КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420144 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200546
Пользователей - 95496

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: На Пороге Дома (Фэнтези)

написана в 2014 году, значит пятой книги не будет, жаль.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Паром несбывшихся желаний [= На пароме] (fb2)

- Паром несбывшихся желаний [= На пароме] (пер. О. Береснева) (а.с. Горящий светильник (сборник)-19) 37 Кб (скачать fb2) - О. Генри

Настройки текста:



О. Генри ПАРОМ НЕСБЫВШИХСЯ ЖЕЛАНИЙ (Из сборника «Горящий светильник»)

На углу улицы, среди людского потока в час пик стоял твердый как гранит Человек из Нома[1]. Арктические ветра и солнце придали его коже смуглый, неровно положенный цвет. В его глазах все еще отражалось голубоватое сияние ледников.

Он был бдителен, как лиса, жёсток, как отбивная котлета из канадского оленя, и столь же внушителен, как северное полярное сияние. Он стоял, обдаваемый ниагарским водопадом звуков: грохотом поездов на эстакаде, какофонией автомобилей, глухим постукиванием лишенных резины шин и антифоном[2] извозчика и водителей грузовиков, вступивших в словесную перепалку и состязавшихся в язвительном остроумии. И Человек из Нома, который обратил свой золотоносный песок в радующую глаз кругленькую сумму наличными и провел в Готхэме[3] целую неделю беззаботной жизни, оставившей горький привкус в его душе, вдруг страшно затосковал по Чилкуту — воротам из страны городских шумов и обманчивого успеха.

В это самое время в щебечущей суетливой толпе оживленных, спешащих домой людей к Шестой авеню приближалась Девушка из «Сибер-Мэйсонс».[4] Взгляд Человека из Нома выхватил ее из толпы: во-первых, потому, что она была исключительно красива согласно его собственным представлениям о красоте, а во-вторых — потому, что она двигалась буквально с той же грацией, что неизменно свойственна собачьей упряжке, бегущей по жесткому снежному насту. Его третьим впечатлением явилась мгновенно возникшая убежденность, что это и есть девушка его мечты. Мужчины из Нома привыкли быстро принимать решения. Кроме того он вот-вот собирался вернуться на Север, а потому ему было просто необходимо действовать незамедлительно.

Тысяча девушек из большого универсального магазина «Сибер-Мэйсонс» растекалась по тротуарам, затрудняя — и делая небезопасной — навигацию для мужчин, в чьем поле зрения в течение трех лет женский род был представлен исключительно индианками Сьюэша и Чилкута. Но Человек из Нома, преданный той, что воскресила к жизни его столь долго хранившееся про запас сердце, и завороженный очарованием незнакомки, ринулся вслед за ней.

Девушка легким шагом скользила по Двадцать Третьей улице и не смотрела по сторонам: кокетства в ней было не более, чем в бронзовой Диане в городском парке. Ее ловко скроенная блузка и словно бы литая черная юбка свидетельствовали сразу о двух добродетелях: о вкусе и бережливости. Очарованный Человек из Нома следовал в десяти шагах позади нее.

Мисс Кларибель Коулби, девушка из «Сибер-Мэйсонс» относилась к той печальной когорте людей, приезжающих на работу из пригорода, что известна под названием «сезонники[5] из Джерси». Она прошла через комнату ожидания паромной переправы к ступенькам, ведущим на причал, и, слегка пробежавшись, успела-таки вскочить на паром, который в это самое время как раз отчаливал. Человек из Нома в три прыжка преодолел десяток шагов, отделявших его от парома, и вскочил на палубу вслед за ней.

Мисс Коулби не пошла в каюту, а выбрала для себя довольно уединенное местечко на верхней палубе. Ночь была не холодна, и девушка предпочла держаться подальше от любопытствующих глаз и утомительной многоголосицы пассажиров. Кроме того, она была страшно утомлена и ослаблена от недосыпания. Дело в том, что прошедшей ночью она украсила своим присутствием ежегодный бал и устричный пикник Вестсайдского клуба (номер два) помощников оптовых торговцев рыбой, в результате чего ее сон оказался урезанным до трех часов.

Да и денек выдался на редкость неудачным. Посетители были как никогда докучливы; покупатель в ее отделе основательно отчитал ее за недостаточный, по его мнению, ассортимент товаров; а ее лучшая подруга Мейми Татхилл отчего-то отбрила ее и отправилась на ланч с этой Докери.

Девушка из «Сибер-Мэйсонс» находилась в том приятном, расслабленном состоянии, которое часто посещает независимых, зарабатывающих на пропитание своим трудом, женщин. Такое ее состояние было в высшей степени благоприятно для мужчины, который намеревался посвататься к ней. Ведь именно в этом состоянии души она жаждет воцариться в чьем-то доме и сердце, быть утешенной, укрыться за чьей-нибудь надежной спиной и отдыхать, отдыхать, отдыхать... Но мисс Кларибель Коулби ко всему прочему испытывала еще и страшную сонливость.

Вот в это самое время к ней и подошел, комкая в руках шляпу, крепкий смуглый мужчина, с небрежностью облаченный в респектабельный костюм.

— Леди, — почтительно сказал Человек из Нома, — извините, что заговариваю с вами, но я... я видал вас на улице и...

— О, господи! — в сердцах воскликнула девушка из «Сибер-Мэйсонс» взглянув на него с максимально возможной невозмутимостью, — от вас, сердцеедов, никакого проходу нет: уж и не знаешь, как избавиться: каких только способов я не перепробовала: и лука наедалась, и креп на шляпку пришпиливала... Иди своей дорогой, Фредди!

— Я вовсе не тот, за кого вы меня принимаете, леди, — сказал Человек из Нома. — Честное слово! Просто я увидел вас на улице и мне до смерти захотелось познакомиться: вот я и отправился следом. Испугался, что уже никогда не смогу отыскать вас в этом огромном городе, если не познакомлюсь, — вот почему я здесь.

Мисс Коулби окинула его проницательным взглядом в тусклом свете палубного освещения. И правда, подумала она, у него нет той вероломной ухмылки и нагловатой чванливости донжуанов. Сквозь северный загар незнакомца ясно проступали искренность и скромность. Ей подумалось, а почему бы и не послушать немного, что он хочет ей сказать.

— Можете присесть, — благосклонно сказала она, прикрывая рукой зевоту, — но не позволяйте себе вольностей, иначе, имейте в виду, я позову стюарда.

Человек из Нома присел рядом с девушкой. Он был донельзя восхищен ею. Больше чем восхищен. В ней была именно та привлекательность, которую он столь долго и тщетно пытался отыскать в женщинах. Сможет ли она когда-нибудь полюбить его?! Он сделает все, что в его силах, чтобы подтвердить обоснованность своих притязаний.

— Меня зовут Блойден, — представился он. — Хенри Блойден.

— Вы точно уверены, что не Джон? — переспросила девушка с восхитительной нарочитостью, но и добродушно склоняя голову в его сторону: словно бы боясь не расслышать.

— Я приехал из Нома, — продолжал тот взволнованным серьезным голосом. — Я наскреб там довольно значительную кучу песка и привез его сюда.

— Ах вот как! — прожурчала девушка, с обаятельной беспечностью продолжая подтрунивать: — Вы, должно быть, служите подметальщиком улиц. Я, наверно, встречала вас где-нибудь.

— Когда я приметил вас на улице, вы и не взглянули на меня.

— Я никогда не глазею на мужчин, тем более на улицах.

— Так вот, я взглянул на вас и понял, что никогда прежде не видел ни в ком и половины такой прелести.

— Сдачу — то бишь вторую половину — могу оставить себе?

— Да, я считаю, что так. Я считаю. Что вам надлежит иметь все, что имею я. Конечно, я понимаю, что отношусь к тем людям, которых вы называете «людьми грубого помола», но, поверьте, я способен сделать все для любого человека, который мне дорог. Я пережил нелегкие времена... вон там... но я выиграл. Я намыл пять тысяч унций песка, пока находился там.

— Силы небесные! — искренне посочувствовала мисс Коулби. — Это, должно быть, ужасно грязное местечко, где бы оно там ни находилось!

И тут веки ее сомкнулись. Человек из Нома говорил столь серьезно, что голос его звучал на редкость монотонно. И потом, до чего же скучны все эти разговоры о песке и о метлах, которыми его надо сметать! Девушка откинула голову назад и прислонила ее к стенке.

— Мисс, — молвил Человек из Нома с еще более глубокой серьезностью и монотонностью в голосе. — Я никогда и никого не любил так, как полюбил вас. Я сознаю, что сейчас вам трудно думать обо мне в таком ключе, но не могли бы вы дать мне шанс? Неужели вы не позволите мне познакомиться с вами и попытать счастья: уж я-то постараюсь завоевать вашу любовь.

Голова девушки из «Сибер-Мэйсонс» скользнула по стене и приклонилась к его плечу. Сладкий сон сморил Кларибель Коулби и ей пригрезился вчерашний бал помощников оптовых торговцев рыбой.

Джентльмен из Нома не распускал рук. Он и не догадывался о том, что девушка задремала и к тому же был достаточно мудр, чтобы не расценить ее движение как признак капитуляции. Он пребывал в величайшем и блаженном волнении, но все-таки расценил движение девушки, склонившей голову на его плечо, как некое предварительное поощрение, небольшое продвижение вперед, как некий предвестник его будущего успеха.

Но к бочке меда его удовлетворенности примешалась одна маленькая ложка дегтя. И зачем только он проболтался о своем богатстве?! Человек из Нома желал, чтобы его любили за личные достоинства, а не за звонкую монету.

— Хочу уверить вас, мисс, — что вы можете на меня положиться. Меня знают в Клондайке от Джуно до Серкл-Сити[6] и далее, на всем протяжении Юкона. Сколько ночей я пролежал там в снегу, в течение трех лет работая как раб, и размышлял, встречу ли когда-нибудь девушку, которая полюбит меня. Ведь не для себя одного я добывал весь этот песок! Я не раз представлял, как однажды повстречаю девушку, которая придется мне по душе, и это случилось именно сегодня. Конечно, деньги — необходимы, но куда важнее для человека любовь. Вот если б вы, мисс, к примеру, собирались выйти за кого-то замуж, что бы вы предпочли с его стороны?

— Наличные!

Слово, сорвавшееся с уст мисс Коулби и прозвучавшее громко и отрывисто, свидетельствовало, что даже и теперь, во сне, она все еще стоит за своим прилавком в большом универсальном магазине «Сибер-Мэйсонс».

Голова девушки внезапно качнулась в сторону. Она проснулась, выпрямилась на скамейке и протерла глаза. Человека из Нома как ветром сдуло.

— Вот это да! Значит, я задремала! — воскликнула мисс Коулби. — А куда же подевался этот подметальщик улиц?!

Примечания

1

Ном — городок на Аляске (несколько южнее Берингова пролива).

(обратно)

2

Антифон — попеременное пение двух церковных хоров.

(обратно)

3

Готхэм — шутливое название Нью-Йорка.

(обратно)

4

«Сибер-Мэйсонс» — универсальный магазин Сибер-Мэйсона.

(обратно)

5

«Сезонники» — здесь: пользующиеся сезонным или льготным билетом.

(обратно)

6

Джуно — американский город, расположенный к югу от канадской территории Юкон. Серкл-Сити — американский город на реке Юкон (в ее северной части) близ Полярного круга («Серкл» — «круг»).

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***