КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411885 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150588
Пользователей - 93869

Впечатления

poplavoc про Bang: На рыдване по галактикам (Космическая фантастика)

Книга класс. Смеялся много. Есть мелкие недочеты в вычитке, но написано с большим чёрным юмором. Советую.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Фэнтези)

не знаю, почему 1,62 мега, заблокирована, скорее всего и первая и вторая книги вместе. это - сериал, "легенды пустошей". по книгам я исправил, а эту - только снести. и заблокирована, и вне сериала. коммент для читателей, шоб знали.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Его княгиня (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AlexKust про Дебров: Звездный странник-2. Тропы миров (Альтернативная история)

Не дописана еще книга

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).

Вызов. Книга 1 (fb2)

- Вызов. Книга 1 (а.с. Вызов-1) 2.18 Мб, 621с. (скачать fb2) - Владимир Сударев

Настройки текста:



Vladmir Вызов

Книга 1



Пролог


Несмотря на то, что большую часть своей жизни Анюта прожила в военных городках, праздник двадцать третьего февраля, она не любила. Даже не из-за того, что с детских лет педагоги заставляли поздравлять с днем защитника отечества не причастных к этому людей.

В этот день погибла мама. Она шла с дежурства в больнице и ее сбил водитель, не справившийся с управлением. Машину выбросило на тротуар после заноса на нечищеной улице. Сейчас она понимала, что тот парень стал такой же жертвой как мама, но тогда когда ей было пятнадцать лет, она готова была порвать его на куски.

Вот так они остались втроем. Отец, она и брат Ванька, которому исполнилось тогда девять лет. Отец, майор Сашка, как его звали друзья, продолжал службу, лишь попросил перевод. Командир дивизиона, где он служил зам по техом, помог другу и вскоре они переехали в Новосибирск в Севастопольский полк.

Два года пролетели незаметно, и желание Ани поступить в НГТУ если и удивил отца, то он благополучно скрыл это от дочери. А выбранная специальность Эксплуатация транспортно-технологических машин и комплексов лишь заставила пожать плечами.

Отец прекрасно знал, что дочь сможет работать по этой специальности, она любила копаться с техникой.

Не смотря на низкий рост, всего метр шестьдесят пять, Аня была очень подвижна и ничего не боялась. Отличный результат экзаменов и не популярная специальность, позволили ей учиться бесплатно. Группа подобралась интересная и дружная. Из семнадцати человек, двенадцать были парнями, отслужившими в армии. В первый день занятий, оказалось, что она единственная девушка среди шестнадцати парней. Не доставая своей головой некоторым парням до груди, она не комплексовала, а заявляла, чем больше шкаф, тем громче он падает.

В группе оказался Радик Зарипов, отслуживший два года в танковом батальоне Севастопольского полка и много раз видевший Анюту, когда она приносила отцу тормозки в парк боевых машин. Саня Воронин, ее отец, был известной личностью в среде механиков-водителей и водителей, он никогда не отказывал в помощи. Главным его недостатком было то, что он мог сутками не вылазить из мастерской, восстанавливая ту или иную технику.

Радик рассказал остальным парням об Анином отце и в итоге ее мало кто решался обидеть. Правда она и сама могла за себя постоять.

Анюте оставался год учебы, когда отца перевели на новое место службы. Полк, в связи с реорганизацией армии, ликвидировали, а отца перевели в тридцать пятую бригаду. Год пришлось снимать квартиру, но Аня справилась и благополучно доучилась.

Защитив диплом, Анюта приехала в город Алейск, где дислоцировалась тридцать пятая бригада. За год она была здесь пару раз зимой и теперь первый раз летом. Такого военного городка она еще не видела. Зимой этого было не заметно, а летом складывалось впечатление, что по улицам городка каждый день гоняют танки. Картину дополняли лужи, перекрывавшие проезжую часть после ночного дождя. В трехкомнатной квартире, располагавшейся в доме сталинской постройки, никого не оказалось.

Вызвав Ваньку по телефону, она осталась ждать на площадке, не хотелось таскаться с сумками «мечта оккупанта», заполненными ее вещами.

С поиском работы не заладилось. Специалистов с ее образованием в Алейске не требовалось, от слова вообще. Ближайшая вакансия была в Новоалтайске.

Встреченный в магазине, Сашка Панкратов, учившийся вместе с Анютой, и приехавший в гости к родственникам, предложил работу на станции техобслуживания, принадлежавшей его дядьке.

Устроившись к Санькиному дядьке, Анюта еще ни разу не пожалела. Зарплата ее устраивала, а копаться в автомобильных потрохах она любила. Даже дежурства эвакуатора, что выпадали раз в шесть дней, не особо напрягали. Машина была практически новой, и, в редкие случаи выездов на место эвакуации машин, проблем не возникало. Коллектив мастерской был дружным, мужики, оценившие ее навык ремонтника в первую неделю, относились к ней ровно. Единственной проблемой было их нежелание дежурить в праздники. Но Аня выбила себе отдых на новый год и восьмое марта. В остальные праздники она не возражала и поработать.


1

Сегодня двадцать третьего февраля она сменила Филипыча. Собственно скучать Аня не собиралась. Одев, рабочий комбинезон, собственноручно перешитый из танкового комбинезона, Аня занялась ремонтом русского француза по кличке «Рено». Дастер категорически не хотел заводиться. Аня уже пообедала когда зазвонил экстренный телефон. Вытерев руки ветошью, она взяла трубку.

— Здравствуйте, СТО у Михалыча, — произнесла она в трубку.

— У меня машина заглохла и не заводится, — раздался в трубке девичий голос.

— Где вы находитесь? — спросила Аня.

— Я на дороге нахожусь.

— А по конкретней, — Аня взглянула на табло уличного термометра, показывавшего сорок один градус.

— Я выехала из Уржума в Усть-Калманку, километров пятнадцать отъехала от деревни.

— Ждите, минут через сорок подъедем, — Аня глянула на карту ближайших дорог и прикинула расстояние.

Отключив абонента, Аня позвонила дежурному МЧС.

— СТО у Михалыча, поступил вызов с трассы К-18, - доложила она, едва дежурный взял трубку.

— Анюта, почему-то я не удивлен, что сегодня дежуришь ты, — раздался голос Ромки Зинчука, не терявшего надежды познакомиться с Аней телами.

— Ромик, некогда болтать, там человек замерзает, — у Ани не было настроения балакать по телефону.

— Вызов, записал, ты справишься?

— Конечно, тут ехать полчаса, — усмехнулась Аня и положила трубку.

Быстро переодевшись, Аня положила на спальник машины термос с горячим чаем, завела двигатель и открыла большие ворота. Немного прогрев двигатель, она выгнала машину на улицу и поспешила закрыть бокс, пока мороз окончательно не выстудил помещение.

Забравшись в кабину, Аня отрегулировала водительское кресло и тронулась в путь. Не торопясь, она выехала из города на трассу и прибавила скорости. Пустая трасса позволяла разогнать машину до предела, но Аня разогнала ее лишь до сотни. Без груза в кузове, да еще на зимней дороге, разгоняться быстрее было безумием.

Двигатель ровно рычал под капотом, вокруг было ни души, не встречных ни попутных машин. Легкий туман в низинах заставлял сбавлять скорость, но несмотря на это Ане нравилось ехать на эвакуаторе. В легковой машине сидишь почти на асфальте, а здесь обзор был гораздо лучше.

Ей вообще нравилось ездить на грузовых машинах, но это не значит, что она хотела бы работать водителем. Крутить баранку изо дня в день… Брр. Это не ее. Одно дело проехаться раз другой в месяц, но не каждый день.

Миновав Уржум, Аня начала всматриваться вдаль, пытаясь высмотреть искомую машину. Наконец показалось постороннее пятно на белой дороге.

Вокруг красной Toyota Passo нарезала круги высокая девушка в короткой норковой шубке. Проехав немного за машину, Аня остановилась и выпрыгнула на дорогу. Посмотрев на девушку, которую колотило не по-детски, она скомандовала.

— Забирайся в кабину, там тепло.

Не заставляя себя уговаривать девушка попыталась открыть пассажирскую дверь, но что-то у нее не получалось. Открыв дверь, Аня надела перчатки и занялась эвакуацией Тойоты. Нужно было поспешать пока не замерзла гидравлика. Опустив пандус и подготовив кузов, Аня прицепила к манипулятору краба с мягкими стропами, выдвинула его и зацепила концы строп за отверстия дисков. Не торопясь, Аня погрузила и закрепила машину в кузове. Привела эвакуатор в транспортное положение и забралась в кабину. Не смотря на теплую одежду и перчатки, замерзла она прилично.

— Лезь в спальник и снимай обувь, — скомандовала Аня, сняв перчатки и грея руки над воздуховодом.

— Ннне могу, — расплакалась девушка забравшись на спальник.

Зная, что при отходняке ноги опухнут Аня развернулась и сняла с девушки сапожки, расстегнув белую от инея молнию. Девушку трясло несмотря на тепло кабины. Увидев термос, Аня решила, что горячий чай не помешает. Налив в кружку термоса чай, она подала девушке.

— Спппа…сибо, — простучала зубами девушка.

— Пожалуйста, — ответила Аня, открыв бардачок в поисках стакана и отметила про себя что машина оборудована, — ты зачем в такой мороз поперлась?

— Ппрадеда поздравляла, — ответила девушка, между глотками чая, — он у нас фронтовик.

— Тебя куда везти? — спросила Аня, грея ладони горячим чаем.

— В Усть-Калманку, мне завтра на работу.

— Понятно, — протянула Анюта, — ты как душу согрела?

— Почти, — улыбнулась девушка и ойкнула от лопнувшей губы.

— Давай, пока я греюсь, мы тебя оформим, — предложила Аня, сделав очередной глоток чая, она достала эвакуационный журнал и вопросительно посмотрела на девушку.

— Ксения Михайловна Сергеева, — представилась девушка, правильно поняв взгляд Ани, — прописана по улице Ленина дом тридцать квартира четыре, с родителями еще живу.

— Годится, — произнесла Аня, считая, что в таком состоянии девушка врать не будет.

Отложив журнал на панель приборов, Аня набрала номер дежурного МЧС, достав свой телефон из внутреннего кармашка.

— Привет Анюта, — раздался голос Ромки, — как дела?

— Дела у прокурора Ромик, а у нас так, делишки, — улыбнулась Аня, — записывай, — Ксения Михайловна Сергеева, прописка Усть-Калманка, улица Ленина дом тридцать квартира четыре. До Калманки ближе чем до Алейска, повезу девушку домой.

— Готово, — отозвался Ромка, и добавил, — а девушка хоть красивая?

— У… — протянула Аня, подмигнув Ксюше, — ноги у…, талия вах…, пальчики оближешь.

— Везет тебе… — вздохнул Ромка, — с такой красивой девушкой…

— Дурак ты Рома, — рассмеялась Аня, — и мысли у тебя дурные.

Ксюша, слушая треп двух друзей начала улыбаться, отходя от холода улицы.

— Ань, не забудь заехать в местную больничку, для освидетельствования твоей клиентки, я им скину заказ, так, что будут ждать.

— Ладно, давай, как приеду домой отзвонюсь, — произнесла Аня и отключила связь.

Увидев заинтересованный взгляд Ксюши, Анюта хмыкнула, убирая в бардачок пустой стакан.

— Не, Ромка просто хороший знакомый, — произнесла Аня, плавно стронув машину с места, — не готова я еще, не нагулялась, не разбила сад, не разметила фундамент.

— Брр, — мотнула головой Ксюша, — а причем сад и фундамент?

— Ну ты подруга наверное плохо училась! — рассмеялась Аня, разгоняя машину.

— С отличием закончила Барнаульский пед, — с некоторой обидой в голосе ответила Ксения.

— Объясняю для учителей, — усмехнулась Аня.

— Что должен сделать в своей жизни мужчина? — обернувшись к Ксюше, поинтересовалась Аня и сама ответила, — мужчина должен построить дом, посадить дерево и родить сына.

— Где мужчина будет садить дерево как не в саду женщины? — продолжила Аня, — и для строительства дома нужен фундамент. А кто его лучше сделает чем мы? Про сына я уже и не заикаюсь.

— Ха, ха, ха, — рассмеялась Ксюша, и ойкнула от трещины на губе.

— На, помажь, — Аня достала из кармана маленький пузырек с лечебным кремом и подала девушке.

— Спасибо, — выдохнула Ксюша взяв в руку пузырек с кремом.

Белая дорога плавно укладывалась под колеса машины, Аня не напрягаясь успевала рулить и общаться с девушкой. Дорога спускалась в очередной лог, покрытый плотным туманом. Сбросив скорость, Аня переключила передачу, не желая насиловать двигатель на предельных оборотах.

Дымка над дорогой уплотнилась до такой степени, что левая обочина пропала из вида. Правую обочину еще можно было с трудом разглядеть, но буквально в трех метрах туман скрывал все.

Машина кралась со скоростью не более десяти километров в час когда Аня почувствовала резкое понижение. Действуя на автомате, она заглушила дизель и уперлась обоими ногами в педаль тормоза. Машину потянуло юзом. Пришлось заводить двигатель и выворачивать в сторону низины.

Резко стало темно. Машина, проехав еще немного, остановилась. Темнота и плотный туман не давали возможности рассмотреть что-либо. Свет фар терялся в метре от машины.

Открыв дверь, Аня замерла и посмотрела на Ксюшу, задремавшую на спальнике. За дверью колыхалась высокая трава.

Осторожно спустившись на землю, Аня пошла вдоль машины. Трава доходила ей до груди, а от дороги не было даже следа. Обойдя машину сзади, Аня увидела пятиметровую колею, резко обрывавшуюся в стене травы.

Вернувшись в кабину, Аня заглушила двигатель.

— Что случилось? — спросила, проснувшаяся от тишины, Ксюша.

— Не знаю, — выдохнула Аня, — но не видно ничего. Двигайся, будем спать.

Заблокировав обе двери, Аня достала из под сиденья балонник, положила его на край спальника, разулась, выключила освещение и забралась к Ксюше.

— Ты собираешься спать? — шепотом спросила Ксюша.

— Ага, — ответила Аня, — и тебе советую. Все равно ничего не видно.

Под шелест травы Аня заснула, не помешала ворочавшаяся Ксюша и жестковатый матрас спальника.


2

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Данная система с планетой класса А+ была картографирована еще двести лет назад, незадолго до последнего нашествия арахнидов. Но из-за своей удаленности от населенных миров не обживалась и не исследовалась. Шутка ли полгода полета от ближайшей населенной планеты фронтира и еще столько же до границ антранской империи. Даже пираты не забирались так далеко. Да собственно делать им тут было совершенно нечего ввиду полного отсутствия добычи.

Археологи «Наследия» оказались в этой системе совсем не случайно. Где-то два с половиной года назад в картографическом центре приняли на работу стажерами двух лаборантов, ребята оказались жутко невезучими. За первую декаду они умудрились вывести из строя четыре довольно дорогих прибора. От мести техников, которым пришлось в срочном порядке восстанавливать приборы, спасло направление парней в архив, где что-либо сломать было практически невозможно.

Перебирая кристаллы с результатами исследований, и изредка просматривая некоторые из них от скуки, парни обратили внимание на непонятные развалины. Дальше дело закрутилось. Координатор центра не поленился и просмотрел записи нескольких разведзондов, делавших съемку четвертой от звезды планеты. Сомнений в древности сооружений у него не возникло, и информация попала в «Наследие».

В жуткой тайне экспедиция готовилась больше года, год ушел на дорогу и вот уже четвертый месяц новейший дальний рейдер болтался на орбите четвертой планеты с минимальным экипажем из пилота и техника, а остальные занимались раскопками. Конечно, экипаж раскопками не занимался, но кто-то же должен обеспечивать безопасность работ, да и о прерывании пустотного стажа не стоит забывать.

Развалины древнего города находились в степной зоне планеты, но на расстоянии получаса лета на флаера протекала река, где и был разбит научный лагерь. Можно было бы разбить лагерь и вблизи развалин, оборудование это позволяло, но ученые сами предложили подобный вариант. Площадь развалин в две сотни квадратных километров все равно предполагала использование транспорта.

Особо опасных животных и растений обнаружено не было, и команда рейдера отдыхала, изредка выбираясь в развалины развлечься, используя имитаторы стрельбы.

Мазак Гап, начальник научной части экспедиции тоскливо рассматривал результаты орбитального сканирования развалин. В том, что этот город разрушен почти десять тысяч лет назад он был уверен, но слишком много нужно было исследовать за оставшееся время. Находки, конечно, были, но непонятные кристаллы и шары различного диаметра это не то, для чего стоило отправляться в такой дальний путь. Хотелось чего-то более существенного. В полостях под строениями попадался лишь различный хлам, а углубиться вглубь катакомб мешала пропадавшая на глубине пяти метров связь. Дроиды, спускавшиеся на нижние уровни, попросту замирали, достигнув определенной глубины.

Вернуть оборудование получалось достаточно легко. Хватало вытянуть дроида за трос на несколько метров назад. Проведенные тестирования дроидов не показывали каких-либо повреждений. Десантники, спускавшиеся за первым из дроидов, доложили, что все гораздо хуже. Там где дроид замирал, отказывала любая электроника, включая и нейросеть. При возвращении парней отправили на рейдер, где обследование в медкапсуле не выявило повреждений.

Последний месяц экспедиция медленно двигалась от центра к окраине развалин, все больше увеличивая количество найденных кристаллов и шаров. Чего-либо похожего на технику найдено не было.

Прошедший ночью дождь с грозой особых проблем не вызвал, но намекал на возможную длительную непогоду, что не прибавит скорости в исследованиях.

Сигнал планшета отвлек Мазака от раздумий, его ассистент Ник Орген пытался выйти с ним на связь.

— Шеф, — заговорил Ник, едва Мазак включил планшет на прием, — мы, кажется, нашли место, в которое бьют молнии.

Обведя вокруг себя видеодетектором Ник показал площадку диаметром метров сто. Поверхность площадки была идеально ровной и лишена даже намеков на пыль или мусор.

— Пробы брать пытались? — поинтересовался Мазак.

— Пробовали, но бестолку, лазерный резак дроида поверхность площадки просто поглощает, даже не нагреваясь. Десантники жахнули из плазмомета, результат такой же.

— Ник, включи маяк, я сейчас к вам вылечу, — попросил Мазак и отключил связь.

Непонятная плита здорово заинтриговала ученого, и, не откладывая в долгий ящик, он устремился из жилого модуля на площадку для флаеров.


3

Проснулась Аня от того что было жарко. Открыв глаза, она увидела, что уже светает. Выпрыгнув из кабины, Аня прошла за нее, и, пристроившись на колее, сделала свои утренние дела. На улице было достаточно тепло, но роса на траве присутствовала. Поводив ладонями по траве, она протерла мокрыми ладошками лицо.

Стянув с себя свитер, Аня осталась в футболке. Вернувшись в кабину, она достала из кармана куртки свой сотовый телефон. Дисплей показывал три часа ночи и отсутствие сети.

На спальнике зашевелилась Ксюша.

— Сколько времени? — поинтересовалась она, разглядывая бескрайнее море травы за лобовым стеклом.

— Три часа ночи, — ответила Аня.

— А… — хотела задать очередной вопрос девушка.

— А еще за бортом лето и нет сети, — перебила ее Аня.

— Елы-палы, и как мне попасть на работу? — сев на спальнике, прошептала Ксюша, одевая свои сапожки.

— Шубу не одевай, там, в кофте жарко, — посоветовала Аня, заметив попытку девушки надеть шубку.

Решив, что стоять в степи глупо, Аня вылезла из кабины. Забралась в кузов, и придерживаясь за манипулятор перелезла на крышу кабины.

Сверху открывался вид на бескрайнюю степь. Лишь несколько правее положения машины над травой виднелось какое-то темное образование. Дымка легкого тумана мешала точно определить, что именно там находится, но точно не степь. Прикинув направление, Аня спустилась в кузов.

— Ну и куда нам ехать? — поинтересовалась Ксюша от заднего борта.

— Туда, — махнула рукой Аня.

— Достань пожалуйста из багажника спортивную сумку, — попросила Ксюша.

— Запросто, ты только клацни брелоком.

— Я не закрывала.

Открыв багажник, Аня, среди различных пакетов с деревенскими гостинцами, заметила средних размеров спортивную сумку. Осторожно вытащив ее за ремень, она подала ее через борт и закрыла багажник.

— Хочу переобуться, — пояснила Ксюша, когда она спрыгнула на землю, — в сапожках ноги давит, а в кроссовках будет в самый раз.

— Везет, — вздохнула Аня, — мне кроме сланцев Филипыча переобуться не во что.

Дождавшись пока девушка переобуется и залезет в кабину, Аня завела дизель, немного прогрела его и плавно тронула машину. Повернув машину в нужную сторону, Аня старалась выдерживать выбранное направление. Опасаясь ям и кочек, незаметных в высокой траве, Аня держала скорость чуть больше двадцати километров в час. Полчаса прошли в молчании. Наконец над травой показались какие-то строения.

— Что это? — поинтересовалась Ксюша.

— Доедем, узнаем, — пожала плечами Аня.

До цели они доехали быстрее, чем ожидала Аня. Только перед машиной до горизонта располагались развалины города. Не рискуя заезжать на машине, Аня заглушила двигатель и спрыгнула на землю.

— Можно с тобой, — спросила Ксюша.

— Вдвоем веселей, — согласилась Аня.

Осторожно двигаясь по довольно широкой улице, девушки рассматривали развалины вокруг, больше похожих на разрушенные склады, чем на остатки жилья. Аня несколько раз подходила к обломкам и пыталась рукой отколупнуть кусочек материала стен. Материал не крошился и не походил ни на что известное.

Заметив несколько строений образовывавших нечто вроде дворика с небольшим бассейном в центре, Аня направила свои стопы туда. В полуметровой глубины бассейне виднелась чистая на вид вода. А вокруг зияли пустыми проемами длинные боксы, напомнившие Ани своими размерами парк боевых машин. Обломков на территории этого дворика было минимальное количество, бросалось в глаза другое, полное отсутствие травы, словно кто-то до сих пор занимался уборкой ее из мелких трещин и других неровностей.

— Давай перегоним машину в бокс, — предложила Аня, осмотрев пару боксов и забраковав первый от входа.

— Зачем? — коротко прошептала Ксюша.

— В бассейне есть вода, — пояснила свою мысль Аня.

— Да… — протянула Ксюша, мечтательно, — сейчас бы искупаться.

— Нам пить нечего, — вздохнула Аня.

— У меня в машине есть начатая полторашка минералки, — вспомнила Ксюша, облизав губы.

Загнав машину в выбранный бокс, в котором было прохладнее, чем на улице, Аня открыла термос и разделила по двум стаканам остатки теплого чая.

— Ой, а у меня пирожки есть, дедова соседка угостила, — вспомнила Ксюша, поставила стакан на приборную панель и выпрыгнула из кабины.

— Помоги, пожалуйста, — попросила она через минуту из кузова.

Аня усмехнулась, вспомнив, что так и не представилась девушке. Поставила стакан на панель и пошла помогать.

Среди пакетов принятых от Ксюши оказались не только пирожки, но и пара десятков яиц, булка круглого хлеба и довольно приличный кусок копченого сала.

— Меня Аней зовут, — представилась Аня, спрыгнувшей на землю девушке.

— Ксюша, — девушка сделала подобие книксена и улыбнулась.

Четыре пирожка с капустой и такое же количество пирожков с картошкой были поделены поровну и исчезли в желудках в один момент.

Заметив взгляды Ксюши на сало, Аня вздохнула.

— Сала сейчас не будет, оставим на ужин.

— Да знаю я, — вздохнула Ксюша, — но оно так пахнет… слюна сама выделяется.

— Ладно, Ксюша-Хохлуша, пошли, осмотрим остальные боксы, — Аня сама сглотнула слюну.

— А! Вижу, что и ты от сала не откажешься, — рассмеялась Ксюша выпрыгивая из кабины.

Осмотр бокса где стояла машина не принес особых находок. Несколько разноцветных кристаллов и с десяток шаров диаметром от бильярдного до футбольного мяча. Кристаллы и наименьшие шары Аня складывала в пакет из под пирожков, а шары большего размера откатывали к дальней от въезда стене.

— Странные какие-то люди здесь были, — произнесла Аня, разглядывая лестничный марш, уходивший вниз, — ни одного, даже сломанного ключа не оставили.

— Почему ты считаещь, что тут должны быть гаечные ключи? — поинтересовалась Ксюша, своим телефоном переведенным в режим фонарика, светя в темноту проема.

— Ну вот чувствую я, что здесь была или автобаза или парк боевых машин, — а мужики, особенно солдаты, просто обязаны после себя оставить сломанные ключи. Ведь не зря говорят: «Сила есть, ума не надо».

— Почему не люблю, — пожала плечами Аня, — среди них попадаются неплохие экземпляры, но только по одиночке. Если их собирается больше трех, то жди пакости. В лучшем случае напьются и будут сидеть, вспоминая как служили в армии.

— Женщины не лучше, — заметила Ксюша, — вечный разговор о тряпках или кто из них и как рожал.

— Ха, ха, нам пока это не грозит, — рассмеялась Аня и направилась к машине.

— Почему? — поинтересовалась Ксюша, выключив фонарик.

— Отсутствуют, потому что, — выдохнула Аня.

Открыв инструментальный ящик, висевший под кузовом со стороны водительской двери, она что-то там начала искать, бурча себе под нос.

— Во, — довольная, она достала блестящую коробочку и показала заинтересованной Ксюше, — сейчас заправлю соляркой и пойдем смотреть что находится в подвале.

— А что это?

— Ну вообще-то это керогаз Филипыча, но его прекрасно можно использовать вместо фонаря.

— Не проще использовать фонарик? У меня в машине есть хороший на светодиодах.

— Ух ты! Какие ты слова знаешь, — улыбнулась Аня.

— Зря ты, — немного обиженно произнесла Ксюша, — все же я закончила институт по специальности учитель физики.

— Извиняюсь, — Аня несколько картинно склонила голову.

Раскрыв коробочку, она открутила крышечку и через маленькую воронку заливала солярку из наполовину пустой пластиковой канистры.

— Но как учитель физики ты должна знать без чего нет горения, — добавила она закручивая пробку на канистре.

— Извини, сразу не сообразила, что в подвале может быть газ тяжелее воздуха.

— Пойдем? — Аня привела керогаз в рабочее положение, при помощи зажигалки проверила его работоспособность и посмотрела на Ксюшу.

— Пойдем, — кивнула головой Ксюша, — не хочешь взять с собой какое-нибудь оружие?

— Так нет его, — усмехнулась Аня, — если хочешь, можешь взять малый ломик.

Аня вытащила из крепления под бортом метровой длинны ломик с лопатками с обеих сторон.

— Давай, — согласилась Ксюша, — а то я темноты боюсь.

Спуск на один уровень прошел без приключений, лестница уходила дальше, но дверной проем расположенный на площадке манил своим наличием. Керогаз давал достаточно света, позволяя рассматривать стены и потолок.

Войдя в помещение первого уровня, девушки замерли на некоторое время, рассматривая уходившие в темноту стены.

— А приличная высота, — выдохнула Аня, — метров десять будет.

— Больше, — прошептала Ксюша.

Аня пошла вдоль стены, заметив что-то похожее на верстак.

— Ань, смотри, — позвала Ксюша, шедшая дальше от стены.

Повернувшись на голос, Аня увидела выступавший из темноты закругленный нос какого-то устройства. Этакий квадрат размером пять на пять метров с закругленными краями.

— Да… — протянула Аня, и направилась к верстаку, решив начать осмотр именно с него.

— Ух ты! — восторженно выдохнула Ксюша, заставив обратить на себя внимание.

На полу возле верстака она обнаружила широкий браслет, больше похожий на наруч. Повертев его в руках и сдув с него пыль, Ксюша примерила его на правую руку. Щелкнув замком браслет зафиксировался на руке.

— Ань смотри на столе лежат еще три браслета, два тебе и один мне, — Ксюша не дав что-либо возразить защелкнула второй браслет на левую руку, а два браслета на руки Ани.

— Красота… — протянула Ксюша, разглядывая свои браслеты при свете керогаза, — пойдем наверх, хочется посмотреть при свете дня.

— Пошли, заодно и перекусим, — согласилась Аня, чувствуя желание ЖРАТЬ.


4

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Целый день вся научная группа не отходила от загадочной плиты, но понимания ее назначения так и не возникло. Уже вечером решили разместить вокруг площадки контур наблюдения, и, в наступавших сумерках полетели на базу. При подлете к площадке для стоянки флаеров начался небольшой дождь. В ожидании грозы один из ассистентов разместился возле приборов контроля, а остальные разбрелись по своим домикам.

Чувствуя приличный голод Мазак, вошел в свой домик, принял душ, надел свежий комбинезон, и, заказав у кухонного автомата ужин, сел неторопливо его поглощать.

Вызов с рейдера застал его за питьем тоника.

— Что случилось? — спросил он вахтенного пилота, когда на планшете появилось озадаченное лицо Корда.

— В систему вошли три улья архов, от них уже отделились с десяток крейсеров, — доложил Корд.

— Чем они занимаются? — озабоченно спросил Мазак, потирая свою щеку.

— Ульи рассредоточиваются за орбитой девятой планеты, а крейсера летят в нашу сторону. Если ничего не изменится, они будут на орбите планеты через шесть часов.

— Я так понимаю, что удрать не дадут?

— Уже сейчас ульи перекрыли пятьдесят процентов возможных векторов ухода в гипер.

— Предлагаю вам спрятаться в астероидном поясе, там запредельное количество металлов, архи вас не найдут.

— Они не найдут рейдер, но легко засекут нас.

— Тогда остается только один вариант, сажать рейдер на спутник планеты, включать консервацию и на боте уходить к нам.

— А если архи отстреляются по рейдеру?

— Ну что ж, — вздохнул Мазак, — будем ремонтироваться.

— Хорошо, — кивнул Корд, — я отправляю Велу грузить в средний бот всех инженерных и технических дроидов, а сам проведу посадку в каком-либо укромном месте.

— До встречи, — попрощался Мазак.

— Ага, бывайте, — произнес Корд и отключил связь.

— Бонз, — вызвал Мазак командира десантников.

— На связи, — практически сразу ответил лейтенант.

— К планете приближаются крейсера архов, проследи, чтобы на улице не было света. Не стоит привлекать к себе лишнего внимания.

— Что с рейдером? — поинтересовался Бонз.

— Мы решили спрятать его на спутнике, а Корд и Вела грузят в средний бот всех инженерных и технических дроидов и садятся у нас.

— Правильно, я посажу кого-нибудь из бойцов на посадочной площадке. Поморгают прожектором при заходе на посадку.

— Согласен, — кивнул головой Мазак и отключил связь.

Едва Мазак отключил связь, как планшет вновь завибрировал.

На этот раз связаться с ним хотел дежурный ассистент.

— Что у тебя? — поинтересовался Мазак, включив планшет.

— Молнии непрерывно бьют по площадке, — доложил ассистент, — от статики вышли из строя все ближайшие датчики, но средние и дальние передают отличную картинку.

— Ну и? — прервал восторженное славословие Мазак.

— Так я и говорю, — ассистент, похоже, не обиделся, — молнии бьют в центр площадки, а с ее краев вверх уходят пучки излучения.

— Тип излучения? — заинтересовался Мазак.

— Увы, широкополосные датчики стояли слишком близко, те, что остались, передают лишь температуру и видео. В центре пучков они фиксируют температуру более двадцати тысяч градусов, но это же не возможно! За границей площадки температура не превышает атмосферный фон.

— Тщательней фиксируйте, завтра будем разбираться, на свежую голову, — Мазак выключил планшет, предчувствуя, если он этого не сделает, ночью ему спать не дадут.


5

Поднявшись к машине, Аня отметила, что вечереет. На улице накрапывал дождь. Выключив керогаз, она положила его на место в инструментальном ящике.

— Эх, жалко котелка нет, можно было бы чайку забабахать, — вздохнула Аня и посмотрела на Ксюшу, пытавшуюся зафиксировать свое оружие в пазах.

— Давай помогу, я вначале тоже не могла правильно зафиксировать, — Аня взяла ломик, и одним движением вставила его в пазы.

— Руки бы помыть, — Ксюша вздохнула, посмотрев на свои ладони.

— Допустим сейчас это не проблема, — Аня положила пакет с кристаллами и шарами и направилась к дверному проему, возле которого с крыши бежала тоненькая струйка воды.

— Туплю я, да? — грустно спросила Ксюша, следуя за Аней.

— Нет, просто ты домашняя девочка, — пожала плечами Аня, и начала мыть руки и лицо под струйкой воды.

— А ты? — поинтересовалась Ксюша, в свою очередь, подойдя к струйке.

— А я дочь офицера, — выдохнула Аня, с трудом держа себя в руках.

— Моими любимыми игрушками были танки и самоходки, не игрушечные, а настоящие, — добавила она и улыбнулась, справившись со своими эмоциями.

— И тебя к ним подпускали? — удивилась Ксюша, перестав умываться, она восторженно смотрела на Аню.

— Солдаты пропускали всегда, а папа частенько прописывал ремня, — Аня потерла ладонью свой зад, вспоминая, сколько раз он был бит.

— Пошли ужинать, — предложила она Ксюше.

— Пошли, — согласилась та.

Ужинали они копченым салом со свежим хлебом и запивали все это минералкой. Пока они ели за окном машины совсем стемнело, а где-то далеко даже гремела гроза и сверкали молнии.

— Странное какое-то место ни людей, ни животных, — высказала свое наблюдение Ксюша, собирая в пакет хлеб и сало.

— Насчет людей согласна, такое чувство, что их здесь уже давно нет. А животные есть, пока ехали по степи, я видела вдалеке стада и мелочь всякая от колес ломилась. Что за стада я не приглядывалась, а мелочь в такой высокой траве попробуй, разгляди.

— Все же куда нас занесло? — Ксюша положила пакеты на панель приборов и посмотрела на пустую бутылку из под минералки.

— Фиг его знает, — пожала плечами Аня, — похоже на южное полушарие, в Аргентине, я читала, есть похожие места, но таких развалин там точно нет. Такую плешь хорошо бы было видно с орбиты.

— Пойдем, наберем воды, — предложила Ксюша.

— Пойдем, — согласилась Аня.

На улице шел настоящий ливень, вода текла потоками, но в бокс попадали только брызги. В том месте, где они умывались, с крыши шел целый поток. Где-то хлестали молнии, и грохотал гром. От частых вспышек небо светилось белесым цветом. Несмотря на тучи полной темноты не было.

Не только набрав воды, но и сделав свои дела в углу бокса, девушки отправились спать в машину. Бокс загораживал их от молний, и они не видели всей картины бушующего электричества.

Утро встретило легким туманом и рассеянным светом, попадавшим в бокс с улицы. Аня перебралась на водительское сиденье и до хруста потянулась и сморщила нос, от футболки пахло потом и пылью. Надевать теплые штаны не хотелось, но других не было. Вздохнув Аня начала одеваться.

Спрыгнув на пол бокса, Аня слегка размялась, разгоняя кровь.

— Ты чего делаешь? — из открытой двери показалось заспанное лицо Ксюши.

— Да вот, думала сбегать за бокс.

— Подожди, я с тобой, — Ксюша завошкалась, стараясь быстрее одеться.

— Трусиха, — усмехнулась Аня.

— Да, — согласилась Ксюша, выбравшись из кабины, — но я это сознаю и пытаюсь бороться.

— И как, получается?

— Пока не очень, — грустно улыбнулась Ксюша.

Сегодняшний спуск в подвал Аня хотела посвятить поиску посуды. Уже спустившись в подвал Ксюша вспомнила про браслеты. Они сидели на руке так удобно, что совсем не ощущались. Попытавшись снять сначала один, а затем и другой браслет, Ксюша два раза ойкнула и пожаловалась.

— Ань, браслеты колются и не снимаются.

Попробовав снять свои браслеты, Аня получила по уколу от каждого, но застежка не сработала.

— Не парься, — успокоила она Ксюшу, — в инструментальном ящике есть ножовка по металлу.

— Зачем мне ножовка? — удивленно спросила Ксюша.

— Будешь как узник подземелий пилить свои кандалы.

— Да ну тебя, — махнула рукой Ксюша, — мне они нравятся и совсем не мешают.

— Пошли смотреть штукенцию, что стоит возле верстака, — предложила Аня.

— Пошли, — согласилась Ксюша.

Девушки направились к непонятному изделию неизвестных мастеров. Штукенция имела длину метров двадцать, маленькие треугольные крылышки, расположенные ближе к хвостовому оперению и большую дверь сзади. В подобный проем, Аня легко завела бы свой эвакуатор, лишь бы он вошел по длине.

— Интересно, как эта штукенция открывается? — задумчиво произнесла Аня, когда они, сделав круг, вернулись к воротине.

— Наверное, нужно приложить ладонь вот к этому месту, — Ксюша подошла и приложила ладонь к кругу, немного другого цвета, возле воротины.

— Да что ж это такое, — взвыла она отскочив в сторону, — опять укололо.

— Ну ка покажи, — попросила Аня, приблизив керогаз к пострадавшей ладони.

— Вот, видишь, даже кровь выступила, — пожаловалась Ксюша и предъявила капельку крови.

— Смотри, не истеки кровью, — посоветовала Аня, не в силах сдержать улыбку.

— Ой, — выдохнула Ксюша, смотря за спину Ане.

Аня так резко развернулась, что едва не погасила огонь. Воротина так плавно открылась, что не раздалось даже шороха, и теперь являлась пологим пандусом. Где-то внутри штукенции горел свет, выхватывая из темноты верх пандуса.

— Посмотрим? — спросила Ксюша, уже забыв свою обиду на неизвестный агрегат.

— Только если некоторые пообещают ничего не трогать руками, — рассмеялась Аня.

— Я же не специально… — попыталась оправдаться Ксюша, но подхватила смех Ани.

— Ладно, пойдем, — Аня успокоилась, отключила керогаз и перевела его в транспортное положение.

Осторожно ступая по пандусу девушки, поднялись в штукенцию. Помещение длиной десять метров освещалось слабо, но после темноты подвала, освещения хватило для осмотра. Само помещение было пустым, но вдоль обеих стен явственно виднелись двери метр на два с половиной.

Ксюша, забыв о просьбе подруги, не долго думая приложила руку к знакомому кружку и с криком отпрыгнула в сторону.

— Ну что опять, — Аня, рассматривавшая торцевую стену, и собиравшаяся поступить подобным образом с найденным проемом, подбежала к девушке.

— Тттам, — Ксюша указала рукой на подсвеченную изнутри нишу.

— Что, скафандров не видела? — поинтересовалась Аня, рассматривая скафандр больше похожий на манекен с круглой головой.

— Конечно не видела, — согласилась Ксюша, придя в себя от испуга, — где бы я их смогла увидеть? Только в кино.

— Пошли, я там дверь нашла, — предложила Аня, — а раз тебе правится открывать двери, будешь нашей открывалкой, заодно потренируешься в прыжках.

— Зачем, — удивилась Ксюша, следуя за Аней.

— Прыжки в сторону очень полезны для сохранения шкурки, а у тебя со второго раза получилось прыгнуть на четыре метра.

— Да ну тебя, — улыбнулась Ксюша и дотронулась до круга на торцевой двери.

Дверь бесшумно ушла в сторону, освободив коридор шириной метра полтора и длиной метров шасть с четырьмя закрытыми дверьми в стенах и одной в торце.

Ксюша, не долго думая, открыла ближайшую к ней дверь и глазам подруг предстала комнатка размерами немногим превышая купе поезда. Без полок и мебели но с множеством дверок в стенах. Одержимая любопытством Ксюша принялась нажимать на все круги подряд. Получила в бок, выдвинувшейся из стены полкой, но даже не подумала возмущаться.

— Ань, смотри какую обувку я нашла, тут и одежда есть, — Ксюша достала из одного из шкафчиков две пары, похожих на берцы, ботинок и два пакета с непонятной одеждой, — примерим?

Пока девушки переодевались в комбинезоны стального цвета и мерили обувку, они наржались друг над дружкой до боли в животах. Но когда все застежки оказались застегнуты, комбинезоны, висевшие на них как на вешалках, зашевелились, вызвав очередной ВИЗГ Ксюши, и ужались по фигурам. То же самое произошло с ботинками, после подгонки оказавшимися легкими и удобными.

Переложив из карманов штанов в карманы комбинезона все свои мелочи, Аня вздохнула и положила свои вещи в шкафчик, где до этого лежал ее комбинезон.

Ксюша, заметив действия подруги повторила операцию. На комбинезоне нашелся карман для керогаза, куда Аня его сразу и определила.

— Ань, смотри, — Ксюша показала свои руки.

Браслеты, непонятным образом перебрались наверх комбинезона и теперь представляли собой сложный орнамент, украшающий одежду.

— Да, — протянула Аня, — все страньше и страньше.

— Ага, — согласилась Ксюша, — пойдем дальше?


6

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Как не опасался Мазак происшествий, ночь прошла спокойно. Корд удачно замаскировал рейдер в кратере спутника и с Велой совершили посадку на площадке для флаеров за долго до подхода к окрестностям планеты крейсеров архов.

Архи к самой планете не приближались, но и удаляться к ульям не спешили. Процентов пятьдесят спутников наблюдения они уничтожили, но тех что остались хватало для некоторого контроля близлежащего пространства.

Утро не порадовало ясной погодой, похоже в данном месте наступил период дождей. Но ученые не унывали и с утра отправились на развалины. Команда рейдера по очереди дежурила в контрольном центре, наблюдая за действиями архов, но пока причин для беспокойства не было.

Искин обобщил некоторые данные по ночной грозе и Мазак погрузился в изучение графиков и заметил то на что не обратили внимания его ассистенты. За несколько секунд перед первой молнией, плита, словно став жидкой поглотила все следы на своей поверхности. А следов от обуви на площадке хватало, ведь два десятка ученых толклись на плите целый день.

— Асен, — включив планшет, обратился он к ассистенту, — когда будете уходить с площадки, набросайте на нее некоторое количество обломков, положите несколько шаров и кристаллов.

— Хорошо, — бодро откликнулся ассистент, — появилась идея?

— Да, рассматривая момент перед первой молнией, я заметил некоторые изменения в структуре площадки.

— Интересно будет посмотреть, — произнес Асен перед отключением связи.

День для экспедиции прошел вполне нормально, а ночь вновь принесла сюрпризы. Мазак уже спал когда планшет разразился сигналом экстренной связи.

— Ну что случилось? — толком не проснувшись спросил Мазак, как ему уже надоела эта связь через планшет, но связь посредством нейросети на этой планете была невозможна из-за помех.

— Архи с кем-то сцепились, — доложил Корд, дежуривший на контрольном пункте, — дальние спутники они уничтожили еще вчера, а ближние показывают лишь огонь крейсеров во внешнее пространство.

— Понятно, сообщайте если появятся новости, — Мазак зевнул и попытался заснуть.

Едва он начал проваливаться в сон, его вновь разбудил сигнал планшета.

— На связи, — борясь с зевотой произнес Мазак.

— Архи раздолбали небольшую группу аграфов или тех кто летает на их звездолетах последних поколений, — доложил Корд, — сейчас наблюдаем как крейсера добивают спасательные капсулы, движущиеся в сторону планеты. Хоть раз архи принесли пользу.

— Это да, — согласился Мазак, — только нам придется здесь сидеть пока они не уберутся.

— По времени получается, что аграфы отправились по нашим следам немного позже нас самих, — заметил Корд, — где-то в вашей организации сидит их разведчик.

— Почему не во флоте? — поинтересовался Мазак, начав одеваться.

— Во флоте знали лишь продолжительность полета, увеличенную на сорок процентов, — произнес Корд и добавил, — координаты цели мы получили только во фронтире.

— Согласен, — вздохнул Мазак, — интересно, кто работает на аграфов?

— Если бы не архи, аграфы вырезали бы экспедицию буквально за пару часов.

— Да, — согласился Мазак, — ваш рейдер хорош против пиратов, но тягаться с боевыми кораблями аграфов даже пытаться не стоит.

Некоторое время собеседники молчали. Корд контролировал показания спутников, а Мазак умывался и заказывал в кухонном автомате ранний завтрак.

— Шеф, — отвлек Мазака от еды голос Корда, — одна спасательная и одна десантная капсулы вошли в атмосферу. Спасательная капсула похоже подбита и упадет с противоположной от нас стороны развалин, а десантная целенаправленно идет к плите.

— Понял, — ответил Мазак, — сейчас летать над развалинами опасно, может зацепить молния, а с утра готовьте две усиленных штурмовыми дроидами группы.


7

В следующий отсек штукенции девушки попали без проблем, но ничего интересного там не нашли, четыре чемодана, что находились под сиденьями кресел не в счет. Выдержав целый бой с хомяком Ксюши, решили взять с собой только два чемодана которые временно оставили на верстаке.

Дальнейшее продвижение по подвалу ознаменовалось находкой металлической детали способной, по мнению Ани, послужить небольшой кастрюлькой. Конечно попадались и другие находки, но они были или непонятны или бесполезны как штук двадцать браслетов или три сотни кристаллов.

На поверхность они поднялись, когда керогаз начал гореть с перебоями. Было еще достаточно светло но дождь мог начаться в любой момент. Несмотря на усталость девушки занялись каждая своим делом. Аня готовить керогаз к варке, а Ксюша начала при помощи жидкого мыла отмывать будущую кастрюльку. Буквально через полчаса «кастрюлька» была установлена на самодельную подставку и в ней плавали десяток яиц.

Пока варились яйца, девушки занялись осмотром содержимого чемоданов. Из всего содержимого они узнали лишь два довольно больших кинжала в удобных ножнах, прекрасно прицепившихся на бедро. Комбинезон, словно был предназначен для крепления подобного кинжала.

— Да… — задумчиво протянула Аня, — остается только прилаживать вещи к похожим креплениям комбинезона, вдруг чего нужное прицепим.

Поняв эти слова как программу действий, Ксюша начала пробовать совмещать те или иные предметы из своего чемодана к Аниному комбинезону.

— Ты чего делаешь? — возмутилась она, когда одна из квадратных коробочек впиталась в комбинезон ниже ключицы.

— Ищу предметы, совпадающие по форме с рисунком комбинезона.

— А почему не на себе?

— Мне на себе плохо видно, — Ксюша прицепила вторую коробочку на вторую ключицу и показала на Анин чемодан, — вот эти коробочки цепляй мне.

Следующие полчаса девушки веселились, пытаясь прикрепить к комбинезонам те или иные предметы. В итоге в чемоданах осталось по десять одинаковых коробочек с кружочком на зеленом фоне. Аня отвлеклась и двумя верхонками сняла «кастрюльку» с керогаза и ложкой вытащила яйца прямо на пол бокса. В кипяток она высыпала немного чая, найденного в бардачке, и отключила керогаз. Ксюша, на пару минут предоставленная себе не удержалась и нажала пальцем на кружочек. Хорошо что коробочка лежала на полу бокса. Минуту ничего не происходило, но стоило Ксюше отвлечься как она зашипела и увеличилась в двое.

— По-моему ты делаешь успехи и побила предыдущий свой рекорд по прыжкам в сторону, — рассмеялась Аня, заметившая грациозный прыжок подруги из положения, сидя на корточках.

— А чего она шипеть начала, — обиженно, пробурчала Ксюша, осторожно приближаясь к коробочке, с которой наполовину слетела крышка.

— Ух, ты, Ань в коробочке горячая каша, — восторженно воскликнула она, почувствовав приятный запах и видя пар, исходящий от каши.

Каша была уничтожена за пару минут, не смотря на одну ложку и отсутствие стола. Решив продолжить ужин в кабине, девушки убрали следы готовки. Ксюша собрала вареные яйца в один чемодан, а все коробочки с кашей в другой. Аня перелила чай из «кастрюльки» в термос, ополоснула ее из бутылки и прибрала вместе с керогазом в инструментальный ящик. Начавшийся дождь позволил помыть руки, умыться и восполнить запас воды.

Расположившись в кабине, девушки повторили открывание коробки с кашей. Теперь к ней был хлеб, сало и яйца.

— Царский ужин, — заявила Аня, наевшаяся в первый раз, с тех пор как они попали в это странное место.

— Ага, — с блуждающей улыбкой согласилась Ксюша, ее глаза закрывались помимо воли.

— Так, не спать подруга, — повысила голос Аня.

— Я не сплю, — Ксюша вздрогнула, открыла глаза и посмотрела на Аню.

— Ну да, ты просто медленно моргаешь, пошли умываться.

Ксюша, молча, вздохнула и последовала за Аней. Минут за десять сделав все вечерние дела, девушки вернулись в кабину. Разувшись, решили не снимать комбинезоны, боясь спросонья попросту их не одеть.

Аня уснула, едва коснувшись головой матраса. Среди ночи еще начали беспокоить два голоса, бурчавшие что-то о невозможности к чему-то подключиться.

— А ну, цыть Глюки, — мысленно приказала она, считая, что ей снится сон.

— Мы не Глюки, — донеслось до нее, — мы инженерные искины.

— Во-первых, я лучше знаю, кто вы, а во-вторых, зачем вы спать мне не даете?

— Мы не можем подключиться к твоему симбионту, для нашей синхронизации.

— Какой нахрен симбионт! — возмутилась Аня, — нет у меня симбионта, я даже не представляю что это такое.

— А как нам быть?

— Валить на все четыре стороны и не мешать, мне спать.

— Мы не можем.

— Это почему?

— Во-первых, нас двое и на четыре части мы поделиться не можем, а во-вторых, ты привязала нас кровью к своему ДНК, теперь без тебя мы погибнем.

— Тем более дайте мне поспать, все равно ночью я не пойду вам искать симбионт.

— Не нам, а тебе…

— Так, цыц. Я спать. Будить только в случае стихийного бедствия или нападения.

— А…

— Я сплю!

Как спалось Ксюше Аня не знала, но утром, разбуженная криками Глюков о приближении к боксу неопознанных существ, она увидела ошалевшее выражение лица у подруги и мстительно усмехнулась.

— Рота подъем, эвакуация, — буркнула Аня, скатившись со спальника.

Ксюша, без лишних вопросов, плюхнулась на второе сиденье и занялась одеванием обуви.

Выпрыгнув из кабины, Аня взяла в одну руку чемодан с кашей, а во вторую термос, посоветовала Ксюше.

— Воду не забудь.

Ксюша заметалась по кабине, пытаясь захватить чемодан, где лежали вареные яйца, остатки хлеба и сало, свою шубку, шапку и бутылку с водой. Наконец она выпрыгнула из кабины с шапкой на голове, шубкой через плечо, сапожками в зубах и обоими занятыми руками.

— Уважаю, — выдохнула Аня, — я бы машину с собой утянула, но не осилю.

Спустившись до первого уровня подвала, Аня остановилась.

— Блин, керогаз забыла, чем светить?

— Если ты нам разрешишь, то мы можем управлять навесным оборудованием комбинезона, — подали голос Глюки.

— Ну так управляйте, — пробурчала Аня.

На обоих плечах загорелись мощные фонари, и Аня направилась к проему подвала.

— Лучше спуститься на второй или третий ярус, — подали голос Глюки.

— Обоснуйте.

— Если у неизвестных есть биосканер, то перекрытия одного яруса недостаточно для полного глушения.

— Понятно, — Аня направилась к спуску на второй ярус, — Ксюш, спускаемся ниже, говорят, на первом ярусе нас можно засечь.

Спускаясь по лестничному маршу, Аня поинтересовалась.

— Какой ярус более приспособлен для жилья?

— Второй, но симбионты можно найти только на третьем.

— На третьем ярусе есть вода?

— Должна быть.

— Тогда вперед, ведите.

Едва девушки вошли в проем, ведущий на третий уровень, с поверхности по лестничному маршу начали спускаться пять фигур в боевых скафандрах высшей защиты. Спустившись на пять метров, фигуры закачались и покатились по ступеням вниз, замерев на площадке первого яруса.


8

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Утро в полевом лагере ученых наступило еще до рассвета. Две десятки десантников готовились к поискам выживших аграфов. Проверялось вооружение, снимались с хранения штурмовые дроиды, готовились боевые боты.

За несколько минут до старта дежурный ассистент вызвал командира десантников.

— Группу, что летела к площадке, можно не искать. Они зачем-то попытались совершить на ней посадку. Вниз ничего не упало.

— Понял, — ответил лейтенант, — нам проще.

Обведя десантников взглядом, он сообщил полученную новость и начал инструктаж.

— Осталась одна группа, неизвестно, сколько там боевиков, но рассчитывайте, что все двадцать пассажиров спасательной капсулы боевики. Аграфы имеют хорошее оружие и системы защиты. Вперед запускаете дроидов и только потом идете сами. Не забывайте про опасность подвалов. Если кто-либо из аграфов попытается уйти в них, туда им и дорога. Сами не лезьте. Если есть возможность дострелить с поверхности, стреляйте. Нам пленники не нужны. Не пытайтесь вытащить аграфов из подвалов, можете получить проблемы на ровном месте. У аграфов есть боевые скафандры, способные на равных сражаться с нашими штурмовыми дроидами. Давайте ребята, по машинам, я вас жду всех.

Поднявшись на сотню метров, боты устремились туда, где по расчетам искина должна была упасть спасательная капсула. За десяток километров до предполагаемого места падения, боты совершили посадку, высадили десант, и, поднявшись на десяток метров, стали прикрывать свои группы с воздуха.

Место падения капсулы, посадкой назвать это было трудно, оказалась самая окраина развалин. Капсула ударилась пару раз о крыши крайних зданий и вылетела в степь где и остановилась, пропахав приличную борозду. Пожара в степи не случилось только благодаря сильному дождю, помешавшему огню набрать силу. Вокруг самой капсулы на расстояние с километр трава все же выгорела, но дальше огонь не пошел.

Используя фактор внезапности, десантники смогли уничтожить семь, находившихся возле капсулы аграфов без своих потерь. Приблизившись к мертвым аграфам, десантники поняли, как им повезло. Если бы аграфские скафандры не пострадали при жесткой посадке, им бы пришлось туго. Осмотревшись на месте и насчитав пятнадцать трупов, восемь аграфов погибли при посадке, десантники заметили следы пятерки аграфов, уходившие в сторону развалин. Оставив одну десятку десантников потрошить аграфов и их капсулу на предмет трофеев, вторая десятка под прикрытием своего бота устремилась по следу.

Пропетляв по развалинам, десантники оказались перед строениями, способными служить неплохим рубежом обороны. Запустив биосканер бота, пилот доложил, что пятерка неподвижно находится во втором от входа помещении. Пустив впереди себя дроида разведчика, десантники медленно приблизились к зданию с множеством дверных проемов. По сообщению с бота, аграфы не шевелились, что могло быть только в двух случаях, они находятся в засаде или сами попали в нее и не имеют возможности двигаться. Из расположения меток выходило как раз второе.

Увеличив осторожность, десантники проникли в постройку, где увидели странный аппарат, предположительно сделанный для передвижения по поверхности планеты. Аграфов видно не было. Следуя к месту, где сканер биоактивности показывал наличие живых существ, десантники обнаружили спуск на нижние уровни помещения. Рассматривая лестничный марш при помощи мощного прожектора штурмового дроида, десантники заметили, лежащих на площадке пятерых аграфов.

— Что будем делать? — спросил сержанта один из десантников.

— Дострелить бы их, чтоб не мучились, — подал голос второй десантник.

— Зачем они туда поперлись? — задумчиво произнес сержант, — ведь шли они целенаправленно к этому строению.

— Наверное что-то заметили при посадке, — предположил жалостливый десантник, — только это что-то ушло в катакомбы.

— А эти зазнайки подумали, что им все можно и влипли, — усмехнулся сержант.

— А если кинуть на площадку пару тройку шоковых мин, отключив у них электронику? — предложил первый из десантников.

— Мак, ты их будешь потом из скафов выскребать, — заметил сержант.

— Буду выскребать, и даже разденусь и спущусь к ним с тросом. Там на каждом оборудования, нам всем за год столько не заработать.

— Делаем, — согласился сержант.

Десантники достали из своих ранцев три нужных мины, а штатный сапер занялся удалением навороченных детонаторов и установкой древних, но надежных детонаторов ударного действия. Когда с минами было закончено, все десантники отошли от спуска метров на пять, а трое счастливчиков, дружно метнув мины попадали на пол.

На нижней площадке гулко бахнуло. Взрывной волной на пару метров сдвинуло штурмового дроида.

— Вот это жахнуло, — вскочив на ноги, восхитился Мак, — Браен, узнай на боте про аграфов.

— Отметок стало на пять меньше, — ответил сержант, узнав обстановку у пилота.

— Ну и прекрасно, — начав снимать десантный скаф, произнес Мак.

Оставшись в одном комбинезоне, он взял в руку эвакуационный трос и начал спускаться вниз. За пятнадцать минут пять тел аграфов были подняты на поверхность. Следом бегом поднялся Мак.

— Жуть, — выдохнул он, одевая скаф, — такое ощущение, что кто-то стоит сзади и смотрит в затылок. Давайте разденем аграфов за городом.

— Годится, — согласился сержант, — нам еще нужно осмотреть технику, что оставили неизвестные.

Подогнав бот к зданию, десантники быстро перетаскали туда трупы аграфов и занялись осмотром техники. Чем больше они изучали чужую технику, тем больше вопросов возникало. Зачем грузить в кузов исправное средство передвижения если оно и само способно ехать? Как справляется водитель с управлением без использования искина? Ведь в обоих механизмах каких-либо сложных электронных блоков попросту не было.

Вопросов было много, но главный, как попал этот механизм в развалины? Занимал больше всего. То что механизм приехал своим ходом совсем недавно не вызывало сомнения. Но откуда? Ведь тщательные орбитальные исследования не обнаружили на планете признаков техногенной цивилизации, а в том что оба механизма собраны на заводах сомнений не было. Было решено при помощи среднего бота вывезти механизмы в лагерь, а в этом строении установить с десяток видеодетекторов.

Уже ближе к обеду, погрузив трофеи и чужую технику на средний бот, десантники отправились в лагерь экспедиции.


9

Войдя на третий ярус, Ксюша выплюнула голенища своих сапожек и спросила.

— Ань, что это было?

— Это была эвакуация, — усмехнулась Аня.

— А… — протянула Ксюша и добавила, — тогда понятно.

— Ты бутылку и сапоги в чемодан засунь, а то в зубах нести сапоги неудобно, — посоветовала Аня.

— Насчет бутылки согласна, а сапожки понесу в руке.

— Твое дело, — пожала плечами Аня и стала осматриваться по сторонам.

Они стояли на своеобразном перекрестке. От входа в темноту уходили три коридора.

— Куда пойдем? — поинтересовалась Аня.

— Конечно, налево, — ответила Ксюша, закрывая чемодан.

— А вы Глюки, что скажете, — мысленно, как разговаривала с искинами ночью, спросила Аня.

— Налево, — ответили искины, — там находился медицинский пункт, возможность нахождения симбионтов там достаточно высока.

— Налево, так налево, — вздохнула Аня и шагнула в левый коридор.

По коридору встречались закрытые двери. Заглянув в пару из них и обнаружив заставленные непонятными ящиками большие помещения, Аня дальше не останавливалась, ожидая, что ей подскажут искины.

Они и подсказали.

— Ань стой! — заорал дуэт искинов, едва она миновала очередную дверь.

— И что? — мысленно поинтересовалась она.

— За дверью справа находится медпункт, — доложили искины.

За открывшейся дверью оказалась небольшая комната с сиденьями вдоль двух стен. В противоположной от входа стене были заметны проемы двух дверей.

— Теперь куда? — спросила Аня.

— Сначала налево, нужно запустить автономный генератор.

— А я сумею? — Аня открыла дверь в комнатку размером три на три метра, в которой находились какие-то механизмы, а стены были разбиты на дверцы шкафчиков.

— Открывай ячейки хранения, — скомандовали искины, — нужно найти симбионты и базы знаний.

— А потом нельзя? После включения генератора.

— Нет, потом запустится искин медпункта и для допуска к симбионтам и базам знаний потребуется допуск, которого у вас нет.

— Понятно, — Аня позвала Ксюшу и попросила ее только открывать ячейки и ничего в них не трогать.

Начав с краю, Аня дошла до середины комнаты, прежде чем искины остановили ее напротив ячейки полной черных коробочек с непонятными письменами на торцах.

— Ты какой симбионт хочешь? — спросили искины.

— Никакой, мне и так хорошо, — ответила Аня, добавив, — какие здесь есть?

— Всякие.

— Это не ответ, я например, люблю копаться с техникой, особенно военной, не отказалась бы водить ту штукенцию на первом ярусе, ну и еще всего и побольше.

— Тебе подойдет симбионт военного инженера, — заявили искины и умудрились высветить торец одной из коробочек.

Вытащив коробочку, Аня попыталась ее открыть.

— Она не открывается, — пояснили искины, — нужно прислонить контейнер к нижней части затылка, остальное автоматика сделает сама.

— Со мной ничего не случится?

— Нет, пока ты не ляжешь в медкапсулу, симбионт будет спать. Разворачиваться же он начнет под надзором медицинского искина.

— Понятно, — кивнула Аня и подозвала Ксюшу, — приставь мне контейнер к самому низу головы.

— Запросто, — Ксюша приставила контейнер к коже.

Ожидая чего-то, Аня почувствовала лишь небольшой укол.

— Это и есть симбионт? — разглядывая контейнер, спросила Ксюша.

— Ага, симбионт военного инженера, а ты какой хочешь?

— Моя Шиза говорит, что лучше симбионт медика, а Хомяк хочет симбионт ученого.

— А я своих Глюками обозвала, — рассмеялась Аня. И поинтересовалась у них, как решить эту проблему.

— Нужно ей поставить военного медика. Конечно, симбионт ученого крут, но ты готова постоянно защищать Ксюшу?

— Зачем? — удивилась Аня.

— У нее будет запредельный разум, но многие другие характеристики упадут очень низко…

— Глюки предложили симбионт военного медика, и я с ними согласилась, — Аня не стала дослушивать выступления глюков, а выдала основной вывод.

— Знаешь, мои тоже согласны, — Ксюша прислушалась к чему-то и добавила, они даже помирились.

— Прекрасно, — задумчиво произнесла Аня, возвращая контейнер на место и беря подсвеченный Глюками контейнер с симбионтами военного медика.

— Подними волосы, — попросила она Ксюшу, приблизившись к ней с контейнером.

— А может я сама? — жалобно спросила девушка.

— Конечно сама, волосы подержишь, — улыбнулась Аня и добавила, — это не больнее чем комар кусает.

— Ага… — протянула Ксюша, зажмурилась и подняла свои волосы, показывая шею.

Дернувшись, когда ее укололо, Ксюша открыла один глаз и спросила.

— Это все?

— Ага, — согласилась Аня, — теперь наша цель базы знаний, думаю, твои искины знают, что тебе нужно для допуска к самостоятельной работе.

Девушки вновь разошлись, но теперь работа продвигалась гораздо быстрее. Искины высвечивали нужную ячейку из открытых. Аня прикладывала требуемый кристалл к правому искину, а тот копировал в себя базы. Точно так же делала Ксюша. Через час в правом искине имелись базы знаний позволявших Ане не только ремонтировать любую технику, включая звездолеты, но и создавать самой новые вещи.

— Ксюша, ты скачала себе нужные базы?

— Да, сейчас заканчиваю, — Ксюша положила кристалл на полочку в ячейке и вопросительно посмотрела на подругу.

— Сейчас давай закроем ячейки и займемся запуском генератора.

— Давай, — вздохнула Ксюша, начав закрывать ячейки.

С закрытием ячеек справились не быстро, а очень быстро.

— Ну и как запустить этот агрегат? — Аня стояла перед круглым цилиндром высотой сантиметров семьдесят с двумя кругами разного цвета на торце.

— Приложить ладонь к зеленому кругу и пожелать, чтобы он запустился, — повторили искины.

— Я уже желала, но ничего не произошло, — произнесла Аня, она уже давно хотела есть. По ее ощущениям дело подходило к обеду, а они еще не завтракали.

— Ты железяка, заводись немедленно, иначе я за себя не ручаюсь, — рявкнула Аня что было силы.

Генератор вздрогнул и в комнате загорелся свет, больно резанув по глазам.

— Ааа! Испугался, а то не хочу, не хочу, — усмехнулась Аня и погладила цилиндр по боку.

— Ань, ну пошли есть, а то уже жрать хочется, — тоскливо попросила Ксюша.

— Конечно, пошли, — согласилась Аня.

Ели они в комнате с сиденьями, запивая теплым чаем и поглядывая на красный сигнал над правой дверью. Они успели наесться и убрать за собой все в чемоданы, но красный сигнал не гас.

— Может там что-то сломано? — выказала нетерпение Ксюша.

— Не думаю, скорее всего идет расконсервация и уборка помещения, все это занимает не мало времени, — Аня с удовольствием бы подремала, сказалась бессонная ночь и ранний подъем.

— Ань, ты не думала, куда мы попали?

— Думала, — хмыкнула Аня, — это не Земля, однозначно. Место неплохое. Лучше многих на Земле. Народу не много. Попали бы куда-нибудь вроде Японии, вот тогда было бы плохо. Ничего не знаем, а вокруг тьма народу.

— Почему ты думаешь, что здесь есть люди?

— Ну, от кого-то мы убегали, или твои искины не воловали как потерпевшие.

— Воловали? Да они орали как резаные, — рассмеялась Ксюша, — а если эти, от которых мы убежали, угнали наши машины?

— Найду и заберу с процентами, — не открывая глаз, заявила Аня.

— Ой, зеленая лампочка загорелась, — доложила Ксюша.

— Ну, пойдем, — улыбнулась Аня, наблюдая за сборами подруги.

— Тебе искины не сказали, что с вещами тебя не впустят? — поинтересовалась Аня, наблюдая, как Ксюша пытается открыть дверь.

— Говорили, но я думала, что проканает, — вздохнула девушка, укладывая свои вещи на сиденья возле чемоданов.

Едва они вошли в нужную дверь, как раздался мужской голос на незнакомом языке.

— Вас спросили, зачем вы посетили медпункт, — сообщили Глюки и добавили, — мы ответили, что вам требуется расширенная диагностика и лечение по необходимости, а также операция по разворачиванию симбионта и обновление языковых баз.

Впереди раскрылись два цилиндрических механизма, диаметром метра полтора и длиной метра три.

— Искин просит вас полностью раздеться и занять капсулы, — сообщили Глюки.

Аня спокойно разделась, сложив свою одежду на тумбочку. Подошла к цилиндру и легла на мягкую поверхность ложа. Что-то кольнуло в шею и сознание погасло.


10

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Мазак сидел и рассматривал материалы исследований последних находок. Они были не столь однозначны, как показалось десантникам и некоторым ассистентам. Кажущаяся примитивность техники перекрывалась ее возможностью работать там, где выходит из строя их современная. Перевозка одной машины в кузове более крупной казалось безумием только на первый взгляд. Преодолеть большое пространство без дорог, маленькая машина явно не способна, зато может большая машина. В свою очередь, полезная при езде по бездорожью большая машина становилась беспомощной в условиях развалин, где маленькая машина могла проехать практически везде. Кто-то отлично подготовил экспедицию с учетом известных факторов. Отсутствие продуктов питания, воды и запаса топлива говорит о том, что где-то рядом находится склад, а может основная группа экспедиции.

Дальше. Лабораторный анализ следов неизвестных говорит, что это две женщины. А это говорит о том, что некто не считает развалины опасными, ведь оружия и даже его следов в машинах не обнаружено. Эти женщины прекрасно знают опасность, исходящую от аграфов, но не добивают их, хотя имели такую возможность. Возникает предположение, что аграфов специально оставили умирать. Ведь выбраться из такого скафа при отключившейся электронике, невозможно, а добивание принесло бы аграфам легкую смерть. Скафы, оружие и другое имущество аграфов неизвестным не нужны, хотя и стоят очень дорого. Видится два варианта, аграфское барахло ненужно по причине своего, не уступающего, а может и превосходящего. А может быть, имущество не взяли потому, что оно бесполезно.

Чем дольше Мазак думал, тем больше понимал, что неприятность с аграфами может оказаться детской неожиданностью по сравнению с грядущими проблемами. Приняв решение, Мазак связался с командиром десантников.

— Нужно привести найденные машины в то состояние, в котором их нашли. Все вещи должны лежать на тех местах, на которых они лежали.

— Но сейчас машины находятся в полу разобранном состоянии, часть технологичных вещей разобрана, а другая разошлась сувенирами по карманам десантников.

— У нас есть десяток скучающих техников, — напомнил лейтенанту Мазак, — а своим оторвам скажи, что те, кто придет за своими вещами, плевали на законы содружества. Если возникнут проблемы, ссылайся на меня.

Измученные бездельем техники рейдера взялись за ремонт машин с энтузиазмом, но вскоре их работа замедлилась. Некоторые личности разбирали машины, не думая, что их придется восстанавливать. К концу вторых суток, техники вынуждены были констатировать, что не могут заставить машины работать, конечно, внешне они были в идеальном состоянии, но передвигаться самостоятельно уже не могли. У техников на планете просто не было нужного оборудования для восстановления некоторых деталей.

Третьи сутки, с момента уничтожения аграфов начались как обычно. Поиск в развалинах, тренировки десантников, изучение найденного, осмысливание результатов исследований. В общем, жизнь лагеря вернулась к своему идеалу, когда нет различных неожиданных проблем. Днем техники и десантники насмешливо поглядывали на Мазака, но ночью пропали сигналы со всех датчиков, расположенных в развалинах. Создалось впечатление, что у всех датчиков одномоментно закончилась энергия в аккумуляторах.

Утром четыре группы десантников отправились осматривать районы плиты и строений, откуда забрали технику. Ни одного датчика найдено не было, как и следов постороннего присутствия. Начав собираться в лагерь, после установки новых датчиков, десантники недосчитались Мака Мирта. Группа действовавшая возле плиты, прочесала развалины на несколько километров в округе, но посторонних следов, как и самого десантника, найдено не было.

Ночь весь лагерь не спал, десантники несли усиленную службу, а ассистенты пытались реанимировать связь с датчиками, пропавшую после первого удалра молнии. Если бы не архи, бороздящие пространство системы, Мазак отдал бы приказ эвакуировать на рейдер всех, не нужных на поверхности планеты специалистов.

Утром, в тумане, наблюдатели заметили тяжело бредущую фигуру. Только окрик лейтенанта заставил десантников сдержаться и не открыть огонь из плазмометов. Когда фигура приблизилась все узнали Мака Мирта, слишком оригинальна была расцветка его скафа. Мак тащил на плече какой-то баул и было заметно, что десантник устал. Войдя в периметр, Мак сбросил на почву баул и открыл шлем. Лицо его выражало смесь усталости и удивления, его распирало желание поделиться тем, что он увидел. Видя подобное лейтенант Бонз подхватил его под руку и потащил в домик к Мазаку, считая, что начальнику полезно будет послушать историю похождений этого десантника.


11

В себя Аня пришла резко без перехода, словно кто-то переключил выключатель из положения выключено в положение включено. Крышка медкапсулы была уже открыта. Легко выбравшись из нее, Аня почувствовала необычайную легкость во всем теле. Чувствовалась какая-то неправильность, но понять причину Аня не могла. Ее КТУ лежал на месте, а вот нижнего белья не было. Она замерла, поймав мысль. Ну да, если раньше она называла комбинезон комбинезоном, то теперь знала что ее комбинезон является универсальной моделью для техников и полностью представляла что в нем интегрировано.

— Белье мне отдадут? — обратилась она неизвестно к кому.

— Ага, щас, — усмехнулась Ксюша, рассматривавшая свой комбинезон, — не искин а фетишист какой-то, у меня тоже белье слямзил.

— Понятие фетишист мне неизвестно, ваше нижнее белье было отправлено в чистку и дожидается вас в комнате отдыха, — ответил мужской голос.

— Объясни, зачем нам идти в комнату отдыха? — стараясь держать свои нервы в узде, спросила Аня.

— Вам была произведена диагностика, лечение, обновление языковых баз и запуск развертывания симбионтов. Во время лечения в крови было замечено избыточное содержание противострессовых препаратов, после выведения которых вам необходимо несколько часов нормального сна, под наблюдением медика. После сна продолжим процедуру развертывания симбионтов, что займет сутки.

— Понятненько, — протянула Аня, направившись в комнату отдыха, — что затихарились тихушники?

— Был большой выброс в кровь адреналина, мы решили скомпенсировать его лекарствами, но без симбионта перестарались, — доложили Глюки.

— Искин, а кормить нас будут? — поинтересовалась Ксюша.

Она нашла свои вещи и быстро их надела. Аня занималась там же возле соседней кровати.

— Если пройдете по комнате дальше, увидете стол и кухонный автомат. Я заказал вам рацион питания номер три, как более всего подходящий в вашем случае.

Девушки, не сговариваясь, прошли к столу на который из кухонного автомата выплыли два разноса с незнакомыми блюдами. Несмотря на незнакомый вид, еда пахла очень аппетитно.

— Ну, попробуем, — взяв непривычную ложку, произнесла Ксюша.

— Попробуем, — согласилась Аня, заняв место напротив.

Пробовали девушки три раза, причем третий раз искин с первого раза отказался выдавать еду, но после небольших уговоров, соизволил выдать добавку.

— Так, поели, теперь нужно поспать, — убрав со стола посуду в распахнутый приемник, заявила Аня и направилась к кровате.

Сон промелькнул совершенно незаметно. Аня положила голову на подушку и следующее что она ощутила это голос искина предлагавший вставать, для продолжения процедур. Согласившись ложиться на процедуры только после еды, девушки очень скоро оказались в своих медкапсулах.

Следующее пробуждение отличалось от предыдущего голосом в голове.

— Симбионт развернут на девяносто процентов, требуется настройка и синхронизация с персональными искинами.

— Есть, какие варианты синхронизации? — на удачу спросила Аня.

— Вариантов два, равноправные партнеры и подчиненные личности.

— Меня устраивают партнеры, но с ограничением, касающимся моего тела. Любое действие с моим телом только после моего положительного согласия. Не хочу чувствовать себя роботом.

— Параметры синхронизации введены, начинать процесс?

— Давай, мне можно встать?

— Лучше полежать, может появиться головокружение.

Аня прислушалась к своему состоянию, но пока отличий не заметила

— Найдены базы данных. Составить план изучения? Начать изучение?

— Что лучше?

— Оптимальнее составить план и начать изучение. Часов двенадцать можно обучаться в капсуле, так быстрее пройдет синхронизация.

— Раз оптимальней, то давай команду капсуле.

И снова пробуждение отличалось от предыдущих. Слегка побаливала голова, но постепенно отпускало. Выбравшись из капсулы, она посмотрела на Ксюшу, поглаживающую виски.

— Есть пойдем? — поинтересовалась Аня, подхватив свой комбинезон.

— А то! — ответила Ксюша.

В комнате отдыха они оделись и самостоятельно заказали по два рациона. Пока ели симбионт доложил, что изучено тридцать процентов инженерных баз, процент изучения остальных баз колебалось от пятнадцати до двадцати процентов.

— Сколько времени мы тут находимся? — адресовала Аня вопрос своим Глюкам.

— Двое суток и десять часов, сейчас там день. Ночь наступит через шесть часов.

— Хотите, чтобы мы ночью лазили по развалинам? Там же ничего не видно.

— Вас увидеть будет еще труднее. А с приборами ночного виденья вам не составит труда заметить опасность.

— Ладно, с этим согласна, — Аня доела свой обед и отправила посуду в утилизатор. По мере изучения баз, всякие штуки и штукенции обретали свои названия. Кристаллы оказались носителями информации от банальных финансовых отчетов до баз знаний. Шары оказались свернутыми дроидами различных моделей от дроидов разведчиков и уборщиков до инженерных и боевых.

— Предлагаем вам часов шесть потратить на обучение боевым базам.

— Ксюш, ты как смотришь на шесть часов изучения боевых баз?

— Я за, всегда мечтала защищать себя, — ответила девушка, убирая со стола.

Через шесть часов девушки поднялись из капсул со знанием некоторых боевых навыков. Конечно, они не стали этакими бойцами без страха и упрека, но вести разведку и выбрать себе оружие уже могли.

Используя данные Хомяка, принадлежавшего до Ксюши какому-то снабженцу, девушки нашли себе нужную экипировку и начали подъем на поверхность.

— Нет, вы посмотрите на этих жуликов, — возмущалась Ксюша, складывая обесточенные датчики в прихваченный на складе баул, — стоило отлучится на пару суток как угнали любимую машину.

— Ксюш, перестань, они еще пожалеют, что снами связались, — Аня пыталась успокоить разбушевавшуюся подругу, — разведчики передали местоположение еще трех десятков датчиков, сейчас пойдем и снимем их.

— Ух, ты, красота, какая, — выдохнула Ксюша, рассматривая через светофильтры буйство молний, когда они выбрались на поверхность рядом с площадкой в которую били молнии. Анины Глюки имели подробную карту коммуникаций города и пройти по ним к нужному месту оказалось быстрее и безопаснее.

Сняв чужие датчики и оставив разведывательных дроидов, девушки вернулись на свою базу в медпункте пятого оборонительного сектора. Решив потратить свободное время на обучение в капсулах, девушки вновь забрались в капсулы, запрограммировав свое пробуждение от сигналов разведывательных дроидов.

— Ань, мне непонятно почему чужаки не спускаются на нижние уровни города, — за завтраком озадачилась Ксюша.

— Может быть, они темноты боятся, — усмехнулась Аня и добавила, более серьезно, — я думала об этом, но пока мало данных. Сегодня захватим языка и поспрашиваем его.

— А если он не говорит по-русски?

— Ксюша, не тупи, кто у нас военврач?

— Уж нельзя и пошутить. А где будем охотиться?

— Конечно возле энергоцентрали, чем-то она чужакам интересна.

Захват чужака прошел как по нотам. Дождавшись, когда один из чужаков скроется из вида остальных, Аня применила армейский ошеломитель, а упавшую тушку погрузили на меддроида. Переход в медпункт времени много не отнял. Некоторую сложность представило доставание чужака из его скафа, но и с этим справились. Уложив чужака в неиспользуемую медкапсулу, Ксюша запустила процесс ментоскопирования и создания баз знаний. С созданием баз знаний капсула справилась за час.

— Что будем делать? — поинтересовалась Ксюша.

— Активируй хлопчику диагностику, лечение и сон, а мы займемся изучением его знаний. Видно он не особо нагружал свои мозги.

Изучение баз знаний созданных на основе знаний чужака заняла шесть часов. Встав из капсулы, Ксюша запустила чтение результатов диагностики чужака.

— Теперь понятно их нежелание спускаться в подземелья города, — выдала Ксюша свое наблюдение, когда вытаскивала из кухонного автомата свой заказ, — все их оборудование выходит из строя, попадая в зону действия излучателей, предотвращающих проникновение в подземелья диких животных и насекомых.

— А что скажешь о Содружестве? — поинтересовалась Аня, не торопясь, поглощая салат из ракообразных.

— Змеиное гнездо, — вынесла вердикт Ксюша, — образовались на развалинах какой-то цивилизации три тысячи лет назад. И с тех пор живут наследием своих предков, не придумав ничего своего.

— Да… — протянула Аня, — не хотела бы я жить в этом Содружестве. Да и не дадут нам там спокойно об устроиться.

— Ладно, нужно забрать наши машины, если этого не сделаем, эти жулики посчитают нас слабыми и начнут охоту. А о содружестве можно подумать потом, когда разберемся со знаниями, что уже закачаны в искины. Ты заметила как убоги базы чужака?

— По боевым базам не больше десяти процентов, а остальные не превышают пяти, — согласилась Ксюша, — но это скорее всего следствие убогости их нейроимплантов. Я кстати, уже сейчас могу перестроить работу нейроимпланта чужака в сторону увеличения производительности.

— Попробуй, — пожала плечами Аня, — тебе все равно практика нужна.

— И попробую, — Ксюша убрала за собой посуду и отправилась к медкапсуле с чужаком.

— Отлично, я в капсулу учиться, встану за пару часов до рассвета, доставим чужака к их лагерю, немного постращаем его и пусть тащит свои датчики к своим.

Ксюша остановилась, подумала несколько секунд и объявила план своих действий.

— Думаю за час я управлюсь с модернизацией нейроимпланта, потом поставлю ему на закачку какую-нибудь простенькую базу, проверить новые показатели, и тоже улягусь учиться.

— Как успехи? — поинтересовалась Аня, одеваясь.

— Я была лучшего мнения об их технологиях, — вздохнула Ксюша, — мне удалось поднять производительность нейроимпланта в десять раз. Базу пилота малых кораблей чужак освоил за четыре часа, нам бы понадобилось на это полтора часа. При старых параметрах ему понадобилось бы полгода не вылезать из капсулы.

— Он не свихнется? — усмехнулась Аня.

— Не должен, — ответила Ксюша, — на чем будем добираться от города?

— Глюки говорят, что с той стороны города должна быть аналогичная база обороны, до нее доберемся по пятому транспортному ярусу. На месте посмотрим что там еще работает.

На поверхность девушки выбрались, используя разведывательный глайдер, за час до рассвета. Остановившись за пять километров от лагеря, Аня попросила Ксюшу разбудить чужака. Одевать его никто не стал и он спал под термоодеялом в десантном отсеке рядом со своей одеждой и скафом.

— Эй, подъем, — Ксюша вколола чужаку лекарство, но он не торопился открывать глаза.

— Ты ему по печени пни, чтобы не притворялся, — посоветовала, вошедшая в отсек, Аня.

— Не надо, — чужак мгновенно открыл глаза и сел, — я ничего не скажу…

— И не надо, — пожала плечами Аня, — главное, чтобы передал своим. И одевайся давай, некогда нам с тобой тут рассиживаться.

— Кто вы? — начав одеваться, спросил чужак.

— Ты грозился ничего не говорить, вот и молчи, — произнесла Аня, — своим скажешь, чтобы вернули технику на место, если обнаружим недостачу, будем изымать проценты.

— А… — чужак довольно быстро оделся и заметил что его амуниция не работает.

— Наша сложная техника так влияет на ваши механизмы, отойдешь подальше все включится. Понял?

— Ага.

— Если до вечера не вернете технику и все что там было, пеняйте на себя, мстя моя будет жестокой.

Увидев, что чужак готов, Аня указала на баул с детекторами.

— Вещички не забудь, а то подумаете, что мы жулики какие.

— Зачем ты так? — спросила Ксюша, когда чужак скрылся в тумане.

— Тебе хотелось бы отвечать на сотню почему? — вопросом на вопрос ответила Аня.

— Снова ты права, — усмехнулась Ксюша, — ты загрузила чужака по полной и ему было не до вопросов, а теперь, когда он немного осмыслил свое положение, вопросы задавать некому.

— Полетели домой, думаю, ближе к обеду они все вернут, — Аня закрыла рампу и направилась в кабину пилота.

— Дай по рулить, — попросила Ксюша.

— Да, пожалуйста, — хмыкнула Аня.

12

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Мак Мирт шел к лагерю экспедиции и анализировал разговор с незнакомками. Они хоть и говорили на всеобщем, но чувствовалось, что этим языком они общаются редко, некоторые обороты житель Содружества сказал бы по другому. Несмотря на невысокий рост, незнакомки не напоминали дварфок, те были куда массивней.

— Жалко, что нейросеть была отключена, можно было бы включить протокол и не терять времени на пересказе, который обязательно будет, — Мак вздохнул и обратил внимание, что нейросеть снова функционирует.

Мельком взглянув на изучаемые базы, Мак застыл на месте. Такого не могло быть. Его нейросеть Десантник-6, просто не могла осилить все те базы, что он приобрел и закачал в нее в расчете на окончание контракта через пять лет. Теперь же напротив каждой из баз красовался значок изучения, а в самом низу списка притаилась непонятная строка: «Пилот малых кораблей» и пометка «Изучен, требуется отработка на симуляторе».

— Бред, — Мак мотнул головой из стороны в сторону и продолжил движение, — об этом лучше промолчать, иначе наши умники порежут на лоскуты, в поисках открытий.

Как Мак и предполагал в лагере его встретил командир и сразу же потащил к начальнику экспедиции.

— Что скажешь? — спросил Мазак Мака, едва за ассистентом, забравшим баул с датчиками, закрылась дверь.

— Есть хочу, — заявил Мак, желудок которого угрюмо рычал, требуя свою долю.

— Тебя что ли не кормили? — удивился лейтенант.

— Скорее всего, нет, последнее, что помню это как ставил датчики возле грозовой площадки, а потом десантный отсек какого-то бота в пяти километрах от лагеря.

— Вон кухонный автомат, заказывай, что душа просит, — слегка улыбнулся Мазак, услышав особо громкий рык желудка десантника.

— Кто они? — поинтересовался лейтенант.

— Не знаю, — честно ответил Мак, — те, кто со мной общались, были в легких скафах, я таких не видел.

— Что они хотят? — Мазак наблюдал, чего хотела душа десантника, а она хотела много.

— Они хотят увидеть свои вещи на прежнем месте, причем до обеда, — Мак уселся перед горой продуктов и начал все это кидать в себя, казалось, что даже не жуя.

— Что-нибудь еще заметил? — поинтересовался Мазак, дождавшись окончания жора.

— Они не из Содружества, на всеобщем говорят как-то не так. Ростом как дварфы, но сложением похожи на людей. Лиц не видел, но голоса приятные. От нас похоже им ничего не надо, на мои слова, что ничего не скажу, лишь пожали плечами.

— Может быть, они провели тебе ментосканирование? — спросил Мазак, — ты же ничего не помнишь.

— Это невозможно, — лейтенант отрицательно качнул головой, — нейросеть Десантник-6 полностью блокирует такую возможность.

— Есть еще что-то? — спросил Мазак.

— Нет, — качнул головой Мак, — жалко, что нейросеть включилась только тогда, когда они улетели.

— Почему думаешь, что улетели? — поинтересовался лейтенант, — ты что-то видел?

— Звук. В тумане было бы хорошо слышно, если бы они поехали, — пояснил свои ощущения Мак.

— Иди, отдыхай, — отпустил его Мазак.

Мак встал из-за стола, собрал остатки своей трапезы, сбросил все в утилизатор и вышел на улицу.

— Твое мнение? — поинтересовался Мазак у лейтенанта.

— Нужно возвращать механизмы на место, в том виде, в котором они есть, — ответил лейтенант.

— Знаю, что нужно, — тяжело вздохнул Мазак, — только брали технику на ходу, а теперь она может использоваться только как экспонат музея. Кто за это будет отвечать?

— Давайте я останусь возле техники, неужели нельзя будет договориться? У меня базы в торговле подняты в хороший ранг.

— Попробовать можно, но я не уверен в твоей безопасности.

— Маку же ничего не сделали, — привел последний аргумент лейтенант.

— Не уверен я, что Маку совсем уж ничего не сделали, — вздохнув, произнес Мазак, — распорядись, чтобы он прошел обследование в медкапсуле, конечно это не госпиталь рейдера, но хоть что-то.

— Сделаю, когда грузить технику?

— Да можешь пригонять инженерных киберов и грузить все в средний бот, чем раньше с этим разберемся, тем лучше.

Хуже не выспавшихся десантников могут быть только пьяные десантники. Погрузка, способная завершиться в пятнадцать минут, заняла целый час. Но с учетом разгрузки до обеда управились. Средний бот вернулся в лагерь, а в районе размещения техники остались лишь десантный бот, севший на краю развалин, с десяткой десантников и лейтенант в непосредственной близости от машин.

С момента последнего посещения в помещении ничего не изменилось, за исключением отсутствия датчиков, но они все лежали в лагере, где ими занимались ассистенты Мазака.

Лейтенант, неспешным шагом, нарезал круги вокруг техники, изредка переговариваясь с десантниками, готовыми прийти на помощь по первому зову.

— Привезли, значит, — голос за спиной заставил лейтенанта вздрогнуть и резко обернуться.

Возле кабины стояли две фигуры в легких скафах с зеркальным стеклом шлемов.

— Мы выполнили ваше требование, — спокойным тоном произнес лейтенант.

— Сейчас посмотрим.

Две фигурки разделились, одна запрыгнула в кузов, а вторая переместилась к кабине. Открыв двери, обе фигуры на минуту скрылись в машинах.

— Нехорошо поступаете, — заявила фигура, спрыгнув из кабины большой машины, — а еще учеными себя называете. Что машины сломали, ерунда починить не проблема, но зачем было у девушки косметику тырить? И коммуникатор ломать? А у нее, между прочим, там снимок ее домашней зверушки был. Как рассчитываться будете мил человек?


13

«Домой» девушки добрались достаточно быстро и без приключений.

— Чем займемся? — поинтересовалась Ксюша.

— Тебе много учить из загруженного в искины? — спросила Аня.

— Ууу… — Ксюша добавила еще ладонью по горлу.

— Мне столько же, — вздохнула Аня, — давай учить, пока есть возможность.

— Давай, — согласилась Ксюша, и добавила, — скоро корни в капсуле пущу. Может быть, для разнообразия будем использовать режим виртуальных тренажеров?

— Знаешь, я согласна, — согласилась Аня, — мне тоже не хватает движения, но я не знала о подобной возможности медкапсул.

— Я тоже узнала только сегодня ночью, — улыбнулась Ксюша, — как настраивать?

— Настраивай четыре часа обучения и час виртуальных тренировок, — предложила Аня.

— А не много будет для первого раза?

— Думаю нормально.

Процесс обучения прошел как всегда, а вот виртуальная тренировка… Это было что-то. Злой тренер гонял Аню по таким буеракам, где нормальный человек даже не подумает пройти и все это под упреки, что она слишком медленно бежит, слишком близко и низко прыгает и вообще недостойна такого отличного тренера. Когда открылась крышка медкапсулы, Аня с трудом из нее выбралась, так болели мышцы.

— Ууу… — услышала она от медкапсулы Ксюши.

— Что с тобой? — забыв о своей боли, Аня подскочила к подруге.

— Встать не могууу… простонала Ксюша.

— Фух, испугала, — выдохнула Аня, — давай руку, пойдем в душ.

— Ух, как все болит, — по дороге в душ стонала Ксюша, — и что ты со мной тягаешься?

— Хочешь сказать, брось командир, я прикрою, — улыбнулась Аня.

— Нуу… типа того, — улыбка появилась и на лице Ксюши.

— Душ нам поможет, — произнесла Аня, запустила программу резко контрастного душа, и затащила туда подругу.

— Пусти меня злыдня сибирская, — были самыми цензурными словами, которыми обзывалась Ксюша в первую минуту, но потом она успокоилась и выходила из душа сама.

— Ксюша, а у тебя в родне татар не было случайно? — выходя следом за подругой, спросила Аня, чувствуя лишь легкую боль в мышцах. Виртуальная тренировка стоила того, чтобы выслушать столько новых слов от подруги.

— Да, вроде не было, а что? — Ксюша задержалась возле своей одежды.

— Ну например «Кошмар Апа» это с татарского Баба-Яга, а «Автоген гюрза» вообще Змея Горыныча сестра.

— Учебные годы, — вздохнула Ксюша, — в институте жила в одной комнате с двумя татарками из-под Юрги, от них нахваталась. Ну и ты, извини, зачем надомной так издеваться.

— А как сейчас твое самочувствие?

— Почти нормально, — произнесла Ксюша, задумалась и добавила, — прости дуру.

— Ладно тебе, давай одеваться в скафы и подниматься на поверхность, — предложила Аня, — кто-то от ученых нас там ждет.

— Почему так думаешь? — удивилась Ксюша.

— Все просто, к ним привезли неизвестную машину, они начали исследовать. Отпилили там, отрезали здесь. В итоге, когда командование решило вернуть технику на место, смогли собрать только муляжи техники, не способные к самостоятельному передвижению.

— Но я еще даже кредит не выплатила, — выдохнула Ксюша.

— Не переживай, на местной ремонтной базе я смогу починить твою машинку. Хочешь, сделаю так, что она будет у тебя воду использовать вместо бензина.

— Да, ну, — удивилась Ксюша, — фантастика. Конечно, хочу.

— Как раз совсем не фантастика, а технология доступная даже на Земле, — улыбнулась Аня, подталкивая Ксюшу на выход, — на Земле дело встало за дорогими катализаторами, но думаю, что это искусственная дороговизна. Слишком невыгодно многим сгорание водорода. При помощи катализаторов вода разлагается на водород и кислород. Сгорая, водород превращается в водяной пар, загрязнения среды нет, добывать воду нет нужды.

— Ладно, пошли уже, — улыбнулась Аня, вспомнив занятия в институте, где обсуждали эту тему.

Предполагая, что лаз в катакомбы в боксе будет под наблюдением, Аня решила выйти на поверхность на небольшом удалении. Расположенный в километре производственный цех, идеально подошел для незаметного выхода.

Включив маскировку скафов, девушки направились к боксу принимать технику.

Как Аня и предполагала, возле машин крутился чужак, еще десяток затаились на дистанции до полутора километров.

Выйдя за спину чужаку, Аня не отказала себе в возможности напугать.

— Привезли, значит, — ее голос заставил чужака вздрогнуть и прыжком развернуться на месте.

— Мы выполнили ваше требование, — спокойным голосом произнес чужак.

— Сейчас посмотрим, — сообщила Аня, мысленно общаясь с Ксющей через симбионты, она попросила подругу проверить ее машину.

Дождавшись пока Ксюша залезет в кузов, Аня забралась в кабину эвакуатора и попробовала завести дизель. Щас, в сети не было энергии. Заглянув в карман курточки, она увидела ожидаемую картину. Муляж своего телефона. Ксюша, через симбионт, метала громы и молнии по поводу пропажи ее косметички и выхода из строя нового айфона.

— Нехорошо поступаете, — произнесла Аня, спрыгнув из кабины эвакуатора, — а еще учеными себя называете. Что машины сломали, ерунда починить не проблема, но зачем было у девушки косметику тырить? И коммуникатор ломать? А у нее, между прочим, там снимок ее домашней зверушки был. Как рассчитываться будете мил человек?

— Мы можем рассчитаться кредитами Содружества, не думаю, что названные безделушки стоят слишком дорого, — чужак был преисполнен своего превосходства.

— Здесь есть магазины, где принимают эти кредиты? — картинно удивилась Аня.

— Нет, но вы же полетите в Содружество… — начал чужак.

— Кто нас может заставить лететь в содружество жуликов? А дома у нас совсем другие платежные средства.

Пока Аня заговаривала чужаку зубы, Ксюша творила свою мстю. Запрограммированная, можно сказать на коленке, колония саморазвивающихся микро ботов, отправилась на скафандр чужака, чтобы бесплатно добраться в лагерь экспедиции и покарать воришек. То, что пострадают невиновные, Ксюша не переживала. Микро боты были запрограммированы на ДНК самой Ксюши, что за долгие годы пользования косметичкой впитались и в состав различных штучек, понятных только женщинам. Найдя нужную особь, микро боты поселялись на ее теле и посылали пакетный сигнал Ксюше, а уже та решала, как будет выглядеть воровка. Микро боты были способны провести широкий спектр операций незаметно для пациента.

Получив от Ксюши просьбу, попугать чужака насчет косметички, Аня мысленно показала подруге большой палец и приступила к реализации.

— Но что вы предложите, чтобы мы предоставили в виде оплаты? — спросил чужак, вынужденный признать логичность собеседницы. Ведь кредиты были нужны только в содружестве. Даже не все государства фронтира принимали на своей территории кредиты.

— Не знаю, — пожала плечами Аня, — это вы совершили противоправное действие. Мы вообще приехали посетить могилки предков и не думали, что кто-то украдет от ворот кладбища наш транспорт. Кроме неудобства нам, ваши жулики ставит под угрозу и здоровье других членов вашей экспедиции. Наши вещи не так безопасны, как выглядят. Я не знаю, есть ли в содружестве колдуны. У нас они есть. Не возвращенные вещи как раз принадлежат такому специалисту, и что произойдет с тем, кому попала вещь в руки, я предсказать не берусь. Причем уничтожение вещи ни на что не повлияет. Событие уже записано в ткани мироздания. Может быть мне стоит попросить добрых людей проделать с вашим рейдером, спрятанным на спутнике, такую же операцию, что вы сделали с нашим транспортом?

— Вы угрожаете? — чужак недобро посмотрел на Аню.

— Если я вас испугала, то извините, но еще раз вас спрошу, зачем нам ваши кредиты?

— Э… — не нашел что ответить чужак.

— Мы закончим свои дела на кладбище, починим транспорт и уедим к себе домой, где даже не слышали, что существует содружество, неровно дышащее к останкам наших предков. У нас есть больные существа, людьми их назвать нельзя, которые любят сексуальные отношения с мертвецами. Вы случаем не из таких? А то у нас научились лечить эту болезнь.

Аню понесло, она это чувствовала, но остановиться не могла.

— Ннет, мы не из таких, мы больше любим живых, — ответил чужак.

— Я вас сегодня отпускаю подумать, скажу сразу, что нас интересуют знания, но не до фанатизма. Жду вас завтра после обеда, надеюсь, ваш полковник перестанет прикрываться лейтенантом.

Аня привычным жестом приложила ладонь к виску, отдавая воинское приветствие. Чужак изобразил что-то свое, и они разошлись.

— Присматривая за чужаком, через внешние камеры, она видела как он замер, когда они с Ксюшей скрылись под невидимостью. Зная, что их невозможно засечь с поверхности, девушки бегом припустили к спуску в катакомбы.


14

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

— Что скажешь Бонз? — поинтересовался Мазак.

— Странно все это, — вздохнул лейтенант, — они не из содружества. Это точно. Одна особь точно боевик, серьезней меня. Вы правда полковник?

— Да, только не войсковой, а что конкретно она сказала?

— Перед отдачей воинского приветствия она сказала, что не считает правильным сокрытие полковника за грудью лейтенанта. Я не представлялся, да они и не спрашивали.

— Что еще было интересного?

— Она нас обозвала извращенцами, балдеющими от трупов.

— Здесь она права, — усмехнулся Мазак, — а что вторая?»

— Как сказала первая, вторая говорит только с мертвыми, именно за этим они сюда и прибыли.

— Она так и сказала?

— Нет, она назвала вторую колдуньей.

— Чем она это мотивировала?

— Тем, что мы в скором времени увидим.

— Брр, тебе не кажется, что она обманывает?

— Не договаривает, да но не обманывает. Ее воинское приветствие достойно генерала, настолько точны движения. Подумайте ее слова о разговоре с лейтенантом. Причем, она готова говорить и с лейтенантом. Видел я таких, они не когда первыми не ударят, но потом, только держись.

— Что предложишь?

— Нужно вам идти, товарищ полковник.

— А не…

— Нет, не опасно, познавательно, это да, но несмотря на внешнюю угрозу, эти двое адекватны.

— Ты думаешь они не одни?

— Вы одни куда ходите? Только в туалет.

— Она не меньше вас по рангу, подумайте, может такой командир быть с одним ассистентом?

— Но…

— Они пропали из наблюдения на моих глазах. Пропали буквально. Только, что были и нет их. Пропали из контроля всех приборов.

— Ты веришь в кладбище?

— Да, только не на поверхности. Мы не знаем их ритуалов, а она их не сказала. В некоторые моменты, Она с большим трудом сдерживала себя от активных действий.

— Что скажешь про наших дам, которые не хотят отдать их вещи.

— Это вещи той, что говорит с мертвыми. Та что говорит с живыми сказала, что они пожалеют о своем решении.

— Она угрожала?

— Нет, она специально сказала, что бессильна в этом вопросе. Там используются заклятия мертвых.

— Что будем делать?

— Ждать, — выдохнул лейтенант, — Она сказала, что заклятию параллельно, уничтожен объект или нет. Ответка придет в любом случае.

— Тогда ждем, — усмехнулся Мазак.

— Шеф, там Алия из десантного взвода просится к вам, — доложил Ник.

— О, первый клиент, — усмехнулся Мазак, — мне уже нравятся эти девчонки.

— Шеф, у меня возникла проблема, вот, — Алия положила на стол круглую коробочку.

— Что у тебя случилось? — поинтересовался Мазак.

— Мне не хотелось бы говорить лишним людям, — Алия кивнула в сторону лейтенанта.

— Думаю, что лейтенант догадывается о причине, — Мазак рассматривал коробочку, не прикасаясь к ней.

— Что ты хочешь от меня? — добавил он, переведя взгляд на десантницу.

— Хочу встретиться с хозяйкой этого, — Алия показала на предмет на столе, — у меня возникла проблема, с которой не справилась медкапсула.

— Говори уж, — Мазак заметил, как мнется десантница, не уступавшая в силе мужчинам.

— У меня орган женский поперек встал, и теперь создает проблему при ходьбе, — Алия покраснела и опустила взгляд.

— Следующая встреча запланирована на завтра, думаю, что хозяйка предмета не откажет в помощи, если она возможна, — Мазак с большим трудом сдерживал смех. И только многолетняя практика выручала его в этом нелегком деле.

Едва за посетительницей закрылась входная дверь, как в комнате раздался ржач.

— Интересно, что будет со следующей? — отсмеявшись, спросил Мазак.

— Женщины трудно прогнозируемы, — заметил Бонз, — мужчина такого точно не придумал.

Следующей пришла второй пилот рейдера с огромными темными очками на пол лица.

— А у тебя что случилось? — спросил Мазак, наблюдая за действиями пилота, выложившей три коробочки различного размера и формы.

— Сделайте освещение слабее, — попросила Нуния.

Используя нейросеть, Мазак приглушил освещение в комнате и вопросительно посмотрел на женщину. Она молча сняла очки.

Глаза Нунии стали огромны, мечта любой женщины.

— В чем проблема? — не скрывал удивления Мазак, — такие глаза мечта многих женщин.

— Да, глаза это что-то, — согласилась Нуния, слегка улыбнувшись, — только днем я практически ничего не вижу.

Следом за Нунией посетительницы пошли валом.

— Да… — протянул лейтенант, — фантазии хозяйки этого барахла можно позавидовать.

— Такая маленькая сумочка, а тридцать членов экспедиции выведены из строя, — рассматривая кучу вещей на столе, задумчиво произнес Мазак, — поневоле поверишь в колдовство.

— Странно то, что медкапсула не видит патологии и соответственно не может вылечить, а это говорит о вмешательстве на уровне генетического кода. Не верю я в колдовство.

— Бонз, в чем-то я с тобой согласен, но знаю, что у сплотов есть мощные псионы, способные вытворять вещи, которые кроме как колдовством не назвать.

— У меня не выходит из головы сообщение, что мы роемся на кладбище, — вздохнул лейтенант.

— Увы, на кладбище нам вход закрыт, — усмехнулся Мазак, — скорее всего мы топчемся у ворот. А появление этой пары становится логически понятным.

— Кто пойдет завтра на переговоры? — поинтересовался Бонз.

— Придется идти мне, посмотрю заодно на эту пару. Может, замечу чего нового, да узнаю о возможном лечении калечных девиц.


15

— Ань, я хочу больше узнать о хозяевах этого города, — заявила Ксюша, едва они спустились на ярус, что уже считали если не домом, то вполне безопасным местом.

— Да, кто ж тебе не дает? — удивилась Аня, направившись к кухонному автомату.

— Хома и Шиза говорят, что не имеют подобной информации.

— А что ты хотела, — улыбнулась Аня, заказывая себе обед, — это ж куркуляторы. У тебя в айфоне была информация про Землю?

— Мы лучше айфона, — раздался хор искинов, — а куркулятор у нас только Хома.

— Я имела в виду принцип мобильности, — пояснила Аня, мысленно хихикая, она уже заметила свой повышенный аппетит, но ничего не могла с собой поделать.

— И где найти нужную информацию? — не отстала Ксюша.

— Спроси у искина медпункта, — предложила Аня, устраиваясь за столом перед своим заказом.

— Спрашивала, — вздохнула Ксюша, — говорит, что пока нет допуска. И еще он говорит, что для более правильной трансформации организмов мы должны лечь в капсулы. Только мне уже надоело. Как попали сюда, только и находимся в капсулах.

Ксюша, не отставая от Ани, поглощала свой заказ, но это не мешало ей жаловаться на жизнь.

— Нужно, значит, на сутки ляжем в капсулы, — закончив с трапезой, произнесла Аня, — а то даже отремонтировать наши машины не можем.

— Я думала, все, отъездились.

— Мне не хватает знаний для работы с местными инструментами, — пожаловалась Аня, — но восстановить наши машины можно, если их жулики снова не разберут.

— А спустить их в ангар с техникой нельзя? — поинтересовалась Ксюша, убирая в утилизатор остатки обеда.

— Можно, но тоже пока нет допуска, — усмехнулась Аня, — пошли учиться, к чему лишние разговоры.

Система RX- 15965 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем.

Рейдер аграфов «Ферь» хорошо спрятался в астероидном поле. Разбросанные по всей системе разведывательные буи, передавали на рейдер информацию в пакетном режиме. Обнаружить корабль можно было, только столкнувшись с астероидом к которому он был пришвартован.

— Капитан, почему мы спрятались в этой системе, ведь цель у нас совсем не здесь?

— Мирро, мы выполняем приказ, — ответил капитан, — ты же не хуже меня знаешь, что наши ученые могут быть высажены только после зачистки.

— Да знаю я, — вздохнул Мирро, — но мне уже надоело четвертые сутки сидеть перед молчащим приемником.

— Тем не менее, нам еще ждать шесть суток, и лишь тогда я вышлю разведывательный фрегат в нужную систему.

— Что могут противопоставить людишки против трех тяжелых крейсеров и трех сотен десантников, — не унимался Мирро, не отрывая своего взгляда от приборов.

— Я тебя понимаю, — усмехнулся капитан, — лет четыреста назад я был столь же нетерпеливым. С возрастом это прошло. Как прошло и наплевательское отношение к противнику.

— Если разведка не обманулась, то нам противостоит лишь один рейдер, причем устаревший на три поколения. Людишкам, просто нет возможности отразить атаку трех крейсеров.

— Прошли уже сутки с момента, когда должен был развернуться гипер передатчик. Отсутствие сигнала говорит о проблемах.

— Да какие там могли возникнуть проблемы? — удивился Мирро, — разве это первые развалины древних, что попадаются нам? Всегда развалины не представляли какой-либо опасности.

— Увы, — вздохнул капитан, — не все развалины так уж безопасны для чужаков.

— Но ведь мы потомки древних, — удивился Мирро, — как мы можем быть чужаками.

— Во-первых, древних было много, и конкретно наших предков мы еще не находили.

— А как же то, что нам внушают с детства? — Мирро вздрогнул всем телом, заметив на приборах отметки выхода из гипера двух больших масс.

— У нас гости, — добавил Мирро шепотом, — и это не наши крейсера.

Капитан, молча, связался с искином рейдера, пытаясь определить принадлежность гостей. Того что их обнаружат он не боялся, помимо маскировочного поля рейдер скрывало астероидное поле с большим содержанием металлов препятствующих нормальному сканированию.

— Это Архи… — шепот Мирро совпал с ответом искина.

— А чего шепчешь, — усмехнулся капитан, — они все равно не услышат.

— Испугался, — честно признался Мирро, — говорят у них на кораблях стоят сканеры биологической активности.

— Стоят, — согласился капитан, — только радиус действия этих сканеров не велик. А в астероиды архи не полезут. Покрутятся несколько суток и улетят. Мы же пока займемся подготовкой фрегата, думаю, появились они тут не просто так.

— Полковник, считаете, что ждать сигнала от передовой группы нет смысла? — поинтересовался вошедший в рубку высокий аграф.

— Профессор, векторы, что передали спутники, совпадают с системой RX- 15967, - капитан обернулся к вошедшему, — по размерам, это крейсера архов, а они имеют небольшой радиус мобильности, как раз хватит долететь сюда и вернуться назад в систему RX- 15967.

— Да… — протянул профессор, — не зря вы забрались в поле астероидов так далеко, каюсь, не думал, что это нам нужно.

— Пустое, — грустно усмехнулся капитан, — чего-то подобного я и ожидал, но не думал, что все будет так серьезно.


16

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Мазак прохаживался перед кабиной непонятного транспорта в ожидании переговорщиц и чувствовал на себе посторонний взгляд. Вещи, что требовалось вернуть лежали в закрытом кофре, сложенные туда при помощи дроида.

Фигуры в непонятных скафах появились неожиданно, словно протаяв из воздуха.

— Приветствую… — Мазак замялся, не зная как правильно назвать своих собеседниц.

— И вам не кашлять, — ответила одна из них, — принесли похищенное?

— Мои люди посчитали это трофеем, — возразил Мазак и добавил, — да, принес. Все сложили в кофр.

— Трофеем можно считать захваченное у врага, остальное, воровство и мародерство, — заявила собеседница.

Вторая фигурка переместилась к кофру, присела на корточки и вскрыла его, не интересуясь кодами доступа не плохого замка.

— Кхх, — Мазак почувствовал, что сам себя загнал в тупик.

— Почему вы не снимаете шлемы? — решил он сменить тему.

— На планете присутствуют вирусы, и у нас самих их достаточно, — не хотелось бы по возвращении домой сидеть в карантине.

— Мы не обнаружили смертельных вирусов, — возразил Мазак, но почувствовал, как по его спине побежали мурашки.

— Я и не говорила о смертельных вирусах, — пожала плечами собеседница, — есть множество вирусов, напрямую не вызывающих смерть, но способных повлиять на потомство.

Вторая женщина встала, взяв в руку закрытый кофр.

— Что ж, вещи вы вернули, — объявила собеседница после небольшой паузы, очевидно пообщавшись со своей напарницей, так и не сказавшей вслух ни одного слова.

— Хотелось бы получить компенсацию.

— Как я понял, кредиты вам не нужны.

— Вы правильно поняли, нас устроят кристаллы со знаниями.

— Военные базы знаний я передать вам не могу, таков закон.

— Пф, а зачем мне знать, как управляться с вашим оружием, если своего полно, — собеседница к чему-то прислушалась и добавила, — попросите своих сопровождающих вернуться на место. Начать войну легко, трудно остановиться.

— Лейтенант, верните бойцов на место, и не нужно самодеятельности, — включив передатчик, скомандовал Мазак.

— Но…

— Никаких но, мне ничего не угрожает, а боевые действия поставят крест на исследованиях.

— Слушаюсь.

— Браво полковник, — похлопала в ладоши собеседница, — нас интересуют знания о вашем Содружестве, ваши законы и история. Думаю, что вас тоже интересует подобная информация.

— С чего вы взяли, что я полковник? — Мазак не смог скрыть своего удивления.

— У вас на лбу написано, полковник службы безопасности, — усмехнулась собеседница.

— Что будет с нашими пострадавшими? — поинтересовался Мазак

— Я не вникала в процедуру защиты вещей, но мне передали, что процесс восстановления займет десять местных суток.

— А быстрее нельзя?

— Уважаемый, можно ли заставить местную звезду быстрее, чем ей положено скрыться за горизонтом? Вы можете сказать, что можно, но потратите на это немало ресурсов. А оно того стоит?

— Я понял, — кивнул Мазак, достал из кармана бокс с базами знаний и протянул собеседнице, — вот, возьмите здесь все, что есть из гражданских баз.

Собеседница приняла в руку бокс и передала его своей молчаливой спутнице, получив от той горсть кристаллов.

— Вот возьмите, здесь, можно сказать, местная история. Носители информации о нашем мире ваши люди благополучно уничтожили.

— Но как мы сможем прочесть эти кристаллы?

Мазак взял в руку четыре кристалла, подобные тем, что во множестве находили ученые на развалинах. Правда, различие все же было. Полученные кристаллы светились внутренним светом и казались живыми.

— Не знаю, — собеседница пожала плечами и добавила, — вас же не волнует, как мы будем считывать информацию с ваших носителей.

— Можно задать вам несколько вопросов? — вопрос Мазака заставил его собеседницу остановиться, очевидно, они посчитали разговор завершенным и собирались уйти.

— Почему нет? Задавайте свои вопросы, — в голосе собеседницы почувствовалось раздражение, но она остановилась и повернулась зеркальным стеклом шлема к собеседнику.

— Где ваш корабль?

— Для перехода в этот мир нам корабль не потребовался.

— Почему ваша спутница молчит?

— С чего вы взяли, что она молчит? Если бы работал внешний динамик ее скафа, ваши уши были бы красными, — в голосе собеседницы Мазак услышал нотки смеха.

— Наши техники могли бы попробовать починить скафандр.

— Нет, спасибо, после ваших техников нам потребуется несколько суток для восстановления своего транспорта. А внешний динамик мы исправим, когда закончим с запланированными здесь работами.

— Когда вы собираетесь покинуть эту планету?

— Это зависит не только от нас.

— Вам тоже мешают Архи?

— Причем тут Архи, — собеседница не скрывала своего удивления.

— Три улья блокировали эту систему.

— Ну а мы тут причем? Как закончим здесь свои дела, так и уйдем, архи нам не помешают.

— Вы можете нам помочь в исследовании нижних ярусов города?

— Нет, дело даже не в нашем нежелании, ваше оборудование не предназначено для работы там. Сами вы не можете там находиться из-за защитного излучения. Таскать же для вас различный хлам? Увольте, у нас своих забот хватает.

— Мне хотелось бы еще с вами пообщаться.

— Не обещаю, но все может быть, а сейчас до встречи. Ваше сопровождение снова начало двигаться.

Обе фигурки растворились в воздухе вместе с кофром под удивленными взглядами десантников, пытавшихся заблокировать выход из строения. Вместе с исчезновением женщин пропал сигнал от маяка, установленного в кофре.

— Лейтенант, почему вы нарушили приказ, — поинтересовался Мазак, наблюдая за изумленными физиономиями десантников.

— Мы хотели их перехватить и поспрашивать в другой обстановке, — вместо лейтенанта ответила одна из десантниц.

— Они заметили ваше первое движение, и ушли нисколько, не торопясь, — усмехнулся Мазак, — единственное чего вы достигли это то, что мы увидели превосходство их оборудования.

— А как с лечением? — снова подала голос та же десантница.

— Сказали, что за декаду все исправится, — хмыкнул Мазак, — быстрее можно, но очень дорого. Сворачивайте оборудование и полетели в лагерь, их уже след простыл.


17

— Ань, а зачем ты передала полковнику кристаллы с рекламой торговых центров? — следуя за подругой, поинтересовалась Ксюша.

— Ты считаешь, что нужно было передать кристаллы с технологической информацией? — спросила Аня, спускаясь по лестнице на жилой уровень.

— Нет, конечно, но зачем обманывать? Вдруг они смогут каким-либо образом прочесть информацию.

— Даже и не думала обманывать, — усмехнулась Аня, — рекламные ролики, записанные на кристаллы, показывают жизнь хозяев этого города и имеют необычайную историческую ценность. Полковник перестал бы нас бояться и уважать, предоставь мы ему какую-либо информацию в удобно читаемой форме. А то и вообще воспринял бы все как провокация одного из государств Содружества.

— Домой хочу, — неожиданно сменила тему разговора Ксюша, — надоело прятаться в катакомбах. Хочется Солнца и простора.

— Ох, и не говори подруга, — тяжело вздохнула Аня, — не знаем даже, где оказались, а дебильный искин не открывает нужные нам базы данных.

— В доступе отказано из-за отсутствия сертификата специальности, — Ксюша передразнила интонации искина и обе подруги улыбнулись.

— В чем-то он прав, — заметила Аня.

Девушки вошли в медицинский отсек, ставший им жилищем на неизвестной планете.

— Попробуй первокласснику объяснить законы Ньютона, — добавила Аня, снимая с себя легкий скафандр, — может быть ты, и сможешь это сделать, но поймет ли он…

— Да знаю я, — вздохнула Ксюша, укладывая свой скафандр на полочку шкафчика, — не дашь даже немножко себя пожалеть.

— Жалей себя, не жалей, но нам еще минимум неделю нужно учиться, прежде чем искин даст добро на сертификацию, — выдохнула Аня, направившись к своей капсуле.

Система RX- 15965 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем.

Полковник Газаль сидел в рубке своего рейдера и с тоской рассматривал панель освещенную множеством красных огоньков, сигнализировавших о неисправностях тех или иных модулей.

Да… он оказался прав, архи не полезли в астероидное поле, но всего два залпа одного из крейсеров и рейдеру пришлось очень туго.

Силовые щиты выдержали два часа непрерывных попаданий мелких камней, когда от выстрелов астероидное поле потеряло свою стабильность. Потом, когда один за другим начали сгорать эффекторы, начался АД. Техники не справлялись с множественными повреждениями обшивки и внутренних механизмов. Через двое суток, когда астероидное поле стало успокаиваться, рейдер представлял собой жалкое зрелище.

Семьдесят семь процентов поврежденной обшивки парили выходящими остатками воздуха. Из сотни экипажа и трех сотен ученой братии в живых осталось менее пяти десятков, а если быть точнее сорок шесть аграфов.

Не попади один из крупных камней в район медотсека, спастись удалось бы большему количеству аграфов. Повезло еще, что замыкание шин вызвало аварийное отключение и отстрел реакторов, иначе последующие попадания в реакторный отсек оставили бы от рейдера лишь яркую вспышку.

Сейчас оставшиеся в живых техники и ученые восстанавливали два разведывательных фрегата. Из того металлолома что остался в ангаре восстановить что-то большее не получалось.

Да будет тесно, но шанс добраться до системы RX- 15967 был велик. Тем более местная планета была пригодна для жизни.

— Полковник, — голос профессора Нонра отвлек капитана от грустных мыслей.

Профессор щеголял без правой кисти, отсеченной системой жизнеобеспечения скафандра, но не слишком расстраивался об этом.

— Что случилось профессор? — капитан повернулся к собеседнику, на сколько позволил скафандр.

— Ваши техники и мои ребята заканчивают ремонт фрегатов. Но у нас будет только пять суток. Потом мы все задохнемся.

— Профессор, за пять суток мы сможем совершить посадку в системе RX- 15967, иначе мы задохнемся здесь через месяц. Помощи ждать не имеет смысла.

— Но мы не знаем, что случилось с нашими крейсерами, — профессор посмотрел на капитана так, словно у того был ответ на этот вопрос.

— Согласен, мы не знаем, что случилось там, но здесь нас ждет смерть, а там у нас есть шанс совершить посадку, используя системы маскировки.

— А если архи до сих пор здесь?

— Что ж, — капитан Газаль пожал плечами, хотя из-за скафандра этого не было видно, — Если архи здесь, то они быстро нас расстреляют. Зато не придется мучиться от недостатка кислорода.

— Шутки у вас жутковатые, — выдохнул профессор.

— И не думал шутить, — вздохнул капитан, — это констатация факта. Лучше сгореть в огне плазменного залпа, чем загибаться на полумертвом корабле. Хотя, если есть желающие остаться, я возражать не буду.

— Среди моих подчиненных таких нет, — сообщил профессор.

— Среди моих тоже, — согласился капитан и поинтересовался, — профессор, вам не показались странными действия архов?

— Кхе, — хмыкнул профессор, — архи, в подобных ситуациях, старались достать наши корабли при помощи своих истребителей и штурмовиков. Похожую тактику чаще используют хуманы.

— Значит, мне не показалось, что пауки действуют неправильно, но сам бы я поступил похожим образом. Дешево и сердито. Два залпа из гравитационных излучателей и даже линкор получил бы серьезные повреждения от того крошева обломков что пришли в движение.

— Думаю, что за сутки фрегаты будут полностью готовы, — профессор взял на себя обязанности погибшего инженера и неплохо с ними справлялся, все же до академии он успел отслужить пару десятков лет инженером на линкоре «Аркен» входившем в первый гвардейский флот.


18

Искин медпункта, словно взбесился после пожелания девушек поскорее закончить обучение своим основным специальностям.

Дни понеслись в каком-то диком кошмаре. Обучение в медкапсуле сменялось тренировками в тренажерном комплексе с короткими перерывами на прием пищи и четырехчасовой сон. Правда результаты того стоили. Ежедневно, во время утренней пробежке по катакомбам, Аня узнавала новое оборудование. Всевозможные штуки и штукенции становились вполне знакомыми спасательными ботами, транспортными платформами и дроидами различного предназначения. Время потеряло свой бег. Каждое утро был день Сурка. Стоны Ксюши, боль в мышцах и некоторое отупение в мозгах.

Декада пролетела как длинный кошмарный сон, закончившись сдачей экзаменов в капсуле виртуального погружения. Аня ремонтировала, еще недавно незнакомые, звездолеты, управляя армией из сотен дроидов, отвечала на теоретические вопросы личностям с генеральскими погонами, сдавала зачеты по борьбе за живучесть различных типов кораблей и пустотных объектов.

Выползая на четвереньках из виртуальной капсулы, Аня, несмотря на зверскую усталость, была довольна. Ей присвоили воинское звание инженер-лейтенант. Тревожило только отсутствие погон на тренировочном комбинезоне, а ведь в виртуале старенький генерал приложил их на ее плечи.

Она не сразу заметила, тихо скулящую, Ксюшу, свернувшуюся калачиком возле ее виртуальной капсулы.

— Что плачем? — прошептала Аня, покачиваясь даже на четвереньках, — не сдала?

— Сдала, — всхлипнула Ксюша, — встать не могу.

— Нашла из-за чего переживать, вставай как я, и в душ, а дальше видно будет.

— Злая ты, — вздохнула Ксюша, переворачиваясь на живот, — даже не спросила как я сдала зачеты.

— Ну генерала тебе не дали, — произнесла Аня поднимаясь держась за стену, — если мне дали только лейтенанта, то тебе достался максимум прапорщик.

— А вот и нет, — от возмущения Ксюша забыла что у нее все болит и резко подскочила на ноги, — мне присвоили звание лейтенанта медицинской службы. Вот. Уй.

— Вот, а говорила встать не можешь, — Аня слегка улыбнулась и первой юркнула в ближайший душ.

— Я и говорю, злая, — выдохнула Ксюша, направляясь к свободному душу.

Смыв пот, и приведя себя в порядок, девушки, в свежих комбинезонах со знаками различий на плечах, устроились в столовой.

— Ну, ты как? — поинтересовалась Аня, поставив на стол разнос с заказанным: завтраком, обедом и ужином.

— Жить буду, — усмехнулась Ксюша, копаясь возле пищевого синтезатора.

Её разнос был наполнен не меньше чем у Ани. Поставив его на стол, Ксюша придвинула один из стаканов к подруге.

— И, что это? — поинтересовалась Аня, почувствовав резкий запах.

— На шестьдесят процентов вода, — ответила Ксюша, отстегивая с погон многолучевые звездочки, — говорят, их обмывать надо.

— А, давай! — Аня махнула рукой и тоже довольно быстро булькнула свои звездочки в стакан.

Легонько стукнувшись стаканами, девушки выпили «Огненную воду», зажав свои звезды зубами.

Несмотря на основательную закуску обеих, что называется, развезло.

— Анюта, давай споем, — предложила Ксюша, опустошив свой разнос.

— Давай, — пожала плечами Аня, несмотря на легкое головокружение, она не теряла над собой контроль.

— Вот кто-то с горочки спустился, — затянула Ксюша и замолчала.

— Нет, в катакомбах звук не тот, — заметила Она, замолчав, — а давай залезем на крышу бокса.

Аня посмотрела на подругу и пожала плечами.

— Думаю, что за нами будут наблюдать.

— Что, не отобьемся? — усмехнулась Ксюша.

— В легкую, — улыбнулась Аня, — но выйдем на верх только в скафах, мало ли что.

Забравшись на крышу бокса, девушки половину ночи орали, усиленные динамиками скафандров, песни. Скакали под струями дождя и пританцовывали под удары молний.

— Ксюша, пошли домой, — на выдохе позвала Аня, — сделаешь еще по пятьдесят грамм шестидесяти процентной воды и спать.

— Хорошо, — согласилась Ксюша, — давай споем еще одну песню, и домой.

— Запевай, — улыбнулась Аня, рассматривая посветлевший небосвод на восходе.

— Выйду ночью в поле с конём,

Ночкой тёмной тихо пойдём.

Мы пойдём с конём по полю вдвоём,

Мы пойдём с конём по полю вдвоём.

Не собираясь подпевать, Аня, незаметно для себя, втянулась в песню. Казалось, даже ночная гроза прекратилась, чтобы лучше было слышно эту песню.

— Ну, все, пошли, — взяв Ксюшу за руку, потянула ее Аня.

— А, пошли, — махнула рукой Ксюша, и гроза загрохотала с новой силой, стараясь наверстать пропущенное время.

— Не думала, что здесь по ночам такие грозы, — задумчиво произнесла Ксюша, снимая свой скафандр.

— Это работает резервный накопитель, — Аня уложила свой скаф на место и наблюдала за движениями Ксюши.

— Искин, дай ка нам историческую справку, — попросила Ксюша, возясь возле пищевого синтезатора, — или у нас нет допуска?

— Допуск третьей степени у вас теперь есть, — ответил искин, — этого достаточно для получения исторических данных. Я разблокировал требуемые вами базы знаний.

— А краткую информацию рассказать можешь? — осторожно неся разнос с двумя стаканами водки и немудреной закуской, поинтересовалась Ксюша.

— Как называется город и планета? — спросила Аня, взяв предложенный Ксюшей стакан.

— Шамбала.

— Да… — протянула Аня, и, осторожно коснувшись краем своего стакана Ксюшиной тары, выпила свою дозу как воду.

— Еще окажется, что люди, жившие здесь, называли себя ариями, — хмыкнула Ксюша, закусив водку кусочком фрукта.

— Здесь никто не жил, а учебный центр был построен именно специалистами Арийской империи.

— Учебный центр говоришь, — задумчиво произнесла Аня, — и какое время он не используется?

— Семьдесят тысяч ваших лет назад к планете прорвался флот атлантов и отработал по ней дезинтеграторами разумной материи…

— Все погибли? — выдохнула Ксюша.

— Нет, из десяти миллионов студентов и учителей спаслись менее пятисот тысяч и ушли с планеты резервным транспортным каналом.

— А куда они ушли? — Аня вся подобралась.

— Пробой пространства готовился в спешке и никого не интересовали координаты цели, единственное, что принималось в расчет это пригодная для жизни биосфера.

— А повторить пробой на старых установках возможно? — спросила Аня, отпив из высокого бокала сок.

— Ваш спонтанный перенос разрушил последние настройки.

— Вот так, — вздохнула Аня и посмотрела на Ксюшу, — придется домой добираться ножками, истинная арийка.

— Пф, а сама-то кто? — фыркнула Ксюша, — ведь ты что-нибудь придумаешь.

— Семьдесят тысяч лет, — задумчиво произнесла Аня, — а почему так хорошо все сохранилось?

— Шестьдесят тысяч лет учебный центр был закрыт стазис полем, до исчерпания запасов энергии в основных накопителях. Десять тысяч лет основные сооружения учебного центра поддерживались резервными накопителями. В данный момент времени происходит накопление энергии в резервные накопители.

— А почему представители содружества не могут находиться в катакомбах? — поинтересовалась Ксюша.

— Если вы имеете ввиду разумного исследованного в третьей медкапсуле, то они могут находиться в катакомбах. Только вся их машинерия, включая импланты, в катакомбах работать не может. Срабатывает защита от атлантов.

— Разве атланты не представляют другую цивилизацию? — спросила Ксюша.

— Нет, раньше арийская империя и империя атлантов были одним народом, разделение произошло семьдесят пять тысяч лет назад из-за различия в понимании дальнейшего пути развития.

— Значит все неудобства, что испытывают люди из содружества обусловлены установленными им имплантами? — Ксюша, несмотря на усталость, не могла остановить поток вопросов.

— Да.

— А… — начала Ксюша.

— Хватит, — перебила ее Аня, — пошли спать, утро вечера мудренее.

— Пошли, — выдохнула Ксюша и встала из-за стола.


19

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Полковник Мазак собрался, наконец, поужинать, когда раздался вызов.

— Слушаю, — произнес он недовольно, включив планшет.

— Босс, у нас гости, — доложил Мурт Свассен, дежуривший в аппаратной эти сутки.

— Кто? — от недовольства не осталось и следа.

— Похоже на разведывательные фрегаты аграфов, — доложил ассистент, — идут под маскировкой и используют баллистическую траекторию.

— Где по расчету они должны совершить посадку?

— В пяти километрах от базы местных, недалеко от места посадки уничтоженного нами бота.

— Что мы можем сейчас сделать? — поинтересовался полковник, прекрасно зная, что никто не рискнет лететь в тот район развалин, на ночь глядя.

— Только наблюдать, тем более в том районе расставлено достаточно детекторов.

— Что ж, веди постоянную запись, если случится какая-нибудь неожиданность, вызывай.

Полковник отключил планшет и устроился за столом. Нормально поесть ему не дали. Сначала его вызвал капитан Шлок, сообщив то же самое, а затем пришел лейтенант Бонз.

— Шеф, мои не пойдут в тот район развалин, — с порога заявил лейтенант, — у девчат только все пришло в норму, они не хотят рисковать, а парни их поддерживают.

— Да никто пока не собирается туда, — выдохнул Мазак, отодвинув разнос, — ночью там слишком опасно, а утром, будет видно.

— А если аграфы найдут механизмы?

— Что ж, — вздохнул Мазак, и улыбнулся, — думаю, они будут рады.

— Кто? — удивился лейтенант.

— И те и другие, заодно посмотрим на реакцию местных. Они показали себя достаточно жесткими, но справедливыми.

Вновь завибрировал планшет.

— Да, — с долей раздражения ответил Мазак.

— Босс, оба фрегата совершили посадку в расчетном районе. Камеры зафиксировали движение на базе местных.

— Я сейчас приду, — произнес Мазак и отключил планшет.

— Шеф, можно с вами, — попросил лейтенант.

— Ну, пошли, — согласился Мазак, хотя ему и не хотелось вести лейтенанта на пункт наблюдения, но отказав, он мог получить недоверие всех десантников.

В аппаратной был практически весь состав археологов и других специалистов. Все молча, вслушивались в незнакомый язык двух женских голосов.

Две фигурки скакали по крыше строения, не обращая внимания на потоки воды и разряды молний. Иной раз брызги воды из-под ног поднимались выше голов, скрывая певиц. Мазак с интересом вслушивался в слова незнакомого языка, поражаясь богатству оттенков голоса певиц.

— Босс, обратите внимание на молнии, — прошептал Ник Орген, — они голосом управляют частотой ударов молний.

Только после этого сообщения Мазак заметил, что молнии бьют в такт мелодии песен.

— Босс, в поле зрения наших камер появились аграфы, — голос Мурта Свассена отвлек Мазака от очередной песни.

— Что они делают? — поинтересовался Мазак шепотом.

— Тоже, что и мы, — усмехнулся Мурт, — за закрытыми шлемами не видно открытых ртов, но неподвижность фигур говорит о большом внимании.

Концерт продолжался половину ночи и закончился можно сказать на высокой ноте недосказанности. Две фигурки взялись за руки и исчезли с экранов мониторов.

— Что фиксируют детекторы? — поинтересовался Мазак, посмотрев на Мурта сидевшего за пультом.

— Ничего, нет даже гравитационного следа, словно выключили картинку.

— Может, это и была трансляция?

— Нет, — возразил Мурт, — детекторы зафиксировали вес обеих незнакомок, который не менялся все время концерта.

— Но, это бред.

— Нет шеф, на них скафы, — усмехнулся лейтенант Бонз, — если даже они вспотели то все осталось с ними в системах скафов.

— Уел, — усмехнулся Мазак, — что там делают аграфы?

— Крадутся к базе.

— Сколько их?

— Детекторы зафиксировали четыре десятка, но может кто-то остался внутри фрегатов, — сообщил Мурт, — в сторону базы выдвинулось три пятерки.

— Детекторы фиксируют технику?

— Да, могу вывести картинку на большой экран.

— Давай, все равно они сделали все возможное, чтобы аграфы нашли их стоянку.

На большом экране картинка пустой крыши сменилась изображением непонятных машин. Вокруг машин были расставлены столбики с натянутой между ними полоской яркой ткани. Ночной ветерок раскачивал таблички с надписями на общем языке содружества. «Проход закрыт. Не ходи здесь, плохо будет».

Члены экспедиции давно заметили эти таблички, но подходить, а тем более приближаться к машинам, никто не хотел.

— Как думаете, босс, аграфы послушаются или нет, — усмехнулся Мурт, которому так повезло с дежурством.

— Конечно, нет, — хмыкнул Мазак, и, посмотрев на лейтенанта, спросил, — остановила бы такая надпись твоих оболтусов?

— Сейчас, да, — признал правоту Мазака лейтенант и указал рукой, на появившихся аграфов.

Заметив незнакомую технику, аграфы рассредоточились, подыскав укрытия, и пустили вперед разведывательного дроида. На метр, не достигнув столбиков, дроид упал на пол и перестал подавать признаки жизни. Несколько минут ничего не происходило, аграфы, очевидно, общались между собой.

Что-то решив, один из аграфов выстрелил в сторону непонятных машин из плазмомета. Это было не правильное решение. Достигнув определенной черты, шар плазмы не взорвался, как это происходит при соприкосновении с известной защитой, а отразился в сторону стрелявшего. Броня скафандра выдержала, но аграфа отбросило назад на пару метров. Залп четырех оставшихся аргафов закончился для них похожей картиной. При этом один из аграфов не смог подняться без посторонней помощи. Подошедшая вторая пятерка не повторяла ошибок первой, а начала расставлять вокруг непонятных машин свои детекторы.

— Хорошая защита, — констатировал лейтенант, — залп из пяти плазмометов способен пробить защиту штурмового дроида, конечно если тот позволит по себе отстреляться.

— Очевидно ничего интересного в ближайшее время не будет, — заметил Мазак, наблюдая как обе пятерки аграфов начали отходить к своим фрегатам.

— Десантников готовить? — спросил лейтенант.

— Не стоит, — усмехнулся Мазак, — мы расставили в том секторе развалин достаточно детекторов и теперь можем получать информацию, а все подзатыльники будут получать аграфы.


20

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь остатков научной экспедиции, ССНП (службы сбора наследства предков).

Полковник Газаль был предельно уставшим. Ему давно не приходилось непосредственно управлять кораблем в столь сложных условиях и с периодически отключавшейся системой жизнеобеспечения.

Сначала сутки понадобились на выход фрегатов из астероидного поля и разгон для прыжка. Благо кораблей архов в системе уже не было. Четыре часа сна, когда фрегаты находились в гипере, оставили после себя лишь боль в спине и затекшие конечности.

В системе RX- 15967 все оказалось еще сложней. Только включенная система маскировки спасла фрегаты от уничтожения архами. Хотя и жуки были заняты. Все же крейсера группы прикрытия погибли не зря, уничтожив один и серьезно повредив другой улей архов. Фрегатам пришлось красться в обход основных скоплений архов к планете почти трое суток. За это время оборудование фрегатов смогло идентифицировать обломки всех кораблей группы прикрытия. Обломков корабля хуманов обнаружено не было, что вселяло некоторую надежду.

Развалины древних открылись неожиданно на ночной стороне планеты колоссальным грозовым фронтом, освещавшим древний город.

Приняв решение, полковник повел фрегаты к пригороду развалин, прекрасно понимая, что еще один виток вокруг планеты может привлечь внимание архов.

Посадка вышла жестковатой, но все обошлось мелкими неисправностями фрегатов и ссадинами у пассажиров.

Что за духан стоял внутри фрегата, полковник осознал только когда вышел из него под струи ночного дождя. Потоки воды омывали горячую обшивку фрегатов, превращаясь в пар, создавая завесу из тумана.

— Полковник, в семи километрах две хуманки дают концерт, — вышел на связь Бурн Токсен, командир взвода разведки рейдера «Ферь», — провести захват?

— Нет, это может быть ловушка, — возразил полковник, — думаю, что хуманы прекрасно видели нашу посадку.

— Эти горланят не на языке содружества и их скафандры не опознаются нашими системами.

— Тем более, — отрезал полковник и повернулся к профессору Нонру, — Ну, что профессор, вы еще горите желанием ночью посетить развалины?

— Здесь все выглядит иначе чем сверху, — то ли оправдываясь, то ли констатируя факт, произнес профессор, — но нам так или иначе придется искать себе убежище, ночью тут действительно не поспишь на травке.

— Да уж, — усмехнулся полковник и отдал команду разворачивать оборонительные позиции вокруг фрегатов.

Вернувшись в рубку фрегата полковник включил большой экран чтобы внимательней понаблюдать за двумя фигурками.

— Язык странный, — заметил профессор, остановившись в проеме, он некоторое время вслушивался в звуки незнакомого языка.

— Искин уже озвучил отсутствие подобного языка в его базе, — произнес полковник, — правда это ни о чем не говорит, хумансы слишком расселены по известному космосу.

— Это очень странно, — профессор задумался и попытался взять себя рукой за подбородок, но вместо ладони там оказалась культя.

Поморщившись, профессор добавил, — Несмотря на различие языков и расстояние, все языки хуманов имеют общие слова. Искин без сомнения смог бы определить подобное. Раз этого нет, то возникает вопрос. А хуманы ли это?

— Как же внешний вид? — полковник отвлекся от экрана и посмотрел на профессора.

— Вы смогли заглянуть под скафандры этих существ? Может быть они не имеют с хуманами ничего общего. Надень подобный скафандр на аграфа или дварфа и не найдешь отличий.

— Гх, — кашлянул полковник, — а ведь вы правы. Я даже думать не мог, что это не хуманы, ведь нам известно об их экспедиции. Вполне возможно, что информация достигла ушей не только дварфов, но и других рас содружества.

— Вот, вот, только мне кажется все гораздо сложнее.

Полковник внимательно смотрел, как две фигурки спрыгнули с крыши, пропав из поля зрения разведывательного комплекса.

— Господин полковник, моя группа находится рядом с теми развалинами, где скрылись неизвестные, — доложил Бурн Токсен, выйдя на связь.

— Проследите, куда они направились, но постарайтесь в боевое столкновение не вступать, — приказал полковник.

— Постараемся, — ответил Бурн и отключился.

Полковник переключил сигнал на экран с разведывательного комплекса на детекторы разведгруппы. Горизонт сразу сузился до заваленной обломками улицы, подсвеченной вспышками молний. Изображение слегка покачивалось в такт движения аграфов.

— Что это? — вырвалось у профессора, когда в свете фонарей появился непонятный агрегат.

— Если судить по колесам, то это транспорт для движения по поверхности планеты, — полковник рассматривал непонятный транспорт, гадая, для каких ситуаций он предназначен.

— Полковник, попросите чтобы увеличили надписи, — попросил профессор.

— Я вам и так могу прочитать, — усмехнулся полковник, — «Проход закрыт. Не ходи здесь, плохо будет».

— Но… — начал профессор.

— Надписи на табличках сделаны на всеобщем языке содружества, — перебил полковник, наблюдая за действиями разведчиков.

Он не мог понять, что ему напоминают столбики, на которых висела лента. Внезапный выход из строя кибера заставил полковника потянуться к сигналу вызова разведчиков, но он не успел.

Один из разведчиков сняв плазмомет, выстрелил в ближайший к нему столбик. Ответ не заставил себя ждать. Плазменный шар отразился от туманной сферы попав в стрелявшего. Остальная группа поддержала своего коллегу, получив назад свои подарки.

— Лейтенант Токсен, отставить стрельбу, — крикнул полковник, нажав кнопку вызова, — вы, что читать разучились?

— Да поняли уже, — прохрипел лейтенант, которому досталось больше других из-за повышенной мощности его оружия.

— Что это? — прошептал профессор.

— Так называемая «Защита древних», — пояснил полковник, — с нашей технологией ее не преодолеть.

— Господин полковник, что нам делать? — спросил лейтенант, при помощи коллег поднявшийся на ноги.

— Расставьте детекторы и возвращайтесь.

— Может быть, нам попробовать более мощное оружие, — предложил лейтенант.

— Ответка будет тоже мощнее, а нас и так осталось слишком мало. Выполняйте мою команду и возвращайтесь.

— Я так понял, что вы уже встречались с подобной техникой, — профессор вопросительно посмотрел на полковника.

— Было дело, — протянул полковник, — десяток лет назад наша экспедиция нашла орбитальный объект. В попытках вскрыть оборону объекта мы потеряли два линкора и ничего не добились. В один из моментов, объект просто исчез.

— Вы его уничтожили?

— Не думаю, — полковник грустно посмотрел на профессора, — мы не нашли даже малейших следов разрушения. Создалось впечатление, что объект ушел от нас в прыжок.

— Да… — протянул профессор.

— Там по всему корпусу были установлены похожие штыри, — продолжил полковник, — и наша техника выходила из строя, приближаясь на определенное расстояние до обшивки.

— Господин полковник, оборонительные позиции развернуты, разрешите экипажам отдохнуть, — в рубку вошел майор Рукан Вишел, второй пилот рейдера.

— Да, конечно, — кивнул полковник, — не забудь вовремя менять посты. Все должны хоть немного отдохнуть.

— Слушаюсь, — несколько театрально ответил майор и вышел из рубки.

Дождавшись появления в рубке, так называемой вахты, полковник посмотрел на профессора.

— Нам тоже не мешало бы отдохнуть, — заявил полковник, заметив, что ученый держится только на своем энтузиазме.


21

Несмотря на предыдущую усталость и всего четырехчасовой сон, Аня прекрасно выспалась и несколько минут лежала с открытыми глазами, планируя сегодняшний день. Сегодня уже не было необходимости заниматься изучением профессиональных баз знаний. Конечно, оставалось много нужной информации, ожидавшей изучения, но теперь она могла заняться ремонтом обеих машин, и сделать их еще лучше чем они были изначально.

— Вставай соня! — раздался голос Ксюши, — ночью какие-то жулики хотели похитить наши машины.

— И как? Они ушли своим ходом? — усмехнулась Аня и села на своей кровате.

— У них были хорошие скафы, одному только помогали встать.

— Ну и прекрасно, — Аня занялась утренними процедурами, отправившись в душ.

— Что ты такое установила вокруг машин? — поинтересовалась Ксюша, когда Аня вышла из душа, вытирая влажные волосы, — мне можно будет к ним подойти?

— Три дня назад я сдавала на сертификат техника и обратила внимание на защиту, что применяли хозяева местного учебного заведения. Немного доработала для наших нужд и вуаля. Самым сложным было выпросить на складе нужное количество эффекторов.

— Чем хочешь заняться? — поинтересовалась Ксюша.

— Спущу наши машины в мастерскую на третьем уровне и займусь ремонтом, — усаживаясь за стол, сообщила Аня.

— Ты будь осторожней, — посоветовала Ксюша, не торопясь поедая завтрак, — ночные жулики были не похожи на тех, что приходили раньше и тоже оставили множество своих датчиков.

— С шпионами разберемся, они работают только до тех пор пока нам не мешают, — усмехнулась Аня, наслаждаясь кисло-сладким напитком малинового цвета.

Закончив завтрак девушки отправились в мастерскую, куда транспортная платформа доставила их машины.

Сгрузив при помощи дроидов Ксюшину «Тойоту», Аня приступила к ремонту своей машины, используя инженерный комплекс мастерской.

Ксюша с интересом и некоторым страхом наблюдала как три десятка разнокалиберных пауков напали на грузовой автомобиль и начали его разбирать с довольно приличной скоростью. Буквально за час от машины не разобранными остались только баки из-под жидкостей, рама и кабина, на которую нехорошо поглядывал среднего размера дроид.

— Ань, а назад ты собрать то сможешь? — поинтересовалась Ксюша, передернув плечами.

— А, то, — усмехнулась Аня.

Она развернула голографическую проекцию своей машины и занималась ее модернизацией.

— Сейчас проведу дефектовку и начну потихоньку собирать, многие детали нужно менять.

— Жулики постарались?

— Ага, но только наши, земные.

— Как, это? — удивилась Ксюша.

— Да, очень просто, — пожала плечами Аня, — производители считают, что вечная запчасть, плохая запчасть, и стараются специально занизить прочностные характеристики.

— Зачем это нужно? — Ксюша переводила свой взгляд с кучи запчастей, растаскиваемых дроидами по разным углам мастерской на свою машину к которой уже приближались особо мелкие экземпляры паучков.

— Любому производителю не выгодно наличие долго работающих вещей. Купишь ты не ломающуюся машину и они, я имею в виду производителей и продавцов, останутся без своего заработка.

— Но мне же не выгодно постоянно заниматься ремонтом, — возмутилась Ксюша, словно Аня была виновата в подобной ситуации.

— А кто тебя спрашивает? — хмыкнула Аня и направила армию своих паучков на машину подруги.

— А… — Ксюша жалобно указала рукой Ане на творимый дроидами беспредел.

— Пошли наверх, здесь до завтра делать нечего, — Аня взяла подругу за руку и потащила из мастерской, — я ввела в восстановление деталей свой стандарт, завтра посмотрим, что получится.

Приближаясь к медпункту девушки получили вызов от искина.

— Внимание, зафиксирована попытка проникновения в зону охраны.

— Мы уже подходим, — произнесла Аня.

— Я вижу, — констатировал искин, — активировать защитную систему?

— Давай сначала посмотрим, кто там пришел, — предложила Аня прибавив шаг.

Устроившись перед большим экраном девушки внимательно вглядывались в действия незнакомцев одетых в боевые скафандры.

— Это явно не прежние жулики, но кто они, — произнесла Ксюша, — слишком мало полковник дал информации.

Незнакомцы в скафандрах тем временем проводили осмотр бокса, не приближаясь к огороженной зоне и не применяя своего оружия. О попытках приблизиться к охранной зоне свидетельствовали четыре неисправных дроида, застывших на одинаковом расстоянии от импровизированной ограды.

— Искин, есть возможность посмотреть на владельцев скафандров не снимая их? — поинтересовалась Аня.

— Да, я могу использовать сканеры и воссоздать изображение на экране, — ответил искин.

— А это не вредно для их здоровья? — спросила Ксюша.

— Некоторый вред будет присутствовать, ведь я буду использовать промышленные сканеры, а не медицинские, — ответил искин.

— Сканируй, — приказала Аня, — мы их не звали, да и жизнь, вообще вредная штука, от нее даже умирают.

Скафандры на экране стали прозрачными и внутри них девушки увидели лица сказочных эльфов. Тонкие черты лица и удлиненные уши, заостренные сверху.

— Кто это? — удивленно прошептала Ксюша.

— С вероятностью в семьдесят процентов это потомки атлантов, — произнес искин, принявший восклицание Ксюши за вопрос, — для окончательной идентификации требуется исследование генетического материала.

— Атланты настолько отличались от людей? — Ксюша не сдерживала своего удивления.

— Изначально, нет. То, что вы видите, результат искусственного отбора.

Затейники, — усмехнулась Аня, наблюдая за эльфами, которые под облучением сканеров начали испытывать некоторое неудобство.

— Чего это они задергались? — поинтересовалась Аня.

— Предполагаю, что от излучения сканеров у них возникли проблемы с нейроимплантами, — ответил искин.

— Ты, что не выключил сканеры? — удивилась Ксюша.

— Не было команды, — ответил искин, в голосе которого Ане послышалось некоторое удовлетворение.

— Отключи сканеры немедленно, — повысила голос Ксюша.

— Сканеры отключены, — доложил искин.

Впрочем и без его доклада было видно, что эльфы перестали дергаться, но от ограждения отошли на большее расстояние.

— Искин, а эти эльфы смогут использовать что-либо из найденного на территории учебного центра? — поинтересовалась Аня, заметив, как один из эльфов нашел информационный кристалл и положил в специальный мешочек.

— Вероятность есть, но она минимальна.

— А почему? — вступила в разговор Ксюша.

— Одним из уровней защиты является тест генетического материала. При несовпадении с эталоном более чем на пятнадцать процентов, оборудование откажет в доступе. При большем отличии может включиться система самоуничтожения.

— Понятненько, — выдохнула Аня, — нужно гнать этих эльфов, а то наэльфячат тут, и куда нам деваться.

— Я не смогу обеспечить полной защиты на поверхности, — по-своему понял искин.

— Даже в охранной зоне? — поинтересовалась Аня.

— В охранной зоне вы будете в большей безопасности, чем в любом другом месте.

— Ксюша, ты со мной? — направившись к шкафам со скафандрами, спросила Аня.

— Конечно, иначе меня Хомяк за кнокает.

— Это точно, — усмехнулась Аня, одевая боевой скафандр.

— Оружие брать будем? — поинтересовалась Ксюша.

— Зачем? Тебе табельного оружия мало? — искренне удивилась Аня, считавшая, что игломет, плазмомет и офицерский жезл уже перебор. Но без этого вооружения искин попросту не даст им выйти на поверхность в боевых скафандрах.

— Я забыла, — призналась Ксюша.

Аня покрутилась перед выходом, поправляя подвесы оружия и жезла, но дверь из медпункта не открылась.

— Ты не активировала знаки различия, — заметила Ксюша, сама она провела эту процедуру по совету своего Хомяка.

— Точно, — усмехнулась Аня и добавила, обращаясь к искину, — ну ты и уставник!

Едва она активировала знаки различия, дверь разблокировалась открыв выход из медпункта.

— Это, что, теперь на поверхность без знаков различия не выйти? — недовольно бурчала Ксюша, следуя за подругой.

— Думаю, что по гражданке никто тебя звездочки надевать не будет заставлять, — заметила Аня, — а надела форму, будь любезна включить свои звезды. Я права?

— Да, — кратко ответил искин.

Появление девушек в боксе не произвело ожидаемого Аней фурора. Незнакомцам попросту было некогда. На десятку новеньких наседало такое же количество уже знакомых десантников, пытаясь выбить их из бокса.

Шипели лучи лазерных излучателей, бухали плазмометы и тарахтели иглометы. Как дополнительное сопровождение аттракциона срабатывала система защиты, отправляя неосторожно попавшие в нее заряды невезучим.

Пока была ничья, три — три. Трое десантников не подавали признаков жизни с одной стороны бокса, а с другой, сломанными куклами лежали три эльфа. Однако десантники, используя защитные экраны своих дроидов, постепенно выдавливали своих противников на открытое место, где без труда смогли бы использовать тяжелое вооружение дроидов.

— А ну, стоять, бояться! — переведя внешние динамики на максимум, крикнула Аня.

Понять ее слова никто не смог, кричала она по-русски, уперев свои руки в бока. Но, к удивлению Ксюши послушались все, прекратив стрельбу.

— Чего шумим? — поинтересовалась Аня, убавив громкость динамиков и положив левую руку на офицерский жезл, а правую на рукоять плазмомета.

Обе противоборствующих группы стрелять перестали, но оружия не опустил никто.

— Я жду объяснений, — Аня повернула голову в сторону десантников.

— Мы, это, — начал говорить знакомый голос десантника, что приходил на переговоры.

— Эти… аграфы угнали ваши машины, — из-за спины начавшего говорить десантника, раздался звонкий женский голос.

— Не трогали мы эти машины, добраться не смогли, — ответил один из аграфов.

— Конечно, не трогали, а куда они делись? — поинтересовался тот же голос.

— Я должна перед вами отчитываться, куда убрала свой транспорт? — с долей удивления, спросила Аня.

— Вы должны… — начал говорить другой из аграфов.

— Ничего мы не должны, — перебила его Аня, и добавила, — а вот вы должны как можно быстрее покинуть это место. Если конечно жить хотите.

— Вы нам угрожаете? — в голосе аграфа слышалась усмешка.

— Нет, — в свою очередь усмехнулась Аня, заметив, как малый разведывательный дроид вылез из пробитого чем-то крупным аграфского скафандра и отправился к спуску в катакомбы.

— Я могла бы просто дождаться, когда вы перебьете, друг дружку, а потом добить победителя, — продолжила она.

— А справишься? — насмешливо поинтересовался аграф и вышел вперед.

Всем присутствующим показалось, что Аня задумалась, но на деле она получала от искина результаты экспресс-анализа генетического материала полученного от убитого аграфа. Искин доложил об восьмидесяти процентной идентичности аграфов и атлантов и смертельной опасности для аграфов находиться на этой планете. Вирусы, выпущенные в атмосферу тысячи лет назад для невозможности колонизации планеты атлантами, никуда не делись.

— Самое смешное, что мне не требуется ничего делать, вы не сможете бесконечно сидеть в скафандрах, а как только их снимете — умрете. Воздух, вода и местная пища убьют вас не хуже плазмомета. У антранцев выжить шансов гораздо больше.

— Вы пытаетесь нас обмануть, — в голосе аграфа убавилось издевки, — мы провели экспресс-анализ биосферы планеты и не нашли опасных для нас факторов.

— Посмотрим на вас через декаду, — Аня пожала плечами, хоть этого никто и не заметил, — поинтересуйтесь у своих противников, что это за место и почему тут ненужно шуметь, а мы пойдем.

— Подождите, — раздался голос аграфа, когда Аня, взяв Ксюшу за руку, повернулась к спуску в катакомбы.

— Вы что-то хотите сказать? — Аня слегка повернулась на голос.

— Да, — аграф очевидно кивнул головой, — наш руководитель хотел бы встретиться с вами.

— Пусть приходит, я не возражаю, скажем через пару часов.

— Уважаемая, — подал голос командир десантников, — наш руководитель также просит о встрече.

— Он за два часа успеет сюда добраться?

— Да.

— Прекрасно, значит, встретимся через два часа.

— Аня, ну ты и орешь! — выдавила из себя Ксюша, когда они уже спускались по лестничному маршу, — я думала, что у меня перепонки лопнули.

— Дурное дело не хитрое, — хмыкнула Аня, — ты лучше объясни, как можно запрятать боевые вирусы так, что их не могут найти ни аграфы, ни антранцы.

— Элементарно, — пожала плечами Ксюша, — есть десяток безвредных по отдельности вирусов, но собравшись вместе, в одном организме, они видоизменяются под воздействием друг друга и генома организма. Пара суток и все, пациента не спасет даже медкапсула. Зараза передается воздушно-капельным путем и даже просто при контакте с больным. Удивительно то, что всем остальным данная болезнь не передается. Можно сказать, что роль спускового крючка и предохранителя выполняет геном. Есть гены атлантов в определенном количестве, значит, заболеешь, нет таких генов, значит выживешь.

— Да… — протянула Аня, — что те, что другие были изрядными затейниками.


22

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь остатков научной экспедиции, ССНП (службы сбора наследства предков).

За остаток ночи аграфы немного отдохнули. Несмотря на просьбы экипажа, и ученых полковник запретил снимать скафандры до окончания полного исследования биосферы планеты. Он понимал, как это тяжело смотреть на зелень природы вокруг и не иметь возможности вдохнуть свежий воздух, но получить неизвестную болезнь, от которой нет лекарств, не был готов. Кислород в систему жизнеобеспечения фрегатов, конечно, поступал, но аппаратура для этого была слишком негабаритна. Ученые, занимавшиеся исследованием взятых проб воздуха, воды, почвы и растений, еще не могли гарантировать безопасность нахождения на поверхности планеты без скафандров.

Утром полковника разбудил вахтенный офицер.

— Господин полковник, непонятные машины исчезли из того помещения где они стояли.

— Почему вы не разбудили меня раньше, когда технику забирали? — еще до конца не проснувшись, спросил полковник.

— Техника пропала неожиданно, — объяснил офицер, — датчики контроля моргнули, и нет техники.

— Вызови ко мне лейтенанта Токсена, — распорядился полковник и отключил связь.

Он успел одеться и привести себя в порядок, прежде чем со второго фрегата прибыл лейтенант.

— Господин полковник, вызывали? — спросил лейтенант, переступив порог каюты, больше похожей на пенал.

— Да, — кивнул полковник, — бери десяток разведчиков и проведи осмотр окрестностей того места где вы нашли незнакомую технику.

— А сама техника?

— Саму технику кто-то забрал.

— Кто? — не скрывая удивления, спросил лейтенант.

— Скорее всего постарались антранцы, но наши детекторы кто-то заблокировал на некоторое время и картинки нет.

— Понятно, — кивнул головой лейтенант, — если встретим хуманов, уничтожать их?

— Мне все равно, главное не теряй своих бойцов, слишком нас осталось мало. Если хуманы надумают вести размен, то мы проиграем без вариантов.

— Разрешите идти.

— Да, возьми пару штурмовых дроидов.

Несмотря на подготовку разведчиков, встреча с подобным подразделением хуманов вышла для аграфов совершенно неожиданным. Покрутившись возле огороженного участка развалин, и, заметив, что в этом месте сбоят нейросети, разведчики решили обследовать окружающую местность. Выдвинувшись на улицу, разведчики нос к носу столкнулись с хуманами. Потеряв обоих штурмовых дроидов, аграфы отступили в комплекс развалин, где раньше находились странные машины. Сейчас машин не было, но охранявшее их поле еще функционировало. Используя защитное поле, аграфы смогли закрепиться, потеряв всего трех бойцов. Сложилось патовое положение. Хуманы не могли достать аграфов за охранным полем, но и аграфы были неспособны покинуть поле боя. Вялая перестрелка продолжалась уже минут пятнадцать и хуманы потеряли трех своих бойцов, правда аграфы оказались к этому непричастны. Как это не обидно. Погибшие хуманы попали в ту же ловушку, что и аграфы во время ночной разведки. Отличием было превосходство оружия погибших над их броней.

Прозвучавший приказ на незнакомом языке, был настолько громок, что заставил обе группировки замереть на месте. От звона в ушах не спасли скафандры, способные выдерживать более серьезные воздействия.

— Чего шумим? — на языке содружества спросила женщина в непривычном боевом скафандре, положив обе руки на свое оружие.

Обе противоборствующих группы стрелять перестали, но оружия не опустил никто.

— Я жду объяснений, — женщина повернула свой зеркальный шлем в сторону хуманов.

— Мы, это, — начал говорить один из хуманов

— Эти… аграфы угнали ваши машины, — из-за спины начавшего говорить десантника, раздался звонкий женский голос.

— Не трогали мы эти машины, добраться не смогли, — признался лейтенант.

— Конечно, не трогали, а куда они делись? — поинтересовался тот же голос.

— Я должна перед вами отчитываться, куда убрала свой транспорт? — с долей удивления, спросила женщина, не убирая рук с оружия.

— Вы должны… — начал говорить подчиненный лейтенанта Токсена.

Конкретно говорившего полковник Газаль не заметил.

— Ничего мы не должны, — перебила его женщина, повернув шлем на голос, и добавила, — а вот вы должны как можно быстрее покинуть это место. Если конечно жить хотите.

— Вы нам угрожаете? — в голосе лейтенанта Токсена слышалась усмешка.

— Нет, — в свою очередь с явным смехом в голосе ответила женщина.

— Я могла бы просто дождаться, когда вы перебьете, друг дружку, а потом добить победителя, — продолжила она.

— А справишься? — насмешливо поинтересовался лейтенант Токсен и вышел вперед.

Полковнику показалось, что женщина задумалась. А когда она заговорила, у полковника зашевелились от страха волосы.

— Самое смешное, что мне не требуется ничего делать, вы не сможете бесконечно сидеть в скафандрах, а как только их снимете — умрете. Воздух, вода и местная пища убьют вас не хуже плазмомета. У антранцев выжить шансов гораздо больше.

— Вы пытаетесь нас обмануть, — в голосе лейтенанта Токсена убавилось издевки, — мы провели экспресс-анализ биосферы планеты и не нашли опасных для нас факторов.

— Посмотрим на вас через декаду, — спокойно произнесла женщина, и, указав рукой на хуманов, добавила, — поинтересуйтесь у своих противников, что это за место и почему тут ненужно шуметь, а мы пойдем.

Полковник, видя, что незнакомки собрались уходить, вызвал лейтенанта Токсена.

— Лейтенант, договоритесь с Ними о моей встрече, обещайте все, что они попросят.

— Подождите, — произнес лейтенант Токсен, когда женщины направились к провалу в полу помещения.

— Вы что-то хотите сказать? — говорившая с разведчиками женщина, слегка повернулась на голос.

— Да, — лейтенант Токсен очевидно кивнул головой, — наш руководитель хотел бы встретиться с вами.

— Пусть приходит, я не возражаю, скажем через пару часов.

— Уважаемая, — подал голос командир хуманов, — наш руководитель также просит о встрече.

— Он за два часа успеет сюда добраться?

— Да.

— Прекрасно, значит, встретимся через два часа, — произнесла женщина и продолжила свое движение. Вторая фигура не произнесла не одного слова.

— Хуман, — обратился лейтенант Токсен к командиру десантников, — Она сказала, что вам известно, что это за место.

— Да, — ответил хуман, — эти развалины находятся поверх кладбища.


23

— Ань, почему снова ты не дала мне говорить? — спросила Ксюша, когда они вернулись в медпункт.

— По той же причине, что и зеркальное стекло шлемов, чтобы все эти господа из содружества знали о нас как можно меньше.

— А зачем? — удивилась Ксюша.

— Тебе хочется бегать от всего содружества? — спросила Аня и добавила, — могу тебя огорчить, не получится.

— Зачем за нами бегать? Что в нас такого, что нет в содружестве?

— Чистота крови. Они помешаны на технологиях древних, которые были хорошими параноиками и завязали пред пусковую проверку любого механизма на соответствие с эталоном генома.

— Глупость, — Ксюша свернула свой шлем и заказала пару бокалов с соком, — ведь геном со временем должен измениться.

— Какие-то участки остаются неизменными, пример наличие пяти пальцев, — Аня усмехнулась, взяла свой бокал и добавила, — блин, кто у нас медик?

— Вот как у медика у меня и возникает столько вопросов, — в свою очередь улыбнулась Ксюша и спросила, — а почему нам не остаться здесь, пока не придумаем, как вернуться домой?

— У нас осталось три недели до включения стазис поля в помещениях учебного центра. Конечно, если ты хочешь провести в медпункте ближайших десять тысяч лет…

— Нет, не хочу, — перебила Ксюша, — но как нам добраться до этого содружества?

— В ангарах гостевого комплекса стоят несколько космолетов, правда, только пять штук из них имеют для нас ценность, остальные требуют больший экипаж или вообще не способны к дальним полетам.

— Но ведь для управления даже средним звездолетом нас мало, — удивилась Ксюша.

— Не совсем так, — не согласилась Аня, — да, для управления боевым космолетом типа фрегат нам нужно еще человека четыре, но для среднего спасателя или малого корабля инженерной поддержки нас хватит. Придется только выучить по паре дополнительных специальностей.

— Не хочу снова большую часть времени проводить в капсуле, — скорчила недовольную гримасу Ксюша, — я скоро ненавидеть их буду.

— А придется… — Аня отставила пустой бокал, — для управления этими кораблями нам нужно освоить пилотирование, навигацию, управление вооружением и щитами. Конечно, в идеале нам обоим нужно освоить эти специальности, но для старта с планеты и ухода из этой системы достаточно будет, если мы поделим их. Я буду учить пилотирование и вооружение, ты займешься навигацией и щитами, тогда мы уложимся за пятнадцать дней.

— Ага, припремся мы на любую из баз содружества на корабле древних и все твои шифрования пойдут прахом, — усмехнулась Ксюша.

— Я тоже так думаю, но мне кажется, в космосе достаточно обломков кораблей, из которых можно будет что-либо собрать. И уже на подобном Франкенштейне лететь к людям.

— С чего ты взяла, что мы найдем обломки?

— Просто посмотрела на представителей этого содружества. Не успели антранцы увидеть эльфов, как сцепились с ними, даже не поговорив перед этим.

— Нужно будет изучить те базы, что передал нам полковник, может быть у них так принято. И, скажем, дать в глаз встречному, что у нас, поздороваться.

— Молодец, — Аня отсмеялась и похлопала подругу по плечу, — но у антранцев я не заметила фингалов на лицах.

— А может, у них регенерация хорошая, — Ксюша представила свой метод приветствия и тоже хихикала.

— Ладно, пойдем, поговорим с командиром эльфов и полковником.

— Они же себя называют аграфами, — возразила Ксюша, вставая из-за стола.

— Да пусть они себя хоть мангустами называют, эльф он и в Африке эльф.

На поверхность девушки поднимались, беседуя, используя симбионты.

— Ань, я тоже хочу участвовать в беседе, — заявила Ксюша, — а то стою как дура с выключенными динамиками. Давай включу модулятор, и будут собеседники слышать мужской голос.

— Мысль хорошая, но работу модулятора они раскусят, — задумчиво произнесла Аня.

— А если передавать на внешний динамик голос Хомяка, — голосом своего искина спросила Ксюша.

— Будет замечательно, — усмехнулась Аня, услышав юношеский басок, — пускай ищут парня и девушку.

Выйдя на площадку бокса, девушки приблизились к границе защитного экрана, за которым стояли две фигуры в скафандрах высшей защиты. В одной из фигур Аня без труда опознала полковника, второй фигурой, очевидно, был командир аграфов. Невдалеке расположились две группы десантников, настороженно отслеживающих движения друг дружки.

— Приветствую Вас полковник, — Аня не отказала себе в удовольствии отдать воинское приветствие на русский лад, близкий к подобному ритуалу древних.

Полковник автоматически отдал воинское приветствие, стукнув кулаком себя в грудь. Аграф повторил движение полковника.

— Вижу, вы наконец оделись в форму, — заметил полковник, — какое у Вас звание, если не секрет.

— Секрета особого нет, инженер-лейтенант, — ответила Аня, — представьте своего коллегу.

— С чего вы взяли? — пряча улыбку, поинтересовался полковник Мазак.

— На лбу написано, полковник службы безопасности, — усмехнулась Аня, — меня можно определить по запаху вакуумной смазки, а у безопастников запах свой.

— Полковник Газаль, капитан рейдера «Ферь», — самостоятельно представился аграф, — а вы кто?

— Прохожие мы, — юношеским баском произнесла Ксюша, — приехали посетить могилки предков, а тут жулики наш транспорт раскурочили.

— Это было недоразумение, и мы извинились, — полковнику Мазаку было неприятно, что его так ткнули носом.

— Проехали полковник, мы уже разобрались с вами, а машинам все равно требовалось провести техническое обслуживание, — усмешку Ани скрыла зеркальная поверхность ее шлема.

— Насчет опасности для нас, правда? — спросил полковник Газаль, которому было неприятно стоять непонятно перед кем.

— Можете спросить у полковника Мазака, я предупреждала его в одну из встреч, — Аня кивнула головой в сторону полковника, который ответил подтверждающим кивком, — правда для его людей эта опасность минимальна, а вот для Вас, эта опасность реальна.

— Вы можете нам помочь? — спросил полковник Газаль.

— Даже если бы хотели это сделать, то не смогли бы, — ответила Ксюша.

— Но мы не сможем покинуть планету в ближайшее время, — констатировал полковник Газаль, — системы жизнеобеспечения наших фрегатов не рассчитаны на длительный полет с таким экипажем, что сейчас на них.

— У вас есть рейдер, — напомнила Аня.

— Был, — полковник вздохнул, — после атаки архов он неспособен самостоятельно летать.

— Значит договаривайтесь с полковником, — Аня кивнула в сторону Мазака, — тем более через пару декад здесь станет смертельно опасно.

— Почему вы не хотите нам помочь? Ведь у вас есть свой транспорт. За спасение остатков экспедиции руководство федерации Галанте выплатило бы вам хорошую премию.

— Причин несколько, — Аня через симбионт попросила Ксюшу помолчать, — первая из них невозможность для вас войти в любой из наших кораблей. Система внутренней безопасности будет уничтожать вас до последнего эрга в накопителях. Как-либо повлиять на действия искинов, мы не сможем. Вторая причина это нам просто не по пути. Нам нечего делать в содружестве.

— Не пойму причину вашей злобы, — полковник Газаль прекрасно чувствовал негативный эмоциональный фон, исходящий от собеседников.

— Десять миллионов… — заявила Ксюша.

— Причем здесь кредиты? — искренне удивился полковник Газаль, перебив Ксюшу

— До нападения ваших предков в этом городе проживало десять миллионов, — заявила Ксюша, — после нападения выжило менее пятисот тысяч. Как вам причина?

— Но это было очень давно, тысячи лет назад, — возмутился полковник.

— Для тех, кто лежит в этом городе, это было вчера. Завтра для них не наступит никогда, — с нескрываемым сожалением в голосе произнесла Ксюша, — самое печальное для вас, каждая вещь из этого города смертельно опасна для Вас — потомков древних врагов.

— А для нас? — обеспокоенно спросил полковник Мазак, ведь его люди собрали на развалинах большое количество непонятных артефактов.

— А для вас, это бесполезные безделушки, — усмехнулась Аня, — ваш геном не позволит пройти авторизацию для использования предметов из этого города. Исключение составляют лишь кристаллы с информацией, если вы сможете запустить прибор для их чтения.

— О какой опасности вы упоминали? — поинтересовался полковник Мазак, про себя усмехнувшись полному пролету аграфов.

— Вам что-либо известно про стазис-поле? — спросила Аня.

— Одна из технологий древних, — пробурчал полковник и кивнул в сторону аграфа, — вон они где-то раскопали работающее оборудование, клепают стазис-капсулы и продают работорговцам.

Аргаф поморщился, но промолчал.

— Это не совсем то, — Аня заметила гримасу аграфа, — оборудование не сопоставимой мощности. Сейчас заканчивается зарядка накопителей и через двадцать дней будут запущены установки, закрывающие стазис-полем весь город. Само по себе это будет относительно безвредно, но при создании поля подобного размера будут возмущения в атмосфере. В общем, будет очень ветрено и пыльно. Будет трудно осуществлять подъем на орбиту.

— Спасибо, за предупреждение, — поблагодарил полковник Мазак, — как я понял, вы к тому времени, тоже покинете планету?

— Вы правильно поняли, — согласилась Аня, и добавила, — в городе не надо устраивать войнушку. Конечно, пары капель аграфской крови не хватит для запуска систем безопасности, но какого количества для этого нужно я не знаю. А если система включится, вам тоже мало не покажется. Наши предки были такими затейниками.


24

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь остатков научной экспедиции, ССНП (службы сбора наследства предков).

— Что скажешь Кунр? — поинтересовался профессор, уже в третий раз, просмотрев запись встречи с неизвестными.

— Самое главное, я не почувствовал лжи, — произнес полковник, — что-то недоговорили, но обмануть не пытались.

— Как думаешь, кто они? — спросил профессор, потирая зудящую культю.

— Сказать могу одно, они не из содружества, говорят хоть и правильно, но не так строят фразы. Да как слышал, направляются они не в содружество.

— С болезнями они не обманули, — профессор задумчиво смотрел в пустой экран, — один из разведчиков еще был жив, когда его доставили на фрегат и положили в медкапсулу. Так вот, ничего не получилось. От ерундовой раны бойца не спасло и применение регенерина. Но и конкретной причины искин не определил.

— Марв, а что скажешь об атмосферных штормах при запуске защитного купола, — поинтересовался полковник.

— Вполне возможно, здесь они нисколько не обманули, даже немного приуменьшили, — сообщил профессор, — когда включится купол, удар будет такой, что сметет все вокруг развалин, именно поэтому вокруг города нет крупных деревьев.

— А насчет вещей из города, что скажешь? — спросил полковник.

— Попадались подобные артефакты, — произнес профессор, — была версия, что это взрывные устройства, взрывы всегда были приличными.

— Значит, нужно улетать с этой планеты, — задумчиво произнес полковник, — чем скорее, тем лучше. Придется связываться с хуманами, только захотят ли они ради нас тесниться на протяжении полу года.

— Не спросишь, не получишь ответ, — заметил профессор.

— Будет проблема с нарушением секретности, нас потом замучают допросами в службе дознания, — полковник посмотрел на профессора, словно прося совета.

— Не забывай, возможность спасти сорок семь аграфов, стоит потраченных в твоей конторе нервов.

— Стоит то оно того стоит, но еще есть вопрос с хуманами. Как с ними быть? По закону мы должны их уничтожить, чтобы информация о наших предках не была разглашена в содружестве. Многие будут рады такой информации.

— Тут тебе решать, но замечу, что хуманов на порядок больше и корабль свой они знают лучше.

— Ладно, время еще есть, — подвел итог полковник, — что скажешь о принадлежности неизвестных к какому-либо виду разумных?

— Больше всего они напоминают хуманов, но могут быть похожими на любой другой вид разумных, включая и нас. В таком скафандре можно спрятать кого угодно. Ты сам прекрасно знаешь, что у древних было гораздо больше разных видов, чем есть сейчас.

Система RX- 15967 из каталога антранского картографического центра. Граница фронтира и неисследованных систем. Полевой лагерь археологической экспедиции антранского государственного общества «Наследие».

Вернувшись с переговоров, полковник развил кипучую деятельность. Собрав вместе капитана рейдера Лейна, лейтенанта разведчиков Бонза и своего зама по научной части профессора Гура, полковник начал отдавать распоряжения.

— Как быстро вы сможете переправить экспедицию на рейдер?

— Людей переправим за один рейс, оборудование придется перевозить еще два рейса, — без удивления доложил капитан.

— Если оставить жилые домики? — поинтересовался полковник.

— Все равно один рейс придется совершать.

— Годится, тем более рейдер нужно готовить к полету.

— Мы должны покинуть систему до ночи, — заявил полковник, — скоро тут начнется веселье.

— А как же аграфы? — спросил лейтенант.

— Вот чтобы их не спасать и улетаем, — пояснил полковник.

— Но… — начал лейтенант, подумал, и, улыбнувшись, произнес, — они нас о помощи не просили.

— Именно, — усмехнулся полковник, — давайте, быстрее собирайтесь, летим домой.

— Суток пять наши детекторы не фиксируют архов, конечно они могут быть за пределами их обзора, но шанс покинуть систему есть, — произнес капитан рейдера, — я отдаю команду.

— Да, майор, давай, иди, занимайся, — согласился полковник, — я пока займусь сворачиванием научной части.

— Господин Мазак, что будем делать с детекторами возле грозового пятака и базы хозяев? — поинтересовался профессор Гур.

— Придется их оставить, иначе мы потревожим аграфов, — с сожалением произнес профессор, — хозяевам наши телодвижения безразличны, и мне кажется, они будут довольны, если мы уйдем не попрощавшись.

— Что с артефактами? — поинтересовался профессор.

— Хотелось бы взять все, но пользуясь подсказкой хозяев, в первую очередь грузите кристаллы памяти, с остальными артефактами обращаться только в скафандрах.

— Зачем? — профессор не скрывал своего удивления.

— Не хочу взрыва, — произнес Мазак, — хозяйка сказала, что при контакте их предметов потомками врагов будет взрыв.

— Не верится… — протянул профессор.

— По моим наблюдениям, безопастник аграфов не только поверил, но и что-то подобное встречал.

— Весело, — усмехнулся профессор.

— Будет, еще веселее, когда мы доставим в содружество баки с атмосферой этой планеты, — подумал полковник.

Не смотря на опасение неизвестной болезни, он заблокировал работу фильтров ботов и теперь во всех объемах, где содержалась воздушная смесь, присутствовала атмосфера этой планеты.

Зачем он это сделал?

Полковник Мазак давно подозревал присутствие аграфов, даже в своем ближайшем окружении. Возможности новейших медицинских капсул позволяли так изменить разумного, что не только родная мать не узнает, но и самая совершенная техника не сможет определить, к какому виду разумных этот индивид принадлежит. Так что стоило воспользоваться оружием древних, полковник не забыл сетования майора Лейна на отсутствие режима секретности среди ученых. Но среди ученых дураков не было, все знали, чем чревата утечка информации.

Отправив своих подчиненных выполнять их обязанности, полковник не торопясь занялся сборами себя любимого. Предстояло упаковать не один кофр с секретными данными, и результатами исследований. Он не ожидал, что придется срываться с планеты вот так, но как военный был готов к этому.

Первый бот стартовал к рейдеру через час после отдачи команды на эвакуацию экспедиции. Потом боты уходили один за другим, унося по замысловатой траектории людей к рейдеру. К окончанию дня и началу еженощной грозы, рейдер, прикрываясь естественным спутником от возможного наблюдения со стороны аграфов, начал свой разгон для первого прыжка в гипер.

Только с уходом в первый гипер прыжок полковник успокоился, теперь никакой начальник не сможет ему предъявить каких-либо претензий. Брать на борт аграфов он не хотел категорически. Иметь на борту этих высокомерных особей в течение полугода ему не улыбалось. Теперь осталось удалить из памяти искина все упоминания о координатах планеты и уничтожать, после каждого выхода из гипера кроки маршрута.


25

В первые сутки учебы Ксюша не поняла, в какую задницу она добровольно залезла. Они даже сходили в мастерскую посмотреть на новенькие машины, забрать с собой которые не было возможности. И осмотрели «малый» крейсер инженерной поддержки, который вполовину превосходил среднего спасателя. Пока вовнутрь двухсотметровой овальной сигары они попасть не смогли, процесс расконсервации должен был занять пять суток.

Следующий момент, когда она осознанно передвигалась в реале, не заботясь о вычислении курса и напряженности щитов, наступил как раз на пятые сутки. Головной искин крейсера, который назывался «Лешша», сообщил, что закончил расконсервацию и готов принять экипаж. Аня, у которой сил оказалось больше, несмотря на постоянные тренировки в пилотажном коконе, потащила ее регистрироваться, мотивируя это тем, что нужно будет изменять крейсер для их целей.

Помещения крейсера Ксюше понравились, светлые тона обшивки, мягкая поверхность полов и множество пустых помещений. Создавалось впечатление, что корабль после постройки совершил лишь один полет от верфи до этого ангара. Одна жилая палуба целиком была занята жилыми кубриками. Вторая жилая палуба была разделена на каюты командного состава, рубку, столовую и медсекцию, войдя в которую Ксюша расплакалась. Девяносто процентов объема секции занимали пятьсот стазис капсул. Рабочее место медика представляло собой оборудование для погружение в стазис.

— Не переживай так, мы оборудуем тебе нормальный госпиталь, — Аня поняла состояние подруги и как могла пыталась успокоить, — выкинем все стазис капсулы и поставим на их место нормальные медкапсулы.

— Сотню стазис капсул нужно оставить, — вытирая кулаком слезы, прошептала Ксюша, — мало ли.

— Хорошо, накидаешь мне примерное количество нужного оборудования, а пока пошли регистрироваться у местного законника.

Головной искин без проблем зарегистрировал их на должности корабельного инженера и медика, что позволило запустить бесчисленное количество дроидов для подготовки крейсера к полету.

На обратном пути к выходу им уже встречались юркие паучки различных размеров, бегущих по своим делам.

По пути от крейсера, Ксюша прикинула примерный состав госпиталя, учитывая его размер, и скинула свою заявку Ане.

— Ну, ты подруга и даешь! — восхищенно воскликнула она и посмотрела на Ксюшу.

— А вдруг, ты все это достанешь, — Ксюша улыбнулась и добавила, — я приняла за основу стандартный экипаж крейсера этой модели в сто тридцать человек. Расчеты и выкладки в прикрепленном файле.

— А знаешь, может и получится все это получить на складах, — задумчиво произнесла Аня, изучая документ.

— Ты подала мне идею, — произнесла Аня уже в медпункте, — буду бить этих электронных скряг уставом флота и нормами обеспечения личного состава.

— Нас же всего двое, — напомнила Ксюша.

— Я подняла нужный параграф устава, там и слова нет о списочном составе экипажа. Корабль считается готовым к полету лишь тогда, когда обеспечен имуществом на сто процентов личного состава. Личный состав малого крейсера инженерной поддержки составляет сто тридцать человек плюс возможность размещения ста пятидесяти человек при производстве ремонта или буксировки с поля боя.

— А войдет ли все это? — поинтересовалась Ксюша.

— Конечно, — фыркнула Аня, — четыре пустых грузовых палубы, пять некомплектных инженерных модуля, сотня рабочих мест техников, пустой склад вещевого имущества, арсенал, заполненный, лишь на пять процентов. Вот.

Аня, очевидно, наконец, составила и отправила заявку на все необходимое и была довольна.

Следующие дни Ксюша плохо запомнила. Ее удивляла Аня. Похудевшая, с черными кругами под глазами и красными капиллярами в самих глазах, девушка, казалось, совсем не отдыхала. Просыпаясь после краткого сна, Ксюша могла застать Аню въезжающей верхом на дроиде в помещение медпункта. Когда же Ксюша, после ужина, подвывая от жалости к себе любимой, заползала в свою медкапсулу для сна, Аня уносилась на очередном дроиде к крейсеру.

Перед аттестацией бессознательную тушку Ани привез ее ездовой дроид. Не смотря на потерю сознания, Аня крепко держалась за скобы дроида. Ксюше пришлось постараться, чтобы отцепить подругу и уложить в медкапсулу.

Проведя диагностику, Ксюша, бурча под нос про сумасшедшую инженерку, запустила подруге комплекс восстановительных процедур, а сама, со вздохом отправилась в капсулу виртуального погружения на аттестацию.

Сутки сдачи нормативов оператора щитов, дались Ксюше довольно легко. Гораздо легче, чем сдача первого сертификата. При выходе из капсулы ее встречала Аня, выглядевшая вполне восстановившейся.

— Еще раз доведешь себя до такого, я тебя сама добью, чтоб не мучилась, — пробурчала Ксюша, по пути в душевую.

— Ага, — согласилась Аня.

— Через четверо суток мы должны пройти аттестацию и быть на корабле, — заявила Аня во время еды.

Ксюша уже потеряла счет времени суток и не могла сказать завтрак это или ужин.

— Почему? — удивилась она, посмотрев на подругу, — ведь до отмеренного тобой срока еще неделя.

— Таймер сдвинулся, — произнесла Аня, поглощая пищу.

— Мы успеем? — Ксюша несколько встревожилась, ей не хотелось на десять тысяч лет зависнуть в поле безвременья.

— Конечно, крейсер практически готов, сейчас идет загрузка арсенала, вещевого и продуктового складов. Топливные стержни, воздух и вода уже погружены.

— А медицина?

— Госпиталь развернут и загружен медикаментами по нормам военного времени, — доложила Аня и улыбнулась, — тебе останется только провести тонкую настройку.

После ужина или завтрака, Ксюша пошла в медкапсулу, отсыпаться, а Аня направилась к виртуальной капсуле.

До времени включения стазис-поля оставалось еще пятнадцать часов, когда девушки прошли процедуру активации своих должностей головным искином и заняли места в рубке.

— Леха, доклад о готовности, — активируя системы управления, спросила Аня.

— Крейсер к полету готов, — раздался мужской баритон, вызвав удивление у Ксюши.

— Передай в управляющий центр гостевого комплекса о нашей готовности, — попросила Аня.

— Крейсер «Лешша» просит коридор старта, — произнес искин.

— Крейсеру «Лешша» взлет разрешаю только на гравитационных двигателях, — пришел ответ.

— Ну, поехали, — выдохнула Аня, поднимая крейсер над площадкой, когда над ними ушло в сторону перекрытие.

— Чистого космоса, — пожелал искин гостевого центра.

— И тебе удачи, — ответила Аня, осторожно разгоняя крейсер.

— Включить щиты на сорок процентов, — прозвучавшая команда заставила Ксюшу вздрогнуть и оторваться от зрелища удалявшегося вниз города.

Совершенно автоматически выполнив требуемые действия, Ксюша скосила взгляд на замерцавшую вокруг крейсера защиту и доложила.

— Щиты активированы и вышли на планируемую мощность.

Несмотря на предстартовый мандраж, первый старт у Ани прошел штатно, и буквально за тридцать минут она вывела крейсер на круговую орбиту.

— Получаю видеосигнал с планеты, — доложил искин.

— Выведи картинку на большой экран, с нашей стороны передавать только звук.

На экране появилось симпатичное лицо аграфа.

— Неизвестный корабль, научная экспедиция, ССНП просит оказать нам помощь, — произнес аграф, тоном приказа, а не просьбы.

— Корабль не предназначен для перевозки л… разумных, — ответила Аня, продолжая увеличивать скорость.

— Согласно закона содружества вы обязаны оказать нам помощь, — повысил голос аграф.

— Ничего я вам не обязана, — хмыкнула Аня, — здесь вам не содружество.

— Вы… — начал аграф.

— Таймер запуска стазис-поля сбился и оно включится через четырнадцать часов, — перебила Аня, — у вас еще есть шанс успеть покинуть планету до начала атмосферного шторма.

— Если вы не заберете нас, мы будем вынуждены включить системы самоуничтожения наших кораблей, — продолжил угрозы аграф.

— Флаг вам в руки и перо в зад, — усмехнулась Аня, зная, что искины учебного центра контролируют ближайшее к городу пространство и легко заблокируют любую попытку взрыва.

— Я вас не понял, — озадачено произнес аграф.

— Это и не важно, — Аня пожала плечами и отключила канал связи.

— Ксюша, займись расчетом прыжка в соседнюю систему, — попросила Аня.

Ксюша, молча, подключилась к навигационному искину и занялась работой.

Аня же тем временем на всю мощность включила активные сканеры и просматривала на экране данные о спутнике планеты и ближайших обломках космических кораблей аграфов и архов.

Подчиняясь командам навигационного искина, крейсер начал маневр для выхода на вектор разгона.

— Курс на соседнюю систему введен, — доложила Ксюша и поинтересовалась, — а эльфы нас не догонят?

— Нет, — качнула головой Аня, — эти придурки, вместо того чтобы взлететь с планеты запустили системы самоуничтожения своих кораблей. Искины учебного центра дистанционно деактивировали все, что могло выделять энергию и теперь я не дам за жизнь этих ослов даже копейки.

— Действительно ослы, — улыбнулась Ксюша, и добавила, передразнивая аграфа, — вы обязаны оказать нам помощь.

— Гиперпривод готов к работе, — сообщил искин.

— Что ж, поехали, посмотрим, как летают между звезд, — усмехнулась Аня, скрывая от подруги страх, и нажала клавишу включения гиперпривода.


26

В момент перехода в гипер у Ани все поплыло перед глазами, закружилась голова, и желудок попытался выбросить свое содержимое назад.

— Сколько мы будем в гипере? — поинтересовалась Аня, справившись со своим самочувствием.

— Сорок минут, — ответила Ксюша, морщась от неприятных ощущений, — тут расстояние меньше чем три световых года.

— Понятно, — вздохнула Аня и потянулась, — как тебе полет на звездолете?

— Еще не поняла, — усмехнулась Ксюша, — не верится, что за несколько часов с момента старта, можно достичь соседней звезды.

Помолчав с минуту, Ксюша произнесла.

— Не думала, что красавчики эльфы такие отморозки.

— Скорее всего, они и не думали взрывать свои корабли, — усмехнулась Аня, — просто хотели припугнуть нас. А искины не стали разбираться и накрыли их энтропийным полем и подождали когда заряды перейдут в более безопасное состояние.

— Ты думаешь, аграфы не хотели взрывать свои корабли?

— Однозначно, — кивнула Аня, — ты ведь видела лицо аграфа, что с нами беседовал. Так вот, такой слишком дорожит своей жизнью, чтобы кидаться под танк с гранатой, он лучше загонит под танк соседа.

— До выхода из гипера осталось две минуты, — сообщил головной искин.

— Принято, — произнесла Аня, — Ксюша, сразу после выхода переводи щиты на сто процентов мощности.

— Есть капитан, — громче, чем диктовала необходимость, ответила Ксюша.

Выход из гипера прошел штатно. Крейсер вышел в нормальное пространство далеко от орбиты крайней планеты, и, не используя двигатели, стал дрейфовать в сторону звезды. Аня включила сканеры, пытаясь подробнее разглядеть систему.

— Леха, выпусти четыре разведывательных зонда, с программой картографирования системы, — приказала Аня, — все не без дела будем в этой системе висеть.

— Капитан, четыре зонда не охватят своими сканерами всю систему, нужно использовать пятнадцать зондов для качественной картографии, — ответил искин.

— Хорошо, — согласилась Аня, — выпускай пятнадцать зондов.

— Куда полетим? — спросила Ксюша, вставая из своего кресла.

— Хрен его знает, — вздохнула Аня, — у нас есть карты времен ариев, но они не показывают современного положения населенных планет.

— Нам нужно найти современный корабль с исправным искином, — предложила Ксюша, направляясь в столовую.

— Да… — вздохнула Аня, следуя за подругой, — это не просто, а очень просто. Найти иголку на колхозном сеновале.

— А ты куда-то торопишься? — поинтересовалась Ксюша, остановившись в дверном проеме, — тебя в содружестве кто-то ждет?

— Ага, — кивнула Аня и улыбнулась, — кроме тебя, я в ближайшем космосе, никого не знаю. А спешить в содружество еще рано, мы слишком мало о нем знаем.

— Глупая цивилизация, — вздохнула Ксюша, подойдя к пищевому синтезатору, — даже поесть нормально нельзя без этих девайсов в голове.

— Зато с установленными симбионтами можно сделать такую прелесть, — Аня пристроилась рядом и творила себе пельмени со сметаной.

— Как у тебя получается? — огорченно спросила Ксюша, у нее получались только стандартные блюда.

— Тебе сделать? — поинтересовалась Аня, с наслаждением вдыхая запах от парящих пельменей.

— Ага, — Ксюша быстро отправила свой разнос в утилизатор.

— Все очень просто, — уже за столом принялась объяснять Аня, — представляешь себе в уме нужное блюдо и мысленно просишь аппарат повторить.

— Нужна тренировка, — вздохнула Ксюша, с удовольствием поглощая пельмени.

— А то, — Аня помахала пельменем и отправила его в рот.

— А мне Ксюш, наоборот нравится подобная постановка вопроса, — отпив глоток сока, произнесла Аня через пару минут молчания, — диплом уже не купишь. Если нет допуска, искин не допустит к оборудованию и перед ним бестолку махать корочками и говорить какой у тебя крутой папа.

Ксюша рассмеялась, представив себе подобную ситуацию.

— Ну, ты и рассмешила, — отсмеявшись, сказала она, — с этой стороны я на ситуацию не смотрела.

Вернувшись в рубку, Аня поинтересовалась у искина.

— Сколько времени нужно на картографирование системы?

— Двенадцать суток, — ответил искин.

— Нужно куда-нибудь спрятаться на это время, — предложила Ксюша, — в дрейфе я чувствую себя беззащитной.

— Наверное, ты права и нам не стоит отсвечивать на открытом месте. Леха, где посоветуешь спрятаться?

Искин высветил участок системы, где уже пролетел один из спутников и озвучил свое предложение.

— В этом астероидном поле велико содержание металлов и корабль, пристыкованный к астероиду соответствующего размера, будет скрыт от любого способа сканирования.

— Что ж, я согласна, — кивнула Аня, запустила двигатели, и направила крейсер к указанному искином месту.

Все же крейсер был достаточно скоростным кораблем и через двадцать минут, Аня проводила маневр сближения с километровой длины астероидом. На последнем этапе щелкнули магнитные захваты, и крейсер замер на боку астероида.

Искин был прав, содержание различных металлов здесь было так высоко, что помехи забивали все сканеры. Что-либо различить было возможно только визуально, и то хорошо подсветив прожекторами.

— Чем будем заниматься? — поинтересовалась Ксюша.

— Учиться, учиться и еще раз учиться, — усмехнулась Аня выражению лица подруги, — ты будешь осваивать базы знаний пилота, а я навигатора.

— Зачем? — удивилась Ксюша.

— По уставу во время гипера один пилот должен находиться в рубке, ты думаешь, я выдержу, хоть пару суток в кресле пилота?

— А… — протянула Ксюша.

Несмотря на первоначальное нежелание учиться, обучение проходило легко и без того напряжения сил, что изучение первой специальности. Обучение сменялось тренировками, и декада пролетела совсем быстро.

Время отдыха, после аттестации на должность пилота Аня посвятила изучению поступившей со спутников информации. Если бы девушкам требовалось добыть большое количество металлических руд, то эта система представлялась идеальной находкой. Восемнадцать астероидных поясов и пятьдесят пять скоплений планетоидов богатых рудами, порадовали бы любого шахтера. Планет в системе было всего четыре. Размером с Юпитер, планеты сами были подходящими источниками сырья.

Встречались и обломки звездолетов, но повреждения их были столь велики, что невозможно было их идентифицировать. Удалось опознать пару звездолетов атлантов, пять кусков от кораблей архов и один крупный фрагмент от линкора ариев. Остальной хлам годился только на переплавку.

— Куда полетим, когда закончим картографирование системы? — поинтересовалась Ксюша, войдя в каюту к Ане, где та была занята изучением карты системы.

— Хрен его знает, — пожала плечами Аня, не отвлекаясь от монитора.

— Фу… грубиянка, — усмехнулась Ксюша.

— Ничуть не бывало, — ответила Аня, оторвавшись от монитора, — известно ли тебе, что только у русских есть столь мудрое растение. А если серьезно, не знаю.

Помолчав с минуту, Аня продолжила.

— Я в детстве не мечтала стать космонавтом, мне хотелось стать танкистской как Александра Рощупкина, — Аня усмехнулась, — мечтала поступить в Челябинское танковое училище, но оказалось, девочек туда не берут.

— Ха, а теперь я управляю целым крейсером, но лететь то некуда. Конечно, знай, я дорогу домой, направила бы звездолет на Землю.

— Но, увы, — Аня тяжело вздохнула, — дороги домой я не знаю. А может, знаешь ты?

— Нет, — помотала головой Ксюша, опешившая от такого всплеска эмоций подруги, — когда я занималась маршрутом первого нашего прыжка, я обратила внимание на звездную систему Кубус, так она обозначена в лоции ариев.

— Так это было семьдесят тысяч лет назад, — удивилась Аня.

— Кубус являлся системой из восьми звезд, располагавшихся в вершинах куба. И являлся одним из восемнадцати пространственных маяков. С вероятностью в девяносто процентов, Леха считает, что мы находимся от этой точки всего в пяти сутках гипера.

— Что нам это даст? — Аня заинтересованно посмотрела на подругу.

— С Кубуса должны быть видны восемь маяков. Сняв координаты трех маяков, мы сможем подстроить старые лоции к современному времени.

— А знаешь, мысль дельная, — согласилась Аня, — обновление наших лоций будет кстати.

— Ты какую следующую специальность будешь осваивать? — практически сразу спросила она Ксюшу.

— А… — удивилась Ксюша.

— А как ты думала, — Аня встала из своего кресла и прохаживалась по каюте, заложив руки за спину, — вот представь, нашли мы не такой старый корабль. Конечно, я его смогу разобрать и вновь собрать, но это не даст нам лоций содружества. А значит ты начинаешь изучать базы знаний по искинам.

— А ты? — Ксюша, с шумом вдохнула и выдохнула.

— Я буду изучать кибернетику, полезные знания, — Аня посмотрела на подругу, как бы спрашивая, — ты не согласна?

— Ань, насколько мне известно, чтобы достать информацию из чужого компьютера, нужны программы взлома.

— О, молодец, — Аня хитро улыбнулась, — базы по программированию будем изучать вместе.

— У… — несколько картинно завыла Ксюша.

— Мне нужно оборудовать одну из медкапсул под спальное место, а кровать в каюте можно и не обживать, — шепотом пробурчала Ксюша.

— Кому сейчас легко, — вздохнула Аня, — зато, по мере изучения основных баз знаний нам будет легче.

Перелет до системы Кубуса, прошел спокойно. Девушки поделили вахты по шесть часов и в свободное время занимались изучением баз знаний. Ксюша на себе ощутила правоту подруги. Третья специальность изучалась проще, чем две первые. То ли она втянулась в процесс, то ли база была проще. Задумавшись над этим вопросом, Ксюша нашла ответ сама и долго ржала, чем вызвала обеспокоенность Ани.

Эта, механоидка и солдафонка не придумала ничего лучшего как виртуальный поединок сначала на штурмовиках, а затем и на кулаках. Но, как это ни удивительно, стало легче.

Причина истерики Ксюши заключалась в том, что при изучении первой специальности процент фундаментальных знаний был наивысшим. Каждая последующая специальность добавляла небольшую часть к основному фундаменту знаний и воспринималась легче.

Было обидно, что Аня, инженер по образованию, поняла все быстрее Ксюши — медика.


27

Из гипера крейсер вышел достаточно далеко, от самой системы. Ближайшая звезда этого плотного скопления звезд находилась на расстоянии десятка дней полета в обычном пространстве, поскольку прыжки в гипер здесь были невозможны.

— Куда летим? — спросила Ксюша, в порядке очереди оказавшаяся за пилотским пультом.

— А смысл, куда-то лететь? — Аня включила сканер и осматривала ближайшее к ним пространство.

— Ну, не знаю, — пожала плечами Ксюша, — в лоции указано, что здесь была военная база.

— Тебе что-то нужно на военной базе?

— Нет, а вдруг, тебе что-либо надо, — Ксюша посмотрела на Аню и показала язык.

— Пока не вижу смысла в посещении подобных объектов, наш крейсер не резиновый, лучше посетить еще три маяка, а потом попробуем поискать корабли содружества.

— Леха определил пять маяков, три самых дальних еще не обнаружил, — Ксюша вопросительно посмотрела на Аню, — может, погоняем на истребителях?

— Давай погоняем, — согласилась Аня, — пару часов полетов пойдут нам на пользу.

В ангаре крейсера кроме десяти инженерных ботов находились четыре тяжелых истребителя и четверка штурмовиков. После учебных боев в виртуальных капсулах у обоих девушек чесались руки попробовать подержаться за рычаги управления в реальности.

Одев пилотские скафандры, отличавшиеся от боевых улучшенной системой терморегуляции и дополнительными модулями защиты от перегрузки, девушки спустились в ангар, где в идеальном порядке стояли малые аппараты.

Полет на истребителе отличался от полета на крейсере, Ксюша отдалась этому со всей душой. Включив учебный режим оружия, девушки почти час крутили карусель учебных боев, проводя атаки на крейсер и защищая, его друг от дружки. Если бы использовались реальные боеприпасы, пришлось бы посетить ангар не меньше десятка раз.

Вернулись в ангар девушки только тогда, когда на панелях истребителей заморгали сигналы опустошения ходовых накопителей, конечно можно было переключиться на оружейные накопители, но девушки уже устали. Несмотря на повышенную вентиляцию скафандров, комбинезоны на них были влажны от пота.

— Ты куда? — остановил Ксюшу голос Ани.

— В душ, — призналась она.

— А кто за тебя аппарат обслуживать будет? У нас нет техников.

— Злая ты, — вздохнула Ксюша, передернув плечами, от некоторого дискомфорта.

— Наоборот, — усмехнулась Аня, она уже командовала дроидами, облепившими ее истребитель, — злая я была бы в том случае, когда дождалась пока ты помоешься.

Бурча себе под нос, Ксюша занялась обслуживанием своего истребителя, хорошо еще не было стрельбы боевыми зарядами и не пришлось чистить вооружение и пополнять боекомплект.

Закончив с обслуживанием истребителей, девушки отправились на жилую палубу.

— Как тебе полет? — поинтересовалась Аня.

— Прелесть, — выдохнула Ксюша, — при управлении крейсером нет такого ощущения скорости и близости звезд.

— Да ты поэт, — улыбнулась Аня, ей так же понравился полет, но высказать вслух свои ощущения она не торопилась, — а полеты нужно повторять регулярно. У нас мало опыта. Леха нас обезвреживал не потея.

— Я не могу потеть, — произнес искин, используя сеть корабельного оповещения. Он мог связываться с девушками через симбионты, но обеи этого не любили и общались с искином таким образом.

— Леха, я имела ввиду, что ты не прикладывал чрезмерных усилий, — пояснила Аня.

— Тогда, да. Я не потел, — согласился искин, вызвав улыбку девушек.

После душа за обедом, искин доложил.

— Я локализовал все восемь маяков.

— Прекрасно, — произнесла Аня и отпила напиток, вкусом своим напомнивший ей кофе, — готовь крейсер к маневру, после обеда начнем ускорение.

За полтора месяца девушки посетили три запланированных маяка, выучили базы знаний по искинам, кибернетике и программированию. Искины и кибернетику пришлось учить обеим, потому как база программирования требовала предварительно изучить их. А еще, по совету Лехи, они изучали тактику космического боя, в чем преуспели. Теперь головному искину приходилось очень постараться для отражения атак.

Останавливаясь возле маяков на несколько суток, девушки проводили время в учебных схватках, исследовании ближайших к кораблю мест и тренировкам в проникновении на чужие корабли. Разрушенные корабли встречались хоть и не часто, но одного двух раздолбанных в хлам корпусов хватало для закрепления навыков. Отсутствие свежих обломков, как это ни странно говорило о правильности Аниной задумки.

— Я вот пришла к выводу, искать миры содружества нужно на границе миров ариев и атлантов, думаю, что все центральные миры друг дружке они тщательно перепахали.

Аня сидела в рубке и выдавала вслух свои мысли, Ксюша, молча, цедила из бокала терпкий сок, похожий вкусом на ежевику.

— Знаешь, я с тобой согласна, — Ксюша улыбнулась синими губами.

— Прекрасно, — Аня улыбнулась цвету губ подруги, — у нас есть старые лоции, которые мы привязали к современному положению маяков. Поиск начнем в пограничных мирах империй.

Аня вывела на экран примерное место поисков и очертила его указкой.

— Нам туда лететь пару месяцев, — спокойно констатировала Ксюша.

На крейсере был принят земной календарь. Сутки равнялись двадцати четырем часам, неделя семи дням, а месяц тридцати. Все это Аня ввела правом капитана, до этого на корабле время измерялось в имперских единицах, несколько отличавшихся от привычных девушкам мер времени. Сделано это было для удобства, и повышения боевой готовности экипажа, а не как подумал бы кто.

— Ты куда-то спешишь?

— Нет, скучно просто… — Ксюша прикусила язык, но слово уже вылетело.

— У меня в Глюках записан пакет баз диверсанта, как раз нам на дорожку хватит, учитывая вахты и тренировки.

— Да… — протянула Ксюша и усмехнулась. Несмотря на все мелкие обиды, Аня была ее единственной подругой. Там, на далекой Земле были только знакомые, с которыми можно приятно поболтать и провести время. Аня же за последнее время стала подругой и сестрой, с которой можно поплакаться и подраться и которая не предаст. Этот стойкий оловянный солдатик, как мысленно иногда называла свою подругу Ксюша, просто не мог предать. Да, иногда Аня была чересчур жестока, но всегда справедлива. Ведь она никогда не делала меньше Ксюши, больше да, меньше нет.

— Предлагаю, пройти медицинское обследование и отдых в течение суток, — произнесла Ксюша, и, добавила, боясь получить отказ, — обследование требуется для изготовления препаратов для ускорения обучения, за последнее время мы изменились и нужно пересчитывать пропорции, отдых нужен для изготовления новых смесей препаратов…

— Все, все, я поняла, — Аня подняла свои руки, показывая, что сдается.

Тот путь что планировался на два месяца занял почти три. Девушки совершенно не спешили. Зависая после очередного выхода из гипера когда на пару, а иногда и на пять суток. Во время этих остановок проводилось картографирование системы, отработка защиты и нападения, поодиночке и в паре. Отрабатывались новые знания из пакета баз Диверсант.

Сделав пару прыжков в означенном районе, и не найдя признаков современной жизни, девушки решили перенести свои поиски в глубь бывшей окраины империй.


28

— Внимание, фиксирую работу постановщика помех гиперполя, — неожиданно прозвучавший голос Лехи, вырвал Аню из той дремоты, что возникала в конце вахты.

Совершенно автоматически, включив ревун тревоги, Аня вызвала Ксюшу.

— Беги скорее в рубку, у нас намечается незнамо что.

— Сейчас буду, тебе сок захватить?

— Ага.

— Леха, чем опасен для нас этот постановщик помех? — поинтересовалась Аня, запуская боевые системы крейсера.

— Этот постановщик для нас не опасен, — ответил Леха, заставив Аню замереть.

— Какого черта, ты поднял панику? — удивилась Ксюша, подавая бокал с соком подруге.

— Тревогу объявлял не я, а сообщил о работе постановщика помех из-за возможности встретить современные корабли.

— Это мысль, давай готовь экстренный выход из гипера, — отставив пустой бокал в специальный держатель, Аня продолжила включение боевых систем.

— Ксюша приготовься включить щиты на максимум.

— Есть капитан, — улыбнулась Ксюша, устроившись в кресле оператора щитов.

— Приготовиться к выходу из гипера, — подал голос Леха и экраны систем обнаружения, окрасились отметками ближайших объектов.

— Фиксирую работу трех сканеров, — доложил Леха, — они нас достать не могут.

Аня всмотрелась в большой экран, на котором виднелись три больших отметки и два десятка меньших по размеру отметок. Искин обработал результаты сканирования, и на экране появилось более привычное изображение.

Два средних по размеру корабля преследовали третий корабль, обстреливая его из лучевого оружия. Преследуемый корабль был больше своих преследователей, но очевидно не имел оружия. Кроме мерцающих при попаданиях щитов, большой корабль прикрывали полтора десятка истребителей. Со стороны преследователей присутствовали пять десантных ботов, прятавшихся от истребителей за своими кораблями. Было видно, что от основной группы отстали три бота и пять истребителей. Скорее всего, преследователи прятались возле нескольких десятков крупных астероидов, представлявших собой плотную группу. Включенный постановщик помех выбросил из гипера корабль, оказавшийся с хорошей охраной из палубных истребителей. Преследователи не могли полностью подавить щиты большого корабля из-за противодействия истребителей прикрытия, но и большой корабль не мог оторваться от преследователей. Большой корабль передавал кроме автоматического кода опознавания, сигналы бедствия, но очевидно, все это глушилось аппаратурой преследователей, отключивших передачу своих опознавательных данных.

— Что будем делать? — поинтересовалась Аня, — через пару минут все три корабля войдут в зону поражения нашими туннельными орудиями.

— Отстрели преследователям двигатели, а большой пусть летит, они нас все равно не видят, — предложила Ксюша.

— А боты?

— Пусть летят, они нам не помешают, — пожала плечами Ксюша.

— Если не улетят?

— Я их в одиночку раскатаю.

— Как скажешь, — вздохнула Аня, подключилась к управлению орудиями и начала прицеливание.

Чтобы не нанести чрезмерные повреждения, Аня отдала команду на перезарядку орудий с боевых на пристрелочные снаряды, бывшими простыми болванками метровой длинны и полуметрового диаметра.

О совершенных выстрелах в рубке стало известно только после попаданий в кормовую часть преследователей. По одной болванке хватило каждому из кораблей. Мощности щитов не хватило для сдерживания удара. Одному кораблю повезло, снаряд прошел через двигательный отсек, уничтожив все его содержимое. Второму кораблю не повезло, болванка угодила в реакторный отсек. Не спасла ни усиленная в этом месте обшивка, ни бронекапсула отсека. Взрыв оставил от корабля лишь облако плазмы, в которое влетели три из пяти ботов. Что случилось с ними, было непонятно. Но движение у них стало прямолинейным как у мертвых камней.

— Работа постановщика помех прекращена, — доложил Леха.

Словно услышав его, прикрывавшие корабль истребители, начали влетать в открывшийся ангар. Пятерка истребителей, развернулась и полетела к отставшим товарищам. Зацепив, дрейфующие истребители специальными захватами, они начали догонять ускорявшийся носитель.

— С большого корабля идет видеосигнал, — доложил Леха.

— Включай канал, от нас только звук, — скомандовала Аня.

На экране появился мужчина с ежиком седых волос.

— Транспорт «Глостер» капитан Хью Парна вызывает неизвестный корабль.

— Слушаю Вас, вам нужна помощь? — произнесла Аня.

— Нет, слава ушедшим, пираты не смогли пробить наши щиты. Я хотел поблагодарить за помощь и узнать сумму компенсации вам и номер счета, на который нужно перевести кредиты.

— Компенсацию мы возьмем с пиратов, а с вас достаточно благодарности.

— Тогда удачи вам пусть ушедшие будут за вашим плечом.

— Чистого вам космоса, — произнесла Аня и отключила канал связи.

— Ксюша, готовь истребитель и инженерный бот, — отдала команду Аня, — как транспорт уйдет в гипер, полетим за компенсацией.

— Слушаюсь, — Ксюша вскочила из своего кресла и унеслась в ангар.

— Оставшиеся на ходу боты начали сближаться с уцелевшим кораблем, — доложил Леха.

— Нам пленные нужны? — сама себя спросила Аня и тут же ответила, — не нужны нам пленные, нет у нас карцера и охраны.

Еще два выстрела прекратили существование двух оставшихся ботов, раскидав их обломки болванки, продолжили свое движение, не слишком то и замедлившись.

Транспорт «Глостер», система приписки баронство Поиг баронского торгового союза.

Хью был недоволен последним фрахтом. Вроде все было в порядке, и клиенты были вполне респектабельными гражданами баронства Цурка, но чуйка, что помогала выживать в течении двадцати пяти лет службы в третьем флоте антранской империи, твердила: «Жди беды». Разгрузка на торговой станции в системе Блака, прошла штатно, как впрочем, и погрузка. Озадаченность вызвала немотивированная задержка таможенного досмотра. Почти сутки корабль провисел на высокой орбите планеты Шашпа откуда и был груз ценных био добавок с местного комбината. Прибывшие на сутки позже таможенники, бегло осмотрели печати на контейнерах, даже не попросив вскрыть хоть один, и оформили нужные документы.

Первый прыжок, всю декаду, экипажи истребителей прикрытия жили прямо в ангаре, что было редко на подобных маршрутах, но пилоты не роптали. Оплата за рейс была хорошей и позволяла безбедно жить семье до полугода.

Второй прыжок закончился на третьи сутки. Глушилка выбросила их из гипера недалеко от астероидного поля в глухой, необитаемой системе, даже не имевшей своего названия кроме цифр из каталога.

Опытный пилот Вансер Кнотт сумел, не снижая скорости, обогнуть астероидное поле на приличной дистанции. Пилоты истребителей заняли свои места, но команды на вылет не было. Хью надеялся на скоростные характеристики своего корабля. Двадцать лет прослужившего военным транспортом прорыва. Имея отличные движки, броню и усиленные щиты, корабль имел один недостаток. Смехотворное вооружение. В носовой части транспорта были установлены два средних лазера.

Пираты проявили себя, когда до выхода за пределы действия глушилки оставалось меньше часа.

Два средних крейсера пятого поколения антранской постройки, выскочили из астероидного поля, что удалось обойти с другой стороны, и начали нагонять транспорт.

Хью хорошо знал возможности подобных крейсеров. Имея на борту экипаж из двух сотен человек, этот корабль был хорошим патрульным средством. Способный догнать даже скоростной фрегат, крейсер мог за раз выслать сотню абордажников на четырех абордажных ботах и поддержать десант огнем своих лазеров.

Шанс отбиться был, нужно было дождаться запуска ботов и только тогда выпускать истребители прикрытия. Получилось не очень, но пять поврежденных истребителей с живыми пилотами против семидесяти пяти десантников в трех подбитых ботах выглядели нормально. Стартовавшая вторая десятка истребителей отогнала оставшиеся пять ботов под защиту крейсеров и как могла, сковывала их движения.

Да будь у Хью пяток штурмовиков, можно было бы повредить крейсера, но лазеров истребителей явно мало.

Уже час продолжалась эта гонка, когда один из крейсеров потерял свои двигатели от попадания непонятного предмета похожего на короткую ракету. Второй крейсер дернулся в сторону и получил подарок в реакторный отсек. Облако плазмы на месте крейсера поглотило ближайшие три бота. Два бота сумели увернуться в сторону.

— Босс, глушилка перестала работать, — сообщил инженер Орк Синер.

— Истребителям вернуться на борт, попробуйте подобрать парней.

— Босс, крейсера уничтожены из туннельного орудия, — сообщил один из пилотов истребителей, — один из снарядов пролетел мимо меня.

— Марш, попробуй связаться с помощником, — попросил Хью своего связиста, — надеюсь, они не посчитают свои потраченные снаряды по цене таллия, хотя жизнь дороже.

— Шеф, канал связи есть, но картинка с той стороны не проходит, — доложил связист.

— Транспорт «Глостер» капитан Хью Парна вызывает неизвестный корабль, — произнес Хью

— Слушаю Вас, вам нужна помощь? — ответил спокойный, даже скучающий женский голос.

— Нет, слава ушедшим, пираты не смогли пробить наши щиты, — произнес Хью, и, с некоторой тревогой добавил, — Я хотел поблагодарить за помощь и узнать сумму компенсации вам и номер счета, на который нужно перевести кредиты.

— Компенсацию мы возьмем с пиратов, — ответил женский голос, в котором появилась усмешка и доля презрения, — а с вас достаточно благодарности.

— Тогда удачи вам пусть ушедшие будут за вашим плечом, — Хью пожелал удачи незнакомке, не захотевшей представиться и получить компенсацию за потраченные боеприпасы.

— Чистого вам космоса, — произнесла женщина пожелание, считавшееся неприличным у некоторых рас содружества и использовавшееся только среди хорошо знавших друг друга людей.

— Канал связи отключен, — доложил связист.

— Вансер, выводи корабль на вектор разгона, дождемся истребителей и уходим.

— А оставшиеся пираты? — поинтересовался инженер, указав рукой на экран, где два бота начали приближаться к лишенному хода крейсеру.

— Думаю, что незнакомка с пиратами разберется, — задумчиво произнес Хью.

— Уже разобралась, — не скрывая удивления, произнес Орк, — нет пирата, нет проблем.

Хью вновь посмотрел на экран где от ботов уже остались одни обломки. Снизившие скорость болванки, удалялись в сторону астероидного поля.

Сканеры «Глостера» успели зафиксировать размеры снарядов.

— Длинна метр, диаметр полметра, — озвучил инженер и добавил, — нам хватило бы одного снаряда.

— Да… — протянул Хью, почесывая подбородок, — насколько я знаю, такие орудия устанавливают лишь на последних моделях линкоров.

— Думаешь линкор антранцев? — Орк посмотрел на капитана.

— Нет, такие корабли в одиночку не летают, — покачал головой Хью.

— Босс, все истребители на палубе, — доложил по внутри корабельной сети, старший техник Грам Ленк.

— Потери?

— Двое пилотов, остальные выкарабкаются. Истребители можно восстановить за пару суток.

— Скинешь мне контакты семей погибших пилотов, по прилету нужно будет поддержать их.


29

За два часа, что понадобились «Глостеру» на уход в гипер, Ксюша измаялась сама и издергала Аню просьбами выпустить ее истребитель для разведки системы. Однако Аня обошлась запуском пятнадцати разведывательных зондов.

Едва «Глостер» ушел в гипер, Аня с усмешкой посмотрела на изображение Ксюши, находившейся в ангаре, и скомандовала.

— Занимай истребитель, я сейчас подойду.

Быстро достигнув ангара, Аня облачилась в боевой скафандр и заняла кресло пилота инженерного бота.

Открылись створки ангара, выпустив истребитель и бот наружу.

Несмотря на внешнюю неподвижность пиратского корабля, подлетали к нему предельно осторожно, опасаясь работающей противоабордажной системы.

Ксюша нарезала круги вокруг дрейфующего корабля, высматривая опасность, а бот Ани пристыковался к борту и выпустил из себя армию дроидов, занявшихся осмотром обшивки и повреждений.

Определив створку ангара, Аня приказала дроидам срезать ее, не заморачиваясь возможностью открытия. Из показаний сканеров реакторы корабля были заглушены, и подать питание на открывающие механизмы было проблематично.

Вырезав створку, и отбуксировав ее в сторону, дроиды проникли в ангар.

— Не пойму, у них, что все переборки были открыты, — задумчиво произнесла Аня, разглядывая мертвых пиратов.

— Фиксирую два помещения с атмосферой, в одном есть засветки биологической активности, — доложил Леха. По мере медленного приближения крейсера к пиратскому кораблю, сканеры могли сказать своим хозяевам все больше и больше.

— Надеюсь это пираты, — выдохнула Аня, которой не хотелось заниматься спасательными работами на незнакомом корабле.

Дроиды тем временем нашли проход вовнутрь и разбежались по внутренним помещениям в поисках любых носителей информации. Искин пиратского корабля был найден и демонтирован достаточно быстро.

— Ань, загрузи несколько трупов, — попросила Ксюша, — желательно из разных мест корабля.

— Как скажешь, — Аня направила несколько дроидов в рубку корабля с наказом забрать оттуда всех.

— Леха, ты можешь уже детально сканировать пирата?

— Да, — кратко ответил искин.

— Посмотри, где находятся люди, — попросила Аня.

— Семь биологических объектов находятся в одном помещении и сейчас находятся без сознания. Если в течении получаса им не оказать помощь, то они прекратят функционировать.

— Понятно, — протянула Аня, — отправляй ко мне спасательный бот, у меня просто нет оборудования для спасения людей живыми.

Дроиды, тем временем, вели планомерный обыск корабля, стаскивая в бот отмеченные Аней вещи. Из кают экипажа извлекались любые носители информации, планшеты и персональные искины. Добравшись до трюма, дроиды обнаружили там четыре цилиндра искинов различной величины.

Прибывший спасательный бот заставил Аню заняться спасением пленников изолированного отсека. Отправленные первыми ремонтники быстро собрали переходной отсек и поместили в него семь эвакуационных капсул.

Аня подошла к нужному отсеку, когда уже все было готово для эвакуации. В переходном отсеке было тесно. Большую часть свободного пространства занимали спасательные капсулы и четыре дроида. Аня притулилась с краю, стараясь не мешать работе дроидов, начавших работать с дверью, как только в переходном отсеке набралось достаточное давление воздуха.

За вскрытую дверь первыми устремились универсальные дроиды. Послышался шорох от их движения. Войдя в проем следом за парой ремонтников, Аня увидела пять свернувшихся в позу эмбриона человеческих тел и двух уже мертвых аграфов. По внешнему виду аграфов было видно, что помощь им уже не нужна. Дроиды, не требуя каких-либо дополнительных распоряжений, начали укладывать троих мужчин и двух женщин в спасательные капсулы. Двух мертвых аграфов Аня распорядилась уложить в оставшиеся капсулы и запустила в них стазис, может Ксюша и сможет что-либо сделать. Осмотрев эту каюту, служившую, скорее всего карцером, Аня направилась ко второму помещению, где сохранился воздух, но людей не было. А вереница дроидов потащила спасательные капсулы на борт бота.

Вторым помещением с атмосферой оказался арсенал, оставлять вооружение Аня не собиралась не смотря на отсутствие в нем какой-либо необходимости. Сказались издержки воспитания, не позволявшего бросить любое оружие без присмотра. Отдав Лехе распоряжение, она решила пройти по кораблю и посмотреть на его помещения своими глазами, а не через детекторы дроидов.

Поход по пиратскому кораблю оставил двойственное впечатление. Несмотря на отключенную гравитацию и освещение, магнитных подошв скафандра и мощных прожекторов на плечах хватало для комфортного передвижения. В переходах попадались трупы людей, плавающих в невесомости. По комфортности корабль сильно уступал крейсеру девушек, но каюта капитана превосходила отделкой и площадью. Заметив вскрытый сейф, прятавшийся за декоративной панелью, Аня усмехнулась. Спрятать что-то от дроидов получивших конкретное задание найти, было сложно.

— Ты долго там лазить будешь? — раздался голос Ксюши, — сама говорила о малой вместимости крейсера, а твои пауки уже три рейса сделали.

— Сейчас вернусь, — ответила Аня и добавила, — там одним рейсом тебе работа. Трупы и спасенные, смотри не перепутай.

— Ага, зомби подниму, — усмехнулась Ксюша, которой уже надоело болтаться в космосе, обеспечивая безопасность Ани.

Вернувшись на корабль и дождавшись Ксюшу, Аня объявила.

— Нам нужна тихая норка, для спокойной обработки намарадеренного имущества.

— Давай вернемся на предыдущую стоянку, — предложила Ксюша, — всего три дня гипера.

— Часов через шесть разведывательные спутники закончат картографирование системы и посмотрим, может быть можно схорониться и здесь. Ты кстати думаешь смотреть спасенных?

— После того как ты их всех ввела в стазис им сто лет ничего не доспеется, — усмехнулась Ксюша.

— Вроде я запускала стазис только у мертвых аграфов, — возразила Аня, — чтобы не завоняли.

— Они тоже не мертвы, — усмехнулась Ксюша, — конечно состояние критично и вылечить я их на крейсере не могу, но они не безнадежны.

— Надо же как, живучие какие, — вздохнула Аня.

— Да… — согласилась Ксюша, — лопатой их добивать надо.

— Ну раз пациенты могут тебя ждать очень долго, пошли обедать, а то промялась я.

— Да и я не откажусь, — согласилась Ксюша.

В столовой Ксюша беззастенчиво эксплуатировала свою подругу, заявив, что у Ани получается на синтезаторе даже вкусней чем при изготовлении руками и готовке на плите.

— Тебе самой тренироваться надо, а то все ленишься, — усмехнулась Аня, заказывая большой обед на двоих.

— С искином получилось? — утолив первый голод, поинтересовалась Ксюша.

— Ага, — кивнула Аня, — даже лучше чем ожидали. В трюме пирата нашли еще четыре искина. Будет нам с Лехой чем заняться.

— С аграфами интересная ситуация, — усмехнулась Ксюша, — медицинское оборудование крейсера сможет их вылечить, но после подъема из капсулы сработает система безопасности и грохнет их на фиг. И это не считая «благоприятной» для них атмосферы, которая их убьет не хуже лазерного излучателя.

— Задвинь их капсулы подальше, да и пусть лежат себе спокойненько, — хмыкнула Аня, — пока они лежат в стазисе им ничего не угрожает.

После обеда зайдя в рубку, Аня поинтересовалась у Лехи.

— Куда посоветуешь приткнуть наш корабль? А то неспокойно мне.

— Советую вот это место, — искин вывел уже обследованный участок системы.

Аня внимательно всмотрелась в спутник шестой от местного светила планеты и поинтересовалась.

— Чем хорошо это место?

— Высокое содержание металлов, большие неровности и удаленность от места боя.

— Годится, — кивнула Аня, начав корректировку курса, поскольку крейсер и так дрейфовал практически в нужную сторону.

Через час Аня осторожно посадила крейсер в кратер от древнего падения большого астероида, прижав его к одной из высоких стен. Едва корабль заякорился как в систему начали выходить из гипера корабли.

— Вещунка ты, — усмехнулась Ксюша не отрываясь от экрана на котором было уже восемь кораблей среднего размера.

Корабли разлетелись от места выхода из гипера, стараясь контролировать большее пространство. Минут через пятнадцать из гипера начали выходить более крупные корабли в количестве двенадцати единиц. Объем контроля системы увеличивался с каждой минутой. С некоторых из кораблей стартовали истребители.

Именно с них и были замечены следы прошедшего боя, ведь пиратский корабль продолжал свой полет, как и подбитые и не осмотренные боты.

Тишина пространства сразу озвучилась множеством переговоров.

— О чем они говорят? — поинтересовалась Аня.

— Используется незнакомый мне метод шифрования, заняться расшифровкой? — ответил Леха.

— Попробуй, но без фанатизма, — махнула рукой Аня, — скорее всего это военные играются.

Тем временем из гипера начали выходить совсем большие корабли. Таких Аня насчитала восемь штук. Эти почти двух километровые гиганты не пытались что-либо контролировать, они просто летели.

— Интересно, а если жахнуть боевым, по этим крокодилам? — задумчиво произнесла Аня.

— Не вздумай, нас же сразу обнаружат, — воскликнула Ксюша.

— Я что дурра, — усмехнулась Аня, — нас же так хлестанет отдачей, что мама не горюй. Просто эти тушки так похожи на американские авианосцы. Такие грозные монстры, а на деле их охраняет прорва народа.

— Ты так больше не шути, — попросила Ксюша, — я совсем не камикадзе, даже в Японии не была.

— Зато у тебя швейная машинка японская.

— Не правда, — мотнула головой Ксюша, — у нас «Подольск».

— Я имела в виду твою «Тойоту». Если ты не знала, то скажу что и товарный знак этой фирмы — нитка, проходящая через иголку.

— Зато лучше наших Вазов.

— А я и не говорила, что японцы делают плохие автомобили.

Аня замолчала, наблюдая за действиями военных развивших бурные действия на месте боя с пиратами.

— Как думаешь, остался кто-либо в живых на подбитых ботах? — поинтересовалась Ксюша, поняв, что привлекло внимание подруги.

— Без разницы, — Аня пожала плечами, — наш корабль они видеть не могли, а истребитель и боты не та цель, которую можно легко определить.

— Леха, они могут нас обнаружить? — поинтересовалась Аня.

— Запарятся, — ответил искин, вызвав улыбку обеих девушек, — нас можно обнаружить только при прямом визуальном контакте. Все спутники сейчас выполняют свою прямую работу, служа нам глазами и ушами, даже обнаружив один или парочку, военные получат лишь неплохой тарарам от системы самоуничтожения.

— Ксюша, ты плохо влияешь на нашего Леху, а еще учительница.

— Зато на человека стал походить, — возразила улыбающаяся Ксюша, — а то, как солдат срочник был.


30

Система RX- 13845 из каталога антранского картографического центра. Пограничная территория баронского торгового союза и антранской империи.

Вторая эскадренная группа третьего флота антранской империи проводила плановые учения, попутно отслеживая активность пиратских кланов и где возможно сокращая их поголовье.

Развертывание группы происходило по плану учений до момента выхода из гипера ударных линкоров и вылета из носителей истребительного прикрытия. Именно пилоты истребителей, отрабатывавшие маневры сопровождения, обнаружили следы недавнего боя. Осмотр сектора дал дополнительные результаты. Обломки истребителей, три поврежденных десантных бота с десятью еще живыми пиратами, три десантных бота с жареным содержимым и лишенный хода средний крейсер. Отправленные на борт крейсера десантники обнаружили отсутствие живых членов экипажа, вскрытый и очищенный от содержимого арсенал, отсутствие искина и некоторого груза из трюма.

Кто бы ни стреножил этот корабль, крейсер как трофей его не заинтересовал, хотя был вполне ремонтопригоден, а летали в этих местах на гораздо худших лоханках, порой третьего и даже второго поколения. Вопросов добавили результаты ментоскопирования пиратов. Стало известно, что крейсеров было два, и транспорт прорыва шестого поколения никак не мог отбиться от этой засады. У него просто для этого не было оружия.

Детальный осмотр оплавленных ботов ответил на вопрос о пропаже второго крейсера, он испарился от взрыва реактора, но сразу возник другой вопрос, чем его поразили? Впрочем, и поврежденный крейсер выглядел необычно, словно кто-то аккуратно проколол его двигательный отсек и перерезал энергетические магистрали, что вызвало аварийное отключение реактора и мгновенную смерть экипажа.

Представители службы безопасности третьего флота рыли носом, в поисках ответа на вопрос кто помог транспорту «Глостер» отбиться от пиратов. Но кроме махинаций компании «Форц», груз которой по документам вез транспорт, ничего не нашли.

В систему Цурка через гипер ушло сообщение насчет транспорта и его груза, а так же опроса экипажа «Глостера». Пусть местные безопастники поработают на империю, ведь борьба с пиратством общее дело.

Командующий эскадренной группой адмирал Вард не особо вдавался в возню службы безопасности. График учений соблюдался, экипажи кораблей сдавали зачеты, слаживание группы проходило без накладок. Штаб работал на флагмане группы линкоре «Принц Манор», координируя действия разных учебных групп.

Когда в систему вошли три аварских разведывательных фрегата, охранение отработало по уставу. Правда фрегаты оказались разрушены, и взять кого-либо для допроса было проблематично. Группировка начала перестроение для возможного боя, нацелившись в точку выхода из гипера фрегатов.

Пятая эскадра восьмого флота аварской империи вышла из гипера совсем не там, где ее ждали линкоры. Только разбросанные по всей системе разведывательные зонды антранцев смогли предотвратить большие потери в эскадренной группе. Ведь группировка аварцев накатывалась на линкоры с кормы.

Тяжелые крейсера и носители прикрыли собой дюзы линкоров, пока те завершали маневр. Четыре линкора аварцев успели дать только один залп, пропавший втуне из-за плохой выучки канониров. Только один снаряд полуметрового диаметра попал в летную палубу тяжелого носителя «Вергава», вызвав пожары топливных танков, отстреливаемых в космос горящими факелами.

Ответка не заставила себя ждать. Залп из двенадцати туннельников антранских линкоров оказался удачнее. Четыре болванки попали в головной линкор аварцев расколов его пополам. Еще две болванки зацепили тяжелый крейсер, снеся половину обшивки с борта. Пожар не возник, в вакууме с горением совсем плохо. Потерявший управление крейсер своей левой скулой вмялся в правую ходовую дюзу своему соседу по строю тяжелому носителю «Айвец». Пожар на летной палубе, возникший из-за детонации боеприпасов, был локализован отстрелом аварийной секции. Три антранских снаряда, застряли в броне оставшихся в строю линкоров, а один, срикошетив от силового щита линкора, вошел точно в точку сопряжения четырех кормовых двигателей монитора «Альдес», накачивавшего свои накопители для залпа из четырех сорока сантиметровых туннельника. Болванка снаряда, ювелирно точно преодолела самое незащищенное место корабля и ударила в блок накопителей уже готовых к стрельбе, но ожидающих целеуказания. Вспышка плазмы на месте монитора зацепила пару крейсеров инженерной поддержки и один тяжелый носитель. Из четырех готовых к выстрелу орудий из плазменного облака вылетел только один снаряд. Разогнанная усилиями всех четырех накопителей болванка не заметила попавшегося на пути среднего крейсера и унеслась к противнику, где честно поразила тяжелый крейсер «Бусер», чудом увернувшийся от топливных танков «Вергавы». Снаряд вошел в нижнюю часть «Бусера», не заметив щита, прошел чуть ниже бронекапсулы с рубкой управления внутри. Разорвав по пути шины управления, болванка срикошетила от бронекапсулы арсенала и воткнулась в силовой каркас крейсера, разрушив балку продольной устойчивости. Неуправляемые маневровые двигатели доделали то, что не смог сделать снаряд. Корпус тяжелого крейсера развалился на две неравных части.

Все эти чудеса случились не просто быстро, а очень быстро. Когда заморгали белым светом прожектора на флагманах эскадр, призывая к переговорам, никто и не стрелял.


Аня, наблюдавшая за всем этим безобразием из своего кресла в рубке управления, от удивления забыла даже дышать.

— Ты это видела? — прошептала Ксюша, вошедшая в рубку по пути в столовую, и. наблюдавшая сей концерт стоя.

— Видела, — наконец выдохнула Аня.

— Нужно линять из этой системы, — заметила Ксюша, — иначе с их везучестью достанется и нам.

— Не в бровь, а в глаз, — усмехнулась Аня и встала из кресла, пойдем, покушаем, да будем валить отсюдова. Мне никакие сокровища не нужны, жизнь дороже.

— Это же надо, — не могла успокоиться Аня по пути в столовую, — семнадцать выстрелов из туннельников нанесли такие повреждения обеим эскадрам… Я боюсь этих везунчиков. Вдруг не повезет, и кривая вынесет на такое чудо. Брр.

За столом Аня успокоилась и поинтересовалась у Ксюши.

— Ты осмотрела бывших пленных?

— Осмотрела, оказала медицинскую помощь и сняла с каждого ментограммы, — доложила Ксюша, — сейчас все пятеро проходят восстановительное лечение.

— Все было так плохо? — Аня подняла взгляд от тарелки и посмотрела на подругу.

— Можно было бы оживить командира этих зверей, я бы это сделала, — кивнула Ксюша с мечтательной улыбкой.

— Они издевались над пленными?

— Этим еще повезло, — вздохнула Ксюша.

— Им установили имплантаты подчинения и потихоньку ломали психику, собираясь продать в аварскую империю. Пришлось всем пятерым удалять нейросети, иначе имплантат подчинения не обезвредить. Декады две их придется держать в лечебных капсулах, восстанавливая мозги и тело. Все пятеро выжили при нападении на торговый корабль месяц назад. Вообще их было двенадцать, остальные находились на втором корабле.

— Кто они по специальности? — поинтересовалась Аня.

— Обе женщины пилоты истребителей, их достали из спасательных капсул подбитых истребителей. Один из мужчин выполнял на торговце должность карго-мастера, но по просмотренным фрагментам ментограммы и отметкам на нейросети, думаю, он был инженером. Двое оставшихся мужчин были техниками летной палубы. Один оружейником, второй двигателистом.

— Не поверю, что ты не посмотрела аграфов? Как тебе эльфячьи мальчики?

— Не вынимая из стазиса трудно проводить обследование и невозможно снять ментограмму, но одно сказать могу со всей определенностью, они кто угодно но не мальчики.

— Кхе, — поперхнулась Аня, — как это? Вроде у них не было замечено груди, да и лица больше соответствовали парням, хотя и смазливым.

— Вот я и говорю, таких зверей на тупой кол сажать надо, чтобы мучились дольше, — Ксюша усмехнулась реакции Ани.

— Выше пояса они действительно мальчики, но вот ниже у них все, что полагается женщинам.

— Тьфу, вот уроды. Сделать что-нибудь для них можно?

— Если только пристрелить, чтобы не мучились, — прошептала Ксюша и пояснила, — если бы они были людьми, проблем не было бы. А в данном случае я бессильна. Нужна медкапсула производства содружества.

— Ладно, пускай пока в стазисе полежат, — махнула рукой Аня и добавила скорее для себя, — нет, ну какие уроды. Увидел врага, убей, но зачем издеваться.

— Может быть посмотрим сначала содержимое искинов, что взяли на пирате? Чтобы не прыгать по космосу без дела.

— Да собственно Леха сейчас и занимается адаптацией найденных карт к нашим лоциям. Заодно отмечает интересные для нас места, что посещали пираты.

Аня усмехнулась и добавила.

— Кстати, один из искинов, что находились в трюме, снят с аграфского корабля. Я его оставила на сладкое, но теперь, думаю, стоит изучить его содержимое по внимательней.

— Все же я опасаюсь местных вояк, — Ксюша взяла разнос с остатками обеда и понесла к утилизатору.

— Думаю, что дней за пять они подлатают свои корабли и разбегутся по своим делам, — Аня улыбнулась, вспомнив заполошное столкновение двух эскадр, — но все же они везунчики.

— Ну, пять дней нам есть чем заниматься, отсортируем базы знаний, что забрали с пирата. В ментограммах я видела, как выглядят чипы с электронными деньгами содружества, среди барахла они попадались.

— Вот, — Аня подняла палец, — а ты давай смоемся из этой системы. Смотри сколько работы, за пять дней не управимся.

— Это как не управимся? — удивилась Ксюша, полагая, что все названное можно сделать за сутки.

— А кто будет нести вахту и учиться?

— Согласна с вахтой, но чему еще учиться? — удивилась Ксюша.

— Мы практически ничего не знаем о содружестве, может быть, тут принято продавать своих пленников в рабство, и сделай мы иначе, нас не поймут.


31

Транспорт «Глостер», система приписки баронство Поиг баронского торгового союза.

— Ну, наконец-то мы дома, — потянулся в кресле Вансер.

Транспорт вышел из гипера и на ходовых двигателях начал приближаться к торговой станции Поиг-7, цели своего маршрута.

— Привет Хью, будешь стыковаться или опять зависнешь на высокой орбите? — раздался голос Мерта Килта, старшего диспетчера станции и по совместительству бывшего сослуживца по третьему флоту.

— Насколько я помню накладные, то нас ждут на пятнадцатом причале восьмой торговой палубы, — Хью улыбнулся старому знакомцу.

— Как же ждут, — съязвил диспетчер, — старшим у них дружок Милди.

— Давненько его не видел, — задумчиво произнес Хью, — почитай семь лет. В этот раз, как и всегда ему не повезет.

Хью задумался. Друг предупреждал его о внимании к его кораблю службы безопасности антранской империи, в представительстве которой и продолжал службу общий знакомый капитан Гаал. Несмотря на службу в такой организации Мартин Гаал был честным человеком, с которым можно было иметь дело. Была у него одна проблема, но сейчас она была в плюс. Капитан Гаал потерял семью из-за нападения пиратов на пассажирский лайнер, где его жена и дочь возвращались домой из развлекательного круиза. Больше лайнера, четыреста человек экипажа и пяти тысяч пассажиров никто не видел.

Мартина уже дважды прокатывали с очередным званием после его эскапад в отношении пиратов. Вот полковник Милди был из тех кто растопчет любого кто осмелится встать на его пути к новому званию или другой награде.

Капитан Гаал поднялся на борт вместе с представителями таможенной службы, отделением солдат поддержания порядка и двумя юристами фирмы «Балс», хозяине груза, хранящегося в трюме транспорта.

— Привет Мартин, — поздоровался Хью, — ты нисколько не изменился.

— А ты наоборот, изменился, — капитан стрельнул глазами, — нужно поговорить с твоим экипажем, но сначала закончим с формальностями. Мне нужны документы на груз, все записи внутренних камер за время с момента погрузки до сего момента. Изъятие будет проводиться под протокол в присутствии свидетелей.

— Да пожалуйста, — пожал плечами Хью, — господа, пройдемте в мою каюту, я передам копию договора с компанией «Балс». Грузовую накладную с номерами контейнеров и образцами оттисков печатей.

В своей каюте Хью достал из сейфа нужные документы и передал их Мартину.

— Господа вы подтверждаете, что документы в порядке? — капитан посмотрел на юристов.

— Да, — почти хором, ответили они.

— Теперь пройдемте в трюм для проведения таможенного досмотра груза, оплаченного вашим клиентом.

— Капитан Гаал, к чему этот концерт, ведь вы догадываетесь о содержимом контейнеров.

— Одно дело догадки одного капитана и совсем другое свидетельские показания всего экипажа, оформленные под протокол.

Юристы шли в трюм как на казнь, снижая темп с каждым шагом. В конце пути их даже пришлось подталкивать в спину работникам таможни.

— Давайте начнем с этого контейнера, — капитан Гаал указал на первый от входа контейнер. Сверился с номером и подал ближнему юристу бланк досмотра.

— Сверяйте данные.

— Заявляю под протокол. Контейнер имеет номер, соответствующий накладной, опечатан печатью идентичной образцу и не имеет повреждений от транспортировки.

— Ну, так открывай контейнер, пусть чиновники таможни проверят соответствие груза представленным накладным.

— Я не могу этого сделать, — признался юрист, отступив на шаг.

— Кто же может это сделать как не вы? Ведь именно вы прибыли для проверки груза и представления его таможне.

— Этот груз не должен был прибыть на станцию.

— Вы признаетесь в сговоре с пиратами в захвате транспорта?

— Да… — осипшим голосом выдавил юрист.

— Повторите это под протокол, — попросил капитан Гаал и спросил, — на какую сумму ваша фирма застраховала груз?

— На полную стоимость, показанную в накладных, девятнадцать миллионов кредитов, укажи мы меньшую стоимость страховки, возникли бы ненужные вопросы.

— Теперь они все равно возникнут, но я жду вашего заявления.

— Заявляю под протокол. Я Вакер Своен и мой компаньон Сеж Балс договорились с пиратским картелем Вершители о захвате транспорта «Глостер» и дележе поровну страховой суммы. Транспорт «Глостер», товар на нем и выживший при абордаже экипаж перейдут в собственность картеля.

В это время со стороны трапа раздался шум и возмущенные крики.

Отдав команду одному из своих бойцов одетых в форму охраны, капитан указал всем на выход, попросив таможенников остаться и, после разминирования контейнеров ознакомиться с их содержимым.

Перед трапом удерживаемым парой бойцов в форме охраны порядка и четверки пилотов транспорта бесновался полный мужчина с красным от гнева лицом. Четверо его охранников вели себя спокойно, контролируя пространство вокруг на предмет нападения на своего подшефного.

— Почему меня, управляющего станцией, не пускают на лоханку грязных контрабандистов?

— Проводились следственные мероприятия, и, после разминирования груза вы сможете попасть на борт транспорта, — спокойно пояснил капитан.

— Собственно мне уже не требуется. Я хотел бы забрать своего компаньона Вакера Своена и решить с ним неотложные вопросы.

— Вы можете заявить это под протокол?

— Да… — с некоторым раздражением произнес управляющий, — заявляю под протокол. Вакер Своен является моим компаньоном, так как двадцать один процент привилегированных акций фирмы «Балс» принадлежит мне Ругату Часта.

— Прекрасно… — протянул капитан и торжествующе посмотрел на юристов, — согласно закона содружества о противодействии пиратству господа Вакер Своен, Ругата Часта, Музим Фальн и Сеж Балс подлежат аресту. Прошу не препятствовать выполнению закона.

Последнее капитан добавил для охранников управляющего, дернувшихся при появлении возле трапа закрытого флаера службы безопасности.

— Мы видим, что нашему клиенту не угрожает опасность, но будем вынуждены его сопровождать до офиса службы безопасности, — произнес старший охранников.

— Не возражаю.

Выскочивший из флаера лейтенант одетый в боевую броню встал по стойке смирно перед капитаном и бойко доложил.

— Лейтенант Бом Брамс с отделением десанта прибыл по вашему приказу.

— Вольно лейтенант, примите троих задержанных. В офисе определите их в спец камеры для недопущения связи между ними и внешним миром. Вам все понятно?

— Так точно, — рявкнул лейтенант, чем вызвал усмешку Хью и недовольную гримасу капитана.

Передав задержанных лейтенанту и дождавшись отбытия флаера, капитан Гаал посмотрел на Хью.

— У тебя есть на корабле место, где мы можем спокойно поговорить? Вижу, у тебя возникли вопросы к моей службе, признаюсь, у меня тоже имеются вопросы.

— Вполне можно поговорить в моей каюте, но что происходит в трюме?

— Не беспокойся, если бы была опасность взрыва, я распорядился бы отогнать твой корабль на дальнюю орбиту. Ребята обещали за час разминировать все контейнеры, а они слов на ветер не бросают.

— Все же я отправлю в трюм своего старпома, может твоим ребятам понадобится помощь.

— Посылай своего Орка, пусть контролирует, но честно скажу, команды ставить тебе маяки не было.

В каюте капитана старые знакомые устроились за столом.

— Вино будешь? — предложил Хью.

— А давай, — махнул рукой капитан Гаал, — уже год у меня в производстве висело это дело. Даже не ожидал, что фигуранты так попадутся.

Хью налил в высокие бокалы ароматный рубиновый напиток.

— Ну, за удачу, — произнес капитан Гаал и отпил пару глотков вина.

— Отменное вино, — произнес капитан Гаал, отставил бокал немного в сторону, вынул из кармана круглый предмет, и, положив его на стол, нажал на нем кнопку.

— При включении этого прибора, нас становится очень трудно подслушать, — пояснил он свои действия.

— Начну я, все же благодаря происшествию с тобой мне так повезло.

— За последний год пропало с добрый десяток различных судов, семь из них имели последний фрахт от фирмы «Балс». Вроде ничего необычного, и притянуть фигурантов к ответу не получалось, но крупные страховые выплаты не обогатили компаньонов, хотя на этих делах они заработали больше сотни миллионов. Когда я обнаружил исчезновение со счета фирмы ровно половины суммы по страховкам, задумался капитально. Но подобраться к этим бандитам мне не удавалось до последнего времени.

— И тут приходит распоряжение из штаба третьего флота о попытке захвата твоего транспорта и куча сопроводительных документов по результатам ментосканирования выживших пиратов.

— В общем вот где теперь у меня хозяева «Балса», — Мартин поднял и сжал кулак, — а тебе совет найми юриста пусть подает иск к страховой компании о спасении застрахованного груза. Много не дадут, но пару миллионов выручить можно.

— А теперь твоя очередь. Рассказывай все по порядку.

— Вот не понравился мне этот фрахт с самого начала, — вздохнул Хью, наливая по новой порции вина, — вроде и оплата нормальная и груз на сто процентов официальный, а вот чуйка шептала, что где-то меня накололи.

— В общем, весь полет гонял своих ребят, не давая присесть. Только это и выручило на первых минутах после срабатывания пиратской глушилки. Предполагая, что пиратам не известна модификация «Глостера», дождался запуска ими десантных ботов и только тогда выпустил свои истребители.

— Разменяв, своих пять истребителей на три бота парням удалось довольно долго поддерживать статус-кво, отогнав остальных к их крейсерам. Самостоятельно оторваться от пиратов я не мог, но и они уже умылись кровью в космосе, могли потерять такое же количество при абордаже.

— Самого помощника я не видел, очевидно, глушилка выбросила его далеко от нас, или глушилка вообще ему не мешала, а вышел он из гипера там, где ему удобней.

Залп из двух туннельников смогли засечь только пилоты истребителей, и то больше по результатам попаданий. Один заряд попал пиратскому крейсеру в двигательный отсек, вот его заметил пилот моего истребителя, да и система целеуказания четко зафиксировала, потерявшую скорость болванку, приняв ее за торпеду.

Второй снаряд попал точно в реакторный отсек. Мощность удара была такова, что не спасла броне капсула. В облако плазмы влетели три бота, двое сумели увернуться.

— Вызвав помощника по общей волне и предложив компенсацию за потраченные боеприпасы, получил ответ, что помощники рассчитывают поправить свое благосостояние у пиратов. Они кстати забрали пиратский корабль? Неплохая посудина пятого поколения.

— С исчезновением сигнала от глушилки, я отдал команду эвакуировать подбитых пилотов, не трогая пиратов.

— Ребята еще тащили на борт подбитые истребители, когда зашевелились недобитые пираты, попытавшись высадиться на уцелевший крейсер.

Два снаряда просто разорвали их боты на куски.

Исходя из времени между выстрелами, думаю что это линкор странников. У них встречаются четырех орудийные корабли с подобным калибром.

— Почему считаешь помощников странниками? — поинтересовался Мартин, — тебе удалось их увидеть?

— Нет, увидеть не удалось, — качнул головой Хью, — переговоры шли как всегда с их представителями. С нашей стороны, полный сигнал, с ихней, только звук. Смутил меня только голос переговорщика.

— Что с голосом? — насторожился Мартин.

— Голос был женским. А за все время контактов со странниками нам попадались только мужчины.

— Мелочь, — махнул рукой Мартин, — а вот отказ от наших денег, совсем мелочью не является. Странники никогда не отказывались от кредитов и без проблем отоваривались на наших базах, используя идентификаторы давно мертвых людей.

— Я не знал… — протянул Хью.

— А это мало кто знает, — усмехнулся Мартин, — в последнюю сотню лет службой безопасности не единожды фиксировались случаи появления, людей, считавшихся пропавшими без вести. Люди спокойно проживали в выбранном месте, не вызывая подозрений, но при проявлении к ним повышенного внимания, люди срывались с места и исчезали в неизвестном направлении.


32

— Скучно… — вздохнула Ксюша, поедая свой завтрак.

Девушки закончили утреннюю тренировку и имели еще влажные после душа волосы.

— Да, — согласилась Аня, — сидим здесь уже неделю, словно в подводной лодке, лежащей на грунте.

— А что ты хотела с теми базами знаний, что они имеют? — усмехнулась Ксюша, — это додуматься до таких извращений, разделить базы на столько частей.

— То, что у нас находится в одной базе знаний у современных людей разбито на двадцать и более баз. Вот скажи, может ли инженер работать без использования дроидов?

— Конечно нет, — согласилась Аня, — но зато их базы изучаются буквально за сутки, а некоторые и того меньше.

— Что-то по действиям военных этого не видно, — хмуро заметила Ксюша, — а еще меня убила рабовладельческая империя авар, и это при такой технике!

— Меня больше удивило их законодательство, — Аня уже доела драники со сметаной, что произвел синтезатор в двойном количестве, и наслаждалась аналогом кофе, — это как я поняла, нам с тобой можно подойти к любому челу, надавать ему по тыкве, и, зажав пальцы дверью, заставить переписать на нас свое имущество. Можно еще попинать напоследок. Преступниками мы окажемся только в том случае если чел выживет и докажет, что мы забыли вызвать к нему скорую помощь, а так честные предприниматели.

— Что будем делать со спасенными людьми? — поинтересовалась Ксюша.

— А вот не знаю, — пожала плечами Аня, — тупо подкинуть спасательные капсулы мы не можем. С вероятностью в пятьдесят процентов их обнаружат аварцы.

— Ставить им нейросети что я изъяла у пиратов, бессмысленно, пока они находятся у нас на корабле. Ставить симбионты, подобные нашим, чревато лишними вопросами. Конечно для всех остальных, у них будут стоять те самые нейросети что стояли до плена, но самим им будет видно различие.

— Нам бы не помешали несколько человек в экипаж, — задумчиво произнесла Аня, — нейросети или симбионты можно будет ставить по результату беседы. Если кто не понравится, у нас есть стазис капсулы. Можно будет подкинуть на какую-нибудь станцию или вообще спустить на планету.

— А что ты откопала по эльфам? — поинтересовалась Ксюша.

— Несчастные создания, — выдохнула Аня, — дети какого-то ихнего начальника дома как они называют. Пираты отомстили эльфятам подобным образом за продажу в один из аварских борделей дочери одного из руководителей картеля.

— Вот с самим искином снятым с эльфячьего фрегата все гораздо интересней. Как ты поняла, эти ребята не являлись образцом добропорядочности и занимались торговлей редкими рабами.

— Не поняла, как рабы могут быть редкими? — удивилась Ксюша.

— Элементарно, в этом виноваты нейросети содружества, даже не знаю, кто им так удружил. Все разумные содружества в возрасте восемнадцати лет устанавливают нейросети. В зависимости от индекса интеллекта можно поставить разные нейросети и соответственно освоить разные специальности.

— Встречалось мне подобное в ментограммах, — согласилась Ксюша, — только не поняла принцип определения этого индекса.

— Я тоже не разобралась, — призналась Аня и продолжила.

— Разумных с большим индексом этого интеллекта мало. На них завязаны многие производства, ведь не поставишь инженером предприятия разумного с бесплатной нейросетью, он просто не сможет освоить те базы знаний, что требуются для этого.

— А причем здесь рабы? — еще не врубилась Ксюша.

— Да притом, — усмехнулась Аня, — ловится разумный с большим индексом интеллекта и под угрозой насилия или тупо обманом заставляют подписать долгосрочный контракт с какой-нибудь фирмой «Рога и Копыта». Большая часть зарплаты, по контракту будет отчисляться на погашение долга за фендибоберную нейросеть и комплект баз знаний для работы. Фирма «Рога и Копыта» переуступает «специалиста» за хорошее вознаграждение, переписывая долги разумного на нового работодателя. В итоге разумный оказывается в кабале еще хуже рабства.

— Что может быть хуже рабства? — удивилась Ксюша.

— А вот такая свобода, — усмехнулась Аня, — ты не думай, я не стала поклонницей рабовладения, но аварским рабовладельцам их закон запрещает больше чем хозяевам контрактов «свободных» разумных.

— Да, встречаясь с такими разумными я вспоминаю Сократа, — произнесла Ксюша.

— Прав был грек, только к современным условиям его изречение звучало бы иначе, ну не знают тут собачек, — рассмеялась Аня.

Отсмеявшись, она продолжила.

— Хотела же рассказать тебе об одном месте, что посетили ушастые крендели, да саму зацепили их приключения.

В общем, в сотне световых лет, есть одно местечко, где сорок лет назад сошлись ушастые и дварфы. В бою участвовали более тысячи кораблей, ушли единицы. Наши ушастенькие как раз из спасшихся. Люди вообще не знают об этой войнушке.

— А что, кораблей там много, сделаем себе мутанта этакого эльфа низэнкого росту и будем на нем по содружеству от всех бегать.

— Ксюш, ты права, я не подумала, — согласилась Аня, — есть еще одно место, где двадцать лет назад сошлись антранцы и аварцы, но там еще очень горячо. Хотя для нас идеальное место. Мало найдется безумцев туда сунуться. Не знаю, что за звери такие дварфы, но если судить по эльфам, тоже что-то малоприятное.

— Пойдем, уж. Займемся каким-нибудь делом, — предложила Ксюша, — а то послушаю тебя и отправлюсь делать из эльфов ското-мутантов. Потом самой неприятно будет.


Через трое суток в карантинном изоляторе пятеро бывших членов экипажа транспорта «Ленок» с удивлением рассматривая друг друга, окружающую обстановку и комбинезоны одетые на всех.

— Что скажете? — поинтересовался здоровый детина двухметрового роста.

— А что ты, Нолис, хочешь услышать? — с усмешкой поинтересовалась светловолосая девушка с несколько перекачанными мышцами, — могу озвучить то, что ты и так видишь. Помещение похоже на то где нас держали на пирате. Не хватает нейросети внутри и двух ушастых ушлепков снаружи. Состояние, конечно лучше чем было, но поесть не мешало бы.

— Очевидно, нас подлечили, а не только удалили имплантаты подчинения, — произнесла вторая девушка, выглядевшая уменьшенной копией первой.

Отъехавшая с легким шорохом в сторону дверь, заставила всех замолчать и посмотреть в сторону проема.

Первым в помещение проник дроид незнакомой конструкции со столешницей на спине, уставленной различной едой и напитками. Следом в комнату въехали две девушки в боевых скафандрах с незнакомыми знаками различия и непонятными надписями в месте где обычно фиксируется должность и имя. Используя дроидов как средство передвижения, девушки внимательно отслеживали пространство, но шлемы не одевали и не держали в руках оружие.

— Налетайте, знаю, что после лечения кишки требуют еды, — с легкой усмешкой объявила меньшая из девушек, — пока вы едите, я поведаю, в какую переделку вы угодили.

— Ну, раз кормят, а не пинают, значит место лучше предыдущего, — заметила здоровячка и приступила к набиванию своего желудка, не дожидаясь повторного приглашения.

— Я капитан крейсера инженерной поддержки «Лешша» инженер-лейтенант Воронина Анна Александровна. Вас мы вытащили из карцера пирата.

— А второй пират? — чавкая, спросила здоровячка.

— У него возникли проблемы с реактором, — усмехнулась вторая девушка.

— У меня на корабле имеются открытые вакансии, предлагаю вам их занять.

— Инженер-капитан Нолис Болис, — представился двухметровый детина, отставив в сторону пустой бокал из-под напитка, — что будет, если мы откажемся?

— Вернем в стазис капсулы к двум аграфам и при возможности высадим на какой-нибудь планете.

— Жестко, — протянула здоровячка.

— Зато честно, — спокойно произнесла капитан.

— Какие условия? — поинтересовался Нолис.

— Установка всего необходимого для службы, присяга, сдача на допуск и десять лет службы.

— Мы все являемся отставниками и уже давали присягу империи, — Нолис обвел глазами своих сослуживцев и увидел в их глазах согласие.

— Тогда вы должны понимать, что без присяги вы можете находиться на военном корабле только в одном виде.

— Ага, в стазис капсуле по соседству с аграфами, — усмехнулась здоровячка.

— Не будем вас отвлекать, кушайте и думайте, — капитан развернула своего дроида и собралась покинуть помещение.

— Подождите, — попросил Нолис.

— Да, — капитан на месте развернула своего дроида, чувствовалась большая практика подобного передвижения.

— Мы согласны с вашим предложением, — произнес Нолис, а все остальные кивками подтвердили его слова.

— Прекрасно, — улыбнулась капитан, — после еды вы поступите в распоряжение лейтенанта медицинской службы Сергеевой Ксении Михайловны. Думаю, за сутки она управится. Потом присяга и веселье. Вопросы, пожелания? Нет? Прекрасно, мы ждем вас в переходе.

Виртуозно управляя дроидом, капитан выехала из помещения. Медик, была, не столь умела в управлении, но это и понятно. Одно дело инженер и совсем другое медик, хоть и военный.

Быстро закончив с едой, рекруты потянулись на выход. Коренастые крепыши Миг и Лук Бансеры за все время не произнесли ни слова, но это никого не удивило. Если не возникало острой необходимости, они могли молчать не одни сутки. Это Энка Струве не затыкалась. С ней долго могла находиться только ее племянница Мара Струве.

Вздохнув, Нолис приложил ладонь к сенсору. Дверь ушла в сторону, открыв просторный коридор. Дроид со столом на спине довольно шустро ускакал вдоль по коридору.

— Веди Ксюша, они твои на сутки, — улыбаясь, заявила капитан.

Медик направила своего дроида по коридору.

Через десяток метров медик спрыгнула с дроида, вздохнув с облегчением.

— Проходите в медотсек, — повинуясь команде с нейросети, открылась дверь, — на дроиде не пущу.

Капитан остановила своего дроида, посмотрела на рекрутов, перевела взгляд на медика, усмехнулась и пришпорила своего дроида.

Перестукивая манипуляторами, дроид с капитаном скрылся за поворотом.

— Она у вас всегда такая? — поинтересовалась Энка, наблюдавшая как на повороте дроид бежал по стене.

— Не, — махнула рукой медик, — вот когда начинает носиться по потолку, тогда да…

— Так, давайте быстренько забирайтесь в капсулы, их на всех хватит, — скомандовала медик, — одежду укладывайте в полость капсулы.

— Не видел таких капсул, — произнес Нолис, раздеваясь, он пытался прочесть шильдик на боку капсулы.

— Обычная универсальная капсула, — пожала плечами медик, занявшись с капсулами братьев Бансеров, первыми юркнувшими в них.

— А что за язык? — Нолис указал на шильдик.

— Имперский язык, какой еще может быть? — искренне удивилась медик, — не задерживайте.

Вздохнув Нолис лег в свою капсулу, заметив, что он последний.


— Ну как тебе наши рекруты? — поинтересовалась Аня, отведя взгляд от экрана по которому наблюдала за эвакуацией последнего линкора аварцев. Четыре мощных буксира прицепились к его бортам и начали разгон для прыжка через гипер.

— Нормальные люди, хотя и не без недостатков, но пусть кинет в меня камнем их не имеющий.

— Кого не имеющий? Камней или недостатков?

— Какая разница, одного у тебя нет, а другое имеется, — рассмеялась Ксюша.

— Начну с инженера, — отсмеявшись, продолжила Ксюша, — он самый проблемный. Несмотря на цветущий вид, ему осталось от силы пару лет. Вконец изношена система регенерации, а проведенная в свое время модернизация организма убивает его на глазах. После установки симбионта рекомендую провести процедуру восстановления организма длительностью две декады. Братья Бансеры имеют хорошие задатки к псионике. Телепатию они освоили и прекрасно общаются между собой. Рекомендую обучать их на инженеров. Энка Струве, та еще темнила. Мара является ее дочерью, хотя и не знает этого, потому что воспитывалась в семье сестры Энки. После установки симбионта я бы провела Энке процедуру восстановления организма длительностью в декаду.

— Делай, что нужно, — согласилась Аня, — думаю, что система опустеет не ранее чем через двое суток. Полет же к месту битвы аварцев и антранцев, займет две с половиной декады. Будет время и для лечения и для занятий.


33

Нолис очнулся в момент открытия крышки капсулы. Значок нейросети был непривычен. А голос, раздавшийся в голове, заставил вздрогнуть.

— Симбионт модель военный инженер развернут на девяносто процентов, требуется синхронизация с персональным искином. Персональный искин не обнаружен, синхронизация отложена.

Сев в капсуле, он заметил медика. Теперь она была одета в медицинский комбинезон и надпись на груди была понятна.

— Как самочувствие? — поинтересовалась медик.

— Нормально, только симбионт сообщил, что ему нужен искин, — сообщил Нолис, начав одеваться.

— Сейчас дождемся братьев Бансеров и отправимся в кают-компанию, капитан ожидает нас там.

— Мы вроде не представлялись, — заметила Энка, заканчивавшая подгонять свой комбинезон.

— Для этого есть ментосканирование, с этим оборудованием осложнений не фиксировалось.

— А… — начала Энка.

— У нас есть понятие медицинской этики, все, что не касается вопросов безопасности, может быть разглашено только с разрешения разумного.

— А… — протянула Энка с некоторым облегчением.

С шорохом открылись крышки капсул братьев Бансеров и медик повторила с ними опрос.

— Следуйте за мной, — дождавшись, когда братья оденутся, медик открыла дверь и вышла из медотсека.

— Корабль большой? — поинтересовался Нолис, следуя по коридору за медиком.

— «Лешша» является малым крейсером инженерной поддержки, предназначен для ремонта и эвакуации кораблей с поля боя.

— С какой вы планеты? Таких длинных имен мне еще не встречалось, — спросил Нолис.

— Планета Земля, — ответила медик, и, остановившись перед дверью, открыла ее.

В помещении кают-компании могли свободно разместиться человек тридцать или сорок, но находилась лишь капитан в форменном комбинезоне с ритуальным и персональным оружием в держателях.

— Приветствую вас на борту малого крейсера инженерной поддержки «Лешша» принадлежащего военным силам Арийской империи, — заговорила капитан, едва они вошли в помещение.

— Для принесения присяги и получения и активации персонального искина, подходите ко мне по одному.

Первым вышел Нолис, представился, прочел текст присяги, поставил электронную подпись, и, недоуменно замер, наблюдая за действиями капитана. Капитан достала из специального контейнера широкий браслет, расстегнула его застежки и маленьким ножиком чиркнула себя по ладони.

— Дай руку.

Нолис протянул свою ладонь, тут же украсившуюся похожим разрезом. Капитан, не касаясь его ладони, добавила своей крови.

— Теперь бери этой рукой искин и одевай.

— Я замараю его.

— Так надо.

Выпачкав браслет искина в крови, Нолис одел его на правую руку и услышал уже знакомый голос.

— Обнаружен персональный искин, провожу синхронизацию.

— Следующий, — капитан улыбнулась ему, и Нолис увидел, что на ее ладони не осталось и следа от надреза.

— Да, регенерация блеск, мне бы такую, — подумал он.

Процедура принятия присяги у всех пяти новых членов экипажа прошла достаточно быстро. Затем медик обработала всем кроме капитана ранки и все устроились за общим столом подготовленный медиком к приему пищи.

Несмотря на большой послужной список и множество планет где пришлось побывать, многие из блюд на столе были Нолису незнакомы.

— Вижу, все прямо таки сгорают от любопытства по поводу ритуала на крови? — капитан улыбалась, устроившись за столом.

— Все просто и одновременно сложно, ваш геном имеет некоторое отличие от эталона. Проблема вполне решаема, но требует времени. Чтобы этого времени вы не потеряли, я и помогла вам активировать персональные искины. Они вам очень понадобятся при обучении.

— Ну, допустим, я сама кого хочешь, могу научить летать на истребителе, — возразила Энка.

— Прекрасно, завтра, когда вас будет тестировать искин медотсека, мы проведем тренировку в виртуальной капсуле, — капитан в предвкушении потерла ладони, а Энка, почувствовав какую-то подлянку, заерзала задом в кресле.

— Можно узнать, где мы сейчас находимся, — спросила Мара, доев пирог с начинкой.

— Конечно, — кивнула капитан, прожевав кусок незнакомого кушанья, — мы затаились в системе RX- 13845, что находится на границе баронского торгового союза и антранской империи. Ждем, когда аварская и антранская эскадры растащат свои покалеченные корабли.

— А что здесь случилось? — заинтересовался Нолис, — опять начались военные действия.

— Не, — махнула рукой капитан, — чисто случайно в эту систему, где решили устроить учения антранцы, заглянули аварцы. Ну и постреляли с перепуга друг в друга из больших калибров. Сейчас покажу вам этот концерт. Мы заканчивали картографирование системы, когда сюда заявились антранцы, и, раскиданные по системе зонды дали неплохую картинку.

Развернувшийся на стене большой экран показал картину молниеносного боя, когда от появления аварских фрегатов до включения белых фонарей, призывавших к перемирию, прошло не более десяти минут.

— Да… — протянул Нолис, — повоевали.

— Ага, — усмехнулась капитан, — если мне нужно будет вспомнить как не надо себя вести при встрече с пусть и равным противником, то просто посмотрю этот фильм.

— Если вы закончили, я проведу вас в каюты, — предложила медик.

— А можно нам двухместную? — поинтересовалась Энка.

— Вообще все каюты экипажа одноместные, но в конструкции корабля предусмотрена возможность объединения кают, — капитан встала вслед за остальными и направилась в коридор.

— А нам можно двойную каюту? — подал голос один из братьев Бансеров.

— Легко, — капитан остановилась перед закрытой переборкой и указала на первую от переборки дверь, — прошу, Нолис занимайте вашу каюту, если возникнут проблемы, обращайтесь к головному искину. За эту переборку не пытайтесь попасть, у вас еще нет допуска.

Быстро распределив каюты и проведя объединение двух пар, капитан и медик, попрощавшись, скрылись за переборкой. А старые товарищи собрались в каюте Нолиса.

— За время, что мы провели на этом корабле, капитан и медик не соврали ни разу, — произнес Миг Бансер, вызвав недоуменный взгляд Мары.

— Значит вся эта лобуда про арийскую империю правда, — задумчиво произнес Нолис.

— Ты забыл упоминание Эталона, по которому фанатеют ушастые, — добавила Энка, — но на аграфов они не похожи.

— Только эталон этот совсем другой, — произнесла Мара, — или их медкапсулы могут гораздо больше чем капсулы содружества.

— Мне кажется, что мы не прогадали, согласившись на предложение капитана, — произнес Нолис, — за один симбионт нужно работать не один десяток лет.

— Бери больше, — грустно усмехнулся Лук, — то устройство, что нам с такой легкостью установила медик, является сибионтом древних. Ученые считают, что его невозможно установить современным людям.

— Но нам их поставили, или как? — Энка вопросительно посмотрела на братьев.

— Поставили, — согласился Миг, — бонусом активировали персональные искины, которых найдено очень много, но считалось, что их привязка к прежнему хозяину не позволяет ему работать с новым. Мы многого не увидели, но скажите на малых крейсерах содружества, даже у офицеров, имеются ли такие каюты?

— Да, — Нолис окинул взглядом свою каюту, — на боевых кораблях я такое видел только на линкорах у высших офицеров, остальные офицеры довольствуются каютами размером два метра на три.

— Вот и я о чем думаю, не простой это корабль, и капитан его не простая, — произнес Миг, и, посмотрев на Энку, добавил, — а тебя она завтра сделает. Чувствуется в ней сила, хоть и ростом не велика.

— Да сама уже поняла, — вздохнула Энка, — только язык мой говорит прежде, чем успеваю подумать.

— Ты бери пример с братьев Бансер, — предложил Нолис.

— Ага, мне тогда стоит откусить свой язык, — усмехнулась Энка, — а братья сегодня что-то разговорились, я когда пришла на корабль месяц думала, что они немые.

Братья заулыбались.

— Это мы тогда тренировались мысленно общаться, — пояснил Миг.

— А что сейчас заговорили? — поинтересовалась Мара.

— После установки симбионта нет необходимости в такой концентрации, мы теперь любого можем слышать, — немного улыбнувшись, сказал Лук.

— Вы и… — начала Энка.

— Нет, мы слышим только те мысли, что ты потом выдаешь языком, — перебил Миг, — и вследствие этого способны распознать ложь.

— Здорово, а мы так сможем? — восхитилась Мара.

— Капитан сказала, что со временем сможете, — пообещал Лук.

— Но ты же не спрашивал ни о чем подобном, — Энка недоверчиво посмотрела на Лука.

— Мы общались мысленно в кают-компании, — усмехнулся Миг, а Лук даже покраснел, — капитан отчитала нас за подобное поведение, сказав что общаться на языке, которого не понимают присутствующие, по меньшей мере не культурно. И на вопрос о вашей возможности к мысленному общению ответила, что через некоторое время и вы сможете общаться мысленно.


34

В виртуальном спарринге с Энкой Аня оторвалась по полной, заставив здоровячку вертеться как белка в колесе. Да в действиях Энки чувствовался немалый опыт, но не хватало скорости. Даже, несмотря на плохое знание Аней местного истребителя шестого поколения шерень, все шесть поединков она выиграла, а единственный поединок на тяжелом истребителе Фолк поставил точку в импровизированной битве.

Энка, из виртуальной капсулы, выползла на четвереньках.

— Капитан, ты, где училась? — прохрипела она, пытаясь встать на ноги.

— На мне она училась, — усмехнулась Ксюша, помогая Энке встать, — примерно, как ты поначалу выползала, а потом втянулась.

— Я не думала, что шерень способен на такие кульбиты, — немного отдышавшись, призналась Энка.

— И ты научишься, я это гарантирую, — улыбнулась Аня.

— Ага, если не погибнет в процессе, — пошутила Ксюша, вызвав улыбки присутствующих.

Немного погодя досталось и всем остальным. Мара запросила пощады после второго поединка. Ксюша продержалась шесть поединков на тяжелом истребителе, выиграв два из них, заслужив одобрительные выкрики экипажа.

Следом досталось техникам и инженеру. Затем Аня построила всех возле виртуальных капсул.

— Ну, что вам сказать господа, — прохаживаясь перед хлипким строем, заговорила Аня, — старательность, конечно, наблюдается, но она не заменит знаний. Значит, будем учиться, учиться и еще раз учиться. Поскольку пока лететь мы не можем, будем учиться.

— Ксюша, подбери для каждого свою смесь для быстрого обучения. Нолис и Энка, вам сначала нужно пройти восстановительные процедуры, во время которых будете изучать теоретические базы. Думаю, что к моменту прибытия к месту назначения у нас будет два дополнительных инженера и один пилот.

— А можно узнать место назначения? — поинтересовалась Энка.

— Можно, — кивнула Аня, помолчав она, продолжила, — есть такая система на территории фронтира DX- 18007. Нам нужно попасть туда.

— Что нам нужно в системе Заслон? Надеюсь не свалка? — спросил Нолис.

— Именно свалка, как вы ее называете, — усмехнулась Аня.

— Я не говорю, что лететь туда более полугода, но там реально опасно. Военные бросили там более двух тысяч кораблей. Корабли горячие, вооружения достаточно, минные объемы еще функционируют. Попасть даже на крайние корабли проблематично, а уж отремонтировать и вывезти в безопасное место невозможно.

— Ну, допустим, нам туда лететь всего двадцать пять дней, — спокойно произнесла Аня, — а пробраться к кораблям, мы все же постараемся, конечно, бессмысленного риска не будет. Как-то так.

Покинуть столь гостеприимную систему удалось только на пятый день, слишком медленно военные покидали место неожиданного боя, а светить свой корабль Аня не хотела. Нолис и Энка проходили медицинские процедуры, а остальные учились, причем Ксюша не смогла отвертеться от обучения новым специальностям. Конечно, вести корабль в две вахты было тяжело, но как обычно девушки не спешили. Если система устраивала своей безопасностью, то в ней останавливались на пару дней, тренируясь в полетах на истребителях и штурмовиках. По мере приближения к целевой системе, все больше стало попадаться обломков кораблей различного типа. Правда, трудно было определить причину гибели этих звездолетов. Здесь могли оказаться жертвы той войны или случайные путники, пролетавшие через эти системы.

В систему Заслон входили со всей осторожностью. Теперь на «Лешше» был уже приличный экипаж. Хотя до штатного количества было далеко, но даже семь человек было лучше двух.

— Госпожа капитан, вот бы никогда не подумал, что можно самому вывести корабль из гипера, а не дожидаться его автоматического выхода, — Нолис сидел в кресле оператора щитов и всматривался в показания сканеров.

— Леха, запускай спутники, а то мы тут как слепые котята, — отдала приказ Аня, и, повернувшись к Нолису, добавила, — Если бы мы вышли автоматом, то прямиком попались бы в минное поле.

— Я и говорю, что мыслите вы не стандартно.

— Те, кто мыслит стандартно, раскинули свои мозги в точке выхода, — в словах Ксюши все услышали сожаление, — штук двадцать там зависли. А мы лучше потихоньку, помаленьку заползем на пузике.

— Ха, ха, лучше сутки на пузе ползти, чем раскинуть запчасти по космосу, — Энка после процедур выглядела как старшая сестра Мары.

Вообще лечение проведенное Ксюшей выдало прекрасные результаты. Использование медкапсул древних помогло поднять генетическую совместимость с эталоном от восьмидесяти семи процента у Нолиса до девяноста восьми процентов у самой Ксюши. Если Аня ожидала плюшек от изменения своего генетического кода, то все остальные, включая и Ксюшу, были поражены новыми возможностями.

Поскольку пилотов было уже четверо, то и вахты теперь несли вчетвером. Леха подошел к допуску пилотов со всей серьезностью. По мнению Ксюши, Энку и Мару искин гонял куда серьезней их, используя наработки подруг для проведения тренировок. Инженерам тоже скучать не приходилось. Нолис высказался как-то, что его первоначальные знания инженера шестого ранга, даже на подмастерье не тянули.

Для сканирования системы Леха использовал тридцать зондов, которые улетели вперед, чтобы к подлету крейсера к местам боев, в обработку было отправлено наибольшее количество данных. Без поддержки с зондов соваться в эту мешанину астероидов, малых планет и полудохлых кораблей было нельзя. От обилия металлов слепли сканеры и засвечивались детекторы. Теперь было понятно название системы, была непонятна сама битва. Зачем аварцы раз за разом пытались выбить из системы антранцев. Небольшая военная база при поддержке трех эскадр более полугода удерживала систему против двух аварских флотов. В конце концов, завалив антранцев трупами своих бойцов, аварцы смогли сломить сопротивление, но воспользоваться результатами победы не успели. Прибывший флот антранцев, раскатал в блин остатки двух флотов, но и сам здесь остался. Попытка начать эвакуацию своих кораблей после окончания боевых действий, провалилась. Потеряв до полусотни ремонтных кораблей, обе стороны договорились не лезть сюда.

Вот так и образовалась эта свалка. Нолис пояснил Ане стремление обоих империй оседлать эту систему. Все же корабли содружества использовали несколько другой метод перехода через гипер, и для нормальных полетов эта система являлась узловой. С выводом системы из транспортного сообщения, торговцам пришлось прокладывать новые маршруты, на которых время полета увеличивалось вдвое.

Аня задумалась, разглядывая разворачивающуюся у нее перед глазами систему. По мере поступления данных те или иные отметки преобразовывались в планеты, скопления астероидов или группы полудохлых кораблей, продолжавших свою войну, пока хватало ресурсов.

Система идеально подходила для создания в ней этакого вокзала на перекрестке дорог. Две планеты-гиганта могли с избытком обеспечивать нужды пролетающих кораблей. Огромные скопления астероидов служили неплохой защитой для внутренних планет, возле одной из которых находилась военная база антранцев, вернее то, что от нее осталось. Кроме защиты, астероиды могли быть источником металлических руд для работы обслуживающих предприятий.

— А скажи ка Нолис, кто является формальным хозяином этой системы?

— В одном прыжке в сторону аварской империи находится королевство Стольц, в которое входит две обитаемые и десяток систем подобных Заслону. Здесь до антранских военных вообще ничего не было. Вся заваруха произошла из-за незаконности постройки в этом месте военной базы. Если бы антранцы купили эту систему, то проблем не возникло.

— И много это королевство хотело за эту систему?

— Двадцать лет назад они хотели за нее двадцать миллиардов кредитов, — усмехнулся Нолис, — для антранской империи это небольшие деньги, стоимость одного линкора, для королевства же это годовой бюджет.

— Да… — протянула Аня, — как это узнаваемо. Зачем платить, если можно отобрать.

— Интересно, а сколько сейчас стоит эта система? И кто ее может купить?

— Думаю, что цена мало изменилась, только второго капитана, что рискнул влететь в Заслон, вряд ли найдется. А вот с тем, кто может совершить подобную сделку вопрос интересный, нужно выходить в галанет и скачивать законы королевства. На уровне слухов, могу сказать, что покупателем может быть только гражданин королевства. И формально система остается в королевстве, становясь наследным владением.

— Ксюш, будем принимать гражданство в королевстве? — усмехнулась Аня.

— Мне и на корабле хорошо, — ответила Ксюша.

— А придется принимать, — выдохнула Аня, — а то, как ты будешь систему покупать?

— Мне все бросить и бежать принимать гражданство? — обиделась Ксюша.

— Зачем бросать, зачем бежать? — удивилась Аня, — как раз наоборот, сначала нужно все разузнать, разведать обстановку, и только потом осторожненько влезть в королевство и принять гражданство.

— А… — протянула Ксюша, — раз бежать не надо, то мы готовы. Но согласись, герцогиня Воронина звучит лучше Сергеевой. Да и дома графья Воронины были, а Сергеевых я не помню.

— Ворониных тоже не было, были Воронцовы.

Аня отвлеклась на причаливание к крупному астероиду, который на несколько дней станет их схроном.


35

Неделю зонды исследовали систему, передавая данные на корабль. Объем данных поражал, ведь оставленные экипажами корабли располагались группами по несколько штук на огромной площади. Между этими группами попадались как единичные корабли, так и минные объемы различной плотности. Особо много обломков располагалось в стандартных местах выхода из гипера, поскольку плотность минных объемов там просто зашкаливала.

Аня уже пару дней прокладывала маршрут к военной базе, которая внешне не слишком сильно пострадала. Проблему представляли пять групп кораблей, близко располагавшихся к пути следования. Но зато, расположись они на базе, достать их оттуда можно будет лишь большими силами, присылать которые сюда никто сейчас не станет.

— Госпожа капитан, зачем вы хотите провести крейсер к базе? — поинтересовался Нолис, с интересом наблюдая за работой Ани.

— Нолис, как ты уже достал с этими господами, — выдохнула Аня, — я же тебя сколько раз просила называть меня по имени или просто капитан без господина.

— Привычка, — улыбнулся Нолис.

— А проникнуть на базу я хочу из-за наличия там материалов для ремонта.

— Что будем ремонтировать?

— Для начала отремонтируем базу, а потом займемся линкорами.

— Это займет много времени, — отметил Нолис.

— Вы куда-то торопитесь?

— Нет.

— Помимо всего прочего, нам нужна практика. Ведь у вас тоже практики капитального ремонта кораблей нет.

— Этим занимаются верфи. А линкоры, вы собираетесь поменять на систему?

— Ну, где-то так, — усмехнулась Аня, — только продавать первые линкоры следует подальше отсюда. Чтобы никто не догадался об их происхождении.

— Для сокрытия регистрационных номеров и остальной информации нужно заменить все искины линкора, а их там больше двух десятков. У вас есть два десятка искинов ни разу не устанавливавшихся на корабль?

— Думаю, что с этой проблемой мы справимся, — произнесла Аня, — главная наша проблема это количество вахты на линкоре. Нужно десять человек, а нас только семеро.

За время полета до системы Заслон, Аня изучила базы знаний пиратов, описывающие все типы кораблей содружества, ориентировочные характеристики и стандартный численный состав экипажа. Конечно, в этих базах отсутствовали различные модификации, но представление о встреченном корабле получить было можно.

— А, ладно, будем решать проблемы по мере их поступления, — Аня вернулась к расчетам, повернувшись к экрану по которому побежала новая информация с зондов.

Лишь через трое суток Аня повела крейсер в мешанине астероидов, минных объемов и полумертвых кораблей к военной базе антранцев.

Десять часов полета Аня не отрывалась от управления больше чем на пару минут, чтобы утолить жажду соком или тонизирующим напитком. Энка, представлявшая сложность полетов в таких условиях, с восхищением наблюдала, как крейсер, словно тяжелый истребитель совершает маневры уклонения от особо крупных обломков кораблей. Наверное, преодоление астероидного поля было бы проще. Удивляло отсутствие к ним внимания со стороны искинов кораблей обоих сторон той войны.

Лишь причалив крейсер к сохранившемуся причалу, Аня отвалилась от пульта управления. Ее комбинезон был насквозь мокрым от пота.

— Шабаш, — прошептала Она, вставая из кресла, — всем отдыхать, Леха высылай на базу диагносты.

— Слушаюсь капитан, — ответил искин, — вам срочно нужно посетить медотсек, лейтенант медицинской службы уже подготовила для Вас капсулу.

— Да, да, конечно, — Аня отпустила спинку своего кресла, и ее повело в сторону.

Падение предотвратила Энка, подхватив капитана за талию. Придерживая Аню, она повела ее из рубки. Возле дверей Аню уже ожидал медицинский дроид, подхватив ее на манипуляторы, он, с хорошей скоростью, устремился в сторону медотсека.

— Дура ты подруга, — бурчала Ксюша, помогая Ане снять комбинезон, — снова довела себя до ручки.

— Да, ладно, Ксюша, — слабо возразила Аня, ложась в капсулу, — иначе нам пришлось бы пару суток тащиться по этой свалке.

— Все, спи уже, — вздохнула Ксюша и запустила капсулу.

С тихим шорохом закрылась крышка. Ксюша подобрала комбинезон, поморщившись от запаха пота. Открыла дверцу утилизатора и закинула его туда.

— Что с капитаном? — вбежавшая в медотсек Энка была встревожена.

— Устала просто, — выдохнула Ксюша, но заметив, что не удовлетворила своим ответом пилота, добавила, — все будет нормально, отдохнет часов десять в капсуле и будет дальше с ума сходить. Почти десять часов находиться в слиянии с шестью искинами крейсера тяжело даже для этой сумасшедшей.

— Не может быть, — удивилась Энка, — час слияния с искином истребителя предел для мозга человека.

— Ну, ты и загнула, — улыбнулась Ксюша, — прошлый раз она свалилась после трех суток слияния с тремя искинами инженерных комплексов. Пошли в кают-компанию, я есть хочу, аж живот к позвоночнику прилип.

В кают-компании присутствовал практически весь экипаж. Отсутствовала лишь Мара, несшая вахту в рубке. Вопросительные взгляды людей говорили лучше слов.

— У капитана все в порядке, просто переутомление. Десяток часов в капсуле и она продолжит нас всех строить, — доложила Ксюша и подошла к пищевому синтезатору, услышав общий облегченный выдох.

— Думаю, у нас будет не меньше суток времени на отдых, — заметил Нолис, — раньше, диагностические дроиды просто не успеют провести даже беглую диагностику.

— Наивный, — усмехнулась Ксюша, заказывая себе тарелку вареников с картошкой, — я бы вам тоже посоветовала за эти часы хорошенько отдохнуть.

— Проснувшись, капитан начнет разворачивать инженерные комплексы, — Ксюша села за стол и добавила, — или я ее совсем не знаю.

— Разве можно восстановить эту развалину, — удивилась Энка, хорошо рассмотревшая внешний вид базы во время сближения с ней.

— А почему нет? — пожала плечами Ксюша, с удовольствием поглощая вареники, — я верю в наши способности.

— Здесь, наверное, не сохранилось ни одного целого отсека, — продолжила Энка, также как и Ксюша, решившая перекусить.

— Ты не права, — возразил Нолис, — как минимум уцелел реакторный отсек, иначе на этом месте не было бы даже обломков. Да и другие уцелевшие отсеки должны быть, ведь это была военная база, а значит, запас ее прочности должен быть соответствующим.

— Все, сдаюсь, — Энка шутливо подняла ладони, — я просто не подумала о мощности используемых на подобных базах реакторах.

— Лишь бы антранцы не оставили сюрпризов при своей эвакуации, — вздохнул Нолис.

— Будем надеяться, что их не много, — Ксюша встала из-за стола и сбросила использованную посуду в утилизатор, — я спать, вам тоже советую.

Добравшись в свою каюту через полчаса, посетив сначала медотсек и проверив состояние Ани, Ксюша ополоснулась в душе и буквально упала на свою кровать. Уснула она, наверное, раньше, чем ее голова коснулась подушки. Древние не использовали столь удобной вещи как подушка и одеяло, однако девушки еще в Шамбале сделали себе спальные принадлежности, использовав средний промышленный синтезатор.

Проснулась Ксюша от сигнала искина, Леха сообщал, что до отключения лечебной капсулы, где находилась Аня, осталось двадцать минут.

Чувствуя себя отдохнувшей, Она сделала утренние процедуры, оделась и трусцой побежала в медотсек. Бежала она не из-за того что опаздывала, а для того чтобы размяться после сна.

До пробуждения подруги, Ксюша успела провести экспресс исследование ее организма, и, оставшись довольной, отдала команду на открытие капсулы.

— Как у меня дела? — спросила Аня, сев в капсуле и глазами, ища свой комбинезон.

— Нормально, — вздохнула Ксюша, — искин медотсека советует пару дней ограничить слияние тремя искинами продолжительностью в шесть часов.

— Понятно, — Аня выбралась из капсулы, — а где мой комбинезон?

— В утилизаторе, от тебя так несло, словно ты неделю гоняла наперегонки с табуном лошадей.

— Какие мы чувствительные, — пробурчала Аня, направившись в душ.

— Да теперь-то уже можно не мыться, капсула провела процедуру очистки.

— Сама знаю, но зачем лишать себя удовольствия, — усмехнулась Аня и скрылась в кабинке.

В медотсек забежал дроид, неся в своих манипуляторах пакет со свежим комбинезоном.

— Чем тебе не нравятся стандартные комбинезоны? — поинтересовалась Ксюша, занявшись обслуживанием капсулы.

— В стандартном комбинезоне, на два кармана меньше, чем в инженерном, — ответила Аня, выйдя из душа.

— Ну, ну, — прошептала Ксюша, пересчитав карманы в комбинезонах и поняв, что подруга ее разыграла, — память у меня плохая, отомщу, забуду, и снова буду мстить.

— За что мне мстить, — пожала плечами Аня, подгоняя комбинезон, — я ведь белая и пушистая.

— Ага, когда спишь зубами к стенке, — хмыкнула Ксюша, включив закрытие обслуженной капсулы, — иди уж, тирань остальной экипаж, белая и пушистая.

36

Картины разрушений базы, зафиксированные диагностами, поражали. Многокилометровые поля изъеденной оспинами пробоин обшивки. Оплавленные от прямых попаданий орудийные башни. Перекрученные взрывами фермы различных конструкций, от систем связи и обнаружения до причалов и топливных терминалов.

Внутри все было и страшней и неоднозначней. Плавающий в невесомости мусор, заполнял многие помещения, и, словно пыль из рваного мешка, перетекал между помещениями. Как это ни удивительно, но трупов защитников было мало. Эвакуация происходила планомерно. Лишь из труднодоступных мест не были извлечены мертвые защитники станции.

После обследования станции диагностами стала понятна причина эвакуации этой станции. В топливном хранилище, способном принять в свое нутро корабль сравнимый размерами с местными линкорами, было пусто. Разрушенная внешняя переборка со следами таранного удара была похожа на крышку консервной банки, держащуюся за тело базы остатками своих измятых конструкций.

— У них тупо заканчивалось топливо, — прошептала Ксюша, как и весь экипаж наблюдавшая за видеоинформацией, поступавших от диагностов непрерывным потоком.

— Скорее всего, — согласилась Аня, — случайный или целенаправленный таран, и автоматика базы избавилась от контейнеров с топливом. Того, что уже находилось в реакторном отсеке на долго не хватило.

— Жалко, — вздохнул Миг, — запустив реакторы базы можно было бы ускорить ее восстановление.

— Проблема не велика, — отмахнулась Аня, — вы с братом запускаете пару инженерных комплексов и расчищаете путь в реакторную. Лучше всего это сделать со стороны топливного хранилища. Диагносты доложили, что на каждый из девяти реакторов там присутствует два контейнера, основной и резервный. Думаю, что основные контейнеры пусты и реакторы подключены к резервным. Вам нужно доставить на крейсер все пустые контейнеры. Большой синтезатор справится с заполнением контейнеров топливом за сутки, проблема только в рабочем материале. Будете очищать ближайшие помещения от хлама, конечно, это расточительство, использовать ресурсы подобным образом, но нам все равно нужно наводить на базе порядок. По мере заполнения контейнеров, устанавливаете их на место и заправляете резервные контейнеры. Затем проводите профилактику реакторов, а при необходимости ремонт.

— Мы с Нолисом займемся искинами, диагносты уже нашли полсотни и находки продолжаются.

— Откуда на такой небольшой базе столько искинов? — удивился Нолис.

— Кроме искинов отвечающих за управление базой и ее защитой имеются искины производственных комплексов. В любом из них может оказаться закладка. Мне не хотелось бы получить лом в спину от вышедшего из-под моего контроля дроида.

— А нам чем заниматься? — спросила Мира.

— Вахту никто не отменял. Втроем вам будет не тяжело следить за системой. А в свободное время я подыщу вам интересные занятия.

Работа по восстановлению базы понеслась.

Ксюша, взявшая на себя контроль над здоровьем экипажа, поражалась работоспособности немногочисленной инженерной группы. Уже на второй день Ксюше пришлось в принудительном порядке отправить в лечебную капсулу трех инженеров. Аня оказалась более тренированной и старалась соблюдать рекомендации искина. Тем более она занималась ювелирной работой по ремонту и перепрограммированию искинов в чем ей помогала Ксюша. Нолис, используя инженерный комплекс, занимался демонтажем и доставкой в мастерскую крейсера искинов и их последующей установкой на место.

Ксюша не понимала, зачем Аня, после проведения регламентных работ занялась проверкой программной матрицы искина, ведь это занимало уйму времени. Первый же искин с кучей закладок от производителя и нескольких пользователей, убрал этот вопрос.

— Зачем они установили столько блокировок? — удивилась Ксюша, наблюдая за работой подруги по очистке искина от ненужных им блокировок, прошивок и закладок, — ведь эта куча дерьма здорово снижает быстродействие.

— Занимаясь с искинами захомяченными на пирате, я обратила внимание на блокировки и закладки подчинения, — не отрываясь от работы, произнесла Аня, — используя знание серийного номера искина, можно подать на него несколько команд. Просто отключить искин. Перезагрузить, вернув заводские настройки, попутно удалив всю информацию. Включить в искине программу уничтожения всех биологических объектов, по выполнении которой происходит перезагрузка к заводским настройкам. Последняя подпрограмма выполняет действия аналогичные системе самоуничтожения, физически уничтожая искин.

— Интересно, кто до такого додумался?

— Эльфы наэльфячили. Все эти навороты находятся в ядре искина, которое производится на единственном заводе аграфов. Готовые искины могут быть любого производства и мощности, но аграфские закладки есть у всех.

— А откуда ты узнала про то, что основную часть искинов делают именно аграфы?

— Нолис сказал, — Аня откинулась на спинку кресла, а пара мелких дроидов начала окончательную сборку искина, — но может быть все еще веселее. Аграфам технология производства искинов досталась от кого-то из древних, и они сами не в курсе того, что можно делать с их продуктом.

— Брр, — Ксюша передернула плечами, — вот так летишь, ни кого не трогаешь, а какой-нибудь хулиган нажал на кнопочку и собственные дроиды начнут на тебя охоту.

— Эти уже не начнут, но работы предстоит много.

За первый день Аня осилила лишь два искина, за второй удалось увеличить производительность и перебрать аж пять искинов. Но, похоже, это был предел, при большей скорости работ можно было пропустить жизненно важные подпрограммы.

Правда данная модернизация искинов повышала их производительность на целых сорок процентов, по крайней мере, об этом сообщал завершающий тест каждого из изделий.

Нолис, который вместе с братьями Бансер занялся проверкой и восстановлением многочисленных энерговодов, удивлялся тем изменениям, что Аня умудрялась делать с искинами. По его словам в содружестве никто не делал подобного. Конечно, в содружестве хватало специалистов по работе с искинами, но никто из них не работал с ядром, считая это невозможным.

Как ни торопилась Аня, но на обслуживание основных искинов базы у нее ушло две недели. Походы что совершали по базе братья Бансер в поисках «сокровищ», Ане не понравились. Унылый вид зоны отдыха с мертвыми деревьями и облаками различного мусора летающего в помещении размерами превышающими километр, отбил у нее желание к подобным походам. Поэтому отдыхать она предпочитала в капсуле виртуальности, тренируясь с пилотами или с Ксюшей.

Запуск реакторов, который Аня растянула на двое суток, прошел без ожидаемых проблем. Некоторые не стыковки возникли при запуске основных искинов. Лишенные привычных им закладок, они некоторое время посвятили знакомству со своими новыми возможностями, а затем завалили Аню валом запросов о нехватке тех или иных ресурсов. Потратив еще сутки, Аня запустила промышленный комплекс, одним из изделий которого были броневые плиты обшивки. Сразу после этого встал вопрос с нехваткой исправных дроидов для работы на внешней обшивки базы. Собственно нужные дроиды были, но только в таком состоянии, что у всех инженеров вырвался вздох жалости к увиденным калекам пытавшимся начать монтаж и демонтаж обшивки.

— Так друзья, хватит сачковать, займитесь дроидами монтажниками, а то нельзя без слез смотреть, как они хромают на все наличные манипуляторы, — распорядилась Аня.

Найденный при помощи управляющих искинов склад хранения дроидов и ЗИП, здорово ускорил процесс восстановления обшивки. Хотя, какое там восстановление, дроиды меняли практически всю обшивку.

— Когда будем запускать систему жизнеобеспечения? — поинтересовался Миг, который и занимался ее ревизией и ремонтом.

— Нужно сначала закончить с обшивкой, привести в порядок все шлюзы, орудийные башни и шахты. А то будем, как чудаки носиться по обшивке, устраняя утечки.

Миг улыбнулся, представив себя носящимся по поверхности базы с аварийной пеной в ранце скафандра.

— Вот я и говорю, смешно будем выглядеть, — улыбнулась Аня, правильно поняв причину улыбки, — тем более нас ни кто не торопит.

Просматривая данные по складским запасам, Аня не могла понять причину оставления базы. Ведь высадки на нее десанта не было, как и критических повреждений. Те пробоины в броне, что сейчас заделывались, были скорее царапинами. Основное вооружение, состоящее из двух десятков туннельных орудий, было в исправном состоянии. Повреждены были лишь башни плазмометов, использовавшихся как защита от истребителей.

Еще одной загадкой было полное отсутствие оборудования щитов. Как внешних эффекторов, так и внутренних генераторов и управляющего центра. В диспетчерской, уже восстановленной на девяносто процентов, место оператора защиты присутствовало, но пульт управления был полностью демонтирован. В бронекапсуле, где находились основные управляющие искины, пустовало семнадцать гнезд. Не поленившись, Аня совершила целое паломничество. Сначала она посетила диспетчерскую, а затем бронекапсулу с искинами. Перемещаясь между пустыми ячейками, она бурчала вполголоса, что-то непонятное.

— Ты что бурчишь? — поинтересовалась Ксюша, заинтригованная подобным поведением подруги.

— Говорю, что дурра, и не фиг за мной подглядывать.

— Так я что-то подобное и подумала, послала за тобой даже двух дроидов санитаров.

— А… — протянула Аня и добавила, — просто я заметила отсутствие на базе щитов и подумала, зачем их нужно было снимать при эвакуации.

— Может, их просто не успели поставить, — предположила Ксюша.

— Я и отправилась посмотреть посадочные места своими глазами, — призналась Аня.

— Посмотрела?

— Ага, — усмехнулась Аня, — антранцы просто не успели установить оборудование щитов. Они вообще многое не успели доделать до атаки аварцев. На момент атаки здесь и находилось то человек двести инженеров и техников, завершавших работы по запуску базы в эксплуатацию. Все это можно было узнать через управляющие искины, а я как дура понеслась на базу.

— Давай возвращайся.

— Да, собственно мне тут делать уже нечего, — согласилась Аня.

На крейсере она несколько часов посвятила поиску недостающего на базе оборудования. Кроме щитов, не хватало семи производственных комплексов. Пять из семи комплексов присутствовали в предназначенных для них помещениях в виде кучи контейнеров, выгруженных из транспорта, но не распакованных.

Два комплекса и оборудование для щита отсутствовали на базе как класс.

— Так, кто-то у нас заскучал, — во время посещения кают-компании, Аня заметила, вяло ковырявшихся в своих тарелках братьев Бансер, — я вам работу нашла.

— Какую? — Миг оторвал свой взгляд от тарелки.

— Имеются пять промышленных комплексов в контейнерах. Их нужно собрать и запустить. Как найдете, управляющие искины, доставите их мне.

— А для меня работа найдется? — поинтересовался Нолис.

— Конечно, мы займемся изготовлением системы управления щитами и установкой ее на базе. Вот.

— Где будем брать искины?

— Пока не знаю, — Аня пожала плечами, разговор ей совершенно не мешал поглощать пищу, — когда дело дойдет до искинов, будем думать, но предполагаю, что придется использовать те искины, что сейчас дрейфуют по системе в обломках кораблей.


37

Несмотря на кажущуюся простоту сборки промышленных комплексов, дело это у братьев продвигалось достаточно медленно. Сказывалась новизна работы и большой объем технической документации, что предстояло освоить перед сборкой того или иного комплекса.

Аня, бегло познакомившись с содержимым контейнеров, решила при помощи оборудования древних сделать три дополнительных промышленных комплекса. Единственное, что ее сдерживало это отсутствие на базе материалов для работы синтезаторов. При производстве топлива для реакторов и запуске комплекса по производству брони, был собран весь хлам, что плавал по базе. Опасаясь действий полудохлых искинов, она не рисковала посылать своих пилотов на добычу металлолома в большом количестве, дрейфовавшем совсем рядом с базой. Ну, совсем рядом это было по меркам космоса, а на деле составляло десятки и сотни километров. Мысль о дистанционном управлении инженерным ботом пришла ей в голову после неудачной попытки создать с нуля программу для искина бота по сбору мусора. Конечно, у искина получилось притащить в средний ангар, отведенный под первоначальный пункт отбора металла, большую кучу хлама. Только когда дроиды занялись переборкой металлолома, в куче оказались две мины, чудом не сработавшие при контакте с палубой ангара. Такой способ очистки пространства был не плох, но сортировку собранного мусора необходимо было проводить подальше от базы и после установки на нее щитов. Пока она дистанционно разрядила обе мины, дроиды стояли неподвижно, но стоило закончить свою работу, как налетевшие работнички оставили на палубе только две разобранные мины.

— Ну, вот потела почти час, а весь металл растащили за пару минут, — вздохнула она.

Мысленно отчитывая себя за тупость, она отправилась в медотсек, где встретила Ксюшу, возившуюся с одной из лечебных капсул.

— У нас, что-то сдохло и завоняло? — поинтересовалась Ксюша, не отрываясь от своей работы.

— И тебе не хворать, — улыбнулась Аня и спросила, — почему ты так решила?

— Обычно тебя притаскивает в медотсек дежурный санитар, а тут сама пришла, — Ксюша закрыла сервисное отделение капсулы и повернулась к подруге.

— А… — протянула Аня, — мне нужна капсула виртуальности.

— Это всегда, пожалуйста, могу даже составить компанию. Кто будет атаковать?

— Будем собирать металлолом, — сказала Аня и улыбнулась реакции подруги.

— Что за глупость опять придумала?

— Совсем не глупость, нужно только немного изменить настройки. Тебе понравится.

— Давай попробуем, — с сомнением согласилась Ксюша.

Затратив час на изменения в двух капсулах, Аня кивнула подруге на одну из них, сама же влезла в другую.

— Что будем делать? — поинтересовалась Ксюша, привычно выведя инженерный бот из ангара. А про себя отметила схожесть виртуальной карты реальному положению базы и объектов вокруг нее.

— А давай притащим на базу вот этот крейсер, — Аня указала маркером на практически распавшийся на две части тяжелый крейсер.

— Куда будем тащить? — Ксюша направила свой бот к кормовой части крейсера.

— Вот в этот ангар, — направив свой бот к носовой части крейсера, Аня указала нужный проем ангара.

— Как скажешь, — пожала плечами Ксюша.

Причалив свой бот к кормовой части крейсера, она тщательно закрепилась на нем, и, осторожно подрабатывая маневровыми движками, оторвала корму, держащуюся за носовую часть лишь парой кусков брони. Дернувшаяся следом носовая часть крейсера, была остановлена ботом Ани.

Скрежета рвущегося металла в вакууме слышно не было. Лишь резкий рывок свидетельствовал об окончательном разрыве корпуса. Доставка крейсера в ангар не составила много труда, правда в ангаре было тесновато, но место для носовой части еще оставалось.

Дождавшись вылета из ангара Аниного бота, Ксюша поинтересовалась.

— Что потащим следующее?

— Давай попробуем подтащить вот этот линкор, походу он совсем мертвый.

Аня указала маркером на корпус аварского линкора с большими дырами в корпусе, дрейфовавшего в паре тысяч километров от базы.

— Давай, — согласилась Ксюша, — если не получится, так хоть потренируемся в синхронной работе.

Масса покоя двух километрового линкора оказалась серьезным испытанием для двух ботов. Расстояние в пару тысяч километров подруги преодолевали пять часов. Самым же трудным оказалась швартовка такой махины к внешнему причалу базы.

— Ты куда? — спросила Аня, когда Ксюша отстыковавшись, направила свой бот к ангару крейсера, — кто будет крепить эту железяку?

— А куда он денется? — пожала плечами Ксюша, которой надоела подобная тренировка.

— Может он никуда и не денется, но искин тебя не выпустит из капсулы, посчитав задание не завершенным, — несколько слукавила Аня.

Ксюша вернулась к причалу и начала сварочным аппаратом приваривать обшивку линкора к металлу причала.

— Делаем по варварски, но другого варианта я тоже не придумала, — выдохнула Аня, присоединившись к подруге.

— Скучная какая-то тренировка получилась, плохие программы ты ввела, — выйдя из душа, заявила Ксюша.

Аня, молча, включила экран с обзором причала с линкором, и, улыбаясь, посмотрела на подругу.

— Это была не тренировка, мы управляли реальными ботами.

— Ладно крейсер, — выдохнула Ксюша, — а если бы накосячили с линкором?

— Подумаешь, помяли бы немного базу, скорость не большая, да и воздуха на базе еще нет.

— Тормозов у некоторых нет. Нельзя было предупредить?

— Зато ты не мандражировала при буксировке линкора, а если бы знала, что это реальность, не согласилась бы работать по линкору.

— А… — Ксюша махнула рукой, посмотрела на Аню и спросила, — семейку Струве проверим?

— Обязательно, но не сегодня. Правда Мара видела наши полеты, но мы можем заявить, что были в ботах.

— Пошли ужинать, есть хочу, аж ноги подгибаются, — предложила Ксюша.

— Пойдем, — согласилась Аня.

— Ну, вы девчата и даете, — в кают-компании встретил их восторженный голос Мары, — я вас ждала в коридоре из ангара, а вы как меня обошли?

— Мы поднялись лифтом в медотсек, вспотели как грузчики, — ответила Ксюша.

— Нам с Энкой можно будет потаскать?

— Почему нет, — пожала плечами Аня, — дня за два наш медик соберет в кучу виртуальные капсулы. Сдадите на них зачеты. И алга.

— Причем тут ага? — поинтересовалась Мара.

— Не ага, а алга, это на одном из языков означает вперед.

— А как по ихнему назад, — поинтересовалась Ксюша, неся разнос с едой к любимому столику.

— Как, как, — задумалась Аня, пытаясь вспомнить, улыбнулась и добавила, — развернулся и алга.

Ксюша, уже устроившаяся за столиком прыснула в кулак.

— Мы сегодня пойдем смотреть линкор? — отсмеявшись, спросила Ксюша у присевшей напротив Ани.

— Сначала пусть поработают диагносты, а то мало ли что. Лучше провести экскурсию завтра.

— Завтра, так завтра, — согласилась Ксюша, прикинув, что на покинутом линкоре может таиться множество опасных сюрпризов.

Аня же не стала ждать окончания обеда, а через глюков связалась с Лехой и распорядилась отправить на линкор дроидов диагностов.

Поев, Аня вернулась в мастерскую творить комплекс по производству щитов, теперь материала для синтеза нужных деталей хватало. Дроиды выхватывали произведенное на всех пяти синтезаторах оборудование и уносились в отведенный для комплекса ангар. Другие притаскивали куски металла и укладывали его в приемные бункера синтезаторов. Увлекшись работой, Аня не заметила, как подошло время ужина.

— Ты собираешься на ужин? — поинтересовалась Ксюша, появившись на пороге мастерской.

— Спрашиваешь, — усмехнулась Аня.

— Тогда заканчивай и пошли, не напомнила бы, до самой ночи просидела бы со своими железяками, — пробурчала Ксюша.

Дойти до кают-компании не дал Леха.

— Капитан, закончен демонтаж крейсера, куда прикажете деть тела людей?

— Каких людей? — от удивления Аня остановилась.

— Во время демонтажа крейсера было обнаружено пятьдесят пять целых тел и более двухсот фрагментов различной величины, — доложил искин.

— Сейчас буду, — вздохнула Аня и повернулась к подруге, — ты со мной?

— А то…

— Тогда пошли одевать скафы.

Средний ангар встретил их пустотой, даже не верилось, что несколько часов назад здесь находился тяжелый крейсер. Недалеко от внутренней переборки в один ряд лежали тела в скафандрах, а следом за ними также аккуратно были разложены фрагменты тел. Головы лежали вместе с головами, оторванные ноги были рассортированы по величине. В общем, царил полный порядок, в понимании искина.

— Стоит, наверное, погрузить их в стандартный контейнер, — предложила Аня.

— Предварительно нужно взять пробы ДНК, для последующего опознания, — заявила Ксюша.

— Леха, слышал, взять пробы, с каждого трупа и фрагмента, все данные переслать искину медотсека. Потом, погрузить все в средний контейнер.

— Леха, а где искины с крейсера и личные вещи экипажа? — спросила Аня, наблюдая за быстрой работой дроидов.

— Личные вещи экипажа уложены в малый контейнер и отправлены на склад крейсера. Капсулы с пятью искинами, отправлены в трюм без диагностики.

— Молодец, я уж подумала, что все ушло на переработку, — похвалила Аня, повернувшись к подруге, она позвала ее, — пойдем отсюда, с данными ты можешь разобраться и дома.

— Нашла дом, — усмехнулась Ксюша, выйдя из ступора.


38

Ночь прошла спокойно, а утром Леха огорошил новостью.

— Капитан, при проведении диагностики линкора обнаружены сто семнадцать стазис капсул в рабочем состоянии.

— Нам не нужны стазис капсулы, свои имеются, — ответила Аня, спокойно поглощая завтрак, — тем более я не хотела бы пока заниматься демонтажем линкора.

— В пяти стазис капсулах энергии аккумуляторов хватит на двое суток, сорок капсул продержатся месяц, остальные от года, до пятнадцати лет.

— Подожди, — Аня отложила столовые приборы, — ты хочешь сказать, что там находятся люди?

— Нет, про людей я не говорил, у меня нет возможности определить вид разумных находящихся в стазисе.

— И куда мне девать эти тушки? — спросила Аня скорее саму себя, — Ксюша, дело есть.

— Сейчас буду, — ответила Ксюша и буквально через минуту вошла в кают-компанию.

— Ксюш, что будет, если на аварскую стазис капсулу с пациентом подать энергию? — спросила Аня, предварительно поздоровавшись.

— Если бы это были наши стазис капсулы, то они включились бы на пробуждение пациентов, а как обстоят дела у аварцев, я не знаю.

Ксюша, занимаясь заказом завтрака, поинтересовалась.

— Много нашли?

— Сто семнадцать рабочих капсул.

— Мертвых много?

— Диагносты этого не фиксируют, но всего стазис капсул на линкоре восемьсот штук.

— Зачем держать на боевом корабле стазис капсулы? — выразила свое недоумение Ксюша, присаживаясь напротив Ани.

— Запасные члены экипажа, — пояснил Нолис, слышавший всю беседу, — это только вы можете столько времени находиться в слиянии с искинами без особых последствий. На антранских боевых кораблях тоже присутствуют резервные члены команды. Правда никто их не содержит в стазис капсулах.

— Все чудесатей и чудесатей, — прошептала Аня и посмотрела на Ксюшу, — что будем делать?

— А у нас есть выбор? Будем спасать людей, только я офигею поднимать сто семнадчать человек.

— Этого и не надо, да не смотри ты так на меня, — улыбнулась Аня, — тоже мне придумала. Там пять капсул должны отключиться через двое суток, сорок продержатся месяц, остальные вообще не к спеху.

— Тогда понятно, тогда справлюсь без проблем.

— Леха, есть возможность перетащить самые горячие стазис капсулы в наш медотсек? — поинтересовалась Аня.

— Да, если поступит команда, то через час первые пять капсул будут в приемном покое медотсека, — ответил искин.

— Дерзай, то есть, обеспечь доставку, — отдала команду Аня.

Прежде чем начать извлечение людей из стазис капсул, Ксюша попросила Леху доставить на борт одну выключенную капсулу, которую они вдвоем с Аней изучали почти пять часов.

— Ну что скажешь? — спросила Аня, ей самой не понравилось устройство капсулы, даже на ее дилетантский взгляд, все можно было сделать гораздо надежней и технологичней.

— А что говорить? — усмехнулась Ксюша, — те, у кого аварцы позаимствовали эту технологию, знали о стазисе гораздо меньше арийцев. Самое неприятное для нас это невозможность нового подключения капсул к сети. Очевидно, хозяева технологии считали, если на питающие контакты подано питание, то пациент находится в руках медиков. Плохо, что мои медицинские сканеры не могут работать через поле стазиса этих капсул. Конечно, поиграв с частотами, можно нащупать нужные, но это время, а его не так уж и много.

— Что ж сурприз будет, — хмыкнула Аня, — тем более, после снятия стазис поля человек должен какое-то время находиться без сознания.

— Начнем? — Ксюша посмотрела на Аню в поиске поддержки.

— Лечебные капсулы готовы?

— Да, готовы. Санитарные дроиды тоже на стреме.

— С богом, — кивнула головой Аня, приготовив на всякий случай оружие и активировав шлем своего комбинезона.

— А ты права, — согласилась Ксюша, активируя свой шлем.

Первым из стазис капсулы дроиды извлекли двух метрового детину с лицом, словно вырубленным из камня. Уложив мужчину в лечебную капсулу, Ксюша запустила сразу несколько программ. Программу сна, программу обследования и ментосканирование воспоминаний.

Следующими двумя пациентами были молодые женщины с короткими волосами и телосложением как у Энки.

Четвертым достали худого подростка лет пятнадцати на вид. Последним в лечебную капсулу отправился мужчина скорее низкого, чем среднего роста. Правда, был он весь какой-то квадратный из-за своей мощной мускулатуры.

С облегчением приняв душ и сменив комбинезоны, девушки отправились обедать. Все же после завтрака прошло девять часов и желудки уже сигнализировали о необходимости подкрепиться.

— Ну как? — едва они вошли в кают-компанию, поинтересовался Нолис, хотя и все остальные за исключением Мары ожидали ответа.

— Нормально, людей из стазиса вытащили, сейчас они находятся в лечебных капсулах, — Ксюша направилась к пищевому синтезатору, — смотреть, кто они и что с ними будем завтра.

— Кто-то обещал нам провести занятия на допуск к добыче металлолома, — напомнила Энка.

— Поем и сменю Мару, — пожала плечами Аня, — пристроившись рядом с Ксюшей.

— А я подумала, что ты заработалась, — призналась Энка.

— Мы просто изучали изделие аварского гения, — усмехнулась Аня.

— По-моему, аварцы нашли где-то арийский производственный комплекс и штампуют стазис капсулы на нем, — усмехнулся Нолис.

— Увы и ах, — Аня устроилась напротив Ксюши и занялась поглощением позднего обеда.

— Капсулы аварцев имеют только внешнее сходство с нашими, — немного насытившись, произнесла Аня, отпив из бокала тоника, — их капсулы придумали не арийцы и не атланты.

Сменив Мару в рубке, Аня вывела на экран ближайшее к базе пространство и довольно быстро определила для пилотов четыре крупных обломка. Из-за потери многих фрагментов даже Леха не смог определить, что это было, но как материал для переработки эти обломки годились.

Энка, войдя в медотсек, попросила Ксюшу посмотреть на пациентов. И на несколько минут зависла перед капсулой с похожими на нее женщинами. Только наблюдая за пациентками и Энкой, Ксюша заметила это сходство.

Заметив взгляды Ксюшы и Мары, она сглотнула и прошептала.

— Это Крола Струве моя мать и Янга ее сестра.

— Ты говорила, что они пропали больше сорока лет назад, — Мара посмотрела на Энку.

— Говорила, — кивнула Энка, — но как ты думаешь, возможно, ли не узнать свою мать?

— Что вы с ними хотите делать? — спросила Энка, не отходя от капсул.

— Даже разговора не было, — спокойно ответила Ксюша, — но думаю, капитан предложит всем спасенным принять присягу и войти в состав экипажа.

— Думаю, наши согласятся, — задумчиво произнесла Энка, — а вот о дварфе и снуксе, ничего сказать не могу

Энка указала на худого подростка.

— Снукс может и согласится принять присягу но они не могут использовать нейросети, погибают в течении года. Даже аварцы предпочитают с ними не связываться.

— Вот этот дварф? — Ксюша указала рукой на низкорослого крепыша, — никогда бы не подумала.

Вылет на инженерных ботах пилотам не понравился. Но несмотря на это «учебное» задание они выполнили, притащив в указанный ангар по два обломка.

Выбравшись из виртуальных капсул, они, практически хором, высказали свое мнение о придуманной капитаном программе.

— Все пожелания высказывайте капитану, — изо всех сил стараясь быть серьезной, произнесла Ксюша, оторвавшись от изучения результатов обследования спасенных.

Не заставляя себя уговаривать, пилоты отправились в рубку. Ксюша подумала, что главным побудительным мотивом женщин было не Анина программа, а желание поговорить о судьбе своих родичей.


39

Отправив пилотов к Ане и предупредив ее, Ксюша вернулась к изучению результатов обследования. Первым делом, сравнив генетический код двух женщин с данными Энки и Мары, Ксюша увидела близкое родство всех четырех женщин. Здоровяк, хоть и не являлся родственником женщинам, имел схожую ДНК, что указывало на него как на выходца с одной с женщинами планеты.

Двое оставшихся пациентов привлекли гораздо больше внимания.

В генетическом материале дварфа, Ксюша нашла родственные ариям гены, но после их исследования получалось, что дварфы откололись от общего предка много раньше деления древних на атлантов и ариев. Насколько давно произошел раскол, сказать после исследования одного экземпляра было невозможно, требовались многочисленные заборы проб у разных дварфов. Несмотря на некоторую схожесть ДНК с атлантами, дварф не определялся системами крейсера как враг и ему, на корабле, ничего не угрожало.

Начав заниматься снуксом у которого уже была установлена нейросеть содружества с имплантом подчинения, Ксюша потерялась во времени. Настолько интересным оказался объект. Сохранив результаты первичного обследования, Ксюша извлекла нейросеть вместе с имплантом подчинения. Запустив лечение, она занялась чтением цепочек ДНК, которые были совершенно незнакомы. Создавалось впечатление, что данный вид разумных, чужой в этом месте вселенной. Постепенно стала понятна причина, по которой снуксам не подходили нейросети содружества. По сути, у этого разумного было три мозговых центра, при необходимости способные брать управление организмом на себя. В принципе Ксюша уже решила проблему с нейросетью для снуксов. В случае нейросетей содружества, нужно было устанавливать в каждый мозговой центр свою нейросеть. Тогда разумный не подвергался риску смерти. С симбионтом ариев было несколько сложнее в развертывании, но при медицинской поддержке эта операция была возможной.

— Ты думаешь ужинать? — вышла на связь Аня.

— Да, — от вопроса подруги Ксюша почувствовала голод, — сейчас подойду.

Запустив во всех пяти капсулах ментосканирование, она отправилась в кают-компанию.

Ожидая ее, Аня заказала ужин на двоих, и накрыла на стол.

— Как поговорила с нашими пилотами? — поинтересовалась Ксюша, присев за стол.

— Да, нормально все прошло, сначала выслушала их мнение о программе проверки, а затем, показав ангар с остатками от их добычи, слушала восхваление себя любимой. Подобного использования капсулы виртуальности они не встречали.

— Не поверю, что они не подняли тему своих родственников.

— Конечно, подняли, — усмехнулась Аня, — и я дала себя уговорить в том, что нам не помешает пара пилотов.

— А здоровяк? Они ничего не говорили о нем?

— Нет, — качнула головой Аня, — чувствую, понравился он тебе.

— Красивое тело… — протянула Ксюша, тоном искусствоведа.

— Энка сказала, что, скорее всего здоровяк с их планеты. У них повышенная сила тяжести и такая фигура, получается, от естественных условий, а не модернизации организма как у Нолиса.

— Ладно, завтра посмотрим записи их воспоминаний и будем поднимать.

— Со снуксом не получится, он успел получить приличные повреждения мозговых центров и пролежит в капсуле не менее суток, — объявила Ксюша, вставая из-за стола.

— У него, что, несколько мозгов? — удивилась Аня, замерев на месте.

— Ну, у нас тоже два мозга, головной и спинной, только организмом рулит головной мозг, — Ксюша усмехнулась, — а у снуксов мозговые центры, расположенные в голове, позвоночнике и в районе тазовых костей, работают параллельно.

— Блиин, — рассмеялась Аня, — а ведь к этим разумным можно отнести высказывание, что сделано через задницу.

— Испорченная ты, — отсмеявшись, произнесла Ксюша.

— Нисколько, нам теперь точно нужно вернуться на Землю и проверить некоторых руководителей России, да и вскрытие трупиков провести не помешало бы.

— Зачем? — искренне удивилась Ксюша.

— Да потому, что многие законы придумывались именно тем местом, на котором сидят. И не только в России. Наверное, тайный захват Земли инопланетянами уже произошел, а мы об этом узнали только здесь.

— Тьфу, на тебя, — продолжая смеяться, произнесла Ксюша, — если судить по твоим словам, то захватчикам, для большей скрытности ампутировали головной мозг.

— Ладно, посмеялись, и хватит, — вытерев выступившие из глаз слезы, заявила Аня, — пошли по каютам, завтра работы непочатый край.

Утром, девушки еще не успели до конца просмотреть наиболее важные воспоминание троицы с Митры, как возле медотсека появилась Энка.

— Давай, уж, впускай эту торопыгу, а то изведется вся, — отдала Лехе приказ Ксюша.

— Я не опоздала? — поздоровавшись, спросила Энка, войдя в медотсек, едва отключилась блокировка двери.

— Нет, — качнула головой Ксюша, — еще полчаса ждать до окончания процедур.

— Извините, что отвлекла вас, но не могу ждать в каюте, — извинилась Энка.

— Не переживай, я сама хотела тебя позвать, — попыталась успокоить пилота Аня, — все же увидеть знакомое лицо лучше, чем лицо чужака.

— Это точно, — слабо улыбнулась Энка, вспомнив свое пробуждение, — я не буду вам мешать.

Аня закончила просмотр воспоминаний бывших рабов за пару минут до их пробуждения. Воспоминания эти не отличались какой-либо необычностью. Нападение пиратов на конвой, что сопровождали женщины. Проигранная схватка в космосе и захват пиратами с последующей продажей рабовладельцам. Вереница хозяев и как финал резервный экипаж линкора «Вулга» и просто неутолимая ненависть к пиратам и аварцам.

Крышки лечебных капсул открылись почти одновременно. Все трое уже проснулись, но не торопились открывать глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Я капитан малого крейсера инженерной поддержки «Лешша» инженер-лейтенант военного флота арийской империи Анна Александровна Воронина приветствую Вас на борту своего корабля, — несколько официально заговорила Аня, выждав пару минут.

Первым открыл глаза мужчина. Резко сев в капсуле, он уставился на незнакомую форму девушек. Шорох медицинского дроида доставившего ему пакет с комбинезоном, заставил его вздрогнуть и обратить на него внимание.

— Мама… — выдохнула Энка и бросилась обнимать свою мать.

— Ну, ну, успокойся, а то раздавишь, — улыбнулась женщина, нисколько не стесняясь своей наготы.

— Где мы? Как ты тут оказалась? — спросила женщина, отстраняя дочь, чтобы лучше ее рассмотреть.

— Одевайтесь, думаю, в кают-компании лучше будет вести разговор, — предложила Ксюша.

— Да, да, конечно, — подала голос вторая женщина.

Мужчина же, одевшись, подогнал комбинезон и не отводил своих глаз от Ани.

По дороге в кают-компанию все сохраняли молчание. Бывшие рабы с интересом рассматривали коридор. Хотя, что в нем рассматривать.

— Энка, обслужи наших гостей, — попросила Аня, заказав себе и Ксюше по бокалу тоника, она устроилась за своим любимым столом.

— Я и сам справлюсь, — глубоким басом произнес мужчина.

— Да ради бога, — усмехнулась Аня, и, отпив глоток тоника, добавила, — только без нейросети вы сможете заказать лишь диетическую смесь.

— Извините, я не подумал об этом, — кивнул головой мужчина и присел за ближайший к выходу стол.

— Вы кушайте, — предложила Аня, заметив вопросительные взгляды бывших рабов, — после еды я озвучу свои предложения и отвечу на ваши вопросы.

Дождавшись, когда все закончат с едой, Аня встала и заговорила.

— Скажу сразу, чтобы прояснить ситуацию. Вы находились на поврежденном линкоре аварцев в системе Заслон двадцать лет. Из пятисот стазис капсул в рабочем состоянии до сегодняшнего дня дожили лишь сто семнадцать. Пять из них должны были отключиться уже завтра.

— Теперь по Вам. У вас есть два варианта. Принять присягу арийской империи и влиться в наш экипаж, или лечь в стазис капсулы в ожидании высадки на обитаемую планету. Спросите, почему вам ложиться в стазис капсулы если вы не хотите давать присягу. Отвечу, система безопасности корабля не воспринимает вас врагами только в моем присутствии. Сами понимаете быть вам нянькой в течении нескольких месяцев мне не улыбается. Своих забот хватает. Приняв присягу, вы получите новейшие нейросети и базы знаний по необходимости, а искины перестанут воспринимать вас враждебно.

— Пока на этом завершу, если есть вопросы, спрашивайте.

— Как я поняла, если мы откажемся от присяги, то снова окажемся в стазис капсулах. И можем провести там несколько лет, — поинтересовалась Янга, предварительно представившись, как это положено на флоте антранской империи.

— С годами вы, конечно, перебрали, но вот несколько месяцев это точно, — честно призналась Аня.

— Я согласна на присягу, — произнесла Крола, не сводя взгляд с дочери, — что будет дальше?

— Установка наших аналогов нейросетей, присяга, учеба и служба, — ответила Аня, — скучно не будет.

— Я тоже согласна, — тряхнув головой, произнесла Янга.

— Я согласен, — произнес мужчина, опустив взгляд к столу, представившись, как Ян Гус, — конечно, быть абордажником надоело, но в стазис мне не хочется больше.

— Думаю, что в должности медика, вы принесете больше пользы, — заметила Аня, знавшая из его памяти, специальность Яна.

Ян поднял свои глаза и посмотрел на Аню. В его взгляде хорошо читалась радость.

— Вы говорили о пяти людях, извлеченных вами из стазиса, с двумя возникли проблемы? Может быть, я могу помочь?

— Я не говорила про людей, а упоминала количество капсул, — слегка улыбнулась Аня, — спасибо за предложение, но там она уже не нужна, разумные, просто, получают более длительное лечение.

— А… — протянул Ян и грустно усмехнулся, — с чего я взял, что кто-то меня допустит к медкапсулам древних.

— Для допуска тебе придется много учиться и это зависит только от тебя, — Ксюша встала из-за стола, направившись к утилизатору, выбросить пустую посуду.

Уложив трех новых рекрутов на установку и развертывание симбионтов, девушки занялись пробуждением дварфа и снукса, лечение которых уже завершилось, и они просто спали.


40

Ингар Гор очнулся от стазиса как-то неправильно. Не было ломоты в суставах и самочувствие казалось идеальным. Так себя он не чувствовал с тех пор как лживые аграфы заманили его в ловушку.

О… он отдал бы одну ногу, за встречу с этими лживыми тварями. Задавить парочку из них он был способен и на одной ноге. Еще не открыв глаза, он почувствовал, что находится не в своей капсуле и вообще корабль не тот.

Почувствовав, что у него отсутствует нейросеть и имплантат подчинения, Ингар напряг мускулы, готовясь к рывку.

— Не дергайся, подгорный, — услышал он женский голос и открыл глаза.

Так его назвать могли только дварфы, но две молодые женщины в незнакомой военной форме, дварфами не были.

— Где я? — сев в непривычной капсуле, спросил Ингар, разглядывая незнакомую вязь букв на груди женщин.

— Ты на малом крейсере «Лешша», — ответила менее рослая из женщин, — возьми одежду и оденься.

Шорох движения заставил отвести взгляд от женщин и увидеть непривычного дроида с пакетом в манипуляторах.

— Вы странники? — поинтересовался он, подгоняя комбинезон.

Только эти таинственные потомки древних могли иметь, по мнению Ингара, такое оборудование.

— Нет, наш крейсер принадлежит к военному флоту арийской империи, — ответила женщина, и, заметив огорченный вздох Ингара, спросила, — что, надоело уже воевать?

— А то, — грустно усмехнулся Ингар, — семьдесят лет на том корыте, с которого вы меня сняли.

— Девяносто, — поправила вторая женщина.

— Тем более, — вздохнул Ингар, — если вы думаете что-либо с меня вытрясти, то огорчу, аграфы это сделали еще девяносто лет назад.

— У тебя выбор не велик, — вздохнула женщина, что в основном и беседовала с ним, — присяга и служба арийской империи или возвращение в стазис капсулу.

— Знаете, мне ужасно надоело быть пушечным мясом, вылетая с этого линкора на пародии истребителя, — честно поделился своими мыслями Ингар.

— Я не сумасшедшая аварка, чтобы использовать главного инженера третьих королевских верфей таким образом.

— Надо же, — покачал головой Ингар, — аварцы не смогли пробить мой природный блок и посмотреть на мое прошлое.

— Мне оно тоже до одного места твое прошлое, но я не буду возражать, если ты при встрече крепко обнимешь аграфов, что законопатили тебя на столь интересную работу. Любое доброе дело должно быть оплачено.

— Если так, то я согласен, — усмехнулся Ингар и немного расслабился.

— Ты присядь, подожди немного, мы разбудим еще одного твоего бывшего коллегу по линкору.

— Можно посмотреть? — попросил дварф.

— Да, пожалуйста, — пожала плечами женщина, а вторая начала возиться с капсулой, напоминавшей образцы техники древних.

С легким шорохом отъехала в сторону крышка капсулы и из нее, размазанной от скорости фигурой, выскочил снукс, являвшийся серьезным противником даже для Ингара. Даже такое быстрое движение снукса, оказалось бесполезным против женщины. Она сделала неуловимое взгляду движение, и снукс оказался лежащим на полу.

Ингар с изумлением увидел, что снукс связан по рукам и ногам тонким пояском, что до этого крутила в руках женщина.

— Будешь дергаться, отправишься в стазис капсулу, — заговорила женщина.

— А если не буду дергаться? — голос снукса, несмотря на недавнее ускорение, был спокоен, словно он лежал не на полу, а на ложе капсулы.

— Я предложу тебе войти в экипаж моего крейсера и присягнуть на верность арийской империи.

— Если я не соглашусь?

— Окажешься в стазис капсуле по соседству с двумя чудными аграфами.

— Ну, уж нет, лучше убей меня, но в стазис я не хочу, надоело. Тем более, как специалист я бесполезен, ваши нейросети мне не подходят.

— Тебе уже ставили арийский симбионт? — поинтересовалась вторая женщина.

— Доктор, что устанавливал мне нейросеть, сказал, что она меня убьет в течение года.

— А сейчас, как ты себя чувствуешь?

— Да, вроде ничего, — снукс попытался пожать плечами, — руки, правда, затекли, а так нормально.

— Обещаю, что если развертывание симбионта пойдет во вред твоему организму, я извлеку его.

— Может лучше использовать простой нейроком?

— Ладно, кончай пререкаться и вставай, — Ингар с удивлением заметил, что поясок, стягивавший руки и ноги снукса уже снова в руках женщины, — вам нужно перед операцией поесть, а то делали это приятное занятие вы давненько. Да и кормили аварцы вас не деликатесами.

— Это точно, — усмехнулся снукс, поднимаясь на ноги, — маловероятно, правда, что в вашем пищевом комбайне есть любимые мной блюда.

— Кто бы сомневался, — с усмешкой подумал Ингар, — у этих ариек, скорее всего не окажется даже блюд дварфов, что тогда говорить о снуксах.

— Да, малый крейсер, — подумал он, следуя по коридору, — а какого размера у них тяжелый крейсер?

В кают-компании им со снуксом, который так и не назвал себя, выдали по незнакомому, блюду лично Ингару весьма пришедшемуся по вкусу.

— Можно узнать, как будет обеспечиваться моя лояльность? — отставив в сторону, пустую посуду, поинтересовался снукс.

— Можно, — женщина усмехнулась и посмотрела на вторую женщину, словно ведя безмолвный спор.

— Ты сам будешь заинтересован в этом, — женщина отпила глоток тоника, — как думаешь, что сделают в любом государстве содружества, если узнают, что у тебя установлены нейроимпланты древних?

— Распотрошат, чтобы посмотреть, как это все работает, — усмехнулся Ингар, передернув плечами, представив себе подобное.

— Да… где-то так, но ведь есть еще информация, — заметил снукс.

— Здесь еще веселей, — произнесла вторая из женщин, — мы еще до конца не знаем, как работают службы безопасности в различных государствах, но встреченные нами представители этой службы двух разных рас, показали, что наша защита информации идеальна. Любого кто попадет к ним в руки, проведут через процедуру ментосканирования, чтобы записать все ваши знания. И здесь таких любопытников ждет сюрприз. У них в руках окажется организм с пустыми мозгами. Вся та информация, что накапливается с годами обучения, будет стерта.

— Жестко, — поежился Ингар, — но справедливо. А если кто-то попал в плен не по своей воле?

— Если разумный доживет до нашей медкапсулы, есть шанс восстановить до девяноста процентов его знаний, — ответила вторая женщина.

Из вопросов снукса, Ингар понял, что тот до своего попадания к аварцам занимал не малое положение в федерации Снакк, располагавшегося довольно далеко от аварской империи. Снуксы использовали в своей жизни аналоги нейрокомов содружества, позволявших изучать стандартные базы знаний и управлять различными устройствами, правда, до пятого уровня включительно. Управление более новым оборудованием было им не доступно. Заключая долголетние контракты с другими разумными, они использовали их при работах на современном оборудовании.

Еще Ингара зацепило обращение к нему в момент открытия крышки капсулы. Сразу он не обратил на это внимания, но теперь древнее название дварфов крутилось в сознании, не давая покоя. Никто даже из самых знающих дварфов не знал, почему расу, заселившую не одну сотню планет, называли подгорным народом. И уж из его ментограммы эти странные женщины не могли почерпнуть подобные знания.

— Может быть, они и есть древние, — подумал Ингар, — тоже провалялись в стазисе несколько тысяч лет, и вот теперь вылезшие из своих капсул.

За своими размышлениями Ингар упустил нить разговора, и, вслушавшись в него, вздрогнул.

— Вы говорите, что принадлежите к военным силам арийской империи, — снукс, очевидно выпросил добавку, и с удовольствием поглощал кусочки мяса, завернутые в тесто, — в современном содружестве нет такого государства.

— Разве я сказала, что империя входит в содружество, — усмехнулась женщина, — мы тоже слыхом не слышали про содружество. И что?

— Археологам федерации попадались капсулы, похожие на те, в которых нас лечили, последний раз они использовались тысячи лет назад. Никто не смог запустить ни одного предмета из того бункера, хотя внешне все выглядело вполне работоспособно.

— А вашим ученым не приходила в голову мысль, что срабатывает защита от дурака, что применяется и в современных приборах, — женщина откровенно веселилась.

— У нас работают лучшие ученые, и не только среди снуксов, — несколько обижено произнес снукс.

— Искин истребителя запустит двигатель, если в него сядет разумный без подтвержденного допуска?

— Конечно, нет.

— Ну вот, а вы хотите, чтобы техника, являющаяся более сложной чем истребитель допустила к работе разумного не имеющего нужную метку, да и вообще с отсутствующим симбионтом. Или ваши ученые знают язык создателей техники, чтобы запустить ее в ручном режиме?

— Понял, — вздохнул снукс, — получается замкнутый круг. Для управления капсулой древних нужны знания, которые можно получить только в этой капсуле.

— Примерно так, но не все так безнадежно ведь у аграфов, дварфов и хуманов получается хоть что-то запускать.

— Они сходны между собой, хоть и имеют внешнее различие, мы другие, хоть и похожи на хуманов.

— Да… — протянула женщина, — потрудилась над вами мать природа. У нас несколько сот миллионов лет назад на планете встречались похожие существа, правда разумом там и не пахло, да и размерчик не тот.

— Может быть, я уже займусь нашими рекрутами? — поинтересовалась вторая женщина.

— Я тоже думаю, что товарищи уже окончательно отошли от стазиса и могут дать нам осмысленный ответ будут они служить во флоте арийской империи или нет.

— Я согласен, — кивнул головой Ингар, — все равно особого выбора нет.

— Я тоже согласен, — снукс отодвинул разнос с пустой посудой и встал, готовый идти.

— Убираем за собой и в путь, — усмехнулась женщина, показав пример, выбросив пустую посуду со своего стола в утилизатор.


41

— Как тебе рекруты? — поинтересовалась Ксюша, заглянув после медотсека в каюту к Ане.

— Интересные товарищи… — протянула Аня, отодвинув в сторону бокал с соком, — конечно у каждого свои тараканы, но гнили я не заметила.

— Мне снукс не понравился, — призналась Ксюша, наливая с чистый бокал сок из графина, — мутный он какой-то.

— Как раз он то и понятен как пятак, — усмехнулась Аня, откинувшись на спинку кресла, — он, скорее всего, представляет разведку снуксов. При этом весьма благодарен нам за извлечение нейросети и излечение. Если мы не будем предпринимать каких-либо действий против снуксов, то более преданного члена экипажа нам не сыскать.

— Видела я его воспоминания, но там все так сложно, — Ксюша, сделав несколько глотков сока, не торопилась ставить бокал на столик.

— Еще бы, тут с одним мозгом, не всегда удается договориться с самой собой, представляю, каково снуксу, особенно с похмелья.

Аня отпила сок и вопросительно посмотрела на Ксюшу.

— Как кстати у него с нашим симбионтом?

— Да нормально у него, — пожала плечами Ксюша, — принцип установки симбионта и нейросети совершенно разные. Плюс еще то, что нейросеть изначально искусственна, а симбионт живой. Нейросеть создает в мозгу разумного искусственные связи, а симбионт преобразует связи самого мозга. Именно из-за этого для жителей содружества так важен показатель индекса интеллекта. Для симбионтов древних этот индекс не важен. Ведь изменяется сам мозг.

— Интересно… — протянула Аня, — а я то все не могла понять, почему в ментограмах жителей содружества этому уделяется так много внимания.

— Они сами подложили себе большого подсвинка в погоне за большей производительностью своих нейросетей. Мне вообще непонятно где они стырили эту технологию.

— Думаю, что аграфы раскопали чью-нибудь помойку, из ментограмм наших рекрутов следует, что они порядочные барахольщики.

— Да, кстати, ты давно в зеркало смотрелась? — поинтересовалась Ксюша, поставив на стол пустой бокал.

— Ну… — протянула Аня и посмотрела на подругу, — что крылья белые выросли? Так не чувствую я их.

— Скорее уже рожки, — хмыкнула Ксюша, — всех загоняла и сама стала худой как велосипед. Тебе нужно полечиться в капсуле.

— А…

— Новые рекруты будут готовы лишь через сутки. Хочу, чтобы симбионты развернулись у всех.

— Это ты правильно придумала, — согласилась Аня.

— Вот, давай вставай, я тебя в капсулу уложу.

— А сама?

— Сама в соседнюю устроюсь, — произнесла Ксюша, вставая из кресла.

Присяга новых рекрутов повторилась с небольшим отклонением. Снукс, назвавшийся Виринилом Альконусом, хоть и был измазан кровью капитана, не получил наручный искин. Но он и не заметил этого, занятый своими новыми ощущениями.

— Виринил, ты уж извини, твоя генетическая структура слишком отлична от эталона, — произнесла Аня, — но я что-нибудь придумаю с персональным искином.

— Это искины древних? — дварф недоверчиво рассматривал свой искин.

— Ну, да, — кивнула Аня, усмехнувшись, — сегодня все отдыхаем, а завтра за работу.

— Госпожа капитан, можно вопрос? — опасливо поглядывая на женщин, выражавших свои эмоции, спросил Ян, обойдя семейку Струве по большой дуге.

— Да, конечно, — кивнула Аня, посмотрев на гиганта снизу вверх, — только в кают-компании можно обращаться без званий.

— Понял, — кивнул головой Ян, — что за работа нам предстоит?

— Мы восстанавливаем военную базу антранской империи, что аварцы не смогли уничтожить, а вам придется учиться.

— Наверняка нам придется не один год поднимать базы знаний, — в тоне Яна было больше утверждения, чем вопроса.

— Думаю, что за месяцок вы управитесь, — усмехнулась Ксюша, — наш капитан любит учить.

— Кто бы говорил, — пробурчала Аня и посмотрела на приближавшуюся Энку.

— Госпожа, можно разместить моих родственниц поближе к нам? — приблизившись, спросила женщина.

— Без проблем, — пожала плечами Аня, — две каюты рядом с вами не заняты, как объединять их вам подскажет Леха. Дерзайте.

После импровизированного выходного каждый занялся своим делом. Инженеры во главе с Аней, завершали работы с базой. Пилоты, используя виртуальные капсулы, очищали от обломков ближайшее к базе пространство, обеспечивая рабочим материалом производственные комплексы. Ксюша, вплотную занялась обучением рекрутов в медотсеке своего крейсера и добычей из стазис капсул новых, используя для этого медотсек аварского линкора.

Правда, перед этим инженерам пришлось четыре дня заниматься восстановлением обшивки линкора, перепрограммированием искинов и ремонтом силовых магистралей. Полученный на базе опыт работы с инженерными комплексами позволил закончить с первоочередным ремонтом за трое суток. Четвертые сутки ушли на запуск реакторов линкора.

Конечно, линкор еще имел достаточно повреждений и внутри и снаружи, но система жизнеобеспечения на нем вышла на рабочий режим и при некоторой осторожности находиться на борту, можно было без скафандров.

Изувеченная внутренняя обшивка, отсутствие двигателей и снующие по всему линкору киберы, это мелочь. Главное, медсекция линкора, способная за раз принять пару сотен пациентов, была запущена в работу.

Двое суток Ксюша разбиралась с аварским медицинским оборудованием и пришла к выводу, что для извлечения бывших рабов из стазиса и последующего лечения медкапсул содружества вполне достаточно. Отсутствие ментоскопов Ксюша компенсировала притащив на линкор несколько переносных приборов и медицинских сканеров, используя для этого меддроидов.

Первая десятка пациентов, извлеченных из стазиса и уложенных в лечебные капсулы, подкинула Ксюше очередной сюрприз. Трое, при внешности обычных хуманов, оказались аграфами. Об этом однозначно доложили сканеры. Запустив ментосканирование этой троицы в первоочередном порядке, Ксюша занялась остальными стазис капсулами.

Результаты работы сканеров были достаточно интересны. Из сорока пациентов тринадцать оказались аргафами. Четыре аграфа были замаскированы под людей, трое под дварфов, и шестеро не маскировались, а имели вполне привычный внешний вид.

— Ань, ты сильно занята? — поинтересовалась Ксюша, связавшись с подругой, — есть интересная информация.

— Так говори.

— Тебе лучше самой посмотреть.

— Хорошо, минут через пятнадцать буду, — кивнула Аня и отключила канал связи.

В ожидании подруги, Ксюша запустила процедуру извлечения нейросетей первой пятерке пациентов, уже прошедших процедуру копирования памяти.

— Что подруга накопала? — поинтересовалась Аня, войдя в медотсек.

— Посмотри вон на те лечебные капсулы, — Ксюша подбородком указала в нужную сторону.

— Ну эльфы, как эльфы, — пожала плечами Аня продвигаясь вдоль ряда капсул, — дварфы, люди. Ты, хочешь сказать, что это аграфские разведчики?

— Насчет тех, кто выглядит как аграфы, сказать ничего не могу, но про остальных подумать можно, иначе, зачем такая маскировка.

— Ты обнаружила их нашими сканерами, а что показывают сканеры содружества? — Аня задумчиво рассматривала капсулу с лежащим там лысым «дварфом».

— Медицинские сканеры содружества, маскировку не обнаружили. Я проверила все пять типов сканеров, что имеются в этом медотсеке.

— Да… — протянула Аня, перевела взгляд на Ксюшу и добавила, — сними у них у всех ментограммы, извлеки нейроимпланты и уложи в наши стазис капсулы. Выгрузим где-нибудь потом.

— А может быть лучше задействовать капсулы аварцев?

— Да, это будет лучше, только тогда придется перекладывать наших аграфов. Но так будет интересней. Пусть безопастники поломают голову над этим вопросом.

Отойдя от капсул с аграфами, Аня поинтересовалась.

— Что скажешь об остальных?

— Восемь дварфов и девятнадцать людей, — ответила Ксюша, — среди людей десять европиоидов, семь похожи на китайцев и двое явных арабов.

— За сколько времени справишься с этими рекрутами? — спросила Аня.

— Суток за пять, — ответила Ксюша и пояснила в ответ на вопросительный взгляд подруги, — аварские капсулы просто не могут быстрее провести лечение. Ставить симбионты придется на оборудовании крейсера, на этих агрегатах я боюсь.

— Дерзай, — согласилась Аня, — капсул для установки симбионтов на крейсере хватит, искины имеются. Двадцать семь человек мы легко сможем озадачить. Работы хватит всем.

— А если еще найдем живые стазис капсулы?

— Думаю, что столько уже не будет, — Аня присела в кресло посетителя, — данные из искинов линкора говорят, что он словил плюху в самом начале боев, не успев даже одного раза выстрелить. После окончания работ на базе, нужно будет отремонтировать все стазис капсулы линкора, предварительно освободив их от трупов.

— Та еще работа, — вздохнула Ксюша, — где устроим эльфячий склад?

— На базе достаточно свободных складов, — заметила Аня, — как полетим в обитаемые миры содружества, заберем с собой. Планету со слабой орбитальной защитой поди найдем.

— Когда думаешь запускать систему жизнеобеспечения базы? — спросила Ксюша, продолжая заниматься с пациентами.

— Дня через два закончим с обшивкой, затем будем проводить по блочную проверку герметичности. Суток на это хватит. С воздушной смесью и водой могут возникнуть проблемы. Вода есть в астероидном поле, но требуется ее очистка, с воздухом примерно та же проблема. В резервных танках воздуха сохранилось лишь шестьдесят процентов от требуемого объема. Искусственную гравитацию я могу активировать хоть завтра, но без нормальной атмосферы она не нужна. Нужно будет лететь к ближайшей обитаемой планете. Иначе запаримся на ремонте фильтров. А закачка всего нужного займет от силы сутки.

— А если нам совместить полет за воздухом и водой с нашей легализацией? — поинтересовалась Ксюша, отвлекшись от расчетов.

— Только за, но нужно будет соответственно подготовиться. Ведь не скажешь в ихнем центре беженцев, что пешком притопали, не поверят. Нужно поискать что-то типа фрегата или вообще штурмовика.

— Со штурмовиком ты перегнула, — усмехнулась Ксюша, — в содружестве на них не ставят гипердвигатели, а наличие его привлечет к нам лишнее внимание.

— Согласна, нужно искать фрегат или что-то подобное. Сейчас отдам команду Лехе. Пусть пилоты притащат парочку. Будем из них делать троянского коня.


42

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц.

Патрульный крейсер ВКС королевства «Зурн» совершал облет дальних точек выхода из гипера со стороны системы Заслон. После конфликта двадцатилетней давности этот сектор системы считался самым спокойным. Рисковать с транзитом через систему Барьер никто не хотел. За последние пару лет таких безумцев можно было посчитать на пальцах одной руки. Сигнал о возмущении метрики, означавший скорый выход из гипера очередного безумца, застал экипаж врасплох.

Вахтенный офицер успел вызвать капитана еще до выхода из гипера фрегата шестого поколения, аварской постройки не дававшего отклика о своей принадлежности.

— Что случилось Мак? — хоть по корабельному времени и была ночь, лицо капитана было спокойным.

— По вектору из системы Заслон вышел фрегат без опознавательных знаков.

— Попробуйте с ним связаться, может они отхватили в предыдущей системе и половина их оборудования приказало долго жить. Я сейчас подойду.

Вахтенный офицер вопросительно посмотрел на оператора связи.

Тот отрицательно покачал головой. Фрегат тем временем погасил двигатели и лег в дрейф, медленно приближаясь к крейсеру.

Вошедший в рубку капитан, поинтересовался.

— Они на связь выходили?

— Нет, — ответил связист.

— Запустите к ним зонд, посмотрим фрегат поближе, — приказал капитан, занимая свое кресло.

Вахтенный офицер отдал команду и к фрегату устремился разведывательный зонд. Изображение, появившиеся на экране, было еще малоинформативно, но с хорошей скоростью увеличивалось в размерах.

Когда фрегат занял весь экран, вся вахта увидела солидную пробоину в районе трюма и множество дроидов, занимающихся ремонтом.

— Досталось ему будь здоров, — выдохнул капитан, — попробуйте связаться с ними через зонд.

— Есть канал связи, — доложил связист и вывел изображение на экран перед капитаном.

— Неопознанный корабль, назовитесь, Вас вызывает патрульный крейсер ВКС королевства Стольц, — произнес капитан, всматриваясь в усталое женское лицо на экране.

— Фрегат «Конь», сбежали от аварских пиратов, — сказала женщина, продолжая какие-то манипуляции на пульте перед ней.

— Вы находитесь в столичной системе королевства Стольц, — капитан внимательно наблюдал за лицом женщины.

— Если вы дадите нам час времени, мы закончим необходимый ремонт и покинем вашу систему, — женщина закончила стучать по клавишам пульта и посмотрела на капитана.

— Мы должны досмотреть ваш корабль.

— Да пожалуйста, — женщина усмехнулась и добавила, — вход в трюм не заперт. Если хотите попасть в жилое помещение, стыкуйтесь к аварийному шлюзу.

— Ждите группу досмотра, вам помощь нужна?

— Сами справимся, у вас тут база имеется?

Капитан от неожиданности аж поперхнулся. Прокашлявшись, он произнес.

— В системе Стольц находится девятнадцать государственных и пятьдесят частных пустотных объектов.

— Это хорошо, — женщина слегка улыбнулась, — вы сбросите нам маршрут к ближайшей базе, для ремонта в доке.

— У Вас есть гражданство?

— Нет, — качнула головой женщина, — нас похитили с родной планеты. Пираты называли нас дикими, хотя я в этом сомневаюсь.

— Как называется ваша планета? — поинтересовался капитан, наблюдая на втором экране стыковку десантного шлюпа с аварийным шлюзом фрегата.

— Ваши пристыковались, — женщина скосила глаза в сторону и кивнула, — я отдала команду разблокировать внешний шлюз. Скажите своим парням, чтобы не обижали мою родственницу.

— Капитан Шелк, эта парочка сумасшедшие, — через десяток минут доложил лейтенант Ракт, командовавший взводом десанта, — лететь на таком хламе…

— Погл, я посмотрел бы на тебя, окажись ты в подобной ситуации, — прошептал капитан, имевший свою причину не любить работорговцев, — оружие, наркотики, контрабанда у них есть?

— Бортовое вооружение отсутствует, могу гарантировать, про остальное не скажу, половина жилого отсека разгерметизирована.

— Представляю… — хмыкнул капитан, — сворачивай досмотр.

— Уважаемая, — капитан обратился к женщине, терпеливо ожидавшей окончания досмотра.

— Сейчас мой штурман сбросит на ваш искин карту системы Стольц. Рекомендую вам направить свой фрегат к станции Верш-3. Это ближайшая к вам государственная станция, где находится офис эмиграционной службы. Возможности ремонта там тоже неплохие.

— Спасибо, — кивнула головой женщина, — мы закончим срочный ремонт в течение получаса и воспользуемся вашим советом.

— Удачи, — выдохнул капитан и отключил канал связи.

— Погл, что ты там такого увидел? — поинтересовался он у лейтенанта, занимавшего свое место в десантном боте.

— Сами гляньте, — усмехнулся лейтенант и скинул на нейросеть отчет.

— Да… — подумал капитан, просмотрев запись, — имей хоть половина моего экипажа такую смекалку и мужество, мне не требовалась бы вторая половина.

Крейсер продолжил патрулирование только после запуска маршевых двигателей фрегата, вернув на борт разведывательный зонд.

— Роол, свяжись с диспетчером станции Верш-3, сообщи об аварийном фрегате, пусть вышлет на встречу средний буксир, а то начнет палить не получив ответ, — попросил капитан, вставая из своего кресла.

— Я спать, а то уже половина ночи прошла, — заявил он, покидая рубку.

В своей каюте, он еще долго ворочался на кровати, переваривая небольшое по времени общение с незнакомкой.

— А ведь она была готова лететь дальше на этом корыте, если бы мы не дали разрешения на посадку для ремонта, — подумал он засыпая.

Фрегат же, несмотря на внешне страшные повреждения, довольно проворно приближался к нужной станции.

Диспетчер, двадцать лет, назад служивший в патруле королевства, в точности выполнил просьбу капитана Шелка и послал навстречу фрегату средний буксир. Все равно образовалось ночное окно в грузоперевозках, и дежурные пилоты маялись без дела.

— Фрегат «Кон», глуши двигатели, буду брать вас на буксир, — сблизившись с фрегатом, распорядился пилот буксира.

— Поняла, отключу двигатели через тридцать секунд, — ответил женский голос.

Пропустив фрегат мимо себя, пилот буксира нагнал его и осторожно захватил в гравитационные захваты.

— Где вас так потрепало? — поинтересовался пилот.

— Система барьер, — ответила женщина.

— Стоило туда соваться… — выдохнул пилот.

— Свобода стоит и большего риска, — возразила женщина.

— Ну не знаю, — передернул плечами пилот.

В свои двадцать пять лет он не успел на последний конфликт, но наслушался об ужасах Барьера от старших товарищей.

— Лететь или нет в систему Барьер, вопрос не стоял, с имплантом подчинения не возразишь. А когда остались вдвоем на полудохлом пиратском эсминце, выручила подруга, сумев запрограммировать медкапсулу на извлечение рабских имплантов и установку нейросетей мертвых пиратов.

— Бррр… — пилот явственно представил себе разбитый эсминец, — готовьтесь, я доставлю вас в малый ангар, деньги то есть рассчитаться?

— Есть, шиковать не хватит, но за стоянку и запчасти рассчитаемся.

Аккуратно опустив фрегат на посадочные опоры, буксир покинул ангар, скрывшись за мерцающим силовым полем. Створки ангара начали медленно закрываться.

Едва они сомкнулись в ангар вошли пять солдат в тяжелой броне с десятком средних противоабордажных дроидов.

Не приближаясь близко, военные наблюдали, как фрегат окутался туманом охлаждающегося воздуха. Туман быстро рассеивался по мере прогрева обшивки.

Открывшийся аварийный шлюз выпустил из себя десятка три ремонтных дроида, заставив солдат вздрогнуть и крепче сжать свои плазмометы.

Дроиды, не обращая внимания на невольных зрителей, занялись своим непосредственным делом, ремонтом фрегата.

Появившиеся из шлюза две фигурки в инженерных скафандрах аварского производства, не обратили на себя столько внимания как дроиды.


43

— Не, они, что трамвай здесь ждут? — через симбионт возмутилась Аня, наблюдая за тем, что солдаты, находящиеся в ангаре, смотрят куда угодно, но не на них.

— Мы же не каждый день прилетаем, — усмехнулась Ксюша.

— Вот, вот, мы значит, ножки свои били, сюда добираясь на таком хламе, а они носы позадирали, — пробурчала Аня, включила внешний динамик и спросила, — не подскажете где здесь хороший бар?

— Фу, как пошло, — Ксюша от души веселилась, наблюдая за реакцией военных.

— Ага, — переключилась на внутреннюю связь Аня, — спроси я у них, где библиотека, и ребята зависли бы наверняка. А так, захлопнут свои рты и поведут нас в застенки местной службы безопасности.

— Гхе. Следуйте за нами, — справившись с собой, произнес один из военных.

— Вы знаете, где можно промочить горло? — поинтересовалась Аня, приблизившись к двухметровой фигуре.

— Да, то есть, нет, — мотнул головой солдат.

— Вы расслабьтесь уважаемый, мы понимаем, что вы на службе. Вам приказали нас доставить в руки начальства, но потом нам нужно посетить бар.

— Хорошо, следуйте за мной. За свой фрегат не беспокойтесь, он будет находиться под охраной.

— Мы готовы, — кивнула головой Аня.

Выйдя из ангара, девушки увидели открытую гравиплатформу, приспособленную для перевозки взвода солдат. Едва они устроились на сиденьях, установленных вдоль бортов, платформа плавно набрала скорость и устремилась по довольно широкому коридору.

Через полчаса полета и подъема лифтом на пять уровней, платформа замерла перед красиво отделанными дверьми.

— Следуйте за мной, — военный первым спрыгнувший на палубу, направился к дверям.

Небольшое блуждание по коридорам закончилось в небольшой приемной с девушкой секретаршей облаченной в форму службы безопасности.

— Доложи, что лейтенант Даль доставил двух беглянок.

Вызов не заставил себя долго ждать, девушки только и успели свернуть шлемы своих скафандров, по примеру сопровождавшего их лейтенанта.

В просторном кабинете за монументальным столом сидел пухленький мужчина с блестевшей лысиной.

— Лейтенант, спасибо, что проводили наших гостей, подождите их в приемной, — попросил мужчина, встав из-за стола.

Конечно, рост мужчины не достигал двух метров как у лейтенанта, но он был выше Ани на пол головы.

— Я являюсь начальником службы безопасности станции Верш-3. Полковник Веппа Нелк, — представился мужчина.

— Анна Александровна Воронина, — представилась Аня.

— Ксения Михайловна Сергеева, — в свою очередь произнесла Ксюша.

— Вы не расскажете мне свою историю. Как вы попали в систему Барьер? — мужчина указал на удобные кресла расположенные возле экрана изображавшего вид природы из окна.

Сам мужчина сел по другую сторону низкого столика в похожее кресло.

— Нас похитили с планеты аварские пираты, — начала заранее подготовленный рассказ Аня.

— Капитаном и хозяином корабля был Яргон Тырбык. Два года мы работали на его эсминце «Шмелк» техниками. Не скажу, что над нами издевались, но было тяжело. Врагу не пожелаю сидеть в карцере, когда команда уходит на станции в загул. Чуть больше года назад пиратам не повезло. Из разговоров команды я поняла, что погнавшись за невооруженным транспортом, «Шмелк» угодил в засаду антранского патруля в составе двух крейсеров и эсминца, похожего на «Шмелк». Свободное пространство для прыжка было только в сторону Барьера. Капитан попытал удачу. Им не повезло.

Аня замолчала и посмотрела на полковника, тот правильно все понял и из столешницы поднялся разнос с тремя бокалами с напитком.

— Благодарю, — Аня взяла один из бокалов.

Сделав один глоток, она получила сообщение от глюков.

— В напитке присутствует растительный алколлоид, аналог сыворотки правды. Действие препарата нейтрализовано.

— Наивный… — про себя усмехнулась Аня.

— На чем я остановилась? — спросила Аня, сделав еще пару глотков.

— Вы сказали, что пиратам не повезло.

— Ага, — кивнула Аня, — в гипере я узнала, куда мы летим, и предложила своей родственнице план спасения.

— Мы заранее заняли спасательную капсулу, что считалась неисправной. Хотя неисправным был датчик контроля герметичности, а не сама капсула. За пятнадцать минут до выхода из гипера мы забрались в капсулу, надели свои скафандры, и заполнили внутренний объем аварийной пеной.

Не знаю, на что налетел эсминец, но дар был знатным, только двойной запас аптечек помог нам выцарапаться из пены.

Когда мы выбрались из капсулы эсминец и его экипаж были мертвы. Нам второй раз повезло, что резервный реактор, который питает медотсек, не пострадал, и его удалось запустить. Восстановив герметичность медотсека, и запустив кибердока, мы освободили пиратов от нейросетей. Процесс замены наших нейросетей мы программировали неделю, но кибердоктор справился. Найденный совсем рядом аварский фрегат, с неисправным основным реактором и обрывом в цепи резерва, позволил нам перебраться на него. Тем более, фрегат уже вышел за границы минного объема, что находится в точке выхода из гипера. Аварийный комплект из сейфа капитана позволил нам освоить специальности пилотов средних кораблей и инженеров по ремонту средних кораблей.

На это все, вместе с ремонтом у нас ушел год. Ну а дальше дело техники и немного везения.

Аня замолчала и допила свой напиток. Она не опасалась, что будет поймана на вранье, так как эсминец «Шмелк» действительно дрейфовал в указанной ей точке, а его искины поделились своей информацией, а мертвый экипаж денежными чипами на предъявителя. Анонимный счет пиратского капитана вообще позволял купить новый эсминец шестого поколения, если бы нашелся продавец. Для операции со счетом нужно было лишь создать свой аккаунт в галосети содружества и посетить один из офисов аварского имперского банка.

Так же девушки подготовились к проверке в медицинской капсуле. Любое оборудование содружества увидит заявленные нейросети и средние показатели интеллекта. Ментосканирование средствами содружества, было так же невозможно из-за якобы кривой установки нейросетей.

Полковник молчал несколько минут, делая вид, что наслаждается напитком, а на деле слушая отчет специалиста по допросам, наблюдавшему за разговором из-за экрана.

— Как называется ваша планета? — наконец заговорил полковник.

— Земля, — ответила Аня, — звезда называется Солнце.

— Не слышал о такой планете, — заметил полковник.

— Не удивлена, — слегка улыбнулась Аня, — мы вот тоже не слышали о вашем королевстве, да и содружестве тоже.

— Что вы планируете делать дальше?

— Сначала нужно закончить ремонт нашего «Коня», а дальше видно будет.

— Как вы смотрите на принятие гражданства в королевстве?

— Мы хотели бы принять гражданство империи Антран, там не приемлют рабство.

— В королевстве тоже рабство запрещено, кроме того вам не придется отрабатывать год на государственных предприятиях.

— Мы подумаем, — почти хором ответили девушки.

— Я бы предложил вам военную службу, после первого контракта у вас будут хорошие перспективы для старта своего дела и высокий гражданский рейтинг, позволяющий совершенно официально владеть военным кораблем не проводя ему демилитаризацию. Неплохая оплата, замена ваших нейросетей на более продвинутые аналоги и много других бонусов…

— Увы, — вздохнула Аня, — мне бы хотелось поменять свою сеть Универсал 6+, но кибердоктор поставил нам сети немного криво, и теперь уже нет возможности их поменять.

— Жаль, — совершенно искренне произнес полковник, прекрасно знавший, что нестандартная установка не только не давала возможности сменить нейросеть, но и полностью исключала возможность чтения памяти.

— Если у вас больше нет вопросов, нам хотелось бы вернуться в наш корабль, — попросила Аня.

— Да, да конечно, лейтенант Даль отвезет вас в ваш ангар, — согласился полковник, — вот мои контакты, если у вас возникнут проблемы.

Полковник протянул обеим девушкам по пластиковому квадрату со своим почтовым ящиком в галосети.

— Господин полковник, а у вас есть база знаний по законам королевства? — поинтересовалась Аня, задержавшись в дверях.

— Да, подождите минутку, — полковник вернулся к своему столу и достал из него два чипа с базами знаний, — держите.

— До свидания, — произнесла Аня.

— С вами было приятно общаться, — в свою очередь попрощалась Ксюша.

Устроившись на гравиплатформе, девушки в компании лейтенанта отправились назад.

Даже при отсутствии карты местной базы, Аня прекрасно чувствовала приближение своего фрегата.

— Уважаемый господин лейтенант, вы обещали нам показать ближайший к ангару бар, — напомнила Аня, когда до ангара осталось пару минут полета.

Закашлявшись, лейтенант снизил скорость и завернул в ближайшее ответвление транспортного тоннеля.

— Здесь продают неплохие напитки, — произнес лейтенант, остановив свою платформу недалеко от яркой вывески «Веселый Гнуз», — я вас подожду здесь.

— Мы быстро, — Аня спрыгнула с платформы и посмотрела на Ксюшу, рассматривавшую вывеску с лысым и бородатым дедом, подмигивающим одним глазом.

К окончанию ночи, что сейчас была на станции, в баре было уже не много, особо стойких, клиентов разместившихся по различным столикам. Негромкая музыка и приятное освещение дополняли положительный эффект. Возле барной стойки сидел лишь один мужчина, неторопливо потягивающий какой-то напиток из высокого бокала.

— Привет, — Аня, не теряя времени на осмотр помещения, подошла к барной стойке и забралась на высокий стул без спинки.

— Привет, — бармен переместился к новым клиентам, улыбаясь улыбкой уставшего человека.

— Я впервые на вашей станции, но знакомые подсказали ваш бар как лучший, — выдала толику лести Аня, разглядывая цветные этикетки многочисленных напитков.

— Чем могу помочь? — бармену явно понравился хороший отзыв о его работе.

Ксюша тем временем тоже не теряла время в пустую. Она подошла к платежному терминалу и занялась платежами. В первую очередь она оплатила месячную аренду малого ангара, где находился их фрегат. Затем последовали платежи за годовой пакет услуг галонета для себя и подруги. Потом, она оплатила таможенный сбор для лиц без гражданства. И только после этого присоединилась к Ане, проводившей на барной стойке дегустацию напитков.

— Попробуй вот это, — Аня пододвинула к подруге высокий бокал с оранжевым напитком, — тебе понравится.

Ксюша, сделала глоток и ожидала горечи спиртосодержащего напитка, однако вкус удивил. Если это вино и содержало спирт, то его пропорция была совсем низкой. Скорее это был сок, утолявший жажду и поднимавший настроение.

— Неплохо, — выдохнула Ксюша, осушив свой бокал.

— Фер, сколько у тебя этого нектара? — пока Ксюша занималась платежами, Аня успела познакомиться с барменом.

— Аньа, у меня всего десять бутылок, это дорогое вино, сто тысяч за одну бутылку.

— Оно того стоит, заверни нам их все. И еще бутылок тридцать чего-нибудь крепкого, что любят военные.

— Этим пойдет планетарка, — заметил бармен, выставив на стойку литровую бутылку с прозрачной жидкостью.

— Налей нам на пробу, — попросила Аня.

Бармен не заставил себя просить дважды и налил подругам прозрачной жидкости на два пальца в чистые бокалы.

— Ну, Ксюша, будем, — Аня чуть тронула бокал Ксюши и отправила в себя всю порцию, под удивленный взгляд мужчины, сидевшего возле стойки.

— Конечно, это похуже нектара, но пойдет, — Аня запила планетарку остатками оранжевого напитка из своего бокала и посмотрела на бармена.

— Фер, давай подведем итог. Десять бутылок нектара и тридцать литров планетарки. Сколько с меня?

— Один миллион, — ответил бармен.

— А тридцать литров планетарки? — удивилась Аня.

— Это мой подарок крупному клиенту, — широко улыбнулся бармен.

— Ну, хозяин барин, — Аня катнула бармену чип на предъявителя с миллионом кредитов, — окажи помощь в доставке к нашей платформе.

Появившийся из под барной стойки дроид, подхватил Анины покупки, и засеменил на выход.

— Заходите еще, я вам буду всегда рад, — слова бармена были искренни, ведь девушки за несколько минут сделали ему двухнедельную выручку.

— Обязательно, вот только с делами разберемся, — Аня была тоже довольна, все платежи, из-за которых у них могли возникнуть проблемы, они сделали, а потраченный пиратский миллион, мелочь.

Мужчина, сидевший за стойкой, потянулся за ними, но столкнувшись взглядом с глазами лейтенанта, развернулся и скрылся в баре.

— Господин лейтенант, примите от нас подарок, — едва платформа остановилась возле ангара, Аня достала бутылку нектара и пододвинула две упаковки планетарки.

— А… — снова завис лейтенант.

— Это вашим ребятам за охрану, — пояснила Аня.


44

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Станция Верш-3.

Выпроводив из кабинета двух странных беженок, полковник Нелк позвал своего помощника майора Прупа, находившегося в соседнем помещении и внимательно наблюдавшим за беседой.

— Что скажешь? — поинтересовался полковник, посмотрев на высокого, худощавого мужчину с седым ежиком коротких волос на голове.

— Интересные девушки, — усмехнулся майор, без приглашения усевшись в кресло рядом с полковником и через нейросеть сделав заказ в синтезаторе напитков.

Из столешницы появился бокал с запотевшими стенками. Отпив пару глотков, майор продолжил.

— Если думаешь они от антранской или любой другой разведки, забудь. Слишком грубый способ легализации. Гораздо проще подловить любого из наших торговцев.

— Но, слишком много случайных совпадений, — возразил полковник, — стоило администрации короля дать команду на исследование соседних с королевством пустых систем, как появляются эти «беженки».

— Это вызвало бы вопросы, если бы они изначально хотели принять наше гражданство, — заметил майор, — даже аварцы не пойдут на подобную аферу с нейросетями. Есть более простые способы избежать чтения памяти. Конечно, следует дождаться результатов их медицинского обследования, если конечно они надумают принять гражданство королевства. С какого перепуга ты им его предложил?

— Ты представь, какая у них интуиция, если они смогли выживать в течение года в системе, где наши лучшие разведчики пропадают уже через неделю.

— Веришь, что они с корабля черного Быка?

— Как только они упомянули название его эсминца, я отправил запрос нашим коллегам из антранской империи. Несмотря на некоторые разногласия, в вопросе борьбы с пиратством они никогда не отказывают. Ответ пришел еще до того как наш разговор закончился. Антранцы подтвердили последний вектор прыжка пиратского эсминца. Больше его никто не видел.

— Хочешь их вербануть во внештатные агенты? — майор вопросительно посмотрел на полковника.

— Попробовать стоит, — полковник усмехнулся, — они не знают некоторые нюансы нашего законодательства и обязательно совершат ошибки. Нам замять подобные мелочи не составит труда, но появится рычаг влияния на них.

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Борт крейсера «Лешша».

— Не пойму, зачем госпожа капитан так рискует? — Ян не обращался к кому бы то ни было из находившихся в кают-компании.

— Риск не большой, но он есть, — согласился Виринил и добавил, — ее легализация решит много проблем и не возникнет неприятных для нас вопросов.

— Виринил прав, с тем что у нас есть нам показываться в мирах содружества нельзя, — Ингар уже давно сидел с неполным бокалом тоника, и все никак его не мог допить, — план госпожи капитана выполним, и единственный пригодный для нас.

— Не пойму чем нам может помочь легализация капитана, — высказалась Мара, пришедшая в кают-компанию после вахты в рубке.

— Ты не знаешь законов королевства, — грустно усмехнулся Нолис.

— А зачем мне их знать? — удивилась Мара, выбирая себе блюдо по вкусу.

— Через госпожу Аню мы все легализуемся без вопросов, как граждане королевства, — Нолис уже давно поел, но не спешил в свою каюту.

— Интересный получится у нее манор, — улыбнулся Ингар, — а когда мы расчистим систему, еще и прибыльный.

— Почему, — Мара дернулась на голос дварфа, от чего расплескался суп из пельменей, непонятное, но вкусное блюдо из кухни капитана.

— Да потому дорогая, что система Заслон двадцать лет назад являлась узловой для шести направлений. Как бы ни воевали разные государства, торговля никогда не умирала.

Ингар встал и помог девушке устроиться за своим столом.

— Ингар, я из-за тебя разлила половину вкусняшки, — надула губки Мара.

— А ты хлебушком вымакай, — посоветовал Ингар, — разнос же чистый.

— Ну, ты скажешь, — улыбнулась Мара, отломила кусок хлеба и макнула в жидкость на поверхности разноса, — а, ничего, нормально.

— Можно попробовать, — поинтересовался Ингар.

— Да пожалуйста, все равно выкидывать, — пожала плечами Мара и тут же пожалела об этом, — ты куда? Все вкусное вымокаешь!

Ингар как настоящий дварф, отломил кусок, размером не уступавшем его кулаку и как губкой начал собирать с разноса жижку, что вылилась из тарелки Мары.

— Эй, эй хлопец, не обижай девочку, — вошедшая в последний момент Крола, еще влажная после душа, неправильно оценила действия дварфа, хотя, кто их, молодых знает.

Многие слова и целые выражения экипаж перенял у Ксюши, но ругаться как Аня еще никто не мог.

— Да, я совсем мимо проходил, она все равно собиралась выкинуть это в утилизатор, — картинно возмутился Ингар.

Остальной экипаж, присутствовавший при этом событии, дружно рассмеялся.

Крейсер «Лешша» нашел себе приют в приличных размеров трещине крупного астероида, который дрейфовал на границе системы совместно с несколькими сотнями похожих на него объектов. Конечно можно было разместиться и поближе к станции Верш-3, но зачем?

Несмотря на такое расположение у команды случалось совсем мало времени на подобные беседы. Основное время команда тратила на изучение баз знаний и тренировки. Самым нелюбимым было обучение игре на музыкальных инструментах.

Улетая на свое задание, Аня сбросила в общекорабельную сеть мерзкую, пищащую музыку и сказала, что по возвращении хочет ее услышать в живом исполнении. Благо в памяти Лехи нашлись ролики со странно выглядевшими мужиками в юбках, извлекающими звуки из совершенно непонятных инструментов, больше похожих на морских животных. Такого музыкального инструмента в содружестве не было.

Попытка развести капитана на слабо, чтобы понять принцип работы инструмента, предпринятая Ингаром, не увенчалась успехом.

Скорее, наоборот, по сети был показан очередной танец, где за инструмент выступали ноги. Было интересно, но не понятно. На вопрос как? Капитан ответила, думайте, чай не маленькие.

Ингар, что раньше, до начала занятий в инженерной школе, почти пятьдесят лет был капитаном торгового корабля, заметил, на крейсере все перемешались, дварфы и люди, белые, желтые и коричневые. Еще вчера они все были сам за себя, а теперь уже было скучно без человечки Мары, да и они все не могли обойтись без него.

Ингар, в своей каюте, любил пообщаться с главным искином крейсера Лехой.

— Леха, можешь ответить, кто капитан и Ксюша?

— Ингар, ты задал не корректный вопрос, сам попробуй на него ответить, — ответил Леха, уже не раз, показывавший свои неплохие аналитические способности.

— Как это? — несколько удивился Ингар.

— Объясняю, — Ингару показалось, что искин вздохнул, — самое близкое к тебе понятие, мужчина или женщина. Отвечаю, они женщины. Я ответил на твой вопрос?

— Формально, да, но реально нет.

— Вот, — протянул Леха, — прежде всего ты должен задать правильный вопрос, чтобы получить ожидаемый ответ. Иначе возникает игра. Но, знаешь, я согласен и поиграть.

— Понял, понял, — Ингар показал свои ладони, — насколько близко они похожи на древних?

— Ну, нет, я так не играю, — возмутился Леха, — ты знаешь, сколько было различных древних?

— Нет, — мотнул головой Ингар, — а ты много знаешь?

— Да уж, сотни полторы будет, — выдал Леха.

— А, понял, насколько они близки к Ариям? Вот.

— Браво, но появился новый вопрос. Какой период брать за отсчет?

— Бррр… — мотнул головой Ингар, — разве арийцы разного времени различались?

— Ну, а как ты думал? Конечно различались!

— У… как с тобой тяжело, — выдохнул Ингар.

— В зеркало посмотри, — заявил Леха.

— Причем тут зеркало? — удивился Ингар.

— Кого ты видишь в зеркале?

— Чаще всего себя, — ответил Ингар.

— Ну… — протянул Леха.

— Хочешь сказать, что сам дурак?

— Заметь, я этого не говорил, ты сам пришел к такому выводу.

— А если серьезно? — Ингар слегка обиделся.

— Ну, если ты так хочешь, то они ближе к арийцам, чем вы все, — Леха тоже сумел показать свою обиду на разумного.

— А аграфы? — поинтересовался Ингар.

— Аграфы, потомки врага, но они ближе к ариям чем ты?

— Леха, не обижайся, но я понял. Был общий корень, от которого отделились мои предки, а уже потом возникла вражда между ариями и предками аграфов. Арии проиграли, поскольку люди подчиняются аграфам?

— Блин, — Ингару показалось, что искин тяжело вздохнул, — ты посмотри, сколько ушастых и сколько людей. Если люди обидятся на аграфов, то смогут закидать их шапками, конечно, если договорятся.

— Ты хочешь сказать, что мы все родственны друг другу?

— Это доказали ваши женщины, — сарказм Лехи мог разъедать металл.

— А снуксы?

— Ты думаешь, что только обезьяна способна при опасности залезть на пальму?


45

Утро на фрегате «Конь» началось ближе к обеду по времени станции Верш-3. Дроиды двух инженерных комплексов аварского производства, не прекращали свою работу и уже подготовили корпус к установке броневых плит в местах поврежденных в системе Заслона.

Поворочавшись на своей капитанской кровати, Аня встала на ноги и потянулась.

— Эй, засоня! Подъем!

— Ань, ну ты чего? Давай еще поспим, — Ксюша потянулась до хруста костей.

— Вставай, нас ждут великие дела, — делая утреннею разминку, крикнула Аня, — пообедаем, и двинем в центр беженцев, пока местные спецслужбы мух ловят.

Во время еды, Аня просмотрела результат работы инженерных комплексов и распорядилась устанавливать броневые пластины, подобранные с разбитых кораблей и складированные в малом трюме. Плит было набрано с небольшим избытком от требуемого количества для использования их как рабочий материал в среднем промышленном синтезаторе, замаскированный под промышленный утилизатор аварского производства.

— Как дела с ремонтом? — поинтересовалась Ксюша, заметив что подруга закончила работать через симбионт.

— Нормально, — пожала плечами Аня, — конечно, используй я наши комплексы, то уже занималась бы наведением порядка в ангаре, но и такой результат радует.

В офисе иммиграционного центра, которое местные обзывали центром беженцев, девушек не ждали. На вопрос Ани о принятии гражданства, полноватый чиновник ответил, что это возможно только в случае их поступления на военную службу.

— А без военной службы? — спросила Аня, поблагодарив себя за предварительное изучение законов королевства и высоких рангов баз Юрист, хоть и устаревших лет на тридцать, но не потерявших от этого своей актуальности.

— Нет, — чиновник покачал головой, — только военные устанавливают своим рекрутам нейросети бесплатно, а без них вы не можете получить наше гражданство.

— Вы готовы повторить это под протокол? — Аня слегка откинулась в кресле, наблюдая за толстячком.

— Зачем? — не смог скрыть удивления чиновник.

— Получив ваше заявление под протокол мы отправимся в соседнее помещение, где находится прокуратура станции и подадим на вас заявление, что вы занимаетесь незаконным рекрутингом в пользу вооруженных сил королевства, — Аня заметила как напрягся толстячок и его лоб покрылся бисеринками пота, — конечно, сильно вас не накажут, все же вы радеете за вооруженные силы, а не частные компании, но работу вы потеряете.

— Бббез гражданства вам не установят нейросеть, даже если у вас есть на нее деньги, — толстячок попытался выкрутиться, используя один из старых законов, не применявшихся повсеместно, но тем не менее и не отмененном.

— Ббеда в том, что у нас уже установлены нейросети, — передразнила чиновника Ксюша.

Чиновник закатил глаза и съехал со своего кресла под стол.

— У меня есть армейские препараты, вам помочь? — Ксюша приблизилась к столу и расстегнула карман своего комбинезона.

— Нет, не надо, — чиновник подскочил из под стола словно ужаленный крапивой.

— Ну, так, как? — поинтересовалась Аня, показывая Ксюше большой палец.

— Возьмите направление на медицинский осмотр, там вам сделают временные карты ФПИ, — чиновник развил бурную деятельность, словно Ксюша в действительности уколола его боевым стимулятором.

— Спасибо, — девушки получили по пластиковому квадратику и покинули кабинет чиновника.

— Интересно, что у нас на станции сдохло? — задумчиво произнес довольно старый на вид мужчина в комбинезоне медика, изучив направления девушек.

— Да вроде ваш толстячок жив, хотя попытался притвориться дохлятиной, — рассмеялась Аня, — моя родственница предложила ему боевой стимулятор, так он и без него развил необычайную работоспособность.

— Молодцы девчата, давно так не смеялся, — отсмеявшись, медик указал им на медицинские капсулы, — занимайте капсулы, буду делать вам диагностику. А Харрису наука будет, давно по краю ходит.

Выбравшись из капсул, девушки оказались под озадаченным взглядом мужчины.

— Где же вас так угораздило девчата? — не скрывая сочувствия, поинтересовался медик.

— Кибердоктор плохо запрограммировали, — вздохнула Ксюша, застегивая комбинезон, — но эти нейросети лучше, чем военные и тем более рабские.

— Это точно, — согласился мужчина, — но ведь теперь вам нельзя менять свои нейросети.

— Уважаемый… — заговорила Аня и замолчала.

— Рост Уклан, — правильно понял заминку медик, — медик второй категории.

— Анна Александровна Воронина, можно звать Аня, — кивнула головой Аня, — моя специальность инженер.

— Ксения Михайловна Сергеева, для друзей Ксюша, — улыбнулась Ксюша, — ваш коллега, правда опыта маловато.

— С увеличением опыта проходит молодость, — грустно заметил Рост.

— Уважаемый Рост, сколько вам лет и сколько лет вашей нейросети? — задала вопрос Аня.

— У меня стоит та нейросеть, что мне установили в восемнадцать лет, — признался Рост и добавил, — сначала не было денег на лучшую, а потом стало бессмысленно.

— Ну вот, вы и ответили на проблему замены нейросети, — улыбнулась Ксюша, — что вы скажете нам по результатам обследования?

— Знаете, я бы тоже хотел такую кривую сеть, — усмехнулся Рост, — у меня стоит Медик 5+. А если серьезно, то могу сказать следующее.

Анья, ваш родной ИИ сто сорок единиц. Нейросеть и импланты довели этот показатель почти до четырех сотен, если точно триста девяносто восемь. Биологические параметры впечатляют, можно быть хоть пилотом, хоть ученым, а по внешнему виду не скажешь.

Ксю-Ша, ваш родной ИИ сто пятьдесят единиц. Нейросеть и импланты сделали вас уникомом. Разумных с индексом в четыреста восемьдесят семь единиц, я не знаю. Знаю, что делаю глупость, но в твоей карте ФПИ я поставил триста сорок единиц. Иначе тебе покоя не дадут ушастые. Не подставляйся.

— Дядя Рост, нам хватит ИИ для принятия гражданства королевства, — спросила Ксюша.

— Хватит с запасом племянница, — усмехнулся Рост и махнул рукой на выход, — бегите к Харрису, пока он свободен, а то на подходе к базе транспорт с бывшими рабами, что отбили у контрабандистов наши патрульные. Через часок здесь будет весело.

— Спасибо, — поблагодарила Аня, направившись на выход.

— Рост, может быть вам нужна будет помощь? — поинтересовалась Ксюша.

— Я уже послал сообщение всем своим коллегам и через полчаса здесь будет еще пять медиков, — задумчиво произнес Рост, — а, знаешь, подходи. Еще один медик лишним не будет. По оплате что-нибудь придумаем. Все, ступайте.

— Зачем тебе это нужно? — мысленно спросила Аня, дожидаясь подругу возле двери Харриса.

— Мне нужен опыт операций, да и дядька нормальный, — ответила Ксюша.

— Ну, раз опыт, тогда ладно, только в одиночку по станции не ходи.

Открыв дверь, девушки вновь вошли в кабинет Харриса.

Чиновник аж сглотнул слюну от неожиданности.

— Господин Харрис, вот наши ФПИ, — Аня положила оба кусочка пластмассы на стол чиновника.

— Вам… — начал Харрис.

— Господин Харрис, у меня включен протокол, — предупредила Ксюша, перебив чиновника, — нам хотелось бы уже как граждане королевства открыть счета в государственном банке.

— Гх, — закашлялся Харрис, — Вам нужно выучить текст присяги.

— Мы его выучили, — улыбнулась Аня.

— Хорошо, — выдохнул чиновник, вставил карточки ФПИ в пазы на своем столе, — начинайте.

Девушки не заставили себя просить два раза и по очереди произнесли нехитрый текст присяги, приложив ладони в специальную выемку стола.

В специальном отделе нейросети загорелась новая отметка, извещавшая, что они являются гражданами королевства с нулевым индексом полезности.

— Поздравляю вас, — выдавил из себя чиновник, протягивая девушкам карточки ФПИ, — постарайтесь в течение полугода найти себе занятие для получения стабильного дохода.

— Спасибо за совет, — от дверей поблагодарила Ксюша и улыбнулась.

— Сейчас в Банк? — Ксюша посмотрела на подругу.

— Ага, — кивнула головой Аня, — будем повышать свой индекс полезности.

— Это как? — Ксюша шла рядом с Аней, поглядывая по сторонам.

Деловой уровень станции, чистотой и порядком, сильно отличался от уровня, где находился их ангар, а ведь на станции были и более худшие места.

— Здравствуйте, — работник банка встретил их сразу за дверями в большой зал с множеством конторок, терявшихся за колоннами вдоль стен.

— Здравствуйте, — практически хором ответили девушки.

— Мы рады, что вы посетили наш банк, — запел соловьем работник банка, шире улыбаться он просто не мог, не давали щеки, — только в нашем банке лучшие в королевстве процентные ставки по кредитам и специальные займы для обучения. Также наш банк может выдать вам кредит на установку и апгрейд нейросети в зависимости от вашего первоначального ИИ.

— Нам бы денюжку положить, — Ане удалось перебить работника банка на его вдохе, — счета открыть и привязать их к нейросети.

— Пойдемте, я Вас провожу к специалистам, — радостная улыбка банковского служащего стала на порядок меньше, очевидно он сидел на процентах от кредитов.

Подведя девушек к симпатичному мужчине за конторкой, он указал на стул перед конторкой.

— Присаживайтесь госпожа.

— Принеси второй стульчик, — попросила Аня, — нам понравился этот мальчик.

— Но… — начал служащий банка.

— Да ладно Ань, я и пешком постою, — Ксюша усмехнулась реакции обоих банковских служащих. Если первый был недоволен, что они не захотели пользоваться кредитом, то второму не понравилось, что его назвали мальчиком.

— Какие счета вы хотите открыть? — поинтересовался мужчина из-за стойки, кивнув их провожатому.

— Мы хотим открыть у вас пять счетов, — заговорила Аня, как более подготовленная в этом вопросе, — по одному персональному, одному расходному и один счет будет использоваться как корпоративный.

— Какие суммы вы планируете положить на именные счета?

— По сто двадцать миллионов, — ответила Аня.

За спиной Ксюши раздался грохот, заставив ее отпрыгнуть на пару метров в сторону, и, в полете приготовившуюся отбиваться от неизвестной опасности. Причиной шума оказался «соловей», как окрестила его Аня, услышав сумму, он уронил стул, который тащил от ближайшей конторки.

— Как вы будете вносить кредиты? — спросил мужчина, когда Ксюша заняла второй стул.

— Переводом с анонимных чипов, поэтому подготовьте терминал, — Аня открыла карман на правом бедре и выложила на стол четыре футляра с чипами, в каждом из футляров находились по десять платиновых чипов. Поскольку футляры находились в банковской упаковке. Сейчас на столе лежало четыреста миллионов кредитов.

Банковский служащий сглотнул слюну и выставил на стол терминал. Второй терминал бегом доставил его сосед.

— Вставьте свои карточки ФПИ, — предложил он.

Девушки вставили свои карточки.

— У вас слишком длинные имена, можно их сократить? — поинтересовался служащий.

— Нас они устраивают, — пожала плечами Аня.

— Нет, так нет, — служащий банка работал на своем терминале, создавая счета новых клиентов.

— Два первых счета готовы, — банкир оторвался от своего терминала и посмотрел на девушек, — если не нарушена банковская упаковка футляров, банк готов провести транзакцию двухсот миллионов кредитов на ваши счета в обмен на два нераспечатанных футляра с платиновыми чипами внутри.

— Двести миллионов двести тысяч кредитов и по рукам, — ответила Аня, прекрасно знавшая стоимость пустых платиновых чипов, — футляры идут бонусом.

— Согласен, — кивнул головой банкир и в Аниной голове тренькнул сигнал поступления денег на ее счет.

Мысленно открыв сообщение, Аня увидела сумму на своем именном счету.

К банкиру, что работал с ними подошел его коллега и что-то шепнул ему на ухо.

— Банк готов за названную сумму провести транзакции на все ваши счета, — посмотрев на девушек, сказал банкир.

— Годится, — согласилась Аня, — на расходных счетах должно быть по восемьдесят миллионов, остальная сумма должна упасть на корпоративный счет.

— Хорошо, подождите пару минут, я привяжу остальные счета, и произведем окончательный расчет.

— Вам принести напитки? — «соловей» излучал любовь и преданность.

— Будь добр принеси пару бокалов холодного тоника, — попросила Ксюша, мысленно поинтересовавшись у Ани, — а не переборщили мы с именными счетами?

— В самый раз, — мысленно ответила Аня, — увидишь, когда закончится оформление всех счетов.

«Соловей» доставил бокалы с запотевшим стеклом раньше, чем банкир закончил привязку счетов.

— Вот кого следует посылать за Клинским. Просто Вжик, — мысленно отметила Ксюша, отпив холодного слегка кисловатого напитка.

— Что деньги с людьми делают, — Аня скрыла свой вздох очередным глотком тоника.

Тренькнул сигнал очередного перевода денег, и Аня увидела, что четыреста миллионов распределены согласно их желанию.

Следом пришло уведомление, что ее индекс полезности достиг пятидесяти единиц.

— Вы желаете сделать привязку счетов к ДНК? — поинтересовался Банкир.

— Нет, — качнула головой Аня, — привязки к нейросети достаточно.

— Но это опасно! — Банкир честно отрабатывал свои проценты и назови его девушкой, нисколько бы не обиделся.

— Жизнь вообще опасная штука, рано или поздно все умирают, — с улыбкой заметила Ксюша.

— Есть что-либо, что нам следует знать? — спросила Аня, поставив пустой бокал на стол Банкира.

— Как крупные вкладчики нашего банка вы имеете право на бесплатную юридическую помощь наших юристов и пятидесяти процентную скидку в любой юридической фирме содружества.

— Что-либо нужно предъявлять?

— Нет, что вы! Достаточно вашей карты ФПИ. При появлении клиентов, подобных вам, наш банк производит рассылку данных нового клиента, без суммы на счетах. Исключение составляет государственная налоговая служба. В нее передаются ваши полные данные. Но хочу Вас успокоить. Королевская налоговая служба не имеет к вам претензий, поскольку за те несколько минут, что вы являетесь гражданами, вы не могли заработать такую сумму.

— До свидания, — Аня встала, собираясь покинуть банк, — с вами приятно вести дела.

— Если у вас возникнут вопросы, обращайтесь в любое время, — на симбионт Ани пришло сообщение от Марти Бела с его адресом в галанете.

— Всего доброго, — Ксюша последовала за подругой

— Ань, почему у меня поднялся индекс полезности?

— Потому, что банк государственный, а значит, вся разница в процентах по вкладам и кредитам идет в карман королевства. Сумма набегает приличная и в течении пяти лет с именного счета можно снимать только проценты. Докладывать можно, а вот снять, нельзя.

— Ты сейчас куда? — спросила Ксюша возле ворот центра беженцев.

— Сначала в регистрационную палату, она не далеко. Зарегистрирую фирму. Какую-нибудь «Рога и Копыта».

— Фу, как пошло, мне, конечно, нравятся книги Ильфа и Петрова, но нормальную компанию так не назовут.

— А что предложишь ты?

— «Наследие предков» по-немецки будет звучать Аненербе, загадочно и со смыслом.

— Хорошо, — согласилась Аня, отодвинувшись в сторону, пропуская закрытую платформу, нацелившуюся в открывшиеся ворота центра беженцев, — иди, практикуйся, как закончите, не забудь позвать меня.


46

Станция Верш-3. Медицинская секция центра беженцев.

Рост Уклан, проводив двух необычных посетительниц, запустил расконсервацию пяти блоков госпиталя. Постояв возле пульта, он включил расконсервацию последнего седьмого блока, решив, что даже если новая знакомая с таким длинным именем, нейросетью Ученый 7, длинным перечнем изученных медицинских баз высокого ранга и небывалым ИИ не придет, то дополнительный блок не помешает. Достать из криокапсул восемь сотен разумных совсем не просто.

Вернувшись в комнату дежурного персонала, Рост заказал в пищевом синтезаторе бокал тоника и устроился с ним на диване, где обычно коротали дежурства медики. Мысли снова вернулись к последним посетительницам. Необычные девушки. Нет внешне и при осмотре в диагностической капсуле, он не увидел какого-либо отличия от обычных людей, но вот характеры… Поразила меньшая по росту, но похоже старшая в этой паре. При небольшом росте, приятном на вид личике и точеной фигурке без капли лишнего веса, девушка представлялась сжатой до упора пружиной. Такая не будет тихо сидеть в уголочке, она будет действовать. Вторая девушка, хоть и выше ростом, но беспрекословно подчиняется ей как старшей сестре или командиру. Если по первому вопросу диагностическая капсула подтвердила отдаленное родство, то по второму никто дать ответ не мог.

Шум из дезинфекционного шлюза отвлек от мыслей и заставил выйти из дежурки.

— Привет Рост, — поздоровался Мар Хин, занося свою сумку в дежурку, — ты не в курсе, сколько будет пациентов?

— Мне известно о восьми сотнях, а сколько будет в наличии, не скажут и ушедшие.

— Это точно, — согласился Мар, — ты мой блок запустил?

— Да, я запустил все блоки госпиталя, — ответил Рост, провожая взглядом Мара, направившегося к своему блоку.

— Будет кто-то еще? Я его знаю? — Мар остановился возле двери в блок уже готовый принять пациентов.

— Обещала тут одна, но даже если у нее не получится, седьмой блок лишним не будет.

— Давненько не отбивали столько народу за один раз, — вздохнул Мар, открывая дверь блока.

— Привет, — из шлюза для дезинфекции вышли две высоких женщины. Одна из них имела белую, а другая черную кожу.

— Привет, привет, — Мар расплылся в улыбке и помахал женщинам рукой.

— Здравствуйте девушки, — поприветствовал их Рост.

— Хана, ты не в курсе откуда столько пациентов? — Мар передумал входить в бокс и так и стоял возле открытой двери.

— Говорят, что патруль захватил караван перекупщиков, а где они вели торговлю, история умалчивает, поскольку контрабандисты отстрелили свои грузовые отсеки и удрали.

Хана, несмотря на черный цвет кожи, аваркой не являлась. Цвет кожи являлся наследством от бабушки, побывавшей в плену у пиратов и родившей еще до освобождения патрулем мать Ханы.

— Рост, наши блоки уже готовы? — выйдя из дежурки вторая женщина, мать Ханы, Рила, посмотрела на дочь, — ложи свои вещи и приступай к приборке своего блока. За месяц так и не нашла времени сделать профилактику.

— Я могла бы поработать в седьмом блоке, — голос Ханы раздался из дежурки.

— Время у тебя еще есть, успеешь если не будешь мечтать, — усмехнулся Мар и вошел в свой бокс.

Не успела Хана скрыться в своем боксе, вновь открылся щлюз и впустил двух крепышей больше похожих на абордажников чем на медиков.

— Привет, — поздоровались они с Ростом, сразу направившись в дежурку положить свои вещи.

— Занк, ты успел хоть жену проводить? — поинтересовался Рост.

— Успел, — махнул рукой Занк, — мы как раз вместе с Таанром выходили из пассажирского терминала как получили твой вызов.

— А чего ей на планете понадобилось? — спросил Рост.

— Тебе ли не знать, про бзыки беременных женщин, — усмехнулся Таанр, выйдя из дежурки, — Лула нам с Занком за час все мозги вынесла чайной ложкой.

— Ну, хочется ей у мамы побыть, зачем отказывать? — показавшийся из дежурки Занк заметил огонек готовности над седьмым блоком и посмотрел на Роста, — у нас будет помощник? Хорошо бы.

— Да будет, — кивнул Рост, объяснявший Ксюше посредством нейросети как попасть в чистую зону госпиталя.

Пшикнули двери шлюза, выпуская незнакомку, одетую в стандартный комбинезон медика с пакетом из под него в котором угадывался технический комбинезон.

— Знакомьтесь, Ксения Сергеева, она согласилась нам помогать, — представил Рост.

— Куда бы мне положить вещи? — спросила Ксюша, чувствуя некоторую неловкость.

— В дежурку, пойдем, я тебе покажу, — предложил Рост, обогнав со своим предложением Таанра, — потом посмотришь блок, где тебе предстоит принимать пациентов.

— Да… это не Рио-де-Жанейро, — подумала Ксюша, рассматривая оборудование блока. Оборудование госпиталя аварского линкора было восьмым, а здесь перед ней находилось пятое поколение с поправкой на другого производителя, антранскую империю.

— Что, оборудование не знакомо? — встревожился Рост, заметив некоторое разочарование на лице Ксюши.

— Мне, в основном приходилось работать на оборудовании восьмого поколения, но справлюсь и с пятым, — Ксюша занялась тестированием оборудования и подготовкой его к операциям.

Увидев как заметались меддроиды, устанавливая расходные картриджи в медицинское оборудование, Рост успокоился и направился в свой блок. Ему тоже нужно было подготовиться к приему пациентов, криокапсулы с которыми проходили сейчас дезинфекцию.

Дальше начался конвейер и на час Рост выпал из реальности, проводя операции на пяти операционных капсулах одновременно. Пауза наступила неожиданно. Меддроиды забрали прооперированных пациентов из операционных капсул для дальнейшего их лечения в лечебных капсулах. Он включил очистку капсул и отошел в сторону, ожидая, очередные пять криокапсул. Открыв дверь из блока, Рост ожидал там увидеть затор из малых гравиплатформ, но шлюзовой зал был пуст. Из соседних блоков выглядывали озадаченные медики, и, непонимающе оглядывали пустой зал. Ведь триста пациентов они за час никак не могли пропустить через свои руки.

Открылась дверь седьмого блока и оттуда вышла слегка бледная Ксюша с капельками пота на лбу.

— Рост, у меня проблема, — произнесла она, усталым голосом, — закончились лечебные капсулы, а ближайших пациентов можно будет будить только через два часа.

Рост не помнил, как вбежал в седьмой блок и прошел вдоль всех двухсот лечебных капсул. Капсулы действительно были заняты пациентами.

— Но, как? — от удивления Рост не смог подобрать нужные слова.

— Я долго провозилась с первой пятеркой, разбираясь с тем как лучше извлекать имплант подчинения не затрагивая нейросеть, — пояснила Ксюша, — потом бралась только за сложные случаи, остальное делали кибердоктора. У семи человек пришлось нейросеть удалить, но скорее всего это связано с самими нейросетями.

— Это не возможно, — прошептал Рост, — нельзя извлечь имплант подчинения не повредив нейросеть.

— Ну, мне тоже говорили об этом, но я решила попробовать, ведь другие импланты легко извлекаются, не повреждая нейросеть.

Рост, молча, подошел к ближайшей лечебной капсуле и запустил режим диагностики пациента. Буквально через пару минут ему на нейросеть упал пакет с результатом. Это было невероятно, но нейросеть пациента была в полном порядке, главное, пациент получал меньше повреждений и мог покинуть госпиталь в разы быстрее.

Выйдя на транспортников, Рост увидел, что ближайшая платформа с криокапсулами будет у них через полчаса.

— Всем отдыхать, — повысив голос, объявил Рост, выйдя в шлюзовой зал.

— Ксюша, а в моем блоке ты можешь так же настроить кибердокторов? — Хана первой поняла выгоду от подобной переделки.

— Если мне будет дан доступ к искину госпиталя, я скопирую ему алгоритмы, это займет минуты три.

Пять пар глаз вопросительно уставились на Роста.

— Хорошо, хорошо, — после минутного размышления согласился он, — только всем держать языки за зубами, иначе корпорация «Нейросеть» нас съест без соли. Пойдем в дежурку, мастер-пульт доступа к искину находится там.

— А причем тут корпорация «Нейросеть»? — удивилась Хана.

— Ты прикинь, сколько кредитов они потеряют только на нейросетях, не считая имплантов и повторных сертификаций, — усмехнулся Таанр.

— Вот, вот, — согласился Рост, он уже устроился перед терминалом и набирал пароль доступа.

— А я считаю, что скрывать еще опасней, — возразила Рила.

— Правильно, — Ксюша уже подключилась к терминалу и через симбионт сбрасывала на него нужные алгоритмы, — нужно распространить эти алгоритмы по всем госпиталям, но рассылку сделать анонимно, с левого сервера.

— Я мог бы попробовать, — задумчиво произнес Таанр, — есть у меня знакомец, как раз специализируется в вопросах незаметного проникновения на чужие сервера.

— Лови пакет, — не раздумывая, Ксюша отправила пакет с алгоритмами настройками и описанием операции.


Расставшись с Ксюшей, Аня направилась в регистрационную палату, по своему земному опыту считая, что потеряет там остаток дня. К ее удивлению, чиновник, принимавший ее в большом кабинете, поинтересовался лишь видами деятельности, которыми собирается заниматься корпорация Аненербе. И то, скорее всего лишь для того, чтобы внести довольно обширный список в устав корпорации. Не было привычных Ане, зачем? Почему? На каком основании?

В королевстве разрешалось заниматься чем угодно, за исключением малого списка запретов, в который входили работорговля и наркоторговля.

Зарегистрировав корпорацию за десять минут, Аня вышла из регистрационной палаты и остановилась, не зная чем ей еще заняться. Уходить ей далеко от центра беженцев не хотелось, но здраво рассудив, что шатаясь в деловом центре станции она будет привлекать внимание, решила посетить аварский императорский банк. Ведь время для легализации предыдущих доходов истекало уже этой ночью.

Несмотря на некоторую враждебность, что испытывали жители королевства к работорговцам, в императорском банке было многолюдно, но служащие были чем-то схожи с банкирами королевства.

Едва она зашла в огромный холл, как к ней подбежал служащий банка. Речь его в точности совпадала с речью зазывалы из королевского банка, ну может быть в небольших мелочах.

— Уважаемый, у меня в аварском императорском банке находится счет на предъявителя, — дождавшись вдоха «соловья», заговорила Аня, — не подскажете мне, где его можно авторизовать и произвести несколько транзакций.

— Госпожа, следуйте за мной, — служащий окинул ее взглядом говорящим, что женщина в комбинезоне техника никак не может иметь в императорском банке большую сумму денег.

— Здравствуйте, — поприветствовал ее работник банка, к которому подвел ее «соловей», — чем можем быть вам полезными.

— У меня в императорском банке имеется счет на предъявителя, хотелось бы его авторизовать и сделать пару платежей.

Работник банка нажал кнопку и вокруг них поднялся купол защитного поля не позволявший не только увидеть, но и услышать происходящее под его защитой. Затем перед Аней появился терминал.

— Вводите госпожа, — предложил банкир.

Аня быстро набрала в окошечках нужные буквы и цифры, и, после появления на экране лицевого счета, на пару минут зависла, считая нули после цифры тридцать.

— Иметь тридцать миллиардов кредитов и заниматься разбоем на дорогах, — подумала Аня, — жадность этого черного и сгубила. Что же делать?

Оставлять эти деньги на анонимном счету нельзя, потом замучаешься платить налоги, но и переводить всю сумму в королевский банк нет желания. Если бы в системе Барьера была создана хоть малейшая оборона, было бы можно потратить эти деньги на ее покупку. Но сейчас этого делать нельзя. Хоть жаба и давит, но придется эти деньги легализовать.

Аня протянула банкиру свою карточку ФПИ.

— Авторизуйте этот счет на меня.

— Хорошо госпожа, — даже тренированное лицо банкира не смогло выдержать такой суммы на экране его терминала, когда он начал работу над счетом.

Дождавшись, когда банкир снова обратит на нее внимание, Аня набрала на терминале два номера счетов.

— На эти счета нужно перевести по восемьсот восемьдесят миллионов.

— Слушаюсь госпожа.

Тренькнул сигнал поступления денег, и Аня увидела, что ее именной счет пополнился названной суммой.

Набрав два следующих счета, Аня распорядилась.

— На эти счета нужно перевести по пять миллиардов.

— Перевел госпожа.

Снова тренькнул сигнал получения денег.

— На счету должно остаться пятнадцать миллиардов, остальное нужно перевести на этот счет, — Аня быстро набрала номер корпоративного счета.

— Теперь привяжите счет к моей нейросети.

Снова раздался сигнал получения денег, но теперь на рабочем столе симбионта появился второй значок банковского счета. С индексом полезности тоже творились непонятности. Сначала, при авторизации счета в императорском банке, индекс сократился на десять процентов, но после проведения первой транзакции на именные счета он увеличился вдвое. А после окончания всех переводов индекс гражданской полезности Ани стал равным девяносто пяти процентам.

Закончив с денежными переводами, Аня вызвала местный аналог наемного транспорта, и, на открытой гравиплатформе была доставлена к воротам ангара.

Внутри ангара стояла тишь и благодать. Внешние работы с фрегатом были уже завершены, осталось установить башни средних орудий и корабль будет готов к полету. Орудийные башни, модифицированных Аней средних лазеров, находились в трюме, и инженерные комплексы ждали только команду на установку.

Устроившись в маленькой кают-компании фрегата, Аня просмотрела отчеты инженерных комплексов, внесла некоторые коррективы и отдала команду на установку орудийных башен. Четыре туннельных орудия, расположенных внутри прочного корпуса фрегата и не обнаруженные при осмотре фрегата патрулем, были готовы к стрельбе, следовало лишь провести практические стрельбы и отъюстировать прицелы. Скрытые под защитными колпаками, орудия представлялись внешнему наблюдателю как пусковые малых противокорабельных торпед.

В общем «Конь» получился достаточно зубастым, но проверить это можно было только в бою.

Проверив запланированные на сегодня дела, Аня вздохнула, регистрацию фрегата сегодня проводить еще не стоило, а значит срочных дел на станции, у нее нет. Нужно дождаться Ксюши, и укладываться спать. Все равно до беседы с местным шефом службы безопасности, им будут чинить всяческие препятствия, но не зарегистрируют фрегат и не разрешат его вылет за пределы станции.

Ксюша вышла на связь незадолго до полуночи, и была уставшей, но жутко довольной. Сгоняв за ней на наемной гравиплатформе, на обратном пути, Аня почувствовала за собой слежку. Причем это действовали какие-то любители. Внимание наблюдателей службы безопасности днем было практически не заметно. Эти же дилетанты засветились со своей слежкой по полной программе.


47

Отпустив гравиплатформу, Аня помогла уставшей Ксюше добраться до душа, а сама начала готовить ангар к ночному нападению. Что оно будет, Аня не сомневалась.

Были активированы противоабордажные дроиды, отдана команда искину на защиту окружающего фрегат пространства, и проведены противодиверсионные мероприятия. Отключены все магистрали питания, заблокированы вентиляционные шахты, выходящие в ангар. Перехвачен у станционных искинов контроль за открыванием, как внутреннего шлюза, так и внешнего. Теперь без желания Ани не мог открыться ни один шлюз или любой другой проем в арендованном ангаре.

— Ань, почему у меня индекс гражданской полезности равен сотне процентов и откуда на счетах появились такие деньжищи? — Ксюша после душа уже не выглядела такой уставшей.

— Анонимный счет пирата приватизировала, — усмехнулась Аня, продолжая организовывать оборону ангара.

— А кого ждем? — Ксюша устроилась в кресло второго пилота и изнего стала наблюдать за перемещением дроидов.

— Когда ехали из центра беженцев в ангар, за нами устроили очень плотную слежку, хотя я нисколько не скрывалась.

— Может быть это служба безопасности?

— Однозначно нет, — Аня отрицательно покачала головой, — безопастники сопровождали меня весь день, но делали это очень грамотно, стараясь не привлекать внимание. Эти же последние, словно специально показывали свои действия. Наверное, хотели, чтобы мы запаниковали и наделали глупостей.

— Каких?

— Например, нанять охрану, среди которой бы оказались их люди. Мало ли что они о нас думают.

Закончив с первоочередными проблемами, Аня посмотрела на Ксюшу.

— А как у тебя дела? Видела, умоталась ты здорово.

— Нормально все, — махнула рукой Ксюша, — можно сказать, совмещала приятное с полезным. Оказывала людям помощь, экспериментировала и тренировалась.

— Что за эксперимент? — поинтересовалась Аня.

— Провела практическое отделение импланта подчинения от нейросети. В принципе это проще и быстрее, чем извлечение самой нейросети. Главное пациент меньше времени находится в лечебной капсуле.

— Неплохо, — Аня вновь перевела взгляд на экран, где отображался ангар с затаившимися среди хлама вдоль стен дроидами. Некоторые из дроидов прекрасно устроились на потолке ангара.

— Пошли одевать боевые скафы, — добавила она, — конечно, лучше было бы облачиться в арийские доспехи, но пойдут и аварские. В бой мы не полезем.

— Ох хо хо, — вздохнула Ксюша направившись в арсенал, — из-за каких-то придурков сидеть в скафандрах.

— Ничего, обломаем рога этим, другие подумают сорок раз прежде чем решатся на какие-нибудь действия против нас. Мне даже странно, что целые сутки нас никто не трогал.

— А служба безопасности?

— Они выполнили свою работу, причем не слишком усердствуя.

Когда девушки вернулись в рубку, искин сообщил, что к ангару приближается сорок разумных в легких боевых скафандрах, при них шесть штурмовых дроидов. С внешней стороны ангара приблизился транспорт прорыва аварского производства пятого поколения.

— Конь, установи на эффекторы шлюзового поля несколько зарядов, думаю, семи хватит для качественного выхода из строя всего поля, что перекрывает открытое пространство ангара. Увеличь усилие на магнитных захватах, нас не должно выдуть в космос. Эффекторы подрывай только в случае нарушения целостности створок ангара.

— Эх, сейчас бы охранные излучатели, — Ксюша наблюдала как фигурки в скафандрах, приближаются к их ангару.

— Применив их, мы вызовем множество ненужных вопросов. Этим гаврикам и так достанется.

Едва девушки вернулись в рубку искин «Коня» сообщил.

— Зафиксирована попытка открыть внутренние двери ангара.

— О, началось, — выдохнула Аня, устроившись в капитанском кресле.

Очевидно, не сумев открыть переборку по-тихому, налетчики подогнали к ней штурмового дроида.

— Конь, включай силовые щиты, — скомандовала Аня, — а то краску нам поцарапают.

Трехметровый квадрат внутренней переборки выпал в ангар, вырезанный лазерными излучателями штурмового дроида. Следом за шестеркой штурмовых дроидов, под прикрытием их силовых щитов в ангар устремились налетчики.

— Почему наши дроиды не открывают огонь? — поинтересовалась Ксюша, устроившаяся в кресле оператора силовых щитов.

— Ждут, когда вся гоп-компания втянется в ангар, — пояснила Аня, наблюдая, как налетчики затаскивают в ангар пусковую установку с противокорабельной ракетой.

— Они, что дебилы? — удивилась Ксюша, — стрелять с такого расстояния. Их же самих размажет по переборке, а наш щит просядет едва ли на треть.

— Зафиксирована попытка перехвата управления внешними створками ангара.

— Разреши им открыться, иначе они нам весь ангар испортят, — приказала Аня.

Едва створки начали свое движение, искин доложил.

— С транспорта стартовали шесть десантных ботов.

— Так, ждем, — прошептала Аня, скорее себе, чем подруге.

Боты были уже в сотне метров от пленки щита, когда створки наконец скрылись в обшивке станции.

— Огонь! — крикнула Аня, и начала поливать лазерами средних орудий приближавшиеся боты.

Налетчикам неслабо досталось от дроидов ударивших с тыла неприкрытого штурмовиками. Как и десантным ботам, оказавшимся в ловушке транспортного коридора. Лазерные лучи без проблем прошивали броню ботов, ведь стрельба велась практически в упор.

— Зафиксирована попытка перехвата управления внешними створками ангара.

— Не давать доступ, я еще не закончила.

Собственно бой уже закончился, дроиды в ангаре добивали последних штурмовых дроидов. Потеряв своих погонщиков дроиды противника тупо спрятались за щитами, не пытаясь отстреливаться. Все шесть десантных ботов уже дрейфовали в сторону створа ангара, не представляя какой-либо опасности.

— В сторону ангара движется четыре средних платформы с разумными на борту в количестве двух сотен, — доложил искин

Дроиды закончили ковырять штурмовиков и попрятались среди хлама. В это время в ангар начали влетать изувеченные боты и как снаряды взрываться на внутренней переборке. Пара ботов срикошетили от щитов фрегата и изменили свой курс. Один ушел в потолок и застрял в его фермах. Второй вообще оказался снайпером, угодив точно в вырезанный квадрат во внутренней переборке. Правда его диаметр в пять метров не позволил ему покинуть ангар, и он основательно расклинился в переборке.

Увидев, что атака не удалась, транспорт попытался слинять, пользуясь шумевшей на всех каналах тревогой. Два фрегата королевских ВКС, выскочивших с другой стороны станции, быстро сориентировались и всего двумя выстрелами своих лазеров принудили его остановить двигатели.

— Ну и как теперь рыцарь на белой гравиплатформе попадет к нам в ангар, чтобы спасти двух принцесс? — рассмеялась Аня, наблюдая через камеры размещенные в коридоре за метаниями какого-то разумного, что-то пытавшегося потребовать от десантников, с интересом рассматривающих нос десантного бота и сиськи деформированной брони в местах попадания в переборку других десантных ботов.

— Ага, а более разумные товарищи отговаривают этого безумца от такого фатального шага, — Ксюша тоже рассмеялась, подержав подругу.

— Капитан, на частоте диспетчерской с нами пытаются выйти на связь, — доложил искин.

— Давай канал связи на главный экран, — отдала команду Аня, отсмеявшись и приняв серьезный вид.

— Фрегат «Кон», ответьте, что у вас случилось? — лицо немолодого военного со знаками различия полковника королевских ВКС, было встревожено.

— Фрегат «Конь» подвергся неспровоцированной атаке двух групп, со стороны станции и из космоса.

— Госпожа, вы не пострадали?

— Нет, — качнула головой Аня.

— Вам известны нападающие?

— Когда меня будят таким способом, я не спрашиваю имя напавшего.

— А боевые скафандры на вас?

— Религия не позволяет спать голыми.

— Не понял, — вид полковника из встревоженного медленно переходил в ошарашенное состояние.

— Сегодня забегались с ремонтом и остальными делами, времени купить ночнушки совсем не хватило, а спать в комбинезонах не так удобно как в скафандрах, — с совершенно серьезным выражением лица вещала Аня.

Ксюша прилагала титанические усилия, чтобы вновь не рассмеяться.


48

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Кабинет начальника службы безопасности станции Верш-3.

Полковник Веппа Нелк уже собирался домой когда к нему без доклада ввалился майор Пруп.

— Фух, хорошо что ты еще на месте, — облегченно вздохнул майор, буквально упав в кресло.

— Что-то у тебя видок не очень, — заметил полковник.

— У тебя сейчас будет примерно такой же, — усмехнулся майор и спросил, — у тебя какой коэффициент полезности?

— Семьдесят пять процентов, — ответил полковник, — а тебе зачем?

— Вот не пойму, сколько нужно положить на именной счет в королевском банке, чтобы коэффициент полезности стал равен сотне?

— Миллиарда два, не меньше. А почему тебя это заинтересовало?

— Твои ночные знакомые после принятия гражданства посетили королевский банк и после этого их коэффициент стал равен пятьдесят процентов. Затем они разделились. Одна направилась в госпиталь при центре беженцев, а вторая зарегистрировала фирму и прямиком отправилась в императорский банк аварцев. Вот после этого и вырос их рейтинг.

— Меньший рейтинг у той что ходила в аварский банк?

— Ага.

— Значит у нее остались деньги на счету в аварском банке, — произнес полковник и посмотрел на майора, — и это все?

— Нет, это только начало, — усмехнулся майор, — не знаю каким образом об этих суммах стало известно Влаю, герцогу апринскому.

— Вот здесь нет ничего удивительного, королевская семейка имеет некоторый доступ в свой банк. Конечно чудить со счетами им никто не позволит, но узнать количество кредитов на счету любого вкладчика они могут.

Полковник вытер платком неожиданно выступивший у него пот и посмотрел на своего друга.

— И что предпринял герцог Влай?

— Он не придумал ничего лучшего как разослать по всей станции своих боевиков в поисках девиц и засветился по полной программе. Минут десять назад девицы направились в свой ангар, так их гравиплатформу сопровождало человек тридцать.

Полковник включил экран перед собой, выключенный перед самым приходом майора, и быстро пробежал сводки.

— Ну уж нет, походу герцог совсем заигрался, — мотнул головой полковник и начал отдавать команды.

— Поднимай своих волкодавов, пусть экипируются по полной программе, и выдвигайтесь к ангару девиц. В заваруху не вмешивайтесь. Нужно не допустить беспорядков. Что могут противопоставить две девицы сотне десантников во главе с герцогом.

— Сотне? — удивился майор.

— Ага, четыре десятка при поддержке шести штурмовых дроидов уже двигаются по транспортному тоннелю по направлению к ангару, а еще шесть десятков и сам герцог будут десантироваться с его яхты, которая приближается к внешнему шлюзу ангара. Даже если у девушек действует какое-либо вооружение, против атаки с двух сторон они не выдержат.

— Ладно, я побежал, нам еще добираться минут десять, — майор направился на выход.

— Да, жалко девушек, — вздохнул полковник и попытался посмотреть внутренность их ангара.

Попытка не удалась. Конечно, наблюдать за частной жизнью граждан на их территории было противозаконно, но служба безопасности, в некоторых случаях имела на это право. Однако, сколько полковник не набирал приоритетные коды, искин, отвечавший за этот ангар не давал ему доступа к внутренним камерам. С наружных камер было видно, как боевики герцога сгрудились возле нужной переборки, ожидая ее открытия.

С доступом к управлению у боевиков ничего не получилось, и они разошлись в стороны, направив к переборке штурмового дроида. Предназначенный для подобных дел, дроид легко вырезал трехметровый квадрат переборки, и, сразу после падения брони вовнутрь ангара, вошел в него. Следом в ангар вошли еще пять штурмовых дроидов.

Даже убитая в хлам система безопасности фрегата уже должна была поднять тревогу, но пока в коридоре была тишина. Следом за дроидами в ангар вошли боевики. Четверо из них тащили пусковую установку с противокарабельной ракетой.

— Против кого они хотят применить ракету? — подумал полковник, — на такой дистанции им самим достанется больше фрегата.

Из яхты герцога, вылетели шесть десантных ботов и направились к внешнему шлюзу ангара. Даже если люди герцога не справятся с открытием створок шлюза, то десантные боты легко пробьют броню створок и десант проникнет в ангар. Наблюдая, за снижением скорости ботов, полковник понял, что людям герцога удалось справиться с непокорным искином и створки открываются.

Десантные боты скрылись в тоннеле, ведущем к ангару, и всего через две сотни метров должны были совершить посадку на палубе ангара.

Внезапно из транспортного тоннеля начали вылетать вспышки света какие бывают при стрельбе боевыми лазерами. Подобные вспышки стали видны и с внутренней стороны ангара. У герцога, явно пошло что-то не так. Его яхта запустила двигатели и начала маневр.

— Скрим1 и Скрим2, перехватите яхту. Не дайте ей уйти или развернуться главными калибрами в сторону станции, — отдал команду полковник.

— Скрим1, приказ понял. Скрим2, приказ понял, — ответили с фрегатов довольные голоса капитанов. Если службу безопасности не любили, то герцога Влая просто ненавидели.

Следом за этим зазвучал сигнал тревоги и в коридоре перед ангаром погасли все камеры. Скосив взгляд на показания системы жизнеобеспечиния, полковник облегченно вздохнул, повреждения станции были минимальны.

— Нил вы уже на месте?

— Ага, — в голосе майора было удивление и ехидство, — специально не буду смотреть в ту сторону, чтобы ты подольше помучился от любопытства. Это нужно видеть.

— Нил, не хулигань, премии лишу…

— Веппа, ты бы видел свое лицо, — рассмеялся майор и повернулся в сторону переборки ведущей в ангар девушек, — как тебе?

— Действительно это стоит посмотреть, — усмехнулся полковник, рассматривая конусные выпуклости на переборке и изуродованный нос одного из десантных ботов.

— Кстати, одного бота не хватает, — заметил полковник.

— Веппа, они все остановились. Ты находишься далеко и ничего не почувствовал, а здесь не хило тряхнуло шесть раз. Наверное, один из ботов ушел в боковую стену ангара.

— А что за попугай скачет возле запечатанного прохода в ангар? — спросил полковник.

— Граф Петен Бок, церемониймейстер герцога.

— Известная личность, отдай команду парням сделать проход в ангар и упакуйте мне этого графа, чувствую его хозяин не выжил.

— Насчет графа с удовольствием, а резать переборку сам не буду и парней не пущу, пусть ВКС с девчатами разговаривает, с той стороны какой-то проход есть.

— Ты прав, сейчас свяжусь с дежурным офицером эскадры, пусть тоже поработают, согласился полковник, и, не отключая канал связи, вызвал штаб эскадры.

Разговор с полковником Варзом занял пару минут. Полковник согласился отправить в злополучный ангар разведывательный бот и поговорить с экипажем «Кона».

— Шеф, — подал голос майор Пруп, — этот придурок кричит, что у него взрыватель от бомбы и если мы его только тронем, он приведет ее в действие. В руке он действительно что-то сжимает.

— Так, только этого не хватало, — выдохнул полковник, — у вас есть стазис контейнер?

— Только малый, для разминирования.

— Отстрелите ему руку и ловите ее в контейнер. Даже если он успеет среагировать, сигнал из стазис капсулы не пройдет.

— Неплохая идея, — согласился майор и отдал соответствующую команду своим бойцам.

Не заморачиваясь один из десантников, лучеметом отсек руку графа чуть ниже локтя, а второй в прыжке подставил под нее открытый контейнер, и, еще не успев упасть на палубу, закрыл крышку.

Все произошло настолько неожиданно, что граф еще не почувствовал боли, а просто в отупении смотрел туда где еще пару секунд назад была его рука. Вместе с диким криком боли, его скрутили подбежавшие десантники. Один из них приложил к культе коробочку аптечки, чтобы не допустить болевого шока.

— Веппа, парни говорят, что слышали щелчок.

— Внимательно осмотритесь, оставь там человек десять, и тащите сюда этого графа, — лицо полковника покрылось холодным потом. Он ожидал сотрясение от взрыва, но его не было.

Связавшись со всеми дежурными службами, полковник проинформировал дежурных о возможном взрыве и попросил усилить бдительность.

— Полковник Нелк, я поговорил с девушками, — вышел на связь полковник Варз, — странные они спать в боевых скафандрах, потому что нет ночнушек. В экипаже «Кона» пострадавших нет, но они сказали, что собьют любой бот, приблизившийся к защитному полю ангара. Я своими людьми рисковать не буду.

— И не надо, — ответил полковник, — отправь те туда парочку фрегатов. Пусть покараулят ангар, а то у них отказало управление створками.

— Хорошо, но приближаться к ангару фрегаты не будут.

— И не надо, сейчас мы разберемся с сообщниками налетчиков, а утром девушки успокоятся и с ними можно будет поговорить.

— Плохо дело, — заявил Нил, войдя в кабинет полковника, едва тот отключил связь.

— Что может быть хуже взрыва на станции? — полковник посмотрел на друга, так и не снявшего свой боевой скафандр, а только деактивировав шлем.

— Этот ублюдочный граф в руке держал не активатор бомбы, а активатор вируса. И это люди герцога набедокурили с искином отвечающим за безопасность ангара. Что именно сделано граф не знает, а спросить не у кого. Специалист по взлому был на одном из ботов.

— А что за вирус?

— Это личная разработка герцога, граф должен был войти в ангар уже после его захвата, но до смерти девушек и активировать вирус. Я не понял мелких нюансов, но суть такова. По всем документам королевства девушки проводились как жены герцога, а затем, убив их, он наследовал их имущество.

— Я не понимаю твоей тревоги, — пожал плечами полковник, — ну отменят регистрацию брака ввиду смерти жениха, делов то.

— Если бы он был мертв, проблем действительно не было, но этот мерзавец еще жив. И мы должны приложить все силы для его поиска и эвакуации в госпиталь.

— Ты уверен, что шлюзовое поле работает как надо? — спросил полковник.

— Нет, не проходят не только команды на закрытие створок, но и нет информации по состоянию самого ангара.

— Вот. Как думаешь, сколько нужно десантных сил, чтобы произвести захват из космоса?

— Они положат сколь угодно много десантников, а выстрелить по ним нельзя, любой взрыв вызовет повреждение станции. Со стороны станции тоже нельзя трогать переборку. Если в ангаре вакуум, то пятая часть уровня вылетит в космос. Эвакуировать все близлежащие помещения и откачивать воздух, займет времени больше, чем осталось до утра. А там, я думаю, мы найдем приемлемое решение.


49

Поговорив с полковником, Аня перевела все системы «Коня» в параноидальный режим охраны и предложила идти спать.

— Пошли спать, иначе я буду злой и не выспанной, — Аня направилась на выход.

— Ань, мне тут сообщение пришло, что я вышла замуж, — сообщила Ксюша, задержавшись на пороге рубки.

— О, мне тоже пришло, что я герцогиня апринская, — усмехнулась Аня.

— Ага, у нас теперь фамилия одинаковая, — согласилась Ксюша.

— Пошли спать, а с утра найдем этого архара и поговорим с ним предметно, мне не нравится новая фамилия, — Аня ухватила подругу за руку и потащила за собой из рубки.

Возле кают Аня остановилась, вышел на связь искин Леха.

— Госпожа капитан, крейсер совершил посадку возле северного полюса планеты. Нас не обнаружили. Дроиды начали добычу льда и воздушной смеси.

— Хорошо, передавай привет экипажу, у нас все идет по плану, конец связи, — Аня завершила связь раньше, чем Ксюша успела что-либо возразить.

— И это ты называешь по плану? — возмутилась Ксюша.

— Вполне, все, иди спать, — Аня подтолкнула Ксюшу к ее каюте, а сама скрылась в своей.

Несмотря на обилие впечатлений, и событий уснула Аня, наверное, раньше, чем ее голова коснулась подушки.

Проснулась она от сигнала симбионта о пришедшем сообщении.

Не вставая с кровати, она открыла его и на несколько минут зависла, раз, за разом вчитываясь в текст сообщения.

«Герцогиня Анна, поскольку ваш покойный муж не оставил после себя других наследников и завещания, вы приглашаетесь в столицу герцогства город Априн для принятия руководства над своим манором и принятия вассальной присяги своих подданных. Желательно привезти с собой тело вашего супруга для погребения в родовой усыпальнице».

— Засоня вставай! — крикнула Аня и рывком села на кровати, — у нас с тобой горе, муж неожиданный помер, а ты дрыхнешь.

— Я не сплю, я думаю, — ответила Ксюша.

— И как, получается? — спросила Аня и зашла в душ.

За шумом воды она не слышала того, что ей отвечала Ксюша, и, лишь выйдя из душа, спросила.

— Труп этого дегенерата будем искать до завтрака или после?

— Наверное, до завтрака, да и палубу нужно прибрать.

— Почему думаешь, что этот герцог в одном из ботов?

— Элементарно Ватсон, на палубе изначально никого в живых не осталось, а в ботах кто-то мог уцелеть.

— Логично, — кивнула Аня и послала технических дроидов приводить палубу в порядок, — придется снова одевать боевые скафандры, а то мало ли что.

— Да, согласна, — вздохнула Ксюша.

Через десяток минут подруги вышли из своего корабля, и, в окружении дроидов направились к ближайшему боту, после удара о внутреннюю переборку он отскочил практически до границы защитного поля фрегата.

Аня остановилась возле бота и отдала команду дроидам на вскрытие кормового люка, с носовым люком не имело смысла возиться, слишком он был поврежден. Сначала обстрелом из лазеров, а затем ударом в переборку.

Здраво рассудив, что герцог никак не будет в броне простого десантника, Аня не полезла в переплетение изломанных механизмов, а дала команду инженерному комплексу извлекать из ботов трупы налетчиков и аккуратно складывать их возле стеночки рядком. Работа закипела.

— Столько металлолома пропадает, — Ксюше неприятно было смотреть на трупы людей, целостность которых обеспечивали скафандры, оказавшиеся прочнее живой плоти.

— Это ты верно, — согласилась Аня.

Повинуясь командам Ани, опустился пандус, ведущий к трюму с синтезатором, а дроиды начали стаскивать к нему весь хлам из ангара.

Труднее всего пришлось с ботом, который застрял в конструкциях потолка, его опустили на палубу при помощи двух конструкционных дроидов, входивших в инженерный комплекс.

Последним занялись застрявшим в переборке ботом. То ли бот был изначально прочнее, то ли удар об защитное поле замедлил скорость, но внутри было не так много повреждений как на всех остальных. И именно в этом боте нашелся герцог. Ну а кто еще мог находиться в навороченном аграфском боевом скафандре?

— Надо бы его проверить, — задумчиво произнесла Аня, рассматривая аграфский доспех, — сможешь?

— Почему нет? Запущу диагностическую капсулу и в течение часа, мы о нем все узнаем, можно даже частично считать память, ту ее часть, что находится на нейросети.

Ксюша подала команду меддроиду и тот потащил труп герцога в медотсек.

Аня осмотрела ангар, дроиды работали с огоньком. В прямом и переносном смысле. Все трупы были уже убраны в средний контейнер, освободившийся после ремонта.

— Пошли, позавтракаем, а то скоро кто-нибудь обязательно заявится, — предложила она Ксюше.

— Ты накрывай, а я запущу программу диагностики и приду, — согласилась Ксюша направившись в сторону фрегата.

Аня вздохнула и тоже пошла на фрегат. Утреннее настроение, после получасового перетаскивания трупов, было испорчено. Конечно, они не таскали тела в скафандрах руками, но и просто наблюдать за этим желания не было.

За едой девушки больше молчали.

— Зачем ему все это надо? — спросила Ксюша, медленно потягивая сок.

— Банально, хотелось отжать у нас деньги, где-то у банкиров протекает. А по законам королевства вся собственность жены после смерти переходит к мужу, единственное условие, они должны провести ночь в одном помещении.

— Ангар, можно считать помещением? — грустно спросила Ксюша.

— Конечно, иначе нас не приглашали бы вступить во владение манором, — ответила Аня, помолчала и добавила, — как разберемся с местными нужно отремонтировать ангар, конечно, он маловат и наш крейсер в него не войдет, но для фрегата он в самый раз.

— Капитан, с нами пытаются выйти на связь, — голос искина заставил обеих девушек вздрогнуть.

— В рубку пойдем? — спросила Ксюша, вставая из-за стола.

— А зачем? — удивилась Аня, — хватит им и кают-компании. Конь, выводи изображение на большой экран, обратное изображение передавай так же со стороны экрана.

— Герцогини, с вами говорит начальник службы безопасности станции Верш3 полковник Веппа Нелк, — на экране появился знакомый безопастник, правда видон у него был несколько помят. Очевидно, ночка у него выдалась тяжелая.

— Доброе утро господин полковник, — Аня приподняла свой бокал с соком и отпила из него глоток, — чем вам обязаны?

— Хотелось бы попасть в ваш ангар, поискать выживших.

— Сожалею, но не выжил никто, — картинно вздохнула Аня, — один из ботов хулиганов попал в магистраль питания двигателей и теперь мы не можем ни закрыть внешнюю переборку, ни попытаться открыть внутреннюю. Тем более внутренняя переборка имеет несколько деформаций. Я отправила своих дроидов проводить восстановительный ремонт ангара, но что-либо сказать можно будет не ранее чем через три часа.

— Вы нашли тело герцога?

— К сожалению слишком поздно, наша медкапсула не смогла ему помочь, но в ней он, по крайней мере, не завоняет.

— Значит через три часа, — задумчиво произнес полковник и добавил, — девушки, со стороны станции ваш ангар охраняет отделение наших бойцов, не примите их за бандитов.

— Благодарю за предупреждение господин полковник, вы уж передайте своим бойцам, чтобы не мешали работам по восстановлению внутренней переборки.

— Да, да конечно.

Выключив канал связи, Аня посмотрела на подругу.

— Чем думаешь заняться?

— Посмотрю результаты обследования герцога, а дальше как скажешь.

— Я буду заниматься ремонтом ангара, а тебе предстоит найти крупную юридическую контору, имеющую свои представительства в других государствах и заключить предварительную договоренность о юридической помощи.

— Могу сказать тебе без всякого поиска, — улыбнулась Ксюша, — вчера пока ожидала тебя, беседовала с местными врачами. Они в один голос хвалят корпорацию «ЮрКон», правда зарегистрирована она в антранской империи, но имеет свои филиалы практически во всех государствах содружества.

— Значит с ними, и заключишь предварительный договор о нашем личном юридическом сопровождении, плюс к этому юридическое обеспечение нашей компании. Для окончательного подписания договора пригласи их представителя прибыть к нам через три часа.

— Ты за три часа управишься? — удивилась Ксюша.

— Малый проход в станцию даже сейчас в рабочем состоянии, переработаем обломки, маленько подлатаю потолок, и можно будет пускать гостей.

— А внешние створки?

— Они нисколько не пострадали, отключены от питания лишь двигатели приводов, подключить их не проблема.

Занимаясь интересной работой, Ксюша отвлеклась от зрелища трупов стоявшего перед глазами, и довольно быстро управилась с телом герцога, заодно подготовив его к похоронам. Несмотря на дорогую нейросеть, аграфской работы, оборудованию медкапсулы удалось скопировать с нее всю информацию, что в ней содержалась. По отчету нейросети, герцог как разумный погиб сразу после удара о переборку, даже если бы его немедленно поместили бы в медкапсулу, разум ему это не вернуло. Последующие семь часов медкомплекс скафандра боролся за жизнь герцога, банально не хватило лекарств.

Закончив с телом герцога, Ксюша переместилась в кают-компанию, заказала себе стакан тоника и связалась с офисом «ЮрКон».

— Здравствуйте, корпорация «ЮрКон» приветствует Вас, — поздоровалась с ней симпатичная блондинка.

— Здравствуйте, мне хотелось бы заключить с вашей корпорацией несколько контрактов на юридическое сопровождение частных лиц и компании.

— Нет ничего проще, приходите к нам в офис. Мы заключим с вами договор на удобных для вас условиях.

— Мы несколько скованны в своих передвижениях и хотели бы, чтобы ваш представитель прибыл к нам.

— При заключении контракта вне офиса, клиент производит предоплату в размере двух тысяч кредитов за каждый договор.

— Меня это устраивает, сбросьте реквизиты вашего счета.

— Отправила, где вы находитесь?

— Так, реквизиты получила, — кивнула Ксюша и отправила со своего расчетного счета шесть тысяч кредитов, — мы находимся на ярусе Е станции Верш3, ангар номер тридцать два пятнадцать, фрегат «Конь».

— Платеж в сумме шести тысяч кредитов принят. На станции Верш3 есть наше представительство. Наш представитель может быть у вас через десять минут. С кем вам удобней работать с мужчиной или женщиной?

— Лучше конечно с женщиной, а торопиться не надо, — Ксюша взглянула на часы, — я буду ждать вашего представителя через полтора часа. Хотелось бы заранее посмотреть на вашего представителя, чтобы избежать путаницы.

— Не возражаете против моей кандидатуры?

— Нет, у меня нет предрассудка по поводу цвета волос.

— Меня зовут Элна Уник, — лицо девушки приобрело озадаченное выражение, — разрешите узнать, причем здесь цвет волос?

— На моей родной планете считается, что чем светлее волос, тем женщина глупее, — улыбаясь, ответила Ксюша.

— Глупость, покрасила волосы в черный цвет и сразу поумнела, — от души рассмеялась Элна.

— Вот и я говорю об этом, жду вас через полтора часа.

Ксюша отключила связь и отправилась в рубку, посмотреть, как у Ани идут дела с ремонтом ангара.

О ночном бое напоминали только четыре вмятины во внутренней переборке и куски последнего бота, которые уже перетаскивались к фрегату, а пара конструкционных дроида устанавливали на место кусок переборки.

— Быстро они у тебя порядок навели, — констатировала Ксюша.

— Можно было бы еще быстрее, но зачем увеличивать количество новых вопросов, что задаст полковник. А так, без толку убитое время.


50

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Кабинет начальника службы безопасности станции Верш-3.

Полковник Веппа Нелк сидел за своим столом и просматривал результаты допросов экипажа герцогской яхты «Априн». Сам кораблик, переделанный из военного транспорта прорыва, был на удивление хорош, но вот экипаж был под стать герцогу. Привыкшие к безнаказанности, члены экипажа не ожидали потери своего покровителя, поэтому даже просто после досмотра яхты девяносто процентов экипажа можно было отправлять на бессрочную каторгу, а после ментосканирования всплыли такие дела, что весь экипаж можно было, смело отдавать медикам на опыты.

— Интересно, король Стек знал о проделках своего двоюродного братца или нет, — подумал полковник, — интересно было бы просмотреть память нейросети самого герцога, но наверняка мне не дадут это сделать.

— Господин полковник, Вас вызывает капрал Екан, командир отделения десанта, что сейчас несет охрану возле ангара герцогинь, — сообщила секретарша.

— Соединяй, — полковник растер ладонями лицо, стараясь придать себе бодрый вид.

— Господин полковник, в зону нашей ответственности въехала гравиплатформа корпорации «ЮрКон», ее представительница говорит, что ей назначена встреча в ангаре.

— Скажи ей, что проход в ангар невозможен из-за повреждения переборки и отправь назад.

— Не могу, герцогини открыли малый шлюз, и представитель «ЮрКон» прекрасно видит открытый проем.

— Значит, пропускай, не нарушая закон, мы не можем задержать юриста, — полковник хлопнул по столу, эти девчонки обманули его.

Отключив связь, полковник посмотрел на часы. С момента последнего разговора с фрегатом прошло три часа.

— Нет, никто тебя не обманывал, просто ты заработался и забыл, что самого приглашали в ангар через три часа, — подумал он и начал собираться.

Сборы и дорога заняли пятнадцать минут, и вот он подходит к оцеплению, лениво переговаривающееся с немногочисленными репортерами, не оставляющими попыток узнать больше о ночном происшествии.

— Я полковник Нелк, хочу пройти на борт фрегата «Кон», — нажав клавишу коммуникатора возле створки шлюза, произнес полковник.

Без лишних вопросов створка шлюза открылась. Да, через подобный шлюз замучаешься атаковывать. Кабинка шлюза не вместила бы даже при всем желании двух бойцов с обвесом. Загерметизировав шлем, полковник нажал кнопку шлюзования.

Открылась внутренняя дверь и полковник оказался в ангаре. Здесь не было видно следов ночного боя. Лишь на потолке несколько дроидов копались среди поврежденных металлоконструкций, изредка посверкивая плазменной сваркой. Единственным напоминанием о ночном бое была изогнутая внутренняя переборка. Возле ближайшей стены расположился фрегат, покрытый свежей матовой краской. Если бы полковник не видел этот корабль во время его прилета, то подумал бы что передним совершенно новый фрегат. Внешняя переборка так и была открытой, но силовое поле надежно удерживало воздух внутри базы.

Передернув плечами, полковник направился к опустившемуся пандусу. В носовом трюме его встретила Ксюша.

— Следуйте за мной, и можете деактивировать шлем, на фрегате ремонт закончен, и опасности разгерметизации нет.

Проследовав коридором до небольшой кают-компании, полковник отметил идеальный порядок, как на военном флоте. В коридоре было только то что должно быть и ничего лишнего.

— Знакомьтесь, Элна Уник представитель корпорации «ЮрКон» и теперь, после подписания договора наш юридический представитель, — Аня указала рукой на симпатичную блондинку.

— Мы знакомы, — полковник кивнул девушке, — здравствуйте Элна, рад вас видеть.

Хотя, если честно, полковник не желал бы видеть здесь эту куколку. Ведь в этой симпатичной головке прятался неординарный ум. Уговорить, запугать или заставить действовать против клиентов, эту красавицу было не возможно, а вот получить от нее массу проблем, запросто.

— Господин полковник, можно узнать причину вашего визита? — сразу взяла быка за рога блондинка.

— Опросить пострадавших, узнать их материальные потери, для компенсации со стороны страховых фирм, — произнес полковник стандартную форму.

— Не забывайте полковник, я веду протокол, — напомнила Элна.

— Как вам удалось уничтожить более ста разумных меньше чем, за две минуты?

Элна хотела что-то сказать, но Аня ее перебила.

— Господин полковник, давайте проведем мысленный эксперимент. Вы год провели на войне. Приехали домой на побывку. Посидели вечером с друзьями. Почувствовали себя в безопасности. И тут ночью жулики вломятся к вам в дом.

— Кто встретит жуликов? Добрый полковник или злой ефрейтор, которому все по фиг? У которого из под ногтей выступает кровь, когда он злится?

Полковник представил себе такого монстра и передернул плечами.

— Ну и следует сказать, что дома мы цветочки не собирали, — закончила Аня.

— Короче мы толком еще и не проснулись, когда позвонил дежурный по эскадре, — добавила Ксюша.

— Серьезные вы девушки… — протянул полковник.

— Господин полковник, мы мягкие домашние девочки, — возразила Аня, — у нас есть города с суровыми жителями. Вот они да…

— Господин полковник, вы, может быть, пить хотите? — поинтересовалась Ксюша.

— Да, если можно, — попросил полковник.

Принеся четыре бокала тоника, Ксюша присела на диван рядом с Аней.

— Может быть, у вас имеется запись боя? — поинтересовался полковник.

— Сейчас я вам ее включу, но там ничего интересного нет, — Аня запустила на большом экране воспроизведение.

Просмотрев короткий ролик, полковник понял, что любое обвинение против девушек продержится ровно до момента показа этой записи. Неспровоцированное нападение на частную собственность, превышение численности нападающих над обороняющимися более чем десять к одному. Это только общие законы содружества. Даже влияние короля не сможет сделать девушек виновными.

— Девушки, что вы собираетесь делать с наследством?

— Вот для этого мы и пригласили уважаемую Элну, — усмехнулась Аня и продолжила, — манор на планете нам не особо нужен. У нас есть свои планы, и ссора с королевским двором в эти планы не входит. Вот от банковских активов я не откажусь.

— С банковскими активами вам не повезло, — хмыкнул полковник, — конечно герцог Влай не был нищим, но основные его активы находятся в недвижимости и промышленных предприятиях.

— И много у него недвижимости? — поинтересовалась Ксюша.

— Много, — кивнула головой Элна, — самая большая ценность это материк на столичной планете.

— Ну, это точно нам не нужно, — заметила Аня, — вот кусочек станции подошел бы.

— Два уровня Б и Ж данной станции принадлежат герцогу, плюс средняя верфь на орбите шестой от звезды планеты. Уровень Б герцог использовал как свою резиденцию, а на уровне Ж развернуты пять заводов. Заводы по производству брони среднего и тяжелого класса и заводы по производству противокорабельных ракет малого, среднего и тяжелого классов. На планете имеется завод по производству картриджей для пищевых синтезаторов. Ориентировочная оценочная стоимость всего имущества составляет сумму порядка семидесяти миллиардов кредитов.

— Так, так, так, — задумчиво пробормотала Аня, — уважаемая Элна, первое ваше задание, оформить право собственности на наше наследство. Кредитов для ускорения процесса не жалейте. Хотелось бы побыстрее переселиться на свой жилой ярус. Глупо платить аренду, имея свою жилплощадь.

— С орбитальными объектами проблем не будет, за сутки я справлюсь, — заявила Элна, и, помолчав, добавила, — с объектами на планете работа может затянуться на месяц. У вас могут возникнуть трудности при занятии жилого яруса, там осталось много людей герцога.

— Господин полковник, вы поможете нам? — Аня вопросительно посмотрела на полковника, — мы конечно можем справиться и сами, но думаю, что у ваших людей это получится лучше и бескровней.

— Это решаемо, — кивнул головой полковник, — но только после урегулирования проблемы с документами.

— Конечно, конечно. И передайте по команде, что нас не интересуют владения на планете и если нам предложат равноценную замену, то готовы произвести обмен.

— Я понял Вас госпожа Аня, — произнес полковник.

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Столица Столгард. Резиденция короля Стека.

Король Стек сидел в своем кабинете, просматривая подборку последних событий в мире и королевстве предоставленную его аналитиками. Это был довольно высокий мужчина с ежиком коротких русых волос. На вид ему можно было дать лет сорок, но на самом деле его возраст уже перевалил за полторы сотни лет. Мужественный вид военного портила кожа лица, слишком гладкая и больше подошедшая бы юноше, чем мужчине. Но медики, лечившие его после очередного покушения, уверяли, что кожа примет нормальный вид всего за полгода.

Хоть аналитики и постарались, но на многие вопросы они ответить не могли. Поэтому прочитав сводку о последних событиях на станции Верш3, король надолго задумался. Решив, что мало информации не бывает, король через нейросеть вызвал начальника службы безопасности королевства, своего старого друга и соратника.

— Берст, ты не сильно занят?

— Как всегда, — ответил генерал от безопасности.

— У тебя есть что-либо сверх того что нарыли аналитики по делу герцога Влая?

— Есть немного, но уверен тебе это совсем не понравится, — ответил генерал и добавил, — я буду у тебя через час, быстрее просто не успею добраться.

— Хорошо, — король вздохнул, — я у себя в рабочем кабинете.

Генерал вошел в рабочий кабинет короля даже быстрее чем через час. Поморщившись при виде нового лица своего друга, он поздоровался.

— Самому неприятно в зеркало смотреть, — усмехнулся король, — но медики предложили выбор, или еще двадцать дней лежать в капсуле, или все нормализуется естественным путем за полгода.

— Сам виноват, нечего было играть на публику и лететь на глайдере без шлема, — налив себе в бокал вина, Берст устроился в кресле возле небольшого столика.

— Ладно, проехали, — махнул рукой король, — что узнал про герцога?

— Заигрался твой кузен, и получил по полной программе, — усмехнулся Берст, — только нам проблем добавил.

— Я чего-то не знаю? — удивился король.

— Ага, этот недоумок сумел проникнуть в базу королевского искина и внести изменения. Если бы он сдох сразу после своего неудавшегося налета на двух богатеньких девиц, то проблем не возникло, но он умудрился протянуть до утра, находясь в одном с ними помещении.

— Хоть налет того стоил? Или как всегда для поддержания количества герцогского гарема.

— Стоить то стоил, у девиц на двоих пятнадцать миллиардов с мелочью на пяти счетах, и неизвестное количество кредитов в аварском императорском банке.

— Ого, как же он на них вышел?

— У него в твоем банке всегда хватало стукачей.

— А что за девицы, из какого рода?

— Две беженки, только и успели гражданство принять, — махнул рукой Берст, — прилетели на полудохлом фрегате из системы Заслон, где провели почти год, собирая себе средство передвижения.

— Откуда у них кредиты?

— Они это не скрывали, толстый Веппа провел с ними беседу, сказали, что наследство от пиратов, но сумму не называли, похоже сами не знали.

— Но почему они приняли гражданство королевства? Нет я конечно доволен, что у нас появились столь богатые граждане, но сознаю, что наше королевство не идет ни в какое сравнение с империями.

— Из доклада Веппы следует, что девушки собирались подремонтировать свой фрегат и лететь в антранскую империю, и только там принят гражданство. С аварским гостеприимством они слишком хорошо знакомы, а решились на принятие гражданства в ходе разговора с Веппой.

— Что делать? Представляю, какой скандал образуется в моей семейке, когда станет известно, кому отошло имущество герцога, особенно материк Априн.

— Веппа сейчас беседует с этими девицами и пытается надавить на них с целью передачи в казну части наследства.

Берст отставил пустой бокал и замер, очевидно, общаясь с кем-то через нейросеть. Затем встал и налил себе более крепкий напиток. Король вопросительно посмотрел на своего друга.

— Герцогини наняли специалиста «ЮрКон», и готовы к торговле. Веппа передал, что владения на планете девушек не интересуют. Вопрос лишь в цене.

— И где нам найти шестьдесят миллиардов кредитов? — усмехнулся король и тоже подошел к бару, — что их интересует?

— Веппа сказал, что их заинтересовала собственность герцога в пространстве системы.

— Ладно два уровня станции Верш3, но средняя верфь и топливный завод… — задумчиво произнес король, — можно передать им всю станцию Верш3, но этого очень мало.

— А эскадра, военные будут недовольны, — заметил Берст, прекрасно зная, что служба на станции Верш3 считалась лучшей в системе из-за близости к столичной планете королевства.

— Думаю, что герцогини не будут возражать от присутствия военных на своей станции.

— Не знаю, не знаю, — задумчиво протянул Берст, — маловато как-то. А если предложить систему Заслон?

— А зачем им это нужно? Использовать не возможно. Там находиться то опасно.

— Но зато, какой манор, не материк, а целая система. Только цена получается запредельной. Двадцать лет назад антранцы не захотели платить нам тридцати миллиардов, сейчас система стоит дешевле, а мы хотим продать ее дороже.

— А если добавить большую ремонтную верфь? — поинтересовался король.

— Ну ты Стек и даешь, — рассмеялся Берст, — продать верфь, находящуюся на консервации уже двадцать лет.

— Нам она не нужна, нет заказов, и специалисты давно разбежались, а герцогиням вдруг понадобится, — улыбнулся Стек.

— Сейчас верфь находится в свернутом состоянии на контейнеровозе «Антал» в отстойнике ВКС. Проверка комплектности займет дней пять, как раз столько времени займет приведение контейнеровоза в готовность к полету. Можно попробовать. Давай подобьем, что мы готовы передать герцогиням.

— Систему Заслон как наследный манор, станцию Верш3 без двух военных уровней, большую ремонтную верфь в комплекте с контейнеровозом и необходимыми базами знаний. По наследству им отходят все производства герцога в пространстве системы и его транспортная компания. Можем докинуть пять миллиардов кредитов на счет их компании в течении года.

Король замолчал и вопросительно посмотрел на Берста.

— Я немедленно передам полковнику, но сам бы никогда не согласился на подобную сделку, — заметил Берст.

— Сам знаю, но может герцогини предложат что-то еще, о чем мы не вспомнили, — пожал плечами король, — кстати, как они из себя?

— Думаешь жениться? — улыбнулся Берст.

— Не, мне Виры хватает, я не Влай. Просто любопытно.

— На лицо симпатичны, но мелковаты. Не их комплекция, можно было бы принять за дварфов. Слишком худы. В общем, на любителя.


51

Отправив полковника восвояси, девушки остались в компании с Элной.

— В принципе, нас предложение короля устраивает, — объявила Аня, закончив с нейтрализацией жучков, что оставил полковник, — правда у меня вызывает сомнение нормальная комплектация верфи и контейнеровоза.

— Насчет контейнеровоза согласна, королю придется приложить не мало усилий привести его в нормальное состояние, а вот контейнеры с оборудованием верфи незаметно не вскроешь, да и вообще вскрыть без допуска очень трудно, — возразила Элна, — но ведь все то, что предложил король, едва перекрывает половину оценочной стоимости континента.

— Главное, что нам интересно из всего предложенного королем, это система Заслон, — Аня улыбнулась заметив удивление на лице Элны, — станция Верш3, средняя верфь, топливный завод и транспортная компания герцога интересны только в плане зарабатывания кредитов. Большая ремонтная верфь пригодится, как и контейнеровоз, но за деньги мы их не стали бы покупать еще долгое время.

— Ань, со мной связался Рост Уклан, — заговорила Ксюша, — я его просила сообщить мне, если среди вчерашних пациентов окажутся выходцы с Земли.

— Ну и? — Аня подобралась как перед прыжком.

— Сорок семь человек, но там мне самой не все понятно, нужно смотреть на месте.

— Элна, вот еще одно условие, первоочередной выбор рекрутов в подобных случаях, я не знаю, как правильно выразить свою мысль, но надеюсь, ты поняла, — Аня вопросительно посмотрела на Элну.

— Проблема не велика для герцогинь, — кивнула Элна, — если конечно будет распоряжение короля.

— Тогда не буду вас задерживать, — Аня показала, что беседа закончена, — наши адреса для связи у вас есть. Если появятся новости, вызывайте нас без стеснения.

Проводив Элну к шлюзу ангара, Аня вернулась на фрегат и спросила Ксюшу.

— Про какую непонятность ты говорила?

— Скорее всего, это не наш мир, — ответила Ксюша.

— С чего ты так решила? — поинтересовалась Аня.

— Рост сказал, что люди с Земли, несмотря на высокий интеллект, выглядят сущими дикарями.

— Пока мы не поговорим с землянами сами, выводы делать рано, — Аня посмотрела на Ксюшу, — сейчас пойдем? Или сначала пообедаем?

— Пойдем сейчас, а то изведусь от неизвестности.

Надев инженерные комбинезоны и вооружившись ручными плазмометами, разрешенными гражданам с их уровнем полезности, девушки вышли из ангара. За оцеплением из бойцов службы безопасности их уже ожидала гравиплатформа, вызванная Аней, и несколько репортеров.

Едва они вышли за огороженную территорию к ним устремились трое молодых людей. Рефлексы Ани и Ксюши сработали раньше, чем они успели подумать. Троица продолжила свое движение уже в беспорядочном порядке, влетев за ленту ограждения, под смех бойцов. Устроившись в гравиплатформе, Аня направила ее к центру беженцев, только теперь осознав, что мимоходом «обезвредила» двух человек из трех.

— Что это было? — удивилась Ксюша.

— Наверное, это мы интервью дали, — ответила Аня и рассмеялась.

— Я честно не хотела, — слегка обиделась насмешке Ксюша.

— Да ладно тебе, я тоже хороша, иду, задумалась, а тут. Дай интервью! Ну, на, мне не жалко.

Слушая изложение ситуации в Аниной интерпретации, Ксюша тоже рассмеялась. В центр беженцев они входили в отличном настроении, еще продолжая хихикать.

Встречавший их в фойе Рост непонимающе посмотрел на них.

— Уважаемый Рост, нам бы хотелось поговорить со своими земляками, если конечно это возможно, — приняв серьезный вид, попросила Аня.

— Хоть беседы с пациентами до принятия ими военной присяги не приветствуются, но герцогиням апринским я не могу в этом препятствовать, — несколько официально произнес Рост и рукой указал направление движения.

— Господин Рост, к чему такая официальность? — поинтересовалась Ксюша, — мы чем-то обидели вас, грохнув герцога и его людей?

— Скорее наоборот, — усмехнулся Рост, — нормальных людей там не было, это точно. Но вы теперь герцогини.

— Ксюш, посмотри, у меня сзади ничего не выросло? Хвост там, или рожки на голове, — попросила Аня под удивленным взглядом Роста.

— Вроде не заметно, если только под комбинезоном хвост спрятала, — поддержала игру Ксюша.

— Вот видите, мы нисколько не изменились, а к всяким званиям герцогинь, мы не стремились. Наверное, вы лучше знаете герцога Влая.

— Девушки, извините старого, но нас всех просто шокировали последние новости, — остановившись перед нужной дверью, извинился Рост.

— Да, ладно. Тем более, я уверена, что эти новости на семьдесят процентов высосаны из пальца. Все кто знаком с ситуацией не побегут рассказывать это в новостные каналы, а нам это тоже не нужно.

Аня махнула рукой, и, вопросительно, посмотрела на Роста.

— В этом блоке мы собрали ваших земляков, как обещали госпоже Ксюше, — объяснил Рост и открыл дверь.

В зале похожем на кают-компанию, за столами сидели сорок семь мужчин и женщин. Все настороженно смотрели на вошедших девушек.

— Кто меня понимает, встаньте, — приказала Аня, используя русский язык.

Пятнадцать мужчин и восемь женщин встали из-за своих столов, еще пятеро мужчин, сидевших за одним столом, дернулись, но остались сидеть.

— Ксюш, как бы нам уединиться с этими людьми, — попросила Аня, используя симбионт.

— Попробую, — ответила Ксюша и связалась с Ростом.

Аня тем временем подошла к выдавшей себя пятерке и поинтересовалась на всеобщем.

— А вы откуда будете господа хорошие?

— С москаличкой не будем говорить, — буркнул старший из мужчин, посмотрев на Аню из под бровей.

— Ааа, — протянула Аня, — гордые паны. Ну, ну. Вопросов больше нет.

Ксюша передала через симбионт, что Рост разрешил им перейти в другое помещение.

— Так, господа, следуйте за нами, — распорядилась Аня и направилась к дверям, зная, что Ксюша проследит за остальным.

— А мы, госпожа? — из-за соседнего с панами стола встала черноволосая высокая девушка.

— А вы, дорогуша пойдете служить в королевскую армию, — остановилась Аня.

— А они? — девушка указала глазами на отобранных таким незамысловатым образом людей.

— А у них будет выбор, работать в моей корпорации или служить в армии, — пожала плечами Аня, — в любом случае все будет зависеть от их желания.

— Можно нам, — девушка кивнула на четырех своих товарок, — принять участие в собеседовании.

— Можно, если есть желание.

Под презрительными взглядами из-за соседнего стола, девушки встали и присоединились к отобранным людям.

Комната, в которую они перешли, больше напоминала лекционный зал. Все двадцать восемь человек с комфортом устроились на первых трех рядах. Аня с Ксюшей разместились за столом напротив.

— Я Анна Александровна Воронина герцогиня апринская, — представилась Аня, вызвав тихий шепоток в рядах.

— Я Ксения Михайловна Сергеева герцогиня апринская, — следом представилась Ксюша.

— У нас имеется несколько производств в этой системе, и есть возможность трудоустроить своих земляков. Конечно, если вы сами хотите.

— А если не хотим? — спросил низкорослый мужчина лет пятидесяти.

— Королевская армия примет всех, — усмехнулась Аня, — не думайте, что я вас пугаю, но таковы законы королевства.

— Значит, домой в московское царство нас никто не отпустит, — вздохнул тот же мужчина.

— Здесь не знают, где находится Земля, а работорговцы, что вывезли вас, не спешат делиться координатами солнечной системы, — пояснила ситуацию Ксюша.

— Расскажите, каким образом вы попали к работорговцам, — попросила Аня.

— Мы, за исключением пяти селянок из под Кобрина, жили в рыбацком поселке возле Ивангорода восемь лет назад разбойники из Ливонского ордена напали на поселок и угнали с собой всех кто на тот момент был в поселке. Из полсотни жителей, до Нарвы они довели тридцать пять. Через неделю нас продали работорговцам. Каким образом оказались на шахтерской станции, не знаю. Уснули на Земле, проснулись в космосе.

Низкорослый мужчина, очевидно бывший старшим в этой артели, вздохнул и продолжил.

— Несмотря ни на что старались держаться вместе, как привыкли общиной. За восемь лет потеряли двенадцать человек. Система, где велась добыча, имела несколько гиблых секторов, а хозяева экономили на оборудовании. Девчата присоединились к нашей артели четыре года назад, когда их мужчин хозяин продал в неизвестном направлении.

— В каком году вас захватили? — спросила Аня, про себя подумав, что пока не видит больших отличий от знакомой Земли.

— Шел тысяча пятьсот сорок пятый год.

— Да… — прошептала Аня одними губами, — попали так попали.

— Гха, — кашлянула она, — я так понимаю у вас всех специальности шахтеров?

— Нет, — качнул головой мужчина, — все женщины были техниками.

— Как к вам обращаться? — спросила Аня.

— Ануфрий сын Фаттея, хозяева звали Ан Фат.

— Ануфрий Фаттеевич, я поняла ты старший в вашей общине.

— Да, — мужчина слегка улыбнулся, — вроде того.

— Мне нужны и техники и пилоты, но больше будет работы для инженеров и пилотов тяжелых кораблей. Вам все равно придется менять нейросети, то старье третьего поколения, что сейчас у вас стоит, меня не устраивает. Придется также поднимать базы знаний. Контракт будет как с военными, но на пять лет. Дальше посмотрите, понравится, останетесь.

— Не окажется так, что мы станем закупами?

— Нет, — Аня улыбнулась, — под протокол заявляю, что по окончании пятилетнего контракта не буду иметь к вам материальных претензий.

— А Землю искать будешь, хозяюшка?

— Конечно, — кивнула головой Аня, — только с наследством разберемся, да закрепимся в королевстве немного.

— Рассчитывай на нас, — Ануфрий посмотрел на остальных мужчин, те в ответ закивали, женщины тоже выразили свое согласие.

— Так, еще себе заботы набрали, — через симбионт высказала свое мнение Ксюша.

— Нам все равно люди нужны.

— Да я не возражаю, только, как правильно все оформить?

— А давай другу Ваппе позвоним и припашем его.

— Твоя идея, ты и вызывай его, мне с ним не комфортно общаться, чувствую себя голой.

Пожав плечами, Аня вызвала полковника.

— Добрый день полковник, — поприветствовала она начальника службы безопасности, — у меня возникла небольшая проблемка.

— Да, — в голосе полковника почувствовалась тревога.

— Среди вчерашних пациентов Ксюши нашлось несколько наших земляков, мне хотелось бы принять их на работу в свою фирму. У них уже имеются нейросети, но впоследствии я их поменяю за свой счет.

Полковник минуту молчал, очевидно, просматривая списки спасенных.

— Хорошо, получай на них карты ФПИ, я озадачу вопросом принятия новых граждан вашего знакомого чиновника. Думаю, ему будет приятно с вами встретиться.

— Спасибо, я знала, что вы настоящий полковник, а вот Ксюша не верила, — не утерпела Аня и вернула безопастнику подколку.



52

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Столица Столгард. Резиденция короля Стека.

— Берст, что скажешь о предложении «ЮрКон» по поводу герцогинь? — король Стек отдыхал после тренировки в виртуальной капсуле, и, не торопясь потягивал холодное вино.

— «ЮрКон» прекрасно знают наши возможности и запросили ровно столько сколько мы можем дать, — усмехнулся Берст, — главное они, как и мы не заинтересованы в затягивании сделки. Да и герцога пора отправлять в усыпальницу.

— Хорошо, свяжешься с «ЮрКон», пусть готовят официальные документы, я подпишу. Лишь бы еще, какой герцог не надумал на них жениться, разоримся.

— Ну, в течение года, пока длится траур, к ним никто не полезет, а там уже будет не страшно. Тем более они уже занялись наймом людей в свою компанию. Скоро к ним будет не так просто подобраться.

— Ты уже приставил к ним своих людей? — поинтересовался король.

— Пока не получилось, — отрицательно покачал головой Берст, — они наняли своих земляков с какой-то дикой планеты, причем выбрали из определенного места.

— Интересное понятие, земляки, что это?

— Сам не понял, это герцогини так выразились в разговоре с Ваппой, он кстати бьет копытом в стремлении зачистить уровень Б.

— А что там за непонятка случилась с репортерами? Опять бойцы Ваппы шалят?

— Нет, — усмехнулся Берст, — это герцогини. Они шли и о чем-то беседовали, когда к ним подскочили за интервью три репортера. В общем интервью они дали, и пошли дальше. Вот, один из бойцов Ваппы успел зафиксировать.

Берст вывел на экран запись инцидента. Король внимательно просмотрел минутный ролик, затем вернул его к началу и включил по кадровое воспроизведение.

— Интересно, какой у них уровень изучения боевых баз, — задумчиво произнес король, — таким под горячую руку лучше не попадать. Отвернут голову, и не заметят.

— Да, движения отработаны до уровня рефлексов, — согласился Берст, — подобное могут себе позволить лишь бойцы шестого или седьмого уровня.

— Бери выше. У меня седьмой уровень, но я такого не могу.

— Хех, и модификаций в госпитале не заметили, — Берст посмотрел на короля, вновь занявшегося изучением документов от «ЮрКон».

— Берст, ты вот скажи мне, чем плохо название системы Заслон? — возмущенно спросил король.

— Лично мне нравится, — пожал плечами Берст, — но кто поймет этих женщин. Сегодня ходят с черными волосами, завтра покрасят их в белый цвет, а послезавтра вообще подстригутся. А назвать систему по названию планеты, хоть и не пригодной для жизни на ее поверхности, но находящейся в зоне комфорта… Мне, что Заслон, что Сирла.

— Вот, вот, — усмехнулся король, и добавил серьезным тоном, — документы я подписал, завтра уже можно будет делать заявление и проводить похороны герцога.

— Герцогинь на похороны звать будем?

— Думаю, что не стоит. Тем более у них завтра будет достаточно забот с зачисткой уровня Б и принятием под управление всей станции.


Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Станция Верш-3. Фрегат «Конь».

Ануфрий сидел в небольшой, но уютной кают-компании фрегата, где временно разместилась его община. Пил напиток, очень похожий на квас и думал. Сколько усилий ему пришлось приложить, для сохранения большей части общины знал только он сам. И вот теперь, когда их освободили из постыдного рабства, они все встали перед вопросом что делать. Конечно, можно было пойти в армию королевства, но контракт в двадцать лет можно и не пережить. С другой стороны пятилетний контракт, с герцогинями, судя по их именам и на Земле бывшими не простыми селянками. С ними самими, вопросов больше чем ответов. Иметь в собственности такой корабль не мог себе позволить их прежний хозяин, хотя он был далеко не нищим.

В кают-компанию вошла Велина, одна из женщин, что присоединились к общине четыре года назад.

— Ануфрий, как думаешь, какой веры придерживаются наши хозяйки? — спросила она, налив себе тоник и устроившись напротив старосты.

— Не знаю, но в тех помещениях корабля, куда мы все имеем допуск, я не увидел икон или чего похожего, — пожал плечами Ануфрий, и, помолчав, добавил, — после общения с работорговцами и той информации, что была в свободном доступе на шахтерской станции, мне тоже не нравится бог работорговцев. Наши боги были лучше, честнее.

— Мне кажется, что зря ты упоминул христианский календарь, — заметила Велина, — ведь вы им практически не пользуетесь.

— Да, чего уж там, — вздохнул Ануфрий, — сам понимаю, но привык к нему за последние годы, вот и вырвалось.

— Вы с женщинами нормально устроились? — спросил он помолчав.

— Да уж всяко лучше, чем в рабском отсеке шахтерской станции, — усмехнулась Велина.

— Это да, — согласился Ануфрий, — хороший корабль. Даже не верится, что побит сильно был. Жалко, что с нашими нейросетями мы на нем можем лететь только пассажирами, даже вам как техникам дроиды шестого поколения не доступны.

— Ничего, Анна сказала, что через несколько суток будет возможность поменять всем нам нейросети, а выученных баз знаний нам на первых порах хватит, — Велина допила тоник и покачивала рукой бокал, — я внимательно вслушивалась в ее речь, она не обманывала нас насчет пятилетнего контракта и специальностей, но при упоминании нейросетей она закрылась, словно почувствовала меня.

— Считаешь ее видящей? — поинтересовался Ануфрий, посмотрев на собеседницу.

— Все может быть, — пожала плечами Велина.

— Все же мне интересно, откуда они. Слишком их говор отличен, если бы не универсальный язык, понять было бы трудно.

— Ты заметил, каким взглядом она одарила ляхов? — усмехнулась Велина.

— А то, — рассмеялся Ануфрий, — если бы не оружие на ее бедре, пан Савойский кинулся бы на нее с кулаками.

— Если бы у Иржи хватило ума на нее кинуться, то свернутой челюстью, как два месяца назад, он бы не обошелся.

— Ты что-то узнала?

— Сеть фрегата нам не доступна, но каналы местных новостей смотреть можно. Наши работодательницы довольно знамениты на этой базе. Вчерашней ночью они отправили в пекло сотню человек, пытавшихся их захватить в полон. А сегодня покалечили трех репортеров. Вот, смотри.

Велина включила большой экран, быстро нашла нужный ролик и включила изображение. Само действие заняло пару секунд, больше заняли описания увечий, что умудрились получить репортеры.

— Замедли, пожалуйста, изображение, — попросил Ануфрий.

Велина вернула ролик к началу, убавила скорость воспроизведения, и запустила его вновь. Теперь на каждое движение уходило несколько секунд, но при приближении репортеров, движения девушек ускорились настолько, что смазались.

— Это молниеносные убийцы, — с восхищением в голосе прошептал Ануфрий.

— Перуновы девы? — удивилась Велина и еще раз запустила ролик на самой минимальной скорости.

— Нет, — качнул головой Ануфрий, даже такое замедление не позволило четко различить движения девушек, — мне дед рассказывал, что раньше, при капищах Радигостя из детей обучали мерцающих воинов. Тогда я думал, что дед развлекает меня байками. А оно вон как…

— Да… — протянула Велина и выключила экран.

— Вот теперь я верю, что наши хозяюшки с Земли. Интересно, в какой чащобе их воспитывали и зачем?


53

Утро обрадовало Аню двумя сообщениями.

Первое, от искина крейсера «Лешша», он сообщал о заполнении всех свободных трюмов пресным льдом и сжиженным воздухом. Но из-за начавшегося снежного урагана в месте нахождения не гарантировал незаметного старта.

Отправив Лехе приказ ждать улучшения погоды, Аня занялась вторым письмом.

Второе сообщение пришло из «ЮрКон» с полным списком ее имущества. Осталось только поставить на документе электронную подпись.

Выведя письмо на ближайший экран, Аня зависла перед ним, изучая свое имущество.

— Ты не спишь? — посредством симбионта спросила Ксюша.

— Нет, — тем же способом ответила Аня.

— Можно к тебе?

— Конечно.

Буквально через минуту Ксюша уже сидела рядом с Аней, изучая общую собственность.

Первым пунктом в списке стояла система Сирла как герцогский манор в котором девушки могли творить что угодно.

Далее следовали:

Станция Верш3 исключая два уровня военных, где базировалась патрульная эскадра королевских ВКС;

Средняя верфь по производству транспортов, средних шахтеров и военных кораблей класса фрегат;

Топливный завод на орбите Префа;

Два завода по производству брони и три, производящих ракеты;

Большая ремонтная верфь в свернутом состоянии в комплекте с тяжелым контейнеровозом «Антал» и тремя номерными буксирами;

Торгово-транспортная компания «Велитос» со штаб-квартирой средними ремонтными доками и складскими ангарами, занимающие уровни К и Л на станции Верш5;

Двадцать средних транспортов и яхта «Сторн»;

Пять диспетчерских модулей, загруженных в контейнеровоз «Нунам»;

В сноске стояло, что контейнеровоз им не принадлежит.

Далее следовали долговые обязательства короля Стека общей суммой в десять миллиардов кредитов сроком на пять лет.

— Подписываем? — спросила Аня, внимательно изучив список.

— Конечно, — кивнула головой Ксюша, — а «Нунам» король зажал, наверное, жаба его задавила.

— Скорее всего, там от контейнеровоза одна рама осталась, и восстанавливать его перед передачей выйдет дороже, чем купить новый, — отсмеявшись, заявила Аня.

Подписав нужные документы, девушки отправились на завтрак в кают-компанию, где было достаточно многолюдно и весело.

При появлении девушек смех и разговоры в помещении стихли и все уставились на их точеные фигурки.

Проходя к синтезатору, Аня поинтересовалась.

— Ксюш, у меня случаем ничего лишнего не выросло?

— Хвост под комбинезоном не заметен, а больше изменений не вижу, — подыграла Ксюша, оглядев подругу со всех сторон.

Почувствовав страх присутствующих, Аня показала кулак, и произнесла.

— Это Ксюша так шутит, видели бы вы свои лица. А на будущее запомните, в кают-компании нет чинов и званий.

— Когда нам установят нейросети? — поинтересовался Ануфрий.

— Может быть сегодня, но это зависит от погоды на Стольце. Сейчас в месте стоянки нашего крейсера бушует вьюга, что нарушит маскировку корабля при его взлете.

— Чем нам заниматься?

Аня составила свой заказ на разнос и устроилась напротив Ксюши.

— В архивах искина есть базы знаний по законам королевства Стольц и устав ВКС империи. Знание законов королевства нужно вам для нормальной жизни, а устав империи для работы. Все взаимоотношения внутри компании регулируются именно уставом ВКС.

— А устав ВКС какой империи? — спросила Лизавета, русоволосая женщина лет тридцати пяти из деревни Ануфрия.

— Мы подчиняемся уставу ВКС арийской империи, — ответила Аня, стараясь побыстрее справиться со своим заказом, попутно заметив восхищенные взгляды землян, устремленные на них.

— А… — начала Лизавета.

— Извини, разговоры продолжим вечером, — перебила ее Аня, — нам нужно сделать неотложные дела.

Полковник прислал вызов и приглашал поучаствовать в зачистке уровня Б. Операция по одновременному захвату всех центров управления предприятиями и резиденциями герцога, должна была начаться через полчаса. Слишком много вопросов возникло у службы безопасности королевства к сотрудникам герцога и не хотелось бы их вылавливать по всему содружеству, если они разбегутся.

Надев аварские боевые скафандры, и основательно вооружившись, девушки на гравиплатформе отправились на уровень В к месту где их ожидала штурмовая группа службы безопасности.

Зачистка уровня не обошлась без стрельбы, правда основными противниками были турели автоматической системы безопасности. Охрана, набранная из наемников, растерялась от десятка одновременных проникновений на уровень и несколько минут бездействовала. Этого времени хватило для захвата центрального пульта управления уровнем. Бойцы заняли круговую оборону, а девушки вставили свои карты ФПИ в специальный считыватель и меняли все пароли и допуски.

Уже через семь минут с начала операции, всякое сопротивление стало бессмысленным. Но некоторые наемники этого не поняли и заперлись в гареме герцога. Проследив через внутренние камеры гарема, Аня насчитала три десятка девушек различного возраста и девять наемников, укрывшихся за диванами на которых сидело большинство девушек.

— Майор Пруп, — вызвала Аня, командира группы зачистки, — пусть ваши бойцы занимаются вывозом отсюда всех задержанных, а мы попробуем обезвредить любителей женского тела.

— Госпожа герцогиня, в гареме засели остатки герцогской гвардии. На этих ублюдках пробу ставить негде. Они знают, что их ожидают медицинские опыты. Расстрел для них это помилование, — предупредил майор.

— Спасибо майор, что предупредили, — улыбнулась Аня, выбираясь из массивного скафандра, — а то мы хотели им просто головы оторвать.

— Зачем вы снимаете скафандры? — удивился майор, рассчитывавший что камера прилепленная на плечо скафа в начале операции подробно покажет работу девушек.

— Я в нем через вентиляцию не пролезу.

Девушки ушли в вентиляционный короб прямо из центра управления, заблокировав перед этим все камеры в помещениях гарема.

Пятнадцать минут бойцы группы поддержки провели в томительном ожидании. Затем открылась створка двери, ведущей в гарем, и оттуда появились Аня и Ксюша. На вопросительный взгляд ближайшего бойца, Аня улыбнулась.

— Трупов нет, но девять носилок нужно, — произнесла она.

Когда бойцы забежали в холл гарема, где наемники пытались держать оборону, то увидели их разбросанными по углам комнаты как сломанные куклы. При этом живы они были все из-за применения боевых аптечек, снимающих боль и не допускающих болевого шока.

Бывшие жительницы гарема тем временем собирали свои немногочисленные вещи и выходили в холл из своих комнат, создавая, что-то похожее на строй.

Когда один из бойцов попытался вывести девушек из холла, они заволновались, но с места не ушли.

— Нам госпожа герцогиня приказала построиться в холле, — произнесла одна из девушек, не отрывая свой взгляд от пола.

Бойцы ничего не успели предпринять, как вернулись обе герцогини и повели девушек в госпиталь, находившийся в паре сотен метров от гарема.

По пути в госпиталь Аня увидела майора и тут же его озадачила.

— Господин майор, постарайтесь проверить ангары, хочу перегнать свой фрегат на этот уровень, и если будут попадаться люди с рабскими имплантами, отправляйте в госпиталь. Из данных искина, на уровне должно находиться до трех тысяч пленных и две тысячи обслуживающего персонала.

— Госпожа Ксюша справится? — поинтересовался майор.

— Если не будет справляться, придется задействовать госпиталь центра беженцев, — ответила Аня и направилась к дверям госпиталя.

Да, герцог себя очень любил. Все операционные и регенерационные капсулы были последнего для антранского оборудования восьмого поколения. Лечебные капсулы, которых было девятьсот восемьдесят штук, были шестого поколения.

— Как тебе госпиталь? — поинтересовалась Аня, наблюдавшая за работой подруги.

— Получше будет, чем госпиталь центра беженцев, — ответила Ксюша, не отвлекаясь от работы, — интересно, куда мед персонал делся, по документам здесь должны были работать десять человек.

— За те сутки, что прошли с момента гибели герцога, уровень покинули больше тысячи человек. Остались только самые тупые и те, кто имеет рабский имплант, — ответила Аня, помолчав, она добавила, — мне нужно передать людям короля труп герцога.

— А ты мне тут и не нужна, — усмехнулась Ксюша.

— Я попрошу майора присмотреть за тобой, — заявила Аня, направившись на выход.

Разговор с майором много времени не занял и тот направил в госпиталь пять человек для охраны и помощи.

День у Ани получился ужасный. Столько подписывать, сколько пришлось подписать сегодня, она не подписывала за всю жизнь. Если бы не Элна с двоими помощницами, следившими за правильным содержанием документов, то Аня могла потерять половину станции из-за нечестных арендаторов.

Уже вечером, когда безопасники закончили проверку основных помещений уровня, Аня заблокировала доступ к одному из пяти больших ангаров уровня и перегнала туда «Коня», согласовав с прилетом крейсера. Оба корабля вошли в ангар друг за другом, только крейсер, до самой посадки на палубу, находился под скрытом, а фрегат Аня пилотировала сама, забивая помехами активные сканеры станции.

Видя, в каком состоянии Аня, никто не рискнул подойти к ней с вопросом.

Земляне, решили остаться ночевать на фрегате, Ануфрий выдал, что нечего на ночь глядя переезжать. Подумав, Аня согласилась, считая, что наведение порядка на уровне пройдет быстрее без жильцов.

В госпитале Ксюша заканчивала заполнять лечебные капсулы и выглядела еще хуже Ани. Бойцы, что приставил к Ксюше майор, смотрели на нее, не скрывая уважения.

— Сколько еще пациентов в ожидании? — спросила Аня сержанта, пока Ксюша занималась с последней на этот долгий день десяткой людей.

— Три тысячи сто пятнадцать человек, еще тысяча двести тринадцать человек не имеют рабского импланта и не проходят по нашим базам.

— Как их разместили?

— В двух соседних ангарах. Большом и среднем. Развернули временное жилье, установили пищевые синтезаторы и дополнительные камеры наблюдения.

— Думаете, что среди этих людей прячутся интересные экземпляры?

— Уверен, — кивнул сержант.

— Пойдем, герцогиня домой, — Аня заметила, что Ксюша закончила с последними на сегодня пациентами, и если присядет, то обязательно уснет.

— Какая нафиг герцогиня, — усмехнулась Ксюша, — устала как раб на галере.

— Ладно, сейчас немного проедем на гравиплатформе и будем дома.

Устроившись в ожидавшей гравиплатформе, девушки проехали минут пять по транспортным тоннелям и вылетели на огромное открытое место. Ксюша от испуга схватилась за руку Ани.

— Что это? — шепотом спросила она.

— Наш дом, — Аня указала рукой на приличных размеров двухэтажный дом, расположившийся среди плодовых деревьев, — посмотрим как он внутри, а то может быть и перестроим.

Отложив осмотр дома до утра, девушки приняли душ и устроились на огромной кровати.

Заметив, что Ксюша пытается совершить посадку на диван, Аня заметила.

— Ксюша, не дури. На этой кровати десяток, таких как мы, коленками не будет толкаться, а вдвоем мы и не увидим друг дружку.

— Ну да, — прошептала Ксюша и нырнула под одеяло с противоположной от Ани стороны.

Пожав плечами, Аня подмяла кулаком подушку и коснулась ее головой.


54

Проснувшись утром раньше Ксюши, Аня запустила в подругу подушкой, увернулась от ответного снаряда, и убежала в душ.

Меню местного пищевого синтезатора поражало своей длинной, но любимых блюд в нем не было.

— Мне не понравился этот дом, — заявила Ксюша, ковыряясь вилкой в непонятном салате, — это как малиновый пиджак с собачьей цепью у бандитов девяностых. Сплошные понты, а удобства ноль.

— Я согласна с тобой, — кивнула Аня, с удовольствием поглощая какие-то морепродукты, — что предложишь?

— Дом должен быть из дерева, и должна быть баня. Мне уже сниться начало, как я парюсь в бане.

— Ну, если будет баня, то и бассейн рядом не помешает, а еще небольшой сугробик снега, — улыбнулась Аня, — тебе нужно сегодня установить землякам симбионты.

— Ты уже заблокировала камеры в ангаре?

— Еще вечером, — кивнула Аня, — скажем безопасникам, что нам необходимо поменять скафы на что-то менее военное, чтобы не поперлись за нами. За сколько ты управишься?

— Думаю, минут сорок мне хватит.

Убрав со стола девушки, надели скафандры, и, устроившись на гравиплатформе, отправились на фрегат. Пролетев дальними транспортными туннелями, они за пятнадцать минут достигли ангара, и, оставив платформу возле переборки, вошли в ангар.

— Ануфрий, собирай всех, идем на мой крейсер ставить нейросети, — сменив скафандр, на более привычный комбинезон техника, приказала Аня.

— Далеко идти? — поинтересовался Ануфрий, связавшись с остальными землянами посредством нейросети, он вызвал всех в кают-компанию.

— Крейсер находится в этом ангаре, — улыбнулась Аня, — выходите все из фрегата, у нас мало времени.

На палубе ангара все недоверчиво осмотрели пустое пространство.

Ануфрий уже хотел что-то спросить, как, по сигналу Ани, открылся малый люк в жилой отсек, представший для всех трехметровым проходом в никуда.

Сплавив землян Ксюше в ее медицинское царство, Аня отправилась в рубку, поприветствовать вахту.

Вся вахта состояла из единственной Мары, скучающей перед экраном, показывающим последние известия королевства.

— Госпожа капитан, за время вашего отсутствия происшествий не случилось. Запланированное количество груза погружено в трюмы. Экипаж занимается изучением баз знаний и отработкой навыков в виртуальных капсулах.

— Вольно, — улыбнулась Аня и спросила, — как у вас дела?

— Скучно… — протянула Мара, — вы с госпожой Ксюшей, вон как весело время проводите. А мы, если бы не базы знаний, совсем с тоски загибались бы.

— У кого уже есть отметка для управления тяжелым кораблем?

— Только у Ингара, остальным учиться еще дней пять. Мама закончит через два дня, сдаст на сертификат и заменит Ингара, который сменит меня сегодня вечером.

— Понятно, — протянула Аня, — значит, нужные специалисты у нас будут только через неделю.

— А зачем нам пилоты на тяжи? — спросила Мара, вернувшись в кресло второго пилота, — вы же хотели пока линкор не продавать.

— Да, тут большая ремонтная верфь досталась по дешевке, — усмехнулась Аня, — нужно будет перетащить ее в нашу систему.

— Ого, такой груз можно доставить только тяжелым контейнеровозом.

— Ага, — кивнула Аня, — в комплекте с верфью идут три тяжелых буксира и контейнеровоз. Причем, дома нужно будет быстренько разгружать контейнеровоз, и возвращаться сюда за пятью диспетчерскими модулями.

— А система? В новостях говорят о переименовании системы

— И система Сирла тоже наша, так получилось что мы с Ксюшей стали герцогинями Сирла.

— Здорово, но где нам людей взять?

— И люди будут, дай только время разобраться с текучкой.

— А нас на станции не обнаружат?

— Это маловероятно, — Аня получила от Ксюши сигнал, что она уже закончила землянам замену нейросетей симбионтами и можно выдвигаться в госпиталь.

— Ну, пока, завтра мы придем принимать у новых рекрутов присягу, не скучайте.

Аня покинула рубку и направилась на выход из корабля, по пути встретив Ксюшу.

— Как тебе рекруты? — поинтересовалась Аня.

— Нормально, — пожала плечами Ксюша, — у всех очень высок интеллект и большой процент совпадения с эталоном.

— Это же хорошо, — заявила Аня уже на палубе ангара, — быстрее будут осваивать базы.

Оставив Ксюшу в госпитале, Аня в сопровождении Элны продолжила знакомиться со своим имуществом. Сегодня к множеству подписанных бумаг добавились встречи с управляющими предприятиями и перезаключение с ними контрактов.

Несмотря на плохие ожидания от встреч с управляющими, Аня была приятно удивлена их отношением к своей работе. Лишь общение с управляющим завода по производству тяжелой брони оставило ощущение обмана. Но по бумагам у него все проходило нормально. Ощущение обмана не проходило, и Аня спросила на прямую, заставив Элну поморщиться.

— Господин Гуудни, я вижу, что вверенное вашим заботам предприятие приносит плановый доход, но чувствую, вы меня в чем-то обманываете. Поэтому, если вы не откроете свой обман, то расстанетесь с этой работой. Для меня честность подчиненных важнее сверхприбылей.

Блондинистый великан двухметрового роста, Арес Гуудни испуганно посмотрел на Элну.

— А я тебя предупреждала дядя, что новые хозяйки это тебе не старый герцог, — усмехнулась Элна, — давай, уже рассказывай. Нет в этом криминала, только некоторое нарушение.

— Госпожа герцогиня, последние пять лет упала потребность в тяжелой броне, — заговорил Арес, — но у военных всегда такая потребность имеется, но платить живыми деньгами они не могут. Списанные запчасти к военному оборудованию, что отдают нам за полцены, имеют стабильный спрос и перекрывают недополученную прибыль от реализации тяжелой брони.

— Прекрасно, — Аня потерла ладони между собой, — я так понимаю, что каналы сбыта запасных частей у вас отлажены хорошо. Имеет ли смысл увеличить поставки запасных частей и модулей? Чьи модули и запчасти имеют больший спрос?

— Госпожа, спрос на исправные запасные части к технике таков, что не важен производитель. Оборудование, с пятого по седьмое поколение, скупают сразу и особо не торгуются. С более старым оборудованием возникают некоторые сложности, но и оно уходит в течение суток. Насчет увеличения поставок? Можно без лишних проблем увеличить поставки на два порядка и не бояться снижения цен. Нужно будет только вести продажу через компанию, имеющую лицензию на подобную торговлю. Одно дело один стандартный контейнер в месяц, и совсем другое дело транспорт.

— В компании Аненербе, что принадлежит нам, имеется такая лицензия, поэтому продолжите торговлю оборудованием через нее, не надо будет привлекать посторонних людей.

— Да, так будет лучше, — соглашаясь, кивнул головой Арес, — когда можно будет ждать первую партию?

— Не раньше чем через декаду, мы как-то не планировали такой поворот дел, и теперь какое-то время займет налаживание взаимодействия всех наших предприятий. Кстати, а если мы предложим на продажу целые корабли?

— Если корабли будут боевыми и состояние их будет нормальным, то первыми в очереди встанут королевские ВКС, думаю, со сбытом проблем не возникнет.

Запланировав на следующий день посещение станции Верш5, Аня отпустила Элгу и отправилась в госпиталь за Ксюшей.

— Как у тебя дела? — устроившись на кушетке возле стеллажей с картриджами, спросила Аня, потягивая тоник из высокого бокала.

— Нормально, — пожала плечами Ксюша, — устала только. Нашла всех медиков этого госпиталя.

— И где они были? — поинтересовалась Аня, — поди, прятались среди остального персонала.

— Не угадала, — усмехнулась Ксюша, — после того, что они вытворяли со своими пациентами, на смертную казнь они не рассчитывали и решили спрятаться среди рабов. Поставив себе рабские импланты, они рассчитывали, что при их удалении будет удалена и нейросеть, плюс к этому небольшое изменение внешности и вуаля, новый человек. В общем, они очень удивились, когда безопасники начали их забирать прямо из лечебных капсул, по мере окончания лечения.

— Майор тебя искал, — добавила Ксюша, закончив с последним десятком пациентов, она уселась рядом с Аней и устало вздохнула.

— Что хотел, не говорил? — спросила Аня, подав подруге бокал с остатком тоника.

— Нет, — качнула головой Ксюша, — но вид у него был озабоченный.

— Поехали спать, или ты еще хочешь поработать?

— Нет, ужинать и спать, — Ксюша резво встала и посмотрела на Аню.

Майор Пруп подкараулил девушек возле гравиплатформы.

— Госпожа Аня, вы не знаете, почему не удается получить доступ к камерам в рекреационной зоне и ангаре, где находится ваш фрегат? — сразу в лоб спросил майор.

— Знаю, — ответила Аня, усмехнулась, и обошла майора, направившись к платформе.

— Не назовете причину? — майор завис на пару секунд от подобного ответа.

— Запросто, — Аня устроилась в кресле платформы, но поднимать ее не спешила, — мы с Ксюшей по утрам любим, разминаться по старинке, на свежем воздухе без одежды. Надеюсь это не запрещено?

— Нет, что вы, — майор улыбнулся и помахал руками в жесте отрицания.

— Вот, а подсматривать за голыми девушками, нехорошо, да и мы этого не любим. Могу я позволить на собственной станции некоторые вольности для себя?

— Я передам полковнику.

— И еще, передайте полковнику, что если он будет за нами подглядывать, на его ладонях вырастут волосы, — добавила Ксюша.

— Есть еще вопросы господин майор? — поинтересовалась Аня, заметив, как подруга выпустила из специального контейнера порцию микроботов.

— Нет, нет, спокойной ночи, — с некоторым подтекстом пожелал майор и отошел в сторону.

— Ох, похоже, не только у полковника появятся проблемы с волосатыми ладонями, — про себя подумала Аня, заметив, как сверкнули глаза у Ксюши.

55

Как Аня ни торопилась, но за пять дней она не смогла полностью разобраться со всем хозяйством, что свалилось на них с Ксюшей.

С извлечением рабских имплантов Ксюша управилась за три дня, попутно найдя не только медиков герцога, но и троих замаскированных аграфов. Если медиков забрали безопасники, то аграфов просто отпустили.

Ане хотелось, чтобы они убрались подальше от ее станции, и они, словно подслушав ее, буквально в тот же день улетели в антранскую империю на попутном транспорте, поскольку по документам были гражданами антранской империи.

Ксюша, еще в первое посещение крейсера после его посадки на Стольц, провела анализ образцов воздуха в крейсере, ангаре и уровня Б. Реакция на комплексный вирус, что был смертелен только для антлантов и их потомков, был положительным. Конечно, концентрация вируса в воздухе станции было достаточно низким, но это было в плюс. В этом случае от заражения до первого проявления болезни пройдет не меньше месяца.

На третий день после Ксюшиной диверсии заволновались безопасники, перестав на уровне Б разгерметизировать свои скафандры. Собственно работа для них на уровне была уже закончена, и они большую часть времени проводили за допросами персонала уровня, чем здорово помогали девушкам, отсеивая явно криминальных личностей.

Аня в компании землянок пропадала в отстойнике, готовя контейнеровоз к полету. С запасными частями проблем не было, но двух инженерных комплексов было мало. Конечно, Аня прикупила бы еще парочку инженерных комплексов, но в продаже был такой хлам, что его покупка не имела смысла.

Элна оказалась права, контейнеры с грузом были целы, а вот контейнеровоз не очень. По-хорошему, нужно было разворачивать верфь, ремонтировать контейнеровоз, а уже после этого куда-нибудь можно было и слетать.

Но как говорится, глаза боятся, а руки делают. За четверо суток, работая по шестнадцать часов, Ане удалось отремонтировать контейнеровоз. Ремонт не дотянул до того, что она сделала с фрегатом, но перелет в соседнюю систему корабль совершить уже мог.

Дельцы из ВКС попытались подсунуть и три буксира в таком же состоянии, в каком был контейнеровоз. Аня сначала ругалась с ними сама, а затем натравила Элну, которая с улыбочкой вытрясла из этих жуликов три совершенно новых буксира.

Пристыковав буксиры на штатные места контейнеровоза, а фрегат на нижний шлюз, Аня сама вывела его из отстойника и положила в дрейф на платной стоянке возле станции Верш3. Пора было собираться в систему Сирла.

Перебравшись вместе с землянками на фрегат, Аня отправила сообщение диспетчеру о своем желании совершить посадку на уровне Б, и, после разрешения, отправила корабль к нужному ангару.

— Когда полетим в нашу систему? — спросила через симбионт Ксюша, едва фрегат совершил посадку на палубе ангара.

— Я закончила с первоочередными делами и не вижу препятствий для отлета, — Аня переводила системы фрегата в стояночный режим, краем глаза наблюдая, как продвигаются к выходу девушки.

— Я тут раздобыла аппаратуру для нашего манора, — похвалилась Ксюша, — теперь мы можем давать гражданство герцогства Сирла в составе королевства Стольц.

— Интересно как? — поинтересовалась Аня, встав из своего кресла.

— За лечение полковника и майора, — усмехнулась Ксюша, — они сначала попробовали удалить волосы с ладоней в частной клинике, но, несмотря на лечение, волосы проклюнулись вновь. От Роста они узнали мой уровень медика и обратились ко мне.

— Ты хоть деньги за оборудование не платила? — догнав землянок в носовом трюме, Аня вместе с ними ожидала, когда окончательно опустится на палубу пандус.

— Нет, они сказали, что это плата за их лечение.

— Они тебя развели, — хмыкнула Аня. Пандус уже опустился, и можно было спускаться на палубу.

— То есть? — в голосе Ксюши явственно почувствовалось удивление.

— Оборудование для выдачи и изменения карточек ФПИ и внесения изменений в память нейросетей входит в комплект с манором.

— Вот жулики, я им устрою… — возмутилась Ксюша.

— Ксюша, не смей! — перебила ее Аня.

— Это почему?

— Ты и так наследила с волосатыми ладошками, — усмехнулась Аня.

— Ладно, — вздохнула Ксюша, — но без новых подарков они не останутся, просто действо начнется через декаду после нашего отлета.

Ну, хоть так, — Аня вместе с землянками поднялась на борт крейсера, прошла в отсек команды, и, услышав шум из кают-компании, направилась туда.

— Командир, сколько времени нам еще прятаться как преступники? — спросил Ингар, поздоровавшись с Аней.

— Как только закончим погрузку контейнеровоза, — ответила Аня, вызвав одобрительный гул, — думаю, что за сутки управимся.

— А что насчет гражданства? Вам удалось планируемое? — спросила Крола Струве, вошедшая в кают-компанию с влажными волосами после тренировки.

— Конечно, — улыбнулась Аня, заказывая себе в пищевом синтезаторе привычную еду. Все же на фрегате и тем более контейнеровозе пищевые синтезаторы здорово уступали арийскому оборудованию.

— Вам придется подождать до монтажа оборудования на станции, — Аня устроилась со своим разносом за столом и окинула всех присутствующих взглядом, — думаю, что основные работы по ремонту уже закончены и ребята ждут только нас, для запуска систем жизнеобеспечения.

— Маловато нас на такою станцию, — протянул Ингар, наблюдая за Марой, что-то шептавшей на ухо Кроле, решившей после тренировки перекусить.

— Это ты правильно заметил, — кивнула Аня, — Ксюше удалось навербовать на работу в систему Сирла только полторы тысячи бывших рабов, но сразу их всех забрать у нас не получится. На контейнеровозе в пассажирский модуль можно поместить лишь пять сотен человек, большее количество не осилят системы жизнеобеспечения. А на крейсер грузить людей пока нельзя, у безопасников могут возникнуть много вопросов.

— А если разместить часть людей на буксирах и фрегате? — оторвалась от еды Крола.

— Можно, — согласилась Аня, — так мы разместим еще две сотни человек. Правда на месте возникнет небольшая проблема с размещением, но это решаемо.

Доев и убрав за собой, Аня не успела отойти от утилизатора, как в кают-компанию влетела Ксюша.

— Ань, это правда? — подступив к подруге, спросила Ксюша.

— Ты о чем? — искренне удивилась Аня.

— Я про безопасников.

— Лови файл, — вздохнула Аня, пересылая подруге полную документацию по манору, — ты это могла узнать у Элны.

— Ну, я им обоим сделаю сюрприз, — произнесла Ксюша, бегло ознакомившись с документами.

— Только после нашего отлета, — подняв ладони на уровень груди, попросила Аня, — мы и так здорово засветились с эльфячьим гриппом.

— Аграфы, все равно не найдут след, — махнула рукой Ксюша, — слишком велик оказался инкубационный период.

— Вот и не давай им возможности нас локализовать, — усмехнулась Аня.

— Вы действительно древние? — Ингар остановился на пороге кают-компании и с интересом осматривал девушек.

— Ннет, — мотнула головой Аня, — нам просто аграфы не нравятся, мясо у них жестковатое.

Ингар рассмеялся после небольшого обдумывания.

— Тогда, мне тоже не нравится мясо аграфов, — еще смеясь, признался он.

— Ну вот, а он древних нашел, зубы просто плохие, — пробурчала Аня, утаскивая за руку Ксюшу из кают-компании.

— Я тоже поесть хотела, — заметила Ксюша.

— В моей каюте поешь, — буркнула Аня, — иначе, чувствую, в экипаже организуется партия любителей эльфячьего мяса.

— Какой экипаж? У нас целая система в хозяйстве, — усмехнулась Ксюша.

— Экипаж, Ксюша, — произнесла Аня, — если мы с тобой уподобимся этим графам и герцогам, нас скушают. Мы с тобой должны знать последнего техника, только тогда мы будем сильнее всего содружества.

— Нашла Суворова, — буркнула Ксюша.

— Не, — смеясь, заявила Аня, — я нашла Плюшкина, домовитого такого. На… зачем нам полторы тысячи рекрутов?

— Шоб было. Вот.

— Ты серьезно говорила насчет обмана? — поинтересовалась Ксюша, войдя следом за Аней в ее каюту.

— Абсолютно… — протянула Аня, растянувшись на диване, — ты знаешь, за кого нас принимают землянки?

— За кого? Ты чаще с ними общаешься.

— Они считают нас жрицами одного из славянских богов, я и не слышала о таком.

— Ты продолжаешь считать, что это наша Земля?

— Сомневаюсь, но очень много данных говорит об этом, — вздохнула Аня, — даже не девчата, говорят об этом. Помнишь поляков? У нас эти паны так же себя вели.

— Хочешь сказать, что меньше двух, они парни нормальные, — усмехнулась Ксюша, — плохими они становятся, сбиваясь в стаю.

— Кстати, ко мне подходил Рост и интересовался принятием гражданства нашего герцогства, — добавила она, немного помолчав.

— Хороший мужик, только, скорее всего, работает на безопасников королевства, — выдохнула Аня, — нам нужен подобный специалист на станции.


56

Конвой из двух кораблей медленно продвигался через пространства, контролируемые наполовину мертвыми боевыми кораблями.

Аня, сидевшая в кресле капитана крейсера «Лешша», очень боялась за Ксюшу, находившуюся на контейнеровозе. Даже не смотря на излучатели, временно отключавшие окружающие корабли, протиснуть среди многочисленных обломков столь большой корабль было трудно. За сутки движения самым малым ходом корабли, наконец, достигли боевой станции. За прошедшее время она здорово преобразилась и уже не казалась такой развалиной, что встретила девушек в первый прилет.

Примерно через два часа с момента вхождения кораблей в систему, следом за ними вышла пара кораблей. Средний крейсер и тяжелый фрегат. Фрегату «повезло», четыре мины, возле которых он вышел из гипера, разорвали его на мелкие фрагменты. Среднему крейсеру досталась лишь одна мина, взорвавшаяся недалеко от двигателей. Но, превратившись в неуправляемый снаряд, крейсер начал свой полет к пятерке тяжелых крейсеров, еще подававших признаки жизни и способных разбить броню среднего крейсера.

Аварийный сигнал о помощи Аня получила практически сразу, после повреждения двигателей крейсера.

— Чё орем? — поинтересовалась она, не отвлекаясь от управления.

— Вызывает «Аргул», крейсер службы королевской безопасности.

— Ну, слышу, — ответила Аня, — и что дальше?

— Вы должны нас спасти.

— Ничего мы вам не должны, вы сами залезли в крайнюю часть седалища. Через пару суток вы покинете минное поле, если к тому времени будет, кого спасать, мы спасем.

— А…

— Вас сюда никто не звал, — перебила Аня, — наоборот, мы говорили, что здесь опасно. Если вам повезет, мы сможем выслать буксир через пару часов. Когда контейнеровоз будет зафиксирован на безопасной парковке.

Когда через полтора часа крейсер безопасников вошел в зону поражения аварских крейсеров и был немедленно обстрелян из плазменных орудий, Аня лишь прошептала.

— Не повезло…

— Мы им не поможем? — поинтересовалась Мара из кресла второго пилота.

— Не раньше, чем пристыкуем контейнеровоз к станции, рисковать людьми я не хочу, — Аня, не отрываясь от управления, прикидывала возможность спасательных действий.

— Госпожа капитан, — в момент стыковки крейсера со станцией на связь вышел Миг Бансер, вместе братом остававшийся на станции.

— Привет Миг, как у вас дела? Внешне видно, что вы не сидели.

— У нас все нормально, провели тест всех систем и теперь ждем запасы воздуха и воды.

— Придется подождать еще несколько часов, людей с контейнеровоза есть где разместить?

— Без проблем, мы завершили ремонт аварского линкора, там жилой модуль рассчитан на прием двух тысяч людей.

— Вот и отлично, пока мы слетаем к обломкам «Аргула» вы с братцем прикиньте, как лучше разместить верфь. Я планировала ее установить в нижней части станции, там как раз находятся причалы для большегрузных транспортов, где можно будет временно разместить контейнеры с оборудованием верфи.

— Куда ты собралась? — поинтересовалась Ксюша, быстрым шагом входя в рубку.

— Слетаю к обломкам «Аргула», может быть, кого живого найдем, заодно попробуем узнать, что им тут было нужно.

— Да следили они за нами, — махнула рукой Ксюша.

— Что следили, это да, — Аня отключила канал связи и посмотрела на подругу, занимавшую кресло оператора щитов, — но только те два крейсера, что пытались скрываться от детекторов нашего крейсера под оборудованием аграфского производства, прибудут сюда только часов через двадцать. Эта парочка вылетела на сутки раньше нас и не пряталась как преследователи, но и оказаться здесь не могли. Направляясь, согласно заявленному маршруту, совсем в другую сторону.

— Чего гадать, лететь надо, или ты еще кого ждешь? — усмехнулась Ксюша.

— Экипаж на борту, можно и лететь, — Аня запустила процесс расстыковки и вызвала Мига.

— Миг, разборочный ангар свободен?

— Да, — ответил Миг, — сорок средних контейнеров с исправным оборудованием, что сняли с разбираемых обломков, можно переместить в другой ангар.

— Перемещайте, заодно перегружайте все это барахло в большие контейнеры. Нам все равно еще минимум рейс на контейнеровозе нужно делать в систему Стольц, нечего порожняк гонять.

— Понял, — соглашаясь кивнул Миг, — ты хочешь поместить «Аргул» в ангар и уже в нем проводить спасательную операцию?

— Ага, думаю, в этом случае незваные гости увидят лишь самую малость, — Аня вывела крейсер на маршрут, предварительно включив арийский излучатель, из-за этого прервалась связь со станцией, но это уже не имело значения.

Сам полет к месту дрейфа «Аргула» прошел скучно. На месте Аня сразу определила, что из экипажа фрегата не спасся никто, а вот корпус крейсера светился отметками живых людей.

— Почти две сотни, — протянула Ксюша, — как будем спасать?

— Берем крейсер на буксир гравитационными захватами и тащим на станцию. Здесь заниматься спасением людей опасно.

— Может быть, прихватим один из аварских тяжей, — предложила Мара, — один из них неплохо выглядит.

— А, что, вес позволит, а пока летим к станции, дроиды извлекут все искины, — согласилась Аня.

— А если то же самое проделать и с «Аргулом»? — спросила Ксюша.

— Знаешь, мы так и сделаем. Я пошлю на «Аргул» десяток диверсантов, за время полета они справятся со всеми искинами крейсера, и после доставки в ангар, не потребуется ждать взлома искинов.

— А люди? — Ксюша не понимала спокойствие подруги.

— Люди сейчас находятся в безопасности, тем кто уже погиб мы не поможем, а вот торопливостью можем навредить тем кто выжил. Два часа полета до станции они выдержат даже находясь в своих скафандрах.

Занявшись делом, Аня перестала отвлекаться на разговоры. Подтянув захватами корпус крейсера, она закрепила его на нижней буксировочной платформе и отправилась к аварским крейсерам.

Выбрав наиболее целый крейсер, Аня закрепила его на верхнюю буксировочную платформу и направилась в сторону станции.

— Как думаешь, как себя чувствуют люди на крейсере? — спросила Ксюша, заметив, что подруга уже не настолько занята, чтобы не ответить.

— Хреново им, — выдохнула Аня, — нейросети не работают, искины не отвечают, да и остальная электроника работает кое-как. В общем, страшно, аж жуть.

— А помочь им можно?

— Пока нет, выключив излучатель, мы гарантированно получим сразу несколько приветов от соседних кораблей, их искины даже не будут принимать коды свой чужой. Единственное, что мы можем сделать для них положительного, это глушануть их из парализатора. Конечно, это несколько диковато, но зато никто из находящихся на борту не помрет от страха.

— Наверное, быть без сознания лучше, чем чувствовать, что ничего не можешь сделать для своего спасения, — неожиданно согласилась Ксюша, — только не переборщи с дозировкой.

За время полета к станции дроиды вынули из шахт все искины аварского крейсера и занялись осмотром и диагностикой корабля. На крейсере безопасников работали диверсанты, брать под контроль искины находящиеся в состоянии обморока, было просто, требовалось только время. Все искины удалось взять под контроль уже во время маневров возле станции. Причалив аварский тяжелый крейсер рядом с линкором, Аня направилась к открытым створкам ангара, где происходила разборка обломков.

Осторожно положив крейсер на палубу, Аня направила крейсер к приготовленному для него причалу. Следовало, наконец, разгрузить запасы воды и воздуха.

— Ксюш, экипаж «Аргула» приводи в сознание в госпитале линкора, — посоветовала Аня, видя нетерпение подруги.

— Ты так думаешь?

— Считаю, что не стоит безопасникам видеть состояние базы, а жилой модуль аварского линкора заставит их поломать свои головы, но не найти правду.

— Что говорить если спросят об их неполадках с техникой? — спросила Ксюша.

— Скажешь, что не знаешь, когда мы смогли приблизиться к ним, их корабль не подавал признаков жизни, словно побывав под действием ЭМ излучения.


57

Система DX- 18005. Собственное название Стольц. Королевство Стольц. Столица Столгард. Резиденция короля Стека.

Берст Манул хоть и имел королевское распоряжение входить к нему без доклада, пользовался этим только в чрезвычайных обстоятельствах. События же на станции Верш3 он такими не считал.

— Доложите о моем визите, — попросил он молодого адъютанта, сидевшего в приемной рабочего кабинета короля.

— Да, сейчас, господин генерал, — с некоторой робостью произнес адъютант в чине капитана десанта.

— Как достала наша элита, — подумал генерал, ожидая ответа, — пристраивают своих детей на теплые места, мало обращая внимание на имеющиеся знания и опыт. Хорошо хоть в боевые части не лезут.

— Проходите, господин генерал, — отворив дверь, адъютант дождался пока генерал войдет в помещение и только тогда вернулся за свой стол.

Король сидел за своим рабочим столом и разбирался с последними поступившими документами.

— Я уже заканчиваю, — поздоровавшись, заявил король, — можно немного отдохнуть, или нам будет не до отдыха?

— Даже не знаю, — пожал плечами Берст, устроившись в мягком кресле, — толстяк Веппа жалуется, что не может качественно вести на станции Верш3 свою работу.

— Это как? Кто-то запретил ему подглядывать за всеми без разбора? — усмехнулся король, встав из-за своего стола.

— Почти, — хмыкнул генерал, — Веппа послал на мое имя докладную, из которой видно, что большая часть станции вышла из-под его наблюдения. Сейчас он может вести наблюдение на уровнях военных и в местах расположения государственных учреждений. Все остальные места оказались ему недоступны. Не помогает даже специальный код безопасности. Герцогини, за то время, что провели на станции, смогли вычистить из всех управляющих искинов большинство закладок.

— Нам это чем-либо угрожает? Они ведут незаконную деятельность? — король устроился на соседнем кресле и с интересом посмотрел на генерала.

— Я бы сказал, что герцогини подают пример соблюдения закона, — генерал взял со стола графин и налил себе в бокал холодного тоника, — когда во время зачистки резиденции герцога Влая были обнаружены люди, имеющие импланты подчинения, они удалили их и предложили рабочие контракты. А небольшие махинации своего управляющего с армейскими платежами, прекратили, приказав вести все торговые операции через свою компанию. Конечно, они потеряли на уплате дополнительных налогов, но военные прохвосты потеряли гораздо больше, ведь теперь не очень погреешь руки на продаже неучтенки со складов. Хотя эти жулики быстро найдут новые каналы сбыта.

— А как дела с верфью?

— Починили контейнеровоз, пристыковали к нему три буксира и свой фрегат и два дня назад улетели, — доложил генерал, — диспетчер заявил, что вектор ухода соответствовал заявленному. Не верится мне, что они решили лететь в свою систему, слишком там горячо. Я отправил в систему Сирла патруль из тяжелого фрегата и среднего крейсера, пусть побудут там и понаблюдают. Следом за контейнеровозом пошли еще два тяжелых фрегата, но они отстанут в гипере примерно на сутки.

— Не боишься, что корабли попадут на минный объем?

— Опасение есть, но не все четыре же, кому-то из них должно просто повезти. Да и интересно мне как эти девицы умудряются передвигаться по самой системе.

— Все же не пойму Веппу, — король задумчиво потягивал из бокала тоник и рассматривал ведомость сбора налогов по станции Верш3, - если считать честных налогоплательщиков подозрительными, то зачем тогда такая налоговая система?

— Там, по-моему, личное, — усмехнулся генерал, — Веппа ничего не говорит, но мои информаторы донесли, что полковник в компании с майором потратили хорошие деньги в медицинских заведениях станции, но последним, было посещение госпиталя герцогинь. Герцогиня Ксюша, очень хороший медик, это признал даже профессор Уклан, хоть его интересы находятся немного в стороне от медицины, но совместная работа показала ее богатые знания.

— Приструни Веппу, пусть поглядывает, но не переходит грань закона, — посоветовал король, — а уж если герцогиням, каким-либо чудом удастся закрепиться в своей системе, будет очень хорошо. Из-за изменения торговых маршрутов мы несем приличные убытки, а наше королевство не столь велико, чтобы не замечать такие суммы.

Система DX- 17022. Собственное название Фунта. Станция Фун7. Штаб разведывательного управления пятого имперского флота аварской империи.

Генерал Мот Ниил изучал последние сводки по королевству Стольц и морщился. Словно от зубной боли.

Майор Дорн Главт, отвечавший за это направление, чувствовал себя не в своей тарелке.

— А скажи ка мне дорогуша, как ты допустил гибель герцога? — добрый тон генерала страшил майора больше его ругани.

— Герцог Влай совсем обезумел, когда узнал, про богатства этих девиц, — попытался оправдаться майор, вытирая пот, выступивший на его черном лбу.

— А вы не подумали, что это подстава королевской службы безопасности? — повысил голос генерал.

— Сразу не подумали, а сейчас спросить не у кого. Королевские безопасники воспользовались ситуацией и в первую очередь избавились от наших осведомителей. Кто погиб при зачистке герцогских владений, а кто просто тихо пропал.

— Вот я и говорю, слишком гладко все выглядит со стороны, — вздохнул генерал, — словно работали на удачу, а тут такой приз. Можно предположить, что девицы нашли схрон пиратского клана, но что они вдвоем уничтожат сотню хороших бойцов? Во второе поверить трудно, но знания законов королевства от вчерашних диких, это невозможно. За сутки даже гений не выучит свод королевских законов.

Генерал замолчал, налил себе чашку куофе, и, сделав глоток, продолжил.

— Ты бы обменял целый материк на обитаемой планете на пустую систему? Да вдобавок система совсем не безопасна и еще лет пятьдесят такой и останется. Понимаю еще станцию, с нее можно иметь хороший постоянный доход, но зачем большая ремонтная верфь, свернутая по причине отсутствия заказов? Но это их дело. А что делать нам? На покойного герцога было завязано много проектов, и не только в разведке. Знаешь, сколько торговых компаний использовали корабли герцога? Уж никак не меньше десятка, а прямой торговли с антранцами некоторыми товарами мы, как и они позволить себе не можем.

— Насколько я изучил документы, новые герцогини не меняли основной политики своих предприятий.

— Если бы, — усмехнулся генерал, — они запретили своим управляющим заниматься контрабандой. Причем в любом ее виде. Только законные сделки. А это не устраивает многих.

— Но ведь можно договориться с другими транспортниками.

— Можно, — соглашаясь, кивнул генерал, — можно договориться и с самими герцогинями, но на это требуется время…

Генерал посмотрел на майора и произнес.

— Ты отправляешься в систему Стольц и ищешь контакт с герцогинями. Хотя сейчас их в системе нет, но могут появиться в любой момент. К активным действиям не прибегать, скорее всего, герцогинь охраняют королевские безопасники. Нам не нужны лишние проблемы даже с таким карликом как королевство Стольц. Постарайся собрать на герцогинь компромат, нет людей без прошлого, как бы не старались безопасники королевства нас в этом убедить.

— Если возникнет опасность провала? — майор подобрался, поняв, что немедленная опасность миновала, он стремился избежать ее и в будущем.

— Какой провал? — хмыкнул генерал, — ты будешь представлять один из торговых домов. И переговоры будешь вести лишь о торговле. Даже если служба безопасности королевства и начнет подозревать тебя в иной деятельности, доказать они ничего не смогут.

— Кто мне передаст документы и инструкции?

— Все документы получишь непосредственно на борту корабля на котором полетишь в систему Стольц. Если вопросов нет, то свободен. Старт среднего торговца «Жуль» через два часа с пятого причала.

— Слушаюсь, — майор покинул кабинет генерала быстрее, чем генерал успел оторвать свой взгляд от документов.

— С кем приходится работать, — вздохнул генерал, вернувшись к изучению документов.

Несмотря на огромную работу, информация была не полной и противоречивой. Генерал знал, что многие уважаемые торговцы в поисках нового товара залетают далеко за пределы изученного космоса и не спешат делиться координатами найденных планет, но при массовости товара название той или иной планеты вскоре оказывалось на слуху. Название планеты Грязь он слышал впервые. Да и кто из аборигенов додумается до такого названия. Правда, возможна ошибка перевода на язык содружества, что случалось не так и редко.

Непонятное желание вернуться в систему Заслон, заставляет задуматься о дезинформации, но требует проверки. А значит, следует отправить туда малую маневренную группу, от меньшего количества кораблей не стоило даже надеяться получить хоть какую-нибудь информацию. Это опытным путем было проверено два года назад, когда из десяти кораблей малой группы вернулись лишь два калеки. Все же хорошо повеселились вояки в системе. Еще живые искины кораблей продолжали свой последний бой, не принимая сигналы свой чужой, и атакуя любой корабль, входящий в систему.


58

С прибытием на станцию Аню снова захватила работа. Хотелось всего и сразу, но пришлось заниматься разгрузкой крейсера и постепенным запуском системы жизнеобеспечения станции. Средний крейсер с извлеченными из шахт искинами и заглушенными реакторами находился в ангаре и ожидал очередь на полную разборку. Тяжелый крейсер аварцев находился возле причала в схожем состоянии, но с десятком диагностов на борту, проводящих диагностику систем перед ремонтом.

Ксюша занялась спасенными членами экипажа «Аргула». Не смотря на то, что из двухсот человек членов экипажа погибли всего семеро, все остальные получили не слабые повреждения. Здесь был весь букет, от ожогов до обморожения, от сотрясения мозга до переломов конечностей и отравления продуктами сгорания.

В общем, Ксюша не скучала и в компании Яна Гуса, прилагала все усилия для спасения людей.

— Как у тебя дела? — поинтересовалась Аня, связавшись с Ксюшей через симбионт.

— Нормально, если честно, я думала, что все будет гораздо хуже.

— Много погибло? — Аня в данный момент передвигалась на новый уровень станции, закончив запуск систем предыдущего уровня.

— Всего семеро, причем сразу при попадании мины, — ответила Ксюша, — остальных я вытяну, есть десяток тяжелых, им потребуется минимум неделя для полного восстановления, а большинство начнут покидать капсулы уже завтра.

— Прекрасно, — кивнула Аня, — значит, у нас есть время скачать все данные с искинов крейсера, и закончить с системой жизнеобеспечения станции, людей то привезли, а разместить нормально негде.

Поднявшись на очередной уровень, Аня попрощалась с подругой и занялась запуском управляющих искинов и остальной машинерии. Хоть станция была военной, но на ней с комфортом могли разместиться до двадцати тысяч жителей. Если с воздухом проблем уже не было, то воды требовалось, еще вдвое больше чем доставили. Поэтому полностью запускался лишь один из семи жилых уровней станции. Представляя, сколько еще предстоит работы, Аня лишь вздыхала.

Утром, несмотря на четырехчасовой сон, Аня проснулась отдохнувшей, с желанием продолжить восстановление станции. Главный искин станции доложил об окончании восстановления внешней брони, а это значило, что уже можно было начинать монтировать эффекторы защитного поля и башни противоракетной обороны. Переделку двух десятков туннельных орудий сдерживал производственный комплекс, загруженный производством брони и комплектующих для установки защитного поля. Аня не хотела восстанавливать то уродство, что местные называли туннельными орудиями. Слишком много места они занимали, медленно стреляли и требовали большой об