КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415184 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153425
Пользователей - 94582

Впечатления

Stribog73 про Варшавский: Человек который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Вудворт: Наша Сила (СИ) (Любовная фантастика)

заранее прошу прощения, себе скачал, думал рассказ. скинул, и только потом увидел: "ознакомительный фрагмент".
мне не понравился, кстати. тухлый сюжет типа "я знаю, но тебе скажу потом. или не скажу". вудворт, своим "героям" ты можешь говорить, можешь не говорить, но мне, читателю, будь добра - скажи! или разорвёшься писавши, потому что ПОКУПАТЬ НЕ БУДУ!
я для чего время своё трачу на чтение, чтобы "узнать когда-нибудь потом или не узнать"? совсем ку-ку девушка.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
каркуша про Алтънйелеклиоглу: Хюрем. Московската наложница (Исторические любовные романы)

Серия "Великолепный век" - научная литература?

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Путевые впечатления. Юг Франции (fb2)

- Путевые впечатления. Юг Франции (пер. М. Яковенко, ...) (а.с. Собрание сочинений-62) 2.98 Мб, 866с. (скачать fb2) - Александр Дюма

Настройки текста:





Путевые впечатления. Юг Франции


КАРАВАН

Пятнадцатого октября 1834 года мы покинули Париж с намерением посетить Юг Франции, Корсику, Италию, Калабрию и Сицилию.

Предпринятое нами путешествие было задумано не как прогулка светских людей, не как экспедиция ученых, а как паломничество людей искусства. Мы не собирались ни безостановочно передвигаться в почтовых каретах, ни хоронить себя в библиотеках — нам просто хотелось побывать везде, куда увлекли бы нас живописные пейзажи, исторические достопримечательности или народные предания. Так что мы отправились в путь, не имея определенного маршрута, а положившись на случай и на собственную удачу, поручив судьбе вести нас туда, где найдется что позаимствовать; при этом нас мало смущало, что свой урожай уже собрали наши предшественники, ибо мы были уверены, что не могут люди собрать в свои риги все колосья, которые посеял Господь, и пребывали в убеждении, что на любом поле, как бы ни тщательно его сжали, всегда останутся колоски, из которых можно связать еще один сноп для обогащения исторических знаний, поэзии или фантазии.

Наш караван составляли Годфруа Жаден, только что поставленный в первый ряд наших пейзажистов двумя последними выставками; Амори-Дюваль, собиравшийся присоединиться к нам во Флоренции, где, знакомясь с творениями великих мастеров, он завершал свое глубокое постижение Рафаэлевой школы, начатое им еще в мастерской г-на Энгра; я, возглавлявший экспедицию, и Милорд, ее сопровождавший.

Поскольку три первые персонажа, только что названные мною в этом ряду путешественников, своими трудами уже более или менее известны широкой публике, я не буду сообщать никаких подробностей, касающихся их нравственных качеств и физического облика; однако прошу позволения остановиться на последнем персонаже, ибо ему суждено сыграть слишком важную роль в этом повествовании, чтобы мы уже на первых страницах не познакомили с ним наших читателей, которые, как я подозреваю, ровным счетом ничего о нем не знают.

Милорд родился в 1828 году в Лондоне, в собачьей конуре при особняке лорда Артура Г***, расположенном на Риджент-стрит. Его отец — террьер, а мать — английский бульдог; оба родителя обладали безукоризненной и длинной родословной, так что их сын соединил в себе отличительные качества обеих пород: внешне это проявлялось в том, что его голову, по своим размерам сравнимую с туловищем, украшали два огромных глаза, наливавшиеся кровью при малейшем волнении, плоский раздвоенный нос, закрывавший часть верхней челюсти, и пасть, распахивавшаяся до ушей, чтобы захлопнуться словно тиски; по духу же своему он был страстный воин, способный, стоило только его возбудить, сражаться с любым живым существом, начиная с крысы и кончая быком, и с любой неодушевленной опасностью, начиная с ракеты, сорвавшейся с места во время фейерверка, и кончая лавой, истекающей из вулкана.

Лорд Артур Г***, большой любитель пари, часто выигрывал значительные суммы благодаря отцу и матери Милорда: первый побеждал в сражениях с собаками своей породы или выхватывал из огня горящие головешки, а вторая умудрялась задушить за определенное время заранее установленное количество кошек и крыс. Лорд Артур Г*** долгое время мечтал соединить несравненные качества двух своих собак в одном существе и уже предпринимал несколько бесплодных попыток добиться этого, как вдруг на свет появился Милорд; в соответствии с чаяними хозяина он получил имя Хоуп, что, как известно всем, по-английски означает «Надежда». Позднее мы объясним, какому стечению обстоятельств он обязан изменением своего имени.

Благодаря то ли своим фамильным чертам, то ли присущим ему природным дарованиям, юный воспитанник лорда Артура Г*** не замедлил проявить способности еще большие, чем можно было от него ожидать: в возрасте четырех месяцев, за неимением соперников со стороны, он уже превосходнейшим образом расправлялся со своими родителями, а в шесть месяцев способен был задушить восемь крыс за тридцать секунд и трех кошек за пять минут. С возрастом, как легко догадаться, его природные и благоприобретенные достоинства лишь развились, так что в два года юный Хоуп, хотя и находившийся в самом начале своего жизненного пути, обладал уже известностью, сравнимой со славой стариннейшей и благороднейшей лондонской знати (само собой разумеется, что мы говорим здесь лишь о собачьей аристократии).

Хоуп пребывал на вершине своей славы, когда в 1831 году Адольф Б., сын одного из богатейших наших банкиров, отправился в Лондон, чтобы провести там некоторое время; среди имевшихся у него рекомендательных писем было одно, адресованное лорду Артуру Г***. Незадолго до этого разразилась Июльская революция, и о ней в ту пору терялась в догадках вся Европа. Тогда еще не считалось дурным тоном признаваться в своем участии в ее событиях; поэтому, когда