КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412135 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 151022
Пользователей - 93935

Впечатления

кирилл789 про Богатикова: Ведьмина деревня (Любовная фантастика)

идеализированная деревенская жизнь, которая никогда такой не бывает. осилил половину. скучно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: На Калиновом мосту над рекой Смородинкой (СИ) (Любовная фантастика)

очень душе-слёзо-выжимательно. девушки рыдают и сморкаются в платочки: "вот она какая, настоящая любофф". в общем, читать и плакать для женского сословия.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Меньше, чем смерть (Боевая фантастика)

Вторая часть (как ни странно) оказалось гораздо лучше части первой, толи в силу «наличия знакомства» с героиней, то ли от того, что все события первой книги (большей частью) происходили «на заштатной планетке», а тут «всякие новые миры и многочисленные интриги»...

Конечно и тут я «нашел ложку с дегтем», однако (справедливости ради) я сначала попытался сформировать у себя причину... этой некой неприязни к героине. Итак смотрите что у меня собственно получилось:

- да в условиях когда «все хотят кусочка от твоего тела» (в буквальном смысле) ты стремишься к тому, чтобы обеспечить как минимум то — чтобы твои новые друзья обошлись «искомым кусочком», а не захотели бы (к примеру) в добавок произвести и вскрытие... И да — тут все правильно! Таких друзей, собственно и друзьями назвать трудно и не грех «кинуть» их при первом удобном случае... но...

- бог с ним с мужем (который вроде и был «нелюбимым», несмотря на все искренние попытки защитить жизнь героини... Хотя я лично ему при жизни поставил бы памятник за его бесконечное терпение — доведись мне испытывать подобные муки, я бы давно или пристрелил героиню или усыпил как-то... что бы ее «очередная хотелка» не стоила кому-нибудь жизни). Ну бог с ним! Умер и ладно... Но героиня идет тут же фактически спасать его убийцу (который-то собственно и сказал только пару слов в оправданье... мол... ну да! Было... типа автоматика сработала а мы не хотели...)... Но сам злодей так чертовски обаятелен... что...

- в общем, тема «суперзлодеев» и их «офигенной привлекательности» эксплуатируется уже давно, но вот не совсем понятно что (как, и для чего) делает героиня в ходе всего (этого) второго тома... Сначала она пытается что-то доказать главе Ордена, потом игнорирует его прямые приказы, потом «тупо кладет на них», и в конце... вообще перебегает на другую сторону!)) Блин! Большое спасибо за то что автор показал яркий образец женской логики, который... впрочем не понятен от слова совсем))

- И да! Я понимаю «что тонкости игры» заставляют нас порой объединяться с теми..., для того что бы решать тактические задачи и одержать победу в схватке стратегической... Все это понятно! И все эти союзы, симпатии напоказ, дружба навеки и прочее — призваны лищь создать иллюзию... для того бы в один прекрасный момент всадить (кинжал, пулю... и тп) туда, куда изначально и планировалась. Все так — но вся проблема в том что я просто не увидел здесь такую «цельную личность» (навроде уже упоминавшейся мной героини Антона Орлова «Тина Хэдис» и «Лиргисо»). И как мне показалось (возможно субъективно) здесь идет лишь о вполне заурядном человеке (пусть и обладающем некими сверхспособностями), который всем и всякому (а в первую очередь наверное самому себе), что он способен на Это и То... Допустим способен... Ну и что? Куда ты это все направишь? На очередное (извиняюсь) сиюминутное женское желание? На спасение диктатора который заслужил смерть (хотя бы тем что он косвенно виноват в смерти мужа героини). Но нет — диктатор вдруг оказывается «белым и пушистым»! Ему-то свой народ спасать надо! И свои активы тоже... «а так-то он человек хороший... и добрый местами»... Не хочу проводить никаких параллелей — но дядя Адя «с такого боку», тоже вроде бы как «был бы не совсем плохим парнем»: и немцев спасал «от жестоких коммуняк», и раритеты всякие вывозил с оккупированных территорий... (на ответственное хранение никак иначе). А то что это там в крематориях сожгли толпу народа — так это не со зла... Так что ли? Или здесь сокрыт более глубокий (и не доступный) мне смысл?

В общем я лично увидел здесь очередного героя, который считает что вокруг него «должен вертеться мир», иначе (по мнению самого героя) это «не совсем справедливо и так быть не должно».

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

К — значит космос (fb2)

- К — значит космос 159 Кб, 35с. (скачать fb2) - Михаил Геннадьевич Кликин

Настройки текста:



Михаил Кликин К — значит космос

Старший лейтенант Зорин

Первого июня старшего лейтенанта Зорина взяли в плен: какие-то три черные хреновины, похожие на гигантские тележные колёса, не то прокатились, не то пролетели над позицией окапывающейся роты, и без малого сотня человек, перейдя в газообразное состояние со всей амуницией, воспарили к праотцам на небо.

Старшему лейтенанту Зорину повезло — его на небо взяли живьем.

Теперь старший лейтенант Зорин сидел внутри белого куба и ждал, когда его начнут допрашивать. Делать особо было нечего, поэтому он в уме составил список военных секретов, которые мог бы выдать врагу: кличку батальонного кобеля, график работы полковой бани, прозвище майора Вагина и местонахождение ЗИП от списанной задним числом аппаратуры уплотнения.

Немного позже к этому списку добавились еще двадцать три тайны, но дознаватели за ними так и не пришли. И тогда старший лейтенант Зорин заподозрил, что ему уготована роль подопытного. Он слышал рассказы об истерзанных трупах людей и животных, найденных в становищах врага, но предпочитал думать, что в его случае опыты ограничатся психологическим тестированием.

Заключение в белый куб само по себе могло оказаться неким изощренным экспериментом. Старший лейтенант Зорин обследовал свою тюрьму сразу, как к нему вернулась способность двигаться. Он обнаружил, что стены, пол и потолок чуть теплые, слегка бархатистые и светятся; площадь пола — тридцать шесть квадратных шагов; в одном из углов имеется неглубокая овальная выемка, а в противоположном углу — чуть более глубокая канавка с крохотными отверстиями на дне. Старший лейтенант Зорин о предназначении данных неровностей размышлял недолго. В канавку он справил малую нужду. И, повернувшись, обнаружил в овальной выемке невесть откуда взявшуюся студенистую массу, ароматом похожую на малиново-земляничный мусс, а вкусом — на жареное мясо.

Оттрапезничав, старший лейтенант Зорин немного расслабился: он расстегнул портупею и лёг на пол, заложив руки за голову. Он даже поспал час или два. И даже сон успел увидеть: его семья собралась за обеденным столом; жена Катя улыбалась ему и разливала наваристый борщ по тарелкам; дочка Маша показывала рисунок, на котором папа стрелял в зеленых человечков с клешнями и щупальцами; сын Костя резал хлеб «по-военному» — щедрыми треугольными кусками.

Старший лейтенант Зорин проснулся в слезах и примерно тридцать минут колотил головой и руками в бархатистые податливые стены.

Семьи у старшего лейтенанта Зорина не было вот уже тринадцать месяцев и двадцать два дня.

* * *

Война старшего лейтенанта Зорина началась в воскресный день с будничного события: его семья собралась за обеденным столом; улыбающаяся жена Катя разливала борщ по тарелкам с золотой каемкой, пятилетняя дочка Маша хвалилась только что законченным рисунком, а сын Костя резал хлеб «по-военному» — как научил его отец.

«Сейчас вернусь», — сказал одетый в трико и майку старший лейтенант Зорин и ушел в туалет.

Когда он вышел из туалета, его семьи не было. Не было и комнаты. И большей части квартиры. И большей части панельного пятиэтажного дома. И значительной части их мирного гарнизона, обслуживающего несколько узлов связи и отдельную бригаду радиоразведки.

Всё это было в одно мгновение испарено неведомым способом неизвестным противником.

Старший лейтенант Зорин стоял на краю прихожей и видел перекрытия всех пяти этажей.

А потом он услышал басовитый ровный гул, идущий сверху, поднял голову и разглядел в ясном небе набухающие темные овалы. Где-то далеко, кажется, на территории бригады, завывала сирена. А из установленного на площади громкоговорителя неслись слова:

«Внимание! Внимание! Граждане! Воздушная тревога!..»

Старший лейтенант Зорин снял с крючка фуражку — единственное, что осталось от его формы, подтянул трико, одернул майку и пошел воевать.

* * *

Много времени провел в плену старший лейтенант Зорин — может пару недель, может месяц, а может и того больше. Часов у него не было, освещение в белом кубе не менялось, так что календарь свой старший лейтенант строил по потребностям организма, да по работе овальной выемки: в ней с некоторой периодичностью и по определенной системе то вода появлялась, то желе со вкусом мяса и фруктовым ароматом.

Было и еще одно повторяющееся явление, которое старшему лейтенанту жутко не нравилось: не то что бы часто, но и не так уж редко под потолком открывались четыре узкие щели; они тут же начинали противно свистеть, и светлая темница быстро наполнялась желтоватым туманом. Много раз старался старший лейтенант Зорин этим туманом не дышать: уж он и дыхание, сколько мог, задерживал, и сырой одеждой рот закрывал — но результат всегда был один: глотнув пожелтевшего воздуха, старший лейтенант крепко засыпал и ничего не чувствовал. Что с ним происходило в это время, он мог только догадываться. Но просыпался он каждый раз в центре комнаты, лежа на спине и с руками, сложенными на груди, — в позе покойника. Поднявшись, он видел, что в комнате убрались, а туалетная канавка так и вовсе сверкает, и каждое её крохотное устьице словно бы тоненьким шомполом прочищено.

Старший лейтенант Зорин был не дурак, и он догадывался, что во время его искусственного сна тюремная клетка открывается, и в нее заходят…

Вот кто в нее заходит, он точно сказать не мог. Впрочем, его это не слишком волновало. Все мысли старшего лейтенанта Зорина были нацелены на одно — как бы ему выбраться из тюрьмы.

Уж он и стены ковырять пробовал, и пол проломить пытался, и до щелей, туман пускающих, допрыгнуть старался. Он и болезни симулировал, и мертвым притворялся, и голодовки объявлял.

Но однажды старший лейтенант Зорин придумал вот что…

* * *

Противник появился из космоса — это стало известно сразу после нападения. Первый удар враг нанёс с орбиты — крупные города планеты в считанные минуты превратились в руины. Потом вражеские крейсеры вошли в атмосферу Земли и разделились на десятки тысяч летающих боевых машин. Многие из них вскоре трансформировались и спустились на землю, чтобы уничтожать выживших после воздушных атак и укрывшихся в развалинах людей.

Застигнутое врасплох человечество мало что могло противопоставить захватчикам, начавшим войну на истребление. Небольшие страны перестали существовать практически мгновенно. И лишь на огромных территориях России, Америки и Китая из остатков разгромленных армий и местного населения сформировались организованные очаги сопротивления.

Старший лейтенант Зорин воевал на сибирском фронте. На счету его взвода было шесть сбитых «Стрекоз», пять уничтоженных «Ходулей», восемнадцать «Ползунов» и тридцать пять «Пауков». Старший лейтенант Зорин лично захватил в плен трех пришельцев-панголинов, подбив из гранатомета РГ-6 инопланетный вездеход типа «Бочонок». После короткого допроса в штабе полка старший лейтенант Зорин с превеликим удовольствием пустил в расход всех троих пленников. Он не тратил на них пули. Он не сжигал их, и не закапывал живьем в землю. Старший лейтенант Зорин освобождал пленников и дрался с ними: они рвали его зубами, терзали выпущенными из-под подушечек пальцев когтями, а он душил ненавистных врагов, сдирал с их тел жесткую чешую, мутузил их поганые вытянутые хари. Он давно научился убивать панголинов голыми руками…

Трудно сказать, как бы закончилась война старшего лейтенанта Зорина, не попади он в плен и не придумай способ выйти на свободу.

* * *

Предугадывая скорое появление желтого тумана, старший лейтенант Зорин отказался от еды. Он доставал из овальной выемки исправно появляющиеся там кубические куски пахнущего ягодами желе и относил их в противоположный угол.

Так что когда под потолком наконец-то открылись свистящие щели, в углу стояла наготове целая пирамида, составленная из съедобных блоков.

Как только вниз по стенам потекли пока еще тонкие волокна желтого тумана, старший лейтенант Зорин перестал дышать и ногой обрушил пирамиду в канализационный жёлоб, давно уже требующий чистки. Упав на колени, он принялся размазывать куски желе толстым слоем по дну жёлоба, надежно залепляя тонкие отверстия. Лишь в одном месте он оставил открытыми десяток или дюжину устьиц, окружив их высоким кольцом, вылепленным из пахучего желе.

Это была маска.

Когда желтый туман полностью наполнил комнату, старший лейтенант Зорин залег в грязную канавку, словно в окоп, и вложил свое лицо в маску из желе.

Он не знал, сработает ли его план.

Старший лейтенант Зорин сделал глубокий вдох.

Ему показалось, что он засыпает.

Но нет — у него просто голова закружилась. Воздух, идущий снизу, трудно было назвать свежим. Зато в нем не было сонного газа.

Старший лейтенант Зорин задышал полной грудью. Он не знал, сколько времени придется ему ждать. Но он был готов ждать хоть целую вечность.

И когда чужие конечности тронули его плечи и спину, он даже удивился — слишком быстро кончилось ожидание. Старший лейтенант Зорин позволил себя перевернуть, а потом открыл глаза.

Над ним стоял щуплый панголин с какой-то серебристой штуковиной в руках.

Старший лейтенант Зорин легко приподнялся и, не замахиваясь, ткнул панголина кулаком в гортань — тот даже не успел свернуться. Еще два коротких, но мощных удара — и противник, испустив дух, свалился на пол.

Старший лейтенант Зорин огляделся.

Стены его тюрьмы будто раскололись в пяти местах, наклонились и вывернулись. Старший лейтенант Зорин шагнул в один из проемов. И удивился, заметив, что стены, белые изнутри, снаружи совершенно прозрачны. В этом кубе он был словно обитатель террариума: его кормили и поили, за ним чистили, на него смотрели.

Но здесь и помимо плененного человека было на что посмотреть. Справа от старшего лейтенанта Зорина высился танк Т-90 «Владимир». Слева стоял колесный «Страйкер». Впереди — крохотный «Дефендер» с обвисшими лопастями винта. Позади — ЗРК «Печора», чем-то напоминающий срубленный кактус.

В огромном зале под высоким расписанным куполом крыши были собраны десятки боевых машин, некоторые из которых вряд ли когда производились на Земле.

— Куда это я попал? — спросил в пустоту старший лейтенант Зорин. И краем глаза уловил движение за гусеницей пятнистой «Рыси». Он успел уйти с линии огня, нырнув вбок и перекатившись через плечо, — в место на полу, где он только что стоял, с треском вонзился тонкий сиреневый луч. Старший лейтенант Зорин подумал, что никогда он не взял бы в руки столь демаскирующее оружие, и, подхватив с пола какой-то увесистый штырь, бросился к обнаруженному врагу.

Ровно шесть секунд понадобилось старшему лейтенанту, чтобы доказать преимущество штыря перед инопланетным оружием неизвестной системы.

Отряхнув порвавшиеся брюки и вытерев ободранные ладони, старший лейтенант Зорин еще раз оглядел огромное помещение. Здесь вполне могла спрятаться целая рота врагов. Но старшего лейтенанта это ничуть не пугало.

Его не испугал бы и батальон.

Всё, чего боялся старший лейтенант Зорин, давно уже с ним случилось, — и теперь повторялось только в его снах.

Но всё же старшему лейтенанту сделалось немного не по себе, когда он, наконец-то отыскав выход, прошел сквозь череду странных овальных дверей, поднял запертую двумя рычагами решетку, шагнул в открывающуюся лепестковую диафрагму и оказался на улице.

Ветер ударил его в лицо.

— Черт возьми, — пробормотал старший лейтенант Зорин и попятился, щурясь. — Куда же я попал?

Он стоял на плоской вершине гигантского холма. Прямая дорога, похожая на гладкий рубец, сбегала вниз по склону, покрытому рыжей травой, и терялась в необычных зарослях — не в кустах и не в деревьях, а будто бы в водорослях. Странно выгнутый горизонт едва заметно покачивался и колыхался — возможно, это был не горизонт, а нечто другое. В петле далекой реки сверкали шпили и купола явно искусственного происхождения, над ними кружили черные точки, разноцветные световые столбы подпирали зеленое небо — несомненно, там был город.

Старший лейтенант Зорин из-под руки глянул на голубое солнце в зеленоватом небе и криво усмехнулся.

— Отлично, — сказал он. — Просто отлично.

Он еще мало что понимал, но в его голове уже созрел новый план.

* * *

Двенадцатого февраля младшего сержанта Мамедова взяли в плен: какие-то две треугольные рамы, сея голубые искры, пролетели над идущим маршем батальоном, и примерно полторы сотни человек, замешкавшихся на полотне старой бетонки, взлетели, кувыркаясь, ввысь и потом долго — секунд двадцать — шлепались на серые плиты, будто переспевшие яблоки.

Младшему сержанту Мамедову повезло — он попал в узкий конус света, тянущийся за одной из треугольных рам, и на землю не упал, а был втянут в какую-то пульсирующую кишку, где, дохнув неизвестного желтого газа, потерял сознание, автомат и часы.

Теперь безоружный младший сержант Мамедов сидел внутри большого белого ящика и гадал, то ли его скоро начнут допрашивать, то ли над ним вот-вот поведут ужасный бесчеловечный эксперимент. Внутренний голос разумно подсказывал младшему сержанту Мамедову, что эксперимент вполне можно совместить с допросом, но младший сержант Мамедов старался не слушать внутренний голос.

Когда на белой стене над овальной кормушкой появилось и стало расти желтое пятно, младший сержант Мамедов решил, что так просто он не сдастся, и, поднявшись, встал в боксерскую стойку.

Пятно превратилось в неровный трепещущий пузырь. От него веяло жаром. Младший сержант Мамедов понял, что сейчас пузырь лопнет, и на всякий случай зажмурился.

Он услышал хлопок и открыл один глаз.

В стене зияла оплывающая краями дыра. В дыре, словно в рамочке для фотографий, маячила чья-то дружелюбная физиономия самого бандитского вида.

— О! — сказала физиономия. — Человек!

Младший сержант Мамедов открыл второй глаз и опустил руки. Боксировать через дыру было бы глупо.

— Спик инглиш? — спросила физиономия.

Младший сержант Мамедов задумался, не выдаст ли он случайно какую-нибудь военную тайну, отвечая на подобные вопросы. И осторожно сказал:

— Ноу.

— Хреново, — пробормотала физиономия.

— Ай эм спик рашен, — сказал младший сержант, обрадовавшийся возникшему взаимопониманию.

— Вэри гуд. Фамилия, звание, часть?

— Мамедов я. Младший сержант.

— А я старший лейтенант Зорин. Ты, эта, отойди в сторонку, Мамедов. Сейчас я тебя выковыривать буду…

* * *

Выбравшийся из плена младший сержант Мамедов с удивлением обнаружил, что стены, белые изнутри, совершенно прозрачны снаружи. Старший лейтенант Зорин, с интересом наблюдая за лицом освободившегося пленника, кивнул и сказал, страшно чему-то довольный:

— Ага. Ты тут как в террариуме сидел. А к тебе экскурсии ходили. Позырить.

— Где мы? — спросил младший сержант Мамедов, разглядывая стоящую вокруг боевую технику.

— Это храм, музей и зоопарк, — ответил старший лейтенант Зорин и, подняв палец, указал на купол расписанного батальными сценами потолка. — Для панголинов это святое место, посвященное их победам и войнам. Война — религия панголинов. В праздники они собираются здесь тысячами. Но сегодня будний день.

Младший сержант Мамедов заметил несколько свернувшихся тел, покрытых крупной чешуей. Краем глаза он вдруг уловил движение за гусеницей угловатого «Стингрея». Пригнулся, прыгнул за лафет незнакомой пушки.

— Не напрягайся, — сказал старший лейтенант Зорин и повесил на плечо пузатое ручное орудие, похожее на игрушечное водяное ружье, только очень тяжелое. — Это мои… — Он запнулся. — Это мои люди. Как и тебя, я вытащил их из белых прозрачных камер. И у них свои счеты с панголинами…

Младший сержант Мамедов выпрямился, приветственно поднял руку, собираясь поздороваться и поблагодарить своих спасителей. Но старший лейтенант Зорин хмуро его оглядел и буркнул:

— Они не говорят по-человечески.

Три фигуры вышли из-за «Стингрея», встали на открытом месте между «Хаммером» и «Уазом». Первый — рослый богомол на шести лапах. Второй — седой шестиглазый лемур. Третий — гигантский морщинистый гриб на шагающем шасси-треножнике. Все увешаны оружием, как и их предводитель — старший лейтенант Зорин.

— Пора уходить.

Младший сержант Мамедов понимающе кивнул и, шагнув к разбитому стенду со стрелковым оружием, подобрал давнюю свою мечту — «Штайр Ауг» с подствольным гранатомётом.

— Какой у нас план, командир?

Старший лейтенант Зорин усмехнулся.

— Сегодня день экскурсий — мы планировали навестить еще парочку военных музеев. Ну и, конечно же, без хорошего салюта не обойдется.

— Чего? — не понял младший сержант Мамедов.

— Увидишь…

Они прошли мимо панорам, изображающих морские, воздушные и наземные сражения. Миновали строй миномётов. Обогнули гигантскую корабельную артустановку. Они шагали улочками, образованными рядами боевых машин, некоторые из которых вряд ли когда производились на Земле.

Проходя сквозь череду овальных дверей, похожих на затворы воздушного шлюза, помогая поднять запертую рычагами решетку, ступая в открывающийся зрачок гигантской диафрагмы, младший сержант Мамедов и предположить не мог, какая картина сейчас откроется его взгляду.

Ветер хлестнул его в лицо, и младший сержант Мамедов, заслонившись ладонью от голубого солнца, замер, не смея сделать еще один шаг.

Он увидел холмы, покрытые рыжей щетиной, леса похожих на водоросли растений, странно выгнутый горизонт, который, возможно, и не горизонт был вовсе, шпили, купола и световые столбы, подпирающие зеленое небо далеко впереди.

— Где мы? — хрипло спросил младший сержант Мамедов.

— Глубоко в тылу врага, — отозвался старший лейтенант Зорин. — Глубже не бывает. — Он хмыкнул и, козырнув, убежал заниматься делами. Его ждали сорок пять бойцов: люди, богомолы, лемуры, грибы на треножниках. Они уже выгнали под открытое небо две системы залпового огня «Ураган», нацелили ракетные тубусы в сторону шпилей, куполов и разноцветных столбов. Они развернули зенитный комплекс «Тор». Вкопали в землю «Гвоздику», «Гиацинт» и «Тюльпан».

На склоне холма в рыжей колючей траве валялись одетые в чешую трупы. У опушки странного леса горела какая-то черная хреновина, похожая на гигантское тележное колесо. По четким следам гусениц и колес можно было понять, откуда и на чем пришел отряд старшего лейтенанта Зорина: БМД-4, БРМ «Рысь», белый «Брэдли», еще какие-то машины — они стояли незаглушенные, рокотали моторами на холостом ходу, и младший сержант Мамедов удивился: неужели в музее все экспонаты хранятся заправленными?

На ровной площадке, приспособленной, кажется, для какой-то местной игры, лениво вращал винтом остроносый «Хайтун». А рядом с ним, сотрясая шагами землю, прохаживалась совсем уж невозможная машина: двуногий мех со спаренными стволами в коротких лапах, с ракетными установками на плечах — такому самое место в компьютерной игре.

— Ну и дела, — пробормотал младший сержант Мамедов и посмотрел на свой смешной «Ауг».

— Возможно, завтра нас всех загонят в ловушку и перебьют, — сказал, неожиданно появляясь рядом, старший лейтенант Зорин. — А если не завтра, то на следующей неделе. Или через месяц. Или через год. Ты еще можешь вернуться в свою белую прозрачную коробку. Тогда они тебя не тронут. Останешься жить в тепле, при свете, в чистоте. Вновь начнешь получать еду и воду. И теперь будешь знать, что работаешь экспонатом — это может придать твоей жизни смысл.

Младший сержант Мамедов недоверчиво и немного обиженно посмотрел на старшего лейтенанта Зорина.

— Нет.

— Что — «нет»?

— Я пойду с вами.

— Зачем? Ради чего? — кажется, старшему лейтенанту Зорину действительно было интересно услышать ответ на этот вопрос. — Мы же не сумеем перебить их всех.

Младший сержант Мамедов закусил губу, не зная, нужно ли сейчас рассказывать старшему лейтенанту про испаренную сестру и отца, наполовину сожженного невидимым огнем, про истекающую кровью маму, продолжающую подтаскивать к зенитному пулемету ящики с патронами. Про дом, про двор и про город, где прошло детство, и от которых даже руин не осталось — только радиоактивный провал в земле. И про то, как совсем недавно полторы сотни человек, среди которых были его друзья, его новые товарищи и хорошие знакомые; бывшие программисты, служащие, таксисты, учителя, библиотекари, милиционеры, слесари — все они взлетели ввысь, подброшенные неведомой силой, и потом долго — секунд двадцать — жутко шлепались на серые плиты, будто переспевшие яблоки.

Младший сержант Мамедов посмотрел в глаза старшего лейтенанта Зорина и понял, что рассказывать ничего не нужно.

— Я пойду с вами. Говорите, война — это их религия? Что ж — они отличные миссионеры. Я уже всей душой и всем сердцем принял их веру. Теперь самое время причаститься.

Старший лейтенант Зорин засмеялся — от этого смеха мурашки бегали по коже, и волосы на загривке вставали дыбом.

— Отлично, сержант. Просто отлично. С этого момента можешь считать себя частью отряда. Но пока спрячься где-нибудь. Сейчас здесь начнется фейерверк.

Старший лейтенант Зорин повернулся по-уставному кругом, сделал два шага и перешел на бег — его везде ждали, он сейчас каждому был нужен. Но вот он задержался на секунду, повернулся и прокричал громко:

— Может быть, мы и не сумеем перебить их всех! Но мы будем очень стараться!

Абсолютная бомба

Хайт убил трех захватчиков, прежде чем его обнаружили.

Первого врага он подстрелил с двадцати метров — разнес отсвечивающую лысиной башку из трофейного светового ружья. Этот выстрел был последний. Разрядившееся ружье пискнуло, хлюпнуло, и стеклянный светлячок на ложе сменил цвет с желтого на красный. Хайт тихо ругнулся и выкинул бесполезное оружие в кусты кольчатника.

Перезаряжать ружья хаммов спецы пока не научились.

Второго врага Хайт зарезал ножом — тенью подкрался со спины, прыгнул на могучую шею, полоснул по выпирающим рифленым венам — и отскочил, спрятался за деревьями, наблюдая, как бьется в агонии истекающий бурой кровью противник.

Третий враг был хорошо вооружен. И Хайт долго следовал за ним, выбирая удобный момент для атаки… Он убил захватчика из отцовского двудульного огнестрела — каменные дробины, пущенные почти в упор, смяли полированный затылок хамма и разорвали сосуды на его короткой шее. Эхо выстрела выплеснулось в небо. Смертельно раненный хамм завизжал, призывая товарищей. Хайт тут же подскочил к нему, рубанул ножом по суставу руки, вывернул из ослабевших пальцев иглометатель — и, закинув добычу за спину, со всех ног помчался на юг.

Он уже слышал, как сквозь чащу ломятся на пронзительный зов умирающего другие хаммы…

От преследователей он оторвался через двадцать минут. Это не составило особого труда, ведь он родился на этой земле. Хаммы же были здесь непрошеными гостями. Неудивительно, что они проваливались в топкие ямы и путались в липких лианах. «Земля родная к чужому злая» — так говорят в народе. Так и есть на самом деле.

Сбив преследователей со следа, Хайт повернул на запад. Он возвращался в деревню с достойными трофеями. Один иглометатель чего стоил! Да и радиомодули, вырезанные из тел первых двух захватчиков, тоже имели некоторую ценность. Возможно, спецы дядюшки Лаха сумеют собрать из них переносную рацию.

Хайт давно хотел заиметь переговорное устройство.

* * *

— Они быстро учатся. Я бы сказал, стремительно. Их неграмотные охотники научились обращаться с нашим оружием. Из модулей связи их кустари мастерят работающие радиоприемники и рации, хоть и не вполне понимают принципы их функционирования.

— Я читал об этом в докладах. Не думал, что как такое возможно.

— Ну, это немногим сложней, чем составить пирамидку из готовых кубиков. Меня больше пугает другое — деятельность их ученых. Разведка докладывает, что в крупных городах Фурсы создаются исследовательские центры. Там изучают захваченные артефакты. И нас.

— Нас?

— Да. Тридцать восемь человек находятся сейчас в плену. Где именно их держат, мы не знаем. А если бы даже и знали… Я не уверен, что мы сумели бы их освободить. Слышали, чем закончилось высадка десанта на Овальный Остров?

— Да, мне докладывали…

Вздрогнул, завибрировал под ногами пол; глухой рокот маршевых двигателей перебил разговор. Сила тяжести заметно изменилась, и собеседники чуть наклонились, ухватились за подлокотники кресел, выжидая, пока крейсер скорректирует орбиту…

Фурсу обнаружили пять лет назад. Это был обитаемый мир, богатый ресурсами — в том числе такими уникальными, как свайс и либериум. Неудивительно, что Конфедерация Развитых Цивилизаций заинтересовалась новой планетой и отправила на нее первых разведчиков. Немедленно обнаружилась главная проблема: на Фурсе обитали разумные существа гуманоидного типа, не желающие пускать на свою планету каких бы то ни было чужаков. Аборигены были достаточно развиты, чтобы их общество можно было причислить к цивилизациям класса «5Т»: они представляли, как устроена Вселенная, не сомневались в существовании других цивилизаций и имели множество устройств, приспособленных для убийства — но при том, как ни странно, ухитрялись сосуществовать в мире. Фурсяне — они называли себя умаххами — с успехом осваивали физику, химию, математику и ряд других наук. Лет через сто они могли выйти в космос — так предсказывали специалисты Конфедерации. Эти же самые специалисты полагали, что в отдаленном прошлом Фурсу уже посещала какая-то цивилизация, попытавшаяся взять ресурсы планеты под свой контроль. С этим обстоятельством связывалось крайне агрессивное нежелание фурсян вступать в контакт.

— Они охотники. Прирожденные, вышколенные условиями существования воины. Когда-то человечество тоже было таким. Но комфорт изменил нас, и теперь мы можем полагаться лишь на наших механоидов. И на ваших легионеров, командор.

— А что легионеры? Такие же дикари, только обманутые нами. Втайне они всех нас ненавидят. Знаете почему?

— Наверное они чувствуют, что их обманули?

— Нет. Не только. Прежде всего потому, что понимают зависимость от нас. Понимают, что теперь они не могут измениться, не могут вернуться к прошлому, к образу жизни предков, не могут развиваться свои путём. Теперь они такие же, как мы.

— Такие же?

— В некотором роде…

Аборигены Фурсы объявили пришельцам войну. И продуманный план освоения новой планеты вдруг застопорился. Могучая Конфедерация спасовала перед примитивными народами, не вступившими даже в атомную эру. Вся космическая мощь — огромные крейсеры, скоростные глайдеры, боевые механоиды, орбитальные лазеры и гауссовские пушки — не могли противостоять партизанам и террористам. Война велась всюду, и в то же время — нигде. Армий, вроде бы, не существовало — но каждый житель Фурсы был солдатом…

— Буквально вчера перечитывал историю войн двадцатого века. Кровавые были времена! Отравление противника ядовитыми газами, ковровые бомбардировки, уничтожение целых городов, истребление наций. Не пора ли вспомнить опыт предков? А что за чудо нейтронная бомба! Уничтожает живое, но не портит материальные ценности! То, что нам нужно!

— Не забывайте, аборигены — не меньшая ценность, чем прочее. Обитатели планет — точно такой же ресурс, как уран, свайс или либериум. Уничтожать его — большое непростительное расточительство. Да и гуманистам из Ордена это не понравится, а после событий на Гайде-Мю мы вынуждены с ним считаться.

— И что же делать, командор? Будем как сейчас украдкой отщипывать от планеты крохотные кусочки ее богатств, ежесекундно рискуя техникой и солдатами, ежедневно теряя их? Вы знаете, сколько стоит доставка сюда одного механоида?! Мы теряем больше, чем получаем!

— Я знаю, сир.

— Мне кажется, военным пора как следует взяться за эту планетку.

— Для того я и прибыл сюда.

— Но где наша армия, где ваши солдаты, где мое подкрепление? Где десантные транспорты с легионерами? Где летающие крепости, о которых так много говорили, обсуждая бюджет? Где полчища механоидов и киберфлайеров? Где все это?

— На своих местах.

— Я думал, эти места находятся здесь.

— Вы ошибаетесь, сир.

— Хватит загадок, командор. Что вы намерены предпринять?

— Я привез бомбу, сир. Очень большую бомбу. Просто гигантскую. Через шесть часов мы сбросим ее на Фурсу.

* * *

Хайт уже чуял дымы родной деревни. Он спешил, предвкушая встречу с женами, подбирая слова для беседы со старейшиной. Хайт надеялся, что теперь его провозгласят младшим вождем и позволят возглавить команду из трех охотников.

Как бы хорошо каждому дать рацию!

Он вышел на знакомую тропу, миновал расставленные ловушки, с разбегу перепрыгнул через обмелевший ручей — и едва не наступил на некий предмет, поблескивающий в траве.

Хайт не сразу поднял находку. Сперва он внимательно осмотрелся, прислушался. Потом срезанным прутом осторожно тронул блестящую штуковину. Чуть сдвинул ее. Шагнул ближе, присел.

Это была рация. Не какая-то там поделка, нет. Самая настоящая рация — до недавнего времени такие были только у хаммов.

Откуда она здесь взялась?

Затаив дыхание, прикусив зеленый язык, Хайт шестипалой ладонью осторожно накрыл находку и, чуть выждав, поднял её.

Рация была довольно тяжелая и, вроде бы, монолитная.

Он стал включать ее сразу. Сперва постучал по ней рукоятью ножа. Потом поскреб когтем грязный корпус. Щелкнул пальцем по тусклому индикатору. Дунул на кнопки.

Кто ее здесь потерял? Невесть как оказавшиеся хаммы? Или городские умники из Центра Сопротивления?

Так ли уж важно?

Хайт нашел кнопку включения. Опустил на нее палец. Нажал — мягко, будто больного места касался.

Индикатор засветился синим. На нем появились какие-то буквы и черточки. Рация пискнула, хрюкнула — и зашипела, заклокотала, забулькала.

Хайт широко улыбнулся и приложил работающий прибор к уху.

* * *

— …Бомба развалится на многие миллионы кусочков. И каждый из них упадет в нужное место. Частицы распределятся по поверхности Фурсы с разной плотностью: где аборигенов больше, там осколки бомбы лягут плотнее. Они разные. Одни выглядят как игрушки. Другие похожи на мобильные рации. Третьи словно бы музыкальные шкатулки. Фурсяне не пройдут мимо таких находок. Они обязательно их подберут и принесут домой. Каждый будут беречь свое неожиданное приобретение. Отведет ему лучшее место в доме. И позовет соседей, чтобы похвастаться…

* * *

Хайт поставил рацию в Золотой Угол своего дома, на место, куда падал свет из трех круглых окон, и где испокон веку хранились семейные реликвии.

«Надо будет позвать дядюшку Лаха, — подумал Хайт, отступив на середину комнаты и издалека любуясь сверкающей находкой. — Но завтра. Не сегодня.»

Ему еще предстоял разговор со старейшиной. Да и соскучившиеся жены требовали внимания.

Хайт прошелся по дому, навел порядок: повесил над печью маскировочный плащ, поставил сапоги на полку для сушки, убрал в оружейный ящик трофейный иглометатель, положил на видное место радиомодули, вырезанные из тел хаммов, — чтоб не забыть прихватить их с собой. У него было прекрасное настроение. Хотелось петь и танцевать.

Но еще больше хотелось хорошенько испытать рацию.

Он чувствовал себя словно ребенок, получивший в подарок желанную игрушку. Ему было немного неудобно за себя — ведь настоящий воин должен быть бесстрастен и холоден. Чувства, эмоции — это последнее, чем должен руководствоваться взрослый мужчина в своих поступках.

Хайт сел в плетеное кресло, вытянул ноги, прикрыл глаза.

Потом взял с подоконника газету недельной давности, просмотрел заголовки.

Потом…

Честно сказать, он и сам не вполне понял, как очутился возле полки, обитой золотой тканью.

Рация, реагируя на прикосновение, подмигнула хозяину и что-то прошипела.

Хайт прибавил громкости и повернул ручку настройки.

Странная, непривычная, но удивительная притягательная музыка наполнила старый дом.

Хайт замер, не смея дышать.

* * *

— …Сперва это будет музыка. Аборигены привыкнут к ней довольно быстро, и уже не смогут обходиться без нее. Потом появятся песни с вполне безобидными текстами. Затем — адаптированные мюзиклы, постановки, спектакли, чтения. Пройдет несколько лет, и бомба начнет проецировать изображения. На первых порах это будут просто картинки с комментариями. Потом фурсяне увидят художественные фильмы, образовательные программы, документальное кино. Возможно, к тому времени кто-то догадается, куда все идет, и попытается оставить процесс. Но будет уже поздно. Аборигены увидят, как живут миры Конфедерации. Они поймут ущербность своего существования, собственную неполноценность. Они возжелают благ и красивой легкой жизни. Они поверят, что мы дадим это им. Двадцать лет — и они вручат нам свою планету. Сами, безо всякого принуждения. Фурса станет нашей со всеми ресурсами и со всем населением. Навсегда…

* * *

Вечером в деревне был праздник: новый младший вождь отбирал трех человек в свою команду. Шумное пьяное веселье продолжалось долго. И уже поздно ночью, когда певцы осипли, а плясуны выбились из сил, пошатывающийся от вина и усталости Хайт вынес из своего дома небольшой блестящий прибор.

Он хотел, чтобы странную, волнующую музыку услышали все.

И он включил рацию.

Куда уходят герои

Геркулес шагает по узкой улице, тускло освещенной красными фонарями. Ему двадцать шесть лет, он могуч, словно имперский бомбовоз «Грешный адмирал Чу» и красив, будто круизный лайнер «Святая Николь».

Геркулес улыбается. Он уверен в своей силе, и чуть меньше — в своей красоте.

Из темного переулка выходят три сутулые фигуры. Их намерения очевидны. Они движутся навстречу Геркулесу будто уродливые пиратские перехватчики.

Одного Геркулес сшибает подобранным камнем, другого отшвыривает движением плеча, третьему ломает руку. Из расплющенных пальцев на брусчатку падает нож. Геркулес пинком отправляет его во тьму переулка — нож летит, словно ракета, рыжие искры отмечают траекторию его движения.

Это опасная встреча — не первая. Десять минут назад Геркулес раздробил челюсти двум бандитам, преградившим дорогу. Пятнадцать минут назад Геркулес разметал компанию пьяных солдат, требовавших от него невозможного. Двадцать минут назад Геркулес сломал ключицу местному громиле, собирающему деньги со всех, кто направлялся из космопорта в город.

Наверное, кому-то Фиштаун кажется опасным городом. Но только не Геркулесу, побывавшему на десятках миров. Фиштаун — просто рай, если сравнивать его с Городом Черепов, что на Мертвой Планете, или с Поселением № 3 на Планете Тюрем…

Улица поворачивает. Геркулес поворачивает вместе с ней. Он рассматривает вывески, подсвеченные красными круглыми фонарями. Он ищет ту, о которой недавно рассказывал капитан, и о которой так часто вспоминали боевые товарищи — вольные наемники с «Чёрного варяга».

Теперь Геркулес идет медленней. Он больше не улыбается, он сосредоточен. Вывесок много, и он боится пропустить нужную. Потому неподвижного человека, сидящего посреди дороги, он замечает не сразу.

Геркулес нагибается и жесткими пальцами выворачивает из мостовой булыжник. Камень большой — но он весь прячется в кулаке наемника.

Геркулес замечает, что на коленях сидящего человека лежит «Шершень» — плазменный карабин, пятьдесят лет назад разработанный оружейниками Высочайшей Унии. Геркулес видит, что сидящий человек стар и немощен. Геркулес уверен, что булыжник в его руке более смертоносен, чем карабин в руках старика — и потому без опаски идет вперед.

— Готов поспорить, я знаю, что ищет здесь герой-одиночка, — голос старика скрипит и дребезжит, словно поношенный корабельный корпус при запуске маршевых двигателей.

Геркулес останавливается и молчит. Пять шагов отделяют его от старика. Стены домов нависают над ними. За прямоугольниками окон — черными и светлыми — идет другая жизнь. Отзвуки ее слышны и здесь: вздохи, стоны, крики, смех. Легкий ветер покачивает шары светильников — и легкие тени шевелятся в такт их движениям, в такт звукам, доносящимся из-за окон.

— Заведение мамаши Ти… — Высохший старик гладит ствол «Шершня», искоса смотрит на молодого могучего красавца. — «Тугой бутон розы». Ты ведь туда направляешься?

— Да, — отвечает Геркулес. — Где оно?

— За моей спиной. И чтобы попасть туда, тебе придется пройти мимо меня.

Старик видит, как меняется лицо Геркулеса, видит, как вздуваются мощные мышцы, — и смеется, и машет рукой:

— Нет, я не собираюсь вставать у тебя на пути, и тебе не нужно убивать меня, чтобы пройти дальше. Мой карабин — не для таких как ты. Он для тех, что прячутся в тени и поджидают одиноких путников. Ты ведь сталкивался с ними сегодня, ты проходил сквозь них — я слышал их крики. Не опасайся меня, не считай своим врагом. Я просто хочу, чтобы ты выслушал меня, прежде чем переступишь порог «Бутона розы». Я хочу предупредить тебя о великой опасности, что поджидает тебя там.

Теперь смеется Геркулес. Старик серьезно на него смотрит, вздыхает и продолжает:

— Знаешь ли ты, чем заведение мамаши Ти отличается от прочих подобных заведений, каких много на этой улице? — Он мгновение ждет ответа, а потом кивает, и сам отвечает на свой вопрос:

— Конечно, знаешь. Иначе ты был бы сейчас в одном из домов, мимо которых прошел, следуя сюда… А слышал ли ты о Тартусе Зольде? В разных мирах у него были разные прозвища, но чаще всего его называли Космическим Ухарем. Ему было двадцать лет, когда он исхитрился и уничтожил флагманский корабль Золотой Эскадры. В двадцать два года он отбил у повстанцев «Эрика Великолепного» и стал его капитаном. В двадцать три — покорил планету эль-гунов. В двадцать четыре — раскрыл заговор некроианцев и был награжден Орденом Чести первой степени…

Старик перечисляет заслуги героя, и глаза его делаются мутными.

— Я слышал об Ухаре, — говорит Геркулес.

Взгляд старика тут же проясняется.

— Тартусу было двадцать шесть лет, когда он впервые посетил «Тугой бутон розы». Больше об Ухаре никто ничего не слышал.

— Он пропал? — спрашивает Геркулес.

— Он пропал, — соглашается старик. — В «Бутоне розы» ему встретилась девушка, не похожая на остальных. И он лишился того, что делает мужчину — мужчиной.

Геркулес вздрагивает, невольно опускает глаза. И старик смеется:

— Ты опять неправильно меня понял! У Тартуса всё осталось на месте. Только внутри будто сдвинулось что-то. Он перестал был Ухарем. Его уже не тянуло к приключениям, и кровь не вскипала при виде врагов и опасности. Он размяк. Его мысли были прикованы к той девушке, он хотел быть с ней рядом — а все остальное потеряло всякий смысл. Великая сила влекла его к ней. Необоримая первобытная сила, что всегда находилась внутри его — но спала до поры до времени. Эта сила есть в каждом — в тебе тоже. И она может проснуться, когда ты войдешь в заведение мамаши Ти.

— Он вернулся к ней? — спрашивает Геркулес и отбрасывает ненужный камень.

— Конечно, вернулся. Космические миры и бездны, межзвездные путешествия и приключения он променял на прозябание в захудалом мирке — рядом с ней.

— Я слышал похожие истории, — говорит Геркулес. — Одна была про сержанта Жака со «Святой Фелевины», другая — про Фила — Бешеного Буйвола. Многих эти байки пугают. Но не меня. Нет такой силы, что могла бы отбить у меня тягу к приключениям. Нет ничего, что отвратило бы меня от вольной жизни.

Сказав так, Геркулес проходит мимо старика, сидящего посреди улицы на рассохшемся стуле.

— Ухарь тоже так думал, — шепчет старик и качает головой. — И Жак, и Фил. Я помню их… Помню, как они впервые шагали по этой улице… Помню скрип двери… И помню, какими возвращались они назад…

Геркулес не слышит его. Он уже видит большую алую розу, подсвеченную круглым фонарем. Он читает вывеску: «Тугой бутон розы».

Единственный бордель во всех известных мирах, где можно купить человеческую женщину.

Не механическую силиконовую подделку с электронной начинкой. Не виртуальную бездушную красотку, чей образ проецируется компьютером в мозг. Не зеленокожую приторно пахнущую аборигенку с Зитана-6. Не бритого примата с Дельты Драконис. Не раскрашенного транссексуала с Планеты Развлечений. Не контрабандных оргазмий, искусственно выведенных на каком-то из миров Темного Пространства.

Нет.

Настоящую. Человеческую. Женщину.

Только здесь — в Фиштауне, единственном городе Грозовой Планеты.

Не на Земле, где случайно родившиеся девочки меняют пол, едва достигнув совершеннолетия, где процесс зачатия идет под микроскопом, а эмбрионы развиваются в инкубаторах Центров Воспроизводства. Не на Зеббе, где воинственные амазонки не допускают к себе мужчин, а совокупляются с полуразумными ящерами. Не на Укросе, где Культ Чистоты позволяет людям заниматься любовью лишь дважды в жизни — и сила внушения так велика, что человек, совокупившийся в третий раз, погибает мучительной смертью. Не на Отапи, где вот уже несколько сот лет детей штампуют клонировочные машины, а отказавшиеся рожать женщины давно превратились в уродливых бесполых существ.

Только здесь…

Целую минуту Геркулес стоит перед зеркальной дверью заведения мамаши Ти. Он видит свое отражение, он чувствует, как бешено колотится сердце — и не понимает, отчего. Ему немного страшно — и он ругает себя за необъяснимую слабость.

Затаивший дыхание старик, не оборачиваясь, напряженно ждет, скрипнет ли дверь. Руки его замерли на холодной стали карабина.

Мамаша Ти, рыхлая и колченогая, смотрит сквозь стеклянную дверь на могучего молодого красавчика, и радушно улыбается ему, хотя знает, что он не может ее видеть. Потом она переводит взгляд на своего мужа, сидящего посреди улицы на старом стуле.

— Опять Тартус отгоняет моих клиентов, — шепчет она сердито, но во взгляде ее нет ни зла, ни недовольства, лишь понимание и уважение.

Шуршат юбки: кто-то из девушек спускается по лестнице. Мамаша Ти оборачивается, кивает двадцатилетней Лауре, жестом велит встать рядом.

А потом скрипит входная дверь.

Всё самое необходимое

Подраненный «Голубой марлин», медленно кружась, падал в полную звезд бездну. Если верить бортовому компьютеру — а не верить ему не было оснований — падение должно было завершиться через двенадцать часов и двадцать две минуты ударом о каменистую землю неизвестной планеты. Остывшие дюзы молчали вот уже третий день, сберегая драгоценные остатки топлива для последнего маневра, целью которого должна была стать попытка приземления.

Электронный мозг «Голубого марлина», опираясь на известные ему одному данные, высчитал, что вероятность удачной посадки составляет 6 %.

День назад эта цифра была вдвое меньше.

— Наши шансы повышаются, — сказал капитан Гриффин.

— Это радует, — ответил Айтман. На лице первого пилота не было и тени радости.

Шесть человек экипажа, собравшись в общей каюте, пытались делами и разговорами отвлечь себя от ненужных сейчас мыслей.

— А ведь нас предостерегали! — сказала Аза Фишер, штурман высшей категории. Как все штурманы, она знала множество примет. Как большинство женщин, она в эти приметы верила.

— Кто предостерегал? — удивленно посмотрел на нее Джо Дельвиг, техник-специалист широкого профиля.

— Высшие силы, — многозначительно произнесла Аза Фишер и указала пальцем на низкий потолок.

— Ну да, ну да, — покивал Айтман. — И это радует.

Саманта Голдфильд, корабельный врач, в приметы и в высшие силы не верила — как и большинство медиков, но как все женщины она была страшно любопытна. И потому спросила:

— И что это были за предостережения?

— Ну как же… — дернула плечиком Аза Фишер. — Помните пса с подпалинами, сидящего возле бара? И неужели не обратили внимания, что ветер дул нам в лицо, когда мы шли к кораблю? А эта задержка из-за ящика! Заметьте — из-за черного ящика!

— Этот ящик теперь есть на каждом корабле, — сказал капитан Гриффин. — Так что высшие силы тут не при чем.

— Ну да, ну да, — Айтман хмыкнул. — А по-моему, как раз тут без высших сил не обошлось.

— Это ты о Правительственном Комитете?

— О нем самом…

Согласно директиве Комитета теперь каждое космическое судно, отправляющееся за пределы Солнечной Системы — легкая ли это яхта, торговый корабль или неповоротливый крейсер — должно было иметь на своем борту новейший универсальный спасательный комплект УСК-982.

— Этот черный ящик может всех нас спасти. — Маргарет Блэкборн, второй пилот, была самым молодым членом команды, ей не исполнилось еще и двадцати пяти. И, как это свойственно молодежи, она с любовью и истовой верой относилась к разным техническим новинкам. — Я вчера почитала брошюру, что прилагалась к комплекту. Это поистине удивительная разработка! Там есть всё необходимое для жизни в любых планетных условиях!

— Ну да, ну да. — Лицо Айтмана выражало высшую степень скепсиса.

Спасательные комплекты раздавались поспешно и бесплатно. Спонсором выступало Объединенное Правительство Трех Планет. Подобные подарки очень настораживали первого пилота.

— Будем надеяться на лучшее, — сказал капитан Гриффин и обратился к первому пилоту: — А не сыграть ли нам в шахматы?

— Почему бы и нет.

В каюте на некоторое время воцарилась тишина.

Аза Фишер, зевнув, поднялась с кресла, подошла к полке с видеодисками. Выбрала один из тех, что бесплатно раздавались в баре космопорта. Вслух прочитала название фильма:

- «Венерианская пыль»… Кто-нибудь смотрел?

Фильм был новый. Потому никто не стал возражать, когда Аза включила проектор.

Как на всех бесплатных дисках, на этом было множество рекламы.

— А вот и наш ящик, — сказал Джо Дельвиг, узрев на экране знакомый контур универсального спасательного комплекта.

Даже капитан и первый пилот отвлеклись от игры, чтобы послушать бодрый мужской голос, рассказывающий об уникальной новой разработке, призванной сберечь жизни многих и многих людей.

Потом была реклама напитка «Ред Диггль» — лучшего попутчика в долгом пути; фирменной одежды «Ли Тли» — лучших костюмов для космических первопроходцев; мыла «Спэйс Баббл» — лучшего моющего средства, способного добела отмыть астероид.

Завершала блок, как и обычно, реклама, снятая по заказу правительства. Улыбающийся мускулистый блондин, держа в одной руке знамя Трех Планет, другой рукой призывал следовать за ним в зияющий чернотой космос. Торжественный баритон за кадром говорил о необходимости осваивать новые миры, о важности экспансии, о величайшей миссии человечества, грозил вырождением, истощением ресурсов и нашествием более расторопных врагов, обещал помощь и всяческие блага от правительства.

— Ищите дураков, — хмыкнул Айтман и двинул черную ладью. — Шах!

* * *

Манёвр удался лишь частично. «Голубой марлин» сумел погасить скорость, но не смог как следует выровняться и разорвал себе брюхо об острые зубья валунов. Будто потроха вывалились на каменистую почву перебитые кабели и порванные шланги, зашипел, вскипая, жидкий азот, широким веером расплескалось масло.

Скрежеща, сея искры, теряя куски обшивки и части начинки, корабль прополз несколько десятков метров и остановился.

— Все живы? — спросил, поднимаясь, капитан Гриффин.

Быстрая перекличка подтвердила, что все.

— Травмы есть?

У первого пилота был разбит нос, техник подвернул руку, врач набил шишку.

— А у меня что-то хрустнуло, — Аза Фишер, засыпанная видеодисками, не торопилась подняться. — Когда бросило на стенку. Словно лопнуло что-то. Внутри.

Из складок одежды она вытащила серебристые осколки и удивленно на них уставилась.

- «Венерианская пыль», - сказал, морщась, первый пилот Айтман. — Поделом ему.

Кораблю досталось куда больше, чем экипажу.

— Регенеративная система работает в четверть мощности, — докладывал Джо через двадцать минут, прогоняя стандартную последовательность тестов. — Правый двигатесь отказал. В левом какие-то проблемы с охлаждением. Герметичность корпуса нарушена, идет утечка воздуха.

— Что за бортом?

— Давление чуть меньше атмосферы. Температура минус три градуса по Цельсию. Состав воздуха определяется.

— Маяк включен?

— Да. Подтверждения, что кто-то принял сигнал бедствия так и нет.

— Это вопрос времени. Будем ждать.

* * *

Об универсальном спасательном комплекте вспомнили, когда стало ясно, что дела обстоят из рук вон плохо. Воздух неизвестной планеты не был ядовит, но для дыхания он не годился. Регенеративная система корабля медленно умирала, значит, вскоре и без того слабый приток кислорода должен был прекратиться. Забравшись в скафандры, можно было на пару часов отсрочить неминуемое — но в конце-концов…

— Там есть всё самое необходимое, — приговаривала Маргарет Блэкборн, заглядывая через плечо листающего брошюру капитана. — Всё необходимое для жизни.

Она ежилась, выдыхала облачка пара. В корабле было холодно — по какой-то причине отключились отопители.

Вытащить ящик из грузового отсека оказалось делом непростым. На этой планете сила тяжести была несколько меньше земной, но даже здесь ящик весил несколько сот килограммов.

— А не открыть ли его прямо тут? — яростно пыхтя, предложил Айтман.

— Можно и внутри корабля, — столь же яростно пыхтя, ответил капитан Гриффин. — Но только если нет иного выхода. Так сказано в брошюре.

От Азы, Маргарет и Саманты было мало толку. Да и подвернувший руку Джо не мог работать в полную силу. Так что капитан и первый пилот потом обливались, помаленьку двигая черный параллелепипед к подъемнику грузового выхода.

— И что там может быть? — Айтман на миг выпрямился и вытер лоб.

— Допыхтим — узнаем, — буркнул Гриффин.

Кое-как они разместили ящик на платформе подъемника. Залезли в легкие скафандры, включили голосовую связь:

— Слышишь меня?

— Да, капитан. Отлично слышу.

— Хорошо. Теперь выходим. Остальные следом, через основной шлюз.

Планета встретила их неласково — не как гостей, а как завоевателей. Налетевший ветер осыпал их пылью, солнце обожгло лицо даже сквозь затемненный светофильтр.

Черный ящик опустился в пяти метрах от корпуса корабля — дальше гидравлические штанги подъемника просто не дотягивались.

— Ну что? — Капитан осмотрел собравшуюся команду. — Начнём?

Процедура активации была предельно проста. Необходимо было одновременно повернуть два ключа, скрывающиеся в нише под металлическим щитком. Что капитан незамедлительно и проделал.

Несколько секунд ничего не происходило. Потом монолитный ящик треснул в нескольких местах и распался на десяток больших кусков, больше всего похожих на глыбы антрацита. Через миг и они рассыпались в порошок.

— Черт побери! — удивился Гриффин.

А потом в его шлеме что-то громко лопнуло — и капитан оглох.

* * *

— Это был электромагнитный импульс, — докладывал Джо примерно через час. — Он вывел из строя вашу рацию и наш маяк. Я пытаюсь их починить, но не уверен, что получится.

— А откуда он взялся, этот импульс? — недоумевал капитан, листая брошюру. Она ничего не проясняла — как и любая другая реклама. — Так и должно было быть? Что вообще произошло?

— Сложно сказать.

- «Всё самое необходимое», - ехидно процитировал Айтман. — Кто бы мог подумать, что нам необходима черная пыль.

— А может произошла какая-то ошибка? — предположила Саманта, высунув нос из одеяла. — Мы получили не УСК-982, а нечто другое.

— Ну да, ну да, — покивал первый пилот. — Ошибка, как же…

Электронный мозг корабля не подавал признаков жизни. Но и без него было ясно, что вероятность счастливого исхода стремится к нулю. Жить людям оставалось максимум два дня.

— Будем надеяться на лучшее, — сказал капитан. — Меньше двигайтесь, меньше разговаривайте. Берегите кислород. Спите.

Он вспомнил, что смерть во сне всегда казалось ему лучшей из смертей. Но вслух произносить это он не стал.

* * *

Их разбудили едва слышный скрип и тихое постукивание.

Капитан открыл глаза и некоторое время лежал, глядя на странным образом изменившийся потолок.

— Я что, всё еще сплю?

— Кажется, нет, капитан, — отозвался Джо. — Если вы про шум, про потолок и про стены — то я это тоже слышу и вижу.

— Стены? — Гриффин повернул голову. — Действительно, стены тоже. Но как же?.. Почему?.. Я ничего не понимаю.

— Высшие силы, — буркнул со своего места Айтман. — Чую, это их проделки.

За то время, пока экипаж спал, корабль превратился в решето. Все его металлические части сделались пористыми, будто ржаной хлеб. Сквозь некоторые дыры можно было просунуть кулак.

— Почему мы еще живы?

— Кажется, потеплело.

— Да и воздух стал другой. Неужели не замечаете?

— Это сон. Или предсмертное видение. Говорят, замерзающим всегда кажется, что они попали в тепло. Так же и мы.

— А может виной всему тот порошок из черного ящика? Может, это был галлюциноген? Средство облегчить мучения.

— Ну да, ну да. Всё самое необходимое.

Они выбрались из-под одеял, с некоторой опаской ступили на пол.

— Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? — пробормотал Гриффин, с ужасом осматривая свой обветшавший за считанные часы корабль.

— Мы надеялись, что это вы нам объясните, — сказала Маргарет Блэкборн.

Ни одна дверь не работала. Переборки можно было проткнуть пальцем. Стальные балки словно подверглись действию кислоты. От медных кабелей осталась лишь провисшие изоляционные оболочки. Скафандры превратились в бесполезные пластиковые лохмотья.

— И что это за шум, хотелось бы мне знать.

Капитан прошелся по каюте, высматривая что-нибудь покрепче, да потяжелее. Выбрал стул из черного пластика, привинченный к полу, легко его выломал, взял в руки. Сказал, прищурясь:

— Попробуем выбраться отсюда, — и мощным ударом легко разорвал истонченный пористый металл переборки.

Они прошли сквозь три стены и остановились перед последней дверью. Через крохотные, будто иглой пробитые отверстия внутрь шлюза врывались тонкие лучики света.

— Отвернитесь, — велел капитан и, крепко зажмурившись, ударил стулом в податливую, словно ржавая жесть, стену.

* * *

Странная, удивительная картина предстала их глазам.

Над покореженным корпусом «Голубого марлина» вздувался ажурный купол, больше всего напоминающий гигантский мыльный пузырь на металлическом каркасе. Если присмотреться, то можно было заметить, как по сплетенным балкам, по тросам растяжек ползают какие-то крохотные существа. Там, где купол соприкасался с землей, этих созданий было много больше. Они там просто кишели, будто муравьи в разворошенном муравейнике.

— Это что, местные обитатели? — не веря своим глазам, пробормотала Маргарет Блэкборн.

— Должно быть, они разумны.

— Почти наверняка.

— Интересно, как они узнали, какая температура нам нужна, как выяснили, что нам требуется кислород, и что их солнце для нас опасно?

— Должно быть, они проанализировали условия внутри корабля.

— Каким образом?

— Проникнув внутрь, конечно. Это они изъели стены, разве еще не понятно?

— Надо попробовать установить с ними контакт.

— Просто поразительно, насколько быстро они возвели это сооружение.

Джо Дельвиг спрыгнул на землю и, широко шагая, направился к границе купола.

— Эй! — окликнул его капитан. — Они могут быть опасны.

— Не думаю, — обернувшись, ответил Джо. — У меня есть одна теория, и я собираюсь ее проверить.

* * *

Джо Дельвиг, техник-специалист широкого профиля, вернулся через двадцать минут. У него был слегка очумелый вид.

— Это роботы, — сказал он и швырнул одно из созданий внутрь корабля.

Капитан Гриффин наклонился, с некоторой опаской взял в руки поджавшее лапки существо, провел пальцем по его округлому тельцу, тронул ногтем выпуклые бусинки глаз.

— Ты уверен?

— Да. У него на брюхе есть маркировка. У каждого из них.

— Но откуда они взялись?

— Из ящика. Того самого.

— Там же ничего не было. Ящик просто рассыпался в пыль.

— Это не простая пыль. Каждая пылинка — крохотный механизм, молекулярный робот, запрограммированный на создание себе подобных. Только представьте, сколько их там было — мириады! Их разнесло по всей округе, некоторые попали на обшивку корабля — и они взялись за работу. Они извлекали металл, откуда только могли, они добывали алюминий, медь, кремний, цирконий — и строили мириады других роботов, более сложных, более умелых. А потом те, новые, создали еще одно поколение механизмов. Не могу сказать, сколько раз это повторялось, и закончилось ли сейчас. Возможно, в данный момент под землей или за пределами купола строятся механизмы по сложности не уступающие системам «Голубого марлина».

— Всё самое необходимое, — округлив глаза, прошептала Маргарет Блэкборн.

— Именно, — сказал Джо. — Эти роботы дают нам всё необходимое: они вырабатывают кислород и воду, они строят защитные сооружения, они генерируют энергию и, наверное даже, они способны обеспечить нас органической пищей.

— Замечательно. — Капитан качал головой, разглядывая похожий на насекомое механизм. — Просто замечательно. Теперь нам остается только сидеть и ждать, пока прибудут спасатели.

— Боюсь, этого не случится, — сказал Джо Дельвиг и сжал губы так, что они побелели.

— То есть?

— Возле купола я нашел еще кое-что… — Джо достал из кармана нечто, похожее на короткую металлическую трубку. — Их там много таких. Чтоб мы случайно не прошли мимо, роботы производят их сотнями. Из алюминия, кажется. Думаю, его в избытке в этой земле.

— И что это?

— Свиток, капитан. — Джо закинул трубку в корабль. — Письмо на фольге. Обращение к нам.

Первый пилот Айтман поднял свернутое письмо. Глянул на капитана.

— Читайте, первый пилот, — сказал Джо. — Там не очень много букв.

- «Если вы читаете эти слова, значит, вы потерпели крушение и активировали универсальный спасательный комплект, — вслух прочел Айтман. — Теперь вам не о чем беспокоиться. У вас есть всё самое необходимое для жизни. И с каждым днем условия будут улучшаться…»

— Как это понимать? — спросил капитан.

— Думаю, со временем купол будет расширяться, — сказал Джо. — Может быть даже однажды он просто не потребуется. Почти уверен, что эти роботы способны изменить климат на всей планете. Пара сотен лет — и здесь будет вторая Земля.

— Пара сотен лет?

— Вполне подходящее время для освоения планеты. Человечество ведь должно как-то расселяться за пределы Солнечной Системы. Экспансия, величайшая миссия, и всё такое.

— Я никак не пойму, к чему ты клонишь, Джо.

— Читай, Айтман.

- «Сообщаем вам, что на помощь рассчитывать не следует. Данная планетная система помечена как система-ловушка. Всем навигационным компьютерам запрещено приближаться к ее границам ближе чем на 3 световые минуты…»

Капитан вздрогнул:

— Это как же понимать?

— А чего тут непонятного? — сказал Джо. — Нас сделали первопроходцами. Пионерами. Нам выпала честь, мы понесем знамя человечества, на нас возложена почетная миссия — ну и всё такое…

Капитан долго разглядывал невесело ухмыляющегося техника, будто надеясь увидеть в его глаза лукавую искорку, словно желая услышать от него, что весь этот разговор — затянувшаяся шутка, несмешной розыгрыш.

— Теперь наш дом здесь, — сказал Джо. Он обернулся, широко повел руками. — Всё это теперь наше.

— Точно такие ящики есть на других кораблях, — тихо сказал Гриффин.

— Да, капитан.

— По официальным данным, каждый год крушения терпят около трех десятков кораблей разного класса.

— Замечательный план расселения, не правда ли? Раньше мы заселяли одну-две планеты в три года. Теперь каждый год на тридцати планетах будут появляться поселения.

— Здесь еще какая-то приписка в самом конце, — угрюмо сказал Айтман. — «В.З. гл. 1 ст. 28». Что это может означать?

Аза Фишер подняла руку, будто школьница:

— Это ссылка на Библию, — сказала она. — Ветхий Завет, глава 1, стих двадцать восьмой. — Она устремила взгляд к небу и нараспев процитировала: — «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…»

Первый пилот фыркнул, плюнул на землю и цепко оглядел стоящих рядом женщин.

Это твоё небо, малыш…

Дом стоял на вершине горы. Из окон открывался величественный вид — обломанные клыки скал, темные пасти ущелий, языки ледников. Здесь стонал никогда не прекращающийся ветер, подвывал жутко и жалобно, словно замерзающий зверь. Где-то далеко внизу льнули к подножью гор стылые стальные облака.

А над головой — небо. Розовое, румяное, искрящееся. Четыре солнца, гоняющиеся друг за другом.

Небо, не знающее ночи. Мир вечного дня.

Планета бескрайних скал.


— Это твое небо, малыш, — сказала ему мать.

— Это твоя земля, малыш, — сказал отец.

Они склонились над колыбелью — он справа, она слева. Он видел их лица — розовые пятна на фоне темного потолка. Он слышал их голоса, такие добрые, привычные, теплые. Но не понимал, что они говорят.

Он потянулся навстречу голосам, протянул к их лицам розовые ручки, улыбнулся.

— Я не могу! — с отчаянием сказала мать. — Не могу оставить его здесь!

— Мы должны!

Она тихо заплакала. Горячие слезы падали в колыбель.

— Должны! — повторил отец, подошел к ней и обнял.

— Я не знала, что эта планета будет такой страшной.

— Она станет ему родиной. И он полюбит ее, как мы любим Землю.

— Как можно полюбить все это? Эти голые жуткие скалы, это страшное небо, эту круговерть разноцветных солнц…

— Это его Родина.

— Он родился на Земле.

— Но вырастет он здесь.

— Почему, почему я должна его оставить?

— Ты же знаешь. На Земле ему нет места. А здесь у него будет все необходимое. Здесь можно жить.

— Зачем мы так поступаем? Почему дети? Пусть сюда едут взрослые люди! Пусть они живут здесь, осваивают этот холодный мир…

Мужчина покачал головой, еще крепче прижал к себе женщину, ласково прошептал ей на ухо:

— Они не смогут жить здесь. Они будут постоянно вспоминать о доме. И рано или поздно захотят вернуться на родину, на Землю. Ничто не удержит их на этой планете. Ничто…

— Ты так холоден… — прошептала женщина. — Это же наш ребенок…

— Но мы всегда знали, что все так и будет.

— Знали… — выдохнула женщина. Она высвободилась из объятий мужчины, поцеловала малыша в лоб.

— Когда он вырастет, мы обязательно навестим его.

— Это будет через двадцать лет… — сказала женщина. — Двадцать лет… — повторила она, и в голосе ее звучал ужас. — Мы даже не знаем, какое будет у него имя.

— Я знаю, — сказал мужчина. — Я вскрыл программу и посмотрел, хоть это и запрещено. Его назовут Троем.

— Это твое небо, Трой, — сказала женщина, отворачиваясь от колыбели. На лице ее застыла гримаса невыносимого страдания.


Они умчались ввысь на огненном столбе. Красный инверсионный след на небе — словно кровоточащая царапина на розовой плоти небосвода.


Металлический дом стоял на вершине горы.

Внутри было тепло, чисто и светло.

Длинная череда кроваток выстроилась вдоль стен. В каждой лежал малыш. В самой крайней лежал маленький Трой. Он улыбался — ему было здесь хорошо…

Пришло время завтракать. Тихо загудели механизмы. Автоматические няни согрели до нужной температуры молоко, обработали соски ультрафиолетом, осторожно поднесли теплые бутылочки в каждую колыбель…

А потом, когда завтрак закончился, свет померк, и тихая баюкающая музыка заполнила просторную комнату. Нежный женский голос запел колыбельную:

Это твое небо, малыш,
Это небо — твоя сказка.
Твой мир ждет тебя, пока ты спишь,
Он следит, как ты ешь,
Он слышит, как ты кричишь…
Этот мир твой,
Здесь твое небо, малыш…

Оглавление

  • Старший лейтенант Зорин
  • Абсолютная бомба
  • Куда уходят герои
  • Всё самое необходимое
  • Это твоё небо, малыш…