КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412477 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151381
Пользователей - 93994

Впечатления

Ingvarson про Филимонов: Гавран (СИ) (Космическая фантастика)

Написано качественно и интересно, хоть и не ровно. Свежий взгляд на вселенную EVE - в отличии от убого-занудной "Хортианы". Взгляд ГГ на современную РФ - как аналогичный у большинства, не предвзято смотрящим на беспредел вокруг. Не совсем логичны мотивы создания "корпуса" - ну на то воля автора. Жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Вербинина: Сборник "Иван Опалин" [5 книг] (Исторический детектив)

Спасибо! Но после того как книга готова в FBE 2.6.7., надо нажать на "Сохранить" и тогда видны в выпавшем сообщении что не доделано и каковы ошибки. То есть почему файл не валидный! Успехов, Странник!
Эпиграф в произведении "Московское время" - а именно "Все персонажи и события данного романа вымышлены. Любое сходство с действительностью случайно."-оформлен неправильно, потому валидатор ругается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Мачехина дочка (Исторические любовные романы)

иногда выскакивающий "папа-баран" вместо "папы-барона", конечно, огорчает, но интрига держит до конца.) или у меня такой неудачный, неотредактированный вариант.
но прекрасно выписанные персонажи интригующий сюжет украшают и не дают оторваться.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; и это у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
когда я натыкаюсь: споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время; если бьют, то исключительно по голове; если сюжет ещё даже не начат, но сопли уже текут; если жрут-жрут-и жрут; бросаю читать. напрасно потерянное время.
неудачницы, неудачно оправдывающие свою никчёмность. НИЧЕГО не делающие, чтобы переломить ситуацию в свою пользу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Разгневанная река (fb2)

- Разгневанная река (пер. Пётр Иванович Алёшин) 2.52 Мб, 517с. (скачать fb2) - Нгуен Динь Тхи

Настройки текста:




Разгневанная река

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

«Когда разбушуются волны, рушатся берега» — гласит вьетнамская пословица. Подобно реке, переполнившей русло и сметающей все на своем пути, растет волна народного движения за освобождение страны от иноземного ига.

Теме народной борьбы против колониального господства посвящена двухтомная эпопея известного вьетнамского писателя и общественного деятеля Нгуен Динь Тхи. Первая часть дилогии «Рушатся берега» была выпущена издательством «Прогресс» в 1970 г., вторая — роман «Разгневанная река» — предлагается вниманию советского читателя. Названия обеих частей перекликаются с народной пословицей.

Имя Нгуен Динь Тхи хорошо известно советскому читателю, в переводе на русский язык издавались его стихи, рассказы и повести, в его творчестве главенствуют гражданские мотивы, много внимания уделяет писатель историко-революционной теме.

Двухтомная эпопея талантливого писателя явилась итогом многолетнего труда, синтезом его жизненного опыта. В обеих книгах постоянно ощущается присутствие образа самого автора, в судьбе коммуниста Кхака угадываются явно биографические черты автора. Нгуен Динь Тхи прошел суровую школу борьбы — в годы, предшествовавшие Августовской революции 1945 года, он был секретарем нелегальной Ассоциации работников культуры «За спасение Родины», а позднее батальонным комиссаром легендарного Полка столицы.

Роман «Рушатся берега» рассказывает о развитии революционного движения во Вьетнаме в период 30-х годов, вторая книга охватывает период с конца 30-х годов до знаменательного 1945 года, когда национально-освободительное движение развертывается по всей стране.

Ни репрессии, которые колонизаторы обрушили на участников освободительного движения, ни безработица и голод, от которого вымирали целые деревни, не сломили дух свободолюбивого вьетнамского народа. Полнится река народного гнева, и, как ручьи и притоки, вливаются в нее все новые и новые силы. И простая крестьянская девушка Куен — сестра погибшего в застенке подпольщика Кхака, и Ле — в прошлом шахтер и представитель демократической интеллигенции бывший учитель Ван Хой становятся в ряды борцов.

После капитуляции перед фашистской Германией в 1940 г. правительство Франции пошло на сговор с японскими милитаристами, и Вьетнам наводняют японские оккупационные войска. На плечи многострадального народа ложится двойной гнет — прежних колонизаторов и японских оккупантов. Коммунистическая партия и Вьетминь — организация единого национального фронта — начинают готовить вооруженное восстание.

Все эти факты легли в основу романа Нгуен Динь Тхи. Заключительные главы рассказывают о том, как со всех концов страны идут делегаты на Всевьетнамский национальный конгресс, нелегально состоявшийся в деревне Танчао, о том, как в августе 1945 г. жители городов и провинций вышли на улицы с красными знаменами, как на многотысячном митинге в Ханое Хо Ши Мин от имени Временного правительства огласил Декларацию независимости Вьетнама, возвестившую о рождении нового свободного государства — Демократической Республики Вьетнам.

Роман Нгуен Динь Тхи публицистичен, автор намеренно не заостряет внимания на изображении какой-то одной индивидуальности, одного героя; в центре его огромного многопланового полотна — собирательный образ народа, творящего историю.

Часть первая

1

В один из тихих осенних вечеров, когда солнце почти скрылось за горизонтом, в проулке, возле дома тетушки Май, среди банановых деревьев появился невысокий худой старик в крестьянской одежде. Он был бос, на плече висела плетеная кошелка. У ворот старик в нерешительности остановился и заглянул во двор.

Навстречу ему выбежала Тху и, не спуская любопытных глаз с незнакомого человека, крикнула:

— Ба-а-а, тут какой-то дедушка пришел!

Старик, все еще не снимая нона[1], пошел по тропинке за девочкой.

Старая Май стояла на земляном приступке, образующем под широким навесом крыши открытую терраску, и силилась разглядеть гостя.

— Приветствую вас, тетушка! — Старик снял нон, обнажив неровно обритую голову, на которой местами уже отросли волосы. — Не вы ли мать Кхака?

Куен возилась на кухне; сняв с тагана котелок, она поворачивала его, чтобы рис равномерно дошел на жару. Услышав имя брата, она вздрогнула и поспешно выбежала из кухни. Она поздоровалась с незнакомцем и пригласила его в дом, а сама пошла заварить чай. Старик отряхнул с одежды дорожную пыль, вошел в комнату, опустился на потемневшую от