КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411885 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150588
Пользователей - 93869

Впечатления

poplavoc про Bang: На рыдване по галактикам (Космическая фантастика)

Книга класс. Смеялся много. Есть мелкие недочеты в вычитке, но написано с большим чёрным юмором. Советую.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Фэнтези)

не знаю, почему 1,62 мега, заблокирована, скорее всего и первая и вторая книги вместе. это - сериал, "легенды пустошей". по книгам я исправил, а эту - только снести. и заблокирована, и вне сериала. коммент для читателей, шоб знали.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Его княгиня (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Штерн: Госпожа пустошей (Любовная фантастика)

заблокирована, кому надо, скину, cyril.tomov@yandex.ru.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AlexKust про Дебров: Звездный странник-2. Тропы миров (Альтернативная история)

Не дописана еще книга

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 6 за, 3 против).

Далекий, как звезды (СИ) (fb2)

- Далекий, как звезды (СИ) 3.46 Мб, 1006с. (скачать fb2) - (vivist70)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



====== Часть I. Глава 1 ======

вечер, среда, 11 марта 2015г.

Здание военной разведки МИ6,

Набережная Альберта, Ламбет, Лондон

— Майкрофт, ты... ума лишился?

Шерлок прикусил губу от сдерживаемой из последних сил ярости, но металлический привкус крови во рту ни на йоту не облегчил его состояния. На душе все так же гадко.

Разумеется, он знал заранее, что в качестве ответного одолжения за снятое обвинение в убийстве Магнуссена, брату потребуется его участие в необычной секретной операции. И, конечно, он не вправе отказаться. Однако к такому гадству он оказался не готов. Дело неопасное, но скверное. Скучное. И детектив не сомневался: оно ляжет на его совесть новым темным пятном.

Мистер Британское Правительство охотится на очередного предателя в рядах своего ведомства: кто-то продает стратегические сведения врагам короны. Хотя, может, это личный неприятель Майкрофта — Шерлок не удивился бы, ведь для брата понятия государственного и личного едины.

— У вас агенты закончились? Как я, в свои тридцать восемь лет, с моим-то прошлым, должен очаровывать двадцатипятилетнюю девушку? — Шерлок сорвался на крик, который неприятно резанул его самого. Нервы...

Хотелось держаться холодно и язвительно. Это лучшая тактика в обращении с высокомерным засранцем, она превосходно себя зарекомендовала. Но, черт возьми, не всегда удается оставаться небрежным и спокойным, сохранять безразличный вид, который так бесит брата! Вот сейчас держать покер фейс не представляется возможным, тот буквально превзошел самого себя!

— Агенты у нас имеются и недостатка в них нет. Но ты — Шерлок Холмс, и справишься с этим делом, — уверенно продолжал давить Майкрофт, с нарочитым равнодушием рассматривая брата. Однако, снисходя к его искреннему недоумению и возмущению, все-таки объяснил: — Дело слишком щекотливое. Лорд Ричард Уэсли — пэр королевства, служит Ее Величеству более пятнадцати лет. Если будет доказано, что он замешан в... — тут Холмс-старший слегка замялся, как бы подбирая слово поделикатней, но не найдя подходящего эвфемизма, лишь пожал плечами. — Если мои сомнения обоснованы, нет гарантии, что он работает в одиночку. А потому ясно, тут требуется кто-то извне. Человек, которому я всецело доверяю. Мне нужен ты, Шерлок.

В кабинете с необычным интерьером в здании военной разведки Великобритании словно сгустился воздух. Шерлок рванул воротник рубашки, ему казалось, что стены, окрашенные в мрачный серо-стальной цвет, смыкаются над ним.

Остается только гадать, что заставило чиновника столь высокого ранга декорировать офис под постапокалиптический бункер. Здесь отсутствуют окна, единственная дверь — бронированная, с наглухо закрытым смотровым окошком. Иллюзия того, что вы оказались черт-те как глубоко под землей, подкрепляется потолочным освещением — холодный свет падает вниз ровными, четкими прямоугольниками. Зеркала, укрепленные друг против друга, будто нарочно искривляют пространство, создавая эффект причудливого коридора, уходящего в бесконечность. Ярко-оранжевые светильники бросают тусклые тревожные блики на матовую поверхность стен.

«В такой обстановке совершенно невозможно думать. Все-таки Майкрофт — опасный псих», — Шерлок зажмурился, сжав виски тонкими пальцами, словно желая прогнать неприятные ощущения, навеянные братом, этим странным местом и их безумным разговором.

Развалившись в кресле за величественным письменным столом, Майкрофт усмехался открыто и злорадно. Он демонстративно наслаждался реакцией младшего родственника, всегда обожал выводить того на эмоции.

Себя он считал полностью свободным от глупых гибельных сантиментов, и потому получал особое удовольствие, глядя, как маленького братишку раздирают чувства, как тот борется с ними. Он все надеялся, что когда-нибудь Шерлок наконец поймет, насколько не нужны мыслящему существу эти розовые сопли и откажется от них. Но, похоже, брату такое не по плечу.

С потолка на лица собеседников падал ровный яркий свет, резко выделяя их черты. Казалось, братья совсем не похожи друг на друга.

Сухопарая, высокая фигура Майкрофта, его благородный лоб с заметными залысинами, массивный грушевидный нос, тонкие губы, привыкшие кривиться в надменной ухмылке. Острые глаза под нависшими, кустистыми бровями. Всегда безупречно одет — костюмы от лучшего портного в Лондоне. Нет, красавцем он точно никогда не был, но в свои сорок пять представляет тип солидного, высокомерного и успешного британского сановника высшего ранга. С виду настоящий тори, он стоит над политикой. «Скромный пост в Правительстве», — как он уверяет при знакомстве, намеренно умалчивая о ключевой роли во внешнем и внутреннем управлении страной.

Шерлок, в отличие от брата, несомненно, красив. Хотя красота эта странная, романтическая и диковатая. Высокие, изумительно четко очерченные скулы, крупный чувственный рот и прекрасные широко расставленные серо-голубые глаза, которые постоянно меняют свой оттенок. Что-то байроническое есть в этих темных кудрях, волной падающих на высокий лоб, в этом долговязом, но одновременно изящном силуэте.

В одежде сыщик предпочитал не походить на брата, отвергая претенциозный консерватизм. В его гардеробе преобладали классические строгие костюмы-двойки и хорошая обувь. Длинное пальто «Белстафф» — неотъемлемая часть облика единственного в мире консультирующего детектива — завершало образ неизменной элегантности и выгодно подчеркивало достоинства его мужественной фигуры.

Однако, некоторое сходство в братьях все-таки заметно: брюнеты, тонкие в кости, порода сказывается в каждом движении. Высочайший интеллект, гении в своем роде. Оба — невыносимо заносчивые, высокомерные типы, чрезвычайно трудные в общении. На первый взгляд, одиночки по натуре. Но ровнять их в этом ошибочно.

Майкрофт считал себя полностью независимым от всех человеческих эмоций, прятал их так далеко, что даже брат называл его абсолютно бесчувственной машиной. А старший Холмс воспринимал это как комплимент, искренне считая всех обывателей назойливыми мошками. Всю жизнь он внушал младшему брату, который с детства эмоционально зависел от него, что неравнодушие к другим людям — не преимущество, а напротив, порождает только слабости и горе.

Именно благодаря Майкрофту, Шерлок с раннего детства затвердил, что если имеется в мире препятствие для логики, то это эмоции и сантименты. Они мутят холодный чистый разум, потому нужно их сдерживать, а лучше просто уничтожать. Младший Холмс, будучи от природы сверхэмоционален, так и не научился управлять своими чувствами. Он загонял их куда-то глубоко в себя, упрямо отрицал их, но контролировать или хотя бы понять не мог. Не помогало ему в этом и легкая степень расстройства личности, проявления синдрома Аспергера. Он не щадил своих чувств, порой порывая душу на клочки, не думал и о чувствах других, вываливая людям на головы правду-матку о них, становясь парией в любом коллективе. В его интерпретации, правила хорошего тона и общепринятая мораль требуются лишь затем, чтобы учить дураков, как жить. Ему они были не нужны.

Но вместе с тем, он всегда отчаянно нуждался в общении, хоть и воображал, что это не так. «Слабость гения — потребность в аудитории», — признавал он надменно. А много ли найдется подвижников, готовых почувствовать себя идиотами и посредственностями рядом с блестящим светочем? Таких святых людей крайне мало. Большинству свойственно высмеивать то, чего они не понимают: чудик, фрик, инопланетянин...

Факт, всем нам нужна родная душа, как бы мы этого не отрицали. Как же страдал Шерлок от непонимания и насмешек людей, пока не встретил Джона Уотсона, который принял его безусловно, со всеми достоинствами, многочисленными недостатками и чудачествами...

Джону удалось отыскать в холодном, черством сердце гения дверку, за которой тот прятал чувства и эмоции, и распахнуть ее. Дружба, братство — все эти сантименты согрели и осветили путь странного одиночки. Но потребность гения в близком человеке оказалась гораздо более сильной и глубокой, чем он готов был признать. Но теперь он хотя бы знал, что он — не бесчувственная машина, у него такие же эмоции, как у других.

Однако, управлять эмоциями Шерлок так и не научился. Сломать сложившиеся с детства стереотипы оказалось необыкновенно трудно. Он все еще считал, что должен бороться, подавлять чувства, ведь они отвлекают, мешают быть гениальным детективом. Но при этом он не готов был идти по головам, пренебрегая чувствами других. Ему совсем не улыбалось становиться послушным орудием, скальпелем в чьих-либо руках. Потому он пытался сопротивляться дурацким планам беспринципного братца. Быть игрушкой Майкрофта — последнее, чего он желал.

— Отчего бы тебе самому не закрутить с этой девицей? — Шерлок против воли обиженно насупился, листая папку с делом Эдена.

Графу, как оказалось, сорок два года, вдовец, детей нет. Из владений остался лишь неотделимый от титула замок Эден-корт с большим парком. Из родственников: родная сестра и троюродные кузены, которые получат титул, если граф не позаботится оставить наследников. С фотографии на первой странице досье смотрел разочарованным взглядом довольно красивый мужчина. Благородные черты немного отяжелели от злоупотребления алкоголем, как определил Шерлок.

— Может, потому что я слегка староват и лысоват для такой прекрасной юной леди? — улыбнулся Майкрофт, небрежно выудив фото, из лежащей перед ним папки, кинул его брату через стол. — Не переживай, эта девушка — не представительница «золотой молодежи». Она образована, скромна и тебе не придется таскаться за ней по модным ночным клубам, — улыбка Майкрофта достигла максимума злорадства, давая Шерлоку надежду, что брат сейчас лопнет от самодовольства. — Если тебя это тревожит, мой милый.

Большая цветная фотография с тихим шорохом скользнула по гладкой лаковой поверхности стола и легла перед Шерлоком, словно призывая оценить по достоинству мягкие, но точеные черты. Серые глаза миндалевидной формы серьезно и прямо смотрели в объектив, в них не было вызова, как не было и робости. Красивые глаза и светлые волосы — фамильная черта, решил гений. Аккуратный носик, высокие скулы, точёная линия подбородка...

Он не собирался сдаваться без боя. Девушка выглядела невинно, слишком юно и, он не мог не признать, очаровательно. Казалось верхом подлости подбираться к предателю-пэру, используя ее как разменную монету. Шерлоку совершенно не улыбалась идея снова становиться коварным соблазнителем, тем более, он сильно сомневался в своей способности привлечь такую девушку хоть чем-то. Бога ради, он на тринадцать лет старше!

Он знал, что нравится представительницам противоположного пола, но, как правило, опытным, уверенным в себе тигрицам, типа Ирэн Адлер. Молоденькие же девицы в ужасе отшатывались, не на шутку напуганные и сбитые с толку фирменной шерлоковской манерой общения, а также его ледяными взглядами. На последние он бывал особенно щедр, когда его что-то бесило. А в девицах бесило многое. Он специально отталкивал этих несносных созданий, всеми способами сторонился дамского общества, избегал даже подруг при каждой возможности. Самому-то себе мог честно признаться, что не любит и не понимает женщин. Да и не желает понимать! Там, где они — прощай логика и тишина.

— Послушай, Майкрофт, это как минимум аморально. Представляю, что скажет Джон... — Шерлок придумал было гневную отповедь, но нетерпеливый жест старшего брата оборвал его излияния.

— Это ты послушай, братишка, — чиновник несколько повысил голос, — кто-то продает секреты страны террористам, на кону жизни тысяч гражданских. И ты мне говоришь о морали? — брови Майкрофта сошлись на переносице, рука беспокойно заскользила по гладкой поверхности стола. — Я верю в тебя, мой мальчик. Ты сможешь по-тихому выяснить вопрос о причастности графа. Ну, а девушка... — он помедлил, высокомерно подняв брови, к нему опять вернулся снисходительно-насмешливый тон, — утешится... Как это обычно бывает с юными особами. У тебя ведь есть опыт... — теперь хозяин странного кабинета откровенно глумился. — А может, ей и утешаться не придется. Ты, братец, в чувствительности порой заходишь так далеко, что вас трудно различить.

У Шерлока зачесались кулаки, но усилием воли он сдержался. Майкрофт нарочно провоцирует, не следует доставлять ему удовольствие, показывая, насколько раздражают такие речи.

— И еще, — тон Майкрофта стал на пару градусов холоднее, — твои друзья, — последнее слово старший Холмс произнес, как название заразной стыдной болезни, — Джон и Мэри, не должны ничего знать об этой операции. Чем меньше людей в курсе, тем надежнее наше положение. Я нарочно назначил встречу здесь — тут можно не опасаться утечки. Пока что информацией владеем только мы двое, пусть так и остается.

На Шерлока взглянул в серьезные и проницательные глаза брата, тот явно ожидал отпора. Но детектив молчал, кусая губы. Он просто не представлял, как будет скрывать все от Уотсонов. Особенно от Мэри, которая, кажется, видит его насквозь. Но также знал, что не собирается впутывать их в эту непредсказуемую шпионскую интригу.

И все-таки соглашаться с Майкрофтом не в его правилах, потому он продолжил протесты, хотя чувствовал: спорить бесполезно, брат все решил. Детектив понимал, придется уступить, но как сдаться? Все в предстоящем деле возмущает и коробит.

— А есть ли другой способ подобраться к этому Уэсли? — спросил он, задумчиво сложил пальцы обеих рук вместе и поднес их к губам. Эта поза всегда помогала сосредоточиться и настраивала Шерлока на рабочий лад.

— Все, что волнует Эдена — лошади и карты. Он вращается в давно сложившемся кружке и большой сноб. И, конечно, он знает тебя, кто ты мне, и сразу насторожится, если ты приблизишься в качестве, скажем, обслуги или нового знакомого. Уверяю, он далеко не идиот. До кабинетной работы в МИ6 он был опытным полевым агентом, — тут опять последовала серия злорадных улыбок, намекающих на превосходство Майкрофта в интеллекте, и Шерлок поспешил отвести глаза, потому что внутренне кипел.

Хозяин кабинета-бункера, естественно, чувствовал возмущение брата, и продолжал, подчеркивая каждое слово, будто тот не в состоянии осмыслить его речь:

— А вот твой серьезный роман с его единственной сестрой, опекуном которой он был, вполне может оправдать ваше знакомство. Он сам захочет встретиться с претендентом на руку родственницы. Тебе останется только произвести положительное впечатление. Уверен, влюбив в себя леди Диану, ты легко добьешься приглашения в их захудалое поместье, где, по проверенным данным, лорд встречается с членами террористических групп под предлогом охоты на дичь.

— Но зачем пэру королевства идти на предательство? — Шерлок запустил пятерню в непокорные кудри, словно желая вырвать их. Сказал и тут же пожалел: понятно и без объяснений — деньги.

— Причина всегда одна и та же, братец, — невесело усмехнулся Майкрофт, понимая, что тот и так уже все понял. — Уэсли в долгах, поместье начало приходить в упадок еще в середине прошлого века при его деде, десятом графе Эдене. Сейчас — это несколько жилых комнат, оборудованных в бывшей лакейской. При гостях открывают гостевое крыло. Поместье и замок, впрочем, вообще его не заботят. Он не старается ничего восстанавливать или хотя бы сохранять. Да это и невозможно с его средствами. Даже просто содержать эти камни в наши дни... — Майкрофт безнадежно махнул рукой. — Все, что его интересует — скачки, охота, собаки. Когда я искал источник утечки, обратил внимание, что крупные суммы денег поступают на счета Эдена именно после охоты в Эден-корте. Где, кстати, любил охотиться еще Карл I, — Шерлок беспокойно заерзал в кресле — если Майкрофт начнет тут блистать энциклопедическими познаниями, он и к утру домой не попадет. Однако, брат продолжил вполне по делу: — Крупные суммы поступают дважды в год — весной и осенью, но деньги не идут графу впрок. Все они остаются у букмекеров. Лорд бьется в долгах, не в силах преодолеть пагубную страсть. Живут они скромно по меркам их окружения.

— Ну, а работа в МИ6? — Шерлок не одобрял потребности некоторых людей просаживать деньги. Сам он никогда не думал о деньгах, они просто имелись или нет, вот и все. Если Джон говорил, что средств на банковской карточке недостаточно, Шерлок брал следующее дело, а доктор сообщал клиенту размер гонорара. Детектив не мог вспомнить даже смутно, заботило ли его когда-нибудь отсутствие денег. Вероятно, удалял подобную скучную информацию.

Тут его осенило, что, видимо, в прошлом Майкрофт решал такие проблемы. Мысль неприятная, Шерлок тряхнул головой, прогоняя ее. Но старший брат, как всегда дьявольски наблюдательный, явно прочитал его, и сухой смешок проехался по натянутым нервам детектива.

— Ты вдруг вспомнил, что обычные люди погрязли в денежных проблемах, которые тебя, дорогой мой, никогда не волновали? — к великому удовольствию Майкрофта по щекам Шерлока пополз румянец. Он прекрасно знал младшего брата, по-своему любил и беспокоился о его благополучии. Впрочем, делал это весьма своеобразно, и никогда не давал забыть, кто тут старший и самый умный. — Жалование лорда Уэсли в ведомстве покрывает лишь текущие расходы, не более. Хотя траты немалые: любовница в Лондоне, да и автомобиль не из последних — Mercedes-Benz SL-класса.

Выдержав паузу, старший из братьев деловито и как бы между прочим произнес:

— По сведениям из надежного источника, у Эдена в поместье два раза гостил покойный Джеймс Мориарти.

Шерлок вздрогнул. Словно молния прошила его при упоминании имени старого врага. Мертвого врага, который упрямо не желал мирно покоиться в могиле, по-прежнему не давая жить спокойно.

Майкрофт продолжал, словно не замечая смятения брата:

— Естественно, гостил под чужим именем, иначе службы давно занялись бы лордом Уэсли, — Майкрофт многозначительно провел костяшками пальцев по досье графа. — Но до последнего времени не было повода его подозревать. Даже сейчас я не могу дать расследованию официальный ход, он скользкий как угорь, вывернется.

— В чем конкретно ты его подозреваешь? — Шерлок нетерпеливо подался вперед, но брат его разочаровал.

— Утечка, братец, утечка. Все, что я могу сказать, — Майкрофт хитро посмотрел на раздосадованного собеседника и прищурился. — Сейчас лучше сосредоточься на очаровательной сестре лорда Эдена. Я тебе почти завидую.

Нагло и вальяжно развалившись в кресле, Майкрофт кинул Шерлоку тоненький прозрачный файл с данными леди Дианы.

— Меня даже не интересуют женщины, — возмущенно фыркнул Шерлок. Он еще кипел негодованием, но имя Мориарти сделало свое дело, сопротивлялся он больше из вредности, чем из желания отказаться. — Ты ополоумел, предлагая эту роль мне!

— Надеюсь, ты вживешься в эту, как ты говоришь, роль, насколько это необходимо, чтобы не провалить дело, — лицо Майкрофта стало серьезным, только глаза искрились смехом. — Ведь, в противном случае, игра будет испорчена и лорда нам взять не удастся.

— А я надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — прорычал Шерлок и вскочил на ноги, небрежно засовывая файл с фотографией леди во внутренний карман пальто. Уже в дверях, с неудовольствием оглянувшись на брата, хмуро спросил: — Сколько ты даешь времени?

— Два-три месяца, не дольше. Столько смогу тянуть с разоблачением. А потом придется объяснять Кабинету, почему Ричард Уэсли не допускается до секретной информации. Добудь неопровержимые доказательства его вины, братишка.

Шерлок только кивнул, тряхнув кудрями, и стремительно вышел из кабинета, как всегда не закрыв за собой дверь.

~

поздний вечер, среда, 11 марта 2015г.

Лондон

Мрачный серо-черный сумрак пал на город. Редкие прохожие тенями скользили в желтых пятнах фонарного света и исчезали во мгле. Все они, конечно, торопились домой, чтобы укрыться от пронизывающей сырости. А вот Шерлоку Холмсу сегодня совершенно не хотелось спешить. Да и куда?

Стремясь рассеять неприятное впечатление от недавнего разговора с братом, он глубоко, полной грудью, вдохнул сырой ночной воздух, в котором поровну смешались вольная свежесть ветра и гарь бензиновых паров. Что бы ни случалось в жизни, у него оставался Лондон — город его одиночества — любимый, беспокойный, здесь каждая подворотня знакома с юности. Эти улицы всегда полны движения, никогда не пустеют. Мимо, мелькающим бесконечным потоком, несутся автомобили, непрерывный рев двигателей глушит любой звук.

Ощущение абсолютного одиночества в этом огромном человеческом муравейнике привычно овладело им. Ненастными вечерами он предпочитал затеряться в толпе, бродить в лабиринте улочек, мерзнуть под порывами ледяного ветра на набережных, укрыться где-нибудь в заброшенном склепе на старом Хайгейтском кладбище или под арками моста Ватерлоо. Все лучше тоскливой тишины его квартиры.

Он привык быть один, смирился с этим. Почти. Да и не то чтобы одиночество его сильно расстраивало, изолированность от толпы идиотов — это даже здорово. Привычно с детства.

Но иногда оставаться наедине с самим собой невыносимо. Любое отвлечение предпочтительнее страшных, нехороших мыслей, которые рождает пустота вокруг. Лучше сутками работать, бесцельно бродяжничать, ставить никому непонятные эксперименты, только бы не оставаться с самим собой. Но часто выбора просто не существует, приходится терпеть себя — всего такого гениального. И даже бравировать этим, если уж совсем больно.

С одиночеством часто приходит отчаяние и самые темные часы депрессии, когда мир вокруг и серая скука будней почему-то особенно тяготят. Эти страшные периоды чаще всего совпадают с бездействием, когда нет работы, загадок, ничего, что можно забросить в ненасытную алчущую топку, какой в такие дни представлялся Шерлоку его собственный мозг.

Неуемный зуд мелькающих мыслей, невозможность сосредоточиться хоть на чем-то, делали его слабым, почти больным. Тогда чудовища, спрятанные в потаенных глубинах сознания, вырывались на поверхность и отравляли его кислотным ядом сомнений в правильности избранного пути. Искушали невероятными возможностями, которые он смог бы открыть, если бы направился дорогой, предначертанной только ему, сторонился друзей и сантиментов, стал бы машиной без эмоций. И он тонул в волне бесплодных сожалений или мучился чувством вины за ущербность существования.

Иногда уступал этим демонам, срываясь в бездну, падал, скатывался вниз в грязную яму наркомании. Начинал сначала: поднимался, выкарабкивался к жизни, а в кровь разбитая душа еще долго саднила. А порой накатывало: не покончить ли разом с дьявольской тишиной вокруг, да и бесов прихватить заодно; он не особенный среди ординарных, он — монстр, фрик. Плевать на толпу, однако, здесь она права...

Его гений — божественный дар, светлый, острый как лезвие разум — скорее проклятие, чем благословение. Предательски оборачивается против своего же хозяина в черные периоды жизни. Мириады мыслей мелькают со скоростью света. Вот уж действительно — горе от ума!

Существуют способы сделать эту хаотичную лавину более вязкой, осязаемой: наркотики и слабая, но легальная замена им — никотин. Курить в доме запрещено, потому выручают никотиновые пластыри, штуки три разом.

Скрипка также иногда помогает сосредоточить поток сознания. Четкая упорядоченная дорожка из нот, часто легкая и воздушная, а порой напоминающая кошачий концерт, неспешно направляет его, и, следуя мелодии, быстротечная лавина мыслей, образов и дедуктивных заключений смиряется, течет не так стремительно, позволяя сосредоточиться на чем-то одном. Иногда Шерлок играет сутки напролет, пока онемевшие, стертые до крови пальцы не перестают слушаться, а чаще — пока кто-нибудь с руганью не вырывает инструмент из ослабевших рук.

Однако только когда в его жизни появился Джон Уотсон, Шерлок впервые по-настоящему осознал, как беспросветно был одинок прежде. Бывший военврач стал не только идеальным компаньоном для детектива-консультанта Шерлока Холмса, он сделался близким человеком. Первым настоящим другом. Лучшим другом.

Скромный доктор спас нелюдимого гения от удушающего вакуума, в котором тот существовал до их памятной встречи. Одиночество отступило, но хорошие времена быстро прошли, сменившись бесплодными скитаниями по Европе и муками плена. Два года... Он исчез, оставив Джона оплакивать свою безвременную кончину. Жестокая, но необходимая мера.

В годы разлуки, в самые мрачные моменты он с тоской вспоминал о доме, о Лондоне. О Джоне. Лишь надежда на будущее помогла выжить среди смертельных опасностей ссылки. Преисполненный радостного предвкушения от возвращения, он не сразу понял, что потерял...

С тех пор прошло уже полтора года, а он так и не привык жить один и отчаянно скучал по былому. Все время забывал, что Джон — больше не сосед по квартире. Это так глупо и иррационально, Майкрофт не устает насмешничать. Конечно, супруги Уотсон теперь его постоянные спутники, но что-то между ним и Джоном надломилось, это стало понятно вскоре после возвращения.

— Разбитую чашку не склеишь, Шерлок, — со значением произнес брат, когда воссоединение друзей завершилось побоями. — Как ни старайся, прежней ей уже не быть.

Шерлок тогда не поверил, но отношения, конечно, изменились. Чувствовалось, что, несмотря на уверения, Джон так до конца и не простил. Возможно, уже никогда не простит.

Вообще, жизнь необратимо ушла вперед. Как-то незаметно Шерлок и сам стал другим и нет уже пути назад, к партнерству «Только вдвоем против всего мира». Конечно, они по-прежнему лучшие друзья и так же рискуют вместе, готовы умереть друг за друга, но со стороны Джона исчезло безграничное доверие, которое отличало их отношения прежде. Будто он отныне не верит ни одному слову детектива, вечно подозревает в обмане, уловках. Впрочем, Шерлок не мог его винить.

Хотя Шерлок рад и тому, что у него есть. Они с Мэри неплохо ладят... Он не винил ее за тот выстрел. Инстинкт самосохранения опасного хищника. Как глупо было надеяться, что дружеские чувства к нему победят звериные инстинкты киллера. Потому Шерлок постарался примирить супругов. Ради Джона и его счастья он пошел и не на такое...

Теперь, когда Уотсонам ничто не угрожает, они с новорожденной малышкой частые гости на Бейкер-стрит и помощники в Работе. Последние месяцы он ведет по два-три дела одновременно, едва прерываясь на короткий сон, когда совсем кончаются силы. И это хорошо: терять себя в расследованиях, погружаясь в решение загадок. Уйти бы в работу с головой... Жаль, что дело, порученное ему Майкрофтом, совсем другого свойства. Отвратительно.

Холмс приостановился возле парапета на мосту Воксхолл и глянул вниз: ледяной мартовский ветер упрямо нагонял воду. Сегодня ночью Темза такая страшная, тревожащая. Мутный, черно-бурый поток несется между гранитными опорами, пенясь и закручивая водовороты. Вполне соответствует его настроению. Шерлок слегка повел плечами от холода, поднял воротник и оглядел мерцающие огнями берега, тонущие в туманной мгле. Знакомый до мельчайших подробностей город, сейчас кажется чужим и далеким. Тяжелые низкие облака несутся, подгоняемые порывами колючего ветра.

Все так же неторопливо Шерлок перешел Темзу, изредка поглядывая на бурлящий внизу поток.

Ярко освещенная набережная с ее оживленным автомобильным движением осталась позади, сквер Бессборо-гарденс выглядел этой ночью зловещим черным провалом. Шагая мимо темного парка, Шерлок с досадой перебирал в памяти издевательские увещевания брата и довольно мрачно оценивал перспективы на ближайшие недели.

Он не из тех, кто тщательно планирует наперед, и не сказать, что полная риска жизнь его утомила. Он любил Игру. Наверное, не сумел бы жить спокойно, без приключений. Однако порой для победы требовалось идти против собственной природы, лгать, совершать подлые, бесчестные поступки. Убивать. Все чаще Шерлок задавался вопросом, стоит ли того победа? А Игра? Как ответить? Ведь сло́ва «поражение» в словаре детектива не значится. Но подлость, совершенная во имя добра, все равно подлостью и останется.

Словно перекати-поле катится он под откос, гонимый буйным восточным ветром. От одного дела к другому, от убийства к мерзкой роли соблазнителя. Что дальше? Он — на стороне ангелов, как когда-то сказал Мориарти. Это правда: честь и совесть для Шерлока не пустые слова, хотя он едва ли признает это вслух. Но почему его так часто сносит к демонам?

Вероятно, существует честный путь решения проблемы с Уэсли. Но, черт его побери, если он видит хоть одну подобную возможность. Остается действовать по плану Майкрофта, а по ходу операции, быть может, представится случай не пасть еще ниже. Шерлок поежился, но не от порыва ледяного ветра, а от сознания подлости и низости предстоящей роли.

Он нарочно выбирал маршрут через самые мрачные подворотни, какие нашлись в относительно благополучном районе близ Гайд-парка, надеясь, что удар по голове и качественное сотрясение мозга отсрочат необходимость исполнения гнусных замыслов по обольщению крошки Уэсли. Но, как назло, сегодня преступники искали незадачливых прохожих в других местах, и он без происшествий достиг Бейкер-стрит, 221б.

~

поздний вечер, среда 11 марта 2015г.

Здание военной разведки МИ6,

Набережная Альберта, Ламбет, Лондон

Щедрая порция янтарной жидкости в хрустальном стакане. Ноги вольготно закинуты на стол. Майкрофт Холмс привычно наслаждался одиночеством и комфортом, развалившись в удобном кресле в тиши своего кабинета.

С потолка вниз падали ровные четкие прямоугольники света, отражались в блестящей коже роскошных ботинок от итальянского модельера, и это ему нравилось. Этим вечером он сам себе нравился. Смакуя терпкий старый бренди, лениво потянулся к мобильному телефону, инкрустированному черными бриллиантами. Час поздний, но разница в часовых поясах позволяет не дожидаться утра.

Несколько мгновений он нетерпеливо слушал гудки, а, дождавшись ответа, произнес очень спокойно:

— Он согласился. Все в порядке, — и, выслушав короткую реплику собеседника, резко нажал на отбой. Его губы медленно растягивались в то, что сам он назвал бы довольной улыбкой.

Длинные костлявые пальцы поигрывали дорогостоящим девайсом, он откинулся на спинку кресла и прошептал:

— Игра началась, Шерлок.

====== Глава 2 ======

утро, четверг, 12 марта 2015г.

Лондон, Бейкер-стрит, 221б

Утро началось довольно рано, около шести за окном загремели мусорные баки. Шерлок перевернулся на другой бок и уже собирался продолжить сон, но застонал, вспомнив о немыслимом поручении Майкрофта. Удружил, мерзавец!

До прошлого вечера Шерлок воображал, что его жизнь изменилась, сам он стал лучше, многое понял и больше не станет использовать людей в качестве пешек. Победы такой ценой оставляют гаденькое послевкусие поражения. Нельзя побороть зло с помощью притворства и подлости — вот что он вынес из истории с Магнуссеном.

Но опять впереди узкая неверная дорожка лжи, вновь ему грозит поскользнуться и съехать в болотную жижу. И он должен пройти по ней в одиночку, не позовешь Джона даже для компании. Все это Шерлоку активно не нравилось. «Старею...» — подумал он, неохотно поднялся и накинул любимый теплый коричневый халат. Снаружи по-прежнему гулял противный восточный ветер. Шерлок поежился, ступив на холодный пол. Побрел в ванную, а затем, через короткий коридор и кухню, вышел в гостиную.

Не запахивая халата, в низко сидящих на бедрах хлопчатобумажных пижамных штанах и поношенной футболке, босой, со всклокоченными волосами, небритый со вчерашнего дня — он органично вписывался в интерьер своей захламленной, обшарпанной, но уютной квартирки.

На ходу лениво потянулся. Как же не хочется думать о каких-то шпионах и девицах, когда Молли еще позавчера приглашала зайти в морг за свежепоступившей печенью алкоголика. Что-то подобное он выпрашивал уже несколько месяцев, и вот когда наконец-то...

Но делать нечего. Стоя посреди гостиной, Шерлок начал привычно озираться в поисках чашки кофе или чая — ее не нашлось около его кресла. Мужчина нахмурился, вспоминая. Ах, да, сейчас не больше шести утра. Миссис Хадсон встает в полседьмого. Есть время, чтобы спокойно изучить тему.

Что мучило его, заставив вскочить ни свет ни заря? Вопрос достаточно сложный для любого мужчины, конечно, если он не завзятый пикапер вроде Дон Жуана. А для Шерлока Холмса он оказался невыносимо, немыслимо труден:

КАК ПОЗНАКОМИТЬСЯ С ДЕВУШКОЙ?

Босые ступни мерзли, Шерлок забрался в кресло с ногами. Уставившись в пространство, он попытался отыскать ответ в Чертогах Разума.

Через три минуты снова со стоном отчаяния вскочил и заметался по комнате, не заботясь, что на пути сбивает растрепанные стопки книг и раскидывает газеты. В голове не нашлось ни одной мысли на нужную тему.

Больно ударив палец правой ноги о какой-то особенно толстый том, детектив-консультант остановился: «Точно, книга...»

Опрометью бросился к книжным полкам и стал лихорадочно выискивать, что у него имеется по знакомствам с девушками. Однако, через короткое время разочарованно фыркнул и улегся на диван, свернувшись обиженным калачиком. Самыми близкими к теме «Знакомство с девушками» оказались: «Дневник Джека Потрошителя» Ширли Харрисон и периодическое издание «Проблемы секс-рабства в Юго-Западной Азии». Похоже, обе книги — мимо цели.

Детектив закрыл глаза и плотнее поджал под себя озябшие ступни. Однако в комнате не жарко. Открыв один глаз, он гневно уставился на холодный, с вечера погасший камин. Разжечь? Скука. Шерлок зажмурился и не тронулся с места.

— Ю-ху, — с лестницы послышался звонкий старушечий фальцет, и в гостиную вошла хозяйка квартиры, та самая, «не домработница». — Шерлок, ты уже встал, дорогой? — прощебетала она, бодро направляясь к камину, и принялась энергично возиться с розжигом. — Кто-то сегодня ранняя пташка и уже с утра дуется?

Пожилая женщина, одетая в пестрое домашнее платье, мельком взглянула на своего сложного, но любимого квартиранта.

Внезапно в светлую голову Шерлока пришла кое-какая мысль. Он оживился, рывком сел на диване, вдохновленный свежей идеей:

— Миссис Хадсон, как вы познакомились со своим мужем?

Неожиданный вопрос от Шерлока Холмса. Пожилая леди опешила и повернулась к жильцу. Он никогда не интересовался ее биографией и рассказами о прошлом. Напротив, обычно выходил из себя, стоило ей начать приводить примеры из своей жизни, богатой взлетами и падениями.

— А зачем тебе это потребовалось, милый? — она подозрительно уставилась на гениального сыщика, но тот сохранял невозмутимый вид.

— Мне нужно для дела, миссис Х., — он все-таки отвел глаза. — Хочу узнать, как знакомятся люди.

— Люди? — переспросила домовладелица, но расслабилась и вновь вернулась к разжиганию камина.

— Мужчины и женщины, — щеки Шерлока слегка порозовели, и он отвернулся, чтобы не выдать себя идиотским смущением.

— А, поняла, дорогой, — у тебя, наверное, сексуальное преступление. Обычно ты говоришь, что они скучны и очевидны, и не берешься за них, — протянула миссис Хадсон.

Кровь очень быстро отхлынула от лица детектива. Ну, будем надеяться, этого не понадобится... Сексуальное преступление. Хм.

— Это необычный случай, миссис Хадсон, — тихо пробормотал он. Внезапно его заинтересовал журнальный столик: паутина царапин на полировке, а он не замечал! Это и вправду необычно — Шерлок Холмс смущается, его заела совесть за поступки, которых даже еще не совершил!

В случае с Джанин совесть молчала, несмотря на упреки Джона. Он знал, что не разобьет ее сердца по той простой причине, что этот орган у нее напрочь отсутствует. Уязвленное самолюбие она как-нибудь утешит деньгами, которые получила за сплетни о нем. Конечно, он совершил много плохих, даже очень плохих, поступков за свою жизнь, и соблазнение секретарши Магнуссена, несомненно, один из них, он это прекрасно понимал.

Но сейчас совершенно другой случай — он видел даже по фотографии, что мисс Уэсли коренным образом отличается от Джанин, Ирэн и прочих хищниц. Немного собравшись с мыслями, Шерлок продолжил расспрашивать:

— Но мне важно узнать, как именно происходит знакомство, если мужчине нравится незнакомая женщина. Чисто гипотетический интерес, разумеется.

Камин разгорелся. Миссис Хадсон раздвинула шторы на окнах. В комнату нерешительно проник унылый сумрак очередного ненастного дня.

Убедившись, что Шерлок не насмешничает, домохозяйка разоткровенничалась:

— Я встретила будущего мужа в... В клубе, где я работала... — помолчала, явно подбирая подходящую, по ее мнению, профессию, — м-м... менеджером, — закончила она, поворачиваясь, чтобы идти на кухню.

— Менеджером... — протянул Шерлок задумчиво, будто пробуя слово на вкус. — Но как это произошло? Он сам к вам обратился? Вас что-то привлекло в нем? Или... не знаю... Сверкнула молния, как в этих ваших телесериалах? — он оживился, саркастическая улыбка кривила четко очерченные губы.

— Голубчик мой, для тебя такие вещи — китайская грамота, — покачала головой домовладелица. Она приостановилась в дверях кухни и продолжила вспоминать: — Он был особенным. Казался таким тогда... Высокий, красивый, самый лучший из мужчин. Он подошел к стойке, наклонился и заглянул мне в глаза. Я налила рюмку водки и протянула ему. А он взял не рюмку, — тут миссис Хадсон шумно вздохнула и украдкой утерла уголок накрашенного глаза, — а мою руку. Это было как... ожог! — миссис Хадсон еще раз вздохнула и ушла на кухню, где принялась возиться с чайником.

Шерлок откинулся на спинку дивана, задумчиво рассматривая узоры на ковре перед камином. «Ожог! — детектив непочтительно фыркнул. — Всплеск эндорфинов и дофаминов под действием сексуального влечения. Ничего загадочного. Гормоны». Он снова фыркнул.

Миссис Хадсон вплыла в гостиную, на подносе исходил паром чайник, как всегда, рядом с кружкой на блюдце лежало несколько бисквитов.

— Сейчас настали другие времена, — иногда она позволяла себе по-стариковски покритиковать новое поколение. — Молодежь встречается и сразу занимается непристойностями, без любви! Ты только посмотри, что твориться на этих реалити-шоу и в интернете!..

Шерлок вдруг вскочил, заставив старушку вздрогнуть и оборвать обличительную речь на полуслове. Посуда жалобно звякнула на подносе.

— Миссис Хадсон, вы — гений! — вскричал он восторженно.

Интернет! Он найдет информацию по знакомствам на просторах глобальной сети! Как он мог забыть об этой пропасти полезных и бесполезных знаний? Он совершенно выбит из колеи этим гнусным поручением, свалившимся на него так внезапно.

С горящими глазами Шерлок схватил ноутбук и плюхнулся в кресло. Миссис Хадсон пристроила чашку чая рядом с локтем гения, на столик. Может, машинально выпьет. Иногда непросто заставить Шерлока хоть что-то съесть.

Домовладелица ушла вниз, а Шерлок принялся бродить по различным сайтам. Поморщившись на фильмы «Сорокалетний девственник» и «Правила съема: Метод Хитча», консультирующий детектив прочел инструкцию по поведению на первом свидании: будь честным — говори комплименты, но не фальшивь; будь щедрым, но не сори деньгами. Девушки ценят внимание. Шерлок надменно выгнул бровь: с таким он справится... Хм, может быть.

Сайты расходились во мнениях о качестве и количестве комплиментов и знаков внимания, и в том, что в действительности ценят девушки в мужчинах. Правильные комплименты, неправильные... Тьфу! Это посложнее химии. И в конце все сводится к ней же. Губы кривились в циничной усмешке.

Единственное, в чем сходились подобные сайты: первое впечатление — самое важное, это именно то, что может погубить все. На разные лады повторялась мысль: «У вас не будет второго шанса произвести первое впечатление». Никакие подарки, комплименты и образцовые свидания не помогут, если ударил в грязь лицом, впервые оказавшись рядом с предметом своего внимания.

Что значит «не ударить в грязь лицом»? Не появиться в старом рванье, не выкинуть какой-нибудь штуки, не показаться жалким или смешным...

Все эти противоречивые сведения Шерлок запомнил и аккуратно поместил в Чертоги Разума. Туда же отправилась информация о том, что требуется дарить цветы, покупать выпивку и конфеты. Что ж, резюмировал детектив, нужно как следует приодеться, прежде чем показываться пред очи объекта. Это ему вполне по силам.

Также необходимо постоянно контролировать себя, чтобы не ляпнуть что-то, чего не одобрил бы Джон. За все эти годы Шерлок порядком поднаторел в предугадывании реакций терпеливого доктора на свои выходки, только редко давал себе труд сдерживаться.

Но как же обставить встречу? На всех сайтах описывалось стандартное знакомство парня и девушки — ровесников — в кафе или в баре, даже на улице. Что, вот так взять и на улице подкатить? Да она убежит с криками, разве нет? Шерлок нервно взъерошил волосы. Тоска!

Попробуем включить дедукцию: что мы знаем об объекте, где она бывает? Шерлок вдруг осознал, что похож на маньяка, планирующего хитроумное и кровавое преступление. Прокляв Майкрофта еще раз, он поднялся и вытряхнул из пальто файл с информацией о леди.

Фотография блондинки, дующей на одуванчик среди цветущего луга, выпала из файла и изящным пируэтом спланировала на ковер. Шерлок мстительно хотел наступить на фото босой ногой и оставить лежать посреди комнаты, но одумался. Поднял и, не глядя, сунул в кипу бумаг на столе. Лишние вопросы, если кто-то обнаружит изображение прелестной девушки, валяющееся вместе с хламом на полу гостиной.

Повалившись в кресло, Шерлок принялся изучать данные на леди Диану:

«Достопочтенная Диана Эстель Виктория Уэсли, дочь покойных Энтони Уэсли, одиннадцатого графа Эдена, и леди Энн Уэсли, урожденной Пауэлл. ... Сестра Ричарда Уэсли, двенадцатого графа Эдена. ... Возраст: 25 лет. ... Проживает в поместье Эден-корт, Кент. Ближайший город Эденбридж, в трех милях к северо-востоку. ... Не замужем...»

«Хм... Нет и молодого человека. Странно, при такой-то внешности...» — мелькнуло у гения в голове.

«Место работы: Лондон, клуб “Белый лебедь”».

Шерлок вытаращил глаза: «Да вы шутите!!! Клуб?! Прямо, как миссис Хадсон!»

«Должность: Менеджер».

Детектив удивленно поднял бровь и чуть не расхохотался — ну и совпадение! Интересно, девчонка там тоже упражняется у шеста и называет все это менеджментом? Он глянул на графу «Образование» и
присвистнул: «Оксфордский университет, факультет менеджмента, специализация: Индустрия развлечений и масс медиа». Выходит, и правда менеджер, так? Тогда вариант, рассказанный миссис Хадсон не прокатит, а жаль. Впрочем, он ведь и водки не пьет.

Как же быть с этой девицей?

От мыслей о сложностях подъезда к менеджеру клуба Шерлока отвлек назойливый повторяющийся звук. Он встрепенулся — это мобильный, оставленный на столике у кресла. Изогнув шею, прочел на экране: «МЭРИ».

Консультирующий детектив нахмурился, он не любил бесед по телефону, чаще просто не брал трубку. Но с Мэри такие номера не проходят. Она вполне может прислать Джона для проверки или приехать сама. Он знал, проще сейчас ответить, чем потом молча внимать бесконечным упрекам Джона. Неохотно взяв в руки айфон, Шерлок приготовился лгать.

— Да, Мэри, — он постарался звучать бодро и беззаботно. Не сказать, что удалось.

— Привет, Шерлок, — запел в ухо мелодичный голосок миссис Уотсон. — Где-то ты вечером пропадал? Мы с Джоном заезжали, но так и не дождались тебя, гулёна!

— О, — все, что смог родить Шерлок в ответ, — я решил побродить по городу. Зашел дальше, чем предполагал.

«Да, к черту на куличики — к Майкрофту».

— Чудную погодку для прогулки ты выбрал! Хотя я примерно так и говорила Джону, но он все равно расстроился. Ты же знаешь, как он пугается, если ты вдруг резко куда-то исчезаешь, не предупредив, — Шерлок с трудом удержался от того, чтобы завести глаза к потолку, но не стал возражать.

Детектив неоднократно популярно объяснял супругам Уотсон, что он уже давно большой и самостоятельный мальчик и не обязан отчитываться ни перед кем, даже перед лучшими друзьями. Но ситуация повторялась. Это страшно бесило, но, одновременно, и радовало безмерно. Им не все равно — жив он или сдох где-то под забором. Любому человеку, даже гению, который корчит из себя социопата, важно знать, что для кого-то он считается.

— Извини, — пробормотал он, завидуя виртуозной способности супруги доктора манипулировать людьми и заставлять делать и говорить именно то, чего она хочет.

— Ничего, дорогой, — жизнерадостно прощебетала Мэри. И переменила тему: — Ты рано встал, что там за дело? Мы можем с Джоном сегодня подъехать, помочь.

— Н-ничего. Нет никакого дела, — поспешно соврал он. — Сегодня я планирую заняться экспериментами. Молли раздобыла прекрасную печень.

Мэри всегда откровенно зевала, когда Шерлок часами зависал над микроскопом и реактивами, и детектив полагал, что упоминание скучного занятия, надежнее удержит ее от приезда в ближайшие дни. Ему нужно время, чтобы выработать стратегию подъезда к молоденькой девушке. Черт возьми, как же пакостно на душе!

— Понятно, — голос Мэри зазвучал немного разочарованно. Она не меньше, а возможно больше Джона и Шерлока любит азарт поиска разгадки, игру, но по природе слишком деятельна и агрессивна, чтобы тратить время на дедукции или исследования. — Позвони сразу, как появится что-то интересное или опасное. Обещай не лезть в пекло один?

— Ладно! — проговорил Шерлок, пытаясь скрыть облегчение в голосе.

Нажав отбой, гений вернулся к своим метаниям. «Знакомство... — о, как он уже ненавидит эту миссию! — Не лучше ли заняться планированием удушения Майкрофта? О, ладно...»

Как подобраться к Диане Уэсли? Какая ситуация будет выглядеть достаточно правдоподобной?

Шерлок прикрыл глаза. Предположим, он подъедет к этому «Лебедю» к концу рабочего дня леди, столкнется с ней на выходе, наговорит кучу комплиментов, благо фальшивить тут не придется даже ему, хотя он не очень-то понимает в красоте и ее стандартах. Дальше что? Пригласит в кафе, в ресторан, в театр? Допустим.

А если она скажет «нет»? Приходить на следующий день? С подарками, цветами? Как глупо... Скука! Добиваться? Как? Шерлок ясно сознавал, что в его годы понравиться девушке, которая младше на целых 13 лет — совсем не простая задача. Прежде всего потому, что она ему абсолютно не интересна.

Между ними грандиозная разница в интеллекте и жизненном опыте. О чем с ней говорить? Ведь не о трупах и исследованиях?.. У девиц в голове тонны удручающей чепухи! Вдруг он вообще будет ей противен? Стоп, отставить панику. Главное ведь — первое впечатление. Нужно спровоцировать «неожиданную» ситуацию, благоприятную для него, которая позволит ему предстать в исключительно выгодном свете.

Шерлок вскочил и снова лихорадочно заметался по гостиной, про себя на все лады проклиная брата. Паника только росла. Комнату вновь наполнил грохот падающих книг и шелест газет. Халат консультирующего детектива развевался и летал за ним, как полы любимого пальто.

В какой-то момент за его спиной от распахнутой настежь входной двери послышалось тихое, деликатное покашливание.

Шерлок замер и резко обернулся, готовый гневно и свысока отчитать Лейстрада или Хопкинс за то, что врываются не предупредив... Но сердитая отповедь так и застыла на губах.

На пороге гостиной 221б по Бейкер-стрит, стояла леди Диана Уэсли и нервно теребила в руках ремешок сумочки. Большие серые глаза смотрели на гения со смесью робости, надежды и обожания.

====== Глава 3 ======

утро, четверг, 12 марта 2015г.

замок Эден-корт, Эденбридж, Кент

Под надтреснутый звон будильника сон разлетелся на осколки. Уже семь? В спальне царят холод и мрак.

В Эден-корте всегда слишком прохладно, даже летом. Под жилье переделаны бывшие служебные помещения. Деревянные полы настелены на толстые каменные плиты, их стылая сырость без труда проникает сквозь тонкие доски. Камин прогорел еще ночью, и дыхание Ди вырывалось облачками пара.

Выбираться из постели решительно не хотелось, но мерзкое дребезжание усилилось. Диана заставила себя откинуть одеяло и принялась нашаривать на полу тапочки. Будильник убран на комод, подальше от кровати, чтобы не возникло соблазна треснуть по нему, не просыпаясь, и забыть, что надо вставать. Привычка укоренилась еще со школы и легко возобновилась, когда девушка вернулась домой, окончив университет.

Заткнув надоедливую штуку, она направилась в ванную, на ходу накидывая уютный халат из флиса. Быстренько приняв душ — супер быстро — и уже совсем проснувшись, потому что в ванной почти так же холодно, как в остальном доме, девушка прошла на кухню.

За стрельчатыми проемами окон светало, но кухня выглядела темной и мрачной. Щелкнула выключателем, мысленно поблагодарив брата за то, что в этом месяце он не забыл вовремя оплатить счета за электричество.

Большой стеклянный абажур с хрустальными подвесками над столом, жалкая подделка под былую роскошь этого дома, залил помещение ровным, но неярким светом. Кухня служила одновременно и столовой, и гостиной. Просторная, но не по меркам зȧмков, квадратная комната, в центре — массивный дубовый обеденный стол, окруженный разнокалиберными стульями. Старинная газовая плита, которой пользовались еще при ее прабабушке, посверкивала медью в углу. Поставив чайник на огонь, она выглянула на улицу: ветрено, пасмурно.

Со двора слышалось оживленное чириканье воробьев, которые собрались возле собачьей конуры и бодро клевали крошки. Дворовый пес, лабрадор Терри, светлой стрелой примчался откуда-то, ворчанием отогнал воришек от своей миски и улегся, бдительно охраняя ее.

На подъездной аллее пусто — нет автомобиля Ричарда, значит, он так и не вернулся из Лондона вчера вечером. Это случается все чаще. Диана досадливо вздохнула и отошла от окна. «Опять заработался допоздна, забыл. А ведь обещал проводить меня... Как же теперь быть?»

Брат любит пожить широко, но в последнее время слишком много пьет и просаживает крупные суммы на скачках. Недавно вернулся сильно избитый, сказал, что задолжал серьезным людям. На требования сестры заявить в полицию, он лишь скривил в ухмылку разбитые губы и снисходительно потрепал ее по волосам. Позже на ее настойчивые вопросы отшучивался и говорил, что у него все прекрасно.

~

Ричард Уэсли часто проводил в городе ночи, последние месяцы появлялся в Эден-корте далеко не каждый день. Это беспокоило Диану — страшно одной в старом доме, полном воспоминаний о минувших веках.

Замок, построенный во времена царствования Елизаветы I, доживал свой век, на глазах превращался в малопригодные для жилья руины. Здание потрескивало и постукивало само собой даже в тихую погоду, а при сильном ветре в разрушенных дымоходах выл ветер, будто чья-то неприкаянная душа взывала о спасении; внезапно хлопали двери; с грохотом валилась с крыши черепица. Все это производило жуткое впечатление на подружек, которые отваживались ночевать у Ди. Впрочем, к этим звукам она с детства привыкла. Да и в свете событий этой недели, привидения — последнее, о чем она беспокоилась бы.

Сейчас ей так нужна поддержка брата. Его помощь, защита. Но вправе ли она рассчитывать на него? Они никогда не были особенно близки, определенно не были друзьями. Ричарду было семнадцать, когда родилась Ди. Он как раз оканчивал Итон, потом учился в Оксфорде, работал в дипкорпусе в США и в Европе. Домой наезжал редко, и отмечал рост сестренки лишь удивленными: «Ди, неужели это ты?!» Пара дней дома — и автомобиль младшего Уэсли уносился из Эден-корта еще на несколько лет.

В девять Диану послали учиться в частную школу для девочек «Даун-Хаус» в городке Тэтчем, Беркшир. У семьи не было на это средств, но noblesse oblige — новые займы и помощь родственников. До шестнадцати лет Ди приезжала домой только на каникулы, брат и сестра виделись редко. Правда, ей позволили присутствовать на свадьбе Ричарда, а через год — на похоронах его жены, погибшей в автокатастрофе.

В две тысячи пятом году скончался от инфаркта лорд Энтони Уэсли, одиннадцатый граф Эден, а спустя несколько месяцев хоронили уже его супругу, леди Энн. В соседнем Эденбридже судачили, что графиня отравилась, но Диана отказывалась верить, что мать могла покончить с собой. Смерть матери, которую Диана обожала, стала страшным ударом для подростка.

Ричард, которому на тот момент исполнилось тридцать три года, оставил кочевой образ жизни родовитого плейбоя-дипломата. По протекции влиятельного кузена перешел в МИ6, получил неплохую и довольно ответственную должность. Привязанный к майорату родовых руин графским титулом, он продал холостяцкую квартирку в Лондоне и поселился в замке Эден-корт, благо тот расположен недалеко от столицы.

Новоиспеченный граф привык жить на широкую ногу и вдруг открыл, что дела его отца в жутком беспорядке — долгов куча, и у него просто нет средств, чтобы продолжать платить за полный пансион сестренки в престижном учебном заведении. Диане оставалось учиться всего три семестра, потому, недолго думая, он забрал ее из привилегированной школы и отдал в обычную, муниципальную, в соседнем городке. Диана вернулась домой.

Ричард с тревогой ждал воссоединения с сестрой — жить с девчонкой-подростком, терпеть капризы, мальчишек, бог знает, что еще... Но с удивлением обнаружил, что сестра выросла вовсе не избалованной принцессой. Она добровольно взяла на себя обязанности хозяйки, к большому удовольствию графа, который терпеть не мог готовить и убираться, а средств на прислугу не имел. Жизнь быстро вошла в привычную колею. Лорд Эден успокоился и решил, что с сестрой все будет отлично.

С Дианой он и правда не знал особенных проблем. Она без труда поступила в Оксфордский университет, альма-матер всех Эденов. Графу опять пришлось финансово напрячься, чтобы помогать сестре, но и тут Ди его не подвела — нашла подработку и за проживание платила сама весь срок обучения. После университета Диана вернулась в Эден-корт, к брату. Он ведь ее единственный близкий родственник. Она жалела его, одиноко живущего в этих печальных фамильных руинах. Хотя справедливости ради, следует признать, ей ведь так было проще, не нужно менять жизнь резко и навсегда. Вернулась к привычной роли хозяйки. Чему и Ричард как будто обрадовался.

Поиски работы, однако, заняли более продолжительное время, чем она рассчитывала. Получив диплом магистра по специальности «Менеджмент», Диана мечтала о месте управляющего где-нибудь в индустрии развлечений. В Эденбридже вакансий не нашлось, да и откуда в малонаселенном городке обилие увеселительных заведений? Лондон — вот где нужно искать.

Это было... сложно. Диана столкнулась с непреодолимыми трудностями: владельцы ресторанов, баров, театров были людьми разными, но каждый находил причину отказать юной соискательнице. Чаще всего — нет опыта. А то — она слишком хорошенькая для работы. Или у них сейчас нет мест, но не желаете ли попробовать себя на сцене — танцевать гоу-гоу легко и прибыльно. Кое-где ей откровенно заявляли, что будь она мужчиной, ее бы взяли на открытую вакансию.

Череда неудачных собеседований тянулась несколько месяцев. Брат не помогал с поисками, а убеждал бросить идеи о карьере и найти состоятельного мужа. Диану оскорблял такой подход, и она упорно продолжала рассылать резюме.

Наконец, помог случай. Возвращаясь с очередного [Милочка, вы нам не подходите, слишком молоденькая, но не поужинаете ли со мной?] собеседования, Диана встретила Линду Миллер, свою лучшую подругу со времен частной школы. Они и в студенческие годы не забывали друг друга и постоянно встречались. Однако, после университета Линда стажировалась в венском офисе семейной турфирмы, и только недавно вернулась в Лондон. Подруги зашли в кафе, обмениваясь новостями, и, оказалось, что, помимо всего прочего, Миллеры владеют небольшим клубом семейного досуга в Торнтон-Хите. Вдовая тетка Линды, эстрадный режиссер, ищет надежного человека на должность управляющего. Выдав эту информацию, подруга тут же повезла Диану к родственнице, а Ванесса Миллер-Винс, едва взглянув на девушку, сразу же приняла ее на работу.

Все сложилось идеально. Для Ди нашлась работа по специальности, причем на юге Лондона, куда добираться из Эденбриджа на поезде всего полчаса!

Клуб «Белый лебедь» оказался приятным и респектабельным местом. Ищи она хоть сто лет, не нашла бы работы лучше. Легкая и теплая атмосфера, со вкусом подобранные эстрадно-танцевальные номера и хороший бар. Казалось, хозяйка довольна ее работой, и при персонале и посетителях звала менеджера — «леди Диана». Возможно, чтобы добавить веса и себе, и клубу. Это безмерно смущало Ди, которой казалось, что в двадцать первом веке приставка «леди» к имени звучит замшелым архаизмом. Она боялась, что подчиненные возненавидят ее, посчитают гордячкой. Но этого не случилось, и жизнь текла ровной и тихой речкой.

~

Были в спокойной и, в принципе, счастливой жизни Дианы небольшие неприятности. Настойчивые посетители клуба, приметившие хорошенькое личико и ладную фигурку менеджера... Временами досаждали поклонники в родном городке. Добро бы только молодые люди, с которыми она играла в детстве или ходила в старшую школу, но местный пивовар и даже викарий приходской англиканской церкви один за другим признавались в любви. И негодовали, получив отказ. И по крошечному городку поползли слухи: Диану объявили холодной гордячкой и зазнайкой, говорили, что она пережила любовную трагедию во время учебы в Оксфорде, что у нее богатый «папик» в Лондоне... Чушь, но Диана бессильно злилась на злоязычие сплетников, а может, на себя и свою жизнь, ровную и спокойную, без треволнений и происшествий. Без любви. Тусклую.

Ей бы и хотелось полюбить, как описывают в романах, чтобы жизнь в миг наполнилась яркими красками и светом, жить ради кого-то, но не получалось. Она, конечно, встречалась с парнями во время учебы в Оксфорде, но никто не задел ее сердца и души.

И вот ей уже двадцать пять, а любимого человека нет! Может, в ее жизни и не будет сильного чувства и ей следует удовлетвориться карьерой. Или, как советует брат, нужно выйти замуж за хорошего человека и постараться полюбить его. Дни пролетали, но для нее ничего не менялось. Вечера за книгами, редкие вылазки в паб или клуб с неугомонными Линдой и Кейт. Подруги давно оставили попытки знакомить Ди с кем-то и устроить ее личную жизнь. «Все мечтает о своем гениальном детективе», — пожимали плечами они.

Да, Диана оказалась неравнодушна к личности великого Шерлока Холмса. Она узнала о нем еще в Оксфорде, на первом курсе — прочла большую статью о раскрытом в Уэльсе тройном убийстве и помощи, которую оказал местной полиции и Скотланд-Ярду, странный и гениальный сыщик-консультант Шерлок Холмс.

В газете была фотография и Диана бережно хранила вырезку все эти годы. На фото детектив-инспектор лондонской полиции протягивал руку высокому худому мужчине в длинном пальто с поднятым воротником. Фото неконтрастное, темное, но было очевидно, что детектив-любитель не собирается пожимать руку полицейского. Красивое, но явно изможденное лицо, выражало усталость и презрение. Внезапно Диана почувствовала эмоции, переполняющие этого странного человека. Его показывали прессе как диковинку, редкое животное, которому нужно удивляться. Мистер Холмс стоял в толпе людей и был одинок как в пустыне. Презрение и отстраненность — единственная броня против всех этих любопытствующих обывателей, которые, вроде и восхищаясь, говорили о нем, словно о ненормальном. Будто гениальность — дефект, а не дар Божий.

Ди вычитала в статье, и позже это повторялось на разные лады в других изданиях, что мистер Холмс отличается «необыкновенной грубостью к окружающим, отсутствием сострадания к жертвам и явным сумасшествием».

Высокофункциональный социопат, как он себя называет. И, однако, этот человек борется с криминалом, восстанавливает справедливость.

Все это было так далеко от нежной и кроткой Дианы, что невольно казалось ей притягательным и таинственным. Эта темная душа, которую никто не понимает... Он далек ото всех, точно звезда в небесах. Такой же прекрасный, холодный, непонятный и недостижимый.

Она наслушалась историй о несносном характере мистера Холмса, о том, что он брался только за интересные для него случаи и прогонял тех, кто явился к нему с обыкновенной, скучной для великого ума проблемой. Читала статьи в прессе и блог Джона Уотсона, друга детектива, и видела воплощенного героя девичьих грез. Романтического и непонятого.

У социопатов не бывает друзей, они лишь пользуются людьми в своих целях. Но в блоге доктора Уотсона, между строк повествования о приключениях, ясно видятся взаимная крепкая дружба и привязанность.

Она была уверена, публичный образ Шерлока Холмса пропитан ложью. От этого сыщик становился в ее глазах еще более интересным и недоступным. Диана попала во власть клише — молоденькая, романтическая особа влюбилась в мрачного, одинокого, но привлекательного героя. Конечно, она знала, что ее интерес к нему так и останется девичьем мечтанием. И это даже хорошо. Просто безобидное тайное увлечение. Впрочем, близкие подруги и редкие приятели были в курсе.

Студенческая жизнь текла от сессии к сессии то беззаботная, то напряженная. И вот после экзаменов за второй курс Диана вернулась в мир людей и новостей после целого месяца усердной зубрежки. Уютно расположилась с чашкой кофе, развернула утреннюю газету и прочитала броский заголовок:

«САМОУБИЙСТВО ЛЖЕ-ГЕНИЯ»

Она ничего не понимала. Словно мир раскололся на части, небо упало на землю... Сидела, снова и снова перечитывая строчки, и никак не могла их осмыслить: «Супер-сыщик Шерлок Холмс, который не так давно был обличен как мошенник, предпочел покончить жизнь самоубийством. На прошлой неделе безработный актер Ричард Брук дал эксклюзивное интервью нашему изданию и поведал, что был нанят на роль дерзкого злодея, чтобы Шерлок Холмс мог одурачить британскую общественность своими необыкновенными способностями детектива. “Он выдумал историю Мориарти от начала и до конца. Он придумал, подготовил и совершил все эти страшные преступления. Все, что мне оставалось, выучить роль!” — заявил Брук».

Ди потянулась к другой газете, надеясь, что это обычная информационная утка, ошибка, но нет, там печатались еще и жуткие подробности трагедии: бросился с крыши четырехэтажного госпиталя в Лондоне. Потрясенная, Диана побежала в библиотеку и выискала статьи за тот месяц, что она выпала из жизни. Этот Брук-Мориарти совершил неслыханно наглые преступления и оправдан судом, откуда он только взялся? Шерлок раскрывал кражи, ловил убийц несколько лет, и вдруг Брук обвиняет его... И все поверили.

И что же, Шерлок и вправду обманщик, жадный до славы? Ди вспомнила ту, самую первую в своей коллекции фотографию, где, как и на многих других, Шерлок совсем не выглядел проходимцем, алчущим славы и аплодисментов публики. На каждой изображен человек, которому глубоко плевать на чужое мнение. Она ни на минуту не поверила, что он был мошенником. Он просто не понят этой толпой, оклеветан, доведен до отчаяния. Это толпа убила его.

Как же горько было двадцатилетней Диане слушать, как поливают грязью ее кумира. Те, кто еще вчера захлебывался от восторга при упоминании имени Шерлока, сегодня насмехались над ним, называли жуликом, преступником. Это было невыносимо.

Но все проходит, и постепенно эту сенсацию заслонили другие, и о Шерлоке, гениальном детективе-консультанте, все забыли. Все? Нет, не все. Диана иногда перечитывала блог доктора Уотсона. Там появлялись горькие строки прощания с другом. Конечно, он тоже не верил, что его друг мошенник. Кому, как не ему, знать это? Для девушки имя Холмса стало легендой о непостижимом гении, которого не поняли и не приняли. Возможно, это был путешественник во времени? Пришелец с далеких звезд?

Жизнь и учеба тем временем продолжались для Дианы почти без происшествий. Так незаметно минуло еще два года. И вдруг Шерлок вновь всколыхнул общество. Его имя официально очистили от обвинений, а актера Ричарда Брука признали выдумкой международного преступника Мориарти. Ди плакала, когда смотрела репортаж о заседании суда, на котором мистера Холмса объявили несправедливо оклеветанным. Но, как верно заметил репортер, уже слишком поздно, это не поможет человеку, которого два года назад довели до самоубийства.

А еще через месяц весь мир удивлялся чудесному воскрешению из мертвых знаменитого детектива! Диана застыла в прострации, когда в столовую университетского кампуса вбежали несколько студенток с истерическими криками: «Шерлок Холмс жив!»

На всех каналах, в прессе только одно: Шерлок Холмс жив, и снова герой, спас Лондон от страшной беды. И вновь проживает на Бейкер-стрит, 221б. Для молодой девушки печальная легенда о непонятом гении превратилась в сказку со счастливым концом.

Позже трудности устройства на работу, взрослая жизнь с ее рутиной остудили головку Ди, она не избежала этого, как не избежал никто. Но где-то в глубине ее души осталась жить вера в волшебного принца или гениального детектива.

~

Диана не стала тратить время на растопку камина, раз Ричарда все равно нет дома. Наскоро позавтракав, дала корм своре легавых и сторожевому псу Терри. Позже из деревни приедет кинолог, специально нанятый братом, и прогуляет собак по парку.

Девушка облачилась в деловой брючный костюм, оттенив его синий цвет нарядной белой блузкой. Удобные, но изящные ботинки вполне гармонировали с брюками и подходили для поездки на велосипеде. Глядя в старинное тусклое зеркало в прихожей, надела легкую, теплую парку. Накинула на голову пестрый шарф. Готова к выходу.

Но она все колебалась, не решаясь открыть входную дверь. Помедлив, она взяла со столика у зеркала ржавый гаечный ключ, который обнаружила накануне вечером среди инструментов в кладовой. Предмет довольно компактный, но тяжелый, и гипотетически его можно использовать как оружие, случись ей отбиваться от нападающего. Она нахмурилась, вспоминая, какие здоровенные у преследователя ручищи. Диана вздохнула, взвесив в руке эту штуку. Какой брат легкомысленный, она давно просила купить ей перцовый баллончик для самозащиты, но он лишь посмеялся над ее «дамскими страхами». Однако, в свете вчерашнего происшествия, вооружиться — не такая уж плохая идея.

Спокойная жизнь нарушилась примерно неделю назад, когда она впервые заметила мужские следы около ворот парка. Четкие отпечатки грубых ботинок выделялись на запорошенной изморозью траве, словно кто-то топтался среди деревьев и вечнозеленых кустарников рядом с тропинкой, ведущей из замка в Эденбридж.

Сперва она не придала этому значения, мало ли кто там бродил. Хоть это и частная территория, но Эдены старались жить с соседями в мире, и если кто-то проходил через их земли, проблем не возникало. Чужаки тоже бывали, даже охотились по приглашению Ричарда в поместье. Это происходило дважды в год: в октябре открывался сезон охоты на фазанов, в апреле — для любителей пострелять диких уток.

Проезжая это место на велосипеде на следующее утро, девушка заметила в полумраке позднего весеннего рассвета прячущегося в зарослях крупного мужчину. Этого человека она раньше не видела. Интересно, что вечером, когда она возвращалась из города домой, перед калиткой никого не было. Только следы, словно незнакомец долго стоял возле кустов и чего-то ждал. Рассказав о происшествии брату, она рассмешила его до слез. Ричард покатывался со смеху, предрекая, что скоро она окончательно превратится в спятившую старую деву, которой кажется, что все хотят ее обесчестить.

Это быстро превращалось ежедневную страшилку, но с каждым днем чужак становился смелее. Вчера он открыто вышел на дорожку и направился к растерявшейся Диане. Он гнался за ней, почти настиг, и если бы их лабрадор Терри не залаял где-то неподалеку, бог знает, чем бы это «приключение» для нее закончилось. Близкий лай большой собаки насторожил и на пару секунд отвлек чужака, который уже готовился схватить ее. Он приостановился, обернувшись в сторону Эден-корта, и Ди, выжимая скорость, стрелой умчалась далеко вперед. Мужчина ругался, но догонять не стал.

Так быстро она еще никогда не проезжала путь от дома до Эденбриджа. Вместо того, чтобы, как обычно отправиться к жилищу мистера Свифта, который любезно разрешал оставлять у него велосипед, Диана проехала прямо в полицейский участок.

Дежурил констебль Джейми Тейлор, ее бывший одноклассник. Он обрадовался встрече, но вежливо объяснил, что все офицеры сейчас заняты: в Харвудсе на пустыре сегодня ночью обнаружили труп. В течение дня они обязательно отправят кого-нибудь проверить Эден-корт. Юный блюститель порядка посоветовал Диане не волноваться и принять успокоительное. Обещал также сказать о нарушителе Биллу Джонсу, кинологу, который ухаживал за охотничьей сворой графа.

С опозданием приехав на работу, Диана позвонила брату и все ему рассказала. Она не хотела больше и слышать о возвращении в Эден-корт. Задыхающийся и взволнованный голос сестры, казалось, произвел впечатление на Ричарда. Он все же уговорил ее вернуться, чтобы завтра, провожая ее до станции, он смог лично разобраться с наглым преследователем.

Диана немного успокоилась, хотя брат и бормотал что-то про стрессы и психованных современных девиц... Но вот «завтра» наступило, а Ричард не сдержал слова, и даже не предупредил, что не приедет! Забыл? От полиции тоже никаких вестей, хотя она оставила официальную жалобу.

Ди решилась, и опустила разводной ключ в карман парки. Тяжелый металл неприятно оттягивал куртку, но придавал некую уверенность. Вот только в чем? Этот мерзкий чужак, там у калитки, вырвет эту убогую защиту из ее руки, и она прекрасно понимала, что у нее смешные шансы против высокого, сильного мужчины. И это страшно бесило. Остается слабая надежда, что чужак снова испугается собаки и отстанет.

Девушка вышла на крыльцо, поежилась — ну и холод! Кажется, опять будет моросить противный дождь. Для середины марта в Кенте в этом году непривычно холодно, температура днем около нуля, а ночью и того ниже. Она вздохнула, набираясь храбрости. Делать нечего, единственная дорога на станцию — тропинка через парк, которую оккупировал проклятый незнакомец. Интересно, если молиться, чтобы сегодня его не было, это поможет?

Уже совсем светло, она заранее увидит неприятеля, он не застигнет ее врасплох. Свистнув Терри и дав команду «Рядом», Диана с тяжелым предчувствием на сердце вывела на дорожку свой старенький велосипед.

Короткая прогулка, как всегда, отвлекла от напряжения и тревоги, она любовалась тихим лесом, всем существом чувствуя весну. Озябшие птицы перепархивали с ветки на ветку, оживленно переговариваясь. «Нужно было оставить Джонсу записку, чтобы наполнил кормушки», — Диана расстроенно покачала головой: с этим сталкером она забывает обо всем.

Девушка неторопливо крутила педали, приноравливаясь к неспешной рысце Терри. Золотистый нечистокровный лабрадор, довольный, что хозяйка позвала его с утра пораньше на прогулку, носился взад-вперед, распугивая птиц.

У границ парка тревожное напряжение снова сковало ее. Едва показалась калитка, Терри со злым лаем вдруг целеустремленно сорвался вперед. Сердце девушки упало — молитва не помогла — на фоне зелени четко выделялась фигура преследователя.

Терри, зарычав, бесстрашно бросился на мужчину и яростно вцепился в лодыжку. Чужак, не ожидавший нападения, не успел приготовиться и неловко взмахнул руками, отпихивая животное. Темно-зеленая куртка распахнулась и Диана отчетливо увидела ремень наплечной кобуры, спрятанной под ней. Пистолет!

Девушка на секунду замерла ни жива ни мертва от страха. Она не ожидала, что мужчина станет бороться с собакой, что он может быть вооружен. Ах, о чем она только думала? До сих пор она видела в этом чью-то глупую шутку, но, вероятно, ошибалась и все гораздо серьезней.

Что делать? Вновь обретя способность двигаться, она решила, что верный пес задержит незнакомца. На предельной скорости, какую только смогла выжать из старенького велосипеда, девушка стрелой понеслась по тропинке в городок. Калитка скрылась за поворотом тропы. Ура! Сталкер далеко позади! Все, нет уж, теперь она останется в Лондоне. Надоело!

Тишину леса внезапно разорвал отчаянный собачий визг. Неожиданный звук током прошел по нервам и так же резко стих...

Терри! У Дианы занялось дыхание. Истерические всхлипывания душили, слезы застилали глаза, она вцепилась в руль. А ноги механически продолжали крутить педали. Она не смела остановиться, а тем более вернуться, и ничего не видела впереди.

Диана не помнила, как добралась до окраины Эденбриджа. Переулок, выходящий к лесной тропе, был пустынным, но тут повсюду чувствовалась близость людей, не то что в полузаброшенном Эден-корте. Она бросила велосипед на землю. Руки тряслись, слезы жгли глаза, ком в горле не давал вздохнуть. Усилием воли, она давила подступающую истерику, но рыдания душили.

Так. Успокоиться. Что же происходит? Как это случилось? Ее собака погибла из-за нее, а она ничего не сделала. Убежала как последняя дура и трусиха. Но что она способна предпринять?!

Диана чувствовала себя беспомощной и слабой, как никогда в жизни. Кто-то на ее месте обязательно нашел бы выход из ситуации, не прятался бы, подставляя смелую и верную собаку, а отважно схватился с врагом. Кто-то, но явно не она, вот что ей было ясно.

Также понятно, что ни полиция, ни брат не собираются помогать или принимать ее жалобы всерьез. Тут до нее дошло, что если бы Ричард оказался сегодня вместе с ней у калитки, он мог пострадать или даже погибнуть. Ведь сталкер вооружен! Господи, она могла подставить и брата! Действительно, она лишь несчастливый талисман для всех.

Девушка в отчаянии опустилась на низенькую деревянную ограду у обочины, ноги стали как ватные.

Она должна сама найти помощь.

Куда можно пойти со своей проблемой?

Кто примет ее беду всерьез?

Кто в состоянии помочь?

Тут на нее словно снизошло озарение — есть ведь на свете человек-легенда...

Она перестала мелко дрожать, выпрямилась. Вспомнила, и ее глупое маленькое сердце мгновенно пустилось вскачь. Шерлок Холмс. Он мог бы помочь, это точно! Если только она убедит Его, как это важно. Он подскажет советом, как избавиться от назойливого и пугающего внимания вооруженного незнакомца.

Но возьмется ли Он?

Ее плечи слегка поникли. Это дело — простое, никаких загадок и пока что нет убийств. Если не считать Терри... Диана виновато опустила голову, громко всхлипнула, но удержала слезы. Будь что будет. Нужно попытаться. Не откажет же он в совете. А если откажет... Что ж, других вариантов все равно пока нет. В любом случае, возвратиться в Эден-корт она еще долго не решится. Погостит в Лондоне у кого-то из подруг или у кузена Энди. Если незнакомец напрасно прождет несколько дней, у него может пропасть охота караулить ее. Верно?

Диана немного приободрилась, встала и решительно направилась к железнодорожной станции, по пути оставив велосипед на привычном месте.

Позвонила боссу, сообщить, что приболела и не выйдет сегодня на работу. Врать про болезнь оказалось легко — голос, дрожащий и расстроенный, блестяще подтвердил ее версию, и добрая дама взволнованно посоветовала милочке-леди-Диане лежать в кровати и усиленно лечиться.

Диана минут сорок слонялась по полупустой платформе в ожидании поезда, старательно избегая знакомых, не то красные, заплаканные глаза вызовут в городе новую волну пересудов о ее тайных пороках. Наконец, поезд прибыл, и она отправилась туда, куда и не мечтала попасть, в дом номер 221б по Бейкер-стрит.

====== Глава 4 ======

четверг, 12 марта 2015г.

Лондон

Поездка по железной дороге всегда успокаивала и умиротворяла Диану. Монотонный перестук, мелькающие станции, суета пассажиров. Знакомые с детства виды за окном — вон ту ферму покрасили, а тот пригорок вдали уже стал лиловым от расцветших, несмотря на мороз, крокусов... Но сегодня она ни на чем не могла сосредоточиться, ничего не видела перед собой. Мысли лихорадочно метались.

— Мисс, вы не проехали? — с вежливой улыбкой обратился к ней сидящий напротив молодой человек с приметными рыжими волосами и веснушками на вздернутом носу.

— Что? — Ди резко подскочила, выныривая из тревожного потока сознания. Испугалась, услышав рядом чужой голос... Точно, брат прав, нужно лечить нервы. Совсем расклеилась, а ведь с этим парнем она часто сталкивается по утрам.

— Извините, что напугал вас, мисс, — опешил юноша. Эта девушка обычно приветливо всем улыбалась, он никак не ожидал такой реакции. — Думал, вы проехали Торнтон-Хит, вы ведь обычно здесь выходите... Извините еще раз!

— Ах, ничего страшного, простите меня, — Диана слегка расслабилась и выдавила бледную улыбку, ругая себя за рассеянность и неуместную пугливость. — Сегодня я решила проехаться в центр. Спасибо.

Рыжий парень, видимо, хотел продолжить беседу, но не посмел, так как Диана вновь мрачно уставилась в окно. Ее опять захватил круговорот тревожных мыслей: что я Ему скажу; будет ли Он меня слушать; что, если Его нет дома... Утихомирить эту чертову карусель не было никакой возможности, потому на станцию «Лондон Бридж» девушка прибыла в состоянии, близком к истерике.

Пытаясь обрести хотя бы видимость спокойствия, Ди насильно заставляла себя не торопиться. Стараясь идти медленно, перешла на станцию подземки, и меньше чем через двадцать минут уже стояла, несколько оглушенная шумом и суетой на оживленной Бейкер-стрит.

К мегаполису нужно привыкнуть. Многим это даже удается. Воздух, стены домов, деревья, кажется, пропитаны специфическими запахами города. Мимо катят яркие автобусы, мелькают черными лакированными боками кэбы. Центр живет и утробно грохочет в никогда не затихающем ритме. Шуршат шины, рокочут двигатели, визжат тормоза, гудки, порой доносится отдаленный вой сирен... Голоса людей замешиваются в общий гул. Суета, толкотня...

Кто-то задел ее плечом, даже не извинившись. Диана, как человек, который прожил всю жизнь за городом, в тихой сельской местности, не любила городской суеты и не понимала ее. Ей казалось невозможным хоть сколько-нибудь сосредоточиться в столь неспокойном месте, как центральный Лондон, не то что жить здесь. Хотя, все относительно — здесь живет и думает Он...

Девушка случайно поймала свое отражение в зеркальной витрине небольшой аптеки на углу. Господи, что за чучело? Шарф съехал на бок, волосы торчат из-под него, как солома! Поправив воротник, воровато оглянулась, не смотрит ли кто, сняла пушистый пестрый шарф с головы и аккуратно повязала на шею, оставив концы свободно свисать поверх серой куртки. Наплевав на вколоченные с детства понятия, парой движений пригладила длинные, ниже плеч, белокурые волосы.

Удовлетворившись состоянием прически, взглянула на себя критически и нашла, что бледна как смерть. Покусав губы и пощипав щеки, она случайно кинула взгляд на вход в аптеку: пожилой толстяк задорно подмигнул ей и показал большой палец в знак одобрения. Вероятно, зеркало с той стороны прозрачное. Вот она недотепа!

Невольно улыбаясь своему промаху, Диана осмотрелась в поисках указателей. Вдоль неширокой улицы тянулся ряд трех- и четырехэтажных зданий, кое-где скучные однообразные фасады оживляли вывески и маркизы магазинов и кафе.

Перейдя дорогу, она подошла к самому обыкновенному лондонскому дому и нерешительно остановилась перед дверью с медным начищенным номером «221б». Диану отчего-то заворожили эти сверкающие цифры и черная лакированная дверь. Она почувствовала, что снова дрожит.

Что она скажет?

Что Он ответит?

Из небольшого кафе под красной маркизой, расположенном совсем рядом с 221б, вышел смуглый индус лет шестидесяти. Уютный аромат горячей выпечки и сэндвичей наполнил воздух. Знакомый домашний аромат почему-то ободрил Диану, она подняла руку, собираясь нажать кнопку звонка, но мужчина опередил ее:

— Одну минутку, мисс! — и Диана расслышала, как он, заглянув в открытую дверь кафе, обратился к кому-то вполголоса: «Марта, к нему посетительница».

Послышалось дробное цоканье каблуков и на улицу бодро выбежала хрупкая старушка в длинном светлом кардигане поверх пестрого платья. Пожилая леди удивленно осмотрела Диану с головы до ног.

— Милочка, вы к Шерлоку пришли? — любезная улыбка еще больше ободрила Диану.

Ди заметила, что в руке пожилая женщина сжимает связку ключей. При рассеянном свете пасмурного дня невольно бросалось в глаза, как она ярко накрашена. Странная, но, кажется, милая женщина.

— Да, я бы хотела увидеть мистера Шерлока Холмса, — улыбаясь в ответ, еле вымолвила Диана. И дрогнувшим голосом, осмелилась спросить: — Он дома?

Тут миссис Хадсон покосилась на мистера Чаттерджи, который беззастенчиво любовался юной девушкой, стоя в дверях кафе. Этого домовладелица не стерпела и постаралась пребольно ткнуть легкомысленного индуса в бок острым локотком. Восстановив таким образом статус кво, она отперла дверь своего дома и широко распахнула ее перед новоявленной «соперницей».

— Я не его домработница, милое дитя, — произнесла она довольно сухо, — Шерлок вам сам скажет, дома ли он! — Видя, что Диана нерешительно медлит у порога, домовладелица немного смягчилась: — 221б вверх по лестнице.

Донельзя изумленная оказанным ей приемом, девушка ступила в полутемную тесную прихожую. Замерла в нерешительности перед лестницей, что вела в жилище Гения. Ее не удивило, что всё в квартире выглядит блеклым и слегка, а иногда и сильно, обшарпанным. Выросшая в благородной бедности, Ди прекрасно понимала, что такое — стесненное материальное положение.

Тихонько ступила на лестничный марш. Ее не на шутку смутили и озадачили звуки, раздающиеся сверху и усиливающиеся по мере того, как она приближалась к их источнику. Топот шагов, тяжелое «тумп», словно на пол падали какие-то предметы, скрежет отбрасываемой мебели, странный шелест... Ди почти на цыпочках, вне себя от чего-то вроде благоговейного трепета, преодолела последние ступени и с тревогой заглянула в открытую дверь.

Гостиная, на пороге которой она оказалась, напоминала эпицентр урагана. Не комната, а мешанина из развернутых или скомканных газет, наваленных вперемешку с какими-то папками, посудой, замысловатыми приборами. Почти не видно мебели. Целые завалы из книг, беспорядочно разбросанных повсюду.

Но Диана толком не видела ничего. Ее вниманием полностью завладел мужчина, который носился по комнате взад-вперед, периодически отшвыривая стул, мешающийся на пути.

И это был Он — Шерлок Холмс.

Но в то же время совсем не он. Разве похож этот чудной, мечущийся по комнате человек с забавно всклокоченными волосами в поношенной домашней одежде, на ледяного, холодного, с иголочки одетого детектива с ее фотографий? Ее сердце вдруг затопила нежность — она всегда подозревала, что на самом деле он совсем другой, и образ, который являет миру, просто броня, защита от людского непонимания.

Вдруг дошло, в каком ложном положении она оказалась, ведь увлеченный своими мыслями детектив не подозревает о ее присутствии. Он вот-вот обнаружит ее и будет ой как неловко! И она поспешила вежливо покашлять. Нервно теребя ремешок сумочки, Диана вздрогнула, когда Шерлок застыл на секунду, а потом резко обернулся.

Удивительно прекрасные, светлые глаза — острые лезвия.

Пауза не длилась и минуты, но показалась часом. Молодые люди молча смотрели друг на друга, ошеломленные одинаково, но по разным причинам.

Под его взглядом она впала в какое-то подобие транса, растеряв все слова, с которыми хотела обратиться к великому сыщику. Краешком сознания отметила, что в какой-то момент глаза Шерлока немного расширились, взгляд изменился, словно он ее узнал.

Что за вздор, ей, конечно, показалось.

Девушка зависла, уставившись на знаменитого консультирующего детектива. Как заставить себя произнести хоть слово? Сейчас он рассердится и выгонит ее!

Мужчина вдруг вздрогнул, посмотрел вниз и начал лихорадочно запахивать халат, будто быть в пижаме — верх неприличия. Если бы Ди не была настолько взволнована, она бы улыбнулась — это она вломилась в его гостиную и именно ей должно быть неудобно!

Она перевела зачарованный взгляд с длинных красивых пальцев детектива, суетливо возящихся с пояском халата, на его лицо. Мистер Холмс явно чем-то огорчился, вероятно, она прервала цепь важных размышлений, и он сердится на нее. Возможно, следовало связаться с ним через Твиттер, в котором, как она слышала, он теперь решает большинство дел.

Точно, Твиттер!!! Какая же она идиотка, что не подумала об этом! Девушка страшно разозлилась на себя: притащилась со своей ничтожной проблемой... Она густо покраснела, ей хотелось
провалиться на месте. Вспоминать о незнакомце, стерегущем на тропинке, стоя на лестнице перед раздосадованным детективом-консультантом, совершенно не то, что думать о нем в трех милях от этой тропинки, дрожа на обочине дороги. Ее утреннее происшествие с преследователем казалось сейчас таким пустяковым и незначительным, что стало стыдно до слез. Хулиган пристает, а она прибежала за помощью к мировой величине сыска. Еще бы в МИ5 обратилась, дуреха!

Она уже хотела извиниться за беспокойство и убежать, но мужчина вдруг нарушил затянувшееся молчание:

— Проходите, мисс.

«Мама!!! Какой чудесный глубокий голос!» — щеки Ди запылали еще жарче. От легкой хрипотцы в голосе детектива по спине Дианы пробежали мурашки. Она кивнула и робко вошла, стараясь не наступать на валяющиеся повсюду вещи.

— Извините за беспорядок, — продолжал детектив.

Диана молча дивилась: говорили, что он неслыханно груб с клиентами и абсолютно не считается с правилами хорошего тона.

— Простите, что ворвалась к вам так неожиданно, — нашла, наконец, голос Диана. Правда, слабый и дрожащий. — Меня впустила пожилая леди из кафе.

— А, миссис Хадсон, — смущенно пробормотал Холмс, машинально прикасаясь пальцами к подбородку. Нащупав колкую щетину вместо привычной гладкой кожи, он недовольно хмыкнул и, поморщившись, отдернул руку. — Прошу, мисс, располагайтесь... Садитесь... — тут он неуверенно огляделся, словно видел обстановку впервые. Диван завален каким-то растрепанным хламом, стулья перевернуты, свободным оставалось только его собственное кресло. — Вот сюда, пожалуйста, — он указал на серое кожаное кресло у камина.

Диана послушно села, по-прежнему не в силах отвести взгляд от хозяина квартиры. Щеки алели, но не от жара камина. Детектив и его голос, вытворяли какие-то странные штуки с ее гормонами.

— Ваше дело подождет десять минут, пока я переоденусь? — спросил мужчина, все так же пристально изучая неожиданную гостью.

— Конечно, — с готовностью согласилась Ди, которой ее дело уже казалось мелким и незначительным. Она почти жалела, что не слезла с велосипеда и не разобралась с проклятым незнакомцем сама.

Холмс помедлил, бросил на нее еще один непонятный взгляд своих странных раскосых глаз, и скрылся за раздвижными дверями кухни.

~

Шерлок ворвался в спальню в состоянии близком к панике. Как Диана Уэсли, о которой он думал все утро, оказалась здесь? Сперва он даже предположил, что это галлюцинация. Но вот уже несколько месяцев он не принимал ничего такого. Девушка явно из плоти и крови, заливается здоровым, живым румянцем и дрожит как осиновый лист.

Что произошло? Шерлок лихорадочно запустил руку в волосы... Рука тут же запуталась во всклокоченных вихрах. Вот, черт! Ну и вид — настоящее чучело! Квартира похожа на помойку! Есть от чего прийти в отчаяние, ведь в памяти засело только что прочитанное: «Первое впечатление — самое главное».

Да уж, ничего себе первое впечатление!.. Он вдруг вспомнил, как стоял перед девушкой с распахнутым халатом, в поношенной футболке, нижний край которой даже не достает до пояса пижамных штанов, оставляя открытой полоску кожи внизу живота. Шерлок застонал, зажмуриваясь. Ну, почему именно сегодня он не оделся поприличнее, мог хотя бы побриться...

Но, делать нечего, придется исправлять ужасное «первое впечатление». Тем более, он не мог не заметить, что девушка довольно... э, романтически реагировала на его внешность и голос. Даже в таком задрипанном виде, что особенно странно. Хотя кто поймет этих женщин? Несмотря на презрение и равнодушие, с которыми Шерлок привык относиться к прекрасному полу вообще, он всегда распознавал сексуальное влечение, когда его проявляли женщины.

Он распрямил плечи и немного приободрился, уверенный, что сможет поправить ущерб поруганному «первому впечатлению». И уже через семь минут, быстро застегивал тонкую голубую рубашку, сшитую на заказ. Лучший «рабочий» костюм черного цвета великолепно подчеркивал достоинства его фигуры.

Зеркало явило лестный для самолюбия детектива образ элегантного и гладко выбритого мужчины лет тридцати пяти, с красиво уложенными, блестящими темными кудрями. Обычный облик денди и дорогой лосьон для бритья помогли Шерлоку вновь обрести подобие твердой почвы под ногами.

И все-таки кое-что заставляло его хмуриться. Девушка явно не выглядела надутой куклой с ватными мозгами, в отличие от большинства современных красоток. Казалась живой и чувствительной, с такой будет легко работать, читай: манипулировать.

Он вздохнул. Достигнуть цели, поставленной Майкрофтом, как будто проще, чем он рассчитывал. Он одновременно и рад, и не рад этому. Гораздо легче задавить в себе жалость, сомнения и добрые чувства, отдаться игре, если бы Диана оказалась хищницей, вроде Джанин или Ирэн Адлер. Цинично соблазнять ангела с такими прекрасными простодушными серыми глазами, чтобы погубить ее брата, единственного близкого родственника... Такой план способен придумать только Майкрофт. А реализовать его, выходит, может лишь Шерлок — беспринципная сволочь? Как бы хотелось никогда не слышать об этой девушке, хотелось чтобы она была другой...

Но что терять время в досужих сожалениях? Что есть, то есть. Он должен брату услугу и тот ее получит. Шерлок еще раз оглядел себя в зеркале. Если это не поможет исправить отвратительное «первое впечатление», ничто не поможет!

«И все же какое невероятное совпадение... — подумал было он, выходя из спальни, и тут же с досадой скрипнул зубами: — Совпадение? Болван! Подобных совпадений не бывает... Майкрофт... Сукин сын, что ты придумал на сей раз?»

Вновь принимаясь мысленно ругать неугомонного мерзавца брата, Шерлок прошел на кухню, наполнил и включил чайник. Заглянув в холодильник и пошарив на навесных полках, он убедился, что печенья к чаю он предоставить леди Диане не сможет. И где миссис Хадсон, когда она в кои-то веки нужна? Ну, хотя бы молоко имелось.

«Что ж, занавес поднимается!» — детектив чувствовал себя подлейшим негодяем, но не актерствовать даже при полном отсутствии зрителей у него редко получалось. Джон обязательно нашел бы, что сказать в этот миг о его моральном облике. Шерлок покачал головой: «И с каких пор меня волнует моральный облик?»

====== Глава 5 ======

четверг, 12 марта 2015г.

Лондон, Бейкер-стрит, 221б

Шерлок тихо приоткрыл дверь в гостиную. Взглянул на клиентку, тяжело вздохнул и, наверное, в сотый раз за сегодня мысленно обругал брата. Ничего не изменилось, девушка все так же сидела в его кресле, только устроилась чуть удобнее, сняла куртку. Немного расслабилась в тепле и, похоже, крепко задумалась о чем-то, глядя на тлеющие в камине угли. На милом лице пляшут отблески пламени, пышные белокурые локоны рассыпались по плечам. Вся ее хрупкая поникшая фигурка вызывала невольное сочувствие. Шерлок закатил глаза к потолку — неуместное сочувствие. Сантименты... Как же он ненавидит эти глупые, ненужные эмоции. Лучше бы ему улететь тогда в Восточную Европу...

«Хм, еще красивее, чем на фотографиях. Знает о своей красоте, не пытается подчеркнуть ее косметикой. Возможно, считает, что ей это не нужно. Что ж, справедливо. Ухоженная. Явно профессиональный уход: волосы, кожа безупречны. Аккуратный маникюр. Вероятно, в этом проявляется ее тщеславие. Одета элегантно и дорого, но скромно, со вкусом. От природы кокетливая. Духи... мм, что-то знакомое. Едва уловимый яблочный аромат... — духи часто важная улика, потому Шерлок знает об ароматах все. Он слегка прищурился, вспоминая: — Да, точно: “Be Delicious” от Donna Karan — превосходный выбор для юной блондинки».

За спиной детектива, застывшего в дверях кухни, резко и сухо щелкнул вскипевший чайник. От неожиданного звука Диана подскочила в кресле и ошеломленно воззрилась на мужчину. Кажется, перемена в его облике, произвела на нее сильное впечатление — глаза изумленно расширились, а милый ротик немного приоткрылся, придавая ей глуповато-восторженный вид. Хм, какая хорошенькая... Но все равно выглядит испуганной и несчастной. Глаза припухли от слез. Шерлок бесславно сдался сантиментам и искренне и тепло улыбнулся девушке. У него не осталось сил противиться: нечистая совесть, в сочетании с ангельским личиком и ясными по-детски припухшими от слез глазами девочки, грозили разрушить его всегдашнюю холодную отстраненность. Но как же мила крошка! Какое счастье, что он абсолютно равнодушен к женским чарам, а натуральных блондинок вообще считает... хм, блондинками! Однако, что же так сильно напугало ее и что вытворил для этого Майкрофт?

— Я сейчас принесу чай, а потом вы мне расскажете о своем деле, — он придал голосу тихие, успокаивающие нотки и направился к чайнику. — Кстати, как ваше имя, мисс?.. — он полувопросительно взглянул на посетительницу, бросая чайный пакетик в ее чашку.

— Эм... Диана Уэсли, — с запинкой представилась Ди. «Как он красив...» — стучало в голове, мысли путались и она с трудом припомнила собственное имя. Неловко вышло, она так смущена и выбита из колеи, все правила хорошего тона совершенно вылетели из головы.

«Опустила титул “леди”» — отметил детектив про себя.

— Очень приятно, — Шерлок снова улыбнулся, но уже не так искренне. Приятно, как же! Ему было бы куда приятней никогда не выполнять подобных поручений братца! — Вам чай с молоком, с сахаром, мисс Уэсли? — он поставил на поднос молочник и сахарницу.

— Без молока, два кусочка сахара, пожалуйста, — ответила Ди, и брюнет слегка скривился: он пил чай так же. Снова совпадение, но на сей раз старший брат ни при чем. Жаль, сваливать на него все на свете — любимое развлечение Шерлока.

Мужчина вошел с подносом в гостиную и поставил дымящийся ароматный напиток на маленький столик возле Дианы. Продолжая двигаться плавно и грациозно, мимоходом поднял валяющийся среди хлама стул. Непринужденно расстегнул пиджак, позволив полюбоваться крепкой грудью, выгодно обрисованной тесной рубашкой. Сел достаточно близко к Диане. Его колено словно невзначай слегка задело ее коленку. Девушка подпрыгнула и, снова зардевшись, постаралась тихонько отодвинуть ноги так, чтобы не касаться длинных ног детектива. «Хм. Скромница... Ненавижу чертова сукина сына Майкрофта!»

— Наверное, я сижу на вашем месте, — пробормотала Диана, крайне смущенная близостью этого великолепного и непонятного мужчины, а также собственной реакцией на эту близость, и попыталась подняться. Так жарко...

Шерлок немного помедлил с ответом, залюбовавшись нежным румянцем, снова заливающим эти щечки, и чудным трепетанием длинных темных ресниц, когда она в смущении потупилась. Напоминая себе, что его подобные вещи вообще-то не интересуют, он успокаивающе и снисходительно махнул рукой:

— Сидите, прошу, мисс Уэсли, у вас сильный стресс, вам необходимо тепло. Пейте чай.

Диана послушно взяла чашку и, отпив несколько глотков, аккуратно и бесшумно поставила ее обратно на блюдце. Она старалась побороть неуместное волнение, не осмеливаясь поднять на него глаза и заговорить о деле.

Шерлок несколько мгновений оценивающе смотрел на нее и решил начать первым.

— Рассказывайте, если готовы, что же произошло сегодня утром после того, как вы выехали на велосипеде из дома. Как давно вам угрожали? — произнес он невозмутимо, в характерной стремительной манере, и приготовился отвечать на неизбежные вопросы: «Как???» Все-таки Джон прав — он неисправимый позёр, пора признать.

Впрочем, Шерлок был тут немного несправедлив к себе, он намеренно провоцировал клиентку не ради того, чтобы произвести впечатление или порисоваться, но желая понаблюдать за ее реакцией. Как она станет держаться? Удивление — живая эмоция, многое раскрывает о человеке, его личности и мотивах.

Что ж, реакция Дианы его не разочаровала. Она уставилась на него как на божество, явившееся вдруг с небес. Так, словно за его спиной чудесным образом развернулись два огромных белоснежных крыла. Шерлок мог бы шагнуть сейчас в эти широко распахнутые восхищенные глаза. Да, это будет легко как отнять конфетку у младенца. Детектив помрачнел. Ну почему она не оказалась прожженной бестией, бессердечная игра с которой, доставила бы вдобавок массу удовольствия? Он не позволил себе упиваться ее очаровательным и наивным восторгом, хотя тот грел и одновременно надрывал душу, и продолжил удивлять.

— Почему вы поехали ко мне, а не на работу, как обычно? — Шерлок сложил руки в почти молитвенном жесте и прикрыл глаза — привычная поза во время размышлений. — Что-то случилось еще за городом. На велосипеде вы ехали намного быстрее, чем планировали, — он взглянул на потрясенную Диану. — Как я узнал? — спросил он, отвечая на ее немой вопрос. — У вас цветущий, здоровый цвет лица, ясно, что вы живете за городом, недалеко от Лондона. Судя по следам глины на ваших ботинках, весьма свежей и характерной, где-то на границе Кента с Сурреем.

Шерлок прервался и окинул девушку еще одним цепким взглядом:

— Но работаете явно в столице. Несомненно, офисный работник. Ваши брюки вполне подойдут для работы, но не годятся для гонок в сырую погоду. Если бы вы были уверены, что предстоит быстрая езда на велосипеде, оделись бы практичнее. Видите, — тут он наклонился, опустил руку вниз и ухватил двумя длинными пальцами низ ее левой брючины — на темно-синей ткани выделялись крошечные светло-серые крапинки грязи, — характерные мелкие брызги от заднего колеса велосипеда, — он отпустил ткань и вновь откинулся на спинку стула. — Пришлось выжимать скорость, вы не пытались объезжать лужи. Из этого можно сделать вывод, вы бежали от какой-то опасности. Когда вы вошли, я обратил внимание, что в кармане вашей куртки лежит какой-то довольно тяжелый продолговатый предмет. Пистолет? Нет, недостаточно тяжел. Газовый баллончик? Форма не та, предмет явно плоский. Складной охотничий нож? Подходит, но зачем он вам? Вывод напрашивается сам: для возможной самозащиты. Значит, вы осведомлены об угрозе, готовились заранее. Вам угрожали какое-то время.

Диана, уже забыла про свою утреннюю попытку быть предусмотрительной и вооружиться, и мучительно покраснела. Почему она не додумалась взять охотничий нож брата? Порывшись в кармане куртки, смущенно извлекла на свет божий старый разводной ключ. Шерлок пару секунд озадаченно смотрел на инструмент в ее руке, а потом весело расхохотался. Смех изумительно преобразил его. Лицо детектива, красивое холодной, почти неприступной красотой, которая с годами сделалась только очевиднее, словно озаряется внутренним светом, когда он смеется. Расцветает. Для сердца бедной Дианы вот такой искренней улыбки великого детектива и не хватало, чтобы окончательно и бесповоротно пропасть.

Отсмеявшись, он спросил с непритворным изумлением:

— И вот это вы избрали для самозащиты?

— Я и не вспомнила, что у брата есть охотничьи ножи... — смущенно призналась Диана. — Но сомневаюсь, что смогла бы воткнуть нож в человека, — добавила она, поежившись. — Да и на вокзале возникли бы проблемы.

— Верно, — признал мужчина, — возможно, вы выбрали лучшее для себя оружие.

Помолчав, он глянул на нее из-под ресниц:

— А что по поводу остальных моих предположений?

— Все совершенно верно, — горячо ответила Диана, сияя восторженной улыбкой. — Вы великолепны! — простодушно добавила она.

Настала очередь Шерлока заливаться румянцем — забытая способность, которую он еще не до конца утратил. Оказывается, совесть еще жива. Впрочем, он не сказал ничего, чего действительно не видел по внешнему облику девушки.

— Значит, вы чего-то опасались. Вам угрожали. Рассказывайте!

Девушка немного расслабилась, целиком поглощенная ходом дедукций. Но сейчас опять сжалась в кресле, словно от холода.

— Я пришла к вам за советом, мистер Холмс...

Но мужчина перебил:

— Шерлок, пожалуйста, мисс Уэсли.

— Тогда я — Диана, — вежливо кивнула она, слегка улыбнувшись.

Потом вновь стала серьезной и нахмурилась, обдумывая, как ей начать. А Шерлок вдруг испытал странное и неуемное желание разгладить вертикальную складочку между ее бровями. Смехотворно! Но побуждение настолько сильное, он даже сжал сложенные на коленях руки в кулаки, чтобы не осуществить его.

— Мне следовало бы обратиться к вам через Твиттер, я знаю, — пролепетала Диана, совершенно потерявшись. Известно, что великий сыщик сердится, когда клиенты тянут и говорят не по делу. — Но я была в такой панике, что вспомнила о нем только сейчас.

— Все в порядке, — прервал ее Шерлок, довольный, что дело не затянулось, ведь в Твиттер он мог не заглядывать днями. — Вы правильно поступили, так надежнее.

— Я живу с братом в уединенном доме в трех милях от Эденбриджа, — она послала Шерлоку восхищенную улыбку, — вы правы, совсем рядом с Сурреем. Работаю в Лондоне. Примерно неделю назад я заметила у границ нашего парка мужские следы. Это не редкость, но на следующее утро у калитки прятался какой-то мужчина. Я сказала брату, но он посчитал, что это просто нервы, — тут Диана с беспокойством взглянула на детектива, проверить — не думает ли он так же, но Шерлок снова сидел, прикрыв веки, касаясь губ сведенными вместе ладонями. — Всю неделю незнакомец неизменно появлялся у калитки по утрам, но держался поодаль, когда я проезжала мимо. А вчера вышел из укрытия и направился прямо ко мне, схватил за рукав... — Диана сжала руки так, что побелели суставы, рассказывать о пережитом ужасе так же неприятно, как испытывать его. Голос противно дрожал. — Я вырвалась лишь благодаря тому, что неподалеку залаял наш пес. Я так испугалась, но меня никто не хотел слушать. Обращалась к брату, оставила заявление в полиции... Но в итоге все оказалось бесполезно.

— Почему вы не поехали ко мне вчера? — вдруг прервал ее Шерлок, глядя на Диану остро и проницательно. На его лицо падал свет от окна, подчеркивая точеные скулы, глаза казались сейчас зелеными, как морская вода.

— Мне... — Диана запнулась, — не пришло это в голову. Понадеялась, что брат мне поможет, он обещал сегодня проводить меня до станции. Но даже не приехал домой ночевать. Видимо, замотался и забыл.

— И часто он не ночует дома? — спросил Шерлок с интересом.

— Не редко, — призналась Диана, — иногда остается ночевать на работе 3-4 раза в неделю.

— На работе? — недоверчиво выгнул густую бровь детектив.

— Да, — кивнула Ди, — он рассказывал, что у него в офисе есть небольшая комната отдыха, где можно остаться на ночь, если заработался допоздна.

— Понятно, — протянул Шерлок и слабая улыбка слегка приподняла уголки его губ. «Заработался, как же» — подумал он. А вслух продолжал: — Что же случилось сегодня?

— Я решила, что если вчера меня спас лай Терри, сегодня он мне опять поможет... — голос Дианы вдруг надломился, и Шерлок мгновенно напрягся, он искренне терпеть не мог женских слез. Они безумно бесят, так как никакого конструктивного смысла в них не заключается. Но эту девушку странным образом хотелось зачем-то прижать к груди и баюкать. Детектив сурово сдвинул брови. Таких чувств он не испытывал даже к Роузи Уотсон, которую, хоть и не признался бы никому, любил всем сердцем. Когда плакала Роузи, хотелось одного — заткнуть уши и бежать подальше.

А Диана тем временем, справившись с собой, продолжала:

— Я не подумала... что это может быть опасно для него... — по щеке, несмотря на все усилия, поползла крупная слезинка.

Подавив острое, абсолютно неожиданное и нелогичное желание попробовать эту прозрачную капельку на вкус, детектив протянул руку и, безошибочно нашарив под грудой наваленных на столе газет коробку с салфетками, предложил ее девушке. Диана с благодарностью взяла салфетку, и Шерлок, не глядя, бросил упаковку обратно на стол.

Деликатно промокнув глаза и порозовевший носик, Диана продолжила рассказ слегка дрожащим голосом:

— Я приказала Терри следовать за мной. Сегодня этот человек ждал прямо у калитки, не скрываясь. Она у нас всегда открыта настежь и довольно широкая, но я не смогла бы проехать мимо него. Терри без команды бросился на незнакомца и вцепился ему в ногу... Таким образом, я проскочила. Этот тип боролся с собакой, и я заметила, что он вооружен.

Шерлок удивленно вскинул брови, но промолчал.

— Я так стремилась уехать оттуда как можно быстрее, была уже далеко, но вдруг послышался визг боли нашей собаки... и... даже не помню, как доехала до Эденбриджа, — Диана опустила голову. — Я отчаялась, уже не верила, что мне поможет полиция или брат. Вот тогда я и подумала, что, возможно, вы подскажете, что делать...

— А брату вы уже позвонили? — спросил Шерлок, протягивая ей чашку с остывшим чаем. Девушка взяла ее, коснувшись его руки холодными тонкими пальчиками. Оба ощутимо вздрогнули и мужчина поспешил отдернуть руку, будто обжегся.

Диана мельком взглянула на свою руку и подняла грустные глаза на Шерлока.

— Нет, пока что. Он по утрам обычно занят, позже я отправлю ему СМС и он перезвонит, — она безнадежно покачала головой. — Хотя, думаю, это бесполезно. Он не принимает всерьез моих жалоб, считает, что все это — мое воображение.

— Почему? — живо поинтересовался Холмс. Шерлок не заметил у Дианы черт, характерных для истерического типа личности.

— Может, так ему легче? — предположила Диана и пожала плечами. — Не знаю. У него много проблем на работе, да и… — Диана запнулась, обнаружив, что, увлекшись, слишком разоткровенничалась. Шерлоку Холмсу ведь нет дела до ее семейных неприятностей. — Чего ожидать, если и полиция никак не отреагировала? — она грустно улыбнулась.

— Да, с полицией такое бывает, — улыбнулся в ответ Шерлок, глядя ей в глаза. Диане вдруг мучительно захотелось перецеловать каждый из лучиков-морщинок, разбегающихся от уголков его глаз. И она страшно испугалась этой мысли. Ее резко бросило в жар. «Да что такое, никогда не замечала в себе таких чувств ни к одному мужчине-собеседнику…» Она спешно подняла чашку к губам, надеясь, что гений не прочтет ее мысли.

А Шерлок против воли любовался пылающими щечками и влажными пухлыми губками… Вот болван! Он заставил себя отвести глаза. Она отвлекает... Очень сильно отвлекает от своего же дела.

— Опишите преследователя, — попросил он наконец. Голос звучал несколько хрипло.

— Довольно высокий, крепкий мужчина... — Ди поколебалась. — Лет тридцати. Очень смуглый, возможно, у него восточные корни. Темные волосы, волнистые, — она неуверенно взглянула на детектива. — Лица я в точности не запомнила. Кажется, крупные черты, довольно правильные. Глаза… Близко посаженные, темные. Неприятные.

— Чем именно неприятные?

Диана поколебалась:

— Может, это его взгляд. Он меня так осматривал... отвратительно.

На скулах детектива заходили желваки.

— Одежда?

— Что-то темное, я не могу описать. Куртка защитно-зеленого цвета.

— Что ж, осталось прояснить мотив, — Шерлок постарался звучать как можно спокойнее, но от мысли, что мерзавец-Майкрофт нанял какого-то типа, который заставил страдать эту прелестную девушку целую неделю, хотелось пристрелить гада. — Вы носите на работу что-то ценное? Деньги, драгоценности?

— Нет, — не колебалась с ответом Диана, — грабить у меня нечего.

— Тогда, возможно, этот тип выжидал, пока вы уедете, чтобы забраться в дом? Там есть что-то ценное для воров?

— Нет, — Диана покачала головой, — наш дом — замок Эден-корт, уже несколько десятилетий практически пуст. Там нет ничего, что стоило бы красть. Все остатки антиквариата и фамильных драгоценностей проданы еще моими родителями.

— Но мог этот чужак… — Шерлок вопросительно поднял бровь, — он ведь не местный? — Диана кивнула. — Мог он не знать, что в замке нет ценностей?

— Мне кажется, достаточно просто взглянуть. Это настоящие руины. Обитаемо только одно крыло первого этажа: мы давно перебрались в бывшие помещения для слуг. Когда брат устраивает охоту в парке, мы открываем пять комнат на первом этаже. Они более-менее в порядке. Все остальное непригодно для жилья, стекла во многих окнах разбиты, да и крыша в жалком состоянии.

— Вы живете одни? Есть ли прислуга?

— Одни, — Диана мягко улыбнулась. — Брат держит свору легавых. Для ухода за ними нанят человек, который приезжает из городка дважды в день и прогуливает собак по парку.

— Он пользуется той же тропинкой? — уточнил Шерлок.

— Нет, она ведет к той части Эденбриджа, где располагается железнодорожная станция. А кинолог, мистер Джонс, приезжает на машине с противоположной стороны поместья, там выезд на шоссе. Я считала, что мне пользоваться шоссе неудобно, да и опасно. Однажды какой-то лихач меня там чуть не сбил. Да и в объезд лишние 30 минут. Но, видимо, если решусь вернуться в Эден-корт, придется пользоваться этой дорогой.

Шерлок удивленно посмотрел на девушку.

— То есть вы не хотите возвращаться?

— Да, наверное, не решусь вернуться, хотя мне очень стыдно за трусость. Из-за меня, вероятно, погибла наша собака… — салфетка вновь прижата к глазам изящной ручкой.

Шерлок не имел представления, как ее успокоить, поэтому и пробовать не стал. Лучше заняться тем, что умеешь, то есть составить план действий.

— Так, мотив ясен, — начал он, но его остановил удивленный взгляд девушки.

— Ясен? — проговорила она ошеломленно.

— Конечно, — сухо продолжил он, — существует не так уж много поводов для преступлений. Алчность и страсть. Ненависть и месть — частные случаи страсти.

Девушка, забыв свои горести, вновь смотрела на него, как на священного гуру — большими, восхищенными глазами.

— В вашем случае, так как действует незнакомец, мы можем отбросить ненависть и месть. Либо он нанят кем-то для неизвестных пока целей, либо он воспылал к вам страстью. Возможно, он подкуплен третьим лицом или, что проще, хочет изнасиловать вас.

Худшие опасения подтвердились, и, вздрогнув, Ди сжалась в кресле. Она больше не боялась рассердить детектива рыданиями, ледяной ужас сковал ее сознание. Шерлок не мог больше сопротивляться и взял ее тоненькую ручку в свою. Снова почувствовал, что холодная лапка, уютно утонувшая в его ладони, обжигает кожу каким-то странным жаром. Это вызвало неясное томление в определенной части его анатомии. Части, о которой детектив старался не вспоминать уже много-много лет.

Диана взглянула в глаза Шерлоку, и в очередной раз поразилась переменчивости их оттенка — сейчас они казались ярко-голубыми с едва заметными золотистыми вкраплениями. Необыкновенные глаза. Удивительный человек. Время как будто замерло…

— Ю-ху! — раздался звонкий голосок где-то совсем над ними. Парочка ощутимо вздрогнула и пришла в себя. Мужчина резко выпустил руку клиентки.

— Шерлок, ты все еще с этой девушкой? Уже довел ее до слез? Как тебе не стыдно обижать ребенка? — миссис Хадсон суетливо прошлась по комнате, автоматически поправляя в стопки валяющиеся повсюду книги. — Какооой у тебя вечно беспорядок, дорогой! Звонила Мэри, они собираются сегодня приехать с Роузи. Тут нужно все убрать! Ребенок не может находиться в такой пыли... — пожилая леди, причитая и жалуясь на жильца, старательно собирала в пачки газеты.

Шерлок с трудом подавил желание чертыхнуться: видимо, кто-то не слишком-то поверил уверениям, что у него сейчас нет дела. Иногда Мэри становилась невыносимо навязчива, семейная рутина давалась ей гораздо тяжелее, чем Джону. Ей постоянно требовались новые впечатления, новые и новые порции риска и приключений. «Но на сей раз, миссис Уотсон, вам придется обойтись без дозы!» Шерлок пружинисто поднялся со стула, застегивая пиджак.

Диана испугано смотрела на него, видимо, решив, что он передумал заниматься ее делом. Она неуверенно встала с кресла, не зная, как быть.

Шерлок взял ее куртку и, расправив на весу, галантно помог одеться. Взглянув на миссис Хадсон, гений-детектив растянул губы в ненатуральной улыбке и бросил безапелляционно:

— Жаль, что не увижусь с Уотсонами сегодня. Мы с мисс Уэсли уходим.

Домовладелица застыла посреди гостиной и от возмущения не нашлась даже, что ответить.

А Шерлок увлек растерянную девушку к выходу, стремительным движением сдернул с вешалки пальто и надел его. Синий шарф был ловко повязан вокруг шеи, перчатки прихвачены с полочки. Шерлок Холмс потянул оторопевшую Диану за руку и направился по лестнице вниз, вон из 221б.

Возмущенная воркотня квартирной хозяйки неслась им вслед.

====== Глава 6 ======

четверг, 12 марта 2015г.

Лондон — Эденбридж

Бейкер-стрит встретила их шумом, обычной городской суетой. Не выпуская руки девушки, Шерлок заглянул ей в лицо, оценил бледность, скованность. Диана Уэсли казалась ошеломленной и испуганной. Стресс и внутренняя напряженность ощущались в каждом движении. Она выглядела, как человек, который пережил сильное душевное потрясение. «Ей необходимы тепло и еда» — решил гений. Не торопясь, он повел девушку по Бейкер-стрит, но не к метро, как она ожидала, а к небольшому сетевому ресторанчику “Pret A Manger” на углу с Меллкомб-стрит. Диана крепко держалась за его руку и следовала за ним послушно, как под гипнозом, но, войдя в ресторан, остановилась, оглядываясь в нерешительности.

— Снимите куртку, вам будет удобнее, — предложил Шерлок, наклоняясь, чтобы помочь ей. Малышка едва доставала макушкой до его подбородка.

— Но, мистер Холмс...

— Шерлок, пожалуйста, — терпеливо поправил мужчина.

— Шерлок, — повторила она, слегка смутившись какой-то тайной мысли, — но куда мы?

Детектив усмехнулся с таинственным видом, отчего Диана снова немного подвисла, засмотревшись на симпатичные лучики-морщинки у его глаз. «Как же ему идет — улыбаться!»

— Поедем в Эденбридж, разумеется. Трудно будет помочь вам, оставаясь в городе, — ответил Шерлок, повесив куртку Дианы на вешалку у столика и пристраивая рядом свое пальто. — Нужно поговорить с преследователем. Но сперва накормим вас. У вас вид, словно вы сейчас упадете в обморок.

— Нет, что вы! — Ди немного расслабилась и улыбнулась. — Ну, раз вы настаиваете, я плачу, — добавила она, усаживаясь за столик.

— Нет, — протянул Шерлок, глядя на нее с лукавой улыбкой, — это я настаиваю и плачу.

Что за соблазнительный баритон! Девушка смутилась, с таким мужчиной не просто проявлять самостоятельность. Ди привыкла к более мягким, готовым уступать кавалерам. В Шерлоке же (не то чтобы она его считала своим кавалером) под видимыми шутливостью и галантностью, чувствовалось необыкновенная серьезность. Она не понимала, чего ждать от него. Да и спорить — верх неблагодарности: он тратит свое драгоценное время на ее проблемы и так внимателен! Она и мечтать не смела, что ее хотя бы выслушают, а он так возится с ней!

Детектив протянул меню, но она растерянно полистала его, слишком расстроенная, чтобы выбрать что-то. Есть совсем не хотелось и она заказала лишь кофе. Однако, Шерлок знал, что ей необходимо подкрепиться. Не слушая протестов, он заказал фирменный куриный суп с брокколи и коричневым рисом, которым славится это заведение, а также кофе со сливками и банановое пирожное. Себе взял черный кофе с двумя кусочками сахара и пару имбирно-ореховых печений.

Заказ принесли сразу же, видно, для персонала кафе детектив-консультант — постоянный и уважаемый клиент. Диану одолело любопытство и, чтобы отвлечься от неотвязной тревоги и заполнить паузу, затянувшуюся дольше приличного, она поинтересовалась, часто ли он тут бывает.

Шерлок, улыбаясь глазами, взглянул на нее поверх чашки с кофе и, поставив напиток на стол, принялся за печенье.

— Да, иногда обедаю тут. Помог как-то управляющему избежать ареста за неуплату налогов.

— Вы и такими делами занимаетесь? — девушка искренне поразилась широте его деятельности. — Я думала, вас интересуют только уголовные преступления.

— Да, — подтвердил Шерлок, уголок его рта поднялся в усмешке, — я интересуюсь, в основном, криминальными загадками. Просто свел его с нужным человеком, моей заслуги тут нет, но он все равно благодарен.

Диана тишком рассматривала спутника — Шерлок Холмс не уставал поражать ее. Она ожидала встретить мрачного, углубленного в себя, возможно, психически-неуравновешенного мизантропа. Но перед ней предстал красивый, любезный и доброжелательный молодой человек, галантное обхождение которого вгоняло ее в краску и заставляло лепетать что-то бессвязное. Наверное, никогда в жизни ей не приходилось столько краснеть и смущаться. «Все, дорогая, ты пропала!»

— Вы совсем не едите, не нравится суп? — естественно, от гения не укрылось, что, вместо того чтобы есть, Диана рассеянно ковыряет брокколи ложкой и мечтательно рассматривает его самого.

— Очень нравится, — пробормотала Ди, суп был и вправду божественным. Но ей просто кусок в горло не лез. Мысли метались, беспорядочно перепрыгивая: то возвращаясь к жутким событиям этого утра, то вдруг Диана вспоминала, что рядом тот единственный человек, который может ей помочь, и он — живая легенда, герой... А еще у героя такие глаза, такой голос, такие руки... Есть от чего окончательно потерять голову. И она реагирует на него как полная идиотка. Он, наверное, в душе потешается, ведь видит людей насквозь. Как смешно и скучно ему, вероятно, ее наивное преклонение. Слава богу, что он не издевается над ее глупостью открыто. И все это так не соответствует образу черствого и холодного социопата, каким его рисует пресса.

Но в чем дело? Почему Шерлок совсем не такой, каким его описывают многочисленные газетные писаки, да и в блоге доктора Уотсона можно прочесть немало довольно странных вещей о Шерлоке Холмсе. Почему с ней он другой? Этот вопрос Диана не решалась задать самому Шерлоку, может, из боязни разрушить волшебство. С другой стороны, она не из тех, кто долго ломает голову над неразрешимыми загадками. Возможно, ей просто повезло, у детектива сегодня хорошее настроение?

Шерлок меж тем заглянул в телефон и проверил расписание поездов до станции Эденбридж-таун. Ближайший удобный поезд отходит через сорок минут. Пора заканчивать это бесконечное бдение над тарелкой. Брюнет ободряюще улыбнулся:

— Оставьте вы этот суп, Диана, не мучайтесь. Попробуйте-ка пирожное, может быть, оно немного порадует вас.

Диана с готовностью отставила тарелку и принялась за кофе с пирожным. Сладкий десерт и горячий бодрящий напиток и в самом деле оказали почти мгновенное действие — Ди слегка порозовела и немного оживилась. Она вытащила из сумочки мобильный и пробормотала:

— Отправлю-ка сообщение брату.

Но тут Шерлок удивил ее, накрыв ее руку с телефоном своей большой рукой с тонкими красивыми пальцами и безупречным маникюром. Прикосновение теплой ладони детектива опять вызвало странный жаркий трепет, обжигающей волной пробежавший по телу.

— Не надо пока сообщать брату, что вы обратились ко мне, хорошо? — попросил он, глядя немного напряженно. Еще бы не напряженно, ведь и детектив чувствовал то же, что и Диана. Только в отличие от юной красавицы, Шерлок этих ярких и тревожащих чувств совсем не хотел. Сидя напротив девушки, он разрывался между желанием помочь ей, чуждыми ему эмоциями, которые она в нем будила, и острым чувством вины. Поручение Майкрофта казалось неподъемным камнем на шее.

— Родственники обычно возражают против вмешательства третьих лиц, — объяснил он сухо. Он часто сталкивался с подобным.

— Понимаю. Конечно, — неожиданно легко согласилась Ди. Опустила телефон обратно в сумочку и добавила: — Я ему, наверное, не скажу. Он не одобряет вас, — сказала и вдруг страшно смутилась, сообразив, что ляпнула ужасную бестактность. «Господи, что я несу? Ведь это может обидеть его...»

Но Шерлока слишком многие не одобряли, и это еще мягко сказано. Он лишь беспечно рассмеялся: гроша ломаного не дал бы за чужое мнение. Но вдруг оборвал смех, и спросил, пронзительно глядя на нее:

— А вы? — его глаза здесь, в ярко освещенном кафе, выглядели льдисто-серыми, но лучились странной теплотой.

— Я... — растерялась Ди, внезапно онемев. И тут же нашлась, кокетливо улыбнувшись: — Вы — мой герой.

Разумеется, Шерлок понял, что это шутка, но все равно почувствовал, как жар приливает к щекам. Да уж, герой...

Кофе выпит, и он галантно остановил Ди, которая все-таки хотела расплатиться. У него в этом заведении открыт кредит, и он просто впадал в депрессию от мысли, что еще и кофе будет пить за счет своей жертвы.

Попрощавшись с приветливым персоналом ресторана, они снова вышли на оживленную Бейкер-стрит. К удивлению Дианы, на вокзал ехали не на метро, а в такси, которое Шерлок подозвал грациозным и повелительным взмахом руки. За кэб ей опять-таки не дали заплатить, и девушка молча дивилась обходительности детектива.

Во время поездки Шерлоку пришел текст от Лейстрада: «Тройное убийство на Фортис-Грин. Все, как ты любишь». Сыщик слегка нахмурился, он такие кейсы и правда любил, но что поделаешь: «Занят. Может, загляну завтра к вечеру. ШХ». На звонок Грэга, который стал бы уговаривать бросить все, не ответил, и перевел телефон в беззвучный режим.

Его спутница вежливо пыталась скрывать любопытство по поводу его манипуляций с мобильным. Но Холмс читал ее мысли без труда. Тем не менее, насчет нового дела Лейстрада он предпочел помалкивать, посчитав, что весть о трагической гибели людей усугубит и без того тревожное состояние девушки.

На вокзале «Лондон Бридж» они неторопливо прошли к поезду.

— Тут мы с вами разделимся, — объявил детектив-консультант. Глаза Дианы стремительно наполнялись ужасом и он поторопился пояснить: — По дороге вы можете встретить знакомых. Если я поеду с вами, это неизбежно привлечет внимание к нашему расследованию. Не волнуйтесь, я буду поблизости. В Эденбридже так же никому не сообщайте, что я приехал и занимаюсь вашим делом.

Девушка немного успокоилась и кивнула, но руки беспокойно теребили ремешок сумочки, что, как уже понял Шерлок, служило признаком тревоги.

— Никому не говорите об этом, даже вашим друзьям, — продолжил свои наставления Шерлок. — Когда прибудем в городок ведите себя как обычно. Зайдите в супермаркет, покажитесь местным. Встретимся у калитки вашего парка ровно в четыре.

— Но как вы отыщите калитку, ведь вы не знаете наших мест?

— Найду, — уверенно ухмыльнулся Шерлок и показал на свой айфон, хранящий множество баз данных и приложений, в том числе и недоступных обычным пользователям интернета, весьма полезных для его расследований. — Садитесь слева по ходу движения. Не вертитесь, попытайтесь расслабиться и отдохнуть.

Диана, естественно, не была спокойна, но послушно выполнила инструкции детектива.

Вагон почти свободный — несколько мест занимали пары с детьми, пожилая чета и молодой человек с игривым ирландским сеттером. Знакомых не оказалось, но Диана честно постаралась исполнить указания Шерлока. Стараясь вести себя более-менее натурально, если сидеть с напряженной спиной будто палку проглотила — натурально, она, к великому облегчению, скоро увидела своего спутника, прошедшего в салон перед самым отбытием. Пальто он аккуратно свернул и держал подмышкой. Ди показалось, что он сутулится. Она присмотрелась внимательнее — так и есть: сыщик ссутулил плечи, и, странным образом, казался непохожим на себя. Увидев этого невзрачного мужчину неопределенного возраста, она не взглянула бы на него второй раз, и точно не заподозрила бы, что это великий Шерлок Холмс.

Девушка пришла в восторг от его способности перевоплощаться. Но тут Шерлок, который уселся впереди, через несколько рядов от нее, обернулся и слегка подмигнул ей, как бы напоминая, что нужно соблюдать осторожность. Ди залилась краской и отвернулась к окну.

Шерлоку совершенно не улыбалось быть узнанным и всю дорогу выслушивать байки случайных попутчиков, потому он уткнулся в телефон: игнорируя отчаянные SMS от Лейстрада, открыл подробную топографическую карту графства Кент. Легко отыскав Эден-корт, отмеченный на карте как «Руины замка XVI века (частное владение)», он нашел тропинку, по которой Диана ездит на станцию. Значками выделялись калитка и ограда парка. Поблизости нет домов или других строений, откуда в столь ранний час мог бы появляться незнакомец. В двух милях от этого места проходит шоссе, которое упоминала Диана. Чужак может оставлять машину там и идти через лес напрямик. Или приходит из городка, но тогда его непременно приметили бы местные жители. Вариант с шоссе выглядел вероятнее. Майкрофт, нанявший этого подонка, не допустил бы свидетелей, это точно.

Поездка заняла меньше часа, но Диана измучилась и извертелась за это время. С удовольствием разминая ноги на платформе Эденбридж-Таун, она увидела впереди Шерлока, который все так же нес пальто под мышкой. Его фигура и походка действительно стали неузнаваемыми, какими-то угловатыми. Где элегантная грациозность движений и внушительный, но аристократически изящный силуэт? Ди невольно развеселилась, наблюдая за ушедшим вперед детективом, и не сразу услышала, что ее окликают. Оглянувшись, она, к немалой досаде, обнаружила миссис Эшби, главную городскую сплетницу из местной бакалеи, чья кислая мина под нелепо-цветастым тюрбаном, устрашала Диану еще в детстве. Девушку с любопытством и неодобрением разглядывали злющие прищуренные глазки. Одна из местных матрон, которые распускали слухи про смерть ее матери, а теперь сочиняют истории о ней и ее «бурной» личной жизни.

— Леди Диана, — повторила высоким скрипучим голосом владелица магазина, — вы сегодня рано возвращаетесь с работы, милочка, — и Диана живо представила, как в голове у фурии, завертелась ротационная машина, фабрикующая слухи. — А... ну конечно, вы ведь нездоровы…

От фальшивого сочувствия в ее голосе Диане стало противно. Однако, она сдержалась.

— Здравствуйте, миссис Эшби, — вежливо, но с явным холодком проговорила Ди, — я решила сегодня вернуться пораньше.

Она уже намеревалась пройти дальше, но тут до нее дошло, что сказала собеседница:

— Спасибо, я чувствую себя превосходно, почему вы решили, что я больна?

Взгляд блеклых глаз стал совсем уж инквизиторским:

— Вы же скоро отправляетесь в санаторий в Швейцарии. Забыли? Бедняжка...

Тут Диана поняла, что говорит с сумасшедшей, видимо, старуха все-таки тронулась от избытка информации о делах, которые ее совершенно не касаются. Она постаралась жизнерадостно улыбнуться:

— Извините, мне пора.

Отвернулась и, больше не мешкая, направилась к выходу, оставив сплетницу неудовлетворенной. На привокзальной площади Диана с наслаждением вдохнула чистый воздух, столь не похожий на смрад лондонского центра, и, не торопясь, побрела
к дому мистера Свифта за велосипедом. Старалась идти размеренно и спокойно. До встречи с Шерлоком — сердце девушки совершило радостный кульбит при воспоминании об этом необыкновенном человеке — оставалось около часа. У скромного домика на Грин-стрит, Ди заметила хозяина, который возился с грядками в палисаднике.

Она помахала ему, подходя к своему велосипеду:

— Добрый день, мистер Свифт!

— А, Диана, милая, — ответил пожилой мужчина, отирая пот со лба, — ты сегодня рано! Как твое здоровье, девочка? — продолжил он, подходя к забору.

— Все в порядке, мистер Свифт, — девушка добродушно пожала плечами, — я прекрасно себя чувствую, но почему все об этом спрашивают? — она рассмеялась и повела неказистый, но верный «Пэшли» по улице, намереваясь заехать в супермаркет.

Добрый старик покачал головой, глядя ей вслед. Весь город с утра гудел о том, что сестра графа Эдена скоро уезжает в Швейцарию в санаторий, лечить расстроенные нервы.

~

Не без робости вошла Ди в распахнувшиеся автоматические двери местного супермаркета «Теско». Здесь ей всегда было немного неуютно из-за назойливого любопытства горожан, которые никогда не отказывали себе в удовольствии почесать языками об их семействе. Сегодня же они проявляли еще и повышенный интерес к ее здоровью. Эта новая странность немного пугала Диану, поэтому ей вовсе не улыбалась перспектива сделаться центром всеобщего досужего внимания.

Так и есть, едва вошла, головы продавцов и покупателей повернулись к ней, на пару секунд все разговоры прекратились, а затем возобновились с новой силой. Минут двадцать бродила она между рядами — просто тянула время. От столкновений со знакомыми, которые все в один миг вдруг стали необыкновенно печься о ее самочувствии, укрывалась, как могла, но получалось плохо. Эдены в городке местная достопримечательность — ее знали абсолютно все. «Понять бы, откуда пошел слух об этой Швейцарии», — подумала девушка, в очередной раз сбегая от сочувствующих или любопытных взглядов.

Наконец, она решила, что с нее хватит Эденбриджа на сегодня, и вышла из магазина, для вида купив пачку печенья. Затем, не мешкая, отправилась к назначенному месту. Лучше уж она подождет Шерлока у калитки, хоть это страшно и неприятно, но зато не будет давать новую пищу для сплетен городским кумушкам.

====== Глава 7 ======

четверг, 12 марта 2015г.

Эденбридж

В хозяйственном магазине, где Шерлок приобрел зубную щетку и фонарик, ему пришлось выслушать от словоохотливого хозяина целый поток городских новостей. Одна его заинтересовала. Весь город со вчерашнего дня находился в необычайном волнении: бедняжка леди Диана, сестра графа Эдена — местного столпа общества — сошла с ума, брат отправляет несчастную в санаторий в Швейцарии.

Неожиданно.

Упоминание имени лорда странно подействовало на Шерлока. Иногда при расследовании очередного дела вдруг появлялось чувство, словно он упускает что-то важное… Что-то, связанное с братом Дианы, заставляло нервничать. Он, вероятно, предатель, двойной агент. Что еще? Детектив пока не мог сказать. Но интуиция говорила, что он где-то ошибается.

Шерлок и так и этак перетасовывал известные факты по делу. Майкрофт, предположительно, нанял человека, чтобы третировать Диану. Она пожаловалась брату. Неужели она реагировала слишком бурно и Эден решил, что она серьезно больна? Настолько больна, что нужно отослать ее в лечебницу. Что это может значить? Она чем-то мешает ему?

Диана не показалась Шерлоку излишне нервной, чересчур эмоциональной или психически неуравновешенной. Видит Бог, и тех и других он повидал на своем веку немало. У девушки абсолютно нормальные реакции на стресс, детектив ясно видел это. И все же пополз такой слух. Как он возник? Дыма ведь без огня не бывает. Черт, звонить этому негодяю не хочется, но нужно проверить.

Уверенно свернув на лесную тропинку, ведущую в Эден-корт, Шерлок надел, наконец, пальто и распрямился, вновь становясь самим собой — тут он уже никого не встретит и никто его не узнает. Извлек из кармана телефон и набрал номер брата.

Майкрофт ответил почти мгновенно, словно ждал звонка, в голосе слышалась явная ухмылка:

— Как погодка в Эденбридже?

— Тебе больше нечем заняться, только следить за мной? — Шерлок нервно оглянулся в поисках CCTV-камер наблюдения. Но откуда они в лесу-то? — Неужели все проблемы с Северной Кореей решены?

— Звонишь, поговорить о Корее? — в трубке послышался ехидный смешок. — Или по делу?

— Мне нужно, чтобы ты взглянул на медицинскую карту Дианы Уэсли, — бросив их обычные препирательства, заявил Шерлок.

— Вот как! — удивился Майкрофт. — А больше ты ничего не хочешь? Думаешь, такое возможно?

— Оставь свои игры и пришли мне данные. Особенно меня интересуют результаты обследования невролога, психолога, если есть — психиатра.

— Шерлок, — похоже, удалось, наконец-то, по-настоящему шокировать брата, — ты что, уже довел девочку до нервного срыва? Она в порядке?

— Не довел, не беспокойся. Но мне нужны исходные данные, — отрезал Шерлок, нажимая отбой.

Вскоре впереди показались открытые настежь неширокие ворота и покосившаяся старинная ограда. Ясно почему калитку больше не закрывают — это бесполезно, петли совсем сгнили. Ржавчина давно разъела металл, у поместья нет достойного хозяина уже десятки лет.

Шерлок осмотрел землю перед воротами. Он ожидал увидеть труп собаки, но на сырой почве виднелось лишь большое темное пятно, явно кровь, и неясный след, словно пес тащился к калитке. Шерлок прошел немного в глубь парка. В мягкой грязи виднелись отпечатки трех лап — пес поднялся, значит, рана не так серьезна. Собака тащилась к дому, поджимая левую переднюю лапу. Крови тут было уже совсем немного.

Убедившись, что пес направлялся к замку, Шерлок вернулся обратно к калитке. Следы похитителя также отпечатались на мягкой лесной почве. Грубые ботинки полувоенного образца, одиннадцатый размер. Выше среднего роста, атлетического телосложения. Шерлок посмотрел на отпечатки обуви, которые оставил незнакомец там, где на него напал Терри. Земля в этом месте оказалась истоптана и взрыта в ходе яростной борьбы. Чужак с силой отбросил от себя собаку — на одной из створок ворот видны потёки крови и несколько клочков светло-палевой остистой шерсти. Терри, оказывается, лабрадор. Что ж, Диана не зря на него понадеялась, эти собаки надежные защитники.

Теперь нужно узнать, откуда чужак приходит. Шерлок обошел растущий у дорожки вечнозеленый тис и сразу увидел цепочку следов, идущую вдоль ограды к трассе. Немного прошелся по следу. Почва в весеннем лесу уже достаточно влажная, несмотря на низкие температуры ночью, четко отпечаталось: мужчина шел обратно, припадая на одну ногу. Шерлок зло усмехнулся: «Мало тебе…»

Вернувшись к калитке, обнаружил, что Диана уже ждет его. Девушка бросила велосипед в пожухлую траву на обочине и с ужасом смотрела на черное пятно на земле. Внезапное появление его темной фигуры из-за кустов напугало ее, она вскрикнула и зажала рот ладонью.

Шерлок успокаивающе поднял руку.

— Тише, тише — это только я, — он шагнул к ней, неловко охватывая ее плечи руками, прижал к себе.

Ди не отшатнулась, наоборот, с готовностью прильнула щекой к шершавой ткани его пальто.

— Извините, — она все еще дрожала, — я становлюсь настоящей истеричкой. Просто вы вышли так бесшумно… — она подняла на мужчину глаза, в которых блестели слезы.

— Ничего, — прошептал Шерлок, чувствуя, как его против воли затягивает в прозрачный бездонный омут этих серых глаз, — скоро все закончится.

Но все только начиналось. Он легонько укачивал невысокую девушку в объятьях и удивлялся: до чего это приятно и естественно. Она уткнулась лбом в его шарф. Шерлок опустил голову и, проклиная себя за глупость, вдыхал аромат белокурых волос — легкий, но дурманящий, с ноткой свежего зеленого яблока.

Пару минут они не двигались, потом Диана заговорила:

— Где же Терри? — ее голос был едва слышен.

Шерлок решил, что это хороший случай прервать момент, слишком уж он интимный. Он отстранился и показал на едва различимый след, тянущийся по направлению к замку.

— Пес не так серьезно ранен. По всей видимости, Терри жив, — он хотел сказать: «Был жив», так как неизвестно, оказали ли собаке помощь там, куда она приползла. Он любил точность и обычно не имел привычки смягчать факты, но почему-то сейчас спокойствие Дианы казалось гораздо более важным, чем факты и вероятности. Это забота? Иррациональное и раздражающее чувство.

— О, хоть бы так! Это главное, что меня волновало, — выдохнула с облегчением Ди. — Я поступила безответственно и эгоистично, подставив его под удар, — девушка горько покачала головой, вытирая глаза тыльной стороной ладони.

Шерлок нежно взлохматил ее шелковистые волосы и поспешно отстранился, чувствуя, как по телу прошла дрожь. Он с опаской покосился на свою руку, словно ожидая увидеть ожог на коже, и поспешно спрятал ее в карман пальто.

Диана, лишившись опоры, вдруг осознала, что стоять вот так, прижимаясь лицом к шарфу почти незнакомого мужчины, как будто не принято. Что подумает о ней Шерлок? Она грубо нарушила границы его личного пространства.

Девушка уже хотела извиниться, но мужчина опередил ее:

— Все прошло, Диана, — детектив постарался звучать как можно уверенней. — Завтра, мы поговорим с этим любителем пугать девушек, — попытался пошутить и сразу понял — такими шуточками ее не успокоишь, скорее, до истерики доведешь.

Но Диана благодарно улыбнулась и, поднимая велосипед, задала еще один волнующий ее вопрос:

— Вы нашли что-нибудь за кустами?

— Только его следы, он приходил со стороны шоссе.

— И как мы будем действовать? — в ее голосе ясно слышалась тревога.

— Сейчас я планирую проводить вас домой, — улыбнулся детектив.

— А я планирую пригласить вас на чай, — в тон ответила Диана, вздохнув немного спокойнее.

— С удовольствием, — улыбка Шерлока стала шире и осветила глаза. Диана уже обожала его улыбку, подсознательно понимая, что так он улыбается далеко не всегда и не всем.

Они неторопливо вошли в распахнутые створки ворот и направились к Эден-корту по вьющейся через парк дорожке.

Естественно, в такой ситуации Диана не могла долго оставаться беззаботной, мысли неуклонно устремлялись к ужасному незнакомцу и той неясной, но ощутимой угрозе, которую он представлял.

— А что будет завтра?

— Завтра утром вы встанете, бодрая и выспавшаяся, — ответил Шерлок, — соберетесь на работу и в обычное время, то есть в… — тут он сделал паузу, дожидаясь ее ответа.

— В восемь пятнадцать, плюс-минус пять минут.

— Отлично, вы выйдете из дома и спокойно поедете по этой тропинке. Я буду ждать как можно ближе к воротам, но так, чтобы не спугнуть преступника. Если он успеет вас схватить, не паникуйте, не сопротивляйтесь. Иначе, он может вас поранить. Стойте спокойно и ждите меня. Главное, не бойтесь, я буду рядом.

— У вас это звучит, как страница из увлекательного боевика, — пробормотала Ди. Детектив шел рядом, приноравливая широкий шаг к шагам девушки. — Не уверена, что не буду паниковать, но постараюсь не мешать вам.

— Замечательно. Уверен, все пройдет гладко, — продолжил успокаивать ее Шерлок. — И главное, слушайте, что я говорю: если я скажу вам бежать — бегите, скажу лечь — вы должны сразу упасть, хоть в грязь.

— Постараюсь, — пообещала Диана, искренне благодарная за помощь, она и не думала перечить детективу. Какой он все-таки замечательный человек! — А, знаете, в городке все считают, что у меня расстроены нервы. Почему-то решили, что я уеду в Швейцарию лечиться, — вдруг вспомнила она. — Мне проходу не давали жалеющие меня знакомые.

Шерлок и виду не подал, что для него это уже не новость:

— Странно, с чего вдруг мог родиться такой слух? Как думаете?

— Не знаю, — вздохнула Ди, — хотя не удивляюсь. У нас тут время от времени возникают странные слухи. Может, кто-то видел меня на станции вчера или сегодня утром. Я ревела по дороге, отсюда — сплетня о нервах? Но Швейцария… — она развела руками, — никогда не пойму, как устроены мозги у кумушек!

Шерлок тоже не понимал, причем тут Швейцария, и это ему не нравилось. Если бы слух родился потому, что кто-то увидел девушку в слезах, сплетники скорее решили бы, что она обижена или влюблена. Но брат, Швейцария — столько подробностей… Только ложь имеет детали. Либо в здешних жителях пропадает талант писателей-фантастов, либо этот слух порожден намеренной дезинформацией. Кому все это надо? Майкрофт вроде бы искренне удивился, услышав просьбу Шерлока. Да и зачем ему дискредитировать сестру лорда Эдена? Шерлок помрачнел — дело, казавшееся элементарным, запуталось с первых же часов и яснее не становилось.

— Почти пришли, — объявила Ди, и сквозь голые ветви деревьев в свете угасающего дня перед ними предстал величественный когда-то Эден-корт. Время не пощадило старинной постройки, теперь это просто обветшалая развалина — обвалившаяся штукатурка, фанера кое-где заменяла разбитые стекла. Запустение повсюду. Тем заметнее, что несколько окон первого этажа имеют аккуратный жилой вид: чистые стекла, занавески, цветы.

— Идите первой, Диана, — негромко проговорил Шерлок, — посмотрите, дома ли ваш брат.

— Его нет дома, — уверенно ответила Ди, — машины нет. И мистер Джонс, должно быть, уже уехал, я не вижу его пикапа.

Вдруг из ее сумочки послышалась тихая мелодия. Она быстро вытащила телефон.

— Брат, — она посмотрела на Шерлока, словно спрашивая, принимать ли вызов.

— Сделайте громкую связь, хочу послушать, что он скажет. И ни слова обо мне, — он прижал длинный палец к своим четко вырезанным, чувственным губам.

Диана немного потормозила, загипнотизированная этим зрелищем, но кивнула и приняла вызов.

— Ди, малышка, как ты? — послышался сочный баритон. — Извини, у меня опять чертов аврал на работе, не смог вырваться вчера. И сегодня вряд ли получится. Прости, родная, служба, чтоб ее!

Диана натянуто улыбнулась:

— Я понимаю, Ричард.

— Как там твой поклонник из кустов? — Уэсли басисто расхохотался над своей шуткой.

Ди покраснела, глаза наполнились слезами обиды. Шерлоку никогда и никого не хотелось избить так сильно, как эту скотину Эдена.

— Никак, — отчеканила Ди, упрямо вздернув подбородок.

Детектив порадовался про себя: у малышки есть характер, несмотря на то, что выглядит она нежной и хрупкой, словно перышко.

— Я так и думал, — самодовольно хмыкнул Ричард. — Хотя я немного волновался. Знаешь, сегодня позвонил Джонс, кто-то ранил Терри. Он нашел его на дорожке, возле самого дома, и отвез к ветеринару. Кто мог ранить собаку в наших-то тихих местах, ума не приложу? — раздумчиво протянул Эден.

У Шерлока руки сжались в кулаки.

— Видимо, наши места не такие тихие, как тебе кажется, — сухо отрезала Ди. — Как Терри? Он серьезно ранен?

— Нет, с ним все будет в порядке, не паникуй, старушка, — снова самодовольные нотки. — Ладно, крошка, мне пора бежать. Не скучай там и не придумывай ерунды! Кстати, сегодня вечером Джонс не приедет, у него дела в Тонбридже, так что тебе кормить наших собачек, милая.

Вызов оборвался и Диана, вздохнув, убрала телефон в сумочку.

— Что за осел? — проворчала она. — Почему он мне не верит? Думала, хоть происшествие с Терри его в чем-то убедит, но, видимо, я слишком многого хочу от брата.

«И правда, почему он ей не верит?» — Шерлок вновь почувствовал, что от него что-то ускользает. Он нахмурился, Диана меж тем рассматривала горизонтальную морщинку у него на переносице, которая появлялась, каждый раз когда он хмурил брови. Если бы она осмелилась, разгладила бы эту забавную складочку рукой. «А лучше губами», — вдруг подумала она, отворачиваясь, чтобы найти в сумочке ключи.

Лесная дорожка вывела молодых людей на обширную площадь перед замком, когда-то давно замощенную брусчаткой, а теперь поросшую мхом и травой. Часть ее занимал огромный крытый вольер, где содержалась свора легавых. Завидев незнакомца, черно-белые пойнтеры подняли оглушительный лай.

— Свои, свои! Сейчас, дорогие, я дам вам поесть! — крикнула им Диана, открывая тяжелую дубовую дверь в дом.

Легавых это как будто умиротворило, они перестали злобно рычать на Шерлока и сбились в кучу у мисок, в ожидании корма — путаница умильных глаз и приветливо машущих хвостов.

— Великолепная свора, — констатировал Шерлок.

— Да, это — гордость моего брата, — грустно ответила Ди. — Если он возвращается в поместье время от времени, то только ради них, как я иногда думаю.

Детектив и девушка вошли в дом. Шерлок с любопытством осмотрелся, автоматически делая выводы о владельцах. Немного скривился, увидев до блеска натертые полы и безукоризненный порядок. Женщины и их стремление все вымыть, очистить от пыли... Несносные существа. Окинул взглядом любительские акварели и вышитые салфетки, маскирующие изъяны мебели и стен, снисходительно улыбнулся. Милая домашняя девочка. А вот небрежно брошенный на столик в прихожей ежедневник с обложкой из тисненой натуральной кожи явно принадлежит ее брату. Чернильные и жирные пятна на дорогом переплете. Полистал: столбики цифр и букв. Несомненно, ставки и долги. Мот и эгоист.

Ди провела своего неожиданного гостя в кухню и, поставив на плиту чайник, поспешила развести огонь в камине — в доме по-прежнему прохладно и сыро.

Шерлок уселся за стол и с удовольствием наблюдал за хлопотами девушки — ее изящные выверенные движения и гибкое, грациозное тело с приятными глазу выпуклостями приковывали его взгляд. Помимо воли он чувствовал себя расслабленным и умиротворенным, словно вот так сидеть и смотреть на эту прелестную девушку — и есть счастье. Странно и немного стыдно признаваться в этом себе, но хотелось, чтобы этот миг никогда не заканчивался. Но, конечно, это ничего не значит. Ведь ему и на произведения искусства приятно смотреть. Что есть красота — просто удачное сочетание физических качеств, которые удовлетворяют нашим субъективным эстетическим понятиям.

«Да, она сильно отвлекает…»

Отказавшись от ужина стандартным: «Не ем, когда работаю», Шерлок выпил кофе, «с двумя кусочками сахара, пожалуйста», и, позволив себе еще немного побыть в обществе прелестной клиентки, стал прощаться, собираясь заночевать в мотеле на краю городка.

Диана панически боялась предстоящей ночи и дела, которое ожидало их с утра, но пыталась держаться и не показывать этого. Несмотря на страхи и нежелание оставаться в одиночестве, она не осмелилась удерживать детектива. Ее смущали собственные чувства к этому непонятному, но бесконечно привлекательному мужчине. Хотелось, чтобы он сам предложил остаться у нее в доме на ночь. Сама она не смела просить об этом, боясь показаться навязчивой и вульгарной. Детектив, наверняка, неправильно поймет ее и оскорбится. Меньше всего ей хотелось обидеть своего спасителя.

Из блога доктора Уотсона, она знала, что Шерлок, вероятно, асексуален. Какая несправедливость! Как может мужчина, выглядящий так… горячо, быть полностью равнодушным к сексу? Хотя… Она превосходно помнила ужасный и невероятно пошлый цикл статей какой-то развязной особы, утверждавшей, что была любовницей Шерлока Холмса. Она раскрывала весьма шокирующие интимные подробности, но именно их обилие и говорило о том, что это фейк от первого до последнего слова. Не мог такой замечательный человек, как Шерлок Холмс, полюбить подобную женщину. Просто не мог!

Диана вышла из дома вместе с Шерлоком. Вечерело, упрямый восточный ветер нагонял низкие серые тучи и они мрачно висели над старинным замком и еще по-зимнему темным парком. Начинал накрапывать дождь, промозглая сырость пробралась под теплую шаль, накинутую на ее плечи.

Великолепные английские пойнтеры в вольере, сытые и довольные жизнью, были настроены весьма благожелательно. Молодые люди немного понаблюдали за собаками, болтая ни о чем. Шерлоку не хотелось прощаться, но ему и впрямь необходимо отстраниться, чтобы свободно поразмыслить над этим делом.

Детектив еще раз повторил инструкции по поводу завтрашнего дня. Он, конечно, видел страх Дианы, нежелание оставаться одной в этих руинах. Она хотела бы попросить его ночевать у них, но стесняется. Он бы не остался. Нет. Она вызывает слишком много эмоций. Необходимо держаться в стороне от них, а это невозможно, пока он здесь. Сантименты опасны, ведь нужно сосредоточиться на деле. Когда он действительно ей понадобится, он будет готов.

— Не сомневайтесь, я буду на месте, — заверил он девушку, стараясь звучать ободряюще. Он понимал, несмотря на все слова, на ее веру в него, она будет нервничать. Пусть, лишь бы это не спутало им карты.

Стремительно сгущались сумерки, резкие порывы ветра драматически развивали полы расстегнутого пальто Шерлока. Диана восхищенными глазами смотрела на него. Ей казалось, что его большая темная фигура заполняет собой их просторный двор. Площадка перед замком, замощенная истёртыми камнями, по которым когда-то громыхали колесами кареты, впервые не казалась ей пустынной и заброшенной. Ее поражала способность Шерлока заполнять собой пространство, привлекать и концентрировать на себе внимание. Девушку всерьез занимала мысль: чувствуют ли другие люди то же самое или только для нее в его присутствии весь мир сосредотачивается в нем одном?

Ди нервно облизала губы и попятилась к дверям, зябко поведя плечами. Мысль о том, что Шерлок пробрался к ней в сердце и теперь никуда оттуда не уйдет, казалась неуютной, ведь она для него всего лишь клиент. Такие мечтания были более чем несвоевременны и противоречили практичной натуре девушки.

Шерлок заметил ее состояние и, разумеется, понял, что причина — он сам. Однако истолковал все по-своему. Ему вдруг подумалось, что в готическом свете угасающего ненастного весеннего дня, в декорациях полуразвалившегося замка, его мрачная фигура в темном пальто должна выглядеть для Дианы зловещим предвестником несчастья. Наверное, впервые актер в нем, при каждой возможности с упоением отыгрывающий драматические сцены, уступил место человеку, не желающему стать причиной лишнего волнения для кроткой и милой девушки. Мужчина поспешил с уходом, чтобы не усиливать тягостного впечатления. С небрежной грацией достал из нагрудного кармана пиджака визитку и подал Диане.

— Мой телефон. Если случится что-то непредвиденное, сразу звоните. В любое время. Закройтесь хорошенько. До завтра, — улыбнулся, махнув на прощанье рукой, подождал немного, пока Диана скроется в доме, и размеренным шагом направился в мотель, в котором еще днем забронировал номер на имя Джона Уотсона.

~

Ночь с 12 на 13 марта 2015г.

Мотель «Три Амбара», Лингфилд-роуд,

Эденбридж

Увидев три дощатых сарая, которые тут гордо именовали мотелем, Шерлок мысленно прибавил к счету для Майкрофта еще пару оплеух.

Он аккуратно повесил пальто на гвоздь, вбитый у двери, а после лег, не раздеваясь, прямо поверх покрывала. В крошечном номере не было места, чтобы ходить взад-вперед, как он любил, потому детектив предпочел вытянуться на жесткой кровати, главное достоинство которой было в том, что она оказалась не коротка для его роста. Спать он не собирался, ему необходимо спокойно обдумать то, что произошло сегодня.

Первым делом просмотрел сообщения и не принятые за день звонки. Большинство SMS были от Лейстрада, который интригующими подробностями пытался выманить его на громкое дело. Их Шерлок даже не стал читать, подождут. Пара сообщений от детектива Хопкинс, которая интересовалась, свободен ли он. Шерлок не ответил и ей. Имелся также текст с робким повторным предложением печенки от Молли. Детектив вздохнул с сожалением. Подождет.

Гневный текст от Джона, который спрашивал, где его носит. Вдобавок целая куча непринятых звонков от обоих Уотсонов. Вздохнув, Шерлок набрал: «Я в Кенте. Дело скучное. Завтра буду». И тут же на экране загорелся вызов: «ДЖОН». Шерлок вздохнул и нажал: «Ответить». Лучше отвлечься сейчас на несколько минут, чем потом выслушивать целые тирады упреков.

— Привет, Джон! Что-то случилось?

— Как что?! Тройное убийство в Ист-Финчли! Лейстрад нам все телефоны оборвал, чтобы мы тебя нашли и вложили ума.

— Я занят пока что, — спокойно сообщил детектив.

— Шерлок, ты сдурел? — друг просто задохнулся от возмущения. — Ты мне целый месяц мозг выносил, что ничего интересного не происходит, а теперь — занят!

— Что там такого спешного, Джон? — возразил Шерлок. — Это явно не серийное убийство. Пусть на этот раз полиция займется своей работой. Может, за сутки что-то полезное и найдут. Хоть не придется ждать экспертизы.

— Чем же ты там занят? — поинтересовался доктор уже спокойней, в голосе звучало любопытство пополам с раздражением. — Когда миссис Хадсон заявила нам, что ты ушел из дома с милой юной девушкой, я ушам своим не поверил. Что у нее за дело?

— Скучное, — соврал Шерлок, который совсем не скучал сегодня. Он вдруг с удивлением осознал это.

— А кто она такая? — продолжал выпытывать доктор. И тут же со смехом добавил: — Мистер Чаттерджи назвал ее «прелестной английской розой», миссис Хадсон, наверное, целый месяц не будет с ним разговаривать.

— Обычная девушка, Джон. Скучная, — снова покривил душой детектив, которому название «прелестная английская роза» — показалось весьма подходящим для Дианы. Она именно такая, хотя пахнет не розой, а яблоками. И он совсем этому не рад…

— Ладно, от тебя сегодня ничего не добьешься. Мэри передает привет.

Нажав отбой, Шерлок обнаружил сообщение от Майкрофта: «Развлекайся, братик» с вложением электронной копии медицинской карточки Дианы Уэсли.

Шерлок прочитал ее от корки до корки, все пятнадцать листов, но ничего близкого к неврологическому и, тем более психическому, отклонению там не было. В семь лет девочка провалилась зимой под лед и чуть не погибла от гипотермии, потом долго лежала в больнице с пневмонией. В двенадцать — в частной школе перенесла ветрянку. Пару раз болела гриппом. Растянула лодыжку, упав с велосипеда. Вот и все. К карточке прилагалось свидетельство психолога школы «Даун Хаус». Но и там не было ничего, чего Шерлок не видел бы своими глазами: «Мисс Уэсли — скромная, благонравная, трудолюбивая девушка, отличалась примерным поведением и прилежанием. Уравновешена, вежлива, обладает ровным характером»... Ну, не девица, а просто ангел! Что с ней не так, интересно?

====== Глава 8 ======

пятница, 13 марта 2015г.

Эден-корт, Эденбридж.

За ночь погода переменилась. Утро выдалось ясным, солнечным. Настырный восточный ветер наконец-то утих. Шерлок с половины седьмого занял пост у тропинки, ведущей из поместья Эденов. Он бесшумно пробрался к калитке лесом и засел в вечнозеленом кустарнике у тропы, метрах в двадцати от места, где обычно прячется преступник. С этого расстояния он практически сразу отреагирует, если Диану схватят.

Шерлок тщетно старался уловить момент, когда среди деревьев появится чужак. Время шло, но ничто не выдавало постороннего присутствия. Ни шороха, ни движения. Встревоженно примолкшие при появлении самого детектива пернатые обитатели этих мест, опять галдели во всю. Весенний лес жил своей жизнью. Сорока слетела на створку ворот, которая под ее тяжестью чуть скрипнула и покачнулась. Черно-белая птица с резким стрекотом перелетела дальше.

Шерлок вздохнул, мучительно хотелось курить. Он раздраженно посмотрел на пропитавшиеся водой носки своих модельных кожаных туфель, вовсе не предназначенных для прогулок по сырому парку. Как же он не любит ждать и сидеть в засаде! Досадно, если преследователь не явится сегодня — дело затянется. Но, следует учитывать, что преступник ранен — укус собаки мог значительно убавить его пыл. И все-таки детектив надеялся, что история, которая так напугала его клиентку, завершится именно сейчас, и девушка сможет вздохнуть спокойно. Его все еще тревожили неясные подозрения, что он упускает что-то важное в деле. Если это работа Майкрофта, то как же грубо и непрофессионально все обставлено, брат обычно планирует действия с ювелирной точностью. Но такое совпадение не может быть случайным... Шерлок с сомнением покачал головой. Он лично допросит негодяя и вытрясет из него правду.

Без изменений прошел час, потом еще минут сорок. Что ж, сцена готова, актеры ждут выхода. Сейчас поднимется занавес. Шерлок вглядывался в глубину парка, туда, откуда должна приехать его клиентка.

Наконец, послышалось тихое шуршание шин по мелкому гравию, и по ту сторону калитки, среди деревьев, показалась велосипедистка. Лица Дианы Уэсли еще не было видно, но по напряженной посадке Шерлок читал ее состояние — волнуется и боится. Она ехала медленно и, миновав ворота, явно хотела затормозить, но в последний момент передумала, вильнула рулем, колеса выписали восьмерку. Со страхом осматриваясь, Диана выправила руль и продолжила путь по тропинке.

У Шерлока упало сердце — сталкер не появился!

Девушка уже поравнялась с ним, не замечая его за кустами. Он хотел было окликнуть ее, но не успел.

Лесную тишину неожиданно взорвал резкий и раскатистый вой мощного двигателя. Этот внезапный грохот, прервавший лесную тишь, шоком ударил по нервам. Но на то, чтобы прийти в себя времени не было. С треском ломая кусты, на дорожку, вылетел черный квадроцикл.

Водитель не надел шлема, это был смуглый мужчина, явно араб по происхождению. Детектив узнал брутальный дизайн квадроцикла Honda TRX 700. «Удобная игрушка для бездорожья, но зачем он сталкеру?» — мелькнуло в голове. Шерлок среагировал мгновенно — ломанулся через заросли, но опоздал. Квадроцикл с бешеным ревом пронесся мимо. Обочины тропы едва хватало для широкой колесной базы.

Более сильного ужаса Диана в жизни не испытывала. Грозный рык мотора звучал в мирной лесной тиши как непрерывный, неуклонно приближающийся взрыв. Сверкающее железное чудовище настигало ее на узкой тропинке. Как ни старалась Ди жать на педали онемевшими, трясущимися ногами, расстояние между ними сократилось до минимума за секунды. Паника и ледяной ужас сковали мысли, остановили время. Чтобы избежать столкновения с машиной, Диана попыталась направить велосипед на обочину.

Дальнейшее запечатлелось в сознании так, будто она смотрела фильм на замедленной скорости. Переднее колесо «Пэшли» вдруг наскочило на большой камень, торчащий из-под земли у корня березы. От неожиданного толчка руль выскочил из рук и она начала падать. Незнакомец как раз в это мгновение настиг ее и грубо схватил за талию, стараясь втащить на седло перед собой. Ди инстинктивно, с отчаянием уцепилась за велосипедную раму, пытаясь помешать ему. Громоздкий «Пэшли», цепляясь за кусты и ударяясь о корни и стволы деревьев, протащился за квадроциклом несколько метров.

Осознав, что добром избавиться от такого довеска не получится, похититель вынужден был притормозить. Он с силой ударил Диану по руке, чтобы заставить отпустить помеху.

Девушка вскрикнула от боли, пальцы разжались, но она прекрасно понимала, что должна пытаться задержать мужчину. Потому тут же вновь упрямо перехватила тяжелую раму велосипеда.

Араб, грязно выругавшись, снова замахнулся для удара, но тут, наконец, на помощь подоспел Шерлок. Резко и с оттяжкой опустил свой новоприобретенный фонарик на затылок похитителя. Тот мгновенно обмяк, голова бессильно поникла на плечо потрясенной Ди, которая тут же поспешила сползти с колен сталкера на землю.

— Диана, как ты? — с тревогой выдохнул Шерлок, поднимая ошеломленную девушку за плечи. В волнении детектив и не заметил, что перешел на «ты».

Ему не терпелось убедиться, что с ней все в порядке, но вначале, необходимо позаботиться о негодяе. Нельзя допустить, чтобы подонок сбежал. Выхватив из кармана наручники, Холмс защелкнул одно кольцо вокруг левого запястья неудачливого похитителя. Затем бесцеремонно, за шиворот, подтащил бесчувственное тело к ближайшему дереву и надежно приковал его руки к стволу.

Обездвижив сталкера, Шерлок заглушил двигатель квадроцикла — воцарившаяся тишина, казалось, накрыла весь мир ватным одеялом. Детектив повернулся к Диане. Девушка растерянно стояла рядом с машиной, бледная и перепуганная, с дрожью прижимая руку к бескровным губам. Взгляд больших, темных в эту минуту глаз, тревожный и виноватый.

— Он ведь не умер? — со страхом пролепетала она, указывая на неподвижное тело.

— Нет, к сожалению. Очнется минут через десять, — Шерлок уже привычно привлек ее к себе. Как передать облегчение, что он может вот так обнять ее? Во время короткой погони была пара секунд, когда он думал, что потеряет ее. Если бы не помеха с велосипедом, все могло закончиться далеко не так удачно.

Диана с готовностью крепко прижалась к его уютному теплу и защите. Ее всю трясло. Но облегчение уже поднималось в душе. Она в безопасности, Шерлок ее спас! Какое счастье снова чувствовать его поддержку! В это пока не верилось, все вспоминались безжалостные, как железные тиски, руки преследователя.

— Но зачем он приехал на этой штуке? — Ди с опаской указала на квадроцикл, застывший на дорожке, абсолютно чуждый мирному лесу предмет.

— Вот это мы у него и спросим, когда очнется, — мрачно пообещал детектив.

Планируя операцию, он никак не ожидал такого поворота. Сегодня преступник явился с очевидным намерением похитить девушку. Он мог потерять Диану... Боже, о чем он только думает опять.

Шерлок стянул перчатки, а затем заключил лицо Дианы в свои ладони — зрачки расширены немного больше нормы, на лбу выступила испарина, она явно в предшоковом состоянии. Он на мгновение отстранил девушку и скинул свое пальто.

— Зачем? Мне не холодно, Шерлок, — взмолилась Ди, когда пальто, хранящее тепло его тела, уютно окутало ее. Вновь оказавшись в объятиях детектива, она нашла в себе силы прошептать: — Вы замерзните в одном костюме...

Ответом ей был только низкий бархатный смешок. Большая теплая ладонь неожиданно нежно пригладила ее растрепанные волосы.

Шерлок позволил себе с минуту наслаждаться ощущением хрупкого и податливого девичьего тела, а затем вернулся к насущным проблемам. Пора бы уже прибыть подкреплению. Вытащил телефон из кармана пиджака и нетерпеливо набрал номер Лейстрада:

— Ну, где ты там?

— Сейчас. Еще метров сто до калитки, — голос Грэга громко звучал в динамике. Частая одышка свидетельствовала, что полицейский бежит.

— Кто это? — с тревогой вскинула голову Ди.

— Полиция, — ответил Шерлок, убирая телефон. И с сарказмом добавил: — Как всегда вовремя.

Ди истерически всхлипнула, что заставило Шерлока еще крепче обнять ее. Опустившись на сидение квадроцикла, он удобнее устроил ее у себя на коленях.

Диана заставляла себя не думать об ужасе, пережитом всего несколько минут назад. Она силой воли удерживала себя от истерики. Гораздо безопасней просто сосредоточиться на том, что происходит сейчас. Все тело ноет, словно похититель волоком тащил ее по тропинке. Впрочем, ведь практически так и случилось. Она сильно ушибла ногу, когда мерзавец стаскивал ее с велосипеда. И все-таки тепло и объятия Шерлока, его близость действовали на нее живительно. Она начала понемногу расслабляться, чувствуя его легкое дыхание на своих волосах. Он спас ее. Все кончено. Она в безопасности. Слегка приободрившись, Ди подняла голову и встретилась взглядом с Шерлоком: серые, как штормовое море, глаза с беспокойством следили за ней.

— Не ожидала увидеть подобную штуку, — проговорила Диана, с несколько истерическим смешком кивнув на квадроцикл, чьи обтекаемые бока сейчас исходили капельками влаги. Негодяй, очевидно, приехал еще ночью.

— Я тоже. Простите, что вы оказались в такой опасности, — Шерлок был страшно зол на себя. Вот же тупица! Как не учесть, что, потерпев серию неудач, преступник может решиться на более радикальные действия. Детектив с досадой покачал головой.

Тут на тропинке со стороны городка послышались голоса и неравномерный топот приближающихся шагов. Из-за поворота показалась группа бегущих мужчин, и Диана снова напрягаясь, все еще под действием стресса. Шерлок, почувствовав это, вновь теснее прижал ее к себе.

— Диана, ты в порядке?! — возбужденно крикнул молодой констебль Тейлор, подбегая к ним. Ди поморщилась от его резкого голоса: «И чего так орать-то уже?»

— Все в порядке, Джейми, — тихо пробормотала она и, отвернувшись, зарылась лицом в шарф Шерлока. — Это все нервы, как ты и говорил.

Шерлок кривовато ухмыльнулся. Крошка будет в порядке, если начала острить.

— Ну, что тут у тебя, Шерлок? — спросил Лейстрад, пытаясь отдышаться — слишком мало тренировок и слишком много сигарет.

— Попытка похищения как минимум, — консультирующий детектив раздраженно пожал плечами: сам, мол, не видишь, что ли?

Лейстрад подошел к лежащему без сознания мужчине, прикованному за руки к дереву.

— Девушка в порядке? — спросил он, наклоняясь над преступником и нащупывая пульс у него на шее.

— Ей нужно в больницу, у нее шок, — ответил Шерлок.

— Нет, я опаздываю на работу, — попробовала возмутиться Ди.

Шерлок лишь тихонько погладил ее по голове и прошептал:

— Вы обещали слушаться меня, Диана, помните?

Диана сделала капризную гримаску, но кивнула.

— Пусть подъедут к Эден-корту, так ближе, — распорядился Холмс, обращаясь к Лейстраду.

Полицейский кивнул и вызвал бригаду парамедиков. Потом осмотрел квадрацикл.

— Парень прикатил на этой игрушке? — Грег почесал затылок в недоумении. — Но как он планировал увезти девушку? Среди бела дня в городке его бы с ней заметили, на шоссе тоже.

— Он не собирался выезжать с ней на трассу или в Эденбридж, — ответил Шерлок. Он повернулся к местному полицейскому, который все еще топтался рядом: — Пройдите по следам квадроцикла в лесу, вы найдете их вон за теми кустами, — он показал на поломанные кусты слева от калитки. — Они выведут к его автомобилю.

От слов детектива Диане стало по-настоящему дурно. Ее хотели похитить! Она всхлипнула и сжалась в его объятьях. Шерлок нежно прижал ее головку к своему плечу.

— Все уже закончилось, — тихо прошептал он, едва не касаясь губами пушистых белокурых волос.

Молодой полицейский, слегка обалдевший от этой сцены, энергично кивнул и побежал проверять слова знаменитого детектива, о котором слышал столько невероятных историй.

Обращаясь к Лейстраду, детектив-консультант попросил:

— Узнай в участке, почему жалоба мисс Уэсли на сталкера не была рассмотрена.

Инспектор Скотланд-Ярда утвердительно хмыкнул, осматривая карманы задержанного.

— Я пойду, к замку должна подъехать скорая, — Шерлок перехватил девушку поудобнее и поднялся. — Проследи тут за всем. Вернусь.

Ах, что за зрелище — высокий мрачноватый брюнет с симпатичной блондинкой на руках. Лейстрад и ребята из оперативной группы застыли, раскрыв рты. Иллюстрация к сентиментальному роману. Миниатюрная леди пробовала возмущаться и пищать, что она в порядке и пойдет сама, но детектив, не слушая возражений, лишь поплотнее укутал ее своим пальто.

Сказать, что Лейстрада озадачило поведение друга, значит, ничего не сказать. За годы их знакомства он видел Шерлока разным: потерянным, грустным, злым, агрессивным, невменяемым, восторженным, радостным... Но никогда еще тот не бывал нежным. Ни с кем. После возвращения гений, конечно, стал заметно мягче, проявляет больше сочувствия к жертвам преступлений, да и к друзьям теперь относится заметно теплее, но никогда он никого не носил на руках. Грег усмехнулся — будет, о чем рассказать за пинтой пива общим друзьям. «Нужно было снять видео на телефон. Не поверят же!»

~

Минут через двадцать Шерлок, отправив Диану в госпиталь Эденбриджа, снова присоединился к группе, ведущей расследование инцидента.

У Лейстрада уже имелись новости. Констебль Тейлор, посланный Шерлоком по следам квадроцикла, прошел по ним через лес и вышел к небольшой площадке для отдыха на шоссе A15. На площадке находились два автомобиля — неказистый фургон марки «Фольксваген» и серебристый седан, дорогущий, судя по виду. Но, едва страж порядка показался между деревьями, легковой автомобиль резко рванул с места и скрылся. Ни номера, ни даже марки машины юнец не запомнил. Шерлок чертыхнулся.

— Фургон пригнал сам похититель. Проверьте хоть камеры CCTV, возможно, удастся засечь седан, — посоветовал он, но на успех надеялся мало. — Следовательно, был и сообщник.

— Да, выходит, сговор, — многозначительно поднял брови детектив-инспектор. — Посмотрим, что эта пташечка будет петь, — он бросил взгляд на задержанного. Тот уже очнулся и стоял на коленях, тупо уткнувшись головой в землю перед старым кленом, к которому Холмс приковал его.

Шерлок холодно кивнул, но в душе не был уверен в успехе. Дело начинало выглядеть довольно странно и серьезно.

— Грег, — обратился он к Лейстраду, и у того просто челюсть отвисла от неожиданности: детектив не часто вспоминал, как именно его зовут. Шерлок продолжал, намеренно не замечая немого изумления приятеля: — Ты узнавал в участке по поводу заявления мисс Уэсли?

— Да, этот парень, Тейлор, сказал, что принял от нее заявление, но старший офицер счел нужным позвонить ее брату, лорду Эдену, в Лондон. Тот объяснил, что его сестра серьезно больна — у нее расстроены нервы и через несколько дней она уедет на лечение в Швейцарию. Ей в последнее время якобы все что-то кажется. Полицейские и рады отложить жалобу, у них висяков и так полно.

Шерлок ничего не ответил, он уставился в пространство своими светло-льдистыми глазами, сложенные ладони автоматически потянулись к губам. Грег знал, что отсутствующее выражение на лице друга свидетельствует, что тот погрузился в размышления об этом странном деле. Лейстрад все-таки был немало озадачен сегодняшним поведением гения. Спору нет, любой мужик захотел бы пообниматься с такой хорошенькой девушкой, как эта аристократочка, это естественно. Вопросов нет! Но чтобы Шерлок Холмс... Это же настоящий разрыв шаблона!

Детектив вдруг встрепенулся и, выхватив телефон из кармана, отошел к самой калитке. Настала пора выложить карты на стол.

Майкрофт взял трубку почти сразу:

— Я польщен, что ты так часто вспоминаешь меня в эти дни, брат, — насмешливый тон не мог замаскировать любопытства.

— Скажи, что ты и твои люди не имели отношения к похищению Дианы Уэсли, — потребовал Шерлок нетерпеливо.

— Что? — Майкрофт
задохнулся от неожиданности. — Ее похитили???

Похоже, он не ломает комедию, искренне поражен.

— Так это точно не твоя работа? — детектив непременно хотел развеять первоначальную уверенность в том, что за всем этим стоит Майкрофт.

— Ты смеешь подозревать меня в таких играх? — почти натурально ужаснулся мистер Британское Правительство.

— Не рассказывай хоть мне-то, — сухо хохотнул Шерлок, — какие у тебя игры...

— Так ее похитили? — тон Майкрофта был холоден и серьезен. — И ты допустил это?

— Нет, она почти в порядке. Сейчас в больнице, — Майкрофт громко фыркнул в ответ. — Ее похитителя мне удалось задержать, сообщник скрылся на автомобиле.

— То есть действовала группа? — Майкрофт, очевидно, расстроен не меньше брата. — Кому это может быть нужно? — раздумчиво протянул он.

— Я думал, тебе, — признался Шерлок. Из трубки снова послышалось возмущенное фырканье, и детективу пришлось объяснять: — Она появилась на Бейкер-стрит на утро после твоего дурацкого задания, такое вот совпадение, — Шерлок просто шипел от злобы при воспоминании о миссии. — Что еще я должен был подумать?

— Не «что», а «чем»! Ты должен был думать головой, дорогой братец, головой! — хмыкнул Майкрофт. — Я клянусь, что не имею никакого отношения к похищению крошки Уэсли, — он сделал выразительную паузу. — Выясни, кто за этим стоит. Она в опасности, если второй на свободе.

— Я знаю, кто это, — выпалил младший Холмс и произнес очень четко, — Ричард Уэсли.

Повисло молчание. Не дождавшись реакции Майкрофта, Шерлок продолжил:

— Слух, который я вчера проверял, о том, что Диана якобы сумасшедшая и ее отправляют в санаторий, пустил именно он. Значит, — на скулах Шерлока заходили желваки от ярости, которую он в этот момент даже не пытался подавить, — он готовил местных, что сестра в ближайшем будущем исчезнет, и, возможно, навсегда, — детектив перевел дух, проглотил горький ком в горле. — Конечно, нам еще предстоит выслушать задержанного, но, в целом, картина ясна.

— Допрашивать будем мы, — веско произнес Майкрофт. — С этого момента это наше дело. Я сообщу Лейстраду.

— У меня два условия, — возразил младший Холмс немедленно, — я буду присутствовать при допросах и допрашивать Диану вы не будете! — голос звучал резко и твердо.

— Ты мне условия ставишь? — возмутился брат-сановник строгим начальственным баском. И уже на несколько тонов спокойней добавил: — Принято.

Шерлок, зло усмехнувшись, прервал разговор и неторопливо возвратился к полицейскому, который как раз принял звонок от начальства, и, стоя навытяжку, кивал и чуть ли не отдавал честь телефону. Разговор был кратким, по окончании Лейстрад выдохнул с видимым облегчением.

— Приказ передать все материалы по делу в ведение МИ5, — он был заметно рад. — Я скоро в участок, составлять рапорт. Идешь со мной?

— Нет.

Лейстрад странно взглянул на него, но воздержался от комментариев.

— Я рад, что все так быстро закончилось, — произнес он. — Когда ты позвонил среди ночи, думал, завязну здесь надолго. Теперь-то ты взглянешь на вчерашнее убийство?

— Позже, — Шерлок махнул рукой инспектору и направился по тропинке в городок. В голове крутилась навязчивая мысль: «Дело еще не закончено».

~

В больнице Диане сделали рентген и укол против столбняка. Кроме нескольких царапин и синяков на ногах и руках, был диагностирован разрыв связки в области голеностопа. Она ушиблась, падая с велосипеда. Нога быстро и сильно отекла, даже немного посинела.

От успокоительного девушка решительно отказалась — вот еще, она уже почти спокойна. Только хочется немного пореветь, свернувшись в уголке, но этого эскулапам знать совсем не обязательно.

Сейчас Ди лежала поверх одеяла на больничной койке. Правая нога, перевязанная эластичным бинтом, положена повыше на подушку, чтобы снять отек. Щиколотка, конечно, сильно ноет и онемела, но это не волновало девушку. Сама себе поражалась, но после такого страшного приключения тревожилась и изнывала лишь от мысли, что больше никогда не увидит одного кудрявого детектива с удивительными глазами. Доводы разума тут бессильны. Сердце заходилось от тоски... Конечно, это следствие стресса. Со временем она придет в норму, станет прежней спокойной и уравновешенной Дианой. Наверное.

«Хватит думать о нем!» — приказывала она себе. Но не думать о Шерлоке не получалось, мысли о нем, всплывающие обрывки воспоминаний, желание увидеть, стали сильнее стресса и ее воли.

Диана твердила себе, что должна сейчас благодарить Бога, что избежала страшной опасности. Бесполезно. Она не могла не вспоминать последних минут с Шерлоком наедине, пока он нес ее по парку, такой нежный, заботливый. Ди всхлипнула и упрямо сжала кулаки, хотя движение отдалось острой болью во всем теле. «Не буду о нем думать сейчас. Еще надумаюсь... впереди вся жизнь!»

Нет, конечно, она еще не раз увидит Его — в газетах и в криминальных новостях, после успешного раскрытия очередного дела... С досадой она прикрыла глаза рукой.

— Вы так не хотите меня видеть? — послышался от двери насмешливый хрипловатый баритон.

Божественный баритон!

Диана вздрогнула всем телом и резко отняла руку от лица. В дверях палаты, небрежно прислонившись плечом к косяку, стоял Шерлок Холмс.

====== Глава 9 ======

13 марта 2015г.

Городской госпиталь Эденбриджа

— Шерлок! — радостная улыбка осветила измученное милое лицо Дианы, но тут же погасла: девушка поняла, зачем он здесь. «Не тебя проведать, дуреха!» Перед глазами встали недавние страшные события, спросила она тихо и встревоженно: — Вы пришли рассказать, что с тем типом? Зачем он делал все это?

— Преступника забрали в участок, позже он будет допрошен, — пожал плечами Шерлок.

Девушка ощутимо напряглась при слове «преступник». Ее явно пугала эта тема. Как ни странно, Шерлок чувствовал то же самое. Но он пришел вовсе не для разговоров о похитителе.

Холмс не собирался пока сообщать, что следствие передано МИ5, как и то, что Ричард Уэсли скоро окажется за решеткой. Она только что пережила покушение, не стоит внезапно обрушивать на ее головку такое! Предательство единственного родственника оставит более глубокую рану, чем попытка похищения.

Шерлок оторвался наконец от двери, взял пластиковый стул и присел у изголовья кровати.

— Как вы себя чувствуете? — он виновато покосился на ее перебинтованную до самых пальчиков ногу.

— Уже замечательно, — Ди постаралась звучать бодро, правда, не совсем удачно получилось, — порвала связку. Врач сказал, сегодня придется остаться в больнице, а завтра отек уменьшится и меня отпустят домой.

— Еще какие-нибудь повреждения? — глухим голосом спросил детектив, угрюмо считая взглядом синяки на тонких запястьях девушки. Он винил себя в каждой темной отметине на нежной коже. Он, долбаный гений, должен предвидеть, когда готовится серьезное преступление.

— Пара синяков и царапин, — с улыбкой отмахнулась Ди. — Классическое падение с велосипеда, не страшно.

Шерлок перевел взгляд на бледное лицо, тени под глазами, измученный вид. Жаль ее... невинную и юную. Она оказалась разменной монетой в чьих-то грязных играх. Он обязан спасти ее. Но, доверившись ему, будет ли она в безопасности — это не давало покоя. Он уже доказал, что не способен обеспечить надежную защиту. И все же верил, уберечь Диану от неведомой пока опасности — его задача.

— Сожалею, Диана, — начал он, глядя в ясные серые глаза, — что вам пришлось вынести этот кошмар сегодня. Но не буду обманывать, угроза похищения для вас не миновала, — ужас отразился на симпатичной мордашке девушки. Она подалась вперед, к нему. — Пока ничего конкретного, это только одна из версий. Уже очень скоро, после допроса подозреваемого, я буду знать наверняка и сразу сообщу подробности.

Девушка кивнула, но было видно, что она в панике от такой новости. С трудом перевела дыхание, борясь с подступающей истерикой и слезами. Детектив и хотел бы успокоить ее, но как? Что ему для этого делать? Он не знал. Возможно, Джон нашел бы нужные слова в такой ситуации, но его нет рядом.

— У вашей палаты будет дежурить переодетый полицейский, — так он деликатно именовал сотрудника МИ5. Присланный Майкрофтом агент секретной службы приехал в госпиталь прямо перед прибытием Шерлока. — Он не пропустит сюда никого, кроме медперсонала, — детектив наклонился к девушке и мягко взял ее руку. Хрупкая ладошка утонула в его руке, показавшейся ему особенно грубой и нелепо большой. Ощутив трепет и холод ее руки, сам слегка вздрогнул, но руки не отнял, пытаясь согреть ее. — Никого, понимаете, Диана? — он с тревогой вглядывался в ее лицо. Переносицу его опять пересекла горизонтальная складочка.

— Понимаю, — со вздохом отозвалась она. Тепло руки Шерлока вливало в нее жизненную силу, которая словно оставила ее при известии, что ничего еще не закончено. Панику постепенно вытесняло чувство защищенности и восхищение перед этим сильным и мужественным человеком. Ее защитником.

— И даже вашего брата, — мягко прибавил мужчина, легко поглаживая запястье девушки длинными изящными пальцами.

— Даже Ричарда? — встрепенулась Ди. Но решила в очередной раз довериться детективу. — Хорошо. Я видела звонок от него, но пока не перезванивала. Наверное, он волнуется...

— И пусть, — возразил Шерлок, — он так мало волновался о вас до сих пор. Ему полезно.

— Просто он такой человек, — попыталась защитить родственника Диана, но вяло — она была так зла на него. — Мы не особенно близки, он всегда занят, но таков уж он. Ричард все-таки мой брат, — девушка не отрываясь смотрела в глаза Шерлока. — В любом случае, завтра я уже буду дома...— продолжила Ди, пытаясь звучать бодро, и опять Шерлок прервал ее.

— Диана, — начал он, все еще удерживая ее руку, — вы ведь понимаете, что домой вам возвращаться сейчас нельзя? У вас повреждена нога, как вы будете передвигаться?

Девушка беспечно улыбнулась и кивком показала на прислоненные к спинке кровати костыли. Шерлок скользнул по ним взглядом, но остался серьезен.

— Вы знаете, как сложно позаботиться о себе, когда не можешь наступить на ногу? — он вопросительно поднял бровь, а Диана потерялась, открыто любуясь им. Эти прекрасные светлые глаза гипнотизировали: хотелось лишь раствориться в этом взгляде и соглашаться со всем, что он говорит. Помедлив, она кивнула, впрочем, неохотно. Смысл фраз доходил до нее из-за стресса далеко не сразу. Диане подумалось, что он сочтет ее редкой тупицей.

Убедившись, что она следит за рассуждениями, Шерлок продолжил давить:

— Кроме того, костыли не решат проблемы безопасности.

Он слегка откашлялся, приступая к нелегкой задаче. Не знал толком, как преподнести все и заставить девушку согласиться. Решил действовать прямо.

— Я рекомендую вам пожить на Бейкер-стрит, пока мы не разберемся со злоумышленниками, — произнес он спокойно, обычным холодноватым тоном, тщательно наблюдая за реакцией Дианы. И поспешил добавить, чтобы не оскорбить ее: — Там есть свободная комната.

Ди растерянно заморгала, живое воплощение удивления. Неожиданное предложение детектива ошеломило девушку. Она тайно надеялась, что он зайдет попрощаться. И вот он здесь, мало того, предлагает защиту и кров! Если бы она не млела от ощущения разбегающихся по телу мурашек из-за его нежных поглаживаний, решила бы, что спит и видит странный и чудесный сон. Но тут закралась отрезвляющая мысль — вправе она соглашаться? Шерлок очень добр и благороден, но совершенно не обязан заботиться о ней. Она помешает ему и будет раздражать, он ведь одиночка!

Шерлок наблюдал, как изумление сменяется печалью на лице Дианы и поспешил, пока она не стала выдумывать отговорки:

— У меня достаточно просторная квартира и вы нисколько не помешаете. Миссис Хадсон — милейшая женщина, поможет вам. Меня не бывает дома большую часть дня, а иногда и ночи. Я не буду вам надоедать, — он расплылся в обаятельной улыбке, любуясь румянцем, тут же вспыхнувшим на ее щеках.

Конечно, придется оставить на время кое-какие привычки, которые наверняка покажутся странными юной особе. Например, хранить биоматериал из морга в холодильнике, стрелять в стену или играть на скрипке среди ночи. Отказаться от всего, что так бесило Джона, когда тот жил на Бейкер-стрит, наверное, будет не так уж трудно. Ведь это на время, не навсегда.

— Там гораздо безопасней, чем одной в огромном пустом доме, — прибавил он.

Диана невольно поежилась. Действительно, сейчас она просто ненавидела родовое гнездо. На брата рассчитывать не приходится, это понятно. Сама не раз подумывала перебраться в Лондон, да все тянула. Так что предложение Шерлока весьма кстати. Ди робко и неуверенно улыбнулась мужчине.

— Ну, может, ненадолго, и, если я действительно никого не стесню, — опустив взгляд на их соединенные руки, она слегка пожала пальцы детектива. Затем снова подняла глаза на своего героя и смущенно пролепетала: — Я так благодарна, Шерлок. Вы слишком добры!

~

13 марта 2015г.

Сендс-Энд, Лондон

Джон Уотсон в сердцах шваркнул мобильником о журнальный столик. С Шерлоком опять творится что-то непонятное. Доктор только что закончил разговор с Грегом Лейстрадом, звонил ему в надежде выяснить подробности вчерашнего убийства в Ист-Финчли. Оказалось, Лейстрад этим утром был вызван Шерлоком в Кент по делу о попытке похищения леди Дианы Уэсли.

— Леди? — ошеломленно переспросил Джон.

— Представь, да, — усмехнулся Грэг. — Очаровательная девушка, кстати, — прибавил он. — Сестра графа Эдена.

— Графа? — похоже, Джон способен сегодня лишь повторять отдельные слова, так огорошил его детектив-инспектор. Опомнившись, не мог не спросить: — И как дельце? Видимо, сложное, раз Шерлок тебя вызвал так срочно? — признаться, его и покоробило, и обидело, что друг не позвал его. Ему бы совсем не помешало размяться на природе.

— Я понадобился только для протокола, — признался Лейстрад. — Дело казалось очень простым, я удивлен, что Шерлок вообще взялся за такое. Наш гений, как всегда, все сделал сам. Задержал преступника, спас девицу, — Грег хмыкнул. — Но на сей раз никакой славы и поста для блога, Джон. Дело передали МИ5.

«Мерзавец, опять подставлялся в одиночку!» — Джон с досадой закусил губы, по левой руке неприятной судорогой пробежал тремор.

— Он какой-то странный сегодня, — добавил полицейский задумчиво.

— Что? — вскинулся Уотсон. — Он что, был под дозой? — в его голосе слышались искренние беспокойство и паника.

Грег поспешил успокоить:

— Нет, абсолютно не то, — немного замялся и нерешительно продолжил, — он с этой девчонкой, леди Дианой, возился как с... — он остановился, подыскивая подходящий эпитет, не в силах уместить в одной фразе слова «Шерлок Холмс» и «возлюбленная», — э... носил на руках.

— Носил на руках??? — поведение Холмса выглядит все загадочнее. — Ты уверен, что он не был под кайфом? Он умеет это скрывать, ты же знаешь, — напомнил доктор.

— Уверен, — твердо ответил детектив-инспектор, — но таким я его еще не видел, — хихикнул Грег. Разговор перешел на другое и приятели скоро попрощались.

В соседней комнате захныкала Роузи, видно, опять потеряла пустышку. Джон успокоил дочь и продолжил размышлять о друге. Лейстрад сообщил, что в Лондон Шерлок вернется сегодня после обеда, нужно навестить его и проверить самому, правда ли, что тот чист.

~

13 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Прибыв после полудня на Бейкер-стрит, детектив-консультант прошел прямо в квартиру миссис Хадсон. Старушка смотрела ток-шоу на кухне, но, увидев своего непутевого квартиранта, сразу же вскинулась и затараторила:

— Шерлок, ты так внезапно уехал вчера! — она досадливо всплеснула руками. — Это было так невежливо по отношению к Уотсонам. Надеюсь, с той милой девушкой все в порядке?

— Да, с ней все хорошо, — он был рад, что квартирная хозяйка сама заговорила о Диане. — Она повредила ногу и поживет у нас немного, в моей спальне, — бросил он, стремительно выходя в прихожую. Через короткое время Хаддерс отойдет от столбняка и обязательно прибежит к нему наверх. Расстегивая на ходу пальто и стаскивая перчатки, детектив взлетел по лестнице. Сняв верхнюю одежду, он неторопливо прошел в гостиную. Оглядев ее критическим взором, убедился, что домовладелица навела за время его отсутствия сносный порядок. Комната больше не выглядела так, словно тут прошелся тайфун. Вся пыль варварски уничтожена, даже на книжных полках.

Снизу послышался сердитый стук каблучков миссис Хадсон и через пару секунд она влетела в гостиную, задыхаясь от волнения:

— Как это — она будет жить в твоей спальне, Шерлок? Вы о приличиях забыли, молодой человек? — казалось, старушка возмущена до глубины души.

И это слова женщины, которая, едва увидев Джона, тут же предложила ему подселится в спальню Шерлока. Детектив хмыкнул.

Миссис Хадсон исполнилась воинственного желания защитить попранную мораль:

— Она же девушка, почти ребенок. А ты — одинокий мужчина, — она ткнула пальцем в Шерлока. — Что скажут люди? — пожилая женщина схватилась за голову.

— Успокойтесь, миссис Х., — нетерпеливо прервал поток воркотни квартирант, уходя в свою комнату переодеться. Домовладелица посеменила за ним. — Люди — все идиоты... Лучше помогите мне перенести вещи наверх.

Квартирная хозяйка, так внезапно вспомнившая о приличиях, не поверила своим ушам:

— Так ты переезжаешь в комнату Джона? Уступаешь свою комнату?

— Именно, — терпеливо подтвердил Шерлок, вешая пиджак на плечики и накидывая на рубашку темно-синий шерстяной халат, — разве я не сказал, что у нее повреждена нога?

Миссис Хадсон удивленно посмотрела на него, потом в пространство, затем опять на него:

— Так ты не собираешься жениться на ней?

Шерлок насмешливо изогнул бровь:

— Зачем бы мне это? Она просто клиент, которому я должен помочь.

Домовладелица, казалось, слегка успокоилась, но погрозила ему пальцем:

— Все равно, попомните мое слово, молодой человек, — ее голос зазвучал почти торжественно: — Присутствие юной особы в этом доме не к добру!

Мужчина лишь раздраженно повел плечами и подавил зевок: у него было два часа в запасе до приезда Лейстрада с материалами по вчерашнему убийству. Еще по дороге он получил сообщение от помощницы Майкрофта Антеи — лорд Ричард Уэсли задержан в аэропорту Хитроу при попытке покинуть страну. Видимо, кто-то из полиции Эденбриджа сообщил ему о неудавшемся похищении сестры, вмешательстве Шерлока Холмса и МИ5. Негодяй мгновенно пустился в бега. В девять вечера Майкрофт ожидал Шерлока в своем офисе. Допроса лорда Эдена братья ждали с огромным нетерпением.

Миссис Хадсон помогла Шерлоку перебазировать необходимые вещи в комнату Джона, заправила на кроватях свежее постельное белье. Детектив воспользовался паузой и прикорнул на диване в гостиной, чтобы немного восстановить силы.

Часа через два он вырвался из какого-то мутного кошмара, где спасал какую-то девушку, провалившуюся под лед. Он не видел ее лица, не узнавал голоса, старался схватить ее, но одежда выскальзывала из онемевших пальцев, льдины с равномерным грохотом трескались... Он вздрогнул и проснулся. На лестнице слышались размеренные тяжелые шаги. Несомненно, поднимается Лейстрад. Шерлок сел на диване и потряс головой, пытаясь стряхнуть остатки непонятного кошмара. Прошел на кухню и, хмуро кивнув вошедшему полицейскому, поставил чайник.

Дело об убийстве стриптизёрш, снимавших квартиру над баром, в котором они работали, как и предполагал Шерлок, оказалось разочаровывающе простым. Он долго и внимательно рассматривал фотографии, сделанные полицией на месте преступления. Ничто не указывало на то, что это не стандартное бытовое убийство, совершенное спонтанно, на почве ревности или страсти. Экспертиза также не показала ничего особенного. Алкоголь в крови. Заурядное дело.

— Вы уже задержали любовника Кэрри Милтон? — спросил Холмс лениво перебирая снимки, сидя у кухонного стола. Грэг предпочел сесть за боковой стол, разложив там документы.

— Да, как ты узнал? — Лейстрад устало и озабочено тер шею. — Он единственный, у кого был хоть какой-то мотив, к тому же, его видели с Кэрри незадолго до трагедии. Но он не признается, говорит, проводил до двери и ушел.

— Врет, — Шерлок хмыкнул, — это сделал он. Милтон убита первой, видны следы побоев. Видимо, она вскрикнула, на шум выбежали две ее соседки. Он убил их, чтобы не оставлять свидетелей. Нож, скорей всего, бросил где-то поблизости...

Нетерпеливо листая снимки, Шерлок вдруг ощутимо вздрогнул и остановился. Один из кадров неприятно поразил его: тело одной из убитых лежало ничком, лица не видно. Пушистые белокурые волосы рассыпались в беспорядке. Горло перехватило и он словно забыл, как дышать, на мгновение ему показалось, что это Диана Уэсли.

Резко отбросив фотографии, детектив поднялся и прошел в гостиную. Что за чушь ему чудится? Он реагирует как истеричка на любую блондинку, во сне пытается спасать девиц... Шерлок ненавидел, когда собственное воображение начинало играть с ним шутки. Он привык доверять пяти основным чувствам, а также интуиции. Строил только на их основе прочную картину мира. Когда одно из чувств подводило — мир вокруг трескался и шатался.

Детектив нервно взъерошил волосы, беспокойно расхаживая по комнате.

Но разве Диана что-нибудь значит для него? Он — Шерлок Холмс, ему никто не нужен, он ни о ком не заботится, никогда никого не полюбит. Не позволит себе дать слабину. Любовь — химический дефект, изъян в тонкой линзе, пылинка в точнейшем механизме. И такие вот искажения реальности — лучшее тому доказательство. Однако, как ни твердил он это, в глубине души знал, ледяная броня, которой он когда-то окружал себя, отгораживался от других людей, давно уже дала трещины.

— Короче, обычное бытовое убийство, Грэм, — заключил Шерлок, завершая тем самым визит Лейстрада.

Тот вздохнул — Холмс опять «забыл» его имя! Волшебство не могло длиться вечно.

~

Около семи вечера на Бейкер-стрит приехал Джон. Он немного поболтал внизу с миссис Хадсон, а затем поднялся к Шерлоку. Тот сидел за столом, уткнувшись в ноутбук.

— Привет, — доктор Уотсон, застыв в дверях, настороженно оглядывал друга. «Выглядит совершенно нормально».

— Джон! — Шерлок на секунду оторвался от экрана и поднял на вошедшего свои светлые глаза. — Чаю?

Не было случая, чтобы Джон Уотсон отказался от чая, вот и сейчас деловито прошел на кухню, где, как и в остальных частях квартиры, чувствовал себя вполне как дома.

— Я скоро уезжаю по делу, — предупредил детектив, глянув на часы. Предстояла долгая ночь в камерах для допросов.

— Что за дело? — поинтересовался бывший сосед и бессменный напарник, наливая воду в чайник. Он уже знал некоторые подробности от Лейстрада, но хотел послушать, что скажет Шерлок. Как объяснит странности своего поведения.

— То, которое раскручивали в Кенте, его передали МИ5, — Холмс не видел смысла это скрывать. Он сел в свое кресло и занялся чтением твитов.

— Расскажешь? — поинтересовался Джон. Не обо всех делах, связанных с ведомством его брата, Шерлок мог распространяться, Уотсон понимал, но любопытство взяло верх.

— Конечно, но позже. Сейчас не хватает кое-каких деталей для определения мотива, — спокойно ответил детектив, который, естественно, видел, что другу очень интересно, чем же он таким занимался в Кенте.

— Ты мог бы позвать меня, — упрекнул бравый доктор, хмурясь, — опять рисковал в одиночку! Шерлок, я ведь уже не раз говорил, ты слишком легко относишься к своей жизни. Как будто она ничего не стоит... — Джон остановился, горло перехватила горечь воспоминаний о крови на брусчатке мостовой, о скромном надгробном камне, над которым он пролил столько слез. — Но она стоит... Стоит слез твоих друзей, хотя бы...

Шерлок умиротворяюще поднял руки и прервал горькую тираду:

— Я знаю, Джон, — он спешил успокоить приятеля, как всегда чувствуя огромную вину за всю боль, которую легкомысленно причинил когда-то. — Но, пойми, дело казалось совсем простым. К девушке приставал незнакомец, я поехал спросить, что ему нужно.

— И ты взялся за такое дело? — с изумлением уставившись на детектива, воскликнул доктор. Он озадаченно и нервно провел рукой по волосам. — Это на тебя совершенно не похоже.

— Ей некому было помочь, Джон, — смущенно пробормотал Шерлок, отворачиваясь. Не говорить же, что эта девушка — часть плана Майкрофта. Так можно нарваться на новую лекцию. Мелькнула мысль: «А если бы Диана не была связана с Эденом, я бы помог ей?» Перед внутренним взором поплыли прелестные серые глаза, полные слез. «Хм. Конечно, помог, кто в силах ей отказать, интересно?»

— А с девушкой нас познакомишь? — поддразнил доктор Уотсон. — Очень хочу увидеть леди, которой не смог отказать сам Шерлок Холмс, — последнее сказано с непонятными Шерлоку нотками гнева. Иногда этот тон проскакивал в интонациях Джона, когда тот обращался к нему.

— Познакомлю, — детектив-консультант поднял глаза на бывшего соседа. — Миссис Хадсон ведь доложила, что она поживет здесь какое-то время?

Уотсон в ответ лишь кивнул. Когда услышал эту новость, у него просто челюсть отпала от удивления. Сперва Лейстрад сообщает, что Шерлок носил девицу на руках — подобное нелюдимому гению вообще не свойственно. Знаки внимания к любому человеческому существу и Шерлок — абсолютно несовместимые понятия. Теперь он ее жить с собой приглашает! Интересно, чем это закончится? Джон только надеялся, что новая женщина в жизни Холмса не приведет его опять в ловушку врага или к депрессии и наркотикам.

— Шерлок, что с тобой происходит? — спросил Джон серьезно. Вдруг он нахмурился и повысил голос: — Это опять для какого-то чертова дела? Ты собираешься использовать ее, как Джанин?

Шерлок замер на секунду, пораженный проницательностью доктора, затем продолжил манипуляции с телефоном. Он искренне надеялся, что врать Диане и ухаживать за ней ему теперь не придется. Сегодняшний арест Уэсли, в любом случае, поставит под вопрос деятельность лорда. Так что, поручение Майкрофта он смог выполнить, не вступая в сделку с совестью.

— Нет, конечно. Кем ты меня считаешь, Джон? — выдавил слабую улыбку Шерлок. — Просто есть основания волноваться за ее безопасность. Похоже, для нее настали трудные времена, — добавил он, опустив глаза.

— Где она сейчас? — уже мягче спросил доктор, которого неприятно поразила горечь, прозвучавшая в словах друга. Он не любил не понимать действий Шерлока, это всегда происходило перед какой-нибудь катастрофой в их жизни. Предпочитал считать Единственного в мире консультирующего детектива не только не способным любить, но и нечувствительным к большинству человеческих эмоций. Так было легче порой объяснить его поведение, общаться, принимать его. Шерлок недоступен, далёк даже от друзей, словно звездный свет. С этим Уотсон привык жить, так было проще. Но иногда странный гений удивлял, неожиданно проявляя чувства, казалось, ему совсем не свойственные. По мнению Джона, авантюра с Этой Женщиной и речь, которую Шерлок произнес на их с Мэри свадьбе, — спонтанные и яркие, но единственные проявления эмоций его гениального товарища.

— Сейчас она в больнице. Приедет сюда завтра, — ответил Шерлок и постарался перевести разговор на недавнее убийство, которым занимается Лейстрад. Нейтральная, безопасная тема. Он чувствовал, что Джон почему-то расстроен неожиданным поворотом дела Дианы, ее приездом.

Выходя вместе с другом из дома, доктор задержался перед дверью:

— Шерлок, не забывай, ты никогда не понимал женщин, особенно, тех, кто тебя привлекал.

Он помолчал, а потом продолжил, почти с мольбой глядя на приятеля:

— Я не хочу, чтобы ты снова страдал.

Шерлок усмехнулся, отворачиваясь: все-таки друг — идиот, но как приятно, что он рядом и все еще заботится о нем, законченном эгоисте. Джон почему-то всегда был железно убежден, что Шерлок испытывал романтические чувства к Ирэн Адлер, и никакие уверения консультирующего детектива, что это была лишь захватывающая игра и ему нет дела до доминантки, не могли его переубедить.

Хорошо, что Джон думает, что она мертва, и не знает, что эта особа время от времени посылает провокационные тексты из различных уголков мира. Это развлекало, напоминало об нетривиальной шараде, которую он силился разгадать целых полгода. Как оказалось, она решалась очень просто, нужно было только принять во внимание сантименты... Старые добрые времена... Поменяв смартфон на более современный и функциональный айфон, Холмс из какого-то непонятного ему самому ностальгического чувства оставил на сообщениях от Ирэн ее фирменный вскрик.

— Конечно, Джон, — тепло улыбнулся он другу, выходя из дома, — я тоже не хочу больше страдать.

Прямо напротив жилища детектива был припаркован приметный черный «Ягуар», и Шерлок, кивнув партнеру на прощание, отправился на следствие по делу Уэсли.

====== Глава 10 ======

Ночь с 13 на 14 марта 2015г.

Темз-хаус — штаб-квартира МИ5, Лондон

Жуткий «подземный бункер», который Майкрофт устроил себе в МИ6, по мнению Шерлока, не идет ни в какое сравнение с роскошным кабинетом в здании контрразведки Великобритании (МИ5). Интерьер выдержан в лучших традициях британского истеблишмента. И все от темных дубовых панелей на стенах до тяжеловесной резной мебели красного дерева идеально подходит к стилю консервативного и любящего понежится в комфорте братца.

Шерлок бегло просматривал материалы следствия; всего за один день накопился довольно увесистый том. В основном, сведения на Мидира Хоссейна, похитителя Дианы. Тридцатидвухлетний выходец из Ирака, прожил в Англии больше десяти лет. Слесарь, работал в небольшом автосервисе на юге Лондона. На родине неоднократно привлекался к ответственности за участие в политических демонстрациях против правительства и в стычках с полицией. В поле зрения британских властей попал лишь однажды, когда, из-за недостатка улик против него, проходил как свидетель по делу о теракте у церкви в городке Арди, на востоке Ирландии.

История банковских счетов задержанного оказалась весьма любопытной. Аналитик из МИ5 обнаружил, что суммы, которые Хоссейн получал вроде бы вполне законно, за выполненные услуги, перечислялись через фильтр из подставных фирм со счетов оффшорных компаний, которых британская разведка подозревала в финансировании террористов по всему миру. Так что, вероятно, Мидир Хоссейн не был простым очевидцем взрыва в Ирландии. Суммы небольшие, потому они и не привлекли внимания спецслужб раньше.

— Что там с серебристым автомобилем? — спросил Шерлок брата, не отрываясь от папки с документами.

— Ни одна камера наблюдения не засекла ничего необычного на всем протяжении шоссе A15. Там есть, куда свернуть. Машин серебристого цвета, даже очень дорогих, много. Это тупик, — Майкрофт с досадой поморщился. — Думаю, и сам Хоссейн не знает, кому он должен был передать товар.

Шерлок поднял голову, зло зыркнув на брата.

— Ах, прости, прости, — явно издеваясь протянул старший Холмс, — девушку, конечно. Извини, братик, не хотел задеть твои нежные чувства.

Шерлок скептически выгнул бровь в ответ на эту явную ложь, затем снова углубился в изучение дела подозреваемого. Среди документов детектив нашел и протоколы опроса соседей Хоссейна, подтверждающих, что тот не ночевал дома в ночь с двенадцатого на тринадцатое марта, а всю последнюю неделю уезжал куда-то очень рано, еще затемно — подрабатывал у одного богача, как Хоссейн объяснил соседу. В автомастерской в этот период не появлялся. Хозяин предприятия заявил, что из гаража вчера исчез квадроцикл, который Хоссейн до этого чинил. Картина вырисовывалась отчетливо.

— Интересно, что побудило графа продать сестру? — раздумчиво произнес Шерлок.

— Это мы скоро узнаем, — отозвался Майкрофт, — посмотри еще запись допроса любовницы Уэсли.

Шерлок усмехнулся про себя: «Да, МИ5 — не полиция, функционирует эффективно и четко». Но именно из-за математической выверенности работы спецслужб, детектив-консультант ненавидел с ними сотрудничать. Для него расследование — творческий процесс, а агенты все превращают в скучную механическую рутину.

Полистав дело, он нашел нужные страницы. Кристин Брент — актриса лондонского экспериментального театра «Гаррик». Мисс Брент, похоже, ничуть не стеснялась, что жила на содержании у графа. Бывалая дамочка. Быстро рассудив, что любовник, переходит в разряд «бывших покровителей», она отвечала на вопросы без ложной скромности и экивоков. Ричарду Уэсли, с которым состояла в связи полтора года, она дала следующие характеристики: «Классный мужик, но жмот и нытик»; агрессивный, требовательный любовник; бездна самомнения, эгоист; думает только о скачках и собаках. Интересно, что о своей сестре лорд ей ничего не рассказывал. Она знала лишь, что та живет в развалинах, которые граф величает родовым замком. Про долги она наслышана, он постоянно жаловался на нехватку денег. Но в последнее время исправно оплачивал счета из дорогих магазинов и СПА-салонов.

Когда Шерлок закончил, Майкрофт подал ему тонкую папку с грифом «Совершенно секретно» — служебное расследование деятельности Ричарда Уэсли началось. Заглянув в дело, Шерлок сразу же наткнулся на отчет финансового аналитика. Эдену поступали деньги со столь же неблагонадежных счетов, как и похитителю. Майкрофт давно подозревал его, но, наконец, делу дали официальный ход. Для Шерлока это стало чудесной, хоть и ожидаемой, новостью.

— Я так понимаю, братец, — он тянул слова с довольной ухмылкой, небрежно отбрасывая папку, — я свою миссию выполнил? Мы квиты?

Майкрофт тонко улыбнулся. Малыш слишком легко отделался, но он всегда найдет способ снова привлечь его, когда потребуется.

— Да, милый брат, — его улыбка так и сочилась елеем, — на этом твоя миссия относительно лорда Уэсли заканчивается. Но, — тут он многозначительно поднял брови, — я догадываюсь, ты взял на себя добровольные дополнительные обязательства по поводу очаровательной леди Дианы?

— Да, — Шерлока не заботило, что он звучит по-детски вызывающе, — и не суй к ней свой длинный нос, Майкрофт.

— Ну что ты, я только «за», — засмеялся старший брат, — в начале дружба, теперь и романтика... Как мило! Ты развиваешься, мой мальчик.

— Оставь меня в покое, если хочешь помощи, — ощетинился Шерлок, гневно сверкая на Майкрофта ледяными светло-голубыми глазами.

— Ну все, молчу, — не прерывал издевательств Холмс-старший, поднимая ладони в примирительном жесте. — Как ты стал обидчив, любовь — не на пользу твоему характеру.

~

Допрос Мидира Хоссейна проходил в небольшой камере, расположенной на одном из подземных уровней. Шерлок предпочел наблюдать за дознанием через прозрачное зеркало из соседнего помещения.

Сперва араб не признавал участия в похищении, настаивал, что ему просто понравилась мисс Уэсли и он всего лишь хотел сблизиться с симпатичной девушкой. Его намерений не поняли. Но с опытными агентами такая тактика не прошла. Огласили рапорт Лейстрада, где тот четко описал происшествие, как нападение с целью похищения, сговор. Рассказали, откуда именно получалось вознаграждение. Напомнили про взрыв в Арди, в результате которого погиб католический священник и трое прихожан церкви. Испуганный и запутавшийся, Хоссейн тут же выдал Ричарда Уэсли, который заплатил, чтобы он сперва запугал, а потом и похитил мисс Уэсли. Задача была доставить девушку к шоссе. Он клялся, что понятия не имеет, кто должен был забрать ее там.

Больше братья Холмс слушать не стали и, оставив Хоссейна колоться в своих деяниях, перешли в другую, более просторную комнату, где ждали только их, чтобы начать допрос Ричарда Уэсли.

Двенадцатый граф Эден оказался рослым, видным мужчиной. Светлые волосы, еще не тронутые сединой, и миндалевидные серые глаза выдавали родство с Дианой, но взгляд был совсем другим. Это были холодные, жесткие глаза циника, вечно недовольного всем миром. Граф, который теперь, несомненно, будет лишен и пэрства, и титула, держался надменно и отстранено, с вызовом. Красивое лицо исказила неприкрытая злоба, когда он увидел вошедших братьев Холмс.

Майкрофт с притворной печалью воззрился на него:

— Мне очень жаль, Эден, что вы находитесь здесь при таких обстоятельствах.

— Да кто ж тебе поверит, старая лисица? — возмутился лорд. — Что, привел полюбоваться на меня своего неблагополучного братика-ищейку?

— Лорд Уэсли, — обратился к нему Майкрофт все тем же делано-проникновенным тоном, — я бы не советовал оскорблять кого-либо. В вашем положении следует вести себя осмотрительней.

— Смотри за собой, лис, — грубо проворчал граф и отвернулся.

Майкрофт притворно-сочувственно вздохнул и прошелся перед столом следователя. Шерлок прислонился к стене у двери. Некоторое время все в комнате молчали, потом Майкрофт задал вопрос.

— Как вы познакомились с Мидиром Хоссейном?

— Не знаю такого, — уверенно заявил лорд.

— Как же вы наняли его для запугивания Дианы Уэсли и киднеппинга?

— Я не делал этого! — взревел мерзавец. — Зачем мне похищать ее? Бред!

Шерлок вздохнул и, не особо прислушиваясь к отрицаниям высокородным негодяем всего и вся, стал рассматривать его. Мужчина выглядел немного старше своих лет. Страсти и разочарования оставили глубокие морщины на привлекательном лице. Это нетерпимый, желчный человек. Манера поведения крайне вызывающая, наглая. В нем чувствовалась властность, которая присуща богатым от рождения людям. Однако, расстроенные финансы дают о себе знать. Заметны отчаянные усилия казаться состоятельным. Одежда достаточно дорогая, но сидит слегка не по фигуре. Куплена у портного, а не сшита на заказ. Фальшивый фасад, как и запонки из накладного золота с имитацией бриллиантов. Кисти рук мужчины, скованные наручниками, больше всего заинтересовали детектива, они выдавали тщательно скрываемое волнение. Шерлок обратил внимание, что при упоминании имени его сестры, руки Уэсли конвульсивно сжимаются в кулаки.

— За что вы ненавидите свою сестру? — вдруг подал голос Шерлок.

Физиономия лорда снова исказилась. Он с презрением взглянул на детектива и отвернулся:

— Я не собираюсь отвечать на дурацкий вопрос, наркоша. Я люблю сестру, — кулаки снова сжались, на шее вздулась вена.

Тогда Шерлок продолжил сам, пристально наблюдая за реакциями преступника. Как всегда, когда излагал дедуктивные цепочки, он говорил быстро и бесстрастно:

— Вы выросли избалованным принцем на деньги родни. Сестра же ваша родилась тогда, когда ваши родители окончательно истощили финансовые возможности семьи, пытаясь удержаться на плаву в высшем обществе. Бедность вы связываете с появлением на свет младшей сестры, хотя она не имеет к этому никакого отношения. Она не виновата, что несколько последних поколений Эденов проматывали состояние, а не наживали его. Этим же занимались и вы. В своем эгоизме вы возложили всю вину на ребенка.

Эден угрожающе подался вперед, заставив напрячься охранника, который стоял за его спиной. Лицо графа обезобразила гримаса ненависти.

Шерлок продолжал, не обращая никакого внимания на его реакцию:

— Ваша сестра — скромная и нетребовательная девушка, полная противоположность вам. Она вас раздражает, не так ли? Хотя вы ее единственный родственник и в прошлом — опекун, она не жалуется на пренебрежительное отношение, пытается оправдать вас, помочь, облегчить вашу жизнь. Вы, не моргнув, согласились пожертвовать сестрой, чтобы решить финансовые проблемы.

Лицо лорда Уэсли потемнело, казалось, его сейчас хватит удар.

— Да, мистер Всезнайка, она не ошиблась в вас, — прошипел он яростно. — Нашла заступника. Я никогда не любил эту маленькую святошу — этот несчастливый талисман нашего семейства. Все пошло не так, с тех пор, как она появилась на свет... Но я не преступник и не похищал ее. Зачем мне это?

Теперь настала очередь следователя из МИ5 выкладывать карты на стол. Финансовый анализ состояния дел Уэсли красноречиво блистал огромным дефицитом. Серьезные долги. Вместе с тем, крупные суммы поступали от фирм, замешанных в незаконных операциях. Подозрительные связи с покойным Джеймсом Мориарти и его людьми. Признание Мидира Хоссейна в том, что его нанял Ричард Уэсли. А когда Майкрофт с постной миной почти пропел, что дан ход служебному расследованию его деятельности, и только в случае добровольного сотрудничества можно ожидать некоторого смягчения участи, Эден побелел. Его бравада дала трещину.

— Думал, хоть раз на что-то пригодится, так нет, и тут все испортила... — пробормотал он, кусая губы. Вот теперь ублюдок занервничал, на висках выступили крупные капли пота.

— Кому вы продали свою сестру, лорд Уэсли? — спросил Майкрофт, мрачно глядя на бывшего сослуживца.

— Тому, кто захотел ее купить. Тому, кто хотел заплатить мои долги, — ответил Уэсли, вызывающе взглянув на Холмса-старшего.

У Шерлока сжалось сердце — негодяй продал Диану, как его предки продавали картины и серебряную утварь из своего замка.

— И кто же это? — повторил Майкрофт в раздражении.

— Я не знаю, — просто ответил высокородный мерзавец. — Хоть пытайте, мне неизвестно имя заказчика. Возможно, вы найдете его имя среди держателей тех счетов на каких-нибудь Каймановых островах, они ведь перечислили задаток этому ублюдку Хоссейну.

Шерлок чувствовал дурноту, сердце билось где-то в горле, отдавая звоном в ушах и мешая дышать. Впервые ему не удавалось мысленно отстраниться от жертвы. Диане грозила участь гораздо хуже смерти. Он даже не хотел думать, какую судьбу готовил девушке кто-то, стоящий за этим преступлением.

— И вас совершенно не волновало, что ждет родную сестру? — с некоторой растерянностью поинтересовался повидавший в жизни всякое следователь.

— Меня заверили, что ничего плохого не случится, — последовал наглый, спокойный ответ. — Поймите, я был в отчаянном положении. Эти люди угрожали мне смертью!

— По-вашему, секс-рабыня — «ничего плохого»? И чем таким ваша жизнь ценнее жизни вашей сестры? — Холмс-старший с презрением смотрел на бывшего сослуживца.

Лорд промолчал, но глаз не опустил.

— Продать сестру ваша идея? — продолжал докапываться Майкрофт. По его сведенным бровям и напряженной позе Шерлок понял, что брат также потрясен жестокостью и цинизмом графа.

— Нет,
— выдавил лорд неохотно, — поступило некое предложение.

— Говорите конкретнее, — потребовал следователь. — Когда, кто с вами связался, при каких обстоятельствах?

Эден недовольно пожал плечами.

— В декабре настал срок гасить вексель, который я выдал букмекерской конторе «Аскот-сентрал». Платить было нечем, — граф вздохнул, явно заново переживая денежные неприятности.

«Ничего, скоро твоим финансовым обеспечением займется пенитенциарная система Ее Величества», — со злостью подумал Шерлок.

— Они сперва пробовали выколотить из меня деньги, но скоро поняли, что мне действительно нечем платить, и сбыли вексель кому-то.

— Как вы можете не знать, кому именно? — усомнился следователь.

— Я действительно не имею представления, — горячо убеждал граф. — Со мной связалась по телефону женщина. Назвалась миссис Лэш*. Думаю, на самом деле ее зовут не так, — невесело усмехнулся лорд. — Это жесткая дамочка, псевдоним меткий. Сказала, что ее клиент знает: я не в состоянии заплатить по векселю. Но они готовы пойти навстречу, если я буду разумен.

Уэсли замолчал, переводя дух, все в комнате напряженно ждали продолжения.

— Эта Лэш заявила, что так как у меня имеется молоденькая и красивая родственница, есть некий человек... — тут он вскинул глаза на Майкрофта, — Клянусь, я не знаю его имени, она не назвала! Некий человек заплатит мои долги и даже немного сверх того, если сестра будет передана им безо всяких условий, — негодяй опустил голову. — В противном случае, мне грозила мучительная смерть. Это было трудное решение, господа.

— Зачем вы устроили игры с незнакомцем у калитки? — холодно спросил Майкрофт, брезгливо поджимая губы.

— Я хотел дать ей шанс, все надеялся, уедет, — Уэсли с презрением покачал головой, — но она тупа и терпелива, эта гусыня.

— Вы лжете, — резко заявил Шерлок. Все в комнате посмотрели на него. Майкрофт заметил, что брат мертвенно-бледен. — Вы уговаривали ее остаться, хотели дискредитировать перед местными, чтобы ее исчезновение не вызвало вопросов.

Эден с презрением фыркнул:

— Ты прав, ищейка, — проскрежетал он сквозь зубы, кипя от ненависти. — Но эта тупица все испортила, побежав к тебе.

Шерлок взглянул на Майкрофта, тот кивнул и вышел за ним в коридор. Допрос продолжился, но уже без братьев.

~

Шерлок вне себя от гнева метался по кабинету из угла в угол, пытаясь взять себя в руки и успокоиться. Он прекрасно понимал, что дав волю эмоциям, ничем не поможет Диане. Ей грозит серьезная опасность и он должен заставить себя сосредоточиться на ее защите. Но эмоции кипели, требовали выхода. В конце концов он отвел душу, с размаху треснув кулаком о деревянную настенную панель. И пусть Майкрофт насмешливо поднял бровь, боль в руке отрезвила и даже несколько освежила его после затхлой атмосферы камеры для допросов. После общения с такой мразью, как Эден.

Холмс-старший тем временем отдавал короткие распоряжения сотрудникам по телефону. Усилить охрану палаты. Следить за посетителями и персоналом. Проверить еще раз звонки Ричарда Уэсли и Мидира Хоссейна, особенно со скрытых номеров. Направить агентов в «Аскот-сентрал», негласно проанализировать деятельность, связи, руководство, собственников. Установить владельцев счетов, с которых переводились авансы.

Наконец сановник небрежно бросил мобильный на стол, заваленный бумагами, и смерил младшего родственника внимательным взглядом. Выглядит хуже некуда: бледный с синяками под глазами — вот яркий пример вреда сантиментов. То ли дело он сам... Однако, и он не избежал некоторой эмоциональной вовлеченности, когда Уэсли признался в хладнокровной продаже сестры, причем, непонятно кому. Неизвестность тревожит больше всего. А если брат окончательно впутается... Майкрофт вздохнул. Какое уж тут «если»? Стоит только взглянуть на него...

— Ну что, поместить ее в убежище для свидетелей? — предложил он, уже заранее зная ответ.

Шерлок приостановился и задумался.

— Пока нет, может, и не придется, — он еще немного походил по комнате и сел в кресло напротив Майкрофта. — Возможно, те люди утрутся векселями Эдена после его ареста и не будут преследовать Диану.

Майкрофт саркастически поднял брови на имя «Диана», но не стал насмешничать.

— Я хочу, чтобы она пожила пока на Бейкер-стрит, — произнес Шерлок, устремив прямой взгляд на брата. Подождал возражений, но их не последовало. Детектив продолжил: — Пусть на заднем дворе у нас будут сидеть в фургоне твои люди. Еще один агент — внутри, перед лестницей. И пара человек где-нибудь на углу Бейкер-стрит. Установи камеры так, чтобы двор и улица перед домом были полностью под наблюдением.

— Надеюсь, крошка-братец, ты понимаешь, что делаешь, — вздохнул старший Холмс. — В пользу того, что это не явные преступники, говорит то, что они заставили самого Уэсли похищать сестру. Мафия организовала бы все сама. Террористы и работорговцы тоже действуют не так.

Шерлок немного расслабился, в словах брата есть логика.

— Но, — продолжал Майкрофт, — если подтвердится информация про те «левые» счета, с которых поступил аванс Хоссейну, нам придется признать, что за этим могут стоять достаточно серьезные люди. Возможно, международная группировка.

Он помолчал, побарабанив по столу длинными, костлявыми пальцами и осторожно поинтересовался:

— Что думаешь по поводу миссис Лэш? Мы, безусловно, пробьем по базе, но это сильно напоминает...

— Не может быть, чтобы это была она, Майкрофт, — отмахнулся детектив-консультант, прекрасно понимая, что брат имеет в виду Ирэн Адлер.

— Ах да, она же мертва, — делано засмеялся старший Холмс. — Почему ты уверен, что это не она?

— Не уверен, — Шерлок с досадой поморщился. — Уверенности с Этой Женщиной быть не может. Но она писала недавно, что ненавидит Англию и не вернется сюда.

Мистер Британское Правительство гнусно захихикал:

— Ты что же, приглашал ее? Или она тебя? — Шерлок терпеть не мог насмешек, потому дразнить его было любимым и чуть ли не единственным развлечением Майкрофта с детства.

— Надо предложить миссис Лэш купить моего брата, — пробормотал себе под нос детектив.

— Выясни все-таки про доминантку, необходимо исключить ее из круга подозреваемых, — заметил Майкрофт, становясь серьезным.

— Сделаю, что в моих силах. Но тебе известно — она может сменить имя, внешность.

— Расскажешь мисс Уэсли о вине графа? — Холмс-старший затронул болезненный для Шерлока вопрос. Дело касается чувств и реакций других людей, тут братишка подобен слепцу, который, потеряв поводыря, передвигается на ощупь.

— Не знаю, — тихо ответил детектив, опустив взгляд. Ему почему-то совершенно не хотелось становиться человеком, который разрушит привычный мир Дианы.

— Ладно, — милостиво махнул рукой чиновник, — привози ее сюда. Буду гонцом, доставившим дурную весть.

Шерлок кивнул, на сей раз почти благодарный брату за то, что тот умеет читать его мысли.

— Я пришлю машину к девяти утра, — произнес на прощание Майкрофт и погрузился в разбор бумаг на столе.

Комментарий к Глава 10 * Фамилия Лэш — от англ. lash — «плеть».

====== Глава 11 ======

суббота, 14 марта 2015г.

Лондон — Эденбридж — Лондон

Субботнее утро выдалось ненастным. Холодный восточный ветер швырял в лицо редким пешеходам колкие крупицы не то снега, не то дождя. Мистер Чаттерджи лет двадцать прожил в Британии и был не в восторге от здешнего климата. В такую слякоть никому из его клиентов не захочется выходить из дома, даже ради его фирменных сандвичей. Старик медленно поднял ставни “Speedy’s”, ворча что-то про неудовольствие Индры*. Затем, в надежде, что погода переменится, установил под маркизой пару уличных столов и стульев. Работая, он часто прерывался и посматривал на припаркованный неподалеку вызывающе блестящий Роллс-ройс.

Ровно в девять Шерлок вышел из дома и, хмуро кивнув пожилому индусу, направился к автомобилю. Ветер, вольготно гуляющий сегодня по Бейкер-стрит, тут же подхватил полы пальто детектива, драматично развевая их. Бесстрастный водитель лимузина открыл дверцу. Шерлок, поежившись от пронизывающего холода, поднял воротник и поспешил устроиться на заднем сидении.

Владелец закусочной проводил автомобиль любопытным взглядом и скрылся в кафе. День будет тихим для коммерции, зато есть о чем посудачить в перерывах между посетителями. Странный жилец его дорогой Марты служил нескончаемой темой для досужих бесед соседей.

~

За окном мелькали предместья Уэстерхэма — фермы, голые деревья — не по сезону унылый и тусклый пейзаж. Сероватая дымка тумана клочьями повисла на полях. Шерлок вздохнул и нервно поднес сложенные руки к губам. Неясная тревога не оставляла его, не давала расслабиться. До конечной цели поездки еще минут десять. «Закурить бы...» — тупо ворочалось среди привычно мелькающих, как молнии, мыслей. Он давил в себе волнение перед встречей с Дианой, досадовал, что ничего хорошего рассказать ей не сможет.

Мобильный в кармане его пиджака вдруг ожил. «Майкрофт». Черт, что там еще случилось?

— Шерлок, — обращение по имени, тон сух и официален — достаточно необычно для Майкрофта. Мужчина в тревоге сильнее сжал девайс и наклонился вперед в ожидании неприятных новостей. Брат не ерничает, не острит — произошло что-то очень плохое.

— Не тяни, — Шерлок мучительно сглотнул, пытаясь унять подступающую панику.

— Лорд Уэсли покончил с собой сегодня ночью.

Что и говорить, новость отвратительная. Скверная. Но Шерлок на секунду прикрыл глаза и облегченно выдохнул — он-то боялся, что дурные вести будут о Диане. Конечно, это еще один ужасный удар для нее, но она цела и в безопасности. Это все, что беспокоит его сейчас.

— Ты уверен, что это самоубийство?

— Да, я сам осмотрел тело и камеру. Ему не помогали, это самоубийство, — Майкрофт брезгливо поморщился. — Поздновато он вспомнил о родовой чести. Впрочем, это единственный выход в его положении, чтобы избежать позора огласки.

Шерлок задумался, как все это воспримет Диана. Должен ли он сообщить ей страшное известие сразу? Или доверить это Майкрофту? Он вздохнул и досадливо дернул себя за волосы — как плохо он понимает эмоции людей и их реакции на различные события! Раньше это никогда не мешало, он просто не давал себе труда считаться с чувствами других. Разве что с Джоном, остальные мало волновали. Но теперь... Его гениальный ум не помогал предсказать, что испытает девушка, узнав про смерть родного брата, как она примет это. Наверное, будет рыдать. Мужчина вновь неуютно поежился.

— Не говори ей пока. Я сам все скажу, когда приедете в МИ5, — Майкрофт всегда прекрасно улавливал его сомнения.

— Хорошо, — в тоне Шерлока прозвучало нескрываемое облегчение. В кои-то веки он преисполнился искренней благодарностью к старшему брату — тот взял на себя такую трудную задачу!

Майкрофт и в самом деле усилил охрану. Это было заметно уже на парковке, а в вестибюле и у палаты Дианы Шерлока встретили шесть безупречно одетых молодых людей из Секретной службы Ее Величества.

Детектив с непонятным ему, похожим на волнение и робость, чувством шагнул в палату. Диана сидела на кровати, приготовившись к отъезду. Сегодня она показалась ему какой-то особенно уютной и прелестной в пушистом светло-сером вязаном свитере и голубых джинсах. Волосы заплетены во французскую косу, несколько белокурых прядей мягко обрамляют лицо. С такой прической она смотрелась еще невиннее и моложе, чем запомнилось Шерлоку. Рядом куртка, сумочка и костыли. На полу два больших чемодана — вероятно, все ее имущество. Майкрофт посылал в Эден-корт одну из сотрудниц.

— Доброе утро, Шерлок, — просияла Ди, солнечно улыбаясь.

Ее обрадовало, что детектив сам приехал за ней. Хотя радоваться этому необыкновенно глупо, она вполне сознавала. В ее положении поводов для радости вообще нет. Но она скучала по нему, словно они тысячу лет не виделись. Едва детектив вошел в палату, она в очередной раз поразилась, какой же он высокий, стройный и ошеломляюще красивый. Скучная полупустая палата, перестала существовать, как и остальной мир, и все, что видела теперь Диана, — глаза Шерлока, похожие на сияющие звезды.

— Доброе, — принужденно улыбнулся он в ответ, но вовсе не был уверен, что для них оно действительно доброе. — Как ваша нога? — он опустил взгляд на ее обутые в удобные балетки ноги — очевидно, больше ничего не налезло. Правая щиколотка туго перебинтована.

— Уже гораздо лучше, просто небольшой отек, — ответила Ди, пытаясь подняться. Получилось не очень — трудновато встать грациозно, если не можешь ступить на одну ногу. Мужчина заботливо помог надеть куртку. Теплые, ласковые касания...

Слегка порозовевшая, Ди протянулась было к костылям, но Шерлок не позволил ей этого, подхватив на руки.

«Какая же она легкая и тоненькая!» — в который раз удивился детектив. Похоже, носить ее на руках станет у него привычкой. Это будет не самая вредная привычка, среди длинного списка его зависимостей.

Диана слегка пискнула, скорее от удовольствия и удивления, чем от возмущения, заметно покраснев при этом.

— Готовы? — несколько запоздало спросил Шерлок. Голос прозвучал низко, ответом послужил завороженный взгляд. Диана обняла его за шею, как будто боясь, что ее уронят.

Ощущение чужой руки на своей шее Шерлок обычно едва выносил, старался избегать тесных объятий при каждой удобной возможности. Всегда чувствовал себя по-дурацки, не зная, куда девать руки. Но с удивлением обнаружил, что совсем не против того, чтобы Диана его обнимала. Прикосновения гибкого, стройного тела вызывали легкое головокружение и мурашки, несмотря на все слои одежды между ними.

«Мда, гормоны. Чтоб их...»

Спускаясь по лестнице, он поймал себя на мысли, что хотел бы как можно дольше продлить эту близость.

В машине Диана заговорила о том, что не давало ей уснуть всю ночь:

— Я почему-то не смогла вчера дозвониться до брата, его телефон был выключен. Может, с ним что-то случилось?

— Диана, — нежная ручка утонула в его руке. — Я сейчас повезу вас к моему брату Майкрофту. Он ведет ваше дело и ответит на все вопросы, — Шерлок говорил медленно, с усилием подбирая слова, что было совсем не в его стиле. Он панически боялся сболтнуть что-то, что еще больше ее расстроит. Он привык не доверять себе, когда дело касается чужих эмоций.

Нельзя сказать, что это заявление ее успокоило. Диана побледнела, поникла, предчувствуя беду. Шерлок, видя, что не смог утешить ее, робко приобнял ее плечи, легонько прижимая к себе. Она немедленно доверчиво прильнула к нему и затихла.

А Шерлок еще сильнее напрягся. Ее реакция показалась ему довольно неожиданной. Он думал, она отстранится через какое-то время, но минут через десять, осторожно повернув голову, убедился, что она дремлет, прижавшись к его плечу.

Ди так крепко заснула, что не проснулась даже когда лимузин затормозил на служебной парковке перед входом в здание контрразведки (МИ5). Только когда Шерлок выбрался из автомобиля, она, лишившись тепла его тела, открыла глаза. Пытаясь понять, куда они приехали, недоуменно осмотрелась. Детектив наклонился к ней и с легкой улыбкой поправил непослушную прядку волос, упавшую ей на глаза.

— Приехали, — тихо сказал он, и привычно легко подхватил ее, вынося из машины.

— Шерлок, я, правда, умею ходить при помощи тех штук, — она кивнула на багажник, где находились ее вещи и костыли. — Сегодня все утро тренировалась.

— Приедем на Бейкер-стрит, продемонстрируете, — со смешком ответил Шерлок, — а сейчас нас ждут.

Диана с тревогой оглядела огромное здание, без труда узнавая величественный фасад резиденции британской контрразведки. Шерлок уверенно прошел мимо двух дюжих молодых людей в строгих официальных костюмах в просторный вестибюль. Беспрепятственно миновав рамку и пропускной пункт, направился прямо к лифтам.

— Ваш брат — полицейский или агент? — Ди не могла сдержать любопытства.

— Хм, он занимает сразу несколько ключевых постов при Кабинете Министров. Еще он — громадная заноза для любого, кто с ним встретится.

При последних словах его лоб прорезала морщинка — он задумался, какой эффект произведет Майкрофт Холмс на Диану. Общаясь с людьми, старший брат обычно предпочитал технику запугивания собеседника, а также низведения его самооценки до нулевой отметки. Как объяснить, что он со всеми такой и ничего не имеет против нее лично? Шерлок был уверен, что Майкрофт симпатизирует Диане. Ну, насколько он на это вообще способен, естественно.

— Мой брат — своеобразный человек, — сформулировал он, наконец, входя в лифт. Перехватил свою невесомую ношу покрепче и свободной рукой поднес пропуск к сенсорному считывателю. — Он большой сноб. Но не пугайтесь, он только с виду козел. Поверьте, вам нечего тут бояться.

Диана только молча кивнула, печально опустив глаза. Шерлоку показалось, что она еще больше расстроилась от его слов. «Кто поймет этих женщин, — с отчаянием подумал он, — утешай их!..»

Лифт с тихой мелодичной трелью остановился на нужном этаже. У дверей их уже ждала ассистент Майкрофта Антея. Ее вечная невозмутимость серьезно поколебалась при виде необычной картины, открывшейся ей. Есть чему удивиться: младший брат ее работодателя, славящийся ледяным равнодушием ко всем существам в мире, бережно держит на руках весьма хорошенькую блондинку. Выглядит при этом растерянно, совершенно утратив обычную самоуверенность и вальяжность. Антея порадовалась, что ей довелось наблюдать такое редкое явление: Холмс растерян! И провела парочку в кабинет босса.

Майкрофт поднялся из-за стола им навстречу, внешне ничем не выдавая изумления и злорадного ликования при виде младшего брата с леди Дианой на руках. «Милота, надо сделать копию с камер наблюдения», — решил он.

— Добро пожаловать, мисс Уэсли, — произнес он максимально приветливым тоном, расплывшись в официально-любезной улыбке.

Шерлок осторожно опустил свою ношу в одно из двух кожаных кресел для посетителей, стоящих напротив роскошного письменного. Сам занял соседнее, с тревогой вглядываясь в бледное, взволнованное лицо девушки.

Диана, немного смущенная ситуацией, любезно и уважительно поздоровалась с приятным и солидным хозяином кабинета. Она нашла родственника Шерлока довольно милым, настоящим джентльменом. Почему Шерлок волновался, что она его испугается?

«А, вероятно, у них что-то вроде соперничества братьев», — подумала она и слабо улыбнулась детективу. Какой Шерлок внимательный и заботливый, волнуется, как она воспримет то, что должен сообщить ей мистер Холмс. Лицо ее вновь омрачилось.

Холмс-старший прошелся по кабинету, готовясь приступить к нелегкой беседе. Исподтишка он внимательно изучал сестру лорда Эдена. То, что он видел, ему определенно нравилось. Ухоженная блондинка, выглядит намного моложе своих лет. Однако, под внешней привлекательностью и наивностью он разглядел крепкий стержень. В ней чувствуется порода, природный ум светится в глазах. Конечно, если не принимать во внимание очевидную девичью глупость: несомненно, дурочка уже влюбилась в его братишку.

— Я вижу, мисс Уэсли, вы уже догадались, что темой нашей беседы будет ваш брат.

— Да, мистер Холмс, — Ди сжала в кулаки сложенные на коленях руки, — скажите же мне, пожалуйста, что происходит?

Шерлок озадаченно взглянул сначала на Майкрофта, потом на Диану. Догадалась??? Но как? Он ничего не понимал и впервые ощутил, как, должно быть, чувствует себя Джон, когда он сам вдруг объявляет, что дело совершенно ясное.

— Граф Эден нарушил закон, мисс Уэсли, — Майкрофт увидел то, на что надеялся — она уже догадалась, почему ее привезли в это ведомство, и как все это связано с ее братом. Девочка умна. — К сожалению, вынужден констатировать, что он предал вас и предал свою страну.

Диана побелела, но промолчала, выпрямившись в кресле, не отвела прямого и открытого взора от лица старшего Холмса.

— К несчастью, он осознал глубину своего падения только после ареста, который произошел вчера днем. Это заставило его совершить самоубийство. Приношу вам глубочайшие соболезнования лично и от имени ведомства, которое я представляю, мы не сумели предотвратить его смерть.

Головка Дианы слегка поникла. Глаза влажно заблестели, но она держалась, как могла.

— Вы сказали, он предал страну? — голос немного дрожал.

— К сожалению. Потребность в деньгах лорда была велика, вы в курсе его страсти к скачкам?

— Да.

— Несчастливый, но упорный игрок. Такое бывает, — голос Майкрофта звучал монотонно и успокаивающе. Шерлок видел, как пристально брат наблюдает за девушкой. — Лорд Эден, к несчастью, имел возможность передавать служебную информацию неким группам, которые были в ней заинтересованы и хорошо оплачивали подобное.

— Имел возможность или передавал? — уточнила Ди.

Шерлок с удивлением уставился на нее — выдержка у крошки!

— Боюсь, имеются неопровержимые свидетельства, что передавал и получал за это вознаграждение, — Майкрофт звучал невозмутимо и ровно. — Но и этих денег ему не хватало на... э... его увлечения. Непогашенный вексель не был вовремя оплачен и его купил некто, кто потребовал в уплату долга не деньги и не информацию... — старший Холмс остановился, стоя спиной к окну и пристально изучая Диану.

— А что же? — она непонимающе склонила набок голову, силясь понять, куда он клонит.

— Вас, — отчеканил старший Холмс. — Эти люди потребовали, чтобы он передал им вас. Для этой миссии Эден и нанял того преследователя, которого Шерлоку удалось задержать вчера утром.

Диана побледнела как полотно и слегка подалась вперед, но потом опять выпрямилась, словно от того, сохранит она выдержку в эту минуту или нет, зависела ее жизнь.

— Понятно, — она опустила голову, и одинокая слезинка скатилась по ее щеке. Шерлок, морально почти готовый к истерике, протянул ей салфетку. Она с благодарным кивком взяла ее, промокнула глаза и снова сжала слегка дрожащие руки на коленях.

— Можно предположить, что со смертью Эдена, — продолжал Майкрофт все также серьезно и официально, но чувствовалось, как он доволен, что девчонка оказалась настоящей леди, а не истеричкой, — его договор с похитителями не теряет силы. Пока неизвестно, кто вам угрожает, но опасность существует и она — реальная. Поэтому вам лучше пожить у моего младшего брата. Разумеется, мои люди обеспечат круглосуточную охрану.

— Я бы не хотела подвергать риску мистера Холмса... — залепетала Ди, но чиновник прервал ее, снисходительно улыбнувшись.

— Поверьте, он сам — мастер подвергать себя риску. Но, должен признать, мисс Уэсли, Шерлок сможет обеспечить вам надежную защиту, — последнее слово, несмотря на успокаивающий смысл, произнесено голосом полным сарказма. Шерлок метнул на наглеца злобный взгляд из-под нахмуренных бровей. Майкрофт как ни в чем не бывало продолжил: — Надеюсь, леди Диана, вы разрешите сейчас задать вам несколько вопросов? Это необходимо в интересах расследования.

— Да, конечно, — Ди вновь подняла взгляд на Майкрофта. Глаза еще блестели непролитыми слезами, но она уже взяла себя в руки. — Пожалуйста.

— Как брат к вам относился? Любил ли он вас?

Диана задумалась.

— Любил? Не знаю. Думаю, скорее, терпел, — девушка грустно уставилась на свои руки. Голос звучал печально, она часто прерывалась, словно ей было трудно говорить. — Дело в том… он был уверен, что я — несчастливый талисман нашей семьи... В юности... недолюбливал и ревновал родителей ко мне. Когда мне было семь, он, рассердившись, столкнул меня... в ледяную прорубь. Он был таким импульсивным тогда, я его разозлила, наверное. Но потом раскаялся и извинился, — Холмсы обменялись шокированными взглядами поверх ее головы. — Но не перестал считать, что я приношу неудачи. Он всегда так говорит... говорил.

Шерлок сжал переплетенные пальцы так, что побелели суставы.

— Все проигрыши на скачках относил за мой счет, но не играть не мог, — тихо продолжила Ди и покачала головой. — Но, вообще, мы не так уж не часто виделись, несмотря на то, что жили под одной крышей. Теперь я думаю, мне лучше было уехать в Лондон после университета. Но он выглядел таким одиноким и, кажется, обрадовался моему решению жить с ним. Я не понимаю... почему он так поступил, — тут она все-таки всхлипнула, — вероятно, совсем отчаялся.

Шерлок еле удержал саркастическое замечание, которое крутилось на языке. Негодяй предал ее, а все она пытается его оправдывать!

— А как вы относились к нему? Любили ли? — полюбопытствовал Майкрофт.

— Я?.. Я привязана к нему, он ведь единственный родной человек, который у меня остался, — она помолчала, сглотнула горький комок, словно застрявший в горле. — Мы мало знали друг друга, недостаточно общались. Но мирно жили с тех пор, как умерли родители. Он намного старше, у нас не было общих интересов, не было согласия по многим вопросам.

Тут Майкрофт выразительно и насмешливо взглянул на Шерлока, ведь тот всего на четыре года моложе Эдена.

— Он мой единственный родственник... Был им... Я хотела помочь ему, — другая непослушная слеза скатилась по щеке. Она снова промокнула глаза салфеткой. Шерлок перестал сверлить Майкрофта грозным взглядом и вновь обеспокоенно и беспомощно взирал на расстроенную девушку.

— Вы не были обижены на Эдена за то, что тот не дал вам доучиться в «Даун-Хаусе»? — спросил Майкрофт.

— Нет, — Диана покачала головой. — Я понимала его, на это просто не было средств. Он стал моим опекуном, не передал меня социальной опеке. Я очень благодарна за это.

«Как же, благодетель... Зато на актрисок и скачки деньги всегда находились...» — синхронно пронеслось в головах у Холмсов.

— Знали ли вы его друзей? Приглашал он домой знакомых?

— У брата не было близких друзей, насколько я знаю, — ответила Ди. — Он часто общался с нашим троюродным кузеном — герцогом Скарборо. Они посещают один клуб.

Диана немного подумала и продолжила:

— Последние годы брат приглашал каких-то людей в Эден-корт на охоту. После моего возвращения из Оксфорда это случилось дважды, — девушка слегка наморщила носик. — Эти люди были явно очень богаты, но в большинстве, как мне показалось, грубые, неотесанные. В основном, иностранцы.

Диана на минуту замолчала, собираясь с мыслями.

— Брат не хотел, чтобы я общалась с ними. Это полностью совпадало и с моими желаниями, поэтому я, как могла, избегала их общества. Это было довольно легко, потому что он нанимал прислугу на этот период.

— Помните ли вы имена гостей? Можете их описать?

— Имена мне неизвестны, только некоторые из них заговаривали со мной, — Диана ненадолго задумалась, вспоминая. — Мне представился полковник Моран — он был самым приличным с виду джентльменом из компании, гостившей в замке весной прошлого года. Солидный высокий мужчина лет сорока пяти, с военной выправкой.

Братья многозначительно переглянулись — полковник Себастьян Моран был советником и другом Джеймса Мориарти. Из-за недостатка улик ему удалось не только уйти от правосудия после гибели злодея-консультанта, но и по-прежнему вращаться среди сливок британского общества.

— Еще запомнился один наглый блондин лет тридцати, который гостил прошлой осенью, — продолжала Диана, не ведая, что дает Майкрофту ценную информацию. — Его называли Майком**, но, кажется, его зовут по-другому. Мне показалось, что он славянин.

Тут Майкрофт прервал Диану:

— Какие-нибудь приметы? Может быть, татуировка?

Ди кивнула:

— Да-да, приметная татуировка на правой руке: что-то вроде большого зелено-красного змея с крыльями. Мне показалось, что-то китайское.

— Так и есть. Дракон этот называется Фейлонг — по-китайски «Летящий дракон», — тут старший Холмс вытащил из ящика стола какую-то папку и, полистав, показал собеседникам большую фотографию, с которой им ухмылялся белокурый красавец, глядящий прямо в объектив яркими наглыми глазами цвета небесной лазури.

— Это он! — изумленно ахнула Диана и поежилась от неприятных воспоминаний.

Шерлок заметно встревожился. Его переносицу вновь прочертила горизонтальная складочка.

— Михаил Никитский — глава русской мафии в Юго-Восточной Азии, — ответил Майкрофт на вопросительный взгляд брата. — Опасный рецидивист, штаб-квартира в Макао и Гонконге. Но в Великобритании довольно редкий гость. Интересно, что привело его сюда в тот раз?

Диана мысленно ужаснулась, сообразив, что очень легко отделалась при встрече с этим красавчиком.

— Почему вы отметили его наглость, мисс Уэсли? — Майкрофт убрал фотографию и снова занял свое место у окна.

— Он был удивительно дерзок для гостя, — Ди поморщилась, вспоминая, как этот тип грубо зажал ее в углу кухни, когда она собиралась на работу.

— Что он сделал? — резко спросил Шерлок, которого сегодня не покидало напряжение.

Ди подняла на него взгляд, и тут же смущенно потупилась.

— Хотел поцеловать, — пробормотала она, немного покраснев, — я выплеснула на него миску воды, которую приготовила для Терри. Он разозлился, я думала, он меня ударит. Но он только рассмеялся, и сказал что-то на каком-то певучем, вероятно, славянском языке. Я очень испугалась тогда... Больше до конца их визита я домой не возвращалась — ночевала у подруг в городе.

В тишине было явственно слышно, как скрипнули зубы Шерлока. От мысли, что какой-то гад домогался этой прелестной девушки, у него темнело в глазах.

Майкрофт про себя ухохатывался над братом, но из уважения к леди сохранял на физиономии спокойную и доброжелательную мину. А заодно держал при себе язвительные шуточки на счет ревности братца.

— Мисс Уэсли, — осторожно поинтересовался он, — а есть ли у вас поклонник, может быть, возлюбленный? Кто-то делал вам предложение?

Диана снова слегка наклонила голову, будто обдумывая, к чему такой вопрос.

Холмс-старший пояснил:

— Может быть среди отвергнутых поклонников мы найдем заказчика вашего похищения?

Диана понимающе кивнула и ответила максимально честно:

— Думаю, их можно смело исключить, — она прикусила губу, и, секунду помешкав, добавила, — бывшего возлюбленного нет. Поклонники... Посетители клуба, где я работаю, иногда довольно назойливы. Бывали случаи, когда мне приходилось просить охрану выпроводить слишком навязчивого клиента.

— И часто такое бывает? — снова заволновался Шерлок.

Майкрофт вынужден был резко отвернуться к окну, не в силах больше сдерживать ехидную улыбку. Ревнующий Шерлок — преуморительное и чрезвычайно редкое зрелище!

— Раза три... У нас очень спокойное заведение в тихом предместье Лондона, — поспешила успокоить его Ди, но детектив, к великому ликованию Майкрофта, не был спокоен.

— В Эденбридже, — продолжила перечисление Диана, не ведая того, что бередит рану младшего из братьев, — несколько мужчин предлагали мне руку и сердце в разное время с тех пор, как я закончила школу.

— Кто именно? — поинтересовался Майкрофт, которому доставляло удовольствие наблюдать, как кипит от ревности братишка. Это так ново и необычно. Коварный план сработал превосходно!

Девушка пожала плечами.

— Знакомые с детства парни, бывшие одноклассники, — она немного отвлеклась от печальной правды, которая привела ее в этот кабинет. — Местный пивовар — мистер Нолланд. Это было забавно, он ко всем сватается — вдовец пятидесяти лет с маленькой дочерью. Викарий нашего собора, мистер Хотт, — Ди слабо улыбнулась.

— Кто-то из них был настойчив?

Диана помрачнела.

— Не знаю, можно ли гнев и обиду назвать настойчивостью. Я отказывала вполне корректно, но они реагировали так, словно я плюнула им в душу.

— Может быть, вы с ними до этого кокетничали, подавали надежды. Выражали симпатию?

— Нет, что вы! — она вспыхнула от нелепости такого предположения, голос немного сорвался от возмущения, — Я не встречалась ни с кем из них — мне просто никто не нравился, вот почему я отказывала.

Она сделала паузу, чтобы отпить из бокала с водой, предложенного Шерлоком.

— Благодарю, — пробормотала она со слабой улыбкой.

Затем продолжила:

— Некоторые из них в обиде до сих пор. Говорят, что я считаю себя выше их, и распускают всякие слухи за спиной. Что делать, — она невесело усмехнулась, — Эденбридж маленький город. Винить нужно, скорее, то странное положение, которое занимала наша семья в местном обществе. Нас считали снобами, непомерно гордящимися древним родом, однако, презирали за мотовство и бедность.

Майкрофт кивнул. Дальше мучить малышку вопросами он не видел смысла — то немногое, что знала, она рассказала. Да и мучениями Шерлока он насладился сполна — редкий случай, чтобы тот настолько терял хладнокровие. Мамуля будет в восторге.

— Как вы планируете жить дальше, когда опасность будет устранена? — спросил он.

— Я продолжу работать, — ответила Ди, не задумываясь, — сниму квартиру в Лондоне, конечно.

Она еще не думала о том, что будет делать дальше. Но в Эденбридж она точно не вернется. Она вдруг поняла, что ей совсем не жаль расстаться с Эден-кортом, где прошли ее детство и юность. Поступок Ричарда словно разорвал ее связь с этим местом. То, что случилось, навсегда изменило ее отношение к родовому гнезду.

Майкрофт Холмс лично проводил до лифта брата, бережно несущего на руках мисс Уэсли. Был отменно вежлив с леди, которая застенчиво краснела в объятиях детектива-консультанта. Он позволил себе открыто любоваться этой прекрасной парой, удерживаясь от довольного потирания рук до тех пор, пока не закрылись двери лифта.

Поведение Майкрофта озадачило Шерлока. Он намеренно не смотрел на прощающегося с ними брата, лишь бы не видеть его глумливой физиономии. Было очевидно, Майкрофт из кожи вон лезет, чтобы произвести приятное впечатление на Диану. Очень странное поведение для него. Какая ему от этого польза, ведь дело Уэсли закрыто и ему вряд ли в самом деле есть дело до девушки. И все-таки его помощь не будет лишней, потому придется терпеть его подколки.

Усаживая Диану в машину, Шерлок заглянул ей в глаза:

— Как вы себя чувствуете? — он с тревогой всмотрелся в бледное личико, отметив печаль в глазах и темные тени под ними.

— Нормально, — она слегка отодвинулась, чтобы дать больше места мужчине. — Ошеломлена. Опустошена. Это, пожалуй, главное, что я чувствую, — руки снова беспокойно теребили сумочку. — Жаль его, но я не скорблю, как должна бы по брату. Когда ушли один за другим родители — для меня это было настоящим шоком. Конечно, я была совсем юной тогда... — ее голос прервался. Овладев собой, продолжила: — Наверное, это чудовищно… Но сейчас я не чувствую ничего, внутри какая-то пустота, как будто он был мне совсем чужим. И все-таки, он отнял у себя жизнь... — Диана закусила губу и грустно покачала головой не в силах продолжать.

— Это единственный достойный выход из положения, в которое он себя загнал, — жестко процедил Шерлок. И тут же с тревогой взглянул на Диану, стараясь понять, не слишком ли резко высказался. Но она молчала, сжав руки на коленях.

После короткой паузы она снова подняла взгляд на мужчину и спросила:

— Шерлок, а почему вы сами не рассказали мне о Ричарде?

Консультирующий детектив смешался и беспокойно заерзал на сидении.

— Я часто слишком резок с людьми, — проговорил он, не глядя на нее, вновь мучительно выдавливая слова. Говорить о чувствах для него самая трудная задача. — Мои друзья, особенно Джон Уотсон, недовольны тем, что я часто жестко и прямо выражаюсь и только усугубляю страдания людей. Не умею быть внимательным и не забочусь о чувствах других, — Шерлок взглянул в чудесные глаза Дианы, которая смотрела на него с изумлением и теплотой, — я боялся причинить вам горе излишней резкостью.

— Ну, что вы! — горячо прошептала Ди, с нежностью глядя на детектива влажными от непролитых слез глазами. — Вы замечательный, Шерлок! Вы были так внимательны и заботливы все это время, и мне сложно поверить, что вы можете быть другим, — девушка покраснела, говоря это. — В любом случае, правда лучше, чем ложь, — продолжила она твердо. — Я рада, что узнала правду. Хоть она очень горька для меня.

Комментарий к Глава 11 * Индра — среди прочего, бог дождя в индуистской мифологии.

Михаил Никитский — этот образ бесстыдно стибрен из манги “Ты мой любовный приз” восхитительной Яманэ Аяно. Михаил Арбатов там — глава русской мафии.


====== Глава 12 ======

суббота, 14 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Лимузин с правительственными номерами эффектно затормозил перед 221б.

Владелец “Speedy’s”, стоя у витрины, наблюдал интересную сценку. Нелюдимый квартирант его милой Марты то ли помогал, то ли, наоборот, мешал красивой девушке, той самой — давешней «прелестной английской розе», выйти из машины. Похоже, молодая леди пытается доказать что-то спутнику, но разве это возможно с таким упрямцем, как Холмс? Он всегда все делает по-своему! Вот и сейчас, поглядите-ка, прекратил спор, просто сграбастав девочку на руки, и решительно зашагал к дому. Вид при этом торжествующий, словно он только что загарпунил дракона, и возвращается с спасенной принцессой к себе в замок. А покрасневшая девица обняла рыцаря за шею. Мило!

Но сюрпризы на этом не кончились. Пожилой индус только рот раскрыл, когда водитель лимузина, закрыв дверцу за пассажирами, выгрузил на тротуар два больших чемодана и костыли. Принцесса, вероятно, повредила ногу, пока герой спасал ее от дракона. Похоже, скоро им с Мартой вновь гулять на свадьбе. Кто бы мог подумать! Мистер Чаттерджи кивнул помощнику, чтобы тот подсобил с багажом.

Легко сломив робкие попытки Дианы самостоятельно выбраться из машины, Шерлок стремительно поднялся наверх со своей миниатюрной ношей. Усадив разрумянившуюся девушку на диван, галантно помог снять верхнюю одежду.

Борясь с не покидающем ее в присутствии детектива смущением, Диана рассматривала гостиную и совершенно не узнавала ее. Никаких книжных и газетных завалов, все сверкает чистотой, мебель аккуратно расставлена. Комната светлая и просторная, вовсе не такая захламленная и мрачная, какой показалась ей два дня назад. «Возможно, тогда я смотрела через призму беспокойства и страха?»

Заметив, что она оглядывается с любопытством, мужчина развел руками:

— Миссис Хадсон помогла немного убраться. Уничтожила всю пыль, как всегда.

Последнее прозвучало, как жалоба.

— И это плохо? — Ди удивленно подняла брови.

— Частицы пыли хранят массу полезной информации, и ее наличие или отсутствие надежнее всего показывает, например, был ли в квартире кто-то посторонний, — объяснил Шерлок. — Когда-то след на книжной полке позволил выявить место, где установлена скрытая камера.

Взгляд Дианы заскользил по шкафам и книжным полкам. Какая у него интересная и бурная жизнь. Ее глаза округлились при виде черепа и чьей-то ужасного вида руки под стеклянными колпаками. Черепу на каминной полке она уже дивилась в предыдущий визит. Странные сувениры, но что-то подобное она и ожидала увидеть в квартире гениального детектива, читая о его приключениях.

— Тогда пыль действительно необходима. Ведь у вас, наверное, много врагов, — проговорила она задумчиво.

Шерлок, честно говоря, ждал нотации о вредном воздействии пыли на организм или чего-то в этом роде, но никак не простого принятия, что уборка мешает контролю над ситуацией, уничтожает этот контроль напрочь. Это ново — женщины обычно помешаны на пыли, вернее на ее отсутствии. У самой Дианы в доме отвратительно чисто. Очевидно, мыслительные процессы подавлены несчастьем и она соглашается машинально.

— Я покажу вам комнату, — предложил он, подходя к девушке, — может, вы захотите переодеться с дороги.

— С удовольствием, — пролепетала Ди. Близость этого необыкновенного мужчины неизменно действовала удивительным образом — ноги слабели в коленях, в животе словно бабочки порхали, а голова... Она впервые поняла, что означает выражение «голова идет кругом».

Диана отчетливо понимала, что выглядит, как влюбленная идиотка, но поделать с собой ничего не могла. Главная задача: не набросится на детектива с поцелуями, чтобы не напугать беднягу до полусмерти неуместной страстью.

Но как можно удержаться от того, чтобы не вдохнуть аромат его кожи — дорогой лосьон для бритья: немного сандала и мяты, нотка табака, а также непередаваемо привлекательный запах самого Шерлока... Как удержаться, если бабочки внутри превратились в обезумевших летучих мышей, и низ живота скрутила откровенная похоть, когда он так легко поднял ее на руки?

Ди прижала пылающий, как ей сейчас казалось, лоб к плечу Шерлока. Как можно видеть вблизи эти идеальные точеные черты и не прикоснуться к ним губами? Мысли метались, пока он нес ее через кухню и маленький коридор, в комнату, где ей предстоит жить.

«Ты его клиентка, дурочка, и только, — мысленно внушала она себе, — он не заинтересован в любовных отношениях. И тебе это известно! Такая простушка не способна его увлечь! Оставь мечты!»

Это немного помогло — она была благополучно доставлена в спальню и даже почти сумела не опозориться, если не считать раскрасневшихся щек и сбитого дыхания. Она прятала глаза от мужчины, воображая, что умрет со стыда, если он увидит и поймет ее желания.

Шерлок бережно опустил свою ношу на край кровати и отступил к двери, не прекращая пристально наблюдать за девушкой. Ясно читалась сексуальная тяга к нему, как и безуспешные попытки ее подавить.

Ее страсть, конечно же, все усложняла. Прежде всего, она здорово отвлекала его. С собственным неуместным влечением он еще как-нибудь справится, но будет неимоверно трудно противиться ее плохо скрытым желаниям. «Но это необходимо», — подумал он с затаенной грустью. Нельзя портить ей жизнь: он намного старше, закоренелый холостяк со странными привычками, бесчувственный эгоист, который своей холодностью и отстраненностью приносит всем лишь страдания и горе.

Такая девушка, как Диана, заслуживает внимательного, тонко чувствующего человека, который посвятит всего себя только ей. Поэтому их взаимному притяжению не суждено развиться, он это твердо знал. Он так решил. Так будет лучше, прежде всего, для нее.

Не ведая о серьезных и печальных размышлениях мужчины, Диана нашла свое новое жилище вполне уютным. Небольшая комната, двуспальная кровать, темная старинная мебель, обои приятного оливкового цвета с легкими золотистыми вензелями, окна во двор, картинки на
стенах. И большая таблица периодических элементов около входа.

Ее вдруг осенило:

— Вы уступили мне свою спальню? — спросила она с тревогой, делая движение, чтобы подняться. — Но зачем? Я не хочу причинять столько неудобств, Шерлок!

Мужчина улыбнулся, взгляд был теплый и немного насмешливый:

— Вы и не причиняете. Я перенес часть вещей наверх, в спальню бывшего соседа, и прекрасно там устроился.

— Но выживать вас из вашей... — возразила Ди, но детектив уже убежал, а через минуту появился с ее вещами.

— Располагайтесь. Дверь рядом — ванная. Когда будете готовы, приходите на кухню пить чай, — уголок рта приподнялся в лукавой усмешке, он взглянул ей прямо в глаза тепло и немного грустно, и исчез за дверью.

~

Сам Шерлок переодеваться в домашнее не стал, снял только пиджак, оставшись в светло-серой рубашке, ладно сидящей на его мускулистом торсе. Хотел было, как обычно, накинуть сверху халат, но, покрутившись перед зеркалом, решил, что халат его старит. Да он выглядит в нем как пугало — как он раньше этого не замечал? Сдернув с плеч мерзкий предмет одежды, закатал рукава рубашки и решительно спустился вниз.

На кухне уже суетилась миссис Хадсон. Теплые сконы с джемом аппетитной горкой красовались на столе.

— А, Шерлок, — повернулась она к нему, отвлекаясь от важной церемонии приготовления чая, — доброе утро, дорогой! Ты привез девушку, как я слышала?

— Да, миссис Хадсон, вас правильно информировали.

— Кто тот любезный молодой человек у входа, милый? — поинтересовалась домовладелица. — Он пришел незадолго до вашего приезда и сказал, что ты все объяснишь. А еще какие-то невежи поставили фургон во дворе. Грузовику, который забирает мусор, не подъехать к бакам!

— Эти люди пока необходимы мне для защиты мисс Уэсли, — ответил Шерлок, прихватывая с блюда аппетитную булочку.

Домовладелица давно привыкла к причудам Шерлока и потому лишь экспрессивно пожала плечами. Спорить с ним себе дороже!

Из узкого коридорчика, что ведет в его бывшую комнату, послышался звук тихих и неуверенных шагов и характерное постукивание костылей. Шерлок выглянул из кухни, посмотреть, как Диана передвигается самостоятельно.

Девушка переоделась в свободные брюки черного цвета и бледно-бирюзовую кофточку с длинными рукавами. Волосы оставила заплетенными во французскую косу. Простая, но элегантная одежда подчеркнула природную хрупкость и изящество ее тела.

С непривычки она немного неловко опиралась на костыли, стараясь держать больную ногу на весу. При виде Шерлока лицо ее озарила смущенная улыбка, а щеки явственно порозовели. А мужчину вдруг накрыло теплой волной непонятно откуда взявшейся нежности и еще чего-то, что грозило сломать защитные барьеры в его сердце. Впрочем, анализировать эти ощущения он не собирался.

Абсолютно помимо воли, он двинулся навстречу Диане, и, приобняв за талию, помог дойти те несколько шагов, что оставались до кухни.

— Добрый день, миссис Хадсон, — Ди постаралась вложить в приветствие максимум тепла и любезности. Она моментально почувствовала, что старая леди почему-то недолюбливает ее, хоть и пытается не показывать этого слишком явно, лишь неодобрительно поджатые губы выдавали ее отношение.

— Добрый день, моя дорогая, — старушка аккуратно разливала чай в чашки на подносе. — Вижу, вы уже пострадали! Мне очень жаль, — она выразительно, с неодобрением глянула на перебинтованную ногу Дианы. — То ли еще будет, если вы связались с этим невыносимым человеком. Он сам все время то ранен, то ломает что-то, то, вообще, умирает.

— Надеюсь, и со мной, и с Шерлоком все будет хорошо, — смущенно пробормотала Диана, которую позабавила бы воркотня старой леди, если бы не слова, что ее герой ведет такой опасный образ жизни. Ранен, умирает... Она с тревогой взглянула на Шерлока, пока тот вел ее в гостиную, к дивану. Образ этого великолепного мужчины — умирающего, истекающего кровью, страшной картиной мелькнул перед мысленным взором. Ди помрачнела, нахмурилась.

— С вами все будет в порядке, — шепнул ей на ушко Шерлок, помогая усесться на диван.

Он неправильно истолковал выражение ее лица, она боялась не за себя, а за него. Но говорить этого она, естественно, не собиралась:

— Я знаю, — она благодарно улыбнулась, присевшему возле нее детективу. А тот таял от ее улыбки, не отрывая глаз от ее губ.

Диана же не могла не залюбоваться своим спасителем. Как он хорош в этой светлой рубашке! Он всегда великолепен, но без пиджака, в одной рубашке с закатанными рукавами, открывающими сильные предплечья, выглядит так мужественно, и в то же время так мило и по-домашнему... Не так неприступно и холодно, как в костюме.

— Гм-хм, — проскрежетало откуда-то сверху.

Шерлок недоуменно вскинул глаза на миссис Хадсон, которая, поставив на столик поднос с чаем, мерила молодежь неодобрительным взглядом.

— Боюсь, я не нравлюсь вашей квартирной хозяйке, — с виноватой улыбкой проговорила Диана, откусывая крошечный кусочек скона, когда домовладелица отбыла к себе, недовольно цокая каблучками.

— Не обращайте внимания, — отмахнулся Холмс небрежно, — к вам лично это не имеет отношения. Ее просто заботят внешние приличия и то, что скажут соседки.

— И все же мне жаль, что мое присутствие задевает ее понятия о приличиях, — Ди вздохнула, — лишнее неудобство вам.

Шерлок отрицательно покачал головой, поднося чашку ко рту.

— Вы, похоже, очень близки, такие дружеские и теплые отношения. Это большая редкость в Лондоне, насколько я знаю.

— Да, она относится ко мне почти как к сыну, — проговорил Холмс, который тоже очень любил Хаддерс, хоть и не мог выносить ее болтовни слишком долго. Впрочем, он по большей части терпел и ее россказни, просто отключая звук и думая о своем.

«И этого человека считают социопатом!» — в очередной раз поразилась Диана.

Закончив чаепитие, Шерлок помыл их чашки — событие небывалое, а потом занялся телефоном, устроившись в кресле. Диана нашла на тумбочке рядом с диваном популярный роман о приключениях и слегка удивилась, что здесь такие читают. Оказалось, это — книга Джона, которую тот не забрал при переезде.

Ди прочитала несколько первых глав, правда невнимательно, мало интересуясь сюжетом. Слишком часто отвлекалась от книги: то мечтательно рассматривала детектива, то надолго застывала, проваливаясь в омут тревожных и печальных дум о постигших ее бедах. Жизнь за короткий отрезок времени из стабильной и тишайшей превратилась в бурный водоворот, который вырвал ее из привычной рутины и нес как щепку неведомо куда. Есть причины впасть в уныние и позволить себе раскиснуть.

Наконец, она бросила попытки сосредоточиться на книге. После открытий сегодняшнего дня о старшем брате и опасности быть похищенной и проданной, она чувствовала себя больной и разбитой. Нужно прилечь, побыть одной. Заодно перестать стеснять Шерлока, который из-за нее откладывает свои дела. Ведь не только ей требуется его помощь.

Пробормотав, что пойдет отдыхать, она потянулась было к костылям. Однако, Шерлок не позволил ей взять их и привычно легко подхватил девушку на руки. Диана тихо пискнула и машинально обхватила его за шею.

О, что это была за ошибка! Девичья грудь оказалась плотно прижатой к крепкой горячей груди мужчины. Между их телами всего два слоя тонкой ткани и больше ничего, и оба почувствовали это очень остро. Дрожь прошла по телу Дианы, а Шерлок ощутимо вздрогнул и покрепче перехватил свою ношу. Дыхание сбилось. Жар накатывал волнами. Чтобы как-то скрыть откровенно скандальную реакцию на его близость, Диана рассмеялась и прихватила свободной рукой костыли.

А знаменитый гений проклинал собственную манеру сперва делать что-то, а потом думать: нужно было позволить ей самой дойти до комнаты. Но мысль о том, что ей придется лишний раз напрягать ногу и испытывать дискомфорт, была неприемлемой по какой-то неведомой причине. Интересно, как подобная мысль вообще забрела в его голову? Обычно он не обременяет себя заботой о ближнем. Он — неисправимый эгоист, как всегда говорит Джон. Но с недавних пор с ним творится черт знает что! Прямо сейчас сыщик чувствовал, что с ума сойдет, если не поцелует ее немедленно!

Быстренько плюхнув это раскрасневшееся искушение на кровать, мужчина стремительно вылетел из комнаты. Ему плевать, что это выглядит, как бегство. И почему он не надел халат?

~

Шерлок очень редко задумывался о таких вещах, как секс, ориентация, страсть, применительно к себе. Его мозг всегда занят другими, гораздо более важными проблемами. Он давно понял, что асексуальность — удобная маска, если он хочет избежать любого осложнения отношений с людьми. Секс и все эти глупые сантименты — пустое отвлечение, слабость.

Детектив не видел смысла, тратить энергию на удовлетворение простейших физиологических потребностей. Еда, питье, дыхание, сон — скука смертная, но необходимо для жизни. Это он признавал. Если ими долго пренебрегать, снижается производительность мозга. Свести к минимуму потребности организма, весь транспорт, как он это называл, — эту цель он поставил еще в юности. Ему удалось натренировать организм, сутками обходился без еды, сна. Он смирился, что без дыхания и питья нельзя долго обойтись. А вот без секса — запросто. Достаточно подавить стимулы.

До сих пор это Шерлоку удавалось превосходно, ведь при всей гениальности, он обычно не замечал привлекательности людей, не придавал внешности значения. Так уж устроен его мозг. Красота — общая гармония черт, а детектив привык сосредотачиваться на деталях.

Сексуальность других для него лишь набор определенных характеристик. Так, например, в Ирэн Адлер он видел обычного человека — женщину, играющую роль соблазнительницы и доминантки. Путем усердной работы над собой она выработала ряд качеств и приемов, которые люди считают сексуальными и неотразимыми. Это позволяет манипулировать, добиваясь поставленных целей. И его совершенно не привлекали ни этот образ, ни реальная Ирэн, которая, как ему казалось, иногда выглядывала из-под маски.

Вот с Дианой вышел непредвиденный сбой в программе, он сразу заметил ее красоту, не мог не любоваться ею. Это так странно и ново. От этого тихонько щемило в груди и почему-то в животе. Это раздражало. Но он ничего не мог поделать, она казалась самой прекрасной и желанной женщиной в мире. Он видел, она — настоящая, не прикрывается маской, не играет. И совершенно откровенно хочет его.

Шерлок никогда не задумывался о сексе, но всегда мгновенно понимал, когда кто-то желает интимных отношений с ним, он не был наивным или невинным. Но не поддавался на зов чужой сексуальности, зная, что не в состоянии оправдать ожиданий партнера и поддерживать длительные романтические отношения. Ведь именно их хотят большинство людей. А вот ему это не нужно. Скука, лишние проблемы, трата драгоценной энергии на пустяки. Эмоции, сантименты — он надежно отстранен от подобной ерунды превосходством интеллекта, высший разум чужд базовых инстинктов.

Годы воздержания и аскетизма не прошли даром, теперь он довольно редко страдал от эрекции — скучной реакции низшего порядка. Однако, временами и ему случалось избавляться от неизбежной напасти при помощи мастурбации. Предсказуемо длительная и нудная процедура. Тоска.

Сейчас же он стоял посреди своей временной спальни во власти сильнейшего сексуального возбуждения, какого не испытывал с юности. Болезненный стояк лишал ясности мысли, он никак не мог решить, что делать — сразу пойти в душ или избавиться от неудобства, а потом принять душ. Боялся, не сможет удержаться от стона, и Диана поймет, чем он там занимается.

В конце концов победил не разум, а орган, который настойчиво требовал фрикций, и плевать, где и сколько шума он произведет при этом. Хватило нескольких судорожных движений, рубашка и брюки оказались забрызганы мутноватой жидкостью. Тяжело дыша и обливаясь потом, Шерлок осел на кровать. Пытаясь прийти в себя, несколько минут сидел с крепко зажмуренными глазами.

~

Через полчаса, посвежевший после душа, в чистой бледно-голубой рубашке и темно-синих брюках, детектив вновь расположился в своем кресле, расслабленный и почти довольный жизнью.

Оказалось, в некоторых случаях избавление от напряжения — не такая уж плохая штука: голова работает быстрее и яснее, чем накануне. Интересный эффект, раньше он его не замечал. Конечно, все дело в гормонах. Нужно заметить, насколько он долговременный.

Тут айфон в руках ожил: «МЭРИ». Хм, давненько не слышались.

— Привет, Шерлок, как ты? Как твоя подопечная?

«Надо же, сразу к делу! Ай, да Мэри!»

— Нормально, она спит, — приятельница явно напрашивается на знакомство с его клиенткой. — В понедельник, скорей всего, будут хоронить ее брата. Она хорошо держится, но ей необходим отдых.

— Какой ужас! На бедняжку столько свалилось. Джон рассказывал. Кошмар, — Мэри понимающе хмыкнула. — А ты? Чем занят? — спросила она, выдержав короткую паузу.

Шерлок немного замялся с ответом:

— Так, читаю исследование о ядах...

— Что-то произошло? — несмотря на типично шерлоковский уклончивый ответ, миссис Уотсон явно насторожилась. — Ты звучишь по-другому! Не так, как обычно.

Вот тебе раз! Это что, знаменитая женская интуиция? Как она могла догадаться только по голосу, что с ним кое-что произошло? Сам он не замечал никаких изменений в собственном голосе.

— Как «по-другому»? — проворчал он, раздраженно пожав плечами. Таких допросов детектив очень не любил. Проницательность Мэри, может с успехом поспорить с его собственной. Он принимал это качество в ней и даже восхищался им. Но терпеть не мог ощущения, что она видит его насквозь.

— Ну, ладно, возможно, мне показалось, — проворковала Мэри примирительно. — Увидимся в понедельник.

— Договорились, — Шерлок, понимал, оттягивать момент знакомства Дианы с Уотсонами — чистое ребячество. Все равно они встретятся.

Признаться, он опасался этой встречи. Мнение Уотсонов, особенно Джона, ему очень важно. Что, если Диана им по какой-то причине не понравится? Ведь не пришлась же она м-с Хадсон по вкусу, хотя тут, конечно, виной абсурдная ревность к мистеру Чаттерджи, который вообще-то годится Диане в деды. Забота о каких-то приличиях... Шерлок фыркнул. Джон и Мэри будут очарованы Дианой. Такой ангел не может вызвать негатив, только сочувствие и симпатию. И все же любопытно, как воспримет Джон появление Дианы в его жизни?

«В жизни...? Идиот, — он покачал головой, — в какой жизни? Она будет рада сбежать от тебя, когда все закончится. Лучше оставить все, как есть».

Шерлок не стал долго тревожиться о будущем и опять погрузился в решение небольших загадок, которые поступали на Твиттер и на электронную почту. Трудные, не срочные или нерешаемые с ходу случаи, он отправлял по специальным папкам, чтобы позднее Джон отсортировал их и выбрал подходящее дельце. Хотя сейчас первоочередным оставалось дело Дианы — он не собирался надолго отлучаться из дома, ведь ей грозила опасность.

====== Глава 13 ======

суббота, 14 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Диана открыла глаза и несколько минут лежала, силясь понять, где находится.

Осознание реальности резануло острой болью. Во сне она вернулась в школьные годы, бегала по парку в Эден-корте с кузенами и подругами. И Ричард был там... Звенел над деревьями их радостный смех. Веки жгло от запекшихся слез. Нет, она не горевала по брату, он перечеркнул эту возможность подлым предательством. Она грустила по безвозвратно ушедшему прошлому.

За окном угасал дневной свет, ее временная спальня стала сумрачной и серой. Взглянула на часы и обнаружила, что уже шесть, неплохо бы пообедать. Нужно подниматься. Вдруг, вспомнив кое о чем, она в ужасе зажмурилась. Ох, Шерлок наверняка принял ее за нимфоманку, потому и сбежал в панике! Как теперь показаться ему на глаза? Хотя, вероятно, он давно привык, что женщины вешаются ему на шею.

Между тем в животе раздалось голодное урчание. Делать нечего, придется явиться хотя бы на кухню — не умирать же и впрямь от голода и стыда в комнате. Вооружившись костылями, без которых и шагу не получалось пройти — разве только на одной ножке скакать, Ди зашла в ванную, умылась и привела в порядок растрепавшиеся во сне волосы.

Не обнаружив хозяина квартиры в кухне, Ди осторожно заглянула в гостиную. Шерлок сидел в своем кресле с телефоном в руке, погруженный в глубокие раздумья. Рядом стоял включенный ноутбук. Видимо, детектив работает. Она отметила, что он переоделся в другую рубашку и смутно припомнила, что слышала шум воды в душе.

Боясь помешать, она решила самостоятельно поискать что-нибудь в холодильнике, но тут детектив поднял на нее глаза, проницательные и острые. Жар, родившийся где-то в области сердца, немедленно окрасил щеки девушки ярким румянцем.

— Удалось отдохнуть? — услышав этот низкий звучный голос, Диана почувствовала, что костыли — совершенно необходимая для нее вещь — колени опять разом ослабели.

«Хватит этих глупостей!» — одернула она себя.

— Да, спасибо, я поспала, — она старалась звучать как можно спокойней. — Может, приготовить что-нибудь поесть?

Шерлок встрепенулся, он редко вспоминал о еде, но девушка-то почти ничего не ела целый день. Сейчас она выглядела уже не такой бледной и уставшей, как накануне. Еда поможет окончательно прийти в себя.

— Ассистент Майкрофта доставила продукты. Они в холодильнике, часть я убрал на полки рядом с плитой, — он хотел подняться, но Диана умоляюще подняла руку.

— Пожалуйста, не прерывайте работу ради меня! Позвольте, я взгляну сама и что-нибудь приготовлю.

Обозревая запасы провизии, Ди тихонько присвистнула — похоже, содержимое небольшой элитной продуктовой лавки перекочевало к Холмсу в кухню. Этого хватит недели на две! Однако, сейчас ей не хотелось долго возиться с готовкой, потому выбор пал на замороженную лазанью. Томаты, базилик, мягкий сыр с оливковом маслом и зеленью составят превосходный салат к основному блюду.

Занявшись обедом, Ди увлеклась и не заметила подошедшего к дверям кухни Шерлока, пока тот не заговорил:

— Майкрофт спрашивает, не против ли вы, если похороны лорда Эдена назначат на понедельник? — он с участием смотрел на девушку, понимая, что это тяжелая тема.

Диана вздрогнула от неожиданности, но быстро взяла себя в руки.

— В понедельник... Хорошо... — она перестала резать сыр и виновато поморщилась. — Это ужасно! Я совершенно забыла о похоронах... Наверное, нужно обзвонить родственников...

— Всех родственников и друзей Эдена предупредят, — спокойно ответил Шерлок. — Также вам не следует беспокоиться о расходах, связанных с церемонией, все возьмет на себя ведомство, в котором он служил.

— Но ведь он...

Детектив не дал ей закончить. Он подошел ближе и неловко потрепал девушку по плечу.

— Дело не будет предано огласке. Для всех его смерть — безвременная кончина от сердечного приступа, — он не стал уточнять, что это сделано лишь ради того, чтобы на нее не пала тень предателя-брата.

Диана подняла на него блестящие от непролитых слез глаза:

— Шерлок, я не знаю, как благодарить вас и мистера Холмса. Не представляю, что делала бы без вашей помощи.

Гений-детектив никогда не был мастером выражать сочувствие, подобные сантименты ему не свойственны, потому просто стер слезинку, которая все-таки покатилась по ее щеке.

— Все хорошо, Диана, — прошептал он. — Скоро все закончится. Я рад, что вы не пострадали из-за всего этого, — он покосился на ее забинтованную ногу и поправился: — почти не пострадали.

Ди лишь улыбнулась в ответ.

Через пару минут была готова чудесная лазанья, разогретая в духовке, и аппетитный салат. За едой говорили мало, Диана была немного подавлена, как и следовало ожидать, после такого разговора. Детектив больше наблюдал, чем ел, и тоже не был особенно склонен к беседе. Кофе пили в гостиной, где Шерлок устроил свою гостью на диване, укрыв ей ноги клетчатым пледом, несмотря на ее протесты.

За окном совсем стемнело, и, чтобы разогнать мрак, Шерлок расшевелил угли в камине. Комната стала самым уютным местом в этом городе. Сочный и теплый свет от торшера окрасил волосы девушки в цвет меда, позолотил кожу, придал мягкий и таинственный блеск глазам. Почувствовав, что возбуждение снова берет верх, Шерлок поспешил отвлечься и заодно переключить Диану с грустных мыслей, потому вручил ей пульт от телевизора. Любопытно, что она выберет. Джон любит боевики и ужастики, а также передачи, где показывают глупые самодельные видео про котов, падающих с полки. Мэри не дает переключать телик, если идет кулинарное шоу. Он был уверен, что Диана выберет какую-нибудь нудную мелодраму или тех же котов. Но она, покрутив каналы, остановилась на ток-шоу Алана Карра «Болтун»*. Смешной и болтливый ведущий, ну хоть не падающие коты.

Шерлок сел на диван в ногах у Дианы, на приличном, кстати, расстоянии, и планировал продолжить сортировать почту, но неожиданно для себя увлекся происходящем на экране. Гости сменяли друг друга, ведущий задавал порой не совсем уж тупые вопросы. Шерлок, по своему обыкновению, принялся комментировать происходящее, на ходу привычно строя цепочки дедукций о гостях программы, на основе их поведения и внешности. Диана слушала его рассуждения с гораздо большим вниманием, чем само шоу, много смеялась и живо интересовалась его методами, когда гений дедукции выдавал какие-нибудь смелые предположения о знаменитостях, присутствующих в студии.

— Посмотрите на руки этого человека, Диана, — говорил Шерлок, указывая на известного пианиста, — это, несомненно руки музыканта, но в молодости он явно увлекался химией. Видите, какой ожог оставила соляная кислота на его пальцах.

— Да, я читала, он химик по образованию, — согласилась Ди. — Но почему вы уверены, что это была именно соляная кислота? — она недоуменно подняла брови, пытаясь, рассмотреть шрамы пианиста.

Мужчина подсел поближе и протянул правую руку. На светлой коже запястья отчетливо проступало небольшое желтоватое пятно с неровными, но очень четкими краями. Ди обвела тонким пальчиком пятнышко, едва прикасаясь к коже. По телу Шерлока пробежали мурашки, но он не отодвинулся.

Ди заглянула ему в глаза:

— Очень больно было? — нежно погладила запястье, наслаждаясь ощущением гладкой теплой кожи. С горечью заметила другие следы и шрамы.

— Не помню, — он не отводил взгляда от ее лица. Глаза Шерлока казались сейчас почти черными из-за расширившихся зрачков, которые поглотили радужку, оставив лишь тонкий бледно-голубой ободок. Он, видимо, хотел сказать что-то еще, но тут от двери послышалось несмелое:

— П-Привет, Шерлок.

Мужчина резко вскинул голову, будто очнувшись. Он не слышал шагов на лестнице, такое раньше бывало крайне редко, но теперь случается регулярно. У дверей гостиной неуверенно топталась Молли Хупер. Ди тоже повернулась и с любопытством рассматривала вошедшую девушку, не забыв приветливо улыбнуться.

— У тебя гости? Я не вовремя? — забормотала Молли, окончательно смешавшись. Ее взгляд беспокойно метался от Шерлока к Диане.

— Все в порядке, — Шерлок спешно поднялся с дивана. Мысленно он благословил Молли за ее приход, ведь за секунду до этого чуть было не поцеловал нежные розовые губки своей гостьи. Что происходит, а? Тут он вспомнил, что должен представить девушек: — Молли Хупер, моя подруга, — он улыбнулся Диане. — Молли — это Диана Уэсли.

Молли не отреагировала на вежливое приветствие Дианы, как в трансе продолжая жадно смотреть на детектива, словно видела его впервые. И правда, он никогда не бывал таким с ней. Он показался ей необычно раскрепощенным и открытым. Поразительный контраст — привычный Холмс постоянно эмоционально закрыт абсолютно для всех, кроме, возможно, Джона. Холодный и отстраненный, то чопорный, то грубый, он целиком поглощен очередным расследованием или экспериментом и остальное для него не существует. Сейчас перед ней совершенно другой человек — живой, земной, очаровательный мужчина. А уж его сексуальность... И, похоже, перемены связаны с красоткой, которая так нагло разлеглась перед нам на диване!

Полностью игнорируя постороннюю девицу, Молли опять обратилась к Шерлоку:

— Меня еле пропустили сюда, проверили документы. Почему внизу охранник?

— Это для дела, — хватит и такого объяснения. И правда, скромница Хупер — не Мэри, не стала выспрашивать, что да как.

— Тут печень, которую ты просил, — она протянула компактный голубой контейнер, который до этого сжимала в руках.

Диана внимательно разглядывала гостью. Женщина явно влюблена в гения, впрочем, тот не отвечает взаимностью. Казалось, мисс Хупер принимает равнодушие мужчины, как должное, оно не задевало ее. Это само по себе странно! Невысокая, среднего телосложения, приятная, ее можно назвать даже хорошенькой, но заискивающее, робкое выражение, неуверенность движений и манера держаться скованно, будто извиняясь за свое существование, портят все, делают ее нелепой и даже немного жалкой. Диана еще раз порадовалась про себя, что, благодаря муштровке наставниц в частной школе, сама не теряет лица при любых обстоятельствах. «Почти при любых», — мысленно поправилась она, припоминая, как вчера дрожала от страха в объятиях детектива. Хм, ну и сегодня днем от страсти в них же. Да, мистер Холмс оказывает необыкновенный эффект, заставляющий женщин терять себя.

Шерлок тем временем забрал у Молли контейнер и стремительно скрылся в кухне, не желая привлекать внимание Дианы к печени. Он был уверен, что девушка не одобрит присутствия человеческих органов в холодильнике. Молли потянулась в кухню следом за ним, не в силах отвести от него глаза.

— Так тебе она все еще нужна? — спросила она. — Ты не приходил и не отвечал. Я решила сама занести ее после работы.

— Я был занят, — проронил Шерлок, убирая контейнер в самый низ холодильника. — Спасибо, что принесла, — он кивнул на чайник, — чаю?

Не успела мисс Хупер ответить, как Шерлок уже стремительно вернулся в гостиную, не дожидаясь ответа. Бедняжка вынуждена была неловко попятиться обратно к дверям, чтобы дать ему пройти.

— Чаю, Диана? — спросил детектив, лучезарно улыбнувшись.

— Нет, спасибо, — одновременно ответили обе девушки, но только Диану мужчина услышал и увидел. О бедняжке Молли, которая все еще мялась у входа, он вспомнил, только снова усевшись на диван.

— Я пойду, пожалуй, — Молли тихонько попятилась к лестнице.

— Пока. Спасибо, что зашла, — не стал задерживать Шерлок, вновь поглощенный созерцанием своей красавицы. Правда, теперь исподтишка и с безопасного расстояния.

«Странная девушка», — думалось Диане. Не совсем понятны ее отношения с детективом. Интересно, какую роль играет мисс Хупер в его жизни? В блоге доктора Уотсона рассказывалось, что, когда Шерлок вернулся из мертвых, доктор долго не мог его простить, и детектив попробовал работать с Молли. Вероятно, это — знак доверия и дружбы. Почему же девушка выглядит так, словно боится, что ее прогонят? Не понятно. Откуда подобная неуверенность? Почему она не держится с Шерлоком, как с другом, просто и спокойно? Почему не скрывает любовь, если видит, что она безответна? Где ее гордость? И почему Молли откровенно невежлива с ней, даже не попытавшись разобраться, что именно связывает ее и детектива? Ведь она — просто клиент для Шерлока. Если завтра опасность будет устранена, они никогда больше не увидятся. В отличие от мисс Хупер, его подруги, которая пользуется его доверием. Так, кто тут вообще-то должен ревновать?

Ди вздохнула: «Да, Диана, ты делаешь поразительные успехи — за сегодняшний день уже два друга Шерлока невзлюбили тебя! Просто замечательно».

— Мисс Хупер помогает вам в расследованиях?

— Отчасти, — ответил детектив, небрежно поводя широкими плечами — от этого пуговички рубашки туго натянулись в петельках на крепкой груди. Ди нервно облизнула губы и с усилием отвела глаза. — Она работает в морге, — продолжал детектив, — при госпитале св. Варфоломея. Несколько раз оказывала мне неоценимую помощь.

— А сейчас она принесла что-то из морга? — спросила Ди осторожно.

— Да, но не бойтесь — контейнер герметичный, я поставил его в самый низ холодильника, вы не перепутаете его с продуктами.

Диану аж дрожь пробрала от такой перспективы, но она слабо улыбнулась и кивнула, не решаясь дальше расспрашивать о Молли. Любопытство ее не было удовлетворено. Она так и не поняла, почему Молли Хупер ведет себя так неуверенно в его присутствии.

~

Диана ушла к себе после девяти вечера. На этот раз Шерлок не стал рисковать и носить ее на руках. Ему удалось сдержать опасный порыв, несмотря на то, как мучительно хотелось подхватить девушку на руки и... «Достаточно!» — оборвал себя детектив. Теперь он наконец-то может спокойно заняться исследованиями печени. Разве это не замечательно? Он вздохнул и напряженно прислушался к шуму воды в душе. Черт! Эта девушка так отвлекает!..

Наконец все звуки стихли — Диана, видимо, улеглась спать. В его постель... Шерлок глубоко вздохнул и открыл контейнер, приготовившись препарировать орган, сильно поврежденный прижизненными злоупотреблениями. Постепенно он увлекся и с интересом разглядывал печень, пытаясь решить, откуда лучше начать сечение, и... именно этот момент выбрал Джон, чтобы позвонить. Шерлок хотел игнорировать звонок, но, подумав, решил ответить — вдруг что-то случилось?

— Шерлок, какого черта ты обидел Молли? — голос капитана в отставке звучал зло и агрессивно.

— Чем я ее обидел? О чем ты? — Шерлок устало потер затылок и тут же чертыхнулся: рука ведь в латексной перчатке.

Уотсон тяжело вздохнул:

— Я прекрасно знаю, говорить без толку, но даже ты должен понимать, что нельзя безжалостно топтать чувства друзей, — Джон говорил очень серьезно. И чем дальше детектив его слушал, тем меньше понимал. — Тебе прекрасно известно, как она к тебе относится, неужели не мог смягчить неприятный удар?

Шерлок окончательно потерял смысл нотации: удар, смягчить? Что?

— Какой удар? Ты про ее визит сегодня вечером? — он был искренне не в курсе, чем провинился на сей раз. — Она принесла печень, я сказал спасибо, предложил чаю, она отказалась и ушла. О каком ударе ты говоришь?

Джон кратко поведал, что вечером к ним домой неожиданно приехала Молли, вся в слезах. Мэри едва удалось успокоить ее.

— Не будь остолопом, Шерлок! Ты прекрасно знаешь, Молли давно и безнадежно влюблена в тебя. Конечно, ей больно смотреть, как ты увиваешься «за этой наглой красоткой» — ее слова. Ты мог бы делать это не столь явно, приложить усилия, щадить чувства, — снова горечь в тоне.

— С чего Молли взяла, что Диана — наглая? — прервал вдруг Шерлок, которого возмутила несправедливая характеристика, данная его несравненной гостье.

— Не представляю, она так сказала.

Шерлок, конечно же, отлично знал о чувствах Молли. Хотя был совсем не уверен, что это любовь. Скорее, навязчивая идея, некое проявление дефицита внимания. Ответь он на чувства девушки, и она не знала бы, что с этим делать. Потому что он — не тот, кто ей нужен. Она прекрасно знает, он никогда не ответит взаимностью. Он всегда давал это понять. И, казалось, она уже давно смирилась. Молли встречалась с мужчинами, в прошлом была помолвлена. Почему сейчас, увидев Диану, она вдруг взорвалась возмущением? Нет, никогда ему не понять этих женщин...

— Уверяю тебя, я вовсе не увивался вокруг Дианы. Как ты это, вообще, представляешь? — Шерлок нервно всплеснул руками. — Мы смотрели ТВ-шоу и разговаривали. Диана хоть отвлеклась немного от печальных мыслей.

— Да, и наглаживала твою руку при этом, как заметила Молли, — Джон помолчал, сдерживаясь, чтобы не наговорить лишнего. — Я понимаю, ты очарован девушкой, Шерлок, но Молли — твоя подруга, уважай это. Ты причинил ей боль.

— Ах, Джон! Я всего лишь уязвил ее самолюбие, — пробормотал Шерлок. — Но что мне сделать? Позвонить, извиниться?

— Не думаю, что это поможет. Просто впредь будь внимательнее к Молли, не обижай ее. Думаю, завтра у Мэри тоже найдется, что сказать.

— Завтра я буду занят весь день... — это была жалкая попытка оттянуть нотацию Мэри, Шерлок и сам это понимал.

— Тем более, тебе нужна поддержка друзей, — отрезал Джон.

Шерлок закончил разговор и обнаружил, что ему уже не хочется заниматься печёнкой. Молли и ее чувства — смех, да и только! Устраивать истерику из-за того, что он разговаривал с другой девушкой. Притом, он действительно никогда не обнадеживал ее. Нет, серьезно, как он должен вести себя, чтобы не задеть ее ненароком?

Настрой был сбит. Шерлок, насупившись, убрал так и не начатый эксперимент обратно в контейнер. Задвинул подальше на нижнюю полку холодильника, снабдив ярлычком «Из морга», на всякий случай. Еще раз вздохнул и с тоской посмотрел в сторону бывшей спальни. Ему хотелось приоткрыть дверь и проверить, спит ли Диана. Не плачет ли? Но рассудив, что только напугает или смутит ее, отправился в свою временную спальню на втором этаже.

~

суббота, 14 марта 2015г.

Сэндс-Энд, Лондон

После разговора с другом Джон еще долго стоял у окна в темной гостиной. Он смотрел через щелки жалюзи на освещенную фонарем улицу, но не видел ничего перед собой.

То, о чем Уотсон предпочел не говорить Шерлоку — слова Молли, больно задевшие и его сердце. «Он изменился, Джон. Другой. С ней он живой и настоящий. Эта девушка изменила Шерлока Холмса». Именно это стало причиной отчаяния Молли — другой с легкостью удалось то, что столько лет казалось непосильной задачей.

Они давно смирились с тем, что Шерлок неприступен, неподвластен чувствам. И вот, так внезапно... Черт возьми, доктор понимал изумление и отчаяние Молли. Сам не смел и помыслить, что кто-то в состоянии растопить ледяное сердце друга. Ему было легче думать, что этого не произойдет никогда и Шерлок навсегда останется недосягаемым идеалом. Видит Бог, у Джона и без ревности к зеленой девчонке хватает проблем, большинство из которых он создал сам.

Джон не жил, а существовал, опутанный паутиной неразрешимых противоречий. Между тем его друзья и даже Шерлок были свято уверены, что он абсолютно счастливый человек. Жизнь его совершенна и гармонична, разве нет? Не об этом ли он всегда мечтал? Понимающая любящая жена, прелестный ребенок. Хорошая работа и замечательный дом. Наконец, есть Шерлок Холмс и расследования, они партнеры, как в старые добрые времена. Все прекрасно. Но отчего же глаза не светятся счастьем? Почему вокруг рта залегли глубокие морщины, свидетельствующие о горьких и тревожных раздумьях, о разочарованности жизнью?

Джон был несчастен, в этом все дело. Бойся своих желаний, ибо они могут исполниться. Фасад брака с Мэри, внешне нерушимый, трещал по швам. И оба это понимали. Все было построено на лжи. Взаимном обмане. Все, что их связывало, шло трещинами, отравлено ядом сомнений и недоверия. Любовь Джона к Мэри умерла в ту самую минуту, когда он узнал, кто именно стрелял в Шерлока. В друга, которого он так и не сумел разлюбить — себе-то он мог в этом признаться, хоть в одном перестать лгать. Впрочем, это делало положение еще более ложным и горьким.

Ложь Джона против обмана Мэри, с самого начала их отношений. Доктор искренне надеялся простить Мэри — ее поступок, прошлое. Ради нее и ее любви, ради себя и их тогда еще не родившегося ребенка. Ради Шерлока, который свято убежден, что Мэри — счастье для Джона. Но это оказалось невыполнимой задачей. Он так и не смог ни простить, ни полюбить заново, ни снова начать доверять. Доверие навсегда погибло. Но он смирился. Затолкал поглубже в душу всю ненависть, обиду и горечь, и продолжил жить с Мэри, делая вид, что счастлив и всем доволен. Напряжение не покидало ни на минуту, существование во лжи стало падением для когда-то принципиально честного человека.

А теперь в жизни Шерлока появилась девушка, заинтересовавшая его. Порадоваться бы за друга... Но душу раздирает тоска. Кто-то растопил лед, плотной коркой сковавший сердце общепризнанного социопата, а ведь было время, когда он сам тайно мечтал об этом. Но это было до того рокового прыжка. После возвращения детектива Джон оставался в уверенности, что друг абсолютно иммунен чувствам и эмоциям. Все свидетельствовало об этом. И вот какой-то симпатичной мордашке удалось поколебать этот неприступный айсберг... Джон тихо застонал от боли, вспоминая, как его собственные мечты разбились о мостовую возле госпиталя св. Варфоломея...

Нет, любовь не принесет Шерлоку счастья, он не создан для нее. Будет страдать, ослабеет и вновь откроется злу, вернется к наркотикам. Это станет новым Падением. Нельзя допустить подобного.

Телефон в руке, издал едва слышное треньканье. Очередное сообщение от Элизабет — девушки, с которой Джон познакомился в автобусе по дороге на работу. Вот уже две недели они состояли в оживленной SMS-переписке. Все вполне невинно, просто болтовня, их легкий флирт так занятен и мил.

«Ты не спишь?»

Но прежде чем Джон сумел набрать ответ, на лестнице послышались осторожные шаги. Мэри укачала наконец Роузи и искала его:

— Милый, ты чего стоишь в темноте? Идем спать.

— Иду, — пробормотал он, воровато пряча мобильный в карман халата.

Да, теперь жизнь — сплошная ложь. Раз поддавшись слабости и поступив против сердца и совести, Джон оказался опутан ложью. И день ото дня груз становится все тяжелей.

Комментарий к Глава 13 * — брит. развлекательное ток-шоу Alan Carr: Chatty Man.

====== Глава 14 ======

утро, воскресенье, 15 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Утро наступило слишком скоро, по мнению Дианы, которая по воскресеньям любила подольше понежиться в постели. Девушка сонно провела рукой по мягкому матрасу рядом с собой. Какая удобная кровать! Очевидно, Шерлок не так равнодушен к жизненному комфорту, как хочет показать. Она зарылась носом в подушку в надежде почувствовать его аромат, но наволочка пахла лишь свежестью и лавандой: «Жаль, что он сменил постельное белье... Сам он пахнет гораздо более привлекательно... Ах, дрянная девчонка, о чем снова размечталась!» Ди помотала головой и села на кровати.

«Нужно вести себя осмотрительней, иначе совсем пропадешь, — мысленно внушала она себе, — Шерлока Холмса не интересуют женщины, он увлечен лишь расследованиями!»

Приняв душ, аккуратно перебинтовала ногу. А потом потратила немало времени выбирая, что надеть. В итоге, остановилась на облегающем коротком платьице из тонкой шерсти ярко-голубого цвета с большим вырезом. Она знала, платье идет ей, выгодно подчеркивая фигуру. Длинный рукав — еще одно его достоинство — закрывает руки, покрытые играющими всеми красками синяками. Темно-серые шелковистые леггинсы дополнили наряд: на ногах тоже синяков не мало. Не то, чтобы она рассчитывала привлечь кого-то, нет, конечно, нет... «Ладно, хоть себе не лги! — она слегка нахмурилась. — Ох, ну и дура!..»

Ди заколола волосы в низкий хвостик и вышла из спальни. Сегодня она уже лихо передвигалась на костылях и благополучно достигла кухни. Хозяин квартиры отсутствовал. Может, спит или куда-то убежал.

Диана хотела наскоро приготовить сандвичи, но, обнаружив в ящике стола формы для крампетов*, решила испечь их. Оладьи с медом — великолепный завтрак.

Замесив тесто, Диана потянулась за оливковым маслом к самой верхней из полок, укрепленных над разделочным столом. Оперлась на костыль, стараясь не напрягать больную ногу. И тут заметила какое-то движение в литровой банке на второй полке. Ди живо заинтересовалась: что там такое? Схватила емкость, и тут же по дому разнесся ее пронзительный писк. В банке противно шевелил усищами огромный темно-коричневый таракан. Костыль с грохотом полетел на пол, Диана с отвращением отшвырнула чудовище подальше от себя.

~

Шерлок выплыл из очередного сна, в котором полукошмары совершенно неожиданным образом переплелись с полуэротикой и серыми глазами. Этот диковинный бред, вызвал некий дискомфорт в области паха, детектив застонал и перевернулся на спину. С утренней эрекцией нужно что-то сделать — сколько лет у него не было таких проблем и нȧ тебе...

Мрачные размышления Шерлока прервал пронзительный женский визг, внезапно донесшийся снизу. Его прошиб холодный пот: что-то случилось с Дианой. И он как был, в пижамных штанах и короткой линялой футболке, даже не накинув халата, вылетел из комнаты и помчался вниз на полной скорости.

К двери кухни он прибыл одновременно с дежурившим внизу охранником. Шерлок рывком распахнул ее, вне себя от тревоги. Стоя на одной ноге и зажав рот ладошкой, Диана застыла возле плиты, с ужасом уставившись на что-то на полу. Костыль, очевидно, уронила, когда испугалась чего-то. Чего? Возле стола валялась стеклянная банка с дырочками в крышке, в которой шевелился обычный африканский таракан. О боже, выяснилась причина визга! Он совершенно забыл, что пару недель назад принес насекомое домой, намереваясь использовать секрет его желез для эксперимента.

Диана оторвала испуганный взгляд от насекомого и растерянно посмотрела на запыхавшихся мужчин. Взгляд без задержки скользнул по агенту и остановился на детективе. Румянец начал медленно заливать ее щеки: широкая, мускулистая грудь под тонкой, выношенной футболкой, какие сильные руки... Любопытные глаза проследовали ниже: к узкой талии и бедрам, по полоске светлой кожи плоского живота, двум выступающим тазовым косточкам и дорожке темных волос, интригующе убегающей вниз... Хм, выходит, не совсем асексуален, верно? Таракан был забыт, однозначно.

— Мисс, почему вы кричали? — нетерпеливо спросил агент, который не уловил из-за чего она подняла шум и почему сейчас стоит, словно в ступоре.

— Ой, — Диана отмерла и провела рукой по лицу, будто прогоняя наваждение. — Извините меня, пожалуйста! Я такая идиотка... — она глубоко вздохнула, переводя дух. — Это ваш таракан? — обратилась она к Шерлоку, который был смущен не меньше ее, ведь от него-то не укрылся ее осмотр. Он едва удержался, чтобы не прикрыться руками, хотя ему не было неприятно, наоборот, слишком уж возбуждающе. — Я просто не ожидала. Извините!

Шерлок не понял, чего она не ожидала: таракана или его возбуждения? Но уточнять не стал.

— Да, здоровенный! — невозмутимый агент поднял сосуд и спокойно рассмотрел его обитателя. — Хорошо, что все в порядке, мисс.

Он поставил банку на стол и ушел, кивнув Шерлоку. А Диана, Шерлок и таракан остались в тишине кухни.

Чтобы
не глазеть на детектива, которому, между прочим, очень шел румянец — глаза становились такими зелеными и блестели совершенно неотразимо, Ди наклонилась и боязливо осмотрела насекомое.

— Он не расшибся, когда я его уронила? Вроде шевелится.

— Не похоже, что он пострадал, — ответил Шерлок, и тут его скрутило от смеха — он захохотал над всей этой ситуацией, весело и заразительно. Голосок Ди ему вторил. Нервный смех, но он заметно разрядил обстановку.

— Я сейчас вернусь, — пытаясь успокоится, Шерлок вспомнил, что не совсем одет, повернулся, чтобы выйти, и наткнулся на миссис Хадсон, которая тоже прибежала на шум.

Пожилая леди неодобрительно поджала губы:

— Шерлок, ты разгуливаешь перед юной особой в таком виде... Ох, уж эти современные нравы... Но от тебя я такого не ожидала... — заворчала она, неодобрительно посматривая на Диану, которая провожала Шерлока слишком заинтересованными взглядами.

Ди, конечно, понимала, что не должна провоцировать неодобрение старой леди, но ничего не могла с собой поделать — оторвать взгляд от крепких, подтянутых ягодиц Шерлока, прикрытых лишь тонкой тканью пижамных брюк... В конце концов, она не монахиня и не героиня.

— Девушки в мое время, — зажурчала домовладелица наставительно, — отворачивались, если мужчина был не одет...

Она обязательно поделилась бы еще какой-нибудь мудростью прошлых лет, но тут разглядела чудовищного таракана в банке на столе, и уже ее громкий вопль разнесся по всему дому.

Молодежь снова зашлась в приступе хохота. Шерлок, который медлил у лестницы, весьма заинтересованный и тайно польщенный реакцией своей гостьи, убежал наверх одеваться, оставив ее объясняться с испуганной квартирной хозяйкой.

Кое-как успокоив разволновавшуюся при виде монстра миссис Хадсон обещанием не выпускать его из банки, Диана принялась печь крампеты, и к тому времени, как Шерлок спустился вниз, полностью одетый, чисто выбритый, с влажными после душа волосами, завтрак был готов.

Сидя в кухне напротив друг друга, молодые люди неторопливо поглощали вкусные пышные оладьи, политые медом. Таракан поглядывал на них с полки. Разговор, естественно, вертелся вокруг насекомых. От тараканов перешли на пчел, и тут Шерлок оседлал своего любимого конька — пчелы и пчеловодство. Ди слушала с интересом, хотя не все понимала — детектив употреблял много специализированных терминов. Когда Холмс поймал себя на том, что заговорил о применении пчелиного подмора для лечения ожогов, резко оборвал речь, мысленно дав себе пинка. Нет рядом Джона, чтобы остановить его. Кому интересен этот предмет? Наверняка, он вогнал Диану в сон своими научно-занудными объяснениями.

Но нет, она с прежним вниманием и восхищением смотрела на него своими удивительными серьезными глазами.

— Вы так много знаете о пчеловодстве. Это ваше хобби? — спросила она.

— Скорее интересующая область знаний. Мне нравятся пчелы. Когда-нибудь я уеду из города и займусь пчеловодством, — неожиданно для самого себя вдруг высказал вслух тайную мечту, которой никогда ни с кем не делился. Да никто и не спрашивал, вообще-то.

— Замечательная мечта, — Ди слегка улыбнулась, ее глаза светились, — уверена, вы ее осуществите со временем.

— М-да, когда мне наскучит быть детективом, — с сомнением ухмыльнулся Шерлок.

— О, вы могли бы совмещать, разве нет? — Ди вопросительно выгнула бровку и Шерлоку мучительно захотелось поцеловать кокетку. — Люди не перестанут нуждаться в вашей помощи никогда.

Шерлок посерьезнел.

— Я не герой, Диана, — проговорил он немного напряженно, вставая из-за стола, — все, что я делаю — лишь средство от губительной скуки.

Ди принялась убирать тарелки со стола.

— Тогда, надеюсь, что вы не перестанете скучать, — улыбнулась она.

На душе у Шерлока стало тепло, как никогда в жизни. Светлое и радостное чувство. Какой же он идиот!

Диана мыла посуду, а мужчина остался в кухне, делая вид, что настраивает микроскоп. На самом деле исподтишка любовался ладной фигуркой и длинными ногами девушки, которая умудрялась двигаться изящно даже с костылем.

Закончив убираться, Ди взглянула на утреннего нарушителя спокойствия. Ей показалось, что мерзкое существо печально и призывно машет ей лапками. Бррр! Она не любила этих отвратительных членистоногих, но этот все-таки довольно забавный, разумеется, пока сидит в плотно закрытой банке.

— А чем вы его кормите? — она повернулась к Шерлоку. Детектив, занятый своими наблюдениями, не сразу понял, о чем речь. В ответ на его вопросительно поднятую бровь, Ди засмеялась: — Таракан. Чем он у вас питается?

Оказалось, ничем. Таракан нужен лишь для эксперимента. Ди пришла в ужас от такого жестокосердия и принялась упрашивать Шерлока не убивать бедное животное. Притворяясь, что колеблется, детектив встал и подошел к банке с тараканом, у которой стояла и Диана.

— Хорошо, — а кто бы отказал обладательнице таких глаз? — Но миссис Хадсон не разрешит его оставить, она против домашних животных. Отдам обратно приятелю, который дал его мне, у него сотня таких же сидит в специальном инсектарии.

Это было лучшее решение.

— Но не можем же мы морить его голодом, пока вы его не отдали, — умоляюще произнесла Ди и они вместе уткнулись в телефон Шерлока в поисках информации о том, чем питаются тараканы. Оказалось — абсолютно всем, и следующие полчаса в кухне раздавался смех Шерлока и довольный писк Дианы, когда таракану предлагались разные виды пищи, для того чтобы изучить его пищевые привычки. Труднее всего оказалось напоить насекомое. Шерлок вначале чуть не утопил беднягу, но потом пинцетом опустил в банку маленькую крышечку, наполненную водой. Таракан пробовал атаковать пинцет, потом взобраться по нему наверх, но потерпел неудачу.

Накормленное насекомое бодро носилось по стеклянной емкости, то забираясь на стенки, то сваливаясь вниз. Молодые люди с интересом наблюдали за этими непростыми маневрами, весело смеясь и делая ставки, как высоко он влезет в следующий раз. Таракан явно подыгрывал Холмсу, о чем Диана немедленно возмущенно сообщила. Залившись своим звучным смехом, Шерлок случайно оглянулся и увидел Уотсонов, замерших у раздвижных дверей гостиной. Супруги смотрели на него, словно никогда прежде не видели.

~

Мэри еще с вечера договорилась с Молли, что та посидит с дочкой, пока они с Джоном съездят и посмотрят, что там произошло с Шерлоком, и заодно познакомятся с его гостьей. Поэтому уже в половине одиннадцатого супруги были на Бейкер-стрит. Джон привычно открыл своим ключом знакомую дверь, и был немало ошарашен, обнаружив перед лестницей подтянутого молодого человека с рацией.

«Ага, агенты охраняют дом», — догадался он и спокойно предъявил документы, как, впрочем, и Мэри. Она-то заметила агентов еще на подходах к дому. Наметанный глаз не подвел и на сей раз.

Миссис Хадсон выплыла из 221а, услышав их голоса, и с радостной улыбкой бросилась обнимать супругов.

— Джон, поговорите с Шерлоком, — попросила она после традиционного обмена вопросами о здоровье и ребенке. — Лицо старушки выразило озабоченность: — Он ходит почти совершенно голый при юной девушке!

Джона это не особо потрясло, он в курсе, что Шерлок никогда не был болен излишней стыдливостью и вообще не склонен обременять себя заботой о чьих-то неудобствах и чувствах.

— Я обязательно поговорю с ним, миссис Хадсон, — соврал он.

— Что скажет миссис Тернер? Это скандал! — сокрушалась домовладелица.

— Тогда, может, лучше не говорить ей, миссис Х.? — Джон и прячущая улыбку Мэри направились наверх.

Еще на лестнице Джон услышал смех и голоса, доносившиеся из кухни. Он узнал глуховатый баритон Шерлока. Второй голос — женский, очевидно принадлежал той самой таинственной и неотразимой леди.

— Давай зайдем из гостиной, — шепнула Мэри, которой нравилось играть в шпионов.

Они зашли в гостиную и тихонько заглянули в кухню, не собираясь скрываться, просто, чтобы сделать сюрприз, раз уж Шерлок еще не услышал их и не вышел встречать. Но парочка и не думала никого замечать, увлеченно рассматривая что-то на кухонной полке. Холмс и стройная миниатюрная блондинка, которая легко опиралась на костыль, стояли очень близко, оживленно болтали и смеялись.

Джон редко слышал, чтобы друг так искренне и заразительно смеялся. Он и сам почувствовал, как губы невольно разъезжаются в улыбке. Совсем не таким его гений бывает с малознакомыми людьми. И с хорошо знакомыми тоже.

Шерлок, весь лучась от смеха, отвернулся от предмета, который они так увлеченно обсуждали, и заметил, наконец, Уотсонов. Да, теперь и Джон видел это. Он жадно смотрел и не мог насмотреться на Шерлока — тот будто помолодел на десяток лет. Такой красивый, беззаботный. Темно-синяя рубашка с закатанными рукавами, легкий румянец на щеках, сияющий взгляд. Шерлок и правда выглядит совершенно другим. Не похожим на себя обычного — холодного и отстраненного одиночку, невыносимого сухаря. И это чудо совершила незнакомая девчонка за один день! Мда, теперь хорошо понятно отчаяние Молли.

Смеющийся голубой взгляд встретился с глазами Джона.

— Привет!

Ди встревоженно обернулась и смешалась, увидев у дверей Уотсонов. Она сразу же узнала супругов по свадебным фото в блоге доктора. Доктор и его жена казались совершенно ординарной парой среднего возраста. Ничего примечательного, разве только то, что их самый близкий друг — Единственный в мире консультирующий детектив. Девушка улыбнулась и неловко повернулась к ним, опираясь на костыль.

— Джон и Мэри, познакомьтесь с Дианой Уэсли. Диана, мои друзья — Джон Уотсон и Мэри, его жена.

Мэри тепло улыбнулась в ответ на приветствие Дианы:

— Здравствуйте, Диана, нам очень приятно с вами встретиться. Шерлок нам все уши про вас прожужжал.

Джон без улыбки и молча, скрестив руки на груди, наблюдал за девушкой. Мэри продолжила щебетать, пожала руку Диане и клюнула поцелуем щеку Шерлока.

Оставив дам знакомиться и болтать, мужчины перешли в гостиную.

— А где Роузи? — спросил Шерлок, осматриваясь в поисках переносной колыбельки.

— Оставили с Молли, — доктор задумчиво помешал угли в камине и сел в любимое кресло, которого ему очень не хватало на новом месте жительства.

Шерлок вспомнил вчерашнюю лекцию по поводу Молли и поежился.

— Как там Молли? — прохладно поинтересовался он, опускаясь в кресло. — Надеюсь, сегодня она успокоилась и поняла всю абсурдность вчерашних претензий?

— Абсурдность? — бывший военврач гневно воззрился на собеседника. — Выбирай выражения, приятель. Ее чувства не абсурдны, нелеп лишь предмет, который она имела несчастье избрать.

Холмс не возражал. Да, это правда, нелепо со стороны Молли полюбить именно его. Доктор пристально наблюдал за другом, как будто рассчитывал проникнуть в мысли, которые бродят сейчас в этой гениальной, но бедовой головушке.

— Ты и вправду изменился всего только за один день, — прозвучало как упрек.

— Что ты имеешь в виду под этим «изменился»? — Шерлок не был удивлен направлением, которое сразу же приняла беседа. Джон не из тех, кто ходит вокруг да около.

— Я имею в виду тебя и эту девушку, Шерлок, — нетерпеливо пояснил Уотсон, тяжело вздохнув.

— И что ты о ней думаешь? — еще одна попытка поменять тему.

— Не важно, что я думаю о ней, Шерлок, — Джону прекрасно известно, как увертлив может быть гений, если не хочет о чем-то говорить. — Сам знаешь, что не должен ею увлекаться. Ты не создан для семьи и детей, а такой, как она, меньшего не нужно. Это тупик для обоих.

— Я не увлечен, — соврал Холмс, раздосадованный, что доктор так ставит вопрос. — Я должен ей помочь.

— Помоги, но не теряй головы, — доктор серьезно и твердо смотрел на бывшего соседа. — Не порть жизнь ни себе, ни ей.

Шерлок опустил глаза и уставился на весело потрескивающее в камине пламя. Друг прав, конечно, хотя, как бы ему хотелось, чтобы он ошибался. Но Джон всегда прав, и знает, что лучше для него. Какая скука...

Джон меж тем открыл ноутбук Шерлока, во входящей почте скопилось немало кейсов, некоторые весьма многообещающие. Может получиться отличная история для блога. Если, конечно, уговорить Шерлока взяться за них. Иногда детектив берется за совершенно непримечательные с точки зрения детективной составляющей дела, только потому, что его привлекла какая-нибудь интригующая деталь или оригинальность мышления преступника, пусть даже речь идет о пропавшем кофейнике.

Через некоторое время Мэри вошла в гостиную и плотно закрыла двери в кухню. Шерлок удивленно встрепенулся:

— А где Диана?

Женщина успокаивающе улыбнулась и села на подлокотник кресла Джона, с интересом заглядывая в ноутбук.

— У нее немного заболела голова, и она предпочла уйти в твою комнату. А ты где спишь? — ненавязчивый такой вопрос.

На Шерлока настороженно уставились две пары глаз.

— В бывшей комнате Джона, — раздраженно буркнул детектив, которого все эти поборники морали уже порядком достали.

Какой он осёл: погрузившись в размышления, позволил себе отключиться от реальности и понадеялся, что с Мэри девушка будет в порядке.

— Пойду проверю, как она, — объявил он, собираясь встать.

Мэри, наклонившись, удержала его, похлопав по колену:

— Не ходи, — она излучала спокойствие и уверенность, — я предложила таблетку парацетамола, но она отказалась, сказала, что предпочитает отдохнуть. Она права, — Мэри жестом пригласила мужа согласиться с ней, — сон — лучшее лекарство. Не тревожь ее. Давайте же посмотрим, что там накопилось за это время.

Супруги принялись увлеченно читать и обсуждать сообщения и письма. Шерлок грустно вздохнул и безучастно откинулся на спинку кресла, закинув ногу на ногу. Ему было почти все равно, какое дело они выберут. Некоторые и впрямь занятные, но он ни на чем не мог сосредоточится. И не хотел. Мысли упрямо возвращались к стройной фигурке в голубом платье. Она казалась вполне здоровой и веселой все утро, почему же, побеседовав с Мэри с четверть часа, у нее вдруг разболелась голова?

Уотсонов заинтересовало письмо Говарда Шелби, ювелира, одного из учредителей торгового дома “AstriD”, которое пришло вчера на электронную почту. Мистер Шелби сообщал, что из его особняка пропала очень ценная старинная брошь — бесценное произведение флорентийской мозаичной школы, которая вдобавок, принадлежала его компаньону. Подозрение в краже пало на сына Шелби, он застал его в своем кабинете, где была заперта вещица.

Детектив недовольно фыркнул: как же он не любит дела о пропаже побрякушек! Поморщился, почувствовав, что у него тоже начинает болеть голова. Ему до смерти не хотелось сейчас никакого расследования. Все, кроме мыслей о Диане, казалось невыносимо скучным и пресным. Это должно было бы его испугать и насторожить, но не настораживало и не пугало. Он ведь увлечен делом Дианы, а когда он занимается одним делом, остальные для него обычно не существуют. Он не любит отвлекаться. Естественно, он чувствовал, что все это отговорки: в деле о похитителях ведь сейчас затишье. Но предпочитал не углубляться в анализ чувств — так спокойней. Кроме того, Шерлок действительно ненавидел дела, связанные с поиском драгоценностей, в них, как правило, не было затейливых уловок, остроумных ходов. Алчность — это так скучно и предсказуемо. «Новую купите!» — обычно говорил он.

— Пусть обратится в полицию, это дельце как раз для них, — закапризничал детектив-консультант.

— Ювелир не хочет привлекать полицию, пострадает его профессиональная честь, да и единственный сын угодит за решетку, — возразила Мэри.

— А он чего хотел? — взорвался Шерлок, — нужно было надежнее запирать свою брошку.

В этом деле нет ничего необычного, но кто может остановить Мэри, если она рвется в бой? Джон связался с мистером Говардом Шелби. Тот был счастлив, что знаменитый сыщик откликнулся на его письмо, он уже потерял надежду найти драгоценность и сохранить репутацию. Встречу назначили через сорок минут, ювелир ожидал их в своем особняке на Мелвилл-роуд.

Шерлок угрюмо направился наверх, взять пиджак.

Джон повернулся к супруге:

— Что ты ей сказала?

— Просто, что у нее нет шансов с нашим мальчиком, — довольно ухмыльнулась Мэри.

— В каком смысле — нет? — изумился доктор. — По-моему, шансов там даже слишком много, ты же видела их вместе...

Выразительные глаза Мэри снисходительно смерили мужа:

— Ты же не веришь, что у Шерлока могут быть нормальные отношения с женщиной?

— Конечно, нет. Абсолютно исключено.

— Вот. Я рассказала про Джанин и намекнула, что она, возможно, тоже часть плана, — лукавая улыбка играла на полных губах Мэри. — Даже, если она спросит прямо, он не сможет отрицать, что способен на такое. В любом случае, я сбросила пелену с глаз, которыми она взирала на нашего гения. Чистюля, выпускница частной школы, не станет связываться со столь неблагополучным человеком.

Джон лишь покачал головой. Весьма сомнительные методы, но на войне как на войне. Шерлок сегодня ему решительно не нравился — ушла девушка и он погас, поскучнел, даже расследование нисколько не оживило его. От такого — один шаг до депрессии, а там пойдут по новому кругу наркотики. Доктор достаточно насиделся с Шерлоком, помогая соскочить с наркоты. Было невыносимо тяжело видеть друга в таком жалком состоянии. По-настоящему пугало стремление гениального и блестящего человека к саморазрушению и то, что он совершенно не ценит жизнь и свой необыкновенный дар. Шерлок после свадьбы Уотсонов развязал со старой привычкой, что вскоре еще больше усугубилось обезболивающими, которые ему давали в больнице после ранения. Прошлый год стал чертовым адом для них всех.

Вроде бы после того, как ссылка за убийство Магнуссена отменилась, Холмс пришел в себя, наконец. Но эта девушка слишком уж быстро завоевала доверие и симпатии детектива. Доктор убеждал себя, что в нем говорит не ревность. Она не даст Шерлоку ничего, что наполнило бы его жизнь особым смыслом. Наоборот, несчастный роман станет настоящей катастрофой. Для обоих.

На лестнице послышались шаги — спускался Шерлок. Джон взглянул на друга: грустный, идет, будто нехотя, совсем не такой самоуверенный и радостный, каким обычно бывает в начале любого дела. Пройдя мимо стоящих уже в верхней одежде Уотсонов, детектив бросил глухо и недовольно:

— Предупрежу Диану, что мы уезжаем.

Но Мэри поймала его за руку. Шерлок с неудовольствием глянул на нее сверху вниз.

— Не тревожь ее. Я только что заглядывала, — она успокаивающе улыбнулась, — девочка спокойно спит.

Уотсон в который раз поразился, насколько виртуозно лжет его жена. И это не улучшило его настроения.

Кинув беспокойный взгляд в сторону своей бывший комнаты, Шерлок молча схватил пальто и стремительно спустился вниз. На ходу кивнул охраннику и вышел на улицу. Супруги поспевали за ним.

Комментарий к Глава 14 * crumpets — небольшие высокие оладьи.

====== Глава 15 ======

воскресенье, 15 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

После разговора с Мэри настроение Дианы, светлое и шутливое, благодаря утреннему инциденту с тараканом, круто поменялось. Скрывшись в спальне, она долго стояла у окна, сжимая кулаки, пытаясь успокоиться и перестать прокручивать странную беседу. Но как это сделать?

Ди, конечно, заметила настороженный, оценивающий взгляд Джона и отсутствие приязни на его печальном, не по возрасту изборожденном морщинами лице. Зато порадовала открытость и улыбчивость Мэри Уотсон. Мужчины прошли в гостиную, а Диана предложила гостье чай.

— Конечно, дорогая, — воскликнула та и с готовностью присела к столу, лучась доброжелательством, — давайте попьем чаю и поболтаем, пусть мужчины отдохнут без нас. Дадим им свободу, — пошутила она, задорно тряхнув завитыми в кудри светло-русыми волосами.

Девушка искренне улыбнулась в ответ. Миссис Уотсон показалась ей немного чудной из-за слишком эмоциональной мимики, не свойственной англосаксам. Но кто она такая, чтобы судить, что странно, а что нет? Возможно, жена доктора — иностранка? Разлив напиток по чашкам, она опустилась на стул рядом с Мэри. Хотела предложить что-нибудь доктору Уотсону, но Мэри уверила ее, что тот только недавно из-за стола. Доверительно пожаловалась, что бедняге приходится ежедневно совершать велосипедные прогулки, чтобы не набирать вес.

— Я тоже с удовольствием каталась каждый день, пока жила за городом. Правда, теперь даже пешком прогуляться не могу, — посетовала Ди, указывая на свою перебинтованную ногу.

— Бедняжка! Это растяжение?

— Нет, порвана связка. Впрочем, отек почти спал, пара недель и все заживет. Скорей бы!

— А как тут поживает Шерлок? — осторожно начала расспросы Мэри. — Он так весел сегодня — нужно напомнить Джону, чтобы проверил, не вернулся ли он опять к наркотикам. Это постоянная проблема, — она огорченно покачала головой, искоса наблюдая за эффектом, который такая новость оказала на собеседницу.

Честно говоря, Диана не знала, как реагировать на это откровение. Она абсолютно уверена в адекватности Шерлока. То, что проблемы с наркотиками были в прошлом, она и так в курсе — читала газеты, да и его запястья видела — она же не слепая! Но зачем Мэри делится настолько личной проблемой друга с ней, с незнакомкой? Лицо Ди выразило легкое недоумение и Мэри поняла, выстрел пролетел мимо цели, но не собиралась сдаваться.

— Как я вижу, вы прекрасно ладите?

— Да, он очень добрый и внимательный, я так благодарна ему и мистеру Холмсу.

— Шерлок — добрый и внимательный? — Мэри откинулась на спинку стула и искренне рассмеялась. — Дам дружеский совет, если позволите, Диана. Я очень люблю Шерлока как друга, но опасно закрывать глаза на его недостатки и ждать того, чего он дать не в состоянии. Ни доброта, ни внимательность не в его натуре. Будьте настороже с нашим милым детективом, он способен, когда захочет, выглядеть сущим ангелом, но не следует забывать, что это ангел с дьявольски гибкой моралью, — она нахмурила брови, становясь серьезной. — Темный ангел, который играет чужими чувствами, если ему это выгодно. Никогда не узнаешь, что за хитроумный план у него в отношении тебя.

— Что вы имеете в виду? — не поняла Ди, в глубине души скандализированная. Эта женщина — близкая подруга Шерлока, как можно болтать такое про друга? И кому?.. Уф!

А Мэри продолжала, спокойно попивая чай и наблюдая за нахмуренными бровками юной блондинки. На сей раз уверилась, что бьет прямо в цель.

— Да он этого и не скрывает. Спросите, как он обошелся с моей лучшей подругой Джанин! Они познакомились на нашей с Джоном свадьбе. Ради дела — чтобы проникнуть в кабинет ее босса — наш милый мальчик жил с ней, предложил ей руку и сердце. Бедняжка так влюбилась, он заморочил ей голову, использовал и безжалостно бросил ее!

Диана просто не знала, что ответить. Куда деваться от откровений новой знакомой! Какую цель преследует миссис Уотсон? И Джанин... Постойте, это же особа, заявившая прессе, что Шерлок обладает сексуальными аппетитами кролика.

— Женщина, которая опубликовала ряд ужасных статей в прошлом году, ваша подруга? — шокировано спросила Диана, забыв обычную тактичность.

— Теперь уже нет, после всего этого, нет... — супруга доктора кривовато усмехнулась. — Но что ей оставалось? Она была так несчастна. Женщины мстят страшно, если задеть их гордость! — Мэри покачала головой и интимно наклонилась к Диане. — А ведь ему даже не нравятся женщины, он предпочитает мужчин, — проницательный взгляд брошен искоса на потрясенное лицо собеседницы. — Если бы он был с ней не ради дела... Этого невозможно простить. Он бессердечно манипулировал. Но для него это нормально — он же социопат! Для Шерлока такие поступки вполне обычны, бедный Джон тому свидетель, — еще один оценивающий и участливый взгляд. — У него в отношении вас тоже какие-то интересы, не зря же он пригласил вас сюда? Советую беречь сердечко, Диана.

— Спасибо за совет, — Диана не могла больше выносить этот разговор. — Извините, я, пожалуй, пойду к себе, — девушка порывисто поднялась, на ходу изобретая причину. — Мне с утра немного нездоровится.

— Хорошо, милая, я передам, что вы неважно себя чувствуете и ушли отдыхать, — Мэри улыбалась тепло и радостно, вполне довольная разговором.

Однако, она изменила бы мнение, если бы могла прочитать мысли Ди в эту минуту. Главное, чего не могла понять Диана — почему все приятели Шерлока вдруг решили, что ее присутствие в жизни и в квартире детектива, вредит ему? Какой урон она способна причинить? Конечно, если учесть, что ей потенциально угрожают кредиторы Ричарда, ее присутствие грозит опасностью и Шерлоку. Но Ди не сомневалась: подобного рода риск привычен для сыщика-консультанта и его близких друзей. Тут что-то иное. Они беспокоятся за него. Друзей настораживает их легкий флирт и взаимное притяжение. Отсюда эти: наркоман, беспринципный социопат, любит мужчин... Супруга доктора хотела отпугнуть ее.

Наркотики. Да, это настоящая трагедия. Гений, тонко чувствующая, артистическая натура — большинство не ценит и не принимает тех, кто не вписывается в узкие рамки обывательского представления о нормальности. Но свежих следов на его руках нет и Диана не замечала характерных для наркоманов резкой смены настроений и странных зрачков.

Ди не понаслышке знала об ужасе, в который погружает наркомания человека и его близких. Ее подруга по Оксфорду не дожила до двадцати двух, попав в ловушку кокаиновой зависимости и покатившись по наклонной плоскости. Они пытались помочь, вытащить, пробудить интерес к жизни, заставить пройти реабилитацию. Но все напрасно — подруга продержалась почти месяц без дозы, а потом исчезла из общежития. Ее нашли мертвой — героин, который ей продали, содержал опасные примеси. Диана подавила рыдание, прижав руку к губам. Она приходила в отчаяние от мысли, что Шерлок, был настолько несчастен и угнетен, что предпочитал отравлять жизнь и губить свой великолепный мозг этой гадостью, уходя от действительности.

Мэри назвала Шерлока беспринципным социопатом. Вот тут явная ложь. Диана инстинктивно чувствовала это даже раньше, чем встретила его. Социопат, друзья которого готовы на все, чтобы защитить его от какой-то девчонки! Необычный такой экземпляр... Ди не заметила в поведении детектива проявлений крайнего эгоизма, характерного для подобного типа. Да, возможно, эгоцентричен, зациклен на любовании собственным гением, но точно не психопат. Даже не зная его, она чувствовала за роскошным и высокомерным фасадом великого сыщика лишь эмоциональную незащищенность, ранимость. Может быть, он не понимает некоторых эмоций, но заботится о других людях, ему не все равно. Нет, миссис Уотсон, конечно, кое-какие поступки и привычки Шерлока законно причислять к антисоциальным, но он не социопат.

Что же до коварных планов, все убеждает: какой-то замысел у Холмсов в отношении Ричарда был. Какой? Ее это не слишком интересовало. Она устало прикрыла глаза. Брат переплюнул их всех в коварстве, в любом случае. А что осталось ей в этой игре? Плыть по течению и по возможности не терять головы.

Ну и последнее в списке Мэри — гомосексуальность. Самое забавное. Может быть, ему нравятся мужчины. Она бы приняла это, если бы не чувствовала электрических разрядов, которые заставляют их вздрагивать в изумлении каждый раз при малейшем касании, и в то же время побуждают искать этих контактов, желать их. Когда они утром дурачились перед банкой с тараканом, пришедшем в игривое настроение, совершенно не обязательно было склоняться друг к другу и стоять так близко. Но потребность в прикосновениях оказалась настолько насущной, что отступив ради приличий на шаг, они вновь и вновь соприкасались телами. Сильнейшее сексуальное притяжение. Она была уверена, что и Шерлок прекрасно видит это, он же гений по части наблюдательности и выводов.

Тем не менее, Диана понимала, что их страсти не суждено перерасти в серьезное взаимное чувство. Конечно, она уже влюблена по уши в этого мужчину: ее девичья влюбленность в романтического героя быстро окрепла под влиянием его обаяния, доброты и мудрости. Немалую роль сыграла тут и химия их прикосновений. Но Шерлоку ее любовь ни к чему. Понятно, он не сможет ответить сильным чувством.

Даже наивный увидит: Шерлок Холмс — зрелый, сложившийся как личность человек, он не изменится. Он — одиночка по природе, уверен, что не нуждается в отношениях, потому просто не будет их и начинать. Тут явное противоречие. Диана с юности мечтала о любви и возлюбленном, который наполнит ее существование новым, важным смыслом. К двадцати пяти годам ее романтические идеалы слегка поблекли, но она все еще ждет именно настоящую любовь, потому и не разменивалась на случайные романы до сих пор.

Оказавшись в обществе Шерлока, к которому ее тянуло как магнитом, она не могла остаться равнодушной. Но буквально с первой минуты знала, что должна сдержать неуместно разбушевавшиеся инстинкты. Пускай она тает как масло при виде его красивого лица, длинных пальцев музыканта, природного благородства движений, походки... От самого его присутствия. Она обязана устоять перед этим ходячим искушением, иначе, ее ждут только страдания.

Поэтому, хотя ее удивляло поведение друзей Шерлока, она понимала их. Это защита. Быть может, в прошлом мужчины случился какой-то серьезный и несчастливо закончившийся роман, имевший катастрофические последствия для его жизни. Диана тут же вообразила романтическую историю: юный Шерлок влюбился в прелестную девушку, возможно, дочь врага его семьи. Влюбленных разлучили, и его возлюбленная умерла от тоски. А кто бы не умер при таких обстоятельствах? Диана ее великолепно понимала. А может, ее убили? Ди смахнула слезинку со щеки. И Шерлок, конечно, отомстил врагам, но навсегда изменился, замкнулся в себе и стал одиночкой*.

Девушка еще немного погрустила в своей комнате. Почитала книжку, а когда, наконец, решилась выйти, обнаружила, что хозяин квартиры и супружеская чета уже ушли.

Отсутствие гостей только обрадовало, тяжело все-таки находиться на том конце неприязни людей. Но без Шерлока квартира казалась тусклой и скучной.

Вечерело. Диана взялась готовить обед и сносно провела время в компании таракана, растолковывая ему тонкости приготовления настоящего английского томатного супа и его отличия от французского блюда с таким же названием. Пожарила ростбиф. Порезала салат. Детектив все не возвращался, потому пообедала в одиночестве. Аккуратно упаковав, поставила в холодильник его порцию. Немного посмотрела по телевизору какую-то мелодраму и, устроившись на диване в гостиной, принялась дочитывать роман.

~

На полдороге к дому ювелира, телефон в кармане Шерлока завибрировал: «Майкрофт». Детектив неохотно принял вызов.

— Чем порадуешь, братец? — его насмешливый тон, маскировал недовольство всей ситуацией и самим собой.

— Это от тебя, крошка-брат, я жду вестей. Вижу, ты берешь другие дела, значит, уже нашел, кто же угрожает мисс Уэсли? — яду в голосе Майкрофта могли позавидовать все гадюки мира.

— Ты опять следишь за каждым моим шагом? — прорычал Шерлок возмущенно, впрочем, ответа не требовал. Он знал, бесполезно доказывать что-то этому упрямцу. Тяжко вздохнув, он все же спросил: — Что ты хочешь, чтобы я раскопал? Нужно ждать, пока заказчики как-то проявят себя.

— И сколько лет ты собираешься ждать? — Майкрофт издал режущий слух смешок. Затем тон поменялся на приторный: — Впрочем, я тебя понимаю, такая девушка…

Шерлок поморщился и бросил настороженный взгляд на Джона и Мэри, не слышат ли они идиотских бредней его собеседника, но супруги вежливо делали вид, что интересуются исключительно городскими видами, проносящимися за окном.

— Пока я ничего не нашел по части Лэш. В твиттере тишина. В интернете на специализированных ресурсах тоже нет особенной активности.

— Ты там полегче с такими сайтами, — расхохотался старший брат. — А то, мне жаль девочку.

Шерлок прожег собственный телефон испепеляющим взглядом. А мерзавцу-Майкрофту, естественно, все как с гуся вода!

— Мои люди нашли кое-какую информацию о возможном заказчике. Есть данные, что к счетам, с которых перечислялись авансы Уэсли и Хоссейну, может иметь отношение организация в Макао. Ее возглавляет Михаил Никитский.

— Тот русский, чей портрет ты показывал? — Шерлок мысленно чертыхнулся. Это наихудший сценарий из всех, что могли стоять за попыткой похищения.

— Да, и он опасный тип. Похоже, это он приметил мисс Уэсли. Это только предположение, естественно. Сам Никитский последний раз был в Европе в прошлом сентябре, по делам в Лондоне и Париже, что соответствует ее показаниям.

— Какова его цель в таком случае? Почему он не действовал их обычными методами? Есть у тебя предположения?

— Каковы бы ни были его цели, братишка, ни одна из них не подойдет такой девушке, как леди Диана, — в трубке послышался усталый вздох Майкрофта. — Точно ничего не известно, но, говорят, у него целый гарем наложниц. В своих казино в Макао и Гонконге он появляется в сопровождении полуодетых красоток. Он имеет прямое отношение к торговле людьми, оружием и наркотиками в Юго-Западной Азии. Вероятно, хотел провернуть все без шума — он же должен понимать, что в Великобритании не может вести себя так, как в России. Но провал способен раззадорить его, поэтому я считаю, что мисс Уэсли нужно включить в программу защиты свидетелей. Это даст ей возможность спокойно начать новую жизнь, пока еще у нее этот шанс есть.

Последняя фраза Майкрофта прошлась по нервам Шерлока, как раскаленный прут. Разумное, между прочим, предложение защитить таким образом Диану от мафии, да и от него самого. Замечательно верное и рациональное решение. Почему же сердце вдруг так заныло?

— Нет, — голос его стал почти неузнаваемым, во рту пересохло и комок в горле мешал дышать, — подождем. А что вы выяснили по букмекерской конторе, которой был должен Эден?

— Полулегальная шарашка, закрылась еще в январе, владелец был в бегах — задолжал кучу денег клиентам. В феврале в Гринвиче, на заброшенном складе, обнаружили его труп. Так что, думаю, тут полный тупик.

Шерлок с досадой закусил губу, неудачи словно преследуют их.

— Ладно. Держи меня в курсе новостей, — проговорил он и нажал отбой.

Разумеется, Уотсонам уже в середине его телефонных переговоров надоело притворяться, что им абсолютно не интересно, о чем идет речь. Все-таки Шерлок, спокойно беседующий со старшим братом, это невиданная редкость. Но тот не ответил на их вопросительные и встревоженные взгляды. Джон и Мэри понимающе переглянулись — дело, конечно, касается проблем Дианы Уэсли, в которую их мальчика угораздило влюбиться. Детектив упрямо и мрачно смотрел в окно всю оставшуюся дорогу до дома ювелира, предстоящее дело его совершенно не интересовало.

Приехав на Мэлвилл-роуд — тихую улочку в фешенебельном районе Барнс, они сперва осмотрели особняк ювелира снаружи. Прелестный двухэтажный коттедж с ухоженным палисадником, увитый голыми еще лозами глициний и вьющихся роз — идеальный дом состоятельной британской семьи. Шерлок сошел с дорожки, ведущей к уютному крыльцу, его внимание привлекли следы на небольшой клумбе. Они вели к угловому окну на первом этаже. Шерлок присел, померил рулеткой расстояние между следами. Тут пробирался мужчина худощавого телосложения, выше шести футов, обутый в дешевые беговые кроссовки, размер 10,5.

Старший Шелби и его племянница встретили их у дверей. Видно было, что все они весьма взволнованы. Сын хозяина сидел в гостиной, хмурый и вызывающе равнодушный ко всему. Невысокий юноша лет восемнадцати. Он упрямо отказывался давать показания. Детектив и не настаивал.

Шерлок с ходу заявил хозяину, что не будет искать брошку — это дело полиции. Только укажет на вора. Мистер Шелби, полный мужчина с седой бородкой, стал было возражать, но знаменитый детектив посоветовал в таком случае, сразу обратиться в полицию и не терять его время.

Опросив домочадцев и прислугу, Шерлок восстановил события позавчерашней ночи. У Эдит, племянницы Шелби, симпатичной девицы лет двадцати, как выяснилось, имелся любовник — Морган МакКин, с ним она познакомилась в пабе и уже некоторое время встречалась. Для него она и украла у дяди брошь, которую тут же передала поджидавшему под окном МакКину. Сын ювелира, Эдвард, услышал шум в отцовском кабинете и вошел как раз в момент передачи. Он сразу все понял, так как стол его отца был открыт. Эдит в ужасе убежала. Молодой человек, пытался вылезти из окна и погнаться за вором, но был застигнут отцом, которого разбудил весь этот шум.

Обвиненный в краже молодой человек молчал, так как не хотел выдавать кузину. Отец жестоко оскорбил его, подозревая в краже. В аккуратном особнячке разразилась настоящая семейная трагедия. Ювелира тяжело поразило предательство племянницы, которая всю жизнь жила в его доме и была ему как дочь. А еще раскаивался, что огульно и несправедливо обвинил сына.

Эдит сперва все отрицала, разыграла целую сцену, но потом сдалась, разревелась и призналась, что хотела уехать с любимым. МакКин обещал ей, что увезет ее в Париж на вырученные от продажи драгоценности деньги. Но где брошь, она не имеет понятия, Морган сразу же куда-то исчез. Его телефон выключен, он съехал от приятеля, у которого жил. Нового адреса не оставил. У нее нет даже фотографии этого типа. В общем, преступник банально сбежал с похищенным сокровищем.

Семейная драма, впрочем, нисколько не тронула Шерлока. Он потерял бездну времени на все эти допросы и разговоры, и не собирался терять его еще, разыскивая МакКина. Не обращая внимания на недоуменные и обиженные взгляды Уотсонов, он связался с Лейстрадом и заставил объявить этого типа в розыск.

— Это дело полиции. Искать в Лондоне преступника, на которого есть только словесный портрет, все равно, что бегать по ломбардам и скупщикам в поисках вашей побрякушки, — раздраженно бросил он и вышел из особняка ювелира, надевая на ходу перчатки и высматривая кэб.

В такси Мэри сперва подавленно молчала, но не в ее духе замалчивать то, что ее беспокоит:

— Шерлок, ты сегодня невыносим. Ты осознаешь, что весь день смотрел на часы, а не занимался делом? Ты мог бы сам найти того парня, но не захотел.

— Да, Шерлок, тебе мог бы помочь твой приятель Саттон с рынка Портобелло, — Джон слегка подался вперед, выжидающе глядя на сыщика.

На языке у Шерлока крутилась резкость, он был так разочарован сегодняшним поведением Джона и Мэри. Мэри явно чем-то расстроила Диану, вот почему та ушла к себе. Интересно, что же она наплела крошке? Джон тоже сыпал мрачными предсказаниями, но кого и когда они останавливали? Им нужна порция риска и только, а у него на руках нерешенное дело, в которое, возможно, замешаны крупные международные преступники. И он должен бегать по скупщикам и ловить мелкого мошенника в многомиллионном городе? Но он слишком любил друзей, ценил их дружбу и заботу о себе, потому промолчал, отвернувшись к окну. Он и вправду считал минуты, когда вернется домой и увидит Диану. И сам знал, что это очень плохо.

Прощаясь, Джон настоял, что завтра будет сопровождать их на похороны лорда Эдена.

На Бейкер-стрит Шерлок вернулся, когда куранты на Башне Елизаветы били одиннадцать. Гостиная была погружена во мрак, камин уже прогорел. Шерлок разочарованно вздохнул: очевидно, Диана давно спит. Он включил светильник около кресла и, случайно бросив взгляд на диван, был поражен, увидев спящую девушку. Ее легкие светлые волосы рассыпались по подушке, одна рука по-детски трогательно подложена под щеку. Длинные темные ресницы слегка трепетали по сне.

Осторожно, стараясь не шуметь, подошел и укрыл Диану пледом. Убрал книгу, которую она, видимо, читала, пока ее не сморил сон. Сел в кресло, включил ноутбук, но работать не стал, а несколько часов просто смотрел на спящую. Под утро Диана беспокойно пошевелилась, видимо, замерзла, и Шерлок осторожно, чтобы не потревожить, отнес ее в спальню. Затем, неохотно вернувшись на кухню, принялся за эксперименты с печенью.

Комментарий к Глава 15 * аллюзия на фильм «Молодой Шерлок Холмс» (США, 1985г.)

====== Глава 16 ======

утро, понедельник, 16 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

На лицо упал веселый солнечный луч. Диана недовольно поморщилась и проснулась, жмурясь от слепящего света. Девушка потянулась и с удивлением обнаружила, что спала в одежде. Хм, как получилось, что она заснула, не раздеваясь? Такого с ней еще не бывало. Она отлично помнила, как читала допоздна в гостиной. Вероятно, потом задремала над книжкой. Как она очутилась в спальне под одеялом? Загадка.

Сегодня — важный день, ей некогда заниматься гаданиями. Похороны Ричарда, ее единственного брата. Она понимала, это противоестественно и чудовищно, но хотелось как можно скорее пройти через мрачную, но необходимую церемонию, освободиться от груза прошлого, простить брата и забыть его предательство. Ни слез, ни печали. Скорей бы все закончилось!

Приняла душ, причесалась. Времени до прибытия машины еще порядочно, поэтому одевалась в домашнее — обтягивающие спортивные брюки и белая футболка со смешным осликом из мультфильма «Шрек».

На кухне обнаружился хозяин квартиры. Шерлок склонился над микроскопом и что-то сосредоточенно изучал, периодически записывая данные в блокнот. На широкие плечи мужчина набросил сегодня темно-синий халат, из-под которого выглядывал воротничок белой рубашки. Как он мило выглядит в халате, такой домашний, близкий! Хочется подойти и чмокнуть в... «Стоп! Соберись, тряпка! Мечтать не вредно!»

— Доброе утро, Шерлок, — голос прозвучал ровно и приветливо, ее это порадовало.

Шерлок неторопливо оторвался от записей и поднял глаза на девушку.

— Хорошо выспались, Диана? — уголки его губ приподнялись в легкой полуулыбке и Ди резко бросило в краску. До нее дошло, каким образом она попала к себе в кровать в одежде. Хм. Вот дуреха! Проспала все веселье.

Гений-детектив между тем внимательно рассматривал забавного ослика на ее футболке, голова которого причудливо искажалась двумя невысокими холмиками груди Дианы. Он с усилием оторвал глаза от счастливого животного и вновь уткнулся в окуляр микроскопа.

— Прекрасно, — улыбка Дианы вышла слегка натянутой, неловко все-таки! Пытаясь скрыть смущение, она отвернулась и заглянула в холодильник: — Шерлок, — воскликнула вдруг она, — вы ничего не ели! Надеюсь, вы пообедали вчера
где-нибудь? — Диана обернулась и вопросительно посмотрела на детектива.

Тот в ответ только пожал плечами со своим обычным: «Не ем, когда работаю».

Ди озабоченно нахмурила брови и Шерлоку захотелось взять свои слова обратно, чтобы не огорчать ее. Особенно в такой день.

— Я с удовольствием позавтракаю с вами сейчас, — примирительно сказал он.

Диана довольно заулыбалась и принялась готовить на завтрак сэндвичи с салатом и беконом, чтобы поддержать силы детектива. Аппетитные ароматы поплыли по кухне. Кофе — два кусочка сахара без молока — все как он любит. Шерлок помыл руки и, подсев к столу, принялся за еду. «Я прибавлю в весе, если она поживет тут подольше», — и он задумчиво отхлебнул кофе, находя эту мысль странно привлекательной.

— Вы вчера расследовали какое-то дело? — поинтересовалась девушка с несколько напряженной улыбкой.

— Да, но оно оказалось довольно пресным. Дело о краже старинной броши, — Шерлок не хотел даже напрягаться и говорить об этой скуке, но Диана смотрела с живым интересом, явно ожидая подробностей, и он не хотел разочаровывать ее. — Племянница ювелира стащила побрякушку и передала ее своему любовнику. Негодяй тут же сбежал с драгоценностью в неизвестном направлении. Ювелир обвинил в краже сына, который покрывал истинного виновника, не желая выдавать причастность кузины.

— Да, это просто целый роман! — глаза девушки восхищенно заблестели.

— Выглядит эффектно, как раз для блога Джона, — согласился Шерлок, улыбнувшись уголком рта. — Наверняка, он скоро напечатает что-нибудь под заголовком «Обманутый ювелир» или «Флорентийская брошь», — он сделал большие глаза и рассмеялся вместе с Дианой.

— Но вы нашли брошь? — Ди не терпелось узнать, чем же закончилось расследование.

Шерлок покачал головой.

— Нет, я определил виновника, мотив и передал дело Лейстраду. Это компетенция полиции — обыскивать перекупщиков и составлять словесные портреты. Мне это не интересно. Парень, ушедший с брошью, вероятно, уже покинул страну.

— Да, на это может уйти много времени, — согласилась Ди. — Надеюсь, полиция все-таки найдет негодяя и пропажу.

Шерлок не был так оптимистично настроен, слишком часто он работал с полицией. Он решил сменить тему и разузнать кое-что, не дававшее ему покоя со вчерашнего дня.

— У вас вчера разболелась голова от болтовни Мэри? — спросил он. Голос низкий и нежный, но Ди невольно поежилась — вспоминать неприятный разговор с супругой доктора Уотсона совсем не хотелось.

— Похоже, друзья очень любят вас и искренне заботятся о вашем благополучии, — ответила Ди уклончиво.

Шерлок не ожидал таких слов, он озадаченно уставился в тарелку. Что наговорила Мэри?

— Они — моя семья, ближе у меня никого нет, — Шерлок пожал плечами. — И в чем конкретно проявилась забота Мэри на сей раз? — он шутливо улыбался, но в душе был встревожен.

Ди ангельски улыбнулась в ответ, все-таки любопытно взглянуть на реакцию Шерлока:

— Я, право, не знаю, зачем такая информация мне, все это больше походит на сплетни...

— Но все же? — Шерлок поднял бровь, призывая ее оставить экивоки. Теперь ему просто необходимо узнать, в чем же дело.

— Помните, вы сами настаивали на этом! — выдала в качестве последнего предупреждения Диана. — Мэри сказала, что вы — гей.

Ди деликатно откусила кусочек сандвича и невинно взглянула на мужчину.

Шерлок закашлялся — кофе попал не в то горло. Она с готовностью приподнялась и похлопала его по спине.

— И в чем тут забота о моем благополучии? — возмущенно прохрипел он. «Ну, Мэри!»

Ди слегка пожала плечами, нежно и немного насмешливо улыбаясь ему.

Шерлок напряженно смотрел на девушку:

— И что еще она сказала?

— Не все сразу, я вам потом как-нибудь скажу, — Ди шутила, а вот Шерлоку было не до смеха. Он ненавидел не знать чего-то и не любил, когда над ним шутят.

Его смущало, что Ди может считать его геем. Конечно, это к лучшему, но как, черт возьми, ему теперь себя вести? Он всю жизнь не обращал внимания на ярлыки, которые на него вешали люди: фрик, инопланетянин, квир. Плевать. Почему сейчас ему не все равно, что подумает Диана? Шерлок печально задумался над кружкой с кофе.

Этот момент выбрал Джон, чтобы появиться в своем бывшем жилище. Приветственно махнув рукой Шерлоку и Диане, Уотсон прошел к любимому креслу.

— Доктор Уотсон, позавтракайте с нами, — вежливо предложила Диана.

Но тот лишь мотнул головой.

— Тогда, может быть, чаю? — сегодня девушка просто одержима идеей накормить всех и вся.

— Я знаю, где в этой квартире чайник, мисс Уэсли, — прозвучал резковато-раздраженный ответ.

Да, Джон за ночь не сменил гнев на милость. Диану, конечно, такой ответ глубоко не порадовал, но винила только себя: чего пристала к человеку? И правда, захочет, нальет себе чаю.

Шерлок с тревогой наблюдал за ее нахмуренными бровями. Джон так резок с Дианой, кто тут у нас социопат, интересно? Резануло, что обычно дружелюбный со всеми доктор, который, кстати, никогда не был сторонником официальности, не просит девушку называть себя по имени. Друга явно раздражает, что Диана хозяйничает на кухне. Это всегда была прерогатива Джона, даже во время их визитов на Бейкер-стрит с Мэри.

«Что поделать, Джон, ты уехал, мы должны как-то выживать», — подумал Шерлок, запихивая в рот остатки сэндвича. Вкусно. Это выживание нравилось ему все больше, если честно.

Чтобы прервать затянувшееся неловкое молчание, Диана объявила, что пойдет переодеваться, ведь подходит время отъезда.

— Ты мог бы быть любезнее с девочкой, — заметил Холмс. — Чего ради вы с Мэри ополчились на нее?

Джон нахмурился, но не одному же Шерлоку терпеть нотации и упреки?

— Зато ты слишком любезен, — прозвучало ворчливо и вызывающе, что вполне соответствовало его сегодняшнему настроению. — Она прекрасно освоилась, похоже, воображает себя хозяйкой, — доктор и не думал скрывать, как его бесит такое положение вещей.

Сыщик-консультант хмыкнул, сохраняя непроницаемое выражение лица:

— А почему бы ей действительно не вести хозяйство у гея-детектива, а? — на доктора уставились по-кошачьи хитрые глаза, кажущиеся сине-зелеными в свете яркого дня.

У Джона отпала челюсть от такого заявления:

— Что ты несешь?

— Что Мэри про меня несет, а? — Шерлок улыбался, но без привычной Уотсону теплоты. — У вашей заботы о моем благополучии, вообще, есть какие-то края?

Джон смутился. Чувство юмора супруги иногда его самого ставит в тупик. Тяжело вздохнул про себя: «Если бы Шерлок и вправду был геем! Насколько проще все было бы в жизни!»

А Шерлок тем временем продолжал, не ведая о терзаниях друга:

— Джон, поверь, я ценю ваше участие и дружбу. Но тебе не кажется, что вы с Мэри слегка перегибаете палку в данном случае? Я знаю, у вас добрые намерения, но не могли бы вы не лезть не в свое дело?

— Твое благополучие — наше дело, Шерлок. Если ты опять примешься губить себя — это тоже будет нашим делом, — агрессивный тон Джона и горькая улыбка, говорили, как близко к сердцу он воспринимает все, происходящее в жизни друга.

— Ваше беспокойство просто очень некстати, и совершенно лишено оснований. Я в полном порядке, — сказал человек, который, вернувшись домой, три часа, как зачарованный, смотрел на спящую девушку, а оставшуюся часть ночи пытался отвлечься от желания пойти проверить, как она спит. — Если беспокоитесь, что я увлекусь Дианой, могу успокоить: она для меня только клиентка, о которой я должен позаботиться.

Детектив говорил тихо, но Диана разобрала последние слова, подходя к кухне. «Просто отлично, — подумала она и внутренне сжалась, — значит, и мое решение не терять головы — верное».

Шерлок полюбовался девушкой, которая выглядела скромно и элегантно в синем брючном костюме. Темная блузка подчеркнула матовую белизну нежной кожи. Вздохнул и отправился наверх за пиджаком.

Ди, не взглянув на доктора, похромала обуваться. Ей удалось сунуть пострадавшую ногу в ботинок, но молния категорически не хотела смыкаться. Шерлок стремительно спустился из своей комнаты, на ходу застегивая элегантный черный пиджак. Увидев ее затруднение, присел на корточки и помог справиться с застежкой. Когда он случайно прикоснулся к ее ноге, обоих бросило в жар. Возможно, поэтому он возился так долго.

Заметив, что девушка потянулась за костылями, Шерлок хотел подхватить ее на руки, но был остановлен Джоном.

— Это не входит в твои обязанности, Шерлок, — проговорил доктор сухо, смягчая тон слабой улыбкой, — иначе мисс Уэсли не сможет оплатить твой счет по окончании дела.

Шерлок напряженно глянул на старого друга, надеясь, что это шутка. Он мучительно раздумывал, чем можно хоть немного сгладить эти неловкие слова. Он не собирался выставлять никаких счетов. Как реагировать на такое заявление, чтобы не обидеть Уотсона, он тоже не знал. Вопросы этики и светских условностей всегда ставили детектива в тупик. Нахмурившись, сдернул с вешалки пальто, рывком надел, поднимая воротник. Он знал, как бесит бывшего соседа любовь к рисовке и решил специально позлить его.

Ди внутренне возмутилась бестактностью доктора, которого всегда представляла добродушным и мягким человеком, но все же нашла силы выдавить жидкий смешок в ответ. Выпад уколол больнее, чем она позволяла себе осознавать.

— Не волнуйтесь, доктор, у меня имеются кое-какие сбережения, я платежеспособный клиент, — говоря это, она нежно взглянула на Шерлока, который стоял почти вплотную к ней, но смотрел на Джона, причем, довольно сумрачно. — Но вам, Шерлок и вправду не стоит меня таскать.

Сказав это, она тут же испуганно взвизгнула, потому что детектив неожиданно поднял ее на руки и пошагал к лестнице. Девушка едва успела подхватить костыли, ей совершенно не улыбалось, чтобы он носил ее на руках еще и по крематорию. Она чуть не расхохоталась, представив такую картину. Поэтому внизу решительно потребовала, чтобы он отпустил ее, настаивая, что передвигаться будет только сама. Чтобы не устраивать сцен при агенте, Хаддерс и Джоне, мужчина послушался, впрочем, очень неохотно.

Так они и вышли из дверей дома 221: сперва беспокойно наблюдающий за девушкой Холмс, готовый в любую минуту подхватить или поддержать, за ним осторожно ступала, опираясь на костыли, Диана. Замыкал шествие мрачный как туча Джон, недовольный другом, всем миром и, главное, самим собой. Его насупленные брови резко контрастировали с погожим весенним днем.

Весна наконец пришла в город — впервые за много дней небо над Лондоном было ясным и голубым. Лимузин, присланный Майкрофтом, был припаркован прямо напротив кафе. Шерлок помог Диане забраться в машину, аккуратно, не потревожив больную ногу. Сам опустился на сидение рядом с ней, легко касаясь ее плечом. Последним в салон забрался Джон и сел на место сбоку.

В машине царило напряженное молчание. Диана была, разумеется, подавлена предстоящей церемонией. Она не чувствовала горя или особой печали при мысли о погибшем брате и похоронах. Ричард убил ее доброе отношение, и она тщетно искала в себе достаточно великодушия, чтобы простить его или хотя бы отчасти оправдать. Если бы не Шерлок, была бы сейчас жива она сама? Но ей, конечно, жаль брата и, кроме того, обстановка похорон напоминала о потерях, которые ей уже довелось испытать.

Шерлок искоса наблюдал за нахмуренной мордашкой Дианы, бессильный чем-то помочь или рассеять ее грусть. Возможно, стоило попытаться, но в присутствии Джона это приведет к новой порции нравоучений. Он уже жалел, что позволил Джону сопровождать их. Ему не нужна дуэнья.

~

Джон внимательно наблюдал за другом и девушкой. Шерлок задумчив, время от времени бросает неуверенные и тревожные взгляды на Диану. Очевидно, беспокоится, как она держится. «Чудеса творятся — Шерлок Холмс беспокоится!»

А девушка молодец. Сегодня, кстати, почти не смотрит на Шерлока. Видимо, вчерашняя терапия Мэри оказалась эффективной. Хорошо. Одной заботой меньше. Гений-консультант скоро позабудет ее, когда очередной серийный маньяк захочет быть пойманным.

Поток мыслей прервало тихое треньканье и пульсация виброзвонка телефона в кармане куртки. «Сообщение. Может, кончились памперсы или крем? Да нет, вчера они закупили целую гору товаров для младенцев. Так что, вряд ли это жена. Может, с работы?» Любопытство одолело. Джон, помедлив, вытащил телефон из кармана. Входящее сообщение от «Е» — Элизабет. Необычно получать SMS от нее в такой час дня. Она работает финансовым консультантом в юридической фирме и освобождается лишь после пяти вечера. «Я скучаю» — Джон улыбнулся. Он всегда улыбался, грустно или задорно, читая тексты от Элизабет. Она вселяла веру в его измученное старое сердце, что счастье, быть может, еще возможно. Он не знал, зачем нужна эта вера, ведь в его жизни все равно ничего не поменяется. Он не оставит Мэри и Роузи. Шерлок всегда будет Шерлоком, далеким, неприступным. Яркий и холодный, как далекая звезда, сияющая в небесах.

Он хотел ответить, но, случайно подняв глаза, наткнулся на острый, пристальный взгляд детектива. Джону показалось, что его просвечивают рентгеном. Что, если Шерлок догадается, что он водит шашни за спиной у супруги, в то время как та ухаживает за их маленькой дочкой? Как он это воспримет? Джон полностью осознавал свою вину перед Мэри. Хотя телефонный флирт с Элизабет вполне невинный, он совсем не уверен, что устоит, представься реальный шанс изменить жене.

Мгновение, и Шерлок отвел глаза, ни один мускул не дрогнул на прекрасном лице. Он вновь устремил взгляд на Диану. «Лучше уж ее просвечивай своими глазищами», — Джон мысленно вздохнул с облегчением и убрал телефон в карман. От греха подальше.

~

Церемония прощания проходила в крематории Западного Лондона, на кладбище Кенсал Грин. По прибытии, их встретила вездесущая Антея и провела в зал, где уже собрались немногочисленные родственники Ричарда Уэсли и представители ведомства, в котором он работал. Всего человек десять. Закрытый гроб под покрывалом, расшитым гербами Британской разведслужбы, возвышался на помосте.

Диана с симпатией приняла соболезнования от Майкрофта Холмса, который проводил ее к скамье в первом ряду, где уже сидели ее родственники.

Джон и Шерлок, устроившись поодаль, в последнем ряду, и наблюдали за церемонией со стороны.

— Что это с Майкрофтом? Никогда не видел, чтобы он так любезничал с кем-то, кто ниже его по положению. И, похоже, он при этом не ломает комедию.

— Мой брат принял историю Дианы близко к сердцу. Или к чему там, что у него вместо?.. — Шерлок на секунду задумался, потом махнул рукой. — Неважно. Ричард Уэсли работал в его ведомстве и занимал не последнюю должность.

Джон недоверчиво хмыкнул. «Да уж, я тоже сомневаюсь, что у Майкрофта найдется такой орган, как сердце!» Пытаясь усесться поудобнее на жесткой скамье, он обратил внимание на напряженность позы Шерлока. Тот сидел очень прямо, не касаясь деревянной спинки. Глаза детектива не отрывались от белокурой головки в первом ряду. Но мысли, похоже, витали где-то далеко от этого скорбного места.

— Ты ничего не хочешь мне сказать? — спросил вдруг детектив еле слышно.

Вопрос буквально оглушил Джона. Он не был неожиданным. Джон знал, Шерлок сделал какой-то вывод, тогда в такси. Но все равно внутренне сжался, не ожидал, что тот поднимет эту тему так скоро. Что ж, это шанс признаться, хотя бы отчасти перестать жить во лжи. Выйти из заколдованного лабиринта обмана, блуждая по которому, Джон уходил все дальше от себя настоящего. Но, что тогда останется ему в этой жалкой имитации жизни?

— Нет. О чем ты? — твердо ответил он. Джон постарался выглядеть как можно более недоумевающим, надеясь, что Шерлок оставит скользкую тему.

— Как давно это длится? — Шерлок явно не собирался сдаваться.

— Что? — раздраженное непонимание ясно прозвучало в голосе Джона. Он с вызовом уставился на друга. «Все отрицать».

— Твой роман с какой-то женщиной, — спокойная констатация факта. Шерлок, наконец, устремил на Джона светлые серо-голубые глаза. В них не было осуждения или возмущения. Только сочувствие, понимание и какая-то странная боль.

Джон молчал, потрясенный чувствами, которые прочитал во взгляде своего обычно бесстрастного и отстраненного друга. Все-таки Шерлок удивительный. Самый человечный из всех, кого он встречал в своей жизни. И в то же время абсолютно недоступный. Как такое может быть? Парадокс.

— С чего ты взял? Это была Мэри, — Джон почувствовал, что адреналин заставил кровь бежать быстрее.

Шерлок с непонятной улыбкой покачал головой и вновь перевел взгляд на блестящие светлые локоны Дианы.

— Она узнает, — проговорил он задумчиво, нахмурив брови. — Долго скрывать не сможешь. Тебя выдает лицо, улыбка. Это опасно — не забудь о ее прошлом, — тут Шерлок бессознательно потер шрам от пулевого ранения на груди, и Джон почувствовал, как резко кольнуло его собственное сердце. Детектив опять взглянул на друга, на сей раз с откровенной жалостью. — Но ведь ради этого ты все и затеял? Ты подсел на опасность и играешь с ней, где только можно.

Джон не нашел, что ответить. Шерлок прав, жизнь становилась поистине невыносимой без постоянной игры, риска. Мэри и ложь — часть этой игры. И он все больше запутывается в клубке из лжи. А разрубить путы, которые сковали его, он не может, да и не хочет: для него важнее всего быть нужным кому-то. И он нужен, действительно нужен Мэри, а теперь еще и Роузи.

~

Священник произнес прочувственную речь про уход безвременно почившего достойного сына отечества, но никто не прослезился, все присутствующие прекрасно знали покойного лорда Уэсли и мало кто действительно симпатизировал ему. Диана поймала себя на недостойной мысли, что хотела бы обернуться и посмотреть, где сидит Шерлок, в зале ли он. Но сразу за ней расположился Майкрофт Холмс и ей было стыдно вертеться во время важной и печальной церемонии, она же не школьница.

Высидеть всю панихиду и не крутить головой в поисках темных кудрей Шерлока оказалось крайне сложным, но Ди кое-как справилась. По окончании подошли выразить соболезнования немногочисленные родственники. Самые близкие и по крови, и по отношению — ее троюродный кузен герцог Скарборо и его старший сын и наследник, лорд Энди Пауэлл — высокий светловолосый молодой человек. Своего друга Энди она действительно рада была видеть. Они большие друзья с детства — ее родители часто гостили в Скарборо-парк, гораздо более благоустроенном и обширном поместье, чем Эден-корт. Да и теперь, став взрослыми, кузены постоянно общались. Легкомысленный красавчик чуть не перессорил ее со всеми подружками, перебирая их одну за другой. Сперва Кейти, потом короткий бурный роман с Линдой... Диана беспокоилась, что подруги порвут с ней после расставания с ее изменщиком-кузеном. Но дружба выдержала, все обошлось. В том числе и потому что Энди — душка, на него невозможно серьезно обижаться.

Пожилой герцог тихо выразил ей соболезнования и принялся осторожно расспрашивать о планах:

— Ты живешь в Эден-корте, как я слышал? — конечно, эта тема волнует их больше всего, ведь они — новые хозяева Эден-корта. Замок, вместе с графским титулом переходит герцогу.

— Жила там до недавнего времени, теперь устроюсь в Лондоне.

— А не хочешь ли вернуться в Эден-корт в качестве управляющей? — предложил герцог. — Мы планируем создать в поместье туристический кемпинг с игровыми программами.

— Соглашайся, Диана! Будем чаще видеться, — подмигнул Энди, легко приобняв кузину за талию.

Но мысль вернуться и снова жить в Эден-корте казалась Диане невыносимой.

— Спасибо, дядя Лестер, и тебе, Энди, — она с улыбкой покачала головой, — но у меня неплохая работа и пока я не хочу ее менять.

— Ну, если надумаешь, мы будем рады, — Энди наклонился и поцеловал щечку Ди.

~

Шерлок и Джон остановились у выхода, поджидая Диану, которая общалась с родней. Консультирующий детектив пристально разглядывал хлыща, который позволил себе поцеловать и лапать Диану. Родственник, но не близкий. Шерлок мысленно составил биографию щеголя на основании его внешности, но ничего скверного так и не нашел, кроме того, что парень — убежденный тори и привык волочиться за каждой юбкой.

— Прелестная пара, — высказал Джон мысль, которая мучила Шерлока уже несколько минут, — они прекрасно подходят друг к другу.

— Не говори ерунды, — пробормотал Шерлок сквозь зубы, — они явно слишком близкие родственники.

Джон хмыкнул в ответ, выражая сомнение. Тут Диана направилась к выходу в сопровождении блондина.

Ди первый раз за два часа позволила себе взглянуть на Шерлока. Как же он красив! Настоящий темный ангел, как правильно заметила Мэри. Длинное пальто с поднятым воротником. Стройная, мужественная высокая фигура, руки сцеплены за спиной — вся поза выражает спокойное и небрежное изящество. Взгляд удивительных светлых глаз устремлен прямо на нее. И этот взгляд заставил ее щеки гореть, а дыхание сбиться.

Ди ослепительно улыбнулась детективу, когда они с Энди подошли к друзьям. Как и надеялась, она испытывала огромное облегчение, что неприятная церемония позади. Девушка представила кузена новым знакомым, как того требовали приличия:

— Энди, — Шерлок Холмс, консультирующий детектив. Он спас меня от похитителя и очень помогает. А это его друг и блогер, доктор Джон Уотсон, — она улыбнулась Джону, который, впрочем, не вернул ей улыбки. — Джентльмены, познакомьтесь с моим троюродным племянником Энди Пауэллом.

Шерлок и Джон пожали руку симпатичному молодому человеку, не проявив, впрочем, особой заинтересованности. По разным причинам. Энди со своей естественной светскостью и легким нравом никак не прореагировал на обезоруживающе холодный прием знакомых кузины. Он буквально зашелся от смеха, услышав «троюродный племянник», и картинно закатил глаза.

— Диана, звучишь, как престарелая тетушка Филис, — упрекнул он кузину, которая была моложе его лет на шесть. Ди улыбнулась, вспоминая тетку Филис, старую деву, державшую не меньше пятнадцати кошек в своем коттедже.

Посерьезнев, лорд Эндрю обратился к Шерлоку, который холодно и без интереса сканировал его ледяным взглядом.

— Мистер Холмс, вся наша семья благодарна вам за спасение малышки Ди! Она такая упрямица, не принимает помощи, которую мы настойчиво предлагаем уже много лет. Уж эти мне современные девицы!

— Эй, не садись опять на своего любимого конька, — Диана снисходительно улыбнулась. — С разговорами о том, как плохо феминизм влияет на женщин, ты опоздал лет на сто двадцать! Теперь это никому не интересно.

— Не забудь, я хочу знать подробности твоего спасения, — шепнул Энди, прощаясь и чмокая девушку в щеку.

~

Усаживаясь в лимузин, Диана слегка поморщилась: пострадавшая нога недовольна беспокойным днем. Немного ноет и явно опухла.

Шерлок напрягся:

— Болит? — он озабоченно уставился на правую ногу Дианы, словно мог оценить ее состояние прямо через ботинок.

— Нет, просто неприятное чувство, словно отек увеличился, и ботинок сейчас лопнет, — девушка слегка пожала плечами.

— Сегодня дайте ноге отдых, положите повыше, на подушку, чтобы снять отек, — посоветовал Джон, на автомате входя в режим врача.

Они сделали небольшой крюк, подкинув Джона до клиники, и скоро лимузин плавно затормозил перед домом номер 221 по Бейкер-стрит.

Не слушая никаких возражений, Шерлок вынес ее из машины и бережно занес в дом. Не отпустил и поднявшись по лестнице, прошел с прекрасной, но весьма возмущенной, что ее опять таскают, ношей прямо в гостиную, где, посадив на диван, помог снять верхнюю одежду. Затем настала очередь обуви. Правый ботинок решительно отказывался сниматься. Шерлоку пришлось повозиться, чтобы, стараясь причинить Диане минимум боли, стянуть обувь с опухшей ноги. Развязав эластичный бинт, несмотря на протесты и писк девушки, он ощупал ее распухшую лодыжку и ступню.

Диана закусив губу почти без возражений терпела, втайне наслаждалась прикосновениями: руки такие большие, нежные и прохладные. Они рождали волны дрожи, которые как мурашки пробегали по телу, вызывая трепет. Ди едва сдержала стон чувственного восторга.

Не говоря ни слова, Шерлок куда-то ушел, но вскоре вернулся с тюбиком мази и, щедро намазав ногу, вновь туго перетянул ее бинтом. Ди сразу почувствовала себя лучше. Но Шерлок с ней еще не закончил: опять подхватил на руки и понес в спальню.

— Джон сказал: вам нужно лежать, — он уложил ее пострадавшую ногу повыше на подушку. Голос звучал строго, но глаза лучились чуть насмешливой нежностью. — Закажу обед чуть позже, — он отошел к изножью кровати, решая, достаточно ли высоко устроена ее нога. — Какую кухню вы любите?

— Я предпочитаю сама готовить, — Диана подарила ему хитрую улыбку.

— Я тоже предпочитаю вашу еду, — улыбнулся Шерлок в ответ, и он говорил истинную правду. Диану странно обрадовало это заявление, хотя, скорее всего, это простая любезность — откуда ей было знать, что Шерлок никогда не говорит пустых слов. — Но сегодня нужно дать отдых ноге, — продолжил Шерлок.

— Хорошо, закажите на ваш вкус, — Ди благодарно улыбнулась ему. Он так внимателен.

— Договорились, — детектив направился к двери. — Отдыхайте, Диана.

Вернувшись в гостиную, Шерлок с неудовольствием обнаружил там Стеллу Хопкинс. Детектив-инспектор конкурирует с Лейстрадом, стараясь превзойти того по количеству раскрытых дел, и тоже нередко прибегает к неофициальной помощи знаменитого сыщика. Шерлок абсолютно не интересовался их мышиной возней и погоней за успешной статистикой раскрываемости преступлений. Сейчас брюнетка с волнением и надеждой смотрела на него, явно ожидая очередного чуда от Шерлока Холмса. На сей раз держала папки так, что он не смог сходу прочесть название дела, которое она принесла.

— Наконец-то я застала вас, Шерлок, — начала она, но детектив прервал ее и жестом показал на стул, где обычно сидели клиенты.

Сев в кресло, набрал номер ресторана Анджело и заказал ужин на двоих с доставкой на дом. Стелла вежливо пыталась подавлять любопытство, но к вечеру весь Новый Скотланд-Ярд будет гудеть, гадая, кто же таинственный визави знаменитого детектива. Замерев на своем стуле и даже не шевелясь, чтобы не вызвать неудовольствия капризного и своенравного гения, женщина терпеливо ждала, когда он закончит обстоятельные переговоры.

Наконец, Шерлок отложил телефон и поднял глаза на Хопкинс:

— Что у вас?

— Дело курируется Интерполом — пропажа Черной жемчужины…

— Побрякушки искать не стану, — сразу оборвал Шерлок. — Уходите!

— Но Шерлок, след ведет к Рокко… Прямых улик нет, это абсолютно неуязвимая группировка. Помогите нам взять этих мерзавцев!

— Справитесь сами, — Шерлок досадливо вздохнул: и чего это всем вдруг понадобилось, чтобы он искал их ничего не стоящие безделки? Скука! Хопкинс потопталась немного, но вынуждена была уйти, переупрямить сыщика-консультанта ей не под силу.

Оставшись один, Шерлок задумался о деле Дианы, значительно более интересном и важном для него, чем всякие там жемчужины. Оно оказалось необычайно трудным, еще и потому, что сосредоточиться на нем и не думать при этом о белокурых волосах, пухлых розовых губках и стройной, гибкой фигурке, оказалось почти невозможно. Девушка отвлекала — никогда еще детектив не принимал душ так часто, как в последние дни.

Необходимо срочно отыскать таинственную миссис Лэш. Прикинув несколько вариантов действий, он набрал сообщение Крейгу, молодому и талантливому программисту, который обязан ему своей свободой — детектив отвел от него подозрение во взломе Пентагона. С тех пор между ними установились приятельские отношения, и хакер частенько бывал полезен в расследованиях.

На сей раз детектив-консультант просил почти невозможного: взломать электронную почту Михаила Никитского, русского мафиози в Макао.

====== Глава 17 ======

вечер, понедельник

16 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Вечер наступил почти незаметно. Большую часть дня Диана послушно лежала с ноутбуком на кровати с ногой, удобно устроенной на подушке, и разбирала скопившиеся за время ее отсутствия документы, которые переслала ей владелица «Белого лебедя». Это прекрасно отвлекало от мрачных дум о покойном брате или о собственном весьма незавидном положении.

Когда Шерлок заглянул сообщить, что еда доставлена, девушка как раз закончила переодеваться к ужину. Ее длинная с глубоким вырезом блузка из темно-розового шелка застегивалась спереди на забавные малюсенькие пуговки. Дополняли наряд уже знакомые детективу обтягивающие темно-серые леггинсы. Волосы она оставила распущенными, они спускались ниже плеч, обрамляя лицо изящными локонами.

Ди тут же попыталась подняться самостоятельно, но Шерлок не желал, чтобы она снова перенапрягала ногу. Легко и ловко подхватил ее на руки, позволяя себе вновь мучиться от желания. Он точно мазохист.

Диана сжала зубы и прикрыла глаза, молча покоряясь. Она внутренне трепетала, вдыхая свежий роскошный аромат его лосьона после бритья, уже знакомый жар его рук прожигал ее кожу через тонкую ткань. Шерлок, видимо, только что принял душ. Еще влажные темные кудри падали на лоб красивой волной. Черные брюки и рубашка с небрежной элегантностью облегали его крепкое, но стройное тело. Гладкий шелк мягко и чувственно заскользил под пальцами, когда она обхватила его шею.

~

Низкий столик перед диваном был сервирован для ужина. Анджело постарался на славу: дорадо по-сицилийски с хрустящей румяной корочкой, салат из свежих овощей и бутылка изысканного красного вина “Tignanello”. Фрукты. И, конечно, свечи — это же Анджело!

— Ничего себе! “Tignanello”! Шерлок, ну зачем? Это так дорого! — Диане стало неловко, она вовсе не желала, чтобы детектив тратился ради простого ужина.

Но мужчина лишь развел руками:

— Я тут ни при чем! Анджело, хозяин ресторана, уверяет, что жареная дорадо без красного итальянского вина — преступление против его кухни. Пришлось подчиниться, он в этом понимает гораздо лучше, чем я.

— Анджело — тоже бывший клиент? — поинтересовалась Ди, непринужденно принимая роль хозяйки и раскладывая аппетитные куски рыбы и овощи по тарелкам.

— Да, давний клиент, — на губах Шерлока заиграла легкая полуулыбка.

— Расскажете? — Ди состроила глазки котика из любимого ею «Шрека».

Шерлок, явно незнакомый с этим персонажем, немало смутился, когда на него устремился молящий взгляд больших грустных глаз блондинки. «Эффект от ледяного душа длится не дольше двадцати шести минут», — мысленно отметил гений. Пришлось рассказывать, как он доказал алиби незадачливого итальянца — угонщика автомобилей, которого чуть не посадили за жестокое тройное убийство.

Диана снова восхитилась, какой он замечательный человек! Что бы делали бедняги, попавшие в переделку, в том числе и она сама, если бы не было на свете Шерлока Холмса? Сколько добра он принес людям за свою жизнь!

Восхищенный взгляд прелестной девушки и ее разрумянившиеся от вина и возбуждения щеки творили с организмом Шерлока совершенно невозможные вещи. Он едва пригубил терпкий напиток, а в голове уже шумит так, словно он хорошенько приложился к бутылке шотландского виски, которую держит на кухне для Джона. Так не пойдет. Он решил перевести разговор в более неприятное для себя русло, например, поговорить о вчерашних откровениях Мэри, которые явно расстроили Диану.

— Вы обещали рассказать, о чем еще поведала Мэри Уотсон, — улыбнулся Шерлок, с деланым равнодушием накалывая вилкой рыбу.

Ди ахнула в притворном ужасе:

— Только не говорите, что вы настолько коварны! Устроили этот роскошный ужин, чтобы напоить меня и выведать важную информацию? — она, смеясь, заглянула ему в лицо.

В глазах детектива прыгали чертики от сдерживаемого смеха, но он остался внешне невозмутим:

— А что, мне это не удалось?

— Не могу отрицать. Хорошо. Я скажу, только, прошу, не ссорьтесь с ней. Уверена, намерения у нее самые добрые и она хотела защитить вас.

— Да, Мэри моя защитница, я в курсе, — его полные губы искривились в мрачноватой усмешке и, по непонятной причине, Холмс вдруг потер кончиками пальцев грудь в области сердца, словно оно болело. — Так что же?

Диану встревожило направление, в котором двигалась беседа, но она не видела смысла скрывать это от Шерлока. К тому же ее саму интересовало кое-что.

— Сомневаюсь, что подобный разговор — приятная тема для застольной беседы, — предупредила Диана. — Мэри упомянула про наркотики. Проблема, к которой вы возвращаетесь в трудные периоды жизни.

Шерлок скрипнул зубами, но промолчал, внимательно рассматривая свою тарелку. Да, смена темы определенно помогает отвлечься от ставшего уже привычным возбуждения, которое так мешает думать. Он заводится от ее присутствия, одного взгляда, улыбки. Химия, что б ее!..

— Что-то еще? — спросил он, словно быть ославленным в глазах интересной молодой девушки гомосексуалистом и наркоманом недостаточно.

— Она упомянула свою подругу Джанин.

На губах Шерлока мелькнула и исчезла злая улыбка: «Ну конечно, Джанин!»

Диана продолжила, стараясь выбирать не слишком обидные для детектива выражения. Теперь она не смотрела на мужчину, сама без меры смущенная направлением разговора. Это его частная жизнь, но хотелось все-таки выяснить, как это связано с ней.

— Я помню шумиху в прессе, которую подняла эта женщина, — призналась она.

Шерлок слегка покраснел. Он совсем забыл о той грязи, что лила Джанин, чтобы заработать побольше денег на коттедж. Ему всегда было плевать на репутацию, он немало постарался для того, чтобы растоптать свой имидж. И вот впервые в жизни ему почти стыдно. Он понимал, Диана достаточно умна и не будет судить по желтым газетным статейкам, но досадовать приходилось только на себя за то, что предстает далеко не в лучшем свете. Почему-то ее мнение стало для Шерлока важным. Удивительное и новое ощущение. Хотя, скорее, неприятное.

— Собственно, это абсолютно не мое место: обсуждать ваш роман, — Диана с грустью посмотрела на Шерлока. — Но раз уж вы хотели знать, Мэри сказала, что вы не были честны с той девушкой, использовали для каких-то целей.

Да, Мэри — молодец, всегда бьет наверняка. Очередная хирургия. Шерлок напрягся, но промолчал. Что он мог ответить? Все правда. В азарте игры он часто не выбирал путей и не придавал значения моральной стороне поступков, стремясь лишь одержать победу над очередным сильным противником.

— Я верю, вы видели перед собой какую-то очень важную цель, потому что вы — благородный человек, — Диана с тревогой заглянула в помрачневшее лицо Холмса. Ее глаза, серьезные и печальные, встретились с холодновато-голубыми. Шерлок покачал головой. — Если вы используете людей, делаете это не для себя, не для собственной выгоды, а чтобы добиться справедливости.

Этого Шерлок уже не мог вынести:

— Это меня совершенно не оправдывает. Не будьте наивной дурочкой и не делайте из меня героя, Диана. Героев не бывает, девочка, — он встал и решительно прошагал к столу, стоящему в простенке между окнами. — А если бы они существовали, я — не из их числа, — его голос звучал жестко. Сейчас он почти слово в слово повторял то, что заявил когда-то Джону. Однако, перенесенные испытания изменили детектива, потому он продолжил более мягко: — Цель далеко не всегда оправдывает средства, — он горько покачал головой, — уж вам-то это хорошо должно быть известно, брат воспользовался вами для решения своих проблем.

Диана с досадой закусила губу, ругая себя за то, что поддержала эту тему — Шерлок так расстроился! Не нужно было выводить его не откровенность. С другой стороны, любая правда лучше самой сладкой лжи.

Мужчина порылся в стопке бумаг и папок на столе и вытащил пару листов в простом прозрачном файле.

— Вот, убедитесь в моем «благородстве», — сказал он с горькой усмешкой. Передав файл девушке, он снова уселся рядом.

Ди помедлила, затем неохотно вытряхнула из пластика лист с плотно напечатанным текстом и фотографию. Бегло, без лишних эмоций просмотрела информацию о себе, потом критически воззрилась на собственное фото:

— Боже, я здесь похожа на хомяка! — на щеках девушки вспыхнул румянец негодования. Она с возмущением показала потрясенному детективу, который ожидал чего угодно: слез, пощечины, истерики, на свои надутые щечки. На снимке Диана в венке из ромашек на растрепанных светлых волосах, сидела посреди цветущего луга и сдувала пушинки с одуванчика. — Как вы вообще меня узнали? Я же не хожу обычно с надутыми щеками! И нос тут облупленный... Это, наверное, Энди снимал. Он такой идиот...

Девушка с досады чуть не порвала глупое фото. Потрясенный, Шерлок искренне расхохотался. Он мысленно готовился, что навсегда потеряет расположение и доверие Дианы. Сам не понимал, на кой они ему сдались, но почувствовал облегчение, словно камень с души свалился.

— Вы тут очень красивая, — возразил он, отбирая у нее фотографию. Его разбирал смех от всей этой ситуации.

Бережно вложил изображение в файл и убрал на соседний шкаф, подальше от посягательств Дианы, оказавшейся записной кокеткой. Обычно такие «женские штучки» раздражали его до скрежета зубовного. Вот с Джанин он едва сдерживался. Но у Дианы это качество казалось очаровательным и не вызывало отторжения.

— Вас, как и ваши щечки, трудно не узнать... — он не закончил, снова захохотав. Теперь он нарочно дразнил возмущенную девушку. Диана закрыла лицо руками и тоже рассмеялась.

Отсмеявшись, детектив решил все-таки выяснить, каким образом она поняла, что у него относительно нее имелись планы. Ведь его признание и откровения Мэри, как будто нисколько ее не удивили. У него даже возникло чувство, что она хотела этого разговора.

Диана слегка улыбнулась, но ответила вполне серьезно, глядя ему в глаза:

— Ваш брат сказал, что Ричард предал Англию, я понимаю, он давно был на подозрении, верно?

— Да, какое-то время, — кивнул Шерлок.

— Когда я пришла к вам со своей проблемой, вы странно на меня посмотрели, словно узнали знакомую. Но мы совершенно точно никогда не встречались. Уже потом мне стало ясно, что вы знали обо мне, ведь относительно Ричарда велось расследование. Затем ваше отношение... Общеизвестно, не в вашем характере браться за пустяковое дело и быть настолько дружелюбным и терпеливым к клиенту. Мэри предположила, что я вам нужна не без причины. Ответ сложился сам собой. Вопрос лишь в том, какой именно план у вас был? — тон Дианы был шутливым, но взгляд стал острым и проницательным. Куда делась милая и невинная кокетка, беззаботно болтавшая с ним несколько минут назад.

Шерлок весьма впечатлился логическими способностями девушки, все-таки Оксфорд — неплохое место для развития мышления.

— Вы, может быть, не поверите, Диана, но я взялся бы за ваше дело в любом случае. Как отказать, видя ваше отчаяние? Это невозможно. Я могу отказать клиенту, когда он обращается с делом, которое сам надумал от нечего делать или по глупости. С таким приходится сталкиваться слишком часто. Или если меня хотят нанять как частного сыщика, например, чтобы уличить неверного мужа. Вам я не смог бы отказать. Однако, не скрою, хотелось произвести на вас лучшее впечатление, — сыщик-консультант покачал головой, вспоминая, как читал о «первом впечатлении». — Это удивительное совпадение, но ваш приход избавил меня от весьма неприятной миссии. В качестве платы за серьезную услугу брата, я должен был войти в окружение лорда Эдена, — Шерлок снова чувствовал себя мерзким ничтожеством, он смотрел на свои руки, сжатые в кулаки, не в силах поднять взгляд на Диану, — благодаря знакомству с вами, — он не сказал «помолвка» или «роман», просто не хватило мужества, — но тут вдруг вы пришли ко мне. Это было совершенно невероятно.

Шерлока полностью опустошило это признание, он чувствовал себя жалким тараканом. С трудом заставил себя взглянуть на девушку, но, к своему изумлению, не увидел ни отвращения, ни гнева. Она мягко улыбалась, глаза казались темно-сиреневыми в теплом свете ламп и сияли непонятным Шерлоку внутренним сиянием. Он запомнил этот взгляд, бережно сохранив его в Чертогах разума. Позже он поразмыслит, откуда берется такой эффект, ведь строение органов зрения великолепно ему известно. Вероятно, большую роль тут играет освещение...

Но додумать эту мысль не дала Диана:

— Рада, что все вышло именно так. Вам не пришлось лгать, и вы спасли меня от жуткой участи, — произнесла она, нежно дотрагиваясь до его предплечья. — Не вините себя, вы ничего плохого не сделали. Вы невероятный и замечательный! Все-таки вы — мой герой, — прошептав это, девушка неожиданно потянулась и невесомо поцеловала его в щеку.

Как вышло, что он подался навстречу? Пальцы мгновенно запутались в блестящих белокурых волосах, он жадно впился поцелуем в ее губы. Как он мог настолько забыться? Этого он не понимал впоследствии. Впрочем, о чем он? Он не вспомнил бы и как его зовут, целуя эти нежные губы.

Диану ошеломил неожиданный поцелуй. Горячая волна пронзила ее, она таяла от этого самого первого, такого сладкого поцелуя, руки взметнулись к его плечам, протягивая к себе, удерживая, наслаждаясь ощущением твердых мускулов под шелком рубашки. Слабая мысль: «Надо прекратить это, нельзя...» — промелькнула где-то на краю сознания и погасла. Тело отказалось подчиняться. Внезапно она обнаружила, что лежит на спине, всем существом ощущая трепет прижимающегося к ней крепкого мужского тела. Все в ней вибрировало от новых, потрясающих ощущений. Мир заполнил Шерлок, его аромат, сладость губ, жар рук, которые ласкали так нежно и обнимали так властно. И она не в силах противиться этому сводящему с ума искушению.

Шерлок горел как в лихорадке. Разум впервые в жизни отступил куда-то за грань, исчез в волнах необоримого желания, поглощенный и побежденный потребностью в близости другого человеческого существа, столь же естественной и необходимой, как потребность дышать, он явственно понял это сейчас. Пытаясь справиться с переполняющими его эмоциями, борясь с мучительным желанием, которое будило гибкое девичье тело, трепетавшее под ним, Шерлок на секунду оторвался от мягких сладких губ и взглянул на девушку. Ее лицо, пылающее от страсти, было прекрасным. Очаровательные, припухшие от его поцелуев губы полураскрыты, ресницы трепещут, она дышала прерывисто
и часто, словно бежала кросс. С ней происходит то же самое. Она, как и он, переживает все эти яркие эмоции. От этой мысли стало намного легче. Они вместе переживут этот головокружительный ураган, их сердца не взорвутся от перенапряжения, они не сойдут с ума...

Под его взглядом Диана медленно открыла глаза, затуманенные от страсти, с расширенными зрачками. Чувствуя его замешательство, она ласково улыбнулась, рука зарылась в темный шелк его кудрей, побуждая пригнуть голову и продолжить целовать ее. Эта девушка — воплощение искушения, равного которому он не встречал никогда. Он не знал, что так бывает, что так может быть с ним.

Не способный бороться с собой, Шерлок вновь со стоном припал к этому желанному рту. Его руки заскользили к невысоким холмикам груди, тонкая ткань ее блузки не стала препятствием для жадных прикосновений. Диана тихонько застонала и крепче привлекла его к себе. Голова кружилась, весь мир вокруг замер и погрузился в звенящую страстью тишину, которая нарушалась учащенным биением их сердец и прерывистыми вздохами. «Мммм... Химия... Черт... ее возьми...»

«А-а-ах!» — посторонний звук из прошлого среди этой сладкой истомы и блаженной тишины резко полоснул по нервам. Страстный женский стон послышался с другого конца комнаты. Он неожиданно и мгновенно выдернул Шерлока из лихорадочного томления, его словно ледяной волной окатило, немедленно переключив в обычный рабочий режим. Он на секунду застыл, соображая, что это, а потом рывком отодвинулся от Дианы. Поднялся, машинально отправляя рубашку, нетвердой походкой пересек комнату и нетерпеливо схватил со столика у камина свой мобильный.

Ди, покинутая посреди лучшего в ее жизни поцелуя ради глупого телефона, ошалело уставилась на мужчину и хотела жутко обидеться. Но через секунду до нее дошло: Работа позвала и Шерлок побежал. Об этом много писал доктор Уотсон в блоге. Работа для Шерлока Холмса — самое главное и важное, ради нее он живет, все остальное отходит далеко на задний план. Ей требуется смириться с этим или бежать от него.

Диана понимала, что в ее случае, бежать нужно бы уже давно. Но это пока невозможно. Потому она смиренно села, поправила блузку и волосы, трясущимися руками налила себе бокал вина. Сердце еще стучало как сумасшедшее, по телу пробегала дрожь, но она приказывала себе успокоиться. Нужно что-то сказать, неловко молчать в такой дурацкой ситуации. Пригубив терпкий напиток, она решила проявить любопытство:

— Что это за звук? — ее тихий голос резко прозвучал в тишине.

Шерлок ошеломленно поднял голову от телефона, словно только сейчас вспомнил, что находится здесь не один. Да, похоже, так и есть. Его лицо стало вдруг очень смущенным.

— Это звук входящего сообщения. Извините, Диана, это по работе, мне нужно сейчас уйти, — сдавленно пробормотал он и почти бегом выскочил из комнаты, на ходу срывая с вешалки пальто и шарф.

Пара секунд и шаги Шерлока затихли на лестнице. Хлопнула входная дверь, Диана осталась одна. Звук SMS, надо же! Ну, у необычного человека и звуки в телефоне необычные. Хотя ей помнилось, что звук до этого был обыкновенным, она не раз слышала стандартное пиканье его айфона.

— Ничего-ничего, — проговорила она с грустной кривоватой усмешкой в пустоту комнаты, — можете бросать меня каждый раз, как зазвонит ваш проклятый телефон, я буду к вашим услугам, когда вы вернетесь.

Все, что она чувствовала в эту минуту — щемящая пустота, незавершенность. Так, словно у нее насильно отняли половину души. К сексуальной фрустрации добавилась немалая толика уязвленного самолюбия, но Ди решила, что это она переживет. Вздохнув, отставила бокал и взялась за пульт телевизора. Нельзя сказать, что она сердилась на Шерлока или была очень разочарована. Она понимала, что таков уж он есть, его не изменить. Если подумать, дурацкое сообщение пришло очень даже вовремя, оно помешало ей совершить большую ошибку в отношениях с этим невероятным и невозможным мужчиной.

Часы показывали около половины восьмого, она бы предпочла уйти к себе, да только ее костыли остались в спальне. Не будучи в настроении прыгать через всю квартиру на одной ножке, она с удобством откинулась на спинку дивана, подложила под бок подушку и принялась переключать каналы на телевизоре. Наткнувшись на популярный детективный сериал, Ди расслабилась и приготовилась продолжить этот вечер, если и без особенного удовольствия, источник которого убежал на поиски приключений, то хотя бы не без приятности.

~

Но судьба сегодня не особенно благоволила к девушке. Эпизод почти заканчивался и Диане не терпелось узнать, кто похитил бриллиантовое колье маркизы, когда снизу послышались голоса и шаги. О Господи, кто это? Хорошо бы, Шерлок вернулся.

Но нет, оказалось, пришли Джон и Мэри Уотсоны, видимо, частые гости в доме Шерлока Холмса. Супруги изумленно замерли в дверях гостиной, разглядывая девушку, с удобством устроившуюся на диване перед красиво сервированным столиком.

— А где Шерлок? — озабоченно бросил Джон, заглядывая на кухню, очевидно, ожидая увидеть детектива, склонившегося над микроскопом.

Мэри поставила переносную люльку с дочерью на диван и поспешила склониться над ребенком, расстегивая розовый комбинезончик малышки.

— И вам — добрый вечер, — Диана не была сторонником строгого соблюдения политеса, но элементарные понятия о вежливости уважала. — Мы ужинали, а потом внезапно появились важные дела и он убежал.

— Внезапно? — повторил Джон, нахмурившись. Плевать ему на этикет леди Дианы. Ему ни к чему лебезить перед ней, как это делают Холмсы, следуя каким-то им одним известным хитрым резонам.

— Да, ему пришла СМС-ка со странным сигналом: женский вскрик, если честно, весьма неприличный, и он сразу убежал куда-то.

Джон застыл, пораженный ее словами. Неприличный женский вскрик? Как??? Ирэн Адлер? Но откуда? Она жива? За секунду промелькнула сотня вопросов.

— Что за вскрик? — спросила Мэри, она закончила переодевать Роузи и подключилась к разговору. Потрясенное лицо мужа сказало ей все. — О! Неужели, это Ирэн Адлер?

— Ирэн Адлер? — Диана, нахмурив брови, задумалась — имя казалось смутно знакомым. — Ах да, вы же писали о ней, доктор Уотсон.

— Вы читаете мой блог? — спросил Джон с удивлением, как будто то, что юная блондинка может вообще что-то читать, выходит за рамки его понимания.

Девушка невозмутимо кивнула.

Мэри тоже явно заинтересовалась происходящим:

— Так это она?

— Не может быть. Она мертва, — Джон нервно провел рукой по волосам, приглаживая их. — Это точно.

Мэри рассмеялась:

— Да они все время это делают! Шерлок, Мориарти, мисс Адлер. Погибают и воскресают вновь. Что нам, обыкновенным людям, остается?

Джон бросил на жену тяжелый взгляд. Между ними действовал негласный уговор — не упоминать тот роковой прыжок Шерлока, ставший для доктора настоящей трагедией. К тому же, назвав себя обыкновенной, Мэри явно поскромничала: ей не раз приходилось разыгрывать собственную кончину, когда того требовала безопасность. Да, обычный тут, пожалуй, только он и вот эта зеленая девчонка.

Он снова взглянул на молодую леди на диване. Красивая, но совсем еще ребенок. Изнеженная принцесска. Как она может привлекать Шерлока? Чем? Смазливой мордашкой? Серьезно?.. Чертов хваленый гений в конце концов пленился милыми невинными глазками? У Адлер хотя бы незаурядный ум, отвага, кураж... Взгляд скользнул по столу: Шерлок явно постарался заказать ужин в дорогом ресторане. Свечи...

— Вы пили вино? — он взял в руки тяжелую бутылку элитного красного вина. — Ого, дороговато для обычного ужина! — он налил рубиновую жидкость в бокал Шерлока и отошел к камину, усаживаясь в любимое кресло.

— Да, пили, — сообщила Диана, которую резковатые и бесцеремонные манеры доктора слегка раздражали. — Владелец ресторана, кажется, Анджело, настоял, что дорадо нужно запивать только красным итальянским вином.

— Так он заказал это у Анджело? — весь вид Уотсона свидетельствовал о крайнем негодовании и неодобрении то ли действий Шерлока, то ли личности Дианы вообще. Ответа на вопрос не требовалось, скорее, это был вопль возмущения.

Девушка почувствовала, что упала в глазах доктора еще на несколько пунктов. Интересно, как быстро ей удастся достичь дна?

«Очевидно, этот Анджело — эксклюзивный поставщик обедов доктора Уотсона, — похихикала про себя Ди, — и другие не смеют есть его еду».

А Мэри меж тем лукаво рассматривала девушку.

— Я смотрю, вы не только вином угощались.

Ди не поняла, почему вдруг возник такой вопрос, и кивнула на стол: мол, еще рыба и салат — посмотри и увидишь.

Но Мэри продолжала глядеть на нее с какой-то насмешливой жалостью.

— У вас на нижней губе небольшой синяк, — улыбаясь проговорила она и звонко рассмеялась, когда Ди спешно прижала пальцы к губам и покраснела как вареный рак. То-то чувствовалось какое-то онемение после...

— Где-то ударилась, — смущенно пробормотала девушка, которую вся эта ситуация уже не забавляла, скорее, немного унижала.

— Несомненно, — милостиво подтвердила веселящаяся во всю Мэри.

Джон отвернулся и так резко поставил бокал на каминную полку, что тонкая ножка отломилась и вино выплеснулось прямо на бумаги, приколотые ножом к доске. Он поранился, но даже не обратил внимания. Не заметив и беспорядка, бывший военврач сел и мрачно уставился на огонь в камине. Его левая рука немного подергивалась, он привычно сжимал и разжимал кулаки.

Диана, сама не своя от смущения, решила поменять тему разговора, вернувшись к тому, что ее очень заинтересовало:

— И кто такая Ирэн Адлер? Почему она написала Шерлоку?

— Это любовь всей его жизни, — обронил Джон медленно и грустно.

Подобная рекомендация, естественно, совершенно не понравилась Диане: «Замечательно! Любовь всей жизни прислала сообщение, и он унесся куда-то... Хм, понятно куда!» Конечно, Диана понимала, что не стоит ревновать, и к тому же, у нее вряд ли имеется на это право. Между ними существует притяжение, но вряд ли Шерлок воспринимает это так, как она. Но поди объясни это своему глупому сердцу.

А Джон продолжал бередить свои и чужие раны, вспоминая давно минувшее.

— Когда они были вместе, между ними просто искры летали. Они оба так красивы и ровня друг другу по уму и складу характера. Она — беспринципная авантюристка. Опасна, словно дьявол, походя играет жизнями и смертями тысяч людей, — Джон помолчал, вспоминая. — Да, она его привлекала. Он был сам не свой, когда она исчезла.

Диана молчала, чтобы не раздражать доктора лишний раз, но в душе сомневалась, что эта Ирэн, какой бы умницей она ни была, так уж великолепно подходит Шерлоку, если она беспринципна и жестока. Шерлок Холмс совсем не такой. Сегодня она еще раз убедилась, что он — глубоко порядочный человек. Он способен как на хорошие, так и на плохие поступки, но разве это делает его особенным? Мы все такие.

Уотсоны ждали Шерлока еще часа полтора, а потом малышка Роузи проснулась и потребовала кушать. Супруги поспешно умчались, а Диана с остановками пропрыгала к себе в комнату за костылями, после чего убрала остатки ужина в холодильник, навела в гостиной порядок и ушла к себе.

Шерлок этой ночью так и не явился домой.

====== Глава 18 ======

вечер, понедельник, 16 марта 2015г.

Темз-хаус — штаб-квартира МИ5, Лондон

Сообщение от Ирэн Адлер оказалось не только провокационным, но и отличалось оригинальностью: «Моя любимая плеть сломалась сегодня, когда я вспомнила о вас. Давайте поужинаем!» Ее прошлые тексты были гораздо скромнее.

Плеть... Миссис Лэш*. Хм, кажется, игра началась. Шерлок отправился прямиком в МИ5, чтобы обсудить с братом план действий. Собственной способности защитить Диану он теперь не слишком доверял.

На подъезде к зданию Секретной службы детектив вдруг спохватился, что столь поспешный уход мог быть понят Дианой как-то не так... Неприятное холодное чувство поскреблось в грудь. Джон миллионы раз выговаривал ему, что не годится убегать от собеседника, прерывая разговор, только потому, что тебя посетила какая-то гениальная идея. А он убежал без объяснений не посреди беседы, а посреди поцелуя... Шерлок растерянно взлохматил волосы. Не хорошо? Похоже на то.

Но вроде он объяснил, что ему нужно уйти? Детектив облегченно выдохнул. Ну, конечно, он все объяснил. Он сказал: по работе. И она это поняла, ведь так? Хм. Женщины всегда все понимают не так. Он вспомнил, как униженно и долго Джон вымаливал прощение, когда они с Шерлоком так увлеклись расследованием, что пропустили более пятидесяти звонков от Мэри, у которой начались схватки.

Наверное, стоит извиниться за внезапный уход, на всякий случай?

В конце концов, он решил, что поскольку убежал по делу, связанному с Дианой, ей не на что обижаться и на время закрыл для себя этот неприятный вопрос, но червячок сомнения остался.

Ему пришлось немного подождать в роскошном офисе брата — тот вел напряженные переговоры с послом Китая. Появившись наконец в своем кабинете, Майкрофт окинул Шерлока внимательным взглядом и протянул, не скрывая насмешки и довольно потирая руки:

— Красное вино, братец? Какой-то особый случай? Ты же не любитель алкоголя...

Еще один острый взгляд: губы Шерлока чуть припухшие и более яркие, чем обычно, несомненно, следствие жарких поцелуев.

— Ага, случай — действительно особый! Тебя можно поздравить?

Шерлок с раздражением метнулся к зеркалу. Губы и правда немного опухшие и слишком розовые, а глаза по контрасту кажутся очень светлыми и выглядят странно блестящими. Крошечное алое пятнышко в уголке губ, несомненно, от вина. Он немедленно стер его. Что еще можно тут сделать? Только надеяться, что несносный родственник не будет насмехаться чересчур долго.

— Что случилось, почему ты предпочел общество старшего брата объятиям юной красавицы? — Майкрофт, не скрывая довольной ухмылки, плеснул себе виски из стоящего на столике графина и опустился в кресло. «Мамуля будет в полном восторге и перестанет, наконец, обзывать меня идиотом», — стремительное развитие событий его страшно радовало, кто бы мог подумать, что все пойдет так гладко. Устроившись поудобнее, он продолжил издевательства: — Только не говори, что испугался близости с крошкой и сбежал?

Шерлок ожёг его презрительным взглядом и, сев в кресло напротив, молча протянул свой телефон с текстом от Ирэн Адлер. Майкрофт недоуменно поднял брови, но прочел SMS.

— Итак, Лэш — все-таки Адлер, — заключил он, возвращая телефон.

— Она в Англии. И, вероятно, ей известно, что Диана у меня.

— Согласен. Гипотетически, мы можем установить откуда она отправила это сообщение, но что это даст? Адлер могла быть, где угодно. Такие, как она, не пользуются подобной ерундой, — он кивнул на айфон, который Шерлок все еще держал в руке.

— Что, если я отвечу?

— Не торопись. Если она — миссис Лэш, то рассчитывает на долгую игру. Сама себя проявит. Ответив так скоро, ты выдашь заинтересованность. Это ни к чему, верно? Но нанести упреждающий удар нам просто некуда. Нужна информация.

— Значит, надо ждать очередного хода. Если она — Лэш, наверняка попытается заставить нас поверить, что она отступилась от идеи похитить Диану.

— Да, усыпить нашу бдительность. Мы, разумеется, попробуем определить, откуда отправлен текст. Но на многое тут я не рассчитываю. Злодей-консультант мертв и больше ей не помощник, но и сама мисс Адлер далеко не новичок в плетении интриг, — Майкрофт нахмурился, раздумывая, какую тактику выберет доминантка на сей раз.

— Какие-нибудь новости о русском?

— Никитский сейчас в Токио, пытается захватить часть бизнеса у босса тамошней мафии. Бесполезное мероприятие, но это у них там любимое развлечение, вроде нашей охоты на лис или крикета. Одно хорошо, в ближайшие недели ему точно будет не до похищения девочки, на кону его шкура.

— Отрадно слышать, — заявил Шерлок, вставая.

Выходя из Темз-Хауса, Шерлок обнаружил, что ему написал Крейг. Программист слил на жесткий диск все 2906 писем с сервера, обслуживающего электронную почту Михаила Никитского. Шерлок, поймал такси и отправился к хакеру, который жил на юго-востоке Лондона, в Элтеме.

~

вторник, 17 марта 2015г.

Гринвэйл-роуд, Элтем, Лондон

«Ничего», — Шерлок устало откинулся на спинку стула и потер затекшую шею. За плотно зашторенным окном угадывался пробуждающийся день. Без малого три тысячи писем русского мафиози не дали почти ничего. Есть, конечно, упоминания о явно незаконных сделках, но к теме поисков они не относятся. Контрабандой пусть занимаются полиции Китая и России.

Личные письма Никитского рисовали портрет циничного негодяя и прожигателя жизни, бесконечно скучающего от своего богатства и оборзревшего от вседозволенности. Разнузданный и пустой внутри человек.

Шерлок надеялся найти переписку с исполнителями похищения, но посланий, которые можно истолковать, как поручение похитить девушку, не было. Видимо, договаривались лично или по телефону. Или это вообще ложный след, и к похищению не имеет отношения.

Единственной зацепкой, связывающей Никитского и Ричарда Уэсли, стало личное послание, которое в октябре 2014 года Михаил отправил сэру Питеру Кроули. Русский мобстер и британский баронет — явно близкие приятели, сошедшиеся на почве прожигания жизни на различных курортах мира. Сэр Питер и по сей день занимает важный пост советника министра по внешнеэкономическим связям.

В постскриптуме Никитский передавал приветы лорду Эдену, у которого отличные охотничьи собаки и прелестная сестра — именно в такой последовательности. По скулам детектива заходили желваки. Это письмо Шерлок немедленно переслал Майкрофту, который ответил весьма лаконично: «Принято». Скорей всего, деятельность Кроули будет в ближайшее время тщательно проверена спецслужбами.

В комнату вошел Крейг, добродушный веселый толстяк лет двадцати пяти. Он грузно опустился на стул рядом с Шерлоком и поставил перед ним кружку горячего кофе.

— Отдохни, ты всю ночь просидел над этой тарабарщиной. Не знал, что ты читаешь по-китайски и по-русски.

Детектив устало потер глаза, сказывалась вторая ночь без сна. Поднеся к губам кружку, нехотя объяснил:

— Хорошо я понимаю только кантонский диалект. К счастью, этот тип на нем и пишет. Русский знаю прилично, большинство писем именно по-русски, — Шерлок сделал глоток, крепкий черный кофе постепенно приносил желанную бодрость. — Тебя не засекли?

— Не-а, — ухмыльнулся Крейг, — они даже не поймут, что их защиту обошли. Ламеры.

Шерлок кивнул, в компетенции хакера он не сомневался, тот действительно хорош в проникновении в защищенные сети.

Взгляд Шерлока рассеянно прошелся по комнате. Привлек внимание букет цветов, притулившийся на столике в углу. Вместо вазы приспособлена стеклянная банка из-под лечо. Детектив вяло удивился — к чему цветы в берлоге Крейга? Белые розы среди путаницы разноцветных кабелей, наваленных коробок с CD, внешних жестких дисков и прочего упорядоченного хаоса обстановки дома, типичного для компьютерного гика, смотрелись явным диссонансом.

— У тебя появилась девушка? — единственное объяснение. Сыщик-консультант еще раз оглядел помещение на предмет вещей, которые могли бы принадлежать женщине. Ничего.

— Была, — Крейг расстроенно потер переносицу, поправляя очки в тонкой оправе. — Позавчера расстались. Я тут накосячил, вот просил прощения, — он кивнул на букет, — но она пока не сдается. Жаль было выбрасывать.

Шерлок, которого обычно абсолютно не волновали подобные истории, как и любые досужие разговоры, вдруг заинтересовался:

— А что ты натворил?

Программист замялся и поерзал на стуле.

— Да у нас с ней было свидание... а тут мне друг звонит, мол срочно нужна помощь, — Крейг расстроенно взъерошил длинные курчавые волосы: — Короче, я и сорвался к нему, а ее оставил в кафе. Вот, — он шмыгнул носом, — теперь буду прощение вымаливать.

Детектив задумался и помрачнел. У него-то ситуация еще хуже, если подумать. Правда, Диана не соглашалась быть его девушкой и вряд ли согласится когда-нибудь. Да он и не попросит. Но он бросил ее на середине поцелуя. И этот стон Ирэн вместо сигнала... Она же подумает бог весть что... Он вздохнул и уставился на цветы, прожигая их испепеляющим взглядом.

«Тоже купить, что ли? В знак извинения?» — он покачал головой и резко поднялся, кратко прощаясь с Крейгом. Просить прощения всегда так невыносимо трудно, никогда не знаешь, как отреагирует другой человек. Может, как Джон когда-то — разобьет тебе нос?

Широкими уверенными шагами он вышел из дома хакера, нетерпеливо оглядывая пустынную улочку в поисках такси. Ничего. Брови детектива сошлись на переносице, он зашагал по направлению к более оживленной Уэст-Маунт-роуд.

Весеннее ласковое солнце, щебет птиц и набухшие почки на деревьях радовали всех в это утро, но он не обращал на них внимания. Шел и твердил как мантру, что он — Шерлок Холмс, ему не нужны никакие отношения и чувства. Стоит дать слабину и в голову лезет всякая сентиментальная чушь. Разве не научила его история с Адлер, что подобные вещи только портят жизнь, что они — залог проигрыша? Ему, человеку, который выше всего ценит логику и блестящую игру, человеку, который наслаждается лишь победой над сильным противником, не нужна никакая любовь.

Но перед глазами упорно вставали большие серьезные серые глаза, белокурые локоны и влажные пухлые губы.

~

Только столкнувшись в прихожей с миссис Хадсон, Шерлок вдруг сообразил, что абсолютно не знает, как вести себя с Дианой. Он понятия не имел, изменились ли их отношения, благодаря ошибочному, но, глупо отрицать, прекрасному поцелую. Вдруг она действительно обиделась? Или уже считает их любовниками? Сам он уверен, что чувства ему не нужны. Как же держаться с ней?

— Шерлок, что ты замер в дверях, будто увидел привидение? — донесся до него недовольный голос миссис Хадсон, которая торопилась в кафе к мистеру Чаттерджи. — Кстати, — встрепенулась старушка, пытаясь в то же время сдвинуть его, чтобы он не загораживал входную дверь, — вчера приезжали Уотсоны. Роузи так подросла, такой прелестный ребенок! Джон просил передать, что зайдет сегодня после семи.

— Хорошо, миссис Хадсон, — голос детектива звучал вяло. Он наконец освободил дорогу домовладелице и, кивнув охраннику, с несвойственной ему нерешительностью стал медленно подниматься по ступеням, оттягивая момент неизбежной встречи.

Плохо, что без него приезжали Уотсоны. Что Диана сказала им? И, главное, что они опять наплели ей? Мэри и ее язык становились настоящей проблемой. Да и Джон не отстает. Нужно поговорить с ними начистоту в самое ближайшее время. Он не позволит обижать девушку напрасно.

Наконец, ступеньки кончились. Не торопясь, он избавился от пальто и шарфа, и прошел в комнату. В гостиной не осталось и следа от их вчерашнего ужина. Из кухни слышался тихий голосок Дианы, которая кому-то что-то объясняла. Оттуда плыл аромат жареного бекона.

Шерлок заглянул в кухню, удивляясь, кто это зашел к ним с утра. Но увидел лишь Диану в изящном белом платьице. Девушка ловко орудовала деревянной лопаточкой, переворачивая бекон на сковородке.

— Понимаешь, Ларри, — говорила она, указывая на румяный бекон, — если мы добавим чабрец до жарки, а не в конце, как это делаю я сейчас, он пригорит. Вкус будет совершенно испорчен.

Шерлок несмело вошел в кухню, не зная, какой прием его ожидает. Диана оглянулась на его тихие шаги. На лице мелькнула счастливая улыбка, но она мгновенно сменилась озабоченностью.

— Шерлок! — она быстро выключила плиту и повернулась к детективу. — Вы так бледны, что-то случилось?

Искренняя забота и тревога в ее голосе и ошарашили, и обрадовали. Она не сердится!

Диана озабоченно вглядывалась в него, а Шерлок жадно любовался ею. Нижняя губа заметно опухла, и слева виднеется крошечный кровоподтек. Очевидно, вчерашний поцелуй был несколько грубоват для таких нежных губок. Нужно учесть это, когда они будут цело... Стоп! О чем он? Не он ли только что клялся больше никогда не позволять себе всего этого? Да и она говорит «вы», не пытается обнять его, значит, между ними все по-старому? Это же замечательно, что она не приняла всерьез его вчерашнюю ошибку. Просто прекрасно, но он почему-то почувствовал легкую досаду.

— Вы очень бледны, — повторила девушка озабоченно, — Как вы себя чувствуете, не заболели?

— Со мной все хорошо, Диана, — Шерлок старался звучать убедительно. Он осмотрелся по сторонам: — С кем вы разговаривали?

— С Ларри, — Диана указала на банку с насекомым. Таракан сидел на листе салата и задумчиво пошевеливал длинными усищами.

— Вы дали ему имя? — улыбка тронула губы помимо воли.

— Конечно, — улыбнулась в ответ девушка. Но тут же стала серьезной: — Вам нужно поесть. Позавтракав, вы почувствуете себя намного лучше.

Она тут же засуетилась около стола, сооружая Шерлоку аппетитный сандвич с беконом, сыром и помидорами.

— Спасибо. Я прекрасно себя чувствую, — он вдруг осознал, что все утро находился в страшном напряжении. Да и две ночи без сна сказывались, он уже не так молод все-таки. И вот оказавшись здесь, рядом с Дианой, которая по-прежнему улыбается ему и тревожится, он расслабился и успокоился. Против всяких доводов логики, его согрела теплая ласковая улыбка. — Может быть, мне нужно немного поспать.

Она поставила перед ним тарелку с сандвичем и вновь повернулась к плите. Он невольно залюбовался ее уверенными, грациозными движениями. Видимо, сегодня нога беспокоит ее меньше.

~

Шерлок проснулся, когда день уже клонился к вечеру. Лучи послеобеденного солнца наполнили комнату живыми красками. Некоторое время мужчина лежал, не двигаясь, взгляд бездумно скользил по стенам.

Бывшая спальня Джона выдержана в спокойных холодноватых тонах, обои с геометрическим рисунком слегка выцвели. Четко выделялись более темные четырехугольники от фотографий, которые Джон забрал, перебравшись в новую квартиру. Вся мебель бывшего соседа осталась здесь. В новую жизнь он не взял ничего, что могло напомнить о Бейкер-стрит. Шерлоку подумалось, что и брать-то тут особенно нечего, он виновато скосил глаза на комод, один из углов которого хранил следы его неудачного эксперимента со взрывчаткой.

Шерлок вздохнул, замечательное было время. Ну, зато теперь у Джона все отлично. То, о чем он мечтал всю жизнь: семья, стабильная работа. Если в голову доктора временами и влетают дурные идеи, вроде переписки с той леди, все это пройдет со временем.

С улицы доносился голосок миссис Хадсон, та оживленно переговаривалась о чем-то с соседкой. Шерлок привычно отключил надоедливый звук и потянулся. Странно, но сейчас он действительно чувствовал себя отдохнувшим и бодрым. Приняв душ, спустился вниз. Прошелся по пустой гостиной, заглянул в кухню — никого. Очевидно, Диана в своей комнате. Это хорошо. Не мешает. Не отвлекает. Здорово. Почему-то настроение резко упало.

Сыщик-консультант неохотно занялся делами. Проверил входящие звонки и сообщения. Шесть непринятых звонков от Лейстрада. Это интересно, но может надолго оторвать его от Бейкер-стрит. Шерлок поморщился, не хотелось оставлять девушку одну, враги дьявольски хитры и он не надеялся даже на самых опытных агентов Майкрофта. Сообщение от Мэри, она напоминала, что Джон приедет к семи вечера, просила быть дома. Что-то случилось? Важный разговор? Ладно, посмотрим.

Детектив занялся обычными разгадками мелких случаев и преступлений, которые он мог решить, не вставая с кресла. Для него это стало почти ежедневной рутиной, и в то же время часто спасало от смертельной скуки. Популярность, помимо ненужной суеты и нежелательного внимания прессы, имела и положительные стороны: он больше не бесился от безделья. Множество людей обращались к нему со своими проблемами и, кроме неизбежных чепухи и спама, в его распоряжении всегда теперь имеются десятки больших и малых загадок и кейсов.

Переведя взгляд на догорающее в камине пламя, он задумался, так ли уж он отличается от Михаила Никитского, который живет в вечной погоне за развлечениями, чтобы не оставаться наедине с самим собой. Что не так с подобными людьми?

Диана целый день работала над идеей расширения сферы деятельности клуба, которую уже одобрила Ванесса. Когда наступил вечер, она тихонько вышла на кухню и принялась готовить обед, дополнив его остатками вчерашнего пиршества.

Шерлок вскоре бросил свои занятия и присоединился к ней. Соскучившись за целый день, он был рад возможности побыть с ней и даже порезал зелень и грибы для супа. Его влечет к этой девушке, как магнитом. Но он не признал бы этого вслух и понимал — это не сулит в будущем ничего хорошего, ведь рано или поздно Диана исчезнет из его жизни.

~

За обедом весело болтали и много шутили. Диана про себя удивлялась, почему Шерлока считают угрюмым, мизантропическим одиночкой. Беседа, впрочем, не выходила за рамки общих тем. Вчерашней сцены не касались, словно ее и не было. В то же время, чувствовалось, что поцелуй изменил их отношения, сделал их неуловимо интимнее, на несколько шагов ближе.

Сегодня Диана строго-настрого приказала себе лишний раз даже не смотреть на Шерлока. Но задача оказалась непосильной и ее решимость терпела позорное поражение: как можно устоять и не любоваться этими блестящими кудрями, точеными скулами и изменчивыми глазами, которые сегодня кажутся бирюзовыми? А широкие плечи, обтянутые бледно-голубой рубашкой? Она не могла не замечать, что так же нравится ему. С ней он так мил!

Удивительно: она беседовала с гением, с человеком, чей интеллект далеко выходит за грани разума обычного обывателя, и при этом не ощущала себя глупым ребенком или тупицей. Разговоры с Шерлоком всегда были ей интересны, даже если он ударялся в высокие научные сферы. Совершенно не чувствовала она и разницу в возрасте и опытности, хотя с братом и его ровесниками ей обычно трудно было находить общие темы. Они знакомы всего несколько дней, но он уже стал близким человеком, почти другом. И это по-настоящему пугало. Жаль, что с Шерлоком Холмсом ей абсолютно ничего не светит.

А Шерлок все время напоминал себе, что они — не пара, что он не должен смотреть на Диану как на женщину, только как на клиентку. Но то и дело забывался. Руки так и тянулись: то отвести непослушный локон, упавшей ей на щеку, то помочь подняться, чтобы она не напрягала ногу. Ему было жарко от взглядов Дианы и сам он не мог оторвать глаз от ее прелестного лица, от изящной фигуры.

Сбивающее с толку, иррациональное чувство зависимости. Ощущение кружащего голову счастья, которое захлестывало его, стоило ей войти в комнату. Это чувство он не смог бы трактовать при помощи своего гениального разума. Гораздо больше, чем простая химия, которой он привык презрительно объяснять сантименты. Он не до конца понимал природу этого чувства, а Шерлок ненавидел чего-то не понимать. Злился на себя за эту неуместную щенячью влюбленность, и, вместе с тем, изумлялся: он и не предполагал, что способен на подобное, но успокаивал себя, что это пройдет, он избавится и от этой зависимости.

После обеда они перешли в гостиную с кофе, намереваясь скоротать вечер перед телевизором. Ди непременно желала, чтобы теперь Шерлок выбрал, что им смотреть. Тот долго щелкал каналами, делая критические замечания по поводу состояния масс-медиа и телевидения в Британии, потом остановился на программе, посвященной памяти австралийского любителя животных и популярного телеведущего Стива Ирвина.

Шерлока заинтересовал отважный натуралист. Он вновь подумал, что разновидностей адреналиновой наркомании так много, и люди, подверженные ей, живут риском и часто умирают очень рано и по-глупому. И все-таки программа была сделана в жизнерадостном ключе — много шуток, смешных историй.

Шерлок и Ди сперва сидели чинно, на разных концах дивана. Но через некоторое время, незаметно для себя, придвинулись друг к другу и переместились в центр. Рука Шерлока зачем-то обвилась вокруг талии девушки. А головка Дианы самым естественным образом опустилось на его плечо. Они болтали и смеялись, впервые за день чувствуя странное облегчение, словно до этого делали что-то неправильное, а сейчас, наконец, все в порядке.

Шерлок серьезно увлекся сценой переноски огромного морского крокодила, поселившегося в опасной близости от общественного пляжа. Он уже хотел раскритиковать то, как неправильно один из работников держит за хвост огромную рептилию, но семиметровый гигант вдруг резко махнул мощным хвостом и разбросал носильщиков по сторонам. Маневр такой неожиданный и, главное, был снят так мастерски, что Диана вздрогнула, испугавшись, и прижала ладонь ко рту. Шерлок нашел необходимым тут же прижать ее еще поближе...

На этом их идиллия прервалась. Джон Уотсон, который уже несколько минут смотрел на них из темноты, стоя на лестничной площадке, холодно и резко произнес:

— Добрый вечер. Я не помешаю, если присоединюсь к вам?

Его внезапное появление в гостиной стало для парочки полной неожиданностью. Не очень приятной. Шерлок удивился, что не слышал его шагов. Впрочем, с ним такое теперь постоянно происходит. Да, Диана отвлекает...

Они удивленно воззрились на гостя, на секунду застыли, краснея и постепенно осознавая свое слишком уж интимное положение. Потом резко как по команде отодвинулись на приличное расстояние. Со стороны это смотрелось довольно комично, но Джону не хотелось смеяться. Хотелось что-нибудь разбить. Конечно, он сдержался, как ни в чем не бывало прошел к своему креслу и с видимым спокойствием сел, сжимая левую руку в кулак.

— Шерлок, ты не против уделить мне несколько минут, — холодный, официальный тон.

Детектив заметно напрягся. Доктор игнорирует Диану, даже не пытается выказать дружелюбие. Что с ним? Почему он так враждебно настроен? Это странно и так необычно для Джона, который любит общение.

Диана, разумеется, понимала, когда она — лишняя. Более того, до нее вдруг дошла причина его резкой и малообъяснимой антипатии к ней. Она сейчас отчетливо разглядела ее в печальных глазах Джона, устремленных на Шерлока. Любовь? Кто-то испытывает собственнические чувства к другу? «Извините, доктор, но почему вы ведете себя как собака на сене?» — хотелось спросить, но она, естественно, промолчала, прикусив губу, чтобы не ляпнуть лишнего. Не грациозно поднялась на ноги и пробормотала, обращаясь к Шерлоку:

— Пойду приберусь на кухне, а потом уже отдыхать.

Она направилась к двери, опираясь на костыли и мысленно ненавидя их. Выйти бы сейчас из комнаты легкой, женственной походкой, но нет, приходится ковылять на этих отвратительных костылях!

— Доброй ночи, — она обращалась к обоим мужчинам.

Но ответил только Шерлок, он галантно проводил ее до кухни и прикрыл за ней дверь, подарив на прощание виноватую улыбку.

Медленно опустившись в кресло, напротив Джона, детектив задумчиво свел ладони вместе, приняв излюбленную для размышлений позу, и взглянул на приятеля:

— Ты что-то имеешь против Дианы?

— Нет, — покривил душой Джон, — с чего ты взял? Да и вообще, с каких пор тебя волнует, что кто-то задевает чьи-то нежные чувства? — взгляд исподлобья многое сказал Шерлоку о настроении друга. Очень сердит. Но на кого? На него? На Диану? Детектив не мог понять причин недовольства доктора. Он не любил гадать.

— С этих самых пор меня волнуют чьи-то чувства, Джон, — Шерлок пронзительно глянул прямо в печальную темную синеву глаз Джона, но быстро потупил взгляд. — Ты же всегда хотел, чтобы они меня волновали. Что теперь-то не так?

— Все так, — губы доктора Уотсона кривились в злой усмешке. Да, он сильно зол, раз так улыбается, даже, скорее, взбешен. — Все замечательно, Шерлок. И я прекрасно отношусь к Диане, она чудесным образом на тебя влияет. Надеюсь, я не сильно поменял ваши планы на вечер? — снова улыбка, напоминающая, скорее, оскал хищного зверя.

Гениальный детектив-консультант ответил взглядом, в котором явственно читалось непонимание:

— Не сильно, — он вздохнул и оставил пока попытки выяснить, что происходит с другом. — Как Роузи? Жаль, вчера мне пришлось уехать по делам...

— С ней все хорошо, — нетерпеливый жест, свидетельствующий, что Джон не даст увести беседу на посторонние темы. — Что ты творишь?

Шерлок снова с изумлением поднял взгляд светлых глаз:

— Джон, ты можешь сказать прямо, что у тебя за обида на меня?

— Прямо, так прямо. Ты крутишь два романа одновременно? — Шерлок поднял бровь, удивленно и недоумевающе. — Ирэн Адлер жива, как я понимаю. И когда ты собирался рассказать, что все эти годы вы тайно общались? И как это у вас происходило? Страстные ночи в Хай-Уикоме, тайные свидания с обедом в «Харвестере»? — Джон наклонился вперед и с видимым нетерпением ждал ответа.

Шерлок в раздражении сжал губы: Джон издевается, что ли?

— Все совсем не так, Джон, — он устало прикрыл глаза, — поверь, что бы ты не думал, мы не были любовниками. Я не отвечал на ее сообщения, она мне никогда не была нужна.

— Прекрасно, — Джон не поверил, но немного расслабился. — Ну, а сейчас-то у тебя какие дела с доминанткой, в разгар горячего романа с леди Дианой? — последние два слова были произнесены слегка пискляво, как будто доктор неудачно пытался изобразить девушку. — Ты собираешься рассказать или ты не доверяешь мне, теперь, когда у тебя есть... — он не договорил, не в силах выдавить слово «возлюбленная».

Шерлок возмущенно посмотрел на лучшего друга, руки крепко впились в подлокотники кресла:

— Джон, у тебя нет никаких причин сомневаться в моей дружбе, — он опустил глаза, и Джон почувствовал угрызения совести. — Ты самый близкий мне человек и всегда останешься им, — Шерлок немного помолчал, попытавшись расслабиться. — По поводу Адлер я расскажу. Но откровенность за откровенность: почему ты так недолюбливаешь Диану?

— Я предвижу, ты будешь страдать, когда вы расстанетесь, — спокойно ответил друг. Затем слегка повысил голос: — Заметь, я не говорю «если», я говорю «когда вы расстанетесь». Она не из тех, кто будет бесконечно терпеть твои выходки. Она — не я и даже не Молли. Мэри, кстати, того же мнения. К тому же, будь реалистом: она на десяток лет моложе тебя. Это очень большая разница в интересах и мировоззрении. Особенно с тобой.

— Ну, допустим, у меня со всеми людьми на свете большая разница в интересах и мировоззрении, — Шерлок слабо улыбнулся. Довольно горькая вышла улыбка. Он сознавал правоту Джона, но что-то мешало ему отступиться. — То есть считаешь, что она слишком хороша для меня, так?

— Шерлок, ты сам всегда говорил, что не понимаешь всех этих сантиментов и эмоций. Что они не для тебя. И это действительно так, я уверился в этом за годы нашей дружбы. Ты испортишь жизнь и себе, и ей. Я говорю это как твой лучший друг, как тот, кто любит тебя. Ты прекрасный человек, но терпеть тебя сможет далеко не каждый. И уж точно не полная амбиций зеленая девчонка.

Все так же не поднимая глаз, Шерлок медленно кивнул внутренне соглашаясь с доводами Джона. Ничего нового Уотсон не сообщил, все это ему самому прекрасно известно. Но сердце сжимается от чего-то. «Да, сантименты — это трещина... где-то там...» — он не помнил сейчас своей любимой фразы...

~

Очередное сообщение от Ирэн Адлер пришло незадолго до полуночи. После ухода Джона, Шерлок продолжал сидеть в гостиной, наблюдая, как угли в камине то гаснут и покрываются серой коркой пепла, то вспыхивают яркими язычками пламени. Негромкий, но резкий вскрик Ирэн разорвал тишину. Шерлок моментально напрягся, стряхнул владеющую им меланхолию.

«Отсюда видна только эта скучная вода, запертая глупой плотиной, и огни Голливуда. Угадайте, где я, и приезжайте. Давайте поужинаем».

Детектив задумался. Что это значит? Она так и будет интриговать, ничего не предпринимая? Плотина, вода — на Темзе несколько шлюзов. Голливуд… Галиматья какая-то… Шерлок не видел смысла разгадывать ее шарады. Он переслал текст Майкрофту. Тот почти сразу перезвонил.

— По первому сообщению Адлер отследить не удалось. Что думаешь о тексте? Эта шарада как раз для тебя.

— Не вижу смысла гадать пока что. Ясно, что имеется в виду Темза. Шлюзов на ней хватает, из них Ричмондский шлюз расположен в наиболее фешенебельном районе, такой могла бы выбрать Ирэн, если бы не хотела привлекать к своему местонахождению лишнее внимание. Но причем тут этот Голливуд?..

— Я тоже не понимаю. Хорошо, братец. Будь на связи, как только что-то прояснится.

Комментарий к Глава 18 * Фамилия Лэш — от англ. lash — «плеть».

====== Глава 19 ======

среда, 18 марта 2015г. 221б

Бейкер-стрит, Лондон

Утро началось для Шерлока с привычной уже эрекции и ледяного душа, который, как он уже установил, помогал лишь до тех пор, пока он не встречался с Дианой.

Спустившись вниз, он обнаружил, что девушка уже хлопочет на кухне. Детектив нашел, что в тонком белом вязаном джемпере и темно-синих леггинсах она выглядит очень мило и женственно. Сегодня Ди готовила настоящий британский завтрак: поджаренный до румяной корочки бекон, яичница, фасоль в томатном соусе и нарезанные помидоры.

Миссис Хадсон, заглянувшая к ним этим утром, похвалила ее хозяйственность, столь нетипичную для современных девиц, которые зачастую просто заказывают еду в ресторанах. Старушка сменила гнев на милость, оценив, как чисто в квартире и, особенно, на кухне. А главное, как тихо ведет себя Шерлок — даже скрипка молчит по ночам! Уже несколько дней подряд ни взрывов, ни выстрелов. Теперь домовладелица забегала по утрам по-дружески поболтать с Дианой.

Несмотря на аппетитные запахи и уговоры Дианы, Шерлок почти не притронулся к еде. Съел пару долек помидора и придвинул к себе чашку кофе. Впрочем, он догадался смягчить свой отказ мягкой улыбкой, увидев нахмуренные бровки хозяйки:

— Сытость отупляет, мне нужно подумать.

Ди хотела возразить, но сдержалась: кто она такая, чтобы указывать Шерлоку Холмсу, что ему нужно делать. Кивнула и продолжила есть, молча и очень тихо, боясь случайным стуком вилки или ножа потревожить мыслительный процесс гения.

Шерлоку и в самом деле было над чем подумать, хотя он заявил брату, что местоположение Ирэн не имеет значения, но чувствовал, что вчерашнее сообщение может стать важным, если авантюристка начнет действовать. После второго SMS почти невероятно, что Адлер не имеет отношения к попытке похищения Дианы. Слишком
много тут совпадений. Ох, опять эти совпадения...

Однако, наблюдать краем глаза за Дианой оказалось гораздо интереснее, чем гадать о действиях, которые могла бы предпринять неугомонная доминантка.

Вскоре на лестнице послышались тяжелые шаги явно усталого человека. Диана подняла голову, прислушиваясь. Напряглась. Неужели опять Уотсон? Она уже боялась его появлений. Доктор отталкивал ее, открыто отвергая все попытки подружиться.

— Кто-то идет?

— Лейстрад, — спокойно ответил Шерлок, расслабленно откидываясь на спинку стула.

— Новое расследование?

— Вероятно, — Шерлок был сейчас рад отвлечению. — Привет, Грэг!

Детектив-инспектор Скотланд-Ярда просто задохнулся от удивления, а потом расплылся в довольной улыбке. Диана, не знавшая вечно повторяющейся шутки Шерлока с именем детектива-инспектора, поспешила поздороваться.

Лейстрад залюбовался мирной и необычной для Бейкер-стрит картиной: надо же, Шерлок Холмс тут в полной мере наслаждается домашним уютом: добрый британский завтрак, прелестная молодая женщина. А он сам с пяти утра на ногах, вся еда — стаканчик отвратительно-холодного кофе по дороге на место преступления. Детектив-инспектор бросил жадный взгляд на бекон и яичницу и Шерлок жестом пригласил его за стол:

— Налетай, подождет твое дело пять минут.

Лейстрад немного помялся: помешал людям завтракать, так еще и на еду напросился! Но Диана быстро наполнила тарелку, и он с удовольствием присоединился к паре за столом. Да, прекрасно приготовленная домашняя еда — как же скучал по ней детектив. Он и сам не готовил и выбирал спутниц жизни, которые не умели, да и не хотели стряпать. Вот у Шерлока, похоже, глаз на женщин наметан... Кто бы мог подумать! Но он ведь сразу понял, что мисс Уэсли — замечательная девушка. Круто повезло мужику!

Собрав посуду, Ди занялась наведением порядка на кухне, а мужчины перешли в гостиную.

— Ну, что у тебя? — поинтересовался Шерлок, которого забавлял благостный и сытый вид Лейстрада после еды.

— Серийный убийца. Сегодня найден уже второй труп женщины. О первом, найденный в мусорном баке в районе Поплар, я тебе сообщал, но ты не соизволил отреагировать. И вот сегодня — второе убийство на Боу-Коммон-лейн, около железнодорожного виадука.

— Почему ты думаешь, что они связаны между собой? — Шерлок не был впечатлен. Убийствами такой огромный город, как Лондон, не удивишь.

— В обоих случаях, жертву сперва ударили сзади чем-то вроде булыжника, так определили криминалисты, затем задушили — на шее, достаточно характерные отпечатки. Было бы здорово, если бы ты глянул трупы, я приказал перевезти их в Бартс.

— Насилие?

— Нет. Во втором случае, даже кошелек и золотая цепочка на месте. И ни одной зацепки, ни одного свидетеля.

Лейстрад протянул Шерлоку фотографии. Тот с опаской взглянул на изображения: помнил, как дурно ему стало, когда на одном из снимков оказалась молодая блондинка, немного схожая со спины с Дианой. На сей раз жертвами были женщины возрастом от тридцати до тридцати пяти лет. Обе брюнетки с короткими волосами. Шерлок взял папку с делом.

Дебби Лэнгдон стала первой жертвой. Тридцать пять лет, не замужем. Работала официанткой в кафе под названием “JP’s”, жила в Вулвиче. Не ясно, как ее тело оказалось в мусорном ящике неподалеку от ее работы, но не по дороге к станции метро.

Вторая жертва — тридцатидвухлетняя Мэри-Джейн Али, в разводе, кассир в мини-маркете на Боу-Коммон-лейн, жила неподалеку от работы, на Белтон-уэй. Направлялась домой после смены, убийца напал на нее перед железнодорожным виадуком.

— Разница всего три дня — очень уж часто для серийного маньяка, — задумчиво протянул сыщик-консультант, листая дело. — Обычно они долго готовятся ко второму преступлению. Впрочем, не удивлюсь, если он не новичок и уже убивал прежде.

— Вполне возможно. Убийства такими методами встречались и раньше, в том числе и среди «глухарей», — откликнулся полицейский. — Нам бы изловить эту птичку, заставим ее петь и раскрыть нам душу.

— Он будет только счастлив сделать это, — кивнул Шерлок. — Род занятий жертв — сфера услуг, возраст, — продолжал анализ данных Шерлок, — и довольно много общих черт во внешности. Похоже, на манию.

Он закрыл папку и отдал Грэгу.

— Можно предположить, что убийца живет или работает где-нибудь в Восточном Лондоне. Возможно, в Стратфорде. Посещает местные кафе и магазины, где встречает потенциальных жертв. Я зайду сегодня к вечеру к Молли, постарайся, чтобы данные экспертизы по обоим телам были у нее.

— Хорошо, — Лейстрад пришел в прекрасное расположение духа: Шерлок взял это совершенно безнадежное дело, гора с плеч!

~

После ухода полицейского Шерлок еще некоторое время обдумывал детали дела. Отправил Мэри сообщение, спрашивая, свободен ли Джон сегодня вечером. Через несколько минут пришел жизнерадостный ответ: «Джон к твоим услугам после четырех. Я рада, что ты решил заняться делом!» Шерлок хмыкнул, он все еще немного дулся на Мэри за ее откровения, и написал Джону: «Бартс, в 16.00. С Мэри я договорился».

Консультирующий детектив бегло просмотрел газеты — пресса уже во всю вопила об «Ист-эндском душителе». Ничего нового или интересного он, естественно, не нашел. СМИ, как всегда, только сеют панику к великой радости преступника, который ради этого все и затеял.

С маньяками все обстоит не так, как с обычными убийцами. Мотив их действий: болезненное наслаждение пополам со страхом и одновременно жажда быть пойманным, стать известным, обсуждаемым. Они всегда поступают очень продуманно, долго планируют преступления. Они дьявольски хитры и осторожны, гордятся собственными умом и изворотливостью. Как поймать такого преступника? Можно надеяться только на какую-то его оплошность, мелкий просчет, который тот допустит, слишком уж наслаждаясь тем вниманием к его деятельности. Ист-эндский маньяк явно зачастил с эпизодами, и это знак, что он может допустить ошибку.

Размышления Шерлока прервал сигнал о входящем сообщении. Глянув на экран, Шерлок в изумлении уставился на текст от Майкрофта: «Ирэн Адлер у дверей твоего дома».

Бросился к окну и, не скрываясь, выглянул на улицу: нет причин таиться за занавеской. Ирэн Адлер действительно стояла напротив входа в 221б, вальяжно опираясь спиной о лакированный бок Майбаха.

«А вот и серебристый автомобиль, который мог принимать участие в похищении Дианы», — мрачно подумал сыщик.

Как будто почувствовав взгляд Шерлока, Ирэн подняла голову и посмотрела прямо на него, улыбка расцвела на ярко накрашенных губах. Она призывно махнула ему рукой, побуждая спуститься. Шерлоку, совершенно не ожидавшему ее действий так скоро, удалось сохранить маску безразличного спокойствия на лице. Он кивнул в ответ. Затем направился в свою комнату — к встрече необходимо подготовиться.

Его всегда восхищала смелая, агрессивная игра, которую неустанно ведет Ирэн. Он ждал какого-то дерзкого хода и она не обманула его надежд. Знать бы, с чем она приехала. Шерлок надел пиджак, аккуратно поправил воротник рубашки, размышляя, не взять ли пистолет. Потом решил, не стоит — Эта Женщина, конечно, сам дьявол в юбке, но он будет выглядеть крайне глупо, угрожая ей оружием.

~

Женщина, которую когда-то звали Ирэн Адлер, слегка переменила позу, положив руку на блестящую крышу роскошного автомобиля. Удобная машина, жаль, от нее придется теперь избавиться — засветилась. Но так нужно для дела. Впрочем, засветился у агентов МИ5 не только серебристый Майбах 62S Landaulet. Ирэн чувствовала себя, как под прицелом нескольких снайперских винтовок. А чутье никогда ее не подводило. Впрочем, они продумали план до мелочей, сбоя быть не может и требуются лишь терпение и дерзость. Она убрала ненужный теперь телефон в карман короткого жакета из русского темно-шоколадного соболя. Звонить детективу даже не пришлось, его явно предупредили агенты. Прекрасно.

Интересно, не вырвала ли она его из объятий этой несчастной девицы Уэсли? Похоже, бледная простушка — настоящее ничтожество — чем-то заинтересовала нашего Ледяного принца. Как он смотрел на нее во время похорон этого неудачника, ее братца! Ах, знать бы раньше, что вас, мистер Холмс, привлекают белобрысые простофили, какую комбинацию можно бы разыграть... Ну, у нас все впереди, не так ли?

Но у Ирэн Адлер, которая ныне звалась Евой Лотербах, не было времени на особенно долгое ожидание. В тридцать шесть она знала, что еще лет пять-десять сможет продержаться на плаву в профессии, а потом придется избрать менее рисковое и занимательное поприще. Угнетало, что до сих пор она так и не составила состояния, соответствующего ее амбициям и потребностям. После катастрофы в Карачи, едва не стоившей ей жизни, она потеряла почти все.

Пришлось начинать практически с нуля, окрутив бельгийского эрцгерцога. Престарелый аристократ отличался приличным состоянием и полным отсутствием воли. Последнее ярко проявилось на его лице — бедняга был практически лишен подбородка. Ирэн быстро промотала его деньги и соскучилась. От скуки завела интрижку с женой родственника супруга, везет ей на принцесс! Тут трагическая «случайность», приключившаяся с эрцгерцогом, сделала ее знатной, но небогатой вдовой. К несчастью, в дело вмешался Интерпол и местная полиция, которых натравили влиятельные родственники усопшего и оскорбленный муж принцессы.

И снова новое имя, новое место, новые интриги. Так ее носило по миру, ненасытные амбиции требовали роскоши, блеска, везде и всюду она должна быть госпожой положения, играть чужими судьбами. Но реальность такова: максимум, что светит в ближайшем будущем — тихое-спокойное место хозяйки в каком-нибудь загородном BDSM-клубе. Такая перспектива решительно не устраивала Ирэн. Она не для того всю жизнь боролась за место под солнцем в мире, где мужчины — господа и решают все, не для того она ставила их на колени, играла по-крупному и на равных! Она ничуть не хуже их! И заслужила власть и деньги.

И братьев Холмс она тогда переиграла. Если бы Шерлок в последнюю минуту не решил ее загадку, она уже была бы королевой! Чертов Шерлок...

Ага, вот и он... Как же хорош! Просто шикарен! Все-таки умные мужчины с годами становятся только красивее. Еще одна несправедливость этого мира...

~

Шерлок нашел, что Ирэн очень мало изменилась с момента последней их встречи в Карачи более трех лет назад. Может, черты лица стали немного резче, но он не брался судить об этом, не считая себя знатоком женской красоты. По-прежнему во всеоружии своего ремесла, одета с навязчивой, пускающей пыль в глаза роскошью, видимо, дела идут хорошо. Он с раздражением отметил, что все еще не может прочитать ее. Все те же знаки вопросов, вместо ответов.

— Здравствуйте, мистер Холмс, — Ирэн жадно рассматривала его. Читала в нем что-то? Он бы не удивился. — Рада, наконец, вас увидеть.

Шерлок помедлил с ответом, стараясь сохранять невозмутимый вид. Он не собирался играть в вежливость с Ирэн, или как теперь ее зовут? Она доставила слишком много неприятностей Диане, и снова пытается навязать ему игру по своим правилам.

— Что привело вас сюда, мисс Адлер? Или я должен называть вас теперь миссис Лэш?

— Вы разгадали мой маленький ребус? Отлично, я так и знала, — Ирэн явно была довольна. — Что же касается плетей — в любое время, когда только пожелаете, я к вашим услугам! — она дерзко улыбнулась ему и кивнула на машину: — Здесь так многолюдно. Сядем, прокатимся немного, — предложила она с дразнящей улыбкой. — Мне кажется, у нас есть, о чем поболтать, мистер Холмс. Мы не виделись так давно.

Рядом с машиной стояла навытяжку рыжеволосая молодая женщина в строгом черном костюме — водитель и охранник, очевидно. Ирэн кивнула ей, и та поспешила открыть дверцу автомобиля и помочь своей госпоже устроиться на комфортабельном кожаном сидении цвета слоновой кости. Бесшумно закрыв дверцу, она торопливо обошла машину и, открыв противоположную дверцу, почтительно замерла в ожидании Шерлока.

«Интересно, куда делась Кейт или, как там звали ту женщину?» — мелькнуло в голове у Шерлока. Он чувствовал, что из-за тонированного стекла автомобиля, его прожигают глаза Адлер. Чуть поколебавшись, он неохотно сел в машину.

Дверца за ним захлопнулась, и он оказался в роскошном салоне Майбаха, наедине с Ирэн. Водитель отделен звуконепроницаемой перегородкой. Не подавая вида, что его напрягает тет-а-тет с авантюристкой, которая не раз доказывала, что доверять ей, как и расслабляться в ее присутствии, нельзя, он с показным спокойствием расположился в кресле, вытянув длинные ноги, благо салон автомобиля представительского класса это позволял.

Машина плавно тронулась с места. Ирэн, улыбаясь, предложила вина, но Шерлок лишь мрачно покачал головой.

— Я скучала, мистер Холмс, а вы игнорируете меня, — мягко упрекнула она, — не отвечали на мои предложения. — Шерлок промолчал, он не собирался вести пустые беседы с Этой Женщиной. Ирэн гнула свою линию:

— Я решила пригласить вас покататься и, может быть, поужинать. Хочу побыть немного в вашем обществе.

Шерлок и на это не ответил. В его молчании ощущалось холодное, отстраненное неодобрение, но Ирэн продолжила, не обращая внимания на явное нежелание детектива говорить на отвлеченные темы:

— Как поживает доктор Уотсон? Слышала, он женился! Я была поражена! Думала, он что-то понял из нашей беседы в Баттерси. Выходит, трусишка так и не решился!.. — Ирэн расхохоталась, позабавленная нерешительностью Джона. — Впрочем, это было ожидаемо: он явно из тех, кто слишком зависим от того, что скажут люди. Он не такой, как мы с вами…

Шерлок не собирался обсуждать с этой авантюристкой Джона, а тем более его брак. Недоуменно выгнув бровь в ответ на ее насмешки, он произнес нетерпеливо:

— Я ожидал более содержательной беседы, мисс Адлер.

— Что ж, давайте говорить на важные темы, — Ирэн была довольна, что ей удалось задеть детектива и хоть немного вывести на эмоции. — Скажите мне, вы, наконец, проголодались?

Шерлок не видел никакого смысла в поддержании флирта, которым пыталась завлечь его доминантка — у него иммунитет против ее чар, и он решил действовать напролом:

— Давайте лучше поговорим о вас. Давно вы занимаетесь похищением людей? Неужели ваш бизнес идет так плохо, что вы решили заняться таким хлопотным делом?

— По-прежнему так прямолинеен! — Ирэн рассмеялась от души. — Но вы шутите, Шерлок? Я никогда не занималась ничем подобным. Это планировалось лишь как маленькая безобидная услуга старому другу.

— Платная?

Ирэн расхохоталась:

— Вы же меня знаете, я вынуждена зарабатывать на жизнь.

— А имя этого друга можете мне открыть? — Шерлок знал, этот вопрос покажется наивным, но был шанс, что Ирэн сболтнет при этом что-то, что может стать зацепкой. Ему нужен хотя бы легкий намек, что за всем этим действительно стоит Михаил Никитский.

Улыбка Ирэн стала еще более насмешливой:

— Поверьте, его имя вам ничего не даст, он редкий гость здесь.

«Вот оно. Наниматель — иностранец, нечасто бывающий в Англии. Вероятно, Ирэн уверена, что мы не подозреваем о связи Михаила Никитского с похищением Дианы», — Шерлок был удовлетворен даже такой малостью, подтверждающей их с Майкрофтом выводы, и решил копнуть еще.

— Но он настолько близкий друг, что вы идете ради него на преступление?

— Ну, Шерлок, не ревнуйте, — она картинно прижала руку к груди, — хотя мне очень приятна ваша заинтересованность. Но это действительно просто мой старый друг, — Ирэн дразнящим движением провела рукой, затянутой в дорогую лайковую перчатку от Hermès, по рукаву его пальто. — И потом, какое преступление? Никто меня ни в чем не сможет обвинить! — она нагло усмехнулась, заметив негодование, которое пробилось сквозь его холодный фасад. — Нет, это ее мерзавец-родственник пошел на ужасное преступление, чтобы погасить свои долги. Я тут абсолютно ни при чем!

— Ну и зачем же этому вашему «редкому гостю» понадобилась девушка, которая мирно жила в маленьком городке?

— Поверьте, в отношении этой особы у моего знакомого были самые благородные намерения.

Шерлок сжал челюсти, подавляя ненужные сейчас эмоции.

— Просто он занятой человек, ему некогда ухаживать за юной кокеткой, да он и не видит в этом веселья, — Ирэн помолчала, вспоминая высоченного красавца русского — блондина с ярко-синими глазами. И чего ради на эту бледную немочь Уэсли ведутся такие мужчины! Уж Ирэн знала толк в женской красоте и умела ее ценить. Ах, «английская роза» — смазливая мордашка и только. Ладно Михаил — он большой ходок по дамам, ему наплевать на интеллект — лишь бы юбка была, но Шерлок Холмс? Это более чем неожиданно.

Она обратилась к детективу, заглядывая ему прямо в глаза со всей искренностью, какую только могла изобразить:

— Вы приняли большое участие в этой юной леди. Охраняете ее, — Ирэн горько улыбнулась: — Вижу, что вы изменились. Игра уже не так увлекает вас, верно?

Шерлок молча наблюдал за доминанткой и терпеливо выжидал, какую тактику она изберет для своей игры. Ирэн продолжала:

— Хочу отплатить вам добром за добро — ведь я обязана вам жизнью. К тому же, сэкономим ваши силы и ресурсы вашего брата, которые идут на защиту крошки. Отныне вы можете быть спокойны: мой клиент куда-то пропал. Ему не до веселья сейчас — похоже, бедняга откусил кусок, который ему не прожевать. Потому, контракт аннулирован и у меня нет больше никаких интересов, относительно мисс Уэсли. Собственно, как только вы вмешались в это дело, вы связали мне руки, — Ирэн игриво улыбнулась, снова накрывая руку Шерлока своей и слегка пожимая ее. — Я бы не пошла против вас, вы можете доверять моему слову.

— Отлично, — голос Шерлока звучал предельно сухо, — рад, что вы проявляете благоразумие. Однако, не думаю, что закон посмотрит сквозь пальцы на тот ущерб, который вы уже причинили мисс Уэсли.

— Закон? — Ирэн весело расхохоталась. — Вы действительно изменились, мистер Холмс! Теперь вы уважаете законы и стали законопослушным ханжой? Ну же, Шерлок! — снова легкое прикосновение к руке. — Может, поужинаем где-нибудь? — лукавый тон, маскировал разочарование, потому что Ирэн отлично видела, что детектив не заинтересован ни в продолжении беседы, ни в ее обществе.

— Нет, благодарю, я по-прежнему не голоден, — прозвучал холодный ответ. Он взглянул на мелькающие за окном автомобиля дома: — Я выйду у Мраморной арки, если вы не против.

— Жаль, я надеялась, вы передумаете, — ее рот изогнулся в улыбке, которую Шерлок принял за издевательскую. Но Ирэн преисполнилась горечи: отчего она совсем не волнует этого мужчину? Его заинтересовала какая-то глупая девчонка, а не она. Неужели возраст?

Ирэн коротко приказала водителю остановиться на Парк-лейн. Автомобиль плавно затормозил и Шерлок поторопился выйти — он рад был оказаться подальше от опасной и непредсказуемой авантюристки.

— Прощайте, мистер Холмс, — Ирэн наклонилась вперед, чтобы поймать взгляд Шерлока, который готов был уже захлопнуть дверцу. — Надеюсь, в следующую нашу встречу вы будете ко мне более расположены.

«И не надейся!» — зло подумал Шерлок, а вслух бросил:

— Прощайте, мисс Адлер, — и уже без промедления закрыл дверцу.

Ему не терпелось вернуться на Бейкер-стрит, нужно увидеть Диану и убедиться, что с ней все в порядке. Он перешел Парк-лейн и, пройдя квартал по Оксфорд-стрит, свернул к Портмэн-сквер, чтобы срезать путь. И тут рядом с ним мягко затормозил знакомый черный лимузин.

====== Глава 20 ======

среда, 18 марта 2015г.

Госпиталь св.Варфоломея, Смитфилд, Лондон

Братья Холмс долго и обстоятельно обсуждали встречу с Адлер, просчитывая наиболее вероятные сценарии, которые могут стоять за ее желанием убедить их, что девушке ничего не грозит. Слишком грубая и малоубедительная игра, но все же имелась примерно двадцатипроцентная вероятность, что она действительно полна благодарности и отступается, чтобы не причинять беспокойства Шерлоку. Интуиция, к которой детектив привык прислушиваться, говорила, что не стоит доверять словам женщины, живущей интригами и обманом. Слишком хорошо известно, что Ирэн не гнушается никакими методами в игре. Ничто из прошлого доминантки не внушает доверия к ее слову.

Братья решили пока ничего не говорить своей подопечной, убрать слишком явное наблюдение, оставив камеры и пост охраны внутри. Майкрофт считал, что агента тоже можно убрать, поселив его, к примеру, в дом напротив. Но Шерлок настоял, чтобы агент находился в квартире. Начинается расследование серийных убийств, ему не хотелось оставлять девушку без надежной защиты. Так будет спокойней.

~

Он прибыл в Бартс за четверть часа до назначенной встречи с Джоном. Остановился у входа в знакомое четырехэтажное здание. Заставил себя посмотреть вверх: вот с этой крыши ему пришлось тогда прыгнуть в неизвестность.

Когда-то, до последней роковой встречи с Мориарти, он был здесь частым гостем, сутками пропадал в прекрасно оснащенных лабораториях. Но после возвращения не любил приезжать сюда. Здесь все напоминало, как жестоко поплатился он за самоуверенность и гордыню. Два года, выкинутые из его жизни, и два года, выкинутые из жизни Джона. Все, что случилось после Прыжка — закономерное наказание за боль, причиненную другу.

Мужчина неохотно вошел и знакомой дорогой направился в морг. Серое однообразие стен Бартса давило, как будто смыкалось вокруг. Шерлок помотал головой, пытаясь стряхнуть всю эту сентиментальную чушь. Его привело сюда Дело, сейчас не время для излишней чувствительности.

Молли Хупер не оказалось в лаборатории, и он заглянул в ее маленький офис, рядом с секционной. Девушка склонилась над столом и прилежно записывала что-то в толстую конторскую книгу в черном переплете.

Только увидев ее, Шерлок вспомнил, что недавно она сердилась на него. Впрочем, не смог припомнить, чем провинился на этот раз — наверное, удалил. Он слегка замялся на пороге, не зная, какой прием его ожидает. Вдруг пришло на ум, что хотя он никогда не понимал настроений и эмоций большинства женщин — было банально неинтересно — однако, отлично чувствует эмоции Дианы. Сразу же понимает, в каком она настроении. Осознание этого почему-то обрадовало, и губы сами собой растянулись в легкой улыбке.

Теплая улыбка Шерлока произвела на Молли, которая в этот момент оторвалась от бумаг, не особенно приятное впечатление. Она редко видела искреннюю улыбку на лице вечно ледяного гения. Когда Холмс хотел быть вежливым и добрым (читай: когда ему что-то нужно), он растягивал губы в гримасу, означающую улыбку, но по сути таковой не являющуюся. Настоящая улыбка, затрагивающая глаза, наполняя их необъяснимым светом, до сей поры адресовалась лишь к доктору Уотсону. Ну, а теперь еще и к леди Фу-ты-ну-ты — так Молли назвала про себя Диану. Девушка не обольщалась: улыбается Шерлок собственным мыслям, а не ей.

«Наверно, замечтался о ночи любви с мисс Задавакой», — она нервно сжала ручку, чуть побледнев от сдерживаемых эмоций.

— А, Шерлок, привет! Проходи, — Молли заранее решила разыгрывать гордое равнодушие. Она прекрасно понимала, что сильно опоздала с подобной тактикой, но лучше поздно, чем никогда. Впрочем, вряд ли Шерлок вообще что-то заметит. Несмотря на многократные уверения, что «она считается» и «они друзья», она прекрасно видела, что не нужна Шерлоку. Да, он с ней добр, но из чувства благодарности, а, может, из жалости.

Молодая женщина махнула рукой на стул для посетителей:

— Садись, придется немного подождать. Нужно заполнить формы для полиции прежде, чем ты приступишь к осмотру.

Детектив расслабился. Упреков не последовало, подруга настроена мирно. Посчитав инцидент исчерпанным, он присел на неудобный пластиковый стул и решил скоротать время за просмотром почты, но тут Молли нарушила молчание:

— Как продвигается ваш роман?

Шерлок поднял голову, недоуменно глядя на нее. Потом глаза его немного сузились: понятно, какой роман имеется в виду.

— Это не роман, Молли. Моя клиентка нуждается в защите.

— Да, я знаю. Превосходно, — Молли продолжала писать. — И почему я не миниатюрная блондинка? Тогда, вполне вероятно, ты тоже нашел бы, что мне требуется защита.

Холмс промолчал, просто не видел смысла вступать в обсуждение этого нелепого предположения. Ему, конечно, хотелось возразить, что за тридцать восемь лет жизни он встречал немало привлекательных миниатюрных блондинок, но ни одна ни в малейшей степени не заинтересовала его. Так что дело не в цвете волос и не в фигуре. Хотя и сам он не до конца понимал, что именно привлекает его в Диане. Химия, мда. Но он промолчал, справедливо полагая, что тема скользкая и неминуемо спровоцирует новый взрыв ненужных эмоций. Пусть считает, как ей нравится.

Повисло неловкое молчание, лишь шуршала бумагами Молли, да с улицы доносился мерный гул транспорта. Шерлок чувствовал ее душевное напряжение, оно тяготило и его, потому он искренне обрадовался, когда минут через десять в кабинет ворвался запыхавшийся Джон. Молли, быстро подписав бумаги, ушла готовить тела к осмотру.

Друзья вышли в коридор и задержались возле автомата с кофе. Доктор привычно сунул Шерлоку стаканчик с горячим напитком. Детектив заметил, что левая рука Уотсона судорожно подрагивает, под глазами ясно обозначились следы неспокойной ночи и, возможно, злоупотребления алкоголем.

— Ты плохо спал? — встревожился Шерлок, — Может, лучше поедешь домой и отдохнешь?

— Нет, все нормально, — Джон слегка улыбнулся. — Роузи не давала нам спать... Беспокоит животик. Дома все равно не будет покоя. С тобой я отдохну гораздо лучше, чем с вопящим младенцем, поверь! Хотя иногда вас трудно различить.

Шерлок неуверенно улыбнулся. Он терпеливо сносил подколки Джона, понимал, что сам как друг — далеко не подарок.

— Ладно, если уверен, что будешь в порядке, — в голосе Шерлока не прозвучало особенной уверенности в том, что друг будет в так уж в порядке с ним. Однако, кое-каких вещей они старались не касаться, потому он резко сменил тему и выложил новость: — Я встречался с Ирэн Адлер.

Джон подавился кофе и закашлялся.

— Что? Когда? — его темно-синие глаза тревожно обежали лицо друга, отыскивая признаки возможного отравления.

Детектив подавил настоятельную необходимость закатить глаза к потолку.

— Сегодня днем. Это она стояла за попыткой похищения Дианы, как я и предполагал.

— Где же вы встречались? Почему мне не сказал? А если бы она опять тебя одурманила? — Джон выпаливал вопросы, возмущенный обычным легкомысленным отношением Холмса к опасности.

— Не было времени, — привычно оправдывался детектив-консультант. В конце концов, Джон сам виноват, что больше не живет в 221б и не всегда доступен. — Она появилась сегодня в полдень на Бейкер-стрит. Неожиданно даже для агентов Майкрофта. Вызвала меня вниз, поговорить. Уверяла, что Диане больше ничего не грозит, ее клиент якобы исчез. Но я ей не доверяю.

Джон вздохнул спокойней уже после полученного утром сообщения от Шерлока. Он был рад, что начинается расследование такого крупного дела, это должно отвлечь приятеля от неуместного увлечения. Теперь появился реальный шанс, что детектив скоро избавится от этой докуки. Доктор признавал, что Шерлоку Холмсу, возможно, иногда и не хватает разрядки в виде хорошего секса — это сделало бы его жизнь полнее. Но конкретно эта девушка не годится для отношений без обязательств. Она все испортит. Несмотря на запретные чувства к другу и неизбежную ревность, что гложет его, Джон решил, что если уж представлять Шерлока, обнимающего кого-то, он скорее смирился бы с Ирэн Адлер, чем с Дианой Уэсли.

— Я считаю, если она так сказала, нет оснований не верить, — Джон излучал спокойную уверенность. — Подумай, к чему ей играть? В чем тут выгода? Дело закрыто, — он довольно потер руки. — В любом случае, девушке у тебя не место. Ты должен это понять, Шерлок.

Тот ничего не ответил. Он не мог согласиться с Джоном, но не хотел сейчас спорить. Ирэн Адлер в прошлом вела довольно сложную игру. Вспомнить хотя бы ее внезапные исчезновения и появления. Конечно, у нее в советчиках тогда был гений-Мориарти. Но и сама она доказала, что является опасным и коварным противником.

~

Загадка, которую преподнес полиции «Ист-эндский душитель», показалась Шерлоку весьма интригующей. Два трупа и ни одной надежной зацепки. Это серьезный вызов.

По характеру повреждений удалось установить лишь, что убийца — мужчина, среднего телосложения, со слабо выраженной мускулатурой. Возраст от 28 до 55 лет. Рост от пяти футов девяти дюймов до пяти футов одиннадцати дюймов. По отпечаткам пальцев на шее жертв понятно, что убийца правша. Руки некрупные, без колец, вряд ли привычен к физическому труду. Возможно, офисный работник. Кисти рук некрупные, размер перчаток 8 или 8,5. Удар по голове тупым орудием может свидетельствовать о неуверенности преступника в собственной физической силе. Нападая сзади, маньяк вначале резким ударом по голове лишал жертву возможности сопротивляться, а затем уже душил. Удар недостаточно сильный, он не мог проломить череп или надолго лишить сознания, но оглушал и дезориентировал несчастную.

Джон привычно записывал все, что говорил Шерлок во время обследования тел. Типы, убивающие исподтишка, были особенно ненавистны Уотсону. «Этого гада нужно остановить, и никакая Диана Уэсли не будет отвлекать Шерлока от этого дела!» — решил он.

После осмотра тел, друзья встретились с Лейстрадом в Нью-Скотланд-Ярде. Поделившись догадками насчет убийцы, Шерлок затребовал записи камер наблюдения с мест работы жертв, а также данные наружных CCTV, расположенных около мест преступлений, но Грэг смог предоставить им пока только записи видеокамер по убийству Дэбби Лэнгдон, первой жертвы. С записями по второму убийству еще работали полицейские криминалисты. Их можно будет получить только через пару дней.

— Интересно, что они хотят там увидеть? — хмыкнул Шерлок. — Даже если убийца спляшет им канкан на месте преступления, им все равно не опознать его.

— Протокол расследования, — пожал плечами Лейстрад, который тоже понимал, что ничего там не найдут, раз уж сразу ничего не увидели. Он больше других был заинтересован, чтобы вся информация как можно быстрее попала к детективу-консультанту. Начальство требует немедленных результатов, как будто он волшебник. Если кто и волшебник, то только Холмс, но без улик и он ничего не сделает.

Шерлок внимательно просматривал новые документы по делу, с удобством расположившись в кресле инспектора. Уотсон и Грэг выжидающе помалкивали, стоя над ним. Телефон сыщика, небрежно брошенный на стол, вдруг коротко завибрировал. Холмс на секунду отвлекся от протокола и просмотрел сообщение, словно давно его ждал.

Грэг с любопытством подался вперед:

— Новости по делу душителя?

— Нет. Это отчет охраны, на Бейкер-стрит все тихо, — он каждые пару часов получает сводку с Бейкер-страт: «Объект на месте». Все, что требовалось знать, чтобы продолжать спокойно работать.

Не заметив изумленных взглядов приятелей, Шерлок вновь углубился в бумаги.

От Лейстрада друзья поехали на Бейкер-стрит, детективу не терпелось просмотреть записи с камер. Он настаивал, чтобы Джон возвращался домой отдыхать, но тот ни за что не хотел оставить Шерлока одного. Мэри немедленно захотела помочь с расследованием, когда доктор посвятил ее в ход дела. Оставив Роузи с соседкой, женщина примчалась на Бейкер-стрит, и они с Шерлоком засели за просмотр записей. Фото всех мужчин, которые подходили под описание преступника, данное Шерлоком, заносили в отдельный файл. Джон жутко хотел спать и, чтобы рассеяться, удалился в кухню, где, налив себе стаканчик виски, решил еще раз просмотреть документы расследования.

~

вечер, среда, 18 марта 2015 г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Диана закрыла ноутбук и устало потерла глаза. Незаметно подкрался вечер. Шерлока не было дома целый день. Она успела уже и пообедать без него, и немного поработать в своей комнате. Мысли все время возвращались к неутомимому герою, хотелось знать, где он и чем занят... Как не гнала она эти мысли, вредные и ненужные, они все равно упрямо крутились в голове.

Наконец, со стороны гостиной послышался шум и, заключив, что вернулся хозяин, Диана решила предложить ему перекусить. Она уже знала, что заставить детектива есть — сложная, почти невыполнимая миссия. Но если не делать этого, он и не вспомнит о еде. Нужно попытаться. Хотя бы сделать кофе.

Она никак не ожидала, что столкнется на кухне с Джоном Уотсоном. Кухонный стол был завален распечатками и фотографиями. Доктор рассматривал документы, потягивая виски. Из гостиной слышались голоса Шерлока и Мэри Уотсон, они явно о чем-то спорили.

Джон увлекся, стараясь отыскать малейшие зацепки в данных экспертизы, которые упустили криминалисты и Шерлок, поэтому услышал неровные шаги Дианы, только когда та вошла в кухню. Доктор резко поднял голову, прерывая размышления и раздраженно уставился на девушку. Крошка действительно мила, темно-серый спортивный костюм подчеркивает все как надо. Светлые волосы эффектно контрастируют с темной тканью. Джон пришел в еще большее раздражение: вот сейчас ее увидит Шерлок и весь рабочий настрой пойдет насмарку. Они с Мэри уже решили, что детектив во время расследования не должен встречаться с мисс Уэсли.

Краснея под ощутимо неприязненным взглядом доктора, Ди неловко застыла на пороге. Прекрасно понимая, что бывший военный врач открыто выражает, что она тут — лишняя, все-таки заговорила:

— Добрый вечер! — Джон не ответил, продолжая сверлить ее неприветливым взглядом. — Будет ли Шерлок обедать?

— Нет, — Уотсон саркастически улыбнулся, внутри все кипело. Он вдруг взбесился о того, что воспринял как навязчивость и даже наглость этой юной особы. — Не переживайте. О нем есть, кому позаботиться! Обходились как-то без вас все эти годы.

Диана вздрогнула, пораженная резкостью его тона и откровенной грубостью, и слегка отпрянула, как будто он ее ударил. Она многое могла бы сказать доктору о «неустанной» заботе друзей о Шерлоке Холмсе, но, право, стоит ли? Это только расстроит Шерлока. Поэтому лишь молча кивнула, усилием сдерживая подступившие слезы, и медленно направилась обратно в спальню.

Из гостиной до нее донесся встревоженный голос Шерлока (ах, этот голос):

— Джон, что ты сказал? Это Диана?

— Нет, я сам с собой рассуждаю. Успокойся! — прорычал доктор.

Джон, естественно, не был собой доволен. Обижать девочку, которая ведет себя, как назло, так кротко, совсем не в его стиле. Но что делать? Он обязан беречь покой Шерлока. Так будет гораздо лучше для всех и для девушки в первую очередь. Она еще ребенок и не понимает, какое несчастье может ее постигнуть, если она позволит себе полюбить невыносимого социопата. Ее кротость и наивность — точно не те качества, которые могут надолго удержать внимание капризного и непостоянного гения. Этим двоим следует находиться подальше друг от друга.

~

18 — 22 марта 2015г.

Лондон

В двенадцатом часу ночи телефон Мэри ожил: звонила соседка Уотсонов, Кейти. Никак не уложить Роузи, а завтра ей рано на работу, она просила родителей вернуться и забрать свое чадо. Мэри, с энтузиазмом просматривавшая уже второй диск с камер кафе “JP’s”, нехотя поднялась.

— Поехали, — кивнула она Джону, суетливо собиравшему документы, на которых он уже успел вздремнуть. Джон — жаворонок по натуре, а после дежурства в клинике и беготни с Шерлоком чувствовал себя разбитым и сонным.

Шерлок продолжал проматывать видео в поисках подходящих объектов, не обращая внимания на сборы Уотсонов.

— Шерлок, поехали с нами! Мэри сможет завтра помочь, пока я буду на работе.

— Да, Шерлок, так будет гораздо быстрее. Одна голова хорошо, а две — лучше!

Шерлок оторвался от экрана и устало посмотрел на друзей.

— Я бы не хотел надолго оставлять Диану... — начал он, но его прервал дружный смех Уотсонов.

— Ты и не оставляешь, агент внизу, помнишь? Все будет в порядке, она уже большая девочка, прекрасно проживет денек без тебя, — Мэри всегда так убедительна.

Шерлок неохотно покорился, потому что вдвоем смотреть записи действительно гораздо быстрее. Мэри — все-таки тренированный наблюдатель. Жаль только, что он хоть мельком не увиделся с Дианой. Не хотелось признавать, но он соскучился, хотя и не должен себе этого позволять. Обидно находиться так близко и не иметь возможности хотя бы взглянуть на нее. Но дело от помощи Мэри может выиграть, да и Джона не хочется обижать отказом.

Укачав крошку Розамунд в рекордные сроки, Мэри вновь присоединилась к поиску подозрительных мужчин, посетителей кафе. Джон пытался помочь им, но откровенно клевал носом, так что в конце концов был отправлен спать.

Шерлок просматривал видеозаписи из кафе остаток ночи и все утро. Джон, собиравшийся в клинику, совсем как в старые времена поставил чашку кофе рядом с ноутбуком детектива. Мэри, которой удалось поспать несколько часов, периодически помогала с просмотром, то и дело переключаясь на Роузи или приготовление завтрака. Наконец, далеко за полдень были отсмотрены данные с камер кафе за всю неделю до убийства. Им удалось выделить пять мужчин, подходящих по приметам на роль подозреваемого. Теперь нужно дожидаться записей по второй жертве, чтобы установить, не посещал ли кто-нибудь из них мини-маркет, в котором работала вторая женщина.

— А если никого из них не обнаружим? — Мэри носила хнычущую Роузи по гостиной.

— Значит, тупик, но что делать? Мы попытались. Он же не призрак, должен где-то засветиться.

— Ой, я тебя умоляю! Ты прекрасно знаешь, камеры можно легко обойти. Наконец, можно пробраться в офис охраны и стереть данные или фальсифицировать их...

— Да-да, — Шерлок рассмеялся, откидываясь в кресле, — но, надеюсь, мы имеем дело с обыкновенным преступником, а не с тренированным агентом.

Он глянул на часы.

— Съезжу-ка домой на пару часов, — начал детектив, поднимаясь.

— Зачем? Через три часа вернется Джон, сможете обсудить результаты наших поисков. Поспи тут, мы с Роузи пойдем наверх и не будем мешать.

Шерлок был уже порядком измучен занудной ночной работой, охранник только что прислал отчет, что с Дианой все в порядке, поэтому он легко поддался на уговоры. Мэри помогла ему устроиться на диване и ушла с малышкой, чтобы не мешать детективу отдыхать.

К вечеру Лейстрад привез им записи видеокамер по второму убийству. Шерлок и Мэри вновь погрузились в просмотр занудных хроник. Вечером третьего для, в воскресенье, подвели итоги — один из подозрительных мужчин, предположительно, появлялся и в мини-маркете, и в кафе. Точнее сказать невозможно: в кафе он прятался под капюшоном, надвинутым на глаза, в мини-маркете покупал пиво и сосиски, скрывая физиономию под бейсболкой. Тип упорно держал голову под наклоном, рассмотреть черты лица оказалось невозможно. Манеры и фигура, несомненно, похожи, но невозможно утверждать, что это один и тот же человек. Неизвестно, знал ли он о камерах, но ни одна из них — ни на улице, ни внутри — не поймали его лица даже мельком. Но, во всяком случае, с этим можно работать. Это первая зацепка.

План действий обговорили с Грэгом, решили, что Шерлок допросит завтра напарника Дэбби Лэнгдон, Саида Аль-Джамиля, а Джон узнает, не знаком ли тот таинственный посетитель кому-нибудь в мини-маркете на Боу-Коммон-Лейн.

Той же ночью детектив, несмотря на протесты Джона, приехал-таки домой, не в силах больше противостоять желанию увидеть Диану. Кроме того, нужно же, наконец, переодеться. В четыре утра Шерлок добрался до Бейкер-стрит. Кивнув агенту, прошел прямо в свою комнату, переоделся, привел себя в порядок, а потом уж спустился вниз, в гостиную, заглянул в кухню. Никого. Естественно, ночь — Диана спит.

Он долго колебался перед дверью в свою бывшую спальню, а затем все-таки тихонько отворил дверь. Свет из коридора косым лучом упал на кровать, высвечивая изголовье, подушку и голову крепко спящей девушки. Ее светлые волосы в беспорядке рассыпались по подушке. Непослушный локон упал на лицо и щекотал носик, который во сне забавно морщился. Шерлок осторожно, чтобы не потревожить спящую, наклонился и убрал прядь от лица девушки. Несколько минут просто смотрел на нее, испытывая при этом совершенно новые ощущения — нежность, робость, какие-то неопределенные трепетные эмоции, которым он не смог бы подобрать названий. Вернее, мог бы, при желании, конечно: «Любовная чушь», «Горячечный бред» и тому подобное.

Устрашенный силой собственных переживаний, Шерлок осторожно выбрался из спальни и побрел на кухню, посмотреть, не приготовила ли Диана чего-нибудь и на его долю. Но поесть толком ему не удалось, пришло сообщение от Лейстрада. В районе Поплар обнаружено тело третьей жертвы.

====== Глава 21 ======

воскресенье, 22 марта 2015г.

Поплар, Ист-Энд, Лондон

Черно-желтые ленты оградили участок Крисп-стрит возле многоквартирного дома из серого кирпича, где произошла трагедия. Несколько зевак уже торчали у припаркованных рядом полицейских машин, молоденький констебль безуспешно и вяло пытался их отогнать. Криминалисты и полицейские метались, стараясь найти хоть какие-то улики. Привычная суета на месте преступления.

Шерлок немного постоял, внимательно изучая фасады окружающих домов. Две камеры наружного наблюдения, ни одна не смотрит прямо на арочный проем. Хм, ловкач. Негодяй слишком быстро вошел во вкус: убивает с завидным постоянством и умело прячется от вездесущего ока систем наблюдения. Каков! Это серьезный вызов. Новый случай смешал все планы детектива. Встречу с Дианой придется отложить, видимо, до лучших времен, пока распоясавшийся маньяк не будет надежно изолирован от общества. Подождет и допрос официанта из “JP’s”.

Сержант Донован — все еще сержант — смерила гения обычным нагловато-неприязненным взглядом:

— А, Псих? Не твоих ли рук дело? Что-то ты быстро сюда прилетел.

Раздались смешки, нескольким офицерам случалось иметь неприятные стычки с единственным и неповторимым детективом. Что поделать, не любит Шерлок идиотов, не считает нужным ладить с ними. Не отвечая, он проскользнул за оцепление. Не хотелось сегодня громких сцен с полицией. Слишком ранее утро.

— Говорят, у тебя роман? Нашел фрика, который согласился терпеть тебя?

Шерлок слегка приостановился и, не глядя на нее, пробормотал себе
под нос:

— Когда же ты найдешь того, кто захочет терпеть тебя, Донован?

Стоящие рядом офицеры снова прыснули: Салли Донован известна всему Скотланд-Ярду неудачными служебными романами, в основном, с женатыми офицерами. Женщина возмущенно подняла воротник светлого плаща и отошла, сделав вид, что ничего не слышала. Связываться с Психом — себе дороже.

Шерлок обернулся на шум подъехавшей машины: заспанный Джон бодро вылезал из кэба. Осмотревшись, доктор отыскал его взглядом и приветственно махнул рукой. Поднырнул под ленту и нос к носу столкнулся с Донован. Шерлок заметил, что губы друга тут же брезгливо скривились, по скулам заходили желваки. Сколько угодно можно убеждать Джона, что Салли и Андерсон не виноваты в его мнимом суициде — они ведь и сами были одурачены игрой Мориарти и действовали как марионетки — все равно у Уотсона темнеет в глазах, когда он видит кого-то из этой парочки. С усилием сдержавшись, Джон прошел мимо сержанта словно мимо пустого места. Салли посмотрела ему вслед, но не осмелилась окликнуть.

~

воскресенье, 22 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Понадобилось несколько дней, чтобы Диана честно призналась себе, что скучает именно по Шерлоку. Они не виделись так давно. Детектив заезжал на Бейкер-стрит лишь во вторник вечером, но тогда доктор Уотсон не дал им увидеться. Утренние газеты сегодня кричат о новой жертве безжалостного маньяка. Остается надеяться, что Шерлок скоро вычислит этого монстра.

Диана не любила мучить себя бесплодными сожалениями. Однако, ей не нравилось собственное поведение. Недовольство собой почти причиняло боль. В последний раз вышло не очень-то красиво. Вероятно, тогда вообще не следовало выходить из комнаты. Действительно, это бестактно. Она здесь не хозяйка, да и могла помешать расследованию. А для Шерлока нет ничего важнее работы. Если бы он хотел повидаться, зашел бы к ней сам. Нужно держаться скромнее, она и так огромная обуза для него.

Диана грустно вздохнула, отложила очередной роман, и медленно, опираясь на костыль, подошла к окну. Упрямый дождик моросил в стекла, крошечные капли собирались в ручейки и, извиваясь, сбегали вниз. Печально и скучно.

Девушка хмуро рассматривала зонты спешащих по тротуару прохожих. Если бы Шерлок хоть на пять минут заглянул домой. Она так скучает, и это скверно... Снова услышать волнующий глуховатый баритон, любоваться стремительной грацией движений, смотреть в изменчивые прекрасные глаза... Компанию ей в эти дни составляла миссис Хадсон. И, конечно, таракан Ларри, который больше всего любит крошки миндального печенья, она все-таки выяснила это экспериментально.

Дни нудно вытягивались серыми полосками. Шелестел ли за окном тоскливый дождь, светило ли солнце — она не могла покинуть пустое мрачное жилище, где чувствовала себя непрошеной, нежеланной гостьей. Девушка не привыкла к безделью, а жить взаперти оказалось вообще невыносимо. Как же хотелось просто выйти на улицу! Прогуляться по Риджент-парку, до него тут рукой подать. Посетить зоопарк, где не бывала с детства. Или неторопливо бродить по улицам и скверам лондонского центра, затерявшись в толпе туристов. Но нельзя. Майкрофт Холмс заверил: выходить крайне нежелательно. Придется немного перетерпеть, ради собственной безопасности.

Диана вовсе не желала выглядеть неблагодарной или капризной девчонкой, но события последних недель, весь этот вихрь, вырвавший ее из спокойной и размеренной жизни, выбивал из колеи.

Недоброжелательство друзей Холмса, и то, что сам он не показывается дома, пропадая на расследовании — все это подрывало ее уверенность в себе. Шерлок избегает ее, слишком уж она навязчивая, липучая. Бедняга предпочитает не являться домой, лишь бы не становиться объектом ее сексуальной агрессии. Что же она за человек?!

Конечно, она старалась всячески занять себя. Большую часть дня трудилась над документами, которые ей пересылали из офиса, делала закупки для бара и кафе, обсчитывала сметы, проверяла списки должников. Читала книги и газеты, жадно ловила малейшее упоминание о деле «Ист-эндского маньяка» в криминальных новостях по ТВ.

Еще одна забота — объяснить в офисе и друзьям, что произошло в ее жизни. Коллегам по работе и боссу она сообщила весьма отредактированный вариант своей истории, максимально смягчив ее и представив все как ДТП. Близким друзьям — Линде и кузену Энди — раскрыла почти все подробности, умолчав только о позорной роли Ричарда в похищении и о своих чувствах к Шерлоку. Порадовалась, что Кейти, самая проницательная из друзей, сейчас в отъезде. Впрочем, и более доверчивая Линда в курсе ее давней увлеченности сыщиком. Подруга завизжала и исполнила что-то вроде зажигательной джиги, когда Ди поведала, что живет на Бейкер-стрит. Однако девушка поспешила охладить восторги подруги и заявила, что Шерлок вовсе ею не интересуется. Она действительно так считала.

И подруга, и кузен рвались немедленно навестить ее, но она отговаривалась от встреч. Пока никого не хотелось видеть. Никого, кроме... Кроме того, кто не хотел видеть ее.

В среду неожиданно заехал Майкрофт Холмс и с тронувшей девушку деликатностью повел речь о наследстве лорда Эдена. Вместе с движимым имуществом Ричарда, закон требует принять на себя и долговые обязательства, во много раз превышающие как стоимость его имущества, так и финансовые возможности Дианы.

Майкрофт, как и нотариус брата, настоятельно советовал отказаться от наследства. Тогда великолепная охотничья свора и автомобиль пойдут в уплату части долгов покойного графа. Она с облегчением подписала бумаги, попросив себе лишь Терри — лабрадора, который спас ее от похитителя. Старший Холмс обещал, что собака будет записана, как ее личная собственность. Терри — самое дорогое, что у нее осталось, он вырос на ее глазах, спас ей жизнь и это единственное в Эден-корте, с чем она не желала расстаться.

~

Труп третьей жертвы обнаружил жилец дома #35 по Крисп-стрит, выехавший из подземного гаража в пять утра. Увидев лежащее под аркой тело, водитель вызвал полицию. Время смерти определили между часом и тремя ночи. Убитую сразу же опознали — она много лет служила консьержем в этом самом доме. Тесса Палмер, сорок два года, в разводе, мать двоих детей. Брюнетка, среднего телосложения, с короткой стрижкой. Убийца не отходит от своего паттерна, выбирая женщин за тридцать, с темными волосами. И случается это каждые три-четыре дня. Не отклонился он и от способа убийства — все тот же удар сзади тупым орудием для оглушения жертвы, затем душит.

Рядом с телом, тут же под аркой дома, обнаружился окурок сигареты. Полицейский криминалист, приемник Андерсона, радостно объявил, что преступник курил, поджидая жертву. И доказал, что он еще тупее, чем его предшественник. Шерлок молча указал на характерный след помады на фильтре, который в точности совпадал с помадой на губах убитой. Ясно, что делала консьержка под аркой вверенного ей дома, ведь ее дежурство заканчивалось в девять утра. Жильцы дома показали, что Тесса курила довольно много и часто стояла под этой аркой с сигаретой.

Похоже, миссис Палмер пыталась оказать сопротивление — ногти на нескольких пальцах были обломаны, словно она отчаянно впилась ими во что-то твердое. Если под ногтями остались волокна ткани, экспертиза установит, во что был одет маньяк.

Камеры CCTV на фасаде дома засекли какую-то неясную тень, скользнувшую за кустами вечнозеленого тиса около двух часов пополуночи. Преступник опять точно знал, где именно находятся камеры, и держался вне зоны их видимости, за кустами.

Немного порыскав среди кустов, Шерлок обнаружил свежие следы недорогих мужских ботинок, размер восемь с половиной. Небольшой размер ноги подтверждал версию о том, что преступник не отличается крепким телосложением. Шерлок аккуратно собрал землю со следа, чтобы позднее исследовать в лаборатории.

— Как этот тип прячется от камер? — озадаченно спросил Джон. — Выходит, он прекрасно знает весь этот район. Досконально. Лейстрад говорит, что ни на одной камере в округе его просто нет. Лишь тень. Но как поймать тень?

— Эффектный заголовок для твоего блога, Джон, — хмыкнул Шерлок, небрежно стягивая стерильные латексные перчатки, в которых брал образцы. — Возможно, Мэри стоит дать тебе пару уроков, как эффективно скрываться от камер уличного наблюдения.

— Спасибо, не нуждаюсь, — раздраженно отмахнулся Джон. Он помолчал, неприятно задетый упоминанием об особых способностях жены. — Так ты думаешь, действует тренированный агент?

— Нет, этот тип слишком слаб для агента. Убивает, как дилетант.

Детектив направился к стоянке такси, которая находилась на соседней улочке, Джон поспешил за ним.

— Он физически неразвитый человек. Убийца не ломает шейные позвонки, что сделало бы смерть мгновенной. Просто перекрывает дыхательные пути оглушенной жертве. Возможно, наслаждается медленной агонией, но, может быть, у него не хватает сил на большее давление. Все-таки, убивая медленно, он рискует быть замеченным, — Шерлок остановил такси. — Ответы на эти вопросы мы получим только, когда поймаем гада. Но ты прав, он слишком хорошо знает все уличные камеры. Возможно, его работа связана со службой CCTV в этом районе?

— Можем ли мы это как-то проверить? — Джон задумался над такой перспективой. — Если убийца связан с уличным видеонаблюдением за этим районом, он мог изучить привычки женщин. Это же идеальная работа для маньяка.

— Да, ты прав, — Шерлок расположился на заднем сидении рядом с Джоном и дал указание таксисту ехать в Бартс. — Женщины убиты в то время, когда они, действуя как обычно, выходили на улицу или возвращались с работы. Напрашивается вывод, что за ними следили какое-то время, изучая привычки, а камеры уличного наблюдения самый подходящий инструмент для этого. И именно поэтому для службы CCTV отбираются наиболее надежные люди. Они регулярно тестируются. Как среди них мог затесаться маньяк? Проверить сотрудников службы, не вспугнув преступника, сможет лишь Майкрофт. Но пока нет хотя бы слабых доказательств, что мы на верном пути, нам не с чем к нему идти.

~

понедельник, 23 марта 2015г.

Эденбридж — Лондон

В понедельник Майкрофт Холмс прислал за Дианой автомобиль для поездки в госпиталь Эденбриджа. Прошло уже десять дней с момента ее травмы. Только декада! А Диане казалось, что все случилось очень давно, и с тех пор, как Шерлок увез ее в Лондон, прошло несколько месяцев. Нога успешно заживала, почти перестала опухать. В больнице на смену костылям ей выдали довольно уродливую черную трость и велели щадить ногу.

На обратном пути Диана попросила водителя остановиться у коттеджа ветеринара, которая выхаживает ее собаку после ранения. Миссис Расселл с пониманием отнеслась к трудностям Дианы и согласилась оставить у себя Терри, сколько это будет нужно.

Бедняжка Терри, узнавший хозяйку, едва та показалась у ограды, встретил ее радостным лаем и повизгиванием. Рана на груди уже почти зажила, но ветеринар все еще не снимала фиксирующих левую лапу бинтов. Верный друг потерял много крови, но уверенно шел на поправку.

Девушка тревожилась, будет ли ее лабрадору удобно жить в городской квартире, ведь он привык к деревенскому простору. Но миссис Расселл заверила, что с собакой не должно быть проблем. Терри — замечательно умный, и, что немаловажно, молодой пес, поэтому прекрасно приспособится к новым условиям. Конечно, лучше, чтобы рядом был парк для прогулок. Ди пообещала забрать собаку, как только найдет подходящее жилье.

Теперь Диане не терпелось уехать с Бейкер-стрит как можно скорее. Она чувствовала, что мешает Шерлоку. Этого она стремилась избежать любой ценой. Однако Майкрофт Холмс нашел эту идею несвоевременной и безрассудной. Он довольно раздраженно напомнил об опасности, которая все еще ей угрожает. Что тут скажешь? Ди сдалась без возражений. Конечно, ей совершенно не хотелось становиться жертвой похитителей. Пришлось отложить эту мысль, временно смирившись, что она — помеха для великого сыщика.

~

понедельник, 23 марта 2015г.

Госпиталь св. Варфоломея, Лондон

В просторном помещении лаборатории при больнице св. Варфоломея Шерлок провел в общей сложности больше суток, скрупулезно изучая взятый на Крисп-стрит образец почвы из следа протектора подошвы преступника.

Мерное, усыпляющее гудение ламп дневного света сливалось с низким рокотом атомно-силового микроскопа, на экране монитора мелькали найденные в процессе анализа вещества и их химические формулы. Значительное количество времени заняло сравнение образца из следа с грунтом газона.

Тут его ждало интересное открытие: след содержал небольшое вкрапление белой глины с высоким содержанием галлуазита — довольно редкой породы для этой части Лондона. Она выходит на поверхность лишь кое-где по берегу Темзы. В Попларе такая глина встречается в районе Ньюпорт-авеню, близ набережной. Там расположены многоквартирные дома. Возможно, убийца живет поблизости, а может, просто проходил через сквер рядом. Шерлок отослал Лейстраду сообщение с просьбой обратить внимание на записи с камер того района.

Откинувшись на спинку стула, он утомленно потер уставшие от напряженной работы глаза. С отвращением отодвинул подальше очередную чашку с кофе, которым снабдила его Молли. За это время он выпил столько этого напитка, что от передозировки кофеина, казалось, готов уже прилипнуть к потолку, но при этом все-таки чувствовал себя разбитым и вялым. Сказывались почти бессонные ночи.

Джон, присоединившийся к нему после дежурства в клинике, расположился у лабораторного стола и изучал данные недавно полученной экспертизы тела третьей жертвы. Ничего принципиально нового в результатах, что могло бы вывести на убийцу. Маньяк пока не делает ошибок.

Не в силах больше сидеть, детектив встал, чтобы размять спину. Медленно потянувшись, он почувствовал, как заныли одеревеневшие мышцы.

Джон исподтишка наблюдал за плавными, по-кошачьи грациозными движениями Шерлока, но не решался предложить свою помощь. Он, конечно, мог сделать другу квалифицированный массаж спины и поясницы, но что, если кто-то войдет? Будет неловко. Да и сможет ли он контролировать себя, сдержать, дотронувшись до этого крепкого и гибкого тела? Такого желанного...

В последний раз он позволил себе коснуться Шерлока, когда тот поправлялся после ранения и нуждался в массаже. Тогда у него не очень-то получилось удержаться и не лапать его, и Шерлоку, как ему показалось, это было неприятно. Они не обсуждали этого, как не говорили о многом, что следовало бы прояснить в их отношениях. Молчание, кажется, устраивает обоих. Джон ведь не из тех, кто легко облекает чувства и мысли в слова. А Шерлок — это Шерлок... А еще нужно принять во внимание синдром Аспергера — ему могут быть просто невыносимы прикосновения другого человека. Хотя с этой зеленой девчонкой-то тот обжимается... И с Ирэн наверняка что-то было, когда он ушел и оставил их наедине. При мысли, что Шерлок допускает интим с другими людьми, доктор недовольно фыркнул и поежился.

Шерлок, расхаживая между лабораторными столами, чтобы немного размять затекшие ноги, мельком взглянул на свой телефон. Пока он работал, у него скопилась куча непрочитанных сообщений, в большинстве из них — ничего полезного и важного. Он нетерпеливо пролистал список, нашел несколько отчетов от агентов, охраняющих Диану. Тут его ждал сюрприз. Оказывается, сегодня она уехала в Эденбридж и еще не вернулась на Бейкер-стрит! Новость неприятно поразила его. Он теряет контроль над ситуацией и это может плохо кончиться.

Досадуя на себя, детектив набрал номер человека, который всегда обо всем информирован.

— Я польщен! В пылу погони за маньяком, ты вспомнил, что у тебя есть брат! — самодовольный тон старшего родственника как всегда взбесил, но пришлось сдержаться. Необходимо выяснить, какого черта происходит. Шерлок нервно расхаживал по лаборатории, стараясь максимально отстраниться от ситуации. Не получалось.

— Надеюсь, ты обеспечил Диану охраной? — выпалил он, досадуя, что не получается звучать равнодушно и холодно. Это еще больше злило.

— Да, ей предоставлен бронированный джип, раз уж ты так волнуешься. Рад слышать, что тебе все еще интересно. Я полагал, ты совсем забыл о своей подопечной.

— Когда она вернется?

— Она уже на пути на ту свалку странного хлама, которую ты называешь домом.

— Слежку не засекли?

— Нет, крошка-братец, все спокойно, — Майкрофт немного помолчал. — Кстати, к сожалению, мисс Адлер снова ускользнула от нашего наблюдения.

— Как вы сумели упустить ее на этот раз? — голос Шерлока был полон сарказма, но он вообще не удивился. Ирэн и раньше вытворяла с людьми Майкрофта подобные вещи.

— Встретившись с тобой, она направилась в отель «Клэридж», в Майфэре. И исчезла, хотя за отелем велось наблюдение опытными сотрудниками. Обычный фокус, но он сработал. Наши люди погнались за ее серебристым Майбахом. Его обнаружили на стоянке, недалеко от Бристоля. Значит ли это, что мисс Адлер покинула страну?

— Не знаю, но уверен, ее игра еще не окончена. Она не бросает начатой партии, тебе ли не знать?

— Хорошо, посмотрим, что будет дальше, — закончил разговор Майкрофт.

Отложив в сторону телефон, Шерлок снова сел за микроскоп, но теперь ему никак не удавалось сосредоточиться. Проклятое дело, он не в состоянии разорваться! Пока он знал, что Диана под защитой на Бейкер-стрит, он мог спокойно думать о расследовании, но вот девушка где-то в дороге, всякое может случиться...

— Проклятье, — он стукнул кулаком по столу, — как же не вовремя эти убийства...

Джон все это время мрачно наблюдал за Шерлоком. Когда понял, что причина волнения друга — опять эта Диана Уэсли, доктор вскипел. Пытаясь сдержаться и не выдать лишних эмоций, сжал кулаки и несколько раз глубоко вздохнул. Однако раздражение ясно читалось на лице, потемневшем от прилива крови.

— Раньше ты весь горел, когда предоставлялась возможность работать над раскрытием серийных убийств. А теперь? Готов бросить все, чтобы быть в бебиситтерах у девчонки? — голос у Джона был вполне спокойным, но губы кривила злая усмешка.

— Я горел, и вспомни, это было плохо. Разве ты сам не ругал меня за бесчувственность? Пойми, Джон, Диана в опасности, — парировал Шерлок и устало потер лицо ладонями. Он не понимал причин неприязни друзей к девушке. Она — такой милый ребенок, как можно не боготворить ее?

— Все жительницы Ист-Энда в опасности, подумай-ка лучше об этом!

— Я и думаю, — Холмс решительно не понимал, чего друг хочет от него. Разве не торчит он тут уже сутки, пытаясь отыскать хоть малейшую зацепку, которая может двинуть дело душителя вперед? — Просто, мне лучше думается, если я знаю, где именно сейчас находится Диана, и, что с ней все в пор...

Уотсон так резко вскочил, что пластиковый стул, на котором он сидел, с грохотом опрокинулся.

— Джон?

— Я ухожу. Нужно купить кое-что для Роузи, — буркнул доктор, выбегая из лаборатории. Он боялся. Боялся сорваться окончательно и ударить друга. Шерлок слишком привязался к этой примерной тихоне, это мешает всему. Пора принимать решительные меры, и ему, наверняка, поможет Мэри.

====== Глава 22 ======

~

понедельник, 23 марта 2015г.

Поплар, Ист-Энд, Лондон

Провозившись в лаборатории всю первую половину дня, Шерлок наконец выбрал время, чтобы отправиться в Поплар для разговора с напарником Дебби Лэнгдон, Саидом эль-Джамилем. Полицейские уже опрашивали его, но прочитав протокол, Шерлок лишь фыркнул: идиот, который вел допрос, не задал ни одного правильного вопроса и явно подозревал самого Джамиля в причастности к убийству, просто потому, что тот беженец из Афганистана.

На мрачноватых улицах этой части Восточного Лондона царило спокойствие, никакой суеты и толп туристов. По главной улице, не спеша, переговариваясь вполголоса, шли группками мужчины в белых и цветных чалмах, прогуливались с колясками пожилые матроны в черных хиджабах, изредка катили велосипедисты. Даже автомобильное движение тут ничем не напоминало суетливый Сити.

Кафе “JP’s” приютилось в безымянном проулке по соседству с той самой Крисп-стрит, где вчера обнаружили третью жертву маньяка. Свернув в переулок, Шерлок еще издали заметил камеру уличного наблюдения, вмонтированную в фасад над входом и направленную в сторону Крисп-стрит. Материалы, отснятые ею, он уже просматривал — камера зафиксировала, как мисс Лэнгдон вышла из кафе и почему-то свернула налево, а не направо, как обычно, к станции легкого метро.

Куда она направлялась в тот роковой для нее вечер? Наблюдение на Крисп-стрит ее не засекло. Это странно, но так бывает: обзор загораживают автомобили, другие прохожие. Непонятно, почему Дэбби Лэнгдон изменила своим привычкам. Никто из ее знакомых, опрошенных Скотланд-Ярдом, не смог ответить на этот вопрос.

Шерлок поморщился на бирюзовые колонны при входе в заведение, резавшие глаз восточной яркостью, на грубые пластиковые столики, выставленные на мостовую, несмотря на прохладную еще погоду, и вошел.

Внутреннее убранство зала столь же броское и, в то же время, непритязательное, как и его фасад. К великой досаде детектива он был сразу же узнан персоналом. Джей Пи Баунс, хозяин заведения, заметно напрягся, увидев знаменитого сыщика — смерть бедной Дэбби потрясла их всех, но полицейские ищейки, крутящиеся поблизости, отпугивают посетителей. Тем не менее он был отменно вежлив с Шерлоком, сам принес чашку кофе за счет заведения.

Шерлок вытащил из кармана пиджака фотографию невзрачного типа, засветившегося на камерах кафе и мини-маркета, и показал ее владельцу.

Джей Пи равнодушно пожал плечами:

— К сожалению, только по одежде и фигуре я не смог бы узнать самого постоянного клиента. Здесь многие одеваются подобным образом. Нет, — сказал он, возвращая фото Шерлоку, — я такого парня не припоминаю. Лучше спросить у Саида, может, он вспомнит.

— Благодарю за содействие. Я бы хотел поговорить с ним.

Попивая кофе в ожидании, когда Саид — молодой расторопный афганец — принесет заказ пожилой чете и освободится, Шерлок рассматривал посетителей. Зал был почти полон. Семейное, тихое заведение. Очень бюджетное. В углу мелькает экран телевизора, но никто его не смотрит, все заняты едой и беседой. Одиночек всего двое: странная пожилая дама в шляпке со смешным торчащим перышком пьет шоколад и смотрит какой-то журнал через столик от него, а еще мужчина средних лет дремлет над кружкой пива.

Старушка показалась ему знакомой, и он припомнил, что она пару раз мелькала на видеозаписях с камер наблюдения, очевидно, завсегдатай заведения.

Беседа с молодым официантом не принесла ничего нового, к сожалению. Парень явно задерган полицией, которая цепляется к его происхождению: его без конца проверяют на принадлежность к террористическим организациям и обыскивают на улице и в подземке. Убийство напарницы навлекло на него новую волну нежелательного внимания властей. Он был явно озлоблен против расследования, и ни в какую не шел на сотрудничество.

— Все сказаль полиции, — твердил он, по-английски он говорил с сильным акцентом, — все говориль полиции. Больше не знаю.

Шерлок мог бы свободно перейти на пушту, родной язык парня, но ему было ясно, что Саид и правда не прибавит ничего нового к материалам дела. Вряд ли мисс Лэнгдон делилась с ним своими планами и проблемами.

Шерлок бросил на стол купюру и вышел. Напрасно потраченный вечер. Ветер подхватил полы его пальто, когда он зашагал по направлению к Крисп-стрит. Вдруг сзади раздалось тихое: «Эй!» и кто-то легонько потянул его за рукав. Он резко оглянулся — эта была та одинокая старушка из кафе.

— Я знаю, вы тот известный сыщик, — продребезжал старческий голосок. — Видела вас по телевидению. Меня зовут миссис Джеймс Дэвис.

— Шерлок Холмс, — Шерлок неохотно пожал сухонькую, похожую на птичью лапку, руку старой леди, раздумывая, как бы поскорее отделаться от словоохотливой собеседницы.

— Рада, что вы взялись за это дело, сэр. Но дорогой бедняжке Дэбби, это уже не поможет, — дама всхлипнула, потом без церемоний взяла его под руку, и они медленно двинулись к главной улице.

«Видимо, она знала официантку, это может оказаться интересным, но, возможно, полный вздор, — размышлял про себя Шерлок. — Посмотрим».

— Я ничего не сказала полицейским, сэр. Я не доверяю британской полиции, мой муж пострадал от произвола полиции и суда в 1972 году в Лондондерри.

— Так он был ирландцем, мэм?

— Душой и телом, молодой человек. Надеюсь, вы не имеете ничего против? — перо на шляпке воинственно качнулось.

— Нет, что вы, мэм, нисколько, — улыбнулся ее запальчивости Шерлок, и она заметно расслабилась.

— Я не сказала полиции, что бедная Дэбби в ту ночь, когда ее убили, направлялась проведать меня.

— Вас? — Шерлок приподнял бровь. — А где же вы живете? — он уже и сам знал ответ. На Сюзанна-стрит, конечно, там найден труп официантки.

— Недалеко, на Сюзанна-стрит. Мы были очень дружны, несмотря на разницу в возрасте. Она, как и я, была без ума от чайных роз. Выращивала прекрасные экземпляры в палисаднике своего коттеджа в Вулвиче. Садовод от бога. Мы ведь и познакомились не у “PJ’s”, а на выставке цветов в Кенсингтоне.

Шерлок действительно припомнил, что в деле Лэнгдон упоминалось садоводство, как область ее интересов. И, конечно, помнил ее руки, загрубевшие от работы в саду.

Миссис Дэвис продолжала:

— Она была замечательной. Очень чуткий человек. Я всегда старалась забежать, повидаться с ней в ее смену, — старушка вытерла глаза, — но на той неделе меня скрутил приступ артрита. Сырость. И она позвонила, что забежит ко мне после смены.

— Но ведь было уже поздно? Часов одиннадцать ночи?

— Она часто ночевала у меня, когда слишком задерживалась на работе, они ведь открыты до последнего посетителя. Я была рада ее компании, Дэбби мне как родная дочь, — старушка приостановилась и вытерла глаза платком.

Шерлок не знал, как приободрить старую леди, потому просто молча стоял рядом. Между тем, его не оставляло чувство опасности, он пока не мог объяснить его причины, но привык доверять интуиции. По дороге он незаметно примечал камеры уличного наблюдения. Конечно, старался вести себя как обычно и ничем не выдать интереса к CCTV.

Старушка наконец успокоилась, и они продолжили путь. Повернув на Сюзанна-стрит, миссис Дэвис снова заговорила.

— Вот там нашли тело бедняжки, — она махнула рукой на аккуратный домик, низкий забор которого был окрашен ярко-синей краской, — у мистера Джилли... — ее голос надломился, — в мусорном баке... Мистер Холмс, если вы найдете убийцу бедной Дэбби и всех этих несчастных женщин, я буду молиться за вас до конца моих дней.

— Не сомневайтесь, миссис Дэвис, я сам очень хочу его найти.

Узенькая Сюзанна-стрит не оборудована камерами наблюдения и Шерлок вздохнул свободнее, всю дорогу от кафе за ним пристально наблюдали, он мог бы поклясться в этом. Вряд ли это Майкрофт, он всегда дает о себе знать поворотом камер. Шерлок был уверен, его заметили и узнали. То, что мисс Лэнгдон не попала ни на одну камеру на Крисп-стрит, сразу же показалось ему подозрительным. И вот теперь это неясное ощущение слежки... Если убийца действительно имеет доступ к камерам CCTV, миссис Дэвис в опасности. Убийца не может не понять, что они беседуют о первом убийстве.

Они прошли еще два дома и остановились перед коттеджем из белого кирпича. Домик крошечный, одноэтажный, зато палисадник за низким аккуратным заборчиком большой и ухоженный. На голых еще клумбах красовалось множество розовых кустов с уже набухшими почками.

Миссис Дэвис настояла, чтобы Шерлок зашел к ней на чашку чая. Детектив не сопротивлялся, ему понравилась вдова ирландского бунтовщика. Кроме того, у него начинал вырисовываться план поимки маньяка.

Оказавшись в бедной старомодной гостиной, пестро украшенной вязаными салфетками и искусственными цветами, Шерлок осторожно присел на диван и пару минут рассматривал большое черно-белое фото в скромной раме, висевшее над камином. С портрета на детектива взирал странными горящими глазами бородатый молодой человек лет тридцати. Видимо, покойный мистер Джеймс Дэвис.

— Это мой Джеймс, — подтвердила догадку хозяйка, вошедшая с подносом, на нем дымился чайник. Затем пожилая дама уселась в кресло у камина и, разворошив угли, продолжила тему, от которой отвлеклась, рассказывая про свою дружбу с Дэбби Лэнгдон.

— Тот юноша, Саид, сказал неправду. Я слышала ваш разговор, — старушка говорила, как бы извиняясь, — Дэбби действительно работала тут давно и все посетители ее любили. Она никогда не грубила, как иные девицы, которых только чаевые интересуют. Но еще до моей болезни, в начале марта, я сама была свидетелем ее ссоры с посетителем. Это было седьмого марта, — и, отвечая на вопросительный взгляд Шерлока, пояснила: — Я точно помню дату, потому что это было накануне восьмого марта, праздника, который всегда праздновал мой Джеймс, — тут старушка торжественно кивнула на портрет. — Международный день борьбы за права женщин.

Шерлок сделал большие глаза: вероятно, он удалил из памяти все сведения о марксистах и об их праздниках, как только сдал экзамены в университете.

— Неужели не слышали? — миссис Дэвис рассмеялась. — О, эти британские мужчины!

— Так что же тот посетитель? — Шерлок вернул разговор в нужное русло.

— Тот тип прятал лицо. Я сидела достаточно близко, слышала его голос. Очень неприятный, будто шепот. Он заявил Дэбби, что пиво теплое. Было много посетителей, официанты просто с ног сбивались. Дэбби сказала, что пиво у них холодное, но если ему не нравится, за углом есть еще два заведения, там тоже подают пиво, — старушка вздохнула. — Бедняжка Дэбби даже голоса не повысила, а тот мужчина вдруг схватил ее за руку и, привстав, что-то прошипел на ухо, — старушка поставила чашку на поднос, боясь от волнения расплескать чай. — Затем ушел, и ни я, ни Дэбби не разглядели его лица. Что он сказал, не знаю, мистер Холмс. Она не признавалась, хоть я расспрашивала. Но она вся побелела и до конца вечера была сама не своя.

— И больше вы этого типа не встречали?

— Я бы и не узнала его, если бы встретила: лица-то не разглядела, а одежда — серая куртка с капюшоном, и кепка с большим козырьком. Все самое обыкновенное. Рост средний. Ниже вас, это точно.

— А телосложение? Он сильный человек, как вам показалось?

Старушка прищурилась, припоминая:

— Он очень худой, какой-то угловатый. Сильный? Нет, особой силы в нем не чувствовалось. Да только полное ничтожество может угрожать женщине из-за такого пустяка. Разве нет?

— Конечно.

Детектив показал собеседнице фотографию предполагаемого преступника. Миссис Дэвис, надев очки, внимательно рассмотрела изображение.

— Куртка похожа. Но у того типа была еще кепка. Я бы не рискнула присягать, но вполне возможно, это тот самый негодяй. Тот тоже сутулился и не поднимал головы.

Детектив поднялся, поставив чашку на столик. За время пребывания у бедной вдовы у него окончательно сформировался план поимки убийцы.

— Спасибо, миссис Дэвис, вы очень помогли. У меня большая просьба, прошу вас выполнить ее в точности, от этого может зависеть ваша жизнь.

Старушка нахмурилась, не понимая.

Видя ее недоумение, детектив пояснил:

— Вы показались со мной на улице и это плохо. Есть вероятность, что убийца может наблюдать за этим районом, — старая леди ахнула и прижала ладонь к губам. Шерлок продолжил, не обращая внимания на ее испуг. — Вот как он может выбирать жертв. Подозреваю, он узнал меня, а ему известно, что я занимаюсь расследованием. У меня есть план, но на подготовку потребуется время. Я вернусь часа через два. Не открывайте дверь никому, пока меня не будет и не выходите из дома. Только увидев меня в окно, хорошенько рассмотрев и узнав, вы откроете дверь, не раньше. Вы сделаете это?

Вдова ирландца вновь молча кивнула. Она была ни жива, ни мертва от страха. Не предполагала, что дело примет такой оборот, когда окликала сыщика у кафе. Но не жалела об этом — убийца дорогой Дэбби и всех этих несчастных женщин должен быть пойман, и она верила, что это по силам только Шерлоку Холмсу.

~

понедельник, 23 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Вечером Диана грустила, сидя в кресле Шерлока. Комнату освещали лишь пламя камина и неяркая настольная лампа. По стенам плясали длинные темные тени и оранжевые отблески. Таинственно и волшебно как в рождественский сочельник.

Странные и диковинные вещицы на полках в неверном свете камина как будто оживали и рассказывали свои жутковатые истории. Ди размышляла о хозяине комнаты, о прекрасном, но неприступном гении. Она понимала, что по натуре Шерлок совсем не холодный сухарь, не машина для логических вычислений. Он выбрал одиночество сознательно, но способен на чувства, теперь она в это верила. Вот только чувства к ней ему совершенно не нужны.

Она вздохнула. Как жаль, что его нет рядом! Но у него столько забот! Газеты подняли настоящую истерику вокруг «серийного убийцы, которого не под силу поймать даже великому Шерлоку Холмсу»! Понятно, что он целиком поглощен расследованием... Но она так соскучилась. Ах, увидеть бы его, пусть мельком...

Диана подняла голову и прислушалась: чьи-то шаги на лестнице. Тяжелые, возможно, мужские. Может, Шерлок вернулся? С радостно трепещущим сердцем она поднялась навстречу.

Но нет, на пороге вырисовывался более приземистый силуэт доктора Уотсона. Диана подавила вздох разочарования. К сожалению, ладить с ним ей трудно.

Она понимала причину его неприязни, хотя не могла извинить ее или оправдать: банальная ревность. «Нет, доктор, вы уже — самый близкий друг Шерлока. Раз вам не хватило смелости сделать его еще и любовником, не мешайте другим, более смелым и решительным, пытаться!» — эта дерзкая мысль не в первый раз мелькнула в голове у Дианы. Она тут же отогнала ее. Это она-то — смелая и решительная? Смешно!

Но сегодня доктор казался менее напряженным, чем обычно. Удивительно, но он выглядел даже довольным, почти дружелюбным. Любопытно, новые эмоции для разнообразия. Возможно, следствие близится к завершению, несмотря на пораженческие настроения в сегодняшних криминальных новостях.

— Добрый вечер, мисс Уэсли.

Она удостоилась приветствия! Прогресс! Диана дивилась перемене в обращении, раньше он предпочитал ее игнорировать. Что-то изменилось. Это ведь хорошо?

— Здравствуйте, доктор Уотсон.

— Я принес вам хорошие новости. Мы узнали наверняка, что те, кто планировал ваше похищение, отказались от своих планов. Отныне вы можете жить совершенно свободно, ничего не бояться и перестать тут прятаться.

Диана потрясенно смотрела на него. Новость и правда отличная, но кое-что казалось непонятным. Не то чтобы она не верила Уотсону, просто действительно странно — такое важное известие сообщает не тот, кто этим занимался, а тот, кто был против ее присутствия здесь. Более того, не далее как сегодня Майкрофт Холмс убеждал ее отказаться пока от идеи покинуть Бейкер-стрит. Девушка не знала, что и подумать. Неожиданно!

— Я очень рада. Действительно отличная новость, — Ди не хотела показывать своих сомнений, а также насколько ее расстраивает необходимость уезжать отсюда так скоро, не повидавшись с Шерлоком. Но, наверное, это прозвучало в ее голосе. — Как там Шерлок?

Взгляд Джона сразу потяжелел, он слегка размял левую руку, словно ее свело судорогой.

— Жив-здоров. По горло занят поисками маньяка, так что отвлекать его пустяками нет никакой необходимости, — он резко повернулся, собираясь уходить. — Ах да, чуть не забыл, — сделал вид, будто вспомнил кое о чем и вернулся от порога. Вытащил из внутреннего кармана куртки простой, слегка помятый конверт и протянул его Диане: — Это вам от Шерлока.

Девушка с трепетом взяла конверт, но не стала открывать. Появилось опасение, что содержимое ей не понравится, и доктор знает об этом, именно поэтому он сегодня такой любезный.

Джон немного потоптался в дверях, но, убедившись, что при нем она не собирается открывать послание, тихо вышел. Он был доволен результатами визита. Мэри прекрасно придумала: эта необходимая «прививка от Шерлока» исцелит девочку от глупой и опасной влюбленности в социопата.

Диана снова опустилась в кресло, конверт положила на колени и долго смотрела на него, не решаясь открыть. Не запечатан, не подписан. Что там может быть? Прощание? Вряд ли он станет прощаться с ней в письменной форме.

Ди обвела взглядом комнату. Если бы не телевизор и оргтехника, трудно было бы назвать эту гостиную жилищем человека двадцать первого века. Обстановка — эклектическая смесь многих эпох, но викторианский стиль явно преобладает. Шерлок мог бы написать прощальное письмо, но все-таки их отношения недостаточно долгие и серьезные для этого.

Почему так бьется сердце?.. Да, они хорошо ладили, шутили, один раз целовались. Но это всего лишь одна неделя. Самая невероятная неделя в жизни Ди, несмотря на страшное приключение, предательство и смерть родного человека. Шерлок спас ее, он так добр! Она никогда не забудет его.

Диана решительно открыла конверт. В нем лежал всего один отпечатанный на принтере листок. Вгляделась в строчки. Счет... Счет за услуги. Он прислал на прощание счет за оказанные услуги. Девушка нервно хихикнула. Буквы и цифры немного расплывались, глаза щипало, но она разобрала сумму: 27.500 фунтов.

Одновременно посмеявшись и поплакав над собственными глупостью и наивностью, Ди взяла себя в руки. Ну, а чего она ожидала? Любовных сонетов? От прагматика, холодного мыслителя? Он оказал ей помощь, рисковал, потратил на ее защиту бездну времени и сил.

А чего стоит, например, охрана агентов МИ5? Ох, не приведи Бог, и Майкрофт выставит счет — ее скромных сбережений едва хватит, чтобы оплатить счет Холмса-младшего. Вольно ей было хвастаться перед Джоном Уотсоном своей состоятельностью! А ведь еще и квартиру нужно снять...

И все-таки его помощь для нее бесценна. Такое в фунтах стерлингов не оценишь.

====== Глава 23 ======

24 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Диана раздраженно откинулась на спинку кресла Шерлока и захлопнула крышку ноутбука. Поиски квартиры, которая соответствовала бы ее требованиям, грозили оказаться невыполнимым квестом. Похоже, легче отыскать источник с живой водой или меч короля Артура, чем недорогую квартиру в приличном, зеленом районе на юге Лондона.

Конечно, что-то близкое к нормальному варианту можно найти, иногда даже парк рядом, но во всех подходящих случаях в конце обязательно идет приписка: «Содержание домашних животных строго запрещено». Да, в Лондоне держать питомца нелегко, большинство квартирных хозяев против собак и кошек в своих владениях. Снять же таунхауз или даже отдельный коттедж ей не по карману. Как найти квартиру, причем в самые короткие сроки?

Поразмыслив немного, Диана решила посоветоваться с кузеном. Помнится, он рассказывал про свою подружку, которая работает в агентстве недвижимости. Может, она присоветует что-нибудь подходящее? Ди набрала номер Энди, прослушала забойную песенку в течении пары минут и уже хотела отключиться, но тут все-таки услышала бодрый голос кузена:

— Привет, малышка, как дела?

— О, привет! Я тебя ни от чего не оторвала? Уже думала, не возьмешь трубку...

— Нет, просто принимал душ, только услышал, — а теперь парень явно вытирал голову полотенцем, судя по звукам.

— Ха, Энди, сейчас полдень! Ты только встал? — кузина засмеялась, Эндрю с детства был известен в семье как великий лентяй и лежебока.

— Спокойно, тетушка, я занимался на тренажерах. Сегодня свободный день, папа дал два выходных, после чего я погрязну в переоборудовании Эден-корта.

Диана не хотела ничего и слышать о доме своего детства и поспешила заговорить о другом:

— Тогда, племянничек, поможешь подыскать своей тетушке нормальную квартиру? Твоя девушка могла бы дать мне пару советов?

— Конечно, какие разговоры? Но чем тут может помочь моя девушка? — молодой человек явно озадачился.

— Ты же говорил, она работает с недвижимостью...

— А! Ты о Карен? Нет, мы расстались еще зимой, — заявил этот легкомысленный ловелас. — Нынешняя моя девушка только в парфюме разбирается... Ну и еще кое в чем, но тебе еще рано знать об этом, малышка, — загоготал Энди, довольный собственным чувством юмора.

— Хм, правильно, Эндрю, не посмеешься над своей шуткой, никто не оценит! — хмыкнула Ди. И продолжила пытать кузена: — Что посоветуешь?

— А переезжай ко мне! Ты же знаешь, моя квартира всегда в твоем распоряжении, мы великолепно устроимся — я обожаю твою готовку! Спортзал в доме, бассейн, спа... И район классный — Холборн, тут все рядом...

— Спасибо, Энди, за великодушное предложение. Но не думаю, что твои... во всем разбирающиеся подружки одобрят мое появление у тебя, — рассудительно прервала родственника Диана. — К тому же, я собираюсь жить не одна...

Энди задохнулся от изумления и затараторил в трубку:

— А-а, так ты все-таки заарканила того сурового детектива? Ди, не ожидал, не ожидал, что тебя потянет на такого серьезного мужика. Он так морозил меня своими странными глазищами, душа в пятки ушла от его взгляда. Он похож на пришельца! Как же вы поладили?

Диана покраснела как помидор при упоминании о Шерлоке. Сердце заколотилось как сумасшедшее. Ах, если бы это было правдой... «Успокоилась, идиотка!» — мысленно приказала она себе.

— Энди, — Диана надеялась, что голос звучит спокойно и ровно, — вообще-то, я имела в виду мою собаку — лабрадора Терри, помнишь? Что касается мистера Холмса, мы прекрасно ладим. Он чудесный человек и совсем не походит на пришельца, — продолжила она, хмуро заметив про себя: «Наверно, я скоро вообще забуду, как он выглядит!» — Но я не могу больше обременять его своим присутствием. Пора мне забрать Терри от ветеринара и жить самостоятельно.

— Эх, а я-то уж понадеялся выдать тебя наконец замуж! Что ж, действительно, с животными найти жилье тяжело... — молодой аристократ задумался на минуту. — Но можно! Мой друг по Оксфорду Бен Ридал... Ты же не забыла Бенни?..

— Это тот, который выкрасился зеленой краской на Хэллоуин? — осторожно уточнила Ди, возведя очи к небу, моля Господа ниспослать ей терпения.

— Да нет, несвежего зомби изображал Пит МакИнтайр, а Бен приезжал к нам на позапрошлое Рождество в
Скарборо. Ты ему тааак понравилась тогда!..

— А, помню. Он мне тоже понравился, особенно, когда напился и вылил целую чашу пунша мне на платье, — Диана рассмеялась. Впрочем, она не сердилась на беднягу Бена, хорошее тогда было время — она любила гостить у родителей Эндрю.

— Ну, он же извинился. Парень с тех пор значительно поумнел, — Диана недоверчиво подняла бровь, не веря в такую возможность для незадачливого парня в принципе. — Завел таксу и недавно переехал в Ламбет. Он хвалит район и вроде там есть еще незанятые квартиры. Я уточню подробности и перезвоню.

~

После обеда в 221б по Бейкер-стрит произошел небольшой переполох. Приехавший к сестре Энди Пауэлл совершенно не ожидал, что дверь ему откроет молодой человек с внешностью и манерами агента Секретной службы Ее Величества. Его не пропустили к кузине, так как его имя не значилось в каком-то списке. Подошедшая на шум миссис Хадсон разрешила его затруднения, сообщив Диане, что к ней пришел симпатичный молодой человек.

Ди, одетая для поездки в строгий деловой костюм сливового цвета с зауженной длинной юбкой и светло-сиреневой блузкой в тон, ждала лишь приезда Энди. Ее не удивило, что его не пускают, но в этом не было и необходимости — они ведь собираются в Ламбет. Когда она, прихрамывая и опираясь на трость, спустилась вниз, вдруг выяснилось, что охранник не выпускает ее из дома. Видимо, ее тоже нет в этом загадочном списке. Пришлось позвонить Майкрофту Холмсу. Тревожить Шерлока она не осмелилась.

— Мисс Уэсли, очень приятно слышать вас. Чем могу служить? — старший Холмс как всегда церемонно любезен и мил.

Но она была слишком раздражена, чтобы отвечать в тон, потому сразу же перешла к делу:

— Мистер Холмс, извините, что отрываю вас от дел. Мне необходимо сейчас съездить в Ламбет вместе с моим кузеном Энди Пауэллом. Хотим посмотреть там квартиру.

— Квартиру, мисс Уэсли? — Майкрофт Холмс придал своему голосу оттенок негодования, — но разве вы забыли...

— Извините, мистер Холмс, что прерываю. Наверное, вы просто забыли сообщить, что опасность, которая мне грозила, исчезла. Джон Уотсон вчера обрадовал меня этой новостью, и я не хочу затруднять вас и вашего брата дольше, чем следует. Я очень благодарна...

— Ах, Джон Уотсон?.. — прервал ее излияния Майкрофт. Установилась недолгая пауза, вероятно, чиновник что-то обдумывал. — Диана, дело обстоит не совсем так, как сказал наш уважаемый доктор. Мы не доверяем источнику, из которого получена данная информация.

— Значит, угроза по-прежнему существует? — Диана сникла. Она просто не знала, что и подумать...

— Опасность есть, не буду вас обманывать, — Майкрофт помолчал с минуту, явно что-то решая. Затем он продолжил: — Но, думаю, мы сможем обеспечить негласную охрану и защитить вас, даже если вы будете жить в другом месте.

— Это не вызовет дополнительных трудностей?

— Нет, абсолютно никаких.

— Значит, я смогу уехать? — Ди уже привыкла подчиняться решениям Майкрофта. Кажется, и его брат тоже всегда прислушивался к нему.

— Да, Диана, только держите меня в курсе ваших передвижений, — милостивое разрешение дано, можно ехать.

У охранника внизу пикнул телефон, он отошел к стене и позволил Диане и Эндрю беспрепятственно покинуть дом.

~

24 марта 2015г.

Хоуптон-роуд, Ламбет, Лондон

Район Ламбета, примыкающий к железнодорожной станции Стритэм, оказался очень приятным и даже ранней весной выглядел зеленым и ухоженным.

Место подходило Диане просто прекрасно, отсюда рукой подать до Торнтон-Хит, где она работает. Шума поездов на улочке, убегающей от железной дороги почти не слышно. Совсем рядом раскинулся обширный парк Стритэм-Коммон, где можно гулять с Терри и кататься на велосипеде. Тихая Хоуптон-роуд причудливо изгибалась почти под прямым углом, здесь-то и стоял простой трехэтажный малоквартирный дом из красного кирпича, который рекомендовал Бен Ридал.

Новенький двухместный BMW Эндрю лихо затормозил у обочины, где уже топтался, ожидая их, сам Бен — долговязый и немного сутулый молодой человек лет тридцати с рыжеватыми всклокоченными волосами. На руках он держал небольшую таксу.

Очень смущенный присутствием прелестной девушки, перед которой опозорился в прошлый раз, Бен бросился открывать дверцу машины, чтобы помочь ей выйти. Кажется, ловким он так и не стал: вместо руки девушки, он схватился за ее трость. Не поняв, что это, отскочил, уронив черную палку на мостовую. Диана попыталась удержаться от смеха, но парень был таким забавным и растерянным, что она все-таки звонко рассмеялась. Ей вторил Энди, который и помог кузине выйти из автомобиля. Сконфуженный Бен, красный как вареный рак, поднял злосчастную палку и, неловко извиняясь, передал ее Ди.

Пока кузены подсмеивались над бедным Беном и восхищались его короткошерстной таксой Дарой, к ним неторопливо подошел агент по недвижимости, с которым они связались еще по дороге сюда.

Свободная квартира находилась на втором этаже*. Они прошли к подъезду по короткой дорожке, выложенной широкими серыми плитами. Множество розовых кустов в палисаднике радовали глаз свежими красноватыми побегами и крошечными молодыми листиками.

Агент расхваливал и дом, и палисадник, и соседей — тихих, семейных людей. Он недоверчиво покосился на щегольской кабриолет Эндрю, припаркованный у подъезда — здесь обитает довольно простая публика, предпочитающая бюджетные модели Фордов и Тойот. Диана заверила, что будет жить одна, а у нее вообще нет машины. Выяснила, что животные в доме разрешены, если ведут себя тихо, никого не кусают и привиты, как того требует закон.

Они поднялись по светлой просторной лестнице наверх. На этаже всего по две квартиры. Вошли в ту дверь, что расположена слева. Оказывается, справа живет Бен. «Просто чудно!» — обреченно подумала Ди, но даже перспектива жить напротив неуклюжего Бена не слишком печалила — ей все тут нравилось.

Приятно удивила свежая отделка квартиры. Маленькая прихожая с вешалкой и большим зеркалом. Гостиная, оклеенная желтыми в золотой ромбик обоями, совмещена с кухней. Диван теплого кирпично-терракотового цвета, квадратный обеденный стол, два стула, телевизор укреплен на стене, под ним длинная вместительная тумба. Комната просторная, с двумя окнами и уютной лоджией, выходящей на улицу и розовый палисадник. Когда розы зацветут, здесь будет просто восхитительно.

Небольшая, но светлая спальня выходит на заросший фруктовыми деревьями дворик. Двуспальная кровать придвинута к стене. Рядом громоздкий двустворчатый гардероб. У окна — комод с большим овальным зеркалом.

Вход в ванную из спальни и из гостиной. Душевая кабина и прочая сантехника в полном порядке. Агент особенно подчеркивал, что имеется даже стиральная машина.

Мебель всюду простая, под беленый дуб, довольно неуклюжая с виду, но удобная. На окнах светлые жалюзи. Все добротное, чистенькое. Энди ворчал на низкие потолки — конечно, с его-то ростом. Что же до Дианы, ее не волновали потолки: для ее росточка в пять футов и четыре дюйма** вполне нормально. Мелькнула было мыслишка об одном высоком, статном детективе, но тут же была изгнана.

В целом, она осталась очень довольна квартирой. Особенно приятно, что такие удобства достанутся ей почти бесплатно по меркам Лондона и Ламбета — всего семьсот фунтов в месяц. Поэтому не стала долго раздумывать, сразу же дала согласие.

А затем они с Энди проехали в офис агентства, где девушка подписала контракт, тут же оплатив аренду за первый месяц и перечислив депозит. Получив ключи, она решила, что переедет уже завтра. Энди, разумеется, изъявил готовность помочь.

По дороге обратно на Бейкер-стрит Энди продолжал весело болтать, но Диана погрустнела, примолкла. Теперь, когда срок отъезда установлен и неотвратим, она вдруг поняла со всей отчетливостью, что, уехав из квартиры Шерлока Холмса, больше никогда-никогда его не увидит. От этой мысли перехватывало дыхание и слезы наворачивались на глаза. Все это только глупые мечты, она совершенно не нужна детективу, глупо и навязываться ему. Пора возвращаться в свою жизнь. Но поднявшись к себе, она все плакала и плакала, собирая вещи.

Вечером опять одиноко сидела у камина в его гостиной. В последний раз. Она надеялась, что хотя бы сегодня Шерлок заглянет домой, но нет, он не пришел. Не откладывая в долгий ящик, перечислила с банковского счета мистеру Шерлоку Холмсу за услуги 27.500 фунтов. В примечании к платежу написала: «Спасибо большое Вам за все!». Раз уж лично сказать это ей, видимо, не суждено.

~

24 марта 2015г.

Поплар, Ист-Энд, Лондон

Сухонькая пожилая дама негромко цокала каблучками по тротуару Крисп-стрит. Старомодная шляпка покачивала перышком в такт немного неуверенной, замедленной старческой походке.

Вечерняя улица была пустынна, лишь редкие автомобили, сверкнув фарами, проносились мимо. В десять вечера этот спокойный, спальный район Ист-Энда становился довольно неуютным, особенно в свете всех этих разговоров об охотящемся неподалеку серийном убийце. Однако старушка шла спокойно, немного сгорбившись, не оглядываясь, словно была уверена, что ей абсолютно ничто не угрожает.

Дойдя до поворота на Сюзанна-стрит, она приостановилась, будто прислушиваясь, не следует ли за ней кто, и спокойно свернула на еще более пустынную улочку.

Джон, сидевший в припаркованной на углу Крисп-стрит и Сюзанна-стрит машине, на случай, если убийца нападёт на главной улице, беспокойно вслушивался в тусклый мрак за окном, пытаясь уловить малейший шорох снаружи. Все тихо. Шерлок, бесшумной тенью, прячется где-то в темном закоулке Сюзанна-стрит.

Старушка прошла метров пятьдесят по улице, ведущей к ее дому, и в наушнике Джона послышался тихий, бархатный шепот Шерлока, от которого кровь побежала быстрее, подгоняемая адреналином: «Он здесь».

Джон бесшумно открыл дверцу, а дальше уже не заботился о тишине, так как ночной покой нарушил резкий женский крик и звуки ударов. Джон понесся на шум, что было мо́чи. Но пробежав метров тридцать, увидел, что Мэри, а это именно она так мастерски изображала старушку миссис Дэвис, с довольным видом потирает кулак, в котором зажат кастет. А Шерлок удерживает на земле какого-то тощего типа. Преступник отчаянно брыкался, но детектив сноровисто сковал его запястья наручниками.

Джон, молча вытащил из кармана тонкий силиконовый шнур и крепко связал ноги душителя, у которого сегодня, вероятно, неудачный день по гороскопу, раз он попался.

Удостоверившись, что преступник никуда не денется, Шерлок связался по телефону с Лейстрадом. Полицейский, выругавшись на чем свет стоит на детектива за его обычное самоуправство, спешно выехал на место с двумя нарядами полиции. Затем Холмс набрал номер брата и немного отошел от расположившейся на тротуаре живописной группы.

— Мэри, это ты кричала? — Джон все никак не мог отдышаться и опустился на асфальт рядом с задержанным, привалившись спиной к невысокому забору. — Он ударил тебя? Я говорил, это опасно…

— Я же должна была дать Шерлоку знать, где убийца, дорогой. Он просчитался с засадой на двадцать метров!

Шерлок оторвался от разговора с Майкрофтом по поводу личности подозреваемого, и поспешил поправить, кинув извиняющийся взгляд на Мэри:

— На шестнадцать, — мягко уточнил он, и вновь вернулся к прерванному разговору.

Мэри довольно фыркнула и залилась счастливым смехом. Джон глубоко вздохнул, вбирая в грудь свежесть ночного воздуха. Адреналин так и пульсировал в крови. Ради этого стоит жить.

Он взглянул на друга, тот тоже оживлен и явно обрадован сегодняшней удачей. Шерлок всегда прекрасен в момент победы, каким бы уставшим и измученным он не был до этого. Глаза излучают изумительный свет. Джон всегда позволял себе открыто любоваться необыкновенной красотой Шерлока после победы. Это маленькое запретное наслаждение, которое он себе прощал.

Первоначально, по плану гениального детектива, изображать миссис Дэвис должна была женщина-полицейский. Но куда там… Когда Мэри об этом услышала, впилась в Джона как клещ, пока тот сам не попросил Шерлока взять Мэри в качестве приманки. Упустить свою порцию адреналина не желал никто из Уотсонов.

— Наконец этот гад пойман, — прошептал Джон, поднимаясь на ноги, так как на главной улице послышались приближающиеся сирены полицейских машин.

— Наконец я смогу спокойно вернуться домой, — облегченно выдохнул Шерлок ему в тон. Он уже закончил разговор с Майкрофтом, которого это задержание касалось напрямую, так как маньяк все-таки оказался работником службы наблюдения CCTV, подразделения, которое входило в длинный перечень структур, подотчетных Холмсу-старшему.

Джон повернул голову и с удивлением уставился на друга. Выходит, возвращение домой, к этой малышке, все, что интересовало Шерлока? «Восторг погони, кровь, бурлящая в жилах, только мы вдвоем против всего мира…» Где все это? Опять будет ползать у ног мисс Привилегированная школа? Джон покачал головой, на секунду задумавшись, правильно ли он поступил с девушкой. Ужасное сомнение вдруг закралось в его душу. Если Шерлоку больше не нужны их приключения, значит, он ошибся в предположениях, и друг теперь будет несчастен?

— Мистер Холмс, — сзади послышался тихий, чуть дребезжащий голос. Джон обернулся. Шерлок пошел навстречу миссис Дэвис, которая вышла на улицу, закутавшись в темную шаль. — Я все видела через окно, — старушка пожала руку Шерлока и обратилась к Мэри: — Какая вы смелая, милая, не зайдете ли выпить чаю после этого кошмара?

— Спасибо, миссис Дэвис, с удовольствием, — мило улыбнулась старушке суперагент в отставке.

Тут преступник дернулся, пробуя вернуть себе свободу, Мэри нежно погладила его кастетом по лицу и тихонько пропела, наклоняясь:

— Лежи спокойно, дорогой, а то отведаешь еще.

Устрашенный душегуб затих, боясь даже дышать. Он все еще не мог прийти в себя от неожиданности, беззащитная пожилая леди обернулась вдруг этой фурией и сбила его с ног молниеносным ударом в район солнечного сплетения.

Миссис Дэвис в волнении вцепилась в рукав детектива:

— Мистер Холмс, я так благодарна, что вы прекратили этот ужас, — прошептала она.

Шерлок осторожно высвободил рукав и приобнял старушку за плечи:

— Идите к себе, миссис Дэвис. Сейчас сюда прибудет полиция, вы же не хотите с ними встречаться? Мэри придет, как только сможет, обещаю.

Старушка со слезами благодарности, заставила Шерлока наклониться и поцеловала его в лоб.

В этот момент Джон, с умилением глядевший на эту сцену, подумал, что он все сделал правильно. Люди не перестанут нуждаться в Шерлоке Холмсе, вот в этом его истинное предназначение. Он не сможет пойти против собственной природы, против себя самого и бросить все это. Только не Шерлок.

Полицейские автомобили, подъехавшие сразу с двух сторон осветили тихую темную улицу тревожными сине-красными огнями, нарушили тишину воем сирен. Уже второй раз за месяц жители в волнении прильнули к окнам: неужели снова убийство?

— Познакомьтесь с Россом Спарком, оператором сетей CCTV и вашим «Ист-Эндским душителем», — объявил Шерлок, махнув рукой в сторону связанного убийцы. Он любил эффектные сцены. — Пойман при нападении на миссис Джеймс Дэвис, — он указал на Мэри, которая приветливо помахала озадаченному Лейстраду рукой.

— Но это же Мэри Уотсон, — в голосе полицейского слышались усталость и раздражение.

— Но убийца думал, что это миссис Дэвис, и поджидал ее в темном переулке.

— Вот синяк от его удара, — Мэри с готовностью продемонстрировала начинающее синеть плечо, слегка расстегнув ворот платья. Джон зашипел от ярости — опять скрыла от него «пустяк».

Шерлок нахмурился:

— Я думал, ты успела увернуться, — недовольно пробормотал он.

— Не глупи, я и увернулась, — Мэри возмутилась, что ее обвинили в неловкости. — Этим камешком он метил мне в голову, — она небрежно указала на круглый камень, величиной с гусиное яйцо, которое как раз помещали в полиэтилен и снабжали ярлычком, как орудие преступления.

Лейстрад несколько минут пытался осмыслить то, что здесь произошло, а потом строго заявил Шерлоку:

— Поедешь со мной в Скотланд-Ярд и напишешь объяснение.

Затем он повернулся к Мэри, добавил официально:

— Вас, Мэри, я жду завтра в девять утра. Позвольте сейчас нашему врачу зафиксировать факт того, что вы пострадали.

Он вновь обратился к Шерлоку, который спокойно стоял рядом с ним, засунув руки в карманы пальто.

— Ты-то не пострадал?

Уголок рта Шерлока насмешливо дернулся вверх, он отрицательно покачал головой.

Спарка, которого никто не собирался развязывать, понесли к патрульной машине, на ходу зачитывая ему его права. Формальности ареста соблюдены, это не оставит преступнику шанса вывернуться в дальнейшем.

Детектив-инспектор поискал глазами свою помощницу: Салли Донован праздно стояла у патрульной машины, и вовсю шутила и кокетничала с молодым офицером.

— Донован, сними показания этой миссис Дэвис — строго приказал он, мигом оборвав флирт.

Старушка все-таки не избежала встречи с полицейскими тем вечером. Впрочем, Салли только с Шерлоком непримирима, и миссис Дэвис, вполне довольная исходом дела, напоила Салли и Мэри своим лучшим чаем с розовыми лепестками.

Лейстрад обернулся к Шерлоку:

— Сейчас в управление, возьмем ордер и с обыском к нему домой. Ты со мной?

Комментарий к Глава 23 * — английский First floor — второй этаж для нас.

— ~165 см.


====== Глава 24 ======

среда, 25 марта 2015г.

Хоуптон-роуд, Ламбет, Лондон

Переезд был очень быстрым. Все вещи Дианы помещались в двух больших чемоданах, Энди и Бен втащили их на этаж безо всякого труда.

В квартире их ждал сюрприз. На обеденном столе живописной грудой высились солидные бумажные пакеты из супермаркета “Waitrose”*. В них оказались овощи и фрукты, аппетитный хлеб и булочки, конфеты и хлопья. Остальные продукты, как обнаружила Диана, заботливо спрятаны в холодильник. Морозильник также заполнен, словно в квартире собирался держать осаду целый взвод голодных солдат.

Энди задумчиво почесал затылок:

— Не понял. У тебя какой-то тайный поклонник, Ди? Что значат эти продукты?

— Понятия не имею, — Диана озадачилась не меньше, чем кузен. — Может, квартиру по ошибке сдали еще кому-то?

Но долго недоумевать не пришлось. На тумбе под телевизором красовалась ваза с букетом нежных тюльпанов, рядом лежала визитка. Энди ринулся к ней, едва завидев:

— Майкрофт Холмс? Так твой таинственный поклонник этот старый зануда и сноб? — разочарованно протянул он, передавая элегантную карточку Диане.

«Всегда к Вашим услугам. Майкрофт Холмс» — значилось на обороте.

Диана вздохнула:

— Не говори о нем плохо! И он вовсе не мой поклонник, Энди! — Ди положила карточку обратно к букету. — Ну и что мне со всем этим делать, интересно?

— Как что? Есть, конечно! Не возвращать же! Мы с Беном поможем тебе, однозначно, — хохотнул Энди, хлопнув маявшегося у дверей приятеля по плечу.

— Хорошо. Думаю, мистер Холмс все равно не возьмет все это назад, — решилась Ди, — но готовить-то мне не в чем! Потому, мальчики, закажите пока пиццу, а я засяду за электронные каталоги.

Диана открыла ноутбук и погрузилась в поиск товаров для дома. Посуда, столовые приборы, одеяло и подушка, плед, бытовая химия и так далее. Оплата счета Шерлока существенно оголила ее банковский счет и пришлось довольствоваться лишь самым-самым необходимым. Беда, что и необходимого набралась целая куча.

~

среда, 25 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Ночь плавно перетекла в следующий день, а Шерлок и Джон так и не попали домой. Обычная выматывающая полицейская рутина — участие в допросе задержанного в Скотланд-Ярде, дача официальных показаний и заполнение тысяч бланков. Шерлок всегда бесился от всей этой бумажной волокиты, но без нее, к сожалению, не обходится ни одно расследование, связанное с полицией.

Найденная Шерлоком при анализе следа необычная белая глина не была случайностью — убийца действительно проживал в одном из многоквартирных домов на берегу Темзы, на Ньюпорт-авеню. Обыск в его квартире дал следствию все недостающие улики: убийца Росс Спарк фотографировал трупы жертв. Дома у него оказались записи с камер CCTV, что само по себе уже является преступлением. По ним маньяк отслеживал распорядок жизни своих жертв.

Допрос тоже не вызвал особых сложностей. Очнувшись от ступора, в который вогнала его неожиданная поимка, Спарк почувствовал себя в центре внимания и дал признательные показания. Спарк вырос с затаенной ненавистью к женщинам, с годами она приобрела форму болезненной мании. Мать бросила 14-летнего сына на алкоголика-отца и уехала жить в Австралию. Психопат убивал женщин, имевших несчастье походить на мать внешне. Впереди еще судебные и психиатрические экспертизы, но это детектива-консультанта уже не касалось. Он свое дело сделал — зверь пойман.

К тому времени, когда Шерлок был готов наконец ехать домой, пресса уже прознала о поимке маньяка, у входа в Скотланд-Ярд собралось не меньше полсотни репортеров. Как во сне Шерлок прошел сквозь плотную толпу, направляемый Джоном, который отгонял от смертельно уставшего друга самых настырных журналистов.

В такси детектив едва удерживал глаза открытыми, Джон вышел по дороге — он опаздывал на дежурство в клинике. Приехав на Бейкер-стрит, где, слава богам, репортеров еще не было, Шерлок машинально поднялся по лестнице и прошел в свою комнату. Сбросив пальто на пол, он без сил рухнул на кровать прямо в костюме и ботинках, и, вяло удивившись, почему это подушка вдруг пахнет яблоками, мгновенно заснул.

~

среда, 25 марта 2015г.

Темз-хаус — штаб-квартира МИ5, Лондон

Майкрофт Холмс с детства привык, что у него есть обязанности. В четком исполнении их он видел смысл и соль жизни человека. С годами количество обязанностей росло, пропорционально его чинам и уважению, которым он по праву пользовался.

Надзор за младшим братом Майкрофт взвалил на себя с ранней юности. Всю жизнь, не ропща, нес этот крест. Следить за Шерлоком, все равно что пытаться удержать буйный восточный ветер. Сам подопечный задачи никогда не упрощал, и всюду, где только мог, ускользал от глаз всемогущего брата.

Однако, Майкрофт все-таки находил средства контролировать стихию по имени Шерлок.

Например, финансы. Братец беспечен в денежных вопросах, но он не мот, потому, если с его счета вдруг списывалась некая сумма, не понятно на что, это сразу привлекало внимание. Шерлок легко способен отдать все на лечение первого попавшегося бродяги. Дорогие эксперименты, реактивы — тоже солидная статья расходов. Это еще терпимо. Однако, это могли быть и наркотики. При малейшем подозрении, что брат вновь принялся за старое, в 221б проводился тщательнейший обыск.

Даже в относительно спокойные времена, когда все в жизни Шерлока вроде бы приходило в норму, старшему брату все-таки требовалось часто пополнять банковский счет детектива, так как тот никогда не заботился о том, чтобы получать плату за свои услуги детектива. Да и в попытках раскрыть очередное дело, Шерлок, бывало, тратил на расследование намного больше, чем получал в итоге. Что поделать, артистически широкая натура братишки далека от житейской практичности.

Когда на Бейкер-стрит поселился Джон Уотсон и взял на себя добровольную обязанность наблюдать за финансами друга, дела пошли лучше. Но вот доктор зажил своим домом, и то, что случилось с Шерлоком после свадьбы Уотсонов, нормальным не назовешь. Он вернулся к пагубным привычкам. Сейчас как будто выровнялся, но старший брат все равно зорко следил за движениями на банковском счете великого сыщика. Каждый день в шесть вечера Майкрофт получал доклад от своего ассистента.

Вернувшись с утомительной встречи с послом Северной Кореи, Майкрофт по привычке сразу открыл отчет и удивился необычно крупной сумме на банковском счету брата. «Ха, братик, работа детектива стала неплохо оплачиваться! Мне этим заняться, что ли?» — подумал он со смешком. Обычно суммы вознаграждений от частных лиц не превышали четырехзначной цифры. А здесь 27.500 фунтов стерлингов, кто же такой щедрый? Майкрофт взглянул на графу «Отправитель платежа» и не поверил глазам: Диана Уэсли. Перечислено вчера... «По счету за услуги». Еще и благодарит! Ну и дела!

Майкрофт просмотрел отчет о местонахождении Шерлока. Сейчас он уже дома, значит, ему известно, что Диана покинула его. Знает, но молчит? Не позвонил, чтобы уточнить, где малышка. Да что с ним такое? Майкрофт против воли почувствовал тревожный холодок в груди.

Еще раз проверил отчет наблюдателей. Ага, вероятно, отсыпается после того неприятного казуса с оператором CCTV.

Ему уже пришлось дать команду ни в коем случае не упоминать место работы маньяка. Камеры уличного наблюдения и так вызвали массу протестов и нареканий у граждан, которые, в основном, не желали, чтобы за ними следили. А если разнесется слух, что убийца использовал камеры для выслеживания жертв? Трудно представить, чем может окончиться такое дело! Хорошо, если только отставкой Кабинета.

Подумав немного, Майкрофт все-таки решил разбудить брата. Тот будет не рад, но он хотя бы услышит его голос и постарается понять, что им грозит в ближайшем будущем. Он надеялся, что девушка зацепила Шерлока достаточно сильно и тот не отпустит ее так просто.

Майкрофт близко к сердцу принимал проблемы Шерлока и после всех этих лет, ясно видел, что тому абсолютно противопоказано одиночество.

~

среда, 25 марта 2015г.

221б, Бейкер-стрит, Лондон

Шерлок долго не мог сообразить, что за монотонный звук отвлекает его от сна, в котором он вместе с Дианой собирал чудесные спелые яблоки. Аромат яблок царил в осеннем саду, по воздуху плыли легкие серебристые паутинки...

Он открыл глаза и уставился в стену, оклеенную привычными обоями оливкового цвета. Он в своей спальне. Дурацкий звук все повторялся и Шерлок, рывком вскочив с кровати, поднял свое пальто с пола — почему, кстати, оно валяется на полу?

Нашарив в кармане телефон, он увидел на экране: «МАЙКРОФТ» и, чертыхнувшись, сбросил вызов. У него есть гораздо более важные проблемы, чем разговаривать с напыщенным братцем.

Нужно решить две загадки, причем как можно быстрее. Первая: почему он оказался у себя, а не в бывшей спальне Джона? И вторая, самая важная: ГДЕ ДИАНА?

Он внимательно осмотрелся — в комнате не было никаких следов пребывания девушки, если не считать легкого, едва заметного аромата яблок. Там, где у стены стояли чемоданы Дианы, когда он в последний раз заходил сюда, сейчас было пусто. Полный дурных предчувствий, он подошел к шкафу и отворил дверцы — пусто. Даже постельное белье поменяно, очевидно, сама подушка впитала слабый аромат ее духов.

Но где же она? Может быть, переехала в бывшую спальню Джона? Он пошел было проверить, по дороге заглянул в ванную — нет розовой зубной щетки, яблочного шампуня и ее расчески. Кухня. Пусто. В глаза бросилась записка, написанная аккуратным и ровным почерком: «Шерлок! В морозилке для вас заморожены обеды. Разогрейте в микроволновке. Д.» Что это значит? Она ушла? Но куда? Он метнулся на лестницу:

— Миссис Хадсон! — крикнул он, сбегая по ступенькам. В прихожей нет агента секретной службы. Шерлок похолодел.

Хозяйка, уже одетая на ночь в домашний халатик и без макияжа, выбежала ему навстречу.

— Что случилось, дорогой? Что такое?

— Миссис Хадсон, где Диана? — Шерлок задыхался от волнения, которое хотел бы скрыть, да не мог.

— Она уехала сегодня утром.

— Куда?

— Я думала, она обсудила это с тобой или с твоим братом. Она с ним разговаривала, это точно, — миссис Хадсон тараторила, пользуясь тем, что Шерлок в кои-то веки ее слушает. — За ней приехал красивый молодой человек — высокий блондин. Они прекрасная пара! Диана позвонила твоему брату и уехала с этим красавцем на превосходном блестящем автомобиле. Знаешь, такой спортивный, без верха… — она осеклась, Шерлок нервным жестом дал понять, что автомобиль его не интересует. Уразумев, что детектив серьезно обеспокоен, пожилая леди продолжила: — А сегодня рано утром она собрала вещи и этот блондин ее снова увез. Сказала мне, что сняла квартиру в Ламбете. Кстати, она наготовила тебе уйму еды... Очень хозяйственная девушка, мне она понравилась. И такая серьезная! Жаль, что не пожила у нас подольше...

Шерлок медленно поднялся к себе и, пройдя на кухню, открыл холодильник. Теперь он почувствовал, насколько голоден, и взял тарелку с сэндвичами, заботливо обернутую пищевой пленкой и снабженную ярлычком «25.03.15». Машинально прожевав бутерброд, но не почувствовав его вкуса, он вернулся в спальню и набрал номер брата.

— Куда уехала Диана?

— А, маленький братишка, проснулся и обнаружил, что пока ты спал, принцессу унес злой дракон, — мед и яд смешались в голосе Майкрофта в равных пропорциях.

— Я серьезно, Майкрофт, можешь ответить, где она? — Шерлок старался звучать ровно и холодно, но получалось плохо. Он чувствовал, что дает брату лишний повод для веселья.

— Она сняла квартиру в Ламбете, — сжалился наконец Майкрофт.

— И почему ты не помешал ей это сделать? Или появилась новая информация по Адлер?

— Нет, никаких новостей. Зато Джон Уотсон, твой друг, поведал ей, что никакой опасности нет, раз так сказал сам источник.

— Он сказал — что? — Шерлок и предположить не мог, что Джон сделает это. Зачем???

— Ты меня слышал, — голос брата стал сух и холоден. Между ним и Джоном всегда существовала тень неприязни, но он никогда не позволял ей открыто выплескиваться наружу.

— Но зачем? Что ему до всего этого?

— Ты хочешь выслушать мои предположения? — в голосе Майкрофта явно слышалось насмешливое удивление. Он мог бы поведать брату причины этой «необъяснимой» нелюбви Джона Уотсона к мисс Уэсли, но надеялся, что брат и сам их знает. Знает, но ничего не предпринимает. И это интересно уже само по себе.

— Нет. Это риторический вопрос, — кисло отреагировал Шерлок. Еще не хватало выслушивать всякий вздор от Майкрофта. — И что же Диана? Узнала, что опасности нет, и сбежала?

— Нет, она вполне разумная девочка. Но у меня есть мысли, как сдвинуть всю эту ситуацию с мертвой точки.

— Даже не говори, я уже знаю эти твои мысли: ты будешь использовать ее как приманку. Это у тебя называется «сдвинуть дело с мертвой точки», не так ли?

— Не кипятись, братик, она под надежной охраной днем и ночью. И будет лучше, если ты станешь держаться оттуда подальше.

— Это еще почему? — нахмурился Шерлок, чувствуя, что ответ ему не понравится.

— Потому что твоя фигура привлекает слишком много внимания, мой дорогой. К тому же, не думаю, что тебе будут так уж рады.

— Что? Почему?

— Счет, который ты выставил девочке, слегка великоват, не находишь? — Майкрофт ехидно хмыкнул. — Я заглянул на ее банковский счет, там остались какие-то гроши после его оплаты. Не думал, что ты станешь наживаться на бедной сироте, — Майкрофт открыто издевался, прекрасно понимая, что злосчастный счет вовсе не от Шерлока. Вряд ли его брат вообще помнит, что на свете существуют какие-то счета, которые люди выставляют и оплачивают.

— О чем ты говоришь? — спросил Шерлок упавшим голосом.

— О счете в двадцать семь с половиной тысяч фунтов стерлингов за твои услуги детектива, дорогой братец.

— Что??? — взорвался Шерлок. И повисла долгая пауза, которая ушла у него на осмысление масштаба катастрофы, потом он продолжил: — И ты говоришь, она оплатила эту сумму?

— Да, и притом с благодарностью. Знаю, ты не любишь заходить в свой банковский аккаунт, но советую все-таки напрячься и зайти туда.

— И поэтому она уехала? — Шерлок спрашивал, потому что искренне не понимал, почему Диана покинула безопасную Бейкер-стрит и оправилась в полную неизвестность, где ее могут поджидать похитители.

— Нет, она уехала, чтобы не стеснять тебя. Решила, что ты не появляешься дома из-за нее.

— Нет, это не так, — но и он, и Майкрофт знали, что это действительно связано с ней. Джон и Мэри всеми силами удерживали его от возвращения домой, а у него не было сил отказать им. К тому же сам он был уверен, что в обществе Дианы мигом забудет о расследовании, отвлечется. Все чего он хотел: побыстрее покончить с делом и вновь быть с ней. Несмотря на свои убеждения, вопреки всем доводам разума и логики.

Майкрофт прекрасно понимал трудности брата, он ожидал их. Но Шерлок должен до всего дойти сам.

— Ты сделал для нее все, что мог. Теперь тебе бы немного поостыть и подумать на досуге, что тебе действительно нужно в жизни. Только не позволяй Джону и Мэри решать за себя. Это должно быть именно твое решение, — старший брат прекрасно понимал, что Диана Уэсли не потеряна для Шерлока, но ему необходимо побороться, если захочет получить этот приз. Так будет лучше для обоих.

~

среда, 25 марта 2015г.

Хоуптон-роуд, Ламбет, Лондон

После пиццы, молодые люди оставили Диану разбирать пожитки, чем девушка и занялась, чтобы отвлечься от тоскливых мыслей о детективе с глазами ясными как звезды. И такими же холодными и изменчивыми.

Тщательно вымыв всю квартиру, она разместила одежду и обувь в гардеробе, уложила белье в комод. Затем отправилась в ванную и выставила на стеклянной полочке у зеркала духи и зубную щетку. Крем-гель для умывания с яблочным ароматом и шампунь из той же коллекции отправились в душевую кабину. Любимые диски и книги заняли свое место в тумбе в гостиной.

Заветная папка, в которой Ди хранила вырезки о знаменитом сыщике-консультанте, осталась в чемодане вместе с парой семейных альбомов. Она не будет грустить. В этот день, на пороге новой жизни, она не хотела о чем-либо сожалеть.

Девушка подошла к окну гостиной. Вечерело. С улицы доносилась неспешная беседа двух мамочек, прогуливающихся с колясками. Из дома, расположенного наискосок, вышла пожилая леди с рыжим пушистым котом на шлейке. Мирное, тихое предместье.

Понюхав тюльпаны и еще раз подивившись щедрости и предупредительности мистера Холмса, Ди включила телевизор и сразу услышала:

«...вчера вечером удалось наконец арестовать «Ист-эндского душителя», который держал в страхе всех жителей этого района Лондона. Большую помощь полиции в поимке опасного маньяка оказал признанный гений сыска Шерлок Холмс. Сегодня днем задержанный преступник предстал перед судьей из Олд-Бейли, который арестовал его без права на...»

Кадры, снятые у выхода из полицейского управления, полностью завладели вниманием Дианы, она замерла, стоя перед телевизором. Плотная фигура в длинном светлом плаще была ей уже хорошо знакома — детектив-инспектор Лейстрад. Полицейский пытался утихомирить толпу репортеров, объявляя, что не даст никаких комментариев, пока не закончится расследование. За ним из здания вышел Шерлок, холодно и отстраненно скользнул взглядом по толпе и направился к машине.

У Дианы замерло сердце, он показался ей как всегда утонченно красивым, но очень бледным, измученным.

Журналисты, завидев его, все как один подались вперед: засверкали вспышки фотокамер, каждый пытался задать свой вопрос, перекричать других. Полицейские с трудом сдерживали напор людей с камерами и микрофонами.

Диана просто физически чувствовала дискомфорт, который доставляли Шерлоку все эти люди. Он устало поднял воротник пальто и, не глядя ни на кого, продолжил пробираться к машине. По пятам следовал Джон Уотсон, пытавшийся сдержать особенно рьяных репортеров, которые лезли за интервью к детективу, несмотря на заслон полиции. «Без комментариев!» — зло и раздраженно прокричал доктор прямо в камеру.

Диане показалось, что он обращается непосредственно к ней, она даже отпрянула, вздрогнув.

Джон протолкнулся к автомобилю и открыл дверцу, пропуская Шерлока вперед. Тот поспешил укрыться в спасительной темноте салона. Доктор Уотсон резко захлопнул дверцу, и машина, оснащенная мигалкой, двинулась по улице, заставляя толпу расступаться.

Диана, вне себя от волнения без сил опустилась на диван. Он снова сделал это — поймал опасного зверя. Но какой ценой — явно все это время не отдыхал и не ел нормально. Да уж, доктор, вы превосходно заботитесь о своем друге... Она была довольна, что перед отъездом оставила еды в холодильнике и забила морозилку готовыми полуфабрикатами собственного приготовления, их нужно только поставить в микроволновку. Она и не рассчитывала, что детектив попадет домой так скоро, и сделала все, чтобы еда не испортилась.

Девушка, хоть и не хотела грустить сегодня, но после увиденного сюжета, почувствовала, как наваливается тоска. Признаваться, что она очень скучает по Шерлоку Холмсу, не хотелось. Но и заниматься самообманом недостойно. Да, она по глупости влюбилась в человека, который не способен разделить ее чувство. Так бывает. Нужно отвлечься. Хорошо, что скоро она выйдет на работу. Там предстоит осуществлять проект расширения клуба, грустить по своему недосягаемому герою будет просто некогда.

Ванесса одобрила ее план более эффективного использования помещения клуба. Часть обширной, захламленной кладовой для реквизита будет переоборудована в платный танцевальный класс. Другую часть помещения отведут для репетиций собственной труппы клуба, которой сейчас решительно негде разучивать танцы и номера для новой программы. Артисты приезжают за три часа до открытия клуба, чтобы репетировать.

Новшество, предложенное Дианой, было на ура принято всеми работниками. Владелица увидела практическую пользу от аренды. Ди уже нашла хореографа, готового снимать помещение для танцевальной студии.

Чтобы немного успокоиться, девушка вновь уткнулась в ноутбук, в тысячный раз проверяя смету, пытаясь занять себя и хотя бы на время забыть о человеке, который для нее навсегда потерян.

Мобильный, оставленный на столе, вдруг мелодично тренькнул, оповещая о входящем сообщении. Кто бы это мог быть? Диана с неохотой отложила ноутбук и взяла телефон. Мобильный банк информировал ее о зачислении на ее счет суммы 27.500 фунтов стерлингов. Странно. Войдя в банковский аккаунт, она обнаружила, что сумма вернулась от мистера Шерлока Холмса с припиской в личном сообщении: «Ошибочно выставленный счет».

Ди ничего не понимала. Почему Шерлок вернул деньги? Что не так? Телефон в ее руке вдруг завибрировал и на экране высветился вызов с незнакомого номера. Диана, вздрогнула от неожиданно резкого звука и с опаской нажала: «Ответить».

— Добрый вечер, Диана, — послышался приятный бархатистый, чуть глуховатый баритон, который она узнала мгновенно.

— Шерлок? Добрый вечер, — Диана старалась говорить ровно и спокойно. Хорошо ли выходило, неизвестно, но уж заикаться, как мисс Хупер, она точно не собирается. — Поздравляю с поимкой убийцы! Я недавно видела вас и доктора Уотсона в новостях.

— А, это... — Шерлок явно уже выбросил из головы все подробности громкого дела: получив решение, загадка больше не интересовала его. — Удалось поймать его быстрее, чем я мог надеяться. Но, в целом, кейс банальный. Лучше скажите, как вы поживаете?

— Отлично, спасибо!

— А поподробней?

В вопросе прозвучали некие игривые нотки, потому Диана сочла себя в праве на кокетство:

— Следует ли понимать, что подробности моей жизни интересуют вас больше, чем скучный пойманный маньяк? — она улыбнулась и зажмурилась, ожидая чего угодно, даже сердитой отповеди.

В трубке раздался смех, Шерлок ответил ей в тон:

— Вам следует быть абсолютно уверенной в этом. Так как вы устроились?

Боже, они флиртуют по телефону! Диане хотелось визжать от восторга.

— Я сняла квартирку в Ламбете, около Стритэма. Тихое место и до работы недалеко. Мой кузен помог устроится, ваш брат прислал продукты, хотя это было совершенно лишним, вы и так слишком много для меня сделали. Смогу ли я когда-нибудь отплатить за вашу доброту? — уже серьезно добавила Ди.

— Мой брат расходует доброту по крупицам, вероятно, опасаясь слишком быстро исчерпать весь скудный запас, — Шерлок откровенно смеялся, — потому не стесняйтесь пользоваться ей, ведь это такое редкое явление.

Затем его голос стал более серьезным:

— Что касается меня, Диана, вы отплатите мне сторицей, если забудете про счет, который выставил Джон. Он не посоветовался со мной и... — детектив помолчал и добавил: — одним словом, извините меня, Диана, я упустил этот момент.

— Ну что вы, Шерлок, я нисколько не в обиде. Сожалею, что так вышло. И с удовольствием оплачу новый счет, который выставите вы.

— И заплатите ту цену, которую я назначу? — хитрые смешливые нотки вернулись в его низкий сексуальный голос. Диана ясно представила его улыбку, от которой она всегда таяла.

— С радостью, если это будет в моих силах! — снова флирт. Обалдеть!

— Что, если я поймаю вас на слове и спрошу плату при встрече? — Шерлок намеренно-лениво растягивал слова, подражая тону профессионального соблазнителя. — Подумайте, вы уже не сможете отпереться, Диана.

— И не стану, — Диана с трудом давила неэлегантное хихиканье. Она была счастлива поддерживать столь легкий разговор с Шерлоком. Она его не провоцировала, ведь так? Так?

— Как ваша нога? Вам требуется какая-нибудь помощь? — Шерлок снова вернулся к серьезному тону.

— Гораздо лучше, спасибо, хожу уже вполне свободно. Мне ничего не нужно, — уверила она. И добавила, надеясь, что он предложит встретиться завтра: — Послезавтра уже выхожу на работу.

— Хорошо. Должен вас предупредить, опасность, о которой мы с братом говорили, еще существует. Будем надеяться, что преследователи потеряли вас из вида из-за переезда. Поэтому мне появляться у вас не желательно, за мной могут следить.

У нее упало сердце от этих тревожных слов и от того, что они не смогут увидеться. И возможная слежка...

— Значит, вы из-за меня в опасности? — Диана проглотила комок, подкативший к горлу.

— Нет, Диана, зачем им я? Я же не хорошенькая девушка, — снисходительно объяснил Шерлок. Почувствовав, что последние слова расстроили собеседницу, он предпочел немного ее обнадежить: — Существует небольшая вероятность того, что преследователи отступились от своих намерений, как вам и говорил Джон. Но пока мы не уверимся в этом на сто процентов, нужно быть начеку. Ходите только по людным улицам, не доверяйте и не разговаривайте с незнакомцами, которые вдруг попросят вас пойти с ними куда-то. Соблюдайте