КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432631 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204713
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

kiyanyn про Костин: Занимательные исторические очерки (сборник рассказов) (Историческая проза)

Отличный набор (в большинстве практически неизвестных) исторических фактов. Рекомендую! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Олег про Нэнс: Заговор с целью взлома Америки (Политика)

Осталось лишь дополнить, как Россия напала на Ирак, Ливию и Югославию...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Елена: Хелл. Замужем не просто (Любовная фантастика)

довольно интересно, как и первые книги про Хэлл

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
SubMarinka про Марш: Смерть в экстазе. Убийство в стиле винтаж (сборник) (Классический детектив)

Цитата из аннотации:
«В маленькой деревенской церкви происходит убийство. Погибает юная Кара Куэйн…»
Кто, интересно писал эту аннотацию?! «юная Кара Куэйн» не так уж юна, ей 35 лет, а действие происходит в Лондоне ─ согласитесь, как-то неприлично этот город назвать деревней!
***
Два неторопливых традиционных английских детектива. Как всегда у Найо Марш, элегантный инспектор Аллейн против толпы подозреваемых, которые связаны с жертвой и между собой множеством разнообразных запутанных отношений…
Прекрасная книга для отдыха.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Карова: Бедная невеста для дракона (Любовная фантастика)

Пролистнула. Скудноватый язык, слабовато.. Первая часть явно напоминает сплагиаченную Золушку, герои какие-то картонные и поверхностные.
ГГ служанка, а гонору то ..То в герцогини не хочу, то не могу , хочу, люблю..
Полностью согласна с отзывом кирилл789
Аффтор не пиши больше , это не твое..

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Митюшин: Хронос. Гость из будущего (СИ) (Альтернативная история)

как-то маловато, завязка вроде, а основная часть не написана

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Любопытная про Ратникова: Проданная (Любовная фантастика)

ГГ- юная нежная дева, ее купили ( продали , навязали, отдали ) старому или с дефектами, шрамами мужу –и полюбила на всю жизнь. Ан нет , тут же находится злодей, жаждущий поиметь именно ГГ. Ее конечно же спасают и очень любит муж.
Свадьба , УРА!!
Это сюжет практически каждой книги этого автора, с чуть разбавленным фэнтезийным антуражем.
Очень убогонько и примитивненько.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Утраченный рецепт (fb2)

- Утраченный рецепт (пер. О. Береснева) (а.с. Горящий светильник (сборник)-17) 40 Кб (скачать fb2) - О. Генри

Настройки текста:



О. Генри УТРАЧЕННЫЙ РЕЦЕПТ (Из сборника «Горящий светильник»)

С тех пор как при кафе освятили бар и обеды избранных начинались с коктейля, уже можно было говорить о салуне. Трезвенники могут не прислушиваться, если угодно: они могут воспользоваться рестораном-автоматом, который всегда выдаст сухой мартини, стоит только опустить в его безучастную прорезь десятицентовую монетку.

Кон Лантри работал на «трезвой» стороне бара — за его стойкой — в кафе Кенили. Клиенты стояли по другую сторону — словно цапли на одной ноге — и добровольно спускали свои недельные заработки. Напротив пританцовывал Кон: непьющий, с ясной головой, скрупулезный, достойный доверия, ответственный молодой человек в белом пиджаке, в руки которого уплывали наши денежки. Салун (освященный ли, окаянный ли) находился в одном из тех местечек, где нет улиц, а одни лишь закоулки, наводненные прачечными, пришедшими в упадок семьями ньюйоркцев голландского происхождения и представителями богемы, не имеющими ничего общего с остальными.

Владелец кафе Кенили проживал с семьей в том же здании, где оно располагалось, этажом выше. У его дочери Катрин были темные ирландские глаза. Но зачем я вам все это рассказываю? Довольствуйтесь своей Джеральдиной или Элизой-Анной. Да потому, что Кон грезил о ней, и, когда она спускалась вниз, чтобы попросить у него своим тихим голосом кувшин пива для обеда, сердце его начинало бешено колотиться: подобно молочному коктейлю в шейкере.[1]

Планомерность развития сюжета и подгонка событий — вот два кита, на которых держится романтическая литература: иными словами, если вы бросили на стойку бара последний шиллинг за бокал виски, то бармен возьмет его, а затем женится на дочери своего босса: таким образом счастливый конец роману будет обеспечен.

Но Кон не таков: в присутствии женщины щеки его вспыхивали, а уста немели. Он мог одним взглядом приструнить чересчур разболтавшегося юношу, которому пунш из красного вина не в меру развязал язык, утихомирить буяна соковыжималкой для лимона и усмирить вздорного клиента, не поимев ни единой морщинки на своем белом галстуке, но в присутствии женщины терялся и запинался, погребенный под жгучей лавиной робости и страданий. Каков же тогда он был перед Катрин? Трепещущий и в то же время словно бы окаменевший, не в силах и словечка за себя молвить: самый что ни на есть бессловесный влюбленный на свете, который только и мог, что пробормотать пару слов о погоде в присутствии своей богини.

Однажды к Кенили явились два загорелых парня — Райли и Маккуэрк. Они переговорили с Кенили и арендовали одну из каморок, после чего буквально заполнили ее бутылками, сифонами, кувшинами и аптекарскими мерными стаканчиками. Там имелись все принадлежности и напитки салуна, но Райли и Маккуэрк не изготовляли спиртных напитков. Целыми днями, с утра до вечера, эти двое парились там в духоте, сливая и смешивая свои припасы в неведомые смеси и декокты.[2] Райли был человеком образованным и занимался тем, что расписывал на стопке писчей бумаги пропорции смесей, сменяя галлоны на унции, а кварты на глотки. Маккуэрк — угрюмый человек с покрасневшими глазами отмеривал и смешивал напитки, опробовал их, а затем сливал очередную неудавшуюся смесь в раковину, сопровождая сие действо более или менее крепкими словечками. Они трудились без устали, пытаясь получить некий таинственный напиток, подобно двум алхимикам, пытающимся синтезировать золото из других элементов.

Однажды вечером в эту каморку забрел, окончив работу, Кон. Эти таинственные «бармены», в «баре» которых никто не выпивал, и которые ежедневно опустошали кладовую Кенили с припасами напитков, чтобы продолжать свои бесплодные и расточительные эксперименты, возбуждали его профессиональное любопытство.

У лестницы он столкнулся с Катрин: ее улыбка напоминала восход солнца над Гуибарра-Бей.[3]

— Добрый вечер, господин Лантри! — поздоровалась она. — Нет ли каких новостей?

— Похоже д-дождь собирается, — сбивчиво пробормотал тот.

— Что может быть лучше?! Немного водички никогда не помешает.

Райли и Маккуэрк колдовали в каморке над своими смесями подобно двум бородатым ведьмам. Они тщательно отмеряли по расчетам Райли жидкости из полусотни бутылок и сливали их в огромный стеклянный сосуд. После опробования состава Маккуэрк, по обыкновению, с унылым богохульством выливал все это вон и они начинали сей процесс сызнова.

— Присаживайтесь, — сказал Райли Кону, — и я объясню вам, в чем дело.

Прошлым летом мы с Тимом пришли к заключению, что американский бар будет приносить неплохие доходы в Никарагуа. Там, на побережье, есть городок, в котором нечего есть, кроме хинина, и нечего пить, кроме рома. Аборигены и иностранцы ложатся спать в ознобе, а просыпаются в лихорадке: хороший коктейль — естественное лекарство от этих тропических неприятностей.

И вот мы закупили в Нью-Йорке прехорошенький запас напитков, оборудование и посуду для бара и отчалили на пароходе в этот городишко Санта-Пальма. На пути туда мы развлекались, наблюдая за летающими рыбами, перекидывались в картишки с капитаном и стюардом — и уже начали ощущать себя подобно властителям тропика Козерога.[4]

Когда до страны, которой мы намеревались представить «большой ассортимент при малой сдаче», оставалось всего пять часов хода, капитан вдруг призвал нас на мостик, чтобы сообщить нечто, о чем он забыл нас предупредить.

— Совсем позабыл сказать вам, парни, что в прошлом месяце Никарагуа повысило таможенную пошлину на все бутилированные продукты, и теперь она составляет сорок восемь процентов от стоимости. Президент страны по ошибке принял бутылку «Цинциннати-тоник» за острую перечную приправу, за что и поквитался. А вот товар в бочонках налогом не облагается.

— Ах, как жаль, что вы раньше нам не сказали! — вздохнули мы.

Однако делать нечего: необходимо было что-то предпринять. Мы приобрели у капитана два двухсотлитровых бочонка, после чего принялись откупоривать бутылки одну за другой и выливать их содержимое в эти огромные емкости. Дело в том, что вышеупомянутые сорок восемь процентов попросту разорили бы нас и потому мы сочли за лучшее смешать сей коктейль стоимостью в тысячу двести долларов, нежели выбросить весь товар за борт.

Когда мы пришвартовались и сошли на берег, то почали один из этих бочонков. Смесь представляла собой нечто душераздирающее. Ее цвет напоминал тарелку горохового супа на Бауэри, а вкус — один из тех кофезаменителей, который ваша тетя готовит вам при расстройствах на нервной почве. Мы налили одному негру четыре глотка для дегустации и он, бедолага, последующие три дня пролежал под кокосовой пальмой, дрыгая ногами по песку и отказываясь подписать сертификат.

Зато другой бочонок! Скажите-ка, бармен, приходилось ли вам когда-нибудь подниматься с хорошенькой девушкой на воздушном шаре, в соломенной шляпе с желтой ленточкой на голове и с восемью миллионами долларов в кармане? Все это, заметьте, одновременно. Именно такие ощущения испытывал человек, выпив всего тридцать капель нашего «коктейля». Приняв «на грудь» всего два глотка его, человек закрывал лицо руками и рыдал оттого, что у него не было достойного соперника, чтобы помериться с ним силами. Да, сударь, эта смесь во втором бочонке оказалась самым настоящим эликсиром, придававшим человеку ощущение полноты жизни, богатства и непобедимости. Она имела золотистый цвет, была прозрачна как стеклышко и излучала во мраке сияние подобное солнечному. В баре вы не получили бы подобный напиток и через тысячу лет.

Так вот, мы начали свой бизнес с одним этим «коктейлем» и его оказалось вполне достаточно. Пестрое общество сей африканской страны слеталось на него как мухи на мед. Окажись этот бочонок бездонным, Никарагуа обратилось бы в величайшее государство мира. Когда мы открывались поутру, к нам уже тянулась очередь из генералов, поклонников, экс-президентов и революционеров, не один час простаивавших у дверей. Первоначально мы установили цену в пятьдесят центов за порцию. Последние же полсотни литров ушли по пять долларов за один большой глоток. Это был изумительный напиток. Он придавал мужчине мужества и честолюбия и подталкивал к совершению поступков. Когда бочонок опорожнился наполовину, Никарагуа отреклось от государственного долга, отменило пошлину на сигареты и уже готовилось объявить войну Соединенным Штатам и Англии.

Мы совершенно случайно изобрели этот «напиток из напитков» и лишь при огромном везении нам удастся синтезировать его снова. Вот уже десять месяцев мы пытаемся сделать это: перемешали постепенно, маленькими порциями, целые бочки всех безвредных ингредиентов, известных профессионалам по изготовлению напитков. Мы с Тимом могли бы снабдить десяток баров изведенными здесь понапрасну вином, виски, джином, бренди, ликером и горьким пивом. Мир не должен лишиться этого славного напитка! Да, пока что все это выливается лишь в траты да разочарование, но в случае успеха Соединенные Штаты в лице своих граждан приветствовали бы такого рода напиток и оплатили бы наши расходы.

Все то время, пока Маккуэрк рассказывал эту историю, он не переставал тщательно отмеривать — по расчетам Райли — небольшие порции различных спиртов. Готовая смесь имела гнусный крапчато-шоколадный цвет. Маккуэрк пригубил ее и, наградив подходящим эпитетом, вылил вон в сливную раковину.

— Довольно странная история, даже если и правдивая, — резюмировал Кон. — Пойду-ка я поужинаю.

— Выпейте чего-нибудь, — предложил Райли, — у нас тут чего только нет, разве что напитка, рецепт которого мы утратили.

— Я никогда ничего не пью крепче воды, — сообщил Кои. — Я только что повстречал мисс Катрин. Она верно сказала: «Немного водички никогда не помешает».

Не успел Кон выйти, как Райли вдруг так хватил Маккуэрта по спине, что чуть было не свалил того с ног.

— Ты слышал, что он сказал?! Вот уж «два дурака пара»! Ведь у нас на пароходе было шесть дюжин бутылок «Аполлинарис»: ты же сам их откупоривал! В какой бочонок ты ее выливал? В какой бочонок, дурья твоя голова?!

— Насколько мне помнится, — напряг память Маккуэрк, — во второй. На них еще были наклеены такие голубые этикетки.

— Она у нас есть! — вскричал Райли. — Вот чего нам недоставало. Весь фокус — в этой воде. Все остальное мы делали правильно. Поспешай, старина, достань две бутылки ее из бара, а я тем временем рассчитаю пропорции.

Часом позже Кон прогуливался в направлении кафе Кенили. Замечено, что прилежные работники частенько бродят в часы досуга вблизи своего рабочего места: словно бы их все время влечет туда некая таинственная сила.

У боковой двери заведения стоял патрульный полицейский фургон. Трое здоровенных полицейских с трудом волокли Райли и Маккуэрка, то и дело подталкивая их сзади. Лица обоих были покрыты синяками и порезами, глаза заплыли, являя свидетельства кровопролитной затянувшей потасовки.

— Они принялись дубасить друг друга в своей каморке, — пояснил Кенили Кону. — И запели! Что гораздо хуже. Перебили все вдребезги. Но ребята хорошие: обещали заплатить за все. Пытались изобрести некий новый коктейль. Думаю, к утру придут в себя.

Кон направился в каморку, чтобы взглянуть на поле битвы. По пути он столкнулся с Катрин, только что спустившейся по лестнице вниз.

— Еще раз добрый вечер, господин Лантри, — сказала она. — Как там погода? Ничего новенького?

— Все еще д-дождь собирается, — краснея, промямлил Кон, быстро проскальзывая мимо девушки.

Райли и Маккуэрк и в самом деле устроили великое дружеское побоище. Повсюду валялись разбитые бутылки и стаканы. В комнате стоял запах алкоголя; по полу растекались разноцветные спиртовые лужи. На столе стоял градуированный мерный стаканчик в тридцать две унции. На дне его виднелась какая-то жидкость (совсем немного ее — ложки две, не более) ярко-золотистого цвета, в золотоносных глубинах которой, казалось, было заключено солнце.

Кон понюхал ее. Затем пригубил. И выпил.

Проходя на обратном пути через холл, он опять столкнулся с Катрин, только что начавшей подниматься по лестнице.

— Все еще никаких новостей, господин Лантри? — вопросила она, поддразнивая его улыбкой.

Неожиданно Кон взял ее за талию и приподнял.

— Есть новость, — возразил он, — мы должны пожениться.

— Сейчас же отпустите меня, сударь, — негодующе вскричала девушка, — а не то я... Ах, Кон, и где ты только смелости набрался?!

Примечания

1

Шейкер — сосуд для смешивания коктейля.

(обратно)

2

Декокты — лечебные отвары (здесь: лечебные смеси).

(обратно)

3

Гуибарра-Бей — название залива (бухты).

(обратно)

4

Тропик Козерога — параллель, отстоящая к югу от экватора на 23°04' (по аналогии с небесными тропиками, на которых солнце находится в дни солнцестояния).

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***