КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435084 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205465
Пользователей - 97370

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Момент умирающей веры (СИ) (fb2)

- Момент умирающей веры (СИ) (а.с. ВыжившаЯ-1) 989 Кб, 254с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алисия Арин

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Алисиия Арин Момент умирающей веры

Предупреждение!!!

Все авторские права принадлежат: Алисии Арин.

Произведение защищено законом об авторском праве.

Размещение либо опубликование книги без ссылки на автора и его согласия запрещены.

Email: alisiyaarin@gmail.com

Серия: ВыжившаЯ.

«Момент умирающей веры».

2019 год.

ПРОЛОГ

Настоящее время…

Мои ладони плотно упираются в деревянную трибуну, возможно для опоры, но скорее для осознания того что я все еще имею телесную оболочку. Черная кепка натянута на лоб, закрывая глаза от ярких вспышек фото и видео камер журналистов. Под короткими обгрызенными ногтями кровь, которая еще не запеклась, костяшки пальцев напрочь сбиты напоминая кровавое месиво. Всё что происходит вокруг на данный момент, для меня просто гул нечленораздельных голосов, у которых отсутствует хоть какой либо аспект человечности. Сейчас, единственное что я чувствую — это пустота. Сердце стучит размеренно, дыхание слишком ровное, ни единой слезы не скатилось по моей щеке.

Мне попросту не осталось, для кого плакать.

Два коротких вдоха сделаны лишь для того, чтобы понять, что я до сих пор дышу.

Я дышу, они нет.

Плавно и размеренно моя голова поднимается, остекленевший взгляд смотрит лишь вперед, никак не реагируя на щелчки и вспышки от фотокамер и гул вопросов журналистов. Всё что я вижу перед собой: это шестнадцать закрытых, деревянных ящиков, а рядом с ними стоят ОНИ. Около каждого ящика стоит по человеку находящемуся в нём. Мой взгляд следует по каждому из них, они улыбаются каждый по-своему особенно, только вот я не разделяю их улыбки, тошнота подходит к моему горлу с горько-кислым привкусом, я сглатываю, при этом, не изменившись в непроницаемом лице.

Я вижу всех их…

Мама, Папа, Мачеха, Отчим, Родная Сестра, Четыре двоюродных сестры и Брат, Бабушки, Дедушка, Дядя, Тётя, Племянник…

Все они стоят около своих гробов, в линию, плечом к плечу как настоящая семья.

Я хочу закричать, что хочу быть с ними, хочу к ним.

Они как будто понимают то, о чем я думаю и синхронно, слегка покачивают головами.

Я перевожу взгляд на присутствующих, их слишком много чтобы различать лица.

Журналисты затихают.

Все ждут.

Я делаю короткий вдох, и смотрю сквозь лица и время.

— Если бы я могла, отдала бы свою жизнь, в обмен на все ваши… — Мой взгляд проплывает по каждому стоящему рядом с деревянным ящиком. — Прискорбно лишь то, что моя жизнь, никогда не стоила столько, сколько стоили ваши. — Мой голос надламывается, поэтому я замолкаю, но не делаю попыток сдвинуться с места. Пальцы до обеления впились в деревянную трибуну, но я не чувствую боли.

Я не чувствую ничего.

Шквал вспышек и вопросов от бесчувственных, аморальных уродов обрушивается на меня. Но единственное, что я могу сделать, это смотреть на всех с хладнокровным взглядом.

— Вы можете пролить истину на то, что произошло? — Послышался дотошный голос журналистки с одного из известных телеканалов.

Все они здесь, чтобы получить сенсацию, сделать имя на моей семье.

Оценив журналистку отчужденным взглядом из-под кепки, от которого она сжалась и нервно сглотнула, отшатываясь на шаг назад. Я кивнула, сжимая губы в тонкую линию.

— Это будет единственный, раз, когда я говорю об этом. Здесь будет звучать лишь то, что произошло на самом деле. — Заявила я, отрешенным тоном, намекая на свою честность перед могилами родственников. — Если меня кто-то перебьет либо же только подумает это сделать, рассказ будет считаться оконченным раз и навсегда. — Мой взгляд зафиксировался на одном из пожелтевших деревьев рядом с черной оградкой.

Пришло время всем узнать правду.


ГЛАВА 1

14 лет тому назад…

Думаю, свою историю я должна начать именно с этого момента своего существования, ведь он играет существенную роль в последующих годах моей жизни.

В своём семилетнем возрасте, я пережила ряд событий, которые повлекли за собой череду крушений.

Холодная декабрьская ночь за окном творила зимнюю сказку, которой я всегда была так рада. Ну, как же по другому? Ведь это самый потрясающий и волшебный период, когда каждый ребенок пишет письмо седовласому старичку в красном одеянии. Я смотрела мультфильм по маленькому, пузатому телевизору, в то время как моя мама что-то кричала в соседней комнате, собеседнику в трубку дистанционного телефона. В последнее время мама много кричит и постоянно ходит грустной, мне это не нравиться. Спрыгнув с дивана, я тайком прокралась к комнате и заглянула в щелочку.

— Мне это всё надоело! Каждую ночь ты где-то пропадаешь и говоришь что на дежурстве! Я звонила тебе на работу, как идиотка попросила тебя к телефону… И знаешь, что мне ответили? — Мама горько усмехнулась. — Что по твоей должности не предусмотрено ночное дежурство, кобель хренов! — Мама перешла на крик, я с интересом наблюдала за разворачивающейся сценой, мама никогда так не разговаривала, это было захватывающе, но я не понимала в чём же причина её криков. — Не лги мне! Я нашла презервативы в кармане твоего кителя! У тебя другая женщина! — Закричала она.

Мои маленькие темные бровки сошлись на лбу. Что такое презервативы? Может это помада? Ведь женщины пользуются помадами. Я поняла, что мамочка говорит с папочкой, ведь у него есть китель темно-зеленого цвета. У папы, что другая тётя? Нет, это бред… Папочка бы никогда не променял нас с мамой на другую тётю, ведь он нас любит. Горький всхлип мамы заставил меня подпрыгнуть около двери.

— Знаешь что? Мне это надоело! Я забираю Вероннику, мы уходим от тебя! — Мама с надеждой замолчала. Мои брови вообще заползли одна на одну. Нет, папочка нас не отпустит. Я его маленькая девочка, он не захочет, чтобы я с мамой уходила. Я услышала, как мама втянула воздух со свистом. — Раз ты молчишь, значит, ты согласен. Прощай. — Мама бросила телефон в стену, он с громким звоном разлетелся на множество маленьких частей.

Тихо и быстро я вернулась на диван, делая вид, что увлечена мультиком, дрыгая ножками, которые не доставали до пола. Мама открыла дверь и вышла из комнаты, её зелёные глаза были красными и заплаканными, а блондинистые, кучерявые, короткие волосы прилипали ко лбу и щекам. Она шморгнула носом и осторожно направилась в мою сторону. Склонив голову набок, я улыбнулась ей, в глазах мамы собралась новая порция слёз.

— Мамочка, почему ты плачешь? — Я действительно не понимала, почему она так плачет. Ну, подумаешь, помада какой-то тёти лежала в папином кармане, иногда я нечаянно забирала не свои игрушки с детской площадки, мама ведь не плакала, но они ведь тоже принадлежали кому-то другому. Мама остановилась в проеме двери, улыбнувшись через силу.

— Мы уходим к бабушке. — Заявила мама с печальной улыбкой. Бабушка? Я люблю ходить в гости к бабушке, мы постоянно с ней играем в куклы и она читает мне сказки. Я счастливо улыбнулась, хлопая в ладоши. Ведь вместо того, чтобы ложиться спать, мы идем в гости.

— А папочка тоже придет к бабушке? — По маминой щеке покатилась слеза.

— Нет. Твой папа с другой тётей, он не хочет быть с нами. — Голос мамы задрожал.

Мои бровки нахмурились, а губки надулись. Никогда не поверю словам мамы. Папочка не может не хотеть быть с нами. Он нас любит, он любит меня, он никогда не сказал бы такого. Сегодня с утра, он щекотал меня, пока я не стала захлебываться собственным смехом, а затем взъерошил мои волосы, поцеловал в макушку и ушел на роботу. Может мама шутит? Или это какая-то игра? Ладно, я люблю игры, подыграю ей. Я кивнула, мама облегченно вздохнула, как будто я только что решила насущный вопрос, который её тревожил. Сидя на диванчике, я наблюдала, как мама бегает по дому, сгребая в сумки вещи. Зачем ей столько вещей к бабушке? И зачем ей мои игрушки? У бабушки уже есть игрушки, в которые я могу поиграть! Но я продолжала сидеть, молча, просто наблюдая за мамой. Она то и дело оглядывалась на меня, бросая трепетные улыбки, я улыбалась в ответ.

Через полчаса четыре сумки и моя клетка с хомячком стояла у порога. Я склонила голову набок. Мама никогда не разрешала мне брать моего — Снуппи с собой на прогулки.

— Снуппи пойдет с нами к бабушке? — С удивлением и радостью спросила я. Мама вздрогнула, завязывая мне шнурок на ботинке.

— Да милая. Снуппи пойдет с нами. — Едва слышным голосом пробормотала мама. Я с радостью захлопала в ладоши. Это же так здорово, Снуппи понравиться у бабушки в гостях.

Бабушка жила не так далеко от нашего дома. Всего в пятнадцати минутах ходьбы. Мы шли по метровому слою снега, на улице была тёмная ночь и лишь белый снег, освещал нашу дорогу. Мама тащила гору сумок, а я клетку с хомячком. Всё, переживая, чтобы Снуппи не замерз и не заболел.

Бабушка жила в трехкомнатной квартире, вместе с дядей (братом моей мамы) и тётей, у тёти в животике жил ребеночек. Бабушкина квартира казалась больше нашей двухкомнатной. Но её дом пах стариной и чем-то странным похожим на запрелую тряпку.

Хоть и было уже за полночь, но в маленьком длинном коридорчике нас встречали все. Мама сразу же бросилась к бабушке в объятья. А я улыбалась дяде с тётей, они как-то странно посмотрели на меня.

Мы расположились на диванчике в гостиной. Но мама так и не смогла уснуть.

Проходил день за днём, тянулась неделя за неделей. Вот почти месяц я не виделась с папочкой, столько же я не была у нас дома. Когда пришло время сна, я посмотрела на маму, которая возилась со своими непослушными, мокрыми волосами.

— Мам, а когда папа придет и заберет нас? — Мне уже надоело у бабушки. Погостили и хватит. Мама вздрогнула и обернулась, это был не тот взгляд, которым она на меня всегда смотрела, это был взгляд полный ненависти и злости.

— Папа не придет за нами. Он нас бросил! Он бросил тебя! Завел себе другую тётю и может даже другую дочку! Мы больше не нужны ему! — Чуждым холодным тоном проскрежетала мама.

Эти слова ранили меня в самую глубину моего маленького невинного сердечка. Сейчас я понимаю, что мама так не считала, она не хотела меня обидеть. Просто она не могла вынести эту боль в одиночку и непреднамеренно поделилась ею со мной. Но в семилетнем возрасте её слова произвели совершенно другой эффект: чувство страха, что поселился под моей кожей. Мой сказочный, идеальный мир рухнул в одно мгновение, любое чувство безопасности и защищенности без вести пропало. Я не поверила её словам, не могла поверить! Папочка не может нас разлюбить, он придёт за мной, за мамой! У меня случилась истерика, я рыдала так, что мои капилляры вокруг глаз полопались, оставляя красные следы. Именно в этот момент, я заметила этот взгляд, которым до этого на меня уже смотрели дядя и тётя. Взгляд, который означал «Семилетнюю проблему».

Мама еще ни один раз повторяла, что папа бросил нас, чтобы я прекратила рыдать, что это не поможет. Но как это папа бросил нас? Если: это мама собрала вещи, схватила меня и увела к совершенно незнакомым в быту людям? Совсем скоро, я познакомлюсь с этим ужасом под названием быт!

За неделю до нового года…

Мамочка взяла меня, и мы отправились в наш дом. Я так обрадовалась, что наконец-то увижу папочку! Спрошу, почему он не пришел за нами? Но когда мы вошли в квартиру, папочки там не оказалось. Я расстроилась до глубины души, а вот мама, кажется, этому не удивилась. Пройдя в гостиную, я увидела небольшую не наряженную ёлку, папочка купил нам ёлку. Но что сейчас делает мама? Она забирает коробку с ёлочными игрушками и несет её к выходу.

— Зачем ты забираешь игрушки? — Мой голос дрожал. Мама повернулась ко мне с кривой улыбкой.

— Нам же нужно чем-то наряжать нашу ёлку, которая стоит у бабушки. — Объяснила несдержанно мама. Слезы потекли по моим щекам.

— Мы оставим папу без игрушек? Как же он будет отмечать новый год? — Через всхлипы спросила я. Я не хочу, чтобы папа грустил на новый год. Мама жестко усмехнулась.

— У папы достаточно денег, он купит новые игрушки! Он купит их и будет наряжать ёлку с другой тётей! — Мама злорадствовала моим слезам? Она радовалась, разбивая мне сердце?

— Я хочу увидеть папу! — Прохныкала я, растирая ладонями слёзы по своим щекам. Мама фыркнула.

— А он тебя не хочет видеть! — Заявила она, развернувшись, шагая в другую комнату.

Мама обманывает! Я не могу в это поверить! Достав листик с зеленым карандашом, тайком от мамы я решила написать папе письмо. В семь лет я плохо писала, прописью и не все буквы получались правильно, но папочка должен понять. Первым делом я должна извиниться за то, что мы с мамой лишили папочку игрушек, ведь без игрушек не бывает нового года! Дед мороз не придет к папе и он не получит подарок!

«Папа прости, что мы забрали игрушки. Я по тебе скучаю и люблю, приди за мной! Я буду хорошо себя вести».

Конечно, это вышло коряво и с множеством ошибок, но я написала эту записку для папочки и положила её под ёлку.

Я верила, что папа придет и заберет нас! Всем сердцем верила! Это я просила у дедушки мороза на новый год.

Но папа не пришел…

Меня выбросило из моего идеального мира, в котором я была обогрета любовью и лаской.

Именно этот момент стал отправной точкой к тому, что я имею сейчас.

Именно в этот момент я потеряла себя.

ГЛАВА 2

11 лет тому назад…

Мне десять и сейчас я запуганный обществом ребенок.

Не «такая» как все.

Расставание родителей повлекло за собой череду событий: стресс, психологическое расстройство, полнота, полное отсутствие друзей. Я закрылась в себе. К тому моменту как родители папы, мои бабушка с дедушкой начали брать меня к себе на выходные, всё поменялось. Теперь я верила маме, я не нужна папе, я возненавидела его, за предательство. Он предал меня и то, во что я верила. Всё что я чувствовала к нему это глубокую, затяжную ненависть. Один раз я даже плюнула в него, когда он приехал к бабушке с дедушкой, чтобы увидеть меня. Разве он это не заслужил?

Он не обделял меня в подарках и одежде, но вот то, что мы имели до этого, что-то большее, чем деньги… Любовь, понимание отца и дочки исчезло безвозвратно. Он больше не обнимал меня, не щекотал до припадков безудержного смеха, не ходил со мной по магазинам и не ездил в нашу любимую пиццерию. Он стал чужим человеком для меня, я боялась его, а вдруг он снова сделает мне больно, если я ему доверюсь? Снова заставит плакать… Мой папа высокий, большой и сильный как стена, рядом с ним я всегда чувствовала себя в безопасности. А сейчас я боюсь его, в то время, как кто-то другой чувствует себя рядом с ним именно так, как чувствовала себя когда-то я…

Мама больше не тот человек, она изменилась. В скором времени я стала все реже её видеть, она нашла работу и вечно где-то пропадала в выходные дни. Она гуляла, она пыталась забыться, забыть отца. В то время как я ждала её, мне нужно было чье-то плечо, поддержка. Но мама полностью ушла в себя. Я осталась одна, замкнулась и не подпускала к себе никого. Всё больше молчала, всё меньше смеялась, больше никогда я не просила игрушек либо подарков, лишь бы не сделать ещё хуже, чем есть. Даже на день святого Николая я не получила ничего… Видимо я была очень плохим ребенком, видимо я это всё заслужила. Приходилось играть тем, чтобыло под рукой. Я лепила игрушки из старого смешанного пластилина, рисовала мелками на старой отпавшей двери от прикроватной тумбочки…

В школе, все дети рассказывали, как они гуляют с родителями, веселятся, ходят в зоопарк. А я просто сидела в дальнем углу и сдерживала свои слезы, ведь у меня уже так не будет.

Мои истерики и срывы проходили тихо, в подушку, чтобы, никто не услышал. Мне не хотелось делать хуже, чем было. Но проводить каждый день в квартире, ремонт в которой делали тридцать лет назад, слишком угнетало, как и обитатели этой обители.

Папа подарил мне первый мобильный телефон, чтобы я могла звонить ему. И когда в первый раз за долгое время я набрала его номер, он взял трубку после пятого гудка.

— Забери меня к себе, пожалуйста, папочка, я буду самой послушной дочкой! — Молила я, сквозь всхлипы и слезы. Папа долго молчал.

— Не могу. — Все что он ответил.

В этот же момент я вынула батарею из Нокии и разрыдалась. Я не могу больше жить так. Я не нужна никому. Бабушка больше не улыбается мне, а все больше кричит за пустяки, не выключила свет, разбросала игрушки, не помыла чашку. Я, молча, слушала. Мне нечего было ответить. Мама сказала, что у неё появился новый дядя, я рыдала в подушку, я не хотела нового папу, я хотела своего обратно, как будто никогда не было всего этого. Но дяди сменялись регулярно…

Именно в этом возрасте папочка превратился просто в отца

В 14 лет…

Моя замкнутость превратилась в нечто иное, в самовыражение. Моим домом стала — улица, а семьей — друзья. Алкоголь, курение, тайны от мамы, которой, в общем-то, было плевать. Все меньше времени я проводила дома, на улице нет ворчащей бабушки, которая всё время сравнивает меня с отцом и дяди с тётей которые вечно сорятся, здесь так же нет моей вечно ноющей сестры. Я просто не чувствовала себя дома в том месте. Каторга — да; Наказание — да; дом — нет. Родители давили на меня с двух сторон. Я была меж двумя огнями. Когда я делала что-то не так при маме, она говорила что я вся в отца. Когда я делала что-то не так при отце, он говорил что я вся в мать. Они просто перебрасывали общую вину друг на друга, высказывали мне то, что я вообще не должна была слышать. В этот момент мне уже было все равно. Надежда на то, что у меня снова появиться крепкая семья, безвозвратно пропала. Но мои фантазии постоянно прокручивали тот момент, когда отец все же возвращается к нам.

Белая ворона в школе, не такая как все. И раз уж я не такая как все, то буду самой лучшей, не такой как все. Мои друзья, в основном парни, были старше на два-три года. Они употребляли таблетки и травку, но я — никогда бы этого не сделала, это было табу. Встречи с полицией происходили все чаще, так же, как и разговоры с отцом… Как хорошо что он имел влияние на полицию.

Отец давал деньги, но моей маме всегда было мало, она попросту не умела их распределять и вечно тратила в первую очередь на себя, мне доставались лишь крупицы… Я не получала то, что должна была получать.

В итоге, я пару раз ошибалась в выборе компаний, но снова и снова поднималась и шла дальше. Неразделенная любовь, предательство, обман, это все я проживала одна, без какой либо поддержки. Я всё еще верила в то, что любовь существует, просто мои родители сделали неправильный выбор…

16 лет.

Окончание школы, было не особо важным для меня событием, я никогда не находилась там больше чем три урока в день. Я не могу сказать, что не могла завести друзей в школе, я просто этого не хотела…

Именно тогда папа появился в моей жизни. У меня была истерика, настоящий срыв. С мамой мы уже не могли быть мамой и дочкой — это было давно упущено, но мы могли быть подругами, которыми и стали. Я понимала её, после всей той боли, что сама перенесла в одиночку. Мама позвонила отцу, и сказала, что я напилась таблеток и хотела спрыгнуть с крыши. Это была неправда, но хоть таким способом, она взывала его вспомнить о дочери. И он вспомнил, он приехал и забрал меня с уроков, посадив в свой дорогой внедорожник, он долго на меня смотрел. Он был одет с иголочки в дорогую рубашку и джинсы, на мне же был поношенный свитер и застиранные старые джинсы, на ногах порванные кроссовки. Он был совершенно чужим человеком. Всё что я видела на нём и у него, было тем, чего не было у меня. Но возможно это всё есть у его новой семьи.

— Зачем ты выпила таблетки? — Его тон был отчужденным, но голос дрожал. Я подняла голову, и посмотрела в его карие, точно такие же, как у меня глаза.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Ответила отстраненно я. — И вообще, какое тебе дело? Я не нужна тебе. — Эти слова вылетели из моего рта, без толики боли и удушья в горле.

Это была правда, я смирилась с этим. Оттенок его глаз потемнел почти до черного шоколада, он помрачнел. Мы смотрели друг другу в глаза, как будто проверяли друг друга на прочность. Для меня это пройденный этап, он больше не сможет ранить меня. Резко сорвавшись с места, он вышел из машины, и захлопнул дверь. В зеркало заднего вида, я видела, как он сжал переносицу двумя пальцами и тяжело дышал, его грудь вздымалась в резких толчках. Я не знаю, что он сейчас чувствовал, но чтобы это ни было, это причиняло ему боль, от чего мои губы изогнулись в едва заметной ликующей улыбке. Я рада доставлять ему боль, такую же, как он доставил мне. Вернувшись в салон, отец сел ровно, глядя вперед, на мою школу. Я бросила на него косой взгляд, его ресницы были мокрыми, он вытирал щеки ладонью. Это не вызвало во мне угрызения совести, ни единого. Он заслуживает то, что получил. С рваным вдохом он повернулся ко мне.

— Ты моя дочь, я люблю тебя больше жизни. Как ты могла подумать, что не нужна мне? Как бы ни сложилось у нас с твоей мамой, ты всегда будешь моей кровью, моей дочерью! — Папа говорил сквозь слезы.

По моим щекам стекали ручьи таких же слез. Но не от его слов, а от того что я не могла сказать ему. Потому что каждый раз, когда я пыталась это сказать, моё горло сжималось. Я не могла выдавить ни слова, просто начинала захлебываться воздухом, как будто удав душил моё горло. Мне хотелось спросить, тогда почему он ушел? Почему он не взял меня с собой? Почему он меня бросил? Раз так любит меня… Он заставил меня жить в аду, ушел к другой, чтобы дарить ей сказочную жизнь. А мне в это время приходилось выживать.

Мой отец был злодеем, но не в общем понимании этого слова.

Он был злодеем для меня…

18 лет…

После той ситуации во внедорожнике отца, мы стали общаться. Это было неловко. Но мы ходили в кино, в пиццерию. Наше общение было натянутым и жутко неуютным. Я не знала, как общаться с этим человеком, я совершенно его не помнила и не понимала.

Отец оплатил мне обучение в университете. Я училась на психолога, но на самом деле, навыки психоанализа уже давно мне были известны. На улице я повстречала множество людей, я изучала их манеры, поведение, понимала то, что они чувствовали и переживали. Так же отец подарил мне квартиру, этим он пытался загладить вину за то, что оставил меня. Только вот я бы обменяла все, что у меня есть, на то, чтобы моя семья никогда не распадалась.

Как ни странно, но то, что я большую часть своей жизни провела на улицах, преподало мне хороший урок. Если в семье достаточно денег — там никогда не бывает достаточно любви. Если семья среднестатистическая с малым, но стабильным доходом — там живут люди, которые любят и ценят друг друга. Если же семья живет на краю бедности — там всегда живет жестокость, ненависть, пьянство и насилие.

19 лет…

Первые серьезные отношения пали с крахом. Измена и предательство продолжало преследовать меня с самого детства. То, что так болезненно для меня, поджидало нужный момент, чтобы вонзить нож в спину.

Предательство — единственное, что я никогда не смогу простить.

ГЛАВА 3

6 месяцев назад…

Мне двадцать один. К этому моменту вера, в какую либо любовь осталась лишь на страницах любовных романов. Слишком много жестокости и предательств подарила мне жизнь. К этому моменту я четко понимала, что любви не существует, что в мире нет ни единого человека, который будет полностью верен мне.

Давнишние шалопаи с улиц, которых я называла «друзьями» пошли по двум дорогам. Одни ощутили на себе все прелести жестокой жизни последующий алкоголизм и крах на всех фронтах жизни. Вторая же половина, за которую вовремя взялись родители, из уличных хулиганов, превратилась в успешных людей. У всех был разный род профессий, от военных до частных предпринимателей.

Сейчас, находясь в самом центре города, на центральной площади, я думала о том, как же много я выдержала за какие-то двадцать с лишним лет. Я хмыкнула. Нет не город… Это аквариум. Именно так я предпочитаю называть город, в котором живу.

Сегодня я решила купить щенка для своей двоюродной сестры Леи, именно здесь мы договорились встретиться с частным заводчиком собак. Большая площадь, на которой почему-то совершенно не было людей, внушала непонятный страх. И лишь когда до моих ушей донесся грохот и нечленораздельные мужские голоса, я поняла что попала не в то место, не в то время.

Толпа парней в масках и черных футболках шествовала по главной улице «аквариума» с коктейлями Молотова, битами, дымовыми шашками и прочими атрибутами мятежа. Сотни и сотни парней заполняли улицы, под понятные только для них песни и кричалки. Я знала, что они не трогают мирных жителей, если не попадаться им под ноги. За что они борются? Неизвестно. Уверенна, что большая часть из них, сами этого не знают.

Ко мне подошла женщина со щенком акиты на руках, отвлекая моё внимание от происходящего на главной улице.

— Боже он прекрасен. — Тут же восхитилась я, протягивая руки к маленькому комочку с карими глазками. Светловолосая женщина улыбнулась, и сразу же нахмурилась, услышав звук бьющегося лобового стекла автомобиля.

— Бандиты. — Проворчала недовольно она, поджав губы. Я лишь поморщила носик.

После того как я рассчиталась за щенка и попрощалась с женщиной, я присела на лавочку в начале площади. Щенок задорно прыгал около моих ног, я же пыталась вызвать такси, и, к сожалению, похоже, я одна не знала, что сегодня здесь будет бунт, поэтому ни один таксист не захотел попадать в это месиво. Громкий грохот разбитого стекла одного из прилавков магазинов заставил меня подпрыгнуть. Я совершенно не ожидала этого, и уж тем более не могла предвидеть, что щенок рванет от меня сломя голову. Не думая ни секунды, я рванула за щенком через клумбы и кусты, пытаясь не потерять его из виду. Всё о чем я сейчас думала, так это то, чтобы его ни сбила машина либо же чтобы бедный малыш не потерялся. Звук вокруг меня превратился в гул, я бежала за рыжим пятнышком, и резко остановилась, когда он замер, посередине проезжей части, замешкавшись, топая крохотными лапками. В следующую секунду я уже подлетела к нему, схватила на руки, и в этот же момент в моё плечо ударилось что-то твердое и сильное.

Прижав щенка к груди, я повернула голову, и моё дыхание затаилось. Мой нос упирался в твердую грудь, обтянутую черной футболкой, мне пришлось поднять голову, чтобы посмотреть своей смерти в глаза. Два грозовых, серых глаза, смотрели свысока на меня, прямо вглубь меня, с нескрываемым раздражением и хищным блеском. Ровный нос, густые черные брови под стать таким же коротко-стриженным волосам, которые непослушно и дерзко торчали в разные стороны. Уголок рта приподнялся в насмешливой ухмылке, от чего на щеке парня появилась вызывающая ямочка. Только сейчас я поняла, что не дышала и не моргала уже долгое время, а когда сделала вдох, то поняла, что воздух как будто стал тяжелым, оторвавшись от лица парня, я с шоком заметила, что нас окружили десятки парней в черных масках. Лишь он один не скрывал своего лица, как будто ему было все равно, даже если его узнают. Сглотнув собравшийся в горле комок, я вернула свой взгляд на обладателя серых, грозовых глаз. Он, не отрываясь, смотрел на меня, на его губах была всё та же насмешливая ухмылка. Я тонула в серых глазах, которые несли мою погибель. Он шумно вдохнул через ноздри, от чего его грудь стала еще больше.

— Уйди с моей дороги, щенячьи глазки. — Глубокий, низкий, раздраженный голос нарушил гробовую тишину. Послышались смешки присутствующих, лица которых скрывались под масками. Я открыла рот, пытаясь схватить столько воздуха сколько смогу. Серые глаза уже с нескрываемым гневом сверлили меня, из его грудной клетки вырвался глубокий рык. — Сейчас же. — Слишком низко и опасно прозвучал его голос.

Когда мои конечности так и не пошевелились, он закатил глаза, и огромной ладонью отодвинул меня в сторону, прикасаясь к плечу, по коже пробежала дрожь от его мозолистых рук. Он отодвинул меня не больше чем на полметра, усмехнувшись, парень отвел взгляд и зашагал вперед. Сотни парней в масках двигались на меня, но когда достигали просто обходили, расходясь в разные стороны, как будто меня окружал невидимый защитный купол.

Только сейчас я почувствовала, как под моей ладонью грохочет сердце бедного щенка, оно отбивало мой собственный сердечный ритм. Грохот и крики возобновились. Только сейчас я услышала, что выкрикивали эти парни.

— Мы закон! — Строевым хором раз за разом выкрикивали они, круша все на своём пути.

Лидером, предводителем, альфой, можно назвать еще множество синонимов, был именно обладатель серых глаз. Он шел впереди, и просто слегка кивал головой, в сторону того, что нужно было разгромить. Сам же он, шел ленивой походкой, подняв высоко подбородок, и засунув руки в карманы джинсов, он не творил хаос, он был его предводителем.

Когда шум отдалился, я смогла вернуть себе способность ходить, а вернее бежать!

ГЛАВА 4

Через две недели…

Тот день, на площади не покидал моей головы. Я обыгрывала много исходов того, что могло произойти, и не один из них мне не пришелся по душе. Когда я дарила Леи щенка, всё о чем я могла думать, так это то, что сейчас я могла быть на реанимационном столе с множеством переломов, но обладатель серых глаз решил меня пощадить.

Сегодня я должна съездить в университет, чтобы получить задание и место для написания преддипломной работы. Мне подошла бы работа в детском доме, я могла бы помочь этим детям, в какой-то мере я понимала их и хотела сделать их жизнь немного лучше. С этими мыслями я вышла на парковку, мой черный Лексус (еще один подарок отца) на данный момент вызвал у меня замешательство и ярость. Не сам автомобиль как таковой, а тот, кто сидел на его блестящей крыше, размахивая длинными, жилистыми ногами в джинсах. Это уже наглость. Я провела много времени на улице, в разных кругах и сейчас предо мной находиться никто энной, как один из видов уличной шпаны. Возможно, я не могу за себя постоять, когда меня окружает толпа разъяренных парней в масках, но с таким я могу справиться…

— Эй, слезь с моей машины! — Мой голос был похож на рык хищного животного.

Низко опущенная голова парня медленно приподнялась, два серых глаза насмешливо смотрели на меня из-под густых ресниц. Мои глаза расширились, рот открылся, но из него не могло вылететь ни слова. Это он! Кажется, он пришел в замешательство, так же как и я, его густые брови нахмурились, а губы сжались в тонкую линию.

— Это твоя машина? — Низкий удивленный тон заставил меня вздрогнуть, в голове прозвучала его фраза «Уйди с моей дороги». Я не знала что делать, поэтому просто нажала на кнопку разблокировки внедорожника, машина пикнула, сообщая, что открыта. Его глаза сощурились, изучая меня, как будто он мог одним взглядом раздеть меня и увидеть, что скрывается под моей кожей. Его глаза распахнулись, он склонил голову набок, утонченные губы расплылись в ленивой, дразнящей улыбке обнажая сердитые ямочки. В серых глазах плескался смех. — Щенячьи глазки. — Протянул он сладким, низким голосом. Мурашки покрыли мои руки. Он узнал меня. Но это не объясняет того, что он здесь делает, а именно на крыше моей машины.

— Слезь с моей машины! — Властно фыркнула я, хотя на самом деле мне хотелось съежиться и убежать. Один его взгляд мог заставить дрожать от страха. С его губ слетела усмешка, он спрыгнул с крыши, отрусив джинсы.

— Эта машина должна принадлежать другому человеку. — Проворчал он, как будто сам находился в замешательстве от этой встречи. Я вскинула бровь.

— И кому же это? — Я сама удивилась твердости своего голоса. Он вернул мне твердый взгляд.

— Даниэлю Старку. — Слетело с его губ с отвращением. По моей коже пробежали мурашки.

— Папа. — Одними губами произнесла я. Его густые брови взметнулись вверх в удивлении.

— Он твой отец? — Его голос стал резким и раздраженным. Я сглотнула.

— Нет! — Мой голос дрогнул, сообщая всем, кто может слышать, что я лгу. С его губ слетел едкий смешок.

— Малышка Старк? — Его глаза сверкнули хищным блеском. Я сделала шаг назад, он сделал шаг вперед, не избавляясь от улыбки, больше похожей на оскал.

— Эй, Ирбис, я закончил! — Послышался голос за другой частью внедорожника. Блондинистые волосы, зеленые глаза, мрачная ухмылка. Как я понимаю Ирбис это кличка обладателя серых глаз, Ирбис — это снежный барс. У второго парня в руке был зажат складной нож, заметив, куда я смотрю, зеленоглазый расплылся в глупой позерской улыбке.

— Теперь верни, все как было! — Послышался грубый голос Ирбиса. Глаза зеленоглазого расширились, он был озадачен. А после, схватившись за живот, рассмеялся как ишак, как будто ему рассказали хорошую шутку. Я всё еще не понимала что происходит.

В один момент Ирбис оказался около меня, его губы находились в пяти сантиметрах от моего виска, обдавая мою кожу горячим дыханием.

— Еще встретимся малышка. — Прошептал низко он, оставляя дрожь по моему телу. Я сделала ошибку, когда подняла голову и посмотрела в его глаза. Гроза и шторм бушевали в них, он не отвел взгляда, испытывая меня на прочность.

— Думаю, совсем скоро ты окажешься за решеткой, поэтому нашей встречи никогда не произойдет! — Мой голос был пропитан неприязнью. Его губы сложились в трубочку, скрывая улыбку. Я его забавляла. Он просто обступил меня, задевая плечом мою кожу, от чего я отпрыгнула, как будто по мне проползла ядовитая змея.

— Пойдем Рик. — Послышался его спокойный, глубокий голос. Рик неуклюже пожал плечами и поплелся за хозяином.

Когда они скрылись за горизонтом, я обошла внедорожник и посмотрела на то, чем эти двое здесь занимались. На задней двери огромными буквами была выцарапана надпись: «ПОДЧИНИСЬ НАШИМ ЗАКОНАМ». Она адресовалась отцу… От этого не становилось легче.

Что может быть нужно этому сброду от моего отца? И каким законам он должен подчиниться? И самое главное, почему они ведут себя как первобытные люди, оставляя записки выцарапанными на внедорожнике? Сейчас же столько способов общения, от соц. сетей до обычного звонка… Вполне возможно у моей семьи скоро начнутся проблемы.

Позднее, этим же днём в кабинете у руководителя дипломной работы…

— Да вы из ума выжили! Следственный изолятор? Я ни за что не буду проходить там преддипломную практику! — Вопила я, смотря в глаза Линды — моего руководителя. Она поправила очки в тонкой оправе, глядя на меня из-за рабочего стола, своим непреклонным взглядом. Её светлые волосы, всегда завязаны в пучок на затылке, а светлый деловой костюм, сидит как литой.

— Вероника… — Она как всегда сделала ударение на «А» а не на «О» в моем имени. Это порядком раздражает. Она как будто специально испытывает меня. Я глубоко дышала через нос. — Твое место для написания преддипломной работы не обсуждается. Твои личностные качества и стойкость, дают мне полное право направить тебя именно туда. Это хороший опыт. Тюрьма — это Рай, для психологов. — Линда поджала свои плоские губы. Я горько усмехнулась, проредив волосы сквозь пальцы.

— Раз это такой рай, отправьте туда того, кто этого хочет! Вы прекрасно знаете, что я хочу работать с детьми! Если для вас это так принципиально, отправьте меня в исправительную колонию для подростков! — Мой тон был полон решимости «отвоевать» свою позицию. Линда слегка вздернула подбородок, от чего плечики её пиджака подпрыгнули.

— Ты сможешь получить там бесценный опыт. Изучить другую сторону медали. — Спокойно ответила она, но в её зеленых глазах я видела намек на раздражение. Я решила использовать свой козырь, скрестив руки на груди, я усмехнулась, понимая, что сейчас буду праздновать победу.

— Есть один человек, который, я уверенна, будет против вашего мнения. — Я одарила её победной улыбкой. Мой отец никогда не допустит того, чтобы я находилась в месте полном убийц, маньяков и грабителей. Линда вскинула бровь, и сложила руки в замок перед собой. Чёрт, ненавижу этот её взгляд, она способна рассказать всё, что ты чувствуешь, лишь посмотрев на тебя. Улыбка сошла с моего лица, Линда склонила голову набок.

— Вероника. Ты сейчас поступаешь как вредная, маленькая девочка, которой мама запрещает, есть конфетки, а папа разрешает. — Началось… Она ни сводила с меня пристального взгляда. Я нервно усмехнулась.

— Я так понимаю, мама это Вы. — Сарказм сочился из меня. Она кратко кивнула.

— Да, но всем нам известно, что в скором времени мама окажется права, когда у маленькой девочки начнут болеть зубки. — Спокойно и сдержанно произнесла она. Я закатила глаза, ненавижу, когда она делает свои манипуляционные штучки со мной. Чувствую себя как на приеме у психолога.

— И что же случиться, если я откажусь от этой работы и съем конфетку? — Мне было интересно, к чему она ведет. В глазах Линды вспыхнуло пламя.

— Ты покажешь, что тебе проще спрятаться и быть той маленькой беззащитной девочкой, с которой ты так долго жила внутри себя. Та ли это Вероника, которую я знаю? — Линда с порывом достучаться до меня вытянула голову в мою сторону. Она улыбнулась, потому что уже знала мой ответ. Всё что сейчас было в моей голове так это: «Никогда не стану той беззащитной девочкой, которую так долго выживала из себя».

— Вы правы. — Все что вышло из меня. Мои руки трусились от одной только мысли, что я вновь потеряю себя. Линда хлопнула в ладоши.

— Отлично, у тебя две недели, чтобы выбрать тему дипломной работы и направление, в котором ты будешь двигаться. У тебя будет почти месяц, ты справишься. — Линда встала с кожаного кресла и отправилась к книжному шкафу. Разговор окончен.

Когда я вышла за дверь её кабинета, то с улыбкой покачала головой. Она манипулировала мной. Она всегда так делает, чертовка. Браво. Но она права, нужно перебороть себя и не бежать туда, где удобнее. Нужно испытывать себя, находить новые возможности.

На самом деле, до психолога мне еще очень далеко. Я обычная студентка, которая, как и остальные прогуливала пары, списывала ответы из интернета и я совершенно не понимаю, что мне делать, когда я приступлю к практике.

Отцу я так и не рассказала о записке оставленной Ирбисом на своей машине…

Не знаю, просто не захотела. Если бы я рассказала, ко мне бы приставили уйму охраны и все мои движения были бы связаны. Я слишком люблю свободу.

ГЛАВА 5

Через две недели…

Как и было оговорено, ровно в срок я стояла около огромных железных ворот, периметр которых был обвит колючей проволокой. Волнение и смущенность играли на моих нервах. Сейчас я была напряжена как струна, которая вот-вот порвется. В моих руках была папка с бумагами, все, что я подготовила для роботы здесь, находилось в моих руках. Морально я тоже подготовилась.

Первое, не вести себя как мозгоправ, люди этого не любят. Все должны видеть человека, приятного собеседника, а не того, кто считает тебя разработчиком проекта.

Второе, даже в самой абсурдной ситуации, которая я уверенна здесь ждет меня на каждом шагу, веди себя спокойно и толерантно, просто слушай и задавай наводящие вопросы, а лучше молчи и жди продолжения.

Третье, не показывай свой страх.

Когда я четко осознала, что почти на месяц это место станет моей работой, я взяла себя в руки и составила план. Мне нужно было раскрыть проблемную тему. Что может быть проблемнее чем преступление не как факт, а как поступок? Почему человек совершает преступление? Когда это мысль зарождается в его голове? И какой толчок приводит систему в действие?

С жутким скрипом серые ворота открылись предо мной. Раскат грома озарил резко помрачневшее небо, казалось, будто это предостережение, но я отмахнулась. На страже стояли двое охранников с собаками. Когда я представилась и объяснила, зачем я здесь, меня проводили до пропускного пункта. Они обыскивали мои вещи так, как будто я могла в папке с бумагами пронести тонну героина и три пистолета. Заполнив все бумаги у женщины, которая и телосложением и манерами была похожа на мужчину, мне всё же разрешили пройти дальше. У двери с табличкой «Лицом к стене, руки за спину» Меня ожидал мужчина в форме тёмно-синего цвета. Ему было за пятьдесят, всей своей статью он излучал серьезность и несговорчивость. Своим орлиным взглядом он изучил меня с ног до головы, и в его карих глазах появилось тепло, его губы дрогнули в приветливой и соболезнующей улыбке.

— Здравствуйте, я Вероника Старк. — Я протянула руку мужчине. Он осторожно пожал её, на серьезном лице появился намек на дружелюбие.

— Знаю, знаю милая. Называй меня Виктор, я начальник следственного изолятора. — Он махнул рукой, двери открылись. Он отступил, предлагая мне войти первой. Впереди показался длинный широкий коридор с серыми стенами и железная решетка в конце. — Проходи, тебя здесь никто не обидит. Ты будешь под присмотром тридцати пар глаз, в любой точке этого места. Даже если ты никого не видишь, за тобой наблюдают. — Просветил он. Мои брови сошлись.

— Как-то это слегка некомфортно. — Проворчала я, делая шаг через порог. Виктор глухо рассмеялся, шагая за мной.

— Милая, мы находимся в СИЗО, а не на курорте. Здесь не должно быть комфортно, это место должно наводить ужас и желание сознаться. — За нами закрылась железная дверь, от чего неведомая мне клаустрофобия подала первый сигнал о том, что здесь я в жестяной коробке, в которой за мной постоянно наблюдают.

Остальной путь мы шли молча. Еще два пропускных пункта, и мы на месте. Небольшая комнатка, с небольшим диванчиком, столом, пустым аквариумом и тусклым светом. Я нахмурилась, изучая место, в котором нет ни единого окна. Положив папку на письменный стол, я посмотрела на Виктора, который стоял в проеме дверей.

— Итак, я хочу знать, что тебе потребуется из мебели либо же других предметов. — Спросил вежливо он. Я окинула это помещение еще раз взглядом. Мне потребуется другое место работы… Вздохнув, я все же взяла себя в руки.

— Думаю стулья для групповых сеансов, графин с водой и стаканы. — Попросила я, еще раз окидывая помещение скептическим взглядом. Виктор задумчиво почесал подбородок.

— Графин не обещаю, всё же стекло может быть опасным. Но я что-то придумаю. — Объяснил он.

Я втянула воздух со свистом. Только сейчас я полностью осознала, что это место не только не комфортное, но еще и опасное. Вернее не само место, а его обитатели.

— Кто раньше находился в этом кабинете? — Поинтересовалась я из чистого любопытства. Виктор как-то странно посмотрел на меня.

— Наш штатный психолог. Собственно его никогда не бывает на месте, здешние обитатели не слишком чтят тех, кто пытается рыться в их голове. — Виктор вздохнул, как будто я была проблемой, которую нужно решить. Ладненько. — Ты пока расположись, буквально через полчаса ты сможешь приступить к своей работе. — С этими словами Виктор удалился из кабинета.

Уперев руки в бока, я решила начать с первого чему нас учили. Обстановка. Обстановка — должна располагать к беседе, а не вызывать желание сбежать как можно скорее. В конце кабинета стоял рукомойник и тряпка. Протерев пыль, тем самым освежив затхлый воздух, я разложила бумаги, поправила подушки на кожаном диванчике. Расставила кактусы (которые находились в горшках в углу) по всему кабинету. Ну, можно сказать, что стало лучше, но желание сбежать, никуда не пропало.

Уняв дрожь, я присела в крутящееся кожаное кресло, думая о том, как лучше встретить своих подопечных. Дверь открылась, в неё вошло двое конвойных с дубинками, наручниками и пистолетами. Один поставил пластмассовые стаканчики и пластиковую баклажку с водой, второй внес три стула. Поставив все туда, куда я указала, они, молча, ушли, закрыв за собой двери. Я вновь стала думать, как же мне встретить пришедших, стоя либо же сидя? Нужно вести себя естественно. Поправив свою футболку белого цвета, я обошла стол и взяла бумаги, подготавливаясь к тому, что мне нужно будет сделать и сказать. Неприятный скрип в коридоре, заставил меня дернуться, бумаги разлетелись по деревянному полу. Нагнувшись, я, чертыхаясь, стала их собирать. Свист, доносившийся из-за спины, заставил меня упасть на колени, я руками уперлась о пол, чтобы, не расплыться на деревянном покрытии как медуза на суше.

— Мне уже нравятся эти сеансы. — Послышался насмешливый, грубоватый голос позади. В зоне затылка пробежали мурашки. Я поняла, что естественней знакомства не получилось бы…

Обернувшись, я заметила троих конвойных, Виктора и двоих парней в наручниках, стоящих около стены. Виктор указал одному из конвойных на бумаги, и тот с ловкостью подскочил и стал их собирать. Я благодарно улыбнулась, когда он мне их передал.

— Итак, Вероника, в этом помещении ты всегда будешь находиться с тремя конвойными, по одному на каждого заключенного, если что-то произойдет, под твоим столом находиться кнопка экстренного вызова. За дверью так же будут стоять трое конвойных. — Просветил меня Виктор. Я обошла стол, и села за него, действительно под столом имелась кнопка. Я еще раз осмотрела присутствующих и нахмурилась.

— Здесь только двое. Где третий? — Немного сконфуженно спросила я. Виктор кивнул.

— Вводите. — Приказал он. Я зарылась в бумагах, нервничая, потому что ад только начинался.

— Лицом к стене, руки за спину. — Прозвучала четкая команда. Теперь я буду это слышать каждый день.

— Так как, твой отец попросил меня отобрать самых адекватных для этого проекта, я решил, что эти люди здесь менее опасные, чем все остальные и их возраст не превышает двадцати восьми лет. — Начал тараторить Виктор. Но я перестала слушать уже на: так как, твой отец. Мои ладони сжались в кулаки, а челюсти свело от сильного натиска.

— Мой отец? — Проскрежетал мой раздраженный голос. Я ему об этом даже не говорила.

— Именно, он не хотел, чтобы я тебе говорил, но ты должна знать, что я буду рад тебе помочь в любом вопросе и проблеме, которая может возникнуть здесь… — Он умолк. — Ты должна понимать, что ты здесь не одна и бояться тебе нечего. — Добавил он. Все что я сейчас могла делать, так это смотреть на листок бумаги, который сжимала в своих ладонях. Отец обратно влез туда, куда его не просили.

Не знаю, сколько я так просидела, тупо пялясь в листок бумаги, на котором даже не могла различить написанные слова. Взяв себя в руки, я вздохнула и подняла голову. Двое конвойных стояло около двери, третий стоял у аквариума в углу, все они смотрели в пустоту, как будто были не более чем предметом декора.

— Мы сегодня начнем? Или мы пришли сюда посмотреть на твоё милое личико и аппетитную попку? — Послышался голос, который звучал в самом начале. Я повернулась к нему, с самой приветливой улыбкой, которую только могла выдавить. Тёмные, коротко-стриженные волосы, безумные зеленые глаза, и едкая ухмылка.

— Для начала я представлюсь. Меня зовут Вероника, я здесь, чтобы написать преддипломную работу и по совместительству попытаться помочь вам. Сегодня наше знакомство, поэтому мы собрались все вместе. Далее будут личные сеансы, для более комфортного положения вещей, один раз в неделю мы будем собираться на групповой сеанс и делиться тем, чем будем готовы. — Пояснила я зеленоглазому. Он расплылся в ехидной улыбочке.

— Ты поделишься своей попкой с нами? — Спросил он, откидываясь на диване, его руки были закованы в наручники спереди.

— Разговоры! — Послышался голос конвойного. Они привыкли к этому, я, нет. Я не сводя глаз с зеленоглазого, обратилась к конвойному.

— Прошу прощения, но вы не должны каким либо образом вникать в наши беседы. — Заявила я немного несдержанно. Понимаю, что он хотел помочь, но здесь нужно проявить терпение, чтобы расположить к себе парней. Зеленоглазый расплылся в улыбке, как будто я предложила ему конфетку. — Итак, теперь я предлагаю каждому представиться и рассказать, почему он здесь находиться. Начнем с самого разговорчивого. — Предложила я, возвращая ему ехидную улыбку. Он прокашлялся.

Мой взгляд плавно переходил с зеленоглазого, на парня с белобрысыми волосами и татуировкой на руке в виде дракона, а потом меня пронзило током, я застыла на месте, перестала дышать, когда встретилась с парой волчих, серых глаз, открыто насмехающихся надомной. Его локти опирались о раздвинутые бедра, а туловище было наклонено вперед, массивные руки были закованы в наручники. Время остановилось, мне кажется, я забыла, как дышать, его уголок губ приподнялся, обнажая ямочку на щеке. Думаю, совсем скоро ты окажешься за решеткой, поэтому нашей встречи никогда не произойдет! Интересно он тоже вспомнил этот разговор?

— Я Стикс, и нахожусь здесь потому, что трахнул своего боса на его рабочем столе. — Начал зеленоглазый. Но все моё внимание было приковано к серым внимательно изучающим меня глазам.

— Это очень интересно, продолжай. — Не отрываясь от Ирбиса, предложила я. По кабинету раздались смешки, грудь Ирбиса вздымалась в беззвучном смехе. Даже конвойные начали хихикать. Я поняла, какую глупость только что сморозила и залилась румянцем. Поморгав, я перевела взгляд на Стикса. — Ты ведь пошутил? — Пискнула я. Стикс расплылся в коварной улыбке.

— Не-а, я продырявил его жопу. Ублюдок этого заслужил. — Без капли смущения признался он. Я крепко зажмурилась.

— Ладно, на сегодня достаточно. — Я поняла что Стикс — человек, который любит поговорить. Переведя взгляд на блондина, я все же чувствовала на себе насмешливый взгляд серых глаз. — Твоя очередь. — Предложила я блондину. Он поднял руки в наручниках перед собой и с глухим стуком откинулся на спинку дивана.

— Я пас. — Фыркнул он. Вот с ним будут проблемы. Я положила руки перед собой на стол, открытая поза должна располагать.

— Каждому из вас нечего стесняться. Единственное что отличает вас от остальных, так это то, что вы попались. — Обратилась я к блондину. Он криво усмехнулся, как будто большего бреда не слышал в жизни. Я поняла, что сейчас не вытяну из него ничего. Возможно, на личном сеансе получиться?

Итак, с торжественной, кривой улыбкой я повернулась к Ирбису, нужно узнать его настоящее имя. Моя улыбка пропала, как только я увидела его полный веселья и коварства взгляд. Я просто смотрела на него, он закусил пухлую, нижнюю губу играя с ней зубами.

— Итак, ты хочешь что-то рассказать? — Мой голос предательски задрожал, один его взгляд заставлял убежать отсюда и не возвращаться. Он приподнял изумленно бровь, какое-то время, просто изучая меня.

— Я здесь за то, чего не совершал. — Ответил лениво он, позвякивая железными наручниками. Из меня вырвалось фырканье. Кому-кому, а ему сам бог проложил сюда дорогу. Его позабавила моя реакция, от чего его грудь беззвучно вздымалась от смеха. Массивные плечи выпрямились, как будто ему здесь было слишком тесно. Он действительно был больше остальных парней.

— Может, ты представишься? — Испытывая его взглядом, я проследила за плавным движением его указательного и среднего пальца. Мне стало неуютно и жарко, когда он круговыми движениями кружил ими в воздухе, как будто намекал на что-то неприличное. Все моё внимание было приковано к пальцам, на уровне его расставленных по бокам ног. Он прокашлялся.

— Вообще-то при разговоре, лучше смотреть собеседнику в глаза маленькая извращенка. — Его глубокий, полный издевательства голос затопил всю комнату. Краснее чем сейчас я быть не могла. Он играл со мной. Я встретилась с этими волчьими глазами и сердито посмотрела на него. — Я Ирбис. — Просветил он. Я полжала губы и покачала головой.

— Настоящее имя. — Попросила я. Коварная улыбка расплылась по его лицу, одним взглядом он дал понять, что ответа я не получу. Я с усмешкой перевела взгляд на конвойных.

— Как его зовут? — Спросила я. И впала в полный ступор, когда ни один из них даже не попытался ответить мне.

— Малышка, не утруждайся. Ты узнаешь моё имя лишь тогда, когда я этого захочу. — Самодовольным тоном низко протянул он. Меня пробрало раздражение.

— Можешь выцарапать его на двери моей машины. — Я едко усмехнулась. — Ах, да, ты не можешь этого сделать, потому что теперь сидишь за решеткой как я и предсказывала. Ну, ничего, можешь попросить это сделать своего недалекого дружка. — Прошипела я. Он играл со мной, я видела отблеск азарта в его глазах, ему нравилось выводить меня.

— Котёнок выпустил коготки. — Промурлыкал самодовольно он.

— Так стоп, вы что знакомы? Старик, только не говори, что она забита, и я не смогу её трахнуть на приватном сеансе? — Вмешался возмущенный Стикс. Я вцепилась в край стола, пытаясь контролировать себя. В этот момент Ирбис сменился в лице, и посмотрел на Стикса, от чего последний нервно сглотнул.

— Она принадлежит мне, и её киска тоже. Если к ней кто-то из вас хотя бы попытается притронуться, то может начинать сколачивать себе гроб. — Совершенно спокойно ответил Ирбис. Как будто отвечал на вопрос, сколько ложек сахара положить ему в чай. Только вот его глаза давали понять, что это предупреждение. Стикс усмехнулся.

— Это угроза? — С вызовом спросил он. Ирбис со спокойствием горного льва, перевел свой серьезный взгляд на меня.

— Это, блядь, обещание. — С его горла вырвался рык. Меня передернуло. Я хлопнула по столу ладонями.

— Достаточно, никто не будет ничего со мной делать! — Моёму возмущению и раздражению не было предела. Ирбис игриво подмигнул мне.

— Поверь, котёнок, совсем скоро ты будешь молить о большем, чем просто трах со мной. — Так же спокойно обратился он ко мне. Нет. С меня хватит. Я крепко зажмурилась.

— На сегодня сеанс окончен. С меня достаточно. — Я подпрыгнула из кресла, держась руками за край стола.

Ирбис усмехнулся, Стикс лишь пожал плечами, блондина, похоже, вообще не волновало происходящее. Я кивнула конвойным, чтобы те уводили заключенных. Ирбис уходил последним, напоследок он обернулся, и подмигнул мне с коварной ухмылкой. Как будто он знал большее, чем говорил.

Вылетев из СИЗО я дрожащими руками набрала Линде, сообщая, что больше не вернусь. На что получила лишь один ответ «Место изменить нельзя, ты подписала договор. Либо ты остаешься, либо тебе не видать диплома» Черт. Поговорю с Виктором завтра, возможно, он сможет исключить Ирбиса из моей группы.

ГЛАВА 6

На следующий день…

Стоя в большом кабинете Виктора, который отличался уютом и теплой обстановкой, я не могла поверить своим ушам. Как только я пришла сюда, то сразу направилась к Виктору, просить о другом подопечном. Но Виктор нахмурил брови и кратко покачал головой, складывая руки в замок перед собой.

— Это невозможно. Ирбис, должен быть в твоём кабинете на всех групповых сеансах. — Вот что он мне сказал. Это заставило меня часто моргать.

— Вы сами мне сказали, что я могу к вам обращаться в случае чего. Вот это тот самый случай. — Я включила упрямую девчонку. Виктор устало вздохнул.

— Понимаю, что он не такой уж толерантный, но он твоя защита. Именно этот человек в случае чего, сможет тебя защитить в том маленьком кабинете. Ты должна найти с ним общий язык. Это опасное место Ника. — Пробормотал устало и вымучено Виктор. Он назвал меня Никой, меня так всегда называет отец. Эти слова выбили из меня воздух.

— Думаете, он будет защищать меня? Он тот человек, который первым захочет причинить мне боль. Он опасен! За что он здесь? — Взбесилась я. В его карих глазах промелькнул раздраженный блеск.

— Думаю, это ты мне должна сказать Ника. Ты ведь здесь именно поэтому? — Он действительно уколол меня. И судя по его выражению лица, я поняла, что его терпение на исходе. Он не будет терпеть мои перепады настроения. Я сжала подлокотники кресла, на котором сидела.

— Вы хотя бы можете сказать его настоящее имя? — Попросила я. Виктор потер лоб ладонью.

— Ника, твоя задача найти общий язык с парнями. Ты должна сделать это сама, узнать их сокровенное, заставить их хотеть делиться этим с тобой. Не проявляй свою некомпетентность. — Отшил, так отшил. Это заставило меня смутиться. — Я к твоим услугам, если твоей безопасности что-либо угрожает. Но твою работу, вместо тебя, я делать не собираюсь. Думаю, мы поняли друг друга? — Виктор встал со своего кресла, и повернулся к окну. Да в его кабинете было окно, в отличие от моей пещеры. Понимая, что еще немного, и он выйдет из себя, я не стала подливать масло в огонь.

— Все предельно понятно. Извините за беспокойство. — С этими словами я направилась к двери.

Сидя за рабочим столом, в маленьком кабинете, я то и дело обдумывала слова Виктора. Почему никто мне ничего не хочет рассказать об Ирбисе? И почему меня вообще это волнует? Скорее всего, я просто слишком придираюсь к нему, из-за предыдущих наших встреч.

Дверь открылась, и в неё вошел Стикс. Он довольно улыбался, как кот, который только что вылакал бидон молока. Его слишком резкие, энергичные движения, заставляют охранников напрягаться. Он как ходячий энергетик. С кривой ухмылкой он подождал, пока его наручники не пристегнут спереди. После этого он слишком резко сел на кресло, стоящее напротив моего стола. Охранники схватились за пистолеты, видимо, моя безопасность всё же важна.

— Итак, милашка, о чем ты хочешь поговорить сегодня с дядюшкой Стиксом? — С веселой улыбкой спросил Стикс. Я помассировала виски, он импульсивный человек. Ему подходит по темпераменту сангвиник. Я поерзала на стуле, удобно устроившись, опираясь подбородком о костяшки пальцев и улыбнулась ему.

— Расскажи мне, почему ты решил изнасиловать босса? Как давно ты заметил, что тебя привлекают мужчины? — Лояльность и заинтересованность, то, что нужно для успешного разговора. Стикс заржал, его глаза наполнились слезами, он начал стучать закованными руками по столу.

— Черт, малышка. — Посмеивался он, вдыхая и выдыхая. Когда приступ его смеха закончился, он все же перевел дыхание и ответил. — Я трахнул его, потому что, обещал, если он еще раз наебёт меня с зарплатой, я разорву его жопу своим членом. — В его зеленых глазах, блестели слезы смеха. Я вздохнула.

— Ты сделал это чтобы преподать ему урок либо чтобы сделать то, что обещал? — Я действительно пыталась его понять.

— Я сделал это, потому что изначально, хотел отрезать его член, и засунуть ему в глотку, наблюдая, как он задыхается. Но если бы я его убил, моя семья не смогла бы обеспечить себя. Моя маленькая сестренка больна синдромом Дауна. Нам нужны деньги. А он меня наебал, он наебал мою маленькую сестренку. — Его взгляд погрустнел. Я видела, что он любит свою сестру. Он просто, таким образом, спустил пар. Как только я подумала поддержать его, он втянул в себя воздух. — Конфеты? У тебя здесь шоколадные конфеты? — Он действительно сангвиник. Перепрыгивать с темы на тему, ему легко удается.

Угостив Стикса конфетами, которые действительно лежали у меня в сумке, у нас завязался разговор. И спустя час мой мозг начал плавиться. Стикс мог начать рассказывать о работе, а потом резко перескочить на своё любимое блюдо. Мы выяснили, что он без ума от сладкого. Так же я выяснила, что он и его семья живет в однокомнатной квартирке, на окраине города. Его босс, настоящая задница. Стикс работал на стройке, о чем говорили его жилистые руки, которые было прекрасно видно из-под черной боксерской майки. В общем, пока мы общались, я заполняла бумаги, и слушала то, что рассказывал Стикс, а он рассказывал ВСЁ.

Следующим завели блондина. Он отказался со мной разговаривать при первой нашей встрече. Но я очень рассчитываю на наш сегодняшний личный разговор. Он с недовольным лицом сел в кресло, и смотрел на стену, всем своим видом показывая, что не рад здесь находиться.

— Привет. — Начала я. Он поднял на меня два голубых глаза, и скривился в ухмылке, но не проронил ни слова. — Послушай, я действительно не виновата в том, что ты оказался в моём кабинете. — Искренне начала я. Он долго смотрел на меня, прежде чем его губы начали шевелиться.

— Ага, в этом виноват твой ПАПОЧКА. Он слишком беспокоиться о своей дочурке. — Он скептически сдвинул брови. Из меня вырвался невольный раздраженный вздох.

— Я тоже не рада этому. — Я поджала губы. Он усмехнулся.

— Я заметил, ты уже подружилась с Ирбисом. — В его тоне был подтекст. И я ухватилась за эту ниточку. Он недолюбливает Ирбиса, я тоже, а что может объединить двух людей, как ни общий враг?

— Да, очень подружилась. В-первую нашу встречу я думала, что не доживу до утра. Во вторую он со своим дружком испортили мою машину, вчера он просто вывел меня из себя. Я ненавижу таких засранцев как он. — Процедила я сквозь зубы. Блондин откинулся на кресле, выглядя более расслабленным. Ему понравилось то, что я сказала. Этого я и добивалась, учитывая, что это всё правда, было легко.

— Алан. — Протянул он. Я не сразу поняла, что он имел ввиду. Пока до меня не дошло, что он только что представился мне. Итак, связь установлена, я прикусила внутреннюю часть чеки, чтобы скрыть улыбку.

— Итак, Алан, расскажешь, почему ты здесь? — Поинтересовалась я. Он хмыкнул.

— Наркотики. Много тонн наркотиков. — Он явно не стеснялся этого.

Мы поговорили о том, как его задержали, он рассказал, что это случилось во время того, как он заключал сделку. Его подставили. На вопрос, почему он продает наркотики, он покачал головой и закрылся. Видимо на сегодня слишком много. Я подвинулась ближе к нему.

— Ты знаешь настоящее имя Ирбиса? — Прошептала я, как будто спрашивала, есть ли у него травка в заначке. Он усмехнулся.

— Зачем тебе его имя? — Его голова склонилась набок, изучая меня.

— Он пытается показать, что он главный. Я же хочу ему доказать, что он ошибается. Что он не какой-то там загадочный принц. Я хочу поставить его на место. — Алан хмыкнул.

— Я не знаю его имени, никто не знает. Никто даже не знает за что он здесь. Думаю, никто не хочет огласки, может он чей-то сынок. — Ответил спокойно он. Мои уголки губ опустились. — Но я попытаюсь выяснить. Взамен, ты пообещаешь что, если что-то узнаешь о нём, расскажешь мне. Он мутный, мне это не нравиться. — На этом мы и сошлись.

Сейчас настал момент встретиться с тем, кем я так не хотела встречаться. Дверь открылась, сообщая о его прибытии, но мой скрутившийся желудок сделал это раньше, чем открылась дверь. Я не смотрела на него, делая вид, что погружена в свои записи. Но его неторопливые шаги, отбивались со стуком в моей голове. Когда он сел, аромат пряных специй и чего-то мужского ударил мне в ноздри. Я чувствовала его взгляд на себе, но упрямо продолжала пялиться в бумаги, абсолютно ничего не видя. Его закованные руки, показались под моими глазами, он перевернул листок другой стороной, только сейчас я поняла, что все это время читала вверх ногами. Прекрасно. Подняв взгляд, я встретилась с самым глубоким взглядом серых глаз, его уголок рта был приподнят в подобии улыбки. Я хотела отвести взгляд, но это означало бы поражение. Он заговорил первым.

— Ты потеряла возможность говорить? — Он нависал надо мной, его серая футболка обтягивала его мышцы, рельефность и сила буквально сочилась из него. Я сглотнула.

— Итак, почему ты здесь? — Начала я, пытаясь отвлечься от его тела. Мне нравиться то, что я вижу, но так же я знаю, к чему приводит любое проявление симпатии… к боли и слезам. Которых я уже ох как много перенесла, хватит с меня этой дряни.

— А ты? — Он отвечает вопросом на вопрос. Это не годиться. Я сдержалась, чтобы, не зарычать.

— Я пытаюсь работать. — Проскрежетал мой голос. Ирбис усмехнулся, лениво разглядывая меня.

— Я тоже. — Протянул он, облизывая нижнюю губу кончиком языка. Я вопросительно подняла бровь.

— Ты ждешь здесь суда. — Просветила я его. На что он расплылся в улыбке чеширского кота, обнажая свои ямочки.

— Да она еще и сообразительная. — Он издевался, его глаза искрились серебряным блеском.

— Давай проясним, ты мне не нравишься. — Начала я. Он сложил губы трубочкой, скрывая улыбку, и кивнул. — Мне просто нужно от тебя немножечко откровенности. — Я согнула указательный и большой палец, оставляя маленький зазор. Он вновь кивнул. Я ждала его действий, он осмотрел меня ленивым, но таким властным взглядом, что мне захотелось выйти отсюда.

— Давай так, один твой вопрос, затем мой. По-другому у нас не выйдет малышка. Люблю всё делать в паре. — Он прикусил губу, изучая мою реакцию. Ну а что мне остается? Я кивнула. Не обращая внимания на подтекст.

— Договорились. — Вздохнула я. — Итак, почему ты здесь? — Начала я. Он усмехнулся, и потер кисти рук, которые передавили наручники.

— Потому что я нарушил закон. — Ответил с искрой в глазах он. Я раздраженно рыкнула.

— Да ты прямо обескуражил меня своим ответом. Конкретнее, пожалуйста. — Прорычала я. Он усмехнулся и закинул ногу на ногу, как будто он здесь главный и это я пришла к нему.

— Ты опять давишь на меня. Давай будем шажок за шажком, потихонечку. — Он открыто издевался надо мной. — Моя очередь. Как давно у тебя был секс? — Вот этот вопрос вообще выбил меня из колеи. Я поперхнулась, он же с непроницаемой серьезностью ждал ответа.

— Это личное. — Поправила я. Он приподнял бровь.

— Разве то, что спрашиваешь ты, не личное? — Он выводит меня из себя своим спокойствием. Я вздохнула, ладно, сыграем по твоим правилам.

— Два года. — Слетело с моих губ. Он все еще смотрел, не показывая никаких эмоций, приподняв бровь, он чего-то ждал. Когда же он понял то, что я сказала, его веки распахнулись.

— Что прости? Два гребаных года? Ты что поклонница целибата? — Он явно выглядел ошарашено.

На самом деле, это была правда. Мой парень, предал меня, трахая другую в моей же квартире, на моем диване… Я не стала выяснять отношения, просто дала ему две минуты, чтобы забрать ту блондинку и свалить из моей жизни. Последнее предательство от мужчины, которое я стерпела. Впредь я больше не подпускала к себе никого. Он как мой отец, предал меня. Как можно строить семью, зная, что в любой момент твой суженый, может бросить тебя с ребенком и уйти к другой?

— Это три вопроса. Мы так не договаривались. Моя очередь. За какое именно нарушение закона ты здесь? — Я решила задавать более конкретные вопросы, чтобы, он не смог отвертеться. Он вздохнул, устало, как будто я приношу слишком много хлопот.

— Я толкал наркоту. — Ответил он, как-то странно. С неприязнью что ли? Как он может делать то, что вызывает у него отвращение? Алан говорил об этом более воодушевленно. Не давая мне открыть рот, он перегнулся через мой стол, его дыхание соприкасалось с моей щекой. — Скажи честно малышка, ты представляла, как мои руки ласкают тебя? — Его голос с хрипцой одурманивал. Моё тело покрылось мурашками. Рука конвойного накрыла его плечо и резко вернула на кресло. Но Ирбис и не сопротивлялся, он уже сделал то, чего хотел. Он ждал ответа. И он его получит.

— Нет. — Ответила правду я. Он склонил голову набок, его взгляд был удивленным, он не ждал такого ответа.

— Нет? — Уточнил он, нахмурив брови. Я кивнула.

— Я представляла, как твои руки душат меня, калечат, убивают, но отнюдь не ласкают. — Раздался мой приглушенный голос. Он скривился, как будто то, что я сказала, было ему противно.

— Я бы никогда не причинил боль женщине. — Процедил он сквозь зубы, впиваясь в меня мрачным взглядом. И вот здесь я просто не смогла удержаться, я вспыхнула от смеха. Ни один мужчина не сможет сдержать это обещание. Все они лжецы и предатели. Он раздраженно посмотрел на меня.

— Что тебя так развеселило? — Он был озадачен. Я покачала головой, утирая слёзы смеха. Это был горький смех.

— Не важно.

Он поджал губы, изучая меня. Долго изучая.

— Тебя обижали и не раз. Ты не веришь мужчинам. — Заключил он, с беспристрастным лицом. И вот здесь я сделала глубокий глоток воздуха, когда поняла, что он делал все это время. Он изучал меня, анализировал, делал то же что и я. Но, в конце концов, у него сложилась верная картинка, у меня же не получилось ничего.

— На сегодня достаточно. — Проворчала я. Он не усмехнулся, ни сделал ничего того, что меня раздражало. Он просто сидел, задумчиво глядя на меня. Как будто начинал что-то понимать. Когда он уже встал, и конвойный отвел его к двери.

— Лицом к стене, руки за спину! — Прозвучала команда. Мой голос прорезался.

— Ирбис. — Прохрипела я, сквозь ком в горле. Его плечи передернуло, он осторожно повернул голову, глядя прямо мне в глаза. — Какое твое настоящее имя? — Спросила неуверенно я. Он вздохнул, понимающе глядя на меня.

— В следующий раз, на сегодня достаточно. — Повторил он мои слова. Его вывели, но странно, что конвойный не был таким предусмотрительным как с другими заключенными, наоборот он вел себя пренебрежительно, разрешая Ирбису идти на три шага впереди от него.

ГЛАВА 7

Прошла неделя…

Самое странное то, что за эту неделю я так и не увидела Ирбиса. Мне сказали, что он находиться на следственных экспериментах и не может присутствовать. Зато Стикс выел мне весь мозг и все запасы шоколада. Что касается Алана, он открывался. Рассказывал мне о том, как он начинал промышлять наркотиками, что в детстве он не доедал, пьянчуга отец и проститутка мать. Он не хотел жить так, как жили его родители. И выбрал самый легкий путь — незаконный. Я сказала ему, что Ирбис попал сюда за наркотики, это как-то удивило Алана, как будто это в корне меняло дело и отношение к нему. В ответ Алан не принес мне никакой информации.

Все они вызывали отвращение, но я понимала каждого из них, убеждаясь, что все корни проблем родом из детства.

Сегодня выходя из квартиры, я обнаружила коробку под дверью. Она была черной и перевязана красной лентой. Не задумываясь, я открыла её, и моё сердце перевернулось. В коробке лежал настоящий человеческий череп, а на нем была нарисована цифра 7. Я с ужасом закрыла коробку, и выбросила её в мусор. Какова вероятность, что посылка адресована не мне?

Всю дорогу до СИЗО в голове стоял череп. Что это может значить? Когда я подъехала к воротам, и оставила машину, то без спешки вошла в уже знакомое помещение с затхлым, пропитанным мрачностью воздухом. Войдя в кабинет, я расположилась в кресле. Собрав свои густые, почти черные волосы в хвост, я устало потянулась. Дверь открылась почти моментально после моего прихода. В неё вошел обладатель серых глаз, он выглядел свежее, чем раньше. На его лице была улыбка, полная загадок и тайн. Конвойный как собачка плелся позади.

— Соскучилась по мне? — Поинтересовался он, падая в кресло напротив стола.

— Не очень. — Я сморщила носик. В голове снова всплыла картинка черепа. Кажется, я долго стояла, не двигаясь, поэтому четко ощутила его взгляд на себе. Отмахнувшись, я села напротив него в своё кресло. — Ты должен сказать мне своё имя. — Потребовала я. Он усмехнулся.

— Это не так работает малышка. Я тебе ничего не должен. — Ответил свободно он. Разглядывая меня с хищным, тайным блеском в глазах.

— Ладно. — Вздохнула я. — Какое твое настоящее имя? — Спросила я. Он ведь этого хотел? Чтобы я спросила? С улыбкой в глазах и на губах, он поднёс скованные руки к своему лицу, приставляя указательный палец к губам.

— Ш-ш-ш, малышка. — Прохрипел он. — Скоро. — Он странно подмигнул мне. Что заставило меня нахмуриться.

Он просто выводит меня из себя. Тоже мне, тайна… Я упрямо смотрела на него, он же улыбался одним уголком рта. Ему нравилось дразнить меня. Громкий вой сирены застал меня врасплох, моё внимание сразу обратилось к конвойному. Он схватился за пистолет.

— Всем конвойным, срочно явиться в комнату досуга! Повторяю, срочно явиться в комнату досуга, всем без исключения. Ситуация 202. —Раздался голос из динамиков в коридоре. Конвойный бросил на меня взгляд, а затем подошел к Ирбису.

— Ты сидишь и не двигаешься! Понял? — Его голос оказался слишком жестким. Ирбис просто медленно кивнул, абсолютно не реагируя на эту ситуацию.

Конвойный вылетел за дверь, закрыв её за собой на ключ. Я с бешено бьющимся сердцем перевела осторожно взгляд на Ирбиса, в его глазах плескался азарт, коварство и победа. Он расплылся в хищной улыбке, от которой стало не по себе.

— Наконец-то мы остались одни. — Промурлыкал довольно он. Я склонила голову набок. Не знаю почему, но я не боялась его. Не боялась быть с этим огромным парнем в замкнутом помещении. Вопросительно приподняв бровь, я следила за его плавными движениями. Он откинулся на кресле и мягко улыбнулся мне. — Подойди ко мне малышка. — Его голос стал низким и хрипловатым. Я покачала головой, поджав губы и скрестив ноги, мой центр пульсировал от его голоса.

— Нет. — Раздался мой охрипший голос. Он приподнял бровь.

— Ты хочешь узнать моё имя? — Его глаза блестели, как отполированное серебро.

— Хочу. — Подтвердила я. Он усмехнулся.

— Тогда тебе нужно подойти. Ну же малышка, я не обижу тебя. — Он говорил так маняще и сладко, и я не поняла, как мои ноги уже направляли меня к нему. Он не делал попыток пошевелиться. Просто с одобрением наблюдал за мной. — Стань предо мной. — Приказал мягко и низко он. Сглотнув, я сделала так, как он сказал. Как одурманенная я следовала за его голосом. Его глаза блеснули платиной.

— Что за игру ты ведешь? — Мой голос предательски дрожал. Склонив голову набок, он внимательно изучал меня, а после медленно подвинулся ближе, он играл с нижней губой зубами.

— Никакой игры малышка. — Прохрипел он, рассматривая моё тело от верха донизу. — Только ты, я, и никакой лжи. — Пробормотал он низким шепотом. Его закованные в наручники руки оказались на пуговице моих джинсов. Я отшатнулась, но он ногами обвил мои ноги и притянул обратно, глядя на меня из-под густых ресниц.

— Что ты делаешь? — Мой разум кричал, остановись, вернись в своё кресло. Тело же приказывало подойти ближе.

— Абсолютно ничего, что может доставить тебе боль. — Пробормотал он, ловко двумя пальцами расстегивая пуговицу на джинсах, я просто смотрела за его ловкими длинными пальцами, не делая попыток его остановить.

Он не сводил с меня глаз, внимательно наблюдая за моей реакцией. Он опустил змейку, спуская осторожно мои джинсы. Одно касание его пальца к моему оголенному участку живота, и болезненная пульсация зародилась между моих ног. Я вздрогнула, тогда, как он уверенно пальцем подхватил край моих шелковых, черных трусиков и спустил их на уровень колен. Я робко стояла перед ним полностью открытая снизу, блеск в его глазах, с которым он рассматривал меня, заставил хотеть большего. Да брось Никки, от одного поспешного решения, подкрепленного живым желанием, ничего не будет. Это всего лишь один раз. Это говорил мой внутренний демон, подталкивая в пропасть.

— Есть два правила малыш, которые ты должна усвоить. — Пробормотал он, лениво проводя пальцами по моему бедру. Я сглотнула, дыхание стало рваным. Он поднял потемневший возбужденный взгляд на меня. — Первое, ты должна знать, что не можешь кончить, пока я тебе не разрешу, иначе будешь наказана. — Бормотал с притворной лаской он. Я видела обещание в его глазах. — Второе, ты будешь полностью подчиняться тому, что я скажу. Ты уловила? — Он говорил осторожно и хрипло, как будто заманивал добычу в ловушку.

— Да. — Ответил мой, но такой чужой голос. Капкан захлопнулся. Он одобрительно улыбнулся.

— И еще кое-что малыш. — Его взгляд помрачнел. — Ты больше не будешь пытаться узнать что-то обо мне от других. Если ты хочешь что-то узнать, ты спрашиваешь у меня, и когда ты заслуживаешь ответ, ты его получаешь. Это понятно? — Его жесткий тон, заставил кровь в жилах застыть. Я не успела дать ответ, как его палец проскользнул меж моих складок, четко попадая на бугорок. Он простонал. — Ты мокрая для меня малышка? — Его голос был полон удовольствия. Я зажмурилась, его палец остановился. — Я задал вопрос. И смотри на меня! Открой глаза! — Приказал он, я вернула взгляд к его потемневшим от страсти глазам.

— Да. — С хныканьем вырвалось из меня. Он кивнул, ухмыляясь, его палец покинул меня. Он медленно поднес его ко рту и заглотил, как леденец, пробуя меня на вкус. Мои щеки залились румянцем.

— Идеально. — Прорычал возбужденно он. Все вокруг было затуманенным, дымка моего желания, чувствовалась как действие наркотика. Лишь я и он. Я тяжело дышала, мои ресницы трепетали, я хотела его палец обратно. Он поднял взгляд на меня, через тяжелые веки он затуманено рассматривали моё лицо. — Что мне сделать малышка? — Он закусил губу, явно ожидая ответа.

— А чего ты хочешь? — Мой голос оказался хриплым и нетерпеливым. Он усмехнулся, поддаваясь ближе ко мне. Своим указательным пальцем, он выводил ленивые узоры на моём бедре.

— Я хочу ответы. — Его голос казался скучающим, как будто всё это для него нудно. Это не то, чего я жаждала услышать. Мои глаза сощурились, я сделала шаг назад. В этот же момент он схватил меня за футболку и притянул обратно. Он поцокал языком, поднимая на меня взгляд, полный тьмы и мрака, склонив голову набок, он положил палец на мой холмик. — Я видно блядь, оставил недосказанность. Проясняю, ты не делаешь ничего того, что я не разрешаю. Я разрешал тебе двигаться Вероника? — Каждое его слово, сопровождалось вибрацией его голоса, исходящего от его пальца на мне. Из его уст моё имя вышло как-то дерзко и необычно. Он нахмурил брови, когда я не ответила. — Я задал тебе вопрос. — Мне показалось, он выглядел раздраженно. Шлепок между моих ног, отдался острой болью, а затем волной приятной дрожи. Мои легкие покинул воздух, а всё тело пылало.

Ненавижу людей, которые мне приказывают. Ненавижу только мысль о том, что кто-то пытается меня контролировать. Сейчас бы включить уличную девочку, и объяснить что та, кого он думает что знает, не существует. Но я хочу получить то, что он предлагает. В голове всплывет выражение «Дают — бери, бьют — беги» Втягивая воздух через нос, я киваю. Я соглашаюсь, но только на то, чтобы получить удовлетворение. С кривой ухмылкой, он начинает ласкать меня, его указательный палец скользит по моей влаге.

— Не шевелись Никки. — Приказывает он, играя со мной. В один момент он зажимает мой клитор между двумя пальцами, и я вскрикиваю, от неожиданности и приятной боли. На его лице непроницаемая маска. — Кончай. Сейчас. — Командует он. Я вскидываю бровь, и хочу сообщить ему, что женское тело работает не так. Но он даже не дает мне раскрыть рот, его палец все еще находиться на моём опухшем бугорке. — Никки, блядь, я хочу посмотреть, как ты извиваешься на моем пальце. Начинай! — Он выглядит скучающе и раздраженно, как будто я трачу впустую его драгоценное тюремное время. Но все же начинаю делать то, что он сказал, немного раскачиваю бедрами, и пульсация между ног оживает. Я трусь о его шероховатый палец, смотря ему в глаза, на его губах появляется лукавая улыбка. Он наблюдает за каждым моим движением с одобрением и восхищением. Я не заметила, как начала насаживаться на его палец, желая его почувствовать внутри себя. Но он резко убирает руку, и качает головой, откидываясь на кресле. — Нет, не сегодня милая. Когда я впервые войду в твою киску, этого на мне не будет. — Ирбис приподнимает кисти, намекая на наручники. Но на самом деле, он не понимает, что это единственный раз, когда у него была такая возможность. Сейчас мне нужно только одно, закончить начатое.

— Пожалуйста, Ирбис. — Хныкаю я. Он понимающе улыбается. Опустив голову, я замечаю выпуклость под его серыми, спортивными штанами и тяжело сглатываю.

— Сядь на меня, облокотись спиной о мою грудь. — Приказывает он, его голос со сладкой хрипцой манит и заставляет подчиниться. Я делаю, как он сказал, устраиваюсь на нем, и чувствую попкой его выпуклость, твердую и длинную. Моя макушка упирается в его подбородок, он продевает скованные руки мне через голову, и опускает их к моему центру. Его накаченные руки, плотно прожимают мои плечи, нет никакого шанса вырваться. — Хорошая девочка. — Он шепчет мне на ухо, его губы ласкают нежную кожу. Он возобновляет пытку, медленно и мучительно играя с моим бугорком. Я хочу большего, я извиваюсь, отираясь попкой о его твердый член в штанах. Он прикусывает мочку моего уха, издавая рык. Ускоряя ритм пальцев, он покусывает и посасывает мочку моего ушка. — Ты хочешь кончить? — Его голос притворно ласков. Мой мозг официально отключается.

— Да. — Выдыхаю я. Он усмехается мне в ухо.

— Давай девочка, кончи мне на пальцы. — Рычит он. И я теряю контроль. Я начинаю извиваться, его пальцы ловкими и четкими движениями выписывают яростные круги. Перед глазами появляются звездочки, я вжимаюсь в его член, и кричу, высвобождаясь от такого долгого воздержания. По моим щекам катятся слезы. Его руки напрягаются вокруг меня, он сжимает моё тело и мне кажется, что он вот-вот меня раздавит. — Арес. — Шипит он мне в ухо, я чувствую, как его пресс напрягается. А потом он расслабляется и откидывается на кресле. — Слезай. Они скоро вернуться. — Рявкает он. На ватных ногах я сползаю с его тела, и натягиваю штаны. Мои порозовевшие щеки, горят от смущения. Обернувшись, я замечаю на себе холодный металлический взгляд. И до меня доходит.

— Это ты подстроил то, что конвойному пришлось уйти? — Мой голос хриплый и чужой. Его губы дергаются в подобие улыбки.

— Налей мне воды. — Он не отвечает на вопрос. Это и не нужно. Это он подстроил. Без задней мысли застегивая пуговицу на джинсах, я беру пластиковый стакан и наливаю воду из баклажки. Оборачиваясь, в тусклом свете я замечаю выделяющееся пятно на его серых штанах. Мои глаза распахиваются, а губы складываются в виде буквы «О». Подношу ему стакан с водой и смущенно наблюдаю, как он забирает его.

— У тебя… Эм… — Как мне блин это сказать? Я смотрю на его штаны. Он переводит взгляд туда, куда смотрю я.

— Я блядь в курсе, что кончил в штаны. Милая это не то, чем я буду гордиться. — Рычит он с недовольством. Упс, кажется я задела его достоинство. Опустив голову, я возвращаюсь за свой стол. Ирбис поднимается, ставит стакан с водой и начинает снимать штаны. Я в полном ступоре смотрю на него, пока он не перебрасывает штаны сквозь наручники, закрывая переднюю часть серой тканью. Он в черных боксерах, его длинные ноги, накаченные и мускулистые.

Дверь открываться и в неё входит конвойный.

— Извините, у нас произошло…ЧП. — Он запинается, когда видит Ирбиса стоящего в одних трусах и переводит ошарашенный взгляд на меня. На лице Ирбиса появляется злая усмешка. — Что… здесь произошло? — Он нервничает, он боится того, что моей безопасности могло что-то угрожать. Но мне стыдно, моё лицо горит, я просто открывают рот, но из него не выходит ни звука. Ирбис пожимает плечами.

— Облился водой. — Он кивает на стакан, из которого так и не выпил. — Не хотелось выглядеть так, как будто я обоссался. — Беззаботно продолжает он. На лице конвойного отображается понимание и облегчение. — Мы закончили. Мне пора в камеру. — Добавляет Ирбис.

И тут меня что-то передергивает. Что он прошептал мне на ухо? «Арес» Почему он вспомнил бога войны, когда ласкал меня? Конвойный стоит в дверях, ожидая Ирбиса.

— Арес? — я должна знать, что он хотел сказать этим. Плечи Ирбиса дергаются, и он замирает как вкопанный. Конвойный смотрит озадачено на меня потом на Ирбиса, его губы кривятся в недовольстве.

— С каких пор твоё имя перестало быть секретом? — Возмущается он. И на меня обрушивается торжествующая волна понимания. Его. Зовут. Арес. Он дал мне своё имя. Серые глаза ловят мой взгляд, каменное, устрашающее лицо, без слов может заставить молчать.

— Это всё еще секрет. — И это было предупреждение. Он предупреждал меня. С ухмылкой на лице, я киваю.

Его выводят из кабинета. А единственное что вертится в голове так это то, с какой жестокостью он прошипел своё имя. Ему подходит это имя. Он настоящее воплощение Бога Войны.

ГЛАВА 8

Неделю спустя…

Чтобы там не подстроил Арес, но ровно неделю меня не впускали в СИЗО. Виктор объяснил, что их система безопасности дала сбой и пока её не восстановят, гражданских впускать не будут. Но на самом деле, мне и не хотелось появляться там. Арес… Мой мозг отключился, когда я позволила ему трогать себя. Хотя признаюсь, я хотела этого. Хотела почувствовать его пальцы на себе. И то, как я это представляла, и как было на самом деле, две разные вещи. Все оказалось намного пыльче и жарче, а самое главное намного стыднее.

Но на самом деле, был ли у меня выбор? Мне кажется, он все решил еще раньше, чем вошел в мой кабинет.

Сегодня я опаздывала, лишь потому, что не могла решить что надеть. Вообще не понимаю, почему меня волнует то, в каком виде меня увидит Арес. В итоге я опоздала на тридцать минут, а сегодня по плану было групповое занятие. На мне были лосины, белая блузка и белые кеды. Войдя в свой кабинет, я напоролась на критический взгляд серых глаз. Все трое находились в кабинете, но меня волновал только один присутствующий. Откинувшись на кресле, Арес приподнял бровь.

— Где тебя черти носят? — Прорычал он. Достав из сумки коробку шоколадных конфет, я помахала ею перед ним, он в ответ приподнял бровь. Стикс выхватил коробку конфет из моих рук, это заставило меня усмехнуться.

— Знаешь, я вполне мог бы отдать жизнь за тебя. — Бормотал Стикс, раскрывая коробку. Я лишь покачала головой, и села в своё кресло. Алан закрылся в себе, он сидел в углу, молча смотря в пол.

— Итак, с каждым из вас мы установили взаимопонимание. — На этих словах я запнулась, встречаясь взглядом с хладнокровным взглядом Ареса. Мои щеки вспыхнули, и я вжалась в кресло. — Сегодня, если вы готовы, мы поделимся тем, какие выводы вы сделали за это время. Возможно, у вас произошла переоценка мировоззрения. — Предложила я. Стикс закивал, его рот был полностью набитым шоколадом. Стикс единственный, в чьих глазах я видела поддержку. На самом деле он, тоже в своем смысле пугающий, пошлый, невоспитанный, но от Ареса его отличает то, что Стикс просто привык это делать на автомате, это его способ защитить себя. Арес же, делает это, потому что ему это нравиться. Арес просто является таковым. — Кто первый? — Мой оживленный голос, заставил Ареса поднять удивленно брови. Я решила вести себя так, как будто ничего не было.

— Ну, во-первых, мне нравиться то, что ты меня слушаешь. Никто меня никогда столько не слушал. — Начал Стикс. Арес усмехнулся и покачал головой. Я же улыбалась, сдерживая приступ смеха. Выслушивать Стикса — это задача не из легких, он может начать говорить о шоколаде и перепрыгнуть на венерические заболевания. — Во-вторых, я понял, что мои приступы гнева не всегда обоснованы. Например, вчера я мог вставить дубинку конвойному в зад, но подумал о том, что моим близким трудно будет без меня. Моя сестренка не протянет, если меня не будет рядом. — Стикс, вздохнул и виновато опустил голову. Мне, правда, жаль Стикса. Всю свою сознательную жизнь он заботиться в первую очередь о других, а не о себе. Он слишком рано стал взрослым. Я посмотрела на Алана, который просто сидел как предмет интерьера.

— Алан. — Воззвала я к нему. Он поднял взгляд на меня, криво улыбнулся и покачал головой.

— Я пас. — Буркнул он. На самом деле я взывала к нему взглядом, ведь если сейчас Арес откроет свой рот, я зальюсь краской. Он не скажет ничего хорошего. Но Алан закрылся. Арес прочистил горло.

— А мне есть что сказать. — Заявил он, привлекая всеобщее внимание. Даже Алан внимательно всмотрелся в Ареса. — На самом деле, ты мне нравишься. Ты идеалистка, такое чувство, что ты надела на себя маску и уже очень давно ходишь в ней. Но под маской скрывается что-то дикое и необузданное. Я не поверю, если ты скажешь, что сама напросилась на эту работу, тратить своё время на преступников. Не-а. Так скажи же, куда ты хотела быть направлена на работу? — Арес смотрел четко мне в глаза. Он как будто читал меня. Знал всё то, что я пыталась скрыть. Я натянуто улыбнулась.

— Это работает не так. Ты должен рассказать что-то о себе. — Поправила я его. Арес усмехнулся и приподнял бровь.

— Милая, как я и сказал, я здесь за то, чего не совершал. Мне нечего тебе сказать о себе. В моей голове всё в порядке. — Грубо заявил он. Его взгляд впился в мой, испытывая меня, играя со мной. — И я задал вопрос. — С хищной улыбкой заявил он. По телу пробежали мурашки. Его голос стал таким же, как и в тот раз, когда он ласкал меня. Он напоминал мне именно об этом. Не ведись, не подавай виду. Твердила я сама себе.

— Да, правда, ответь. — Выпятил губу Стикс. Я вздохнула. Это тяжелее чем казалось. Когда они в одном месте, сложнее подстроиться под каждого из них.

— Я хотела помогать детям в детском доме. — Ответила я Стиксу. Его губы сложились в виде буквы «О» Он одобрительно кивнул.

— Ну, это уж лучше, чем проводить время с таким мусором как мы. — Подытожил Стикс. Мне стало неловко. Но я не могла опровергнуть его слова, а он и не ждал этого.

— Почему? — Раздался глухой голос Ареса. Я вздрогнула. Нельзя давать ему зацепки, он изучает, анализирует.

— Я думаю, что тоже могу что-то сказать. — Послышался голос Алана. Он удивил меня. Он смотрел сугубо на Ареса, который с хищным интересом приподнял бровь. — Ты хорошая девушка. Мне легко с тобой общаться наедине. Ты не надоедливая и понимающая. — Алан запнулся, всё еще глядя на Ареса. Он смотрел на него, так, будто ждал одобрения. Это как-то странно. — Ты помогла мне понять, чего я действительно хочу. И спасибо тебе за то, что хранишь мои секреты и не заставляешь делать то, чего я не хочу. — Алан закончил. И я благодарно улыбнулась ему. Ему тяжело это было сказать, пусть он не понял до конца то, чего я хотела от него. Но он заговорил, это уже прорыв. Из горла Ареса вырвался грудной рык. Он оскалился в улыбке, и впился взглядом в Алана, склонив голову набок.

— Не припоминаю, чтобы ты сказал что-то из этого, когда подошел ко мне, и вывалил то, что Ника расспрашивает обо мне. Дай вспомню, как ты сказал. — Арес почесал подбородок, закинув ногу на ногу. Мои глаза распахнулись. — Эта девчонка, раздражает меня до мозга костей. Я буду рад держать её, пока ты будешь её трахать. — Протянул Арес. В моих глазах собрались слезы. Я не могла поверить. Алан побледнел и выпучил глаза, глядя на Ареса. Меня всю трясло. Я даже не поняла, в какой момент руки Стикса обняли меня и притянули к своей груди. Похоже конвойные решили не влазить.

— Ш-ш-ш, детка, ты сильнее этого. — Успокаивал Стикс. Его наручники соприкасались с моим плечом и немножко царапали кожу. Я просто дрожала, потому что понимала, что Алан на самом деле затаившийся хищник. Он мог сделать мне больно в любой момент.

— Вероника, я все могу объяснить. — Послышался голос Алана. В моей голове стучало. Я покачала головой.

— Нет. Не стоит. — Это все что я могла сказать.

— Да, Алан, не стоит. — Огрызнулся Стикс.

— Мы закончили. — Заявил Арес.

Домой я ехала, вцепившись в руль, сердце бешено стучало. Завтра я буду там в последний раз. Попрощаюсь со Стиксом и заберу документы. Мне достаточно материалов и больше появляться там необязательно. Припарковавшись около дома, я вышла из машины и направилась к двери. Резкий толчок в плечо откинул меня на землю, парень в черной маске нависал надо мной. Мои ладошки были счесаны о бетон. Он влепил мне пощечину, и я почувствовала металлический вкус во рту, из моей губы текла теплая кровь.

— Передай ему, что у него осталось два дня. — Прорычал грубый голос.

Я даже не успела сообразить, что происходит, как парень уже исчез. На трясущихся ногах я поднялась с холодного бетона, и дотронулась до своей треснувшей губы. Что. Это. Было? И кому я должна это передать?

Адекватный бы человек рассказал об этом своей семье. Я могла рассказать отцу. Но тогда я бы признала то, что мне нужна его помощь. А этого я никогда не сделаю. Никогда не покажу свою слабость.

ГЛАВА 9

На следующий день…

Войдя в кабинет, первым делом я собрала свои вещи. Виктора я уже уведомила о том, что больше не вернусь. Он просто кивнул, возможно, он был уже в курсе того, что произошло вчера. Я ждала, когда приведут Стикса. Я хотела попрощаться с ним, и узнать, нужна ли помощь его семье, я могла бы помочь финансово. Но когда дверь открылась, в неё ввели не Стикса, а Алана. Он неуверенно двигался к креслу напротив стола. Я отшатнулась и сморщилась, так как моя губа треснула и из неё полилась кровь. Алан не смотрел мне в глаза.

— Я должен попросить прощение. Я не хотел, чтобы так получилось. Мне жаль. — Пробормотал Алан. Но я не могла его простить по многим причинам. Одна из них предательство. Я не прощаю предательства.

— Если это всё, то ты можешь идти. — Мой тон был холоден и непроницаем. Алан поднял голову, и посмотрел на меня с сожалением. Он встал, и наклонился в мою сторону. Я не успела сообразить, что происходит, как с глухим стуком открылась дверь. В неё влетел Арес, с расширенными бешеными глазами как у быка. Он тяжело дышал, его плечи дрожали от гнева.

— Отойди от неё нахер, сейчас же! — Прорычал он, так жестко и властно, что кровь в моих жилах застыла. Алан сделал два шага назад, в полном подчинении. Взгляд Ареса встретился с моим, всё, что я видела, это сумасшествие на его лице. Его глаза распахнулись, а лицо превратилось в камень. Он ринулся на Алана, быстрее, чем я успела моргнуть. — Ты сука тронул её. Я предупреждал вас ублюдков, что с вами будет, если вы только подумаете притронуться к ней! — Голос Ареса прогремел, как гром средь ясного неба. Он повалил Алана на пол, и ударил его по лицу, кажется, наручники ему совершенно не доставляли неудобств. Алан прикрыл своё лицо закованными руками.

— Я не притронулся к ней, честно! — Он был напуган. Этот страх буквально передавался по воздуху. Арес схватил его за волосы на затылке, и задрал его голову ко мне. Я встретилась с испуганным взглядом Алана.

— Тогда блядь что у неё на губе? — Прогрохотал он и наступил Алану на ногу, я услышала тошнотворный хруст, глаза Алана распахнулись, и он безмолвно закричал.

— Это не он! Прекрати! — Наконец-то прорезался мой голос. Его глаза были цвета ртути, он тяжело дышал. Он долго смотрел в моё испуганное лицо, прежде чем поверил и отпустил голову Алана, его тело упало с глухим стуком.

— Уберите это отсюда. — С неприязнью Арес кивнул на Алана.

Как только тело Алана вынесли, мы остались с Аресом вдвоем. И теперь я его боялась. Это был взбешенный хищный зверь. Он сел в кресло и закинул ногу на ногу.

— Кто тебя ударил? — Это было первое, что он спросил, спустя долгих пять минут полного молчания. Я покачала головой.

— Это не важно. — Все что ответила я, притрагиваясь к опухшей губе.

— Это важно. — Процедил он. Его лицо было непроницаемой маской. Я не могла понять, о чем он думает.

— Да не знаю я, кто. Какой-то парень, набросился на меня около дома, ударил, сказал, что у кого-то там осталось два дня. — Протараторила я. Брови Ареса сошлись вместе. Он потер переносицу, его скулы окаменели.

— Пора заканчивать. — Побормотал он себе под нос. Раздался вой сирен, он оглушал. Я посмотрела на Ареса.

— Что? Это опять ты? — Задрожал мой голос. Арес усмехнулся и отрицательно покачал головой. — Тогда что это? — Мне стало страшно.

— Это еще один повод, покинуть это место. — Сухо ответил он. Когда я вскинула бровь, он вздохнул. — Я здесь не, потому что задержан. Мне нужно было выведать информацию у Алана. По сути меня здесь не существует. — Он начал вертеться в поисках чего-то. — А так как я только что ударил Алана, то начал войну. Думаю, сейчас в камерах начался бунт. Нам нужно проваливать отсюда. Ты не представляешь, сколько оружия есть у заключенных. — Он продолжал вертеться. — Мне нужно открыть, чертовы наручники. — Рыкнул он. Я рассмеялась.

— Ты действительно думаешь, что я поверю в это? — Смех был истерическим. Арес бросил на меня проницательный взгляд.

— У тебя нет выбора. Сейчас ты либо пойдешь со мной и останешься жива, либо ты остаешься здесь, и тебя прикончит кто-то из головорезов Алана. Уверен, что они уже выбрались из своих камер. — Проскрежетал он. Я быстро заморгала.

— С чего я должна тебе доверять? — Я покосилась на него. Арес усмехнулся.

— У тебя нет выбора малышка. — И этими словами он заставил мой желудок перевернуться. — А теперь, найди что-то, чем можно разрубить наручники либо же просто сиди и не мешай. — Рявкнул он. И я разозлилась. Уличная девочка вышла на свободу. Он не смеет так со мной разговаривать, подскочив с кресла, я подошла вплотную к нему и ткнула пальцем в его грудь. Его бровь вопросительно поднялась.

— Сядь! — Рявкнула я, сердито глядя на него. Когда он не пошевелился, я сощурила глаза. — Ты хочешь избавиться от этого? Тогда сядь! — Я указала на наручники. Он закатил глаза и упал в кресло. Подняв руку, я достала шпильку из своего хвоста. Я всегда носила шпильку. В свои четырнадцать отделения полиции, были моим вторым домом. Одной рукой я дернула его руки на себя и нашла отверстие для замка. Его кисти были слишком передавлены и опухшие, видимо он переусердствовал, когда избивал Алана. Вставив шпильку в замок, я поддела затвор.

— Да ладно, милая, ты ведь шутишь? Пересмотрела шпионских фильмов? — Насмехался Арес. Он смеялся ровно до того момента, пока наручники не щелкнули и его руки не освободились. Он встретился со мной взглядом, озадачено глядя на меня нахмурив брови. — Кто ты такая? — Наконец спросил он, растирая опухшие запястья.

— Никто. — Буркнула я, отходя от него на шаг. Он вскочил на ноги и оторвал ножку от стула.

— Держись позади меня. — Приказал он, и выбил ногой железную дверь. Она просто слетела с петель, мои глаза распахнулись. Сколько же в нем силы? — Ну же, шевелись! — Рыкнул он. Я быстро схватила сумку и подбежала к двери. Он вырвал сумку из моих рук и закинул её себе на плечо. Раздался выстрел в другой части коридора. Одной рукой Арес схватил меня за шиворот футболки как щенка и потянул за собой.

Мимо нас пробегали конвойные, но не обращали внимания. Сирены всё еще гудели как сумасшедшие.

— Третий коридор захвачен. — Послышался голос из динамиков.

Арес толкнул меня вперед, направляя рукой, его шаги были быстрыми и агрессивными. Он оглядывался по сторонам, как хищник, попавший в засаду.

— Алан проворачивал крупные сделки с наркотиками, нам нужно было узнать, где он достает товар. Мы хотели убрать наркоту с рынков. — Начал Арес, выстрелы, пролетели над нашими головами, Арес потянул меня на пол, накрывая своим телом. Послышались другие выстрелы из автоматов. Он быстро поднялся, и поднял меня, шагая дальше. — Он не захотел со мной разговаривать. Сдавать своего поставщика. Тогда я нашел другой выход, я сказал тебе, что попался за наркоту. Я знал, о чем вы говорите с Аланом, все конвойные мне докладывали ваши разговоры в подробностях. — Он прижал меня к стене рукой, выглядывая за угол коридора.

— Получается, ты манипулировал мной? — Пискнула возмущенно я. Он просто кивнул.

— Таков был план. — Схватив меня за предплечье, он потянул меня за руку. — Придурок пришел на следующий день ко мне, дальше ты знаешь. — А дальше, Алан облил меня грязью. Арес потянул меня к решетке соединяющую коридоры.

— Но почему он так сделал? — Моё дыхание сбилось. Я давно так не бегала.

— Он навел справки, ему выдали ложную информацию, сказали, что я самый опасный наркодиллер. Ему было выгодно со мной подружиться. То, что он сказал тебе в кабинете, было для того чтобы задобрить меня. Меня же это взбесило блядь. — Прорычал он. Пару раз, дернув решетку, он понял, что она закрыта. — Черт. — Рыкнул он.

Из двери рядом вылетел Виктор и пятеро конвойных. Я встретилась с ним взглядом. Оставалась вероятность того, что Арес мне врет, и на данный момент, я помогаю преступнику бежать. Я, было, ринулась в сторону Виктора, но Арес схватил меня за шиворот футболки и притянул к своей каменной груди. Виктор посмотрел на Ареса.

— Выведи её. — Четко и с угрозой приказал он. Арес сдержанно кивнул. Кто-то из конвойных бросил связку ключей в нашу сторону, огромная ладонь Ареса поймала их.

— Погоди, там Стикс! — Пискнула я. Арес внимательно посмотрел на меня.

— Стикс, взрослый мальчик. Когда мы выберемся, я ему помогу. У него суд через неделю, я найму ему лучших адвокатов. — Заявил Арес, открывая решетчатую дверь.

Ни на одном из постов никого не было. Мы выбежали на улицу, Арес вдохнул свежий воздух и усмехнулся чему-то. Около ворот стояла моя машина.

— Докинешь меня до города. — Приказал он. У меня не было выбора. В помещении что-то началось. Выстрелы, крики, хаос. — Мы вовремя выбрались. — С этими словами Арес сел в машину.

Заведя двигатель, я рванула по дороге. И тут в голове всплыла недавно полученная информация.

— Это ты подложил мне человеческий череп под дверь? — Выпалила я. Взгляд Ареса метнулся ко мне, в полном шоке. — Я так понимаю, ты не был ни на каких следственных действиях? — Продолжила я мысль. Арес вздохнул и съехал на сидении.

— Это был не я. — Пробормотал устало он. — Что-то еще было? — Спросил он незамедлительно. Я кивнула.

— На черепе была нарисована семерка. — Вспомнила я. Арес поджал губы.

— Это угроза смерти всей семье. У нас завелись гребаные мафиози. — Это его разозлило, его жевалки заиграли. По моему телу пробежали мурашки. — Не волнуйся, я узнаю, кто это был. Я всё улажу. — Заявил он. Я бы могла спорить дальше, расспрашивать его. Но всё это прервал один единственный звонок. На экране телефона высветилось «Отец» Зажмурившись, я, вставила телефон в фиксатор и включила громкую связь. Я знала, что сейчас будет.

— Да. — Произнесла я. Арес посмотрел на экран, а следом на меня. Его брови поднялись вверх. Отец звонит не часто. Только когда ему нужно поорать.

— Ты где? — Его спокойный, уравновешенный тон, был предвестником бури. Стиснув руль со всей силы, я сглотнула комок в горле. Наше с отцом понимание закончилось, почти не начавшись.

— Еду домой. — Ответила сдержанно я.

— С кем? — Тот же спокойный тон. Я бросила взгляд на Ареса. Он нахмурился и помрачнел.

— Одна. — Я солгала потому что, не хотела лишних проблем. Арес распахнул глаза в неверии.

— Мне звонил Виктор. Все твои передвижения заканчиваются, около дома тебя ждет охрана. Ты не оправдала моё доверие. — Это был тон, который я ненавидела. Властный тон.

— Ты знаешь, что я тебя ненавижу? — Процедила я сквозь зубы.

— Мне плевать. Ты можешь меня ненавидеть, но будешь делать то, что скажу тебе я. — Рыкнул он. По щеке скатилась слеза.

— Когда у меня будет возможность, я сделаю все, чтобы упечь тебя за решетку. — Через ком в горле выплюнула я. Он сбросил вызов. Вздохнув, я пыталась сдерживать слезы. Он довел меня до такого, что лишь от его голоса мне хочется рыдать. Взглянув на Ареса, я увидела полный шок на его лице. Он поджал губы и покачал головой в неверии.

— У меня есть предложение. Ты можешь прямо сейчас бросить всё и поехать со мной. Ты больше никогда его не увидишь. — С непроницаемым выражением лица предложил он. Поджав губы, я покачала головой.

— Это бессмысленно. Он все равно меня найдет. — Прошептала я, утирая слезу со щеки. Арес просто кивнул и отвернулся к окну.

— Высадишь меня около заправки. На этом наши пути расходятся. — То как он это сказал, заставило сжаться желудок. Я кивнула и свернула к заправке.

— Арес. — Окликнула я его, когда он выходил. Он вздрогнул и обернулся. — Пожалуйста, позаботься о Стиксе. — Попросила искренне я. Арес внимательно всмотрелся в моё лицо, и кивнул.

— Даю слово. — С этими словами он захлопнул дверь.

И мой путь продолжился дальше, с каждым километром я лишала себя свободы. Лишала себя всего, чем дорожила. Как только я приеду домой, меня окружат охранники и никуда не выпустят. Так отец наказывал меня. Он лишал меня чего-то, в чем я сильно нуждалась. С годами, он стал хуже, чем был. Как будто с каждым годом, его зверь внутри становился всё больше. Он никогда не бил меня. Но то, что он делал со мной, уничтожало меня изнутри. Я боялась его. И боялась больше чем Ареса.

ГЛАВА 10

Месяц спустя…

Месяц — ровно столько длилось моё наказание. Никто не сможет понять, что я чувствовала. Ровно месяц охрана была со мной в доме, именно в доме, потому что на улицу меня не выпускали. Всё это время у меня не было и капельки пространства. Даже спала я в комнате с охранником. И если бы они были накаченными, брутальными парнями я бы не возмущалась. Но меня окружали люди за сорок, у которых личная жизнь — это моя личная жизнь.

Была ситуация когда мне нужны были тампоны, я надеялась на то, что мужчины смутятся и разрешат мне выйти на улицу… Как бы не так… Я долго морочила им голову с капельками, названием, видом. Я, правда, рассчитывала на то, чтобы сделать глоток свежего воздуха. Охрана сделала по своему, через двадцать минут после моей просьбы, к дому подъехала фура, со всевозможными видами тампонов и прокладок. Я стала королевой этих дней…И твою ж мать, они раскрывали каждую упаковку, проверяя её на предмет угрозы. Какая угроза может быть от тампона? Он сдетонирует внутри меня? Для детонации, дерните за ниточку…

И вот сегодня первый мой день на улице. На свежем воздухе. На самом деле, я не знаю, почему я не могу решиться сбежать. Наверное, потому что мне некуда бежать, да и на самом деле я просто боюсь. Отец — пусть иногда и придурок, но он не обижает меня финансово, предо мной открыты все двери, в моей семье нет насилия, у нас достаточно денег и я знаю, что в какую бы задницу я не вляпалась, мне всегда помогут. Просто после того как помогут, я выслушаю тираду о том, какая я плохая дочь, а потом он остынет.

На данный момент, я жду свою двоюродною сестру Лею. Я обещала с ней прогуляться. За почти два месяца, щенок Акиты вырос и оправился от нашего первого знакомства. Леи четырнадцать, это именно тот возраст, когда за ребенком нужно смотреть во все глаза, но при этом не быть строгим родителем. В этом возрасте ребенку нужно давать видимость права выбора. Нужно просто быть ему другом, не ругать за его ошибки, просто быть опорой, в случае провала. Это я знаю не понаслышке. Я помню себя в её возрасте. И на данный момент, я являюсь единственным человеком, которому Лея полностью и безоговорочно доверяет свои тайны и чувства. Всё началось, когда она пришла ко мне и сказала: что мальчик, который ей нравиться не отвечает ей взаимностью. И я вместо того чтобы прочитать ей нотацию о том что она еще маленькая для мальчиков, что всем им нужно только одно… Рассказала ей свою историю. Историю о том, как я начала встречаться с первым своим парнем. Он мне безумно нравился, мы делали вид что взрослые, играли в любовь, планировали наше будущее (на секундочку в 14 лет) а потом вышло так, что оказывается этот местный донжуан, встречался с тремя девочками, и вот мы все нечаянно встретились. И самое смешное, что все трое, включая меня, вместо того (чтобы уйти, дать пощечину, обидится) стояли и ждали, пока наш юноша выберет, с кем же из нас он хочет быть. Скажем так, он выбрал не меня. Услышав эту историю Лея, хохотала надо мной до слез. Так и завязалось наше доверие. Я еще помню, что чувствует человек в её возрасте, помню, как мне не хватало рядом кого-то, такого же, как я, сейчас.

Мы шли по аллеи парка, впереди бегал Ральф (так Лея назвала щенка). Поедая сладкую вату, мы смеялись без видимой на то причины. Лея была блондинкой с зелеными глазами и милым личиком.

— Вчера две моих подруги поругались. Я не знаю, чью сторону принять, ведь я считаю, что каждая из них не права. Но Лидия мне нравиться больше. — Заявила Лея, запихивая в рот очередной кусок ваты. Я усмехнулась. Всю свою жизнь, у меня друзьями были одни мальчики, ведь я верю именно в дружбу мужчины и женщины, женщина с женщиной никогда не подружатся. Просто потому, что каждая из них в какой-то момент захочет быть лучше другой.

— На самом деле, тебе не обязательно принимать чью-то сторону. Они помирятся через какое-то время, а врагом номер один станешь ты, именно потому, что ты приняла чью-то сторону. — Я наталкивала её на эту мысль, но не заставляла сделать именно так. В этом и разница между запретом и видимостью права выбора. Лея хмыкнула.

— Да, я припоминаю такой случай в школе. Потом две девочки, гнобили третью. — Согласилась она. И это всё что требовалось. Просто дайте ребенку пищу для размышления.

Подняв голову, я застыла как вкопанная. В двух метрах от меня стоял парень, он был в потертых джинсах и черной футболке и я его знала.

— Стикс! — Крикнула я. Он замер, а после медленно повернул голову. Я видела, как его взгляд меняется от удивления до узнавания. Он улыбнулся своей улыбкой плейбоя, и расставил руки в ожидании объятий. И я погрузилась в его огромные лапы, которые загребли меня в охапку, и начали кружить.

— Боже, детка, я так рад тебя видеть. — Расхохотался Стикс. Отступив от него, я склонила голову набок.

— Разве ты должен быть здесь? — С интересом спросила я. Неужели Арес действительно помог Стиксу?

— Скажем так, во время бунта, несколько людей погибло. Я был в их числе. — Честно ответил Стикс. Мои веки распахнулись. — А кто эта красотка? — Стикс быстро перевел тему, он всегда так делал когда нервничал. Я обернулась к Лее. Она вздернула носик, сделала шаг вперед, и подняла к Стиксу руку.

— Меня зовут Лея, а это моя сестра. — Её тон был таким дерзким, мне хотелось расхохотаться, но я сдержалась. Стикс решил подыграть, его зеленые глаза блеснули с забавой. Он взял ладонь Леи и поцеловал её руку, делая поклон.

— Почему ты не говорила, что у тебя сестра, принцесса? — Поинтересовался с забавой Стикс. Лея вздернула носик и фыркнула.

— Ты с какой планеты? Я похожа на англичанку? Либо европейку? — Косо глянула она на Стикса. Стикс еле сдерживался, чтобы, не брызнуть со смеху, я же замаскировала смех под кашель.

— Ладненько Стикс, если на то пошло, то Лея была бы не принцессой, а драконом. — Я подмигнула Леи, и та согласно улыбнулась мне. Стикс, выпятил губу.

— Вот так и делай вам дамы, комплименты. — Фыркнул наигранно обиженно он. У меня было множество вопросов к Стиксу, но при Лее, я просто не могла их задавать.

— Ай, блядь! Я сейчас прострелю голову этой твари! — Зашипел очень знакомый низкий голос. Мы все обернулись в сторону голоса. Его я узнаю из тысячи. В щиколотку Ареса вцепился Ральф.

На самом деле я не могла произнести и слова некоторое время, просто глядя на обладателя серых глаз. Его широкая спина была напряжена, каждый мускул, выглядывающий из-под черной футболки, был на пределе. Его темные, потертые джинсы натянулись на месте соприкосновения челюсти Ральфа и щиколотки, по белым кроссовкам стекала струйка крови.

После нашего прощания на заправке, я не видела Ареса. Вместе с ним из моей жизни пропали и угрозы. Больше не было коробок с черепами и ночных визитов с угрозами. В какой-то момент я даже начала тосковать по нему. Мне снились сны, в которых он ласкал меня своими ловкими пальцами. Я слышала его голос, видела его глаза во снах. Но я понимала, что Арес не тот тип парней, который должен находиться в моей жизни. Он необузданный, вселяющий страх и ужас, рядом с ним я чувствую себя неловко. Рядом с ним мне всегда хочется показать, что я стою большего, чем он думает, и каждый раз выходит совсем наоборот. Он видит жалкую, неуклюжую девчонку, я уверенна, что рядом с ним всегда находятся девушки, которые одним взглядом приклоняют парней к своим ногам. Рядом с ним должен находиться соответствующий тип девушек, и этот тип — не я.

Моё тело смогло прийти в движение только после того, как я заметила руку Ареса, наставляющую черный пистолет на Ральфа. Сорвавшись с места, я с неуловимой скоростью налетела на него. Наши тела столкнулись, прозвучал выстрел, мы оба упали на теплый асфальт, еще секунду назад я лежала на Аресе, а в следующее мгновенье мои лопатки были припечатаны к горячему асфальту, его огромная ладонь сжимала мою шею. Его черный пистолет был направлен на меня. Его грудь тяжело вздымалась, глаза цвета ртути с яростью смотрели на меня. Я задыхалась, чувствовала, как моё лицо наливается кровью от недостатка кислорода. Его зрачки расширились, а брови поплыли наверх, я видела узнавание на его лице. Он ослабил хватку на моём горле, я стала с жадностью хватать ртом воздух. Он спрятал пистолет за спину, его ноги сжали меня по бокам.

— Ты в своём уме, девочка? — Низкий, полный ярости голос, прозвучал слишком агрессивно. Я вытаращила свои глаза на него, не в состоянии ответить. — О чем ты думала? Ты хоть понимаешь, что я мог задеть тебя? — Прорычал он.

— Собака не виновата. Он просто запомнил тебя. — Прошипела я, прикоснувшись рукой к шее. Будет синяк. Я видела, как тысячи эмоций проносятся в его глазах, от ярости переходящей в раздражение и наконец, понимания.

— В следующий раз, не стой у меня на пути. Я спущу курок раньше, чем узнаю твоё лицо. — С этими словами он встал с меня, и я ощутила, как вместе с ним уходит тепло от моего тела. Он протянул мне руку. — Ты остаешься лежать либо встаешь? — Я видела насмешку в его глазах. Не приняв руку, я встала сама и увидела полное замешательство на лицах Леи и Стикса. Лея бросилась первая в сторону Ральфа, он выглядел испуганно, но видимых повреждений не было.

— Ты ведь не собирался в него стрелять? — Пропищала Лея. Я зажмурилась, точно зная, что он бы выстрелил. Я услышала тяжелый вздох и приоткрыла один глаз. Арес запрокинул голову к небу, его тело было напряжено, он перевел взгляд на Лею.

— А ты кто вообще? — Прозвучал кроткий, непроницаемый голос Ареса.

Не знаю почему, но моё тело похолодело. Я не хотела, чтобы Арес знал что-то о моей семье, тем более о той части, которую я безоговорочно люблю. Я чувствовала угрозу и непонятный мне самой, порыв, защитить и закрыть собой свою сестренку. Но Лея решила по-другому, вздернув носик, она фыркнула.

— Я сестра Никки. А ты придурок. — Дерзко бросила она. Я видела, как тысячи эмоций проносятся на лице Ареса. Мой мозг уже обработал тысячи вариантов того, что произойдет далее, но никак не то, что Арес рассмеется, громко и искренне.

— Что ж сестра Никки, следи за своей зверюгой. — Усмехнулся он, обнажая дерзкие ямочки на щеках. Его глаза блеснули сталью. — Стикс? — Одним словом, он как будто задавал множество вопросов. Стикс кивнул.

— Всё сделано. — Четко произнес он.

Теперь вопросы появились у меня. Стикс что теперь работает на Ареса? Мне хотелось задавать вопросы, но я понимала, что это не моё дело. Арес бросил на меня многозначительный взгляд.

— Через два часа, жду тебя около твоего дома. — И с этими словами он развернулся и зашагал. Стикс тут же подоспел к Аресу.

— Он мне не нравиться. — Когда эти двое скрылись за горизонтом, произнесла укоризненно Лея. Я смогла лишь кивнуть.

— Мне тоже сестренка, мне тоже. — Пробормотала я себе под нос.

ГЛАВА 11

Этим же днём…

И вот спустя два часа, я стою около своего дома. Не знаю, чем я руководствовалась, когда решилась придти на эту встречу. Наверное, на самом деле мне просто этого хотелось. Не зачем сопротивляться тому, к чему тебя влечет. Мне совершенно ясно, что Арес, не мой тип. Но и будущее я с ним строить не собираюсь, мне просто нужно что-то новое в моей унылой жизни.

Я не ожидала того, что Арес явиться на черном Мерседесе новой модели, не ожидала так же, что когда он выйдет из него, на нем будет темно-синяя рубашка, темные дизайнерские джинсы и кожаные туфли. Он неторопливо закрыл водительскую дверцу, засунул руки в карманы джинсов и, прихрамывая, направился в мою сторону. На его лице была усмешка, дерзкий блеск в глазах пророчил неприятности. Сглотнув густой ком в горле, я сделала неуверенный шаг к нему на встречу.

Когда я посмотрела на него, то поняла одно: в книгах очень легко говорить о том, что главного героя можно приручить, фантазировать и придумывать себе, какой же укротительницей ты можешь стать. Но, когда в реальной жизни, ты встречаешь такого парня, единственное, что ты хочешь сделать — это сбежать и желательно раньше, чем начнешь краснеть и запинаться, потому что рядом с таким, единственное что ты чувствуешь это свою никчемность и неуверенность.

— Ты пришла. — Его глубокий голос, вырвал меня из размышлений. Я покраснела, когда встретилась с самодовольным насмешливым взглядом Ареса. Усмехнувшись, он закусил свою нижнюю, пухлую губу. — На самом деле, у тебя не было выбора милая. Если бы ты не пришла, я бы тебя нашел, и тогда последствия сложились бы иначе. — В его глазах промелькнула открытая угроза. Мне кажется этими словами, он пытался убедить меня в том, что мы бы все равно встретились. Что я не сделала ничего зазорного.

— Так зачем я здесь? — Наконец прорезался мой голос. Арес усмехнулся, и открыл переднюю пассажирскую дверь.

— У меня встреча через час в офисе. Мне нужна девушка, которая будет сидеть и мило улыбаться, пока я заставляю ублюдков подписать документы. — Он сказал это так обыденно и посредственно, что даже мне стало скучно.

— Встреча в офисе? Так ты называешь заброшенный склад, в котором пытаешь людей? — Мои брови сошлись вместе. Арес хмыкнул и бросил на меня проницательный взгляд.

— Нет малышка. В офисе это в офисе. Место, в котором я пытаю людей я так и называю: место, в котором я пытаю людей. — Ответил он, и самоё жуткое, я поняла, что он не шутит. И он понял, что я поняла. — Не заставляй меня запихивать тебя в салон. — Зашипел он, и я увидела в его взгляде, что на самом деле, это бы вызвало у него удовольствие. Неуклюже забираясь во внедорожник, я сидела как на иголках. Арес захлопнул за мной дверь и, прихрамывая, обошел внедорожник.

— Разве у тебя нет девушки, которая бы сделала это? — Выпалила я. На самом деле, таким образом, я хотела узнать, есть ли у него девушка. Я это понимала, и он это понял. Оскалившись в хищной улыбке, он захлопнул дверь и завел двигатель.

— У меня нет девушки, которая бы не начала насаживаться на члены присутствующих раньше, чем я произнесу: добрый день. — Этим самым он выбил меня из колеи, да еще и намекнул о непостоянных связях. Все разговоры прекратились. Мне не хотелось погружаться еще глубже в его омут и его такое расположение вещей устраивало. Мне показалось, он облегченно вздохнул, когда я перестала задавать вопросы.

Мы действительно подъехали к многоэтажному офисному зданию в центре города. Когда Арес свернул к частной парковке, он увеличил скорость, его абсолютно не волновал шлагбаум, который перекрывал дорогу. Охранник забегал, впопыхах поднимая шлагбаум, и я поняла, что если бы дорогу не открыли, Арес бы снес металлическую перегородку, так и не остановившись. Это его стиль, идти напролом, ничего не сможет преградить его путь. Именно это он продемонстрировал в первую нашу встречу — он отодвинул меня со своей дороги. Внедорожник остановился у черного входа, буквально преграждая путь всем остальным, кто захочет покинуть это место. Арес вылез из внедорожника и похромал к моей двери, медленно открывая её. Когда он подал руку, а я не приняла её, он издал раздраженный звук, похожий на рык, и схватил меня за запястье, резко дернув на себя, мой нос ударился о его грудь, он помог мне удержать равновесие. Внимательно посмотрев на меня, он вздохнул.

— Когда я предлагаю, ты берешь. — Это всё что он сказал, перед тем как потащить меня к входу.

Весь персонал, который попадался нам на пути, опускал глаза в пол и бормотал невнятное «добрый день», Арес же даже и не думал отвечать приветствием, он смотрел вперед, он шел туда, куда ему было нужно, и плевать ему хотелось на окружающих. Когда мы вошли в огромный, металлический лифт с множеством копок, Арес нажал на кнопку восьмидесятого этажа. Мужчина, торопился к лифту, но когда увидел Ареса, сделал шаг назад, безмолвно сообщая — что подождет. Он не хотел ехать с ним.

— Ты не такой устрашающий, как все думают. Ты борешься с наркотиками на рынках, пытаешься истребить их. — Не знаю, зачем я это сказала, наверное, чтобы убедить саму себя, что не стоит его бояться. Арес сухо усмехнулся, и косо глянул на меня.

— Как ты думаешь, почему я это делал? — Спросил он с насмешкой. Я нахмурила брови, есть множество причин бороться с наркотиками на рынках, но ни как не та, которую озвучил он. — Для того чтобы монополизировать этот рынок. — Продолжил он, без капли лжи в своём тоне. Я почувствовала как тошнота, и неприязнь подходит к моему горлу. Он тихо засмеялся, радуясь тому, что в который раз ошарашил меня.

Лифт открылся, мы вышли в длинный коридор со стеклянными перегородками. В каждой кипела работа, офисные сотрудники бегали по всему помещению. Арес протянул меня в самый конец и остановился около офиса с тонированными стеклами. Поднеся карточку к считывающему устройству, загорелась зеленая лампочка и двери разъехались. То, что там было, не было тем, что я ожидала увидеть. Вся мебель была сделана из черного, наполированного стекла. Огромный, длинный Т-образный стол занимал немалую площадь, вместо стен везде были окна, из которых исходил великолепный вид на город. В углу стоял диванчик с кофейным столиком и баром. На черном стеклянном столе, не сразу удалось рассмотреть пистолет. Арес почти сразу взял его и бросил в ящик стола.

— Ты сядешь рядом со мной. И будешь тихо сидеть, иногда улыбаться. Но помимо этого, я хочу, чтобы ты применила свои навыки психолога, я хочу, чтобы ты распознала ложь, если такова будет. Как ты думаешь, сможешь справиться с такой задачей? — Он открыто насмехался надо мной. Сжав кулаки, я села в черное кресло, по правой стороне от Ареса. Мне нужно доказать, что я не пустое место.

— Если я увижу ложь, мне подождать, пока все покинут кабинет либо сказать это сразу? — Дерзко спросила я. Губы Ареса дрогнули в микро улыбке.

— Ты уже должна была уяснить, что я нетерпеливый. — Он сказал это настолько глубоко, что невозможно было не заметить подтекст. Из меня вырвался невольный вздох. — Хорошая девочка. — Пробормотал он, доставая папку с документами. Честно, для меня это было чем-то сверхъестественным, Арес и бизнес, вещи несовместимые вот Арес и убийство это вполне подходящие синонимы.

В полете своих мыслей я не заметила, как комнату заполнило семеро мужчин в дизайнерских костюмах, каждому из них было не меньше чем за сорок, но Арес смотрел на них так, будто они грязь под его ногтями. Я не сразу поняла, что за моей спиной процокали чьи-то каблучки, я чувствовала на себе уничтожающий взгляд. Миниатюрная ручка небрежно постучала, по-моему, плечу.

— Это мое место. — Прошипел женский голос. С большим отвращением эту фразу невозможно было сказать. Я обернулась и лицезрела блондинку с обложки страниц мужского журнала. Грудь четвертого размера, специфически заостренные черты лица, и много макияжа. У нас было сражение взглядами, которое начала она. С большей ненавистью на меня никто не смотрел. Она всем давала понять, что является желанной королевой. Но её настрой очень быстро сменился.

— Лика, сегодня присутствующим не нужны услуги твоего рта. Иди, поищи, у кого отсосать в другом месте. — Низкий голос, полный раздражения, прозвучал позади меня.

Лицо Лики вытянулось, её губы надулись, как будто вот-вот лопнут и ботокс разлетится по всему помещению. Её лицо приобрело насыщенный оттенок бардового цвета, она быстро выбежала, цокая каблучками по мраморному покрытию. Мне стало её жалко. Арес отнесся к ней как к отработанному материалу. Она ему уже не была интересна, он наигрался. Скорее всего, эта участь могла бы ждать и меня, если бы я действительно хотела переспать с ним. Но Арес как будто специально делает всё для того, чтобы вызвать у меня отвращение к нему. Наркотики — это самое ужасное, что есть в его послужном списке. Моё отношение к наркотикам определенное, я не хочу иметь к ним никакого отношения. Мне кажется, даже убийство не играло бы столь важную роль для меня, чем продажа наркотиков.

— Хочу представить вам, небезызвестную Веронику Старк. — Арес сделал многозначительную паузу, ожидая какой-то реакции от присутствующих. Небезызвестную? Что он несет? К моему удивлению, все мужчины одобрительно закивали, бросая странные взгляды в мою сторону. — Она сегодня будет присутствовать с нами. — Арес произнес это как-то зловеще. Неужели он рассказывал о том, что я психолог? Либо же есть еще какой-то нюанс? Мужчины с удивлением, но молча, согласились.

Арес начал говорить, на темы бизнеса. Оказывается, он владеет несколькими клубами этого города и ресторанами. Когда я смотрела на этого мужчину, я не могла сообразить, что же скрывается внутри него? Сколько ему лет? На вид ему не больше двадцати восьми, но он одним взглядом усмиряет семерых мужчин сидящих за столом, а они выглядят старше его лет на двадцать. Каждое его движение кажется отточенным и отрепетированным, но на самом деле, он просто такой. Волк в овечьей шкуре. Не удивлюсь если его бизнес это прикрытие.

На данный момент, моё внимание привлек мужчина в костюме цвета кофе. Небрежно завязанный галстук и следы грязи на воротнике, не сосчитались с его дизайнерским костюмом и роллексами. Возможно он неряха, но странно видеть бизнесмена непрезентабельного вида. Его глаза быстро бегали из стороны в сторону, как будто он реагировал на каждый звук. Я решила проверить свою теорию, положив ладонь на стеклянный стол, я начала тихо, но четко стучать ногтями по стеклу. Его взгляд сразу встретился с моим, он медленно опустил глаза на мою руку. Никто этого не замечал, только он и я. Возможно, он нервничал, возможно, с похмелья, но что-то не давало мне покоя. Его зрачки, они были как бусины, на нём единственном остался пиджак, тогда как остальные забросили их на спинки стульев. По его лбу стекали капельки пота, но его тело тряслось как будто ему очень холодно.

— Еще раз для непонятливых. Меня не интересует, какого цвета будут столы в моём клубе, меня интересует, сколько денег мне может принести этот стол. — Раздраженный голос Ареса отвлек меня от разглядывания мужчины.

Он сидел на кресле, подпирая подбородок ладонью. Как будто ожидал, что ему расскажут примитивную сказку. Заметив на себе мой взгляд, его губы боролись с улыбкой и, в конце концов, вернулись к непроницаемому выражению. Понимая, что разглядываю его слишком долго, я вернулась к мужчине. Он грыз ногти… Какой презентабельный мужчина будет грызть ногти? Отъехав немного на стуле, я заглянула под стол. Вся обувь у мужчин была блестящей и наполированной, только у одного она казалась потертой и заношенной хоть и была дорогой.

— Вероника, что ты делаешь? — Это был полный насмешки, глубокий голос Ареса. Моё лицо покраснело, от понимания как это выглядит со стороны. Я разглядываю обувь присутствующих. Встретившись с нетерпеливым серым взглядом, я покачала головой. Арес вздохнул, но вернулся к обсуждению чего-то более важного.

Мужчина начал пить воду, с жаждой которой не наделен даже житель Африки. Его глаза забегали, он как будто почувствовал мой взгляд, и медленно отстранил бутылку с водой от своих потрескавшихся губ. Я конечно не медик, но мне уже доводилось видеть такое.

— Вероника, объясни своё излишнее внимание к Чаку. — С раздраженным рыком, раздался голос Ареса. Мне не нужно было объяснять кто такой Чак. Нахмурив брови, я посмотрела в серые глаза, полные раздражения.

— Ничего… Просто… — Начала запинаться я, под его пристальным взглядом. Он поднял брови, явно ожидая членораздельного продолжения. Я вздохнула, это не моё дело. И я даже не уверенна в том, как на моё замечание отреагирует Арес. Повернув голову к очевидно занервничавшему Чаку, я склонила голову набок. — Чак, как давно вы употребляете наркотики? — Мой голос был тихим, но все услышали. Кто-то усмехнулся, явно считая меня сумасшедшей. На лицах всех мужчин были одинаковые, насмешливые улыбки, и когда я повернула голову к Аресу, думала что увижу такую же. Но нет. Он смотрел сугубо на Чака, встав из-за стола, он неспешно обошел стол и положил руки на спинку стула побледневшего Чака.

— Чак, тебе задали вопрос. — Арес нагнулся к его уху, но сказал это с таким грудным рыком, что даже мне стало не по себе. Чак зажмурился.

— Месяц. — Пробормотал тихо он. Я была удивлена правдивости его ответа. Все присутствующие сидели с удивленными лицами. Арес медленно зашагал к своему креслу.

— Мне не нужны партнеры наркоманы. У тебя пять секунд, чтобы исчезнуть из моего офиса. — Беспристрастно проговорил Арес, медленно шагая к креслу, как будто измерял сколько шагов от точки А в точку Б. — Можешь забыть о своих процентах. — Упав в своё кресло, добавил он.

Самое большее, меня удивило то, что Чак не оправдывался, не пытался изменить ситуацию, он согласно кивнул и, поджав хвост, направился к выходу. Удивило и то, что Арес дальше продолжил обсуждать насущные вопросы, как будто этого всего и не было. Он даже не посмотрел на меня ни разу, после этого. Может я поступила неправильно? Неправильно поняла его просьбу?

В течение следующего получаса, Арес продолжал слушать то, что ему говорят. Иногда он прерывал чей-то разговор, одним взглядом, давая понять, что его это не интересует. Меня волновало моё отношение к нему, я его не боялась, хотя должна была. Он просто вызывал у меня отвращение, но никак не страх. Когда все начали расходиться, я поняла что пропустила момент, когда они попрощались либо же его просто не было. Арес встал из-за стола, расстегнул манжеты рукавов рубашки и закатил их до локтя. Сев на край стола рядом со мной, он склонил голову набок. Его мужской запах затопил мои ноздри.

— Ты заслужила ответ на один вопрос. — Прозвучал его спокойный голос. На самом деле, на данный момент, мне не хотелось слышать ответ ни на один из своих вопросов. Вполне вероятно получи я ответ на свой вопрос, уже к вечеру мой бездыханный труп, нашли бы у подножья скал либо в лесополосе.

— Я, пожалуй, оставлю свой вопрос на другой раз. — Прохрипела я, в голове, добавляя: которого не будет. Арес усмехнулся и, склонившись, навис надо мной.

— Я хочу получить то, чтобыло мне предложено ранее. — Прохрипел он низким голосом мне в ухо. Всё моё тело охватила дрожь. Меня. Сейчас. Изнасилуют. Отшатнувшись от него, я встретилась с ним своим испуганным взглядом.

— Нет. — Я покачала отрицательно головой. — Просто оставь меня в покое. — Попросила я. Брови Ареса поднялись на лоб, склонив голову, он провел кончиком языка по своей нижней губе. Своей ладонью он залез в карман джинсов и достал что-то круглое.

— Давай так. Выпадает орёл, я трахаю тебя на этом столе, до тех пор, пока в твоей голове не останется ничего, кроме моего имени, а твоя киска не будет дрожать лишь от мысли о моем языке на ней. — Начал непроницаемо Арес. Мои щеки вспыхнули, и пульсация между ног усилилась. Но я знала, что это неправильно.

— А если решка? — Пропищал мой голос. Губы Ареса лишь на секунду дернулись в подобие улыбке, он пожал плечами.

— Тебя отвезет домой, один из моих водителей. И я больше никогда тебя не побеспокою. — Он говорил честно и спокойно.

— По рукам. — Согласилась я. И честно, я не знаю, чего бы я хотела больше остаться или уйти. Арес подбросил монетку, она упала ему на внешнюю часть ладони, он накрыл её второй ладонью и неспешно посмотрел на то, что там было, из его уст вылетела усмешка, он бросил на меня быстрый сомнительный взгляд. — Ну и? — Занервничала я. Арес со стуком положил монетку на стеклянный стол.

— Решка, можешь идти. — Ответил беззаботно он, но его глаза были наполнены вожделением и интересом.

И, наверное, я должна была радоваться, но почему-то, из меня вырвался разочарованный вздох. Я развернулась и неспешно зашагала к двери, чувствуя прожигающий взгляд на себе. Какая-то часть меня знала, что я здесь находилась не просто так, мне просто нужно было прекратить навязчивую идею переспать с ним. А самый лучший способ это сделать — переспать. Но это было бы неправильно. Сейчас я выйду за эту дверь и больше никогда его не увижу. Он обещал, а он всегда сдерживает своё слово. Тогда почему с каждым шагом, моё сердце бьется все громче и громче? Наверное, потому что, то, что я собралась сделать — сумасшествие. Около стеклянной двери я резко обернулась и уткнулась носом в широкую грудь, его большие ладони рефлекторно схватили меня за талию, не позволяя упасть. Моё сердце бешено стучало, я думаю, он слышал это так же четко, как и я. Медленно подняв голову, я встретилась с двумя серыми, полными интереса и желания глазами. Его уголок рта приподнялся в улыбке, обнажая ямочку на щеке. Мне не нужно было ничего говорить, он всё понял. Его сильные руки оторвали меня от пола и уже в следующую секунду, я сидела на стеклянном столе. Его ладони уперлись по обе стороны от моих бедер.

— У тебя был чертов шанс, малышка. — Пробормотал с хрипцой он, мне в ухо. От его голоса, мои ноги сами по себе развелись в разные стороны, приглашая войти.

Он понял этот жест, и уже через секунду, его ладони оказались у меня на пуговице джинсов, он ловко расстегнул их, не сводя с меня взгляда из-под густых ресниц. Срывая с меня джинсы, он оставил черные трусики с кружевами, сама того не понимая, я надела их перед встречей с Аресом. Моё тело уже тогда хотело этого. Его длинные пальцы, зацепили ободок черной ткани, он тяжело дышал, встречаясь со мной потемневшим взглядом. Его большой палец, лениво пробежался по моей уже влажной сердцевине сквозь трусики, вызывая заметную дрожь. Одним резким движением он сорвал с меня трусики, они с болью врезались в мой бугорок, который уже через секунду пульсировал от приятного ощущения. Стянув с меня футболку, он отбросил её к джинсам и порванному белью на пол, туда же полетел и черный бюстгальтер. Мои груди вырвались на свободу, соски дерзко торчали, сообщая о том, насколько я возбуждена. Его большой палец дотронулся до ореола, выводя дразнящие круги, но, не задевая сосок, моя спина выгнулась ему навстречу. Прося большего, мои глаза умоляли, чтобы он притронулся ко мне. Его веки стали тяжелыми, хищный блеск в глазах обещал долгие мучения. Он резко зажал мой сосок меж двумя пальцами.

— Такая невинная, такая чистая для меня. — Пробормотал он, перекатывая сосок между пальцев. Моё тело задрожало, я чувствовала, как влага стекает по внутренней стороне моих бедер. В следующую секунду его пальцы пропали, а вместо них я ощутила шлепок, вырвавший писк из моего горла. Моя грудь горела и ныла, прося о большем. — Ты хочешь этого? — Прорычал он.

— Да. — Сдавленный шепот вырвался из моего горла.

В следующую секунду два моих соска были зажаты меж его массивных пальцев, я выгнулась ему навстречу и он потянул их на себя, моя попка рефлекторно съехала на край холодного стола. Он набросился на мой сосок с жадностью и яростью, прижимаясь к моей сердцевине своим выпуклым сквозь джинсы членом. Моё дыхание сбилось, а пальцы сжали его рубашку, притягивая ближе. Зарычав, он укусил меня за бугорок, оттягивая его, играя с ним языком, посасывая, и так из раза в раз. Его рот перешел ко второй гуди, сжимая первую между пальцев, прокручивая и играя с ней. Его вторая рука медленно спустилась к моей сердцевине, дотрагиваясь до меня. Мой клитор пульсировал под его пальцем.

— Малышка, ты такая мокрая. — Прохрипел он, кусая меня за ключицу. — Я поглощу тебя до последней капли. — Рыкнул он мне в ухо. Его ладони отбросили меня на стол, по спине пробежался холод от стеклянного покрытия. Он стал на колени, и забросил мои ноги себе на плечи, притягивая мои ягодицы ближе к краю. — Смотри на меня. — Приказал он, задевая губами мой клитор. Дрожь и изнывающая боль завязалась в узел внизу моего живота. Неторопливо он дотронулся до меня языком, промычав себе под нос, вибрация от его рта растеклась по телу. Его губы и язык набросились на мой бугорок, лаская и яростно посасывая его. Я чувствовала, что на пределе. Моя спина выгнулась, тело искало утешение в его рте, но он отстранился. — Рано. — Рыкнул он, раздвигая мои ноги еще шире. Его язык проник в меня, он вдалбливался и извивался во мне. Я задыхалась, моё лицо налилось кровью, а тело извивалось, насаживалось на него. Тяжело дыша, он отодвинулся, его глаза цвета ртути, томно смотрели на меня, он облизал влажные от моих соков губы, и усмехнулся. — Что такое? — Склонив голову набок, он выводил ленивые круги на моих ягодицах. — Кажется, ты хочешь о чем-то попросить? — В его глазах плескалось озорство и страсть. Я молила его взглядом, закончить то, что он начал, но он хотел это услышать.

— Арес, пожалуйста, дай мне кончить. — Прохныкала я. Он усмехнулся, и медленно моргнул. Его палец дотронулся до моего опухшего клитора, нежно лаская чувствительный бугорок.

— Так? — Непроницаемо спросил он. Я захныкала.

— Языком, Арес, пожалуйста. — Задыхаясь, молила я. Он издал грудной рык, и придвинулся к моей промежности, дуя на неё, от чего моё тело начало извиваться. Его массивные ладони прижали меня к столу. Я чувствовала себя совсем крохой рядом с ним.

— Не двигайся. Ни звука милая. — Пробормотал он, задевая моё опухшее естество губами. Я закусила губу, дрожа всем телом. Его язык клацнул меня по бугорку, ток раздался по всему телу, мои пальчики на ногах скрутились. С рыком он набросился на меня, лаская яростно языком, выписывая круги и прикусывая клитор. Звезды появились перед глазами, моё тело выгнулось, а лоно сжалось.

— Кончи мне на язык. — Рыкнул он, терзая меня своим ртом.

— Арес! — Выкрикнула я, не своим голосом, высвобождаясь от сладкой муки. Он продолжал поглощать меня, моё лоно горело и сжималось, всё тело дрожало. Отстранившись, он облизал свои губы, расстегивая ремень и пуговицу на джинсах. Его член выпрыгнул, гордо смотря вверх. Он большой, мне будет тяжело принять его, даже после таких ласк. Его тело накрыло моё, он прикусил мочку моего уха.

— Я с тобой еще не закончил. — Пробормотал он, потершись носом о мою шею. Я почувствовала его каменный член между своих ног, он проводил им меж моих припухших влажных складочек. Кто-то откашлялся из-за спины Ареса, я дернулась, но за спиной Ареса мне ничего не было видно. Он полностью прикрывал меня собой.

— Ирбис, гость уже ждёт. — Послышался чей-то мужской голос. Арес покрутил бедрами, лаская меня своим членом.

— Иди на хуй Мирка! Ты не видишь, я немножечко занят? — Прорычал, не оборачиваясь, он. Его губы сомкнулись на моём соске. Всё моё тело было напряжено, если Арес не видел проблемы в присутствующем третьем лице, для меня эта была катастрофа.

— Ирбис, это тот, о ком ты просил. — Раздался голос мужчины, всё такой же уверенный. Видимо, для него привычно видеть такое у Ареса в кабинете. Арес рыкнул мне в грудь и встретился со мной раздраженным взглядом.

— Я тебя понял. Буду через пять минут, найди водителя. — Приказал Арес, с мрачным лицом смотря мне в глаза. Его ладонь просунулась мне под голову, он сжал мои волосы в кулак, открывая доступ к шее, прикусив её, он вздохнул. — Я заметил закономерность, каждый раз удовольствие испытываешь только ты, а мне приходиться ходить со стояком весь день, а потом вечером дрочить в душе. — Проворчал недовольно он мне в шею. Я решила не упоминать, что в прошлый раз ему все же удалось кончить… в штаны. Отшатнувшись от меня, он стал застегивать ремень. На ватных ногах я спрыгнула со стола и начала одеваться.

— Опять офисная встреча? — Спросила я между делом. Арес хмыкнул и подошел ко мне со спины, положив теплую ладонь на оголенный живот.

— Нет, милая. В этот раз, встреча в месте, в котором я пытаю людей. — Прошептал он хрипло мне на ухо. Комок собрался в моем горле, моё тело напряглось. Усмехнувшись, Арес отстранился. Надев футболку, я поправила волосы и подошла к краю стола, где лежала моя сумочка. — Тебя отвезет водитель. Не пытайся с ним говорить, он ничего не скажет. — Предостерег Арес. Я покосилась на него.

— Потому что ты запретил? — С иронией спросила я. На губах Ареса появилась кривая ухмылка.

— Потому что я отрезал ему язык. — Жестко ответил он. Воздух со свистом попал в мои легкие. Его глаза напоминали взгляд дикого зверя. Мой взгляд переместился к монетке, которую подбрасывал Арес. Мои глаза распахнулись, Орёл. Покосившись на Ареса, который внимательно наблюдал за мной, я не могла понять, что произошло.

— Ты ведь сказал, что выпала решка. — Пробормотала я, нахмурив брови. Арес усмехнулся.

— Я дал тебе шанс. Я плохой человек Ника, наркотики, пытки, похищения, погромы, убийства, ДА. Но я не гребаный насильник! Ты хотела этого, так же как и я. — Фыркнул он, перед тем как выйти из кабинета.

Каким-то чудом, я сумела забраться в черный Лексус, водителем которого был лысый мужчина, в черном костюме. В моих пальцах была зажата монетка, я вертела её, как будто она могла бы дать мне ответ, на мой вопрос. А ответ прост, я просто глупая девчонка, которая еще поплатиться за это решение. Поступок Ареса меня впечатлил и разочаровал одновременно. Он дал мне возможность уйти, но я не уверенна, что он бы оставил меня в покое. Я зла сама на себя, за то, что не покинула этот кабинет раньше, чем всё это произошло. Но какая-то часть меня понимала, что Арес дал мне видимость свободы выбора лишь потому, что знал, я не уйду. И это страшно бесило меня. Пока что я не могла найти того самого слова, которым можно его охарактеризовать.

ГЛАВА 12

На следующий день…

Так получилось, что пришло время открытия сезона в нашем загородном доме. Но под словом нашим я имею ввиду: загородный дом своего отца. Я не имела к нему никакого отношения, так же как и не имею никакого отношения к его трехлетней дочери, моей сестры от его новой женушки. Это та самая женщина, которая разрушила нашу семью, она всего на десять лет старше меня, да и что уж там, она намного предприимчивей меня, ведь в моём возрасте, у неё уже был мужчина, обеспечивающий её (мой отец). Каждый раз, смотря на Амалию (так зовут их дочь), я испытываю зависть. Нет, это не та зависть, которая склоняется к материальным ценностям, а зависть к тому, что у этого ребенка есть семья, духовная поддержка и семейные ценности. У Амалии есть всё то, что отняли у меня. Каждый раз, когда отец берет её на руки, целует, щекочет, играет с ней, он уничтожает то, что осталось от меня. Он отбирает те маленькие частицы воспоминаний, которые так долго хранились в моем сердце, воспоминание о любящей семье, и отдает их новой дочке. Отец сообщил мне о том, что у меня появилась сестра спустя месяц после её рождения. В тот момент, я помню что чувствовала, боль, отрешение, катастрофическую нехватку кислорода. Тогда, единственное что я сказала ему:

— Постарайся в этот раз всё не испортить. — Хоть я и хотела расплакаться, ком душил моё горло, слезы собирались в глазах, я смогла выдавить улыбку.

Амалия не является моей соперницей, я это переросла. Совсем недавно я бы отдала всё, чтобы, вернуть свою семью. Но теперь я просто хочу, чтобы, меня не трогали. Отец часто говорит, что во всём мире, только мы с Амалией будем друг у друга, что когда он уйдет, мы будем поддержкой друг для друга. Но на самом деле, хоть Амалия и является, мне сестрой, это полная противоположность меня. Она вредная, несговорчивая, хочет, чтобы всё было только по её, и это в её три года, самое страшное, что ей это всё позволяют, если так продолжиться, этот ребенок вырастет эгоистом. В её возрасте, я была покладистым ребенком, который делал то, что ему скажут, я дорожила своей семьей до последнего момента. И на самом деле, это у Амалии не будет никого кроме меня, у меня же, будет Лея — двоюродная сестра, которая роднее любой кровной. Сестра — которой я могу и хочу помогать по жизни. По маминой линии, у меня три двоюродных сестры и я уже дважды тетка. Так что в одиночестве отнюдь останусь не я.

Отец развалился в лежаке, с бутылкой пива. Легкий ветер раскачивал воду голубого цвета, в бассейне.

— У тебя есть с чем-то проблемы? — Начал говорить он. Ох, папа, у меня много проблем. Но я знаю, с каким размахом и недовольством ты их решаешь.

— Нет. Всё в полном порядке. — Я выдавила счастливую улыбку. Мне всегда хотелось заставить отца пожалеть, что он меня бросил. Показать, что я добилась многого, а его никогда не было рядом. Его седовласая голова кивнула в знак одобрения, в свои сорок пять, он был седой как семидесятилетний старик. У него слишком сложная работа, такая же, как и наши с ним отношения.

— Ты ведь понимаешь, что я сдохну раньше, чем Амалия окончит младшую школу. — Начал отец. Я закатила глаза, этот разговор происходит почти каждый раз, когда мы остаемся наедине и когда в его руках, оказывается бутылка пива.

— Не говори так. — Каждый раз говорю я. Я реалистка, и понимаю что, скорее всего, он прав. Но как я могу думать о смерти человека, которым дорожу? Да, он иногда переходит границы, беспокоиться о моей безопасности, но он не лицемер, он делает это ради семьи. Отец горько усмехнулся.

— На самом деле, я хочу сказать, что не оставлю вас ни с чем. Ты должна знать, что твой папа заработал хорошую сумму денег, чтобы, не работать вам с сестрой до конца вашей жизни. Ваша задача не просрать то, что я заработал, если сможете то увеличите состояние, но главное не просрите. — Отец был вполне серьезен и да он всегда отличался своей фамильярностью. Давайте по-честному, я прекрасно знаю, что мой отец не чист на руку, и его пост начальника таможенного контроля, дает ему возможность зарабатывать больше, чем написано в его декларации.

Так же я понимала то, что в случае чего, вся ответственность за семью упадет на мои плечи. А его жена — мастер маникюра, будет дальше ходить в салоны за этой же услугой. Вздохнув, я посмотрела на воду в бассейне.

— Я сделаю всё, что будет в моих силах. — Буркнул мой голос. Я не могла обещать того, чего не могу предвидеть, возможно, завтра мне придется поступить так, как обещала не поступать. Отец просто сдержанно кивнул, приставляя горлышко бутылки к губам. Я никогда не понимала, нравиться ли ему моя краткость либо же она его раздражает.

Многим может показаться, что я ненормальная. Сначала я обещаю отцу упечь его в тюрьму, потом я распинаюсь об уважении к своей семье. Но на самом деле, моя семья давно уже не держится на плаву, так же как и мои выбросы злости и обиды. Я не верю в любовь, но семья для меня не то место где нужна любовь. Семья — это место, в котором ты должен проявлять заботу, уважение и первостепенность. Если завтра мне скажут сделать что-то во вред своей семье, я разрушу свою жизнь, судьбу, но никогда не подведу свою семью. Не все члены моей семьи считают также, скорее всего, ни у одного из них нет таких предубеждений. Но я идеалистка. Хочешь завести семью, в которой будет расти твой ребенок? Заключи соглашение. Найди человека, который, будет покладистым, который, будет действовать в интересах семьи, который, не уйдет. Не обязательно любить этого человека, он просто должен лезть из кожи вон, чтобы семья была счастлива, должен быть преданным. Хотя, что такое любовь? Лично я не знаю. Слово люблю, должно нести что-то за собой, что именно не понятно. Возможно, любовь должна нести боль.

Когда Амалия в очередной раз выдернула пучок волос из моей головы с громким смехом, я решила что выполнила свой долг, и уже могу свалить отсюда, к чертям собачим. Кайла (моя мачеха) подоспела вовремя, чтобы поднять свою дочь на руки, тем самым уберегая её, от действий которые я могла сделать в порыве гнева. Например, бассейн находился всего в метре от нас…

— Видишь, какая она, такая маленькая, а уже интересуется волосами. Станет владелицей салона красоты. — Прозвенел довольный голос Кайлы.

Я закатила глаза. Вы уловили связь в её монологе? Нет? Я тоже…

ГЛАВА 13

Тем же вечером…

Войдя в свой пентхаус на тридцатом этаже, я просто со стоном сбросила со своих ног балетки. Мой скальп еще чувствовал маленькие, ловкие ручонки Амалии. Но меня больше волновал не тот факт, что она это сделала, все детки не ангелы, Лея была еще тем демоном. Меня больше волновал тот факт, что Амалию в отличие от Леи, поощряли за это. Когда-нибудь она выколет глаз ребенку, а по логике Кайлы, это будет проявлением того, что её дочка может стать окулистом. Предприимчивость, то какая, сама выкалывает глазки, сама их лечит.

Подойдя к окну во весь рост, что находилось в гостиной, я взглянула на вечерний город. Меня окружал большой диван Г-образной формы, большой плазменный телевизор, стеклянный журнальный столик, и пара полок с книгами. Я люблю минимализм, не любою когда в доме все заставлено и нет пространства. Вдохнув полной грудью, я успокоилась от пережитого за день. Переодевшись в ночную одежду, а именно: комплект коротеньких шорт и майку с совятами, я решила немного почитать перед сном. Но мои намеренья были бездушно нарушены громким стуком в дверь. Это заставило меня напрячься, соседи в нашем доме не слишком приветливые люди и с недостатком соли ни у кого не было проблем. Отбросив роман на журнальный столик, я протопала к входной двери и без раздумий распахнула её. За порогом был далеко не сосед. В проёме двери возвышалась фигура Ареса, с испачканной кровью белой футболкой, а не его плече висел беловолосый парень. Мои глаза распахнулись, меня парализовало. Я перевела взгляд на вторую руку Ареса, в ней крепко был зажат пистолет. Сглотнув, я снова перевела взгляд на его лицо. Думаю не прошло и десяти секунд с того момента как я открыла дверь, Арес отодвинул меня рукой в которой был пистолет с прохода и вошел в него, таща на плече парня.

— Закрой дверь! — Рявкнул он. Я просто сделала, так как он сказал.

— Что это всё значит Арес? Ты из ума выжил? — Пропищала я. Арес раздраженно вздохнул, и вошел в гостиную, как будто был у себя дома. Я прошагала за ним. Он бросил парня на диван, кровь лилась из его плеча на темную обивку дивана.

— Принеси аптечку Вероника. — Приказал Арес. Я не шелохнулась с места. — Вероника, аптечка или катафалк? — Продолжил он. Я содрогнулась всем телом. Сорвавшись с места, я залетела в кухню и достала коробку с медикаментами. Замерев на месте, моя рука всё еще находилась на полке. Там есть еще одна коробка, отец сказал «На экстренный случай» Думаю это можно назвать экстренным случаем. Схватив вторую коробку, я вбежала в гостиную, диван уже пропитало пятно крови. Положив все на журнальный столик, я просто наблюдала, как Арес разрывает футболку блондина. Я видела его прежде. Кажется, его звали Рик, это именно он выцарапал на моей машине «Подчинись нашим законам».

— Что… Что произошло? — Заикаясь, промямлила я. Арес держался уверенно и сосредоточено. Он изучил ранение, оно явно было от пули.

— Не задавай вопросы, на которые не хочешь услышать ответ. — Пробормотал он, как будто заучил это фразу. Дотянувшись до коробок, он открыл сразу две и начал в них копаться, его брови сошлись на переносице, в его руках оказался набор инструментов хирурга и морфин. — У тебя тут подпольная операционная? — Я услышала удивление в его голосе. Я не должна этого говорить, но сказала.

— Это дал мне отец, на экстренный случай. Думаю это как раз такой случай. — Неуверенно ответила я, пожимая плечами. Арес со вздохом кивнул, как будто только сейчас что-то вспомнил. Открывая набор с инструментами, он достал пинцет.

— Твоему отцу не обязательно об этом знать. Я возобновлю твои запасы в ближайшее время. — Предостерег он. Как будто я собиралась об этом сказать отцу…

Я отвернулась, когда Арес проник пинцетом в рану, видимо там оставалась пуля. Какое-то время он сосредоточено молчал, пока звон железа бился о емкость для использованных инструментов. Вскоре послышался тихий голос Рика, который говорил нечленораздельные слова. Прошло около двадцати минут, всё это время я смотрела в окно, как будто ожидала, что сейчас в мой дом ворвется группа быстрого реагирования и повяжет меня за пособничество. Теплая ладонь коснулась моего плеча, я подпрыгнула и ударилась макушкой о подбородок Ареса, его зубы клацнули.

— Час и мы покинем это место. Моим ребятам нужно время, чтобы сюда добраться. — Прошептал успокаивающе Арес мне на ухо. Его телефон зазвонил, и он отступил от меня.

— Да. Жив. — Кроткая пауза. — Я блядь не знаю, кто это был, но эти уёбки подорвали мою машину и выстрелили в моего брата! — Заорал он в трубку не своим голосом. Мои глаза метнулись к бессознательному Рику. Брат? — У вас сорок минут, чтобы пригнать машину и привезти доктора ко мне домой! И десять минут, чтобы вычислить тех, кто это сделал. Через пятнадцать минут я хочу получить фотографии их отрезанных голов! — Процедил самым рычащим и гневным голосом Арес. — Не волнует. Адрес пришлю сообщением. — С этими словами, он сбросил вызов.

— Милая пижамка. — С усмешкой подметил Арес, плюхаясь на диван. Его рука потянулась к книге, он взял её, повертел, сосредоточено всмотрелся, в итоге он улыбнулся. — Турбулентность? — Он прочистил горло в кулак, я видела ямочки на его щеках от насмешливой улыбки. — Трахни меня безрассудно. Поцелуй меня сильнее. Овладей мною снова и снова…

— Прекрати! — Пискнула я. Мои щеки залились румянцем. Арес с непроницаемым лицом пожал плечами.

— Что? Это аннотация к книге. — Парировал он, а затем бросил её на журнальный стол. Я видела, как подергиваются уголки его губ. — Клянусь милая, если ты попросишь меня об этом, никакая книга не пойдет в сравнение с тем, что ты испытаешь. — Лукаво улыбнувшись, он откинулся на спинку дивана, запрокинув руки за голову. Его телефон зазвонил снова.

— Да. — Жестко откликнулся он. Его брови нахмурились, а лицо помрачнело. — Ты уверен? — Уточнил он. Ему что-то ответили. — Кончай с ними. Нужно убрать хвосты. — С этими словами он бросил взгляд на своего еще бессознательного брата. Я знала, что он жив, просто действует морфин. Через какое-то время, он почесал затылок и перевел задумчивый взгляд на меня. — Есть разговор. — Без эмоционально начал он. Я нахмурилась и поправила свои короткие шорты. Сощурив глаза, он склонил голову набок.

— Какой разговор? — Прошептала я.

— Помнишь тех парней, которые подбросили тебе череп и напали около дома? — Начал он. Я кивнула. — Ты не рассказывала о них отцу? — Спросил он. Я зажмурилась и вздохнула.

— Нет. — Это всё что я могла ему сказать. Кажется, его это удивило.

— Почему? — Настороженно спросил он. Я в отчаянии. Мне не хочется делиться с ним личным.

— Послушай. Я не знаю, зачем тебе это всё, но хочу прояснить. Я не из тех девочек, которые бегут к папочке при первой проблеме. Скажем так, у нас с ним натянутые отношения. Ты слышал наш разговор в машине. — Пробормотала со вздохом я. Он долго всматривался в моё лицо, но я уже надела маску.

— Ладно, одной проблемой меньше. Значит, за ними не следили. Концы в воду. — Буркнул он. Я выгнула бровь.

— Это они сделали? — Я кивнула в сторону Рика. Арес кивнул.

— На следующий день как я освободился, я нанес им визит. На тот момент дружеский. Приказал не трогать тебя, хотя этим должен был заниматься не я а твой отец… Это он должен был защищать свою дочь. — Фыркнул он с упреком. Моё сердце сжалось. — Видимо им не понравился мой дружеский жест… — Он недовольно поджал губы. Я покосилась на него.

— Что ты сделал? — Отчужденно спросила я. Арес задумчиво улыбнулся одним уголком рта.

— Снял скальп с того, кто подбросил тебе череп и отрезал руку тому, кто тебя ударил. — Не задумываясь о том, что он говорит, промурлыкал довольно он. Мои глаза распахнулись. Он псих. Арес мягко рассмеялся. — Ника, если ты считаешь меня жестоким, то ты еще не представляешь, что сделал бы твой отец, узнай об этом. Я сделал этим парням одолжение. — Слишком спокойно добавил он. Я отрицательно покачала головой. Мой отец не монстр. Он бы никогда этого не сделал.

— Ты лжешь. — Фыркнула я. Арес скривился в улыбке.

— Такое чувство, что ты совершенно его не знаешь. — Брякнул недовольно он. И он был прав, но меня это разозлило. Я стиснула кулаки.

— Я хочу, чтобы ты убрался из моего дома как можно скорее. — Прорычала я. Арес бросил быстрый взгляд на меня, его глаза расширились, и он тяжело сглотнул.

— Черт, малышка, я не хотел тебя обидеть. — Я видела, что он говорит правду. Но я злилась, на то, что он прав. Я совершенно не знаю своего отца. Я даже не пришла к нему за помощью. Я молчала, поджав губы, смотрела в пустоту, сейчас моё горло душил удав. Его телефон брякнул, он посмотрел на экран. — Завтра я пришлю кого-то заменить диван и привезти медикаменты. И лучше никому не знать о том, что здесь произошло. — Предостерег он. Я просто кивнула. Он встал, схватил рукой книгу, забросив её себе подмышку, с дерзкой улыбкой он подмигнул мне, мои щеки покраснели. Подойдя к брату, он осторожно закинул его себе на плечо. — Открой двери. — Приказал он. Я так и сделала, шагая перед ним. Уже выходя, он обернулся. — Я с тобой не закончил. — С этими словами он шагнул в лифт.

В полном шоке, я еще долго сидела на диване, смотря на кровавое пятно. Машину Ареса взорвали, брата подстрелили но почему-то я не чувствую вины, он сам виноват в том, что начал войну с теми людьми. Арес приносит в мою жизнь одни проблемы. Когда-нибудь я окажусь под раздачей. Нужно исключить его из своей жизни. Он невменяемый психопат, который убивает, калечит и пытает людей. Где гарантия того, что я не стану следующей? И откуда этот человек может знать моего отца так хорошо, как он говорит? Мой папа никогда бы не имел дела с таким отбросом как Арес.

ГЛАВА 14

Последующий месяц всё было как в тумане. Мне пришлось защищать диплом, я очень нервничала по этому поводу, но Линда — мой куратор по дипломной работе, сказала, что моя робота граничит на самую высшую оценку и рекомендацию. Так всё и было, я получила диплом психолога. На этом наше общение с Линдой подошло к концу, и честно говоря, я вздохнула с облегчением, хотя бы потому, что больше никто не будет рыться в моей голове и манипулировать моими чувствами.

Арес, как и обещал, прислал на следующий день после своего визита доставщиков с новым диваном, точно таким же, как мой. Так же мне привезли новою аптечку «Экстренный случай» больше я его не видела. И на самом деле я не знала, рада ли я тому, что Арес покинул мою жизнь. Ведь я с такой уверенностью решила, что мне лучше с ним не связываться, но какая-то часть меня ждала, что он ворвется в мою жизнь и нарушит серую рутину.

Сейчас я находилась с мамой, в одном из милых ресторанчиков с обилием зеленых растений. Мама одевалась, так же как и я, просто и практично, никаких платьев и каблуков, кеды, шорты и футболка. Её глаза болотного цвета смотрели на меня со счастливой улыбкой.

— Значит, тебе понравился парень, который не является тем, кто понравиться твоему папе? — Мама с усмешкой откинулась на спинку белого стула. Я кивнула, зарывшись в волосах.

— Именно. — Фыркнула я, бросая на маму замученный взгляд из-под ресниц. Мама с коварной улыбкой закинула тонкую ногу на ногу. Мама в отличии от меня была худенькой и высокой. Я же не могла сказать, что большая как воздушный шар и безобразная, но мои пухлые щеки и выпуклая задница не давали мне покоя. И когда я говорю, выпуклая задница я не имею ввиду твердую и накаченную, я говорю о мягкой попке, пока еще без целлюлита.

— Знаешь, что я думаю по этому поводу? — Мама с коварной улыбкой посмотрела на меня, я подняла брови. — Думаю, ты обязательно должна сблизиться с этим парнем. — Подытожила мама. Она подкурила тонкую сигарету. — Твой отец не пример последования и подражания. Можешь познакомить этого парня с отцом, уже после того как родишь ребенка. — Мама усмехнулась. Я закатила глаза, она всегда мыслила глобально и масштабно. Я хихикнула.

— Мам, я не говорю о детях и свадьбе. Я говорю о сексе, хорошем, насыщенном сексе. — Усмехнулась я, качая головой. Мама развела руки в стороны и приподняла брови.

— Тогда я не понимаю в чем проблема. Не твоего же отца он будет трахать. — Засмеялась мама и я вместе с ней. Но ей было легко об этом говорить, мама уже давно освободилась от цепей моего отца. — Хотя, почему то мне кажется, что твой папаша был бы не против. — Фыркнула с насмешкой мама. Она просто еще раз выразила, каким человеком его считает. Это нормально, раньше я обижалась, теперь я её понимала. Понимала всю ту боль, что пришлось пережить моей матери.

Еще какое-то время мы продолжали разговоры на легкие, не обязывающие темы, которые больше поднимали настроение, чем несли за собой какой-то смысл. Когда мы уже решили прощаться ко мне подошел мужчина тридцати лет, в брюках и дорогой рубашке с золотыми запонками. На его брови красовался шрам, он протянул мне телефон. Мои брови вопросительно приподнялись, но мужчина молчал, подталкивая мне новейший смартфон. Нахмурившись, я поднесла трубку к уху.

— Эм… Да… — Растерянно отозвалась я.

— Малышка, мне, что нужно отправлять своего человека искать тебя, чтобы он протянул тебе свой телефон и дал мне возможность поговорить с тобой? — Я услышала раздраженный, глубокий голос Ареса. Мои глаза расширились, когда я снова бросила взгляд на мужчину, он не выглядел довольным.

— А зачем ты хотел поговорить со мной? — Фыркнула я, и услышала усмешку на той стороне трубки.

— Я хотел сказать, что ты мне нужна в моём офисе срочно! Но так как ты сейчас беседуешь со своей мамой, перефразирую срочно в как можно скорее, после того как ты освободишься. — Проворчал Арес мне в трубку.

Во-первых, я впала в ступор после его утверждения, что я сейчас со своей мамой.

Во-вторых, какого черта?

— Я не хочу ехать в твой офис. — Фыркнула я.

— Значит, сюда тебя доставят силой. Ты когда-нибудь ездила в багажнике? — Насмешливо спросил Арес. Но я знала, что он не шутит, и посмотрела на громилу стоящего рядом. Он оскалился в улыбке.

— Приеду, как появиться возможность. — Быстро протараторила я, и сбросила, поспешно отдавая телефон громиле. Мужчина кивнул, забрал телефон и ушел. Я вздохнула, смотря на удивленное и заинтригованное лицо мамы.

— Это был он. — Фыркнула я. Мама коварно улыбнулась.

— Не будем заставлять принца ждать, их и так осталось немного. — Усмехнулась мама. Я поджала губы.

— Он, скорее злодей, который похищает принцесс. — Просветила я. Мама кокетливо похлопала глазами.

— Ох, была бы я принцессой, которую похитил красавец, я бы не сопротивлялась, знаешь ли. — Посмеивалась мама, подергав бровями.

— Иди ты. — Лукаво усмехнувшись, я поцеловала её в щеку.

— С принцами нуднооо! Они все время беспокоятся о своей прическе, которая должна правильно развиваться на ветру! — Протянула мне в спину мама. Я с улыбкой покачала головой. Люблю её за простоту.

Когда я села в свой внедорожник, то обнаружила всего один звонок с неизвестного номера. Мистер прокачу тебя в багажнике, явно преувеличил глобальность ситуации. Перед тем как выехать, я всё же не удержалась и написала сообщение на неизвестный номер.

«Один звонок? Серьезно?»

Выехав на дорогу, пришло ответное сообщение.

«Один звонок, это двенадцать гребаных гудков. Когда я звоню, нужно брать трубку на первом гудке, а лучше до того как я услышу этот раздражающий звук» Я буквально слышала как он фыркнул и закатила глаза.

Конечно же, по пути в центр, я застряла в пробке, так как на дорогах был час пик, все офисные сотрудники ехали на обед. Через час я подъехала к парковке, но она была полностью забита. В окно моей машины постучали, я приспустила стекло.

— Ваша машина должна проехать на частную парковку. Меня предупредили. Босс ждет вас, давайте ключи. — Произнес мужчина, в форме парковщика. Вздохнув, я выбралась из внедорожника и передала ключи.

Войдя в небоскреб с главного входа, я удивилась роскоши и новизне здания. Пол был из мраморной плитки, а стены белые с голубым отливом. Войдя в лифт, я нажала кнопку восьмидесятого этажа. Я нервничала и в тоже время была в предвкушении встречи. Лифт со звуком сообщил, что я прибыла на место. Как только двери разъехались, я встретилась лицом к лицу с блондинкой Ликой. Она, недовольно скривившись, посмотрела на меня, изучая мой внешний вид, она поморщила носик. Я вышла из лифта, и естественно совершенно случайно задела её плечом.

— Стерва. — Фыркнула я. Ощутив, как длинные коготки впились в моё плечо, я еле удержалась, чтобы, не пискнуть. Резко обернувшись, я схватила её кисть ладонью и вывернула под неестественным углом. Она в безмолвном крике выпучила свои огромные глазища на меня. — Еще раз прикоснешься ко мне, и я расцарапаю твое лицо твоими же ногтями. Ты меня поняла? — Прошипела я, нависая над ней, дернув руку еще сильнее, она пискнула. Да, мне стоит еще раз повторить, что всё своё детство я провела на улице? Сильные ладони накрыли мои плечи.

— Полегче малышка. Думаю, она всё усвоила. — Прошептал с хрипцой, глубокий голос мне на ушко. Я отпустила её руку, и сделала шаг, назад уткнувшись в грудь Ареса. Почувствовав, как твердая грудь Ареса трясется в беззвучном смехе, я резко обернулась, встретившись с его насмешливым взглядом полным стали. Я ощетинилась. — Почему ты её не уволишь? Она является ценным сотрудником? — Рявкнула я в порыве злости. Арес поджал губы.

— Чтобы её уволить, она должна здесь работать. — Отрезал он и потащил меня в свой кабинет. На мой вопросительный взгляд, он усмехнулся. — Лика просто приходит сюда, и ищет себе спонсора. Мне она не мешает. — Ответил честно Арес. В моей голове вертелось одно слово: абсурд.

Когда мы вошли в его уже знакомый офис, я нахмурила брови. На диванчике в углу сидел мальчик, лет пяти играясь пистолетиком с присосками. В детском кресле сидел еще один мальчик, на вид ему было не больше чем полтора года. Он усердно тарахтел своей игрушкой. Я вопросительно посмотрела на Ареса, а после снова на детей, у них было сходство с Аресом, темные волосы, такие же глаза. Это что его дети? Я запаниковала. Для меня это табу. Я никогда не стану уводить отца из семьи. Паника отразилась и на моём лице, Арес расширил глаза, как будто только сейчас до него дошло, как это выглядит, и о чем я думаю. Он выставил руки в оборонительной позиции и нервно сглотнул.

— Спокойно котёнок, спрячь коготки, ты можешь кого-то ранить. — Усмехнулся он, я все еще тихо паниковала. — Это мои племянники. Их горе мамаша, наверное, уснула в солярии. — Фыркнул с недовольством он. Моё лицо расслабилось, я выдохнула. — Это Колин. — Арес указал на мальчика постарше, он не поднял головы, играясь дальше пистолетиком. — Тот, что пускает слюни это Вилли. — Малыш на своё имя рассмеялся. Я улыбнулась ему в ответ. — Побудь с ними минут двадцать. Я не могу их оставить своим парням, они их напугают до усрачки. Ты видела их лица? — Протараторил Арес. Мои глаза распахнулись, я потеряла дар речи.

— Эм… Арес, при всем уважении, как ты можешь доверить детей малознакомому человеку? — Я вытаращила на него глаза. Арес приподнял брови.

— Я знаю, где находиться твоя точка джи, это делает тебя вполне знакомым человеком. — Усмехнулся он. — Двадцать минут, мне нужно спуститься в подвал. — Попросил Арес. Я нервно сглотнула при слове подвал. Арес коварно оскалился. — Вот и чудненько. Колин, не обижай Веронику. — И с этими словами он буквально телепортировался из своего кабинета.

Повернувшись к детям, я вздохнула и пожала плечами. Мне на самом деле не сложно находить общий язык с детьми. С учетом того, что Колин усердно занимался своим пистолетиком, а малыш Вилли был настоящей лапочкой, с пухлыми щечками и обескураживающей улыбкой. Через какое-то время Вилли уже полностью принял меня как своего друга. Взяв его на руки, я сразу же заметила, что Арес приложил свою умелую руку к переодеванию малыша. Его костюмчик был одет задом наперед, раздев малыша на стеклянном столе, перед этим подложив покрывальце на холодное стекло, я заметила, что с памперсом у Ареса тоже вышла незадача, я еще не видела, чтобы памперсы завязывали, видно парень психанул. Это вызвало улыбку на моём лице. Поправив внешний вид и поменяв памперс, я сложила его конвертиком. В кабинет вошла Лика.

— Мне было сказано проверить все ли у вас в порядке. — Я видела, как она разочаровано оценивает, что я полностью справилась с работой няньки. Обворожительно улыбнувшись, я прошла к Лике.

— У нас все отлично. Выброси это в мусор. — Я вручила ей в наманикюренные руки памерс, она вытаращилась на меня, как будто я сунула ей гранату без чеки в руку.

— Это… Это… Он туда покакал? — Задыхаясь спросила она. Я усмехнулась возвращаясь к Вилли.

— Можешь открыть и проверить. — Подразнила я. Её лицо покраснело, она вытянула руку, и несла этот памперс как взрывоопасное вещество. Как только она скрылась за дверью, я глянула на улыбающегося Вилли.

— Зря ты не покакал. — Самым милым голосом протянула я. Малыш дотронулся до моего носа.

Спустя еще полчаса, я поняла, что Арес не является пунктуальным человеком. Усадив Вилли обратно в детское кресло, я сидела перед ним на полу корча рожицы, ему нравилось. К моему удивлению раздался голос Колина.

— Давай поиграем. — Хитро предложил он. Я беззаботно пожала плечами.

— Давай! — Согласилась я. Колин встал предо мной, и направил на меня игрушечный пистолет с заряженной присоской.

— Сдавайся или умрешь! — Произнес его детский голос. Я подняла руки вверх.

— Сдаюсь! — С улыбкой произнесла я. И он выстрелил, присоска попала точно в лоб.

— Ответ не верный. Никогда не сдавайся. — Произнес коварно он.

Моё лицо сменило тысячи эмоций. Мне было страшно за этого ребенка. В каком возрасте из такого как Вилли в его семье становятся такими как Колин? Этому что учат с пеленок?

— Колин! Подойди сюда, сейчас же! — Раздался полный ярости глубокий голос Ареса. Он стоял в проеме дверей. Его лицо помрачнело. Он злостно смотрел на Колина, одним взглядом приказывая повиноваться. Колин перевел испуганный взгляд на своего дядю и в полном повиновении, опустив голову, прошагал к нему. Остановившись в полушаге Колин поднял голову к Аресу. Его жевалки играли, а ноздри раздувались. Не нагибаясь, Арес двумя пальцами поднял его подбородок еще выше.

— Что ты только что сделал? — Прозвучал полный раздражения голос Ареса. Колин попытался опустить голову, но Арес вздернул его подбородок еще выше.

— Я игрался. — Невинным голоском произнес мальчик. Арес, всё так же мрачно и властно не отрываясь, смотрел в глаза мальчика.

— Ты не игрался. Последний раз спрашиваю, что ты сделал? — Его голос был таким непроницаемым и полным власти, мне самой стало жутко. Колин сглотнул.

— Я убил. — Промямлил мальчик дрожащим голосом. Арес всё еще со спокойствием горного льва смотрел на племянника.

— Кого ты убил? — Так же спокойно спросил он.

— Девушку. Веронику. — На одном дыхании произнес Колин. Арес склонил голову набок.

— Где ты допустил ошибку? — Его спокойный тон просто убивал. По моей коже бежали мурашки. Колин сжал маленькие кулачки.

— Я убил девушку. Девочек нельзя убивать, их нужно защищать, даже если они нам не нравятся. — Прощебетал Колин. Это меня удивило, я не такого ожидала. — Прости дядя Арес. — Вздохнул мальчик, с виноватым лицом он повернулся ко мне. — Прости Вероника. — Виновато промямлил Колин. Я улыбнулась, отклеивая присоску со лба.

— Всё в порядке. Это твоё. — Я протянула ему присоску. Он быстро подбежал и забрал её из рук. Телефон Ареса брякнул.

— Их мать явилась. Я скоро вернусь. — С этими словами Арес подошел к Вилли, взял его кресло, на выходе он отвесил подзатыльник Колину, и они скрылись из виду.

TV — АРЕС

Подойдя тихо к своему кабинету, я заглянул внутрь. Вероника корчила рожицы Вилли, он беззаботно смеялся детским смехом. Мне захотелось понаблюдать. Кажется, для Никки это не было проблемой, когда в моей же семье женщины абсолютно не умеют обращаться с детьми. Она так забавно корчила рожицы и звонко смеялась, что мои губы на секунду дрогнули, порываясь смеяться вместе с ней.

Я нахмурил брови, переводя взгляд на Колина, который слишком тихо себя вел. Этот ребенок настоящая заноза в заднице, когда он находиться вблизи с моим офисом, рядом дежурит пожарная, скорая и служба спасения.

Когда Вероника спросила, как я могу доверить ей племянников, я отшутился. На самом деле, я даже приблизительно не понимал, что собой представляет эта особа. По сути, она должна быть такой же, как я, хладнокровной, подготовленной к любым ситуациям и последствиям. Её отец слишком долго скрывал, что у него есть еще одна дочь. И если бы не та встреча, около её внедорожника, я бы никогда не узнал, что эта девчонка: Вероника Старк. Она сама подписала себе приговор. Порой мне кажется, что она ни сном, ни духом о том, чем занимается её отец.

Но блядь, то, как она открыла наручники гребаной шпилькой, это не похоже на обычное поведение двадцатиоднолетней девушки.

То, как она отнеслась к тому, что я ввалился в её квартиру с раненым братом на плечах, она без истерик принесла специальную аптечку.

Сегодня же, она чуть было не сломала руку Лике.

Либо мною красиво играют, либо эта девчонка просто такая по натуре. Но зная, кто её отец, второй вариант исключается.

Так было до того момента, пока Колин, не выстрелил из игрушечного пистолета в Нику. Я видел, как меняется её лицо, она была ошарашена, в полной растерянности, я даже увидел страх на её озадаченном личике.

И вот пока я отдавал спиногрызов их мамаше, я понял одну вещь.

Я не хочу причинять Веронике Старк — боль.

Я не хочу осуществлять те планы, которые имеются у моей семьи на эту девчонку. Она для меня с самого первого дня, была обычным инструментом для достижения цели. Поэтому я сделаю то, что должен сделать, без её участия. Сегодня я должен был покончить с этим всем, совершенно другим способом, не тем который был запланирован. Но сейчас одна мысль о страдании этой девушки заставляет меня чувствовать ярость. «Девочек нельзя убивать, их нужно защищать, даже если они нам не нравятся.» И даже если эти девочки, являются дочерьми людей, с которыми у моей семьи идет война.

Поэтому я принял решение.

ГЛАВА 15

Арес вошел в свой кабинет, с лицом, которое было лишено сострадания. Его ладони были погружены в карманы темных джинсов. Не глядя на меня, он прошел к столу, отодвинул ящик и бросил содержимое на стол. Я не могла не заметить книгу, которую он так любезно позаимствовал у меня.

— Только не говори, что ты заставил проделать меня этот путь из-за книги. — Застонала я. Арес стоял с непроницаемым лицом.

— Забирай и уходи. — Его голос был холоден и беспристрастен. Я удивилась. Где подевалась вся его харизматичность?

— Что-то произошло? — Я нахмурила брови, потянувшись за книгой.

— Да, произошло. Я выяснил, что ты повернутая на всю голову. То, что написано в этой книге, чушь, полная бессмысленного траха. — Так же холодно огрызнулся он. Мои глаза распахнулись, а сердце сжалось. Я, молча забрала книгу.

— А что, по-твоему, не является чушью? — С едкостью выплюнула я. Арес хмыкнул.

— Ты хочешь обсудить книгу? — С коварством в голосе, спросил он, садясь в своё кресло. — Вот что я тебе скажу. То, что главный герой променял всех его баб, на одну и парил свои мозги, ожидая следующего перепиха с ней, полная чушь. Это смешно. — Усмехнулся нагло Арес. Я внимательно следила за его движениями. — Могу сказать, что мне плевать кого трахать. Если у неё есть дырка между ног и симпатичное личико, мне подходит. — Он расплылся в дьявольской улыбке. — Неужели ты могла хотя бы допустить мысль о том, что ты единственная? Та, кого я так хочу добиться. — Протянув последнее предложение, он рассмеялся мне в лицо. Я сменилась в лице. Всё что я сейчас видела, это такого же ублюдка как и все остальные парни, которые мне попадались. Я горько усмехнулась, от чего его брови на секунду подпрыгнули в удивлении наверх.

— Проблема в том Арес, что я в курсе того, кто я такая. Меня предают всю мою жалкую, короткую жизнь. Я давно сделала вывод, что любви не существует, так же как рыцарей на белых конях. Так что извини, если разрушила твою прекрасную тираду, о том какая я жалкая. Я.В.КУРСЕ.АРЕС. — С этими словами я вылетела из кабинета, проносясь по коридору и расталкивая людей. Слезы уже жгли мои глаза.

Ни один мужчина не заставит меня плакать.

Больше никогда.

* * *

Как бы ни так. Проревев в подушку, пять дней я все же набралась мужества и ответила на звонок своей подруги. Рия — моя родственная душа. Единственная особь женского пола, которая не принадлежит к моей семье. Мы познакомились, когда мне было четырнадцать, так же как и ей. Её отец тоже бросил её и мать, но проблема в том, что Рия совершенно не знала своего отца, он не помогал ей финансово, просто забыл её с матерью и свалил до того как ей исполнился год. Мне немножко больше повезло в этом плане. Когда мы были подростками, мы делились с ней всем, что у нас было, от корки хлеба до своих переживаний. Она хорошо знала меня. Знала меня настоящую. И когда она сообщила что скоро приедет ко мне в гости, я немного удивилась. Рия много работала, чтобы прокормить себя и мать, для неё выходной это что-то невообразимое, она любила его тратить на свою любимую кровать.

Её фигура появилась в проёме входной двери спустя полчаса после звонка. У неё была необычная внешность, её папа был испанцем. Черные волосы доходили почти до поясницы, каре-черные глаза были огромными, обрамленными длинными ресницами, маленькая и хрупкая девочка, но её характер взрывоопасен. Оценив меня скептическим взглядом, она скривила недовольно губы.

— Ты выглядишь ужасно. — Фыркнула она, проходя в мой пентхаус. Здесь она вела себя как дома. — И думаю, нам стоит хорошенько напиться. — Рия открыла шкаф на кухне. Она точно знала, где храниться виски. — И только попробуй сказать, что ты не пьешь. Ты дорогая моя, в свои шестнадцать хлестала алкоголь похлеще любого сантехника. — Рия уже наливала виски в стаканы.

— На самом деле это плохая идея. — Нахмурилась я. Во-первых, я не пью, потому что во мне, в моменты состояния алкогольного опьянения просыпается уличная девочка-подросток. Во-вторых, я уже давно этого не делала. Рия фыркнула.

— Плохая идея, это закрыться дома и терзать себя. Кстати, хочу услышать повод этого прекрасного застолья. — Она просканировала меня взглядом. — О неееет. — Протянула она с невеселой улыбкой. — Только не говори, что какой-то ублюдок сделал тебе больно. — Поджав губы, я посмотрела в пол. — Скажи кто он, и я его прикончу. Нет не я, у меня есть знакомые байкеры. — Эта тирада продолжалась еще минут пятнадцать. Да, у Рии слишком много знакомых и способов спрятать труп.

В общем, я выложила ей в общих чертах что произошло. И у неё появилась просто гениальная идея отправиться в клуб. Я ненавижу клубы. Но кто я такая, чтобы спорить с Рией? Сейчас мы находимся у бара одного из клубов под названием «Припади к ногам моим» Прекрасное название, а самое главное какой фасад… Около клуба уже припали к ногам несколько человек. На мне было обтягивающее черное платье, выше колена и шпильки, то, что я так не любила, но Рию это не особенно волновало. Мы танцевали, пили, пели песни, но в два часа ночи нам сообщили, что клуб закрывается. Я уже была той самой девочкой-подростком, которой нужно продолжение. Недолго думая мы словили такси и направились к следующему клубу, который был открыт. Этим клубом оказался роскошный клуб, под названием «Король Ночи» Пошатываясь на шпильках, я шла с подругой под руку, смеясь истерическим смехом. Около входа распласталась красная дорожка, много огней и прожекторов. Открыв дверь ногой с криком:

— К вашему королю, пожаловала королева. — Я споткнулась и упала в руки секьюрити в черном смокинге. Он был громилой, с лысой головой. Он внимательно изучил мой внешний вид и лицо. Музыка за закрытыми дверями в зал, была едва слышна.

— В наш клуб впускают только по приглашениям. Назовите свою фамилию. — Попросил секьюрити. Я усмехнулась.

— Какая фамилия у вашего босса? — С игривостью спросила я. Секьюрити нахмурился.

— Раймонд. — Ответил с недоверием он. Я бросила взгляд на Рию, которая тихо хихикала в сторонке.

— Вероника Старк, будущая жена мистера Раймонда. — Представилась деловито я. Секьюрити странно на меня посмотрел и усмехнулся, отступая на шаг назад. Взяв рацию, он поднес её к губам.

— У входа Вероника Старк, будущая жена мистера Раймонда. — Протянул мужчина фамилию босса. Он явно понял, что я лгу. Долгая минута ожидания, перед тем как покинуть это место тянулась бесконечно.

— Пусть проходит. Её столик готов. Майк встретит её у двери. — Послышался голос из рации. Секьюрити округлил глаза, да что там говорить, я тоже. Я видела, как Рия проглатывает истерический смех.

— Простите за задержку мисс Старк. Я не был в курсе. — Запинаясь, бормотал мужчина. Расправив плечи, я похлопала его по плечу.

— Ничего страшного. Теперь ты будешь знать. — Надменно произнесла я.

— Мисс Старк, а мистер Раймонд к вам присоединиться? — Как-то нервно спросил вышибала. Я оглянулась через плечо.

— У него сейчас по плану курсы кройки и шитья. Не думаю, что он появиться. — Я мило похлопала глазками. Здоровяк нахмурился.

— Так ведь три часа ночи. — Возмутился он. Я усмехнулась.

— Когда ему это мешало? — Я приподняла бровь, на что охранник кивнул. С деловитым видом я прошла сквозь дверь, мои уши заполнил шум музыки и запах чего-то приятного.

Меня и Рию у двери поджидал еще один парень в форме, я уже знала, что его зовут Майк. Нас проводили за столик, накрытый до отвала различными блюдами и разновидностями алкоголя. Я начала переживать, что вскоре появиться настоящая невеста мистера Раймонда. Но совсем скоро мне стало плевать. Пропустив по стаканчику, я осмотрелась. Все было таким роскошным, красные диванчики, белые столы, огромная танцевальная площадка и сцена. Людей было много, они все выглядели как золотая молодежь. Мы с Рией направились в центр танцпола. Кажется, я только сейчас по-настоящему вдохнула за долгие годы, позволяя себе раскрепоститься, и отдаться музыке. Вокруг быстро собрались парни, мне это нравилось. Я даже потерлась об одного, пока его руки гуляли по моему телу.

TV — АРЕС

Три часа ночи, какой-то добаёб решил позвонить мне именно в момент, когда я решил подрочить. Я уже неделю схожу сума, от мысли, что малышка Никки почувствовала боль из-за меня. Но это лучшее что я мог ей дать. Только от одного упоминания её имени, мой член напрягается и пульсирует. Мы с ней ёбаные Монтекки и Капулетти, только все намного хуже, наши семьи уже давно принялись к активным действиям. И мы помним, из-за чего началась эта вражда.

Когда телефон зазвонил снова, я с рыком подорвался с кровати и, схватив трубку, ответил на звонок от Рассула, моего бизнес-партнера.

— Что блядь? Какой-то урод опять засунул пакет героина в унитаз? — Зарычал я. На том конце повисла неловкая тишина, после чего началась скороговорка.

— Ирбис, здесь кое-что происходит. Срочно включи прямую трансляцию «Короля ночи» Я серьезно! Срочно! — Вопил этот таракан.

Закатив глаза, я открыл ноутбук и запустил трансляцию. Рассул продолжал распинаться и оправдываться, но я еще не понял за что. Пока не увидел это…

— Что блядь это значит? — Зарычал я, когда увидел Веронику в обтягивающем платьице, её лапал какой-то слизняк. Самое стремное, что мой член налился кровью еще больше, от вида того, насколько обтягивало её это платье.

И тут мне поведали чудный рассказ, о том, как Вероника заявилась в этот клуб, начиная с фразы «К вашему королю, пожаловала королева» Я массировал переносицу. И блядь ахерел, когда услышал следующее.

— Что она сказала? — Зарычал я, хотя моя грудь содрогалась от смеха.

— Она сказала, что твоя будущая жена. — Протараторил Рассул. Пытаясь успокоиться, я схватился за переносицу.

— Как она это сказала? — С улыбкой до ушей, я впервые за пять дней почувствовал себя живым.

— Ну, она спросила, кто является боссом клуба, и представилась его женой. — Я не сдержался, и заржал. Но веселье длилось не долго, на экране появился парень, который решил потискать грудь Вероники, мою блядь грудь. — Прости Ирбис, я же не знал. А что было бы, если бы я не разрешил ей войти? Не хватало только чтобы ты завтра заявился сюда со своими головорезами. — Тараторил таракан. Я фыркнул.

— Охрану к ней. — Приказал я железным тоном. — И, Рассул, ты переживал за головорезов которые приедут завтра. Не переживай, они приедут сегодня.

ГЛАВА 16

Блики от диско-шара слепили глаза, мои ноги уже стали ватными, а кожа покрылась капельками пота. Мы с Рией терлись друг о друга во время танца. Пару раз ко мне приставали какие-то парни, но почти сразу очень технично смывались. Я не могла подвести будущую миссис Раймонд, поэтому отжигала на полную. Какой-то парень нагнулся к моему уху и обхватил со спины за талию.

— Ты такая аппетитная. Я бы тебя съел. Как насчет уединиться? — Промурлыкал он мне на ухо. И какая-то часть меня решила, что это хорошая идея. Мне просто нужно потрахаться чтобы забыть Ареса. Потираясь попкой о его уже твердый член, я замурлыкала. Мне показалось, музыка стала играть тише. Волоски на шее стали дыбом.

— Прошу прощения, не могли бы вы дать мне пообщаться со своей невестой. — Этот глубокий, полный яда и сарказма голос я могу узнать из тысячи.

Руки парня покинули меня мгновенно. Я медленно обернулась, парень быстро сбежал. А предо мной, не двигаясь, стояла статная фигура Ареса. На нем была темно-синяя рубашка и темные джинсы. Он, приподняв брови, смотрел в мои глаза, я видела, как в его глазах мелькают тысячи эмоций, а губы подергиваются, борясь с улыбкой. Но его мрачный взгляд говорил о том, что мне не сулит ничего хорошего. Его черные волосы торчат в разные стороны в правильном хаосе, такое чувство, что он недавно встал с подушки. И что могло быть хуже, чем приступ икотки в этот момент? Он закусил нижнюю губу, скрывая подергивающиеся в улыбке уголки рта. Сделав один шаг, он оказался вплотную ко мне. Мне стало нечем дышать, его аромат заполонил мои ноздри. Я все еще икала. Вокруг танцпола кружили парни в черных масках и черных футболках. Ладони Ареса накрыли мои ягодицы, до боли сжимая их. Его лицо нагнулось к моему, наши губы были в миллиметре друг от друга, он тяжело дышал, его теплое дыхание обжигало и провоцировало мои губы на необдуманные действия.

— Малышка, в наказание, я могу тебя трахнуть прямо здесь. Посередине этого танцпола, пока все остальные будут смотреть. — Прошептал с хрипцой и вожделением он, почти мне в губы. И я икнула, клюнув его губами в гладкие, теплые губы. Он зажмурился, его грудь начала содрогаться, уголки рта дрожали, борясь с улыбкой. Он одной рукой схватил меня за талию, и перекинул через своё массивное плечо. Я ощутила острую боль, когда его ладонь грубо шлепнула меня по заднице. — Королеве ночи пора в кровать к королю. Можете продолжать веселиться. — И тут до меня дошло, что Арес это и есть мистер Раймонд.

— Рия! — Закричала я. Арес усмехнулся.

— Майк, отвези подругу моей невесты домой. — Слово невесты, он протянул с такой издевкой, что мои щеки покраснели. Он снова ударил меня по попке. — Вам не кажется будущая миссис Раймонд, что вы немного загуляли? — Он с коварством побранил меня. Но мои ноги так болели, что я была рада только тому, что меня несут. — Вам придется сегодня хорошенько отсосать, чтобы хоть как-то усмирить мой пыл. — Продолжал причитать шутливо он. Или он не шутил? Я напряглась под его телом, и он хрипло засмеялся.

Арес вынес меня на улицу, и каким-то образом я оказалась на заднем сидении какого-то внедорожника. Он сел рядом и я, не раздумывая, устроилась у него на плече, мои глаза слипались, я потерлась щекой о его мягкую рубашку и, промурлыкав, уснула, его рука резким движением прижала меня к себе, удерживая мертвой хваткой.

* * *

Утро оказалось довольно таки легким, не считая того что я поняла что распласталась полностью на чьём-то теле. Моя щека покоилась на твердой груди, а живот прижимался к рельефному прессу. Когда я подняла голову, я поняла что лежу в своей квартире, на обнаженном теле Ареса. Мои руки были обвиты вокруг его шеи, а его ладонь лежала на моём бедре, он спал, его размеренное дыхание щекотало мой висок. Видимо алкоголь еще не выветрился из моей крови, потому что когда Арес зашевелился, я вернула щеку ему на грудь и закрыла глаза желая остаться с ним подольше. Я не помню, как оказалась дома, я уснула во внедорожнике. Перед глазами вспыли воспоминания ночи, я назвалась женой Ареса. Почему до меня не дошло это сразу? Я ведь знала что он владелец нескольких клубов. Стыд заставил меня зажмуриться, а волна тошноты подкатила к горлу. Ладонь Ареса поглаживала мою попку, круговыми движениями, что успокаивало и возбуждало. Его грудь начала содрогаться в беззвучном смехе под моей щекой.

— Я в курсе, что ты проснулась. — Его хриплый после сна голос, оставил мурашки на моей коже. Я сглотнула, поднимая голову к его лицу, на данный момент, я представляла, какой виноватый взгляд у меня был. Губы Ареса были сжаты в тонкую линию, а глаза внимательно изучали моё лицо.

— Прости? — Вжав шею, в плечи спросила я. Арес едва заметно покачал головой. Его ладонь сильно сжала мою ягодицу.

— Ты очень плохая девочка. — Хрипло промурлыкал он. Я зажмурилась, потому что сейчас у Ареса оказалось две головы, а моё тёло покачивалось как корабль на волнах.

Без лишних слов я покинула теплое тело Ареса и помчалась в ванную. Встав под контрастный душ, я поняла, что на мне были лишь трусики и лифчик, платье явно снимала не я. Не знаю, сколько времени я провела почти под ледяной водой, но, в конце концов, почти пришла в чувство. С похмельем у меня никогда не было проблем. С подросткового возраста я привыкла к нагрузкам на организм.

Почистив зубы и сделав остальные процедуры, замотавшись в махровый халат, я вошла в спальню. Арес так и лежал на огромной двуспальной кровати с нежно голубыми простынями. Вскинув бровь, он осмотрел меня и повернулся набок.

— Ложись в кровать. Тебе нужен сон. — Проворчал он, зарывшись носом в подушку. На нем были одни боксеры. Все его тело это произведение искусства, каждая мышца его тела выделена и прорисована. — Не заставляй меня вставать и силой затаскивать в кровать. Потому что тогда, я не посмотрю на то, что тебе плохо. — С хищным блеском в глазах прорычал Арес.

Мне просто было не до споров, я легла в кровать, устроившись на самом крае. Я быстро ответила на сообщение Рии, которая не помнила половины вечера. Арес проворчал что-то себе под нос, и его огромная ладонь притянула меня спиной к его груди. Его нос уткнулся мне в шею, а легкая щетина царапала оголенное плечо.

— Ты назвалась моей невестой. — Прохрипел он низко мне в ухо. Мои щеки покраснели.

— А ты убиваешь людей. — Фыркнула я, он усмехнулся мне в ухо. — И я не знала что твоя фамилия Раймонд. — Добавила в оправдание я. Ладонь Ареса с легкостью распахнула подол моего халата, и начала нежно поглаживать по бедру, я замурлыкала.

— Ты могла навлечь на себя кучу неприятностей малышка. Представляешь, сколько людей желает моей смерти? А здесь ты, хрупкая и незащищенная, невеста Ирбиса. — Пробормотал он мне в ухо. Моё тело напряглось.

— Разве тебе не нужно уходить? Может убить там кого-то либо снять скальп, ну или на крайний случай посидеть в тюрьме. — Ощетинилась я. Арес ухмыльнулся.

— Не-а, сегодня у меня выходной. — Спокойно ответил он. Его рука все еще мягко разминала моё бедро.

— Почему я проснулась на тебе? — Мой голос задрожал. Лишь одно воспоминание: меня на его теле, сделали меня мокрой.

— Я подумал, что лучше будет отвезти тебя домой. Ты сама разделась, и улеглась на меня. Как я мог отказать? — Дразнил меня Арес. Мои щеки залились румянцем.

— Почему ты не уехал? — Возмутилась я. Арес тихонько засмеялся мне в шею.

— Потому что я с тобой еще не закончил. — Прорычал низко он, его ладонь скользнула вверх, двумя пальцами раздвигая мои складочки. Он издал стон. — Блядь, уже мокрая. — Прорычал он. Я охнула, его палец дотронулся до моего клитора, лаская его медленно и мучительно.

— Арес прекрати. — Воспротивилась я, понимая, что это не правильно. Что он меня обидел, я должна злиться. Палец Ареса начал кружить интенсивнее, я извивалась, хныча в подушку.

— Спокойно малышка, я всего лишь помогаю тебе уснуть. Ш-ш-ш. — Хрипло прошептал он мне на ухо. И это вызвало дополнительный эффект, мои пальчики на ногах поджались, а попка уперлась в его твердый член. Арес прикусил мою мочку уха, его теплое дыхание обжигало кожу. — Сегодня, я буду делать с тобой кучу грязных вещей. И твоя книжонка, покажется детским лепетом. — Его палец проник в меня, яростно толкаясь в глубь, он добавил второй палец, а большим начал выводить круги на клиторе. Я застонала, шум в ушах и звездочки перед глазами предупреждали о надвигающемся освобождении. Мои мышцы начали сокращаться. — Давай малышка, я хочу услышать, как ты кричишь. — Прошипел он мне в ухо. Моё лоно сжалось вокруг его пальцев, я закричала, извиваясь под его рукой, получая высвобождение.

— Арес! — Вырвалось из меня. Дрожа всем телом, мой клитор пульсировал.

— Вот так. — Промурлыкал он, вытаскивая свои пальцы из меня. — А теперь поспи. — Арес зарылся лицом мне в шею, покусывая нежную кожу.

Не знаю почему, но в лапах этого монстра, я чувствовала себя в полной безопасности и умиротворении. Я знала, что рядом с ним, меня никто не обидит, кроме него самого. Я уснула, прижавшись к телу Ареса еще теснее, в знак одобрения он обвил рукой мою талию.


Разомкнув глаза, я сразу ощутила, что лежу в одиночестве и даже расстроилась. Мой разум прояснился, сощурив глаза, я осмотрелась. Арес сидел на краю кровати, по его спине стекали капли воды, его мокрые волосы были взъерошены, видимо он принял душ. Но не это привлекло моё внимание, а татуировка на его спине, которая занимала большую часть левой стороны. Белоснежно-серый ирбис, карабкался по его спине, впиваясь острыми когтями в полть, растерзанная кожа под острыми черными зубцами выглядела как реальная рана, которая вот-вот начнет кровоточить. Голова снежного барса была слегка повернута, было хорошо видно жуткий оскал и голубой глаз, огромный хвост — торчком, доходил до лопатки Ареса. Это не татуировка, а произведение искусства. Казалось, прямо сейчас этот хищник спрыгнет с плеча Ареса, и наброситься на меня. Арес медленно повернул голову, как будто услышал, что я проснулась. Его губы были сжаты в тонкую линю, а глаза не выдавали ни единой эмоции.

— В какую игру ты играешь Никки? — Его голос был низким и опасным. Я нахмурила брови. Понятия не имею, о чем он говорит. Его плечи были напряжены, каждый мускул застыл на спине.

— О чем ты вообще? — Фыркнула я.

Я никак не ожидала того, что произойдет дальше. Арес оседлал меня так быстро, что я пискнуть не успела. Его огромная ладонь накрыла мой рот, я смотрела в его разъяренное лицо с испугом. Его жевалки заиграли, он поднял свободную руку, в которой находился черный пистолет и провел им по моей скуле, метал, обжег моё лицо. Его бедра стиснулись на моей талии, доставляя боль.

— Это я нашел у тебя. — Его тон был стальным и лишенным сострадания. Он провел пистолетом, вниз распахивая мой халат. Я действительно не понимала что происходит. — Ты играешь со мной малышка? — Спросил он, но его ладонь всё еще зажимала мой рот. Моя грудь вздымалась, он очертил пистолетом мой сосок, от холодного метала он затвердел. На Аресе была маска палача. — А теперь попробуй блядь придумать очередную отмазку, и ответить на вопрос: откуда невинная овечка… в твоём доме пистолет? — Арес говорил спокойно, слишком спокойно. В моей голове проносилось тысяча мыслей. О чем он говорит? Я зажмурилась, пытаясь хоть что-то понять. Арес отнял ладонь от моего рта, пристально смотря в мои глаза. Я вспомнила, откуда этот пистолет.

— Ты что разобрал плитку в ванной? — Мои глаза распахнулись. Отец оставил этот пистолет там, я никогда не задавала лишних вопросов, отец всегда был слишком заинтересован моей безопасностью. Арес стиснул скулы, его ноздри раздувались от ярости. Холодный метал, впился в мою грудь. Будет синяк.

— Я блядь не играю в вопрос-вопрос. Или ты отвечаешь на вопрос или я трахну тебя этим пистолетом. — Я не слышала никогда такого рыка и не видела такой ярости, в чьих-то глазах. Его ярость была на пороге безумия. Я тяжело сглотнула, выпучив глаза. Моё тело дрожало от страха, я боялась Ареса.

— Отец оставил этот пистолет еще в самом начале, когда я только сюда переехала. Он приказал, что в случае чего я должна запереться в ванной и снять плитку. — Мой голос дрожал, на глаза наворачивались слезы. Арес сощурил глаза, его губы побелели от того насколько он их поджимал.

— Очередная. Ебаная. Ложь. — Соскочило жестко с его губ. Я не успела пискнуть, как он содрал с меня халат, ткань затрещала по швам. Я оказалась совершенно голой перед ним. Его ладонь схватила мои волосы, почти вырывая их вместе со скальпом. Я запищала, всхлипывая. Одним коленом Арес раздвинул мои бедра и наклонился к моему лицу почти вплотную. — Я вытрахаю из тебя правду. Ненавижу когда мне врут. Подумай еще раз, пока мой член будет вонзаться в тебя. Если я не услышу правды, я тебя убью. — Его грозовой голос наводил ужас. Я верила каждому его слову.

Его член вонзился в меня без предупреждения. Острая боль и спазмы заставили меня кричать и плакать одновременно. Слезы катились по моему лицу, пока он без промедления вонзался в меня. Я не была готова, мне было больно, казалось, всё во мне разрывается. Это не было возбуждающе, это не было горячо, это было самое страшное и ужасное что происходило со мной. Его ладонь вздернула мои волосы, я закричала от острой боли. Его член вонзался в меня раз за разом, а на его лице не было и толики сожаления. Это был монстр. Я пыталась вырваться, но второй ладонью он накрыл мою шею, почти перекрывая кислород, я практически задыхалась.

— Пожалуйста, прекрати. — Я рыдала, молила, мне было больно. — Я говорю правду. — Крикнула я, когда он вошел еще глубже, практически вдалбливаясь в меня, из легких выбился весь воздух. Его ладонь отпустила мои волосы лишь для того, чтобы дать пощечину, мою голову откинуло в сторону.

— Ебаная лгунья. — Зарычал он, вдалбливаясь с новой силой.

Я рыдала. Боль разлилась по моей щеке, обжигая кожу, я закрыла плотно глаза, ожидая, когда закончится этот ужас. Пальцы Ареса жестко схватили меня за сосок, это не было возбуждающе, это было больно.

— Я говорю правду. — Это все что вырывалось из моих легких раз за разом, пока Арес врывался в мою дырочку, сухую и опухшую. Я все еще держала глаза закрытыми. Мои слезы жгли губы.

Я даже не поняла, когда все закончилось. Я всхлипывала, все моё тело горело от боли. Когда же я поняла, что Арес остановился, я открыла глаза, он все еще нависал надо мной, но его член покинул меня, он не довел дело до конца. Его руки опирались по бокам от моей талии. Моя нижняя губа дрожала, я смотрела в два черных колодца, полных самых ужасных эмоций. Его огромная грудь тяжело вздымалась. Я просто ждала, когда продолжиться пытка, всё моё тело дрожало от страха. Арес часто заморгал, его дыхание стало прерывистым и быстрым. Когда его ладонь поднялась, я зажмурилась, ожидая еще одного удара, очередной дозы боли. Он зарычал грудным рыком. Его ладонь легла мне на щеку, на то место, куда он меня ударил. Ладонь была холодной как лед, она дрожала. Я открыла глаза, и увидела, как быстро проносятся эмоции в его глазах. Удивление, замешательство, страх, боль, ужас, отчаянность, сожаление. Его кадык дернулся, холодные руки сгребли моё тело в охапку. Он зажмурился, а я дрожала под ним, я ждала еще одной порции боли.

— Ты не… — Он не договорил, я заметила, как дрогнул мускул около его глаза. — Боже, девочка моя. — Он простонал так низко, так болезненно, мне стало тошно. Я все еще плакала, руки Ареса оторвали меня от кровати. Я пыталась отбиться от него, но выходило вяло, все мои силы угасали.

Я очнулась лишь тогда, когда моё дрожащее тело поместили в ванную, я забилась в самый дальний от Ареса угол. Я видела в его глазах страх, неподдельный, огромный страх. Он буквально сочился из него. Так же как и из меня. Его движения стали более скованными, он держался как можно дальше от меня, включая воду. Его рука потянулась ко мне, но я дернулась так сильно, что ударилась головой о плитку. Его ладонь сжалась в кулак, лицо окаменело, я ждала следующего удара и буквально слышала, как заскрипели его зубы. Он ударился спиной о плитку и скатился на пол, зарывшись пальцами в волосы.

— Блядь. — Слетело шепотом с его губ.

Вода набиралась, окутывая меня теплом. Я не двигалась, просто позволяя своему телу покоиться в воде. Мои руки обнимали грудь, боль между ног была невыносимой. Коленки дрожали, а по щекам все еще бежали соленые слезы.

— Убирайся. — Прошептала я дрожащим сорвавшимся голосом.

— Я не оставлю тебя после того… что сделал… — Это был голос полный отчаянья. Арес встал на колени напротив ванной, и опустил ладонь в воду, он зашипел. — Кипяток. Ты с ума сошла? — Рыкнул он, от чего я дернулась и ударилась спиной о бортик ванны. Арес зажмурился, его рука повернула вентиль холодной воды. Я молчала, безжизненно глядя вперед. Моя кожа покраснела от горячей воды, но я ничего не чувствовала. — Малыш, посмотри на меня. — Я слышала мольбу в его голосе. Но мне было плевать. Он только что изнасиловал меня, ударил меня, он причинил мне боль. «Я не насильник» сказал он мне не так давно, его слова ничего за собой не несут, но мне сейчас не хотелось вообще думать, о чем либо. Арес поднялся с пола и вышел из ванной.

Не знаю, сколько я так просидела, не двигаясь, смотря сугубо вперед. Вода уже остыла, а я чувствовала себя разбитой и грязной. Я просто надеялась, что он ушел. Шум за дверью сказал, что это не так. Последовал осторожный стук в дверь. Я не ответила.

— Какого хрена она в ванной? И почему я должен был срочно приехать? Ты что хочешь, чтобы я её помыл? — Послышался знакомый голос. Но моя голова просто отказывалась думать. Перед глазами стояла картинка Ареса, который беспощадно вдалбливается в мою плоть.

— Я… В общем она не подпустит сейчас к себе меня… Тебе она вроде доверяет. — Послышался низкий голос Ареса. Мне было плевать, кто еще находиться в моей квартире. Стук в дверь повторился.

— Эй, конфетка, я вхожу, если ты голая я не виноват. — Голос был веселым. Я не понимала, кому он принадлежит.

Дверь открылась, на пороге застыл с лицом ужаса Стикс. Он часто заморгал, его лицо побледнело, его рот втянул со свистом огромную порцию воздуха. Я все еще сидела в углу ванной, обнимая себя. Мне было плевать, что я голая, мне было плевать, что он меня увидит.

— Какого хрена старик? — Стикс буквально зарычал. — Что ты с ней сделал? — Продолжал вопить он. Я безпространственным взглядом продолжала смотреть в одну точку.

— Просто помоги ей… — Арес не договорил, я услышала глухой удар. — Доволен? А теперь помоги ей! — Рыкнул он.

Стикс вошел в ванную потирая костяшки пальцев. Он сдернул полотенце с вешалки, и подошел вплотную к ванной. Я видела боль в его зеленых глазах.

— Иди сюда девочка моя. — Прошептал осторожно и ласково Стикс. Я все еще не двигалась. Стикс тяжело сглотнул. Он смотрел сугубо на моё лицо, не позволяя себе разглядывать моё тело. Стикс перегнулся через ванную и осторожно обхватил мою талию, притягивая ближе. Поднимая меня одной рукой, он закутал меня в полотенце. — Вот так. — Шептал успокаивающе он. Я точно понимала, что он делает это и со своей сестрой, которая больна синдромом Дауна. Он делал это так заботливо и осторожно, как будто боялся сломать меня. Поздно…

Меня уже сломали.

Подхватив меня на руки, Стикс понес меня в спальню. Моё тело напряглось, я не хочу туда возвращаться. Стикс как будто понял это, он изменил маршрут и вошел в гостиную. Он сел вместе со мной на диван, и прижал к своей груди, поглаживая по волосам. Я зарылась носом в его шею, моё тело дрожало, а из груди выходили тихие всхлипы.

— Детка, тише. — Шептал он мне в ухо, поглаживая по волосам. — Хочешь я трахну его как своего босса? — Стикс пытался шутить, но я зажмурилась, содрогаясь всем телом.

— Стикс блядь… — Это было недовольное рычание Ареса. Я дернулась, когда поняла что он тоже в этой комнате, что он сейчас смотрит на меня.

— Что Стикс?! Это ты виноват! Что ты с ней сделал? У неё синяки по всему телу! Ты вообще сейчас должен свалить на хрен. — Рычал Стикс, я чувствовала, как он борется со своей агрессией.

— Я знаю, что виноват. — Рыкнул Арес. — Но ты ни черта не помогаешь! — Прогремел он. Я просто хотела, чтобы он ушел. — И я никуда не уйду. Это моя вина, мне за это отвечать. Я вызвал доктора, он скоро приедет. — Добавил Арес, я напряглась как струна. Я впервые посмотрела на него, он замер, на его лице была мука и боль, моё же не выражало ничего. Он просто затаился, не отводя взгляда, его жевалки играли.

— Не надо врачей. — Прохрипела я, мой голос был похож на кваканье. Арес нахмурил брови и покачал головой. — Арес, пожалуйста, не надо врачей! — Зарыдала я. Он сменился в лице, его глаза распахнулись, он не ожидал такой реакции. Но я просто не хочу, чтобы на меня смотрели эти люди, чтобы они жалели меня, осуждали, прикасались ко мне. Стикс прижал меня к себе.

— Всё старик, у нас бойкот. Скажем врачам нет. — Подытожил Стикс. Он всегда пытается шутить, мои губы даже дрогнули в подобии улыбки. — Вот видишь, ей уже лучше, она улыбается. — Стикс просто болтал, он пытался разрядить обстановку, успокоить меня. Послышался тяжелый вздох. Комнату затопило удушающее молчание.

— Да. Отменить доктора… Я передумал. — Послышался скрежет голоса Ареса.

Я всё еще была закутана в одно банное полотенце. Но мне было плевать. Стикс просто обнимал меня, даря комфорт. Но его не хватает на долгое молчание.

— Итак, ребятки, когда вы впервые поцеловались? — Стикс говорил беззаботно, но все моё тело окаменело. Я даже не думала никогда о том, что Арес меня не целовал. И уже тем более после того что произошло отвечать не собиралась.

— Никогда. — Кратко ответил Арес. Комнату вновь затопила тишина, он прочистил горло. — Поцелуй означает проявление нежности и привязанности, он делает тебя уязвимым. Я не люблю быть уязвимым. — Странно было, что Арес открывается. Стикс фыркнул.

— Просто скажи, что ты не умеешь целоваться. — Загоготал Стикс. — И старик, насчет уязвимости, это ты сейчас сидишь бледный, а твои руки трясутся как после месячного запоя. Кажется, твой план с крахом провалился. Ты уже уязвим. — Это даже меня заставило нахмуриться. Стикс казался серьезным. Арес фыркнул.

— Чушь.

После этого разговоры прекратились, комнату затопила тишина. Я уснула на руках у Стикса, он укачивал меня как маленького ребенка.

Открыв глаза, я всё еще была в крепких руках, с сонной улыбкой я обернулась к Стиксу, но это был не Стикс. Два серых грозовых глаза смотрели на меня, прожигая дыру. Его руки прижимали меня к твердой груди, я задергалась, пытаясь вырваться, но не вышло.

— Отпусти меня! — Завопила я искаженным голосом.

Мои глаза распахнулись, сердце колотилось, Стикс сидел рядом, а я лежала укрытая покрывалом на диване. Арес стоял в другом конце комнаты и с мукой смотрел на меня.

— Ты хочешь, чтобы я ушел? — Его голос был похож на глубокий шепот. Я кивнула, пытаясь привести дыхание в норму. Он зажмурился и тяжело вздохнул. — Хорошо. Я ухожу. — Его пальцы помассировали переносицу. — Малышка, если тебе понадобиться любая помощь, тебе нужно всего лишь позвонить мне или Стиксу. — Пробормотал он, уже выходя, он обернулся. — Мне жаль. — Все что он сказал, прежде чем послышались тяжелые шаги, и входная дверь захлопнулась за ним. Мне стало легче дышать, как только он ушел. Стикс беззаботно пожал плечами и откинулся на диване, хватая рукой пульт от телевизора. Он искоса глянул на меня.

— Даже не думай. Я остаюсь. — Стикс вернул внимание к плоскому экрану.

ГЛАВА 17

Прошло две недели…

Это было унизительно, грязно, безумно страшно. Именно это я чувствовала на протяжении всех двух недель. Стикс остался со мной ровно на сутки, я сама попросила его уйти, мне нужно было пространство, мне нужно было время. Хотя он и пытался развеселить меня разными способами, рассказывал о своей жизни, неловких ситуациях даже рассказал о своей больной сестренке, но мне просто нужно уединение.

Когда я посмотрела своему страху в лицо и вспомнила этот день, меня трясло, но изменить я ничего не могла. Это был урок, который в очередной раз доказал что я не должна доверять никому. Буквально сразу любое желание быть с Аресом пропало, он стал мне противен до глубины души.

Самое ужасное, что, похоже, меня доломали до конца. Я пыталась кончить сама, но каждый раз почти доходя до пика, я видела перед собой Ареса с жестоким выражением лица, который причинял мне боль. Единственное что я чувствовала это боль и жжение вместо оргазма, как при цистите или молочнице.

Я решила дать себе время, мне нужно было отвлечь себя чем-то, и я посчитала правильным выходом найти себе работу по специальности, уйти в чужие проблемы. Вот именно тогда мне захотелось чего-то большего, чем просто устроиться на работу в государственное учреждение я решила внести более веский вклад. Около месяца назад мне на глаза попалась статья об одном здании, что было практически рэкетом отнято у муниципалитета. Порывшись в документах, я нашла доказательства, что эта собственность принадлежит городу, а не дяденьке с сомнительной репутацией. Я решила отсудить это здание, привлечь внимание органов власти, вернуть это место городу и создать там центр реабилитации для детей из неполных семей. Я имела достаточно денег на карточке, чтобы отстроить это здание, хотя думаю, его уже отстроили ведь сейчас оно предназначено для отдыха состоятельных людей, гостиница, спа, аквапарк, это все прекрасно подойдет и детям. Наверное, я просто возненавидела бандитов, таких как Арес и мне хотелось выместить свою злость, отомстить…

И вот я вхожу в огромный по масштабам комплекс, который так и кричит о статусе отдыхающих. В моих руках папка с документами, которая доказывает мою правоту. Изначально я решила поговорить с владельцем, договориться по-хорошему. Отец всегда говорил: что прежде чем нанести удар попробуй договориться мирно, без крови. На ресепшен находилась девушка очень делового и в тоже время привлекательного вида, она внимательно изучала меня пока я подходила к стойке. Её взгляд метнулся к окну, она посмотрела на машину, на которой я приехала. Почти моментально её взгляд со скучающего превратился приветливый, а в глазах буквально вращались банкноты.

— Добрый день, чем могу вам помочь? — Она лишь делала вид, что дружелюбна, это её работа.

— Думаю мне нужно обратиться напрямую к вашему директору. — Брюнетка понимающе улыбнулась.

— Не беспокойтесь, всё в нашем комплексе сугубо конфиденциально, вы можете мне довериться, уверенна я пойму и смогу вам помочь. — То как она это сказала, заставило мурашки пробежаться по моей коже. Я поджала губы и покачала головой.

— Это деловая встреча. Я хочу разговаривать без посредников. — Отчеканила я. Брюнетка поджала губы, и потянулась за телефоном.

— К вам пришла девушка, просит об аудиенции. — Слишком официально. Я видела фотографию этого директора у него на лбу написано «Жизнь ворам, вечер в хату…» Отложив телефон в сторону, она одернула свою блузку. — Третий этаж, правое крыло, там табличка. — Пробормотала она.

Покидая лифт, я подумала о том, не глупая ли была идея идти сюда одной? Но сразу стряхнула эту мысль, ужаснее Ареса ничего не может быть. Пройдя по коридору, я постучала в дверь и приоткрыла её. В кожаном кресле за дубовым столом сидел лысый мужчина в черном спортивном костюме «Аудиенции» я чуть не поперхнулась смехом, вспомнив эту фразу. На вид ему было за сорок, весом он был более ста килограммов чистого жира. Он так важно сидел, прокручиваясь в своём кресле, что это выглядело крайне нелепо.

— Я не расслышал вашего имени. — Раздался его бубнящий голос. Конечно, не расслышал, я не представилась. Я села напротив него на стул и положила между нами папку с документами.

— Меня зовут Вероника Старк. В этой папке достаточно доказательств того, что вы владеете этим зданием незаконно. Поэтому, я даю вам выбор, либо вы отдаете это здание по хорошему, либо документы отправятся в суд. — Я сразу выложила всё что хотела. Этот тип был неприятен. Он закатил глаза и протянул руку к папке. Я не поверила своим глазам, когда он выбросил её в мусорное ведро.

— Очередной борец за справедливость. — Фыркнул он. Я сейчас находилась в полном шоке. Не такого я ожидала. Он блеснул мерзким взглядом. — Послушай сюда девочка, ты можешь носить сюда или в суд эти бумаги каждый день, место куплено, а меня уже тошнит от таких как ты. Думаешь, я сколотил бы своё состояние, если бы каждый раз подчинялся таким соплячкам как ты? — Он мерзко улыбнулся. Я усмехнулась.

— Ну что ж, вы сделали свой выбор. Ждите повестку в суд. — Я начала вставать, но кто-то прижал мои плечи, и я грохнулась обратно в стул, мои зубы клацнули. Я обернулась, позади меня стоял мужчина очень устрашающего вида. Черт, я даже не убедилась что одна в этом кабинете.

— Не думаю…Что ты вообще сможешь дойти до этого суда. — Он улыбался, я чувствовала угрозу. Какого черта я сюда пришла? Надо было, набрать Стиксу… Мне стало страшно, но виду я не подавала. — Может тебе сломать ноги или все же выколоть глаза, чтобы они тебе не мозолили такую несправедливость? — И я не знала, говорит он всерьез или запугивает. Пальцы позади стоящего впились в мою ключицу до боли. Но я даже не пискнула, это не сравниться с болью, которую мне причинил Арес.

— С чего вы взяли, что я приехала сюда одна? Возможно, сейчас ваше здание окружено парнями в масках? — Я блефовала, но мне нужно покинуть это здание целой и невредимой. Этот толстяк рассмеялся, положив руку на огромный живот.

— Потому что я знаю таких как ты, у тебя нет ничего кроме энтузиазма. Уверен тебе даже некому будет пожаловаться. — Он все еще улыбался. Но он ошибался, у меня был отец, и в этот раз я обращусь за помощью к нему… Если конечно смогу покинуть это здание живой. Ладно, Вероника, не драматизируй.

Моё сердце колотилось, а мозг пытался найти выход. Позади всё еще стоит громила, и я сомневаюсь, что он один в этом здании. Третий этаж, в окно выпрыгнуть, не получиться. Я одна против двух огромных мужчин. Ситуация плачевная. И как это исправить я не знаю. Я глупая девчонка, которая пошла на поводу у своей агрессии и теперь мне придется за это расплатиться. Но умолять о том, чтобы меня отпустили я не стану. Во-первых, это только раззадорит мужчину, во-вторых, он все равно сделает то, что захочет. Я ему угрожала, теперь он станет защищаться.

— А стоило бы поверить девушке. — Послышался смутно знакомый голос. Я вздрогнула и обернулась, неторопливыми шагами в кабинет вошел Рик — брат Ареса. На нем была белая рубашка с закатанными рукавами и черные брюки. Неспешной походкой он подошел вплотную к тому, кто держал меня и брезгливо пальцем сдвинул его ладонь с моей ключицы, мужчина повиновался. Когда он отошел, я поняла почему — у Рика в руках был пистолет. Не глядя на меня, Рик обошел стол и сел на край около бизнесмена, который, кстати, все еще улыбался.

— Послушай мальчик, убери свою пукалку, пока не ранил кого-то. В этом здании сотни людей с оружием. Если бы я боялся таких как ты, давно бы разорился. — Он рассмеялся. А я сидела в полном шоке. Что здесь делает Рик? Но на самом деле сейчас я была рада тому, что он появился. Рик лишь жестко усмехнулся на комментарий.

— Если бы да кабы. — Послышался еще один голос. Этот я знала. Стикс. Когда я обернулась, он улыбался так же жестко как и Рик. Стикс подошел ко мне и сел на подлокотник стула, взлохматив мне волосы. Рик в это время почесал затылок пистолетом.

— Ты прав, здесь сотни людей с оружием, но, к сожалению, эти люди не твои. — Рик веселился, но и бизнесмен все еще не верил, он потешался. Я знала, что Рик не шутит. Стикс хлопнул в ладоши.

— Сюрприз, они все мертвы. — Поликовал он, как будто рассказывал конец смешной шутки. Я просто зажмурилась, понимая, что каждое слово это правда. Улыбка сошла с лица толстяка, он нахмурился.

— Послушайте, парни, вы знаете кто я такой? — Возмутился он.

— Вообще-то нам похер кто ты. — Раздался голос, который затопил все пространство.

Я слышала его шаги, медленные и уверенные. Я напряглась всем телом и зажмурилась. Стикс осторожно приобнял меня за плечи и поглаживал по плечу, давая понять, что мне ничего не угрожает. Арес буквально заполонил все пространство, мне с трудом удавалось дышать. Рукава его темно-синей рубашки были закатаны до локтей, в правой руке он прокручивал нож. Он сел полу боком на другой край стола от нахмурившегося бизнесмена. Его тёмные волосы были слегка слипшееся и торчали ёжиком, будто он только вышел из душа.

— Парни, что вам нужно? — Вздохнул бизнесмен, как будто ему уже надоела эта ситуация. Анфас Ареса был жестким и устрашающим.

— Думаю, стоило дослушать девушку. — Арес не повернулся ко мне, подкинув нож в руке еще раз. — Милая для чего тебе это здание? — Арес был увлечен ножом, он не обернулся ко мне, но его голос вызвал во мне дрожь, и она отнюдь была не ужасающей. Я сглотнула, теперь мне стало намного страшнее, чем было. Там где присутствует Арес, не происходит ничего хорошего, это факт.

— Я хотела создать центр для реабилитации детей из неполных семей. — Мой голос охрип. Стикс легонько сжал моё плечо в знак поддержки. Арес, приподняв бровь, указал кивком на бизнесмена.

— Думаю вполне отличная идея. — Арес непринужденно подбросил нож, одним рывком схватил его рукоятку и со стуком вонзил в ладонь бизнесмена, пригвоздив её к столу. Бизнесмен зашипел, его глаза распахнулись. Арес же, как и Рик сидели с одинаковыми, безучастными лицами, как будто этого только что не было. Я еле удержалась, чтобы, не закричать. — Сейчас ты подпишешь все документы и передашь все права на это здание. — Спокойным томным голосом продолжил он. Мои глаза распахнулись, я не этого хотела, но мне стало страшно спорить. Мужчина закивал.

— Хорошо, хорошо. Всё сделаю. — Он скулил, одной рукой потянулся к шкафчику стола и достал оттуда бумаги, той же рукой он что-то написал на листке и поставил печать, стоящую на столе. — Всё, ребята, просто дайте мне уйти. — Молил он. Арес переглянулся со Стиксом, в ответ тот отрицательно покачал головой, поджав губы.

— Видишь ли, в чем проблема, ты угрожал этой девушке. А так вышло, что этой девушке никто не имеет права угрожать или даже думать об этом. Мой друг очень заботиться о ней. — Стикса забавляла эта ситуация. Мне же стало страшно. Мужчина умоляюще посмотрел на меня. Я не хотела кровопролития.

Арес тем временем подошел к окну и распахнул его, впуская в кабинет свежий воздух. Мои коленки задрожали, когда Арес вернулся и сел на край стола.

— Арес. — Прорезался мой голос, он замер и вздрогнул, медленно поворачиваясь ко мне. Казалось, он лишь сейчас осмелился посмотреть на меня, он замер, ожидая продолжения. — Хватит крови, хватит боли, не трогай его. Он всё сделал. — Попросила я, уняв дрожь в голосе. Арес зажмурился и поджал губы. Вздохнув, он встал со стола и выдернул нож и ладони мужчины, тот зашипел.

— Подойди к окну, я хочу, чтобы ты кое-что увидел. — Арес говорил со спокойствием горного льва. Мужчина недоверчиво последовал за Аресом к окну и глянул вниз. — Все эти люди крайне хотят выслужиться предо мной. Они могут делать такие вещи, о которых ты даже не слышал. — Его голос был притворно нежен. И мне не нужно было выглядывать в окно, чтобы понять, что сейчас здание окружено парнями в масках. В следующий момент Арес ладонью толкнул мужчину в спину, тот закричал, но уже летел вниз. Я пискнула, прикрывая рот рукой. — Парни, этот тип какой-то не сговорчивый. — Крикнул он в окно, и мгновенно закрыл его, я слышала звуки агонии исходящие снаружи. Арес обернулся с помрачневшим лицом, его глаза напоминали ртуть. — Можешь смотреть на меня, сколько хочешь таким взглядом. Я блядь монстр, мне похуй на всё, если речь идет о близких мне людях. Он тебя обидел, я отомстил. Ты не хотела, чтобы это делал я? Это сделают парни! Разговор окончен. — Зарычал он, испытывая меня взглядом.

Мои мышцы напряглись, я одернула руку Стикса, и поднялась со стула, выровняв спину, уверенными шагами я подошла вплотную к Аресу, он внимательно наблюдал за каждым моим шагом. Как он смеет говорить о близости после того что сделал со мной? Моя рука поднялась и я влепила ему пощечину со всей злостью и обидой что сидела внутри меня, его голова повернулась вправо от удара, но он быстро выровнялся, я услышала, как присвистнул кто-то из парней. Его взгляд был ошарашенным, с губы стекала маленькая струйка крови, он облизал её кончиком языка, дерзки ухмыляясь. Я должна была отойти, убежать, но вместо этого я продолжала, задрав голову, смотреть в его глаза. Не сводя с меня взгляда, Арес потянулся и взял мою ладонь в свою. Я не знала чего ожидать, вполне вероятно он захочет её сломать. Арес поднял её между нашими лицами и повернул внутренней стороной к себе, ладонь горела, я сильно приложилась. Одним движением он дернул напряженную руку на себя, его губы нежно накрыли мою ладонь в поцелуе, он был таким мягким и нежным, я едва сдержала урчащий стон. Так же резко он отпустил меня.

— Умница. — Промурлыкал он, делая шаг назад. Я же стояла в полном шоке.

Мне хотелось столько ему сказать, но Арес просто выбил меня из колеи своей реакцией. Я часто заморгала, он же забавлялся, жесткая ямочка появилась на его правой щеке.

— Что вы вообще здесь делаете? — Выбилось из меня.

— Ну, мы вроде как поочередно следили за тобой. — Раздался голос Стикса позади меня. На какой-то момент я забыла, что здесь вообще есть кто-то еще. Я крепко зажмурилась, пытаясь перевариться информацию.

— Зачем? — Прошептала я.

— Затем чтобы, ты не наделала глупостей. И как видишь, я не ошибался. — На этот раз комнату затопил голос Ареса. — Тебя могли ранить, причинить боль. — Отчитал он меня жестким тоном. Я фыркнула и встретилась с ним взглядом.

— Единственный человек, который это сделал, стоит сейчас напротив меня. — Шипение, перемешанное с рыком, вырвались из моего горла. Арес тяжело сглотнул, его адамово яблоко дернулось.

— Есть варианты, при которых ты даешь мне шанс все исправить? — Я видела муку в его глазах, но его чувства меня не волнуют. Он доставил мне боль, от которой я не могу избавиться, она пробралась ко мне под кожу. Я поджала губы, не желая даже комментировать это. — Просто ответь, это возможно? Что мне сделать, чтобы ты хотя бы подумала о шансе для меня? — Продолжил он, не услышав моего ответа. В голове пробегала тысяча мыслей. Скрестив руки на груди, я сощурилась. Арес заметил этот жест, но все еще ждал хотя бы слова.

— Ты дал мне шанс, перед тем как изнасиловать? — С болью вырвалось из меня. Арес моргнул, отшатываясь назад. Так-то, я не могу ему доверять.

Кажется, я впервые произнесла это слово вслух, меня начало тошнить.

TV — АРЕС

— Ты дал мне шанс, перед тем как изнасиловать?

Её слова будто ударили меня под дых. Я отшатнулся, глядя на её лицо полное боли и обиды. Казалось, я сейчас провалюсь на хер под землю. Я просто стоял, ожидая её дальнейших действий, потому что я не хотел отвечать на её вопрос, ответ, очевидно, был, НЕТ. Она развернулась и быстро скрылась за дверью кабинета. Надеюсь, парни успели убрать трупы охранников. Нас не хотели впускать без боя. Сами напросились.

В голове всплыли воспоминания того дня. Я проснулся раньше Никки и решил принять душ или просто свалить, чтобы, не трахнуть её преждевременно. Я верил ей полностью, хотя не должен бы был. Когда я уже обмотался в полотенце, то постучал пальцами о плитку, обдумывая сложившуюся ситуацию. Когда я услышал странный звук, то постучал еще раз, там, несомненно, была пустота. Почти сразу я нашел шов и снял плиту, внутри лежал один единственный пистолет. Первой мыслью было одно: Лгунья. Она ведет двойную игру. Она точно знает больше, чем говорит. Я должен был выбить из неё правду. Ярость взяла верх надомной, потому что я хотел доверять Веронике, но постоянно находиться что-то, что ставит моё доверие под сомнение. В приступе ярости я сделал ей больно. Я не соображал. Мне просто нужны были ответы. Господи её перепуганное полное боли лицо стоит у меня перед глазами все время.

Я облажался.

Конкретно.

Мой мир не похож на мир Никки. В нём нельзя доверять даже собственной тени, если хочешь выжить.

Я поступил херово. Поступок, который заставил меня возненавидеть себя.

Теперь в моём послужном списке есть всё.

Как же мне хочется все это бросить и просто жить. Но мой папаша возлагает на меня огромные надежды. Проще говоря, он остается в тени, пока я творю хаос в его честь.

И даже сейчас я хочу побежать за ней, молить о прощении. Я бы сделал многое, чтобы получить шанс. Но если это произойдет, я покажу слабое место своим врагам и своим друзьям. Эта ошибка может стоить многим жизней. Я должен отпустить её, хотя бы, потому что мой папаша не хочет, чтобы я этого делал. Я много умалчиваю. Отец думает, что мы с ней в хороших отношениях, и она может стать нашим козырем. Но я не хочу оставлять малышку без защиты. Я тот, кто несет её смерть, и тот, кто дарит ей ежесекундную защиту. Смогу ли я выстрелить, когда будет нужно? Эта мысль заставила меня ударить кулаком о стену, похоже, моя кость треснула. Мой сводный брат и Стикс оторопев, смотрели на меня.

— Стикс, сделай всё, что попросит Вероника. Если нужны будут деньги, ты знаешь, где меня найти. — Прошипел я, потирая свой кулак. Стикс кивнул, а вот братец как всегда был чем-то недоволен.

— Я не нянька Арес. — Фыркнул он. Я закатил глаза. Тупой ублюдок. — И она может стать проблемой. Уладь все либо это сделаю я. — Проворчал он. Мои челюсти стиснулись до боли в деснах.

В моей жизни с такими как братец всё очень просто. Преподай урок, который будет тяжело забыть. Моя кровь кипела от ярости, я схватил Рика за ворот рубашки и посмотрел прямо в глаза.

— Слушай сюда, щенок бродяжной суки. Не. Лезь. В. Мои. Дела. — Я рычал, сжимая его рубашку. Рик усмехнулся. Это он зря. Одним рывком я достал нож из джинсов и вонзил ему в бедро в сантиметрах от его хозяйства. Он заверещал как сучка. — Пошел вон. — Гаркнул я, выдергивая нож и отталкивая его от себя.

Стикс молчал. Он не лезет, куда ему не следует, ему нужны деньги для семьи я их плачу, в ответ он делает, что ему сказано. Но он не жалуется, ведь в последнее время его задача следить за Вероникой. Я вздохнул, закрыв глаза.

— Стикс, есть вариант, при котором она меня простит?

— Ты бы простил человека, который тебя изнасиловал и унизил? Лично мой босс меня не простил. — Стикс тот человек, который вроде говорит глупости, но на самом деле всегда чертовски прав.

— Я бы убил того кто это сделал.

Пусть я буду монстром в её глазах. Но блядь я буду монстром, который её защищает.

Мне в голову пришла интересная затея. Я расплылся в улыбке, зная, что могу попытаться облегчить её боль.

ГЛАВА 18

В тот день я сбежала со здания, едва сдерживая рвотные позывы. Но как только я вошла в свою квартиру, меня стошнило множество раз. Я просто не могла поверить, что это всё происходит со мной. Я должна была быть благодарна парням за то, что спасли мою задницу, но я ненавидела Ареса, я его презирала.

На следующий день заявился Стикс, сообщая, что всё готово для работы реабилитационного центра. Как объяснил Стикс: права на это здание теперь принадлежат Аресу, но он отказывается, что-либо там делать. Либо этим занимаюсь я, либо здание будет пустовать. Скрипя зубами, я все же согласилась.

Я была в полном шоке. Но меньше чем за сутки здание из отеля превратилось в нечто иное. Детские плакаты, рисунки на стенах, полный абгрейд здания. Номера теперь выглядели как детские комнаты. Мамы либо отцы могли почти бесплатно находиться здесь столько, сколько им понадобиться, чтобы стать на ноги. В это время дети могли отвлечься, здесь был бассейн, огромное количество игрушек и безопасность. Оставалось найти персонал, с этим проблем не возникло, волонтеры буквально сразу начали ломиться в дверь. Психологи тоже небыли проблемой, я знала много людей, которые бы хотели попрактиковаться.

Уже через два дня здесь было четыре семьи три матери с детьми разного возраста и один отец с сыном.

Кстати, Стикс тоже был здесь, сейчас он стоял рядом со мной и наблюдал, как дети плескаются в неглубоком бассейне. Под весом всей драмы я должна бы была стыдиться Стикса, ведь он был свидетелем того, что со мной сделал Арес. Он видел меня в самом ужасном и постыдном состоянии. Но я точно знала, что мне стыдиться нечего. Это не моя вина. Это Аресу должно быть стыдно за его поступок.

— Я бы хотел привезти сюда свою сестренку. — Вздохнул мечтательно он. Я лишь нахмурилась.

— Ты можешь это сделать в любой момент. — Возмутилась я. Стикс поджал губы.

— Это будет затруднительно для персонала. — Выдохнул он.

Я была в замешательстве. Никому здесь и в голову не придет такое. Ну да, сестра Стикса больна, но это же не повод отворачиваться от человека. Наоборот, это повод проявить излишнее внимание.

— Стикс бери свою семью, и переезжайте сюда. Ты будешь чаще с ними видеться, им здесь понравиться и тебе будет спокойнее.

— Я подумаю об этом. — Кратко кивнул он. Тема семьи была для него почти неподъемной.

Я даже затылком могла почувствовать взгляд, направленный в мою сторону.

Арес был здесь.

Я это чувствовала.

Думаю, именно он приложил руку к обустройству этого места. Я обернулась, Арес стоял в проеме дверей, скрестив руки на груди, на нём были одеты серые спортивные штаны и белая футболка. Он взглядом просил о разговоре. Но я не могла даже смотреть на него чтобы, не чувствовать боль. Он кивнул в сторону, безмолвно прося отойти, скрипя зубами, я прошла к нему.

— Что тебе нужно? — Резко выплеснула я. Арес просто смотрел в моё лицо, ища там что-то, но не смог найти.

— Пойдем со мной. — Не дожидаясь, он зашагал вперед. Я же не сдвинулась с места, когда он это заметил, то обернулся. — Пожалуйста. — Это слово далось ему с трудом.

— Я с тобой никуда не пойду. — Ощетинилась я. Арес вздохнул, запрокидывая голову к потолку.

Он зашагал в мою сторону, на его лице была дразнящая ухмылка. Он шел прямо на меня, а когда настиг, схватил под коленями и закинул себе на плечо. Я начала вырываться и пищать. Мои ногти впились в его спину, он даже не дрогнул, я укусила его куда достала, но получила ноль реакции.

— Не утрать свой пыл котёнок. — Мягко рассмеялся он.

Он внес меня в какое-то помещение, я не увидела какое — была занята, пытаясь вырваться. Когда он поставил меня на ноги, я со всей силы толкнула его ладонями в грудь, он лишь качнулся, приподняв бровь. Наконец, я поняла, где мы. Это был спортивный зал.

— Думаю тебе нужно выплескивать свою агрессию. — Подытожил он с забавой. Мои ноготки впились в ладони.

— Если только ты станешь боксерской грушей. — Прошипела я. Арес расплылся в дьявольской улыбке.

— Именно это я тебе и предлагаю. — Усмехнулся он, шагая в сторону матов. — Ты меня бьешь, я учу тебя драться и защищаться. — Шагая, говорил он. Я все еще стояла на месте, вскинув брови. Он обернулся на пятках, на его ногах были черные кроссовки. — Или ты хочешь быть маленькой беззащитной девочкой, которую можно вот так просто трахнуть? — Он дразнил. Моя же кровь кипела от ярости, лицо налилось кровью.

Мои ноги сорвались с места до того как я поняла это, я запрыгнула на него, он не ожидал этого и потерял равновесие ударяясь головой о мат. Мои кулаки колотили его в грудь со всей силой чтобыла во мне. Он не делал попыток остановить меня.

— Ты сукин сын! Это, по-твоему, смешно? — Кричала я, ударяя его кулаками в грудь. Арес словил мои руки, когда я попыталась нанести следующий удар, он скинул меня с себя и встал на ноги.

— Запал хороший. Надолго ли тебя хватит? — Протянул он, шагая вглубь зала. — Ты слишком много расходуешь энергии. Лучше сделать один, но верный удар, чем сто смазанных. — Поучал он. Схватив перчатки с крючка, он бросил их в меня. — Надевай, посмотрим, на что ты способна. — Арес уперся о стену.

Я долго смотрела на перчатки, не зная как реагировать на это. Но желание хорошенько заехать ему по физиономии взяло верх, я схватила перчатки, на что Арес одобрительно кивнул. Он подошел ближе, остановившись в метре от меня, склонив голову набок, он усмехнулся.

— Чего ждем? Пока тебя изнасилуют? — Он насмехался. Я не могла поверить, что он это сказал. Я ринулась в его сторону, но он почти сразу поддел мои ноги своей ногой, я бы упала, если бы он не словил меня за талию. — Когда твоя ярость берет над тобой верх, она подает адреналин, но он бессмыслен, потому что ты перестаешь думать. — Прохрипел низко он, после чего отпустил. — Еще раз. — Скомандовал он.

Ещё раз. Эту фразу я слышала буквально каждые пять секунд. Мне даже не удавалось подступиться к нему. Он всегда просчитывал каждое мое движение. А он ведь даже не делал попыток напасть в ответ. Раздражение бурлило во мне. И когда в следующий раз он произнес «Еще раз» я ринулась на него. Я хотела ударить его в живот, но в последний момент передумала и замахнулась в челюсть, его зубы клацнули, я поддела его ноги ногой, так же как он сделал со мной. С глухим стуком он рухнул на мат, потянув меня за собой. Я оседлала его, упираясь перчатками в его грудь, моя грудь вздымалась, а по лицу катились капельки пота. Мои губы расплылись в удовлетворенной улыбке. В следующий момент Арес уже был сверху, положив меня лопатками на мат, его тело нависало надо мной.

— Ты расслабилась. — Прохрипел он пылко на уровне моих губ. Я попыталась его оттолкнуть, но он лишь сильнее придавил меня к мату.

— Слезь с меня. — Прошипела со свистом я. Арес усмехнулся.

— Ммм… сладкая моя. — Промурлыкал он с ехидной улыбкой. — А может мне тебя трахнуть прямо здесь? Никто не услышит твоих криков. — Притянул нагло он.

Мой разум не мог поверить, что этот ублюдок смеет так открыто насмехаться над моей беспомощностью. На глаза накатывались слёзы, но я сдерживала себя, потому что если я разрыдаюсь, Арес рассмеется мне в лицо.

Я не понимала, откуда во мне взялось столько силы, но моя коленка попала ему точно по яйцам. Он зашипел, я буквально столкнула его тело с себя, и оседлала. Мои перчатки полетели в сторону. Я била его, куда могла попасть, сдирая костяшки до крови. Вся ярость была направлена на этого ублюдка.

— Ненавижу тебя! — Удар. — Ты сломил меня! — Шлепок по лицу. — Я закрываю глаза и вижу твоё лицо! — Удар в грудь. У меня началась истерика, я разрыдалась. Продолжая вяло бить его. Одним рыком он сел и прижал моё лицо к своей груди. Я попыталась вырваться, но уже выплеснула все свои силы. Его ладони осторожно поглаживали меня по плечу и щеке.

— Ш-ш-ш малышка. — Голос обволакивал сознание, успокаивал, хотя этого не должно было произойти. — Ты умница. — Шептал он мне в макушку. — Никто тебя больше не обидит. Никогда. Слышишь? Никогда! — Он потряс меня за плечи.

Сама не понимаю, что со мной случилось, но я обвила его шею руками и уткнулась носом ему в ключицу, всхлипывая и содрогаясь телом. Он замер лишь на секунду, после чего выдохнул и прижал меня ближе к себе. Его руки поглаживали мою спину, пытаясь успокоить. Только сейчас я поняла, что он сделал. Он дал мне возможность выплеснуть всю ту боль, что сидела во мне. Он дразнил меня, чтобы распалить мой гнев, попробовать отпустить это, посмотреть страху в лицо, поквитаться.

— Завтра я научу тебя пользоваться пистолетом. — Прохрипел он, играя с моими волосами. Я замерла, этого я не хотела. — Я хочу знать, что ты сможешь себя защитить. Лучший способ научить тебя самому. — Продолжил он стальным тоном. Я слышала мрачность в его голосе.

— Не боишься, что первая пуля полетит в тебя? — Я спрашивала вполне серьезно. Он лишь усмехнулся.

— Переживу. — Фыркнул он, его телефон брякнул. — Мне нужно ехать. — Он поднялся вместе со мной на руках. И я не знала радоваться мне или плакать, от того что он уходит. Но моё тело сделало выбор еще раньше, я обвила его руками и ногами как обезьянка. Он мягко рассмеялся мне в ухо. — Это знак того что я прощен? — Улыбался он. Но я покачала головой.

— Даже не надейся. Я все так же тебя ненавижу. — Фыркнула я. Арес поставил меня на пол.

— Справедливо. — Коротко кивнув, он зашагал прочь, его лицо стало каменным.

ГЛАВА 19

Мне было тяжело осознать то, что я смогла находиться с Аресом в одном помещении, и не бояться его. На следующий день, он заявился с раннего утра ко мне домой. Теперь мне казалось, что видеть его в спортивной одежде это что-то дикое, хотя в самом начале я не могла себе представить Ареса в деловом костюме. Я не расценивала его вчерашнее обещание научить меня стрелять взаправду, но я вновь ошиблась. В очередной раз, убеждаясь, что этот человек всегда отвечает за каждое свое слово. Но смогу ли я ему довериться? Мой мозг подсказывает, что он вновь предаст моё доверие, что следующий раз будет больнее, чем предыдущий. Но душа тянется к нему, как будто лоза к стеблю.

Арес не был многословен с утра. Его лицо было хмурым и недовольным. Его серые глаза пробежались по мне скептическим взглядом. Думаю, я тоже так бы поступила, ведь три минуты назад я еще находилась в кровати. Поджав губы, он вздохнул и скрестил руки на массивной груди.

— Пятнадцать минут. Жду внизу. — Его голос был хрипловатым, будто он с момента как проснулся, еще ни с кем не говорил.

В рекордные пятнадцать минут я успела принять быстрый душ и натянуть на себя перламутровый спортивный костюм. Завязав высокий хвост на ходу, я спустилась на парковку. Черный Порше был новее предыдущего автомобиля, который взорвали. Арес сидел в салоне, барабаня пальцами по рулю.

— Ты опоздала на минуту. — Проворчал он, заводя двигатель.

— Скажи спасибо, что я вообще согласилась выйти к тебе. — Фыркнула я. Арес выехал на дорогу.

— Я не даю выбора. — Недовольным тоном проворчал он.

С раздраженным рыком я откинулась на сидение. Мы ехали в сторону выезда из городка-аквариума. И единственное о чем я думала — это если он меня там бросит я не смогу вернуться обратно. Я даже телефон в этой спешке забыла. Но свои опасения я решила держать при себе, просто, чтобы, не давать ему лишней возможности позлорадствовать. Через двадцать минут я утомилась ехать в гробовой тишине.

— Куда ты меня везешь?

— Туда где нас никто не услышит. — Его ответ почти смешался с воздухом. Со свистом втянув воздух, я вжалась плотнее в кожаное сидение. Фигура нависающего надо мной Ареса всплыла в голове, его жестокий взгляд уничтожающе смотрел на меня, как будто это происходит прямо сейчас. — Блядь, Ника! — Грудной рык Ареса смешался со звуком скрипящих шин, которые сбрасывали большую скорость. Арес свернул на обочину, меня откинуло плечом на дверь. Все происходило как в ускоренной перемотке, ладони Ареса накрыли мои щеки и повернули лицом к себе. Его грудь тяжело вздымалась, а глаза наполненные ртутью заглядывали прямиком в душу. — Я. Не. Обижу. Тебя. — Каждое слово он подчеркнул низким непреклонным тоном. Я просто уставилась на него, как олень на свет фар. — Никто тебя не обидит. Слышишь? — Он пытался достучаться до меня, пытался убедить меня. И у него почти получилось.

— Да. — Кивнув, солгала тихо я. Арес плотно зажмурился и убрал руки от моего лица, заведя двигатель, он обратил свой взгляд строго на дорогу.

— Ты солгала. — Мрачно проскрежетал его голос. Но я не могла ни опровергнуть, ни подтвердить его замечание. Я сама не знала, что именно я имела ввиду. Когда я не произнесла ни слова, он продолжил. — Мы едем за город, чтобы выстрелы никто не услышал. Мне плевать если меня кто-то заметит, но не думаю, что твой папочка обрадуется, если до него дойдут слухи о нашей дружбе. — Продолжил он, не сводя взгляда с дороги. Я нахмурилась еще больше. Нет, он прав, что отец не будет в восторге от идеи с оружием, но один вопрос терзает меня уже давно.

— Откуда ты так много знаешь о моём отце? И самое главное, почему ты так уверен в том, что говоришь? — Выпалила я. Арес поджал губы и медленно перевел взгляд на меня, устанавливая контакт глазами.

— Когда ты научишься мне доверять, я тебе расскажу. — Я слышала, с каким трудом ему даются эти слова, он будто выдавливал их из себя. Я попыталась запротестовать. — Никаких но. Только на таких условиях. — Прервал он меня раньше, чем я успела заговорить.

Место, в которое мы ехали, оказалось лесом, Арес заехал в самую глубь и остановился посередине поляны. Выйдя из внедорожника, он подошел к багажнику и открыл его. Я же рассматривала невероятной красоты пейзаж, густые деревья казалось, достают до неба, а пение птиц и шелест листьев погружают в гармонию и умиротворение.

— И в кого же я буду стрелять? В белок? — У меня от этой обстановки приподнялось настроение, что заметно повеселило Ареса, его губы растянулись в ленивой улыбке.

— Для начала по мишеням. — Арес достал из багажника стопку листов с изображенным телом человека. Он подошел к деревьям и начал закреплять листки на стволах деревьев. — Но если ты будешь умницей, так и быть, я добуду тебе шкурку бельчонка. — Я слышала улыбку в его голосе, хоть и не могла видеть лица. Я скривилась от одной только мысли, что Арес может убить маленького, милого, пушистого зверька.

Когда я обошла внедорожник и подошла к багажнику я онемела от шока. Весь багажник был полностью забит разным видом оружия. Мои коленки задрожали, я ехала с этим всем в одной машине.

— Это настоящий автомат? — Мой истерический голосок затопил всю полянку.

— Нет, блядь, игрушечный. — Раздался саркастичный голос Ареса за моей спиной, я могла почувствовать спиной как он закатил глаза. Я едва сдержалась, чтобы, не подпрыгнуть. — Отвечаю на последующие вопросы, где взял, там уже нет. И нет, из них пока что никого не убили. — Язвительно проворчал он.

— Я не хочу брать что-то из этого в руки. — Я встретилась со стальными взглядом Ареса, он поджал губы, внимательно рассматривая моё лицо.

— Объясняю один единственный раз. Я говорю, ты делаешь. — Арес удерживал мой взгляд. — Ты возьмешь все из этого в руки по одной простой причине, если ты хочешь выжить, тебе нужно уметь пользоваться любым из видов оружия. — Арес потянулся к багажнику и достал черный автомат, я не знаю, как он называться, но выглядит жутко. Он зарядил магазин и рукой поманил за собой. Остановившись в десяти метрах от прикрепленных мишеней.

— Я не собираюсь загружать тебя ненужной информацией. Ты должна знать, как воспользоваться оружием и как произвести удачный выстрел. — Начал Арес, передернув затвор. — Проверяешь магазин, целишься, спускаешь курок. — Всё это он наглядно продемонстрировал. Очень быстро сделав всё по собственной инструкции, он выстрелил, послышался залп громких выстрелов. Мои уши заложило от громкого звука, птицы, сидящие на ветках деревьев, разлетелись в разные стороны. — Из этого ты не сможешь прицелиться. Он тяжелый для тебя, поэтому ты должна просто попасть в какую-то часть тела. — Поучал Арес. Я просто кивала. На самом деле, в моих ушах еще стоял звон. — Не забывай, у каждого оружия есть отдача. Поэтому если не хочешь сломать себе челюсть или ключицу, всегда делай опор о плечо. — Арес оказался около меня, вручая тяжелый металл в мои руки.

— Я едва удерживаю его в руках, а ты еще хочешь, чтобы я целилась и делала опор? — Проворчала я. Арес стоял за моей спиной, придерживай автомат своими руками.

— Это не просьба малышка. — Прохрипел он мне на ухо, хотя я не уверенна, возможно, он кричал, так как звон из ушей еще не исчез.

Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мне удалось в первый раз попасть в мишень, но моё плечо уже сводило судорогами от боли. Каждое огнестрельное оружие отличалось лишь примитивными способами использования, почти сразу я поняла суть, но попасть точно в цель мне удалось лишь пару раз. В итоге остался лишь один вид огнестрельного оружия, пистолет. Мои ладони уже вибрировали от отдачи этого всего пугающего дерьма. Но пистолет был тем, успехами, в чем я могла похвастаться. Отец отправлял меня на двухмесячные курсы, в которых обучали обращению с этим видом оружия. После курсов я не один раз посещала тир в городских парках, где, кстати, моё имя внесли в черный список, каждый раз я уходила с главным призом тира.

Арес казался, уже изрядно измученным и ему явно было скучно всё это. Интересно, во сколько лет он научился стрелять? Он протянул мне пистолет, холодный металл обжег мои ладони.

— Первым делом нужно убедиться, что пистолет заряжен. — Начал Арес скучающим тоном, но пока он начал я уже сделала пять выстрелов. С ухмылкой я перевела взгляд на Ареса, мои ноги все еще находились в стойке, а руки направляли пистолет на мишень, в голове которой уже было пять дырочек. Он часто заморгал, открывая и закрывая беззвучно рот. Да, я сумела его поразить. И моя внутренняя девочка мурлыкала от удовольствия.

— Ты что-то говорил папочка? — Дразнила с усмешкой я.

Арес положил ладони на свой затылок, его белая футболка приподнялась, открывая невероятный вид на V образную ямочку и нижний ряд кубиков пресса. Я нервно сглотнула, мой взгляд был плотно зафиксирован на части тела, которая не должна вызывать бабочек в моём животе, жар в шее и уж тем более не слюноотделение как у долбанного шарпея. Я услышала усмешку, которая почти шепотом слетела с его губ. Мой взгляд медленно поднялся к его лицу, фиксируясь на источнике звука, его губы были идеально очерченными нижняя пухлее, чем верхняя, но её хотелось прикусить, чтобы она еще немного припухла. Мои мысли ушли полностью в губы Ареса, каковы они на вкус и ощущения? Мягкие и сладкие либо же упругие и мятные? В голове всплыла фраза, которую он сказал Стиксу: «Я не целуюсь. Поцелуй — это уязвимость.» Мой взгляд был затуманенным, я почувствовала, как напрягаются мои соски под мягкой тканью кофты. Тяжело сглотнув, я закусила нижнюю губу.

— Никки, о чем ты думаешь сейчас? — Шепот, слетевший с его губ, смешался с шумом листвы, маня в свой омут с головой. Арес смотрел в мои глаза, удерживая взгляд. Его непроницаемая маска на лице не давала понять, о чем он, сейчас хотя бы приблизительно думает. Моё тело напряглось, глаза Ареса распахнулись в ужасе. — Блядь, Вероника! — Зарычал он, бросаясь в мою сторону, он сбил меня с ног, падая на меня, громкий выстрел и отдача в ладонь говорили о том что: я идиотка, которая не поставила пистолет на предохранитель и чуть не выстрелила себе в ногу. Прекрасно. Овации мне.

Сейчас я точно видела, что описывают эмоции Ареса, он смотрел на меня: озверевшим взглядом тяжело дыша, его скулы были напряжены, казалось еще немного и у него треснет челюсть. Одним движением он выхватил пистолет из моих рук и резко встал.

— Садись в машину. — Его голос был опасен и низок. Вскарабкиваясь на ноги, я плотно зажмурилась и сделала глубокий вдох. Направляясь к внедорожнику, я остановилась на полпути и посмотрела на напряженную спину Ареса, который срывал мишени со стволов деревьев. И нет бы мне, пройти дальше, я открыла свой рот.

— И что, даже не будет поговорки вроде: дай обезьяне оружие…? — Фыркнула я, скрещивая руки на груди. Я могла услышать, как бумага сжимается в кулаке Ареса, его шея вытянулась, а плечи напряглись.

— Я могу сказать одно, если тебе в опасной ситуации попадет оружие в руки, ты ранишь себя, а не кого-то кто захочет тебя убить. — Его тон был холоден и непроницаем. Я закатила глаза. Арес резко развернулся, его глаза отливали серебром. — О чем ты думала Вероника?! — Рыкнул он. Я уже поняла, что когда он называет меня полным именем он в бешенстве. Я положила руки на бедра.

— Это всё ты! Не нужно было так сексуально шевелить губами! — Зарычала я, господи это было самое идиотское что я могла сказать. Лишь на секунду уголки губ Ареса дрогнули. Его рука откинула на землю скомканную бумагу, медленно и хищно приближаясь в мою сторону. Его грациозности могла бы позавидовать любая леди.

— Милая, даже если перед тобой буду я, абсолютно голый… Но моя рука будет направлять оружие в твою сторону, ты должна просто блядь не терять голову! — Последние слова он прорычал, двигаясь в мою сторону как лев, охотящийся на свою добычу. Я зарычала, венка на моём виске пульсировала от раздражения.

— Я не теряла голову! — Рявкнула я защищаясь. Арес заправил пистолет за спину в джинсы и хрустнул своей шеей.

— В следующий раз ты можешь её потерять, если не сосредоточишься. — Проворчал он едва слышным голосом. — Полезай в машину. — Властным тоном приказал он, и направился к багажнику.

Надув губы, я залезла в салон внедорожника. И я понимала, что в этой ситуации я не права и у Ареса есть причина отчитывать меня. Но разве он не может быть немного мягче? Я бы могла извиниться, но он этого не заслуживает, после того как поступил со мной. Арес слишком громко хлопнул водительской дверью, явно показывая свою ярость, я проигнорировала, смотря сугубо вперед. Он молчал и я молчала. Мы выехали на трассу, я наблюдала за деревьями, которые высажены по двум сторонам от дороги.

— И что же сексуального в моих губах? — Хриплый голос Ареса прорезался через двадцать минут пути. Двадцать, ровно столько Арес злиться. Я усмехнулась и залилась краской одновременно.

— Наверное, их недоступность. — Мой голос был отчужденным. Я подумала, что нет смысла этого скрывать. Арес расплылся в ленивой ухмылке, на его щеке появилась ямочка, он искоса глянул на меня.

— Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал? — Игривость в его тоне удивила меня, возможно, он биполярен? Я поморщилась от этой мысли. Арес все еще вызвал во мне отвращение. Почему я вообще думала о его губах? Может у меня Стокгольмский синдром?

— Нет. — Выплюнула я. Арес с усмешкой вернулся к дороге и пожал плечами.

— Ну, если что, я к твоим услугам. — И, кажется, он был вполне серьезен. Я действительно начала сомневаться в его психологическом состоянии.

— Ты сам сказал, что не целуешься. — Напомнила я. Он не обернулся, но его скулы сжались.

— К сожалению, с тобой я уже нарушил множество своих правил. — Он почти прорычал это предложение. Я даже не хотела знать о каких правилах шла речь. Но в голову пришло то, что он сказал мне почти в самом начале «Я кто угодно, но не насильник».

Мой живот заурчал, сообщая всем присутствующим, что со вчерашнего дня в моем желудке не было и крошки. Покраснев, я отвернулась к окну и была благодарна, что Арес сделал вид, будто не заметил этого. Сейчас моё состояние было похоже на выжатый лимон, такое чувство, что оружие высосало из меня все силы.

* * *

На мою щеку кто-то положил ладонь, нежно поглаживая кожу пальцами. Открыв глаза, я поняла, что уснула в машине и Арес на данный момент стоит около моей двери. Его ладонь замерла на моём лице, на какой-то момент в его глазах проблеснул трепет и нежность. Сонным взглядом я оценила обстановку. Машина была припаркована около озера, вокруг не было ни души.

— Что мы здесь делаем? — Мой сонный голос затопил салон внедорожника. Уголок губ Ареса приподнялся, он убрал руку от моего лица и кивнул на капот внедорожника.

— Ты проголодалась, я решил заехать в Мак, но ты уже уснула, пришлось брать еду на вынос. — Арес потянулся к капоту и поднес мне стаканчик с ароматным кофе. Нахмурившись, я приняла теплый и ароматный напиток, делая пару глотков, мои губы расплылись в блаженной улыбке. Да, я зависима от кофе.

— Спасибо. — Пробормотала я, в стаканчик, глядя на него. Он просто кивнул, будто это не имело особого значения.

— Вылезай, я не знал, что ты любишь, поэтому взял всё. — Арес подошел к капоту, распаковывая пакетики. Их было не меньше двадцати, у меня округлились глаза. Это как-то чересчур.

— Мне кажется это уже слишком. Посмотри, сколько еды пропадет. — Бормоча под нос, я подошла к капоту. Арес усмехнулся.

— Выбирай, что тебе нравиться, и будь уверенна, ничего не пропадет. — Арес взлохматил пальцами свои волосы. Я открыла коробочку с гамбургером и картошку фри. Арес потер ладони. — Отлично, значит, сегодня у меня будет плотный завтрак. — Усмехнувшись, он бросил себе в рот картошку. В неверии я просто покачала головой. Ни один человек не сможет столько съесть.

Ели мы в полной тишине, глядя на гладь водоема. Мне показался поступок Ареса весьма достойным благодарности, но нет. Сам Арес не достоин её. Решив прервать тишину, которая затянулась на пятнадцать минут, за которые Арес поглотил почти половину продовольствия, я с усмешкой откинулась спиной на капот внедорожника.

— В детстве, я боялась подходить к озерам и болотам, думала, что там живет водяной. — Расхохоталась я, отдаваясь воспоминаниям. Арес замер с картошкой на полпути к его рту, он, кажется, был удивлен тому, что я заговорила. Улыбнувшись, он поиздевался над моей наивной глупостью.

— А сейчас я как понимаю, ты не боишься даже ходить в одиночку к сомнительным бизнесменам. — С забавой произнес Арес, закидывая картошку в рот и прожевывая её. — Так чего же ты боишься малышка? — Его забавляла эта ситуация. Я повернула к нему голову, недавно съеденная пища подступила к горлу.

Тебя.

— Ты не захочешь знать ответ. — Вместо этого вытянула я из себя. Арес медленно повернулся ко мне, с его губ медленно сошла улыбка, он часто заморгал, с трудом сглатывая пищу. Он прочитал все по моему лицу.

— Нам нужно поговорить. — Серьезно произнес он, но его намеренья прервал телефонный звонок. Закатив глаза, он вытянул телефон из штанов и поднес к уху. — Да. Нет, я на пикнике. Буду, как освобожусь. — Арес закинул картофелину в рот почавкивая, я вскинула бровь. С манерами у него до этого момента не было проблем. — Нет Мирка, с тобой я не хожу на пикники: а) Потому что ты не сногсшибательная девушка. Б) Потому что ты блядь жутко меня бесишь. — Совершенно непроницаемо продолжил он, чавкая еще громче, на его лице расплылась улыбка. — Знаю, что тебя это бесит, поэтому сделаю это еще громче. — Расхохотался Арес, чавкая, как поросенок во время еды.

Я вспомнила кто такой Мирка, это он зашел в кабинет Ареса, когда он хотел проникнуть в меня лежащую на его столе. И Мирка мне не нравился, именно он позвал Ареса в подвал для пыток. Думаю как раз в этом и заключалась его работа. Кажется в этот момент, я заметила, в Аресе мальчишеское ребячество и это вызвало улыбку на моих губах. Закончив разговор, Арес без прощания сбросил вызов и вернул телефон в карман. Потерев руки о штаны, он внимательно посмотрел на меня, с его губ пропала улыбка.

— Итак, наш разговор. — Теперь он выглядел серьезно. — Я хочу, чтобы ты перестала меня бояться, это первое. — Начал он. Я едко усмехнулась этому абсурду. Как мне это сделать? По щелчку пальцев? Арес продолжил. — Второе, я хочу проводить больше времени с тобой. А) Для твоей безопасности. Б) Я просто этого хочу. — Кажется, он закончил. Я закатила глаза.

— Я не могу Арес. — Со вздохом прошептала я. Вскинув бровь, он приблизился ко мне.

— Не можешь или не хочешь? — Его дыхание обожгло мое ухо, мурашки пробежали по телу. Я крепко зажмурилась. Не отвечая, я продолжала стоять, вцепившись ладонями в капот. — Давай сделаем так, один день в неделю ты со мной в моём офисе? Месяц, большего я не прошу. — Прохрипел его томный голос. Я втянула воздух. Откажись. Откажись от этой затеи.

— Хорошо. — Ну, вот как после этого назвать свой язык?

— Отлично. Каждая пятница сентября. — Арес отдалился, давая мне пространство. Четыре дня я смогу выдержать и может тогда всё это прекратиться.

Домой Арес отвез меня в тишине, барабаня пальцами по рулю, но хищный блеск в глазах выдавал его настроение.

— Через три дня я заберу тебя в девять. Не опаздывай. — Подмигнув, Арес уехал.

Покачав головой, я поднялась домой. Хотела ли я этого? Смогу ли я выдержать его присутствие рядом с собой целый рабочий день? И чем я вообще буду заниматься там?

ГЛАВА 20

В четверг я посетила центр по реабилитации детей. Стикс казалось светиться от этого занятия. Он сам себя назначил начальником охраны, но я не против. Лучшей кандидатуры и придумать нельзя. Во-первых, Стикс действительно любит детей, поэтому сделает все для их безопасности. Во-вторых, Стикс — человек, от которого неизвестно чего можно ожидать, поэтому даже если сюда заявятся бушующие мужья, от которых женщины сбежали с детьми, я уверенна, что дальше Стикса они не пройдут. Просто потому что это Стикс и у него триста способов навредить человеку и довести его до ручки.

Убедившись, что в центре все хорошо, я решила наведаться к бабушке в гости. Моя бабуля — это настоящее чудо в перьях, по её репликам можно делать смешные цитаты в соц. Сетях. Она все так же жила в трехкомнатной квартире, которая напоминала мне о тех годах, когда я жила там же. Стены как будто давили на меня. Но после того как я переехала, наши отношения с членами семьи этой квартиры наладились. Всё же на отношения в семьях влияет расстояние — которое находиться между ними. Чем больше расстояние, тем меньше ссор и больше любви и обожания. Лохматый Ральф начал крутиться у порога, как только я вошла в квартирку. Лея оказалась дома, и конечно же по её улыбке я поняла насколько я была желанным гостем. Прежде, все они гнали меня со словами «Раз такая умная, переезжай к своему папе» сейчас же все упрашивают меня остаться хотя бы раз заночевать. Но я никогда не смогу остаться здесь надолго, эта атмосфера… Слишком много плохих мыслей возвращает в мою жизнь. Моя бабуля была высокой и худенькой. Встретив меня с объятьями, она решила напоить меня чаем с пирогом.

— Ника, когда же я погуляю на твоей свадьбе? — Начала она через полчаса посиделок. Я закатила глаза.

Каждый раз одно и то же. У бабушки устои века динозавров. Она считает, что в двадцать быть не замужем это как остаться в девках на всю жизнь. И каждый раз я пытаюсь донести до неё, что она живет в другом веке.

— Тогда, когда появиться человек, который будет уважать и считаться с моим мнением. А еще он не должен быть мудаком и предателем. — Начала я загибать пальцы. Бабушка застонала, качая головой.

— Да так ты никогда себе мужа не найдешь. — Начала причитать она. Но меня это всегда веселило. — Каждого мужчину можно подмять под себя. Запомни дорогая: пизда — города брала. — Причитала бабушка. Я загоготала, давясь собственным смехом. Вот именно об этом я и говорила, моя бабушка тот еще фрукт. Лея — присутствие которой не заметила бабушка пыталась спрятать своё покрасневшее лицо. От чего я рассмеялась еще больше.

— Спасибо бабуля, эта информация будет передаваться в нашем роду из поколения в поколение. — Я вновь заржала. Бабушка отмахнулась, пряча улыбку.

— От дурачьё. — Хихикая, она перебирала подол своего розового сарафана.

Мой телефон завибрировал, сообщая о новом сообщении. Взглянув на дисплей, я увидела неизвестный номер, но его цифры я запомнила еще ранее.

«Я подумал, раз уж ты завтра будешь весь день в моём офисе, то сможешь заняться моими сотрудниками. Им уже давно не помешала бы проверка. Возможно, среди них есть убийцы либо психопаты. Я оплачу тебе каждый час твоей работы.»

Усмехнувшись, я набрала ответ.

«Думаю, в твоём офисе существует лишь один такой человек. И сейчас он это читает.»

Спустя минуту пришел ответ.

«Твоё сообщение видно на экране моего планшета. Как думаешь, доставщик пиццы понял, что речь идет о нём?»

Закатив глаза, я усмехнулась.

«Мои услуги будут дорого стоить.

P.S. Не знала что ты подрабатываешь доставщиком пиццы!»

Не прошло и двадцати секунд.

«Уверен, что смогу найти достаточную сумму. Какие услуги ты еще можешь мне предоставить? Как насчет поедания мной твоей киски на моём рабочем столе?

P.S. Если нужно, ради такого случая я раздобуду костюм доставщика пиццы.»

Внизу моего живота запорхали бабочки. От одного воспоминания того, как Арес ласкал меня на своём столе, заставило мою спину покрыться испариной. Пришло еще одно сообщение.

«Мокрая?»

«НЕТ!»

Мгновенно ответила я. Хотя чувствовала, как влага пропитывает мои трусики.

«Врунишка».

Я даже сейчас могла услышать, как усмехается Арес. Голос бабушки вырвал меня из мыслей.

— Кто это тебе там пишет? Мальчик? — С интересом и надеждой спросила она.

На самом деле мне было тяжело удержаться, чтобы, не скривиться. Мальчик… Ага бабуля, эгоистичный — социопат, в свободное время он сидит в тюрьме, иногда пытает и убивает людей. Ах да, а еще он бизнесмен, монополизировал рынок наркоторговли. Я ничего не упустила? Поправочка… А еще он меня изнасиловал. Но вместо этого я выдавила улыбку.

— Работодатель. Буду проводить тестирование сотрудников его фирмы. — Ответила спокойно я. Не упомянув, что между этим он абсолютно точно будет пытаться добраться до моих трусиков. Бабуля все еще улыбалась, но её глаза поугасли.

Два часа, больше я не выдержала в этом месте. Домой я возвращалась опустошенная и разбитая. Казалось это место что-то вроде энергетического вампира, высасывает всю твою энергию.

ГЛАВА 21

Пятница — день Х.

Выйдя раньше, чтобы не раздражать Ареса с самого утра, я ожидала его у дома. Ровно в девять внедорожник Ареса подъехал к моему дому, я запрыгнула внутрь, не дожидаясь пока он откроет мне дверь. На нём была черная рубашка с серебряными запонками и темные джинсы. В салоне приятно пахло лосьоном после бритья и дорогим парффюмом. Арес оценил меня взглядом, выезжая на дорогу.

— Ты на северный полюс собралась? — Скептически спросил он. На мне были джинсы, футболка, а сверху еще и ветровка. На улице семнадцать градусов. Я закатила глаза.

— Я постоянно мерзну, понятно? — Фыркнула я. Арес пожал плечами, возвращая внимание на дорогу.

— Я знаю один отличный способ согреться. Но для него требуется двое. — Промурлыкал он с дьявольской улыбкой. Мои щеки покраснели. Стало жарко.

— Арес, ты должен это прекратить. Я не буду спать с тобой. Н-И-К-О-Г-Д-А. — Каждую букву я подчеркнула отдельно. Арес вопросительно поднял бровь. Я пощелкала пальцами перед его лицом. — Очнись придурок, ты сделал мне очень больно как морально, так и физически. — Что-то я слишком осмелела. Но, похоже, Аресу это понравилось, его губы растянулись в улыбке, он вернулся к дороге.

— По крайней мере, ты перестала меня бояться, это шаг вперед. — Задумчиво произнес он.

Собственно дорога к офисному зданию была уже знакома, как и повадки Ареса. Подъезжая на закрытую парковку, Арес увеличил скорость, но похоже парковщик уже выучил его расписание, потому что шлагбаум был открыт, а сам мужчина с ехидной улыбкой махал Аресу, естественно последний даже не обратил на это внимание. В зеркало дальнего вида я могла увидеть, как парковщик с той же улыбкой произносит «Мудак» я еле сдержалась, чтобы, не рассмеяться. Надеюсь, Арес сам делает себе кофе, потому что уверенна, каждый бы захотел в него плюнуть.

После того как Арес помог мне выйти из внедорожника мы в полной тишине вошли в здание. Поднявшись на восьмидесятый этаж, я заметила, что не все сотрудники еще в сборе, это так же заметил и Арес. Девушка в примитивном черном костюме, состоящем из юбки, блузки и пиджака подбежала к Аресу.

— Всем опоздавшим штраф в размере пятидесяти процентов зарплаты. — Проворчал Арес девушке, та лишь виновато кивнула. Как будто это была её вина. — Я плачу вам бешеные деньги, и ваш рабочий день начинается ровно в девять, сейчас же уже двадцать минуть десятого. — Это Арес громко прорычал, все замерли, обращая на него внимание. Я уже заметила, что у Ареса пунктик насчет времени. — Это Вероника Старк, сегодня вы в полном её распоряжении. Я хочу быть уверенным, что завтра кто-то из вас не притащит гранату в этот офис. — Не дожидаясь реакции сотрудников, Арес зашагал в свой кабинет. Я пыталась приветливо улыбаться, но это выходило с трудом, потому что Арес тащил меня за руку, я еле успевала за его широкими шагами.

Кабинет пах средствами для полировки и мытья полов, все окна блестели, как и черный стеклянный стол. Арес прошел к своему креслу и отодвинул его.

— Это твое рабочее место на сегодня. — Просветил он, дожидаясь пока я, усядусь в кресло.

— А где будешь ты? — Я даже расстроилась, что не увижу его сегодня.

— Сегодня я буду работать в режиме конференции. Всё остальное время я проведу на том диванчике, любуясь твоим прекрасным личиком. — Арес задвинул кресло вместе со мной ближе к столу. — Как я понимаю, по отсутствию в твоих руках бумаг с тестами, ты сегодня собралась насиловать мой принтер. — Арес саркастично постучал по принтеру на рабочем столе. Я усмехнулась.

— Да он еще и сообразительный. — Я вернула ему, его же слова сказанные ранее. Арес расплылся в улыбке и придвинулся ближе к моему лицу.

— Мне явно нравиться сегодняшний день. — Промурлыкал он на уровне моего лба. Мне было тяжело думать, когда он так близко. — Хорошего дня малышка, вздрюч этих ленивых ублюдков. — Промурлыкал хищно он и оставил легкий поцелуй на моём лбу. Я еле сдержалась, чтобы, не застонать. Считайте меня ненормальной, но для меня поцелуй в лоб интимнее, чем в губы.

После того как Арес ушел, я быстро распечатала бланки с тестами на сорок человек. Хотя я сомневаюсь, что успею расспросить каждого именно сегодня. Дальше начался кромешный Ад. Потоки сотрудников не заканчивались. Почти каждый говорил одно и то же, нервная работа, больной начальник, но зарплата в четыре раза выше, чем в любом другом месте.

— Он домогался до меня. — Эта фраза заставила оторваться меня от записей в бумагах. Просто на данный момент в кресле напротив меня сидела женщина за шестьдесят и здесь она работала уборщицей. Я прочистила горло.

— Кто домогался до вас? — Решила уточнить я.

— Как кто? Наш босс, мистер Раймонд. — Возмутилась она. Сейчас мои глаза были размерами с блюдца, я очень быстро моргала, пытаясь вернуть дар речи.

— Расскажите подробнее об этом случае. — Сейчас эта бабуля полностью завладела моим вниманием.

— В прошлом месяце я мыла стеклянные перегородки, и моя тряпка упала на пол, я нагнулась за ней. А здесь он! Трах! Бах! Повалил меня на помытую плитку и начал лапать, небось, поджидал подходящий момент. Я закричала, и он быстро убежал. Видать боялся, что охранники услышат да придут. — Она говорила шепотом.

На самом деле я сейчас не совсем понимаю что произошло. Натянув улыбку, я кивнула и сделала пометку на её бланке: спросить у Ареса. После этой бабули я еще долго не могла прийти в себя. Я понимала, что этому должно быть объяснение, ну или у Ареса существуют особенные предпочтения. Появилось еще несколько пометок спросить Ареса. До двух часов дня я успела опросить двадцать пять человек, каждый почти сразу шел на контакт. В два тридцать, меня покинул один из менеджеров, у которого болеет кот. В след за ним в кабинет вошел Арес.

— Перерыв на обед. — Сообщил он, в его руках было два стаканчика кофе и пакетик из доставки суши. Арес уселся напротив меня распаковывая еду, у меня потекли слюнки. — Как успехи? Сколько народу я должен уволить?

Арес был в приподнятом настроении, он пальцами достал рол окунул его в соевый соус и закинул в рот. Я же взяла палочки и хитро посмотрела на него. Прожевав самый вкусный ролл, Филадельфия который я только пробовала, я подсунула Аресу три бланка.

— У меня к тебе несколько вопросов. — Начала я улыбаясь. Арес вскинул брови и откинулся на спинку стула.

— Продолжай, уже интересно.

— Во-первых, зачем ты домогался до бабули которая работает здесь уборщицей? — Я вскинула бровь, и Арес подавился роллом. Откашлявшись, он захохотал и взъерошил волосы.

— Черт, Лидия. — Он покачал головой, на его щеках появились ямочки. — Это была суббота, я думал, что один здесь. Мой степлер потерялся, и я пошел в первый попавшийся офис, ну естественно Лидию я не заметил и натолкнулся на неё, мы грохнулись с ней вместе. Ох, как же она кричала. Я тогда сам не понял что произошло. — Арес хохотал и я вместе с ним. — Следующий вопрос. — С улыбкой попросил он.

— Твой бухгалтер утверждает, что у неё из вазочки воруют конфетки невидимые человечки. Возможно, ей нужен отпуск. — Начала я. Арес растянулся в улыбке чеширского кота.

— Я тебе кое-что расскажу, только это будет наш секрет. — Прошептал Арес, поддаваясь в мою сторону. Я нахмурилась и кивнула. — У неё действительно воруют конфеты, но не невидимые человечки. Это делаю я. — Рассмеялся Арес, доставая жменьку леденцов из кармана джинсов и кладя их предо мной. — Попробуй, они просто невероятно вкусные. — Он подвинул конфеты ближе ко мне. Я быстро заморгала, а после рассмеялась.

— И последнее. Твой топ-менеджер в тебя влюблен. — Произнесла я, без капли ревности, делая глоток кофе. Наблюдать за реакцией Ареса было бесценно, удивление, после его брови нахмурились, он анализировал и вот то самое: его глаза распахнулись, он часто заморгал.

— Погоди, все топ — менеджеры в моем офисе мужчины. — Его лицо было похоже на лицо маленького ребенка, которому сказали, что Санты не существует. Я щелкнула пальцами.

— Бинго!

— Я то и думаю, он — то кофе мне принесет, то кексами угостит. Я думал, что он хочет повышение, а он, оказывается, хочет, чтобы я его трахнул. — Арес задумчиво почесал подбородок. Поднеся стаканчик с кофе к губам, я посмотрела на него из-под ресниц.

— Вообще-то он актив, а не пассив. — Пробормотала я, скрывая улыбку. Так, у Ареса случилось замыкание. Сначала он замер, потом его глаз стал подергиваться, после он со свистом втянул воздух.

— То есть это он хочет трахнуть меня? Пиздец… — Арес поджал губы, смотря вдаль. — Мне нужно его уволить. — Заключил он. Я закатила глаза.

— Или просто не быть как Лидия и стараться не ронять ничего на пол. — ДА, я открыто издевалась над ним. Арес, вздернув бровь, недовольно посмотрел на меня. Я же хохотала. Просто этот самый менеджер больше похож на бугая из подворотни, чем на офисного работника.

После этого мы смогли спокойно поесть. Арес хотел остаться, но его присутствие требовалось при подписании какого-то договора. Я уже поняла, что Арес не глупый мужчина. Я бы сказала, что он юридически подкован и очень грамотен. Он даже сделал парочку исправлений в моих бланках и расставил запятые. Я бы сказала, что он до тошноты придирчивый. Когда же я сделала ему замечание, по поводу его дотошности он выпалил следующее: «В моей жизни в порядке должно находиться две вещи: мой член и документация».

Остаток дня проходил быстро. Почти все сотрудники были заядлыми карьеристами. Последний сотрудник сидел сейчас в кресле напротив меня и рассказывал, как он начинал с листовок, которые раздавал около метро.

— Я, наверное, уже замучил вас. А вам еще столько работы сделать нужно. — Мужчина понимающе улыбнулся, я вернула ему улыбку.

— На самом деле вы последний. — Поправила я его. Он удивленно посмотрел на меня.

— Как? Вы за день справились с восьми десятками этажей? — Я слышала его неверие. И вот теперь моя очередь удивляться и паниковать.

— Восьми десятками? Что вы имеете в виду? — Мои глаза округлились. Мужчина поправил галстук.

— Раймонд-индастриз занимает это здание полностью. Вы не знали? — Я сейчас впала в полнейший ступор. Арес владел этим зданием полностью? Твою ж мать.

— Эм. Нет. — Всё что вырвалось из меня.

В полном шоке я сидела еще долго после того как ушел мужчина. Даже представить сложно, сколько у Ареса денег, раз это здание полностью его. Арес вернулся ровно в шесть.

— Рабочий день окончен милая. — Он вырвал меня своим глубоким голосом из размышлений.

— Ты же не хочешь, чтобы я тестировала всех сотрудников здания? — Сразу же выпалила я. Арес усмехнулся и почесал затылок.

— Значит всё же проболтались. Я собирался подготовить тебя к этой новости. Но ладно. — Арес плюхнулся на диванчик. — Это именно то, чего я хочу. — Подтвердил он. Мои глаза распахнулись.

— Это же не вместиться в четыре дня этого месяца!

— А она сообразительная. — Он вернул то, что я произнесла с утра. Потерев ладонями, джинсы он внимательно посмотрел на меня. — Я предлагаю тебе работу. И прежде чем ты скажешь, нет, сообщаю, здесь я бываю лишь по пятницам. Так что наш договор не нарушается. Этот кабинет полностью в твоем распоряжении. — Я не могла поверить своим ушам. Но идея работы еще и с такой большой практикой была чем-то невообразимым для меня. Лучшего предложения я не сыщу. Но зачем это Аресу?

— Зачем это тебе? Ты ведь как-то справлялся с этим всем раньше? Почему именно сейчас? — Начала я заваливать вопросами. Арес измученно потер лицо.

— Во-первых, я уже сказал, документация играет большую роль в моём бизнесе. Вышел новый закон, по которому ежегодно каждый сотрудник должен пройти проверку. Во-вторых, именно ты, потому что я не каждого могу подпустить так близко к своему бизнесу и не переживать о том, что здесь могут что-то увидеть или услышать. Понятно? — Арес вздохнул, расстегивая манжеты рубашки. — Твой ответ. Сейчас. — Властно и непреклонно раздался его голос. Ладно, я ему поверила.

— Хорошо. Я согласна.

Арес довольно улыбнулся, закатывая рукава до локтя.

TV — АРЕС

После того как я отвез Нику домой, я еще раз прокручивал бред который намолол чтобы уговорить её остаться в моём здании на месяц. Что за ерунда? Какой закон? Надеюсь, она сейчас это не проверит через интернет.

МЕСЯЦ — ровно столько в этом городе пробудут бизнес партнёры моего отца. Это опасные люди, нам неизвестно что известно им. С отцом мы сходимся не во многом, но в том, что Веронике Старк в это время лучше находиться в безопасности мы оба сошлись во взглядах. Только отец был согласен по причине того, что она его туз в рукаве, я же действительно переживал за её безопасность. Раймонд-индастриз самое безопасное здание в городе, даже приемная президента не подходит под сравнение. Служба безопасности всегда наблюдает за всеми выходами, ни один ублюдок не попадет в это здание живым.

Я лгу ей постоянно. Когда она узнает правду, ей будет слишком больно. Но у меня нет выбора.

Научив её пользоваться оружием, я дал ей возможность защитить себя в первую очередь от меня и моей семьи. Неизвестно когда пройдет сигнал о том, что Вероника Старк должна умереть.

Но это произойдет не сегодня.

Мой телефон зазвонил. Отец.

— Да.

— Девчонка в порядке? Ты позаботился о том, о чем мы разговаривали? — Я закатил глаза.

— Да.

— Я возлагаю на тебя больше надежды сынок.

Я сбросил на хер звонок. Я был противен сам себе.

Но за безопасность Никки отвечаю я, хотя бы, потому что её отец даже не в курсе о такой проблеме как, то, что стало известно о существовании его старшей дочери. Тупой ублюдок. Он должен был подумать о том, что вскоре об этом всем его врагам станет известно. И самое ужасное то, что я и моя семья это худшее что может произойти с его дочерью.

ГЛАВА 22

Первая неделя моей настоящей работы казалось никогда не закончиться. Сейчас я хорошо понимала что Линда (мой куратор) имела ввиду когда сказала что практика в СИЗО отличный старт. После СИЗО это место кажется просто раем, хотя всем известно, что офисные работники имеют самый большой процент по суициду. Изо дня в день предо мной сидели новые лица, у которых было множество проблем, а у меня недостаточно времени. Понимая, что за эти пять дней я опросила всего два этажа, я просто хотела опустить руки. Оказывается, этаж Ареса имеет только его личных сотрудников, которые отчитываются напрямую Аресу. Все же остальные отчитываются сотрудникам этого этажа. Каждый этаж имеет не мене ста пятидесяти человек. Поэтому я решила поменять тактику. Я не могу поговорить с каждым из них напрямую, но могу вычеркнуть некоторых из списка. Я решила раздать анкеты каждому сотруднику здания, и если я найду проблемы в их бланках, тогда буду вызывать к себе. Сегодня пятница, но Ареса я не видела уже неделю. Он не звонил и не писал мне. Может он вообще забыл обо мне? У меня появился повод напомнить ему о своем существовании. Я набрала его номер. Три гудка.

— Да милая. У тебя что-то срочное? — Задумчиво пробормотал Арес. Я слышала шум на заднем плане, видимо он не один.

— Эм… привет. Я хотела спросить. — Начала я. Арес усмехнулся в трубку.

— Ну же малыш, если ты постараешься, то закончишь это предложение раньше, чем я подпишу многомиллионный контракт. — Я слышала улыбку в его голосе. — Извините, моя невеста плохо соображает по утрам. Вскоре мы вернемся к нашему разговору. — Господи, каким же серьезным голосом он это произнес. Я почти поверила, что действительно являюсь его невестой. Меня бросило в жар.

— Мне нужен пароль от твоего личного кабинета на компьютере. Мне нужно разослать всем сотрудникам здания бланки с тестами. — Пробормотала хрипло я. Арес прочистил горло.

— Я пришлю его тебе сообщением. Чуть позже. — Арес говорил как-то странно. Я перебирала пальцами по клавиатуре.

— Ты что мне не доверяешь? Боишься, что найду твою коллекцию порно? — Усмехнулась я, но мне стало даже обидно. Арес прочистил горло.

— Ладно, малыш. Идите на хуй. — Произнес он. Я просто опешила. Почему он меня послал?

— Что прости? — Возмущенно пискнула я. Арес застонал.

— Идите на хуй, строчными буквами. Это пароль от компьютера. — Сейчас я слышала, как он улыбается. — И если уж мы начали, коллекция порно находиться в папке с названием: коллекция порно. — Он усмехнулся. — И сегодня меня не будет. Не смотри эти фильмы без меня. — Пробормотал он и отключился.

Пароль оказался верным. Думаю, Арес не хотел его произносить вслух, потому что находился не один. Хотя Аресу это никогда бы не помешало. В общем дело пошло. Я не рассчитывала, что ответы на тесты будут приходить так быстро. Буквально полчаса и все ответы уже были присланы в электронном виде и в бумажном. Опять же, почему это я не рассчитывала? Эти тесты отправлены с мейла Ареса, все пытались выполнить задание босса как можно быстрее, чтобы, не напроситься на неприятности. Я ввела параметры в программе, и теперь все нормальные бланки с ответами отсеивались. Но пятьсот человек это не мало. В ускоренном режиме я начала принимать сотрудников.

* * *

Ещё неделя. Казалось, я работаю в этой компании уже вечность. Нескончаемый поток людей, двадцать пять процентов из которых подвержены нервным срывам. Один мужчина утверждал, что видел, как из подвала выносят труп в мешке. Я сделала вид, что не расслышала его. Но понимала, что этому имеет место быть. Думаю об этом лучше не сообщать Аресу, потому что я уже догадываюсь, как он решает такие проблемы.

Вообще-то я думала, что Арес будет пытаться приставать ко мне, но он вообще перестал появляться в офисе. И на самом деле я даже скучала по нему. Сейчас я крутилась на кресле, ожидая следующего сотрудника. Дверь открылась, в неё кто-то вошел, но я сидела лицом к окну, рассматривая прекрасный вид на город. Массивные ладони легли мне на плечи.

— Скучала по мне? — Его низкий голос заставил мои внутренности перевернуться, а кожу покрыться испариной. Теплое дыхание опалило мне ухо. Ладони Ареса начали разминать мои плечи. Я замурлыкала и это его повеселило. — Думаю ответ, да. — Усмехнулся он.

— Босс соизволил явиться. — Промурлыкала я. Арес развернул кресло, и я встретилась с его металлическими глазами. Гладко выбритая кожа и запах лосьона, который затопил мои ноздри, заставил сердце, пропусти удар. Арес сел на край стола.

— Вообще-то я приехал только ради тебя. — Арес закусил губу, осматривая мой внешний вид. — У нас же есть договоренность. Поэтому сегодня ты целый день будешь наслаждаться моим обществом. — Коварно промурлыкал он. Я нахмурилась.

— На самом деле ты знаешь, что такое профессиональная тайна? В кабинете никого не может находиться. — Подметила я. Арес пожал плечами, скрещивая руки на груди.

— Меня не ебет. Если они не пройдут этот тест, я их уволю. Так что если мои сотрудники хотят начать искать новую работу, они могут отказаться от этого опроса. — Арес, оттолкнувшись от стола, прошествовал к диванчику.

— Ты в курсе, что это считается превышением полномочий? — Недовольно фыркнула я. Арес обернулся коварно улыбаясь.

— Да? А я-то всегда думал, что просто делаю что хочу. Оказывается, у этого действия есть термин. — Арес устроился с ногами на диванчике.

— Мудак. — Пробормотала я себе под нос.

— Ты сделала ошибку в слове неотразимый. — Я закатила глаза. Он задница.

С присутствием Ареса дело пошло быстрее. Каждый сотрудник буквально хотел дать деру, как только входил этот кабинет. Арес не мог молчать, он постоянно вставлял реплики по типу (ну ты и придурок) и (не думал, что люди могут быть такими тупыми) В два часа Арес решил сделать мне перерыв, он заказал кофе и пиццу. Трапеза на удивление прошла в полном молчании. Кажется, он думал о чем-то своём. И это что-то его жутко раздражало и расстраивало. После обеда, Арес выбросил коробки в мусор и посмотрел на накопившуюся стопку бумаг на столе.

— Это все нужно скрепить. — Просветил он.

— Как только ты приобретешь скоросшиватель. — Проворчала я. Нахмурившись, Арес, осмотрел рабочий стол и почесал затылок.

— Мне начинает казаться, что невидимые человечки воруют канцелярию из моего кабинета. — Проворчал он. — Пойду искать воришку. — С этими словами он вышел из кабинета.

Почти сразу в кабинет вошел парень со смуглой кожей. Его бланк был кромешным ужасом и это притом, что здесь он всего две недели и еще проходит стажировку. Он сел на край стола. Это уже заставило меня насторожиться. Его бланк на сто процентов попадал по группу (психически не здоровый).

— Брайан, верно? — Уточнила я. Тот кивнул, улыбаясь белоснежно улыбкой. — Твои ответы не утешительны. Тебя что-то волнует? — Я еще раз обратила внимание на то, что Брайан и не думал садиться на стул.

— На самом деле я подделал эти ответы. Мне просто хотелось познакомиться с тобой. — Парень признался сразу.

— Брайан, у меня действительно много работы. — Оправдывалась я.

— Да брось, давай сходим куда-то после работы? Кофе? — Он казался добрым и беззаботным.

Мои глаза сузились, когда я заметила содержимое его руки: скоросшиватель. Он крутил его в руках. И почему-то на этот счет у меня появились неутешительные мысли.

— Послушай, ты очень мне понравилась. Оставь свой номер. Что ты делаешь на выходных? — Брайан наседал. И на самом деле мне было даже неудобно ему отказывать.

— Это моё. — Раздался басистый голос Ареса. Так и знала что скоросшиватель это сигнал к бедствию. Брайан обернулся и помахал скоросшивателем, глаза Ареса сузились.

— Да брось чувак, я взял его с утра, когда здесь делали уборку. Вот теперь возвращаю. — Брайан улыбался. Уголок губ Ареса приподнялся в недоброй улыбке. Медленно и хищно он зашагал в нашу сторону.

— Я так понимаю ты стажер? — Арес потешался, его глаза хищно блестели.

— Так точно чувак. — Брайан отдал честь. Арес обошел кресло и положил руки мне на живот, прикатывая кресло к своей груди.

— У меня для тебя три новости. — Промурлыкал Арес. Я зажмурилась. Брайан не знал кто такой Арес. — Это моё. — Арес нежно похлопал ладонью по моему животу, опять его собственнические инстинкты. Брайан сложил губы буквой «О». — Вторая, я являюсь владельцем и генеральным директором этой копании. — Подбородок Ареса лег мне на макушку. Глаза Брайана распахнулись. — И третья. Ты уволен чувак. — Я опустила глаза в пол. Мне было неловко и стыдно перед парнем. Из-за меня его уволят. Но парень лишь кивнул, положил скоросшиватель и направился к двери.

— На самом деле мне здесь не нравилось. — Пробормотал он у выхода. Арес развернул моё кресло к себе лицом. Его губы были плотно поджаты, а одна бровь выгнута.

— Ты хочешь мне что-то сказать? — Недовольно спросил он. Я покачала головой, поджав губы. Я не могла лезть в его бизнес. — Ты должна была сразу объяснить парню, что не заинтересована в нем. — Арес потянулся рукой в задний карман джинсов. Я усмехнулась.

— А если это не так? — Дразнила я. Плечи Ареса напряглись, он внимательно посмотрел на меня.

— Не давай мне повода догнать этого парня и сломать его ключицу. — С серьезным лицом пробормотал он.

Мой стул развернуло, теперь я была спиной к Аресу. Его ладони схватили мои руки и завели за спинку кресла. Я не понимала, что он делает, но мне это не нравилось.

— Что ты делаешь? — Прошипела я, пытаясь вырваться.

— У нас урок. — Прошептал мне на ухо Арес. Мои кисти оказались накрепко связанны. Арес развернул меня обратно лицом к себе. Я была привязана к креслу и дергалась, пытаясь освободиться.

— Ты придурок? Развяжи меня! — Вопила я. Арес покачал головой и потянулся пальцами к пуговицами на моей блузке. Бережно и ловко он расстегивал пуговицу за пуговицей. Моё дыхание стало сбитым, грудь опалило когда его палец невзначай задел кожу. Арес тяжело сглотнул и перевел потемневший взгляд на меня.

— Даю тебе пятнадцать минут, чтобы найти способ освободиться от веревок. — Пробормотал он, его дыхание заставило мои соски напрячься, а трусики промокнуть.

— Что? А если кто-то войдет? — Я начала не на шутку переживать.

— Это стимул. Ровно через пятнадцать минут сюда войдет сотрудник. Действуй. — С этими словами Арес зашагал к двери. Я попыталась неуклюже развернуться на стуле. Мои кисти жгло от ткани, скорее всего, это веревки.

TV — АРЕС

Выйдя за дверь своего кабинета, я поправил свой член через штаны. Черт, она безумно красива в этом белом, кружевном лифчике. Мне хотелось сорвать его с неё и трахнуть на этом столе. Но мне нужно, чтобы она научилась действовать в экстренных ситуациях. Я осмотрел присутствующих офиса. Парень направлялся прямо к дверям моего кабинета, где сидела полуголая Ника. Несмотря на него, я схватил сотрудника за руку и дернул его назад.

— Зайдешь через полчаса. И не пускай сюда никого. Понял? — Еле сдерживая рык, приказал я. Парень понятливо кивнул. — Отлично.

Войдя в соседнюю дверь, я оказался в архиве. Усевшись на диванчик, я откинул крышку ноутбука, включая прямую трансляцию из своего кабинета. Мне хотелось нажать кнопку записать, но я знал, что тогда смогу просчитать каждый её шаг в такой ситуации.

Я должен дать ей шанс выжить.

Первые пять минут Ника вертела головой в поисках какого-то предмета. Ну же девочка, думай. Её грудь вздымалась, я видел, как под кружевной тканью напряжены соски. Блядь. Мой член подскочил как солдат по команде смирно.

Пятнадцать минут — ровно столько времени дает мой отец, перед тем как начать пытать человека. Это его психологический трюк. За это время человек преодолевает первостепенную панику и начинает осознавать, что с ним могут сделать. Но еще не понимает, что может уйти в отказ. Страх — это лучшее оружие.

Плечи Ники поникли через десять минут после того как я ушел. Я помассировал переносицу. Черт, она не сможет. И теперь я буду еще большим ублюдком в её глазах. Закрыв крышку ноутбука, я сделал глубокий вдох. Меня ждет целая тирада: ты больной ублюдок. Выйдя из Архива, я простоял около двери с минуту, не решаясь войти, но все же открыл дверь и сразу же замер в проеме. Ника застегивала последнюю пуговицу на блузке, сдувая прядь упавших темных локонов на лицо.

ГЛАВА 23

Застегнув последнюю пуговицу, я подняла взгляд и встретилась с этим придуроком глазами. Он, кажется, был удивлен. А вот я была в полной ярости. Резко поднявшись со стула, я откинула ногой веревки, которыми он меня связал. Подойдя к нему в плотную, я замахнулась и оставила пощечину у него на лице.

— Господи, какой же ты придурок. — Я не узнала свой собственный голос. Арес отступил в сторону, потирая ладонью покрасневшую щеку.

— Думаю, сегодня ты уже не захочешь работать. — Он давал мне шанс уйти. И я не собиралась от него отказываться. — Хочешь ты этого или нет, но ты всегда должна быть готова к чему-то такому. — Пробормотал он в след. И я не до конца поняла, что он имел ввиду.

Я просто не могла поверить, что он это сделал. И желания возвращаться в это место у меня больше не было.

* * *

Я все же вернулась в офис к понедельнику. Просто потому что не могла бросать дело незаконченным. Арес явился во вторник с раннего утра. Без лишних слов он снова связал меня и оставил одну в кабинете. Я просто не могла поверить, что он снова это сделал. В этот раз я не стеснялась в выражениях. В прошлый раз мне удалось избавиться от веревки с помощью острого края стола. Сейчас же Арес передвинул кресло почти в середину кабинета.

Он издевается?

В этот раз я избавилась от веревки быстрее, потому что уже знала что делать. Кстати Арес так и не вернулся после того как оставил меня одну в кабинете. Он что просто уехал по своим делам?

В четверг случилось тоже самое, только теперь он связал мои руки и ноги и бросил на диван. Как только он вышел, на моих губах растянулась улыбка. Это даже походило на какую-то игру. Но теперь я всегда носила браслет с острым краем. Я избавилась от всех веревок меньше чем за пять минут. Но Арес так и не появился, я же вернулась к работе. Еще шесть дней в этом здании.

* * *

В пятницу я уже была готова к тому, что меня свяжут, но нет. Арес вошел в кабинет ровно в девять, в его руках был огромный плюшевый медведь. Я вскинула бровь.

— Ты все еще спишь с медвежонком? — Язвительно произнесла я. Арес усмехнулся.

— Не-а, это тебе за страдания. С ним будешь спать ты. Если конечно не хочешь со мной. — Арес положил эту громадину на стол. Он был больше двух метров в длину.

— Я начинаю думать, что у тебя комплекс. Ты ведь знаешь что те, кто любит всё большое… — Я не договорила ехидно улыбаясь. Арес, прищурив один глаз, с насмешкой глянул на меня.

— Но мы ведь оба знаем, что это не так. У меня нет ничего маленького. — Арес плюхнулся в кресло напротив меня. Сама скромность. — Итак, я жду, когда ты начнешь орать и пытаться ударить меня. — Арес поставил локти на стол и подпер лицо ладонями. Я закатила глаза.

— А есть смысл? — Фыркнув, я вернулась к бумагам.

— Абсолютно никакого, ты усвоила урок. — Он был довольным.

— Почему ты никогда не возвращался? А вдруг бы я не освободилась! — Возмутилась я. Арес расплылся в улыбке и повернул голову в дальний угол комнаты, я проследила за его взглядом. Там висела маленькая камера. Моё лицо покраснело, я втянула со свистом воздух.

— Ты извращенец! Ты все это время наблюдал за мной? — Завопила, задыхаясь от злости я. Арес пожал плечами.

— Я ждал, пока ты освободишься, а потом уезжал. Уверен ты не была бы рада моей компании. Кстати с браслетом хорошая идея. Не снимай его. — Арес поджал губы.

— Ты больной. — Я все же сказала это. Арес поддался вперед.

— Так может, вы вылечите меня доктор? — Низко и сексуально прохрипел он. Моё тело тут же отреагировало на его слова. Я зарыла пальцы в свои волосы.

— Арес, скажи, что тебе нужно? Я уже устала от этого всего! — Захныкала я как маленький ребенок. Арес заморгал, после чего встал и обошел стол. Его ладони накрыли мои щеки.

— Малышка, я просто хочу, чтобы ты была в порядке. — Его голос был таким нежным и бархатистым, я верила ему полностью.

Моё тело поддалось к нему вперед, наши губы были в сантиметрах друг от друга. Я хотела, чтобы он меня поцеловал, хотела, чтобы он склеил меня, починил то, что сломал. Но Арес видимо этого не хотел. Его губы плотно поджались, а скулы заиграли, он резко выпустил моё лицо из ладоней и быстрым шагом скрылся из кабинета. Я готова была плакать. Но я дала себе слово, что больше никогда не заплачу из-за этого ублюдка. Он ранил мою душу своими действиями. Но я давно уже поняла, что, чтобы, я не делала, Арес всегда останется Аресом. Возможно, он действительно хочет защитить меня от несуществующей угрозы, но я точно понимаю, что никогда не стану его девушкой, я никогда не буду его уязвимым местом.

* * *

Роботу я доделала раньше срока. Оставив все документы на столе, я покинула это здание в четверг. И больше никогда не планировала возвращаться. От Ареса не пришло ни единого сообщения либо звонка. Казалось, он просто испарился. Мой отец думал, что я работаю на частную фирму. Не знаю почему, но я не сказала на какую именно. Он был доволен тому, что я нашла работу, но все же насмехался над тем, что с моей профессией много не заработаешь. Я всегда говорила, что с удовольствием найду время и запишу его на прием.

В пятницу мой телефон издал сигнал сообщения. Я думала оно от Ареса, но оказалось что не совсем. Сообщение из банка, на мой счет поступила сумма с семью нулями. Естественно первой реакцией был полный шок. Но звонить и выяснять у Ареса, какого черта? Я не собиралась. Он обещал заплатить, он это сделал. На этом наши пути расходятся.

В этот же день мне позвонила мама, сообщая, что сегодня она хочет кастрировать своего кота. А так как отчим отказался с ней ехать, то, скорее всего по возвращению она кастрирует и его. Мама попросила съездить с ней. В два часа дня я сидела в ветеринарной клинике вместе с мамой, на руках у которой был вислоухий британец. Мама чересчур много гладила его по голове, приговаривая:

— Сейчас тебя сволочь кастрируют, и ты перестанешь метить углы. — Да, моя мама жуткий человек, если обратить внимание на то, каким милым тоном она это говорила.

Ветеринар забрала кота, и мы с мамой остались наедине. Рядом лежал ротвейлер с красными глазами, похоже, у него коньюктивит.

— Как там тот парень, который тебе нравился? — Между делом поинтересовалась мама.

Сбежал, как только запахло жареным.

— Он невыносимый придурок. — Проворчала я. Мама улыбнулась.

— Надо брать. — Я закатила глаза.

— Ты так говорила и про кота. И где он сейчас? Ах, да, его кастрируют. — Рассмеялась я. Мама с улыбкой отмахнулась.

В общем, кот теперь не совсем кот. Отчим назвал его кастратом. Кстати он не плохой мужчина, добрый, чуткий и главное он заботиться о маме.

ГЛАВА 24

Что я там говорила о том, что больше никогда не вернусь в это здание?

Так вот, я вновь ошиблась. Суббота, десять часов утра, Вероника стоит перед дверями входа в Раймонд-Индастриз. А все, потому что я оставила здесь свою лицензию. Вообще не понимаю, зачем я её сюда брала? Раскат грома с гулким звуком разлился по пустой улице. Моё сердце встрепенулось от испуга. Слишком зловеще прозвучал звук матери природы.

Коридоры и холлы были абсолютно пустыми. Здание было погружено в полную тишину, а все, потому что сегодня выходной. Я подошла к лифту, надеясь, что не встречусь с Аресом здесь в выходной день. Лифт открылся, мои глаза зафиксировали четыре пары военных сапог. Я медленно подняла голову вверх. Четыре мужчины с автоматами в черных масках. И дружелюбно они не выглядели ни на йоту. Я поняла, что это не друзья Ареса. Потому что один из них передернул затвор автомата и нагло улыбнулся. Я сорвалась с места, но кто-то схватил меня за руку и толкнул в лифт.

Их пятеро.

Они вооружены.

Возможно грабители?

Но осмелиться ли, кто-то обворовать Ареса?

— Ни звука девочка. — Прозвучал прокуренный сиплый голос мужчины. Я просто кивнула.

Моё сердце колотилось очень быстро. Зажмурившись, я просто надеялась, что Арес здесь. Мужчина нажал кнопку восьмидесятого этажа. Не будут же они ехать туда, где может находиться Арес? Значит, они точно знают, что его здесь нет. Открыть свой рот я не решалась. Автоматы были внушительным аргументом помолчать. Я начала вспоминать видела ли я машины на парковке. Нет. Точно не видела. Мой взгляд опустился вниз, на сапогах одного из мужчин была свежая кровь. Вот почему я не встретила охрану внизу. Я начала вспоминать видела ли сейф у Ареса в кабинете. Но не могла вспомнить.

— Ты его девушка? — Один из них жестко схватил меня за предплечье. Я машинально кивнула.

Возможно, под страхом мести Ареса, они не станут меня убивать. Лифт остановился на восьмидесятом этаже. Но один из них нажал кнопку стоп, двери не открылись. Тот, что схватил меня за плечо, прижал меня за шею к стенке лифта. Я больно ударилась головой о жесткий металл. Мужчина смотрел на меня зелеными глазами убийцы.

— Слушай сюда внимательно. Сейчас ты выходишь из этого лифта, и делаешь всё, чтобы Ирбис покинул свой кабинет, он там один, поэтому нам ничего не стоит прикончить вас обоих. Пикнешь что-то о нас, и я проделаю дырку в твоей башке. Поняла? — Прорычал мужчина. Мои коленки дрожали. Я кивнула. Мужчина нажал кнопку открытия дверей.

Как только двери открылись я очень медленно, на ватных ногах зашагала в сторону кабинета Ареса. Он был здесь? Они это знали. Я могла промолчать и сделать, так как просили мужчины. Ареса бы убили и я больше никогда бы его не увидела. Но я не могла с ним так поступить. Мне нужно как-то подать ему знак. Остановившись около его двери, я сделала глубокий вдох и нажала кнопку открытия двери. Как только дверь открылась, я замерла на пороге. Арес был не один. В его кабинете происходило какое-то совещание. Арес медленно перевел свой взгляд на меня, его лицо оставалось непроницаемым, но бровь поползла вверх. Он ждал, не произнося ни слова. Моё лицо сейчас было бледным, я это чувствовала. Сделав неуверенный шаг в комнату, я осмотрела помещение.

Пятеро мужчин.

Настало время играть свои роли.

— Милый, нам нужно очень серьезно поговорить. Ты совершенно не уделяешь мне внимание. — Начала я дрожащим истерическим голосом. Глаза Ареса распахнулись, он ошарашено смотрел на меня. Быстрым движением я выхватила у одного из ближе сидящих мне мужчин лист бумаги похожий на смету или что-то очень важное. Из его же нагрудного кармана пиджака я вытащила ручку. — И если сейчас же ты не отвезешь меня на свидание, мы расстанемся.

В это время я нарисовала на листке бумаги пятерых человечков с автоматами и написала «Прямо за углом» Арес с полным шоком смотрел на меня, наверное, думал, что я ударилась головой. Я быстро вручила листок бумаги сидящему ближе мужчине и головой указала, чтобы тот передал его Аресу. Листок быстро переходил от одного к другому.

— Почему ты молчишь? Тебе вообще плевать на меня?! — Продолжала говорить я, достаточно громко, чтобы мужчины за открытой дверью услышали.

Лист попал Аресу в руку, он скептически посмотрел на меня и медленно перевел взгляд на лист. Его взгляд быстро поднялся ко мне. Он сглотнул и кивнул. Бесшумно щелкнув пальцами, он передал листок светловолосому мужчине.

— Милая, ты не видишь, что я работаю? Я блядь зарабатываю деньги на твои кожаные костюмы для БДСМ! — Арес как всегда не мог удержаться, чтобы, не выпалить какую-то глупость.

Блондин, прочитав написанное на листе, подорвался с места, бесшумно открыл шкаф и начал снимать пустые полки. Арес взглядом просил продолжать диалог.

— Тебе от меня только секс и нужен! Я же хочу романтики! — Рыкнула я.

Арес усмехнулся, тихо обходя стол. Его взгляд стал яростным, он подошел вплотную и повернул мой подбородок в сторону. Его пальцы дотронулись до моего затылка, я зашипела от боли. Арес убрал руку, на его пальцах была алая кровь. Его скулы сжались. Блондин снял заднюю стенку шкафа, там оказалась стена полностью забитая оружием. Арес пальцем указал блондину, что нужно взять тот кивнул.

— Ладно, малыш. Давай устроим свидание. — Его низкий голос стал очень опасным. В его руке появился автомат. Арес нагнулся к моему уху. — Не выходи из этой комнаты. Здесь пуленепробиваемое стекло. — Прошептал он слишком низко, я кивнула. Я видела, как закипает его кровь, как глаза наливаются жестокостью. Я увидела момент превращения Ареса в монстра.

Блондин схватил автомат и пошел следом за Аресом. Казалось Арес и этот блондин слишком слаженны, как будто они военные, а не кучка злодеев. Дверь закрылась. Четверо мужчин неотрывно и молча, смотрели на меня. Они казались испуганными. Теперь я поняла, почему должна была любым способом уговорить Ареса выйти из кабинета, здесь были пуленепробиваемые стекла. На дрожащих ногах я села на диван и стала прислушиваться к звукам. И только сейчас поняла что в кабинете полная звукоизоляция. За все время, что я здесь провела, я не слышала шума из офисов. Поэтому те мужчины думали, что он здесь один.

Через долгие пять минут двери открылись. В проем двери упали двое из тех пятерых. Они проехались по наполированной плитке в середину кабинета. За ними вошел Арес, все еще держа автомат на прицеле. Он сразу нашел меня взглядом и кивнул.

— Не думал, что вы задержитесь в нашем городе еще на денек. — Промурлыкал недружелюбно Арес. Один из мужчин встал и дерзко улыбнулся. В кабинет вошел блондин его костюм был залит кровью.

— Решили попрощаться лично перед отъездом. — Произнес мужчина. Арес хмыкнул. Мужчина перевел взгляд на меня. — А ты, скоро станешь трупом. — Это было обещание. Я распахнула глаза. Арес низко зарычал и за секунду оказался около мужчины. Он схватил его за ворот рубашки и притянул вплотную к себе.

— Я просто хочу уточнить. Ты умрешь раньше. — Прорычал Арес.

Четыре выстрела тихий хрип мужчины и лужа крови. Внутренности буквально рассыпались по плитке. Я не буду строить из себя героя и скажу как есть. Меня стошнило прямо на пол. Ни один раз. Блондин застрелил второго мужчину. Его мозги разлетелись во все стороны. И я была благодарна своему решению не завтракать, а просто попить кофе. Потому что у меня случился еще один рвотный позыв.

— Господа, на сегодня совещание окончено. — Спокойный голос Арес затопил кабинет. Я слышала, как удаляются чьи-то шаги. Но моя голова кружилась, а всё тело трясло. — Мирка убери здесь. — Приказал кому-то Арес.

В следующий момент я уже оказалась в его руках, он крепко прижал меня к груди шагая прочь из кабинета. Одной рукой Арес поглаживал меня по плечу.

— Ш-ш-ш милая. Все закончилось. Слышишь? — Его голос был, как никогда трепетен и нежен.

Но единственное что я понимала, так это то, что Арес только что на моих глазах убил человека. И на самом деле я все же питала надежду, что он не убийца, вплоть до сегодняшнего дня. Арес подошел к другой стороне офиса. Там был еще один лифт, и в нем было всего две кнопки вверх и вниз. Лифт казалось, едет вечность и когда мы все же спустились, я поняла, что мы находимся на подземной парковке. Арес открыл дверь, чтобы посадить меня в салон. Но я вцепилась в него мертвой хваткой, он нагнулся к моему уху.

— Я приду через секунду. — Прохрипел тихо он. Мои руки разомкнулись. В следующую секунду Арес уже сидел на водительском сидении и одной рукой притащил меня к своей груди. Он поцеловал меня в макушку и тронулся с места. — Умница. Моя смелая девочка. Все будет хорошо. — Арес бормотал мне в макушку, его правая ладонь поглаживала моё плечо. Меня же всю трясло.

— Куда мы едем? — Прорезался мой хриплый голос.

— Ко мне домой. — Эта фраза раздалась эхом в моей голове. Арес впустил меня в свое пространство. — Я вызову доктора, мне нужно, чтобы кто-то проверил твою голову. — Рыкнул рассерженно Арес. Я чувствовала, как тяжело ему дается контролировать свой гнев.

Я только сейчас вспомнила, что моя голова жутко раскалывалась. Арес зашевелился, а в следующую секунду послышались гудки по громкой связи.

— Слушаю. — Раздался пожилой голос.

— Девушка, двадцать один год, тупая травма головы, открытая рана. — Арес говорил механично.

— Рвота? Головокружение? Головные боли? — Раздался, как я поняла голос доктора.

— Её стошнило, но я не уверен… Она, кое-что увидела… — Проворчал Арес.

— Возможно сотрясение. Куда ехать? — Казалось это странный разговор.

— Ко мне домой. — Арес отключился. — Все будет нормально. — Я не знаю, кому он это говорил, мне или все же себе.

На половине дороги я отключилась. Это было сложно для меня. И, к сожалению или счастью я абсолютно расслабилась в руках Ареса. Я могу твердо заявить, что не боялась его. Я не уверенна, но, кажется, слышала, что Арес ворчал что-то вроде: «Я обещал, что тебя никто не обидит. Я чертов ублюдок» Ну или мне просто хотелось, чтобы он это признал.

ГЛАВА 25

Открыв глаза, я не сразу вспомнила что произошло. Я лежала в каком-то стерильном помещении на кушетке, а в моей руке находился катетер, через который поступала какая-то жидкость. Моргнув пару раз, я прислушалась к звукам, тихий двухголосый шепот отдавался гулким эхом. Повернув голову, перед моими глазами, появился железный похожий на операционный, стол, и несколько стеклянных шкафов с какими-то бутыльками. Похоже на подпольную операционную. Скинув свои ноги с кушетки, я попыталась встать, но моя голова закружилась, я резко оперлась на руку чтобы, не упасть.

— Не так быстро. — Послышался пожилой голос мужчины.

Когда головокружение прошло, я нашла взглядом мужчину за шестьдесят, на нём был белый медицинский халат одетый поверх серого костюма.

Во рту был кисловатый привкус, горло очень першило. Я облизала пересохшие губы. Теплая ладонь накрыла моё колено, я медленно повернула голову, серые глаза Ареса как две бездны смотрели на меня тяжелым взглядом из-под густых ресниц. Он протянул мне открытую бутылку с водой, неуверенно я потянулась за ней. Моя жажда была чем-то непередаваемым, как будто я не пила уже долгие недели. Арес положил свою ладонь мне на спину.

— Медленнее малыш. — В гробовой тишине раздался его низкий голос, который гулом отдался в моей голове. Отдав бутылку Аресу, я почувствовала, как вода подходит к горлу, но сдержалась.

— Что произошло? И где я вообще? — Мой голос был похож на кваканье лягушонка. Доктор подкатил табурет на колесиках и сел прямо напротив моих ног.

— Ты потеряла сознание. — Начал доктор. С нагрудного кармана халата он достал фонарик и, взяв меня за подбородок начал светить в глаза. — Головокружение? Тошнота? Потеря памяти? — Начал доктор задавать вопросы. Я нахмурилась. — Следи за пальцем. — Доктор спрятал фонарик и начал водить пальцем из стороны в сторону.

— Нет, все в норме. — Прорезался мой голос. Доктор начал щелкать пальцами в разных сторонах от моего лица. После он встал и подошел к белому столу, взяв листок с ручкой.

— На этот раз мы отделались легким ушибом с повреждением ткани. Я выпишу таблетки, и тебе стоит первые пару дней соблюдать постельный режим. Может быть, потеря ориентации в первое время и сухость во рту это из-за капельницы. — В это время доктор что-то писал на листке. Мужчина поднял голову и посмотрел многозначительно на Ареса, который сидел около меня, на корточках не двигаясь. — Арес, она еще совсем ребенок. Не впутывай её в свою жизнь. — Проворчал он. Арес сузил глаза, его губы сложились в тонкую линию.

— Это блядь не твоя забота. Я плачу тебе деньги, чтобы делал свою работу, а не ебал мне мозги. — Зарычал низко Арес. Но доктор, как ни странно не испугался, а лишь фыркнул и сердито нахмурился.

— Ты еще не дорос сопляк, чтобы так со мной разговаривать. — Выпалил доктор. Арес подорвался с места.

— Прекрати. — Сквозь зубы процедила я. Арес застыл как вкопанный, переводя сердитый взгляд на меня, тяжело вздохнув, он закрыл глаза, его плечи расслабились.

— Ты прав док, извини. — Проскрежетал его голос. Казалось, он не привык вообще извиняться, потому что каждое слово выходило из него с заминкой. — Я провожу тебя. — Арес обратился к доктору, а после перевел свой взгляд на меня. — Не шевелись. Я вернусь за тобой. — С этими словами Арес зашагал в сторону белой двери, по пути залезая ладонью в правый карман джинсов, он доставал купюры, много купюр.

Мне все еще было не понятно где я, и почему Арес провожает доктора из кабинета. Арес вернулся через пару минут, его взгляд прошелся по мне как сканер. Он подошел почти вплотную к кушетке.

— Иди сюда. — Арес усмехнулся и потянулся ко мне. Я не стала спорить лишь потому, что слишком ослабла. Обвив руками его шею, я вяло вцепилась в него.

Уткнувшись носом в его ключицу, я чувствовала себя слишком уютно, чтобы хоть на секунду прервать этот момент. Арес нёс меня долго, но я не успела разглядеть помещение, потому что голова всё еще кружилась. Я поняла, что мы уже пришли, лишь тогда когда почувствовала под собой мягкую кровать. Арес отпустил меня, и мне удалось осмотреться. Это была комната в коричневых тонах, в конце находился камин из серого камня с журнальным столиком и двумя креслами. Большие окна в пол закрывали красные шторы, по цвету такие же, как и постельное бельё на кровати около которой находилось две прикроватных тумбочки.

— В твоём доме личная операционная. — Первое что выпалила я. Арес усмехнулся и открыл окно, впуская воздух в комнату.

— Ты удивлена? — С усмешкой спросил он. И на самом деле нет. Я ни капельки не удивлена.

Осмотрев пространство, я не заметила ни единой фотографии либо чего-то такого, что могло бы хоть немного рассказать об Аресе.

— Мне нужно домой.

— Не сегодня это факт. — Проворчал Арес, осмотрев меня скептическим взглядом. — Тебе нужно в душ и поесть. — С этими словами Арес прошагал в дальнюю часть комнаты и открыл темные двери, по плитке я догадалась, что это ванная комната. Когда я не двинулась с места, Арес нагло улыбнулся. — Мне помочь тебе принять ванную? — На что получил в ответ средний палец. Пожав плечами, он направился ко второй двери. — Действуй. — Он закрыл за собой двери.

Ванная комната была достаточно большой. В ней поместилась душевая кабина, ванная с джакузи, туалет и большое зеркало в пол. Напротив ванной находилось большое окно. Могу сказать, что это частный дом с невероятным видом на озеро. Войдя в кабину душа, я стала под воду, которая обожгла мою кожу. В сток сбегала вода, перемешанная с кровью. Я решила не использовать шампунь, чтобы, не раздражать поврежденный участок головы. Не знаю, сколько времени я провела, смывая с себя сегодняшний день, но стеклянные стенки полностью запотели от пара.

Моя одежда была испачкана кровью, поэтому замотавшись в банное полотенце, я вышла обратно в комнату, и сразу же мне на глаза попался шкаф. В нём висели отглаженные рубашки и пиджаки. Всё-таки это комната Ареса. Достав одну из рубашек темно-синего цвета, я натянула её на себя, буквально впитывая в себя аромат владельца. Рубашка доходила мне до половины бедра, поэтому с шортами я не стала заморачиваться. Промокнув волосы полотенцем, я как могла, расчесала их пальцами. Когда я уже собиралась выйти из комнаты, моё внимание привлек странный альбом, стоящий на полке около двери. Вытащив его я с минуту сомневалась, стоит ли мне открывать его, но сдалась, моё любопытство взяло верх.

Страницы альбома прилипли одна к другой, как будто его давно не открывали. Надпись на обложке гласила «89-тый на веки с нами» Я нахмурилась, это ведь не может быть выпускной альбом? Аресу не может быть настолько много лет. Но то, что оказалось внутри, удивило мне куда больше чем мои предположения. На первой фотографии было одиннадцать парней в военной форме, они стояли на фоне каких-то гор. Каждый из них улыбался светлыми улыбками, которые заставляют людей дышать. Пройдя по каждому парню взглядом, мои глаза остановились на парне посередине, на его голове был, берет, а на груди свисал автомат, двумя руками он обнимал двоих ближе стоящих парней. Это был Арес, только его волосы были сбритыми, его улыбка казалась мягче, так же как и взгляд, он был теплым и радостным. Справа от него стоял парень на вид чуть постарше, но я узнала его, это был Мирка. На следующей фотографии тем же составом парни стояли на том же месте, только теперь их лица были запятнанными, а щетина уже давно прошла трехмесячную стадию, их волосы тоже отросли. На следующей странице было такое же фото, только вот состав был не полным. Лица парней больше не выглядели счастливыми, он скорее были отчаянными и безумными. У Ареса была перемотана рука, грязным бинтом, а не его скуле виднелся черный синяк. Арес служил? Вот этого я точно не ожидала. Я не знаю почему, но Арес вырос в моих глазах.

Шум за дверью, заставил меня быстро поставить альбом на место и выскочить из комнаты. Медленно я последовала за шумом, пройдя по длинному коридору, я свернула налево, там оказался пролет из темной дубовой лестницы. Некоторые доски поскрипывали под ногами, я свернула налево, там оказалась просторная кухня. В данный момент Арес стоял в дальней части, готовя что-то на плите, он насвистывал какую-то мелодию, и мне показалось это забавным. Решив не выдавать себя, я наблюдала за ним. Он подбросил блинчик в воздухе и тот вновь вернулся на сковородку. Я тоже хочу так научиться! В последний раз, когда я пыталась так сделать, я три часа отмывала потолок.

— Я знаю, что ты сейчас пялишься на меня. — Между свистом протянул довольно Арес. Я вздрогнула от неожиданности. Это было жутковато.

— Как ты понял? У тебя глаза на затылке? — Фыркнула я, перемещаясь к стеклянному столу. Арес усмехнулся.

— Лестница скрипела. — Произнес он, перекладывая блинчик на тарелку. Это странно, даже я едва слышала этот скрип.

Облокотившись о стол, я наблюдала за ним и если честно не могла поверить, что совсем недавно этот человек кого-то убил, а теперь он, насвистывая, готовит блинчики. Проделав со следующим блинчиком такую же процедуру, за которой я наблюдала с неподдельным интересом, Арес выключил плиту.

— Итак, джем или шоко… — Арес обернулся и впервые посмотрел на меня, его выражение лица оставалось непроницаемым, он тяжело сглотнул. — Лад. — Закончил он, сканируя меня взглядом. Мне стало неуютно, я затопталась на месте, обнимая себя руками.

— Шоколад. — Пробормотала я, отводя взгляд.

Кивнув, он открыл черный шкафчик над головой и достал банку с топленым шоколадом. Я устроилась за столом, чувствуя себя до жути неловко в его рубашке. Поставив предо мной тарелку с блинчиками и банку с шоколадом, Арес обошел стол и сел напротив меня. Он же предпочитал джем. После неловкой тишины, Арес начал есть, облизывая свои пальцы. Когда, первый кусочек блинчика попал ко мне в рот, я почти растаяла — как мороженное на солнце. Очень вкусно, вдоволь сахара и ванили, я бы никогда не сумела такое приготовить.

— Ты взяла мою рубашку. — Мрачным голосом пробормотал Арес, глядя на меня из-под густых ресниц. Кусочек блинчика застрял в моём горле.

— Моя одежда испачкана кровью. — Оправдывалась я. Арес нахмурился и кивнул.

Следующие пятнадцать минут мы ели в полной тишине. Но мне не давал покоя тот факт, что Арес служил. Я то и дело поглядывала в его сторону, чтобы разглядеть в нём что-то из парня на том фото. Арес медленно поднял голову от своей тарелки, его бровь поползла вопросительно наверх.

— Я же вижу, что ты хочешь что-то спросить. — Пробормотал он. Я отодвинула тарелку от себя.

— Ты служил? Никогда бы не подумала. — Мой язык никогда не мог долго держаться за зубами. Я видела, как меняется взгляд Ареса, он помрачнел, его скулы сжались, а плечи напряглись.

— Ты рылась в моих вещах. — Процедил он сквозь зубы. И мне стало не по себе. Я опустила взгляд в пол, это действительно было некрасиво.

— Да. — Созналась я.

— Да я служил. — Ответил он, прочистив горло. — Восемьдесят девятый батальон, горячая точка. — Когда Арес продолжил, я подняла извиняющийся взгляд на него. Он сощурено смотрел на меня, как будто думал: продолжать или не стоит.

АРЕС

Казалось, я только что переместился на шесть лет назад. Глупец, который решил сбежать из дома, пойти против воли отца, отказаться от семейного дела, это всё был я. Безрассудно веруя в справедливость и добропорядочность, я не мог заниматься тем, что отец называл семейным бизнесом. Зеленый сопляк, окончивший юридический университет с отличием, верил, что всё должно быть по правилам, по закону. Отказавшись принимать участие в темных делишках отца, я сбежал из дома, решил отдать долг своей стране. Но тогда я не думал, что окажусь в Ираке, в самой мясорубке, куда людей посылают на убой. Там не действовали законы, которые я учил, там не действовала даже мораль. Кто не с нами, тот против нас — вот что я там понял.

Там нельзя было расплатиться золотой картой. Всем было плевать, чей ты сын и какой статус ты занимал в обществе. Ты лишь один из солдат, который вполне возможно не вернется домой даже в гробу.

Когда команду из одиннадцати человек доставили на место, я не думал что может быть хуже, чем показывают по телевизору. Хлев, который теперь считался нашим домом, был больше похож на палатку для бездомных. Нам выдали оружие и бронежилеты, каску и штык ножи мы должны были добыть сами. Я не был перепуганным, но и храбрым меня тяжело было назвать. Там я познакомился с Мирка и Маркусом, только они вселяли меня веру в то, что отсюда можно вернуться живым.

Первая наша миссия прошла успешно, мы освободили двадцать пленных и вернулись без потерь. Этот день был самым счастливым из тогдашних дней. Я и Мирка были единственными, кто до этого держал оружие в руках, не считая месячную подготовку в армии. Два месяца мы держали позиции и патрулировали не захваченные участки. Взрывы стали привычными для слуха, на них уже никто не обращал внимания. Меня назначили командиром отряда. Я отвечал за десятерых живых людей, а они мне полностью доверяли. Жизнь в ужасных условиях уже не казалось такой ужасной.

Мирка сидел на койке, выпуская густой дым от сигареты.

— Когда я вернусь домой, женюсь на первой встречной. — Посмеивался он.

Все знали Мирка достаточно хорошо, чтобы понять, что возвращаться домой он не собирается. Мы были смертниками, пушечным мясом, вопрос состоял лишь в том, когда мы умрем. Моя команда стала моей семьей, я беспокоился о каждом из них, всегда прикрывал, так же как и они меня.

После очередного взрыва мы попали в осаду. Нас окружили со всех сторон, но мы прорвались, потому что каждый знал свою роль. Перебегая из одного здания в другое, мы попали на троих местных жителей. Один из них поднял палец на меня, его взгляд был суровым, а грязное лицо вызывало отвращение.

— Ирбис! — Произнес он и убежал вместе со своей женой и сыном.

Никто не знал, что он имел ввиду. Быть может, для них белые люди ассоциировались с Ирбисом. Но после этого случая все парни называли меня именно так.

После осады, мы вернулись в разгромленный штаб. Ни чистой воды, ни еды, ни нормального крова над головой. Я видел, на что способны люди ради воды, еды и крова. Так же я видел, сколько стоит этим людям сил, не перегрызть друг другу глотки за это. Припасов, которые у нас остались, хватило бы на две недели, если бы каждый пил по два глотка воды в день и ел по корке хлеба.

Ночью мы пробрались в чей-то дом, чтобы пополнить свои припасы. Девушка арабской внешности, начала вопить, я заткнул ей рот рукой смотря в её карие глаза.

— Всё что нужно, только не убивать. — Она знала наш язык. Я отступил от неё, не разрывая зрительный контакт. Когда она потянулась к своему атагу (платье), я крепче сжал свое оружие. Она сбросила трясущимися руками одежду с плеч, её платье упало на земляной пол. Много ума не требуется, чтобы понять, что она предлагала мне себя. Поджав губы, я покачал головой.

— Я убийца, вор, плохой человек, но не насильник. — Прорычал низко я. Девушка быстро подняла своё платье и забилась в угол комнаты, бормоча что-то вроде молитвы.

На следующий день в наш двор, где находилась палатка, зашел парень, он не был другом. Схватив автомат, я вышел в середину двора, свистом созывая остальных парней. Парень распахнул свою грязную абу (накидка поверх одежды), под ней находился целый фейерверк, который мог детонировать в любую минуту. Послышались выстрелы, я не сразу сообразил, что один из моих парней начал огонь. Араб упал на землю, из его руки выкатился пульт. Все затаили дыхания.

— Быстро! В укрытие! — Рявкнул я.

Мы бежали так быстро, что подошва моих сапог плавилась под ногами. Когда мы были уже достаточно далеко, я обернулся, мои ноги подкосились. Маркус лежал на Арабе.

— Маркус! Что ты делаешь? — Завопил я, срывая голос.

Он обернулся, на его лице была улыбка умиротворения. В следующую секунду прозвучал взрыв, который оглушил и опалил кожу. Из наших ушей потекла кровь. Маркуса больше не было. Первая кровь пролилась. Именно тогда я понял, что такое семья, и что Маркус пожертвовал собой, ради спасения своей семьи. Я чувствовал, как жар обжигает моё плечо и лицо.

— Брат, мы должны идти! — Голос Мирка прозвучал как гул около моего уха.

Я не хотел уходить, я должен был почтить его память. Но у меня было еще девять человек, которые любым способом должны выжить. Именно тогда я понял, что семья это в первую очередь защита любым способом.

Неделю мы перебегали из одной точки в другую. Тогда я поклялся себе, что если вернусь, никогда не отвернусь от своей семьи. Кто-то должен делать грязную работу и если этим кем-то должен буду быть я, так тому и быть. Я сделаю все, что потребуется ради семьи. Эти недели я спал с открытыми глазами, мог по шагам определить, кто именно сейчас проходит в сорока метрах от нас: ребенок, женщина, мужчина, пожилой.

Когда в небе показался наш вертолет, я не поверил своим глазам. Мирка плакал, я же упал на колени благодаря господа об услышанных молитвах. За нами прибыли. О нас не забыли.

По возвращению домой, я стал другим человеком. Защита семьи для меня имеет извращенное понятие. Отец встретил меня в аэропорту, впервые в жизни я видел уважение и одобрение в его глазах. Но мне было плевать. Я вернулся иным человеком, и никогда не смогу стать прежним.

Я сам того не понял, но все это я произнес в слух. Никки обняв себя руками, смотрела на меня глазами полными слез и уважения. Я видел, как вознесся в её глазах. Поэтому дальше не стану продолжать эту историю. Пусть для неё она закончиться именно так. Потому что после этого, моя жизнь превратилась в кровавое месиво.

ГЛАВА 26

Мои глаза застилала пелена слез, я смотрела на Ареса иначе. Совершенно по-новому. Я видела боль в его глазах. Этот человек прошел через многое, он выжил там, где другим это было не суждено. Он видел смерть, он нес смерть. Я начала его понемногу понимать. Стало понятно, откуда у него столько навыков и выдержки, он был закален войной.

Арес поднялся со стула, огибая стол, он подошел вплотную ко мне. Без лишних слов он поднял меня на руки и направился к лестнице. Я не хотела нарушать тишину, так же молча, Арес внёс меня в свою комнату и усадил на край кровати. Открыв тумбочку, он достал упаковку каких-то таблеток.

— Док сказал, тебе нужен постельный режим. — Его голос казался сиплым, как будто его горло душил огроменный ком. — Эти таблетки помогут тебе уснуть. — Он выдавил одну капсулу мне в ладонь. Поднявшись, он криво улыбнулся одним уголком губ. — Если что-то будет нужно, я внизу. — Он повернулся, чтобы уйти. Но я не хотела, чтобы он уходил.

— Арес. — Прорезался мой хриплый голос. Он замер медленно оборачиваясь ко мне. — Я не хочу, чтобы ты уходил. Останься со мной. — Это было неловко, особенно после того, как он сбежал в прошлый раз, когда я хотела его поцеловать. Но, кажется, я больше не могу обижаться на него. Не сегодня. Арес вздернул бровь, как будто не поверил в то, что я это сказала всерьез.

— Ты уверенна? — Он был растерян. Я кивнула, закидывая таблетку в рот.

Без лишних слов Арес направился к кровати, огибая её, он ни на секунду не разорвал зрительный контакт. Он расстегнул свою рубашку и сбросил её на пол, так же он поступил и со штанами.

— На самом деле это не то, что я имела виду, прося тебя не уходить. — Проворчала я. Арес усмехнулся, забираясь под красное шелковое покрывало.

— Иди сюда малыш. Я не буду кусаться. — Прошептал хрипло он.

Усталость дала о себе знать, поэтому я, молча, устроилась под покрывалом. Огромная ладонь Ареса обняла меня за талию и притянула к своему торсу. Он вдохнул запах моих волос, от чего по моему телу пробежались мурашки.

— Спи, девочка моя. — Бормотал он. Моя попка выпятилась, упираясь в его бедра, его слова почти заставляли меня мурлыкать. Он зашипел, усиливая хватку на талии. — Ты не представляешь, каких усилий мне сейчас стоит сдержаться, чтобы не оказаться внутри тебя. — Прорычал он мне в ухо, из моего рта сошел стон. — Но не тогда, когда ты ранена. — Добавил, усмехаясь, Арес, явно понимая, что я не очень то и против.

На самом деле, я не могла кончить уже долгое время. И возможно, уже никогда не смогу. Мне хотелось это проверить. Но страх вновь разозлить Ареса, не давал этого сделать. Он может причинить мне боль так же быстро, как и даровать покой. Поэтому содрогнувшись от своих мыслей, я закрыла глаза и утонула в бездонном сне.

Шум заставил меня проснуться. Открыв глаза, я еще несколько секунд не могла сообразить, где нахожусь. Сползая на край кровати, я увидела Ареса. Это было бесподобное зрелище, он отжимался, все его мускулы перекатывались, а вместе с ними и татуировка Ирбиса. Как завороженная я наблюдала за его упражнениями. Мощь и сила прямо сочились из него. Арес начал отжиматься на одной руке заведя вторую за спину. Я встала с кровати, но он даже не повернул голову, будто был в другом мире. Подойдя к нему, я присела, дотронувшись до его плеча, но он все так же продолжал отжиматься. Как будто он хищник, который не видит во мне угрозы, разрешает мне находиться рядом.

— Сядь на меня. — Прошипел он не прекращая упражняться. На секунду я оторопела, понимая, что под моим весом его спина может сломаться. — Вероника, залезь мне на спину! — Рыкнул он. Я уже поняла, что если он называет меня полным именем, он зол.

Перебросив ногу через его массивное тело, я легла на него, обвивая шею руками. Казалось Арес даже не почувствовал тяжести, он отжимался в том же темпе. Зарывшись носом в его шею, я вдыхала его собственный запах, перемешанный с гелем для душа. Я чувствовала, как перекатываются его мышцы под моим телом. Трение между ног когда он поднимался и опускался возбуждало. Его массивная рука легла мне на бедро, массируя его. Выгнув спину как довольная кошка, мои ноготки вцепились в его плечи. Мои трусики пропитались влагой, а сама я прикусила его шею. С гортанным рыком Арес замер перекатываясь на спину, я оказалась на полу, прижатая лопатками к паркету. Обвив его бедра ногами, я с интересом наблюдала за его взглядом. Глаза цвета ртути неотрывно смотрели на меня, непроницаемое лицо заставляло испугаться. Арес схватил меня за бедра и притянул к себе, я почувствовала его выпуклость своей киской. Его губы дотронулись до моей шеи, обдавая жаром кожу.

— Это, то чего ты действительно хочешь малыш? — Прорычал Арес мне в шею, при этом вращая бедрами, дразня меня своим естеством. Мои ноги обвили его сильнее, подтверждая мои намерения. Арес хрипло рассмеялся рядом с моим ухом, оставляя жаркий поцелуй около мочки. — Не сегодня малыш. — С раздраженным вздохом Арес подорвался на ноги, оставляя меня лежа пылать от возбуждения. Мои щеки покраснели, на лице Ареса же появилась наглая улыбка, его сердитые ямочки поприветствовали меня.

— Мудак! — Пискнул мой голос. Арес зашелся гулким довольным смехом, потирая свой обнаженный влажный пресс ладонью.

— Мудак, который может заставить тебя стать влажной. — С дьявольской улыбкой протянул он. Я втянула воздух со свистом, мои щеки и шея покраснели. — Я чувствовал твою влагу. — Добавил он, приподнимая бровь.

Хуже и быть не может. Зарычав, я сорвалась с места и влетела в ванную, с грохотом закрывая дверь за собой. Включив воду в душевой кабине, моя ладонь опустилась меж ног. Мой центр пульсировал, прося об удовлетворении. Закрыв глаза, я отодвинула полоску трусиков.

— Даже не думай об этом. — Низкий хриплый голос раздался около моего уха, ладонь Ареса сжала мою кисть и вытащила руку из трусиков. Я тяжело дышала, моё сердце колотилось. Арес прижался ко мне твердым членом. — Ты даже не представляешь, как тяжело мне дается ответ, нет. Но пока твоя рана не начнет заживать, никакого секса, никаких оргазмов детка. — Промурлыкал он мне в ухо, и прикусил за шею. Я захныкала. Арес со стоном полным муки отпустил меня. — Прими душ, я буду ждать тебя внизу. — Арес закрыл за собой двери.

Войдя под горячие струи воды, моё тело просило о пощаде. Но слова Ареса как приказ раздавались в моей голове. С недовольным лицом я вышла из душа, и несколько раз моргнула, увидев джинсы и белую майку своего размера. Вот зачем зашел Арес, он принес мне одежду. Там же находился и комплект кружевного, черного, нижнего белья. Одевшись, я направилась на поиски Ареса. Его голос раздался в другой части дома. Он с кем-то говорил по телефону. Как будто почувствовав моё присутствие, он обернулся, отпустив занавеску, с которой игрался. Сощурив глаза, он глянул на меня, а следом на мои руки, мне стало стыдно.

— Да, скоро буду. — Проворчал он в трубку. Взъерошив свои мокрые волосы, он скривился. — Мне нужно отъехать на пару часов. Ты остаешься здесь. — Он не просил, он приказывал. Проходя мимо меня, Арес остановился. — И пожалуйста, не ройся в моих вещах. — Рыкнул недовольно он. На этот раз я просто кивнула.

Как только Арес скрылся за дверью, я поняла, что стою в гостиной с огромным домашним кинотеатром. Недолго думая я включила фильм, при этом недовольно надув губы. Мне не хотелось рыться в его вещах, я могла найти там то, что мне бы не понравилось.

TV- АРЕС

Мой внедорожник подъезжал к дому моего отца. Неприступная крепость сделана из серого камня, участок размером с три футбольных поля огражден неподатливым забором из стали. Повсюду развешены камеры, два поста охраны, и стая из десяти доберманов. Отец помешан на безопасности. А все, потому что было уже две попытки убить его.

Первая… О ней я знаю мало, это случилось во время того как я служил.

Вторя же, произошла, как только я вернулся из армии. Тогда я вцепился в безопасность своей семьи мертвой хваткой. Советник моего отца Хофман работал на него два года, я застал его, перед тем как свалить. Мне не нравился этот тип. И не зря. Вернувшись, я решил последить за ним, в итоге оказалось, что он дермовый внедренный агент. Я увидел, как он подъезжал к зданию, в котором работал Даниэль Старк. В тот день, я пристрелил его прямо в нашей гостиной. Отец был в шоке, но мне было плевать. Я должен был защищать свою семью. Не проронив ни слова, я отдал пистолет Рику, и безмолвно приказал избавиться от него и трупа. С того момента отец начал смотреть на меня с восхищением и страхом. Отец никогда этого не признает, но он боялся монстра, которого породил.

Подъехав к воротам, я нетерпеливо ждал пока охранник перестанет изображать из себя ковбоя, медленно шествующего с положенной на пистолет рукой. Я приспустил окно.

— Он ждет тебя. — Произнес охранник. Я приподнял вопросительно бровь. Ненавижу пренебрежение. ТЕБЯ. Охранник вздрогнул под моим пристальным взглядом и прочистил горло в кулак. — Простите, Вас.

Ворота открылись, и я въехал на подъездную дорожку в форме полумесяца. По зеленой траве патрулировали доберманы, они разбрелись по всему периметру. Сочувствую тому, кто додумается пробраться за забор.

Как только я подъехал к парадному входу, отчего дома, то крепко стиснул челюсть. Сейчас будет горячо. Я завалил деловых партнеров своего отца. Захлопнув дверь, я преодолел шесть мраморных черных ступеней, распахивая двустворчатые черные двери. В мой нос ударил запах хлорки и химических средств для мытья паркета и мебели. Никакого запаха свежеприготовленного обеда и не дай бог ужина. Женщины в моей семье абсолютно не понимают, зачем им готовить или нянчиться с детьми, если для всего есть прислуга. Нора — женщина за пятьдесят с проседью в волосах, встретила меня с пипидастром в руке.

— Он плавает в бассейне. — Милым тоном прощебетала старушка.

Я кивнул, еле сдержав раздражительный стон. Пройдя через огромный холл, холодных тонов с серебряными вставками, я попал в комнату с бассейном и бильярдным столом. Отец потягивал кубинскую сигару, запивая её виски. С его черных как смоль волос стекала вода, капая на плечи. Он обернулся, сурово глядя на меня взглядом волка. Обойдя бильярдный стол, я устроился на кресле.

— Ты убил Валеру и его парней. — С раздражением буркнул отец. Я вскинул бровь, критически глядя на него. — И даже не удосужился посоветоваться со мной. — Отец с громким стуком поставил стакан на край бильярдного стола. — Ты в курсе, что мы потеряли пятнадцать миллионов долларов? Он был очень выгодным деловым партнером для нас. — С раздражением фыркнул отец. — Ты должен сообщать мне о таких решениях Арес! — Закончил злостно тираду отец. Я выждал паузу, прежде чем начать.

— Первое, думаю, когда он решил войти в моё здание со своими дружками, вооруженными автоматами, он уже не являлся нашим деловым партнером. — Я приподнял бровь, отец раздраженно фыркнул. — Второе, если уж пошло на то, не пятнадцать миллионов, а двадцать пять. — Уточнил будничным тоном я. Отец замер с кием в руках. — Третье, он угрожал Веронике. — Я сказал эту фразу эмоциональнее, чем рассчитывал, от чего внутренне вздрогнул. Естественно отец обратил внимание на это.

Блядь.

Он приподнял бровь.

— Ты убил Валеру из-за того что чувствовал в нём угрозу своей семье или девчонке? — Раздраженно прорычал он. Моё тело окаменело, я сдерживал позывы вытянуть шею. Конечно, Валера не был для меня угрозой. Но ответить хоть что-то я не успел. — Ты что, что-то чувствуешь к этой девчонке? Ты к ней прикипел? — С яростью прогремел голос отца. Я посмотрел ему прямо в глаза.

— Ты ведь знаешь ответ. Семья превыше всего. — Процедил я сквозь зубы. Отец вздохнул и расслабился. Он знал мою принципиальность слишком хорошо. Мои плечи расслабились, я откинулся в кресле. — Ты ведь сам сказал защищать её, и причиной этому был как раз Валера. — Напомнил проницательно я. Отец поджал губы.

— Что скажешь о девчонке? — Отец нагнулся, чтобы забить шар в лунку. Всё блядь, Валера забыт. Нахуя мне было ебать мозги и заставлять ехать в такую даль?

— Она милая. — Выдохнул с мягкой усмешкой я. Блядь. Я слишком расслабился. Отец застыл над столом, осторожно переводя на меня взгляд.

— Милая? — Отец не доверчиво покосился. Я стиснул кулаки. Я идиот. Мои губы оскалились в улыбке.

— Её стошнило на пол в моём кабинете. — С ухмылкой я пожал плечами. Отец забавно хмыкнул, и вернулся к красному шару на бильярдном столе.

— Где она сейчас? — Спросил уже более буднично он. Я шумно втянул воздух. Ему этого знать не стоит.

Громкий цокот каблуков избавил меня от нужды отвечать на вопрос. В комнату вошла женщина с пухлыми губами, черными, как смоль волосами, уложенными как на торжество. Её спина была изумительно ровной, как натянутая струна, красное платье едва доходило до середины бедра, красные туфли на двадцати сантиметровой шпильке никак не давали мне покоя, потому что в руке у неё был почти пустой стакан текилы. И я уверен, что этот стакан не первый. Её глаза зеленого цвета были стеклянными.

— Привет мама. — Я попытался вложить в эти слова как можно больше дружелюбия и скрыть призрение. Она вздрогнула, понимая, что здесь находиться кто-то кроме отца. Её бровь медленно поплыла наверх.

— О, приехал. Отлично. — Вздохнула облегченно мама, потирая ладонью лоб. Мы с отцом вопросительно переглянулись. — Эти детские крики меня доконают. Посмотри, моя кожа вокруг глаз уже потемнела. — Фыркнула мама. А вот это уже на неё похоже.

Она изменилась, когда отец привел в наш дом Рика. Сына от другой женщины. Она начала пить, и стала еще стревознее чем я её помнил. Мы для неё стали лишь раздражительным шумом, Рика она вообще отказывалась признавать. Я усмехнулся.

— Возможно, если ты прекратишь пить, то цвет твоей кожи придет в норму. — Съязвил я. Мама покосилась на меня как на инопланетянина.

— Не говори ерунды. — Фыркнула она, отмахиваясь рукой. Она сжала пальцами переносицу. — От детского плача у меня началась мигрень. — Пожаловалась она.

— Я займусь этим. — Я подорвался с кресла быстрее, чем хотел бы. Это был лишний повод улизнуть от расспросов отца.

Помимо матери и отца в доме жили еще некоторые члены моей семьи. Моя сестра Виктория и её сыновья Колин и Вилли. Виктория была рыжеволосой бестией, что подкидывало мысль о том, что рыжий тренер матери по йоге пропал не случайно сразу после рождения сестры.

Я проскользнул через заднюю дверь, и сразу заметил няню пытающуюся успокоить Колина, который бросает в бассейн петарды. Я мысленно застонал. Блядь где он достал петарды? Вилли плакал, скорее всего, от испуга. Я быстро подошел к его коляске и взял малыша на руки. Он пах молоком и чем-то невинным. Я поцеловал его в макушку, прижимая к своей груди, плач прекратился, малыш заагукал глядя на меня своими огромными глазами. Прозвучал еще один хлопок петарды под водой, прижав малыша крепче, я направился к бассейну. Колин хохотал, бегая вокруг каплевидного бассейна от няни. Я подловил момент, и быстро схватил его за ухо. Малец вздрогнул, и начал выгибаться, пытаясь оглянуться, кто же его схватил.

— Отпусти! Я всё расскажу дядям! — Кричал возмущенно Колин. Я широко улыбнулся. Это было странное ощущение, мои мышцы не привыкли к такой гримасе. — Мой дядя Арес сотрет тебя в порошок! — Вопил племянничек. Я отпустил мальца, тот сразу же обернулся и наткнулся на мой сердитый взгляд. Парень вжал голову в шею.

— Упс. Привет дядя Арес. — Виновато произнес он. Я, молча, вытянул свободную руку, мне не нужно было объяснять, чего я хочу. В моих руках оказалась пачка петард и спички. Я засунул их в задний карман.

— Ох, Арес, ты моё спасение. — Прощебетала запыхавшаяся няня. Пятая за этот год. Я кивнул.

— Ты пугаешь брата. — Упрекнул я Колина. Тот надул губы. — Ты ведь его старший брат. Ты должен заботиться о нём. — Мягче добавил я. Колин опустил глаза в пол.

— Прости. — Пробубнил он. Я взлохматил его копну темных волос.

Мне было жаль этих детей. На них никто не обращал внимания кроме меня и няни. Сестра занята поиском нового бойфренда. Её прошлый хахаль не выдержал напора моего отца и свалил из страны. Его не в чем винить.

Пару часов я провел с племянниками, тем самым дал няне перевести дух. Когда я уже ехал обратно домой, я всё думал о том: что же сейчас делает Вероника? Мысль о том, что она ласкает себя на моей кровати, ставила мой член набухнуть и пульсировать. Мне бы очень хотелось застать её за этим делом. Я пожалел о том, что остановил её в ванной, мне хотелось остаться и смотреть, как она ласкает себя, извивается под своими пальцами. Я вжал педаль в пол, но тут позвонил Мирка.

— Брат, плохие вести. Час назад умер Вано. — Прозвучал его опечаленный голос с акцентом. Вано один из нашей команды в Ираке. Три месяца назад у него обнаружили рак четвертой стадии.

— Скоро буду.

Мы с Мирка встретились около пруда в глухой части города. Без слов Мирка протянул мне бутылку чего-то мутного. Вкус был горьким и противным, как раз то, что сейчас нужно. Мы отдались воспоминаниям, и в какой-то степени я чувствовал облегчение. Парню больше не приходилось испытывать эту адскую боль. После второй такой бутылки я полностью расслабился.

— Что с девчонкой? — Спросил друг. Я мог ему доверять. Первое он был единственным кому я мог доверить свою жизнь. Второе, он работал на меня, а не на моего отца. Я сделал еще один глоток из бутылки.

— Цела. Но начинает задавать вопросы. — Скривившись от вкуса напитка, прошипел я. Мирка косо глянул на меня.

— Нэ шути с огнём. — Его акцент слишком выделен, когда он пьян. Мирка родом из Косово, он серб. И у него нет никого. Всю его семью убили во время войны.

— Не учи меня жизни брат. — Фыркнул я.

— Ты ведь знаешь, я всегда на твоей стороне. Чтобы ты там себе не решил. — Мирка говорил правду. Я это знал. Я единственный кто у него остался.

Не помню, как доехал домой, но едва стоя на ногах, я вошел в дом. И замер, вспоминая, что Вероника здесь. Малышка спит в моей кровати. Я мысленно улыбнулся, в доме стало уютнее с её присутствием. Такая хрупкая и нежная, милая и невинная. Как у такого как Даниэль Старк могла родиться такая дочь? Будто ангел, которого сбросили с небес. Израненная и абсолютно не готовая к моему миру. Неприсущий мне порыв защитить дочь врага вторгался в мою голову всё чаще.

ВЕРОНИКА

Арес вернулся не через пару часов как обещал, а когда перевалило уже за полночь. Своим шумом он разбудил меня, уснувшую на диване в гостиной. Нахмурив брови и скрестив руки на груди, я пошла на шум. Арес стоял около входной двери, он шатался. Едкий запах спиртного ударил мне в ноздри, я скривилась и прочистила горло. Арес замер, а после медленно перевел свой затуманенный взгляд на меня. Такое чувство, что его закоротило, он завис, тупо глядя на меня, спустя долгих тридцать секунд, его уголки губ поползли наверх.

— Дай угадаю, ты забыл обо мне. — Констатировала я. Арес пьяно усмехнулся, взлохматив свои волосы.

— Нет. — Его язык заплетался, а голос казался выше на октаву. — Просто не думал, что ты будешь ждать моего возращения. — Конечно, чтобы понять, что он сказал, мне потребовалось с минуту. Я фыркнула.

— Ты меня разбудил. — Недовольно проворчала я. Арес выгнул брови.

— Я пытался не шуметь.

— У тебя почти вышло. — Мой тон был полон сарказма.

Арес откинулся от стены и пошел прямо на меня. В следующую секунду он схватил меня под коленями и закинул себе на плечо. Оставив шлепок на моей попе, он, шатаясь, поднимался наверх.

— Маленьким девочкам нужно спать. — Пробормотал он. — Иначе придет злой и страшный серый волк. — Он рассмеялся, пьяно и как-то по сумасшедшему.

— И что он сделает? Покусает меня? — Не разделив его веселья, критически спросила я. Арес рыкнул, а в следующую минуту его зубы вонзились в мою задницу, а запищала.

— Для начала ему придется покусать меня. — Проворчал довольно Арес. Я закатила глаза и шумно выдохнула. Поскорее бы он поднялся по лестнице.

Когда через долгие пять минут Арес все же нашел дверь в спальню и смог в неё войти он на удивление очень осторожно положил меня в кровать. Пригладив мои волосы, он нагнулся и поцеловал меня в лоб.

— Спи сладко малыш. — Пробормотал он, и я скривилась от едкого запаха алкоголя.

Что он такое пил? Чистый спирт?

Все еще шатаясь, с третьего раза, Арес смог преодолеть проем двери в ванную комнату. Еще через пару минут включилась вода. Меня потянуло в сон. Наверное, таблетка, которую дал мне Арес слишком сильная для меня.

ГЛАВА 27

Моё тело лежало на чём-то гладком и теплом. Изначально мне казалось, что я парю на облаке, но мои грёзы развеялись, как только правый глаз сощурено приоткрылся. Моя щека покоилась на правой груди Ареса, а моё тело накрывало его. Рука Ареса покоилась на моей пояснице, а сам он тихо сопел мне в макушку. Это могло бы быть милым, если не учитывать тот факт что это Арес Раймонд и то, что от него исходил жуткий перегар вперемешку с мятной зубной пастой.

Зажмурив глаза, я попыталась осторожно пошевелиться, чтобы слезть с него, при этом не разбудив. Мне нужно убираться из этого места. Но как только я зашевелилась, то почувствовала, как крепкая ладонь бережно, но с натиском прижимает меня за поясницу к своему телу, при этом, предплечьем удерживая моё тело на своём. Это выглядело чутко, как будто он беспокоиться, чтобы, я не упала с него. Как мама, которая спит с маленьким ребенком в кровати — всегда настороже. Увы, всегда есть но, Арес не моя мама, он даже не мой парень, он просто человек, который превращает мою рутинную жизнь в настоящий кровавый боевик. Но смогу ли я распрощаться с такой жизнью? Уверенна, девушки в романах поступили бы именно так. Но я настолько глупа, что мне это все даже нравиться. Моя унылая жизнь превратилась во что-то значащее, во что-то большее чем: примерная дочка, которая делает все по указке папочки. Я услышала, как зашипел Арес.

— Котёнок, о чем бы ты сейчас не думала, расслабься и вытащи из меня свои коготки. — Промурлыкал сонный, но напряженный голос с хрипцой.

Только сейчас до меня дошло, что мои ногти вонзились в плечи Ареса, а всё тело было напряжено до мелкой дрожи в суставах. Я вздохнула, перекатываясь с груди Ареса на холодную подушку. Мне сразу стало одиноко, как будто часть меня отняли. Арес, приоткрыв один сонный глаз, смотрел на меня с легкой ухмылкой, как будто его что-то повеселило с самого утра. Его ладонь дотронулась до моей щеки. Подушечкой большого пальца он провел от моей скулы до нижней губы, оставляя тепло своего тела на моей коже.

— Ты такая милая по утрам. — Промурлыкал с сонной улыбкой Арес, в моей груди зародился трепет.

Он медленно моргнул, как будто только что очнулся, его брови сурово нахмурились, а губы плотно сжались. Он о чем-то думал. И это что-то ему совершенно не нравилось. Скорее всего, это что-то — я, спящая в его кровати. Ладонью Арес потер лицо, пытаясь очнуться.

— Черт. — Пробормотал на выдохе он. Арес резко лег набок, подпирая свою щеку ладонью. Его серые глаза были полны мрака и ужаса, два колодца бездны. Я нервно сглотнула. — О чем ты думала? — Его бровь поползла наверх. Его вопрос выбил воздух из моих легких. Не этого я ожидала.

— О том, что с тобой небезопасно. — Призналась я. Арес хмуро скривился в подобии улыбки.

— И ты хотела удрать от меня? — С кривой, не одобряющей улыбкой, пробормотал он. — Я настолько плох и ужасен малыш? — Я не понимала, он сейчас шутит или это его сарказм.

Мне нужно сказать ему, что на самом деле мне нравиться весь мрак и ужас в нём. Но не сделает ли это меня неправильной? Такой же, как он сам. Я зажмурилась, понимая, что теперь уйти, придется мне. Мы противоположности, которые всегда будут мешать существовать друг другу. Арес увидел всё на моём лице, он шумно вдохнул через нос и криво усмехнулся. Я открыла рот, чтобы сказать хоть что-то хорошее, поблагодарить за все, что он сделал, но мой телефон зазвонил. Взглядом я нашла джинсы, висящие на стуле. Резко подорвавшись с кровати, моя голова закружилась, я бы не устояла на ногах, если бы не реакция Ареса. Он усадил меня обратно на кровать, а сам быстро встал и достал из кармана телефон. Он смотрел на экран когда шел ко мне, его лицо мрачнело, сжав скулы, его ладонь протянула мне сотовый. Он не разрывал зрительный контакт со мной, прося о чем-то либо сожалея. Медленно я опустила взгляд на дисплей.

Отец.

Панический взгляд быстро глянул на Ареса, который просто замер, глядя на меня. Я понимала, что их что-то связывает с моим отцом, хотя сердце не хотело в это верить. Закрыв глаза, я нажала на кнопку ответа.

— Вероника! — Гаркнул отец раньше, чем я успела сказать хоть слово. — Твоя машина стоит около дома, но тебя там нет! — Продолжил он, я бегло глянула на Ареса, понимая, что мою машину отвезли к дому по его приказу. — Я разве тебе не говорил, что ты должна предупреждать, если не ночуешь дома? Ты где? — Прорычал отец.

Я смотрела на Ареса, моё сердце учащенно билось. Я видела в Аресе то, чего не было во мне. Им не могли помыкать. Он не позволяет даже перечить ему. Я же, жалкая девочка, которая постоянно должна отчитываться перед своим отцом. Делать то, что мне велят, а не то, чего я хочу. Отец, продолжал орать в трубку, я же смотрела, как брови Ареса хмурятся, а взгляд мрачнеет.

— Пап, мне двадцать один, а ты заставляешь меня отчитываться перед тобой, как будто мне пятнадцать. — Обозлилась я.

— Ты где? Спрашиваю в последний раз. — Непреклонный тон отца всегда заставлял меня прогибаться и делать так, как он велит.

— Я с Рией. — Процедила я злобно сквозь зубы. Брови Ареса поплыли наверх, он был очень удивлен.

— Почему ты не предупредила? — Ровно спросил отец. Я усмехнулась, понимая насколько это абсурдно. Мой отец в моём возрасте уже держал меня на руках.

— Потому что я напилась и вырубилась у неё дома. — Прозвучал мой спокойный голос. Я представила, как распахиваются глаза отца. Это почти заставило меня рассмеяться в голос. Арес медленно сел на кровать, не сводя с меня взгляда, его уголок губ хитро приподнялся.

— Езжай домой. — Приказал отец. — У тебя тридцать минут. — Добавил он.

— Я приеду домой, когда захочу. — Проскрежетала злобно я, моя ладонь сжала красную простыню.

— Я сказал, езжай домой. — Прорычал отец. Раньше один его голос мог заставить меня делать то, что он скажет. Но не теперь.

— Да пошел ты. — Рассмеялась я как-то по сумасшедшему, обида подходила к горлу. — Я не твоя личная игрушка. Приеду, как захочу. — Рыкнула я, сбрасывая трубку и выключая телефон.

На моих губах расплылась торжествующая улыбка справедливости. Я почувствовала себя сильнее, свободнее. Как будто Арес вселил это всё в меня. Повернув голову к Аресу, я встретилась с прищуренным взглядом из-под густых ресниц. Его губы сложились в трубочку, пытаясь спрятать улыбку.

— Он будет искать тебя всеми способами. — Пробормотал с лукавой улыбкой Арес. Я дерзко вскинула бровь.

— И у него выйдет? — Как только это слетело с моих губ, в глазах Ареса вспыхнул воинственный огонь, он по дьявольскому улыбнулся, обнажая свои ямочки.

— Пока ты сама этого не захочешь. — Арес подмигнул мне, вставая с кровати.

В моей душе все трепетало. Я видела в Аресе нечто иное, не то, что видят остальные. Я видела свой лучик света, надежду на свободу и опору. С таким как он переживаешь лишь об одном, чтобы этот день не стал последним.

— Я приму душ в гостевой комнате. Жду тебя внизу. На завтрак у нас оладьи. — Голос Ареса повеселел.

Стоя под теплыми струями воды, я выдавила шампунь Ареса себе в ладонь он пах так пьяняще, что мне хотелось утонуть в этом запахе. Любое желание сбежать от него отпало. Отец, своей сверх опекой, добился не того результата на который возлагал надежды. Он запер меня в рамки, которые уже давно притесняли мою сущность. И теперь, я переступила через эти рамки, ощущая свободу не только душой, но и телом.

Натянув на себя джинсы и майку, я спустилась вниз. Арес как раз расставил тарелки с румяными оладьями на стол. Сев напротив него, я оказалась под пристальным томным взглядом.

— Я знаю, что ты хочешь что-то спросить. — Пробормотал нахмуренно Арес.

Да, я действительно хочу спросить, много чего. Но понравиться ли мне ответ? И все же, оставаться в неизвестности полностью я не могу.

— Кто были те люди, которые пытались тебя убить? — Мои руки задрожали от этого воспоминания. Арес взъерошил волосы.

— Бывшие партнеры по бизнесу. — Ответил уклончиво Арес. Я видела, как ему не нравиться эта тема.

— По какому именно бизнесу? — Моя бровь вопросительно выгнулась.

— Ты вроде не глупая девочка. Как думаешь, партнеры Раймонд — Индастриз гуляли бы по моему зданию с автоматами? — Арес нагло усмехнулся.

Порой я забываю глобальность того, что из себя, представляет Арес. Это были партнеры по бизнесу наркоторговли или чему-то такому.

— Это заставило тебя вчера напиться? — Я пыталась понять его. Понять, как он мыслит.

— Отчасти да. — Вновь уклончивый ответ. Когда я открыла рот чтобы задать очередной вопрос, Арес меня перебил. — Я не хочу, чтобы ты задавала вопросы о том, что может повлечь проблемы в твоей жизни. Каждый, кто знает о моей темной стороне, долго не живет. — Арес недовольно поджал губы.

Закатив глаза, я кивнула. Его позиция мне ясна, я знаю то, что мне положено знать и ни граммом больше. Усмехнувшись, я прикусила губу, рассматривая свои руки. Медленно переведя взгляд на Ареса, я легонько ударила ладонями по столу.

— Отлично, тогда поговорим о твоей светлой стороне. Такая ведь существует? — Насмехаясь, спросила я. Губы Ареса дрогнули, борясь с улыбкой.

— А мы можем, просто молча поесть? — С непроницаемым лицом Арес поднес оладушек ко рту.

Моя улыбка сошла на нет. Я принялась жевать пищу, она была вкусной, но все равно застревала в горле. Теплая, грубая ладонь, легла на мою, я подняла взгляд, Арес улыбался одним уголком губ.

— Вечером, я отвезу тебя на прогулку. Мой друг устраивает вечеринку. — Арес бормотал неохотно.

Я понимала, что делает он это лишь чтобы впустить меня в свой мир. Было видно, что Аресу не нравиться общество, ему проще посидеть в тишине, наедине со своими демонами. Мои глаза заблестели, я была рада тому, что он пытается, что он не прогоняет меня. С улыбкой я кивнула, Арес стал серьезным.

— Но есть условия. — Его глаза сощурились. — Первое, ты не отходишь от меня ни на шаг. — Арес облизал указательный палец. — Второе, ты разговариваешь только с теми, с кем я тебя познакомлю. — Арес облизал средний палец. — Третье, если ты будешь строить кому-то глазки, этот человек умрет по твоей милости. — Арес облизал большой палец.

Я не понимала, насколько он серьезен. Но из одной клетки попадать в другую тоже не хотелось. А именно это Арес сейчас и пытался сделать. Вновь вогнать меня в рамки, но теперь уже его жизни.

После завтрака Арес попросил выбрать себе одежду через интернет, пока сам он пойдет на пробежку. Когда я спросила, куда мы идем, Арес ответил что вечеринка у бассейна, но так же уточнил, что я не буду плавать. Выбрав короткие шорты и футболку с кроссовками, я отправила заявку на сайт. Одежду обещали привезти в течение часа. Арес вернулся через полтора часа, он то и встретил курьера, одобрив мой выбор, он направился в душ. Я же, не зная чем себя занять, решила погулять по заднему двору Ареса. Его лужайка была выстрижена идеально ровно, как будто каждую травинку измеряли линейкой. Голубая вода в бассейне отблескивала под черным мрамором. Логово зверя, не такое уж и жуткое.

ГЛАВА 28

— Эти шорты не дают даже шанса воображению! — Рычал Арес, глядя на одетую мною одежду.

Да, джинсовые шорты действительно были коротковаты, и почти не прикрывали задницу. Но для Ареса это оказалось глобальной проблемой.

— Арес, там девушки будут в купальниках! — В ответ зарычала я, упираясь ладонями в свои бока. — Вечеринка у-б-а-с-е-й-н-а! — По буквам подчеркнула я.

— Если приглядеться, можно увидеть твои трусики! — Арес казалось, меня не слышал. Он рычал как бешеный пес, вплоть до пены изо рта.

— Я могу их снять! — Огрызнулась я. Арес вздохнул и взъерошил волосы.

— Отлично, жду тебя внизу. — Устало пробормотал он.

Как только он вышел из спальни, я стянула с себя шорты и трусики и надела шорты обратно. Когда я с веселой ухмылкой спустилась вниз, у Ареса в глазах буквально засветились знаки вопроса. Он думал, я сниму шорты и надену джинсы. Он вдохнул через ноздри весь воздух, который находился в помещении.

— Если эти адские шорты все еще на тебе, смею предположить, что ты избавилась от другой части своего гардероба. — Прорычал он. Я кивнула с дьявольской улыбкой. — Блядь. — Застонал он, сжимая кулаки. Я подошла буквально вплотную к нему.

— Но об этом знаешь только ты. Верно? — У меня было приподнятое кокетливое настроение. Арес, вздернув бровь, смотрел на меня, обдумывая сказанное.

— Черт, женщина, я надену на тебя поводок. — Прорычал Арес, сдаваясь, он открыл дверь, чтобы выйти из дома.

— Сначала надень на себя намордник. — Проворчала я. Арес медленно обернулся, его улыбка походила на оскал. Из его горла вырвался гортанный рык, перемешанный со стоном.

— Это может оказаться веселее, чем я предполагал. — Усмехнувшись, он вышел из дома.

На нем были темные джинсы и черная футболка, ни смотря на то, что на дворе темень, на Аресе находилась черная кепка. Мы ехали, молча, но Арес как будто специально наезжал на каждую кочку. Шов шорт терся между моих ног, когда внедорожник в очередной раз попал на грунтовую дорогу, я не смогла сдержать стон. Покраснев, я повернула голову к Аресу. Он смотрел на дорогу, но на его наглом лице была торжественная улыбка. Он делал это специально.

Мы остановились около двухэтажного коттеджа отделанного серым камнем. Шум музыки и смех доносились из двора. Арес косо глянул на меня с ухмылкой, у меня же все скрутилось в желудке. Я не люблю знакомства. И, кажется, я уже не была рада, что надела эти гребаные шорты. Арес обошел внедорожник и помог мне выйти из салона. Мою руку он не отпустил, его ладонь была такой сильной, вселяющей уверенность, что мои плечи невольно расправились. Войдя в ворота, Арес обвел меня мимо толпы пьяных девушек и парней, которые смеялись над чем-то, но как только они увидели нас, все разговоры прекратились. Повисло душащее молчание, под которое мы следовали вперед. Казалось, Ареса это не напрягает, я же чувствовала на себе взгляды и слышала перешептывания, от которых становилось неловко.

— Кто она?

— Может сестра?

— Зачем он пришел?

— Говорят, он убийца…

Чувствуя мою неуверенность, Арес крепче сжал мою ладонь. Обойдя дом по каменной кладке, мы вышли прямо на задний двор. Посередине находился бассейн, в котором плескалось несколько пьяных парней, бар и лежаки находились недалеко от бассейна. Около бара стоял парень в серых шортах и белой футболке, в его руках была бутылка пива. Он медленно повернулся в нашу сторону, я видела его ступор, за которым последовала ехидная улыбка. Он наблюдал за нашими шагами, делая медленный глоток, из бутылки он рассматривал наши переплетенные ладони. Арес отпустил мою ладонь, но лишь для того чтобы приобнять за талию. На его губах появилась кривая ухмылка, которую я видела лишь частично из-за тени его кепки.

Парень оказался брюнетом с голубыми глазами, он был ниже Ареса и плотнее. На его правой руке была татуировка змеи, обвивающая руку до локтя.

— Ты опоздал. — Нахмурился парень. Арес, усмехнувшись, косо глянул на меня.

— Женщины. — Арес закатил глаза и пожал руку парню.

— Я Ник. И спасибо Арес что представил. — Лучезарно улыбаясь, парень протянул мне руку, я, было, хотела протянуть свою, но вспомнила об условии Ареса не общаться с теми, кому он меня не представит.

Неуверенно я глянула на Ареса, он смотрел на меня, я увидела как он, выгнул бровь, хоть половину его лица и закрывала кепка, он ожидал того, как я поступлю. Мы с минуту смотрели друг другу в глаза. Его уголок губ дрогнул в подобии улыбки.

— Ник, это Вероника. — В итоге произнес Арес. Я протянула руку Нику но вместо того чтобы её пожать, он поцеловал меня в тыльную сторону ладони. Глядя на меня из-под ресниц, он обворожительно улыбнулся.

— Вероника занята или я могу, получить шанс? — Пробормотал Ник мне в ладонь.

Ладонь Ареса оказалась на шивороте футболки Ника, он оттащил его от моей руки. Я испугалась, понимая, что Ареса можно вывести даже таким невинным флиртом.

— Ты можешь получить шанс отхватить по ебалу. — Арес расплылся в фирменной дьявольской улыбке.

Вместо пререканий, эти двое зашлись гоготом. Они обняли друг друга, похлопав по спинам. Я закатила глаза.

Придурки.

— Это твоя девушка? — Косо глянув на Ареса, спросил Ник.

Моё сердце с болью екнуло, от понимания того, что никогда таковой не стану. Арес притянул меня рукой к себе, и положил подбородок мне на макушку. Моё тело запылало от его прикосновений, как будто это самое естественное, что могло со мной случиться. Мне показалось, Арес хотел что-то ответить, но женский голос нарушил мою идиллию и мечтания.

— Кого я вижу. — Её голос был как скрежет по стеклу. — Я так скучала по тебе. Ты не виделся со мной уже месяц. — Обиженно пробормотала она.

Распахнув глаза, моё горло засаднило, я медленно перевела взгляд на рыжеволосую бестию. Арес отпустил меня, я не могла поверить в то, что он сделал дальше. Он поцеловал её в губы. Легкий, но такой чувственный поцелуй. Моё сердце разбилось на тысячу осколков. Она является его уязвимым местом, не я. Я хотела провалиться под землю на этом же месте. Моя нижняя губа дрожала, я больно прикусила её, чтобы никто не увидел. Арес отпустил девушку, и замер под моим испепеляющим взглядом. Он очень медленно обернулся, его рот был приоткрыт в форме буквы «О». Он видимо забыл, что я здесь. Забыл так же упомянуть, что у него есть дама. Арес, осторожно не теряя зрительного контакта со мной, подошел и, обняв меня, за талию притянул к себе. Я же застыла как вкопанная. Как он меня представит? Подруга? Сестра? Девушка, которая оказалась не в том месте не в то время? Я не хотела смотреть на него. Моё тело было каменным и непреклонным.

— Вероника это Рона. — Арес практически шептал, как будто в его горле застыл огромный ком. Рона, вскинув бровь, смотрела на меня пепельно-серыми глазами. — Рона, это Вероника. — Арес сжал ладонью мой бок. — Моя девушка. — Еле слышно пробормотал он.

Глаза Роны распахнулись раньше, чем мои. Я, кажется, не сразу поняла, кого из нас он назвал своей девушкой. Но когда до меня дошло, воздух, без какого либо фильтра попал ко мне в легкие. Всё внутри меня перевернулось. Осторожно я перевела такой же ошарашенный как у Роны взгляд на Ареса. Он улыбался одним уголком губ, я видела что-то необычное в его глазах. Как будто только что он скинул свою броню. Моё сердце стучало так громко, что его могли услышать все, кто здесь находился. Он назвал меня своей девушкой, а не собственностью. Громкий хлопок ладоней, заставил нас оторваться друг от друга.

— Это конечно новость, которая должна попасть на первую полосу газет, но давайте вы не будете здесь разводить свои слюни. — Послышался голос Роны. Я поморгала, не понимая, почему эта девушка не расстроилась.

— Рона девушка Ника, мы знакомы с первого класса. — Пробормотал Арес мне в ухо, так тихо чтобы это было слышно только мне.

И как будто в подтверждение всему вышесказанному, Рона запрыгнула на руки Нику. Значит, он интересовался с Аресом ли я, лишь, чтобы позлить самого Ареса. Я усмехнулась.

Мы прошли к столику, стоящему в стороне от бассейна и шума. Они о чем-то говорили. Но теперь я ставила под сомнения слова Ареса. Возможно, он назвал меня своей девушкой, чтобы я не устроила сцену? Как будто поняв о чем я думаю, Арес сжал мою коленку под столом. С ленивым взглядом он усмехнулся, как будто читать меня легче простого. Ник что-то рассказывал о своём бизнесе связанным с машинами.

— Прикинь, они требуют с меня сто штук, чтобы я мог нормально работать. — Возмутился Ник. Я видела, как бровь Ареса очень медленно выгибается.

— Нужна помощь? — Я видела, что Арес действительно хотел помочь. Рона хлопнула в ладоши, как будто только что, что-то вспомнила.

— Точно, у Ареса же есть своя коллекторская контора. Пусть его ребята припугнут этих бандитов. — Возмутилась она. Я, выгнув бровь, перевела взгляд на Ареса.

Коллеторская контора?

Вот сейчас я поняла, насколько глубоко он впустил меня в свой мир. Если даже его друзья не знают о роде занятий Ареса. Поперхнувшись, Арес кивнул.

— Только скажи. — Кивнул он Нику.

Только скажи, и целое полчище парней в масках устроят разгром и бойню. Думаю именно это Арес имел ввиду.

Через полчаса, Роне надоело сидеть на месте.

— Давайте поплаваем? — Надув свои пухлые губки предложила она. Я закрыла глаза, чувствуя насмехающийся взгляд Ареса на себе.

— Никки не взяла купальник. — Я слышала смех в голосе Ареса. Рона фыркнула.

— Ну и что? Нижнее бельё, тот же купальник. — Возмутилась она. Хорошо, что было достаточно темно, чтобы мои красные щеки никто не видел.

Арес прикусил губу, его плечи содрогались в беззвучном смехе. Прочистив горло, он взял себя в руки.

— Думаю, не стоит. У Никки открытая рана на голове, неизвестно что те придурки делали в бассейне. — Начал Арес, указывая кивком головы на парочку парней в плавках. По крайней мере, Арес решил меня не позорить. Рона умиленно застонала.

— Боже, ты всегда был таким заботливым. Верно Вероника? — Она лучезарно улыбалась.

— Я бы сказала чересчур. — С натянутой улыбкой я бросила косой взгляд на Ареса.

— Что случилось с твоей головой? — Встрял Ник.

— Поскользнулась на мокром полу. — Беззаботно пожав плечами, ответила я. Арес моргнул мне в знак одобрения. Ник все еще смотрел на меня, как будто бы не верил.

Это напрягало.

— Она неуклюжая. — Фыркнул Арес, привлекая внимание Ника, к себе.

Понимание того, что ни один из них не знает темную сторону жизни Ареса, слишком будоражило. Чтобы познать этого человека недостаточно будет и века.

Больше всего разговаривала Рона. Истории о милых медвежатах и о том, что это кощунство держать этих прелестных созданий в зоопарках, заняло большее количество вечера. Она как выяснилось борец за права животных. Арес говорил, только когда его спрашивали, и делал он это мастерски уклончиво, постоянно используя понятные лишь ему юридические или экономические термины. Он делал это специально, чтобы люди не хотели задавать ему вопросы. За полночь, вечеринка поутихла. Половину разъехались по домам, остальная половина легла спать там, где упала.

— Где у вас здесь уборная? — Поинтересовалась я.

— Войдешь в дом, сразу справа. — Ответила понимающе Рона.

Пока я шла к уборной, то под каждым шагом чувствовала, как натирает шов от шорт мой клитор. Умывшись прохладной водой, я посмотрела на себя в зеркало и не узнала девушку, смотрящую на меня. Как будто она была другой, изменилась и я не понимала в какую сторону. Но то что я видела, нравилось мне.

Выйдя из уборной, я забыла, откуда пришла, и повернула направо. Оказалось, я вышла в боковую дверь. Темный угол дома, почти погружал во тьму. Осторожными шагами, я шла на звук воды из бассейна. Чья-то рука легла меня на талию и одним движением приковала к стене. Мои глаза распахнулись, я хотела закричать, но грубоватая ладонь закрыла мне рот. На меня смотрели глаза цвета ртути. На губах Ареса появилась ухмылка, он медленно убрал руку от моих губ, придвинувшись еще ближе ко мне. Большим пальцем он забрался под мою футболку, поглаживая подушечкой поясницу. Вторая его рука легла мне на затылок, зарываясь в волосы. Глаза Ареса улыбались, как будто сейчас он был счастлив. Моя грудь вздымалась, а губы приоткрылись, я хватала воздух от такого тесного контакта. Я слышала наши дыхания, одинаково возбужденные и напряженные.

Его губы без предупреждения обрушились на мои, так властно и жадно, прося впустить его в себя. Мои внутренности сделали сальто, со стоном я впустила его в свой рот. Его язык пробовал меня на вкус, играя со мной, дразня меня. Мои руки обвили его шею, я стала на цыпочки, желая быть еще ближе.

— Блядь, детка. — Прорычал Арес мне в губы, зарождая дрожь во всех моих конечностях. Он прикусил мою губу, его рука сжала мою ягодицу.

Его губы с новой силой набросились на меня. Как будто он был слишком голодным, а я самой вкусной пищей. Из меня вырвался стон прямо в его рот. Я чувствовала, как влага растекается по моим бедрам. С рыком он оторвался от меня. Его глаза с блеском и удовольствием смотрели в мои. Впервые я увидела как зарождаются морщинки вокруг его глаз.

— Я хочу быть в тебе. — Прорычал он, оставляя влажные поцелуи на моей шее. — Ты специально не надела трусики? Чтобы я весь вечер думал лишь членом? Представлял, какая ты влажная и набухшая для меня? — Рычал он, продолжая осыпать меня поцелуями.

— Арес, давай уедем отсюда. — Захныкала я. Мне нужен был он во мне, на мне.

Его ладонь осторожно спустилась с моей поясницы и оказалась поверх шортов на моей киске. Я терлась об неё, желая высвободиться. Хрипло смеясь, Арес прижался своим телом ко мне, он поцеловал меня в губы, прикусывая нижнюю.

— Я не выдержу до дома малыш. — Хрипло и низко прошептал он. Я задыхалась от его слов. Моё тело было пожаром из страсти и возбуждения. Но и заниматься этим посередине двора, было для меня абсурдно. Палец Ареса скользнул через мои шорты к клитору, он скользил по моей влаге, дразня меня, истязая мою плоть. — Блядь, такая мокрая. — Рыкнул он мне в губы. Он тяжело дышал. В следующий момент его палец покинул меня, так же как и он.

Он не может так поступить со мной.

Медленно Арес поднес палец, к своим губам пробуя меня на вкус. С раздраженным звуком, он схватил меня за кисть.

— В машину, быстро. — Прорычал он.

Дважды просить не пришлось. Арес быстро открыл мне дверь, а после сам скользнул на водительское сидение. С жутким шумом машина двинулась с места. Его ладонь легла, мня на бедро.

— Сегодня я тебя трахну, это не обсуждается. — Хрипло и низко прорычал его голос. Как будто я была бы против. Прикусив губу, я пыталась не думать о том, что в любой момент могу кончить, шов все больше натирал мой бугорок. Из меня вырвался стон, пальцы потянулись в рот, прикусывая нежные подушечки.

Скрип тормозов заставил меня распахнуть глаза. Арес съехал на обочину. Заглушив двигатель, он включил дальний свет фар.

— Блядь, ты сводишь меня с ума. — Прогремел его гортанный голос.

Арес перегнулся через меня, и отодвинул сидение дальше, сбросив с себя кепку, он прошелся по мне темным взглядом. В следующую секунду он уже нависал надо мной. Мои руки сами собой потянулись к его джинсам, дрожащими и торопливыми движениями я расстегнула их. Зарывшись в моей шее носом, Арес нежно прикусил мою нежную кожу. Его руки разорвали мою футболку, а затем спустились к шортам, очень ловко он снял их с меня. Раздвинув мои ноги, он прижался ко мне возбужденным членом. Обвив его ногами, пока он надевал презерватив, я слышала, как стучат в унисон наши сердца.

— Моя маленькая девочка. — Пробормотал он мне в ухо, я выгнулась на встречу к нему. — Ты ведь не боишься меня? — Прошептал он осторожно.

— Нет. — С хныканьем вырвалось из меня.

Он скользнул в меня осторожно, его губы заглушили мой стон. Он дал мне привыкнуть к его размеру, моя киска плотно сжалась вокруг него. Он целовал меня, ни на секунду не давая опомниться. Осторожные толчки превратились в более агрессивные. Наши тела со шлепками бились друг о друга. Я закрыла глаза, и перед ними появился Арес, другой Арес. Тот, который брал меня насильно и жестоко. Я сжалась вся, заставив Ареса остановиться.

— Девочка моя, посмотри на меня. Открой глаза. — Прошептал Арес. Медленно, дрожа всем телом, я посмотрела на него. В моих глазах стояли слезы страха. Арес, прикусив, оттянул мою губу, а затем оставил поцелуи на моих щеках и кончике носа. — Я никогда тебя не обижу. Если ты хочешь, я выйду из тебя прямо сейчас, просто скажи мне об этом. — Пробормотал хрипло он, поглаживая ладонью внешнюю часть моего бедра.

Его глаза даже во тьме ночи казались мне нежными и заботливыми, совершенно другими. Моя киска начала расслабляться, впуская его глубже. Арес давал мне возможность управлять ситуацией, это играло свою роль, давало чувство защищенности.

— Вот так милая. — Пробормотал он, осторожно двигаясь во мне. Он не разрывал зрительный контакт, заставляя меня делать то же самое. Одним своим движением он заставил меня вздрогнуть всем телом, из легких вырвался ох. — Кажется, я точно знаю, где твоя точка G. — Прохрипел Арес, усиливая толчки.

Моё тело охватила агония, которой прежде я никогда не чувствовала. Моё тело выгибалось как будто я одержимая. Арес с наслаждением в глазах поглощал мои чувства. С рыком он ворвался еще глубже в меня, и я рассыпалась на частицы, в моих глазах потемнело, а из горла вырвался душераздирающий стон. Мои мышцы сжались, тело задрожало, я чувствовала, как член Ареса увеличиваться во мне, как я пульсирую вокруг него. Моё высвобождение оказалось таким же феерическим, как и поцелуй с Аресом. Набросившись на мои губы, Арес прекратил церемониться, его движения были резкими и дикими, он ударялся пахом о мой клитор. Я застонала ему в губы, и меня накрыл новой волны оргазм, со стоном Арес напрягся всем телом.

— Давай детка, кончай со мной. — Прорычал он, взрываясь во мне. Так же как и я на нём.

Тяжело дыша, мы пару минут не двигались, просто находясь, в объятьях друг друга. Прикусив мочку моего уха, Арес перекатился с меня, стянул презерватив и, приоткрыв окно, выбросил его. Сейчас не нужны были слова. Арес приоткрыл окна, выезжая на трассу. Ветер омывал моё лицо, ласкал нежную кожу. На моих губах была сладостная улыбка. Даже то, что моя футболка была разорвана в клочья, ни капли не стесняло меня. Шорты, пропитанные влагой, облепили мои бедра.

— Я серьезно не знала, что у меня есть точка G. — Нарушила я ночную тишину, хриплым сладким голосом. Арес хмыкнул, положив свою ладонь мне на бедро.

— Малыш, это ведь не потерянная Атлантида. — Усмехнулся довольно он. — Точка G есть у каждой женщины, она находиться примерно в пяти сантиметрах от входа. — Почему эти слова с его губ слетали так жарко? Мой желудок считал, что сейчас возбуждение не имеет никакого значения, если его нельзя съесть. Об этом он просветил и Ареса. — Поздний ужин или ранний завтрак? — С усмешкой поинтересовался он.

— Определенно поздний ужин. — Протянула я. Арес кивнул.

— Как насчет пиццы и фильма в кровати? — Арес блеснул коварным взглядом. — Хотя я бы не отказался от твоей киски. — Промурлыкал он, чем заставил меня покраснеть.

ГЛАВА 29

После того как мы вернулись в дом Ареса, мы действительно поели пиццы и даже посмотрели фильм. Кто бы мог подумать, что Арес любит фильмы про животных, фильм — «Собачья жизнь» заставил меня утопать в собственных слезах. Я заявила, что мне нужна собака, на что Арес лишь усмехнулся. Мне хотелось, чтобы Арес взял меня, всеми возможными способами, но этого не произошло. Он оставил легкий поцелуй на моих губах.

— У нас будет на это время. — Пробормотал он, отпуская мой подбородок.

Возможно, он был прав, и не стоит так спешить и трахаться как мартовские коты. А возможно, нам нельзя терять и секунды, ведь я не знала, надолго ли нам предоставлена возможность вот так просто покоиться в объятьях друг друга.

Просыпаться на груди Ареса уже стало нормальным явлением. Не было ни дня проведенного с ним, чтобы я не открывала глаза, прижимаясь к его теплой груди. Его размеренное дыхание, говорило о том, что он еще спит. Приподняв голову, я наблюдала за ним. Приоткрытые губы выпускали воздух из легких, лаская мою щеку. Меж его темных бровей виднелась хмурая складочка, которую так и хотелось разгладить. Его темные волосы взъерошено распластались по подушке. Легкая щетина так и дразнила, чтобы к ней прикоснулись, Арес был брутальным и суровым даже во сне. Осторожно потянувшись к его щеке ладонью, я не могла скрыть улыбки, его щетина царапала мою кожу. Ладонь Ареса резко схватила мою кисть, мои глаза распахнулись, будто я проснулась лишь сейчас. Не открывая глаз, Арес сонно улыбнулся, прижимая мою ладонь к своей щеке, он нежно поглаживал большим пальцем внешнюю часть моей ладони.

— Я начинаю привыкать чувствовать твоё тело на моём по утрам. — Хрипловатым голосом прошептал он. Я улыбнулась, прижимаясь щекой к его груди, он тихо посмеивался.

Мне хотелось сказать, что я тоже привыкаю к этому. Но я не сказала. Потому что боялась быть отвергнутой. У Ареса свой собственный контекст слов и возможно наше понимание одного и того же слова далеко от общего консенсуса.

* * *

Ближе к обеду, я нашла Ареса в гостиной, он о чем-то очень громко спорил по телефону. Медленно обернувшись ко мне, он как-то хитро улыбнулся, искорки веселья заплясали в его глазах.

— Кажется, у меня появилась идея. — Слишком довольно промурлыкал он в трубку собеседнику. — Сбрось мне координаты этого банка, я наведаюсь сегодня туда. — После этого Арес сбросил звонок, и с дьявольской улыбкой медленно облизал свою верхнюю губу. Я отшатнулась в сторону, уж больно плохое было у меня ощущение.

— Мы ведь не собираемся грабить банк? — Паническим шепотом спросила я. Арес хмыкнул и почесал подбородок.

— М-м-м. Нет, сегодня в моем расписании этого нет. — Усмехнувшись, он потер ладони. — Один маленький банк, слишком хитро пытается наебать меня и мой бизнес. Сегодня поедем туда на разведку, и ты мне поможешь. — Арес взлохматил свои волосы.

— Каким образом? — Скрестив руки на груди, со скепсисом спросила я.

— Мы просто войдем туда, и скажем, что хотим сделать крупное вложение в честь нашей помолвки. Не заморачивайся малыш, твоё дело за малым, просто сиди и делай вид, что влюблена в меня по уши. — Арес насмешливо подергал бровями.

Стиснув зубы, я все же непринужденно улыбнулась и кивнула. Кажется, Арес не считал вчерашний день чем-то важным. Возможно, он решил, что допустил ошибку? Ведь он даже не рассмотрел вероятность того, что мне не нужно делать вид, что я действительно влюблена в него.

Пока я собиралась в ванной, мои руки предательски дрожали и желудок то и дело скручивало. Сколько это всё продлиться? Когда отец найдет меня? Какие это будет иметь последствия для меня, для Ареса? И когда я надоем Аресу? Если еще не надоела.

* * *

Литой костюм от кутюр и кожаные туфли сидели на Аресе, как на самом настоящем дьяволе. Так же маняще, идеально и статно, его белоснежная улыбка привлекала внимание всех девушек работающих в этом захолустном банке. И мне казалось, что мой внешний вид был как у бродяжки на фоне Ареса, который облокотился на стойку администратора банка.

— Мне нужен кто ни будь из руководства. — Промурлыкал Арес девушке с бэйджем Изабель. Которая, как бы нечаянно задела своей грудью стойку. Я закатила глаза.

— Сейчас на месте есть директор отделения, подойдет? — Она кокетливо хлопала глазками и нагло не хотела замечать моего присутствия. — А по какому вы вопросу? — Продолжала она. Арес обворожительно улыбнулся, и притянул меня к себе за талию.

— Мы с моей невестой хотим вложить в ваш банк крупное вложение. Так сказать сделать ставку на будущее. — Арес нежно поглаживал кончиками пальцев мою талию, заставляя успокоиться. Изабель помрачнела, но все же указала направление двери.

Дверь была приоткрыта, но когда мы вошли, обнаружилось, что кабинет был пуст. Я бы предпочла подождать за дверью, но кто бы сомневался, что Арес не из тех, кто любит ждать под дверью. Он сел в кресло напротив стола, и закинул ногу на ногу. Поджав губы, я села в кресло напротив. Глаза Ареса закатились, он протянул свои руки ко мне и одним движением усадил к себе на колени, уткнувшись носом в мою шею.

— Ты чем-то обеспокоенна. — Пробормотал он, покусывая мою кожу. Поджав губы, я покачала головой. — Малыш, чего бы, не было сейчас в твоей милой головке, советую просветить и меня во избежание проблем. — Рука Ареса забралась мне под футболку, я выгнула спину. Кто-то прочистил горло.

— Надеюсь, я не помешал. — Послышался какой-то странно знакомый голос.

Осторожно пересев обратно в кресло с колен Ареса, я чувствовала, как стают дыбом волосы на моей шее.

Этого. Блядь. Просто. Не. Может. Быть.

Арес что-то говорил, но я уже не различала слова, потому что слышала, как громко бьется пульс моей вены на лбу. Арес что-то говорил о том, что хочет сделать вложение в этот банк, но абсолютно не разбирается в этих делах. Так же проскальзывали слова невеста и свадебное путешествие.

Я же была абсолютно в другом месте. Я была там, где мне было пятнадцать лет.

Маленькая девушка, которая наивно верила в любовь с первого взгляда и чистые помыслы парня, старшего её на четыре года. Это же так круто, иметь такого взрослого парня. Сколько мути о любви было влито в мои уши, а все лишь для того, чтобы обокрасть меня. Парень по имени Брон почти два месяца окучивал меня. Милые стихи, много красноречивых слов о любви и ни единого действия подтверждающего его слова. Ровно через два месяца он взял мой айпад чтобы послушать музыку, пока дожидается меня во дворе у школы. Конечно же, я без раздумий дала ему его. Когда я вышла из школы ни Брона ни айпада не было. Мне тогда сильно влетело. И это был урок, который я усвоила.

— Я могу это все оформить, для этого нужно лишь подписать бумаги вам и вашей невесте. — Мне не нужно было поднимать голову, чтобы понять, что это Брон.

Но всё же я подняла взгляд на парня с тёмно карими глазами. Он всё так же улыбался. Он не узнал меня. Мне же хотелось воткнуть ему карандаш в сонную артерию. Много ли девушек он обманул?

— Я принесу бумаги. — С улыбкой, которая, я знала, была не настоящей, он вышел из кабинета.

Одна половина моего мозга, просила отпустить эту ситуацию. Вторая же рычала о не справедливости и первый раз в жизни настоятельно рекомендовала обратиться за помощью в возмездии к Аресу, который, прямо сейчас подозрительно и недовольно испепелял меня взглядом.

— Я слушаю Вероника. — Обозлено прорычал Арес. — Объясни, почему ты не можешь просто сыграть свою роль? — Прошипел тихо он. Мои скулы заиграли, я посмотрела Аресу прямо в глаза. Его веки распахнулись, он как будто увидел всю ту, боль и обиду что сидела во мне. — Я слушаю. — Откинувшись на кресле, его глубокий и обманчиво спокойный голос заполонил кабинет. Я сглотнула.

— Это долгая история. — Я отвела взгляд на дверь. — И думаю, будет лучше, если я расскажу её после. — Зажмурившись, я тяжело вдохнула.

— Никки, ты должна уже была понять, что я не терпелив, это раз. В дух словах ты можешь объяснить и сейчас, это два. — Я глянула Аресу в лицо. Не будет ли это вообще наглостью использовать его, чтобы отомстить? Но страсть к справедливости, была глубоко под моей кожей.

— Он обокрал меня, когда мне было пятнадцать. — Мой голос был таким тихим и неуверенным, что это выглядело жалко. Бровь Ареса поднялась вверх, а на его лице появился оскал, который напоминал улыбку. Арес перекинул ногу на ногу.

— И ты хочешь, чтобы я сделал ему что-то плохое? — Арес почесал подбородок, его голос был пропитан забавой. Мне стало стыдно. Просто потому что я решила, что могу помыкать Аресом. Я тут же покачала головой.

— Нет. Ты задал вопрос, я на него ответила. — Более уверенно произнесла я.

Арес глухо засмеялся, я видела издевательство в его глазах. Встав с кресла, он засунул руки в карманы брюк и прошел к окну.

— Ты прекрасно знаешь, что это ложь. — Забавлялся он. — Мы оба это прекрасно знаем. — Протянул он. Быстро развернувшись на пятках, он прикусил губу. — Большой и страшный монстр Арес, должен наказать этого мальчишку за то, что он обидел малышку Никки? — Вот теперь он уже открыто язвил и измывался надо мной.

— Просто забудь. — Фыркнула я.

Арес хмыкнул и именно в этот момент со стопкой бумаг вошел Брон. Как ни в чем не бывало, он прошествовал к столу и сел во главе, сортируя бумаги. Я видела, как чесались его руки, он собирался поживиться. Он мошенник и такие люди не меняются. Чувствуя на себе взгляд Ареса, я содрогнулась и обернулась, он прищурено смотрел на меня, и сейчас даже намека на улыбку не было видно на его лице. Очень медленно он обошел кресло Брона и из-за его плеча заглядывал в бумаги. Ладонь Ареса легла на серый стол, его взгляд встретился с моим.

— У вас какие-то проблемы? — Брону было неуютно, и это было видно. Арес криво усмехнулся.

— Малыш, есть ли у нас какие-то проблемы? Это решать тебе. — Арес томно и внимательно наблюдал за мной.

Он ждал ответа. Ему нужно было знать, что я хочу, именно этого. Возмездия. Моё молчание и моя невозможность сказать НЕТ, побудила Ареса к действиям. Ногой Арес резко откатил кресло Брона к стене, его ладонь очень быстро оказалась на шее у Брона.

— Что вам нужно? — Задыхаясь, хрипел Брон, его лицо покраснело от недостатка кислорода. — Я вызову охрану. — Пытаясь вырваться из стальной хватки Ареса, грозился Брон. Арес сухо усмехнулся.

— Ну, блядь попытайся. — Насмешливый и глубокий голос Ареса напугал Брона не на шутку.

В следующую секунду лицо Брона было прижато к столу, а его взгляд направлен на меня. Он был напуган, нет, не так, он был в ужасе.

— Ты… — Прошипел Брон, он узнал меня. На моих губах появилась ухмылка. — Я могу все вернуть. — Визгливо выпалил он. Арес рассмеялся очень резко и жестко. Его ладонь легла на загривок Брона и сжала, от чего тот вжал шею.

— Понимаешь в чем проблема. Этой девушке не нужны твои деньги. Ей нужна справедливость. — Арес сел на край стола, откидывая Брона в стену, тот с глухим стуком упал на плитку. Арес залез во внутренний карман пиджака и достал маленький листочек бумаги. — Это адрес, на который нужно перевести миллион долларов. Тот миллион что вы спиздили у меня. И ты мне его вернешь.

— Но, я не…

Брон не договорил, кулак Ареса впечатался в его челюсть.

— У меня еще много аргументов. Хочешь узнать все? — Арес вскинул бровь, разминая шею.

На самом деле, меня даже расстроил тот факт, что Брон так быстро сдался и очень мало отхватил. Но Аресу тоже нужно закончить своё дело. Брон начал что-то печатать на клавиатуре под пристальным взглядом Ареса. Руки ублюдка дрожали а его щека заплыла.

— Готово. — Пробормотал Брон.

Арес кивнул с непроницаемым лицом, и, схватив Брона за горло, прижал его к стене. Его кулак впечатался в живот Брона, тот скрутился и начал задыхаться.

— Мелкий, жадный шакал. — С неприязнью едва слышно проворчал Арес, глядя в глаза Брону. — Нам пора уходить. — Спокойно произнес Арес, обходя стол и хватая меня за локоть.

Не спеша мы покинули здание. Как ни в чем не бывало, Арес завел внедорожник и вжал педаль в пол, мгновенно быстро покидая улицу. Он свернул примерно в трех кварталах, в какой-то заброшенный проулок.

— Выходи из машины малыш. — С непроницаемым лицом произнес он глубоким голосом.

Как только я вышла из внедорожника, руки Ареса схватили меня за талию и развернули к себе спиной.

— Ты мне нужна, сейчас же. — Пробормотал хрипло он мне в ухо. Я задыхалась только от его слов.

Рука Ареса проскользнула ко мне в джинсы, его палец остановился на моём бугорке. Все моё тело задрожало. Арес расстегнул молнию моих джинсов и спустил их вместе с трусиками. Он ладонью заставил меня нагнуться над капотом внедорожника.

— Руки на капот. — Прорычал он. Я повиновалась.

Мне было страшно, от того что нас может кто-то увидеть и это жутко возбуждало. Ладонь Ареса дотронулась до моей попки и слегка пригладила её, холодный ветер обдувал моё открытое, влажное лоно. Я слышала, как Арес расстегивает молнию на своих брюках, шелест фольги от презерватива.

— Не двигайся. Ни звука. — Прошептал он пылко мне в шею.

А затем его член скользнул в меня, наполняя до предела. Моя спина выгнулась, мне едва удалось сдержать стон. Его ладонь придерживала меня за талию, а вторая забралась под лифчик, его пальцы нашли мой сосок. Он вколачивался в меня, одновременно лаская сосок. Его губы ласкали моё ушко.

— Знаешь, сколько мне стоило сил отказаться от убийства этого ублюдка? — Прорычал Арес, вколачиваясь в меня еще сильнее.

Он ущипнул меня за сосок, и в то же время я почувствовала его вторую ладонь на своём клиторе. Он кружил вокруг него, дразня меня. Мои мышцы сжимались, а всё тело выгибалось под его умелыми руками. Он поцеловал меня за ушком, в это же время, прокручивая сосок меж своих пальцев и щипая клитор. Я взорвалась, мои ноги подкосились, из меня вырвался громкий стон, мои мышцы начали сокращаться, сжимая член Ареса.

— Арес. — Шепотом сорвалось с моих губ. Звезды появились перед глазами, и я рухнула на капот. Рука Ареса придержала меня, он зашипел освобождаясь.

— Черт, Никки. — Рыкнул он, его тело напряглось, а его руки прижали меня к себе, разворачивая лицом. Требовательные губы впились в мои с ненасытной жадностью. Прикусив мой язык, он всосал его в свой рот. — Никогда даже не думай, что я кому-то позволю тебя обидеть. — Пробормотал он мне в губы, заправляя выбившуюся прядь волос за ухо.

Без слов я натянула джинсы и, обойдя внедорожник, залезла в него, пока Арес выбрасывал использованный презерватив.

— Мне нужно в туалет. — Пробормотала стеснительно я. Арес кивнул.

— В паре кварталов есть торговый центр. — Арес вырулил на дорогу. С ухмылкой он покачал головой. — Представляю лицо этого ублюдка, когда он узнает, что я не вкладывал миллион долларов в их банк. — Меня парализовало.

— То есть он вернул тебе не твои деньги?

— Нет, он только что ограбил свой собственный банк. — Рассмеялся Арес. — Ты ведь не думала, что я обойдусь одним лишь избиением? Он украл у тебя, я наказал его за это. — Арес почесал затылок.

— Тогда как они обманули тебя? Ты ведь сказал что мы там поэтому… — Я ничего не понимала.

— Там были мои деньги, каких-то сто тысяч. — Он пожал плечами.

— Они ведь найдут счет, на который их перевели и вернут. — Я действительно ничего не понимала.

— Счет, на который перевели деньги, является сбором средств для детдомовских детей. Как думаешь, они смогут забрать эти деньги? Это же будет настоящим скандалом. — С непроницаемым лицом продолжил Арес. На моём лице появилась улыбка. — Но этому гавнюку, это с рук не сойдет. — Добавил он.

Хитрый и расчетливый Арес. Я рассмеялась. На его лице появилась довольная улыбка. Кто-то бы сказал, что Арес является Робин Гудом, но это не так. Арес просто берет своё. Ему плевать бедный ты или богатый, если ты нарушил его собственные законы, ты платишь за это.

* * *

Выйдя из туалета торгового центра, я сразу нашла взглядом Ареса, который облокотившись на перила, взглядом ястреба следил за мной. Он взял меня за руку, ведя в один из супермаркетов, находившихся в торговом центре. Казалось, нет ничего естественней, чем моя рука в его руке.

— Нужно пополнить запасы. — Объяснил он, хватая тележку.

Это было интересное зрелище. Никогда бы не подумала, что Арес так придирчив к продуктам. Он читал каждый состав, будь то молоко либо конфеты. Сейчас со стороны могло показаться, что он обычный семьянин, который покупает продукты на ужин.

— Арес, это просто молоко. — В конце концов, вздохнула я. Он усмехнулся и коварно глянул на меня, бросая пакет молока в тележку.

Уже стоя на кассе, Арес сказал, что скоро подойдет, и оставил меня одну. Я с детства не любила оставаться одна в очереди, особенно когда она очень быстро продвигалась.

— Какой лубрикат тебе больше по вкусу? Клубника либо вишня? — Послышался довольно громкий голос Ареса. Я со свистом втянула воздух, мои щеки покраснели. Арес находился рядом со мной с двумя бутыльками. — Так вишня либо клубника? — Я видела, как он издевается. В его глаза плескалось веселье. — Ну же детка, весь торговый зал ждет пока ты решишь. — Арес прикусил губу, скрывая улыбку. Я же чувствовала на себе множество взглядов. Это он так мстит? За гребаное молоко?

— Бери оба. — Прошипела я. Усмехнувшись, Арес, поставил два лубриката на ленту.

— Пакет нужен? — Послышался голос кассирши. Арес нахмурился и перевел на меня взгляд.

— Да нет, она вроде красивая. — Он подмигнул мне. Я залилась краской, а две женщины позади меня захихикали.

— Придурок. — Проворчала я, направляясь к выходу.

Пошагав прочь от Ареса, я вышла на парковку. Казалось что-то не так. Я осмотрелась по сторонам, но ничего странного не обнаружила. Обернувшись, я увидела Ареса, катящего тележку на парковку. Он улыбался, знал, что выиграл этот раунд, я ответила ему ехидной улыбкой. Мой локоть кто-то схватил, я обернулась, и весь воздух выбился из моих легких. Один из громил отца. Он потянулся к блютуз наушнику.

— Я нашел её. Торговый центр Рилми. — Его хватка на руке стала еще крепче, когда я попыталась вырваться. Я хотела обернуться к Аресу. — Нет, она одна. — Добавил громила. — Скоро она будет дома. — Пообещал он, как я понимаю моему отцу.

— Отпусти! — Зашипела я, он потащил меня к черному Мерседесу, хоть я и пыталась упираться, это было бессмысленно.

Из внедорожника вышло еще двое таких же здоровых мужчин. Они буквально затолкали меня в салон. Машина тут же двинулась с места. Я видела Ареса стоящего за столбом, его скулы играли, но он не пытался меня освободить. Он прошел к своей машине и начал медленно выкладывать продукты в багажник. Возможно, он обрадовался, что избавился от меня?

ГЛАВА 30

Через час…

— О чем ты думала Вероника?! — Орал отец, расхаживая по моей гостиной, пока я забилась в угол дивана. — Где ты была? Рия даже не в городе! — Он мог сделать дыру в паркете своими шагами.

Всё было настолько диким и нелепым, что я не могла в это поверить.

— Мне двадцать один! Я имею право на личную жизнь? — Заорала я. Отец резко обернулся ко мне, сверля меня своими почти черными глазами.

— Нет, Вероника! У тебя не может быть личной жизни! — Зарычал он.

Только что мой мир перевернулся. Слезы накатились на глаза, мой отец тиран и монстр. Ему плевать на мои чувства и то, чего хочу я. Сглотнув густой ком, я продолжала смотреть в его глаза.

— Спрашиваю еще раз, где ты была? — Испытывая меня взглядом, прорычал отец. Но я уперто молчала. Никогда не скажу, где я была. Мы провели так еще минут десять, в полном, гребаном молчании. Отец вздохнул и отвел взгляд, потирая ладонью своё лицо. — Это все для твоей безопасности Никки. — Он почти застонал.

— От чего ты вечно меня охраняешь? — Не выдержала я. Отец косо глянул на меня.

— Через три дня будет встреча, на которой ты должна присутствовать. — Начал он. Я фыркнула.

— И не подумаю.

— Никки, обещаю, сразу после неё, я всё тебе расскажу. — Отец подошел и сел предо мной на колени, удерживая моё лицо в своих ладонях. Одинокая слеза скатилась по моей щеке. Отец осторожно вытер её пальцем. — Три дня. И я всё тебе объясню. — Он говорил нежно, я чувствовала его тепло и заботу. Но как только я кивнула, отец отстранился и момент, какого либо понимания и нежности отца и дочки был утрачен. — До этого момента ты под домашним арестом.

И прежде чем я начала вопить и истерить, отец просто развернулся и ушел. А мой путь вслед за ним преградило пятеро громил.

Прекрасно.

* * *

Два дня от Ареса не было никаких вестей. А чего я ожидала? Что он приедет, убьет всю охрану и заберет меня отсюда?

Да, именно на это я и рассчитывала.

Мне было даже запрещено подходить к окнам.

Связаться с ним не было никакой возможности. Мой телефон так и оставался лежать отключенным у Ареса в доме.

Мне привезли платье, черное с кучей страз, оно абсурдно обтягивало меня и доходило до половины бедра.

Отец серьезно одобрил этот наряд?

* * *

Третий день…

Мне было сказано собраться к четырем часам. И я решила сделать это по-своему. Отец хочет, чтобы я присутствовала?

Хорошо.

Мой внешний вид, больше напоминал вид элитной проститутки, чем послушной дочки. Броский макияж смоки айс, распущенные волосы, кроваво алая помада на губах, высокие шпильки и платье, которое подчеркивало каждый изгиб моего тела. Взяв черный клатч со стразами, я с ухмылкой подошла к громиле, который стоял около входной двери. Его щеки порозовели от смущения.

Фу, это мерзко.

Его взгляд был похотливым.

— Ты долго будешь пялиться? — Прошипела я. Он прочистил горло.

— Простите. — Извинившись, он открыл дверь моей квартиры.

Кавалерия из десяти человек заграждала лестничную площадку моего этажа. Вздернув подбородок вверх, и расправив плечи, я вошла в лифт.

— Объект вошел в лифт. — Послышался голос одного из охранников.

Они блядь это серьезно? Я что под охраной защиты свидетелей? Либо же важная шишка?

На улице меня ждал гелентваген отца. Я не думала, что поеду с ним. Мне учтиво открыл дверь водитель. Когда я забралась во внедорожник, отец критически осмотрел мой внешний вид.

— Впрочем, то, что нужно. — Проворчал он.

Первые двадцать минут мы ехали в полной тишине. Но потом отец прочистил горло.

— Люди, которые будут там присутствовать опасны. Не все, но опасны. Я хочу, чтобы ты именно сегодня весь свой вспыльчивый характер направила в нужное русло. Веди себя как эгоистка и лицемерка. Как человек, который способен на самую большую глупость. — Отец говорил спокойно, но я чувствовала напряжение.

— Что это за встреча?

Повисла тишина.

— Это встреча большого масштаба. Я просто хочу, чтобы ты слушала то, что я говорю, и вникала. — Отец помолчал какое-то время. — Эта встреча, на которой будут присутствовать люди с двух невероятно разных миров. Одни служат закону, вторые его нарушают.

— То есть, попросту говоря, вы бухаете за одним столом с бандитами? — Невесело рассмеялась я. Отец едва заметно кивнул.

— Это место, предназначено для переговоров. Мы можем уладить наши дела без крови и жертв. — Просто не могла поверить словам отца.

Мой мозг вскипал. Я отказываюсь думать.

Отец объяснял что-то еще, но ничего конкретного я не поняла. Когда внедорожник остановился около огромного особняка, я затаила дыхание. Фонтаны, сцена, белые дорожки, зеленая трава. И очень много людей в деловых костюмах. Отец обошел машину и помог мне выйти. Казалось, все взгляды застыли на мне. И это до жути пугало. Отец взял меня под руку, и прошагал к стальным воротам, около которых стояло трое мужчин с металлоискателями, рациями и оружием. Нас остановили взмахом руки.

— Вы знаете правила. Охрана остается за периметром. — Прозвучал голос охранника в белой рубашке. Отец кивнул, и взмахом руки заставил охрану сделать шаг назад. — Если при вас иметься оружие, сдайте его. — Продолжил мужчина. Отец завел руку за спину и достал из-под пиджака пистолет, передавая его охране.

Проверка метало детектором, была не пустым звуком, они действительно проверяли. Когда нас пропустили внутрь, отец невзначай приобнял меня за талию.

— Я не смогу постоянно стоять рядом с тобой… Будь поблизости. Возле фонтана стоит Джейк, иди к нему. — Отец почти шептал мне на ухо.

Взглядом я сразу нашла Джейка. Засранец старше меня на год. Мы с ним знакомы с самого детства. На данный момент он плевал в фонтан. Отец растворился в толпе раньше, чем я это поняла. Я шла по белой дорожке, направляясь прямиком к Джейку, как кто-то задел моё плечо.

— Извините… — Перепугано я обернулась и увидела блондина, который что-то усердно печатал на своём телефоне. Это был Рик. Брат Ареса. Он очень медленно прошелся по мне взглядом, он точно узнал меня.

— Смотри куда идешь. — Фыркнул он, и с этими словами зашагал прочь.

Вот откуда Арес знает отца. Возможно он тоже здесь? Я огляделась, но никого похожего на Ареса не нашла. Подойдя к фонтану, я положила руку Джейку на плечо, он обернулся, и на его милом овальном лице расплылась улыбка. Он обнял меня, притаскивая к своему огромному телу.

— Боже, что ты здесь делаешь? Я так рад, что мы встретились! — Джейк стиснул свои объятья. Он был как плюшевый, огромный мишка. Я рассмеялась.

— Если честно, то я не понимаю, что тут делаю. — Шепнула я ему на ухо. Джейк понятливо кивнул.

— Ерунда для родителей. Они меряются всем, чем можно. И детей своих показывают. — Пояснил Джейк, но отец говорил мне абсолютно другое.

— Дамы и господа, занимайте свои места, скоро начнется шоу. — Прозвучал мужской голос из микрофона.

Покосившись на Джейка, который улыбнулся на мою реакцию и приобняв за талию, повёл к столам, укрытым белыми скатертями. Я просто покачала головой. Что за хрень?

— Я же говорил, сплошной пафос. — Усмехнулся он, отодвигая мне стул с моим гребаным именем на тарелке. — Это столик для детишек. Взрослые задницы сидят дальше. — Посмеивался Джейк.

Сцена была недалеко от столиков, а их было не менее пятидесяти, каждый примерно на двадцать человек. В толпе я нашла отца, он общался с каким-то мужчиной, я прежде его видела на фотографиях с корпаративов. Официанты начали приносить еду, но мне не лез и кусок в горло, зато я выпила не менее пяти бокалов шампанского. Началось шоу, разные певцы и актеры выступали на сцене. Номер стриптизерш тоже был.

— Это что Леди Гага? — Прошептала я Джейку. Он лишь рассмеялся.

Здесь было столько народу, чтобыло непонятно кто из них убийца, а кто слуга народа. Маленькие детки водили хороводы, у них были отдельные аниматоры. В моём желудке все скручивалось в узел, будто вот-вот случиться что-то неприятное.

Примерно час продолжалось так называемое шоу. Всем было весело. Только не мне. Ранее на такие мероприятия отец брал мачеху, но в этот раз здесь была я. Что изменилось? Мои мысли развеялись, как только чья-то рука похлопала меня по плечу. Это был один из официантов в белом фраке.

— Ваш отец просит вас подойти. — В полголоса произнес он.

Обернувшись, я увидела отца, стоящего около столика с закусками. Он с кем-то общался, но обзор на собеседника закрывала высокая пирамида из-под бокалов, наполненных шампанским. Благодарно кивнув, я направилась в сторону отца. Меня немного пошатывало из-за выпитого и очень длинных шпилек. Мой желудок скручивало с каждым шагом, и я не могла понять дело в выпитом либо же это чутьё. Подойдя ближе, я смогла рассмотреть собеседника отца. Он был не более чем на пять сантиметров ниже, его волосы были черными как смоль, а серые глаза и точеные черты лица наводили ужас. На вид ему было не более сорока пяти лет, темно синий смокинг сидел на нем слишком пафосно и в то же время подчеркивал его властность и статность. Я вспомнила слова отца. Дать волю своему вспыльчивому характеру. Они оба обернулись в мою сторону. Бровь мужчины поползла наверх, он улыбнулся с неприязнью. На моём лице от выпитого вместо обычной улыбки появилась дерзкая ухмылка. Сровнявшись с отцом, я взяла его под руку, ведь шанс упасть все же был. Мы безмолвно кивнули друг другу. Справа от мужчины находилось еще несколько таких же по возрасту стариканов, и особого дружелюбия они не излучали.

— Позвольте представить мою дочь от первого брака. Вероника Старк. — Отец был сдержан и краток. Но этот официоз заставил меня закатить глаза.

— То, что я вижу перед собой и то, о чем ты мне говорил две разные особы Арес. — Голос мужчины был низок и опасен, я сжала локоть отца сильнее, осторожно переводя взгляд за спину мужчины. Мои глаза невольно распахнулись. За спиной у мужчины стоял ни кто иной, как Арес. Его серые глаза прожигали во мне дыру, он томно и хищно осматривал меня с ног до головы. Он прочистил горло.

— Ты ведь должен понимать, что понятие милая различаются в нашем постижении, отец. — Голос Ареса был спокоен и томителен. Мне едва удалось сдержать свою челюсть на месте. Отец? Только сейчас я нашла эту схожесть. Они были похожи, только вот Арес казался не таким устрашающим на фоне своего отца. Пока Арес говорил он ни разу не отвел от меня взгляда. Вернее будет сказать: он не отвел взгляда от частей тела, которые были едва прикрыты. Я могла слышать, как скрипят его зубы. Серые глаза, потемнели как небо перед бурей.

— Альберт Раймонд. — Представился отец Ареса. Я лишь кивнула. Он смотрел на меня так, будто знал обо мне всё. — Даниэль, ты не поверишь, но наши дети уже знакомы. — Альберт ни в коем разе не пытался проявить дружелюбие, его слова были больше похожи на угрозу. Отец прочистил горло.

— Правда? Я и не знал. — Голос отца был обращен ко мне, хоть и отвечал он Альберту. Я чувствовала напряжение отца каждой фиброй своего тела. Арес все ещё мрачно разглядывал меня. Он взял бокал шампанского со столика и сделал глоток, поглотив всё содержимоё махом. Я чувствовала на себе взгляды, но беспокоил меня лишь один.

— Да, мне действительно выпала возможность пообщаться с вашей дочерью. — Голос Ареса был спокоен и сдержан, мы смотрели друг другу в глаза. Мне пришлось прикусить щеку с внутренней стороны. — И не единожды. — Добавил Арес. Я смотрела на него, и не могла поверить, что он способен на такую подлость. Ведь я лгала, чтобы быть рядом с ним. А он сейчас просто втопчет меня в грязь. Я прищурилась. Отец незаметно сжал мою руку. Это плохой знак. — И вы знаете, вашей дочери следует уделить особое внимание своим манерам. — Арес нагло усмехнулся. Отец приподнял бровь.

— Что ты имеешь ввиду? — Он был насторожен, так же как и я. Арес поглотил остаток шампанского целиком и со стуком отставил бокал на стол.

— Господа, эта девушка выглядит очень обманчиво. — Арес обратился к мужчинам, которые стояли правее от Альберта. Я напряглась. — Вы бы видели, как ловко она расстегивает наручники шпилькой. — Арес бросил на меня хитрый взгляд. — Так же эта девушка сломала бы руку моей подчиненной, если бы я не вмешался вовремя. — Арес с ухмылкой прикусил губу. Я же не могла понять, что он делает и для чего? Отец пытался выглядеть непринужденно, но я почувствовала, как расслабляется его хватка на моей руке. Это что одобрение? — А ещё…

Я зарычала.

— Может, хватит? — Рявкнула я на него. На лице Ареса появилась довольная ухмылка. Альберт усмехнулся. Отец же почесал затылок свободной рукой.

— Прошу прощения. Девочка абсолютно не знает манер. Всю её юность приходилось доставать её из отделений полиции. Драки, алкоголь, нападение на полицейского. — Отец небрежно фыркнул. Арес поперхнулся, кашляя в кулак. Его вопросительный взгляд был направлен на меня. Я же вся поежилась. — Воспитание матери. — Отец раздраженно закатил глаза.

Втянув воздух со свистом, я осмотрела все эти ехидные ухмылки, которые появились на комментарий отца. Из моего горла вырвался рык, я чувствовала, как пульсирует вена на моем лбу. Отец прекрасно знает, что тема матери всегда заканчивается ядерным взрывом. Он должен был знать, что даже сейчас мне ничто не помешает его осуществить. Я вырвала руку из хватки отца.

— Знаешь что? Меня уже достал этот жоповылизывательский официоз! Идите вы все на хуй! — Рявкнула я. Наверное, это говорило шампанское, а не я. Но от этого чувствовать себя хуже я не стала. С наглой улыбкой я сделала артистичный поклон, сбросила с себя шпильки, давая свободу пальцам, схватила обувь в руку и отсалютовала двумя пальцами. — Разрешите откланяться. — И с этими словами я скрылась в толпе официантов.

Мой взгляд нашел Джейка, который разговаривал с каким-то парнем за столиком. Подойдя к нему, я схватила бутылку шампанского и начала пить с горла. Джейк округлил глаза, глядя то на мое движущееся от глотков горло, то на бутылку у моих губ. Его глаза, медленно опустились к моим босым ногам, я пошевелила пальцами.

Так как я уже испортила вечеринку отца, мне здесь больше делать нечего. Пора сваливать. Отставив бутылку обратно на стол, я направилась к стальным воротам. Моя голова уже начинала кружиться. Это не хорошо. У выхода, дорогу мне преградили всё те же охранники. Я вздернула вопросительно бровь.

— Вы не можете покинуть это место без сопровождения. — Просветил меня один из них.

— Всё в порядке, я провожу её до машины. — Послышался из-за спины стальной, глубокий голос Ареса. Охранники как-то странно переглянулись.

— Но…

— В десяти метрах от ворот стоит две машины её телохранителей. — Арес раздраженно рыкнул. Охранники переглянулись, но кивнули, отступая назад.

Арес схватил меня за локоть, выпихивая за ограждение. Двое громил моего отца напряглись, один из них полез за пазуху джинсов. Я точно знала, что там находиться пистолет.

— Спокойно парни. Девушка перебрала. — Голос Ареса был легким и забавляющимся. Громилы следили за каждым нашим шагом. — Жди меня завтра вечером. — Тихим шепотом произнес Арес. Он отпустил мою руку, и я шагнула к машине.

— Отвезите её домой. — Послышался голос отца. Я обернулась, ожидая увидеть раздражение на его лице. Но такового не оказалось. Он бы чересчур спокоен.

Как только я забралась во внедорожник, мой взгляд неотрывно следил за отцом, который наблюдал за возвращением Ареса. Отец похлопал его по спине и что-то сказал на ухо, Арес сдержано кивнул. Внедорожник двинулся с места.

ГЛАВА 31

TV — АРЕС

— Думаю, нам есть что обсудить. — Шепнул Даниэль Старк мне вчера на ухо.

И как же он был прав. Нам действительно стоит многое обсудить. Именно поэтому сейчас я стою около двери его кабинета в главном здании таможенного контроля.

Мой организм истощен. Всю ночь я не мог уснуть. Не мог понять стоит ли мне приходить сюда?

Я должен был идти иным путем.

Но блядь я стою около двери в кабинет злейшего врага моей семьи. Без стука я открыл дверь, запах дорогого виски и кубинских сигар ударил мне в ноздри. Даниэль сидел в своём тёмно зеленом кресле, потягивая элитный алкоголь. Он ничуть не удивился, увидев меня в проёме своего кабинета.

Это наша вторая официальная встреча. Первая состоялась вчера. Мы знаем друг о друге не понаслышке, однако прежде никогда не общались. Стоять здесь, означает предать все свои предрассудки. Молча, я прошел к креслу стоящему напротив стола Даниэля и слишком медленно устроился в нем. Я все еще сомневался в том, что должен был приходить сюда. Даниэль молчал, так же как и я. Гребаная тишина буквально пожирала изнутри. Даниэль медленно потянулся к стакану и бутылке наливая дополна и толкая емкость в мою сторону. Это то, что сейчас нужно. Настороженно я поднес стакан к лицу, предварительно понюхав содержимое.

— Ты ведь не думаешь, что я хочу отравить тебя? — Он усмехнулся. Но мне было не до шуток.

Я все же сделал глоток. И это оказался один из лучших виски, который я пробовал.

— Нам стоит многое обсудить. — Прозвучал его серьезный голос. Я невесело улыбнулся.

— Если мы не внесем конкретики, то разговор затянется на сутки и при этом лишь один из нас покинет этот кабинет живым. — Констатировал я. Даниэль горько усмехнулся.

— Ты вчера спас мою дочь. — Его тон сменился на более серьезный и благодарный. Я решил не реагировать на его слова, продолжая, молча наблюдать за ним. — Позволь узнать почему? — Он искоса глянул на меня, наполняя свой стакан.

В ответ он получил тишину.

Я блядь не знаю почему.

Но я не мог позволить этим стервятникам, увидеть в Нике беспомощного ребенка.

Я защитил её своим словом, так же как это сделал и её отец.

Поэтому я здесь.

Я сделал еще один глоток со стакана, скривившись от крепости напитка.

— Вы тоже не растерялись. — Я усмехнулся, не давая конкретного ответа. Отец Никки потёр переносицу.

— Это всегда работает. Скажи я хоть слово, о её матери, она выходит из себя. Собака Павлова в действии. — Он сделал большой глоток. Я же вскинул бровь. Мне блядь не послышалось? Он сравнил свою дочь с собакой?

— Давайте на чистоту. Убить вас, все еще входит в мои планы. Но девочка не причем. — Я не скрывал своих помыслов. Мы оба это знали. Даниэль усмехнулся.

— Я рад, что мы это выяснили. — Он выпил залпом содержимое стакана, со стуком поставив его на дубовый стол.

* * *

Через долгие два часа я возвращался к своей машине. Этот разговор был не таким, каким я его представлял в своей голове. Мы спорили, много спорили. Но в итоге пришли к консенсусу. Я не могу поверить в то, что согласился на это. Наш разговор с отцом Никки решил мою перспективу дальнейшего существования.

— Снимите охрану, я должен увидеть её, прежде чем уйду. — Проскрежетал мой голос уже у выхода из кабинета. Даниэль опрометчиво рассмеялся.

— Ты ведь понимаешь, что я этого не сделаю? — Он вскинул бровь. — Где гарантия того, что ты не убьешь её, как только переступишь порог её дома?

— Если бы я желал её смерти, я бы просто позволил тем ублюдкам из недомафии сделать это. — Я нагло усмехнулся. Глаза Даниэля распахнулись. — Либо же просто нажал на курок. Поверьте мне, возможностей была уйма. Но она всё еще жива. — Я вскинул бровь. Но Даниэль молчал. Почесав затылок, я словил его взгляд. — Я в любом случае приду к ней сегодня вечером. Придется мне для этого убивать либо нет, решать вам. — С этими словами я вышел из его кабинета.

Все мы понимаем, почему вчера Вероника присутствовала на этом мероприятии.

О ней узнали.

Скрывать свою дочь больше не было смысла. Именно поэтому на вчерашний вечер пришли все члены нашей семьи, они все наблюдали за Вероникой. Пытались разглядеть в ней слабое место. Я тоже пытался, хотя и делал это из других побуждений.

Девочка готова.

ГЛАВА 32

— Парни снимаемся. — Эти два слова заставили мой внутренний мир сделать сальто. Охрана уходила.

Вчера, как только я приехала домой, я уснула. И на утро я ожидала дикое похмелье, головную боль, и орущего отца в моей гостиной. Но ничего из этого не произошло. Отец не звонил, а это был хороший знак. Значит, он не слишком злиться за вчерашнее.

Как только охрана покинула периметр моего дома, я вздохнула с облегчением. Это всё какой-то цирк. Я чувствую себя, каким-то важным человеком. Хотя нет смысла лгать себе, всю свою жизнь я была не более чем несговорчивой проблемой, пустым звуком, девушкой из несостоявшейся семьи.

Приняв нормальный душ, я собиралась отправиться в торговый центр за новым телефоном. Стук в дверь прозвучал именно в тот момент, когда я дотронулась до ручки входной двери. Моё сердце пропустило удар, когда я увидела на пороге Ареса. Его взъерошенные волосы торчали ежиком, а под глазами образовались темные мешки. Он молчал, облокотившись плечом о косяк двери. Какое-то время, мы глядели друг другу в глаза. Усмехнувшись, Арес полез в задний карман и вынул оттуда мой телефон.

— Больше не оставляй его где попало.

Забрав из его рук телефон, я не знала, что мне нужно делать, как мне себя вести. Особенно с учетом того, что вчерашний день оставил много вопросов за собой. Арес сделал шаг вперед, тем самым заставляя меня войти в квартиру. Он осторожно закрыл за собой дверь.

— Значит нападение на полицейского? — Арес приподнял бровь, в уголках его глаз собрались морщинки. Я фыркнула.

— Арес, ты убил человека на моих глазах. — Я отмахнулась рукой. Он хмыкнул.

Туше. — Протянул он. — С учетом произошедшего, полагаю, у тебя есть вопросы. — Когда я согласно кивнула, он приподнял уголок губ. — Но ответы тебе лучше получить у отца. У нас разное видение одной и той же ситуации.

Арес сделал ещё шаг, заставляя меня отступить, я уперлась спиной в стену. Его руки оказались на моей талии, а губы с жадностью напали на мои. Из моего горла вырвался перепуганный и в то же время возбужденный писк. Он подхватил меня на руки, сжимая бедра, при этом неотрывно целуя меня. Я утопала в нем, в его вкусе мяты и запахе виски. Моё тело оказалось прижато к дивану в гостиной, губы Ареса осыпали поцелуями мою шею, щеки, губы.

— Малышка, я так скучал по тебе. — Рыкнул он, прикусывая мочку моего уха. Моё тело горело и извивалось под ним. Дрожащими пальцами я принялась расстегивать его рубашку. Его рука вмиг расправилась с моими джинсами и трусиками, мою футболку он разорвал один движением, так же как и лифчик. Его губы припали к моему соску. Из моего горла вырвался ах. Его язык кружил вокруг бугорка, лаская его, дразня меня.

— Ты блядь до чертиков меня возбуждаешь малыш. — Рыкнул он, перебираясь ко второму соску. Он прикусывал его, сосал, клацал по нему языком. Его щетина терлась о мою кожу, вызывая дрожь по всему телу. По моим бедрам стекала влага. Одним рывком мои ноги оказались на плечах у Ареса, а его лицо зарылось меж моих ног. Его губы дерзко посасывали мой клитор, мои пальцы зарылись в его волосы, а бедра приподнялись навстречу.

— Ах, Арес. — Пылким шепотом слетело с моих губ.

Всё растворялось в нём, я растворялась в нём без остатка. Казалось, он, тот самый. Он стал миром в хаосе.

Его губы сомкнулись на моём клиторе, оттягивая его, он ввел в меня палец, и моё тело забилось в экстазе, абсолютно прекращая какие-либо попытки, подчинится мне. Моё тело и моя душа принадлежала ему. Без какого либо остатка.

— Моя девочка. — Вырвался рык из его горла, посылая вибрации к моей киске.

Мои пальцы потянули его волосы назад, но его ладонь лишь сильнее прижала меня к своему лицу. Его пальцы задвигались во мне в одном ритме с его языком. Я застонала, почти ревя от блаженства. Моё тело начало биться в конвульсиях. В глазах темнело, пока Арес не прекращал свои пытки над моим телом.

— Давай детка, кончи мне на язык. — Не отрываясь от ласк, приказал он, и я рассыпалась на мелкие частики.

Мои руки и ноги обмякли, а голова упала на диван. Моё дыхание было сбитым, ни один мускул моего тела не слушался меня. Арес встал на ноги, облизывая влажные от моих соков губы. Его руки расстегнули ремень и ловко сняли джинсы, к ним полетела и его расстегнутая рубашка. Каждый его мускул был идеально очерчен, а его член гордо смотрел вверх. Очень медленно он оказался на мне, его ладонь проскользнула под мою спину, приподымая моё обмякшее тело. Он оставил поцелуй на моих губах, давая попробовать мне себя на вкус. Очень медленным и плавным движением он оказался во мне. С моих губ сорвалось хныканье.

— Ш-ш-ш, малышка, я позабочусь о тебе. — Пробормотал он в мою ключицу. Нежно и плавно он входил и выходил из меня, растягивая и наполняя меня. Томительно сладко и бережно, как будто боялся, что я рассыплюсь на маленькие кусочки.

Я зарылась носом в его шею, оставляя поцелуи там, куда могла дотянуться. Мои ноготки впивались в его кожу, со стоном он врезался в меня, ударяя пахом по моему клитору.

— Ты моя уязвимость Никки. — Едва слышным шепотом сорвалось с его губ.

Для меня это было более важным, чем услышать фразу я тебя люблю. Мои глаза встретились с его взглядом, он внимательно наблюдал за мной. Моя ладонь дотронулась до его щеки, и он как ласковый кот прижался к ней. Мне не нужно было ничего говорить, он всё понял. В один миг он перевернулся на спину, удерживая меня на себе. Его бедра слегка покачивались, заставляя меня выгнуть спину. Мои ноги задрожали, а бедра прижались к Аресу.

— Давай малыш, вместе со мной. — С восхищением и чем-то первобытным в голосе пробормотал он.

И я сдалась, я была полностью в его власти. Моя киска сжалась, в тот момент, когда его член набух во мне. Я застонала, впиваясь коготками в его плечи, в глазах потемнело, я рухнула на его грудь, тяжело дыша в ритм его собственному дыханию. Мы пролежали так какое-то время.

— Ты никогда не думал бросить то, чем занимаешься? — Раздался мой охрипший, тихий голос. Арес напрягся под моим телом.

— Почему ты об этом спрашиваешь малышка? — Пробормотал напряженно он. Я зажмурилась, тяжело сглатывая.

— Тебя столько раз пытались убить. — Начала я.

— Но я всё еще жив. — Горько усмехнулся он. Я подняла на него серьезный взгляд, наблюдая на его лице едкую ухмылку.

— Но если вдруг в следующий раз у них получиться… Что если я потеряю тебя… — Слезы накатывались на мои глаза. Арес дотронулся подушечкой большого пальца, до моей щеки, мягко улыбаясь.

— Тогда я воскресну и убью того кто это сделал. — Он приподнялся на локте и поцеловал меня в лоб. И он опять шутил. Для меня же это было глобальной проблемой. Я не хочу его потерять.

Мы приняли душ вместе, осыпая поцелуями наши тела, лаская друг друга, растворяясь в друг друге.

После того как я переоделась, то заметила его в гостиной. Он собирал и разбирал пистолет на журнальном столике. Его взгляд встретился с моим. Из моих легких выбился воздух. Его глаза были цвета грозового неба.

И я поняла всё.

Сегодняшний день был не воссоединением.

Этот день был прощанием.

Я стала его уязвимостью.

Поэтому он решил уйти.

Он тяжело сглотнул, захлопывая магазин и ставя пистолет на предохранитель.

— Ты должна знать, что ты лучшее, что было в моей жизни. — Начал он охрипшим тяжелым голосом. Я отшатнулась, назад ударившись спиной о косяк двери. Сейчас будет то самое, НО… Мои глаза стали влажными от непролитых слез. — Но если ты будешь рядом со мной, это будет означать что в опасности не только я. Ты всегда будешь в опасности рядом со мной. Я не готов к этому. — Арес не дожидался, пока я отвечу ему, он встал с дивана и прошел прямо мимо меня.

— Я все время была рядом. Почему ты бросаешь меня только сейчас? — Мой голос задрожал. Арес не остановился, поэтому я резко схватила его за руку и дернула на себя. — Ответь же мне! — Рявкнула я. Арес, молча, смотрел на меня, его скулы играли. Одним своим движением он пригвоздил меня за шею к стене, выбивая из меня весь воздух. На его губах появилась дьявольская ухмылка.

— Трахнуть дочь Даниэля Старка, было чем-то вроде забавы. Но заставить её страдать, это награда. — Промурлыкал он обманчиво ласково. Я видела грозу в его глазах. Я не могла поверить, что всё это было шуткой. Забавой. Игрой. Слезы покатились по моим щекам, он нагнулся и слизал языком слезу с моей щеки. На его губах появилась сладостная улыбка, которая стала моей пыткой. — Приблизишься ко мне, либо к моему дому, хоть на шаг. — Рыкнул Арес, удерживая мой взгляд. Он медленно приставил пистолет к моему виску. — Я тебя убью. — Его хватка на моем горле усилилась. — Попробуешь еще как-то связаться со мной, либо моим окружением. — Арес сухо хмыкнул. — Я тебя убью. — С этими словами он отшатнулся от меня, пряча пистолет за пазуху джинсов.

Скатившись по стене на пол, я наблюдала за его шагами. Он уходил. Навсегда.

Он разрушил мой мир.

Он сломал меня.

Он уничтожил мою веру в человечность и любовь.

Моё тело дрожало, но ни единой слезы не скатилось с моих глаз после его ухода. Я была в шоке, мне было больно, смертельно больно. Но он предельно ясно дал понять, что мне не место рядом с ним. Всё это было игрой, чтобы заставить меня страдать.

Но за что?

Что такого ужасного сделал мой отец?

ГЛАВА 33

Прошла неделя…

Арес Раймонд официально покинул мою жизнь. Он больше не приходил, не звонил, не делал каких либо попыток отыскать меня.

Наутро после произошедшего заявился мой отец и увез меня в свой дом. Он отказался, что-либо объяснять.

Проливной дождь шел всю неделю, гоняя пожелтевшую листву по загородному дому отца. Казалось, небо плачет вместо меня. Внутри меня что-то сломалось. Я просто существовала как овощ. Отец даже не пытался заговорить со мной, он просто молчал и вглядывался в моё лицо. Кайла и Амалия совершенно не донимали меня, я вообще понимала, что они присутствуют в этом доме, лишь тогда, когда они присутствовали на ужине, на котором я пила лишь воду.

Мне всё же нужно узнать правду. Именно поэтому во время очередной дневной грозы, я спустилась в кабинет отца. Он задумчиво смотрел в окно, сидя на кресле. Будто ощутив моё присутствие, он махнул рукой приглашая войти. С раскатом грома он обернулся ко мне. Я видела боль и сожаление на его лице.

— Ты знаешь, почему я здесь. — Прорезался в первый раз за неделю мой голос. Отец кивнул.

ДАНИЭЛЬ СТАРК

Четырнадцать лет назад, я был начальником одного из таможенных постов. Молодой, зеленый, желающий заработать как можно больше. Я проворачивал мелкие сделки с контрабандой. И поначалу мне казалось это чем-то постыдным. Но у меня была семья, маленькая дочурка, любящая жена которых нужно было кормить и содержать. Именно тогда ко мне пришел Альберт Раймонд, он был молод, почти такой же, как и я. Он предложил мне хорошую плату за то, что я прикрою глаза, когда они будут ввозить в город свой товар. Он говорил, о бешеных деньгах и это затмило мой рассудок, я даже не спросил, какой именно товар он собирался провозить.

Первые два месяца всё шло гладко, он получал свой товар, я получал приличные деньги. Он позвонил мне вновь, за день до новой поставки товара. Сказал, что в этот раз будет втрое больше и принимать его будет его старший сын, сумма за мои услуги возросла до семи нулей в долларовой валюте. И я насторожился. Я понял, что они провозят сюда далеко не безакцизный алкоголь.

Я позвонил Альберту за три часа до прибытья товара, и сообщил что отказываюсь. На что он мне сказал, что деньги уплачены, и я должен делать свою работу.

И я сделал свою работу.

Отряд спецназа окружил фуру, обнаружилось, что там тонны кокаина и несколько ящиков с оружием. Старшего сына Альберта задержали.

Его звали: Лукас Раймонд.

Его имя сниться мне по ночам.

Мальчишка не знал, в какие дела втянул его отец. Вернее он всем так говорил, правды не знает никто.

Ему светило двадцать лет тюрьмы строгого режима, без права на залог и пересмотра дела.

Но парень не дожил до суда.

Его убили в следственном изоляторе, за два дня до вынесения приговора судом. У Альберта Раймонда было много врагов и некоторые из них отбывали срок в тюрьме.

После смерти мальчишки, я понял, что это война. Никакое извинение не исправит то, что произошло. Я много пил, постоянно был настороже, ожидая ответного удара. И мне следовало сделать то, что я в итоге сделал. Позволить уйти своей жене и ребенку. Не было ни дня, чтобы я не страдал по ним. Но если бы Альберт узнал о моей семье, он бы её отнял. Я позаботился, и все сведенья удалили из архивов. Даниэль Старк никогда не был женат. У него никогда не было детей.

Спустя какое-то время, я встретил Кайлу. Поначалу она была лишь отвлечением. Но потом я полюбил её, так же как и свою вторую дочь Амалию.

ГЛАВА 34

Повисла угнетающая тишина, сопровождающаяся раскатом грома и молнии.

Мой взгляд застыл на силуэте отца, который смотрел на меня.

История, которую поведал мой отец, была ужасающей. Я не могла поверить в происходящее.

Теперь, я понимала, почему Арес так поступил со мной. Он отомстил за своего брата.

Горечь подошла к моему горлу. Виной всему мой отец. Он погубил жизнь Лукаса Раймонда, а вместе с ней жизнь матери и мою.

— Альберт пытался меня убить трижды. Поэтому я постоянно следил за твоей жизнью. Поэтому я тебя ограничивал во всем. — Прорезался в тишине голос отца.

— Это тебя не оправдывает. Ты мог поступить по-другому. Ты мог взять меня, маму и уехать из этого города, из этой страны. — Мои скулы играли. А детская обида, была отнюдь не детской.

— Мы имеем то, что имеем. — Отец встал со своего кресла. — Пока один из нас не умрет, это всё будет продолжаться. — Отец прошагал к бару.

Я не могла поверить в это. Не могла поверить в то, что отец не раскаивается в содеянном.

— Ты хочешь убить Альберта? — Напрямую спросила я. Отец сделал глоток виски прямо из бутылки.

— Я пытаюсь, так же как и он. — Ответил с резкостью в голосе отец.

С меня достаточно.

Встав из кресла, я вышла из его кабинета.

Может, я неправильно мыслю, возможно, Арес что-то изменил во мне. Но я понимаю Альберта, я понимаю его горе. Он потерял сына, и винит в этом не только себя, но и моего отца. И мой отец виновен. Их семья окрепла после утраты. Моя же семья разрушилась. Альберт уже победил.

Закрывшись в гостевой комнате, я пыталась собраться с мыслями.

Арес…

Вот почему он так резко ко мне относился. Он поначалу думал, что я угроза. Что я хочу убить его. Уверенна, что отец уже пытался убить и его. Когда он нашел пистолет в моём доме, он подумал что оружие предназначено для него. С самого первого дня, он видел во мне врага.

Но он ведь столько раз мог меня прикончить.

У него было столько возможностей сделать это, а он не сделал.

Одна мысль не покидала мою голову.

Арес ушел, потому что считал, что я стану на сторону своего отца?

Но мой отец, глупец для меня. Я не могу стать на сторону человека, который вместо раскаяния желает убить того, кому и так доставил много боли.

Я нашла в сумочке свой телефон и очень долго держала палец над кнопкой вызова. Но все же решилась. Гудок и меня перебросило на переадресацию. Вновь гудок.

— Да. — Железный, холодный голос раздался в трубке.

— Арес… Я… Мне жаль… Я не знала… — Отрывисто проскрежетал мой голос. Он усмехнулся в трубку.

— Видимо твой папочка все же открыл тебе тайну. — Его голос был стальным.

— Я не могу исправить то, что натворил мой отец. Но мы ведь можем попытаться исправить это все. Прекратить эту бойню. — Взмолилась я к нему дрожащим голосом. Повисла тишина, она угнетала и заставляла гореть моё тело.

— Возможно, ты права. — Его голос стал низким и хриплым. — Нам нужно встретиться. — Добавил со вздохом он. И надежда зародилась в моей душе.

— Я могу сбежать, вечером, когда отец уснёт. — Отрывисто, оглядываясь по сторонам, произнесла я. Арес усмехнулся.

— Сбрось мне адрес, я буду ровно в полночь. — С этими словами он отклонил вызов.

Я сбросила ему сообщение с адресом.

Мне нужно многое ему сказать. Мне нужно, чтобы он понял, что мне действительно жаль. Эта война не должна длиться вечно. Никто не должен умирать.

* * *

Полночь настала быстро. Дом погрузился в тишину. Набросив на себя куртку поверх белой майки, я тихо спустилась по ступенькам и проскользнула через заднюю дверь. Ночь наводила ужас, вдалеке сова издавала монотонные звуки, пока под моими ногами хлюпала вода в лужах. Выйдя за ворота, я осторожно прикрыла их за собой. Всмотревшись во тьму, мой взгляд словил вдали мигающий фонарик сигнализации на машине. В груди все трепетало. Осторожно пройдя дальше по улице, я увидела его.

Арес стоял около внедорожника, глядя сквозь темноту прямо на меня. Как только я настигла его, то бросилась в его объятья, он напрягся поначалу, не делая попыток меня обнять, но после его руки прижали меня к себе, он шумно выдохнул.

— Полезай в машину. — Пробормотал он.

Как только водительская дверь захлопнулась, я встретилась с ним взглядом. Тяжелый, мрачный взгляд заглядывал мне в самую душу.

— Арес… Я…

— Не здесь. — Коротко отрезал он.

Он завел двигатель, и мы двинулись с места. Он выглядел обманчиво спокойно. Меня же всю трясло. Я переживала. Мне, правда, было стыдно за то, что сделал мой отец. Я бы хотела все это исправить, но это невозможно. Арес потянулся к бардачку и достал воду и пластинку таблеток.

— Выпей, тебя всю трусит. — Не отрывая взгляда от дороги, прохрипел он.

Выдавив капсулу, я бросила её в рот и запила большим количеством воды. Молчание убивало. Откинувшись на сидении, я наблюдала, как дома сменяются посадками деревьев. Деревья наводили неподдельный ужас, я видела в листьях лица, жуткие, ужасающие лица, как будто они вырывались как души из пучины ада, измученные и страдающие, застывшие в безмолвном крике.

Все поплыло перед глазами.

— Арес… Кажется, я…

В глазах потемнело…

ГЛАВА 35

Гулкий шум в ушах и невероятная сухость во рту заставила меня поднять веки. Тусклый свет от лампы ударил по глазам.

Где я?

Серые, бетонные стены и больше ничего, в мой нос ударил запах сырости. Я попыталась встать, но не могла пошевелиться. Мои глаза опустились на руки, они были привязаны к подлокотникам стула, так же как и мои ноги к металлическим ножкам. Я задергалась, пытаясь вырваться, но веревки были слишком плотно завязаны, доставляя лишь боль. Зеленая, железная дверь открылась, в неё вошло двое. Альберт и Арес, они переглянулись, усмехаясь друг другу. Это больше не был тот Арес, которого я знала. Расчетливый, холодный взгляд с жаждой мести, вот чтобыло в его глазах.

— Молодец сынок. — Альберт похлопал Ареса по плечу. — Пусть выродок Старков поплатиться за смерть нашего мальчика. — С этими словами Альберт развернулся и вышел за дверь. Арес направился в мою сторону.

— Арес, что ты делаешь? — Моя грудь быстро вздымалась. Он не отвечал. Подойдя ко мне, он присел на корточки и достал что-то из заднего кармана джинсов. — Арес, поговори со мной! — Истерически пискнула я. Но он упорно молчал. В его руке была коробка размером со спичечный коробок. Он открыл её, в его пальцах блеснул тонкий металл. Игла. Я попыталась вырваться из веревок, но ничего не вышло. Он ведь предупреждал меня. Предупреждал не приближаться. А что если он всё же чувствует что-то ко мне? — Арес, ты обещал, что никогда не позволишь никому меня обидеть! — Крикнула я, пытаясь достучаться до него. Он поднял голову с надменной широкой улыбкой на лице.

— Верно. — Кивнул согласно он. — Именно поэтому здесь я, а не кто-то другой. — Он оскалился в жесткой улыбке. — Никто кроме меня Вероника. — Проскрежетал его голос.

В следующую минуту, мой указательный палец пронзила дикая боль. Он засунул мне иглу под ноготь. Я закричала, срывая голос. По моим щекам покатились слезы.

Жестокий, садистский, сукин сын.

Иллюзии, которые я сама создала, были ничем иным как самообманом. Даже его глубокий, завораживающий голос был лишь приманкой для такой легкой добычи как я.

Он засунул еще одну иглу мне под ноготь, но я, стиснув зубы и брызжа слюной, не издала ни звука. Я смотрела на него, в его глазах было высокомерие, которое может пробить озоновый слой земного шара, на его губах расцвела надменная улыбка.

Как будто он специально меня подготавливал для себя…

Для своих изощренных пыток…

ДЛЯ МЕСТИ…

Он подготавливал меня для того, чтобы ему было интересней играть со мной. Я могла разрушить его план, сдаться прямо сейчас. Но глядя в его глубокие полные наглой насмешки глаза, я просто не могла сдаться. Я не могла ему позволить победить.

Шлепок ладонью по лицу, отдался острой болью в голове. Арес усмехнулся.

— Посиди тут, пока я схожу за камерой. Не терпится отправить Даниэлю видео с его полоумной дочкой, которая так наивно попалась к нам в руки. — Рассмеялся глухо он, покидая помещение.

Как только дверь за ним захлопнулась. Я посмотрела на свои руки, из-под ногтей торчали две острые иглы. Мой мозг работал в бешеном режиме.

Мне нужно выбираться отсюда.

На моей руке все ещё находился браслет. Я не снимала его с того времени, как Арес начал связывать меня в своём офисе. Но что если он этого и хочет? Чтобы я освободилась… Чтобы со мной было интересней играть в его садистские игры.

Веревка жгла мою плоть, когда я терлась кистью с браслетом о твердую ткань. Моя кожа стерлась до кровавых ран, я прислушивалась к каждому звуку. Спустя пять минут одна рука была свободна. Я потянулась ко второй руке, но забыла про иголки под ногтями, я до крови прикусила щеку, чтобы не закричать и не привлечь внимание. Доставая иглы резкими рывками, я брюзжала слюной и едва не проглатывала язык. Вторую руку я освободила быстрее, с правой ногой я справилась за считанные секунды. Когда же потянулась к левой ноге, то услышала шум за дверью. Стирая пальцы до крови я освободилась за считанные секунды до того как открылась дверь. Схватив стул, я стала за дверью, ожидая…

— Что за хуйня? — Раздался раздраженный голос Ареса.

Я подняла стул над головой и со всей силы ударила им по голове Ареса. Тот рухнул на пол лицом в пол. Из его джинсов торчал пистолет, я достала его, быстро проверяя магазин и снимая с предохранителя.

Арес был в отключке. А из его макушки стекала кровь.

Я проскользнула за дверь, понимая, что нахожусь в подвале. Дверь вверху лестницы была приоткрыта. В неё кто-то вошел, я спряталась за стеной, пытаясь не дышать. Блондинистая голова показалась из-за угла. Рик. Он резко обернулся, его глаза распахнулись, когда он увидел пистолет, направленный в его голову. Он резко дернулся, но я успела выстрелить. Сорвавшись с места, я увидела небольшое окно, выбив его рукой, я даже не позаботилась об остатках стекла в раме. Пролезая через отверстие, я оглянулась, из плеча Рика текла кровь, а он хищно ухмылялся, глядя на меня.

Темнота, не давала возможности нормально ориентироваться на местности. Но прислушавшись, я услышала вдалеке шум машин. Где-то рядом автострада либо дорога. Я побежала, так быстро как могла. Мои легкие просили о кислороде и передышке, но разум кричал, что у меня не так много времени.

Оглядываясь на каждый шорох, я брела сквозь деревья и кусты, пробивая себе путь к свободе. Ветки царапали моё лицо, мои руки. Мне хотелось кричать, плакать, упасть и не шевелиться. Но инстинкт самосохранения дал о себе знать.

Яркие огни фонарей резко ударили в глаза. Это была трасса. Из моего рта валил пар, я облокотилась руками о колени, сгибаясь телом, пытаясь выровнять дыхание. Утерев нос рукой с пистолетом, я поняла, что его нужно спрятать. Поставив его на предохранитель, я засунула оружие за пазуху джинсов, холодный метал, обжег мою плоть. Громкий гул мотора пронзил мои уши. По трассе ехал мотоцикл. Я стала прыгать и махать руками, пытаясь привлечь его внимание, но он проехал дальше.

— Черт. — Прохрипела я.

Подняв голову, я поняла, что мотоциклист сбросил скорость и съехал на обочину. Я побежала к нему. Парень снял черный шлем, на вид ему было около тридцати лет.

— У тебя всё в порядке? — Спросил он, осматривая мой внешний вид. Я покачала головой.

— Меня похитили. Мне нужна помощь, мне нужно добраться до дома отца. — Парень был растерян, он осмотрел мои руки и ссадины на них. — Послушай, если ты отвезешь меня, я дам тебе денег. — Молила я, мой голос дрожал. Парень прищурено посмотрел на меня.

— Мне не нужны деньги. — Фыркнул он и потянулся ко второму шлему. — Надень.

— Ты бы не мог одолжить мне телефон? — Попросила я, забираясь на мотоцикл. Парень постучал по шлему.

— В нём есть передатчик связи. Просто продиктуй номер и скажи позвонить. — Произнес улыбчиво он. Я кивнула, и надела шлем. Парень завел мотоцикл.

Я сделала так, как сказал парень. Но отец не отвечал. Длинные гудки и никакого ответа. Я звонила всю дорогу и оставила кучу сообщений на голосовой почте.

Он, наверное, спит. И даже не знает, что я пропала. Успокаивала я себя.

Дорога заняла больше часа. Я все время оглядывалась назад, пытаясь обнаружить хвост. И его отсутствие меня действительно напрягало. Они что просто отпустили меня? Либо думают, что я еще брожу в гуще деревьев? В голове проскользнула мысль, а вдруг это парень и есть хвост? Всё внутри меня похолодело. Вдруг я сама вновь попалась в ловушку? Но парень ехал в точности по дороге, которая вела к дому отца. И когда мы уже приближались к месту назначения, я полностью расслабилась.

Похлопав по плечу парня, я попросила его остановиться на углу улицы. Слезая с мотоцикла, я отдала ему шлем.

— Я пробуду здесь немного. — Прохрипел его голос. — Вдруг тебе нужна будет помощь.

— Спасибо. — Пробормотала я, и ринулась в сторону дома отца.

Щебень под ногами хрустел, разрушая мертвую тишину. Я оглядывалась и с каждым шагом оказывалась дальше от силуэта парня. Пройдя пять домов, я замерла. Четыре внедорожника были припаркованы около дома отца. В окнах горел свет. Две машины я точно узнаю, это машины охранников. Я перешла на бег, но быстро затормозила, споткнувшись обо что-то большое. Опустив взгляд, я зажала рот рукой, чтобы не закричать. Я споткнулась об охранника.

Мертвого охранника моего отца.

Кто-то открыл входную дверь. Я быстро спряталась за внедорожником. Мои коленки дрожали, а слезы катились по щекам.

— Её здесь нет. — Послышался чей-то голос.

— Она должна быть уже здесь. Обыщите периметр. — Приказал второй голос.

Закрыв рот ладонью, я слышала, как приближаются шаги. Но бежать было некуда, они меня увидят. Шаги прошли мимо меня и начали отдаляться. Я отпустила руку ото рта. Чья-то рука легла мне на рот со спины и резко развернула к себе лицом, ударяя спиной о внедорожник. Мои глаза распахнулись, я смотрела в безумные огромные зеленые глаза. Парень приложил палец, к губам прося о молчании. Я тяжело дышала, он тяжело дышал, мы просто смотрели друг на друга.

— Стикс, ну что там? — Послышался чей-то голос издалека. Зеленые глаза Стикса еще раз осмотрели меня с ног до головы. И я подумала, что сейчас он меня предаст, так же как и Арес.

— Чисто! — Крикнул он в темноту. Я попыталась вдохнуть полной грудью, но Стикс прижал еще сильнее свою ладонь к моим губам.

— Что ты там делаешь? — Вновь послышался голос.

— Чувак, дай отлить! — Крикнул раздраженно Стикс. Он убрал ладонь от моего рта и потянулся к молнии. Послышалось журчание.

— Он реально долбаёб. Нашел время, когда отливать. — Фыркнул кто-то совсем близко, после чего послышались удаляющиеся шаги.

Стикс развернулся ко мне. Боль и сожаление виднелись в его измученных глазах. Он нагнулся к моему уху.

— Ты должна убираться отсюда, сейчас же. — Прошептал предупреждающе он. — Беги и не оглядывайся. Я на твоей стороне конфетка. Но мне нужно отвлечь их внимание. Поняла? — Стикс выразительно посмотрел в мои глаза.

Моя голова кивнула сама собой. Хотя я не знала, можно ли доверять Стиксу? Но все же он подтолкнул меня в направлении, из которого я пришла, а сам направился в другую сторону. Я пыталась бежать тихо и под заборами, которые бросали тень на землю. Когда я уже пробежала три дома, послышался голос Стикса. Я замерла.

— Парни, я, кажется, вижу её. Вон там, у озера! — Крикнул он.

Моё сердце опустилось в пятки. Озеро в другой стороне. Послышался шум от их быстрого бега. Я же побежала без оглядки в другую сторону. Когда я свернула за угол перекрестка, парень в шлеме сидел на мотоцикле под фонарем. Он внимательно осмотрел меня.

— Что-то не так? — Он склонил голову набок. Я не знала, что ему говорить. Поэтому сказала правду.

— Похоже, моего отца убили и за мной гоняться. — Мой голос уже был истерическим. Парень нахмурился и осмотрелся.

— Как зовут твоего отца? — Его голос стал стальным. Я содрогнулась.

— Даниэль Старк. — Шепотом слетело с моих губ. Парень округлил глаза.

— Вот же… Блядь. — Прогремел его рычащий голос. — Вероника, быстро залезай на мотоцикл! — Приказал он. Я так и сделала.

Когда мы двинулись с места. Я остолбенела от страха.

— Откуда ты знаешь моё имя? — Я попыталась спрыгнуть с движущегося на бешеной скорости мотоцикла, но парень схватил меня со спины за бедро.

— Успокойся. Я знаю твоего отца. Я работаю в службе безопасности страны. Как только я остановлюсь, я смогу это доказать. Тебе ничего не угрожает. — Кричал он в шлем с передатчиком. И мне не оставалось ничего другого как поверить ему. Я обвила руками его живот, пытаясь удержаться на месте. Ну или просто не потерять сознание.

ГЛАВА 36

Парень влетел на парковку моего дома. Я слезла с мотоцикла, еле держась на ногах. Он внимательно смотрел на меня, после чего полез в задний карман, я напряглась, заводя руку за спину. Пистолет. Холодный металл, соприкоснулся с моей ладонью. Парень вытащил и протянул мне пластиковую карточку.

Габриель Клайд. Служба безопасности. Там была и его фотография.

Отдав удостоверение, я убрала руку с пистолета.

— Нам нужно войти. — Оглядываясь по сторонам, пробормотал он. Я кивнула.

Под колесом моего внедорожника, стоящего на парковке была связка запасных ключей. Как только я их достала, мы проскользнули в подъезд, а затем в квартиру.

— Откуда ты знаешь моего отца? — Спросила я, снимая грязные и промокшие кроссовки.

— Наши отцы служили вместе. И мы вроде как дружили семьями. — Ответил он, снимая черные кроссовки. Его волосы были темного цвета, он был жилистым и высоким. — Я в курсе о вечной войне между твоим отцом и Альбертом Раймондом. Но сейчас это не важно. Прими душ, мне нужно сделать пару звонков.

У меня не было сил спорить. У меня даже не было сил думать. Я просто погрузилась в горячую ванну. Никаких слез. Никаких истерик. Просто ступор.

Когда я вышла из душа, Габриель все еще говорил по телефону, я же забилась в угол дивана, обняв себя руками.

Мои глаза сомкнулись, а когда я их открыла. В комнате было десять человек в спецназовской форме с автоматами. Габриель тоже был одет в форму. Мне пришлось проморгаться, чтобы понять, что это не сон. Когда я посмотрела на свои руки, в ссадинах и кровоподтеках я поняла что это не сон. И по выражению лица Габриеля, я поняла, что не знаю чего-то еще. Он кивком головы приказал всем выйти из гостиной. Осторожно сев на край дивана, он посмотрел своими карими глазами в мои.

— Кое-что произошло. — Его скулы заиграли.

Что может быть хуже того, что есть сейчас? Я склонила голову набок, искоса глядя на него. Он тяжело вздохнул и передал мне пульт от телевизора.

— Любой канал новостей. — Прохрипел его мрачный голос.

Включив первый попавшийся канал, я замерла, пульт упал на пол.

— Череда ночных убийств, несомненно, являться серией. Напоминаем, сегодня ночью в своем загородном доме был убит Даниэль Старк вместе со своей женой и ребенком. Также в разных частях города были совершенны взрывы, общее число погибших составляет шестнадцать человек. Наши репортеры выяснили, что одной из жертв взрыва является однофамилица Даниэля Старка, Талия Старк. Внизу вы можете увидеть адреса, по которым произошли взрывы. Открыто уголовное дело. — Договорила диктор.

В ушах был белый шум. Этого не может быть. Я видела строки с адресами.

Вся моя семья мертва…

ЧЕРТЧЕРТЧЕРТЧЕРТЧЕРТ.

Безжизненный взгляд упал на Габриеля. Он внимательно смотрел на меня.

Боль, адская боль пробежалась по моему телу. Я пыталась закричать, но на моё горло как будто наступили, мой рот открывался, но ни звука не вырвалось из него. Мои пальцы потянулись к волосам, пытаясь вырвать их с корнем. Адская, душераздирающая боль, настоящая агония. Я сползла на пол и свернулась клубочком, я хотела сровняться с полом. Просто чтобы меня не существовало. Лея, Мама, Папа, Бабушка, Тётя, Дядя и другие члены моей семьи. Они все мертвы.

— Вероника. — Голос Габриеля вытащил меня из пучины мрака. Я подняла бесцветный взгляд на него. — Пришел парень, говорит он твой друг. Но у него оружие и странное имя — Стикс. — Габриель пытался говорить монотонно.

— Он друг. — Бесцветно вырвалось из меня.

Кто-то подошел ко мне спустя время и поднял на руки. Запах шоколада говорил, что это Стикс. Я была как пациентка психиатрической больницы, которой вкололи огромную дозу успокоительного. Стикс сел со мной на руках на диван, и прижал меня лицом к своей груди.

* * *

Три дня прошли… Но я не помнила как. Кто-то занимался организацией похорон. Скорее всего, Габриель. Рия сидела рядом со мной, так же как и Стикс, всё это время.

Я не могла дышать, чтобы не чувствовать боли. Не могла закрыть глаза, чтобы не видеть насмехающегося надо мной лица Ареса. Я просто не хотела существовать.

Стикс поднял мою футболку, его кадык нервно дернулся.

— Чёрт, сколько ссадин. Там, наверное, осталось стекло. — Стикс неотрывно глядел на мой живот. Вполне возможно там были ссадины, и даже стекло. Но я не чувствовала боли.

Сейчас, я находилась в «лимбо»: между сном, безумием, и смертью.

* * *

Четвертый день был ужасным. Мне нужно было ехать на похороны своей семьи. Мне нужно было присутствовать там, где десятки репортеров и журналистов хотят поживиться новой сенсацией.

Но не это было самым сложным. Сложным было то, что пока я буду там, прощаться с моими родными… Каждый ублюдок из семьи Раймонд будет потешаться над моим горем.

— Пора. — Голос Габриеля раздался в проеме двери.

Кротко кивнув, я посмотрела на себя в зеркало. Отрешенный взгляд смотрел на меня из зеркала. Потрескавшиеся губы, впалые щеки, бледное лицо. Мой оцарапанный лоб прикрывает черная кепка, тугой хвост переброшен на плечо, черная футболка и черные обтягивающие брюки, у меня не было возможности подумать о платье. Схватив черную кожанку со спинки стула, я вышла из квартиры, в сопровождении охраны, которую приставил ко мне Габриель.

ГЛАВА 37

Настоящее время …

Мои уста сомкнулись. Взгляд медленно фокусируется на присутствующих. Все молчат. Те, у кого есть хоть малейшие признаки человечности, опустили головы, остальные же продолжают снимать на камеры.

Но все молчат.

Мои побелевшие ладони оторвались от трибуны, я сделала шаг назад, обходя оградку. Шестнадцать закрытых ящиков, шестнадцать гробов с моими родственниками, они все закрыты, потому что взрывы изуродовали их до неузнаваемости. Моя ладонь ложиться на черную крышку гроба, проводя по лаковой поверхности, Папа… Я иду дальше… Мама… Дальше… Лея… БАБУШКА! ТЁТЯ! ДЯДЯ! ДВОЮРОДНЫЕ СЕСТРЫ! АМАЛИЯ! КАЙЛА! Каждый из них кивает мне, прощается со мной. Моя ладонь сжимается в кулак, когда гробы начинают погружать в землю. Их засыпают землей, сразу после того, как я бросаю в каждую ямку горстку земли.

Они уходят, один за другим, растворяются в воздухе, а я просто смотрю им в след.

Мой мозг лихорадочно начинает перебирать в голове воспоминания. Когда я виделась в последний раз с каждым из них? Что я сказала? О чем мы говорили? Это было что-то абсолютно не важное, не значительное… Я и представить не могла, что больше не увижу никого из них. Я не могу вспомнить, что последнее сказала маме? А папе? Моя паника нарастает, но не выходит на поверхность.

Больше никогда мама не пошутит в своем особенном стиле, я никогда не увижу поддержку в её глазах. Мой отец, больше никогда не приставит ко мне охрану. Я больше никогда не услышу его обеспокоенный и сердитый тон. Он знал, что так будет, он часто говорил о своей смерти. Лея. Моя маленькая, бедная девочка, она была совсем ребенком, маленьким, невинным ребенком!!! Я никогда не услышу её звонкий смех. Их больше нет. Никто из них не позвонит мне, не встретиться со мной. Я осталась одна.

Когда последнюю могилу закапывают, я не могу больше здесь находиться. Они все ушли.

Разворачиваясь на пятках, я понимаю, что всё это время была не одна. Журналисты и репортеры всё еще снимают, делают сенсационные кадры для своих жалких каналов и газетенок. Я иду прямо на них, не поднимая головы, и они расступаются, давая мне возможность пройти.

— Вы будете мстить за свою семью? — Послышался голос одной из журналисток. Рука Габриеля ложиться на моё плечо, но я останавливаюсь и очень медленно поворачиваю голову, фиксируя взгляд на жалкой, падшей журналистке с кроваво алыми губами. Жесткая ухмылка появляется на моём лице.

— Оглянитесь, вот к чему приводит месть. — Говорит мой бесцветный резкий голос, и я ухожу.

Когда Габриель открыл мне заднюю дверь бронированного внедорожника, я не думая залезаю внутрь под вспышки фотокамер.

Ублюдки.

Внедорожник в сопровождении эскорта военных двигается с места. Я смотрю в окно, наблюдая серые тучи, которые затянули небо. В салоне играет радио, и слова песни заставляют меня стиснуть зубы.

Я когда-то умру — мы когда-то всегда умираем,
Как бы так угадать, чтоб не сам — чтобы в спину ножом:
Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,
Не скажу про живых, а покойников мы бережем.

Голос репера, который произносит эти строки, слышится мне как: голос Ареса… И меня переносит в недавнее прошлое…

Тремя часами ранее…

— Пора. — Произносит голос Габриеля, и я покидаю квартиру.

Пока мы спускаемся в лифте, я вспоминаю, о чем попросила его два дня назад.

— Найди мне этого ублюдка. — Проскрежетал мой полный ненависти и боли голос. Габриель, нахмурившись, смотрел на меня.

— Ты уверенна, что это то, чего ты хочешь?

— Да.

Лифт открылся, сообщая сигналом о прибытии. Как только мы вышли на улицу, Габриель подозвал двоих своих бойцов, те безмолвно кивнули. Внедорожник начал своё движение в другую сторону от кладбища. Каждая минута питала предвкушение предстоящего… Ладонь Габриеля, вложила в мою ладонь холодный металл, на меня издевательски смотрел складной, остро заточенный нож.

Внедорожник остановился около заброшенного склада. Стикс был здесь, он следил за мной из-под опущенной головы. Мы вошли за ржавые ворота склада. И я встретилась с серыми грозовыми глазами. Даже сейчас он нагло усмехался, наблюдая, как я приближаюсь к нему. Он стоял на коленях рядом с внедорожником троих близких друзей Габриеля. И он стоял на коленях не один. Их было трое. Остановившись в трех шагах от Ареса, я посмотрела на Стикса, он едва заметно кивнул. Альберт, Рик, Арес все они стояли предо мной на коленях.

— Я ведь не хотела этого всего… — Начала я, глядя в его наглые серые глаза. Теперь, они казались мне чужими. Арес усмехнулся.

— Уже страшно. — Рассмеялся он. — Думаешь меня можно напугать этими парнями? — Он приподнял бровь. Я покачала головой, поджав свои губы.

— Я не собираюсь пугать тебя. — Жестко и расчетливо произнесла я, раскладывая нож в своей ладони. Взгляд Ареса метнулся к острому лезвию.

Он понял.

— Вероника, мы квиты. Прекрати всё это. — Голос Альберта дрогнул. Моя голова медленно повернулась к нему.

— Шестнадцать членов моей семьи за твоего сына? — Я по сумасшедшему рассмеялась. Альберт округлил глаза, понимая, что назад дороги нет. — Ты умрешь последним. Будешь смотреть на то, что натворил. — Жестко рыкнула я.

Из внедорожника послышалась громкая музыка. IMAGINE DRAGNOS — BELIEVER. Мой взгляд метнулся на Габриеля, который прибавил громкости, и приподнял уголок губ. Очень смешно…

Шаг вперед, я встретилась с зелеными глазами Рика, они были полны ужаса и страха. Мои пальцы сжали его блондинистые волосы, я откинула его голову назад. Моя ладонь поднесла нож к его горлу, и я ухмыльнулась. Острое лезвие перерезало его глотку, алая кровь брызнула в мою сторону, я оттолкнула его тело на бетон. Альберт молил остановиться, но я не слушала, я подошла к Аресу. Он едко ухмылялся, он ждал смерти, он не боялся.

— Прощай. — Проскрежетал мой голос.

Я вспорола ему горло, из его рта полилась кровь, его тело задергалось в конвульсиях. Я смотрела, как уходит из него жизнь, он уходил из моей жизни, оставив в ней кромешный хаос и тьму. Остановившись около обезумевшего Альберта, я смотрела, как слезы катятся по его глазам. Он посмотрел на меня жестко, бесчеловечно, расчетливо.

— Ты не проживешь долго. — Проскрежетал его голос полный обещания. Я имела наглость рассмеяться.

— Возможно. — Усмехнулась я. — Но я проживу дольше, чем ты. — Одним движением руки я вогнала нож в его горло.

Стикс забрал у меня орудие. Он ничего не говорил, он всё понимал.

* * *

НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ…


Внедорожник подъезжал к моему дому.

Ложь — убивает семьи. В моем случае, в прямом смысле этого выражения.

Я бы хотела все исправить, поступить по-другому.

Я бы хотела отдаваться своей семье полностью, без всяких ссор и склок. Говорить с каждым из них, каждый грядущий день, смеяться, обнимать каждого из них при первом удобном случае.

Но, сука — жизнь никогда не давала мне вторых шансов.

Моя вера в Ареса Раймонда была самым великим даром… Она же, стала роковой ошибкой…

Внедорожник остановился около дома. Охрана вышла следом за мной. Я покачала головой.

— Габриель, мне больше нечего бояться. Угрозы больше нет. — Я посмотрела в его карие глаза. Он вдохнул полной грудью.

— Ладно, но Стикс проводит тебя до дверей. — Согласился он.

Стикс подоспел вовремя, мы вошли в подъезд. Он приобнял меня за талию.

— Их тела найдут совсем скоро. — Шепнул он мне на ухо. Стикс позаботился об этом. Я кивнула.

— Ты знал о том, что замышляет Арес? — Спросила я, входя в лифт. Стикс покачал головой.

— Он был сам не свой последние две недели. Я перестал его узнавать. — Стикс нажал на кнопку.

Это всё казалось безумием.

Но правды теперь никто не узнает.

Как только створки разъехались, я достала ключи. Стикс ждал пока я войду.

— С тобой точно будет все в порядке? Ты не собираешься покончить с собой? — Стикс всегда говорил в лоб то, что думал.

— Это было бы слишком эгоистично. Я последняя в своем роду, Стикс. — С этими словами я вошла домой, закрывая за собой двери.

Кромешная тишина, была настоящим адом. Справлюсь ли я? Не будет ли соблазнительным искушение покончить с собой? Швырнув ключи на тумбочку, я прошла к двери гостиной и села прямо в проходе глядя на телевизор, который работал в беззвучном режиме. Я забыла его выключить, когда уходила. Канал новостей прокручивал моменты моего интервью в повторе. ЭТО УВИДЕЛА ВСЯ СТРАНА. Ранее, моя робость не позволила бы мне так откровенно говорить об этом. Но не сейчас. Я изменилась. Стала другим человеком.

Когда теряешь веру — ты становишься кем-то другим. И этот кто-то, совершенно тебе неизвестен.

Слезы от адской боли в груди, и безмолвный крик заставили меня скрутиться калачиком в проеме дверей. Холодный паркет обжигал мою щеку. Слезы катились ручьем. Я любила их всех. Каждого по-своему особенно. Но они никогда не узнают об этом. Они все мертвы. Арес мертв. Он был человеком, который позволил мне по настоящему вдохнуть, он же был тем, кто принес эту боль в мою жизнь.

Пара кожаных мужских туфель появилась прямо перед моим лицом.

— Хоть одна из пролитых тобою слез, была по мне? — Глубокий, всепоглощающий голос раздался в гостиной.

«Тогда я воскресну и убью того кто это сделал».

Мурашки пробежались по моей коже.

Я рассмеялась. Как душевно больной, психически неадекватный человек.

Этого блядь не может быть.

Я убила его, четыре часа назад.

ГЛАВА 38

АРЕС
Настоящее время…

Моя обувь находиться в сантиметрах от её лица. Она смеется, как сумасшедшая из фильмов ужасов.

Ебись, оно конём…

Мне стоило много усилий отойти от неё и сесть на диван. Мои пальцы зарылись в волосы, когда я склонил голову. Идиот, я должен был рассказать ей всё с самого начала.

Две недели назад…

Я ушел, действительно ушел. Растоптал чувства маленькой девочки. Но блядь, я должен был это сделать. Я припугнул её пистолетом, сказал что убью, заставил её поверить в свои слова. Моя уверенность в том, что отец Никки, сделает так, как мы и договаривались, была стопроцентной. Этот ублюдок должен был спрятать Никки в надежном месте.

В тот же день я уехал из страны. Мои заместители по-тихому продавали мой бизнес, акции, активы и всё прочее. Мне нужно было оставить лишь видимость того, что бизнес существует, лишь обвертку. Пока деньги от продаж капали на мои левые счета, я искал место… Место, в котором мы с Никой сможем спрятаться. Уехать навсегда. Я учитывал все риски, купил нам новые паспорта на другие имена. Нашел дом на берегу океана в округе, которого не было ни души. Также договорился с одним частным владельцем самолёта, мы должны были улететь два дня назад.

Но блядь всё пошло не по плану.

Убийство Даниэля Старка планировалось годами. Я знал день, место, время, когда это произойдет. Но Никки не должно было там быть. Этот придурок вместо того чтобы спрятать её, как мы и договорились в его кабинете, забрал её к себе. Он не доверял мне. А ему и не зачем было. Я не сказал ему ни слова о том, что его скоро убьют. Лишь то, что Нике грозит опасность. Мой отец, когда узнал о существовании Вероники Старк, решил помучить Даниэля перед смертью. Похитить её, и измываться над ней, снимая это всё на видео. Именно это должно было быть последним, что увидел бы Даниэль Старк.

Я пытался это предотвратить.

Не вышло.

Он меня не послушал и проиграл.

А всё потому, что моя семья имеет много секретов и одним из них являлся мой брат. Брат близнец — Арман Раймонд. Официально его не существовало. Так вышло, что на второй день после родов, моей матери сказали — что Арман мертв. Есть свидетельство о смерти.

Но наша гребанная медицина…

Мой брат был жив.

Только его перепутали с другим ребенком, который умер в соседней кроватке от отёка легких.

Эту новость моим родителям сообщили через месяц после выписки. Люди, которым отдали изначально Армана, были блондинами с карими глазами. Тест ДНК определил что ни один из предположительных родителей, таковым не является.

Арман стал моей тенью. Его не существовало, и отец не хотел делать опровержение. Он уже тогда был слишком хитро выебаным.

Арман ненавидел меня, призирал меня, завидовал мне. Потому что у меня было всё то, чего не было у него. Школа у меня — у него домашнее обучение. Вечеринки у меня — у него телевизор и книги.

Когда мы подросли. Отец сделал всё так, что Арман заменял меня в бизнесе, являлся на несговорчивые встречи, был мной, когда это было нужно. Арман прятался в моей тени… Но он был куда страшнее. Из-за несправедливости у братца появились садистские наклонности. Убивать и мучить животных он начал еще в двенадцать лет.

Лукас Раймонд — это отдельный разговор. Лукас не был нашим родным братом. Лукас появился на свет когда моему отцу было пятнадцать, а его матери четырнадцать. Позже мой отец женился на моей матери, и забрал Лукаса у непутевой мамаши. Мамаши — которая после его смерти напилась и уснула с сигаретой во рту. Сгорела заживо. Лукас — был изгоем в нашей семье. Легко догадаться, кто с ним поладил — Арман. Мне же было плевать на сводного брата, у меня была своя жизнь.

После смерти Лукаса, Арман стал куда более жестоким и обезумевшим.

Именно поэтому я пытался оттолкнуть Никки в нашу последнюю встречу. Она могла нарваться на Армана, когда меня не было в городе.

Так и произошло…

Ублюдок настроил на моём телефоне переадресацию.

Ночью, четыре дня назад…

Мне позвонил Даниэль. На другой телефон. Тот, о котором знал лишь я и он.

— Вероника пропала. Это ты сделал ублюдок? — Прорычал в трубку Даниэль.

Мои ноги подкосились. Сердце ушло в пятки. Все пошло не по плану. Отец понял, что я собираюсь сбежать. Он решил действовать на неделею раньше.

Пока я летел частным рейсом обратно в Аквариум (как подметила Никки), я то и дело звонил отцу, Рику, Армнану даже Стиксу, но ни один из них не брал трубку. В два часа ночи мне пришло сообщение. От Даниэля.

«Они здесь. Спаси мою девочку, молю.»

И сука, знал бы он, какой невыполнимой задачей это было для меня. Если она у них, есть всего один шанс из ста, что она сможет выбраться. И к этому шансу я её готовил.

Когда я приземлился, то первым делом отправился на склад, в котором должны были держать Нику. Там было пусто. Сломанный стул, веревки, лежащие посередине комнаты, лужа крови, и выбитое в коридоре стекло.

Надежда.

В моей душе затаилась надежда на то, что Никки сумела выбраться.

Через полчаса я припарковался недалеко от её дома. Сразу подметив семь человек в гражданской одежде, которые следили за её домом. Не знаю, кто они, но эти парни охраняют её. Быть уверенным в ком-то кроме себя я не мог. Войдя в дом напротив дома Никки, я постучал в квартиру, которая граничила с этажом и окнами Вероники.

Я следил за ней, из соседнего дома.

Хозяевам квартиры я заплатил за молчание и неудобства. Заплатил настолько много, что они не задавали вопросов.

Я не знал, что произошло с ней. И эти три дня не мог узнать.

На четвертый день, Вероника в сопровождении свиты квалифицированных (как я успел заметить) бойцов, покинула дом. Именно тогда я попал в её квартиру.

Включив телевизор, я слушал новости. Спустя час, на экране появилась Вероника, прямая трансляция.

Она рассказала ВСЁ.

И мне не за что её винить.

Я слушал с трепетом, каждое сказанное ею слово. Будто проживал каждый из этих дней заново. То, что испытывала ко мне, эта девочка… Я не ошибся, желая сбежать с ней, СПАСТИ ЕЁ.

Я узнал всё.

— Вы будете мстить за свою семью?

— Оглянитесь, вот к чему приводит месть. — Её голос был резок. Я потер лицо ладонью.

Как только прямой эфир закончился и Вероника села во внедорожник, мой телефон зазвонил.

Мирка.

— Твои братья и отец мертвы. Девчонка постаралась. — Раздался его голос с акцентом.

Мои легкие заполонил кислород. Я сжал скулы, моё молчание длилось, казалось вечность.

— Это даже к лучшему.

Я отключился, отбрасывая телефон.

Она убила меня. Вот так просто убила.

Я хмыкнул.

Может она чему-то и научилась.

По крайней мере, я поверил в её ложь, которую она произнесла, перед тем как уехать с кладбища. Умная девочка… Она уже отомстила…

ГЛАВА 39

Моё тело все еще находилось на полу. Но теперь, я не смеялась. Мои веки были широко распахнуты.

У Ареса был брат близнец.

Он рассказал мне всё.

И сейчас я не могла подобрать слова.

Он смотрел на меня из-под густых ресниц, без какого либо призрения, либо желания убить. Он знал, что я сделала. Но не винил меня в этом.

— Арес… Я правда не могу… Не могу уйти с тобой… — Качая поникшею головой призналась я. Арес тяжело сглотнул.

— Никки, тебе сложно, я приму твою боль как свою. — Он скатился с дивана на колени, глядя в мои глаза. — Позволь мне позаботиться о тебе. — Прохрипел его голос.

Но я не могу. Он… Его семья…. Убили всю мою семью прямо либо косвенно. Он всё знал.

— Нет, Арес. — Отрезала я. — Тебе стоит уйти, и в этот раз навсегда. — Вздохнула я, обнимая свои колени.

— Что за хуйня? — Прорычал он, я подняла голову, он прибавлял звук на телевизоре.

— Убийства продолжаются. Час назад произошла череда взрывов. Всеми известные из последних событий Раймонды убиты. В разных частях города, одновременно произошли взрывы. Количество жертв достигает двадцати человек. — Диктор приложила руку к уху. — Мне только что сообщили что Арес Раймонд, его брат Рик и их отец найдены убитыми около здания Раймонд- Индастриз. — Она сделала паузу. — Что это? Месть Вероники Старк? Либо же это сделали люди, которые посочувствовали этой девушке? Очень похоже на акт правосудия. Оставайтесь с нами, мы будем держать вас в курсе последних событий.

Арес очень медленно перевел опасный, жуткий взгляд на меня. Его лицо помрачнело, скулы заиграли.

— Вероника. — Произнес он глубоким, диким голосом. Я смотрела, на него, не моргая. — Ответь честно. Это твоих рук дело? — Проскрежетал его голос.

— Нет. Клянусь. — Я качала головой. Моё сердце вырывалось из груди. Арес встал на ноги.

— Мне действительно лучше уйти.

И он ушел…

ЭПИЛОГ

Три недели спустя.

Позади меня шло двое конвойных. Мы почти подошли к одной из решетчатых преграждений коридора. Я уже находилась в подобном месте. В СИЗО. Но это была Крайманская тюрьма строгого режима. Конвойный открыл дверь, второй ждал пока я пройду. Три недели назад, я не могла представить, что это случиться со мной.

— Лицом к стене. — Скомандовал конвойный.

Дверь отворилась, и я шагнула в кабинет. Пастельные тона стен и бежевые, кожаные кресла. Вот чем еще отличалось это место. Обстановкой.

Я прошла за бежевый стол и села во главе. Предо мной на диване сидело трое парней. Я оценила каждого из них взглядом.

— Моё имя Вероника Старк и какое-то время я буду заменять вашего штатного психолога. — Произнесла я, постукивая папкой по столу. Массивная рука легла на спинку моего кресла.

— Моё имя Арес Каймонд, и я буду ассистентом мисс Старк. — Его глубокий голос заставил меня обернуться.

Он выглядел непроницаемо спокойным. Его внешность немного изменилась, волосы стали ещё короче, но не утратили своего хулиганского вида, еще одна деталь, на Аресе были очки для чтения, и в них его глаза казались ещё глубже, еще проницательнее.

Неделей ранее, Арес появился на пороге моего дома.

— Я знаю, кто причастен к убийству наших семей. — Произнес с порога он. Я лишь рассмеялась.

— Арес, мою семью убила твоя семья. Я убила твоих братьев и отца. — Я пожала плечами. Арес вошел в квартиру без приглашения.

— В наших планах было лишь убийство твоего отца и его жены. — Арес поджал губы.

— Значит, они передумали и поменяли план. — Мой голос надломился. Арес покачал головой.

— Я тоже так подумал. Но, если не ты убила остальных членов моей семьи, значит, это сделал кто-то третий. Подумай сама, взрывы. Почему в обоих случаях непричастных родственников убивают взрывами? Это не совпадение. И я нашел того, кто делает такие детонирующие устройства. — Арес почесал голову. Он был слишком взбешенным.

— Арес, я не хочу вновь проходить через всё это. — Исказившимся голосом прошептала я. Арес понимающе кивнул.

— Я не брошу тебя это раз. Ты всё еще в опасности это два. Я влюблен тебя это три. — Арес загибал пальцы. Моя челюсть упала на пол. — И если ты не хочешь найти ублюдков, которые искоренили, оба наших рода… Мы можем всё бросить и свалить из страны.

Думаю, понятно, что я выбрала.

И в этот раз, у нас был план.

Один из составляющих этого плана сидел на диване среди двух других потенциальных убийц.

— Настало время познакомиться. — С улыбкой произнесла я.

— Меня зовут Стикс, и я здесь потому, что трахнул своего босса? — Он виновато глянул в сторону Ареса. Я едва сдержала, смех. Арес, поджав губы, едва заметно покачал головой, сощурив глаза. Ведь последним боссом Стикса был Арес. — Я трахнул и убил босса? — Стикс поглядывал на Ареса украдкой. Грудь Ареса поднялась от того что он слишком глубоко вдохнул.

— Стикс, если ты забыл, то ты здесь, потому что подорвал машину начальника местной полиции. — Поправила я его.

Для остальных, это выглядело как будто Стикс — придурок.

Так оно и было.

ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА

Здравствуйте, уважаемые читатели!!! Если вам интересно, что произошло дальше, читайте развернутый эпилог:

«Воскреснуть может только Арес»


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ЭПИЛОГ
  • ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА