КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403128 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171560
Пользователей - 91572
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Чары дракона (fb2)

- Чары дракона (пер. М. Жукова) (а.с. Дэверри-4) (и.с. Век Дракона) 969 Кб, 489с. (скачать fb2) - Катарина Керр

Настройки текста:



Катарина Керр Чары дракона

Посвящается памяти Говарда «Джейка» Якобсена (1934 – 1988). Его нам очень не хватает и всегда будет не хватать.

Автор выражает особую благодарность:

Джону Буту из издательства «Графтон Букс» – за поддержку проекта в целом и проявленный энтузиазм;

Джудит Тарр – за мудрые советы и поддержку «на линии огня»;

Еве, Джин, Линде и Элейн из «Фьючер Фэнтази Букс», Пало Альто, Калифорния – за поддержку моих книг на раннем этапе и за то, что у них такой прекрасный книжный магазин;

и, как и всегда, моему мужу, Говарду Керру, – за все.

Элдис 1064

В хлеву коровы, в кружке пиво,
Река несётся торопливо;
И дождь, и скользкая, глухая мгла.
В предательствах душа изнемогла.[1]
Лливарч Прародитель

Тёмные тучи весь день висели низко над землёй, создавая впечатление густого тумана и собираясь пролиться настоящим дождём. Но, несмотря на это, в священной роще за городскими стенами Аберуина древние дубы светились собственным светом в осеннем великолепии красных и жёлтых листьев. Несколько искр этого пламени слетели вниз и улеглись в грязной могиле, подобные золотым дарам, которые кладут в могилу – покойнику. А те, другие, дары уже положили: кувшины и сосуды с мёдом и маслом, буханки хлеба, прекрасный меч в позолоченных ножнах, керамические фигурки любимых лошадей гвербрета. Все эти подношения лежали вокруг плетёной колесницы. Хотя жители Дэверри прекратили сражаться на колесницах приблизительно тысячу лет назад, память о них осталась. Колесницы связывали ныне живущих с древними героями, и великих людей хоронили в них – правда, в лежачем положении, в отличие от предков, которых иногда погребали стоящими в колесницах. Но современным жителям Дэверри подобное положение тела казалось неприличным.

Ловиан, тьерина дана Гвербин, регентша гвербретрина Аберуин, стояла у края могилы и наблюдала за бритоголовыми священниками культа Бела, которые топтались в грязи, опуская тело её старшего сына Раиса Майлвада в место его последнего упокоения. К тому времени все обряды давно завершились и большая часть огромной толпы прощающихся разошлась. Но она осталась, не в силах плакать или причитать, усталая до самой глубины души и смотрела, как священники оборачивают тело пледом, расшитым в серебряных, голубых и зелёных цветах Аберуина. После того, как они начнут засыпать могилу, Ловиан уйдёт. Так она решила. Ещё прежде Ловиан пришлось наблюдать за тем, как мокрая земля падает на лица других людей, которых она любила, – её мужа, второго сына Эйдри, третьего, мертворождённого, сына, который даже не получил имени. Ей не требовалось снова смотреть на это.

Стоявший рядом с Ловиан Невин успокаивающе положил руку ей на плечо. Он был высоким мужчиной, с копной седых волос и пронзительным взглядом голубых глаз. Его кожа с годами стала такой же морщинистой, как опавшие листья, а руки покрыли пигментные пятна, как иногда случается у стариков, но он держался прямо и двигался быстро, как молодой воин. Хотя все, кто его видел, считали эту бодрость чудом, Ловиан была одной из немногих, кто знал правду. Невин оставался таким энергичным благодаря светлому двеомеру, поскольку являлся одним из величайших волшебников, которые когда-либо жили в Дэверри. Совсем недавно он стал служить Ловиан, официально считаясь её советником, но на самом деле, как предполагала тьерина, все обстояло наоборот: именно она служила его вполне определённым целям. Для неё это не имело значения. И дело было не только в том, что она доверяла Невину. Их цели, по крайней мере, на настоящий момент, совпадали.

– Здесь холодно, ваша светлость, – произнёс Невин мягко. В голосе слышалось сочувствие.

– Я прекрасно понимаю это, спасибо. Мы скоро уйдём.

Теперь священники прикрепляли огромную золотую круглую брошь к пледу и застёгивали её у шеи мёртвого гвербрета. Ловиан отвернулась и увидела, как двое мужчин подталкивают к могиле каменную плиту, положенную на тележку. Эпитафию уже выбили. Она состояла из похвал правителю Аберуина, который погиб во время несчастного случая на охоте. Естественно, в эпитафии не упоминалась истинная причина смерти: чёрный двеомер. Ловиан содрогнулась, вспоминая день, когда они вместе с сыном отправились выпускать ястребов. Они спокойно ехали по дороге вдоль реки, когда лошадь Раиса вдруг сошла с ума. Она стала взбрыкивать, стараясь сбросить седока, вставать на дыбы, а потом, наконец, упала и задавила Раиса. В тот момент случившееся казалось необъяснимым. Позднее Ловиан узнала, что чёрные мастера двеомера свели лошадь с ума и таким образом убили Раиса так же уверенно, как если бы воспользовались мечом. Почему? Этого никто не знал.

Священники выбрались из могилы и подали сигнал могильщикам, которые стояли неподалёку, опираясь на лопаты. Ловиан послала воздушный поцелуй своему мёртвому сыну.

– Спи спокойно, малыш, – прошептала она и отвернулась. – Пойдёмте. Нам лучше вернуться в дан.

Невин взял её под руку. Небольшая процессия пажей и служанок пристроилась за правительницей, когда они молча прошли к краю могилы, где стоял эскорт. Двадцать пять человек из боевого отряда Раиса и пятнадцать охранников Ловиан ждали у своих лошадей. Всем своим видом они выказывали почтение. Когда Ловиан приблизилась, командующий её охраной, капитан Каллин из Керрмора, подвёл её лошадь, красивую гнедую кобылу с серебристой гривой и хвостом, и придержал животное, пока тьерина садилась в женское седло и поправляла длинное платье и плащ.

– Спасибо, капитан, – Ловиан взяла у него поводья, затем повернулась в седле, чтобы проверить, готова ли её свита тронуться с места. – Ну что ж, поехали. Давайте возвращаться домой.

По сигналу капитана его подчинённые тоже сели на лошадей, и процессия тронулась с места. Ловиан и Невин ехали во главе, сразу за ними следовали служанки и пажи, а замыкали шествие охранники. Когда они приблизились к высоким городским стенам, дежурившие у ворот стражники тут же вытянулись, но Ловиан едва замечала их, настолько она погрузилась в своё горе. «Это чересчур, – подумала она. – Это просто невозможно вынести». Тем не менее, в глубине души она знала, что на самом деле способна выдержать все и каким-то образом отыскать силы, чтобы пережить грядущие трудные месяцы. Многие женщины благородного происхождения вели жизнь, которая позволяла им роскошь истерик. Они могли кататься в приступах рыданий или трагически запираться в своих покоях, наслаждаясь сочувствием половины королевства, и никто от этого не страдал. Однако Ловиан всегда приходилось подавлять своё горе и подниматься над своими слабостями. Временами – как в эти минуты под холодным моросящим дождём, – Ловиан негодовала по этому поводу, но даже и тогда она знала, что получила от богов лучшую участь.

Когда процессия петляла по вымощенным улицам Аберуина, скользким от дождя, горожане выходили из домов и магазинов, чтобы выказать уважение тьерине, которую любили. Раньше она постоянно жила здесь – когда была женой тогдашнего гвербрета, Тингира, до того, как его сын Райе унаследовал рин. Мужчины обнажали головы под моросящим дождём и кланялись, женщины приседали в реверансах. Тут и там люди выкрикивали: «Мы скорбим с вами, ваша светлость!» или «Наши соболезнования!». Сердце Ловиан больше болело за них. Вскоре – если только они с Невином не смогут это предотвратить – война принесёт разрушения на цветущие улицы Аберуина, и у этих людей появится гораздо больше поводов для печали, чем соболезнования правительнице.

Ранг гвербрета был странным в общем положении вещей в Дэверри. Хотя ко времени жизни Ловиан должность переходила по наследству от отца к сыну, изначально, в так называемые Времена Рассвета, гвербреты являлись выборными судьями и на старом языке назывались «вергобретами». Остатки этого обычая все ещё сохранились в Совете Выборщиков, который сходился, чтобы выбрать нового гвербрета, если предыдущий умирал, не оставив наследника. Поскольку к рангу прикладывалось много почестей в дополнение к богатству из собираемых налогов и собственности, все великие кланы (а также некоторые оптимистично настроенные кланы меньшего значения) соперничали друг с другом за право быть выбранными, когда нарушалась линия наследования. Часто соперничество переходило из области взяток и политической активности в погоне за голосами в открытую войну. После того, как члены Совета начнут бороться друг с другом, кровопролитие может продолжаться годами, потому что даже король не может вмешаться и прекратить его. Любой король, который попытается выступить против законов, на долгие годы восстановит против себя народ и вызовет общее возмущение, если не открытое восстание. Самое большее, что может сделать их высочество, – это воспользоваться своим почётным местом в Совете, чтобы настаивать на мире, если он к нему склонен, или наоборот бороться за голоса, как и все, поддерживая кандидата, которому благоволит. Последнее встречалось гораздо чаще.

Поскольку Райе умер, не оставив после себя детей, члены Совета уже выстраивались, подобно жокеям на старте забега. Ловиан прекрасно знала, что они начинают объединяться в полутайные союзы и принимать подарки – фактически взятки. Она приходила в ярость, поскольку, хотя у Раиса и не было сыновей, он на самом деле оставил законного наследника, одобренного самим королём, – Родри, младшего брата Раиса и её последнего сына. Если бы только Родри находился дома в Аберуине, то не потребовалось бы никаких встреч Совета, замаскированных под дружеские визиты. Но Родри несколько лет назад отправили в ссылку. Эта мера была вызвана исключительно приступом ревности брата и ничем больше. Теперь, после указа короля, призывающего Родри вернуться, когда весь Аберуин ждал его как наследника, он исчез – как исчезает утренний туман к жаркому полудню. Когда несколько дней назад король объявил, что приказывает Родри вернуться, то установил срок – один год и один день. И теперь у них оставались эти один год и один день, чтобы найти наследника и вернуть его домой. Теперь уже меньше, как подумала Ловиан, ведь восемь дней почти прошли.

Хотя Ловиан была уверена, что Невин знает о местонахождении Родри, старик отказывался открыть тайну. Каждый раз, когда она спрашивала, Невин находил отговорки и заявлял, что некто мешает им привезти Родри домой – и больше ничего. Ловиан прекрасно знала, что её сыну угрожает серьёзная опасность. Неведомая, но от этого не менее страшная. Пытаясь пожалеть Ловиан, Невин только усиливал её беспокойство. По крайней мере, так считала она сама. Мать, несомненно, вообразит худшие опасности, чем те, которые реально угрожают её мальчику. Ловиан подозревала, что некоторые из тех, кто жаждал богатства и власти в Аберуине, выкрали Родри, и жила в ужасе, думая, что они убьют его, пока таинственный помощник Невина не успел его спасти. Однако если бы она знала правду, то увидела бы мудрость в молчании Невина.


Этой ночью разразилась настоящая зимняя буря. Южный ветер завывал, дождь бил в окна. Невин знал, что это – только первая буря из многих. Зима обещала быть плохой, а Южное море – непроходимым многие, долгие месяцы. В его покоях, высоко в главном брохе дана Аберуин, ставни тряслись, готовые сорваться с петель, пламя свечей билось и дрожало. Хотя наполненный углём камин мерцал вишнёво-красным цветом, Невин надел толстый шерстяной плащ и уложил капюшон вокруг шеи так, чтобы тот не пропускал пронизывающий холод.

Его гость чувствовал себя ещё более неуютно. Элейно был бардекианцем, ростом почти семь футов и массивного телосложения, с такой тёмной кожей, что она казалась синевато-чёрной, как чернила. Это цвет кожи означал, что его дом – в далёких тёплых краях, а не влажном и ветреном Аберуине. В эту ночь он намотал на себя два плаща поверх пары хлопчатобумажных рубашек и шерстяных бригг, которые сшили специально под его размер. Но даже закутанный до самых глаз он содрогался при каждом порыве ветра.

– Как вы, варвары, умудряетесь выжить в таком забытом богами краю? – Элейно подвинул стул поближе к очагу.

– На самом деле – с большим трудом. Ты должен радоваться, что мы находимся на этом побережье, а не на севере, скажем в Кергонни. По крайней мере, в Элдисе редко идёт снег. А на севере через месяц будут сугробы, закрывающие тебя с головой.

– Я никогда не видел снег. Не могу сказать, что страдаю от этого.

– Я бы тоже не особенно переживал, если бы больше никогда не увидел эту мерзость. Я очень благодарен тебе за то, что ты согласился провести зиму здесь.

– Тебе не нужно это повторять.

– Все равно благодарю, но, боги, я чувствую себя сейчас таким усталым! Черт побери, столько всего так опрометчиво натворил наш Родри, и вот он сейчас в Бардеке, где мы не можем до него добраться до весны, и только один Бог знает, как там у него идут дела. Когда я думаю о худшем…

– Не думай. Просто не думай. Сейчас мы ничего не можем сделать, поэтому не стоит размышлять о том, что могло бы быть. Хотя, признаю: такое легче советовать, чем делать.

Вздохнув, Невин набрал ковш угля из ведра и подбросил в очаг, где маленькие огненные духи плясали и играли на красных углях. Хотя Невин не был уверен, кто нанял похитителей, он знал: Родри выкрала одна из бардекианских кровавых гильдий, которые ликвидировали проблемы тех, у кого имелись деньги, чтобы их нанять. Небольшие проблемы – вроде претендентов на наследство. Он мог только надеяться, что парень все ещё жив. А если он жив, то его не… Невин намеренно заставил себя не думать об этом. Кровавые гильдии, как известно, развлекаются с пленниками так, что об этом лучше даже не думать. Когда он услышал, как в отдалении прогрохотал гром, то подпрыгнул, словно испуганная кошка.

– Я никогда не видел, чтобы ты так беспокоился, – заметил Элейно.

– Ничто меня так не беспокоило за почти сто лет.

– Я все забываю, как долго ты живёшь.

– Несомненно, это трудно помнить. Я имею склонность и сам забывать об этом. Сказать по правде – вместе со многими другими вещами, оставшимися в прошлом. Через какое-то время все сливается воедино.

– Понятно. – Элейно долго колебался, задавать или не задавать вопрос. – Знаешь ли, я часто размышлял, что дало тебе твоё… Я имею в виду, почему… Ну, наверное, это не моё дело.

– Ты разве не слышал эту историю? Теперь ты понимаешь, что я имел в виду, когда говорил, что голова у меня на старости лет уже плохо варит? Я-то думал, что уже рассказал тебе, а на самом деле – забыл. Много лет назад, когда я был молод – не гляди, как выгляжу сейчас, было время, когда и я был молод, – итак, в те далёкие годы я любил женщину по имени Бранвен, и у нас с ней состоялась помолвка. Но я думал, что люблю двеомер больше.

Невин встал со стула и принялся расхаживать взад-вперёд перед очагом.

– В этой истории было много деталей, большую часть которых я уже забыл, но в конце я предал Бранвен. Из-за меня Бранвен умерла. Умер и её брат, человек, который тоже её любил. Эту часть повести я не забуду никогда. На мою долю выпало копать её могилу и хоронить мою любимую. В тот день я был вне себя от чувства вины и горя. Я просто сходил с ума от стыда. Поэтому я дал клятву, что не успокоюсь, пока все не исправлю. И с того дня до сегодняшнего я делал и продолжаю делать все возможное, чтобы исправить положение. Я делал это снова и снова, всякий раз, когда Бранвен рождалась заново и пересекала мой жизненный путь, но каждый раз я терплю поражение, и поэтому так никогда и не успокоился.

– Ты говоришь мне, что Великие приняли такую клятву?

– Приняли. Ну, я же не выполнил одну клятву, не так ли? Предполагаю, они хотели посмотреть, выполню ли новую. – Невин рассмеялся, но в этом смехе не слышалось веселья. – Разве тебе не кажется удивительной жизнь, которая тянется свыше четырехсот лет?

– Нет. В особенности, когда я слышу такую усталость в твоём голосе.

– Хорошо. Ты высоко поднимаешься в двеомере, Элейно. – Невин снова сел и тяжело вздохнул. – Но я выполню эту клятву. Обязательно. Бранвен принадлежит двеомеру, и, клянусь всеми богами на небесах, я сделаю так, что она это увидит, или я умру в попытках совершить это – о, черт побери, какой глупый повод для шутки!

– На этот раз? Значит, она опять переродилась, не так ли?

– Да. Бранвен – это Джилл, дочь Каллина из Кермора. Элейно открыл в удивлении рот.

– Та девушка, которая отправилась вместе с этим болваном Саламандром, – добавил Невин. – В Бардек за Родри. Та самая, это правда.


После двух долгих дождливых дней буря наконец улеглась. Все были рады покончить с вынужденным бездельем, когда проводили дни в дрёме, собравшись у каминов в больших залах. В то утро деловой район города был полон суеты, когда Каллин вышел, чтобы пройтись. Он с наслаждением вдыхал свежий воздух и смотрел на вымытые дождём улицы. Каллин шёл широкими шагами, направляясь к главным воротам, чтобы просто иметь цель своей бесцельной прогулки, но примерно на полпути остановился, поражённый одной странностью, которую в первый момент не смог даже определить. Кто-то, кого он миновал, когда проходил рядом с прачечной, каким-то образом оказался не к месту. Каллин повернул назад и увидел молодого человека, которого едва узнал. Парня звали Брик, он служил одним из младших конюхов. Но сейчас Брик нёс вязанку хвороста и шёл не так, как обычно ходят слуги, – не тащился с трудом, волоча ноги, а двигался вперёд уверенным широким шагом воина. Каллин колебался только мгновение перед тем, как последовать за ним. И конечно, Брик пронёс вязанку хвороста мимо прачечной, а затем – мимо летней кухни. Между ним и внешними городскими стенами больше не было зданий, в которых могли бы понадобиться дрова.

Каллин следовал за парнем, пока тот не дошёл до арсенала. Затем капитан нырнул внутрь, пробежал до двери в дальнем конце и чуть-чуть приоткрыл её, чтобы выглянуть наружу. Его догадка оправдалась. Брик на самом деле оглядывался, чтобы проверить, не следит ли кто за ним, но не заметил, что дверь оружейного склада чуть-чуть приоткрыта. Затем парень обошёл сарай и направился к брохам. Каллин выскользнул наружу и последовал на некотором удалении, держась в тени различных зданий. Парень больше ни разу не оглядывался, пока не добрался до низкой кирпичной стены, которая отделяла сад гвербрета от внутреннего двора, где обычно отдыхали стражники. Каллин спрятался в дверном проёме, когда Брик бесцеремонно бросил вязанку хвороста, осторожно огляделся, а после перепрыгнул через стену в сад. Каллин следил за ним. Брик поспешил через лужайку, где с кожаным мячом играла маленькая Родда, незаконнорождённая дочь и единственная наследница Родри. Её нянька Тевилла сидела на небольшой каменной скамье и шила. У Брика совершенно не имелось оснований находиться в саду.

Выругавшись, Каллин выхватил меч и припустил бегом. Он перепрыгнул через стену как раз в тот момент, когда парень попытался схватить ребёнка. Тевилла закричала, спрыгнула со скамейки и метнула ножницы Брику в голову. Она не попала, но похитителю пришлось уклоняться, и он потерял секунду. Несясь через лужайку, Каллин увидел, что у Брика с собой кинжал, и он его уже заносит над головой.

– Беги, девочка!

Родда вывернулась. Брик развернулся и увидел приближающегося Каллина. Он бросился бежать. Тевилла схватила кожаный мяч и бросила ему под ноги. Брик рухнул наземь, и тут до него добрался капитан. Он схватил Брика за рубашку, поднял и сломал ему кисть, опустив на неё меч тупой стороной. Кинжал упал в траву. Каллин отшвырнул его ногой подальше, чтобы пленник не смог дотянуться до оружия.

– Благодарение богам! – Тевилла схватила кинжал. – Каллин, я так рада, что ты оказался здесь.

– О, не знаю. Кажется, ты и сама неплохо справлялась.

Тевилла устало улыбнулась ему, затем заткнула кинжал за верхнюю юбку и подняла Родду на руки. Девочка выглядела до странного спокойной, только слегка побледнела, когда мгновение неотрывно глядела на своего спасителя. Потом повернулась на руках у няни и посмотрела на хныкающего Брика.

– Накажите его, – сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно. – Он плохой.

Парень закричал, закрутился в руках у капитана, а затем стал метаться из стороны в сторону, испытывая острую боль. Когда поражённый Каллин отпустил его, Брик рухнул всем телом, стал извиваться и вопить все громче и громче.

– Прекрати! – послышался голос Невина, спешащего через лужайку. – Прекрати это все немедленно! Родда, ты, несчастный маленький зверёныш!

Рыдая и хватая ртом воздух, Брик перевернулся на живот и закрыл лицо руками. Каллин понял, что руки и лицо парня кровоточат, словно его царапала сотня кошек. В то время как Тевилла в ужасе отступила назад, Родда захихикала, то и дело фыркая, пока Невин гневным взглядом не заставил её замолчать.

– Никогда этого больше не делай, – приказал старик.

– Но у него был нож. Он очень плохой, деда.

– Я знаю. Я все видел из окна. Ты подождала, пока он не стал беспомощным, а это нечестно. Ну, разве не так?

Девочка со стыдом опустила голову.

– О какой милой малышке вы заботитесь, госпожа Тевилла, – заметил Невин. – Она – определённо дочь Родри. Определённо.

– Временами она на самом деле доставляет много хлопот, но в данном случае, уважаемый, не можете же вы утверждать, что это все натворила она, – Тевилла показала ногой в деревянном башмаке на истекающего кровью человека, простёртого на земле.

– Вам придётся поверить, что это в самом деле совершила она. И тебе, капитан. Пойдём, Родда. Я собираюсь поговорить с тобой, а затем мы все пойдём к твоей бабушке. Каллин, возьми с собой этого пса и отведи в большой зал.

Когда Невин тронулся с места, Тевилла собралась идти за ним, но старик раздражённо махнул рукой, жестом показывая, чтобы она этого не делала. Дрожа, словно наконец до неё только сейчас дошёл смысл всего случившегося, Тевилла задержалась. Она стояла и смотрела, как Каллин нагибается, хватает Брика за плечи и хорошенько трясёт его. Парень закричал от боли и уставился на капитана в смущении и замешательстве. Что-то было не так с глазами Брика, или так подумал Каллин. Он никогда не видел, чтобы человек выглядел настолько смущённым, настолько потерянным и запутавшимся, словно его глаза сами затуманились, и он смотрит вокруг, на самом деле ничего не видя.

– Эй, парень, ты не ослеп?

– Нет… Но, капитан, где я? Моя рука! – Зарыдав от усилия, он поднял сломанную кисть и уставился на кровь. – Я упал? Это собаки постарались? Что это? – Его голос стал громче и превратился в истерический вопль. – Скажите мне, ради всех богов! Что я здесь делаю, да ещё в таком состоянии?

Каллин снова схватил его и поставил на ноги.

– Помолчи, парень. Вскоре все узнаешь. Ты можешь стоять? Нам нужно встретиться со старым Невином.

– Травником? О, боги… – Юноша зашептал: – Ощущения такие, словно я спал, а потом проснулся.

– В самом деле? Ну ладно, пошли. Теперь ты в порядке. Каллин внезапно похолодел, поняв, что парень сказал правду. Брик находился в такой же опасности, как и ребёнок. Тевилла резко вдохнула воздух.

– Как ты? – спросил у неё Каллин.

– Ничего, капитан. Я только сейчас кое-что вспомнила.

– И что?

– Я не скажу никому, кроме Невина, но, думаю, мне лучше сказать это ему сразу.


Поскольку одной из обязанностей Ловиан, как регентши, являлось обеспечение правопорядка и соблюдение законов гвербретрина, Невин заставил её провести слушание дела в зале правосудия. Великолепие помещения только оттеняло убогость жалкой маленькой группки собравшихся. На стене висели знамёна Аберуина с изображением драконов и золотой меч правосудия; массивный дубовый стол и стул гвербрета с высокой спинкой стояли на полу, выложенном шиферной плиткой, расположенной в шахматном порядке. Ловиан сидела на краешке стула с Роддой на коленях. Брика Невин заставил сесть на стол, чтобы он мог перевязать парню кисть, пока прочие давали свидетельские показания. Справа от Ловиан на невысокой скамье сидела Тевилла; Каллин стоял за ней. После того, как все выступили, тьерина слегка прижала к себе внучку.

– О, боги! – выдохнула Ловиан. – Выглядит совершенно очевидным, что этот парень попытался убить нашу Родду, но что-то заставляет меня сомневаться в его вине.

– Так и есть, ваша светлость, – сказал Невин. – Если быть точными, то его тело было использовано для попытки этого преступления, но душа и разум его совершенно невинны. А теперь, Тевва, что вы так хотели рассказать?

– Сегодня мне приснился странный сон. У вас когда-нибудь бывало так, что вы видите сон, но думаете, что на самом деле бодрствуете? Наша комната, кроватка Родды, камин – все выглядело именно так, как должно, за окном забрезжил рассвет, но когда я попыталась пошевелиться, то не смогла, и поняла, что все ещё сплю.

– Подобные сны – не редкость, – Невин закончил перевязывать руку парня и посмотрел на женщину. – А что случилось потом?

– Мне снилось, что вместе со мной в комнате находится ведьма. Моя мама обычно говорила, что ведьма может вытянуть твою душу и положить в небольшой сосуд. Тогда я смеялась, но утром я ощутила именно это. Словно кто-то пытался украсть мою душу.

Невин почувствовал усталость и вместе с тем раздражение, что обычно бывает, когда оправдываются твои самые худшие страхи и подозрения.

– А как вы отогнали эту ведьму?

– Не знаю. – Тевилла выглядела очень смущённой. – Я не могла пошевелиться, чтобы защитить себя, скрестив пальцы, как мы обычно отгоняем нечистую силу, но я на самом деле даже не могла видеть, где находится ведьма. Я просто знала, что она там, со мной. Поэтому я… ну, в некотором роде просто оттолкнула её. Я обратилась к Богине, чтобы она защитила меня и прогнала ведьму. Это все имеет смысл, господин?

– Для меня имеет, госпожа Тевилла. Но есть ещё одна вещь. Эта ведьма, вероятнее, была мужчиной, а не женщиной. Видите ли, наши враги пытались сделать с вами то, что, в конце концов, сделали с Бриком. Они могут завладеть телом человека на некоторое время, если человек этот достаточно слаб, и использовать его плоть, как свою собственную.

Брик застонал, на глаза его навернулись слезы.

– Ваша светлость, – обратился он к тьерине. – Я никогда не стал бы этого делать. Никогда бы не причинил зла девочке. Пожалуйста, поверьте мне.

Ловиан быстро метнула в сторону Невина вопросительный взгляд.

– Я верю ему, ваша светлость. Теперь, когда я знаю, что они делают, я также могу положить этому конец. Могу ли я выступить с предложением, ваша светлость?

– Конечно.

– Две вещи. Брика нужно отослать прочь – не за его вину, учтите, а ради его безопасности.

Он повернулся к убитому горем парню.

– Теперь они установили с тобой связь, парень, и могут попытаться использовать тебя снова. Если они добьются успеха, то уж на этот раз убьют тебя. Ты понимаешь? Они используют тебя, а затем прикончат.

Лицо Брика побледнело, но он медленно кивнул, показывая своё согласие.

– Второе. С этого момента капитан должен стать телохранителем ребёнка. Когда вы выходите на улицу, госпожа Тевва, вы должны брать его с собой. Я не могу представить себе, чтобы кто-то завладел разумом Каллина.

– Как и я, – согласился Каллин. – Я согласен с Невином, ваша светлость. Поскольку они больше не могут провернуть свою вонючую уловку, то, скорее, пошлют сюда кого-то с мечом.

– В таком случае решено, – Ловиан уверенно кивнула каждому из присутствующих. – А что касается тебя, Родда ты с этого момента подчиняешься приказам капитана.

– Хорошо, бабушка.

Все улыбнулись, с восторгом глядя на хорошенькую маленькую девочку, потому что глядеть на неё было приятно. Её вид вызывал облегчение после мыслей о тёмных силах, что роятся вокруг. Только один Невин знал, что ребёнок обладает странными магическими способностями. Благодаря эльфийской крови, которую она унаследовала от отца, Родда не только видит дикий народец, но ещё и в состоянии управлять им. Расцарапанное лицо несчастного Брика свидетельствовало о том, что в ней также достаточно эльфийской мстительности. Как будто ему мало проблем! Но, несмотря на тяжесть своих забот, Невин знал: ему придётся уделить ей немного времени.

Этим вечером беспокойство никак не проходило. Сразу после захода солнца Невин отправился наверх в свои покои, расположенные высоко в брохе, и открыл ставни, чтобы впустить прохладный осенний воздух. Вечер был такой кристально ясный, что Невин мог видеть далеко за пределы города, вплоть до гавани, где в призрачно белой пене волн уже начали отражаться звезды, только что появившиеся на бархатно-тёмном небе. Он слышал, как в отдалении звонит бронзовый колокол на храме Мананнана, оповещая о том, что люди гвербрета закрепляют железную цепь, закрывая гавань на ночь. В городе несколько собак залаяли в ответ, а темнота тут и там прорезалась фонарями, с которыми люди шли по улицам, или светом, падающим из окон. При виде звёзд и поднимающейся луны усталость Невина наконец отступила, и он постоял у окна несколько минут, пока тихий стук в дверь комнаты не вернул его к действительности. Элейно проскользнул внутрь и тихо закрыл за собой дверь. Невина всегда поражало, что огромный бардекианец двигается так грациозно и тихо, как кошка.

– Я только что смотрел на нашего пленника, – сообщил Элейно. – Он выглядит сегодня гораздо лучше. Похоже, он очень быстро поправляется. Чахотка, которая у него была, уже убила бы простого человека… Хотя я, конечно, не лекарь.

– О, я полностью согласен с твоим диагнозом. Ты смотрел его ауру?

– Смотрел, и она, кажется, несколько покрепче. Я не могу справиться с этим странным цветом, грязно-зелёным, и с этими странными пурпурными полосами и пятнами.

– На самом деле, я тоже никогда раньше не видел ничего подобного. Но давай спустимся вниз и взглянем на него. Если он неплохо себя чувствует, то попытаемся с ним поработать. Мне только нужно приготовить травы и прочие вещи, которые потребуются.

Пленник, о котором шла речь, содержался в крохотной комнатке в одной из небольших полубашен, которые стояли вокруг главной. Перед дверью дежурил вооружённый стражник, поскольку лорд Перрин из Алобри – до того, как его недавно поймали, – являлся одним из худших конокрадов в королевстве. За подобное преступление полагалась смертная казнь через повешение после публичной порки. Перрин также совершил ещё одно, более тяжкое преступление, но Невин держал его в секрете по нескольким серьёзным причинам. Предыдущим летом Перрин выкрал и изнасиловал единственную дочь Каллина из Керрмора, Джилл, но сделал это путём такого путанного двеомера при таких необычных обстоятельствах, что Невин никак не мог разобраться, кто он на самом деле: преступник или жертва какого-то странного заговора. Вопрос требует большего изучения, и заключения делать ещё рано. А если Каллин узнает о случившемся, то Перрин не проживёт достаточно долго для того, чтобы вопрос можно было изучить. Он уже и так чуть не умер от чахотки, которую нажил из-за неправильного использования своих инстинктивных магических способностей. Нынешним вечером Перрин выглядел значительно лучше, что само по себе казалось странным. Как сказал Элейно, чахотка была достаточно сильной, чтобы убить обычного человека. Невин начинал подозревать, что Перрин – далеко не обычный человек и на самом деле, возможно, совсем не человек. Перрин был выше среднего роста, худощавый. Ничем не примечательный молодой парень с темно-рыжими волосами и голубыми глазами, приплюснутым носом и слишком большим ртом. Сейчас он был смертельно бледен, глаза его все ещё слезились, и он то и дело откашливался в старую тряпку. Когда вошли двое мастеров двеомера, Перрин поднял голову, что-то буркнул себе под нос и откинулся на груду подушек, подложенных ему под спину.

– Все ещё харкаешь кровью? – спросил Невин.

– Нет, мой господин. Э-э… ну, а это хорошо?

– На самом деле это очень хороший знак. Ты прекратишь съёживаться и распускать нюни, как несчастная полевая мышь? Я не собираюсь причинять тебе боль.

– Но когда они придут… э-э, ну, вы знаете… чтобы меня повесить?

– Пока я им не скажу, не придут. А если ты сделаешь все, что я тебе велю, то тебя вообще могут не повесить.

На лице Перрина появилась улыбка, но по ней было видно: он совсем не верит Невину.

– Я вижу, ты хорошо поужинал. Ты способен встать и одеться?

– Как скажете, мой господин.

– Я хочу знать, как ты себя чувствуешь.

– Достаточно хорошо.

Перрин откинул одеяло, уселся на краю кровати и опустил ноги на пол. В длинной ночной рубашке он был похож на невероятно неуклюжего аиста.

– Э-э… у меня немного кружится голова.

– Этого следовало ожидать. Элейно, дай ему одежду.

После того, как Перрин оделся, Невин усадил его на стул рядом с очагом, наполненным тлеющими углями. Невин принёс с собой небольшой тряпичный мешок с кусочками кедра, можжевельника и странного дерева из Бардека со сладким, но чистым запахом, которое называлось сандаловым. Он осторожно разбросал кусочки по углям, где они начали дымить, испуская целую смесь запахов.

– Это нужно для очищения воздуха от затхлых испарений, – весело улыбаясь, пояснил Невин. – А, у нас тут имеются хорошие угольки! Я всегда люблю смотреть в огонь. Всегда кажется, что в углях можно увидеть картинки, не правда ли?

– Да, кажется, – Перрин машинально посмотрел на играющие языки пламени и создаваемые ими золотисто-рубиновые дворцы между наложенных горой кусков угля и палочек Невина. – Когда я был мальчиком, я обычно видел, как в огне ползают драконы. Моя мама рассказывала мне много сказок про драконов и эльфов и прочих существ. Мне тогда хотелось, чтобы они оказались настоящими.

– Да, и впрямь было бы неплохо.

Перрин слегка кивнул и уставился в очаг, в то время как сладкий дым лениво наполнял комнату. Когда Невин открыл второе зрение, то определил с определённым профессиональным удовлетворением, что аура парня расширилась до нормальной. Во время болезни она была сжата. Семь Звёзд ярко горели, но все они имели странную окраску и оказались слегка смещёнными с правильных позиций. Невин послал световой луч от своей собственной ауры на Звезду, которая плавала надо лбом Перрина, и заставил её крутиться, шлёпая её, как ребёнок кнутом сбивает перья лука.

– А теперь ты видишь картины в углях, парень? – прошептал Невин. – Скажи мне, что ты видишь. Расскажи мне обо всем, что ты видишь.

– Просто огонь. Играющие языки пламени. – Перрин выговаривал слова так, словно был пьян. – Большие поленья. Наверное, сейчас зима.

– Кто находится рядом? Кто сидит у очага?

– Мама и папа. Мама выглядит такой бледной. Она не умрёт, нет?

– Сколько тебе лет?

– Четыре. Она на самом деле умрёт. Я слышал, как дядя Беноик вчера вечером кричал на травника. Я не хочу жить с ним.

– Тогда возвращайся, вернись к осени того же года. Ты видишь маму? Ей лучше?

– Да.

– Тогда ещё вернись, дальше, к весне.

– Я вижу луг и оленя. Приближаются охотники. Я должен помочь им, предупредить их.

– Охотников?

– Оленя-самца. Он – мой друг.

В трансе Перрин дёргался, потом тяжело дышал, словно побежал на этот луг из памяти и бросился в погоню за оленем до того, как пришли охотники. Невин предполагал, что милосердие ребёнка обернулось для него хорошей поркой. Он повёл его ещё дальше, в предыдущую зиму и ещё дальше, пока Перрин не увидел кормилицу, когда та впервые прикладывала его к груди. И ещё дальше, к боли рождения, и ещё дальше, когда его душа вошла в нерожденное тело, которое выросло в его нынешнее, и дальше, и дальше, пока Перрин вдруг не вскрикнул, извиваясь от боли, и не заговорил, наполовину задыхаясь, на каком-то языке, которого Невин никогда раньше не слышал.

– Боже праведный! – прошипел Элейно. – Что это за язык?

Невин поднял руку, жестом призывая к тишине. Перрин продолжал говорить, хватая ртом воздух так, словно собирался вот-вот отдать концы и пытался надышаться перед смертью. Хотя черты его лица совсем не изменились, он больше не выглядел пронырливым, скользким типом, каким казался несколько минут назад. Теперь он каким-то образом стал сильнее, его глаза горели от старой ненависти, когда он выплёвывал злобные слова. Его тело дёрнулось, наполовину приподнявшись со стула, затем упало назад, и голос смолк. Невин схватил его за плечи и осторожно потряс, повторяя его имя, пока Перрин не проснулся.

– Мои извинения, – пробормотал Перрин, заикаясь. – Наверное, я заснул, когда глядел в огонь. Боже, какой у меня был неприятный сон!

– Правда? Перескажи мне его.

– Меня пронзили насквозь. Копьём, понимаете? Прямо насквозь и пришпилили к земле, а вокруг стояли враги, они смеялись надо мной. Ужасные, ужасные враги, подобные гоблинам или кому-то в этом роде. – Он громко зашептал: – У них были огромные носы и кустистые брови, волосы чёрные и жёсткие. – Внезапно Перрин содрогнулся. – Наверное, я вспомнил одну из тех сказок, которые мне рассказывала мама.

– Скорее всего, скорее всего. Наверное, парень, ты слишком устал. Давай-ка назад в кровать и отдыхай. Мы завтра снова попробуем посидеть.

После того, как они опять уложили Перрина в постель, а стражник занял место у двери, Невин с Элейно вернулись в покои старика в главном брохе. Они уселись с высокими пивными кружками подогретого эля, чтобы обсудить то, свидетелями чего стали.

– Предполагаю, его убийцы теперь показались ему уродливыми, поскольку он привык к человеческим лицам, – заметил Элейно.

– Ого! Ты предполагаешь, что эти существа являются его сородичами?

– А ты нет?

– На самом деле – испытываю такое искушение, но также думаю, что неразумно делать какие-либо предположения насчёт Перрина, – признался Невин.

– В этом я определённо с тобой согласен. Хм. Огромные носы и кустистые чёрные брови. Предполагаю, это могут быть гоблины или великаны-людоеды из старых сказок, островных или вашего королевства. Странно, как наш фольклор часто оказывается похожим. Всегда присутствуют колдуны, есть драконы и какие-то злобные уродливые существа.

– Только это не сказка, а воспоминание.

– Да, – Элейно задумчиво глотнул эля из высокой кружки, которую сжимал огромными ладонями. – Ну, если он сам не из них, то относится к какой-то народности, которая живёт рядом с нашими носатыми друзьями.

– Ясно только то, что он умер насильственной смертью, с яростью и ненавистью в сердце. Этого может быть достаточно, чтобы его душа в момент смерти улетела достаточно далеко от места смерти, а потом закрутилась не в том водовороте рождений.

– Похоже. И ему не повезло, что женское лоно, которое его поймало, находилось в родстве с тьерином Беноиком.

– Который по всем статьям является последним человеком в королевстве, кто мог бы понять, какую странную рыбу поймала сестра его жены, – Невин озадаченно покачал головой. – Когда Перрин окрепнет, мы снова попробуем огненные видения, но, мне кажется, нам лучше подождать несколько дней.

– Да, сейчас ему лучше не перенапрягаться. А как идёт другая охота?

– На нашего нарушителя спокойствия, желающего убивать? Сказать по правде, очень плохо. Некоторое время я думал, что напал на его след, но он исчез. Наглец попытался напасть на ребёнка! Если я только доберусь до него, то оторву ему все конечности, клянусь.

– Он, несомненно, это знает. После того, как он понял, что ты его ищешь, он, вероятно, убежал куда-то и спрятался. – Элейно с минуту размышлял над проблемой. – Ну, может, он достаточно напуган и теперь оставит нас в покое.

– Ты всегда полон надежд и оптимизма, не так ли? Ясное дело, он на какое-то время затихарится, но он вернётся. Такие, как он, всегда возвращаются, словно ведьмино проклятие.


После того, как он два долгих месяца ходил на задних лапках вокруг короля, убеждая и умоляя рассмотреть дело Родри, а также занимаясь своим собственным, Блейн, гвербрет долины Пекль, отправился домой в свой дан Хирейд. Он чувствовал огромное облегчение. После осеннего урожая поступали налоги, и Блейн приятно провёл пару дней, играя роль грубоватого сельского господина. Он стоял во внутреннем дворе вместе с камерарием и бейлифами и подсчитывал свиней и куриц, сыры и бочки с яблоками, мешки с белой мукой и ячневой крупой, большие бочки с мёдом и элем, а также время от времени причитавшиеся ему монеты. Он находил, что сказать и как пошутить с каждым человеком, который привозил налоги, независимо от того, был ли тот чьим-то камерарием, который ехал впереди пары нагруженных телег с запряжёнными в них волами, или местным фермером, который на своей спине принёс клетку с кроликами и мешок муки в руках.

Тем не менее, Блейн вскоре оставил налоги на своих опытных и умелых подчинённых и вместо этого решил заняться своими вассалами. Многих господ он не видел с весны, со времени большого пира на праздник Белтейн. Блейн любил лично присматривать за потенциальными спорщиками, любителями затевать ссоры и недовольными. У него также имелась другая причина отправиться в путь: требовалось подыскать подходящий участок земли, на котором можно разместить, по крайней мере, десять фермерских хозяйств, чтобы одарить женщину Родри, Джиллиан, дочь Каллина из Керрмора, вместе с грамотой, удостоверяющей её благородное происхождение. Поскольку большая половина его земель представляла собой дикую местность, найти участок будет нетрудно, но побудить свободных фермеров его обработать – совсем другое дело. Важно, что у Джилл будет своя земля и титул; доход окажется более чем достаточным после того, как она выйдет замуж за Родри и обустроится в Аберуине.

Поскольку жена Блейна Каниффа, была беременна, он оставил её дома – управлять даном и рином вместо себя, а с собой взял только двадцать пять человек в качестве почётной стражи. Вначале они поехали на север и остановились в Кей Лабраде и дане тьерина Ридеррка. Чтобы отметить приезд гвербрета, там вечером устроили большой пир, а на следующий день выехали на охоту, но на третий день Блейн сказал тьерину, что хочет сам просто проехаться по рину. Он взял в качестве эскорта только пять человек и отправился в путь прямо с утра, но вместо того, чтобы осматривать поля и леса тьерина, сразу же поехал в город.

Как раз на подъезде к Кей Лабраду, на берегах притока, который впадал в реку Канавер в нескольких милях дальше, стояла пивоварня, считавшаяся самой лучшей в долине Пекль. За низкой, поросшей травой земляной стеной располагалось несколько круглых зданий, недавно побелённых, с аккуратно крытыми крышами. Там имелись дом, где жил владелец пивоварни, солодовня, солодосушильня, непосредственно пивоварня, склад, а с другой стороны – свинарник и коровник. Когда Блейн свернул с дороги и повёл своих людей к пивоварне, они все одновременно и искренне воздали ему хвалу.

Над дверью, ведущей в главное здание, висел грубый веник из берёзовых веток, от которого сильно пахло элем. Этот знак означал, что покупатель может купить как кружку, так и бочку – как пожелает. Когда Блейн и его люди спешились, наружу вышла полная седовласая женщина в синем платье, поверх которого был надет длинный белый передник, и поклонилась.

– О боги, это сам гвербрет! Веддин, иди сюда! Это гвербрет и его люди! О боги! Ваша светлость, это такая большая честь, вы должны попробовать наш новый тёмный сорт, и есть ещё и горький эль, ах, боги, боги!

– Не надо так дрожать, женщина! Ты сведёшь с ума его светлость.

Веддин, высокий и стройный мужчина с орлиным носом и совершенно лысой головой, широкими шагами вышел из здания и поклонился Блейну, как положено.

– Польщён, ваша светлость. Что привело вас к нам?

– В основном, жажда, дорогой Веддин. У тебя есть бочонки, достаточно большие, чтобы напоить меня и моих людей?

– Плоха была бы пивоварня, если бы не смогла напоить шестерых путешественников, ваша светлость. Привязывайте лошадей и заходите.

Блейн вручил капитану горстку серебряных монет, чтобы заплатить за эль, позволил своим людям зайти внутрь, а сам на короткое время задержался во дворе с Тудиллой в то время как Веддин проследовал в дом за его людьми. После того, как они остались одни, она прекратила дрожать.

– Как я поняла, ваша светлость приехали за новостями?

– Да, а также проведать Камделя, бедного парня. Ему лучше?

– Значительно лучше, но у него никогда не будет все в порядке с головой после того, что они с ним сделали. – Она сложила пальцы особым способом – чтобы уберечься от колдовства. – Сейчас он убирает навоз в коровнике, поэтому, предполагаю, ваша светлость не захочет…

– Мне совершенно безразлично, как от него пахнет. Идём.

Они нашли Камделя сидящим за коровником на старом бревне. Он закусывал хлебом с кусками жёлтого сыра, аккуратно выложенными на старой льняной салфетке. Когда он увидел Блейна, то встал и поклонился. Эта попытка казаться достойным плохо вязалась с грязной рубашкой и коричневыми шерстяными штанами. Хотя глаза бедняги выдали, что он когда-то видел Блейна и помнит его лицо, он не мог вспомнить, кто перед ним. Потребовалось назвать имя. Однако физически Камдель был снова здоров, даже в некотором роде счастлив, и улыбался, когда рассказывал о своей спокойной жизни на пивоварне. Блейн остался доволен увиденным. Когда он в последний раз видел этого человека, Камдель дрожал, кричал и был худ, как палка. Он спятил от пыток, которым его подвергли мастера чёрного двеомера.

А теперь – по крайней мере, так сказали Блейну, – его любимый кузен Родри находится в руках тех же злых людей.

Хотя обычно Блейну удавалось об этом не думать, временами, когда он меньше всего ожидал этого – например, когда разговаривал с кем-то из вассалов или просто шёл по коридору, или лениво смотрел из окна, – воспоминания всплывали, подобно появлению наёмного убийцы, и словно ударяли его ножом. Родри может сейчас страдать так, как страдал Камдель. С этой мыслью приходила ярость, от которой перехватывало дыхание, Блейн хватал ртом воздух, его грудь разрывало от гнева, и он снова клялся, что отомстит. Если эти чёрные маги заставили его кузена страдать хотя бы столько, сколько длится крик петуха, то ничто на земле, ни король, ни двеомер, не остановят его. Он поднимет армию и бросит её на Бардек, как стаю орлов. Даже если ему придётся ограбить свой рин и он попросит вернуть ему все долги чести и оплатить услуги, которые он когда-либо оказывал другим. Поскольку он принёс в этом клятву – как богам, так и чести своего клана, – то это было не простое хвастовство.

Блейн удивился бы, узнав, что Тёмные Братства знают о его ярости, но получил бы удовольствие, также узнав, что они её боятся.


Центральное плато и в особенности горная местность южной части Суртинны, самого большого острова Бардекианского архипелага, в то время оставались почти не заселены. Там имелись обширные безлесные возвышенности, которые спускались вниз с острой как нож молодой горной цепи.

Номинально безлесные возвышенности подпадали под юрисдикцию архонтов Пастедиона и Вардета, которые раздавали ярлыки на пользование землёй тем, кто их поддерживал, по своему желанию и капризу, поскольку ястребы и полевые мыши, которые там жили, никогда не спорили по этому поводу. Владельцы земли в свою очередь сдавали участки земли в аренду под фермы или скотоводческие хозяйства или даже, в нескольких редких случаях, под летние домики для отдыха богатых господ. Хотя доход от этого был небольшим, престиж – огромным. Имелось ещё одно преимущество: архонты и законы находились далеко, даже очень далеко, поэтому имеющий права на землю мог жить так, как пожелает, подобно господину из Дэверри.

Высоко в сердце горной местности, прямо под нависающими чёрными горами находилось поместье, которое купили и построили около семидесяти лет назад. Это сделал ушедший в отставку государственный чиновник по имени Тондало. Хотя поместье получало арендную плату с нескольких свободно рождённых скотоводов, его рабы производили достаточно продуктов питания и холста, и всего остального, чтобы поместье оставалось самодостаточным. Только изредка кто-то из рабов Тондало появлялся на рынке в Ганджало, местном городке. Ещё более редко к воротам подъезжали посетители. Поскольку немногочисленные соседи были слишком заняты, обрабатывая собственную землю, чтобы совать нос в дела поместья, все предполагали, что поместьем управляет третье поколение наследников Тондало. Они испытали бы шок, узнав, что сам старик все ещё жив, хотя конечно не пребывает в добром здравии.

По правде говоря, Тондало не мог иметь наследников, поскольку был евнухом. Его кастрировали ещё мальчиком, чтобы лишить семьи и таким образом ограничить его интересы государственной службой Вардета. Он обладал прекрасным умом и очень хорошо запоминал детали, поэтому высоко поднялся и активно участвовал в политике своего города. Он стал достаточно богат, чтобы вначале купить себе свободу, затем – впечатляющий дом в городе и, наконец, уединённое поместье. Теперь ему было сто шестьдесят с лишком (на самом деле он не помнил точно, когда родился) и он жил в уединении, столь ему необходимом. Тондало так сильно растолстел (ненавистное наследие кастрации, а не естественный результат любви к удовольствиям и хорошей пище), что путешествие для него стало практически невозможным. Кроме того, уединение требовалось ему для работы. Он так давно и так глубоко занялся искусством чёрного двеомера, что являлся в некотором роде руководителем братства – в той мере, в какой их поклявшееся хаосом сообщество могло его иметь. Для коллег, практикующих чёрную магию, у него больше не было имени. Он просто назывался Старцем.

Конечно, в большинстве случаев ему и не требовалось сниматься с места. Он мог смотреть в чашу, наполненную чёрными чернилами, и таким образом поддерживать связь с другими членами Тёмного Совета. Таким же образом он следил за действиями своих многочисленных союзников и любимцев по всей Суртинне. Время от времени появлялся посыльный, который приносил книги и необходимые для различных занятий предметы. (Конечно, посыльный никогда больше не покидал пределы поместья, по крайней мере, живым.) Когда Совет встречался полным составом, то это происходило в воображаемом храме на астральной плоскости, а не где-то в горах или городах Бардека. Тем не менее, временами Старец искренне желал попутешествовать по важным делам вместо того, чтобы быть вынужденным доверять молодым ученикам чёрной магии, которые разъезжали повсюду за него. Из-за своей природы изучение чёрного двеомера делает человека крайне недоверчивым.

Таким важным он считал дело Родри Майлвада. Если бы он мог, Старец сам бы отправился в Дэверри, чтобы руководить похищением и размещением жертвы. Но поскольку ему пришлось доверить работу ученику и наёмным убийцам, он постоянно раздражался, гадая, все ли они делают правильно. При этом Старец не мог просто заглянуть в чашу с чёрными чернилами и посмотреть на события, поскольку все важные действия происходили или в самом Дэверри, или на другом острове, а даже самые величайшие разумы двеомера в мире не могут видеть через большие открытые водные пространства. Испарения простейшей силы, в особенности над настоящим океаном, просто закрывают образы, как туман. Если бы Старец попытался путешествовать через них в световом теле, волны и удары той же силы сломали бы его астральную форму и привели к смерти.

Поэтому ему оставалось только сидеть в своём доме, ждать и размышлять. Особенно его беспокоила сложность плана. Ещё во время работы на государственной службе он усвоил: чем сложнее проект, тем больше вероятность провала, а в этом деле насчитывалось не меньше изгибов и поворотов, чем дорог в Дэверри. Если бы Старец мог потратить пару лет, то он долго думал бы и медитировал, пока не разработал бы ясный и простой, как лезвие меча, план, но времени было мало, а угроза нависала, и он не мог дозволить себе такую роскошь. На протяжении последних десятилетий различные последователи тёмной тропы много работали, чтобы установить надёжную опору в Дэверри, в особенности при дворе самого короля. Как раз когда их планы уже были доведены до нужной кондиции, о них узнал Невин и одним жутким летом уничтожил большую часть их работы. Во многом тот старик представлял угрозу самому существованию чёрного двеомера. Кроме того, он являлся ненавистным личным врагом Тондало. Когда Старец проанализировал все эти вещи, то прошлой зимой пришёл к выводу: Невин должен умереть.

Конечно, решить было легко, но привести план в исполнение не так легко. Во-первых, Старцу потребуется в основном действовать в одиночку, поскольку он просто не мог никому доверять в этом деле. Те члены Тёмного Братства, которые желали заполучить его место, вполне могли в последний момент сдать его Невину – просто для того, чтобы от него избавиться. Если Старец хотел надёжных союзников, ему потребуется за них заплатить наличными и при этом держать в тайне свои истинные намерения. На островах можно нанять высококвалифицированных наёмных убийц. Нужно только знать, где их найти. Прошлым летом Старец нанимал гильдию Братства Ястребов, как они назывались, чтобы провести в жизнь часть своих планов. К сожалению, только часть.

Поскольку отправлять простого убийцу против человека, обладающего силой Невина, было бы смехотворно, Старец придумал способ завлечь того на острова, где его силы, черпаемые из души Дэверри и земли Дэверри, сильно уменьшатся. Там он окажется далеко от военной помощи таких людей, как гвербрет Блейн. По всем законам магии, в Бардеке Старец должен ударить с позиции силы, с ментальной возвышенности, в особенности потому что, как кажется, Невин всегда работает один и поэтому скорее всего приедет один. Когда Старец стал искать приманку для капкана, то решил взять Родри. Молодой человек был важен для будущего варварского королевства. Кроме того, он являлся одним из личных друзей Невина. Первой мыслью Старца было просто убить парня после того, как пленник будет использован для ложного следа. Однако Старец знал, что Невин способен видеть на высшей ментальной плоскости. Он может обнаружить, что Родри мёртв. Мастер Эфира навряд ли станет пересекать море просто для того, чтобы должным образом похоронить погибшего друга. С другой стороны, после того, как Невин придёт по следу, держать пленника у себя в доме тоже опасно. Старец не желал отправляться в бега. Точнее, ковылять в бега, как он, скривившись, признался самому себе – спасая свою жизнь, подобно барсуку, которого выкурили из норы.

Как показалось Старцу, лучше всего доставить Родри в Бардек, очистить его память, чтобы он не мог явиться к одному из законопослушных архонтов и объявить о том, кто он есть на самом деле, – а затем отпустить его, спрятав на виду, как обычного раба, который просто катится по жизни туда, куда его ведут судьба и удача. Рано или поздно Невин придёт. А когда он явится в Бардек, его здесь будет ждать Старец.

Бардек 1064

Ясное небо, птицы морские кричат;
Волны, на берег бросаясь, кипят;
В сердце иссохшем – ненависти яд.
Лливарч Прародитель

Большинство обитателей Дэверри представляли себе Бардек как некую единую страну, вроде их собственной. Однако на самом деле Бардек был архипелагом, и только самые маленькие острова подчинялись одному правительству. Острова большего размера – такие, как Бардектинна и Суртинна – имели на своей территории ряд независимых городов-государств. Часть из них состояли только из самого города и небольшого количества окружающих его ферм, которых едва хватало, чтобы прокормить горожан. Некоторые правители контролировали сотни квадратных миль территории и даже другие города – либо колонии, либо подчинённые государства. Милетон на Бардектинне являлся одним из самых больших городов-государств в описываемое время; власть его правителей распространялась на город Валант и большую половину острова. Тогда это был красивый город, расположенный на скале, которая смотрела на узкую гавань. Стоило войти в ворота, распахнутые в белоснежных стенах, как создавалось впечатление, будто входишь в лес.

Везде тебя окружали деревья, они росли вдоль широких, прямых улиц, создавая над ними тень из переплетающихся веток. Имелись деревья и вокруг каждого дома: пальмы – высокие финиковые и приземистые декоративные; эвкалипты с пряно пахнущими листьями; палисандровые деревья с пурпурными цветками, а также кустовой вариант джакаранды с крохотными красными цветками, напоминающими цветочную пыль на листьях. Этот вид встречался только в Бардеке и назывался бенато. Между деревьев вился цветущий плющ, угрожая скрыть под собой разнообразные деревянные и мраморные статуи, разбросанные по небольшим площадям или на перекрёстках. Среди зелени стояли прямоугольные общие дома на несколько семейств. Их крыши по форме напоминали корму перевёрнутого корабля. Некоторые охранялись высокими статуями предков обитателей, другие – парой гигантских деревянных весел.

По улицам сновали толпы людей. Как мужчины, так и женщины были одинаково одеты в туники и сандалии. У мужчин бросались в глаза ярко нарисованные знаки на одной щеке; женщины украшали искусно завитые и уложенные волосы своеобразными заколками, похожими на броши. Как рисунок на щеке, так и заколка указывали на принадлежность человека к определённому «дому», или клану. Все жили в безопасности, и дети могли спокойно группами бегать по улицам, играя на открытых площадях и в частных садах. И никто не говорил им суровых слов, даже на минуту не заставляя волноваться.

Конечно, за все это великолепие было дорого заплачено – заплачено человеческими жизнями, поскольку Милетон являлся центром работорговли среди северных островов. Если у покупателя имелось достаточно денег, и он был готов проявить немного терпения, то здесь он мог подобрать себе любого раба: от писаря до повитухи; а иногда даже варвара из Дэверри, хотя последние попадались редко. Законы в таких случаях были очень суровыми: дэверрийцев разрешалось продавать в рабство только в случае совершения ими определённых преступлений против государства, таких как неуплата очень больших долгов, разрушение общественной собственности в большом количестве или хладнокровное, предумышленное убийство. Архонты здешних городов-государств не имели ни малейшего желания увидеть в своей гавани военно-морской флот жаждущих крови варваров, плывущих к ним спасать какого-то из своих родственников, к которому несправедливо отнеслись.

Поэтому такие экзотические покупки лучше было совершать не на открытых рабских рынках рядом с гаванью, где военнопленные, преступники и отпрыски принадлежащих государству рабов продавались с аукциона в соответствии с зарегистрированным графиком, а в небольших частных заведениях, разбросанных по всему Милетону. Одно такое находилось недалеко от гавани, на противоположной стороне площади Правительства, где узкий, лишённый деревьев переулок петлял между задними стенами садов. Чем глубже ты углублялся в этот переулок, тем ниже становились стены, пока вообще не исчезали. Дома постепенно делались меньше и беднее и, в конце концов, превращались в лабиринт сараев и огородов, где тут и там стояли свинарники, рядом с которыми иногда появлялись небольшие свиньи.

Наконец переулок заворачивал в последний раз и выходил на открытую площадь, где между отвалившихся булыжников, которыми площадь когда-то была вымощена, пробивались сорняки и разгуливали куры. Среди них играли дети, и птицы то и дело разбегались с возмущённым кудахтаньем. С другой стороны площади возвышалась высокая стена, выкрашенная красными и синими полосами, которая очевидно являлась частью чьей-то резиденции. В середине этой стены имелась обитая железом дверь. Хотя там не висело никакой таблички, и ничьё имя не было выбито над дверью, те, кто был осведомлён о подобных местах, знали и это, принадлежавшее некому Бриндемо. А непосвящённым следовало держаться отсюда подальше.

Тем не менее, внутри, на территории не стояло никаких мрачных и зловещих домов ужаса. Имелся открытый двор с редкой тонкой травой и неухоженными цветами, где в дневное время рабы могли посидеть на солнце. Там же находились чистые, хотя и жалкие бараки, где каждому предмету ценной собственности выделялась собственная кровать. Была здесь и баня, где любой желающий мог мыться так часто, как захочет. Здешняя пища хоть и не шла ни в какое сравнение с той, что подавали к столу какого-нибудь богатого господина, её давали в достатке, и Бриндемо с членами своей семьи ели из того же котла, что и «живой товар». В определённых кругах Бриндемо славился тем, что покупал рабов, от которых отказывались другие торговцы, – рабов, чьи документы на продажу были не всегда в порядке, или поступающих к нему одурманенными и неспособными протестовать против своего положения, – словом, все в таком роде. Возможно, некоторые его действия и находились в рамках закона. Время от времени какие-то ничего не подозревающие нищие, не имеющие семьи, которая станет их искать, заглядывали в дом Бриндемо, чтобы попросить хлеба, и их никогда больше не видели.

Из-за суровости законов, регулирующих продажу варваров, Бриндемо заколебался, когда один такой попал к нему с документами, которые едва ли можно было назвать идеальными. Обычно он сразу же продавал таких в большие дома Милетона и просил за них высокую цену. Этому варвару – очень красивому парню с волосами цвета воронова крыла и голубыми, васильковыми глазами – было лет двадцать с небольшим. Его манеры говорили о том, что он имел какие-то связи с аристократией. Более того, он уже знал довольно много слов по-бардекиански и запоминал новые с удивительной быстротой, что показывало редкую способность к изучению языков. Короче, из него получится прекрасный лакей, имеющий шанс когда-нибудь подняться до мажордома, ценного члена хозяйства, который, в конце концов, получит свободу, и которого примут в клан.

Проблема заключалась в накладной и очень неприятном факте, что раб даже не помнил своего имени. Его предыдущие хозяева назвали его Талиэйсином. Сам он с готовностью признал, что это имя для него ничего не значит. Он совсем ничего не помнил: ни семьи, ни родного города. Только несколько обрывочных воспоминаний о своей жизни до того, как его продали. Поскольку его предыдущие хозяева давали ему опиум, чтобы раб оставался послушным, Бриндемо следил, чтобы теперь он получал много питательный пищи и спал достаточно. К сожалению, хорошее отношение не принесло желаемого результата: Талиэйсин так ничего нового и не вспомнил.

– Ты приводишь меня в отчаяние, Талиэйсин из Пирдона, – заметил Бриндемо на дэверрийском языке однажды вечером. – Но, с другой стороны, несомненно: ты сам в отчаянии.

– Конечно, – раб улыбнулся ему одной из своих странно очаровательных улыбок. – Какой человек не хочет знать о себе правду?

– Ха! Есть достаточно людей, которые скрывают правду о себе глубоко в сердце, где им никогда не придётся с ней столкнуться. Возможно, ты один из них. Скажи – ты совершил нечто ужасное и стёр свою память, чтобы забыть это?

– Может быть. А что, я кажусь тебе человеком, который совершил когда-то нечто ужасное?

– Нет. Хотя я думаю, что ты человек опасный. Слишком уж обаятельный. Я бы никогда не дал тебе в руки меч или кинжал.

Талиэйсин резко отвернулся, его глаза затуманились, словно его мысли приняли странный оборот.

– Кинжал, – прошептал Бриндемо. – Это слово что-то для тебя значит?

– Что-то значит, – он говорил медленно и почему-то неохотно. – Не могу вспомнить. Оно словно ущипнуло мою память.

Бриндемо глубоко, демонстративно вздохнул.

– Двадцать пять зотаров! Я легко мог бы продать тебя за двадцать пять золотых зотаров, если бы мы только обнаружили правду. Ты знаешь, сколько это – зотар?

– Нет, не знаю.

– На него можно купить десять свиней, причём пять из них – свиноматки. Поэтому двадцать пять зотаров… Ай!

– Моё сердце кровью обливается, когда я думаю о тебе.

– А, сарказм! Но как я могу тебя винить? Это хороший знак. Значит, твоя память возвращается. Предупреждаю: ко мне сегодня вечером придёт гость. Он провёл много лет в Дэверри, торговал вином. Он может тебя узнать. Он может знать что-то, что заставит работать твою память. Я больше этого не выдержу! Двадцать пять зотаров, а ты тут сидишь без толку, и тебя нельзя продать.

Пока они ждали прибытия Арриано, Бриндемо научил раба правильно разливать вино и разносить гостям подносы с кубками. Талиэйсин очень серьёзно и заинтересованно отнёсся к уроку. Он напоминал умного ребёнка, который решил порадовать своих родителей, сделав то, что они от него добиваются, хотя самому ему это кажется смехотворным. Тем не менее, Бриндемо всегда помнил: этот раб послушен только потому, что у него стёрта память. Талиэйсин двигался, как опытный мастер, умеющий сражаться на ножах (насколько знал Бриндемо, профессиональные атлеты, выступающие на арене, были единственными, кто обладал такой скользящей походкой и держались одновременно расслабленно и настороже, как этот парень). Поэтому, наблюдая, как раб готовит серебряный поднос, Бриндемо чувствовал себя неуютно. Талиэйсин напоминал льва, на которого надели ошейник и заставили ступать за хозяйкой, словно домашнего кота. «Мне не следовало его покупать, – подумал Бриндемо и почувствовал себя несчастным. – Мне следовало сказать „нет“ Баруме.» Тогда он почувствовал себя ещё более несчастным, поскольку прекрасно знал: он не в том положении, чтобы хоть в чем-то отказать человеку, известному под именем Барума.

Арриано пришёл вовремя, когда соборные колокола звонили, объявляя о начале вечерней службы. Бриндемо лично встретил его у двери, затем провёл в главный зал – длинное помещение с выложенным белыми и синими плитками полом и темно-зелёными стенами. В одном конце располагалось невысокое возвышение, на котором вокруг латунного столика были разложены многоцветные подушки. После того, как хозяин с гостем устроились на подушках, Талиэйсин разнёс кубки, после чего почтительно застыл у края возвышения. Арриано, потрёпанный невысокий человечек, который скрывал лысину под белой льняной шапочкой, оглядел его и легко улыбнулся. Это была дружелюбная, открытая улыбка.

– Итак, Талиэйсин, – произнёс он. – Наш Бриндемо говорит, что ты из Пирдона.

– Мне так сказали, господин.

Кустистые брови Арриано вопросительно приподнялись.

– Говори со мной по-дэверрийски. О, что бы нам… а, знаю. Опиши-ка мне это помещение.

По мере того, как удивлённый Талиэйсин покорно описывал мебель и цвета в зале, где они находились, Арриано слушал, склонив голову набок. Затем взмахом руки оборвал перечисление.

– Пирдон? Ха! Ты из Элдиса, парень. Готов поставить на это немалую сумму. И причём с морского побережья Элдиса. – Он повернулся к Бриндемо и заговорил по-бардекиански: – У них там очень характерный выговор. Как и следовало ожидать, Барума врал, как скорпион.

– Пусть боги раздавят его ногами! – Бриндемо чувствовал, как пот стекает у него по спине. – Но, как я предполагаю, ты не узнаешь этого раба?

– Настолько, чтобы назвать тебе его настоящее имя, – нет. Судя по тому, как он двигается, манерам, ну по всему – я сказал бы, что он из аристократии.

– Что? Я думал, он из гимнастов, или тех, кто сражается на ножах… Или ещё какой-нибудь мастер, выступавший на арене. Что-то в этом роде.

– Ты забываешь, мой дорогой старый друг, что в Дэверри все аристократы – воины. Они начинают подготовку ещё маленькими детьми.

Бриндемо застонал. Услышанное не принесло ему никакого облегчения. Талиэйсин слушал с понятной напряжённостью.

– По рождению я принадлежу к благородным господам? – наконец спросил раб. – Этот Барума говорил, что я – сын купца.

– Барума врёт с такой лёгкостью, как идёт дождь, – заметил Арриано. – На твоём месте, Бриндемо, я перестал бы лопотать о зотарах и избавился бы от этого парня как можно быстрее. Но учти, лично я продал бы его приличному хозяину. Если его родственники ворвутся сюда, и их варварские сердца возжаждут крови…

– Знаю, знаю, – Бриндемо едва мог говорить. Ему было страшно жаль потерять деньги. – Но двадцать пять зотаров! Ай!

– Разве все золото в мире сможет пришить тебе отрезанную голову обратно, если…

– О, заткнись! Конечно, ты прав. Барума хотел, чтобы я продал его в шахты или на галеры, но это совершенно исключается, если этот человек – аристократ.

– Думаю, да! Пусть у Барумы отвалится его мужское достоинство!

– И пусть когда-нибудь больные обезьяны полакомятся его сердцем! Значит, так. Я продам его, как только найду подходящего покупателя. Если услышишь про кого-нибудь, сообщи мне. Конечно, получишь комиссионные.

– Разумеется, – Арриано протянул руку. – Ещё вина, Талиэйсин.

Хотя Талиэйсин подавал вино в точности так, как его недавно научили, соблюдая все приличия, задумчивое и суровое выражение, появившееся в его глазах, заставляло Бриндемо чувствовать себя крайне неуютно.

«Лучше избавиться от него как можно раньше – ради моего собственного спокойствия, – подумал Бриндемо. – Но ай! Двадцать пять зотаров!»


Талиэйсину выделили отдельную маленькую комнатку для сна, поскольку Бриндемо боялся, что он станет сплетничать с другими рабами. Ни раб, ни работорговец не хотели, чтобы Барума знал, как они пытались раскрыть его секрет. Хотя в комнатке хватало места только для соломенного тюфяка на полу, она находилась в единоличном распоряжении парня. Освещалось помещение масляной лампой, установленной в крохотной нише в стене. После того, как его заперли на ночь, Талиэйсин долго сидел на матрасе, раздумывая над словами Арриано. В лампе кончилось масло, однако он мог достаточно хорошо видеть в лунном свете, который попадал сквозь незакрытое занавеской окно. Тогда ему пришло в голову, что его способность видеть в темноте не совсем обычна. До этого он воспринимал её как должное.

К нему то и дело присоединялись Дикие, по большей части стайка гномов, все в пятнышках, крапчатые – голубые, серые и пурпурные, очень сильно отличающиеся от обитающих в Дэверри, – насколько он помнил. В этот момент он не был склонен доверять чему-либо, что он «помнил» о себе. Кто знает, так ли это на самом деле или же то очередная ложь Барумы? Однако Талиэйсин ясно помнил одноцветных гномов. Один серый был его другом. Очевидно, он уже давно мог видеть этих маленьких существ.

Способность заводить дружбу с духами была настолько нехарактерна для аристократов Дэверри, что Талиэйсин долгое время раздумывал над этим обстоятельством. Хотя он мало помнил о себе, его общие знания о мире казались неповреждёнными. Он был уверен: средний представитель военной аристократии не разговаривает с Дикими. Тем не менее, здесь появлялся один особенно смелый гном грязно-зеленого и серовато-пурпурного цвета, с поразительным количеством бородавок вдоль всего позвоночника, который забирался к нему на колени и хлопал его по руке небольшой лапкой с когтями так, словно это было самым естественным делом в мире.

– Ну, добрый вечер, маленький брат.

Гном улыбнулся и показал ярко-пурпурные клычки, затем устроился у Талиэйсина на коленях, подобно кошке. Человек лениво гладил гнома, время от времени чесал ему между ушами. Тем временем Талиэйсин чувствовал, как что-то покалывает у него в мозгу, подобно занозе в пальце. Дикие, само обращение «маленький брат» – все это означало нечто важное, что даст ему ключ к разгадке собственной личности, если только он найдёт замок. Это была тайна, очень глубоко похороненная тайна, возможно, скрытая даже от Барумы.

– Как жаль, что вы, ребята, не умеете разговаривать. Вы знаете, кто я?

Вся гномья стайка дружно закивала.

– Значит, вы знаете моё имя?

На этот раз все замотали головами.

– Но вы каким-то образом меня узнали?

Снова «да». Талиэйсин задумался, не занимался ли он когда-нибудь магией. Вероятно, нет, раз он напоминает людям представителя военной аристократии или профессионального атлета, сражающегося на арене на ножах. Обрывки правды, которые он обнаруживал, казались менее понятными, чем ложь. Или благородного происхождения, или из сражающихся на арене атлетов. Но в любом случае он видит Диких, и они считают его другом. И снова в голове у него что-то щёлкнуло. Один из их друзей или один из родственников? Волосы у него на голове встали дыбом, когда он произнёс это вслух.

– Или один из их родственников. Мне следует знать, что это означает, черт побери!

Но он не мог вспомнить. Внезапно Талиэйсин пришёл в ярость. Он злился на собственный разум, на Баруму, на выверт судьбы, которая лишила его себя самого и выбросила куском человеческой плоти на рынок Бриндемо. Талиэйсин ударил кулаком в стену, и боль и ярость смешались, вызвав на короткий миг прояснение покалеченного сознания. Западные, эльсион лакар, эльфы. Они видят Диких и называют их своими младшими братьями. Он когда-то знал эльфов, не так ли? Разве он в своё время не отправлялся на войну, где эльфы были его союзниками? Когда-то, очень давно.

– Или один из их родственников, – прошептал он, словно выдохнул.

Талиэйсин похолодел, хотя ночь была тёплой. В конце концов, человеку сложно осознать, что он не полностью человек.

Талиэйсин оставался у Бриндемо ещё два дня, полные сонной скуки. Хотя он прилагал массу усилий, зондируя свой разум, дело продвигалось туго, подтверждая его собственные подозрения в том, что прежде он никогда не уделял много внимания своему разуму. Однако Талиэйсин припомнил одну маленькую вещь. Драгоценность. Хотя он не мог с точностью вспомнить, что конкретно это было, Талиэйсин не сомневался: Барума украл у него дорогую серебряную вещь, фамильную ценность, которую подарил ему член его клана или кто-то, кем он восхищался, – парень не был уверен, кто именно. Однако Талиэйсин знал: потеря этой вещи – позорное дело, и он навсегда будет обесчещен, если не найдёт Баруму и не получит её назад. Стыд подпитывал его ненависть, и он подолгу мечтал, как убьёт Баруму тем или иным жутким способом.

Утром третьего дня он сидел в поросшем травой дворе, когда Бриндемо привёл покупателя, чтобы взглянуть на неудобного раба. Покупатель был высокий мужчина, довольно смуглый, с коротко подстриженными, вьющимися чёрными волосами. На левой щеке выделялись две нарисованные зеленые бубны – такие, как масть в картах. Мужчина стоял прямо, и это указывало, что когда-то он мог быть солдатом. Его пронзительные тёмные глаза часто устремляли на Бриндемо взгляды, в которых смешивались презрение и недоверие, пока торговец болтал и болтал, расхваливая Талиэйсина и в то же время придумывая ему ложную историю.

– Очень хорошие манеры, господин, сын купца, очень хорошо говорит, но, жаль, очень любил играть в азартные игры, попал в дурную компанию в Мангорио и…

– Ты умеешь обращаться с лошадьми? – перебил покупатель, обращаясь прямо к Талиэйсину. – Большинство мужчин в Дэверри умеют.

– Да. Я ездил верхом всю жизнь.

Отвечая, Талиэйсин вспомнил ещё один обрывок своей прошлой жизни: гладкого чёрного пони, которого он любил, когда был ребёнком. Воспоминание было таким чётким, таким ценным, что юноша пропустил следующие слова покупателя. Он боролся с собственной памятью, вспоминая кличку маленького животного.

Внезапно покупатель бросился на него, целясь кулаком прямо в лицо. Не думая, Талиэйсин отразил удар левой кистью и уже начал замахиваться в ответ. Крик ужаса, который испустил Бриндемо, вернул его в чувство. Его могли жестоко избить за то, что замахнулся на свободного человека, но покупатель только рассмеялся и дружески похлопал его по плечу.

– Думаю, ты сойдёшь. Я веду караван в горы. Один из моих погонщиков мулов заболел, и у меня нет времени, чтобы нанимать на его место свободного человека.

– Что, уважаемый господин? – Губы Бриндемо затряслись от негодования. – Использовать ценного варвара, как погонщика мулов?

– Только какое-то время. Я уверен: в дальнейшем я смогу продать его с прибылью для себя. Арриано сказал мне, что ему нужно исчезнуть, ради его же собственного блага и твоего, и я могу это обеспечить.

– Что он вам сказал? – Голос торговца перешёл в крик.

– Ты можешь мне доверять. Восемь зотаров.

– Да вы задумали обворовать меня! Вы оба хотите моего разорения!

Они торговались с самым серьёзным видом. Довольно долго оскорбляли побудительные мотивы и предков друг друга, и спорили на повышенных тонах, пока, в конце концов, не сошлись на шестнадцати зотарах. Появилась изначальная накладная, которую быстро прочитал новый хозяин Талиэйсина. Он скривил рот, словно поражался плохому качеству подделки.

– Конечно, я подготовлю новую накладную, – сказал Бриндемо.

– Надеюсь. Меня зовут Зандар из Данмары.

Когда Бриндемо отправился в дом, чтобы выписать новую накладную, Зандар скрестил руки на груди и внимательно и холодно осмотрел Талиэйсина.

– Ты будешь честен со мной, парень, и я буду честен с тобой. Когда нас догонят твои родственники, я продам тебя ненамного дороже, чем за тебя заплатил, – при условии, что ты станешь хорошо работать и не будешь создавать мне проблем. По рукам?

– По рукам. Предполагаю, свободные люди здесь не пожимают руки рабам, иначе я бы предложил вам свою.

– Здесь никто не пожимает рук, поэтому не воспринимай отказ, как оскорбление. Мне этот обычай всегда казался негигиеничным – касаться ладонью ладони человека, которого ты едва знаешь. Тебе выдадут дубину с железным наконечником, как у других моих людей. Ты поклянёшься, что не станешь использовать её против меня?

– Клянусь богами моего народа.

– Тогда все в порядке. Мы не станем больше упоминать об этом.

Несмотря на обстоятельства, Талиэйсин почувствовал неохотное уважение к этому человеку. Парень решил, что Зандар бы ему понравился, если бы они встретились при других обстоятельствах. Тем временем Зандар продолжал медленно осматривать его.

– Серебряный кинжал, – резко произнёс он. – Это для тебя что-то значит, парень?

Голова Талиэйсина дёрнулась, словно у испуганного оленя.

– Думаю, да – возможно, – продолжал покупатель. – Ты похож на этот тип людей. Судя по тому немногому, что мне рассказали о твоих таинственных обстоятельствах.

– Да, значит. О, боги! – вырвалось у Талиэйсина. Талиэйсин развернулся на пятках и стал ходить взад и вперёд в сильнейшем возбуждении. Воспоминания сгрудились на самом краю сознания. Он чувствовал тяжесть в руке, идеально сбалансированный кинжал, рукоятку с тремя серебряными бугорками, а также бьющего сокола, выгравированного на лезвии. Внезапно на его глаза навернулись слезы, и Талиэйсин увидел в сознании новую картинку: мрачное, покрытое шрамами лицо с холодными голубыми глазами и обрамляющими его светлыми, с сильной проседью, волосами. Жёсткий человек, твёрдый как сталь, но он любил его.

– Я думаю, что помню своего отца, и он, клянусь, не был никаким купцом.

– Мы все в этом не сомневались, парень. Как его зовут? Подумай. – Зандар заговорил шёпотом. – Попытайся вспомнить его имя.

Талиэйсин почувствовал, как оно поднимается и находится почти в пределах досягаемости. Он попытался ещё напрячься, но память подвела его.

– Не могу. – Затем он почувствовал, как внутри у него все переворачивается от утраченной надежды. – Ну, если я принадлежал к так называемым «серебряным кинжалам», то вам не нужно беспокоиться, что мои родственники приедут выкупать меня назад. Без сомнения, они рады навсегда от меня избавиться.

– Знаешь ли, многим людям удалось освободиться из рабства. Все, что для этого требуется, – это немного сообразительности и готовности браться за работу, где можно подзаработать, после выполнения своих основных обязанностей.

Талиэйсин согласно кивнул. На самом деле едва слышал Зандара. Он снова вспоминал кинжал и теперь знал, что именно кинжал украл у него Барума. Талиэйсин также знал, что должен его забрать, заплатив за это жизнью Барумы. Хотя молодой человек никогда не причинит Зандару зла, он ведь не клялся, что не убежит от него при первой же возможности. Даже если его разорвут на части, как беглого раба, вначале он отомстит, а потом умрёт, зная, что вернул себе достоинство.

Милетон растянулся вдоль мелкой, хотя и широкой реки. Рядом с водой сплетались узкие переулки, полуразвалившиеся склады, деревянные пристани, где ярко окрашенные плоскодонки качались на воде. За этим непривлекательным районом находилось плоское открытое пастбище, где караваны купцов могли встать лагерем вместе с вьючными животными. Караван Зандара ждал там. Они разбили палатки вокруг двух выложенных камнями круглых кострищ и пары загонов, огороженных верёвками. Это был большой караван: тридцать вьючных мулов и двенадцать лошадей, за которыми ухаживали девять свободных людей. Теперь к ним прибавился раб.

Добавляя к словам жесты и пантомиму, эти люди ввели Талиэйсина в курс дела. Запасные лошади переходили под его ответственность. Ему же предстояло выполнять все временные поручения, которые считались ниже достоинства свободных людей: рубить дрова, носить воду, складывать вещи и снаряжение, подавать еду, хотя в караване имелся и собственный повар. Хотя все здесь относились к Талиэйсину прилично, никто с ним не разговаривал, если только не требовалось отдать приказ. Талиэйсин казался другим почти невидимым, подобно орудию труда или котлу. Он и сам держался вне поля зрения, когда его услуги не требовались. Когда настало время ужина, Талиэйсин ел последним. Он сидел на почтительном расстоянии позади остальных. После ужина, пока свободные люди отдыхали вокруг костра и вели неторопливые разговоры, он чистил миски и котёл. Хотя у него было несколько дней в доме Бриндемо для восстановления сил, он все ещё оставался очень слабым после долгого трудного морского путешествия, и к концу дня у него кружилась голова от усталости. Засыпая, Талиэйсин понял, что должно пройти какое-то время перед тем, как он сможет думать о побеге.

Караван снялся с лагеря на следующее утро и направился на юго-восток, следуя вдоль реки. Через несколько миль Талиэйсин сообразил, почему Зандар не беспокоился о побеге нового раба. Местность была абсолютно плоской. Миля за милей тянулись небольшие фермы, где однообразие нарушалось только несколькими деревьями, создающими тень. До полудня они повернули от реки и направились прямо на юг и вскоре оставили позади фермы с обработанной землёй, чтобы следовать узкой караванной тропой, проложенной среди лугов и пастбищ. Беглому рабу будет негде спрятаться, негде взять еду. Здесь просто нет никакой другой дороги, по которой можно идти. «Ну, в таком случае мне придётся подождать до гор и посмотреть, что они мне принесут», – подумал Талиэйсин.


В это время года, когда в Дэверри зима уже завывала вовсю, Южное море было бурным. Направлявшаяся в Бардек небольшая ладья лавировала по морю. Утром под порывами сильного западного ветра она на несколько миль отклонялась от прямого курса, чтобы потом с трудом вернуться к нему во второй половине дня, когда ветер менялся. Вокруг простирался бесконечный океан, по-зимнему синий и одинокий. Воды тянулись к далёкому серому туманному горизонту. Можно было не сомневаться, что одинокая ладья – единственный корабль, вышедший в море в это время года. Видавший виды экипаж из пятнадцати матросов ворчал по поводу решения капитана отправиться в путешествие на юг. С другой стороны, они постоянно ворчали по тому или другому поводу. Матросы были грубыми людьми и крепкими, вооружёнными мечами. Они постоянно пререкались друг с другом, но достаточно уважительно относились к пассажирам. Когда бы гертсин Саламандр и его телохранитель, молодой парень диковатого вида из числа серебряных кинжалов, которого, как предполагалось, звали Джиллин, ни выходили подышать морским воздухом, пираты вежливо кланялись и уходили с палубы, чтобы оставить пассажиров наедине. Уходя, моряки на всякий случай скрещивали пальцы, чтобы отогнать нечистую силу. Если бы они могли видеть маленького серого гнома, который сопровождал пару, то тут же убежали бы прочь.

– А, море зовёт! – заметил Саламандр одним морозным утром. – Огромное продуваемое ветрами море, а затем, далеко впереди, нас ждёт экзотическая земля и странный климат. – Он облокотился на палубное ограждение, глядя, как под носом судна вскипает белая пена. – Мы вдыхаем солёный воздух, скрипят мачты и паруса… А, великолепно.

– Я, черт побери, рада, что ты так думаешь, – рявкнула Джилл. – Я предпочла бы, чтобы подо мной была хорошая лошадь.

– Ты говоришь, как истинный серебряный кинжал, Джилл, моя дорогая дикая голубка, но ты упускаешь большое преимущество жизни на борту корабля: свободное время. Время планировать, строить планы, размышлять о мести за зло, причинённое Родри. И, что лучше всего, время для тебя учить бардекианский язык.

– Его сложно выучить?

– О, совсем нет. Я научился за пару недель, когда впервые попал туда.

Однако Саламандр забыл, что он не только наполовину эльф, обладающий естественной для этой расы склонностью к изучению языков, но также и человек с высоко тренированным и хорошо подготовленным разумом. А Джилл обучение сводило с ума. Хотя во время бесконечных уроков она подчинялась Саламандру, после часов сидения в душной каюте её упрямство поднимало бунт. Потребовалась всего пара дней, и терпение Саламандра лопнуло.

– Послушай, ты! – рявкнул он однажды утром. – Нужно ставить числительные перед существительными, ты, маленькая тупица! Если ты говоришь «орно манното», то это: «собак десять». А «десять собак» – это «манното орно».

– Почему эти идиоты не могут нормально разговаривать? Если король в состоянии ставить эти самые чис-как-там-их после названия, то и они как-нибудь справятся.

Саламандр громко выдохнул.

– Возможно, нам нужно немного отдохнуть, – сказал он. – В любом случае я собирался пересчитать денежки. Сколько у нас осталось из дара гвербрета Блейна? Эти пираты – зверские и отвратительные, но обходятся они недёшево.

После того, как Джилл заперла дверь, они достали деньги и пересчитали их. У гнома дрожал длинный нос, когда он сел рядом на корточки, чтобы таращиться на золото. После того, как Саламандр отложил в сторону вторую часть платы за перевозку через море, оставшаяся горка выглядела довольно жалкой.

– Даже если мы сразу же найдём Родри, то нам предстоит всю зиму торчать в Бардеке, – сказала Джилл. – А это дорогое место?

– Да, но люди любят хорошие истории независимо от того, где они живут. Я займусь моим скромным трудом. Он воистину будет выглядеть скромным на этих привыкших к утончённости островах. Богачи не станут платить рассказчику, который считается подходящим только для фермеров и рабов.

– Ну, нам нужно только регулярно питаться, в роскоши нам жить не требуется.

– Это тебе не требуется жить в роскоши, – Саламандр решительно и грустно вздохнул и стал убирать монеты в потайные карманы. – Кроме того, если я не богат, то как я куплю экзотического раба из варваров?

– Что? Кто собирается покупать рабов?

– Мы собираемся, моя любимая дикая голубка. Родри. А ты что думала? Что мы потребуем вернуть его силой или выкрадем его при помощи меча? Это цивилизованная страна. Здесь нельзя просто так отнимать чужую собственность.

– Клянусь всеми чёрными демонами, я хочу мести, а не споров о цене на рынке.

– Тебе охота быть арестованной за вооружённое ограбление? Джилл, пожалуйста, ради всех богов двух наших народов, выполняй мои приказы, когда мы прибудем туда. Если мы попадём в неприятности, то будем гнить в тюрьме годами, а это не принесёт Родри никакой пользы.

Саламандр спрятал монеты, откинулся назад на своей узкой койке и лениво погладил одеяло длинными нервными пальцами, одновременно что-то обдумывая. Внезапно он рассмеялся, и в его дымчато-серых глазах появилась радость.

– Я придумал, мой сладкий орлёнок! Я буду волшебником, а не гертсином. – Саламандр широко взмахнул рукой и голубой огонь заплясал и стал падать искрами с кончиков его пальцев. – Криселло, волшебник-варвар с Крайнего Севера! – Он снова щёлкнул пальцами, и небольшой дождь из ярко-красных искр полетел во все стороны. – Приходите, приходите все, чтобы посмотреть чудо из северных земель. Приводите детей, приводите стареньких бабушек и посмотрите, догадаетесь ли вы, делается ли это при помощи порошков и зеркал или волшебник-варвар на самом деле тот, за кого себя выдаёт! – Когда Саламандр взмахнул обеими руками, то возникло покрывало из пурпурных языков пламени, с золотыми полосами. Оно проплыло по каюте и исчезло в стене. – Проклятье, они будут бросать нам монеты горстями.

– Несомненно, потому что увидят настоящий двеомер. Но что об этом скажет Невин?

– Из эльфийской кожи получаются хорошие кожаные изделия? Давай надеяться, что Невин никогда не узнает про это маленькое представление, или нам придётся проверить ответ на этот вопрос. Но разве ты не видишь, Джилл? Это будет идеально! Наши враги не станут ничего подозревать, поскольку никогда не поверят, что кто-то демонстрирует настоящий двеомер на рыночной площади. – Он в радостном предвкушении потёр руки, создав фонтан серебряных искр. – А теперь давай посмотрим… ага, ты можешь быть моей хорошенькой помощницей, тоже из варваров. Или служанкой. Приходите взглянуть на красавицу Джиллианну, дикую принцессу из далёкого Дэверри! Посмотрите, как она держит меч, подобно мужчине! Ты будешь привлекать зрителей, такая вся симпатичная. Станешь гвоздём программы.

– Нижайше благодарю. Предполагаю, это лучше, чем быть известной, как твой любимый мальчик.

Саламандр убрал улыбку с лица и мгновение рассматривал её.

– Прости, Джилл. Я знаю, как у тебя болит сердце от беспокойства. Мы отправились в трудное путешествие, и поиск не обещает быть лёгким, но мы все равно спасём Родри. Попытайся не грустить.

– Не грустить? Боги, это когда он в руках у Братства Ястребов?

– Не забывай, он может быть и не у них. Пират Снилин однозначно сказал, что они собирались оставить его в живых, а затем продать.

– Так они сказали Снилину.

– Ну, ты права.

Холодный страх, пронёсшийся между ними, напоминал порыв ветра с моря. Саламандр содрогнулся, потряс головой, подобно собаке, заставляя себя выйти из состояния, которое угрожало перерасти в отчаяние.

– Давай лучше я тебя развлеку, моя дикая голубка. Великому Криселло надо бы попрактиковаться, представляя свой поразительный репертуар чудес.

Как выяснилось, Саламандр при помощи духов Огня и Эфира мог устроить поразительное представление истинной магии, замаскированной под ложную. Он отправлял плясать шары из голубого огня, покрывала красного пламени дрейфовали, как лодки, искры светились, падая водопадом, миниатюрные молнии выстреливали во все стороны. В темноте представление будет совершенно потрясающим. После того, как ему стали легко даваться визуальные эффекты, Саламандр добавил щелчки, удары, треск и шипение, с которыми ему помогли духи Воздуха. В конце он подбросил золотой огненный шар высоко над головой и создал грохот грома, когда шар летел вниз. Когда раскаты стихли, в дверь робко постучали. Джилл открыла её и обнаружила за ней пирата с побелевшим лицом.

– О, вы здесь, – нервно облизывая губы, пробормотал он. – С вами все в порядке?

– Да. А что?

– Мы слышали некие звуки.

– Это просто мой хозяин занимался чёрной магией. Ты посмеешь войти?

Пират вскрикнул, повернулся и убежал. Когда Джилл захлопнула дверь, Саламандр разразился диким хохотом.

– Ты была великолепна, – произнёс он между приступами хохота. – Думаю, у нас все получится прекрасно.


Купец Барума облокотился о подоконник в гостинице и посмотрел на город Валант, погруженный в сумерки. Далеко внизу, под горой, последние лучи солнца искрились на широкой реке. Тут и там в окнах домов мелькал свет зажжённых ламп или появлялся среди деревьев в саду. Звук ослиных колокольчиков донёсся до него с дальних улиц. Этим одиноким вечером Барума пребывал в хорошем настроении. Он не только успешно завершил работу для Старца. Его собственные дела также шли хорошо. В его тунику были зашиты бриллианты, а они поценнее золота. Золото на ту же сумму таскать с собой значительно труднее. Барума торговал товарами, которые нельзя было выставить ни на каком рынке или говорить о них открыто в одной из гильдий. Они приносили высокий доход человеку, знавшему, где их продавать. А яды Барумы все были высшего качества. Он лично проверял их на рабах, чтобы убедиться. Барума размышлял, кого из избранной группы покупателей посетить, и почёсывал между делом волосатый живот, лениво охотясь на крошечных чёрных вшей, которые были одной из неприятностей, сопровождающей путешествие на острова. Настало время покидать Бардектинну и переплывать на Суртинну. Его конечная цель находилась на том острове, высоко в горах, где жил Старец.

Когда вечером стало прохладно, Барума закрыл ставни и вернулся в роскошную комнату с белыми стенами и выложенным синими и зелёными плитками полом, по которому были разбросаны бархатные подушки и расставлены маленькие масляные лампы. В одном углу лежало его снаряжение для путешествия и два больших обёрнутых в парусину тюка, которые он никогда не выпускал из поля зрения.

Любой таможенник, который смотрел его товар, нашёл бы там покрытые вышивкой скатерти, салфетки и декоративные нашивки для туник и другой одежды, которые производились варварами в Дэверри на продажу богатым дамам Бардека. Однако производителям было неизвестно, что после того, как Барума привозил их работу в Бардек, она подвергалась небольшим изменениям. Он использовал различные традиционные узоры, как условные обозначения, указывающие на то, в каком яде вымочена ткань. Если поместить такую ткань в воду или вино, то снова получался яд, и все успешно скрывалось от любопытных взглядов людей архонта.

В одном из седельных вьюков находился серебряный кинжал Родри. Барума оставил его скорее как сувенир в память о тех исключительно приятных часах, которые провёл, ломая разум и волю пленника. Кинжал на самом деле облегчал видение его бывшего пленника на расстоянии. Скорее от скуки, чем по какой-либо другой причине, Барума достал кинжал, затем уселся на огромную подушку, уставился на свет масляной лампы и сконцентрировался. Поскольку он держал полумагический предмет, который очень много значил для Родри, то образ возник быстро. В жёлтом пляшущем свете лампы Барума увидел, как Родри сидит у костра и ест жаркое из деревянной миски. Родри выглядел усталым, но не измождённым, на него не были надеты цепи или кандалы, и очевидно к нему хорошо относились. Вспышка ярости Барумы рассеяла видение. Этот дурак Бриндемо! Почему он не продал Родри в шахты или на галеры, как ему приказали? Едва осознавая, что делает, Барума с силой воткнул кинжал в подушку.

Барума в ярости поднялся на ноги. Когда он убрал кинжал, до него дошло, что Бриндемо заплатит за свой провал. Гильдии покажут жирному торговцу, что случается с теми, кто идёт против воли тёмных сил. Что касается самого Родри – Старец не сказал ничего определённого насчёт того, куда следует продавать Родри (шахты или галеры предложил сам Барума), – то, как предполагал Барума, поручение выполнено достаточно хорошо. Затем он вспомнил угрозу, холодную ненависть в глазах серебряного кинжала и голос Родри, когда тот стоял на палубе корабля и говорил Баруме, что когда-нибудь убежит и убьёт его. Это просто глупое бахвальство, сказал себе Барума. Рабы в Бардеке никогда не убегают. Тем не менее он почувствовал, как по спине у него пробежал холодок. Родри относился к тому отчаянному типу людей, которые могут рискнуть всем ради мести – просто потому, что для него неважно, останется он жить или умрёт после того, как убьёт свою дичь.

На короткое время Барума задумался, стоит ли ему самому искать Родри. Старец особо подчёркивал, что запрещает ему убивать варвара. Если Родри предстоит умереть, то Барума должен позаботиться о том, чтобы никто не узнал о его участии. Барума мог, как он предполагал, просто выкупить Родри у нового хозяина и лично продать его в шахты. Опасности этого предприятия были полностью очевидны, учитывая строгость законов, регулирующих продажу варваров в рабство. Старец представлял собой худшую угрозу. Если Старец придёт к выводу, что Барума стал неосторожен или безрассуден, и, таким образом, больше не является абсолютно надёжным, то избавится от своего прежнего ученика – избавится способом, в сравнении с которым долгий медленный способ казни, применяемый архонтами, покажется куда более милосердным. Для Барумы лучше столкнуться с хорошо вооружённым освободившимся Родри, чем вынудить своего учителя принять подобное решение. Однако оставалась ещё наглость Бриндемо. Барума может утешиться, наказав строптивого работорговца.

Ниже по течению реки, на берегу, на узкой, заканчивающейся тупиком улочке Валанта стоял дом, который постепенно приходил в упадок и разрушался. С внешних стен, окружающих территорию, отваливалась штукатурка, они потрескались. Двор внутри зарос, заброшенным садом давно никто не занимался, и в результате растения спутались; древние статуи оказались полностью спрятаны в зарослях. Прямоугольный вытянутый дом утратил часть кровли, а стены в некоторых местах зияли дырами. Большие трещины так и бросались в глаза. Проживающие поблизости горожане думали, что дом принадлежит старому купцу, потерявшему и богатство, и единственного сына, которые попали к пиратам. В результате, мол, он сошёл с ума, отказывался выходить из дома и видеть кого-либо за исключением двух рабов. Но Барума знал правду. Поздно ночью он ушёл из гостиницы и отправился к этому дому, постучался в покосившиеся ворота условным стуком, который знали всего несколько человек.

Спустя несколько мгновений ворота слегка приоткрылись. Старый раб со светильником в руке выглянул в щель и посмотрел на гостя.

– Хочу поговорить с твоим хозяином. Скажи ему, что здесь Барума из Аделиона, прибыл из Дэверри.

Раб кивнул.

– Он на месте? Он меня примет?

Раб пожал плечами, словно говоря, что не знает.

– Отвечай мне, наглый дурак!

Раб открыл рот и показал, что у него нет языка. Когда-то давно его вырезали.

– А… Мне следовало догадаться. Тебе разрешено проводить меня в дом?

Раб кивнул и проводил визитёра в заросший сорняками двор. Они осторожно пробирались по тропинке, где каменные плиты растрескались и в некоторых местах угрожающе накренились; затем вошли в дом и двинулись по коридору, где воняло затхлостью, а статуи были сплошь покрыты паутиной – все это были декорации для соседей и торговцев, которые случайно могли сюда добраться. В задней части дома располагались истинные покои хозяина. Раб жестом пригласил Баруму в комнату с высоким потолком, ярко освещённую светом ламп. Здесь стояла мягкая мебель, и ковры красно-золотистого цвета устилали выложенный плитками пол. На одной стене была фреска с изображением коня и женщины из племени варваров. Барума разглядывал её и внезапно понял, что больше не один. Он резко повернулся и обнаружил, что хозяин возвышается над ним. Баруме потребовалась вся его воля, чтобы не закричать от страха. Несмотря на все усилия, ужас все-таки отразился на его лице, поскольку хозяин засмеялся. Он был высоким мужчиной, с иссиня-чёрной кожей, одетый в простую белую тунику; лицо его скрывал капюшон из тончайшего красного шелка. На правом запястье имелась татуировка, изображающая атакующего ястреба.

– Если бы мне тебя заказали, то ты был бы уже мёртв, Барума. Ты пришёл показать свой товар? Было бы очень любопытно на него взглянуть.

– Это большая честь для меня. В таком случае мы, наверное, сможем договориться. Видите ли, одна из маленьких крыс, которые бегают по нашему приказу, ослушалась меня. Я не могу вернуться в Милетон, чтобы лично заняться данным вопросом, но его следует наказать. Учтите: не убить – просто преподать ему болезненный урок.

– Нет ничего проще. – Хозяин «заброшенного» дома колебался мгновение. – Значит, этот дурак живёт в Милетоне?

– Да, это Бриндемо, работорговец.

– А-а.

В мерцающем свете лампы Барума не мог видеть ничего, кроме грубых очертаний лица Главного Ястреба, просвечивающих сквозь тонкий шёлк, но у него создалось впечатление, что его изучают. Волосы у него встали дыбом от страха при этой мысли.

– Один из моих людей сопровождал тебя в варварское королевство, – наконец произнёс хозяин дома. – Насколько мне известно, он называл себя Гвин.

– Да. Но я не знал, что он относится к этой гильдии.

– Он не имел права сообщить тебе это. – В голосе Главного Ястреба появился намёк на насмешку. – Конечно, он представил полный отчёт о случившемся.

Страх Барумы усилился, когда он вспомнил наглость того ястреба. Барума болезненно осознавал, что никто в мире не ведает, где он находится в настоящий момент, и он может исчезнуть навсегда, если так решит Главный Ястреб.

– Меня очень интересует этот Родри из Аберуина. – Хозяин сплёл пальцы, и, казалось, уставился на них изучающе. – Хотя Гвин и Меррик уверены, что он – благородного происхождения, мы о нем мало знаем. Мне интересно, почему Старец находит его таким важным.

– Мне самому интересно.

Не было способа определить, верит ему хозяин или нет. После напряжённого ожидания, которое затянулось на нескольких минут, Главный Ястреб заговорил снова.

– Ты скоро заканчиваешь третий круг обучения? – Он произносил слова так, словно они просто болтали, что, странное дело; казалось ещё более пугающим, чем зловещий шёпот. – Человеку вроде тебя может пойти на пользу даже небольшая поддержка Братства.

– Несомненно, – Барума тщательно подбирал выражения, задумываясь о том, не проверяют ли его на слабость. – Когда человек ходит дорогами власти, то должен знать, кто идёт за ним.

Хозяин рассмеялся, его смех напоминал холодный, резкий лай.

– Мне нравится, как ты выражаешься, друг мой. Ты говоришь истинную правду. А что, если я предложу тебе свою поддержку?

– Разумеется, я почту это за честь, о которой не смел и мечтать. Однако такая поддержка слишком ценна, чтобы достаться мне бесплатно.

– Именно так. – Красный шёлк зашуршал, когда хозяин кивнул. – Некоторые из нас в различных гильдиях размышляют над тем, что на сей раз задумал Старец. И нас это сильно интересует. Он очень стар, друг мой, по крайней мере, ему значительно больше ста лет, а может и двести, мы не знаем. Нас интересует, не повлияли ли годы на его разум. Ты ведь видел его недавно.

Не было смысла лгать.

– О, да, совсем недавно. Он казался таким же острым и гладким, как хорошо смазанный серп. Конечно, физически, он передвигается очень медленно, но его разум казался мне все ещё… скажем, внушительным. Это будет правильное слово. Внушительным.

– А-а. Воистину, ты превосходно подбираешь выражения. А теперь позволь прояснить одну вещь: я не желаю Старцу зла, совсем никакого. Если бы кровавые гильдии хотели избавиться от него, мы не стали бы рисковать и доверяться тебе. Это понятно?

– Конечно. Но, тем не менее, вас что-то беспокоит?

– О да. Зачем он захотел выкрасть Родри из Аберуина, а затем выпустить его в свободный полет здесь, на островах?

– Клянусь, я не знаю.

– Я так и боялся, что он тебе не сказал. Он, несомненно, над чем-то работает. Над чем-то очень сложным, запутанным и странным. – Хозяин резко встал. – Я чувствую опасность. – Он принялся ходить взад-вперёд перед фреской. – Трудно достичь в кровавой гильдии моего положения, не обладая развитым чутьём на опасность. Я хочу, чтобы ты отправился в усадьбу Старца, точно так, как ты намеревался, и посмотрел, не удастся ли тебе выяснить что-либо об этом его таинственном плане. Это все пока – только информация. А потом – кто знает? Но я обещаю тебе: если потребуется бросить Старцу вызов, то это буду я, не ты.

– Очень хорошо, потому что вы прекрасно знаете: я не выстою против него.

– Именно так. – То, как дёрнулся капюшон, создавало впечатление, что хозяин улыбается. – А мы в свою очередь выдвинем тебя кандидатом на Внешний Круг. Как ты знаешь, наша поддержка имеет большой вес.

– О да. Как я уже говорил, это большая честь для меня. Честь, о которой я и не мечтал. – По спине Барумы пробежала струйка пота, так он перепугался, но, тем не менее, он заставил себя улыбнуться. – И, как я предполагаю, кто-то будет следить за этим таинственным Родри?

– Конечно. Человек, известный тебе как Гвин. Это естественно. Ведь он знает, как выглядит этот раб.

Барума заколебался, размышляя о том, является ли Гвин на самом деле надёжным в том, что касалось Родри. Однако спорить с решением Главного Ястреба было последним делом.

– Отлично. У меня есть основания считать, что Родри – гораздо более опасный человек, чем понимает Старец.

– В самом деле? Потому что он поклялся убить тебя?

Насмешка в голосе хозяина привела Баруму в ярость, но он продолжал ровным тоном:

– Мне следовало догадаться, что Гвин упомянет тот маленький эпизод. Ну, да, частично из-за этого. Вы вините меня? Вы не хуже моего знаете, что варвары готовы умереть, если это спасёт их драгоценную честь. Ни один разумный цивилизованный человек не попытается убежать от своего хозяина, но Родри из Аберуина – и не цивилизованный, и не разумный.

– В твоих словах что-то есть. Знаешь ли, я думаю, нам всем будет спокойнее, если Родри окажется в наших руках, а не будет бродить по островам с этим торговцем специями.

Сердце Барумы на мгновение остановилось. Главный Ястреб уже знал гораздо больше, чем осознавал Барума.

– Конечно, я согласен, – сказал Барума. – Предполагаю, ваши люди без труда возьмут Родри живым. Старец по этому поводу был неумолим: мы должны оставить его в живых.

– О, правда? Очень интересная новость. Прекрасно, значит выкрадем. Я завтра же отправлю по следу Гвина и ещё нескольких своих людей. Вероятно, мы сможем узнать многое, просто задав этому Родри правильные вопросы. Может, у него и не будет желания отвечать, но у нас имеются способы обращаться с норовистыми упрямцами.

– Определённо, такие способы у вас есть, – Барума был теперь дико напуган, но знал, что должен говорить правду, Так лучше, чем если бы хозяин выяснил её сам – немного позднее. – Но Родри не сможет ничего сказать. Старец приказал мне очистить его память.

Хозяин резко развернулся и уставился прямо на него. Свет от лампы падал на капюшон под углом, и у Барумы создавалось впечатление, что Главный Ястреб прищурился, а его рот исказила ухмылка. Вот сейчас обнаружить страх или начать пресмыкаться было бы фатальным.

– Конечно, я следовал полученным приказам. Как жаль, что вы не выступили с этим предложением раньше.

– И мне жаль, – тон хозяина был скорее ироническим, чем злым, и Баруме стало легче дышать. – Не думаю, что есть способ восстановить его память, не так ли?

– Нет, таких не существует. Ни один человек не может снять заговор, который я на него наложил. Неважно, сколько проживёт Родри, – он никогда ничего не вспомнит, даже собственное имя.

– Жаль. Нам придётся работать без этого.

– Дайте подумать. Человек, который называл себя Меррик, все ещё в Элдисе, не так ли?

– Да, и также очень хорошо работает, судя по последнему письму.

– А мы, по крайней мере, знаем, что Родри – из Аберуина.

– Знаешь ли, друг мой, мы с тобой, вероятно, сможем очень хорошо работать вместе. Ты умеешь соображать, и это мне нравится. Черт бы побрал эту зиму! Теперь несколько месяцев не будет ни одного корабля, на котором можно переплыть через море, и это означает, что до весны мы не получим от Меррика никаких вестей. Но в любом случае, что ты думаешь о сделке со мной?

Поскольку слишком быстрый ответ был бы подозрительным, Барума погрузился в демонстративные размышления. В конце концов, напомнил он себе, поддержка Старца представлялась только гипотетической, в то время как предложение Главного Ястреба было очень и очень реальным.

– Я думаю, это критический поворот в моей судьбе и я был бы дураком, если бы решил от него отказаться. – «А также мертвецом», добавил он про себя. – Как мы закрепим наш договор?

– Как и всегда закрепляются такие сделки, друг мой, – кровью.

– Очень хорошо, – хотя Барума похолодел, его голос оставался спокойным. – В любой момент, когда бы вы ни захотели.


Караван Зандара пробирался через горную местность, направляясь на юго-запад вдоль главного горного хребта острова. По обеим сторонам пыльной дороги в долинах тянулись поля с темно-зеленой растительностью, которые пересекались небольшими ирригационными канавами, где блестела вода. Когда караван проходил мимо, фермеры разгибали спины, потягивались и смотрели на длинную цепь мулов и лошадей. Талиэйсин ехал в пыли, в конце каравана, и глазел на фермеров с завистью. Пусть они роются в земле, они – свободные люди. К полудню караван подошёл к реке, или если говорить точнее, – к широкому глубокому ущелью, усыпанному камнями и поросшему невысокими кустарниками, где по середине небольшим, грязноватым потоком протекала вода. В этом потоке стояло большое деревянное водяное колесо с вёдрами по всему ободу. Когда, обливаясь потом на солнце, два раба поворачивали рычаг под кнутом надсмотрщика, ведра опускались вниз, зачерпывали воду, несли ценную влагу вверх и выливали её в деревянный кульверт – водопропускную трубу на сваях, которая вела к основной ирригационной канаве у края ущелья. Вид шрамов на спинах рабов напомнил Талиэйсину о том, как ему повезло.

Когда проводник каравана по имени Криблано отъехал назад и оказался рядом, Талиэйсин спросил у него название реки.

– Эн-гидал. Теперь она высохла, но вскоре начнутся дожди, а вместе с ними и наводнения. Хотя к тому времени мы уже будем дома.

Этой ночью караван встал лагерем неподалёку от деревни под названием Деблис, состоявшей из примерно пятидесяти небольших белых глинобитных домиков. Каждый был окружён невысоким деревянным забором, за которым находились огород и курятник. После захода солнца Зандар взял Талиэйсина и Криблано на ночной рынок. Среди света масляных ламп, коробейники и местные мастеровые сидели на корточках на земле, аккуратно выложив свои товары на подстилки из плетёного тростника. Как казалось, местные жители больше разговаривали и обменивались сплетнями, чем покупали. Однако товары Зандара были совсем другим делом. После того, как Талиэйсин их распаковал и разложил, деревенские женщины собрались вокруг и принялись торговаться, желая купить небольшие глиняные ёмкости и пакетики из расплющенной дубильной коры, в которых содержались ценные специи.

Примерно через час, когда торговля пошла на спад, Зандар отправил Криблано и Талиэйсина покупать вино. Он был щедрым нанимателем и хозяином и выдал Криблано деньги, чтобы купить по стаканчику и себе, и рабу. Немного побродив по деревне, они нашли небольшой винный магазинчик, разместившийся сбоку в одном доме. В комнате плавали клубы дыма от масляных ламп. Вдоль стен стояли длинные ряды жёлтых глиняных кувшинов, а клиенты выходили пить в узкий переулок. Потягивая сладкое красное вино, Криблано заговорил с парой местных жителей, но Талиэйсин стоял позади него и ни с кем не разговаривал.

Когда они возвращались назад на рыночную площадь, Криблано задержался на мгновение, чтобы зайти в тёмный переулок и облегчиться в темноте. Талиэйсин нёс кувшин с вином для их хозяина и ждал товарища на улице, где было почти так же темно, и размышлял над свой тайной, которая никогда его не отпускала: кто же я такой, услышав шорох сандалий на песке у себя за спиной, он повернулся и увидел, как двое мужчин идут к нему, целенаправленно и очень тихо. Он тут же насторожился. Затем Талиэйсин увидел, как в руке у одного из них блеснул крошечный кинжал, а в руке у другого появился моток шёлковой верёвки. Талиэйсин нырнул в сторону, но, несмотря на быстрое движение, кинжал задел его руку. Молодой человек бросил кувшин с вином в того, кто держал кинжал, затем схватил второго, с верёвкой, и вывернул ему руку. Когда человек с ножом сделал ложный выпад, Талиэйсин инстинктивно издал воинский клич и бросил пытающегося вырваться пленника прямо на лезвие. Человек заорал и рухнул; брызнула кровь. Второй бросился бежать. Примчался Криблано, крича во все горло. Улица наполнилась деревенскими жителями. Когда они хватали убегающего наёмного убийцу, Криблано достиг Талиэйсина и схватил за кровоточащую руку, чтобы осмотреть неглубокую рану.

Все вокруг говорили так быстро, что Талиэйсин мог разобрать только несколько слов. Он сразу же почувствовал, как жжёт порез. В свете масляных ламп, который взметнулся вверх большими языками пламени, он увидел, как Зандар в сопровождении полного седовласого мужчины прокладывает путь через толпу. Внезапно стало очень трудно слушать голоса. Талиэйсин улавливал, как Криблано тревожно кричит, затем последовал туман и полная тьма. Все погрузилось в тишину.

В темноте горел свет. Вначале Талиэйсин подумал, что это солнце, а когда пошёл к нему, то увидел, что свет мерцает красным, как костёр. Это на самом деле оказался костёр, но странный, потому что посреди языков пламени скорчился маленький красный дракон. Возле костра стоял чернокожий мужчина, который держал за руку белую женщину. Чуть в стороне, в одиночестве, стояла чернокожая женщина. Когда они увидели его, то засмеялись и стали ему махать. Талиэйсин инстинктивно знал, что должен завершить круг, и, как только он соединился с партнёрами, они все закружились в танце, все быстрее и быстрее, пока все не слились в серебристый свет. Дракон разбух, стал огромным и зловещим в рёве языков пламени. Дракон позвал его, называя по имени…

– Родри!

Дракон произнёс имя вслух, и человек проснулся. Он лежал на одеяле, в тени дерева на краю лагеря, разбитого караваном. Судя по положению солнца, был почти полдень. Хотя во рту пересохло, так что язык приклеивался к небу, а вчерашний порез все ещё дёргало, парень чувствовал себя хорошо. Совсем не как человек, который получил рану отравленным оружием. И голова у него не кружилась. Когда парень снова произнёс имя, Зандар заметил, что его раб очнулся, и подошёл с бурдюком, наполненным водой.

– Значит, ты жив, не так ли? Хорошо.

– Я вспомнил своё настоящее имя. – Пусть у него пересохло в горле, но это была такая важная новость, что чем-то напоминала боль. – Меня зовут Родри.

– Ну, слава богам! Хорошо, очень хорошо для тебя. Вот. Вначале выпей, потом мы поговорим.

Талиэйсин выпил столько, сколько мог проглотить, подождал несколько мгновений, затем понял, что может пить ещё. Зандар сидел рядом с ним и наблюдал с сочувствием.

– На том кинжале был какой-то яд, – сказал торговец. – Деревенская травница в этом не сомневалась. Вряд ли яд был очень сильным.

– Не думаю, что это был яд. Скорее, простое снотворное, чтобы свалить меня с ног и сделать лёгкой добычей.

– Если так, то они провалили дело. Тот человек, которого ты схватил, мёртв.

Внезапно Родри похолодел, вспомнив, что он раб.

– А я за это умру?

– Нет. Он ведь первым напал на тебя, а деревенский староста – мой друг. Но мы все хотим знать, почему он это сделал. – Зандар мрачно улыбнулся Родри. – Позволь мне догадаться: ты не можешь ли вспомнить, есть ли у тебя враги, которые хотели бы видеть тебя мёртвым?

– Не могу, хозяин. Прости. Я бы и сам хотел это выяснить.

– Не сомневаюсь. Староста намерен казнить второго нападавшего; таким образом, с этим делом будет покончено. Как думаешь, сегодня ты сможешь ехать верхом?

– О да. Я хорошо себя чувствую. Поэтому я и считаю, что это было снотворное, а не яд.

– О, – Зандар мгновение размышлял над ответом, потом пожал плечами. – Значит, будем выбираться отсюда – и снова на дорогу. Может, случившееся собьёт этих таинственных врагов с твоего следа. Я слишком дорого за тебя заплатил, чтобы тебя убили прямо у меня на глазах. – Он чуть задержался ненадолго, произнося новое имя. – Родри… М-да. – Зандар странно произносил звуки, без придыхания и с едва ли вибрирующим «р». – Скажи остальным, ладно? По крайней мере, это имя короче.


Через пять дней Великий Криселло и его красивая служанка-варварка нашли себе состоящий из нескольких комнат номер в одной из самых дорогих гостиниц Милетона. Поскольку у владельца гостиницы имелся большой опыт общения со странствующими артистами, он потребовал заплатить вперёд, но после того, как Саламандр щедро отсыпал ему горсть серебряных монет, тотчас сделался подобострастным и лично проводил дорогих посетителей в номер, Часто кланяясь и бормоча себе под нос слова, которые Джилл перевела, как: «Надеюсь, мои скромные комнатки вам подойдут» и прочие подобные приятные вещи. Мальчик, находящийся в услужении у владельца гостиницы, принёс их багаж и положил его наверх низкого комода, а потом удалился, с благоговением взирая на светлые волосы и глаза гостей. Это было редкостью в Бардеке, что само по себе могло привлекать зрителей. Хотя Саламандр объявил, что он доволен, в особенности горами подушек и пурпурным диваном, Джилл нашла квадратную комнату неуютной. Ей не по душе были отдающие эхом плитки, которыми был выложен пол, белые стены усиливали любые звуки. Под потолком тянулась панель с раскрашенными цветами и фруктами, причём сделаны они были так реалистично, что Джилл могла бы поклясться: их можно снять со стены. Когда появился её гном, он обнюхал все углы, как собака.

– А теперь, Джилл, послушай меня, – сказал Саламандр. – Когда сегодня мы отправимся на рыночную площадь, тебе придётся привязать этот меч ремнём или чем-то подобным, иначе люди архонта его конфискуют.

– Что? Какая наглость! Что это за город? А если на нас набросится какой-то вор?

– У них тут нет таких воров, благодаря все тем же людям архонта. Понимаешь, если в этом городе забираются тебе в карман, то ты заявляешь о совершенном преступлении и люди архонта – а не ты! – ищут преступника. Они арестуют его, и…

– Зачем транжирить общественные деньги, когда я и сама вполне способна перерезать горло нечестному ублюдку.

– Боюсь, тебе придётся очень трудно в Бардеке, а Бардеку, в свою очередь, трудно будет принять тебя.

– Пусть понапрягаются. Как ты думаешь, Родри здесь, в Милетоне?

– Мне бы очень хотелось, чтобы жизнь улыбалась нам так тепло, мой маленький орлёнок. Хотя готов поспорить: он проезжал через этот город, потому что Милетон – центр работорговли. Глупо продавать такую ценную собственность, как наш Родри, где-то ещё. Я только надеюсь, что его продавали на правительственном аукционе. Там ведут строгий учёт всех продаж, и за несколько монет нам… то есть мне разрешат прочитать записи.

– Наверное, мне когда-нибудь следует выучить буквы. Ужас как скучно их разгадывать.

– Только не после того, как ты их выучишь. Тебе и впрямь стоило бы это сделать… А пока нужно просто посмотреть, не сможем ли мы найти след Родри теперь, когда снова оказались на твёрдой земле.

В углу комнаты стояла прямоугольная чугунная жаровня, которую топили углём, и бронзовая стойка, на которой лежали щепки для растопки, уголь и все, что нужно для разведения огня. Саламандр зажёг огонь, взмахнув рукой, затем неотрывно уставился в бледные небольшие языки пламени. Джилл почувствовала, что ей стало холодно, и задрожала от страха. Насколько они знали, Родри никто не продавал и он все ещё страдает в руках Братства Ястребов. Когда гертсин застонал, Джилл вскочила на ноги, думая, что Родри мёртв или покалечен.

– Его определённо продали. Какому-то предводителю каравана, – сообщил Саламандр. – И, похоже, к нему хорошо относятся.

– О, благодарение богам, – глаза Джилл затуманились слезами. Она нашла выход своим чувствам в ярости: – Тогда почему ты, болтливый эльф, производил такие жалобные звуки, словно оплакивал кого-то?

– Потому что они путешествуют по дороге через поля и пастбища, по направлению к ничем не примечательным, ничем не выделяющимся, скучным, голым горам, которые покрывают половину этого острова и значительную часть следующего. Я совершенно не представляю себе, где конкретно они сейчас находятся.

Джилл пробормотала себе под нос несколько грязных ругательств.

– К счастью, мы можем воспользоваться ресурсами не только двеомера, – продолжал Саламандр. – Следует проверить вышеупомянутые правительственные книги учёта и поспрашивать о частных торговцах. О дорогом варваре типа нашего Родри не могут не помнить.

– Хорошо. Тогда пошли.

– Можно и пойти, о Джиллиан с горячей кровью. Кроме того, мы должны отправиться на рынок, чтобы прикупить припасов и получить разрешение на публичную демонстрацию фокусов. Сегодня мы выступим в первый раз.

Несмотря на постоянное беспокойство, которое не проходило и билось в мозгу, словно волны в гавани, Джилл нашла Милетон с его прямоугольными длинными ломами и крашеными стенами, разбросанными среди цветущих деревьев великолепным. Когда они пришли на рынок, он произвёл на Джилл огромное впечатление. Гигантская площадь представляла собой море ярко окрашенных зонтиков от солнца, которые трепетали на ветру над сотнями прилавков, расположенных вокруг общественных фонтанов. Тут и там возвышались небольшие сцены, где выступающие пытались привлечь внимание толпы. Саламандр сказал ей, что в полдень рынок закроется, все отправятся по домам пережидать жаркое время дня, а затем откроется снова – уже в сумерках. Они прогулялись по торговым рядам, съели липкие пирожные, обсыпанные белой сладкой пудрой, одновременно рассматривая горы серебряных и латунных изделий, масляные лампы, шелка, духи, драгоценности, странной формы ножи и декоративные изделия из кожи. Саламандр ощупывал все яркие и цветастые товары и сделал некоторые покупки. В результате они оказались нагружены двумя латунными жаровнями, пакетами с углём и благовониями, большим количеством красной материи, длинной накидкой из золотой ткани, туники, стоявшей колом из-за вышитых на ней цветов – для Джилл, и парчового многоцветного халата – для могущественного волшебника. Саламандр то и дело останавливался и подолгу болтал с продавцами. Джилл обратила внимание на то, как много информации ему удалось вытянуть в процессе этих внешне пустопорожних разговоров – от места, где лучше всего покупать лошадей, до политического климата в городе. И, что наиболее важно, он вызнал имена нескольких частных работорговцев вместе с новостью о последнем публичном аукционе. Там, по крайней мере, не продавался ни один варвар.

Первый торговец, которого они посетили, с грустью сообщил им, что не видел ни одного варвара больше года, однако направил посетителей к человеку по имени Бриндемо, который хорошо говорил на языке варваров. Желающий продать варвара, вероятнее всего, выбрал бы именно его – по этой причине. После быстрой остановки в гостинице, чтобы оставить там покупки, Джилл с Саламандром последовали указанной дорогой и, наконец, отыскали место жительства Бриндемо, казавшееся весьма потрёпанным. Когда они постучали в дверь, её открыл стройный парень, слишком молодой, чтобы отпустить бороду. Его тёмные глаза быстро метнулись из стороны в сторону, пока он вежливо приветствовал гостей. Саламандр поклонился ему и заговорил на дэверрийском.

– Где Бриндемо?

– Очень болен, мой господин. Я – его сын. Я обслужу вас вместо него.

– Болен? В вашей усадьбе лихорадка?

– Нет, совсем нет. – Он замолчал и провёл языком по губам. – Все получилось так странно. Может, испорченные продукты.

Пока Саламандр рассматривал его, парень смущённо поёживался, его глаза смотрели куда угодно, только не на гертсина.

– Хорошо – наконец сказал Саламандр. – Передай мои глубокие извинения твоему уважаемому отцу, но я настаиваю на том, чтобы увидеть его. Знаешь ли, мне известны многие странные вещи. Может, я смогу порекомендовать лекарство. – Он сделал паузу для эффекта. – Я – Великий Криселло, волшебник из народа северных варваров.

Молодой человек застонал и поёжился, однако волей-неволей широко открыл дверь и впустил посетителей в поросший травой двор, где пара молодых женщин сидела возле колодца. Судя по выражению их глаз, они были в отчаянии. Когда Джилл поняла, что видит человеческий товар, внутри у неё все сжалось, и она отвернулась.

– Я должен посмотреть, не спит ли отец.

– Мы пойдём с тобой, – заявил Саламандр.

Парень застонал от настоящего ужаса. Они обошли прямоугольное здание и приблизились к боковой двери, которая, как оказалось, открывалась прямо в спальню его родителей. Бриндемо лежал среди горы полосатых подушек на низком диване. При появлении сына и незнакомцев он поднял голову, как пьяный, и уставился на них затуманенным взором. Его тёмная кожа посерела от страха и жара. Полная женщина – жена хозяина – застыла в углу, закрыв руками рот. Бриндемо взглянул на неё и рявкнул одно слово. Она выбежала из комнаты. Саламандр прошёл к краю кровати.

– Взгляни на мои светлые волосы. Ты знаешь, что я из Дэверри. У тебя здесь на продажу выставлялся мужчина-варвар, не так ли?

– Был такой. – Толстый торговец говорил хриплым шёпотом. Его горло обожгло ядом. – Я уже рассказал вашим людям. Я продал его. Купцу, торгующему специями, Зандару из Данмары. – Он замолчал и закашлялся. Кашлял он жутко. – Теперь ты пришёл убить меня?

– Ничего подобного. Я чувствую яд в твоём поте и знаю, что это за яд. Принимай мёд, смешанный с маслом или каким-нибудь другим жиром. Смесь ослабит боль и поможет тебе хорошо пропотеть. Яд ведь выходит с потом. Поскольку растение бен-мароно убивает быстро, а ты ещё не умер, то мы можем прийти к выводу, что тебе дали не смертельную дозу.

– Благодарю. О, Барума – один из ваших северных демонов, клянусь.

– По крайней мере, сын одного из них.

С большим усилием Бриндемо поднял голову и уставился в глаза Саламандра.

– Ты! – прошипел он. – Ты ведь не один из них, не так ли?

– Один из кого?

Бриндемо откинулся на подушки и отвернулся. Он тяжело дышал от приложенных усилий. Саламандр ласково улыбнулся.

– Я не стану силой вытягивать из тебя правду, друг мой. Если ты имеешь в виду то, что я подозреваю, то они определённо убьют тебя. Но сам я не скажу тебе ни слова о себе, чтобы они не смогли вытянуть из тебя информацию.

– Справедливая сделка, – мгновение Бриндемо лежал без движения, собираясь с силами, чтобы говорить дальше. – Удовлетвори любопытство больного, хороший человек, если можешь. Этот варвар, которого звали Талиэйсин… кто он на самом деле?

– Он не сказал тебе?

– Он не знал. Его память исчезла, она была стёрта полностью.

Джилл невольно пробормотала ругательство.

– Понятно, – Саламандр помрачнел. – Ну, друг мой, тебе была оказана честь кормить у себя в доме очень важного господина. Это был Родри Майлвад, гвербрет Аберуина, которого выкрали и продали его врагам.

Бриндемо издал глубокий булькающий звук, подавился, потом принялся спазматически кашлять; его лицо заливал пот.

– Успокойся, – сказал Саламандр. – Никто не открыл тебе правды, поэтому, несомненно, никакое зло больше не выпадет на твою долю. Как я понял, ты знаешь, где находится Аберуин.

– Не знаю, – Бриндемо с трудом мог выдавить слова. – Но это не имеет значения. Я знаю, кто такой гвербрет. Ай-ай-ай.

В этот момент в комнату зашёл сын Бриндемо, сжимая в руке большой кухонный нож; его лицо был суровым и целеустремлённым. Когда Бриндемо пробормотал несколько слов на бардекианском, парень покраснел от смущения и положил нож на подоконник.

– Этот Барума? – обратилась к нему Джилл. – Скажи мне, как он выглядел. Твой отец не может больше говорить. Ему нужно отдохнуть.

– Тучный человек. Можно сказать, толстый, как свинья. Вроде бы так выражаются у вас в Дэверри? Очень-очень странная кожа, очень гладкая, а его чёрные волосы и борода всегда блестят и намазаны маслом. Он носил серебряную клипсу на бороде. Глаза, как у змеи, очень узкие, блестят, и нехорошие.

– Что ты помнишь о рабе по имени Талиэйсин? – повернулся к парню Саламандр. – Все, что знаешь.

– А знать почти нечего, господин. Мы подумали, что он благородного происхождения, потому что он двигался, как профессиональные атлеты, которые сражаются на ножах, а все ваши господа – они же воины. Он ещё вспомнил, что относился к каким-то серебряным кинжалам, но больше ничего. – Парень бросил взгляд на отца, который прошептал имя Зандара. – О, да, караван. Он собирался на юг. Это было десять дней назад. Зандар идёт через все деревни на южное побережье. Он продаёт специи. – Парень задумался на мгновение, очевидно подбирая слова на не очень хорошо известном ему языке. – Название препарата на вашем языке… это… опиум, вот оно! Барума давал ему опиум. Талиэйсин был очень худой, когда мы купили его.

– Барума за все это заплатит, – тихо сказала Джилл. – Он будет платить, и платить, и платить, пока не станет выть и кричать, и умолять убить его, чтобы покончить с мучениями.

– Джилл! – Саламандр хватил ртом воздух.

Бриндемо рассмеялся, хотя ему было и больно смеяться.

– Мои благословения тебе, девушка, – прошептал он. – Мои скромные, но честные благословения.

Саламандр направился к двери, затем остановился и обернулся к Бриндемо.

– И последнее. Почему Барума сделал это с тобой?

– Я не подчинился ему. Он велел мне продать Талиэйсина в шахты или на галеры. Вместо этого я продал его приличному хозяину.

– Понятно. Этот акт милосердия дорого тебе обошёлся. Благодарю тебя за него.

На всем пути до гостиницы Джилл кипела от ярости, и это состояние вызвало видение. Ей показалось, что столбы пламени пляшут перед ними по улицам. Саламандр продолжал с беспокойством поглядывать на свою спутницу, но ничего не сказал, пока они не вернулись в свой номер и не заперли плотно дверь. Затем он схватил её за плечи и потряс.

– Прекрати это! Я даже не знаю, что ты делаешь, но прекрати это немедленно! Я чувствую, как из тебя вытекает сила.

– Я только… ну, словно бы видела разные вещи. Я не знаю, как остановить это.

Тем не менее, хорошая встряска и настоящий страх Саламандра вернули Джилл в более нормальное состояние. Языки пламени исчезли, хотя по краям всех находившихся в комнате вещей все ещё мерцала серебряная энергия. По крайней мере, так происходило у неё в сознании.

– В таком случае, и не начинай это, – Саламандр отпустил её. – Джилл, учти, я не виню тебя. Но как мне объяснить тебе? Когда строишь планы мести, ты призываешь силу, потому что у тебя разум мастера двеомера, хоть отрицай ты это, хоть не отрицай. Когда большинство людей размышляют о каких-то вещах, они просто видят картинки у себя в сознании или слышат голос и считают, что разговаривают сами с собой, но все это остаётся у них в сознании, где и должно оставаться. Когда же ты получаешь эту чистую сырую силу, вливающуюся в тебя, ты начинаешь видеть картинки и все остальное вне своего сознания, не так ли?

– Да, – призналась она с неохотой. – Я видела, как перед нами по улице бежит огонь.

– Это, черт побери, опасно, мастера двеомера тоже видят образы и работают с ними, но мы научились их контролировать. Если ты продолжишь так заводиться, то можешь просто сойти с ума. Образы и голоса будут приходить к тебе и окружать со всех сторон сами по себе, по своей воле, а ты не сможешь остановить их.

Поскольку она уже тогда едва ли могла их контролировать, то похолодела, только подумав о возможной перспективе. Показательно вздохнув, Саламандр растянулся на выложенном подушками диване.

– Еда, – резко сказал он. – Когда что-нибудь съешь, это обычно помогает запереть образы. Ужасно трудно работать с любым двеомером, когда живот полон. Выпивка тоже сразу затуманивает сознание. Но я сомневаюсь, что этого будет достаточно. У меня нет права делать что-либо в таком роде, и все же я намерен научить тебя кое-каким ученическим штучкам.

– А что заставляет тебя думать, что я хочу этому учиться?

– Твоё желание не сойти с ума и остаться в живых. Вот что. Не упрямься, Джилл! Ты подобна раненому человеку, который боится дать хирургу остановить кровотечение, потому что прикосновение к ране может оказаться болезненным. – Саламандр сделал паузу, и, казалось, изучал воздух вокруг своей собеседницы. – Сейчас ты слишком возбуждена, чтобы попытаться провести урок. В самом деле, как насчёт того, чтобы перекусить? Великий Криселло проголодался. Если ты не против сыграть роль красивой служанки-варварки, то спустись вниз и попроси владельца гостиницы прислать нам в номер поднос с мясом и фруктами. И конечно кувшин с вином.

– Я сама проголодалась, – ей удалось улыбнуться. – О, великий мастер таинственного искусства!

Саламандр оказался прав. Еда оказывала совершенно определённое воздействие на сознание. Как только Джилл проглотила пару кусков мяса и несколько сухих хлебцев, то почувствовала, как ощущения притупляются, – ей это было сейчас необходимо. Хотя цвета в комнате казались необычно насыщенными, постоянное свечение исчезло. Пара стаканов сладкого белого вина полностью положили конец непроизвольному использованию двеомера.

– Когда мы тронемся в путь? – спросила Джилл. – Я не прочь уехать завтра, например, когда городские двери откроют на рассвете.

– Я знаю, что ты сгораешь от нетерпения, Джилл, моя дикая голубка, но мы должны поразмыслить. Хорошо бы нам знать, что именно Зандар, князь торговли специями, собирается делать дальше. Может, он направляется домой в Данмару, может, путешествует по сельской местности, сбывая свой товар желающему купить народу. Если так, то мы можем отправиться в одну сторону, когда он последует в другую. Если мы отправимся в Данмару и станем дожидаться его там, то нам, не исключено, придётся просидеть в этом месте несколько недель. С другой стороны, мы также не можем сидеть и здесь в полном бездействии – в то время как злобные негодяи строят планы, устраивают заговоры, идут на хитрости и ухищрения и даже совершают махинации. Куда бы мы ни отправились, нам придётся путешествовать медленно, часто останавливаясь, чтобы давать представления. Именно так поступают артисты, которыми мы себя называем.

– Ну, говоришь ты все правильно. В любом случае нам нужно раздобыть немного денег перед тем, как отправиться хоть куда-то. Не могу поверить, что мы столько потратили!

– Хорошие лошади недёшевы в этой далёкой земле.

– У нас ещё пока даже нет лошадей, ты, несчастный прожигатель жизни. Лучше, чтобы наше сегодняшнее вечернее представление прошло успешно, иначе у нас начнутся проблемы.

От пары жонглёров Саламандр узнал, что на публичных площадях может выступать любой артист, при условии что четверть своего дохода он отдаст людям архонта. Когда стемнело, Джилл с Саламандром потащили свои недавно приобретённые предметы мастерства к рынку, который только начинал оживать на прохладе. Масляные лампы мерцали среди ярких солнечных зонтиков и бросали цветные тени на белые здания. Торговцы стояли маленькими группками, разговаривали и шутили над кубками вина и закуской из приправленных специями овощей, обёрнутых свежеиспечёнными круглыми тонкими лепёшками. Джилл и Саламандр немного порасспрашивали народ и вскоре обосновались на террасе наверху лестничного проёма, ведущего в какое-то муниципальное учреждение. Пока Джилл выкладывала угли в жаровни и посыпала их благовониями, Саламандр расстелил яркий ковёр, затем взял кусок золотистой ткани и принялся играть с ним, заставляя плыть по воздуху, крутиться, ловить свет или внезапно замирать, а потом дрожать, как парус на ветру. Внизу собралась толпа, чтобы посмотреть.

– Я – Криселло, волшебник-варвар из далёких северных земель. Смотрите на мои чудеса и удивляйтесь! – Он заставил дёрнуться кусок ткани в последний раз, после чего тот опустился на ступени. – Джиллианна, моя красивая помощница-варварка, и я приплыли из-за моря, из удивительного королевства Дэверри, чтобы развлекать, удивлять и интриговать вас магией, которой ваш великолепный город никогда раньше не видел.

К этому времени у подножия лестницы собрались уже около пятидесяти человек. Саламандр медленно поднял одну руку и показал на первую жаровню. Языки пламени башней взлетели высоко вверх, источая благовония, затем упали, оставив угли тлеть красным цветом. Над ними поднимался сладкий дым. Толпа дружно ахнула. Подбежали ещё зрители – поглазеть на диво. Саламандр подождал, пока толпа не успокоилась, перед тем, как зажигать вторую жаровню.

– Продолжать ли мне с моим скромным представлением, о, благородные жители Милетона?

Толпа засмеялась, люди полезли в кошельки. Посыпался настоящий дождь медных монет. Джилл быстро собрала их, потом заняла место в сторонке, чтобы не мешать духам всех родов, собравшимся на импровизированной сцене и сгрудившимся вокруг Саламандра. Появился её серый гном, пританцовывая от возбуждения, затем прыгнул ей на плечо и устроился там смотреть представление.

– А теперь – чудеса Севера!

Саламандр достал из воздуха длинный шёлковый шарф – по крайней мере, так это выглядело, – и начал производить с ним обычные трюки, на которые способен любой странствующий фокусник. Вначале шарф у него исчез, потом он вынул его из волос Джилл, бросил таким образом, что шарф казался летящей птицей, которая, хлопая крыльями, опустилась Саламандру на плечо. Шарф превратился в три, они летали вокруг головы волшебника, потом таинственным образом связались узлами. Саламандр все это время пел – отрывки из длинной заунывной военной песни эльфов, куски из баллад Дэверри и фрагменты песен на каком-то гортанном языке, который, как посчитала Джилл, мог быть языком карликов. Через несколько минут он переключился на трюки с серебряными монетами – и снова это оказались простые, обычные фокусы. Саламандр хотел создать у толпы впечатление, что он – просто артист и ничего больше, запечатать у них в, сознании идею, что у всех номеров его представления есть рациональное объяснение.

Наконец, когда люди стали проявлять нетерпение, Саламандр взмахнул руками и послал светящийся водопад многоцветных искр вверх в воздух. Когда искры опускались вниз двойной радугой, толпа закричала и придвинулась поближе. Настоящее море потных лиц в мерцающем свете. С воплем эльфийской радости Саламандр омывал сцену красно-голубыми искрами, выстреливал серебром и золотом, затем последовали миниатюрные молнии и раскаты грома. Представление продолжалось: взрывались многоцветные световые шары и пурпурные каскады, а толпа то и дело вскрикивала от удивления. Саламандр попеременно пел и шутил. Когда великий фокусник объявил, что чувствует утомление, толпа разразилась новым дождём монет, причём на сей раз большая их часть была серебряными и было даже несколько золотых. После обычных трюков с куриными яйцами Саламандр ещё раз показал настоящую магию, а затем объявил, что на этот раз на самом деле устал и представление окончено. Тем не менее, ему бросили ещё много монет.

Когда толпа разошлась, обсуждая увиденные чудеса, появился один из людей архонта с нарисованным на щеке городским гербом, чтобы получить официальный налог. Пока Джилл закатывала ковёр и складывала остальное, Саламандр сел вместе с чиновником рядом с жаровней, чтобы подсчитать прибыль.

– Это было лучшее представление, которое я видел за год, волшебник. Только как ты все это делаешь? Кладёшь какой-то порошок в жаровни?

– О, совсем нет. Это все – истинная магия, ей обучают в варварских королевствах.

– Несправедливо с моей стороны проявлять любопытство к твоим секретам. Если бы я знал, как ты все делаешь, то это испортило бы удовольствие. Но, тем не менее, готов поспорить: твоя помощница разбрасывает по сцене разнообразные химикаты, пока все смотрят на твои штучки. Да и у твоего наряда – длинные широкие рукава.

Саламандр только улыбнулся, но Дикие скорчили гримасы и высунули языки, словно не понимая, как человек может быть настолько слеп.

Они собрали такое количество денег, что Саламандр открыто торжествовал все то время, покуда они шествовали назад, в гостиницу. Поднявшись в номер, он танцевал, напевая эльфийские мелодии. Танцевал он эльфийским способом, откинув голову назад, его руки застыли в плечах, когда он, качаясь, исполнял джигу между груд подушек на полу. Джилл смеялась вместе с ним.

– Тебе это нравится, – сказала она. – Все эти восхищённые женские глаза, устремлённые на тебя.

– Конечно, – Саламандр остановился, у него немного сбилось дыхание. – О, красивая помощница из рода варваров, возьми горстку монет и сходи купи вина. Великий Криселло умирает от жажды. Мы отпразднуем успех нашей задумки.

Джилл принесла и разлила вино, а после этого снова задумалась о Родри. В безопасности ли он? Простит ли он её когда-нибудь, даже если им с Саламандром удастся его спасти?

– Ты снова напряжённо думаешь, – резко произнёс Саламандр. – Это не приведёт ни к чему хорошему.

– О, знаю, но у меня в жилах нет эльфийской крови, и я не могу оставаться бесчувственной.

– Как нехорошо ты говоришь! Если бы я на самом деле был бесчувственным, разве стал бы я бегать по всему Бардеку в поисках Родри?

– Не стал бы. И прости меня. Я виновата. Просто я очень переживаю.

– Конечно. – Он взял кувшин с вином и заглянул внутрь. – Почти пустой. Через некоторое время я схожу и куплю ещё, но вначале мы допьём это. Если лавка закрыта или же если я сломаю себе шею на непрочных ступеньках этой гостиницы, по крайней мере, мы насладимся последним кубком. Таков эльфийский взгляд на жизнь, Джилл, и разве он на самом деле бесчувственный? Наслаждаться сегодняшним днём, когда никто не знает, что ещё дурного принесёт тебе завтра?

– Нет. Я должна быть благодарна за все то хорошее, что Родри и я пережили вместе. Это было так много! Даже если он и станет на меня обижаться, когда мы встретимся, – все равно я благодарна судьбе за все.

– Он не станет на тебя обижаться! Догадываюсь по твоему мрачному виду, что если я продолжу говорить, ты меня задушишь, а это сильно помешает нашим планам. Великий Криселло принесёт большую жертву и попридержит язык.


Поскольку они останавливались во всех встречных городах и деревнях, каравану Зандара потребовалось несколько недель, чтобы добраться до города Дарадиона, что на южном пике Бардектинны. Там, как узнал Родри, они собирались сесть на одну из караванных баржей, которые обычно использовали для перевозки скота, и перебраться по морю на остров Мартинну, в родной город Зандара Данмару.

Поскольку они прибыли в портовой город как раз перед закатом, то разбили лагерь перед северными воротами на общественной площадке для караванов, чтобы подождать, когда ворота снова откроются утром. Площадка была пуста, когда они подъехали, но когда стали располагаться на ночлег, к ним присоединился ещё один небольшой караван. Его возглавлял молодой человек, дорого одетый в белую тунику с золотыми и пурпурными вертикальными полосами, перетянутую ремнём с цельной золотой пряжкой. Его сопровождал мальчик, который казался личным рабом, и три нагруженных мула, причём нагруженных не товаром, а какими-то приспособлениями, необходимыми для путешествий. Зандар поприветствовал богато одетого парня – его звали Поммейо, – как старого друга, и настоял на том, чтобы он присоединился к ним во время ужина у костра.

После того, как все поели, Зандар велел Родри принести кувшин с вином и разлить его. Работая, Родри обратил внимание, что Поммейо наблюдает за ним, а спустя несколько минут обнаружил, почему. Парень повернулся к Зандару:

– Это ведь раб из Дэверри? Сколько ты хочешь за него?

– На самом деле я думал оставить его у себя. Он хорошо управляется с лошадьми.

– Мой дорогой старый друг, ты никогда не отличался особым нюхом, не так ли? Неужели ты в самом деле собираешься держать такую редкую вещь в конюшнях? Я могу придумать бесконечное число более подходящих способов его использовать. Я дам тебе тридцать зотаров.

– Он не продаётся.

– Тогда пятьдесят.

– Я не торгуюсь. И именно это имею в виду.

У Поммейо явно испортилось настроение. Он надулся, подобно ребёнку, которому никогда не отказывали в пустяках или игрушках. Затем запустил руку в тунику, достал кошель, полный звенящих золотых монет, и извлёк оттуда огромную – один из сказочных бардекианских зиалов, номинально равнявшийся ста зотарам, но реально имевший куда более высокую стоимость благодаря своей редкости. Другие свободные люди задержали дыхание, но Зандар просто пожал плечами. Поммейо нахмурился ещё сильнее и помрачнел ещё чернее.

– Клянусь крыльями Отца Волн! – Зандар улыбнулся ему так, словно хотел помириться, но эта улыбка, скорее, демонстрировала подозрительность. – Зачем он тебе? Для чего ты хочешь заплатить за него такие деньги?

Родри тоже задумался над этим.

– Я хотел купить его в подарок одному очень важному для меня человеку. Я уверен, она ужасно обрадуется, заполучив экзотического варвара, который будет стоять у её парадного входа.

– О, – Зандар внезапно рассмеялся. – Насколько я понимаю, ты все ещё ухаживаешь за вдовой Алейной.

– Не вижу ничего смешного. Да, я сейчас собираюсь навестить её.

– И требуется дорогой подарок, чтобы заманить в ловушку богатую вдовушку, да?

Поммейо ответил бардекианской фразой, которую Родри не знал, хотя мог догадаться об общем значении – по тому, как оба мужчины поморщились и фыркнули. Зандар встал с улыбкой и жестом подозвал Родри, чтобы тот следовал за ним. Они отошли на несколько шагов.

– Странно пытаться в чем-то оправдаться перед рабом, но ты мне нравишься, парень. Я приму это предложение, поскольку думаю, что так ты будешь в большей безопасности. Любой в состоянии выяснить, что я живу в Данмаре. Предполагаю, люди, которые хотят тебя заполучить, вполне могут поджидать тебя там, и ты окажешься в ловушке. А эта сделка собьёт их с твоего следа. Кроме того, в доме вдовы Алейны будет совсем неплохо. Там у тебя появится много возможностей получать чаевые. Просто не трать деньги на азартные игры и выпивку, и ты сможешь купить свою свободу. – Зандар дружески хлопнул Родри по плечу. – Удачи тебе.

Ради Зандара Родри заставил себя улыбнуться, но внутри у него все кипело от мысли о том, что он – подарок ухажёра женщине. Если бы положение позволяло, он бы долго и грязно ругался.

Для завершения сделки Зандар отдал лошадь, на которой ехал Родри, а также одежду и одеяла, которыми он пользовался. Когда молодой раб Мико помогал Родри перенести его добро в лагерь нового хозяина, парнишка болтал так много и так быстро, что Родри смог разобрать только половину из всего сказанного. Однако ему удалось понять, что Поммейо – сложный человек и имеет склонность бить рабов, если они не в точности выполняют его указания. Родри понял также, что если хочет дожить до того момента, как окажется в доме вдовы, ему придётся сдерживаться. Если он ударит хозяина в ответ, то это может закончиться поркой. Хотя Родри и не мог отчётливо вспомнить, почему, тем не менее, он знал, что раньше никогда в жизни не сдерживал свои эмоции и что это для него будет нелегко.

Позднее тем же вечером Поммейо покинул лагерь Зандара и вернулся к своему костру. Пока Мико расчёсывал волосы хозяина и смывал краску с его лица на ночь. Поммейо прочитал Родри лекцию на хорошем дэверрийском. Как оказалось, он несколько раз с торговыми целями ездил в королевство вместе со своими дядьями.

– Значит, ты из Элдиса и продан в рабство на островах? Зандар говорил, дело в карточных долгах, но у меня есть сомнения. Учти, это не имеет никакого значения, пока ты ведёшь себя вежливо и учтиво.

– А у меня есть выбор?

– Конечно, нет. А теперь послушай: ты вскоре окажешься в прекрасном доме, в сравнении с которым ваши варварские даны выглядят, как свинарники. У тебя будут вполне определённые обязанности. В доме также живут и другие рабы, и ты должен правильно вести себя с ними. Если я услышу, что у госпожи Алейны возникли из-за тебя хоть какие-то неприятности, и ты вызываешь у неё хотя бы малейшее беспокойство, то я сам тебя выпорю. Ты меня понял?

– Да, хозяин.

Уважительно кивая, Родри обдумывал способы, как бы придушить Поммейо и оставить его тело у дороги. «Разве настоящие мужчины ведут себя так? – думал он. – Охотится за богатыми вдовами! Надо надеяться, у несчастной пожилой женщины достаточно ума, чтобы увидеть его истинную суть!»


– Ты знаешь, в чем заключается весь секрет двеомера? – резко спросил Саламандр. – Создавать картинки у себя в сознании. Да, и ещё кое-что. Создавать правильные картинки и говорить правильные слова. Как тебе это?

Джилл удивлённо подняла голову от завтрака.

– Ты уверен, что не шутишь?

– Нет, хотя знаю, что мои слова звучат, как шутка. Есть книга, которую мы все изучаем. В конце концов, тебе все-таки придётся научиться читать, моя маленькая дикая голубка. Книга называется «Тайная книга жреца Кадваллона», хотя мне говорили, что на самом деле это – набор коротких отрывков и афоризмов, записанных на протяжении лет различными специалистами по двеомеру. Как бы там ни было, в ней есть определённый кусок, который в настоящий момент пришёл мне на ум.

«Ты можешь отправиться на рыночную площадь и, как гертсин, проповедовать вслух тайну всего двеомера и ни одна душа не поймёт, что ты делаешь».

– Ты знаешь почему? Потому что это так просто, что все будут усмехаться. Или, если быть точным: описать это просто, а сделать – страшно тяжело.

– Признаю, у меня возникает желание фыркнуть, если все, о чем ты говоришь, – это на самом деле только множество картинок.

– Узнаю вызов. Очень хорошо, – Саламандр поднял вверх изысканно украшенный драгоценными камнями кинжал, которым пользовался во время трапезы. – Посмотри на него одно мгновение. Затем закрой глаза. Попытайся увидеть кинжал также ясно, как ты видела открытыми глазами – вызови образ из памяти.

Джилл долго смотрела на кинжал, словно впитывала его в себя, как тряпка впитывает разлитый эль. Но как только она закрыла глаза, образ исчез, и никакая борьба с памятью не вернула ясную картину. Джилл выругалась, посмотрела вновь и на этот раз постаралась запомнить детали, но смогла сохранить в памяти только смутное общее впечатление, скорее, форму кинжала, чем сам кинжал.

– Труднее, чем кажется? – Саламандр улыбался её отчаянию.

– Да.

– После того, как ты закончишь с ученическим курсом, ты сможешь войти в комнату, где раньше никогда не бывала, провести там всего несколько минут, но, тем не менее, впоследствии вызывать изображение той комнаты так ясно, словно стоишь в ней. И ты будешь проклинать эту работу до того, как покончишь с ученичеством, потому что обучение манипулированию образами является самым скучным занятием в мире. Думай об этом, как о проверке, мой маленький зяблик. Рассказы бардов повествуют о страданиях, перенесённых во время таинственных испытаний, тяжёлых и мрачных, чтобы изучить двеомер, но готова ли ты устать от него? Вот истинная проверка любого ученика.

– Когда мой отец учил меня пользоваться мечом, он тренировал меня до тех пор, пока мне не хотелось плакать. Ты когда-нибудь делал броски с мечом на стог сена под ярким солнцем, снова и снова, раз за разом? Иногда я делала это по сто раз, в то время как отец стоял рядом и критиковал то, как я стою или держу кисть или что-то ещё.

– Боги, я сомневаюсь, что ты найдёшь во мне более сурового учителя, чем Каллин из Керрмора. А теперь давай посмотрим. Легче начинать с картинки, чем с твёрдой вещи. Почему-то. Мы можем поискать на рыночной площади пергамент с рисунками.

– О, не надо. Неужели ты ожидаешь найти какую-то редкую книгу по двеомеру прямо здесь, на рынке Милетона?

– Конечно, нет, но нам она и не нужна. Нам нужно что-то из книжек для жены купца, которую она держит в гостиной для развлечения гостей. Небольшой свиток с четырьмя или пятью цветными рисунками, может, изображениями знаменитых храмов, может, морские виды – что-нибудь самое обычное. Обученные рабы копируют их сотнями, поэтому мы без труда отыщем подходящую. Тебе нужно держать в памяти нечто, пока ты выполняешь эти ужасные тренировочные задания.

– Как скажешь. А что делать после того, я научусь удерживать картинки в памяти?

– О, расширение основной работы. Ты понемногу заменяешь некоторые детали в картинке, которую видишь мысленно, – добавляешь облака на небо или дерево на лугу. Ну… в конце концов ты должна притвориться что сама находишься в картинке и осматриваешься вокруг, разглядывая все её разнообразные части… Я знаю, мы это делали… – Его голос смолк.

– Ты на самом деле этого не помнишь, не правда ли?

– Ты можешь называть меня несносным и самым легкомысленным эльфом, если захочешь, потому что, к сожалению, и увы и ах и так далее и тому подобное, ты говоришь правду. Но я на самом деле помню начало изгоняющего ритуала, а это по-настоящему важно для состояния твоего сознания.

– Ну и хорошо. И что это?

– Нет времени сейчас в это углубляться. Если мы собираемся купить лошадей, то должны отправиться на рынок до того, как он закроется на дневной перерыв, поэтому давай подождём с занятиями до тех пор, пока не тронемся в путь. Но не позволь мне забыть показать тебе этот ритуал.

Джилл подумала о том, что хотя ей и предстоит тяжёлое и нудное обучение двеомеру у Саламандра, в этом процессе будут и свои положительные моменты.

Перед тем, как отправиться на рынок, Саламандр, как обычно утром, занялся дальновидением. Гертсин прищурился, сконцентрировался, склонился над тлеющими углями жаровни, наблюдая за тем, как среди них перемещаются странные образы. Внезапно он улыбнулся и заговорил шёпотом:

– Наконец-то! Он едет в город, моя дикая голубка, поэтому мы можем… а теперь подожди, что это? Лёд ада… какая гнусная насмешка! Родри снова продали! Проклятье! Я вижу, как он едет за каким-то новым хозяином" ~ Саламандр надолго сделал паузу. – А, наконец! Они заезжают в городские ворота. О, вижу герб, о, какая радость, о, великолепно, герб славного города! Дарадион на южном берегу… О, боги! Проклятье на них, проклятье на меня, оспа и тоска на нас на всех! Они едут в гавань! О, дорогие, дражайшие боги! Только бы не на корабль! – Глубоко у него в горле прозвучал булькающий звук, затем Саламандр долго в безмолвии наблюдал за происходящим. – Несчастный дурак торгуется с владельцем корабля, договариваясь о каком-то путешествии! – Он тряхнул головой и посмотрел вверх. – По крайней мере, у меня была возможность прочитать название судна. Это «Серая пустельга». Значит, мы сможет спросить начальника порта, куда оно ушло.

– Когда мы туда доберёмся? О, боги, как далеко это место?

– К сожалению, более двух недель верхом. У нас прелестный выбор между путешествием по прямой, если нам нравится медленно перебираться через горы, и кружным путём, если нам более по душе быстро двигаться вдоль побережья. Я не могу смотреть сквозь пространство, пока они пересекают море, потому что…

– Проклятые элементали как-их-там… закрывают пеленой астральную силу.

– Где ты это узнала?

– Ты сам сказал мне, тупица.

– Не нужно так грубить. Послушай, по крайней мере, мы знаем, что мы на правильном пути. А то могли бы носиться по острову, тыкаясь в разные стороны, и в основном бесцельно.

– Правильно сказано. И мне жаль, что я на тебя огрызнулась. Просто этот новый хозяин может забрать его куда угодно, совсем куда угодно… Я имею в виду на сотни миль.

Лицо Саламандра вытянулось, меняя форму, как тёплый воск.

– К сожалению, это так, орлёнок. Корабли пересекают это прекрасное Внутреннее море на протяжении всего года, поэтому мы сможем последовать за ними, куда бы они ни отправились. Мы уже достаточно долго задержались. Давай паковать пожитки. Направимся на рынок, потом изменим курс и двинемся на великолепный Дарадион, с крыльями-парусами, и так далее, и тому подобное. Милетон уже достаточно наслаждался нашим присутствием.


Во время всего медленного путешествия через Внутреннее море на остров Суртинну Родри размещался в трюме, рядом с лошадьми и мулами, хотя ему и разрешалось подниматься на палубу, чтобы питаться с остальными рабами. Такое положение вещей ему прекрасно подходило, и он мог поразмыслить в одиночестве, на приличном отдалении от отвратительного характера Поммейо. По крайней мере, он пытался думать; однако большую часть времени Родри дремал на тёплой соломе, в то время как Дикие прыгали вокруг него, как стая собак. Однажды ему пришло в голову, что он, вероятно, был солдатом, раз его тело пользуется любой возможностью, чтобы выспаться. Но, несмотря на усиленные попытки, у него больше не было озарений, подобно тому видению во сне под дурманом, когда он узнал своё настоящее имя.

Они сошли с корабля в Ронатоне и провели ещё два дня в дороге, направляясь верхом на северо-запад, к горному городу Вилинту, где жила вдова Алейна. Поммейо был таким надменным и требовательным, что к тому времени, как они наконец достигли места назначения, Родри решил, что позор быть подарком даме, на которую хозяин имеет виды, – ничто в сравнении с радостью избавиться наконец от подобного господина.

Вилинт представлял из себя мешанину отштукатуренных белых стен и цветущих деревьев. Город раскинулся на холмах за стенами из розового песчаника. Поммейо заплатил пошлину у городских ворот и повёл свой маленький караван к длинной, беспорядочно растянувшейся гостинице, расположенной в центре города, где снял номер. В самой большой комнате пол был выложен синими и зелёными плитками, а в центре лениво играл фонтан. Два раба принесли тюки с багажом, затем Поммейо дал Мико целый набор приказов, в то время как Родри расстилал вышитые одеяла Поммейо на кровати вместо простых, предлагаемых гостиницей.

– Я отправляюсь на рынок, – объявил хозяин. – Родри, делай то, что тебе скажет мальчик.

Приказы Мико оказались довольно приятными. Очевидно, хозяин собирался подарить Родри сегодня вечером, поэтому хотел, чтобы он выглядел презентабельно. Родри с большим удовольствием отправился в угловой отсек бани, выделенный рабам, и в первый раз за несколько недель помылся по-настоящему. Он даже позволил мальчику подстричь его и почти не ворчал. Вскоре после этого с рынка вернулся Поммейо и через несколько минут, когда пришёл раб, нагруженный покупками, Родри с интересом отметил, что Поммейо дал человеку чаевые – пару медных монет. Хозяин перебрал покупки и кинул один свёрток Родри.

– Надень это на себя. А то какой ты подарок, когда от тебя воняет конским потом?

Внутри свёртка лежала простая белая туника, правда, хорошего качества, новые сандалии, расчёска и – к большому удивлению Родри – хорошая бронзовая бритва в простом футляре.

– Ну, тебе потребуется каждый день бриться, – сказал хозяин. Он, очевидно, заметил удивление Родри, даже если и не подумал о том, что вручает рабу потенциальное оружие. – Теперь ты – домашний раб и от тебя ожидается, что ты будешь содержать себя в чистоте. Ты больше не будешь валяться с животными, как варвар. Всегда говори униженно и выполняй в точности все, что тебе велит камерарий. Если ты хоть что-то сделаешь не так, а меня здесь не будет, чтобы высечь тебя, это сделает брат умершего мужа Алейны. И попытайся избавиться от дэверрийских манер поведения за столом, хорошо? Остальные рабы Алейны – люди цивилизованные, а им придётся сидеть с тобой за одним столом. Смотри за ними и копируй их поведение.

Они покинули гостиницу сразу после захода солнца. Мико нёс фонарь и шёл в нескольких шагах впереди, когда они пробирались по широким, прямым улицам, вдоль которых росли пальмы и жасмин. Они миновали рыночную площадь, где крошечные масляные лампы мерцали, подобно ночным звёздам; затем стали взбираться наверх, на возвышенность, и оказались в богатом районе, где за побелёнными стенами на больших участках земли высились огромные дома. Хотя в свете фонаря было трудно что-либо разглядеть как следует, Родри смог различить изысканные фрески, которые украшали каждую из стен.

В конце концов они остановились возле стены, на которой была изображена сценка из идиллической деревенской жизни, а у нарисованного домика имелась настоящая деревянная дверь. Когда Поммейо крикнул, пожилой раб открыл её и пригласил их внутрь.

Во дворе, посреди спутавшегося жасмина и роз, которые уже отцвели, взлетали и с плеском опадали струи фонтана. Высокие деревянные статуи представляли предков клана. Сам дом был длинным и вытянутым. Перед дверью располагалась пара перекрещённых весел. Дом находился в самой глубине двора. В коридоре за входной дверью гостям низко поклонилась служанка. Она проводила их в большую, светлую комнату с полом, выложенным голубыми и белыми плитками. Стены были расписаны таким образом, что создавали хитрую иллюзию: кругом были ветки, листья и птицы с яркими крыльями, словно помещение располагалось не в доме, а на вершинах деревьев в лесу. Дюжины масляных ламп мерцали в нишах и на полках, их свет отражался от серебряных безделушек и посуды, а также стеклянных ваз с цветами. В одном конце комнаты имелось небольшое возвышение, на котором горой лежали бархатные подушки. Среди них отдыхала одна из самых красивых женщин, которых когда-либо встречал Родри.

Она была невысокой, но стройной; её кожа отливала медью, и этот цвет оттенялся вьющимися чёрными волосами, плотно прилегающими к идеально овальному лицу. Огромные тёмные глаза женщины наблюдали за Поммейо с точно рассчитанным налётом юмора и презрения, в то время как её длинные тонкие пальцы поигрывали шёлковым шарфиком. В свете лампы она выглядела, как девочка, но её движения и выражение прекрасного лица заставили Родри предположить, что ей значительно больше тридцати.

Поммейо ударил Родри кулаком, чтобы заставить его опуститься на колени перед возвышением, после чего завёл долгую, богато уснащённую эпитетами речь, основным смыслом которой было утверждение, что его скромный подарок не стоит её великой красоты. «Значит, это и есть бедная старая вдова?» – подумал Родри. Он стал лучшего мнения о своём временном хозяине. Смеясь себе под нос, Алейна отбросила шарфик в сторону и уселась прямо, чтобы осмотреть Родри.

– О, как мило! Для меня? Тебе не стоило этого делать!

Наглость Поммейо полностью исчезла. Теперь это был просто охваченный любовью человек с глуповатой улыбкой. Поммейо присел на край возвышения. Алейна похлопала Родри по голове, как собаку, и засмеялась, вытягивая свою нежную смуглую руку, чтобы сравнить цвет кожи варвара со своим, потом приказала служанке принести поближе масляную лампу. Они вместе уставились в глаза Родри.

– Посмотри, Диена! – сказала хозяйка. – Они голубые.

Когда Диена захихикала и бросила на него взгляд украдкой, Родри впервые понял, что служанка почти так же хороша, как хозяйка. Более того, он сможет найти некие утешения даже в своём нынешнем рабском состоянии. Алейна повернулась к Поммейо и протянула ему руку для поцелуя – очевидно, подарок имел большой успех.

Мико остался, чтобы разливать вино господам, а Родри последовал за Дисной в огромную кухню, где пол был выложен коричневыми и красными плитками. В одном её конце находилась огромная плита, где трудились три женщины, приготовляя еду. В другом углу стояли многочисленные ёмкости для хранения продуктов – керамические коробки, деревянные бочки. Среди них обнаружился и низкий стол, несколько потрёпанный. При этом выглядел он дорогим – такие имелись в домах многих господ в Дэверри. За столом сидел достойный мужчина лет шестидесяти и мальчик лет двенадцати. Постоянно посмеиваясь, что вызвало резкое замечание старика, Диена объяснила, кто такой Родри. Мужчина встал и слегка улыбнулся ему.

– Моё имя Порто, и, насколько мне известно, в Дэверри меня называли бы камерарием. Здесь меня называют варреко. Никогда не забывай об этом.

– Да, господин. – Родри почувствовал властность в голосе мужчины и понял: он в самом деле обладает властью. – Меня зовут Родри.

– Хорошо. Условие простое. Ты не доставляешь мне проблем – у тебя самого нет проблем. Понял?

– Да.

– Очень хорошо. Ну, нам давно требовался в штат ещё один мужчина. Пойдём со мной.

Они поднялись по узкой, петляющей лестнице на верхний этаж, расположенный прямо под крышей, где сильно чувствовалась дневная жара, которую здесь ещё не сменила прохлада, хотя на улице уже посвежело. Было душно. С одной стороны холла располагалась женская комната, с другой – мужская, где стояло четыре узких койки, приделанных к стене. Одеяла лежали только на двух, но Порто порылся в деревянном сундуке, достал ещё пару одеял и бросил их на одну из пустующих. Его жесты, да и обстановка были странно знакомы, и Родри стал пытаться вспомнить, где он мог видеть нечто подобное. Ему чудилось, что он уже оказывался в подобном месте – в прошлой жизни. Наконец он потряс головой и сдался, поняв, что ответа ему не найти. Порто странно смотрел на него.

– Тебе нехорошо?

– Прости. Это просто жара. Я к ней ещё не приспособился.

– Жара? – Старик улыбнулся. – Сейчас почти зима, парень. Подожди лета, если хочешь узнать, что такое настоящая жара.

Родри провёл оставшуюся часть вечера в кухне. После того, как еду подали, вначале Алейне и Поммейо, затем и рабам, он носил воду из колодца, а затем помогал чистить котлы под внимательным взглядом поварихи. Родри сразу же понял, что Винсима являлась ещё одним средоточием власти среди рабов. Это была женщина лет пятидесяти с такой тёмной кожей, что она даже мерцала чёрным отливом. Винсима была высокой, широкобёдрой, с достойными воина мускулами на руках. Да и реакции у неё оказались соответствующими. Однажды, когда молоденький мальчик сделал наглое замечание, она так сильно стукнула его по лбу деревянной ложкой, что он закричал от боли. Взгляд, брошенный на Родри, подсказал ему, что он окажется следующим, если не станет в точности выполнять её указания или позволит себе какую-нибудь наглость.

После того, как работа была закончена, все устроились вокруг стола, чтобы обсудить события прошедшего дня. Время от времени звонил маленький колокол, вызывая Диену. Она носила господам то вино, то тарелку со сладостями. Когда возвращалась, докладывала о том, что делается у хозяйки. Было очевидно: никто из рабов не хочет, чтобы Алейна выходила замуж за Поммейо. После того, как Родри пришлось терпеть его несколько дней, он с ними согласился. Постепенно Родри узнал имена всех слуг и стал разбираться в иерархии среди них. Наверху иерархической лестницы стояли Порто и Винсима. Определённой независимостью пользовалась Диена, которой благоволила хозяйка. В самом низу – носильщики паланкина, четверо молодых людей, которые жили в сарае за домом и которых кормили, как собак. Родри был поражён, узнав, что мальчик, Сион, – личный раб Порто, которого Порто купил на чаевые. Сион выполнял работы, которые не любил сам Порто, вроде чистки огромной коллекции серебряных фигурок госпожи. Как один раб может владеть другим? Это обстоятельство находилось вне пределов понимания Родри, но из разговора следовало что наместничество, как оно называлось, – совершенно нормальное явление и не является редкостью.

Родри был пока что неизвестной величиной в этом хитросплетённом положении вещей. Несколько раз он замечал, как Порто изучает его, несомненно, раздумывая, окажется ли новый раб хорошим работником или же будет доставлять неприятности. И в этой оценке что-то казалось странно знакомым, настолько знакомым, что Родри долго думал об этом, когда пытался заснуть на своей узкой кровати. Внезапно обрывок памяти поднялся на поверхность, а вместе с ним полился поток информации. Капитаны боевых отрядов смотрели на него точно таким же взглядом, когда он, дома, в Дэверри, был одним из воинов – серебряных кинжалов. Он смог вспомнить несколько лиц, несколько имён, даже несколько данов, где останавливался на короткое время. От всего этого он так разволновался, что ему не удавалось заснуть полночи.

К несчастью, Порто разбудил его на рассвете. Родри отчаянно зевал, его качало, когда он спустился в кухню и нашёл там Винсиму, которая месила большой кусок теста для хлеба на мраморной доске.

– Дрова, парень. Небольшие полена, но толстые – как твоя рука. Для выпечки их нужно много. Поленница сразу же за дверью налево. – Она показала на полку на кухонной стене. – Бери топор.

К своему удивлению Родри увидел тяжёлый топор лесника, с хорошим стальным лезвием. Опасное оружие в руках человека, который знает, как им пользоваться. Родри взял его и вышел наружу. Он без труда нашёл навес для хранения дров и принялся за работу, попутно размышляя над тем, почему топор оставляют в таком месте, где до него могут легко добраться рабы. Через несколько минут на двор вышел Порте. Он стоял себе, потягивая горячее молоко из чашки, над которым поднимался пар, и наблюдал за работой Родри. Наконец он жестом показал Родри, что тот может минутку отдохнуть.

– Я вижу, ты хороший работник. Прекрасно. Позволь мне дать тебе совет, парень. Будь вежливым с подругами хозяйки. Много улыбайся и делай то, что они просят. Большинство из них старше её, настоящие старые курицы, но они получат удовольствие, бросив несколько монет симпатичному молодому человеку.

– Понятно. А ваша… то есть я имею в виду наша хозяйка – она часто принимает гостей?

– О да. Тебе предстоит также выступать в роли стражника. Ну, это, конечно, не совсем стражник… Но ей требуется сопровождение, когда она куда-то выезжает, а у меня и тут полно дел.

– Я сделаю все, что ты хочешь. Только объясняй мне, что требуется. Я не понимаю всех обычаев вашей страны.

– Ты здесь недавно?

– Да. – Родри понял, что ему нужно придумать себе какую-то подходящую историю. – Я прибыл, как телохранитель одного богатого купца и увяз в долгах, играя в азартные игры. Это случилось всего пару месяцев назад.

– А твой купец не стал покупать назад долговые расписки?

– Нет. Я для него – ничто, только наёмник, солдат, которых у нас называют «серебряными кинжалами». Когда-нибудь слышал о них?

– Нет, но, насколько я понимаю, у них нет никакого статуса, о котором стоило бы говорить. Очень плохо. – Порто замолчал и внимательно посмотрел на топор. – И позволь мне кое-что сказать тебе, парень. Ты знаешь, что случается, если раб убивает своего хозяина?

– Его ловят и пытают до смерти.

– А кроме того, убивают всех других рабов в доме, независимо от того, имели они к этому отношение или нет.

– Что?!

– Они вытаскивают их и перерезают им горло, за исключением нескольких, которых пытают, чтобы они дали свидетельские показания в суде. – Порто говорил тихо, ничего не выражающим тоном. – Один раз я видел, как это происходило. Это случилось в доме через улицу от того, где я родился. Хозяин был зверем, негодяем, и все это знали. Но когда один из рабов убил его, люди архонта вырезали всех. Они тащили их, кричащих, на площадь и всех убили, даже младенца на руках кухарки. Я этого никогда не забуду. Я до сих пор вижу это в кошмарных снах, хотя с тех пор прошло более пятидесяти лет. – Он потряс головой, как мокрая собака. – Не могу представить себе, зачем кому-то поднимать руку на нашу госпожу Алейну, но если она примет предложение Поммейо, то он станет здесь господином. Предупреждаю тебя: если я когда-либо просто заподозрю, что ты только мечтаешь о насилии, я лично сдам тебя людям архонта. Ты меня понял?

– Да, но как мы говорим у нас дома, пусть у тебя об этом не болит сердце. Я никогда не сделаю ничего, что поставит под угрозу вас всех.

– Я думаю, ты имеешь в виду то, что говоришь. Знаешь ли, Родри, я считаю, что в сердце ты – хороший парень. Жаль, что так получилось с твоим долгом. Я слышал, что вы, варвары, очень любите игру в кости.

– Варвары? Мы – варвары? Боже, это ваши жуткие законы кажутся дикими, судя по тому, что ты мне только что рассказал.

– Дикими? О нет, просто практичными. Рабы, убивающие своих хозяев, встречаются на островах очень-очень редко.

Но, тем не менее, старик посмотрел в сторону, и в глазах у него было море грусти.

В середине дня Родри впервые познакомился со своими новыми обязанностями, когда Алейна решила нанести визит. Порто вручил Родри эбеновый посох с тяжёлым серебряным набалдашником и небольшой кожаный кнут. Кнут – для рабов, несущих паланкин, посох – для нищих и других опустившихся элементов, которые могут загородить дорогу госпоже. Когда паланкин вынесли во двор, Родри наконец увидел, что такое настоящее рабство и тех, кто считался отребьем, отбросами общества. Четверо парней, не старше пятнадцати лет, при виде кнута резко отступили назад. Они были бледнее, чем большинство людей Бардека, со странными жёлтыми глазами странного разреза, и смотрели они неотрывно. Родри потрясённо подумал было, не течёт ли у них в венах эльфийская кровь. Словно услышав его мысли, появились несколько Диких, и по взгляду мальчиков стало ясно, что те видят их.

– Они из Анмурдио, – сказал Порто, конечно, имея в виду рабов, не духов. – Это ужасное, дикое место. Множество крошечных островов, и все заражены болезнями. Говорят, люди там – каннибалы. – Он пожал плечами, словно отмахиваясь и от группы островов, и от их обитателей. – Вот тряпка. Протри паланкин, чтобы не осталось пыли. Хозяйка почти готова.

Сам паланкин представлял собою произведение искусства. Он был сделан из эбенового дерева, как и посох, и раскрашен цветочными гирляндами на синем фоне. Карета, где имелось место для двоих, прикреплялась к шестам латунным крепежом в форме обезьян, шест охватывали их лапы и хвосты. Внутри имелись пурпурные бархатные подушки, которые, по-видимому, предпочитала госпожа. Родри едва успел вернуть тряпку Порто, когда появилась Алейна, одетая в парчовую тунику до колен, на шее у неё висело ожерелье из множества изумрудов, голова была обмотана зелёным газовым шарфиком так, чтобы закрывать лицо. На солнечном свету она определённо выглядела лет на тридцать пять, но красота её от этого не увяла. Когда Родри помог ей забраться в паланкин, она легко похлопала его по щеке. Диена последовала прямо за хозяйкой. В руке Диена держала резную деревянную квадратную коробку, довольно широкую и плоскую. Когда Родри помог забраться и ей, словно она тоже являлась дамой благородного происхождения, Диена поблагодарила его сияющей улыбкой.

Хотя Порто долго давал указания, Родри бы потерялся, если бы не носильщики, которые много раз ходили этой дорогой. Когда он широкими шагами шёл рядом, гневно посматривая на прохожих, ближайший к нему носильщик говорил, где им следует поворачивать, дрожащим от страха голосом. Родри пришло в голову, что если они потеряются, то высекут мальчишек, а не его – из-за суровой иерархии, установленной среди рабов. Он решил попытаться принести им немного дополнительной еды сегодня вечером, поскольку не мог придумать никакой другой награды, которая имела бы значение в их полной отчаяния жизни.

До цели они шли не больше мили. Это оказалась ещё одна великолепная резиденция, наружные стены которой были разукрашены рыбами, плавающими среди коралловых рифов. Родри оставил паланкин и носильщиков с привратником, а сам, держа в руках деревянную коробку, прошёл в дом вместе с хозяйкой и Дисной. Старая служанка, постоянно улыбаясь им беззубой улыбкой, с поклонами проводила их в дом, более роскошный, чем жилище Алейны.

В центральном зале, где стены были разрисованы тянущимися вверх розами и четыре серо-чёрных котёнка бегали друг за другом среди вышитых подушек, за низким столиком ждали три женщины. Хотя Родри никогда их раньше не видел, он сразу же мог сказать, что это мать и две взрослые дочери. Их всех отличали одинаковые карие глаза красивой формы и пухлые губы, а также определённая манера склонять голову и улыбаться. Они встали, чтобы поприветствовать Алейну, но говорили так быстро, что Родри было трудно за ними уследить. Основная часть болтовни касалась соседей и друзей, о которых Родри ничего не знал. Затем одна из дочерей заметила Родри и легонько взвизгнула, как подобает настоящей аристократке.

– Варвар! Алейна, где ты его раздобыла?

– Сказать по правде – подарок от скучного Поммейо. Он самодовольный глупец, но определено знает, как выбирать подарки. – Алейна жестом подозвала Родри поближе. – Взгляните на его глаза. Они голубые.

Дочери воззрились на варвара и захихикали, в то время как их мать смотрела на него так, как смотрят на понравившегося мужчину, и Родри покраснел. Заметив это, девушки засмеялись ещё пуще. В конце концов они удовлетворили своё любопытство и все устроились на подушках вокруг стола. Алейна забрала деревянную коробку у Родри и высыпала из неё набор плиточек из слоновой кости, раскрашенных цветами, птицами и прочими рисунками. С грохотом женщины стали их переворачивать и перемешивать. Словно получив сигнал, о котором договаривались заранее, появились двое слуг с латунными тарелками, на которых лежали сладости, и расставили их по углам стола. Когда слуги собрались уходить, Алейна жестом велела Диене идти с ними, но повелительным взмахом руки оставила Родри на возвышении.

– Ты можешь сесть позади меня.

– Спасибо, хозяйка.

У Родри возникло чувство, что она недостаточно насмотрелась на свой подарок, как маленькая девочка, которая ещё не наигралась с новой куклой.

Но затем плитки, очевидно, перемешали правильно, потому что три другие женщины прекратили возить их по столу и выжидательно уставились на Алейну. По нескольку за раз материализовались Дикие, собравшись в конце небольшой толпой, чтобы также посмотреть на стол. Насколько Родри мог сказать, он был единственным, кто их видел, даже когда смелый голубой гном положил костлявый палец на одну из плиток.

– Хочешь быть первой, Маллина?

– Возраст перед красотой? – улыбнулась мать. – Мой расклад всегда самый скучный, поэтому мы можем поскорее с ним разделаться.

Когда остальные засмеялись, Маллина начала брать в руки плитки, по одной за раз, и устанавливать их картинками вниз в форме звезды. Родри понял, что это не вид игры, как он подумал вначале, а какой-то способ предсказания судьбы. Он почувствовал лёгкое презрение – эти глупые женщины верят во всякую чушь, когда вокруг них находится настоящий двеомер. Внезапно ему стало холодно. Что он имел в виду – настоящий двеомер? Откуда он знает, что это существует, как он может быть в этом уверен больше, чем в собственном имени? Он чувствовал себя, как человек, который через плечо разговаривает с товарищем, а сам в это время врезается лбом в стену и ощущает себя дураком. Единственным доказательством его уверенности служили Дикие, которые устроились на полу и незанятых подушках, чтобы наблюдать за тем, как Алейна склонилась вперёд, перевернула первые три плитки и открыла меч между двух цветов.

– Любовник? Ну, ну, ну – что ты имела в виду, когда говорила, будто у тебя все получается скучно?

При этом все четверо рассмеялись, сопровождая смех резкими короткими вскриками, словно птицы на птичьем дворе, а Дикие неслышно хлопали в ладоши и улыбались. Алейна протянула руку за сладостью – желатиновым овалом, обсыпанным белой пудрой. Она в задумчивости откусила кусочек, потом повернулась к Родри и протянула ему сладость, подобно тому, как кусочек со стола дают собаке. Когда он открыл рот, чтобы вежливо отказаться, она засунула сладость туда и похлопала его по щеке. У Родри не было выбора – пришлось съесть подачку, но она оказалась такой сладкой, что он чуть не подавился. К счастью, Алейна вернулась к своим плиткам и не заметила этого. «Клянусь всем льдом в аду, чем скорее я убегу и стану охотиться на Баруму, тем лучше! – подумал Родри. – Я предпочту умереть, а не служить комнатной собачкой, даже у такой красивой женщины». Затем он стал бороться со сном, что было трудно, по мере того, как тянулось сонное утро.


Выезжая из Милетона, Джилл с Саламандром решили воспользоваться прямой дорогой, хотя она и была более трудной. И вот уже более недели они петляли по горной местности. Поскольку путешествие проходило медленно и было изматывающим, а упражнения с картинками заставляли Джилл не думать о Родри, она с головой окунулась в обучение и довольно быстро добилась успеха. Саламандр признал, что она произвела на него впечатление. Перед отъездом из Милетона они нашли свиток с картинками для обучения Джилл. Его размеры составляли фут в высоту и примерно пять в длину, и разворачивался он справа налево, в сторону, противоположную от привычной для Саламандра.

Поскольку Джилл никогда не читала ни дэверрийских книг, ни пергаментов, то её направление разворота вполне устраивало. Ей было все равно. Ей нравились сами картинки – три сценки из истории Милетона, изображавшие первых колонистов, основывающих новый город, знаменитую приливную волну, которая пришла примерно сто лет спустя, и наконец выборы архонта, известного как Манатаро Добрый. На каждой картинке было много мелких деталей, причём расположенных так хитро, что, казалось, она смотрит в объёмную коробку, а не на плоскую поверхность.

Тем не менее, после нескольких дней, на протяжении которых Джилл напряжённо вглядывалась в историческую приливную волну и работала над тем, чтобы увидеть её у себя в сознании, как настоящую, девушка устала до смерти и от пергамента, и от самой практики. Изгоняющий ритуал она находила более приемлемым, хотя Саламандр и тренировал её безжалостно, поскольку видела от него прямую пользу. Он помогал контролировать наводнения образов, которые угрожали потопить её, когда бы она ни разозлилась. Вначале Джилл распределяла образы у себя в сознании, как во время практических уроков с картинками, а затем изгоняла их знаком горящей пентаграммы. Временами она все ещё терпела неудачу, и костры гнева бесконтрольно пылали вокруг неё, но каждый раз, добиваясь успеха, она чувствовала, как её навыки совершенствуются и по прошествии дней неконтролируемые образы появлялись все реже и реже.

В тот день, когда они добрались по середины острова, все, казалось, пошло не так. Вначале Джилл запуталась в словах ритуала и тем самым вызвала неудовольствие гертсина. Затем, когда попыталась работать с новой картинкой с пергамента, то смогла удержать в памяти только отдалённые части образа архонта Манатаро и, казалось, вся тяжёлая работа проделана зря. Когда Джилл пожаловалась Саламандру, то он улыбнулся таким образом, какой раздражал её больше всего.

– Знаешь ли, ты не смеешь от этого отказываться. Или ты хочешь медленно, но неизбежно сойти с ума?

– Конечно, не хочу! И я буду следовать указаниям, точно так же, как в те дни, когда папа учил меня обращаться с мечом. Я просто не понимаю, почему эти проклятые картинки так важны. Я имею в виду, что с папой я всегда могла понять – вот это упражнение усиливает руку, а это помогает увереннее держать рукоятку, но все, чем я занимаюсь с тобой, кажется мне странным.

– А-а. Ну, то, что ты делаешь сейчас, на самом деле подобно упражнениям твоего отца. Ты просто укрепляешь ментальные мышцы. Когда барды поют о двеомере, то всегда рассказывают о странных силах, не так ли? Как ты думаешь, откуда появляются эти силы? От богов?

– На самом деле не от богов. Как я предполагаю, ты их просто имеешь или не имеешь. Это же двеомер, не так ли? Именно это и делает его магическим. – Джилл внезапно поняла, что её слова звучат, как бред сумасшедшей. – Я имела в виду, что магические вещи просто происходят.

– Нет, не просто происходят, хотя именно так все и думают. Все эти могущественные способности и странные заговоры исходят из разума, или человеческого, или эльфийского, смотря, кто ими занимается. Двеомер – это дело ментальных способностей. Знаешь, какие они?

– Нет.

– Когда ты научишься читать – кстати, мне кажется, нам следует также начать уроки и по обучению тебя чтению – я найду тебе книгу, написанную одним из прославленных предков Родри, самим Мейлом Провидцем. Она называется «О рациональных категориях». В этой книге он определяет ментальные способности людей. Большинство также относятся и к эльфам – такие, как способность видеть, слышать и все остальные физические чувства, а также логическое мышление, интуиция и ещё очень много всего, включая способность делать обобщения и разделять на категории, что является способностью, к которой нельзя подходить легко или как к чему-то должному, моя маленькая куропатка. Эти, как он их называет, рациональные способности, открыты и хорошо известны среди эльфов и людей, хотя у эльфов есть ряд способностей, отсутствующих у людей, например, способность видеть Диких. Каждый ребёнок должен по мере взросления развивать их. Если кто-то слеп, например, или просто не запоминает вещи, то мы жалеем калеку и считаем, что он лишён чего-то, что положено получать при рождении.

Саламандр вздохнул и продолжал объяснять:

– Затем имеются похороненные, скрытые или оккультные способности, которые существуют, как цыплята в только что выложенных яйцах. В то время как каждый эльф и человек потенциально обладают их набором, лишь немногие рождаются с ними в уже развитом состоянии. Если хочешь, можешь называть эти способности «силами», хотя это, вероятно, звучит слишком громко для абсолютно естественных явлений. Ты понимаешь идею категории естественного? Как противоположную сверхъестественному?

– Э, что? Ну, э…

– Я вижу, что книга Майлвада становится необходимостью.

– Очень хорошо, но какое отношение скучные упражнения с картинками имеют ко всему этому великолепию?

– О! На самом деле я говорил немного несвязно и перескакивал с предмета на предмет. Если ты хочешь разбудить эти спящие силы, ты по большей части пользуешься картинками, названиями и именами, а иногда – музыкой, которой они сопровождаются. После того, как ты их разбудила, ты можешь использовать их снова и снова. Подумай – после того, как ты научилась быть логичной, разве ты не сможешь заново разбудить в себе эту полезную способность к логике, когда бы у тебя ни возникала проблема, которую нужно решить? Конечно, сможешь. Точно так же после того, как ты разовьёшь способность к дальновидению, ты, например, сможешь открывать её правильными образами и словами в любое время, когда захочешь. Великий мастер, вроде Невина, больше не нуждается в именах и образах для этого дела. Для него оккультные способности стали явными и очевидными.

Хотя понять эту маленькую лекцию было так трудно, что Джилл почувствовала себя слабоумной (что касается способности систематизировать, она у Саламандра была далека от идеала), все сказанное им, находило отклик у её в душе. Оно намекало и даже обещало отдать ей ключик к сундуку с сокровищами.

– Но вот что я тебе скажу, моя сладкоголосая малиновка. Ты можешь попробовать новое упражнение, если хочешь. Вместо того чтобы использовать пергамент, создай свой собственный образ и попытайся его реализовать у себя в сознании. Я не имею в виду – нарисуй или что-то в этом роде, в любом случае у нас нет чернил – просто выбери какую-то простую вещь и попытайся её увидеть. Например, гостиницу, в которой ты когда-либо останавливалась, или твоего коня по кличке Восход, который сейчас питается щедро раздаваемым королевским овсом, – что-то в этом роде.

– Ну, хорошо, я попробую. Если конечно можно так прыгать с одного на другое.

– О, боги! Эта ученическая работа – ещё даже не настоящий двеомер. Ты просто обучаешься кое-каким полезным навыкам. Я не могу представить, чтобы это принесло хоть какой-то вред.


В последнюю ночь в Вилинте Поммейо и Алейна поссорились. Поскольку Родри прислуживал за столом, то слышал все. Они не обращали на него ни малейшего внимания – как на предмет мебели. Родри расставил блюда и разлил вино и тут же удалился в кухню, где обнаружил Диену и Винсиму возле двери. Они прислушивались к отдалённым звукам разговора, который вёлся на повышенных тонах.

– Пока все идёт неплохо, – выпалил Родри. – Она отказывается дать ему какое-либо обещание, а он обвиняет её в том, что у неё есть другие поклонники. А они в самом деле есть?

– Только один и ему семьдесят с чем-то, – сообщила Диена. – Поэтому похоже, что все на самом деле очень хорошо.

– Я до сих пор не могу вздохнуть с облегчением, – призналась Винсима. – А что если они помирятся и обменяются множеством поцелуев? Ну, в любом случае пора подавать десерт, поэтому у тебя, парень, есть хороший повод туда вернуться.

Когда Родри внёс позолоченное блюдо с небольшими сахарными пирожными, они оказались единственными сладкими вещами в комнате. Алейна и Поммейо сидели прямо и напряжённо на своих подушках и гневно смотрели друг на друга.

– Убери пирожные! – рявкнула Алейна.

– Хорошо, хозяйка.

– Это, кстати, мой любимый сорт, – объявил Поммейо холодным тоном. – Неси их сюда.

Родри колебался.

– Я сказала: уходи!

– Да, хозяйка.

Родри поспешил прочь, когда Алейна информировала гостя о том, что он не имеет права отдавать приказы кому-либо из её рабов. Примерно полчаса спустя в кухню ворвался привратник, чтобы сообщить: Поммейо уехал в ярости. Тем не менее, первым делом поутру появился Мико с длинным письмом от своего хозяина, полным сладких извинений. По крайней мере так сказала Диена, потому что хозяйка читала письмо вслух, пока Диена расчёсывала ей волосы. К отвращению Диены, Алейна написала в ответ примирительную записку.

– А теперь я должна спешить в его мерзкую гостиницу и передать записку до того, как он уедет. О, хорошо, по крайней мере, что его не будет всю зиму. Он не станет путешествовать под дождём.

– Наша хозяйка умеет читать и писать? – Родри искренне поразился.

– Конечно, умеет, – глядя на него, Диена поморщилась. – Твоё варварское королевство должно быть ужасно примитивным, и это все, что я могу сказать. Тебя удивляют самые простые вещи.

– Ну, да, я такой. Надеюсь, ты не думаешь обо мне плохо.

Диена медленно улыбнулась ему, намекая на множество ответов, которые могла бы дать в ответ на эти слова, а затем поспешила выполнять поручение.

Во второй половине дня Алейна призвала Родри к себе. Она была одета в простую белую тунику и сидела, скрестив ноги, на подушке у низкого столика. Когда Родри вошёл, хозяйка хмурилась, глядя на свои предсказывающие судьбу плитки. При его появлении материализовались двое коричневых бородавчатых гномов и улыбнулись ему.

– Ну, вот и ты. Теперь, когда у меня есть время, мы займёмся твоим обучением, – она смела рукой плитки в сторону и подняла глаза и внимательно изучила его. – Ты неплохо справляешься, когда дело касается подачи еды, но тебе следует научиться правильно обращаться с моим опахалом и другим подобным вещам. И как ты говоришь! У тебя жуткий акцент и нам придётся потратить какое-то время, чтобы его исправить.

Хотя Родри надеялся, что Алейна вскоре устанет обучать его таким сомнительным навыкам, как правильно складывать шарфик и раскладывать подушки, она очень серьёзно подходила к каждой детали, и он вскоре понял, что ей просто наскучила её жизнь. Благодаря унаследованному богатству, ей не требовалось работать, хотя она прекрасно разбиралась в финансовых вопросах. Однако один из её многочисленных родственников выполнял всю фактическую работу, управляя её собственностью. Два раза в неделю этот Динварбало появлялся на обед. Во время долгой трапезы из многочисленных изысканных блюд они обсуждали вложения Алейны в земли или торговые предприятия. Она задавала точные вопросы, всегда по делу, и выступала с дельными предложениями, в то время как он записывал её пожелания на деревянной табличке, покрытой воском. После того, как родственник уходил, энергия и решительность медленно уходили из глаз Алейны, и она призывала Родри на один из уроков. Обычно она бывала в такие дни раздражена и отвешивала ему пощёчины за малейшие ошибки, а то даже отправляла прочь, сопровождая приказ потоками оскорблений. Тем не менее, когда в следующий раз она приглашала его, то снова вела себя мило, даже если и была строгой.

Порто с Дисной кое-что рассказали Родри из её истории. Алейна была вторым ребёнком из десяти в семье бедного торговца маслом в Ронатоне, и жили они в такой бедности, что её чуть не продали в рабство, чтобы прокормить семью. Однако девочку спасла красота. На неё обратил внимание богатый купец, который честно женился на девушке, а не просто купил её. Поскольку ему было пятьдесят два, а ей четырнадцать, брак оказался далеко не счастливым, хотя после страданий, перенесённых в детстве, у неё появилась навязчивая идея стать идеальной женой. В основном из-за его неспособности, а не по какой-либо другой причине, у них не было детей. Он умер в возрасте семидесяти четырех лет после долгой изнурительной болезни, во время которой Алейна преданно за ним ухаживала. Теперь, хотя она вовсе не горела желанием связать себя новым браком, Алейна знала: её красота уйдёт, причём довольно скоро. Она каждое утро принимала ванны с травами и пользовалась различными косметическими средствами. Хозяйка часто отправляла Родри на рынок, как только он открывался утром, чтобы купить розовых лепестков, свежих сливок и пчелиного воска, в то время как они с Дисной закрывались в ванной комнате, как алхимики.

К своему большому удивлению Родри начал испытывать к ней жалость. Хотя он желал бы ненавидеть хозяйку за то, что она лишает его свободы при помощи куска бумаги, запертого в её шкатулке с драгоценностями, он просто не мог относиться к ней дурно. Спустя некоторое время он осознал ещё более горькую правду о себе. Как-то раз, купив косметику хозяйке и специи поварихе, он бежал домой с рынка по свежему воздуху, напоённому запахом приближающегося дождя. Последние летние цветы ярко цвели над раскрашенными стенами. И тут Родри обнаружил, что поёт. Потрясённый, он понял, что на мгновение почувствовал себя счастливым и стал принимать свою новую жизнь. Весь день Родри обращал внимание на другие вещи – как он бывает доволен, когда его хвалит Порто, как он смеётся шуткам в кухне, как улыбается, когда Алейна вручает ему подарок – серебряную монету в знак своего расположения. Родри понял, что если когда-нибудь займёт место Порто и станет доверенным варреко, то это даст ему безопасность и уверенность, независимо от того, за кого выйдет замуж Алейна.

Вначале Родри размышлял, почему рабы не поднимают открытого восстания, но теперь начал это понимать. У раба в его положении жизнь была недостаточно тяжёлой, чтобы рисковать. Все рабы, вроде шахтёров, которые могли пойти на отчаянные меры, содержались в цепях и полуголодном состоянии; кроме того, их клеймили. Да и жили они слишком недолго, чтобы строить долгосрочные планы. Любой домашний раб, который обладал твёрдой коммерческой ценностью, имел все необходимое для приличной жизни, а также кое-какие утешающие излишки. Имелась и возможность, пусть даже смутная, когда-нибудь заработать себе свободу. Родри решил, что если бы помнил свою прошлую жизнь, то, несомненно, чувствовал бы себя по-другому, испытывал бы ностальгию по свободе, хирейд, или депрессию, свойственные человеку, рождённому свободным. Но сейчас Дэверри казалась ему некой туманной страной, от которой в памяти остались лишь какие-то обрывки. Родри не сомневался только в одном – он был серебряным кинжалом, презираемым, отверженным без клана и дома, опозоренным человеком без чести, обречённым бесконечно сражаться то за одного мелкого господина, то за другого, пока не умрёт ранней смертью. Много раз участь раба Алейны казалась лучшим броском костей.

Хотя оставалось одно воспоминание, из-за которого Родри не мог окончательно увязнуть в капкане удовлетворения. Барума. Каждый день после обеда, когда весь дом, как хозяйка, так и рабы, по два часа спали или просто отдыхали в постелях, Родри напоминал себе, что должен обеспечить Баруме кровавую смерть, даже если это и будет стоить ему, Родри, собственной жизни. «Что эта свинья сделала с моим серебряным кинжалом?» – думал Родри. Вопрос стал навязчивой идеей, словно в оружии, этих нескольких унциях серебра, жила его честь – так, как душа живёт в теле. Время от времени он мечтал об убийстве Барумы и о том, чтобы забрать назад кинжал. После таких мечтаний Родри был молчалив и все утро ходил погруженный в себя. Он обратил внимание на то, что в подобные дни все его избегают, даже хозяйка.

Потом наступил день, когда Родри вспомнил кое-что ещё о своей потерянной жизни, и это воспоминание ножом ударило его в сердце. После серого утра хлынул дождь, холодный и моросящий, от которого все ворчали. Поскольку Родри не мог работать на улице, то отправился к хозяйке, которая, как обычно, разглядывала предсказывающие судьбу плитки. Какое-то время Родри просто сидел рядом с ней и подавал ей кусочки сушёных абрикосов и миндаля в сахаре, когда она нетерпеливо протягивала руку. Дождь монотонно стучал за окном, дрожало пламя масляных ламп, Алейна выкладывала плитку за плиткой, потом быстро нетерпеливо их смахивала и начинала все заново. Когда она наконец заговорила с ним, он уже почти спал.

– Я от этого и так устаю, поэтому не зевай во весь рот.

– Нижайше прошу простить меня. Мне их убрать, хозяйка?

Алейна пожала плечами, надулась, затем вытянула руку. Родри протянул ей сушёный абрикос, который она покусывала, пока думала.

– Знаю! – внезапно хозяйка улыбнулась. – Я предскажу тебе судьбу. Сядь с другой стороны столика и перемешай плитки.

Родри уже столько раз видел, как происходит предсказание судьбы, что знал, как нужно действовать. Перемешав плитки, он выбрал наугад двадцать одну из девяноста шести и выложил звезду. Алейна сама взяла миндаль и жевала его, пока изучала расклад.

– Конечно, это все прошлое, поскольку раньше тебе никогда не раскладывали плитки. Иногда получается, что несколько раз показывается прошлое перед тем, как ты узнаешь будущее. Не знаю, почему. Пергамент, который прилагался к плиткам, не объяснял этого – Алейна замолчала, задумавшись. – Клянусь подолом одеяний Богини! Я никогда не подозревала, что ты был солдатом. Вижу в твоём прошлом много сражений.

– Это определённо так, хозяйка, – Родри придвинулся поближе, внезапно заинтересовавшись игрой. А что, если она в самом деле выяснит о нем другие вещи, те, которые он не помнит сам?

– Ты побывал в сражениях во многих разных местах, – Алейна показала на плитку с двумя скрещёнными копьями. – Это показывает, что ты был наёмником, а не добровольцем из гражданских.

– Да.

– Очень странно, потому что, похоже, ты родился в очень высокопоставленной семье. – Алейна положила накрашенный ноготь на золотой туз. – Очень высокопоставленной. Но, о, да, вот оно! У тебя возникли проблемы с законом и тебя… выслали или ты убежал сам. Право, Родри, как нехорошо! А в тот раз это тоже были азартные игры?

Поскольку он не помнил, то просто улыбнулся. Хозяйка приняла его улыбку за «да».

– Ты никогда не умел вести денежные дела, это точно. Выбери ещё две плитки.

Когда Родри протянул их ей, Алейна перевернула их и внимательно рассмотрела.

– Совсем не умел обращаться с деньгами, – засмеялась она. – Вижу, как ты вручал дорогие подарки всем, кто просил.

– Так ведут себя господа в Дэверри, хозяйка. Они должны быть щедрыми, или в глазах всех теряют честь.

– Значит, ты и в самом деле благородного происхождения. Я так и думала, но Поммейо считал это глупостью. Говорил, я должна об этом забыть. Клянусь, Родри, так ужасно, что ты пал столь низко – и все из-за того, что не мог не играть в кости. – Алейна снова поглядела на плитки, потом хитро улыбнулась. – Ты также и от другого не мог удержаться. Посмотри вот на этого валета с мечом, по бокам которого цветочные принцессы. У тебя было много любовных приключений.

Родри показалось крайне несправедливым, что он не помнит ни одного из них.

– О, сюда посмотри! У тебя дома остался ребёнок.

– Правда? – Шок заставил его забыть о маске рабской покорности.

– Ты не знал? Что ты сделал? Отправился дальше вместе со своей армией – вероятно, ещё до того, как девушка поняла, что беременна. – Алейна рассмеялась. – Ну, определённо, мужчины Дэверри – точно такие же, как мужчины Бардека. Во всяком случае, в некоторых крайне важных вопросах. Не так ли? Боюсь, плитки не могут сказать, мальчик это или девочка. – Все ещё улыбаясь, Алейна взяла ещё один абрикос. – Меня интересует вот эта дама наверху. Странное положение для такой плитки. Достань ещё две плитки.

Это оказались туз и ворон.

– О! – Алейна резко вдохнула воздух. – Как грустно! Она была единственной истинной любовью в твоей жизни, но все закончилось трагически. Что случилось? Похоже, её, как и тебя, продали в рабство. А может, выдали замуж против её воли за другого человека?

Внезапно Родри вспомнил Джилл, вспомнил имя блондинки, которая временами всплывала у него в памяти и появлялась в его снах. Вспомнил своё отчаяние, когда потерял её где-то на длинном пути. Он смутно помнил, как начал искать её. Это было в какой-то тёмной лесистой местности…

– Родри, ты плачешь.

– Простите, хозяйка. – Он сглотнул слезы и вытер лицо рукавом туники. – Простите меня. Я очень сильно любил её, а её заставили уйти с другим человеком.

Родри поднял глаза и увидел, как Алейна удивлённо смотрит на него, словно он только что материализовался, как один из Диких.

– Нет, это ты прости меня. Я ведь забыла, что ты не всегда был рабом, – Алейна посмотрела на расклад и нахмурилась, затем смахнула разложенные плитки. – Просто унеси фрукты. Делай, что хочешь до ужина.

Поскольку места уединения у него не было, Родри отправился на кровать в мужской комнате, лёг, закинув руки за голову, и уставился в потолок, слушая дождь. Он медленно соединил некоторые из воспоминаний, словно складывал картинку из кусочков, но очень немногие. Он знал, что любил и все ещё любит женщину по имени Джилл. Он любил её яростно – так, что это пугало его самого. Но кто она, где он с ней познакомился, почему её у него отняли – все это ещё оставалось тайной. Родри снова заплакал. Это были слезы отчаяния, а не разбитого сердца.

Хотя Алейна никогда больше не вспоминала инцидент, с этого дня Родри почувствовал, как изменилось её отношение к нему. Временами он ловил на себе её взгляд. Хозяйка наблюдала за ним, слегка нахмурившись в задумчивости, словно он стал проблемой, которую ей предстояло решить. Внешне казалось, что ничего не изменилось. Родри, как и раньше, проводил с ней вторую половину дня, учась правильно приветствовать и объявлять гостей разных рангов, и никто из других, похоже, ничего не заметил, за исключением, возможно Диены. Внезапно Родри обратил внимание на то, что служанка стала с ним холодна. Когда он делал ей комплименты, она отвечала лишь тенью улыбки или даже гневным взглядом. Родри пытался превратить все в шутку и посмеяться над ней, но Диена отказалась отвечать – она быстро ушла прочь, задрав нос, а он задумался: не останутся ли все те любовные приключения, которые показали плитки, в прошлом.

Через несколько дней дождь прекратился, и Алейна отправилась на рынок. Поскольку казалось, что там собрался весь город, пытаясь наверстать упущенное и закупить нужное, а также посплетничать, они оставили паланкин на боковой улице, наняли мальчика, прислуживающего в одной лавке, за ним приглядывать, и пешком отправились на рынок. Родри нёс эбеновый посох и следовал в нескольких шагах за хозяйкой, а она переходила от прилавка к прилавку, в основном интересовалась драгоценностями и шелками. Купцы пытались расхвалить ей свой товар. Наконец она жестом подозвала к себе Родри и показала на несколько серебряных брошек, украшенных полудрагоценными камнями.

– Я хочу купить подарок Диене. Как ты думаешь, ей понравится это, с большими кусочками бирюзы?

– Не представляю, хозяйка. Я ничего не знаю о драгоценностях.

– Тебе следует учиться. Это помогает судить о людях при первой встрече – я имею в виду их вкус, а не только то, сколько они могут позволить себе потратить. Но не думаю, что эти подойдут. – Алейна пошла дальше, жестом приказав рабу идти рядом с нею. – Конечно, у меня дома просто горы добра, которое мне подарил Поммейо, и кое-что из этого вполне прилично, но… – Внезапно на её лице промелькнула одна из её хитрых улыбок. – Нет, для них я придумала другое предназначение. Пошли со мной. Вон там ещё одна ювелирная лавка.

Этот ювелир оказался тучным мужчиной, который напомнил Родри Бриндемо. На каждой его руке была представлена поразительная коллекция безвкусных блестящих колец, на шее висело с дюжину кулонов. Среди его товара лежал один предмет, очень сильно отличающийся от других, – небольшая брошка, которая, казалось, просто звала Родри. Она была сделана в форме крошечной розы, в обрамлении тончайшего серебра, не более дюйма в длину, но такая живая, что, казалось, листья шевелятся на ветру. Алейна взяла её в руки.

– Странная вещь, – сказала она купцу. – Что это за сплав? Слишком твёрдый для чистого серебра.

– Не знаю, о великолепная. На самом деле я выиграл её в кости у человека, который сказал, что она из варварского королевства.

– В самом деле? Сколько ты за неё хочешь?

– Только два зотара – для такой красавицы, как вы.

– Бандит! Я дам тебе десять серебряных монет.

Они стали всерьёз торговаться. В конце Алейна получила брошь за двадцать серебряных монет, примерно шестую часть запрашиваемой цены. Вместо того чтобы дать продавцу завернуть брошь, она приколола её на тунику Родри, у воротника.

– Варварская безделушка для варвара, – сказала она и улыбнулась. – Мне нравится эффект.

– Спасибо, хозяйка. – Родри знал, что подобные подарки принадлежат ему навсегда, он может держать их у себя или когда-нибудь продать, если захочет. – Мне льстит, что вы так хорошо обо мне думаете.

– Ты знаешь, что это за металл?

– Да. У меня когда-то был нож, сделанный из того же материала. В дэверрийских горах живут маленькие человечки, которых называют карликами. Они живут в туннелях и делают ценные вещи из странных материалов, наподобие этого вида серебра. Некоторые их вещички обладают магическим действием. Может, и эта тоже, но мы этого не узнаем, если сама вещь не решит себя проявить магическим образом.

– Какой ты очаровательный, когда хочешь, – Алейна рассмеялась и протянула руку, чтобы похлопать его по щеке. – Какой милый рассказ! А теперь давай купим что-нибудь для Диены.

В конце концов она нашла пару длинных золотых серёг в форме небольших весел и объявила их подходящими. Родри взял свёрток и собрался занять место за хозяйкой, когда они выходили с рынка, но Алейна велела ему идти рядом с ней.

– Делать покупки было весело, но теперь мне все опять наскучило. – Она тихо вздохнула. – Как ты считаешь, мне следует выйти замуж за Поммейо?

Родри так удивился вопросу, что не смог правильно сформулировать ответ и вообще придумать, что ответить. Он только уставился на хозяйку, открыв рот, а она смеялась.

– Ну, думаю, он стал бы к тебе плохо относиться и слишком сильно интересовался бы Дисной, – наконец сказала Алейна. – Поэтому, вероятно, я не стану выходить за него. Кроме того, он иногда меня очень утомляет.

После этого Алейна пошла вперёд и разрешила Родри идти позади, пока они не добрались до паланкина.

Когда они вернулись в дом, Алейна закрылась в спальне с Дисной, в то время как Родри отправился в кухню готовить дрова к вечерней трапезе. Примерно через полчаса ворвалась Диена, серьги светились у неё в ушах. Они ей очень шли.

– Догадайтесь о новости! Все-таки хозяйка не выйдет замуж за этого ужасного Поммейо. Она собирается попросить госпожу Маллину поискать ей других ухажёров.

Остальные слуги встретили сообщение тихой овацией.

– Мои благодарности святой Зайосе, всем богиням многозвездного неба и Отцу Волн, – пробормотала Винсима. – Любой член семьи госпожи Маллины должен быть справедливым и щедрым человеком.

– Думаю, мы можем позволить себе немного больше вина за вечерней трапезой, – объявил Порто. – Чтобы поднять тост за богов, которые улыбнулись нам. Девочка, хозяйке что-нибудь требуется?

– Да, – Диена бросила взгляд на Родри и её улыбка как-то странно и резко исчезла. – Она хочет дать тебе поручение. Она сейчас у себя в спальне.

Родри предполагал, что ему потребуется отнести записку в дом Маллины, но когда зашёл в комнату, нашёл Алейну сидящей с видом беззаботной девочки на полу перед шкатулкой с драгоценностями. Родри в неуверенности застыл над ней, и хозяйка жестом велела ему сесть, указав на место тонкой рукой. Рядом с ней на подушке лежало несколько спутавшихся ожерелий с изумрудами и два тяжёлых золотых браслета.

– Поммейо подарил мне все это. Я хочу, чтобы ты отнёс драгоценности в подарок жрицам храма Селенты. У них там детский дом и они могут продавать эти вещицы, когда им потребуются деньги.

– Хорошо, хозяйка. А меня вы тоже отдадите? Алейна рассмеялась, развеселившись. Её смех звучал, как музыка.

– Не думаю, – она сжала своё лицо ладонями. – Ну, иди сюда. Поцелуй меня.

Родри был скорее потрясён, чем получил удовольствие, но, тем не менее, поцеловал её в губы.

– У тебя это получается гораздо лучше, чем у Поммейо. Да, я определённо думаю, что раб лучше, чем глупый хозяин. И мне больше нравится. – Алейна бросила взгляд на драгоценности рядом. – Они могут подождать.

В значении её слов и поступков ошибиться было невозможно, но Родри колебался. Интуиция подсказывала ему, просто кричала, что заводить такого рода интрижку небезопасно – как рабу, так и хозяйке. Хотя для хозяев самым обычным делом было спать с рабынями. И Родри также подумал, что подобное для раба, несомненно, хуже. «Я не хочу, чтобы в конце меня выпороли где-нибудь на площади».

– Как ты можешь быть таким стеснительным? – Алейна хитро улыбнулась ему. – Что же ты делал со всеми другим женщинами, которых показали плитки?

– Они не стояли так высоко надо мной, как вы. Вы владеете моим телом и душой.

– В таком случае тебе лучше сделать то, что я хочу, не так ли?

На этот раз она потянулась сама и поцеловала его. Жадность её губ, нежное тепло её тела и то, как она прижималась к нему, заставили Родри забыть об опасности.

С этого времени Алейна часто призывала его в свою спальню то под одним, то под другим предлогом, а иногда даже приказывала ему выскользнуть из своей кровати в комнате наверху ночью и присоединиться к ней. Тем не менее, большую часть времени она относилась к нему, как и раньше, – как к экзотическому слуге, которому нередко требуется дать пощёчину, чтобы научить чему-то. Хотя его радовала плотская близость Алейны, Родри искренне желал, чтобы эта связь никогда не начиналась. С одной стороны он чувствовал, что занятие любовью являлось ещё одной обязанностью хорошо обученного лакея; с другой – это угрожало его положению в доме. А что если хозяйка устанет от него и решит продать, чтобы её ничто не смущало? Хотя Алейна осознавала его неохоту, это скорее забавляло, чем раздражало её. Она любила приказывать рабу лечь в свою постель, а, оказавшись там, он уже не мог ей отказать.

Поскольку по ночам Родри тихо покидал комнату, которую делил с Порто, то не сомневался: Порто знает обо всем, что происходит в спальне хозяйки, как знала и Диена, хотя никто из них этого не показывал этого ни словом, ни жестом, ни смешком. Правда, один или два раза Родри случайно слышал, как Порто делал резкое замечание одному из других рабов, очевидно с целью удержать скандал в строгих рамках. Наконец Родри достаточно устал и решил открыто поговорить о происходящем, более того, он постоянно испытывал чувство стыда. Один раз во второй половине дня он перекладывал поленницу, когда Порто пришёл сообщить ему, что сегодня на ужин будут гости.

– Ты хорошо поработал здесь, под навесом, парень, и, боюсь, давно уже требовалось сделать это. Я становлюсь стар для такой работы. Ты хорошо выполняешь свои обязанности.

– Спасибо.

Порто напрягся и заморгал.

– О, клянусь Зейосом и всеми вашими богами! – выпалил Родри. – Неужели ты думаешь, что мне все это нравится? Я напуган до мозга костей!

– Ты разумный парень. Гораздо более трезвомыслящий, чем наша несчастная хозяйка.

– Скажи мне кое-что. Сколько проблем может из-за этого возникнуть? Я не хочу, чтобы меня забили до смерти на рыночной площади в назидание всем рабам на этом проклятом острове.

– Ну, прекрати, прекрати. Сомневаюсь, что дойдёт до этого. Алейна так богата, что никто не станет вмешиваться, даже брат её мужа. Без комиссионных, которые она ему выплачивает, он не сможет жить в комфорте. Но пойдут нехорошие разговоры, если новость распространится, а они всегда каким-то образом просачиваются наружу, не так ли? Какую бы осторожность мы ни проявляли… – Порто вздохнул и покачал головой. – Тебе лучше молиться всем Святым Звёздам, чтобы об этом никогда не услышал Поммейо. Конечно, умный человек может помочь богиням услышать свои молитвы.

– Не открывая рта и следя за каждым своим шагом?

– Именно так. И прилагая усилия, чтобы его все любили. Если кто-то из друзей хозяйки даст тебе чаевые, тебе следует подумать, как бы потратить их часть на Винсиму.

– Очень хорошо. И Диена никогда не потащит ничего тяжёлого наверх, пока я нахожусь поблизости.


В тот день, когда Джилл с Саламандром приехали в портовый город Дарадион, моросил холодный мелкий дождь. Поскольку было слишком поздно расспрашивать начальника порта о «Серой пустельге», путники нашли комнату в гостинице. Как только дождь прекратился, они отправились на вечерний рынок. Джилл находила сырую погоду такой приятной переменой, что была изумлена, слыша, как горожане горько жалуются на холод и сырость. Рынок оказался практически пустым: более половины прилавков оставалось незанятыми и очень малое количество покупателей спешили вдоль них с деловым видом.

– Ну, сегодня нет смысла давать представление, – мрачно заметил Саламандр. – Я и забыл, как люди Бардека относятся к такой погоде.

– Можно подумать, тут началась снежная буря, – Джилл остановилась, чтобы прихватить своего гнома, который плескался в грязной луже. – Как у нас с деньгами?

– Хватает, чтобы оплатить дорогу до Суртинны, но не первым классом.

– Это не имеет значения.

– Имеет. Да будь я проклят, если мне придётся провести много дней втиснутым в общий трюм вместе с торговцами и другим сбродом.

– В таком случае тебе лучше придумать представление, с которым выступить в дневное время.

– А это, моя красавица, отличная идея. Может сработать цветной дым. И я могу заставить нескольких сильфов пронести по воздуху шарф – будет выглядеть так, словно он летит сам. Люди, несомненно, подумают, что у меня к нему привязаны какие-то ниточки. А как насчёт таинственной музыки из невидимых источников? Есть возможности. Да, я вижу много возможностей.

Оставшуюся часть вечера Саламандр размышлял над новым представлением. Время от времени он производил какой-либо тревожный звук или наполнял гостиничный номер красным и зелёным дымом, но по большей части не мешал Джилл. К этому времени она уже приобрела определённую степень контроля над образами, достаточную, чтобы нехотя признать свою естественную склонность к этому занятию. Джилл вспоминала какой-то предмет и поворачивала образ туда и сюда, глядя на него со всех сторон и двигая таким образом, что, казалось, она вначале видит его сверху, потом снизу. Этим вечером девушка случайно обнаружила особенно интересный трюк. Она представляла небольшой кожаный мешочек, в котором Саламандр носил их деньги, и у себя в сознании положила открытый мешочек на стол, чтобы в него заглянуть. Внезапно Джилл почувствовала, что уменьшилась ростом – до всего нескольких дюймов – и стоит на столе, заглядывая в открытый верх мешочка, словно в пещеру. Она поразилась и тут же потеряла образ, но случившееся казалось ей достаточно важным, чтобы побеспокоить Саламандра, который производил эффект закатных облаков на потолке. Он позволил иллюзии рассеяться и внимательно выслушал Джилл.

– Это на самом деле настоящий прогресс, дикая голубка. Ты начинаешь подходить к важному этапу работы, поэтому теперь ни в коем случае не опускай руки.

– О, об этом не беспокойся. Это самое интересное, чем я когда-либо занималась в жизни.

Саламандр искренне удивился и отвесил челюсть.

– Ты считаешь это интересным? Слава всем богам, тебе определённо предназначено заниматься двеомером!

– Ну, не сами упражнения. Я понимаю, как они сводили тебя с ума. На самом деле я имела в виду все вместе, то, что случилось со мной этим летом. Я начинаю видеть, где… как… Проклятье, это так сложно облечь в слова! Но я думаю, куда может привести эта работа моего сознания, когда я кручу и верчу образами и… Ну, это подобно тому, как приехал мой папа и забрал меня из нашей деревни. Стоило проехать немного дальше – и там оказался целый мир, о котором я раньше никогда не знала.

К следующему утру дождь закончился, тучи рассеялись, и Джилл с Саламандром отправились в порт – к полукруглой скале, которая спускалась прямо к узкому пляжу с белым песком. Вдоль её вершины, расходясь лучами от огромного деревянного вытянутого здания со статуями по торцам, стояли многочисленные ларьки и прилавки.

– Это храм? – Джилл показала пальцем на дом.

– Да, он посвящён Далейю, Отцу Волн. Он является богом не только волн, но и всевозможных других вещей, включая, по какому-то странному выверту судьбы, рабов, к которым несправедливо относятся.

– Значит, в законе об этом есть какое-то положение?

– Конечно. Разве у крепостных в Дэверри нет прав, которые не смеет нарушать хозяин?

– Но крепостные – это не рабы.

– О, послушай! – Саламандр громко фыркнул. – Их нельзя продавать с их земель или разлучать с семьями. Да, это так, но разве они свободны? Ты шутишь, моя дикая голубка. Конечно, в Дэверри теперь нет такого большого количества крепостных, поэтому, несомненно, ты особо о них не задумывалась.

– Их и впрямь немного. А что, когда-то было много?

– В каждом феодальном поместье – по крайней мере, мне так говорили. Теперь в основном крепостных держит только король. Я не знаю, почему все так изменилось, но очень рад этой перемене. Ты знаешь, почему рабство такая плохая вещь, моя дикая голубка?

– Ну, это очень несправедливо.

– Более того. От этого люди привыкают быть жестокими и учатся оправдывать свою жестокость. Таким путём распространяется зло.

Саламандр говорил так тихо, без обычных шуток и ласковых слов, что Джилл была вынуждена вспомнить о настоящей силе, которая таилась под налётом его смехачества и фанфаронства.

Поскольку отплытие и прибытие всех судов открыто указывалось на доске перед конторой начальника порта, они с лёгкостью выяснили, что корабль под названием «Серая Пустельга» владельцем которого был некий Галейтрано, только что вернулся из плавания в Ронатон на Суртинне. После недолгих поисков они нашли самого Галейтрано, огромного, бронзового от загара человека с копной прямых чёрных волос, который сидел с несколькими членами своего экипажа в кабаке на краю рыночной площади. Он возвращался в Ронатон завтра, и у него было достаточно места для двух пассажиров и пары лошадей, в особенности, если эти пассажиры желали оплатить первый класс. Саламандр купил всем вина, рассказал пару смешных историй, затем заставил всех подолгу говорить о жизни в общем, и торговле морем в частности. Почти наугад или так показалось, капитан сам стал рассказывать им о неком Поммейо, частом пассажире, который в последний раз ехал с редким рабом из варваров.

– Он сказал мне также, что заплатил в два раза больше, чем стоил раб, только чтобы заполучить его для подарка женщине. Насколько я знаю, женщина, за которой он ухаживает, унаследовала очень большое состояние.

– О, значит именно поэтому он так далеко и ездит к ней, – небрежно заметил Саламандр. – Стало быть, она живёт в Ронатоне?

– Нет, – внезапно рассмеялся капитан. – Знаете что? Он никогда мне не говорил, где она живёт. Я только что сейчас сам это понял. Хитрая собака, этот Поммейо. Если знаешь богатую вдову, то её нужно придержать для себя.

– Я его не виню, но для нас это плохо, – Саламандр осторожно посмотрел на Джилл. – Мы могли бы использовать человека из Дэверри у нас в представлении. Он хорошо выглядел бы на сцене, в особенности, если он блондин.

– О, у того раба чёрные волосы, – сообщил Галейтрано. – Но я вижу, что ты имеешь в виду. Знаешь ли, это странно. Ты – второй, кто за последнее время спрашивает меня о рабах-варварах.

– В самом деле?

– Это случилось до моего последнего плавания в Ронатон, но тот парень был с островов. Не думаю, чтобы он упоминал своё имя. Странно, если об этом поразмыслить. Но в любом случае его интересовала покупка для перепродажи. Вроде бы он направлялся в Тондио. В любом случае, он не поплыл на моем судне, поэтому я о нем больше ничего не знаю.

После того, как все взяли ещё по кубку вина, на этот раз за счёт капитана, Саламандр сообщил, что они с помощницей должны готовить вечернее представление, пригласил всех приходить и ушёл, провожаемый весёлыми криками. Джилл продолжала улыбаться, пока они не добрались до улицы, но там её улыбка мгновенно исчезла.

– Пусть этот Поммейо замёрзнет в аду!

– Признаю, что я раздражён, рассержен и в плохом настроении из-за нашего дамского угодника. Однако вторая новость капитана ещё хуже.

– О так называемом работорговце, который спрашивал о варварах?

– Мне нравится это «так называемый», дикая голубка. Показывает, что ты слушала очень внимательно. Мне это совсем не нравится. Конечно, может быть и совпадением.

– Точно таким же совпадением, как отравление Бриндемо за день до нашего появления в Милетоне.

– Ты абсолютно права, к сожалению. Знаешь ли, когда мы вернёмся в гостиницу, я думаю, мне лучше осмотреться.

– Что? Если ты хочешь осмотреть город, зачем возвращаться в гостиницу?

– Временами бывают лучшие способы попутешествовать, чем топтать ноги, мой милый кулик. Ты никогда не видела, как Невин входит в транс?

– Ну, видела. Ты хочешь сказать, что тоже можешь это сделать?

– Могу и вскоре, несомненно, ты сама станешь этому учиться. Это одна из основных техник.

Джилл вся похолодела, от страха и возбуждения. Она предполагала, что способность Невина работать в состоянии транса является знаком высококвалифицированного мастера, а не простого ремесленника. Тем не менее, транс Саламандра не показался ничем выдающимся, когда она за ним наблюдала. Джилл стояла на коленях с одной стороны, а толпа любопытных Диких – с другой. Саламандр лёг на диван у них в гостиничном номере и скрестил руки на груди. Через мгновение, казалось, он заснул, веки были плотно сомкнуты, рот чуть-чуть приоткрыт, дышал он ровно и спокойно. Некоторое время Джилл наблюдала за ним, затем позволила своему сознанию блуждать, да так, что вскрикнула, когда Саламандр вдруг резко сел и заговорил.

– Мне это не нравится, Джилл. Мне это совсем не нравится.

– Что произошло?

– Ничего. Но там были… о, как мне их описать? Называй их следы следов. И ещё я видел одного особенного духа, который может ассоциироваться только с мастером чёрной магии, жалкую искажённую сущность. – Лицо Саламандра потемнело от злости. – Я хотел помочь этой сущности, но она была так испугана, что мне не удалось подобраться к ней близко. Она, очевидно, ассоциирует человеческие и получеловеческие души с болью и ничем больше. О, боги, как я ненавижу этих свиней! – Тряхнув головой, Саламандр встал, потянулся, затем улыбнулся и проскользнул под свою обычную маску радостного идиота. – А есть ли у нас вино, о, красивая служанка? Волшебник столько работал, что его сильно мучает жажда.

– Я принесу вино, но неужели ты хочешь сказать, что мастера чёрного двеомера находятся здесь, в Дарадионе?

– Ничего подобного, дикая голубка. Только один или два слабых слизня проскользнули сюда несколько дней назад. Хотя думаю, нам с этой минуты следует быть очень хитрыми. Очень-очень.

Когда Джилл легла спать, то долго не могла заснуть, её разум качался на грани сна. Она вспомнила Чёрное Солнце, эльфийскую богиню, которую они с Саламандром призвали, чтобы она стала свидетельницей их клятвы отомстить мучителям Родри. Казалось, это было много лет назад. Дома в Керрморе они торжественно поклялись смертью, держа в руках кубки с мёдом. Богине служили волки смерти, по крайней мере, так сказал Саламандр, и клятва пробуждала этих животных, заставляя бежать впереди них, участвуя в кровавой охоте. Джилл понравилась эта клятва, понравился образ высокой богини, которая стояла прямо, держа в руках эльфийский лук, с колчаном со стрелами у бедра. У её ног примостились два чёрных волка.

В сознании Джилл, вспоминавшей богиню и клятву, один из волков повернул голову и посмотрел прямо на неё. Легко вскрикнув, девушка полностью проснулась, раздражённая сама на себя за то, что позволила сознанию играть с ней такие шутки. Тем не менее, она прекрасно помнила картинку, а когда пришло время выполнять упражнения с ментальными образами, выбрала волка – но, к сожалению, не сказала Саламандру, что делает. Поскольку это были древние силы на астральной плоскости, образ построился поразительно быстро. С ним оказалось так легко работать, и Джилл решила продолжать использование его в своих тренировках.

Сразу после рассвета прохладным влажным днём «Серая пустельга» оставила причал в Дарадионе и вышла в море. Поскольку дул попутный ветер, примерно через час торгующая лесом баржа-паром отошла достаточно далеко, и берег скрылся из виду. Началась скука морского путешествия, которая всегда охватывала Джилл. В то время как Саламандр развлекал экипаж и других пассажиров своими рассказами, песнями и шутками, Джилл провела большую часть путешествия, во время которого ничего не происходило, работая с образом волка. Наконец в последнюю ночь на борту она на мгновение ощутила, что огромный волк лежит рядом с ней на койке и, казалось, она почти его видит. Хотя в конце практики Джилл провела обычный изгоняющий ритуал, волк явно не желал уходить.

Они добрались до Ронатона в середине солнечного утра и тут же покинули город по основной дороге, идущей вдоль побережья на юго-запад. Джилл с Саламандром ехали примерно два часа, пока, ровно в полдень, не оказались у небольшой рощицы с источником, выложенном камнями для удобства путешественников. Там они остановились, чтобы пораньше разбить лагерь и дать отдохнуть лошадям и мулу, которые все ещё нервничали после морского путешествия. В то время как Джилл разбирала их вещи, Саламандр отошёл на несколько ярдов и уставился в море. Когда вернулся, то тряс головой от расстройства.

– Я увидел Родри, хотя это принесёт нам мало пользы. Он сидит в каком-то погребе или чулане и расставляет большие глиняные сосуды, в которых, судя по виду, находятся консервированные овощи, и там ещё у стены стоят большие амфоры с вином. С ним вместе находится немолодой мужчина, который, похоже, командует. Боги, надеюсь, они не останутся там на целый день!

К этому времени они оба уже достаточно привыкли к бардекианскому обычаю спать днём. Путешественники разложили походные спальные принадлежности и легли на пару часов. Хотя Саламандр сразу же заснул, ярость Джилл вдруг ожила. Она думала о Родри, как часто делала, а потом разразилась слезами, в которых было больше огорчения, чем печали. Джилл злилась на все мрачные и магические события, которые их разделили. После того, как она перестала плакать, она отказалась и от попыток заснуть и начала думать о своём волке. Образ быстро выстроился у неё в сознании, и Джилл представила себе, как это мохнатое существо лежит у её ног.

Как учил её Саламандр, она использовала все свои органы чувств при построении образа; она представляла, что чувствует его запах, его вес у себя на лодыжках и его тепло через тонкое одеяло. И внезапно Джилл ощутила, как что-то щёлкнуло у неё в сознании. Сразу после того, как она полностью представила себе зверя, волк появился, несколько туманный, следует отдать должное, – и все же оживший образ действительно находился рядом с ней и жил вне её воли. Джилл поработала над его фокусировкой, чтобы он казался более твёрдым, сделала его блестящую шерсть гуще, представила зубы и высунутый язык. Затем она обратила внимание, что на волке надет золотой ошейник эльфийской работы, и внезапно испугалась, потому что ничего подобного не представляла. Огромная голова повернулась в её сторону, и тёмные глаза принялись её рассматривать. Только тогда Джилл поняла, что тонкая, туманная нить соединяет её солнечное сплетение с солнечным сплетением волка. Тем не менее, когда она пыталась прямо посмотреть на нить, та исчезала.

Волк потянулся, как настоящая собака, и встал. Хотя Джилл тут же начала изгоняющий ритуал, её слова и движения не имели за собой силы, поскольку, хотя она и испугалась, её очаровывало собственное создание. Волк в любом случае проигнорировал ритуал, просто обнюхал Саламандра и его одеяла поразительно реальным чёрным носом.

– Очень жаль, что ты ненастоящий. Я могла бы послать тебя найти Баруму.

Волк повернул голову и посмотрел на неё. Тогда Джилл обнаружила, что разговаривает с ним, запутанно лопочет о своей ненависти и обо всех обрывках информации о Баруме – кто он, как выглядит. Каким-то образом девушка поняла, что внешность Барумы не имеет для волка значения. Тряхнув головой, он перепрыгнул через неё, побежал в заросли деревьев и исчез.

В этот момент Джилл проснулась, или ей это показалось. Девушка мгновенно почувствовала себя не в своей тарелке, словно только что шлёпнулась на землю с высоты в несколько дюймов, её глаза были открыты и смотрели на заливающее лагерь солнце. «О боги и их жены! – подумала она раздражённо. – Значит, это был сон? Ну, может, так оно и лучше». Джилл встала и пока рылась в седельных вьюках в поисках еды, то обо всем забыла. Хотя она так устала, что чувствовала себя словно после кровопотери, Джилл объясняла это состояние долгими месяцами, прожитыми в постоянном напряжении.

Через несколько минут проснулся Саламандр, глаза у него оставались сонными, он зевал и, пошатываясь, отправился к источнику. Мужчина склонился, опустил голову в холодную воду, фыркнул, откашлялся, выругался, потом поднял голову и улыбнулся. Вода стекала у него с волос и намочила рубашку.

– Вот так гораздо лучше, – объявил он. – Я снова попытаюсь увидеть Родри. Рано или поздно он должен выйти из того проклятого погреба или чулана. Присоединяйся ко мне. Посмотрим, что ты сможешь увидеть.

Когда Саламандр обнял Джилл и очень крепко прижал к себе, она не осознавала его физического прикосновения, а только его ауру, чистую силу, накапливающуюся внутри его самой сущности и прорывающуюся наружу, как вода вырывается из земли.

– Сконцентрируйся на журчании источника и позволь себе немного расфокусироваться. Затем подумай о Родри.

Джилл долго ничего не видела, кроме прозрачной воды, бьющейся о камни. Затем внезапно она разглядела туманную, разорванную картинку среди пузырьков – Родри прокладывал себе дорогу по тому, что казалось рыночной площадью. В этом видении прилавки и сами торговцы дрожали и тряслись, как тряпичные знамёна на ветру, но образ Родри был плотным и не дрожал. Вначале он выглядел очень хорошо, загорелый, не похудевший. Он шёл широкими шагами и даже улыбался, когда здоровался с людьми, с которыми, как видно, был знаком. Когда Джилл уставилась на него с голодным любопытством, у неё возникло ощущение, что она приблизилась к Родри. Ей даже показалась, что она парит рядом с ним. Затем, когда он повернул голову так, что смотрел бы прямо на Джилл, если бы она на самом деле находилась там, девушка заметила в нем перемену. Не явную, нет, но какую-то расслабленность вокруг рта, замешательство во взгляде. Даже когда Родри улыбался, чего-то не хватало. Где жизнь, которая обычно горела у него в глазах, улыбка, которая могла заставить ораву мужчин хохотать в ответ? Или то, как Родри умел тряхнуть головой, как он гордо держал плечи? Все в нем говорило: вот он, воин, опасный, но человек чести, рождённый командовать! Джилл почувствовала, как все внутри у неё сжимается, когда поняла, что ментальная рана получилась такой же явной и болезненной, как физическая.

– Я знаю это место, – прошептал Саламандр. – Эти побелённые стены и розовые камни, и вид на горы с рыночной площади. Это… Вилинт, клянусь богами!

Его победный крик нарушил видение. Саламандр отпустил Джилл, опустился на корточки и улыбнулся ей. Правда, улыбка резко исчезла, когда он увидел выражение её лица.

– Саламандр, он поправится, не правда ли? Мы можем для него что-нибудь сделать? Мы можем его вылечить? Можем?

Рот Саламандра был таким же расслабленным, как и у его брата, и он долго молчал.

– Саламандр!

– Я не знаю, дикая голубка. Я в самом деле не знаю. Мы сможем отвезти его домой к Невину. Там также есть Адерин. Я уверен: Адерин приедет в Элдис помочь. – Снова повисла напряжённая тишина. – Но я не знаю.

Джилл закрыла лицо руками и заплакала. Когда они тронулись в путь, она думала уже только о мести.

Хотя до Вилинта оставалось около шестидесяти миль, примерно три дня пути, Саламандр решил, что им лучше подбираться обходным путём. В первый день они направились строго на запад, следуя вдоль реки, в небольшой городок Андирру, в котором имелось только две гостиницы. Обе, к ужасу Саламандра и облегчению Джилл, средней цены и качества. Однако выступление фокусников имело большой успех, так как через Андирру проезжало мало странствующих артистов. Глава местной гильдии купцов даже пригласил их к себе домой на обильный ужин, чтобы познакомить с высокопоставленными горожанами. Это была идеальная возможность для Саламандра осторожно задать вопросы о том, можно ли где-нибудь приобрести экзотических рабов-варваров. Хотя купец не знал ни про одного такого раба, он заметил, что один работорговец, проезжавший через их городок на пути в Тондио, задавал ему тот же вопрос – это случилось всего неделю назад.

После того, как они опять оказались вдвоём в своём гостиничном номере, Джилл спросила Саламандра об этом таинственном торговце. Это ли самый это человек, про которого они слышали в Дарадионе?

– Почти уверен, что тот самый, готов биться об заклад. Но как странно! Если он задаёт вопросы купцам, то, значит, не владеет дальновидением! Конечно, если он никогда не встречался с Родри раньше, то дальновидение не поможет, но почему тогда Тёмное Братство послало такого человека?

– Не исключено, он просто торговец. В конце концов, он может вообще не иметь никакого отношения к Тёмному Братству.

– Тогда откуда взялся несчастный маленький дух, которого я видел в Дарадионе? О, не знаю, Джилл! Боги, я чувствую себя, как фермерша, которая пытается загнать всех кур в курятник. На каждую, которую удалось загнать, две опять выбегают наружу!

Когда Барума в первый раз увидел волка, то не обратил на него внимания, потому что остановился в гостинице, владелец которой держал свору охотничьих собак. В это время Барума путешествовал по горной местности в северной Суртинне, пробираясь поближе к изолированному поместью Старца, но не особенно торопился, чтобы у кровавой гильдии было время заново захватить Родри. Барума остановился на ночь в небольшом городке в нескольких милях к востоку от Вардета. Как раз когда начали спускаться сумерки, он пересекал двор на пути в свой номер после ужина в городе, и именно тогда в первый раз увидел большую чёрную собаку в дальней части прилегающей к гостинице территории. Она стояла и наблюдала за тем, как он поднимался вверх по лестнице. Это обстоятельство не имело совершенно никакого значения, или, по крайней мере, Барума так тогда считал. Позднее тем вечером он услышал, как в дверь к нему царапаются, и различил собачий вой, но проигнорировал их. Через несколько минут в коридоре раздались человеческие шаги, при их приближении царапанье прекратилось, словно собака ушла вместе с хозяином.

Однако в следующий раз Барума понял правду. Он добрался до Вардета и остановился в дорогой гостинице почти в самом центре города, у площади Правительства. Это было крупное заведение, где большие собаки совсем не приветствуются. И снова в сумерках он пересекал окружённый стенами сад, когда увидел чёрную тварь, пьющую из выложенного плитками фонтана. На этот раз Барума ясно рассмотрел, что это никакая не собака, а огромный волк. Когда зверь поднял голову и посмотрел на Баруму, с его челюстей не падало ни капли воды. Барума сразу же поднял руку и нарисовал в воздухе знак, отпугивающий нечистую силу, но волк не заметил этого. Зверь откинул голову назад и беззвучно завыл, затем прыгнул на Баруму, щёлкнул зубами и исчез также бесшумно, как и появился. Дрожа, Барума поспешил к себе в номер. Он как раз запирал за собой дверь, когда посмотрел в номер и увидел устроившегося на диване волка.

– Убирайся!

Здесь, в уединении собственного номера, он мог полностью провести ритуал, обеспечивающий исчезновение нежелательной сущности, и на этот раз волк на самом деле исчез, как только Барума завершил ритуал – с последним словом. Но вернулся на рассвете. Когда Барума открыл глаза, то обнаружил, что волк стоит у него на груди и бесшумно рычит ему в лицо. С трудом подавив желание закричать, Барума сел и опять начал ритуал. Волк оказался таким тяжёлым, когда Барума скидывал его с себя, что торговец понял: зверя послал кто-то, по-настоящему владеющий тёмным искусством. В созданную мыслью форму вложили много силы. Барума был уверен: волка послал кто-то из его врагов в кругах посвящённых или тех, кому только предстоит стать посвящёнными, которые собирались вокруг чёрного двеомера, как мухи вокруг навоза. В конце концов, его соперники должны попытаться вывести его из соревнования точно так же, как он должен попытаться превзойти их. Барума сконцентрировался, чтобы тщательно провести изгоняющий ритуал полностью, до последнего, а когда закончил его, также запечатал себя астральными печатями.

Тем не менее, в сумерках волк вернулся. На протяжении следующих нескольких дней он следовал за Барумой, куда бы тот ни шёл, игнорируя мощные проклятия Тёмными Именами, угрозы демонами и полным уничтожением. Хотя волк ни разу не пытался причинить ему физический вред, тем не менее, он пугал Баруму, появляясь на каждом углу или топая за ним по тёмным улицам. Временами волк вторгался ему в сны, иногда – в его практику двеомера. Наконец Баруме пришло в голову, что волк – это в некотором роде шпион, которого послала фракция постоянно враждующих между собой членов Тёмного Братства. Если Главный Ястреб хотел знать, что задумал Старец, то и другие могут этого хотеть. Этим вечером Барума достал свою чернильницу со священными чёрными чернилами, вылил их в специальную серебряную чашу, помеченную по кругу мрачными сигилами, и попытался связаться со Старцем, чтобы рассказать тому о нежелательном спутнике.

Хотя Баруме ещё предстояло стать членом Внешнего Круга, он совсем не был начинающим и вошёл в контакт практически сразу же. На поверхности чернил появилось лицо Старца, оно слегка дрожало – в холодную погоду Старец страдал параличным подрагиванием. Пока Барума рассказывал ему о происходящем, Старец слушал с полуприкрытыми глазами.

– Ты правильно сделал, что сообщил мне об этом, – наконец сказал Старец. – Я уже какое-то время подозревал, что кто-то ещё идёт по следу Родри, и твоё сообщение подтверждает мои подозрения.

– В самом деле? – Барума слегка похолодел – ему следовало знать, что даже Главный Ястреб не может скрыть предательство от Старца. – Ну, разумно предполагать, что они же и послали этого волка.

– Может, это и волк, но они – собаки, даже щенки, – казалось, Старец посмеивается про себя. – Они недооценили меня, друг мой. Раз я выгляжу, как толстый слизняк на листе в саду, они думают, что я провожу дни, ползая в слизи. Но сильный человек все ещё живёт в этой отвратительной оболочке, и они, несомненно, обнаружат это, раньше или позже.

– Вы не думаете, что этого волка прислал наш старый враг? Тот, которого мы называем «никто»?

– Нет, нет, нет, дурак! Идиоты, которые следуют мягким светлым двеомером, никогда не сделают ничего подобного, – Барума почувствовал, как разум Старца выделил презрение. – Их мелочные маленькие запреты подходят для женщин и рабов и никого больше! Но довольно! Если у нас есть враги, то нам лучше не рисковать, чтобы нас не услышали. Попытайся добраться до меня поскорее и удостоверься, что за тобой никто не следует. Я лучше подожду тебя, чем вскоре после тебя дождусь не тех людей.

– Конечно. Я буду очень осторожен.

Барума вышел из контакта и позволил себе улыбнуться. Быть осторожным, да? Сам Старец только что дал ему хороший повод отложить путешествие в поместье. Он чувствовал себя великолепно, и был очень доволен, пока не повернулся и не увидел волка, который жевал один из его вещевых мешков. Барума подпрыгнул, как испуганный ягнёнок, и вскрикнул вслух.


Джилл с Саламандром прибыли в Вилинт на следующий день во второй половине дня. Им едва хватило времени до заката, чтобы снять номер в лучшей городской гостинице. Этим вечером, когда они отправились на рыночную площадь, чтобы договориться с людьми архонта о представлении, Джилл постоянно посматривала по сторонам в поисках Родри. Хотя она хотела стучаться в каждую дверь и спрашивать его в каждом доме, Саламандр требовал от неё терпения.

– У меня есть план, дикая голубка, очень хитрый, тайный и, как я надеюсь, верный.

– Послушай, эльф! Знаю я твои жалкие планы. Всегда требуется вечность, чтобы они привели к результату.

– Не вечность. Просто приличный промежуток времени. Джилл, поверь мне ещё раз, а? Если мы поспешим, то можем все испортить. Пока у нас нет ни малейшего основания думать, что чёрный двеомер осознает наше присутствие на этом уважаемом архипелаге, в то время как мы были предупреждены об их присутствии. Чем дольше такое положение вещей сохраняется, тем счастливее, а на самом деле здоровее мы останемся.

– Ну, ты прав. Но если мы не найдём Родри за неделю, то я начну задавать вопросы.

– Справедливо. Пусть будет неделя.


По крайней мере два раза в неделю одна или другая подруга Алейны приглашала её к себе для предсказания судьбы. Хотя все женщины в её окружении по-любительски занимались астрологией, плитками и другими формами гаданий, только у неё был настоящий талант. Женщины воспринимали эти сеансы крайне серьёзно, хотя Алейна по большей части предсказывала малозначительные события, такие, как письмо от старого друга или приезд родственника. Женщины надеялись, что она увидит возможность романа, поскольку в Бардеке богатые замужние женины часто вступали в любовные связи, и никто их за это не осуждал – при условии, что они не бросали детей и не тыкали мужу в нос любовником. Поскольку эти любовные приключения являлись их главной забавой, то они часами склонялись над плитками, пока Алейна изучала их на предмет возможности такого романа.

Однажды, во второй половине дня, Маллина попыталась прочитать значение плиток Алейны для неё самой, когда они обедали ещё с одной подругой, Элдани, матроной примерно возраста Маллины. После того, как Алейна выбрала плитки, женщина более старшего возраста долго хмурилась, глядя на них, затем сказала несколько обрывистых фраз, очевидно выученных наизусть, не вникая в сущность.

– Валет птичьей масти – это удача, но он лежит рядом с тройкой копий, поэтому с изъяном. Прости, Алейна, но у меня просто нет твоего таланта.

– Требуется практика. Этого довольно, чтобы сложить рассказ из увиденного. Ты можешь вставлять то, что знаешь обо мне и так, чтобы немного расширить трактование.

Маллина снова нахмурилась, глядя на плитки, робко произнесла ещё несколько готовых формулировок, затем вздохнула.

– Я просто не могу найти никаких связных трактований. Я чувствую себя такой эгоисткой. Вот ты всегда объясняешь нам значение нашего расклада, но твоим никто никогда не занимается. А себе ты можешь гадать?

– Не очень хорошо.

– Может, этот волшебник с рынка предсказывает судьбу, – вставила Элдани. – Вы случайно не слышали?

– Я даже не знала об его существовании, – сказала Алейна.

– Судя по всему, у него очень интересное представление. Мой муж видел его вчера вечером, по пути на собрание гильдии. Этот волшебник смешно выглядит в длинном красном одеянии и способен на различные поразительные трюки.

– Я слышала об этом, – сообщила Маллина. – Повариха была в большом возбуждении, когда вернулась домой с рынка. Колдун, как она сказала, может заставить огонь выпрыгивать у него из ладоней, а потом зажигать свет различных цветов. Ясно, что он делает это при помощи каких-то порошков и химикатов, но, как сказала повариха, эффект очень интересный и выглядит это красиво.

– Конечно, красиво ночью, – согласилась Алейна. – Может, я схожу посмотреть.

– Алейна! – Маллина пришла в ужас. – Ты не можешь отправиться туда вечером, когда там толпа простолюдинов!

– Почему нет? – улыбка Элдани стала хитроватой. – Наша Алейна любит демонстрировать смелость.

Алейна улыбнулась в ответ.

– Почему нет? Я слишком молода, чтобы разрисовывать коврики с утра до вечера, как ты, дорогая.

Маллина склонилась вперёд, размахивая руками.

– Может, нам всем следует сходить посмотреть на волшебника? Взять сопровождающих, тогда это будет нормально.

– Наверное, – сказала Элдани. – Или Алейна возьмёт с собой своего лакея?

Родри почувствовал, словно его ударили в живот. Выражение лица Маллины стало таким яростным, что Элдани сжалась и отпрянула назад.

– Посещение представления даст нам новый повод для размышлений, – заметила Маллина.

– Да, конечно, – Элдани заставила себя улыбнуться. – О, я знаю! А что если мы организуем вечеринку и наймём волшебника, чтобы выступил перед нами?

– Прекрасная идея! – Маллина ухватилась за перемену темы. – Если не будет дождя, то он может выступить в саду. Представление будет великолепно смотреться среди деревьев. Я уверена, он придёт, если я предложу ему достаточно денег.

– Это определённо даст нашей дорогой Таннилан тему для размышлений, – сказала Алейна. – Помните этих ужасных акробатов, которых она нанимала для своей последней вечеринки?

– А потом задирала нос!

Три женщины забыли про плитки, склонились над столом и стали планировать вечеринку.


– Он почти свёл меня с ума – вот и все! – Хотя Барума и пытался произвести впечатление человека, который спокоен и держит себя в руках, он знал, что у его ментального образа злое выражение лица и он рычит. – Каждый раз, когда я поворачиваюсь, я вижу, как это порожденье демонов оскаливает на меня пасть.

– Он может причинить тебе вред? Укусить? Задрать? – спросил в ответ Старец.

– Не знаю. Но он не поддаётся ни одному из изгоняющих ритуалов, которые я проводил.

Лицо Старца, плавающее на тёмной поверхности чернильной жидкости, используемой для телепатических сеансов связи, стало задумчивым.

– Значит, его отправил по-настоящему сильный человек, а не один из твоих соперников. Этого я и боялся. Некоторые из моих противников в Братстве знают, что я занимаюсь важной работой, и очевидно пытаются помещать. Когда ты вернёшься, мы кое-что сделаем и проследим за этим волком до его логова. Будет весьма любопытно выяснить, кто окажется поблизости от этого зверя. А пока воспринимай его как проверку твоего мужества.

Взмахнув рукой, Старец прервал контакт, и ничто из того, что мог сделать Барума, не вернуло его назад.


На протяжении нескольких дней в дом Алейны прибывали послания от Маллины, одно за другим. Да, волшебник согласился выступить, да, он предсказывает будущее. Кстати, Маллина собирается надеть голубое платье, поэтому если Алейна выберет для себя другой цвет, то с её стороны это будет мило. Накануне вечеринки хозяйка отправила Родри на рынок, чтобы заполнить пузырёк её обычными духами. Когда он пробирался между прилавками, то слышал, как многие люди обсуждают Великого Криселло и его удивительное представление.

– Да будь я проклят, но ума не приложу, как он это делает, – говорил торговец духами. – У него есть помощница, которая кажется скорее напарницей, а не рабыней, и две большие жаровни, где горят благовония. Должно быть, он пользуется химикатами.

– Уверен в этом, – объявил продавец фруктов – его сосед по прилавку. – Говорят, если отправиться на один из больших рынков на побережье, то можно накупить много странных вещей. Хотя на самом деле поразительно, как он выстреливает голубыми языками пламени прямо из кончиков пальцев. Довольно рискованно, если подумать.

– Мне интересно было бы на это взглянуть, – сказал Родри. – Вероятно, он неплохо зарабатывает.

– О, клянусь бородой Отца Волн! Неплохо зарабатывает? Они с девчонкой-варваркой остановились в гостинице «Семь Ламп», вот как неплохо!

Это произвело на Родри должное впечатление, и он тихо присвистнул, затем случайно бросил взгляд вниз и увидел серого гнома в нескольких футах от своих ног. Маленькое существо глядело на него неотрывно, а когда Родри тронулся с места, последовало за ним, вначале робко, а затем более уверенно. Наконец оно схватилось за подол его туники и стало приплясывать. Родри огляделся вокруг, увидел, что никто не смотрит в его сторону, и присел на корточки, словно пытаясь поправить застёжки на сандалиях.

– Ты определённо выглядишь знакомым, маленький брат. Разве я в последний раз не видел тебя в Дэверри? Хотя не помню где.

Гном в отчаянии схватился за голову и исчез.

На закате в день вечеринки Родри сопровождал паланкин хозяйки к дому Маллины. Пять других паланкинов уже находились там, и носильщики сидели рядом с. ними под внимательным взглядом привратника Маллины и одного из её лакеев. Хотя Родри предпочёл бы остаться с ними, подальше от любопытных глаз женщин из общества, Алейна приказала ему идти вместе с ней.

Маллина на сей раз превзошла себя. По всему саду светились небольшие масляные лампы, последние в сезоне цветы оплетались цветными лентами. Повсюду бродили нарядные люди, они разговаривали и смеялись, рассаживаясь по небольшим скамьям рядом с импровизированной сценой, закрытой красно-золотым занавесом. Были также приготовлены две латунные жаровни. Родри заметил, что многие гости внимательно осматривают его, и сильно занервничал, размышляя, станет ли хозяйка настаивать, чтобы он сопровождал её, как свободный человек. Когда они проходили мимо очередной группы любопытных, Алейна специально сказала ему – громко и отчётливо, – что он должен помочь поварихе Маллины с ужином. До того, как Алейна успела изменить приказ, Родри скрылся в безопасной рабской части усадьбы.

Кухня представляла собой сумасшедший дом. Там стоял густой пар, распространяющий великолепный аромат. В одном углу два раба судорожно раскатывали тесто и выкладывали на противень небольшие рулетики. На огромной плите стояли большие котлы, где тушились овощи, приправленные специями. Повариха носилась взад и вперёд, мешая их, снимая пробу с одного блюда, добавляя что-то в другое, и все это время выкрикивая через плечо приказы. Её помощники резали фрукты, наполняли миски приправами, посыпали сахарной пудрой пирожные и раскладывали сладости и орехи по блюдам и подносам. Родри увидел, как снаружи двое мужчин жарят на открытом огне целого поросёнка.

Повариха бросила взгляд на Родри, откинула со лба потные волосы и показала на амфору высотой в четыре фута, стоявшую у двери.

– Ковшики вон на той маленькой полке. Неси вино к сервировочному столику. Кубки уже там.

При помощи мальчика Родри вынес амфору из кухни в сад и установил её в клумбе рядом со столом. Тут же появились гости, с готовностью протягивая руки за кубками. Следующий час Родри был занят, разливая вино, и не беспокоился о приличиях. Но у него было время заметить, что целая орда Диких материализовалась вокруг него. Они казались чем-то истерически возбуждёнными, прыгали вокруг, дёргали его за тунику, забирались под стол и выпрыгивали оттуда, и даже иногда щипали кого-то из гостей. После того, как еда была подана и всех обслужили, Родри нашёл серебряный графин, наполнил его и ходил по саду, подливая вино в кубки гостей. Он нашёл Алейну беседующей с братом мужа и его женой. Когда Родри наливал вино, хозяйка едва посмотрела в его сторону, протянув кубок на высокой ножке просто автоматически. Дикие плясали вокруг него.

Внезапно прозвучал гонг. С весёлой улыбкой на сцену вышел муж Маллины и объявил, что Великий Криселло с Крайнего Севера готов начать выступление. Гости смеялись и суетились, рассаживаясь по местам. Родри отправился назад, к сервировочному столику, который находился недалеко от сцены. Правда, оттуда видна она была сбоку. Он налил себе вина, затем присел на угол стола в толпе Диких, как раз в тот миг, когда красно-золотой занавес раскрылся и появился стройный мужчина в длинном красном одеянии. Его волосы были светлыми, как отсчёт луны, а глаза – туманно-серыми. Родри выругался вслух.

– Клянусь богами, – прошептал он по-дэверрийски. – он, по крайней мере наполовину, эльф.

Дикие согласно кинули и прижались к нему поближе, когда целая стая подобных им существ материализовалась на сцене так внезапно, что Родри даже огляделся, опасаясь, не заметили ли их остальные зрители.

– Я – Криселло! Хоть я и великий волшебник, но в сравнении с высокопоставленной почтённой публикой, собравшейся здесь, я – просто скромный нищий. – Артист низко поклонился. – Благодарю за оказанную мне честь, о которой не смел и мечтать! За то, что вы любезно согласились разрешить мне представить вам мои маленькие чудеса!

Он выпрямился и махнул рукой на первую жаровню. Красные языки пламени взметнулись вверх и задержались перед тем, как опуститься вниз. Угли теперь только мерцали красным. Одна из зрительниц взвизгнула, затем подавила в себе крик.

– Не бойтесь, уважаемые! Вы видите только, как варвар показывает маленькие, очень маленькие секреты магии с дальнего, дальнего севера. – Волшебник снова взмахнул рукой, и на второй жаровне взметнулись золотые языки пламени. – А теперь позвольте мне представить мою прекрасную помощницу-варварку, принцессу Джиллианну.

Под звук аплодисментов красно-золотой занавес снова раздвинулся, и на сцену вышла блондинка в тунике из золотой парчи, перетянутой на поясе ремнём, на котором висели меч, выглядевший настоящим, и серебряный кинжал. Родри узнал рукоятку, как только на неё упал свет лампы, у него перехватило дыхание, в голове появилась странная тяжесть. Он заставил себя взглянуть ей в лицо. Каким-то образом он знал, что это она, что на сцене стоит Джилл и отсутствующе улыбается, а её пронзительные голубые глаза в отчаянии осматривают толпу. Она все улыбалась речам мага, когда тот играл с шарфами то одним способом, то другим. И вот она поворачивается и смотрит прямо на Родри….

На мгновение улыбка застыла у неё на губах, когда она с трудом сдержала возглас, потом девушка отвернулась, продолжая улыбаться.

Родри стало трясти. Он не в силах был остановить дрожь. Он не мог сказать, кто эта женщина и почему он её любит. И неважно, помнит он или нет, кто она такая. Его покрыло холодным потом, неприятные струйки одна за другой сбегали у него по спине. Дикие собрались вокруг, дружески хлопали его, гладили, их сморщенные маленькие личики выражали беспокойство. Родри осторожно соскользнул с угла стола и, шатаясь, отправился к окружающей сад стене. Там опустился на землю, надеясь, что здесь никто не увидит, как он дрожит. Он только-только начал брать себя в руки, когда вспышка света со сцены заставила его поднять голову. Криселло танцевал и кружил по сцене, воздев руки над головой, над ним взрывались шары цветного света, красные, золотые, пурпурные, небесно-голубые, летали молнии, световые полосы, и все сопровождалось серебряными искрами и слепящими белыми вспышками. Толпа смотрела, открыв рты. Зрители вскрикивали, как дети, в то время как Дикие проносились через сцену как раз вовремя, в соответствии с музыкой волшебника. А он исполнял заунывные песни на высокой частоте – военные песни эльфов.

Хотя Родри снова начало трясти, он был очарован, он чувствовал, что превратился в камень, а его глаза навечно прикованы к этой крошечной сцене, где эльфийский двеомер наполняет мир искусственными звёздами и массивными радугами, простынями туманов белого цвета, где выстреливают миниатюрные молнии и грохочет гром. Родри услышал, как у него в голове кричит голос: «Это реально, все это – настоящий двеомер! Неужели эти дураки не знают, что они видят?» Очевидно, нет, потому что толпа смеялась и хлопала в ладоши, выкрикивала слова одобрения, и хохотала, пока волшебник плясал и творил чудеса.

Теперь сцена превратилась в ад из иллюзорных языков пламени. Все они были или красными, или золотыми. В середине всего это стояла Джилл, не двигаясь, скрестив руки на груди. Улыбка сошла с её лица-, губы были сжаты в ярости, которую она сдерживала с трудом, когда смотрела через сад. На мгновение Родри увидел гигантского волка, появившегося рядом с ней, затем зверь исчез в бирюзовом дыму. Родри больше не мог на это смотреть. Он опустил голову на колени и просто дрожал, пока представление не закончилось под гром смеха и аплодисментов.

Когда зрители прекратили хлопать в ладоши, Родри услышал раздражённые голоса, требующие вина. Нужно было вставать и обслуживать господ, но все, что он мог сделать, – это крепче обхватить руками колени и дрожать, дрожать… Родри в ужасе вспоминал другую ночь, когда точно так же сидел, в такой же позе, и дрожал. Родри знал, что тогда чуть не умер за Джилл, каким-то образом защищая её от оскорбления, после чего его чуть не повесили. Но он не мог вспомнить детали. Затем рядом с собой он услышал женский голос, в котором звучало беспокойство.

– Алейна, иди сюда! – это, нависая над ним, говорила Маллина. – Твой лакей заболел. Мальчик, скажи мне, где болит. Живот?

Мысль о том, что у него болит живот, показалась такой нелепой, что все очарование развеялось. Родри чувствовал, как у него по щекам и шее стекает холодный пот. Он с трудом поднял голову и посмотреть на неё.

– Я не заболел, госпожа Маллина, – в горле у него пересохло, и он хрипло выдохнул слова. – Разве вы не видите. Это же настоящая магия. Это все настоящее.

– О, персты Баки! – какой-то мужчина рассмеялся. – Да бедный парень напуган до смерти! Он подумал, что один из варваров показывал на сцене подлинную магию. Не беспокойся, парень. Мы не позволим ему сжечь тебя на колдовском огне.

Когда все засмеялись, Родри попытался подняться, но Маллина толкнула его назад удивительно сильной рукой.

– Не надо смеяться над парнем, Тралино! Он никогда не преодолеет страх, если вы все будете над ним смеяться. Вон там Принна. Принна, ты меня слышишь? Иди сюда и разливай вино, девочка. Гости ждут. А теперь, Родри, послушай меня. Ничего такого, как настоящая магия, не существует, поэтому ты в полной безопасности.

– Да, глупенький, – это уже говорила Алейна, которая улыбалась, глядя на него сверху вниз и держа в руке кубок с вином. – Отдохни немного. В любом случае мы вскоре пойдём домой. Тут нет никакой опасности.

– Дорогие гости, пожалуйста, выпейте вина и отведайте десерт, – голос Маллины звучал, как приказ. После того, как гости разошлись, она повернулась к Алейне и прошептала: – Бедный парень! Интересно, чем это вызвано? С ним никогда не случалось ничего подобного?

– Ничего. Я…

Лёгкий ветер принёс запах благовоний и духов, послышался шорох длинных шёлковых одежд, и волшебник Криселло оказался в их кругу. Его бледное лицо светилось от пота.

– Мои дорогие дамы! – он улыбался и кланялся. – Вы выглядите тревожно. Словно вас что-то сильно беспокоит. Что случилось? А, я вижу человека из Дэверри, и бедняга выглядит испуганным. Он просто в ужасе! Он узнал настоящую магию, когда её увидел.

– О, богини! – рявкнула Маллина. – Не надо снова начинать, пожалуйста! Пожалуйста, скажите ему, что вы просто показывали фокусы!

– Госпожа, я сделаю ещё лучше.

Когда волшебник склонился рядом с Родри, тот посмотрел ему в глаза и спросил по-дэверрийски:

– Это ты забрал у меня Джилл?

– Ага – произнёс маг на том же языке. – Значит, кое-что ты все-таки помнишь. Нет, это был не я. Клянусь тебе богами своих людей, что я – только друг Джилл и ничего больше. А теперь ты на какое-то время забудешь о Джилл. Забудешь до того, как завтра увидишь солнце. Затем ты вспомнишь все. Все.

С туманной улыбкой на устах Криселло положил одну руку с длинными пальцами на лоб Родри. Родри почувствовал тепло, ощутимое сильное тепло, которое, казалось, проникало ему в сознание сквозь лоб, затем распространялось, текло вниз по шее, позвоночнику и по плечам. Дрожь прекратилась, и он улыбнулся, размышляя, что же могло его так сильно расстроить. Удовлетворённый, Криселло снял руку.

– Хозяйка, простите меня, – пробормотал Родри. – Не знаю, что на меня нашло.

– Ужас, мальчик, и предрассудки, – Маллина улыбнулась ему так, как мать улыбается сыну. – Если ты во что-то долго и искренне веришь, это становится для тебя реальностью. Несомненно, твоя мать набила твою бедную голову рассказами о ведьмах и колдунах. В твоей дикой стране они, вероятно, казались вполне реальными. Алейна, мне в самом деле нужно идти проверять, что десерт правильно подан.

И она быстро ушла – несомненно, чтобы не позволять себе думать о том, как это вышло, что фальшивый колдун смог так быстро и магически успокоить раба. Однако Алейна осталась, крепко сжимая кубок с вином обеими руками. Криселло поклонился ей, шёлк зашелестел.

– Госпожа, как мне сообщили, вы очень хотите, чтобы вам предсказали судьбу. Мне прийти к вам завтра утром?

– Да, – Алейна говорила обычным голосом, в нем даже звучали весёлые нотки, словно ей было забавно, хотя это совсем не вязалось с благоговейным трепетом в глазах – За два часа до полудня будет прекрасно, если это вам удобно.

– Госпожа, выполнить простой женский каприз такой женщины, как вы, – для меня наивысшее удобство, – Криселло снова поклонился, затем повернулся, чтобы скрыться в толпе.

Мгновение Алейна смотрела ему вслед, затем повернулась к Родри:

– Ты теперь можешь идти?

– Думаю, да, хозяйка. Мне на самом деле очень жаль…

– Не нужно извиняться. – В голосе больше не было ничего от тона утончённой светской дамы. – Я сама испугалась. Я верю тебе, Родри. Я тоже думаю, что это настоящая магия. Мне просто нужно было притворяться перед Маллиной.

От удивления Родри поднялся на ноги. Тогда он понял, что лечение колдуна прекрасно сработало – он не чувствовал никакой усталости, не было и следов ужаса. И тогда он ещё более уверился в том, что магия этого человека – истинная.

– Ты определённо оказался в моей жизни неким странным кораблём, появляющимся из тумана, – продолжала Алейна. – Кораблём, который ведёт за собой разнообразные ещё более странные вещи. – Она огляделась вокруг, удостоверилась, что остальные гости перебрались в другую часть сада, словно ведомые неким подводным течением, как это часто случается во время многолюдных вечеринок, потянулась к его губам и поцеловала. – Я хочу домой.

Когда она поцеловала его во второй раз, его голод и сильное возбуждение оказались пугающими.

– Как хотите, хозяйка. Конечно. Мне пойти приготовить паланкин?

– Да. А когда вернёмся домой, не очень долго задерживайся. Сразу же приходи ко мне в комнату.

– Пожалуйста, не говорите таких вещей здесь.

– Не будь занудой! – Она дала ему пощёчину. – Готовь паланкин. Я встречусь с тобой у ворот.

К тому времени, как они добрались до её дома, не спал только сонный привратник, который их дожидался. Родри отправил его в постель, затем сам запер мальчиков – носильщиков, убрал в шкаф в кухне эбеновый посох и кнут. Мгновение он стоял в погруженной в тишину кухне, наблюдал за тусклым мерцанием потушенной плиты и наслаждался минутным спокойствием перед тем, как медленно и неохотно отправиться в комнату хозяйки.

Но её вид развеял дурное настроение, и всякая неохота пропала. На ней была только тонкая сорочка из белого шелка, почти прозрачная. Алейна примостилась на краю кровати, расчёсывая свои локоны гребнем из слоновой кости. В свете масляных ламп её медная кожа блестела, как сам огонь. Когда Родри закрыл дверь, Алейна подняла глаза, улыбнулась и бросила гребень на пол.

– Как ты считаешь, Родри, я красивая?

– Конечно. – Он чувствовал себя, как человек, участвующий в ритуале. Каждый раз, когда они занимались любовью, она спрашивала его одно и тоже. – Я никогда не видел такой красивой женщины, как вы.

Он сел рядом с ней, взял её лицо обеими ладонями и поцеловал в губы. Алейна сплела руки у него на шее, медленно поцеловала его, затем немного отодвинулась, чтобы разглядеть получше его лицо. Родри мог поклясться: она напугана чем-то, что увидела в его глазах.

– Что-то не так, хозяйка?

– Ничего, нет, ничего. – Тем не менее она колебалась, глядя то в одну, то в другую сторону, перед тем, как заговорить вновь. Это был поток слов, который Алейна выпалила на одном дыхании. – Родри, ты мне очень нужен. Мне было так одиноко. Я тоже беспокоюсь о том, что может с нами случиться, но ты мне так нужен…

Родри понял, что наконец видит не её тщательно отполированную маску, представляемую окружающим, а настоящую женщину

– Ну, я здесь, – пробормотал он.

На этот раз, когда он поцеловал её, вся неохота исчезла. В его объятиях Алейна превратилась в маленького жадного зверька, она дразнила его, притворялась, что борется с ним, в то время как он смеялся и целовал её и, наконец, поймал её.

Затем они заснули в объятиях друг друга. Родри проснулся, как раз тогда, когда в лампах заканчивалось масло, и понял, что до рассвета осталось не больше часа. Хотя все в доме знали об их связи, он не хотел оказаться в кровати хозяйки, когда с утра зайдёт Диена. Родри осторожно и медленно высвободился из объятий Алейны, вылез из кровати, подхватил свою одежду и подобно вору выскользнул в коридор одеваться.

К этому времени он полностью проснулся, и его что-то подспудно сильно беспокоило, но это не имело никакого отношения к опасной любовной связи. Родри неслышно прошёл босиком в кухню, взял там тяжёлый посох и выскользнул на улицу, чтобы осмотреть прилегающую к дому территорию. В сером свете ничто в саду не двигалось, если не считать лёгкого дрожания прохладного ветерка в листьях серебристого эвкалипта. На улице было совершенно тихо. Тем не менее, когда Родри подошёл к воротам, появились Дикие. Они стали трясти его за подол туники, таращась снизу вверх обеспокоено.

– Снаружи какая-то опасность?

Когда они утвердительно кивнули, Родри забросил посох на плоскую крышу будки привратника, прыгнул на украшенную орнаментом декоративную цветочную кадку и стал взбираться наверх. Будка была достаточно высокой, чтобы с неё он мог дотянуться до верха толстой наружной стены. Через улицу, в тени пары деревьев стоял человек, завёрнутый в лёгкий плащ, и наблюдал за домом. Родри был теперь настолько уверен в своём статусе в доме, что крикнул, предварительно не задумавшись:

– Эй ты! Что ты там делаешь?

Мужчина развернулся и бросился бегом вниз по улице, затем нырнул в переулок и исчез. Первым импульсом Родри было начать кричать и поднять тревогу, но это приведёт к дому людей архонта, поэтому он решил вначале разбудить Порто и спросить его совета. Кроме того, Родри показалось, что в незнакомце было что-то знакомое…. Гвин? Гвин, боги! Родри похолодел и поблагодарил свою удачу. Какое счастье, что он не открыл ворота и не бросился в погоню!

Он спрыгнул вниз и побежал в дом будить Порто. Родри рассказал ему, что случилось, не произнося только имени Гвина, хотя почему – не смог бы выразить словами. Старый человек долго зевал и тянулся, после чего медленно встал и с минуту стоял в раздумьях.

– Ну, кто бы это ни был, он, вероятно, уже далеко, – наконец сказал Порто. – Да и люди архонта сейчас как раз снимаются с дежурства. Я схожу к ним сегодня и сообщу начальнику караула, чтобы следующей ночью они отправляли сюда патрульных через равные промежутки времени. Давай посмотрим, что нам предстоит сегодня утром. Какие-нибудь посетители?

– Волшебник с рыночной площади. Придёт предсказывать судьбу нашей хозяйке за два часа до полудня. Она вчера сама пригласила его во время вечеринки.

Порто застонал от неудовольствия.

– Это её деньги, но почему она просто не выбросит их в канаву, если уж так хочет потерять? Я отправлюсь к архонту, когда придёт этот фигляр. Не выношу подобной чуши. А ты оставайся под рукой все время, пока он здесь. Не хочу обнаружить, что что-то из серебра исчезло вместе с ним.

– Я буду стоять у двери и не сводить с него глаз.

– Хорошо. Ну, светает. Иди колоть дрова для Винсимы, а я разбужу остальных.

Родри отправился наружу через кухню. Как только он вышел из двери, поднимающееся солнце омыло светом его лицо. Родри заморгал, выругался, повернулся спиной и вспомнил. Джилл. Он видел её на вечеринке. Женщина, которую он любит. Женщина, которую он каким-то образом потерял, очень давно, в Дэверри – в Кергонни. Она досталась этому жалкому убогому благородному господину, этой свинье, лорду Перрину, когда они оба сражались из-за кровной вражды какого-то господина. Родри тогда был серебряным кинжалом и оказался в осаде. Вначале Джилл приехала с армией, которая сняла осаду; потом они разделились. Как? Почему он оставил её в дане тьерина Греймина? Потому что прибывал вестник от короля! Родри поехал вместе со своим нанимателем, лордом Недом, встретить вестника, а когда они приехали назад, Джилл не было, её украли. Так ему сказали. Украл проклятый уродливый кузен Неда. Тряхнув головой, Родри рассмеялся вслух, а потом прошёл несколько шагов в танце, прямо у навеса с дровами. Он также вспомнил, как нашёл Перрина, и ту радость, которую испытал, когда избил его до потери чувств. Затем он… а затем он… Туман у него в сознании снова поднялся и закрыл все воспоминания о том, что случилось после того, как он оставил истекающего кровью Перрина на земле у стены коровника. Родри не смог ничего вспомнить о том, что случилось до того, как они с Джилл в один солнечный день подъехали к разрушающемуся дому лорда Неда. Как давно это было? Об этом Родри не имел ни малейшего представления.

– Родри! – послышался крик Винсимы, врываясь в его сознание. – Где дрова? Что с тобой? Ты хорошо себя чувствуешь?

– Тысяча извинений! Сейчас иду!

Работая, он продолжал размышлять о том, что только что всплыло из глубин его памяти. Что-то особенно важное было связано с королевским вестником, но как он ни пытался, Родри не мог вспомнить, что это было, и, в конце концов, отказался от попыток. Он снова и снова проходил по драгоценным новым воспоминаниям, чтобы зафиксировать их. И тут новая мысль уколола его. А почему он вспомнил о Джилл именно сейчас? И только тогда на ум пришли слова волшебника Криселло, который объявил, что он вспомнит «все», когда снова увидит солнце.

– О, боги, я вспомнил!

Дикие материализовались вокруг него, два коричнево-пурпурных гнома, нежно-розовый с острыми, как иголки зубками и серый, которого он видел на рыночной площади.

– Гном Джилл!

Маленькое существо подпрыгнуло, протанцевало несколько победных па, а затем исчезло, забрав с собой товарищей. Родри охватила дрожь. Внезапно он ощутил освобождение, и теперь, после того, как он увидел Джилл, свобода опять имела для него значение. Тогда он понял, что каким-то образом его личность умерла вместе с воспоминаниями. То, что мы называем характером человека, – это немного больше, чем сумма его личных воспоминаний. От этой мысли Родри похолодел, он оказался на грани паники и отпрыгнул от неё подобно лошади, которая замечает на дороге гадюку.


Человек, который пользовался именем Пирралло, был невысоким, бледным и тучным, с толстой шеей, пухлыми щеками, которые с возрастом раздуются и обвиснут, от чего он станет похожим на жабу. На лице у него имелось много прыщей, которые со временем оставят шрамы и тёмные пятна, подобно бородавкам на коже жабы. Человек, известный как Гвин, удивился тому, насколько он ненавидит Пирралло. В конце концов, за свои тридцать два года он видел много гораздо более отвратительных существ. Возможно, ненависть возникла потому, что он знал: Пирралло не только партнёр, но ещё и шпион. Понимать, что кто-то следит за каждым твоим шагом и, используя магию, докладывает о них Главному Ястребу, – это привело бы в ужас многих посвящённых в ястребы. Гвина же это только раздражало, потому что его не беспокоило, будет он жить или умрёт. В последние дни его даже поражало, как мало его волнует собственная жизнь. Хотя он в любое время мог совершить самоубийство, усилие казалось слишком большим за сомнительную награду быть мёртвым, точно так же, как сомнительные радости быть живым являлись слишком малым побудительным мотивом, чтобы подлизываться к человеку, которого отправили судить о его надёжности. Гвин был даже готов признаться в том, что попросту провалил задание в деревне Деблис. Пусть это признание и будет иметь фатальные последствия, – лучше уж так, чем скулить и искать оправдания, как сделали бы большинство ястребов. Но только если бы он признался в этом самому Главному Ястребу, а не жабе Пирралло. Гвин считал это вопросом гордости – той небольшой гордости, которая была единственным, что у него ещё оставалось в жизни.

Заметив Родри, Гвин покинул город и отправился на север, где присоединился к своим сообщникам примерно через три часа после рассвета. Он обнаружил, что жаба ещё спит. Они стояли лагерем примерно в двенадцати милях от городских стен Вилинта вместе с небольшим караваном, который служил их прикрытием во время путешествия по островам. Хотя Пирралло иногда представлялся работорговцем, держать рабов было бы слишком рискованно. У рабов есть глаза, чтобы видеть происходящее, и языки, чтобы разболтать об увиденном. Вместо этого они вели с собой двадцать лошадей для продажи или обмена и двух конюхов, которые на самом деле являлись посвящёнными в ястребы, но занимали более низкое положение. Как предполагалось, Гвин был собственностью Пирралло – просто потому, что владение одним варваром давало жабе основания спрашивать о покупке ещё одного. Эта хитрость мучила Гвина, как и клеймо рождения в рабстве. Клеймо не отлипало от него, куда бы он ни отправился, даже когда он находился среди тех, кто следовал по тёмным тропам. До предыдущего лета Гвин принимал этот факт как должное, или забывал о нем, когда мог, а то испытывал извращённую гордость, когда не мог, но короткое путешествие по Дэверри совершенно перевернуло его взгляды на жизнь и себя самого. Гвин провёл много времени, думая об этой перемене в себе, и решил, что её просто-напросто вызвало проживание среди свободных людей. Конечно, над ним поработали куда более глубокие уровни души и памяти, и перемены произошли гораздо более серьёзные, чем он мог знать. Хотя Гвин не считался истинным варваром – его отец был из Бардека, а мать из Дэверри – он каким-то странным образом чувствовал, что Дэверри – это его дом, и он всю жизнь провёл в капкане, не зная этого, в ссылке, в чужой стране. И эта проклятая ссылка продолжится без надежды на освобождение.

Его единственным утешением в эти дни было понимание того, что двое других ястребов ненавидят Пирралло так же сильно, как и он сам. В конце концов, Бринонно и Вандар тоже должны умереть, если эта жаба – шпион настроит Главного Ястреба против них. В это утро они втроём сидели у погасшего костра, ели чёрствый хлеб и оставшиеся с прошлого вечера овощи, в то время как Пирралло храпел у себя в шатре с другой стороны лагеря. Вандар даже высказал вслух то, что они все думали: он надеется, что жирный дурак сделает какую-нибудь глупость и его убьют или арестуют, когда они доберутся до Вилинта.

– К сожалению, маловероятно, – вздохнул Гвин. – Он все-таки знает своё дело.

– Ты не думаешь, что он прямо сейчас за нами подсматривает? – резко дёрнулся Бринонно. – И слушает, о чем мы говорим?

– Очень сомневаюсь, – Гвин позволил себе кисло улыбнуться. – Знаете, каков его самый большой недостаток? Он так сильно любит себя, что ему даже не приходит в голову, как это другие могут его ненавидеть.

– Готов поспорить, у него в любом случае недостаточно силы для дальновидения, – вставил Вандар. – Да, он постоянно хвастает, но тогда почему мы тут странствуем, устраивая этот сложный розыгрыш, если он на самом деле может увидеть Родри на расстоянии? Я знаю, что он лично никогда не встречался с варваром, но ты-то встречался, а настоящий мастер может работать через глаза другого человека.

– Только если этот другой готов позволить ему проникнуть в свою волю, – Гвин почувствовал, как его тон становится резким. – Клянусь самими Когтистыми, если он только попытается положить свою жабью лапу мне на шею сзади, я так его пну, что он полпути пролетит до ада, и, думаю, он это знает. – Гвин издевательски рассмеялся. – Но учтите, его сдерживает не страх передо мной. Нет, когда он прибыл, он объявил, что от Главного Ястреба получены новые приказы. У него были основания думать, что опасно пользоваться дальновидением слишком часто или вообще использовать много двеомера. Пирралло не объяснил мне, почему.

– Вероятно, хозяин не сказал ему, – заметил Бринонно.

– Может, и нет, – Вандар встал и потянулся. – Но маленький ублюдок, вероятно, также лгал. Ну, я собираюсь поить лошадей. Похоже, будет тёплый день, после того, как прошли дожди.

Когда эти двое ушли, Гвин остался сидеть у костра и думать о них. Несомненно, они доложат Главному Ястребу все, что он сказал, в особенности, если это в дальнейшем спасёт их шкуры, но он был уверен: они ничего не донесут Пирралло. Поскольку Гвин умел правильно оценивать людей, он всегда узнавал искреннюю ненависть, когда её видел.


– Саламандр, – обратилась к своему спутнику Джилл, – а ты на самом деле умеешь предсказывать судьбу?

– Умею, но не стану использовать настоящий двеомер для этой глупой игры.

– Именно это меня и интересовало.

– Плитки, которыми играют женщины Бардека, только помогают им фокусировать интуицию. Я буду цветисто болтать, вызывая приятное возбуждение и принося удовлетворение, и мои трактовки расклада в большей или меньшей степени подойдут госпоже Алейне – после того, как я интуитивно разберусь, чего она ждёт от меня. Я сварю приправленное специями жаркое, в которое подброшу все кусочки информации, которые собрал о ней во время вечеринки.

– Подбросишь кусочки в жаркое?

– Ну, на самом деле это, конечно, не лучшая фраза, – Саламандр вяло отмахнулся от неудачно составленного предложения. – Я совсем не собираюсь предсказывать судьбу, только это – идеальный способ пробраться к ней в дом. С моей стороны было бы крайне грубо просто прийти к её воротам и спросить, не продаст ли она мне своего экзотического раба. Вначале я завоюю её доверие, затем очень умело и хитро приведу разговор к настоятельной необходимости заполучить ещё одного варвара для нашего представления.

– Ну, тогда хорошо. Пока ты во всем оказывался прав.

– Я всегда прав, – Саламандр откинулся на подушки и поднял кубок, приветствуя Джилл. – Но какой именно случай моей правоты заслужил твою похвалу?

– Конечно, то, как ты обнаружил Родри. Я должна перед тобой извиниться. Я думала, что глупо останавливаться в лучшей гостинице города и потакать богатым женщинам. Но ты оказался абсолютно прав.

– А кто ещё мог бы себе позволить такую диковину, как Родри, кроме богачей?

– Я понимаю. Теперь.

Саламандр улыбнулся, затем показал на изысканный завтрак из холодного мяса и приправленных специями овощей.

– Поешь, моя дикая голубка.

– Не могу.

– Попытайся. Беспокойство подобно червям – процветает на пустой желудок.

Несмотря на своё состояние, Джилл рассмеялась. Она взяла кусочек приправленной специями свинины, завернула её в хлеб и заставила себя пару раз откусить.

– А если она его не продаст?

– Я что-нибудь придумаю, не бойся. А теперь ешь! Мы должны быть у неё в резиденции примерно через час, а нам ещё нужно принять ванну и одеться в самые лучшие, кричащие одежды. В конце концов, надлежит поддерживать репутацию варваров.

Когда Джилл с Саламандром, разодетые в красно-золотые шёлковые и парчовые одежды, благоухая духами и благовониями, представились привратнику Алейны, старик, казалось, больше развеселился, чем впечатлился видом «волшебников», однако он прямо провёл их в сад, где посетителей уже ждала симпатичная молодая служанка, которая проводила их в гостиную. Хотя обычно бардекианский стиль искусства оставлял Джилл равнодушной, но тут, увидев воздушные деревья и ярко нарисованных птиц, она была очарована. Чувства, возникшие при виде разукрашенных стен, каким-то образом показались девушке знакомыми, и внезапно она обнаружила, что вспоминает раскрашенные шатры эльсион лакар. До того, как Джилл успела спросить Саламандра о сходстве этих двух стилей, через боковую дверь вошла Алейна.

Она была одета в белые льняные одежды, простоту которых оттеняла золотая цепочка на шее. Алейна очень вежливо поприветствовала гостей и пригласила присоединиться к ней на возвышении. После того, как они устроились на бархатных подушках вокруг низкого столика, служанка принесла тарелки с сушёными фруктами, сладостями и кубки со сладким вином.

– И коробку с плитками, Диена, – велела Алейна.

– Да, хозяйка. – Девушка отправилась прямо к эбеновому комоду. – Они прямо здесь, там, куда их обычно убирает Родри.

При упоминании имени лакея выражение лица хозяйки стало странно натянутым, и она украдкой бросила взгляд на Саламандра; потом на её лице расцвела улыбка. Диена принесла коробку, поставила на стол и открыла крышку.

– Теперь можешь идти, – объявила Алейна. – Скажи поварихе, чтобы сделала оранжад. Вино слишком крепко для утра.

– Ваша милость очень любезна к скромному волшебнику, – улыбнулся Саламандр.

– Очень любезно со стороны скромного волшебника согласиться прийти по моей просьбе. Диена, я сказала: иди.

Когда девушка, которая задержалась в комнате, так как сгорала от любопытства, поспешила вон, Алейна высыпала плитки из коробки и стала перемешивать их. Было видно, что она часто этим занимается. Джилл подумала, что у неё красивые руки, тонкие и нежные, с длинными ногтями, накрашенными оранжево-красными зёрнами аннатто и отполированными до идеального блеска. Джилл обнаружила, что пытается спрятать свои мозолистые пальцы и обкусанные ногти. Она также обратила внимание на то, что Саламандр оценивающе смотрит на выкладывающую в форме звезды плитки госпожу и одобряет не только её руки.

– Ага, – Саламандр склонился над столом. – Я вижу много разных вещей, тёмных, скрытых, неясных, время для боли, за которой последует радость, смех, за которым последуют слезы, солнечные лучи пробиваются сквозь тучи, бури, за которыми следуют спокойные закаты.

Алейна радостно задрожала и уставилась в плитки.

– Я вижу, что вы стоите на перекрёстке жизни, о та, которой благоволят Звёздные Девы. Посмотрите на цветы, которые цветут среди копий. Ворон кричит, но его заставят замолчать. Вначале… – Саламандр сделал паузу и положил один палец на десятку цветочной масти. – У вас много верных друзей, которых беспокоит ваше благополучие. Они о вас очень волнуются. Тревожатся, что вы грустите и стали вялой и апатичной. Несомненно, вас волнует вопрос, выйти ли снова замуж или подождать, что принесут на ваш берег волны жизни. Вы всегда раздумываете, любят ли вас саму. Есть много поклонников, которые женились бы на вас ради вашего богатства и связей с большими торговыми домами.

– Это абсолютно правильно! – Алейна часто дышала, в голосе звучало детское возбуждение. – Некоторые так открыто говорят об этом, сударь! Трудно поверить, что у них начисто отсутствует чувство такта!

– Боюсь, что я в это очень даже верю, зная сердца людей так, как я их знаю. – Саламандр долго хмурился на плитки, выдерживая драматическую паузу. – Я вижу молодого человека с другого острова, симпатичного, но надменного.

– Ну да!

– Вас привлекли его молодость и мужская сила, потому что вы очень страдаете от отсутствия детей.

– Да, – её голос дрожал от настоящей боли. – Это тоже правда. Но у него есть и другие недостатки.

– Я очень ясно их вижу. Не бойтесь – вы приняли правильное решение. Но теперь, к сожалению, вы пережидаете, вначале думаете поступить так, потом – этак. В то же время вы размышляете, не иссякнет ли ваша жизнь, как ручей в пустыне, похороненный в песках. Тем не менее, жалеть вас будут лишь немногие – из-за вашего богатства.

– Мне самой не хочется жалеть себя, добрый волшебник. Я в своей жизни бывала и очень бедной, и я знаю, насколько мне сейчас повезло.

– И тем не менее, что-то на вас давит. Пустота. Вижу, что из-за этого вы временами впадаете в отчаяние. Так, а это что? Я вижу большой скандал, но, кажется, не могу определить его причину.

Именно в этот момент вошёл Родри с подносом, на котором стояли стеклянные стаканы и графин с оранжадом. Родри бросил взгляд на Джилл, затем в болезненном отчаянии – на Алейну и сильно покраснел.

– Ужасный, ужасный скандал, – говорил Саламандр. – Видите даму с волшебной палочкой? Вы должны быть подобны ей, полной праведного гнева, чтобы никто не смог возразить вам и опровергнуть ваши слова, такой сильной, чтобы вы смогли отделаться от врагов, щёлкнув пальчиками.

Родри поставил поднос, бесшумно попятился к двери и покинул зал. Хотя Алейна не показала, что заметила его присутствие, Джилл была уверена: только железный самоконтроль не позволил ей покраснеть. Алейна просто подняла глаза и вяло указала на графин.

– Джиллианна, ты не разольёшь? Я просто не могу прекратить слушать предсказания Криселло.

– Конечно, госпожа. – Джилл лучше бы перерезала ей горло, но улыбнулась и раздала кубки.

– После того, как проблема уйдёт – а она уйдёт, я вам это обещаю, о видение женского идеала, – я вижу впереди счастливые времена. Там есть те, кто будет любить только вас саму. Я вижу одного мужчину, робкого, полного сомнений в себе, который чувствует себя недостойным вас, и это единственное, что удерживает его от признания в своих чувствах. Подождите! Я вижу двух таких – одного вы едва знаете, второй – старый друг. Друг путешествует зимой, и, похоже, далеко, хотя плитки и не говорят мне, куда он уехал. А новый знакомый оказывается гораздо ближе, чем вы могли бы подумать.

– Клянусь самими звёздами! Мне интересно, кто… – Алейна прикусила нижнюю губу и глубоко задумалась. – Продолжай, добрый волшебник.

Саламандру удалось растянуть толкование расклада ещё на добрых пять минут путём продуманного и разумного выбора банальностей и причудливых фраз. Алейна задала несколько вопросов, потом повернула разговор на путешествия по стране. Как и обычно, Саламандр наслаждался возможностью поведать долгую историю, со множеством деталей, частично придуманную, сдабривая её комплиментами, в особенности раз его слушали с льстящей ему напряжённостью.

– Но разве у вас нет своего дома? – наконец спросила Алейна. – В вашем варварском королевстве?

– О, вершина очарования и благородства! Нет! Все дороги мира и бушующее море – вот мой дом. У меня есть моя Джиллианна, которая веселит меня и разделяет мой труд.

– Понятно, – Алейна посмотрела на неё дружелюбно и улыбнулась. – Ты находишь эту жизнь трудной?

– О нет. Мне нравится странствовать, – ответила девушка.

– Это хорошо, – внимание хозяйки вернулось к волшебнику. – Но в некотором роде это должно быть грустно – постоянно паковать вещи и ехать дальше.

– На самом деле – это тяжёлый труд. Я думал купить раба – теперь, когда моя карьера так хорошо пошла вверх, сильного молодого человека, который занимался бы лошадьми, носил грузы. Конечно, мне нужен такой же варвар, как я сам.

– Моего ты не получишь! – голос Алейны звучал, как резкий крик огрызающегося ребёнка, а затем она показалась совершенно убитой. – О, простите меня! Мне очень жаль, что я была так груба! Просто все постоянно пытаются купить у меня моего лакея, а я не намерена его продавать. – Ей удалось улыбнуться. – Так надоедает, когда постоянно спрашивают.

– Мне больше нравятся резкие, но правдивые слова, чем льстивые речи. В любом случае, меня интересовало, где вы его купили. У того же торговца могут время от времени появляться другие.

– Родри – подарок от нахального молодого человека, которого вы увидели в моих гадальных плитках, поэтому я не знаю, откуда он. Не принято спрашивать о подарках. – Алейна взяла графин твёрдой рукой. – Ещё оранжада?

Они ещё немного поболтали перед тем, как Саламандр объявил, что они должны идти, поскольку после обеда и дневного сна у них назначены встречи в других домах. Не одна прекрасная госпожа пожелала, чтобы ей предсказали судьбу. Когда они уходили, отягощённые подарками от щедрот Алейны, Джилл размышляла, как она сможет не заснуть, сидя в надушённых комнатах и слушая пустую болтовню.

Джилл сказала Саламандру об этом, когда они опять оказались в номере гостиницы «Семь Ламп».

– Пустую болтовню! – Саламандр выглядел искренне оскорблённым. – Я думал, что сегодня утром выступил со своим лучшим представлением.

– Ну, ты определено произвёл на неё впечатление. Ты собрал большую часть информации на вечеринке?

– Сказать по правде, да. Странно, не правда ли? Люди, которые платят за то, чтобы им предсказали судьбу, кажется, не понимают, как просто узнать о них все заранее. Однако этот скандал… Он – прямо с плиток, с того маленького пергамента, где объясняются значения гадальных рисунков. Его прикладывают к коробке, когда продают эти плитки. Я решил, что любая женщина, если она так красива, как она, несомненно, должна оказаться замешанной по крайней мере в одном скандале.

– Несомненно. Эта глупая шлюха!..

– Джилл!

– О, боги, неужели ты так слеп? Конечно, она по уши в скандале! Или вежливое общество на островах осыпает почестями женщин, которые спят со своими рабами?

Лицо Саламандра несколько раз меняло выражение – удивление перешло в откровенный шок, а потом, наконец, сменилось хитрым ликованием.

– Значит, она каталась на одеялах с моим дорогим братом? Великолепно! Отлично!

Джилл схватила кувшин с вином и резко подняла над головой. Саламандр взвизгнул и уклонился как раз вовремя, когда серебряный кувшин разбил плитку в стене и упал на пол с вмятиной на боку.

– Тысяча извинений, о, яростная горная орлица. Кажется, я забыл, как это выглядит в твоих глазах. Конечно… – Его голос слегка дрожал. – О, ты принимаешь мои извинения? Больше не будешь бросаться столовой посудой?

– Ладно, но мне жаль, что я не попала, ты, бессердечный олух!

– Это не вопрос бессердечности, а запаха победы. Разве ты не видишь? Это как раз тот рычаг, который нам нужен, чтобы выдернуть Родри из её дома. Хорошо, хорошо, хорошо – на самом деле скандал, а также большое облегчение моим эстетическим чувствам. Убирая экзотического варвара из её дома, я делаю ей милость – увожу его из города до того, как упомянутый город будет болтать только об очаровательной вдовушке и её лакее!

– Ты правильно говоришь, но как ты собираешься убедить её в этом?

– Хороший вопрос, моя маленькая дикая голубка. На самом деле очень хороший вопрос. Пока я думаю, размышляю и медитирую на эту тему, как насчёт того, чтобы организовать нам обед? Я никогда не могу хорошо думать на пустой желудок.

За несколько часов до заката они оказались у дверей резиденции Маллины. Поскольку день был тёплый и безветренный, хозяйка и две её дочери встретили их в саду, за столиком, окружённым бледно-розовой бугенвилией. В то время как Саламандр предсказывал, что дочери удачно выйдут замуж, и намекал на возможных поклонников их матери, Джилл подрёмывала над кубком вина. После того, как с предсказаниями для девушек было покончено, Маллина отослала их прочь, чтобы волшебник предсказал её судьбу в их отсутствие.

После нескольких банальностей Саламандр нанёс удар.

– А вот теперь, моя дорогая леди, кое-что мне совсем нравится. Четвёрка мечей лежит так близко к двойке цветов. Я очень боюсь, что кто-то из ваших друзей… нет, даже ближе, чем обычный друг… кто-то очень дорогой и ценный для вас… попадёт в центр неприятного скандала.

Джилл внезапно резко проснулась и стала вся внимание. Маллина слегка побледнела.

– Плитки также говорят мне о том, что вас уже какое-то время нечто беспокоит. Догадываюсь, что обе эти вещи имеют отношение друг к другу.

– Вы правильно догадываетесь, да. Предполагаю, вы никому не рассказываете о том, что видели в плитках другого?

– Обычно – нет, но мне очень жаль госпожу Алейну. Джилл поморщилась.

– Она такая уязвимая, – проговорила Маллина. – А город полон завистников, которые любят болтать о ней ужасные вещи. Её жизнь была бы другой, если бы только она растила ребёнка. Знаете, её муж был значительно старше. О, клянусь самой Огненной горой! Если бы вы только видели Алейну, когда Нинэлдер привёз её домой! Всего четырнадцать, ребёнок, который должен играть в куклы, и тощая, как палка. Я плакала, когда видела это красивое лицо на костлявой маленькой палке, как цветок на ножке. Нинэлдер был неплохим человеком, только очень одиноким, и ему по-настоящему стало её жаль, когда он узнал, что она продаётся. Он привёл ребёнка ко мне и попросил научить её быть женой.

– Несомненно, брак был далеко не… давайте скажем: доставляющим удовольствие.

Маллина шлёпнула обеими ладонями по столу.

– На что вы намекаете, мой прекрасный волшебник?

– Нет времени ругаться, не правда ли? Я слышал неприятные слухи, но отмахнулся от них – слухи есть слухи. Но, когда я разглядел жуткий скандал в её плитках, то задумался, нет ли там причины глубже, чем просто зависть и языки без костей.

– Слухи о чем?

– О том красивом парне из варваров.

Маллина заплакала, но плакала она совсем недолго и сразу же взяла себя в руки.

– Нинэлдер баловал её, пытаясь возместить ей недостающее. Алейна привыкла иметь то, что хочет, даже если это что-то запрещённое.

Саламандр посмотрел хозяйке дома прямо в глаза с таким искренним выражением на лице, что даже Джилл почти ему поверила.

– Я пытался купить у неё парня для моего представления. Она никак не хотела его продавать. Именно поэтому я задумался над тем, не правдивы ли слухи.

Маллина отвернулась, обдумывая ситуацию.

– Я поговорю с ней, – наконец сказала она. – И поговорю долго и сурово. Есть ещё несколько вопросов, которые мы даже не затрагивали, не так ли, добрый маг?

– Боюсь, что не понимаю вас.

– О, в это я просто не верю. Но пусть будет по-твоему. Я не виню тебя за то, что ты хочешь держать свой скандал в тайне. Я пошлю кого-то из своих рабов к тебе в гостиницу с посланием, что бы ни произошло у Алейны. Можешь теперь уходить. Чем раньше я поговорю с ней, тем лучше.

Все утро после ухода волшебника Алейна расхаживала по саду. Время от времени она призывала Родри; а когда он приходил, она смотрела на него так внимательно, что он задумывался, не пытается ли она запомнить его лицо перед разлукой, затем хозяйка целовала его или давала пощёчину и снова отправляла прочь. Наконец, когда весь дом отправился на дневной сон, Алейна настояла, чтобы он пришёл к ней.

– Хозяйка, это небезопасно. Только не в середине дня.

– Что ты себя позволяешь? Как ты смеешь спорить?

– Я просто пытаюсь уберечь вас от печали. Этот колдун увидел в раскладе плиток большой скандал, не правда ли?

На этот раз она отвесила ему такую пощёчину, что ему на самом деле стало больно.

– Чтоб он пропал, твой колдун!

Затем Алейна расплакалась. Поскольку Родри не мог придумать ничего другого, то взял её на руки и понёс, лягающуюся и протестующую, в спальню. Они занялись любовью, а потом Алейна заснула у него в объятиях, причём так крепко, что Родри смог выскользнуть и отправиться к себе, в комнату рабов. Хотя Порто притворялся, что храпит, Родри не сомневался: старик ждал, придёт ли он. Но Родри так устал от всех беспокойств, что сам мгновенно заснул.

Значительно позднее его разбудила Диена, она трясла его за плечи и снова и снова повторяла, что его зовёт хозяйка. Со стоном зевая, Родри сел на кровати и потёр лицо.

– Она хочет, чтобы ты разливал вино в зале для приёмов. Родри, что-то случилось. Здесь Маллина.

– Маллина приходит каждый день.

– О, я знаю, но что-то в самом деле не так. Я беспокоюсь. За тебя.

Родри резко проснулся и тут же оказался на ногах. Диена смотрела на него со слезами на глазах.

– Я только молюсь, чтобы тебя не побили.

– Я думал, что ты терпеть меня не можешь.

– Мужчины! Островные мужчины, варвары – вы все слепые!

Затем она убежала из комнаты. Родри слышал, как её башмаки стучат по ступеням.

Холодея, он последовал за ней вниз и бросился в кухню, чтобы взять там поднос с кубками и вином. Когда он вошёл в зал для приёмов, то обнаружил там Алейну и Маллину. Они сидели за низким столиком и смотрели друг на друга, обе слегка побледнели. Родри поставил поднос и собрался уходить, но Маллина повелительно показала на подушку.

– Сядь, мальчик. Это касается тебя.

Когда Родри взглянул на хозяйку, она проигнорировала его. Он молча опустился на подушку.

– Очень хорошо, – продолжала Маллина, обращаясь к Алейне. – Ты понимаешь, что я имею в виду, дорогая? Все это выходит из-под контроля, если далее странствующий фокусник может услышать о происходящем прямо на рыночной площади.

– Откуда ты знаешь, что он это слышал? Он может врать.

– А зачем ему врать?

Алейна полуобернулась, чтобы посмотреть на Родри, затем повернулась назад к Маллине, чьи глаза сверкнули, как у военачальника, когда он отдаёт суровые приказы.

– Ты тоже это понимаешь, не так ли? Итак, ты собираешься сделать доброе дело и продать его назад в семью, или нет? Его брат определённо проделал долгий путь в поисках.

– Меня это не волнует! Он – мой, и никто не может заставить меня продать его!

– Я говорю о благопристойности и порядочности, а не о юридических вопросах.

Родри застыл от удивления. Его брат? В этот момент он смутно вспомнил, что у него имелось несколько братьев – в той, другой его жизни. Криселло, вероятно, – один из них, если так говорят женщины. Он сам не мог вспомнить достаточно, чтобы спорить по этому вопросу. Маллина обратилась прямо к нему:

– Ну что, мальчик, он – твой брат?

– Да, госпожа.

– А теперь послушай, Алейна, дорогая, ты просто обязана его продать. Это будет правильно. И, кроме того, если слухи распространятся, какой приличный мужчина на тебе женится?

– Меня это не волнует! Значит, я никогда не выйду замуж! В любом случае, мне мой раб нравится больше, чем половина этих глупых мужчин на островах.

– Ты любишь его достаточно, чтобы родить от него ребёнка? Как это будет прелестно и ужасно! У маленького существа, вероятно, окажутся голубые глаза, а это послужит тем самым доказательством, которое всем и требуется. Ты хочешь, чтобы твоего несчастного парня забили до смерти на рыночной площади, а вашего ребёнка продали в рабство?

– Тогда я освобожу его. Если он – свободный человек, никто не посмеет ничего с нами сделать, и если мерзкие, завистливые люди хотят болтать за моей спиной, пусть болтают!

– Это все очень хорошо. Только ты предполагаешь, что он захочет остаться и жить с тобой. А если он, свободный человек, предпочтёт уйти?

Алейна снова повернулась к Родри и взглядом задала вопрос. Немое вопрошание ясно читалось в её глазах и полуоткрытых губах. Родри почувствовал, что это удар ниже пояса. Он не знал, как ей ответить. Что бы он ни сказал – все будет ошибкой. Однако его молчание оказалось красноречивей любых слов. Алейна закрыла лицо руками и заплакала.

– Я и не думала, что он захочет остаться, – голос Маллины звучал холодно и ровно. – Ты уже беременна?

– Сомневаюсь, – к этому времени Алейна уже не плакала, просто хватала ртом воздух. – Через два или три дня буду знать точно.

– Ну, если ты беременна, то найдётся разумный способ решить проблему.

Алейна тупо кивнула.

– И ты продашь Родри его брату. И сделаешь это сегодня вечером.

– Я не хочу его продавать. Я отдам его этому мерзкому брату. Я не хочу за него ни одного зотара.

Очень хорошо. Родри, позови Порто и скажи ему, чтобы принёс бумагу и чернила. Я прямо сейчас подготовлю документ и заставлю твою хозяйку его подписать.

Когда Родри выбежал из комнаты, его сердце билось от возбуждения. Не близкая свобода взволновала его, нет. Наконец-то он узнает о себе правду. А затем он сразу же испугался, задумавшись над тем, какой может оказаться эта правда.


– Почти ночь, – сказала Джилл. – Определённо это проклятое послание должно вскоре прийти.

– Я не стал бы называть закат «почти ночью», о моя беспокойная белая цапля, но на самом деле я могу понять, почему нетерпение расцветает в твоём… Ого! В коридоре слышны шаги.

Теперь, когда решение вопроса было здесь, Джилл парализовало. Двигаясь быстрее, чем когда-либо раньше, Саламандр вскочил с дивана, бросился к двери и распахнул её, как раз когда кто-то постучался. Там стоял Родри с постельными принадлежностями в скатке, как у солдата, на плече. В руке он держал кожаный футляр для писем. Джилл сидела на подоконнике и оттуда наблюдала за происходящим, одновременно испуганная и возбуждённая. Родри бросил взгляд в её сторону, затем осмотрелся в комнате, устало и в некотором замешательстве.

– Значит, она решила тебя продать? – спросил Саламандр.

– Нет, она меня дарит, – Родри передал папку с письмом. – Странно, когда тобой владеет твой брат.

– О, боги! Значит, ты знаешь?

– Это заметили женщины, а после того, как я посмотрелся в зеркало, то тоже увидел сходство, – Родри улыбнулся, болезненно посмеиваясь над собой. – Не стану врать, что я помню тебя, парень, но никогда в жизни я не был более счастлив увидеть родственников. Наверное. В этом, правда, я тоже не могу поклясться, даже если бы от этого зависела моя жизнь. А ты знаешь, что случилось со мной?

– Вероятно, лучше, чем ты, о брат мой. И, боги, я так рад увидеть тебя здесь!

Когда Саламандр с повлажневшими глазами схватил его за руку и втащил в комнату, Родри бросил одеяло на пол, затем сразу же поднял глаза и улыбнулся Джилл. Улыбка чем-то напомнила ей старого Родри, но все-таки он казался ей только тенью себя самого.

– Разве не предполагается, что мы должны броситься друг другу в объятия и болтать не переставая, как рассказывается в сказках гертсина, любовь моя? Кажется слишком унылым просто войти и передать купчую на самого себя.

Джилл рассмеялась и почувствовала, как смех снял напряжение. Она соскользнула с подоконника и пробежала последние несколько шагов, чтобы оказаться у него в объятиях. Объятия были такими знакомыми – то, как Родри крепко прижимал её к себе, а его руки гуляли у неё по спине – и она хотела визжать и смеяться, как истеричный ребёнок. Но вместо этого Джилл поцеловала его и почувствовала, что ощущение его губ – такое же приятное, как голос старого друга, которого давно не слышала. Когда она почувствовала у себя на щеке что-то мокрое, то подняла глаза и увидела, что он плачет.

– Я помню тебя, Джилл. Я никогда полностью не забывал тебя, даже в самое худшее время – я хочу, чтобы ты это знала. Теперь я помню о тебе больше, чем о чем-либо другом. Но клянусь всеми богами и их лошадьми, я не помню всего. – Родри сделал паузу, сглатывая слезы, как ребёнок, и отпустил Джилл, чтобы вытереть лицо о рукав туники. – Я даже не помню, как мы познакомились.

– Ты помнишь, как мы расстались?

– Кое-что. Скажи мне одну вещь – ты хотела уехать с Перрином?

– Никогда! Клянусь богами нашего народа.

– Это самая приятная вещь, которую я когда-либо слышал.

Родри снова схватил её и поцеловал; на этот раз он смеялся, и это был прежний смех бесстрашного воина, словно её поцелуй оказался достаточно магическим, чтобы вернуть ему прошлое. Тем не менее, как только он отпустил её, этот прежний Родри мгновенно исчез в замешательстве, словно кусок льда растаял и превратился в лужу.

– А кто такой Перрин? – он смотрел на Саламандра. – Какой-то волшебник вроде тебя?

– Ну, волшебник, да, но не такой, как я, ни в коей мере, спасибо! Присядь, брат. Нам нужно обсудить много серьёзных и грустных вещей, и самым главным является вопрос о том, кто же ты такой на самом деле.

На короткое мгновение Джилл разозлилась, чувствуя, что от неё как будто отделываются, как будто бы её отставляют в сторону. Но сразу же Джилл поняла, что на протяжении долгих месяцев она репетировала эту сцену в своём сознании, планируя различные способы упросить Родри простить её. Теперь она обнаружила, что он, конечно, простил её, и все, что от неё требуется, – это только сказать ему правду, чтобы раз и навсегда закрыть давний вопрос. Не будет никакой вспышки раздражения, не будет взаимных упрёков, никакой оргии прощения. Джилл почувствовала глубокое облегчение и в этом чувстве нашла свою первую настоящую надежду на то, что когда-нибудь Родри исцелится. Независимо от того, какие усилия приложил Барума, ему не удалось сломить душу своей жертвы.

Когда они уселись за низкий столик и Саламандр разливал вино, думая, что бы сказать, Джилл поняла кое-что ещё: на самом деле у них есть более важные темы для обсуждения, чем то, что она могла делать с другим мужчиной в Дэверри, или, если уж говорить на эту тему, то, чем Родри мог заниматься здесь, в Бардеке, со своей красивой хозяйкой. Джилл почувствовала, как по спине у неё пробежал предупреждающий холодок двеомера. Встреча с Родри настолько заполнила её сознание и сердце, что Джилл просто не позволяла себе видеть опасность. Они находятся в сотнях миль от дома, в чужой стране, и против них выступают враги, которые абсолютно бесчестны и безжалостны. Она очень сильно сомневалась, что эти враги просто собираются отойти в сторону и помахать им на прощание, когда они заберут Родри домой. Кажется, та же самая мысль пришла в голову Саламандру.

– Мне очень не хочется перебивать тёплую встречу и все такое, но остаётся унылый факт: мы замешаны в самое худшее, с чем кто-либо из нас сталкивался раньше. Мы попали в западню, ловушку, опасность, затруднительное положение и так далее, и тому подобное. У нас всех есть склонность и вкус искать неприятностей на собственную голову, но сейчас положение значительно хуже, чем когда-либо. Нежные чувства подождут…

– Как и пустая болтовня, – пробормотала Джилл.

– На самом деле, и болтовня тоже должна подождать. Вот что, младший брат. У нас один и тот же отец, но разные матери. Ты свою помнишь?

– Нет, ничего о нашем клане или моем доме – совсем ничего. Кто мы? Пара незаконнорождённых детей, зачатых каким-то могущественным лордом?

– Ну… – Саламандр замолчал и почесал подбородок. – Ну, можно сказать и так, хотя в клане нашего отца никого не волнует какая-то скучная церемония, когда дело касается признания ребёнка своим.

– Ага. Значит, это он – эльф, а не моя мать.

– О боги! Ты выудил достаточно секретов, не так ли? Скандал, на самом деле! Да, он – эльф, и к тому же – великолепный бард среди эльсион лакар. Дело в том, мой младший брат, что никто, за исключением его самого, твоей матери и нас троих не знает, что он – твой настоящий отец. И для сохранения этого обстоятельства в тайне имеются очень важные и серьёзные причины.

– Её муж все ещё жив?

– Нет, он умер, и ты теперь – его законный наследник. Скорее всего, его единственный наследник. – Саламандр бросил взгляд на Джилл. – Сомневаюсь, что Райс все ещё жив. Во время того падения он получил серьёзные увечья.

При упоминании имени Райса Родри слегка нахмурился.

– Ты его помнишь, любовь моя? – спросила Джилл.

– Нет, но имя звучит странно знакомо. Он – ещё один брат?

– Да, это сын твоей матери от мужчины, которого все считают твоим отцом.

– О, демоны! – Родри засмеялся – резким коротким смешком. – Что это? Я чувствую себя так, словно зашёл в один из этих лабиринтов из живых изгородей, которые есть у короля в его садах… О, а я видел королевский дворец? Похоже, я многое о нем помню.

– Тебе следует помнить, потому что ты там довольно часто бывал, – сказал Саламандр. – Хочешь знать, кто муж твоей матери, человек, чью собственность ты должен унаследовать? Его звали Тингир, гвербрет Аберуина. Ты помнишь, кто такой гвербрет?

Аберуин в этот момент чуть не потерял своего последнего наследника. Родри подавился глотком вина, чуть не выплюнул его через стол, но все-таки проглотил, а затем закашлялся и сильно покраснел. Саламандр с беспокойством стал хлопать его по спине. Наконец Родри прекратил кашлять, и его лицо приняло обычный цвет.

– Ты говоришь, что я из Аберуина?

– Именно так.

Все ещё держа в руках кубок с вином, Родри встал и какое-то время стоял, словно в тумане, затем медленно прошёл к окну, где поставил кубок, облокотился на подоконник обеими руками и выглянул наружу. Когда Джилл хотела подойти к нему, Саламандр схватил её за руку и жестом показал, что ей следует оставаться на месте.

– Ты очень нужен Аберуину, – сказал гертсин. – По всем законам чести ты на самом деле не являешься наследником, но ты – единственный, кто у них остался. Если ты отречёшься, то по полям и улицам польются реки крови.

– Я знаю, что происходит, если у богатого рина нет наследника, – Родри молчал какое-то время. – Но ложь – это ложь.

– Родри! – одновременно воскликнули Джилл и Саламандр.

Он пожал плечами, повернулся и присел на подоконник, на его улыбку было больно смотреть, столько в ней оказалось усталости и насмешки.

– Вы только послушайте меня, все ещё проклятого раба, говорящего о чести. Боги, неужели вы не можете понять? Сколько угодно произносите прекрасные слова – о чем угодно, но я все равно не знаю, кто я.

– Ты нам веришь? – спросила Джилл.

– Конечно, верю! Но это только слова. На самом деле я не помню ничего. Я не чувствую, кто я! Попытайтесь же понять это!

– Попытаюсь, любовь моя. Прости.

Родри тряхнул головой и отошёл от окна, опять сел к столу, взял руку Джилл и сжал её.

– Тебя я знаю, Джилл. И я помню ссылку и позор, и опалу, и то, как я ехал голодный, и лежал раненый, но теперь ты говоришь мне, что я – гвербрет. Дьявольщина, не просто бедный сельский господин или какой-то безземельный придворный, а гвербрет!

– М-да, ну… – Саламандр снова почесал подбородок. – Я понимаю: потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть. Но попытайся, брат. О, клянусь любовью всех богов, попытайся и возьмись за управление проклятым рином, потому что если ты этого не сделаешь, Смерть приплывёт в гавань Аберуина и поскачет по всем его дорогам.

– Ты прав, – внезапно Родри почувствовал, что вот-вот заплачет. – И больше всего будут страдать простые люди, не так ли? Когда господа возьмут их сыновей в свои войска, и будут вытаптывать их посевы и брать осадой их города. Они будут страдать, и голодать, и снова страдать. О, дьявольщина! Я могу быть никем, кроме как незаконнорождённым ребёнком, а теперь ещё и рабом, но будь я проклят, если я позволю этому случиться!

Джилл уставилась на него. Никогда раньше она не слышала, чтобы он или ещё какой-то господин благородного происхождения признавался в таких вещах. Несмотря на высокие понятия о чести, Родри никогда не совершал поступков, которые показывали бы его заботу о простых людях, о тех, кого он привык считать ниже себя. Конечно, он всегда был щедр к нищим, но лишь потому, что от благородного господина это ожидается. Он уважал своих солдат больше, чем большинство господ, но они, эти солдаты, были воинами, и в его сознании оставались ему ровней. А все эти фермеры, мастеровые, купцы, даже священники – они значили для Родри не больше, чем лошади. Это были существа, которых Родри, когда мог, обеспечивал, и использовал, когда они ему требовались.

– Что-нибудь не так? – спросил Родри.

– Ничего. Просто в последнее время мы шли странной дорогой.

– Правильно замечено, – он повернулся к Саламандру. – Вот что, старший брат, поскольку, кажется, что ты так много знаешь, расскажи мне, как я попал на эти проклятые острова? Все, что я помню, – это то, как я проснулся в трюме корабля в одном из портов Бардека, и там был человек по имени Гвин, который казался моим другом, и человек по имени Барума, порождённый дьяволом враг из третьего круга ада. Мы какое-то время путешествовали, а потом они продали меня человеку по имени Бриндемо в Милетоне.

– Мы уже встречались с этим милым и осведомлённым работорговцем, и от него услышали часть твоей истории, – Саламандр сделал паузу и уставился в свой кубок с вином. – Гвина я не знаю, но Барума… А, Барума! Джилл впервые узнала о нем в Керрморе, где, очевидно, он сам, или кто-то по его приказу, стукнул тебя по голове и взял в плен. Помнишь что-нибудь из этого?

– Ничего.

– Затем они погрузили тебя на корабль и отвезли в Слайт, тайный пиратский рай в Аусглине. Сомневаюсь, что ты это тоже помнишь.

– Не помню. Клянусь всем льдом в аду, я даже не помню, как был в Керрморе. Зачем я туда отправился? Не помню!

– Очень жаль, потому что моё любопытство много недель задавало мне этот вопрос. В любом случае в Слайте мы и те ужасные люди, которые тебя схватили, сели на корабль и поплыли в Бардек и где-то по пути Барума – по крайней мере, я подозреваю, что виновен в этом ужасный и отвратительный Барума – заколдовал тебя и разбил твою память на мелкие куски.

– Кое-что из этого я помню, – Родри содрогнулся. – Это было неприятно.

– Несомненно. – Голос Саламандра смягчился. – Несомненно.

Родри покачал головой и отошёл назад к окну. Хотя Джилл опять хотела подойти к нему, она сомневалась, что Родри потерпит сочувствие. Думая о боли, которую причинил ему Барума, Джилл позволила своей ярости набухнуть и разгореться, подобно лихорадке в крови.

– Боги! – прошипел Саламандр. – Что это?

В углу комнаты стоял волк, выглядел он достаточно реальным, хотя и оставался полупрозрачным. Слегка помахивая хвостом, он высунул язык и наблюдал за Джилл. Со стороны он мог показаться собакой, которая ожидает приказа хозяйки. Правда, Джилл больше всего поразило то, что его мог видеть и Родри. Он дёрнулся назад, затем пожал плечами и протянул руку. Волк понюхал её, все ещё махая хвостом, затем снова посмотрел на Джилл.

– Ну… э… – сказала она. – На самом деле он мой. Я… э… ну… – я не совсем понимаю, как я это сделала, но я в некотором роде создала его, однажды вечером, когда выполняла упражнения.

– Просто восторг! – Судя по голосу, Саламандр был в ярости. – Чем ты его кормила? Ненавистью и гневом?

– А почему бы и нет – после того, что случилось с Родри? Я думала о мести, а волки смерти Чёрного Солнца…

– Это я вижу, идиотка! Что было потом?

– Ну, казалось, он… ну… ушёл сам по себе.

– Да ну? И впрямь сам по себе? – в голосе Саламандра звенела холодная сталь.

– Ну, э… я в некотором роде послала его за Барумой.

При упоминании этого имени волк выпрыгнул из окна и исчез. Саламандр долго ругался на нескольких языках.

– Мои извинения, дикая голубка, потому что, когда ученица делает такую по-настоящему чудовищную ошибку, это вина учителя. О боги! Что я наделал?

– Что не так?

Саламандр посмотрел на неё, несколько раз пытался начать говорить, но только качал головой.

– В таких вещах существует этика, дикая голубка, а ты только что пошла против неё, отправив подобное существо в мир. Учти, ты не знала – в этом я виню себя и возьму вину на себя, если кто-либо пожелает её на меня возложить – но, тем не менее, ты поступила плохо. Это опасно, потому что Барума, будь он проклят, обладает гораздо большей силой, чем ты, и если он решит последовать за волком к его хозяину, ну… Он найдёт нас.

Джилл похолодела. «Этика» была для неё новым и странным словом, но что такое опасность – она понимала прекрасно. Внезапно Родри рассмеялся и стал на мгновение прежним, на его лице играла его обычная смелая улыбка.

– Пусть, – сказал Родри. – Пусть он нас найдёт – если посмеет. Когда Барума собирался меня продать, я поклялся, что когда-нибудь перережу ему горло. Джилл, ты можешь меня простить? Этот ублюдок забрал мой серебряный кинжал. Он забрал его у меня, а я ничего не мог с этим поделать.

– Простить тебя? Тебя не за что прощать, но у меня се равно болит сердце. Ты помнишь человека, который вручил его тебе? Каллина из Керрмора? Моего отца?

– Нет… или подожди… Думаю, что помню его лицо… помню, что я уважал его больше, чем кого-либо, кого когда-либо встречал. Клянусь всеми богами! Значит, я ещё больше хочу вернуть этот кинжал. – Родри говорил так спокойно, как будто обсуждал, дать ли в долг пару медных монет. – Я очень сильно хочу его вернуть, поэтому пусть Барума придёт за нами, если посмеет. Я буду ждать его.

Когда Джилл рассмеялась, предвкушая месть Саламандр переводил взгляд с неё на Родри, и взгляд этот был полон опасений.

– Воистину из вас получается прекрасная пара, – наконец сказал гертсин. – И я определено не пожелал бы какому-нибудь несчастному, чтобы вы обратили на него свою мстительность. Боги были провидцами, когда соединили вас.

Все рассмеялись, отчаянно пытаясь облегчить тяжесть в душе, но Джилл почувствовала себя странно холодно и устало. «Конечно, мы принадлежим друг другу и должны быть вместе, – повторяла она себе. – Я никогда снова не оставлю моего Родри, никогда!» И тем не менее она размышляла, куда приведёт её дорога двеомера, – размышляла теперь, когда поворачивать назад было уже слишком поздно.

Пока сгущались сумерки и комнату наполняли тени, они разговаривали, пытаясь соединить воедино обрывки всех воспоминаний о том, что случилось в Дэверри всего несколько месяцев назад, хотя теперь все это казалось как будто прошлым веком. Говорить становилось все труднее и труднее, потому что они все время натыкались на ужасные вещи, на боль и пытки, и чёрный двеомер. Наконец они замолчали, их взгляды блуждали по комнате. Казалось, они предпочитают смотреть на что угодно, только не друг на друга. Джилл встала, запалила угли в жаровне, затем зажгла масляные лампы – просто для того, чтобы что-то делать. Она была готова заплакать, чувствуя, что Родри никогда ещё не находился так далеко от неё. Однако спустя несколько мгновений этой неуютной тишины Саламандр продемонстрировал тактичность, о которой никогда не подозревала Джилл. Он встал, лениво потянулся и объявил, что отправляется в таверну, расположенную внизу.

– И думаю, сегодня вечером зайду не в одну таверну. Мне не нравятся все эти тёмные и мрачные предупреждения чёрного двеомера, роящиеся вокруг нас, но я не смею заниматься дальновидением. Посмотрим, что могут сделать обыкновенные глаза и уши, которым не помогает могущественная магия. Попробую собрать новости, слухи и намёки на странных людей и зловещие дела.

– А это не опасно? – спросил Родри.

– Нет, потому что я хорошо известен, если ты помнишь, и к тому же популярен – знаменитый и забавный волшебник, который развлекал город много счастливых вечеров. Неужели ты думаешь, что эти хорошие люди будут просто стоять и смотреть, как меня, такого потешного, убивают или похищают? Я соберу вокруг себя толпу, куда бы я ни пошёл, и она станет лучшим щитом, чем может сделать любой оружейник.

– Клянусь, ты прав, – сказала Джилл. – Сколько тебя не будет?

– Несколько часов. Если не вернусь до рассвета, то идите меня искать, но до того времени не беспокойтесь. Мы, варварские колдуны-волшебники, известны тем, что можем пьянствовать всю ночь.

Саламандр взял свой красный плащ, отделанный золотым атласом, который подходил к его парчовому одеянию, и ушёл, напоследок вежливо поклонившись им обоим. Джилл закрыла за ним дверь, а когда повернулась, увидела, что Родри опять стоит у окна, его руки сжимают подоконник, он слепо смотрел наружу. Мгновение Джилл наблюдала за ним, чувствуя себя совершенно несчастной, словно он был инвалидом, и надежды на выздоровление умерли. Наконец Родри вздохнул и повернулся к ней. Молчание собиралось вокруг них как вода, глубокая и угрожающая.

– Я не знаю, что сказать, – наконец выпалила Джилл.

– И я не знаю. А, дьявольщина, для одного вечера я уже наслушался всяких мерзостей.

Когда он схватил её за плечи и поцеловал, Джилл почувствовала, что расстояние между ними исчезло. Неважно, что случилось с его разумом, его тело помнило её, а её тело узнавало его. Пока она находилась у него в объятиях, Джилл могла притворяться, что ничто никогда и не шло ошибкой, а, судя по тому, как отчаянно он занимался с нею любовью, она понимала: он притворяется тоже точно также.

Утром они проснулись от шума, поднятого Саламандром: он ходил по комнате и паковал седельные вьюки, а также тюки, которые водрузят на мула. Во время работы он напевал себе под нос и чудовищно перевирал мелодию. К тому же он нервничал. Когда они вышли из спальни, Саламандр поприветствовал их нетерпеливым кивком.

– Поедим в дороге, – объявил он. – Я хочу покинуть город прямо сейчас, пока наша очаровательная Алейна не передумала и наши враги не решили доставить нам какие-нибудь неприятности.

– А в пути мы будем в безопасности? – спросила Джилл.

– Конечно, нет, но с другой стороны мы не будем в безопасности также и здесь, поэтому мы вполне можем попутешествовать и посмотреть эти славные острова. Не надо бросать в меня той лампой, Джилл, моя дикая голубка. Это просто шутка и ничего больше. На самом деле у меня есть план, очень хитрый и окольный. Рано или поздно нам необходимо сделать Родри свободным человеком, а это непросто. Придётся давать показания под присягой перед священниками; нужно, чтобы городской писарь зарегистрировал заявление, – и так далее, и тому подобное. В самом центре этого острова находится высокое плато, а в центре плато есть город, красивый и известный Пастедион, а в центре города есть особенно великолепный храм Далейя, Отца Волн, который защищает рабов, к которым несправедливо относятся. Мы отправимся туда, попросим приютить нас и официально, легально подадим жалобу на Баруму – за то, что он продал свободного варвара на ложных основаниях. Архонты будут обязаны провести расследование, а пока они работают, мы будет в относительной безопасности. Кто знает? Если им удастся найти Баруму, то они могут даже затащить его в суд.

– Могут? – переспросила Джилл. – Значит, от этих архонтов все-таки бывает какая-то польза?

– Ты увидишь, моя маленькая куропатка, преимущества цивилизованной жизни. У нас будут веские основания, потому что у меня есть изначальная накладная, и она выглядит ужасно поддельной, по крайней мере, для моих эльфийских глаз. Помнишь, как мы посещали прелестного Бриндемо в его личных покоях? Я увидел, что она лежит на письменном столе в углу, и прихватил эту драгоценность, пока ты разговаривала с сыном Бриндемо – накладную, конечно, а не письменный стол, который был слишком велик, чтобы его скрыл даже опытный волшебник.

– Вот воистину цивилизованная жизнь!

– Один момент, – перебил Родри. Он не улыбался. – Я поклялся, что перережу ему горло, и эту клятву я сдержу, даже если мне придётся умереть. Ты понял? Я не уеду из Бардека, пока не увижу, как он умер, а если люди архонта запытают меня за это до смерти – стало быть, такова цена, которую я заплачу за выполнение своей клятвы.

В комнате повисла глубокая тишина. Наконец Саламандр вздохнул.

– Знаешь ли, мои любимый младший брат, тебе вполне может представиться возможность убить его задолго до того, как мы доберёмся до Пастедиона, если наша невезучая судьба проявит себя как обычно, и наши враги захватят нас на пути. Если же нет, то мы вначале позаботимся о том, как оказаться в безопасном месте, а только потом – как убить Баруму. Согласен?

Тогда Родри в самом деле улыбнулся, уродливо скривив рот, но ничего не сказал. Джилл решила, что нет смысла с ним спорить, по крайней мере сейчас.

– Лучше если мы поедем окружной дорогой, – сказала она. – Чем дольше мы притворяемся странствующими волшебниками, тем лучше.

– Ты права, мой совёнок. Вначале мы направимся назад, на побережье, и будем выступать в портовых городах к северу. Знаешь ли, мне начинает нравиться это колдовское занятие. У меня постоянно появляются новые идеи для представления.


Великий волшебник и его увеличенная в составе команда уже день как уехали к тому времени, как новость наконец дошла до рыночной площади Вилинта: вдова Алейна продала своего красивого раба-варвара волшебнику Криселло для его странствующего цирка – несомненно, по одному из своих внезапных капризов. Как говорили мудрые люди, Криселло предложил ей огромную сумму, что подтверждало подозрения всех о богатстве волшебника – не меньшем, чем у архонта.

Местные сплетники были в ярости, увидев, как их сладкий скандал прокис.

Уж конечно, Алейна не стала бы продавать раба, если бы, как ходили слухи, у неё с парнем была любовная связь. Когда Гвин и Пирралло услышали новость, то разъярились в не меньшей степени – правда, совсем по другой причине.

– Жаль, что ты решил ждать, – сказал Гвин с гадкой улыбкой. – Если бы ты начал действовать, как только я его нашёл, то мы могли бы купить его сами.

– Попридержи свой уродливый язык! Мы догоним их по дороге – и это все, и если этот глупый фокусник не захочет его продать миром, то умрёт.

– Да? Тогда предполагаю, что ты можешь мне сказать, каким путём они отправились?

Пирралло уже собрался ответить, затем расправил плечи.

– Конечно! Но мне нужно уединиться для работы. Ни ты, ни другие не подходите ко мне, пока я не закончу.

Наблюдая за тем, как Пирралло в гневе и раздражении идёт прочь широкими шагами, Гвин задумался: почему он так уверен, что Пирралло поведёт их не в том направлении? И не без удивления осознал вдруг, что сам этому рад.

Дэверри и Барлек 1065

Горные вершины спят в белых снегах,
Голые мачты зябнут на кораблях;
Зреет тайная сделка в мыслях у труса.
Лливарч Прародитель

За стенами огромного зала гвербрета Блейна с тёмного неба падали тяжёлые хлопья снега. Снег оседал на ветках деревьев, которые раскачивались на ветру. Внутри, в зале, мигали тысячи свечей, их свет плясал на серебряных кубках и украшенных драгоценными камнями столовых ножах. В двух больших каминах пылал огонь, по огромному залу разносились смех и голоса. Почти сотня господ с дамами пировали за столами, поставленными так близко к столу гвербрета, как только позволяло помещение, в то время как в дальней части зала теми же великолепными блюдами лакомились сопровождающие их лица вместе с членами боевого отряда самого Блейна. Это был самый короткий день в году, пусть даже не такой праздничный, как Самхайн или Белтейн, но Блейн всегда устраивал пир в честь Солнца – просто потому, что так всегда делал его отец. Он в свою очередь узнал про эту традицию у своей жены, Грейки, сестры Ловиан. Девушками они жили на границе Элдиса, где люди позаимствовали ряд странных обычаев у соседей, которых называли «западные».

Время от времени Блейн поглядывал вправо, где во главе стола сидела его жена. Поскольку к этому времени беременность Каниффы уже стала заметна, он беспокоился, чтобы она не слишком устала, но женщина болтала с друзьями и смеялась, как юная девушка, вела себя непринуждённо и очевидно удивлялась, как хорошо все идёт, словно она и не провела несколько суматошных дней, обсуждая все детали предстоящего пира вместе с камерарием, дворецким и старшим поваром. Чтобы обеспечить должное качество напитков Каниффа пригласила супружескую пару – владельцев пивоварни Тудиллу и Веддина. За два дня до пира снег внезапно прекратился, к большому удивлению всех, и Тудилла с мужем победно въехали в город на полной бочонков повозке.

Сейчас Тудилла восседала у изгиба стены, рядом с камином, возле которого располагались воины из боевых отрядов. Она возвышалась над несколькими бочонками, откуда наполняла графины, которые в свою очередь разносили по столам служанки. Поскольку Блейн очень хотел переговорить с ней, то в уме проклинал весь набор привилегий господина благородного происхождения, которые заставляли его оставаться на его стороне большого зала. Но ругайся или не ругайся, он был вынужден ждать. После того, как подали медовый пирог и последние в этом году яблоки, выступил бард, представив своё новое творение, которое недавно сочинил в честь Блейна. Перекормленные гости замолчали, бард переключился на хорошо известную историю о том, как король Бран основал Святой Город. Тогда гости снова начали болтать и, наконец, когда все заговорили в полный голос, бард оставил наконец поэзию. Махнув рукой, он призвал музыкантов – с арфой и рожком, а также ученика с небольшим барабаном из козлиной шкуры. Когда они начали играть, то слуги и благородные господа все разом дружно бросились отодвигать столы к стенам, чтобы освободить место для танцев.

В этой суматохе Блейн наконец смог покинуть своих гостей и найти хозяйку эля. Она руководила пажами, завозившими ещё один бочонок на тележке с колёсиками.

– Не трясите её так, ребята! – говорила Тудилла. – Ему едва хватило времени успокоиться после пути сюда. Осторожно, осторожно!

Блейну пришлось подождать, пока полный бочонок не был правильно установлен рядом со своими пустыми предшественниками и не появился Веддин, чтобы открыть его и на какое-то время занять место жены. Гвербрет и специалистка по двеомеру вместе отправились по коридору, где нашли укромную нишу, хотя там и сквозило. Уходя из зала, Тудилла прихватила свой старый плащ, Блейн трясся, напрягая всю свою волю, чтобы не слишком поддаваться холоду.

– Есть ли какие-нибудь новости, добрая женщина?

– Из Бардека ничего и не будет до весны, ваша светлость. Но Невин говорит, что дела в Элдисе… скажем так, они его беспокоят.

– Несомненно. Боги, как бы я хотел знать, жив ли Родри!

– Ваша светлость, я всем сердцем верю, что Невин знал бы, если бы Родри погиб. И Невин не сомневается: он жив. – Она успокаивающе улыбнулась Блейну, продемонстрировав рот, в котором не хватало половины зубов. – Вопрос в том: останется ли он жив, когда Джилл весной привезёт его домой? Мы можем знать, что Родри жив, но большинство населения Элдиса его уже похоронило. Люди, которые жаждут заполучить его рин, тратят много денег и требуют вернуть им все долги, чтобы добиться успешного осуществления своих планов. Как они отнесутся к тому, что законный наследник непринуждённо въедет сюда на белом коне и потребует принадлежащее ему по праву?

– Несомненно, плохо. Лицемерные бандиты! Что же мне сделать? Поехать в Элдис, как только переменится погода?

– Может быть, это лучше всего, ваша светлость, но с другой стороны, возможно, сейчас ещё слишком рано. Кто знает, когда Родри с Джилл вернутся? Когда они переплывут Южное море? Мне не хочется просить вас бросить все ваши дела только ради того, чтобы заняться делами кузена.

– Если бы на кон было поставлено только наследство Родри, я мог бы ворчать сколько угодно, но дело ведь не только в нем. Если в Элдисе начнётся открытая война, то король будет вынужден вмешаться. Что если его вассалов убьют или ранят? А что если война затянется на долгие годы и обескровит королевство? В первую очередь и всегда я – человек короля, милая женщина. Разреши мне предоставить себя и своих людей в твоё распоряжение.

– Мы будем очень благодарны, если вы это сделаете, ваша светлость, – Тудилла сделала грациозный реверанс. – И господин Мадок очень обрадуется, если вы остановитесь у него и немного с ним побеседуете, поскольку дан Дэверри в большей или меньшей степени находится у вас на пути.

– Скорее в меньшей, но он в любом случае меня увидит, как только дороги станут проходимыми, – Блейн замолчал, ему в голову внезапно ударила мысль. – Я надеялся быть здесь, когда моей жене придёт время рожать.

– О, вы успеете вернуться, ваша светлость. Сын, которого она носит, родится на несколько недель раньше, но здоровеньким. У неё будут лёгкие роды, поскольку он маленький.

– Великолепно! Я… послушай, откуда ты знаешь все эти вещи? Ты шутишь надо мной?

– Ни в коей мере, ваша светлость. Я сама беспокоилась о госпоже Каниффе, поэтому спросила у дикого народца. А они-то знают – не знаю, как – но знают. Поверьте мне.

И несмотря ни на что, Блейн должен был признать, что действительно верит ей.


В этот же день устраивали пир совсем другого рода, на другом краю королевства, в Элдисе, прямо у северной границы гвербретрина Родри, во владениях могущественного клана Медведя. Тьерин Даррил из Тренрида сидел за столом с двумя близкими и доверенными друзьями, Гварриком из дана Гамил, младшим братом гвербрета Савила из Каминвейна, и Талисом из Балглейда. С ними пировал человек из Бардека, который назвался Алиантано. Этот человек хотел, чтобы здесь, в Дэверри, его знали как Алиана. Он говорил, что так всем будет проще. За ужином велись настолько важные разговоры, что жена Даррила Амма развлекала других женщин отдельно, в женских покоях. Поскольку жена Талиса осталась дома, а Алиан заявлял, что жены у него нет, Амма сидела во главе совсем небольшого стола, предназначенного только для неё самой, её служанок, и Водды, жены Гваррика, её старшей сестры. Водда была стройной блондинкой с сонными глазами, одной из тех женщин, которые любят показывать себя чувственными глупышками, чтобы скрыть свой острый ум. Она фактически организовала и возглавила фракцию, которая подталкивала её мужа к борьбе за Аберуин. При этом следует отдать ей должное, её побуждения заходили гораздо дальше мелкого желания тратить собираемые с Аберуина налоги на шёлк из Бардека. Их мать Линед когда-то вела ужасную жизнь любовницы гвербрета Тингира. Тот часто пренебрегал ею, и в конце концов предпочёл леди Ловиан. Тяжело быть проигравшей соперницей. Линед приходилось мышкой пробираться по коридорам и залам дана Аберуин. Хотя Линед давно умерла – недобрые языки шутили, что она умерла, чтобы избавиться в равной степени, как от господина, так и от его жены – её дочери очень хорошо помнили свои дни при дворе.

– Ловиан всегда была так добра, – заметила Водда, когда подали зажаренную заднюю часть кабаньей туши. – Думаю, это было самое худшее, – её доброта.

– В особенности после того, как мама умерла, – Амма взяла нож с длинным лезвием и подняла его остриём вверх. – Мне резать?

Когда остальная часть кабана появилась на столе у мужчин, камерарий нарезал несколько кусков, разнёс гостям, затем отправился назад, чтобы сесть во главе своего стола для рождённых благородными слуг, установленного на некотором удалении. Мужчины за столом лорда Даррила вкушали с мрачным видом, едва ощущая вкус еды, но продолжали говорить.

– Дело в том, что мы никогда не соберём достаточно всадников, чтобы взять Аберуин, – высказал своё мнение Даррил. – На севере недостаточно ни людей, ни лошадей.

– Если дело дойдёт до войны, – вставил Талис. Даже он сам слышал, как нервно прозвучали его слова.

– Ну, конечно, если , – Даррил улыбнулся ему и вытер усы тыльной стороной ладони. – В чем дело, Тал? Именно ты заварил эту кашу. Ты выгнал оленя из логова. А теперь, когда началась охота, беспокоишься?

– Я никогда не думал, что мы будем вооружать толпу проклятых крестьян, чтобы они сражались за нас, – Талис посмотрел на Алиана с убийственным выражением, а тот в ответ посмотрел пустыми глазами. – Мне это не нравится.

– Господа, – Алиан встал, его тёмная кожа отливала синим в свете пылающего камина. – Я – только один из слуг клана Медведя, а не один из господ благородного происхождения. Позвольте мне оставить вас, чтобы вы обсудили этот вопрос между собой.

Даррил поколебался, затем подозвал слугу и велел ему перенести деревянный поднос, с которого ели жареное мясо, и кубок бардекианца на стол камерария.

– Доволен, Талис? – спросил Гваррик, слегка пошмыгивая носом. Он был сильно простужен, его бледно-серые глаза слезились, а длинный нос, похожий на нос кролика, постоянно тёк.

– Дарро, я не хотел оскорбить твоего человека. Но я сказал то, что хотел сказать. Да, мне не нравится идея вооружать пиками толпу непонятно кого и обучать их сражаться, как проклятые островитяне.

– У нас, по-твоему, есть какая-нибудь иная надежда победить? Тебе не очень-то повезло, когда ты пытался найти нам союзников на юге.

– Правильно, но ещё рано, рано. После того, как наступит осень и в Аберуине не окажется гвербрета, к нам придут люди.

– Может и так, – Гваррик чихнул. – Но послушай, Тал, не надо так огорчаться. Если я – единственный серьёзный кандидат, то, вероятно, Совет Выборщиков решит вопрос тихо и мирно.

– У Совета есть право отклонить твою кандидатуру и признать других претендентов.

– А ты, в таком случае, примешь решение Совета? – рявкнул Даррил. – Даже если оно будет направлено против нас?

– Приму, и посоветую тебе, друг мой, сделать то же самое. Я знаю, как много значит для тебя получить ту территорию, но…

– Гвербреты держат её несправедливо! – Даррил стукнул кулаком по столу, от чего кубки подпрыгнули.

– И держат уже сотни лет, – заметил Талис. – Поэтому, если они продержат её ещё какое-то время, то это не повредит чести твоего клана.

– В самом деле? Не слышал, чтобы ты проявлял такую же разумность относительно дана Бруддлина.

Талис почувствовал, как краснеет, но сумел удержать себя в руках.

– Я намерен принять решение Совета, даже если из-за этого потеряю то, что должно стать моим по праву.

– И все из-за моих пикинёров, да?

Вместо ответа Талис резко выдохнул и сделал большой глоток вина из кубка, чтобы успокоиться. Гваррик громко высморкался в большой платок.

– Не понимаю, почему мы так ужасно спорим, – признался потенциальный гвербрет. – Кажется, злоба нашла на нас внезапно, как этот проклятый насморк.

– Ты прав, – признал Талис. – Мои извинения, Дарро. В последнее время я бешусь, как кошка рядом с костром из веток жёлтой горной сосны.

– И я, – слегка нахмурившись, Даррил призадумался. – Я также прошу прощения у тебя, Тал.

– Нет смысла спорить о найме жокея, пока мы не уверены в том, что забег состоится, – продолжал Гваррик – Я знаю: вы оба хотите видеть меня в кресле гвербрета, и моя жена в последние дни говорит только об этом, но я не уверен в том, что Родри Майлвад мёртв.

– Он несомненно мёртв, – произнёс Даррил со спокойной уверенностью и его взгляд переметнулся, на другой стол, туда, где Алиан шутил с бардом. – Перед тем, как уехать из Бардека, Алиан разузнал любопытные вещи. Родри оскорбил какого-то могущественного человека на островах, а у них там есть способы убирать людей, которые их оскорбляют. Насколько я понял, там работает некая гильдия, которой за это платят.

– Кровавые варвары, – пробормотал Талис.

– Может и так, но временами это полезно, – заметил Даррил. – В любом случае смерть Родри – причина, в первую очередь побудившая Алиана приехать сюда. История о том, что случилось с Майлвадом, – предмет сплетён на его острове. Когда враги Алиана выслали Алиана, он отправился в Аберуин, поскольку решил, что там найдётся лорд или даже несколько лордов, которым потребуются услуги опытного военного. В Аберуине у него оставались старые связи, и один из купцов представил его мне, оказав услугу нам обоим.

– Опытный военный! Люди, рождённые простолюдинами, липнут к благородным, как мухи, и ты называешь это правильным?

– Попридержите языки! – в голосе Гваррика прозвучала властная резкость приказа. – В любом случае несколько месяцев ничего не произойдёт. Независимо от того, мёртв Родри или жив, король постановил, что у него есть один год и один день, чтобы востребовать своё наследство, и до тех пор Совет далее не имеет права начинать совещания.

– И он имел наглость – я имею в виду короля, – вмешаться в дела Совета! – глаза Даррила потемнели. – Этот Договор заключили сотни лет назад, и в нем говорится, что королю лучше держать свои загребущие руки подальше от дел Совета. И эта наглость повсюду! Сколько законов подстраивается под мерзких Майлвадов! Король всегда им благоволил.

Хотя Талис не мог вспомнить ничего подобного за последние девяносто с лишним лет, он предпочёл промолчать. Когда Даррил начинает размышлять о древних обидах, нанесённых его клану, на него не действуют разумные доводы. Этим вечером, пока они молча пили вместе, Талис почувствовал, как некрасивая правда проталкивается в его разум. Когда он носился по округе, выведывая о том, какие чувства тамошний люд испытывает к Майлвадам, – просто потому, что пришёл в ярость от разделения дана Бруддлин, – то поднял гораздо больше пыли, чем намеревался. Достаточно, возможно, чтобы все они задохнулись. Эта правда ему очень не нравилась.

Он также обнаружил, что наблюдает за Алианом с его отточенными манерами, за приятнейшим Алианом, который умеет так легко шутить и совершенно не задирает нос. Талис задумался: почему этот человек так его раздражает. Бардекианец командовал полками у себя на родине, но Талис знал, что сейчас Алиан – только наёмный инструктор и ничего больше. Как и многие отправленные в ссылку, он живёт на то, что подкидывает ему господин-наниматель, которому он сейчас полезен. Талис был вынужден признать: Даррил едва ли является первым господином, впавшим в отчаяние, который наполнил свои ряды людьми с пиками, поскольку всадников ему не хватает. Когда проблема такого господина бывает решена снимается, пикинёры обычно расформировываются, а господа благородного происхождения возвращаются к традиционному и почётному способу ведения войн – поединкам лицом к лицу, сидя в седле.

И все же, несмотря на все это разумные мысли, глубоко в душе Талис презирал Алиана. Этим вечером ему в голову пришло кое-что ещё. Может, Алиан и слышал о смерти Родри по какому-то обычному каналу, поскольку они находились в Бардеке в одно время. Но откуда он узнал в самом конце навигации, что брат Родри Райс умер, не оставив наследника? Однако Талис заставил себя отказаться от дальнейших размышлений на эту тему. Как сказал Даррил, именно он выгнал оленя из логова, и он поклялся своим друзьям, что поддержит их в охоте. Дальнейшее обсуждению не подлежит.


Как регентша Аберуина, а также управляющая собственными обширными земельными владениями, тьерина Ловиан имела немало поводов для беспокойства, помимо исчезнувшего сына. Когда Тевилла временами видела госпожу, ей казалось, что в волосах тьерины появляется все больше и больше седины, а морщины вокруг глаз становятся глубже с каждым днём. Тем не менее, несмотря на усталость, Ловиан всегда находила тёплые слова для няньки, и каждый день находила несколько минут, чтобы взглянуть на внучку. Недолгое время, проводимое с Роддой, казалась, восстанавливало силы тьерины, которая легко могла подобрать юбки и усесться на пол, чтобы поиграть в кубики и куклы с ребёнком, пока какой-нибудь слуга не прибегал в панике, сообщая о новом кризисе.

Поскольку дома, в дане Гвербин, Родда проводила каждый день по нескольку часов со своей любимой бабушкой, ребёнку естественно не нравились новые порядки. После того, как Ловиан один раз утащили прямо посреди их совместной игры, Родда вопила от ярости почти час, и никаких усилий, предпринимаемых Тевиллой, не хватало, чтобы её успокоить. Тевилла уже начала задумываться, все ли в порядке с ребёнком. Не то чтобы Родда была дурочкой или полоумной, совсем нет. Даже хотя ей было всего три года, девочка говорила правильно, а её словарный запас был как у шестилетней. Она казалась жадной до слов и постоянно терзала бардов и писарей, расспрашивая, что означает тот или иной термин и как ей следует его употреблять. Но, наряду с этим не по летам развитым интеллектом, она обладала бешеным темпераментом. С ней случались странные приступы ярости и более странные периоды меланхолии, а временами Родда срывала с себя одежду, жалостливо рыдала и говорила, что хочет отправиться в леса и жить с диким народцем. Такие проявления вызывали у Тевиллы тревогу, но она обнаружила, что нашла неожиданного союзника в Невине. Он не только дал ей хороший совет, как вести себя во время этих странных настроений ребёнка, но также начал, по крайней мере, раз в день, выводить Родду на прогулку – как он говорил, просто поговорить о жизни. Поскольку Родда любила ходить с ним гулять, Тевилла спокойно отдавала старику свою трудную подопечную и с чистой совестью часок отдыхала в одиночестве.

– О, девочка очень умненькая. Её общество очень приятно после долгого времени, проведённого с благородными господами.

Пошутив, Невин выглядел так хитро, что Тевилла рассмеялась.

– Сегодня мы пойдём смотреть гномов, – объявила Родда.

– Да, дорогая? Как мило, – Тевилла предполагала, что ребёнок и старик играют в какую-то игру. – Ну, пока вы гуляете, я пойду проведаю повариху и мы с ней поболтаем.

Чтобы дойти до домика, где располагалась кухня, Тевилла срезала путь через большой зал, а когда проходила рядом со столом капитана, молодой парень, расположившийся на конце скамьи, схватил её за руку влажной от эля ладонью.

– Какая красотка! Как так получилось, что ты прячешься в женской половине?

Прежде, чем Тевилла смогла ответить или вырваться, Каллин вскочил на ноги и оказался рядом. Он так сильно ударил парня по лицу, что у того из глаз брызнули слезы.

– Попридержи язык, Лук, – капитан произносил слова тихо, но очень уверенно. – Ты говоришь с вдовой и матерью.

Лук отшатнулся и, прижав одну руку к набухающей щеке, собачьим взглядом смотрел на Тевиллу, прося прощения. Каллин поклонился ей.

– Мои извинения. Никто из моих щенков больше не посмеет сказать тебе ни одного невежливого слова.

– Не сомневаюсь, – Тевилла сделала ему реверанс. – Благодарю, капитан.

Когда она поспешила к двери, то увидела, как две девушки-служанки наблюдают за Каллином из-за бочек с элем с нескрываемым обожанием. Поскольку обе девушки – блондинка Нонна и Дерга, с худым лицом с заострёнными чертами, – были достаточно молоды, чтобы оказаться его дочерьми, Тевилла остановилась поговорить с ними.

– На вашем месте я не стала бы пялиться на воинов. Я бы выполняла свою работу, пока никто не сказал поварихе, что вы охотитесь на опасную дичь.

– О, пожалуйста, госпожа Тевва, не рассказывайте ей, – Нонна очень постаралась придать своему хитрому лицу просящее выражение. – Вы должны признать, что капитан – просто великолепен. Посмотрите, как он бросился вас защищать!

– Если говорить честно, он несколько пугает меня. Кроме того, он слишком стар для вас. А теперь ступайте назад на кухню и оставьте мужчин в покое.

Добравшись до кухни, Тевилла тут же рассказала кухарке о девушках. Бейна тоже заметила их интерес к капитану.

– Я уже говорила об этом с маленькими шлюшками. Но предполагаю, лучше он, чем один из его молодых оболтусов. Каллин – приличный человек в том, что касается женщин, а если бы они влюбились в кого-то из отряда, то у них давно уже выросли бы большие животы.

– Так ты считаешь капитана приличным человеком?

– Да. А ты нет?

– Не уверена. Вот уже несколько месяцев я почти каждый день провожу с ним какое-то время, и до сих пор чувствую, что едва его знаю. В солнечные дни, когда мы с Роддой выходим на прогулку, капитан идёт с нами, но, знаешь ли, он редко когда произносит два слова, если только у него нет для меня информации о моем сыне. А иногда, когда мы покидаем женскую половину, он просто появляется, чтобы проверить, все ли с нами в порядке. Каллин двигается так неслышно для крупного мужчины, что может по-настоящему испугать, если ты его не ждёшь.

– В это я отлично верю. А что о нем думает ребёнок?

– А тут совсем другое дело. Могу сказать: Родда не показывает характер, когда капитан находится рядом. Она начинает суетиться, но стоит ему сурово посмотреть на неё, как девочка опять становится тихой и послушной. И тем не менее она никогда не возражает против его прогулок с нами.

– Ну, он же вырастил свою дочь. Его жена умерла очень молодой. По крайней мере, так я слышала.

– В самом деле? Вот это сюрприз! Совсем не считала его таким человеком. А девушка сейчас замужем?

– Именно дочь Каллина и отправилась за молодым Родри.

– О! Я и этого не знала.

– Это так. Не представляю, как справляется бедняжка, разъезжая по всему королевству.

– Это ужасно. Однако надеюсь, король вскоре найдёт парня. Нашу бедную леди Ловиан гложет беспокойство.

– Ещё бы. Родри всегда был испорченным маленьким зверьком, если хочешь знать моё мнение. Ты только посмотри на него: вначале совратил мать Родды, а затем и бедную Джилл! Но если по правде, то я предпочла бы видеть в кресле гвербрета его, а не кого-то там неизвестного, кто не имеет права там сидеть, какого-нибудь чужака – даже не Майлвада. Здесь, в Аберуине, до меня старшей поварихой была моя мать, а до неё – её мать, и мы всегда служили Майлвадам. Я не хочу, чтобы сюда пришёл какой-то другой клан. А что если они скупые или у них ужасный нрав? С этими благородными господами никогда не знаешь заранее.

Примерно час спустя Невин появился в дверях кухни с Роддой и капитаном.

– Мне нужно идти к тьерине, Тевва, – сказал старик. – Но Родда ещё не готова отправиться спать.

– Тогда мы ещё немного погуляем. Как я вижу, наш телохранитель пришёл с вами.

Каллин уныло улыбнулся ей. Она удивилась себе, поняв, какую роль сыграли слова поварихи. Каким-то образом новость о том, что у капитана есть дочь, сделала его больше похожим на человека. «А что я думала о нем раньше? – раздражённо спросила она себя. – Что он злой дух из ада?»

По пути в сад они нашли четырехлетнего сына конюшего, кожаный мяч, а также пару изогнутых палок, которыми дети иногда гоняли мячик. Пока Родда с мальчиком носились по лужайке, Тевилла с Каллином сидели на низкой кирпичной стене и наблюдали за ними. Хотя в это время года лужайка все ещё оставалась зеленой, выглядела она уныло, и травы было немного. От западного ветра Тевилла дрожала под шерстяным плащом. С юга неслись тёмные тучи, собирающиеся на горизонте.

– Садовник сказал мне, что у нас сегодня ночью сильно подморозит, – заметила Тевилла. – Так он думает. Может быть, даже пойдёт снег. Он говорит, что все признаки свидетельствуют об этом.

– Правда? Это будет чертовски неприятно. – Внезапно Каллин рассмеялся. – Ты только послушай меня! Я сделался мягким и изнеженным, когда стал снова жить на побережье. Несколько снежинок, которые тут у нас выпадают, – это ничто в месте, подобном Кергонни.

– Я слышала о тамошних зимах. Ты в самом деле везде побывал перед тем, как пойти на службу к тьерине?

– Побродяжил немного.

Внезапно Каллин снова замолчал, пустым взглядом глядя через лужайку. Казалось, его глаза видят что-то совсем другое.

– Я тебя оскорбила? Прости меня.

– Что? – капитан повернулся, и его губы искривились – эта гримаса заменяла у него улыбку. – Нет, не оскорбила. Я просто вспоминал долгую дорогу и очень радовался, что я с неё сошёл.

– Понятно. Наверное, теперь ты волнуешься о Джилл.

– Я волнуюсь с того самого проклятого дня, когда она села на коня и уехала вместе с нашим молодым господином, но что я мог поделать? Она всегда была слишком упрямой, и я не мог с ней справиться. – На этот раз он улыбнулся по-настоящему. – Знаешь, что обычно говорила моя жена? Джилл упрямее меня, и в два раза опаснее для окружающих, когда чего-то хочет.

Они вместе рассмеялись, но Тевилла внезапно почувствовала грусть, подумав о своём давно умершем муже. В такие минуты ей казалось странным, что в тридцать лет, когда женщины уже размышляют о подборе жениха для старшей дочери, у неё никого нет, кроме сына, а он уехал от неё в мужской мир в составе боевого отряда. Давно, когда Тевилла была хорошенькой дочерью мельника, жизнь вроде бы предлагала ей гораздо больше, чем те жалкие куски, которые она наконец ей бросила.

– Что-то не так? – резко спросил Каллин.

– О, просто задумалась о муже.

– Кстати, от чего он умер? Если я могу тебя об этом спросить…

– Заражение крови. Он наступил на гвоздь в конюшне, и даже Невин не смог его спасти.

– Моя жена умерла от лихорадки. Я был на войне, далеко от неё, и даже не мог быть рядом, когда она умирала.

Старая боль в его голосе была подобно шраму у него на лице, зажившему, но недвусмысленному напоминанию о ране. Тевилла накрыла его руку своей.

– Мне очень жаль.

– Мне тоже было очень жаль.

И именно тогда, как и следовало ожидать, сын конюшего упал лицом вниз и разревелся. К тому времени, как Тевилла его успокоила, сильно похолодало, и все они пошли в дом. Хотя снег так и не пошёл, дождь все лил и лил и они несколько дней не ходили с капитаном на прогулку.


Скорее по традиции, чем необходимости дан Аберуин каждый вечер выставлял стражу, состоявшую из четырех смен по два человека в каждой у запертых ворот, и четырех смен по дюжине человек наверху у бойниц. Однако эти верные люди удивились бы, если бы узнали о другой страже, странной страже, в то же время выставлявшейся в покоях в башне, которые Невин делил с Элейно. Каждый день на закате, когда прилив стихии Воды начинал течь в астрале, и в полночь, когда он уступал место стихии Земли, и снова на рассвете, когда Эфир быстро разрастался и развивался, два мастера двеомера создавали магическую сферу из голубого света вокруг всего дана и запечатывали её печатями в форме горящих пентаграмм. В дневное время они могли отдыхать, потому что приливы стихий Огня и Воздуха являются такими враждебными и неблагоприятными для чёрного двеомера, что далее самые большие Мастера редко противятся им. Всю осень их защита продержалась, но даже теперь, когда по-настоящему пришла зима, Невин не видел причины ослаблять её.

– Я не верю, что наши враги просто убежали с поля боя, после одной жалкой битвы, – заметил он однажды вечером.

– Я тоже, – сказал Элейно. – Скорее всего, они хотят усыпить нашу бдительность, убаюкать нас. Кто-то заколдовал того конюха и направил его на дочь Родри, и это не был какой-то случайно залетевший дух.

– Вот именно. Но я искал по всему проклятому астралу и знаю, что и ты тоже, но ни ты, ни я не нашли следов работы двеомера.

– Они просто укрылись, и все. Когда они решат, что мы отказались от поисков, они нанесут удар.

– Но пока они где-то должны жить, будь они прокляты! Я заставил регентшу отправить послания её верным людям, и попросить их следить, не появится ли кто-нибудь из подозрительных незнакомцев, но наши враги не собираются запросто въехать в город и объявить, что они открывают лавку чёрного двеомера.

Элейно рассмеялся.

– Проклятия на продажу! – воскликнул он тоном уличного торговца. – Приходите, покупайте великолепные горячие любовные привороты! Проклятия на продажу!.. Но на самом деле у местных господ нет способностей, необходимых для выявления наших неприятных маленьких друзей. Должен сказать, у меня дома для таких случаев все организовано гораздо лучше. О, это мне кое о чем напомнило! Думаю завтра нанести визит в гильдию капитанов торговых судов. Они могут знать, не поселился ли в последнее время кто-то из моих соотечественников в Аберуине.

– Наши враги не обязательно из Бардека.

– Знаю, но мы должны с чего-то начать.

С этим не имело смысла спорить. В середине следующего утра, когда поток стихии Огня бежал чисто и достаточно сильно, чтобы отогнать любых чёрных мастеров двеомера, Элейно вышел из дана. Ожидая его возращения, Невин отправился проведать пленника, заточенного в башне.

К этому времени Перрину стало значительно лучше, хотя полностью поправившимся его назвать было ни в коем случае нельзя. В те дни лечение чахотки считалось трудным делом. Невин заставлял его весь день оставаться в постели, а большую часть ночь Перрин лежал, завёрнутый в шкуры, на крыше, где дышал холодным воздухом для укрепления лёгких. Хотя лечение отлично срабатывало, частично благодаря неестественно высокой жизненной силе Перрина, тем не менее, Невин все равно внимательно наблюдал за ним. Он слишком боялся рецидива, чтобы рисковать ещё какими-то магическими попытками обнаружить истинную природу этого человека.

Когда Невин вошёл к нему в комнату, Перрин первым делом пожаловался на беспокойство.

– Я больше не могу спать, мой господин. На меня давит то, что я все время здесь, в помещении. Я здесь сойду с ума, на самом деле – рехнусь.

– Лучше сойти с ума, чем умереть, парень. Я видел случаи, когда чахоточный несколько недель казался здоровым, а потом, когда пациент становился слишком активным, болезнь неожиданно возвращалась.

Перрин вздохнул, рухнул на груду подушек и с несчастным видом уставился в потолок.

– Э, а, ну, я на самом деле думал кое о чем. Почему вы с таким трудом пытаетесь меня спасти, если меня повесят? Или мне просто нужно поправиться, чтобы Каллин из Керрмора порезал меня на куски? У меня не будет против него ни одного шанса, даже будь я совсем здоров. Он вполне может сейчас прийти и перерезать мне горло.

– Только не надо показывать свой отвратительный характер!

– Отвратительный, да? Это вы поймали меня и заперли здесь.

– Ну, запер. Но чем больше я изучаю тебя, тем больше у меня уверенности, что ты не преступник – по крайней мере, в том, что касается Джилл. С другой стороны, тебе и в самом деле следовало подумать перед тем, как красть лошадей. Воровать-то нехорошо!

– И Джилл всегда так говорила, – Перрин выглядел смущённым. – Но м-м, ну, э… она никогда не объясняла, почему.

– В самом деле? По множеству причин. Подумай, например, об одной, парень. Когда ты крадёшь у кого-то лошадь, ты отнимаешь то, что ему когда-нибудь может очень потребоваться.

– Но я брал только у господ, у тех-то полно лошадей.

– Да, но откуда ты знаешь, что принесёт им будущее и их вирд? Может настать такой день, когда окажется, что лошадь, которую ты у них украл, станет их последней. Они могут умереть в сражении из-за отсутствия лошади, а та смерть повлечёт за собой неуправляемую череду событий… Да, признаю, все это звучит очень невнятно, но никогда нельзя знать заранее. Вот в чем суть – человек никогда не знает правды…

Судя по виду Перрина, старик совершенно его не убедил.

– Ну, вот пример, который должен быть тебе понятен. Подумай о Джилл и Родри. Когда ты забрал её, ты даже не знал, что Родри – наследник Аберуина, не так ли? Если бы он не гнался за тобой и Джилл по всей проклятой дикой местности Кергонни, то у его врагов возникло бы много трудностей, когда они решили схватить его. А если подумать, то Джилл могла бы и остановить их. У неё есть талант к двеомеру, поэтому Дикие предупредили бы её, или она сама почувствовала бы опасность. В любом случае Джилл могла бы призвать на помощь меня, Саламандра или какого-нибудь местного господина.

Перрин сел на кровати и побледнел.

– Мой господин, я слышу разговоры стражников. Они говорят, что может начаться война, поскольку Родри нет.

– Они совершенно правы.

– Но господа благородного происхождения в этой части королевства сражаются на лошадях. Если начнётся война, то лошадей будут убивать целыми табунами.

– Людей – тоже, должен добавить.

Перрин, казалось, не услышал замечания Невина. Он смотрел в никуда, и его глаза были полны слез.

– Все эти лошади, – прошептал он. – О боги, как мне жаль!

– В самом деле? Тогда я предлагаю тебе подумать о том, что я сказал.

Перевалило далеко за полдень, когда Элейно вернулся после посещения гильдии. Невин только что отвёл Родду на женскую половину после их ежедневной прогулки. Элейно встретил его на лестнице. Лицо бардекианца было по-настоящему мрачным.

– Нам нужно поговорить наедине.

– Есть новости?

– В некотором роде.

Они отправились в покои Невина в башне. Невин устроился в мягком кресле у окна, а Элейно беспокойно ходил кругами и говорил:

– Человек, назвавшийся Алиантано и утверждавший, что он из Ористинны, проезжал через Аберуин и навещал гильдию пару месяцев назад. Я задал много вопросов и, наконец, догадался, кто он на самом деле. Он никогда не был связан с чёрным двеомером по-настоящему, но, тем не менее, прогнил, как стоящий на берегу корпус корабля. Он из города Наралион, его настоящее имя – Лерранно и он известен, как Мясник Перевала Стервятников.

– Милая кличка. Как он её получил?

– Он был офицером, командующим парой полков во время рутинных учений. Думаю, это произошло примерно год назад. Поскольку я слышал только самые общие слухи, то не уверен в деталях. Но в целом случилось вот что. Он приказал сотне рекрутов из горожан перебираться по верёвочному мосту, хотя его предупредили, что мост небезопасен. Мост сорвался, и все погибли, а его самого… дай подумать, я не знаю точных слов, обозначающих юридические термины в Дэверри. Словом, другие армейские офицеры судили его особым судом и признали виновным во всевозможных преступлениях. Некоторые судьи требовали смертной казни, однако все закончилось ссылкой.

– И он теперь здесь?

– Да. Когда он прибыл в Аберуин, у него для ссыльного было с собой слишком много денег. Не заплатил ли ему кто-либо за определённую работу? В настоящий момент он находится на службе у некоего лорда Даррила.

– Не Даррила ли из Тренрида?

– Его самого.

– А зачем Даррилу ссыльный бардекианский полководец?

– Ну, кое-кто в гильдии, кажется, полагает, что он планирует сформировать армию из простолюдинов и сделать их пикинёрами – если дойдёт до войны. Это имеет смысл.

– Имеет, но это будет ужасно. Интересно, такая армия будет более или менее эффективна против обычного боевого отряда?

Элейно пожал плечами и поднял обе руки ладонями вперёд.

– Это только риторический вопрос, мой друг, – сказал Невин и улыбнулся. – О военном деле я знаю немногим больше тебя. Думаю, надо переговорить с Каллином.

Когда Невин задал Каллину тот же вопрос, у капитана имелся готовый ответ.

– Пикинёры окажутся достаточно эффективными, если поддерживать среди них дисциплину. Я никогда сам не был в Бардеке, мой господин, но, судя по тому, что я слышал, пикинёры тренируются помногу месяцев перед тем, как их выпускают на поле боя. Видите ли, у них большие вогнутые щиты в форме бока кожаной бутыли. Пикинёры маршируют плотным строем и таким образом создают некое подобие стены. Пока они сохраняют построение, коннице очень трудно их сломить, и вот тут свою роль играют тренировки. Когда начинают приближаться лошади, средний горожанин из Дэверри повернётся и бросится бежать, но профессионал из Бардека не двинется с места.

– Понятно. А как насчёт того момента, когда начинают летать боевые дротики?

– Об этом я тоже слышал. В Бардеке не используют дротики, но у них есть луки и иногда – пращи. Поэтому когда начинают прилетать снаряды, люди из второго ряда поднимают щиты и склоняют их немного вперёд так чтобы частично закрыть себя и частично парней в первом ряду, – и так далее по всему построению до конца. Таким образом стена щитов оказывается крепкой, и пока эти люди могут её удерживать, ну… её очень тяжело сломить. Они называют это – сделать черепаху.

– Ага. Однако подозреваю, эльфийские стрелки имеют против них хороший шанс.

– Сомневаюсь, мой господин. Очень сомневаюсь, даже с их большими луками.

По спине Невина пробежал предупреждающий холодок двеомера, словно туда попал снег. Это так поразило его, что он полностью пропустил следующее замечание Каллина и должен был извиниться.

– Что ты сказал? Повтори, пожалуйста.

– Я говорил: если хочешь использовать пикинёров, нужно обеспечить их хорошим вооружением. Дешёвые щиты, сделанные из натянутых шкур, не отразят стальных клинков. Интересно, есть ли у Даррила из Тренрида достаточно денег и достаточно ли квалифицированные у него ремесленники, чтобы обеспечить пикинёров вооружением в бардекианском стиле?

– Не знаю. Однако у меня возникло неприятное предчувствие. Он явно намеревается приложить усилия к тому, чтобы Родри в ближайшее время не попал домой.

– Вот именно, – взгляд Каллина стал странно пустым, словно он устал от разговора, но Невин достаточно хорошо его знал, чтобы понять: Каллин скрывает какое-то глубокое чувство. – Предполагаю, никаких новостей из Бардека не поступало.

– Боюсь, нет. Даже у двеомера есть свои ограничения, друг мой, и мы не услышим вестей из Бардека до весны. Я только молюсь, чтобы с Джилл и Родри все было в порядке.

– И я. Все время, мой господин, все время.

После того, как Невин расстался с капитаном, он стал раздумывать об этом странном предупреждении, которое пришло к нему – из ниоткуда, сказал бы он, если бы не одна маленькая деталь: предупреждения двеомера никогда не приходят из ниоткуда. Поскольку они в тот момент говорили об эльфах и эльфийском способе ведения военных действий, Невин почти не сомневался, что предупреждение касалось дел этой чужой расы. Как именно это происходит, он не понимал, но с другой стороны вирд эльсион лакар лежал вне его пределов понимания.

Тем же вечером Невин через огонь связался со своим старым учеником Адерином и рассказал ему о проблеме.

– Я не уверен в значении предупреждения, – плавающий над языками пламени образ Адерина был мрачным. – Но у меня есть идея. Я еду в Элдис.

– Хорошо. Когда ты прибудешь?

– Боюсь, через несколько недель. Сейчас мы находимся далеко на западе. Я отправлюсь в путь завтра на рассвете.


Несколько недель Великий Криселло, Король Таинственного, и его Поражающая Воображение Компания Эксцентричных Варваров путешествовали по северо-восточному побережью Суртинны, давая по одному представлению в деревнях и оставаясь на пару ночей в городах, пока наконец не добрались до города Пардидиона, который располагался на узкой полоске равнины между океаном и горами. Поскольку это было одно из богатейших торговых государств в восточной части острова, они прекрасно выступили три вечера подряд на рыночной площади, а также отдельно на вечеринке, которую устраивал сам архонт.

– Но все великолепие должно померкнуть, а все солнца закатиться на западе. Как жаль и как грустно, – вздохнул Саламандр. – Думаю, мы уже достаточно поваляли дурака. Пришло время повернуться лицом к нашему прекрасному Пастедиону.

– Да уж давно пора, черт побери, если хочешь знать моё мнение, – рявкнула Джилл. – Как туда добраться?

– На самом деле, есть караванный путь, именно поэтому мы и приехали сюда в первую очередь. Видите ли, колонисты из Пардидиона основали Пастедион сколько-то лет назад, и они постоянно торгуют друг с другом. По дороге также имеются небольшие города, которые окажутся очень кстати, чтобы приютить бедных волшебников.

Как только городские ворота открылись утром, они выехали из города и направились грубо на северо-запад, к городу Албаре. Поскольку Джилл привыкла к орошаемым низменностям, бардекианские предгорья сильно удивили её. Покрытые дикой травой, они были мертвенно-бурыми, такие сухие и выцветшие, что временами при сильном солнечном свете казалось, будто путешественники едут среди возвышенностей из чеканного золота. В глубоких лощинах, где вода стояла весь год, росли каменные дубы, и их листья, на ощупь напоминающие кожу, были такого тёмного зеленого цвета, что казались чёрными. В некоторых каньонах росли густые спутавшиеся кустарники, а какие-то острые штуковины разных видов, с шипами, спускались вниз на ровную дорогу, но по всей остальной местности деревья не росли. Здесь было жарко: это была сухая жара, при которой тяжело дышать, а иной раз на дорогах даже появлялись миражи и танцевали на песчанике и огромных валунах.

Путники остановились на обед в небольшой долине. В середине её между камнями вниз бежал тонкий ручей, едва ли достаточно чистый для того, чтобы напоить лошадей. Люди пили разбавленное водой вино из бурдюка, купленного в Пардидионе.

– Я думаю, нам лучше пропустить обычный дневной сон, – заметил Саламандр. – Не могу отделаться от ощущения, что кто-то нас преследует.

– И я, – призналась Джилл. – Не хочу, чтобы они догнали нас здесь, где больше никого нет.

– Правильно. Мы будем в безопасности в Албаре. Если нам очень повезёт, то можем даже найти последний караван, направляющийся на север, и к ним присоединиться, но сомневаюсь, что нам так повезёт. Очень скоро начнётся сезон дождей, хотя сейчас в это трудно поверить.

– А на островах есть серебряные кинжалы? – спросила Джилл. – Я имею в виду людей такого типа, тех, кого можно нанять телохранителями.

– Жаль, но я никогда о таких не слышал. Нам, вероятно, придётся… Погодите-ка! Серебряный кинжал. Почему эти слова так давят на меня… Боги, я почти забыл о злосчастном кольце!

– О чем?

– Серебряном кольце, подарке для тебя, младший брат, от нашего очень уважаемого отца, – Саламандр достал кожаный кошель, который держал спрятанным в тунике, высыпал из него горсть мелких монет и всяких прилипающих к одежде ниточек себе на колени. – Вот оно.

Он вручил Родри плоское серебряное кольцо, шириной примерно в треть дюйма, на котором что-то было выгравировано.

– Розы, – Родри поднял его повыше. – Странный знак. А что тут внутри?

– Это надпись на эльфийском. Если произнести буквы вслух, то "получится «арр-ссос-ах сот-ии лорр-эсс-ох-ахз». Что это может значить, никто не знает, даже знаток эльфийского фольклора или женщина, специалистка по двеомеру. Не знают и барды, и жрецы святого Вума, потому что я сам спрашивал их и не получил ответа.

Родри пожал плечами и надел кольцо на третий палец правой руки. Оно подошло идеально.

– Почему розы – странный знак? – спросила Джилл.

– Моя хозяйка Алейна сделал мне маленький подарок. Интересно, взял ли я его с собой? – Родри повернулся к седельным вьюкам, которые лежали на земле рядом с ним, и рылся в них, пока не нашёл серебряную брошь в форме одной розы. – Это серебро карликов, точно так же как и кольцо, и серебряные кинжалы. Брошь продавали на рынке Вилинта.

– Все более и более странно, – сказал Саламандр. – Эти вещи могли быть сделаны одной и той же рукой, или, по крайней мере, в одной и той же мастерской. В любом случае когда-то очень давно странный незнакомец дал нашему отцу это кольцо и сказал, что оно для одного из его сыновей. Разные гадания присудили его тебе. Я пытался найти тебя, чтобы вручить его, когда тебя похитили.

Родри смотрел на кольцо в полном замешательстве.

– У нас ещё есть братья? – наконец спросил он.

– Один, полнокровный эльф, а, кроме того, у нас ещё есть сестра, тоже эльф. Очень плохо, что она наша родственница, потому что она – самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, ну конечно, за исключением присутствующей.

– Не нужно льстить, – улыбнулась Джилл. – Я никогда не притворялась, что могу быть такой же красивой, как эльфийские женщины.

– Ты прелестна, как большинство, но они все завидуют нашей Мелларио. А у тебя, младший брат, было ещё три брата со стороны матери. К сожалению, двое из них мертвы, а третий, самый старший, вероятно сейчас уже проехал через ворота Другой Земли. Он очень неудачно упал с лошади. Если я правильно помню, то потом и несчастное животное тоже на него упало.

– От этого у меня болит сердце, – Родри выглядел расстроенным. – Если я доберусь до Аберуина, я прослежу за тем, чтобы его вдову обеспечили должным образом.

– Это, конечно, очень хорошо с твоей стороны, любовь моя, – вставила Джилл. – Но знаешь ли, ты ненавидел своего брата Райса, а он ненавидел тебя. Именно он отправил тебя в ссылку.

– Правда? А, клянусь всеми демонами! Вы даже не можете себе представить, как странно слышать рассказы о своей жизни, словно это сплетни о каком-то другом человеке. Послушай, старший брат. Ты же волшебник и, наверное, хороший. Разве ты не можешь ничего сделать, чтобы восстановить мою память?

– Не могу, хотя ничто не приносило мне столько боли, чем моя некомпетентность, неспособность и просто отсутствие знаний для этого, – Саламандр изобразил ослепительную улыбку. – Но не бойся! Мы в конце концов привезём тебя к очень способному целителю, который пользуется в Элдисе великолепной репутацией, это мастер двеомера, пред величием которого мои штучки выглядят… ну, глупыми штучками. Он тебя вылечит. Нет сомнений.

– Врёшь, – Родри говорил совершенно спокойно. – Ничего нельзя сделать. И это правда, не так ли?

Саламандр собрался ответить, затем просто отвернулся и тяжело вздохнул. Родри поднялся, с вызовом тряхнув головой.

– Давайте трогаться в путь. Если вы оба так уверены, что за нами следует враги, лично я не хочу сидеть тут и болтать, ожидая их. Будем надеяться, что я помню, как пользоваться тем новым мечом, который ты мне купил, брат. Будь я проклят, если позволю Джилл сражаться за нас.

Джилл внезапно потянула носом.

– Что ещё? – спросил Родри.

– Я только что вспомнила меч, который ты обычно носил. Там был дракон, что-то вроде накладки вокруг рукоятки. Его тебе подарил муж твоей матери, думая, что ты его сын.

– у, значит, может оно и к лучшему, что он утрачен. Старший брат, я возмещу тебе стоимость нового меча, когда мы доберёмся до Аберуина.

– Не нужно, потому что это подарок. Никогда в жизни я не чувствовал, что два меча лучше, чем один.


Когда Гвин и компания выехали из Вилинта, Пирралло несколько дней вёл их по ложному следу на юг. И хоть они ни разу не встретили никого, кто хотя бы слышал о волшебнике, жаба настаивала, что права, – до тех пор, пока Гвин не сказал противному компаньону, что они либо вернутся назад, либо он, Гвин, прямо сейчас отправит его в ад, чтобы тем же вечером жаба встретилась с Когтистыми. Пирралло ругался и угрожал, однако в конце концов отдал приказ поворачивать и направляться на север. Поскольку Криселло потратил много времени на выступления в различных городах, небольшой караван в конце концов догнал его и вошёл в Албара всего через несколько часов после волшебника. Когда преследователи разбили палатки на специальной лагерной площадке, предоставляемой купцам, волшебника там не было. Там вообще никого, кроме Гвина с компанией не было, зато продавцы еды и вина, которые выходили за пределы города, чтобы предложить путникам свои товары, не только слышали о Криселло, но и знали, что он остановился в единственной приличной в городе гостинице. Покупая продукты, Гвин выяснил, что волшебник объявил о представлении сегодня вечером.

– Предполагается, что это будут сплошные чудеса. По крайней мере, я так слышал, – заметил продавец фруктов. – Он делает все при помощи благовоний и порошков, но выглядит все очень убедительно и по-настоящему впечатляет.

– Мы непременно придём в город, чтобы посмотреть, – заявил Гвин с улыбкой. – Я ни за что не пропущу такого.

Когда они отправились в город смотреть представление, на Гвине были высокие сапоги для верховой езды со шнуровкой спереди. В этом чувствовалось влияние варварской моды, хотя сами сапоги и не были копией тех, что на самом деле носили варвары. Гвин зашнуровал их не очень крепко, чтобы внутри осталось место для тонкого и узкого стального кинжала. Он засунул по кинжалу в каждый сапог. Ночь была прохладной и удивительно ясной, звезды ровно мерцали, лунный серп казался ледяным. Хотя рыночная площадь оказалась наполовину пустой, под террасой, где ожидалось выступление волшебника Криселло, собралась приличная толпа. Жаровни с благовониями уже стояли на сцене, висел и красно-золотой занавес. Гвин с Пирралло заняли место сбоку и тут же услышали, как люди возбуждённым шёпотом обсуждают предстоящее представление. Некоторые местные купцы, которые видели варваров в Пардидионе или в Ронатоне, уже рассказали дома о «магии». Один из них стоял слева от Гвина – тучный мужчина в красном плаще, с множеством колец на пальцах. Он яростно жестикулировал и орал на тощую женщину, одетую в богатые многослойные шёлковые одежды.

Пирралло гневно ткнул Гвина в бок и зашептал на ористиннианском диалекте, который сложно понять жителям Албары:

– В такой толпе нам не удастся подобраться к ним близко.

– В первый вечер не стоит даже и пытаться, – ответил Гвин на том же диалекте. – Я просто хочу проследить за ними до гостиницы и посмотреть, где они остановились.

– Вероятно, неплохая мысль.

– Только вероятно?

– Теперь я принимаю окончательные решения, не забывай. Ты очень хорошо выполняешь свою работу, но после того, что случилось в Деблисе…

Пирралло улыбнулся. Гвину стало забавно. Жаба настолько глупа, что подначивает одного из лучших наёмных убийц на островах. Ему пришло в голову, что, не исключено, Главный Ястреб также проверяет и компетентность Пирралло. Хотя мысль показалась занятной, у Гвине было времени развивать её, поскольку на террасу уже выходили волшебник и двое варваров. Когда толпа придвинулась поближе и стала аплодировать, предвкушая чудесное зрелище, Криселло поклонился, потом вычурно взмахнул рукой, девушка сделала реверанс, улыбаясь ослепительной улыбкой опытной артистки, а Родри просто стоял сзади и гневно смотрел на толпу, словно считал, что участие в представлении его унижает. Увидев его, Гвин снова почувствовал боль в сердце.

– Добро пожаловать, добро пожаловать, о, уважаемые граждане Бардека, на моё скромное и недостойное вас представление варварских чудес, – Криселло снова поклонился перед тем, как продолжать. – Разрешите мне вначале сказать, что я слышал глупые и достойные презрения сплетни, будто бы я показываю мои чудеса при помощи химикатов, тонких невидимых нитей, порошков, скрытых пятен клея и других грубых и вульгарных уловок, недостойных для созерцания. Нет, нет, нет, сто раз нет! Это глубочайшее заблуждение! Все, что вы сегодня увидите здесь, – это истинная магия, варварское волшебство, которому учат в диких горах Дэверри.

Когда толпа засмеялась, Криселло поклонился и улыбнулся.

– Он источает искренность, не так ли? – пробормотал Пирралло. – Этот человек – прекрасный артист.

Гвин просто пожал плечами, развлечения на рыночной площади для него ничего не значили. Тем не менее, когда Криселло широким жестом взмахнул рукой над одной из жаровен, и над ней взметнулась башня золотого пламени, Гвин резко втянул ноздрями воздух.

– Самородная сера, – сказал тучный купец своей жене. – Можно определить по цвету.

Пирралло довольно кивнул, соглашаясь, когда от второй жаровни пошёл жёлтый дым и там замерцали красные языки пламени. Внезапно колдун завёл странную песню с завываниями на каком-то языке, которого Гвин не узнал. Он подозревал, что это просто бессмыслица. Волшебник тем временем стал показывать фокусы с шёлковыми шарфиками, которые связывались узлами, застывали в воздухе и хлопали, как птицы крыльями, у него над головой перед тем, как опуститься ему на руки. На этот раз тучный купец болтал об упоминавшихся самим волшебником тончайших нитях, за которые дёргают помощники. Когда песня закончилась, шарфики исчезли, и Криселло показал обеими руками на небо. – Смотрите на чудеса с Крайнего Севера! Примерно в десяти футах над ним появился огромный голубой огненный цветок, который какое-то время висел в воздухе, а потом растворился. Толпа в благоговейном трепете разинула рты, потом двинулась вперёд. Теперь все стояли плечом к плечу. Гвин чувствовал, как локоть тучного купца впивается ему в ребра, и с трудом сдержался, чтобы не повернуться и не врезать ему. Волшебник снова взмахнул руками – и тут же в воздухе взорвались огромные полосы золотого и красного огня, которые затем распались на куски. Тем не менее, толпа упустила важную часть представления: как только посреди языков пламени распустились цветы, появились Дикие. Сильфы носились взад и вперёд, гномы танцевали и улыбались по всей сцене, саламандры прыгали и веселились в огне и радугах, которые кружились вокруг волшебника. Ударила молния, прогрохотал гром, толпа опять ахала и кричала, а волшебник пел и скакал по сцене, резвясь вместе с диким народцем. Когда Гвин встретился взглядом с Пирралло, жаба одними губами произнесла несколько слов. Хотя их невозможно было услышать, Гвин догадался, о чем он говорит. Настоящая магия . Это должна быть настоящая магия. И, несмотря на то, что Гвин вспотел в толпе, ему вдруг стало холодно.

Силы Света находились прямо перед ними, они плясали, и пели, и дурачились, и так хорошо вели свою игру, что команда слуг чёрного двеомера много недель следовала за волшебником и даже ни разу не задумалась, кем он является на самом деле. Когда яркий свет окрасил лица зрителей, Гвин ощутил, как мысль, словно живая, ворочается и прыгает у него в голове, подобно кружащимся золотым искрам на сцене. В отчаянии он пытался разработать план. Пирралло рядом с ним дрожал, как и подобает презренной жабе. Внезапно все на сцене затихло и опустело. Криселло низко поклонился и объявил, что очень устал. Толпа смеялась и кричала и запускала руки в карманы и кошельки, а потом на сцену полетел дождь из серебряных монет. Пока девушка из варваров подбирала их, волшебник отошёл в сторону, вытирая лицо тряпкой, и попил воды из бурдюка.

– Ты понимаешь, что это означает? – прошипел Пирралло.

– А ты думаешь, что я так же слеп, как это вонючее стадо ротозеев? Я в состоянии видеть духов так же, как и ты. Можешь забыть об использовании своей жалкой магии против этого человека. Оставь его мне и холодной стали.

– Не смей оскорблять мою силу, ты, рождённая рабом собака! Мы ничего не станем предпринимать, пока я не свяжусь с хозяином. Как только мы вернёмся в лагерь, я вызову его через чёрное зеркало и отчитаюсь в увиденном. Он может захотеть приехать сам.

Гвин ничего не сказал, но подумал, что трусливая жаба права. Криселло тем временем, заливаясь смехом и танцуя, вернулся в центр сцены. Он взмахнул руками – и во все стороны полетел дождь из серебряных искр. Толпа визжала от радости и подбадривала его. А он наполнил воздух клубами оранжевого и голубого дыма, которые светились изнутри. Гвин огляделся и увидел, что Родри сидит рядом с красным занавесом в дальнем конце террасы. Хотя в меняющемся свете трудно было разобрать выражение его лица, Родри, казалось, слегка улыбался, наблюдая за девушкой. Внезапно Гвин понял, кто она – вероятно, это женщина Родри из Дэверри, вроде бы, её звали Джилл. Значит, она отправилась сюда на поиски своего мужчины, только ради того, чтобы умереть, когда Ястребы потребуют назад свою добычу.

Гвин не хотел думать о том, что случится с Родри после того, как до него доберётся Главный Ястреб. Но, конечно, невозможно было не думать об этом. Гвин предполагал, что часть пыток ему придётся проводить лично, чтобы доказать свою преданность хозяину и гильдии. На какое-то мгновение его парализовало от отвращения, а затем он внезапно почувствовал, что стоит рядом с самим собой и наблюдает, как его нога слегка приподнялась, рука совсем незаметно опустилась вниз, и длинный кинжал оказался у него в ладони. На сцене Криселло устроил тройную радугу, которая неожиданно превратилась в фигуру дракона. Пока все неотрывно следили за драконом, Гвин поднял кинжал и вонзил между рёбер Пирралло, попав прямо в сердце. Он быстро вытащил оружие и убрал обратно в голенище до того, как капля крови успела просочиться сквозь тунику его жертвы.

В плотно стоящей толпе Пирралло остался стоять, его голова слегка закинулась назад, словно он наблюдал за сворачивающимся на небе драконом. Гвин слегка шевельнул бёдрами и отошёл чуть назад, толстяк автоматически переместился в сторону, чтобы занять освободившееся место, не осознавая, что станет теперь поддерживать труп. Бормоча извинения и вежливо кивая, Гвин пробирался сквозь толпу, пока наконец не высвободился и не оказался на пустой рыночной площади. Вначале он спокойно пошёл прочь, а затем, когда оказался на тёмных улицах, побежал, но не слишком быстро, словно был рабом, посланным с каким-то поручением. Основная дорога к площадке для караванов ровно поднималась вверх, поэтому к тому времени, как он преодолел ворота, светящиеся огненные цветы Криселло остались далеко позади.

На открытой дороге Гвин перешёл на шаг. Шагая, он не думал абсолютно ни о чем, пока не увидел перед собой их костёр. Только тогда он по-настоящему понял, что сделал. Почему он это сделал – это все ещё оставалось для него глубокой тайной, более глубокой, чем любой двеомер, но знал он также и то, что должен быстро представить какие-то объяснения.

– А, вот и ты! – крикнул Вандар. – А где Пирралло?

– Мёртв. Я его убил.

– Что? – Бринонно вскочил на ноги.

– Убил его. Просто убил. Ножом, – Гвин замолчал и потёр лицо обеими руками. – Собака напилась вина во время представления, и у него развязался язык. Клянусь вонючими лапами Когтистых! На рыночной площади было полно людей архонта! А если бы они услышали, как он насмехается и хвастается? Он, кстати, говорил, что после того, как выполнит свою работу, мы трое будем у него под ножом. Он собирался сегодня ночью отправить отчёт Главному Ястребу, и я знал, что отчёт будет плохой, поэтому убил его.

Они уставились на него. Просто смотрели, потрясённые.

– Я возьму лошадь и поеду один. Попытаетесь остановить меня? Попробуйте! Можете последовать за мной, если посмеете. Найдёте меня, сдадите и получите небольшую награду от гильдии – если сможете.

– Не неси чушь! – рявкнул Вандар. – Ты один способен убить нас в полусонном состоянии, и мы все это знаем.

– Вопрос в том, почему мы ещё не мертвы, – сказал Бринонно. – У тебя ведь два кинжала.

Гвин рассмеялся, но оставался настороже.

– Если вы согласны поучаствовать со мной в выполнении одного плана, то я воспользуюсь вашей помощью. Мы втроём можем взять Родри в пути и заключить сделку в нашу пользу.

– Как? – спросил Вандар. – Я не могу представить себе, чтобы Главный Ястреб опустился до разговора с предателями.

– Кто говорит о Главном Ястребе? Ведь в Братстве не одна фракция, не так ли?

– Да, – Бринонно выдал один резкий смешок, сам он в эти минуты напоминал испуганную лису. – Хорошо, я присоединяюсь к тебе.

– И я тоже, – сказал Вандар. – Знаешь, почему ты можешь нам доверять? Потому что у нас нет выбора, не так ли? Если мы не найдём кого-то, кто примет нас к себе, то мы медленно умрём по приказу гильдии, независимо от того, что сделаем.

– Ты абсолютно прав, – Гвин почувствовал, как улыбается. В голове у него была лёгкость, как у пьяного. – И давайте молиться всем демонам ада, чтобы я сумел придумать хитрый способ связаться с врагами Главного Ястреба, иначе Когтистые вскоре получат наши души на ужин.

Они очень быстро собрали пожитки и той же ночью покинули Албару – до того, как люди архонта опознали труп Пирралло и явились к его так называемым слугам задавать вопросы. Поскольку единственная дорога через город шла на запад и восток, а Криселло приехал с востока, Гвин знал, в какую сторону поедет волшебник. Хотя Гвин оказался в этой части острова впервые, он был уверен, что рано или поздно найдёт хорошее место для засады. Конечно, теперь, когда он знал, что Криселло – именно тот, за кого себя выдаёт – истинный маг – ему придётся придумать особенно хитроумный план. Поскольку у Гвина было только два помощника, он не мог просто броситься на середину дороги и закричать мастеру двеомера: «Стоять!»

Что он сделает с Родри после того, как заполучит его… Гвин придумает какую-то сделку, которая защитит как пленника, так и тех, кто взял его в плен. Гвину также пришло в голову, что им, не исключено, и не придётся разыскивать другие фракции Тёмного Братства. Вполне может оказаться, что такие фракции уже сами их ищут.


Высоко в горах, на севере, Старец определил, что некий случайный фактор изменил его планы. В ту ночь он работал в своём Храме Времени, изучая символы, которые построил на двенадцатом этаже, самом последнем добавлении к структуре, отражающей его план разрушения Невина. Храм был любопытной штукой. Хотя совокупность изображений на протяжении лет приобрела определённый двеомер, в основе храм являлся только ментальной структурой, созданной сознательными усилиями разума, сродни физическим дворцам памяти, обычным для купцов и чиновников на всех островах. Наверху воображаемой горы, которую Старец простроил у себя в сознании, находилась высокая квадратная башня из белого камня. Одна её сторона полностью освещалась солнечным светом, чтобы представлять известные прошлое и настоящее; другая – лунным светом, чтобы представлять менее известное будущее.

После многих лет работы ментальные образы были разработаны так хорошо, что Старцу требовалось только подумать о башне, чтобы увидеть её целиком и полностью. После стольких лет практики ментальной концентрации он мог зайти туда и оглядеться, словно находился в реальном здании.

Имелось четыре входа, в центре находилась спиральная лестница из пятидесяти двух ступенек, которая вела на двенадцать уровней, где на каждой стене зияло по семь окон. На двенадцатом этаже Старец расположил символические статуи и предметы, которые покажут, как ветры Судьбы и будущего влияют на его сложную схему, точно так же, как флюгер на крыше сарая крестьянина показывает направление ветра и изменение погоды. Поскольку его отдалённой целью было уничтожение эльфийской расы, Старец поставил четыре статуи эльфов вокруг лестницы, двух мужчин и двух женщин. Он надеялся увидеть, как они начинают стареть или болеть, но пока что они упрямо оставались здоровыми и молодыми. Случалось, он находил их смеющимися над ним.

Рядом с эльфами стояли другие статуи: одна изображала Джилл – хотя, конечно, Старец совершенно не представлял, как она выглядит – и одна статуя Родри, обнажённого и в кандалах. Рядом стояла статуя Невина, которого Старец знал слишком хорошо, что никак не давало ему успокоиться. После того, как Невин ступит на берег Суртинны, статуя оживёт и с ней произойдут небольшие изменения, которые позволят Старцу судить о планах Мастера Эфира. Разбросанные среди этих основных образов находились и другие, символы меньшего значения и размера – статуи Диких, образы эльфийского лука, различных предметов, которые имели для Старца эмоциональное значение. На протяжении последних нескольких месяцев он действительно зарегистрировал некоторые изменения в этих символах – как и надеялся. Например, как раз перед тем, как Барума связался с ним в первый раз, появился каменный волк. Он маячил в одном углу и наблюдал за лестницей. После разговора с Барумой Старец смог понять, что волк означает шпиона и врага. Время от времени он замечал ещё один образ – туманный, но определённый: то был мужчина-эльф, стоящий рядом с Джилл. Пока Старец не смог изучить эту новую личность. Когда бы он ни пытался сделать это, фигура эльфа исчезала.

Именно в этот вечер Старец обнаружил изменения, которые сильно его обеспокоили. Кандалы Родри исчезли. Каменный волк обнажил клыки и поднялся на задние лапы, шерсть на его загривке встала дыбом. Джилл держала в руках дикую голубку, словно пыталась защитить её от кошки или какого-то хищника. «И надо же было выбрать эту из всех птиц! – подумал он. – Что же это все обозначает?» Тем не менее, Старец не особо задумывался над вопросом, потому что в конце концов Джилл – только женщина. С воображаемым пожатием плеч он отправился к одному из окон на лунной стороне. Для того чтобы выглянуть из окна, потребовалось определённое мужество. Временами там появлялись странные существа и странные видения. Несмотря на то, что башня начала своё существование, как простой результат ментальных усилий, она каким-то образом привлекла астральную плоскость – или, во всяком случае, подошла к ней близко – или же перекинула на неё мост – какая метафора вам больше нравится. Хотя эта связь вливала силу в работу двеомера, она также приносила с собой определённую опасность.

Когда Старец выглянул из окна, то поначалу не увидел ничего, кроме густого тумана, который окружал башню со всех сторон. Он подождал, сосредотачиваясь, пока, наконец, ему не показалось, что внутри тумана что-то движется, что-то приближается и поднимается, как пловец из моря. Туман стекал по телу, как вода, и формировал узнаваемый образ, в большей или меньшей степени человеческий… Но лицо явления менялось и колебалось, как языки пламени в костре. Вокруг лица появились зеленовато-коричневые волосы, подобные спутавшимся листьям или мху на густой земле, а когда сущность заговорила, Старец почувствовал, что на него дохнуло холодом, и ледяной воздух закружился вокруг него, хотя слова звучали только у него в сознании.

– Ты разжёг больше зла, чем осознаешь сам, и когда-нибудь ты тоже сгоришь в огне.

И прежде чем Старец смог ответить, сущность исчезла. Старец резко отвернулся от окна и бросился к лестнице. Когда он спешил вниз, то слышал, как в комнате играет музыка – странные неблагозвучные, диссонирующие звуки, словно сам ветер звенит на струнах арфы.

Этим вечером он думал о видении, сидя в удобном кресле. В конце концов он пришёл к выводу, что кто-то разбудил силы Владык Стихий и направил их против него. Логично предположить, что это сделал Невин. Что касается образа Родри, то казалось очевидным, что Невин должен бы близко подойти к его спасению – или опять же это было бы очевидно, если бы только символическая статуя Невина изменилась или подала какой-то признак жизни. Но поскольку она не изменилась, Старец мог только предполагать, что какой-то другой мастер двеомера разбудил Владык. Возможно, этот мастер двеомера является одним из его многих соперников на пост главы гильдии. Не исключено, что это – тот же самый, который послал волка за Барумой. Старец знал собственную силу и знал свою магию: когда Невин прибудет, статуя покажет его прибытие точно так же, как тёмные тучи показывают приближение дождя. Старец в этом не сомневался. Он попросту отказывался верить, что может быть по-другому. И, конечно, если бы речь шла только об одном этом факте, он был бы абсолютно прав.

Позднее он поймёт, как дорого стоили ему заблуждения, – поймёт, когда, к несчастью, не останется времени для исправления ошибки. Однако на тот момент он вложил всю свою энергию в разработку сложного метода дальновидения, пытаясь выявить своего врага в гильдии.


Покинув Албару, Великий Криселло и двое его слуг-варваров отправились на север к горам. Дорога шла вдоль широкого, почти сухого русла реки. Ширина его составляла примерно двадцать футов, глубина – двенадцать, в середине протекала тоненькая струйка противной на вкус воды. Однако на второй день, когда они проснулись, друзья обнаружили, что по руслу течёт чистая вода. Она несётся широким потоком, а небо приобрело зловещий серый цвет. Когда они тронулись в путь, вершины гор исчезли в густых серых зимних облаках.

Дождь шёл весь день – это был мелкий нудный дождик. Через приблизительно равные промежутки времени путники стряхивали воду со своих промасленных шерстяных плащей. Река возле дороги все поднималась и поднималась, пока не заполнила русло. К полудню она уже пенилась, стремительно несясь с дальних гор. Во второй половине дня Джилл увидела, как мимо пролетает целое бревно – ей показалось, что это часть деревянного забора. Когда она сказала об этом Саламандру, тот стал серьёзным.

– Думаю, сегодня ночью нам следует разбить лагерь подальше от дороги. Зимние наводнения бывают очень сильными, моя дикая голубка, и у меня нет желания просыпаться, плавая.

– Если вообще проснёшься вовремя, – вставил Родри. – Я много слышал об этих жутких наводнениях, и, скажу вам честно, у меня совсем нет желания путешествовать в потоке воды.

– Как и у меня, дорогой брат, но, к сожалению, у нас нет выбора. Наше единственное утешение: мы на пару недель одни на дорогах – пока состояние дел в здешней природе не достигнет равновесия. – Саламандр, казалось, пребывал в унынии. – До тех пор нам придётся ехать мокрыми, грязными, замёрзшими и в целом такими несчастными, насколько может быть несчастным человек, если он только не валяется больным. Но ничего не поделаешь, придётся мириться с этим.

– Предполагаю, мы можем переждать несколько дней в городе, – сказала Джилл.

– Между этим местом и центральным плато больше нет городов, по крайней мере достаточно больших, чтобы в них имелась гостиница. Кроме того, мы должны продолжать движение. Что-то не так, я чувствую это.

– А как ты знаешь, что мы не едем прямо в пасть очередной беде?

– Моя хорошенькая куропатка, ты в самом деле подняла серьёзный вопрос. Нам лучше сегодня ночью, когда мы встанем лагерем, установить дежурство. Хотя, несомненно, при этой проклятой погоде мы особо не сможем поспать.

К вечеру моросящий дождь усилился, поднялся густой и очень мокрый туман. Казалось, тучи висят на расстоянии вытянутой руки над дорогой. Путники оставили побуревшую реку позади, и повели лошадей вверх на гору, на поросший травой склон, холодный и открытый всем ветрам.

– Это место не подойдёт, – застонал Саламандр. – Мы все можем умереть от воспаления лёгких и тем самым избавим наших врагов от задачи ловить нас.

– Ну, здесь найдутся валуны и кусты, – показала пальцем Джилл. – Мы можем привязать к ним лошадей, а затем попытаемся отыскать сухие места среди скал.

– Попытаемся. Мне нравится твой выбор слов.

Хотя Джилл и была закалённым на дорогах серебряным кинжалом, в эту ночь она чувствовала себя так же неуютно, как Саламандр. Вокруг повсюду просматривались огромные бледные куски песчаника, из склона торчали валуны. Больше всего их оказалось на небольшой естественной террасе примерно в тридцати футах ниже вершины. Вместе с колючими кустарниками и высокими сорняками, которые росли между ними, эти валуны действительно предоставляли путнику укрытие от ветра, но ровные места вокруг них были узкими, а земля такой мокрой, что влага просачивалась сквозь одеяла. В конце концов, путники все же решили, что единственный способ заснуть – это сесть и обернуться одеялами, как плащом. Хотя Джилл хотела тоже нести вахту, Родри заметил, что они с Саламандром способны видеть в темноте, а она в эту беззвёздную ночь будет слепа, как крот.

– Отдыхай, сколько сможешь, любимая, – сказал он. – Я разбужу тебя перед рассветом. Мы выедем рано. Согреемся в дороге.

После того, как полностью стемнело, Джилл поняла: ей нести вахту бесполезно. В клубах тумана и дождя она едва различала горизонт и тем более ничего не могла разглядеть на пересечённой местности. Возможно, если повезёт, она заметит движущихся прямо перед ней крупных животных или человека, если те окажутся светлого цвета и к тому же начнут шуметь. Джилл завернулась в два одеяла и плащ, а меч в ножнах положила совсем рядом. Она пристроилась под небольшим навесом из растительности между двух валунов и задумалась, удастся ли ей вообще заснуть. В нескольких футах от себя она видела, как Родри пытается найти сухое местечко, но его фигура представляла собой смутный серый образ, двигающийся на чёрном фоне.

– Саламандр дежурит? – спросила Джилл.

– Да. Рядом с гребнем, наверху, чтобы также следить и за лошадьми.

Судя по звукам, Родри разгребал небольшие камушки и ветки. Наконец он устроился, прислонился спиной к скале и сидел так тихо, что Джилл едва могла различить, где он. Скрытая в одеялах, она, наконец, начала согреваться и, невзирая на то, что ноги у неё затекли, склонила голову, чтобы заснуть. Один раз она наполовину проснулась, когда Родри осторожно стал пробираться вверх по горе, чтобы занять пост. В отдалении Джилл слышала звуки, которые, вероятно, были шёпотом Саламандра, разговаривающего с Родри. Она также поняла, что дождь стал слабее. Джилл немного изменила положение, устраиваясь поудобнее, и снова заснула.

Она проснулась, когда кто-то дёрнул её за волосы. Она почувствовала, как маленькая лапка бьёт её по лицу. Джилл тут же получила сигнал опасности, холодок пробежал по спине. Девушка уже была настороже, когда вылезала из одеял и узнала смутную форму серого гнома, выделяющуюся в ночи.

– Что-то не так? – прошептала она.

Ей показалось, что маленькое существо утвердительно кивает. Джилл резким движением отбросила одеяла и встала на колени, начала шарить в поисках рукоятки меча. Как только её пальцы сжали её, она услышала шорох: внизу падали мелкие камушки. В последний раз дёрнув её за волосы, гном исчез. Держа рукоять одной рукой, ножны другой, Джилл наполовину вынула меч из ножен, сразу же услышала ржание испуганной лошади.

– Родри! Осторожно!

С криком Джилл вскочила на ноги, обнажив меч. Когда она стала пробираться между валунов, то уголком глаза уловила какое-то движение и резко развернулась к нему. Она смутно различила форму чьей-то головы на фоне чёрного неба, а затем приметила ещё одно движение. Лошади ржали и бились. Что-то прошипело рядом с её лицом, подобно злобному насекомому. Когда она сделала шаг вперёд, подняв меч, нечто коснулось её щеки, не сильнее пчелиного жала. Она уклонилась, подняла свободную руку, чтобы отмахнуться, а после почувствовала, что у неё подогнулись ноги. Чёрный мир вокруг превратился в туманную серую тишину.


Время, проведённое в уютном доме, достаточно разнежило Родри, и он теперь не мог спать, скрючившись между холодных скал. Он то и дело задрёмывал на несколько минут, но, наконец, отказался от бессмысленных попыток и оставил своё дрянное укрытие среди валунов, чтобы присоединиться к Саламандру наверху. Этой чёрной ночью его эльфийское зрение больше не помогало отличать цвета и детали, но он видел очертания и формы достаточно хорошо, чтобы двигаться уверенно. Брат сидел в высокой траве, скрестив ноги и периодически клюя носом. Он наблюдал за лошадьми и мулом, которые стояли, опустив головы, устало утыкаясь друг другу в хвосты.

– Можешь пойти попытаться заснуть, если хочешь, – предложил Родри. – Мне не заснуть.

– И мне. Я чувствую себя несчастным. Одиноким, брошенным, удручённым, бедным и у меня тяжело на сердце. О, как я мечтаю о шатре нашего отца, его теплом огне, мягких подушках и больше всего – непромокаемой крыше и стенах! О, если бы меня окружало несколько сотен эльфийских лучников!

– И меня бы это обрадовало. Как ты думаешь, не повернуть ли нам завтра в Албару?

– Испытываю такое искушение. Интересно… Так, что это?

Они замолчали и сидели неподвижно, словно камни, как могут застыть только эльфы. На некотором удалении Родри услышал очень слабый звук, слишком неясный из-за ветра и дождя, чтобы его можно было распознать. Лошади сразу же подняли головы и заржали. Родри с Саламандром вскочили на ноги, и Родри вынул свой новый меч до того, как сам осознал, что протянул к нему руку.

– Родри! Осторожно!

Это был голос Джилл, он доносился из места между валунов. Ругаясь себе под нос, Родри бросился к ней как раз в тот момент, когда лошади и мул просто сошли с ума. Внезапно все животные стали рваться с привязи и вставать на дыбы. Родри смог увидеть то, что видели животные: туманными тенями скакали ужасные, деформированные Дикие, с огромными клыками, красными светящимися глазами. Они неслись прямо на животных.

– Осторожно! – заорал Саламандр.

Привязи оторвались и лошади понеслись прямо на них. Родри с криком бросил Саламандра на землю и вместе с ним покатился вниз по склону, отклоняясь немного в сторону. Ещё бы чуть-чуть – и их бы растоптали. Родри видел, как копыта мелькнули рядом, и почувствовал, как грязь упала ему на лицо. Лошади мчались галопом, удаляясь в темноту. Они направлялись назад, в сторону дороги.

– Пусть демоны сожрут их внутренности! – Саламандр тяжело переводил дыхание. – Я не лошадей имею в виду. А тех, кто это сделал.

Родри догадывался, кто это мог быть, и понимал опасность, которую они представляли.

– Джилл!

Родри поднялся на ноги и побежал к валунам, а ругающийся Саламандр последовал за ним. Что-то схватило Родри за лодыжку – он предположил, что это один из злых Диких – он упал, но прокатился совсем немного и тут же опять вскочил на ноги – все в едином движении.

– Джилл!

Ответа не последовало. Вообще никаких звуков, если не считать далёкого шипения наполненной до краёв реки. Очевидно, лошади находились на приличном расстоянии и не слышали его голоса. У края заваленной камнями террасы, где ничего не шевелилось, к Родри присоединился Саламандр. Он тяжело дышал.

– Как ты думаешь, у них есть с собой лучник? – прошептал Саламандр. – Я могу зажечь свет, если только это не сделает нас мишенью.

– Свет в такой сырости? Ты спятил? Никто не может… О, конечно, мои извинения. Ну, если бы они собирались заколоть нас, как свиней, то уже сделали бы это. – Родри закинул голову назад и закричал в полную силу своего голоса: – Джилл!

Тусклый жёлтый свет расцвёл в воздухе над ними, чтобы открыть блеск металла рядом с кучей скомканных одеял. Родри бросился туда, чуть не упав по дороге, и поднял меч Джилл, украшенный выгравированным бьющим соколом. По мечу стекала только вода, крови не было. На его глаза навернулись слезы.

– Они схватили её! – Родри едва мог говорить. – Не знаю почему, но ублюдки схватили её.

– Мне тоже интересно, почему они это сделали, младший брат, но давай не впадать в отчаяние. Ты забываешь: у нас есть по-настоящему огромная, если и не могущественная армия, и она находится под нашим командованием.

– Что? Ты спятил!

Саламандр один раз тихо свистнул и щёлкнул пальцами. Везде вокруг них в золотом свете появились Дикие, гномы, сильфы и лешие. Пусть все они были маленького размера, но собравшаяся толпа состояла из многих сотен. Они были серые и коричневые, с пятнышками и пурпурно-чёрные, они приоткрывали тонкие губы, обнажая острые как иголки зубки. Жёлтые, красные и зеленые глаза горели негодованием, когда существа трясли в воздухе крошечными когтистыми кулачками. Хотя они зловеще молчали, от далёкой реки Родри услышал голоса, которые кричали и подбадривали их к действиям.


Джилл внезапно проснулась на жёстком полу, в тусклом дневном свете. Одна сторона её лица горела огнём, все мышцы болели и она ужасно замёрзла. Девушка лежала, свернувшись в углу на каких-то земляных плитах. Когда она попыталась вытянуться, то поняла, что руки у неё связаны за спиной и также связаны лодыжки. Двигаясь очень осторожно и очень медленно, ей удалось принять сидячее положение и прислониться к углу крошечной пустой комнатки. Стены были побелены и там, где одна из них присоединялась к потолку, находилось небольшое окно, фактически – щель. Поскольку через это окно Джилл видела как землю, так и небо, то решила, что находится в погребе, а судя по запаху и джутовым мешкам, которые лежали вокруг, догадалась, что здесь держат корнеплоды. Шепча еле слышно, Джилл позвала своего гнома. Он тут же появился и привёл с собой двух крупных товарищей черно-пурпурного цвета, с бородавками, острыми зубками и большими ушами.

– Вы можете развязать мне руки?

Большие гномы покачали головами, с грустью говоря «нет», но затем все-таки попытались прогрызть верёвки. Освободившись от пут, Джилл потёрла запястья затёкшими руками, а её гном и его друзья снова исчезли, оставив её саму развязывать лодыжки. Джилл долго приводила в норму руки и ноги, которые болели и зудели. Она тёрла их, трясла, тянулась, пока наконец не смогла встать. Она ругалась, топая ногами, когда кровь приливала с жутким покалыванием. За окном послышалось какое-то царапанье. Джилл подняла голову и увидела, как целая орава пурпурно-чёрных гномов проталкивает в отверстие небольшую связку. Что-то со звоном упало на пол. Девушка бросилась к подарку – это оказался её серебряный кинжал в ножнах.

– Благодарю вас, друзья. Пусть ваши боги или те, кому вы служите, благословят вас за это!

Внезапно услышав голоса за дверью, Джилл быстро спрятала кинжал в рубашке. Донеслись лязг и пара ругательств, когда кто-то пытался справиться с замком, затем дверь открылась, и в помещение вошли двое мужчин, один из них нёс седельный вьюк, другой держал меч. Человек с мечом был типичным бардекианцем, ростом свыше шести футов, с огромными ручищами. У второго на боку тоже висел меч. Джилл отступила к дальней стене. Тот, который казался очень похожим на человека из Дэверри, с бледной кожей и прямыми чёрными волосами, уставился на неё, разинув рот от удивления. Когда он наконец заговорил, то говорил на бардекианском:

– Ты развязалась!

– Конечно. Неужели ты не видел фокуса, когда фокусник связывает кого-то, потом заталкивает в мешок или сундук, а связанный через несколько минут появляется на сцене и машет публике?

Оба её тюремщика рассмеялись, но смеялись они мрачно.

– Она – одна из нас, Гвин, – сказал бардекианец.

– Признаю это. Нам теперь придётся очень внимательно следить за нашей умной маленькой странствующей артисткой. – Он поднял седельный вьюк. – Здесь у меня чернила и бумага. Ты должна написать записку, точно так, как я скажу тебе, а затем мы дадим тебе поесть и попить. Если ты не станешь писать, то ничего не получишь.

– Значит, я скоро умру от жажды. Я не умею читать и писать. Вспомните: я же из Дэверри.

Гвин выругался на каком-то языке, который Джилл не понимала.

– Скорее всего, она говорит правду. Мне следовало подумать об этом. – Он повернулся назад к Джилл. – Родри умеет читать?

– Кто?

– Не надо передо мной изображать дурочку. – Хотя он говорил тихо и вроде бы мягко, у Джилл по спине пробежал холодок. – Это глупо, девочка. Ты знаешь, кто я?

– Очевидно, ты из Братства Ястребов, – потребовалась вся её сила воли, чтобы голос не задрожал. – Да, я знаю, что вы делаете со своими пленниками.

Гвин коротко улыбнулся – вероятно, этой улыбкой он хотел испугать её, но Джилл заставила себя посмотреть ястребу прямо в глаза и улыбнуться в ответ. Она поймала его взгляд и не отводила глаз, пока он не отвёл взгляд первым. Таким образом она одержала маленькую победу – единственную, которую сможет одержать. Мгновение Гвин ещё смотрел на неё, его губы исказила усмешка. Казалось, его лицо сразу же смягчилось, расплылось, глаза изменили цвет – вначале стали мерцать чёрным, потом преобразились в холодно-голубые, как зимнее море. Джилл показалось, что она стоит в какой-то другой комнате – она почти видела огонь камина за спиной мужчины, почти вспомнила его настоящее имя, почти вспомнила, почему завидовала ему в чем-то более важном, чем сама жизнь.

– Бардам не разрешается читать и писать, – сказала она. – Ты это знаешь.

Гвин дёрнулся, тряхнул головой и отвернулся. Теперь дрожал он, а не она, его лицо стало пепельно-серым, глаза снова чёрными и заметались. Бардекианец с мечом шагнул вперёд.

– Гвин, что случилось?

– Ничего. – Гвин снова тряхнул головой, громко сглотнул и заставил себя говорить абсолютно ровным голосом. – Наша пленница гораздо ценнее, чем мы думали, вот и все. – Так ловко, что Джилл ничего не заподозрила, Гвин повернулся, затем дал ей пощёчину с такой силой, что она врезалась в стену за спиной. – Что ты имеешь в виду? Родри – бард?

– Я сказала совсем не это.

Джилл обнаружила, что думает о пощёчинах своего отца, когда он пребывал в плохом настроении, и заставила себя теперь не двигаться, как не двигалась тогда. Её выдавал только один глаз: он оплывал, и на него навернулись слезы.

– Что касается значения моих слов, ты понимаешь их не хуже моего.

Гвин поднял руку, но он колебался. Она видела, что он испуган, и знала, каким-то туманным образом, глубоко у себя в душе, что она в состоянии заставить его поволноваться. Он будет волноваться постоянно, если только она выберет правильные слова. Джилл подумала о нем, как о человеке, готовом сорваться. Сломаться. Вокруг неё материализовались Дикие, они беспокоились, враждебно и гневно смотрели на тех, кто её пленил, трясли крошечными кулачками, открывали рты в беззвучных оскалах, обнажая длинные острые зубки. Когда Гвин пролаял несколько слов на каком-то языке, которого Джилл не понимала, некоторые из Диких исчезли, а другие в страхе сгрудились вокруг неё, но некоторые из них снова беззвучно заворчали на него.

– Они тебе не подчиняются, – сказала Джилл. – Но я скорее отошлю их прочь, чем позволю тебе причинить им зло.

Джилл подняла руку и отослала гномов. Её серый гном оставался до последнего и рычал, как собака, пока она не топнула на него ногой.

– Кто ты? – прошептал бардекианец себе под нос, его тёмное лицо посерело.

– Ты знаешь.

Она произнесла это, отчаянно блефуя, но Гвин резко отступил назад. Не в страхе – Джилл внезапно поняла, что его мозг работает с настоящим усилием, словно он отчаянно пытается вспомнить что-то. Гвин выглядел так, словно готов был заплакать. Как будто слова пленницы добавили новое потрясение к какому-то старому личному горю, и он не в силах это больше выдерживать. Бардекианец продолжал переводить взгляд с Джилл на Гвина и обратно, щурясь от непонимания.

– Гвин, что все это значит? – рявкнул он и слегка приподнял меч. – Я начинаю сомневаться, сказал ли ты нам правду, или…

Меч бардекианца был у того в руке, а меч Гвина оставался в ножнах, но Гвин внезапно шевельнулся, мелькнула сталь, послышался хрип, и брызнула кровь. Бардекианец покачнулся, сделал шаг, уронил меч и упал лицом вниз на пол. Гвин держал в руке длинный кинжал, испачканный кровью. Он резко повернулся на пятках и поймал взгляд Джилл. Затем Гвин вытянул руку с кинжалом вперёд и гневно уставился на Джилл поверх острия. Она застыла, как камень, глядя в его безумные глаза.

– Я легко могу убить тебя, даже не напрягаясь, – прошептал он.

– Можешь. И тебе будет даже легче, чем ты думаешь.

Гвин улыбнулся и опустил кинжал. Джилл почувствовала, как у неё по груди стекает струйка холодного пота и ещё одна по спине. За Гвином материализовался её серый гном и два его пурпурно-чёрных товарища. Все трое улыбались и танцевали, показывая пальцами на мир за окном. Собрав в кулак силу воли, Джилл смотрела только на лицо Гвина, но на этот раз он не дал ей заглянуть себе в глаза.

– Ты красива для ведьмы, – заметил он, и голос его был таким вкрадчивым, что даже пугал. – Но я знаю парочку штучек против женской магии. Ты больше меня не околдуешь.

Джилл услышала звук – может, шорох сапог, который донёсся снаружи, из-за окна, и быстро заговорила, чтобы приглушить его:

– Я никогда тебя не околдовывала. Я даже не знаю, что произошло, когда смотрела в твои глаза. Правда, не знаю.

– О, теперь ты будешь изворачиваться – после того, как я показал, что сильнее тебя? – Его улыбка пугала, она была холодной и неподвижной, словно ухмылка трупа, но Гвин все-таки опустил кинжал и теперь держал его на уровне пояса в расслабленной руке.

– Я говорю тебе правду. Я понимаю только одно – я узнала тебя. Не знаю, как это вышло.

Гвин резко вздёрнул голову, подобно удивлённой лошади, улыбка сумасшедшего исчезла.

– Я то же самое чувствовал в случае с Родри, когда впервые увидел его. Знаешь, где это было? В вонючей таверне в Билдже в Керрморе, где Меррик и Барума поймали его в капкан, как загнанного оленя. Полдюжины негодяев окружили его, а он смеялся. Один человек с мечом против шестерых, а он смеялся, словно это была лучшая шутка в мире. – Голос Гвина стал очень мягким. – Почему-то это разрывало мне сердце. Точно так же, как ты сказала – не знаю, почему это вышло. – Затем Гвин встряхнулся, кинжал мелькнул в руке, он снова улыбнулся и сделал два шага в направлении Джилл. – Неужели ты думала, девочка, что я не услышу, как они приближаются? Ты считаешь меня глупым? Ты будешь моим щитом.

Свободной рукой он попытался схватить её за плечо, несомненно, намереваясь удерживать перед собой, прижав кинжал к её горлу. Джилл увернулась, пригнулась и со всей силы врезала Гвину в живот. Потом схватила его за кисть, снова пошла вниз и одновременно перекинула врага назад через своё плечо. Гвин врезался в стену. Кинжал выпал из его руки и отлетел, оказавшись вне пределов досягаемости. Джилл вытащила свой из рубашки и, когда противник поднимался, хватая ртом воздух, пригнулась, приготовившись к схватке. Однако сознание Гвина не было затуманено от ударов, которые оставили бы простого человека валяться на полу без чувств. Чтобы скрыть свой внезапный страх, Джилл засмеялась ему в лицо.

– Я не ведьма, Гвин, но я могла бы быть наёмной убийцей вроде тебя.

Он засмеялся в ответ. В этом смехе звучало неистовство, которое жутким образом напомнило ей Родри.

– Могла бы. Вероятно, я заслуживаю смерти за то, что так недооценил тебя. Так давай посмотрим, что произойдёт между нами, а, девочка?

Когда он сам принял стойку, широко расставив колени и идеально сбалансировав вес тела, Джилл поняла: он – хороший боец и гораздо более опасный, чем она, независимо от того, что у неё есть кинжал. Судя по тому, как Гвин улыбался, когда кружил вокруг неё, он тоже это знал. Тогда они услышали голос Родри, он звал Джилл по имени. К ним приближался звук шагов, но никто из соперников не произнёс ни слова, они просто кружили, Гвин лидировал – и приближался, приближался к упавшему кинжалу. Джилл чувствовала, как бьётся у неё сердце, когда ждала той доли секунды, которая, как она знала, у неё будет, когда враг наклонится, чтобы поднять нож. Ближе и ближе… а снаружи Родри кричит в неистовстве – вот Гвин потерял равновесие, выругался и свалился, выкрикивая грязные ругательства под навалившейся на него кучей Диких. С победным криком Джилл прыгнула вперёд и оседлала его, Дикие разбежались, а она схватила Гвина за волосы и отвела его голову назад. Теперь её кинжал был приставлен к его горлу.

– Джилл, не надо! – Родри ворвался в комнату. Дверь за его спиной с грохотом хлопнула, в руке он держал окровавленный меч. – Не убивай его!

И только в эту секунду она поняла, что собиралась сделать именно это. Она застыла и уставилась на Родри. Он не просил – он приказывал ей, его глаза сверкали. Джилл отпустила Гвина и встала, отскочив от него прежде, чем он смог подняться.

– Конечно, согласно желанию вашей светлости.

Услышав, как она рявкнула, Родри пришёл в замешательство.

– Клянусь адом, любовь моя, я не собирался приказывать тебе. Просто ты выглядела так, словно наполовину сошла с ума, и я хотел удостовериться, что ты меня поймёшь. Знаешь ли, для тех, кто впадает в неистовство, слова практически ничего не значат.

– Ты прав, конечно…

Гвин все ещё лежал, растянувшись на полу. Он медленно перекатился на спину и сел, осторожно выискивая глазами Диких, которые стояли вокруг группками или витали в воздухе над ним.

– Почему бы не дать ей убить меня, Родри? – на этот раз Гвин говорил на дэверрийском.

– Потому что я кое-чем тебе обязан. Достаточно для того, чтобы взять на себя честь перерезать тебе горло.

Гвин уставился на него со слегка приоткрытым ртом, его глаза наполнились слезами, и это горе страшно смотрелось на лице такого холодного и твёрдого человека, как он.

– Я могу понять такой вид чести, – прошептал он. – Благодарю, ваша светлость. Так значит, этот высокий титул принадлежит тебе? Кто ты? Я никогда не знал.

– Родри Майлвад, гвербрет Аберуина, – это произнёс Саламандр, протискиваясь в помещение и морщась при виде трупа бардекианца. – Ты знаешь, что значит поднять руку на гвербрета?

– Клянусь Когтистыми! Знаю, клянусь всеми проклятыми богом демонами в трех кругах ада! Это как раз в стиле жрущего дерьмо Старца, не так ли? Нанять нас, чтобы мы рисковали своими гнилыми жизнями и даже не сказать нам, какой это большой риск, черт побери! Свинячий ублюдок! Я… – Гвин замолчал, и его губы исказила насмешка. – Ну, я ничего не сделаю, что может принести ему вред, разве что потом приду в виде духа, чтобы преследовать его. – Наёмный убийца медленно поднялся на ноги, держа руки так, чтобы все могли их видеть. – Если я хоть раз сделал вам какое-либо одолжение ваша светлость, пока вы находились на том вонючем корабле, то прошу вас: вспомните об этом и убейте меня быстро и легко. Это все.

Гвин мог заставить себя улыбнуться, мог заставить себя стоять гордо, откинув назад голову, как истинный воин, но он, очевидно, ничего не мог сделать, чтобы прекратить дрожать. Это не был страх, поняла Джилл. Его глаза уже стали мёртвыми, и он не боялся умереть. Когда Родри приложил меч к горлу Гвина так, что ему стоило сделать только одно движение кистью, чтобы мгновенно покончить с ястребом, Гвин просто смотрел ему в лицо – и тем не менее продолжал дрожать. Хотя несколько мгновений назад Джилл сама была готова убить его, теперь она шагнула вперёд.

– Скажи мне кое-что, – произнесла она. – Чего бы ты сам больше хотел: жить или умереть?

– Не знаю. – Гвин снова улыбнулся, такой нормальной улыбкой, такой весёлой, что у неё все похолодело внутри. – На самом деле не знаю. Я.уже много дней задаю себе этот вопрос. Я лучше умру, чем буду жить ястребом – наверное, это самый правдивый ответ. Но и в этом я тоже не уверен.

– Пора бы определиться. Если ты останешься ястребом, то определённо умрёшь. Поклянись нам в верности, и я попрошу гвербрета даровать тебе жизнь.

Гвин так сильно задрожал, что острие меча поцарапало ему кожу. Родри чуть-чуть изменил положение меча, чтобы не проткнуть Гвину горло раньше времени, а затем бросил взгляд на Джилл. Казалось, он понимает её лучше, чем она сама. Саламандр ничего не сказал, но по его напряжённому виду Джилл поняла, что на кон поставлено что-то крайне важное. Душа человека, подумала она. А может быть, и нечто большее. Внезапно Родри опустил меч, посмотрел на кровь, что осталась на нем, и склонился, чтобы стереть её о тунику мертвеца. Когда он убирал меч в ножны, стук клинка прозвучал в тихом помещении, как пощёчина. Родри стоял в заляпанной грязью одежде, небритый и мокрый, с наполовину утерянными воспоминаниями, со все ещё сломанной жизнью, : но Джилл внезапно увидела в нем гвербрета, правителя, которым он будет – нет, уже стал сейчас. И тогда она осознала, что Райс мёртв, и вирд уже бросил кости.

– Я не буду убивать тебя, Гвин, – объявил Родри. Ты можешь отправиться с нами, как пленник или как мой человек. Что ты выбираешь?

Гвин в последний раз конвульсивно содрогнулся.

– Родри, – это все, что он мог вымолвить, потому что заплакал.

Саламандр схватил Джилл за руку, но ему не требовалось тащить её прочь, она и сама спешила покинуть помещение, чтобы оставить Родри и Гвина вдвоём. Саламандр с Джилл оказались в грязном пустом дворе фермы между побелённым домом и квадратным зданием, которое могло служить амбаром. Рядом с колодцем лежал ещё один мертвец, а на лугу паслось примерно двадцать пять лошадей, и их лошади находились среди них. Небо над головой висело низко, оно было холодным и серым, дул сильный ветер.

– Ты там сделала очень хорошую вещь, – сказал Саламандр.

– Правда? Если он врёт, я поставила нас всех в опасность.

– Врёт? Гвин? Клянусь кучей лошадиного дерьма, нет. Может, ты никогда раньше не видела полностью сломленного человека, а я видел. О, он пойдёт за нашим Родри на смерть, и после этого будет смотреть на него, как на бога.

Ветер усилился. Джилл поёжилась и впервые по-настоящему огляделась вокруг.

– А где мы?

– Это ферма в горах. Во время наводнения обитатели, которые живут на таких изолированных маленьких фермах, находят убежище у владельцев их земель в больших деревнях или усадьбах. Когда Гвину и его усопшим, не оплакиваемым друзьям потребовалось место, где бы спрятаться, все, что им оставалось сделать, – это подыскать такую ферму и обустроиться, как у себя дома.

Джилл кивнула, но она его почти не слышала. Она вспоминала глаза Гвина, как они изменили цвет с чёрного на голубой, и огонь, который, казалось, горел за его спиной в её видении. До её щеки дотронулись маленькие мокрые пальчики: дождь, первые крупные капли, предвещающие шторм.

– Боги! – рявкнул Саламандр. – Бежим!

Они рванулись через двор и нырнули в открытую дверь фермы как раз до того, как хлынул ливень.

– Когда в этой отсталой и некультурной стране идёт дождь, то он идёт по-настоящему! – сказал Саламандр, тряся головой. Капли летели с его волос. – Воистину, он сделает путешествие очень неприятным, моя крошечная водоплавающая птичка. Мы вполне можем застрять здесь на день или два. Гвин и его недавно почившие приятели, кажется, сорвали дверь с петель, поэтому в любом случае нам придётся оставить фермеру несколько монет за причинённый ущерб. Можем ещё добавить немного в качестве арендной платы.

– Я думаю, нам нужно выезжать на дорогу и воспользоваться этим дождём. Он даст нам преимущество.

– Преимущество? Какое ещё преимущество? Может, ты видишь преимущество в том, чтобы ехать промокшей до костей, пропитавшейся влагой, когда на тебя капает, и льёт снизу и с боков, и это не говоря о холоде, простуде, замерзании или…

– А как насчёт того, чтобы ехать невидимыми?

Саламандр оборвал свои причитания на полуслове и, моргая, уставился на неё.

– Я не имею в виду – невидимыми для обычного зрения. Ведь именно ты у нас постоянно толкуешь об астральных вибрациях воды, которые мешают заниматься дальновидением, – Джилл махнула рукой на дождь, который шёл стеной. – А как насчёт этого?

– Это может сработать! На самом деле может сработать! По крайней мере, нашим врагам придётся приложить массу усилий, чтобы получить чёткие образы тривиальных маленьких деталей, таких, как, например, где мы находимся и кто это едет с нами.

– Именно так я и думала. Лошадям будет трудно, но нам ведь и не требуется ехать быстро. Если мы сойдём с этой дороги и углубимся в горы перед тем, как они распознают наше местонахождение, то они и впрямь не будут знать, где мы. Вспомни, как ты пытался найти Родри, и все пастбища казались тебе одинаковыми?

– Да, горы отличаются друг от друга не больше – деревья и валуны, валуны и деревья, тут и там очаровательные маленькие ущелья, полные змей, которые в это время года просто ужасны, но могут оказаться очень кстати, если мы проголодаемся.

– Что? Питаться змеями?

– Что? Ехать мокрыми? – Саламандр улыбнулся ей. – – Нас всех ждёт очень неприятное время, моя маленькая коноплянка, но обещаю тебе: это будет гораздо приятнее, чем… это будет подобно жизни в удивительных Залах Красоты в Другой Земле в сравнении с лежанием на столе в комнате пыток в скрытых домах ястребов.

– Странно – но меня посетили сходные мысли. Как далеко отсюда до Пастедиона?

– М-м… ну, если мы поедем прямо туда, – четыре ночи, может, пять, поскольку будем путешествовать по этой мокроте. Если поедем по горам, то дольше, но безопаснее.

– Давай лучше оставаться в безопасности, ладно?

– Не могу не согласиться. Очень хорошо, скажем восемь ночей, в зависимости от погоды и всего остального. Пошли за Родри и Гвином. Чем быстрее мы приведём твой план в действие, чем лучше.


Той самой ночью Барума пытался увидеть их при помощи дальновидения. На протяжении последних нескольких недель он выступал в роли настоящего посыльного и путешествовал вдоль побережья с нужным караваном. К началу зимних дождей караван добрался до Индилы, недалеко от места его назначения, и Барума остановился там в уютной гостинице на два дня, раздумывая, стоит ли сейчас присоединиться к Старцу. Хотя он боялся ехать, он точно также и боялся не ехать. А что если Старец заподозрит его двойную игру? Барума прекрасно знал, что те, кто отправляются в поместье хозяина, иногда больше нигде не появляются. Барума подозревал, что Старец не совершает таких банальностей, как убийство этих несчастных. С другой стороны, если он уклонится от работы на Главного Ястреба, то его положение окажется ещё более опасным. В попытке собрать информацию, которая поможет ему решить, что делать, Барума купил серебряную миску и чёрные чернила, развернул серебряный кинжал Родри, чтобы использовать его для фокусирования, и уселся за низкий столик. Если Главный Ястреб уже взял варвара в плен, то он может быть слишком занят, чтобы беспокоиться о делах Барумы.

Хотя видение пришло сразу же, оно оказалось туманным и искажённым, оно мигало и пузырилось, словно по поверхности чернил пробегал ветер. Барума видел Родри довольно чётко, благодаря злому связующему звену боли, установленному между ними, и мог различить лошадей – слишком много лошадей. Во всяком случае, так казалось во время коротких вспышек видения, которые он получал. Когда Барума попытался расширить видение, чтобы оно включало местонахождение Родри, у него создалось впечатление, что там вокруг скалы и камни, а также огромный серебряный поток эфирной силы, который должен исходить от реки или затопленного оврага. Внутри этого тумана Барума смутно различил пару человеческих форм, которые двигались взад и вперёд. Больше он ничего сказать не мог.

Видение исчезло. Барума долго сидел за столом и смотрел, как трясутся у него руки, а сам думал о судьбе зёрнышка пшеницы, которое попало между двумя жерновами.

Наконец он достаточно успокоился, чтобы вылить чёрные чернила назад в специальную бутылочку. Барума вздохнул в последний раз, потом встал и сразу заметил волка, который разлёгся у него на кровати и лизал лапы. Барума в ярости схватил бутылочку и бросил прямо в голову зверя. Образ исчез, но оказалось, что Барума забыл закрыть бутылку пробкой. Ругаясь всеми грязными ругательствами, которые он только знал, Барума схватил тряпку и стал убирать пятна, затем решил позвать владельца гостиницы, чтобы тот сделал это за него. Барума раскрыл дверь, которая вела в гостиную его номера, и обнаружил, что там его ждут трое мужчин; лицо одного скрывал красный шёлковый капюшон.

– Ты совершенно не беспокоишься о своей безопасности, Барума.

– Я знал, что мне следует об этом позаботиться, – ему удалось выдавить улыбку. – Вы могли бы и постучать.

Когда Главный Ястреб усмехнулся себе под нос, двое сопровождавших его мужчин улыбнулись, обнажив зубы, как животные.

– Мог бы, но не стал. Почему ты ещё не у Старца?

– Он подозревает предательство. Я размышлял, стоит мне ехать или нет.

– В самом деле? Подозревает? О, неужели? И ты мне ничего об этом не сказал?

Барума похолодел от страха, но даже, несмотря на то, что внутри у него все сжалось, а руки тряслись, он попытался говорить ровным голосом:

– А как я мог с вами связаться? Вы бы хотели, чтобы я послал вам сигнал, который любой может перехватить? Или мне следовало отправить посыльного с письмом?

– В данном случае ты прав, я вынужден согласиться. Кроме этого, ты не мог знать, что он нанёс по нам удар.

– Он… что? – Барума завизжал. К этому времени он уже так сильно трясся, что не мог контролировать свой голос.

– Старец отправил своих союзников против моих людей. Именно он должен стоять за этим, именно он! Никто другой не осмелился бы пойти против меня.

Словно по какому-то заранее обговорённому сигналу, два других ястреба шагнули вперёд. Один схватил Баруму за кисти и отвёл его руки назад, скрутив за спиной, второй закрыл ему рот ладонью.

– Ведь это ты предупредил Старца, малыш Барума? – спросил Главный Ястреб. – Один из моих людей мёртв. Я не могу вступить в контакт с другими. Это твоя вина, маленький свиненыш?

Поскольку Баруму держали слишком крепко, и он даже не мог дрожать, то просто разок качнул головой. По его спине стекал пот, на лбу выступила испарина.

– Не знаю, верю ли я тебе, тварь. Ты пытался кусать хлеб с двух сторон одновременно, не так ли? Неужели ты считал себя настолько умным, чтобы провести и меня, и Старца?

Барума выдавил сдавленный приглушённый звук, который означал «нет».

– Мы заберём тебя с собой, свиненыш. Мы заставим тебя ответить на наши вопросы. Я слышал, ты – мастер приносить боль. Интересно, насколько хорошо ты сам её переносишь?

Главный Ястреб протянул руку и схватил локоть Барумы большим и указательным пальцами, повёл их вниз, словно разделяя мышечную массу, затем сильно надавал на обнажённый нерв, прижимая его к твёрдой кости. Барума закричал, точнее, попытался закричать – звук поднялся по глотке в рот, но не смог найти выхода наружу и перешёл в сильнейший кашель, от которого начались спазмы.

– Конечно, если только ты не скажешь мне правду. Пусть говорит, Каррало. Он знает, что если закричит, призывая на помощь, то умрёт прямо здесь.

Когда ястреб убрал руку, Барума какое-то время хватал ртом воздух.

– Я не предавал вас, – всхлипывал он. – Я не мог. Я пошёл против приказов Старца, когда ввёл вас в курс дела, не так ли? Он особо приказывал продать Родри и позволить Судьбе вести его. Я хотел, чтобы он был мёртв или в плену. Не так ли? Ведь так же?

Вместо ответа Главный Ястреб поднял руку и снял шёлковый капюшон. Потрясённый Барума вдруг понял, что этот человек красив, его кожа имела глянцевитый сине-чёрный оттенок уроженца Ористинны, у него был мягкий рот с полными губами, большие чёрные глаза красивой формы. Барума всегда представлял себе Главного Ястреба, как изуродованного шрамами монстра.

– Теперь ты видел моё лицо, малыш Барума. Ты знаешь, что это означает? Теперь ты сможешь уйти от меня только через смерть. Ты меня понимаешь? Ты вязкий, как испорченный сыр, поэтому я думаю, что ты меня понимаешь. Ты остаёшься в живых по единственной причине – потому что я могу тебя использовать. Ты видел этого таинственного Родри и это означает, что я смогу заняться дальновидением через твои глаза. Ты был в поместье Старца и это означает, что ты можешь довести меня туда. Я собираюсь сломать твою волю, как дикую лошадь, и ездить на тебе, как на животном. Пока ты полезен, будешь жить. Но если из-за тебя возникнет хоть малейшая проблема – ты будешь болезненного умирать несколько недель, пока до твоей души доберутся Когтистые.

Барума почувствовал, как по его ногам брызнула тёплая моча. Главный Ястреб рассмеялся, затем схватил его за плечо, чтобы ещё раз причинить адскую боль. На этот раз Барума не мог кричать, он не смел произвести никакого шума, который привлечёт внимание других людей в гостинице, поскольку знал: крик о помощи просто бесполезен. Ястребы утащат его отсюда задолго до того, как прибудет помощь, и начнут медленные пытки этой же ночью. Когда боль уменьшилась, Главный Ястреб уставился прямо в глаза Баруме. Казалось, боль растёт у него в сознании, словно щупики какого-то ядовитого растения, забираясь все глубже и глубже, проникая в каждую щель памяти и мыслей. Она горит и кусает, когда идёт, и тем не менее он не мог отвести взгляд.

– Подчиняйся мне – и спустя какое-то время ты перестанешь быть животным и станешь слугой. Это твоя единственная надежда. Для смелого человека этого никогда не было бы достаточно, но такой трус, как ты, будет живым и послушным и станет ползать у моих ног. Но живым!

В сознании Барумы плавал пьяный дурман. Куда подевался тот тренированный и дисциплинированный ум, которым он так гордился, которым он так хвастался, который казался ему несомненным доказательством его превосходства над простыми людьми! Теперь его разум кружился и шатался, и сам Барума тоже шатался, когда его отпустили ястребы. Он сделал два шага, качнулся вперёд и рухнул на колени у ног Главного Ястреба.

– Забирайте его барахло, – велел главный остальным. – Мы отправимся в более безопасное место. Вставай, свиненыш. Ты сам понесёшь свои пожитки. Нужно беречь силу настоящих мужчин.

Барума покорно встал, у него все ещё кружилась голова. Когда он ухватился за край стола, чтобы удержаться на ногах, головокружение прошло. Вокруг него снова разговаривали ястребы, их слова проходили сквозь его сознание, как едва понимаемая песня.

– Кинжал из серебра – предполагаю, это какая-то ритуальная штучка… нет, дэверрийский… неважно… у нас сегодня вечером ещё есть дела… небольшой сюрприз для людей Старца…

Когда слова слились с завыванием ветра, Барума понял, что околдован и что Главный Ястреб оставил ему достаточно сознания, чтобы знать, как мало свободного рассудка у него осталось. В глубине этого остатка сознания он кипел от ярости. И тем не менее Барума знал: страх смерти и пыток заставит его подчиняться. Благодаря этому ужасу он, Барума, будет тащиться за хозяином – точнее перед хозяином, как мяч катится перед ребёнком, который бьёт его ногой.


В Аберуине, недалеко от гавани, находилась таверна – можно сказать, почти респектабельная. Если бы её хозяйка, вдова Самма, не работала так много, то «Три Лебедя» уже много лет назад опустилась бы за край благопристойности, но Самма вставала до рассвета, чтобы развести огонь и вытереть столы, весь день она находилась на ногах, готовя сытную еду для приличных людей, и подавала хороший эль за справедливую цену, а поздно вечером, при свете затухающего очага и дешёвых сальных свечей, лично мыла пол и готовила все для жаркого, которое будет подавать завтра. Все эта тяжёлая работа позволяла ей сэкономить немного монет. Она смогла собрать приданое для трех из четырех своих хорошеньких дочерей, поэтому теперь все три считались уважаемыми замужними женщинами и вели приличную жизнь, вместо того, чтобы болтаться в таверне и зарабатывать деньги не тем путём. Все в округе, даже молодые портовые грузчики, уважали вдову за благочестие и даже когда очень сильно напивались, никто из них даже не думал затевать у неё в таверне пьяную драку, во время которой можно разбить ценную кружку или перевернуть дорогой стол и таким образом добавить трудностей к жизни вдовы, и без того нелёгкой.

Однако самая младшая и самая симпатичная её дочь все ещё жила с матерью, но не из-за дочерней привязанности. Девушку звали Гломер, и была она твёрдой, как уголь. Все удивлялись, почему Богиня посчитала подходящим дать такую дочь такой хорошей женщине. Хотя девчонке уже исполнилось шестнадцать, и она должна была бы быть замужем, Гломер отвергла двух приличных поклонников, заявив, что сын кожевника сильно воняет, а у сына красильщика все руки в бородавках. В глубине души Гломер хотела получить шанс поработать в дане гвербрета. В те дни работа служанкой у щедрого клана вроде Майлвадов считалась хорошим местом для бедной девушки. Получаешь в достатке еду и питьё, каждый год – новое платье, тёплое место для сна и возбуждающие события вокруг. Работаешь себе вместе с множеством других слуг, которых наняли в таком количестве только для статуса, поэтому реальная работа гораздо легче, чем прислуживать за столами и чистить котлы в таверне.

К сожалению, для того, чтобы получить место в дане, для начала требовалось знать кого-то, кто там уже работает. Единственным человеком, которого знала Гломер, была служанка по имени Нонна. Примерно два раза в месяц она приходила навестить свою семью – гончаров, которые жили через улицу, недалеко от котельщиков. Нонна обычно надевала своё самое новое платье и приносила матери и младшим детям кусочки вкусного пирога из кухни гвербрета, а затем сидела у их очага, как дама благородного происхождения, и развлекала местных жителей последними сплетнями и новостями. Каждый раз, когда Гломер пыталась попросить её замолвить за неё словечко, Нонна задирала нос повыше и отпускала язвительные замечания о предполагаемой лени Гломер. Случалось, Гломер хотелось пойти вслед за ней по тёмной улице и задушить её по пути назад в дан.

В последнее время рассказы, которые приносила домой Нонна, на самом деле возбуждали любопытство. Ранней осенью из Керрмора привезли таинственного пленника благородного происхождения, и Нонна случайно услышала, как двое мужчин из боевого отряда говорили, будто по всем статьям он на самом деле не человек, а дьявол в человеческом облике. Они ссылались на то, что случайно сказал старый Невин, который, как утверждают решительно все, является колдуном. И он позволил себе случайно сказать эти слова, когда однажды вечером выходил из охраняемой комнаты пленника. А теперь все также толковали, что огромный капитан бардекианского корабля тоже колдун, поскольку это он поймал демона и привёз его. В любом случае вскоре после этого знаменитый Каллин из Керрмора, капитан личного отряда регентши, остановил конюха Брика, не дав ему убить единственную наследницу лорда Родри. Все (включая самого Брика – до того, как тот вернулся на ферму своего отца на севере) уверяли, что парня околдовали. Нонна не сомневалась, что в этом виноват пленник из Керрмора.

– Вероятно, Невин не хочет убивать рыжеволосого демона потому, что может использовать его силу – я хочу сказать: Невин может использовать силу этого Перрина. Готова поспорить: старик сильнее любого жалкого демона. Если бы вы только видели старика и смотрели ему в глаза! О, они, как лёд, и он может околдовать любого, готова поспорить, просто щёлкнув пальцами. Все его боятся – конечно, за исключением Каллина из Керрмора. Готова поспорить, уж он-то никого не боится.

И все, сидевшие в кухне у гончара, с серьёзным видом закивали.

Возможно, именно подобные рассказы заставили Гломер с подозрением отнестись к коробейнику по имени Меррик. На первый взгляд он выглядел самым обычным человеком. Ему было лет тридцать пять, тёмные волосы, кожа цвета грецкого ореха, что свидетельствовало о примеси бардекианской крови. Он вежливо разговаривал и легко шутил, что необходимо странствующему торговцу и вообще любому странствующему человеку, чтобы выжить. Он продавал ленты и нити для вышивания, кружева и бусы. Самма, конечно, поверила ему, когда сказала дочери, что коробейнику требуется жильё на пару месяцев, пока не минет худшая часть зимы, и он не сможет снова выйти на дорогу. Самме всегда очень требовались деньги, поэтому её впечатление было затуманено медными монетами, которые Меррик вручил ей за недельное проживание и стол. В нем было что-то, что очень не нравилось Гломер, – возможно, масляная улыбочка или то, как он смотрел на её попу, когда она проходила мимо. Поздно вечером Гломер порой слышала странные звуки, доносящиеся из его комнаты, словно он нашёптывал приказы большим крысам, которые потом бежали выполнять его поручения.

– Мне хотелось бы, мама, чтобы ты его выставила, – заметила Гломер однажды во второй половине дня, когда их постоялец отправился на прогулку. – Клянусь, он собирается причинить здесь зло.

– О, тебя послушаешь! И что он собирается сделать? Украсть мою коллекцию серебряных блюд или наши великолепные драгоценности?

– Я не имею в виду зло нам. Я… о, несомненно, ты права, и я просто навоображала себе невесть что.

Самма испытала шок, услышав, как её дочь с ней соглашается. Бормоча себе под нос и качая головой, она отправилась в задний двор кормить кур. Но Гломер осталась в зале таверны мыть столы, пока Меррик не вернулся и вежливо не попросил кружку тёмного пива. Когда она вручила её кружку, то на короткое мгновение задержалась.

– И как прошла ваша прогулка по городу?

– Немного сыро, но приятно.

– Вы ходили в дан?

– Нет. Нечего там делать человеку типа меня.

Но его ответ показался ей слишком скользким, его тон слишком скользким, как и его улыбка.

За поворотом улицы, прямо за домом гончара, в деревянной хижине жила вдова Дакра. Хотя все говорили, что она ведьма, она зарабатывала себе на жизнь, продавая всем известные травы и время от времени применяла горячие ванны, мёд и смолу вяза, чтобы вызвать выкидыши у местных шлюх. У Гломер в голове начал выстраиваться план. Она наполнила кожаную бутыль элем и на следующее утро отправилась навестить вдову. Она нашла Дакру, симпатичную седовласую женщину, сидящей за столом над сухой шандрой; над её небольшим очагом кипел котелок с мёдом и водой.

– В это время года у многих кашель, – заметила Дакра. – Сын кузнеца плох, как сказала мне его мать, поэтому вот готовлю лекарство.

– Я пришла попросить тебя об одолжении, – Гломер поставила бутылку с элем на стол.

– В самом деле? Ты нашла какого-то парня, который задрал тебе юбку, а после бросил?

– Я не беременна! И этого со мной не случится, спасибо – не надо, по крайней мере, пока я не выйду замуж.

– Обычно такие разборчивые девушки как ты, молодая Гломер, находят себе в конце концов кусок дерьма. Подумай об этом. А прежде, чем задирать нос, также представь себе, что вполне можешь вдруг обнаружить себя двадцатилетней и стонущей от отсутствия мужа.

Если бы Гломер не требовался совет вдовы, то она бы бросила бутыль прямо той в голову. Но при сложившихся обстоятельствах девушка была вынуждена улыбнуться.

– Я впрямь об этом подумаю. Но теперь я только хотела спросить тебя кое о чем. Если кто-то является колдуном, как можно это определить? Я имею в виду, есть ли у них какая-то дьявольская метка, ну, там, на ладони или что-то в этом роде?

– Что? Едва ли что-то так просто и быстро делается, моя прекрасная девушка. А почему ты хочешь знать?

– О, мне просто любопытно.

– В самом деле? Ты не стала бы воровать эль твоей матери просто ради того, чтобы удовлетворить пустое любопытство.

– Я не воровала его! Я и о ней беспокоюсь.

Дакра мгновение смотрела на неё внимательными серыми глазами.

– Ну, я вижу, что ты обеспокоена. Несомненно, это ваш постоялец?

– Да. Откуда ты узнала?

– А кто ещё новый появлялся тут за многие месяцы?

– Правильно говоришь. В нем есть нечто, что мне очень не нравится.

Дакра бросила щедрую горсть измельчённых листьев в котелок с мёдом и водой, затем медленно и тщательно помешала кипящую массу деревянной ложкой.

– Да, это так, – сказала, наконец, травница. – Хотя не знаю, что он за человек. Я сказала бы, что он, скорее, убийца, чем колдун, но ведь такое никогда не поймёшь точно. – Дакра сняла котелок с огня и поставила остужаться на каменную плитку. – Когда он появился, то наверняка принёс с собой много мешков и тюков.

– Да. Один обычный, с какими ходят коробейники, а также седельные вьюки.

– Седельные вьюки у человека, который зарабатывает на жизнь, расхаживая по дорогам пешком? Странно, действительно очень странно, – Дакра в последний раз помешала варево в котелке, затем направилась к буфету и стала в нем копаться. Достала крошечный квадратный кусок пергамента. – Давно-давно одна старая женщина сделала мне этот талисман на удачу. Видишь? На нем пятиконечная звезда, а вокруг надпись. Та старая женщина сказала мне, что всегда нужно держать этот пергамент так, чтобы вверх смотрел только один конец звезды и никогда – два. Если вверх смотрят два, то это приносит несчастье, сказал она, это – знак злого колдовства. Если я правильно помню, то она говорила, что у каждого колдуна найдётся что-нибудь магическое, помеченное плохой звездой.

– Меррик постоянно уходит на длительные прогулки.

– Правда? Но будь очень осторожна, очень, юная Гломер. Никто не хочет, чтобы ты превратилась в камень или чтобы твоя душа оказалась в бутылке.

В особенности этого не хотела сама Гломер. Она подождала до второй половины дня, когда Меррик отправился на одну из своих обычных долгих прогулок перед ужином, затем взяла большую корзину с плетёными крысиными капканами и несколько кусков старой свинины. Она установила несколько капканов в комнате, которую делила с матерью, а ещё два в коридоре перед тем, как отправилась в комнату постояльца. Это была комната меньшего размера, фактически – отделённый перегородкой кусок у загиба стены, с окном, которое выходило на улицу. Рядом с дверью, там, где не должно было сквозить, стояли узкая кровать и шаткий деревянный комод, в котором когда-то хранилось приданое старшим сёстрам. Гломер установила один капкан между комодом и плетёной стеной, но даже не потрудилась открыть комод. Она была уверена: любой колдун слишком умен, чтобы прятать предметы чёрной магии в таком очевидном месте.

И конечно оказалась права. Поскольку Гломер так хорошо знала дом своей матери, она сразу же обнаружила тайник. Потолок был плетёным – связывались плетёные панели, потом обмазывались глиной и белились. Как раз при соединении потолка и стены, одна панель провисала. Ребёнком Гломер сама прятала туда медные монетки и другие сокровища, которые подбирала на улице. Они надёжно хранились между крышей и провисающим потолком. И именно там она обнаружила седельные вьюки Меррика. Однако она долго боялась до них дотронуться. Гломер суетилась, устанавливая второй капкан и подкладывая приманку в оба, при этом она постоянно выглядывала в окно, чтобы удостовериться, что жилец не возвращается. Наконец она собралась с духом. Будет глупо, решила она, потратить столько усилий, а потом даже не посмотреть.

Однако, когда она попыталась достать пару кожаных мешков из потайного места, они застряли. Создавалось ощущение, словно кто-то находится с другого конца и тянет их на себя. Гломер вскрикнула и тотчас подавила крик, закрыв себе рот обеими руками. Она в тот же миг едва не выбежала из двери, говоря себе, что теперь, в конце концов, знает худшее. Тем не менее, если она собирается выполнить свой план, то ей требовались более существенные доказательства занятий Меррика колдовством, чем этот один-единственный заговор, который вполне может оказаться гвоздём, за который зацепились мешки.

На этот раз Гломер осторожно запустила руку подальше в потайное место, нашла пряжку, на которую застёгивался один из мешков, расстегнула её, потом развязала верёвку, которой завязывался верх. Её уловка сработала. Теперь она могла запустить руку в мешок, не вынимая его. Девушка в последний раз нервно выглянула в окно, затем стала рыться в вещах Меррика.

Вначале она на ощупь определяла вполне обычные вещи – носки, шило для зашивания кожаной материи, которое вполне может потребоваться коробейнику в пути, мешочек с мелкими монетами, затем её пальцы коснулись металлического диска, который на ощупь оказался сальным. От одного прикосновения к нему девушке стало не по себе, а когда она его вытащила, то чуть не завопила от ужаса. Диск висел на кожаном шнурке, поэтому не вызывало сомнений, где у него верх, и где низ. На нем была нарисована перевёрнутая пентаграмма, звезда зла – та самая. Гломер тут же засунула диск назад, затем поспешила вон из комнаты, стуча башмаками по деревянным ступеням. Она выбежала на улицу и понеслась к колодцу, чтобы вымыть руки в открытом лотке для стока воды. Она тёрла их снова и снова, хотя вода была холодная, а девушка даже не прихватила с собой мыло.

К тому времени, как Гломер почувствовала себя достаточно чистой, уже темнело. Девушка поспешила назад в таверну, к свету и теплу очага матери.

– Где ты была? – спросила Самма.

– Ставила капканы на крыс, мама.

– Ну, спасибо, милая. Я уже несколько дней слышу, как они носятся.

Гломер попыталась улыбнуться и склонилась у очага, чтобы поставить на угли камни – плоские камни, которые использовались в качестве противней для выпечки. Не прошло и пяти минут, как вернулся Меррик. Широкими шагами он направился через зал к лестнице, ведущей наверх.

– О, Меррик! – крикнула Самма. – Мы наверху поставили капканы для крыс. Будь осторожен, чтобы в них не попасть.

– Ладно. Эта зимняя погода, кажется, гонит их внутрь.

– Да, правда.

Гломер весь вечер изводилась от беспокойства, думая, заметит ли постоялец, что кто-то касался его седельных вьюков, но тот не сказал ей ни слова.

Утром ей предстояла самая сложная часть плана. Как только мать повернулась к ней спиной, Гломер покинула зал таверны, схватила свой старый, штопаный плащ и выскользнула на узкий переулок за домом. Благодаря этой предосторожности её никто не видел. Добравшись до главных улиц, девушка перешла на ровный шаг и стала взбираться наверх к дану гвербрета. Там она заколебалась в последний раз, поскольку у ворот дежурили стражники. Они расхаживали взад и вперёд перед открытыми воротами.

– Эй, девушка! – крикнул один из них. – Что тебе?

Хотя ей очень хотелось броситься наутёк, Гломер заставила себя подойти поближе и сделать реверанс.

– Извините, господин, я – подруга Нонны, которая работает на кухне, и её мать попросила меня сбегать к ней с сообщением.

– Ну, тогда ладно. Заходи. Видишь главную башню? Кухня сзади, у колодца.

Когда Гломер вошла внутрь, сердце у неё в груди билось так, словно лошадь неслась галопом. Хотя она много раз бывала у ворот и заглядывала внутрь, прежде ей никогда не разрешали заходить. Тем не менее, в некотором роде дан разочаровывал. Это было просто продолжение города – много хижин и сараев, спешащие слуги, купы и свиньи в свинарниках. Девушке пришлось потратить некоторое время, чтобы отыскать кухню, но, спрашивая Нонну, Гломер в конце концов оказалась у чёрного входа в главный зал, где её знакомая протирала кубки. Огромный зал с выложенным плиткой полом, огромными каминами и резными столами больше оправдывал ожидания Гломер, и на мгновение она, выпучив глаза, просто таращилась на это великолепие. Затем Нонна заметила её и поспешила к ней.

– Что ты здесь делаешь? Что-то случилось дома?

– Нет, но, Нонна, пожалуйста, помоги мне. Ты помнишь того коробейника, который поселился у нас? Он – злой колдун. Я видела доказательство. Я думала, может, человек по имени Невин, о котором ты всегда говоришь…

– О, у него нет времени на таких, как ты.

– Ну а как тогда насчёт капитана?

– Я не собираюсь тратить его время на твои дикие россказни.

– Но если ты отведёшь меня к нему, то у тебя самой будет шанс поговорить с Каллином, не так ли?

Отказаться от такой взятки было невозможно. Нонна захихикала, оглянулась вокруг, затем взяла Гломер под руку.

– Пошли. Он как раз садится за стол.

Одного вида Каллина, высокого и яростного, с искажённым шрамом лицом, оказалось достаточно, чтобы язык во рту у Гломер примёрз к небу, но ей удалось уважительно сделать реверанс, когда Нонна представила её, как свою подругу из города. Каллин повернулся на стуле и гневно посмотрел на неё.

– Выкладывай, девушка. Что привело тебя ко мне?

– У моей мамы – таверна. У нас остановился постоялец. Он говорит, будто он коробейник, но на самом деле он – колдун. Когда я устанавливала капканы для крыс у него в комнате, я нашла у него в седельных вьюках металлический круг и на нем – нехорошая звезда.

Как только Гломер все это выпалила, то почувствовала себя дура – дурой из-за того, что болтала о колдунах с таким важным человеком. Но Каллин резко присвистнул:

– О, правда? Иди-ка со мной, девушка. Лучше нам пойти прямо к Невину. Нонна, спасибо. Возвращайся к своей работе.

Нонна покраснела. Она сгорала от зависти, но сделала, как приказано, когда Гломер последовала за капитаном из большого зала в боковую башню. Когда они взбирались вверх по спиральной железной лестнице, Гломер смотрела во все глаза: на шпалеры, которые висели на каменных стенах, на изысканно отлитые серебряные подсвечники. Никогда в жизни она не видела столько прекрасных вещей, собранных в одном месте. Наконец они оказались на площадке возле деревянной двери. Когда Каллин постучал, ему открыл старик. Его пронзительные голубые, как лёд, глаза и вопросительно приподнятые брови заставили капитана казаться ласковым и милым, как ягнёнок.

– В чем дело? – рявкнул старик. – О, прости, Каллин. Я думал, это один из пажей. Они все чёртово утро прерывали мою работу. А кто с тобой?

– Девушка с интересным рассказом, мой господин. Я думаю, вам лучше её выслушать.

Невин провёл их в комнату для приёма посетителей и настоял, чтобы Гломер села в мягкое кресло у окна, в то время как сам опустился на простой стул напротив неё. Каллин остался стоять у двери. Поскольку Гломер никогда в жизни не забиралась так высоко, вид на гавань вызвал у неё головокружение, и только раз выглянув наружу, она потом смотрела только внутрь, в комнату. Девушка начала с появления Меррика; рассказала о методе проверки колдуна вдовы Дакры и закончила обнаружением круга у него в вещах.

– Я знаю, что нехорошо было с моей стороны копаться в его вещах, господа, но я так боялась. Не знаю, почему мне было с ним так неуютно, господа, но это так, а в доме только мама да я, и он. И все.

– О, ты все сделала правильно, девушка, – сказал Невин. – В этом нет сомнений. Капитан, возьми пару своих людей. Встретишь нас у ворот, хорошо? Я думаю, нам лучше арестовать этого Меррика.

– Он на самом деле злой колдун? – взвизгнула Гломер.

– Да. Что такое? – Невин улыбнулся ей. – Ты до конца в это не верила, так?

Она покачала головой и поняла, что чувствует слабость и внутри у неё как-то странно. Невин налил в кубок глоток мёда из графина на столе и настоял, чтобы девушка проглотила огненную жидкость. Перестав кашлять, Гломер почувствовала себя лучше.

– Очень хорошо, девушка. Ты отведёшь меня и капитана в таверну своей мамы, а остальным мы уж займёмся сами. Я также прослежу, чтобы ты получила награду за свои внимательные глазки.

– О, спасибо, мой господин, – это был самый важный момент её плана, и Гломер изобразила на лице скромную улыбку. – Все, что я на самом деле хочу в качестве награды, – это работать здесь, в дане. Я могу прислуживать за столами, мыть котлы и все такое.

– Правда? Ну, тогда я не сомневаюсь, что мы найдём что-нибудь для тебя. А теперь пойдём и посадим этого колдуна-горностая в клетку.

Выходя, Каллин остановился у оружейного склада и прихватил пару крепких кожаных верёвок, затем отправился в большой зал и позвал Амира и Прейда, которые спокойно попивали эль и играли в соломинки – вытягивали самую длинную. Он повёл их к воротам, где уже ждали Невин с девушкой.

– Мы хотим, чтобы все прошло тихо, – сказал старик. – Если, конечно, получится, капитан.

– О, думаю, нам удастся взять его без шума, мой господин. Он коробейник, так? Все знают, что коробейники – первые, на кого падает подозрение, если у кого-то что-то украли. – Каллин повернулся к девушке. – Как думаешь, он будет в таверне, когда мы туда придём?

– Должен. Моя мама всегда подаёт еду примерно в это время.

Когда они добрались до улицы, где стояли «Три лебедя», Каллин оставил девушку с Невином у общественного колодца, затем отправил Прейда, сильного и мощного парня, к чёрному ходу, в то время как они с Амиром вошли в главный вход таверны. В задымлённой комнате собралось достаточно посетителей – один стол у двери весь занимали моряки, которые пили эль, пара портовых грузчиков жевали хлеб с беконом возле очага, и шутили с седой женщиной, которая выглядела измождённой и бледной от усталости уже за час до полудня. За одним столом сидел в одиночестве мужчина, подходивший под описание Гломер. Как только он увидел двух людей регентши, вошедших в таверну, то тут же встал и отправился к чёрному ходу, а там обнаружил, что выход перегородил Прейд, который опустил огромные ручищи на плечи мужчины и держал его, покуда не подоспел капитан. Портовые грузчики усмехнулись, а все моряки повернулись все разом в одну сторону, чтобы получше рассмотреть происходящее.

– Пошли, парень, – сказал Каллин. – Купец на улице золотых дел мастеров говорит, что кто-то ушёл с его безделушками.

– Это не я, – рявкнул Меррик. – Я знаю: незнакомца всегда винят во всем, что идёт не так, будь оно проклято, но я ничего ни у кого не брал.

– Я просто задам тебе несколько вопросов. Пойдёшь со мной спокойно и мирно – и вернёшься сюда к ужину.

Меррик позволил им вытолкать себя из задней двери. Хотя он и ругался, когда Каллин связывал ему руки за спиной, но больше не сопротивлялся и не возмущался – по крайней мере, поначалу.

– Хорошо, Амир. Иди за Невином, затем отправляйтесь со стариком наверх, чтобы забрать пожитки этого человека.

Тут Меррик взвыл, бросился в сторону и стал лягаться, отчаянно пытаясь вырваться из рук Прейда. Он извивался и верещал, как крыса в пасти терьера, пока Каллин не достал меч и не ударил Меррика рукояткой по голове. Прейд положил бесчувственного коробейника на землю и склонился, чтобы связать его лодыжки.

– Когда закончишь, спроси грузчиков, не хотят ли они заработать пару медных монет, – сказал Каллин. – Будь я проклят, если сам потащу этого ублюдка в дан.

Грузчики, разумеется, хотели пару монет, и после того, как Невин с Амиром забрали пожитки пленника, понесли колдуна на суд. Поскольку по пути они привлекали внимание любопытных детей и собрали шумную компанию взрослых бездельников, то доставка Меррика в дан гвербрета превратилась в подобие праздничного парада. Там его сбросили в надёжную камеру в тюрьме, расположенной с задней части главной башни. Невин расплатился с грузчиками, отправил зевак вместе с ними, а затем уселся на грязную солому рядом с пленником.

– Надеюсь, я не слишком сильно его ударил, – сказал Каллин.

– О, до суда он доживёт. Принеси мне ведро воды. Как только лицо пленника облили водой, он начал стонать и кататься из стороны в сторону, но когда открыл глаза и обнаружил, что над ним склоняется Невин, то застыл, как мертвец, и уставился на старика, как кролик на удава.

– Думаю, ты знаешь, кто я, – объявил Невин с мрачной улыбкой. – Хорошо. Ты можешь заключить со мной сделку, парень. Все, что ты знаешь, в обмен на твою жизнь.

Меррик на мгновение улыбнулся, затем отвернулся и уставился в потолок.

– Я держу своё слово, парень.

– Знаю. Несомненно, ты не станешь меня убивать – чтобы я гнил в тюрьме гвербрета, пока моя гильдия не явится, чтобы меня прикончить. Даже если ты меня отпустишь, рано или поздно они до меня доберутся. Навсегда в бегах, постоянно ожидая удара ножом в спину – что это за жизнь? А это – единственная жизнь, которую ты мне можешь предложить.

– А что, если мы все равно найдём способы заставить тебя заговорить?

– Неужели ты ожидаешь, что я тебе поверю? Неужели ты станешь пытать меня калёным железом? Ты? Дохлая тряпка, трусливый владыка Эфира? У тебя не хватит смелости, старик, и ты знаешь это.

Каллин выругался вслух, когда услышал, что к Невину обращаются так неуважительно, но старик просто грустно улыбнулся.

– Нет, на такое смелости у меня не хватит, – Невин рассматривал связанного человека и раздумывал. – Но очень жаль, что ты не можешь понять, почему.

– Он сказал: гильдия? – вставил Каллин. – О чем он говорит?

– Наёмные убийцы. Ты наверняка слышал о ястребах из Бардека, когда был серебряным кинжалом.

– Да, слышал. Но в таком случае он прав, мой господин. У него нет и шанса пламени свечи в трех кругах ада.

– Согласен. Мне просто грустно, вот и все. – Старик встал и отряхнул штаны. – Мне нужно поговорить с тьериной. Оставь тут на страже Прейда и Амира.

– Хорошо. Вы уже осмотрели его пожитки?

– Только заглянул – но увидел достаточно, чтобы его повесить.

Перед тем, как покинуть камеру, Каллин развязал пленника, и они оставили Меррика сидящим в углу, скорчившимся и положившим голову на колени, как провинившийся ребёнок. Невин не удовлетворился обычной щеколдой, он настоял, чтобы тюремщик принёс один из своих редких и ценных навесных замков и цепь, и лично прикрепил задвижку к скобам. Затем старик отвёл Прейда и Амира в сторону.

– А теперь, парни, послушайте меня. Что бы вы ни делали, ни в коем случае не смотрите ему в глаза. Он попытается подчинить вас себе. Вероятно, вначале он будет насмехаться над вами, дразнить, потом, возможно, притворится больным или умирающим. В любом случае не обращайте на него внимания. Если по какой-то случайности он все-таки умрёт, ну – значит, сбережёт нам время и не придётся его вешать. Пусть так. Когда настанет час давать ему пищу и питьё, позовите меня перед тем, как открывать камеру. Кстати, вам в любом случае придётся меня звать – я забрал ключ, когда тюремщик отвернулся.

– Господин! – обратился к старику Амир. – А что случится, если мы посмотрим ему в глаза?

– Он попытается вас околдовать.

Губы Амира раскрылись, чтобы что-то произнести, но никакого звука не вылетело.

Пока Невин отправился в главную башню, чтобы найти регентшу, Каллин выгнал последних любопытных с территории дана и отослал слуг по местам работы, но разрешил Гломер подождать на кухне с Нонной. «Очень плохо, что у Нонны нет и половины здравого смысла её подруги и четверти её ума…» Поскольку Каллин не был слепым, то прекрасно знал, что девушка всеми силами старается флиртовать с ним. Каллин решил позднее поговорить с кухаркой, чтобы она положила этому конец, затем повернул назад в большой зал.

– Каллин! Каллин! – кричала Тевилла. Она бежала через двор, приподняв юбки, как крестьянская девчонка. – Родда куда-то запропастилась!

– Боги! Когда?

– Только что. Она играла с бабушкой, когда вошёл Невин. Госпожа ушла вместе с Невином, а бедная девочка разъярилась и вылетела за дверь до того, как я поняла, что происходит. Я послала всех пажей и служанок в дане искать её в главной башне, но, готова поспорить: она вышла из башни. Родда всегда направляется на открытый воздух, когда что-то её беспокоит.

– Это так. Я поставил бы на конюшни. Родда любит лошадей.

Однако когда они торопливо шагали через двор, Каллину пришло в голову, что Родда один раз уже становилась предметом атаки чёрного двеомера, а тут у них в дане находится чёрный мастер двеомера.

– Сюда!

Капитан припустил бегом, Тевилла поспешала следом. Они быстро петляли среди сараев и навесов в густо застроенном дворе. Как раз в тот момент, когда они огибали оружейный склад рядом с тюрьмой, они увидели, что им навстречу спешит Амир.

– Капитан! Вы должны пригласить Невина. Происходит что-то странное. Колдовское, непонятное.

– Невин находится в зале суда вместе с тьериной, – сообщила Тевилла, слегка запыхавшись. – Быстрее, парень.

Камера Меррика находилась в конце узкого коридора. Когда Каллин бежал по этому коридору, то увидел Прейда, ругающегося, извивающегося и подпрыгивающего в воздухе, словно его атаковали огромные невидимые осы. Навесной замок и цепь яростно звенели, летали по задвижке туда – сюда, но, конечно, не могли открыться, потому что были хорошо закреплены и заперты.

– Старый Невин – предусмотрительный человек, – заметил Каллин.

Почти непроизвольно он вспомнил время, когда Джилл была маленькой девочкой и часто болтала о том, что видела дикий народец. Стоит попробовать, решил он.

– Хорошо, Прейд, я здесь. Подержись немного. Каллин вперил руки в боки и яростно уставился в воздух рядом с головой парня.

– Прекратите все это, немедленно, вы все, а то Невин вам задаст жару, да и я добавлю.

Со всхлипом, Прейд прислонился к стене.

– Все прошло, капитан. Просто прекратилось. Что бы это ни было, оно отпустило.

– Хорошо. А теперь отойди от двери. Ты больше ничего не можешь сделать. Выходи на улицу и жди старика там.

Каллин прижался к стене, чтобы дать Прейду проскользнуть мимо, затем направился к двери камеры. Изнутри камеры он услышал вопль ярости, потом лицо Меррика появилось в крошечном зарешеченном отверстии. Помня, что говорил Невин, Каллин смотрел пленнику только в переносицу и не встречался с ним взглядом. Меррик зарычал, как собака.

– Ты меня не околдуешь, парень, – сказал Каллин спокойно. – Теперь отвечай: где ребёнок? Скажи мне, или я тебя колесую собственноручно, по косточке за раз. Меня не мучают угрызения совести, и я не склонен к колебаниям, как Невин.

– А почему ты думаешь, что я знаю, где она?

– Скажи мне, или умирать будешь так медленно, как только я смогу растянуть процесс.

– В сарае, позади тюрьмы. Он заполнен мешками с репой. Это все, что я могу видеть её глазами, но знаю: она рядом.

Испустив странный звук, похожий на рыдание, Тевилла бросилась назад по коридору и наскочила на Невина. Когда старик поспешил по коридору, Каллин медленно повернулся к Меррику спиной. Капитан услышал, как чёрный мастер двеомера рычит от ярости и отчаяния. Невин улыбался.

– Клянусь адом, капитан, судя по тому, что мне рассказал Прейд, даже духи Воздуха боятся Каллина из Керрмора!

– Не совсем, мой господин. Я пригрозил им вами.

Невин рассмеялся, это был сухой смешок, напоминающий поскрипывание старых ворот, затем вручил Каллину большой железный ключ, чтобы капитан мог отпереть цепь. Когда они открыли дверь, то нашли Меррика сжавшимся в углу. Он закрывал лицо руками. Каллин схватил его за кисти и швырнул вперёд, затем завёл ему руки назад, в то время как Меррик орал и ругался на бардекианском. Затем в камеру вошёл Невин и посмотрел пленнику в глаза, пока Меррик не успел их закрыть. Каллин зачарованно наблюдал, как Невин смотрел, просто смотрел в глаза Меррика. Этот взгляд, вероятно, представлялся пленнику раскалённым железом. Он что-то лопотал и извивался в руках капитана, подобно цыплёнку, который видит топор, приготовленный кухаркой. Внезапно Меррик замер и затих.

– Вот оно, – сказал Невин тихо. – Теперь ты можешь вручить его мне. Я возьму с собой Амира и Прейда, если не возражаешь, и мы отправимся в зал суда. Приведи туда же Тевиллу и ребёнка, хорошо?

– Приведу, мой господин. Несомненно, Тевва к этому времени нашла Родду.

Она на самом деле нашла девочку и ждала их снаружи, держа испуганную малышку на руках. Поскольку Родда стала слишком тяжёлой, чтобы нянька могла подолгу носить её, Каллин забрал у неё девочку и позволил той поплакать у себя на плече, пока они медленно шли назад, в главную башню. Он задал ей пару вопросов, но Родда между рыданиями смогла только сказать, что у плохого дядьки была длинная, длинная рука и его разум щипался. Невин более ясно объяснил все в зале суда.

– Меррик сделал с ней то же, что с Бриком прошлой осенью. Он поймал её разум, поскольку понял: Дикие сделают то, что она просит. Видите ли, он мог использовать её, чтобы использовать их. Ну, возможно, вы этого не видите… Во всяком случае, произошло именно это. Поэтому я и навесил на дверь висячий замок. Дикие в состоянии отодвинуть щеколду, но открыть замок они не могут.

У тьерины Ловиан было странное выражение лица, словно она хотела бы позволить себе роскошь впасть в истерику.

– Я поверю во все, что ты скажешь, Невин. О, дорогая Богиня, я так надеялась, что Родда окажется… э, м-м, теперь неважно. Что мы будем делать с этим существом?

Меррик стоял на коленях на полу, между хмурящимся Амиром и Прейдом, который выглядел готовым к смертоубийству. На лице у Прейда остались следы, которые делали рассказ Невина о Диких ещё более правдоподобным. Во время объяснений старика Меррик ни разу не поднял головы, но теперь все-таки посмотрел на тьерину.

– Ты собираешься просить о милости? – спросила она.

– Нет. Не стану отрицать и того, что говорит старик.

– Очень хорошо. Я послала за жрецом культа Бела, и мы выслушаем твоё дело, как только он явится. Невин, ребёнку нужно оставаться на процедуру суда?

– Нет, как и госпоже Тевилле. Каллин!

Каллин согласно кивнул и вынес девочку из зала. Когда они шли по длинному коридору к лестнице, Тевилла повернулась к нему.

– Спасибо, капитан.

– Не за что. Пожалуйста, называй меня по имени. Хорошо? Ты же не солдат из моего отряда.

– Похоже, что нет, – она улыбнулась. – В таком случае, до завтра.

После того, как Каллин удостоверился, что няня с девочкой находятся в своих покоях, в безопасности, он вышел во двор, затемнённый длинными тенями многочисленных башен дана Аберуин. Зимний день заканчивается рано. Когда капитан отправился в казармы, все, мимо кого он проходил, уважительно приветствовали его. Господа благородного происхождения кивали, слуги кланялись, девицы приседали в реверансе, солдаты из обоих отрядов вытягивались и салютовали – как из отряда гвербрета Райса, так и из того отряда, который привела с собой Ловиан. В этот вечер Каллину пришло в голову, что если бы кто-то не выказал ему уважение подобным образом, то он бы оскорбился. Каллин быстро привык занимать надёжное место в жизни, он привык знать: куда бы он ни отправился, будучи капитаном Ловиан, он получит не только постель и место за столом, но и определённое признание, ведь он – важный человек в тьеринрине. Тем не менее, нынче же вечером Каллину также пришло в голову – причём, впервые, – что ему чего-то не хватает в его новой жизни. «Своей женщины, – подумал он. – Черт побери, очень неплохо будет снова иметь собственную женщину…» Когда он подумал о матери Джилл, которая умерла много лет назад, то понял, что едва помнит её лицо.


Полный мужчина, выбритый наголо и одетый в тяжёлый зимний плащ поверх льняной туники, положенной ему по статусу, как жрецу культа Бела, появился вскоре после того, как Каллин увёл Тевиллу и Родду. Невин не был уверен в том, как священник воспримет разговор о двеомере, но Ловиан ловко обошла проблему.

– Прейд, Амир, заставьте этого негодяя стоять смирно. Он мог бы выказать больше уважения жрецу. А теперь, ваше преосвященство, к делу. Этот человек пытался убить мою внучку. Невин доказал все к моему удовлетворению и мне нужен ваш совет касательно тех законодательных положений, которые применимы к данному случаю.

Невин повернулся к священнику.

– Ваше преосвященство, как обычно наказывается подобное преступление?

– Конечно, казнью через повешение. Хотя ребёнок незаконнорождённый, Родда все равно является наследницей и поэтому любое преступление, направленное против неё, считается не просто попыткой убийства, но полновесным предательством. – Священник нахмурился, роясь в своей обширной памяти. – «Эдикты короля Кинана» содержат самые последние постановления по этому вопросу, но есть и более ранние прецеденты, самый ясный, пожалуй, представлен в кодификации девятого века Марайна Первого.

– Спасибо, ваше преосвященство, – поблагодарила Ловиан. – Завтра утром я соберу маловейр. Думаю, примерно за два часа до полудня будет самое подходящее время.

– Очень хорошо, ваша светлость. К тому времени я подготовлю все необходимые сведения о прецедентах. – Старик обратил свои внимательные тёмные глаза на Меррика, который стоял между двух стражников. – Хочешь ли ты поговорить со мной, сын мой, или с каким-то другим священником из нашего храма? Пришло время готовить твою душу к залу суда Великого Бела.

Меррик коротко улыбнулся, потом плюнул на пол. Прейд хорошенько ему врезал, когда они тащили его прочь.

Невин с Ловиан отправились наверх, в комнату для приёмов в её покоях. Там завывал ветер, стекла в окнах дрожали, иногда дым от очага летел в комнату. Вздрагивая в своём клетчатом пледе, Ловиан стояла у камина и тёрла руки одну о другую.

– Тут лучше, – произнесла она наконец. – В зале суда так жутко холодно в это время года. О, клянусь Богиней, Невин, я чувствую себя такой старой и усталой! Я никогда раньше не приговаривала человека к повешению и, как я предполагаю, мне придётся при этом присутствовать. – Ловиан снова содрогнулась. – Ну, никому не надо беспокоиться, что я украду рин у настоящего наследника, как сделали многие регенты. Воистину, я буду очень рада передать его настоящему правителю, когда придёт время. – Хотя тьерина пыталась говорить лёгким тоном, её глаза были полны беспокойства. – Наверное, мне следовало сказать: если придёт время.

– Оно придёт, ваша светлость. Оно придёт.

Тем не менее, Невин знал, что в его голосе звучат усталость и задумчивость.

После вечерней трапезы Невин отправился в свои покои. Элейно составил ему компанию. Они долго стояли у окна и смотрели на улицу и дальнюю гавань, где пенящиеся волны набегали на берег и мотали лодки у причалов. Невин предполагал, что приближается шторм, но даже и между штормами море всю зиму будет неспокойным. Независимо от того, как сильно он хотел очутиться в Бардеке, Невин собирался остаться в Элдисе до весны.

– Наверное, пока мы сделали все, что могли, – заметил Невин. – Или ты когда-нибудь слышал, чтобы корабль пересекал море отсюда, скажем, до Суртинны зимой?

– Невозможно… – Элейно какое-то время размышлял над проблемой. – Если сказать по правде, то я даже не слышал, чтобы кто-то пытался предпринять подобное путешествие.

– Это глупо. Просто сумасшествие, так?

– Да. Даже если не попадёшь в сильный шторм – и тут очень большое «если», – то судно может разбиться о волны. Ты можешь лишиться парусов, которые бесконечно бьются на ветру, или тебя так сильно собьёт с курса, что команда умрёт с голоду, пока вы доберётесь до земли. У нас дома есть старая поговорка: ни человек, ни демон не в силах командовать ветром.

– Да, правильная поговорка. – Внезапно Невину ударила в голову мысль: – Но если попросить ветер об одолжении, то это, возможно, совсем другое дело.

Позднее той же ночью, когда весь дан уже спал, Невин закутался в два плаща и отправился в сад. Когда он шёл по лужайкам, земля трещала у него под ногами: в ином свете кусочки льда поблёскивали на тёмных холмках клумб с увядшими розами, вода замёрзла в фонтане с драконом. Невин нашёл уголок, скрытый от главной башни, и создал у себя в сознании пятиконечную звезду голубого цвета, затем так чётко представил её, что она, казалось, плавала в воздухе перед ним. Очень тихо, тем не менее, так напряжённо, что все его тело вибрировало вместе со звуком, Невин пропел вслух имена владык Стихии Воздуха. Хотя ночь была тихой, как только он закончил призыв, к нему прилетел ветер, выливаясь из центра звезды с такой силой, что плащ старика захлопал. (Однако когда Невин огляделся вокруг, то увидел, что больше ничто в саду не движется.) С ветром торжественно прибыли Владыки. Конечно, они общались только образами и чувствами, не словами, но через некоторое время Невину удалось передать им просьбу: он хочет, чтобы короткий промежуток времени ветер служил ему и помог добраться до островов. Владыки благосклонно согласились, задержались на мгновение, а затем улетели прочь и оставили Невина дрожать в тихом саду. Компанию ему составляла теперь только парочка сильфов. Невин быстро убрал звезду назад в себя. Он хотел вернуться к своему камину и выпить кружку разогретого эля.

Остальную часть ночи он сидел, размышляя над своими планами и борясь с беспокойством. Он сумел заснуть лишь на рассвете, проспал пару часов и проснулся как раз вовремя, чтобы присутствовать на маловейре регентши. Несмотря на вчерашние сомнения и переживания, когда пришло время приговаривать Меррика к повешению, лицо Ловиан было твёрдым как скала. Сам бардекианец казался ушедшим в себя, погрузившимся в свои размышления при помощи некоего метода чёрного двеомера. Временами казалось, что он теперь – только статуя самого себя и уже покинул настоящее, чтобы встать в таинственном саду гипотетического потомка среди статуй их общих предков. Невин предполагал, что настоящая смерть окажется для Меррика разрядкой напряжения.

– Это одна из тех вещей, которые я больше всего ненавижу в чёрном двеомере, – позднее заметил Невин в разговоре с Элейно. – То, как он забирает людей с настоящим талантом, сильных духом, и ломает их, направляя на свои мерзкие цели. Я встречал нескольких таких учеников, и каждый был так же искажён и уродлив, как и эти жалкие Дикие, которых они держат при себе.

– Но я сказал бы, что людям гораздо хуже. Значительно проще вылечить бедных Диких.

– Ты прав. Ну, думаю, приходит время для небольшой мести с нашей стороны. После того, как мы найдём Джилл и Саламандра и – надеюсь – также и Родри, то посмотрим, как можно заставить Тёмное Братство заплатить за совершенные преступления.

– Хорошо. Я буду рад увидеть весну, поверь мне.

– Весну? О, конечно, у меня же пока не было возможности сказать тебе! Мы отправляемся в Бардек прямо сейчас. Я попросил ветер, и он согласился доставить нас туда, в безопасности от штормов и тому подобного.

Элейно собрался уже что-то сказать, но решил, что лучше этого не делать. Поэтому он закрыл рот, ещё немного подумал, и, наконец, закашлялся, словно его душили.

– Что-то не так? – осведомился Невин.

– Ничего. Что может быть не так? Если ветер согласен, то я-то кто такой, чтобы спорить? Я просто найду своего первого помощника и велю ему собирать команду. Я так понимаю, что регентша обеспечит нас всем необходимым?

– Несомненно. Впрочем, я ещё с ней также не разговаривал, и, предполагаю, лучше сделать это прямо сейчас. Сколько времени тебе потребуется, чтобы подготовить корабль к отплытию?

– Два-три дня, в зависимости от того, сколько человек её светлость выделит нам в помощь.

– Я проверю, чтобы ты получил все необходимое, в этом можешь не сомневаться.

Хотя Невин, конечно, сказал Ловиан правду об их коечной цели, она согласилась, что небольшой обман будет к месту. Они позволили остальному двору думать, что Элейно отправляется в Керрмор, надеясь пораньше начать торговлю на следующий год. Это было опасное путешествие, но все же возможное – если корабль станет держаться у берега. Сам Невин, или, по крайней мере, так говорили, отправлялся с Элейно, чтобы поговорить с гвербретом Керрмора о сложной политической ситуации в Элдисе. Хотя Ладоик Керрморский не являлся близким родственником, они все равно находились в родстве со стороны Майлвадов, и таким образом Ладоик считался возможным союзником в этой необъявляемой вслух войне за рин.

– Мне нужно дать тебе с собой новую одежду, – сказала Ловиан Невину. – А также один из перстней Аберуина, которые служат печатями, вместе с теми деньгами, которые мне удастся собрать. Но денег будет немного. Тебе лучше отправиться в качестве моего советника, Невин, а не просто друга. Говорят, каждый бардекианский архонт начинает свою карьеру как купец, поэтому, готова поспорить: они понимают, какие богатства может принести им торговля с Аберуином. Они захотят оказаться на стороне правителя Аберуина.

– Вот именно. Как ты думаешь, кто-то из людей Родри согласится поехать со мной добровольцем? Я могу выдавать их за почётную стражу и, боюсь, мне потребуется несколько хороших мечей перед тем, как все закончится. Я бы взял Каллина, но тебе он нужнее. Смерть Меррика не означает, что Родда в безопасности. Готов поспорить: он – не единственная крыса в амбаре.

– К сожалению, я согласна с тобой. Что касается людей, то не сомневаюсь, что у тебя не будет недостатка в добровольцах. Однако тебе лучше взять только человек десять – большее количество будет вызывать подозрения.

– В таком случае я попрошу Каллина подобрать людей.

– Хорошо. И, пожалуйста, придумай себе новое имя, потому что я намереваюсь дать тебе жалованную грамоту и все такое прочее. «Никто» просто не подойдёт. Разве ты не пользовался другим именем? Например, когда появлялся вестник от короля? Это было твоё настоящее имя? У меня такое странное чувство, что оно-то как раз и есть настоящее.

– Ты абсолютно права. Хотя мой отец решил изменить его позднее – по злобе, но мать называла меня Галрионом.

– Как архаично звучит!

– Тогда оно мне прекрасно подходит, потому что если и существует человек – живая реликвия, то это как раз я. Очень хорошо, ваша светлость. Мы предпримем все возможное, чтобы вернуть вам Родри.

– Не только мне, лорд Галрион. Элдису.

В то время как Элейно с первым помощником работали с экипажем, Невин отправился в башню, чтобы в последний раз поговорить с Перрином. Хотя физическое здоровье Перрина теперь полностью восстановилось, он все равно проводил по многу часов в кровати, уставившись в потолок или сидя у окна и глядя в небо. Когда Невин вошёл, он обнаружил лорда за последним занятием. Перрин наблюдал за унылым движением серых облаков, плывущих с юго-востока.

– Как ты сегодня дышишь?

– О… ну, достаточно хорошо, как мне кажется.

– Отлично. Теперь ты должен хорошо пойти на поправку.

Перрин кивнул и опять уставился на облака.

– Эй, парень, – Невин постарался выглядеть повеселее, как и следует держаться с больным, однако при этом оставался твёрдым. – Знаешь ли, тебя никто не собирается вешать или казнить каким-то другим способом. Пора подумать, что делать с твоей жизнью.

– Но, м-м… Я имею в виду… ну… я продолжаю думать о Джилл.

– Мне жаль, но она навсегда вне пределов твоей досягаемости.

– Это я знаю. Я не это имел в виду. Э-э… я думал о том, что вы сказали, несколько недель назад. О том, чтобы не красть, потому что, ну… это означает вмешиваться, и ты не знаешь, что произойдёт. Вы помните, как вы это говорили?

– Помню. И признаю: меня радует, что ты об этом думаешь.

– Я думаю, на самом деле думаю, и у меня болит сердце от того, что я был так глуп. О… знаете ли, м-м… ну, в отношении Родри, я имею в виду. Я ненавидел его, потому что его любила Джилл, и вот он оказался достаточно… э-э… важным.

– Боюсь, тебе несколько поздновато об этом волноваться.

– Я знаю, и именно от этого у меня болит сердце. Я хочу искупить свою вину, но у меня ничего нет, чтобы заплатить луд. Несколько медных монет, лошадь – ну… наверное, это на самом деле не моя лошадь – но седло и все остальное – моё. Но из этого не очень-то много набирается, черт побери, так?

– Нет, не набирается. Ты можешь сослужить кое-какую службу Аберуину, хотя если дело дойдёт до войны, то я не могу представить тебя сражающимся.

– Я мог бы служить конюхом, или поучиться на лекаря. Я с радостью сделаю это, если это поможет.

– Ну, тогда хорошо. Мы поговорим об этом, когда я вернусь.

– Я слышал, как слуги говорили, что вы отправляетесь в Керрмор. А я могу поехать? Моё сердце все время болит, когда я раздумываю, что сделает Каллин, когда вас не будет рядом, чтобы меня защитить.

– Он даже не знает, что ты сделал.

– Он может выяснить.

Невин колебался, глубоко задумавшись и пытаясь вспомнить, что именно Перрин один раз упомянул при рассказе о себе.

– Скажи мне вот что, После того, как ты встретился с Родри, ты снова начал преследовать Джилл. А откуда ты знал, куда она отправилась?

– Я просто это знаю. Ну, вроде как… э… Я просто это могу определить.

– Очень хорошо, но что именно ты делаешь?

– Нахожу что-то или кого-то, кого я люблю, как мой дом, или мой кузен, или Джилл. И еду в их сторону. Это такое чувство. Когда я направляюсь в нужную сторону, то чувствую себя великолепно, а когда в другую, то у меня паршиво на сердце.

– В самом деле? Знаешь ли, это может очень даже помочь. Полагаю, ты в самом деле можешь отправиться вместе со мной в морское путешествие.

– Морское путешествие? – голос Перрина сорвался. – На корабле? До Керрмора?

– Именно так.

– Я не могу. Мне будет плохо. Я лучше встречусь с Каллином лицом к лицу, чем снова буду блевать в море. Клянусь.

– Очень плохо. Ведь ты сам только что говорил об искуплении своих грехов, не так ли? Через некоторое время ты привыкнешь к движению судна.

Из обычной жалости Невин не стал называть Перрину их истинную цель. До Бардека было гораздо дальше, чем до Керрмора.


Когда наконец наступил день отплытия, на рассвете совсем не было ветра. Поскольку у Невина начисто отсутствовало желание призывать ветер на берегу, когда за ним может наблюдать весь Аберуин, Элейно договорился с начальником порта о предоставлении портовых рабочих, и орал на командующего военно-морским флотом гвербрета, пока тот не позволил бардекианцу использовать пару галер в качестве буксирных судов. Раздражённые чиновники где-то нашли достаточно верёвок, толщиной с человеческую руку, и такие же шесты. После того, как бардекианцы получили необходимое оборудование, то командовать начал первый помощник. Он показал, как привязать торговое судно к галерам. Элейно с Невином не мешали. Они стояли на корме корабля под названием «Харбан Датзолан», что приближённо переводилось, как «Надёжный доход».

– Я не знаю, почему они так ведут дела, – заметил Элейно Невину. – В каждой гавани Бардека имеются буксирные суда для подобных дней, когда в гавани тихо, как на кладбище.

– Правда? Боюсь, я очень мало знаю о кораблях и морском деле.

– Тебе и не требуется ничего об этом знать. Ты обеспечил мне ветер, а я доставлю нас на Суртинну. Кстати, я связал Перрина в трюме. После того, как мы выйдем из порта, я его развяжу, но я не хочу, чтобы он в последнюю минуту прыгнул за борт.

Сверкнули весла, и импровизированные буксирные суда двинулись из гавани; верёвки скрипели и стонали, но тяжёлый торговый корабль начал движение, когда команда портовых грузчиков оттолкнула его от причала шестами. Невин устроился на паре ящиков на носу и посмотрел на верхушку мачты, где в безветрии понуро висел флаг гвербретов Аберуина – голубой и серебряный дракон. Элейно стоял перед стариком и отдавал приказы первому помощнику. Невин закрыл сознание от их голосов, собрался, перешёл в состояние, близкое к трансу, и у себя в сознании призвал владык Стихии Воздуха. Вверху на мачте флаг шевельнулся и задрожал, когда Короли появились, объявляя, что помнят о своём обещании Мастеру Эфира. Элейно бросил взгляд вверх, затем крикнул людям на буксирах, чтобы готовились их отпускать. Невин представил горящую пентаграмму и установил её далеко за кормой. А теперь, подумал он, пусть придёт ветер!

Послышался рёв и свист и ветер прилетел, со звуком, напоминающим пощёчину, ударил по парусам, и корабль понёсся вперёд, как сорвавшаяся с места собака, которой дали пинка.

– Отпускайте верёвки! – заорал Элейно. – Отпускайте их, или мы потащим эти проклятые буксиры с собой в Бардек!

Люди подняли верёвки, и корабль пронёсся между двух галер, потом вылетел из гавани. За исключением Элейно, все на борту сохраняли полное молчание и смотрели на прямой как стрела канал, шириной не более тридцати футов, в котором задувал попутный ветер, или украдкой оглядывались, словно боялись смотреть друг другу в глаза. Выдав поток ужасных ругательств, Элейно выкрикнул команды и заставил людей двигаться. Некоторые занялись парусами, другие пошли вниз, чтобы перераспределить груз и балласт. Невин немного откорректировал направление ветра и его скорость, затем встал и потянулся. Далеко за спиной Элдис уже пропадал из виду, становясь точкой на горизонте.

– Клянусь самими Священными Звёздами, я никогда не видел подобного ветра, – присвистнул первый помощник.

– Наслаждайся, – ответил Элейно. – Несомненно, ты никогда больше такого и не увидишь.


На протяжении многих дней штормовые облака бежали подобно стриженым барашкам над возвышенностями Суртинны. Даже когда не шёл настоящий дождь, густой туман окутывал все вокруг, будто саваном, и прилипал к влажным плащам Великого и Мрачного Криселло и чихающей компании варваров. Постоянно дул ветер, такой холодный, что Джилл предположила: наверху в горах идёт снег. О погоде она могла сказать только одну хорошую вещь: поскольку девушка чувствовала себя такой несчастной, то постоянно не думала о ястребах. Путники вели непрерывную борьбу за существование, пытаясь сохранить тепло в постоянной сырости и холоде. Они свернули с дороги. Идти пешком здесь было бы вообще невозможно – тропы превратились в грязевые потоки, а покрытые травой склоны так пропитались влагой, что когда на них наступали копыта лошадей, влага брызгала, словно из переспелого фрукта. Временами лошади падали и паника одной передавалась длинной веренице остальных. Успокаивать их всех было потерей драгоценного времени. Джилл уже хотела отпустить весь табун, чтобы кони сами о себе позаботились. Странно, думала она, почему Саламандр настаивает, чтобы они удерживали лошадей при себе как можно дольше?

Ночью они разбивали лагерь, но им не удавалась толком отдохнуть. Приходилось искать приличную траву для лошадей, пытаться сохранить сухими жалкие припасы. О том, чтобы развести костёр, не могло быть и речи, даже при помощи двеомера Саламандра. Свет объявил бы об их присутствии возможным врагам. А кроме того, не находилось сухого хвороста. По ночам никто не мог толком выспаться в сырых одеялах, никаких естественных укрытий не было, если не считать спутавшихся колючих кустарников и валунов. Путники все меньше и меньше разговаривали друг с другом, поскольку казалось, что каждое слово вылетает, как лай, в результате чего начинается спор.

На протяжении всего пути Джилл постоянно следила за Гвином, хотя его преданность Родри казалась собачьей, и Джилл от неё просто воротило. Однажды поздно вечером, когда они с Саламандром стреноживали лошадей и находились вне пределов слышимости остальных, Джилл поделилась с ним своими подозрениями.

– Если он и не собирается нас предавать, как я могу знать, что ястребы все ещё не используют его? Разве они не способны установить связь с его сознанием и следовать за ним, как за маяком?

– Они могут, но не делают этого, моя сомневающаяся голубка. Я очень тщательно его проверил и ничего не нашёл.

– Ты уверен?

– Уверен, не сомневаюсь, убеждён и очень-очень определённо. – Саламандр прекратил работу и внимательным взглядом осмотрел Джилл. – Ты ревнуешь?

– Что ты имеешь в виду, мерзкий эльф?

– Как раз то, что сказал. Куда бы ни пошёл наш Родри, там находится Гвин. Он с любовью смотрит на него, ловит каждое его слово и улыбается ему, как влюблённый. И есть Родри, которому это может льстить, но может и не льстить. Тем не менее, он не просит Гвина прекратить все это.

На мгновение у Джилл возникло желание врезать Саламандру как следует, поскольку он указал как раз на то, чего она пыталась не видеть.

– Я бы тоже ревновал на твоём месте, – продолжал Саламандр несколько поспешно. – Учти: я тебя не умаляю и не принижаю. Но, моя мудрая ласточка, подумай вот о чем. Гвин не влюбился в Родри, он влюбился в своё спасение. Боги, ты только подумай, как он себя чувствует! Впервые в жизни у него появилась надежда, у него есть будущее, у него есть честь… Конечно, он очарован. Но сам Гвин этого не может понять – в конце концов, ведь ястребов не учат разбираться в тонкостях души – поэтому он все приписывает Родри и поклоняется ему.

– На самом деле я вижу, что ты имеешь в виду. Но…

– Тем не менее, это действует тебе на нервы? Пожалуйста, не надо бросать в меня этот колышек, моя дикая голубка. От него останется некрасивый синяк.

На шестое утро солнце, наконец, прорвалось сквозь тучи. Когда туман рассеялся, путники увидели, что тропа, по которой они следуют, прекращается в овраге, а дорога архонта проходит только в полумиле внизу и к западу от их лагеря. После короткого спора Джилл согласилась, что им лучше ехать по дороге, и ехать побыстрее. Как раз в полдень небо разъяснилось под южным ветром. Хотя настроение у всех стало улучшаться вместе с просветлением неба, и Джилл, как и все, радовалась перспективе просохнуть, она все равно чувствовала себя неуютно. Водный щит, закрывавший их от чужих глаз, рассеялся. Когда девушка проехала вперёд к Саламандру, то обнаружила, что и он тоже нервничает.

– Я надеялся, мы сможем прятаться в дожде, пока не доберёмся до Пастедиона, моя дикая голубка, но, к сожалению, этого не получилось.

– Как близко находятся наши враги, как ты думаешь?

Вместо ответа Саламандр просто пожал плечами. Горы круто поднимались слева от них, дорога здесь шла ровно и заворачивала вдоль каньона справа. Примерно в пятидесяти ярдах внизу среди деревьев неслась белая от пены вода.

– Мы доберёмся до Пастедиона завтра, – резко сказал Саламандр. – Если доберёмся. Я чувствую опасность вокруг нас, как вонь.

– И я тоже. А что если поработать с Гвином? Может, тогда при помощи дальновидения мы сможем увидеть наших врагов?

– Мне очень нравится это «мы», моя магическая сорока. Ну, не исключено, мы и смогли бы это сделать, но, по правде говоря, я с ужасом думаю об этой идее. Установление связи со славным и гостеприимным разумом Гвина будет не самым приятным опытом.

– А смерть от рук ястребов?

– М-м, ну, вероятно, так. Как чётко и кратко ты выражаешься! Посмотрим, удастся ли нам уговорить его на это.

– Нам вскоре предстоит останавливаться на обед. И лошадям надо отдохнуть. Несчастные животные очень устали за последние дни.

– Правильно говоришь, но мне хотелось бы преодолеть ещё милю или около того перед тем, как разбивать лагерь. – У Саламандра был хитрый вид. – Я кое-что хочу тебе показать.

В эти минуты они ехали через огромную долину в форме буквы V, в самом низу неслась река, а дорога придерживалась левой стороны, примерно посередине склона. Через несколько минут Джилл услышала впереди странный звук, подобный гудению огромного роя пчёл, который постепенно становился громче и громче. Рёв водопада! Дорога завернула в последний раз и внезапно долина осталась позади. Она закончилась на плоском участке земли, наверху скалы, в то время как чуть дальше по правую руку обрывался и каньон, рядом с которым шла дорога, так резко, словно гигант рубанул по скале копьём. Пронизанный радугами, водопад грохотал и ревел, падая отвесно вниз с высоты тысячи футов на длинную открытую долину далеко внизу. Издав крик страха и радости, Джилл подняла руку, призывая других остановиться. Фыркая и переминаясь с ноги на ногу, усталый табун выполнил приказ и, наконец, встал спокойно, что позволило Родри с Гвином догнать её. Когда Джилл повернулась в седле, то увидела половину скалы позади себя, купол, пронзённый насквозь. Через долину, частично скрытый туманом, поднимался его двойник, который был разрезан так же чисто, в результате чего получилась ещё одна крутая скала. За ней Джилл видела горы, тянущиеся к небу блестящими белыми вершинами, которые выстроились до самого горизонта.

– Кто создал это долину? – крикнула она Саламандру. – Двеомер?

– Не знаю, – крикнул он в ответ. – Дикие говорят, что это много-много лет назад сделал лёд, но такое невозможно.

Они кричали, стараясь перекрыть громовой шум воды. Путники спешились и распределили остатки зёрна между подседельными скакунами и мулами, в то время как запасным лошадям пришлось довольствоваться грубой травой. Хотя Джилл боялась возможной погони, она решила, что они просто обязаны дать табуну отдохнуть, поскольку единственный путь вниз со скалы проходил по крутой тропе, не более четырех футов в ширину, грубо вырубленный в горной породе. Джилл не хотела думать о принадлежащих правительству рабах, которых заставили прорубать этот путь. Несомненно, многие тут же и умерли.

Жуя кусок засохшего хлеба, она подошла к водопаду и уставилась вниз на пелену тумана, плавающего и падающего вниз на долину. Водопад питал продолжение текущей с севера на юг реки, вдоль которой они ехали. Река присоединялась к другой, и мчалась с востока на запад. Сама долина тянулась вдоль этой второй реки – Джилл не видела, где она заканчивается. Хотя вдоль всех рек росли деревья, часть долины казалась обычным пастбищем, типичным для Бардека. Однако в этот момент трава зеленела, поэтому создавалось впечатление, что золотая пелена покрывает зелёный шёлк по всей долине, а омытые дождём деревья блестят на солнце, как малахитовые бусины. Спустя мгновение к Джилл присоединился Саламандр. Он показал пальцем вниз на тропу и улыбнулся.

– Надеюсь, ты не боишься высоты! – прокричал он. Джилл покачала головой, чтобы поберечь голос.

– Пошли со мной, – прокричал он так же громко. – Я хочу тебе показать ещё кое-что.

Позади них скала спускалась довольно плавно, и друзья смогли взобраться вверх на площадку с кустарниками, а потом подняться до середины склона. Когда они медленно двигались, оглядывая долину, то достаточно уклонились от водопада, чтобы снова разговаривать нормальным голосом.

– На самом деле я хотел поговорить с тобой с глазу на глаз, – сказал Саламандр.

– Я предполагала это. Гвин возражает против того, чтобы с ним поработали?

– Боюсь, что да. Очевидно, он рассматривает подчинение своей воли, даже на короткий период, как серьёзное оскорбление. Учти: он не обвиняет нас в оскорблении – умом он понимает, что ему следует нам помочь – но находит идею такой отвратительной, что не может это сделать.

– Стало быть, давай о ней забудем! Нам придётся полагаться на Диких. Они пока очень хорошо нас предупреждали.

– Полагаться на Диких, моя хорошенька куропатка, – это один из лучших способов пережить горькое разочарование.

– О, конечно, но больше-то делать нечего.

– Ну, к сожалению, есть кое-что ещё, но я говорю «к сожалению», поскольку это невероятно опасно. – К этому времени Саламандр уже немного запыхался от крутого подъёма. – Для меня, то есть, для того, кто будет это делать… если мы вообще будем это делать…

– Дальновидение в трансе?

– Хуже. Полет. Как Адерин.

– Я не знала, что ты умеешь летать.

– Ну, я едва научился. Именно потому это так опасно.

– Без тебя мы все обречены. Сейчас не время для дешёвого героизма.

– Именно это я надеялся от тебя услышать.

Они обменялись улыбкой и поберегли дыхание для подъёма. Наконец друзья добрались до гребня, примерно в пятистах футах от начала подъёма, и смогли посмотреть на вытянутую долину на западе. Джилл выругалась вслух, увидев ещё одно чудо, которое предстало её взору – озеро примерно милю в диаметре, такое болезненно голубое, что напоминало кусок неба, захваченного в капкан между деревьев. Оно было круглым, причём настолько идеально круглым, что Джилл снова подумала о принадлежащих правительству рабах. Саламандр махнул рукой в направлении озера и заговорил своим напыщенным тоном волшебника.

– Взгляни на Пуп Мира.

– Боги, его так называют бардекианцы? Почему они потратили усилия и вырыли такой пруд?

– Они не вырывали. Оно было здесь всегда… по крайней мере, так говорят жрецы. Дикий народец утверждает, его сделал огромный камень, который упал с неба после того, как упоминавшийся выше ледник вырезал долину. Вот это я и имел в виду, когда говорил о доверии к Диким, моя дикая голубка, или к духам вообще. Они не желают зла, но у них нет разума. Если они не знают правду, то придумывают фантастический рассказ, потому что так сильно хотят помочь своим друзьям.

– Понятно. Ну, у собак тоже нет ума, но они лают достаточно громко, когда кто-то подходит к твоей двери.

– Да, ты говоришь правду, и это признак надежды. И как ты говоришь, особо нам больше надеяться не на кого. Когда мы сегодня ночью разобьём лагерь, то попросим наших маленьких друзей посторожить.

– Если доживём до вечера. Нам ещё предстоит спускаться вниз в долину. Эта тропа пугает меня.

– На самом деле мне раньше доводилось по ней ездить. Ты должна доверять лошадям. Они хотят жить точно так же, как и мы, и у них твёрдые ноги.

– Ну, если ты так уверен… А где Пастедион?

– Прямо за озером. Если бы сейчас не стоял такой туман, то ты смогла бы его разглядеть, так что мы не очень далеко от убежища. Но лошади должны отдохнуть после того, как мы доберёмся до долины внизу, если только мы не хотим, чтобы они охромели или разбили ноги.

После нескольких минут отдыха они тронулись в путь. Джилл ехала во главе колонны, за ней Родри, потом Гвин и, наконец, Саламандр – весь в пыли. Хотя Джилл пришлось уговаривать лошадь, чтобы та встала на тропу, после того, как животное пошло по ней, оно уже не вздрагивало и не артачилось, словно своим конским разумом поняло, что ему лучше побыстрее с этим покончить. Запасные лошади, которых вела Джилл, ровным шагом следовали за ней. Оказалось, тропа по ширине составляет жалкие три фута, за исключением поворотов, где она расширялась, как расширяется промоина реки, до восьми футов. Этого места было достаточно для умной лошади, чтобы повернуться. Временами выпирала горная порода и заставляла Джилл прижиматься к шее лошади, когда они протискивались рядом, потому что отклоняться в сторону было бы слишком опасным манёвром. Тем не менее, пока Джилл не смотрела вниз через край, она находила, что ехать тут проще, чем она ожидала.

Внизу, где тропа расширилась до нормальной дороги, стояла высокая каменная плита, покрытая бардекианским письмом. Джилл отъехала от неё на несколько ярдов, затем остановила своих лошадей и повернулась в седле, чтобы наблюдать за прочими. Понятный импульс, но в некотором роде ошибочный. Когда Джилл увидела, как спускается Родри, а его конь ползёт, как муха, по склону, у неё закружилась голова, стала подниматься тошнота, и помутнело в глазах. Джилл ухватилась за луку седла и задумалась, что заставило её преодолеть этот спуск. Она не стала больше смотреть, пока все трое мужчин не спустились, и Родри не подъехал к ней.

– Я не мог смотреть, как ты ехала вниз, любовь моя, – сказал он. – Но когда спускался сам – оказалось не так страшно.

– На самом деле я чувствовала то же самое. Саламандр говорит, что мы на остаток дня встанем здесь лагерем.

– Хорошо. Боги, солнце кажется прекрасным.

Родри лениво улыбнулся и потянулся в седле, повернув лицо к солнцу. Он просто испытывал удовольствие от ощущения тепла. Это был эльфийский жест, и Джилл поняла, что в нем произошли большие перемены, и потеря памяти словно сбросила облик идеального военачальника с истинного Родри, подобно тому, как он сбрасывал доспехи после сражения. «Но что Родри будет делать, когда ему придётся снова стать военачальником?» – подумала она, а с этой мыслью пришёл холодный страх. Остаётся ли он тем человеком, который нужен Аберуину?

Когда подъехал Гвин, Джилл почти обрадовалась его появлению.

– Мы встанем лагерем у реки? – Гвин смотрел только на Родри. – У них тут нет наводнения.

– Можем и там, – Родри бросил взгляд на Джилл. – Что скажешь, любовь моя?

– Звучит отлично.

Когда она случайно взглянула на Гвина, их взгляды встретились, и он быстро изобразил улыбку, но недостаточно быстро, чтобы скрыть выражение, которое Джилл могла назвать только убийственным. «На самом деле, это не я ревнивица, – подумала она. – Мне лучше сказать об этом Саламандру».


Той ночью, после захода солнца, в номере гостиницы, состоявшем из нескольких комнат с расписанными стенами, примерно в пятидесяти милях вниз по течению реки от Пастедиона, Главный Ястреб ужинал жареной свининой и приправленными специями овощами, которые запивал прекрасным белым вином. Скорчившись у его ног, Барума проглатывал кусочки, которые хозяин время от времени бросал ему. Когда рядом упал кусок свинины, Барума протянул за ним руку и увидел, что находится лицом к лицу с волком, который беззвучно рычит. С такого близкого расстояния Барума мог видеть, что глаза зверя представляют собой мерцающие сферы красноватого света. Он был так голоден, что за этот кусок свинины стал бы сражаться с демоном из третьего круга ада.

– Уходи! – рявкнул Барума. – Это моё!

Волк обнажил белые клыки и прижал уши.

– Что? – Главный Ястреб повернулся на стуле. – Что это?

– Волк, хозяин. Он меня ненавидит. Он всюду за мной следует.

– Это не настоящий зверь, дурак. Кто послал его за тобой?

– Не знаю, – Барума глубоко задумался, напрягая до предела свой затуманенный разум. – Какой-то враг.

– Я и не думал, что это подарок от друга! – Хозяин ударил его ногой в живот, но не сильно. – Как давно он появился?

– Несколько недель назад. После того, как я навещал вас в Валанте. Значит, это не вы его послали? Я помню, как думал, что это могли быть вы.

– Нет, я не посылал никакого волка. Какая интересная получается картина, не правда ли? А не Старец ли послал его шпионить за тобой?

– Он сказал, что нет. Он мог лгать.

– Вот именно. Я думаю, мы обнаружим, откуда он взялся. Ешь, но медленно. Удерживай внимание волка. Тот, кто вдохнул в него душу, заставил его вести себя, как настоящее животное. Давай посмотрим, насколько оно настоящее.

Когда Главный Ястреб встал, волк повернул голову и проследил за ним, но без злобы и особого интереса. Барума воспользовался возможностью и схватил мясо. Пока Барума жевал, волк неотрывно смотрел, приоткрыв пасть, из которой капала слюна, однако слюна исчезала, не достигнув пола. Барума слышал, как Главный Ястреб что-то монотонно напевает, и перед его магически усиленным зрением появился круг бледно-голубого огня, который окутал его и волка и стал кружиться против часовой стрелки. Как раз в тот миг, когда круг замкнулся, волк рявкнул и прыгнул – но слишком поздно. Он врезался в невидимую стену, языки бледно-голубого пламени продолжали плясать, и от них поднимался прозрачный, как стекло, дым. Волк опять прыгнул, завыл и принялся бросаться на стену снова и снова, пока, наконец, не свалился, тяжело дыша, в центр круга. Его уши были прижаты, шерсть встала дыбом, он опустил голову и рявкнул на Баруму. Его зубы, белые и влажные, блестели. Потом волк сделал шаг вперёд на напряжённых лапах. Барума закричал.

– Ты – дурак! – прошипел Главный Ястреб. – Он хочет добраться до меня. Я стою прямо за тобой.

Барума услышал шорох одежды, когда хозяин склонился и положил массивную ладонь на шею Барумы сзади. Когда хозяин схватил его сильнее, Барума застонал и почувствовал, как оседает, а сила Главного Ястреба вливается в его сознание. Оно затанцевало и закачалось, пока мир не сжался до красных глаз волка.

– Вытяни вперёд руку, – приказал хозяин. – Дотронься до него.

– Нет, о, пожалуйста, нет!

Шею пронзила боль, потом сквозь неё словно прошёл огонь, от чего Барума стал хватать ртом воздух. Когда он протянул дрожащую руку к волку, тварь лязгнула зубами и впилась ему в пальцы. Хотя Барума и визжал, боли не было, просто он ощущал холод, который распространялся вверх, и рука постепенно немела. Холод добрался до шеи, поднялся к лицу, а затем омыл глаза. Комната изменилась, вся стала голубой и плавала, и сам Барума плавал над своим бессознательным телом в середине сферы серебряного света. Волк был огромным и нависал над ним, а из его пупка выходила серебряная нить, сделанная из тумана, которая проходила через сферу и уходила куда-то вдаль. Когда хозяин заговорил, его голос, казалось, идёт из-под воды.

– Оседлай волка.

Барума подплыл и устроился на спине твари. Когда он схватился за шерсть у волка на густом загривке, то понял: рука у него голубая и прозрачная. Тем не менее, казалось, что его пальцы коснулись чего-то твёрдого и сжали это твёрдое, когда серебряная сфера исчезла. Волк рыкнул и прыгнул, прорвавшись сквозь стены гостиничного номера в ночь, которую гротескной делали звезды – огромные, угрожающие, серебряные, висевшие так низко над землёй, что, казалось, Барума должен бы до них дотянуться. Звезды направляли ему в глаза лучи, подобные осколкам стекла. Барума вскрикнул, затем, после того, как посмотрел вниз и увидел туманно-голубой пейзаж далеко внизу под собой, постоянно хныкал. Волк не обращал на него внимания; он просто скакал по небу, следуя за серебряной нитью, которая уводила его все дальше и дальше.

Наконец волк остановился и поднял голову, словно принюхивался к ветру, а затем стал опускаться вниз, дико мотая хвостом, кружа и кружа, когда летел вниз в долину, которую разрезали огромные серебряные стены дрожащего тумана. К тому времени Барума слишком устал, чтобы выть. Он слышал, как его голос что-то лопочет, описывая хозяину все увиденное. Наконец они добрались до земли, недалеко от одной из стен из серебристого тумана. Здесь все было ярким, ржаво-красным, деревья напоминали столбы пламени, трава светилась и пульсировала от растительной силы. Когда волк потрусил вперёд, Барума увидел впереди рой кружащихся красных и жёлтых форм, подобно рою пчёл, а рядом с ними – две яйцевидных формы мерцающего света, одну золотую, другую – красную с чёрными вкраплениями и два огромных серебряных столба пламени. Они все приближались и приближались, пока Барума не понял, что видит ауры табуна лошадей, двух человек и двух – кого? Образы внутри серебряных языков пламени были подобны человеческим, тем не менее, ни один мужчина или женщина не могли обладать такой аурой.

Внезапно появились Дикие, они бросились на него так, словно в него выпустили град стрел. Собралась целая армия гномов и духов, которые толпились вокруг, хватали его, щипали, толкали, кусали, пока Барума снова не закричал. Он кричал и рыдал, и просил пощады, а волк скакал дальше, не обращая внимания на атаку Диких. Барума увидел, как один из серебряных огней впереди прыгнул и отправил огромное световое копьё прямо на него. Затем, казалось, небо взорвалось. Все исчезли – Дикие, волк, ауры, огни – ушло все, и Барума падал, падал, падал, бесконечно долго падал вниз, слыша свой крик и изнемогая от боли, которая прошла сквозь все его тело. Извиваясь со стоном, он открыл глаза и увидел, как Главный Ястреб склоняется над ним, а он сам лежит на полу в гостинице.

– Ты жив? Хорошо. Ты на самом деле оказываешься очень полезным, малыш Барума, – хозяин уселся на пятки, затем протянул руку и взял со стола кубок с вином. – Выпей это.

Барума уселся и проглотил сладкое вино. Странно, но от вина голова прояснилась, вместо того чтобы затуманиться.

– Серебряный огонь – это аура эльфов, – пояснил Главный Ястреб.

– Но один из них был Родри!

– О, правда? – хозяин встал и протянул руку к кубку. – За эту информацию ты получаешь ещё вина. Ты ещё кого-нибудь узнал?

– Гвин… Гвин был там.

– Я думал, не взяли ли его в плен. Я знал бы, если бы его убили. А кто остальные? Они владеют магией, очень мощной магией, и ты должен был их узнать. Они явно члены Внутреннего Круга.

– Она. Женщина Родри. Она была там. А другой эльф использовал против меня двеомер. Именно он послал световое копьё.

Главный Ястреб продолжал наливать вино, выражение его лица не изменилось, оно не выдавало его чувств ни подёргиванием, ни гримасой, но через связь, которая привязывала Баруму к хозяину, он ощутил страх Главного Ястреба.

– Это светлый двеомер, так, хозяин? – прошептал Барума. – Они совсем не из гильдии. Они служат светлому двеомеру, да?

– Заткнись! – хозяин швырнул полный кубок вина ему в лицо.

Барума начал смеяться. В последнем разумном уголке своего сознания он прикидывал, смеётся ли потому, что Главному Ястребу за него отомстят, или это просто истерика, но в любом случае он хватал ртом воздух, и выл, и извивался на полу, пока хозяин не врезал ему так, что Барума покорно замолчал.

– Очень хорошо, – произнёс Главный Ястреб абсолютно спокойным голосом. – По крайней мере, теперь я знаю, кто наши враги. Их определённо послал не Старец, не так ли? Позднее я посмотрю, не удастся ли нам устроить переговоры, но пока нужно дать пленившим Гвина кое-какую пищу для размышлений. Сегодня ночью этот волк отправится домой навсегда.


Родри только что вернулся в их холодный лагерь, проверив лошадей, когда увидел, как толпа Диких бросилась на запад, подобно куче поднятых ветром сухих листьев. Внезапно Джилл закричала и вскочила на ноги; Саламандр заорал ещё громче и тоже вскочил, он стал размахивать руками в воздухе и петь на каком-то странном языке.

Когда в воздухе над лагерем расцвёл туманный серебряный шар света, Родри увидел толпу Диких, которые окружили нечто, напоминающее туманную фигуру волка и кого-то сидящего у него на спине. Затем они все исчезли, а Саламандр стоял, уперев руки в бока, и ругался, как пират. Все произошло так быстро и было так таинственно, что Родри чувствовал себя полным дураком, вроде крестьянина, уставившегося на искусственный череп единорога на ярмарке. Он искренне удивился, когда обнаружил побелевшего и дрожащего Гвина.

– Ну, – сказал Родри. – Больше нет никакой опасности.

– Черт побери, – рявкнул Гвин. – Я не знаю точно, что произошло, но за всем этим стоит Главный Ястреб. Мне следовало знать, что мне от него не избавиться, по крайней мере надолго.

– Ну, ну, не надо расстраиваться по этому поводу, – встрял Саламандр. – В конце концов ты от него избавишься, даже если нам потребуется его убить… что, если подумать, мы несомненно сделаем. Но мне интересно, искал ли он именно тебя или просто просматривал округу – если это на самом деле был он. В чем я сомневаюсь, поскольку наездник казался очень несчастным и чертовски испуганным. А я сомневаюсь, что можно стать Главным Ястребом, если тебе свойственна трусость.

– О, – лицо Гвина приобрело обычный цвет. – Но он мог послать… клянусь Когтистыми, он мог послать шпионить кого-то другого. Он выше подобной мелкой работы. Считает её работой для новобранцев.

– С каких это пор дальновидение стало работой для новобранцев? – спросил Саламандр. – Ну, наверное, ястреб может смотреть на неё таким образом.

– Клянусь любовью всех богов, – рявкнул Родри. – Вы двое скажете мне, что происходит?

– Мои извинения, младший брат. Мы с Джилл подняли головы и увидели более-менее человеческую форму, едущую на спине волка, в то время как толпа Диких пыталась его прогнать. Нет нужды говорить, что мы нашли сие видение тревожным, не так ли, моя дикая голубка… О, боги! Джилл!

Родри резко повернулся и нашёл её стоящей примерно в пяти футах. Она была абсолютно неподвижна. Одну руку она вытянула вперёд, словно ограждая себя от удара. Джилл смотрела сверху вниз на сжавшегося перед ней волка, который обнажил зубы в беззвучном рыке и глядел вверх, в её глаза. На мгновение Родри подумал, что волк реален, затем понял, что видит сквозь него. При созданном Саламандром свете Родри также разглядел серебряную нить, которая тянулась от пупка волка к пупку Джилл, и странные волны силы, которые рябью проходили между ними. Когда Родри бросился вперёд, Саламандр схватил его и отбросил назад.

– Она должна закончить это сама. Джилл! Послушай меня! Ты должна забрать его назад. Сожми свою волю до нити! Высоси эту сущность до безжизненного состояния через нить!

Джилл кивнула. Это было едва заметное движение головы, достаточное, чтобы показать: она слышала Саламандра. Девушка продолжала неотрывно смотреть на волка. Хотя Джилл ни разу не шелохнулась, волк внезапно вскочил на все четыре лапы, опустил уши и разинул пасть в беззвучном вое. Когда он дёрнулся по направлению к ней, Джилл выставила руку ладонью вперёд и остановила волка.

Мгновение они гневно смотрели друг на друга, затем волк обнажил клыки и пригнул голову, готовый к атаке, а девушка продолжала мрачно концентрироваться и глядела твёрдым взором. Внезапно волк стал махать хвостом, очень робко, и завыл, поднял одну лапу, словно просил девушку о чем-то, затем упал на спину и стал кататься, повизгивая, как щенок. Родри увидел, что по серебряной нити в направлении Джилл течёт энергия, забирая жизнь сущности. Волк отчаянно просил и умолял у её ног, становясь слабее и меньше, а затем исчез. В воздухе ещё какое-то время висело поскуливание.

Джилл опустила лицо в ладони и заплакала. На этот раз, когда Родри направился к ней, Саламандр не стал его останавливать. Родри обнял девушку и прижал к себе, она рыдала в настоящей печали. Сам он никогда не был в таком замешательстве – с того дня, как проснулся в трюме корабля и обнаружил над собой ухмыляющегося Баруму. Внезапно Джилл оторвалась от Родри и посмотрела на него. Её лицо распухло и было влажным от слез.

– Я любила его, – прошептала она. – Он был частью меня.

Затем она потеряла сознание, так внезапно, что если бы Родри не держал её, то она упала бы на землю там, где стояла. Когда он склонился и уложил её, то услышал, как ругается брат. Саламандр склонился рядом с Родри и положил длинные пальцы на лицо Джилл.

– А, клянусь всеми вонючими демонами во всех вонючих кругах ада, она холодна, как лёд! Гвин, принеси одеяло! Мои извинения, Родри, но она должна была убить его сама. Я не мог сделать ничего, чтобы помочь.

– Тебе лучше сказать мне правду, или я из твоей кожи наделаю себе седельных вьюков.

– Я боялся, что ты это так воспримешь. Спасибо, Гвин. Уходи, младший брат, и предоставь её мне и свежему ночному воздуху.

Родри очень не хотелось этого делать, он так и кипел внутри, но все же встал и отошёл. Саламандр завернул Джилл в одеяла. Рядом маячила толпа обеспокоенных Диких, они сгрудились вокруг Джилл, перелезали через Саламандра, проносились мимо головы Родри. Два духа даже короткое время посидели у него на плечах, но когда к нему сзади подошёл Гвин, с шипением исчезли.

– Он её вылечит, – сказал Гвин. – Кстати, я никогда не видел никого с таким двеомером, как у твоего брата или у твоей женщины.

И только тогда Родри понял, что только что стал свидетелем магической работы, и её выполнила Джилл. Он почувствовал, словно и так уже разбитый для него и шатающийся мир снова перевернулся, оставив его пытающимся найти себе новую опору. Казалось, Гвин неправильно истолковал его молчание.

– Послушай, Саламандр знает, что делает. Он вливает в неё энергии достаточно, чтобы вылечить слона, и, кстати, из своей собственной ауры.

– Предполагается, что это хорошо?

– Конечно! Пойдём, ты не должен ревновать своего собственного брата.

В этом последнем замечании было так мало смысла, что Родри покачал головой, словно мог отмахнуться от слов, как от надоедливой мушки. Позднее, когда Джилл очнулась, смертельно бледная, ей удалось улыбнуться, и Родри уже не так сильно, беспокоился и мог соображать ясно. Родри снова вспомнил странное замечание Гвина, но на этот раз оно ножом ударило его в сердце. Джилл с Саламандром проехали по всему Бардеку; несколько месяцев, пока искали Родри, они постоянно находились вместе. Он поймал себя на том, что внимательно наблюдает за ними, когда они сидели под магическим серебряным светом, склонив друг к другу головы, и шептались о вещах, которые он не мог понять. Родри задумался, почему же раньше он не замечал, насколько близкими выглядят их отношения.


Если бы Джилл чувствовала себя нормально, то сразу же обратила бы внимание, что с Родри что-то не так, но поглощение волка оставило её без сил. Всю ночь она спала урывками и часто просыпалась, чтобы подумать о странных обрывочных снах, которые приходили к ней, – видения насмехающихся колдунов с горящими тёмными глазами или огромных волков, которые прыгали с неба и пытались схватить её за горло. Наконец примерно за час до рассвета, когда небо становилось бледно-серым, Джилл прекратила попытки заснуть, вылезла из-под одеяла, оставив Родри громко храпящим. Он спал на спине, закрыв лицо рукой. Примерно в паре сотен ярдов от лагеря на высоком рыжевато-коричневом валуне сидел Саламандр и нёс вахту. Пошатываясь и зевая, Джилл присоединилась к нему.

– Ты должна поспать, – заметил он.

– Не могу. Я чувствую себя так, словно демоны протащили меня за своей колесницей миль двадцать.

– Как-как именно ты себя чувствуешь? Истощённой, ослабленной, неуверенной, слабой, больной или просто нехорошо и тошнит?

– Просто усталой, спасибо. О, ну… – она заколебалась. – Что-то не так, но я не могу определить, что… Не головная боль или что-то подобное, но… чего-то не хватает.

– Не хватает?

– Вот именно не хватает. Словно часть меня умерла с волком. Я все ещё ненавижу чёрный двеомер и все, чему он служит, но я не ненавижу его так, как раньше. Теперь я как будто холодно смотрю на него. Это имеет смысл?

– Да, имеет, и так даже и лучше. Подумай об этом, мой совёнок с широкими взглядами. Предположим, кто-то отправился к хирургу с опухолью, набухающей, у него подмышкой, а хирург в своей ненависти к болезни стал бы кричать и ругаться, нанося все новые и новые удары ножом по ненавистному наросту. Принесёт ли это пользу пациенту?

– Я вижу, что ты хочешь сказать: лучше охотиться на зло в здравом уме с холодным рассудком, чтобы резать осторожно, глубоко и качественно.

– Именно так, именно так.

Саламандр вроде бы собирался сказать что-то ещё, но Джилл так широко зевнула, что содрогнулась всем телом. Он с беспокойством положил руку ей на плечо и уставился ей в глаза.

– Ты на самом деле устала, моя дикая голубка. Посмотри туда! Рассвет розовыми пальцами изгоняет прочь воронов ночи, потом начинает использовать свои боевые дротики – солнечные лучи, и я предлагаю вернуться в лагерь и разбудить остальных. Чем скорее мы тронемся в путь, тем быстрее по-настоящему поедим.

Когда они возвращались в лагерь, Родри вышел их встретить. От того, как он осмотрел её, холодными глазами и поджав губы, Джилл почувствовала себя неуютно.

– Что не так, любовь моя? – спросила она.

– Что не так? – он повернулся к Саламандру. – Что ты там делал?

– Нёс вахту, как мы и договорились.

Родри уже собрался что-то сказать, но просто пожал плечами и пошёл позади них. «Я поговорю с ним позднее, – подумала Джилл. – Сейчас я слишком устала». Гвин скатывал одеяла и собирал пожитки, чтобы тронуться в путь. Родри отправился ему помогать, не произнеся больше ни слова.

– Я пойду седлать лошадей, – сказал Саламандр.

– Я помогу.

– Не надо. Отдохни немного.

Джилл покорно пошла за Родри в лагерь. Когда она села на землю рядом со своими седельными вьюками, Родри прекратил работу и мгновение смотрел на неё, просто смотрел, холодно оценивая.

– Со мной теперь все в порядке, правда. Я просто несколько устала.

– Как долго ты находилась там с моим братом?

– Что? Недолго.

– Хорошо, – Родри резко отвернулся. – Ну, тебе требуется отдохнуть.

– Знаю, – она как раз вовремя подавила зевок. – Мы сегодня доберёмся до Пастедиона. Клянусь Богиней, я хочу принять горячую ванну и поспать в мягкой постели.

– Надеюсь, мы до него все-таки доберёмся, – это сказал Гвин, подходя к ним. – Если ястребы знают, где мы находимся, – а после прошлой ночи похоже, что знают, – они явно не намерены пожелать нам счастливого пути и оставить все, как есть.

– А в Пастедионе есть гильдия? – спросил Родри.

– Понятия не имею, но, с другой стороны, откуда мне знать такие вещи? – Гвин улыбнулся. – Они никогда не говорят простому человеку больше, чем ему требуется знать.

Джилл закрыла глаза и задумалась. Она чувствовала, как вокруг неё собираются Дикие, чувствовала, как от них к ней толчками поступает энергия, ощущала какой-то холодный ветер, который дул над нею и повсюду вокруг.

И он внезапно поднял её, и Джилл взлетела высоко вверх в облаке обрадовавшихся Диких… красивых блестящих разноцветных кристаллических форм. Все происходило на их плоскости, не в астрале. Её собственный серый гном присоединился к ней, как дрожащая цепь оливковых и лимонно-жёлтых кристаллических линий, пронизанных насквозь красновато-коричневыми искрами, которые набухали и снова уменьшались, когда они вместе летели высоко над ржаво-красной землёй. В серебряном фонтане силы, льющейся вверх с круглого озера, голубые и серебряные сущности танцевали и парили, приветствуя их, а мерцающие в чистом свете сильфы и ещё Бог знает кто ныряли туда-сюда вокруг, как почётная стража.

Далеко внизу Джилл увидела нечто, казавшееся грудой кусков угля или чушек чёрного железа, наваленных кучами у края воды. Среди них ползали крошечные туманные световые пятна в форме яиц, многих различных цветов. Джилл спустилась пониже и увидела ровные улицы и прямые углы между ними и поняла, что смотрит на Пастедион и его дома, построенные из мёртвого дерева и камня. В приливе отвращения она снова взмыла вверх. Её гном держался близко за спиной. Джилл направилась назад, в долину. Внизу дорога архонтов шла прямо – глубокая рана или разрез уродливого чёрного цвета, проложенный сквозь красноватую ауру травы, пульсирующую новой жизнью после зимних дождей. Никогда ещё Джилл не чувствовала себя такой свободной, такой счастливой, когда летела и словно махала крыльями сквозь озарённое рассветом небо.

Внезапно Дикие исчезли с предупреждающим возгласом. К ней приближалось серебряное пламя, оно набухало и нависало, разгораясь внутри искрами голубого света. Инстинктивно Джилл рухнула прямо вниз, направляясь к безопасной земле. Затем к её сознанию прикоснулось сознание Саламандра.

– Ты, презренная, несчастная, тупая ослица! Что ты там делаешь? Разве ты не понимаешь, насколько ты уязвима? Возвращайся! Возвращайся немедленно!

Джилл почувствовала, как что-то потянуло её назад, опустила глаза вниз и увидела серебряную нить. Она натягивалась, сжималась, тащила её назад к телу. В то мгновение, когда Джилл вспомнила, что у неё есть тело, она почувствовала его притяжение, как страсть, которой невозможно противостоять. Тело схватило её, дёрнуло вниз, с неба, и вниз, вниз…

И затем мгновенно, со звуком, напоминающим шлёпок рукой по дереву, Джилл проснулась. Она лежала на земле. У неё все болело и, казалось, саднила тысяча синяков. Попытавшись сесть, она застонала. Саламандр стоял рядом на коленях, а за его плечом Джилл увидела испуганное лицо Родри.

– Извините, – пробормотала она. – У меня никогда не было привычки терять сознание, как у придворных дам. Наверное, это от плохой компании, с которой я связалась.

– Несомненно, – ответил Саламандр и глубоко вздохнул с облегчением. – И ты меня извини, потому что у тебя все будет дьявольски болеть какое-то время. Мне пришлось загонять тебя назад в твоё тело и делать это быстро.

Джилл похолодела, медленно села, глянула на него испытующе в надежде, что он шутит, но она никогда ещё не видела Саламандра таким серьёзным.

– Что ты имеешь в виду? – прошептала она.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Мы обсудим это позднее. Прости меня, моя маленькая куропатка, но нам нужно трогаться в путь. Ты можешь ругать меня по пути.

И она на самом деле ругала его, потому что эти синяки оказались не какой-нибудь магической иллюзией, а вполне реальным результатом того, как её эфирный двойник шлёпнулся в её физическое тело. Сидеть в седле было очень больно. По