КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400118 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170144
Пользователей - 90945
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
plaxa70 про Соболев: Говорящий с травами. Книга первая (Современная проза)

Отличная проза. Сюжет полностью соответствует аннотации и мне нравится мир главного героя. Конец первой книги тревожный, тем интереснее прочесть продолжение.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
desertrat про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун: Очевидно же, чтоб кацапы заблевали клавиатуру и перестали писать дебильные коменты.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
загрузка...

«Голубой блюз» (fb2)

- «Голубой блюз» (пер. Яна Евгеньевна Царькова) (и.с. Панорама романов о любви) 359 Кб, 166с. (скачать fb2) - Линн Хэммонн

Настройки текста:



Линн Хэммонн «Голубой блюз»

I

Миссис Дороти Хаммер, а попросту Долли, склонилась над только что пересаженной жефлерой и старательно уплотняла влажную землю вокруг корней.

– Ничего, дружище, прорвемся! – участливо бормотала она. – Подумать только, что же натворил с тобой этот старый доктор! Совсем тебя заморил!

Укрыв напоследок основание ствола сосновой корой, Долли вытерла руки и отошла на шаг, чтобы полюбоваться своей работой. Вдруг по ее спине побежали мурашки: ей показалось, что за ней наблюдают. Кто бы это мог быть? Не решаясь обернуться, Долли осторожно посмотрела через плечо и едва не вскрикнула от удивления.

На пороге утопающей в зеленом сумраке оранжереи стоял высокий широкоплечий мужчина, загородив собой почти весь освещенный апрельским солнцем дверной проем. Шляпа незнакомца из пальмовой соломки была лихо сдвинута на затылок, на шее висел фотоаппарат. Подбоченившись и широко улыбаясь, он ждал, когда хозяйка заговорит. Живые карие глаза весело смотрели из-под крутых бровей, две ямочки на щеках прекрасно сочетались с ярким чувственным ртом, а бронзовый загар оттенял белизну ровных зубов. Не дождавшись ни слова от изумленной Долли, он снял шляпу галантным жестом уроженца Юга и густым, певучим голосом произнес:

– Доброе утро, мэм. Вы позволите от вас позвонить?

Ослепленная то ли солнцем, то ли улыбкой незнакомца, такой приветливой и открытой, Долли ответила не сразу. Было, наверное, не совсем вежливо вот так, молча, разглядывать его, но женщина вдруг будто лишилась дара речи. Она успела отметить и его ровный бронзовый загар, и густые волосы цвета красного дерева, и красный воротничок голубой спортивной рубашки, и прекрасный покрой желтовато-коричневых брюк, все еще не произнося ни слова. Дело в том, что она мучительно пыталась вспомнить, где видела этого человека, почему он кажется таким знакомым. И вдруг как шаровая молния ее озарила догадка: она видела его в своих снах! Там, в призрачной стране грез, он был ее любовником, героем самых смелых фантазий. Долли пришлось закрыть глаза и немножко потрясти головой – но нет, видение не исчезло. Перед ней стоял мужчина, которого она ждала все эти годы, тот единственный, который может изменить весь привычный уклад ее жизни. Так не бывает, сказала она себе. Но это было, и Долли показалось, что волшебные крылья подняли ее и понесли к небесам в безумном, сказочном полете.

– Меня зовут Дик, – представился незнакомец, – Дик Флеминг. Я снял коттедж по соседству с вами. Мы с посредником договорились, что он подвезет мне ключи к восьми, но его что-то не видно. Поэтому я хотел бы воспользоваться вашим телефоном...

У Долли внезапно подкосились ноги. Она медленно опустилась на высокий табурет у стола и одарила гостя такой улыбкой, словно ей предложили путешествие в рай.

– Телефон... – она наконец смогла говорить, но голос ее напоминал скорее сдавленный шепот, – он здесь, на столе.

И Дик зашагал к ней по усыпанной гравием дорожке оранжереи стараясь нечаянно не задеть за висящие над головой корзины с плющем, папоротниками и всевозможными лианами. По мере того как расстояние между ними сокращалось, волнение Долли росло. А Дик как ни в чем не бывало с интересом рассматривал все это цветущее великолепие: жефлеры, бегонии, пальмы, драцены, кактусы и алоэ разных видов; корзины, сложенные на стеллажах, декоративные горшки, ящики с землей и торфом.

Наконец их глаза встретились. В его взгляде чувствовалась сила, умение добиваться своего и в то же время теплота и мягкость – сочетание, губительное для любой женщины! И Долли вдруг показалось, что до сих пор она жила словно во сне, и лишь присутствие этого мужчины вдохнуло в нее жизнь.

Какая нелепая мысль! – тут же одернула себя Долли. Все дело в том, что у нее просто долго никого не было. Где-то она прочла, что вдовы подсознательно ищут мужчин, напоминающих им погибших мужей – если не внешностью, то характером. Но Дик совершенно не был похож на Тома! Впрочем, она до сих пор не могла воспринимать Тома отдельно от себя: они вместе росли и поженились сразу после школы. Том был надежным и верным. Когда он умер, из ее сердца ушла любовь. Расположения Долли искали разные мужчины, но среди них не нашлось ни одного, кого бы она смогла полюбить. Да Долли и не хотела любви. Чтобы утихла боль утраты по безвременно ушедшему мужу, требовалось время.

Но вот теперь, когда после смерти Тома прошло пять лет, Долли чувствовала, что снова готова любить. И, конечно, в мечтах создала себе принца – героя, навеянного романами, прочитанными долгими зимними вечерами. Дик входил в ее жизнь прямо с книжных страниц. Трепет ожидания охватил молодую женщину.

А он между тем неодобрительно взглянул на рассыпанную на столе землю, вытащил из заднего кармана брюк белоснежный носовой платок и тщательно вытер стол. Непринужденно устроившись прямо на столе, нежданный гость стал набирать номер. Долли с нескрываемым любопытством прислушивалась к разговору, едва ли отдавая себе отчет в том, что поступает не очень красиво.

– Посредник уже выехал, – пояснил Дик, восхищенно разглядывая свою будущую соседку.

С ним происходило что-то непонятное. Он глаз не мог оторвать от этой женщины. Сердце стучало, как метроном, дыхание участилось. У него появилось странное ощущение, будто он долго-долго бежал и наконец достиг цели. Нельзя сказать, что она поразила его своей красотой. Просто она была не похожа ни на одну из женщин, с которыми ему доводилось встречаться. Те или посвящали себя карьере и быстро утрачивали женственность, или относились к разряду «девочек для вечеринок», абсолютно легкомысленных созданий. Эта же очаровательная женщина, как видно, относилась к своей работе всерьез, и в то же время ее улыбка говорила о том, что она умеет расслабиться и любит жизнь. И еще: он не мог освободиться от гипноза сияющих золотисто-карих женских глаз.

Внезапно Долли стало неуютно под его пристальным взглядом. В какой неудачный момент он ее застал! Лицо без следа косметики, кудрявые волосы небрежно стянуты лентой, рубашка навыпуск с закатанными рукавами делает меньше и без того небольшую грудь. И эти шорты давно уже надо было сменить – они слишком плотно облегают бедра. Боже мой, а на ногах – видавшие виды теннисные туфли!.. Но Дик смотрел на нее с восхищением – так, будто перед ним была по меньшей мере «мисс Америка». В растерянности Долли провела ладонью по лицу, оставив на лбу широкую полосу кофейного цвета.

И тут Дик Флеминг снова вытащил свой носовой платок, взял Долли одним пальцем за подбородок и повернул лицом к свету. Губы его оказались в волнующей близости от ее губ, он не отводил от ее глаз пристального, нежного и ищущего взгляда, сводившего Долли с ума. На мгновение женщине показалось, что он сейчас стиснет ее лицо ладонями и начнет жадно целовать... Но мужчина только вытер лоб, поспешно убрал платок в карман и, обхватив себя руками за плечи, непринужденно спросил:

– Вам, как я вижу, нравится возиться с растениями?

Она улыбнулась в ответ.

– Да, я их очень люблю, и они отвечают мне взаимностью. Как могу, стараюсь помочь им расти крепкими и здоровыми. – Она гордо обвела рукой вокруг себя. – И вот результат – целый тропический лес!

А дальше произошло нечто совсем уж неожиданное: Флеминг вдруг запел! Сначала его лицо приняло нежное мечтательное выражение.

– Я знаю одну песню, – произнес он тихо, взял ее руки в свои широкие теплые ладони и запел вполголоса чистым густым баритоном старинную ирландскую балладу:


Увы, любовь моя, меня

Ты ранишь невниманьем.

А я давно тебя люблю,

И лишь с тобой делить смогу

И радость, и страданье.


Голос его постепенно наполнялся страстью.


Зеленая сорочка, одна моя отрада...


Лицо Долли раскраснелось от изумления и удовольствия. Все происходящее казалось таким нереальным, что она испугалась: закончится песня, и гость исчезнет – пропадет, растает как мираж.

Но песня кончилась, а Дик никуда не исчез. Он смотрел на хозяйку все с той же улыбкой. Долли несколько смущенно засмеялась.

– Мистер Флеминг, вы ошиблись: там поется не «зеленая сорочка», а «зеленые росточки». Гость вскинул брови.

– Зеленые росточки? Вы сама как росточек, как зеленая веточка!

– Спасибо, моя отрада как раз и состоит в росточках. Это моя профессия.

– Вы хотите сказать, что этим зарабатываете на жизнь? Здесь, в тропиках? Но это же все равно, что зарабатывать продажей льда в Арктике!

Долли энергично замотала головой.

– Вовсе нет. Я покупаю саженцы у оптового торговца и выращиваю их – для офисов, медицинских кабинетов и других помещений. У меня бывают и частные заказы. Ведь цветы – это так красиво! А то, что радует глаз за окном, должно радовать глаз и дома. Эти слова можно считать моим девизом. Согласитесь, цветы способны украсить и оживить любое помещение. Раз в неделю я посещаю своих клиентов, чтобы полить и подкормить растения. – Она кивнула в сторону только что пересаженного куста. – Этот бедняга совсем плох. Если мне удастся спасти цветок, можно будет использовать его для оформления банкетного зала или продать по сходной цене...

Она замолчала, ожидая, что он скажет, но Дик промолчал. Он продолжал разглядывать ее с таким жадным вниманием, что Долли забеспокоилась.

– Почему вы так на меня смотрите?

Он вздрогнул, будто возвращаясь из какого-то другого, прекрасного мира.

– Дело в том, что я фотограф. Вот, видите? – Он похлопал по висящей на шее камере. – И я как раз думал о том, как вы фотогеничны. – Он протянул руку к ее лицу и, не касаясь пальцами щек, обвел в воздухе их нежные, мягко-округлые очертания. – У вас великолепный овал лица и такой светлый, ясный взгляд, какой сейчас нечасто встретишь. – Он медленно покачал головой, словно не веря своим глазам. – Природная красота – такая редкость. Вы просто чудо!

Щеки Долли заалели. Комплимент был с удовольствием принят. Так и должно было быть! Пока все шло точно по сценарию, который она не раз проигрывала в своих мечтах. Прекрасный принц восхищен и покорен ее ослепительной красотой! Если бы еще все это имело хоть какое-то отношение к реальности. Но раз все происходит как во сне, пусть так и будет: стоит ли разрушать собственную мечту?

– Вы профессиональный фотограф?! – радостно воскликнула Долли.

Услужливое воображение нарисовало ей тысячи снимков, сделанных Диком, достойных украсить обложки самых престижных модных журналов. Дальше – больше: вот она уже знаменитая фотомодель. Розовый шарик ее радужных надежд взвился в воздух. Но Дик покачал головой.

– Признаться, не совсем. Мне приходится много фотографировать по роду моих занятий, но вообще-то я ученый. Морской палеозоолог, слыхали о такой профессии? Специалист по изучению моря.

– Так вы снимаете рыб... – разочарованно протянула Долли. Розовый воздушный шарик с треском лопнул на головокружительной высоте.

– Нет, черепах, – поправил ученый муж с улыбкой. – Сюда, на Коралловый остров, меня пригласили для подготовки программы сохранения местной популяции морских черепах. Это совершенно беззащитные существа, которых нещадно истребляют...

Его речь прервал длинный гудок.

Выглянув из оранжереи, Долли увидела джип посреднической компании. Гудок повторился – агент компании заявлял о своем приезде.

– Похоже, это ко мне, – не двигаясь с места и не отрывая взгляда от хозяйки оранжереи сказал Флеминг.

Ну вот, все и кончилось, подумала Долли. Автомобильный гудок разрушил хрустальный замок мечты, но рано или поздно это должно было произойти. Пусть лучше раньше, чем позже. Однако Дик, кажется, думал иначе. Ему явно не хотелось покидать тот прекрасный мир, в котором они неожиданно оказались. Но для этого надо было произнести или совершить что-нибудь необычное. Дик сделал и то и другое: он положил на плечи Долли свои сильные руки и сказал:

– Ты нужна мне, Зеленая Веточка. – Он запнулся, опасаясь показаться слишком напористым. – Я здесь ничего не знаю, познакомь меня с вашим островом.

Долли поняла его и обрадовалась: ему не хотелось терять ее так скоро. А ей? Сказка сказкой, но ведь на самом деле она вовсе не сказочная принцесса. Может быть, все-таки стоит попытаться вернуть его с небес на землю? И она с сожалением покачала головой.

– Простите, но мне сегодня некогда. Я должна навестить своих зеленых питомцев. Они, наверное, запылились, их мучит жажда, а я не могу позволить им выступать перед публикой в таком непрезентабельном виде.

– Нет проблем! – с жаром воскликнул Дик. – Я поеду с тобой. Не забудь захватить лейку побольше. Вдвоем мы справимся гораздо быстрее, а потом поедем осматривать остров. – Легонько потрепав ее по подбородку, он добавил: – Я вернусь за тобой минут через десять, Зеленая Веточка. Смотри, не уезжай без меня.

Итак, он не хотел прекращать эту странную игру и быстро вышел, не став выслушивать возражений хозяйки.

Широким размашистым шагом Флеминг направился к коттеджу неподалеку от причудливого белого дома Долли. С юга дом огибала автомагистраль, проходящая по берегу океана; севернее, за домом, росли высокие сосны и могучие вечнозеленые дубы с густой серовато-зеленой листвой. Дик с любопытством рассматривал великолепные кусты магнолий, высокие деревья с курчавой кроной, названия которых он не знал, живую изгородь из пахучей жимолости. Кто же она, эта удивительная женщина, которая внезапно обрела над ним такую власть? Вдыхая медовый аромат жимолости, гость улыбнулся. Даже если бы ему не удалось застать Долли за работой, он все равно догадался бы о ее профессии: дом говорил сам за себя. Клумбы азалий, фиалок и других ярких цветов украшали лужайку у входа. Разнообразные цветы выглядывали из окон, лестница на веранду была уставлена декоративными корзинами с цветущими растениями. На веранде поскрипывая раскачивались на ветру деревянные качели.

– Словно знак судьбы, а, может, предложение остаться здесь навсегда? – пробормотал он почти про себя.

Флеминг почувствовал себя моряком, вернувшимся после долгого бурного плавания в родной порт. Когда ему предложили новую работу на Коралловом острове, он с удовольствием принял это предложение. После суровой природы Галапагосов пребывание на маленьком живописном островке близ побережья Джорджии обещало быть приятным. И вот теперь ему посчастливилось встретить женщину, о которой можно только мечтать! Дик сам не мог понять, чем она так привлекла его, но это влечение крепло с каждым шагом, приближающим его к коттеджу.

Долли едва успела заскочить в дом, чтобы натянуть любимые зеленые брюки и яркую тенниску, пару раз провести щеткой по волосам, а Дик уже стоял на пороге. Слава Богу, подумала Долли, Китти, Клод и Кэрол у бабушки с дедушкой, иначе ее любопытные отпрыски непременно были бы тут как тут и первыми встретили бы незнакомца, пришедшего к ним домой. Они кого хочешь отвадят от дома! Хотя этот, скорее всего, не из пугливых. При воспоминании о Дике по ее спине прокатилась волна возбуждения. Как все-таки прекрасно, что он оказался таким решительным и настойчивым! Что же остается слабой женщине? Только покориться и отправиться за ним на край света... Ситуация складывается довольно забавно, подумала Долли, спускаясь по лестнице к ожидавшему ее кавалеру.

Гость снял шляпу и переступил порог, и в тот же миг огромный черный зверь с диким лаем выскочил из холла и кинулся ему под ноги.

От неожиданности Дик выронил шляпу и отпрянул к двери.

– Господи, что это за чудовище?

– Ох, простите! – Долли была напугана не меньше гостя. – Это Ральф, мой пес.

Она с укором взглянула на мощного черного лабрадора, зажавшего в зубах соломенную шляпу гостя. Ральф сел у ног хозяйки и виновато посмотрел на присутствующих. Похоже было, что собака радуется новому соседу и просит прощения за неласковый прием. Долли задумалась.

– Странно. Ральф обычно улыбается только тем, кого любит, а к незнакомым относится недоверчиво.

Дик с усмешкой спросил:

– Значит, мне повезло, что он мной не позавтракал?

– Да нет, он вовсе не такой свирепый, как может показаться на первый взгляд. Во всяком случае, уже успел поесть до вашего прихода. А это он просто демонстрирует, что знает свои обязанности. Правда, Ральф не кусается! В худшем случае он мог вас только немного испугать...

– Ему это вполне удалось!

Дик наклонился, слегка потрепал собаку по холке и осторожно вытащил свою шляпу из ее пасти.

– Мы поняли друг друга, твой страж и я. Видишь ли, меня никогда и нигде не встречают как чужого.

Так значит, его обаяние действует не на нее одну? – подумала Долли, и ей стало грустно. Может, это его обычная манера общения, а она уж Бог знает что себе вообразила... Но в любом случае теперь поздно отказываться от поездки: она ведь обещала показать ему остров.

Усевшись рядом с Долли в ее зеленом мини-фургоне, Дик положил руку на спинку сиденья.

– Итак, с чего начнем, Зеленая Веточка?

Стараясь придать своему голосу строгость, что было совсем непросто рядом с таким мужчиной, как Дик, она резко ответила:

– Меня зовут не Зеленая Веточка, а Дороти Хаммер, для друзей просто Долли.

Он насмешливо посмотрел на нее.

– Я надеюсь стать тебе гораздо ближе, чем друг, Зеленая Веточка.

Ничего не ответив, Долли с силой надавила на педаль газа. Все ее попытки вернуться на реальную почву разбивались о его самоуверенность. Но разве может воплотиться в жизнь сюжет романа? Перестань, сказала она себе, нельзя давать волю воображению!

– Первая остановка – медицинский центр, – произнесла она сухо.

Тот же сухой официальный тон она выдерживала, пока объясняла, какая им предстоит работа.

Миссис Хаммер не ожидала, что ее «ассистент» вызовет такой интерес у клиентов. Мужчины удивленно поднимали брови, женщины бросали в их сторону многозначительные взгляды, однако никто ни о чем не спрашивал, а она сама не спешила удовлетворять досужее любопытство. Дик действовал на редкость ловко, работа у них спорилась, и они управились с делами гораздо быстрее, чем рассчитывала Долли.

Когда они закончили работу в последнем доме и уселись в фургон, Флеминг многозначительно произнес:

– Итак, теперь начнем основной тур?

Во влажном взгляде его темных глаз мелькнуло что-то дикое, необузданное; он смотрел на нее с таким откровенным восторгом, что все благоразумие Долли испарилось без следа. Пусть будет, что будет!

– Вообще-то для осмотра острова туристы обычно нанимают джип-сафари.

– Сафари?! Это ужасно! – Он поморщился. – Я так боюсь всех этих слонов, носорогов и крокодилов, что просто не смогу пуститься в путешествие без тебя!

– Трусишка, – улыбнулась Долли, нисколько не сомневаясь в том, что он никого и ничего не боится.

Дик ничего не ответил, улыбнувшись немного свысока, и принялся насвистывать что-то веселое. Краем глаза он наблюдал за спутницей, и ему нравилось, как она ведет машину: легко и непринужденно. Казалось, что Долли и живет так же: уверенно, просто и естественно. Странно, он никак не мог налюбоваться этой женщиной. Она вся словно излучала сияние. Как звезда, подумал Дик и сам смутился от пышности этого сравнения. Но Долли в самом деле казалась ему путеводной звездой, которую нельзя упускать из виду.

Несколько минут спустя они припарковали фургончик в торговом центре, рядом с агентством, зазывающим туристов в свои ярко размалеванные джипы.

Флеминг повел женщину под руку к последнему джипу. Когда они устроились рядом, он взял ее руки в свои. Этот жест был таким естественным и непринужденным, что Долли почти не смутилась, но всем телом почувствовала волнующую близость этого мужчины. Это полузабытое ощущение было и приятно, и мучительно.

– Так что же из себя представляет местное сафари? – улыбаясь спросил он. – Что-то не видно ни носорогов, ни тигров.

Они сидели так близко друг к другу, что Долли чувствовала, как тепло его тела волной перекатывается к ней. Сознание ее туманилось, но надо было постараться унять дрожь в голосе, сосредоточиться и что-то рассказать.

– Туристам показывают просто последнюю нетронутую часть острова! А совсем недавно он весь был таким. Сейчас понастроили вилл и коттеджей. Правда, строили их из натурального дерева, соблюдая пропорции и выдерживая стиль, так что они неплохо вписались в ландшафт. Впрочем, сейчас сам увидишь.

Дик окинул недовольным взглядом здание ночного клуба, бассейн, теннисные корты, выстроившиеся по обеим сторонам настила для проезда джипов.

– Вот она, земля, отобранная у черепах! – процедил он сквозь зубы. – Впрочем, – он улыбнулся, взглянув на Долли, – если бы у несчастных созданий не отняли их исконных земель, черепах не пришлось бы спасать, меня бы сюда не пригласили и мы бы не встретились. Вот это была бы уже настоящая трагедия!

– Точно! – иронически подтвердила Долли. Ей вдруг тоже стало легко и весело.

Дик пожал ей руку, и это пожатие сказало больше, чем могли сказать любые слова. Впервые за столько лет с Долли был мужчина, который нравился ей, и она нравилась ему. И он не скрывал этого! Дик был таким... таким, каким нужно; таким, какого она могла полюбить! Вот он помахал ребятам на велосипедах и роликовых коньках, проезжавшим по тенистой тропинке через рощу, в которой мирно соседствовали сосны, вечнозеленые дубы, секвойи и пальмы. На тропинку выскочил рыжий олененок. Дик радостно замахал рукой и ему.

Новый знакомый становился женщине все ближе. Неудивительно, что его нигде не принимали как чужака.

Свернув с дороги, джип поехал по песку, вдоль старой плантации. Шофер, который одновременно исполнял обязанности гида, объяснил им, что плантация раньше принадлежала голландским переселенцам. В начале девятнадцатого века она занимала более семисот акров, большая часть была занята хлопчатником. Они подъехали к старому четырехэтажному дому из черного кипариса на кирпичном основании. Наверх вели два лестничных марша, словно две раскинутые руки, приглашающие в дом. Черепичную крышу из местного черного сланца подпирали строгие колонны.

Гид объяснил, что этот дом принадлежал когда-то семье плантатора, и пригласил осмотреть постройку поближе.

Сейчас, без хозяина, дом приходил в упадок. Выйдя из джипа, Дик с горечью взглянул на ветшающее строение.

– Не могу спокойно смотреть, как превращаются в руины старые дома. – Он улыбнулся. – Говоря о старых домах, я не имел в виду твой, Долли. Он в прекрасном состоянии. Должно быть, это нелегко для... одинокой женщины.

– Спасибо, – ответила Долли, улыбнувшись про себя его попытке окольными путями выяснить, замужем она или нет. – В каком-то смысле я действительно одинокая женщина. Мой муж умер пять лет назад от сердечного приступа. Но...

– Прости, – участливо пробормотал Дик.

– Ничего. Все в порядке. А сейчас твоя очередь. Ты женат?

В уголках его глаз собрались морщинки.

– Даже никогда и не пытался! Видимо, я холостяк по натуре. Есть люди, которые не могут не вить гнезд: этого требует их природа, а я – странник, блуждающая звезда... Ну, хватит обо мне. Расскажи лучше о себе.

– Хорошо. – Долли решила начать издалека; ей почему-то не хотелось сразу говорить о детях. – Я наполовину шотландка, наполовину ирландка. Мой предок приобрел здесь землю в начале прошлого века. И начал выращивать хлопок. Когда-то нашей семье принадлежало довольно много земли, она переходила из поколения в поколение. Но постепенно землю стали распродавать новым поселенцам, осталось только несколько акров возле дома. Впрочем, мне вполне хватает и этого. Я люблю океан, люблю песчаные дюны. За домом есть чудесный пляж, а на севере кусочек леса. Так что мне есть где укрыться от обитателей новомодных коттеджей, которые как грибы вырастают на юге.

Помолчав, она заговорила снова, при этом лицо ее приняло упрямое выражение.

– После смерти мужа родители советовали переехать к ним в Саванну, но мне не хотелось ни от кого зависеть. Кроме того, я не знала, как долго смогу прожить на одном месте. Дело в том, что мой муж был военным, мы жили и в Штатах, и в Европе, и в Африке... Мы сменили двадцать два места!

Итак, настало время сообщить ему о Китти, Клоде и Кэрол. Долли взглянула на Дика. Он сиял! Наконец-то рядом оказалась женщина, способная понять его страсть к кочевой жизни.

Она вздохнула и решила умолчать пока о детях.

– Короче говоря, я выбрала это место и ничуть не жалею. Наш старый дом дает мне ощущение постоянства, которого мне так не хватало. А главное – я решила завести свое дело, чтобы доказать всем, и в первую очередь себе самой, что я чего-нибудь стою.

– Ты чудесно справляешься. Ты и сама – чудо!

Глаза Дика говорили больше, чем слова. Волнение сдавило горло Долли. Она быстро отвернулась, переведя взгляд на гида. Ей хотелось переключить внимание Дика на что-то другое, и гид, словно прочтя ее мысли, предложил им перейти через дорогу и осмотреть ферму, где выращивали аллигаторов. Долли ухватилась за эту возможность и с преувеличенным интересом стала рассматривать самого большого зверя, который в этот момент как раз показался на поверхности воды.

– Это Али, самый крупный из американских крокодилов в наших местах, – сообщил им служащий фермы. – Длина его – одиннадцать футов, и весит он около четырехсот фунтов.

Долли повернулась к Дику, но он не смотрел на аллигатора – он смотрел на нее! Взгляды их встретились, и между ними словно пробежал электрический ток. Долли показалось, что ее сердце вот-вот выскочит из груди. Спасли крики пеликанов. Большая стая белоснежных птиц кружилась у них над головой в ярко-синем небе, не торопясь опуститься на поросшее тростником мелководье.

– Тебе не кажется, что они хотят нам что-то сообщить? – спросил Дик.

– Конечно, они хотят нам сказать, что рыбалка здесь разрешена только им, пеликанам, – рассмеялась в ответ Долли.

Они вернулись к джипу, и водитель рванул вперед, оставляя позади озерца, образованные океанским приливом, выносящим на берег устриц, голубых крабов и прочие деликатесы. Еще мгновение – и они миновали роскошные заросли цветущих кактусов, уступами спускающихся к океану. Здесь уже не было новых построек, остров предстал перед ними в своем прекрасном первозданном виде.

– Береговая линия тянется на много миль. Вот где раздолье для твоих черепах, – сказала Долли.

– Да, это моя земля, – с удовольствием подтвердил Дик.

Когда поездка подошла к концу и джип притормозил у туристического агентства, Долли вкрадчиво спросила:

– Надеюсь, ты не очень разочарован отсутствием слонов, тигров и прочей живности?

Пристально глядя ей в глаза, Дик ответил:

– О нет! Это было прекрасное путешествие. Все, о чем можно мечтать: прелестная компания, свежий воздух, чудесные виды, волшебное настроение. Чего еще желать?

Долли на мгновение подумала о том, чего еще мог бы пожелать от нее стоявший рядом мужчина, но тут же с негодованием отогнала эти мысли и вслух твердо произнесла:

– Ну вот, это все, чем богат остров. Мы проехали вдоль всего побережья. – И пошла к фургону. Но он снова взял ее руки в свои и крепко сжал их.

– Ну, нет! Так просто ты от меня не отделаешься, Зеленая Веточка! У нас еще есть, что посмотреть.

Дик кивнул в сторону торгового центра с нарядными витринами и броскими вывесками магазинов, закусочных и маленьких ресторанчиков.

– Сначала мы перекусим, а потом рванем в Саванну!

– Но мне действительно пора домой, – слабо запротестовала Долли.

Он приложил палец к губам спутницы.

– Ты ведь не сможешь оставить меня в одиночестве в мой первый день пребывания на острове! Что, скажи на милость, делать дома в такой чудесный весенний день?

Палец Дика был крепко прижат к ее губам, и ответить она не смогла.

Китти, Клод и Кэрол! – мелькнула в голове Долли паническая мысль. В три они придут из школы! Но тут же вспомнила, что дети у бабушки на каникулах. Значит, она сегодня свободна, а это бывает так редко! Почему, в конце концов, она не может позволить себе провести свободный день так, как ей хочется?! Долли улыбнулась Дику и решительно сказала:

– Пошли!

Часа через полтора после великолепного ланча Долли вела фургон по старой рыночной площади Саванны. Внезапно Дик крикнул ей в самое ухо:

– Поворачивай вправо!

Оглушенная, она едва не вывернула машину в кювет. А это просто Дик заметил конный экипаж, стоявший возле французского ресторана. В следующее мгновение они уже сидели позади дряхлого возницы с пышными бакенбардами, который пытался уговорить свою такую же дряхлую лошадь процокать копытами по улицам города.

Как только они сели в экипаж, Дик обнял спутницу за плечи, и по спине ее прокатилась волна возбуждения. Долли не могла объяснить себе, почему прикосновения Дика так на нее действуют. Она инстинктивно выскользнула из его объятий и, неестественно выпрямившись, стала с интересом смотреть по сторонам.

Но Дика, похоже, не интересовало ничего, кроме миссис Хаммер. Каким-то загадочным образом он заставлял ее чувствовать себя сказочной принцессой, повелевающей одним мановением руки и взглядом. И Долли сама не заметила, как вновь очутилась в его объятиях и даже опустила ему голову на плечо. Ей вдруг стало хорошо и спокойно. Нежно поцеловав ее в лоб и прикоснувшись губами к мочке уха, Дик прошептал:

– Долли, ты самая желанная женщина на свете!

Старой кляче определенно не хотелось никуда идти, и возница разразился целым каскадом непередаваемых выражений. Это возымело действие, и под смех седоков лошадь засеменила мимо достопримечательностей Саванны – города, оставившего в истории рабовладения заметный след, одного из самых старых в стране. Этот город помнил восстания рабов, поражения и победы. Неспешно проезжали они мимо знаменитого театра, построенного в незапамятные времена, мимо тюрьмы, старого здания биржи, суда, мимо музеев и особняков времен королевы Анны. Скрипучая повозка кренилась на поворотах, подпрыгивала на булыжной мостовой, и Дику приходилось крепко прижимать к себе спутницу, чтобы она не упала. Его теплое дыхание щекотало шею Долли. Он нежно прошептал ей на ухо:

– Тебя не укачивает от езды?

– Никогда! – гордо ответила Долли. – Правда, однажды меня едва не укачало. Было это в Египте. Я тогда ехала верхом на верблюде...

– Мне тоже приходилось ездить на этих кораблях пустыни. Должен признаться, ощущение не из приятных.

Дик вскинул голову, изучающе посмотрел на нее, а затем неожиданно спросил:

– Ты кто по гороскопу?

– Лев. Говорят, лев рожден, чтобы однажды зарычать... Странно: я прожила на свете тридцать два года, но до сих пор не зарычала.

– У тебя еще все впереди.

Дик взял Долли за подбородок и приблизил к ней свое лицо. Что он хочет сказать? Почему так пристально смотрит на нее? Неужели он мог догадаться о ее самых тайных мечтах?! Долли тревожно заглянула в глаза Дика, но не смогла прочесть ответа в их темной непроницаемой глубине. Затаив дыхание, она ждала его слов.

– Не знаю, можно ли назвать это «рыком», – произнес он хрипло, – но что-то похожее на него у тебя начинает пробиваться. Просто тебе до сих пор не встретился мужчина, способный разжечь огонь, заложенный в твое сердце матерью-природой.

– Это не так легко будет сделать. Львы не сдаются без боя!

Дик кивнул и сказал с уверенностью, будто знал ее не несколько часов, а долгие годы:

– Да, ты настоящая львица. Гордая, независимая, требовательная к себе и другим, и вместе с тем – великодушная. А я – Весы, – он обворожительно улыбнулся. – «Приятный, легкий собеседник, миролюбивый, правдивый». Это все обо мне. Единственно, с кем я не мог бы поладить, – это со Скорпионом.

– Кстати, Ральф – как раз Скорпион.

– Ральф?

– Мой черный Лабрадор.

– А, твой свирепый друг!

Он притянул ее за плечи к себе.

– Ральф – конечно, чудесная компания; а вообще ты, должно быть, очень одинока...

Долли резко тряхнула головой. Она терпеть не могла, когда ее жалели.

– Я совсем не одинока!

– Извини, – сказал Дик, – я забыл: у тебя ведь много зеленых питомцев. И с ними ты прекрасно находишь общий язык, даже разговариваешь, правда?

– Да, я разговариваю и с ними, и с Ральфом, и... – Долли запнулась. Она уже готова была рассказать о Китти, Клоде и Кэрол, но повозка остановилась и пришлось вылезать. Момент был упущен.

Они под руку шли по усаженной пальмами улице, любуясь величественными четырехэтажными особняками, построенными еще до Гражданской войны. Рядом с этим высоким и сильным мужчиной Долли чувствовала себя маленькой и хрупкой. Никогда она не нуждалась ни в чьем покровительстве и привыкла за годы одиночества полагаться лишь на себя. Но чувствовать его заботу было почему-то очень приятно, как приятно растению пустыни каждой клеточкой впитывать благодатную влагу дождя.

Полюбовавшись старинными пушками знаменитого форта и памятниками бушевавшей здесь когда-то войны, Дик и Долли вернулись в гавань. Бесконечные волны, игравшие на солнце всеми оттенками сине-зеленого цвета – от индиго до голубого, – омывали цепь уходящих вдаль островов, пропадающих в сизой дымке за горизонтом.

Медленно вернулись они к ее маленькому зеленому фургону, припаркованному возле французского ресторанчика. Долли уже собиралась забраться на сиденье, но Дик решительно взял спутницу под руку и, не спрашивая, согласна она или нет, повел в ресторан. И опять Долли удивилась тому, что ей так приятно подчиняться его воле.

Сидя за дальним столиком при свечах и любуясь гвоздиками в хрустальной вазе, они потягивали белое вино, запивая им крабовый суп, изысканно приготовленные креветки и салат «Цезарь». За кофе Долли попросила Дика рассказать о себе.

Он нетерпеливо пожал плечами, но покорно стал рассказывать:

– Я выполняю исследовательские работы по заказу университетов, музеев. Последний заказ у меня был от Национального географического общества. Я целый год работал на Дарвинской станции, это на Галапагосских островах.

– Теперь я вспомнила, где видела тебя! – воскликнула Долли. – Ты выступал по телевизору, в передаче, посвященной Национальному географическому обществу!

Какое разочарование! Все это время ее не покидало мистическое чувство, что они встречались где-то в иных мирах, может быть в прошлой жизни. И там они прекрасно знали друг друга, а теперь он нашел ее, потому что такова была воля судьбы... А на самом деле все так прозаично! Она просто видела его по телевизору: отсюда и ощущение, что они знакомы; а про героя снов она, наверное, просто придумала. Итак, их встреча, предначертанная на небесах, оказалась простой случайностью! Долли пришлось сделать над собой усилие, чтобы вникнуть в смысл того, о чем говорил Дик.

– Местная компания предложила мне возглавить проект по сохранению гнездовий черепах на Коралловом острове. Мне предлагают обосноваться здесь, чтобы вести постоянные наблюдения за популяцией. Но, как я уже говорил, я бродяга по натуре и думаю уехать отсюда, как только будут получены первые результаты. Кочевая жизнь—по мне. Я выбрал свою профессию не случайно. Я дорожу своей свободой, как ничем иным. Это здорово – жить в вечных разъездах, встречаться с новыми людьми, быть в постоянном поиске! – Он широко улыбнулся. Моя работа чертовски интересна, и к тому же хорошо оплачивается. А главное—мне по душе тот стиль жизни, которого она требует.

К уже пережитому разочарованию Долли прибавилось новое: он, оказывается, собирается скоро уехать отсюда!

– Разве ты не чувствуешь себя одиноким? – спросила она. – Большинство мужчин в твоем возрасте женаты, имеют детей...

Он покачал головой.

– Семейная жизнь не для меня, Зеленая Веточка. А тем более – дети.

Вот теперь Долли была убита наповал. Чтобы как-то поддержать себя, она осушила до дна свой бокал.

– Ты хочешь сказать, что не любишь детей вообще или что не хочешь иметь своих?

– И то и другое. – Он энергично покачал головой. – Я достаточно насмотрелся на этих милых крошек! Один мой товарищ по колледжу завел себе пятерых. Несколько лет назад они были просто маленькими дикарями, но теперь выросли и превратились в настоящих разбойников. Нет уж, увольте! Может, кому-то малыши и кажутся очаровательными, но пусть они остаются при своем мнении. А кроме того, – прибавил он, заговорщицки заглядывая ей в глаза, – если я бродяга, перекати-поле, то какой же из меня отец?

Долли была потрясена до глубины души. У нее даже во рту пересохло. Признания Дика положили конец всем ее мечтам. Такой поворот событий никак не вписывался в сценарий: как мог герой ее мечты не любить детей? Впрочем, чего-то подобного следовало ожидать: Дик Флеминг, созданный всего лишь воображением, был слишком хорош; таких людей просто не бывает. И стоило ей лишь слегка приблизиться к реальному Дику, тут же оказалось, что он упрям, эгоистичен – в общем, мало чем отличается от большинства окружающих мужчин... Какая жалость! Он ведь так красив, обаятелен, так явно неравнодушен к ней! Но надо смотреть правде в глаза: ничего хорошего из их романа выйти не может.

Долли приводила самой себе все эти разумные доводы, но какая-то часть ее существа никак не могла смириться. В конце концов, разве не его видела она в своих снах? Для чего отказывать себе в ни к чему не обязывающем романтическом приключении? Эта идея казалась очень заманчивой, но Долли прекрасно сознавала ее опасность. Ведь в Дика ничего не стоит влюбиться по-настоящему, а что может быть печальнее участи женщины, безнадежно влюбленной в перекати-поле?

Пока все эти мысли с быстротой молнии проносились в голове Долли, Дик перегнулся через стол, взял ее руку в свою и стал осторожно поглаживать ладонь большим пальцем. Жаль, что я не гожусь для женитьбы, думал он. Долли как раз та женщина, которая мне нужна. Я бы, наверное, не смог сформулировать, пересчитать по пальцам все неотразимые качества этой прелестной особы. Просто она – моя женщина, вот и все!

– Много бы я дал, чтобы знать, о чем ты сейчас думаешь, – сказал он нежно.

Взглянув на него сквозь густую вуаль ресниц, Долли улыбнулась, но ничего не ответила.

Часом позже, лунной весенней ночью, напоенной ароматом цветов и стрекотом сверчков, Флеминг провожал миссис Хаммер домой. Остановившись на пороге, он наклонился и тихонько провел губами по ее щеке в целомудренном прощальном поцелуе.

Набрав побольше воздуха в легкие, Долли быстро поблагодарила спутника за прекрасно проведенный день и повернулась, чтобы войти в дом. Улыбаясь, Дик загородил хозяйке дорогу. Она обернулась, и в тот же миг он припал к ее губам, сначала нежно, потом все настойчивее. Губы женщины раскрылись навстречу его требовательному рту, одно желание терзало обоих. И вдруг он резко отпустил ее, почти прохрипел «до завтра» и исчез, растворившись в бархатной мгле.

II

Утром следующего дня Долли в белой тенниске и шортах совершала обычную пробежку по пляжу. Она думала о Дике, и эти мысли несли ее словно на крыльях. Долли глубоко вдыхала свежий, чуть солоноватый воздух, и он напоминал вкус его прощального поцелуя. Сегодня весь мир принадлежал ей, и она чувствовала себя в полном согласии с ним – с этим небом, океаном... Внезапно она услышала позади ритмичные удары копыт по плотно утрамбованному песку. Оглянувшись, Долли испуганно вскрикнула, а потом засмеялась от радости.

Верхом на огромном черном жеребце, одетый в джинсы и красный джемпер с открытым воротом, изобразив на лице дьявольскую усмешку, прямо на нее мчался Дик. Чтобы не попасть под копыта, Долли пришлось отскочить к самой кромке прибоя. Нахлынувшая волна сбила женщину с ног и обдала освежающим душем.

Дик направил коня прямо в бурлящую воду, из-под копыт взвился каскад соленых брызг. Смеясь, он объехал вокруг сидящей в воде Долли, опустил коня на колени и, нагнувшись, мощным рывком поднял ее в воздух. В одно мгновение Долли оказалась на широкой спине лошади впереди всадника. Сердце колотилось как бешеное: слишком много острых ощущений выпало ей за считанные мгновения. Удерживая поводья левой рукой, правой Дик крепко прижимал Долли к себе, касаясь щекой завитков ее волос над ухом. Долли ощущала на шее его горячее дыхание, которое волной разливалось по телу. Пришпорив коня, Дик пустил его вскачь.

Жеребец несся прямо навстречу солнцу. Смеясь от восторга, Долли крепко вцепилась ему в гриву. Рука Дика как-то незаметно переместилась, и он сжал ладонью маленькую, упругую грудь Долли. Она чувствовала биение его сердца, и ей уже не хотелось думать ни о каких опасностях. Забыв обо всем на свете, Долли откинула голову назад и опустила на плечо Дика. Казалось, все три существа слились в этой стремительной скачке в одно – могучее и сильное. Долли хотелось, чтобы конь унес их как можно дальше: на самый край Земли! Золотистая пыль летела из-под копыт, чайки хохотали над их головами. Сердце Долли готово было выпрыгнуть от счастья из груди, стиснутой крепким объятием Дика.

Им казалось, что пролетели мгновения, на самом деле их удивительная скачка длилась не меньше часа. Наконец Дик опустил поводья и позволил коню пойти шагом, а затем и вовсе остановиться. Соскочив на землю, Дик протянул руки Долли. Она прекрасно справилась бы сама, но ей так захотелось опереться на эти сильные руки, оказаться опять в их власти... Дик и на земле не выпустил Долли из объятий. Вместо этого он сомкнул руки у нее за спиной, еще сильнее прижал к себе и широко улыбнулся:

– Итак, по суше мы уже покатались. Пора покататься по морю. Я сейчас найму какой-нибудь парусник, и мы...

– Прости, Дик, но мне надо в Саванну. Я должна забрать у оптовика саженцы.

– Нет проблем! – все так же улыбаясь ответил Дик. – После прогулки я поеду с тобой и помогу.

Это было искушение... Долли очень любила кататься под парусом, отказать себе в этом удовольствии было так трудно... Но она все-таки предприняла еще одну слабую попытку:

– Я действительно не могу, саженцы завянут...

– Саженцы подождут, а ветер, солнце и прилив ждать не будут.

Он действовал как опытный искуситель; Долли оставалось только переложить на него всякую ответственность за принятие решения.

– Дик, я очень люблю парус, но...

– Прекрасно, так мы и поступим!

Он обнял ее за плечи и повел к воде. Меньше чем через час они уже были на борту белоснежного «Альбатроса». Дик сидел на корме и держал румпель одной рукой, а Долли, поджав ноги, пристроилась на скамье перед ним и управляла кливером. В лицо летели соленые брызги, сверкающие на солнце всеми цветами радуги. Они двигались плавно, следуя направлению ветра, и действовали на удивление слаженно, будто плавали вместе не один год. Довольный работой подручной, Дик крикнул, что она – прирожденная морячка. Долли улыбнулась и ответила ему через плечо:

– Ты и сам не новичок!

И не только в парусном спорте, добавила она про себя.

Сверкающий белозубой улыбкой на бронзовом от загара лице, с развевающимися на ветру каштановыми волосами, Дик был неотразимо красив. Даже слишком для меня, подумала Долли, но тут же постаралась отогнать эту неприятную мысль.

Дик старался сосредоточиться на управлении «Альбатросом», но оказалось, что это совсем не легко. Ведь рядом была Долли, такая соблазнительная, такая манящая... Внезапно его охватило нестерпимое желание сжать в объятиях и овладеть ею прямо сейчас – со всей сумасшедшей страстью, накопившейся в нем.

– Впереди траулер! – закричала Долли, указывая на двигающийся им наперерез корабль.

Сжав челюсти, Дик заставил себя полностью переключиться на управление яхтой. Мимо них по темной воде проплывало множество легких белых суденышек. Белоснежные чайки с криками взмывали в синее небо и, покачиваясь, парили над волнами. Тут же, у берега, кормились рыбой пеликаны.

Как странно, думал Дик, почти всю жизнь провел на море, но еще никогда не испытывал такого наслаждения. И, конечно, все дело в Долли. Разве можно сравнить катание с ней и его одинокие морские прогулки!

– Тебе нравится? – прокричал он.

Она повернула к нему улыбающееся лицо.

– Ты еще спрашиваешь?!

Боже мой, какой счастливый день! – подумала Долли. В конце концов, даже если все мои саженцы завянут, ничего страшного. Немного воды – и все будет прекрасно!

Долли не зря подозревала, что планы Дика не ограничиваются катанием под парусом. И точно: когда они уже подходили к дому, он сказал, что давно мечтает посмотреть старинную усадьбу, где снимался фильм «Восстание рабов». А поскольку она находится недалеко от Саванны, им просто необходимо заглянуть туда. При этом выражение его лица было таким бесхитростным, такая горячая детская мольба читалась в глазах, что отказать ему было так же трудно, как отказать ребенку.

Долли вздохнула. Она чувствовала, что каждый час, проведенный с этим мужчиной, вовлекает ее в нечто большее, чем легкий флирт. А это было уже опасно. В мечтах можно сколько угодно играть в любовь с выдуманным принцем. Но отдать свое сердце человеку из плоти и крови, со всеми его недостатками... Нет, к этому она совсем не готова. Надо быть осторожной, главное – вовремя остановиться.

Но Дик смотрел на нее так по-детски наивно, там умоляюще, что она не могла отказать ему – хотя бы в благодарность за прекрасно проведенное утро.

Не прошло и часа, как они уже были в знаменитой усадьбе. Дик, поддерживая спутницу под локоть, вел ее тенистой аллеей, усаженной вечнозелеными дубами, к белоснежному особняку. Тут же необузданное воображение Долли разыгралось вовсю. Поднимаясь по широким ступеням на веранду, было так легко вообразить прошлое этого исторического уголка. Когда они вошли под высокие своды дома, старинные часы пробили час.

Посетителей было совсем немного; их приветствовал хранитель музея и провел в нарядно обставленную столовую. Хранитель был так похож на старого дворецкого, встречающего гостей! Да и все убранство комнаты ничуть не напоминало музей, хотя середину ее занимал длинный лакированный стол времен королевы Анны, а у стены стоял буфет со множеством застекленных дверец, открывавших взору прекрасный фарфор. Но главным украшением комнаты было огромное зеркало на мраморном основании, обрамленное красным деревом, инкрустированным золотом. Оно доходило до потолка и отражало все, что находилось в комнате. А когда Долли подошла поближе, то поняла, что зеркало волшебное: в глубине его она увидела стол, накрытый накрахмаленной скатертью, синюю с золотом фарфоровую посуду, серебряные вилки и ножи, хрустальные вазы с цветами. Среди нарядных дам и кавалеров Долли узнала своих друзей, а когда она закрыла глаза, видение стало еще более отчетливым. Как жаль, что это всего лишь игра воображения! – подумала Долли со вздохом.

Посетители музея последовали за экскурсоводом в библиотеку, служившую одновременно гостиной. Там же устраивали и балы. Долли, пораженная размерами комнаты, переводила взгляд с хрустальной люстры на богатую драпировку портьер, на корешки старинных фолиантов, на украшенное резьбой фортепиано, на мебель в стиле Чиппендейла. Низкая кушетка с золотой обивкой и вышитыми по спинке целующимися голубками так и приглашала присесть.

Дик, проследив за взглядом Долли, усмехнулся одними глазами и, наклонившись к ее уху, прошептал:

– Прекрасное место для обольщения!

Она не осталась в долгу и, ехидно улыбаясь, ответила:

– Тебе не кажется, что именно поэтому посетителям не разрешают тут сидеть?

– Нисколько в этом не сомневаюсь.

Воображение тут же нарисовало Долли идиллическую картину: Дик стоит у камина, облицованного черным мрамором. Он смотрит на нее восхищенным взглядом поверх бокала с шерри, который держит в руке. Она восседает в кресле в роскошном наряде из темно-зеленой тафты с облегающим лифом и пышной широкой юбкой, мягкими складками ниспадающей на ковер у ее ног, и немного свысока улыбается Дику... Картина была такой реальной, все детали так четко прорисовывались, что Долли пришлось ущипнуть себя за руку, чтобы проверить, не спит ли она.

Долли привыкла к тому, что ей постоянно приходится держать свое воображение в узде. Но сейчас она могла позволить себе отпустить его на волю. Одна сцена сменяла другую. Вот она сидит за фортепиано и наигрывает нежную, романтическую мелодию. Дик перебирает книги в поисках романа, который доставит наслаждение обоим. Вот они сидят у камина, смотрят на весело потрескивающий огонь. Он начинает читать вслух, а она склонилась над рукоделием...

Вдруг Долли поняла, что Дик наблюдает за ней. Она повернулась к нему, и он тихо произнес:

– Мне бы хотелось здесь жить, а тебе?

Сердце Долли радостно забилось. Неужели он испытывает то же, что и она?

– Да – ответила она с чувством, – я очень хотела бы здесь жить. – И прибавила про себя:

с тобой.

Закончив экскурсию по дому, они спустились в сад.

– Ты не возражаешь против прогулки? – спросил Дик, предлагая ей руку.

– Ну конечно, нет, здесь так чудесно! Как странно, что раньше мне не приходило в голову приехать сюда.

Они долго бродили среди ярких красных, белых, розовых азалий, нежных камелий. Долли казалось, что и этот старинный дом, и цветущий сад, и весь мир созданы только для них двоих.

Саженцы они забрали только в пять. И вновь, когда Долли уже собралась уезжать домой, Дик взял ее за руки и голосом, которому нельзя ответить «нет», сказал:

– Зеленая Веточка, ты идешь ужинать со мной. Возражения не принимаются!

Надо сказать, что на этот раз Долли и не пыталась сопротивляться: неотразимая улыбка, блеск глаз и вкрадчивый голос Дика сделали свое дело; пожав плечами, она ответила «да».

После ужина в уютном ресторанчике, состоявшего из сочного аппетитного стейка, картофеля фри и пикантного салата, Долли весело сказала:

– Спасибо, Дик, за чудесный день; а ужин – его прекрасное завершение.

– Я так не считаю.

Долли в недоумении подняла брови. Что бы это значило? – подумала она, ожидая продолжения, но Дик молчал, пока не принесли счет. Открыв бумажник, чтобы расплатиться, он удивленно воскликнул:

– Смотри, что я нашел!

В руках у него оказались два бумажных прямоугольника.

– Это похоже на какие-то билеты. Ты действительно видишь их впервые? – удивилась Долли.

Дик сделал вид, что внимательно рассматривает билеты.

– По-моему, это билеты в театр на «Дон Жуана», на сегодняшний спектакль.

Долли беспомощно развела руками: он опять ее перехитрил!

– Дик! Зачем ты меня разыгрываешь? Ты все это придумал заранее!

– Не так уж давно я это придумал. Всего полтора часа назад. Пока ты что-то обсуждала с торговцем саженцами, я успел сбегать в театральную кассу и купить билеты. Ты ведь не хочешь, чтобы они пропали?

Как он узнал, что она обожает театр?! Долли покачала головой.

– Разве я могу допустить такое? Придется пойти.

Домой они вернулись почти в полночь. Дик помог отнести саженцы в оранжерею, а потом пошел проводить Долли до двери. Долли не знала, на что решиться: ей очень хотелось пригласить его в дом, но один Бог знает, что может за этим последовать... А Дик, как настоящий джентльмен, не мог врываться к даме без приглашения. Он, южанин, свято хранивший в сердце традиции старой Англии, не мог воспользоваться щекотливым положением молодой вдовы, какой бы очаровательной и привлекательной она ни была.

Он только помог ей открыть дверь и отступил, пропуская Долли в дом. Дику было очень трудно справиться с собой. Он готов был схватить ее и целовать, целовать всю ночь напролет. Ах, если бы она подала ему хоть какой-нибудь, пусть совсем незаметный, знак! Но Долли вдруг будто окаменела. Ему ничего не оставалось, как открыть пошире дверь и подтолкнуть хозяйку внутрь. Хриплым от волнения голосом он пожелал ей спокойной ночи и, бросив на прощание обжигающий взгляд, быстро повернулся и ушел.

Долли закрыла за ним дверь и в изнеможении прислонилась к косяку. Что с ней? Она ведь сама не позвала его, откуда же такое разочарование? Почему она чувствует себя самой несчастной женщиной в мире только из-за того, что он не стал ее целовать? Она ведь раз и навсегда решила, что нельзя допускать его слишком близко к сердцу! И вот теперь не может сопротивляться своему чувству...

– Дик, ты слишком, слишком красив! – пробормотала Долли и сразу же приказала себе: – Хватит! С завтрашнего дня – только дела и никаких романов. И пусть этот красавчик, перекати-поле, катится дальше!

Утром следующего дня Дороти отправилась в оранжерею чуть свет. Ей предстояло высадить все привезенные накануне саженцы, полить и протереть до блеска каждый листочек растений в оранжерее.

Никаких посторонних мыслей. Даже думать не смей о Дике! – приказывала она себе.

Долли успела обработать всего два саженца, как вдруг ее внимание привлек странный звук. Может, это к пустоши летят гуси или утки? Когда «гоготание» стало громче, она выбежала на улицу и остановилась как вкопанная, в изумлении уставившись на открывшуюся перед ней картину.

Дик, в желтой ветровке поверх рубашки в красную и зеленую полоску, в голубых шортах и лихо заломленной набок соломенной шляпе, стоял, вальяжно облокотясь на колесо ярко-красного джипа, и радостно жал на гудок.

– Прыгай! – закричал он. – Я тебя прокачу!

Долли не могла удержаться от смеха: он был так похож на амазонского попугая, которому нахлобучили на голову соломенную шляпу!

– Не могу, у меня много работы.

Дик подошел к открытой двери оранжереи, окинул взглядом длинный ряд ждущих обработки саженцев и тихо присвистнул:

– Ого! И все их надо посадить?

Долли утвердительно кивнула головой.

– И еще надо полить и протереть листья у всех этих пальм.

Не долго думая, Дик принялся протирать влажной тряпкой листья стоявшей с краю финиковой пальмы. Тем временем Ральф, с любопытством обнюхав незнакомую машину, нахально прыгнул на сиденье. Долли не знала, что ей делать.

– Оставь, Дик. У тебя самого, наверное, полно дел... – нерешительно начала она.

– Совершенно верно. И первыми в списке стоят твои цветы.

– Ральф, ко мне! – сердито прикрикнула Долли на пса.

Но Ральф, не обращая ни малейшего внимания на хозяйку, устроился поудобнее и задумчиво уставился вдаль, потягивая носом свежий солоноватый воздух. Между тем Дик, продолжая протирать листья, деловито предложил:

– Долли, давай, ты будешь рассаживать, а я протирать; так работа пойдет быстрее.

Господи, дай мне силы! – взмолилась про себя Долли. – Этот парень сумел очаровать даже мою собаку! Если так пойдет дальше, Ральф вскоре позабудет, кто здесь хозяин. Пора положить конец самоуправству этого выскочки!

– Дик! – закричала она. – Прекрати сейчас же!

– Уже закончил, – весело откликнулся Дик и, схватив ее за руку, с коварной улыбкой потащил к джипу.

Усадив Долли на сиденье, он в одно мгновение оказался за рулем, завел двигатель, и джип с ревом рванулся с места. Ральф с удовольствием растянулся на заднем сиденье.

– Дик, ты просто невыносим! – в сердцах воскликнула Долли.

Скривив губы в шутовской усмешке, Дик как можно ласковее ответил:

– Как вам будет угодно, мэм.

Долли промолчала. Что же с ней происходит? Почему она совершенно не может противостоять ему? Вот и теперь, бросив свои несчастные саженцы, она, как девчонка, мчится неизвестно куда только потому, что ее позвал этот опасный красавец! А предательское воображение рисует картины, одну заманчивей другой. Она совершенно свободна, а впереди все лето: сто чудесных солнечных дней. И каждый из них будет волшебным: ведь их украсит своим присутствием Дик! Сто дней солнца, моря и... счастья! Решение покончить раз и навсегда с романом, не успевшим еще как следует начаться, уже не казалось ей мудрым. В конце концов, чудеса происходят в жизни не так часто... И тут Долли заметила, что они давно проехали Саванну и мчатся по шоссе дальше.

– Куда, скажи на милость, ты меня завез?! – закричала она в испуге.

– Не волнуйся. Домой я доставлю тебя в целости и сохранности. Я всего лишь хочу показать тебе волшебный сад. Главное чудо Америки. – Он сделал паузу, оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Долли. В его глазах она прочла такое искреннее восхищение, что не могла не улыбнуться. – Я ошибся: мы увидим второе по красоте чудо Америки. Первое, конечно, ты, Зеленая Веточка!

– Дик, ты ведь не хочешь сказать, что мы едем смотреть Ботанический сад?! – В голосе Долли появились тревожные нотки. – Это ведь черт знает сколько миль от Саванны, а я даже не успела позавтракать!

Он погладил ее по коленке.

– Не стоит волноваться, дорогая. Это место, знаешь ли, не похоже на необитаемый остров. Люди там попадаются, и они, я думаю, не дадут нам умереть с голоду.

– Я знаю, – сухо заметила Долли, – я там была.

– Зато я там не был! – веско возразил Флеминг. – И ты не была там со мной... – Он вдруг приосанился и, словно перед ним была целая аудитория, продолжал голосом опытного экскурсовода: – Следует внимательно осмотреть каждый из десятков акров этого чудесного уголка природы. Перед вами лужайки и сады, которые считаются одними из красивейших в мире. Это особенно заметно в пору весеннего цветения произрастающих там более двухсот разновидностей азалий, девятисот разновидностей камелии японской, и великолепных магнолий.

Язвительно улыбаясь, Долли спросила:

– Надеюсь, ты умеешь кататься на велосипеде? Или ты собираешься пешком осматривать все эти цветущие акры?

– Мы можем прогуляться до смотровой площадки, если ты пожелаешь. Но вообще-то я хотел полюбоваться видом острова с борта каноэ. Проплывем по заливу, пристанищу всякой водоплавающей дичи. Кстати, на самом деле это великолепие занимает площадь почти в сто акров.

– А что мы будем делать с лучшим другом Ральфом?

– Туда пускают с собаками.

Он все предусмотрел! – подумала Долли. Ловушка захлопнулась. Засмеявшись невольно, она сказала:

– Тебе надо работать рекламным агентом. Ты кого хочешь уговоришь.

– Это потому, что у меня задатки гипнотизера, – таинственно ответил Дик.

– А ты умеешь править каноэ?

С самоуверенностью, вызвавшей у Долли улыбку, Дик ответил:

– Еще бы! Мне довольно много приходилось плавать и по Нилу и по Амазонке, и до сих пор я справлялся неплохо. Но если ты настаиваешь, то можешь помочь мне грести.

– Благодарю, вы очень великодушны, – съязвила она в ответ.

– Рад был вам угодить.

Долли взглянула на него искоса.

– Дик, мы потратим на это весь день.

– Надеюсь, что так. И надеюсь также, что все эти красоты не позволят тебе думать ни о каких скучных делах.

Перед глазами Долли в последний раз мелькнули ее саженцы, так и оставшиеся нераспакованными. С тоской она подумала, что все благие намерения разом покончить с этим флиртом обречены. А губы ее как бы сами собой произнесли:

– О'кей. Только в пять я должна быть дома.

– Но почему? У тебя какая-нибудь встреча?

Дороти молчала, мучительно размышляя, не рассказать ли ему наконец о своих троих чадах, которые будут ждать у дома в пять. Но если она не сделала этого раньше, теперь уж некуда спешить. Пусть лучше думает, что у нее свидание, решила она. Немного ревности еще никому не вредило.

– Да, у меня назначена встреча.

Дик насупил брови.

– В таком случае, я лучше вовсе не повезу тебя домой!

Прищурив глаза, Долли саркастически улыбнулась.

– Не знаю, что и думать о тебе после этих слов.

– А ты не думай! – весело ответил он.

Дик чувствовал себя так, словно стоял на пороге открытия. Похожие чувства он испытал, когда, исследуя подводный мир Сан-Сальвадора вблизи, нашел маленькую рыбку. Эта находка всколыхнула тогда весь научный мир: рыбка не принадлежала ни к одному из известных видов.

Теперь, глядя на Долли, Дик испытывал похожий душевный подъем. Он встречался с разными женщинами, среди них были и красивые, и умные, и просто блестящие. Но Долли не была похожа ни на одну из них. Она казалась воплощением естественности, женственности и чего-то еще, что невозможно было обозначить словами. Улыбка предчувствия счастья осветила лицо Дика.

Вдоволь насмотревшись на живописные клумбы, полюбовавшись на зверей в небольшом зоопарке, погонявшись друг за другом на роликах по лабиринту, образованному живой изгородью, и сделав несколько снимков на память, Дик и Долли основательно проголодались и направились в небольшую закусочную. Было уже за полдень, когда Дик взял напрокат небольшое каноэ темно-красного цвета.

Долли с опаской вошла в неустойчивую лодку и села у носа, Ральф устроился в центре, а Дик занял место на корме. Они медленно плыли по цветущей заводи, где на месте рисовых чеков теперь рос тростник. Управлять каноэ – непростое дело, но Дик прекрасно справлялся со своей задачей. Спокойные темные воды блестели, как ртуть, отражая растущие по берегам могучие вечнозеленые дубы, гевеи, гикории, секвойи и сосны, устремленные в высокое синее небо.

Вскоре в темном зеркале воды стали отражаться роскошные соцветия азалий и камелий. Они росли здесь так давно, что стали напоминать деревья. Их розовые, белые и желтые цветы венчали пышные зеленые шапки листвы. Буйство красок окружало путешественников: розовая соседствовала с лило-вой, малиновая с глубоким темным пурпуром, белая с желтой, и над всем этим великолепием витал аромат жасмина. Дурачась, Дик пытался подражать голосам бесчисленных птиц, мелькавших между деревьями. Великолепие окружающей природы не могло не вызывать восхищения – особенно у такой романтичной личности, как Долли. Но тот, кто привез ее сюда, был не менее великолепен и достоин всяческого восхищения. Долли не могла не любоваться Диком. Он был так убийственно хорош – загорелый, плечистый, сильный!

– Дик, я не припомню, когда... – она хотела продолжить: мне было так хорошо, как сейчас с тобой, но, спохватившись, сказала: – ... когда я так отдыхала.

Ральф, сидя посреди лодки, тоже смотрел по сторонам, поднимая то одно, то другое ухо, и настороженно наблюдал за утками, безмятежно плавающими по зеркальной глади воды. Наконец, видимо вспомнив, что он все-таки охотничья собака, пес вскочил и кинулся к борту.

– Ральф, нельзя! – закричал Дик, пытаясь удержать собаку за холку.

Но Ральф увидел в воде большого черного пса, готового утащить у него из-под носа аппетитную утку. Такого он стерпеть не мог и не раздумывая прыгнул в воду.

Услышав громкий всплеск, Долли быстро обернулась, чтобы узнать, в чем дело. Увидев, что Ральфа нет в лодке, она вскочила на ноги. Этого резкого движения было достаточно, чтобы неустойчивое суденышко покачнулось. Долли взмахнула руками, пытаясь сохранить равновесие, но это ей не удалось. Испуганно вскрикнув, женщина упала в воду.

– Держись за меня! – закричал Дик, подхватив ее за плечи.

Долли обхватила его за шею, и он легко вытащил ее из воды.

Дожидаясь возвращения пса, они тихо сидели рядом. Вода плескалась о борт, легко раскачивая лодку. Дик осторожно развернул каноэ в том направлении, куда уплыл пес, и вытащил весло. Каноэ медленно сносило течением в таинственный полумрак под кроны деревьев.

Пережитое приключение произвело впечатление на Долли; кроме того, она замерзла и ее начало знобить. Поэтому она была очень рада, когда Дик обнял ее за плечи и прижал к себе. Долли откинулась назад, голова ее удобно легла на теплую впадину его ключицы. Легкий ветерок шевелил ее волосы. Дик провел по ним рукой, потом намотал на палец вьющийся локон.

– Похоже, я нашел золото. Среди твоих медных завитков эта прядка совсем золотая. – Сорвав цветок камелии, низко склонившейся над лодкой, он воткнул его в кудри Долли. – Милая Долли, отныне ты всегда будешь моей «дамой с камелиями»! – торжественно провозгласил он.

Долли улыбнулась в ответ и провела по его щеке кончиками пальцев.

– А ты – мой гость, подаренный морем!

Дик погладил спутницу по руке.

– Ты знаешь, что у тебя красивые руки? Изящные, с длинными пальцами... Легкие руки. Такие руки могут все – и выращивать цветы, и дарить наслаждение.

Он поднес ее руку к губам и стал целовать, нежно и страстно покрывая поцелуями каждый пальчик. Никто никогда не целовал так ее рук. Долли почувствовала, как душа открывается навстречу Дику. Их пальцы переплелись. Дик провел губами по ее вискам, глазам, губам. Долли потянулась к нему, и их губы встретились. Вбирая в себя всю сладость жаркого женского рта, Дик чувствовал, как смелеет ее язык, как растет в ней желание. С замирающим сердцем ощутила Долли нежное прикосновение его рук к своей груди. Она быстро перевела дыхание, а он сильнее сжал ее грудь, словно стараясь удержать в ней готовое выскочить сердце. Большими пальцами Дик ласкал упругие соски, твердеющие под его ласками; движения Дика становились все смелее и настойчивее.

На некоторое время они оторвались друг от друга, пораженные одной мыслью: обоим было хорошо, как никогда и ни с кем.

– Долли, я так хочу тебя! – тихо сказал Дик и закрыл ей рот поцелуем, нежным и в то же время страстным. Она крепко обняла его за шею, и руки ее погрузились в густую копну волос цвета красного дерева.

Дик целовал ее еще и еще, разжигая желание, которое становилось мучительным. Игра света и тени, волшебные блики на воде... Им казалось, что они одни на всем свете. Еще несколько мгновений длился этот упоительный экстаз, но внезапный толчок, едва не перевернувший лодку, заставил их разомкнуть объятия.

Лодка уткнулась в илистый берег, поросший тростником: предоставленная самой себе, она сошла с туристского маршрута и оказалась в таком глухом месте, что даже пения птиц не было слышно. Поцеловав Долли в нос, Дик взял весло и принялся вызволять лодку из илистого плена. Им обоим было трудно так внезапно покидать сладостную эйфорию, но реальность настойчиво напоминала о себе. Ральфа нигде не было видно, и надо было что-то предпринять.

– Наверное, твой пес решил нас покинуть, – пробурчал Дик.

– Неправда, как только он поймет, что утку ему не поймать, он вернется. Под этой блестящей черной шкурой, несмотря на свирепый взор и страшный оскал зубов, скрывается сердце мышонка.

– Ты полагаешь, он не догадывается о своем охотничьем происхождении?

– Ты можешь мне поверить!

Не успела Долли договорить, как под кустом цветущей бледно-розовой азалии появился Ральф. Пес пыхтел от удовольствия. Еще бы: ему удалось разогнать всю водоплавающую дичь на милю вокруг и хозяйка была свидетельницей его доблестных подвигов! Ральфа взяли на борт, и он, игнорируя команду «сидеть», стал, виляя хвостом, метаться от Долли к Дику, обдавая их брызгами, и едва не перевернул лодку.

– Ну, как я тебе нравлюсь в таком виде? – смеясь спросила Долли.

– Ты мне нравишься в любом виде, – галантно произнес Дик. – Только вот что меня беспокоит: не опоздать бы тебе на свидание, – добавил он с невинной улыбкой.

Долли с испугом взглянула на часы.

– Господи, уже пять, а мне никак нельзя опаздывать! Дик, милый, нельзя ли побыстрее?

Дик молча кивнул и приналег на весло...

Когда они подъехали к дому, было уже начало седьмого, солнце клонилось к западу, и мягкие тени легли на лужайку.

– Посмотри, что вынес на берег прилив! – воскликнул Дик.

Долли проследила за его взглядом.

– Их принес не прилив...

– Возможно, но выглядят они так, будто их изрядно потрепало штормом.

Это точно, подумала Долли. По лужайке растерянно бродили трое детей. Одежда их была перепачкана, лица вымазаны то ли шоколадом, то ли еще чем-то, волосы растрепаны. Вот она, моя настоящая жизнь, сказала себе Долли. Сказка кончилась.

Все три жертвы кораблекрушения замерли, увидев незнакомого мужчину в джипе, но, как только заметили Долли, разом закричали и бросились к ней.

– Мама, мама, где ты была? Бабушка высадила нас возле дома час назад! Она сказала, что ты, наверное, вышла на минутку, и уехала.

– Где ты взяла джип? Можно прокатиться?

– Я есть хочу! Когда мы будем кушать?

Дороти обняла каждого из детей по очереди, а потом смело повернулась к спутнику, который смотрел на нее, раскрыв рот.

– Дик, знакомься – это мои дети.

– Твои дети?!

– Да, мои.

– Все трое? – Он был в шоке. – И все твои?

– Мои. Все трое. – Она стала загибать пальцы. – Кэрол, ей четырнадцать, хотя можно дать все двадцать четыре, Клод – ему девять, и Китти, ей пять с половиной.

Теперь дети переключили все внимание на незнакомца, сделав не лишенный основания вывод, что это он виноват в опоздании мамы. Они обступили Долли, глядя на него со смешанным чувством любопытства, негодования, обиды и враждебности.

Подчеркнуто будничным тоном Долли продолжала:

– Сейчас каникулы, и ребята гостили у бабушки с дедушкой в Саванне. – Повернувшись к детям, она сказала им ласково: – Знакомьтесь, ребята, это мистер Дик Флеминг, наш новый сосед. Поздоровайтесь с ним и идите в дом, а я сейчас приготовлю ужин.

Вежливо поздоровавшись с Диком, дети взяли у мамы ключи и побежали домой.

Дик потряс головой, будто получил удар в солнечное сплетение и никак не может оправиться.

– У тебя трое детей?!

Дороти нахмурилась. Ей вдруг все стало безразлично.

– Разве я недостаточно ясно сказала? Или ты разучился понимать по-английски?

– Нет, нет. Но каким же я сам был ребенком!..

– Ничего страшного. Просто нам, наверное, не стоит больше встречаться. Продолжай жить, как жил раньше, – без меня.

– Да нет, ты не так меня поняла! У меня не укладывается в голове... Я ведь считал тебя почти девочкой, а ты – мать троих детей. – Он вздохнул. – Видишь ли, я никогда не имел дела с детьми, я их не понимаю и, наверное, никогда не смогу найти с ними общего языка.

Долли выслушала его молча.

– Как это скучно, – задумчиво произнесла она наконец.

– Скучно?

– Да, скучно жить без детей. Каждое утро, просыпаясь, точно знать, что готовит тебе день. И так день за днем: без взлетов и падений, без сюрпризов – плохих и хороших, без драм. Отупляющее однообразие!

– Положим, моя работа приносит мне достаточно острых ощущений, – веско возразил Дик.

– Ну и занимайся своей работой! – раздраженно бросила Долли и, хлопнув дверью, вошла в дом.

Опустошенная, она опустилась на стул. Человек, который не любит ее детей, не может быть даже героем романа Дороти Хаммер!

III

В воскресенье в восемь утра Флеминг, лежа в постели, вспоминал свой сон. Ему снилась женщина с золотистыми волосами, ясным взглядом смеющихся глаз и нежными теплыми губами. С наслаждением он вспоминал ее гибкое чувственное тело и собственную необузданную страсть. Перевернувшись на живот, Дик обхватил руками подушку и спрятал в ней лицо. Он еще не совсем проснулся, не успел даже осознать, что это была за женщина, как вдруг душераздирающий гудок, сопровождаемый звуками, напоминающими ружейную стрельбу, выдернул его из постели.

Подойдя к окну, Дик увидел голубой почтовый фургон. Пакет с воскресными газетами вылетел из окна фургона и с шумом, который он принял за звук выстрела, шлепнулся на дорожку из дробленого ракушечника. Дик довольно усмехнулся. Воскресные газеты! Неспешное чтение свежей газеты за утренним кофе было одним из его любимых удовольствий. Сейчас он возьмет в руки пахнущий свежей типографской краской листок и окунется в мир новостей, больших и малых, почувствует себя сопричастным жизни всей планеты. А пока он не торопясь примет душ. Сегодня воскресенье – идти никуда не надо, можно побаловать себя и не бриться.

После душа Дик заглянул на кухню и поставил воду для кофе. Сейчас наконец он примется за «Саванна Ньюс» и «Почтовый Курьер»... Не потрудившись накинуть что-нибудь поверх красной в белую полоску пижамы, он вышел на улицу за пакетом. Пакета не было!

– Что за черт! – прошептал он, в недоумении озираясь по сторонам.

Дик посмотрел в сторону коттеджей, расположенных южнее, и у него даже температура поднялась от возмущения. Аккуратные пакеты с почтой лежали возле каждого дома, только его пакет пропал! Утро было безнадежно испорчено, но он догадывался, где искать виновников. Вне себя от досады, Дик решительно направился к дому Долли. Перескакивая сразу через две ступеньки, он в одно мгновение пересек веранду и забарабанил кулаком в дверь. Едва сдерживая гнев, сжав зубы и раздувая ноздри, он ждал, когда ему откроют. Слышно было, что в доме встали. Наверное, уже читают мою газету! – со злой враждебностью подумал Дик и еще раз постучал в дверь. Из-за двери послышался тоненький голосок:

– Кто там?

Дик поднялся на цыпочки и заглянул в окошко над входной дверью. За ней стояла младшая дочка Долли. Постаравшись говорить поласковей, он ответил:

– Это я, Дик Флеминг, ваш сосед. Вы со мной вчера познакомились. Мне можно войти?

– Мама не разрешает мне пускать в дом чужих.

Изо всех сил сдерживаясь, чтобы не напугать ребенка, он попросил:

– Позови, пожалуйста, маму.

Долли, услышав разговор, подошла к двери, одетая в легкую цветную пижаму. Меньше всего она ожидала увидеть Дика, но не могла не улыбнуться: уж очень забавно он выглядел с горящими глазами и в одной пижаме.

– Что случилось, Дик?

Было страшно глупо стоять в таком виде у нее на пороге, и он попросил:

– Можно войти?

Вот это да! – подумала Долли. Неужели ему уже безразлично, есть у нее дети или нет, если с утра пораньше в одной пижаме он прибежал полюбоваться на нее? Невероятно! Смутная надежда шевельнулась в душе Долли. Во всяком случае, не оставлять же его за дверью!

– Со мной произошла маленькая загадочная история, – сказал он, ступив за порог.

От его присутствия неожиданное тепло разлилось по ее телу, но Долли взяла себя в руки и как можно беззаботнее спросила:

– Да? Что же с тобой произошло? Я – вся внимание.

Дик остановился посреди холла, подбоченился и тоном учителя, заставшего ученика на месте преступления, сказал:

– У меня пропали газеты. Вы их случайно не видели?

Какое разочарование! Вовсе не сумасшедшая страсть привела Дика на ее порог. Он просто не может найти свои газеты. Ко всему прочему у него, оказывается, еще и вздорный характер! Долли прикусила губу и спросила запальчиво:

– Почему я должна искать твои дурацкие газеты? Нечего разбрасывать их где придется!

– Я не прошу искать мои газеты. Я найду их сам. Я спрашиваю, не попадались ли они вам на глаза?

– Нет, я их не видела.

Дик посмотрел через ее плечо, обвел взглядом холл, заглянул на кухню, откуда доносился аппетитный запах кофе и жареной корейки и слышались детские голоса. Наверняка там и его газеты! Впрочем, теперь они уже были ему не нужны. Он любил читать новенький экземпляр; газета, побывавшая в чужих руках, теряла в его глазах всю свою привлекательность. С двусмысленной улыбкой он спросил:

– Не дадите ли вы мне почитать вашу газету после того, как сами прочтете?

Долли с сожалением покачала головой.

– Простите, но я уже пару месяцев, как отказалась от подписки. Некогда читать.

Дик удивленно поднял брови.

– Как тебя может не интересовать, что творится в мире? На черепашьих островах в Красном море, например?

Долли безумно раздражал его менторский тон. И столько ярости из-за пустяков! Подумаешь – пропали газеты!

– Конечно, если живешь на черепашьих островах, ты должен знать, что там происходит; но если я живу здесь, какое мне дело до того, что творится у берегов Египта!

Но Дик, лишившийся своей газеты, выглядел таким несчастным, что Долли сразу пожалела о своей резкости. Ей даже захотелось обнять и приласкать его, как обиженного ребенка. От него так вкусно пахло зубной пастой и еще чем-то неуловимым! Долли уже забыла, каково жить под одной крышей с мужчиной. А Дик, конечно, был настоящим мужчиной; даже в этой нелепой вспышке гнева было что-то мужское и одновременно беззащитное... Долли почувствовала, что ей по-прежнему трудно рядом с ним оставаться спокойной. Разум ее слабел, тело таяло в сладкой истоме. Рассердившись на себя за это, она отступила на пару шагов, чтобы оказаться от него на безопасном расстоянии.

– Кстати, Дик, когда ты искал свою газету, тебе не попадался на глаза Ральф?

– Нет, – язвительно ответил Дик, – не хочешь ли ты сказать, что он ушел из дома и захватил твою кредитную карточку?

Выглянув из-за спины матери, Китти тихо сказала:

– Я знаю, где Ральф.

– Где, дорогая?

– В гостиной.

Долли вздохнула. Денек будет жарким, раз собака с утра ищет прохлады в гостиной.

Она пошла в затемненную гостиную, гость последовал за ней. Подойдя к окну, хозяйка подняла шторы. Яркий солнечный свет ворвался в комнату. Несколько секунд стояла мертвая тишина, которую прервал гневный вопль Дика:

– Вот как, оказывается, развлекается этот подлый зверь! Ничего не скажешь!

Дороти испуганно вскрикнула. По всей комнате были разбросаны листочки воскресных газет. На одной из них благодушно возлежал Ральф. В ответ на яростную тираду любителя газет пес поднялся со своего ложа, подошел и стал лизать ему руку.

Китти подняла на Дика свои ясные глазки:

– Ральф думает, что газета – его игрушка. Он любит растаскивать ее по комнате. Раньше нам всегда приходилось отбирать у него газету до того, как...

С тихой безнадежностью Дик прервал девочку;

– Я вижу.

Он еще раз обвел взглядом комнату – книжные шкафы под самый потолок, тахту, накрытую желто-голубым пледом, кушетку с горкой разноцветных подушек, желтые нарциссы в голубой вазочке на кофейном столике. Комната при иных обстоятельствах могла бы показаться очень милой и уютной; сюда, наверное, очень приятно возвращаться после трудового дня... А я, пожалуй, хотел бы приходить сюда как домой, неожиданно для себя подумал Дик. Он не мог понять, что с ним творится, и только махнул рукой в ответ на попытки Долли объяснить, что Ральф притащил газету к ним по ошибке, следуя давней традиции.

– Как бы там ни было, газеты у меня нет, – процедил гость сквозь зубы, не желая сдаваться.

Хозяйке стало обидно за своего пса. Надо было что-то сказать в его защиту.

– Дик, послушай, Ральф – всего лишь охотничья собака. Он нашел добычу и принес ее в дом. И что плохого в том, что пес слегка вознаградил себя за труды?

– Очень умно! Полагаю, ты скоро научишь его читать, – ядовито парировал остряк.

Не обращая внимания на его колкости и стараясь перевести все в шутку, Дороти улыбаясь сказала:

– А что? Об этом стоит подумать! По крайней мере, мне есть теперь, над чем поработать.

Дик, бросив на нее уничтожающий взгляд, принялся собирать раскиданные по полу листы.

– К оружию, друзья! – неожиданно воскликнула Долли и хлопнула в ладоши.

Послышался дружный топот ног, и в комнату влетели Клод и Кэрол. Клод в одних по колено отрезанных джинсах остановился посреди комнаты.

– Ну и ну! У нас гости!

Кэрол в голубой пижаме словно завороженная смотрела на Дика.

– Что же вы стоите? А ну-ка, быстро соберите газеты! И не перепутайте разделы!

– Угу, финансы с комиксами, – сострил Клод.

– Чур, мне моду! – воскликнула Кэрол. Листы удалось собрать все, но разложить их по разделам оказалось не таким простым делом. Дик хмыкнул, обнаружив спортивные новости посреди раздела «В мире бизнеса», а серьезную статью по экономике между «Нашим садом» и «Кулинарией». Язвительное замечание готово было сорваться с его губ, но Долли виновато улыбнулась ему, и вся его желчь иссякла. Дик вдруг понял истинную причину своего раздражения: его бесило, что вместе с газетой он не может забрать с собой Долли... Готовая разразиться гроза прошла мимо.

Хозяйка видела, что настроение у соседа далеко не воскресное. Решив, что только из-за газеты он не мог прийти в столь дурное расположение духа, женщина предположила, что тот голоден. Долли стало жалко некормленого холостяка, и она предложила ему позавтракать с ними.

Это неожиданное предложение оказало неотразимое действие на Кэрол, которая всего полчаса назад наотрез отказалась готовить оладьи, хотя ее об этом слезно упрашивал брат. Она вдруг улыбнулась, как кинозвезда, и сообщила:

– Я пошла готовить блинчики.

Дик посмотрел на мать семейства, потом перевел взгляд на Кэрол – старшую дочь. Он уже собирался сообщить, что вообще не имеет привычки завтракать и хочет только одного – поскорее прийти к себе и прочесть газету... Но неожиданно для самого себя обнаружил, что ему вовсе не хочется домой. Да, ему больше по душе остаться здесь, рядом с Долли. Осознав это, Дик облегченно улыбнулся, и улыбка его была прежней – открытой и доверчивой.

– От такого предложения я не в силах отказаться.

Слава Богу, мир! – подумала Долли. Пусть Дик не стал героем ее романа – не судьба: дети и собака никак не вписывались в уклад его жизни... Но он оставался соседом, а с соседями надо дружить.

Сидя за круглым столом на кухне, обставленной в фольклорном стиле, они с удовольствием поглощали румяные оладьи – коронное блюдо Кэрол. Гость от души наслаждался вкусной едой, подкладывая себе еще и еще. Клод, прищурившись, наблюдал за взрослыми.

– Наверное, вы питались одними ягодами и рыбой, когда жили на своем необитаемом острове?

Долли едва не подавилась.

– Клод, милый, разве ты не понимаешь, что вежливый гость всегда ест достаточно много – просто чтобы сделать приятное хозяйке. И Кэрол, должно быть, очень рада, что ее блюда имеют успех. А вот смотреть, кто сколько съел, – не очень-то вежливо!

Дик, не донеся вилку до рта, произнес с жаром:

– О, вежливость тут ни при чем! Все в самом деле приготовлено восхитительно: и бекон, и яйца, и оладьи, и кофе.

А ваша мамочка всего чудесней, добавил он уже про себя.

Даже если бы Дик объяснился ей в любви, Кэрол не чувствовала бы себя счастливее.

Какое-то время все шло прекрасно. Даже слишком гладко, отметила про себя Долли. Дети быстро освоились и болтали без умолку, ей одной было не по себе. Долли не могла спокойно смотреть на мускулистую грудь и сильные руки Дика. Слишком ярки были еще воспоминания о тех упоительных днях, которые они провели вместе... Ну, с этим-то она как-нибудь справится. Если бы только он не смотрел на нее вот так – восхищенно и горячо...

А гость и в самом деле не мог отвести взгляда от Долли – от ее нежной шеи, маленькой крепкой груди, которую он ласкал еще совсем недавно. Дик чувствовал, что в нем опять поднимается волна желания, и ничего не мог с собой поделать. Словно прочитав его мысли, мать семейства взглянула ему в глаза и залилась румянцем. Надеюсь, хоть дети ничего не замечают, в смятении подумала она.

Искушение протянуть руки через стол и дотронуться до Долли было так велико, что Дик инстинктивно попытался спрятать руки в карманы. Но карманов на привычном месте не оказалось! Только сейчас он к своему ужасу осознал, что сидит в пижаме. А тут еще Кэрол, с восхищением глядя на его мускулистый торс, произнесла:

– У вас красивая пижама. Наверное, из чистого хлопка, как и моя.

Долли посмотрела на дочь так, что та сразу поняла: если она сейчас же не замолчит, мать оторвет ей голову. А Дик, густо покраснев, забормотал:

– Я вышел из дому в спешке...

Клод ехидно вставил:

– Даже не захватив кредитную карточку...

– Ничего страшного, – быстро вмешалась Долли, – мы очень рады, что вы заскочили...

Кэрол тоже попыталась спасти положение:

– У нас получилось неплохое застолье. В таких нарядах... Просто идиллия!

И тут Китти, все время не сводившая с Дика глаз, внезапно заявила:

– А я знаю, вы сегодня не умывались!

– Глупая! – закричал Клод в восторге. – Это всего лишь шестичасовая щетина!

– Сам дуралей! – Китти показала брату язык. – Сейчас не шесть часов. А который сейчас час?

Долли закатила глаза и, решив притвориться, будто ее здесь нет, налила себе третью чашку кофе. Гость поспешно ретировался – подальше от этого осиного гнезда, домой, в тихую гавань.

Сидя в уютном кресле, Дик Флеминг пытался беспристрастно оценить свое поведение во время утреннего визита. Кажется, он справился неплохо, а дети могли оказаться и похуже... Но газета все равно безнадежно испорчена! Как большинство закоренелых холостяков, Дик с почтением относился к собственным привычкам и не выносил нарушения обычного распорядка дня. Но нельзя же обижаться на собаку! Пожалуй, он слегка погорячился и зря предстал перед детьми в образе эдакого дикаря. А Долли все же поразительна. Какая она разная! Разве можно представить себе, что вот эта заботливая ласковая женщина совсем недавно мчалась с ним на лошади в неведомую даль, едва не утонула, упав с каноэ, и целовала его так, как никто никогда не целовал... Дик с нежностью подумал о том, как он мог бы помогать ей, защищать от житейских бурь, и тут же сказал себе: стоп! В тебе говорит обычное мужское чувство. Ты хочешь ее, и в этом все дело. Но она не одна, вместе с ней в твою жизнь вошли бы дети, а этого ты уже не хочешь. Главный урок сегодняшнего утра: жизнь холостяка, размеренная и спокойная, – единственно приемлемый способ существования. Дороти Хаммер – не для него. Решение было принято, и Дик спокойно взялся за чтение.

Убирая со стола, Долли размышляла о том, почему присутствие Дика за столом, его манера сидеть, держать вилку, смеяться и, наконец, то веселый и немного высокомерный тон, который он принял в обращении с ней, так взволновали ее. А главное – не заметили ли чего-нибудь дети?! Долли с опаской взглянула на старшую дочь. Та, стоя у зеркала в холле, с томным и загадочным выражением лица расчесывала свои длинные, вьющиеся рыжеватые волосы.

– Мама, а Дику правда понравились мои оладьи? Я думаю, мы можем пригласить его сегодня на ужин. Я зажарю цыпленка и сделаю пирог...

– Милочка, он для тебя не Дик, а мистер Флеминг. А кроме того, мне кажется, ему на сегодня с лихвой хватило нашего общества.

Не дай Бог, сосед еще решит, что она навязывается! К тому же, ее прелестные дети вели себя далеко не лучшим образом... Нет, надо выбросить его из головы немедленно! Он и раньше детей не любил, а уж после сегодняшнего завтрака – тем более.

Клод, доедая остатки варенья, неодобрительно проворчал:

– Что этот Дик так взъелся на Ральфа? Сразу видно, он ничего не понимает в собаках.

– А мне он понравился, – заявила Китти, – у него глаза, как яблочное повидло, – мягкие, темные и блестящие. Наверное, хорошо иметь такого папу... Мамочка, если наш папа никогда не вернется, почему бы Дику не стать нашим папой?

– Что за глупости! С какой стати?! – Ответ прозвучал, пожалуй, резче, чем ей хотелось.

– Но он живет рядом! Разве этого мало?

Кэрол прыснула.

– Какая же ты еще глупенькая! Что с того, что он наш сосед? Мало ли у нас соседей?! А для того чтобы Дик стал нашим папой, он и мама должны сперва пожениться.

Долли наклонилась и поцеловала золотистую макушку Китти.

– Сладенькая моя дочурка, мы ему не пара.

– Ха! – насмешливо заметил Клод. – Он, видно, еще тот экземпляр – непарный!

– Это не твое дело, какой он экземпляр! – прикрикнула на сына мать. – Мы, может быть, вообще больше его никогда не увидим, разве что мельком.

Стоило Долли произнести это вслух, как у нее ужасно разболелась голова. Пришлось обмотать голову полотенцем и лечь. Вот чем кончаются романтические фантазии, сказала она себе. Так мне и надо!


В понедельник Флеминг засел за изучение карты гнездовий черепах, но сосредоточиться не удавалось. Мысли о Долли занозой сидели в его голове, перед глазами то и дело всплывало ее лицо в ореоле золотистых волос; он видел, как она склоняется к кусту жефлеры, как гладит по голове ребенка, как улыбается... Часам к четырем Дик решил, что с него хватит. Отвлечь от ненужных мыслей его могло лишь что-то по-настоящему захватывающее, например, чтение «Происхождения видов» Дарвина, но его не было под рукой.

Выглянув за дверь и не обнаружив никаких следов жизни возле соседского дома, он испытал что-то похожее на разочарование, но быстро сумел себя убедить в том, что это чувство скорее напоминает облегчение. Все идет к лучшему, говорил он себе, переодеваясь в шорты и тенниску. Вдруг ему показалось, что в соседнем доме несколько раз хлопнула дверь.

– Господи, сколько шума от этих детей! – пробубнил ворчун вслух. – Я правильно сделал, решив держаться от них подальше. Вот и подтверждение тому. Интересно все же, что там происходит?

Меня не должно это касаться! Мне не следует даже подходить к окну, уговаривал он себя, при этом чутко прислушиваясь, не донесется ли с улицы детской голосок или звук отъезжающего автомобиля. Однако снаружи слышался лишь монотонный гул океанского прибоя.

Дик зашел в ванную, плеснул в лицо холодной воды, тщательно вытерся, причесался и направился в гостиную. Ничего страшного не произойдет, если он узнает, что творится у соседей. Дик подошел к окну и осторожно, одним глазком, чтобы не заметили, выглянул. Себя он сумел убедить в том, что интерес его носит характер сугубо... антропологический.

Возле соседнего дома под высокой сосной Долли и девочки молча смотрели, как Клод засыпает землей глубокую ямку. Сровняв ямку с землей, он набросал еще земли сверху, затем присел на колени и принялся трамбовать ее кулаками.

– Ничего себе! – пробормотал Дик. – Как может сын цветовода до такой степени не разбираться в растениях?! Ясно, что они сажают не дерево и не куст; значит, это было семечко или луковица. Но зачем же так глубоко, да еще в конце апреля?!

Дик почувствовал, что не может оставаться безучастным. Кто-то должен объяснить им всю нелепость их затеи! Нахлобучив на голову шляпу, он отправился под сосну.

Дороти даже не улыбнулась при его появлении, но это его нисколько не насторожило. Не придал он значения и тому, что дети стоят насупленные и странно серьезные.

– Добрый день, – тихо сказала Долли.

Дику показалось, что они чего-то ждут. Наверное, мудрого совета, решил он.

– Я, знаете ли, увидел, что вы здесь что-то сажаете, и понял, что должен вас предостеречь от напрасной траты времени и сил. Вы выбрали неправильное время для посадки луковиц! Это надо было делать раньше: в октябре – ноябре, перед холодами.

Он замолчал, пытаясь определить, какое впечатление произвела на аудиторию его речь. Все стояли с совершенно отрешенным видом. Очевидно, ждали дальнейших пояснений.

– Так вот, слушайте. Я не знаю, какие вы луковицы посадили, но в любом случае вы их слишком глубоко закапываете в землю. Если вы хотите, что бы у вас что-нибудь, выросло...

Глядя ему прямо в глаза, Долли произнесла:

– Мы не хотим, чтобы у нас что-нибудь выросло, Дик.

В воздухе повисла гнетущая тишина. Сосед в недоумении переводил взгляд с одного на другого. Все хранили скорбное молчание. Клод взял в руки свежий сосновый колышек с прибитой к нему табличкой и воткнул его в землю. Потом достал из корзинки молоток и забил его поглубже. Мальчик отступил на шаг, и взгляды всех присутствующих устремились на табличку с выведенной черными печатными буквами надписью:

ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ ТУШКАНЧИК РЕДЖИ —

ВЕРНЫЙ ДРУГ И ТОВАРИЩ

КЛОДА ХАММЕРА.

Все молча опустили головы. Кэрол достала из корзинки охапку разноцветных листьев и бережно уложила их горкой у колышка. Дику ничего не оставалось, как снять шляпу и прижать ее к груди. Срывающимся голосом Клод произнес:

– Милый Реджи, спи спокойно.

Слезы покатились у него по щекам, мальчик повернулся и пошел к дому. Девочки решительно отправились следом.

Флеминг подошел к Долли, не зная, то ли оправдываться, то ли выражать сочувствие. Дик видел, как близко к сердцу приняла она утрату, и был тронут ее сердечностью.

– Извини, Долли, я не знал, что в вашей семье горе, – проникновенно произнес он и пожал ей руку в знак сочувствия.

– Смерть всегда печальна. Мы все так привязались к нему...

– Понимаю, – сказал Дик, дружески обнимая соседку за плечи, – у меня в детстве жил питон, и когда он пропал, я...

– Ты ничего не понимаешь! Как же можно сравнивать питона и тушканчика?!

– Да, конечно. Ведь они принадлежат к разным классам. Питон – это рептилия, а тушканчик...

– Я говорю совсем о другом! – прервала его Долли, гневно сверкнув глазами. – Разве можно испытывать к скользкому холодному питону те же чувства, как к нашему Реджи-Табаргану, милому пушистому созданию?!

– Напрасно ты так говоришь. Питоны тоже очень милые существа. Мой питон так обвивался вокруг меня...

Долли вздрогнула от отвращения.

– Забудем про это, Дик.

Он снова взял ее за руку, и снова так же, как бывало всякий раз, когда их руки соединялись, будто невидимая нить протянулась между ними.

– Дик, мне пора, – сдавленным голосом пробормотала Долли.

– Понимаю, – ласково ответил он, продолжая удерживать ее руку в ладони, но неожиданно вспомнил о своем утреннем решении. А Флеминг привык свои решения выполнять. Резко отпустив руку Долли, он быстро отвернулся и пошел к себе.

Провожая его взглядом, соседка усмехнулась. Не иначе, как он подглядывал за ними! Дик открывался ей с самых неожиданных сторон, порой далеко не лучших... Покачав головой, она медленно пошла к дому.

IV

Долли едва успела загрузить стиральную машину, как услышала настойчивый стук в дверь. Одновременно раздался взволнованный голос Дика:

– Эй, есть кто-нибудь дома?

Хозяйка намеренно спокойно подошла к двери.

– Заходите, пожалуйста.

– Нет-нет, я не буду заходить. – Гость озирался по сторонам. – Я хочу попросить об одной услуге. Очень большой услуге; вернее, маленькой...

Долли никогда не видела его таким растерянным: он несколько раз открывал рот, но тут же вновь закрывал, видимо никак не решаясь изложить свою просьбу.

– Дик, зайди в дом и объясни наконец, в чем дело.

Флеминг неохотно последовал за хозяйкой в холл. Собравшись с духом, он наконец произнес:

– Я хочу у тебя кое-что одолжить.

Долли стало смешно. Ничего другого он не мог придумать?

– Что тебе нужно? Сахар? Масло? Может быть, мука?

Стараясь не смотреть в ее насмешливые глаза, сосед промямлил:

– Да нет, это не совсем то, что ты думаешь...

Он выглядел настолько комично, что Долли не выдержала и расхохоталась.

– Ну говори же! Или ты хочешь сыграть в угадайку?

Выбрав из своего арсенала самую очаровательную улыбку, Дик наконец с трудом выдавил из себя:

– Я хочу одолжить у тебя ребенка.

Ну вот, сейчас она выставит его за дверь и будет права.

Долли решила, что она ослышалась.

– Ребенка? Ты хочешь одолжить ребенка?!

Он робко кивнул.

– Зачем? Я, конечно, могу поговорить с Кэрол. Она уже большая и многое умеет: может присматривать за детьми, ухаживать за растениями, держать в порядке дом...

– Ты меня не так поняла. Кэрол не подойдет. Мне нужен кто-нибудь, кто смог бы пролезть в форточку на кухне и открыть мне изнутри дверь. Я не могу попасть домой...

Долли едва удержалась от смеха.

– И это все? Ну, Китти еще мала и влезть не сможет...

– Я думаю, может быть, Клод сможет? – робко предложил Дик.

– Нет, это все-таки не укладывается у меня в голове: из каких только передряг ты не выходил с блеском, и вдруг оказался в таком дурацком положении?!

– И тем не менее...

Она что, издевается над ним? Не хочет давать ребенка – не надо; он как-нибудь справится сам.


Долли изо всех сил старалась сохранить серьезность и не обидеть Дика, но в душе ликовала. Во всей этой истории явно была и положительная сторона. Может быть, хоть так удастся доказать этому убежденному холостяку, что дети не причиняют одни только неудобства? Иногда без них бывает не обойтись.

– Да, Клод – это тот, кто тебе нужен. Сынок, иди сюда! Ты нужен мистеру Флемингу.

Спустившись по лестнице, Клод подозрительно посмотрел на Дика и, обращаясь к нему как мужчина к мужчине, с достоинством поинтересовался:

– Что я могу для вас сделать, мистер Флеминг?

Дик объяснил мальчику его задачу.

– Где я смогу найти ваши ключи? – без лишних слов перешел к делу Клод.

– В кармане жакета, он висит в гардеробе.

– Почему же вы их не взяли, когда выходили из дома?

Опять Дик вынужден был оправдываться! Перед мальчишкой! Но делать нечего.

– Я оставил дверь открытой, но она захлопнулась от сквозняка.

– Ну что, начнем? – предложил Клод, и они дружно отправились к соседнему дому.

Долли вначале решила пойти с ними, но в последний момент передумала. Она знала, что сыну очень хочется быть самостоятельным, а кроме того, если ему удастся помочь Дику без ее подсказок, он тем самым докажет, что ее дети не такие уж плохие... Так что лучше уж она приготовит ужин. Жаль, что из окон кухни нельзя наблюдать за происходящим! Но ведь рядом с ее разумным сыном будет не менее разумный взрослый, чего же беспокоиться?

Когда картофель в духовке уже успел подрумяниться, в дверь постучали. Наверное, это Клод пригласил Дика на ужин, или на партию в шашки, или еще зачем-нибудь... В прекрасном расположении духа хозяйка побежала открывать дверь. На пороге стоял полицейский! Вид его не предвещал ничего хорошего, и Долли испуганно вскрикнула.

– Я лейтенант Реслинг, – представился полицейский, – вы позволите мне пройти, мэм?

Дороти отступила в глубь холла.

– Что-нибудь случилось?

– Боюсь, что да, мэм. Мы с напарником только что поймали двух воров – вон у того коттеджа. —

Он махнул рукой в сторону дома Дика.

– Боже мой!

– Мы собираем свидетельские показания. Вы ничего не заметили подозрительного?

Миссис Хаммер отрицательно покачала головой, еще не вполне оправившись от потрясения. Неужели, пока они здесь разговаривали с Диком, в его дом кто-то залез?!

– Как, по-вашему, должен поступить ребенок, которому взрослый за деньги предлагает совершить преступление?

– Я думаю, он должен бежать от этого негодяя без оглядки, как от голодного крокодила! – не задумываясь выпалила Дороти.

Офицер хмыкнул.

– Этот парень крепкий орешек. Он утверждает, что живет здесь, но так говорят все воры. Еще он утверждает, что дверь захлопнулась и он «одолжил» мальчика, чтобы тот пролез в форточку и открыл ему дверь изнутри. Мы с напарником уже усадили преступников в машину и сейчас отвезем их в участок.

Так вот в чем дело! Долли наконец начала понимать, что происходит.

– Что, и ребенка тоже? Вы арестовали ребенка?!

– Ну, «арестовали» – это слишком сильно сказано. Мы привезем их в участок, составим протокол, выпишем штраф за хулиганство родителям и отпустим мальчишку.

– Мама, они посадят Клода в тюрьму? – заплакала Китти.

– Не волнуйся, не посадят, – успокоила ее Кэрол, выразительно взглянув на полицейского. – Маленьких мальчиков не сажают в тюрьму, их направляют в исправительную школу.

Китти затопала ножками.

– Если Клода отправят в исправительную школу, то и я пойду с ним!

Долли решила не вмешиваться: пусть этот полисмен сам поймет, что натворил!

Полицейский присел рядом с малышкой.

– Этот Клод – твой друг?

– Нет, он мой брат! Это Дик – мой друг. Он живет рядом. А можно ему вместо тюрьмы пойти с нами в исправительную школу?

Полицейский, кажется, понял свою ошибку и выглядел несколько смущенным. В этот момент в дверь влетел Дик.

– Господин лейтенант, эта женщина может подтвердить вам, что я не вор!

Долли улыбнулась офицеру полиции как можно сердечнее.

– Господин Реслинг, я в самом деле могу поручиться за мистера Флеминга. Он живет рядом и действительно не мог попасть в дом.

На всякий случай полицейский переспросил:

– Это точно?

Долли решительно кивнула, затем подошла к двери и широко распахнула ее перед стражем закона.

– До свидания, господин Реслинг. Спасибо, что зашли.

Неодобрительно посмотрев на Дика, полицейский назидательно произнес:

– Советую вам носить ключи на шее, на веревочке. – И, отдав честь, удалился.

Дик весь потный после взлома и объяснений с полицией вытащил из заднего кармана брюк платок и принялся вытирать им лицо.

– Долли, дорогая! – торжественно произнес он, отдышавшись. – Ты настоящий друг. Ты спасла меня от кутузки. Я буду век тебе благодарен!

Благодарен... Что ж, благодарность – прекрасное чувство. Слава Богу, что он не испытывает к ней ничего большего. Она ведь и сама не хотела влюбляться в этого мужчину, и ей это удалось, разве не так?! Значит, все в порядке? Тогда почему ее душат слезы? Откуда это внезапное раздражение?

– Дик, ты хоть понимаешь, что ребенка из-за тебя едва не забрали в полицию?!

– Долли, успокойся, недоразумение прояснилось, все в порядке!

– Нет, не в порядке! Его могли поставить на учет! Представь себе: девятилетний мальчик не в ладах с законом!

Флеминг промолчал. Он только сейчас понял, как ей трудно одной растить троих детей, когда рядом нет никого, кто может разделить все тревоги и волнения, взять на себя груз ответственности. Пусть она держится молодцом, и со стороны ее жизнь кажется сплошным праздником. Но ей нужен, очень нужен надежный друг, который всегда протянет руку помощи!

Как жаль, что он не тот человек...

– Нечего сказать, в хорошее положение ты меня поставил! – продолжала возмущаться Долли.

– Извини, но насчет «интересного положения» ты, по-моему, переборщила.

Нет, ему не удалось разрядить обстановку. Дик слишком поздно понял, что в данный момент Долли вовсе не расположена к двусмысленным шуткам. У нее аж дух перехватило от его наглости.

– Дик, ты бессовестный, самовлюбленный эгоист!

В это время хлопнула входная дверь, и сосед приложил палец к губам, пытаясь прервать ее гневную тираду. В холл вошел Клод. Увидев рассерженное лицо матери, он на всякий случай остановился за широкой спиной Дика и, толкнув его в бок, тихонько спросил:

– Что случилось?

– Твоя мама злится на меня, – шепотом ответил Дик.

Надо было спасать положение. Клод поманил Дика пальцем и, когда тот нагнулся, так же шепотом спросил:

– Вам не кажется, нам пора посмотреть на гнездовья черепах?

Посчитав, что в сложившейся ситуации лучше исчезнуть, чтобы не провоцировать дальнейшей ссоры, Дик, положив мальчику руку на плечо, тоном заговорщика ответил:

– Ты прав, это как раз то, что надо! Пошли!

Взглянув на Долли, всем своим видом демонстрирующую ледяное презрение, он широко улыбнулся и со словами «увидимся позже» исчез за дверью вместе с ребенком.

Дик и Клод некоторое время шли по дороге вдоль новеньких коттеджей, а затем свернули на тропинку, ведущую в сторону океана. Узкая тропка вилась между кактусами, покрытыми роскошными золотистыми цветами. Зрелище было достаточно впечатляющим, чтобы обходиться без комментариев. Но вот дорога привела их к песчаной пустоши. Надо было о чем-то говорить, но Дик молчал, не зная, о чем можно беседовать с девятилетним ребенком. Не придумав ничего лучшего, он наконец произнес:

– Сейчас я работаю с черепахами.

– Да? И в чем состоит ваша работа?

В глазах мальчика читался неподдельный интерес. У Дика сжалось сердце. Клод был так похож на мать! Те же глаза, та же манера слушать, то же искреннее любопытство...

– Я исследую повадки черепах. Не один, конечно, вместе с другими учеными.

– А почему вас это интересует?

– Дело в том, что надо сохранить этих животных, они не должны исчезнуть.

– Зачем их охранять? Черепах здесь полно! Их даже больше, чем крабов.

– Нет, малыш. – Дик покачал головой. – Таких мест, как Коралловый остров, на Земле осталось немного. А если морские черепахи исчезнут, они унесут с собой тайну своего происхождения, а может быть, и тайну зарождения жизни на Земле.

Мальчик кивнул, будто все понял из разъяснения.

Ученый усмехнулся.

– Ты знаешь, Клод, когда меня спрашивают о моей работе, я иногда увлекаюсь и говорю гораздо больше того, что от меня хотели услышать.

– Насчет меня можете не волноваться. Вряд ли вам удастся рассказать мне больше того, что я хотел бы узнать.

– Тогда я расскажу тебе о веслоногих олушах. С ними мне доводилось встречаться на Галапагосах. Это такие крупные красивые птицы с белоснежным оперением. Олуши – удивительные создания, они необыкновенно доверчивы к людям, а люди за это прозвали их глупышами. На суше они неуклюжие и неловкие, да и на воде не слишком уверенно себя чувствуют, но зато в воздухе им нет равных. Я очень любил наблюдать за их полетами. А как они несутся вниз, заметив добычу?! Их падение бывает настолько стремительным, что они иногда разбиваются о прибрежные скалы. А самое забавное у них – клюв: он больше головы, и верхняя его часть состоит как бы из двух слоев. Когда они дерутся между собой, то в качестве оружия используют именно этот клюв. Характер, кстати, у них не ахти...

Разгребая ногами мелкий белый песок, они шли к отдаленному уголку пляжа, где пока еще не понастроили коттеджей и вилл. Дик обвел рукой пустынное пространство, обрамленное высокими дюнами.

– Здесь еще можно встретить черепах, но даже на острове таких мест становится все меньше. Каждый год черепахи сотнями выходят из моря, карабкаются по песку наверх, выкапывают ямки величиной с баскетбольный мяч, откладывают яйца а возвращаются в море. – Дик снова обвел взглядом пляж в поисках подходящего места. – Нам предстоит соорудить здесь деревянные помосты – смотровые площадки – и разместить их вдоль побережья. На них будут дежурить студенты и вести наблюдение за морем. Как только они обнаружат появление черепах, они сразу же дадут нам знать.

– Я тоже могу вести наблюдение! – воскликнул мальчишка.

– Я зайду за тобой, как только черепахи начнут выползать на берег. Это всегда происходит ночью, но, поверь мне, зрелище стоит того, чтобы не поспать.

Какой хороший паренек, растроганно подумал Дик. С ним приятно поговорить, и помощь его будет совсем не лишней. А кроме того, он, кажется, искренне заинтересовался жизнью птиц и морских черепах! В таком случае, можно быть уверенным, что из него вырастет настоящий человек. Он мог бы стать неплохим биологом!

Вечером Флеминг открыл банку с холодным пивом и, развалившись на любимом диване, включил телевизор – десятичасовую программу новостей. Но он ничего не видел и не слышал. Его мучило какое-то неясное недовольство собой. В конце концов, почему он, с его легким и мягким характером, вынужден, словно волк-одиночка, всю жизнь скитаться по свету?

Сделав добрый глоток пива, Дик стал анализировать события сегодняшнего дня. С тушканчиком Реджи он, конечно, попал впросак. Но откуда он мог знать, что они хоронят друга? Долли должна была предупредить его, а не выставлять на посмешище! А потом – эта дурацкая история с «одалживанием ребенка». Наверное, можно было придумать что-нибудь получше: например, позвонить в контору по найму и попросить привезти ему запасные ключи. Но тогда все равно пришлось бы идти к соседке, чтобы попросить разрешения воспользоваться ее телефоном. К тому же к этому времени в конторе наверняка никого уже не было. Нет, он действовал вполне логично! Виноват во всем этот идиот-полицейский. Да, в жизни на черепашьих островах есть одно несомненное преимущество: там нет такого количества полицейских, сующих нос в чужие дела.

Кстати, Долли могла бы и не злиться так из-за пустяков. Может, стоит пойти к ней и извиниться? Но сейчас уже поздно, и из дома выходить не хочется...

Впрочем, почему он должен перед ней извиняться? Она его выставила настоящим чудовищем! Сама и виновата во всем! Сначала околдовала... Сколько раз он говорил себе, что давно пора прекратить о ней думать! Но вместо этого довел себя до такого состояния, что не смог уснуть и полночи ворочался с боку на бок, пока наконец не признался себе, что единственное его желание – увидеть Долли в своей постели. С большим трудом он заставил себя направить мысли в другое русло.

Как хорошо было на прогулке с Клодом! Мальчик, несомненно, смышленый, хороший паренек... Да, но при этом он остается ребенком, а дети – это всегда неприятности и хлопоты. И как бы ни привлекала его мама этого мальчика, свобода дороже! Дьявол! Опять он думает о ней! Сжав зубы и до боли стиснув кулаки, Дик заорал во все горло:

– Ни за что на свете не пойду служить папашей у Дороти Хаммер!

V

Флеминг крепко спал, и ему снился сон. Он плывет по безбрежному океану; вода приятно ласкает тело, руки легко рассекают волны, дышится легко и свободно. И вдруг за спиной раздаются крики и выстрелы. Он рванулся, еще раз, но что-то мешало ему, связывало по рукам и ногам! Дик сорвал простыню, запутавшуюся у него в ногах, и проснулся. Взглянув на часы, он застонал от злости. Половина шестого утра! Проснуться в такую рань в воскресенье, вот дьявол!

А ведь еще вечером он решил, что пустится на хитрость: с утра просмотрит целую стопку научных журналов, потом устроит большую стирку, уберет дом, а затем возьмет лодку и уплывет рыбачить как можно дальше в океан. Там, в открытом океане, он будет надежно защищен от искушений, связанных с домом напротив, а значит – и от беды. Рыбалка отвлечет его от всяких вредных мыслей и глупых поступков.

С вечера он лег с самыми благими намерениями. И что? В полшестого утра, в воскресенье, его будят самым бессовестным образом! Они даже и не стараются вести себя потише: смеются, перекликаются, Ральф лает во всю глотку... Проклятье!

Уснуть больше не удастся. Дик вылез из постели, натянул шорты и, протирая заспанные глаза, подошел к окну. Вся команда была в сборе: дети в теннисках и коротких штанах, Долли в свободной мужской рубашке и шортах, которые ей так идут. Неужели она сама не замечает, что выглядит в них вызывающе соблазнительно! Дику опять мучительно захотелось дотронуться до нее, почувствовать под рукой гладкую бархатистую кожу ее ног...

Усилием воли он отогнал от себя наваждение, пошире открыл глаза и увидел, что Долли с детьми явно собираются в путь. В фургончик летели какие-то свертки, бутылки с водой, пакеты. Дик решил, что для пикника, пожалуй, рановато. В такую рань и завтрак не полезет в горло. Он вспомнил, что Китти показывала ему свою коллекцию ракушек. Может быть, они собрались за ракушками? Однако после таких основательных сборов в пору отправляться за дикими животными, а не ракушками. Сафари! Как это он сразу не догадался?

Благими намерениями устлана дорога в ад. Флеминг ничего не смог с собой поделать. Опустив голову в знак покорности судьбе, он вышел из дому и, вдыхая сырой утренний воздух, направился через лужайку к соседнему коттеджу. Мое любопытство, убеждал себя Дик, так естественно, так по-человечески понятно...

Когда он подошел к фургону, Долли с младшими детьми находилась в доме. Кэрол возилась в фургоне, укладывая свертки, и не сразу заметила подошедшего соседа. Уложив вещи, она обернулась и оказалась с ним лицом к лицу.

– Дик! – с радостным удивлением воскликнула Кэрол, и ее хорошенькое личико покраснело от удовольствия. – Что заставило вас подняться чуть свет? Я думала, вы любите поспать подольше в выходные.

– Вообще-то я соня, но сегодня проснулся пораньше и... заметил, что вы куда-то собираетесь. Мне стало любопытно, и я...

Кэрол закинула за спину волосы жестом, перенятым у какой-то кинодивы. Играя глазками, она произнесла театральным шепотом:

– Мы едем на охоту! Каждый год в это время, отдавая дань семейной традиции, мы уезжаем охотиться... за крабами.

– За крабами? В полшестого? – не веря своим ушам спросил Дик.

– Самое лучшее время для крабовой ловли! Два часа до прилива и два часа после.

Наблюдать за Кэрол было очень забавно. Неужели она решила испытать на нем свои чары?! Дурочка! Ему тридцать шесть, он годится ей в отцы... Нет-нет, в отцы он никому не годится, а четырнадцатилетние девочки, наверно, все нуждаются в практике. Что ж, в таком случае надо ей подыграть.

– Обожаю ловить крабов, – произнес Дик самым любезным тоном.

Кэрол вся засветилась от счастья.

– А вы не хотите поехать с нами?

Уехать с Долли в пустынный уголок, затерянный среди тростниковых болот, пока весь мир спит? Это так заманчиво! Но как быть с данными себе обещаниями? Что будет с рыбалкой? Дик глубоко вздохнул.

– Я хотел бы с вами поехать...

Но у меня на сегодня другие планы, собирался продолжить он, но почему-то промолчал.

К этому времени Долли с младшими вышла из дома.

– Мама! – весело закричала Кэрол, – Дик едет с нами!

– Не возражаете против моей компании? – с виноватой улыбкой спросил сосед.

Дороти колебалась.

С одной стороны, ей очень хотелось, чтобы он поехал с ними, с другой... Она с трудом представляла себе Дика в окружении вечно орущих и безостановочно снующих туда-сюда детей. Очень скоро их общество начнет тяготить Дика, и он пожалеет о том, что напросился с ними. У Долли была еще одна, не менее серьезная причина избегать его общества: что скрывать – он будил в ней желание! Долли постоянно приходилось отгонять от себя нескромные мысли. Слишком хорошо она помнила прикосновения его сильных, властных рук, его чувственные губы, прижавшиеся к ее губам в упоительном, страстном поцелуе... Нет, провести с ним бок о бок все утро – значит обречь себя на пытку. Если бы он не был так чертовски хорош собой! Надо срочно подыскать вежливую форму отказа...

Между тем Кэрол казалось само собой разумеющимся, что сосед едет с ними.

– Вам надо надеть рубашку! – воскликнула она. – Когда солнце поднимется высоко, вы можете обгореть.

Дик кивнул, подумав про себя, что обгореть у него может не только спина, но и сердце. Надо вести себя осторожно, очень осторожно, решил он и поднял глаза на Долли, которая все еще молчала, никак не выражая своего отношения к их совместной поездке. Но когда его темные блестящие глаза встретили ее взгляд, губы Долли сами сложились в улыбку и сами же произнесли заветное «да». Только этого он и ждал! Рысью Дик рванулся к дому, натянул тенниску и на бегу подхватил фотоаппарат и шляпу. Через мгновение он уже сидел рядом с Долли в фургончике.

– Ты знаешь, у меня с утра появилось предчувствие, что этот день не будет похож ни на один из дней моей жизни, – с улыбкой сообщил Дик.

– Боюсь, что ты окажешься прав, – ответила Долли смеясь.

Дику никогда прежде не доводилось ловить крабов, и он был несколько разочарован, когда фургон миновал живописные места, которыми славился остров, и выехал на пустошь, поросшую серо-зеленой болотной травой. Они остановились у чахлой рощицы и принялись выгружать из машины многочисленные свертки, пакеты и веревки. Кэрол тут же принялась опекать гостя. Она протянула ему капроновую нить и, заметив, что он нерешительно и брезгливо смотрит на пакет – с кусочками подтухшего куриного мяса, засмеялась и объяснила, что крабы лучше всего идут именно на тухлое мясо. Долли демонстративно отвернулась, а Дику оставалось только беспомощно развести руками.

– Теперь опустите леску в воду и ждите. Долго ждать не придется: большие толстые крабы побегут к вам наперегонки.

Кэрол устроилась рядом с Диком и победно взглянула на остальных. Долли усмехнулась. Что и говорить, дочка подросла, ей так льстит внимание взрослого мужчины! Мать видела, что Дик изо всех сил старается подыгрывать девочке, но вскоре поймала его растерянный взгляд. Бедный холостяк! Надо спасать его от сетей четырнадцатилетней обольстительницы. Долли подошла к нему с другой стороны и закинула рядом свою снасть. И сразу пожалела об этом. Ощущая тепло, исходящее от его тела, нечаянно соприкасаясь с ним руками, она не без самоиронии подумала: кто же будет спасать маму Кэрол от головокружительного обаяния нового соседа?!

Дик искоса взглянул на нее и усмехнулся.

– Мне кажется, я почувствовал рывок.

– Хорошо, только не дергай резко, тяни медленно, а то сорвется.

– Да я не о леске. У меня что-то лопнуло внутри, вот здесь. – И он приложил руку к груди.

Неужели он чувствует то же, что и она?!

– Боюсь, что крабовая ловля не идет тебе на пользу, – сухо заметила Долли, – она тебя чересчур возбуждает.

Между тем у нее самой сердце стучало как сумасшедшее.

Дик посмотрел на женщину с пониманием. Глаза его смеялись.

– Не волнуйся, я как-нибудь доведу дело до конца.

– Я поймала, поймала! – радостно запрыгала Китти.

– Не ори! – прикрикнул на нее брат. – Ты их всех распугаешь!

Ничего не понимающий в ловле крабов Дик с любопытством наблюдал, как девочка вытягивает леску. Для своих лет она справлялась очень лихо. Наконец появился грязно-зеленый панцирь. Девочка осторожно подвела под краба сетку, и он оказался в ловушке. Взяв краба за панцирь, она смеясь поднесла добычу под самый нос Дику. Он едва успел отпрянуть от шевелящихся клешней.

– Вытяните руку!

Дик послушно подставил ладонь, и Кэрол несколько секунд подержала над ней краба с растопыренными клешнями.

– Он такой же большой, как твоя ладонь. Такого берем. Ого-го, какой!

Долли поймала себя на том, что, как зачарованная, смотрит на ладонь Дика, вспоминая, какими сильными и нежными могут быть его руки. Вот он проводит ими по ее телу, и душа улетает в заоблачные дали, весь мир перестает для нее существовать...

Между тем краб раскрыл клешни и потянулся к большому пальцу Дика.

– Китти! – очнулась мать. – Положи краба в пакет, пока он никого не ущипнул.

Боже мой! Ей, оказывается, надо спасать Дика еще и от младшей дочери! Дочка послушно опустила краба в большую пластиковую сумку, которую Клод заблаговременно наполнил морской водой, чтобы привезти крабов домой живыми.

Не прошло и десяти минут, как Дик почувствовал рывок, на этот раз на конце лесы. Сияя от гордости, он поднял добычу в воздух.

– Считайте! Раз, два, три, четыре, пять. Пять штук за один раз! Лучший улов дня!

– Ничего себе! – хмыкнул Клод. – Да ни один из этих малюток не заслуживает того, чтобы его взяли домой! А кроме того, самок мы не берем. Вы что же, не умеете отличать самцов от самок?

– Объясни! – Взгляд Дика скользнул по груди Долли.

А она подозрительно смотрела на Клода. Не исключено, что и от этого негодного мальчишки придется всерьез защищать своего нового знакомого. Уж она-то хорошо знает своего сына; знает, на что он способен...

Дик, очевидно, решил, что лучше дать мальчику возможность высказаться. Сохраняя серьезное выражение лица, он сказал:

– По мне, они все одинаковые. Я весь – внимание.

Клод почувствовал себя польщенным и принялся подробно объяснять.

– Вначале надо стукнуть его по панцирю, чтобы он... – мальчик запнулся, подбирая нужное слово.

– Вошел в коматозное состояние? – подсказал Дик.

– Да, что-то в этом роде. Он должен лежать тихо. Теперь видите это маленькое белое пятнышко? Это самец. А вот если пятнышко в форме треугольника или стрелы, тогда это самка. Вот и все отличие.

Долли облегченно вздохнула: кажется, на этот раз обошлось, но все-таки не стоило брать с собой Дика. День еще только начался, а она уже так нервничает и все время предчувствует катастрофу... Можно ли женщине заводить роман, если ей за тридцать? Любой ответит: «Да, конечно!» Даже если у нее трое детей?! Долли разозлилась неизвестно на что и едва не запутала свою леску. В этот момент раздался щелчок – Дик сфотографировал ее.

– Надо сделать контрольный снимок, а то никто не поверит, что ты умеешь так злиться, – насмешливо сказал он.

Долли показала ему язык, и фотограф снова щелкнул затвором.

– Кадр дня! – воскликнул он.

Как только фургончик остановился у дома, Долли выскочила и, пробормотав что-то о неотложных делах, убежала в дом. Надо было срочно привести свои нервы в порядок. Дик с ребятами занялся разгрузкой. После того как в фургончике ничего не осталось, к нему подошла Кэрол и, глядя на него ясными блестящими глазами, сказала самым светским тоном:

– Мы надеемся, вы поможете нам все это съесть. Ждем вас к шести на ужин. Вас это устроит?

Решив, что приглашение согласовано с матерью, сосед ответил:

– Спасибо. Ни за что не пропущу такое мероприятие! – И, шутливо отдав девочке честь, удалился.

А Кэрол побежала на кухню сообщить матери радостную новость. Она болтала без умолку, совершенно не замечая, как воспринимает Долли ее слова.

– Мама! Это ничего, что я пригласила твоего знакомого на ужин? Я подумала, что раз он помогал нам ловить крабов, не очень-то любезно с нашей стороны не пригласить его отведать улов...

Долли молчала. Боже мой, неужели ей никуда не скрыться от их нового соседа?! Она почувствовала что-то вроде отчаяния, однако вслух произнесла:

– Ты права, не пригласить его было бы неудобно.

Долли отправилась к себе в комнату, пребывая в отвратительном расположении духа. Кажется, она начинает сдавать позиции и уже не может властвовать над своими чувствами. Мысли о Дике преследовали ее словно тень, щекотали нервы, возбуждали желания, подавлять которые удавалось все с большими и большими усилиями. Хуже всего то, что она переставала контролировать свои эмоции! Беспричинная злость, покрасневшее лицо, слишком блестящие глаза – все это могло выдать ее. Да, надо держаться от него подальше, а то можно навлечь на себя большую беду! Но как это сделать? Ведь он их сосед. Долли невесело усмехнулась. Иногда она казалась самой себе маленькой девочкой перед нарядной витриной кондитерской...


Незадолго до шести Долли решила переодеться во что-нибудь яркое и легкое. Может, и настроение переменится? Покрутившись перед зеркалом, она остановилась на шифоновой юбке с цветами и темно-зеленой блузке с глубоким вырезом. Правда, этот наряд больше подходил для званого ужина с коктейлями и танцами в саду, чем для поедания вареных крабов в кругу прожорливого семейства, но настроение ее поднялось, а значит, цель была достигнута. Ровно в шесть дети торжественно ввели на кухню Дика, одетого в белоснежную рубашку и слаксы цвета хаки. На шее висел неизменный фотоаппарат. Гость был свежевыбрит, тщательно причесан, и от него пахло дорогим одеколоном. Смешно, но он, кажется, тоже решил явиться в лучшем виде.

Теперь, глядя на счастливое лицо Дика, Долли неожиданно порадовалась тому, что Кэрол пригласила его в гости. Ей захотелось расслабиться, отбросить все неприятные мысли и просто наслаждаться его обществом, его восхищенным взглядом...

Плеснув в кипящую воду пива и всыпав добрую порцию соли и перца, Долли заложила в котел крабов и прикрыла крышкой. В это время Кэрол, Клод и Китти, возбужденно галдя, убирали со стола газеты, пластиковые ножи, вилки и деревянные молоточки, которыми они раскалывали панцири крабов. Гость фотографировал.

Когда мать семейства водрузила на стол блюдо с крабами, все уже было готово; на столе стояло холодное пиво для них с Диком и сок для детей. Можно было приступать к торжественной церемонии. Долли с удовольствием отметила, что Дик, кажется, чувствует себя совершенно свободно в их тесном семейном кругу. Наравне с другими он с восторгом поедал нежное мясо крабов и, не чинясь, высасывал из клешней вкусный сок. Вскоре стол оказался заваленным разбитыми панцирями и клешнями.

Хозяйка с интересом наблюдала, как Дик, самый аккуратный из известных ей мужчин, влажными липкими руками запихивает в рот сладкое сочное мясо. Встретив ее взгляд, он улыбнулся и взял еще одного краба. Долли подозревала, что внутри у Дика все переворачивается от такого способа принятия пищи. Но так уж принято было у них расправляться с крабами, и у него не оставалось иного выхода, как последовать общему примеру. Что ж, если она сама не смогла покончить с мечтой о романтическом приключении, то, может быть, крабы сделают это за нее?

Краешком глаза Долли наблюдала за детьми. Кэрол уже целиком завладела вниманием Дика, говорит только с ним и не обращает ни на кого внимания. Китти, вдохновленная примером старшей сестры, наевшись, сбегала в детскую и притащила огромную коробку. Освободив на столе рядом с гостем местечко, она водрузила ее на стол и собралась демонстрировать свою коллекцию ракушек.

– Не приставай, Китти! – остановил ее брат. – Очень интересно Дику слушать про твои ракушки!

Слезы подступили к глазам девочки.

– Ну что ты, Китти, – быстро сказал гость, испугавшись, что девочка заплачет, – я жду не дождусь твоего рассказа.

Мать усмехнулась. Ну как, получил, что хотел, Дик? Сейчас тебя начнет третировать Китти. Но девочка смотрела на него так застенчиво и нерешительно, что Долли поспешила прийти ей на помощь.

– Кэрол, Клод, помогите убрать со стола и принимайтесь за уроки!

Пока Долли чистила котел, дети, громко протестуя, свернули газеты с очистками, выбросили их в мусоропровод и отправились готовиться к завтрашним занятиям в школе.

Счастливая Китти, которую некому было остановить, с увлечением рассказывала Дику, где, когда и при каких обстоятельствах ее коллекция пополнялась очередным экспонатом. Собеседник любовался каждой ракушкой, сообщал, как они называются по-латыни, рассказывал, к какому классу и виду они принадлежат. Еще они вместе раздумывали, на что похожи ракушки, которым Китти не успела дать имя. Одну назвали «Львиное ухо», другую – «Бубенчик», третью—«Крыло ангела». Прислушиваясь к разговору маленькой девочки и взрослого мужчины, Долли подумала о том, что удовольствие от общения, кажется, получают оба. Девочка с увлечением играла в свою игру, а Дик был рад тому, что кто-то может по достоинству оценить его опыт и компетентность.

Таким образом, вечер прошел благополучно. В десять часов мать уложила Китти спать и пожелала всем детям спокойной ночи. Гость объявил, что и ему пора. Долли не удивилась. Он и так почти весь день возился с ее детьми и неплохо при этом справлялся. Она и сама устала; он уходит – и это к лучшему. Неважно, что весь вечер она втайне надеялась, что, покончив с делами и уложив детей, сможет спокойно посидеть с ним рядом на террасе. И, может быть, он даже обнимет ее... Он решил по-другому – так пусть же скорее уходит! Почему он не спешит? Ждет от нее каких-то прощальных слов?

В небе светился тоненький серп нарождающегося месяца, в воздухе был разлит пьянящий аромат жимолости. С океана дул легкий ветерок, раскачивая старые, чуть поскрипывающие качели. Вздохнув, Долли опустилась на полосатое парусиновое сиденье.

– Дик, извини за испорченный день. Но мы так живем, и...

– Испорченный?

Дик уже собирался уходить, но не мог оставлять ее наедине с такими мыслями. Он присел рядом с Долли на качели и как когда-то – кажется, страшно давно – взял ее руки в свои.

– Ты не права. Ты глубоко ошибаешься. Я чудесно провел время! Я научился ловить крабов, а теперь еще и узнал, как их готовить. Веришь ли ты, но таких вкусных крабов я ел впервые в жизни!

Долли устало улыбнулась и взглянула на него недоверчиво.

– Дети болтали всякую чепуху, часто говорили невпопад... А тут еще Китти со своей коллекцией... Ты был очень терпелив к ней.

Дик широко улыбнулся.

– А ведь я давно интересуюсь раковинами и был очень тронут ее увлечением.

Долли прекрасно понимала, что его слова – всего лишь дань вежливости, и все-таки была благодарна ему.

Дик видел, как расстроена Долли, и решил посидеть с ней еще пару минут. Она часто говорила, что не испытывает одиночества. Но ее старый дом так отгорожен от всего мира: с одной стороны – лес, с другой – океан, с третьей – заболоченная пустошь. И только один дом рядом– дом, в котором живет он. Как угодно, но хотя бы несколько слов участия Долли заслужила.

Гость оттолкнулся ногой от пола, и они стали медленно качаться. Рядом на подоконнике стоял маленький старенький радиоприемник. Улыбнувшись как можно сердечнее, Дик произнес:

– Хватит на сегодня разговоров, давай послушаем музыку, – и принялся крутить ручку настройки, пытаясь поймать какую-нибудь станцию.

Внезапно Долли захотелось, чтобы он ушел как можно быстрее. Лунный свет, ароматный воздух теплой ночи, легкая музыка – вся эта романтическая атмосфера навевала несбыточные и опасные фантазии.

Парусина прогнулась, и они оказались прижатыми друг к другу, раскачиваясь в такт льющейся из приемника тихой мелодии. Она кожей ощущала его волнующую близость, вдыхала солоноватый запах его мускулистого теплого тела... Нет, ничто не может сравниться с магией вот такой весенней ночи! – подумала Долли. Как хорошо и спокойно просто сидеть рядом с ним. Интересно, что он сейчас чувствует? Украдкой взглянув на Дика, Долли попыталась угадать его настроение. Но выражение глаз скрыла ночь, открывая взгляду лишь затемненный профиль. Затаив дыхание, она смотрела на него, стараясь запечатлеть в памяти прядь волос, упавшую на лоб, прямой нос, крепкие скулы, крупный рот, умевший быть и требовательным и нежным... И опять ее сердце предательски забилось, гулко отдаваясь в висках.

Качели остановились. Долли почувствовала, что еще несколько секунд общения с этим мужчиной—и она просто не выдержит. Из приемника полилась нежная протяжная мелодия. Чарующий женский голос пел:

– Целуй меня, мой друг ночной...

– Потанцуем? – спросил Дик и решительно взял ее за руку.

Долли с такой готовностью поднялась с качелей, что сама смутилась. Дик обнял ее за талию и уверенно повел в вальсе. Она слегка откинулась назад, запрокинула голову посмотрела на него. В ее глазах была такая бесконечная нежность, что Дик едва не заплакал от счастья. Он ничем не заслужил такую женщину! Долли закрыла глаза и опустила голову ему на плечо.

– Помечтай обо мне, – пел голос.

Казалось, слова песни обращены непосредственно к ним, к ним одним... Почти незаметно в мелодии появились испанские мотивы. Музыка наполнилась страстью, зазвучал «Голубой блюз». Долли хорошо знала эту песенку и не раз напевала ее, не особенно вдумываясь в смысл. Но сейчас, когда эти слова тихонько шептал ей на ухо Дик, они вдруг наполнились содержанием, понятным только им одним. Дрожь пробежала по ее телу. Губы Дика приятно щекотали ухо... Долли просто не смогла не подставить ему губы, и он жадно стал целовать ее лицо, шею, рот. Обняв Долли обеими руками, он прижал ее к своему крепкому, горячему телу. А она приподнялась на цыпочки и обняла его за шею, прижимаясь к нему все теснее и теснее, пока сердца их не слились в одно трепещущее сердце.

Все мысли вдруг покинули ее. В мире остались лишь его сильные руки. Долли хотелось одного: чтобы они никогда не отпускали ее, чтобы эта ночь длилась вечно. Музыка кончилась, но они не заметили этого, продолжая раскачиваться, будто их уносили невидимые волны.

Первым очнулся Дик. Рассудок напомнил ему, что пора уходить, что в любой момент может проснуться кто-нибудь из детей, но сердце не отпускало. Разжав объятия, он перегнулся через перила и сорвал большой белый цветок.

– Моей даме с камелиями, – нежно произнес он, воткнув цветок в волосы Долли.

Она восхищенно вздохнула и провела рукой по волосам. Дик задержал ее руку в своей. Качели поскрипывали так соблазнительно, что гость, отбросив все свои разумные доводы, улегся, вытянув ноги вдоль длинного сиденья, а голову положил на спинку. Усадив Долли рядом, он обнял ее одной рукой за талию, а другой, приподняв шелковистые пряди волос, стал ласкать ложбинку на затылке. На дне его глаз плясали огоньки, заставлявшие вздрагивать от возбуждения. Ей стало трудно дышать. Долли попробовала отстраниться, но он еще крепче прижал ее к себе. И тогда, забыв обо всем на свете, она прилегла рядом с ним.

От прикосновения ее упругой груди, плеч, всего гибкого тела страсть в нем разгорелась с новой силой. Он стал целовать ее лицо. Губы их встретились, и Дик, как опытный искуситель, провел языком по ее губам, напоминавшим распустившийся бутон, словно собирая нектар.

Руки его легли женщине на бедра и заскользили вверх, повторяя плавные изгибы тела, обогнули грудь, коснулись сосков. Чуткие пальцы ласкали ее грудь, то поглаживая, то чуть оттягивая набухшие соски. Изнемогая от страсти, Долли откинулась, чтобы на миг перевести дух.

Хриплым, срывающимся голосом Дик произнес:

– Знаешь, длинными одинокими ночами на далеком, Богом забытом острове я мечтал о такой женщине, как ты.

– И я мечтала о мужчине, похожем на тебя, Дик Флеминг, – сказала она нежно.

И тут вдруг в сознании Долли с быстротой молнии пронеслось: я ждала тебя столько лет, и вот наконец ты пришел... но скоро опять уйдешь, и я вновь останусь одна.

Волшебство растаяло. Она резко выпрямилась и опустила ноги на землю. Дик приподнялся за ней. Голосом, полным боли, он спросил:

– Долли, что с тобой? Почему ты всегда убегаешь от меня? Неужели я тебя чем-нибудь обидел? Ведь мы были так близки! Почему мне кажется, что ты нарочно хочешь отдалиться от меня?

– Потому, что это правда, – ответила она с горькой улыбкой.

– Как это понимать? – Дик выглядел озадаченным.

– Это значит, что я не хочу пускать тебя в свое сердце, – как можно спокойнее произнесла Долли.

– Но ты же видишь, что я схожу с ума по тебе! И смею предположить, ты тоже ко мне неравнодушна... Откуда вдруг такой холод?

Долли облизнула пересохшие губы. Ей хотелось быть честной с ним. Если она пустится на какие-то уловки, это будет недостойно. Ведь и он всегда был честен с нею...

– Я очень ранима, Дик. Я готова полюбить тебя по-настоящему и не хочу страдать, когда ты уйдешь из моей жизни.

– Но я не собираюсь никуда уходить, дорогая! Почему ты меня вычеркиваешь из своей жизни? Я ведь никому не причинил зла! Что тебя навело на эту мысль – то, что я южанин? Моя шляпа? Цвет моих волос?

Как он может шутить в такой момент?! Неужели он совсем не принимает ее всерьез? Но надо все-таки объяснить ему все раз и навсегда.

– Ты как-то назвал себя «перекати-полем». Еще ты говорил, что не признаешь семьи. Так вот, я не хочу страдать и не хочу, чтобы страдали мои дети, когда ты уедешь из наших краев. Поэтому, пока еще не поздно, лучше убить эту любовь.

Долли резко повернулась к нему спиной и пошла в сторону океана.

Ах, так?! Страдание боролось в Дике с яростью. Наконец ярость победила, и он бросил ей вслед, словно нож в спину:

– Ты права, я должен уйти из твоей жизни!

– Ради всего святого... – произнесла она сдавленным шепотом, не оборачиваясь.

Мужчина вскочил на ноги.

– Хорошо, я ухожу!

Никакого ответа. Дик быстро подошел к ней. От ярости не осталось и следа. В глазах его застыли боль и страдание. Не в силах поверить в то, что его гонят, он еще раз спросил:

– Итак?

Глаза Долли затуманились от подступивших слез, но она молчала.

– Ты действительно хочешь, чтобы я ушел? Это правда?

– Ты сказал, что уходишь, так уходи... если хочешь.

– Я не люблю навязываться...

– Тогда уходи!

– Ухожу, ухожу!

Дик вернулся к качелям, подхватил шляпу, надвинул ее на лоб и, не говоря больше ни слова и не оглянувшись, растворился в темноте. Когда утих звук его шагов, Долли упала на качели и закрыла лицо руками. Белая увядшая камелия поникла в ее волосах.

VI

Долли чувствовала себя так, будто из нее выпустили весь воздух. Еле добрела до постели. Все кончено! Она осталась у разбитого корыта.

Соберись! – приказала она себе. Жизнь продолжается. Тебе есть для кого жить! Наступит утро, и ты увидишь все в другом свете.

Но сон бежал от Долли. Что она наделала! Как могла поступить так глупо?! Ведь она не девочка и вряд ли еще когда-нибудь встретит в своей жизни любовь... Так зачем же лишать себя пусть недолговечного романа? Как ей хотелось взять обратно свои слова! До глубокой ночи вспоминала Долли все счастливые минуты, когда они с Диком были вместе. Совершенно измученная, она забылась сном лишь глубоко за полночь.

Утро не принесло облегчения. Состояние природы было сродни ее собственному. Тяжелые тучи заволокли небо, накрыл остров темно-серым куполом. Но Долли все-таки решила не пропускать свою обычную утреннюю пробежку. Бесшумно, чтобы не разбудить детей, она поднялась с постели и стала одеваться. Движение – это жизнь! Может быть, зарядка поднимет ей настроение, придаст сил и бодрости.

Долли осторожно вышла из дома. В эти ранние утренние часы весь остров спал. Спал наверняка и ее сосед напротив. Если бы можно было хоть на секунду заглянуть в окно его спальни! Она представила себе Дика спящим. Он спокойно и ровно дышит. Длинные густые ресницы бросают тень на высокие скулы. Ей вдруг нестерпимо захотелось лечь рядом, провести пальцем по его губам, прикоснуться к ним своими губами... Но, увы, это уже ничего не изменит. Он пойдет своим путем, как и шел до нее, один. Долли опустила голову и пошла по тропинке, петляющей между дюнами, и вскоре оказалась у самой кромки океана.

Поеживаясь от прохладного, несущего резкий соленый аромат ветерка, Долли начала обычную утреннюю пробежку по влажному песку, утрамбованному прибоем. Путь ее лежал на север. Дышать она старалась ровно и ритмично, не замедляя и не ускоряя бег. Над головой кричали чайки, вдали из-за белых песчаных холмов вздымались кроны дубов, одетые в клочья тумана. Долли бежала уже десять минут, когда над головой появилась цепочка летящих пеликанов. Сильные птицы полукольцом опустились на воду вблизи берега и, используя клюв как сачок, принялись исследовать отмель в поисках рыбы.

И чайки, и пеликаны – все напоминало ей о времени, проведенном с Диком. Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой! Подняв голову, Долли посмотрела на восток, туда, где поднималось солнце. Огромный шар жизнерадостно оранжевого цвета вставал над горизонтом, окрашивая серое небо переливами персикового и розового. На душе стало немного легче.

Следуя изгибам береговой линии, она бежала туда, где сейчас уже громадный оранжево-красный диск солнца поднимался в молочно-белое небо. Вдруг внимание Долли привлекла одинокая фигура. Вскоре она смогла рассмотреть, что это мужчина, который стоит, повернувшись лицом к океану. Неожиданно, словно почувствовав ее взгляд, он повернулся и быстрым шагом пошел ей навстречу. Долли продолжала свой размеренный бег, но, когда расстояние между ними сократилось, вдруг остановилась как вкопанная. Она узнала каштановые волосы, мускулистый торс, белые шорты и длинные сильные ноги Дика! Теперь она бежала так быстро, как только могла. Он раскрыл руки ей навстречу, и Долли рванулась к нему, припала щекой к его плечу. Дик заключил ее в свои объятия.

– Долли, милая! – срывающимся голосом начал он. – Я всю ночь думал о тебе, о нас. Я пришел сюда еще затемно и стал ждать тебя. Я так боялся, что ты не придешь!

В глазах женщины стояли слезы. Без слов она оплела шею Дика руками и подняла к нему лицо. Он прижался к ней губами, и поцелуй смыл горечь обидных, ранящих слов, произнесенных накануне. Она провела рукой по его волосам, взъерошив густые жесткие пряди, и, когда он уже собирался отпустить ее, сжала ладонями его лицо и наклонила к своему. Их губы нашли друг друга, и они вновь забылись в горячем страстном поцелуе.

– Долли, дорогая, – прошептал он, – давай начнем все сначала. Представь, что мы только что встретились и незнакомец по имени Дик Флеминг просит у тебя разрешения позвонить.

– О, мистер Флеминг, вам я не могу отказать!

И вновь она подставила губы для поцелуя. Прижавшись друг к другу, со сплетенными руками, они опустились на колени в светлый зыбучий песок. Дик осторожно, но настойчиво уложил Долли рядом с собой. Сжимая ее в объятиях, он языком касался ее языка, жемчуга зубов, розовой плоти нёба. Тела их сплелись в древнем как мир ритуале. Когда возбуждение достигло крайней точки, Долли приподнялась и через голову стащила тенниску. Груди ее набухли от желания. Всякие покровы сейчас только мешали; хотелось всем телом прижаться к его горячему сильному телу.

Задыхаясь от возбуждения, Дик покрывал поцелуями ее шею, ключицы, опускаясь все ниже к заветной ложбинке между высокими твердыми холмиками. Губы его ловили бледно-розовые соски, жгли плечи, руки, живот. Она гладила его спину, затем пальцы ее скользнули вниз по сильным плечам и рукам, спустились к его узким бедрам... Капельки пота, будто роса, блестели на ее бровях, в ложбинке между грудей, на загорелых плечах Дика.

Ласки становились все более страстными, стон нетерпения вырвался из груди Долли. Руки Дика сомкнулись вокруг ее стана, он целовал живот, опускаясь все ниже, лаская ртом не знавшие загара интимные уголки...

Внезапно Долли показалось, что шум прибоя стал ближе, вода касалась щиколоток. Вот теплые волны перекатились через ее колени, бедра грудь. Дик вскочил и поднял женщину на руки. По их разгоряченным телам струились потоки воды. Не сразу осознав, в чем дело, они наконец расхохотались: это был прилив!

– Время и прилив не щадят никого, даже таких прелестных особ, как ты, Зеленая Веточка!

Дик поднял ее тенниску и отнес свою промокшую русалку на руках в песчаные дюны, подальше от коварных волн. Она легла на песок, а он стал раскладывать на песке одежду для просушки. Смеясь, Долли схватила его за руку:

– Она скорее высохнет на мне, чем на песке!

– Да, но так ты больше радуешь взгляд.

– Кстати, о взглядах. – Долли кивнула в сторону выгнутого полумесяцем залива. В их сторону бежали двое. – Нас чуть не застали на месте преступления! Дай мне чем-нибудь прикрыться!

– Я сам одену тебя, – сказал Дик и стал натягивать на нее мокрую тенниску. Долли почувствовала легкий озноб, хотя солнце уже жарило вовсю. Нелегко было сразу успокоиться после подобных объятий, которые так ничем и не разрешились...

Обнявшись, они пошли по сверкающей песчаной кромке океана, тихо и задушевно беседуя. Каждый просил у другого прощения за вчерашние впопыхах сказанные обидные слова, и каждый брал вину за ссору на себя. Так продолжалось довольно долго, но, выговорившись, оба замолчали. Неловкое молчание нарушил Дик.

– Что-то у тебя не слишком счастливый вид, Зеленая Веточка. В чем дело?

Она подняла на него печальный взгляд.

– Мы договорились считать происшедшее ночью недоразумением; но ведь если отвлечься от того, в какой форме мы говорили друг с другом, сущность-то слов никуда не делась! Мы были искренни тогда, а с тех пор ничего не изменилось. Мы никогда не сможем быть вместе, а чем дальше, тем труднее будет расстаться...

– Ты, наверное, права, дорогая. Сейчас нам обоим очень трудно, а для того чтобы затянулись раны, требуется время. Поэтому нам надо видеться как можно чаще!

– Совершенно нелепый вывод!

Дик набрал в грудь побольше воздуха, готовясь высказаться.

– Вовсе нет! Просто мы должны договориться, – он замолчал, подыскивая точное выражение, – относиться друг к другу чисто платонически, как друзья. И дети увидят, что мы всего лишь добрые соседи.

Неужели он действительно верит, что стоит очертить жесткие рамки их отношений, как сразу все наладится?

Долли медленно покачала головой.

– Боюсь, это не сработает, милый.

– Послушай, золотце, мне хочется играть честно; я пришел к этому выводу после долгих размышлений. Я не могу заставить себя не думать о тебе. Эти мысли терзают меня и днем и ночью, и все, чего я хочу, – быть с тобой рядом. Видит Бог, я старался! Мне чертовски плохо, когда вижу тебя, но без тебя еще хуже!

– И все-таки, раз мы не сможем быть вместе, лучше не встречаться совсем, – произнесла она тихо.

В глазах Дика отразилось уныние.

– Я знаю себя, Зеленая Веточка. Я действительно не создан для семьи, для дома. Привык жить сам по себе, а когда думаю о том, чтобы осесть где-нибудь, жениться, обзавестись семьей, детьми, меня охватывает паника. Такая жизнь не для меня. Я буду чувствовать себя словно в ловушке!

В этот момент его глаза выражали такую муку, что Дороти отвела взгляд, чтобы не быть свидетельницей чужих страданий.

– Другими словами, ты боишься привязанности.

– Нет, Долли, ты не права! – с жаром возразил Дик. – Ты же знаешь, как я уже привязался к тебе! Наверное, я просто боюсь связывать себя обязательствами...

Все тело Долли заломило от боли. Спасибо хоть за то, что расставил все по своим местам. Но лучше бы он этого не говорил. Ей-то всегда казалось, что ребятишки напоминают скорее шелковые ленточки, чем стальные наручники... Но в данном случае важно то, как их воспринимает Дик. Некоторое время Долли совсем не могла говорить, но все-таки взяла себя в руки и, когда почувствовала, что полностью овладела собой, тихо сказала:

– Ты прав, дорогой. Ясно, что быть вместе нам не суждено. – Она грустно покачала головой. – Никогда, никогда...

Он схватил ее за руки.

– Тем более нам надо дорожить каждой минутой! Я же предлагаю тебе заключить договор! Ну, скажи, что ты согласна!

Женщина засмеялась, чтобы не показать, как ей больно. А почему бы не согласиться? – вдруг подумала она. По крайней мере, они смогут часто видеться и хорошо проводить время вместе. Может быть, в самом деле легче не рвать разом, а постепенно приучить себя к мысли о предстоящей разлуке? А что, если дети слишком привяжутся к Дику? Не будут ли они страдать после его отъезда? Впрочем, малыши стойко перенесли смерть отца, так что разлуку с чужим человеком уж как-нибудь переживут. А скорее всего, ее страхи на этот счет вообще напрасны: это только она одна такая сумасшедшая... Выдавив из себя улыбку, Долли посмотрела Дику прямо в глаза и решительно сказала:

– Я согласна. Давай заключим договор.

И сейчас же словно камень упал с души Долли. Ей вдруг стало безумно весело. Они медленно пошли вдоль берега, громко разговаривая и смеясь. Долли была почти счастлива: ведь сейчас главное, что он опять рядом, что он нежно и бережно обнимает ее за талию; а что там будет дальше-Неважно, все это пока так далеко!

– Смотри! – крикнул Дик, указывая в сторону океана. – Ты видишь?

Долли приложила ладонь к глазам и посмотрела вдаль, на покрытый белыми барашками простор.

– Судно?

– Нет, ближе! Всего в двух ярдах от нас.

Блестящую поверхность океана разрезал острый стальной плавник. Долли испуганно вскрикнула. Еще два плавника мелькнули среди волн.

– Акулы! Я никогда их здесь не видела!

– Смотри внимательней.

Блестящее тело прочертило в воздухе изящную арку, за ним показались еще два. Казалось, все три существа улыбаются влюбленным.

– Да это дельфины – носачи! – воскликнула Долли.

– Увидеть дельфинов – хорошая примета. Грядут лучшие времена!

Дик ласково сжал ее плечо. Как зачарованные наблюдали они за игрой дельфинов. Те весело кувыркались над волнами, поблескивая гладкими, словно металлическими, телами. Вдруг Дик присел на корточки и сделал несколько снимков резвящихся носачей.

– Зайди в море и повернись ко мне лицом, – попросил он Долли.

– Зачем? – спросила она насмешливо. – Ты что, вспомнил Афродиту, выходящую из морской пены?

Но все-таки послушно вошла в воду и остановилась улыбаясь на фоне пенящихся волн.

Дик смотрел на нее взглядом художника, восхищенного красотой творения природы и удовлетворенного собственной работой.

– Это будет мое собственное произведение: «Американская Венера». Не хуже, чем у Огюста Ренуара!

Как, однако, приятно, когда тебя сравнивают с богиней совершенства и красоты! – подумала Долли.

Гуляя по берегу, они набрели на место, сплошь усеянное ракушками. Дик нагнулся и поднял одну из них.

– Смотри! Отличный экземпляр! – Он протянул ее спутнице. – Почти пять дюймов в диаметре. Сохрани это для меня. Ладно?

Что ж, действительно прекрасная раковина, подумала Долли. Из нее может получиться неплохой талисман. Она будет смотреть на нее и вспоминать о любимом человеке – потом, когда-то, нескоро...

– Спасибо, милый, – тихо ответила Долли, – я буду хранить ее как сокровище.

– Да нет, ты не поняла: это не подарок! Я просто прошу тебя подержать эту раковину пока у себя.

– Не знала, что ты тоже собираешь ракушки...

– Я – нет. Это для... другой женщины.

Долли прикусила губу. Надо же, попала впросак!

Теперь главное – удержаться от вопросов об этой особе и о том месте, которое счастливица занимает в жизни Дика. Положив ракушку в карман шорт, Долли сказала нарочито бодрым голосом:

– А теперь мне пора домой, надо проводить детей в школу.

– Я пойду с тобой, – любезно предложил Дик, – провожу тебя на работу.


Китти встретила их на пороге и назидательным голосом заявила:

– Мама, ты опоздала! Ты, должно быть, бегала в тридевятое царство!

– И возвращалась оттуда пешком, – ответила Долли, целуя девочку.

– Могу я попросить свою раковину обратно, мадам?

Ни слова ни говоря, мадам вытащила «песочный доллар» из кармана и положила его в раскрытую ладонь мужчины.

Янтарные глаза дочери загорелись от восторга.

– Да это же самый большой «песочный доллар» в мире!

– Самый большой и красивый. – Дик присел на корточки и положил ракушку Китти на ладошку. – Он твой.

– Мой?! – воскликнула девочка. – И я могу положить его в свою коробку?

Дик кивнул.

– Я решил, что ты захочешь иметь такую раковину в своей коллекции.

У матери слезы навернулись на глаза. Зажав ракушку в ладони, Китти обвила ручонками шею такого щедрого дарителя. Дик быстро встал. Нет уж, столь чувствительные сцены – не для него! Он почувствовал, что краснеет, и еще – будто что-то тает в груди.

– Долли, мне пора. Вечером мы, надеюсь, увидимся?

Но она с сожалением покачала головой.

– Извини. Сегодня не удастся. В школе собрание, и мне нужно поговорить с учителями Китти и Клода.

Дик смотрел на соседку молча. Она затаила дыхание. Похоже, что это первая проверка их договора.

– Я позвоню, – наконец разочарованно произнес он и быстро ушел.

Ну вот, огорченно подумала Долли, не слишком-то блестяще он выдержал испытание. Если уж ему непонятно, что учеба детей для нее важнее встречи с приятелем, то их соглашение не сработает. Жаль, что Дик снова обиделся, когда их отношения, казалось бы, наладились. Она пожала плечами и пошла на кухню.

VII

Вечером того же дня Дик Флеминг лежал на диване и смотрел телевизор. Услышав неожиданно дикий рев мотора и скрежет тормозов, он подбежал к окну и увидел знакомый фургончик, развернувшийся поперек дороги. Двери его отворились, и выскочила Долли, а следом за нею Клод и Китти. Все они были необычайно нарядны: на матери – розовая шелковая блузка и цветная юбка, открывающая стройные ноги; дети – в светлых накрахмаленных рубашках и новеньких джинсах. Лица их сияли чистотой, волосы были тщательно причесаны.

Все они обежали вокруг фургона и остановились возле правого колеса. Что они там так долго рассматривают? Дик вдруг заволновался. А что, если бы у них отвалилось колесо?! Судя по рычанию мотора, Долли ехала слишком быстро, а это могло привести к трагедии. Не тратя времени на дальнейшие раздумья, он выскочил на улицу и побежал через двор к маленькой группе, окружившей колесо. Долли в этот момент возилась с чем-то в фургончике и вскоре появилась, прижимая к животу подъемник и гаечный ключ. Настроенная самым решительным образом, она пятилась к заднему колесу и угодила прямо в широко распахнутые руки Дика.

– У вас имеется лицензия на ношение оружия? – спросил он строго.

Долли резко обернулась. Свирепое выражение его лица показалось ей до боли знакомым. Да это же вылитый волк из сказки о Красной Шапочке!

– Ох, как ты меня напугал! – Долли тут же вспомнила, с каким «энтузиазмом» он воспринял ее отказ провести вечер с ним, и с нарочитой небрежностью сообщила: – А мы тут собрались в школу и как назло прокололи шину...

– Там гвоздь, – пояснил Клод.

– Я сейчас поставлю запаску, – решительно добавила Долли.

– Послушай, доверь-ка это мне, а то еще уронишь ее себе на ногу.

Дороти разозлилась. Что он все время лезет ко мне со своей помощью?! Я вполне самостоятельный человек! Наше соглашение вовсе не предполагает, что он будет бросаться на помощь при любой безделице. Прищурившись, она безапелляционным тоном заявила:

– Я не такая беспомощная, как ты думаешь. Я знаю, как менять колесо!

С преувеличенной галантностью Дик произнес;

– Прошу вас, мэм, позвольте вам помочь! Джентльмены с Юга всегда счастливы помочь дамам, попавшим в беду.

– Я не в беде и не нуждаюсь в помощи!

Галантный южанин сложил руки на груди.

– Мы ведь друзья, ты не забыла? А для чего люди дружат?

Клод присвистнул.

– Если вы не прекратите спорить, кому заняться починкой, мы опоздаем в школу!

Схватив ключ, Долли решительно опустилась на колени и принялась отвинчивать колпачок с пыльного колеса.

– Мама, – тревожно сказала Китти, – ты испортишь юбку, а блузка уже грязная!

Дик понял, что надо действовать без промедления. Он нагнулся, поднял Долли и, не слушая никаких возражений, забрал у нее ключ.

– Если ты начнешь сейчас менять колесо, потом придется переодеваться и вы опоздаете. Давай уж ты мне завтра покажешь, как справляешься с этим делом.

Долли презрительно усмехнулась. Но сосед был прав! Время шло, а ей никак нельзя было пропустить встречу с учителями.

Через несколько минут работа кипела. Дик отвернул колпачки, установил подъемник и стал жать на педаль, пока колесо не оторвалось от земли. Кивнув на железный ящик в фургоне, он спросил:

– Запаска там?

– Запаска? – Лицо Долли приняло задумчивое выражение, будто она пыталась что-то вспомнить. – Ах, запаска! Сейчас достану.

– Мама, ты что, забыла? – сухо произнес Клод. – Запаска застряла в гараже. Ты собиралась освободить ее, когда у тебя появится время.

Золотистые глаза Долли расширились. Она вспомнила.

– Я ее приготовила, но забыла положить в машину!

Дик преувеличенно вздохнул и понимающе закивал головой. Но женщине было уже не до него. А тут еще Китти, сцепив руки, запричитала:

– Что же нам теперь делать?!

На Флеминга ее слова подействовали как последний крик о помощи. Забыв о своей южной галантности, он заорал во все горло:

– Живо полезайте в мой джип, и поехали в вашу школу!

– Не стоит беспокоиться, – быстро заговорила Долли, – я возьму такси...

Сын закатил глаза и раздраженно застонал:

– Мама, тебе не надоело спорить с Диком? Мы пропустим все собрание!

– Верно! – сказал сосед, хлопнув паренька по плечу. – С водителем спорить не стоит!

– Вы все против меня, – проворчала Долли, но глаза ее смеялись.

Дик в сопровождении родительницы и ее детей направился к джипу. Долли с ребятами пришлось почти бежать, чтобы поспеть за его широкими шагами. Наконец все уселись, и водитель погнал, будто спешил кому-то на помощь. Всего через десять минут он притормозил возле одноэтажного кирпичного здания школы.

Пока семейство выбиралось из джипа, Дик взглянул на часы. Пятнадцать минут девятого. Может, еще не все потеряно? Как и полагается доброму самаритянину, он доставил их на место, и теперь у него есть привилегия отвезти соседей обратно.

Дети лягут спать, и они смогут... отпраздновать их соглашение о чистой, платонической дружбе!

Дик откинулся на сиденье и бросил вслед:

– Во сколько вы освободитесь?

Долли остановилась, оглянулась на него, затем посмотрела на своих отпрысков.

– Я думаю, скоро. Особых проблем с детьми быть не должно. Я посмотрю на выставку детских работ, перекинусь парой слов с учителями – и все. Думаю, мы не задержимся больше, чем на полчаса.

– Я буду в классе! – бросил на бегу Клод.

Дик кивнул.

– Я подожду здесь. Нет смысла возвращаться домой, чтобы сразу же ехать за вами.

Долли замялась. Ее смущало, что Дику придется томиться в душной машине; но звать его с собой...

– Здесь очень жарко, Дик. Почему бы тебе не пойти с нами? Там все-таки кондиционеры... – сказала она нерешительно.

И вдруг, к удивлению Флеминга, Китти изо всех сил закричала:

– Не надо идти с нами! Я не хочу, чтобы ты заходил!

Мать засмеялась:

– Скоро стемнеет. А вдруг Дик боится темноты?

– Он не боится темноты! Он вообще ничего не боится! – Девочка схватила Долли за руку и потащила к входу. – Быстрее, мама! Мисс Торнтон не любит, когда опаздывают.

Долли не знала, как поступить.

– Китти, давай подождем Дика еще минутку и покажем ему, где можно посидеть.

Но дочь повисла на руке матери.

– Мама, пойдем!

– Доченька, неужели тебе не жалко Дика? Он же зажарится, и в добавок его съедят москиты!

Флеминг оказался в затруднительном положении. Ему не хотелось расстраивать девочку. С другой стороны, Долли будет чувствовать себя виноватой, если он просидит эти полчаса на жаре, да еще в компании голодных москитов. Но главное – ему стало интересно, что стоит за бурными протестами Китти: он не сомневался в том, что нравится девочке; она так трогательно продемонстрировала это утром... Выбирай, сказал он себе, кого ты предпочтешь поставить в неловкое положение: Китти или Долли? Любопытство все-таки пересилило. Глубоко вздохнув, Дик выбрался из джипа.

Китти едва не плакала, когда, держась за мамину руку, входила в школу. Дик и Долли переглянулись. Долли беспомощно пожала плечами. Дик положил на плечо ребенка свою сильную руку.

– Не огорчайся, Китти. Я сейчас сяду где-нибудь в уголке в вестибюле.

– Там нет стульев, – прошептала девочка и остановилась возле раскрытой двери, – и потом, мы уже пришли. Вот мой класс.

Они заглянули в большую комнату, пахнущую мелом и красками. Два хомячка в клетке крутили колесо; родители и дети общались между собой и друг с другом. Молодая и строгая на вид мисс Торнтон сидела за учительским столом и разговаривала с одной из мамаш. На каждой парте лежали свернутые в трубку листы бумаги, перевязанные ленточкой. Китти быстро подвела их к своей парте.

– Мисс Торнтон просила показать вам эти работы; она сказала, что я нарисовала лучше всех!

Когда они вдоволь налюбовались рисунками Китти, Долли заметила, что одна из стен класса тоже увешана рисунками детей.

– А здесь есть твои работы? Можно посмотреть? – спросила Долли.

– Не надо смотреть! Эти рисунки мы только сегодня нарисовали, они не считаются! – настаивала Китти.

– Дорогая моя, что случилось? Я хочу посмотреть на все твои работы!

Они с Диком протиснулись к импровизированной выставке и принялись искать рисунки Китти. Так вот в чем дело! Словно по сигналу взрослые остановились, раскрыв рот. Работа называлась «Моя семья». Не надо было искать имя автора, все было ясно и так, и все-таки Дик не верил своим глазам. Юная художница изобразила свою семью за кухонным столом, застеленным газетами и заваленным крабовыми очистками. В самом центре композиции находился крупный мужчина. Лицо его сияло белозубой улыбкой, словно на рекламе зубной пасты, а волосы красного цвета стояли дыбом, будто их обладатель засунул пальцы в розетку. Пусть нос вышел немного длинноватым, а глаза чересчур большими, сходство не вызывало сомнений.

– Вылитый Дик! – ахнула мать.

Мужчина деликатно кашлянул. Китти, красная как рак, не решалась поднять на них глаза. Долли слегка подтолкнула Дика, чтобы он как-нибудь прокомментировал рисунок, но в этот момент за его спиной раздался приятный мелодичный голос:

– Меня зовут мисс Торнтон, я учительница Китти. Приятно наконец встретиться с отцом девочки. – Она улыбнулась всем троим. – Китти говорила мне, что папа уехал. Вас, наверное, долго не было?

Долли почувствовала, что краснеет. При прошлой встрече она хотела было рассказать учительнице об отце ее дочери, но кто-то из родителей вмешался в разговор и пришлось отложить его до лучших времен. Ну, ничего, сейчас Дик все объяснит.

– Ну... в общем, да. – Флеминг постарался изобразить отеческую улыбку. – Моя работа связана с постоянными командировками, большую часть времени я провожу в пути.

Долли изумленно вскинула брови. Мисс Торнтон понимающе кивнула.

– Я рада, что вы наконец дома. Хорошо, когда у детей, особенно таких, как Китти, оба родителя рядом. Ведь дети нуждаются не только в опеке, которую им дает мать; им необходим и сильный, строгий отец – такой, как вы, например.

Какое наивное создание эта мисс Торнтон! – подумала Долли. Если бы она только знала, кто перед ней! В какой-то миг Долли захотелось закричать: «Неправда! Он бродячий разбойник, беззаботный эгоист, самовлюбленный франт!» Но она сдержалась. Бывают случаи, когда самая нелепая ложь воспринимается лучше, чем истина, и сейчас, похоже, был именно такой случай...

Взглянув на Дика, Долли поняла, что тот думает так же, как она. «Бродячий разбойник» неуверенно обнял Китти за плечи и, вместо того чтобы вдаваться в объяснения по поводу заблуждений на его счет, широко улыбнулся и как можно приветливее ответил:

– Да, я очень рад, что теперь могу проводить больше времени с моей... Китти.

Классная дама одарила его еще одной улыбкой и, оглянувшись на толпу жаждущих пообщаться с ней родителей, пробормотала несколько коротких фраз о том, какая Китти талантливая, и как ее радуют успехи девочки.

На обратном пути Дик посматривал на Китти в зеркало заднего вида. Девочка сидела на краю сиденья необычно тихо, словно пристыженная. Вид у нее был самый несчастный. Боже мой, она сейчас заплачет! – испугался Флеминг.

– Мне очень понравился твой рисунок, Китти, – произнес он как можно ласковее.

Тишина. Может, она его не услышала?

– Нет, правда! Твоя картина – просто класс! Мы получились точь-в-точь как вчера, когда ели крабов.

Сглотнув слезы, Китти робко сказала:

– Но ведь я солгала! А врать стыдно. Теперь моя учительница будет думать, что вы мой папа...

– Мы же не виноваты в том, что она поторопилась с выводами. И потом, я действительно сидел с вами за одним столом! Художник рисует то, что есть на самом деле. Когда-нибудь ты расскажешь ей, как все обстоит в действительности.

– Так вы не обижаетесь на меня? – недоверчиво спросила Китти. – За то, что я нарисовала вас вместе с нашей семьей?..

Сердце холостяка вдруг заныло. Своей последней фразой Китти так ясно дала ему понять, что он для них чужой! А для того чтобы честно ответить на ее вопрос, нужно сначала ответить на него самому себе... Помолчав немного, он тихо сказал:

– Нет, Китти, я не обиделся. Не стоит расстраиваться из-за таких пустяков.

Не успел Дик остановить машину возле большого старинного дома, где жили его пассажиры, как им навстречу выбежала Кэрол. Долли усмехнулась.

– Похоже, девочка только тебя и ждала. Она и джип твой узнала по звуку мотора!

Кэрол подлетела к Дику. Хлопая накрашенными ресницами, она ласковым медовым голоском спросила:

– Как вы провели время?

Мать покачала головой. Ей дочь вела себя так, будто рядом с гостем никого не было. А у Дика был такой вид, словно он оказался в лодке посреди океана без весел и паруса. Бросаясь ему на помощь, Долли скомандовала:

– Клод и Китти – быстро спать! Кэрол, можешь почитать до десяти, а потом выключай свет и в постель. Ну-ка, живо домой!

Вскоре шум детских шагов умолк, и они наконец остались одни. Долли присела на перила веранды, а Дик облокотился на перила рядом с ней. Оба смотрели на море. Луна проложила по морской глади серебристую дорожку. Звенели цикады, пела серенаду одинокая цапля. Ночной воздух благоухал ароматом жимолости.

– Дик, – разорвал бархатную тишину женский голос.

Он ответил, как солдат на перекличке:

– Здесь!

– Почему ты так долго думал, прежде чем ответить на вопрос Китти? Помнишь – в машине...

Он повернул к ней лицо.

– Меня смутила формулировка. Ты и наша семья. Сказала, словно отрезала.

– Что же тебя смутило? Ты же действительно не член нашего семейства!

Когда Дик анализировал слова девочки, что-то словно повернулось в его душе. К своему собственному удивлению, он обнаружил, что обладание пусть даже суррогатом семьи дает ему ощущение тепла, покоя, отогревает душу. Судьба благоволила к нему, поселив рядом с кланом Хаммеров и подарив те радости, которые дает мужчине семья, в то же время не отяготив заботами семейного человека. Но сказать об этом соседке—значит дать ей ложную надежду, а этого он делать не хотел. Криво усмехнувшись, Дик сказал:

– Меня позабавила роль отца Китти.

Долли улыбнулась.

– Я тебе очень обязана. Спасибо за то, что ты не предал девочку. Спасибо, милый.

Он вновь взглянул ей в глаза, уже не сопротивляясь чувствам, которые весь этот день старался в себе подавить. Он восхищался ею, желал ее; может быть, даже любил... Мысль об их соглашении мелькнула в его сознании и тут же пропала. Весь во власти желания, Дик положил руку на плечо Долли, наклонился и поцеловал в губы – настойчиво, страстно, неутолимо...

Он не мог ошибиться: его чувства нашли в ней живой отклик. Казалось, Долли упивается его лаской; ее губы с готовностью раскрылись навстречу его губам, руки обвились вокруг его шеи. Внезапно Дик поднял Долли на руки и, пронеся через всю веранду, опустил на качели. Оттолкнувшись от пола, он раскачал их, и влюбленные забыли о времени.

Качели не успели остановиться, когда Долли осознала, что происходит, резко выпрямилась в оттолкнула от себя мужчину. Приводя в порядок прическу, она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы привести в порядок и свои чувства. Дик недоумевающе посмотрел на нее:

– Что с тобой?

– Дорогой, ты же понимаешь, к чему это может привести!

– Догадываюсь, – ответил он. В его голосе чувствовалось только желание и предвкушение наслаждения; взгляд не отрывался от ее груди, учащенно вздымающейся под шелковой блузкой. – У тебя или... у меня?

Долли посмотрела ему в глаза и тихо сказала:

– Ты что, не помнишь? Ведь мы заключили договор! Наши отношения будут только платоническими. Мы соседи и друзья, не более.

– Хорошо, с завтрашнего дня и начнем!

Но она решительно покачала головой.

– Давай не будем играть в поддавки сами с собой.

Дик молча смотрел на нее. Ему хотелось схватить Долли и прижать к себе так, чтобы тело любимой вросло в его горячую, ноющую от нестерпимого желания плоть. Он хотел целовать ее всю: от макушки до пяток. Нет! Не только целовать! Он хотел обладать ею! Всей, целиком! Дик едва не стонал от боли, безжалостно ругал себя, нечеловеческим усилием воли удерживаясь от безумных поступков. Каким же он был идиотом, когда соглашался на этот договор! Впрочем, он же, кажется, сам и предложил его... Дик судорожно вздохнул. Чем упорнее он пытался охладить свой пыл, тем сильнее жаждал ее. Чтобы избежать соблазна, ему пришлось встать и сцепить за спиной руки.

– Прости меня, Дик! Но мы же договорились...

Флеминг медленно опустил голову. Все так же молча, совершенно упав духом, он спустился с веранды и пропал в темноте.

Поздно ночью, ворочаясь без сна, Долли представляла, как прекрасно было бы лежать сейчас с Диком в одной постели. Ей бы хотелось засыпать и просыпаться утром рядом с ним – любящим, жаждущим ее человеком. А ведь он сейчас, может быть, тоже думает о ней, тоже тоскует...

Что она наделала! Зачем оттолкнула его ласковые теплые руки; зачем, зачем прогнала его прочь?! Как могла она быть такой жестокой?! Сегодняшний вечер доказал, что одно дело – принять разумное решение, что их отношения будут чисто платоническими, и совсем другое – выполнить это решение. Не прошло и суток, как все их благие намерения рассыпались в прах. Оказалось, что ни он, ни она не властны над своими эмоциями. Беда в том, что она привязалась к Дику гораздо сильнее, чем хотелось бы. Но ведь это не любовь, она же приказала себе не влюбляться! Но если это не любовь, то что?

Громадным усилием воли Долли заставила себя взглянуть правде в глаза. Что скрывать: она просто женщина, истосковавшаяся по сексу. Женщина, слишком долго живущая без мужчины. И чем больше старается быть благоразумной, тем сильнее ей хочется ласки, хочется Дика... А уж раз они не способны выполнять собственное соглашение, значит, выход один: им не нужно видеться вовсе! Пусть она не сможет запретить себе думать о нем, по крайней мере, следует оградить себя и его от ненужной боли. Ведь все равно кончится тем, что он уедет насовсем. В следующий раз, когда Дик позовет ее, она скажет, что занята. Он все поймет и не сможет не согласиться с ней...

VIII

На следующий день, когда Дик позвонил, Долли призвала на помощь всю свою волю и бодрым голосом ответила:

– Сегодня я очень занята. У всех моих клиентов прямо-таки тропическая лихорадка: они хотят превратить свои квартиры в джунгли. Кстати сказать, это даже к лучшему; страдание сделает нас сильнее, – попыталась она пошутить.

– Я не люблю долго страдать, – предупредил Дик, – я и так достаточно силен. Не стоит испытывать мое терпение, а то я приду и украду тебя!

Тем не менее, занимаясь с утра до вечера своими делами, Долли как-то ухитрялась избегать встреч с соседом. Работай! – твердила она про себя. Работа – вот единственное лекарство от искушений. Надо привить, полить и опрыскать все эти растения, и при этом не сметь даже думать о Флеминге! Надо научиться трезво смотреть на вещи, и это поможет избежать неприятностей. Запомни: такие закоренелые холостяки, как этот «черепаховед», не способны никого полюбить по-настоящему.

Но с каждым днем Долли все труднее становилось подыскивать подходящую причину, чтобы не встречаться с Диком. К субботе она спросила себя, что пытается доказать, отказывая себе во встрече с ним.

Субботнее утро, как обычно, началось с пробежки. Затем Долли отправилась в оранжерею. Там царил необыкновенный порядок: уже несколько дней ничто не отрывало ее от работы. Все растения были политы, каждый дюйм поверхности широких листьев растений хозяйка протерла тряпочкой, смоченной в особом растворе, секрет состава которого был известен ей одной и хранился в глубокой тайне. Натертые до блеска листья сияли чистотой и дышали здоровьем. Эти тропические растения всегда вызывали в ней мечты о далеких экзотических странах; теперь же, глядя на них, она думала только о том, что Дик скоро уедет и ему незачем будет возвращаться на Коралловый остров... И когда Долли подошла к финиковой пальме, которую прозвала «шахиней», то вместо добрых ласковых слов, с которыми она обычно обращалась к своим питомцам, зачем-то накричала на нее и, сердито посмотрев на дружески протянутые к ней зеленые листья, приказала ей выпрямиться и впредь не сметь сутулиться.

Надо взять себя в руки, решила Дороти, подошла к столу, уселась на высокий табурет и, открыв записную книжку, принялась изучать список первоочередных дел. Через неделю начинается туристический сезон. Надо заехать в четыре домика, предназначенных для сдачи внаем, и посмотреть, какими растениями их можно украсить. Еще один крупный заказчик – клуб. Им надо поставить целую рощу пальм для украшения помещений и кортов к открытию чемпионата по теннису. Чемпионат откроется в понедельник; значит, пальмы должны быть там сегодня, в крайнем случае завтра. Кроме того, доктор Слоу позвонил накануне и сообщил, что все его папоротники плохо выглядят, и он хочет немедленно их заменить.

Зазвонил телефон. Решив, что это Дик, Долли схватила трубку, но вместо сочного баритона соседа услышала гнусавый голос оптового торговца. Он с удовольствием сообщил, что грузовик с растениями, которые она заказала, уже прибыл. Это означало, что ей придется все бросить и ехать в Саванну забирать растения. Все ее планы летят к черту! Закусив губу, Долли говорила себе, что этого можно было ожидать, что самые твердые планы рушатся не только у мышей из мультсериалов и злодеев из киносказок, но и у обычных людей—например, таких как она, но от этого было не легче. Надо же, какой сегодня неудачный день: все идет вкривь и вкось!

Долли приехала в Саванну около полудня. Проследив, как два дюжих молодца с лоснящимися от пота спинами загрузили растения в фургончик, она расплатилась и позвонила домой узнать, как Кэрол управляется с младшими детьми. Сердце Долли сжалось в тревоге, когда она услышала, что голос дочери звенит от гнева.

– Мама, ты только послушай, что устроил Клод! Он увидел, как Дик садится в джип, и принялся расспрашивать его, куда он собирается. Дик ответил, что едет строить платформы в дюнах, откуда будет вестись наблюдение за черепахами. И представь себе: наш Клод, даже не дождавшись приглашения, заявил, что поедет с ним! Я сказала ему, что не разрешаю никуда уезжать из дома, но он уселся в джип рядом с твоим знакомым, и они укатили. А пока я ругалась с братом, Китти куда-то пропала...

Долли решила, что ее сейчас хватит удар.

– ... Я нашла ее на заднем дворе. Отгадай, чем она занималась? Она купала Ральфа! Поливала его из шланга. У него до сих пор из носа идут мыльные пузыри.

Долли облегченно вздохнула.

– Слава Богу!

– Да?! Ральф не разделяет твоего восторга. Я отшлепала Китти, она разревелась, и мне пришлось пообещать сводить ее после обеда за ракушками, – тараторила Кэрол без остановки. – А в шесть Клод и Китти должны быть на дне рождения у Ричарда, если, конечно, строители сторожевых черепаховых башен явятся вовремя.

– Кэрол, дорогая, не волнуйся, все будет в порядке. Только мне, боюсь, придется задержаться. Ты смогла бы отвести малышей на праздник?

– Вот это я сделаю с удовольствием! – с энтузиазмом откликнулась Кэрол. – Хорошо бы, чтобы мама Ричарда продержала их у себя всю ночь!

Долли рассмеялась.

– Ох, доченька, не знаю, что бы я без тебя делала! Ты моя главная помощница. Обещаю тебе, что в первый же уик-энд мы с тобой съездим в Саванну. Я выведу тебя в свет!

– В Саванну?

– Да, да, моя милая.

– Без младших?

– Без них. обещаю тебе!

– Здорово! Да, кстати, мистер Флеминг заходил к тебе еще утром.

Долли сильнее прижала к уху трубку.

– Ну, говори же. Я слушаю!

– Он сказал, – Кэрол фыркнула, – что его коттедж похож на склеп, и он хочет сделать заказ на несколько растений.

Долли закрыла глаза и покачала головой. Очередная уловка. Что за странный мужчина этот Дик Флеминг! Никогда не знаешь, чего от него ждать. То он пробуждает в ней нестерпимое желание, а потом посылает все к черту и уходит, то неделю не показывается на глаза... В этот момент Долли искренне не помнила, что сама тогда прогнала его, а потом отказывалась от встреч...

– Ты показала ему наши запасы в оранжерее?

– Я предложила ему показать, но он сказал, что предпочитает обсудить это с тобой.

Судя по голосу, Кэрол была разочарована. Мать вздохнула и со словами: «Держись, дочка!», повесила трубку.

Ровно в семь Дик с воодушевлением барабанил в дверь дома Хаммеров. Шляпа его была лихо сдвинута набок, а улыбка могла бы осветить всю вселенную. На нем были отлично сшитые слаксы песочного цвета и желтая куртка, в которой, как уверял его продавец, он вполне сойдет за уроженца Вирджинии. Наряд был выбран не случайно: поразмыслив, Дик решил, что, наверное, Долли считает его ученым занудой, раз так долго не хочет его видеть. Ничего, он покажет ей, что способен заткнуть за пояс любого ковбоя! Покрутившись перед зеркалом, он остался вполне доволен своим новым обликом и даже засомневался в том, что соседка узнает его с первого взгляда.

Но когда дверь открылась, Дику самому пришлось остолбенеть от изумления. Если вдуматься, это могла быть только Кэрол. Но, может быть, он все-таки ошибся? Волосы девочки были почему-то ярко-рыжего цвета, да к тому же уложены в какую-то умопомрачительную прическу. Изменились и глаза. Может быть, она заболела? – подумал Дик. С ужасом он смотрел на ее серо-сине-зеленые веки, подведенные жирным черным карандашом, на слипшиеся, слишком длинные ресницы. Рот девочки приобрел странные очертания, губы ядовитого оттенка жирно блестели... Единственное, что он узнал сразу, – розовая шелковая блузка Долли, которую Кэрол надела с длинной иссиня-черной юбкой. Когда она шагнула ему навстречу, покачнувшись на высоких каблуках, гость инстинктивно выставил вперед руки – то ли чтобы подхватить ее, когда она начнет падать, то ли чтобы заслониться от ужасного наваждения. А тут еще в ноздри ему ударил сладковатый удушливый запах. Наверное, девочка вылила на себя целый флакон духов, подумал он. Аромат муската клубился вокруг него, вызывая тошноту и головную боль.

Самым светским тоном, на который только была способна, Кэрол сообщила:

– Мама немного задерживается. Один из наших постоянных клиентов продал дом и попросил забрать все находящиеся в доме растения к себе. Мама попросила составить вам компанию до ее возвращения.

Отступив назад, Флеминг поднял руки в знак протеста.

– Это очень мило с твоей стороны, но лучше я зайду попозже.

Вся светскость моментально слетела с Кэрол; умоляюще глядя на него, она жалобно попросила:

– Пожалуйста, не уходите! Мама вернется с минуты на минуту. Она очень расстроится, если вы ее не дождетесь.

Словно по волшебству, с глаз Дика спала пелена, и он разглядел в этой безвкусно размалеванной девочке... юную Долли. Та же дружелюбная теплая улыбка, те же огоньки в глазах, только ямочки на щеках у нее отцовские. Дик моментально растаял, снял шляпу и вошел в затемненный холл.

Неуверенно ступая в непривычной обуви, рискуя вывернуть лодыжки, Кэрол повела его в гостиную. Она опять вспомнила о своей роли хозяйки салона.

– Здесь хорошо и уютно; если вы не возражаете, мы подождем маму здесь.

В комнате действительно было хорошо: неяркий свет, прохлада. Из окна открывался изумительный вид на океан, игравший розоватыми бликами заходящего солнца. Чудно пахли нарциссы в фарфоровой голубой вазочке на кофейном столике.

Дик уселся на диван, покрытый пледом с желто-голубым узором, Кэрол присела на желтую кушетку справа от него и посмотрела на гостя с ожиданием. Мягкий полумрак создавал в комнате атмосферу интимности. Гость водил пальцем по ободку шляпы и не знал, что сказать. Молчание становилось тягостным; тишину нарушало только тиканье часов на стене, казавшееся непривычно громким. Дик заметил, что Кэрол смотрит на его пальцы, теребящие шляпу. Чтобы как-то разрядить обстановку, он с деланной непринужденностью повесил шляпу на торшер и щелкнул пальцем по плафону. Кэрол от неожиданности вздрогнула, а Дик с коротким смешком сказал:

– По-моему, здесь темновато...

Девочка вскочила с кушетки как ужаленная.

– Извините! – Она подбежала к окну и подняла шторы. – Так лучше?

– Гораздо. – Дик умилился. Ей так хотелось угодить ему! Он даже пожалел о своем ироническом отношении к ее наряду. Ему захотелось сказать ей что-нибудь приятное. – Ты сегодня куда-то собралась? Наверное, на свидание?

– Нет, – ответила она быстро, – у меня нет пока своего парня.

– Неужели? Ты так здорово выглядишь, такая нарядная, вот я и решил...

– Мне просто захотелось одеться по-особенному... просто так.

Не зная, что еще сказать, Дик откинулся на спинку дивана, закинул ногу на ногу, затем поменял их местами и вновь внимательно посмотрел на Кэрол. Глаза ее светились застенчивым и наивным кокетством. И тут его осенило. Боже мой! – испугался Дик. Она вырядилась для меня! Слава Богу, что я это понял вовремя.

Охваченный паникой, гость приказал себе сохранять серьезный вид. Последнее дело – смеяться над чувствами ребенка! Она еще чего доброго заплачет... Больше всего на свете Дику сейчас хотелось бежать куда глаза глядят, но ему стало жаль Кэрол: ведь она, очевидно, потратила уйму времени на то, чтобы так кардинально изменить свою внешность. Нет, спасаться бегством было бы жестоко. Кроме того, неизвестно, как отнесется к этому Долли. Он может подвести Кэрол, представив дело так, что девочка не справилась с маминым поручением... Оставалось одно: действовать по сценарию, который Кэрол так тщательно продумала. Дик выпрямился, уперся ногами в пол и приготовился к нелегкому испытанию.

Прекрасно подражая матери, молодая хозяйка спросила:

– Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

Еще не легче! От удивления Дик заморгал и лишился дара речи. Долли обычно предлагала ему джин с тоником. Знает ли об этом Кэрол? Неужели она собирается приготовить ему то же самое? И не следует ли ему категорически возразить против того, чтобы четырнадцатилетняя девочка возилась с алкогольным напитком?

Между тем Кэрол, хлопая ресницами, словно героиня мыльной оперы, спросила низким томным голосом:

– Что вы предпочитаете? У нас есть кола, лимонад, содовая, тоник, чай со льдом и молоко.

Флеминг с ужасом взглянул на часы. Уже полвосьмого. Господи, где же Долли? Ему захотелось срочно выпить чего-нибудь покрепче, например чистого спирта. Но вместо этого он машинально произнес:

– Мне то же, что обычно, и тоник со льдом.

Девочка поднялась с кушетки и шаткой походкой отправилась на кухню. Дик замер, ожидая услышать грохот падения, звон разбитого стекла и шорох отлетающей с лица штукатурки. Однако все обошлось: через несколько минут Кэрол, все в той же боевой раскраске и так же неуверенно держась на ногах, вернулась в гостиную с подносом, уставленным бокалами с напитками, вазочкой со льдом, тарелкам с крекерами и сыром. Она победно поставила поднос на стол, а сама, сияя улыбкой, уселась на ту же кушетку и поднесла бокал к глазам.

Дик улыбнулся и поднял свой бокал. Надо было что-то сказать – по крайней мере, по сценарию это явно предполагалось, – но ему ничего не приходило в голову. Наконец он решил спародировать героя одного из ковбойных фильмов:

– За тебя, дитя!

Кэрол была счастлива. Все происходило именно так, как она мечтала. Рядом с ней не какой-нибудь одноклассник, а настоящий взрослый мужчина, и он, похоже, не относится к ней как к девчонке! Девочка восхищенно вздохнула и поднесла ко рту бокал с колой.

Дик между тем размышлял о том, что это у Кэрол с глазами. Надо будет посоветовать Долли показать дочь окулисту. А может, это заболевание, свойственное возрасту: так дико и безостановочно вращать зрачками? Дик глотнул из своего бокала и едва не выплюнул все обратно. Тоник со льдом, без всякого джина! Он чуть не расхохотался, но вовремя сдержал себя. Кэрол, заметив его гримасу, участливо спросила:

– У вас все в порядке с напитком?

– О да, все прекрасно, благодарю.

Кэрол решила, что пора переходить к следующему пункту сценария. Перегнувшись через стол, она спросила свистящим шепотом, явно подражая Джонатану Свифту:

– Расскажите о самом волнующем эпизоде вашей жизни!

Кэрол не спускала с гостя глаз; пальцы ее судорожно сжимали бокал. Спокойно, Дик, сказал он себе. Ты должен с этим справиться!

После долгого глубокомысленного молчания он откинулся на спинку и произнес:

– Самым волнующим событием у меня в жизни стало мое первое крупное научное открытие. – В его голосе звучали нотки гордости и удовлетворения. – Это была маленькая белая рыбка, совершенно примитивная, если говорить о ее анатомии. И представь себе, она никак не поддавалась классификации! Для нее пришлось создать новую классификационную нишу. Произошло это... – он посмотрел в потолок, – лет двенадцать назад, в глубокой темной пещере, у острова Сан-Сальвадор.

– О!.. – разочарованно протянула Кэрол, совершенно сбитая с толку. Неужели этот мужчина всерьез считает такое малозначительное событие самым волнующим эпизодом жизни? Может быть, он просто смеется над ней?

Дик же был очень доволен, что ему удавалось так находчиво поддерживать светскую беседу. 1е-перь нужно было продолжить в том же духе. Он отпил немного тоника со льдом и решил покопаться в закоулках памяти. Интересно, о чем можно спросить у четырнадцатилетней девочки, которая хочет выглядеть на все двадцать четыре? Прочистив горло, Дик задал вполне уместный, с его точки зрения, вопрос:

– Как у тебя сегодня прошел день в школе?

– Я не была сегодня в школе, – ответила Кэрол ледяным тоном, – сегодня суббота.

– А... – замялся собеседник, краснея. – Не обращай на меня внимания. Начался бейсбольный сезон, а я, знаешь ли, заядлый болельщик. Как посмотрю матч, так напрочь забываю, какое число и какой день недели...

Кэрол просияла, будто он протянул ей спасательный круг, и сочла, что можно продолжить опрос.

– С кем бы вы хотели очутиться на необитаемом острове?

– Ну, это легкий вопрос. – Дик широко улыбнулся. – Конечно, с твоей мамой!

Кэрол посмотрела на него молча и неожиданно серьезно.

Господи, он сказал что-то не то? Надо быстро исправлять положение.

– Разумеется, и с тобой, и с Клодом, и с Китти...

Кэрол наконец улыбнулась, а гость вытащил носовой платок и с облегчением вытер лоб.

– Вам жарко? – Кэрол привстала и наклонилась к нему.

Этого еще не хватало! Испугавшись, что она станет трогать его лоб, Дик резко отодвинулся.

– Нет, нет! Со мной все в порядке.

Флеминг мечтал об одном: чтобы девочка вела себя примерно так же, как Ральф, – не вставала со своего места без команды – и чтобы между ними всегда был широкий, уставленный посудой стол. Но Кэрол все-таки встала. Дик затаил дыхание, но она, по счастью, направилась к окну с видом на океан.

– Здесь действительно душно. Я немного проветрю комнату, – с этими словами Кэрол открыла окно.

С улицы донесся знакомый звук: шум подъезжающего автомобиля и скрежет ракушечника под колесами. Обычно этот скрежет довольно неприятно действовал на нервы, но сейчас он прозвучал для Дика словно волшебная музыка. Раздался стук каблуков по веранде, хлопнула входная дверь. Вскочив с дивана, Дик кинулся навстречу, Кэрол за ним.

Долли улыбаясь вошла в дом. Но когда она посмотрела на Дика, а потом перевела взгляд на дочь, улыбка сползла с ее лица.

– Кэрол, что с тобой? Тебя никто не обидел? Ты на себя не похожа! И что это за маскарад?!

Гость поднял руки вверх:

– Не волнуйся, Долли! Твою дочь никто не обидел и пусть тебя не вводит в заблуждение ее наряд. Кэрол осталась дома за хозяйку и старалась выглядеть соответственно. Должен сказать, что справилась она прекрасно. И вообще – Кэрол очень грациозная и обаятельная юная леди, образец южного гостеприимства.

– Понятно. Спасибо, дочка. – Мать поцеловала девочку.

Про себя Долли отметила, что только что стала свидетельницей образца добросердечия и тактичности. Если кто и проявил себя настоящим южным джентльменом, так это Дик. Он героически справился с теми трудностями, которые создала ему Долли, оставив на съедение собственной дочке. Вспомнив, что в ее дом Дика привело дело, она тут же приняла деловой вид.

– Давай перейдем в гостиную и обсудим, какие растения ты хотел бы иметь у себя в доме.

Кэрол, которой комплименты вскружили голову, отправилась следом за взрослыми и уселась рядом с Диком на диван. Мать удивленно взглянула на дочь. Очевидно, она сочла, что теперь следует занимать Дика весь вечер? Сначала Долли решила отослать девочку к себе, но потом передумала, рассудив, что в присутствии дочери она будет чувствовать себя спокойнее, да и разговор тогда пойдет в нужном русле. Но взглянув на Кэрол и Дика, Долли вдруг ощутила неприятный укол в сердце. Что это с ней? Покраснев от стыда, женщина осознала, что увидела в Кэрол Хаммер соперницу! Что за идиотская мысль! Надо поскорее отослать девочку – подальше от греха.

– Послушай, милая, – ласково сказала Долли, – мы с Диком будем обсуждать деловые вопросы, и, боюсь, тебе будет с нами скучно. Может, ты пригласишь к себе какую-нибудь подружку? Вы могли бы во что-нибудь поиграть. Например, в настольное регби.

Кэрол энергично затрясла головой, отчего взлетела ее медная грива, и с надеждой посмотрела на гостя.

– Я бы лучше поиграла с вами.

Дик искоса взглянул на Долли. На дне его темных глаз плясали бесовские огоньки, он едва удерживался от смеха.

– Я бы сыграл с удовольствием.

Он еще издевается!

–Я сейчас не в настроении играть, – раздраженно сказала хозяйка, бросив на Дика неприкрыто враждебный взгляд. – Мы, кажется, собирались поговорить о деле. Ты хотел озеленить свой коттедж?

Флеминг ухмыльнулся.

– Значит, ты не хочешь играть только из-за своего плохого настроения? Других причин нет?

Сердце Долли сжалось. Своим вопросом он задел ее за живое. Изо всех сил стараясь сохранить благоразумие, она все-таки не сдержалась и раздраженно напустилась на дочку:

– Почему ты не слушаешься?! Я же сказала, что нам с Диком нужно поговорить о делах! Пригласи Пупси, и займитесь чем-нибудь. Сделайте ириски или еще что-нибудь сладкое...

Кэрол откинула за спину свои роскошные медные кудри.

– Мама! – возмущенно сказала она. – Я уже давно переросла эти занятия!

– Как жаль! – Дик удрученно покачал головой. – Я страшно люблю ириски. Я не ел домашних ирисок с тех пор... дай подумать... с тех пор, как был в твоем возрасте, Кэрол.

– То есть приблизительно с тех пор, как начала остывать наша старушка Земля? – Мать послала Кэрол взгляд, который должен был пояснить се непутевой дочке, что между ней и Диком лежит разница в возрасте, соответствующая целой эпохе в жизни планеты.

– Я пропускаю эту колкость мимо ушей, – любезно заметил Дик, – поскольку душа моя просит домашних ирисок.

– Вы правда хотите? – с сомнением в голосе спросила Кэрол.

– Клянусь, – сказал он, приложив руку к сердцу.

– С удовольствием приготовлю их для вас, мистер Флеминг!

– Это будет так мило с твоей стороны, Кэрол, голубка!

Мать с трудом удерживалась от улыбки. Оба так и утопали в патоке; сладкие ириски фадж вряд ли полезут им в горло.

– Кэрол, доченька, – ласково сказала Долли, – только переоденься, пожалуйста, во что-нибудь попроще. Ты ведь не хочешь выпачкать свою красивуюблузку и юбку.

Кэрол хотела было возразить, но сочла за благо не накалять обстановку.

– Хорошо, – сказала она послушно и вышла из комнаты.

Улыбаясь своим мыслям, Долли покачала головой. От ревности и раздражения не осталось следа.

– Она ведь наложила на лицо весь этот грими вырядилась, словно королева на выезд, только ради тебя, Дик! Кем же после этого я должна тебя считать? Вскружил голову моей дочери своими сладкими речами, да еще к тому же выторговал у нее ириски! Мистер Флеминг, вы настоящий проходимец!

Дик посмотрел на нее с улыбкой превосходства.

– Я знаю что делаю, моя сварливая крошка! Тебе должно быть известно, что за вино течет в жилах твоей дочки, будущей «роковой женщины»! Немного лести ей не повредит: в этом возрасте всегда полезно поднять самооценку. Вот увидишь, она будет так же красива, как и ее мать.

Дик встал, нахлобучил на голову шляпу и, усмехнувшись, посмотрел на нее сверху вниз.

– Пошли в оранжерею, выберем там несколько растений и пойдем...

– Не лучше ли будет, если ты сперва опишешь мне комнаты, где ты хочешь поставить растения? Для выбора культуры очень важно расположение комнат, много ли там солнечного света или...

– Глупости! – решительно прервал Дик поток ее профессионального красноречия. – Какой смысл описывать мои комнаты? Мы с тобой сейчас пойдем и на месте все осмотрим.

Продолжая улыбаться, он нагнулся, галантным жестом подал Долли руку и, не обращая внимания на протестующие возгласы, повел к двери, через веранду и вниз по ступеням. Когда они ступили на дорожку, посыпанную ракушечником, ведущую к соседнему дому, хозяйка словно споткнулась, остановилась и подозрительно посмотрела на соседа.

– Уже почти совсем темно. А когда мы попадем в оранжерею, то и вовсе не сможем ничего рассмотреть.

Но Дик одной рукой обнял Долли за талию, а другой приподнял ее лицо.

– Посмотри. Видишь, нарождается новый молодой месяц. Мы будем любоваться растениями при луне! Ты когда-нибудь видела их в лунном свете?

– Нет, ни разу. – Долли посмотрела на небо, по которому ползла огромная туча. – Вообще-то луна закрыта облаками. Мы ничего не разглядим. А кроме того, вот-вот пойдет дождь.

– Тогда давай поторопимся! Дойдем до места, ты сама осмотришь комнаты и решишь, что и куда лучше поставить.

Долли взглянула на Дика снизу вверх, стараясь угадать его мысли. Из-за облаков выглянул месяц, желтый, словно ломтик масла. В его свете лицо мужчины казалось таким простодушным, а улыбка – такой открытой и бесхитростной, что у Долли сжалось сердце. То, что она испытывала к нему, подозрительно походило на любовь... Но нет, это чувство, конечно, не могло быть любовью. Любовь не вписывалась в ее планы! В таком случае что же это? Просто страсть? Вполне возможно, неохотно призналась она себе. Ну, это не страшно, с этим можно справиться. К тому же наша встреча – чисто деловая. Рано или поздно все равно придется осмотреть его дом, чтобы подобрать подходящие растения. Какая разница, когда это произойдет? Чем раньше, тем лучше. Пора покончить с этим делом!

Долли тряхнула головой и решительно сказала:

– Пошли!

Быстрым шагом она направилась через лужайку к коттеджу, Дик едва поспевал за ней. Воздух был необычайно тих: ни дуновения ветерка, ни шелеста листьев. Где-то хрустнула ветка и громко ухнула сова. С моря надвигались тучи, заслоняя месяц. В сгустившейся тьме Долли споткнулась о корень. Она бы упала, если бы на помощь не подоспел Дик. Он обхватил ее за талию и прижал к себе. Если он и почувствовал, как прижалась к его груди ее грудь, то не подал вида. Только голос выдал его волнение, когда он спросил:

– С тобой все в порядке?

Долли беззаботно рассмеялась.

– Что-то меня заносит! – Но что именно она имела в виду: свое падение или головокружение от близости мужчины – ей и самой трудно было объяснить.

Прижавшись друг к другу плечами, они шли мимо цветущих магнолий и благоухающих хвоей сосен, освещенных бледно-голубым светом.

Дик отворил дверь своего дома, и они вошли внутрь. Долли быстро обвела взглядом белые стены, толстый бежевый ковер, мебель из светлого бамбука с синей и бежевой обивкой... Пожалуй, Дик был прав, подумала она. Его дом действительно имеет нежилой вид. К тому же здесь так сыро и холодно! Женщина поежилась и обхватила себя за плечи. Хозяин указал на широкий диван с автоматически откидывающейся спинкой, покрытый толстым пледом темно-рыжего цвета.

– Разреши представить тебе мое любимое лежбище; отсюда я наблюдаю парад планет.

Долли посмотрела настороженно, будто подозревая какой-то подвох, но постаралась держаться непринужденно.

– Давай выберем место для растений. – Она обошла всю гостиную и широко улыбнулась. – Теперь я понимаю, почему ты всегда в курсе всех наших дел. Окна гостиной и спальни выходят на север, как раз на наш дом!

Дик засмеялся.

– Правильно, это мои окна в мир.

Женщина вздрогнула. Неужели она и ее дети действительно вошли в его жизнь? Она посмотрела на него вопросительно, но в этот момент налетел мощный порыв ветра. Долли услышала, как ломаются сосновые ветки и падают на крышу коттеджа. Ветер ворвался в открытое окно, задребезжали стекла. Дик быстро захлопнул окно, не заметив мотылька, который ударился о стекло раскрытыми нарядными крыльями. Наверное, он искал убежища в доме, а нашел смерть, подумала Долли. Ей стало не по себе. Вдруг небеса разверзлись и хлынул ливень, с бешеной силой забарабанил по стеклу.

Гостья заторопилась.

– Спасибо за все, дорогой сосед. Мне нужно бежать домой – проверить, все ли окна закрыты.

Дик посмотрел из-за занавесок на соседний дом.

– Я вижу, как дети старательно задраивают окна, будто запирают на ночь банк. Так что тебе не стоит беспокоиться.

В этот момент загрохотало, и в коттедже погас свет.

Долли пошарила в темноте в поисках дверной ручки.

– Милый, мне действительно пора! Спокойной ночи.

– Зачем тебе уходить сейчас?

– Мы уже все обсудили, а об остальном договоримся завтра.

– Ты ошибаешься, Зеленая Веточка, я еще не сказал всего, что хотел.

– Ты мне все скажешь по телефону!

– Подожди, Долли. Ты не должна уходить вот так.

– Почему?!

– Ну, – он запнулся, придумывая что-нибудь неправдоподобней, лишь бы задержать ее у себя, а затем тихо сказал: – я боюсь темноты.

– Перестань, ты же взрослый человек!

– Нет, правда! – в его голосе звучало отчаяние. – У меня что-то произошло с психикой еще в раннем детстве! Может быть, сильный испуг...

Да, подумала Долли, нашел способ заставить меня остаться!

– С удовольствием одолжу тебе фонарик и несколько свечей. Я дойду до дома и пришлю к тебе Клода.

Не сработало! Дик лихорадочно выискивал какой-нибудь приемлемый способ не дать ей уйти.

– Ты вымокнешь до нитки! Я не прощу себе, если выпущу тебя на улицу в такой ливень. Оставайся, Зеленая Веточка!

– Не сахарная, не растаю, – засмеялась Долли.

О Господи, подумал Дик, и это не сработало!

Вдруг его осенила идея, и он заговорил строго, как учитель с нерадивым учеником.

– Сейчас ты подхватишь грипп; нет, хуже – пневмонию! Ты уже и здесь достаточно замерзла, а выйдешь на улицу – и готово. Подожди хотя бы, пока я разожгу камин! Во-первых, станет светло, а во-вторых – исчезнет сырость.

Женщина остановилась в нерешительности. Может, остаться на несколько минут? Вряд ли ливень продлится дольше. Она слышала, как хозяин ходит по комнате, пробираясь к связке поленьев возле камина, и говорит с преувеличенным оживлением:

– Вот видишь, все, что нужно, у меня под рукой: спички, сосновые шишки, хворост и кочерга.

Через несколько минут он сложил шалашиком в камине шишки и хворост, щелкнул зажигалкой, и огонь весело заплясал на дровах, распространяя мягкое золотое сияние. Дик улыбнулся, подумав, что огонь в камине сродни огню, бушующему в его сердце.

А Долли между тем боролась с собой. Соблазн остаться был так велик, но она прекрасно помнила, чем кончилось однажды невинное сидение на качелях...

– Лучше я все-таки пойду: посмотрю, как там дети, и заодно пришлю тебе свечей.

– Не уходи, дорогая! Я вовсе не хочу лишать тебя свечей... – Дик в отчаянии хватался за совсем уж дурацкие предлоги.

– Не волнуйся, у нас их много.

Тогда он просто подошел к стоявшей у окна Долли, обнял ее и опустил голову ей на плечо. И этого оказалось достаточно. Как завороженные стояли они обнявшись, и сквозь струйки дождя, падающие за окном, смотрели на огоньки свечей, горящие в каждом окне ее дома.

Дик потерся щекой о волосы любимой.

– Почему бы тебе не позвонить и не узнать, как у них дела?

Долли послушно подошла к телефону и набрала номер. Трубку подняла Кэрол. Искуситель стоял рядом и бесцеремонно вслушивался в каждое слово.

– Да-да, я понимаю, – отрывисто говорила мать. – Молодцы. Спасибо тебе. Пока.

– Все в порядке?

Долли кивнула.

– Да. Кэрол волнуется, что на улице ужасный ливень. Она, видимо, решила, что мы так заняты, что этого не заметили. Клод и Китти вернулись со дня рождения и сейчас дружно поедают твои ириски. – Глаза ее весело сверкнули. – Так тебе и надо, обманщик, ты заслужил это!

С поддельным негодованием Дик воскликнул:

– И это все, что она сказала?

– Нет. Они все переживают, что я вымокну, если пойду домой сейчас. Они предлагают мне посидеть у тебя – по крайней мере до тех пор, пока не уничтожат все ириски.

– Умницы! – Дик одобрительно кивнул.

По спине Долли пробежал холодок. Впрочем, это и не удивительно: в коттедже все еще было довольно холодно и сыро. Как не хочется выходить в такую погоду на улицу! Теперь ей стало ясно, что испытывает кошка, когда приходится лезть в воду.

Флеминг прекрасно понимал, что происходит сейчас в душе женщины, и с трудом сдерживал улыбку. Она может обманывать себя сколько хочет, но его-то ей провести не удастся. Ведь Долли буквально умирает от желания остаться! Кажется, настал самый подходящий момент, чтобы отговорить ее от этой дурацкой идеи—прекратить встречи с ним. Но надо действовать осмотрительно. Дик осторожно обнял Долли за плечи и прижал к груди.

– Моя милая маленькая Зеленая Веточка, ты смело можешь оставаться здесь до тех пор, пока не пройдет дождь..

Долли почувствовала, что у нее нет ни желания, ни сил продолжать борьбу.

– Расскажи мне, почему ты боишься темноты, – попросила она, хотя ни на секунду не поверила его выдумке. Ей просто захотелось поговорить с этим непонятным человеком, узнать о нем побольше.

Дик сел перед камином и жестом показал на кресло рядом.

– Давай сядем, и я расскажу тебе историю своей жизни.

Долли удивилась, как грустно и задумчиво звучит его голос.

– Начну я с того, что появился на свет по досадной случайности. Мои родители преподавали в колледже и, кажется, не стремились иметь детей. Я слишком поздно вошел в их жизнь. Да, слишком поздно, – грустно повторил он. – Они всегда обращались со мной как со взрослым. Так что, можно сказать, я родился старичком. Родители погибли в автомобильной катастрофе, когда мне было всего девять лет. После их смерти я переходил от одних родственников к другим. Из рук в руки. У меня никогда не было своего дома, я никогда не задерживался долго на одном месте; меня всегда преследовало чувство, будто я все время в пути...

У Долли сжалось сердце. Как, должно быть, тяжело маленькому мальчику ощущать себя никому не нужным, чувствовать себя обузой для всех! Словно уловив ее мысли, Дик сказал:

– Но, с другой стороны, это оказалось и благом: ведь я ни от кого не зависел, не нес ни перед кем никакой ответственности и привык рассчитывать только на себя. – Он повернул к ней лицо. В уголках его глаз собрались морщинки. – Теперь тебе должно быть понятно, почему мне нравится мотаться по свету с места на место.

Несмотря на его бодрый тон, Долли заметила в глазах Дика боль и одиночество. Да, теперь ей понятно, почему он до сих пор бродит по свету. Кажется, ей понятно и то, чего сам рассказчик, судя по всему, не осознает... Ей вдруг нестерпимо захотелось обнять его, пожалеть и успокоить. Но она все время помнила о том, что необходимо держать себя в руках: ведь такие моменты особенно опасны. Как бы там ни было, пора признать неопровержимый факт, который хотелось не замечать. Она мечтала о легком романтическом приключении, а вместо этого безнадежно влюбилась...

– Ну, довольно болтать об ушедшей юности! – заявил Флеминг и подошел к окну. На его губах заиграла довольная улыбка. – Все еще льет. – Он повернулся к гостье. – Прости, у меня нет записи «Голубого блюза».

Ах, да! Это та самая песня, под которую они танцевали в тот вечер на террасе! Повинуясь внезапному порыву, Дик принялся напевать низким мелодичным голосом, затем протянул руки к Долли, и она, не раздумывая, подошла и положила руки ему на плечи. Они медленно поплыли в танце, озаряемые светом живого огня.

Дик нежно потерся носом о ее ухо; бережно, словно священнодействуя, поцеловал в шею. Долли стало щекотно и весело. Она вдруг почувствовала легкость, которую прежде ощущала при общении с Диком, – тогда, сто лет назад, когда он еще не знал, что у нее трое детей...

Дик остановился возле дивана и посмотрел ей в глаза.

– Долли, милая, это сильнее нас! Неужели ты до сих пор не поняла?

Они сели рядом на мягкое сиденье; Дик осторожно положил ее голову к себе на плечо. Долли вздохнула, и этот звук рассказал о ее чувствах полнее всяких слов. Как хорошо, думала она, сидеть вот так рядом с любимым, чувствовать тепло его руки на своем плече, слушать вой ветра, раскачивающего деревья, шум дождя, который барабанит по крыше и стучит в окно... Она так давно, так часто мечтала об этом!

– Смотри, как мечутся языки пламени, – прошептал Дик. – Да ты и сама как огонь, милая, такая же искрящаяся и непостоянная, как пламя. Ты так же ярко освещаешь мою жизнь!

Долли обернулась к нему и встретила такое обожание и томление в его взгляде, какого до сих пор ей еще не приходилось видеть. Губы женщины приоткрылись в смятении, и тогда Дик сжал ее щеки в ладонях и поцеловал в эти приоткрытые губы. Долли захотелось, чтобы этот обжигающий поцелуй не кончался никогда...

Горячие губы любимого лишили Долли последней внутренней опоры; воля ее ослабла; тело, как цветок в жару, стало мягким и податливым. Она обняла Дика за плечи. Он медленно откинулся назад и, не выпуская возлюбленную из тесных объятий, опустил спинку дивана вниз, пока ложе не раскрылось. Их губы опять встретились, и у Долли закружилась голова от мускусного запаха кожи мужчины, смешавшегося с тонким смолистым ароматом веток сосны, потрескивающих в камине.

Дик на мгновение оторвался от Долли, взглянул ей в глаза и низким хриплым голосом прошептал:

– Ночь за ночью на далеком забытом Богом острове я, одинокий, мечтал о женщине. Я знал только, что она прекрасна, но не мог представить себе ее лицо. То, что сейчас происходит с нами, когда ты, дорогая, лежишь в моих объятиях, превосходит все мои самые смелые мечты. Но главное – я теперь точно знаю, что за лицо было у той женщины. Твое, Долли! Твое, единственное лицо! Ты первая, кому удалось проникнуть в мое сердце. Ты моя покорительница, Зеленая Веточка!

– А ты мой странник, подаренный морем. Никто еще не говорил мне таких слов, не смотрел на меня с такой страстью, так нежно...

– Милая, ты – чудо...

Он целовал ее снова и снова, и Долли больше не слышала ни шума дождя за окном, ни потрескивания дров в камине. Весь мир, казалось, перестал существовать для нее—были только она и рыцарь ее грез. Прежде ей казалось, что такое полное единение душ существует лишь в сказках и снах. Но ведь он и пришел к ней из сна! Теперь Долли страстно хотелось одного: чтобы и тела их слились так же, как души. Поцелуи Дика становились все жарче; из глубины ее тела поднималась и росла волна ответного желания. Он медленно расстегнул ее блузку, и она не раздумывая, на ощупь отыскав пуговицы на его рубашке, расстегнула их. И блузка, и рубашка, а за ними его коричневые брюки и ее цветастая юбка – все беззвучно упало на толстый бежевый ковер.

Долли нежно провела рукой по гладкой мускулистой спине возлюбленного, по его плечам и ключицам. Дик запрокинул голову, и она кончиками пальцев дотронулась до его носа, едва касаясь, провела ими по переносице, обвела абрис его полных и чувственных губ. В красноватом отблеске пламени камина глаза Дика сверкали такой неутолимой страстью, что у нее перехватило дыхание. Что это? Игра? Наслаждение? Счастье? Или... любовь?

Он вновь припал ко рту любимой, но, движимый бешеным, неукротимым желанием, стал целовать ее всю. Женщина с наслаждением возвращала ему поцелуи. Он шептал ей нежные слова, давал ласковые прозвища, снова и снова повторял ее имя. Казалось, эти волшебные слова идут из самых потаенных глубин его души.

Раскачиваясь на волнах желания, они покинули Землю и поплыли по волшебному океану страсти.

Не прекращая ласк, Дик нежно раздвинул ее бедра, провел рукой по их бархатной коже, а затем, крепко сжав ладонями ее ноги, прижал их к своим сильным мускулистым ногам. Затем его руки скользнули вверх, к ее груди. Касаясь большими пальцами розовых сосков, он стал поглаживать их. Стон вырвался из груди Долли. С уст срывалось его имя, повторяясь вновь и вновь; она дугой выгибалась ему навстречу.

Малиновые и золотые язычки пламени, игравшие в камине, бросали сполохи на их сплетенные тела цвета слоновой кости. Свет перемежался с тенью. Пламя, бушующее в любовниках, озарялось светом живого огня. Вначале движения их тел были медленными и чувственными, затем стали убыстряться, пока наконец огонь желания, переполнявший обоих, не взорвался ослепительной вспышкой взаимного удовлетворения. Долли закричала в экстазе. Действительность оказалась куда прекрасней самых волнующих снов!

Никогда еще Дик не испытывал столь полного, столь упоительного восторга. Ему показалось, что до этой минуты он был мужчиной лишь наполовину, и только теперь стал им полностью. Наконец-то он овладел ею! Долли принадлежит ему! И внезапно странная, неуместная мысль поразила завзятого холостяка: теперь он обрел дом.

Забыв о времени, они лежали в объятиях друг друга. Когда состояние эйфории стало покидать Долли, она содрогнулась от осознания совершенного безумия. А ведь она так старалась не допустить этого, потому что прекрасно знала, что все кончится: уже сейчас она не могла представить себе жизни без этого человека. А что будет дальше? Обхватив ладонями его лицо, Долли тихо сказала:

– Мы нарушили наш договор, Дик. Нам придется прекратить встречаться.

Глаза его широко распахнулись от удивления. Он отказывался верить собственным ушам.

– Любовь моя, это просто смешно! Ты не можешь не чувствовать, что мы созданы друг для друга. Такое бывает раз в жизни, если бывает вообще. Почему мы должны отказываться от этого счастья?!

Убитым голосом Долли пробормотала:

– У меня были причины относиться к нашему договору всерьез. А сейчас, после того что произошло, можно смело сказать, что этот договор был фикцией.

– Скажи, ты сознательно избегала встреч со мной? – спросил он хрипло.

– Да. И, как выяснилось, правильно делала. Нам нельзя продолжать наши отношения!

Дик надолго замолчал. А когда заговорил вновь, голос его был полон горького недоумения.

– Ты уверена, что этого хочешь? – Глаза Дика, казалось, старались заглянуть ей в самую душу.

– Да, – ответила Долли. – Буря прошла, и мне пора уходить.

Больше она ничего не смогла выговорить: слезы сжимали горло. Да и какой смысл в тысячный раз пытаться что-то объяснить... Долли сама произнесла себе приговор. Встав с постели, она собрала одежду и, тихо прикрыв за собой дверь, ушла.

IX

На следующее утро Дороти проснулась как-то сразу, миновав сладкую фазу полуяви-полусна. Проснулась с ясным сознанием происшедшего несчастья. Ей не хотелось вставать, не хотелось начинать день с привычной утренней пробежки... Ей вообще не хотелось начинать день! В комнате было очень тихо, так тихо, как никогда... Видимо, эта необычная тишина и разбудила ее. Перед глазами встал прошедший вечер – так явственно, с такими подробностями, что Долли покраснела от стыда за себя. Как можно так низко пасть! Никогда раньше она не считала себя распутной женщиной, и теперь доброй репутации может прийти конец...

Ужаснее всего было то, что эти воспоминания заставляющие ее краснеть, вызывали во всем теле непроизвольный сладострастный трепет. Казалось, тело живет отдельной от сознания жизнью. В то время, как разум твердил ей: «стыдись!», тело предательски наполнялось желанием, каждой своей клеточкой требуя Дика! Увы, это утро было далеко не первым, когда тело оказывалось не в ладах с разумом. И вот прошедшей ночью она не выдержала, сдалась... Долли чувствовала, как непоправимо рушатся ее привычные представления о самой себе.

Все-таки надо было вставать. Долли отправилась в ванную и, взглянув в зеркало, не увидела в нем той женщины, которую привыкла видеть много лет подряд. Взъерошенные буйные кудри, томный взгляд из-под полуопущенных век, приоткрытые губы, припухшие от поцелуев... Из зеркала на нее смотрела чувственная, страстная женщина, желавшая любить и быть любимой, только что испытавшая наслаждение, которое может дать только любимый мужчина. В испуге она закричала своему отражению:

– Ради всего святого, распутница, перестань думать о Дике Флеминге!

Нужно срочно начать что-то делать, иначе она сойдет с ума. Долли плеснула себе в лицо холодной воды, словно желая смыть испугавшее ее выражение, энергично почистила зубы, натянула белую спортивную майку и поспешила в холл, постучав по дороге в комнаты детей.

– Всем вставать! Оладьи и сосиски уже на подходе!

На кухне хозяйка рывком открыла посудомоечную машину и мысленно поблагодарила Кэрол за то, что она помыла посуду после вчерашнего сладкого пира. Действуя энергично, даже слишком, Долли принялась разгружать машину: убрала стаканы на верхние полки, тарелки сложила горкой. С грохотом поставила на место кастрюли. Создаваемый шум, как ни странно, успокоил ее. Оказывается, шумотерапия – весьма эффективная вещь, сказала она себе. По крайней мере, с посудой можно управляться как вздумается – не то что с заблудшим во грехе воображением! Да, со своим чересчур богатым воображением... Оно, проклятое, и стало первопричиной всех обрушившихся на нее бед! И вторая причина – она слишком понадеялась на себя. А ведь должна была сразу понять, как опасно флиртовать с таким привлекательным мужчиной, как Дик Флеминг. Нельзя быть такой наивной! Чтобы заглушить боль в груди, Долли с силой хлопнула дверцей. Она влюбилась! Это все же случилось. Нужно смотреть правде в глаза. Теперь остается по возможности беспристрастно окинуть мысленным взором происшедшее, чтобы как бы с высоты птичьего полета оценить масштабы катастрофы. Что ж, следует с прискорбием признать: положение унизительное. Она совершила роковую ошибку – позволила себе отчаянно и безрассудно полюбить мужчину, который никогда не станет ее мужем...

Когда остатки посуды были убраны в шкаф, в холле послышались чьи-то шаги. Кэрол в цветной пижаме, с накрученными на мягкие бигуди волосами остановилась посреди кухни, протирая заспанные глаза.

– Что за переполох?

Долли виновато посмотрела на дочь.

– Я решила выместить на посуде всю накопившуюся агрессивность и злость.

Дочь взглянула на открытую дверцу посудомоечной машины.

– О, ты уже успела расставить все по полкам!

– Совершенно верно. А заодно попыталась разложить по полочкам свои собственные чувства.

Долли вынула из холодильника связку сосисок и швырнула их на стол. Затем водрузила на плиту кастрюлю с таким грохотом, кто Кэрол воззрилась на нее в изумлении. Она поняла, что мама не шутит. Но подобное проявление эмоций было так не похоже на Долли! В глубине души девочка считала, что в мамином возрасте вообще уже невозможно испытывать сколько-нибудь сильных эмоций... Она достала из холодильника пакет с соком и стала наливать в стакан.

– Мама, что случилось? Неужели это все из-за Дика Флеминга? – Внезапно Кэрол осенила догадка. Глаза ее загорелись. – Он сделал тебе предложение? Правда?

Кэрол замерла в ожидании ответа, и сок полился через край стакана на стол.

– Ты с ума сошла! – ответила мать резче, чем ей хотелось. – Дик Флеминг никогда не станет связывать себя постоянными обязательствами. Ему слишком нравится жизнь холостяка! – Долли со злостью воткнула вилку в сосиску и отправила всю связку в кастрюлю с кипящей водой. – Он любит свою свободу больше... сильнее, чем... вареных крабов, черепаховый суп и домашние ириски, вместе взятые!

– Мама, как ты можешь так говорить?! По – моему, Дик... настоящий принц!

– Дурочка моя! Мне не хочется лишать тебя иллюзий в столь нежном возрасте, но твой принц – всего лишь самый обыкновенный мужчина.

К сожалению, эти разумные слова не казались убедительными самой Долли. Проблема в том, решила она, что я слишком романтична. И к тому же имела глупость поверить в то, что выдуманный принц воплотится в плоть и кровь и женится на мне...

– Но, мама, – настаивала Кэрол, – мне кажется, он действительно тебя любит! Я уверена!

Долли молчала, удивленная категоричностью слов дочери. Наверное, просто Кэрол пошла в нее и навыдумывала Бог знает что... Но даже если в ее утверждении есть доля правды, это мало что меняет, решила Долли, отвергнув столь заманчивое предположение. У меня трое детей. А он не хочет иметь даже своих... и не собирается скрывать этого: он же вполне ясно объяснил, как относится к чужим отпрыскам! А раз так, если он не любит моих детей, то он и мне не подходит, тут и думать нечего. Долли подавила вздох. Она никогда не решится открыть детям правду о том, что Дик не любит ни Кэрол, ни Клода, ни Китти. Это оставило бы неизгладимую рану в их душах: ведь все они успели так привязаться к нему... Надо придумать что-нибудь другое.

– Если он и любит меня, то тщательно это скрывает. По крайней мере – от меня. Нет, доченька, ты все это выдумала. И вообще, я больше не хочу о нем думать!

Нет, что-то не слишком удачно у нее получается. Долли разозлилась на себя и, набрав в грудь побольше воздуха, выпалила единым духом:

– Я решила с ним больше не встречаться!

Воцарилась напряженная тишина, которую внезапно нарушил высокий печальный голосок Китти:

– С кем, мама? С кем ты решила больше не встречаться?

Долли обернулась и оказалась лицом к лицу с малышкой, притащившей за собой на кухню одноухого плюшевого медвежонка. Клод протиснулся в дверь за спиной сестры и уселся на табурет.

– Бьюсь об заклад, – язвительно заметил он, – мама имела в виду твоего ободранного медведя.

Долли фыркнула:

– Клод, перестань! Не слушай его, доченька: ты же знаешь, как мы все любим твоего дружка. Налей себе соку и садись за стол.

– Мама, кого ты не хочешь видеть?

– Китти, тебе что, не о чем больше говорить?

Девочка добавила молока в овсяные хлопья и отправила полную ложку в рот. Но это не означало, что она решила оставить мать в покое.

– Ну, кого?! Скажи!

Решившись наконец, Долли провозгласила:

– Мистера Дика Флеминга.

Все трое разом притихли. Дети выглядели подавленными и расстроенными; можно было подумать, что это сообщение лишило их дара речи.

Кэрол, узнавшая новость раньше других, заговорила первой.

– Мама, как ты можешь так говорить?! Сначала ты позволила мистеру Флемингу стать почти членом нашей семьи, а потом даешь ему от ворот поворот, без всяких на то причин!

Долли упрямо сжала губы.

– У меня есть на то веские причины.

– Объясни какие, – потребовал Клод.

– Я не могу их вам объяснить!

– Я знаю, кто может, – мисс Торнтон, моя учительница! – с надеждой воскликнула Китти. – Она все на свете может объяснить!

– Я так не думаю, моя маленькая.

Вряд ли можно найти слова, чтобы объяснить детям: нельзя быть одновременно хорошей матерью своим трем ребятишкам и приходящей любовницей соседа, живущего напротив. Сомнительно, чтобы с этой задачей справилась и мисс Торнтон.

– Ты его просто бросила, мама, вот так! – заявила Кэрол голосом общественного обвинителя.

– Честное слово, это не так!

– Как это бросила? – спросила Китти, едва не подавившись. Молоко потекло у нее по подбородку.

– Это все равно, как если бы ты бросила своего старого плюшевого медвежонка на необитаемом острове только потому, что он тебе надоел, – авторитетным тоном старшего высказался Клод.

Китти укоризненно взглянула на мать. Жалобно обращаясь к старенькому перепачканному медвежонку, девочка сказала:

– Бедного Дика никто не любит. Никому не будет дела, если он заблудится где-нибудь, заболеет или что-нибудь еще с ним случится...

– Ой, Китти, какая ты умница! – воскликнула Кэрол, театрально простирая к ней руки. – Бедняжка Флеминг! Сиротка, жертва кораблекрушения, которую волны случайно занесли на благословенные берега Кораллового острова!

– А что? Может, он и вправду сирота! – воскликнул Клод. – И мы приняли его в свою компанию, а теперь бросаем? – И вдруг его осенило. Он даже не донес ложку до рта. – Мама, а почему мы не можем его усыновить?!

– Невероятно! Это твоя самая лучшая идея! – воскликнула Кэрол.

Долли остолбенела и решила, что настало время вмешаться.

– Послушайте, дети! Четыре года назад я пошла вам навстречу, и у нас появился Ральф. Потом мы приютили опоссума и змею. Наконец, я разрешила взять в дом тушканчика. Но теперь с меня хватит! В мои планы вовсе не входит усыновление специалиста по морским черепахам!

– Но, мама, тебе не придется о нем заботиться. Эти обязанности я возьму на себя! – с готовностью воскликнула Кэрол.

Мать открыла было рот, но на такое заявление уж и вовсе непонятно было, что ответить.

– Слушайте все! – крикнул Клод, и Долли от неожиданности вздрогнула. Те же слова и с той же интонацией произносил Дик, когда принимал решения. – Мы поступим так, как учит нас всегда мама: если трудно прийти к одному мнению, надо проголосовать. Вот мы и проголосуем, как нам поступить!

– Ну, это уж без меня. Я в этом участвовать не желаю, – твердо заявила Долли, не зная, смеяться ей или плакать.

Клод послал маме очаровательную улыбку.

– Мы тебя и не приглашаем. В голосовании имеют право принимать участие лица не старше восемнадцати лет. Итак, кто за то, чтобы усыновить специалиста по морским черепахам Дика Флеминга, прошу голосовать!

Китти уронила ложку, так как проголосовать одной рукой показалось ей недостаточным. Кэрол подняла руку так высоко, словно изображала из себя статую Свободы. Клод, как и подобает сдержанному мужчине, поднял правую руку и, пересчитав голоса, радостно сообщил:

– Единогласно! Мы усыновляем брошенного на произвол судьбы сироту Дика Флеминга!

Матери наконец удалось взять себя в руки. Она села, обвела детей серьезным взглядом и твердо сказала:

– Послушайте меня, ребята. Дик Флеминг не нуждается в вашей опеке. Он приехал на Коралловый остров спасать черепах. И как только черепахи отложат на нашем острове яйца и уползут обратно в море, вместе с ними уйдет и Дик, чтобы... – В горле у Долли встал комок, и она с трудом договорила: – чтобы никогда больше сюда не вернуться.

– Не надо сравнивать Дика с черепахами! – воскликнула Кэрол, до которой, кажется, еще не дошел смысл сказанных матерью слов. – Между ними нет ничего общего! Как можно проводить параллель между этими неуклюжими созданиями и мистером Флемингом, таким элегантным, спортивным, я бы даже сказала – чувственным...

Долли со вздохом закрыла глаза, стараясь отогнать тревожные мысли о том, какого рода литературу изучает на досуге ее дочь.

– Может, он будет приплывать к нам каждый год на гнездовье? Как это делают черепахи... – робко предположила Китти.

– Раз в год?! – фыркнула Кэрол. – Ты с ума сошла!

– Пожалуй, ему действительно придется приплывать к нам почаще, – с сомнением протянула Китти, – чтобы не пропускать родительские собрания.

– Если ты думаешь, что он будет приезжать сюда ради твоих дурацких собраний, – язвительно заметил Клод, – то у тебя и правда тыква вместо головы.

– Он будет, будет! Он сказал мисс Торнтон, что ему очень нравится проводить с нами время! И еще: учительница ведь думает, что он мой папа; и я хочу, чтобы она продолжала так думать...

– Ха, ха, ха! – воскликнул Клод. – А ты, оказывается, еще и врунишка!

– Перестаньте, ребята! – вмешалась Кэрол. Она все-таки была взрослой девочкой, и теперь ей стало досадно, что так поздно все поняла. – Сколько же глупостей мы тут наговорили!

– Присоединяюсь, – угрюмо сказала мать.

Внезапно она почувствовала, как заныло сердце, обнажив рану, глубокую, как Большой Каньон. Бедные мои дети! – подумала она. На самом деле это вы никому, кроме меня, не нужны...

В дверь постучали, и женщина шестым чувством поняла, кто это. Кэрол, крикнув на бегу, чтобы мама не беспокоилась, помчалась открывать. Еще через несколько секунд она ввела на кухню Дика. Сердце Долли испуганно метнулось в груди; она сжала кулаки, призывая себя к твердости. За гостем, дружелюбно виляя хвостом, на кухню вошел Ральф. Из его пасти торчала осторожно сжатая между коренными зубами воскресная газета.

Долли стояла посреди кухни с кофейником в руках и смотрела на Дика. Непостижимый человек! В голубой рубашке и белоснежных брюках, отдохнувший и свежий, он выглядел так, будто ничего не случилось! И уж он-то точно не просыпался ни свет ни заря, мучимый мыслями об обретении и потере большой любви...

Долли поклялась себе опрокинуть кофейник на голову соседа, если он только посмеет пожаловаться на Ральфа. А что еще, кроме этого, могло привести его сюда? Ведь он добился от нее всего, чего хотел! И она сказала ему вчера все, что хотела... что должна была сказать. Или он совсем уж не принимает ее всерьез?! Долли сжала ручку кофейника и с наигранной живостью спросила:

– Кофе, Дик?

Он опустился на стул, небрежно откинулся на спинку и улыбнулся ей. Нет, все-таки что-то в нем изменилось: он улыбался по-новому – как близкий человек, как любовник, словно хотел напомнить о том, что они связаны теперь общей сладостной тайной. Щеки Долли залились краской. В памяти, словно выхваченные вспышкой молнии, замелькали картины: вот она лежит в его объятиях на широком ложе перед камином, изнемогая от сладострастия, вот они слились в бесконечном поцелуе, лаская друг друга с нарастающей страстью, приближая мгновение экстаза...

– Кофе? – переспросил Дик. Вскинув голову, он посмотрел на Долли с таким выражением, будто она спросила: что ты предпочитаешь—кофе, чай или меня? – Из твоих рук – что угодно, – добавил гость.

Долли достала из буфета чашку, поставила на стол и налила кофе. Мысленно она похвалила себя за то, что сумела перехватить инициативу и обезоружить его перед самым скандалом из-за газеты. Но тут, как назло, вмешался Клод:

– Я вижу, Ральф на этот раз с должным почтением отнесся к вашей газете?

Мать с трудом подавила в себе желание дать сыну хорошего шлепка. Но, к ее удивлению, все обошлось: Дик был настроен на редкость благодушно и с энтузиазмом ответил мальчику:

– Ральф просто молодчина! Трюк, которому ты меня научил, сработал на все сто! Тебе надо работать дрессировщиком, Клод: ты прекрасно понимаешь психику животных.

Долли с интересом посмотрела на сына. Ей очень хотелось узнать, в чем тут дело, но она боялась попасть в неловкое положение, задав неуместный вопрос. Наконец любопытство все же пересилило страх.

– Я заинтригована. Как ты заставил Ральфа принести газету?

Клод не успел ответить, зато Дик повел себя очень странно. Он отодвинул свой стул, задрал ногу так, что она оказалась прямо на уровне кончика носа Долли, и стал водить ею из стороны в сторону. Дама пришла в ужас, а Ральф не отводил завороженного взгляда от белоснежного отворота брюк гостя.

Долли даже испугалась:

– Что с тобой, Дик? Ты сошел с ума?

Но он в ответ весело рассмеялся.

– Весь секрет в том, что спрятано у меня за отворотом брюк! Там находится лакомство, вкуснее которого не найти на этом острове, – лучше любых собачьих бисквитов. И это была идея Клода.

Запустив два пальца за отворот, Дик достал оттуда какой-то кусочек и, положив его на ладонь, крикнул:

– Держи!

Собака положила газету на колени хозяину, а сама Долли подалась вперед, чтобы рассмотреть, что же это за лакомство. Дик разжал ладонь и с выражением триумфа на лице объявил:

– Это бекон!

Ральф понимающе посмотрел на дрессировщика и осторожно взял бекон с его ладони. Проглотив угощение, он старательно облизал ладонь шершавым языком.

– Мы с Ральфом довольно долго соревновались, – сообщил Дик, – кто из нас первым завладеет газетой. Увы, собаке это удавалось чаще.

Долли улыбнулась, представив себе эту сцену, которая, оказывается, разыгрывалась каждое утро: Дик опускается на одно колено и с недовольным видом глядит на лабрадора, который, ничего плохого за собой не чувствуя, весело машет хвостом с зажатой в зубах газетой.

– Клод видел мои мучения и как-то раз подсказал мне, что пес больше всего на свете любит копченую грудинку и за нее готов продать душу. С этого дня дела у меня пошли на лад. Когда Ральф первым хватал газету, я выманивал ее у пса с помощью лакомого кусочка. Затем я решил, что наши встречи у почтового пакета пора прекратить. Я объяснил собаке, что если она хочет получить угощение, то должна доставить газету прямо ко мне домой. И, представьте, Ральф оказался на редкость смышленым учеником... – Дик сделал паузу, многозначительно взглянув в глаза своей слушательнице. – Не то что некоторые, которых я мог бы назвать, но не буду, – те, что бегут от меня, точно трусливые кролики.

Долли приподняла брови и с недоумением посмотрела на гостя, очевидно совершенно не догадываясь, кого он имеет в виду.

– Итак, – продолжал Дик, – собачка оказалась умницей. Так приятно, когда газету тебе доставляют прямо к порогу! Особенно когда лень одеваться и выходить на улицу. И, наконец, самое приятное то, что Ральф не берет денег за доставку!

Дик наклонился и почесал собаку за ухом.

Кэрол давно уже ревниво поглядывала на Ральфа: ей было явно не по душе, что собака так прочно завладела вниманием Дика. Наконец она не выдержала:

– Я только что взбила тесто для блинчиков. Не хотите ли перекусить?

– Спасибо, не откажусь. И еще, я бы с удовольствием поел те ириски, которые ты для меня вчера приготовила.

Китти склонила головку набок и виновато улыбнулась.

– Мы их все съели...

– А вот и неправда! – торжествующе возразила Кэрол. Она открыла холодильник и достала сверток из фольги, перевязанный красной ленточкой. Протянув его Дику, девочка с улыбкой добавила: – Это для вас.

Дик был растроган, как никогда в жизни. Он взял сверток, благодарно посмотрел на Кэрол, потом перевел взгляд на малышей... Странное, незнакомое прежде тепло разлилось по его груди. Влажными, затуманенными глазами он смотрел на все это трогательное семейство и не сразу смог заговорить.

– Спасибо, Кэрол! Это самый лучший подарок за много-много лет.

Он потянул кончик ленточки.

– Не открывайте его сейчас! – воскликнула девочка и указала глазами на сидящих за столом. – Все исчезнет в одно мгновение, словно по волшебству!

– Но я хочу поделиться со всеми.

Кэрол засмеялась.

– Вы уже поделились, вчера! Мы объелись до неприличия.

Все было так спокойно и мирно, что Долли наконец решилась задать вопрос, который не давал ей покоя.

– Дорогой сосед, а что, собственно, привело тебя к нам?

– Я пришел за растениями.

Долли насмешливо заглянула в его глаза.

– Вот как? За какими же?

– За растениями для моего коттеджа, – терпеливо пояснил он. – Разве ты не помнишь? Ведь я вчера сделал заказ...

– И какие растения ты заказал? – спросила она тихо.

Дик надолго замолчал, не отрывая взгляда от хозяйки. По его глазам, темным и влажным, она поняла, о чем он сейчас вспоминает... И что ее дернуло начать вдруг дразнить его! Многозначительная улыбка тронула уголки губ мужчины. Со знакомым выражением хитрого волка из сказки он сказал:

– Так, дай подумать... Неужели я не сделал заказ?! Наверное, тогда меня занимали другие вещи...

Его оценивающий взгляд остановился на упругих округлых холмиках, выступающих под белой футболкой. И вновь горячая волна подступила к щекам Долли, залила лицо. В самом деле, что это ей вздумалось так не вовремя затевать с ним какую-то дурацкую игру?! Она быстро встала из-за стола. Держись! – приказала себе Долли. Сейчас я докажу Дику Флемингу, что отныне между нами существуют лишь деловые отношения. Стараясь выдержать холодный деловой тон, женщина сказала:

– Я знаю, какие растения необходимы для украшения твоего коттеджа. После завтрака я покажу, что могу тебе предложить.

X

Густой утренний туман саваном окутал дом, деревья, берег океана, создал вокруг атмосферу таинственности и нереальности. Долли шла через лужайку, дрожа от сырости. Пытаясь хоть немного согреться, она обхватила себя руками за плечи. Стояла мертвая тишина, даже птицы не пели. Долли оглянулась – проверить, не отстал ли Флеминг, – и внезапно почувствовала, как к ее лицу прикоснулось что-то мягкое и невесомое. В испуге она вскинула руки, пытаясь отвести невидимую опасность.

Дик смеясь обнял ее за талию. Он вытянул вперед свободную руку и поймал длинную прядь серо-зеленого мха, свисающего с толстых ветвей дуба как привидение.

– Ведьмины волосы! – смущенно воскликнула Долли, почувствовав себя очень глупо. Сейчас он будет смеяться над ней!

Но Дик лишь нежно положил руку ей на затылок, погладил голову, пропуская сквозь пальцы шелковистые пряди, слегка взъерошил кудри.

– Твои мне нравятся больше.

– Спасибо, милый. Ты настоящий... – Она не могла сразу подобрать подходящее слово, и вдруг, неожиданно для нее самой, с губ соскочило определение, данное Кэрол. – Ты настоящий принц!

Пока принц осмысливал сказанное, хозяйка нырнула в оранжерею и направилась в ту ее часть, куда накануне сложила растения, привезенные из Саванны.

Что-то сегодня ей никак не удается держать себя в руках! Нужно получше следить за собой. К тому моменту, как Дик догнал ее, Долли была уже почти спокойна. Она кивнула в сторону спатифилиума и сухим бесстрастным тоном сказала:

– Это растение прекрасно подойдет для прихожей – там мало света, а спатифилиум хорошо переносит затемнение. Низкорослая пальма и плакучая фига, поставленные по краям окна, украсят гостиную... – Незаметно для себя Долли говорила все быстрее и быстрее, тон ее становился все более взвинченным, но остановиться она уже не могла. – Несколько ярких растений, таких как диффенбахия, хороши для спальни и кухни. Два-три куста папоротника в подвесных корзинах завершат картину – твой дом станет значительно уютнее.

Улыбаясь Дик сказал:

– Это все прекрасно. Но я-то знаю, что ты сможешь украсить мой дом лучше любых цветов!

Долли вспыхнула. Интересно, каким это образом она, по его мнению, должна украшать собой его дом? Нет, она не позволит ему сбить ее с ровного, делового тона!

– Извините, уважаемый. Я предлагаю вам цветы, а не себя.

Ее слова почему-то совершенно вывели Дика из равновесия. Он сжал зубы, подбоченился и расставил ноги, глядя на нее так, как тренер смотрит на своего лучшего игрока, когда тот отдает один мяч за другим. А что он, собственно, ожидал от нее услышать? Сделав вид, что она ничего не заметила, Долли продолжала как ни в чем не бывало:

– Сейчас мы сделаем так: ты возьмешь спатифилиум и плакучую фигу, а я папоротники и золотой потес. За второй раз мы перенесем все остальное.

Флеминг по-прежнему молчал. Глаза его сделались твердыми и заблестели, как обсидиан, губы сжались. Это было плохим знаком. Надо успеть перенести растения до того, как гнев его выплеснется наружу.

Ни слова не говоря, Дик наклонился, схватил одной рукой спатифилиум, другой – фигу и направился к двери. Долли молча взяла папоротники и потес и вышла за ним. Друг за другом они пошли через укутанную туманом лужайку к коттеджу нового жильца. Никто из них не проронил ни слова, боясь ненароком разорвать ту тоненькую, дрожащую от напряжения нить, которая пока еще тянулась между ними.

Молча они принесли в дом и вторую партию растений, молча расставили их по местам. Приподнявшись на цыпочки, Долли повесила на крючок, вбитый в стену еще предыдущим жильцом, декоративную корзину с папоротником. Работа была завершена.

Нарочито громким, жизнерадостным голосом Долли провозгласила:

– Ну вот, теперь совсем другое дело! – и пошла к двери.

– Ты права, черт возьми... – процедил Дик сквозь зубы.

В три шага он настиг ее, схватил за плечо и развернул к себе. Обычно такое красивое лицо сейчас искажал гнев.

– Долли, как ты смеешь обходиться со мной как с каким-нибудь безразличным тебе клиентом?!

Женщина постаралась отвечать спокойно, хотя внутри у нее все кипело.

– А как я, по-твоему, должна к тебе обращаться? Ты и есть мой клиент.

– Вот как? Я все-таки надеялся, что означаю для тебя нечто большее... Хотя бы другом ты не можешь меня назвать? – выдавил из себя Дик.

– Могу – соседом, если хочешь, – ответила Долли, сама удивившись своему хладнокровию. – Ты бы предпочел, чтобы я тебя называла любовником?

– Тогда уж лучше – любовником! Не вижу ничего унизительного в этом слове!

Флеминг вдруг схватил ее за плечи и стал трясти, весь дрожа от негодования.

– Посмотри мне в глаза! Ты не можешь этого отрицать! И не пытайся убедить меня в том, что тебе не было хорошо со мной!

Губы Долли искривились от боли, молнией пронзившей все ее тело.

– Ну, что же, Дик, я отвечу тебе. Да, мне было с тобой очень хорошо, но это не главное, и ты это знаешь. – Она сжалась словно перед прыжком, и глаза ее вспыхнули. – Я не могу быть тебе просто соседкой-любовницей! Мы зашли слишком далеко. Все это оказалось слишком серьезно, и я не хочу...

– Это все выдумки! Проблема в том, что ты любила своего мужа и потеряла его, а теперь ты боишься полюбить другого мужчину.

– Нет, дорогой, ты не хочешь меня понять! – Голос Долли задрожал, и внезапно она осознала, что кричит. – Дело вовсе не в моем муже!

– Тогда о чем ты говоришь?! – закричал в ответ Дик.

Долли почувствовала, что слезы подступили к самым глазам и вот-вот прольются. Не могла же она сказать ему, что боится просто не пережить разлуки с ним...

– Я ничего не буду тебе объяснять. Если можешь, считай, что меня для тебя больше не существует!

Долли проскользнула мимо него и выбежала на улицу, хлопнув дверью.

Она бежала через лужайку и глотала злые слезы. Как больно! Но именно так и следовало поступить. Они должны забыть друг о друге: слишком далеко зашла эта опасная игра, слишком тяжелыми для нее могут быть последствия! А ведь он не способен ни на что, кроме такой вот короткой любовной игры... Надо забыть о нем! Прямо сейчас, с этого самого мгновения!


Прошло еще два дня. Все это время Дороти тщательно избегала встреч с Флемингом, и это ей удавалось. Дни ее были свободны от его присутствия, чего нельзя сказать о ночах. Дик снился ей ночи напролет. Вот и в среду, глубокой ночью, ей снился сон про него – греховный, сладкий сон, заполненный самыми упоительными переживаниями. Долли внезапно проснулась от ощущения, что кровать под ней ходит ходуном. Медленно и с неохотой открыв глаза, она увидела Кэрол, которая изо всех сил трясла ее за плечо.

– Мама, вставай! – тревожно говорила Кэрол. – Клод пропал! Меня разбудил Ральф: он пришел ко мне в комнату и стал тащить куда-то на улицу. Я пошла за ним, а когда проходила мимо комнаты Клода, увидела, что там горит свет. Я заглянула, но Клода там не было! Я не знаю, куда он ушел, но Ральф рвется его искать.

Только этого не хватало! Мать резко села и, взглянув на светящийся циферблат настольных часов, воскликнула:

– Господи, час ночи! Куда он мог уйти в такое время?!

Кэрол всплеснула руками.

– Ума не приложу!

Долли подошла к окну, посмотрела на дорогу. Что-то было не так, но спросонок она никак не могла понять, что именно. Внезапно ее осенило: машины Флеминга не было на обычном месте.

– Кэрол, джип соседа не стоит возле дома. Ты не слышала, когда он уехал?

Дочь покачала головой. Долли отошла от окна, включила ночник и позвонила в полицию. Через несколько секунд она уже беседовала с лейтенантом Реслингом.

– Да, мэм. Красный джип мы обнаружили в конце Фостер роуд. Не похоже, чтобы его бросили. Нет, никто из жителей острова не заявлял об угоне.

Долли швырнула трубку и с горящими от злости и тревоги глазами принялась натягивать одежду.

– Я поеду узнать, что случилось, а ты, Кэрол, оставайся дома. Присмотришь за Китти.

Кэрол упрямо вскинула подбородок.

– Нет, мама. Я поеду с тобой. Я могу тебе понадобиться! Китти тоже можно захватить.

Мать была слишком взволнована, чтобы настаивать на своем; пришлось взять и младшую дочь.

Через несколько минут Долли, Кэрол и полусонная Китти уже катили в старом фургончике по залитой лунным светом дороге. Долли уговаривала себя не поддаваться панике. Этот ученый безумец, наверное, поделился с мальчишкой своими очередными идиотскими планами ночной рыбалки или ночного купания, и Клод напросился с ним. Она свернула на Фостер роуд, проскочила мимо густых зарослей жимолости, словно утопавших в кружевной пене, мимо клумб с роскошными тигровыми лилиями и вскоре заехала в рощу, где росли карии, дубы и сосны.

Проехав по ухабам и корням, Долли свернула на лесную тропинку и остановилась, глубоко вздохнув: джип Дика был здесь, припаркован под раскидистой сосной. Вместе с девочками она выскочила из фургончика и пошла по узкой тропинке, петляющей между дюнами, к океану. Взглянув налево, она замерла от удивления. Среди высоких, поросших седоватой травой дюн она увидела невесть откуда взявшуюся лестницу, ведущую на маленькую площадку. Все сооружение сильно напоминало эшафот. На площадке стояла маленькая одинокая фигурка и в бинокль смотрела на раскинувшийся внизу океан, мерцающий в лунном свете.

Перед глазами Долли тут же замелькали жуткие картины: вот Дик с Клодом заходят в океан и плывут вдаль от берега. Внезапно сын выбивается из сил и пропадает в пучине. Дик не может его найти и влезает на площадку, чтобы посмотреть в бинокль... Сердце матери сжалось в ледяных тисках страха. По щиколотку увязая в белом песке, они побежали к берегу. Испуганный взгляд женщины метался вдоль дугообразной линии прибоя. Еще немного, и сердце ее остановится. Пляж был пуст, если не считать нескольких мужчин, столпившихся у палатки, и еще нескольких, с фонарями обшаривающих пляж.

Долли тут же решила, что это они установили палатку «скорой помощи», чтобы, когда его найдут... Она рванулась к палатке, Кэрол и Китти за ней. Когда они подбежали ближе, один из мужчин обернулся, на лицо его упал лунный свет. Он приветливо взмахнул рукой.

– Дик! – закричала Долли, узнав его. – Что случилось?! Где Клод? Я с ума схожу от волнения!

В ровном серебристом сиянии луны показалась рыжая голова сына, выскочившего из-за палатки на голос матери.

– Мама, не волнуйся, я здесь! – закричал он. Лицо мальчика сияло от возбуждения. – Черепахи приплыли! Пойдем посмотрим, как какая-нибудь из них будет копать гнездо!

Долли облегченно вздохнула и опустилась на песок, не в силах больше сделать ни шагу. Надо бы, конечно, как следует отшлепать этого негодного мальчишку, но ей стало жаль омрачать его восторг. Тем более что самой вскоре пришлось этот восторг разделить: то, что она приняла за палатку, оказалось панцирем огромной морской черепахи! Клод с девочками опустились на песок рядом с Долли; Дик подошел и присел рядом. Его лицо излучало искреннее раскаяние и дружелюбие, словно не было всех этих резких и жестоких слов, проложивших между ними пропасть.

– Извини, что заставил тебя волноваться, дорогая! Я думал, что Клод оставит записку...

Долли глубоко вздохнула, чтобы окончательно успокоиться.

– Как ты узнал, что черепахи выползли на берег?

– У меня же в распоряжении несколько студентов! Они вели круглосуточное наблюдение за побережьем. Примерно час назад один из них позвонил и сообщил о появлении черепах. Ну вот, я и крикнул в окно Клоду, прежде чем отъехать... – Увидев недовольное лицо Долли, Дик пожал плечами и развел руками. – Извини, но я обещал не уезжать без него, если узнаю о появлении первых черепах. – Голос его стал уверенней. – Нельзя же нарушать обещаний, тем более данных ребенку!

Долли прикусила язык. С такими аргументами не поспоришь. Зато теперь можно вдоволь полюбоваться на гигантскую черепаху. Животное ловко копало песок своими мощными передними ластами.

Песок вылетал из-под ласт с громким свистящим звуком.

Дик вполголоса комментировал:

– Она только что выкопала себе ямку для ложа, а теперь копает лунку для кладки. Когда она вернется в океан, моя команда соберет отложенные яйца и поместит в инкубатор. Там им ничего не будет угрожать, а когда из них вылупятся черепашки, мы отпустим их в океан. Можно надеяться, что через несколько лет они снова вернутся на наши пляжи для продолжения рода. Таким образом, наш остров станет родиной для новых и новых поколений черепах.

Дик обнял за плечи своего маленького помощника и его маму. Втроем они молча наблюдали, как работают мощные плавники.

Долли старалась сосредоточить все внимание на черепахе, чтобы перестать волноваться от прикосновения мускулистого тела и сильной руки Дика. И, надо сказать, сделать это оказалось не так уж трудно: черепаха достигала четырех футов в поперечнике и весила, должно быть, более четырехсот фунтов. Зачарованно смотрела Долли на гигантский красно-коричневый панцирь, украшенный орнаментом, напоминающим переплетенные кольца, на толстую морщинистую шею, на массивный кожный нарост, защищающий голову. Глаза животного, большие и круглые, как чайные чашки, смотрела на мир грустно и мудро.

– Смотрите, сначала она копает ямку и разравнивает дно. Потом утрамбовывает песок ластами.

Все вытянули шеи, стараясь получше рассмотреть происходящее в яме. Она становилась все глубже и глубже.

– Похоже, эта черепаха хочет докопаться до Китая, – сострил Клод.

– Она сможет копать ямку до тех пор, пока позволит длина передних ласт, – пояснил Дик.

Помимо своей воли, Долли перевела взгляд на его чеканный профиль и уже не могла оторваться.

Глаза ее скользили по стройному мускулистому телу, каждый дюйм которого она знала уже на ощупь. Женщина любовалась цветом его кожи, бронзовым в мерцающем свете бледной луны. В конце концов, может же она хотя бы смотреть на него! Особенно сейчас, когда почти темно, и никто этого не заметит... Стоило ей подумать об этом, как тут же она услышала над ухом едва различимый шепот:

– Дорогая, ты рискуешь пропустить самое интересное.

Смущенно отвернувшись, она взглянула на черепаху и увидела, что эта огромная амфибия приступила к кладке яиц. Один, а то и сразу два влажных шарика, размером с мячик для игры в пинг-понг, падали в лунку.

– Как странно: яйца падают прямо в песок.

– Ничего странного. Они покрыты эластичной кожистой скорлупой, которая не позволяет им разбиться. Это очень важно: ведь обычно кладка состоит из ста – ста двадцати яиц.

– Так много? Ну, тогда, я думаю, здесь и так выведется достаточно черепашек, – вступила в разговор Кэрол. – Вовсе не обязательно помещать эти яйца в инкубатор.

Ученый покачал головой.

– Ты не права, Кэрол. У черепах очень много врагов: еноты, опоссумы, скунсы, кабаны, даже муравьи. Я видел, как песчаные крабы раскапывают гнездо и за считанные минуты уничтожают всю кладку. Иногда корни морского овса оплетают яйца, не давая черепашкам вылупиться. Но, конечно, самым главным врагом черепах является человек.

Не отрываясь они смотрели, как черепаха раскрывает рот, издавая громкие звуки, похожие на стон, как поднимает голову, словно показывая свое будущее потомство, уложенное на песок. Затем животное напряглось, опустило голову и прикрыло глаза. Спустя несколько секунд из-под закрытых век по покрытой чешуей морде потекли струйки влаги.

– Смотрите! – закричала Китти. – Она плачет!

Флеминг стал объяснять суть происходящего, обращаясь к девочке серьезно, без тени иронии:

– Черепахи не плачут. Ученые полагают, что так называемые «слезы» помогают черепахе прочистить глаза от песка: он ведь мог попасть туда во время выкапывания гнездовой лунки. А кроме того, эти «слезы» выводят из организма избыток солей.

Черепаха трудилась долго – почти час. Затем она немного отдохнула и принялась выбираться из выкопанной ямки. При этом задними плавниками она закидывала кладку песком, захватывая его с обеих сторон от яиц. Было забавно наблюдать, как старается это неуклюжее животное, следя за тем, чтобы все яйца были хорошенько укрыты и в лунке не оставалось пустот. Когда ямка была полностью закопана, черепаха приподнялась на ластах и со всего размаха плюхнулась на холмик песка, образовавшийся над кладкой. Дети пришли в восторг от такой изобретательности: действительно, лучшего трамбующего устройства, чем тело, закованное в тяжелый панцирь, не найти. Черепаха повторила этот трюк раз двенадцать, а затем разбросала задними ластами лишний песок, оставшийся над кладкой.

– Маскировка – необходимая предосторожность, надо надежно спрятать яйца, – пояснил Дик. – Вам, наверное, это покажется странным, но черепахе не суждено увидеть своего потомства. Черепашки вылупятся только через пятьдесят– шестьдесят дней и сразу начнут самостоятельную жизнь.

В это время черепаха медленно повернулась кругом, оглядывая место, где отложены яйца, и, очевидно, осталась довольна своей работой, так как затем обернулась в сторону океана.

– Сейчас нам предстоит основная работа. Мы окольцовываем черепах, чтобы узнать, вернутся ли они на этот берег через год. Вообще-то, ученые определили, что большинство черепах откладывают яйца ежегодно.

– Значит, вы будете приезжать на Коралловый остров только раз в году? – с тоской в голосе спросила Китти.

Флеминг промолчал.

– Люди не всегда ведут себя как черепахи, – неопределенно высказалась Долли.

После того как студенты окольцевали, взвесили, обмерили черепаху и сняли слепки со следов животного на песке, мать и дети остались понаблюдать за тем, как гигантское животное уползет в океан. Вот черепаха добралась до кромки прибоя, остановилась отдохнуть; вот, вытянув длинную шею и набрав в легкие побольше воздуха, сделала последнее усилие и поползла в океан, оставляя на песке две глубокие борозды.

Долли смотрела, как неуклюжее создание исчезает в пене прибоя. Ей вдруг стало жаль черепаху: бедняга никогда не увидит своих маленьких детишек! Со странным щемящим чувством в груди она взглянула на Дика.

– Ну, мне пора везти своих черепашек в их гнездо, – с улыбкой сказала Долли. – Ребята! Ко мне!

Флеминг окинул ее медленным, задумчивым взглядом.

– Сегодня у меня был удачный день. Я провожу вас.

– Не стоит утруждаться, – быстро ответила Долли и поспешила к машине.

Однако идти по зыбучему песку было очень трудно, и Дик скоро нагнал ее.

Медленно шли они обратно, поднимаясь вверх по тропинке. Только сейчас Долли заметила шесть больших щитов с предупреждающими надписями: «Пляж является местом гнездовья черепах и находится под охраной правительства США».

Клод остановился и показал на деревянную платформу, которая так испугала Долли накануне.

– Смотри, мама! Эту платформу мы строили вместе с Диком. Отсюда студенты вели наблюдение за морем.

Дик похлопал Клода по плечу.

– Первоклассная работа, коллега!

«Друг», «коллега», «партнер»... Какие это, в сущности, замечательные слова, подумала Долли. Ах, если бы мы с Диком могли идти по жизни рука об руку, хотя бы как партнеры, как друзья... Только бы не расставаться, едва встретившись, как корабли в ночном тумане!

XI

На следующий день, как только Флеминг переступил порог оранжереи, хозяйка уже знала: сейчас опять начнутся неприятности, он опять будет пытаться войти в ее жизнь... Этот человек должен понять, как я занята! – раздраженно подумала Долли, с особой тщательностью наполняя землей кадку. Работа требует огромного внимания: никак нельзя перепутать пропорции земли и торфа, не доложить или переложить удобрений. Все это так сложно, что и глаз нельзя оторвать, не то чтобы отвлечься разговором.

Но соседу, по всей видимости, не было дела до ее занятости. Вразвалочку, без тени смущения, направился он к Долли, насвистывая по своему обыкновению жизнерадостный мотивчик и носком ботинка загребая гравий на дорожке.

Да как этот нахал смеет вести себя так, будто она никогда не просила его забыть дорогу в ее дом!

– Дик, – сказала Долли сердито, даже не взглянув в его сторону, – ты же видишь, мне некогда! Надо пересадить еще шесть пальм арека. Их просто до ручки довело прозябание в здешней гостинице, а хозяин требует вернуть их к жизни за две недели. Он, видите ли, собирается поставить их в столовой к прибытию делегатов на съезд моряков! И вообще у меня нет времени для свиданий с тобой ни сегодня, ни завтра... – словом, никогда!

Гость пропустил гневную тираду мимо ушей. Продолжая насвистывать, он как ни в чем не бывало оперся руками на стол, за которым работала Долли, легко подбросил в воздух свое гибкое сильное тело и уселся прямо рядом с кадкой.

Краем глаза хозяйка наблюдала, как он, взявшись обеими руками за поля шляпы, натянул ее так, что не видно было глаз. Скрестив руки на груди и понизив голос до трагического шепота, Дик произнес:

– Ты права, дорогая, нам не нужно видеть друг друга, достаточно слышать!

Долли прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

– Не строй из себя шута, ты ведь серьезный ученый! У тебя все равно ничего не выйдет.

– Я не шучу, а говорю совершенно серьезно, – заявил он. – Я пришел просить тебя оказать мне услугу в счет погашения долга.

Долли вскинула голову. Что он выдумал на этот раз? Она была страшно зла на него: совершенно не принимает ее всерьез, а теперь еще придумал какой-то долг...

– Я должна тебе? За что?

– Ну, как же? Ты сказала, что весьма обязана мне, помнишь?

– Не помню.

С преувеличенной любезностью и неизменной галантностью джентльмен позволил себе освежить ее память.

– Не сочтите за дерзость напомнить вам, как шестого мая ровно в 20.42 на открытом родительском собрании в начальной школе Кораллового острова я, жалкий обманщик, ввел в заблуждение мисс Торнтон, самовольно выступив в роли отца Китти. На что вы сказали: я весьма обязана тебе, Дик. И вот теперь я явился за своим долгом!

Зрачки Долли сузились, придав ей сходство с тигрицей.

– Значит, теперь я в роли Фауста, а ты – дьявола в овечьей шкуре? Уж не тебе говорить об одолжении! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

Флеминг шутливо замахал руками.

– Я не имею понятия, что ты имеешь и что не имеешь в виду. Я не слишком догадливый малый. А кроме того, вот увидишь, ни о чем сверхъестественном я не попрошу. Услуга твоя будет заключаться в следующем. Я бы не посмел тебя тревожить, но компания, пригласившая меня сюда, в следующую субботу организует ночной круиз по реке на колесном пароходе. В программе вечера дружеский банкет и танцы. Как ты сама понимаешь, появиться на званом вечере без дамы – верх неприличия. Приглашать какую-нибудь из местных дам мне не хочется, чтобы не плодить ненужных слухов и не делать необоснованных авансов. Поэтому я подумал о тебе – он сделал эффектную паузу – немедленно!

Долли вопросительно подняла брови и, словно маленькая девочка, совершенно невинно спросила:

– А если бы компания не устроила круиз по реке, ты бы обо мне ни за что не вспомнил, не правда ли?

– Я не хочу отвечать на провокационные вопросы. – Сосед обворожительно улыбнулся. – Постарайся посмотреть на это так: я просто даю тебе шанс оказать мне ответную услугу.

Ну почему всегда, когда этот человек рядом, ей приходится бороться с собой?! Разумеется, если бы он предложил ей прокатиться вдвоем, она бы немедленно отказалась. Но там ведь будут его сослуживцы... Нет, в любом случае приглашение, выраженное в такой, мягко говоря, нелюбезной форме, следует, конечно, отклонить!

Долли взяла в руки секатор и принялась подрезать коричневые отмершие кончики листьев пальмы, придавая им красивую стреловидную форму. С другой стороны, почему она должна сидеть дома одна, пока мужчина, взволновавший ее сердце, будет наслаждаться круизом с какой-нибудь другой дамой? Сказать по правде, ей уже давно доводилось слышать о подобных круизах много хорошего, и была мечта хоть раз прокатиться на нарядном, сверкающем всеми огнями пароходе... И вот появился шанс исполнить эту мечту! Кляня себя за слабость, Долли положила ножницы и холодным сухим тоном произнесла:

– Ну что же. Долг платежом красен. И потом, дареному коню в зубы не смотрят...

Глаза мужчины заискрились от смеха.

– Что это ты заговорила пословицами? Мне давали в жизни разные прозвища, но еще никто не называл «дареным конем».

Долли опять взяла ножницы и щелкнула ими перед самым носом гостя.

– Оставь свои шуточки и уходи подобру-поздорову, пока не пришлось удирать через изгородь, как последнему...

– Не надо объяснять мне, – Дик смерил собеседницу надменным взглядом, – что последним изгородь пересекает лошадиный хвост.

Он сдвинул шляпу на затылок, легко спрыгнул со стола и неожиданно чмокнул ее в губы, бросив на прощание:

– Дорогая, ты прелесть! Просто куколка!


В субботу в половине седьмого Китти открыла дверь Флемингу.

– Мама уже собралась. Она сейчас на кухне, воспитывает нас с Клодом, пока мы едим макароны.

Долли, одетая в изумрудно-зеленую шелковую кофту и цветную юбку, вышла в холл и, закинув на плечо белую сумку, немного застенчиво улыбнулась Дику.

– Я готова.

В это время сверху раздался взволнованный голос Кэрол:

– Мама, Дик уже пришел? Не уходите, я хочу с вами попрощаться!

Мать с удивлением подняла глаза на дочь, спускавшуюся по ступенькам лестницы, и остолбенела. На ногах дочери были сногсшибательные босоножки на огромном каблуке. Ореховые волосы стянуты в роскошный узел. Короткий саронг с яркими цветами плотно облегал стройную девичью фигурку. Дик смотрел на нее словно завороженный, не отрываясь. Придя в себя после недолгого шока, Долли спросила:

– Кэрол, как это понимать? Ты собралась в клуб на коктейль? На вечеринку? В гости? Ты же обещала мне быть дома и присмотреть за малышами!

Дочь остановилась на полпути, вальяжно облокотилась на перила и одарила всех королевской улыбкой.

– Я помню, мама, что мне сегодня нянчиться с малышами. – Она подчеркнуто небрежно прикоснулась к волосам. – А что касается моего наряда, то я имею право носить то, что мне нравится. Я уже вышла из возраста, когда постоянно носят короткие штанишки!

Долли потеряла дар речи: постепенно до нее докатился дурманящий аромат. Боже мой, мои духи! – пронеслось в сознании. Наверное, она вылила на себя весь флакон!

Дик пришел в себя первым.

– Кэрол, ты выглядишь потрясающе! Стой, не двигайся! – Он схватил фотоаппарат, висевший, как всегда, у него на шее, сорвал колпачок с объектива, поймал в видоискатель «топ-модель» и принялся делать снимок за снимком. – Прекрасно! Подожди, я сниму еще раз, чтобы получилось наверняка.

Смущенно улыбнувшись, Кэролл поправила саронг, откинула назад голову и приняла театральную позу. Мать с трудом сдерживала улыбку.

– Девочка, – проникновенным голосом сказал Дик, – потерпи, через несколько лет придет твое время. И вот тогда ты всех уложишь у своих ног!

Кэрол просияла. Ей захотелось одарить Дика одним из своих самых неотразимых взглядов: глядя на него из-под полуопущенных ресниц, она приподняла верхнюю губу и раздула ноздри, словно пытаясь насладиться ароматом вылитого флакона духов. В результате этих манипуляций ее лицо приобрело совершенно невероятное выражение. Было ясно, что достичь такого эффекта без длительных репетиций перед зеркалом невозможно. Да, подумала Долли, девочка взрослеет, ищет свой образ и какие-то черты уже наработала...

– Благодарю тебя, Дик! – с чувством произнесла Кэрол.

Решив, что не стоит ждать, когда дочка окончательно заворожит мужчину, Долли поспешно перецеловала детей, повернулась и взяла своего спутника под руку.

Дороти Хаммер и раньше доводилось видеть «Барбадос», когда он величественно проплывал мимо по блестящей глади воды. Вблизи корабль оказался еще красивее и наряднее: настоящая Мечта, воплотившаяся в жизнь. Старинный пароход сверху донизу сиял белизной, только гребные колеса и ватерлиния были покрашены в ярко-красный цвет. Долли восхищенно смотрела на открытую палубу с капитанской рубкой, на большую трубу с двумя черными полосами, извергающую густые клубы дыма.

Флеминг подал даме руку, и они взошли на широкий трап, присоединившись к шумной веселой толпе, поднимающейся на палубу шикарного парохода.

Долли была счастлива. Все заботы, все неразрешимые проблемы куда-то отошли, она решила позволить себе расслабиться и от души насладиться так неожиданно выпавшей ей удачей.

Раздался гудок. Женщина рассмеялась.

– Похоже на рев огромной раздувшейся лягушки.

Дик обнял ее одной рукой за плечи и прижал к себе.

– Перестань сейчас же! Никак не ожидал услышать из твоих уст столь непоэтичное сравнение.

Прозвучал сигнал к отплытию, и корабль медленно отчалил от пристани саваннского порта. Долли и Дик вместе с другими пассажирами дружно перегнулись через перила и завороженно смотрели на каскады брызг, которые вылетали из-под гребных колес, набирающих обороты. Корабль оставлял за кормой широкий кильватерный след, похожий на полотно сжатого шелка. Глухо, утробно стучала паровая машина, и Долли чувствовала, сердце ее бьется в унисон железному сердцу парохода. Ей безумно нравилось это ровное плавное скольжение, нравилось смотреть на широкий водяной вал попутной волны, нравилось чувствовать сильную руку спутника на своем плече, тепло его мускулистого тела, вдыхать мужской солоноватый запах, терпкий, как запах моря... Женщине вдруг страшно захотелось обнять Дика прямо здесь, не обращая внимания на присутствующих, и пришлось предпринять значительное усилие, чтобы переключить свое внимание на красоты природы.

Прелестные картины плавно проплывали перед ее взором, утопая в сумраке раннего вечера. Возле берега ловили рыбу длинноногие голубые цапли. Их маленькие изящные головки грациозно качались вверх-вниз на стройных шеях. Маленькие юркие шлюпки плыли в кильватере за «Барбадосом». К вечеру подул ветерок, взъерошил гладь реки барашками пены, расправил флаги на корабле и заиграл рыжими кудрями спутницы Дика. Ветер прогнал с палубы почти всех пассажиров, и вскоре они остались на корме одни.

Флеминг наклонил голову к растрепанным кудрям Долли и погладил ее по голове. Шелковистые упругие локоны ласкали ладонь, их тонкий аромат кружил голову. Глядя в счастливые простодушные глаза Долли, можно было прочесть все ее чувства: сбылась заветная мечта прокатиться на пароходе по реке чудесным весенним вечером, когда ласковый ветерок освежает лицо, а закатное солнце отражается в воде! Она была такой трогательной в этот момент, что Дик почувствовал, как что-то перевернулось в душе. Никогда еще он не встречал более желанной женщины! Дик прижал к себе любимую еще теснее и ласково провел рукой по нежной коже обнаженного предплечья. Ее гибкое тело так уютно примостилось у изгиба его плеча, что, казалось, эта женщина стала частью его тела.

Повинуясь внезапному порыву, Флеминг наклонился и поцеловал спутницу в губы, свежие и прохладные. Она в ответ прижалась к нему с неожиданной страстью, потрясшей его и заставившей сердце учащенно забиться. Дика переполнила глубокая нежность, дыхание сбилось; никогда в жизни он не испытывал ничего подобного. Все дни, проведенные вдали от Долли, казались ему сейчас пустыми и никчемными, лишенными смысла и радости жизни. Дик смотрел на нее и чувствовал, что в ней заключен весь смысл бытия, она является центром мироздания, без нее мир становится блеклым и одноцветным... Тихо и проникновенно он прошептал:

– Дорогая, я потеряю в этой жизни все, когда уеду от тебя!

На глаза Долли навернулись слезы, не давая вымолвить ни слова. Она быстро отвернулась и стала смотреть на воду.

С носовой части судна донеслись звуки музыки. На рояле играли популярную мелодию Гершвина.

Слишком взволнованные, чтобы выразить переполнявшие их чувства словами, растерянные влюбленные стояли, обнявшись, и молча смотрели на окутанные сумраком берега. Из состояния тихого созерцания их вывело судовое радио, во всеуслышание сообщившее, что в ресторане накрыт ужин.

Они спустились на нижнюю палубу, и Долли не смогла удержать восхищенного возгласа при виде банкетного зала в викторианском стиле. Богатая драпировка с золотой бахромой, газовые фонари из белого стекла, льющие мягкий золотистый свет, столы из мореного дуба, покрытые льняными скатертями розового цвета, – все это вызывало ее восторг. И, конечно, на всех столах стояли свежесрезанные цветы в изящных фарфоровых вазах.

К ужину подали сочные ростбифы, картофель, запеченный в фольге, салат из свежих овощей, а завершил трапезу прекрасный кофе с хрустящими, еще горячими рогаликами. После кофе Дик и его дама пересели за столик на двоих.

Официанты в черных строгих брюках, белых рубашках и красных жилетах разносили напитки и сладости. Долли ахнула при виде роскошного клубничного торта, поданного на десерт. Нет, наверняка тут не обошлось без вмешательства доброго волшебника. Счастливой путешественнице казалось, что она героиня старой знакомой сказки и наслаждается каждой секундой этого волшебного вечера, словно Золушка на королевском балу. И только в дальнем уголке сознания шевелилась мысль, что объяснения Дика по поводу банкета и круиза с членами пригласившей его компании не сочетаются с происходящим вокруг.

Допив кофе с ликером и покончив с изрядным куском клубничного торта, Долли наконец поняла, в чем тут дело. Хотя кое-кто из молодых экстравагантно одетых пассажиров, находящихся в приподнятом расположении духа, махал им приветливо рукой и даже кричал «Привет!», никто возле них не задерживался, не останавливался поболтать, не окликал Флеминга по имени.

Долли послала ему улыбку через стол и как бы невзначай спросила:

– Милый, почему ты не хочешь познакомить меня со своими друзьями и коллегами?

Она давно заметила, что Дик не умеет врать. Он сразу покраснел, в замешательстве обвел взглядом столовую и невнятно пробормотал:

– Я... Что-то никто из знакомых не попадается на глаза.

– Странно, – сказала Долли; ее подозрения превратились в уверенность. – А может, их тут никогда и не было, дорогой?

Но он продолжал упорствовать с ослиным упрямством.

– Компания пригласила больше сотни человек. Неужели ты думаешь, что я знаю всех приглашенных?

Спутница усмехнулась:

– Я так не думаю, Дик, но если ты сам в это веришь, то должен поверить и в то, что я готова продать тебе Эмпайр Стейт билдинг.

Незадачливому хитрецу ничего не оставалось, как сдаться. Заглядывая Долли в глаза, он потянулся через стол и взял ее руки в свои.

– Извини, милая! Но я никак не мог придумать, как тебя вытащить из дома. И мне не пришло в голову ничего умнее, чем сочинить историю про компанию и организованный ею круиз... Я, видишь ли, хочу сообщить тебе сегодня нечто совершенно особенное. А для этого вечер не должен походить на будничный.

Сердце Долли на мгновение остановилось, а затем забилось с утроенной силой. Чуть слышно она выдохнула:

– Я слушаю тебя, лгунишка.

– Еще не время. – Он задумчиво покачал головой. – Попозже.

Долли впилась глазами в лицо Дика, стараясь прочитать его мысли, но лицо это сохраняло полную непроницаемость. Неожиданно ироническая улыбка тронула его губы. В полном недоумении Долли спросила:

– Что тебя так рассмешило, черепаший профессор?

– Я подумал о Кэрол: вспоминал, как она выглядела в этом цветастом саронге. Разрядилась, словно цирковая лошадка!

Долли лукаво прищурилась.

– А знаешь ли ты, что она вырядилась, по твоему выражению, как цирковая лошадка, только ради тебя? Она же без ума от тебя! Неужели ты ничего не замечаешь? И, к моему сожалению, это чувство у нее никак не проходит...

– Не может быть! Ты что-то выдумываешь.

Дик опустил голову, стараясь осмыслить сказанное. Неужели Долли предполагает, что все это так серьезно? Он, конечно, замечал, что девочка кокетничает с ним, и это его забавляло... Сообщение матери поразило и расстроило его сильнее, чем он мог представить.

– Ничего я не выдумываю: уж я-то знаю свою дочь! Кэрол приложила все усилия, чтобы выглядеть точно так же, как участницы программы «Любовь с первого взгляда». Она хочет быть в твоих глазах настоящей женщиной! – Долли подняла на него взгляд и усмехнулась. – Скажи, бездомный странник, приятно быть предметом чьего-нибудь обожания?

– Это очень сложный вопрос, дорогая; просто так, с налету, и не ответишь. – Он замолчал и, прихлебывая кофе, стал анализировать сложившуюся ситуацию. Наконец сказал: – Я думаю, ты напрасно волнуешься: Кэрол еще ребенок, у нее это скоро пройдет...

– Девочке четырнадцать лет, Дик, целых четырнадцать! Она, конечно, ребенок, но уже не совсем. Она еще и маленькая женщина...

Господи, подумал Дик, Кэрол по возрасту годится ему в дочери, а она уже фактически взрослый человек! Время мчится неумолимо, а он продолжает считать себя таким же, как и в юности. Перед его мысленным взором прошли чередой лица его однокашников. Они начинали самостоятельную жизнь вместе. Вместе учились в школе, вместе заканчивали университет, почти одновременно стали работать... Но у всех уже давно были семьи, прекрасные дома, прочное стабильное положение в обществе. У него ничего этого не было. До сих пор его не заботили подобные вопросы, а если и возникали иногда, он спешил выбросить их из головы и, как правило, ему это прекрасно удавалось. Но сейчас он не успел: Долли давно уже научилась читать в его глазах.

– Тебе не кажется, отшельник, что жизнь проходит мимо тебя?

– Жизнь пока благосклонна ко мне. И, если уж мы решили откровенно поговорить... – добавил он тихо, – неужели ты никогда не чувствовала, что воспитание детей – тяжелый обременительный труд?

– Никогда! Мне даже ни разу такие мысли в голову не приходили! – решительно возразила Долли, стараясь не думать о том, как все обстоит на самом деле. – У меня есть один секрет, и я готова поделиться им с тобой. Я всегда даю понять своим ребятам, что я на голову умнее их и поэтому командовать парадом буду только я!

Дик посмотрел на нее с недоверием.

– Ты хочешь сказать, они не висят у тебя камнем на шее?

– Камнем?! Вот так сравнение! – возмущенно воскликнула Долли. – Нет, тебе определенно надо завести детей, чтобы наконец убедиться: дети не усложняют жизнь, а придают ей смысл! Я не знаю, что бы я делала, когда умер мой муж, если бы со мной рядом не было моих крох. Страшно подумать, какой пустой и никчемной оказалась бы моя жизнь... Впрочем, я и не представляю ее без них.

Дик молчал, только неотрывно смотрел на нее. Он не сомневался в том, что Долли сейчас говорит искренне. Может, в ее словах есть зерно истины? Что это с ним? Он, кажется, начал сомневаться в правильности своей жизненной позиции? Только этого не хватало!

Корабельный оркестр, обрушивший на них шквал музыки, избавил закоренелого холостяка от необходимости додумать мысль до конца. Дик отодвинул стул и встал.

– Давай поднимемся на палубу, – предложил он.

На палубе неистовствовал оркестр. Лихо звенели струны банджо, выводил головокружительное соло саксофон. Исполнялась мелодия из популярного мюзикла в джазовой аранжировке. Затем полилась сентиментальная и романтическая мелодия «Лунной реки». Дик подвел Долли к освещенной разноцветными огнями фонарей танцевальной площадке и галантным жестом пригласил на танец. Она со счастливой улыбкой приняла приглашение, Дик крепко прижал ее к себе, и они поплыли под музыку, чуть раскачиваясь в такт мелодии. Долли закрыла глаза и полностью отдалась танцу. Когда мелодия закончилась, Дик шепнул что-то на ухо дирижеру джазового оркестра и, ничего не объясняя свое! спутнице, повел ее на корму.

Эта часть корабля была пуста. Только луна и звезды дарили им призрачное сияние. Завороженные колдовством ночи, смотрели они на мерцающую отраженным светом воду. Дик протянул Долли руку словно приглашая на танец, и заключил ее в объятия прижавшись щекой к волосам. Долли почувствовала что слабеет... Легкая дрожь прокатилась по телу. Он замерла в сладострастном ожидании, и тут раздались первые аккорды «Голубого блюза». Это наша песня! – пронеслось у нее в сознании.

– Наша песня, – словно эхо, отозвался Дик, касаясь губами мочки ее уха.

Лаская ее своим дыханием, он стал напевать слова, полные любви и нежности.

– Дорогой, ты хотел сообщить мне что-то очень важное; может, это время уже наступило?

Он посмотрел на нее восхищенным взгляде и покачал головой в такт музыке.

– Нет, Зеленая Веточка, еще не время.

Дик вел ее в танце, крепче и крепче прижимая к себе. Они танцевали, не замечая бегущего времени, а между тем круиз подходил к концу. Напоследок оркестр грянул бравурный марш; публика веселилась от души. На этой триумфальной ноте завершилось путешествие, и «Барбадос» пришвартовался к пристани Саванны.

Когда они поднялись на веранду, Дик не стал провожать хозяйку до дверей, а сразу усадил на качели. Сердце Долли тревожно забилось: весь вечер она ждала обещанных слов Дика, и вот сейчас... Неожиданно ей стало страшно: а вдруг он скажет совсем не то, что она так жаждет услышать...

Они сидели на качелях рядышком, и любимый крепко сжимал ее руку. Стук сердца гулко отдавался в голове молодой женщины. Нет-нет, не может быть! Ведь он же сам сказал, что думал об этом весь вечер и держал в тайне, потому что такие слова могут быть сказаны только после этого волшебного вечера, незабываемого круиза при луне...

Низкий глубокий голос Дика зазвучал нежно, словно прикосновение кисточки из лебяжьего пуха к щеке.

– Долли, милая, ты знаешь, как я тебя люблю, как ты мне дорога; знаешь, как мне будет тяжело переносить разлуку с тобой. – Он замолчал, пытаясь справиться с захлестнувшими его чувствами. – И все-таки я должен сказать. Моя работа на острове завершена. Мне пора уезжать. Я скоро покину тебя, моя Зеленая Веточка.

Женщина долго молчала, не в силах осознать смысл сказанного. Он собирается покинуть ее? Он уезжает с Кораллового острова?! Не может быть! Тут что-то не так! Когда она наконец заговорила, то не узнала собственного голоса.

– Но ты ведь можешь остаться, не так ли?

Нерешительно Дик кивнул в ответ.

– Компания предлагала мне остаться и возглавить проект спасения черепах и некоторые другие программы. Но я прирожденный бродяга, дорогая! – Губы его сложились в горькую усмешку. – Меня зовет и манит дорога...

Волна горького разочарования захлестнула ее. Долли чувствовала, что тонет, ей не хватало воздуха, легкие судорожно сжимались... Теперь наконец она все поняла. Но как он мог?! Впрочем, сама прекрасно сознавала, что Дик ничего не обещал ей, и все же чувствовала себя обманутой. Как он посмел сначала сказать, как много значит она для него, а потом запросто вычеркнуть ее из своей жизни?! Внезапная вспышка гнева ослепила Долли. Она вскочила на ноги, сжала кулаки так, что хрустнули суставы, и низким хриплым голосом сказала:

– Так чего же стоят твои слова о том, что я дорога тебе?! Если бы это было так, ты бы никогда не уехал! Ведь ты же сам говорил, что наш район объявлен заповедником по развитию программ сохранения дикой природы. Для тебя бы в Джорджии хватило работы на всю оставшуюся жизнь! И разве не ты сокрушался, что у тебя никогда не было своего дома? Ты мог обрести его здесь, на Коралловом острове...

В голосе ее все-таки зазвенели слезы. Реакция Долли на его сообщение ошеломила Дика. Глядя на нее с удивлением, он осевшим голосом произнес:

– Дорогая, ты не понимаешь меня! Мой дом – весь мир; и самое главное—превыше всего я ценю свободу!

Теперь они стояли рядом. Гнев Долли постепенно проходил, уступая место глубокому безразличию и апатии. Все надежды ее были разбиты, впереди – мрак. Словно издалека до нее донесся собственный голос.

– Ну, что же... уезжай, отшельник. Ты так и будешь дрейфовать по жизни, не зная ни привязанности, ни ответственности!

– Я не брал на себя никаких обязательств!

– Это точно! – Долли вскинула голову. – Ты считаешь себя эдаким суперменом, Дик Флеминг. А правда заключается в том, что тебя с девяти лет швыряет по жизни, и ты просто не способен хоть где-нибудь зацепиться. Я даже рада твоему отъезду с Кораллового острова, и чем раньше это произойдет, тем лучше!

Слезы опять подступили к горлу женщины, и, прежде чем Дик успел ответить, она убежала в дом, хлопнув напоследок дверью.

XII

Дороти чистила крабов для супа, а Кэрол у буфета украшала пирог для званого ужина. Закончив работу, женщина посмотрела на дочь и увидела одинокую слезу, скатившуюся по щеке и упавшую на шоколадную заливку.

Мать подошла к девочке и обняла за плечи.

– Шоколаду достаточно, доченька. Ты решила сделать такой же пирог, как в прошлый раз, потому что он понравился Дику?

Кэрол шмыгнула носом.

– Я никогда не верила, что наш сосед на самом деле уедет, мама!

У Долли комок встал в горле, но она постаралась не выдать своих чувств и философски заметила:

– Такова жизнь, девочка. Друзья приходят и уходят...

– Я понимаю. Но отъезд Дика мне всегда казался таким далеким... Я думала, что сегодняшний день никогда не настанет!

– Понимаю тебя, малышка. Но ведь мы же решили превратить в праздник его последний день на острове. Так что давай не будем плакать и проводим его красиво.

Дороти внезапно запнулась, задумавшись над иронией, которая таилась в этих словах: обычно хочется кого-то красиво встретить, а они собираются красиво проводить... Господи, как все это больно! И как хорошо, что сегодня так много дел: можно постараться ни о чем не думать...

И вот уже приготовлены все любимые блюда для друга дома: крабовый суп, салат, цыпленок, зажаренный по-южному – с большим количеством специй, рис, сдобренный мускатом и перцем, домашнее печенье и шоколадный пирог.

Клод и Китти, не зная, чем заняться, слонялись вокруг стола, словно ожидая конца света. С напускной веселостью глава семейства скомандовала:

– Эй, ребята! Что это вы носы повесили?! А ну, немедленно настройтесь на веселую вечеринку!

– Мы все переживаем, мама, – ответила за всех Кэрол и со вздохом добавила: – Нам будет скучно без Дика. Даже Ральф вернулся с прогулки с опущенным хвостом.

Едва в дверь постучали, Кэрол кинулась было открывать, но почему-то передумала и отошла в сторонку, пропустив вперед мать. Долли открыла дверь. На пороге стоял Флеминг и широко улыбался, одну руку он держал за спиной, а в другой сжимал соломенную шляпу. Густая шевелюра Дика еще не просохла, и капельки воды блестели на солнце маленькими жемчужинами. Видно, он торопился, но был, как всегда, безукоризненно выбрит, источал приятный запах дорогого одеколона. И эта его вечная обворожительная голливудская улыбка! А хозяйка с трудом сохраняла на лице дежурную улыбку. С каждой секундой грусть ее становилась глубже. Но раз уж она решила достойно проводить его – надо держаться до конца. Тем более что новый знакомый, кажется, не прочь всем им подыграть. Не без удовольствия Долли отметила про себя, что он тщательно подготовился к сегодняшнему прощальному ужину – по крайней мере по части одежды. Каждая деталь наряда подбиралась со знанием дела; свою парадную форму он как-то назвал шедевром искусства безвестного кутюрье: желтая спортивная куртка, рубашка в желтую, коричневую и белую полоску с открытым воротом и отменно сшитые желтовато-коричневые брюки.

– Я пришел навестить главу семейства. Вижу, она, как всегда, прекрасно выглядит, – обратился гость к Долли, согнувшись в галантном поклоне.

Долли не могла не улыбнуться этому незамысловатому комплименту и порозовела от смущения.

– Дик, ну ты и фрукт!

Он с видимым удовольствием обвел ее взглядом: пышные локоны цвета ржавчины блестели, золотисто-янтарные глаза излучали свет; покрой темно-зеленого шелкового платья подчеркивал женственность и стройность фигуры, ту же цель преследовали лодочки на высоком каблуке, подобранные в тон платью.

Изобразив полнейшее восхищение, гость произнес:

– О, столь юная, ослепительно красивая особа не может быть хозяйкой такого большого дома...

– Очень даже может! – засмеялась Долли.

Флеминг вскинул брови и тем же шутливым тоном продолжал:

– Вообще-то меня мучил вопрос: может быть, стоит сперва вбросить в холл шляпу и подождать, не выбросят ли ее обратно...

Миссис Хаммер широко распахнула дверь.

– Можешь войти сразу вместе со своей шляпой. Ложная скромность не к лицу морским бродягам, подобным тебе!

«Бродяга» вдруг выбросил вперед левую руку, которую до сих пор держал за спиной, и торжественно вручил Долли букет роскошных чайных роз.

– Дик! – растроганно воскликнула женщина. – Какая прелесть! Спасибо тебе.

Эти розы показались ей самыми красивыми цветами на земле, а Дик был – что уж тут скрывать – самым лучшим на свете мужчиной... В следующую секунду его окружили дети и заговорили все разом; Долли поставила цветы в хрустальную вазу и бережно внесла их в гостиную. Дик уже сидел на тахте в самой непринужденной позе, Клод и Китти устроились по обе стороны от него. Кэрол расположилась на желтой кушетке, напротив, приняв позу принцессы, восседающей на троне. Глаза ее были устремлены на гостя. Долли осторожно поставила вазу на стол и села рядом с Кэрол.

Ну вот, прощальный вечер начался: все на местах, приготовления окончены, даже цветы уже поставлены в вазу. Хозяйке больше нечем было отвлечь себя. Теперь все внимание она сосредоточила на контроле над собственным голосом и выражением лица. Слова Дика доносились до нее будто сквозь пелену тумана. О чем это он говорит? Ах, да – рассказывает детям, как в инкубаторе выращивают черепашек. Надо собрать волю в кулак! Господи, дай мне силы! – повторяла женщина про себя. Дай с честью пройти сквозь испытания сегодняшнего дня! Может быть, если забыть о том, что этот день – последний, легче будет сидеть за одним столом с человеком, которого ей суждено вот-вот потерять? А ведь она любит его, любит, как никого еще не любила! Долли вдруг поняла, какие чувства испытывают приговоренные к смерти перед последней в их жизни трапезой...

Нет, так нельзя! Кончится тем, что она испортит всем вечер. Нужно попытаться вникнуть в смысл того, о чем рассказывал детям Дик. Сейчас он говорил им комплименты по поводу их нарядов. Вряд ли гость догадался, что сегодня ребята надели лучшее, что у них есть, в честь прощального ужина с ним...

– Кэрол, у тебя очень красивое платье, желтое. Кстати, желтый – мой любимый цвет.

– Я знаю, – девочка расцвела. – Оно из вощеного шелка. Я сама его сшила.

К удивлению матери, Кэрол оделась сегодня вполне по возрасту, убрала волосы в конский хвост и украсила прическу несколькими маленькими золотистыми розочками из ткани. Как она мила, когда не пытается ничего изображать из себя! А сегодня ей, видно, просто не до этого.

И когда дочь заговорила, голос ее звучал тоже совершенно естественно, только уж очень печально:

– Если вы позволите, я схожу проверю десерт.

Не дожидаясь ответа, она отправилась на кухню.

Дик и Долли понимающе переглянулись. Прищурив глаз, он тихонько спросил:

– Так я остался еще чьим-нибудь милым или уже нет?

Долли молча кивнула. Взгляд ее кричал: «Да, ты мой милый, мой!»

Ральф пристроился у ног гостя, положил голову на колени и преданно заглянул в глаза. Сегодня по случаю торжественных проводов собаке на шею надели широкую трехцветную ленту: красно-бело-голубую, на которой висела золотая медаль с выгравированными буквами. Дик наклонился и внимательно рассмотрел медаль.

– О. И. Х. Что означают эти буквы?

– Орден Империи Хаммеров, – объяснил Клод. – За верное и безотказное выполнение своего долга... и даже перевыполнение. Однажды он спас нашего тушканчика, когда тот решил попить из надувного бассейна Кити и свалился в воду. Вот с того времени лабрадор и носит с гордостью этот орден. Кстати, он ждет от вас ласки и поощрения.

Гость погладил черную мохнатую голову собаки.

– Никогда мне не приносили газет с такой аккуратностью и исполнительностью. Увы, дружище, мы скоро расстанемся.

Долли вся сжалась: она боялась, что он сейчас заговорит о расставании с ней или детьми. Но Дик молча гладил Ральфа. Пауза затягивалась. Надо было что-то сказать, но ничего не приходило в голову. Кэрол вернулась из кухни и села на свое место, рядом с матерью. Обе они сидели напряженно выпрямившись, на краешке сиденья, словно на похоронах. Тягостное молчание повисло в комнате.


Флеминг поочередно посмотрел на хозяев:

– Эй, что это с вами?!

Клод ответил ему долгим спокойным взглядом. Они вели молчаливый диалог, как мужчина с мужчиной. В глазах младшего читалось уважение и признательность. Почему, собственно, Дик ожидал прочитать в них упрек? И почему ему так трудно смотреть в глаза этому мальчику? Гость перевел взгляд на Китти. Девочка смотрела доверчиво, широко распахнув глаза, и его охватила паника: он вдруг понял, какие чувства гонят крыс с тонущего корабля.

Дик повернулся к Кэрол, своей верной наперснице. Ее взглядом, казалось, можно было растопить все снега Сибири. Нет, такой взгляд выдержать ему не под силу: он прожигал насквозь. Пришлось быстро перевести глаза на Долли.

Ее обычно живое лицо застыло, как маска. Никаких эмоций и чувств прочесть на нем не удавалось. Холодок пробежал по спине мужчины. Он никогда раньше не видел ее такой – похожей на манекен в витрине магазина. Только такой пристрастный наблюдатель, как Дик, мог подметить некоторые детали: неестественный блеск глаз, чуть покрасневший кончик носа... Долли не выдержала его пристального взгляда, опустила голову и сжала в руке платок. Невыносимо тягостное молчание нарушила Кэрол, задавшая вопрос, который давно мучил всех:

– Во сколько вам надо выезжать?

– Около половины седьмого.

После его слов опять повисла гнетущая тишина.

– Вы едете в Вашингтон? – спросила Китти.

Флеминг медленно кивнул и тихо повторил:

– В Вашингтон.

– А зачем вы туда едете? – продолжала расспрашивать девочка.

– Я еду на встречу с людьми, которые дают мне работу. После беседы с ними я буду знать, чем мне предстоит заниматься дальше.

Китти горько вздохнула.

– Столица не так уж далеко! – обнадеживающе заметил Клод.

– Часа полтора лета, – согласился Дик.

Кэрол просияла.

– Так вы сможете заскакивать к нам на выходные?!

– Нет! – вырвалось у Долли.

Детские головы как по команде повернулись в ее сторону; малыши глядели испуганно, будто она только что выстрелила Дику прямо в лицо. Мысленно укорив себя за несдержанность, она произнесла уже мягче:

– Я хотела сказать, что наш знакомый слишком занятой человек, чтобы мотаться туда-сюда по выходным. И потом, в Вашингтоне тоже есть на что посмотреть.

– Я не собираюсь оставаться в Вашингтоне, – тихо заметил Дик.

– А куда вы собираетесь направиться? – спросил Кэрол.

– Сейчас открывается несколько правительственных программ. Я могу снова вернуться на Дарвинскую станцию на Галапагосах; могу отправиться в лесной заповедник в Массачусетсе. Там проводятся интересные исследования, и для меня найдется работа... Еще есть вакансии в Австралии, на Мальдивах.

Кэрол упрямо вздернула подбородок.

– Ну что же, если вы нас не сможете навестить, мы сами приедем к вам в гости. Мне бы очень хотелось посетить Мальдивы, а тебе, мамочка?

Долли натянуто улыбнулась.

– Да, конечно. Когда-нибудь мы непременно съездим туда.

Она чувствовала, что держится из последних сил. Боль в сердце нарастала, каждая клеточка наполнялась ею; душа стонала от невыносимой муки, превратившись в сплошную кровоточащую рану. Глубоко вздохнув, женщина встала.


– Дети, пойдемте накрывать стол к ужину. Подожди минутку, Дик.

Через пару минут Клод позвонил в колокольчик, приглашая всех за стол. Гость удивленно остановился на пороге столовой.

Стол был накрыт накрахмаленной желтой скатертью. В центре красовалась хрустальная ваза с цветами. На ее гранях играл свет зажженных свечей, стоящих в хрустальных подсвечниках. Пламя свечей бросало золотистые отсветы на столовое серебро и фарфоровую посуду, лучшую в доме. Флеминг обвел восторженным взглядом все это великолепие и с благодарностью посмотрел на хозяев, сотворивших подобное чудо.

– Фантастика! Я в восхищении! Вы сразили меня наповал.

– Мы положили настоящие льняные салфетки! – с гордостью заявила Китти. – Мама сказала, что нужно сделать этот ужин как можно наряднее и...

– Памятней, – закончил за сестру Клод.

Дик поймал несколько смущенный взгляд хозяйки.

– Я очарован.

Долли с подчеркнутым равнодушием пожала плечами.

– Большую часть работы сделала Кэрол.

– Неправда, мама! – воскликнула дочь. – Это была твоя идея – закатить роскошный ужин в честь отъезда нашего знакомого. И ты старалась больше нас всех, вместе взятых!

Долли вспыхнула. Жаль, что она не успела научить детей молчать, когда надо.

– Ну, хватит разговоров! Садитесь за стол, пока все не остыло, – быстро сказала она.

Дик галантно помог сесть хозяйке, а сам привычно подошел к противоположному краю стола. Но когда он взялся за спинку стула, Клод вдруг остановил его, быстро проговорив:

– Не садитесь здесь! Это место для обычных знакомых, а вы – почетный гость, ваше место справа от мамы. Мама сказала, что я единственный мужчина в доме и должен сидеть во главе стола.

Ах, вот как! Флеминг бросил быстрый взгляд на хозяйку, но Долли отвернулась. Клод все сказал правильно, и ей нет дела, если гостю это неприятно.

– Мы с Кэрол должны сесть напротив вас, Дик, – быстро затараторила Китти. – Мама всем нам сказала, куда сесть. Потому что, когда мы с Кэрол накрывали стол, то чуть не подрались. Я хотела сидеть рядом с вами, и Кэрол – тоже.

– Мама тоже хотела сидеть рядом с вами, – усмехнулся мальчишка, – и она, конечно, победила.

Флеминг посмотрел на хозяйку. Лицо ее оставалось бесстрастным, будто для нее сегодняшний прощальный ужин – простая воскресная трапеза. Дик был озадачен. Нет, он не привык к такой Долли и испытывал потребность немедленно узнать, какие чувства скрываются под безучастной маской. Гость буравил ее взглядом так долго, что это стало привлекать внимание детей. Наконец он отвел взгляд, так ничего и не высмотрев. Если она и расстроена его отъездом, то очень умело это скрывает. Странно, но Дик испытал разочарование.

Долли сосредоточенно жевала, уставившись в свою тарелку. Разумеется, она не могла не заметить его вопросительного взгляда и прекрасно понимала, почему он так пристально смотрит на нее. Надеется увидеть слезы, как на поминках? Нет, этого удовольствия она ему не доставит! И когда Дику наконец удалось поймать ее взгляд, ничего похожего на горе он не увидел. Долли смотрела на него снисходительно, чуть свысока, даже несколько иронически. Итак, она не рвет на себе волосы по поводу его отъезда. Ну, что же, он должен быть доволен: меньше всего ему хотелось провести последний день на острове, вытирая чьи-нибудь слезы и выслушивая упреки. Тогда почему он так расстроен? Могла бы хоть изобразить печаль по поводу его отъезда! Внезапно ему захотелось поскорее уйти: все это становилось невыносимым. Но нельзя быть невежливым. Уйти можно будет сразу после десерта.

Флеминг похвалил шоколадный пирог, наговорил кучу комплиментов Кэрол по поводу ее кулинарных успехов и, как только последний кусочек был съеден, отодвинул стул и встал.

– Дик! – закричала Кэрол. – Вы не можете уйти прямо сейчас. У нас есть для вас сюрприз!

– Я его сейчас достану, – нетерпеливо вступила в разговор Китти, – это...

– Замолчи, болтушка! – зашипел на нее Клод. – Ты все испортишь!

– Я только хотела сказать, что это наш прощальный подарок.

Мальчуган вскочил со стула, подошел к дубовому буфету, открыл дверцу и достал белую картонную коробку, перевязанную красной ленточкой. С гордой улыбкой он вручил общему любимцу подарок.

– Это вам на память от нас. Носите на здоровье! – сказал Клод и вернулся на свое место.

Дик взял коробку. Некоторое время он не мог понять, что мешает ему говорить, – ведь не слезы же, черт возьми! Он слишком долго возился с ленточкой, но наконец развязал ее, развернул белую вощеную бумагу и заглянул внутрь.

Боже мой, почему они красные?! – мелькнула мысль, но тут же погасла.

– Лучшего подарка я и сам бы себе не сделал, – сердечно произнес он. – Я давно мечтал иметь что-то в этом роде, но как-то не получалось.

С торжественным видом Дик достал из коробки ярко-красные подтяжки и стал восхищенно рассматривать подарок. Подняв глаза на детей, он благодарно улыбнулся каждому из них.

– Я благодарен вам от всего сердца, – сказал он, прижав руку с подтяжками к груди.

– А вы не могли бы их надеть? – робко спросила Китти.

Клод тут же встал со своего места и подошел к своему кумиру, чтобы помочь пристегнуть лямки сзади. Покончив с туалетом, Дик широко развел руки в стороны и повернулся.

– Ну, как я вам? Неплохо, а?

– Еще спрашиваете! – восхищенно протянул Клод.

– Классно! – поддержала брата Кэрол. – Точь-в-точь как ведущий программы «В мире чудес»! Подтяжки – это ваш стиль; в них вы – то, что надо.

– Здорово! – закричала Китти. – Мы все сложились, чтобы купить их. Мама нам совсем не помогала! Я тоже внесла свои 62 цента.

Дик был растроган до глубины души. Наивное восхищение детей прозвучало словно заклинание «Сезам, откройся!» Они выдали ему пропуск в свой мир. Отныне юные хозяева Империи Хаммеров стали считать его своим, и он не ожидал, что это окажется так приятно.

Дик вопросительно взглянул на миссис Хаммер.

– А ваше мнение, мэм?

Долли молчала. Никогда еще она не любила его так сильно, как в эту минуту, и боялась, что стоит ей открыть рот, слова любви сами слетят с языка. Сделав над собой еще одно усилие, хозяйка сдавленным голосом произнесла:

– Очень вызывающе и безвкусно.

– Мама, как ты можешь?! – возмутилась Кэрол. – Дик, не обращайте внимания, это обычные мамины шуточки! Она, наверное, хотела сказать «оживляюще и стильно». Это ее манера говорить комплименты.

– Понимаю, – ответил гость. Видимо, она дает ему понять, что пора прощаться. Ну, что же, он и мечтать не смел о подобных проводах. Долли закатила роскошный пир, дети сделали ему трогательный подарок, а теперь пора и честь знать. Да, надо уходить, и чем быстрее, тем лучше! Он посмотрел на часы. – А теперь, дорогие мои, мне пора.

– Уже? – жалобно протянула Кити.

– Пока доберусь до аэропорта, пока пройду регистрацию, как раз подойдет время вылета.

Флеминг перекинул куртку через руку. Долго – дольше, чем нужно, – он молча смотрел миссис Хаммер в глаза, ожидая... Он сам не знал, чего ждет от нее. Ну, сказала бы хоть «счастливого пути»!

Долли поднялась со стула. Непрошеные слезы навернулись у женщины на глаза. С трудом она выдавила из себя:

– Я провожу тебя до двери.

Дик развернулся и направился к выходу. Вся семья цепочкой потянулась за ним. У порога он взял свою шляпу, надвинул ее на затылок и быстро обернулся к Доли. Глаза ее влажно блестели, губы дрожали. Дику мучительно захотелось обнять ее, поцеловать в трепетный рот со всей кипящей в нем страстью; так, чтобы вкус таких знакомых губ остался с ним навсегда! Но вместо этого он только протянул руку и обвел указательным пальцем контур ее лица. Прощальный нежный жест – и все.

Дороти тоже сделала все, что могла: не бросилась ему на шею, не стала умолять остаться, покрывая поцелуями его лицо. Она вела себя достойно: строго и сдержанно.

– Ну, Клод, присматривай за девочками, не давай их в обиду, слышишь? Прощайте, ребята!

Дик растянул губы в улыбке, послал всем на прощание шутливый салют, быстро прошел через веранду, спустился по ступеням и пропал из виду.

Клод, Кэрол и Китти бросились на веранду, перегнулись через перила и стали смотреть, как он заходит в свой дом, как забрасывает в джип чемодан, как садится в машину. Долли решила, что бежать вслед за детьми – ниже ее достоинства, привстала на носки и заглянула в стекло над дверью. Но оттуда почти ничего не было видно, и она не выдержала – вышла на крыльцо и остановилась на верхней ступеньке лестницы. Сквозь туман, застилавший глаза, женщина смотрела вслед Флемингу, пока его спина с ярко-красным крестом подтяжек не скрылась из виду. Все, что она могла разглядеть теперь сквозь влажную завесу на глазах, это размытые контуры соседнего коттеджа. Долли опустила голову. Смотреть на опустевший дом напротив не было сил. Тыльной стороной ладони она смахнула слезы, оставив на щеке влажный след, и пошла убирать со стола...


Флеминг изо всех сил жал на педаль газа. За джипом поднималась стена белой пыли. Он словно пытался убежать от нахлынувших чувств, но ничего не получалось. Все внутри переворачивалось, болело, плакало, и эти эмоции были так непривычны для него... Но должно же быть какое-то логическое объяснение! Может быть, все из-за того, что дети подарили ему эти идиотские подтяжки? Вот он и расстрогался как ребенок или сентиментальная девица... Как же он не догадался что-нибудь купить им на прощание?! Надо будет прислать им всем подарки из Вашингтона. Да нет, это будет уже не то: они еще решат, что он хочет от них откупиться. Как говорится, ложка дорога к обеду...

Джип выскочил на дамбу, и Дик облегченно вздохнул. Наконец-то он покинул Коралловый остров! Надо признать, что его жизнь здесь была приятной и богатой впечатлениями. Однако эмоций было, пожалуй, многовато. Больше, чем ему бы хотелось и к чему он привык. Обычно люди, с которыми его сводила, а потом вновь разлучала жизнь, вызывали только легкие ностальгические воспоминания. Зато сейчас...

Но чего же ты хотел? – спрашивал себя Дик. Вот так моментально забыть о них? Так не бывает. Вспомни, сколько раз в своей жизни ты собирал пожитки и говорил «прощай», и каждый раз было немного грустно уезжать. И все-таки каждый раз ты умел подавить в себе эту непрошеную грусть! Наверняка так произойдет и сейчас! А если захочется что-то освежить в памяти, так есть добрая сотня снимков, и ты можешь любоваться Долли и детьми сколько угодно и когда вздумается.

На мгновение сердце мужчины сжалось от щемящего чувства одиночества. Но и это естественно, повторил он себе, трудно забыть людей, с которыми бок о бок провел столько дней. Прекрасных дней! Смешно, но почему-то пустым казался джип без Долли, сидящей рядом, без Клода и девочек, без Ральфа, устроившегося сзади... Даже тишина казалась искусственной, она подавляла и угнетала.

– Хочешь быть счастливым – будь им! – громко вслух сказал Флеминг.

Этот прием всегда выручал его. Как он мог позабыть о таком простом способе?! Дик принялся насвистывать что-то веселое, но незаметно для себя перешел на грустный лирический «Голубой блюз».

Надо прибавить газу! Может быть, суетливая пестрота шоссе отвлечет его от этих сентиментальных бредней? Действительно, вскоре солоноватое дыхание океана сменилось вонью выхлопных газов бензина и прогорклого масла закусочных, в избытке рассыпанных вдоль шоссе. Кричащая неоновая реклама назойливо зазывала проезжающих в ресторан придорожной гостиницы: «Вареные крабы! Самые свежие!» Они все равно не будут такими свежими, как те, что мы ловили с Долли и ребятами, подумал Дик. Да и еда в ресторане никогда не доставит такого удовольствия, как у Хаммеров на кухне! От этих приятных воспоминаний Дика оторвали долгие протяжные стоны чаек над головой. И он сразу вспомнил раннее утро, когда они с Долли встретились на пляже после ночной ссоры. Тогда ему казалось, что чайки смеются...

Издали послышался какой-то знакомый звук, как будто окликающий его. Дик нахмурился. Что это могло быть? И в следующий момент понял – это гудок парохода «Барбадос»! Наверное, возвращается после утреннего круиза. Странно, почему он раньше не замечал, как траурно звучит его гудок...

Дик вздохнул глубоко и безнадежно. Быстрей бы добраться до аэропорта, залезть в самолет и оставить на земле все эти дурацкие мысли! Он сжал зубы и еще сильнее надавил на акселератор.


Миссис Хаммер ушла в оранжерею сразу после отъезда Дика. Ей не хотелось никого видеть, не хотелось ни с кем говорить, и притихшие дети, кажется, поняли ее состояние. Во всяком случае, никто не стал приставать к ней. А работа всегда была для нее лучшим лекарством.

Взяв в руки лопатку, Долли с энтузиазмом принялась выкапывать огромное растение, давно переросшее тесный горшок. Вдруг в глазах ее появилась странная резь, а нос подозрительно зашмыгал. Это от удобрений! – попыталась успокоить себя хозяйка. Конечно, от них... Но к чему лгать самой себе? Дик уехал, и она чувствует себя разбитой и покинутой. Да, Долли однажды уже довелось потерять любимого человека, и она смогла преодолеть эту боль. Но тогда все было совсем по-другому! Том был неотъемлемой частью ее жизни с самого детства. Когда он умер, ей долгое время казалось, что умерла она сама. Их отношения были всегда такими спокойными, лишенными бурь и страстей, что теперь ей даже трудно вспомнить, была ли она когда-нибудь влюблена в него... Зато она хорошо помнит, как ей пришлось по кусочку восстанавливать себя для дальнейшей жизни. Но это было давно.

А Дик был с ней только что, еще звучал в ушах его голос! И он так не похож на Тома: загадочный, непостижимым образом сочетающий в себе ироничность и романтичность, чуткость и углубленность в себя... Она так и не смогла его понять и теперь уж не поймет никогда. А эта его убийственная красота, которой он сам, кажется, и не замечает!..

И еще – после смерти Тома с ней оставались их дети. Забота о них, конечно, и спасла ее тогда: ведь они были еще очень маленькими. Китти – грудничок, Клоду всего четыре года, а Кэрол—девять лет. Зато сейчас в этом смысле на них надежда плохая—ведь они успели так подружиться с Диком, привязаться к нему. Во всяком случае, дети говорили о своем любимце целый день и своими разговорами чуть не довели ее до истерики. Она едва сдерживалась, чтобы не крикнуть им: замолчите! Ведь этот человек бросил вас!. Да, есть все основания опасаться, что даже если она и попытается забыть Дика как можно скорее, дети, постоянно напоминая о нем, не позволят ей это сделать. Долли глубоко вздохнула. Наверное, нужно смириться с тем, что невозможно убить любовь в своем сердце.

Последнее время, заслышав шум проезжающего мимо легкового автомобиля или джипа – вот как сейчас, – она вся внутренне напрягалась в ожидании.. Пока Дик был рядом, она привыкла ждать его приезда, вслушиваться в звук двигателя каждой проезжавшей машины. Но теперь пришло время избавляться от этой привычки...

Внезапно чья-то тень заслонила солнце. На пороге оранжереи внезапно возникла мужская фигура. Свет бил Долли в глаза, и трудно было что-либо разглядеть. Но какие-то знакомые черты проглядывали в широком развороте плеч, в шляпе, венчающей голову незнакомца. Конечно, это мог быть только... Видение вдруг подернулось дымкой и задрожало. Все ясно: подсознание сыграло с ней злую шутку; у нее уже начались галлюцинации.

Незнакомец снял шляпу из пальмовой соломки.

– Простите, мэм... Я хотел бы узнать, не могли бы вы одолжить мне маленького ребенка? Видите ли, я оказался перед запертой дверью дома, находящегося напротив вашего...

– Дик! – закричала Долли, бросившись к двери.

Он схватил ее в объятия и стал целовать снова и снова с жадностью изголодавшегося мужчины. Ноги женщины подкосились, дыхание сбилось. Наконец она с трудом смогла прошептать:

– Ты решил остаться еще на месяц?

– Ты не угадала.

Дик сомкнул руки вокруг тонкой талии Долли и наклонил голову, чтобы видеть выражение ее глаз.

– Ты что-то забыл и вернулся забрать?

Дик сильнее прижал к себе любимую.

– Не отгадала, но уже намного теплее.

– Сдаюсь!

Долли обхватила его руками за шею. Неважно, на какой срок он вернулся – на месяц, на день... Важно, что он здесь, что можно опять обнять его. Вот так бы стоять весь день, пронеслось у нее в голове, и всю ночь...

Дик наклонился к ней ближе, губы его защекотали ухо женщины.

– Я забыл задать тебе один очень важный вопрос. Как ты относишься к перемене фамилии?

Долли откинулась назад и посмотрела на него в полном недоумении.

– Ты решил сменить свою фамилию?

Дик засмеялся.

– Какая же ты глупая, Зеленая Веточка! Не свою, а твою.

Сердце Долли забилось вдвое быстрее. Чтобы скрыть волнение, она принялась внимательно разглядывать трещину на стеклянном потолке оранжереи. Наверное, она действительно глупая и что-то не так поняла.

– Меня вполне устраивает, когда ты называешь меня Зеленой Веточкой.

– Ох, неужели тебе нужно все объяснять, как Китти? Ладно, объясню: я хочу, чтобы тебя теперь называли не Дороти Хаммер, а миссис Флеминг. Понятно? Но если Зеленая Веточка звучит для тебя приятнее, то миссис Флеминг ты будешь только в официальных случаях.

Долли не успела вымолвить ни слова, как совсем рядом раздались громкие крики и радостный лай. Дик и Долли обернулись – к ним со всех ног бежали Китти, Клод, Кэрол и Ральф.

Широко раскрыв глаза, Китти спросила:

– Дик, вы, наверное, забыли поцеловать маму на прощание?

Мужчина с серьезным видом кивнул.

– Ты, как всегда, права. Я забыл поцеловать твою маму и сделать еще несколько вещей. – Он заглянул Долли в глаза. – Проезжая по этой чертовой дамбе, я понял: мне необходимо круто изменить свою линию жизни, иначе я рискую навсегда остаться одиноким и никому не нужным в этом мире.

Дик сдвинул шляпу на затылок и с озадаченным видом продолжил:

– Никак не могу понять, что со мной произошло. Раньше мне всегда легко было расставаться с прошлым и все начинать сначала на новом месте, но на этот раз... Короче, я просто не мог уехать. Не мог, и все тут! Внезапно я понял: каждому страннику должен встретиться на пути тот, кто поставит точку в его бродячей жизни, кто положит конец его скитаниям. – Голос его дрогнул, Дик откашлялся и глухо добавил: – Ты нужна мне, Долли! Ты и трое твоих детей. Вы конечный пункт моего жизненного маршрута. Вы мне нужны, чтобы любить вас и заботиться о вас.

Флеминг поочередно посмотрел на каждого из них. Все стояли, будто пригвожденные к месту, и не отрываясь молча глядели на него. Вся эта сцена выглядела необычайно комичной, и в глазах Дика заплясали веселые огоньки.

– Должен сказать, что я все-таки счастливый человек: удача и тут улыбнулась мне – я нашел уже готовую семью, которая возместит мне все годы, прожитые впустую! И ни один мужчина в мире не найдет лабрадора лучше и преданнее, чем Ральф.

Голос его опять предательски дрогнул, и Дик замолчал, готовясь услышать их приговор.

– Не волнуйся, Дик! – сердечно сказал Клод. – Мы тебя тоже любим.

– Правда, правда! – затараторила Китти. – Мы даже хотели тебя усыновить!

– Дик, – томным голосом произнесла Кэрол, – если ты останешься на ужин, я могу разогреть крабовый суп. Еще у нас остался цыпленок и шоколадный пирог.

Мужчина покачал головой.

– Я останусь не на ужин. Я останусь у вас навсегда.

– Навсегда! – эхом повторила Кэрол. Лицо ее зарделось от удовольствия.

– Кэрол, помнишь, ты как-то спросила у меня, какое событие в своей жизни я считаю самым важным. Теперь я смело могу ответить на этот вопрос. Только что я сделал самое главное в жизни открытие: я больше не хочу никуда уезжать! Понимаете, я нашел свою вторую половинку и до сумасшествия влюбился в нее. Я не могу без нее жить! И очень надеюсь, что она скажет то же про меня... Поэтому я беру ее в жены вместе с тремя детьми и большой черной собакой!

Долли наконец обрела дар речи и посмотрела на него скептически.

– Звучит здорово, Дик. Но ты подумал о том, что произойдет, когда вся эта команда начнет сводить тебя с ума в прямом, а не в переносном смысле?

– Ну что же... тогда мы с их мамочкой будем убегать на веранду и танцевать всю ночь напролет под мелодию «Голубого блюза». – Дик щелкнул пальцами, будто вспомнил что-то очень важное. – Подождите минуточку, у меня для вас кое-что есть!

Он нырнул в джип, взял с сиденья какой-то сверток и, вернувшись в оранжерею, с загадочным видом протянул сверток хозяйке.

– Это мой вступительный взнос.

Долли развернула сверток и бережно достала большую книгу в белом кожаном переплете с золотым тиснением на корешке.

– Я знаю, что здесь написано! – закричала Китти. Она медленно провела пальцем по золотым буквам на обложке. – Здесь написано: «МОЯ СЕМЬЯ».

– Фотоальбом! – воскликнула Кэрол. – Давайте посмотрим, что там внутри!

– Подождите, дети! – остудила их пыл Долли. – Давайте пойдем на веранду и посмотрим все не торопясь.

На веранде Долли сразу уселась на качели, положила на колени тяжелый альбом и открыла первую страницу. Дети чинно устроились рядом с ней и принялись разглядывать фотографии. Слышны были только отдельные восклицания и вздохи:

– Смотри, это Клод!

– А вот Китти! Какая смешная!

– Интересно, куда это мчится Ральф?

Когда все фотографии были просмотрены, Долли встала и обняла Дика за шею.

– Милый, это самый лучший подарок! Не знаю, как отблагодарить тебя.

– А как насчет поцелуя?

Не дожидаясь ответа, он обнял Долли и крепко поцеловал. Китти не выдержала и дернула мужчину за рукав.

– А когда настанет моя очередь?

Дик рассмеялся.

– Ты правильно мыслишь, малышка! – Он поцеловал Китти, нежно чмокнул в щечку Кэрол и крепко, по-мужски, пожал руку Клоду. Затем взглянул на Ральфа. – Ты уж извини, друг, но тебя я целовать не буду. Давай ограничимся пожатием лапы. Ладно?

Решив, что официальная часть окончена, Дик обернулся к Долли. Больше всего на свете он хотел сейчас остаться с ней вдвоем, но услышал за спиной дружный вздох: Китти и Кэрол явно ждали продолжения.

Флеминг, лукаво улыбнувшись, проговорил:

– На сегодня хватит, ребята. Ступайте погуляйте, а нам с вашей мамой надо наверстать упущенное. Давайте перенесем обмен любезностями на другой раз. Договорились?

Кэрол рассмеялась.

– Ладно, так и быть, подождем. Но мы еще вернемся за своими поцелуями!

Схватив за руки Китти и Клода, Кэрол повела их в дом.

Оставшись наконец наедине с Долли, Дик наклонился к ней, но она слегка отстранилась.

– В твоих идиллических фантазиях, дорогой, есть одна неувязка, вернее – даже три. Ты говорил, что не любишь детей, не так ли?

Дик с усмешкой кивнул.

– Ты все почти правильно вспомнила, любовь моя, но никакой неувязки здесь нет. Я действительно не люблю чужих детей. Но разве Китти, Клод и Кэрол мне чужие? Они наши дети, а это совсем другое дело!

Наконец губы их соединились, а сердца в унисон запели «Голубой блюз».


Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII

  • загрузка...