КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454407 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213339
Пользователей - 99992

Впечатления

Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (C, C++, C#)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

В этой книжке много сюжетных линий. Все они довольно скучные, невнятные. В СССР жили алкоголики, стукачи-доносчики и злые чиновники. Когда в одном колхозе все бросили пить (под воздействием Глав Гера), колхозников арестовали и сослали за полярный круг. Ну и правильно, там водки нет.
Короче, мы и сейчас все живем в СССР.
Без оценки, тк многое просто пропускалось из-за отсутствия интереса к тексту.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
argon про Хайд: К терниям через звёзды (Космическая фантастика)

Не, народ, я всё понимаю, художник так видит, афтар так пишет, но после того, как дошел по тексту до:"... и даже смотрители его побаивались, из-за чего, наверное, ПОДДАВАЛИ самым жестоким истязаниям..." (выделено мной),- подумал мало ли? может автор ашипся, может и впрямь надзиратели так поддают. Однако, по прочтении нескольких абзацев...внезапно:"Бежавшие приковали взгляды к экрану...",- мой ассоциативный аппарат нарисовал картину как люди, прилагая физическиеморальныементальныесампридумайкакие усилия, приковывают... и пришлось воображение притормозить, а чтение прекратить. Фиг его знает, создаётся впечатление, что русский язык автор знает, а вот с общением в этой языковый среде, или чтением художественной литературы у него не очень

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: За наших воюют не только люди (Фэнтези: прочее)

Очередная «краткометражка» от автора порадует читателя очередной фентезийно-попаданческой историей, которая так же (как и прочие) будет начата, но не закончена...

Если серьезно не цепляться к сюжету, данное произведение читается вполне легко и сносно. Как и в других рассказах автора, здесь пойдет история «сплетения» нашей привычной реальности (на этот раз это время 2-й МВ) и некоего фентезийного мира (в котором все оказывается тоже не «комильфо»). Переходя от одной реальности к другой, автор показывает нам непростую жизнь ГГ, совершенно не озаботившись ответить на те или иные вопросы (например какова в итоге цель ГГ и его миссия в нашем мире)

В общем, ГГ сперва начинает удивлять всех своими подвигами на фронте, потом попадает «под карандаш», и... влипает в одно происшествие за другим, по пути «в застенки гэбни» (заинтересованной таким феноменом).
Данный подход мне очень напомнил Злотникова (с его «Элитой элит») и прочих «чудотворцев» из СИ «Блокада» (Венедиктова). Впрочем — если указанные СИ все же были довольно неплохо проработанны, то именно эта вещь (по своей сути) является лишь очередным наброском, без какой либо серьезной мотивировки и финала...

С одной стороны — увлекшись тем, что стал вычитывать все «незаконченные сетевые публикации» я (в итоге) неплохо отдохнул, с другой, чувствую что с данной тематикой «придется пока завязать» ибо процент субъективных претензий уже «заоблачно высок». Хотя... если рассматривать все это (чисто) как фантазию... то почему бы и нет)) Очень «в духе времени» и очень патриотично... только вот опять кажется что это «продукт для подрастающего поколения»))

Продолжение? Ну … может быть когда-то!))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Как выбрать электрика

Нападение домового эльфа — это вам не шутки! (СИ) (fb2)

- Нападение домового эльфа — это вам не шутки! (СИ) 423 Кб, 61с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Alina Zaykova

Настройки текста:



========== Глава 1. Нападение домового эльфа и «не-такие-как-все» ==========


— Тогда Добби придется на это пойти. Ради вашего блага, сэр.

При этих его словах торт рухнул на пол с оглушительным грохотом. Клочья сливок заляпали окна и стены. А Добби, как будто щелкнув невидимым хлыстом, исчез, словно его и не было. В столовой раздался визг, в кухню ворвался дядя Вернон, и его глазам предстал Гарри, с ног до головы облепленный пудингом тетушки Петуньи.

К счастью, дяде Вернону удалось разрядить обстановку.

— Это всего только наш племянник… Он не в себе, знаете ли… Незнакомые люди очень его пугают… И приходится держать его наверху, — говорил он, провожая Мейсонов обратно в столовую.


— Быстро наверх! — шепнул он Гарри перед выходом из кухни.

Гарри шмыгнул в душ, после чего быстро переоделся и рухнул на кровать. Он всё испортил. Или нет?

На него напал настоящий… кто это был? домовой эльф? Неужели любой домовой эльф может так проникнуть к нему в дом и… сделать что угодно?

Его затрясло. В памяти стояло красное лицо без носа и с вертикальными зрачками. А если Он снова вселится в кого-то? В того же домового эльфа?

В открытое окно спальни влетела, шурша крыльями, огромная сова и уронила Гарри на голову письмо. Он, не задумываясь, схватил сову за лапу. Та пребольно клюнула его прямо в темя, но он, не обращая внимания, запихнул её в клетку Букли (как здорово, что дядя всё же разрешил её выпустить перед приходом гостей — Букля очень трепетно относилась к своему убежищу) и закрыл дверцу.

Зачем он это сделал, он сам не понял. То ли хотел ответить на письмо, то ли просто не хотел лишаться возможности связи с кем-то. О том, что чужая сова вряд ли горела бы желанием носить его почту, Гарри не думал.

Перед ним было письмо.


«Дорогой мистер Поттер!

Мы получили донесение, что в месте Вашего проживания сегодня вечером в двадцать один час двенадцать минут было применено заклинание Левитации.

Как Вам известно, несовершеннолетним волшебникам не разрешено вне школы использовать приемы чародейства. Еще одна такая провинность, и Вас исключат из вышеупомянутой школы согласно Указу, предусматривающему разумное ограничение волшебства несовершеннолетних (1875 г., параграф С).

Также напоминаем, что любой акт волшебства, способный привлечь внимание не умеющего колдовать сообщества (простецы), является серьезным нарушением закона согласно Статуту о секретности Международной конфедерации колдунов и магов.

Счастливых каникул!

Искренне Ваша,

Муфалда Хмелкирк

Отдел злоупотребления магией

Министерство магии».


Гарри взял ручку, которую дядя по счастливой случайности не стал убирать в чулан, и прямо на обратной стороне письма написал:


“Это не я! Это было нападение домового эльфа!

Г.Поттер,

Литтл-Уингинг,

Тисовая улица, 4”


Привязав письмо обратно к лапе яростно сопротивляющейся совы ( царапины на щеке и кровавый укус на руке чуть выше локтя — это не так уж и плохо за возможность не быть исключённым, не так ли?), Гарри вышвырнул её в окно. Конечно, птица не виновата, но и Гарри не просил её прилетать! А если бы это был… Волдеморт?

Они бы, наверное, тоже отделались письмом:


“Дорогой мистер Поттер!

Мы получили донесение, что в месте Вашего проживания сегодня вечером в двадцать один час двенадцать минут было применено убивающее заклятие. Мы отчисляем вас из школы (если вы ещё живы, конечно) и приговариваем к штрафу в сто галлеонов за нарушение Статута о секретности (вне зависимости от вашего состояния).

Счастливых каникул!”


Очень мило, в общем.

И как тут спорить с дядей Верноном о том, что не все волшебники - психи?

Откинувшись на подушку, он стал слушать, что происходит в столовой.

— Вернон, я и не знал, что вы взвалили на себя такую ношу, - говорил мистер Мейсон. - Знаете, у меня тоже есть родственник… К счастью, мне не приходится его воспитывать. Но он тоже такой… особенный.

Гарри представил, как мрачно переглядываются Вернон и Петунья. Услышать про другого волшебника от своего компаньона — явно не то, что хотела бы такая приличная неволшебная семья.

— Знаете, он до трёх лет был нормальным ребёнком. Его собирались отдать в сад. А потом… его укусила собака.

Очередная пауза. Наверняка, после такого Вернон явно будет меньше любить бульдогов тётушки Мардж.

Но мистер Мейсон продолжал:

— Конечно, собака была лишь поводом. Это могло быть любое вмешательство, совершенно любое… Но он… он на два года остановился в развитии.

Вернон выдохнул. Петунья сдавленно ахнула.

— Да, да. Он замкнулся в себе. Сначала и вовсе ни с кем не хотел общаться, потом просто… просто был трёхлетним ребёнком. Два года. За два года — ни одного нового слова!

Гарри показалось, что он слышит шум разливаемого вина. Или они пили коньяк? Не важно.

— Что мы только не предпринимали… К счастью, мы нашли хороший реабилитационный центр… Нашему мальчику сейчас семь, и он отстаёт от сверстников в развитии всего на год. Говорят, к совершеннолетию он станет таким же, как и остальные дети. У вас, я вижу, случай намного более запущенный… Но мы тоже можем поделиться контактами неврологов и психологов. Я слышал, вы отдали его в школу для детей с преступными наклонностями? Возможно, это только усиливает асоциальность. Будет лучше передать вашего племянника в специальную школу-интернат для особенных детей. Или перевести на домашнее обучение. Ещё есть вариант с европейскими центрами реабилитации, но там у меня контактов нет, вам придётся поискать самостоятельно… И, конечно, контракт ваш. Знаете, я ещё час назад сомневался в этом… но вы взяли на себя такую ношу! Вернон, я восхищаюсь вами. И вами, Петунья. Я знаю, как тяжело, когда твой близкий человек — когда маленький ребёнок не такой, как все. И то, что вы боретесь, несмотря ни на что… заслуживает уважения.

Гарри в оцепенении слушал, как Мейсоны прощаются и уходят. Пожалуй, раньше фраза “не такой, как все” виделась ему в ином свете.


Прошла минута, другая. Дадли ускакал в свою комнату: переодеваться, играть в приставку и просто бездельничать. Но Дурсли почему-то остались в столовой. Гарри, будь он постарше и поумнее, понял бы, что они отходили от тяжёлой встречи, от грустной истории, расказанной Мейсонами, от страха и стресса из-за неудачи с тортом. Но Гарри было всего двенадцать лет, и он со страхом ждал, когда дядя поднимется к нему в комнату, и, возможно, посадит под замок на следующие много-много лет.

В дверь постучали.

— Я открою, — тихо сказала Петунья. — Наверное, Мейсоны что-то забыли.

Но не успела она дойти до двери, как дверь выбили.

— Служба магического правопорядка! Британский аврорат! Всем оставаться на своих местах!


Комментарий к Глава 1. Нападение домового эльфа и «не-такие-как-все»

Спасибо за исправления через публичную бету :)


========== Глава 2. Почему Снейп был прав ==========


Пока один из незваных гостей опрашивал Дурслей внизу, второй — или, точнее, вторая — поднялась наверх и, запнувшись о порог, посетила комнату Дадли. Дадли даже оторвался от приставки, чтобы отвечать на вопросы — и, почему-то, его голос показался Гарри несколько удивлённым и восхищённым.

Но через пять минут и сам Гарри потерял дар речи: к нему в комнату зашла прекрасная девушка с розовыми волосами.

— Здравствуйте, — робко пробормотал он.

— Добрый день. Аврор Тонкс при исполнении. Стажёр, - зачем-то смущённо уточнила девушку и мелькнула своим жетоном.

— Простите?

— Поступила информация, что здесь произошло нападение домового эльфа. Ученики Хогвартса и не такое могут выдумать, — она хихикнула, — но проверка есть проверка.

— Я не выдумал! — запальчиво воскликнул Гарри.

— Даже так? — хмыкнула стажёр.

— Да! Мне прилетело письмо, что меня хотят исключить, а колдовал не я, а домовой эльф. Да у меня дядя ещё в начале каникул палочку забрал, как бы я колдовал?

— Ты не врёшь, — задумчиво произнесла девушка. Её волосы на секунду полыхнули зелёным, а потом снова стали розовыми. - Значит, ты уверен, что колдовал не ты?

— Это был не я! Клянусь… чем угодно! Магией клянусь!

Дом вздрогнул, Тонкс и Гарри тоже. Они настороженно переглянулись, но не успели ничего сказать: в комнату вошёл темноволосый парень.

— Честер Дэвис, департамент магического правопорядка, Сектор борьбы с неправомерным использованием магии, — он тоже показал какой-то жетон.

— Здравствуйте.

— Это что у вас так было? Артефакт? Заклинание?

— Мальчик поклялся магий, Честер, — растерянно сказала Тонкс.

— Даже так?

Девис ахнул, взмахнул палочкой, неразборчиво пробормотал заклинание, и через секунду, успокоившись, сел на кровать.

— Чую, тут всё будет не так легко, как я думал. Формальности и допрос чуть позже. А сейчас нужно прочистить тебе мозги, пока ты не стал сквибом или не умер.

— Что?

— Запомни: никогда, ни при каких условиях не клянись своей магией! Единственное исключение — это угроза поцелуя дементора, и то не в туманном будущем, а прямо сейчас!

— Почему? — нахмурился Гарри.

— А вот представь. Я наложу на тебя “Империо” — это заклятие подвластия, непростительное. Потом заставлю тебя,.. — взгляд Девиса заметался по комнате, наконец остановившись на клетке, — убить сову. Ты её убьёшь, а потом я наложу на тебя “Обливиэйт” — это заклятие сотрёт твою память. Потом придут авроры на сигнал о непростительных, увидят мёртвую сову и арестуют тебя. А ты же уверен, что не колдовал! Вот и ляпнешь клятву при случае. Поклянёшься магией, мальчик.

— Я Гарри!

— Гарри. Представь, ты поклялся магией. И в тот же момент ты её лишишься. А если к тебе прицепились какие-то магические болячки или проклятия, то ты можешь и умереть. К счастью, в этот раз при тебе остались и жизнь, и магия. Но в следующий раз тебе может не так повезти. Так что поклянись магией, что ты так больше не сделаешь.

Гарри послушно кивнул:

— Кля…

— Идиот! — Хлопнул себя по лбу Дэвис. — Я что тебе только что сказал? И что ты собрался сделать? Ты учителей в Хогвартсе так же слушаешь?

Гарри вспыхнул и отвернулся.

— Ладно, не дуйся. Или можешь дуться, лишь бы жив остался. Тонкс, а ты чего молчала? Зачем позволила мальчику клясться магией? Силенцио наложить не судьба? Хочешь закончить дело своего дяди?

— Дэвис, сволочь, ты что говоришь? — возмутилась Тонкс, став на секунду пунцовой — и лицом, и волосами.

— А что ты, хочешь чтобы твой родственник покинул мир раньше времени? Или, скажешь, в вашей ветви Блэков про клятвы магией не в курсе?

— Какого дяди? Неужели вы — племянница Волдеморта? — встрял Гарри. — А я тогда, получается, тоже его родственник? А если я ваш родственник, почему я живу здесь?

Дэвис побился головой об стенку.

— Определённо, Снейп прав. Дети идиоты.

— Зачем вы это делаете? Вы тоже домовой эльф? — удивился Гарри.

— Что делаю? — удивился Девис.

— Бьётесь головой об стенку. Тут до вас было существо, оно билось об стенку, говорило, что он — Добби, домовой эльф, и в итоге обстреляло кухню и меня тортом… В письме из вашего министерства было сказано, что это заклятье Левитации, но у него не было палочки! А моя палочка в чулане, можете проверить. А разве можно колдовать без палочки?

Дэвис вздохнул.

— Так, Тонкс, тут правда домовой эльф был, судя по всему. Гарри, собирайся, мантия, палочка — нам надо в Министерство, отменить взыскание, и в аврорат, подать заявление о нападении домового эльфа. В отдел регулирования магиков тоже Ноту отправить надо, это же они за эльфов отвечают. Гарри, домовые эльфы — это не те, кто бьются головой о стенку, это волшебные существа, которые не похожи на человека, и выглядят только так, как твой Добби. Добби… Где-то я уже слышал это имя…

— А можно я там переночую?

— Прости, Гарри, что ты имеешь в виду?

— Ну, в аврорате же преступников ловят, мне Рон рассказывал… и там камеры есть. Предварительного заключения, вот. Можно я сегодня в такой камере переночую, а то меня дядя из-за торта накажет… И вы сможете открыть чулан, а то там заперты и мантии, и волшебная палочка, и всё-всё-всё? Или мы без них пойдём?

— Ох, ребёнок. Пойдём уже в твой чулан, заодно возьмёшь вещи на ночь. У меня переночуешь, раз с родственниками тебе так не повезло, — но почему-то в этот момент Честер Девис смотрел не вниз, где оставались Дурсли, а на подозрительно красную Тонкс.


========== Глава 3. Министерство магии ==========


Министерство магии… поражало. Гарри вертел головой как Дракучая Ива своими ветвями: всё ему казалось таким важным и интересным. Свет, струящийся отовсюду, словно отражался от переливчатого синего потолка и явно дорогого паркета, закручиваясь вокруг золотой статуи в центре фонтана.

— Вот, смотрите, домовой эльф! — робко воскликнул Гарри, глядя на одно из золотых существ, с обожанием глядящих на волшебницу. Двумя другими были кентавр и гоблин, которых Гарри видел раньше — но без такого выражения лиц или морд — на секунду Гарри даже задумался, как правильно. Девис вздохнул:

— Гарри, в большинстве волшебных семей есть волшебные эльфы. А в Хогвартсе их вообще несколько десятков, если не сотен. Неужели ты ни разу не был на кухне?

— Кухне?

— Под Залом находится кухня, где домовики — домовые эльфы — готовят, и откуда они отправляют еду. Но они также могут принести еду в гостиные факультетов, или ты можешь сам зайти на кухню, в зависимости от твоего здоровья они предложат тебе ту или иную пищу. Но в гостиных они обычно прячутся, поскольку хороший домовой эльф, как полагают, не должен оскорблять волшебником своим видом.

— Прячутся?

— Мерлин, дай мне сил! — пробормотал Девис, подходя к стойке с надписью “Охрана”.

— Тонкс, ты с задания? Честер, салют… и неужто сам Гарри Поттер! — удивился волшебник на стойке. — Что, герой пришёл снова спасти наши задницы?

— Сэвидж, — поморщился Девис. — Это просто ребёнок, и на него напал домовой эльф.

— Чей?

— Хм, я как-то и не поинтересовался, — вздохнул Девис. — Но ты бы тоже… Так, не болтай, пожалуйста, организуй нам всё, а как сменишься, всё и узнаешь.

— Ладно. — Сэвидж взял длинный золотой прут, похожий на автомобильную антенну, встал, и несколько раз провёл спереди, сзади и с боков. Последний раз он махнул сверху головы, и на конце палочки замигал синий огонёк.

— Однако, — нахмурился волшебник и повторил манипуляции. Антенна мигала только над лбом мальчика, в районе шрама, и больше нигде.

— Гарри Поттер, а вы были у целителя? — удивлённо спросил Сэвидж, взглянув на Тонкс с Девисом. Те пожали плечами. — Ладно, давайте сюда палочку.

— Нам на руки три копии, — добавил Девис. — Один в неправомерное использование, второй вам, третий в отдел магиков.

— Понял, — кивнул Стивен. Он положил палочку на странные весы с одной чашечкой и вытащил из щели четыре рулона. Один он наколол на штырь, три других передал в руки Девису, и вернул палочку Гарри.

Людей было мало. Гарри подумал, что рабочий день уже должен был закончиться, но всё равно опасался, что окружающие будут на него пялиться. К счастью, больше никто его не узнал. В лифте — его решётки тоже были золотыми — они, к счастью, ехали одни, и Гарри решил повторить самый интересующий вопрос:

— Миссис Тонкс, мэм, а мы правда родственники? И вы действительно родственница Волдеморта?

— Ох, ребёнок… — с тоской произнесла Тонкс. Девис ухмыльнулся:

— Время для культурного просвещения есть. Тем более по-родственному, так сказать.

— Начнём с последнего. Я точно не знаю. Учитывая, что все волшебники в той или иной степени родственники, скорее всего, но родство явно не близкое — на нашем генеалогическом древе его нет. Честер говорил про моего двоюродного дядю Сириуса Блэка. Ходят слухи, что он хотел уничтожить твою семью, но сейчас ты от него в безопасности — он в тюрьме. И, пожалуйста, называй Того-кого-нельзя как-то иначе. На его имя в своё время был наложен магический конструкт, который пагубно сказывался на здоровье тех, кто его произносит. Сейчас конструкт заметно ослабел… но остался, так что при желании к нему можно снова прицепить какую-то подлянку.

— И насчёт родственности, — Тонкс достала палочку и начала чертить золотистые линии прямо в воздухе перед ними. — Моя мать — Андромеда Блэк, дочь Цигнуса Блэка и Друэллы Розье. У неё две сестры: Нарцисса Блэк, вышла замуж за Люциуса Малфоя и родила Драко Малфоя; и Беллатриса Блэк, вышла замуж за Рудольфуса Лестранжа, про детей неизвестно, скорее всего их и нет. Вальбурга Блэк, мама Сириуса Блэка, который сидит в тюрьме, и Регулуса Блэка, который пропал без вести больше десяти лет назад, была сестрой Цигнуса Блэка, моего деда. Её муж, Орион Блэк, отец Сириуса и Регулуса, был также её троюродным братом. Также он был братом Лукреции Блэк, которая вышла замуж за Игнатуса Прюэтта, брата Джейсона Прюэтта, отца Молли Прюэтт. Орион и Лукреция - дети Арктуруса Блэка и Мелании МакМиллан, двоюродной бабушки Эрни МакМиллана с Хаффлпафа. Так, вернёмся к Вальбурге и Цигнусу… У них был брат Альфард, но он умер. Их родители - Поллукс Блэк и Ирма Крэбб, родная тётка Винсента Крэбба со Слизерина. У Поллукса - напоминаю, это дедушка Сириуса Блэка и моей мамы - был брат Мариус, сестра Кассиопея, которая умерла, наверное, несколько месяцев назад, и, наконец, сестра Дорея, которая вышла замуж за Чарльза Поттера и родила Джеймса Поттера, твоего отца. Чуть более дальние твои родственники: Невилл Лонгботтом — правнук дочери Арктуруса Блэка и Лисандры Яксли Каллидоры Блэк, двоюродной сестры Дореи и Поллукса. Одна родная сестра Каллидоры, Цедрелла, вышла замуж за Септимиса Уизли, их сын — Артур Уизли, начальник сектора по борьбе с незаконным использованием магловских изобретений, женился на Молли Прюэтт, у них семь детей, младший внук — Рон Уизли, учится на Гриффиндоре, а внучка в этом году пойдёт в школу. Другая сестра Каллидоры вышла за Каспара Крауча, их сын — Барти Крауч-старший, глава отдела международного сотрудничества, а внук — Барти Крауч-младший, погиб в Азкабане… И это не все. Гампы, Бёрки, Флинты, Булстроуды… Так-то, конечно, Сириус Блэк — твой троюродный брат, а я — твоя троюродная племянница, как и Драко Малфой… Но я не думаю, что ты бы хотел воспитываться Малфоями, Крэббами или Лонгботтомами… или кем-то вроде Крауча. Кроме того, Блэки считаются тёмной семьёй, и вряд ли тебя отдали бы кому-то из нас. Скорее уж Малфоям, Драко Малфой тебе такая же родня, как и я, понимаешь?

Гарри понимал. Он едва ли запомнил половину имён, но фамилии постарался зазубрить. Почему же Рон не сказал ему, что они родственники? Или Невилл? А Драко? И ещё, получается, ссоры Рона и Драко - это не более, чем семейные разборки? Да и его ссоры с Драко — тоже? И почему воспитываться вместе с Невиллом было бы плохо? Вряд ли его бабушка была бы хуже тёти Петуньи.

— А можно мне это сохранить? — спросил Гарри.

— Да, Гарри, конечно, — Тонкс достала пергамент и махнула палочкой, и все золотистые линии мигом очутились на пергаменте.

— Мы приехали, — тихо сказал Девис, и приятный женский голос объявил:

— Уровень второй. Отдел обеспечения магического правопорядка, включающий в себя Сектор борьбы с неправомерным использованием магии, Аврорат и административные службы Визенгамота.


Комментарий к Глава 3. Министерство магии

Информация о родственных связях Блэков основана на http://tairen.narod.ru/blackhouse.png

и https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/%D0%91%D0%BB%D1%8D%D0%BA%D0%B8


Увы, в этой главе половина текста — это описание родственных отношений, но должен же был Гарри хоть кто-то это рассказать?

И да, Тонкс думает, что Кассиопея умерла. Ошибки в шапке нет :)


========== Глава 4. Сектор борьбы с неправомерным использованием магии ==========


- К тебе или ко мне? - ухмыльнулся Дэвис, повернувшись к Тонкс.

- Придурок, - прошипела она и её волосы снова стали красными. - Вы же запросили поддержки, значит к вам!

- Но нападение… Ладно, сначала к нам, потом к вам!

В отделе Дэвиса сидела только маленькая женщина с седыми волосами, которая представилась Муфалдой Хмелкирк. Выслушав историю с домовым эльфом, она всплеснула руками.

- Ох, а я говорила Долорес, что систему надо менять! Ну куда это годится?

Пока Гарри поили чаем, Муфалда просмотрела квиток, и кивнула:

- Всё в порядке, - робко улыбнулась она ему. - Ваша палочка чиста.

Дальше ему дали подписать несколько заявлений: он приложил к ним свою палочку и написал пером своё имя.

- Ну всё, парень, - открыто улыбнулся Дэвис. - За следующее колдовство тебя из школы не исключат, будь покоен!

- А если будет два колдовства, сэр?

- Торгуешься?

- Нет, просто вдруг меня посетят целых два домовых эльфа?

- Вообще такого не случалось, - задумчиво почесал Дэвис в затылке. - Вот смотри, как это работает!

Волшебник взмахнул палочкой и на квадратном столе в центре кабинеты появилась карта, полная светящихся точек и пятен. Разные места светились по-разному: самое крупное место свечение было примерно на месте Лондона, а самое яркое - на севере Шотландии.

- Это Лондон!

- Верно, - кивнул Дэвис. — И?

- И Хогвартс!

- Бинго! Отлично, парень, ты не совсем идиот. Что? У Снейпа это было бы комплиментом. Смотри сюда. Видишь эти точки? Это колдовство. Конечно, всегда есть естественный фон, поэтому не всякое колдовство можно отследить. Допустим, в Хогвартсе - там только непростительные пробьются. Но проблема в том, что сами по себе непростительные вполне простительные, это только к людям их нельзя применять. Поэтому мы даже не всегда туда людей отправляем, всё равно не найти, кто и где…

- То есть там отследить колдовство студентов нельзя?

- Верно. В Хогвартсе, и во всех Мэнорах с многоступенчатой защитой почти ничего отследить нельзя. Но про непростительные мы теперь хотя бы будем знать сам факт: к непростительным заклятиям мы присоединили конструкт, который сразу же загорается - и не жёлтыми или красными огоньками, а зелёными. Цвета убивающего проклятия. А потом останется только собрать всех людей да палочки проверить…

Гарри вспомнил зелёную вспышку света, которая когда-то ему снилось, но решил не отвлекаться:

- А какого цвета бывают ещё огоньки?

- Жёлтые, как правило, бытовые и светлые чары, красные - атакующие или защитные заклинания… Видишь, что повсюду жёлтые, красных почти и нет? Значит, всё спокойно. Но если какая заварушка серьёзная будет, мы увидим, это после войны удалось доработать. А вот синяя - это волшебство несовершеннолетних. Считывается в “синих районах” - местах, где зарегистрированы несовершеннолетние, - или же по палочке.

- Любой волшебник в моём районе поколдует, и меня исключат?

- Ох, ребёнок. Ты задаёшь мордредски хорошие вопросы. Фактически, да. За исключением нескольких случаев: используется зарегистрированная в нашем отделе на совершеннолетнего палочка, не используется зарегистрированный конструкт, или было подано заявление на исключение “синего района” из реестра “синих районов” - на время или навсегда. Большинство совершеннолетних британцев используют палочки Оливандера, зарегистрированные у нас. Всяческая анимагия или трансгрессия не активирует конструкты. А вот если твой опекун, директор Дамблдор, захочет поколдовать у тебя дома, он подаёт заявление к нам, чтобы исключить твой район из надзора, потому что его палочка досталась ему в поединке, и через нас не проходила.

- А вот вы говорите “конструкты”. А что это значит?

- Ребёнок, - застонал Девис. - Ладно. Ты же знаешь, как создаются заклятия? А как используются? Ох, братья Певереллы, да что ж это такое-то. Короче, любое заклинание - это ритуал. Ритуал - это соглашение между тобой и магией. Мировое магическое поле - вот как магнитное поле, только магическое, - помнит эти соглашения, то есть все сотворённые заклинания. Ты отдаёшь магию и получаешь взамен… свет, допустим. И вот соглашения, которые висят в мировом магическом поле - это и есть конструкты. Чем чаще они используются, чем больше сил в них вливается, тем они прочнее. Сложные заклинания используют несколько конструктов. Чем проще заклинание, тем проще зацепить конструкт. Вот заклятие Левитации - оно простое. Поэтому эльф и смог его зацепить. Акцио уже сложнее, изначально оно цепляло два конструкта - актора и левитацию. Его активировать уже сложнее, поэтому его и проходят только на четвёртом курсе. А вот, допустим, Эспекто Патронум цепляет сразу семь конструктов. Поэтому его учат уже после школы, а его применение заставляет сиять нашу карту похлеще, чем золотая статуя в Артриуме. И чем сложнее заклятие, тем строже наказание. Понятно?

- Не совсем, сэр. Но я постараюсь понять, запомнить и разобраться, - послушно кивнул Гарри. Его внезапно вдохновила идея мирового магического поля. И использование сложных заклинаний. И, интересно, а можно самому собирать заклинания из конструктов? И почему его опекун Дамблдор, если он живёт у Дурслей?

На карте, в центре маленького сияющего пятна, вдруг мигнула чёрная точка и пропала. Гарри подумал, что ему показалось, но он решил на всякий случай спросить:

- А чёрные точки тоже что-то значат?

- О, это некромагия, - мрачно сказал Девис. - Самый жуткий раздел магии, за который человек платит душой - своей или чужой. Я надеюсь, что мне не доведётся увидеть такое. Впрочем, если что, сигнализация всех быстро на уши поднимет. Ну что, теперь в Аврорат?

Гарри подумал, что ему всё-таки показалось - сигнализации же не было! - и кивнул.

- Гарри, сэр, - вдруг робко сказала Муфалда. - А могли бы вы оставить автограф? Для внучки, ей пять, и она очень восхищается вами.

- Я не герой, - вздохнул Гарри. - это мои родители герои, а я… Волан,.. - он взглянул на Тонкс и поправился. - Тот тёмный маг всё равно не умер, а я даже не смог его остановить…

- Тебе был год, - напомнил Девис.

- В последний раз, когда я с ним встретился, мне было одиннадцать, и всё равно мне не слишком повезло.

- Прости, Гарри, что ты сказал? - прошептала Тонкс. Её шевелюра была полностью белая.

- В последний раз, когда я с ним встретился, мне было одиннадцать, и всё равно мне не слишком повезло, - послушно повторил Гарри.

- Так, подписывай, - махнул пергаментом Девис. - Мелинде от Гарри с пожеланием… удачи, вот. И мигом в аврорат! Кажется, к тебе будет вопросов больше, чем мы ожидали.


========== Глава 5. Аврорат ==========


Они повернули за угол, прошли через массивную дубовую двустворчатую дверь и очутились в большом зале, тесно заставленном и разгороженном на отсеки. Служебные записки летали взад-вперед, как мини-ракеты. На перегородке ближнего отсека косо висела табличка:


«Штаб-квартира мракоборцев».


Пересекая зал, Гарри исподтишка заглядывал в двери. На стены рабочих помещений мракоборцев были обильно наклеены разные разности — снимки разыскиваемых волшебников, фотографии близких, плакаты с изображениями любимых команд по квиддичу, вырезки из «Ежедневного пророка». В одном отсеке мужчина в алой мантии с забранными в конский хвост волосами, сидел, водрузив ноги на письменный стол, и диктовал своему перу отчет. Чуть дальше колдунья с повязкой на глазу разговаривала через перегородку с огромным чернокожим аврором.

— Кингсли, привет.

— Честер, Тонкс. Это всё-таки нападение?

— Похоже на то. Приступишь к работе или опять на стажёрку свалишь?

— Ничего, ей полезно. Тонкс, с тебя отчёт по происшествию и по сегодняшнему дежурству в целом и можешь быть свободна. Завтра снова на курсы, и чтобы на этот раз без опозданий!

Тонкс пристыженно кивнула.

— Сейчас сделаю.

— Итак, парень, в допросную наверное смысла идти нет, здесь справимся. Садись вот сюда, вот тебе вода. Не бойся, без зелий. Честер, Дамблдору сообщил?

— Отправили ему две совы: о факте колдовства и о направлении группы на разбор. Ответа не было.

— Неудивительно, он скорее всего в Швейцарии, Конфедерация опять заседает. Ладно, Гарри, меня зовут Кингсли Бруствер, я старший аврор и я буду вести это твоё дело с нападением. Честер Дэвис - куратор дела от сектора с неправомерным использованием магии. Пока заполним заявление, опекун для этого не нужен.

— Скорее всего, тут будет не одно заявление, — вздохнул Дэвис.

— Даже так? — внимательно посмотрел на Гарри Бруствер. — Ладно, поскольку мы тебе ничего не предъявляем, не поим и не задерживаем, опекун всё равно не нужен. Ему мы копии направим, он всё равно будет в курсе.

— Простите, сэр, а разве мой опекун Дамблдор, а не тётя Петунья?

Бруствер переглянулся с Дэвисом.

— Он серьёзно?

— Угу. Он даже спросил меня, не домовой эльф ли я. Разум мальчишки как tabula rasa, и не скажешь, что уже в школе учится.

— Ладно, Гарри, я отвечу, но это последний вопрос, потом заявления. Всё остальное задашь своему опекуну или ещё кому-то. В магическом мире маглы не котируются. Они не являются членами магического сообщества. Поэтому твоя тётя — твой опекун только в магловском мире. Хотя, если она сквиб, она может зарегистрироваться в Министерстве и переоформить магическую опеку на себя. Твоим магическим опекуном должны были стать Сириус Блэк или Алиса Лонгботтом, но, поскольку первый в тюрьме, а вторая недееспособна, тебя направили к ближайшим родственником — маглам. Юридически для министерства ты стал маглорождённым. А с момента получения письма из Хогвартса до завершения обучения в Хогвартсе опекун маглорождённых — директор школы, то есть Альбус Дамблдор. Все возникшие вопросы, пожалуйста, отложи на потом, а то уже ночь на дворе, а мы ещё заявление не оформили.

— Хорошо, сэр, извините, — прошептал Гарри.

— Итак. Начинаем. Ты должен отвечать правдиво, и на все вопросы, даже если они кажутся тебе теми же самыми. А если ты не можешь ответить, не выдумывай, а так и скажи. Всё понятно?

— Да, сэр.

Бруствер достал зелёное перо и обмакнул его в хрустальный флакон с бесцветной жидкостью. Далее он достал длинный пергамент, и начертил сверху пергамента несколько рун, после чего расписался этим пером на пергаменте и попросил расписаться Гарри и Дэвиса.

— Дело 31/07/1992 — №14, — ровным голосом произнёс Бруствер, и перо торопливо записало за ним изумрудными чернилами. Потерпевший — Гарри Джеймс Поттер, ученик Хогвартса, несовершеннолетний. Следователь — старший аврор Кингсли Равелло Бруствер. Куратор от сектора с неправомерным использованием магии — Честер Дэймонд Дэвис.

— Ваше имя?

— Гарри Джеймс Поттер.

— Дата рождения?

— 31 июля 1980 года.

Гарри заметил, что Бруствер и Девис переглянулись, но промолчали. Он их понимал: нормальные люди празднуют дни рождения несколько иначе.

— Когда вы заметили в вашем доме присутствие постороннего?

— Ровно в восемь ноль-ноль к нам пришли гости, мистер и миссис Мейсон. К моим родственникам, я имею в виду. За несколько минут до этого — может быть, три или пять, - я вошёл в свою комнату и увидел на кровати странное существо.

— Как оно выглядело?

— Оно было похоже на человека, но очень маленького. И… у него были огромные уши — больше, чем моя рука, и глаза размером с теннисный мяч. И ещё у него был большой нос, и рот, и вообще очень странное лицо… А одет он был в старую наволочку.

— Вы его ранее не видели?

— Возможно, этим же утром. Мне показалось, что кто-то следил за мной из кустов живой изгороди, и у этого кого-то, кажется, были такие же большие глаза и уши. Но я всё же не уверен. До этого и после этого я не помню кого-то, кто бы выглядел похоже.

— Что это существо сделало?

— Оно поклонилось… и представилось. Оно сказало, что его зовут Добби-домовик, или просто домовой эльф.

— Он сказал, зачем он пришёл?

— Я тоже его спросил об этом и предложил сесть. Он замялся, и стал рыдать и кричать, что его раньше не приглашали сесть, и что я — великий волшебник.

— Что было дальше?

— Он стал биться головой о подоконник, потому что сказал плохо о своих хозяевах.

— Он назвал своих хозяев?

— Нет, он отказался говорить. Он сказал, что его участь — до конца жизни жить в одном доме и служить в одной семье.

— Он был этому не рад?

— Нет. Он сказал, что его хозяева не знают, что он здесь, и что ему из-за этого придётся прищемить уши… печной дверцей, кажется. Потом он сказал, что много слышал о моём величии, и что он знает, что я несколько недель назад снова встречался с Вол… С Тем-Кого-Нельзя-Называть, и спасся. И просил меня не называть его по имени.

— Это правда? Вы действительно встречались с Тем-Кого-Нельзя-Называть несколько недель назад? Вы говорили об этом кому-нибудь?

— Да, сэр, я встречался, но говорил я только Рону и Гермионе, они были со мной. И ещё директор Дамблдор знает, конечно. Он меня и спас.

— Назовите полные имена своих друзей, которым были с вами.

— Гермиона Джин Грейнджер и Рональд Биллиус Уизли, первокурсники факультета Гриффиндор.

— Хорошо, продолжайте.

— Потом Добби стал говорить, что я очень хороший и поэтому мне нельзя в Хогвартс. Он сказал, что здесь я в безопасности, а в Хогвартсе мне грозит страшная опасность. Ещё он сказал, что существует заговор, и что он несколько месяцев назад о нём узнал. И что в школе будут твориться кошмарные вещи.

— Какие именно вещи, он не сказал?

— Нет, он стал биться головой об стенку. Он пытался навести меня на какую-то мысль и сказал, что это не Тот-Кого-Нельзя-Называть, а потом стал бить себя настольной лампой. Потом пришёл мой дядя, Вернон Дурсль, а Добби спрятался в шкаф. Дядя сказал, чтобы я вёл себя тише. А когда я выпустил Добби из шкафа, Добби признался, что своровал у меня все письма, которые писали мои друзья. Он показал их и сказал, что вернёт только в том случае, если я поклянусь, что не поеду в Хогвартс. Я отказался, и тогда Добби спустился вниз и взорвал торт.

— Взорвал?

— Ну, скорее он поднял его в воздух и как-то сделал так, чтобы торт рухнул вниз. Но торт разлетелся довольно сильно: и я, и вся кухня оказались в торте. После этого Добби исчез, и когда дядя пришёл, он увидел меня и испорченный торт. Потом дядя отправил меня в мою комнату, мне пришло письмо о том, что мне нельзя колдовать, я ответил на него, Мейсоны скоро ушли, а через некоторое время я услышал, как в дом попали сотрудники министерства.

— Какие разрушения в итоге произвёл домовой эльф?

— Он разрушил торт, испортил мою одежду, испачкал всю кухню — моим родственникам будет точно непросто всё убрать. Ещё он украл все мои письма и не вернул их, а там, возможно, могли быть не только сами письма, но и подарки — у меня же сегодня день рождения… Ещё он погнул лампу, когда бился об неё и испортил мои отношения с дядей.

— Вы могли от него защититься?

— Я не уверен. Он не большой, но он колдует, исчезает и появляется словно из ниоткуда. А все мои волшебные принадлежности, включая палочку, дядя убрал под замок.

— Мог ли этот эльф быть ранее связан с вашей семьёй?

— Я не знаю, сэр. Ранее я даже не знал, что домовые эльфы существуют, и я никогда их не видел.

— У вас есть мнение, кто может быть хозяином этого эльфа?

— Я не знаю… Судя по тому, как эльф говорил о своих хозяевах, они были последователями Того-кого-нельзя-называть. Наверняка, чистокровные и… расисты. Они имеют доступ к Хогвартсу, значит, там кто-то учится из них, или работает, или состоит в Попечительском совете. И, возможно, они нацелены именно на меня. Может быть, мне мстят или что-то вроде этого?

— У вас есть враги, мистер Поттер?

— Ну, Тот-кого-нельзя-называть и все его последователи. Из личных врагов только Драко Малфой, и, наверное, мой дядя теперь, — грустно закончил мальчик.

— Опрос потерпевшего закончен. Распишитесь, пожалуйста, — хмуро сказал Бруствер, и участники снова по очереди расписались зелёным пером.

— Вот мои отчёты, — откуда-то вынырнула Тонкс и передала папку Кингсли. После этого она взъерошила волосы Гарри, нежно добавив:

— Пока, Гарри. И… я тебе напишу, ладно? Или зайду. Честер, Кингсли, доброй ночи.

Честер кивнул, широко зевая.

— Я отойду за кофе, ладно? И потом мы пойдём, Гарри. Завтра я снова верну его тебе в аврорат, Кингсли, не смотри на меня так.

Он ушёл, а Кингсли вздохнул.

— Дожили, домовые эльфы нападают.

— А домовые эльфы нападать не могут?

— Видишь ли, это противно самой природе домовиков. Домовики — это магические паразиты, которые питаются магией волшебника или волшебного места. Личные домовики принадлежат одному хозяину и питаются только от него. Домовики рода привязаны к источнику и, хоть питаются от магического фона волшебников, как хогвартские эльфы, надолго покидать источник не могут. Взамен они заботятся о волшебниках, чтобы те жили долго и счастливо. Получается, твой Добби действительно заботится о тебе, но, учитывая направленность этой заботы, он может тебя и убить невзначай. Думая, что спасает. Понимаешь? Заколдует машину, чтобы она тебя переехала, и ты попал не в Хогвартс, а в больницу. Или бладжер. Но рассчитает что-то неправильно, и ты окажешься на кладбище Годриковой Лощины, рядом со своими родителями. Прости, парень, что напомнил. Но дело даже не в этом. Дело в том, что о твоём доме никто не должен знать, а вокруг него должна стоять мощнейшая защита. И либо эта защита и кната ломаного не стоит, либо этот эльф каким-то образом связан с тобой. Нужно его найти, пока он кого-нибудь ещё не “спас”, и разобраться или обезвредить. А ещё ты и помимо домового эльфа всего наговорил. Тот-кого-нельзя-называть, надо же! И ты в это реально веришь. А Дамблдор молчит как член ИРА. И дядя твой. Нельзя волшебника оставлять без палочки! Но ему же этого наверняка не сказали, так? Получается, дело об опеке надо заводить.

— Извините, а вы говорили, что меня должна была воспитывать Алиса Лонгботтом, но она недееспособна… А что это значит? — Гарри решил вспомнить мучивший его вопрос. Кингсли вздохнул:

— Ты же учишься с Невиллом? — Гарри кивнул, и Кингсли продолжил:

— Вообще-то лучше бы он тебе рассказал, но тут всё равно все знают… Через несколько дней после падения Сам-Знаешь-Кого Беллатриса Лестрейндж с мужем, деверем и Барти Краучем-младшим запытала Алису и её мужа до безумия. Теперь они находятся в больнице Святого Мунго и не узнают ни Августу Лонгботтом, ни самого Невилла. Лонгботтомы спустили всё своё состояние на их лечение, но результата так и нет. Вчера парню исполнилось двенадцать, а провёл он этот день в больнице…

В опустевшем зале повисла тишина. Гарри думал о том, как Невилл оказался на него похож: тоже один, тоже оказался сиротой — даже хуже, чем сиротой — в таком возрасте. И, возможно, в свой день рожденья он тоже остался без подарков. И Гарри тоже ничего ему не подарил.

— Ладно, парень, не грусти, — хлопнул Гарри по плечу Кингсли. — С Днём Рождения тебя! — волшебник открыл ящик стола и достал оттуда чёрную тетрадь.

— Что это? — удивился Гарри, беря её в руки.

— Доверчивая душа, — вздохнул Кингсли. — Никогда не бери чужих артефактов без проверки! Обязательно обратись к преподавателям, декану или директору. Ладно, тут аврорат, тут вроде как безопасно, — и волшебник весело подмигнул ребёнку.

— Знаешь ты мало, вот что, — добавил он. — А это книжка — шпаргалка. Такие были очень популярны в Хогвартсе лет пятьдесят назад. Я сюда много чего заносил, что запомнить не мог. Вот смотри, пиши, что тебя интересует:

“Домовые эльфы”, — торопливо вывел пером Гарри

Чуть ниже появилось надпись:

“Волшебный народ, гоминиды. Родом с другой планеты, которую постигла неизвестная катастрофа. Пришли на Землю вместе с гоблинами, предположительно в третьем веке нашей эры. Заключили с Магическим сообществом Договор о служении, по которому эльфы обязаны служить волшебникам за плату магией. Договор могут разорвать только волшебники: если эльф откажется от договора, он умрёт”.

— Тут не очень много, я им в школе пользовался. На самом деле хранил как безделушку, но мне кажется, тебе будет полезно. Пользуйся на здоровье. Чтобы очистить страницу, коснись палочкой один раз. Чтобы добавить туда новую информацию, коснись написанного тобой дважды. Чтобы отредактировать — трижды. Нравится?

— Ещё бы, сэр!

— Ну тогда держи. Стой! Дай я тебе подпишу.

Кингсли открыл последнюю страницу: там было подписано “К.Р.Бруствер”. Он изменил надпись на “От К.Р.Бруствера Гарри Джеймсу Поттеру в День Рождения с пожеланиями знаний и удачи”.

К ним уже спешил Дэвис.

— Кингсли, твой любимый, ирландский, со сливками. Гарри, это тебе горячий шоколад. Я свой уже выпил. Допивай и пойдём, нас ждут!


Комментарий к Глава 5. Аврорат

Дорогие читатели, глава задвоилась, пришлось одну удалить. Увы, я нечаянно удалила ту, к которой были отзывы. :( Приношу свои извинения, я не хотела.

Спасибо всем, кто прокомментировал (и продолжает комментировать :)), ваши отзывы делают меня счастливой и продуктивной.


========== Глава 6. День Рождения ==========


Терпеливо дождавшись, пока Гарри допьёт шоколад, и пожелав Кингсли спокойного дежурства, Дэвис потащил Гарри к выходу из Министерства.

- Ну что, пострелёнок, - хохотнул он. - Умеешь пользоваться камином?

- Нет, сэр.

- Тогда не будем и начинать. Аппарировал когда-то?

- Нет, сэр.

- И почему я не удивлён? Небось, и на метле ориентироваться не умеешь? И на Ночном Рыцаре не катался? Ладно, с парной аппарацией я справлюсь, культпросвет оставим на потом! Держись!

Гарри показалось, что его тянут сквозь какую-то жутко узкую воронку - и вот он оказался перед милым двухэтажным особняком, всего в пару раз больше, чем дом Дурслей. Окна светились мягким светом, а сад был по-настоящему волшебным: Огромный дуб во дворе заканчивался чем-то вроде мини-домика, вокруг которого порхали маленькие, в палец величиной, но невероятно красивые феи. Каменную дорожку к крыльцу обрамляли огромные кусты магических роз, откуда-то доносилось журчание ручья, а в глубине сада виднелись качели.

- Сначала я подумал тебя просто притащить к себе в квартиру, которую снимаю в магловском Лондоне. Но твой День рождения должен быть особенным! Так что я попросил родителей разрешения и… прошу!

Дэвис открыл двери и пропустил Гарри первым. Но стоило только Гарри перешагнуть порог, его оглушило, ослепило и сбило ног.

- Сюрприз!

- С Днём Рождения!

- Привет!

А рядом, совсем рядом, среди огромного клубка, обнимающего его, он увидел такие знакомые каштановые и рыжие волосы.

На глаза сами собой навернулись слёзы, и заметивший это Честер быстро взмахнул палочкой: слёзы тут же смахнуло волной тёплого воздуха, а клубок наконец-то расцепился. На немой вопрос Гарри Честер просто пожал плечами, хитро улыбаясь.

- Гарри, Гарри, я так рада тебя видеть! - щебетала Гермиона. - Ты не отвечал на письма, и я думала, думала… - девочка всхлипнула, и Дэвис снова взмахнул палочкой.

- А потом я написала Рону.

- Мы уже собирались тебя спасать, - шепнул Рон, неловко пожимая плечами.

Гарри огляделся. Вокруг него было столько людей, сколько… Не было никогда. Здесь был весь гриффиндорский уже второй курс, за исключением маглорождённого Дина Томаса, из Рейвенклоу была Падма и Энтони, из Хаффлпаффа Сьюзан, Ханна, Эрни и Джастин Финч-Флетчи, и даже из Слизерина были Трейси, Дафна и Нотт. И, конечно, родители Честера, которые мило поздоровались, поздравили его и предложили хорошенько повеселиться и куда-то ушли.

Он запоздало вспомнил, что у Трейси была фамилия Дэвис, как и у Честера.

Но первым курсом Хогвартса дело не ограничилось: здесь были близнецы Уизли, которые прямо сейчас что-то делали с необыкновенно красивой люстрой, староста Перси Уизли, неодобрительно на них поглядывающий, девочка, которая была старостой с Рейвенклоу, Роджер Дэвис и Седрик Диггори с четвёртого курса.

- Джинни тоже хотела прийти, - шепнул Рон, заметив, как Гарри недоверчиво оглядывает окружающих. - Я еле убедил её, что не стоит, ты же её совсем не знаешь. Тогда она заставила меня пообещать, что я приглашу тебя в гости. Ну я, это, и сам хотел, вот. Мы все - и родители в том числе - ждём тебя на остаток лета.

- Спасибо, - наконец-то обрёл дар речи Гарри, и вся компания снова заголосила, завопила и заревела на весь дом.

А потом был потрясающие пироги от Молли Уизли, которые исчезли, кажется, ещё быстрее, чем появились, утка от Ноттов, песочное печенье от Гринграссов, пудинг от Абботов, невероятно вкусный компот от Лонгботтомов, странные индийские сладости от Патилов, и, наконец, огромный воздушный торт от Браунов. Последний был втрое больше того, что нелепо погиб в доме Дурслей каких-нибудь несколько часов назад - а Гарри казалось, прошла уже целая вечность.

В перерывах они играли во взрывного дурака, весёлых разбойников (по общему желанию Гарри сделали Робин Гудом, а шерифом стал Седрик), и, наконец, перед тем как всем разойтись, разбирали подарки в гостиной перед большим камином. Подарки были потрясающие! От Рона ему достался магический светлячок в спичечном коробке, от Гермионы - красивая книга по чарам, а от Симуса - футбольный мяч (он долго и смущённо объяснял, что подарил бы что-то, связанное с квиддичем, но помнил, что Гарри живёт у маглов, а терять форму Гарри нельзя, чтобы остаться хорошим ловцом, а Дин Томас не раз хвалил футбол). Джастин подарил ему галстук, Парвати, Падма и Лаванда - волшебный гребень, который укладывает волосы несколькими способами на выбор. Минут пять девочки забавлялись, то зализывая его волосы назад, как у Драко Малфоя, то закручивая их в кудряшки, как у Дина Томаса. Нотт и Гринграсс совместно подарили чехол для палочки, который крепился к плечу левой руки, и из которого нельзя было призвать палочку обезоруживающим проклятием, а Эрни - набор для ухода за палочкой.

Невилл его удивил: он подарил ему самую настоящую аптечку с кроветворным, заживляющим и укрепляющим бальзамом.

- Варила бабушка, - виновато улыбнулся он. - С тобой вечно что-то случается, вдруг пригодится.

Рейвенкловцы подарили ему книгу “как спасти мир и не попасть в тюрьму: пособие по юриспруденции магической Англии для самых маленьких”, Трейси — дневник с замочком (он выглядел как девчачий, но Гарри всё равно впечатлён, что слизеринцы дарят ему уже второй подарок); Седрик красивое перо, Пенни чернила, но больше всего всех поразил Перси - он торжественно вручил Гарри нечто, похожее на маленькое драконье яйцо.

- Это таймер, - гордо произнес Перси. - Мой проект по трансфигурации и чарам: через заданное время оно трескается, из него вылупляется дракон и он пышет на тебя огнём. Дракон, правда больше ничего не умеет, зато так ты сможешь заниматься нужное время, ни на что не отвлекаясь.

Близнецы присвистнули.

- Перси!

- А ты, оказывается,

- Полон сюрпризов.

- Ну ничего.

- Надеемся,

- Нам удастся тебя переплюнуть!

- Мы дарим тебе

- И вам всем

- Незабываемые впечатления!

Но не успели близнецы договорить, как камин вспыхнул и из него вышла самая старая и самая прямая женщина, которую только Гарри видел за всю свою жизнь.


========== Глава 7. Лучшие шутники Хогвартса ==========


- Добрый вечер, - произнесла женщина скрипучим, но глубоким голосом. - Прошу простить за вторжение. Я Кассиопея Блэк. Это здесь празднует свой День Рождения мой любимый внучатый племянник?

Вечер преобразился и перестал быть томным и простым.

Девочки внезапно стали тоже прямыми, и кажется, прибавили несколько сантиметров роста. Половина тут же опустились в реверансы; оставшиеся попыталась слиться с мебелью.

Мальчики тоже преобразились: лица приобрели смешно-солидные выражения, а Честер сделал шаг вперёд и поклонился.

- Для меня честь, леди, принимать вас в своём доме. Гарри Поттер, если вас интересует именно он, действительно здесь. Гарри, познакомься с леди Блэк.

- Здравствуйте, - Гарри робко встал и поклонился, попытавшись повторить движение за Честером. - А почему я ваш любимый внучатый племянник? Мы же даже не знакомы!

- Ой, Гарри, будто ты не знаешь, - ехидно ухмыльнулась леди Блэк, - что чем реже ты видишь своих родственников, тем нежнее ты их любишь. Надо сказать, до сих пор ты бьёшь рекорды по нежности моей любви.

Женщина прошествовала по залу. Под люстрой она остановилась и внимательно взглянула вверх.

- Хм, интересно, — произнесла она. — Но скучновато.

- Мы — лучшие шутники Хогвартса! — возмущённо засопели близнецы.

— Действительно?

Леди взмахнула палочкой, из которой появился целый веер лучей — и все, как один, направились к люстре. Чуть постояв, она, наконец, направилась к Гарри и заботливо погладила по волосам своими морщинистыми, тонкими сухими пальцами.

- Гарри, Гарри,.. какой ты худенький.

Вдруг эта хрупкая, старческая рука взметнулась и неожиданно сильно треснула его по затылку.

- За что? — Обиженно воскликнул Гарри. Ему было больно и обидно, на глаза чуть было не навернулись слёзы.

- А почему бабушку Касси не проведываешь, не пишешь? Я тут помирать собираюсь, а ты в гости ни разу и не зашёл. Ну нет уж, дорогой, остаток лета ты мой. И не спорь, я уже всё подписала.

- Прошу прощения, леди Блэк, но сегодня Гарри останется со мной,- тихо, но твердо произнёс Честер. - Завтра можете забрать Гарри из Аврората.

- Хороших друзей ты нашёл, - удивилась леди Блэк, глядя на Гарри. - Что, не дадите товарища на растерзание старой грымзе?

- Не дадим, - вразнобой послышалось с разных сторон. Рон так вообще сделал шаг вперёд, сжав руки в кулаки.

- А вы чего так громко возмущаетесь, молодой человек? - лукаво улыбнулась Кассиопея Рону.

- Я же молчу…

- С таким лицом? Что, вас врать в вашем Хогвартсе больше не учат? Политикой, говорю, не занимаетесь? У нас все самые отъявленные шутники обязательно посещали все политические курсы. Вы же Уизли, так? — женщина окинула взглядом всю толпу, не пропустив ни мрачного Перси, ни восторженно-настороженных близнецов. — Помню вашего деда, он был тот ещё шутник, и, главное, так талантливо врал — ни разу не поймали! Поучитесь, вам тоже будет полезно. А ты держи, дома выпустишь, и не возмущайся, с Молли я обсудила, отправлю я Гарри к вам на выходные… Если не съем, - она достала маленькую задрапированную клетку, кажется, из ниоткуда, и протянула Рону. Тот машинально её взял, неверяще переглянувшись с близнецами. Тем временем леди снова развернулась к Гарри, резко и быстро:

- Бу! - она воскликнула так громко, что Гарри отпрыгнул. - Да не съем я тебя, - засмеялась леди. И вдруг улыбнулась, солнечно и ярко, потрепала Гарри по волосам, на этот раз безо всяких подзатыльников.

- Мой подарок узнаешь завтра. Не переживай, у меня тебя никакие чужие эльфы не достанут. Тёмные лорды тоже. И палочкой разрешу колдовать, - добавила она шёпотом и подмигнула.

- Спасибо за гостеприимство, - леди протянула свою руку Честеру, и тот коснулся губами воздуха над её ладонью. После чего леди исчезла так быстро, словно её никогда тут и не было. Только лёгкий запах тёмного дерева, сирени и книжной пыли остался витать в воздухе.

- Фордж, а это по-прежнему безопасно? - раздался задумчивый голос одного из близнецов Уизли.

- Пока не попробуем, не узнаем. Три, два, один… Шпулька!

И люстра завертелась, засияла всеми цветами радуги, бросая световые лучи, заиграла музыка, на ребят посыпались конфетти и вдруг - неизвестно, кто заметил первый - дети обнаружили на своих лицах странные части тела. У кого-то оказались кошачьи ушки, у кого-то - поросячий пятачок, Джордж и Фред щеголяли длинными вибриссами, а у самого Гарри на голове вместо волос оказались перья. Но только-только начавшие визжать девочки тут же успокоились, увидев странный сияющий силуэт рыси, который голосом недавней посетительницы сказал, что чары сами спадут через час, а если кто хочет вернуть свои части раньше, он должен сказать: “Кассиопея Блэк - лучшая шутница Хогвартса”.

Близнецы так и не признались, что они хотели сделать с люстрой изначально; весь час проходили с вибриссами, а перед тем, как шмыгнуть в камин, шепнули Гарри, что они считают Кассиопею Блэк действительно лучшей шутницей Хогвартса, и не сказали так только потому, что им нравилось ходить с вибриссами.


Да, пожалуй, такого Дня Рождения у Гарри ещё не было.


========== Часть 2. Глава 8. Новые обстоятельства ==========


— Гарри, вставай!

Гарри вскочил, крепко сжимая палочку в руке. Кто пробрался к Дурслям? И зачем ему понадобилось его будить?

Секунду спустя он узнал голос — это был Честер, Честер Дэвис. Старший брат его однокурсницы-слизеринки и рэйвенкловца со старших курсов. Представитель департамента магического правопорядка. Человек, который магическим образом устроил ему самый лучший день рождения.

Конечно, год назад Хагрид сказал ему, что он волшебник. И принес торт — и совсем неважно, что Гарри его не попробовал? И подарил сову.

Но вчера… Он думал, что друзья его совсем забыли. И что дядя больше не отпустит его в Хогвартс. И министерство его обвинило, хотя он был не виноват. А тут пришел Честер и великолепная Тонкс — почему-то думать о ней было с утра немного мучительно, — и всё изменилось. Он был нужен, важен и рядом оказались его друзья. Разве может быть что-то лучше этого? А ещё взыскание отменили, внимательно выслушали и ответили на кучу вопросов. Он вспомнил, как задал вопрос Честеру, не домовик ли он и тихонько застонал — Снейп и Честер правы, это же надо было быть таким идиотом! Даже странно, что Честер после этого стал с ним возиться.

— Вставай, соня. Мне пора в Министерство, ты со мной. Твоё дело на контроле трёх департаментов, а ещё показания по недавним событиям… Опаздывать просто нельзя, меня же съедят! Обвинят ещё, что я похищаю маленьких магловоспитанных гриффиндорцев!

Гарри быстро начал одеваться — он не хотел, чтобы Честера обвинили. Но спустя пять секунд заливистого смеха понял, что его старший товарищ просто шутит.

— Шуточки у вас, — возмущённо пробормотал он. Потом подумал, ужаснулся своему ответу и тут же попытался исправится:

— В смысле, доброе утро, сэр.

Ответом был удаляющийся заливистый смех.

Наскоро перекусив на кухне овсянкой с изюмом и орехами под поучительное «нашему магическому ядру нужно много клетчатки, Гарри», они подошли к камину.

— Всё помнишь?

Гарри кивнул:

— Кидаю порох, закрываю глаза, говорю министерство магии и шагаю в огонь.

— Да нет же! Сначала шагаешь в огонь, а потом говоришь адрес… ладно, мордред с тобой, — и волшебник вдруг подхватил мальчика на руки, кинул двойную порцию пороха, шагнул в огонь и твёрдо сказал: «Министерство магии, департамент магического правопорядка».

Вокруг всё завертелось. Гарри было необычно и странно — и от путешествия, и от того, что его взяли на руки. Он открыл глаза и внезапно увидел в промелькнувшем окне чьи-то восхитительные женские ноги в одних чулках, но тут же ему набилась сажа в глаза и рот. Он зажмурил глаза, начал откашливаться и отплевываться, но тут всё закончилось.

— Привет, красавчик! У тебя ещё один брат? — услышал он весёлый задорный голос. — Ух, какой чёрненький! И худенький. Слизерин или Рейвенклоу?

— Мэри, это пострадавший, — мягко ответил Честер. — Поэтому через наш камин. Он вчера тут был, ничего не изменилось, палочку проверять не надо, он на моём поручительстве. Зарегистрируй!

— Кто ты, маленькое чудо? — услышал он ласковый голос и почувствовал дуновение тёплого воздуха.

Гарри открыл глаза, и увидел, как нежное выражение лица на лице миловидной девушки сменяется шоком и неприятным удивлением.

— Я Гарри Джеймс Поттер, мэм. Гриффиндорец, если это важно.


— Честер, — сказал Гарри разочарованно. — почему девушка была мне не рада?

Честер вздохнул.

— Она училась на Слизерине в тот год, когда пал Волдеморт.

— Но ведь Трейси, Дафна и Нотт тоже там учатся.

— А за год до этого она потеряла родителей, мрачно продолжил Честер. — На той войне погибло много хороших людей с обеих сторон. И знать, что именно герои войны виновны в смерти твоих родителей, а потом попасть в среду, где на слизеринцев смотрели как на возродившегося Тёмного лорда… А дети могут быть жестоки…

— В прошлом году мой факультет объявил мне бойкот из-за потери баллов, — зачем-то сказал Гарри.

— Значит, ты представляешь, как мог вести себя твой факультет против слизеринцев. Если бы это был бойкот, это было бы ещё полдела… А там была настоящая травля.

— Но сейчас же не так?

— Конечно, нет. Мы и Гринграссы — нейтральные семьи, в войне не участвовали. У Ноттов свой боевой ковен, в них не плюнешь так, чтобы без головы не остаться. Под ударом Драко Малфой, но у него влиятельный папочка, который скупил половину факультета вместе с деканом, чтобы с его драгоценного наследника и волос не упал.

— Тогда почему его пустили с нами на отработку ночью в запретный лес?

— Что? — Удивился Честер. — Ты что-то путаешь, таких отработок не бывает.

— Но у нас была!

— Ну… Может, если вы были не против, вас попросили побродить по опушке, травы пособирать или тропинки разметить. Но почему ночью, не знаю, — развел руками Честер. — Может, ты хочешь сказать вечером, после ужина?

— Это было уже после отбоя. Мы разыскивали раненого единорога. Кто-то пил их кровь. И… Это было далеко от опушки.

— Гарри. — вдруг остановился Честер. Таким серьёзным Гарри его ещё не видел. Мальчику стало зябко. — Ты же понимаешь, что это не шутки?

— Я понимаю, сэр. Я бы не стал с таким шутить. Это было самое прекрасное и самое чудовищное, что я только мог видеть в своей жизни, — кивнул Гарри. Его до сих пор передергивало, когда он вспоминал. И кошмары. Ему до сих пор иногда снились кошмары.

Честер поднял ко рту свой значок.

— Код тридцать восемь семнадцать. Повторяю, код тридцать восемь семнадцать.

— Ты ничего сейчас не видел и не слышал, — тут же произнёс Честер. — И, кстати, мы не туда идём.

Честер развернулся и потащил Гарри в другою сторону. Туда, где была большая табличка “допросные 13-17”

По спине пробежал неприятный холодок.


========== Глава 9. Допросная номер 17 ==========


Допросная номер 17 была… Великолепная. Если бы Гарри не знал, что это допросная, он бы подумал, что это кабинет министра. Удобные диваны и кресла, столы из тёмного дерева и статуя Венеры в углу.

— Садись где удобно, — мотнул головой Честер, сам подвигая стул ближе к столу.

— Меня будут судить? — робко спросил Гарри, присаживаясь на краешек самого маленького кресла в углу.

Честер покачал головой.

— Ты здесь ни при чем. То есть при чем, конечно, но, если хочешь, я могу пообещать: если ты никого не убил, не применял непростительные, не пил кровь единорога и не пользовался темными артефактами, то можешь расслабиться.

— А если да?

— Ты пробовал кровь? — побледнел Честер.

— Да нет же! Я убил Квиррела. Но я просто защищался…

Честер закрыл глаза и медленно, вслух, досчитал до пяти.

— Гарри. Сейчас всё очень серьезно. Пожалуйста, помолчи. Просто помолчи. Сейчас придут… Компетентные люди. Они во всём разберутся.

— Благодарю вас, мистер Честер, за столь лестную оценку, — раздалось от двери. В допросную вошло четверо человек. Одного из них Гарри знал — это был Кингсли Бруствер. Он выглядел усталым, сонным и очень, очень мрачным. Трое других не показывали свои лица: их серые плащи с капюшонами скрывали их внешность так тщательно, что Гарри был не уверен, люди это или какая-нибудь иная раса.

— Доброе утро, — почтительно кивнул Честер. — Я рекомендую позвать ещё Нимфадору Тонкс. Она частично в курсе дела, заинтересована кровно и эмоционально, к тому же благодаря своему статусу может быть шпионом на любой стороне. К тому же её дар.

— Нимфадора Блэк? — спросила самая высокая фигура

— Метаморфизм, магия крови, хороша в защите, доступ к библиотеке Блэк и их фамильным заклятиям и ритуалам, — ответила вторая фигура ровным, безэмоциональным женским голосом.

— Проблемы с координацией, которые могут быть купированы кровным ритуалом с привлечением не менее трёх кровных Блэков. Психическая нестабильность, может быть купирована частично. Адреналиновая зависимость, не купируется. Чрезмерная привязанность к наставнику Аластору Грюму. Повышенное доверие всему профессорскому составу Хогвартса. Скорость мыслительной реакции, в отличие от физической, ниже среднего. Возможно, купирование психической нестабильности её улучшит. И ненависть к имени и фамилии, предпочитает кличку на основе добрачной фамилии отца, — едко произнёс третий.

— Пойдёт, — кивнул первый. Он поднял значок, проговорил в него что-то и, наконец, все они расселись. Кингсли тоже сел за стол, первый — в большое, удобное кресло в углу, а вторая и третий расположились у стенок, напротив друг друга.

Минуту спустя вбежала Тонкс, запнулась у коврик возле двери, перекувыркнулась через кресло и очутилась прямо в кресле возле первой фигуры. При этом она сидела с таким изяществом и спокойствием, несмотря на красный цвет волос, что если бы Гарри не видел её падения, он бы подумал, что она здесь и сидела уже давно.

— Это не проблемы с координацией, — восхищённо пробормотал третий. — Это стиль “пьяный мастер”.

— Увы, неосознанный, — Ровно ответила вторая фигура, но Гарри показалось, что это было сказано чуть быстрее, чем нужно.

— Отставить, — спокойно сказал первый. — Начинаем. Мистер Бруствер, возьмите на себя модерирование.

Кингсли прокашлялся.

— Э… Хорошо. Дело номер М-7/1992. Первый опрашиваемый — Нимфадора Блэк.

Тонкс побледнела, и вдруг её волосы приняли такой же насыщенный черный оттенок, как у Гарри.

Она подробно рассказала про встречу Гарри, внезапно добавив пару деталей, неизвестных ему: она сообщила, что не помнила, где живёт Гарри, пока у неё перед глазами не было письма. В самом доме ей было тяжело находиться, а к Гарри хотелось и не хотелось прикоснуться одновременно.

После такого признания сердце Гарри быстро забилось, но он тут же успокоил его, списав на родственную магию.

Потом был Честер: сначала он обстоятельно рассказал про слухи в Хогвартсе, полученные от родных: на Хэллоуин какие-то шутники освободили тролля, который перепугал первоклашек. Гарри мужественно отвлекал тролля, пока не подоспели профессора. Ещё Гарри Поттер, вопреки правилам, по представлению декана вошёл в команду Гриффиндора, на позицию ловца. На первом матче кто-то пошутил над ним и заколдовал метлу, но это не помешало Гарри Поттеру поймать снитч. Весной у Поттера была дуэль с Малфоем, с них сняли кучу баллов, и Гриффиндор устроил им бойкот. В наказание их отправили помогать Хагриду с навозом. И, наконец, после экзаменов профессор Квиррел сошёл с ума, и Поттер, спасая друзей, его отвлекал, пока не прибыл директор.

Пару раз, слушая небылицы Честера Гарри хотел возмутиться и заявить, что это была неправда, но каждый раз он обнаруживал, что не может произнести ни слова. Интересно, кто же его заколдовал? Честер, Кингсли, или троица в плащах?

Наконец, Честер рассказал о вчерашнем дне. Когда речь зашла о проверке артефактом, фигуры переглянулись — насколько это можно было судить по колыханию капюшонов. А когда услышали про Кассиопею, вздохнули.

— Она может стать нашей проблемой, — сказала вторая.

— А может, и надеждой, — вздохнул третий.

Когда речь зашла про единорога, в комнате заметно похолодало. Несколько секунд все молчали, и Гарри вдруг понял, почему.

Следующим был Гарри.

— Гарри Поттер, — вздохнул Кингсли, прочитав что-то на пергаменте, где писал. Такие же пергаменты были у всех трёх фигур, и те тоже что-то периодически туда строчили. Кингсли, назвав его имя, долго собирался с силами, как будто вопрос, который он должен был задать, ему был неприятен и даже опасен. Гарри обнаружил, что снова может говорить, и ему вдруг нестерпимо захотелось рассказать всё подряд, что он знает, включая цвет нижнего белья Дадли Дурсля, как вдруг Кингсли решился.

— Вы помните, когда у вас впервые заболел шрам?


Комментарий к Глава 9. Допросная номер 17

Уух.

Мои герои пошли вразнос.

У меня был запланировал фанфик на двенадцать глав. Но сначала Гарри стал задавать слишком много вопросов, потом на день рождения захотели прийти все, кто хоть краем уха о нём услышал. А тут вот, Отдел Тайн нарисовался. Потому что кровь единорога — это несравнимо серьёзнее, чем нападение домового эльфа. Потому что полученное проклятие может распространиться на всех, связанных магически с проклятым. То есть если тот, кто пил кровь единорога, станет министром магии, то пострадать может весь английский магический мир. Ну или, как минимум, само министерство, включая Отдел Тайн.


Кстати, насчёт проклятия. Как вы думаете, что это за проклятие? Я читала вариант, что кровь единорога представляет собой что-то вроде радиоактивного вещества, которое приводит к полураспаду волшебников. Волшебник становятся всё слабее и слабее с каждым годом после получения проклятия.

Ещё читала версию, что она лишает посмертия. Или мешает репродуктивным функциям.


========== Глава 10. Сиятельный лорд ==========


Гарри казалось, что за пару часов опроса из него вытрясли душу. У него спрашивали всё: какое мороженое он любил в детстве и какое сейчас, как выглядели кентавры, которые спасли его в лесу и даже сколько весил дракон, которого они переправили в Румынию. Он уже отчаялся понять, что из того, что его спрашивали, были важным, а что нет. Под конец Гарри даже охрип.

Наконец, вопросы закончились.

— Мистер Поттер, мисс Блэк, мистер Дэвис, — кивнул первый, вставая. Вторая и третий встали, как будто только этого и ждали. — Я думаю, что нет нужды говорить о местных чарах конфиденциальности. Мистер Поттер, мы свяжемся с вами завтра. Надеемся, к этому времени вы будете более… зрелым. Мисс Блэк, приглашаем пообедать вас с нами. Полагаю, нам нужно обсудить особенности вашего… обучения. Мистер Дэвис, мистер Бруствер, вы можете продолжать вести дело 31/07/1992 — №14, оно, судя по всему, не связано с делом М-7/1992, разве что косвенно. Мистер Дэвис, спасибо за бдительность. До встречи, господа.

Троица в плащах и Тонкс вышли из допросной. Честер был бледный. У Гарри дрожали руки.

— Фух, — смахнул рукой пот со лба Кингсли. — Пообедаем?


Столовая в Министерстве была… как столовая. Ничего особенно волшебного или официального там не было.Стойка раздачи с миловидными пухленькими волшебницами, несколько вариантов еды на выбор. Гарри не успел оглядеться, как оказался за столиком с Кингсли и Честером, а перед ним стоял традиционный обед — мясо, овощи, салат и фруктовый пудинг. Его старшие товарищи уже уплетали за обе щёки, и Гарри, недолго думая, последовал их примеру. Пару раз он попытался задать вопрос, но предупреждающий взгляд Честера его одёргивал.

— Готовы? — наконец спросил Кингсли. — Невыразимцы перехватили меня сразу после дежурства. Давайте уже разберёмся с домовым эльфом и я пойду спать.

— Невыразимцы? — спросил Гарри, поднимаясь и составляя посуду.

— Сотрудники отдела Тайн, которых ты видел.


Вернувшись на рабочее место, Кингсли перебрал входящую корреспонденцию и присвистнул.

— Да, ты был прав, парень. Пришёл ответ от Бюро распределения домашних эльфов. В их реестре только один домовик по имени Добби, и он с 1982 года принадлежит семье, старший член который является членом Попечительского совета Хогвартса, а младший — уже год как ученик Хогвартса, к тому же, именно его ты назвал как врага. Вот это да! Быть тебе аврором-следователем, не иначе. Ну что же, как потерпевший ты больше не нужен, все остальные вопросы не в нашей юрисдикции. Так, я отправляю запрос Люциусу Малфою с требованием предоставить на допрос домового эльфа, а ты пока посиди.

— Прошу прощения, какой запрос? — раздался высокомерный, манерный голос.

Гарри обернулся. Прямо перед ним стоял лорд, во всём его сиятельном великолепии. Его длинные светлые волосы спускались на плечи. Безупречная мантия немного колыхалась. Лёгкая улыбка довершала идеальный образ.

— Отлично, что вы здесь, сэр, — ровно поздоровался Кингсли. — Сейчас я вручу его вам лично, так будет даже удобнее. Напоминаю, что срок ответа — неделя. Если что-то случится с домовым эльфом до момента допроса, вы будете считаться полностью признавшим вину эльфа как свою.

— Благодарю, мистер Бруствер. Я не сомневаюсь, что мой эльф развеет все ваши сомнения в моей приверженности идеалам справедливости. Мистер Дэвис, — кивнул Лорд. — Как поживает ваша сестра? Драко просил передать ей привет.

— Спасибо, лорд Малфой, — кивнул Честер. — Она сожалеет, что на этих каникулах ей не удалось увидеться с вашим сыном.

— Действительно жаль, что мы не организовывали праздников, на которые можно было пригласить достойных представителей подрастающего поколения. О, и мистер Гарри Поттер, — взгляд Лорда на секунду задержался на его шраме.

— Здравствуйте, сэр.

— Как приятно видеть вас, хоть и место для знакомства не очень подходящее. Возможно, мы могли бы встретиться в другом месте? Послезавтра мы устраиваем небольшой праздничный приём. Вы, мистер Поттер, и вы, мистер Дэвис, конечно, с вашими семьями, будете чудесным украшением вечера.

Гарри ударила кровь в лицо. Он понял, что его только что оскорбили, и, судя по словам о достойных представителях — ещё и его друзей. И он, конечно же, понимал, что насмешки в словах лорда было намного больше, чем вежливого приглашения. Он не мог согласиться, но и не знал, как отказать.

— Ох, Люциус, дамский угодник, — вдруг послышался откуда-то знакомый голос. Кассиопея Блэк! Она же говорила, что придёт забирать Гарри прямо из Аврората.

— Ты как всегда ослепителен. Кажется, если бы ты не выкупил патент Простоблеска у Поттеров, ты бы обогатил нашего Гарри. Надеюсь, в пятницу ты будешь таким же несравненным! Мы с Гарри с удовольствием тебя навестим.

— Леди Блэк. Как… удивительно, слухи о вашей смерти…

— О, слухи о моей смерти преувеличены, — рассмеялась Кассиопея. — Стоило только пропустить бридж у Августы, как меня записали в покойники. Ну право, Люциус, не с твоим статусом так доверять слухам. Как поживает Нарцисса?

— О, великолепно, благодарю вас. Разве что переживает за своего двоюродного брата.

— Как славно, что за своих родных сестёр ей переживать нет нужды: обе прекрасно чувствуют себя замужем и находятся вместе со своими мужьями. Счастье, которого я была лишена. В болезни и в здравии… Это так романтично! Кстати, а где Нарцисса сейчас? Во французском поместье?

— Не переживайте, моя леди, к пятнице она будет с нами.

— Вместе со своей сестрой?

— Я думаю, она может к нам присоединиться даже с обеими своими сёстрами, если и её двоюродный брат сможет выбраться.

— Тогда я рассчитываю на приглашение и для Сириуса, и для Нимфадоры. Плохо, когда родственные связи теряются.

— Несомненно, моя леди. Надеюсь, что наши родственные связи всегда будут крепкими, — и лорд Малфой почтительно и восхищённо поцеловал воздух над старческой, но всё ещё прекрасной рукой Кассиопеи в белой кружевной перчатке.

— Прошу прощения, мне надо кое с кем поздороваться, господа, вы меня простите, — ласково улыбнулась Кассиопея и направилась вглубь зала, не оглядываясь.

— И вы меня простите, господа, — кивнул лорд Малфой, убирая в складку мантии официальный запрос от Кингсли. — Где мне расписаться? Мистер Дэвис, надеюсь, что вы тоже присоединитесь на наш пятничный вечер. Вместе со своей семьёй.

— Приложу все усилия, лорд Малфой.


========== Глава 11. Повторное знакомство и вскрытие карт ==========


Честер, потрепав Гарри по волосам, ушёл к себе в отдел, наказав писать. Кингсли отправился домой. Гарри заботливо усадили в комнату отдыха, вручили чашку какао и оставили одного, ждать Кассиопею.

Вот Гарри и ждал, а заодно — думал.

За вчера и сегодня произошло столько событий, что голова казалась ему чугунной и чужой. Его смущало совершенно всё: и странный домовик, посетивший его, и великолепная леди, которая, кажется, выиграла у сиятельного лорда по всем статьям. И странные невыразимцы, которые сказали, что завтра они с ним встретятся. И при этом он должен быть более… зрелым? Что это значит?

Ещё он не понимал, как у лорда Малфоя мог быть такой странный домовик. Ему казалось, что у такого франта даже вместо голубей на крыше должны быть павлины. А Добби был одет в грязную наволочку. Не сходится.

И уж тем более Лорд Малфой не выглядел как тот, кто хочет убить Гарри. Унизить — может быть. Высмеять — безусловно. Забрать имущество — наверняка. Но убить… Гарри казалось, что это не его методы.

С другой стороны, то, что Квиррел хотел его убить, Гарри тоже понял не сразу.

Отдельным вопросом стал список гостей на вчерашней вечеринке. Почему туда решила прийти Дафна, с которой Гарри, кажется, и словом не перемолвился? А Нотт? Сын человека, у которого свой боевой ковен — какое ему дело до Гарри? Или что там делал Седрик Диггори, с которым Гарри, кажется, даже не был лично знаком. Наблюдал за будущим соперником по квиддичу?

И ещё разговор леди и лорда его взволновал и смутил. Они говорили спокойно и даже дружелюбно, но Гарри бы не решился сказать, что он понял даже треть из их разговора. То, что сёстры Нарциссы - Андромеда и Беллатриса - он, конечно, помнил. И понял, что леди намекает, что Нарцисса не такая счастливая, как даже Беллатриса. Но почему? Она же в Азкабане! И как она сможет прийти на встречу, если она там?

— Пойдем, Гарри, — услышал он мягкий голос. — У нас ещё много дел сегодня.

Кассиопея взяла его за руку (сначала он хотел возмутиться, что он не маленький, а потом вспомнил, как утром Честер держал его на руках, смутился и решил смириться).

— Мне разрешили воспользоваться местным камином, — продолжила она.

— Там же Мэри, — грустно сказал Гарри.

— Мэри славная девушка. Я уверена, что она тебе улыбнётся. Или ты мечтаешь о чьей-нибудь иной улыбке? О, какие очаровательные красные ушки! Неужели сердце нашего героя пало?

— Да нет, конечно! — возмутился Гарри.

— Ну, пусть так, пусть так. Надеюсь, она не сильно младше тебя?

— Да нет, сильно старше, — вздохнул Гарри и вдруг спохватился. Как это он рассказывает что-то женщине, которую видит во второй раз? Жуть! К тому же в том, кто занимает его сердце, он не хотел признаваться даже себе.

— Ох, Гарри, — засмеялась Кассиопея. — Я польщена, но, увы, не могу принять твои ухаживания.

— Не настолько же старше! Всего лет на шесть или семь, — пробормотал Гарри прежде, чем успел прикусить язык. К счастью, Кассиопея не стала развивать тему.

— Ну вот и Мэри, дорогой. Мэри, Гарри уходит. Я тоже. Хотя ему так полюбились твои глаза, что, пожалуй, завтра он снова зайдет. Отметь нас, пожалуйста.

Мэри покраснела и пролепетала что-то милое.

— Ну вот видишь, дорогой. Приятное слово и камню приятно, не то что маленькой хорошенькой змейке. Запомни адрес: лучшая шутница Хогвартса. Вперёд!

Минутой спустя — Гарри не удержался от падения и грохнулся, разнося вокруг целое облако сажи — он очутился в небольшой уютной кальянной.

— Моя дорогая мисс! — оглушило его чей-то высокий возмущённый голос. — Вы же опоздали принять зелье! В следующий раз я вас одну не отпущу!

— Ну что ты, Бэкки, — вздохнула Кассиопея. — Я постараюсь так больше не делать. Дел было много. Давай зелье. А потом проводи Гарри в гостиную.

Два оглушительных хлопка — и перед Гарри стоял кто-то, невероятно похожий на Добби, но одетый в белоснежную хламиду, перетянутую пояском.

— Вы домовой эльф? — робко спросил Гарри.

— Да, юный господин. Только не эльф, а эльфа, — поправило его ушастое создание. — Меня зовут Бэкки, юный господин, к вашим услугам. Следуйте за мной, я покажу вам гостиную.

Гостиная была совсем недалеко — не больше тридцати шагов. Уютные диваны и кресла хаотично разместились вокруг камина, вдоль стен стояли шкафы с книгами, а чуть в стороне расположились два небольших кресла вокруг столика, на котором разместились чай, чашки, и небольшая горка восхитительных пирожных, которые Бэкки ему настойчиво рекомендовала.

Кассиопея пришла через пару минут. Она выглядела, как всегда, безупречно, и Гарри только удивился, что ей необходимо было принимать зелье: больной она не выглядела.

— Итак, Гарри, — села она напротив него и взяла чашку. — Давай познакомимся нормально. Ты знаешь, что твою бабушку звали Дорея Блэк?

Гарри кивнул.

— Я — Кассиопея Блэк, её сестра. Получается, что ты мне как внук. Внучатый племянник. Впрочем, Сириус Блэк, который в Азкабане, пропавший Регулус Блэк, и сёстры Андромеда, Беллатриса и Нарцисса — тоже мои внучатые племянники. Но ты мне намного ближе.

Леди сделала маленький глоток.

— Видишь ли, у меня с Дореей были особенные отношения. Не такие, как с Поллуксом. Кроме того, Поллукс покинул нас всего пару лет назад, и он не терпел, когда я вмешивалась в дела его внуков и внучек; а Дора, мама твоего отца, покинула нас за три года до твоего рождения. И она просила присматривать за твоим отцом и его детьми, если они будут.

— А почему вы тогда не взяли меня себе на воспитание? — выпалил Гарри.

— А кто бы мне дал? — желчно усмехнулась Кассиопея. — Двоюродная бабушка дальше по крови, чем родная тетка. Кроме того, Я подозреваю, что на твой дом и на тебя были наложены чары, мешающие тебя найти — и врагам, и далёким родственникам. Твоё письмо с твоим адресом значительно ослабило эти чары, и я смогла навестить твоих родных, получить разрешение на твоё проживание, на выезд из страны и на посещение Хогсмида.

— Но Хогсмид посещают лишь на третьем курсе!

— Надеюсь, что ты не вернёшься к Дурслям. Либо ты сможешь жить с кем-то из Блэков — с твоего согласия, конечно, либо и вовсе удастся сменить тебе опекунов. Я инициировала дело об опеке с помощью Кингсли и Честера, посмотрим, что из этого выйдет.

— А почему я не могу жить с вами?

— Гарри, я не вечна, — внимательно посмотрела Кассиопея в глаза Гарри. — Слухи о моей смерти не так уж преувеличены, как я всем рассказываю. Йоль я уже не переживу.

Глаза Гарри защипало. Он только познакомился с этой удивительной женщиной, а она собралась умирать?

— Отставить сырость, — прикрикнула леди. — Я ещё не умерла. Есть другие вопросы, которые требуют решения.

Гарри всхлипнул, но успокоился.

— Есть ещё Сириус, Андромеда и Нарцисса. Они, наверное, смогут тебя взять. Но тут есть проблемы. Нарцисса жена Люциуса, и мать Драко, с которым у тебя не лучшие отношения. Но если Том Реддл, которого нынче все знают как Волдеморта, вдруг оживёт, они все с лёгкостью отдадут тебя ему. Они не считают тебя семьёй, Гарри. Как и Андромеда. Андромеда беспокоится за свою дочь и своего мужа, и поэтому делает вид, что она больше не Блэк. Это не так, но она всегда будет чувствовать опасность, которой она подвергает свою семью, если вдруг именно она тебя возьмёт. Остаётся Сириус. К тому же он твой крёстный отец. Единственная проблема — он в Азкабане.

— Честер говорил, что он хотел меня убить.

— Крёстный отец на это не способен. Честер говорил то, что знал, но на самом деле против Сириуса сработала невероятно продуманная провокация, в которой участвовали не менее четырёх различных сил.

— Разве в войне было не две стороны? — удивился Гарри.

— Официально — две. Но помимо Пожирателей смерти и сторонников Дамблдора тут были замешаны Краучи и некоторые Блэки.

— А зачем вы мне всё это рассказываете?

— Я хочу попросить тебя о помощи, Гарри. Поможешь ли ты возродить Блэков? Хочешь ли вытащить из тюрьмы своего крёстного отца, для которого ты самый дорогой человек? Хочешь ли сохранить себе и ему независимость?

— Конечно!

— Тогда вот мой тебе подарок.

Она достала странный медальон. На толстой золотой цепочке висели диковинные песочные часы в сфере.

— Маховик времени, — торжественно произнесла Кассиопея.


========== Глава 12. Инструкции ==========


— Маховик времени? — Повторил растерянно Гарри

— Маховик времени, — кивнула Кассиопея. — это подарок. Тебе. От меня. На день рождения.

— Спасибо? — Смущённо произнёс Гарри.

— Ты же пока не знаешь, как им пользоваться, — вздохнула Кассиопея. — И что это вообще такое. Так?

— Не знаю, — покорно признался Гарри. — Наверное, это что-то полезное?

— Этот артефакт переносит твоё тело на выбранное время назад. Погоди радоваться, — тут же осадила его Кассиопея, увидев немой восторг. — Родителей своих ты так не вернёшь. Во-первых, время переноса ограничено. Министерские маховики способны перенести человека на несколько часов назад, обычно до суток. Хотя есть модели и посерьёзнее, до недели, ходят слухи, что в Отделе Тайн есть модель, которая способна перенести на абсолютно любое количество лет назад. Предел Хогвартских — шесть часов. Эта игрушка — из закромов рода Блэк, ей точно более трёх веков. Хранится у старейшего члена семьи Блэк, так что надеюсь, что лет через двести-триста ты передашь его в надёжные родственные руки.

— Конечно, — Гарри кивнул. — А…

— Каждый оборот на этих часах равен неделе. Способен прокрутиться на год назад, то есть на пятьдесят две недели, если его хорошенько зарядить. Но сейчас, я думаю, тебе будет достаточно десяти оборотов.

— Для чего достаточно?

— Чтобы подготовить меня к знакомству с тобой, конечно. Ввести тебя в род. Обучить основам политики. И, конечно, вытащить Сириуса Блэка из Азкабана.

— Но почему нельзя прокрутить на год назад, потом ещё на год, и ещё, и всё-таки спасти родителей?

— Ох, Гарри. Теоретически, конечно, можно вернуться на сколько угодно времени. Но, во-первых, заряжать хроновороты не так-то просто. Во-вторых, само применение хроноворота выпивает твою магию. Она потом, естественно, восполняется, но полное восстановление тебя-путешественника происходит в ту самую секунду, как ты-предыдущий применяешь артефакт. Кроме того, все копии одного человека делят магию между собой. Это значит, что чем твоих копий больше, тем каждая из них слабее. Поэтому хроновороты чаще используют для работы с информацией, а не с магией. И, конечно, это значит, что ты не сможешь вернуться в то время, когда тебя не было. Но твоих родителей мы не спасём по иной причине. Видишь ли, изменить прошлое нельзя. Совсем.

— Но почему?

— Потому что тогда исчезнет тот мир, из которого ты уходил. А значит, та реальность, где ты меняешь прошлое, схлопнется и исчезнет. В общем-то, что бы ты не делал — мир сам следит, чтобы ты не нарушил ничего, включая собственные воспоминания. Но лучше не рисковать. Повтори, что ты понял, как использовать маховик?

— Каждый оборот — неделя. Максимум пятьдесят две недели. Но вы сказали, что десяти достаточно. А точно достаточно?

Кассиопея мотнула головой:

— Всё потом. Продолжай.

— Нельзя делать что-то, что не соответствует воспоминаниям. Нельзя менять прошлое. Использовать магию тоже лучше не надо. Можно… можно работать с информацией, вот!

— А как именно?

— Ну… можно читать книги. Можно думать. Можно делать домашние задания. Можно разговаривать с другими, но анонимно, да? Или с теми, кто уже знает, что ты был в прошлом.

— Всё верно, у тебя неплохо получается. Что ещё?

— Можно побывать в неопасных местах, если нет опасности быть обнаруженным, — уже откровенно выдумывал Гарри

— Ещё можно встроиться в чьи-то воспоминания. Даже в свои.

— Что это значит? — Не понял Гарри

— Если ты получил записку, написанную своим почерком ”возьми свитер”, ты можешь вернуться в прошлое, чтобы написать себе эту записку. Или если кто-то говорит, что видел тебя, то, возможно, это был не кто-то под твоей личиной, а ты-будущий в прошлом.

Гарри осенило.

— Вы бы не успели так быстро собрать все бумаги и договориться, что я останусь у вас до конца каникул, если бы не знали этого!

Кассиопея кивнула

— И на день рождения мой вы тоже пришли потому, что знали…

— А вот это грубо, — поморщилась она. — Если скорость оформления документов ещё можно приписать моим связям и Блэковской крови, то для появления на твоём дне рождения мне нужна была легенда. Впрочем, было не сложно оказаться у Лонгботтомов в гостях в момент приглашения — там как раз были Абботы и ещё пара семей. Если бы ты спросил у Невилла, ты бы знал это. Неужели ты даже не поинтересовался у друзей, откуда все они взялись?

— Я… я был в таком чрезмерном восторге от вашего прибытия, леди, что потерял возможность разговаривать.. и думать.

Кассиопея расхохоталась.

— Ох, ты быстро учишься. Я уже успела соскучиться по тебе такому. Называй меня тётушкой Касси. Сейчас тебе нужно будет надеть цепочку на шею и повернуть десять раз. Ты окажешься в этом же доме, на этом же месте, но десять недель назад. Там начнётся то ещё представление. Ну, ты понимаешь: незваный гость в защищённом доме… но ты не пугайся. Скажи мне: “тётушка Блэк, помните о просьбе Дореи. Хроноворот вы держите в шкатулке со вставной челюстью”.

— У вас вставная челюсть? — спросил Гарри, совсем выбитый из колеи.

— Да нет же! Вот нахал! — Весело воскликнула тётушка, и Гарри понял, что она не сердится, а скорее даже веселится.

— До встречи через пять минут,… или три месяца, — Кассиопея торжественно стала поворачивать маховик, но как только она докрутила десятый оборот, рядом возникла Тонкс — словно из ниоткуда.

— Успела, бесстыдница, — ласково произнесла тётушка и накинула маховик на них обоих.


Комментарий к Глава 12. Инструкции

Юху!

Я вернулась.

И дописала.

Буду вычитывать, редактировать и выкладывать по маленькой главе каждый день.

Всего 16 частей и эпилог, так что конец совсем рядом.

У меня возникли трудности после прошлой главы.

1. Произошли некоторые события в жизни, которые повлияли на меня и в частности на то, что добавилось предупреждение “Смерть основного персонажа”.

2. У меня было путешествие и пара конференций, которые полностью сбили мой режим и я не смогла войти обратно в ритм.

3. Хроноворот и закручивание сюжета грозили перевести мидик, который я планировала, в макси. Я так не хочу. Это небольшая история, как пара логичных мелочей (отправить опасного ребёнка в свою комнату и написать ответ на несправедливое обвинение), крутая старушка и хроноворот меняют всё. Я придумала выход, и смогла сесть и дописать.


И ещё. Огромное спасибо всем, кто писал комментарии и ставил лайки, правил ошибки и опечатки и верил в то, что фанфик закончится!


========== Глава 13. Крёстный отец ==========


— К счастью, я успела смыться до того, как меня запалила тётушка. Так что Гарри пришлось объясняться с ней самой.

— Это было просто, с её собственным паролем, — засмеялся Гарри. — Было весело, когда она отправила Бэкки к леди Лонгботтом отменить партию твиста. Леди Лонгботтом в ответ заявила, что единственным уважительным поводом для отмены визита является смерть. Тогда леди Блэк просила передать, что она умерла и воскреснет не ранее, чем к следующей партии, через неделю в это же время.

Мужчина напротив разразился лающим безумным смехом.

Гарри смотрел на него и не верил своим глазам.

Тот самый Блэк, который, как ему говорили, хотел его убить, сидел рядом с ними за одним столом и пил обжигающе горячий чай из большой кружки горчичного цвета.

Оказалось, что суда ещё не было, и ему по настоятельной рекомендации отдела Тайн изменили меру пресечения с содержания под стражей в Азкабане на домашний арест в доме леди Блэк под надзором Нимфадоры. Немалую долю сил к этому приложила и сама Кассиопея Блэк, и Нимфадора, которая по возвращении в прошлое помчалась в Отдел Тайн. В конце концов, именно Отдел Тайн весьма вежливо попросил её о командировке в прошлое вместе с Гарри и помощи в некоторых делах, и так же вежливо попросил Кассиопею этому поспособствовать.

Нимфадора в Отделе была сугубо конфиденциально, и еле сдерживала себя, чтобы не раскрыться, увидев среди оперативников Отдела Тайн Честера. Конфиденциально от почти всех остальных оперативников отдела она съездила за Сириусом в Азкабан, и после пары недель реабилитации в отделе вернула его домой, и сейчас хвасталась своими свершениями перед родными.

— А ты чем занимался, Гарри? — ласково спросила она у него.

— Изучал этикет и фехтование, — скривился Гарри. — Нет, помахать шпагой очень даже интересно! И отличить рыбный нож от мясного — тоже не проблема. Но вот что сказать, как поклониться, как улыбнуться… Я и не знал, что существует семнадцать видов улыбок в зависимости от твоего социального положения, социального положения собеседника, вашей близости и ещё кучи всего.

— Покажи хоть одну, Гарри.

Гарри выпрямился, брови поднялись, в глазах заплясали смешинки, а губы изогнулись.

— Леди, позвольте налить вам ещё чашечку чая? Может быть, приказать подать пирожные?

— Ох, Гарри, какая я леди! Просто Тонкс, ты забыл?

— Для меня вы всегда леди, леди Тонкс. Ваша улыбка ослепительна.

Сириус с Тонкс расхохотались.

— Все девчонки будут его, — отсмеявшись, сказала Нимфадора.

— Ты круче, чем Джеймс в твоём возрасте, — доверительно сообщил Сириус.

— Спасибо… Сириус, а что теперь с тобой будет? Тебя оправдают?

Сириус почесал в затылке.

— Видишь ли, Гарри… Меня не судили, чтобы оправдывать. Пока мне просто изменили меру пресечения с Азкабана на домашний арест. На днях с меня полностью снимут обвинение. В обмен попросили — весьма вежливо, кстати, — тоже работать на Отдел Тайн. Конечно, можно было устроить официальный суд, но… Видишь ли, сейчас обо мне все забыли, и никто и не вспомнит, что меня в чём-то обвиняли. А если будет суд, то все вспомнят. И не факт, что оправдают — Отдел это контролировать не сможет, это очень сильно зависит от таких типов, как тот же Малфой. А так… никто не знает, что Министерство село в лужу, я на свободе, у Отдела новый сотрудник, который к тому же может привлечь ещё одного многообещающего молодого человека…

Сириус внимательно посмотрел на Гарри.

— Это меня, что ли? Да какой я многообещающий? У меня же оценки не очень хорошие.

— Аваду отразил? Отразил. С непонятной штукой в голове живёшь. Нет, Гарри, ты интересен Отделу, хотя бы в качестве подопытного. Но работу тебе дадут позже. После малого совершеннолетия в 14. До тех пор я твой куратор от отдела. Если честно, это моя главная обязанность — гордо произнёс Сириус. — Чтобы ты был здоров, учился, отдыхал и никуда особенно не лез. Без меня, — подмигнул он напоследок.

— Клёво, — признал Гарри. — А чем ты ещё занимаешься там?

— Ну, я использую свою ани… ой. Так, попробую по-другому. Периодически я применяю а… Дело в том, что дементоры, они… Эх, обетов понавешали, больше я тебе не могу ничего сказать. Рано тебе это знать. Вот будешь в Отделе, примешь обет, и скажу. Замётано?

— Замётано, — ухмыльнулся Гарри. — И это, насчёт Малфоев. Они нас на вечер звали. Всех, включая тебя, Тонкс, и тебя, Сириус.

— Они знают, что я вышел из Азкабана?

— Нет, просто они позвали нас всех. Видимо, хотели уязвить. Представляешь, что будет, когда ты к ним явишься?

И Гарри весело, звонко расхохотался.


========== Глава 14. Светский вечер ==========


— Леди Кассиопея Блэк, Лорд Сириус Блэк и молодой наследник Блэк Гарри Поттер, — громогласно объявил дворецкий, впуская их в бальный зал Малфоев.

Все обернулись. Кассиопея, по слухам почившая, Сириус, по слухам заключенный в Азкабане и единственный мальчик, по слухам победивший Тёмного Лорда не могли не привлечь внимания.

Их встретило несколько секунд тишины, потом послышались шепотки, плавно переходящий в гул, который заглушил негромкую, но приятную музыку магического симфонического оркестра.

И из этого самого гула к ним вышли Лорд Малфой, Леди Малфой и белобрысый хлыщ, то есть наследник Малфой собственной персоной, поправил себя Гарри.

— Сириус, — вежливо улыбаясь, сказал Люциус, поприветствовав гостей. Глаза его были раскрыты чуть шире, чем надо, брови подняты. Уроки Кассиопеи позволяли Гарри сказать, что лорд очень испуган и даже шокирован, но ни за что в жизни этого не покажет. — Как приятно встретить тебя здесь. Как я рад, что твой напряжённый график позволил тебе… вырваться.

— Ну что ты, Люциус, — искренне рассмеялся Сириус. — Это просто был… долговременный эксперимент. Эксперимент признали успешным, и даже пообещали орден Мерлина… Правда, всего третьей степени.

Про орден Мерлина Сириус Гарри раньше не говорил. Гарри вообще не очень хорошо понимал, почему и за что его выдают. Но если Сириус хотел подчеркнуть, что он работает на Отдел Тайн и считается Героем, не называя подробностей, это было лучшим выходом.

— Перестань, Люци, — вдруг сказала Нарцисса, и вдруг шагнула вперёд и крепко обняла Сириуса. — Привет, Сири. Как я рада, что ты здесь! — произнесла женщина, и это “рада” так же сильно отличалось от “рад” Люциуса, как Гриффиндор от Слизерина. — И я рада, что ты здесь законно. Признаюсь, первая моя мысль была не так радужна.

— Всё в порядке, — заверил Сириус. — Я чист перед законом как новорождённый. Никогда раньше такого не было, — со смешком добавил он.

— Жаль, что не всем это доступно, — с грустью сказала Нарцисса. Гарри понял, что она говорила о Беллатрисе, которая уж точно была заперта в Азкабане навечно — разве что кто-то устроит ей побег.

— К счастью, некоторые Блэки более свободны в перемещениях, чем даже Сириус недавно, — ухмыльнулась Кассиопея. Гарри понял, что она молчала так долго только чтобы дать Сириусу проявить себя. Но сейчас началась её партия. — Думаю, они должны скоро подойти.

И огромные двустворчатые дверцы зала снова распахнулись, и дворецкий хорошо поставленным голосом произнёс:

— Леди Андромеда Блэк-Тонкс. Лорд Тед Блэк-Тонкс. Наследница Нимфадора Блэк-Тонкс.

— Блэк-Тонкс? — удивлённо произнесла Нарцисса, глядя на Кассиопею.

— Давно ли ты смотрела на гобелен, племяшка? — усмехнулась леди Блэк. — С наследником и лордом Блэк провести ритуал по открытию второй ветви оказалось проще простого. И смотри, сколько изящества в молодой наследнице. Хотя, знаешь, магия Блэк-особняка такая… густая, так что, подозреваю, Наследница Нимфадора скоро станет просто… старшей сестрой. А вы случайно не хотите провести пару ритуальчиков под крышей Блэков?

— Не переживайте, леди, нас полностью устраивает наш наследник, — холодно улыбнулся Люциус. Но Гарри заметил не только довольный блеск глаз Драко Малфоя при этих словах, но ещё и то, что это не было категорическим отказом, а также то, как вспыхнули надеждой глаза леди Малфой.

К ним присоединились Тонксы-Блэки, и после обмена приветствиями Кассиопея сказала, ухмыльнувшись:

— Мы как раз обсуждали тонкости воспитания наследников и наследниц. У леди Малфой есть потрясающие идеи, которыми она наверняка не откажется поделиться с леди Блэк-Тонкс.

Нарцисса нежно и извиняющеся улыбнулась супругу и, взяв сестру под руку, повела её к закускам.

— А вы, красавчик, не пригласите ли меня на танец? — обернулась она к Теду Тонкс-Блэку. — С удовольствием, моя леди, — ухмыльнулся он.

— Наследник Малфой, не проводите ли гостей к закусками, пока мы с Лордом Блэком поприветствуем вновь пришедших и обсудим дела управления родами? — произнёс Лорд Малфой, не сводя глаз с Гарри.

— С удовольствием, лорд Малфой, — кивнул Драко, и, предложив Нимфадоре локоть, повёл её и Гарри к закуском.

— Драко, — вдруг спросил Гарри. — А у вас много домовиков?

— Три. Один следит за садом и домом, другой готовит еду, а третий следит за кабинетом и библиотекой… следил.

— Это он сейчас в Министерстве?

Драко кивнул.

— Гарри, я хочу, чтобы ты знал, я не участвовал в этом. И мой отец наверняка тоже. Мы бы выбрали более изящные методы борьбы… если бы выбрали.

Гарри помотал головой:

— Ты что? Я не обвиняю вас! Я просто хочу понять… У Леди Блэк есть Бэкки. У особняка Блэк — Кикимер. Больше я не встречал домовиков, кроме как Добби. И он мне показался… странным.

— Наша Бэтти другая, — кивнул Драко. — она с Моррестом… ну… вроде как муж и жена? И они живут у Малфоев кучу времени. Бэтти досталась от Блэков в приданое к маме, а Моррест родился в Малфой-мэноре лет пятьдесят назад. Добби достался нам сразу после войны, и сначала отец думал, что он сможет присматривать за наследником, но он… странный, да. Так что нам пришлось нанять дворецкого-сквиба и няню. А Добби поставили на библиотеку. Первое время он там неплохо справлялся… Но за последнее время он стал ещё страннее. Возможно, это враги семьи его прокляли.

— Жуть, — посочувствовал Гарри. — Домовые эльфы — это святое. Каким надо быть извергом, чтобы их проклясть?

— Наверняка магглокровки, — пренебрежительно сказал Драко. — Для них нет ничего святого.

— Нет, Драко, — покачала головой Тонкс. — Маглокровкам это не надо, да они на это и не способны. А вот полукровка, воспитанный у магглов…

— Как я, — горько сказал Гарри.

Драко на него внимательно посмотрел, но ничего не сказал.

— Теперь у тебя есть семья. — возразила Тонкс. — Все Блэки теперь за тебя будут горой. Мы не дадим тебе сорваться в пропасть, что бы с тобой не случилось. Вне зависимости от того, кто на каком факультете учился… или учится. И даже фамилия тут не так важна, как кровь. Правда ведь, маленький Малфой?

Подначивание от Тонкс прошло мимо Драко. Он снова внимательно посмотрел на Гарри, словно прикидывая что-то в уме, и кивнул.

— Правда, маленькая Блэк-Тонкс.


========== Глава 15. Слушание ==========


На завтраке тётушка вдруг сказала, что не пойдёт на слушание.

— Не спорю, что там наверняка будет интересно, но у меня есть дела.

— Какие дела? — нахмурился Гарри, оглядывая леди Блэк. Ему вдруг бросился в глаза землистый цвет кожи, многочисленные морщины, испещрившие её лицо, дрожащие руки, еда, к которой леди почти не притронулась…

— Наследник Блэк, — вдруг воскликнула Кассиопея. — Не смотрите на меня так, словно я собираюсь умирать.

— А не собираетесь?

— Вот нахал! — возмутилась тётушка. — Нет, конечно. Ладно, обними свою тётушку и иди собираться. Мне надо написать письма.

Раньше Гарри не обнимал тётушку, но объятие не показалось ему неловким. Ему было… тепло и уютно? Надёжно? С появлением тётушки в его жизни всё перевернулось.

— Всё, иди, нечего наследнику нюни разводить, — проворчала Кассиопея и отправилась в кабинет.

На слушание его сопровождали Тонкс и Честер. Тонкс накинула балахон отдела тайн, а там его ждали Кингсли, Малфой-старший и Амос Диггори. Перед ними стояла большая клетка высотой в половину человеческого роста, накрытая покрывалом.


— Здравствуйте, мистер Поттер, — вежливо поприветствовал его Амос Диггори. — Как только я узнал про это нелепое недоразумение, я попросил, чтобы меня поставили на это дело. Не переживайте, мы сейчас во всём разберёмся.Седрик о вас очень хорошо отзывался.

— Спасибо, — смущённо произнёс Гарри. Что повлияло на участие мистера Диггори: личное знакомство с Седриком или слава Гарри? Гарри хотелось верить, что первое. Пухлощёкий волшебник выглядел компетентным и обаятельным, и Гарри не хотелось думать, что его привлекли сюда слухи.

Мистер Малфой тоже поздоровался со всеми. Он выглядел так, словно был в кругу близких друзей: был вежливым, дружелюбным, расслабленным и даже чуть-чуть весёлым. Гарри очень интересовало, что именно его развеселило, но он не осмеливался обратиться к нему напрямую.

— Итак, все в сборе… Мистер Честер, могу я вас попросить? Ох, спасибо, — Честер сел за стол и достал артефактное перо.

— Проводится дисциплинарное слушание по делу 31/07/1992 — №14, — спокойно произнёс он. — Обвиняемый — существо вида домовой эльф по имени Добби, предположительно принадлежит семье Малфой. Мистер Малфой присутствует в качестве свидетеля и возможного подозреваемого. Пострадавший — Гарри Джеймс Поттер. Руководитель комиссии: Амос Диггори, сотрудник Отдела регулирования магических популяций и контроля над ними. Участники комиссии: Честер Дэвис, представитель сектора с неправомерным использованием магии и представитель Отдела Тайн.

Мистер Диггори сбросил с клетки покрывало. В клетке сидел грязный домовой эльф Добби, который, увидев их, завыл и стал биться о прутья клетки.

— Мистер Малфой, это ваш домовой эльф?

— Да, это… Добби, — посмотрел на эльфа Малфой, как сейчас Гарри понимал, с ужасом и омерзением.

— Тогда прочтите, пожалуйста, вслух эту фразу, — Диггори дал Малфою пергамент, который тот быстро пробежал глазами и кивнул

— Приказываю присутствующему тут эльфу по имени Добби до окончания рассматриваемого дисциплинарного слушания не двигаться и соблюдать тишину, кроме случаев, когда ему задают вопросы. На озвученные вопросы отвечать правдиво, чётко и полно, не пытаясь ввести в заблуждение. Сей приказ является основным и отменяет все полученные ранее приказы, конфликтующие с ним. Выполнять.

Добби застыл изваянием. На лбу была ссадина, из которой струилась кровь, заливая эльфу левый глаз. Но эльф не двигался и не пытался вытереть кровь, которая очевидно ему мешала.

— Не сильно мудрёная фраза для домового эльфа? — шепнул Гарри Тонкс, но ответил ему неизвестно как услышавший его Добби.

— Нет, мастер Гарри. Даже если я не всё пойму, магия будет подталкивать меня к правильному поведению и делать мне больно, если я сопротивляюсь или нарушаю запрет. Единственный способ избавиться от этого — это причинение себе иной физической боли, но это мне сейчас запрещено.

— Мастер Гарри? — удивился Диггори. — Почему ты назвал его мастером Гарри?

— Потому что я чувствую его хозяином и опекаемым.

— Кто твой хозяин, эльф?

— Хозяин Малфой, сэр.

— Ничего не понимаю… Назови все связи, которые у тебя есть.

— Род Поттер — основная, неактивная. Гарри Поттер — хозяин, неактивная, опекаемый, активная. Род Малфоев — вторичная, активный. Хозяин Малфой — хозяин, активная. Хозяйка Нарцисса Малфой — опекаемая, активная. Мастер Драко Малфой — опекаемый, активный.

— Какая связь была первой?

— Род Поттер.

— Как она стала неактивной?

— Род Поттер прервался. После взлома защитных чар дома Поттеров в Годриковой Долине я потерял сознание. Когда очнулся, не смог найти последнего опекаемого. Связь была перекрыта и стала неактивной. Ходил возле дома. Меня отловили авроры и отправили в бюро по распределению домовых эльфов. Оттуда передали семейству Малфоев.

— Кто передал?

— Мисс Долорес Амбридж.

— Лорд Малфой, прокомментируете? Это правда?

— Да, я приобрёл эльфа через Бюро распределения домовых эльфов. Долорес Амбридж в тот момент замещала сотрудника Бюро и любезно согласилась подыскать мне домового эльфа. Странно, что это не указано в документах. Запрос от меня был официальным, вы можете найти.

Диггори побледнел, потом покраснел, потом взял алый листок бумаги, написал на нём что-то, сложил самолётиком, и, наложив мудрёные чары, отправил в полёт. Люциус Малфой стоял хоть и спокойный, но бледный. Гарри его понимал: не каждый день тебе подсовывают чужого домовика… Что сам Гарри думал по этому поводу, он сам не решил. С одной стороны, это нападение вызывало ещё больше вопросов. С другой, у него есть свой домовик! А с третьей… У него мог быть свой домовик, пока он жил у тёти Петунии, и с ним наверняка было бы проще жить его родственникам… И ему.

— Эльф, тебе задавали вопросы в бюро? — тем временем продолжал допрос Диггори.

— Нет, сэр.

— Над тобой проводили ритуалы?

— Нет, сэр.

— Лорд Малфой , — вздохнул Амос. — Приношу свои извинения за этот инцидент с чужим эльфом. Наши работники обязаны были проверить наличие связей или хотя бы спросить самого эльфа.

— Я надеюсь, что виновные получат по заслугам. Рад, что всё выяснилось. Полагаю, слушание закончено?

Амос нахмурился.

— Конечно! То есть конечно нет! То, что у вашего эльфа были все причины свихнуться, недостаточно для прояснения инцидента. Эльф, расскажи, почему связь с Гарри Поттером стала активной?

— Ему стала угрожать опасность.

Малфой напрягся.

— Какая опасность?

— От тёмного артефакта.

— Что это за артефакт?

— Хранится в семье лорда Малфой всё время, пока я живу там. Выглядит как чёрная тетрадь, на обложке написано Т.М.Риддл.

— В чём его опасность?

— Там хранится кусок тёмной души, который может подчинить себе другого человека и воплотиться в нём.

— Это тянет на девять баллов по моему личному дерьмометру, — пробормотал Честер, но тут же смутился, взглянув на Тонкс в одеянии отдела Тайн и Амоса Диггори. Амос махнул рукой. Люциус стоял белый как снег.

— Он хранился и раньше. Почему опасность возникла только сейчас?

— Ранее он лежал в экранированной шкатулке. Во время визитов Авроры нашли шкатулку и взяли на изучение. Тетрадь оставили. Тетрадь стала плохо влиять на самочувствие леди Нарциссы. У неё начались кошмары. Хозяин Люциус решил отправить тетрадь в Хогвартс с одним из друзей Гарри.

— Хозяин Люциус… я имею в виду, мистер Малфой знал, что там есть тёмная душа?

— Не знаю, сэр. Наверное, нет.

— Люциус, прокомментируете?

— Я не знал, — покачал белый Люциус головой. Кажется, его кожа сравнялась цветом с волосами. — Я думал, это просто… памятная вещица. И если бы она была бы опасной, авроры её бы конфисковали? А если нет, значит, это просто вещица для розыгрышей… В конце концов, где Гарри Поттер — там Дамблдор. Я не думал, что герою угрожало хоть что-то более серьёзное, чем пара кошмаров.

— Резонно, — вздохнул Диггори. — Эльф, что ты можешь сказать? Почему ты посчитал, что Гарри Поттеру что-то угрожает?

— Потому что в шраме у Мастера Гарри есть спящий кусок той же души.


Комментарий к Глава 15. Слушание


========== Глава 16. Прощание ==========


После такого признания всё пошло кувырком. Гарри в качестве компенсации досталась приятная сумма денег от Министерства и немного сумасшедший домовик, который, кажется, чуть окончательно не сошёл с ума — теперь уже от счастья. Малфоя признали невиновным в организации нападения и наложили штраф за укрывательство и попытку реализации тёмного артефакта. Правда, за досадный инцидент с передачей чужого эльфа Малфою предложили солидную компенсацию, перекрывающую штраф, и пообещали передать из бюро первого же свободного домовика.

Аврорам, которые забрали шкатулку и не обнаружили опасности в дневнике, урезали премию и наложили дисциплинарное взыскание. А Амбридж после получения дисциплинарного взыскания начала обвинять Люциуса, что он ей угрожал, и после отказа выпить Веритасерум для подтверждения показаний быстро оказалась уволенной. Отдел Тайн долго тыкал в шрам Гарри и быстро принесённый Люциусом тёмный артефакт всякими диковинными штуковинами, после чего Гарри предложили гулять дальше до 14 лет — но если что, тут же лететь в Отдел Тайн! — а Люциуса настоятельно, но очень вежливо попросили прийти и рассказать всё, что он знает про Тома М. Риддла. В Отделе Тайн Гарри встретил и самого Альбуса Дамблдора: хоть он и поздравил Гарри с освобождением крёстного отца и даже потрепал Гарри по волосам, но выглядел растерянно-сосредоточенным и явно пребывал в своих мыслях.

А ещё Гарри нечаянно раскрыл Нимфадору перед Честером, обратившись к ней по имени. Узнав, что этот изящный сотрудник отдела — его вечно неуклюжая напарница, Честер долго не мог освоиться с этой мыслью, и потребовал совместную попойку для выяснения отношений, на что Гарри предложил выяснить всё дома у Кассиопеи. Заодно отпраздновать обретение эльфа — правда, пока тот восстанавливался в отделении Мунго для существ — и в принципе завершение эпопеи с этим странным нападением.

По дороге они решили захватить и Рона с Гермионой — Гарри за время своего путешествия во времени соскучился по своим друзьям, а ещё ему очень хотелось, чтобы они поближе познакомились с Кассиопеей, Честером и Тонкс, которые столько для него всего сделали.

Но когда они вернулись в дом Кассиопеи, сразу стало понятно, что что-то не так.

Занавешанные зеркала, задёрнутые занавески.

Сириус вышел к гостям во всём чёрном.

— Гарри…

Гарри всё понял.

Он взбежал по лестнице и метнулся в спальню, не стучась.

На белоснежном белье, спокойная и счастливая, лежала его любимая тётушка, которая ещё утром утверждала, что не собирается умирать.

Он стоял возле неё и не мог поверить. Тётушка Кассиопея не могла умереть. Просто не могла!

Она должна была жить.

Он коснулся рукой её тела. Оно было прохладным.

Как так?

Почему мир забрал у него человека, который дал ему так много?

Она прожила долгую жизнь. Но она могла жить и дальше.

— И жила бы, если бы не я, — промелькнула в его голове злая мысль.

Она лежала как королева. Спокойная и счастливая.

А рука была холодная.

А на лице — улыбка.

И глаза закрыты.

Этого не может быть.

Она должна была жить.

Почему она не живёт?

Холодная рука.

Словно сквозь толстый слой ваты до него донёсся странный звук:

— Гарри. Гарри, да очнись же ты! Гарри, пойдём.

Его кто-то тянул за собой, он очнулся в гостиной, Сириус разжигал огонь в камине. Рядом с ним сидели Рон с Гермионой, Рон держал его за левую руку, а Гермиона — за правую, почему-то это показалось ему важным. За плечи его держал Честер. Тонкс сидела перед камином, её волосы были чёрные, как смоль.

— Я её даже толком не узнал, — сказал Гарри. — Не успел узнать. Она просто ворвалась в мою жизнь, перевернула её с ног на голову, заставила прожить меня столько лишних дней, а я её толком даже не узнал. Что она любила? Какое мороженое предпочитала? Почему она так и не вышла замуж? Она окружила меня заботой, а я спрашивал только о бабушке, родителях и тебе.

— Она знала, что умрёт, — вздохнул Сириус. — И она хотела этого.

— Как можно хотеть смерти?

— Каждый чёртов день в Азкабане я мечтал о смерти. Но у меня была надежда. А у неё — не было. Она многое отдала, чтобы спасти наш род. Своё здоровье, свою жизненную силу… и своё время. Каждый прожитый день был для неё мучением, но она держалась — ради тебя.

Гарри кивнул. Гермиона тихонько гладила его по руке, Рон сжимал ладонь, а Честер гладил по голове.

— У неё было письмо для тебя. — Сириус протянул ему незапечатанный конверт.

Гарри торопливо достал листок бумаги.


Дорогой Гарри.

Я ухожу.

Слухи о моей смерти были не так уж преувеличены, мой дорогой. Прости, что мне пришлось тебя обманывать.

Я умирала уже тогда, когда ты ворвался в мою жизнь.

Хотя, конечно, именно я тебя в неё и отправила. Спасибо маховику за то счастливое время, которое ты мне подарил.

Если бы не ты, я бы умерла уже тогда. Одинокая, несчастная, покинутая всеми близкими и без надежды на восстановление нашего рода.

Сейчас я ухожу счастливой. Благодаря тебе.

Спасибо тебе, Гарри.

Я всегда буду в твоём сердце, как и ты всегда будешь в моём.

Хорошо учись и слушайся Сириуса.

Береги друзей, они хорошие ребята.

Храни свою верность и чистоту.

Тебя ждёт великое будущее.


Кассиопея Эверест Блэк.


========== Эпилог ==========


— Мастер Гарри, сэр, вас зовут! — нервно шагающий вдоль комнаты молодой мужчина обернулся на звонкий голос эльфа.

— Спасибо, Добби.

— Иди, — улыбнулась ему Дора. Она гостила у него в поместье с родителями, Честером и тремя сыновьями. На днях должен был приехать поезд из Хогвартса и привезти Ориона Блэк-Тонкса. Драко и его младшая сестра Саггита ждали только Патронуса, чтобы тоже заскочить в гости и поприветствовать нового Блэка. И разве важно, с какой фамилией он родится?

— Джеймс тоже волновался, — ухмыльнулся Сириус. На одном из последних магических байк-фестов, которые он же и организовывал, Сириус познакомился с длинноногой красоткой на собственноручно зачарованном байке, и был с ней уже целых три месяца — дольше, чем с кем-нибудь до этого, на целых две с половиной недели. Более того: с тех пор он пребывал в неизменно хорошем настроении, что заставляло подумывать домочадцев, что в семействе Блэк скоро может появиться новый наследник.

— Ты следующий, — засмеялся в ответ Гарри и открыл дверь.

Гарри повезло жить в мирное время. За исключением первого курса, ему не доводилось сражаться за жизнь, ликвидировать василисков или спасать беглых преступников. В четырнадцать лет он поучаствовал в ритуале избавления от Тёмного Лорда целиком и всех его кусков в частности, и с тех пор стал чувствовать себя совсем хорошо. Правда, он всё-таки закинул листок со своим именем в кубок огня на турнире трёх волшебников, но от их школы выбрали Седрика Диггори, его приятеля, который был невероятно хорош в трансфигурации, и который и победил в турнире, завоевав для Хогвартса славу и почёт, а для себя — тысячу галлеонов. Работа Гарри в Отделе Тайн была интересной, но тоже тихой: при соблюдении техники безопасности волноваться приходилось лишь о том, успеет ли он домой к ужину. А самым опасным событием за последние годы был поход со школьными друзьями в малоизвестное маглловское кафе, где подавали невероятно вкусные чевапчичи.

Поэтому сегодня для него был самый волнительный, самый страшный и самый счастливый день.

Он шагнул в комнату. Там, на руках самой прекрасной женщины в мире, в окружении улыбающихся целителей, он увидел Чудо.

Он взял Чудо на руки, нежно поцеловал и прошептал:

— Привет, Кассиопея Лили Поттер.