— Нора, — войдя в следующее помещение, обратились они к женщине, сидевшей за столом и что-то просматривающей на планшете, — надо проверить новичка.

Женщина кивнула, но продолжила заниматься своими делами. Когда она закончила, парень уже лежал на столе, стоявшем в углу. Женщина подошла к нему, закрыла глаза и начала водить руками вдоль его тела. Нахмурилась и начала свое действо заново, но значительно медленнее.

— В отношении чипов и имплантатов он чист, но вот сам по себе, — она замолчала. — В общем, я его совсем не чувствую.

— То есть как? — недоуменно спросил пожилой. — Он же ж живой!

— Ка бы тебе объяснить, — задумчиво пробормотала женщина. — Вот. Смотри, есть дом с окнами, где кто-то живет. Я вот сморю на него и вижу его форму, окна, то, что за ними. Если окна завешены, то мелькают какие-то тени. Это я так чувствую различных живых существ, кого в большей степени, это если в примере, то все окна и двери открыты, кого-то в меньшей. Во втором случае, как ты понимаешь, двери закрыты, а окна еще и занавешены. В данном же случае, — она указала на парня, — я вообще дома не вижу. Знаю, что он там есть, но не вижу даже его очертаний.

— Может он не человек? — как-то неуверенно спросил второй спутник.

— О, — улыбнулась женщина, — поверь мне, он самый настоящий, просто у него защита, которую я встречаю впервые. А ты же знаешь, что я многих разумных повидала на своем веку, — и она опять посмотрела на парня.

— Новая раса?

— Или какой-то эксперимент стирателей, — медленно ответила Нора, — и я склоняюсь к этому варианту. Но все равно я должна проверить его кровь.

С этими словами она направилась к шкафчику и взяла с полки набор. Нажав на зеленую кнопку, подождала, когда загорится синяя лампочка, открыла его и достала скальпель. Но успела она сделать и трех шагов по направлению к новому «пациенту», как откуда-то сбоку мелькнула тень, и тому на грудь прыгнул зверь. Выгнувшись дугой и вздыбив шерсть, он грозно зашипел, а женщина встала, как вкопанная.

— Да, — спохватился пожилой, — совсем из головы вылетело. Новичок появился вместе с этим животным.

Государство Маркинат, система Сеттерия, планета Зануда, город Нищий, подвал здания.

«Вот это я понимаю — настоящий напарник», — подумал я, — «даже не только напарник, а настоящий друг!». Действие снадобья прекратилось минут пять назад, поэтому я провалился в состояние анализа. По дороге у меня начали появляться знания о местных реалиях, причем лавинообразно. Создается впечатление, что этот напиток стимулировал в том числе и память. К ранее полученным сведениям добавилось понимание кто такие стиратели. Точнее, кто они именно и чем занимаются никто не знал, но после того, как кто-то попадал к ним, то вернувшись, он вообще ничего не помнил. Его память был полностью стерта, отсюда и название такое стиратели. Зачастую попавших к ним больше никто не видел. Иногда в их районе появлялись совсем новые разумные, за одного из которых меня и приняли. Вспомнил ценность дерева, которое применялось для обогрева и готовки. За полгода оно успевало вырасти до трех-четырех метров, завести, дать плоды — небольшие орешки, и умереть. Именно мертвое дерево и применялось для костра, оно никогда не дымило, давало много тепла и долго горело. Небольшие леса жители города Нищий, как назывался это поселение, щадили, ведь они кормили их. Причину почему власти не уничтожат всех местных, я не знал, только ходили слухи, что здесь происходит добыча чего-то очень ценного, чего властьимущие сами не могут делать. В данный момент я вольно или невольно соприкоснулся с этим. Чтобы подняться из трущоб, достаточно просто купить идентификационный чип, и ты уже полноправный гражданин низшего ранга. Зато тебя уже возьмут на работу, и ты можешь жить в нормальном городе. Есть еще и другие способы, например, оказать какую-то существенную услугу, но эти варианты существуют чисто теоретически. Мой носитель, у которого я позаимствовал знания, был на самом деле малообразованным, поэтому кроме вышеперечисленного, я знал еще только расы.

Мой зеленокожий друг относился к расе костов. Косты — существа наделенные большой физической силой и выносливостью, как никто другой подходящие для воинов. Но был у них свой непонятный кодекс, по которому многие отвергали такие предложения и вели жалкое существование. Причин этого я не знал.

Чебурашки принадлежали расе чураи. Абсолютно добрые и безобидные существа, но имеющие какую-то особенность, из-за которой стиратели их тоже забирают.

Всех рептилоидов называли якчерами. Сколько их там видов мой носитель не знал, для него они все были одинаковыми. Правда, одни из них были более ловкими, а другие почти не уступали в силе костам.

Все это быстро промелькнуло у меня в голове. По моему плану мне необходимо получить идентификационный чип, затем наверняка подняться еще на одну ступеньку, чтобы получить доступ к историческим материалам. С другой стороны, ссориться с этими людьми тоже нельзя, ведь они могут привести меня к коренным жителям. Вот только появилось у меня подозрение, что их дела тесно связаны с ними, а значит без полного доверия они меня с ними не сведут. А доверие можно заслуживать очень и очень долго, ведь как я понял из обрывков фраз у них противостояние с властями. Получается, что самая правильная линия поведения придерживаться факта полной потери памяти. А после вживания в этой среде, попытаться получить права гражданина. С удивлением заметил, что мне самому интересно сумею достичь высот или нет, даже почувствовал некий азарт. Значит, проснусь и продолжу свою линию поведения, знать бы еще когда это должно произойти. Хотя с другой стороны, если я сумел сопротивляться в самом начале воздействия настойки, то не будет странным и то, что очнусь раньше. Решено — просыпаюсь, и я пошевелился.

Глава 14

Государство Маркинат, система Сеттерия, планета Зануда, город Нищий, подвал здания.

— И кто это? — спросила отступившая на один шаг женщина.

— Никто из наших не знает, — ответили ей.

Женщина почувствовала себя неуютно, попыталась потянуться к хищнику своими астральными органами чувств, но наткнулась на стену, очень похожую на то, что было у парня. Похожую, но все-таки не такую непроглядную, поэтому она поняла, что тот защищает своего хозяина. Эта аналогия в защите убедила Нору, что прибыли они с одного мира, но оставалось непонятным почему стиратели оставили подопытному его зверя, ведь никакой сентиментальностью они не обладали. Разве что над самим животным они тоже проводили какие-то опыты. Вдруг незнакомец пошевелился, а его защитник успокоился. Вот он приподнял голову, обведя непонимающим взглядом вокруг, прижал к себе защитника, и сел.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила его Нора.

Государство Маркинат, система Сеттерия, планета Зануда, город Нищий, подвал здания.

Как я себя чувствую? Я еще раз прислушался к себе, попробовал передать свои чувства и спокойствие напарнику. Получилось, но опять же, как прежде. Очень интересно, получается их сонное зелье возвращает способности лишь на время своего действия. Хотя… Верно, после еще одной проверки, объем и, как мне показалось, качество моего действия в ментальной и астральной областях возросло. А вот чувствовал я себя прекрасно.

— Хорошо, — ответил я.

— Меня зовут Нора, я медик, — начала она разговор, — ты потерял сознание, и мне пришлось приводить тебя в чувство, хотя надо сказать ты сам пришел. После потери памяти, как это случилось с тобой, потеря сознания бывает часто, — я кивнул и она продолжила, — Давай я расскажу тебе о месте, где ты очутился. Часть тебе уже рассказал Суру, а я дополню, в общем, слушай…

Кое-что из ее рассказа мне сообщил зеленокожий Суру, что-то я взял из памяти местного жителя, но она сообщила важные детали по идентификационным чипам. Их было несколько типов. Первый — это самый стандартный, который привязывается к разумному, он служит только для подтверждения личности. Следующий тип уже может использовать один банковский счет. И последний — это, что называется, все включено. Существуют еще специальные идентификаторы спецслужб. Теперь по поводу работы — как ни странно, но ее можно было найти, правда, в основном по уборке и утилизации отходов. Для чего-то чистота и экология была очень необходима властям. О каких-то тайнах не было сказано даже намека, а в самом конце она задала вопрос:

— Что ты собираешься делать? Чем будешь заниматься?

— Хочу купить идентификационный чип, — ответил я после минутного раздумья.

На это мы расстались и меня вывели из помещения предварительно плотно завязав глаза, мотивируя тем, что опасаются стирателей, а чего не знаешь — того не выдашь. Судя по всему, меня вели совсем другим маршрутом. На улице, распрощавшись, я был предоставлен сам себе.

Вот уже две недели я живу в городе Нищий, нашел себе небольшую комнатку и более-менее обустроил ее. В первую неделю за мной плотно приглядывали, хотя и старались делать это так, чтобы я ничего не заметил. Я пару раз сходил на уборку мусора, чтобы не вызвать подозрений. И всегда и везде я держал ухо востро. Узнал, например, что экология нужна для каких-то растений, которые применяют в медицине и которые могут расти только здесь. Но слово молошайк, из которого было сделано сонное зелье, коим напоили меня, я ни разу не слышал. Местному правителю принадлежали несколько плантаций, где все выращивалось, но существовали также пункты по приему у жителей страны. Это могло быть только в том случае, что дикорастущие растения более эффективны. Еще работу можно было найти на рыбоперерабатывающих заводах. Банально, но тут труд людей тоже значительно дешевле, чем при помощи роботизированной техники.

А вот с, так называемыми, стирателям темная история. Разговоров и них было очень много, и, исходя из услышанного, я сделал вывод, что они что-то ищут. После того, как расспрашивают человека и, вероятно, считывают его память, они полностью удаляют все его знания, чтобы не оставить даже малейшую зацепку. Уж не ищут ли они тоже наследие драурров?

В течение последних трех дней я никакого наблюдения за собой не заметил, значит, можно заняться другими делами. А именно, навестить местных теневиков, а более точно местный рэкет. В этом мире, как у многих других, существуют разумные, которые работать не хотят, а жить любят на широкую ногу. Наткнулся я на них случайно, когда пошел на одну ферму разведать обстановку на предмет заработка. По словам жителей Нищего фермеры изредка нанимают их, в основном, тоже для уборки, а платят даже чуть выше, чем большие фирмы. Вот только случается это очень не часто. Вот и тогда, я пошел разведать обстановку, понаблюдать издали — может, примечу что-то, что позволит взять меня на постоянную работу, потому как с имеющимися заработками никогда не приобрести статус гражданина. Маскировка жидкой брони являлась произведением искусства, а сейчас мои возросшие, пусть и не намного, ментальные возможности позволили активировать режим «Слияние». Он и означает слияние с окружающей обстановкой. Фермерское хозяйство было похожим на такие же на Земле — те же грядки с растениями, те же теплицы. Но не успел я тогда толком ничего рассмотреть, как у дома приземлился флаер, из которого вышли двое: один человек, второй кост. Я увидел, как к воротам подъехал хозяин фермы. Мне стало очень любопытно и я переместился ближе, чтобы услышать о чем пойдет речь.

— Приготовил? — спросил человек.

— Да, — ответил хозяин и что-то передал тому в руки.

Он посмотрел на предмет, который увидел и я. Это была банковская карта, а когда владелец фермы развернулся, я успел заметить в его глазах ненависть. Тогда-то и все стало на свои места. Понятное дело, что угнаться за флаером я не мог, зато прекрасно рассмотрел как и лица, так и сам летательный аппарат. А Селена сняла еще какие-то их параметры. Вот теперь я и решил заняться поиском местных бандитов, чтобы приподнять свое благосостояние. Здраво рассудив, решил, что верхушка живет в центральной части, а вот сборщики денег должны находиться в обыкновенном секторе для простых граждан. Эта часть располагалась южнее города, в котором я сейчас проживал, и подходила как нельзя кстати, потому что размер имела весьма приличный. А в большом городе и затеряться проще, и места для «работы» много.

Банковская карта у меня наличествовала, но самая простая, с максимальной суммой в сто пастров. Пастр — это местная денежная единица, но я их стал называть только пиастры. Уходить решил ночью, так мне удобнее, поскольку видел я хорошо, а про Баюна и говорить нечего. Ночная жизнь города Нищих сосредотачивалась в дешевых забегаловках и таких же дешевых борделях, поэтому пройти незамеченным ночью мог и дилетант. В отличие от центральных благоустроенных районов, где один сектор перетекал в другой, Нищий стоял отдельно, поэтому мне около пятнадцати километров придется пройти, прежде чем попаду, куда мне надо.

Так и сейчас я подошел к забору, огораживающему как раз завод утилизации. Подпрыгнул, зацепился пальцами за верх, рывок — и я уже там вместе с котом, находящимся у меня за спиной и вцепившимся всеми лапами. Основной упор в охране делался на электронику, причем самую дешевую, что и понятно, вот я и прошел всю территорию без приключений. Затем десяток минут почти по лесу, и я подошел к окраине цивилизованных земель. Как я и ожидал, окраина была густо усеяна датчиками, и это только те, что я видел. «Блин, как же плохо без интуиции», — в очередной раз подумал я. Какая ширина пограничной полосы, я не знал, для себя решил, что больше двадцати метров смысла ее делать нет.

Пока шел вдоль периметра, заприметил несколько мест, где можно укрыться в случае поиска.

— Ну, что, дружище, — сказал я коту, — прыгай на меня — станем на время диверсантами.

С ним за плечами я как можно быстрее преодолел пятьдесят метров и втиснулся в углубление в доме. А спустя полминуты над местом начал кружит флаер. А ведь правы оказались местные, утверждавшие, что граница цивилизованных секторов охраняется очень хорошо. Наверняка сканирует сейчас местность — вот и проверю лишний раз маскировку. Он пролетел над домом, но никаких действий не предпринял. Не знаю, что по периметру за датчики стояли, но я очень рад, что на авиации их нет. Флаер улетел и мы направились вглубь сектора. Выйдя за угол, я увидел, что улица перекрыта охранной службой, как здесь называли аналог полиции. Кроме бойцов, посреди улицы стоял автомобиль с пятью антеннами, который мне очень и очень не понравился. Решил не рисковать и обойти их по другой улице.

Теперь стало понятно почему летательный аппарат так мало кружил — в его задачу входило если не обнаружение, так принуждение нарушителей скрываться, пока остальные силы не перекроют район. На другой улице находилась аналогичная команда, и проверять следующую не имело смысла. Оставалась непонятной причина, по которой предпринимались такие действия. Ну, никак они не моги из-за простого нарушения выдвигать такие силы, разве что власти всерьез опасаются проникновения таким образом врагов. Может быть, была еще какая причина, свойственная именно данной системе или образу жизни. Я хотел ужу задаться вопросом: «Почему охранники стоят», как началось медленное движение.

Мозг лихорадочно заработал, просчитывая различные варианты, но все упиралось в единственный вопрос: «Могут они обнаружить меня или нет?». Чтобы проверить, придется рискнуть. Я тихо сказал коту, чтобы он отошел вглубь и спрятался там, сам же присел и прижался к стене. Машина-сканер и пятерка бойцов медленно приближались, но по их уверенным действиям я сделал вывод, что такая работа им не в новинку. Одеты они в что-то наподобие тактических комплексов, но вооружение было разное, точнее у трех одинаковое, а у остальных другое. Вдруг они встрепенулись, но я не стал ничего ждать и побежал обратно, а на то место обрушился огонь. Отбежал всего метров на двадцать и оглянулся, так как стрельба прекратилась.

Движения охраны изменились — теперь это воины, готовые в любой момент открыть огонь. Профессионалы, блин. Начал искать выход — нет, не получается, и причина тому их сканеры. Необходимо укрытие и я принялся осматривать дома. Есть — с противоположной стороны имеется выступ или карниз то ли для слива, то ли еще для чего, а в одном месте он немного разрушен. Выемка как раз, чтобы спрятаться от сканирующих лучей. Еще раз проверил направление движения, если не отъедет в сторону, то ничего не заметит. Разгон, прыжок, цепляюсь руками за бывший оконный проем. Успел заметить, что закрыт он надежно, еще рывок и мне удается забраться на карниз. Вжавшись в угол, я постарался слиться с окружением, как это бывало раньше.

— Кого мы ищем? — раздался подо мной глухой голос и я напряг слух, чтобы услышать ответы.

Наверное, громкость в шлеме у стоящего подо мной бойца была настроена очень высокой, так как я все же услышал ответ.

— Да, локаторы говорят, что увидели какое-то расплывчатое пятно, вроде как новейший камуфляж гнохов.

Они прошли еще метров пять и остановились. А у меня в голове крутилось: «гнохи, гнохи», но так ничего и не пришло в голову, связанное с этим. Судя по фразе, это могла быть и раса, и группа, и секта, но скорее всего, первое. Я рискнул и чуть приподнял голову — группа просто перекрывала улицу. Подожду, должны же они куда-то уйти.

Но надежды мои не оправдались, более того, к ним прибыла помощь, но новая группа не стала задерживаться и ушла прочесывать приграничную территорию. Так дело не пойдет, надо уходить. Опять посмотрел на заслон — все их внимание сосредоточено в обратную от меня сторону, посмотрел вперед и в голове появился план. Дальность их сканера не более двадцати метров, пять метров уже пройдено, осталось проползти по карнизу всего ничего. Вся беда в том, что на нем меня уже будет заметно, но я понадеялся на русское авось, что направление их действия в другую сторону. Повезло, и через пять минут я уже шагал по сектору свободных людей. На последнюю мысль я усмехнулся.

Государство Маркинат, система Сеттерия, планета Зануда, кабинет главы охранной службы.

Хозяин кабинета, якчер по происхождению, хмуро посмотрел на своих замов.

— Я вас спрашиваю, как такое могло произойти? — почти прошипел он.

Двое человек помоложе втянули голову в плечи, но третий, полностью седой, спокойно ответил.

— Маскировка у проникшего на очень высоком уровне. В первое время мы подумали, что это гноховский «Диверсант», но дальнейший анализ отверг это. Определить его могло только оборудование эльтаров, да и то изображение получилось крайне размытое, и сказать что-либо о проникшем диверсанте мы не можем. Выводы такие: либо это новейшая и сверхсекретная разработка гнохов, о которой никто не слышал, либо мы имеем дело с чужаком. Ушел он весьма грамотно, использовав особенности своей маскировки. Сканеры его засекли, но поскольку пятно было слишком мало, логгер посчитал это несущественным. И только последующая разборка аналитического отдела определила, что это и есть диверсант. Они считают, что это гнох, я же склоняюсь к чужаку. Есть вероятность, что это эльтар из противоборствующего в их стране лагеря, но я так не думаю.

— Ты хочешь сказать, что он не принадлежит нашим обитаемым мирам? — даже обычное шипение ушло из голоса главы.

— Такая вероятность существует, хотя и не более тридцати процентов. Я же склоняюсь к первому варианту, особенно учитывая кто к нам прибыл.

— …, - в сердцах выругался хозяин кабинета на пяти языках. — Свободны, взять под контроль все объекты, где он может появиться, — добавив шипящий металл в голос, пр