КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412127 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 151047
Пользователей - 93941

Впечатления

кирилл789 про Зайцева: Трикветр (СИ) (Любовная фантастика)

заглянул на страничку автора и растерялся: домоводство, юриспруденция, сделай сам и прочее. читать начал с осторожностью, а оказалось, что автору есть, что рассказать! есть жизненный опыт, есть выруливание из ситуаций, есть и сами ситуации. жизненные, реальные, интересные, красиво уложенные в канву фэнтази-сюжета.
никаких глупостей: шла, споткнулась, упала, встала, шагнула, упала, и так раз семьсот подряд.
или: позавтракала, вышла за дверь, купила корзинку пирожков, пока шла по улице сожрала, а, увидев кофейню - зашла перекусить.
прелесть что за вещица!
мадам зайцева и мадам богатикова сделали мою прошлую неделю. спасибо вам, дамы!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: В темном-темном лесу (СИ) (Любовная фантастика)

очень приятная вещь. и делом люди заняты, и любовных отношений в меру, и разбираются именно так, как полагается: взрослые люди по взрослому. бальзам души какой-то.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Ведьмина деревня (Любовная фантастика)

идеализированная деревенская жизнь, которая никогда такой не бывает. осилил половину. скучно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: На Калиновом мосту над рекой Смородинкой (СИ) (Любовная фантастика)

очень душе-слёзо-выжимательно. девушки рыдают и сморкаются в платочки: "вот она какая, настоящая любофф". в общем, читать и плакать для женского сословия.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Шегало: Меньше, чем смерть (Боевая фантастика)

Вторая часть (как ни странно) оказалось гораздо лучше части первой, толи в силу «наличия знакомства» с героиней, то ли от того, что все события первой книги (большей частью) происходили «на заштатной планетке», а тут «всякие новые миры и многочисленные интриги»...

Конечно и тут я «нашел ложку с дегтем», однако (справедливости ради) я сначала попытался сформировать у себя причину... этой некой неприязни к героине. Итак смотрите что у меня собственно получилось:

- да в условиях когда «все хотят кусочка от твоего тела» (в буквальном смысле) ты стремишься к тому, чтобы обеспечить как минимум то — чтобы твои новые друзья обошлись «искомым кусочком», а не захотели бы (к примеру) в добавок произвести и вскрытие... И да — тут все правильно! Таких друзей, собственно и друзьями назвать трудно и не грех «кинуть» их при первом удобном случае... но...

- бог с ним с мужем (который вроде и был «нелюбимым», несмотря на все искренние попытки защитить жизнь героини... Хотя я лично ему при жизни поставил бы памятник за его бесконечное терпение — доведись мне испытывать подобные муки, я бы давно или пристрелил героиню или усыпил как-то... что бы ее «очередная хотелка» не стоила кому-нибудь жизни). Ну бог с ним! Умер и ладно... Но героиня идет тут же фактически спасать его убийцу (который-то собственно и сказал только пару слов в оправданье... мол... ну да! Было... типа автоматика сработала а мы не хотели...)... Но сам злодей так чертовски обаятелен... что...

- в общем, тема «суперзлодеев» и их «офигенной привлекательности» эксплуатируется уже давно, но вот не совсем понятно что (как, и для чего) делает героиня в ходе всего (этого) второго тома... Сначала она пытается что-то доказать главе Ордена, потом игнорирует его прямые приказы, потом «тупо кладет на них», и в конце... вообще перебегает на другую сторону!)) Блин! Большое спасибо за то что автор показал яркий образец женской логики, который... впрочем не понятен от слова совсем))

- И да! Я понимаю «что тонкости игры» заставляют нас порой объединяться с теми..., для того что бы решать тактические задачи и одержать победу в схватке стратегической... Все это понятно! И все эти союзы, симпатии напоказ, дружба навеки и прочее — призваны лищь создать иллюзию... для того бы в один прекрасный момент всадить (кинжал, пулю... и тп) туда, куда изначально и планировалась. Все так — но вся проблема в том что я просто не увидел здесь такую «цельную личность» (навроде уже упоминавшейся мной героини Антона Орлова «Тина Хэдис» и «Лиргисо»). И как мне показалось (возможно субъективно) здесь идет лишь о вполне заурядном человеке (пусть и обладающем некими сверхспособностями), который всем и всякому (а в первую очередь наверное самому себе), что он способен на Это и То... Допустим способен... Ну и что? Куда ты это все направишь? На очередное (извиняюсь) сиюминутное женское желание? На спасение диктатора который заслужил смерть (хотя бы тем что он косвенно виноват в смерти мужа героини). Но нет — диктатор вдруг оказывается «белым и пушистым»! Ему-то свой народ спасать надо! И свои активы тоже... «а так-то он человек хороший... и добрый местами»... Не хочу проводить никаких параллелей — но дядя Адя «с такого боку», тоже вроде бы как «был бы не совсем плохим парнем»: и немцев спасал «от жестоких коммуняк», и раритеты всякие вывозил с оккупированных территорий... (на ответственное хранение никак иначе). А то что это там в крематориях сожгли толпу народа — так это не со зла... Так что ли? Или здесь сокрыт более глубокий (и не доступный) мне смысл?

В общем я лично увидел здесь очередного героя, который считает что вокруг него «должен вертеться мир», иначе (по мнению самого героя) это «не совсем справедливо и так быть не должно».

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Тур: Она написала любовь (Фэнтези)

душевно написано

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Шагурова: Меж двух огней (Любовная фантастика)

зачем она на позднем сроке беременности двойней ездила к мамаше на другую планету для пятиминутного "пособачится", так и не понял. а так - всё прекрасно. коротенько, информативненько, хэппиэндненько. и всё ясно и время не занимает много.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Верховный Главнокомандующий (fb2)

- Верховный Главнокомандующий [СИ] (а.с. Я, Николай ii...-1) 20.47 Мб, 922с. (скачать fb2) - Сергей Николаевич Зеленин

Настройки текста:




«Я, Николай II...»

Часть первая: Верховный Главнокомандующий.



Оглавление

Вместо предисловия.

Глава 1. «Не человечьим хотением, но Божьим соизволением»…

Глава 2. Попаданец и его команда.

Глава 3. Под знаком свастики…

Глава 4. Блеск и нищета Самодержца.

Глава 5. Царский завтрак.

Глава 6. Попытка дворцового недоворота.

Глава 7. Второй день «онлайн» - полёт нормальный!

Глава 8. Ники – первая кровь.

Глава 9. Новые назначения.

Глава 10. Пулемёт! Полцарства за пулемёт!

Глава 11. Царская работа.

Глава 12. Штирлиц, Юстас и дни хлопот…

Глава 13. Корона из Российской Империи.

Глава 14. Карамультук для императорской охоты на либерала.

Глава 15. Полтора фунта мелинита для царского хозяйства.

Глава 16. «Ирония судьбы», или как говорится: «С лёгким паром, Ваше Величество!».

Глава 17. Вторая древнейшая профессия.

Глава 18. Гнуснейшие против подлейших…

Глава 19. «Великое посольство».

Глава 20. Приударим автопробегом за «Георгиевским Крестом»!

Глава 21. По страницам ещё не написанных мемуаров.

Глава 22. Мейшагольская позиция.

Глава 23. «Туман войны».

Глава 24. Пока звонит колокол…

Глава 25. «Канны» на реке Вилия.

Глава 26. Разбор «полётов», раздача крестов и «слонов».

Глава 27. Герой нации… На час!

Глава 28. Скелеты из императорского шкафа.

Глава 29. Секс-десант попаданца.

Глава 30. На подступах к «четвёртой» власти.

Глава 31. Царская работа 2: кадры, которые решат всё!

Глава 32. Без галстуков.

Глава 33. В поисках консенсуса.

Глава 34. Генералы для песчаных карьеров.

Глава 35. Младотурки и академики: нет повести печальнее на свете…

Глава 36. Ловля младотурка «на живца».

Глава 37. «Манифест об отречении»… С отсрочкой приговора!

Глава 38. Раздувающий «из искры пламя».

Глава 39. Точка бифуркации.

Глава заключительная. Человек в кожаной маске.


Вместо предисловия.

«Август - сентябрь 1915 года

24 июля, на другой день по оставлении Варшавы, в Ровно происходило совещание главнокомандующих. Ставка была чрезвычайно подавлена и расстроена. Деморализован был и генерал Иванов, фронту которого между тем серьезной опасности не угрожало. Было решено начать укрепление линии Днепра. Генерал Алексеев рассчитывал, как мы видели, собрать в ковенском направлении маневренный кулак, но плану этому не суждено было осуществиться. 26 июля перешла в наступление Х германская армия генерала Эйхгорна, нанеся удар 40-м резервным и 21-м армейским корпусами по XXXIV армейскому корпусу нашей 10-й армии, прикрывавшему Ковно. Эйхгорн штурмовал 28-го Ковенские позиции, но был отбит. 1 августа он повторил атаку и 3-го прорвал линию фортов. Позорное поведение коменданта, генерала Григорьева, бросившего вверенную ему крепость на произвол судьбы, привело к безначалию и разрозненности контратак, без труда отраженных немцами. 5 августа — одновременно с падением Новогеоргиевска — было оставлено Ковно. Линия Нижнего Немана пала — и задуманный генералом Алексеевым маневр был сорван.

Рисунок 1. 1915 год – второй год войны. «Великое отступление» русской армии.


Атакой Ковно руководил герой Брезин генерал фон Лицманн, командир 40-го резервного корпуса. Она напоминает атаку Льежа — прорыв линии фортов и захват города и цитадели в тылу. Ковно защищали Пограничная пехотная и 124-я пехотная дивизии и 102-я ополченская бригада. Гарнизон этот был лишь отчасти поддержан XXXIV армейским корпусом генерала Вебеля (бригада 104-й пехотной дивизии). Мы потеряли 20000 пленными и 450 орудий на верках крепости. Генерал Григорьев бежал (как он сам пытался оправдаться, за подкреплениями). Он был судим и по преступному мягкосердечию суда приговорен только к 15 годам крепости.

Одновременно с фланговым ударом Х германской армии на Ковно IX армия и группа Войерша нажали с фронта. 8 августа Гренадерский и XVI корпуса были сбиты, и 4-я армия отошла от Седлеца на Грабовец. В то же время был потеснен и наш XXI армейский корпус 1-й армии. 9 августа была оставлена линия реки Бобра и покинут Осовец, о стойкость коего трижды разбивались германские армии. В этот день русские армии благополучно вышли из польского мешка. Угроза с Нарева исчезла, фронтальный же удар армий Шольца и Галльвица не представлял большой опасности.

13 августа генерал Алексеев предписал общий отход на линию Средний Неман Гродно — Кобрин. 3-я армия, имевшая в первых числах августа упорнейшие бои у Влодавы, эвакуировала Брест-Литовск. Все Царство Польское было уже отдано врагу, и сейчас мы начинали уже терять Литву.

У Влодавы особенно жаркие бои шли 3 августа во II Кавказском корпусе. В последовавших затем боях Кавказская Гренадерская дивизия прорвалась из окружения в гродненских лесах. Крепость Брест-Литовск являла картину полного запустения с кирпичными верками, заросшими травой и кустами. Она, по свидетельству генерала Б. В. Геруа (тогда командовавшего Лейб-Гвардии Измайловским полком), производила впечатление заброшенной помещичьей усадьбы.

Было приступлено к перегруппировке всех наших армий. 13-я армия упразднялась. Ее корпуса переходили в 3-ю, а управление во главе с генералом Горбатовским перебрасывалось на крайний правый фланг фронта в Курляндию и образовывало новую 12-ю армию из части сил 5-й армии и резервов. Прежняя 12-я армия генерала Чурина вливалась в 1-ю, а эта последняя большую часть своих войск передавала во 2-ю армию.

Наконец, на 17 августа было назначено создание нового фронта — Западного из 1-й, 2-й, 4-й и 3-й армий под общим начальством генерала Алексеева. Три северные армии — 12-я, 5-я и 10-я — должны были остаться в составе Северо-Западного фронта. В ожидании выздоровления все еще болевшего генерала Рузского они были объединены под общим руководством генерала Плеве, передавшего 5-ю армию генералу Гурко.

16 августа XI германская и Бугская армии обрушились на нашу 3-ю армию. Ковель и Владимир-Волынский были потеряны. 3-я армия была отброшена в Полесье, и ее отход повлек за собой отступление остальных армий Западного фронта. 1-я армия эвакуировала Белосток, а 2-я — Гродно после жестоких боев I армейского корпуса с 20 по 21 августа с VIII германской армией. Линия Немана — Буга пала.

В результате всех этих неудач Ставка потеряла дух. Растерявшись, она стала принимать решения, явно несообразные. Одно из них — непродуманная эвакуация населения западных областей в глубь России — стоило стране сотен тысяч жизней и превратило военную неудачу в сильнейшее народное бедствие.

Ставка надеялась этим мероприятием создать атмосферу 1812 года, но добилась как раз противоположных результатов. По дорогам Литвы и Полесья потянулись бесконечными вереницами таборы сорванных с насиженных мест, доведенных до отчаяния людей. Они загромождали и забивали редкие здесь дороги, смешивались с войсками, деморализуя их и внося беспорядок. Ставка не отдавала себе отчета в том, что, подняв всю эту четырехмиллионную массу женщин, детей и стариков, ей надлежит позаботиться и о их пропитании.

Организации Красного Креста и земско-городские союзы спасли от верной голодной смерти сотни тысяч этих несчастных. Множество, особенно детей, погибло от холеры и тифа. Уцелевших, превращенных в деклассированный пролетариат, везли в глубь России. Один из источников пополнения будущей Красной гвардии был готов.

Прежнее упорство — Ни шагу назад! — сменилось как-то сразу другой крайностью — отступать куда глаза глядят. Великий князь не надеялся больше остановить врага западнее Днепра. Ставка предписывала сооружать позиции за Тулой и Курском.

Аппарат Ставки начал давать перебои. В конце июля стало замечаться, а в середине августа и окончательно выяснилось, что она не в силах больше управлять событиями. В грандиозном отступлении чувствовалось отсутствие общей руководящей идеи. Войска были предоставлены самим себе. Они все время несли огромные потери — особенно 3-я армия — и в значительной мере утратили стойкость. Разгромленные корпуса Западного фронта брели прямо перед собой. Врагу были оставлены важнейшие рокадные линии театра войны, первостепенные железнодорожные узлы: Ковель, Барановичи, Лида, Лунинец.

Предел моральной упругости войск был достигнут и далеко перейден. Удару по одной дивизии стало достаточно, чтобы вызвать отступление всей армии, а по откатившейся армии сейчас же равнялись остальные. Истощенные физически и морально бойцы, утратив веру в свои силы, начинали сдаваться десятками тысяч. Если июнь месяц был месяцем кровавых потерь, то август 1915 года можно назвать месяцем массовых сдач.

На Россию надвинулась военная катастрофа, но катастрофу эту предотвратил ее Царь…»

Антон Антонович Керсновский «ИСТОРИЯ РУССКОЙ АРМИИ».


«ПРИКАЗ

Армии и Флоту

23-го августа 1915 года

Сего числа я принял на себя предводительствование всеми сухопутными и морскими вооруженными силами, находящимися на театре военных действий.

С твердою верою в милость Божию и с непоколебимой уверенностью в конечной победе будем исполнять наш святой долг защиты родины до конца и не посрамим земли Русской.

НИКОЛАЙ».


«На пути к победе мы сделали новый большой шаг вперед. Обладающий стальной волей Великий князь был отстранен. Царь встал во главе войск…», -

Немецкий генерал Людендорф Э. «Мои воспоминания о войне 1914 - 1918 гг.»


Глава 1. «Не человечьим хотением, но Божьим соизволением»…

«Настанет год, Россіи черный год,

Когда царей корона упадет,

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда дѣтей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных мертвых тѣл

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать;

И станет глад сей бѣдный край терзать;

И зарево окрасит волны рѣк.

В тот день явится мощный человѣк,

И ты его узнаешь, — и поймешь,

Зачѣм в рукѣ его булатный нож.

И горе для тебя!

Твой плач, твой стон;

Ему тогда покажется смѣшон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом...», - Ю.М. Лермонтов «Предсказание».


«Какая отвратительная рожа…, - думал я, стоя перед зеркалом и со всех сторон рассматривая своё новое обличье, - это, видать, я чем-то очень сильно перед Господом согрешил в предыдущей жизни - раз он меня не в чё хорошее «вселил» а, в это…».

В принципе, я достаточно скромен и умеренно амбициозен: ни в какой отдельно выступающий орган, мне - «выдающиеся» исторические личности особо не упирались. «Кесарю – кесарево, а слесарю – слесарево», - как говорит в таких случая народная русская пословица. Я, вполне был бы согласен и, на тело какого-нибудь простого работяги или мужика… Конечно желательно – помоложе и, чтоб все особо важные части были - как минимум не меньше, чем у предыдущего тела. Дальше, я уж как-нибудь сам – не дурак чай и, руки из хорошего места растут… Росли. Если, не до какого-нибудь ихнего Форда при капитализме - то уж, до какого-нибудь нашего Лихачёва при социализме, я бы точно допрогрессировался! Ну, при благоприятном стечении обстоятельств, конечно…

Но, что сцуко обидно, из зеркала на меня бучило свои паскудные буркалы, сорока семилетняя волосатая морда последнего Романова – Самодержца Российского «и прочая, прочая, прочая», мать его – Императрицу Марию, ети! Николая Второго и, Последнего - то бишь.

- Вот же, козёл, а?! И, даже здесь, всё у тебя не слава Богу, - достаточно громко сказал я вслух, - ведь, не «гига» из памяти этого утырка не помню! «Отформатировали» что ли тебе, лошара, «жестяк» - как перед установкой новой «Винды»?! …Тьфу!

Действительно, всю свою «первую» жизнь вполне отчётливо помню – вплоть до самого последнего своего вздоха. Даже, то помню - что помнить бы, категорически не хотелось… А, вот из жизни своего «помазанного» Реципиента, - как ни напрягался, НИЧЕГО!!! Видать, до того пустая жизнь у того была - что и, передавать попаданцу вселенского типа, из неё нечего…

- Вот же, блядь! – почти крикнул я, с досады, - какое-то, неправильное попадалово получилось! Не как у людей…


***

Не… Когда я в себя пришёл после стремительного путешествия «к свету в конце чёрного туннеля», я несказанно был рад – аж, скакал как кенгуру до одышки от счастья, звеня крестами на груди и гремя тяжёленькой саблей на поясе, по всему царскому купе-кабинету – просто, битком набитому роскошной мебелью, обшитой коричневой кожей! Рад, что снова живой и без признаков мучительной болезни, что буквально за пару месяцев превратило меня – вполне ещё бодрого семидесяти- пятилетнего старикана, в мычащее от боли животное. Но, потом - когда разобрался кто я и где я и, какое время «на дворе» и, окончательно удостоверился что - это не сон и не бред… Потом, когда на возню явился заспанный адъютант в идиотском мундире, зажёг свет – позолоченные бра с какими-то древними, никогда мною ранее не виданными электролампочками и, обозвал меня «Вашим Императорским Величеством»… Потом, когда я его грубо выгнав, порылся в найденных бумагах… Когда добрался до зеркала и, увидел эту похабную рожу с прокуренными волосами жёлто-табачного цвета на морде…

Рисунок 3. Рабочий кабинет Николая II в Императорском поезде.


Вот тут то, я и окончательно поверил! А поверив, прослезился…

Ладно бы в ещё «мелкого» Николая – желательно до его «круиза» в Японию и, получения по шарабану тупой саблей японского городового - за аморальное поведение в каком-то местном самурайском Храме1.

Ладно бы незадолго – до, или непосредственно - после, войны с Родиной этого самого городового…

Но, как я узнал - хорошенько обследовав пространство купе-кабинета вагона Императорского поезда, где очутился и, из документов кои нашёл и изучил, сейчас – 25 августа 1915 года…

Здрасьте, как говорится - приехали! Следующая остановка – конечная станция «ЖОППА»!!!


Позавчера, этот лузер взял на себя обязанности Верховного Главнокомандующего, отстранив своего родного дядюшку – Великого Князя Николая Николаевича. Конечно, тот тоже – тип был ещё тот и, заслужил прозвище «Выдающаяся бездарность». Однако, какой ни какой – но, всё же профессиональный военный и, уже имеющий некий «боевой» опыт… Хотя бы и, опыт «Великого отступления» из русской Польши - весны-лета этого года. И, главное – имеющий немалый авторитет в войсках и обществе и, умеющий держать в руках генеральскую братию. По крайней мере, к такому выводу я пришёл - из трудов историков и информации из Интернета «там».

…И, Императорская Россия – медленно, но уверенно-поступательно сползающая к пропасти военного поражения, а затем – революции и гражданской войны, поскакала туда весёлым галопом, сама себя изо всех сил нахлёстывая.

Ещё полтора года и, ВСЁ!!!

В следующем – шестнадцатом году, победная эйфория Брусиловского порыва сменится уныньем кровавой бойни под Ковелем - где в безвестных болотах в пойме реки Стоход ляжет костьми Императорская Гвардия и, любой дурак в России и за её пределами поймёт - что победа в этой войне нам не светит… По крайней мере с таким…

С таким «Самодержцем»!

Мои генералы, снюхашись с либералами из Думы и ворами из Центрального Военно-Промышленного Комитета, меня же предадут и свергнут, мои министры из Правительства переметнутся на их сторону, народ плюнет в мою сторону, отвернётся и займётся своими делами – дезертирством из Действующей армии и прихватизированием барской землицы… Союзнички дадут деньги, «советников» и благословение западной демократии на это.

Наши «лихие девяностые» - в условиях идущей полным ходом Великой Войны, уложатся в несколько месяцев и, «хрустящей французской булкой» России, больше нет! Ни императорской, ни демократической… И, подобравшие власть с земли большевики, драконовскими методами Ивана Грозного, Петра Великого и руками Сталина, будут вынуждены пролить моря крови - чтоб это всё это гниющее и кишащее паразитирующими червями мясо, снова сшить заново и несколько «продвинуть» - модернизировать, то есть…. Чтоб, через 75 лет снова всё просрать!

Ну а, меня вместе с «приёмной» семьёй расстреляют в уральском подвале – а, при следующих уничтожителях русской государственности – «либералах-рыночниках», произведут в святые православные великомученики…

На мгновенье, приморозило от мысли:

- Интересно, меня первым убьют или сперва мне предстоит наблюдать смерть женщин и детей?

БББРРРР…

Они мне никто и, звать их «никак», но…

НЕ ХОЧУ!!!


Первой мыслью было самому застрелиться – чтоб, товарищей лишний раз не утруждать… Им и, без меня - есть кого расстреливать! Тем более, что при «теле» царя - одетого в военную форму с полковничьими погонами, обнаружился револьвер системы «Наган» в кобуре. Однако, меня остановила…

Вера в Бога!

Самое интересное, что «ту» жизнь я прожил безбожником - хотя и, не был отмороженным напрочь атеистом. Типа, живу я хоть и не праведно - но и, особенно то и, не грешу… По делам же воздастся каждому, да? А среди «дел» моих земных особенных грехов нет! По молодости, конечно, куролесил немало – но, потом остепенился и, сравнительно честно трудился всю жизнь – добывая свой «хлеб насущный» в поте лица… Ну и, к хлебу что-нибудь, желательно - маслянистого и икрянистого.

Вот и, всё!

В Бога же, по-настоящему я поверил не тогда - когда мучительно подыхал в конце второго десятилетия двадцать первого века и, исступленно молил всех богов и чертей заодно, об ниспослании мне лёгкой смерти. И, даже не тогда - когда пришёл в себя «здесь» и понял, что жизнь – как моё сохранённое сознание, продолжается…

А, вот буквально только что! Когда найдя раскрытый дневник на столе последнего «недержанца», прочёл последнюю его запись в нём: «Господи, помоги и вразуми меня!».


***

В случайности ещё могу поверить, в совпадения нет. Значит, моё «попадалово» не результат какой-то нелепой игры слепого случая, а вполне осознанный замысел… Кого?

БОГА?!

Ну, а кого ещё?!

Ну, под эти термином можно подразумевать просто какой-то высший разум - а не бородатого дедушку с добрым-предобрым лицом и со светящимся нимбом вокруг головы, сидящего верхом на облаке, строго следящего за всеми нашими земными проделками и внимательно выслушающего все наши хотелки в молитвах…

Что хочет от меня этот «высший разум»?

Ээээ…

Увы, надо честно посмотреть правде в её бесстыжие зенки…

Что хочет маленький мальчик, отрывающий у пойманной мухи крылышки и проверяющий – сможет ли она взлететь, вопреки всем законам аэродинамики? Или, привязывающий к собачьему хвосту консервную банку с камешками внутри? А, ещё в моём детстве был один любитель наблюдать - как брошенная с крыши девятиэтажки вдоль стены кошка, изо всех сил отчаянно цепляясь за бетон когтями, с обречённым мяуканьем скользит вниз и разбивается в кровавые брызги об асфальт отмостки…

«Высший разум» – чё, вы?! По сравнению с кошкой. Иначе б, наоборот было – кошка мальчика с крыши скинула и наблюдала бы, как он жалобно мяукает…

Что «ЕМУ» стоило предотвратить Первую мировую… Любую войну? Уверен, ничего не стоило - раз такими «технологиями» обладает. Так нет, он посылает сознание простого смертного - имеющего всего лишь ещё советское образование инженера и опыт выживания в лихое постсоветское время предпринимателя, в тело уже обречённого русского Императора, уже обречённой Российской Империи.

Та же кошка – с тоскливым предсмертным мяуканьем стачивая об бетон когти, скользящая вниз навстречу…

СМЕРТИ!!!


***

Короче, самостреляние в голову отменяется: хошь не хошь - а делать что-то придётся! Не то «ОН» рассердится по-настоящему и «вселит» в следующий раз в какого-нибудь шестикрылого таракана - за пару секунд до удара тапком.

- ХАХАХА!!! – я вслух рассмеялся.


Первым делом, подсчитаем доставшиеся мне «рояли»… Материального, конечно ничего нет – не считая, конечно саму идею «попаданства», ставшую вдруг «материальной силой».

Внешний осмотр впечатление оставил двойственное…

С одной стороны, тело моего «реципиента» - хотя и, смердело насквозь прокуренным волосяным покровом на лице и, обладало дыханием и лёгкой одышкой заядлого курильщика, всё же было достаточно крепким и мускулистым.

Прежний «хозяин», как мне было известно - был большим любителем пеших и конных прогулок, рубки дров, уборки снега лопатой и стрельбы по всему живому и движущемуся… Не, до стрельбы по собственным поданным собственноручно царь не опустился - но бездомных кошек, собак и ворон истребил достаточно.

«Высший разум», ёпсель!

Но, с другой стороны… К примеру, рост мог бы быть и, повыше. Метр шестьдесят девять - да, я б в его теле - «тому» себе, под мышку бы дышал! Тьфу… К тому же, сложен несколько негармонично – ноги несколько коротковато, по сравнению с туловищем выглядят.

КЛОУН!!!

И в кого ты, интересно, таким ушлёпком уродился, а?! Ведь, что отец, что дед, что прадед Николая, здоровущими мужиками были!

Осмотрел руки и, особенно костяшки кулаков… Не, не боец!

Общий вывод: если б не расстреляли, прожил бы ещё лет триста этот малорослик… Ой, извиняюсь – тридцать. Ну, что ж… И, на том спасибо ТЕБЕ(!!!), кем бы ты не был!


Теперь, подсчитаем нематериальные «рояли».

Из «послезнания» мне досталась информация из скаченных в Интернете и затем прочитанных статей, книг… Художественные фильмы и видео, положим из «Ютуба» опустим - за несерьёзностью этого источника инфы. В последнее время, именно этим временем интересовался, Первой мировой войной и именно этой ничтожной личностью – как чувствовал, что ли… Тем более, официальная российская пропаганда – с «великого» ума, не иначе, стала «раскручивать» эту историческую «личность» и инфа про последнего самодержца, в Инете – прямо из каждой щели вылазила. Память у меня с самого раннего детства была отличная и, склероз с маразмом - как мне кажется, обошли её стороной. Конечно, не абсолютно всё: «здесь помню, здесь не помню» - как-то фрагментарно, короче.

Отчётливо – хоть счас печатай, помню из одной статьи современного мне российского историка об моём «Реципиенте»:

«Николай II обычно вставал в 7 часов, завтракал и начинал изучать документы, передаваемые на просмотр и решение. Работал самостоятельно, личного секретаря не заводил. На рабочем столе лежал календарь ежедневных встреч и приёмов. В 11 часов он делал перерыв – гулял по парку…».


Сразу же настораживает отсутствие «личного секретаря» - в «своё» время, как-то не обратил внимание. Как, так?! Например, я Сталина - без Поскребышева, себе не представляю… Да и, себя я без секретарши не представлял – когда «раскутился» и более-менее на ноги встал. Так то – пара десятков бутиков, пара заправок да автостоянок, да более-мене продвинутое СТО…

А, это – ИМПЕРИЯ!!!

Календарь? Да, вот он и пометки какие-то на его страницах имеются – в этом историк не соврал. Что там у нас на сегодня? Что моим предшественником запланировано?

Так, так, так…

Кажется в десять утра, мне предстоит впервые - будучи в ипостаси Верховного Главнокомандующего ехать в Ставку и слушать там доклад моего начальника штаба генерала Алексеева.

Естественно, мне стало немножечко страшноватенько…


Чтоб, отвлечься, открываю дневник своего Реципиента наугад и, читаю первое попавшиеся за 1894 год… Сразу же, не по-детски напрягает частое упоминание об плохом здоровье «моей» гемофильной Аликс:

14 октября 1894 г.

«Аликс ехала в коляске, так как надо беречь ее ноги, чтобы боли не возобновились».

19 октября 1894 г.

«Побоялся за ее ноги, чтобы она не устала лезть наверх».

Кажется, это за день до смерти отца моего Реципиента – Императора Александра Третьего…

Точно!

Дальше, как под копирку: «За обедней бедной Аликс сделалось дурно, и она вышла… У Аликс разболелась голова»; «Аликс легла раньше, так как все еще не чувствовала себя хорошо»; 29 января 1895 г.: «Дорогая Аликс проснулась с головной болью, поэтому она осталась лежать в постели до 2-х»; 3 марта 1895 г.: «Гулял один, так как Аликс лежала в постели до 12 ч.»; 5 марта 1895 г.: «Аликс осталась лежать и завтракала в постели. Аликс легла пораньше»; 9 апреля 1895 г.: «К несчастью, у дорогой Аликс продолжалась головная боль целый день», «Только теперь, после целой недели, у нее прошли головные боли!»


Достали, если честно, уже её болячки… И где только, ему такую убогую нашли?!

Наконец, нашёл кое-что про дела государственные:

«12-го января.

Имел только доклады Дурново, Рихтера и гр. Воронцова; никого, к счастью, не принимал…».

Мля… Радость школяра от несостоявшегося по причине болезни препода, последнего урока. Как я уже понял, никакой полезной инфы из дневника последнего императора не почерпнёшь… Ну, его на фиг, вернёмся поближе к сегодняшнему дню! Открыл последнюю страницу царского дневника и прочитал последние две записи:

«23-го августа. Воскресенье.

Спал хорошо. Утро было дождливое: после полудня погода поправилась и стало совсем тепло. В 3.30 прибыл в свою Ставку в одной версте от гор. Могилева. Николаша ждал меня. Поговорив с ним, принял ген. Алексеева и первый его доклад. Все обошлось хорошо! Выпив чаю, пошел осматривать окружающую местность. Поезд стоит в небольшом густом лесу. Обедали в 7½. Затем еще погулял, вечер был отличный».


Надеюсь и, сегодня «всё обойдётся хорошо»! Вот только не понятно, что за «обед» такой – в 7.30? Это «семь тридцать» утра или вечера?

Однако, каков стиль… Без трёх лет пятидесятилетний мужик и, вдруг - «Николаша», на ещё более взрослого мужика! Блевануть хочется…

Ладно бы там, про сына, внука или какое другое дитё неразумное, но это должно быть «мой» дядя – Великий Князь Николай Николаевич-Младший, которому мой предшественник в этом теле, дал хороший «поджопник» - сместив с поста Верховного Главнокомандующего. Сейчас он пакует чемоданы – не сегодня-завтра уедет на Кавказ командовать одноимённым фронтом. Вроде, неплохо себя проявит против турок - хотя многие историки много позже будут писать, что Младший прохлаждался там в роли «свадебного генерала»: командовал всеми операциями в Закавказье небезызвестный генерал Юденич.

А «ген. Алексеев», это нынешний - уже мой Начальник штаба Верховного Главнокомандующего. Кстати, гнида ещё та!

Это он и, ещё одна «гнида» – командующий Северным фронтом генерал Рузский, вынудили отречься от престола русского царя!

И, вовсе не Ленин с Троцким - а мой собственный начальник штаба скажет мне второго марта по старому стилю: «Ваше Величество должны себя считать как бы арестованным» и, в этом дневнике появится запись: «Кругом измена, и трусость, и обман!»

Хватился!

Кажется так было, да? В смысле будет…


Вчерашняя, последняя запись:

«24-го августа. Понедельник.

Проснулся около 9 час. Утро было такое красивое в лесу. После, чая поехал в Могилев в собор и оттуда в дом губ. правления, где помещается ген. Алексеев, штаб и управление ген.-квартирм. После доклада перешел в дом губернатора, где живет Николаша. Подписал ему рескрипт и приказ по армии о принятии мною верховного командования со вчерашнего числа. Господи, помоги и вразуми меня!»


В этом месте, «Господь» его видать и, того… «Вразумил» мною!


Полистал ещё, где-то с середины:

«11-го июля. Понедельник.

Проспал подъем флага и встал в 9¼. Погода была солнечная, жаркая, со свежим SO. В 10 ч. прибыл Вильгельм к кофе. Поговорили до 12 ч. и втроем с Мишей отправились на герм. крейс. «Берлин». Осмотрел его. Показали арт. учение.»

Да…

А кто у нас «Миша»? Без вариантов – Великий Князь Михаил Александрович, родной брат последнего Императора. Который, вслед за мной отречётся от этой «должности»… Сейчас, он командует знаменитой «Дикой Дивизией», в которую собрали всех отморозков Кавказа - чтоб занять их делом и, хоть как-то контролировать. Точно не помню истории этого кадрового «назначения» - но, типа, вроде никому другому, как брату «белого» царя, абреки подчиняться категорически отказывались.

Ладно, дружно сделаем вид, что поверили…


Полистал… Вот ещё «перл» из императорского бумаготворчества: «Встал поздно. Было серо и таяло, 2° тепла. В 4½ прибыл в Киев. Поезд простоял на станции два с½ часа. Ксения, Ольга и Сандро провели со мною все это время — приятно было встретиться. В 7 ч. тронулись дальше. Вечером поиграл в домино с Нилов[ым] и Граббе…»


Полистал ещё… Потом - ещё и, ещё… Да, где здесь: «Встал рано, в 7 часов»? Короче, врут всё историки - Николай II вставал не «рано», а когда хотел.

Вообще, на редкость пупырёвые у «самонедержанца» дневники! Неужели, правителю довольно-таки приличной – хотя бы по размерам державы и, написать для потомков больше нечего – кроме как про то, с кем он играл в домино?! Ощущение, что не царь и Самодержец Всероссийский писал а, какой-то нуб в «Фейсбуке»…


Что там ещё у меня из «роялей»?

Ну, технически, я очень даже хорошо для этого времени подкован. Средняя школа, машиностроительный техникум… В армии служил в автобате учебной танковой дивизии, заочно закончил ВУЗ - факультет «автомобили и тракторы», а потом полжизни работал механиком, затем – главным инженером и наконец – директором крупного автотранспортного предприятия. После неких, всем хорошо известных событий – частного, «прихватизированного» мною лично… Ну, а что мне делать было? Ждать, когда его «прихватизирует» чужой дядя?

Не… Олигархом не стал, но «гроши» постоянно имелись – как у меня, так и у моих сотрудников.

Крутиться приходилось… Так, что – какой-никакой, а опыт выживания в неблагоприятной обстановке имеется.

Не знаю, пригодится ли – ведь, масштабы несравнимые! Не сеть заправок и шиномонтажек предстоит открывать – а, потом от конкурентов, рэкетиров да «чёрных» риелторов свой бизнес оберегать, а великую державу спасать!

Ну и, себя – любимого заодно, в этом чужом, постылом теле… А вдруг, больше никакого «вселения» не будет?!

А, ЖИТЬ ТО ХОЧЕТСЯ!!!

Как той кошке – изо всех сил цепляющейся уже сточенными когтями, за бетон панельной многоэтажки…


***

Итак, все «рояли» рассмотрели… Теперь, внимательно проанализируем все «кирпичи», которые обязательно прилетят мне на голову.

Самый главный из них какой? Хм…

ЭТО Я САМ!!!

Вернее, ничтожная личность последнего «помазанника», которого я сейчас… Вернее, который сейчас меня «олицетворяет» своим венценосным мурлом.

Процентов восемьдесят населения этой страны - а, то и все девяносто девять, желали бы видеть меня в гробу – причём, непременно в светлой обуви. Это не предположение, это ФАКТ!!!

Из всех русских генералов, в пиковый момент изъявших желание впрягтись за Самодержца был лишь один - да и, тот нерусский! Хан Гуссейн Нахичеванский – командир Гвардейского Кавалерийского Корпуса… Да и, то скорее всего, по собственной тупости - не поняв вовремя куда ветер дует и, всего лишь на словах2.


Интересно, что произойдёт, если поймут, что «я это не я»? А ведь поймут – первым делом близкие, родственники… Как на это прореагирует тот же «Миша»? Не поднимет ли он своих «диких» против самозванца – чтоб, самому усесться на престол? Да, вроде не должен – никаких амбиций у него по «реальной» истории, замечено не было…

Опять же моя дражайшая гемофильная «половина» - Императрица Александра, дочери, сын…

Ну, те пока далёко – в Петрограде, посему можно пока отложить решение этой проблемы в дальний ящик.

А, в Ставке? Конечно, заметят и, не только Миша - что царь дескать, «НЕ НАСТОЯЩИЙ»!!!

Что произойдёт?

Если законного «помазанника» в семнадцатом году поганой метлой, то меня – не имеющего никакой легитимности… Или, время пока не пришло?

Не…

Очень многие от меня зависят, замена Императора повлечёт большие кадровые подвижки: одни вверх, другие – вниз… «Верхние» не хотят, «нижние» не имеют доступа к «телу» - чтоб разоблачить… Так? Или, не так?

А с другой стороны, не начни «кадровые перестановки», не смени «верхи» - расстрельного подвала не избежать…

ЧТО ДЕЛАТЬ?!


Блин, голова идёт кругом… Я, практически, метался в панике по царскому купе-кабинету, спотыкался об мебель и напряжённо думал:

«…С другой стороны, какая «легитимность», к такой-то – вполне определённой императорской матери?! Моя царская морда – вот моя «легитимность»! А если чудю – то нам, царям, дозволено чудить! На французском престоле, ваще был разок Людовик Сумасшедший… Вот тот, ЧУДИЛ(!!!) - стеклянным прикидывался!»

А, я?

Ну, подумаешь - не то сказал, не туда пошёл, не так назвал а, этого не узнал и перепутал генерала с губернатором, а губернатора – с гувернёром.

ИМПЕРАТОР И ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ, ПАНИМАЕШЬ!!!

Столько тяжких дум про судьбу отечества, такая ответственность на мне лежит за судьбы России - что поневоле «ку-ку» воробьям делать будешь…

«Вот только осторожно надо с «чудакованием»,- легла мне на царственное чело тень¸- а то один тут – Павел Первый, чудил-чудил - да дочудился! Вилку ему в бок воткнули или табакеркой лоб проломили? Блин, не помню: я его постоянно с его, тоже – чудаковатым папашей путаю, с Петром Третьим: тот тоже бывало чудил и, тоже - нехорошим кончил…».


***

А почерк? Подпись?!

Меня пробил холодный пот…Мне же указы ПОДПИСЫВАТЬ!!!

Ну, там – законы, манифесты… Что ещё? Декреты. Не, «декреты» - это не ко мне! Это – к другим товарищам.

Я громко расхохотался:

- БУГАГАГА!!!

Снова уселся за письменный стол. На столе сделанном, видимо из карельской березы и бука, стоял бронзовый позолоченный набор письменных принадлежностей из - не менее, двенадцати предметов. Куда, столько?! Нашёл среди них ручку – слава Богу со стальным а не гусиным пером, чернильницу… Это, что за хрень? «Промокательница», что ли… Не помню, как правильно называется.

Ну, сам «процесс» я немного представляю – главное, не макнуть перо слишком глубоко, иначе получится клякса… Нашёл в документах образец почерка – черновик какой-то… Ни фигасе, загогулина какая! Подумав, решительно пишу:

«Я, Николай Второй, Верховный главнокомандующий, Император всея Руси и прочая…

Подпись: Николай».

Рисунок 4. Автограф Николая Второго.

Первым делом – порвал пером бумагу… Кляксы, просто достают… Где-то с десятой попытки удалось, подписаться более-менее похоже и чисто. Заметил - когда расслабился и подумал об постороннем. Наверное, «мышечная память» реципиента сработала.

АГА!!!

Точно! Вспомнил, что читал где-то, как-то: даже у потерявших полностью память - в результате тяжёлой контузии к примеру, почерк остаётся прежним. А безусловно видимое отличие текста - есть результат моего эмоционального состояния…

Так… Намотаем себе на ус, задумаемся об «розовых слонах» и повторим.

Ещё разок… Ещё и, ещё раз – «ещё»… Определённо, императорская подпись у меня получается! Ну, а «тексты» пускай за меня секретарь пишет или машинистка печатает – надо будет обязательно обзавестись. Как управлять государством, не имея секретаря и машинистки3? Да, он по ходу и, не управлял – само всё как-то катилось, катилось и докатилось… Коллективный разум какой-то – грёбанный «Солярис»!

Ещё минут пять поупражнялся - очень даже годно получается. Теперь, эти «художества» надо спрятать, чтоб не нашли и не подумали чего такого – «чего», подданным категорически думать не надо. Куда спрятать? Не в мусорную корзину же!

Ага… Здесь имеется небольшая библиотека. Ну и, чё «мы» - Император Российский и прочая, прочая, прочая читали?

Книги, в основном религиозные или исторические романы – несерьёзного содержания. Взял одну выбрав на русском языке, полистал… Боже мой, какая лютая графомань, картон и шлак!

ФТОПКУ!!!

Но, ничего: чтоб, что-нибудь зашкерить - вполне себе сойдёт. Вот туда – меж страниц книг и спрячем свою писанину.

А потом как-нибудь, как освоюсь немного на новом месте и в новом теле, их и эти дневники, надо будет как-нибудь втихаря сжечь. Особенно, последние – чтоб, не позориться пред потомками такими «мемуарами»…

Ведь, теперь он - это теперь Я!!!

- АЗ ЕСМЬ ЦАРЬ!!! «Не человечьим хотением, но Божьим соизволением»…


***

Немножко успокоился…

Но, всё равно не помешало бы придумать какой-нибудь «финт ушами» - чтоб знающий меня народ, поменьше обращал внимание на мои - возникшие вдруг ни с того, ни с чего закидоны с примбамбасами. Хотя бы первое время: потом пообвыкнутся и, будет типа - так оно и, «испокон веков» было.

Всё-таки, семьдесят пять лет, что я прожил «там», это – СРОК!!! И, жизненный опыт у меня просто наибогатейший. Неужель, не обдурю хроноаборигенов?!


Так, так, так…

«Листок дерева лучше всего спрятать в лесу, бумажные листы среди страниц книг в библиотеке, а странности в поведении…».

Я подошёл к зеркалу и присмотрелся повнимательнее к своей августейшей харе: «Ну, что за уё…ищный вид! Особенно, вот эта смердящая табачищем чмырдяйская бородка и усы - как у п…дора из сельской местности… ТЬФУ!!!»

Очень сильно захотелось плюнуть в собственное теперь отражение, но я сдержался невероятным усилием силы воли.

Взгляд, плавно скользнул ниже… Мешковато – несмотря на все аксельбанты и ордена на ней, выглядящая гимнастёрка с полковничьими погонами, отстойные шаровары, высокие – до колена сапоги:

- Тьфу… Бесовская одёжа!

«А, прикид… Мля… Ему, что? Царю, никто не говорил, что выглядит он - как последнее чмо? Как отставной прапорщик Советской Армии, устроившийся работать сторожем на колхозную бахчу? НЕТ?! Заговор, не иначе!»

Вдруг, осенило: «А перемену в поведении, можно спрятать за переменой во внешности! Последняя «перемена», не так сильно настораживает…»

ТОЧНО!!!

«Сбрить вонючую волосню на морде царя и, переменить отстойный прикид – от которого нафталином позапрошлого века и говном солдатской казармы несёт, на какой-нибудь более продвинутый. Все будут таращиться на бритую царскую рожа и обновку и, меньше обращать внимания на то, что он делает или говорит…».

ШОК!!!

Вот что мне надо, чтоб хоть что-то изменить в ожидающей меня участи!


Засомневался… Посидел, подумал – может, что ещё что умное придумаю. Нет, как назло - ничего больше в голову не лезет…

Ладно, пора действовать! Ещё, что может спасти меня от разоблачения - это уверенность в поведении и, даже некая наглость – мол, происходящая от полной уверенности в свой правоте и безнаказанности. Столько раз она меня в той жизни – в «пост-реформенный» её период, спасала! Неуж, не спасёт и в «дореволюционный»?!

Не дай Бог, начну мямлить и сопли жевать как Иван Васильевич при «перемене профессии»:

- «Вельми понеже… Весьма вами благодарен! Поелику мы… зело… на самолёт опаздываем»!

«Неужель, не увижу никогда больше этой божественной комедии?! – всё моё естество воспротивилось, - О, НЕТ!!! Только не это!».


Впрочем, в это время Булгаков живой и… Наверное, он сейчас всё ещё простой врач и, даже не задумывается об литературной деятельности. Надо будет… Ладно, как разгребу со всем, обязательно познакомлюсь с ним и подскажу великому писателю парочку забавных сюжетов про попаданцев в прошлое и вселенцев… В животных!

ХАХАХА!!!


Глава 2. Попаданец и его команда.


«…Этот небольшой круг постоянно оптимистически настроенных придворных создавал условия для идиллии в Царском Селе. И если бы не было этих людей, скрывающих всё от царской четы, видимо, эта идиллия не завершилась бы таким страшным концом для царя и России. Все эти Фредериксы, Воейковы, Саблины и Ниловы в значительной мере способствовали наступлению страшной катастрофы…», - немецкий исследователь Рене Фюлоп-Миллер.


За окном царского вагона, едва задребезжал рассвет…

Который час, интересно? В столе видел карманные часы – не «Фаберже», конечно, всего лишь «Павел Буре» в золотом корпусе… Но, время по ним узнать можно: седьмой час.

Интересно, почему царь не носил часы постоянно с собой? …Без вариантов: потому что - бездельник. Засунул «луковицу» в нагрудный карман гимнастёрки… Или, что это? Аааа… Полковничий мундир! Гимнастёрки, они у солдат. Вот, так вот «штирлицы» и палятся… Но, я же не простой Штирлиц!

Я – БОГОМПОМАЗАННЫЙ!!!

- «Рюриковичи мы»!

Не дай Бог, конечно, вслух такое кому ляпнуть… «Романовы» мы – мать их, так-перетак и разэтак!


***

На письменном столе Императора – рабочий беспорядок. Пепельница, пачка - кажись турецких папирос, массивный серебряный портсигар, спички – мой Реципиент был заядлым курильщиком (кстати, уже при наших юродствующих в православии «демократах», он станет ЕДИНСТВЕННЫМ(!!!) курящим среди православных великомучеников!), бумаги, письменные принадлежности… В «той» жизни я тоже курил - но «уже» лет тридцать, как бросил… Спасибо тебе, о Боже и, сейчас не тянет!

Так… С чего начать? А начинать с чего-то нужно!

Практически, каждый первый из моих литературных коллег, «попав» - тут же, вспомнив как он в детстве или юношестве обязательно занимался каким-нибудь экзотическим видом восточных единоборств, делает себе деревянного… Нет, не коня… Этого, как его? «Микитру»?! И, начинает его изо всех сил колотить-молотить. Короче, «попав» - первым делом занимается руко- ного- машеством, а также бегает кругами вокруг стойбища хроноаборигеннов.

Вспомним счастливое социалистическое детство… Не, я не мастер ни восточных, ни просто - каких-нибудь боевых единоборств! Полгода обыкновенного европейского бокса – уже в старших классах и, лет пять, уличного. Совсем мелким ходил на спортивную гимнастику, акробатику, вольную борьбу: секций в моём городе очень много было - СЛАВА КПСС!!! Ничем всерьёз так и, не увлёкся и никаких спортивных разрядов не имею. С пятнадцати лет, почти всё своё свободное время убивал у отца в гараже - где он подпольно «костоправил», за обещания подарить мне сперва мопед, затем – мотоцикл.


Ещё раз осмотрел «нежные» костяшки кулаков и короткие ноги - доставшиеся мне от Реципиента… Не, это не мой путь! В конце концов, этому телу скоро стукнет полтинник и надо бы его поберечь.

Умение бить кого-нибудь по морде руками и ногами, а так же умение быстро - от кого-нибудь или за кем-нибудь бегать, навряд ли спасут - как самого попаданца, так и державу в целом – ради чего, я был видимо «вселен» волею Творца…

Попаданцу - для выполнения его миссии, нужно не умение рифтовать кому-нибудь физиономию - а нужна КОМАНДА!!!

Так, так, так… А где её взять – «команду», то? Ведь, по всем историческим книжкам, доподлинно известно, что окружение у Николая Последнего:

а) Было бездарным,

б) Бездарное окружение не подпускало к царю людей способных и даровитых.


Ну и, чё делать будем при таких исходных условиях?

Делать нечего: будем «лепить» команду из того, что под руку подвернётся - так сказать, «из г…овна и веток». В конце концов, есть известная поговорка: «лев во главе стада овец, всегда победит стадо львов во главе с бараном»…

Ну, или где-то так.


На столе электрический звонок для вызова… Адъютанта? Нет, не так – для «флигель-адъютанта»!

Ну, что? Пора начинать, помолясь! Ну, с Богом…


***

Перекрестись, нажимаю на звонок и, спустя пару минут в дверях нарисовывается первый встреченный мной хроноабориген: мужиксредних лет, при погонах с белой выпушкой по краям, вычурным вензелем и, короной между двумя просветами, на офицерском мундире с аксельбантами. Напрягши память, я припомнил,что такие погоны соответствуют званию флигель-адъютанта Свиты, что равнозначно званию полковника. Лицо довольно приятное, со следами развитого и потом загубленного службой интеллекта, слегка круглое,с щегольскими усиками - подкрученными по-гусарски вверх. Мы с ним ещё ночью познакомились - когда я его просто послал «по горящей путёвке», не разобравшись в ситуации.

К сожалению, не могу – по «тем» фотографиям, опознать - кто это такой. Припоминаю, фамилии царских дежурных флигель-адъютантов4: Мордвинов, Силаев, Ден… Ээээ… Саблин. Ещё там кто-то - не помню уже.

Не… Последний был из моряков и носил звание «капитан первого ранга». Кроме того, он - капитан царской яхты. Здесь где-нибудь есть поблизости Белорусское море? Нет? Значит, один из первых трёх…

Блин и, Ден кажись – капитан первого ранга! Они, что? Уже канал прорыли?!


Там был ещё один генерал-майор… Фамилия, ещё такая прикольная… Эээ… Петров-Соловьёв, что ли? Нет, всё-таки склероз меня слегка задел – рикошетом, так сказать.

Не… Тот вроде - генерал для особых поручений. Ладно, не будем отвлекаться… Значит, будем считать, что этот «флигель» – Мордвинов, хотя пока так называть не будем – до прояснения.


Другой существенный вопрос: как с членами моей свиты общаться? Подделываться - «косить», под царя?

КАК?!

В принципе, попробовать можно – психологический портрет своего реципиента я знаю достаточно хорошо.

Рисунок 5. Флигель-адъютант, полковник Свиты Его Императорского Величества Мордвинов Анатолий Александрович.

НЕТ, НЕ ПОЙДЁТ!

Фальшь будет заметна сразу! Мало того, очень смешно буду выглядеть – ведь, всё равно, вляпов и влипов не избежать…

А, как тогда?

БЫТЬ САМИМ СОБОЙ И БУДЬ, ЧТО БУДЕТ!!!

А, кто я такой?

В армии, я от звонка до звонка – от рядового курсанта автобата, до старшего сержанта служил в учебке. Кто был в Советской Армии, тот в курсе! А кто служил на Украине, тот слышал пословицу: «Лучше попой сесть в костёр, чем попасть служить в Остёр!» Вот в нём – в Остре, то есть – посёлке городского типа «Десна»,в учебной танковой дивизии я и, служил - в постоянном составе.

Ещё, много книжек и фильмов про «войну» читал и видел и, кое-что знаю из армейского юмора, взаимоотношений и «субординации». Думаю, за прошедшее время они сильно не изменились.

Ну и, потом – в течении довольно продолжительной жизни, со многими типами дело приходилось иметь. Так что, смогу!


***

Лицо у флигель-адъютанта слегка встревоженное и напряжённое:

- Доброе утро, Ваше Императорское…

Смотрит так, как будто бы не узнаёт. Наверное, обычное выражение моего лица, как-то резко изменилось.

- И, Вам не хворать,- прерываю его и указываю на стоящее напротив стола кожаное кресло, - присядьте, господин флигель-адъютант - нам надо очень серьёзно с Вами поговорить…

- Слушаю, Ваше Величество, - где-то в глубине глаз, насторожённость.

Вести приём я решил в стиле своего Реципиента - про который так кстати вспомнил: Николай, встречал посетителей - непременно выходя из-за стола и, потом беседовал с ними стоя спиной к окну. Нехитрый психологический приём: лицо царя при этом находилось как бы в тени, а мимика собеседника была отчётливо видна. Вот и кресла, видать, он расположил по тому же принципу.

- А не надоело Вам ещё на побегушках бегать, - неожиданно спрашиваю, - в смысле: а не засиделись ли Вы во «флигелях», как красная девица в невестах?

Целая гамма чувств – лёгкий испуг, недоверие, недоумение, какое-то детское любопытство – «что дальше будет», пробежала на лице моего первого соратника по команде.

- Достаточно долго Вас знаю…, - эх, знать бы ещё хотя бы имя-отчество! – Вы – умны, воспитаны и, достаточно энергичны и предприимчивы и, тем не менее - до сих пор ходите в флигель-адъютантах, сиречь в полковниках… Непорядок!

- Служба Вашему…, - решил поскромничать, а у самого в глазах – радостное ожидание!

ОН – МОЙ!!!

- Не перебивайте! …Всю ночь я думал, Господу нашему молился и пришёл к выводу, что одному – без помощников, мне справляться со своими обязанностями необычайно трудно… Да, чего уж там греха таить – НЕВОЗМОЖНО!!! Оттого то и, дела в нашей Империи - от года в год, всё хуже и хуже. Короче, господин флигель-адъютант, я решил создать свой личный секретариат…

Глаза у предполагаемого Мордвинова, потихоньку начали расширяться, а рот приоткрываться. Кажется, он хочет отказаться от столь такой чести.

Опережая его возможный отказ, я:

- Вы пригашаетесь на работу в качестве Генерального Секретаря…

Блин, случайно выскочило - хотел же сказать просто: «личного секретаря»! Прикусил было язык - да, уже поздно «заднюю» втыкать.

Ну, да ладно – хроноаборигены не курсе, значит – пролезет со свистом.

- С присвоением Вам звания генерал-майора Свиты и оклада…

Тут, меня посетило любимое домашнее животное – жаба. Флигель-адъютант Свиты – он, поди и, так неплохо зарабатывает, да? А какой с него «Генеральный Секретарь» получится – ещё неизвестно… Так, зачем тратить лишнее?

- …С испытательным сроком в один год. Как год пройдёт и, мы друг в друге не разочаруемся - тогда и об увеличении оклада поговорим…, - подумав, я многообещающе добавил, - а может быть и, раньше – всё от Вас зависит!

- «Генерального секретаря»?! – конкретно зависает, болезный - в потугах понять, что это за должность такая.

- Главой моего личного секретариата – не тупите, господин генерал-майор свиты!


К моему вящему удивлению, мой верный (очень сильно надеюсь!), Флигель не обрадовался новому назначению, а чуть ли не заистерил:

- Ваше Императорское Величество… Увольте от такой милости, Господом Богом Вас прошу! Отправьте лучше в Действующую армию – коль, стал Вам неугоден…

Интересно, очень интересно… С виду взбесившись, я привстал и, грозно рявкнул, сверху вниз:

- «В Действующую армию»?! А дерьмо за всех нас, я один разгребать буду?!

Не на шутку перепугавшись своего, непохожего на себя самого суверена - вдруг обнаружившего замашки какого-нибудь восточного деспота, предполагаемый Мордвинов вжавшись в кресло, «прижал уши».

- Извольте объясниться, господин флигель-адъютант: чем Вам не угодила моя «милость» - что Вы отбояриваетесь от неё с истовостью католической монашки, от секса с мужчиной?!

- Так, ведь было уже, Ваше Императорское Величество! Было, причём - неоднократно…

- А, вот с это места – прошу поподробней!

Уловив недоумённый взгляд, без пяти минут «генсека»:

- Возможно, я что-то не знаю или запамятовал? Расскажите мне, господин генерал, что «было», причём – «неоднократно».

В принципе, история мне достаточно знакомая - но всё же не помешает лишний раз её услышать из уст свидетеля событий а не со страниц книги лукавого историка.


***

Мордвинов, просто охреневая от мой «забывчивости» (по его виду, мимике и интонации очень сильно заметно), вкратце рассказал мне - что попытки обзавестись личным секретариатом у моего Реципиента уже были… Так, в самом начале его правления, некий Мамонтов полулегально готовил для него краткие «пресс-релизы». Но, как только ближайшим царским окружением эта деятельность была замечена, это нововведение тут же пресекли - а секретаря-нелегала, прогнали взашей куда-то в Тмутаракань.

Николай Последний, пытался привлечь родственников или друзей к «бумажной» работе… Однако, они - или отлынивали от этой деятельности или получали конкретный «отлуп» от других категорий этого контингента. В частности, родная мамаша Реципиента - сама имеющая личного секретаря горячих кавказских кровей, категорически противилась появлению такого же у сына… В смысле – такой же организационной структуры. Ну и, супружница наша - такова ж, оказывается! Имея целый секретариат из фрейлин, мужу в таком удобстве отказывала.

ВОТ, СУЧКА!!!

В тяжёлые годы Первой Русской Революции, роль личного секретаря фактически исполнял Дворцовый Комендант генерал Трепов5 - в определённых кругах известный под прозвищем «Патронов не жалеть!»… Опять же – тайно.

Но, нет на свете ничего «тайного»! Очень скоро, это стало «секретом Полишинеля» и, мало того, что Императору пришлось давать объяснения всем – начиная от собственной матери, собственной жёнушки и заканчивая грозным Сергеем Юльевичем Витте… Так, ещё в бульварных газетах появились карикатуры - в которых Трепова называли не иначе как «Трепов Первый» - в пику Николаю Второму!

С восходом же на российском политическом «небосводе» такой «звезды» как Петр Аркадьевич Столыпин, Трепов как-то уж – очень весьма «кстати», «вовремя» скоропостижно скончался… И, больше попыток обзавестись личным секретарём, Самодержцем не предпринималось, хотя иногда - по очень большой запарке, царь доверял камердинеру Труппу ставить печати на документах.

Короче понятно: секретарь мог, так или иначе влиять на политические решения царя – а, всей этой романовской и придворной камарильи, это ужасно не нравилось!


В общем, от предыдущего обладателя этого тела, мне досталась очень скверная репутация как работодателя…

Хреново!

Ну и, чё делать будем? Как сколотить «команду» из людей, знающих - что ты их не защитишь, в случае всего?!


***

Встав, вдоволь походил по вагону, потом усевшись обратно и, почесав раззудевшийся подбородок под уё…бичной бородкой Реципиента (надеюсь, не блох от какой-нибудь безвинно подстреленной им собачки, Царь нахватался), я молвил как можно рассудительнее:

- Учитывайте два обстоятельства, господин без пяти минут генерал. Первое: мы не в Царском Селе - на дворцовом паркете а, наоборот – в Ставке, практически на фронте. Идеальные условия для кое-каких нововведений! Вы согласны?

- Согласен, - подумав, осторожно ответил тот, - в Ставке, доступ «светлейших» особ к Вам ограничен.

- Второе: каждый человек со временем меняется и, любая венценосная особа – вроде моей, тоже не исключение. Конечно, бывает всякое, но обычно любой смертный с возрастом взрослеет, умнеет, становиться мудрее… Хотя бы, просто набирается простого жизненного опыта! И, я тоже - уже не тот, каким был раньше. Вы согласны?

- Да…, - кивая, как-то очень поспешно согласился Мордвинов, - Ваше Величество очень сильно изменились… За одну ночь…

Впрочем, старательно избегая смотреть мне в глаза. Плохо… Он мне не доверяет и, мало того – боится.

- Скажите мне, господин полковник… А в лучшую или худшую сторону эти «изменения»?

- Право, не знаю даже - что и сказать, Ваше Величество…

- Говорите, что думаете!

- Очень сильно надеюсь, что в лучшую.

Он поднял голову и мне, наконец-то удалось поймать его взгляд. Как можно убедительней говорю, даже кричу:

- Так вот, господин генерал-майор: НОВЫЙ ИМПЕРАТОР СУМЕЕТ ЗАЩИТИТЬ СВОИХ ЛЮДЕЙ!!! От кого бы, то не было! Мы теперь с Вами – одна КОМАНДА!!!


Мордвинов, приподнял в изумлении брови и заинтересованно зашевелил гусарскими усиками… Пару минут помолчав:

- Какие обязанности будут у меня, как у «Генерального Секретаря»?

- Первая ваша обязанность – всё, что происходит в этом кабинете, между нами должно здесь и оставаться.

- Ваше Величество…, - обиженно протянул без пяти минут Генсек.

- Молчите и слушайте! …Вторая ваша обязанность не пытаться влиять на меня и, тем более – не «проталкивать» через меня своих протеже! Хотя порекомендовать можете - если поручитесь.

- Третья: никакой политики! Политикой буду заниматься я, а Вы – типа комп… Типа – пишущей машинки. Кстати, такова в Свите имеется? Что-то не помню, чтобы видел.

- В Канцелярии Двора имеется, Ваше Величество.

- Этого мало! Раздобудьте ещё одну где-нибудь – для Секретариата, непосредственно… Работать на ней умеете?

- Никак нет!

- Плохо… Тогда, первое моё задание: надо раздобыть пишущую машинку вместе с машинисткой.

Сразу же воображение нарисовало соответствующий привычный образ секретарши, а в голове появились похотливые до крайнего неприличия мысли - но я их усилием воли отогнал и загнал куда-то под плинтус:

- Машинистку выбирайте постраш… Постарше и поопытнее и, желательно – замужем. Или, даже – ищите мужика…

- «Мужика»?! – собеседник завис в крайнем опупении.

Дебил Вы, Ваше Самозванство! «Мужики» здесь землю пашут - а не на «клаве» наяривают.

- Извиняюсь, господин генерал – о земельной реформе задумался! В смысле, машиниста пишущей машинки мужска пола…

- Понял, Ваше Величество!

Что ещё?

- Ну, а остальные свои обязанности – Вы, или уже сами знаете, или мы с вами ещё определим и обсудим чуть позже…


- Второе моё задание Вам, господин Генеральный секретарь: оформить своё новое звание и назначение… Справитесь?

- Думаю – да, - посмотрев куда-то в сторону и вверх, ответил тот.

- «Думаю»… Надо не «думать» - по крайней мере вслух, а уверенно ЗНАТЬ!!! Слушайте моё третье задание Вам задание, господин генерал: железом калённым выжечь в себе эту неуверенность! Вы – не один! И я – не один! Нас – уже ДВОЕ!!!

Может, так?

- ВМЕСТЕ МЫ – БАНДА!!!

Вновь испечённый генерал-майор, пялится на меня - прямо-таки непередаваемо восхищённо. Думаю, именно так смотрели ветераны «Старой гвардии» на Наполеона…

«Эк тебя понесло, Ваше Самозванство, - одёргиваю сам себя, - скромнее надо быть и, народ к тебе потянется!».

Однако, «скромнее» не получается – не тот сегодня у меня психологический настрой:

- Мы горы свернём – если они у нас на пути встанут, господин Генеральный секретарь. И моря до суха расплескаем!

Главное, зарядить его на успех. А то, видно, что умный - но несколько в себе неуверенный.

Вижу, в глазах моего «флигеля» неугасимым пламенем разгорается – если не религиозный фанатизм первых христиан – то энтузиазм строителей первых пятилеток, это точно!


- Теперь, вот что…


Что-то кушать сильно хочется, аж слюной истекаю! Должно быть, не физиологически - а чисто психически: не знаю, как там мой Реципиент здесь - а я «там» последние месяцы (как бы не полгода), «по-человечески» не питался.

- …Распорядитесь насчёт завтрака, господин генерал.

Тот, заметно напрягся, но виду не подал и невозмутимо спросил:

- Вызвать гофмаршала, Ваше…?

- Зачем? Просто передайте ему, что я через полчаса буду в столовой… Особенно, пусть не напрягаются – мне бы супчика какого похлебать.

У того, чуть глаз не выпал6 - наверное, я что-то несуразное ляпнул, но всего лишь спросил:

- А, как же…

- ВЫПОЛНЯТЬ!!!- от досады, громко рявкнул я, - через полчаса завтрак, чтоб был готов!

«Команда» командой - а лидер в ней я! И, фамильярничать и по попе гладить - не справившегося, я не намерен. Не этого, так другого себе «Генсека» найду – народу в Свите просто до фигища, а в Империи – больше чем «дофигища»…

«Генсек» развернулся чётко по уставному - через левое плечо и, исчез… Но, на лице явно проступила тень обиды - видать, не привыкшие они к такому обхождению. Ничего, привыкнет и очень скоро!


***

Чтоб убить время и отвлечься от мрачных мыслей, ознакомился с устройством моего вагона.

Рисунок 6. План спального вагона Их Императорских Величеств.

Да! Умели императоры российские жить! Потолок, панели и мебель были искусно изготовлены из полированного дуба, ореха, карельской березы, бука и других неизвестных мне - но по всей видимости, очень ценных сортов дерева… Ну, или обшиты чем-то очень дорогим – даже на вид. Ещё бы, они – императоры, умели так же хорошо править - как жить!

После «меня», эта роскошь достанется Троцкому… Вроде так - если ничего не напутали историки или правильно запомнил я. Тот, будет на этом «царском поезде» разъезжать по фронтам Гражданской Войны - воодушевляя войска пламенными речами на митингах и децимациями у расстрельной стенки7. Льва Давыдовича на дух не перевариваю, но должен признаться - эту роскошь он заслужил больше Николая Второго: Троцкий на пустом месте создал 5-ти миллионную Красную Армию, а мой Реципиент на ровном месте просрал 150-ти миллионную Российскую Империю…


В соседних с купе-кабинетом отсеках оказались санузел с «удобствами» и ванна. Присмотрелся повнимательней - снаружи ванна медная, изнутри - серебро. Ну, ничего себе! «Хай-тек», мать его перемать! Интересно, может и, унитаз с титановым напылением?

Не… Унитаз, куда я справил «малые» естественные потребности, кажись из простого фаянса - хотя и, с несколько вычурной позолотой…

Заодно – познакомился с самым важным для мужчины «органом» и, не был разочарован. Нормальная такая «штуковина» (слава те, Господи – хоть один нормальный «рояль»!), не стыдно показать «тет-а-тет», какой-нибудь даме - при первом же удобном случае.


Далее через ванную комнату, дверь в следующее купе была заперта. Подёргав ручку, затем пораскинув мозгами решил, что там - будуар Императрицы, не иначе.

Ну и, ладно - мне там делать нечего.

Вспомнил, что возможно придётся «спать» с гемофильной Алисой… Стало ещё страшней и, вдобавок - ещё и, противно до рвоты: она ж мёртвая! Её расстреляли, сожгли, а затем пепел в шахту сбросили… Затем, почти через сто лет достали, опознали и произвели в Святые Великомученицы…

Да, как с ней, с такой «спать» - извините за выражение?! Я ж, не некрофил какой…


Шутка шутками, а это – проблема и, с ней надо что-то решать-делать!

Не оттого, что у меня на неё «не встанет» (хотя, тоже - неприятно), а оттого что эта дура - этого идиота любит, по ходу. По крайней мере, так в исторических книжках… Напишут! А раз любит - то себя по-бабьи не контролирует в том, что касается «предмета» её любви. Да и, прожила с ним - считай полжизни и, знает своего «Ники» как облупленного. А так как, характер у «Гессенской Мухи» был ещё тот - то, грандиозного кипеша на тему – «царя подменили», мне не избежать по-любасу.

Да и, «маман» у Реципиента - «проблема», ещё та… За вспыльчивость и взрывной характер, вдовую Императрицу Марию Фёдоровну прозвали «Гневной». Какова будет её реакция на «подмену» - предугадать просто невозможно!

Что-то делать - так или иначе, придётся…


***

Когда, время приблизилось к назначенной мной отметки «7.00», вышел из вагона пройдя мимо двух - вытянувшихся «во фрунт», при моём появлении часовых из казаков, на недавно - наскоро построенный к моему приезду перрон… Не удержался:

— Эх, красота-то какая! ЛЕПОТА!!!

Последнее, что я на протяжении пары месяцев видел «там» - это был потолок больничной палаты. Тоже, красивый был – жаловаться грех: евроремонт там люстра, современная… Палата то, не для простых смертных пэнсов была - а для тех у кого бабло имелось. Однако, разве сравнишь с этим синим-пресиним небом - по коему плывут-торопятся куда-то по своим делам, белые-пребелые облака-лебеди?!

Рисунок 9. Императорский поезд на стоянке в Могилеве.

- Эх, как ХОРОШО!!!

Птички чирикают, мушки жужжат, ветерок - приятно так обдувает… Жизнь снова заиграла для меня, всеми её - непередаваемыми словами простого смертного, красками.

Кукушка в лесу кукует, как метроном отчитывая - сколько мне… Отнюдь не лет – месяцев, жить осталось.

Тьфу ты, блин… Всё настроение испортила, подлая!


Два «Высочайших» поезда, по десять8 вагонов тёмно-синего цвета, с золотой полосой по линии подоконников и золочёнными орлами над каждым окном - на которых, Верховный Главнокомандующий со Свитой прибыл позавчера из столицы в Могилев, стоят в небольшом - но густом и красивом сосновом лесу, на специально для этого выстроенной железнодорожной ветке. Неподалеку виднелся приличных размеров особняк – чьё-то поместье или загородная дача. Видимо, предполагалось - что «основательно», я расположусь там… Ладно, поживём – увидим, может и «расположимся».


На перроне, вокруг вагонов поезда и между ними, рабочая суета… Офицеры, казаки, солдаты - ходят, бегают… Что-то делают. Естественно, проходя мимо, «отдают мне честь». Отвечаю им лёгким кивком головы: взаимно «козырять» младшим по званию, кажется здесь не принято…

Слева и справа вдоль жэдэ пути, замечаю рассыпанную в цепь охрану своей августейшей особы, железобетонно - присутствует она и в лесу… Короче, не только не приступишься без наличия пулемётов и лёгкой артиллерии - но и, не сбежишь просто так.


Навстречу мне идёт генерал… Ээээ… Мундир несколько отличается от армейских… Ээээ… Кажись, это - жандармский генерал. Тогда, им может быть никто иной - как Спиридович9, главный мой охранник. Или, не главный? Если честно, структура охраны Императора настолько запутанная и сложная, что я – человек с двумя образованиями, читая про неё «там» - ничего не понял.

- Доброе утро, Ваше Императорское Величество!

Тоже пижонские усики, подкрученные вверх… Мода у них у всех, в это время такая.

- Доброе утро, господин генерал!

Буквально пара дежурных фраз, причём – Спиридович изумлённо приподнял бровь и глянул на меня, как на какое-то диво чудное, африканское… Должно быть, мой «русский» чем-то отличается от их русского. Чем конкретно, я понять не могу – чем-то, для меня «неуловимым».


Как привык в таких случаях, играю на опережение – спрашиваю, прямо «в лоб»:

- Как Вы считаете, господин генерал: почему мы проигрываем революционерам? Только всю правду или вообще молчите – дежурная ложь мне уже надоела.

Рисунок 10. генерал-майор Отдельного корпуса жандармов, служащий Московского и начальник Киевского охранного отделения, начальник Императорской дворцовой охраны Спиридович Александр Иванович.

Два состояния одновременно – предельное изумление и глубокая задумчивость, отразилась на жандармском челе. Несколько придя в себя, он довольно уклончиво ответил:

- К моему великому сожалению, Ваше Величество, на ваш вопрос я в полной мере ответить не могу – борьба со всем революционным движением, не входит в мою компетенцию. Я лишь, обеспечиваю безопасность Семьи…

Ага! Хрен ты у меня «спрыгнешь»!

- И всё же: Вы близки к определённым «кругам», значит - кое-какой информацией обладаете. А так как, человек Вы далеко не глупый - эту информацию анализируете… Или, мне пора Вас заменить, на кого-то – более компетентного?!

Жандарм покраснел, как помидор:

- Как будет угодно Вашему Величеству! Могу лишь рассказать одну историю по этому поводу…

- Я жду.

- В самом начале войны, была взята с поличным большая группа большевиков. Доказательств их злонамеренной деятельности, было вполне достаточно – чтоб осудить их по законам военного времени за агитацию в пользу Германии…


Генерал, всё же немного привирает: против войны, это не одно и, тоже – что за Германию. Для большевиков, что русский Царь, что немецкий Кайзер – явления одного и того же порядка, которые во имя Мировой революции надо устранить.

Я тоже против войны: ибо воюя, мы с дядюшкой Вилли - играем на руку тем же большевикам. Ну и, ещё кое-кому - кто нам постоянно «гадит», из-за синего-синего моря.

- …Однако, в угоду либеральной общественности и прессы, военные власти проявили ничем необъяснимую мягкость к подследственным. Главный свидетель и осведомитель был - по дурости генерала Джунковского10, разоблачён самими жандармами и состоявшийся в начале этого года суд, приговорил большевиков к чисто символическим наказаниям.

Ну, «либеральную общественность и прессу» большевики - придя к власти «отблагодарят», в переносном смысле этого слова. И, генерала Джунковского не забудут отблагодарить – только уже в прямом смысле! Подарив ему жизнь, аж до самого 1938 года: когда злодей Сталин, позабывав об всех былых заслугах - кого бы то не было, принялся лбы дырявить заслуженным борцам за революцию…

Пожалуй, этого «Джунковкого» надо взять за «фаберже» чуть-чуть раньше, чем это сделает Джугашвили!


- Пожалуй, в этой ситуации, не помешал бы закон «об чрезвычайном положении», - вслух размышлял я, - позволяющий всех «подозрительных» и могущих представлять угрозу государственной безопасности лиц, помещать в концлагерь до окончания войны…

- Никак невозможно, Ваше Величество! Дума не утвердит такой закон, а общественность и пресса…

По пылкости произнесённого, можно было бы уверено заключить, что генерала Спиридовича и самого - причём не раз, посещали такие мысли.

- Ну, с Думой, общественностью и прессой надо ещё работать и работать! Меня вот что удивляет, господин генерал… «Узость» вашего мышления!

- Извините, Ваше…?

- Не уберегши общего, возможно ли уберечь частное? …Опять ничего не поняли?

- Ещё раз прошу прощения, Ваше…

Если кому-нибудь приходилось встречать живого и причём – говорящего марсианина, тот лишь может понять всю степень удивления генерала Спиридовича!

- Безопасность Императорской Семьи, вашими усилиями, господин генерал и усилиями ваших сотрудников - безусловно на высоте… Но, если рухнет вся Россия…? Вы об этом думали?

- Думал… Конечно думал, Ваше Императорское Величество!

- Плохо думали! – резко обрываю, - подумайте ещё раз, господин генерал и готовьтесь принять на себя государственную безопасность всей Российской Империи.

«Клюнет», нет?

Спиридович затаил дыхание:

- Отдельный корпус жандармов?

«Клюнул»!

- Нет, я считаю нужно создать совершенно другую структуры - от предшественника, взяв только самое лучшее. Назовём её… Назовём её ЧКГБ – «Чрезвычайный Комитет Государственной Безопасности». Жандармов же, мы оставим военным – для подержания порядка в прифронтовой полосе. Работать по организационным и кадровым вопросам начинайте прямо сейчас. А через приблизительно месяц-полтора - как только на фронте немного устаканится, мы с Вами к этому разговору ещё вернёмся и, в этот раз уже всерьёз.

- «Устаканится…»?! Ах, да - как, Вы… Будет исполнено, Ваше Императорское Величество!

Я конечно, не ведущий психоаналитик этой злосчастной Империи… Так, только учусь. Но, готов поставить свою императорскую корону с бриллиантами против шахтёрской каски с фонариком - что и этот МОЙ!!!


Однако, разговоры-разговорами - а где здесь у нас, насчёт пожрать?


***

Наконец, слева у соседнего – третьего с головы поезда вагона, замечаю знакомую усатую личность моего флигель-адъютанта: должно быть, царский «пункт приёма пищи» там. Важно и вальяжно прогуливаюсь в том направлении. Встречные и «поперечные», лихо и молодцевато отдают мне честь… Слегка небрежно, но весьма приветливо отвечаю на это кивком головы. Правильно делаю? А фиг, его знает!

Флигель-адъютант, рванул мне навстречу и где-то на полпути наши траектории пересеклись – под козырёк, всё как положено:

- Ваше Императорское Величество! Первый завтрак готов!

«Первый»?! Значит, «второй завтрак», это у них - «наш» обед… Ну, а «их» обед, соответственно, это наш ужин.

Я, для порядка посмотрел на часы и доброжелательно улыбнулся:

- Молодец! Уложились ровно в полчаса.

- Рад стараться Ваш…


Думаешь, на сегодня ты от меня отделался?!

- Для Вас новое задание, господин генерал.

- Слушаю! – не капли удивления на слегка постноватой флигель-адъютантской физиономии, лишь закрученные верх усики, чуть шевельнулись.

- После завтрака, я хочу несколько сменить имидж…

Смотрит непонимающе в доску преданными глазами. Молодец! Слегка конечно, «костюмчик» его напрягает - да и, вся обстановка вокруг: такое ощущение, что в театральной постановке участвуешь и, сейчас раздастся голос какого-нибудь Говорухина: «НЕ ВЕРЮ!!!»… И, ты просыпаешься - а вокруг коллеги-пациенты в полосатых казённых пижамах.

- Через полчаса после завтрака, я жду в своём вагоне…

Чуть не ляпнул «визажиста», блин! Как «по-ихнему» парикмахер?

- …Цирюльника. Через ещё полтора часа - портного и…


Какай сейчас самый центровой прикид? Почему то, первым на ум пришёл образ комиссара в кожаной куртке, красной звездой во лбу и огромным «маузером» на боку…

- …Кожаную куртку авиатора, бриджи, френч. Короче, тащите всю современную военную одежду - что при Ставке найдёте, а там я выберу, а портной подгонит. …Что-то непонятно, генерал?

- А, где…

- В Караганде! Вы что, господин полковник Свиты? ВЧЕРА ТОЛЬКО РОДИЛИСЬ?!

- Слушаюсь, Ваше… Разрешите выполнять?

- Вы ещё здесь?! БЕГОМ!!!

Не, не мальчик уже вроде – а, шустрый. Резко стартовал! Толк, определённо будет – если, почаще его «строить»…


Перед тем, как зайти в столовую на колёсах, замечаю, множество раззявленных зевальников вокруг – видимо, бывшими свидетелями нашего «диалога». Ничего, привыкайте! Пётр Великий тот бывало и, палкой вразумлял – вколачивая в придворных понятливость и служебное рвение…


***

Царский «вагон-ресторан», оказался изнутри роскошно отделанным красным деревом, с местами на шестнадцать персон. Где-то треть этого вагона, судя по виду, служила гостиной – пианино, мебель - обитая бархатным штофом, тяжёлая драпировка.

Не знаю, как другие императоры, а я в этот раз ел не «на золоте» - а на серебре… Тарелки, рюмки, стопки и чарки — серебряные, изнутри позолоченные, не слишком то изысканные, на мой взгляд. Не… Помаленьку начинает нравиться!

Думал, рябчиками объедаться буду - но не обломилось: последний русский царь имел пристрастие к простой пище – борщ, каша11… Борщ, кстати, скажем прямо – не вдохновил. К чаю подали блины с мёдом.

Ещё меньше «вдохновила» прислуга: два халдея, одетых в расшитые золотом церемониальные ливреи, при белых галстуках и перчатках. Всё бы хорошо, но возраст12… Если честно, до собственной реинкарнации думал, что в этом веке люди столько не живут! Любоваться на них во время приёма пищи было выше моих сил – наводит на грустные мысли об бренности земного бытия… Да к тому же, от одного из них воняло давно сгнившими зубами: стоматология в этом времени оставалась ещё уровне древних ацтеков.

Невольно подумалось: интересно, в Империи присутствуют симпатичные официантки?


На столе стояла слегка пыльная бутылка вина, надпись на этикетки которой гласила, что это «Мадера». Пыльная, понятно отчего – от длительной выдержки… А, почему не открытая13? Мля, совсем обленились престарелые халдеи при таком лоховатом «хозяине»!

Ладно, пока промолчу – привычки калдырить с утра у меня нет и никогда, надеюсь, уже не будет.


Во время царской трапезы, присутствовал стоя и на вытяжку какой-то довольно смазливый на рожу тип, тоже – с лихо подкрученными усиками под носом и неким подобии военного обмундирования, напоминающем прикид узбека-дембеля из СА. Несмотря на офицерские эполеты на плечах, с аксельбантами, по виду – «пиджак пиджаком»! Погоны и эполеты у «местных» офицеров, должно быть - офицеров Свиты ЕИВ, какие-то затейливые – с вензелями. Как-бы не опозориться, перепутав!

Быстренько вспоминаем, кем может быть этот клоун…

Если это – гофмаршал14, то на данный момент им может быть - никто другой, как только…

Князь Долгоруков!

Что я про него знаю? Вернее, помню из «послезнания»? Типа, друг детства моего реципиента и предан до гробовой доски – но, туп как пробка и, даже на роль придворного шута не годился…

Да… Придётся нам с тобою расстаться – «таких не берут в космонавты»! А в команду по спасению Империи – тем более.


Не… С едой - что потчуют царя, что-то не то. Не понравилось!

А, вот чай оказался неожиданно вкусным! Такого, я ещё не пивал, поэтому попросил «добавки». Во время затянувшегося чаепития, я жестом пригласил гофмаршала подойти поближе и молвил свою царскую волю:

- В дальнейшем желаю, князь, чтоб мне прислуживали официантки – женщины помоложе, поопрятнее и поприятнее обликом… Задача ясна?

Гофмаршал ожидаемо завис, а один из халдеев уронил чашу - в которой я, должно быть, должен был совершить омовение своим царственным перстам и, немного брызг попало мне на полковничье обмундирование.

Покосившись на него, пока меня всполошено обтирал полотенцем другой престарелый клоун:

- А этих двух молодцов, отправить на заслуженный отдых, - блин, кажется пенсионной системы здесь у них нет, - надеюсь, при трёх императорах наворованного, им хватит - чтоб спокойно и в достатке, дожить свой век!

Это посчитали за шутку и, сначала гофмаршал - а затем и, его подчинённые расцвели, как «в саду у дяди Вани вишни». Потом, когда я повторил про «официанток»…

Блин, развёл последний недержанец демократию!

Заведующий царским общепитом, через каждые пять секунд фамильярно обзывая меня «Ника», начал что-то несвязно бухтеть про трудность - да и ненужность выполнения полученного им задания…


Встаю и, резко одёрнув мундир:

- Вы, извините, кто?

Пора, в конце концов начинать знакомиться с личным составом и начинать его «строить»!

- Как, «кто»? - растерялся тот, - Ника, ты меня не узнаёшь? Это же я – Валя15!

Оху… Ухи есть… По ходу, это мой гомосятский партнёр… Ну и, что делать будем?

- Фамилия, звание, должность… Титул, если он есть.

Да, нет – не может быть! То есть, вполне допускаю, что этот «Валя» - конкретный сидор, но я… Тьфу ты – «бывший» царь, здесь не при делах! При всём, самом глубоком «пристрастии» советских историков к этой одиозной личности - лично самодержец, в гомосятине ими замечен не был… Или, просто искусно шифровался? Мля… Пойду, всё же застрелюсь!


Тот, совсем потерялся:

- Князь Долгоруков… Генерал-майор свиты Вашего Императорского Величества, гофмаршал…

Слава Богу, угадал! Рявкаю, изо всех сил:

- А я КТО?!

- Император… Ваше Царское Величество… Само...

Очко у «Вали» должно быть, стало меньше мышиного!

- Да, что Вы говорите?! - издевательским тоном спрашиваю, а потом - встав, ору прямо в лицо, - а, я уж подумал – наоборот! Ты – ЦАРЬ(!!!), а я – какой-то там «Ника»! ОБ КОТОРОГО, МОЖНО НОГИ ВЫТИРАТЬ И …УЙ НА НЕГО ЛОЖИТЬ!!!

- Никак нет! – вытянулся тот, побледнев,- да, нет же… Нет…НЕТ!!!

- Даю наводку: женщин для прислуги можно взять в городе… Ещё вопросы будут?


«Вопросы», когда мы оба немножко остыли, были:

- Изволите пригласить к завтраку Михаила Васильевича и Михаила Саввича, Ваше…?

Без понятия, кто эти два Мишани!

Усиленно пошевелил мозгами и вспомнил, что этими двумя «Мишанями» могли быть сам Начальник Штаба Верховного Главнокомандования генерал Алексеев и его генерал-квартирмейстер Пустовойтенко – обоих звали именно «Михаилами», по отчеству к сожалению не помню – вполне возможно что «Васильевич» и «Саввич»…

У самодержца же, была вредная привычка приглашать на приём пищи много народа - отвлекая их от своих обязанностей и дел.

БЫЛА(!!!) «вредная» привычка!

- Зачем? Я и, так с ними обоими сегодня с утра в Главном Штабе встречаюсь. Не любоваться же мне этими господами… Хм, гкхм… Сутки напролёт?!

И, допив чай, оправляюсь в своё кабинет-купе…


Интересно, нагонит он своих пэнсов-халдеев или нет? Если не исполнит царскую волю – будет лишний повод сменить его на более адекватного… «Адекватного»?! Шутить изволите, Ваше Шутейство? Ну, на более-менее адекватного…

Остановившись перед выходом:

- Кстати, насчёт этих двух…

Старость, всё же надо уважать! А этих - за то, что сумели дожить до столь преклонных лет в век - когда нет даже обычного пенициллина и карвалола, надо уважать вдвойне.

…Выгонять их до возвращения в Петербург не надо - просто дайте ими другую посильную работу, господин гофмаршал.

- Какую «работу», Ваше…?

Бля… Со психу:

– Дрова вместо меня рубить!


***

Флигель-адъютант, всё же оказался достаточно расторопным и, ровно через полчаса после первого завтрака, меня посетил в моём кабинете-купе царский брадобрей – весьма услужливый человек, уже несколько в годах, одетый в непонятное что-то солдатско-лакейское, со всеми инструментами.

Поприветствовали друг друга, затем я, усевшись на специальный принесённым им стульчик перед зеркалом, молвил:

- Полубокс, будьте так добры!

- Извините, Ваше…

Ясный пень, он и понятия не имеет – что это такое! Ну, да ничего особо хитрого:

- Так будет называться новая мужская стрижка, при которой волосы по бокам головы и сзади очень коротко подстригаются машинкой. Задача ясна?

Брадобрей, поначалу слегка офонарев, затем - горячо и с полной убеждённой правотой в голосе, принялся отговаривать меня от изменения «царственного облика» – который мне так подходит и, который «так нравится моим подданным». Попытки объяснить своему «подданному», что насчёт «царственного облика» мне – как его обладателю видней, не вызвало никакой реакции… Тот, ещё более рьяно принялся отговаривать «самодержца» от принятого им решения.

Не, ну как тут «прогрессировать» и спасать Отечество - если каждое встречное чмо, будет мне поперёк моей царской воли перечить?!

- ИСПОЛНЯТЬ!!!

Приступил к исполнению, но руки у него сперва дрожали – от обиды, наверное. Ну, ничего: профессионал - он и, пьяный в дупель, сделает дело лучше трезвого любителя. После некоторых замечаний по ходу делу, он успокоился и постриг мой венценосный «кумпол», на вполне даже приличествующему моей высокой особе уровне… Повертел головой, смотрясь в зеркало – нравиться!


И, тут меня торкнуло гениальной идеей:

- Оформляй патент на «брэнд», служба! Только, учти – дивиденды с патента «фифти-фифти» - пополам, то есть.

Выйдет, не выйдет – а, кто его знает? Но, с чего то же начинать надо?!

Был бы он евреем, враз бы просёк «фишку», а этот только глаза свои коровьи по-верноподданному пялит:

- Ась?

- Хочешь быть богатым и здоровым, спрашиваю?- с лёгкой угрозой в голосе, - иль, предпочтёшь стать бедным и больным?

Тут, до него дошло:

- Так точно, Ваше Имп… Никак нет!

По облику сразу понял – далеко, не дурак царский брадобрей, хотя должность обязывает - при «власть держащих», таковым прикидываться.

- Тише ори – конкуренты не дремлют! Тогда постриги ещё кого так, сфотографируй в профиль и анфас, найми адвоката и бегом с ним к стряпчему - патент на царскую стрижку под названьем «Имперский полубокс» оформлять! Через пару месяцев, в Империи так постригаться будут ВСЕ!!! А ты за использование «торговой марки», будешь с цирюльников мзду брать и делиться со мной… Понял?

- Так, точно!

- Молодец! Надеюсь, не кинешь на бабки своего Императора, ХАХАХА!!!

- Хихихи…

- А, если «кинешь», то я тебе собственноручно паяльник в жжж… Хм, гкхм…

- Извините, что?

- Да, так – ничего… А теперь сбрей мне усы и бороду.

- …Хихихи!!! – по мере осмысления полученного приказа, очи царского брадобрея и без пяти минут компаньона, росли, росли - пока не стали размером с «николаевский» червонец, что я у себя в кабинете нашёл, - …КАК?!

- В этот раз ничего тебе не обломится – сбрей без всяких затей и, желательно молча. Просто сбрей и, всё!

Молчит, дрожит и сильно потеет - всем своим обликом источая флюиды страха и паники… Принюхался: вроде пока от него не воняет.

- Звать то тебя как, «компаньон»?- мне, стало его как-то жалко.

- Аааа… Алексей…

- А по отчеству? …То бишь, «по батюшке»?

- Нннн… Николаевич…, - клацает зубами, - как цесаревича - сына вашего…

Не подавшись на «сына», я с резкой грубостью спросил:

- Ты будешь меня брить, Алексей Николаевич, или мне другого мастера найти – а тебе повестку на фронт выписать, свернуть её трубочкой и, в твою задницу воткнуть?

- Бббб… Буду…, - согласно мотает башкой, - но, мне за бритвой надо… Сходить… Мне… Я ж, не знал…

- Бегом, Алексей Николаевич!

Блин, если выполнения даже такого сущего пустяка – как бритьё своей же собственной царской бороды, так тяжело от собственных же подданных добиться… Теперь, до самой глубины души понимаю Петра Великого - которому приходилось брить чужие бороды! Вот, намучался он, небось бедолага…


Минут через пять-десять, вместо Алексея Николаевича с бритвой, в кабинет ворвалась целая толпа народу с тревогой – как на пожар, на лицах. Вернейшие придворные, как можно было догадаться, встревожены душевным здоровьем монарха.

С ходу – по высокому росту и огромным, торчащих параллельно полу «будёновским» усам, я узнал лишь одного из них – графа Фредерикса16, Министра Императорского Двора. Ещё один в профессорском пенсне и с интеллигентской бородкой -единственный кто предстал пред мои очи в штатском - без эполет на плечах и всяких блестящих погремушек на груди, был лицом и всем своим обликом не дать, не взять – царский лекарь… Единственное умное лицо, средь всех этих мохнатых придворных рыл.

Рисунок 13. Министр Императорского двора и уделов, генерал-адъютант, президент Императорского российского автомобильного общества (ИРАО), Граф Фредерикс Владимир Борисович.


Неужели знаменитый доктор Боткин?!

…Не! Тот постоянно при хвором наследнике престола находился, кажись, вместе с прохиндеем и экстрасексом Гришкой Распутиным… «Экстрасенсом», хотел сказать.

Как-то, резко поплохело: ну, счас в дурку императора-самозванца определят…

- Я, разве, кого-то из господ вызывал?- ровным, но твёрдым и с угрожающими интонациями голосом, спросил я, - или, так принято сейчас на Руси - без приглашения и стука врываться в кабинет к Императору?

Загалдели было, но я рявкнул:

- МОЛЧАТЬ!!!

- Графу Фредериксу остаться, остальные – пошли вон!

Замешкались… Пришлось «добавить звук» и, топнув ногой повторить:

- Я СКАЗАЛ - ВОН!!!

Возникла небольшая «пробка» в дверях, но вскоре «толпа» рассосалась, закрыв за собой двери.


***

- Что за дела, граф? Что за херня, господин Министр Двора? - предельно грозно спросил я, когда все вышли, а я подступив плотную – загнал в угол эту престарелую орясину и, заглянул снизу вверх ему прямо в глаза, - что за порядки, Вы здесь устроили? Да, даже в самом дешёвом портовом борделе, «сотрудницы» вот так – НАГЛО(!!!), к клиенту не врываются!

- Ваше… Императорское… Величество…, - по-бабьи плаксиво запричитал тот.

- Что, «Величество»? Что, «Императорское»?! Раз «Ваше», значит - каждый мудак, в любой момент… А, если б, я сейчас на «толчке» сидел или онанизмом занимался?!

Я, распалил себя так - что уже и, сам не соображал, какую околесицу «нёс».

- Мы узнали… Что Вы пожелали…

- «Мы» - про себя имеют право говорить, только царственные особы и заражённые глистами больные! Конкретно: кто узнал, про что узнал, кому сказал и что из всего этого получилось! Коротко, внятно и быстро!


Имена, что произнёс находящийся в предынфарктном состоянии министр двора, мне ни о чём не говорили. Понял только, что узнав на ходу от пробегающего мимо парикмахера новость, что царь хочет сбрить бороду, кто-то передал эту инфу дальше и, этот фейк мгновенно – как птичий грипп, разнеся по всему импровизированному полустанку и среди придворного персонала – привыкшего лицезреть «суверена» бородатым, поднялась страшная паника.


- Во-первых,- интересуюсь, - кому какое дело, что я решил себе сбрить? Я же не вашей жене лобок… Хм, гкхм…

- Верный Вашему Императорскому Величеству народ, привык лицезреть…

- Да, как привык – так и, отвыкнет – на то он и, народ!

«Ему ещё и, не к таким «рожам» предстоит привыкать!», - аж, чесалось добавить.

- Что за бред, Вы несёте, граф?!

Тот, горячо продолжил, с мольбой в голосе:

- В каждом полицейском околотке, в каждом губернаторском доме, в каждой гимназии и школе…

- …И, в каждом деревенском сортире, понятное дело, висят портреты с моей царственной… Особой. Мне, интересно - какое до всего этого должно быть дело? Закрасьте или замажьте чем-нибудь – что под руку попадётся, бороду на них - да и, дело с концом!

Тот, в испуге позеленел и, зажал рот рукой - как будто услышал нечто кощунственное. «Наезд» продолжается:

- И, во-вторых: это что за порядки Вы здесь устроили, повторяю - если любой «пук» монарха, тут же становиться известен каждой собаке за сто вёрст вокруг?!

Я, за голубую ленту через плечо, увешанную орденами, подтащил Министра Двора к столу:

- Берите перо, граф и пишите фамилии всех участников этого происшествия… Написали?

Пять человек всего в списке, фамилии мне по «послезнанию» большинство неизвестные – лиха беда, начало!

- Чтоб, к вечеру и духу ихнего при дворе не было!

Лакеев, распускающих языки про дела хозяев, надо гнать поганой метлой!


Граф Фредерикс, позеленел ещё больше. Тыча пальцем в список, он несколько раз назвал имя мой гемофильной супружницы. Кто такой? А, это один из моих флигель-адъютантов – капитан второго ранга Саблин. Понятно – наказуемый являлся её протеже… Ну, что ж - пора и, Алису начинать «строить»! Хотя бы пока виртуально и, на расстоянии:

- Вы отказываетесь выполнять МОЙ(!!!) приказ, граф?! Когда я присваивал Вам этот титул и вешал на Вас эти ордена…

Блин, да у него их тут - на хороший миноносец наберётся! Не, ну какое нерачительное вложение капитала – правильно тебе лоб продырявили, лошара!

Я, в ярости благородной, с силой подёргал один такой у него – размером с хорошее блюдце, на левой стороны груди и, наконец, «с мясом» его выдрал.

- …Вы не были таким строптивым… Или, мне это только казалось?

Взвесил на руке… Ого! Тяжёленький орденок, то!

«Интересно, где у них здесь скупка ювелирных изделий»?

БУГАГАГА!!!

Засунул его в карман царских шаровар – глядишь, пригодится на что-нибудь.

- Никак нет, Ваше Императорское Величество! – забавный старикан, старательно пучил поблёкшие от долгой трудовой деятельности глаза, в верноподданническом рвении…

- Тогда, граф, слушайте следующий приказ.

- Слушаюсь, Ваше Имп…

- В трёхдневный срок подыскать себе приёмника на должность Министра Императорского Двора, передать ему дела, ввести в курс дела и без промедления отправиться на заслуженный отдых. Список кандидатов, должен был мне предоставлен ещё вчера, но разрешаю предоставить его завтра - до… До завтрака. Задача ясна?

- Так точно, Ваше Императорское Величество…

По дряблым щекам министра-отставника текли старческие бессильные слёзы… А, непонимающий взгляд, как бы говорил с немой укоризной: «За что ты меня так, а?!»

Подошёл и посмотрел в окно… Потом сказал:

- Вы свободны, граф!

Я читал, что именно так – у окна, царь давал понять об окончании аудиенции.

А, что мне его жалеть? Вся жизнь его прошла при «их величествах» - не голодал, не мёрз, не перетруждался трудом тяжким или страдал ранами, полученными в битвах за Отечество. Сам себе такую собачью жизнь выбрал и нечего обижаться - что пнули под дряхлый уже зад, когда состарился и «потерял нюх».


***

Только, враз сгорбившийся экс-министр выполз на полусогнутых – робкий стук. Никак, «компаньон» вернулся? Точно он – не прошло и, полгода:

- Приступай к работе, Алексей Николаевич!

Когда он уже водил бритвой по моему царственному горлу, сбривая намыленную растительность, спросил:

- «Золинген»? Острая?

- Так точно! Немецкая…Отлично бреет!

- Это хорошо… Ещё, раз сболтнёшь кому-нибудь лишнее – как только что, Алексей Николаевич, язык твой ею отрежу.

Рука «компаньона» чуть дрогнула и замерла где-то близ сонной артерии…

- Ты – брей, брей, Алексей Николаевич! Не останавливайся!


Когда от бороды - кроме воспоминаний и, плавающей в тазике с мыльной пеной стрёмной рыжеватой волосни, ничего не осталось, процесс смены царского имиджа приостановился… Накосячивший не так давно мой личный цирюльник, наклонился к самому царскому уху и дребезжащим от страха голосом, прошептал:

- Усы хоть оставьте, Вашество… Совсем маленькие – аккуратные усики… С совсем «голыми» мордами - только актёры ходят, Вашество!

Меня, как кипятком обдало - чуть было в клоуна по своей воле не превратился, долбень!

- Хм, гкхм… Пожалуй ты прав, Алексей Николаевич! Спасибо…

Впредь, таких опрометчивых решений, принимать не надо – чтоб, не рассмешить по запарке народ.

Долго думал, приставлял к верхней губе пару пальцев, напрягал воображение и фантазию, советовался с Алексеем Николаевичем…

Наконец, мой «компаньон» закончил – оставив небольшие, аккуратно и опрятно постриженные усы и побрызгав меня одеколоном, отошёл в сторону - любуясь своей работой. Полюбовался новым обликом своего реципиентом и, я:

Совсем другой человек в зеркале!

Как будто лет на десять помолодел и одновременно возмужал. Взгляд уверенный, энергичный…Даже – дерзкий.

НРАВИТСЯ!!!


***

Прибило поболтать:

- Алексей Николаевич… А каким по народному разумению, должен быть царь? …Ну? Что молчишь?

- Ну… Царь, он это… Того…

- Да, говори что думаешь – казнить не велю, всего лишь выпороть! Хахаха! Шучу я так, не бойся…

Брадобрей выпрямился и в первый раз прямо взглянул мне в глаза, на очень короткий миг став самим собой – просто человеком, а не царским брадобреем:

- «Грозу», царь иметь должен, Ваше Императорское Величество!

«Грозу»?! Царь «грозным» должен быть? Есть повод задуматься…

- Слушай, Алексей Николаевич! А что про меня, средь персонала говорят? Ну, промеж простого народа?

Чувачок, определённо весьма языкастый и коммуникабельный! Наверняка, именно он является основным поставщиком сплетен про мою царственную особу среди «низов» Свиты. Что будем делать? Удалим? Конечно, нет! Поставим это «явление» себе на службу!

- «Персонала»?! «Промеж простого народа»? Да, нет – ничего…, - несколько перепугано тот, - ничего не говорят… Любит Вас народ наш, Ваше Царск…

Строго, как любящий отец шаловливому дитяти:

- Про «любовь-морковь» ты своей Машке будешь рассказывать, Алексей Николаевич! Вообще, ничего не говорят?! Так не бывает… Какие сегодня слухи ходят про меня? Ведь я ж, сегодня «не похож сам на себя»… НУ?!

- Ну… Говорят… «Царь-государь, дескать, осерчал с утра, уж больно»!

- А до этого, что говорили? …Ну?!

Покраснев, тот наотрез отказался передавать народную молву, взмолившись:

- Лучше уж, вели казнить, батюшка-Царь!


Походил, подумал…

- «Любит меня народ наш», говоришь?! Слушай, Алексей Николаевич…, - вдруг осенило, - а, вот ты лично своего «Царя-Государя» любишь? Или, тебе на него насрать?

- А, как же батюшка?! Наср… Да, как же так?! Да, разве так можно?! Чем же я тебе не угодил, кормилец и благодетель ты наш…

Ну и, дальше - том же духе!

Перепугавшись и совершенно потерявшись, тот упал на колени и, разведя «сырость» принялся лобызать мою руку. Не стал мешать…


Когда мой личный брадобрей несколько успокоился:

- Если ты действительно любишь своего Государя, Алексей Николаевич- то среди персонала, должны ходить только нужные и полезные для него слухи!

- Это, какие же?- верноподданнически выпучил глаза.

- Сегодня же, должна быть запущенна такая инфа: мол, приняв пост Верховного Главнокомандующего, Государь истово молился всю ночь самому Христу-Спасителю, бил земные поклоны и, тот ниспослал на него Откровение… Больше с этого часа, ничего не придумывай и, не говори без моего одобрения… Понял, Алексей Николаевич?

- Так точно, Ваше…

- Ну и, само собой - каждое утро ты должен меня брить и, между делом мне докладывать про все мелкие происшествия (про крупные я и сам узнаю), про слухи – среди Свиты ходящие… Как понял, приём?

- Будет исполнено, ваше Императорское Величество!

А вы думали? Любая власть, она с органов информации и разведки начинается!

Итак, нашего «полку» прибыло…


***

Подбор «продвинутого» прикида прошёл без каких-либо особенных заморочек. Пришёл рослый, слегка приторможенный мужик, в котором я вмах узнал - по его типично чухонской физиономии, своего личного камердинера. Его я, что запомнил? Фамилия уж больно «многообещающая» – Трупп17 и имечко ему досталось, как у папы Гитлера – Алоиз. Тут, хочешь не хочешь - запомнишь!

Не знаю, как его кликал прежний самодержец – Реципиент мой: может «Труппиком» или «Труппаком», может – «Алойзиком», но я тут же, стал величать своего камер-лакея на русский лад - «Алексеем Егоровичем» и, мы с ним сразу же подружились.

Из принесённого мне вороха новенького обмундирования я выбрал и облачился в английский офицерский френч, носящийся с белой рубашкой и галстуком и бриджи такого же происхождения.

Рисунок 14. Камер - лакей (камергенер) последнего российского императора, полковник Алексей Егорович Трупп.

- У Вашего Величества хороший вкус! – одобрил смену имиджа мой личный гардеробщик, сияя всеми тридцатью двумя здоровыми зубами, с непередаваемым латышским акцентом.

Всё остальное было вполне отечественное: фуражка из парадного обмундирования офицера-лётчика, чёрного сукна с околышем из чёрного же бархата и козырьком из чёрной, лакированной кожи. Обувь тоже выбрал «авиационную»: чёрные, укороченные сапоги и довеском к ним краги…

Вот только верхней одежды - кожаной куртки лётчика подходящего размера не нашлось и, я одел бушлат офицера подразделений бронеавтомобилей Императорской Армии. Он несколько отличался от первой стилем. Так, на куртках авиаторов имелись блестящие металлические пуговицы, а на воротнике - подкладка из черной ткани с оранжевым кантом. Бушлаты водителей имперских броневиков же, застёгивались на обычные пуговицы, а воротник не имел подкладки из ткани. В остальном же, их хрен различишь!

Попозже, что-нибудь «своё» придумаем, а пока походим так!


Пока целый коллектив портных под руководством Труппа перешивал погоны и пуговицы - ушивая и подгоняя, подобрал себе поясную офицерскую портупею, шарф и револьверный шнур. Ну, а вместо вышедшей из моды сабли, повесил на пояс флотский кортик с обоюдоострым клинком, найденный у себя в купе-кабинете.

Все ордена – как свои, так и недавний «трофей» от министра двора, я подумав, швырнул в один из закрывающихся на ключ ящиков письменного стола: не заслужил я их ещё!

Кстати, надо будет подсуетиться насчёт сейфа понадёжнее…


Ещё раз полюбовался собой в зеркало…

ВСЁ!!!

Я готов исполнять обязанности «хозяина Земли Русской»!


Вот только с часами какая-то лабуда вышла… В какой карман я не пристраивал массивную «луковицу» Павла Буре, всё не то казалось – не на месте. В конце концов, я сунул эти карманные часы в руку своему «флигелю»:

- Обменяйте их на наручные часы, господин генерал. Срок – до завтра.

- Вы хотели сказать: «траншейные часы18», Ваше Импер...

- Мне надо, чтоб на руке они носились, понятно?

- Так точно, Ваше…

- Тогда выполнять!

- Слушаюсь!

Кстати, по тому, как к нему обращались, я узнал фамилию моего флигель-адъютанта. Это, действительно – Мордвинов19. Вроде, ничего плохого про него, я «там» не читал… Хорошего правда, тоже – должно быть, при моём Реципиенте он себя никак не проявил.

Хотя, постой-ка…

Точно!

Вспомнил, что флигель-адъютант Мордвинов, имел «амплуа» шута у детей моего Реципиента - особенно у четырех дочерей. Его любили разыграть, поиздеваться, подшутить каким либо образом… Не завидую! По опыту прежней жизни, отлично знаю - какими изобретательными и жестокими могут быть дети, особенно подростки и, особенно - если они чувствуют полную безнаказанность! Приходилось читать и, об проделках наследника Алексея - уже довольно-таки великовозрастного балбеса, над седовласыми генералами Ставки…

Ненавижу малолетних мажоров!


По моему прежнему опыту руководите, за каждым «кнутом» должен следовать «пряник». Поэтому, как можно ласковей говорю своему «генсеку»:

- Я скоро поеду в Главную Квартиру - к Алексееву, Анатолий Александрович… А Вы пока отдыхайте и, за время моего отсутствия, оформите все бумаги на себя. Вернувшись, я хочу лицезреть Вас уже в генеральских погонах!

В глазах бывшего «флигеля» а ныне – Генерального Секретаря, на долю секунды вспыхнула искорка негасимой любви к своему Императору…


Глава 3. Под знаком свастики…


«Сейчась трудно сказать, как развернулись бы событія, если бы Государь не брал на себя главнаго командованія, но по рѣзкой перемѣнѣ в настроеніи Ставки каждый, кто хоть немного задумывался над происходящими событіями, видѣл — что это начало конца.

При Николаѣ Николаевичѣ Ставка была военным лагерем, дѣловым и строгим, с первых же дней пріѣзда Государя она внѣшне потеряла этот облик. Сразу все измѣнилось. Пріѣхала оперетка, которой не было при Николаѣ Николаевичѣ, театр был до отказу набит дамами и ставочными офицерами. Начались какіе то подношенія артисткѣ Лабунской и Грекову, появилась какая то модная молодая опереточная примадонна, снискавшая кучу поклонников, начались автомобильныя поѣздки к заставному домику, открылся новоявленный ресторан в особнякѣ высланнаго нѣмца пивовара Яника.

Все распустилось, и стало видно всякому, что машина начинает давать перебои. Пріѣхали великіе князья, которых раньше не было, а если и были, то незамѣтно работали в штабѣ. Теперь на улицах Могилева то и дѣло можно быловидѣть Царицу, наслѣдника, князей: Дмитрія Павловича, Бориса Владимировича и других лиц Царскаго Дома и свиты.

Мѣсто Ставки — Могилев пріобрѣл вид резиденціи царской семьи и война отходила на второй план, забывалась», - Белевская Марина Яковлевна «Ставка Верховного Главнокомандующего в Могилёве, 1915-1918 г.».


В 10 часов утра, я поехал на первый доклад мне Начальника Штаба Ставки Верховного Главнокомандования генерала Алексеева. Поехал на открытом автомобиле, который при мне выкатили из торца специального «вагона-гаража» по убираемым металлическим съездам… Сердце моё преисполнилось гордости за родную страну - всё же, кое-что в России придумать и сделать умеют! Ещё б, ещё сами автомобили делать научились…

Автомобили, знаете ли - это моя слабость и дело всей моей жизни!

Буквально, парой составленных профессионально фраз, я разговорил начальника своего гаража - бывшего в полной прострации от моего нового обличия и, поэтому не обратившего почти никакого внимания на мою любопытствующую неосведомлённость. Как на духу, он мне рассказал - всё что знал, даже несколько задержав отправку моей высокой особы в Штаб.

Этой «точилой», был любимый царский автомобиль французской фирмы «Delaunnay-Belleville», выпуска 1913 года, изготовленный по спецзаказу. Он назывался «Delaunnay-Belleville – 70 S.M.T».

Рисунок 16. Царский автомобиль французской фирмы «Delaunnay-Belleville», выпуска 1913 года, с изображением свастики на капоте.

«S.M.T.» переводится - как «Его Императорское Величество». Автомобиль, имел двигатель мощностью в семьдесят «кобыл» и, мог разогнаться до скорости порядка сто вёрст в час. По нынешним временам, это просто неимоверная круть!

Механик, мне чесал по ушам дальше – про двойные тяги рулевого управления, запуск двигателя с рабочего места водителя, двойную систему зажигания - с магнето и прерывателем… Про дисковое сцепление, плавное торможение и бесшумное трогание с места.

Думал, сочиняет про «запуск двигателя с рабочего места»! Сейчас водила – обличием и говором чистокровный француз, начнёт20 «кривым стартёром» маслать…

Ан, нет!

Царский лимузин был оборудован пневматической системой - которая объединяла пуск и торможение двигателя, подкачку шин, сигнал и даже… Домкрат!

Заводился автомобиль тоже – несколько своеобразно. Если, конечно не сказать больше! Вместо включения электростартера с обгонной муфтой, при запуске двигателя в его цилиндры подавался сжатый воздух. Он толкал поршни и раскручивал коленчатый вал до нужных оборотов, а сам автомобиль - до скорости порядка 25 вёрст в час на четвёртой передаче. В тот момент, водитель перекрывал подачу сжатого воздуха – взамен, включал зажигание и давил на «тапку»…

Оп-ля, поехали!

Был бы царём Сталин, он тут же приказал бы скопировать этот буржуинский ништяк под пролетарский «членовоз» – но, увы! Он сейчас в Туруханской ссылке и, мне предстоит хорошенько подумать, что с ним делать. Сам же, я тоже: не потяну такие технологии в разгар Великой войны - да перед «известными» событиями… Не светит, однозначно, не светит.


Пока слушал механика, было ощущение какой-то сюрреалистичности происходящего… Как будто, что-то…

НУ, НИ ХРЕНА!!!

На бочкообразном капоте царского лимузина-кабриолета французского производства красовалась фашистская свастика21!

Протёр царственные зенки, думал – чудится мне, или уже успел в тело Гитлера переметнуться… Нет, наваждение не исчезло.

Это куда я попал?! Может, параллельный мир, какой?!

«А не один ли хрен – «параллельный» этот мир или «перпендикулярный»?! Что это меняет?»

Ладно, фиг с ней. На скорость свастика не влияет и, ладно…


Для сопровождающего меня в поездке Дворцового коменданта, из того же вагона-гаража выкатили еще один автомобиль - темно-зеленый лимузин «Мерседес-Бенц», положенный ему для решения служебных задач.


В этой поездке на «Фюрермобиле» меня сопровождал другой – не Мордвинов, дежурный флигель-адъютант, казак конвоя и Дворцовый комендант на своём «Бенце». Как-то несерьёзно – а, вдруг террорист с бомбой откуда выскочит? Или, на такую ничтожную личность - как последний русский царь, порядочному террористу и бомбу потратить впадлу?

Ехали молча - они все молчат и, я их разговорами или вопросами не донимал…

Вспомнил кое-что из истории… В киевском театре, убийца Столыпина стоял ближе к Императору – но, выбрал мишенью именно премьер-министра. Так что, пока можно ездить безбоязненно без охраны – моя личность никого не интересует.

Как говориться, «нет худа без добра»!


Пока ехали, вспомнил про Дворцового коменданта: это генерал-майор Свиты ЕИВ Воейков22. Узнал его сразу – несмотря на уже довольно приличный возраст, тот - довольно ещё поджар и строен, приятен лицом, лихо подкрученные вверх - по здешней моде, пижонские усики. Вроде, он был первым русским олимпийцем, что ли… Ещё помню, мемуары он оставил - но я их к сожалению «там» не читал.

Просто зудилось самому усесться за руль и погонять с ветерком, но благоразумие победило - хватит на сегодня подданным, сюрпризов от их суверенна! Да и управлять этим чудом французского автопрома, двух моих «высших» маловато будет – судя по обилию рычагов на панели, педалей на полу… Посчитал и, чуть на ходу не выпал:

МАТЬ!!!

Одних только педалей… ДЕВЯТЬ!!!

Да, этот «папелац» по сложности управления сродни космическому кораблю «Восток» - на котором Юрий Гагарин на Луну летал…

Только головой покачал – что тут скажешь?!


***

Въезжаем, включив спецсигналы23 в исторический Могилев… Блин, какой только дурак, додумался расположить в городе с таким названием Ставку Верховного Главнокомандования? Узнать бы и повесить гада - как врага Империи!

Всем своим убогим видом и обликом, тоже – городишко не из лучших. Небольшой, грязный, лишенный даже самых примитивных удобств - кроме попавшихся нам по пути нескольких вагонов «конки» - этого «квази-трамвая», едущих не быстрее пьяного пешехода.

Пыль, еврейские нищеброды на улицах - кланяющееся из-под каждой подворотни, каждому проходящему мимо них солдату или разнузданно ведущей себя полицейской держиморде в новеньком обмундировании… Вот и, все – все красоты «ландшафта»!

Конечно, перед моим приездом порядок немного навели, дерьмо с улиц вывезли, городовых приодели в первосрочное обмундирование… Очень знакомое мне явление – ещё по «той» армии, наводить марафет перед визитом высокого начальства.


Наконец, приехали… У охраняемого подъезда нас встречает дежурный офицер, пялит на мою изменившуюся внешность враз остекленевшие зенки, но «на автомате» довольно бодро рапортует и провожает наверх. «Хозяин» - Начальник Штаба Алексеев24 и генерал-квартирмейстер Пустовойтенко25, при всём параде и оружии, встречают нас на верхней площадке. «Ху из ху» из них догадался сразу: первого по весьма характерной и легко запоминающейся физиономии, знакомой мне по «тем» фотографиям из исторических книжек.


«Так вот ты какой, северный олень!»

Подумал я, с детским любопытством разглядывая этого будущего гнусного изменщика - по сути, приведшего в расстрельный подвал всю семейку моего Реципиента.


…Это был среднего роста 58-летний худощавый мужик, с как бы «обесцвеченным» - больше солдатским, чем генеральским лицом, торчком торчащими седыми жесткими усами, в очках, слегка косоглазый26. Он производил впечатление не военного, а какого-то штатского профессора. Недаром, коллеги погоняло Алексееву весьма характерное дали – «Генерал в калошах»!

Впрочем, читал про его – человек хороший и порядочный, а как начальник штаба – необыкновенно трудоспособный. Мой Реципиент выбрал его по причине личной приязни – вот, «порядочный человек» и отблагодарил… Хотя, как говорится: «Ничего личного – только бизнес!». Такого Императора - даже у порядочного человека, руки чешутся предать. Посмотрим, посмотрим – может и, сработаемся… По крайней мере, замены ему я пока не вижу, тем более сейчас – перед самым Виленским сражением.


Второго генерала – генерал-квартирмейстер Пустовойтенко, я вычислил тоже по внешности. Пустовойтенко имел то, чего недоставало Алексееву – представительскую, щеголеватую наружность. Других достоинств, современниками и историками за ним замечено не было…

Единственное, что я про него помню – за глаза, его называли «Пустомеленко». Вроде, он кем-то Алексееву приходился – то ли родственником, то ли просто другом детства или одноклассником. С этим надо разобраться: кумовство - хотя бы на таком уровне, надо искоренить. Но, это – попозже…


Маленького роста, кругленький, несколько неопрятно одетый генерал, державшийся нарочито в сторонке, должно быть некто Борисов - играющий при Алексееве роль «серого кардинала». За этим числилась какая-то «тёмная» история – не помню какая именно, а его «гениальность» была сродни помешательству…

Или, наоборот?! Нет, больше не помню про Борисова больше ничего – чёртов склероз!

Рисунок 18. Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего, генерал от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев.

Этих двоих, Алексеев - при назначении Начальником Штаба Верховного Главнокомандующего, привёз с собой. Остальной состав Ставки остался без изменений – как при Великом Князе Николае Николаевиче.


***

…Тоже, в полном обубуении от моего видона, эти трое проводили меня в большую комнату с длинным столом - за который я без приглашения усаживаюсь и, картами боевых действий на стене.


Первым делом – ещё до «доклада», Алексеев не забыл пропиарить себя и, заодно - по давней русской традиции, лизнуть начальству оппу и накакать на незадачливого предшественника:

- Прежняя Ставка при генералах Янушкевиче и Данилове27 только регистрировала события; теперешняя, при Вашем Императорском Величестве и ваших покорнейших слугах - в моём лице и лице Михаила Савича, не только регистрирует - но и, реагирует и управляет событиями на фронте и, отчасти в стране…

«Отчасти в стране»? А он, не много ли на себя берёт, этот лампасник?! Но, пока промолчу…

Прерываю поток красноречия, интересуясь:

- Давайте ближе к делу, господин генерал! Расскажите, как происходит ежедневная работа Штаба Ставки Верховного Главнокомандования?

При слове «господин генерал», Алексеев закрутил шеей - осматриваясь по сторонам…

«Интересно, а как к нему мой Реципиент обращался? Как в дневнике к собственному дяде – Верховному Главнокомандующему, что ли? Типа: «Николаша», «Мишаня» - «Вась-вась», да «Мить-мить»…

Тьфу, ты!


Алексеев, хотя и несколько смешался, но с готовностью профессионала - по какой-либо причине, вынужденного разжёвывать прописные истины дилетанту, начал:

- Все разговоры про особую «секретную комнату» со специальными картами, в которые младшие чины - в соответствии с меняющейся обстановкой, сутки напролёт приходят и вставляют новые флажки и вынимают старые – это, просто обывательские россказни…

«Про что это он? Про прообраз штабного планшета, что ли? Жесть… Надо обязательно замутить такую «приспособу».

- …На самом деле, всё обстоит так: офицеры Генштаба, приставленные регистрировать ход боевых действий на отдельных фронтах, раз в сутки отмечают все значимые перемены на них с помощью топографов и чертежников на карте и докладывают о них генерал-квартирмейстеру.

«Значит, Генерал-квартирмейстер28 у них - некто наподобие нашего начальника Оперативного отдела…».

- …Затем, генерал-квартирмейстер докладывает Начальнику Штаба – вашему покорнейшему слуге, а последний - Верховному Главнокомандующему – если тот пожелает, - закончив, Алексеев слегка мне поклонился.


- Понятно…, - до чего-то докопаться обязательно надо - иначе зачем, спрашивается, приезжал? - а, что между этими «изменениями и докладами раз в сутки», происходит с картами?

Это я вспомнил один скандальный случай времён Русско-японской войны, про который читал «там»: один русский высокопоставленный военноначальник принимал какого-то иностранца в своём кабинете - с картой на стене, на которой были нанесены секретные сведения о дислокации войск… Как видно, урок впрок не пошёл!

«Мудрец не совершает ошибок,

Умный учится на чужих ошибках,

Дурак учится на своих ошибках,

Дебил, вообще не способен учиться».

Горько, конечно это осознавать… Но, таковы реальности!

- Карты висят с утра до конца доклада, - отвечает мой Начштаба, - а потом снимаются и поступают в соответствующие делопроизводства, где хранятся.

- Кто может видеть карты - кроме лиц, непосредственно с ними работающими?

Алексеев, пожал плечами:

- Эти карты может видеть любой офицер здесь находящийся - никакой особенной тайны они не представляют…

Откровенно стебаясь, спрашиваю:

- Хм… Может, тогда стоит торговать ими? Или на театральных афишах развешивать – чтоб, в немецком Генеральном Штабе знали, как мы представляем себе обстановку на Фронте?!

Алексеев побагровел и завертел головой - должно быть воротничок мундира, стал ему слегка тесен…

- А, какие тогда карты представляют «особую тайну»? – насмешливо интересуюсь, - которыми Вы со своим генерал-квартирмейстером, в «штуку» рубитесь?

- «В штуку»?!

Должно быть, они здесь «рубятся» в что-нибудь другое… В «очко» к примеру.

- Я имел в виду игральные карты. Продолжайте, господин генерал!

- …Десятиверстные и двухверстные карты всего нашего фронта и отдельных его районов, Ваше Императорское Величество, – быстро придя в себя, бойко ответил тот, - они находятся в кабинетах начальника штаба, генерал-квартирмейстера и генерала Борисова. По которым, они справляются - читая оперативные сводки и детально изучая какую-нибудь сложную операцию…

Вот, чешет! Ну, как мне – простому попаданцу, тягаться с выпускником Академии Генерального Штаба?!

-       Хорошо, если так… Но, всё равно – «бережённого Бог бережёт, а не бережённого»… Жандарм стережёт! Сегодня же, господин генерал, потрудитесь издать приказ по всем войскам занавешивать карты в штабах на время, когда с ними не работают или когда в одной комнате с ними находится кто-то посторонний.


Тут, новая у меня мысля:

- А как с режимом доступа в здание Ставки, господин генерал?

Хрен, я просто так от тебя отстану!

- …Ваше Императорское Величество?

Спрашиваю почти «по складам»:

- Если, допустим, если германский шпион раздобудет себе мундир русского офицера - он сможет беспрепятственно проникнуть в Ставку, спрашиваю?

- Никак нет, Ваше…Здесь весьма строгий надзор – как явный, так и тайный, везде и за всеми при помощи полиции и жандармерии! Полевые жандармы стоят при входе, при вешалке и при входных дверях в управление и мой кабинет.

Да! Что-то такое, мною наблюдалось.

- …Никому невозможно, даже одев мундир русского офицера, проникнуть в Ставку!

- Вы отвечаете за свои слова, господин генерал? А, если я проверю?

Молчит, хлопая белёсыми ресницами…

- Настоятельно рекомендую ввести строгий пропускной режим! Временные пропуска выдавать офицерам - постоянно и регулярно работающим здесь и, бессистемно почаще менять их формат, - думаю, поймут, - а, разовые пропуска выдавать лицам, случайно или редко посещаемым Ставку по какой-нибудь служебной надобности… Задача ясна?

- Так точно, Ваше Императорское Величество!


Идём далее:

- Как мне известно, при Ставке находятся иностранные представители.

- Да, это так – представители союзнических военных миссий… Франции, Англии, Сербии, Японии и Бельгии.

- Они имеют доступ в здание Ставки?

- Да, случается – посещают, интересуясь обстановкой на русском театре боевых действий.

Да, блин!

- Надо прекращать эту практику, господин генерал! Пусть «посещают» другие места – в Могилеве просто уймище достопримечательностей (хахаха!), а для ознакомления с «обстановкой» высылайте им раз в сутки бюллетени.

- Ваше Императорское Величество! Союзники же…, - мямлит, - как-то неудобно, извиняюсь… Дипломатический скандал…

- Спать на потолке «неудобно», господин генерал! А «дипломатические скандалы», суть - не вашего ведомства забота. «Союзники»… Давно ли, японцы нам «союзниками» стали? И, «эти» - «демократы», тоже… Союзнички! Приказ Верховного Командующего слышали? …ВЫПОЛНЯТЬ!!!

- СЛУШАЮСЬ, ВАШЕ ИМПЕРАТОСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО!!!

- То-то же… А теперь докладывайте, господин генерал!


После весьма продолжительной заминки, Начальник Штаба Ставки Верховного Главнокомандующего генерал Алексеев, взял себя в руки и стал «докладывать» мне о положении дел на фронтах. Он, громко и ясно читал по бумажке заранее заготовленный (скорее всего не им самим) конспект, изобилующий всякими ничего не значимыми мелочами, безымянными речками, деревнями да «местечками» и, ничего не говорящими мне фамилиями…

Было слышно как в соседней комнате, бездельничающие офицеры переговаривались шёпотом.

Это начало бесить… Чистейшей воды очковтирательство!


- «…Удар германцев в направлении В. был решительно отбит и, план их расстроен. В многодневных тяжелых боях, о напряжении которых свидетельствуют предшествовавшие сообщения, противник был последовательно остановлен, поколеблен и, наконец, отброшен… Планомерный переход наших войск от отступления к наступлению был совершен с уменьем и настойчивостью, доступными лишь высоко доблестным войскам»…

Какой бред!


- «…Из местечка М. наши войска выбили противника штыковым ударом. Пока в этом районе нами взято у немцев более 8 орудий; до настоящего времени выяснено, что в числе их имеются 4 гаубицы. Кроме того, взято 9 зарядных ящиков и 7 пулеметов. Взятые орудия во время боя были довернуты против немцев и заставили уйти немецкий бронированный автомобиль. В районе О. и далее на юг до верхнего Немана, равно как и в районе восточнее железной дороги, по всему фронту идут упорные бои. Особенного напряжения бой достиг в районе деревни С. реке Гавья, где неприятелю удалось переправиться на левый берег реки, и в районе юго-восточнее М., где противник был отбит с большими потерями и отхлынул назад»…

Что он несёт?!


- «…В районе реки Вилии, упорные бои продолжаются; деревня Н. взята нами. Немцы произвели ряд атак в районе В., доводя неоднократно их до штыков. Все атаки отбиты. В районе северо-западнее В. наши войска штыковым ударом овладели укрепленной деревней О. и вернули обратно деревню Г. На фронте С. и южнее бои продолжаются».

Достал он уже своими «штыковыми ударами» - прям, Средневековье какое! Намекает, что патронов у войск нет, что ли?!


- «…Дух войск, ярко обнаруживший свою высоту в бесчисленных арьергардных боях, получил новый подъем в успехах, одержанных нами над германцами за последние дни в жестоких рукопашных боях и в удачных переходах против них в наступление, особенно частых на фронте восточнее линии Свенцян наша кавалерия отбросила немцев и заняла село П. После штыкового боя нами занято кладбище у деревни Ч…».


Я ударил ладонью по столу:

- ХВАТИТ!!! Какой, на хрен - «штыковой бой на кладбище»? Вы что, господин генерал, мне шпаргалки про всякую «чернуху» читаете?

- …???

- ЗА ИДИОТА МЕНЯ ДЕРЖИТЕ?!

Слегка косые очи Начальника Штаба, стали просто косыми – без слова «слегка»…

- Неужели, нельзя было прямо сказать: германцы наступают – там, там и там, а мы продолжаем драпать?!


Звенящая в ушах тишина. Все в полной растерянности дивятся на меня, раззявив генеральские зевальники – как на марсианина какого-то. Должно быть, я стал не похожим на самого себя - не только своим новым обликом. Они поняли, что я – ДРУГОЙ ЧЕЛОВЕК!!!

Да, пофиг… Наезжаю на Алексеева дальше:

- Мне хотелось бы знать, Вы проверяете донесения своих подчинённых или верите им на слово?

Молчит, косые очи вниз потупив… А, ты думал? Или я тебя заставлю воевать, или ты застрелишься! Ну, или переворот устроишь раньше срока…

- Я у ВАС(!!!) спрашиваю, Михаил Васильевич! И, пока – по-хорошему, - рявкнул я царственным рыком, - ИМЕЕТСЯ ЛИ(!!!) у Верховного Главнокомандования механизм проверки подобных сообщений?

- …

Ага, ну так и знал!

- Ну, так извольте его создать, «Ваше Превосходительство», - последнее, прозвучало в моих устах, как ругательство и издевательство, - извольте потрудиться и впредь, проверять периодически, донесения и, как выполняются ваши распоряжения подчинёнными!

Глаза моего начальника штаба стали похожими на новенькие советские рублевики…. Что я интересно сказал, что его так удивило? Что доклады подчинённых и выполнение своих же приказов надо проверять? Да, помню – читал «там», что с этим делом, у него не всё благополучно. Подчинённые Алексееву командующие фронтами, частенько забивали на него хрен…

- Для особо одарённых повторяю: немедленно создайте при Ставке Верховного Главнокомандования, институт Представителей Ставки в войсках – на фронтах, в армиях и корпусах! В качестве сотрудников привлечь ответственных офицеров, можно – получивших в боях увечья и негодных к строевой службе. Пусть проверяют достоверность донесения с мест и выполнения приказов вышестоящих инстанций29 и, несут за это полную ответственность…

Смотрю ему прямо в глаза и добавляю:

- …Иначе, если мы с Вами не сработаемся! ЯЛИЧНО(!!!) буду контролировать выполнение Вами этого начинания и, при малейшем попустительстве - отправлю Вас на фронт «полчком» командовать!

Невнятное генеральское мычание… Счас, чего доброго отставки попросит – если «Кондратий» его раньше не обнимет.

Однако, «отошёл» быстро! Руки по швам, взгляд «лихой и слегка придурковатый»:

- БУДЕТ ИСПОЛНЕНО, ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО!!!

А, в косых глазах мелькнула ироническая усмешка… Ой, как бы Февральский Переворот не стал Сентябрьским. Причём – уже этого года.

Да нет, не сцыте Вашество – не время ещё. Не наступил ещё момент, когда говоря словами классика: «Вчера было ещё рано, завтра будет уже поздно!»


Осмотрев внимательно всех и каждого, я проинформировал:

- Впредь, если ничего чрезвычайного не случится, я намерен посещать Штаб раз в неделю – чтоб не отвлекать вас от своих обязанностей, а себя от своих…

Что, сцука характерно – упрашивать отменить своё решение и почаще бывать в Штабе, Самодержца никто не стал!

- …Мне, лишь присылайте фельдъегерем краткий ежедневный доклад о состоянии дел на фронте в письменном виде. Только самое главное и важное – утром и вечером… Прочитать я и, сам смогу. Задача ясна?

- Так точно, Ваше…

- И, не надо мне никаких победных реляций – пока Берлин штурмом не возьмём… Сухо, коротко и только по существу!

Ладно, на сегодня вроде хватит их «строить» - хорошего понемногу, но регулярно.

- …

Выходил, в полной кладбищенской тишине. По ходу, в штабе все до одного поняли, что наступает какая-то новая – ещё неизвестная им жизнь, от которой не знаешь чего и, ожидать…


Только вышел, дошёл было до середины лестничного пролёта, как вдруг пришла в голову ещё одна мысль… Возвращаюсь и подхожу к открытой двери. Слышу:

- Интересно, господа, какая муха его укусила?

- Известно, какая – «Гессенская»…

Это они про «мою» гемофильную Александру Фёдоровну.

При виде меня, наступил «меловый период» - все господа генералы и полковники разом подскочили с места и, заметно посветлели ликом. Захожу и, не подав вида что - что-то слышал, слегка улыбаясь обращаюсь к истекающему через лицо потом, Начальнику Штаба:

- Михаил Васильевич! Я вижу при вашем штабе полным-полно бездельничающих молодых офицеров, а у меня при походно-полевой Свите - полный кадровый коллапс! Не поделитесь ли перспективными кадрами со своим Главнокомандующим?

- Извините, Ваше Импер…? – не понял по началу, тот.

- Мне нужно несколько молодых - желательно с боевым прошлым, умных, энергичных, умеющих держать язык за зубами молодых офицеров. Завтра, до полудня пришлите мне личные дела всех - кто под эти параметры подходит а, я отберу из них тех, с кем захочу побеседовать. После «собеседования» я оставлю себе нескольких, а остальных офицеров верну Вам в целости и сохранности… Ну, так как?

Алексеев склонил голову.

- Как Вам будет угодно, Ваше Императорское Величество!

- Только знайте, господин генерал: мы в ответственности за тех, кого приручаем…, - вкрадчиво говорю и многообещающе заглядываю в косые бесцветные генеральские глазки, - миль пардон – «рекомендуем». Мне нужны только самые лучшие!


***

На обратном пути, решил поближе познакомиться с Дворцовым комендантом, генерал-майором Свиты Воейковым, эээ… По моему - Владимир Николаевич. И, если получиться «приручить» его: очень важная фигура – кроме всего прочего, ему подчиняется вся царская охрана.

Хотя, я в этом деле немножко путаюсь: «охранников» у меня, что-то уж - через чур много! Например, командующим Собственным конвоем Его Императорчкого Величества был граф Граббе – не помню, как по фамилии, отчеству… В данный исторический момент, этим «Собственным конвоем» был Лейб-Гвардии Сводный Казачий полк – а у того свой начальник. Вот и, поди разберись!

Рисунок 19. Дворцовый комендант, генерал-майор Свиты Его Величества Государя Императора Николая II, Воейков Владимир Николаевич.

Воейкову же, подчинялся начальник Императорской Дворцовой полиции - генерал-майор Отдельного корпуса жандармов Спиридович Александр Иванович, с которым я познакомился ранее.

Кроме этого, ещё несколько охранных структур с неясными для меня функциями.


Ладно, с ними потом разгребём, сейчас для меня главное – перетянуть на свою сторону эту, без всякого преувеличения, ключевую фигуру. Что я знаю про генерала Воейкова, про этого невысокого роста - но очень подвижного человека, с любовно ухоженными и надушенными усами? А знаю я про него достаточно много.

Ловкий хозяйственник и, отсюда – состоятельный человек: построил в своём имении завод по разливу минеральной воды «Кувака30» и теперь поит ею всю Свиту… Естественно, не бесплатно – за мой счёт.

Хитрый интриган: «оттёр» своего тестя - барона Фредерикса (которого я сегодня нагнал) и, стал первым по влиянию лицом в окружении моего Реципиента.

Один из основателей российского спортивного движения – вроде бы даже, участвовал в одной из первых олимпиад. Ведёт здоровый образ жизни, в отличии от большинства свиты – демонстративно не пьёт ничего, крепче своей же минеральной воды.

Носит несколько претензионный титул «Главного наблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи» и, носится с проектом об милитаризации спорта и допризывной подготовки новобранцев. По последним двум пунктам, вышестоящее военное начальство его регулярно посылает на…

В увлекательное эротическое путешествие, ну а мы попробуем на этом сыграть.


Пригласив Воейкова проехаться обратно до Царского поезда на моей машине, я первым делом спросил его про завод минеральной воды - коим он очень гордился.

- Отличная вода у Вас, господин генерал! Наши раненые воины в госпиталях, думаю – тоже её оценят.

Герр комендант, с ходу – радостно и не раздумывая, «клюнул» на наживку:

- Несомненно, это так, Ваше Величество!

Спросив об возможных объёмах поставок и удовлетворившись ими, я закинул следующую «удочку»:

- Сами понимаете, Владимир Николаевич, услуги Императора в качестве посредника, «непротекающей крыши» - покровителя и рекламодателя, тоже чего-то стоят… Ведь верно?

Я, заговорщически подмигнул коменданту. Надухарённые усы моего собеседника, двигались всё чаще и чаще – их владелец, был до самой крайности удивлён мною. Чего я по большему счёту и добивался, ибо устами Суворова: удивить, значит – победить!

И всё же, интересно: о чём прежний владелец этого тела, беседовал прежде со своим комендантом - что того так вставляет, от простых деловых предложений?!


Не найдя, что ответить, тот буркнул невпопад:

- Договоримся…

- Тридцать процентов с вашего бизнеса и, считайте - мы уже договорились.

- Двадцать...

Слово «бизнес» Воейкова почему-то не удивило. Ну, на фоне торгующегося Императора - его бы и «тарелка» с марсианами, сейчас не проняла, б!

- Двадцать пять! По рукам?

- По рукам, - Воейков протянул мне руку, - только ради Вас, Ваше Императорское Величество!

- Ради нас, господин генерал! Эх, обмыть бы - да мы с вами непьющие, как на грех… Хахаха!

- Хахаха!

Рассмеявшись в ответ, он протягивает мне бутылку «Куваки»:

- Разве что этим, Ваше…?

Открыв каждый свою, мы с ним «чокнулись»:

- Ну… С почином нас, герр комендант!

Мысленно потираю руки - первый шаг к «взаимопониманию» сделан. Теперь, хотя бы ради своих барышей, он будет за меня свой анус рвать!

Однако, есть у нашего Коменданта Свиты, ещё один «таракан» в голове!

- Господин генерал! Расскажите мне, как дела обстоят со спортом в нашей армии. Вкратце только – чтоб, до конца поездки уложились…


Из рассказа Воейкова следовало - «дела» со спортом в русской армии, обстояли хреново донельзя! Физическую подготовку, считали чем-то второстепенным и необязательным и, относились к ней формально – как к скучной формальности. Хотя, циркуляром Главного Штаба - ещё от 4 ноября 1910 года, в войсках должны были заниматься утренней зарядкой по «Наставлению для обучения войск гимнастике» и легкой атлетикой - по брошюре Н. Я. Гердта «Легкая атлетика и атлетические игры для войск», но в большинстве строевых частей - физкультурой занимались чисто «для отбытия номера». Это ещё в лучшем случае!

Накануне войны, в столичной Гвардии, вошла было в моду «Сокольская гимнастика»: вся войсковая часть, под музыку, под команду выполняет всяческие упражнения – как юные спортсменки в день открытия Олимпиады-80… Однако, это тоже самое – зрелищная показуха, никоем образом не способствующая развитию ловкости, силовой выносливости и волевых качеств у военнослужащих.

Кой-где, солдаты играли в «городки», а офицеры занимались конным спортом, фехтованием или стрельбой… Вот и, всё!


Ещё «там», частенько удивлялся некоторым человеческим особям – сочетавших в себе, казалось бы несочетаемые качества! Вот, этот Воейков… Казалось бы – барыга, делец. Живи – не хочу! Однако, при этом (мой 75-ти летний жизненный опыт не обманешь), искренне переживает за физическое состояние русской армии… Феномен, блин – иначе не скажешь! Задаю наводящий вопрос:

- В Действующей армии, безусловно, вводить занятия спортом уже бесполезно… А как Вы находите физическую подготовку призывников, господин генерал?

- Как отвратительную, Ваше Императорское Величество! – возмущённо ответил тот и, выдал самую длительную за время нашего знакомства тираду, - помнится, я Вам уже писал - что укомплектования, прибывают в Действующую армию совершенно физически не подготовленными… Это сказывается негативным образом и, на общую подготовку - на внешний вялый вид, на неуверенность в своих действиях и на весьма плачевное нравственное состояние духа. Несомненно, без этих качеств, трудно добиться победы в бою!

- Что-то не припомню… Про что, Вы писали, господин генерал?

- Я писал в Штаб: предлагал ввести допризывную физическую подготовку – так как срок подготовки уже призванных новобранцев, чрезвычайно короток! Цель: усвоение молодёжью - ещё до призыва, специальных знаний и навыков для выполнение требований современной военно-походной жизни.


Ну, «Пан Спортсмен», удивил - так удивил. Никак, он мне «Всеобуч» мутит! Так, так, так…

- И с каких пор и, на какой срок будет проходить ваша «допризывная подготовка»?

- Не следует смущаться никакими «сроками», Ваше Величество! Так как, всякий нормально физически развитый новобранец, гораздо лучше усваивает и общий подготовительный воинский курс - уже после призыва…

«Кажется, я знаю - куда тебя пристроить, голубчик! Причём, с пользой для дела», - подумал я, вслух же сказал:

- Дело новое, дело хлопотное – требующего немалого времени и громадного вложения средств! Я без понятия – кого, на него поставить… Здесь, требуется именно энтузиаст – просто чиновнику, с таким делом не справиться.

Пристально смотрю Воейкову в глаза:

- Господин генерал! Вы готовы добровольно оставить пост Дворцового коменданта и полностью посвятить себя делу физической подготовки в войсках, возглавив соответствующий Главк в Военном Ведомстве?

Вижу мнётся и, закидываю «приманку» ещё привлекательней:

- А после войны, встать во главе Министерства физической культуры России? Или, Вы - лишь, чисто лясы точить горазды? А как за дело – так, сразу в кусты?!

Вижу «олимпийский огонь» в глазах:

- Всегда готов, Ваше Императорское Величество! Скажите только – когда…

- Такие дела, с кондачка не решаются, господин генерал! Мы ещё вернёмся к этому разговору, хорошенько подумав… Ну и, Вы - ещё хорошенько подумайте, составьте соответствующий проект и, где-то - через месяц, потрудитесь мне его предоставить.

Если конечно к тому времени, мне - мою «лебединую шейку», набок не свернут…


Глава 4. Блеск и нищета Самодержца.


«Неверность его ужасна. Он, при всем самообладании и привычке, не делает ни одного спокойного движения, ни одного спокойного жеста… Когда говорит, то выбирает расплывчатые, неточные слова и с большим трудом, нервно запинаясь, как-то выжимая из себя слова всем корпусом, головой, плечами, руками, даже переступая… Точно какая-то непосильная ноша легла на хилого работника, и он неуверенно, шатко её несёт…


…Я думаю, что царя органически нельзя вразумить. Он хуже, чем бездарен! Он — прости меня Боже — полное ничтожество», - выдержки из дневника профессора Б. В. Никольского.


 


Когда вернулись обратно к Царскому поезду, я несколько задержался возле своего «Фюрермобиля» - оставшись практически наедине с моим шофёром Кегрессом. Тот, сразу как приехали, заглушил двигатель и залез под капот, что-то непонятно лопоча. Потом, подняв голову в кепке и водительских очках, что-то сказал мне на своём родном языке… И, тут я обмер…

Мать, твою!

Ведь, мой реципиент владел в совершенстве тремя языками – английским, французским и немецким! Причём, гувернёр в детстве у царя был англичанином и, общаясь на английском - он практически не отличался от его коренного носителя…

Я же, хоть в советской школе учил этот язык и пытался серьёзно учить его в зрелом возрасте, но нет у меня способностей к языкам. Поэтому, «под занавес» владел английским лишь на уровне завсегдатая Интернета… Немецкий же я знал, вообще - в основном по советским фильмам «про войну», да по группе «Раммштайн» (Ду хаст!), ну а французский и, того хуже!

Рисунок 21. Личный шофёр царя, Адольф Кегресс.

Ну, чё тут делать?

Сделав понимающую мину на морде царского лица, я утвердительно кивнул и, улыбаясь во Ивановскую, произнёс: «Уи!», разом сократив свой словарный запас языка великого Джо Дассена31, как минимум - процентов на десять. Тот, как-то озадаченно глянув на меня, снова с головой залез под капот.

Тут невольно подумалось: иностранный подданный работает личным шофёром у Императора России… Что, это?

«Глупость или измена»?!

Это – Россия, деточки, это - Россия… Пока ещё хрустящая «французской булкой32», Россия. Здесь одно из двух: или этот чел с типично французским именем «Адольф», работает на свою отечественную разведку, или её – разведки, у великой Франции вообще нет… Последнее предположение, на мой взгляд – маловероятнее всего.


Ну и, что будем делать: удалим эту вражину от своей царственной особы?

Вы что, Ваше Царское Величество? Или, Вы ни разу не из двадцать первого века?! Наоборот – держать его «поближе к сердцу» надо! Это же – просто чистейшее «золото»: вычисленный, но ещё не арестованный или высланный, иностранный шпион! Но, сначала надо как-то удостовериться поконкретнее…


Тут, подошёл Мордвинов в новеньких генеральских погонах и, сияя как новенький же двугривенник, предложил мой царственной особе продефилировать в вагон-ресторан для чаепития… Перед тем, как уйти¸ достаточно громко сказал обращаясь к своему «флигелю»:

- Как Вы считаете, господин генерал… А, не предложить ли нам всем воюющим странам прекратить войну и вернуться к «статусу-кво»? К миру без аннексий и контрибуций?

«Генсек» явно «потерялся» - не зная, что ответить, а шофёрская кепка - торчащая из-под капота, заметно дёрнулась… Определённо, услышал! Ну, теперь подождём «официальной» реакции: надеюсь, сразу – не разобравшись, убивать меня не будут.

- Ладно, пойдёмте пить чай – такие дела в России, без рюмки чая не решаются…

Отойдя подальше, провожаемый взглядом Кегресса, я ответил на вопрошающий взгляд Мордвинова:

- Не берите в голову, господин генерал! Укачало на автомобиле видно, или уши просквозило – вот и, ляпнул невпопад глупость…


***

Попив чаю, я решил погулять да поближе познакомится с Царским поездом. Как бы случайно, прогуливаясь в компании со своим Генсеком и Паном Спортсменом по перрону, я останавливал всех попавшихся, ненавязчиво расспрашивал – задав пару-тройку, как бы ничего не значащих вопросов и отпускал. И, хотя у меня сложилось убеждение, что члены Свиты посматривают на меня как-то… Как-то не так, как должны они посматривать на «настоящего» Николая - тем не менее, результатами я был доволен!

Я вёл себя уверенно, вполне естественно, прямого неприятия не вызывал и, потихоньку осваивался - сам уже чувствуя себя частью всего этого…

Поезд, что напротив моего - оказался как две капли воды внешне похожим, «двойником» Царского. Его пускали спереди или сзади настоящего – для отвлечения внимания потенциальных злодеев-террористов. Конспираторы фуевы… Лучше б, «оригинал» бронированным сделали!


Не удержался и хоть на сердце тоскливо заныло, посетил вагон-салон – где Николай-Недержанец подписал акт о капитуляции… Извиняюсь – отречение от Престола!

В принципе – это одно и, тоже… Даже, посидел за тем столиком и представил себя жалким, растерявшимся, в обосцаных шароварах с лампасами…

Тьфу!

Разозлившись на весь этот Божий Мир, отправился дальше обследовать территорию. После нашего с Императрицей спально-бытового вагона, шёл такой же «детский» - для всего моего немалого «выводка». Такая же - безумная роскошь, только присутствовали больше светлые тона, а мебель вообще – белая.

Следующий вагон был разделён на отдельные купе, с визитной карточкой на двери каждого – здесь размещалась Свита. В двойном купе посередине расположился заплаканный экс-министр двора – граф Фредерикс.

- Вы ещё здесь, Ваш Светлость?

Напомнил ему об необходимости в течении трёх дней подыскать себе приемника и освободить помещение и, с несколько поднявшимся настроением отправился «прогуливаться» дальше.


Встретив подле этого вагона какого-то увешанного орденами жирноватенького клоуна в кавказкой папахе, при генеральских эполетах и плутовской физиономией удачливого казнокрада, я сначала подумал, что это кто-то из интендантов-тыловиков. Однако, премило поболтав с ним – «прокачав» его «на косвенных», я понял что это начальник Собственного Его Императорского Величества Конвоя Свиты – генерал-майор Свиты Граббе33… Из всего своего «послезнания» помню лишь, что это – постоянный партнёр моего Реципиента по игре в домино. Других достоинств, кроме умения «забивать козла», я за этим типом не припомню - а недостатки его, на его же роже прописаны…

«Таких не берут в космонавты…»!

Так… Вылетает белым лебедем вслед за Фредериксом – как только более-менее адекватного приемника найду. Пока лишь премило улыбнулся ему:

- Соблаговолите сегодня составить мне компанию за обедом, господин генерал!

Тот, несколько с виду озадачился, но с готовностью бойко ответил:

- Принеприменейше буду и почту за честь, Ваше Императорское Величество!


Не удержался – как здесь удержаться(?!), посетил и более подробно ознакомился с гаражом на колёсах в хвосте императорского поезда. Под него отвели аж целых два четырехосных вагона, каждый из которых длиной метров в двадцать – общей вместимостью в пять автомобилей. Кроме этого имеются жилые помещения для шоферов и механиков, подсобные помещения для ремонта, и хранения запчастей и горючего.

Здорово придумали!

Понюхал такой знакомый и милый сердцу запах бензина, краски и резины, поболтал об всяческих автомобильных пустяках и маленьких хитростях с шоферами и механиками – вызвав плохо скрываемый ажиотаж среди них и, отправился себе дальше.


Предпоследние перед «гаражом» три вагона, предназначались для инспектора «высочайших поездов» (побеседовал с ним - но что за должность это такая, пока не понял), коменданта поезда, прислуги, доктора и аптеки.

Кстати, тот «врач» с умным лицом оказался не Боткиным, а придворным медиком, лейб-хирургом Сергеем Петровичем Фёдоровым34! Умнейший человек я скажу – пожалуй, самый умный из всего состава свиты – с ним надо будет поосторожней. К сожалению, ничего про него у меня из «послезнания» нет… Интересно, он сможет «открыть» пенициллин, если я ему подскажу, как это делается?

Хм… Вопрос, конечно интересный…

А как он – пенициллин делается? Доводилось мне читать, что необходимую для открытия пенициллина плесень нашли на среднеазиатских дынях: думаю, это значительно сократит исследования и последующее внедрение препарата… Или, мне какого-нибудь микробиолога из молодёжи найти и озадачить?


Ладно, это на потом. Пока, лишь приветливо улыбнулся ему и пригласил отобедать с моим царским Величеством:

- Жду Вас сегодня на обеде, доктор!

В глазах лейб-медика недоумение, но ответно вежливо улыбнувшись, тот ответил вполне корректно:

- Премного благодарен за оказанную мне высокую честь, Ваше Императорское Величество!

С врачами надо дружить! А то клизму, как-нибудь не так вставит… Не той стороной!


***

Наконец, последний – багажный вагон. В нём, как Бог на душу положит, кроме багажа, размещалась Канцелярия Двора и Военно-походная Канцелярия.

Вообще непонятно, как этот гусь правил Империей! Первого элемента составляющего любой системы управления – секретариата у него вообще нет, второй же – канцелярия, засунута куда-то «на задворки»…


Так… А вот этого человека, надо обязательно принять в отряд космонавтов… Извиняюсь – «попаданцев»!

Насколько мне было известно из прочитанных «там» книжек и, насколько точно я помню, начальником канцелярии Министерства Императорского Двора в данный исторический период времени являлся генерал-лейтенант свиты Александр Александрович Мосолов35, который на следующий год «уйдёт» на дипломатическую работу. Кроме своих непосредственных обязанностей, он фактически выполнял обязанности своего непосредственного начальника, впавшего в полную старческую профнепригодность – Министра Двора графа Фредерикса и, в связи с этим - попавшего в мою царскую немилость…

Тоже, воспоминания в эмиграции настрочил! Я их читал, но очень смутно помню подробности – всё же память человеческая несовершенна: «здесь помню – там не помню…».

Рисунок 25. Начальник канцелярии Министерства императорского Двора, генерал-лейтенант Свиты ЕИВ, Мосолов Александр Александрович.

Эх! Попаданческий бы ноутбук мне, «забитый» информацией…

Начальником же Военно-походной Канцелярии, являлся мой флигель-адъютант полковник Нарышкин… Ээээ… Нет, не угадал! Нарышкин – родственник одной из фрейлин моей Гемофилии, он сменит этого в конце года. Ээээ… Ээээ… Такая неудобопроизносимая немецкая фамилия ещё… Вроде, славный малый36 – читал про него, надо будет к нему повнимательней присмотреться, побеседовать и, если «послезнание» соответствует, обязательно подтянуть в «ближний круг».

По ходу, с этими двумя господами, с Мордвиновым и Мосоловым - да с комендантом поезда Воейковым мне и, предстоит начинать чистить эти «Авгиевы конюшни» - собственную Свиту.

Ну, а там посмотрим…


***

Насколько это было возможно, удобно расположившись в «апартаментах» у начальника канцелярии, я после непродолжительного - ничего не значащего обмена дежурными репликами, решил закинуть «удочку с пряником»:

- Совершенно неподобающее место для Канцелярии Двора, даже – походной! Вам не кажется, господа?

Собеседники держались несколько напряжено, это чувствовалось - поэтому диалога вначале не получилось. Отвечают, конечно и, даже любезно соглашаются и дежурно улыбаются при этом, но как-то «резиново».

- Я планирую создать личный – Генеральный Секретариат, господин генерал-лейтенант…, - обращаюсь к Мосолову, - как на это начинание смотрите, Александр Александрович?

Тот, даже слегка обрадовался и, как положено слегка поклонившись, ответил:

- Только положительно, Ваше Импер…

Причём, с интонацией, типа: «А мне то, что с этого обломится»? Погоди… «Обломится» и тебе!

- Думаю назначить главой моего личного секретариата – Генеральным Секретарём, то бишь, Мордвинова Анатолия Александровича - не так давно произведённого мной в чин генерал-майора.

Присутствующий здесь виновник торжества встал и поклонился присутствующим.

Мосолов подумал, подумал…:

- Прекрасный выбор, Ваше Величество! Анатолий Александрович, был личный секретарём у вашего брата – Великого Князя Михаила Александровича. Ну, до той «истории», помните?


Так, так, так…

Припоминаю: кажется был скандал в «благородном семействе» - связанный с какой-то женщиной, за который мой родный брат Мишаня был бы отлучён от семейной «кормушки» - невзирая на своё происхождение. При «этом» же, тому – как с гуся вода!

Мой Реципиент, выждав какой-то срок для приличия, его простил и вновь к онной определил. Типа, в Империи законы нарушать не возбраняется…

- Конечно, помню, – и глазом не моргнул я и, перевёл «стрелки», - как только генерал Алексеев предоставит кандидатов по моей с ним договорённости, подберём двух помощников господину Генеральному Секретарю, из офицеров помоложе да порасторопнее – не всё же, ему самому бегать!


Так… Теперь бы приличное помещение для обоих структур найти. Во!

- Готовьте царский указ, господин генерал-лейтенант, - обращаюсь к Мосолову, - ну, сами знаете, как всё оформить – я после подпишу… Об, образовании, об назначениях и, об размещении Генерального Секретариата и Канцелярии Двора – объединив последнюю с Походной Канцелярией, в Детской… Вы меня хорошо слышите?

Мосолов, растерявшись и сильно побледнев, изо всех сил принялся от этой высокой чести отбрыкиваться – типа, нам и здесь хорошо. Ну, это то, вполне понятное явление - должно быть, опасался мести со стороны мой гемофильной благоверной…

- Решение мною уже принято, господин генерал-лейтенант! - коротко рявкнул я, - извольте его выполнять!

Обращаюсь к коменданту Воейкову:

- Господин генерал-майор! После обеда освободите детский вагон от неприличествующей для секретариата и канцелярии мебели и займитесь его переоборудованием по требованиям Начальника канцелярии генерал-лейтенанта Мосолова.

- А, как же…, - мямлил Комендант Царского поезда Воейков, - а, если Их Величество с…

- «А, если приедут Императрица, мои дочери и Наследник престола», Вы хотите спросить?

- Так точно!

- Вообще-то, я перед Вами отчитываться не обязан, господин генерал-майор – НАПОМИНАЮ!!! Но, в этот раз прощаю, так уж и быть: в следующий же - вылетите из Свиты как пробка!

Позже, чуть примирительно, но всё же строго:

- Не приедут они – не будет на то моей высочайшей воли. Здесь фронт и, женщинам и детям здесь делать нечего – тем более, наследнику престола – с его то, здоровьем!

Сделал жутко страшные глаза:

- А вдруг, неприятельский «Цепеллин» прилетит и скинет ядрён-батон… В смысле -авиабомбу?

Все присутствующие, с еле заметным облегчением вздохнули и, по очереди - в хвалебно-приличествующих тонах, радостно выразились про мою мудрость. Должно быть в «реальной» истории, моя августейшая семейка их не по-детски достала своими посещениями!


После довольно-таки продолжительной паузы, Комендант поезда осторожно спросил:

- Разве Ваше Величество не намерены обосноваться в доме губернатора? Там для Вас уже приготовили две комнаты на первом этаже…

- Нет, не намерен! Незачем стеснять губернатора - а мне и, в моём вагоне хорошо!

Сказать по правде, мне несколько очково покидать то место, где я реинкарниловался в этом коротконогом теле.

- Как будет угодно Вашему Императорскому Величеству…, - склонил голову тот, в лёгком поклоне.

Ээээ…

- Привлеките городские службы и устройте временную канализацию из вагонов, а то здесь скоро будет вонять, как в свинарнике у скверного прибалтийского фермера… Ээээ… Барона!

В генеральских глазах изумление, но вида не подал:

- Слушаюсь…

- Ещё вот, что… Господин комендант! Позаботьтесь об телефонизации Императорского поезда.

- ??? Ваш Императорский поезд уже телефонизирован, Ваше…

Вот это вляп! К счастью Воейков продолжил:

- …Телефон находится в тамбуре каждого вагона - у каждого стоп-крана, где на диване дежурит кондуктор, Ваше Величество.

Да, согласен – что-то такое наблюдается. Правда, «кондукторов» я на этих диванов не видел – должно быть, они находятся на своих рабочих местах только во время движения поезда…


Быстро сориентировавшись, уточняю:

- Это – специальная связь, господин генерал! Для персонала поезда – для экстренного торможения… Я же хочу, сняв телефонную трубку на столе в своём купе-кабинете - иметь удовольствие беседовать с любым членом Свиты, находящимся на своём рабочем месте и с самим генералом Алексеевым, в Ставке или на квартире, где он проживает… Задача ясна? Даю три дня для её выполнения.

Комендант Воейков, понимающе вскинул умную голову:

- Будет исполнено точно в срок, Ваше Императорское Величество! Ээээ…

- Обратитесь к самому генералу Алексееву и скажите, что от меня и для меня. Пусть выделит от щедрот своих аппараты в необходимом количестве, провод и военных телефонистов. А, в следующий раз привыкайте своей головой думать, генерал-майор! Я Вам больше, подсказывать об способах выполнении ваших должностных обязанностей, не намерен.

Не… Что-то, он мне начинает не нравиться… Ну, что делать – других «соратников» у меня пока нет! Вернее, есть – но те, ещё хуже.

Ещё некоторое время побеседовали, но вижу – разговора не получается! ЧУЖОЙ(!!!) я для них! Чувствуют они, что я не тот - кем ещё недавно был.

В принципе это хорошо: «свой» для них - Россию пролюбил…

- А теперь, господа, оставьте меня наедине с Начальником Канцелярии: хочу с ним с глазу на глаз поговорить – уточнить некоторые моменты создания моего Генерального Секретариата.

И, Воейкову:

- А Вы, господин Комендант, проследите - чтоб нас никто не беспокоил в это время…


***

Оставшись наедине, я спросил у Мосолова:

- Вы слышали, Александр Александрович, что я графа Фредерикса отправляю в отставку?

- Как не слыхать, Ваше Императорское Величество! Только про это в Свите и говорят и, спорят - кто будет следующим…

- «Отставником»? «Следующий» обязательно будет – хочу Вас заверить. Я не про то… Как мне известно, де-факто Вы его обязанности – Министра Двора и, исполняли в последнее время?

- Увы, у Вас неверные сведения, Ваше…

Удивляюсь:

- Как, так?! А, кто ж тогда? Ведь, эта развалина уже ни на что не способна?!

Врут, что ли историки?

- Я хотел сказать: «не только в последнее время…»

Традиционный «прощальный» пинок в задницу бывшему начальнику… Вроде, находим с Мосоловым общий язык!


Немного подумав, спрашиваю:

- Слушайте, Александр Александрович… Хочу с Вами посоветоваться, как с человеком мне преданным и, мало того - знающим и думающим при этом… Что-то как-то отстойно звучит – «Министерство Двора». Вам не кажется? Не знаю как Вам, а мне сразу вспоминается что-то этакое – деревенское и деревянное. Откуда сильно воняет…

Тот, приподнял удивлённо веко:

- Не пойму, к чему Вы клоните, Ваше Величество…

Внешне безразлично, но внутренне вижу – напрягся.

- Я вот думаю, может - Министерство Двора переименовать в Администрацию Императора и подчинить генерал-майору Свиты Воейкову, возложив на него всю административно-хозяйственную работу?

Нижняя челюсть Мосолова медленно поползла вниз - открывая ряд вставных зубов на гуттаперче… От сего «вида», внутренне содрогаюсь: «современная» стоматология просто отстой - надо тщательнее за своими зубами следить!

- А Канцелярию Двора, переименовать в Имперскую Канцелярию - непосредственно подчинив ей Военно-походную Канцелярию. Зачем дублировать? Таким образом, у меня будут три рычага власти: Генеральный Секретариат под руководством Мордвинова, Администрация Императора – под Воейковым (пока под ним!) и, Имперская Канцелярия - под вашим началом, господин генерал-лейтенант… Довольно стройная система управления, если правильно распределить полномочия и тщательней следить за исполнением приказаний!


Челюсть Канцлера Империи с громким щелчком защёлкнулась, а глаз радостно захлопал.

Когда он стал более-менее адекватно соображать, придя в себя - добавил пару своих «хотелок»:

- Настоятельно рекомендую Вам, господин генерал-лейтенант, взять себе в заместители полковников Дрентельна (еле-еле вспомнил!) и Нарышкина - поручив им наиболее важные и ответственные функции нового учреждения.

- Слушаюсь, Ваше Величество! – воссиял тот, - наши с Вами предпочтения полностью совпадают…

- Кстати, повелеваю: всем вновь назначенным повысить звания на одну ступень! Кроме Вас… Ваше звание и, так достаточно высокое – не в фельдмаршалы37 же мне Вас производить, Александр Александрович! ХАХАХА!!!

- ХАХАХА!!!

Просто я не знаю, какое звание здесь выше генерал-лейтенанта – но, радости Мосолова это не убавило.

- А про оклады, поговорим потом – когда «в кубышке» прибудет…


У Мосолова радостно заблестели глаза, но внешне он остался невозмутимо спокойным.

- А, что Вы можете сказать об деловых качествах нашего Коменданта?

- Вы сказали «деловых», Ваш…

- Вот именно! И, давайте без титулов – когда наедине и по делу беседуем, Александр Александрович! Обращайтесь ко мне просто - «Государь»! Коротко, ясно и вполне по-русски…

Мосолов, понятливо кивнул и рассудительно начал:

- Хорошо, Государь! Что касается именно - «деловых» качеств нашего коменданта, то он вполне себе на высоте! Это великолепный хозяйственно-коммерческий делец, но не более того. Крайне честолюбив и, сильно опасается за своё место - хотя не пойму с чего бы это? Ведь богат же и, незадолго до войны, открыл свой завод по разливу минеральной воды… Бедствовать в отставке не будет!

Короче, не государственного ума и полёта человек, а просто - «завхоз» и, скорее всего – слегка вороватый. А, может и не «слегка»! Ладно, такие люди – жуликоватые дельцы-пройдохи тоже нужны, пока других нет. Вот только функции охраны, надо у него забрать…

А, может – Мосолов просто на него наговаривает.


***

Хотел уже уходить, да похватился – чуть про самое главное не забыл!

- Кстати, про «финансы», Александр Александрович - раз уж Вы упомянули… Напомните мне, насколько я богат.

Удивился, конечно – но и, вида не подал:

- Вы про свои личные доходы?

- Ну, конечно мои - не про ваши же! Ваши доходы, меня пока не интересуют и не заинтересуют до той поры, пока Вы… Я надеюсь, Вы меня не разочаруете, Александр Александрович!

- Приложу максимальные усилия для это, Государь!- вполне искренне ответил тот, - наизнанку вывернусь - но сделаю всё, чтоб и тень не пало на ваше чело, от неудовольствия мною…

Аж, глаза у Начальника Канцелярии увлажнились от верноподданнических чувств! Даже, как-то неловко стало…


- Хм, гкхм…, - задаю наводящий вопрос, - говорят, я вхожу в десятку богатейших человек мира. Это правда?

Слегка печально улыбнувшись, Александр Александрович, с некой долей иронией начал:

- Ваши личные доходы трёх видов: государственные ассигнования на содержание Императорской Семьи – около одиннадцати миллионов рублей золотом…

ОГО!!! Я мысленно потирал руки…

- …Доход от удельных земель, рудников, промыслов… Не более двух с половиной рублей в год.

Тоже – ничего…

Мосолов, слегка помялся… Затем добавил - совсем уж, как «за упокой»:

- Раньше ещё были проценты с капиталов, хранящихся в заграничных банках…

Ага! Так сказать – «золото монархии»! Слышал, неоднократно слышал:

- А, вот с этого места поподробней! Сколько «хранилось», где и почему - «раньше»?

Мосолов, как-то нехотя и с миной – как будто сообщал печальную весть родственникам усопшего:

- В момент смерти вашего батюшки – Императора Александра Третьего…

Тут он перекрестился на икону в углу – я последовал его примеру.

- …На вашем личном счету - только в Лондонском банке, лежало двадцать миллионов фунтов стерлингов.

Невеликие, конечно, деньги… Но, всё равно:

- И…?

- С лета этого года, на счету Вашего Императорского Величества в заграничных банках – в Английском или каком другом, не осталось ни копейки…, - весьма угрюмо, выкатил мне «арбуз» Мосолов.


Так, так, так… Печально то, как…

Быстренько соображаем, куда этот «помазанник» недоделанный, мог впулить столько бабла… Делаем предположение вслух:

- Это вполне объяснимо: во время войны приходится закупать много оружия… Из «фунтов стерлингов» стрелять нельзя, а вот – из пушек, вполне возможно!

Несколько странно, как-то с интересом – как на невиданный фрукт какой, посмотрев на меня, мой Начальник Канцелярии мягко поправил:

- Да, нет же, Государь! Все деньги были потрачены на благотворительность – госпитали и прочие богоугодные заведения38

- Чего…?

Чувствую, что снова умираю и в этот раз – навсегда.


ЧТО??? «БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ»…?! ТАК ЕЁ, ЁЁЁ… МАТЬ, МАТЬ, МАТЬ…!!!


Если бы у меня оставалась на лице, хоть какая-то - подобающей длины растительность, я бы тот час бы принялся б её выдирать… А до волос на собственной заднице, мне было - так быстро не добраться… Этот лохопед, всё же - на «посошок», уел меня! Навредил, гнида царская, перед «форматированием»!

Я был в неистовом бешенстве и, это ещё слабо сказано:

«Чтоб, тебя – долбо…ба, в ишака бухарского «вселили», - желал я своему «предшественнику» по телу и по должности, - и каждый день, чтоб тебя, узбеки с таджиками и прочими туркменами «использовали» - не по назначению, олень ты полорогий!»


Не знаю, что там на лице моём отразилось - но слегка прокашлявшись, я с лёгкой улыбкой как можно доброжелательнее молвил:

- «Двадцать миллионов фунтов стерлингов», говорите? Солидная сумма! Надеюсь, теперь все наши раненные православные воины – как они того и заслуживают по праву, едят с серебра, спят на шёлке и, в пижамах и тапочках от «Дольче унд Габанна» - в самоходы за шустовским коньяком бегают!

- Да нет же, в наших госпиталях - даже йода в достатке нет…, - Мосолов недоумённо пожал плечами, потом спохватился, - извините, что Вы сказали, Ваше…?

- Да, нет – ничего…

Нет, ну какая всё же ты тупая падла! Правильно тебя продырявили – жаль только, что всего один раз.

Слегка закатив глазки, я не на шутку размечтался задним числом:

«А, я б купил на эти деньги станки, оборудование, обучил персонал… Построил бы современный завод – может, два или больше… Грузовики, тягачи, гаубицы, броневики, танки, самолёты, автоматическое оружие… Боеприпасов от пуза… ДОЛБАННЫЙ ЙОД, НАКОНЕЦ!!! Раненных и убитых было бы на порядок меньше – вот тебе и, «благотворительность»! Ну, почему – хотя бы на пять лет раньше, меня не «вселили» в этого тупого ублюдка?!».


ПОЧЕМУ?!


Однако, надежда умирает последней! Может, ещё что осталось?

- …Продолжайте, Александр Александрович. Ведь, всем Вами перечисленным - богатство Императора же не ограничивается, ведь верно?

- Если Вы спрашиваете про драгоценности вашей Императорской Фамилии, - слышу, как эхо в тумане, - то их общая стоимость оценивается в сто шестьдесят миллионов рублей золотом.

- СКОЛЬКО?!

Есть всё же Бог на небе: услышал он мои молитвы и насыпал полные карманы ништяков!

- Сто шестьдесят миллионов…

Видимо, на моей физиономии – которую я считал невозмутимой, всё же что-то отразилось – какие-то чувства, поэтому Мосолов тут же поспешно добавил:

- Это – «мёртвый капитал», Ваше Императорское Величество!

Чувствуя, как на сердце прямо сейчас образуется инфарктный рубец толщиною в большой палец ноги, я всё же более-менее спокойно и невозмутимо спросил:

- …«Мертвый капитал»?! Как это понимать, Ваше Превосходительство? Я всегда считал, что раз есть хоть какой-то капитал – значит, он всегда «живой» и просто обязан «крутиться» - оборачиваться, в смысле. Капитал – а, драгоценности безусловно являются таковыми, всегда можно куда-то вложить, продать, дать взаймы… На что-то поменять, в конце концов!

На автомобильный завод, вашу мать!

- Конечно, продать можно всё – если за бесценок… Мы же с Вами, сейчас говорим об сумме – сколько-нибудь эквивалентной стоимости?

- Так, в чём проблема то?


Неужели, миллионы предстоящих жертв Революции и Гражданской войны, не стоят царских побрякушек? Всё бы продал, отдал – лишь бы предотвратить! Один хрен – не моё ж и, скоро так – задаром отнимут и непонятно кому, ваще достанется…

- Проблема в том, что кроме императоров России, Германии, Австро-Венгрии или Великобритании, никто не заинтересован в покупке столь больших драгоценных камней или ювелирных изделий, в которых они находятся! Ну, например, кому по карману корона Александра Первого - с полутысячей алмазов и почти сотней крупных бриллиантов?

Ох, ничего себе – «цацка» какая!

- Ладно, понятно… Но, взять под их залог крупный кредит можно, Александр Александрович?

Вздохнув, тот ответил снова перейдя на «официал»:

- Боюсь, что - даже для Вас, Ваше Императорское Величество, это невозможно.

Понятно – СЕМЬЯ!!! Ладно, оставим вопрос об царских «побрякушках» на потом.


- Я, почему Вас про финансы спрашиваю, Александр Александрович? В моей должности как Верховного Главнокомандующего, мне возможно потребуются крупные суммы денег наличными… Понимаете?

- Понимаю, Государь…, - закивал головой тот.

Думаю, навряд ли он понимает - что мне, к примеру, нужна своя «внутренняя» разведка и контрразведка, охрана - подчинённая лично мне и преданная мне же, «прикормленная» пресса и много-много ещё чего…

- Так, на какую сумму я могу рассчитывать?

Как-то глядя в сторону, вздыхая после каждой фразы, Мосолов стал посвящать меня в мои же финансовые дела:

- Формально, на ваш счёт поступает ежегодно до двадцати миллионов рублей, но фактически, после того как…

Тяжёлый вздох:

- …Каждый Великий Князь получает ежегодно 200 000 рублей ренты на своё содержание. Каждая Великая Княжна получает миллион рублей приданного при выходе замуж… Огромные траты на дворцы и резиденции, дворцовые музеи и парки: одних только «больших дворцов» - пять. Только охрана Императорской семьи, стоит сто тысяч целковых в год!

«Сто тысяч» на охрану?! В два раза меньше, чем какому-нибудь великому князю за просто так? Судя по тому, чем всё это закончилось в 1917 году, это практически ничего!

- «Охрана», это – дело святое, конечно… Конкретнее про мою недвижимость, господин генерал-лейтенант. И не вздыхайте так – Вас не замуж выдают, а на повышение двигают!

- Самый большой, конечно – Зимний Дворец, - немножко пободрее, - хотя, уже давно Императорская Семья в нём не живёт, а только устраивает торжественные приёмы и балы - всё равно надо содержать более тысячи человек прислуги, чтоб содержать в идеальном порядке… Ведь, это – императорский престиж!

Мосолов, с крайне важным и напыщенным видоном, поднял вверх указательный палец.

Да… По себе знаю: понты всегда дорого обходятся. А, уж царские ПОНТЫ!!!

- …Ваша постоянная резиденция – Александровский и Екатерининский дворцы в Царском Селе, требуют персонала в шестьсот человек.

Пилиять! Целый маршевый батальон бездельников.

- …Петергофский Дворец – летняя императорская резиденция требует не меньшего количества персонала для ухода за многочисленными фонтанами, водопадами, прудами, каналами… А, так же значительного количества садовников для ухода за деревьями в парках.

«Форель развести и продавать лицензию на рыбалку в царских прудах! - мгновенно созрел бизнес-план, - хорошенько пропиарить и отбоя от туристов не будет… А в парках кроликов разводить вольерным способом: диетическое мясо, шкурка и пух! Ну, или страусов – у них яйца большие...».

- …Дача «Александрия» в крымской Ливадии и яхта «Штандарт» в Балтийском море.

Не… Крымская «дачка» нужна самому! А царскую яхту, можно продать какому-нибудь местному Абрамовичу – у меня морская болезнь.

- …Ваша матушка - Вдовствующая Императрица Мария Федоровна, проживает в Аничковом Дворце, который тоже требует немалых средств на своё содержание - также как и, пустующие Гатчинский и Кремлёвский дворцы. В совокупности, там три тысячи служащих, которым надо платить жалованье, одевать в специальное обмундирование и кормить.

Её, императорскую мать… В «МОЁ»(!!!) время, пенсионеры жили куда скромнее!

- …По давней традиции, все без исключения придворные Императорского Двора и служащие – начиная от обер-гофмаршала, гофмаршалов и кончая последним конюхом или егерем, два раза в год (на Рождество и ваше тезоименитство) получают подарки от Царской Семьи с Императорским вензелем – золотые часы, кольца, брошки, портсигары… Таким образом, тратится целое состояние39!

Так… Однозначно, с этим надо завязывать в первую очередь!

- …Три Императорских театра в Петрограде и два в Москве, ежегодно поглощают в совокупности ДВА(!!!) миллиона рублей. Особенно, много средств требует Императорский Балет…

- Постойте-ка! – искренне удивился я, - разве проституция в России не находится на самоокупаемости?!

- Увы…, - со смешинкой в глазу ответил Начальник Канцелярии, - искусство в России не есть коммерческое предприятие!

- Скажите мне ещё, Александр Александрович, что и на банальный триппер, балерин проверяют за мой счёт?!

- Ээээ… Как-то знаете, не интересовался, Государь. Но, если пожелаете - я у Сергея Петровича спрошу.


«Должно быть «Сергей Петрович», это придворный лейб-медик Фёдоров… Вот я и, узнал его имя-отчество - надо будет не забыть…».

-       Пока не надо… Что там ещё?

- Существенной материальной поддержки требует и Императорская Академия Художеств. Хотя, формально она числится за Казначейством - её учеников по давней традиции материально содержит Семья…

Оставалось только печально покачать головой:

- А я считал и считаю, что настоящий талант должен быть голодным! К тому же, если человек хорошо рисует, к примеру - он всегда себе на кусок хлеба заработает… Покраской заборов хотя бы. Надеюсь, всё?

- Далее, можно упомянуть разнообразную «разовую» благотворительность, которой Вы занимаетесь, Ваше…

- Например?

- Много «примеров» разнообразной благотворительности – ложащейся неподъёмной ношей на ваши плечи, можно привести, Государь.

- Скорее, на кошелёк. Несколько характерных примеров, Александр Александрович?

Пошевелив мозгами вспоминая, тот принялся опять заунывно перечислять:

- За ваш счёт, общество Красного Креста достроило госпиталь в городе Н…

«Надо будет как-нибудь нагрянуть в тот город, посмотреть что за «госпиталь» и проверить смету…, - в бухучёте немного соображаю – специальные курсы закончил, когда нужда заставила, - хотя, боюсь времени не будет подобной мелочёвкой заниматься – тут, куда большие суммы на кон поставлены!»

- …Вы выплачиваете ежегодную ренту в десять тысяч рублей, одному подающему большие надежды молодому человеку из Пажеского Корпуса…

- Десять тысяч?! «Молодому человеку»?!

«Педик! Однозначно – педик, этот «недержанец» Всероссийский! - запаниковал я,- это хорошо, что мне «жестяк» отформатировали и, я ничего из его гомосятского прошлого не помню… Иначе б, повесился, нах!».

- Отставить «ренты»! – срываюсь в крик, - в это судьбоносное для страны время, молодые люди на фронте «надежды подают», а не в пажеских корпусах!

- Как прикажите, Государь…

Мосолов потёр лоб, вспоминая и выдал:

- История, конечно, древняя…

- Хм… Была бы она не древняя - её бы назвали «новостью». Ну?

- Ваш флигель-адъютант, бывший тогда в большом фаворе, проиграл как-то в карты 25 тысяч рублей. И, Вы ему их дали, чтоб уплатить долг…

Я киваю уверенно головой: про этот случай никак не скажешь - что граф Фредерикс подсунул мне бумагу, а я её не глядя «подмахнул»!

- А, помню – был такой случай… В молодости легко быть щедрым - когда имеется на то возможность, конечно.


Понятно… Нашли подданные богатенького лоха в лице Императора и, доят его - те кто поумнее да понаглее. А «доильный аппарат» называется «благотворительность40»! Общий вывод же таков: Самодержавие - предприятие донельзя нерентабельное! Однако, что-то я так и не понял главного:

- Так, на какую сумму «наличкой», я могу ежегодно рассчитывать?

- Не более 200 тысяч41, Ваше Императорское Величество. Можно, конечно обратиться в Министерство Финансов…, - Мосолов печально покачал головой, - но, это даст лишний повод думцам с Гучковым…

Тут он замолчал и печально закачал головой. Должно быть, у думцев во главе с Гучковым - легче в оппу выпросить дать, чем грошей для Государя-Императора.

- Понятно…

Поздравляю Вас, Вашество: Вы – НИЩЕБРОД!!!


***

Встал и задумчиво походил по пространству багажного вагоны, ловко обходя или перешагивая какие-то ящики, саквояжи и узлы…

- Короче так, господин Имперский Канцлер – как я надеюсь. Не откладывая в долгий ящик, начинайте предпринимать следующие меры…

- …Во-первых: никакой «благотворительности» или подарков! Забота об наших раненых - дело рук Военного Ведомства, дармовщина унижает человеческое достоинство, а истинные «таланты» должны своим трудом дорогу к признанию пробивать… Проигравшиеся же в карты и, не могущие выплатить долг офицеры - должны стреляться через рот. Это их святая обязанность!

- …Во-вторых: как можно скорее создайте внутри своего ведомства два департамента и поставьте во главу их умных, энергичных и главное НАДЁЖНЫХ(!!!) людей – которым, можно всецело доверять. Таковые в моей Империи найдутся?

Александр Александрович, аж вспотел и, как-то не совсем уверенно ответил:

- Найдутся, если хорошо поискать, Ваше…

- Конечно, я понимаю – найти в 150-ти миллионной Российской Империи двух умных, честных и надёжных человек – задача невообразимо сложная… Но, Вы уж постарайтесь, господин Имперский Канцлер. Извольте через месяц предъявить мне списки кандидатов!


Самая «невообразимо-трудная задача» - найти людей, чтоб создать ещё и механизм контроля этой «троицы», будет у меня. Но, про то я пока промолчу…

- Первый – Департамент Расходов. Он должен денно и нощно думать, как сократить мои расходы, не доводя дело до крайностей, конечно…

- Второй – Департамент Доходов. Его глава должен ночей не спать, думая как увеличить мои личные доходы. Тут, приемлемо всё – вплоть до продажи на аукционах вина из дворцовых подвалов, сдача самих дворцов под воровские притоны или тайные опиумокурильни, сдача императорской яхты в аренду контрабандистам или рыбакам…

Приподнимаюсь, приближаюсь к самому лицу своего Имперского Канцлера и, с придыханием жарко шепчу:

- МНЕ НУЖНЫ ДЕНЬГИ!!! МНОГО ДЕНЕГ!!! ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ МНОГО ДЕНЕГ!!!

Сажусь обратно и спрашиваю:

- Понятно?


Без пяти минут Имперский Канцлер, плюнув на все правила политеса, ожесточённо чесал в затылке и молчал - в полном офуении на меня посматривая. Но и, без слов было видно, что ему всё понятно!

Подсказываю некоторые, самые простейшие но эффективнейшие методы грамотного маркетинга и менеджмента:

- Человек хорошо работает или думает, когда лично заинтересован… Заинтересуйте сотрудников обоих департаментов материально - хорошей премией с каждого заработанного или наоборот – сэкономленного рубля. Ну, а Вы же будет иметь гешефт с обоих…

Мосолов, «принюхался» к запаху большого бабла, напружинил уши - услышав звон монет и шелест банковских купюр и, вмиг настроился на позитивный лад:

- Такое, может сработать!

- «Такое» ДОЛЖНО(!!!) сработать, господин генерал-лейтенант! – рявкаю, - иначе, у нас будет новый Имперский Канцлер – а на фронт прибудет новый командир батальона в звании штабс-капитана, как максимум.


«Пряник и кнут» - два древних как этот мир, способа управления - которые ещё ни разу, никого не подводили. Главное, правильно мотивировать подчинённых! «Уши», тут же были «прижаты» - как у кролика при виде удава.

- На сегодня, пожалуй всё, Александр Александрович! Позже, мы с вами ещё неоднократно будем иметь удовольствие беседовать на эту тему…

Мосолов облегчённо вздохнул и вытер платком испарину со лба. По ходу, слишком много информации для него за раз!

- Буду несказанно рад, Александр Александрович, видеть Вас сегодня у меня за обедом.

Опять, тот же взгляд - как на дурака. Тогда, уже сухо-официально ему:

- Надеюсь, Вы понимаете, господин генерал-лейтенант, что весь этот разговор - как и последующие, должен остаться строго между нами? Болтливость - как и, необязательность в исполнении моих распоряжений -суть есть тяжкий грех перед Богом, Царём и Отечеством и, я впредь- их терпеть решительно не намерен!

После бурных заверений - что всё мною сказанное Мосолов унесёт с собой в могилу я, вышел, буркнув напоследок: «Счас, ещё накаркаете, чего доброго…»


***

Пока ждал обеда, прогуливался со своим бывшим флигель-адъютантом, а ныне - Генсеком по перрону, дышал свежим воздухом, общался со многими людьми. Откуда-то появился и постоянно крутился рядом, заглядывая в глаза как верный пёс, ещё один «флигель» - судя по погонам на его сияющем роскошью мундире. Видимо, прослышал он, что Император всем ништяки раздаёт, вот и вылез откуда-то…

Немножко напряг память и проанализировал некоторые «косвенные»: им может быть никто другой, как граф Шереметьев42 – царский любимчик из «флигелей» Свиты. Бывший «любимчик»! Продемонстрировал ему вежливый игнор и, тот тут же «завял», куда-то незаметно «слившись»…

Зато, мой Мордвинов внутренне возликовал и воссиял ликом! Даже, как будто ростом стал выше. Странно, что про него я так мало знаю… По роже видно – способный малый, но почему-то ничем выдающимся в «реальной» истории не отметился. Может, в «реале» я ему такой возможности не предоставил?


Глава 5. Царский завтрак.


«Да рассердитесь же хоть раз, ваше величество!», - П. А. Столыпин.


Наконец, дождался обеда… Дико извиняюсь – завтрака!

Скинув в своём купе кожаную куртку - оставшись в одном френче, совершив все положенные гигиенические процедуры, я заявляюсь в вагоне-ресторане собственной - царственной особой…

И, тут понимаю - до чего же я лох!

Здесь были ВСЁ!!! Вся Свита ЕИВ. Даже, опальный граф Фредерикс обиженным петухом выглядывал из дальнего угла, возле пианино…

«Должно быть, обед со Свитой в середине дня - является как бы официальной церемониальной процедурой, - с превеликой досадой подумал я, - а я их, долбень эдакий, на него ПРИГЛАШАЮ!!!».

Мля… Так спалиться…

В принципе, я виду не подал – что чем-то смущён и быстро успокоился, сделав морду топором. Одним «палевом» меньше – одним больше, какая разница? Если в «массах» созреет идея на кол самозванца посадить - то и, одного прокола будет вполне достаточно. А, если нет – то всё спишут на поехавшую «кукушку» суверена, отнесутся снисходительно и постараются извлечь из его заскоков максимальную личную пользу… По-моему, так!

Что больше всего поразило, это почти мгновенное перераспределение «мест» в зависимости от дуновения царского «фавора»: экс-министр Двора, как я уже сказал - очутился в «петушинном углу», а возле меня за один стол гордо уселись «орлы-фавориты»: Начальник Канцелярии Мосолов, Комендант Царского Поезда Воейков, флигель-адъютант Мордвинов, генерал Спиридович и Лейб-медик Фёдоров.

Навряд ли, так раньше было!


Прислуживали в этот раз не бородатые мужики, похожие на свежих – ещё не отощавших военнопленных, а женщины… Хм, гм… Не то, что бы в возрасте, но скажем так – «предбальзаковского» возраста. Мало того – на вид слишком перепуганные, а в работе – в обслуживании за столом, неумелые… Явно, не профессионалки!

Ладно, промолчим пока – не будем портить себе и окружающим аппетита.


***

Какой «аппетит», нах?! «Царский» супец был куда паршивым – дальше некуда43!

Ведя с «фаворитами» пустопорожний разговор, я хлебал эту баланду серебряной ложкой из тарелки саксонского фарфора и зло позыркивал на гофмаршала «Валю». Свита тоже, хлебала супчик и невольно морщилась… Откуда-то из толпы придворных послышалось еле слышно:

«Вчера был дрянной супчик, а сегодня дряннее пущего…».

Были высказаны сожаления, типа:

«Право, жаль, что Иван Михайлович44 при Государыне остался!» и «Вот, помню Пьер Кюбе45 похлёбки готовил… А, наш Ванька Верещагин известный неумеха и лодырь!».


Доктор Фёдоров, по виду -долго собирался с духом, но наконец высказался:

– Государь! Вы давно и хорошо знаете Валю Долгорукова…Возможно, как человек он хороший, но скажите мне на милость - какой же из него гофмаршал?! Ведь суп, что сейчас мы с вами едим – сущая мерзость!

Это было похоже на попытку влиять на Государя Императора в «кадровом» вопросе, но в данный момент наши интересы совпадали. Я взглянул на свою «банду» и, с озабоченным видом задал общий вопрос:

- Господа! Есть мнение: что - «супчик», что гофмаршал – сущее говно? Какие у кого на этот счёт имеются соображения?

Мосолов «прыснул» «этим» обратно в тарелку, покраснел и извинился дико смущаясь – брезгливый должно быть, а остальные – так, или иначе, после крайнего замешательства выразили своё полное согласие. По ходу, этот «Валя» уже всех достал!

- Ну, а почему тогда молчим? Нравиться «это» кушать?!

Самым смелым оказался опять же Фёдоров:

- Ваше Императорское Величество всегда полагались на вкус князя Долгорукого –считая его «специалистом». Если, со слов князя - блюдо приготовляемое на царской кухне превосходно, то и Вы всегда хвалили его! Ну, а мы уж…

Лейб-медик, развёл руками, как бы вопрошая: «Сам не понимаешь, что ли?»

- Есть, кем заменить этого «специалиста»?

Все мнутся… Наконец, Мосолов очень осторожно и почти шёпотом:

- Есть у меня на примете один человек… Но…

Его понять можно! Вдруг в голове Императора, всё станет на свои места и «Валя» тогда отыграется на каждом, кто «порекомендовал»…

Мой Генеральный Секретарь Мордвинов, более смело - чем Имперский Канцлер, порекомендовал другого флигель-адъютанта:

- Позвольте замолвить словечко про полковника Силаева, Государь!

Напрягаю память:

- Это Вы про нашего «кавказского гренадера»?

- Так точно! Исключительно толковый и порядочный офицер…

За эту «рекомендацию», Мордвинов удостоился слегка неприязненного взгляда от Мосолова… Ну, начинается!

- Почему, здесь я его не вижу?

- Приболел он что-то, в последнее время, Государь…

Кто такой? Ну, ни бита или гига, не могу вспомнить про этого Силаева46 - кроме того, что он был «кавказским гренадером»!


- Буду иметь в виду… Так просто и быстро нового гофмаршала не найдёшь. В принципе, тут не дегустатор - а хороший администратор нужен, чтоб справиться с этой обнаглевшей кухонной братией…, - размышлял я вслух, - может, пока просто повара заменить? И, неплохо было провести хорошенькую ревизию – наверняка воруют и воруют знатно, скоты!

Мосолов, как-то заёрзал услышав последнее (должно быть - у самого рыльце в пушку!) и, молвил:

- Гофмаршал не просто хорошим администратором должен быть - но и, знать придворный этикет!

- «Придворный этикет»? - переспросил я и, отмороженно добавил, - а мы его отменим в связи с военным положением!

Немая сцена…

Кажется, даже светопреставление случись – отмену придворного этикета, мои сподвижники не поймут и не простят! Выкручиваюсь, как могу:

- Ну, или «Валю» оставим гофмаршалом по этикету – раз он знаток такой, а полковнику Силаеву передадим все административные функции. И, назовём эту новую должность просто и незатейливо: «Администратор Полевой Свиты Его Императорского Величества».

Тишина…

Но, «тишина» скорее одобрительная.


***

Прервав неловкое молчание, лейб-медик Фёдоров, крайне вежливо улыбнувшись, ответствовал мне:

- Боюсь, ничего хорошего из этой затеи не получится, Ваше Величество!

- Как, это?! - удивляюсь.

- Позвольте рассказать одну поучительную истории – возможно Вам неизвестную, периода царствования вашего предшественника на троне и родного батюшки – Императора Александра Третьего…

- Ээээ…

Крут и грозен был «мой батюшка»! Помню: «У России только три союзника: армия, флот и ВКС»! Или: «Европа и, подождать может - когда у русского царя мелкий частик клюёт»!

Наверняка на кол сажал тупых гофмаршалов и проворовавшихся кухработников! Шутю. Отправлял «во глубину сибирских руд…» проштрафившихся - вот и весь «менеджмент», поди…

- Рассказывайте, доктор! Вдруг, я такую «историю», ещё не слышал.


- «…Император Александр Третий, мир праху его, поручил вновь назначенному гофмаршалу проверить как расходуются средства выделяемые на продукты. Преисполненный служебного рвения, тот принялся за порученное дело - со всем усердием и присущей ему природной дотошностью. Тут же, его ошеломило количество сыра – якобы подаваемого на стол к Императору и сумма на него потраченная… Молодой гофмаршал вызвал буфетчика и, отчитав его и пригрозив всеми карами, потребовал прекратить эти безобразия. «Как прикажите, Ваше Высокоблагородие!», - ответил тот. Через какое-то время, Государь вызвал к себе уже гофмаршала и, в свою очередь, отчитал уже его – за малое количество и плохое качество сыра, подаваемого к его столу… И, так происходило со многими блюдами и продуктами - пока гофмаршал не сдался и, не подал в отставку47».

Вот тебе и…


Не таким уж и, крутым мой названый батюшка то, был! Кстати, это для меня не новость. «Там», приходилось мне читать об расследовании крушения царского поезда в 1888 году, когда в результате схода с рельс, погибло около двадцати человек прислуги, малолетняя дочь царя княжна Ксения получила травму сделавшую её горбатенькой, а сам Император надорвался удерживая рухнувшую крышу вагона-ресторана - что по мнению некоторых историков, послужило причиной его болезни и, преждевременной - неожиданной для всех смерти…

Именно тогда, на панические вопли придворных «Какой ужас, что делать?!», Александр Третий хладнокровно ответил: «Красть надо меньше!».


Расследование, проведённое лучшим российским юристом Анатолием Федоровичем Кони выяснило, что виноваты были ВСЕ!!! Все структуры, отвечающие за безопасность царя – от министра путей сообщения и начальника охраны Императора, до последнего стрелочника. При Сталине, им бы предъявили обвинение в преступной халатности – как минимум и, отправили б, на другую менее «ответственную работу» - лесозаготовки на Колыме… Конечно, если бы просто к стенке не поставили - по многим «интересным» статьям.

В данном же случае, обвинили в превышении скорости двух машинистов, а прочие отделались лёгким испугом. Правда, Александр III всё понимал и имел совесть – поэтому, даже «стрелочников» вскоре помиловал…

Русское самодержавие, на самом деле не было абсолютизмом! Оно, довольно жёстко было регламентировано целым, неписанным «кодексом» бюрократических и сословных законов. Реальный Российский Император - это не мультяшный царь из советских детских сказок, он не мог себе позволить действовать по принципу «что хочу - то и, ворочу» и, практически всегда, вынужден был идти на поводу своих – даже, самых низших придворных.

Качество императорской кухни, тоже для меня не новость! Читая дневники некоторых фрейлин, к примеру, я несколько раз сталкивался с их жалобами на придворных поваров. Сказать по правде, я этому не верил и относил на счёт обычных сплетен, процветавших при (и про) последнем Романове. И, вот - на собственной шкуре…

Пардон – на «шкуре» своего Реципиента, в этом лично убедился!


Спрашиваю у Мосолова:

- Александр Александрович! Не подскажите, что за ху… Что за дела, с моей кухней творятся?

Тот пожал плечами:

- Может, всё дела в поставщиках? Ещё в девятисотом году, принимая эту должность я обнаружил - чиновниками Министерства Двора, по традиции назначаются дети камердинеров некоторых великих князей… Людьми, с очень скромными жалованиями - но очень влиятельными «связями».

Мосолов, покачал головой и еле слышно добавил:

- Боюсь, даже предположить - какие злоупотребления творятся… Особенно, при присвоении звания «Поставщик Двора Его Величества».


Не особенно то, удивился! Не могла Империя, если в ней всё «хорошо и прекрасно», просто так развалиться! Она должна была прогнить насквозь от коррупции – сверху донизу, чтоб - от сравнительно небольшого внешнего и внутреннего воздействия рассыпаться прахом.

Вот, такая фигня, малыш…


Ладно, не пропадать же «добру» - надеюсь, в него хотя бы не плюнули! Доели в полной тишине царский «супчик»… Заодно, узнал – наш «обед» здесь называется «завтраком». Как интересно, называется ужин? Неуж, «обедом»?! Бля, всё у этих царей не по-людски!

Кроме этих говнянных штей была ещё вполне терпимая рыба, мясо и фрукты с овощами. Потом кофе которое, пили уже в гостиной. На столах стояло вино, но я к нему не прикоснулся – не посмели прикоснуться и придворные, хотя некоторые – особенно один «старичок-морячок», очень красноречиво на меня поглядывали. Немного погодя, вспомнил кто это может быть – адмирал Нилов48

Алкаш, ещё тот!

Пора его в «сухой док» - в отставку, то есть. Но, чуть-чуть позже… Пока же покровительственно и слегка снисходительно подбодрил, чтоб все слышали:

- А, Вы что не пьёте вино, адмирал? Наливайте – пейте, не стесняйтесь! Я же, не могу - обет сегодня ночью Христу-Спасителю дал: до победы над германцами не курить и, не потреблять вина и прочих горячительных напитков… Выпью в Берлине и непременно на развалинах Рейхстага!

Разнеслось всеобщее «АААХХХ!!!» Официантки, восторженно на меня взглянули, а одна из них – как-то сексуально-призывно… Ну, теперь пойдёт гулять молва!

Чё-то ляпнул я неподумавши - в погоне за дешёвым пиаром… Не пообещать бы ещё чего сгоряча!

Узнал, между делом, что в пять часов вечера, здесь ещё в обычае «царское чаепитие» - на котором тоже, присутствует вся Свита…

«Корпоративные» порядки, мля!


***

Затем, я первым вышел, подождал когда все мои сотрапезники разбредутся по своим вагонам и вернулся в ресторан, оставив Генсека Мордвинова «на атасе».

- Откуда Вы такая красивая, сударыня?- спрашиваю первую попавшуюся «под руку» официантку.

- Из Могилева, Ваше Величество, - отвечает та, зардевшись.

- Вы местная?

- Нет, мы из Рязани! Мой муж, титулярный советник Н., не так дано получил назначение военным чиновником в Ставку… Ещё – при Великом Князе, Ваше Величество…

Это та – с «сексуально-призывным» взглядом. А она, ничё так! С удовольствием бы ей «воткнул», да некогда - надо с коррупцией в «ближнем круге» бороться.


Отзываю «Валю» в дальний угол гостиной при царской столовой и, тихонечко так – чтоб дам занимающихся уборкой помещения не перепугать, задушевно у него спрашиваю:

- Ты что, сцуко, издеваешься?! Неужели, в городе - с его сорока гостиницами, ты не мог нанять нескольких нормальных официанток, гофмаршал - в оппу опанный?

Тот, весь побледнев, в полуобморочном состоянии, с придыханием:

- Ваше… Объездил все… Все гостиницы… Императорское… В местных ресторациях, Ваше Величество… Одни мужики или жидовки – больше никого не нашёл! Пришлось обратиться к жёнам господ…Офицеров, Ваше Величество…

Немного подумал… Ладно, в принципе – чё к человеку пристал? Не двадцать первый век на дворе – «здесь» свои специфические заморочки.

- Ну, хорошо… С официантками ещё поработай – день-два у тебя в запасе, - и на полном серьёзе, - в ресторанах не нашёл – в борделях местных поищи, что ли.

Последнее, я чисто поржать…Интересно, хватит у гофмаршала ума - шлюх Императору к столу привести, или нет?!

Бугагага!!!


«Наезд с пристрастием» продолжался:

- Другой вопрос: что за херня происходит с кухней?

- Что-то не так, Ваше…?

- Почему, щи сегодня – хоть член в них полощи?

Глазки недоумённо и обиженно забегали:

- Никак нет – очень добрый супчик получился, все с удовольствием его кушали…

- Ты мне тут мозги не люби! Вчера суп был - как из ношенных лаптей варили, а только что - как будто в него кот нагадил!

- Ваше Величество!

- НУ!!! Объясняй давай – почему, Самодержца и Свиту говном кормишь!

«Валя», конкретно, на оппу сел - но пару минут похлопав очами, выдал:

- Сегодня утром, Вы изволили уволить поварёнка Дениску – племянника шеф-повара Верещагина…

- И…!!!

- Говорит, не могу без своего Дениски нечего путнего приготовить – секрет тот один кулинарный знает…

Чуть глаз не выпал:

- ЧТО!? Вот же, БЛЯДЬ!!!

Официантки-любительницы, в испуге оглянулись…

- Это я не вам, красавицы!

Мило улыбаюсь дамам и выскакиваю мимо них из вагона.

- Наряд казаков к кухне! – обращаюсь к Мордвинову, - окружить! Никого не впускать, никого не выпускать! БЫСТРО!!!


Минут через пять прилетает небольшая толпа – на внешний вид, не дать не взять – то ли абреков, то ли душманов. Если б, заранее не знал - что в моём Императорском Конвое службу несут казаки Сводного Полка49, чес слово – обос…ался бы… Одни их волосатые чёрные папахи и бородатые рожи50 под ними, чего стоят! Все при шашках, кинжалах и прочих железяках: здесь и, железный Терминатор - по жидкому обделался б и, тотчас заржавел!

Офицер у казаков - не дать, ни взять киношный Гришка Мелехов из «Тихого Дона» - чернявый, горбоносый, сухого и жилистого телосложения. В казачьих званиях разбираюсь ещё меньше, чем в званиях придворных… Как там его?

- Господин есаул! - обращаюсь к офицеру, - Вы и, ещё двое казаков за мной, остальных в оцепление!

- Сотник…, - шёпотом подсказывает Мордвинов.

- А я сказал, он – ЕСАУЛ!!! Не сметь царю перечить!

Новоиспечённый есаул, встал навытяжку и, оглушительно гаркнул:

- Слушаюсь, Ваше Величество!


***

Врываемся на царскую кухню. Привык что в «моё» время, это чаще всего - женская территория, здесь же разновозрастная куча перепуганных до смерти мужиков - по внешнему виду, довольно-таки перекормленных.

- Кто шеф-повар…Кто старший этого гадюшника?

Вопреки ожидаемому, вперёд вышел довольно-таки тощий и желчный лицом тип… Что-то, по ходу, у него с печенью – я немного в медицине разбираюсь! Наверное, от злоупотребления мясными продуктами. Так… Надо срочно посадить человека на здоровую и желательно - вегетарианскую диету! Знаю я тут неподалёку, одно местечко… Там ещё, зело часто «пиф-паф» из ружжа делают и, иногда даже - в кого-нибудь попадают.

- Быстро всю документацию по этой забегаловке – счета за продукты, сметы, накладные и, всё такое прочее!

- У буфетчика Рожкова, Вашество…,- тот явно в предобморочном состоянии, - заведующего погребом.

- Буфетчика Рожкова к царю!- проявляет инициативу вновьиспечённый есаул.


«Буфетчик», как я понял – лицо, отвечающее за закупки продуктов для царской кухни, внешностью должности соответствовал! На месте не оказалось, но минут через пятнадцать казаки нашли его и привели - по дороге надавав люлей, как можно догадаться… Откормленная харя с тройным подбородком, свисающее брюхо. Ещё один пациент для фронтового «диетолога» созрел!

Вскоре, появилась и документация.

Сажусь, быстренько перелистываю… Одного взгляда на страницу мне хватает, чтоб понять суть – я владею техникой скоростного чтения, ещё в «той» молодости научился. Многого… Да, почти всего я не понимаю… Формат документов и цены же местные мне неведомы! Однако и, того что я понял - было достаточно, чтоб суверенностью сказать: ВОРУЕТ!!!


Тут, не сдержался, каюсь! Швыряю в рожу буфетчику купу бумаг, хватаю за грудки:

- Ты у кого воруешь, гнида жирная?! Ты посмотри на меня, падаль: ТЫ У КОГО ВОРУЕШЬ?! Ты, чё? Ваще берега попутал, утырок толстомордый?!

Хотел в морду дать, от всей царской души – но, тот с воем вовремя упал на колени и пополз целовать мне сапоги… Интерес к нему, как-то сразу пропал и, бить его мне как-то сразу расхотелось.

- Поставить вертикально этот мешок дерьма! - приказываю двум дюжим казакам.

Те, хоть и кряхтя, но справились.

- Ну и, где твой племянник – Дениска?- спрашиваю у шеф-повара, немного успокоившись.

Тот, с перепуга ляпнул:

- Здесь, вот он… Ваше…

Думал, пацанёнок какой: счас поругаю за болтливость и помилую - отменю «увольнение». Однако, из «строя» взашей вытолкнули довольно-таки взрослого и здорового мордоворота с несколько глуповатой физиономией!

По новой начинаю закипать, тут мне …овно в голову и ударило:

- Сирота, да? Голодающее дитё Поволжья?!

Так, ты говоришь без «Дениски» ты ничего путнего готовить не умеешь? Ну, значит, вместе с ним и отправишься!

- Я ж его вроде, припоминаю, уволил и велел убираться прочь из поезда? Так вы, значит, волю царскую исполняете…

Аналогично: упал на колени и завыл в голос, как баба:

- Виноват, Ваше… Пожалел племяша – дитё ж, ещё неразумное… Надеялся, остынете Вы - да, изъявите царское милосердие…

- ЗАТКНИСЬ!!! Не мешай царю думу думати – как вас, троих утырков, казнить.


Пока думал, делал ревизию: ходил по кухне, заглядывал в каждую щель и искал «косяки»…

- Ё, МОЁ!!! А чё так много «пушнины»?! - почти в каждом закутке и ящике пустые бутылки из-под бухла, - в стране ж, сухой закон, мать вашу! Правильно: царю со Свитой, вам по-человечьи готовить жрать некогда – вы день-деньской шары заливаете…

Поймал за отворот крайнего:

- А, ну-ка предъяви выхлоп!

Да, не – вроде тревёзлый.

- Вы чё его? – в недоумении, чешу в затылке, - в оп…пу друг другу заливаете?

- Это не мы, Вел…, - трясёт подбородком тестируемый, - …одарь!


Мордвинов, знаком отзывает меня в сторонку и шепчет на ушко:

- Ваше Величество! Порядки на кухне с незапамятных времён такие: всё недопитое на столе - придворными или гостями Их Величеств, остаётся дворцовой прислуге – даже, если бутылка нераспечатанная. Ну, эти хитрецы и, придумали привозить с собой пустые бутылки, чтоб обменивать их на полные51… Все про это явление давно знают и, даже не пробуют с ним бороться.

Не, ну «теневики» долбанные! Опять схватил ту же «жертву» и, трясу его в бешенстве, как грушу в саду околачиваю:

- Я те, чё?! Я ТЕ, МАЛО БАШЛЯЮ?! Да, сколько ж, вам башлять надо - чтоб вы, БЛЯДЬ(!!!), не воровали у меня?!

Бля… Сколько захребетников на дурняк кормиться и, ни одна падла за царя не заступилась в семнадцатом! Как доводилось читать: при малейшем признаке грандиозного атаса, практически вся эта шобла, разбежалась как тараканы… Хорошо, что вспомнил!

- Не дай Бог, хоть одно насекомое или мышь какую дохлую найду - вы у меня эту кухню языком, до сухих мозолей на нём вылизывать будете!


Кроме относительного беспорядка ничего не найдя, я немного успокоился и, сделал персоналу «последнее» предупреждение:

- Ещё раз такой бардак увижу, всем коллективом отправитесь в окопы давить вшей! Понятно?

Почуяв, что Царь-Батюшка, вроде отходит, толпа кухработников с радостью, благоговейно ответила хором:

- Понятно, ваше Императорское Величество!

Затем:

- Есаул! У вас в сотне найдётся человек, умеющий работать с деревом?

- Так точно, Ваше Величество! - глаза с бесшабашной смешинкой,- виселицу изволите приготовить? В Польше и Галиции52 приходилось жидов вешать - так что, мастаков на это «дело» у нас…

- Нет, есаул, не виселицу… КОЛ!!! Потолще только, кол надо сделать – вон какая задница, - «корма» у буфетчика, действительно - как у хорошего линейного крейсера, - заострённая оглобля, ему только в удовольствие будет. Попросите у железнодорожников шпалу, что ли…

Всеобщий «АААХХХ»!!! Даже, у бывалого казака глаза сделались по полтиннику! А, кто-то из кухработниковдаже - не сдержавшись, во всеуслышание громко пустил «газы»…


Выдержав эффектную паузу:

- Прикалываюсь - расслабьтесь, хахаха! Я ж, не тиран или деспот какой…

Ласкающим взором осматриваю перетрухнувших поданных:

- Есаул! распорядитесь, чтоб этих троих переодели в солдатское, забрили им лоб и как можно быстрее доставили на фронт - в самую, что ни на есть - действующую армию!

- Так, не по закону же, Ваше…, - ожив, забубнил буфетчик Рожков с некой, даже наглостью.

По моему знаку, есаул врезал буфетчику в ухо и тот, тотчас заткнулся.

- А ты меня по закону обворовывал, мразь пузатая? Закон в этой Империи, это – я! Господа казаки, ИСПОЛНЯТЬ!!! Я потом лично проверю!

Когда создам механизм проверки…


Пока «косорезов» оформляли и упаковывали, я поговорив сперва с казачьим офицером на посторонние темы, затем спросил у него:

- Господин есаул! В Лейб-гвардии Сводно-казачьем полку найдётся хороший кашевар для своего… «Шефа»?

Только-только вспомнил – я являюсь «Шефом» этого казачьего полка. Мля…

Дурдом!

- Так, точно – найдётся! Хотя бы в нашей – В четвёртой сотне. Вот только он простую пищу привычен – для казаков, готовить…

- Ничего! Видели сколько на кухне народу? Подскажут, если что, - я обвёл донельзя милостивым взглядом, притихшую толпу кухработников, - а не подскажут – отправятся вслед за этой «троицей». Главное, гонять он их как следует должен – чтоб, не баловали… Задача ясна?

- Так точно!


А к этому есаулу стоит присмотреться повнимательней: сразу видно – природно умён, храбр – «Георгий» на груди, сообразителен и инициативен. Наверняка, имеет вполне приличное образование… Прожив довольно много лет, я в людях разбираться научился!

- Ещё вот, что… Если, у самого не получиться найти - обратитесь к начальству: мне нужен хороший хозяйственник на кухню… Главное, честный… Видали, что твориться?

- Да, чего тут «искать», Ваше Величество?- слегка сочувственно – но и, несколько снисходительно, ответил тот, - любой артельщик подойдёт.

- «Артельщик»53?

- Ну, да! Да, любой простой армейский ротный артельщик честнее этого прощелыги будет – у всех он на виду и, коль проворуется…,- есаул крепко сжал пальцы в кулак, - заведут куда в угол казармы и, так проучат! А про нас – казаков, я уж не говорю! В родную станицу путь вору заказан, если что…

- Тогда завтра, до утра жду кашевара и артельщика, господин есаул! Выберите сами – целиком полагаюсь на Вас, а с вашим полковым начальством мы апосля договоримся!


***

Фффуууффф…

Наконец-то, остался наедине в собственном купе-кабинете - есть время подвести первые итоги и обдумать движняки на ближайшую перспективу.

Принесли пакет от генерала Иванова… Кто такой? Помню был такой, помню чем он в данный момент командует – но, вот какие у нас с ним отношения, сразу вспомнить не смог.

- Извини, пока не до тебя!

И, засунул пакет в один из ящиков стола.


…Ну, что? «Предки-хроноаборигены» сразу не разоблачили и, на том ЕМУ(!!!) спасибо!

Дальше что?

С «ближним кругом» - со своей Свитой, я вроде справлюсь… Да и, что тут «справляться»?! Вовсе, как можно подумать – не моя заслуга! Спасибо Реципиенту: подобрал он себе таких «кадров» в ближний круг - что первый же попавшийся попаданец (извиняюсь за невольную тавтологию), «строит» их как хочет - как великовозрастный оболтус первоклашек. Так что, не слишком то, зоб свой от гордости надувай, Ваше Самозваное Величество!

Итак…

Явно имеем союзников: это первым делом – Генеральный Секретарь Мордвинов, которого я объявил «любимой женой», Начальник царской охраны генерал жандармерии Спиридович – которому я пообещал интересную «работу», без пяти минут Имперский Канцлер - генерал-лейтенант Мосолов, которому я показал блестящие перспективы, связанные с распилом царской недвижимости, Комендант Царского поезда - генерал-майор Воейков, которому я пообещал… Тип, конечно мутноватый – но, за неимением ничего лучшего… В перспективе ещё этот, как его…? Немец с труднопроизносимой фамилией – Начальник Военно-походной Канцелярии и вновьиспечённый есаул. Ах, да! Ещё и, мой парикмахер Алексей Николаевич…

Ну, что? Конечно, ещё не сработавшаяся - но вполне работоспособная «команда» помечается!


А, что я вообще должен сделать - цель то, моих движняков какова? Предотвратить революцию? Широко шагаешь – штаны порвёшь, Вашество! Пока лишь, поставим себе на вид оттянуть её. Оттянуть до завершения Первой Мировой Войны, а там они – революции и последующая Гражданская Война, должны пройти как-то помягче и возможно без иностранного вмешательства… Все потенциальные интервенты будут на боку лежать!

Как это сделать?


Конечно, самое больное место, это – кадры. «Команда» - командой, но нужные ещё военные, промышленники, финансисты и политики – куда же без них! Кого не вспоминаю из исторических персонажей этого времени, тот - или непроходимый тупица, или подлый изменник. Или, может историки всё врут? Кто его знает, кто его знает… А если подумать логически? Судя по результатам правления моего Реципиента – историки, ещё и приукрашивают!

Тут ещё, от меня многое зависит! Рыба с головы гниёт, а видя выздоравливающую «голову» - глядишь и, подданные будут стараться соответствовать… На то только - хоть и, очень слабенькая – но, всё же надежда!

Придётся «лепить» из того, что есть… Ну, а что? Говорил же Ленин, не помню дословно: «Нам приходится строить Республику Советов, руками наших же врагов!»

Помню, незадолго до «того» читал одну книжку… Скучную довольно-таки – сплошные документы! Про Полевой Штаб Красной Армии в Серпухове54, времён Гражданской Войны. Так вот, этот штаб состоял из тысячи с лишним бывших царских генералов, высших офицеров, военных чиновников… Из них убеждённых большевиков или хотя бы им сочувствующих, было не более сотни! А, остальные - ведя антисоветскую пропаганду «на кухне», втихушку саботируя, по мелочи вредя, шпионя при первом же удобном случае, но…

За хлебную пайку, за два года они построили большевикам пятимиллионную Красную Армию и, те победили в Гражданской Войне! И, про взятие «заложников» я что-то там не встречал – жили на квартирах с семьями, на работу ходили без конвоя. Кого-то из них репрессировали – за дело или по навету своих же сослуживцев, но основная масса вполне добровольно трудилась всю Гражданскую Войну на большевиков.

Не дурак был Ильич, отнюдь, не дурак… Почему «был»?! Он сейчас есть – в эмиграции. Как и товарищ Сталин - в Туруханской ссылке… Ещё вот, тоже – проблема, которую надо как-то решать!

Ладно, это оставим на потом.


Россию погубили не иностранные разведки! И, не российские либералы. Россию погубил донельзя противоестественный союз либералов-промышленников и патриотов-генералов! Разбить этот «союз», но как?

Что самое интересное, спас Государство Российское тоже – не менее противоестественный союз патриотов-военных и большевиков-интернационалистов, по идее отвергающих вообще – всякую государственность!


Итак, что делать? Надо как-то «подбирать» власть. Как?

Это только в детских песенках «Всё могут короли»! В суровой реальности же, власть сейчас находится в столице, в Питере в руках у правительства – Совета Министров. Как это ни парадоксально звучит, моя власть заключается лишь в возможности снять или назначить любого министра, причём без предупреждения – но, это будет выглядеть подобно простой перетасовке старой колоды краплёных карт…С нулевым результатом! Я, могу заменить всё Правительство целиком или любого министра в отдельности, но всё равно - вертеть-крутить им будет, используя все имеющиеся рычаги давления, будут другие.

Кто же это?

Во-первых: это всё больше и больше наглеющая думская кодла из промышленников-либерастов - разжиревших на распиле военного бюджета и, которой всё мало и мало! Мало им денег, они жаждут ещё и власти. Они хотят возможности самим назначать министров – чтоб, хапать ещё больше...

Во-вторых: великие князья, всегда что-то от царя требующие - увеличивая бардак в государстве и уменьшая его управляемость! Они имели, всяк каждый своих фаворитов- среди высших чиновников Империи, генералов армии и адмиралов флота, которых - по их требованию, последний Царь повышал в чинах вне очереди… Каждый из них имел своих любовниц среди балерин -для которых, Царь должен был за свой и казённый счёт закатывать «русские сезоны» в Париже. Своих прохиндеев-церковников - желающих получить свободный доступ к царским ушам, своих шарлатанов-медиков - просящих того же в отношении царского тела, ниспосланных свыше своих «ясновидящих» старцев и многая, многая, многая…

В-третьих: «давить» на Правительство и, по своему собственному разумению «вертеть» Царём хочет и, всеми слоями общества ненавидимая Царица-истеричка. И, даже охреневший от полной безнаказанности Распутин - лезущий со своим суконным рылом в политику и казну…

В-четвёртых: масоны, вот ещё - буйным цветом расцветшая тайная зараза! Бороться с которой почти невозможно – до того они срослись с верхними эшелонами власти. Вот, больше чем уверен - из трёх моих «сторонников», масоном является хотя бы один! Вообще-то, масоны, если они и существуют – слабейший враг. По-моему, это просто-напросто - какая-то безобидная великосветская тусовка, не более того…

В-пятых: страны-союзники, дающие Правительству кредиты на войну - а ведь: «кто девушку ужинает, тот её и танцует». Влияние посольств Англии и Франции на Совет Министров просто неимоверное, а ведь через год к этому процессу присоединятся и Штаты…


Столько их много, а я – всего ОДИН!!!

Эх… Исчезли бы все они все - куда-нибудь к чертям собачьим навсегда, или уехали куда подальше с глаз моих долой. Хотя бы на годик-полтора…


Конечно, чтоб не допустить революции, мне надо в зародыше давить любую – малейшую оппозицию, вводить жесточайшее военное положение, расстреливать мятежников и вешать любых – даже, потенциальных заговорщиков, спасая страну - а вместе с ней и себя лично. Как Сталин в тридцать седьмом году!

Но, для таких действий я должен иметь соответствующий карательный аппарат и «мандат доверия» от народа… Хотя бы единство «элиты» в этом вопросе. И, главное – «идея» должна иметься! Идея о том, что будет со страной, ПОСЛЕ!!! Не будет идеи – не будет, ни единства элиты, ни «мандата» доверия от народа.

Сталин всё это имел – «аппарат» ему достался со времён Гражданской Войны и, «мандат доверия» от народа - не желающего повторения междоусобной бойни, тоже имелся. Не говоря уже про «идею» – идею построения нового, справедливого общества…

Народ, по моему мнению, повинуется своему Царю только на основе свободного выбора. У меня же, ничего этого нет и, даже «кредит доверия» народа к Помазаннику Божию - доставшийся мне по наследству, подходит к концу – сжимается на глазах, как шагреневая кожа…

С Думой и ворами из Центрального Военно-Промышленного Комитета надо разобраться, но… Прямо сейчас это не получится.


Нужна победа на фронте, причём крупная победа, решающая – тогда я получу хоть какой-то карт-бланш!

Нет, не верно – пока не наведу порядок внутри страны, никакая крупная победа на фронте в принципе невозможна!

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ!!!

Нужен, какой-то неординарный ход - чтоб все охренели и, противиться моей воле не могли… А лучше – два!

Как-то ослабить противостоящие мне группировки… Стравить их меж собой? Как?!


Что делать: остаться в Ставке, вернуться в Питер или образовать новый «центр силы» где-нибудь в Нижнем Новгороде, собирая под своё крыло сторонников – пока, ни во что не вмешиваясь?


Мыслей много, мысли путаются - в попытке найти то, за что можно хоть как-то «зацепиться»…


Где та «точка опоры», с которой я переверну всю историю?!

Нужна своя команда, нужно найти людей, разделяющие мои идеи… Какие у меня идеи? Самодержавие? Устарело, как говно мамонта… Демократия? «Всеобщие демократические выборы»? «Парламентская республика»?!

Три раза ХАХАХА!!!

Восемьдесят пять процентов населения – крестьяне, со своеобразным менталитетом: они вам такое «навыбирают»! Государственная дума, на треть состоящая из Емелек Пугачёвых, ещё на треть – Гришек Распутиных и, наконец – из батек Махно! Они вам такую политкорректность вместе с толерантностью устроят, господа российские интеллигенты - что вы на деревья залезете и на Луну выть примитесь!

Спасибо, насмотрелся… Да и, не сработала она в «тот» раз – чужда эта идея нашему народу. Попробуй, только вожжи отпусти - так понесёт!

«Конституционная монархия»? А сейчас у нас что? Раз есть Дума с казнокрадами - значит, она и есть - конституционная монархия…«Национал-социализм»? Черносотенцы? Религиозный православный экстремизм? А как на это дело посмотрит «Дикая Дивизия» - их куда? Да и, среди «народа-богоносца» не всё так однозначно: казаки, к примеру, русскими себя не считают.

«Социализм»? По ходу, потому большевики и победили – не было альтернативы их социальной идее об построения «нового общества»! Что из этого получилось – вопрос сложный и, вопрос уже другой…

А если мне принять эту «идею» на вооружение? Надо подумать… Что построили большевики? Государственный социализм, вроде… Мне это будет сделать проще – я несравнимо более их легитимен и, ваще:

ГОСУДАРСТВО, ЭТО – Я!!!

Получится? Нужна партия, нужна своя политическая партия… Значит, нет – не получится…

По сути, я – заложник системы, сложившейся задолго до рождения тела моего Реципиента! Вокруг моего трона крутится великое множество мелких душою людишек, в поисках всяческих ништяков для себя, прежде всего- из моей же «великокняжеской» семейки. Они не подпускают никого из новых – не принадлежащих к их среде, одновременно интригуя против друг друга и распуская про меня же грязные сплетни… Как разрубить этот круг? Как впустить свежую струю в этот застойник?


НУЖЕН ДИКТОТОР!!!

Один хороший диктатор заменяет целую политическую партию. А то и, две!

Кто будет у нас кровавым диктатором? Я?! Увольте от этой чести – грязную работу надо делать чужими руками.

Демократию с либерастией в Финляндии, Испании, Чили душили диктаторы-генералы! …Блин, ты ещё Самосу или Стресснера вспомни, ваше Самозванство!

Ну, а что? Те, без всякой «идеи», навели порядок, успокоили общество – загнав часть его на огороженные колючкой стадионы, где особо буйных утилизировали… А затем, как всё устаканилось- снизу доверху, передали власть законно выбранным органам власти. Тем более, Маннергейм – вон он! Офицер какой-то гвардейской кавалерийской части Императорской Армии, по-моему… Кирасир или кавалергард - точно не помню, но если поискать - то быстро найдётся.

В принципе, у меня ещё одна кандидатура есть: Слащёв-Вешатель! Вот тот, точно - церемониться не будет!

Одно хреново – оба они ещё малоизвестны и, не имеют никакого влияния в армии. Военные за ними в массе своей не пойдут. Ну, что ж… Будем выращивать! Пока же, будем использовать то «добро», что под рукой имеется.


***

Нажимаю на кнопку вызова дежурного флигель-адъютанта и через пару минут, он предо мной является.

- Господин генерал! Великий Князь Николай Николаевич ещё здесь, в Могилеве? – спрашиваю.

Из головы совсем вылетело, когда бывший Верховный Главнокомандующий на Кавказ отчалит – то ли завтра, то ли послезавтра.

- Так точно, Ваше…

- Передайте ему, что для него у меня есть новое назначение. Пусть задержится на несколько дней - пока я не вызову и, с ним лично не побеседую…

- Слушаюсь! - однако, не уходит.

- Что-то не понятно, господин генерал?

- Лейб-медик профессор Фёдоров просит позволения совершить медицинский осмотр Вашего Величества…

«Медицинский осмотр? С чего это, вдруг?! - недоумеваю, - ах, да! Высшим лицам государства - да и просто всем важным шишкам, медосмотр делают ежедневно».

- Если недолго, то - позволяю!


Ну, в принципе хорошо мне знакомые процедуры, правда - несколько архаично выполняемые и, с помощью архаичных мединструментов, же.

Рисунок 28. Лейб-медик профессор Сергей Петрович Федоров.

Минут пятнадцать и всё!

Но, потом лейб-медик начал осторожно задавать мне кой-какие вопросы и, я насторожился… В «той» жизни, приходилось как-то проходить освидетельствование в дурке – по одному пустяковому поводу, так - почти один в один!

Блин, если он объявит – хотя бы неофициально, то бишь - сплетню пустит, что у меня «вылет кукушки» - то у меня будут вполне определённые проблемы…

Что, делать?

- Сергей Петрович! – с нешуточного перепуга, еле-еле вспомнил его имя-отчество,- Вы не порекомендуете мне хорошего российского микробиолога для одного, эээ… Для одного, так сказать - прорывного проекта?

- «Хорошего микробиолога»? – задумался и заинтересовался тот, враз забыв про своё «тестирование», - вроде, в Киеве есть один… Профессор… Не могу вспомнить, Ваше Величество!

Говорю важно и с неким оттенком загадочной таинственности:

- Обязательно постарайтесь вспомнить в самое ближайшее же время! Очень важно для государственных интересов.


Однако любопытство – оно, не одну кошку сгубило! Поменжевавшись недолго, профессор спрашивает:

- Извините мою дерзость, Ваше Величество… А, что за «прорывной проект» такой?

Убавляю громкость до шёпота:

- Великий Князь Михаил Михайлович – ныне возглавлявший в Лондоне Русский правительственный комитет, сообщил в секретном донесении, что британские учёные открыли способность некоторых видов плесени убивать патогенные формы микроорганизмов. Особенно хорошо, ими лечатся гнойные гангрены… Вы понимаете, как это важно в разгар такой кровопролитной войны? Появляется возможность не отрезать конечности солдат из-за каждой «царапины», а излечивать их…

Блин, вижу обратный эффект: в глазах Лейб-медика – испуг, а не профессиональный интерес!

- Почему я ничего про эту историю не знаю?

- Власти Британии, сразу же наложили на этот проект гриф секретности и, эксперименты продолжаются в тайной лаборатории, где-то в горах Шотландии. Даже, в научных журналах запретили печатать!

Вижу, задумался…

- Не верите да? – вздыхаю разочарованно, - вот, когда то и мои генералы - в бездымный порох не верили и, не дали Дмитрию Ивановичу, ни копейки на его пироколлодий55… И, сейчас мы закупаем порох у американцев. А знаете, какие это деньги?

При слове «деньги», в глазах у профессора появился определённый интерес. С самым тяжёлым вздохом, подливаю «масла в огонь»:

- Неужели и медики в моей Империи - такие же недальновидные, как военные?!

- Ваше Величество… Вы не могли бы показать мне письмо Великого Князя?

Развожу руками:

- Рад бы! Да, в связи со всеми этими событиями… Не помню, куда засунул – столько бумаг каждый день. Впрочем, Михаил Михайлович ни в коем разе ни врач и, тем более – не микробиолог. В его письме, Вы не найдёте – больше, чем я из него узнал.

Наконец то, после некоторого колебания, послышался конструктивный вопрос:

- Извините моё любопытство, Ваше... На какой стадии находятся исследования британцев?

- Если верить Михаилу Михайловичу, британцы сейчас ищут наиболее эффективный штамп плесени. Скупают у населения все заплесневевшие продукты, предметы… Даже – обувь! Мало того, во всех наиболее сырых местах, например – в лондонском метро, раскладывают куски сыра и затем исследуют появившуюся на них плесень.

Того улыбнуло:

- Узнаю, англичан по их оригинальному образу мышления!


Слегка посмеялись вместе, затем:

- Я, почему вспомнил, Сергей Петрович… Мой опальный родственник из Ташкента56, как-то в письме моей Maman, обмолвился (давно это было!) про какую-то чудную - сильно досаждающую местным туземцам, плесень на местных дынях…Может, «оно»?

Пристально гляжу в его чрезвычайно умные глаза:

- Вот бы попробовать - чем чёрт не шутит?!

В глазах Фёдорова, краешком виднелся чек на Нобелевскую премию.

- Выделю финансирование на лабораторию, исследования, завод...

Он, с немалой досадой:

- Как жаль, что я не микробиолог!

- В наш век, исследователь-одиночка уже не в тренде, Сергей Петрович! Вы могли бы взять на себя оформление идеи и общее руководство, а исследованиями пусть занимается кто-то другой. Например, группа талантливой молодёжи из студентов…

Задумавшись буквально на минуту, он видимо решил, что с группой «талантливой молодёжи» ему будет предпочтительней - чем с киевским профессором.

- Несомненно, обещает быть действенным лекарством от родильной горячки и всех видов пневмоний… Если, не против Ваше Императорское Величество» - то, я бы взялся… При создании некоторых «соответствующих» условий.

- Очень раз вашему согласию, профессор! А про «условия», мы с Вами сейчас или попозже поговорим…

Буквально в двух словах, обсудили «условия» и детали. Я, как только «своя копейка» в кармане забренчит, пообещал Фёдорову тут же выделить первый грант в сто тысяч рублей на исследования, а он – найти группу перспективной молодёжи. «Секретную лабораторию» решено было организовать «подальше от чужих глаз», где-нибудь на Волге – хотя, Фёдоров настаивал на Крыме. Не знал он, что «всероссийская здравница», возможно будет оккупирована немцами.

Естественно, в лице Лейб-медика Фёдорова, я теперь имею - пусть и, не особо мощного, но союзника!


***

Проводив профессора, я «подзавис» ненадолго…

Как бы там не было и, чем бы всё в конечном итоге не закончилось - большевистский рывок в «светлое будущее», не был пустой болтовнёй и интеллигентской демагогией.

«Царский режим», ко всему прочему - отличался крайним жлобством ко всему, что касается науки. Угробив миллиарды на Порт-Артур и «подарив» его японцам, на полярную экспедицию лейтенанта Седова, царские чинуши не выделили ни копейки и тому пришлось попрошайничать - в буквальном смысле, объявив о сборе пожертвований.

А, ведь все эти профессора да академики и, прочие доценты – народ, довольно специфический! Им бы - эксперименты всякие ставить, да в экспедиции ездить! Кто видел фильмы с «безумным» американским профессором, тот может приблизительно понять - что это за психологический тип.

А, большевики взяли власть и удержались потому, что обещали и выполняли то, что обещали: земля – крестьянам, заводы и фабрики - рабочим… Ну, с «мир – народам», какая-то шняга получилось, но все тогда понимали – видя за окном штыки интервентов, это не по их вине!


Так же и, с «научной братией»: кроме тех - кто сам сбежал или был признан полностью бесполезным для общества, посажен на «философский» пароход и выброшен на свалку истории, всяк гениальный «безумец» при Советах получил своё. В нищей, истекающей кровью в братоубийственной бойне стране - у большевиков нашлись средства и, на «Радиевый институт» академику Вернадского и, на «Институт мозга человека» академику Бехтереву и, на опыты академика Павлова над собачками. Вавилову дали возможность путешествовать по всему миру с комфортом в поисках «прото-пшеницы», Шухову построить самую высокую в Европе радиобашню…

До открытой, ещё в 19 веке, Курской магнитной аномалии – ни у правительства Российской Империи, вышвырявшего колоссальные средства на бесполезные стада плавающих железных бегемотов-линкоров, ни у частных российских предпринимателей – руки не дошли! Большевики же, ею занялись сражу же по окончанию Гражданской войны – когда ещё кровь на полях сражений не просохла.

Разработанный ещё до Великой войны, виднейшими российскими учёными и крупнейшими инженерами-электротехниками план ГОЭЛРО, Ленин и компания стали выполнять – когда валовый продукт страны, сократился до десяти процентов от уровня пресловутого «эталонного» 1913 года.

И, «невесть им числа»!


Я, это к чему?

Пожалуй и, мне для повышения своего рейтинга в кругах интеллигенции – откуда идёт основной поток революционеров всевозможных окрасов, следует «прикормить» этот контингент.

НЕПРИМЕННО!!!


***

Однако, вернёмся к нашим «баранам», ибо от расстрела пенициллин мне особо не поможет - даже если профессор Фёдоров, успеет за оставшиеся до него время научиться его изготовлять в промышленных масштабах.

Так… Есть ещё одна идейка… Если она «выстрелит», то будет вообще замечательно.

Так, так, так… Пошарим по всем ящикам стола, мне нужны образцы писем моего Реципиента к царице. А вот этот заперт на замочек, не открывается… А, у меня есть в карманчике ключик!

Так, так, так… Вот и, она – моя переписка с моей Гемофилией. Читаю первое попавшиеся:


«Дорогой мой,

Боюсь, мои письма немного скучны, потому что сердце и мозг у меня несколько утомлены, и мне приходится говорить тебе об одном и том же…»


Так…За какое число это письмо? Ещё прошлогоднее… Бегло, на автомате читаю весь текст – благо почерк аккуратен, останавливаясь в его конце:


«…Сейчас должна кончать. Благословляю и целую тебя без конца. Радость свидания с тобой безгранична, — но тяжко покидать мой Солнечный Луч. Не остановиться ли нам с тобой в каком-нибудь другом городе вместо Пскова? Благословляю тебя еще и еще — уж неделя как мы разлучены! Работа — единственное лекарство. Любящая тебя твоя старая

Солнышко.

Привет Н.П.»


Ой, ты пуси-муси…Какие телячьи нежности… Но, где-то в глубине души, я в первый раз позавидовал Николаю Второму: мне такие письма никогда не писали и, как мне думается - так НИКОГДА(!!!) не любили. Не… Были у меня женщины и вроде немало, была даже жена… Два раза.

Но настоящей – БОЛЬШОЙ(!!!) и взаимной любви не было, если не считать за таковую простое половое влечение и, затем – привычку. Дааа…

Да, печалька.

Ну, ничё: в тот раз пережили и, в этот раз - как-нибудь, да переживём!

Надо «свои» - неотправленные письма Царя к своей «старой» искать и, посвежее. Ищу дальше, перебираю ворох бумаг в выдвижном ящике письменного стола и, наконец, УРА(!!!) нахожу искомое в корзине для мусора. Конечно, смятое, но я знаю несколько способов расправить бумагу так, что ничего заметно не будет.

Читаю:


«Моя возлюбленная душка-Солнышко,

Благодарение Богу, все прошло, и вот я опять с этой новой ответственностью на моих плечах. Но да исполнится воля Божия! — Я испытываю такое спокойствие, как послесв. Причастия.

Все утро этого памятного дня 23 августа, прибывши сюда, я много молился и без конца перечитывал твое первое письмо…»


«Кто ищет, тот всегда найдёт!»

Письмо не дописанное и, как раз - начало его, подходит для моих замыслов… Это хорошо! Ещё лучше то, что царь писал письма карандашом. Итак, сначала потренируемся на черновике, а потом приступим.


В принципе, у меня с писаниной всегда хорошо получалось: ещё в школе я писал довольно-таки складно сочинения без черновика и почти всегда получал «четыре» по русскому и «пять» по литературе… Ну и, в дальнейшем – уже во взрослой жизни, приходилось временами изрядно упражняться в бумаготворчестве. Но, здесь орфография несколько другая - «еры», «яти» и прочая тряхомундия, к тому же приходилось копировать почерк и стиль написания своего реципиента, а это долго не давалось…

Заработался и увлёкся так, что решил пропустить ужин – по здешнему «обед». Приказал приносить в купе-кабинет несколько бутербродов с паюсной икрой, беконом и ветчиной… Ну и, каждый час, почитай, заказывал через «флигеля» то – чай, то – кофе.

Где-то после восьми вечера – ближе к девяти, стало вроде что-то получаться. Освоился, расслабился… Почувствовал себя как дома, короче! Перед тем, как переписать письмо любимой жёнушке «на чистовую», решил освежиться - принять ванну и немного отдохнуть.


***

…Снова за письменным столом, ещё не обсохнув - в одном нижнем белье и тапочках найденных в спальном отсеке вагона. Всё равно, что-то напрягает – какой-то чувствуется дискомфорт! «Там» я любил в домашних условиях работать с документами в майке или футболке и (пардон), семейных трусах – может, из-за этого? Да и, жарковато в царском вагоне – хотя паровое отопление не включено, но август месяц как-никак и вагон за день хорошенько нагрелся.

У царя довольно-таки отстойное нижнее бельё – причём, не шёлковое даже, а простое – бумажное. Далеко не новые кальсоны с завязочками и, рубаха – надевающаяся через голову, знакомые мне по Советской Армии – почти один в один, только пошиты более качественнее из более качественного материала.

Вызвал камердинера, попросил принести запасной чистый комплект белья и, недолго подумав – прямо на его невозмутимых прибалтийских глазах, кавказским кинжалом отрезал штанины чуть выше колена и рукава под самые подмышки.

Переоделся, походил, посмотрелся в зеркало – «порнография», конечно… Да, ладно – пойдёт! Кстати, ещё один патент - если не два, вырисовываются! Надо бы давешнего портного озадачить… Копейки, конечно! Но, копеечка к копеечке и целковый рублик получается.


Только уселся и взялся за карандаш (кстати, кого б припахать их точить?), как в тамбуре послышалась какая-то возня, звуки голосов и, в распахнувшуюся настежь дверь вваливается пятясь задом мой Генеральный Секретарь, растерянно повторяя с безнадёгой:

- Ваши Императорские Высочества! Вам не назначено аудиенции! Ваши…

В голове, автоматически всплыло бессмертное: «Войско взбунтовалось! Говорят, царь мол - ненастоящий!»

Револьвер «Наган», который я вытащил из кобуры, поигрался с ним и положил в один из ящиков стола - не знаю каким макаром, но мгновенно оказался на столе… Уметь бы ещё из него стрелять! Я такие, только в кино видел.

А, за ним – за моим флигель-адъютантом… Толпа разновозрастных орденоносцев, грубо оттолкнув осознавшего крах своей - рванувшей было к небесам карьеры, генерал-майора Свиты Мордвинова, заполнила собой скупое пространство царского купе-кабинета.

«БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЁ ЛИЦА»!!!

Да это же, мои родственнички - великие князья, с «неофициальным визитом» пожаловали! По ходу, меня сейчас будут убивать… Как Петра Третьего и Павла – вилкой в бочину и табакеркой по темечку. А потом: душить, душить, душить – как Шариков котов, собственным же шарфом!

Глава 6. Попытка дворцового недоворота.


«Александра III все боялись, как огня.

— Перестань разыгрывать Царя, — телеграфировал Александр III тому же самому Сергею Александровичу в Москву.

— Выкинуть эту свинью, — написал Царь на всеподданнейшем докладе, в котором описывались скандальные действия одного сановника, занимавшего ответственный пост, который ухаживал за чужой женой.

— Когда Русский Царь удит рыбу, Европа может подождать, — ответил он одному министру, который настаивал в Гатчине, чтобы Александр III принял немедленно посла какой-то великой державы.

Однажды как-то чрезмерно честолюбивый министр угрожал отставкой Самодержцу. В ответ на эти угрозы Царь взял его за шиворот и, тряся, как щенка, заметил:

— Придержите-ка ваш язык! Когда я захочу вас выбросить, вы услышите от меня об этом в очень определенных выражениях.

Когда Вильгельм II предложил Александру III «поделить мир между Россией и Германией», Царь ответил:

— Не веди себя, Вилли, как танцующий дервиш. Полюбуйся на себя в зеркало.

Часть этих изречений доподлинно исторична, другая прибавлена и разукрашена людской молвой…», - Великий князь Александр Михайлович («Сандро»). «Книга воспоминаний».


- Господин генерал!- скомандовал я Мордвинову, - будьте так любезны, оставьте нас наедине с этими господами!

Итак, ко мне без приглашения пожаловали великие князья – мои родственнички… Вернее, в гробу видал таких «родственников» - родня моего Реципиента!

Приходилось читать, что Ставка Верховного Главнокомандования - после того, как стала «Царской», стала местом постоянного обитание некоторых – наиболее назойливых типов из категории этих великосветских тунеядцев57. Естественно, каждый заявился в Могилев не один - а с собственной «свитой» адъютантов, секретарей и просто - прихлебателей, неимоверным сонмом прислуги - лакеев, камердинеров, поваров… Официальные жёны, полуофициальные любовницы, шлюшки-певички – так, на ночь… Дело дошло до того, что одна из великих княгинь – мамаша одного из этих балбесов, требовала у Реципиента специальный поезд для сынка – под вид моего!

Могилев, скромный провинциальный город, ставший фронтовым, да к тому ж - местом размещения высшего органа управления боевыми действиями, по идее со специальным режимом - вдруг стал на глазах превращаться в какой-то великосветский вертеп-бордель, вроде Мариинского театра.


Сейчас, их заявилось без приглашения шесть человек и, на лицо я узнаю - по историческим фотографиям, только одного – Александра Михайловича, в великосветской тусовке известного по кличке «Сандро58». Он женат на родной сестре Николая – Ксении и, поэтому мне одновременно приходится кузеном и зятем - среди «элиты» в моду пошли близкородственные браки.

Фигура, короче достаточно серьёзная!


Здесь же, должен быть и мой родной брат – Михаил, командир «Туземной дивизии», в простонародье именуемой «Дикой»… Который из них? Этот явно староват, этот - как-то слишком испугано для моего родного брата, выглядит… Наверное, вон тот – с лошадиной мордой, рядом со «старичком». Интересно, где сейчас дислоцируется сама дивизия? Не скачет ли она сюда, под веселую музыку - с полпути на Крымский шлях?!

Рисунок 29. Великий князь Александр Михайлович – «Сандро».


Цель столь позднего визита ясна: кто-то из Свиты стуканул им, что «царь – ненастоящий» и, «войско взбунтовалось». Прибежали удостовериться - я это или не я. Конечно, «реинкарнируйся» я в тело Петра Третьего, Павла… Да и, в Александра Первого - я бы, уже наверное стрелял или стрелялся сам. Чтоб, не от «геморроидальных колик» лютую смерть принять – после удара вилкой в бок, или не быть собственным шарфом придушенным – с выпученными глазами и полными собственного дерьма шароварами подохнуть, а погибнуть благородно – от пуль заговорщиков или от собственной же пули в висок…

Кстати, а где у «Нагана» предохранитель? Патроны на месте – в гнёздах барабана, а никакого предохранителя, не нашёл – как не искал59


Я же, был абсолютно спокоен: организаторы дворцовых переворотов Орловы, Потёмкины и прочие искатели богатства и власти в постелях цариц - что ни говори, смертельно опасные противники для самодержцев. Они были «никем» и, рисковали жизнями - чтоб стать «всем»!

Из «послезнания» мне было известно, что последний Великий Князь – могущий быть сколько-нибудь мне опасным, имеющий какие-то личные претензии (хотя и, тщательно им скрываемые) на российский престол, умер в 1909 году. Это, родной дядя моего Реципиента - Великий Князь Владимир Александрович.

Этих же, я откровенно презирал!

К этому времени, русская аристократия сгнила морально и выродилась физически и, в первую очередь сгнила до состояния трупной трухи, её «голова» – семейство Романовых. Среди них уже не найдёшь, не то чтобы выдающегося политика или стратега – но, даже среднего уровня администратора - способного управлять какой-нибудь отдельной российской губернией!


***

Взять хотя бы эту донельзя грязную историю с Гришкой Распутиным…

Любой из великих князей, если он достоверно считает - что этот талантливый авантюрист представляет собой угрозу для Династии или Империи, мог бы взять и просто пристрелить Старца – как чашку «Мокко» или бокал шампанского выпить… Или – заколоть, зарубить – владеть любым личным оружием их с детства учили.

Что бы, ему за это было? Да, ничего! Ну, пожурил бы слегка царственный родственничек, отлучила бы от Двора Александра Фёдоровна, да наложил епитимью Священный Синод - по Высочайшему указанию…

А, если бы и, было что? А если бы и, посадили в Петропавловку или казнили лютой казнью, даже? Разве, рисковать головой в защиту Престола и Отечества - не есть высший долг каждого аристократа?

Но, сцуко, нет! Сперва, они предпочли «бороться» с этим простым сибирским мужиком, распуская про него и мою Гемофилию грязные сплетни в светских салонах, а затем…

Вот, сам организатор заговора и первый из убийц Распутина - князь Феликс Юсупов, чьи «мемуары», мне доводилось читать.

Кто это? Это, муж дочери стоящего предо мной Сандро – Ирины, среди прочих его «достоинств». Родственник самого Царя, то бишь… Историки писали, что он ещё и скрытый гомосексуалист - но это не вполне достоверно, писать можно разное. Вот, если бы он с мужиком открыто бракосочетался, тогда – другое дело! Я же - про реальные факты: не пойман с мужиком в постели, значит – не гомосек. Я, в «хорошем» смысле этого слова: в том, что граф Юсупов – пидараст ещё тот, у меня сомнений никаких нет!

И, вот почему: вместо того, что бы пойти и прямо при людях всадить Гришке пулю в лоб (став народным героем после этого, между прочим!), князь Юсупов задумал хитротраханую «многоходовочку»: фактически заманивая Распутина (известного своей скандальной «репутацией» сексуального маньяка, между прочим!) к себе домой - обещанием познакомить того со своей женой!

ДЕРЖИТЕ МЕНЯ ЧЕТВЕРО!!!

Да, даже среди городских трущоб - далеко не сразу, такое быдло отыщешь!

Ну ладно, ещё могу понять - в жизни имеют место и неблаговидные поступки, про какие лучше помалкивать… Но, этот же тип свои воспоминания опубликовал! «Прославил» себя на века, что называется. Травить ядом и потом стрелять человеку в спину, что ни говори – поступок, достойный аристократа! А после этого, трубить по всему миру о совершённой им самим подлости…

Вот и, скажите мне теперь: ну, не пидараст, ли?!


Ни ума, ни чести, не совести… Ни, даже простого человеческого тщеславия, или жажды первенства «в стаде» - присущей любым сильным самцам. После Февраля семнадцатого, когда власть практически на земле валялась, среди этих - увешанных до самого пупа холявными орденами вырожденцев, ни нашлось ни одного - кто бы сделал хотя б, попытку её поднять! Безропотно позволили забрать все «цацки», а потом так же безропотно – как овцы какие, подставили свою шею под нож. Ни одной попытки сопротивления или хотя бы побега! Группу из романовской семейки, в кою входил и упомянутый Сандро - находящуюся на момент Октября в Крыму, большевики - как по эстафете передали немцам, те – союзникам. Последние, хотели было отфутболить это стадо овец Деникину – но даже белым (коими руководили сплошь и рядом выходцы с низов, а не аристократия – весьма показательный факт!), хотя бы - как символ или знамя «Старой России», они не были нужны!

И, я их должен бояться?! Этих никчемных двуногих?! Я никогда не уважал и не боялся тех, кому все ништяки в этой жизни достаются на холяву - по праву рождения. Ни советских мажоров, ни – уже успевших вылупиться и подрасти, демократических. Тем более, не буду я бояться и уважать имперских мажоров! Деньги, роскошь, положение в обществе, центровые бляди из Большого Театра - ВСЁ(!!!) им досталось на холяву… И, никакого чувства ответственности и, даже капли понимания - что за всё надо так или иначе платить. Да, любой деревенский парень, бегающий в соседнее село «портить» девок - рискуя в любой момент нарваться на оглоблю сверстника, достоин большего уважения - чем они все…

Он – брутальный самец! Они – холощённые валухи!


***

Приняв позу Леонова в роли Доцента из «Джентльменов удачи» - в камере на нарах у окна встречающего возвращающихся с работ сокамерников, я крайне раздражённо со злой иронией спросил из-за стола:

- Наверное, случилось что-то невероятное, господа? Например – наш кузен Вилли60 переоделся бабой и уплыл на пароходе в Аргентину, или наоборот – Распутин оказался бородатой женщиной-певичкой, сбежавшей с «Евровидения»… Пардон – с парижского варьете?

Шутку юмора не заценили – весь великокняжеский коллектив, во все глаза таращился на меня в упор. «А что вы на меня так смотрите, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут…», - пришло было на ум, но - увы!

«Узоры» на царском теле имелись - как у какого-нибудь урки или малолетней блядёжки начала 21 века.

Великие князья не отрываясь смотрели на мою правую руку, где была наколота отстойная татушка61 - какой-то краснопузый Годзилла с прикольными рожками.

Опознание по «особым признакам» происходит, что ли?


После неловкой паузы, Сандро попытался было открыть рот, но я его опередил:

- СТОП!!! Сейчас попробую с одного раза угадать - за каким чёртом, вас всех ко мне принесло на ночь глядя… Дошёл до вас слух, что «царя подменили», или же – что он нуждается в срочной психиатрической помощи, ведь так? В ГЛАЗА СМОТРЕТЬ!!!

- Ники…, - опять было начал Сандро.

- СТОП!!! – я встал и, перегнувшись через стол, заорал в лицо, с удовлетворением наблюдая - как его черты лица искажает страх,- нет здесь никакого «Ники»! НЕТ(!!!), понимаешь?!

Все в полном и безоговорочном афуе… Да! «Шок и трепет»!

- Голосом, этот… Вы – наш Император,- жалко проблеял Великий Князь Александр Михайлович, - но, как Вы и что говорите…

- МОЛЧАТЬ!!! Молчать и слушать! …Это, что? – показываю на угол купе-кабинета.

- Икона…

- Правильно! - я достал свой дневник и открыл его на нужной станице, - …А это что? Узнаёшь почерк? Читай, что написано!

- «Проснулся около 9 час. Утро было такое красивое в лесу. После, чая…»

- НЕТ, НЕ ЭТО!!! Вот здесь, внизу читай - последнюю строчку!

- «Господи, помоги и вразуми меня!»…


Враз успокоившись, приняв постное выражение лица, я старательно перекрестился на икону, молитвенное сложил голые руки на груди, вознёс очи к Небесам и нараспев прогундосил:

- Всю ночь я молился Христу Спасителя и вот под утро, он ВРАЗУМИЛ(!!!) меня – сделав совершенно другим человеком… Дал мне другой разум, то есть.

По факту, я даже им ничего не врал – всё произошло в точности так!

- Здесь присутствующие, часом не безбожники? – спрашиваю строго.

Великие князья, конечно же, ничего не поняли. Но на их лицах, заметно некое облегчение… Вообще то, «Ники» - так же как и его Гемофильная Алиса и, так - был «слегка» со сдвигом на религиозной почве. Скорее всего, они решат - что у Царя просто осеннее обострение и, всё. Ничего страшного! «Сдвиг на религиозной почве», он в это время - довольно частенько встречался и, особого удивления вызывать был не должен. Объявить меня сумасшедшим, конечно можно - но это довольно сложная процедура: нужен консенсус церковного клира, врачей и Семьи, а такое впопыхах не делается! Короче, у меня есть хорошая фора по времени… Наверное.

Рисунок 30. Великий князь Михаил Александрович.

- ВСЁ!!! Ваш Ники во мне УМЕР!!! Остался Государь-Император Николай Второй – Божьей Милостью! Которому, вы все давали присягу и, обязаны беспрекословно и во всём повиноваться!

Я вышел из-за стола и прошёлся вдоль великокняжеского «строя», заглядывая каждому в глаза… Кажется вот этот худощавый свитский генерал в казачьем бешмете, с лошадиной мордой и порядочной лысиной – Михаил Александрович, младший брат моего Реципиента. Возле него я задержался подольше и предельно резко переспросил:

- Всем всё понятно? Вот, Вам лично – понятно, или Вы уже успели отупеть со своими «туземцами», господин генерал?!

Тот навытяжку, в глазах недоумение и ужас62:

- Так точно, всё понятно, Ваше Императорское Величество!

- Рад это слышать от Вас, брат!

Вот и, познакомились…


***

Усаживаюсь обратно за стол:

- Отрадно мне слышать, что все вы правильно поняли текущей момент. А теперь проведём небольшое служебное расследование, господа великие князья…

Я убрал со стола все документы, оставив на виду револьвер.

- Александр Михайлович!

- Слушаюсь, Ваше Величество!

Сандро выглядел крайне растерянно и уныло убито - как школьник, вместо урока физкультуры попавший на высшую математику с невыученным домашним заданием. Да все они, впрочем, так выглядели.

- Садитесь за стол, берите в руки перо и чистый лист бумаги и, пишите…

Послушно уселся, приготовился и спросил:

- Что писать, Ваше…

- Диктую - с середины листа, «в столбик»: «Его Императорскому Величеству Романову Николаю Александровичу». …Написали?

- Да…

- С новой строки – также с середины листа: «От Великого Князя Романова Александра Михайловича…». Дальше все звания, должности и титулы – сами знаете или Вам подсказать?

Оказывается, знает! Спустя пару минут:

- Написал… Дальше, что?

- «Дальше», яйца не пускают! Пишите посередине крупными, заглавными буквами: «ДОКЛАДНАЯ»… Написали?

- Так точно…, - Сандро, смотрелся так прикольно! - зачем?!

- А теперь своими словами, всё подробно про сегодняшнее происшествие: от кого и что именно, Вы такое услышали про меня - что потеряв всякое благоразумие и элементарный человеческий стыд, сюда примчались и ворвались ко мне кабинет в самый интимный момент… В момент написания письма моей дражайшей Аликс… НЕ ЗАБУДУ, НЕ ПРОЩУ!!! Фамилии, должности, звания… Что-то, не понятно?

- Не понимаю, зачем?!

- Хочу отдать под суд болтунов и затем их повесить – что тут «понимать», то?!

- ЗА, ЧТО?!

- За шею, Александр Михайлович - за шею, голубчик… За вражескую пропаганду в интересах фашист… Кайзеровской Германии!

- …???

Сандро, с ужасом оттолкнув лист бумаги, взбледнув лицом, пролепетал:

- Это… Это… Это бесчестно, Ваше Величество! Я отказываюсь… Я не доносчик!


Великий Князь, он – птица гордая! Я, совершенно спокойно:

- Не будете писать докладную? Хорошо… Тогда берите другой лист бумаги и пишите заново «шапку»… Подзаголовок, хотел сказать. …Написали? А, теперь с середины листа крупными буквами: «ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ». …Написали? А теперь пишите, Александр Михайлович, своими словами: каковы были причины, что Вы - вступив в преступный сговор с группой лиц, нарушив этикет, субординацию и право личности на неприкосновенность жилища, ворвались в мой императорский кабинет… Обладающий особым статусом, кстати! Как хранитель особо важных государственных секретов. А, может вы – германские шпионы?!

Счас, у него шары выскочат!

- И, ещё не забудьте добавить: по какой причине или чьему наущению, Вы отказываетесь выполнять приказ Императора России и Верховного Главнокомандующего во время боевых действий и, выдать лиц…

- Я, категорически отказываюсь писать доносы, Ваше Величество!

Поза и гонор Кисы Воробьянинова из «Тринадцати стульев», которому его дворянская честь не позволяла побираться – зато, вполне позволяла жить за счёт жулика Степана Бандеры.


Вот ты, какой гусь! Ладно:

- Вы, сударь – изменник и мятежник!

Оглашаю я приговор и, потеряв к Сандро всякий интерес, обращаюсь к «названному» братцу:

- Следующий! …Михаил Александрович, а Вы не желаете, так сказать –«по братски», помочь искоренить воровство и измену в наших дружных рядах, своему брату и заодно Императору?

Тот, хотел что-то сказать - но закашлялся и отрицающе замотал головой…

- Что? Тоже нет?!

Я опять их всех обошёл, внимательно заглядывая в лица:

- Что, никто не хочет?

Беру «наган» в руку:

- «Бесчестно», говорите? Бесчестно сплетни распускать и их слушать! А ещё бесчестнее, не выполнить приказ Императора и Верховного Главнокомандующего – которому вы все присягали! Тем более, в разгар самой тяжелейшей войны из тех – какие, когда-либо вела Империя! Простые русские офицеры, которые действительно знают, что такое «честь» - в таких случаях стреляются! Ну, а вы – не простые офицеры, вы – ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ!!! Вам тем более надо стреляться - дабы тень бесчестия не упала на всю нашу славную фамилию.

Сунул Сандро револьвер рукояткой вперёд и, глядя прямо в глаза, твёрдо - с безжалостным металлом в голосе, говорю ему:

- Вы – первый, Александр Михайлович! Рекомендую проделать «это» в моей ванной - там ваши мозги и кровь прислуге будет легче смывать!

Тот, с неописуемом ужасе на лице отшатнулся от нагана, бледнее пущего, с трясущейся нижней челюстью попятился от меня пока не упёрся задом в какого-то своего - тоже насмерть перепуганного подельника.

Я же, настойчиво подступал к нему с наганом и говорил:

- И, смотрите не промажьте – стены у вагона тонкие и, вполне могут пострадать невиновные…


***

Вдруг, раздались громкие мужские рыдания… Один клиент «поплыл»!

Самый пожилой и лысый на вид Великий Князь, рыдал, как ребёнок. Ну, вот видите! Вместо того, чтоб пристрелить меня из моего же собственного револьвера – объявив, что я скончался в результате «апокалипсического удара» по голове табуреткой или от вызванных револьверной пулей «геморроидальных колик»… А потом, выбрав промеж себя регента для Наследника Престола Алексея (недолгого жильца на этом Свете, из-за болезни переданного ему мамашей), править в своё удовольствие Россией - эта «элита» предпочитает сопли распускать!

К этому моменту, я уже примерно догадался - кто может быть, этот «самый пожилой на вид Великий Князь». Это, скорее всего… Даже, наверняка - Георгий Михайлович63, которого большевики в Петропавловской Крепости расстреляют - в отместку за убийство в Германии Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Ничего особенного, он из себя не представлял… Так, то ли нумизмат, то ли историк – точно не помню. Какого чёрта он в Ставке забыл, тоже – без понятия!

Рисунок 32.Великий князь Георгий Михайлович.

«Балласт», короче…


Положив наган на стол, я со всей вежливостью учтивостью приобнял плачущего родственника, утешая его всеми положенными в таких случаях словами, отвёл и усадил на одно из двух кресел и, вызвал звонком Мордвинова:

- Господин генерал! Будьте так добры, принесите воды для Георгия Михайловича!- слегка внутренне замерев, а вдруг не угадал, - что-то ему - ни с того, ни с чего, слегка поплохело…

Но, нет – никто не удивился, значит, в точку.

- Может, лейб-медика позвать?- сделал вид, что встревожился тот, еле скрывая меж тем вполне понятную радость.

- Да, нет… Доброе слово Государя, оно лечит лучше всяких пилюль…, – ласково похлопываю по щёчке великовозрастного плаксу, - ведь верно, Георгий Михайлович?

Всхлипывая и кивая, вытирая глаза и нос платком, тот с готовностью согласился.


Так… Троих мы вычислили. Из оставшихся, тоже – троих великих князей, один должен быть Сергей Михайлович - бывший начальник артиллерийского управления, Борис Владимирович - Наказной атаман казачьих войск и Кирилл Владимирович64… В какой области Государству Российскому вредил последний, мне было неведомо.

Рисунок 33. Великий князь Сергей Михайлович.

Кто из них кто, без понятия - да это теперь и, не важно.


***

Прошёлся по кабинету, соображая…Потом, настроившись на нужный лад:

- Так… Значит, выполнять приказы Императоры вы не желаете, стреляться - тоже… Хм… Что это, господа великие князья: ГЛУПОСТЬ ИЛИ ИЗМЕНА?!

Последнее, я прокричал им в лицо. Извините, господин Милюков65, но эту историческую фразу я теперь первым зачикал и, впредь, намерен очень интенсивно её эксплуатировать!

- Кажется, господа, вы не понимаете или не хотите понять, всей сложности текущего момента: мы ведём войну - которую необходимо выиграть любой ценой, во что бы то ни стало. Если мы проиграем эту войну, мы потеряем Россию – возможно, вместе с нашими головами! Пять миллионов «мужиков с ружьём» на фронте - научившихся владеть оружием и разучившихся бояться Бога, чёрта и самой смерти! Два миллиона одних только дезертиров. Да, не к ночи будет помянутый, тысяча девятьсот пятый год – когда вы уже паковали чемоданы, покажется простыми детскими страхами перед темнотой под кроватью!

- …Это осознают все - кроме вас и подобным вам, господа! Все без исключения слои общества, осознают опасность внутренних беспорядков – все, кроме вас! Впервые в истории, цивилизованное человечество будет наблюдать революцию, произошедшую по воле верхов! Не народом против правящей династии, а династией против народа! Это – глупость или измена, господа великие князья?

- …Ваши преступные действия, ваше преступное равнодушие к чаяниям и страданиям народа, ваша беспрестанная ложь и ваши «пиры во время чумы» вызовут народное возмущение! Не знаю, дойдут ли мои слова до вашего ума и сердца или же нет, но я со всей ответственностью заявляю – что, если грянет революция и вас всех скопом поставят к расстрельной стенке – это явится прямым результатом именно ВАШИХ(!!!) усилий, господа великие князья... Вините в этом только себя – свою глупость и государственную измену!

- …Императорский строй мог бы существовать вечно, если бы опасность для него ограничивалось террористами или революционерами-теоретиками. Но, как и инфекции бубонной чумы, чёрной оспы, гонконгского сифилиса или другой смертельной болезни, опасность революции заключается в заразе распространяемой её носителями – помойными крысами, трупоедами-воронами и лобковыми вшами…

- …Династия Романовых – помяните моё слово, падёт не от бомб юношей «с горящими глазами»! Она падёт от заразы, распространяемой всеми вами - плоть от плоти её! Носителями аристократических фамилий, членов придворной знати, барыг-банкиров и воров-промышленников, издателей дешёвых популистских газет, журналов, книг, продажных адвокатов, свихнувшихся на либерализме профессоров университетов и их студентов и, прочих «общественных деятелей» - распространителей этой духовной гонореи!

- …Не рабочие и крестьяне угрожает в России трону! Император и правительство справилось бы легко с террористами и удовлетворило нужды народа – но, как бороться с разносчиками инфекции, записанными в Книгу российского дворянства?! Как прикажите поступить с великосветскими русскими дамами, распространяющими среди народа самые гнусные сплетни про своих Царя и Царицу?! Как мне наказать вас – за вашу глупость и измену, господа?!


Была робкая попытка Сандро, остановить поток моего красноречия:

- Ваше Императорское…

- МОЛЧАТЬ!!! – я глазами записного маньяка-психопата, обвёл их тяжёлым взглядом, - думаете, я ничего не знаю? Думаете, не знаю, что наши неудачливые претенденты в министры – которых, выдвигаете и предлагаете мне именно вы, а не бомбисты-фанатики подонка Савинкова, снабжают газетчиков всего мира скандальными известиями про мою семью? Что, этим же занимаются двое из отпрысков князей-содомитов братьев Долгоруких? Что, ректор Московского Университета, превратил это учебное заведение в революционное клубло, откуда уже слышно, что «Пётр Великий – родился и сдох негодяем»?! Что среди членов Государственной Думы, всерьёз ходят разговоры - что между Царским Селом и Германией есть подземная дорога, по которой Императрица ездит с докладами в гости к Кайзеру? Наконец, что мне сделать с газетчиками, которые ликовали по поводу каждой нашей неудачи в Японской Войне?! Да, стоит только немцам…

- Государь! Вы несколько неправы… Народ и…

Это опять Сандро - самый смелый по ходу, остальные как воды в рот набрали.

- В ЧЁМ Я НЕ ПРАВ?! Да, что вы знаете про народ, господа великие князья?!

Я вынул из ящика все свои ордена и кресты и, в ярости, швырнул их на пол им под ноги:

- Знаете, почему я их перестал носить? Знаете, что в простом народе говорят?

Великих князей трясло - сам чую, мой взгляд был свиреп и дик - как у пещерного людоеда:

- «Царь-батюшка с «Егорием», а царица-матушка с Григорием…». ОТКУДА ЭТО??? Это народ придумал?! Да, у него ни ума, ни времени бы не хватило, выдумать такое… Эта всё от вас! Вся зараза от вас – от придворной аристократии идёт. Если бы не вы - народ и, слыхом бы не слыхивал про старца Григория - помогающего Государыне сохранить ребёнка, а вам – НАСЛЕДНИКА ПРЕСТОЛА!!! Которого, вы «благодарите» за это -самым что не на есть, скотским образом!


***

УУУФФФ!!!

Я то звездеть умею, но речевой аппарат Реципиента видимо - к там долгим речам приспособлен не был. Мой Реципиент – Николай Последний, всю свою жизнь видимо, предпочитал помалкивать «в тряпочку»...

Не… Не дошло до великих князей – судя по остекленевшим бараньим глазам. Не будет мне среди них «точки опоры»! Ладно, как говориться: «не жили богато»…

СТОП!!!

- Если не хотите писать доносы – выполняя волю Императора и, не хотите стреляться - как подобает всякому приличному офицеру, - появилась некая идея, - тогда, вот что… Александр Михайлович!

- Да, Государь…, - с некоторым усилием отозвался тот.

Всё же, кажется моя речь его «зацепила».

- Садитесь за стол, берите лист бумаги и перо и пишите… Да, не бойтесь: в этот раз, я не буду делать то - что по вашим понятиям было бы бесчестным… Даже, наоборот! Пишите по-новому «шапку»…

- …Написали? А теперь, с середины листа крупными буквами: «ЗАЯВЛЕНИЕ»… Двоеточие не забудьте поставить… «Прошу перечислить полагающуюся мне – как Великому Князю и члену Императорской Фамилии, ренту66 в «Фонд Победы»…»

Сандро, аж вздрогнув, поднял голову… Но, перо не бросил – как в первый раз!

- Ваше Величество…?

- Да вот, решил создать добровольный фонд – куда все желающие патриоты будут перечислять средства для армии, военной промышленности… Вы, разве против нашей победы над Германией?! Вы разве не патриот, Александр Михайлович?! Ну, это вообще уже моветон, Ваше Высочество… Можно подумать, я - как будущий революционер, у вас последнее отбираю!

Я вертанул в руке, вокруг указательного пальца, револьвер. Хотелось, чтоб получилось - как у ковбоя из вестерна, но получилось так - как уж получилось. Но, со стороны наверное, тоже ни чё – впечатляюще смотрелось! Кстати, надо будет не забыть потренироваться в стрельбе – авось, пригодится когда.

Сандро, тем не менее, медлил и «жевал язык» пытаясь найти какие-то «весомые» аргументы….

- Александр Михайлович… Только, не вздумайте мне тут прибедняться! Иначе ещё и, то «пожертвуете» - что на «сухом» законе заработали, бутлегер Вы наш доморощенный!

«Попал», нет? …В ТОЧКУ!!!


Сандро, пару раз крякнув, покрутив головой, написал и подписался… Отлично!

- Ещё вот, что… Помнится, Вы мне как-то раз говорили, Александр Михайлович, что древний обычай, обязующий всех членов Императорской Фамилии заниматься исключительно военной службой67, не просто устарел - но ещё и, вреден.

- Да, я Ваше…, - как лошадь отгоняющая мошек, мотает голоой.

- Не говорили, так подумали68! А я прочёл ваши мысли, - слегка хохотнул я, - так, вот - услышал Господь ваши молитвы и вскоре, я своим указом освобожу всех их высочеств от этого тяжкого бремени… Члены Императорской фамилии будут объявлены частными лицами и смогут заниматься какой угодно деятельностью.

Я посмотрел на братика Мишу – был у него какой-то «брачный» скандал, подробности которого я не помню:

- Ну и, как лицо частное, любой из вас отныне имеет право сочетаться браком, с кем ему угодно - не спрашивая на то разрешения у Императора… Вы же хотели демократических «перемен», господа? Считайте, что вы их дождались.

Это будет им небольшим «пряником» после огромного «кнута»! Полушутливо:

- Действительно, ну посмотрите на Георгия Михайловича! Какой из него военный?! Пусть себе спокойно марками занимается, или ещё там чем - а генералами становятся другие - выходцы из простых солдат.

- «Монетами»…, - подсказал Сандро, - Георгий Михайлович занимается коллекционированием монет, Государь!

- Спасибо, я сам знаю, - рявкнул снова я, а то расслабятся, - а теперь пишите заявление об добровольной отставке с военной службы, господин адмирал!

Еле-еле, в самый последний момент вспомнил, что мой собеседник – моряк! Вот бы оконфузился, если б его «генералом» обозвал… По мундиру то, не поймёшь, всё в эполетах по которым хрен что разберёшь, в золотом шитье, да в орденах по самые яйца. По-моему, назрела некая реформа – надо вводить хоть какое-то единообразие в форме и знаках отличия. И, эти – «Ваше Благородия», «Их Сиятельство», да «Ваше Преосвященство» - надо бы отменить… Язык сломаешь, пока проговоришь! Они то, с детства привычные, а я парюсь… Непорядок.


С заявлением на увольнение, всё прошло гладко – Сандро, по-моему, ещё и в глубине души обрадовался.

После положительного примера поданного Александром Михайловичем, остальные мои визитёры, нисколько не кочевряжась написали по два заявления каждый – на отказ от ренты и увольнении с военной службы. Думал, братик Миша будет выёживаться – вид то донельзя бравый! Был. Но, ни фига – написал как миленький, причём очень красивым почерком и без ошибок! Насколько мне известно - он и, без моей «ренты» достаточно материально обеспечен - а командовать «дикими» ему, по ходу, в лом69

Итого, шесть умножить на двести тысяч, мы имеем «как с куста» миллион двести тысяч полновесных - золотых «николаевских» рублей. Ну, неплохой «стартовый» капиталец, что ни говори получился… Причём, я его «срубил» за неполный рабочий царский день!

Чтоб, такое ещё придумать?


- Пожалуй, на сегодня всё, господа! – решил я завершить встречу, - за отказ от сотрудничества, налагаю на всех вас свою царскую опалу и повелеваю удалиться в ссылку в Ливадию – вплоть до моего следующего указа. Все возникающие меж нами вопросы, впредь прошу решать через моего Генерального Секретаря, генерала Мордвинова…


***

Вызвав самого Генсека, я поручил ему передать заявления великих князей в Имперскую Канцелярию… Тот, поняв в чём дело – воссиял и чуть ли не бегом! Затем, подойдя к окну, заявил что «аудиенция» закончена и, все они должны, в трёхдневный срок покинуть Ставку – делать здесь штатским нечего.

Почти все уже вышли, как я вполголоса сказал:

- А Вас, Сандро, я попрошу остаться!

Идущий последним Великий Князь Александр Михайлович, вздрогнул всей своей благородной прямой спиной и остановился как вкопанный…

- Садитесь в кресло, Сандро, поговорим как в старые добрые времена… Не возражаешь?

Сам тоже, расположился в другом кресле - напротив него, закинув ногу на ногу.


Помолчав, «полюбовавшись» худыми, волосатыми царскими ногами, Сандро молвил:

- Не возражаю, Государь, но не вижу здесь «старого-доброго» Никки для такой беседы…, - лёгкий кивок головы, меньше всего напоминающий покорный поклон, - не скажу, что уж слишком - но признаться, я даже несколько рад!

Ах, ты засранец этакий! Ведь, «там» я читал-перечитывал его «Книгу воспоминаний» и неплохо её запомнил… Местами. Там он, наоборот – пенял мне за мягкость! Типа, в такое время, мне следовало быть построже.

«Ах, ты двуличник! – думаю, - ведь, весь этот мой «монолог» перед вами - по сути, был вольно пересказанными отрывками из твоей книги… Вот и, верь после этого мемуарам, задним числом написанным!».

Вскочив, я заходил по кабинету, не найдя более что сказать:

- Вот, вы все говорите «Царь, царь»… А ты думаешь, нам – царям, легко?!

Что я несу?!

- Помнишь, после смерти отца я спрашивал у тебя совета70?

- Помню, Государь…

- И, вот я опять прошу у тебя помощи и, ты опять ничего внятно не можешь мне сказать!

- Оооо… Нынешний Государь Император - получивший «вразумления» свыше, знает что делать… И, умеет с подданными разговаривать, - лёгкая, не переходящая принятые приличия ирония, - судя по нашей последней встрече. Он стал совсем другим! Долго все мы ждали, когда же в тебе твой покойный батюшка – Император Александр III проснётся! Я, нисколько не сомневаюсь - что вскоре и головы полетят.

Я, типа – разочаровано:

- Не то ты говоришь, Сандро, совсем не то! Не понимаешь ты меня: как тогда не понимал - так и, сейчас не понимаешь… Не совета я у тебя просил и прошу, а разделения ответственности за судьбу России!

- «Разделения ответственности»? – Сандро насторожился, - России требуются немедленные реформы, тебе об этом было неоднократно сказано!

Я, взвился:

- «Реформы»?! Да, Витте и Столыпин имели от меня практически диктаторские полномочия и, где Россия теперь – с их «реформами»?! В ещё большей заднице, чем была после Японской Войны! А, ведь в отличие от той, эта война не ведётся за три-девять земель, она ещё не закончена и заключить мир с немцами - отдав им Польшу (как отдали пол-Сахалина японцам), нам не позволят наши «заклятые» союзники – ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ(!!!), в отличии от нас! Увы, мы теперь лишь тень былого величия, Сандро - когда от лёгкого кашля в Санкт-Петербурге, слегала с пневмонией вся Европа…


Наконец, Сандро «ожил» и, в глазах его вместо иронии загорелся огонь - как у истосковавшегося по свежей крови вампира. По ходу, он решил воспользоваться ситуацией и сорвать «ва-банк»:

- Государь! Полагаю, что в условиях революционной угрозы, Император должен быть главой правящей партии: когда от Правительства требуются не просто способности к управлению - но и, беззаветная преданность престолу! Поэтому, Совет Министров должен состоять по большей части из членов династии!

Я чуть на оппу не сел, честное слово! У меня то - по его мемуарам, да трудам историков, сложилось мнение об Сандро, как об либерале – требовавшим у своего царственного родственника демократических свобод, прав человека и прочей лабуды для «жаждущего» перемен народа… А, в «реале» он предлагает мне, вообще – какое-то мракобесие!

- Сандро… Скачки на граблях – не наш вид спорта, хотя мы им регулярно занимаемся! Если ты забыл, могу с удовольствием напомнить: было уже такое – вспомни! Наш дядя Великий князь Сергей Александрович, был «вице-королём» Московской Губернии… Чем Москва тех лет прославилась? Правильно – гомосятиной, кою он со своими адъютантами в Первопрестольной устроил, ещё хорошо - что не прилюдно… Чем всё кончилось? Ходынкой и уличными боями на Пресне, после чего террористы взорвали его бомбой… Думаешь, из гомосека Сергея Александровича получился бы хороший премьер-министр, управляющий Россией в целом? Сильно сомневаюсь: тот же Содом и Гоморра - только уже в масштабах всей Империи…

- Другой член династии – Алексей Александрович, генерал-адмирал, спустил весь Русский Императорский Флот на панталоны своих парижских блядей…, – Сандро, аж вздрогнул всем телом, с такой лютой ненавистью я это проговорил, - кончилось это чем? Цусимой и Порт-Артуром, а потом революцией в России… Думаешь, с него получился бы хороший морской министр?

Я замолк и подумав, с новой силой и яростью набросился на бедного друга детства моего Реципиента:

- Думаешь, из тебя хороший морской министр получится, Сандро?! Помнишь, свои «проделки» с Безобразовым? Тебе напомнить, историю – когда ты «снял с Витте порты71»? Тебя проинформировать - в какой заднице, мы сейчас с портами?

Великий Князь скромно потупился…

- Наконец, мой недавний незваный гость и твой соучастник по «мятежу» - Сергей Михайлович… Не так давно, бывший начальником артиллерии - после правления которого, мы на десять немецких снарядов отвечаем одним своим. Думаешь мы б, уже в Берлине - на развалинах Рейхстага «Камаринского» плясали, если бы он был Военным министром вместо мудака Сухомлинова?

Усмехнувшись, Сандро ответил:

- Думаю, мы уж уже Москву сдали, Ваше Величество!

- Вот я и говорю! Вышло самодержавие из моды, вышло… Как мундиры и порядки наши, придуманные ещё при Императоре Павле - парики, напудренные косы и капралы: «Направо! Налево! Ать, два! Здорово, братцы!»

Хорошо сказал, да?!

- Такой общественный строй – как «самодержавие», очень сильно зависит от случайного фактора – от личностных качеств человека, которому высшая власть достаётся по наследству. Именно поэтому, самодержавие в современных условиях – ТРУП!!! Причём, не свежий труп - а уже «полежавший», разлагающийся, с белыми жирными червями - выползающими из всех естественных и противоестественных отверстий в нём…

Лицо моего собеседника исказила брезгливость и рвотный позыв. Счас, ещё чего доброго, мой классный коричневый ковер заблюёт, испоганит.

- …Его уже не оживишь! Даже, если загнать всех болтунов, воров, изменников и революционеров за колючую проволоку, а в министерские кресла усадить сплошь одних лишь умников – вроде Эдисона72, это будет подобно приложению к трупу разряда электрического тока. Да, возможно мертвец выскочит из домовины и затанцует - разбрасывая во все стороны всю эту гнилостную падаль, но это будет лишь на краткий миг! Потом неизбежно он рухнет и, рассыпится вонючим тленом и прахом. Дай то Бог–этой «пляски мертвеца», нам хватит до завершения этой войны…

- ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО?! – вскричал тот в ужасе, соскочив с кресла.


С силой нажав на плечи, усадил его обратно:

- Молчи, Сандро! Молчи и, внимательно меня слушай…

Не моргая, смотря ему прямо в глаза, потряхивая и слегка мня плечи, монотонно говорю:

- Расслабься, Сандро! Я хочу, чтоб ты полностью доверился мне. Ты мне доверяешь, Сандро?

- Да, ваше Величество!

- Я хочу, чтоб ты расслабился и полностью доверился мне.

Великий Князь Александр Михайлович, державшийся в напряжении, вдруг как-то разом «обмяк»…


***

В список «роялей» - что мне достались от прошлой жизни, можно добавить ещё вот что… Когда я вышел «на заслуженный отдых» и по миру туристом вдоволь наездился, то - от нечего делать, по правде говоря, стал увлекался разной фигнёй - пока здоровье позволяло.

В том числе полтора десятка лет, вполне серьёзно занимался психологией, гипнозом и нейро-лингвистическим программированием – на любительском уровне, конечно. Больших или хотя бы просто видимых успехов не достиг – по большей части, чисто теорию усвоил! Особенно то, практиковаться было не на ком: постоянно дома лишь жена, которая - сама кого хошь «зазомбирует», да кот Филимон - меня полностью игнорирующий как личность. Дети, друзья или знакомые приходили редко и ненадолго… Пытался, конечно на них практиковаться с благими целями, конечно – чтоб «зарядить на успех» к примеру, но… Что-то, ничего не получилось.

Положительный результат в этом деле, очень сильно зависит от личности самого внушающего: если мы верим что этот человек – хороший психоаналитик или гипнотизёр, то успех последнему уже почти гарантирован! Ему остаётся только определить насколько мы внушаемы, создать определённые условия и подобрать нужный «ключик».

А если, мы стопудово знаем что этот человек - просто наш муж, папа или давний приятель – то, как он не пыжься-тужься, эффекта не будет… Короче, в теории я силён, а вот практики у меня почти вообще не было. Ну, не «программировать» же мне было «на честность» продавщиц в магазинах - во время их редкого посещения!


В отличии от гипноза и нейро-лингвистического программирования, аутотренинг (самогипноз или самовнушение, если угодно), у меня сразу «пошёл». Овладев им достаточно хорошо, я мог почти в любой момент успокоиться, снять физическое или психическое напряжение - что имеет огромное значение для профилактики некоторых заболеваний, смог избавиться от некоторых вредных привычек, быть «в здравом уме и ясной памяти» и, работоспособным до самой… Хм, гкхм…

В, общем – хорошая вещь, этот аутотренинг! Достаточно сказать, что я – уже серьёзно заболев, продолжительное время мог обходиться без обезболивающих лекарств – снимая боль самовнушением.

Я это к чему? Теоретически, приведя себя в нужное состояние методом аутотренинга, легче загипнотизировать другого… Тем более, если верить теории, здесь у меня все условия! После всего увиденного, услышанного и пережитого, Сандро явно находится в психосоматическом шоке - привести его в состояние гипнотического шока, проще простого.


В конце концов, терять мне нечего – пан или пропан! Поэтому, я начал с самого эффективного, но и самого сложного вида гипноза - «внушения наяву», без погружения в сон.

Очень важно быть при этом абсолютно уверенным в своих силах (чего я, тут же добиваюсь методом аутотренинга), говорить громко ясно, твердо и четко – но не орать, смотреть прямо в глаза своему «подопытному» и, почаще применять местоимение «я» - в связке с глаголом «хочу».

В принципе между делом, первый этап - снять «панцирь» (психомышечный зажим), кажись уже пройден. Чтоб проверить, пару раз беру Сандро за правую кисть, немного приподнимаю её и роняю ему же бедро. В третий раз, опустил нарочно мимо – рука безвольно упала меж колен. Клиент созрел!

Второй этап: снятие «фильтра сознания», то бишь – вызывания бесконтрольного доверия к себе.

Необходимо перевести внимание подопытного из области сознания в область ощущений:

- Я хочу, чтоб ты закрыл глаза, Сандро. Сейчас, твоя голова почувствуют тепло…

Прикладываю ладонь к его лбу – чуть-чуть не касаясь его:

- Ты чувствуешь тепло?

Чувствительность человеческого лба к теплу превыше всего – он сразу это почувствовал:

- Да, Ваше Величество…

- Сейчас, мой голос изменится, - прикладываю раскрытые ладони к его ушам, - ты слышишь, как поменялся мой голос, Сандро?

- Слышу, Ваше Величество…

Убираю руки:

- Я хочу, чтоб в мочке твоего левого уха покалывало… Ты чувствуешь, как покалывает в мочке левого уха, Сандро?

- Чувствую…

- Сейчас, покалывать будет сильнее.

- Ой!

- Больно?

- Да!

- Я хочу, чтоб тебе не было больно, Сандро. Тебе больно?

- Нет!

Ну, ещё совсем немного:

- Я вижу, тебя клонит немного вправо, Сандро.

- Да, Ваше Величество! Меня, что-то тянет вправо…, - действительно, его слегка «повело» в сторону.

- Я хочу, чтоб тебя сильнее тянуло вправо.

Сандро, почти бросило на правый подлокотник. Если б он стоял - то наверняка упал бы.

- Я хочу, чтоб ты сел прямо, Сандро.

Великий князь, выпрямился в кресле, изумлённо оглядываясь вокруг себя.


Надо напомнить, что все эти «фокусы» проделывались в полном сознании, при полном понимании и осознании подопытным всего происходящего - которое он будет помнить, даже выйдя из состояния гипнотического транса.

В принципе, с ним уже можно «работать», но на меня напал исследовательский «зуд»:

- Я хочу, чтоб ты сцепил пальцы рук, Сандро.

Тот, тот час исполнил моё желание.

- Попробуй - ты не сможешь расцепить пальцы, Сандро.

Действительно, как тот не пыхтел – аж пальцы синеть начали, но развести руки не смог… Налюбовавшись вдоволь, приказываю:

- Твои пальцы расцепились, Сандро.

Великий Князь, тряс кистями рук и дул на них. Блин, поосторожней с заданиями надо, Кашпировский фуев! Чуть ценный экземпляр не ухайдакал – когда ещё целый великий князь для экспериментов попадётся?!

Коснулся кончиками двух пальцев к его горлу:

- Я забрал твой голос, Сандро. Скажи что-нибудь.

Выпучив глаза, жертва экспериментов злого попаданца над людьми, хрипела, шипела, схватившись обоими руками за горло, но даже «мяу» сказать не могла!

Снова протягиваю руку к его горлу:

- Я возвратил тебе твой голос, Сандро.

- Премного Вам благодарен, Ваше Императорское Величество! – вполне искренне, поблагодарил тот.

Завершающий этап:

- Я сейчас хлопну в ладоши и, ты забудешь - кто ты есть.

ХЛОП!!!

- Вы кто есть, сударь?

- …Я, не знаю, Ваше Величество!

- Имя, фамилия, семейное положение, занимаемая должность?

- Не помню…

- Мать, отца, братьев, сестёр помните?

- Нет…

Всё! Он в полной моей власти. Он сидит передо мной в кресле, недоумённо хлопает открытыми глазами, все понимает и будет помнить всегда. Он может разговаривать, спорить со мной… При наличии достаточной силы воли, он даже может попытаться сопротивляться моему дальнейшему внушению. Но, у него ничего не получится!

Если я ему дам постгипнотическое внушение - установку, чтоб он в определенное время выполнил определенное действие, то он его выполнит (или, по меньшей мере - попытается выполнить), даже вопреки собственному желанию. По крайней мере, так в книжках написано было, что я читал.


***

И, я начал «лепить» из Сандро другую личность, закладывая в него некоторые «установки»:

- Крах самодержавия неотвратим и неминуем, но революцию надо отложить до окончания войны… Причём, до её победного окончания. Чтоб отложить революцию, мне придётся применить крайне непопулярные меры. Конечно постараюсь, чтоб «голов полетело» поменьше – но, не всё от меня зависит. Боюсь, если раскрутить маховик репрессий - то, он «голов» считать не будет. В том числе, возможно и мою – смахнёт не глядя.

Не знаю, кому как, а мне этот Сандро – ещё «там», наиболее адекватным из всей этой великокняжеской шоблы показался. Немножко поработать с ним: установить кой-какие «закладочки» - а вдруг что получится… Ну, а что ещё прикажите делать?!

- …Революция, свержение Самодержавия - в той или иной форме (возможно в форме моего добровольного отречения) и, последующая новая гражданская смута, неизбежны. Но, если она произойдёт уже после победоносного окончания войны – в России будет меньше жертв, разрушений и финансовых потерь.

Получиться у меня с ним? Знать не знаю - ни с кем, ни разу не пробовал! Здесь важно всё – интонации, жесты:

- …После гражданской заметни, надо будет как можно скорее (до начала новой мировой войны) восстановить «статус-кво» России. Сделать так - «чтобы по-старому, продолжалось всё по-новому». Воссоздать ИМПЕРИЮ!!! Россия, никак больше - кроме как в форме империи, существовать не может. Иначе, она просто исчезнет с карты мира, а русский народ и многие другие народы вместе с ним - бесследно растворятся, как какие-нибудь древние шумеры или ассирийцы, не оставив после себя ничего - кроме городищ да курганов для археологических раскопок. Но, новая Русская Империя должна быть не в виде самодержавной монархии - а в виде республики, с выбираемым на всеобщих выборах (на пожизненный или какой-то определённый срок) сильным лидером. Такая власть нашему народу – сверху до низу, более привычна! Он, при ней испокон веков жил - она не вызовет у него резкого отрицания или неприятия. Назовём такую форму демократии: «самодержавная республика».

Позже, можно будет попробовать и, на других «клиентах». Конечно, много народу мне не осилить - но вот человек пять-шесть «ключевых» фигур, очень сильно могут помочь в моих замыслах.

- …В первый раз, при установления нового порядка - голосуя на первых выборах президента, народ должен видеть пред собой нечто привычное. Этим «первым» - первым президентом России, выбранным всеобщим народным голосованием, будешь ТЫ!!! Привык народ, что во главе страны стоят Романовы - твой успех гарантирован!


Ну, а там – куда «кривая» вывезет! Возможно действительно, возникнет традиция выбирать главой государства кого-нибудь из семьи Романовых - пользующего наибольшим авторитетом у народа на данный момент… Вполне по-демократически: ведь был же клан Ганди в Индии, клан Кеннеди в Штатах, там же – Буш-Отец, Буш-Сын, Буш-Святой Дух и чета Клинтонов - которым перешёл дорогу старичок-бодрячок Трамп, по злой воле Путина.

Увы, но ничего лучшего я пока не смог придумать.


- …Ты помнишь значение Нижнего Новгорода для нашей династии? Вот туда ты и, должен удалиться с семьёй: типа «в ссылку», впав в мою опалу. Живи в «опале» тихо, ни с кем из «власть имущих» близко не общайся – какие бы блестящие перспективы, они тебе не сулили.

Залечь на дно и прикинуться ветошью, короче!

- …Держись подальше от политики: как только я - так или иначе отрекусь от престола, всё дерьмо в России - как от брошенных в городскую канализацию дрожжей, попрёт «наверх» – не замарайся! Поменьше говори – побольше улыбайся и слушай. Ищи себе верных людей среди «среднего класса» - мелких и средней руки купцов, приказчиков, управляющих, чиновников, технической интеллигенции. Которым, вся эта «свобода» и «демократия» очень быстро до того надоест - что блевать они от неё кровью будут! Ищи не тех, кто красиво болтает, а тех - кто хорошо дело делает.

Совсем на самотёк, конечно, отпускать не следует! Вплоть до выборов президента - или как он там будет называться, я должен сохранять ситуацию в стране под контролем. А это возможно сделать - только контролируя армию, флот и прочие силовые структуры.

- …Ищи себе нового Кузьму Минина: такие, в России есть - стоит только хорошенько поискать! Тебе будут нужны деньги: придуманный мной «Добровольческий Фонд Победы», хороший повод для того, чтобы создав его региональный – нижегородский филиал, начать собирать средства на свою послевоенную политическую деятельность. Деньги, скопленные и придержанные на счету в банке - но ещё не перечисленные «наверх», не могут считаться украденными.

- …И, когда все эти либерально-демократические «рожи» из Думы - умеющие только болтать и воровать, народу конкретно осточертят, когда ему надоест тот бардак - что они разведут и, захочется не «перемен» - а просто спокойствия и порядка, тогда и явишься ты – весь такой «пушистый и, в белом»…


***

Не знаю, правда, что получится в конечном итоге, но кажется - с «пациентом», что-то получилось! «Подопытный» сидел как-то - внутренне одухотворенный, с осмысленной радостью в глазах – как блуждающий в потёмках Лабиринта Тесей, нашедший светящуюся Нить Ариадны и ухватившийся за неё обеими руками. Кстати, моя заслуга только наполовину – если не меньше! Давно известно, что мошеннику легче обмануть человека, когда тот сам – внутренне и подсознательно, желает быть обманутым. Ну и, этот случай аналогичный – хотя и обратного порядка.

Ну, пора заканчивать:

- Сейчас я хлопну в ладоши и, Вы вспомните кто Вы такой.

ХЛОП!!!

- Кто Вы такой, милостивый государь?

Тот вздрогнул и как сомнамбула какая, с неподвижным лицом, с трудом шевеля языком произнёс:

- Я, Великий Князь Александр Михайлович Романов…

Чтоб, вывести Сандро из «транса», пришлось похлопать его по щекам и спросить:

- И всё же, Александр Михайлович: кто из моей Свиты «стучит» великим князям?

Встрепенувшись, как новобранец - застигнутый замполитом кемарившим на политзанятиях, Сандро не задумываясь ответил:

- Командующий Собственным конвоем Его Величества генерал-майор Свиты Граббе Александр Николаевич, через скорохода даёт знать, об каждом происшествии в Ставке – которое, он считает значительным…

Сказал и замолчал в недоумении. Ну, вот – совсем другой человек!

- Ничего! Твоя честь не будет ни у кого под сомнением. Ведь, я же объявлю тебе опалу и потребую удалиться в ссылку – в Нижний Новгород! …Ты ничего не забыл - из мною тебе сказанного, Сандро?

- Нет, ничего…

- Тогда ты можешь идти. Удачи тебе!

- И, тебе удачи, Государь…


В принципе, я сразу на Граббе подумал, а если бы не подумал - то так и, так заменил бы вскоре: если кто-то - хоть мать родная царя, проходит мимо часовых у вагона, как мимо двух столбов – значит, такого «командира конвоя Свиты» надо гнать в три шеи!


Проводив Сандро, наказав флигель-адъютанту Мосолову разбудить меня ровно в шесть, я почувствовал себя совершенно разбитым – как будто эшелон угля в гору толкал. Наверное, я сегодня весь день держался на адреналине - к ночи он весь сгорел без остатка и, организм отреагировал запредельной усталостью. Письмо Царице переписывать не стал – на завтра оставил, пошёл спать – ибо конкретно плющило.

Только коснувшись головой подушки, я вырубился… Помню, снился мне дивный сон: автомобильный конвейер и плывущие по нему «Фюрермобили» с фашистскими свастиками на капоте и моя хохочущая Гемофилия, летающая вокруг меня на «Фоке-Вульфе» и строчащая из всех шести огневых точек…


Глава 7. Второй день «онлайн» - полёт нормальный!


«— Сандро, что я буду делать! — патетически воскликнул он. — Что будет теперь с Россией? Я еще не подготовлен быть Царем! Я не могу управлять Империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами. Помоги мне, Сандро!», - Великий князь Александр Михайлович («Сандро»). «Книга воспоминаний».


Довелось мне за прошлую жизнь перечитать немало книг про попаданцев, начиная с самой первой - «Янки при дворе короля Артура, ещё в детстве… Одни мне понравились, другие – нет. Третьи, меня просто заставляли блевать! По большей части из-за неимоверной крутизны главного героя, напоминающего синтезированную в лаборатории сумасшедшего американского профессора – генномодифицированную помесь их же Терминатора, всемирной Википедии и нашего родного Самоделкина – коротышки из Солнечного Города.

Так же, среди всего-прочего, меня не по-детски вставляло от того, что частенько -мои «коллеги» первым делом начинали спортом заниматься: по утрам бегать и руками-ногами махать… Но, честно признаюсь: «прибыв на место» - на второй день, чуть было не пошёл той же кривой дороженькой!


Проснувшись, пока умывался и, по новой, учился зубы чистить гигиеническими средствами хроноаборигенов, подумал было побегать по холодку, да утреней зарядкой в лесу заняться… Не чтоб морду кому бить - а себя в хорошей физической форме держать. Работа то, мне предстоит в основном «сидячая»: как в прямом смысле так и, образно выражаясь – на Троне «сидеть»! Брюхо может от неё вырасти и большущий геморрой из задницы вылезти.

Реципиент то мой, навряд ли больше пары часов в день над бумагами корпел - к тому же любил гулять, на лошади скакать… Блин, последнее - ваще не умею! Даже в теории, не знаю - как это делается и, с какой стороны на лошадь надо садиться! Она – право- или леворукая, интересно?

ХАХАХА!!!


Ещё Николашка дрова рубил, да снег сам чистил - а я эти два занятия в самом фуёвом гробу видал!

Решил, короче в лесу побегать и, даже уже сапоги похуже – что мне Трупп нашёл, начал натягивать… Но, как подумал, что бегать придётся не где-нибудь в безлюдном парке среди таких же вольтанутых - а «под конвоем» который, быть может этой хернёй заниматься не горит желанием…

Да ну его, нах!

Подданным, впечатлений от меня уже с избытком хватает, воздержимся пока от новых.

Тем более, всё утро шёл дождь.

Потом вспомнил, что как-то случайно, наткнулся в «Ютубе» на видео об разминке бойцов российского спецназа: буквально пять-десять минут и, довольно приличная нагрузка на все группы мышц.

Ещё, мне как-то довелось читать - ещё «в бумаге», одну занятную книжонку: «Методы скрытной тренировки»… Типа, тоже – для агентов спецслужб, чтоб держать себя в форме. Вроде сидишь или лежишь, внешне ничего не делаешь – но, тем не менее тренируешь мышцы, связки и прочее, не давая им одряхлеть от малоподвижного образа жизни.

С утра попробовал первое и, потом – в течении целого дня второе… Ну, с первого раза - ни хрена не понял, если честно.


***

Второй «рабочий день» самодержца-попаданца – пролетел, не заметил!


Перед «первым» завтраком пришёл, сияющий - как новый медный таз, брадобрей:

- Доброго здоровьица, Ваше Величество!

- Доброе утро, Алексей Николаевич!

То, да сё – потом спрашиваю:

- Как там наше с Вами «кумпаньонство»? Оформил заявку на наш с тобой патент - или ждёшь, когда на горе раком свистнут?

- …??? «Раком»?!

- Ну, не боком же…, - блин, как будто с разных планет мы с ним!- спрашиваю: оформил привилегию на «Императорский полубокс», или у моря погоды ждёшь?

- Аааа… Да, почитай оформил, Государь! Подрядил одного местного адвоката-жидовчика - он обещал за неделю всё сделать.

- «Жидовчика»?

- Так, других же здесь нет! Не Санкт-Петербург, чай – Литва, будь она неладна…

- Ну, держи тогда ухо востро – как бы твой жидовчик, не кинул тебя через болт!

- «Через болт»?! – Алексей Николаевич, задумчиво провёл пятернёй по подбородку, - аааа… Не извольте беспокоиться, Ваше Величество! Нынче, все местные жидовчики смирные – ниже травы, тише воды… Ни то, что в Санкт-Петербурге! А как узнал про наше с тобой кумпаньонство, Государь, так забегал - как будто ему под репицу скипидару плеснули.

- Отлично! А что у нас с распространением в народе нужной информации?

- Ась?

- Что, спрашиваю, в народе про меня говорят – после вчерашнего? Только правду мне говори!

- Сказать по правде, Государь, говорят про Вас разное…, - сконфузился тот, - уж больно ты крутенько обошёлся, Надёжа наша!

Я сделал вид, что слегка удивился:

- Вот те, на! А кто мне здесь по ушам тёр - про «грозу царскую»? Уж не ты ли, Алексей Николаевич?!

- Ну, я…, - сконфузился тот, - так, по народному разумению - Царь боярам грозен, а к простому крестьянству добр и щедр!

- Ишь, ты какой хитро…опый! Не… Среди вашего брата тоже – такие жуки попадаются, знаю я вас!

- Так и, я им говорю: «Вас балуй – так, вы хоть царю на шею усядетесь и ножки свесите»! Так, каждому же на роток платок не навесишь…

- Это, ничего! Хуже будет, когда вообще ничего говорить не будут – забудут про моё существование. Ты, главное – работай, Алексей Николаевич!


Кратко проинструктировал его, что надо распространять в народе про вчерашнее происшествие с великими князьями. Мол, пришли родственнички уговаривать Царя замириться с германцем – отдав тому пол-матушки России и в придачу Курильские острова. А, Надёжа осерчал и выгнал их взашей.

«А аля герр, ком аля герр»!


***

После приведения царской морды в порядок, соизволил принять бедолагу графа Фредерикса, по виду уже смирившегося со своей судьбой… Через две-три минуты он вошел: «развалина» - кажется, вот-вот и он весь рассыплется на части, искусно собранные вместе портным, сапожником и куафером. Насколько возможно глубокий - для его состояния (с таким то, как у него «пробегом»!) поклон и, он становится у двери кабинета царя.

К моему крайнему удивлению он порекомендовал на пост Министра Двора не своего зятя генерал-майора Свиты Воейкова, ныне исполняющего обязанности Коменданта Царского Поезда, а вообще – какого-то «левого» придворного.

- Спасибо граф, но я уже выбрал Вам приемника – генерал-лейтенанта Свиты Мосолова! Так как, он уже давно фактически исполняет ваши обязанности и очень хорошо – лучше Вас в них разбирается, то сдавать ему дела не надо – можете немедленно собираться и ехать в свою Финляндию на заслуженный отдых… Всё остаётся в надёжных руках!


Для самого себя неожиданно, я резко подобрел и, видимо поняв это на уровне инстинкта, старик, всё никак не уходил – всё что-то нёс и нёс о былом и пережитом вместе со мной… Пришлось выйти из-за стола, пожать ему руку – грубо выгнать взашей я сегодня не решился, до того жалко граф выглядел:

- Благодарю за службу, Владимир Борисович! Годы, проведёнными вместе с Вами, навсегда останутся лучшими среди моих самых лучших воспоминаний…

Однако, даже этого было мало – чтоб спровадить! Пришлось вернуть ему орден, лично проводить за пределы царского вагона, с полчаса пообниматься на виду у всех, выделить личный «Фюрермобиль» и генерал-майора Свиты Петрово-Соловово - адъютанта по особым поручениям, в сопровождающие. Пока грузили графский хабар, успел шепнуть генералу на ушко:

- Вывезите его на вокзал и не возвращайтесь, пока на поезд не усадите… Обратно привезёте – отправитесь на фронт командиром пехотного батальона, господин генерал.

Опальный граф так плохо выглядел, что пришлось дать в сопровождающие ещё и лейб-медика Фёдорова.


***

Прибыл вчерашний вновьиспечённый есаул. Он, сияя новенькими погонами и стараясь поменьше дышать в мою сторону, предоставил двух живописного вида казаков – кашевара и артельщика. Объяснил им за пять минут - на словах и пальцах весь текущий расклад и, вскоре со стороны кухни послышался невероятный «шорох»… Это «шуршали» расслабившиеся при моём Реципиенте кухработники - наводя шмон и порядок на рабочем месте.

Пригласил чернявого, горбоносого и стройного как кипарис есаула в свой кабинет на собеседование… Готов биться об какой угодно заклад – кровь у него где-то, как минимум на четверть чеченская! Должно быть, дед его или прадед когда-то очень давно, умыкнул себе в невесты горянку.


В беседах с приближёнными, тем более – с потенциальными кандидатурами на членство в моей «команде», я решил использовать методы, столь блестяще описанными - чуть ли не столетие спустя Карнеги и, к которым интуитивно прибегали многие успешные государственные деятели прошлого, настоящего и будущего. Я, целиком сосредоточился на личности есаула, с головой погрузился в его проблемы - с живым интересом расспрашивая его про личную жизнь и службу, здоровье и материальное положение его близких и, так далее и, в том же духе…

Фамилия у него оказалась ожидаемо нерусская - Мисустов, имя-отчество наоборот - Пётр Изотович. Молодой – ещё тридцати нет, за плечами гимназия, Оренбургское казачье училище, два курса университета - откуда думаю его за что-то выгнали и, естественно – фронт, куда пошёл в самом начале войны добровольцем. Наличие всего одного скромного солдатского «Георгия» на груди - тоже положительно характеризовало казака в моих царских очах: как известно чем дальше от штабов – тем меньше крестов серебряных и больше деревянных…


- За что получили «Георгия», господин есаул? – спрашиваю.

- За атаку на эскадрон улан 13-го Прусского полка, Ваше Императорское Величество.

- Расскажите мне, как дело было?

- Так, долгая история, Ваше…

- А нам куда с вами торопиться?

- Хорошо! Дело было так, Ваше Величество: рано утром 27 октября прошлого года, я и ещё десять казаков вызвались охотниками в разведку. Шли осторожно в сильный туман и, тут наткнулись на немецкий конный разъезд. Да, засомневались – немцы это или наши? До них всего шагов триста, стоят толпа-толпой, а туман густой уж шибко! Ну, что делать? Решили их обойти за пригорком…

- …Стали обходить немцев, тут нам навстречу попался жид! Обыскав, нашли у него немецкий пропуск. Ну, что ж – давай его пытать… Сначала упирался, потом упал на колени и повинился, что послали немцы его узнать - сколько у нас здесь войска стоит. «Если жить хочешь, - говорю ему, - расскажи что видел, когда сюда шёл?»

- …Ну, жиду делать нечего, он и поведал нам, что за пригорочком - спешенные уланы. Целый эскадрон! Обошли мы их с тыла – тут, как по заказу туман кончился да и дали семь залпов. Немцы, не ожидав такого, здорово оробели и, пустились бежать к своим коням – да, не тут то было! Мы на конь, догнали – да, как давай их рубить! Всех бы вырубили - до единого, да попались на пути немецкие пехотные части – пятерых казаков у нас убили…

- …Четверых улан мы в плен взяли и, те сказывали - что их полк недавно из Франции прибыл. Так там, за всё время войны - лишь несколько человек у них убили, а тут – за раз, почти целый эскадрон. Вот за это дело, Ваше Императорское Величество, я и урядник Маслов получили «Георгия» 4-ой степени…

- А что с жидом?

- С каким «жидом»? …Ах, да! Зарубили мы его тут же на месте – времени уже не было возиться, вешать.

Ну, что сказать? ГЕРОЙ!!!


Поговорили ещё на всякие-разные темы, в основном про казачий быт и обычаи…

Узнал, очень много для себя нового и интересного. Оказывается, история Собственного Конвоя Его Императорского Величества начинается ещё со времён Отечественной Войны 1812 года. Первая «Черноморская» сотня Лейб-гвардии, была создана из кубанских казаков и охраняла Императора Александра I во время заграничных походов русской армии. Таким образом, Конвой ЕИВ был первым специальным подразделением в России, предназначенным для непосредственной охраны высших должностных лиц…

Очень интересно решён кадровый вопрос: офицеры-«покупатели», предварительно опрашивали казаков-«дембелей» об наличии достойных кандидатов из молодых казаков в их станицах им на замену. Те же, так же – предварительно, посылали запрос на малую Родину, советуясь со станичным атаманом и стариками. При «кастинге» обращали внимание на внешние данные (рост должен быть не менее метр восемьдесят, «приятная наружность»), на грамотность и сообразительность и даже на коммуникабельность – «умение ладить с сослуживцами». Далее, «всеобщее» голосование за каждого претендента и призыв…

В Лейб-Гвардии Сводном Полку, поддерживалась жёсткая дисциплина – за малейшую провинность следовало отчисление из Конвоя. Мало того, что это являлось для казака личным позором, позор был для всей его станицы – куда он не смел показать носа! Ведь, после такого случая - новобранцев для охраны царя, оттуда уже не брали…


Вот такие патриархальные порядки! Конечно, всё донельзя красиво, чинно и благородно - но войны двадцатого столетия, с такими порядками не выиграешь.

Впрочем, есаул и сам всё прекрасно понимал и, практически, открытым текстом заявил - что всё это чисто понты! Как и, придворная так называемая «Золотая рота».

А, кто тогда меня охраняет? Если честно, очень много читал про Николая Второго, но так и не понял - отчего сложилась такая ситуация, когда два генерала пришли к нему и заставили подписать отречение… Я, как-то был с детства убеждён (возможно, под влиянием советских мультиков), что в подобной ситуации, царю только стоило громко крикнуть: «Эй, стража! Отрубите головы этим двум о…уевшим селезням!»


***

Появился ещё один флигель-адъютант - полковник свиты Силаев Лев Захарьевич, действительно несколько болезненный на вид.

- Сможете исполнять обязанности гофмаршала, господин полковник? – спрашиваю, предварительно с ним «побеседовав».

Ну, вроде толковый офицер!

- Как прикажите, Ваше Величество!

- Приказываю!

- А, разрешите узнать...

- Долгорукого держите при себе как церемониймейстера.

- Слушаюсь, Ваше…


Постучав, зашёл генерал Мордвинов:

- Ваше Величество! Генерал-лейтенант Жилинский просит срочной аудиенции!

«Жилинский»? А это, что за гусь? …Уж, не тот ли самый73?!

- Уж, не тот ли это Жилинский – который в четырнадцатом году загнал в окружение беднягу Самсонова, сделав крайним Ренненкампфа?

- Хм, хм… Так точно! Тот, Ваше…

- Ну и, за каким… А какую должность он сейчас занимает?

- Представляет русское командование в Союзном совете во Франции.

- «Во Франции»?! Мы, что? ВО ФРАНЦИИ?!

- Их Превосходительство генерал-лейтенант Жилинский приехал через Архангельск с французским представителем - генералом Д'Амадом, чтоб получить наставления и инструкции от нового Начальника Штаба.

- Ну, так пускай их от Алексеева и, получает! Гоните его в шею, господин полковник…

- Генерал-лейтенант Жилинский говорит, что он к Вам по делу - не терпящего отлагательства, Ваше Величество!

Кажись, задумка сработала и агент французских спецслужб Адольф Кегресс выдал себя с головой. Сцуко, а ведь ему даже разрешили носить ствол74!

- Ладно, проси его… Только сразу предупреди – у него пять минут, не более!


Заходит военный - усатый тип в годах, с зачесанным вверх чубчиком и, сперва поздоровавшись и, всё – как положено:

- Ваше Императорское Величество! Представители союзнических военных миссий просят об личной встрече с Вами…

- Повестка дня?

- Извиняюсь…?

- По какому вопросу, тов… Господам представителям, угодно встретиться с… С Моим Величеством?

- Представители союзнических военных миссий возмущены запретом посещать Ставку Российского Главнокомандования…

- Это не обсуждается, господин генерал! Что ещё?

- Представители союзнических военных миссий и, особенно представитель Франции генерал Д'Амад и представитель Англии, генерал Бартельс, желали бы обсудить с Вами некоторые военные аспекты сотрудничества на личной встрече…

Рисунок 34. Генерал-лейтенант Я. Г. Жилинский.

- Передайте «представителям», как всем вместе - так и по отдельности каждому: пока я не освоюсь в полной мере в новой должности, никаких «встреч» не будет!

- Через какой срок, Ваше Величество?

- Не знаю… Чем меньше мне будут досаждать такими визитами - как ваш, господин генерал-лейтенант - тем быстрее. Всё, аудиенция закончена!

- Ваше Императорское…

Даже, не встаёт с кресла!

- Генерал, Вы плохо слышите? Я сказал – ВСЁ!!!


***

Принесли сводку за прошедшие сутки от Алексеева и десятка два личных дел молодых офицеров – претендентов на трудоустройство в Свите.

Работал с бумагами, документами и часто увлекшись, ловил себя то потянувшимся за номерным телефоном на столе, то полезшим рукой в карман – за мобильным…

Прикольно!

За оба «телефона» у меня сегодня работал мой верный «флигель»: вызывал его и приказывал что-то сделать, кого-то позвать, что-то узнать, или что-то принести… Увы, но из моих адъютантов лишь он один остался: капитана I ранга Саблина я выгнал, полковник Силаев ушёл с повышением, полковник фон Дрентельн тоже… Граф Шереметьев где-то тарился весь день - я его тоже уволю за прогулы по неуважительной причине. Кроме Мордвинова, присутствовал ещё флигель-адъютант Свиты Капитан I ранга Ден, но он вообще – был такой старый и больной, что еле-еле передвигался… Ну и, «кадры» себе реципиент подобрал!


Как-то раз, я несколько раз нажал на звонок – теряя терпение, а вместо Мордвинова, уже выполнявшего моё предыдущее задание и ещё не вернувшегося, в купе-кабинет еле-еле «вполз» вышеупомянутый Ден и проскрипел:

- Чего изволит Ваше Величество?

- Наше Величество, изволит приказать Вам ехать на вокзал - догонять графа Фредерикса!

- Что передать Их Сиятельству?

- Передайте «Их Сиятельству» наш пламенный привет! Вы уволены в отставку капитан и, настоятельно рекомендую Вам - до сегодняшнего вечера, покинуть расположение Свиты.

Уже традиционно, пару раз помянул недобрым словом своего Реципиента - устроил здесь дом призрения, геронтофил хренов! Ещё вот только, ансамбля «Бурановских бабушек» здесь не хватает - для полной гармонии…


В сводках ничего интересно, одно хорошо: составлены они уже лаконично - сухим казённым языком, где нет места «подвигам» - а, есть лишь сухая статистика. Пока на фронте более-менее тихо, немцы потихоньку давят, мы «спрямляем» линию фронта…

Скукотища!

«Веселуха» начнётся очень скоро, в начале сентября - когда немцы прорвут нашу оборону на стыке между Северным и Северо-Западным фронтами и попытаются поиграть в «блицкриг» - введут в прорыв конницу, захватят городок Свенцяны и вдоль железной дороги Молодечно-Полоцк, продвинутся к Минску.

«В начале сентября» - это по старому или новому стилю? Блин, ни фига не помню… Ну, будем считать, что по «новому». Тогда по «старому стилю» Свенцянский прорыв будет… Числа десятого-тринадцатого сентября, что ли? Да, где-то так… И, что? Как «что»?! Надо срочно, что-то придумать…

В принципе и, без моего вмешательства, предки остановят немецкую кавалерию и даже отбросят назад, чуть не окружив - объявив это рядовое событие, «коренным переломом» в войне. Увы… Это, всего лишь частная - так называемая «Вильно-Молодечненская» операция - после которой, на Восточном Фронте, до следующего года установиться сравнительное равновесие и затишье – «позиционная война».

Предупредить предков, что ли?

Подумав решил, что не стоит: времени что-то предпринимать что-либо серьёзное, уже практически не осталось. А, если предки «задёргаются» после моих предупреждений - то может произойти что-нибудь гораздо худшее…

Все решающие сражения у меня ещё впереди!

…А, может, все же? А, вдруг?! А, если…

А вот здесь, надо хорошенько подумать – стоит ли?!


Ещё раз посетовал на отсутствие нормальной связи - какое-то, мрачное средневековье! Курьеры, курьеры, курьеры… «Сорок тысяч одних только курьеров» - как у Гоголя в его бессмертном «Ревизоре». Одно радует, перспектива всё же имеется и прогресс семимильными шагами шествует, даже - в самые тёмные и отсталые уголки нашей планеты: с обеда прибыла команда солдат-телефонистов и принялась всё опутывать паутиной проводов…


Перебрав дела кандидатов в личные секретари, присланные из Штаба по моей вчерашней просьбе, отложил в сторонку всего пять из них. Увы, выбор был не слишком велик! Выбирал таких, чтоб у тех было не чисто военное образование - закончивших военное училище после гимназии или реального.

Пригласил пятерых выбранных после полудня к себе на собеседование и сказал Мордвинову:

- Вам, край как нужно хотя бы парочку заместителей, господин Генеральный Секретарь! Давайте, мы сделаем так: Вы отберёте троих-пятерых и я столько же. Потом, тех - чьи «номера» совпали, мы оставим себе – а, остальных вернём Михаилу Васильевичу… Ваше мнение?

- Хорошо придумали, Ваше Величество!


***

Поработал с другими бумагами, начал было переписывать письмо Царице, да что-то «не пошло». Вышел прогуляться перед обе… Тьфу, ты! …Вторым завтраком и, попался мне на глаза есаул Мисустов:

- Как дела, господин есаул?

- Слава Богу хорошо, Ваше Величество! – весело отвечает.

- Если будет свободное время, к Вам у меня небольшая просьба, есаул…

- Не извольте сомневаться, Вашество! Время обязательно найдётся – если, для Государя-Императора!

Эх, до чего же лих!

- Назначаетесь начальником царского полигона, господин есаул!

- Ваше Императорское Величество…?

- Хочу завтра после, эээ… После завтрака «пострелять» - понимаете, да? Оборудуйте полигон в лесу и подберите оружие.

- Понимаю, - есаул блеснул ослепительной улыбкой, - какое «оружие» приготовить, Ваше Величество?

- Ээээ… Всё, которое под руку подвернётся – кроме холодного. По одному образцу каждое.

- Будет исполнено, Ваше…


Тут смотрю, рядом с нами стоит мой недавний собеседник – генерал-лейтенант Жилинский:

- Разрешите обратиться, Ваше Императорское Величество! – как пролаял.

- Если Вы по той же теме, то – не разрешаю. …Ну?

- Представители союзнических…

- Господин, генерал! Мы с Вами уже имели честь беседовать про этих «представителей». Сделайте милость – осчастливьте нас своим отсутствием!

Резко развернулся и направился в свой кабинет… Слышу за спиной, как есаул, прокашлявшись, довольно твёрдо:

- Господин генерал-лейтенант! Ваше нахождение здесь крайне нежелательно. Караул! Ко мне!


***

«Завтрак», который я привык считать обедом, в этот раз был на редкость вкусным – хотя и, для царского стола несколько непритязательным. Начинался он с «супа с валованами» - как объявил новый гофмаршал Силаев и небольшими гренками с сыром. К нему же были подданы «балованы» - до этого, даже слова такого не слышал! Потом, традиционно шла жаренная рыбка, мясо птица или дичи, на десерт принесли фрукты и овощи. Ну и, как и вчера, завтрак закончился кофе, который пили в гостиной - второй половине вагона-столовой. Все, придворные были просто в щенячьем восторге и благодарили меня за новые порядки.

Вот что доброе слово творит, подкреплённое хорошим ударом по морде!


А «официантки» были всё те же – Силаев только развёл руками, в ответ на мой вопросительный взгляд. Не успел других подыскать, мол… Рязаночка, вертелась вокруг меня, явно нарываясь на моё внимание с последующим «продолжением»! Моё «естество», естественно похотливо зашевелилось: «Вдуть ей, что ли»?

Уже принялся «обсасывать» эту мысль – виртуально раздев её в моём уютном вагончике и, поставив в удобную для соития позу… Как вдруг, какой-то «внутренний» голос истошно возопил:

«Ты что творишь, совращенец самозваный?! Это же – жена твоего офицера, Ваше Прелюбодейство!»

Не, это не мой Реципиент «проснулся»! Это моё личное… МОЯ СОВЕСТЬ!!! Давненько, блин, не общались…

«Не офицера, а жена военного чиновника! А всех чиновников, я люто ненавижу с детства…, - отвечаю ей, - тем более, я вовсе не принуждаю к блядству - женщина сама хочет. А вдруг, «благоверный» её не удовлетворяет как мужчина?! Здесь молоденькие девушки, часто бывает - выходят замуж за старых и больных пердунов! А если, именно такой случай?!»

«Дебил ты, Ваша Похотливость! Одну жизнь прожил, вторую – вот-вот просрёшь, а как был дураком - так им и, остался. Для простого раслабляющего траха, она нашла бы жеребца помоложе тебя: городишко просто кишит офицерами – выбирай на любой вкус и размер «релаксатора» в «лосинах». Карьеры для своего «рогатика» - вот чего она хочет! А, «ночная кукушка», сам знаешь – «зверь» непобедимый… Ты, что?! Позволишь вертеть собой через постель, Ваше Рукоблудие?!»

А ведь и, правда!

«Ладно - заткнись, я всё понял…».


В ответ на следующую сексопильную ужимку, я скорчил такую свирепую гримасу - что Рязаночка подхватила свой поднос и, вместе с ним убежала куда-то в гостиную и больше не подходила, испугано оттуда выглядывая – как мышка из норки.

Так, что? Придётся ещё и обет безбрачия давать?! Мля… И, на хрена мне «ещё одна» такая жизнь: не пить, не курить – да ещё и, не еб… Ё-моё!


***

После трапезы, я позвал Имперского Канцлера Мосолова в свой кабинет:

- Помогите мне написать кое-какие документы – послания Совету Министров и Государственной Думе, господин генерал.

- С большим удовольствием помогу, Ваше Величество!

Проработали недолго – лишь кое-какие намётки набросали, как после «вечернего чая» прибыли пять офицеров в звании от подпоручика до штабс-капитана включительно – кандидаты на зачисление в Свиту.

Предварительно, мы с Мордвиновым выбрали троих – каждый для себя. Сверили: двое претендентов совпадают, один нет.

- Ну, что ж, уже - генерал-майор, придётся Вам пока удовольствоваться двумя помощниками! Справитесь?

- Справлюсь, Ваше Величество! – не возражал тот, - не извольте по этому поводу беспокоиться!

- Давайте ещё проведём личное собеседование с каждым, потом решим окончательно.


Не знаю, о чём там мой Генеральный Секретарь с кандидатами беседовал – в первый раз не договаривались, а я начинал так:

- Господин офицер, хорошенько подумайте… Прежде чем мы с вами приступим, садитесь и пишите расписку о неразглашении: вне зависимости от результатов нашей беседы, всё что здесь будет сказано - является государственной тайной и, её разглашение третьему лицу будет считаться изменой Российской Империи и лично Государю Императору! Вы согласны дать такую расписку и иметь беседу со мной?

Отказов не было!

С теми двумя, которые предназначались на пост личных секретарей, я беседовал об их должностных обязанностях, об порядках и прочем… В конце, осчастливил их годовым окладом, что они будут иметь: 20 тысяч рублей! Для примера – сам генерал Алексеев имел сорок тысяч, его квартирмейстер Пустовойтенко – двадцать пять… Есть от чего проявиться служебному рвению!

Правда, тут же плесканул «холодным душем»: такие деньги они будут получать лишь после испытательного срока… Тогда же и, повышение звания будет.

- Не более года! А, может и раньше - если я сочту вашу работу удовлетворительной.


А, вот с оставшейся «троицей», в которую входил и самый старший по возрасту и званию среди них – штабс-капитан, разговор был особый…

Психологический портрет штабс-капитана я нарисовал себе «маслом» сразу – только глянув на него и несколько минут проговорив. Дело в том, что офицер в русской армии делал карьеру очень быстро – вплоть до этого звания. Следующее – «капитан», давалось уже с неимоверным трудом – ну и, разве что, перед отставкой по выслуге лет -подполковника дадут!

Для дальнейшей - генеральской карьеры, необходимо было несколько условий – не обязательно высокое положение родственников или умение лизать задницы. Например, для успешной военной карьеры необходимо поступить и закончить Николаевскую Академию Генерального Штаба, а это - геморр ещё тот! Доводилось мне, «там» читать…

Этот два раза поступал и оба раза провалился на вступительных экзаменах. Дело даже не в уме или памяти: во-первых, предпочтение отдавалось гвардейским офицерам, этот же – из простой пехоты. Ему изначально, ничего не светило! Далее, огромный конкурс и «шаг влево, шаг вправо» и, ты вылетел обратно в свой гарнизон в какой-нибудь медвежьей глухомани. Порядки такие, что легче было при Союзе в Отряд космонавтов попасть75!

Самое интересно, что «не в коня корм»: Клаузевицев среди русских генералов – закончивших Николаевскую Академию Генерального Штаба, историками замечено не было76

Конечно, будь этот штабс-капитан боевым офицером, возможно карьера его бы шла быстрее – из-за каких-нибудь его славных подвигов или «естественной» убыли вышестоящего начальства. Но, хотя по молодости он участвовал в Русско-японской строевым офицером и, даже имел награду и ранение - дальнейшая его карьера была связана со штабной работой. Скучная каждодневная рутина – на которой себя никак не проявишь, ничем не отличишься. На фронт проситься? Так, за десять лет погрузнел, пополнел – да и, задница к стулу приросла, что греха таить… На фронте он будет только обузой – штабс-капитан это прекрасно осознавал и предпочитал быть хоть чем-то полезным в тылу.


Как-то незаметно, неожиданно - даже для меня, перешли на «дела секретные».

Оказывается, при Штабе есть одно учреждение - о существовании которого, предпочитают говорить пореже. Это, так называемое «Военно-регистрационное бюро», при управлении коменданта Штаба. Точно такие же, состоят при штабах фронтов и армий, а в мирное время — при штабах военных округов и корпусов.

Думал сперва – контрразведка, да шиш там! Жандармы – политический сыск, то есть… «Военные регистраторы», ходят в форме штабных офицеров и выискивают «крамолу» против Самодержавия.

Начальник «Военно-регистрационное бюро» Штаба - полковник Евдахов, окончивший два курса Академии Генерального Штаба - но решивший променять стратегию на жандармский сыск.

Ну, что ж дело тоже - очень нужное, однако главная «фишка» в чём? Их всех в лицо знают и стараются при них лишнего не говорить - отчего вся эта «работа» превращается в очковтирательство.

Да и, сотрудников себе полковник подобрал – как специально! С такими «протокольными» рожами и интеллектом - что «откровение» они могут вызвать, только подвесив собеседника на дыбу.

Да… С этим, что-то придётся делать! А, пока…

СТОЙ-КА!!!

А, что если? А, почему бы и нет?!


Я, беседуя с штабс-капитаном – потихоньку «вытащил» всю его «подноготную» и, слегка его заодно… Нет, не «зомбировал»! Такое, мне не по плечу. Просто, расположил его к себе, сделал несколько более восприимчивым к моим словам. Теперь осталось только грамотно сделать предложение, от которого штабс-капитан не сможет отказаться.

Начал, естественно, издалека:

- Вы знаете, что такое «разведка», господин штабс-капитан?

- Конечно знаю, Ваше Императорское Величество!

- Разведка, это – глаза и уши каждого, кто хоть чем-то управляет. Хотя бы простой крестьянской телегой… Вы можете себе представить возницу или пахаря без глаз? Мало того – без ушей?

- Нет, Ваше Величество… Такого я себе представить не могу - так, не бывает!

Давлю на психику:

- БЫВАЕТ!!!

Тот, «загрузился» конкретно.

- …Ибо, я в таком положении и нахожусь, господин штабс-капитан. Я управляю Империей, не имея органов чувств!

- Извините, Государь - но у России, Генштаба и Ставки Верховного Главнокомандующего, есть «органы чувств» - разведка и…

- Есть?! Да, есть… А как мне определить - не фальшивят ли они? Помнится, Военный Министр Сухомлинов, накануне войны мне во всеуслышание заявил: «Мы готовы!» А, на деле что оказалось?! Мы оказались «готовы» оставить германцам Польшу и Западную Литву - вместе с двумя миллионами пленных… С крепостями, с промышленностью и с военными запасами - которые мы строили и накапливали там в течении полутора веков! Другой «готовности», я пока не наблюдаю.

- …Вспомните, про войну в Маньчжурии, господин штабс-капитан - где нам «макаки» трендюлей навешали. А, ведь тоже до войны: «да, мы их», «да они у нас»! Ну и, где была разведка России? Почему, она мне не доложили об истинном положении дел?! Почему, каждый напыщенный прохиндей, мне может в уши дуть – при этом, не боясь никакой ответственности?!

- …

- Я слеп и глух, господин штабс-капитан! Я сам себе напоминаю деревенского дурачка - всего в соплях, на сельской ярмарке - которого за нос водят теша честну публику… На которого все плюют и, над ним смеются…


На лице у кандидата – гамма чувств! Сочувствие, негодование, брезгливость какая-то…

- ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО!!!

Вскричал, соскочив с места мой собеседник:

- Скажите только, что я могу сделать для Вас? Да, я…

- Вы сможете сделать для меня мою личную разведку? – по-деловому спросил я, закончив прибеднятся.

- Вашу «личную разведку», Ваше…?!

- Да! Мою личную разведку! Причём, такую секретную - что даже подозревать о её существовании никто не должен, иначе теряется весь смысл…

Вижу – задумался, хоть и оторопел от неожиданности и необычности моего предложения. Тороплю, пока не пришёл в себя:

- НУ?! Я Вам обещаю всё, кроме физического бессмертия и прижизненной славы – к разведчику «слава» приходит, когда он уже мёртв. У Вас один шанс, господин штабс-капитан - больше такого никто не предложит!

На секунду зависнув, штабс-капитан резко выдохнул:

- Я согласен, Ваше Императорское Величество!

- Молодец, я в Вас не сомневался!

Соскочил:

- Рад стараться…

- Тихо! Привыкайте, что и у стен могут быть уши, а враг не дремлет. Вот, я больше чем уверен, что в Ставке полно шпионов – судя по результатам этого года. Полковник Мясоедов, был просто принесён в жертву для отвода глаз… А как их вычислить? А где гарантии - что шпионы и, в разведке и контрразведке не окопались? Поручить одним германским шпионам - ловить других, что ли?!


Я замолчал, выжидаючи глядя на штабс-капитана. Молчал довольно долго и он, напряжённо думая – аж, нижнюю губу до крови прикусил… Наконец:

- Скажите, что я должен делать?

- «Что делать»? Пока надо собирать информацию в Ставке и передавать её мне – давайте, сперва начнём с этого.

- «Информацию»?

- Да! Вам надо собирать всю информацию об офицерах и генералах Ставки – кто есть кто, кто с кем дружит или с кем враждует, кто с чьей женой спит. Кто что говорит и, что при этом думает. Желательно, передавать достоверные сведения, из первых уст - а не слухи или сплетни.

- А, как…?

- «Как передавать»?- я убавил «звук», - давайте будем делать это через почту. Пишите письмо и отправляете его «Юстасу, до востребования».

- «Юстасу»?!

- Да, это будет моим оперативным псевдонимом. Ваш же оперативный псевдоним будет «Штирлиц»… Запомнили?

- «Штирлиц»… Да, запомнил!

- Где-то, через месяц-другой, организуете конспиративную квартиру - где мы с Вами в следующий раз лично встретимся и ещё тет-а-тет побеседуем. Я Вам передам инструкции, коды для тайной переписки, деньги для агентурной работы и так далее…

- Будет исполнено, - почти шёпотом, - Ваше Императорское Величество.

- Если мы с Вами сработаемся, господин Штирлиц, то на пенсию Вы уйдёте в генеральском мундире, до пупа увешанном орденами! Правда, до самого последнего момента, Вы должны внешне оставаться таким же, как сейчас – чтоб, никто ни о чём не догадался.

А с него хороший сексот получиться - не знаю как руководитель спецслужбы! Невысокого роста, невзрачный, неприметный – к таким, начальство привыкает как к удобной и привычной мебели… Такой, рядом стоять будет и в упор не будешь замечать его присутствия!


***

С ещё двумя офицерами-подпоручиками, которых мы с Мордвиновым забраковали как секретарей, просто по очереди подолгу побеседовал - расспрашивая их про житьё-бытьё. Ну, это чтоб не подумали чего «такого» про агента Штирлица…

А, вот один из отобранных в мои личные секретари под начало Генерального Секретаря Мордвинова, внушал мне некоторые опасения: генерал Алексеев подогнал мне молодого человека - друга семьи и фактически, выполняющего при нём обязанности адъютанта - хотя и, им не являющимся. Как бы мы с «Моим косым другом», шпионами не обменялись!

ХАХАХА!!!

Однако, нам с Мординовым очень понравился его послужной список.

Прапорщик запаса Сергей Михайлович Крупин, имел блестящее лицейское образование, был одно время чиновником для особых поручений у смоленского губернатора Кобеко, на войну пошёл добровольцем и около года провёл на фронте - причём в строю. После беседы, мнение об нём у меня сложилось самое положительное: знающий офицер, имеющий внешний лоск - но без малейших следов фанфаронства и завышенного самомнения о себе, любимом.


Мы, довольно долго с ним беседовали, об разных вещах – прямой и честный человек, по моему мнению. Ничего не помню про него по «послезнанию», ничего после себя не оставил он в новейшей истории России. Мне удалось спровоцировать Крупина на откровенность и, он – как будто забыв, кто я, пылко произнёс довольно длинную речь:

- Наше общество и наше же правительство – как два разных полюса Земли! Разве, когда было в истории России - когда умное правительство, подало руку народу - в попытке создать страну, подобной которой досель не было в мире?!      Ныне же, все упущено – ничего не сделано! Наше правительство не имеет ни творческой программы, ни созидающей власти – а лишь, большую злую волю! Революция, с таким устройством и правительством - абсолютно неизбежна иона будет дика, стихийна и, все мы после неё очень долго будем жить по-свински…

Я встал и зааплодировал стоя:

- БРАВО!!! Брависсимо, Сергей Михайлович!

Он смутился и покраснел:

- Извините, Ваше Величество!

- За что Вас извинять? За правду?! Это, Вы меня извините за то - что в результате моих деяний или бездеяний, в России появилось многие тысячи вот таких вот «Крупининых», как Вы - с такими мыслями… Страшно мне думать о будущем - но и, отрадно осознавать, что не всё ещё потеряно - раз у России такие есть!

- …

- В одном лишь Вы не правы, господин прапорщик,- сделал я ему внушение, строго глядя и прижав палец к кончику его носа,- зарубите себе на носу: настоящий человек никогда не будет «жить по-свински» - ни при каких условиях, а свинья - даже в шелках, бархате и жемчугах всё равно останется грязной свиньёй!


Вторым человеком, отобранным нами с Мордвиновым в мои личные секретари, был поручик Шильке Виктор Сергеевич. Спокойный и ровный, голосом напоминающий по своей монотонности метроном, с феноменальной памятью и умеющий оперировать в уме четырёхзначными цифрами. Он был артиллерийским офицером, но после тяжёлого ранения на полях Галиции в четырнадцатом году, случайно попал в Ставку - ещё к Николаю Николаевичу, где и «несколько» задержался.


***

В конце дня, уже после обеда, по нашему – ужина, сел переписывать письмо Императрице… Однако, помешал мой Генеральный Секретарь: сначала он обрадовал меня, принеся «траншейные» часы – про которые я уже было забыл.

- Где спионерили, господин Генеральный Секретарь? Иль, раскулачили кого?!

- …??? Да, нет - в авиаотряде у лётчиков выменял, Ваше Величество!

Часы были английской фирмы «Girard-Perregaux» (кажется, это будущий знаменитый «Rolex»), имели простой кожаный ремешок, незатейливый стальной корпус и защитную «решётку-гриль», предохраняющую стекло. Возможно, для кого-то они выглядели крайне непритязательно… Но, для меня! Примерно такие же, но уже советские, я видел на довоенной фотографии моего деда – командира Красной Армии, погибшего ещё в августе сорок первого.


Мордвинов, тут же настроение мне испортил, сообщив:

- Генерал-лейтенант Жилинский, Ваше Величество, имел беседу наедине с Воейковым и Мосоловым…

Твою ж… В этой истории, я кажись уже канаю за инженера Брунса - из «Двенадцати стульев», зачмырённого Отцом Фёдором!

- О чём «беседовали» и, с каким результатом?

- Я думаю, их беседа неким образом напоминала мою: сей генерал настойчиво просил посодействовать вашей встрече с представителями союзнического командования. И, смею Вас заверить, Ваше Величество - «результат» также, был несколько удручающим для генерала.

Я тоже был уверен в этих двоих (после моих то, «реорганизаций»!), но сам факт попытки влиять на меня через «фаворитов» меня несколько раздражал и, я долго ворочался, прежде чем уснуть…




Глава 8. Ники – первая кровь.

Рисунок 35. "Траншейные" часы периода ПМВ.

 «Прочитал недавно книгу Зимин: «Двор российских императоров. Энциклопедия жизни и быта. В 2 т. Том 1»: "По принятому в Министерстве двора порядку в конце каждого охотничьего сезона составлялся итоговый список царских трофеев. В этом списке у Николая II наряду с традиционными медведями, зубрами, оленями и волками постоянно присутствовали вороны, бродячие кошки и собаки. Причем в неимоверных количествах. Так, по подсчетам автора, только за шесть лет (1896, 1899, 1900, 1902, 1908, 1911 гг.) царем были застрелены 3786 «бродячих» собак, 6176 «бродячих» кошек и 20 547 ворон."


Кошек, сцуко, низабудунипращу! Правильно Юровский его всё-таки шлёпнул. Редкостный пидарас был этот ваш Ники...», - комментарий из Интернета.


С утра, моё раздражение только усилилось. За первым завтраком вся моя «банда» так или иначе - хоть намёком или в иносказательной форме, но пыталась на меня надавить - побуждая пойти на уступки и встретиться с представителями союзников.

В принципе я сам не прочь с союзниками кое о чём перетереть – есть кое-какие идейки, но пока не был готов это сделать.

Да! «Построить» свою Свиту – от престарелого Министра Двора до разжиревшего «буфетчика» и самого распоследнего поварёнка, у меня получилось - просто сказочно легко. Великих князей, тоже - стоило только на них хорошенько поорать… А, вот с генералами как? Не знаю, прежней уверенности уже нет. А, ведь впереди ещё думцы – волчары ещё те, своенравные министры, рвачи-промышленники, прожжённые журналюги и многая, многая, многая… Не считая свою гемофильную «половину» с нашим «лучшим другом» Гришкой.

Мама родная!


В этот раз я проявил непонятную, для самого себя сдержанность. Даже, когда мой Генеральный Секретарь после завтрака заявил мне:

- Генерал-лейтенант Жилинский снова просит аудиенции у Вашего Императорского Величества! Очень настойчиво просит…

Я всего лишь, устало:

- Шо? ОПЯТЬ?! Да, пошлите Вы уже его на… «Прогуляться лесом», господин Генеральный Секретарь!

- Слушаюсь!

Принесли свежие сводки из Ставки и, сопровождающий их офицер передал записку – личную просьбу Алексеева как можно быстрее принять представителей от союзников.

Да, мать вашу так! Сколько ж можно, на царских нервах играть, то?!

Я, психуя, отправил ответную записку в Ставку: свою личную просьбу Начальнику Штаба - не совать свой генеральский нос не в своё дело.


***

Дел было по самые царские уши, но именно сегодня с утра намечались грандиозные «перестановки мебели» в Царском Поезде: в мой кабинет должны были наконец-то установить телефоны, а Генеральный Секретариат и Имперская Канцелярия должны были переехать на новое место – в вагон-детскую. Личные же секретари, с пока не найденной машинисткой, должны будут жить и работать в вагоне-дублёре напротив моего.

Общая обстановка на полустанке, несколько напоминала шмон публичного дома накануне визита налоговой инспекции. Поэтому, когда есаул Мисустов сообщил что «полигон» для царских стрельб готов, я несказанно обрадовался – есть чем и где убить время до обеда!

Должен сказать: оружие я люблю, интересуюсь им с детства и очень много про него знаю – намного больше среднестатистического человека, думаю… Но, по большей частью чисто теоретически. Даже стрелял из чего-нибудь огнестрельного всего несколько раз в жизни. В армии я служил в автобате, а стрелковая подготовка там - не есть основное занятие… Далеко, не есть!

На «гражданке», всё мечтал стать охотником, приобрести хорошую коллекцию оружия и настреляться вдоволь… Хоть по банкам! Но, сначала было - не на что, потом – некогда и, наконец – незачем.

Ну, счас то я оторвусь - за всю прошедшую «старую» жизнь и за всю оставшуюся «новую»!


Полигон, находящийся где-то в метрах пятистах от Царской стоянки, был оцеплен охраной и оборудован хоть и наспех, но грамотно – не придерёшься! Уже имеющаяся в сосновом лесу узкая просека была расчищена от кустов и высокой травы в сторону небольшого холма, находившегося где-то в километре от огневой позиции - который будет ловить пули на перелёте.

И, не только «пули» – как позже оказалось!

Предложили подъехать на «Фюрермобиле», но я решил пройтись пешочком и, за мной сразу же увязалась небольшая толпа бездельничавших придворных – в том числе и мой персональный шофёр Кегресс. Генералы, полковники из Свиты и даже вообще – какие-то «левые».

Не, ну сколько тунеядцев ещё предстоит «выкинуть»! Одно радовало: «моих», кроме есаула не было видно – все при деле.


Первым что я увидел была небольшая, приземистая пушка с бронещитом. Ну, ни …себе струя!

- Есаул, – показываю рукой, - что это?!

- Вы же просили «всё оружие, что под руку подвернётся – кроме холодного», Ваше Величество! – в хитрых глазках есаула плясали лихие кавказские чёртики.

Стёб? Без сомнения – стёб! Но, «стёб» – умный и к месту.

- Ну, молодец, есаул, – довольно искренне восхитился я, - далеко пойдёшь - если милиция, конечно, не остановит!

- Рад стараться, Ваше…, - черкесочка на лихом казаке-офицере, выглядела как влитая!

За орудием в ряд стояли пулемёты разнообразных конструкций, из которых я сразу узнал только наш родной-отечественный «Максим», на одном из первых образцов станка Соколова77.

Ну, что ж… Начнём с пушки!

Возле орудия был выстроен его расчёт под командой офицера – капитана, полностью внешним видом соответствующего моему представлению об офицерах-артиллеристах: рослый, мощный мужчина с умным волевым лицом и, опять же - закрученными по местной моде, вверх усиками. Когда я подошёл, он представился и, громко отрапортовал:

-       Трёхдюймовая противоштурмовая пушка образца 1910 года78!

Слышал, слышал – а как же! Доводилось мне читать «там» - об такой арте…


***

Ну, что? Поехали?!

После пятиминутной инструкции, я припал к прицелу и, с учащённым сердцебиением принялся крутить маховичок, наводя орудие в середину холма - где были установлены разнообразные мишени – в основном сбитые из досок щиты и всевозможные чучела.

Рисунок 36. Трёхдюймовая противоштурмовая пушка образца 1910 года.

- Дистанция… Шрапнелью… Трубка…, - командует расчёту офицер.

Замковый – солдат заряжающий орудие, получив от подносчика снарядов унитарный патрон, специальным ключом установил дистанцию подрыва шрапнельного снаряда, открыл поршневой затвор, закинул туда патрон и, с лязгом закрыв затвор, доложил:

- Готово!

- Орудие… ОГОНЬ!!! – скомандовал офицер.

- Не забудьте открыть рот перед выстрелом…, - шёпотом напомнил солдат.

Разинув пошире рот, я резко дёрнул за шнур:

- ГАХХХ!!! – выстрел.

Тут же, практически:

- БУМММ!!! – разрыв снаряда.

Ниже мишеней появилось ватное облачко.

- Недолёт! - кричит офицер, - берите прицел выше, Ваше Величество!

- Есть! - отвечаю, в азарте вертя штурвальчик вертикальной наводки.

Снова:

- Дистанция… Шрапнелью… Трубка…

Лязг патрона об казённик орудия:

- Готово!

- Орудие… ОГОНЬ!!!

ГАХХХ!!! БУМММ!!!

Облачко «ваты» вспухло как раз чуть выше мишеней - поливая их градом круглых свинцовых пуль.

- Накрытие! Беглый огонь!

ГАХХХ - БУМММ!!! ГАХХХ – БУМММ!!! ГАХХХ – БУМММ…


Расстреляв весь зарядный ящик – четырнадцать патронов, я стоял идиот-идиотом и счастливо улыбался - немного оглохший (рот открывать, я всё же иногда забывал), но довольный и удовлетворённый…

- Отличная пушечка! – заметил капитан, видя и понимая моё состояние и, добавил видимо желая показать истинную ценность этой арты, - к сожалению, это всего лишь - не более чем «игрушка».

- Без разговоров – отличная! …«Игрушка»? Ну, не скажите: кому – игрушка, а для немцев - её на вооружение принявших, орудие непосредственной поддержки пехоты…

- Ваше Величество? – не понял капитан.

- А что тут «понимать», капитан? Наши генералы сдали немцам многие крепости в Польше со многими «вкусностями» – в том числе и, с этими «противоштурмовыми» орудиями. А те – не будь дураки, после небольшой переделки, приняли их на вооружение как пехотные орудия поддержки штурмовых батальонов79.

- Извините, как Вы сказали, Ваше…, - озадаченно переспросил, уже немолодой капитан, - «орудия поддержки»?


Лет ему, где-то немного за тридцать. Навряд ли, он был командиром этого орудия – «не по чину», как говорится! Скорее всего, просто никого более знающего из офицеров рядом не оказалось – не передовая, всё же… Довольно-таки, глубокий тыл! И, чтоб найти грамотного командира орудия, есаулу надо было сильно постараться.

- Видите ли, господин капитан…, - я не самый умный, я просто «послезнанием» хорошо владею! – полевая артиллерия «классического» образца вынуждена прекращать огонь, когда своя пехота сблизится с противником на расстояние триста-четыреста метр…

Блин… У них же здесь и меры длины и веса свои. Вот это я попал!

- …Шагов.

- Да, это так…, - подтвердил офицер.

Он, видно был повоевавшим – на груди его висело пару орденов, один из них солдатский «Георгий» - вручался офицерам за личную храбрость в бою.

Кажется так, да?!

- Но, ведь «триста-четыреста шагов» - как раз дистанция самого действенного ружейно-пулемётного огня! В тот момент, когда наши пехотинцы – как никогда нуждаются в помощи наших артиллеристов, она вдруг прекращается!

- Ну, а как иначе, Ваше Величество, – развёл руками тот, - ведь своих же побьём!

- Значит, пехоте нужна своя артиллерия – «орудия непосредственной поддержки», находящиеся в её боевых порядках и добивающая те цели - которые уцелеют после основной артподготовки. Они должны быть достаточно лёгкими – чтоб, расчёт мог перекатывать их вручную и, в то же время – с достаточно мощным снарядом. Наша «противоштурмовая» пушка, как раз этим требованиям соответствует!

Подумав, капитан разом отмёл все мои соображения:

- Нет, не «соответствует», Ваше Величество! Орудийный щит у этой пушки, конечно, имеется – но, весь расчёт он прикрыть не в состоянии и, тот будет тут же выбит противником из стрелкового оружия.

- Кто б, спорил! Тогда надо предусмотреть возможность пехотных орудий стрелять с закрытых позиций… Немцы же тоже - не в «чистом» виде их собрались использовать! Они, даже свои боеприпасы – осколочно-фугасные гранаты под эти орудия выпускают, выкинув наши «шрапнели» на помойку.

- Нет, не получится стрелять с закрытых позиций! Угол возвышения ствола всего 28 градусов. Хотя, у путиловской полевой трёхдюймовки мы подкапывали «хобот» - чтоб, увеличить угол возвышения и стрелять дальше… Но, делать это на поле боя – под огнём противника… Нет, не получится, Ваше Величество!

На меня нашёл азарт заядлого спорщика:

- Долго, что ли, в заводских условиях увеличить угол вертикальной наводки, господин капитан?!

- Может и недолго – но тогда возрастёт нагрузка на боевую ось: придётся её и колёса усилить, следовательно – утяжелить всю систему в целом! Значит, пехота вручную уже её не перекатит, Ваше…

- Да, всё это – фигня, капитан! – горячился я, - вот здесь вот – спереди, присобачим дополнительную складную опору – которая воспримет часть отдачи… Да, вес возрастёт! Но, ненамного.

- Всё равно угол возвышения значительно не увеличить – градусов до тридцати семи, не более! Иначе - при откате, казённик будет бить по станине. Не получиться навесной стрельбы, Ваше Величество! Надо новую систему разрабатывать…

- А у нас есть время на «новую систему», господин капитан?! Мы должны в следующем году войну выиграть - иначе рассыпимся прахом…

Последние мои слова офицер пропустил мимо ушей – его очень увлекла сама идея:

- Тогда, только раздельно заряжание с переменными зарядами! Но, это снизит скорострельность вдвое и, главное – потребует серьёзной переделки казённой части и введения нового боеприпаса…

- На «скорострельность» можно забить – не пулемёт всё же! Да и, запас снарядов – вручную «перекатываемых» вместе с орудием, достаточно ограничен. Так что, воюем по принципу: «стреляй редко, но метко»! А вот всяких «серьёзных переделок», надо постараться избежать, капитан! Особенно, введение нового боеприпаса…


Мы с ним оба примолкли, мучительно ища выход из создавшегося технологического тупика.

- ЭВРИКА!!! – воскликнул я, - «газоотводный краник»! Система выпуска части пороховых газов в атмосферу!

- Извините, что…?

Я подобрал веточку и, усевшись на корточки, тут же нарисовал на земле схему регулирования давления в канале ствола польского миномёта «VZ 3680» - попалась мне как-то на глаза на одном из сайтов «там».

Присев рядом со мной, офицер долго изучал схему, слушал мои объяснения и, наконец, выдал «резюме»:

- Ну, а что? Может получиться!

- ДОЛЖНО(!!!) получиться, господин капитан! Сразу скажу самый существенный недостаток: при интенсивной стрельбе, отверстие в стволе и сам «краник» будут забиваться пороховым нагаром и дальность стрельбы, соответственно – падать.

Рисунок 38. Польский 46 мм миномет «VZ 36».

- Ничего страшного, Ваше величество! – уверенно отмахнулся от моих «предупреждений» капитан, - расчёт будет корректировать огонь и вносить поправки в прицеливание – дело для артиллерии привычное.


Мы разом встали с корточек и посмотрели друг другу в глаза, видимо подумав об одном и том же.

- Надо собрать все эти орудия – пока генералы их немцам не успели «передать» и, переделав, включить в штат стрелковых батальонов или полков…

- И, восстановить их производство в модернизированном виде, Ваше Величество, – дополнил меня офицер, - на данный момент, эти системы с производства сняты.

Вот, как? Вот же тупые ублюдки!


- Что заканчивали, капитан?

- Михайловское артиллерийское училище, Ваше Величество!

Слышал, а как же!

- Вы, не «фазан»81, часом? - хотя, по отсутствую соответствующего аксельбанта, можно было самому догадаться.

- Никак нет! Пока Бог миловал, - лихо, но чуть печально ответил тот.

- Ничего! Колесо, порох и компас - тоже не нобелевские лауреаты придумали! - как мог, утешил, - Вы желаете стать богатым и знаменитым генералом? Или, Вы предпочитаете оставаться бедным и никому не интересным капитаном?!

Офицер, встал «во фрунт» и вытянувшись, гаркнул:

- Никаких трудов и самой жизни, не пожалею – чтоб, во славу России и…, - тут он от волнения сбился и покраснев замолчал.

Я его прекрасно понимаю! Перед ним, молниеносно пролетая, мелькнула своей роскошной шевелюрой сама Фортуна и, он решил ухватить её за длинные волосы…

- Как Вас, говорите? - пока из пушки стрелял, всё из головы вылетело!

- Капитан артиллерии Смыслов Александр Яковлевич, честь имею! - он отработанным движением ловко приложил ладонь к фуражке, - после излечения в госпитале, прибыл в Ставку Верховного Главнокомандования для нового назначения.

- Так вот, господин капитан… Слушайте мой приказ – приказ Императора России и Верховного Главнокомандующего. Первое: Вы поступаете в моё распоряжение. Второе: езжайте в Петроград на Путиловский завод и, за одну-две недели… Хорошо – за месяц, выполнить чертежи переделки трёхдюймовой противоштурмовой пушки образца 1910 года в батальонное орудие поддержки пехоты и предоставить их мне… Если потребуется, прибегните к помощи заводских специалистов или ещё кого. Задача ясна?

- Так точно!

- К исполнению приступить немедленно.

Капитан, рванул было с пробуксовкой, но я:

- СТОЙ!!! После оформления соответствующего приказа и, получения Вами сопроводительных документов - где я буду настоятельно рекомендовать всем инстанциям всемерно Вам способствовать. Иначе, забюрократят Вас… Есаул!

- Слушаю, Ваше…

- Пушку и расчёт я пока оставляю в своём распоряжении… Позаботьтесь об прикомандировании господина капитана к Свите: всё оформите грамотно через Имперскую Канцелярию – чтоб, у его начальства вопросов не возникло.

- Слушаюсь!


Перед тем, как перейти в следующий раздел, я поинтересовался у Мисустова:

- Ручных гранат не заготовили, часом, господин есаул?

- Никак нет, Ваше Величество!

В глазах есаула, вместо «чёртиков» - лёгкая обеспокоенность. Как можно строже спрашиваю, сдвинув брови:

- Почему? Ведь тоже «артиллерия» - хотя и, «ручная». В следующий раз, потрудитесь исправить это упущение - позаботившись об мерах безопасности, конечно. Ровики там, мешки с песком – чтоб задержать осколки.

Вижу, мой лихой есаул запаниковал внутренне - боится, как бы я не подорвался, естественно. Ну, крутись теперь как хочешь – ты первым начал!

- Будет исполнено, Ваше…

- Я намерен упражняться в стрельбе не реже чем раз в неделю - из оружия, которое выберу после этих стрельб. Задача ясна?

- Так точно, Ваше Величество – задача ясна!


***

Перешли к в ряд стоящим на своих станках пулемётам… Представившись, пехотный подпоручик – всем своим видом говорящим, что он из интеллигентов-разночинцев (так и, просится в фильм «Чапаев» - Анке-пулемётчице на прицел!), доложил об крайнем из них:

- Австрийский станковый пулемёт «Шварцлозе82».

Слышал, а как же! Спереди массивный «конус» - надульник ствола и, внушительный кожух почти такой же, как у «Максима» - водяное охлаждение. Помню, читал где-то - махновцы на этот пулемёт уж больно жаловались: кроме воды, в этот пулемёт надо ещё и машинного масла литра полтора залить – иначе, заедать будет.

Точно! Один из номеров расчёта открутил крышку, вставил в горловину маслобака ситечко для очистки масла и специальной маслёнкой привычно проделал эту - не ахти какую сложную процедуру… Не, ну ни дать не взять – «Геленваген» какой!

Рисунок 40. Австро-венгерский станковый пулемет «Schwarzlose» M1907.


У Батьки же Махно, с машинным маслом были определённые проблемы - а на сале (бугагага!), это порождение «сумрачного австрийского гения», работать решительно отказывалось!

После инструктажа - в основном «на пальцах» (подпоручик – с первых же слов понял, не слишком уж сведущим был), лёг на заботливо подстеленный то ли – брезент, то ли – холстину…

Моим «вторым номером» - заряжающим, был уже сравнительно немолодой уже, бородатый солдат-пулемётчик в папахе, по званию – унтер или фельдфебель, какой. В отличии от здоровяка капитана-артиллериста, этот был вовсе не богатырь какой – среднего роста, довольно-таки хлипкого телосложения, с узкой грудной клеткой и, лицом - сигнализирующем об некоторых его «порочных» пристрастиях.

Из пролетариев, не иначе!

На правой стороне груди у солдата, был значок в виде бронзового венка с надписью «За отличную стрельбу из пулемётов83» и со стилизованным изображением пулемёта на треноге посередине.


Присев на корточки справа от пулемёта, заряжающий открыл снизу затворной коробки крышку и, вложил брезентовую ленту с торчащими из неё патронами, в подающий механизм барабанного типа с зубчаткой.

- Взводи!

Я потянул на себя правой рукой рукоятку подачи патронов…

- Сильнее тяни!

Тугая, блин… Ещё бы! Этот пулемёт работает не на отдаче ствола – как «Максим» и, не отводе пороховых газов – как «Калаш». Затвор откидывается назад давлением на него самой гильзы после выстрела - как у «ППШ»!       Принцип отдачи полусвободного затвора - самый простой и дешёвый тип оружейной автоматики: «Шварцлозе» вдвое дешевле «Максима» стоит и, его детали, не требуют такой идеальной чистовой обработки. Но, за всё надо платить: за простоту австрийцы заплатили весом затвора и тугим ходом жёстких пружин механизма. Ну, а масло в пулемёте нужно, чтоб смазывать каждую гильзу перед выстрелом: для облегчения её извлечения после него - когда в стволе ещё остаётся некоторое давление пороховых газов.

- Дёрни ещё два раза – на третий раз взводится! – напоминает солдат, командуя своим Верховным Главнокомандующим.

«Дёрнул» ещё пару раз с усилием – пулемёт «зажевал» ленту и, кончик её показался с обратной стороны. Второй номер закрыл крышку и шепнул:

- Кричи, что пулемёт к стрельбе готов.

- Пулемёт к стрельбе готов! – ору.

- По пехоте противника… Прямо… Наводи! – командует подпоручик, - цель ростовая, открытая…Высота прицела… Целик… На прицеле французская – метрическая система, Ваше Величество!

Да это, ж – здорово!

Зубчатым колёсиком выставляю прицел на дистанцию четыреста метров. Кручу штурвальчики наводки, наводя пулемёт через секторный прицел на мишени, находящиеся в секторе огня для пулемётов…

Берусь за две горизонтально торчащие, складные ручки:

- Готово!

Подпоручик, махнул рукой:

- ОГОНЬ!!!

Что за хрень?!

- С предохранителя забыл снять, Вашество…, - ехидным шёпотом подсказывает солдат.

ЧЁРТ!!!

Большим пальцем правой руки, откидываю рычажок сверху и, нажимаю одновременно обоими на гашетку посередине, и…:

- ФФФРРР…!!! – какой-то особенный звук пулемётной очереди у этого пулемёта!

Сильно завоняло жжёным минеральным маслом – как от перегретого двигателя «Запорожца». Ветра в лесу не было, поэтому скоро стали слезиться глаза, а перед пулемётом образовалось сизое облачко - мешающее видеть куда стреляешь.

Не закончив ленту, я прекратил стрельбу и негромко выразился - стараясь выражаться как можно цензурнее:

- Ну и, …овно же, эта ваша «заливная рыба»!

На что, солдат слегка снисходительно ответил, негромко – чтоб, офицер не слышал:

- В любом деле сноровка и привычка нужна, Ваше Императорское Величество…

- Не умничай, чёрт бородатый…, - так же - полушёпотом ответил ему.


Следующие три пулемёта были «максимо-образными» - то, есть сделанные на базе и по лицензии знаменитого детища гениального изобретателя Сэр Хайрема Стивенса Максима. Первым был немецкий станковый пулемет «MG.08».

Благодаря весьма оригинальной конструкции станка салазочного типа, стрелять с него можно было и сидя – что я с удовольствием и проделал, воспользовавшись любезно предоставленным мне деревянным чурбаком.

- Всем хорош пулемёт, Ваше Царское Величество! Но, намаешься - пока этого «немца», на позиции - на этих «санках», установишь, - прокомментировал, пока я усаживался, всё тот же «второй номер», - чуть какая неровность – не хочет ровно вставать проклятый и, всё тут! Не… Треножник, не в пример лучше!

- Максимов, разговорчики! – рявкнул на него офицер, ревнуя что ли.

- Господин подпоручик! – охолохнул подпоручика я, - не мешайте солдату объяснять мне тонкости и премудрости пулемётного дела - раз сами, этого сделать не в состоянии!

Тот, потух и дальше вёл себя скромно, словно мышь под плинтусом.

Действительно, «салазочный» станок этот – даже, на вид шибко громоздкий и сложный в производстве. Хотя, в позиционной войне быть может - его громоздкость не так важна, а сложность чего-либо - для немцев не является решающей проблемой… Они и, во Вторую Мировую - таких «вундер-вафлей» наделали… «Наделают» - точнее, что войну проиграли. «Проиграют» - хотел сказать, дай им Бог, конечно.

Единственное, что мне у «немца» понравилось, это его ребристый кожух – наш то ещё «лысый» был, значит – менее стойкий к повреждениям.

Отстрелял ленту… Ну, ничего особенного – пулемёт, как пулемёт. Привыкаю, что ли?!


Дальше стоял английский «Виккерс» на треножном станке и наш «Максим» на колёсиках…

- Один в один наш «Максим», вернее – наоборот…, - пробормотал, сравнивая оба пулемёта.

- «Виккерс», стало быть - как наш «Максимка», только «англичанка» замок перевернула – сложив «мотыль» и шатун вверх, - послышалось знакомый бубнящий голос, - короб пулемёта в высоту уменьшился - стало быть и, вес тоже…

Это уже начало несколько раздражать.

- Ты, что? - спрашиваю у солдата, - все пулемёты знаешь?

- Какие у наших, у союзников или германцев с австрияками имеются – все знаю! - похвастался тот с самодовольным видом.

Остро захотелось поставить на место этого «знайку»:

- А, «Гочкисс» знаешь?

- Знаю, Ваше Величество!

- «Кольт»?

- Знаю!

- «Мадсен»?

- Знаю!

Да, ты уже достал!

- «Льюис»?

- Сам не видел, но про него слышал и устройство знаю. На нашем фронте его ещё нет, Ваше…, - интонация, типа «это нечестно!»

Хорошо!

- А, про пулемёт Мак-Клена слышал?

- Слышал, слышал – даже видел: привозили такой из Америки и испытывали у нас! Даже, про пулемёт Бертье знаю…

- Ты ещё скажи, что сам какой пулемёт - придумал, сконструировал!

- Никак нет, Государь! Мы, академиев не кончали…

А в глазах мелькнул испуг - как будто кто-то посторонний, узнал про самое его сокровенное. Не так прост этот солдатик, то! Может, это – какой-нибудь непризнанный Калашников? Тот тоже, простым сержантом был - ни грамма не академик… Надо обязательно с ним поближе познакомиться.

- И, откуда ты у нас такой умный, солдат?

- Старший фейерверкер, Государь! Тульские мы… Сызмальства, слесарем-инструментальщиком на Императорском Тульском Оружейном Заводе работал.


Три лычки на погонах… Запомним! Вот только, почему - «фейерверкер»? Вроде ж, пехотинец, а не артиллерист.

- Перевели в пехоту, - как будто прочитав мысли, - в пулемётную команду при Офицерской стрелковой школе84, Ваше Величество!

А, вспомнил! Поначалу пулемёты принадлежали артиллерии – а, перед самой войной их переподчинили стрелковым частям, забыв видимо переиначить звания… Вроде так, да?

- Это, та «стрелковая школа» - которой полковник Филатов85 командует?

- Так точно, Ваше… Николай Михайлович!

Ни фига, себе! Как говорится – «история оживает»!

- Так ты и генерала Фёдорова знаешь, господин старший фейерверкер?

- «Генерала»?! Ну, наверное, Владимир Григорьевич уже – генерал, не знаю…

- И, Дегтярёва знаешь?!

- Ваську Дегтяря, что ли? А чё его знать, пуд водки с ним вылакали! Помню, Верка его - нас с ним мокрым полотенцем по всему огороду гоняла…

- МАКСИМОВ!!!- рявкнул, краснея подпоручик.

Вот, это да… Если бы, рядом со мной из грибницы выполз сушёный Тутанхамон и попросил закурить, я бы удивился меньше!

Однако, такое состояние длилось недолго:

- А, пулемёт «Фиат-Ревелли86» знаешь, господин старший фейерверкер?

- Никак нет, Ваше Императорское Величество!

- Вот и, не умничай!


Уев «знайку», я с довольным видом и поднявшимся вдруг настроением, пострелял ещё из обоих пулемётов - выпустив из «Виккерса» ленту, а из «Максима» даже две… Но, нет – что-то не «зацепило»! Видать, пулемёты – это не моё.

Сам по себе, напросился давно интересующий меня вопрос:

- Почему, только у нас пулемёт на колёсиках, а у всех европейцев на треногах – или, вообще - на полозьях как у немцев? Конструкторы и генералы российские, что? Решили опровергнуть поговорку об двух наших «бедах»? Мол, мы - самые умные и, дороги у нас -такие хорошие, что пулемёты по ним – даже, без полного привода проедут?

В этот раз опередил подпоручик:

- Перекатывать пулемёт на дальние расстояния запрещено, Ваше Величество! Во избежание разбалтывания вертлюга от тряски - что приводит к увеличению рассеивания пуль.

- Тогда, вообще – непонятно! Приделать колёса – чтоб, тупо увеличить вес станка и заставить людей носить его на себе… Ведь, даже невооружённым взглядом заметно, что наш станок весит больше английского – как минимум в полтора раза!

- По «Стрелковому уложению», на колёсах перекатывают пулемёт в бою…

- А, тот – кто писал это «Уложение», пробовал сам – на себе самом любимом, покатать это «чудо» по пересечённой местности?!

- Не могу знать, Ваше Величество!


Хорошо, спросим у «эксперта»:

- Максимов!

- Я, Ваше Величество!

- Ты воевал, господин старший фейерверкер?

- Так точно – приходилось, Ваше…

- Ты слышал вопрос? Как расчёт пулемёта сменяет позицию в бою?

- Бывает и катаем… Дык, колёсики то, малюсенькие – чтоб по земле катить: в каждой ямке застревают! Ну, а если грязь или песок – то, легче на себе его, как верблюду нести – чем катить…Один «номер» хватается за надульник мокрой тряпкой – чтоб не ожечься, второй – за «хобот» и, понесли. Всё равно, даже вдвоём – уж, больно тяжёл87! Если расчёт полный – то все «номера» помогают, кто как может.

Другого ответа, я и не ждал! Ещё одно:

- А пулемётный щит? Так ли, он нужен?

Размером щиток - почти полметра на полметра, толщиной – как бы не пять миллиметров и, весом должно быть – под десять килограмм.

- Совершейнейше необходим, Ваше Величество!- уверенно воскликнул подпоручик в новеньком с иголочки мундире – ещё не разу не побывавшем в бою,- ведь он защищает расчёт от попадания винтовочных пуль с расстояния свыше пятидесяти шагов88!

Выучил, блин!

- Максимов, твоё мнение – как фронтовика?

- Щит - штука хорошая, Ваше Величество! И, полезная…, - несколько придурковато начал старший фейерверкер, - ежели в обороне, ежели дождь целый божий день льёт и, лужи в окопах, то на нём удобно костёр развести - чтоб в котелке себе чего-нибудь пожрать сварить. Ну, а ежели бой – наступаем или бежим… Ой, извиняюсь – «отступаем» без оглядки, то выкидываем его к чёрту…

Да… Отличная броневая сталь, выдерживающая попадание винтовочной пули «дальше пятидесяти метров», заслуживает лучшего применения! Я, даже приметно знаю какого.

- К тому же, крепление щита быстро разбалтывается и, при стрельбе он сильно дребезжит – сбивая наводку…

Блин… А ведь на наших «Максимах», этот щит до самого конца Великой Отечественной продержался!


- Слушая, старший фейерверкер…, - спрашиваю со всей строгостью, - а, чё ты такой вумный – а, до сих пор на фронте, а не в Туле на своём заводе? Оружие делать некому, а такие специалисты в окопах «жратву» себе на пулемётных щитках готовят…

- Так, это… Забрали! Всех забирали и, меня - этого… Того… Как бы, так…

- «Так, это» - всех оружейников уже вернули на заводы, «как бы, так»! Или, нет?

Конечно, может мне изменяет память – но, вроде в «реальной» истории, власти спохватились поняв - что война «молниеносной» не получится и, всех работников оборонных предприятий вернули на их заводы… Конечно тех, кто ещё был жив и в плен немецкий не угодил.

- Так, это…, - замялся солдат.


Вместо него, ответил его начальник:

- Разрешите, Ваше Величество?

- Разрешаю, господин подпоручик!

- Старший фейерверкер Максимов неоднократно замечен в пьянстве, самовольных отлучках и прочих нарушениях воинской дисциплины. Если бы не его «золотые» руки, прямая ему дорога в дисциплинарный батальон - а то и, на каторгу. Мною, он уже пару раз приговаривался к порке розгами89 – но, благодаря непонятной предрасположенности к нему…

- Пьёшь, солдат?- спрашиваю служивого, сочувственно.

- Пью, Ваше Величество! – вытянувшись «в струнку», честно ответил тот.

- Ничего страшного, - покровительственным тоном сказал я, - я тоже - много пил и курил, потом снизошло на меня ЕГО(!!!) вразумление…

Сняв фуражку и перекрестившись, подняв глаза к небу:

- И, я бросил пить, курить…И, ты – бросишь, солдат! …Есаул!

- Здесь, Ваше Величество!

- Этого «старшего фейерверкера» зачислите к себе. Пока… А там видно будет.

- Слушаюсь!

Постой-ка! Есть одна мысля….

- Вместе с тем австрийским пулемётом.

- «Шварцлозе»?

- Им самым…

- Пьяный проспится, дурак – никогда! – обронил я, проходя мимо покрасневшего как помидор подпоручика, направившись дальше, - вот так то, Ваше Благородие…


***

Перешли всей толпой в раздел винтовок, лежащих в своём секторе на наскоро сколоченных из необструганных и даже необрезанных досок, столах.


Первым на столе находилось длинное стреляющее «копьё», оно же – «весло», более известное в истории оружия как «трёхлинейная винтовка образца 1891 года», с примкнутым штыком.

Я взял её и повертел в руках:

- Скажите мне всю правду, господин подпоручик: когда солдат с этой винтовкой на плече идёт, он телеграфные провода штыком не цепляет? БУГАГАГА!!!

Сразу заметил отличия винтовки периода Российской Империи от более поздних - советских. Деревянное цевье и ложа из бука – а не из берёзы, ствол «схвачен» винтовыми ложевыми кольцами - а не разрезными пружинными, гранёный - а не круглый патронник, «горбатая» прицельная планка, крепление для штыка с винтовой затяжкой – а не с защелкой… Понравилась тщательная внешняя отделка винтовки, идеальное воронение – оружие, ещё ни разу не было в бою или хотя бы в грубых, солдатских руках. Открыв затвор, осмотрел внутреннюю отделку и, наведя на Солнце, проверил канал ствола – такая же «история»!

В «той» жизни, мне приходилось держать в руках трёхлинейные винтовки, правда – уже советские… Карабины – не винтовки, но «военного» образца – с очень грубой внешней и внутренней отделкой.

На казённой части увидел клеймо – русский двуглавый орёл, надпись «ИТОЗ» - «Императорский Тульский Оружейный Завод» и год выпуска – 1915.

Ничего, себе… Война вроде уже достаточно долго идёт, на фронте жуткий дефицит всего, в первую очередь винтовок: один солдат стреляет - а двое ждут, когда его ранят или убьют… Русские генералы, как угорелые мечутся по всему миру - скупая любой стреляющий хлам, а винтовочки на заводах как «вылизывали» - так и, вылизывают!


Не… Что-то пехотная винтовка мне не нравится – хотя подпоручик что-то лопочет про дальность стрельбы, пробивную способность пули и, про удобство выпустить кишки ворогу, именно таким - длинным штыком. Стрелять из неё не стал…

Взял со стола другую винтовку – драгунскую, судя по несколько меньшей длине. Открыл затвор, вложил обойму, нажал на верхний патрон - загоняя всю обойму в магазин, закрыл затвор… Винтовка заряжена.

Знаю, что отдача у «мосинки» приличная: если не прижать хорошенько к плечу – может с ног снести! Поэтому, прижимаю как следует и… Какой тугой спуск!

БАХ!!!

«Знать», это – одно. А самому, это почувствовать – совсем другое! Мать, моя… Грохоту, не много меньше - чем от той пушки!

Выпустил все пять пуль по ростовой мишени на дистанции где-то метров четыреста.

- Не узнаю Вас, Ваше Величество! - проговорил какой-то старый хрен в полковничьем мундире, глядя в морской бинокль, - все пять пуль «в молоко»…

Ну, да! Мой то реципиент – Николашка, знатный стрелок и ваще – охотник, был! Столько ворон и прочего зверья истребил… Наших «зелёных» с «Гринписом» вкупе на него – живодёра, нет!

- Не пристреляна ещё винтовка, что тут понимать?! - заступался за меня есаул и, спокойным, уравновешивающим голосом, - берите чуть выше и левее, Ваше Величество… Здесь, главное забыть обо всём – только Вы и ОН(!!!), больше никого нет!

Его голос, как будто мне резкость навёл.

Беру со стола ещё одну обойму, заряжаю:

- БАХ!!! БАХ!!!… БАХ!!!

- Уже лучше! А, ну-ка ещё разок…

Ещё обойма… И, ещё… Наконец:

- Все пять пуль в середину мишени! - бурные и продолжительные аплодисменты моей Свиты!

Блин, чуть не начал раскланиваться – как «звезда», какая с подиума!

Всё же думаю - как и, в истории с почерком, сохранилась мышечная память моего предшественника в моём теле. Поэтому, очень скоро, стрельба моя стала просто снайперской!


Далее пострелял с трёхлинейного казачьего карабина… Опять же – привыкнуть надо! Отдача сильнее – из-за меньшей массы и, напрягает сильная дульная вспышка – в более коротком стволе не успевает сгорать порох.

«Здесь более подходит промежуточный патрон, а не винтовочный, - подумалось, - может, просветить предков?»

Просвещу, конечно – почему бы не «просветить»?! Только, у тех сейчас другая забота – хотя бы таких патронов в достатке иметь! Так что, про всяческие попаданческие заморочки - до конца этой войны, лучше не заикаться…


Дальше стрелял из австрийского «Манлихера», знаменитого немецкого «Маузера 98К», японской «Арисаки» и, даже из недавно появившейся новинки - американского «Винчестера» под русский патрон! Да, да – того самого: «ковбойского» - со скобой перезарядки снизу! Правда, не с трубчатым магазином под стволом, а с «нормальным» – заряжающегося стандартной пяти-патронной обоймой.

Ну, что сказать? А фиг его знает – что сказать… Больше всех понравилась «немка»: поудобнее да поприкладистей нашей будет - да и, спуск не такой тугой.


Была ещё одна устаревшая винтовка «Бердана» - ещё на дымном порохе и, два - примерно таких же, «раритета» французского происхождения. По паре раз выстелил из них, так - чисто поржать…

И, заскучал!


***

Видя, что стрельба из винтовок мне уже несколько приелась, есаул Мисустов предложил:

- Желаете завершить личным оружием, Ваше Величество?

Посмотрел на свои траншейные часы, откинув «решётку»:

- Да, действительно – пора закругляться! Обе… Завтрак скоро.


Сектор для стрельбы из короткоствола, был есаулом устроен поперёк предыдущих – от одного края просеки до другого. Солдаты быстро расставили мишени на расстоянии от шести метров - до двадцати пяти, приблизительно.

Подходил к столу с лежащими пистолетами и револьверами, брал их и стрелял. Если что было непонятно – спрашивал у есаулов или офицеров. Если оружие нравилось – просил перезарядить и стрелял ещё…


Пистолеты «Маузер С-96», «Парабеллум Р08», «Вальтер» модели 4, «Зауэр» 1913 года, «Бехолла». «Егер-пистоле», «Дрейзе»… Есаул, что? Весь Штаб – всю Ставку разоружил?! Все трофеи у тыловиков изъял, по ходу…

Во! Вообще раритет попался - «Рейхсревольвер» 1879 года…

Не успевали менять мишени: от стандартных до всевозможных экзотических – типа пустых бутылок.

- Свечи есть?- кричу в кураже, - несите свечи, зажигайте и ставьте – я их гасить буду!

Очень хорошо, даже – отлично получалось и, по горящем свечам. То и, дело раздавались рукоплескания зрителей от моей меткой стрельбы. Вошёл в раж – мне только заряжать успевали!

В самом конце, дошло дело и, до «Нагана» - точнее, даже до двух… Один со стола взял, второй – свой собственный. Должен сказать, что я в его устройстве уже разобрался, сам научился разбирать-собирать, заряжать-разряжать - вспомнив одно видео «оттуда».

Никакого специального «предохранителя», оказывается, у этого револьвера нет – нажимаешь на спусковой крючок и стреляешь.


Решил попробовать стрелять «по-македонски» - с двух рук сразу…

Только приготовился, слышу знакомый вкрадчивый голос за спиной:

- Ваше Величество, позвольте предложить Вам поупражняться из отличного английского револьвера «Веблей Mk IV»…

Резко, разворачиваюсь и вижу перед собой генерала Жилинского:

- Вы откуда здесь?! – наша встреча была полной неожиданностью для меня, - Вас здесь не должно быть!

- Ваш Генеральный Секретарь сказал, - проскрипел, - что мне назначена аудиенция в лесу…

Тем временем, вижу он лапает уже расстёгнутую жёлтую кобуру из отличной кожи… Вот, его рука касается рукояти, вот револьвер очень медленно – как в замедленной съёмке, выходит из кобуры… Вот, уже виден ствол… Вот-вот он перехватит револьвер за ствол и, передаст его мне…

Вдруг, всё вокруг ускоряется: я, не думая – как автомат, вскидываю оба «нагана» и с обоих стволов стреляю генералу в брюхо! Тот, выронив револьвер, отшатнулся… Схватился за живот обеими руками, сложившись пополам… Сделав несколько шагов – почти пробежав перёд, генерал медленно опустился на колени прям пред есаулом. Фуражка с головы слетела, выставив на всеобщее обозрение тщательно зачесанный плешивый генеральский затылок. Есаул, тут же недолго думая, ему в затылок выстрелил -аккуратно отступив на шаг, чтоб не забрызгаться мозгами и кровью.

После нескольких вскриков ужаса, наступила мёртвая тишина… Даже птички не чирикали, а мошки, мушки и комарики не жужжали. Лишь совершенно нелепо скребли по земле, уже мёртвые генеральские ноги…


- Господа!- первым опомнился бывший рядом генерал Спиридович, - только что, на ваших глазах произошла злодейская попытка покушения на Его Императорское Величество! Но, благодаря личному мужеству самого Николая Александровича - Государя нашего, злодейский умысел был пресечён…

Ловлю на себе взгляд есаула – и, понимаю: теперь он будет со мной до конца! Мы с ним соучастники – убийцы повязанные кровью. Теперь, мы или вместе победим эту генеральскую и прочую мафию, или также – вместе, спустимся в екатеринбургский расстрельный подвал.


Я прислушался к самому себе… Странно! Вроде, только что в первый раз убил человека и, ничего! Ни истерики, ни «смятения чувств», ни рвотного позыва – как об этом пишут… НИЧЕГО!!!

Холодное спокойствие, даже память отлично работает – вспомнилось мне кое-что…


- Господа! – после нескольких минут молчания, обратился я ко всем присутствующим, - ещё в прошлом году, нашей разведкой была перехвачена переписка германского генерала Гофмана90, из которой можно было понять - что о нашем плане грядущей войны, их Генштаб знал ещё задолго до неё - от одного высокопоставленного русского генерала. Мы долго терялись в догадках кто он – этот мерзавец и, вот наконец… Бог сподобил!

Я подошёл к трупу и слегка пнул его носком в бок:

- Разрешите представить: Яков Жилинский - генерал-губернатор и командующий войсками Варшавского военного округа. Кому, как ни ему - знать все наши довоенные планы?!

Действительно, когда я читал мемуары этого самого Макса Гофмана «Война упущенных возможностей91», то - сразу на этого Жилинского подумал! Уж больно он подозрительно действовал в самый начальный период войны92! Даже, если это и, не прямая измена, а просто глупость - то всё равно Жилинский заслуживает… Того, что он только что «заслужил»!

Смотрю, мой шофёр и определённо - агент французских спецслужб Адольф Кегресс, ожесточённо чешет в затылке - образно говоря, конечно. Надо успокоить союзников - а то, как бы глупостей они не наделали:

- Господа! Следующий год, будет определённо годом больших и решающих наших побед! Россия перейдёт в наступление на всех фронтах! Мы с союзниками разгромим Центральные Державы, а наш Черноморский Флот высадит десант и захватит для России проливы Босфор и Дарданеллы! Это, обязательно сбудется – даже, если для этого, мне придётся расстрелять собственноручно ещё сколько угодно изменников!


Надо пояснить, что у этого Жилинского и, так была донельзя плохая репутация в российском обществе93. А всё мною так пафосно сказанное, было сказано вполне уверенно и убедительно. Так что, страх и ужас, тут же – без всякого переходного состояния, сменился на всеобщее ликование. Послышались крики, типа: «Собаке - собачья смерть!» и всё такое прочее.


Глава 9. Новые назначения.


«…Этот небольшой круг постоянно оптимистически настроенных придворных создавал условия для идиллии в Царском Селе. И если бы не было этих людей, скрывающих всё от царской четы, видимо, эта идиллия не завершилась бы таким страшным концом для царя и России. Все эти Фредериксы, Воейковы, Саблины и Ниловы в значительной мере способствовали наступлению страшной катастрофы…», - немецкий исследователь Рене Фюлоп-Миллер.


В общем, весь дальнейший день коту под хвост! Планировалась ещё встреча с архиереем и с высшим духовенством Могилева в губернаторском доме – да, куда там…

Вернулся к Царскому Поезду и только и делал, что выслушивал «охи» и «ахи» от своих придворных. Мигом прилетела целая «делегация» из Штаба во главе с самим Алексеевым, напросившимся на завтрак. Мой «косой друг», почти по-всамоделишнему сокрушался, что не распознал злодея, потел и беспрестанно промокал носовым платком своё простое, мужиковатое лицо.

Жандармы, дворцовая и местная полиция…Может, сужу несколько поверхностно и предвзято - но мне они напомнили ряженных клоунов! С таким «спецслужбами», мне только и остаётся – как Империю пролюбить. Не считая самого Спиридовича, единственный, более-менее адекват среди них - подполковник Дукельский, присланный недавно из Петрограда.

Губернатор могилёвский – тут как тут! Заодно и, познакомились – Пильц Александр Иванович. Человек, сразу видно образованный и вроде хороший - но из-за обстоятельств, разговор с ним получился какой-то пустопорожний…

Духовные лица сами прибыли на грандиозный кипеж, из которых узнал Георгия Шавельского94- последнего протопресвитера русской армии и флота, по его характерному облику типичного еврея.

Поздним вечером, на по-быстрому устроенном «сходнячке» всех заинтересованных сторон, было решено не выносить «сор из избы» и списать смерть Жилинского на несчастный случай в результате неосторожного обращения с оружием… Предложил такую «версию» сам генерал Алексеев - а то мол, в народе и армии пойдут ненужные разговоры об «генералах-изменниках». Ни фуя себе несчастный «случай» - с контрольным выстрелом в голову! Тем не менее, все были именно за этот вариант и, я не захотел быть «белой вороною»…

Конечно, на уровне слухов и сплетен правду не утаишь. За меня или против, будет общественное мнение, интересно? А, ну-ка угадайте с трёх раз!


Одно радовало: возвратившись в свой купе-кабинет, я обнаружил там камердинера Алексея Егоровича Труппа, который бурча по-чухонски, протирал тряпкой антикварного вида телефоны на специальном столе – на письменный они не помещались. Четыре «прямых» телефона – связывающим меня с Генеральным Секретариатом, с Имперской Канцелярией, с Администрацией Императора и, с кабинетом генерала Алексеева. Кроме этого «номерной» телефон, по которому - через «барышню» можно было связаться с любым из вагонов Царского Поезда, или с учреждением или частным лицом в городе… Могилев был достаточно хорошо для своего времени телефонизирован.


«Отходняк» после убийства у меня начался ещё перед завтраком – чуть заметная дрожь всего тела, пропал аппетит и всё буквально из рук валилось. Долго не мог заснуть – всё мерещился мне размозжённый генеральский затылок… Применив методы аутотренинга, всё же смог закемарить уже после полуночи.


***

На следующий день, муки совести вроде прекратились. В конце концов, для меня все хроноаборигены – уже давно покойники. Ну, помер тот Жилинский лет на десять раньше – или на сколько там, не знаю… Сам «ласты склеил» или помог кто - не важно…Подумаешь, дела! Тем более, как говорится – сам напросился.

Ну, а теперь делаем кое-какие кадровые перестановки, продолжая сколачивать команду.

Первым делом вызываю с утра, командующего Его Императорского Величества Конвоем - генерала свиты Граббе. Лишь только от одного вида - любимого партнёра моего Реципиента по «забитию козла», меня всего передёрнуло от брезгливости - маленькие, хитрые и сладострастные глазки на заплывшем жиром лице…Дежурная подобострастная улыбка, почти никогда не сходившая с его рожи, манера говорить полушёпотом…

Мерзость!

Орать на него не стал, хватит уже – вчера и позавчера вдоволь наорался, горло болит и голос теперь как у Высоцкого в роли Глеба Жеглова! Холодно и предельно сухо заявляю ему:

- В истории с Жилинским - Вы облажались конкретно, Ваше Сиятельство! Из этого следует, что ваши личностные способности - из которых, мною замечено лишь умение играть в поддавки в домино, не соответствуют занимаемой Вами высокой должности. Поэтому, приказываю Вам до вечера сдать дела есаулу Мисустову и, завтра с утра, явиться в Ставку за новым назначением.

- Аааа… Ввввааа… Шшш…

- ВСЁ!!! Вы свободны! Надеюсь, про Вас мне доведётся услышать – только, вместе с описанием ваших ратных подвигов на полях сражений.

Да, хрен там! Устроится где-нибудь в интендантстве и, будет дальше продолжать воровать…


После Граббе вызывают обоих «силовиков» – Спиридовича и Мисустова и, сообщил им об новых кадровых перестановках в Свите:

- Господин генерал! Вы и вся Дворцовая полиция выходит из подчинения Дворцовому коменданту Воейкову и, с этой поры подчиняется только непосредственно мне. Вместе с новым начальником Конвоя Свиты согласуйте меры по усилению моей охраны… Чтоб больше таких случаев – проникновения посторонних лиц, больше не повторялось!

- Это решение давно назрело, Ваше Величество! – обрадовался тот, - при всех несомненных достоинствах генерала Воейкова, у него слишком много обязанностей, следить за которыми, превыше его возможностей…

Ишь, как раскудрявил! Может, мне его на дипломатическую работу?!

- …Позвольте спросить, Ваше Императорское Величество: кто будет «новым начальником Конвоя Свиты»?

- Разрешите представить, господин генерал: есаул Мисустов! - жму своему выдвиженцу и соучастнику мозолистую - от рубки "жидов" руку, - поздравляю, с новым назначением!

Тот, был в не меньшем шоке от своего назначения, но мгновенно въехал в тему:

- Благодарю за столь высокую оказанную мне честь! – и, заорал в самое ухо, - не подведу, ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО!!!

Чуть не контузил, блин…

Генерал Спиридович, тоже пожал вновь испечённому есаулу руку и, улыбаясь, поздравил с новым назначением. Хотя, на челе у него появилась тень лёгкой озадаченности...


- Это ещё не всё, господа, - показываю на кресло напротив меня, - присаживайтесь, разговор нам предстоит долгий…

Опять же – применим наше нейро-лингвистическое программирование… Но только самую малость – не тот психологический типаж!

- Внимательно слушаю, Государь!

Помолчав, собираясь с мыслями я встал и сделав знак рукою, чтоб мои собеседники не вскакивали, медленно прохаживаясь в тесном пространстве кабинета, начал излагать свою мыль:

- Я хочу реорганизовать свою охрану, ибо тут сам чёрт не разберётся - кто конкретно и как меня охраняет… По крайней мере, я так ничего и не понял!

- …К профессиональной деятельности генерала Спиридовича во главе Дворцовой полиции, у меня никаких претензий нет, - первым делом успокоил я собеседника, - но это - как бы «внешний» круг охраны: ведь надо охранять не только меня, но и мою семью, мои резиденции, дворцы… Этот же Царский поезд, причём не только на стоянки - но и во время следования. Жандармам всегда, есть чем заняться! А мне нужен, как бы Вам это сказать…


По виду самого генерала, можно было понять - что он несколько растерялся от всех этих моих нововведений и, теперь усиленно шевелил мозгами – соображая про последствия, к которым они могут привести...

Профи, ёпсель!

Поэтому, дальнейший разговор с моими силовиками, скорее напоминал диалог между мною и есаулом.

- Телохранитель? – первым догадался и подсказал Мисустов.

- Точно! Личный телохранитель, причём – не один, - типа, обрадовался я есаульской догадливости, - ведь, по правде говоря, Собственный Его Императорского Величества Конвой – больше, для парадно-представительских функций. Не в обиду вашим казакам будет сказано!

Есаул ответил, что в любом случае, казаки на своего Императора «в обиде» не будут… Развиваю свою мысль дальше:

- Кроме группы своих личных телохранителей, мне нужно…


Прямо не знаю, с чего начать! Может, так:

- Вот Вы, господин есаул, в детстве наверняка дрались, да?

- Конечно - а как же, Ваше Величество?!

Бьюсь об заклад своей короной, есаулу в детстве приходилось драться очень часто! Я немного в людях разбираюсь – это прирождённый боец! Любящий подраться, ищущий с кем подраться и, в последнюю очередь - ищущий причину самой драки…

- Тем более – Вы воевали и должны понимать, что - одной лишь обороной драку и, тем более – войну, не выиграешь, ведь так?

- Безусловно, это так! – не раздумывая согласился Мисустов, - разве что ваш противник сам себе об ваш лоб руку себе отшибёт… Так ведь, не будет он бить в кость!

Развиваю свою мысль дальше, потихоньку подводя к самой идее:

- С революционерам всех мастей и оттенков, у нас идёт самая что ни на есть война… Да, если б только с ними! А, действия наших правоохранительных органов – Охранки, Жандармерии, Дворцовой полиции и прочих структур, ничем другим – как обороной в этой войне, назвать нельзя! Они только реагируют на уже нанесённый удар - а не предугадывают его и, не опережают противника своим ударом...

- Ваше Императорское Величие! – протестующе вскричал Спиридович, вскочив,

- Сядьте генерал, – нажав ему на плечи, я насильно усадил его на место, - я не в упрёк Вам и вашей структуре это сказал! Жандармы делают всё, что могут – но, кроме самих «власть предержащих», им мешают... Ну, скажем – некоторые уже довольно устаревшие условности.

- Значит, что...? – усевшись снова в кресло, я продолжил свою мысль, - значит, мы с Вами, господа, обречены в этой войне проиграть: рано или поздно, наши враги нащупают в нашей обороне слабое место и…

В «реальной» истории, этим «слабым местом», однозначно был мой Реципиент – Николай Последний!


- Ещё вопрос…

Я замолчал, раздумывая и подбирая нужные слова, а есаул и генерал терпеливо ждали.

- Невозможно выиграть драку или войну, придерживаясь правил – на которые, ваш противник забил. К примеру, вы не бьёте «ниже пояса», а ваш соперник по драке - все сапоги об ваши яйца разлохматил! Почему, образно говоря, революционеры-террористы могут швыряться бомбами в царей а, царская охрана стесняется тем же ответить?!

- Очень необычно поставленный вопрос, Ваше Величество! – генерал и есаул удивлённо расширили очи.

- Вот, есть некий социалист-революционер Борис Савинков -по молодости убивший городового почтенного возраста и, тем внесший свой посильный вклад в дело освобождения народа от ярма деспотизма… Знаете такого, господин генерал?

Жандармский генерал сжал кулак, как бы давя какую-нибудь вошь:

- Премного наслышан, Ваше Величество! Поймать бы, да повесить сукиного сына…

Интересно, как они прореагируют, сообщи я им – что этот «сукин сын», при демократах станет военным министром?

- Непостижимым для меня образом став кумиром определённой части нашей молодёжи, он - засев в Париже, пишет всякие опусы увеличивающие число ему подобных - свободно печатающиеся и распространяющиеся в России… Как с этим прикажите бороться?!

Спиридович, только развёл руками...


К слову сказать, сей деятель, после Февраля занял немаленький пост у «Временных» - что очень хорошо характеризует тех, кого большевики в Октябре – по башке мешалкой! И, по ком слёзы проливали… Будут проливать либерало-демократы, «там»! Правительство, в котором высокие посты занимают откровенные террористы – что хорошего, из всего этого может получиться?!


- …Почему, ему было можно было застрелить того бедолагу - а городовому нельзя приехать в Париж и застрелить его самого?!

Спиридович, просто в ступор впал и в осадок выпал от такой постановки вопроса, а Мисустов отреагировал почти мгновенно:

- Государь! Вы предлагаете создать государственную террористическую службу против революционных террористических организаций? Контртеррористическую службу?

- ПРАВИЛЬНО!!!

- Действующую, вне рамок закона?

Я иронически хмыкнул:

- Вы меня начинаете удивлять, Пётр Изотович! Можно подумать, перед тем как пытать - а потом рубить того жида, Вы с казаками в уголовный кодекс заглядывали… По какой статье, вы зарубили российского подданного, признавайтесь?

- Так, это ж – война!

- А, это – что? «Мирные переговоры», что ли?! От моего дяди - Великого Князя Сергея Александровича, после взрыва бомбы одну лишь ногу нашли… Ничего себе – «поговорили», называется!

Конечно, с одной стороны: так ему – пида…асу и надо, а с другой стороны – почему одного пида…аса можно взорвать бомбой, а другого нельзя?!


***

Помолчали…

- Прямо, не знаю - стоит ли Вам говорить, господа…

«Господа» переглянулись и, вновь уставились на меня, типа – решать тебе!

- Ладно, скажу! Я научился смотреть на пару шагов вперёд и, теперь вот что думаю… Почему, за моим дедом охотились - как за зверем каким, пока не убили той же бомбой, наконец - а на меня ни одного, всерьёз подготовленного теракта? Почему, на моего отца террористы покушались несколько раз, на великих князей, на министров… Да, на тех же – простых городовых! А про моё существование, господа революционеры- как будто забыли?

Спиридович, опять сильно удивился необычной постановке вопроса и, не придумав ничего лучшего, пожал плечами:

- Может, потому что - Охранное отделение, научилось хорошо работать?

Счас, ага!

- Думаю – нет, не от этого! Террористы тоже учатся «работать», причём – быстрее наших жандармов, по причине изложенной мною выше…

Оставив своих собеседников размышлять, я встал и походив по купе-кабинету, снова уселся на своё кресло у окна:

- Вспоминая всю историю своего правления… Да, чего уж там – историю всей своей жизни! Я, с великой для себя досадой, нашёл ответ на этот вопрос… Покушений на мою особу не было - пока моё правление отвечало замыслам господ революционеров и, тех кто за ними стоит – главным образом, по уничтожению России. Увы… Как ни больно это осознавать, но это так: я был невольным союзником врагов России - поэтому убивать меня им было без надобности.

Глаза Мисустова, несколько расширились, он весь поддался вперёд:

- Теперь же…

- ДА!!! Теперь же, осознав всё это, я постараюсь спутать грандиозные планы неких господ и, думаю – им это не понравиться.


Генерал Спиридович, выглядел сильно встревоженным... Помолчав, поразмыслив, он осторожно привёл такой аргумент:

- Видите ли, Ваше Величество, беззаконие - дело такое… Стоит лишь раз попробовать и, его уже не остановить! Вспомни, Государь, Ивана Грозного и его опричников...

Удивительно, но Мисустов его поддержал:

- Действительно, зачем следствие, суд, прокуратура, адвокатура - когда можно взять и просто…?

Эх, есаул, есаул… Интересно, дожил ли ты в «реале» до семнадцатого года?


- Господа! На эту тему, можно бесконечно долго трепаться – вспоминая Ивана Грозного или Генриха Восьмого, который был ничем не лучше… Но, это не отменит того факта - что эту войну нам надо выиграть любыми способами и, не бояться пролить при этом лишние несколько вёдер крови. Согласны?

- Согласны, Ваше...

- Сейчас, даже Кайзер не заинтересован в моей смерти – боясь, что вместо меня к моему сыну Алексею, придёт регентом кто-то более «умный» - Великий Князь Николай Николаевич, к примеру… А как прореагируют германский Генштаб и полковник Николаи95, если поймут что этот «умный» уже пришёл?

Вижу – задумались!

- То же самое и наши союзники: они пообещали с перепугу отдать нам Черноморские проливы - разве они могут допустить, чтоб Россия была в числе победителей?!

- Определённо - это так, Ваше Величество! – буквально на пару минут зависнув, думая, ответил есаул.

- А наши думцы и их друзья, спонсоры и покровители – воры из Центрального Военно-промышленного комитета96… Даже, когда я их не трогаю – они так на меня лают! А если я им «хвост» прижму…?

- Тогда и, «кусаться» начнут! – согласился со мной есаул и генерал тоже, подтверждающе кивнул.

- А ведь, не «прижав» хвост ворам - не прекратив такого вопиющего грабежа российской казны, в этой войне не победишь! Это – однозначно, господа!


Читать про причины и «движущие» силы Февральского переворота, мне доводилось всякое… Но наиболее достоверной версией считаю - что царя всерьёз решили скинуть, после того, началось расследование против злоупотреблений того самого «Центрального Военно-промышленного комитета». А всё остальное - лишь следствие и результат: что мешало промышленникам организовать дефицит продовольствия в столице, возбудив недовольство в народе? Вспомним, что предшествовало 1991-му году – один в один! Что мешало снюхавшимся с промышленниками-ворами и прикормленными ими генералам, взбунтовать солдат – создав соответствующие для того условия?

Правда, дальше что-то пошло не так… Не учли кабинетные умники, что в тогдашней России - изнемогшей под военным бременем, «революционным» лозунгом может быть не европейское «свобода, равенство, братство» а только сугубо своё, кондовое – «долой войну!» и «земля – народу»! Большевики это поняли раньше всех и победили… Остальные «революционеры» обманулись в своих чаяниях и, им пришлось - подобру-поздорову убираться из России, прихватив кто что успел.

Кстати, чуть не забыл:

- Скажу Вам по большому секрету, господа… Генерал Жилинский – которого, мы с есаулом вчера – «того»… Это – лишь «первая ласточка»! Эту войну, а после неё - «мир» с бывшими союзниками, не выиграешь - не обновив генеральского корпуса, господин есаул!

- Золотые слова, Ваше Величество! – обрадовались мои собеседники, - давно пора почистить эти Авгиевы конюшни.

- «Наверх» надо двигать хорошо проявивших себя в реальных боях офицеров, генералов – пусть даже из самых молодых. А обосравшихся – отстранять, не стесняясь расстреливать или вешать в назидание другим. Думаете, это не вызовет открытого или тайного сопротивления среди военных?

- Не исключено, весьма даже не исключено…


Дав время подумать, я грамотно подвёл этих двоих к цели разговора:

- Подытоживая скажу, что проделать всё это в рамках закона, я не вижу возможности… А вы, господин генерал?

- Пожалуй, я соглашусь с Вами, Ваше Величество…, - чуть промедлив, мрачно проговорил тот, - значит, Вы намереваетесь создать одну гласную структуру – отряд телохранителей, а под её прикрытием другую – негласную? Отряд тайных, наёмных убийц?

Я поморщился:

- Что за терминология? Давайте условимся называть таких агентов «исполнители» а их цель – «объект»…

- Согласен – так, намного благозвучно звучит! А если учесть, что мы на войне с террористами - а на войне не убивают, а воюют… Вы намерены использовать наёмных убийц… Извините - «наёмных исполнителей», Ваше Величество?

- «Наёмных»…, - фыркаю насмешливо, - если найдёте на такую работу «альтруистов» и бессребреников, я возражать не буду!

Есаул, коротко хохотнул…


- Ещё, вот что: почему Вы так прямолинейно рассуждаете, господа? Главное, устранить «объект» и, прямое политическое убийство - это последнее средство. Возьмём для примера того же Савинкова, не к ночи он будет помянут: да, конечно – можно приехать в Париж и, самому – своими руками, тупо проломить ему череп альпенштоком. А можно найти для этого, кого из парижской шпаны для грязной работы! А можно подкинуть ему что-нибудь компрометирующее и, сдать французской контрразведке - как немецкого шпиона. А там, долго разбираться не будут – учитывая военное время…

Помолчав, я продолжил:

- В российских газетах частенько пишут всякие, по большей части высосанные из пальца - или ещё из какого органа, гадости про меня и всю мою Императорскую семейку – играя на руку тем же революционерам. Печально, конечно - но, законным образом нельзя заткнуть им рты… Ведь, зачастую клевета происходит в иносказательной форме и любой суд присяжных оправдает этих щелкопёров. Но, ведь можно найти источники финансирования таких изданий и перекрыть их - тем или иным образом, можно организовать толпу патриотически настроенных граждан и науськать её на редакцию.

Не забываем про «чёрный пиар», господин попаданец!

- Про меня распускают компрометирующие слухи депутаты Думы, пользующиеся своей неприкосновенностью и популярностью среди либеральных слоёв общества… Но ведь точно также - можно распускать компрометирующие слухи и, про них самих. Да, много чего можно придумать, господа!


После пары минут тишины, Спиридович, тщательно подбирая слова, медленно проговорил, смотря мне прямо в глаза:

- В общем, Государь, для такой секретной службы надо подыскать людей умных, грамотных и… Подлых!

Я поморщился от такой формулировки:

- Нет, не так: требуются умные, образованные психопаты, уже имеющие определённый опыт. Лучше всего – идейно мотивированные. Есть такие кандидаты, на примете у Вас?


Есаул прямо сказал, что среди казаков он подобных не знает, а генерал, надолго задумался… Наконец:

-       Есть среди моих знакомых, один человек - который возможно, нам сможет помочь организовать такую «структуру»…

- Кто таков?

- Вы его должны знать, Ваше Величество - генерал-майор Отдельного Корпуса жандармов Комиссаров Михаил Степанович…

Так, так, так... Быстренько вспоминаем, кто это может быть. Кажется, про данный персонаж я у Пикуля читал: этот крестьянин97 спас Александра Второго - деда моего Реципиента, во время первого покушения - отведя руку стрелявшего в него террориста... Тогда, сколько ему может быть лет?! И неужель, он из крестьян уже успел до генералов дослужиться?! А Пикуль брешет - что этот Комиссаров, типа, спился впоследствии... Должно быть, политическая конъектура при СССР была такая: про спасителей Самодержавия одни лишь гадости писать… Или, может это его потомок или родственник?

Весь в сомнениях, я вслух сказал:

- В Империи столько генерал-майоров, Александр Иванович - что я хоть и «должен», просто физически не могу помнить про каждого… Вкратце напомните мне его биографию и скажите: почему – по вашему мнению, этот «Комиссаров» подходит на должность руководителя тайной спецслужбы?


…Михаил Степанович Комиссаров, оказывается - вовсе не из крестьян, а из казаков.

- Вот не знал, что жандармы из казаков бывают! – вырвалось у Мисустова, слегка в пренебрежительно-презрительной интонации.

- По-вашему, есаул, жандармы – не люди, что ли?! – холодно заметил я, поставив его на место, - если хотите продолжать служить мне, Вы должны немедленно передавить всех своих сословных «тараканов» тапком, господин есаул!

Поняв, что сморозил бестактность, тот немало сконфузился и извинился. Однако, Спиридович воспринял это философски-спокойно – должно быть, уже привык к подобным выходкам со стороны окружающих и продолжил свой рассказ.


Сей однофамилец спившегося впоследствии царского спасителя-крестьянина, окончил кадетский корпус, затем Александровское училище и некоторое время служил в артиллерии, дослужившись до чина штабс-капитана.

Однако, по неведомым причинам, после этого – резкий поворот карьеры и почти вертикальный «взлёт»: перейдя на службу в Отдельный корпус жандармов простым «розыскником», Комиссаров во время Русско-Японской войны, возглавил «Секретное отделение по наблюдению за иностранными посольствами и военными агентами».

- Знает, почти все европейские языки и пару азиатских, ум математика или шахматиста, как организатор – просто не знаю ему равных! Когда он, был во главе «Секретного отдела», наши чиновники на Певческом мосту узнавали содержимое дипломатических депеш раньше - чем послы иностранных государств, которым они были предназначены! Но…

Но, как человек, Комиссаров Михаил Степанович оказался - полное гов…но! Такое, очень часто бывает – ещё по той «жизни», я таких достаточно много насмотрелся.

- …Совершенно беспринципный тип! Наглец, каких ещё поискать и провокатор – способный на всё, что угодно. Да, такой и убьёт – не поморщится!

- А нам именно такой и, нужен!


Во время Первой русской революции, уже полковник Комиссаров, печатал от имени революционеров листовки – с призывами в частности, к антисемитским погромам… Короче – провокатор!

Определённо – «наш» человек.

…Каким-то образом, его деятельность стала известна «широкой общественности» и, по запросу Государственной Думы, «подпольная типография» была прикрыта, а сам Комиссаров «убран» подальше с глаз долой – назначен Начальником Енисейского жандармского управления. Затем, последовательно он занимал подобные же должности в Перми, Саратове, Варшаве и наконец - назначен «с повышением» в чине в столицу и, ныне - уже относительно долгое время, он возглавляет охрану небезызвестного всем Гришки Распутина.


Так, так, так… Надо подумать.

На «думцев» и «общественность» - из-за которых пришлось прогуляться «во глубину сибирских руд» (хоть, не в кандалах – но всё равно, обидно!), у нашего «героя» без всякого сомнения имеется огромаднейший «зуб». А то, что его назначили начальником охраны Гришки – свидетельствует лишь о профессиональной компетенции и невероятной ловкости господина Комиссарова.

«Подписывать договор с дьяволом можно лишь в том случае - когда уверен, что можешь его обмануть», - не помню, кто сказал.

Я смогу обмануть самого Сатану? Конечно!


- Хорошо! Такой, нам вполне подойдёт, тем более – выбирать, особенно не из чего. Немедленно езжайте в Петроград, господин генерал. Официально - «в отпуск» по семейным обстоятельствам.

По моим инструкциям, генерал Спиридович должен был тайно встретиться с генералом Комиссаровым, поговорить, узнать чем он «дышит» и, если клиент «дышит» в нужном для нас направлении - организовать нашу с ним, опять же - тайную встречу в Могилеве на конспиративной квартире.


Обсудили кой-какие «рабочие» моменты и, напоследок, обращаясь к ним обоим, я сказал:

- Надеюсь, господа, вы сработаетесь! В самом скором времени, жду от вас документ - разъясняющий мне, как именно вы намерены «срабатываться».


***

Вызвал к себе Коменданта Свиты генерала Воейкова… Поговорили с ним о делах спортивных в общем и об делах допризывной подготовки молодёжи в частности. Просмотрев намётки его рабочего проекта, подкинул ему идею издания специального «Учебника допризывника»…

Ещё, кое-что:

- Идеей провести лучшие годы в казарме, пропахшей солдатским дерьмом (пардон!), образованную молодёжь в армию не привлечёшь - это однозначно! Значит, надо привлечь чем-то на сегодняшний день модным… Автоделом, например, не говорю уже про авиацию.

- Отличная мысль, Ваше Величество! – сразу же вцепился в эту идею, наш Пан Спортсмен, - вот только с автомобилями у нас…

- Важен, как говорится – «первый почин»! «У нас» в Царскосельском гараже двадцать с лишним автомобилей - значительная часть которых устарела морально и мне или моей семье, навряд ли когда-нибудь пригодятся. «У нас» же - самые лучшие в Империи шофера и технические специалисты. Почему бы на базе нашего Императорского гаража в Петрограде, не создать – эксперимента ради, такой центр? Юноши, лет с 16-ти, проходят допризывную подготовку и заодно, наравне с муштрой, стрельбой и прочими «прелестями», изучают автодело и имеют возможность сами ездить на автомобиле…

Тут же, обсудив детали, набросали с Воейковым предварительный проектик. Ну, а выполнять его будет кто-то другой… Кто у нас в Питере, скоро будет «самым главным».


Короче, мозги ему я «залюбил» знатно! Поэтому, позже - когда я оповестил Коменданта, что Дворцовая охрана выводится из-под его руки - он ещё и обрадовался!


Только приступил к утренней работе – к просмотру сводок от Начальника Штаба, как звонит Мордвинов:

- Ваше Величество! Прибывший из города чиновник судебного ведомства -коллежский секретарь98 Ястржембский Феликс Николаевич, просит встречи с Вами для проведения следственных мероприятий…

Оба-на… Менты мне дело шьют!


А почему «чиновник судебного ведомства» - а не следователь криминальной полиции, или что здесь у нас? Если честно, структуру правоохранительных органов собственной Империи, в «своё» время изучить поленился… Так, знать бы прикуп!

- Спроси, в качестве кого он своего Императора «допрашивать» собрался? Неуж, в качестве подозреваемого?! …Или, что ещё хуже – в качестве потерпевшего?!

«Терпилой» быть - категорически не согласен!

- В качестве свидетеля, Ваше Величество…

«А, вот свидетелем, ещё не приходилось быть»! Неужель, никогда больше не увижу сей божественной комедии?!

О, НЕТ!!!

- Скажи, пусть сначала других свидетелей и участников происшествия опросит.

- Говорит, всех других свидетелей опросил ещё вчера, - однако, расторопный попался, блин, - а Вы, Государь, были несколько не в себе и он решил отложить опрос на утро…

Да, помню - бегали тут вчера жандармские офицеры, «таскали» моих придворных в «отдельный» вагончик и, какие-то штатские - с протокольными рожами, здесь же ошивались.

- Слушайте, а жандармские… Ээээ… Следователи или дознаватели – забыл, как правильно называются, не хотят со мной «побеседовать»?

- Нет, Ваше Величество! Те, ещё вчера всё закончили и сказали что «дело ясное – как Божий день».

Мордвинов перешёл на шёпот:

- Ещё были офицеры из военной разведки… Тоже, лишних вопросов у них не возникло.

Понятно… Жандармы и контрразведчики попросту засцали меня допрашивать. А, этот – как его? Ястро… Ястре… «Бжезинский», не к ночи Збигнев будет помянут! Не, ну – молодец, этот «железный» Феликс! Ладно, все дела подождут: мне СТРАШНО(!!!) интересно стало с таким человеком поговорить – который меня не боится:

- Запускайте, господин генерал, «судейского»!


***

Заходит среднего роста молодой человек в опрятном форменном чиновничьем мундире – с трёхзвёздочными «погончиками» на петличках, в пенсне – дополнительно придающим его приятному умному лицу, вид ещё более умный и, с небольшими скромными усиками – напоминающими мои, а не закрученными вверх - как у большинства виденных мною в этом времени военных. Да, помню – был он вчера здесь и, хотя выглядел весьма скромно в тени разодетых как павлины жандармских офицеров - вёл себя довольно назойливо.

Несомненно, тип сей из польской шляхты: их «порода», прям из всего у него наружу выпирает - как из мешка шило!

Представились…

- Как, извините, ещё раз - ваша фамилия, господин коллежский секретарь?

- Ястржембский, Ваше Величество, - с лёгкой понимающей улыбкой, ответил тот.

Вот, попробуй запомни, да?!

- А почему это дело ведёт Судебное Ведомство а, не… Следователи уголовной полиции?

- Своих следователей – как в некоторых крупных городах, у местной полиции нет, Государь…

- Ладно, понятно… Ну, что ж – приступайте к исполнению своих обязанностей, господин коллежский секретарь!


Ну, в принципе, долго он меня не мурыжил… Я рассказал, как дело было: всё было правдой - за исключением придуманной мною сразу после убийства «легенды». Мол, этот тип давно у меня был на подозрении – только доказательств не было. А тут увидел, как он ствол достаёт и, того… Решил, что он хочет меня «вальнуть» и, шмальнул с перепуга в сердечного.

Ничего личного – самооборона не превышающая необходимую. Ствол против ствола – как в голливудских вестернах: кто быстрее - тот и, прав! Вот, если бы я его из той «антиштурмовой» пушки или пулемёта – тогда, да! Превышение необходимой обороны - судите меня строго…

Хахаха!

Прикалываюсь, конечно. Некий «соответствующий» опыт общения с представителями «правоохранительных органов», у меня был – «оттуда». Поэтому, разговор с судейским я вёл очень осторожно и, сдержано и долго думал и язык «жевал», прежде чем ответить. Ведь, кроме уголовной ответственности – которая мне по-любому не грозила, опасаться надо было ещё и слухов – которые, после этого могли поползти от каждого лишнего сказанного слова… Ну и, мнения - которое сложится у будущих историков, на дальнюю перспективу загадывая.


Должен сказать, мой компаньон по бизнесу Алексей Николаевич, с утра брея меня, сообщил - что «простой народ» Свиты, моим поступков восхищён и, даже, ждёт «продолжения»:

- Царь, так и должен делать, Ваше Величество – казнить бояр за измену! А генералы - те же бояре, Государь: ничего не делают, а вон какие расфуфыренные ходют!


- …А ведь, по показаниям некоторых свидетелей происшествия, покойный генерал-лейтенант Жилинский всего хотел лишь передать Вам, Ваше Величество, английский револьвер - для упражнения в стрельбе? – я задумался и, вопрос «Железного Феликса» застал меня врасплох, - и, во всеуслышание заявил об этом?

Судейский пристально смотрел мне в глаза, как бы говоря: «И как сейчас будешь выкручиваться, самодержец уев»?

Ну, жесть…

У, него что? Две жизни, что ли?! Счас, назначу его надзирать за ссыльным поселенцем Джугашвили в Туруханскую волость… Или, как её там?

- Вы подозреваете меня в умышленном убийстве, господин коллежский секретарь?! – слегка увеличил «обороты», - к примеру, я мог слегка оглохнуть после столь интенсивной и продолжительной стрельбы. К тому же, стоял спиной к покойному и мне послышалось: «Смерть тирану!»…

- Конечно, конечно, Государь! – вроде говорит серьёзно, а в голосе некая ирония, - ещё как я слышал, у Вас с покойником были некие неприязненные отношения – связанные с его неуместной в обращении с Вами, настойчивостью…

- Ну, а раз знаете, зачем спрашиваете? Зачем, проявляете «неуместную» в общении со мной настойчивость?

«Намёк» был толстым как бивень мамонта.

- Порядок у нас такой, Ваше Императорское Величество!


***

Немного помолчали и, затем он - дав прочитать протокол опроса и подписать его:

- Вопросов больше не имею, разрешите откланяться, Ваше…?

- Разрешу когда Вы, Феликс Николаевич, соизволите чаю моего отведать, – шутливо, - иначе, прикажу казакам не выпускать! Или, предпочитаете кофе?

- Пожалуй, лучше чай…, - мне в тон ответил тот и добавил, - умеете Вы найти дорогу к сердцам ваших подданных, Государь!

- На сим стояла и, стоять будет Земля Русская!


Звонок, которым я когда-то вызывал «флигеля», был по моей инициативе переделан для вызова официантки.

Полковник Свиты Силаев, принявший должность из рук «Вали» Долгоногого, в отличии от последнего - ноздрёй мух не ловил и, очень скоро нашёл среди беженцев из Царства Польского пятерых более-менее молодых и фотогеничных девушек, имеющих опыт обслуживания за столом - для Государя и его свиты. Они прошли нововведённую, наскоро мною с Модвиновым разработанную, стандартную процедуру приёма на работу – с «Подпиской о неразглашении», «Правилами поведения придворных военно-походной Свиты ЕИВ» и прочими бюрократическими заморочками. Жили девушки на съёмных квартирах в городе, к нам же приезжали на полный рабочий день.

Я б, конечно их по очереди, или даже - всех вместе, «огулял»… Причём, неоднократно и, возможно - с некоторыми безобидными извращениями… Но, в «Правилах» был категорический запрет флирта с сослуживцами – нарушителей выгоняли взашей, тут же. «Правила» придумал я лично, а оформил Генеральный Секретарь… Так если, сам их нарушать буду - то как я смогу что-то с других требовать?!

Поэтому, я только облизывался - как кот у стеклянной витрины молочного магазина, украдкой любуясь на девичьи стройные талии и соблазнительные попки…


Буквально мгновенно после тройного звонка, одна из официанток в белом прелестном передничке впорхнула вкупе-кабинет и, с очаровательным пшекским акцентом:

- Что изволит, Ваше Величество?

- Красавица! – расцвёл я в улыбке, - чаю, нам с господином судейским и, что-нибудь вкусное к чаю…

- Сию минуту, Государь!

Прелестница, так же грациозно выпорхнула и, через минут пять, двое опрятно одетых в народные городские костюмы мужиков-кухработников вносят и ставят пузатый тульский самовар на специально недавно оборудованный «чайный» столик с белоснежной скатертью. Ну и, всё что полагается для приятного чаепития по «английскому» образцу – изящные фарфоровые чашки на серебряных блюдечках, и такие же вазочки с разными вкусностями – разноцветным фруктовым сахаром, выборгскими кренделями, сдобными бубликами, сушками, разные булками и калачами…

- Да…,- только ахнул Ястржембский, - «чаепитие», я вижу, у нас с Вами предстоит долгим…

- Не извольте беспокоиться, Феликс Николаевич. В вашу «контору» уже позвонили и сообщили что Вы «арестованы» мною до полудня! Хахаха! Вы наливайте то, себе чаю… И, сахар берите – не стесняйтесь… Не мне же – Императору всея Руси, за Вами ухаживать, господин коллежский секретарь?!


Выпив в полной тишине полчашки, настраиваясь на нужный лад я, наконец спросил:

- Много приходилось слышать и читать про нашу российскую полицию противоречивого, Феликс Николаевич! С одной стороны – вроде защитники закона и оплот порядка, с другой стороны – очень много жалоб на грубый произвол и попрание самой полицией всех тех законов, которые она призвана защищать. Вы я вижу, смелый человек - самого царя допросить не побоялись… Так, расскажите мне как на духу, как всё обстоит на самом деле?

Ястржембский, не торопясь сделал несколько мелких глоточков горячего чая, не забывая «закусывать» фруктовым сахаром и булочками:

- Значит, всю правду Вам рассказать, Ваше Величество?

- Да! Всю правду, только правду и, ничего - кроме правды.

И, я услышал очень много для себя нового и интересного…


***

До войны и переезда в город Ставки Верховного Главнокомандования, за правопорядком и законностью в Могилеве зорко бдели две «няньки» — городская полиция и жандармское отделение. Последнее, финансировались из «центра» - на содержание собственной полиции же, уходила львиная доля городского бюджета.

Российская Империя – «которую мы потеряли» вместе с «хрустом французской булки», была полицейским государством - в прямом значении этого слова! Глава городской полиции Могилева – полицмейстер, подчинялся напрямую только могилёвскому же губернатору и, по всей совокупности гласной и негласной власти, значительно превосходил выборные гражданские власти - городского «Голову» и городскую Думу.

Полицейские чины помельче - участковые приставы, околоточные надзиратели и городовые, держали руку на пульсе практически всей частной жизни города!

Основной функцией полицейских было поддержание общественного порядка в городе, а под этим понятием подразумевалось не совсем то - к чему я привык в своё время. Не только уличных дебоширов утихомиривать и пьяных с улиц должны были подбирать полицейские но и например, следить - чтоб правильно соблюдалось «чинопочитание». Чтоб, простое быдло шапки снимало - когда мимо них начальство следовало и, по бульварам не гуляло да в кафешки не заглядывало. За такие «прегрешения» вполне можно было раскрутиться на звездюлину в полицейском околотке, хотя телесные наказания отменили ещё в начале века…

Кроме своих прямых – правоохранительных обязанностей, они вели между прочих дел санитарный надзор, например, следили за режимом работы торговых заведений – которые, даже закрывались и открывались по свистку городового!


Город был разделён на несколько участков - во главе с полицейскими приставами, имеющих помощников. Участки в свою очередь делились на околотки - под началом околоточных надзирателей, имеющих под своим началом несколько рядовых городовых. До войны, в Могилеве было восемь приставов, двадцать с чем-то околотков и около сто двадцати городовых. Сейчас, конечно, их число значительно увеличилось за счёт «командировочных».

Основную службу городовые несли на своих стационарных постах: патрулирование улиц применялось чрезвычайно редко - в «пиковых» же ситуациях, обычно привлекали солдат и казаков.

Никакого подобия «уголовного розыска», «Отдела по борьбе с организованной преступностью» и, прочего и, в помине не было! «Сыскные отделения», вообще-то предусмотренные последней судебной реформой аж от 1864 года, существовали только в самых крупных городах. Мелкие и средние уголовные дела расследовали судейские чиновники а, в случае особо запутанных дел, в Могилев вызывались сыщики из самой Москвы!

Функции нашего «ОМОНа» выполняли те же солдаты и казаки, а все без исключения дворники - в добровольно-принудительном порядке, совмещали обязанности советских «ДНДэшников» и полицейских стукачей-информаторов.


Методы работы полиции этого времени, были простыми и эффективными как дубина неандертальца: нарушителей или просто подозреваемых попросту пи…дили: как в виде наказания - так и, в целях профилактики! Причём, иногда избивали просто зверски: «Весь пол в участке был обагрён кровью!» Здесь, очень много от личности самого задержанного и, ещё больше – от личности полицейского зависит…

Конечно, несравнимо чаще били простых работяг или евреев из бедноты… Но, нет-нет - да и, доставалось довольно состоятельным купцам и даже дворянам! Впрочем, последних избивали крайне редко и, то – чаще всего по ошибке, а купцы всегда могли откупиться. По Могилеву ходит ещё довоенная «городская» легенда - как один купец-старообрядец отдал околоточному целых 160 рублей и в придачу кулёк сахару, за возможность уйти из околотка с целой физиономией.


Что касается самого криминала, то наиболее распространёнными его видами были драки по пьянке – иногда с поножовщиной или применением кольев вырванных из соседского плетня, воровство скота и домашней птицы – «а-ля Паниковский» и, карманные кражи на рынках. В сельской местности нередко встречались поджоги домов – наиболее осточертевших помещиков или просто соседей побогаче, конокрадство и самосуды над конокрадами… Ну и, совсем уж дикие случаи расправ над колдунами и ведьмами, обвинёнными людской молвой в «порче» скота или людей.

-       Какое то средневековье, – невольно вырвалось у меня, - даже преступления, здесь какие-то патриархальные!

- Ну, не скажите, Ваше Величество! Как только построили железную дорогу, всё чаще и чаще стали попадаться «столичные» налётчики, фальшивомонетчики и проститутки.

- Да… Прогресс не остановить!

- Ну, а сейчас - когда у нас Ставка расположилась, наверняка надо ждать появления шпионов и революционеров-террористов с бомбами…

- Сплюньте ради Бога, Феликс Николаевич! – восклицаю в притворной панике, -сплюньте! Сейчас ещё, чего доброго - накаркаете.

«Сплюнуть» в царском вагоне, Ястржембский не решился и, просто три раза, постучал по деревянному столу…


- Раз уж, к слову пришлось… А как дела в Могилеве обстоят с политическими преступлениями? – спрашиваю.

- Ну, как бы Вам сказать, Государь? Иногда, очень смешно «обстоят»!

- В смысле? Что здесь смешного, если некоторые несознательные личности хотят разрушить государство?!

Им здесь пока смешно – большинство российских чинуш, вполне благополучно сжились-сработались - сначала с Временными, а затем с Советской Властью, а мне со всем семейством, вполне определённо лоб зелёнкой намажут!

- Не обижайтесь, Ваше Величество… Смешны не попытки «разрушить», смешны наказания - какие за это, «несознательные личности» иногда несут.

- Вот, как?

- Ну, сами посудите: дочь одного петербургского капиталиста – студентка, участвовала в событиях пятого года и была осуждена на выселение «под надзор» в наш город… Так, отец этой барышни построил жандармскому офицеру – надзирающему за ней, новый дом. Ну, разве не смешно, Государь!

- Да, действительно - обхохочешься… Ну, а от собственных – «доморощенных», революционеров много забот у местной полиции и жандармов?

- Да, нет немного… Забастовки по экономическим мотивам да социал-демократическая пропаганда. Вот в соседнем Гомеле - в том же пятом году, в ответ на порку крестьян, боевики-эсеры застрелили исправника и пристава и, ещё одного пристава ранила девица-еврейка, во время разгона митинга. А у нас в Могилеве пока всё тихо!

Феликс Николаевич, ещё раз постучал по столу.


Некоторое время пили чай молча и, только посматривали друг на друга… Я, «положил» глаз на «коллежского секретаря» и теперь размышлял - как бы половчее сделать Ястржембскому предложение – от которого, он не сможет отказаться. Он же… Сложилось ощущение, что мой собеседник хочет что-то сказать, но… Не то чтоб боится - стесняется что ли. Вдруг, как-то странно посмотрев на меня, Ястржембский решился – как в прорубь нырнул:

- Вы просили рассказать Вам всю правду – без утайки, Государь?

- Конечно!

- Какой бы, она не была тяжёлой?

Я только хмыкнул про себя: «Вот, если я тебе всю «правду» расскажу…»:

- Да, говорите уже, Феликс Николаевич! Всё стерплю - кроме пустой лести и откровенной лжи.

- Эту войну Вы проиграете, Ваше Императорское Величество! И, «несознательные личности» – по вашей же терминологии, разрушат Государство Российское.

Ни капли не удивился… Тоже, мне новость! Просто подумал: «Местный Нострадамус или мой коллега-попадан, интересно?»

- Извольте уточнить, милостивый государь: я проиграю войну германцам?

- При чём здесь «германцы»? Мы же с Вами говорили про революционеров! Революция в России неизбежно свершиться – с германцами или без… Извините, если я…

Я решил немного постебаться и включил «тупого»:

- Шутить изволите, господин коллежский секретарь? Вот посмотрите на любого простого городового, стоящего где-нибудь на перекрёстке… Это, за редким исключением, саженного роста отборный отставной солдат с пудовыми кулаками! А теперь сравните его с революционером – студентом-«ботаником» или городским чахоточным пролетарием, с впалой грудью.

Ястржембский печально покачал головой, как учитель способному, но ленивому школьнику - плохо усвоившему учебный материал:

- Войны, в том числе политические – революции, выигрываются не кулаками - а головами, Государь! А теперь сравните «головы» революционеров-социалистов – выходцев из интеллигенции, обучающихся в лучших университетах и головы ваших жандармских офицеров.

- Ладно понимаю, у простых городовых – выходцев из крестьян… А что с «жандармскими головами», у нас не так?! – недоумённо спрашиваю, - вроде, все высшие чины – выходцы из образованных дворян.

- Должно быть Вам не докладывают – но, у нас в Империи - в жандармы служить идут лишь отбросы офицерского, дворянского корпуса. Нарушившие кодекс чести или совершившие какие-то проступки – другим дворянам им, даже руку для рукопожатия99, подать зазорно! Мало того, их уровень образования просто удручает! Как могут переиграть революционеров-интеллектуалов, жандармы – имеющие, как максимум среднее образование?! Чины же обычной полиции, куда хуже!

- А вы не наговариваете напраслину, сударь?- прищурился я, как будто прицеливаясь, - на верных защитников Престола и Отечества?

Хотя, судя по «финалу» - он абсолютно прав!

- Да, Вы только прочтите и вдумайтесь в их донесения! «Сим полагаю донести Вашему Высоко Превосходительству….». Тьфу! Да, такое ощущение, что они писались где-то в недрах Тайной Канцелярии при Анне Иоанновне, да при Бироне с Минихом! Подпольщики – революционеры и новаторы во всём, как в теориях - так и, в практике применения этих теорий. Наши же жандармы, зачастую даже не знают - с кем имеют дело! В их донесения сплошь и рядом применяются совершенно абстрактные термины: «злоумышленники» и «преступники» - без какой-либо классификации и попыток понять, что же хотят эти люди…


***

Конечно, он слегка «передёргивает»: среди жандармов - как и среди революционеров впрочем, всякие есть! Но, лишь только «слегка».

Главное же, почему я обречён «проиграть» войну революционерам, заключается в том - что они предлагают народу БУДУЩЕЕ!!! Светлое будущее – без несправедливости, без «эксплуатации человека человеком», без голода и войн, без этих протокольных харь тупых жандармов и городовых на каждом перекрёстке, наконец… Конечно, по большей части этих «обещаний» окажутся всего лишь обманчивыми миражами – но, об этом же пока никто не знает, верно?

А что могу предложить народу я? Не лично я, а сама эта – уже пропахшая нафталином и сгнившая изнутри, система? Славное прошлое – «времён Очакова и покорения Крыма»? Народ неграмотен и не может прочитать про героические деяния своих предков. Зато, он хорошо помнит рассказы о том - как его прадеда пороли на конюшне за «косой взгляд» на барина или на его управляющего-холуя, а прабабку тащили «в баньку» для удовлетворения коллективной барской похоти…

Ну, а от «настоящего» – что я могу предложить народу, его уже тошнит так - что скоро вырвет дерьмом и кровью.

И, даже если я эту войну выиграю – легче не станет!

С фронта хлынут миллионы - уже не верующих ни в Бога, ни в чёрта, ни в «доброго Царя-Батюшку» «дембелей» - но зато с обострённым чувством справедливости. Обученных, привыкших и умеющих убивать – зачастую возлюбивших это занятие и, не желающих возвращаться к своему прежнему состоянию…

Что смогу предложить им я?!


***

- Неужели, всё так печально, Феликс Николаевич?

- Не, не всё…, - в глазах коллежского секретаря вспыхнула озорная смешинка, - есть и весёлые моменты.

- Это, какие же?

- Мне рассказывали, что неоднократно были случаи, когда подпольщики разбегались - лишь только отряд жандармов, смел к ним приблизиться достаточно близко…

- От чего же? У революционеров среди жандармов есть свои люди?!

- Да нет, что Вы, Ваше Величество! Тогда, всё было бы вообще печально – я же по смешное… В 1826 году, Отдельный Корпус жандармов был сформирован из кавалеристов и, с тех пор, все его чины обязаны носить шпоры. Вот их звон и, предупреждает подпольщиков о приближении…

- ХАХАХА!!!

Смех мой, получился не совсем весёлым. Всё моё естество, ведомое инстинктом самосохранения, отказывалась верить в такое плачевное положение дел. Однако разум, знающий чем всё это дело кончилось - подсказывал ему, что увы… Но, всё обстоит именно так и, никак иначе! Ибо, развал государства, это прежде всего - грандиозный провал спецслужб, предназначенных как раз для того - чтоб его предотвратить.

Конечно, про «шпоры» - это какой-то «фейк», местный «фольклор» или очень древняя история – времён первых народовольцев. Но, в остальном коллежский секретарь абсолютно прав!


- Дааа… Печально, конечно. Ну а как Вы сами то, Феликс Николаевич? Вы каким образом в судейских чиновниках оказались? Конечно, не в жандармских офицерах – с нарушенным «кодексом чести» или в полиции, но всё же? Вроде умный и порядочный человек – такое мнение о Вас у меня сложилось… Вам бы в столицах где-нибудь служить – а, не в провинции прозябать, расследуя дела об воровстве кур да гусей у приезжих на могилевский рынок селян.

- Из-за здоровья матушки, Ваше Величество… Один я у неё был - вот и, пришлось в Могилев из Санкт-Петербурга вернуться…

- Матушка ваша больна? Что ж мне сразу не сказали?! – я схватился за телефонную трубку, - сейчас, мы мигом моего лейб-медика на автомобиле к вашей матушке доставим…

- Не извольте беспокоиться, Государь! Умерла она, почитай – года два, как уже…

Я выразил своё самое искреннее соболезнование и, мы в полной тишине допили чай.

- Разрешите Вас покинуть, Ваше…

- Разрешаю покинуть меня, но только после завтрака, - посмотрел на часы, - это будет очень скоро, не волнуйтесь!


Внезапно - как обычно, озарило:

- А Вы хорошо юриспруденцию знаете, господин коллежский секретарь?

- Достаточно хорошо, - слегка поклонился тот.

- Тогда, я принимаю Вас на работу в мою Свиту в качестве моего юридического консультанта… Пока, дальше - посмотрим. В ближайшее время, мне предстоит издать целый ряд законов и потребуется помощь опытного юриста.

Любые реформы, любые политические подвижки в любой стране, начинаются с бумаготворчества – с издания соответствующих законов. Это, любой попаданец должен калённым железом у себя на лбу выжечь! А написать и затем издать «работоспособный» закон, невозможно без знающего специалиста – это, как дважды два.

- Ваше Имп…, - прижал руки к груди тот, видимо никак не ожидая такого результата своего «собеседования» с Императором.

Тон мой, становится ледяным:

- Отказ не принимается, господин коллежский секретарь! Время сейчас военное – считайте себя мобилизованным в действующую армию. Теперь, идите в Имперскую Канцелярию, пишите заявление… До сегодняшнего вечера устаиваете все свои дела - связанные с увольнение с предыдущей службы и, завтра с утра – как штык здесь! У нас с Вами очень много работы…


***

Перед завтраком, я представил «ближнему кругу» их нового коллегу:

- Коллежский секретарь Ястржембский Феликс Николаевич – прошу любить и жаловать, господа!

Приветственные возгласы, ревнивые или вообще – неприязненные взгляды… Придворная жизнь!

- Феликса Николаевича следует величать поручиком Свиты, Ваше Величество! – поправил меня Мосолов, уже успевший оформить принятие того на «работу».

- Да?

Что-то как-то несолидно звучит…

- Пожалуй, Феликс Николаевич, заслуживает следующего звания – штабс-капитана Свиты! - слегка учтиво поклонившись, подсказал Генеральный Секретарь Мордвинов.

- Да, будет так! – повелел я.

- Ну, что ж, - вздохнул мой Имперский Канцлер, - заново, переписать недолго…


***

Всё-таки, хорошее и полезное дело я замутил – Генеральный Секретариат! Спихнув туда всю «текучку» я после завтрака заперся в своём купе-кабинете и, на сытый желудок, принялся переписывать письмо моей дражайшей Гемофилии. Она, «строчила» мне каждый – через день и, дальше помалкивать - уже было просто «моветон» с моей стороны!

Достаю недописанное царское письмо, ещё раз читаю:

«Моя возлюбленная душка-Солнышко,

Благодарение Богу, все прошло, и вот я опять с этой новой ответственностью на моих плечах. Но да исполнится воля Божия! — Я испытываю такое спокойствие, как послесв. Причастия.

Все утро этого памятного дня 23 августа, прибывши сюда, я много молился и без конца перечитывал твое первое письмо…»

И, сверяясь с черновиком, решительно дописываю:

«…и думал весь в слезах: как не повезло тебе мое возлюбленное сокровище, стать супругой не простого сметного, а Императора – долгом обязующегося прежде всего думать не об семье - а об вверенном ему самим Господом, государстве!

Тебя же, мой Солнечный Луч, долг Императрицы и супруги обязывает слушаться во всём своего мужа и Государя и самое главное… Самое главное, Душа Моя, ты должна сберечь для России Наследника Престола! В этом, Душа Моя, твоё наивысшее предназначение перед Господом Богом и Историей.

К сожалению, на месте дела обстоят совсем не так - как они виделись нам с тобой, Свет Очей Моих, из Царского Села… Кругом измена, и трусость, и обман! Боюсь, нас ждут очень тяжёлые времена, моя бесценная душка-женушка, и поэтому, я – властью данной мне самим Господом - как Императору и твоему законному супругу, повелеваю в точности выполнить то, про что я сейчас напишу…»

Далее, ещё страницы три «инструкций» мелким почерком и, наконец:

«…Эти три дня я пощусь и постараюсь сходить в церковь до воскресенья и истово помолиться за Россию и нас с детьми. Прощай, моя драгоценная женушка! Береги нашего бэби и девочек! Всех вас нежно целую.

Неизменно твой старый муженек

Ники.

Передай, пожалуйста, нашему Другу другое моё письмецо, что я передам тебе с Н.»


Фффуууффф… Как вагон цемента грузил! А, ведь ещё надо написать письмо «нашему Другу» - Распутину, то есть: чтоб его, как можно высоко приподняло - да как следует, об что-нибудь твёрдое, приложило! Письмо названной матушке – вдовствующей Императрице Марии Фёдоровне… Послания да указы Правительству, Государственной Думе… Чтоб, их всех…

Но, это всё на потом – на завтра. Сегодня, пойду-ка я с «железячками» повозюсь – соскучился, страсть как! Займусь-ка я - до обеда да ночного отдыха, «заклёпко-творчеством» - руки так и, зудятся…


Глава 10. Пулемёт! Полцарства за пулемёт!


«31 июля 1914 г. Царь спокойно выслушал меня, не выдавая ни малейшим движением мускула, что происходит в его душе… У меня получилось впечатление, что мой высокий собеседник либо в необычайной манере одарен самообладанием, либо еще не успел, несмотря на мои весьма серьезные заявления, постигнуть всю грозность создавшегося положения», - Посол Германской империи граф Пурталес.


После «пятичасового чая» с придворными, встретился с капитаном-артиллеристом Смысловым Александром Яковлевичем. Поговорили с ним у меня в кабинете, сделали несколько предварительных эскизов модернизации той «игрушки» в орудие пехотной поддержки.

- Господин капитан! – предельно серьёзно говорю, применив все свои психологические штучки-дрючки – чтоб «запрограммировать» на успех, - следующий год будет годом решающих событий для России. Или, мы победим и останемся великой державой - или победят нас и, наше с Вами славное Отечество скатится в разряд африканских бантустанов.

Походив по купе-кабинету, дополнил:

- То же самое могу сказать про Вас, Александр Яковлевич! Или, Вы за три месяца выполните этот проект и станете генералом и родоначальником российской артиллерии непосредственной поддержки пехоты - а вполне возможно и, «русским Круппом»… Или, так и останетесь – вполне обыкновенным артиллерийским офицером, в гарнизоне где-нибудь на «чёртовых куличках».

Посмотрел Смыслову в глаза, типа: а я уж постараюсь - чтоб, тебе ничего хорошего не светило! Думаю, он и сам всё прекрасно понял…


После чего, уже - подполковнику Смыслову Александру Яковлевичу, была вручена грамотно составленная мною и Мордвиновым и, всемерно одобренная Мосоловым бумага с моей личной печатью и подписью, в коей - всем без исключения инстанциям Российской Империи, предписывалось оказывать господину капитану всемерное содействие.

К этой «бумаге», прилагалась ещё одна – с броским заголовком «Отстранить от должности за служебное несоответствие и отдать под суд». В ней, те - кто «всемерное содействие» подполковнику оказать так или иначе не мог, должны были записать причину отказа. Ну и, третья бумажка – куда самому Смыслову, вменялось вписывать тех - кто отказывался написать во второй бумажке, причины отказа «содействовать» по первой… Это, «расстрельный список» – как на нём и, было написано крупными буквами:

«ПОВЕСИТЬ БЕЗ ВСЯКОГО СЛЕДСТВИЯ И СУДА, КАК ИЗМЕННИКОВ И САБОТАЖНИКОВ!»

- Зная медлительность нашей бюрократии, такие «сопроводительные» документы Вам будут совершенно нелишними, господин подполковник!

- Преклоняюсь перед вашей государственной мудростью и решительностью, Ваше Императорское Величество! – в совершеннейшем восторге воскликнул тот.


С помощью нескольких солдат и казаков Конвоя, закатили «противоштурмовую» трёхдюймовку в вагон-гараж – где имелась мастерская с необходимым инструментом и, при участии Адольфа Кегресса, до последнего винтика разобрали на её на составляющие. При этом, я чувствовал себя как бы ребёнком - вдоволь наигравшийся с дорогой игрушкой и, теперь ломающий её – чтоб посмотреть «что внутри». Невообразимый, прямо-таки щенячий восторг!

Подполковник упаковал ствол и те детали орудия, которые нуждались в модернизации или переделке и, с прикомандированными к нему тремя солдатами из Конвоя Свиты и, с собственным денщиком, отправился на двух автомобилях на вокзал… Затем поедом в Петроград - на Путиловский завод.


После обеда, я вызвал того солдата-пулемётчика - старшего фейерверкера Максимова, вместе с пулемётом «Шварцлозе».


***

Если в русской Императорской Армии, со всем – куда не плюнь, дело обстояло плохо или очень плохо100, то с пулемётами – потрясающе плохо! Если мне не изменяет память, даже в начале семнадцатого года – когда промышленность тяжёлой на подъём России, наконец-то «раскачалась», в русской стрелковой дивизии по штату полагалось 74 (прописью – «семьдесят четыре») пулемёта, а в германской пехотной - 324 (прописью – «триста двадцать четыре»), причём, из них - 216 ручных!

Разрыв с союзниками выглядит ещё более удручающим: в британской дивизии пулемётов 684 - из них 576 ручных, во французской — 400 (336 ручных). Русской же оружейной промышленностью, ручные пулемёты вообще не производились - как и зенитные, авиационные, крупнокалиберные… И, приходилось довольствоваться теми крохами, что удавалось выцыганить у союзников.

Самому тупому лесному ёжику - из самого дремучего леса, было понятно – что, предотвратить Революцию и Гражданскую Войну в России, я смогу только достойно завершив Первую Мировую Войну…

Не… Не обязательно в Берлине и непременно на развалинах Рейхстага - с трепещущем на ветру российским триколором! Но, хотя бы - начав «рассыпаться» позже Германской и Австро-Венгерской империй. А для этого надо, как минимум, нанести противнику - на парочку решающих поражений больше, чем потерпеть их самому…


А, ведь на полях сражений Первой Мировой Войны «царствует» не пехота вовсе, а новый «царь» – ПУЛЕМЁТ!!!! И, с таким положением дел в этом виде вооружения, мне не добиться не то чтобы решающих - вообще никаких успехов… Даже, традиционный наш путь - «заваливание противника трупами», не пролезет! Ибо, старая кадровая армия уже практически кончилась, а новая армия – состоящая из призванных из запаса хитрых и умудрённых жизнью русских мужичков – трупами «для заваливания» становиться, решительно не желала. Убегут в тыл, в свои деревни став дезертирами - их, к семнадцатому году около двух миллионов будет, или сдадутся в плен к немцам – тех к тому же времени, сдастся уже больше двух с половиной миллионов…


Короче, надо что-то делать! От союзников, я навряд ли получу намного больше, чем получил в реале – хотя, попробовать на них слегка нажать и пошантажировать даже, надо.

Значит, что? «Опора на собственные силы» - как говорил и завещал нам всем, великий Мао!


Пулемёты в России производились только в Туле, плюс некоторые второстепенные элементы на других заводах - в том числе и, частных. До войны, «жаренный петух» генеральские задницы не клевал и, это «производство», напоминало опытно-экспериментальное – не более пары десятков пулемётов в месяц.

Сейчас, слава Богу, туляки уже до нескольких сотен дошли и, в начале того же семнадцатого года, достигнут своего «исторического пика» - 1200 пулемётов в месяц.

Выпускать намного больше «Максимов» - навряд ли, у туляков получится - при всём их желании101! Уж больно он сложен, дорог, требует специальных станков и оборудования, длительных «притирок» и приработок высоквалифицированными специалистами102. Если со станками, в принципе, вопрос решить можно – закупив их у союзников или в Штатах, к примеру, то подготовить дополнительно специалистов-оружейников - довольно геморрное и длительное занятие!

К тому же, «ИТОЗ» производил не только пулемёты - но и, винтовки и револьверы «Наган». Надави на него по пулемётам и, он запросто может снизить выпуск и тех и других…

Чудес то, не бывает!


Ещё, Военное Ведомство планировало построить «чисто» пулемётный завод в Коврове, по выпуску лицензионных датских ручных «Мадсенов». В «реале» - он так и, не был построен и, я не вижу оснований полагать - чтоб в «альтернативе», произошло как-то иначе. Тем более, «Мадсен» тоже – штучка ещё та! Неоднозначная, в общем штуковина - в плане трудозатрат, себестоимости и неимоверной для российских условий сложности в производстве. И, кадров для этого завода нет - их готовить придётся из своих или «выписывать» из Дании. Первое – долго, второе – дорого… Да и, сориться датчане с немцами особенно не хотят, нарушая статус нейтральной страны.


И, тут мой взор обратился на этот австрийский пулемёт!


Австро-Венгрия была Империей, не намного богаче Российской (как бы, ещё не более бедной!) и, её конкретно душила жаба башлять английской фирме «Виккерс» за лицензию на «Максим103». И вот, немецкий конструктор Андреас Шварцлозе, сконструировал для Двуединой Империи «бюджетный» пулемётик - стоимостью раза в два дешевле, с весьма оригинальной по тем временам конструкцией.

В отличии от каждого «уважающего» себя пулемёта того периода, у «австрийца» не было «дрыгающегося» ствола – при откате назад передающего энергию затвору, для работы автоматики. Его ствол был неподвижен - что уже само по себе удобнее и проще в изготовлении и обслуживании: нет необходимости следить за целостностью прокладок и регулярно набивать сальники – чтоб, не допустить протечек охлаждающей воды из кожуха.

Затвор во время выстрела со стволом не сцеплялся - а до момента покидания пулей канала ствола, оставался на месте за счёт своей большой массы и будучи «подпёртым» системой рычагов с мощными пружинами. Спустя определённое время после выстрела, сила давления пороховых газов на дно гильзы - всё же преодолевала инерцию массы затвора и силу сопротивления подпружиненных рычагов и, происходила работа автоматики пулемёта - откат затвора, извлечение стрелянной гильзы, «передёргивание» пулемётной ленты с извлечением из неё патрона, перезаряжание и новый выстрел…


Такой принцип работы оружейной автоматики, называется «отдача полусвободного затвора» в отличии от просто «свободного» - как у небезызвестного «ППШ», чей затвор по сути представлял собой простую тяжёлую металлическую болванку, подпёртую сзади пружиной. Такая система была куда проще, не требовала столь тщательной машинной обработки вдвое меньших по количеству деталей и, потому была значительнее дешевле «максимовской».


Но, как говориться: были и, свои «нюансы»!

Чтоб ускорить падение давления пороховых газов в стволе (иначе произойдёт преждевременное извлечение гильзы с её раздутием или даже разрывом), на этом пулемёте пришлось значительно укоротить ствол – чуть ли не вдвое! Вследствие, снизилась начальная скорость выпускаемых пуль и настильность стрельбы – особенно на дальние дистанции. В бою это приводило к перерасходу патронов по сравнению с «нормальными» пулемётами, что практически нивелировало дешевизну пулемёта… Ведь, патроны тоже грошей стоят!

Рисунок 51. Момент выстрела: затвор откатывается назад.

Ещё недостаток: короткий ствол после выстрела «нормальным» патроном даёт мощную вспышку – слепящим самого пулемётчика и демаскирующего позицию, особенно ночью. Для частичной нейтрализации этого вредного явления на дуло прикрутили массивный надульник - длинную, глубокую «воронку».

Ну, про «маслёнку» и про все головняки от неё, я уже рассказывал, да?!


***

Ну, это всё в теории… На практике же, я этот пулемёт только сейчас изучил - когда старший фейерверкер Максимов, пару раз показал мне как он разбирается-собирается - а потом (еле сдерживая себя от матов в мой адрес и подзатыльников, чувствую!), наблюдал - как это пытаюсь сделать я. Однако, как говориться – «и, медведя учат на велосипеде ездить»! Тем более, я был достаточно технически подкованным и очень скоро сам превзошёл в скорости сборки-разборки своего учителя. После иномарочных то, двигателей - начала двадцатого века, любой пулемёт мне – на раз посцать!


Закончив на сегодня, в хорошем расположении духа, я спросил солдата:

- Как по имени-отчеству величают, то?

Тот, аж перепугался и «затроил»…

- Не боись, служивый – всё промеж нас останется! Прилюдно, будем соблюдать субординацию.

- Егор Афанасьевич, Ваше…

- «С глазу на глаз», ты тоже меня можешь меня - как-нибудь попроще называть…, - пришлось слегка прикрикнуть – до того он внезапно оробел,- давай, попробуй. Ну?!

- Слушаюсь, Николай Александрович!

- Вот так бы давно. А то, ишь ты – перечить мне вздумал! Если, тебя не сильно «плющит», может - ко мне зайдёшь? Разговор к тебе есть один – под чай…

Егор Афанасьевич, оказался малым понятливым:

- Да, какой тут уж сон?! Теперь, всё одно – до утра не заснуть…

- Ну, тогда жду через полчаса, - вдогонку крикнул, - и, чертёжики свои – если есть, не забудь прихватить!

Приостановился, плечи дрогнули и, пошёл дальше… Я вернулся в свой вагон, заказал чай и «что-нибудь» к чаю, помылся, переоделся и прям – минута в минуту, принесли вскипевший самовар и явился чистенький и причёсанный мой солдатик – прям, как с картинки! Ну что, Максимов? Будем делать с тебя «Калашникова» – раз уж, ты мне под руку повернулся…


- Расскажи мне о себе, Егор Афанасьевич! – как только сели за чайный столик.

Помялся, стесняясь - но потихоньку-помаленьку, «раскачался».

Ну, что сказать? В принципе – жизнь, как жизнь – родился, крестился, учился, работал, женился, служил… Обычная жизнь простолюдина-мастерового. Когда-то - очень давно… Хм, гкхм… Если, так можно выразиться про ещё не наступившее будущее, читал воспоминания оружейника Дегтярёва – так, до определённого момента, всё - один в один!

- Что думаешь про войну, Егор Афанасьевич? Только честно! Лапшу мне на уши вешать не надо – для этого министры и генералы есть.

- «Лапшу»…? Ну, что сказать, Николай Александрович? – пожал плечами мой визави, - вот, встретил недавно одну бабу, - так та говорит: «Сынок то у меня – умненький! Германцам в плен сдался и живым после войны домой вернётся…».

Вот такая вот, фигня… Как победить, мало того – без пулемётов, так ещё и с народом - которому эта война по барабану?!

- Понимаю, да… Не нужна эта война народу, - одна вот надежда, - а как же «сербские браться»? Разве, не надо было их от австрийцев защищать?

- «От австрийцев»?! Мой покойный дед Мирон, с турками за болгарских «братьев» воевал – без ноги домой прискакал… Так, он говорил мне: те под турками-басурманами лучше жили - чем наш мужик под православным Го…,- солдат соскочил в ужасе,- ВАШЕ, ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО!!!

- СЯДЬ!!!


Всё таки моя «хиромантия» - нейро-лингвистическое программирование, то бишь – у меня получается! Я уже научился вызывать на откровенность.


- Чем это, интересно, при турках болгарам было лучше?

- Ну, так… В домах каменных болгары-крестьяне жили - не в деревянных избах крытых соломой. Каждый в сапогах – даже бабы и детки, не в лаптях или босиком – как наши… Мясо каждый день едят104 и вино пьют как баре… Опять же – грамоте были все научены, не то что наши!

Прищурившись одним глазом – мол, ври давай, спрашиваю:

- А как турки болгар резали, тебе дед Мирон не рассказывал, часом?

- Так, не бунтуй, не нарушай закон и… У нас вон тоже…, - опять, испугано замолчал.

- Хотел сказать: «…в пятом году - бунтовщиков стреляли, резали да вешали…» Ведь, так?

Молчит… Но, вижу – именно так и, хотел сказать старший фейерверкер Максимов.

- Понятно… Ну давай, жги дальше - раз уж начал, Егор Афанасьевич.

Осмелев, старший фейерверкер закончил мысль:

- Вот я и, думаю - что под австрийцами, сербам бы не хуже жилось – чем болгарам под турками! Так, за что мы идём убивать немцев и умирать сами, Николай Александрович?!

Прям, не знаю - что и ответить!

- И, ещё дозволь слово молвить…,- хитро прищурился солдат, - у австрийцев в войске полным-полно славян, почитай - тех же болгар да сербов. Так, значится что? Мы убиваем одних славян – чтоб спасти других? Так, чем нами убиваемые - хуже этих? Нами спасаемых?!

Помолчав, сомневаясь - стоит ли говорить, он продолжил, отведя в сторону враз покрасневшие глаза:

- Помню, как-то повёл раненного однополчанина в полевой лазарет… Туда и, наших и раненных австрияков стаскивали… Так, целая их поляна была! Куда не посмотришь – всюду они…В крови, в гное, в солдатском дерьме по самые уши… Стонут, кричат, молятся, плачут… Помощи, почти что по-русски просят – всё понятно. А их, даже не перевязывают! Фершал, что раненых принимал говорит: «Эти, почитай, все умрут – своих принимать не успеваем…». Вот скажи мне, Государь…

Он приблизил своё лицо к моему, так - что мне пришлось отпрянуть:

- ЗА ЧТО?!

Да… Пришлось молчать потупив взгляд – ибо, крыть мне нечем. Ну, Реципиент долбанный… Ну и, наворотил ты делов!


***

Помолчав и хорошенько подумав, как мне дальше вести этот разговор, я потихонечку начал:

- Согласен: эта война России - в общем то, не нужна… Моя ошибка: министров да генералов послушал - каюсь как на духу, солдат! Теперь то, я понял - ведётся она за чужие интересы – за преобладание в мире. Англия нахапала много колоний - а Германия хочет их перераспределить в свою пользу. А Россия здесь, в их драке – вроде пристяжной кобылы…

- ДА, ПОЗДНО!!!

Солдат, внимательно слушал, слегка открыв рот.

- Но, видишь ли, Егор Афанасьевич… Если уж, война началась - по той или иной причине, то её надо заканчивать. Причём – заканчивать победно! Иначе – следующая война будет уже за «перераспределение» России - между теми же Англией и Германией… Понимаешь, о чём я?

Егор Афанасьевич, меня - с истовым исступлённым фанатизмом, тут же опроверг:

- Нет, не понимаю, Николай Александрович… За свою, то – за Русь-Матушку, мы кому угодно хрип порвём. Пусть только сунутся – всем от души наваляем!


Да… Тяжеловатенько придётся – «клиент» думающий попался… Хорошо, зайдём с другого конца:

- Как ты думаешь – германская армия сильная?

Глаза моего собеседника слегка расширились, он горячо заговорил – аж, за руки меня хватая:

- Ну, а как же?! Я не думаю – я знаю: силён немец, ой как силён… Пехота у немцев отдыхает: не штыками – как мы воюет, а техникой! Как пройдётся шестидюймовыми гаубицами по нашей позиции, так полка и нет - как корова языком слизнула… Не каждого потом и, откопаешь или по кусочкам соберёшь… Опять же: пулемётов у него – страсть как много и, патронов германец не жалеет! Грудь в грудь с ним не сойдёшься – чтоб, по русскому воинскому обычаю НА ШТЫК(!!!) взять! Скосит, как траву по свежей росе, скосит…

- Силён, говоришь, немец…, - как бы задумавшись говорю, - а ведь проиграй мы с союзниками эту войну и, немец - ещё больше усилится. Заберёт у англичан у французов колонии – не в пример сильнее прежнего станет! У нас – хотя бы Польшу и Литву, что уже взял…

- Польша – не Россия,- слегка пренебрежительно, - её, да Литву - с её жидами, не жалко и отдать…

- Согласен! Однако, в российской части Польши сильная промышленность – это самая развитая часть Империи была, а под немцами – она ещё сильней разовьётся. И, в следующей войне у немцев, пускай ненамного – но, ещё больше станет гаубиц, снарядов, пулемётов и патронов…

Солдат, широко раскрыл очи:

- В «следующей войне»?!

- Ну, да! Эта война не последняя – поверь мне, солдат! Ведь, колонии Англии и Франции уже «перераспределили», а дальше что? Всемирное благоденствие наступит, что ли?! Можно, конечно, немцам Америку плыть завоёвывать – но это далеко и, океан местами очень глубокий… «Титаник», вон какой здоровый был и тот - утонул. А Россия, вот она – рядом! Только руку протяни…

- А, ведь и верно! – ахнул, как от откровения какого, мой собеседник.

- Эта война ужасная, а следующая – похлеще этой будет. Тогда действительно: не на жизнь - а насмерть будем биться… И, ни где-нибудь здесь в Литве - а под самой Москвой и Тулой!

- Да, как же так?! А, когда следующая война будет, Государь? – забыл Егор Афанасьевич наш уговор.

- А, как только детишки у немцев, да у нас подрастут – новое «пушечное мясо», тогда и начнётся… Лет двадцать, отсчитывай от завершения этой – не промахнёшься! Твоему сынишке, сколько годков, говоришь?

- Третий годик, считай пошёл… Большой уже!

- Это хорошо, что - уже такой «большой». Как раз успеет жениться и внуков тебе наплодить – прежде чем, где-нибудь под Ржевом или Вязьмой убьют!


Помолчав, понурив голову, старший фейерверкер вдруг воспрянул и, с хрустом сжал небольшой - но крепкий и жилистый кулак:

- Значит, надо победить в этой войне немца – другого, ничего не остаётся!

И, я сделал «дальний заброс»:

- А как нам победить - если немец «силён»? Ладно, про «гаубицы» промолчу – «не до жиру, быть бы живу!» Но, пулемёты? Если, на наши пятьсот «Максимов» в месяц – в Туле, немец делает свои семь тысяч и, через год - будет делать десять-двенадцать?

- «Пятьсот» в месяц?! Чудо, какое-то… До войны еле-еле двадцать в месяц вытягивали, - не сразу поверил он, - не… Больше не осилят, Николай Александрович! Может, закупить у союзников?

- Так, закупаем! Сам прекрасно знаешь – если, в Стрелковой Школе у Филатова был. Но, союзникам пока самим оружия не хватает105 и, своя корысть: очень желательно им - вместе с немцами и, нас в этой войне ушатать. Всем нужны новые колонии, не только Германии… А кроме нас и Антарктиды, других «свободных» земель в мире нет!


***

Помолчали в траурной тишине, затем я спросил:

- Как ты думаешь, Егор Афанасьевич: почему у нас всё так плохо получилось с пулемётами? Почему у нас своей – русской конструкции, этого оружия нет? Неужели, мы настолько дурнее - даже какого-то австрийца?! Как его…? «Швацлозе» - тьфу ты, нелепость какая!

Тот, вначале:

- Не могу знать – мы люди маленькие…

- Не лги! Я тебя уже достаточно хорошо узнал: ты гораздо умнее - чем хочешь, чтоб о тебе думали… НУ?!

- Хм, гкхм… Не знаю, правда – нет, от «их благородий» - от офицеров в «Стрелковой школе» слышал… Начальство, сперва считало пулемёт артиллерийским оружием – ну, это вроде пушки! А пехоту хотели вооружить автоматической винтовкой – чтоб, стреляла как пулемёт очередями. Вот, все наши оружейники ею и занимались…

Знакомая история! Можно добавить, что «наши оружейники» будут этой ерундой заниматься вплоть до самой Великой Отечественной – с почти, что нулевым результатом: пехоту, массово перевооружить автоматической винтовкой не удастся.

- …Артиллеристы же, не считали пулемёт «орудием» и, тоже - всерьёз им не занимались. Так и, болтался этот вид оружия, как…Хм, гкхм… В проруби! Ну, а когда спохватились – уже поздно было.

Право слово – «за державу обидно»! Почти полвека потребовалось нашим военным теоретикам и конструкторам, чтоб понять: под «русский трёхлинейный патрон», ничего автоматического – кроме станкового пулемёта создать нельзя.


Ну, что ж… Придётся действовать в стиле «жанра»: командирская башенка на танке, это конечно – чересчур, а вот «промежуточный патрон» - вынь да полож, Ваше Самозванство!

Но, это - чуть позже…

- Покажи мне свои чертежи, Егор Афанасьевич! – без всякого перехода попросил.


***

…Ну, не чертежи в прямом смысле этого слова – скорее эскизы. Но, эскизы – качественные, с указаниями точных размеров и, даже - допусков и чистоты обработки отдельных поверхностей.

Принцип работы автоматики – отведение пороховых газов снизу. Запирание затвора перекосом затвора. Сразу видно – с системой Мак-Клейна знаком!

- Интересно, ты сам рассчитывал и чертил или помогал кто?

- Чертить помогал Алексей Петрович… Начальник над нашей ротой – Их Благородие штабс-капитан Васильцев. Ну, а рассчитывать – то мы сами, «на глаз» пристрелямши…

Ишь, ты - «пристрелямши»! Левша хренов…

- Хороший пулемёт ты замутил, Егор Афанасьевич! Возможно, он даже будет стрелять и, вполне возможно – стрелять будет хорошо… Но, есть у него один недостаток, который перекроет ему путь на заводы и в армию.

- Это, какой же? - заметно упал духом мой фейерверкер.

Доверительным тоном спрашиваю – смотря прямо в глаза:

- Ты его для кого придумал, скажи честно?

- Как, «для кого»?!

- Кто его делать будет, кто будет из него стрелять?

- Ну, как «кто»?! Делать будут мастера-оружейники, стрелять – солдаты…

- Вот, смотри - что у тебя здесь в чертеже написано… Вот эта деталь требует точности «от 0,5 до 2 тысячных дюйма», а эта хреновина с загогулиной – «от 2 до 5 тысячных дюйма».

- Ну и, что?- ничуть не стесняясь, чешет самым натуральным образом в затылке, решительно не понимая - куда я клоню.

- Ты его для себя делал, Егор Афанасьевич! Для такого мастера – как ты, с «золотыми руками» и для такого «вумного» солдата – что и, Императора поучает!

- Ну…, - никак не может всосать тему, - ну и, что?

- «Ну, ну» - заладил… ХРЕН ГНУ!!! На частных российских предприятиях, даже мастера не знают - что такое «тысячная доля дюйма»! На оружейные заводы, сейчас принимают крестьян-мужиков с корявыми руками – привыкшими к сохе. В армию же, призывают сорокалетних «ратников третьего разряда» - которым и, простую винтовку доверить опасно… Сломают, жо…орукие!

Дал время ему подумать и, спрашиваю:

- Значит, что?

Теряется в догадках:

- Замиряться с германцем надо… НЕТ?!…Сдаваться, что ли?!

По роже вижу – стебается, сукин сын!

- Я тебе «сдамся», христопродавец! – строго грожу пальцем, - РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ!!!

- А, что тогда делать, Надёжа?

- Думать надо, господин старший фейерверкер! Думать надо: как сделать такой пулемёт – чтоб, его в любой железнодорожной мастерской можно было мастырить! И, чтоб любой сиволапый мужик – вытащенный из медвежьего угла, мог с ним так же свободно обращаться - как твоя Дуся с ухватом! Головой думать, а не задом.

Рисунок 52. Оружие и снаряжение французского пехотинца ПВМ, в том числе и «самый худший» пулемёт.

Сидим, пьём чай и напряжённо думаем… Надеюсь, что головами!


Думай, не думай - а нужно нечто французского ручного пулемёта системы «Шоша»: говно-говном - зато прост и дёшев в производстве. Однако, ничего подробно про эту систему не знаю - кроме общего вида и того, что автоматика действует за счёт длинного отката ствола - из-за чего конструкция в целом, имеет очень убоищный вид… Читал, пулемёт «Шоша» делали на велосипедной фабрике: где у нас в России есть своя велосипедная фабрика?

Грёбанная «вековая отсталость» - ничего нет! Нет, надо замутить что-то своё!

Думаем дальше…


***

Сколь не думал, а в «органе» - в котором происходит этот биохимический процесс, почему то постоянно возникал образ уже несколько раз упомянутого советского «Пистолета-Пулемёта системы Шпагина, образца 1941 года» - «ППШ-41», то бишь… Я достаточно хорошо его знал: на занятиях по Начальной Военной Подготовке в школе, он был самой любимой моей «игрушкой». Надёжная, убойная тяжесть – непередаваемые словами ощущения!

Ну и, позже приходилось много читать про него, смотреть видео и так далее…

Конечно, точные чертежи его я воспроизвести не сумею – в глаза никогда их не видел и размеры не снимал, но само устройство помню до самых мельчайших подробностей.

Может, «Папашу» изготовлять – ну его, пулемёт, нах?! Если и, есть оружие проще в производстве и эксплуатации этого автомата – то, это наверное - просто половинка кирпича. Конечно, боевая ценность «ППШ», сравнительно сомнительна – эффективен только на ближнем расстоянии, зато их можно будет выпускать… Нет, не миллионами – как в Великую Отечественную, «всего лишь» - сотнями тысяч, от силы.


Ээээ… Эко растащило Вас, Ваше Величество! Для этого «ништяка» в Российской Империи не производятся патроны. Как раз наоборот – боеприпасы для «ППШ» в данный промежуток времени производятся в стане врага: это патрон «7,63х25 мм» - для всем хорошо известного, пистолета «Маузер С-96». Перейти массово на новый боеприпас во время уже идущей войны – это нереально! Мало того, это – ПРЕСТУПНО!!! Потому что, поставив «ППШ» на поток - будем снабжать трофеями врага: потери стрелкового оружия в эту войну огромны… Даже, русские винтовки и пулемёты немцы и австрийцы переделывали под свой боеприпас (как и мы ихние), а тут - даже переделывать ничего не нужно! Во время Великой Отечественной, «ППШ» был вторым по распространению пистолетом-пулемётом Вермахта…

«Перезапилить» этот автомат под патрон от «Нагана»? Насколько мне известно, пистолеты-пулемёты под этот – единственный массово изготовляющийся в России «короткоствольный» боеприпас, конструировать пытались - но ничего путного из этой затеи не поучилось. Больно уж он маломощен! А, ведь какие люди «пытались»: Токарев, Симонов, Коровин – по-моему… Куда нам с Егором Афанасьевичем106, до них!

Значит, что? Остаётся пилить «вундервуффлю» под старый, добрый русский трёхлинейный патрон - известный во всём мире, как «7,62×54R». Конечно, очень часто ругаемый за свою архаичность, зато - наиболее в России распространённый, до самого появления пресловутого «промежуточного» патрона.


***

- А если вот так, Егор Афанасьевич?

Я взял листок бумаги и карандашом нарисовал на нём типовую схему «ППШ», за исключением, конечно, дискового магазина:

- Смотри: затвор – проще, просто не бывает! Даже, боёк здесь намертво к затвору приделан. Спусковой механизм – можно заказать в любой сельской кузнице, где есть горн с наковальней, слесарные тиски, молоток с зубилом и простой совдеповский рашпиль… Ломаться, просто нечему – от слова «вообще»! Лишь со ствольной коробкой и, её крышкой - с механизмом подачи придётся повозиться, да сами стволы заказать на оружейном заводе. Можно, за счёт винтовок – пулемёты важнее!

- Так, так, так… Очень хорошо!

- …А систему питания можно взять от «Максима» - с его холщовой лентой.

- Не… Лучше такую - как у «Кольта» сделать: та система питания попроще будет, хотя - лента та же самая.

- Ну, тебе видней, Афанасьевич!

- Так, так, так…, - поскрёб тот подбородок под хлипкой бородёнкой, - возможно, такая машинка и будет работать, но вес… Вес вашего замка пулемёта, Николай Александрович, за полпуда выйдет!

Пуд, я знаю это – шестнадцать килограмм… Как вес аккумулятора легкового автомобиля, приблизительно. «Полпуда», это восемь килограмм. Хреново!

- Прям уж таки и, за «полпуда»?

- Вы, даже не сумлевайтесь…


Может, врёт, всезнайка? А ну-ка, прикину «на глазок» и начну с затвора.

В принципе, рассчитать массу свободного затвора оружия, дело не хитрое - если знаешь законы физики, владеешь математикой и известны вес пули и длина ствола. При выстреле, из оружия с таким принципом запирания ствола, в момент - когда пуля покинет канал ствола, гильза должна «высунуться» из патронника не более чем на два миллиметра, отбрасывая назад затвор – иначе, её разорвёт.

Какой вес пули?


"Девять граммов в сердце, постой, не зови,

Не везёт мне в смерти, повезёт в любви"…


Ладно, условно примем за 10 грамм - чтоб легче считать.

Какова длина ствола ручного пулемёта? Ну, к примеру у «ДП-27», который ещё не сконструировал - знакомец моего собеседника Васька Дегтярёв? Фиг его знает, сколько точно - но опять же будем считать, что как у карабина - 600 миллиметров107.

На этом этапе, влиянием ещё несжатой возвратной пружина на вес затвор можно пренебречь, поэтому тупо делим 600 на 2 и умножаем на 10 и, итого - получаем 3 килограмма. Практически, вес целого автомата Калашникова - без штыка и патронов.

Да! Момент инерции у затвора108 должен быть приличным – чтоб, задержать откат от отдачи такого мощного патрона, как русский трёхлинейный!

Конечно, расчёты очень приблизительные.

Много это или мало?

Одно тянет за собой другое: к тяжёлому затвору надо достаточно мощную, а значит – тоже тяжёлую возвратную пружину. К мощной пружине надо механизм взведения (возможно, просто рукой - затвор с ней не «передёрнешь»), который тоже имеет вес. Ко всему этому «добру», необходима прочная, значит – тяжёлая ствольная коробка… Короче, на вскидку - меньше пуда, такой «ручной» пулемёт никак не получится!


Собеседник насмешливо продолжал:

- …Сам же пулемёт – пуда два с гаком, не считая веса станка!

- Ну, положим про вес замка ты соврал, Егор Афанасьевич! Четверть пуда тот будет, не больше – если конечно, ствол длиной как у карабина, не как у «Максима».

Тот, поскрёб подбородок, посмотрел на потолок и согласился:

- Тогда, да! Могёт быть и, четверть пуда... Всё равно тяжёлый!

- А если, пружину помощнее поставить? Компенсируя вес?

Подумав, тот вполне аргументированно отмёл такой вариант:

- Однако, сильная пружина, тоже – свой вес имеет. К тому же, взводить пулемёт будет тяжельше… Вспомни, как с «Шварцлозе» мучились, Ляксандрыч! И, главное: сильная пружина даст большую скорострельность… За тысячу выстрелов в минуту! Австрияки этого избежали за счёт подпружиненных рычагов, а здесь у тебя - всё напрямую…

- Ну и, что в том плохого, Егор Афанасьевич?! В большой скорострельности?

- «Плохого», может и ничего нет… Да, вот «максимовская» тряпичная лента будет рваться! И, с патронами у нас на фронте – просто беда…

- С патронами, думаю наладиться: эта проблема попроще - чем с пулемётами. А ленту надо сделать металлическую, - тут же себя опроверг, - …да, хрен там! Ничего не получится с металлической пулемётной лентой.


Нет в России - ни соответствующего штамповочного оборудования, ни стального катанного листа в достатке… Даже, в Великую Отечественную, наш «Максим» «кушал» всю ту же холщовую пулемётную ленту с медными заклёпками.


- Не, лучше уж как у Мак-Клейна – отводом пороховых газов, замок передёргивать!

- Что-то, пулемёт твоего Мак-Клейна наши военные забраковали! – ехидно замечаю, - наверное, оттого – что он – лучше.

- Да, не… Ненадёжный пулемёт был у американца - без водяного охлаждения. Более, шестисот выстрелов подряд не выдерживал. И, ваш тоже не выдержит, Николай Александрович!

- Водяное охлаждение к этой системе приделать недолго, я думаю. Вот только, надо ли? Ручному пулемёту же, не требуется «заливать» противника ливнем пуль: достаточно коротких очередей – чтоб прижать его к земле и, дать возможность своей пехоте подойти на расстояние гранатного броска! К тому же, воздушное охлаждение можно улучшить – сделав ствол с «радиатором», как у «Гочкиса».

- Или с кожухом - как у «Льюиса»…, - подсказал Максимов, - с принудительным воздушным охлаждением. Этот пулемёт, может вести огонь очередями довольно долго. Вот только, англичане нам его не продают! Самим, мол, мало…


Точно! У этого английского ручного пулемёта, вокруг ствола имелся алюминиевый кожух с сужением спереди - действующим как эжектор танковой пушки: после каждого выстрела у дула пулемёта создавалось разрежение и, охлаждающий воздух всасывался вдоль ствола. Нам «люминий» не светит по любому - но думаю что и, простой стальной кожух будет не хуже.

- А, можно и совместить! – возникла безумная идея, - пускай ствол будет ребристым и, вдобавок - с охлаждающим кожухом.

Вопрос только – достаточно ли моя идея безумна, шоб стать гениальной!

- Тогда быть может – чем чёрт не шутит и, станкач получится! – загорелся и Максимов, - особенно, если скорострельность сделать пониже: не как у «Максимушки» - 600 выстрелов в минуту, а как у «Шварцлозе» - 450!

Однако, главная проблема – запирание ствола и принцип работы автоматики, не решена. Дешёвый и технологичный пулемёт с большим весом никому не нужен – ни в роли станкового, ни тем более – ручного…


***

Долго думали и, вдруг:

- СЁМКА!!! - аж, подпрыгнул мой гость, - а если и, здесь тоже – «СОВМЕСТИТЬ»?!

- Как это – «совместить»?! Ежа и ужа, что ли, скрестить?- если честно, я уже пал духом и, решил - что ни хрена из моей затеи не выйдет, - так, не пулемёт получится - а колючая проволока…

- Да, нет…, - Максимов схватился за карандаш и лихорадочно принялся рисовать,- вот смотри: замок частично подопрём вот таким – вилкообразным вкладышем…

«Вилкообразный вкладыш» - трением тормозящий откат ствола, это уже из другой оперы – про пистолет-пулемёт Томсона. Что-то как-то почему-то про него не подумал. Хотя, какой там вкладыш! Патрон «Томсона», сорок пятого калибра - хоть и неимоверно мощен для пистолетного – но, с мощью винтовочного патрона, не сравнить!

- …Упирающимся в дно ствольной коробки - имеющей вот этот небольшой выступ. Ну, или – углубление – как удобнее будет сделать.

А, вот так – пожалуй, работать будет! Вполне возможно получится: принцип то, всем давно известный - запирание ствола «перекосом» затвора. Правда, здесь уместно перед «перекосом», поставить приставку «всевдо».

- Ну…

Новоявленный «Калашников», совсем берега попутав, воскликнул - как Архимед, от всей души получивший в лоб «эпплом»:

- ХРЕН ГНУ!!! Вес замка, как бы - не вчетверо, уменьшится, а сопротивление пружины – вдвое!

- Брешешь!

- Собака брешет, а у меня глаз - как алмаз, Ваше Величество!


«Полтора килограмма? - подумал прикидывая, - ну и, сам пулемёт уже будет не пуд, а килограммов десять… Уже не «рак» - а, «рыба», хотя возможно - ещё и, не «мясо»».

Однако, есть небольшой нюанс:

- Так, как тогда замок у тебя «откатится», вумник фуев? Ведь, он – «подпёртый»?! Иль, думаешь - ручной привод поставить и, как хер свой – туда-сюда, дрочить?

- Зачем «ручной»? Всё – автоматически, Ляксандрыч! Делаем, как у этого американца – у Мак-Клейна, – высунув язык, оружейник старательно выводил какие-то линии, поясняя, - приблизительно посредине ствола – где давление порохов газов отчасти снижается и, они уже - не с такой силой давят через гильзу на замок, просверливаем отверстие и присобачиваем некий простейший патрубок с вставленным в него подпружиненным штоком… Простой металлический пруток, который любой криворукий токарь, за самом раздолбанном станке - за пять минут выточит!

- Ну, пока всё идёт просто замечательно – чеши мне по ушам дальше!

- У американца пороховые газы толкают сам замок, а нам этого не надо! Нам надо только его «отпереть»…

- Так, «отпирай»! Чё, нищего за фалду тянешь?

- …Как только, пуля дойдёт сюды - газы вырываются и давят на этот шток. Тот чуть-чуть смешается назад и ударяет вниз «вилкообразного» вкладыша, «подсекая» его…

Максимов победно посмотрел на меня:

- ВСЁ!!! Дальше, Надёжа-Государь, автоматика пулемёта работает как у тебя – по принципу «свободного затвора»!

Теперь, зачесал в затылке я:

- Это что получается? Чем дальше от казённика просверливаем отверстие - тем легче вес затвора, пружины и всей системы в целом будет?!

- Выходит так, Николай Александрович! Но, нужны ещё расчёты… Чтоб, какой-нибудь инженер по-научному рассчитал… Я же так – «на глазок», пристрелямши!

Ну и, что делать? А у меня есть другой выход?! Утопающий хватается за любую проплывающую мимо соломинку, а летящая с крыши кошка – цепляется когтями за малейший бугорок на бетонной стене!


***

Проводив Максимова, я хотел было уже отправиться «на боковую» - далеко за полночь уже, как меня как молнией ожгло: ХОЛОДНАЯ ШТАМПОВКА!!!

Всё я - про «сельскую кузню с рашпилем» и «железнодорожные мастерские», на…издел! Возможно, в последних и, можно будет изготавливать некоторые второстепенные детали, но основные… Затвор, затворная коробка, крышка ствольной коробки - объединённая с кожухом охлаждения…

Конечно, можно и без штамповки – фрезеровать из цельного куска железа, например - но тогда выпускать больше, чем тот же «Максим» не получится… Пара тысяч экземпляров в месяц и, то – где-нибудь к восемнадцатому году. Мне же нужно, хотя бы столько же - сколько у немцев и, уже к следующему лету!

Ведь, «ППШ» - потому так был неимоверно «крут», знаменит и так широко в своё время распространён - что, большинство его деталей было изготовлено методом объёмной холодной штамповки и соединены точечной сваркой. И, если с последней - я проблем, особых не вижу – заменю на крайняк обычной клёпкой, то…

«Хрустящая» французской булкой царская Россия, которую мы – слава Богу, к Великой Отечественной Войне навсегда «потеряли» - очень сильно отличалась от сталинской, не в лучшую сторону. Про эту технологию, в дореволюционной России и, понятие не имели! Это технология – МАССОВОГО(!!!) промышленного производства, в первую очередь – автомобильного. Которым, в «потерянной» России и, не пахло… Мля…

Холодная штамповка имеет свои полюсы: простота эксплуатации оборудования, низкая квалификация рабочих при их высокой производительности труда, малая себестоимость получаемых изделий при их высоком качестве и точности и, возможность механизации и автоматизации процессов…

Но, «на коленке» такую технологию не создашь! Она требует жёстких требований к разработке технологических процессов, специальной листовой стали, специального оборудования не производимого в России – гидравлических прессов и, специального инструмента – дорогостоящих штампов…

И самое главное – эта технология требует специалистов-технологов! А, их в России…

НЕТ!!!


Истошно мяукнув, кошка сорвалась с «выступа» и, кровоточа вырванным с мясом когтем, ещё стремительней полетела вниз…


- «КОНЯ!!! – орал я, бегая в своих самопальных «боксерах» по всему вагону, - ПОЛЦАРСТВА ОТДАМ ЗА КОНЯ!!!»

Корону отдам – не свою конечно, а прадедушки своего Реципиента – Императора Александра Первого - за технологию объёмной холодной штамповки! Один хрен – скоро вместе с головой снимут…


«СТОП!!! - мысленно сказал я сам себе, - а не дурак, ли я?!»

Есть же уже страна, а в ней – фирма, где уже выпускают автомобили МАССОВО!!! Это – Соединённые Штаты Пиндоссии, в просторечье – США. Хотя, кажись, они сейчас как-то по-другому называются109. А в них есть фирма Генри Форда, уже производящая автомобили МИЛЛИОНАМИ!!! Неуж, не разживусь у них нужной мне технологией?!

Тут же, поднимаю трубку, напрямую связывающую с Генеральным Секретарём:

- Господин генерал? Вы не спите?

- Нет, Ваше Величество! - когда он спит, интересно?!

Как бы отвечая на вопрос:

- В вашем окошке свет горит и, мы - вместе с Вами бодрствуем…

Ах, вот как?! Ни фига ты не думаешь об своём персонале, Вашенство!

- Тогда запомните или запишите и, на сегодня рабочий день закончен – приказываю всем идти отдыхать! Как можно скорее, надо найти мне хорошего переводчика английского языка…

- Разве, Ваше Величество не владеет английским? – сильно удивлённо.

– Не перебивайте! Мне нужен не просто переводчик, а человек – которого можно послать в командировку в Америку. Знающий американизмы и технические термины. В течении же… В течении не более месяца а лучше - двух недель, найти группу инженеров – от трёх до пяти человек, владеющих более-менее сносно английским. Среди них должен быть обязательно металлург, знающий автомобильное дело и… Специалист по обработке металлов давлением.

- Будет исполнено, Ваше Величество!

И с таким орлами, да страну просрать?! …НЕТ!!!

Ладно, пора спать – завтра дел до чёрта…


Глава 11. Царская работа.


«Помните одно: никогда ему не верьте, это самый фальшивый человек, какой есть на свете», - министр внутренних дел И. Л. Горемыкин.


«Встал я рано - в шесть часов

Где резинка от трусов…?».


Хахаха!

А, ни трусов, ни «резиночек» от них нет – здесь, пока всё на завязочках. Даже, самые что ни на есть, простые мужские носки здесь так хитро-мудро одеваются, что хоть плачь сквозь слёзы… Представляю, хоть пока ни разу не видел - как дела обстоят с женскими чулками: поди, пока их с дамы снимешь, забудешь – для чего это делаешь!

Вспомнил я этот матершинный детский стишок и тотчас нарисовал быстренько несколько рисунков и подал заявку на патент через знакомого «жидовчика» Алексея Николаевича: не сейчас – вовремя войны, так после онной он меня озолотит!


Однако, вернёмся к делам нашим царским…

Сегодня суббота, но дел выше крыши!

Представшего с самого ранья пред мои августейшие очи, коллежского секретаря… Пардон! Штабс-капитана Свиты Феликса Николаевича Ястржембского, я усадил за свой письменный стол и:

- Сегодня нам с Вами предстоит написать несколько законов. Сейчас, я вкратце Вам продиктую основные положения первого, затем Вы его оформите в плане юрисдикции и, представите на подпись… Ну и, так далее – с последующими.

Похаживая туда-сюда, я надиктовывал своему юрисконсульту основные положения…


Первый закон – об отмене «сухого закона110», не вызвал у Ястржембского никаких эмоций.

Однако, лишь от названия второго: «Закон Российской Империи об введении военного положения», у моего юридического консультанта, стали расширяться глаза и приоткрываться рот.

Опережая его вопросы, я:

- Если, что-то будет непонятно по оформлению – проконсультируетесь в Генеральном Секретариате или Имперской Канцелярии.

- Государь! В юриспруденции Российской Империи, принят термин «Исключительное положение» - введённый в оборот в восьмом году Владимиром Матвеевичем Гессеном…

- Кто такой, почему не знаю?

- Вы должны знать – должно быть запамятовали: это - российский государственный деятель, юрист и публицист. Активный член Конституционно-демократической партии, депутат Второй Государственной Думы, руководитель нескольких комиссий по разработке ряда законопроектов…

- Да, что с памятью моей стало… И, что? Такой закон – «Закон об исключительном положении» был принят Думой? Почему не знаю? Почему, до сих пор не действует?!

- Нет… Он был отклонён.

- Ну, вот видите, Феликс Николаевич? Придётся, нам с Вами закон об «военном» и «чрезвычайном» положении - вслед за ним принять, раз нашим думцам «исключительное» положение не нравится!

- Хорошо, Ваше Величество… Но, боюсь что и этот закон, ожидает та же печальная судьба.

Быстро его успокоил:

- А, Вы не бойтесь - а пишите, господин штабс-капитан. «Бояться», я за Вас буду…

Далее – «Закон Российской Империи об ответственности должностных лиц за нарушение приказов Верховного Главнокомандующего, в период действия военного или чрезвычайного положения».

Ну и, наконец – четвёртый - последний, на сегодня закон:

- «Об особой подсудности, в период действия на территории Российской Империи военного или чрезвычайного положения…».


До десяти утра прозанимались с ним «законотворчеством», затем пришлось ехать на панихиду по «убиенным воинам» - такое, пропустить было никак нельзя.


После второго завтрака – награждение казаков из Лейб-Гвардейского Сводно-Казачьего полка. Раздав свыше сорока «крестов», после церемонии пригласил есаула Мисустова к себе в кабинет и, имел с ним беседу. Первым делом, мой собеседник отчитался об проделанной работе – об нюансах по принятию под начало Конвоя Свиты.

Затем, поговорив про организацию моей личной безопасности и, уточнив кое-какие «рабочие» моменты, я его отпустил - а сам взялся изучать письменный доклад по организации моей охраны, составленный Спиридовичем. Сам же генерал уехал в «отпуск по семейным обстоятельствам» в Петроград - как мы и, договаривались.

Мой небольшой «ляп» стал заметен сразу: многие в Свите недоумевали – семья у Спиридовича, оказывается, в Киеве…

- По моим «семейным делам», - быстро нашедшись, стал отвечать так.


***

…Оказывается, Самодержавие в целом и меня самого – любимого, в частности, берегло-охраняло просто уйма народа и куча структур! Но главной и самой «близкой» из них, была Императорская Дворцовая Охрана или просто - Дворцовая полиция под началом генерал-майора полковника Герарди Бориса Андреевича. Она охраняет Самодержца и Семью в её резиденции – Царском Селе.

В пятом году, уже однажды упоминавшимся генерал-губернатором Треповым, эта служба была реорганизована и в ней была создана новое подразделение - Особый отряд охраны, обеспечивающий безопасность царя при выездах. Этот «отряд» набирался в основном из отставников-гвардейцев и насчитывал без малого три тысячи бойцов из различных гвардейских полков при четырех офицерах.

Начальником Особого отряда охраны являлся уже лично знакомый мне генерал-майор Спиридович Александр Иванович. Он охраняет меня и мою семью при выездах из резиденции Императора.

Для охраны моей августейшей особы, от Дворцовой полиции в Ставку было непосредственно откомандировано порядка чуть свыше семидесяти человек, плюс от других структур.

Императорский поезд Ставки охраняют в три линии: первая линия – «живая изгородь», цепь часовых Сводного пехотного полка. Вторая линия охраны, на расстоянии сто шагов от первой – солдаты от Первого Железнодорожного полка. Наконец, третья линия – конные разъезды Лейб-Гвардейского Сводно-Казачьего полка в ночное время.

Эти три «линии обороны» препятствуют проникновению посторонних на территорию Ставки минуя пропускные пункты.


Непосредственно же Особый отряд охраны, обеспечивает взаимодействие всех этих структур, следит за пропускным режимом, устанавливает личность прибывавших лиц и сопровождает их, ведёт наблюдение за «населением» и поддерживает «порядок, тишину и благочиние» на территории, прослушивать телефонные разговоры и так далее…

В принципе, всё достаточно хорошо продумано – надо только навести порядок руками Спиридовича и Минсустова, да добавить отряд личных «секьюрити» - чтоб, всегда были «при теле» и, можно спать спокойно.

До поры до времени!


***

Ближе к вечеру, проводил в Тулу уже получившего высшее унтер-офицерское звание – «зауряд-прапорщик», Максимова Егора Афанасьевича. Пред отправкой на вокзал, как следует проинструктировал его и вручил такие же «бумажки» - как и, капитану-артиллеристу Смыслову Александру Яковлевичу.

Поделился с ним опасениями насчёт «объёмной холодной штамповки» и получил интересное предложение:

- А, может, в горячую на оправке ковать, Вашенство?

Буквально в двух словах и на пальцах, он мне объяснил суть этой нехитрой технологии.

- Ну, что ж – попробуй! Тогда и, вся остнастка за тобой, Егор Афанасьевич! Думай не только, как этот пулемёт будет стрелять… Но и, о том - как его делать.


Зная об пагубном пристрастии господина зауряд-прапорщика к алкоголю, провёл с ним долгую беседу, пытаясь психологически «закодировать» его. В «том» времени, у меня был некий соответствующий опыт: один родственник-алкаш – по линии второй жены, уговорил посещать с ним собрания общества «Анонимных алкоголиков» - чтоб ему скучно не было. Вот я там и, набрался! Опыта…

Однако, помня про фиаско у «родственника», я особенно то, на разовую «кодировку» не полагался. И, опять же, через есаула Мисустова - приставил к Егору Афанасьевичу двух уральских казаков постарше из староверов, со строгим наказом следить за трезвым образом жизни подопечного - как заботливая мать за целомудрием любимой дочери.

- Не обессудь, Егор Афанасьевич, но выпить я тебе разрешу только тогда – когда ты мне пулемёт сделаешь…, - в этом месте я ему заговорщически подмигнул и добавил замогильным голосом, - а не оправдаешь наших августейших надежд – помрёшь трезвенником, причём - очень скоро. Всё понятно?

Тот, вытянулся по стойке смирно и, непреклонно-серьёзно ответил - как клятву какую или обет произнёс:

- Да я всё понимаю. Ваше Императорское Величество… СДЕЛАЮ!!!


И, до самого «отбоя» в первом часу ночи - опять с «законотворчество» с Ястржембским и бумаги, бумаги, бумаги…

Царская работа!


***

На следующий день, отстоял в первый раз обедню в главном могилевском Храме, чувствуя себя дурак-дураком – очень плохо знаю православные обряды.

Когда то, сразу после развала Союза, увлёкся было Православием. Потом увидел по «ящику» Ельцина – крестящегося в Храме и Митрополита, благословляющего его… Так противно стало! Как будто, к чему то - очень грязному прикоснулся. Бросил я это дело, короче и, остался неверующим…

Окружающие посматривали на меня несколько недоуменно… Исполняющий таинства священник, выглядел несколько оторопело и, по всему его виду - испытывал острейшее желание нае…бнуть «Помазанника божьего» кадилом в лоб, как следует. Хорошо, что рядом были Генеральный Секретарь и Имперский Канцлер! Они, незаметно одергивая или, шикая чуть слышно на Самодержца, помогли избежать наиболее западлянских косяков.

Надо срочно – как только немного освоюсь, отделить церковь от государства – чтоб, пореже в таких вот «мероприятиях» участвовать! Заодно, наберу несколько баллов у прогрессивной общественности, особенно – у молодёжи, отменив обязательные уроки закона божьего в учебных заведениях.


***

После второго завтрака встретился и имел длительную продолжительную беседу с занятным старикашкой с прикольными огромными, пушистыми усами – которые поначалу признал за раздвоенную бороду. Присмотрелся… Иттить! Да ведь, подбородок у него совершенно голый! Это, не какой-нибудь цирковой клоун в отставке - сбежавший из мест призрения, а сам глава российского правительства! Председатель Совета министров Горемыкин Иван Логгинович…

Мать моя, Императрица Мария!

Должен признаться, мой посетитель тоже мною в немалом изумлении «любовался», дивясь моему новому обычаю - хотя, уверен: его заранее предупредили про мои «заскоки».


Что я про Ивана Логгиновича знаю111? Если честно, то очень мало! Вроде как по политическим убеждениям – крайне правый монархист, был инициатором разгона Думы в шестом году и в данный исторический момент, пляшет под дудку моей гемофильной Алекс и нашего с нею «Лучшего Друга» Распутина.


Суть его визита в Ставку и аудиенции у меня, в чём?

В Империи только-только прошёл один правительственный кризис и, готов был тут же разразиться второй.

Началось всё, примерно так.

Посетивший весной фронт Министр финансов Барк, узнав о диком бардаке и в частности – нехватке оружия, боеприпасов и прочей амуниции, вернувшись, поставил вопрос «ребром»: правительство должно быть разогнано, а назначенное новое «работать рука об руку» с Думой и общественными организациями – чтоб, как следует снабжать армию, всеми положенными ей ништяками.

Рисунок 55. Председатель Совета министров Российской Империи, Иван Логгинович Горемыкин.

В этом месте – три раза «ХИХИХИ!!!».

В результате, непередаваемых на бумаге интриг и дрязг, Царь согласился уволить четырёх наиболее одиозных на взгляд оппозиции министров – в частности, Военного министра Сухомлинова – уже по самые уши замаранного дерьмом шпионского скандала «полковника Мясоедова». Вместо них, под нажимом «общественности» и Думской оппозиции, были назначены лица «либерального» толка, в частности: Военным министром был поставлен генерал Поливанов – известный своими связями с крупными промышленниками и политиками из Госдумы.


Однако, самого главного – Председателя Совета министров Горемыкина, чью забавную «двухбородую» физиономию, я имею удовольствие наблюдать в сей момент - мой Реципиент оставил на прежней должности.

И, любой – даже, самой тупой горной козе понятно почему!

Пока сей забавный, но в доску преданный старикан находится в своём кресле, царь может пойти на некую «либерализацию» кабинета – чтоб, достичь хоть какого-то согласия с Думой и с «общественными организациями» - под которыми подразумеваются две центровые ОПГ по распилу бюджетного бабла: Земгор112 и ЦВПК113.

Ясное дело, это встретило воистину зубовный скрежет либералов из Думы, надеявшись превратить существующий Кабинет министров в «правительство народного доверия», мирным путём. Поэтому, никакого «согласия» не получилось – дальнейшие события развивались по принципу: дай ему палец - он всю руку по локоть отхватит!

Что было бы, если Николай согласился бы на требования «Прогрессивного блока» и отдал бы на откуп Госдуме право формировать Правительство по своему усмотрению? Так называемое «Правительство народного доверия»? Он, потерял бы власть прямо сейчас - а Россия покатилась бы по «февральской» кривой дорожке, на полтора года раньше! Кончилось бы всё равно – гражданской резнёй и диктатурой: если и не Ленина с Троцким - так какого-нибудь «льва с головой барана»… Вроде генерала Корнилова, то бишь.


Наш, российский либераст – он, ведь только разрушать мастак, а как что-то создавать или на приемлемом уровне управлять - ему уже на дурняк доставшимся, так он - обсе…рается каждый раз и, обос…равшись – тут же разбегается по заграницам «вонять»… Писать мемуары, то есть.

ЭТО – АКСИОМА, ДЕТОЧКИ!!!

Доказано в 17-ом году, было подтверждено в 1991-ом.


Однако, даже под председательствованием Горемыкина, новое «либерализированное» правительство - тут же принялось за своё разрушительное действие. Теперь, их усилия были направленны на Ставку и на её Верховного Главнокомандующего - Великого князя Николая Николаевича. В ход шло всё - включая анонимные доносы на его ближайших помощников генералов Янушкевича и Данилова.

И, опять результат, был для всех крайне неожиданным: вместо замены, действительно - дискредитировавших себя Начальника Штаба и его главного генерал-квартирмейстера, Император снял с должности Великого Князя и, Верховным Главнокомандующим - вместо него назначил самого себя, любимого!

Это решение моего Реципиента перепугало всех: даже самого Горемыкина и министров, не входящих в «фронду» к нему. Лишь осознание того, что фактическое руководство Действующей армией, Николаем было передано новому Начальнику штаба генералу Алексееву - имеющего репутация здравомыслящего и осмотрительного человека, способного рассуждать разумно и, самое главное - популярного в думских кругах, несколько остудило страсти…


Но, не надолго!

Не успел закончиться первый правительственный кризис, как тут же начался второй!

Депутаты Госдумы и министерская «фронда», с новой силой обрушились на Председателя Совета министров. Видать по всему, этот балдёжный старикан очень многим дорогу перешёл: в письмах, найденных мной в архиве моего Реципиента, отставки Горемыкина требовали буквально все – от его же собственных министров, до думцев из «Прогрессивного блока»! И, особенно, на него клыками скрежетал мой предшественник – Великий Князь Николай Николаевич.


Хитросплетения подковёрных интриг, в которых я ещё не смог разобраться и, такое ощущение – вряд ли когда, разберусь.

Этот, Горемыкин - тоже хорош, нечего сказать! Возможно, смещение предыдущего Верховного - было его, моей Гемофилии и «старца Григория» рук дело, а вовсе не думцев - я точно не знаю… Вот он и приехал, «вкусив крови» - требовать замены министров и роспуска Четвёртой Государственной Думы, пока «мазь прёт».

Далее, «реальная» история будет такова: пойдя на его поводу, мой Реципиент уволит нескольких – особо досаждающих Горемыкину министров и 3-го сентября распустит на «каникулы» Думу… Однако, это лишь принесёт новый головняк! Иван Логгинович, до того берега попутает - что его отставки будут хором просить, уже не только министры и Дума - но и, моя Алекс с Гришкой и, даже представители союзников!

Где-то, уже этой зимой или в начале весны, придётся его снять и заменить на другого, не менее забавного старикана - Штюрмера. Что приведёт к новому витку правительственного кризиса, новой смене правительства уже осенью шестнадцатого… Бардак, кем то метко прозванный «министерской чехардой», закончится Февралём и отречением моего реципиента от должности Императора России.


Ну и, что делать?

Что, конкретно МНЕ(!!!) делать? Сделать наоборот – это клоуна нагнать? Что-то изменится в лучшую сторону?! Такое ощущение, что - чтобы я не делал, это приведёт лишь к ухудшению ситуации…

Довольно-таки долго пробеседовали и, я воочию – буквально на своей шкуре, убедился во всех огрехах советского образования. Их здесь в гимназиях, видать, таким предметам учат, что я и названия их не знаю!

Это вам не армия, здесь простым окриком: «СТОЯТЬ, БОЯТЬСЯ!!!», ничего не добьёшься…

Это – ВЫСОКАЯ ПОЛИТИКА!!!

Я пытался беседовать с Горемыкиным аргументированно, убедить собеседника своими – на мой взгляд, разумными постулатами и логическими выводами.

Все мои предложения, в двух словах сводились к знаменитой фразе кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!» Типа, давайте доживём до конца этой войны, а там уже – со всем русским радушием друг другу в глотки вцепимся… Ну и, плюс всякие логические доводы – способствующие нашему с ним взаимопониманию и достижению хоть какого-нибудь консенсуса.

Но… Никакая моя «хиромантия» на него не действовала! Этот, закалённый - в подковёрных баталиях клоун, хоть говорил тихо - чуть слышно, но… Он из меня, буквально «верёвки вил»! А, с тему на тему так ловко перескакивал, что я чувствовал себя второклассником-второгодником - по запарке попавшим на лекцию по сопромату в технический ВУЗ. Самое интересное, что вся его аргументация сводилась к моему же и монархии благу и, так ловко, что я не находился что возразить – разве что попаданческий ноутбук с инфой ему показать, которым меня «высшие силы» - или как их там, не удосужились снабдить!


Так ничего и, не решив я подошёл к окну - давая понять, что аудиенция закончена.

- Вы не намерены распускать Думу, Ваше Величество? – спрашивает напоследок.

- Пока нет. Министрам же, предписываю оставаться всем на своих местах - без каких бы на то, изменений. Как только положение на фронте позволит этим заняться, я сам разрешу все несогласия между Вами и ними…

Хоть и старался не показать виду - но заметно было: вышел надутый как индюк.

Теперь надо написать письма, пригласить и по очереди побеседовать с лидером фрондирующих министров Кривошеиным и Милюковым – одним из лидеров думского «Прогрессивного Блока».

Ох, сколько «царской работы» подвалило… Где там мои секретари?


***

Следующим я принял попросившегося на приём генерала граф Келлера114 Фёдора Артурьевича, командующего Третьим конным корпусом, возвращающегося на фронт после краткосрочного отпуска проведённого в Харькове с семьёй. Кроме всего прочего, граф имел звание Генерала Свиты ЕИВ… Это, один из двух военноначальников, изъявивших желание защитить моего Реципиента в марте семнадцатого. С таким человеком, обязательно надо наладить контакт!

Входит, слегка прихрамывая огромный человек и слегка недоверчиво на меня поглядывая, здоровается:

- Здравия желаю, Ваше Императорское Величество!


Этот генерал умело поддерживал хорошие отношения с моей Гемофилией, которая частенько поминала про него в своих письмах - поэтому я, встретив его у дверей кабинета и, в свою очередь поздоровавшись и пригласив присесть в кресло, тут же живо поинтересовался - нащупывая ключик к доверительной беседе:

- Императрица, в своём последнем письме мне, передаёт Вам огромный привет, господин генерал и, интересуется, как здоровье вашего сына от второй жены? Право, запамятовал его имя… Который, был этой весной с Вами «в деле»?

Холодок недоверия, сразу же был растоплен: граф широко улыбнулся и ответил, слегка картавя на немецкий манер:

- Передайте Государыне, что Борис вполне оправился от полученной этой весной контузии!

ЖЕСТЬ!!!

Должно быть, жаркое было «дело» - раз сыновья генералов, контузии получают!

Рисунок 56. «Первая шашка России» - генерал от кавалерии Граф Фёдор Артурович Келлер

- А расскажите, Фёдор Артурьевич, про весенние бои в Карпатах!


В детстве и юности, частенько приходилось рассказы ветеранов слушать. Правда, Второй мировой войны – Великой Отечественной и, ни разу среди них генералов не попадалось… Поэтому, было очень интересно.

Последовал получасовой, интересный - хотя и несколько экспансивный рассказ генерала Келлера, как в марте этого года, недавно принятый им Третий конный корпус - в составе одной кавалерийской и двух казачьих дивизий, обрушился в ночной атаке в конном строю на австро-венгерскую группу войск - обходившую наш Юго-Западный Фронт с левого фланга и, наголову её разгромил.

Седой уже, как лунь генерал - по-ребячески понтуясь, не забывал упомянуть про своё личное участии в сабельных схватках с венгерскими гусарами… Слегка, попенял ему:

- Ай, ай, ай, господин генерал! Не бережёте Вы себя для Отечества и Престола… Неужели, никого помоложе не нашлось шашкой махать?! Вот напишу Александре Фёдоровне – пусть поругает Вас за ваше безрассудство!

Ничуть не испугавшись, Келлер лихо подкрутил щегольские гусарские усики:

- Так, это в пехоте генералы войска «посылают», Ваше Величество, а кавалерию - «водят»!

Что-то очень знакомое… Так, вроде ж - такое раньше про моряков слышал?


На груди боевого генерала красовался новенький орден «Святого Георгия 3-й степени», а на боку шашка с «моей» личной повестью – награды за те бои, про которые граф упомянул как-то мимоходом. Я про них и, не знал!

- Ладно, «горбатого могила исправит», - типа, махнул рукой я, - просто напишу Государыне, что Вы ни капли не изменились…


Пора начинать и серьёзный разговор, подводя к делам реорганизации армии к боям следующего года - в которых, этот бравый и пользующийся немалым авторитетом генерал, будет мне опорой.

- Как Вы находите наши потери, господин генерал? – спрашиваю, глядя прямо в глаза, - насколько он ужасны, как Вы считаете?

- В кавалерии, потери вполне приемлемые – для войск, готовых их понести для победы над неприятелем, Ваше Величество! – лихо начал Келлер, но затем несколько помрачнел, - а, вот в пехоте… Боюсь, Ваше Величество, что прежней пехоты у нас уже нет.

- Неужели, всё так плохо?!

Впрочем всё, что он сказал, или ещё только собирается сказать - я и сам прекрасно знаю.

«Первая шашка России» печально покачал головой:

- Все подготовленные в мирное время солдаты, уже практически кончились. Получаемые пехотой этим летом пополнения, в значительной части состоят из «ратников 2-го разряда» - то есть людьми уже в возрасте и, до этого не служивших. После нахождения их, в течении нескольких недель в запасных батальонах – где их никто почти не учил, за отсутствием должного числа унтеров и офицеров, их безоружными и кое-как обмундированными толпами отправляют на фронт - где они сразу же попадают в ад самых кровопролитных боёв, которые только знает история!

В принципе, всё это мне уже давно известно, но надо поддержать разговор - «вербуя» этого выдающегося военноначальника, в число моих стойких и даже фанатичных приверженцев:

- Почему так вдруг плохо стало с кадрами? Почему, даже унтер-офицеров нет - чтоб обучить пополнения?!

- «Что имеем – не храним, потерявши – плачем…». Мобилизация в самом начале войны, Государь, была проведена просто на удивление бестолково! Очень часто, призванных из запаса старших унтер-офицеров - имеющих опыт японской войны, ставили не на взвод - а на отделение, а то и просто - посылали в бой рядовыми. Про младших унтер-офицеров, я уж просто промолчу! Эти драгоценные кадры погибли в первых же боях без всякой пользы и, теперь на эти ответственные должности, пехотным офицерам приходится ставить полных неумех115

- Плохо… Унтер-офицер – это основа любой армии! Командуют армией я и он - а все остальные, только передатчики моих приказов. Очень плохо! А как дела обстоят с офицерскими кадрами, господин генерал?

Генерал Келлер, только махнул от досады огромной лапищей:

- Основным пополнением строевых офицерских должностей в действующей армии, уже стали – даже, не больные, старые или увечные тыловики! А всякие, прошедшие четырёхмесячные курсы в «школах прапорщиков» при учебных бригадах, «грамотеи»!

- «Грамотеи»?!

- Ну, да! Сначала туда принимали лиц с высшим образованием, затем – с незаконченным высшим и недоучившихся студентов, со средним… Теперь уж, слава Богу, докатились до просто грамотных!


С непередаваемым гвардейским сарказмом, кавалерийский генерал петушил в хвост и гриву своих пехотных коллег:

- Образовательный ценз снижен до крайнего минимума: теперь, в офицерах и выходца из мещан не сразу найдёшь! Как бы не наполовину, школы прапорщиков заканчивают дети крестьян и рабочих…

Короче, «рабоче-крестьянской», российская армия стала ещё задолго до Октября.

- Ну и вместе с тем, отличившихся унтеров и даже просто – солдат из грамотных, очень часто стали производить в прапорщики прямо на фронте – минуя всяческие учебные заведения…


В этом месте я насторожился: появилась некая идея.

- …Одно хорошо: карьера в пехоте стала просто стремительной! Нужда заставила - пришлось донельзя упростить правила производства офицеров в следующие чины. Подполковника, к примеру, можно было получить после 2-месячного командования батальоном – когда, такое раньше было?! Если раньше не убьют, конечно…Любое ранение у пехотных, тоже - очень важный повод для следующего повышения в чине!

Чтоб, моя «идея» сформировалась окончательно, требуются кое-какие уточнения у знающего дело эксперта:

- А как Вы считаете, господин генерал, какие офицеры лучшие получаются – подготовленные в школах прапорщиков в тылу, или «произведённые» на фронте из «отличившихся» унтеров и солдат?

Хорошенько подумав, Келлер ответил:

- С одной стороны, конечно, какая-то базовая подготовка должна быть – на фронте её не получишь… С другой стороны, в школах прапорщиков учат воевать будущих офицеров, те – кто зачастую сам, ни разу пороху не нюхал! Понятия не имеющих про полевые проволочные заграждения, про значение тяжёлой артиллерии и пулемётов, про роль аэропланов и блиндированных автомобилей… Зато, знающих толк в муштре на плацу!

- Без муштры, тоже – никуда! – я вспомнил своё «приятное» времяпровождение в показательной и образцовой советской учебке, - основа армии – дисциплина, а без муштры её не будет.

- Согласен, да дело то не в этом! Уж поверьте мне, Ваше Величество… Как бы это объяснить… Я…

- Объясните на каком-нибудь простом примере, Фёдор Артурьевич!

- Понял! Вот почему, лошадей в армию мы отбираем: эту – кирасирам, эту – гусарам, эту – в артиллерию, а эта – только в обоз и, годится… А почему, в школы прапорщиков- десятки тысяч образованных молодых людей были брошены без всякого разбора?!

Я глубоко задумался и молчал, «обсасывая» появившуюся идею, а генерал продолжал:

- Конечно и среди «этих» всякие попадаются, порой – довольно способные! Помню этим летом, как-то попросил для охраны штаба стрелковый батальон из резерва… Заходит какой-то совсем мальчишка (двадцать два года, как потом оказалось!) и представляется: «Начальник первого батальона, 409-го полка, прапорщик Василевский!»…

- «Двадцать два года»?! Удивительно! - это, не «наш» ли это будущий маршал Василевский, интересно?

- …Интересуюсь, оказывается из недоучившихся студентов, закончил шестимесячную школу прапорщиков. Однако! Да, раньше - чтоб батальон получить…

Келер, покрутил головой - как будто отгоняя навязчивое наваждение.

Я, слегка светанул «послезнанием»:

- Да! Возможно будущие историки, назовут эту войну «войной прапорщиков116»…

- Это Вы верно заметили, Государь! Я так и, сказал в тот раз своим офицерам: «Еще два года войны, господа и, все вчерашние прапорщики станут у нас генералами!»

Он, басовито хохотнул, но затем помрачнел пуще прежнего:

- Плохи наши дела, Ваше Императорское Величество! Очень плохи.


Хреново, очень хреново… Конечно, всё это я уже «давно» знал, но одно дело - знать, а другое – услышать от очевидца.

- Фёдор Артурьевич… Судя по всему, в эту зиму на фронте надо ждать некого затишья. За этот период, нам жизненно важно восстановить нашу пехоту – без пехоты нам войны не выиграть! Причём, восстановление надо начинать снизу верх - от рядового состава, унтер-офицерского и офицерского… Вы бы не могли мне в этом помочь?

- Это моя святая обязанность! Пред Господом Богом и присягой - данной мной Вашему Величеству!

Поменьше бы поэтики и побольше реальных дел… Но, этот генерал, вроде – «реальный пацан», имеющий немалый вес среди генеральской «братвы» и, если он возьмётся за дело, то – сделает!

- Пожалуй нам стоит перенять немецкий обычай «выращивать» офицера из солдат, а не привозить их уже готовыми из тыла… Как Вы считаете, Фёдор Артурьевич?

Генерал скептически хмыкнул:

- У германцев, всяк призывник грамотен! Из любого, хоть счас фельдфебеля или даже обер-офицера готовь… А у нас грамотный рядовой – большая редкость и, потеря каждого – невосполнима.

- Разве лучше, когда один «грамотный» - но неопытный офицер и, мало того – по своим личностным качествам, не годящийся занимать командную должность, погубит целое отделение неграмотных солдат? Взвод - а то и, роту? БАТАЛЬОН(!!!) – как Вы сами пример привели?

Генерал Келлер несколько смутился:

- Ну, не знаю… Что Вы предлагаете, Ваше Величество?

- Я предлагаю за период затишья создать новую Русскую армию – старая уже себя изжила и с честью погибла на полях сражения в Восточной Пруссии, в Галиции и в Польше! Первым делом для этого, надо постепенно перейти на следующий порядок комплектования подготовки кадров: в тылу, лишь проводится трех-четырёх месячная общая военная подготовка новобранцев и, более длительная – шесть месяцев или год, обучение техническим специальностям: пулемётчика, наводчика, связиста и так далее… Всех подряд: дворян, крестьян, грамотных, не шибко грамотных – на общих основаниях!

Генерал, внимательно слушал и в глазах его я видел неподдельный интерес и заинтересованность.

- …Затем, новики поступают в запасные подразделения – учебные роты или батальоны при полках действующей армии, где опытные солдаты, унтеры и офицеры учат их всяким фронтовым «премудростям» - учат воевать, говоря по-русски. Заодно, к новичкам присматриваются – кто на что годится, пока на лишь короткое время выводя на передовую в окопы – давая им время обвыкнуться, «понюхать» пороху, послушать свист пуль…

- Пока, всё замечательно, Ваше Величество, продолжайте! – в полном восторге воскликнул мой собеседник, ударив себя по коленке ладонью.

- Уже на этом этапе можно выделить молодых, грамотных солдат с задатками лидеров и, отправить их в полковые школы для обучения на унтер-офицеров…

- Правильно! Каждый начальник будет стараться выбрать лучших: от них его карьера как офицера и, быть может – сама жизнь зависит! – Келлер, сильно возбудился, - и учить унтера в этой «полковой школе» будут ДЛЯ СЕБЯ(!!!), а не для чужого дяди.

- Однако, позвольте я закончу, Фёдор Артурьевич!

- Ой… Ради Бога извините, Ваше Императорское Величество…

- Ничего, ничего! С кем не бывает… Так же и, дальше: уже опытные унтер-офицеры, направляются в дивизионную школу прапорщиков. Повоевавшие и набравшиеся боевого опыта прапорщики – в корпусную офицерскую школу… Ну и, как «вишенка» на верхушке торта – ускоренные курсы при Академии Генштаба, для проявивших себя офицеров. Это – будущие полковники и генералы. А самый главный принцип Вы уловили точно, господин генерал: каждый военноначальник - направляя претендента на следующий чин на учёбу, будет твёрдо знать - что он готовит его ДЛЯ СЕБЯ!!! С ним ему воевать, побеждать или умирать.

Подумав, я вспомнил кое-что из опыта Великой отечественной войны и добавил:

- Сегодня же напишу указ, чтоб все раненые без всякого исключения, после излечения направлялись в свою «родную» часть!

- Преклоняюсь перед мудростью Вашего Императорского Величества! – воскликнул восхищённо генерал.


Помолчали, каждый про себя осмысливая сказанное и услышанное… Остался нерешённым один вопрос:

- Однако боюсь, даже для создания такой системы у пехоты уже нет кадров, - заглядываю через глаза в самую генеральскую душу, - Фёдор Артурьевич! Кавалерия не могла бы поделиться с пехотой унтерами и офицерами?

- Ваше Императорское Величество!- Келлер прижал руку к груди напротив сердца и слегка поклонился, - просите что угодно – жизнь за Вас и Отечество отдать, но только не перевода в пехоту! Да и, чему кавалерист может научить пехотинца?

- Быть офицером, может научить! И, обратно – самому научиться пехотному бою: в этой войне, коннице такое не помешает.

- Я всё понимаю. Ваше Величество… Но, большинство офицеров-кавалеристов, посчитает перевод в пехоту незаслуженным наказанием.

Вскрикиваю, в неподдельной досаде и нетерпении от генеральской непонятливости:

- Господи… Да, не навсегда же! Пусть, каждая кавалерийская дивизия возьмёт шефство над находящейся поблизости пехотной и, на зимний период займётся подготовкой их начальствующего состава… В одной же лодке плывём! И, «тонуть» будем все вместе – пехотинцы, кавалеристы, артиллеристы и, прочие - моряки и сапёры…


Келлер, надолго «завис»… Затем, с воодушевлением:

- Хорошая быть может идея, Ваше Величество!

- Вот и, возьмитесь за её реализацию – с вашим авторитетом, господин генерал, обязательно получится! Задержитесь в Ставке на недельку, напишите - что для этого Вам понадобится и, затем мы издадим соответствующий приказ.

Глава 12. Штирлиц, Юстас и дни хлопот…


«5-го сентября. Суббота.

Утром лило и стало холодно — днем было не больше 8°. Просидел за докладом час и три четверти. Немцы все прут в свободное пространство между Двинском и Вильною. На Западном фронте они нажимают на некоторых направлениях, а на Юго-Западном фронте дела идут хорошо. Днем покатался по большаку дальше Ставки и прошелся по версты. В 6 час. поехал ко всенощной. Несколько раз мочило дождем. После обеда поиграл в домино».

Из дневника Императора Николая Второго.


Первые десять дней сентября, пролетели - как един миг!

В понедельник 31 августа, Мордвинов съездил на городской почтамт и привез мне письма с адресом «Юстасу, до востребования». Так в этот день я, среди всего прочего, ознакомился с первыми донесениями своего секретного агента в собственной же Ставке.

Ну, от агента Штирлица я в основном заполучил чисто сплетни - хотя и, представляющие для меня некий интерес.

Например, у отдельных офицеров в Штабе по поводу смещения мною Великого Князя Николая Николаевича с должности Верховного Главнокомандующего:

«…Прорвалось озлобление по поводу случившегося. Пошел слух, что Великого Князя свалила "немецкая партия", что теперь скоро заключат сепаратный мир с немцами…».

Другие же, наоборот считали что:

«Был предупрежден государственный переворот, предотвращена государственная катастрофа…117».


Я отложил «донесение» и призадумался…

Возможно, вот именно с этого момента Февральский переворот стал неизбежен: офицерство и генералитет раскололся на два враждующих, непримиримых лагеря.

Одни, видя полную дальнейшую бесперспективность монархии - с таким Императором и Наследником, сделали ставку на приход какого-то «диктатора» - коего видели в Великом Князе… Соответствует ли он по своим личностным качествам этой «должности» - другой вопрос!

Другие, понимая - что ни к чему хорошему это не приведёт, оставались верными – хоть и «бесперспективному», зато законному Государю.

Если рассуждать логически, переворот произошёл так: в течении следующего года, после кратковременных военных успехов, систематических неудач и, политических скандалов – следующих один за другим, позиции первых неимоверно усилились, а вторых - критически ослабли.

Что стоило прожжённым политикам из Госдумы, Центрального Военно-Промышленного Комитета и «ЗемГора», спровоцировать совершенно не разбиравшихся в политике генералов на переворот – пообещав им Николая Николаевича-Младшего в российские Пиночеты?! А потом кинуть их через «болт»: ведь, уже оказанная услуга – ничего не стоит!

Тогда, всё сходится и «Приказ № 1» - разрушивший Русскую армию до основания и, «Избиение младенцев» - массовая «чистка» командования, проведённая первым Военным министром Временного правительства Гучковым и, многое-многое другое - выстраиваются в стройную, логическую цепочку.

Значит, исходя их этого постулата, предотвратить оба переворота и Гражданскую войну, я смогу или примирив две эти группы генералитета или истребив «первых»… Не обязательно в прямом смысле этого слова!


Радует, что к «закладной» прилагались списки и, тех и этих… Мой Штирлиц, определённо далеко пойдёт!


Однако, в данный момент, особенно бурные страсти, бушевали вовсе не из-за этого!

Естественно, слух об убийстве мною генерала Жилинского скрыть не удалось и, опять же - офицеры разделились на два лагеря: за меня и против! Было, даже несколько попыток дуэлей, пресечённых вышестоящим начальством. Причём, даже те - кто не одобрял мою «мокруху», считали - что Жилинского я грохнул за дело, просто не надо было делать этого свои руками. Типа, только маякни Государь и, любой из них сделал бы это сам – на дуэли. Блин, что за менталитет – всё им «маяковать» надо!

Ну и, были у особо проницательных офицеров и генералов, некоторые опасения – что одним Жилинским дело не окончится, что скоро:

«…Генеральские головы полетят!»

Надо бы, не подвести этих «нострадамусов»… Но, это – дело серьёзное и, как любое серьёзное дело - требует предварительной кропотливой подготовки.


В основном же, Штирлиц перемывал косточки своему непосредственному начальству – генералам Алексееву, Пустовойтенко и Борисову, видать за то что - те систематически обносили его чинами да орденами:

«Назначение Алексеева на столь высокую должность привело к большим разговорам среди генералов. Некоторые его повышение приветствовали, другие же - из них первый генерал Рузский, считали его несоответствующим новой должности. Рузский особенно сильно и довольно часто критиковал Алексеева за его работу…».

Вот те, на… А я то считал, что Алексеев и Рузский – «кореша» ещё те! Может, они позже состаканились – перед самым свержением моего Реципиента?

«На должность генерал-квартирмейстера Алексеев привез с собою генерала Пустовойтенко. Это - ничем не проявивший себя до сих пор, генерал Генерального Штаба, назначению которого все без исключения офицеры Штаба удивлялись…».

Так, так, так… Приходилось мне «там», читать мнение некоторых историков о неумении генерала Алексеева подбирать себе помощников. Надо бы принять меры и подогнать моему Начальнику Штаба, более адекватных подчинённых… Это для меня жизненно необходимо! Но, чуть попозже.

Получил я представление и, о царившем в Русской Императорской Армии кумовстве:

«…Генерал Борисов - однополчанин Алексеева, его друг, советник и вдохновитель. Борисов имел какую-то историю в прошлом, был уволен в отставку и это прервало его карьеру. Он заинтриговал сразу многих, а с прежних мест службы Борисова стали приходить целые легенды о его закулисном влиянии…».


Борисов…? Кажется, помню такого - виденного мною на первом докладе у Алексеева: такой маленький, кругленький, несколько неопрятно одетый «малыш» -старающийся держаться несколько в стороне.

Короче, Алексеев, воспользовавшись служебным положением, своих дружбанов наверх тащит. Надо бы это дело пресечь!


А, вот это донесение агента, заставило меня напружить хвост - как легавую при виде дичи:

«Штилиц - Юстасу: генерал Рузский, командуя армией в Галиции на Юго-Западном фронте, проделал штуку, которая очень характерна вообще для наших больших военных: во-первых - забыл об интересах русской армии, зато очень хорошо помнил об интересах генерала Рузского. Во-вторых - не исполнил отданного приказания своего начальника генерала Иванова, сознательно его нарушив…».


***

Опять Рузский…

Это тот самый генерал Рузский - который вместе с Алексеевым, принудил моего Реципиента подписать отречение. Причём, вроде бы в довольно грубой форме: если верить некоторым источникам - приставив к голове револьвер.

А может, как-то пораньше его за ж…опу взять? Надо подумать…

«А, какие у Вас будут доказательства?».

Так, так, так… Нужны неопровержимые доказательства о измене Рузского. Пристрелить его собственноручно, уже не получиться: этот генерал сейчас в фаворе у российской общественности. Если, убийство крайне непопулярного Жилинского, вызвало у господ офицеров столько эмоций - то после Рузского… Кгхм…

Так, так, так… Генерал Иванов… Может тот, что интересное расскажет? Небось, злой он как сто чеченов - на не выполнившего приказ подчинённого…


СТОП!!!

У меня же где-то в столе валяется письмо этого Иванова, полученного мной в самый первый день реинкарнации и до сих пор не прочитанное. Так, где оно… Вот, нашёл! Вскрываю, читаю…


Поднимаю трубку прямого телефона связывающего с Генеральным Секретариатом:

- Генерал-майора Свиты Петрово-Соловово, срочно ко мне!

Почти тут же, он прибыл запыхавшийся – видно, бегом бежал:

- Господин генерал! Сию минуту берите у Коменданта Свиты Воейкова автомобиль и срочно мчитесь с секретной миссией к генералу Иванову118! Официально для проверки его сообщения об трофеях взятых им в последних боях, неофициально же… Полчаса Вам хватит на сборы?

- Так точно, Ваше Величество! – рявкнул,- хватит!

Давно к этому генералу присматриваюсь: производит впечатление слегка туповатого - но исключительно исполнительного119 военного. Для выполнения некоторых задач - не требующих долгих размышлений, он просто бесценен!

- Тогда, получите особый пакет - предназначенный лично для генерала Иванова. Выслушаете и запишите – всё, что он Вам скажет, дадите подписать и, тотчас - «аллюр три креста», обратно!


***

Ну, а пока продолжаю «строить» своего Начальника штаба!

Мой шпион Штирлиц при генерале Алексееве, ничего не сообщил об исполнении им моих приказов по пропускному режиму в Ставке и об создании института её представителей на местах. Поэтому, я озадачил Генерального Секретаря Мордвинова:

- Найдите мне офицера – недавно прибывшего в Могилев – чтоб его как можно офицеров Штаба знало, не слишком бросающейся в глаза наружности, как можно более пронырливого и, достаточно при всём этом общительного - для выполнения некого «деликатного» поручения.

Примерно через час, пред мои августейшие очи предстал то ли сотник, то ли хорунжий… Никак, изучить казачьи звания руки не дойдут!

- Завтра с утра, переоденьтесь в мундир полковника, господин офицер…

Тут только дошло, а где он его возьмёт? Хотя… Присмотрелся к нему повнимательнее:

- Можете воспользоваться моим прежним мундиром – Вам, как раз в пору будет. Задание такое: проникнуть в Штаб, завязать знакомство с как можно большим числом офицеров, разузнать как можно больше «секретов» и вернувшись, составить как можно более подробный рапорт. Если возникнут какие-то «недоразумения» с жандармами или особо бдительными офицерами, предъявите им вот это…

Я протянул казачьему офицеру мой приказ о проведении «внеплановой проверки».

- Но только тогда покажите, когда Вас реально арестовывать примутся. Задание ясно?

- Так точно, Ваше Величество! Разрешите приступить к выполнению?

- Приступайте!


На следующий день - второго числа сентября дело было, мой засланец под вечер вернулся и доложился мне лично.

Как и, следовало ожидать - на мои приказы в Штабе положили огромнейший болт и, проверяющий, без особого труда смог проникнуть в помещение и стать «своим» для множества штабных.

- Жандармы, правда, остановили сперва, но я им сказал - что от Вашего Императорского Величества с поручением к генералу Алексееву и, меня пропустили без всякого пропуска, поверив на слово…

- И, что? Даже, ни разу не спросили, кто Вы такой и что делаете в Штабе?

- Нет, ни разу, - пожал плечами тот, - даже, когда с карты диспозицию войск перерисовывал и попросил у них карандаш… Штабные офицеры, такие «душки»! Было дело - предлагали помочь, чем.

Уму непостижимо120!

- Да, не может быть! Неужели, никто ни разу не спросил Вас, кто Вы такой?!

И, тут офицер «прокололся», честно поведав б своём промахе:

- В столовой разве что, Государь! Завтракают у них в штабном собрании - оно устроено из кафешантана, бывшего при гостинице «Бристоль». Захожу, значит, немного опоздав - только поздоровался и сажусь, как ко мне подходят с кружкой и говорят: «С Вас двадцать копеек, полковник!» «За, что?», - спрашиваю. «А, кто ты такой – раз обычаев наших не знаешь?» Оказывается, с опоздавших к началу столау них - десять копеек штрафа на благотворительность! И, здороваться в столовой нельзя – ещё десять копеек штрафа…

Ну, молодцы! Это, они здорово - от безделья придумали.

- Мудрый обычай, что ни говори… Ну, а кормят то у них хорошо?

- Кормят хорошо, Ваше Величество!- облизнулся тот, - сегодня давали кулебяку с мясом и капустой, ростбиф с огуречным салат… Фрукты есть какие хочешь, даже - виноград!

От офицера изрядно «характерно» попахивало - хотя на ногах держался твёрдо, а разговаривал внятно.

- Ну, а пьют штабные что?

- Кофе, чай, молоко…

- «Молочко», видать из под бешеной кобылки было, да? Слегка забродившее…

- Виноват, Государь! Только лишь для вхождения в «образ» - чтоб, не заподозрили, - вытянулся офицер и, руки по швам, - лёгкое вино за отдельную плату, водки у них нет… Почти нет.


«Сухой закон», говорите? Ну, ну…

- Скажите тогда, уж честно: «уже нет»… Что там у них, ещё интересного?

- Да, так – ничего. Бильярд в собрании всегда занят, а в читальне несколько старых газет да журналов.

- Хорошо… Хорошо же, у нас штабные устроились! Отчёт составить сможете или отложить до утра?

- Смогу, Ваше Величество… Но, лучше отложить до утра.

- Тогда отдыхайте.

Хотел было повысить в звании этого прохвоста, но… Ладно, посмотрим как «отчёт» напишет – а то, может и мундира «с царского плеча» ему вполне достаточно будет!

Кстати, в гардеробе царя, этих военных мундиров - как у дурака махорки… Может, распродажу какую устроить или аукцион? Носить то я их однозначно не буду – разве что, когда на расстрел поведут…

Тьфу, тьфу, тьфу!


***

Меж тем, «песок» в часах истории неумолимо сыпался и, как «в реале», 3-го сентября началась так называемая Вильно-Молодечненская операция. Против русских пяти армий противник сосредоточил своих четыре, но при значительном общем преимуществе – особенно в техническом. Нашим, почти пятистам полевым орудиям - в основном лёгким трёхдюймовкам, противостояло без малого тысяча – по большей части тяжёлых немецких гаубиц. Против порядка чуть более тысячи русских станковых пулемётов, у немцев имелось свыше четырёх тысяч – в том числе, много ручных.

В отличии от летних сражений этого лета, германское командование не ставило перед своими войсками особенно «грандиозных» задач на осень. Захватив крепость Ковно, генерал фон Эйхгорн - командовавший ударной группировкой, должен был ударить в стык 5-ой и 10-ой русских полевых армий - прорвать тем самым оборону русских. После чего, выбросив в русский тыл конную группу генерала фон Гарнье - из четырёх кавалерийских дивизий и одной пехотной бригады, германское командование планировало взять важный узел коммуникаций город Вильно - тем самым окружив 10-ую русскую армию генерала Радкевича121.

Даже, без выполнения последнего, потеря нами Вильно делало наше положение весьма пиковым – так как, разобщало фланги наших Северного и Западного фронтов!

Это, так называемый «Свенцянский прорыв», когда германская кавалерия дошла практически до Минска...


Естественно, когда положение на фронте резко ухудшилось, я - как Верховный Главнокомандующий, должен был бросить все свои «бумажные» дела и, периодически - на пару часов в день хотя бы, появляться в Штабе.


***

В первый же день – 3 сентября, заранее предупредив, я прибыл к зданию Штабы и был приятно «удивлён» произошедшими здесь переменами: бравые полевые жандармы, в здание меня не пропустили без наличия разового пропуска – хотя и, жутко краснели и бледнели при этом и даже, сильно заикались!

Ладно, ломаем комедию дальше.

Пришлось вызвать ответственное лицо, удостоверить мою августейшую личность и только тогда…

Доклад Начальника Штаба генерала Алексеева тоже, был совсем другого формата - чем прежде. Сухо и коротко, он изложил обстановку сложившуюся на фронте в данный момент, цифры предварительных потерь, расходов боеприпасов – которые чуть ли не поснарядно, распределял лично. Проинформировал меня о мерах, им предпринимаемых для противодействия противнику…


- Хорошо, господин генерал! Я вижу, ваш оперативный стиль с момента нашей последней встречи улучшился. Ещё, научились бы выполнять мои приказы, а не устраивать мне показуху – вообще, цены бы Вам не было!

- Ваше Императорское Величество! - глаза в кучу, - в чём моя вина?

- А вот это, – я припечатал к столу отчёт моего «ревизора», - почитайте-ка, господин генерал!

Алексеев схватил пачку бумаг и, забегал по горизонтали своими косыми очами, читая… Наконец, он закончил и уставился куда-то в пространство.

- Что скажите в своё оправдание, Ваше Превосходительство?

Слов оправдания после прочтения результатов проверки, у генерала не нашлось… Он стоял и хлопал ресницами, не мыча и не телясь при этом…

- Кому из офицеров, Вы приказали ужесточить пропускной режим? - пришёл на помощь своему Начальнику Штаба я, - звание, фамилия, должность? …НУ!!!

- Полковник Квашнин-Самарин, комендант Ставки Верховного Главнокомандования…

Слегка улыбаюсь, примиряюще:

- А я уж было, грешным делом подумал - что это Вы на меня болт забили, Ваше Высокопревосходительство… Рад был ошибиться: это всего лишь - какой-то полковник, положил хер на Вас!


Со мной был Кондзеровский - дежурный генерал при Верховном Главнокомандующем. Обращаюсь к нему:

- Господин генерал! Распорядитесь передать жандармскому подполковнику Дукельскому, мой приказ об аресте саботажника и проведения тщательного расследования. Пусть выяснит – ГЛУПОСТЬ ЭТО ИЛИ ИЗМЕНА?! Если, просто глупость – «повысить» до капитана и отправить умнеть на фронт. А если измена – повесить, известным образом.

Могильная тишина в зале…

- Как уже можно понять, господин генерал, - снова к Алексееву, - систему проверки выполнения ваших же приказов, Вы создать тоже не удосужились… В этом случае, кто у Вас виноват?

Я очень внимательным взглядом, осмотрел всех присутствующих штабных офицеров.

- Может, Вы? – наезжаю на какого-то, враз побелевшего лицом подполковника.

- Ваше Императорское Величество! - взмолился Алексеев, - это – полностью моя вина: за недостатком времени…

- Хорошо. Раз у Вас, господин генерал, нет времени для создания института представителей Ставки на местах – следящих за правильностью и своевременностью выполнения ваших приказов и, проверяющих правильность донесений Вам с мест, то его создам я.

Пока народ приходил в себя, я «по-английски» свалил.

Забегая несколько вперёд, скажу что комендант Ставки Верховного Главнокомандования полковник Квашнин-Самарин, после тщательного расследования бы не повешен - а признан «глупым» и, отправлен на фронт с понижением в чине на одну ступень…


***

Другой раз, подъезжая к зданию Штаба, я заметил русского штабного офицера, премило беседующего с одним из представителей японской военной миссии при Ставке Верховного Главнокомандующего.

- Господин генерал,- наезжаю на Алексеева после доклада,- ваши офицеры – носители секретной информации, свободно общаются с иностранными подданными. Вам, это известно?

- Так, союзники же, Ваше…

-       «Союзники», говорите?! И, десяти лет ещё не прошло, как мы были с японцами не союзниками, а врагами! А Вы не боитесь, что в случае следующей войны с такими «союзниками», мне придётся перестрелять весь ваш Штаб – как потенциальных шпионов? И, первую очередь – ВАС(!!!), Ваше Высокопревосходительство!

Мой Начальник Штаба, аж дышать перестал и налился нехорошим, нездоровым «румянцем»…


«Ссука косоглазая, ты у меня воевать будешь - а не заговоры против своего Верховного Главнокомандующего плести-устраивать! - как-то, глядя на него подумалось, - или от инфаркта с инсультом сдохнешь!»

- Господин генерал! Приказываю Вам немедленно издать приказ по Ставке и, в целом по всей действующей армии, об запрете военнослужащим любых несанкционированных контактов с иностранными гражданами - кем бы они не были. Об каждом такой случае, участник должен написать объяснительную в ближайшие органы контрразведки или жандармерии… Не поставившие же с известность – скрывающие свои контакты с иностранцами военнослужащие, должны считаться потенциальными агентами иностранных разведок и не допускаться до документов и информации, имеющий закрытый характер… В отношении их должно быть немедленно проведено сначала служебное, затем – в случае злого умысла, уголовное расследование.


***

Меж тем, положение на фронте стало настолько критическим, что генерал Алексеев, на всякий пожарный, предложил перенести Ставку куда-нибудь - ещё более вглубь страны. Были названы города Калуга, Вязьма…

- Владивосток! – с самым серьёзным лицом, потроллил слегка я своих военноначальников.

Полюбовавшись очумелыми генеральскими физиономиями, внутренне над ними поржав, я озвучил свой выбор:

- …Прикалываюсь, господа стратеги! Город Коломна – вот отличное место под Ставку Верховного Командования. Именно там, мы её и расположим.

- Почему Коломна, Ваше Величество? – спросил Алексеев.

- Потому что, я так хочу! – как «отрезал» я, - без промедления высылайте соответствующие службы для поиска мест расквартирования, господин генерал.


Ещё выяснилось, что никакой серьёзной защиты в Могилеве – на случай внезапного появления врага нет. Были лишь части и подразделения охраны от всяких неприятностей моей августейшей особы и Свиты: Лейб-Гвардейский Сводно-Казачий Полк, Первый железнодорожный полк, да Гвардейский жандармский эскадрон… На совещании, генералом Кондзеровским было предложено сформировать из награждённых солдат особую пехотную часть – «Георгиевский батальон», для охраны Ставки и царской резиденции и назначить его начальником полковника Пожарского, недавно вернувшегося из госпиталя после тяжёлого ранения.

Высказавшись, все обратили взор на меня:

- А почему кавалеристов, в частности - казаков обижаете, господа генералы? А наши доблестные артиллеристы, чем вам не угодили? Или, нет среди них своих георгиевских кавалеров?! Неправда!

Против такой логики, генералам возразить-сказать было нечего…

- Тем более, любая пехота сама по себе не воюет, господа «стратеги»! Ей нужны свои подвижные части и подразделения поддержки… Предлагаю создать не батальон, а «Бригаду Георгиевских Кавалеров» - в составе одного-двух пехотных батальонов, эскадрона линейной кавалерии, разведывательной сотни из казаков и артиллерийского дивизиона. Начальников я выберу и назначу сам – прошу предоставить мне списки нижних чинов и унтер-офицеров награждённых Георгиевским Крестом и, подчинён он будет тоже - лично мне!

Это будет учебный центр российской штурмовой пехоты, а командовать им будет… Здесь, надо подумать.


***

Через три дня, вернулся посланный к генералу Иванову с «секретным» поручением, генерал Свиты Петрово-Соловово. Конечно, тот в своей победной реляции «немножко» приврал – раза в три, о чём доподлинно узнал мой проверяющий и весьма скурпулёзно доложил в своём письменном докладе…

Но, главное не это. Он, кроме самого генерала Иванова, опросил весь штаб Юго-Западного Фронта! Быстренько пробежавшись по довольно-таки пухлой кипе бумаг, что он привёз, я довольно потёр руки: Рузский, практически у меня в кармане – компромата на десять генералов хватит и ещё на сотню полковников останется! Осталось только заручиться поддержкой от Алексеева и руками одного Иуды, повесить на надлежащей осине другого.

А к этому генералу, с такой прикольной фамилией, стоит присмотреться повнимательней! Держится он очень хорошо и довольно независимо, а на «язычок» временами бывает довольно остёр. А не поручить ли, ему…?


В прекрасном расположении духа, я обратился к Петрово-Соловово - генералу для поручений при Верховном Главнокомандующем:

- Борис Михайлович! Что-то, Вы у нас в генерал-майорах долго засиделись… Да и, должность у Вас какая-то… Не соответствующая вашему богатому жизненному и боевому, так сказать, опыту.

Генерал, был явно и далеко не юн, однако – «живчик» ещё тот!

- Готов служить Вашему Императорскому Величеству на любой должности! – от радости, он больше поклонился, чем ему приличествовало бы.

Старательный, исполнительный служака… Очень хорошо!

- Мне нужны свои личные представители в действующей армии – для контрольных функций. Вы не согласились бы, господин генерал-лейтенант, возглавить Комитет Представителей Верховного Главнокомандующего?

Звание «генерал-лейтенант» я произнёс как вопрос уже решённый (что мне, жалко что ли?!) и, у Петрово-Соловово, «в зобу дыханье спёрло»:

- Почту за самую высокую честь, Ваше…

- Вот и, славненько! Начнём с представителей на фронтах, затем – до следующей весны, будем постепенно снижать и снижать «планку»…, - тут, конечно, ещё много-много думать надо, - вплоть до дивизии включительно.

Конечно, Борис Михайлович - даже на вид, производил впечатление недалёкого и слегка туповатого - хотя и честного малого… Так, на этой должности именно такие и нужны! Следить, чтоб генералы в точности выполняли приказания вышестоящих штабов и подавали последним более-менее правдивую информацию. Честность и исполнительность - вот и, всё - много ума, что ли надо?!


Тотчас, мною было написано задание агенту:

«Юстас-Штирлицу.

Немедленно, обязательно - через вторые или третьи лица, как можно сильнее скомпрометировать генерала Рузского перед генералом Алексеевым, поставив последнего в известность про его высказывания. РАЗРЕШЕНО ВСЁ!!! Например, пустить слух, что Государь желает заменить Алексеева Рузским на посту Начальника Штаба».


***

Дня через три, будучи на очередном докладе в Штабе, я - вопреки обычному, всё время загадочно молчал - бросая не менее загадочные взгляды на Алексеева, от которых тот почему-то покрывался бурыми пятнами. После доклада, я подошёл к Начальнику Штаба и полушёпотом сказал:

- Нам надо с Вами поговорить тэт-а-тэт, господин генерал! Не изволите ли, совершить это в вашем кабинете?

Генерал явно ещё больше поник духом, но довольно бодро ответил:

- Почему же нет, Ваше Величество?! Прошу, следовать за мной…

Пока я шёл за вмиг ссутулившейся спиной «моего косого друга», я ловил взгляды на того его подчинённых – более приличествующие на его же похоронах, средь которых было немало злорадных. Знать, хорошо мой Штирлиц поработал!


Довольно-таки скромный кабинетик, кстати! Я большего ожидал у своего Начальника Штаба.

- Вы достаточно долго общались и даже «работали» вместе с генералом Рузским, Михаил Васильевич, - сразу же перешёл я на доверительный, вкрадчивый тон, ещё незнакомый моему собеседнику, - мне настойчиво говорят, что это - лучший русский генерал и, он заслуживает более высокой должности… Так, ли это?

Генерал Рузский, на тот момент был Командующим Северного Фронта и «более высокая должность», могла быть только должность… Правильно!


Как, «мой косой друг» «завёлся»… Мать, моя – Императрица Мария… Хорошо ещё – царский генерал, а не советский, иначе бы у меня - только от одних матюков, уши отсохли! Про один только Львов – на три тома уголовного дела наговорил!


- Ну, хорошо… Всяк из нас может дать маху – не ошибается только тот, кто ничего не делает, - плеснул новую дозу «керосинчика», - то, дела прошлые и мы про них забудем – ведь в этом году под Варшавой, Николаевич Владимирович очень хорошо себя проявил!

Алексеев, завёлся пуще прежнего, брызгая слюной так, что пришлось отступить от него на пару шагов:

- Львов, не единственный раз, Государь, когда генерал Рузский «дал маху»! В  Лодзинской операции, наоборот – он издал указ отступать, несмотря на достигнутый успех 1-ой и 10-ой армий! По причине чего, попавшая в окружение группа германских войск генерала Шеффер-Бояделя смогла выйти к своим! И в недавних августовских операциях - именно действия этого генерала, стали причиной катастрофы 10-й армии!

Я скрипнул зубами: «Повесить бы вас обоих с Рузским – на одном осиновом суку»!

- Как же так?! – типа, растерян, - ведь, общественность России просто без ума от этого блистательного генерала… Неужели, всё врут - неужели за ним никаких побед не числиться?!

- Об этом «прославленном» генерале, наша общественность имеет совершенно превратные представления, Ваше Величество! Его единственная удача, было просто делом случая. Я там всё подготовил, а затем - решением Великого Князя Николая Николаевича, Северо-Западный фронт разделили на Северный и Западный… Мой правый фланг отдали на Северный фронт – генералу Рузскому. Он провёл то сражение, по моему плану!

- Какой ужас…

- «Блистательный генерал!», - Алексеев презрительно фыркнул, - он, выбирая себе людей, всегда держится правила брать себе что-нибудь «серенькое» - чтоб, «блистать» на его фоне. Чего только Бонч-Бруевич – его начальник штаба, стоит!

Кстати, этот самый генерал Бонч-Бруевич – брат «того самого» Бонч-Бруевича, видного большевика.


Однако, «клиент созрел» и пора «брать быка за рога»!

Вернувшись в своё «обычное» состояние, твёрдым – не допускающим возражения, голосом говорю:

- В таком случае пишите, господин генерал!

- Что писать, Ваше…?

- Всё то, что Вы только что мне сказали! В форме рапорта Начальника Штаба действующей армии своему Верховному Главнокомандующему… НУ!!!

- Разрешите спросить…

- Хочу отдать генерала Рузского под суд! Если не напишите, господин генерал, доказательств у меня уже достаточно, чтоб повесить вас обоих. Персонально Вас – за покрытие преступника! Вы меня поняли?

Навытяжку и руки по швам – как только что призванные зелёный салага, перед матёрым дембелем:

- Так точно, Ваше Императорское Величество!

То-то, же!

- Тогда садитесь и не спеша, всё обстоятельно пишите – я никуда не тороплюсь…


Куда бы он делся – написал! Пряча рапорт в недавно приобретённый небольшой кожаный саквояжник, я напоследок:

- Вплоть до определённого момента, всё должно оставаться между нами, Михаил Васильевич! И слухи не опровергайте – даже, пред своими самыми ближайшими сотрудниками. Пусть все думают, что в самое ближайшее время я заменю Вас Рузским – заодно, всех своих ненавистников вычислите!

Попрощавшись, я - в конце нашей беседы накричав на Алексеева за какой-то пустяк и, со свирепым лицом выскочил из его кабинета…


«Юстас – Штирлицу:

Хорошо поработали! 10 тысяч рублей дополнительного годового жалования вскоре поступят на ваш счёт. Далее от Вас требуется, воспользовавшись ситуацией, конкретно – слухами об скорой отставке Алексеева, постараться с ним сблизиться, одновременно опорочив в его глазах Пустовойтенко и Борисова».


Конечно, были у меня сомнения, что этой «закулисной вознёй» я помешаю генералу Алексееву исполнять двойные: за себя и «за того парня» - за меня то есть, обязанности… Ведь, кроме своих прямых – Начальника Штаба, он фактически выполняет и обязанности Верховного Главнокомандующего. Однако, вспомнив - сколько времени, тот «в реале» проводил только за столом моего Реципиента, да ещё во время многочисленных богослужений им устраиваемыми, вмиг успокоился.

Я его практически не отвлекаю!


Глава 13. Корона из Российской Империи.


«Его взгляд на себя, как на провиденциального помазанника божия, вызывал в нем подчас приливы такой самоуверенности, что ставились им в ничто все советы и предостережения тех немногих честных людей, которые еще обнаруживались в его окружении…Трусость и предательство прошли красной нитью через всю его жизнь, через все его царствование, и в этом, а не в недостатке ума и воли, надо искать некоторые из причин того, чем закончилось для него и то, и другое …Отсутствие сердца и связанное с этим отсутствие чувства собственного достоинства, в результате которого он среди унижений и несчастья всех близко окружающих продолжает влачить свою жалкую жизнь, не сумев погибнуть с честью», - известный юрист Кони.


Кстати, насчёт «Форда»!

Мой Генеральный Секретарь сообщил, что нашёл мне переводчика - но это…

Я уже заждался «толмача» на инглишь-мову, если честно, поэтому недослушав:

- Тащите его сюда, не мешкая!

Модвинов, по ходу, уже привык - что у Самодержца на многие вещи «память отшибло», поэтому не удивился моему упорному нежеланию самому писать по-английски:

- Извините, Ваше Величество, но это Джонсон122 - личный секретарь вашего брата Великого Князя Михаила Александровича.

Ну, пипец!

- А, что? Больше никого, кроме этого… Хм, гкхм… Так сказать – «секретаря», во всём Могилеве не нашлось?

Виновато пожал плечами – типа, не вели казнить:

- Если не привлекать офицеров Штаба, разве что, в английской дипломатической миссии при Ставке… «Жидовский», понимаете ли, городишко – этот Могилев!

Ладно, в конце концов - Мордвинов тоже не волшебник!

- Этот гомо… В смысле – «секретарь» моего брата, он и, технические английские термины знает?

- Говорит, знает – всё же, как-никак артиллерийское училище закончил.

- А мой брат – Великий князь Михаил, ещё не выехал в Ливадию - как я ему наказывал?

- Выехал ещё вчера, Ваше Величество…

- А, что ж своего… Хм, гкхм… Своего… Так, сказать – «секретаря», в Могилеве забыл?

Рисунок 61.Жонсон (Джонсон) Николай Николаевич — личный секретарь и друг Великого князя Михаила Александровича.

Мордвинов, понимающе ухмыльнувшись, пожал плечами в полном недоумении:

- Говорит, для улаживания неких дел личностного характера, Ваше Величество.

«Личностного характера»… Ишь, ты! Оставил при мне своего соглядатая, бисексуал долбаный. За мной посматривать…

Что-то, через-чур много постороннего народу при моей Ставке ошивается! Надо бы в этом деле навести порядок. Но, чуть позже…


***

Почему мой «названный» брат Великий Князь Михаил Александрович – «бисексуал»? Ну, это у матушки-природы спросить надо: она так чудит бывает - что только диву даёшься! Хорошо ещё, что не полный педик – как ныне и присно покойный, благодаря бомбистам-террористам (хоть какая-то от них польза!), бывший московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович – брат Александра III и родной дядя Николая II.

Вот же парадокс: Михаил Александрович же, из-за любви к женщине мог даже пойти на грандиозный скандал - что он и сделал, женившись на особе с «репутацией» определённого рода. Всё Дворцовая Полиция, бросив ловить революционеров, пыталась воспрепятствовать этому - но не смогла123!

Так что, законно стать Императором после отречения Ники, Михаил никак не мог – из-за своего морганатического брака.


Но, видать бабы, моего братца удовлетворяли лишь отчасти…

Я, когда «там» читал про их с Джонсоном «крепкую мужскую дружбу» - у современных мне официальных российских историков и примкнувших к ним попов Русской Православной Церкви, то просто под компьютерный стол от угара падал!

«Михаил и Джонсон сблизились еще во время учебы в Михайловском артиллерийском училище, где Михаил был всеобщим любимцем. Оба возвышенны и романтичны, просты и доверчивы…».

 Ага, «сблизились»… И куда, только папа - Александр смотрел? На дно рюмки, что ли?!

«Братство – основа отношений воспитанников Михайловского училища. Без подлинного братства (дру-жины, ‘другой жены’), готовности умереть за брата-воина, не выиграть сражения. Воинов связывают узы верности и братской любви, готовности отдать жизнь за ближнего. В идеале побратимство двух, в более высоком идеале – всего войска и в еще более высоком – побратимство всего человечества…»

Ну, полный улёт! Это, чё курить надо - чтоб такую забористую фуйню писать?!

«Михаил и Джонни клянутся в вечной дружбе. Никто и ничто на земле не сможет их разлучить! Вместе они пройдут земной путь, и в вечности будут в одном уделе.

Их дружба приводит в восторг сокурсников, многие пытаются им подражать…». 


Ну, это ещё что, вот это ваще – ЛЮТЫЙ АБЗАЦ!!!

«Изумительна девственность Джонсона. Она происхождением не от ортодоксии, где считается приличествующей только монахам или в лучшем случае монахам в миру…».

Я СЧАС УСЦУСЬ!!!

«Девственный Джонни обожает Михаила. По окончании Михайловского училища на несколько лет друзья расстаются внешне, но их переписка не прекращается…».

«Девственный»… Они, что? Умудрились – почти через сто лет, покойнику в дупло заглянуть?!

 Арестовали моего «названного» братца, кстати, вовсе не большевики – ещё «временные» демократы с либералами.

«Испытуется любовь в этом мире… Испытуется и дружба.

После событий октября 1917-го английский посол Бьюкенен, наладивший связи с большевистским правительством, предлагает Джонсону вернуться в Англию. Оставаться в России рискованно.

‘Я не уеду один’, – отвечает Джонсон и ходатайствует перед Бьюкененом о Михаиле. Думает не о себе, а о брате! Британское правительство отказывается принять великого князя, и Джонсон отказывается ехать в Англию. ‘Где бы ни был Михаил, я останусь с ним!’».


Прикольно, что уже после Октября, Джонсон писал письма лично Ленину - с просьбой, так сказать – «воссоединить» его с арестованным ещё временными либерастами, Михаилом. Ну, Ильич – не будь дурак, «просьбу» и, уважил! Народ на Урале суровый, про «толлерантность» и слыхом не слыхивал и, вскоре двумя гомиками на Земле стало меньше.


Ну и, естественно, двух этих «друзей», Русская Православная Церковь при демократах объявила святыми великомучениками… Куда же, без этого?! Что б, интересно, наши попы без большевиков делали – откуда «великомучеников» брали?


Не, в принципе мне нет дела – кто с кем с спит. Но терпеть ненавижу блудливых историков и, иже с ними проституировающих перед властями святош! Вот и, «прошёлся» по двум этим «голубкам» - уж извиняюсь, кому против шерсти.

Невольно подумалось:

«Да, любовь – страшная (особенно, у этой «категории», хахаха!), всё преодолимая сила! Перед которой всё пасует – даже костлявая старуха-смерть, с косой на плече…».

СТОП!!!

Так, так, так… «Сила», говоришь?

А, ведь любую «силу», можно применить в качестве полезной и, с максимальной пользой - если хорошенько подумать головой, конечно! Сдаётся мне, использовать этого «секретаря» в качестве простого, «одноразового» переводчика – непростительное расточительство ценного человеческого ресурса.

- Запускайте секретаря Николая Николаевича Джонсона, господин генерал!


***

Вскоре, предо мною предстал знакомый (по фотография «там») тип в штатском пальто, низенького роста и, слегка запоминающимся пухлым - даже одутловатым лицом, несколько напоминающим некое земноводное из русских сказок. И, что в нём «мой» младший братишка Мишка нашёл, интересно?! Ну, у этой «категории», свои критерии мужской красоты…

Представ пред мои ясны очи, тот представился на английском:

- Good morning, Your Imperial Majesty!

- Ладно, господин Джонсон, не напрягайтесь! – сморщился я, - произношение у Вас ещё хуже, чем у моего брата!

Ну, это я из своего «послезнания» взял… Джонсон, несмотря на фамилию – чистокровный русский и английский для него неродной. А так как, в детстве у его не было возможности иметь личного гувернёра-англичанина, как у Николая с Михаилом - то и, акцент у него был ещё тот… Слегка напоминающий нижегородский.

- Извините, Ваше Величество, - донельзя вежливо, слегка поклонился тот, - право, не понимаю - зачем Вам нужны мои услуги, как переводчика…

- При чём тут «переводчик»? Вы направляетесь с некой секретной миссией в Америку, так сказать – «под прикрытием», а «переводчик» - это чтоб никто, ни о чём не догадался… Ферштейн?

- «С секретной миссией»? «В Америку»…?! – захлопали выпученные по-жабьи глаза.

- Вы, господин Джонсон, имеете дефект слуха или родом из Одессы? - резко перебиваю, - слушайте меня внимательно и постарайтесь всё понять или запомнить с первого раза…


Походив туда-сюда и собравшись с мыслями:

- Эта война становится «войной моторов» – автомобили, аэропланы… Очень скоро, ещё что-нибудь придумают. По части моторов, Россия отстала от ведущих мировых держав, так - как в своё время, ацтеки отстали от явившихся на их континент испанских матадоров…

- …??? Может – от «конкистадоров», Ваше Величество?

- Да…??? Спорить не буду: столько лет прошло – теперь, разве установишь достоверно? Дело не в этом… Нам нужно немедля догнать технологично развитые державы и, даже их перегнать - причём очень быстро! Иначе, разделим судьбу древних шумеров… I'm sorry - индейцев!

- Как мне стало известно, наиболее быстро и дёшево делает автомобили промышленник Генри Форд в Северо-Американских Соединённых Государствах. Вот, туда Вы и, направляетесь с группой инженеров! Цель вашей миссии, господин Джонсон: любой ценой подружиться с этим господином и, как можно скорее, заключить с ним выгодный для нас договор об постройке в России – нашего собственного или с ним на паях, автомобильного завода. Впрочем, всё изложено очень подробно вот в этих сопроводительных инструкциях – Вам остаётся только исполнить их, приложив максимум усилий.

Указываю на целый том с текстом, наскоро сделанными чертежами, схемками и рисунками - который уже успел надиктовать.

- Ваше Величество! - со всей искренностью приложил рук к сердцу тот, - для этой «миссии», больше подошёл бы какой-нибудь дипломатический чиновник с «Певческого моста»…

Из «Министерства Иностранных Дел», он хотел сказать…

- Если бы, у меня было в запасе хотя бы года три - я бы так и, поступил! Думаете. Господин Джонсон, я связался бы с Вами?! Но мне надо, чтоб уже следующей весной, этот завод заработал!

Хотя бы автосборочный и, хотя бы - производительностью на пару тысяч фордиков-грузовичков в месяц…


«Размечтался! – урезал я осетра, - хотя бы пару-тройку сотен сперва, а к зиме – около пятисот. Ну и, при нём кузнечно-прессовое оборудование - так сказать, «двойного назначения»».

- Вы и, без меня знаете - как привыкли работать наши чиновники! Они, до весны только чесаться будут, а до следующей осени - бумаги оформлять…

Ну а у «девственного» Джонни - в отличии от равнодушного чиновника, мотивирующий стимул есть сделать всё это как можно скорее – «воссоединение» с «возлюбленным» Михаилом:

- Как только договор с Генри Фордом будет подписан, сразу же можете возвращаться к Великому Князю в Ливадию… Ну, или он выедет к Вам в Америку – по вашему обоюдному желанию.

«Пряник», он более всего эффективен - когда взаимодействует с «кнутом». Доказано, всей историей человечества! Поэтому:

- В случае же, неудачи… В случае любой вашей оплошности, - я «премило» улыбнулся, оскалом белой акулы-людоеда, - поверьте мне, господин Джонсон: я найду способ выразить Вам с Михаилом Александровичем своё неудовольствие, неким подобающем в этом случае образом!

От сказанного мною ледяным тоном, меня самого – аж, передёрнуло! А «девственного Джонни» прошиб холодный пот и, проняло до самой его многострадальной задницы…


По древней истории я не особенно «копенгаген» и, очень часто путаю монголов с татарами, татаров с болгарами, Александра Невского с ханом Батыем и древних шумеров с ещё более древними украми… Ну теми, что першими из воды на сушу вышли и научили динозавров сцать стоя.

Но, доводилось как-то читать, что власти одного древнегреческого города - в грозный момент нашествия безжалостных врагов, выставили против них триста пар любовников-гомосексуалистов… И те, типа, все до одного пали на поле брани - но враг был устрашён стойкостью боевых пи… Ээээ… Древнегреческих героев и, дальше не прошёл!

Вполне правдоподобная история - исходя из знания человеческой психологии: всяк гетерообразный, в такой ситуации к семье бежит – к брюхатым жёнам и сопливым детям, а кто государство оборонять будет?

ХАХАХА!!!

Прикалываюсь…

В общем, «потенция» у «голубых» есть и, причём немалая - если правильно её использовать! Думаю и, этот не оплошает – чтоб быстрее вернуться к «обожаемому Михаилу».


***

Здесь, ещё вот что.

Хотя, с самого начала войны в Главное Управление Генерального Штаба (ГУГШ) и Главное Артиллерийское Управление (ГАУ), со всех сторон посыпались жалобы о нехватке всевозможных видов вооружения и различных предметов снабжения, практически до самого лета 1915 года, Ставка российского Верховного Главнокомандования не могла составить исчерпывающую картину о своих потребностях. При ней не было, ни своего специального компетентного органа, ни одного сколько-нибудь толкового специалиста планирующего снабжение Действующей армии и за этого отвечающего.

По идее, функция снабжения была прикреплена как дополнительная «нагрузка» к Управлению дежурного генерала под началом генерал-майора Кондзеровского… Однако, тут всё так печально, что плакать хочется!

В итоге, требования и запросы поступали не централизовано - а целым потоком непроанализированной и, подчас противоречивой информации, в коей ГАУ просто тонуло. Причём, не только из войск - но из Госдумы, от общественных организаций типа «ЦВПК» и «ЗемГора» и, даже от отдельных «активистов» радеющих за Отчизну, но больше – за собственный кошелёк.

Надо полагать, что и заказы за пределами России - сперва производились бессистемно и хаотически, привлекая интернациональные сонмы всевозможных аферистов - спешащих урвать кусок русского пирога в такой «мутной» среде.


Наконец, когда ситуация со снабжением русской армии стала приобретать характер национальной катастрофы, Военное ведомство зашевелилось и, одним из первых шагов в правильном направление будет посылка в октябре этого года, «Особой комиссии» во главе с вице-адмиралом Русиным, для участия в конференции министров снабжения стран Антанты. В составе комиссии, между прочим, находился всем известный оружейник – полковник Фёдоров. Главная цель «миссии» Русина – заключение контрактов в странах Антанты на производство и получении всего необходимого для русской армии и промышленности. В «ведомости», которую везла с собой «особая комиссия» находилось двести с лишним наименований видов готовых изделий, полуфабрикатов и сырья: от подошвенной кожи до 12-ти дюймовых орудий.

Однако, кроме других препон как внешнего - так и внутреннего характера, мешало то обстоятельство, что экономики Британии и Франции сами – только-только перестроились на военный лад и ещё не удовлетворили в полной мере потребности собственных армий. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтоб сообразить - запросы русской армии будут удовлетворяться по остаточному принципу! «В реале», более-менее сносно, союзническая «помощь» пошла в Россию с середины 1916 года – когда, как говориться: «пить боржоми» уже было поздно.

Волей-неволей, «центр тяжести» по поставкам в Россию военных материалов стал смещаться «за океан» - в Северо-Американские Соединённые Штаты, то есть.


Вот я и подумал: а может на год или хотя бы на полгода, опередить события? Сразу перенести приоритет по закупкам необходимых русской армии и промышленности товаров в Америку?

Результатов от миссии вице-адмирала Русина, оказалось чем от неё ожидалось – да и, это неудивительно! Сам её глава слабо соображал в сухопутной тематике, полномочий имел мало, да плюс ещё знаменитая российская бюрократическая волокита… Многочисленные согласования по каждому пустяку: запрос в Военное министерство, рассмотрение, уточняющий вопрос в комиссию Русина, ответ, снова запрос, одобрение, выделение денег…

Срывались многомиллионные, уже заключённые было контракты! И, весь процесс начинался сначала.

Ну и, вдобавок ко всему «англичанка» не забывала гадить - заставляя закупать всё через своих банкиров124 (даже в третьих странах), что было дольше и дороже и, опять же – русским доставались лишь «объедки».

Я же хочу назначить руководителем постоянной миссии по военным закупкам в Соединённых Штатах, генерал-лейтенанта Гермониуса125 Эдуарда Карловича и, дать ему самый широкие полномочия. Этот человек очень хорошо знаком с военной промышленностью, обладает твёрдым характером, имеет уже богатый опыт по переговорам подобного рода – участвовал в первых закупках оружия в Японии.

Этот сможет!

Тем более, что подчиняться он будет непосредственно и только мне – Верховному Главнокомандующему.


***

- …Поедите в октябре, поедите естественно - не один, господин Джонсон. С группой чиновников, инженеров, военных и юристов. Но, по переговорам с Генри Фордом Вы – ГЛАВНЫЙ!!! А, «главный», господин Джонсон - это тот, кто за всё отвечает…

Хотел добавить: «собственной задницей» - но побоялся, что тот не так поймёт.

Джонсон, поняв что вопрос об его «командировке» окончательно решён мною и обсуждению не подлежит, молчал - явно не решаясь, спросить об чём-то - очень важном для него.

Ну, а я продолжаю:

- Я вижу, господин Джонсон – Вы, всё правильно усвоили! Подробные инструкции получите перед самой отправкой, а пока садитесь и пишите моё письмо самому господину Генри Форду на языке получателя…

- Я готов, Ваше величество!


Я достал из своего саквояжника давно уже составленную шпаргалку:

«От царя России - автомобильному королю Америки.

Приветствую тебя, брат мой!».

- Ваше Императорское Величество! Разве приличествует Вам так?! - почти вскричал Джонни.

Ну, а я чё говорил? Вполне боевой пи… Переводчик. За честь Престола и Отечества, свой анус жёстко напрягает! Все бы мои подданные так, сцуко…

- Приличествует ли мне, называть господина Форда «моим братом»? – спрашиваю удивлённо, - а почему, Императора Японии - приличествует, а господина Форда нет? Рожей то, я больше - на последнего похож! Негуса Эфиопского, тоже приходится «братом» в посланиях называть: хотя, с виду – носорог ему «брат». Тем более, вспомните историю Государства Российского, господин Джонсон: ради блага Отечества, русским князьям приходилось ездить в Орду и, вообще… «Холопами» ханов себя называть! Ну и где теперь эти «ханы»?! И, где теперь я – потомок этих русских князей?!


«Цель, - как говорили древние, - оправдывает средства»!

Миллионы спасённых жизней подданных, стоят того – чтоб Император Российский «унизился», назвав американского «автомобильного короля» Генри Форда братом.

Тем более, для меня – «выходца» из 21 века, а вовсе ни никого «самодержца», это не унижение вовсе…

А великая ЧЕСТЬ!!!


***

Здесь, есть ещё один - так сказать, «нюанс».

Зная, что до самого вступления САСШ в войну в 1917 году, Генри Форд будет строить из себя целку… Пардон – пацифиста, я напрямую не указывал в письме на военную тематику. Всего лишь взаимовыгодный бизнес и, никакой политики - тем более, войны!

В письме к Генри Форду я, фактически предлагал ему «сладкую конфетку» - практически монополию в России: «Страна наша велика и обильна еси, но автомобилей в ней нет!».

Типа, условия в России - ещё более подходят для развития автомобильного транспорта, чем в Америке – но, являются несколько специфическими. Основной покупатель, будет не из «среднего» и, тем более не из рабочего класса - а мелкие предприниматели, средней руки торговцы… Возможно, зажиточные крестьяне.

В частности, не отказываясь от его нынешней модели «Форд-Т» - как основной для сборки в России, я настойчиво и целеустремлённо подталкивал его к более раннему созданию «настоящего» грузовика – однотонного «Форд–ТТ», который «в реале» тот запустит на конвейер в семнадцатом. Из-за местных тяжёлых дорожных условий, я предлагал оснастить его шести- цилиндровым, пятидесяти– сильным двигателем - от одного фордовского же, не пошедшего в массовое производство автомобиля «для загородных прогулок».

В том, что Форд до весны справится (если захочет, конечно), я нисколько не сомневался! В «реале», например, в 1917 году его фирма за ТРИ(!!!) месяца разработала, изготовила, перевезла через океан и собрала на заводе в Англии ПЯТЬ ТЫСЯЧ(!!!) тракторов «Фордзон».

Вот, что значит – захотеть!

Кстати, я тоже такой хочу! Ну, или примерно такой.

Чтоб, исполнить свою «хотелку», я дополнил «инструкции» ещё одним заказом: малый универсальный трактор-тягач-грузовой автомобиль высокой проходимости, с двигателем - работающем на керосине. Нескоростной - но тяговитый!


Великий Генри Форд строил из себя пацифиста потому, что в момент начала войны у него не было вообще никакого военного производства и, все крупные «жирные» военные заказы от стран Антанты обходили его стороной. Когда же Америка вступила в Первую мировую войну, он вмиг перестроился, перековался и перекрасился и, стал вполне себе заурядным капиталистом-милитаристом! Правда и тогда, он не смог перезаточить свои конвейера на выпуск чего-нибудь серьёзно-стреляющего и перебивался всякой мелочёвкой – поставляя армии каски, противогазы, отдельные части к артиллерии и авиации…

А мне, разве эту «мелочь» не надо? Мелочь, спасающую жизни русских солдат?!

Рисунок 64. Стальной шлем NVADDR образца 1976 года.


Насчёт противогазов и «отдельных частей» потом разберёмся, а пока я сделал несколько эскизов касок и нагрудных панцирей, могущих по моему разумению изготовляться штамповкой на заводах Форда. За образец шлема я взял шлем армии ГДР, а за образец нагрудного панциря – прообраз современного мне бронежилета, взял советский стальной нагрудник времён Великой Отечественной – «СН-42». С характеристиками изделий, я особенно Генри не напрягал и не заставлял его пилить какие-то чудо-юдо «вундерваффли»: оба защитных средства должны держать любую пистолетную пулю в упор и, винтовочную – с расстояния в более чем 800 метров.


Ещё мне известно, что Генри Форд – после вступления САСШ в войну на стороне Антанты, пыжился с помощью «элементарной базы» своего изумительно дешёвенького - но, откровенно убогенького «Форда-Т», создать что-то серьёзное для суровых парней в военной форме. Он проектировал самолёты, танки, даже - подводные лодки и эсминцы под 20-ти сильный мотор своей «Жестянки Лиззи»!

«От великого до смешного – один шаг», как говорится.

Естественно, больших «дяденек» с генеральскими погонами на плечах, такие детские «игрушки» не устраивали… Им надо, что-то побольше, да помощнее: чтоб оно грохотало, ревело, лязгало железом, громко стреляло и всех супостатов до смерти - одним лишь своим видом пужало!

Я же прекрасно понимал: войны двадцатого века, ведутся бронированными машинами – «танки экономят пехоту», говорил Гейц Гудериан. Однако, производить в крестьянской России, даже какой-нибудь вшивенький французский «Рено FT-17» - причём быстро и, в достаточно большом количестве - мне не никогда светит, от слова «никак»!


Ну, а чё делать - когда ннизя, но сильно хоться?!

Правильно – головой надо думать.

Я вспомнил два… Нет, даже – три обстоятельства, казалось бы никак не связанных меж собой:

Первое: фирма Форда «в реале» сконструировала, изготовила и испытала одноместный мини-танк под свой 20-ти сильный двигатель, не принятый на вооружение американской армии из-за крайне низких боевых характеристик..

Рисунок 66. Командиры и бойцы РККА с пулемётом Максима, конец 1920-х — начало 1930-х годов. На снимке нет двух двуколок и двух же ездовых с лошадьми.

Второе: пулемёт «Максим» - основной станковый пулемёт русской армии, (вместе с боеприпасами, запасами воды для охлаждения, всевозможными инструментами и приспособлениями), имеет просто невероятно для стрелкового оружия чудовищный вес! Из-за этого, его расчёт насчитывает десять человек, плюс – две двуколки126 с лошадьми.

В обороне, при позиционной войне, это не имеет какого-либо особого значения. Однако, обороной войны не выиграешь и, поэтому - в следующем 1916 году я намереваюсь решительно наступать и, выбить Германию и её союзников из войны!

При наступлении, передвигающиеся по полю боя большие группы людей - да ещё и с лошадьми и повозками, представляют собой не только хорошо заметную и «лакомую» - но и, легкоуязвимую цель. В расчёт пулемёта стреляет всё, что только может стрелять – это и, дураку понятно. Потеряв хотя бы часть расчёта, пулемёт отстаёт от пехоты и, та - подойдя к траншеям противника, остаётся вообще без всякой поддержки…

ВСЁ!!!

Наше наступление отбито, бой проигран, принесённые человеческие жертвы – напрасны.

Третье: и, тут я вспомнил про одну скромненькую и незатейливую британскую «бронешмокодявочку» периода Второй мировой войны – скромно затерявшуюся где-то между всякими там грозными «Матильдами», «Валентайнами», да «Кромвелями» с «Черчиллями»… Это, так называемый «Транспортёр Брен» - универсальный бронетранспортёр, с превеликим удовольствием используемый всеми воюющими сторонами – даже немцами, с их «зверинцем». Если, конечно – им захватить эту «вкуснятинку» удавалось.


Вот и, мне бы такой – возить «Максим» по полю боя!

Конечно, не под все пехотные пулемёты – это нереально, пока. Хотя бы для ударных частей – находящихся на острие главного удара. Расчёт пулемёта в таких условиях можно сократить вдвое - так что вместимость этой машины, по моим прикидкам, должна быть шесть человек, считая механика-водителя: командир, наводчик, второй номер и два заряжающих.



Рисунок 68. M1918 "Ford", Легкий танк.


Причём, конструкцией должно быть предусмотрена установка «тела» пулемёта на какое-нибудь шкворневое устройство за бронещитком и, возможность ведения огня не спешиваясь.

И не только под пулемёты, кстати, пригодилась бы эта «бронешмокодявка»!

Это может быть передвижной КНП передовых артиллеристов-корректировщиков, тягач для полковой артиллерии, подвозчик боеприпасов, эвакуатор раненых с поля боя…

Что, ещё?

Да, хоть что! Мне бы таких… Да, хотя бы с пару сотен, до мая 1916 года – к началу Брусиловского прорыва.


Уже нарисовал приблизительный чертёжик со своими хотелками, который передам через Джонсона Форду.

Конечно же, с «транспортёром Брэн» - сходство только в предназначении.

Полужёсткое гусеничное шасси, корпус склёпанный всего из восьми бронелистов – способных держать осколки, шрапнели и винтовочные пули – далее, чем со ста метров под прямым углом. Переднее расположение моторно-трансмиссионного отсека: фордовский двигун и коробка от его «Введра с гайками» чёрного цвета, демультипликатор, главный фрикцион «металл по металлу», поворот за счёт торможения одной из гусениц… Скорость – какая получится, лишь бы от пехоты не отстать.

Что, здесь нереального?!


А вот насчёт авиации и авиамоторов, я господина Форда напрягать не стал. В «реальной» истории у него ничего путнего в этой области не получилось и, в альтернативной не стоит начинать…


***

Тут ещё, конечно – вопросы логистики, чтоб всё это доставить в Россию, причём – достаточно быстро.

Балтийские и черноморские российские порты блокированы войной, Архангельск на зиму перемерзает, а до Мурманска ещё железную дорогу не построили. Путь же через всю страну, по Транссибу из Владивостока - длителен и дорог и, напрочь забит другими военными грузами… «В реале», даже сверх дешёвое зерно из Сибири в Петроград вывезти не смогли (вопрос на засыпку: не «смогли» или «не захотели»?) и, оно сгнило там - а народ в столице, конкретно оголодав, принялся в феврале 1917 года майданить по-беспределу и геноцидить мусоров.

Что делать?

Думаю, прежде всего надо навести порядок на транспорте и в портах – это вполне реальная задача и, я даже знаю пару кандидатур на роль «железнодорожных диктаторов» с хорошей «мотивацией».

Далее, надо упорядочить перечень закупаемых за границей военных материалов: думаю, кое-что и сами сможем производить в достаточном количестве – колючую проволоку или лопаты, так зачем же тратить на них дефицитный тоннаж?!

Во время войны, уголь в Петроград везли - аж из самой Англии, через Архангельск…

ЭТО – ПРЯМ КАКОЙ-ТО СЮРРЕАЛИЗМ!!!

У, нас что? Лесов с уже готовыми, только - ещё не срубленными дровами, мало?! Или, уголовников да политических по тюрьмам мало сидит?

Обещаю: скоро будет сидеть больше.

Вот, вам ещё экономия в тоннаже для господина Форда – лучшего друга российского Императора!


Наконец, ещё одно логистическое направление – из портов нейтральных Норвегии и Швеции, по железной дороге через Финляндию в Россию. Есть у меня и, здесь одна - достаточно интересная задумка…


Ещё, вот что, на ту же тему.

Генри Форд, был «докой» в любой сфере: в любой области – за какую не брался, он добивался успеха.

В частности, купив за бесценок находящуюся в глубокой заднице Айронтонскую железную дорогу – проходящую через его «столицу» Детройт, он в короткий срок сделал её образцово-рентабельной, на зависть всем «экспЭрдам» и «спЭциалистам» - утверждавших, что он вылетит «в трубу», взявшись за неизвестное ему доселя дело…

Вот я и говорю: неуж, мой лучший друг Генри откажется прислать группу менеджеров-логистиков, если я его попрошу?

Тут же, продиктовал Джонсону про свою «проблему» и намекнул - что был бы очень признателен, если тот…

Ну, а о цене договоримся! Если что, сдам Форду в концессию Транссиб - хуже революции и братоубийственной резни, однозначно не будет.


Закончив письмо, я предупредил «главу делегации»:

- Конечно, народная мудрость говорит нам: «Что знают двое - то знает и, свинья», но всё же, господин Джонсон… Если хоть кто-то, хоть где-то, хоть разок «хрюкнет» про содержание этого письма - я буду точно знать, кто из нас двоих проболтался! И, Михаил Александрович тут же поедет из тёплой - но временами дождливой Ливадии, в вечно солнечный Магадан – уверяю Вас!


***

Чуть позже, в мои планы относительно Генри Форда, были посвящены Генеральный Секретарь и Имперский Канцлер. Последний, подал интересную идею:

- Если, по вашим словам, Ваше Величество, господин Генри Форд – «автомобильный король» Америки, то почему бы не подарить ему корону?

Поразмыслив, я хлопнул себя по лбу – мог бы и, сам догадаться:

- …Ну, а что?! Это – хорошая идея! А подходящие «камешки» для неё найдутся, Александр Александрович?

Тот, разве что не подмигнул:

- Почему бы им не найтись – ради святого дела, то?! Тем более, американцы – народ пока не избалованный. Им и, попроще что можно… Здесь, главное не стоимость «камешков», а – ВНИМАНИЕ!!!

Тут же были написаны соответствующие указы соответствующим ведомствам Двора ЕИВ, в том числе и придворному ювелиру Петеру Карлу Густавовичу Фаберже - чтоб тот бросал на фуй свои «яйца» и, срочно - в двухнедельный срок, в тайне изготовил среднего достоинства корону - на автомобильную тематику.

Мы, даже сообща нарисовали её предварительный эскиз: мой друг и брат Генри Форд, я уверен – будет пищать от радости и писцать кипятком!


Глава 14. Карамультук для императорской охоты на либерала.


«Ничтожный, а потому бесчувственный император. Громкие фразы, честность и благородство существуют только напоказ, так сказать, для царских выходов, а внутри души мелкое коварство, ребяческая хитрость, пугливая лживость», — Витте.


В начале сентября произошло ещё одно событие – мне принесли на подпись уже заключенный контракт на покупку у японцев 150 тысяч винтовок «Арисака» и 84 миллионов патронов к ним, на сумму порядка свыше десяти миллионов золотом127.

Десять лямов золотом… Это, сколько надо пароходов, чтоб вывезти в Японию?! Стало очень жарко и, пришлось слегка расслабить галстук и расстегнуть воротничок.

На подписании присутствовали специально приехавшие военные чиновники из Петрограда, во главе с помощником военного министра Поливанова - генералом Беляевым, тоже будущим главой Военного ведомства… Последним, в имперский период истории России.

На церемонии подписания, присутствовал и японский представитель при Ставке – вечно чему-то улыбающийся, генерал Обата.

Мне уже донесли, что он всерьёз изучает русский язык и, даже успел прочесть в подлиннике роман Куприна «Штабс-капитан Рыбников»… Про я