КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451145 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212125
Пользователей - 99501

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Жена красного волка (СИ) (fb2)

- Жена красного волка (СИ) 660 Кб, 187с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анастасия Пенкина

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Анастасия Пенкина Жена красного волка

Глава 1

Как же я не хочу замуж!

Нужно было срочно дать выход эмоциям, опять затеять спор и выиграть приятную безделицу.

В любом случае, азарт в крови поможет избавиться от воспоминаний о сегодняшнем дне.

Заводная мелодия скрипки, звон бокалов и грубый смех, так часто звучавшие в «Голодной лисице», на этот раз совсем не поднимали мне настроение. Я с обманчиво скучающим видом рассматривала пятна засохшего пива на деревянном столе и нервно постукивала пальцами. Внутри бурлили негативные эмоции и требовали выхода. Руки так и тянулись к ножам, спрятанным под трофейным мундиром. Хотелось всадить их в толстую столешницу, но я сдерживала себя. Реакция моей подруги Мари, мне точно бы не понравилась. Она дочь владельца таверны и помогала подавальщицам.

Настроение мое вконец скатилось к черту. А все братец с его новоиспеченной женушкой и пустоголовыми женихами для меня.

— Как же я устала! — Мари плюхнулась на соседний стул. В преддверии праздника в честь окончания весны посетителей только прибавлялось. Небольшой зал с камином и баром набит битком. Мари носилась между столиками с подносом полным пивных кружек и закусок целый день, и щеки ее раскраснелись. Она картинно приложила ладонь ко лбу и продемонстрировала усталость. — Зачем ты тут торчишь? Я бы на твоем месте нарядилась в платье из самых дорогих шелков, нацепила бриллианты и наслаждалась ужином в компании графа… как там его?

— Булоки.

От воспоминаний об этом противном типе (одном из кандидатов в мои женихи), его жабьих руках и липкого взгляда, меня передернуло.

Он недвусмысленно дал понять, что ждет со мной ночного свидания. Где я непременно подарю ему поцелуй (а, может, и еще на что надеется!).

Этот тип полный идиот, не удивлюсь, если он и в спальню ко мне заявится. А с моим «желанием» выходить замуж, мне вряд ли кто-то поверит. Брат скорее поверит, что я придумала все, лишь бы избавиться от очередного жениха. Вот я и решила снова вырваться из дома и провести ночь здесь. Тут, по крайней мере, мне ничего не грозило. Никто не знает, что я сестра герцога Коринского, советника короля и носитель золотой крови драконов. Завсегдатаи уверены — я кузина Мари, а значит связываться с ее отцом никто не захочет. Хотя, конечно, знай они кто я на самом деле вряд ли полезли. Но тогда и в спор со мной никто бы не ввязался.

А я здесь ради этих эмоций. Когда вкус победы слаще любого вина, а кровь кипит от азарта.

Глупо, конечно, но мне нравится побеждать. Никогда не понимала, как остальные благородные девушки целыми днями сидят за вышивкой или любовными романами, мечтая о сопливых младенцах и новых тряпках, или как в очередной раз угодить мужу.

— Ох, граф Булоки, налейте мне вина, — пропела голосом плохой актрисы Мари, обмахиваясь воображаемым веером. — Поцелуйте мне ручку.

— И ножку, — фыркнула я. — Прекрати, Мари, меня сейчас стошнит.

На самом деле я еле сдерживалась, чтобы не засмеяться. Но когда Мари изобразила, как граф Булоки облизывает мое запястье, не выдержала. Прыснула со смеху, что аж слезы из глаз потекли.

С трудом вышло успокоиться.

— Ладно, а если серьезно, то это пока лучший из всех предложенных вариантов, — вдруг выдала Мари. — Если верить твоим рассказам. А этот орнанский князь хоть и красив, но с таким точно не жди спокойной семейной жизни.

Она была в курсе моих проблем, и я в подробностях описывала ей всех, с кем пытался меня свести братец.

— Граф Булоки тоже неплох, нетолстый и не кривой, молодой. По твоему описанию не такой уж и урод. Ну а то, что руки холодные не проблема. Ты же дракон — согреешь.

Веселье окончательно отступило от нарисовавшихся перспектив. Из всех вариантов остались эти двое. И я должна выбрать кого-то. Отвертеться не получится — я обещала брату.

— Кто-нибудь сегодня играет? — если я сейчас же не поспорю с кем-то меня разорвет от злости.

— Опять? — Мари не одобряла мои привычки, но и не препятствовала. — Сегодня много чужаков, думаю, над ними здорово можно будет повеселиться, если тебе так неймется.

— Ой как неймется, словами не передать.

Я резко поднялась, с трудом сдерживая преждевременную победную улыбку. Новички, случайно заблудшие овечки — лучше не придумать. Направилась прямиком на задний двор, где в сарае проводились кулачные бои и другие игрища, типа моего любимого метания ножей или стрельбы по бутылкам. Посетителям — возможность нажиться на ставках. Участникам, как я — спустить пар.

Вышла на улицу и свежий весенний воздух наполнил легкие. Пахло молодой листвой и распустившимися цветами. Расправив плечи и выпрямив спину, я направилась к большому сараю. Как обычно, оттуда доносился шум, мужчины вовсю веселились.

При моем появлении ожидаемо стихло. Но совсем ненадолго. Взгляды устремились ко мне, но для завсегдатаев я была недосягаема, и они быстро отворачивались, узнав меня. Отец Мари позаботился об этом. Мне, конечно, не говорили, но я точно знала. Его можно понять — случись что со мной, и ему достанется. Хотя какой с него спрос, если даже брату, не удалось удержать меня в доме.

Новичков было видно сразу. Они не спешили отворачиваться, и даже когда их попытались отвлечь от моей персоны не сразу среагировали.

— А это у нас что за… — молодой блондин недоговорил. Угловатый, с очень светлым приметным оттенком волос близком к седине, из-за чего невольно привлекал взгляд. Особенно когда улыбнулся. Как-то дико и не по-человечески. Явно не из простых. Но это меня не волновало. Вряд ли он окажется сильнее того, в ком течет золотая кровь Правящих. То есть меня.

— Алекс, брат, помоги, никак не приходит на ум подходящее сравнение.

Молодой человек ткнул локтем того, кто стоял рядом. Второй оказался также молод. Да еще как две капли воды похож на блондина, только волосы темные. И не было улыбки-оскала. Он вообще не улыбался. Мазнул по мне взглядом снизу и вверх. Оценивающе, но без особого интереса.

— Девушка, — вынес вердикт тот, кого назвали Алексом.

— Это я и без тебя заметил, наблюдательный ты мой.

Тот фыркнул и махнул на брата рукой.

— О, знаю, ягнёночек! — осенило блондина.

Только сейчас я заметила странный акцент у парня. Где-то я такой уже слышала. Не такой явный, почти незаметный…

Ну конечно! Сантриниец. Как и моя новоиспеченная невестка. Которая еще совсем недавно была моей компаньонкой. А оказалось она сантринийская княжна и искала в Алтарии убежище и надежного покровителя.

Так, стойте-ка. Как только что он меня назвал?

Я дракон, а не ягненочек!

— Брат, ну посмотри какая она забавная? Глаза такие же огромные, только голубые, — снова блондин толкнул брата в бок. Тот прицеливался в большой круг, расчерченный на куске дерева, раньше служившего столешницей. А теперь для игры в местный дартс. Круг в нем был намного больше и метали в него, вместо дротиков ножи.

Эти двое очень походили на волков. От них веяло какой-то животной энергией. Вот-вот и блондин оскалится, бросится на улицу и завоет на полную луну. Для меня, как и для любого алтарийца, это было все еще непривычно. Еще совсем недавно все наши оборотни были лишены возможности обращаться из-за печатей, запирающих вторую сущность.

Алекс после толчка ожидаемо промахнулся и что-то сказал на сантринийском, кажется, незнакомое мне ругательство.

— Кем бы ты меня не считал, спорим на сотню золотых, что я уделаю тебя?

Лениво повела плечом в сторону расчерченного на зоны круга.

Блондин присвистнул.

— Ты не слышала, что девочкам не пристало играть в азартные игры?

Ну давай волчонок, разозли меня. Это то, что нужно перед игрой. В теле поднималась волна — предвкушение азарта. А раззадоренный соперник лишь усиливал вкус эмоций.

— Но, если ты проиграешь, деньги мне не нужны, — проигнорировала я провокацию. В средствах я не нуждалась, но не могла позволить купить себе солдатский мундир, например, или армейский револьвер. Все то, что брат не одобрял. Получение таких трофеев было вишенкой на коктейле эмоций, испытываемых во время игры.

— Феликс, — темноволосый незнакомец, тот что Алекс, обратился к блондину повернувшись и глянув с укором. Вот и выяснили как его зовут. — Ты же не будешь играть с девчонкой всерьез?

Феликс еще не согласился, но, видимо, Алекс чувствовал эмоции брата.

— Конечно, не будет, — передразнила я, — если в штанах у него вдруг закончились яйца.

Ухмылка сползла с лица Феликса. Он уставился на меня серебристым взглядом с прищуром, будто представлял, как лучше наказать за дерзость. Расчленить на маленькие кусочки или выбрать более жестокий способ.

Так-то я тоже «без яиц», но кого это волнует. Как правило, стоило принизить мужское достоинство, и отказаться уже никто не в состоянии.

Иногда мужчины надеялись получить не только деньги, но и меня в качестве трофея. В постель. Чтобы доказать, все у них на месте. И не только яйца. Но я ни разу не проиграла, так что в свои восемнадцать абсолютная девственница и в ближайшее время собиралась ею оставаться.

Никто в наш разговор не лез. Даже Алекс отвернулся. Остальные благоразумно сделали то же самое.

— Ладно, ягнёночек, твоя взяла, — произнес вдруг Феликс, оглядев толпу. Никто пальцем у виска не покрутил и его согласие не осудил. — Но и мне твои сбережения не нужны. Играем на кое-то получше денег.

Я приподняла бровь, показывая свою заинтересованность. Оскорбительное для дракона обращение проигнорировала. Он еще возьмет свои слова обратно.

Костюм на оборотне был приличный. Более того, только сейчас я обратила внимание, что они слишком нарядно одеты. Простого смертного я могу отличить от благородного. Так что предложение не удивило, а еще больше распалило меня. Такая добыча в наших краях!

Только больше, чем уверена, оригинальностью волчонок не отличится. Но можно будет предложить свой вариант ставки без проблем, надо только присмотреться и найти что-то интересное для меня.

Феликс упер руки в бока и сюртук разошелся в стороны, открывая темно-зеленый пояс и заткнутый за него кинжал. Дорогая вещица. Из хорошего металла, никаких камней, но тонкая работа. Такой не встретишь в первой попавшейся лавке.

Лучше трофея и не придумать.

— Если я выиграю, ты отдашь свой кинжал, — пусть подумает прежде, чем озвучивать своё желание.

— Ну нет, этому не бывать, — встрял Алекс.

Вот только его брат не спешил отказываться.

— Ладно, я хотел показаться романтиком и потребовать поцелуя, но раз ты так высоко метишь, то в случае твоего проигрыша хочу минет.

Толпа присвистнула, послышались смешки и перешептывания. А у меня к щекам прилила кровь. Такого пошлого предложения я еще не получала. Хоть я и была неопытна, но прекрасно понимала, о чем говорил Феликс. Другие предлагали «провести ночь», «подарить ночь любви» и все в таком духе. А для этого плешивого я что получается, недостаточно хороша? Только… Только на… Боги, даже в мыслях не получалось озвучить эту мерзость.

— Идет.

Собственный голос неузнаваем. Стал каким-то писклявым. Ну же, Ариана, неужто испугалась?

Бросила мимолетный взгляд на кинжал, он все еще торчал из-за пояса. Рукоять поблескивала, будто манила потрогать.

— Феликс! — зашипел Алекс, склоняясь над ухом брата. — Не вздумай. Он тебя убьет. И меня заодно.

— Ты что, настолько не веришь в брата? — поддела Алекса. Ну а что? Я уже настроилась на новый трофей в свою коллекцию.

Алекс закатил глаза, будто просил богов помочь вразумить брата.

— Мисс, хотя бы вы будьте благоразумны, — попытался он воззвать ко мне.

Бессмысленно.

Я лишь ухмыльнулась и подошла к Луке, брату Мари, он всегда был кем-то вроде судьи в состязаниях.

— Удачи, и будь осторожна, этот тип не совсем адекватен, — шепнул Лука.

— Спасибо, учту.

Алекс не терял надежды вразумить брата.

— Феликс, у меня предчувствие — что все это плохо кончится.

— Эй, братик, ты совсем в меня не веришь, — наигранно заныл Феликс. — Надо показать ягнёночку настоящего мужчину. А то, видать, в этой дыре она таких и не встречала.

— Я предупреждал.

Алекс отошел в сторону и поднял руки в жесте «сдаюсь».

— Что выбираешь? Метание ножей, стрельба из револьверов по мишеням…

Мне было все равно. И тем, и тем оружием я владела в совершенстве. Но главное, я верила в свою удачу. Наверное, это какой-то мой особый дар. Я не помню случая, чтобы проиграла хоть раз.

— Револьвер, — оборотень пытался говорить серьезно, но я видела, как он забавляется за мой счет. Пусть веселится — это ненадолго.

Кто здесь на самом деле скоро будет веселиться, так это я.

Вкус победы восхитителен. Ничего лучше я еще не испытывала.

Разве что…

О том странном типе, на балу в честь моего восемнадцатилетия, я старалась не вспоминать. Не вспоминать как нагло он взял меня за руку и повел в центр зала, не спросив согласия. Как тепло от ладони опалило талию. И сердце стучало то где-то в горле, то падало к ногам, не давая и звука произнести против.

Никогда не терпела властных мужчин. Вроде моего брата, который считает, что лучше меня знает, что для меня полезнее. Но этот танец… Ничего подобного я больше не испытала. Хотя после пришлось станцевать еще десяток танцев с самыми разнообразными кавалерами.

Чуть не затрясла головой пытаясь вытравить из памяти глупые воспоминания.

— Отлично, меня устраивает, — согласилась я с выбором оружия.

Глава 2

Пока выставляли мишени из пустых бутылок, я присматривалась к оружию (оборотни любезно предоставили свое). Прицел не сбит и то хорошо. Мало ли чего можно ожидать от сантринийцев. Один из револьверов принадлежал брюнету, другой — наглому блондину, с которым мне предстояло состязаться.

В производстве оружия я не так хорошо разбиралась, но почти с полной уверенностью могла сказать — револьверы хороши, может, даже сделаны на заказ. Без вычурной резьбы на рукояти и отличительной гравировки. Но выполнены изящно, а материалы качественные. Это навело на мысль, что оборотни не так просты, как кажется на первый взгляд, но она была тут же подавлены предвкушением состязания.

— Десять мишеней, — сообщил Лука, закончив расставлять бутылки разных форм и размеров. — На каждого по пять. У кого будет больше очков, тот и победил. Если будет ничья, выставлю по дополнительной, и так пока кто-то не промахнется. Или не признает поражение.

На последних словах Феликс фыркнул. Его самомнение просто бесило, и только усиливало мое желание поставить на место.

— Леди вперед, — произнес мой соперник деланно-галантным тоном.

— Вот уж не стоит, — скривилась я, пряча ухмылку. Одного правила я всегда старалась придерживаться. Хочешь быть первой — начинай второй. Не стоит показывать противнику силу сразу. А эффект как правило всегда был грандиозный. Никто из мужчин не ожидает таких результатов от девушки. Поэтому некоторые даже не выкладываются по полной.

Но этот оборотень собирался показать себя во всей красе. Быстро возвел руку и прицелился. Черты лица его при этом заострились, став хищными. Высокий и жилистый, он явно умел обращаться с оружием.

Когда бутылки разлетались одна за другой на тысячи мелких осколков, я даже восхитилась. Мне точно достался хороший соперник.

Это лишь подзадорило. Чем тяжелее дается победа, тем слаще ее вкус.

После серии выстрелов тишина показалась слишком звенящей. Воздух наполнился запахом пороха, дразня и будоража мой азарт. Я любила этот запах, как порядочные леди любят ароматные духи. Жадно втянула его, наслаждаясь.

Оборотень ожидаемо попал в каждую бутылку, и теперь смотрел на меня слишком самодовольно, будто победа уже в его руках.

Прицелилась, но не спешила делать первый выстрел — тянула время, щекоча нервы противнику. А затем сделала серию выстрелов, двигаясь еще быстрее оборотня. Попадая в каждую цель. Звон стекла и стрельбы ласкал слух. Драконья кровь закипала и пробуждала в душе что-то первобытное и звериное.

— Еще по одному? — мой голос прозвучал слишком звонко в тишине. С лица белобрысого оборотня пропало самодовольство, даруя мне каплю удовлетворения.

— Не улыбайся так, — произнес он с укором, и покачал головой. — Уж слишком сильно становишься похожа на девушку, очаровательную, надо признать, и это меня только бесит. Не хочу хранить свое достоинство на заднем дворе этой забегаловки.

Я только сейчас заметила, как его взгляд в темноте еще больше отливает серебром слишком ярко. В нем от всего происходящего просыпалась животная половина.

Но либо дело в том, что я дракон и во мне золотая кровь Правящих, либо у меня напрочь отсутствует инстинкт самосохранения. Я совершенно не боялась никаких последствий. А, может, просто не верила, что они могут быть.

Еще одна попытка не помогла определить победителя. Мы оба легко попали в цель.

— Так можно переводить стеклотару бесконечно, предлагаю усложнить задачу.

— Как именно? — заинтересовалась я, вскинув револьвер. К щекам прилила кровь от разыгравшегося азарта, а сердце радостно постукивало, участив ритм.

Отличная ночка. Осталось забрать трофей.

— У этих малышек дальность намного выше, — погладил оборотень револьвер в своей руке, — здесь лишь две трети того расстояния, которое они могут преодолеть. Предлагаю не ограничивать их и использовать на всю.

К белобрысому подлетела брат. Дернул за плечо и зашептал что-то на ухо. Я лишь расслышала часть.

— Не дури, дальние дистанции не твой конек.

— Но и вряд ли ее.

А вот тут оборотень ошибался. Расстояние для меня не помеха.

Условия я приняла. В конце концов, мы не можем продолжать это бесконечно. Кто-то должен проиграть. И это буду не я.

Мы вышли на улицу, помещение сарая было слишком маленьким. За нами большая часть посетителей “Голодной лисицы” неравнодушная к азартным играм.

Пока Лука устанавливал бутылки, ко мне подбежала Мари.

— Может, не надо, Ари? — беспокойство в голосе подруги удивило и вызвало раздражение. Да что она так переживает? Не думает же, что я проиграю оборотням, всёрьез?

— Чем эти ребята лучше остальных, Мари? Почему я должна их бояться?

Девушка замялась и пожала плечами.

— Не знаю, у меня просто нехорошее предчувствие.

От ее слов я лишь разозлилась еще больше.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Еще одна в провидицы заделалась. Не надо меня опекать.

Не дожидаясь ответа, я пошла к Феликсу. Он уже пробовал прицелиться.

— Готова?

— Да.

— Тогда давай уже покончим с этим. Стреляем одновременно?

— На счет три…

Прицеливалась я дольше обычного. Все-таки одна попытка.

Тишину нарушал только шум ветра и, казалось, моё непривычно тяжелое дыхание.

Одновременно выстрелить не вышло. Кто из нас промедлил, я не поняла. Первый выстрел показался слишком оглушительным, за ним второй. А звона стекла так и не последовало.

— Только не это, — услышала я шепот Мари.

Сердце замерло в испуге. Через бесконечный миг бутылка распалась на несколько крупных осколков.

Это была моя мишень.

Я чуть не промазала! Видимо, выстрел прошел по касательной и едва задел стекло. Отчего бутылка распалась на части не сразу.

В тот момент, когда я была, как никогда, близка к проигрышу, внутри все всколыхнулось так сильно, что чуть не лишилась чувств, как порядочная трепетная леди прям.

Но проиграл оборотень. Не я.

Голова шла кругом. Победа опьянила. А уровень дерзости превысил все допустимые пределы.

— Ты проиграл, — нарушила я тишину, и повернулась к застывшему злой статуей оборотню. — Отдавай кинжал.

Его брат оскалился. Но не на меня.

— Я говорил, что так будет, — прорычал он. — Ты, как всегда, меня не слушаешь!

Феликс не отвечал. Кажется, он не желал верить в мою победу. Кулаки его так и сжимались. В нем явно бушевали эмоции ничуть не меньше, чем во мне. Вот только совсем иные и мне не знакомые, ведь я не знаю каково это — проигрывать.

— Он так и будет стоять столбом? — не терпелось получить свой трофей, и убраться отсюда, если честно. Я и так долго отсутствовала дома. — Он собирается отдавать кинжал?

— Я не мог проиграть, — прошептал Феликс. Посмотрел на свои руки, на револьвер. Но явно ничего нового, что оправдало бы его проигрыш, в них не нашел.

— Но проиграл, — вмешался в разговор Лука. — Отдавай кинжал, как договаривались. Слишком много свидетелей, парень, отвертеться не получится.

Это была его работа, иначе смысл участвовать в азартных состязаниях и делать ставки, если любой мог обмануть. Если проигравший начнет артачиться, отберут силой.

Не потребовалось.

Феликс со взглядом провинившегося мальчишки достал кинжал.

— Давай реванш?

— Нет уж.

Больше мне судьбу испытывать с этим парнем не хотелось. Несмотря на исход, противник он сильный. И хоть часть меня желала попытать удачу еще раз, другая, раньше чаще спящая, советовала не рисковать.

Я протянула ладонь, ожидая заслуженный приз.

— Ты пожалеешь об этом, — процедил оборотень. И, скрипя зубами, вложил мне в руку трофей.

Будто мне раньше никто не угрожал. Тоже мне… Если такая ценная штука, не надо было играть.

Металл приятно холодил кожу (она у драконов чуть горячее, чем у остальных, не простая кровь все-таки). Но я быстренько убрала кинжал подальше. Чтобы не мозолил глаза проигравшему. Да и мне не стоит мозолить. Пусть спокойно запивает неудачу и забывает о кинжальчике. И лучше в это время таким раздражающим элементам, как я, не быть поблизости.

— Ариана, — позвала Мари, когда наш поединок принялись бурно обсуждать, и зловещая тишина сменилась привычным гомоном.

— Прости, мне надо возвращаться, — отмахнулась я от подруги. Признаваться в своих страхах не хотелось.

— Ладно, потом поговорим, — не стала она настаивать.

Что-то мне не понравилось в ее взгляде, но я не стала зацикливаться на этом. Время поджимало.

Глава 3

Уходила я, как всегда, стараясь не привлекать внимание, чтобы никому в голову не взбрело последовать за мной.

Зашла в главное здание таверны и прошла через кухню. Оттуда дверь на улицу вела к тропинке, а та небольшому ручью. Мой путь лежал через него и дальше через лес. Одной и той же тропой я старалась не ходить. Благо их было несколько. Земля герцога Коринского прилегала к столице Алтарии. Но возле “Голодной лисицы” проходил торговый тракт, а на нем неподалеку была деревенька. Многие слуги в доме были оттуда. Так что пользовались тропинками в основном они. А я оставалась не пойманной.

Все шло, как обычно. Я осторожно кралась меж деревьев и высоких кустарников. Только в этот раз все время казалось — за мной кто-то идет. И чем чаще я оглядывалась, тем сильнее убеждалась — это вовсе не паранойя.

Не могу похвастаться таким же хорошим нюхом, как оборотни. Но слух у меня отличный. И, кажется, преследователь был не один.

На бег переходить не стала, свернула с узкой тропы. Собью со следа — уйду к ручью раньше и перейду его. Ниже по течению есть охотничья хижина. Спрячусь там, а домой придётся вернуться чуть позже.

Неужели кто-то рискнул выяснить где я живу? Наверняка это братья оборотни за своим кинжалом явились.

Тогда точно нельзя домой. Если брат узнает с кем я связалась, замуж я выйду еще до ужина.

Свернула в густые заросли цветущей бузины. Специально провела руками по розовым соцветиям, надеясь, что пыльца собьет мой запах. Кусты высокие и росли плотно, за ними меня не должно быть видно.

Выйдя к редкому лесу, я припустила, что есть силы к ручью.

Немного прошла вдоль русла и перешла на другой берег. Не была уверена, что меня все ещё преследуют, но темп постаралась сильно не снижать.

Я точно чокнутая. Потому что вместо того, чтобы трястись от страха, я вновь получаю удовольствие от своеобразной победы.

Вот только победа была на этот раз обманчива.

Это был самый настоящий проигрыш, вкус которого мне только предстояло узнать.

Темно, хоть глаз выколи. Но драконье зрение приспосабливается к темноте быстрее и лучше, чем у простолюдинов или благословленных (тех, кого боги наградили магией в различных ее проявлениях; эмпатия, целительство, силы управлять стихиями или проклятый дар провидения, как у моей невестки).

На какое-то мгновение почудилось, где-то я свернула не туда, но вскоре среди деревьев показался просвет: небольшая полянка, холм позади с низкими елями, и очертания хижины на нём.

Ступила на поляну радуясь, что добралась до цели и оторвалась от погони, из-за чего слишком поздно заметила свет в маленьком окошке. А потом чьи-то силуэты промелькнули в нём и послышались голоса.

Не знаю, почему испугалась быть пойманной.

Понимая, что с окна меня хорошо видно, я метнулась к дому, до деревьев уже не успела бы добежать. Пригнулась и присела в аккурат под окном, которое тут же открылось.

— Ты же не против, если я закурю? — послышался мужской голос. — Знаю какой у оборотней чувствительный нос.

— Уж ради разговора потерплю, ты давно ищешь встречи, Кейн. Даже приехал в Алтарию и вытащил меня с важного приёма. И я никак не пойму, зачем?

Это что за приём? Уж не тот, с которого я сбежала?

Далеко же гости забрались.

Разговор я слышала так же хорошо, как если бы оказалась внутри. Один из мужчин курил и с окна тянуло табаком.

Я не имела привычку подслушивать. Но покинуть свое укрытие так просто уже не могла.

Разговорчик нарисовывался странным. Только куда больше меня зацепила сантринийская речь. Брат заставлял учить язык соседней страны в детстве, и я терпеть не могла эти уроки. Но с появлением в доме Магдалины, моей невестки, я его отлично подтянула и почти свободно разговаривала. И сейчас понимала каждое слово.

— Наступили смутные времена, все мечутся в поисках союзников. Большинство делает ставку на драконов. Но и темные еще не утратили власть. По крайней мере, в Сантринии. Грядет война, ты же понимаешь?

— Я-то прекрасно понимаю. Но все еще не возьму в толк, чего ты хочешь от меня?

— Узнать, на чьей ты стороне, разумеется. Поговаривают, что Марлока ты убил…

— Говорить можно, что угодно, — перебил второй.

— А другие говорят, что его погубил драконий огонь. Слухов много. Еще поговаривают, совет оборотней хочет примкнуть к кому-то из Правящих. Но пока неизвестно к кому. Но и это лишь слухи. А меня волнует, кому будет верен красный волк.

Вместо ответа, я услышала тихий смех. Но звучал он вовсе не добро.

Я невольно стала свидетелем разговора каких-то заговорщиков. И это совсем не хорошо.

Но деваться уже было некуда, и я сильнее вжалась в стену, надеясь с ней слиться.

Надо бы осторожно перебраться за угол хижины, где не будет ни двери, ни окна, откуда меня могут заметить. И бежать отсюда очень быстро.

Поползла на четвереньках, внимательно глядя под ноги (и под руки) при каждом шаге. Чтобы ненароком не наступить на сухую ветку или еще как выдать себя. Только я совсем не подумала о том, что заговорщики могли явились на тайную встречу не одни.

— Я, как всегда, верен своей стае, своей семье и себе, Кейн, — продолжала я прекрасно слышать разговор. — В первую и последнюю очередь. И с чего ты решил, что я расскажу, чью сторону выбрал, тебе, сантринийскому послу и другу императора? Он тебя послал? Надеется, что я буду мстить алтарийцам за Марлока… После всего?

— Вазелиус многого не понимает, но мое дело исполнить волю императора. Так ты ответишь на мой вопрос? — мужчина сделал паузу и из окна вышло облако табачного дыма. — Твое положение очень удобное. Нам прекрасно известно, что ты подбираешься к Советнику короля. Хочешь заслужить тепленькое местечко при дворе? А можешь остаться верен родине отца, и император отблагодарит тебя так, что после ты сможешь купить себе маленькую страну на Островах.

Ничего хорошего, что в разговоре упомянули брата. Я даже рассказать ему не смогу, если не захочу поделиться заодно откуда все это узнала. Кажется, я услышала более чем достаточно — пора домой.

Не стоило подслушивать такие разговоры. Политика, заговоры и предстоящие войны — это точно не круг моих интересов. А за то, что я услышала могут и убить.

Мужчины продолжали общаться, а я ползти к спасительному лесу.

Вот только сегодня был не мой день, и все шло не так, как я планировала.

— Эй, а кто это тут у нас? — над головой раздалась грубая сиплая речь на сантринийском, заставиляя замереть. Взгляд упал на заляпанные пятнами грязи сапоги огромного размера. Не успела пискнуть и поднять голову, как меня вздернули вверх, схватив за воротник.

Ну и верзила!

Мои ноги болтались над землей на целый метр. А жесткий воротник мундира впился в горло, затрудняя дыхание.

Вот и повеселилась. Такая веселая ночка, что аж цветные пятна перед глазами расплываются и пляшут, пляшут…

— Шпионка! — прорычало сантринийское чудовище.

— Эй, отпусти ее!

Снова сантринийский, но уже знакомый мне голос.

Не думала, что буду рада появлению своих преследователей.

Феликса я не видела. Зато прекрасно могла оценить, как исказилось недовольством лицо верзилы (или скорее морда). Он и так не был красавчиком, только одна шея, наверное, с мою талию, а оскал и шрам, от левого глаза к правому уху, только добавлял его образу жути.

— Что тут происходит? — на шум вышел один из заговорщиков. — Феликс, Алекс? Я же просил не приближаться.

— Изи, отпусти мальца! Что случилось? — второй заговорщик тоже вышел на шум.

Меня бросили на землю как мешок с картошкой. Хотя к тому, наверное, все же бережней относятся.

Жадно хватая воздух, я закашлялась. Зато цветные пятна исчезли.

— Это девица, — поправил верзила. — Она шпионила!

Меня схватили за лацканы и развернули к заговорщикам.

— Ничего я не делала!

Но точно попала. На этот раз по-крупному.

Стоило договорить, ко мне метнулся мужчина. Его чёрные волосы сплетались в тонкую косу. И когда он так быстро двигался, она раскачивалась в разные стороны словно маятник. Не успела я опомниться, как меня схватили за горло и снова приподняли над землей.

— Что ты слышала? — прорычал мужчина. И к моему горлу метнулись чёрные щупальца.

Мамочки! Да это же тёмный.

При всем желании не призналась бы, что слышала почти всё самое важное. Когда твоё горло сдавливают это в принципе невозможно.

Видимо, и тёмный так решил. Отпустил меня.

— Говори, — снова прорычал он. Схватил за волосы и задрал мою голову припечатав ко лбу ладонь, и его тут же обожгло. Не сразу до меня дошло, что это кольцо-артефакт. — Что успела вынюхать?

Похоже, у тёмного мощный артефакт-правды. В Алтарии такие запрещены, но не в Сантринии.

Попытка сопротивления ничем не увенчалась. И в свое оправдание я тоже не могла ничего сказать. Только то, что хотел знать тёмный.

— Слышала, что вы замышляете что-то против советника и короля…

— Проклятье, Изи, — перебил тёмный, решив, что услышал достаточно. — Перережь ей горло, нам свидетели не нужны.

Мужчина схватился за голову. Он явно был в бешенстве.

А я начала чувствовать себя безвольной куклой, с которой играют грубые детишки. Меня снова подняли с земли.

Сверкнула сталь перед глазами, но в подвешенном состоянии я не могла ничего сделать. Да и куда мне против этой горы. Я уже мысленно попрощалась с жизнью и прокляла оборотней, что стояли и смотрели на все не вмешиваясь. Но в последний момент верзила остановился.

— Стой! — закричал белобрысый.

— Феликс? — произнес второй заговорщик, явно недовольный, что тот вмешался. Он сложил руки на груди и смотрел на Феликса с укором. — Кто это?

Братья оборотни принялись шушукаться. Видимо, решали, признаваться в знакомстве со мной или нет.

— Кейн, отпусти девушку, пока не разберемся…

Вот только тёмный не собирался слушаться.

Он не стал снова отдавать приказ верзиле. Призвал на помощь тьму. На этот раз щупальца нацелились прямо в моё сердце.

Но в последний момент они будто наткнулись на невидимый щит. Из-за ударной волны верзила не удержал меня, вновь уронил на землю.

Ох, и синяков на мне будет после сегодняшней ночки.

Если доживу до утра.

Я не совсем поняла, что произошло, но кинжал, спрятанный в нагрудном кармане, ощутимо нагрелся даже для дракона.

Встряска помогла проснуться инстинктам. Первый раз мне повезло, видимо, кинжал оказался хорошим артефактом и защитил меня. А так как я осталась без сабли, пришлось биться тем, что есть.

Выхватила кинжал и быстро поднялась навстречу тёмному, уже собравшемуся напасть на меня и исполнить задуманное большим охотничьим ножом со своего пояса.

Но я оказалась быстрее. Или он просто не ожидал сопротивления от девицы.

Чёрные глаза закрылись, ноги мужчины подкосились, и он рухнул на землю.

Не дышал, почему-то в этом я не сомневалась.

И смелость моя растаяла в тот же миг.

Кинжал выпал из рук, и я бросилась к тёмному. Может, мне показалось, и он все еще жив? Ведь тёмного не так просто убить. Как и дракона.

— Не трогай! — услышала я яростный рык Феликса.

Но стала бы я слушаться этого отмороженного оборотня? Конечно, я не послушалась.

И очень зря.

Глава 4

Перевернула тяжёлое тело с живота на спину. Руки испачкались в крови. Это неприятное ощущение липкой и вязкой субстанции заставило отпрянуть. Мужчина был мёртв. Никакой ошибки.

И это сделала я.

Но страх в этот момент возник из-за другого.

Чужая кровь вдруг начала обжигать, а потом впитываться в кожу. Проникая под неё, в вены, которые на глазах чернели.

Было больно, но не настолько, чтобы лишиться чувств.

— Чёрт, что это за дрянь такая?!

Мне, определенно, не нравилось происходящее. Но разбираться было некогда. Верзила взревел как настоящий медведь. А может им он, собственно, и был. И такие оборотни бывают. Тем более из Сантринии. Но не успел и шаг сделать в мою сторону.

С ног его сбил здоровый волк ярко-рыжего окраса, из-за чего больше напоминал лису переростка.

Я так и не поняла, что красный волк (теперь ясно почему сантринрец так его называл) сделал. Здоровое тело верзилы грохнулось на землю с глухим ударом и больше не шевелилось.

Все случилось за считаные минуты и никак не желало укладываться в голове. А пока я не пришла в себя, меня схватили под руки. Я, честно, даже не сопротивлялась. Видимо, шок от произошедшего сказывался.

Очнулась только когда поняла, что нахожусь внутри хижины. А дверь заперли прямо перед носом.

Единственным источником света было маленькое оконце, через которое только ребенок пролезет.

И тут шок стал сменяться паникой. А мне нельзя паниковать, если я поддамся этой слабости, плохо будет не только мне — вырвется из-под контроля драконий огонь.

Я уже говорила, что с терпением у меня тоже плохо? И с самоконтролем такая же беда. Семейный целитель говорит, с возрастом повышенная эмоциональность и возбудимость пройдет, а пока блокировать часть магических сил мне помогала настойка Ариданы. Но и её действие не безгранично, а со временем оно все сильнее ослабевает.

Долго предаваться панике не пришлось.

Я только попыталась докричаться до оборотней, оставшихся снаружи, как дверь открылась с тихим скрипом.

Но впереди меня не ждала свобода. Проход перегородил тот, кого называли красный волк. Я так и застыла на месте.

Когда он так стоял, на пороге, невозможно было рассмотреть его лицо, слишком темно.

Зато на полянке перед хижиной, в свете луны, прекрасно узнавались двое с недавних пор знакомых оборотня. Чёрной и белой тенью они метнулись к красному волку.

— Что будем делать? — виновато спросил у него Феликс с такой кислой миной, что мне даже стало его жаль. Похоже, кто-то сильно накосячил. А потому как близнецы держались с красным волком, напрашивался вывод — это их вожак (и тот, кто наказывает за провинности). Неудивительно, что Феликс тут же принялся оправдываться. — Откуда я мог знать, что она из этих…

Сверкнувший в темноте желтым, взгляд красного оборотня, заставил отступить к дальней стене хижины, а Феликса заткнуться.

От этого взгляда и мне стало не по себе. Тяжело сглотнула, ощущая себя загнанной хищником жертвой. Паника вновь набрала обороты и в камине вспыхнул огонь. Такое случалось, когда силы мои вырывались наружу — первым делом вспыхивает уголь или сухое дерево.

Оборотни замерли, но не испугались.

— Феликс, Алекс, подождите снаружи, — прозвучал спокойный приказ, и моя догадка подтвердилась — вожак. — И дверь закройте за собой. Наказание я озвучу позже.

Оборотней как ветром сдуло.

А мои руки все еще покрывали черные вены. Боль чуть притупилась, но не исчезла. Терпимо, главное остаться сегодня живой, а целители разберутся, что это за тёмная дрянь ко мне прицепилась.

Да и были проблемы существеннее. В виде оборотня. С жутким незнакомцем мы остались один на один. Все тело напряглось, а сердце стучало то в пятках, то где-то в горле. Если я Феликса считала опасным противником, а он по сравнению с этим просто мальчишка… Аура вожака буквально подавляла меня. Кажется, я впервые почувствовала себя слабой беззащитной девушкой.

Эта мысль мне очень не понравилась, и паника сменилась злостью.

Нет уж, я не такая, как большинство столичных леди. И не позволю каким-то оборотням меня запугать.

— Я никому не скажу о том, что здесь произошло, — выдавила я из себя максимально твердо. Хотя сама понимала насколько это глупо. Свидетелей не оставляют в живых.

— Не скажешь, посмертное проклятие рода того, кого ты убила, — оборотень махнул головой на мои руки с чёрными венами, а потом на дверь. — Убьёт тебя еще до того, как встанет солнце.

Вновь посмотрела на свои руки, повернула ладони тыльной стороной. Это выглядело жутко: черные линии на бледной светлой коже. Я никак не желала осознавать случившееся. Да и слишком спокойный тон оборотня вместе с расслабленной позой, будто такое с ним происходит сплошь и рядом, никак не способствовали моему доверию.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Зачем ты тогда убил того здоровяка? Смысл спасать меня, если я все равно умру.

Мне не ответили. Вместо этого, мужчина шагнул внутрь и теперь я могла хорошо рассмотреть его в неярком свете камина.

Такой же высокий и жилистый как Феликс с Алексом. Только крепче в плечах и руках. А еще до невозможности лохматый и рыжий. Коротко стриженные волосы. Пронзительный взгляд голубых глаз, сейчас совсем человеческих. Чувственная линия рта застыла и не скрывала недовольства. Острые скулы, твердый подбородок, покрытый медной щетиной, тонкий прямой нос. Пальто строгого кроя, похожего носили военные. Только это было лишено каких-то знаков отличия и наград. Сейчас оно было расстегнуто, открывая белоснежную рубашку и костюм тройку. Прямая спина и сложенные за спиной руки.

Я не могла отделаться от мысли, что передо мной военный человек. Вот-вот и он с таким же каменным лицом вытянется по струнке задрав подбородок к потолку, расставив ноги на ширине плеч, и будет слушать командующего, а может и сам отдавать приказы. Да, пожалуй, второе. Именно поэтому я чувствовала, будто меня сейчас отдадут под трибунал. Хотя виноватой ни в чем не была.

— Я не собираюсь ссориться с драконами. Если в тебе мало золотой крови, то я смогу помочь. Если нет… Это совсем другой разговор. Так кто ты?

Мужчина чуть склонил голову набок и окинул меня изучающим взглядом. От макушки по растрепавшимся волосам, по мундиру, хорошо скрывающему мою фигуру. По брюкам и грубым, почти мужским, сапогам.

Я слишком хорошо ощутила, этот цепкий взгляд, он не упускал ни одной мелочи. Щеки охватил уже знакомый после нелепых свиданий с женихами румянец. Когда ты кожей чувствуешь, как тебя лапают взглядом. Только на этот раз у мужчины явно было на уме что-то иное.

И я бы ни за что не ответила на его вопрос. Но проклятие, о котором он упомянул, вновь о себе напомнило. Обжигающая боль все больше захватывала тело. Теперь она жгла не только руки, но и ноги. Я не смогла удержаться и упала на колени.

— Да, я и так вижу, что ты из Правящих, — недовольно поджав губы, оборотень подхватил меня под локти, — пожалуй, оно убьет тебя раньше, чем я думал. — Я не люблю ходить вокруг да около — тебе потребуется тёмное благословение.

Не могла пожаловаться до этого дня на свое образование. Но, как оказалось, пробелы в нем были. Ни о каком «темном благословении» я раньше не слышала.

— Ничего удивительного, — хмыкнул мужчина. — Ты — дракон и живешь в королевстве драконов. Естественно, что ты не знаешь особенностей культуры тёмных, которые тщательно оберегаются.

Удивительного как раз было много. И то как легко оборотень читал меня. И то, что рассказывал.

— Благословение тёмного может спасти от смерти, но его нельзя даровать кому попало. Но об этом позже, для начала скажи: кто ты?

Если этот красный волк не дурак, скоро сам догадается, сложит два и два. Не так уж много в мире семей, которые все еще зовутся Правящими, будь то драконы или тёмные. А поблизости наш с братом дом единственный. Да даже эта хижина и лес когда-то принадлежали нашей семье.

Оборотень не подвел. Сощурился сдвинув темно-рыжие брови, и весь как-то напрягся. Ладони на моих предплечьях сжались. Наклонился и жадно втянул воздух у моей шеи.

А в меня словно разряд молнии ударил. Я не могла пошевелиться и вот-вот, казалось, вспыхну, или даже взорвусь.

— Ты сестра герцога Коринского.

Не вопрос — утверждение.

Оборотень отпустил меня и окинул новым взглядом.

Я не успела подтвердить или опровергнуть его слова. Тело вновь пронзило болью, а перед глазами расстелился чёрный туман.

— Мне ты не сестра и не мать, поэтому придется сближаться… Другим способом.

Договаривать оборотень не стал. Дернул меня на себя как раз в тот момент, когда я начала заваливаться на бок.

Я вцепилась в него, чтобы не упасть, и почти невидящим взглядом следила за тем, что он делал. В руках у него был кинжал, что я выиграла у Феликса. Он порезал ладонь и крупные капли крови упали на пыльный деревянный пол.

— Кровью, сердцем, душой, перед богами и тобой, клянусь, что с этого дня только твой, да постигнет меня кара богов за предательство жены.

Оборотень с легкостью поймал мою руку и проделал с моей ладонью то же самое. Я попыталась возмутиться. Но проклятие тёмного все больше забирало мои силы.

Боли от пореза я почти не почувствовала.

Засмеялась. От всей души и насколько хватало сил. Это у богов или чувство юмора такое или способ наказать за строптивость? Я тут, значит, перебираю самыми лучшими женихами со всего нашего цивилизованного мира, а выйду за какого-то оборотня?

Ну уж нет.

Попыталась вырвать руку, но не хватило сил. Жадно хватая ртом воздух, пыталась разглядеть красного волка сквозь черную пелену перед глазами.

— Повторяй слова клятвы, — услышала его настойчивый голос. — Иначе умрешь без благословения. Только став моей женой, сможешь получить его от меня.

Я еще пыталась артачиться. Но в таком состоянии больше походила на муху, пытающуюся вырваться из липкой паутину. Да только дергаться уже бесполезно.

Оборотень крепко удерживал. Сжимал мою ладонь своей, смешивал нашу кровь, другой рукой удерживал за талию и не позволял упасть.

— Извини, времени на современный обряд в храме, с тремя сотнями гостей и праздничным банкетом, нет, — с издевкой проговорил мужчина. — Повторяй, Ариана.

Тело пронзило болью с новой силой, кажется, она подбиралась к сердцу. Теперь у меня не осталось никаких сомнений — проклятье тёмного никакая не шутка и точно скоро прикончит меня. Потому что даже дракон не выдержит такую боль.

Страх умереть так быстро и глупо взял верх.

— Хорошо, хорошо… Что я должна сказать?

Древний брачный ритуал, обряд, который давно не используется, — всё, что я знала. И как его проводить понятия не имела.

Но все оказалось донельзя просто.

Моя клятва ничем не отличалась от клятвы волка.

Стоило договорить слова, как оборотень принялся рисовать какие-то символы на моих запястьях собственной кровью. Последний нарисовал на моем лбу и забормотал будто служитель в храме. Я с трудом разбирала бормотание даже несмотря на то, что лицо волка было совсем близко.

— Да обратят свои лики Черный бог и жена его — невинная дева, — да благословят жену мою, и избавят её тело от хвори, а кровь от скверны.

А после его губы накрыли мои.

Теплые и на удивление мягкие. Простое касание кожи к коже. Но меня пробрало до дрожи. По спине поползли мурашки. А когда оборотень обхватил руками мою голову и углубил поцелуй я протестующе замычала, пытаясь вырваться и сбежать от незнакомых ощущений. Но почувствовав, как боль отступает, замерла и позволила делать оборотню все, что вздумается. И он продолжил терзать мои губы.

Чем дольше длился поцелуй, тем стремительнее отступала боль. А на её место приходили совсем иные ощущения.

Чужие пальцы запутались в моих волосах, казались горячими, или дело в том, что я мёрзла. Едва ощутимые движения напоминали ласку.

Насколько поцелуй оказался приятным, настолько же и пугающим.

Но, хвала богам, он закончился!

Показалось, прошла целая вечность, прежде чем красный волк отпустил меня.

Губы горели, зато теперь могла рассмотреть лицо… мужа.

Мой… муж.

Даже в мыслях не удавалось это произнести. И уж тем более осознать.

Оборотень отстранился от меня. Тлеющие угли в камине бросали красные блики на рыжую шевелюру. Тонкий аккуратный нос и высокие скулы. Губы, раскрасневшиеся после поцелуя.

Он обернулся на дверь, не дав мне его рассмотреть, как следует, и прислушался к тишине.

— Одного благословения будет мало. Думаю, этого хватит дня на три. А сейчас пойдём, — скомандовал он. Не дождавшись от меня действий, схватил за руку и поволок за собой.

Феликс и Алекс стояли посреди поляны и скалились, всматриваясь в лес.

Из кустов неподалеку послышалось рычание. И это были не волки.

Оглянулась и заметила, светящиеся желтым, глаза и с другой стороны. И еще одни с другого бока.

В темноте едва проглядывались силуэты огромных зверей.

Медведи.

Они явно были не в добром расположении духа, и наверняка пришли по душу того, кто убил тёмного и верзилу.

Все они были в обращенном виде, тёмно-коричневая шерсть встала дыбом на загривках, тихое рычание оголяло острые зубы. Выйдя из леса, оборотни надвигались на нас и обступали полукругом.

Феликс с Алексом медленно попятились к нам с красным волком.

— Что будем делать? — забеспокоился Феликс.

— Говорить. А если не станут слушать — драться. Ариана, как быстро ты бегаешь?

— Что?

Ответить я толком не успела — один из оборотней кинулся на Феликса.

— Беги, — приказал красный волк, и взглядом показал на хижину. За ней начинался крутой холм и не было других оборотней. Путь был свободен.

Я долго не думала. Бросилась бежать только пятки сверкали.

Пусть эти оборотни разбираются сами. Может, повезет и к рассвету я буду уже вдовой.

Боги, я только что вышла замуж! И даже имени мужа не знаю.

Верилось в это с трудом. Я так надеялась, что мне удастся избежать этого, но все случилось самым необычным образом.

С другой стороны, есть один плюс. Брат теперь от меня отстанет со своими женихами.

Многомужество у нас запрещено. Главное, чтобы он не прибил меня и новоиспечённого мужа.

Пока я неслась к дому, успела найти кучу плюсов во всем случившемся.

Разумеется, придётся выслушать от брата очередную отповедь, но вряд ли он сможет теперь что-то исправить.

Но даже последствия содеянного пугали меня не так сильно, как непонятно откуда взявшееся беспокойство. Я то и дело оглядывалась назад. Но не в поисках преследователей — их не было. Кажется, я беспокоилась об оборотнях. Точнее об одном, конкретном. Всё-таки противников было больше почти в два раза. А я сбежала как трусиха, испугавшись настоящего боя.

Но желание повернуть назад я придушила в зародыше.

Глава 5

Адриан

— Эй, Адриан? — Феликс потряс вожака за плечо, не обращая внимания на огромное пятно крови, растекшееся по рубашке.

Схватка с медведем вышла жесткая. Но потеряв еще одного члена стаи, медведи забрали тела и ушли. Разумеется, так просто никто не поверил в смерть тёмного и его правой руки — медведя-оборотня. Пришлось силой доказывать свою правоту. Но Феликс и Алекс даже не успели поучаствовать в драке. Их вожак вышел из себя (что с ним бывает крайне редко) и позволил проснуться не лучшей своей части, которой он обязан четверти чёрной крови тёмных, что текла в нем. И это делало Адриана Радзиевского одним из самых сильных вожаков не только в Сантринии, но и, возможно, во всем цивилизованном мире.

— Что теперь? — подал голос Алекс.

— Княгиня-то сбежала, — добавил Феликс, пытаясь подавить неуместную ситуации ухмылку.

Упоминание девушки явно подействовало на Адриана. Он ожил и наконец посмотрел на близнецов.

— Не нужно никому знать об этом раньше времени.

— Это же древний обряд, — напомнил Алекс с таким умным видом, что желание отвесить ему подзатыльник было слишком нестерпимым. — Его не проводят, если хотят брак по расчету. Ай, за что?!

Адриан все-таки не удержался.

— Ты бы лучше умничал, когда твой брат ввязывался в спор с кем попало, — процедил красный волк.

— Я предупреждал, кто бы меня хоть раз послушал? — проворчал Алекс, потирая затылок.

— Ну теперь-то не кто попало, а княгиня Радзиевская, жена темнейшего князя, — принялся рассуждать Феликс уже откровенно веселясь. За что тоже получил подзатыльник.

— Уходим, пока на запах крови не явились люди герцога.

— А что, с новым родственником…?

Заметив предостерегающий желтый взгляд князя, Феликс умолк.

Адриан повел носом, пытаясь уловить среди запаха крови, пропитавшей землю вокруг, ноты цветов бузины и пороха, а за ними, будто прячась от посторонних, запах девчонки. Он почти не ощущался. Слишком много всего было на ней самой намешано и скрывало суть. Потому он и не сразу узнал её.

Конечно, против него сыграло и то обстоятельство, что кроме запаха никаких ориентиров Адриан не имел. Ведь побывав в доме герцога всего лишь раз, когда этой несносной девице исполнилось восемнадцать, он станцевал с именинницей только один танец, её лица он так и не увидел. Зато запах кожи и волос надолго отпечатался в памяти. После той ночи случилось многое, но Адриан не забыл про сестру герцога, и про него самого.

Не враги, но и не друзья. Герцог Коринский самая влиятельная фигура в Алтарии (особенно если учитывать тот факт, что он пока единственный дракон способный к обороту, а король Алтарии во всех смыслах идиот неспособный отвечать за свои поступки).

Теперь в руках Адриана появился рычаг, с помощью которого он сможет влиять на герцога. Если тот вдруг вздумает нарушить договоренности.

На душе было неспокойно. Не стоило отпускать девушку домой. Сообщить такую «приятную» новость её брату Адриан предпочел бы сам. Но и в схватке с медведями ей точно было не место.

«Никуда она теперь не денется», — утешил себя Адриан. Древний свадебный обряд — такой брак никому не под силу расторгнуть. Главное, довести его до конца, и тут без брачной ночи не обойтись.

— Мне срочно нужна ванна, — принялся стонать Алекс, отвлекая вожака от важных мыслей, главный чистюля из этих двух несносных оборотней. — От меня воняет медвежатиной.

— Ты не один такой, так что не стони.

В одном Алекс был прав — им пора домой.

Особняк в центре Гронстера, который Радзиевский купил на первое время, был далеко от окраины, где жил герцог. Но на четырёх лапах, да по пустынным улицам залитым рассветным солнцем, можно добраться до появления первых экипажей.

Стиснув челюсть, Адриан припустил к своему жилищу, стараясь не думать о том, что оставляет за спиной — всего лишь девушку, вдруг ставшую его женой, или ворох проблем, которые она принесет в его жизнь?

Сегодняшний день то ли не хотел кончаться, то ли просто не все сюрпризы успел преподнести.

Вопреки ожиданиям особняк не встретил их молчаливой пустотой. Слуги почему-то проснулись раньше обычного. Хорошо, что чужаков в доме не было, всю прислугу князь привез из Сантринии. Потому что вид трех оборотней, завалившихся на порог, был далек от джентльменского и мог шокировать чувствительных к таким вещам алтарийцев.

— В чем дело? — остановил хозяин дома дворецкого, кричавшего на служанку. — Что за суета, Горди?

Но ответ появился сам. С высокой лестницы парадного холла, походкой достойной императрицы, спускалась женщина. Все в её облике говорило о благородстве и состоятельности. Прямая спина и идеально уложенные волосы волосок к волоску. Дорогое платье, подчеркивающее достоинства фигуры. А уже немолодой возраст ничуть не мешал оставаться привлекательной.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Что ты здесь делаешь, мама?

Адриан попытался скрыть злость. Не на родительницу. Скорее на ситуацию. Вряд ли мать обрадуется тому, что сын женился без её ведома и участия. К тому же не на одной из тех девушек, которых она ему тщательно подбирала. Почти таких же идеальных как она сама. А значит, добрую порцию нотаций не избежать. Если только…

Если только пока никому не говорить, что скоро в доме появится молодая княгиня.

— Мальчики, — пропела княгиня Радзиевская, на её тоне почти не отразилось «радушная» встреча сына. — Я тоже рада вас видеть. Что с вами случилось?

Внешний вид Адриана и близнецов не мог остаться без вопросов. На светлых рубашках отчетливо видны пятна крови и земли.

— Не поверишь тётушка… — заулыбался Феликс, явно собираясь поведать о новом статусе своего вожака. Но наткнулся на его взгляд и замолчал.

Что что, а понимать взгляды Адриана близнецы научились почти с пеленок. Правда, с исполнением его воли было намного сложнее. Но Феликс и так осознавал всю степень своей вины, и не рискнул открыть рот вновь.

— Чему не поверю? — княгиня окинула мужчин взглядом.

— Только вчера Адриан говорил, что нужно было тебя с собой сразу брать, даже сел письмо писать, да отправить не успел, — выкрутился за всех Алекс.

— Вот как? — конечно, княгиню было не так легко обмануть. Но такая сладкая ложь и ей пришлась по вкусу.

— Давайте, мы все беседы оставим на потом, я бы хотел помыться и переодеться к завтраку, — статус князя и вожака волчьей стаи никогда не выжимали из Адриана столько сил как вчерашний день и прошедшая ночь, и он даже не пытался скрыть усталость. — Или ужину. Неуверен, когда буду готов что-то обсуждать.

В спину князя устремились сразу четыре удивленные пары глаз. Близнецов, матери, и дворецкого, проходившего мимо. Никогда раньше они не слышали, чтобы Адриан в чём-то сомневался. Не в его это характере, каждый из них знал каким упорством молодой князь заслужил статус вожака. И сколько было пролито пота и крови после, когда чуть ли не каждый день приходилось доказывать это право снова.

Но никто из них, включая и самого Адриана, и представить не мог масштаб перемен, которые вскоре ворвутся в их жизнь.

Глава 6

Только солнце начало всходить, как я завалилась на кровать. Не снимая мундира и сапог. Не думая о том, сколько грязи на мне, которую не мешало бы смыть.

Кажется, я прикрыла глаза на минуту, как над ухом раздалось:

— Эй ты живая? Ариана… — невестка все еще мнила себя моей компаньонкой или нянькой. Или, могло и такое взбрести в её светленькую хорошенькую головку, подругой. Но, видимо, обладала каким-то необъяснимым чутьем, потому что всегда знала о моих вылазках и заявлялась проверить моё самочувствие. Наверное, в излишней бдительности я виновата сама, не нужно было просить зашивать мне ножевое ранение, заработанное несколько месяцев назад.

— Уйди, — пробормотала я, не в силах оторвать лицо от подушки. Что же так все болит? — А-а-а! Ноги, слезь же с меня!

Сантринийская белобрысая корова! Кричала я мысленно.

Повернулась набок и в нос мне уперлось упругое как арбуз пузо, прикрытое шелковыми складками платья с завышенной талией (специальный фасон для беременных).

— На лицо мне пересаживаться я тоже не просила.

— Хватит ворчать, — возмутилась Магдалина, и, наконец, отодвинулась, чтобы не раздавить меня. — Я, между прочим, о тебе беспокоюсь. Тебя не было дольше обычного. И ты воняешь… — заметила она очевидное, а потом увидев что-то на рукаве моей рубашки, зашипела. — Это что кровь?! Ариана, опять!

— Успокойся, и не надо так орать, — я подтянула ноги и села, опершись на подушки, сняла сырые сапоги.

— Что произошло? — не унималась жена моего брата.

Нужно было собраться, встать и отправиться в купальню. Смыть грязь.

— Зачем ты задаешь глупые вопросы? И дай мне поспать.

— У тебя что не спроси все глупость. Ты неважно выглядишь, и я беспокоюсь о причинах. И между прочим ты не явилась на завтрак и обед. Хочешь, чтобы Уильям сам справился о твоих делах?

— Ты что-то видела?

О способностях невестки я знала — она провидица. Но дар работал странно и редко срабатывал, когда было нужно.

— Нет… Просто предчувствие.

Ага, так я и поверила. Как всегда, не договаривает.

Её эти увертки и недомолвки изрядно бесили. Она всегда знает намного больше, чем говорит. Но у провидиц свои правила.

— Ничего особенного не произошло.

Мой голос на удивление прозвучал неуверенно. Я ведь думала рассказать брату о «муже». Но не зря говорят — утро вечера мудренее. Теперь мне не кажется это хорошей идеей. Конечно, брат меня не прибьёт. Но может запереть в комнате. Может… Я даже не знаю чем еще мне грозит все это. И явно не хочу выяснять границы драконьего гнева.

События ночи картинками проносились в голове. Дурацкий спор с блондинистым оборотнем. Невольно подслушанный разговор заговорщиков-сантринийцев в хижине. И мое первое убийство. Надеюсь, последнее.

Боль из-за посмертного проклятия тёмного. Облегчение и неясное томление из-за поцелуя с оборотнем.

— Ладно, не хочешь, говорить, не надо, главное, что ты в относительном порядке, — согласилась Магдалина на удивление легко. — У меня есть новости. Граф Булоки останется еще на несколько дней.

Вот уж приятности. Чтоб его жабы в лес утащили, приняв за своего.

— Но это не все. Помнишь орнанского князя?

— Конечно.

— Он снова погостит у нас.

Со всеми кандидатами в мои будущие мужья я познакомилась еще на своем дне рождении осенью, но приглашать погостить всех сразу было бы плохой идеей. И вот теперь у нас жил то один, то другой. И новость о еще одном кандидате была не самой хорошей. Алиам Азар оказался очень наглым и упорным. Но вычеркивать его из списка было еще рано. Брат настаивал на более близком знакомстве. К тому же отведенное мне время для выбора заканчивалось, и на днях я должна была определиться.

Невольно хихикнула. Мне все-таки удалось всё сделать по-своему. Такого от меня брат точно не мог ожидать.

— Ари, — позвала невестка, выводя меня из состояния глубокой задумчивости. — Ты меня слышишь?

— Да, — соврала я. Кажется, мне вещали что-то про новые платья для поездки. — Так, стой… Мы куда-то едем? Ты же сказала, что к нам приедет князь Азар?

— Возьмём гостя с собой.

— А куда мы едем-то?

— В гости к Селине, маркизе Шандерлон.

Я туго соображала, слишком отвлекали собственные мысли, потому просто кивнула соглашаясь на всё.

— Скоро мне будет не до этого, — невестка бросила многозначительный взгляд на свой живот. — Да и тебе не помешает проветрить голову перед принятием решения.

В одном Магдалина была точно права. Прежде чем что-то говорить брату стоит хорошенько подумать. Я ведь даже имени мужа не знаю! Может, стоит сначала связаться с ним и поговорить? Немного времени для раздумий мне, однозначно, не помешает. А поездка как раз его даст.

— Отлично, я слышала у маркиза хорошие угодья для охоты, когда выезжаем?

*

Честно говоря, я не думала, что поездка состоится так скоро и продлится очень долго, судя по количеству чемоданов и коробок под шляпки и обувь.

— Мы переезжаем к маркизу Шандерлону насовсем? — уточнила я у невестки, она прислонилась к колонне, следя за тем как грузят вещи, и тяжело дышала. Казалось ей даже стоять тяжко.

Ехать не так уж и далеко. Насколько я знала, Селина была подругой Магдалины, и с мужем жила в нескольких часах езды от столицы. Многие аристократы предпочитали жить в собственных поместьях в окружении природы, искренне наслаждаясь деревенской жизнью. Мы с братом из-за его важной службы советником такого уединения себе позволить не могли. Хотя мне, думаю, понравилось бы. А что? Начинать день с прогулки по настоящему лесу, а не то что окружало наш дом. Не центральный парк, но проходимость слишком уж большая. И встреча с оборотнями и тёмным тому подтверждение.

Проследила за очередной коробкой в фиолетово-желтую полоску. Ещё одна шляпка! У парадного входа стоял один из самых больших экипажей, принадлежащих нашей семье, запряженный шестеркой лошадей. Сам экипаж меня не удивил. В положении Магдалины лучше выбирать самый удобный транспорт. Но куда столько вещей?!

— Здесь ещё вещи графа и князя.

— А сами они где?

К моей величайшей радости, «женихов» я не видела уже почти два дня. После… «Той самой» ночи Магдалина прикрыла меня, дав возможность отлежаться и прийти в себя. Но сегодня завтрак нам предстояло провести в дороге. И от неприятной мужской компании отделаться не выйдет.

— Поставьте внутрь, — раздался за спиной высокий мужской голос.

Граф Булоки. Прискакал… Пришёл в смысле.

Ну вот и женихи пожаловали. По крайней мере, один точно.

Когда я изучала досье, составленное братом, и предположить не могла, что граф окажется настолько манерным и абсолютно лишенным мужественности. Он даже пользовался косметикой, что можно было заметить при более близком контакте, который, к несчастью, мне избежать не удалось. Но все это совершенно ему не мешало хватать меня за коленки под столом на совместных трапезах, пытаться зажимать по углам, когда никто не видит, и делать недвусмысленные предложения.

Граф приказал слуге занести в карету большую корзину, наполненную едой. От ароматных свежих булочек, копченого мяса, терпкого сыра и вина, до диковинных фруктов. У Магдалины аж глаза загорелись от этой картины. А мне захотелось сбежать куда подальше, стоило представить, как граф Булоки съест что-нибудь жирное, а потом этими же руками начнет хватать меня.

— А мы точно все влезем?

Брат не появился, а ещё князь. И Магдалина — все равно что полтора человека.

— Не волнуйся, князь поедет верхом, — успокоила невестка. А на самом деле подала идею.

— Да? Тогда я тоже.

Радуясь, что брат еще не появился, и остановить меня некому, заторопилась в конюшню. Уж лучше отсиживать задницу в седле, чем в тесной карете с Булоки.

С братом при постороннем я все равно говорить не стала бы, так что причин мучиться от совместной поездки я совершенно не видела.

Правда, залетев в конюшню, с трудом удалось скрыть досаду.

— Доброе утро, леди Ариана.

Князь Азар как раз собирался взобраться на коня, но остановился. Снял перчатки из тонкой кожи и потянулся к моей руке. Ещё вчера эту ладонь я залечила целебным порошком. И следа не осталось от прореза. Но когда князь коснулся тыльной стороны губами, он будто вновь заболел ощутимо пульсируя. Я поспешила выдернуть руку. Князь нахальным образом пользовался тем, что кроме нас и конюха здесь никого не было.

— Я думал о вас, пока был в отъезде, — на красивых губах появилась легкая соблазнительная улыбка, взгляд всё время оставался на мне, иногда скользил по лицу и чуть ниже. Я от этого каждый раз вспыхивала как спичка. И сдается мне, если бы не настойка Ариданы, то вспыхивало и все вокруг.

В присутствие князя я всегда терялась от обуреваемых эмоций. В отличие от Булоки, он лишнего себе не позволял. Но смотрел и говорил так, что даже я, и близко не ханжа и чопорная девица, испытывала стыд и краснела как истинная леди.

Вот и сейчас его вопрос заставил мои щёки полыхать.

Фантазия живо рисовала скучающего князя на пухлых подушках, сложившего ноги по-орнански и затягивающегося трубкой со сладким табаком. И девицу в полуголом наряде наложницы, трясущую прелестями под звон браслетов из монет.

Князь был моложе моего брата, но все же значительно старше меня. (Впрочем, как и мой муж). И вряд ли он ждал все эти годы свою единственную.

Но несмотря на это, он мне нравился. Красивый, сильный и стройный. Образчик мужественности. Но так наверняка думали и большинство женщин. А традиции чужой страны были таковы, что я могла стать далеко не единственной женщиной в жизни князя. Содержать дома с наложницами считалось нормой для состоятельных аристократов в Орнанской империи. И если до встречи с князем мне было все равно, и я не думала об этом факте. То после знакомства поняла — не смогу. Если мне уже сейчас нравился этот мужчина, то в браке я бы ещё больше стала испытывать к нему чувств. Может, даже полюбила бы. Но я дракон, и несмотря на то, что женщина, собственница еще та.

Поэтому вариант стать супругой орнанского князя я отмела два месяца назад. Но кто-то оказался настойчив. Вот только кто? Сам князь или мой брат?

Нужно было ответить что-то, но я не умела кокетничать и заигрывать. А ляпнуть какую-то глупость… Нет уж — роль пришибленной курицы не для меня, лучше промолчу.

— Рики, — отвела я взгляд от князя и обратилась к конюху, — подготовь мне Скорпиона, я поеду верхом.

Все же полностью проигнорировать собеседника тоже нельзя. К тому же вон как напрягся. Хоть на губах и застыла легкая ухмылка, но взгляд сменился на хищный прищур.

— А вы уверены, что вам стоит ехать? Все же только вернулись с дальней дороги. Отдохнули бы несколько дней. Или неделю, а может, и две…

Последнее я вслух не сказала. Но похоже, князь и сам догадался, судя по тому как повисло напряженное молчание.

Я ожидала, что князь может вспылить из-за моего тона, но ему удалось меня удивить. Впрочем, не в первый раз.

— Поверьте, леди Ариана, моя выносливость намного выше, чем вы думаете, не стоит беспокоиться. Если захотите, можете испытать меня, я знаю вы увлекаетесь фехтованием и не только, как насчет спарринга?

Такое предложение вконец выбило меня из колеи. И почему-то снова в словах князя мне чудился скрытый смысл. На этот раз с интимным подтекстом.

Хотелось сбежать, и я старательно поторапливала Рики взглядом.

— Не думаю, что это хорошая идея, все-таки мы с вами в слишком разных весовых категориях.

Алиам, удерживая свою лошадь за поводья, наклонился ко мне. Я не смогла отшатнуться, потому что за спиной был загон, и его шёпот обжог ухо.

— Зря, я умею быть… Нежным. Ариана.

К моей радости, на этом диалог наш завершился, князь залез на коня и ускакал прочь, жаль, что не в закат.

Но боюсь, мне ещё придется перекинуться с ним парой фраз для приличия, раз я предпочла его компанию графу Булоки. Но кто же знал, что к концу негласного срока, когда я должна определиться, и князь начнёт делать интимные предложения.

А может, о сроках знаем не только мы с братом и его женой? О таком ходе я не думала. Но это вполне в духе брата. Идти мне навстречу, давая, время определиться, но за спиной вести свою игру, чтобы подстраховаться.

Вот только на этот раз я, похоже, всех переиграла. Даже саму себя.

Глава 7

Несколько часов в седле вытянут силы из кого угодно. Но пересаживаться в экипаж я не стала из принципа. К тому же князь вел себя прилично. И даже не разговаривал со мной. Наверное, полдюжины человек охраны за спиной его немного смущали.

Меня и саму они, честно говоря, напрягали. И с каких пор братец такой мнительный?

Но тут же вспомнилась недавняя ночь, подслушанный разговор, и все встало на свои места.

Зря я об этом вспомнила, конечно. Надеюсь, красные от стыда щеки, князь Азар не воспримет на свой счет. Зато я осознала всю абсурдность ситуации, в которой оказалась.

Ну какая из меня невеста, если я теперь замужняя женщина?!

С трудом сдержалась, чтобы в голос не рассмеяться. Я и замужняя женщина, звучало ужасно. В роли жены я себя никогда не видела.

Но волновало меня другое. Как вырваться из капкана этого фарса и покончить с женихами, которые за полгода изрядно мне надоели. Еще больше надоело притворяться леди в их присутствии.

Но с чего начать разговор с братом? Мне даже предъявить нечего. Имя жениха я не знаю. Ни тем более фамилии, ни рода. Только волчий окрас. Но толку с этого?

Мы прибыли в поместье маркиза к обеду. Солнце еще было высоко, но пряталось за сплошными серыми тучами.

Поместье было большим, как и все загородные дома аристократов. Крыльцо украшали огромные белые колонны. На нем нас уже встречали хозяева.

Красивый мужчина с тёмными волосами и приятным лицом — маркиз. Я не была с ним знакома. Но знала, что он оборотень (и это чувствовалось во взгляде и движениях) и друг детства моего брата. Его молодая жена всего на несколько лет старше меня. Её внешность не тянула на звание первой красавицы столицы, но всё в ней было правильным. От черт лица, до прически и платья. Вот таких чопорных девиц я и не любила, и именно такой хотел бы видеть меня брат. Образцовой леди.

Но я не собиралась сегодня стараться ради того, чтобы угодить окружающим. К тому же от идеальной улыбки леди Селины свело зубы, будто в рот запихнули огромный лимон без кожуры и заставили жевать.

Пережив официальные приветствия, я прошла в дом. Вслушиваться в милую болтовню, центром которой, конечно, стал живот Магдалины не было никакого желания. Брат с маркизом разговаривали о чём-то своем. Женихи поглядывали друг на друга. Булоки — затравленно, тушуясь под влиянием князя. Алиам, соответственно, угрожающе. А до меня, к превеликому удовольствию, никто не домогался и ничего не ждал.

В большой столовой для нас накрыли праздничный обед. Пережив и его, как только появилась возможность, я сбежала под предлогом изучения дома. Удалось улизнуть без провожатых, и я побрела по коридорам. К вечеру тучи разошлись и закатное солнце заливало ореховый паркет через высокие окна, теплые лучи так и манили выйти наружу. Что я и решила сделать.

Прошла по широкой галерее и равнодушным взглядом мазнула по картинам. Я слишком сильно погрузилась в собственные мысли и не сразу заметила, что не одна.

— Леди Ариана, — от голоса князя Азара вздрогнула и обернулась.

— Алиам.

В прошлый его приезд мы договорились обращаться к друг другу без формальностей, когда больше никто не слышит.

Хотела сказать, что надеялась побыть одна и не в настроении для светского общения. Но меня неожиданно и нагло прижали к стенке. Один из портретов угрожающе покачнулся задетый моим плечом.

— Отпустите.

Я не кричала. Кричать и звать на помощь не пришло в голову. Да и вряд ли Алиам мог всерьез обидеть меня, когда из-за угла в любой момент может вынырнуть прислуга или охрана.

— Ты повзрослела, Ариана, — прошептал мужчина, склонившись слишком близко. — А мне надоело играть в хорошего мальчика. Мы же оба знаем ты такого никогда не выберешь…

Прежде, чем я успела спросить какого «такого», князь Азар склонился ко мне, и пока я соображала, накрыл мои губы своими.

Неожиданный поцелуй застал врасплох. Я не сразу начала сопротивляться, но почувствовав, как прохладные губы приоткрылись и теперь чужой язык пытается проникнуть мне в рот, застучала кулаками в каменную грудь.

Бесполезно.

Теперь ещё и руки князя нагло мяли мой зад.

Когда он подхватил мою ногу и вжался бедрами в мои, я слишком хорошо ощутила, как в меня упирается ещё кое-что твёрдое.

Вот тогда накатил страх. И я укусила князя за губу. Почувствовала солоноватый привкус во рту. Но это только больше раззадорило князя Азара.

Остановила мужчину звонкая пощечина.

Глаза Алиама недобро сверкнули, и он отстранился.

Торопливо поправила юбки, кипя от возмущения. Кроме жестких ругательств, слов на ум не приходило.

— Вы… Да как… Ты что…

— Разве сопротивление не было частью игры? — искренне удивился недожених.

— Какой игры?!

— Я же видел, как ты на меня раньше смотрела. Я нравился тебе Ариана. А прошло два с половиной месяца, и ты не смотришь в мою сторону, задираешь нос будто я грязь под копытами твоего коня. Я думал, ты строишь из себя недотрогу.

Князь прикоснулся к месту удара, щека была красной, и он недовольно сморщился будто от боли.

— Но это уже перебор. Я готов усмирить твою строптивость, но если ты будешь меня калечить…

Мне хотелось кричать. Сильно. Послать его к демонам ада и сказать, что я никогда не стану его женой. Не выберу никого.

Потому что уже замужем.

Но мне хватило стойкости промолчать. Я лишь громко фыркнула и направилась к ближайшему выходу в сад.

Дайте мне что-нибудь сломать!

— Я никогда вас не выберу, князь! — выкрикнула на ходу. — Не смейте больше ко мне прикасаться!

Безумно хотелось смыть чужие прикосновения. Но тогда пришлось бы возвращаться в дом и просить приготовить мне ванну.

Воздух последних весенних дней наполнял аромат цветущей зелени, я с жадностью вдохнула его и быстро пошла по тропинке. Увидев приоткрытую кованую калитку, вышла не задумываясь, и оказалась на лесной тропинке. Наверняка я все еще на землях маркиза, но с приусадебного участка точно ушла. Оно и к лучшему. Нельзя забывать, что там ещё граф Булоки с не менее грязными намерениями ходит.

Сумерки стремительно сгущались. Но возвращаться не хотелось. К тому же повеяло свежестью будто где-то был источник воды. Свернула в густые заросли и оказалась на пологом берегу. На другой стороне небольшого озера виднелся старый кривой мостик.

Вода оказалась спокойной и совершенно прозрачной. Так и манила окунуться в неё.

Моё желание смыть с себя следы от чужих пальцев никуда не делось.

Не тратя время на раздумья, я сбросила туфли и развязала пояс на платье. Спасибо новой моде, позволяющей повседневные наряды носить без корсета. Она только-только начала появляться, но я тут же воспользовалась возможностью обойтись без этой пыточной конструкции. Это позволило раздеться очень легко и быстро без посторонней помощи.

Прохладный воздух остудил обнаженное тело. Прическа пока я раздевалась окончательно рассыпалась, и волосы щекотали спину. Волнами они спускались до ягодиц. Пришлось скрутить их в тугой пучок, чтобы не намокли.

Потрогала ногой воду — прохладная. Над поверхностью сгущался туман, а вокруг меня появлялся пар. Разгоряченную кожу покалывало от контакта с холодной водой.

Вряд ли кто-то из местных решился бы купаться в такое время года. Но для несдержанного дракона холодная вода была как нельзя кстати.

Я медленно погружалась в воду, заходя глубже. Соски затвердели от холода. И по телу пошли мурашки. Когда вода достигла ключиц, я оттолкнулась от илистого дна и поплыла. Огонь в груди наконец-то успокоился.

Не знаю, сколько я плавала. Но выходить не хотелось. И я не скоро об этом задумалась, если бы не шорох на берегу, в тишине оказавшийся очень громким.

Кто-то определенно был в кустах.

Сначала я напряглась. Но напомнила себе — бояться мне нечего. И стесняться тоже.

Там на берегу была моя одежда. А ночевать в озере я точно не собиралась.

Поплыла к берегу и, уже почувствовав дно, услышала перешептывание.

— Черт, да она голая.

— Ты понимаешь, что мы сейчас разглядываем жену вожака?

— Ой, да ладно, там и разглядывать нечего…

— Нам все равно за это влетит, если он узнает.

— Если узнает. И гораздо больше влетит, если мы не исполним такое простое поручение.

К собственному удивлению, я узнала голоса. Но самое ужасное, даже не разозлилась из-за того, что чокнутые близнецы рассматривают меня из-за кустов. А испытала облегчение. Значит, и вожак в порядке, иначе вели бы они себя не так расслабленно.

Полностью потеряв всякий стыд, я приподнялась из воды. Холод коснулся груди. Бёдер и ног. Я наклонилась и подхватила платье. Накинула прямо на мокрое тело и тихо произнесла:

— Не хотелось прерывать братский тет-а-тет, но я вас слышала.

— Чёрт! — донеслось досадное из кустов.

Близнецы вынырнули и слово взял Феликс:

— Он желает тебя видеть.

Ладно, закроем глаза на формулировку. Всё-таки поговорить нам не помешает.

— Хорошо, и где он?

— Мы проводим, тут недалеко.

Угу. Я точно дура, раз так легко соглашаюсь идти в лес с малознакомыми мужчинами. Но отчего-то страха во мне было ещё меньше обычного.

— Только после вашей светлости, — расплылся в улыбке Феликс, и рукой указал на тропу, по которой следовало пойти.

Я удивленно приподняла бровь, посмотрев на оборотня. Мне казалось он из благородных и, значит, обучен, как минимум, основам этикета.

— Я лишь сестра герцога, ко мне так не обращаются, — поправила я, чтобы хоть как-то сбить с него эту раздражающую улыбочку.

На что оборотень лишь хихикнул. А ответил мне его брат.

— Ты жена сантринийского князя, в тебе золотая кровь, а значит обращаться к тебе следует так же, как к алтарийскому герцогу или его супруге. Титулы равные, вообще-то. Разница лишь в том, что ты не тёмная.

Если бы не этот нравоучительный тон, я бы его поблагодарила за то, что просветил.

Мне бы обрадоваться такой новости. Может, брат будет не так зол, когда узнает о моем преждевременном замужестве, ведь жених не абы кто, а сантринийский князь.

Вот только что-то не давало принять эту новость положительно. Как ни крути, Уильям разозлится, что вышло всё не по его плану.

Шла по тропинке очень злясь — возмущала сама ситуация. При других обстоятельствах, я бы ни за что не пошла за оборотнями как послушная овечка. Ну или ягнёночек.

Если этому князю нужно со мной поговорить, пусть сам и идёт.

И с места бы не сдвинулась.

Но, видимо, князь Азар прав, я успела повзрослеть.

Мы вышли на проселочную дорогу. Дорогая карета, отделанная красным деревом и позолотой, сильно выбивалась из деревенского пейзажа.

Судя по всему, муж ждал меня там.

Вот уж важная птица, сам меня искать не пошел, отправил своих прихвостней. О том как он узнал где меня искать, я лучше не буду думать. И так чувствую наговорю лишнего.

Любезно протянутую ладонь Алекса не приняла и забралась в карету самостоятельно, приподняв подол и не особо смущаясь голых щиколоток. Бросила на дно кареты туфли (после купания обуваться не стала). Села на свободное место. Тщательно расправила складки на платье и только после этого подняла взгляд на мужа.

В карете не очень светло, но горящий взгляд я и видела, и чувствовала. Даже стало не по себе от того, как зло оборотень на меня смотрит. Будто я ему что-то сделала или задолжала круглую сумму.

Я, может, тоже не в восторге от всего.

Кстати об этом. Вдруг он всё-таки знает способ расторгнуть брак?

В Алтарии (впрочем, как и в Сантринии) не принято разводиться. Это значит навлечь не только позор на семью, устроив скандал для общественности, но и богам не угодить, а от этого уже ничего хорошего не стоит ждать.

Но вдруг.

— Надеюсь, ты проделал столь длинный путь, чтобы порадовать меня и сказать о том, что мы скоро перестанем быть мужем и женой? — спросила с надеждой.

Кажется, кто-то заскрипел зубами.

— Поверь, меня тоже не радует всё это, — пыталась я хоть как-то повлиять на мужское настроение.

Но сделала лишь хуже.

— А ты оказывается похожа на брата больше, чем я думал, — процедил оборотень. Хоть он и пытался скрыть раздражение, я его прекрасно чувствовала. — Такая же высокомерная… Считаешь я не достоин быть твоим мужем?

Признаться, мне стало обидно. Уж образцовой леди я никогда не была, а высокомерной — подавно. Никогда не выпячивала свое происхождение, скорее оно меня тяготило, лишив свободы с пелёнок.

Помесь оборотней с тёмными, конечно, не ровня такому древнему драконьему роду, коему принадлежали мы с братом, и титул тут сильной роли не играл. Но мне было на это наплевать.

Правда, и объяснять что-либо супругу (чтобы не принимал на свой счёт моё желание покончить с браком) тоже не собиралась.

Гораздо сильнее меня заботили условия нашего фиктивного брака и насколько хорошо муженек знаком с моим братом, раз так уверенно раздает характеристики.

— Я пошла на это только ради спасения собственной жизни, и если есть возможность разойтись с миром, то хотела бы ей воспользоваться. Кстати, я даже не знаю твоего имени.

А уже перешла на «ты». И где мои манеры?

Выдохнула. Я ведь взрослая, образованная леди, должна быть дипломатичнее.

Вот только оказалось, это намного сложнее, чем я думала.

— Меня зовут Адриан Радзиевский, Ариана. А теперь послушай меня. Брачный обряд, скрепленный поцелуем, сблизил нас перед богами. Это позволило мне спасти твою жизнь — подарить тёмное благословение. Но ты должна кое-что уяснить…

Мужчина чуть наклонился, а я замерла, слушая приятный голос, в котором так легко прятался металл и власть. И я слишком сильно ощутила свою слабость не в силах противоречить или просто отвернуться.

— Ты зависишь от меня. Одного благословения недостаточно, понадобиться ещё, как минимум, пять, все зависит от того насколько сильна твоя драконья кровь. А это значит, что нам придется продолжить… Сближаться. Иначе, боги не простят обман. Тем более клятвы даны по древнему обряду на крови, и, отвечая на твой вопрос, — такой брак нерушим.

— Что значит «сближаться»?

— То и значит, Ариана. Как супруги. Если конкретней, то мы должны завершить обряд в течение месяца.

— Что значит «завершить»?

Я чувствовала себя маленькой девочкой, очень глупой и наивной. А еще слабой и беспомощной перед большим серым…, простите, красным волком.

Теперь пришла очередь мужа недовольно вздыхать. Ему явно не доставлял удовольствия разговор со мной.

— Брачная ночь, Ариана. Речь об этом. Только не говори, что тебе нужно объяснять, что муж и жена делают после свадьбы?

Мне не понравилось, что он разговаривает со мной как с ребенком. Да и о помощи не просила, он сам её предложил.

— Я прекрасно знаю откуда берутся дети, — не сдержалась и ответила, повысив голос. Наклонилась вперёд, повторяя позу мужа. Пусть не думает, что я его боюсь, или сможет давить на меня массой и авторитетом.

Оборотень усмехнулся. Совсем невесело, а очень даже зло. Лицо его оказалось очень близко, но я не собиралась уступать, но не укусит же он меня, право слово?

— Надеюсь, ты все еще невинна. Хотя не удивлюсь, если это не так, — процедил мужчина. — Знаю какие места ты выбираешь для развлечений.

Кровь вскипела во мне мгновенно. Ещё немного и кожаные сидения вспыхнули бы от контакта с моими ладонями.

Не знаю почему, но меня взбесили необоснованные претензии. То, что Адриан сомневался в моей чистоте.

А еще я видела, он взбешён не меньше моего. Радужка все сильнее светилась жёлтым, напоминая о том, что передо мной вовсе не человек.

Чего ждать от настоящего оборотня, я могла только догадываться. Но собственная натура взяла верх, заставив дернуть волка за усы.

— А что, если не так? Откажешься от меня?

— Это невозможно, — напомнил оборотень, чуть ли не выплюнув слова.

— Значит, придется принять меня такой, какая есть. Я тоже, знаешь ли, не горю желанием делить с тобой постель и …

Недоговорила. Оборотень схватил меня, обхватив ладонью шею, и притянул к себе еще ближе. Не успела сообразить, как я оказалась у мужчины на коленях.

— А кто сказал, что я не горю?

По коже скользнуло чужое дыхание. Коснулось щеки, скулы, и ниже. К шее и бьющейся под кожей вене.

Адриан не касался меня, но от близости его губ кожа начинала гореть.

Ощущения смешались. Я не могла понять, чего в них больше: вкуса проигрыша или победы. Ведь мне удалось сбить с него маску превосходства и самоуверенности. Но и самой принять слабость.

Пожалуй, эта была ничья.

Когда муж провел пальцами по моей шее я и вовсе покорно замерла. Хотя и до этого не собиралась вырываться и брыкаться. Не хватало ещё пробудить в нем инстинкт охотника. Кое-что я все-таки в оборотнях понимала.

Слова застряли в горле. Вроде бы ничего особенного. Ну подумаешь меня раньше никто не касался так. Как «так» я и сама себе не могла толком объяснить. Как мужчина касается женщины.

Такая простая ласка, а мне словно горячий воск на кожу пролили. Но самое ужасное мне это нравилось.

Глава 8

Адриан

Ох, направить бы этот язычок да в мирное русло. Другого он от этой девочки (а до девушки Ариана еще не доросла — уж больно много глупостей творила) не ожидал — её увлечения с прилежным характером никак не сочетались.

Руки оборотня так и тянулись задрать юбку девушки повыше и пройтись твердой ладонью по молочным ягодицам. Вот только от этих мыслей в нём совсем гасло желание перевоспитать девицу и просыпались отнюдь не братские и не отеческие чувства. Стоило представить, как нежная кожа совсем немного покраснеет от хлесткого удара, хотелось прикоснусь к ней губами. Поцеловать, немного касаясь языком, и, может, даже укусить.

Кстати, об укусах. О кое-чём Адриан забыл. Да и вряд ли бы успел перед разборкой со стаей медведей поставить жене волчью метку.

И это опущение нужно было исправить. Ставить метку своей избраннице — не просто дань традициям. Это помогает паре настроиться друг на друга. Понять, насколько они подходят друг другу. А для везунчиков, нашедших свою пару, быстрее узнать об этом. В таком случае след от метки останется навсегда.

Обычно на эту нехитрую процедуру девушки шли добровольно. Но бывали и исключения.

Случай Арианы и Адриана был как раз таким. Вряд ли драконша позволит себя пометить. В Алтарии о таких традициях долгое время не вспоминали. Ну а для правящих связать себя с оборотнем — нонсенс. Адриан и сам был почти одним из них, только относился к тёмным, и всегда предпочитал, чтобы его воспринимали как волка.

Адриан снова вдохнул манящий аромат своей жены, борясь с искушением провести по тонкой шейке языком. Её пульс бился слишком быстро — близость мужа явно не оставляла драконшу равнодушной. И эта мысль только сильнее разжигала огонь желания в оборотне.

Казалось бы, чего тянуть? Ариана уже его жена. И принадлежит ему. Вот только глупая гордость не позволяла наброситься на девушку прямо в карете посреди леса и нагло соблазнить.

Адриан привык во всём действовать тоньше. Она должна сама этого хотеть. Иначе его ложь была напрасной.

Зря она пыталась его разозлить. Адриан нисколько не сомневался — его жена девственница. И это не хваленое чутье оборотня. А мужская внимательность. Не бывают опытные женщины, коей она хотела показаться, столь зажатыми. И не отзываются на такие невинные прикосновения столь остро.

Руки потянулись к женской юбке. Тонкие изящные щиколотки притягивали взгляд. Никогда Адриан не думал, что его так возбудит вид босых женских ног. И он хотел видеть больше. В его жене удивительным образом сочетались внешняя хрупкость и скрытая сила — это привлекало Адриана. Ума бы еще добавить…

Но это вопрос опыта и возраста. А сейчас его животная натура требовала пометить свою женщину. Чтобы ни один волк и носа не повел в её сторону.

Ариана вздрогнула, почувствовав, как мужские пальцы коснулись горячей кожи на внутренней стороне бедра. Осторожно прошлись выше, где жар концентрировался сильнее всего. Драконша застыла и напряглась. Дыхание её участилось.

Вот-вот и пташка начнет вырываться. Адриан не стал больше медлить. Одной рукой подхватил Ариану под ягодицы, другой схватил за щиколотку. Развел её ноги в стороны и притянул к себе.

Ариана охнула от неожиданности, но вырваться не успела. Зубы красного волка впились в нежную кожу на внутренней стороне бедра. Почувствовав на языке густые капли драконьей крови, Адриан прошелся по ранкам языком.

— Ай! — всхлипнула Ариана. Девичьи пальцы запутались в рыжей шевелюре Адриана. Ни то в попытке оттолкнуть, ни то — наоборот. Заставить не останавливаться. Но Адриан сам отпрянул. Иначе брачная ночь грозила случиться прямо в этой карете. — Ты что творишь?!

От возмущения жена тяжело дышала. В небесно-голубых глазах плескался огонь. Отскочила на противоположное сидение и вжалась в обитую бархатом спинку. Напряглась, будто арбалет готовый выстрелить.

Испугалась. Да только не того что могло произойти. А того что сама почувствовала.

И если даже сейчас она этого не понимала. У Адриана есть время донести до неё.

— Я оборотень, Ариана, — напомнил Адриан, взяв себя в руки. Богам только ведомо, сколько сил потребовалось придать голосу равнодушия. — И мы ставим метки своим женщинам. Это важная часть ухаживаний, которую мы пропустили. Традиция, в конце концов…

— Традиция?! — голос драконши сорвался. — Да ты мне под юбку залез. Это… Я что, похожа дешевую шлюху, к которой можно залезть под юбку посреди леса?!

Однако такой бурной реакции красный волк от жены не ожидал. Он не так много знал о ней. Полагал, что достаточно для предугадывания ее реакций. Но и подумать не мог, что ему досталась такая ханжа.

Старательно избегая взгляда на мужа, Ариана поправляла платье и пыталась прикрыть босые ноги.

— Да что за день такой, раз все мужчины решили, что я легкодоступная шлюха из дешевого трактира в порту. Даром что князья…

Адриан пропустил бы мимо ушей женское ворчание. Если бы не последние слова.

Не сразу до волка дошло, что это не оговорка. А когда он осознал, кровь закипела от гнева и ревности. Кто-то посмел прикоснуться к его жене? И он догадывался кто.

— Кто к тебе приставал, Ариана? — спросил Адриан таким тоном, что девушка ещё сильнее вжалась в сидение.

— А это имеет значение? На мне не написано, что я твоя жена, — возразила она, выбрав в качестве защиты ответный выпад. Но зря она подумала, что гнев красного волка направлен на неё.

— Я спрашиваю — ты отвечаешь. Не заставляй меня повторять.

— Кто, кто — потенциальный жених. Князь орнанский. Алиам Азар.

— Алиам?

Ариана нахмурилась. То, как чужое имя произнёс её муж, наводило на мысли, что мужчины знакомы. Она и не догадывалась, что муж был в курсе кто мог стать её мужем в ближайшее время. Князя Азара красный волк исключил из списка соперников, когда тот уехал домой. Но, судя по всему, он вернулся.

И приставал к его жене.

— Так, — Адриан поправил галстук и полы сюртука, — сейчас ты вернешься в дом маркиза.

Девушка фыркнула, но Адриан не обратил внимания, все его мысли заняли воспоминания.

Не самые приятные события прошлого уже сталкивали его с князем. Сантриния воюет с Орнанской империей уже несколько лет, и будучи офицером сантринийской армии, он побывал там.

Но не политический конфликт сделал князей врагами друг для друга.

Адриан пытался оставить прошлое там, где ему место. Но оно само решило напомнить о себе.

— Вернусь? — жена явно ожидала другого. Но делиться с ней своими опасениями князь не хотел. Меньше знает…

— Пока не говори о замужестве.

— О, так ты не против, что ко мне пристают всякие Булоки и Азары? Прекрасно…

Да сколько там уже этих женихов?! Адриан чуть не зарычал, но давно научился держать себя в руках. А потому сухо продолжил раздавать указания.

— Ты вернёшься в дом и будешь вести себя дальше как ни в чём не бывало. Нельзя чтобы сейчас узнали, что ты моя жена.

На красивом лице драконши Адриан отчетливо видел недоумение и… Досаду?

— Я об этом и хотела поговорить, — Ариана неловко отвела взгляд и потерла плечи. Вряд ли она замерзла, скорее не знала куда деть руки и себя. — Нужно сказать Уильяму. Я не могу скрывать от него такое.

— Не волнуйся, он скоро обо всем узнает, — согласился Адриан. Естественно, ему и самому не нужно было это молчание. Просто все складывалось немного не так, как он планировал. А ввиду открывшихся обстоятельств, и вовсе стоило помалкивать. Близкие всегда были слабым местом Адриана. Вряд ли бы Алиам решился отомстить через кого-то из них. Но если он узнает, что Радзиевский увёл у него из-под носа невесту, может разозлиться и отомстить, использовав при этом ни в чём не виноватую девушку.

— Так нужно, Ариана. Возвращайся в дом, парни тебя проводят. И веди себя как раньше.

— Мне не нужна охрана, сама доберусь, — резко бросила драконша, распахивая дверцу. — И, кстати, может, ты научишь своих ребят хорошим манерам? Не знаю, как в Сантринии, у нас считается неприличным подсматривать за леди, купающимися голышом.

Глава 9

Где моя настойка? Неужели я её забыла?

Вещи летели в стороны, падали на пол и кровать. Уже виднелось дно чемодана. Но всё без толку — настойки Ариданы там не было.

Если я сейчас же не успокоюсь, спалю подружке Магдалины весь дом.

Так, как там говорил наш целитель мистер Хегард? Дыхание. Путь к спокойствию лежит через дыхание.

Села на кровать, подобрав ноги, и прикрыла глаза.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Треск пламени в камине поутих.

Близнецы меня всё-таки проводили до той самой калитки, через которую я вышла к тропе и озеру. Молодцы, близко подходить не стали, держались позади. Иначе я бы за себя не ручалась.

Даже то, как муж зарычал на парней и покрыл отборными сантринийскими ругательствами меня не утешило.

А всё потому, что я полная дура! Собственная реакция на просьбу Адриана, пока не говорить о замужестве, жутко разозлила. Я даже на метку меньше злилась (благо ту никто не сможет просто так увидеть). И я не могла понять почему меня задела его просьба. С каких пор моё самолюбие стало таким ранимым?

Мнимая необходимость молчать, нисколько не утешила. Кому нужно и зачем?

Не хотелось бы расхлебывать всё это самой. Отчасти, я очень надеялась, что муж возьмёт всю ответственность на себя за случившееся. И сам расскажет брату. Вот только другая моя часть, считавшее это непозволительной слабостью, совсем не одобряла такую тактику.

Успокоившись, я решила поступить как взрослая замужняя женщина — сделать так как просил муж — продолжу врать всем вокруг какое-то время. Жаль только, что придётся терпеть Булоки и Азара дальше.

Я всегда знала, что ни одного из этих мужчин не смогла бы принять в качестве мужа. Лелеяла надежду — для обоих брак со мной выгодный расчёт. А значит, я смогла бы договориться с мужем, чтобы не трогал меня, не ждал любви и наследников. Но сейчас я поняла сколь хрупка была такая надежда, а я наивна. И приставания князя Азара это лишь подтверждали. Вопреки всему, я словно избавилась от удавки на шее.

Вот только Адриана я совсем не знала. Могло оказаться, что мне стоит поднять голову и я увижу нависшее надо мной лезвие гильотины.

Успокоившись, я начала переодеваться к ужину. Если не появлюсь, растрою невестку, а, значит, и брата разозлю. Нужно ли мне масло в огонь подливать? Точно нет.

— Как тебя зовут? — спросила я у служанки, помогавшей мне с причёской и нарядом. На вечер мне приготовили платье с корсетом. И пока я натягивала чулки, девушка всё время пялилась на меня. Только натянув кружевную полоску чуть выше колена, я поняла, чем вызван интерес девушки. Следы от волчьих зубов красовались над линией чулок багровыми пятнышками и сильно выделялись на фоне молочной кожи.

— Энн, госпожа, — покорно ответила девушка. На миловидном лице играла озорная улыбка, которую та и не пыталась скрыть. Интересно, что её так забавляет?

— Ты давно служишь в доме маркиза, Энн?

— В самом доме нет, но леди Селине прислуживаю с тринадцать лет.

— Надеюсь, леди Селина научила тебя держать язык за зубами? — для большей эффективности я послала ей в зеркале предостерегающий взгляд.

Девушка смутилась и покраснела.

— Простите, госпожа, просто…

Запнулась Энн и не решилась говорить дальше. Пришлось её подтолкнуть.

— Что ты хотела сказать?

— Я знаю что у вас там, — Энн ткнула пальцем в район волчьей метки, — ни в коем случае я не скажу никому. Но по моему опыту, от этого не деться никуда. И сколько ни скрывай, правда всплывёт наружу. Так стоит ли противиться и тратить время? Мой вам совет, сдайтесь и не терзайте себя. Если это не ваш волк — магия метки пройдёт… Простите, госпожа, если слишком вольно говорю.

Ругать Энн было глупо. Половину из того, что она говорила, я и не поняла, и признаваться в этом не собиралась. Но кое в чём она была права. Правда всплывёт. И то как это произойдёт во многом зависит от меня. Но сдаваться… Это точно не мой вариант.

Направляясь в столовую, я всерьёз обдумывала, говорить с братом после ужина или нет. Теперь хотя бы есть что ему сказать. Имя и титул. Да и в их знакомстве я теперь не сомневалась.

Или всё-таки сделать, как просил Адриан.

В гостиную я вошла как раз, когда пригласили к ужину.

— Прогулка пошла тебе на пользу, Ариана, — заметила невестка.

— Здоровый румянец всем к лицу, — подхватила Селина. — А воздух здесь намного лучше городского.

По виду обеих было понятно, что они пытаются вовлечь меня в беседу. Но, а мне гораздо интересней было попробовать тартар из говядины, который обещали подать с закусками на ужин.

Неужели они действительно думают, что мне с ними будет интересно? Что я буду обсуждать какой цвет стен выбрать в детскую для малыша Уильяма и Магдалины? От скуки я умру раньше.

Вошел дворецкий и, склонившись к маркизу, что-то сказал, так что слышал только он. Новость заставила его сдвинуть тёмные брови и поджать губы.

— Прошу меня извинить, но наша компания пополнится ещё несколькими гостями, — сообщил нам маркиз, возвращая на лицо маску гостеприимного хозяина. Его можно понять, мало кто будет рад незваным гостям. — Я отлучусь их встретить.

Я продолжила пробовать закуски. Зачем такое изобилие для такой небольшой компании? Но зато можно было ни с кем не разговаривать, прикрываясь голодом.

Кто же знал, что моя скука скоро закончится и начнётся самый настоящий кошмар.

Маркиз вернулся минут через пять. А следом в столовую вошёл дворецкий, объявив громко:

— Князь Адриан Радзиевский, и его кузены, лорд Феликс Арно и лорд Алекс Арно.

Так и застыла с вилкой у рта.

И как это называется?

На меня обрушился самый настоящий шквал эмоций. От банальной злости до стыда. Я просто представила, что Адриан сейчас при всех расскажет правду.

Я точно после этого его убью. Заодно и овдовею.

Но красный волк продолжал меня шокировать.

Внимательным взглядом окинул всех присутствующих. Остановился на хозяйке дома.

— Прошу прощения, маркиза, за столь поздний визит, да ещё и без приглашения. Но меня привели в ваш дом неотложные дела.

Селина улыбнулась и позволила поцеловать свою ладошку подошедшему к ней князю.

— Вы подоспели к ужину, князь, — вежливо ответила она. И бросила странный взгляд на мою невестку. Очень многозначительный.

Магдалина Сол. Или княжна Соленская, коей она была по происхождению. Подданная сантринийской империи. Сбежала из родной страны, скрываясь от императора. Подробности мне неизвестны. Но почему-то сейчас мне показалось, что они знакомы с Адрианом.

Я и так сидела, как на иголках, и сейчас одна из них добралась до груди. Больно задев.

Не ревность, нет.

Адриан знаком с моим братом. Невесткой. Маркизом Шандерлоном.

Теперь мне стало казаться, что и наше знакомство неслучайное. Слишком много совпадений. В голову закрались подозрения и принялись терзать меня.

Князя Радзиевского усадили прямо напротив меня, чуть дальше — близнецов.

Феликс, как всегда, по-плутовски улыбался. Алекс скучал. А мой муж сама серьёзность. Даже не взглянул на меня.

Схватила бокал с вином, во рту всё пересохло, и осушила почти весь.

Сколько раз я разыгрывала спектакли перед братом? Утаивала правду и даже откровенно врала. Но сегодня я поняла, что перешла границы.

Я же вышла замуж за незнакомца!

И манипулятора.

Так нужно, сказал он. Чтобы заявиться в разгар ужина и делать из всех дураков? И в первую очередь из меня.

Никогда не считала себя дурой. Порывистой, импульсивной. Но не безмозглой девицей, которая будет молча верить в сказки.

К тому же я умела подмечать детали. И прекрасно видела — брат и Адриан не друзья. Да и невестка, и маркиз держатся с оборотнями весьма холодно. Чтобы их не связывало — это не дружба.

Да и в списке кандидатов в женихи его тоже не было.

Пока я пыталась оценить масштабы зад… простите, проблем, в которые вляпалась, не сразу заметила, что знаком Адриан ещё с одним человеком в этой комнате. С князем Азаром. Ну просто нельзя так пялится на человека, с которым ты незнаком.

— О, Адриан, забыл представить тебе других гостей, — маркиз посмотрел на меня, собираясь представить. — Это сестра герцога, леди Ариана. Князь Азар и граф Булоки. Кто-то из этих счастливчиков, станет её мужем. Ну вот и познакомились. Давайте уже поскорее закончим ужин. Что-то мне очень захотелось выкурить сигару и пропустить пару стаканов бренди.

— С князем Азаром мы знакомы, — процедил Адриан. Готова поклясться, он с трудом сдержал оскал.

— Встречались на поле боя, — пояснил князь Азар, сверля Адриана не менее злобным взглядом. — И не только.

— Вот как? — удивился мой брат, — пожалуй, я тоже не откажусь от бренди, и послушать эту занимательную историю.

— Никаких сигар — в доме беременная, — строго заявила маркиза, разряжая своим замечанием обстановку. — Можете выйти на террасу.

Пожалуй, я отмерла только, когда мужчины скрылись от моего взгляда. Тут же и сама следом поднялась, собираясь проследовать за ними.

— Ты куда? — остановил меня вопрос невестки.

— Тоже выпить бренди и выкурить пару сигар, — буркнула я, отвечая на глупый вопрос.

— Леди не курят сигары, — нравоучительно напомнила Селина.

Не сдержалась и закатила глаза к потолку. Ну за что мне всё это?

— Ариана пошутила, Селина, — пояснила невестка. — Так ты не скажешь куда собралась?

Окинула взглядом Магдалину, та старательно делала вид, что ей как бы всё равно, куда я иду, а вопрос она задала для вида. Но я-то знаю, что это не так. Селина неодобрительно поглядывала то на меня, то на подругу.

— Я просто хочу подслушать, о чём будут говорить мужчины, — призналась я.

— О-о-о, — понимающе протянула Селина, — ты хочешь знать, будут ли они говорить о тебе.

— Да, — тут я не стала разубеждать. На самом деле меня волновало только, что будет говорить мой муж. С кем и о чём.

Мне нужно было больше информации. Адриан что-то не договаривает. И я узнаю что.

— Тогда давай я тебя провожу, они в изумрудной гостиной, и я знаю отличное место, откуда ты будешь всё слышать, но тебя никто не заметит… — хитро улыбнувшись, предложила Селина. — Хотя там слишком много оборотней. Но вряд ли они догадаются. Пойдёмте…

Маркиза оборвала себя на полуслове и задумчиво посмотрела на Магдалину.

— Извини, Лин, но ты там не поместишься.

— Не очень-то и хотелось, — сонно отмахнулась невестка.

Направились мы к противоположному, от того куда ушли мужчины, выходу из столовой. Я с недоверием посмотрела на маркизу, но не стала вслух высказывать свои сомнения. И не зря.

Через минуту она втолкнула меня в потайной проход в стене. Коридор и вправду был узкий. К волосам цеплялась паутина, а от наших шагов поднималась пыль. Если бы не редкие лучи света из щелей в стенах, то и тьма была непроглядной.

Селина остановилась возле одного из таких пятнышек света.

— Смотри, — указала она на просвет.

Отверстие размером с горошину, и я даже засомневалась, смогу ли что-то рассмотреть. Но вся гостиная оказалась в моём поле зрения. Точнее, глаза.

Диван и кресла из кожи. Камин. Бар с напитками покрепче. А главное, мужчины, что успели сесть поудобнее — всех прекрасно видно и слышно.

— Адриан, что тебя привело? — поинтересовался маркиз Шандерлон. Вежливо, но чувствовалось, он не рад гостю.

— Вообще-то, я к герцогу, но… — взгляд красного волка мазнул по моим несостоявшимся женихам.

— Господа, — маркиз поднялся со своего кресла, радушно улыбаясь. Отложил в сторону сигару, от которой уже отстриг кончик и собирался закурить, — в соседней комнате бильярд, давайте разыграем партию.

— Отличная идея, надерём зад алтарийцам, — воодушевился Феликс.

— И орнанцам, — подхватил Алекс.

Пытавшийся возразить граф Булоки наткнулся на взгляд Адриана и пошёл за остальными.

У меня самой побежали мурашки от того как смотрел мой муж на тех, кого считал слабее. И мне очень не хотелось оказаться на месте Булоки.

Я буквально прилипла к стене, ожидая дальнейшего разговора. В душе уже поднималась буря. Ну конечно! Сейчас этот вшивый волк всё расскажет брату, ещё и меня выставит виноватой. Ведь не зря он говорил, что не хочет ссориться с драконами. Вот только я — женщина и на меня это его желание не распространялось. Только на брата!

— Задание выполнено, посол больше не помеха, на его место уже поставлен наш человек, — заговорил мой муж таким сухим голосом, словно зачитывал отчёт.

— Это хорошие новости, Адриан. Спасибо, что сообщил, — холодно поблагодарил мой брат. Называется: нацепил на себя “маску” Советника. Неудивительно, что Адриан назвал его высокомерным, если они всегда общались в таком тоне. — Что-то ещё?

Я затаила дыхание. Медленно во мне нарастало возмущение. Я уже почти не сомневалась, муж сейчас всё выложит брату. Доложит, как о смерти сантринийского посла (которого, кстати, я убила, пусть и защищаясь) коротко и, по существу.

Брат сидел, закинув ногу на ногу, и вертел в руках стакан с золотистым бренди. Такой же в руках у мужа, только он оперся на барную стойку, прямо напротив меня, спрятавшейся за стеной. И вдруг его взгляд оторвался от напитка и устремился прямо ко мне. На лице не дрогнула ни одна мышца, но я была готова поклясться — смотрел он не на стену.

Но как?! Маркиз ничего не заметил, как и близнецы, а они тоже оборотни.

На мгновение захотелось сбежать и сгореть от стыда где-нибудь подальше от мужа, из-за того, что он поймал меня за подслушиванием. Но я не сдвинулась с места. Собственный взгляд прикипел к глазам красного волка. Голубая радужка за несколько секунд налилась жёлтым. И тут же вернулась к светло-голубому. А у меня самой сердце подскочило вверх и упало.

Что это чёрт возьми? Какой-то волчий гипноз?

Адриан резко вскинул руку с бренди и залпом осушил стакан.

— Нет, больше ничего, но уже поздно, заночую с ребятами здесь, — резко сменил он тему, — пойду предупрежу хозяина дома.

Поставил стакан на стойку и резко направился к выходу.

А я также быстро отпрянула от стены и почти сорвалась на бег, но врезалась в маркизу. Совсем забыв о ней.

Та, скрестив руки на груди, внимательно на меня смотрела. От её изучающего взгляда пошёл мороз по коже. Очень вовремя — мне точно не мешало охладиться.

— Что? Что ты так странно смотришь на меня? — ответа дожидаться не стала. Что-то подсказывает — не хочу я его знать. — Пошли, я услышала всё, что нужно.

Это было не совсем правдой, но остальные вопросы, которые меня терзали, я задам лично мужу.

Глава 10

Этот вечер был самым бесконечным из всех в моей жизни. Самый нелепый и самый напряжённый.

В моей комнате меня ждала Энн, чтобы помочь подготовиться ко сну.

Вот только спать я пока не собиралась. Как и переодеваться в ночную сорочку, которую девушка уже расстелила на кровати.

— Нет, Энн, приготовь мне брюки и рубашку, — прятаться от горничной я не собиралась. Она уже знает важный мой секрет. Одним больше, одним меньше…

К тому же девушка поможет выяснить, в какой именно комнате будет спать Адриан. Нет никакого желания наткнуться на Алиама или графа Булоки.

Очень запоздало меня посетила мысль: а что подумает мой муж, когда я к нему заявлюсь?

Но было поздно отступать. Чтобы не наткнуться ни на кого в коридоре, я послала вперёд Энн.

Вжимаясь в нишу на стене, повторяла дыхательную гимнастику.

Вдох. Выдох. Я взрослая. Разумная. Вдох. Дипломатичная. Выдох.

— Можете идти, госпожа, — вернулась Энн. — В коридоре никого. А господин с огненными волосами в отведённых покоях. Я ему полотенца чистые принесла, поторопитесь пока не заперся.

— Спасибо.

Решила прислушаться к совету горничной и поторопиться.

Думать о правильности и последствиях было некогда. Мне нужны были ответы.

Зачем он здесь? Поиздеваться надо мной?

Тихонько приоткрыла дверь и прошмыгнула внутрь. Освещение в комнате было плохим. Кажется, Адриан собрался спать. Напротив кровати распахнутая дверь в ванную, откуда донёсся плеск воды. А через мгновение появился и сам красный волк. На котором кроме брюк ничего не было.

По рельефному торсу сбегали капельки воды. На шее висело полотенце, за концы которого Адриан держался. Эта расслабленная поза позволила рассмотреть и сильные жилистые руки.

Я бы стояла и дальше пялилась, изучая мужскую фигуру, если бы не самодовольная ухмылка на волчьей морде.

— Не надеялся, что ты придёшь, — взгляд мужа прошёлся по моим брюкам. А точнее тому, что они облегали. После чего улыбка с его лица исчезла.

Мужчина хотел что-то ещё сказать, но я не дала. Решительно шагнула в комнату. Нужно показать, что я его не боюсь и говорить на равных.

— Зачем ты явился? И почему мы врём моему брату?

— Дело не в твоём брате.

— А в ком?

Как бы я себя ни настраивала, но полуобнажённых мужчин почти не видела. Тем более таких какими бывают оборотни. В каждом сантиметре их тренированных тел скрывалась звериная сила. Мощь и опасность дикого животного.

И честно, я не думала, что это зрелище окажется настолько притягательным. Взгляд то и дело опускался на рельефный живот и косые мышцы. И то что ниже, едва прикрывалось брюками, державшимися на честном слове без ремня или пояса.

Ещё я запоздало поняла, что слишком близко подошла. Потому что почувствовала, как влажная кожа пахнет травяным мылом. И этот простой аромат, смешанный с собственным запахом мужчины, был чертовски приятным.

Пламенная речь, которую я заготовила, испарилась из мыслей.

Зачем я сюда пришла?

Взгляд блуждал по сильному мужскому телу, по мышцам, перекатывающимся на груди от каждого движения. Поднялся выше, к лицу. И застыл на мужских губах.

Я помню поцелуй в ту ночь, когда мы стали мужем и женой. Отголоски незнакомых ощущений. К ним добавились новые, после случившегося в карете, когда муж усадил меня на колени. Когда его губы коснулись чувствительной кожи на внутренней стороне бедра. И укус, от которого в кровь будто попал яд. Он напрочь отравил мой мозг. Потому что я снова не в силах пошевелиться.

Адриан шагнул ко мне, и между нами почти не осталось расстояния. Рукой провёл по моим волосам, затем по лицу, очертив линию скул и подбородка. И будто случайно подушечки пальцев задели мои приоткрытые губы, которыми я жадно ловила воздух. Провёл по ним изучая. И я заметила, как сильно пересохли губы. Захотелось из облизать, но вовремя опомнилась, и схватила Адриана за запястье.

— Не надо меня трогать, — выдавила я, вложив в голос всю строгость, на которую была способна. И тут же отпустила мужскую руку. Его запястье оказалось шире, чем я думала. А на ощупь ещё тверже и сильнее.

То, как я терялась от чужих прикосновений меня пугало. Инстинкты требовали избавиться от источника страха. То есть, сбежать из комнаты.

Но я осталась стоять на месте. Не в моих правилах показывать страх.

И даже когда оборотень сжал губы, будто хотел зарычать, но сдержался, я не сдвинулась с места. Не попятилась к двери. А только стиснула кулаки, врезая ногти в ладони.

— Ты моя жена, Ариана, и я имею права на куда большее…

— Я тебе ничего не обещала, — напомнила и тут же пожалела о сказанном.

Адриан спас мою жизнь. Пусть его мотивы весьма сомнительные, но он и себя связал, женившись на мне. Так что в этой лодке я не одна, вполне возможно, и грести нам стоит в одном направлении. К тому же близость, как он говорил, была необходима. А я веду себя, как привыкла, и даже спасибо толком не сказала.

Но стоило мысленно настроиться на примирение, как метку на бедре начало жечь. И я быстро вспомнила, оборотень умеет кусаться и в прямом, и переносном смысле. Моё спасибо ему нужно так же сильно, как и моё мнение. Адриан спасал меня не просто так. Он работает на моего брата и, скорее всего, ему что-то нужно от герцога Коринского.

Дав себе мысленного пинка, напомнила для чего сюда пришла: выяснить зачем красный волк явился.

— Я благодарна за спасение, — вставила я первым делом. — И помню, что ты говорил о сближении. Но на большее не рассчитывай. Как только с проклятием всё уляжется, мы будем вольны делать, что пожелаем.

Муж на мои серьёзные заявления только усмехнулся и отошёл к столику, где стоял поднос с бренди и чистыми стаканами. Плеснул себе немного горячительной жидкости в один и сделал большой глоток. Только после этого повернулся снова ко мне и сверкнул жёлтым взглядом хищника.

— Ну так и я тебе ничего не обещал, Ариана. И уже сейчас могу заверить, я не твой брат и не буду закрывать глаза на всё, что ты делаешь. Ты моя жена. И будешь соответствовать своему статусу. И делать будешь то, что положено жене.

Вот оно! Вот именно поэтому я не хотела замуж. Брак — это оковы на моей свободе. Я понимала, что это случится рано или поздно. Но надеялась, что договорюсь с будущим мужем. Почти уверена, с Булоки бы это вышло. Он слаб и тщеславен.

Но договориться с таким, как Адриан…

От негодования хотелось кричать. Внутри полыхал драконий огонь. И я потянула за ворот своей рубашки, почти отрывая верхнюю пуговицу, чтобы хоть немного облегчить дыхание.

Приказной тон всегда действовал на меня не лучшим образом. Заставлял выпускать иголки и сопротивляться до последнего.

— А что положено твоей жене?! — слова сами рвались из меня, и сдержаться не было сил. Я рванула за воротник снова, оторвав пуговицу. А затем следующую. Ещё немного и из образовавшегося выреза покажется обнажённая грудь. Подойдя к кровати, я прыгнула на неё и упала на спину, расставив руки и ноги в стороны. — Это я должна делать?! Раздвигать ноги, когда потребуется? Может, ещё поставишь пару отметин на мне, чтобы уж наверняка было ясно кому я принадлежу?

Мне повезло, что я надела брюки. И хоть моя поза была чересчур вульгарной, ничего такого я не показала мужу и не собиралась. Скорее его лоб поцелуется с тем подсвечником на прикроватной тумбе.

— Во-первых, не повышай голос на меня, — и столько спокойствия в его тоне, что я лишь сильнее разозлилась. Адриан отошёл к столу и налил себе ещё бренди. Сделал глоток и продолжил нравоучения с тем же невозмутимым видом. Похоже, моя тирада его не тронула. — Во-вторых, чтобы больше не ходила в таких костюмах, ты не должна забывать, что всё-таки боги сделали тебя женщиной, и, спасибо Первой, привлекательной.

Я ожидала ответной вспышки гнева. Этого я и добивалась, вывести мужа из себя, как он делал это со мной. Но ничего не добилась! У этого волка оказалось завидное терпение.

А я почувствовала себя донельзя глупо, подобралась, и села подтянув колени к груди.

Пора принять тот факт, что муж не планирует от меня отказываться.

Понять бы ещё, чего от него ждать.

— Иди к себе, Ариана, поговорим о совместной жизни потом.

Красный волк повернулся ко мне спиной, всем видом показывая, разговор окончен.

Мне снова захотелось взбрыкнуть и высказать все, что я думаю о нём. Но бросив взгляд на напряжённую спину оборотня, заметила старые шрамы. Они не сильно бросались в глаза, их было несколько, но каждый явно нёс угрозу жизни.

Но Адриан выжил. Я только представлять и могла, чего ему это стоило. Сколько силы должно таиться в этом оборотне?

Адриан верно подметил, он не мой брат. Я не могу закатывать истерики чужому человеку, от которого не знаю, чего ожидать. Поэтому не торопясь встал с кровати. Поправила одежду и подошла к мужу чуть ближе и заговорила, сменив тон.

— Ты хочешь, чтобы я была тебе женой. А сам, сам ты готов быть чьим-то мужем? Разве ты не должен доверять своей жене?

Адриан молчал. Только спина тяжело вздымалась. И я решила, что иду в нужном направлении.

— Разве это так сложно? Сказать почему ты заявился в дом, где тебе не так уж и рады. И почему мы врём всем?

— Это не то откровение, с которым бы я хотел поделиться с молодой женой, — хмыкнул оборотень и обернулся. На губах мужчины играла ухмылка. — Когда-нибудь я расскажу тебе почему сегодня здесь… Сейчас могу лишь сказать, я опасаюсь кое-кого.

— Алиама? — догадалась я. Несложная задача. Достаточно было видеть, как мужчины общались. Да и настроение Адриана резко изменилось, когда я упомянула о приставаниях ко мне. И сейчас только от имени орнанского князя волк напрягся и шагнул ко мне.

А от этого движения напряглась уже я, хотела отойти к двери. Но тяжёлые ладони опустились на мои плечи, пригвождая к месту. Оборотень заглянул в мои глаза, снова беря меня в плен своих, действующих гипнотически.

— Он опасный человек, Ариана, он не должен знать о том, что ты моя жена. Поняла?

Кивнула как болванчик и ладони на моих плечах расслабились, но не отпустили. Большими пальцами Адриан размял мои напряжённые мышцы. Прошёлся по острым ключицам и скользнул чуть ниже. Опасно близко от груди, соски на которой тут же затвердели. А внизу живота томительно потянуло.

Губы мужа были так близко, и я не могла оторвать от них взгляда. От правильной формы и крохотной полоски шрама на верхней губе. Мне было интересно, откуда он взялся, и все остальные. Что же такого случилось с этим волком, что целители от них не помогли. Или он специально оставил их? Как я не так давно, сохранила один на память после неудачной стычки в «Голодной лисице».

Но я не задала ни один вопрос. Мне вдруг захотелось провести по мужским губам языком, узнать какие они на ощупь. Вспомнить вкус поцелуя… Мне хотелось, чтобы эти сильные руки не дразнили лаской, а захватили грудь целиком. Чтобы волк зашёл ещё дальше и уверенной ладонью накрыл чувствительное место между моих ног, где сейчас всё горело от непонятного желания. Которое я от себя никак не ожидала. Но почему бы и нет? Он ведь мой муж, в конце концов.

Но наваждение охватило только меня.

— Тебе пора уходить, — вернул меня Адриан из мира порочных фантазий.

Вместо поцелуя моих губ коснулось чужое дыхание. А потом и холодок, когда муж вернулся к столику и налил себе ещё бренди.

Третий раз меня просить не пришлось.

Сердце билось о рёбра как обезумевшее. Я вышла из комнаты, тихо прикрыла дверь и сорвалась на бег.

Со мной творилось что-то странное, и это пугало. Пожалуй, даже больше, чем перспектива разговора с братом и его реакция.

Но так я думала, пока не наступило утро.

Ночью мне плохо спалось. Я всё пыталась понять того, кто стал моим мужем. Что на уме у красного волка?

Не знаю сколько Магдалина собиралась пробыть в гостях, и всё ли это время Адриан планировал оставаться рядом со мной, я решила вырвусь из этой ситуации по-своему: уговорю брата отправить меня домой одну. И даже предлог не нужно выдумывать — я же оставила дома настойку Ариданы!

Конечно, мой план был не идеален. Но попытаться сбежать от мужа и того, что со мной происходило рядом с ним, стоило. И совсем необязательно говорить брату об истинных мотивах. Пока что.

Остановившись возле гостевых комнат, где ночевали брат с женой, я повторила дыхательную гимнастику, проговорила заготовленную речь мысленно, и вошла.

— Доброе утро, — заметив Магдалину на диванчике с чашкой чая, натянула приветливое выражение на лицо.

Невестка смотрела в одну точку. И не ответила мне.

— Магдалина, — позвала я чуть громче.

Она, наконец, перевела задумчивый взгляд на меня.

— А, доброе, — отозвалась рассеянно. — Уильяма здесь нет, он в кабинете маркиза.

Я как раз собиралась спросить о брате, но Магдалина меня опередила, выдав ответ раньше. Не впервой.

— Тогда я пойду…

— Ой…

Снова развернулась к невестке уже в дверях.

Магдалина встала с дивана и держалась за живот с видом нашкодившего котёнка.

— Всё нормально?

— Воды отошли, — пояснила невестка, продолжая стоять на месте.

Тут уже в ступор впала я. И как-то собственные проблемы отошли на второй план.

— Магдалина, что мне делать? Чем помочь?

— Нам некуда спешить, пока что, — пространно отозвалась невестка. — Ты же искала Уильяма, вот и иди к нему, просто сначала скажи, что я рожаю.

— Хорошо…

— Ой, — Магдалина схватилась за живот и чуть поморщилась, словно ей было больно. — Иди, Ариана. Ещё за повитухой нужно успеть позвать. Не волнуйся, Уильям воспримет новость нормально.

Покинув комнату, я спохватилась, что не знаю, где тут у маркиза кабинет. И если до этого я никуда не торопилась, то новость о начавшихся родах, сообщить нужно было как можно скорее.

Поймав первого попавшегося слугу и выяснив куда идти, я побежала к брату. Не знаю, как он узнал, что я иду, но ворвалась я в кабинет под громогласный крик.

— Ариана, несносная девчонка!

Большой стол из орехового дерева стоял у окна. Брат опирался на него и тот тлел под драконьими лапами. Взгляд с вертикальным зрачком впился в меня.

Отшвырнув в сторону кресло, из которого только что встал, Уильям снова обрушил гнев на стол, ударив по нему кулаками. Я подошла к креслу с высокой спинкой для гостей кабинета, оно стояло прямо перед столом, и спряталась за высокой спинкой как за щитом.

— Полегче, Ваша светлость, ничего страшного не произошло.

На подлокотник моего щита опустилась мужская рука. Не сразу до меня начало доходить что тут происходит.

Но голос мужа я узнала сразу.

Теперь я смотрела на эту руку с большой сильной ладонью, как на ядовитую змею, принятую поначалу за безобидного ужа.

Глава 11

— Ты…! — выдохнул брат и дальше вместо слов вырвалось утробное рычание. А потом взгляд брата метнулся к креслу, к тому, кто там сидел. — Я предупреждал, держаться от моей сестры подальше. А ты соблазнил её.

— Неважно, как всё случилось. Главное, теперь она моя жена. Ты знаешь, кинжал не даст соврать. — На столе я заметила знакомую вещицу. Кинжал-артефакт, что я выиграла у Феликса. — И я ставлю тебя в известность, что забираю её. Мне не нужна та куча золота, что ты обещал остальным, за твою сестру, — всё тем же выдержано уверенным и спокойным тоном продолжал говорить мой муж. — Отошли из страны князя Азара. Тогда я заявлю официально о женитьбе.

Молчание брата и его свирепый взгляд не предвещали ничего хорошего. Сейчас он сделает коврик из красного волка. А меня запрёт где-нибудь на чердаке или в бесконечном подземелье нашего дома.

Но, похоже, я не так хорошо умела предугадывать реакции своего брата.

— Ты разочаровала меня, Ариана. Как ты могла… Я думал мы семья и доверяем друг другу, — произнёс он то, что я не хотела слышать, опустив голову и прикрыв глаза. — Так и быть, против древнего обряда я не могу идти. Но запомни, Радзиевский, теперь ты отвечаешь за мою сестру — не давай поводов делать её вдовой.

— Её не обидят.

— Вам лучше уехать сейчас, а с графом Булоки и князем Азаром я сам поговорю.

— Придумай что-нибудь, чтобы сохранить в тайне всё какое-то время.

Брат снова сдвинул брови зло сверкнув глазами.

— Поучи ещё меня. Всё, поторопитесь…

Адриан поднялся с кресла и бросил на меня равнодушный взгляд. Для него не секрет, что я всё слышала. Но ему было всё равно. Он наплевал на наши договорённости и преподнёс новость моему брату так, как ему было выгодно.

Мне жутко хотелось ударить мужа посильнее, но я сдержалась, сжала в кулаках подол собственного платья и словно приросла к полу.

Меньше всего мне хотелось высказывать брату всё то, что вертелось на языке. Не хотелось выглядеть глупой и слабой. Признать хоть раз свою ошибку.

И с мужем разборки устраивать при брате я тоже не собиралась.

— Магдалина рожает, — выдавила я из себя, вспомнив, что есть вещи и поважнее.

— Что?!

— Что слышал, — не удержалась от грубости. Но мне было обидно, что он так легко меня отдаёт этому волку.

— Ариана… — протянул Уильям. Что-то хотел сказать мне, но не сказал. — Потом поговорим. А сейчас уезжайте.

Не то чтобы я жаждала присутствовать на родах, но волновалась за невестку. Моя мать умерла, рожая меня. И я слишком хорошо осознавала какой это риск — дать новую жизнь кому-то.

Брат уже направился к выходу, но я остановила его спросив:

— Ты хоть сообщишь, как всё закончится? — голос мой дрогнул и горло сдавил спазм. На глазах навернулись слёзы.

— Конечно.

Не знаю, отчего мне стало так тоскливо. Возможно, я всерьёз переживала за Магдалину. Или только сейчас осознала, что навсегда покину свой дом.

Эмоции разъедали живьём, как тысячи плотоядных жучков труп случайно сбитой собаки на обочине тракта. Но только я была жива.

И я решила выплеснуть их все на одного оборотня.

Красный волк разрушил мою жизнь — я отплачу ему тем же.

— И как это понимать? — процедила я, подавив слёзы. — Ты просил молчать и первым делом побежал с утра к моему брату с докладом. Почему он разозлился? Что ты ему наплёл?

Жду ответа, но вместо этого ловлю на себе лишь долгий взгляд. Муж смотрит так, будто видит меня впервые.

— Поговорим в дороге, ты слышала брата, не стоит задерживаться.

Адриан не стал ждать, когда я соглашусь или последую за ним. Он взял меня за руку и потянул за собой. И я послушно поплелась следом. Потому что его тёплая ладонь, слегка сжимающая мою, выбила из меня весь запал к сопротивлению.

Очухалась я только в карете.

— А как же Скорпион? — метнулась я к маленькому окошку, надеясь высмотреть любимого коня.

— Его доставят домой. Сядь, Ариана.

Карета покачнулась, тронувшись с места, и я уселась на пустое сидение. Подальше от мужа.

Я опасалась, что с нами поедут близнецы, и тогда нам не удастся поговорить, но зря. Мы снова остались вдвоём. Только вот желание говорить у меня отпало.

— Ты злишься, — констатировал Адриан.

В ответ я только фыркнула. Надо же, какой догадливый.

— Пойми, оставаться в доме маркиза было рискованно.

— А моё мнение вообще не учитывается?

— Я принял решение после твоего ухода вчера, и оно было единственно верным.

Сложив руки на груди, я откинулась на бархатную спинку и отвернулась к окну. Смотреть на мужа не хотелось. Я боялась сорваться.

— Не нужно было отпускать тебя после обряда, сразу забрать с собой. Теперь тебе кажется, что всё это не по-настоящему. Но это не так, Ариана, — устало выдохнул Адриан.

Его слова заставили повернуться. В чём-то он был прав. Вот только я не умела так легко прощать.

— Может, я и не осознаю до конца своё замужество, тут, как ты верно признал, не моя вина, но и ты не понимаешь на ком женился. Из меня не выйдет хорошей жены.

— Посмотрим, — усмехнулся оборотень.

Ой, зря он смеётся, зря. Я и раньше не планировала быть покладистой женой. А теперь и пальцем не шевельну, чтобы угодить мужу. Он ещё тысячу раз пожалеет, что не согласился на фиктивный брак.

Пусть только избавит от проклятия, а после я сделаю всё, чтобы он сбежал от меня куда подальше.

— Увидишь, не сомневайся, — оставила я за собой последнее слово.

Разговор дальше не шёл. Я почти кожей ощущала, как воздух искрится вокруг нас. От невысказанных слов и невыплеснутых эмоций.

Так и ехали молча, поджигая взглядами пейзаж за окном.

Я всё ждала, когда волк набросится на меня. Или начнёт рассказывать, как я должна себя вести: говорить, сидеть и смотреть. Как полагается княгине сантринийской. Но его не смутило, когда я подобрала ноги на скамью, а потом и вовсе заснула, растянувшись на ней.

— Приехали, — ухо тронуло чужое дыхание.

Я резко села, но карета всё ещё была в движении и мерно покачивалась.

— Почему мы в центре Гронстера? Через порт было бы быстрее, — отодвинув полупрозрачную шторку на окошке, я выглянула на улицу.

Мне редко приходилось бывать в центре. И к такому оживлению на улицах я не привыкла. Пожалуй, столько народа я видела только на свой прошлый день рождения, когда мне исполнилось восемнадцать, и брат представил меня свету Алтарии, устроив в доме грандиозный приём.

— Мы едем домой, Ариана, — напомнил Адриан, а, поймав мой недоумевающий взгляд, добавил, — в мой особняк, который теперь и твой дом.

Смирись, шептало сознание. Это естественное развитие событий. Но сделать это молча никак не получалось.

— Вот так вот сразу? А как же мои вещи? — мои трофеи, добытые таким трудом. А ещё небольшая коллекция оружия, с которым я тренировалась почти каждый день.

— В доме брата тебе больше нечего делать. Одежду лучше заказать новую под стать статусу.

Новая жизнь стремительно затаптывала старую. Никогда себя не считала привязчивой к вещам. Но когда меня их лишили… Они были частью меня. Теперь в дом мужа мне предстоит войти в одном дорожном костюме.

Стало не по себе. Но этот момент неотвратимо приближался.

Карета подъехала к большому особняку в три этажа. Широкая лестница, большие колонны с позолоченными вензелями снизу и сверху.

Поднималась по лестнице я медленно и неохотно. Когда впереди тебя может ждать, что угодно — немного страшно. Если бы Адриан хоть чуть-чуть меня подбодрил… Но он держал под локоть практически волоча за собой, будто боялся, что я сбегу в любую секунду.

Признаться, у меня не было никакого желания этого делать. Я чувствовала, это неверная тактика. Побег лишь даст отсрочку. Но сама отсрочка не принесёт мне выгоды. Да и о проклятие не стоило забывать. Нужно искать союзников. Внутри — в доме.

Я ещё не до конца понимала для чего они мне. Но лучше изучить территорию чужака, то есть мужа.

— Горди, — обратился Адриан к дворецкому, когда мы зашли просторный холл. Пожилой мужчина с проседью в русых волосах, худой и высокий, в тёмно-зелёной ливрее расшитой золотыми нитями по сантринийской моде. Он повёл ленивым взглядом по моей персоне и тут же вернул его к хозяину.

— Чего изволите, Ваша темнейшество?

— Собери всех в парадном холле. Матушка у себя?

Отлично, первым делом меня представят слугам… Постойте, он сказал матушка?

Пожалуй, наличие любовницы меня поразило бы не так. Адриан был мужчиной в расцвете сил, сколько должно быть его матери? Мне и в голову не приходило, что она последовала в Алтарию вместе с ним.

— Госпожа в своей гостиной, обедает в одиночестве.

Из парадного холла меня потянули дальше — на широкую лестницу. Поднялись мы на второй этаж. Я даже толком не успела рассмотреть обстановку. Лишь отметила, что в особняке совсем недавно сделали ремонт. Отделка для меня в непривычно тёмных тонах после обилия золотого и бежевого в доме брата. Тёмно-зелёные ковровые дорожки, двери и перила из красного дерева. Дубовый паркет и плотные портьеры в тон дорожкам.

Гостиная оказалась чуть светлее. И, пожалуй, только за счёт женщины за круглым обеденным столом. В светло-серебристом платье, с молочной кожей и светлыми, почти персиковыми волосами. Лучезарная улыбка и блеск в глазах омолодили её лет на десять.

Но улыбалась она не мне.

— Адриан, дорогой, — проворковала моя свекровь, вставая из-за стола. — Надеюсь, ты меня не избегаешь?

Мой взгляд метался от сына к матери. Надо же, я буду жить со свекровью!

Лихорадочно соображая, как себя повести, чтобы извлечь максимальную выгоду, я чуть не прослушала как зовут женщину.

— Ариана, познакомься, это моя мать Амелия Радзиевская.

Женщина окинула меня осторожным взглядом, оценивая, но стараясь этого не показывать. Но её снисходительная улыбка о многом мне сказала — я ей не нравлюсь. Тем лучше для меня.

Вот и первый союзник, главное, настроить её против себя (в чём я уверена, проблемы не возникнет). Заявит сыну, что не потерпит такую сноху. Вдруг для Адриана важно её мнение, раз живут они под одной крышей.

— Мама, позволь представить тебе…

— Новая хозяйка этого великолепного дома, — пропела я, перебив мужа, и улыбнулась до судорог в мышцах.

— Извините? — оторопела свекровь, расширив глаза от удивления и заставляя сеточку морщин распрямиться.

— Ариана моя жена, мама, — представил Адриан побагровев. Мой выпад ему явно не понравился. Наверняка хотел помягче сообщить новость матери. — Это долгая история… Я расскажу её в другой раз. Сейчас нужно показать Ариане дом.

— И представить прислуге новую хозяйку, — подхватила я.

— Извини, что оторвали тебя от трапезы, мы присоединимся в другой раз, — заторопился Адриан и потянул меня за собой к выходу.

Останавливать нас не стали. Наверняка княгиня только и рада возможности переварить новость в одиночестве.

— Это что сейчас такое было? — прошипел мне муж в лицо, остановившись посреди коридора. — Забыла, о чём мы говорили? Ты должна вести себя как полагается.

— Разве? — удивилась я, прикладывая палец к губам. — Это когда я говорила, что стану хорошей девочкой? Дай-ка подумать… Никогда?

Глаза оборотня пожелтели, в них плескалась ярость, которую он старательно прятал. Но я её кожей ощущала.

— Это моя мать, Ариана, не надо быть грубой с ней. Она ни в чём не виновата.

Лёгкий укол совести я ощутила. Ладно, может, я и неправа, отыгрываясь на бедной женщине.

— Хорошо, — согласилась я, пытаясь освободить локоть из волчьей хватки. — Я буду вести себя прилично.

Видя скепсис на лице мужа, добавила:

— И скромно.

Настолько что Адриана начнёт тошнить от моего вида. Я стану настоящей серой мышкой и у него отпадёт всякое желание требовать от меня исполнения супружеского долга.

Сомнения моего мужа явно не покинули, но он отпустил мой локоть.

— Ладно, пойдём я покажу тебе этаж и нашу спальню.

«Нашу»?

Адриан обернулся и заметил моё замешательство.

— Ты же не думала, что я выделю тебе отдельную комнату? — на лице его заиграла усмешка. — Ты хочешь, чтобы мои люди разочаровались во мне, и посчитали слабаком неспособным сладить с молодой женой?

— И не надеялась, — выдавила из себя, тяжело сглотнув.

Оборотню удалось подорвать мою уверенность, но я это старательно спрятала и пошла следом за мужем дальше.

Глава 12

«Я — княгиня Радзиевская», — в мыслях это звучало так же непривычно и нелепо, как и вслух.

Но Адриан представил меня слугам именно так, и те понятливо кивали и, не стесняясь, разглядывали. Большинство, к моему удивлению, оказались сантринийцами.

Представив новую княгиню своим людям, Адриан повёл меня в наши покои. Показать спальню, личную гостиную и ванную. Ну и воспользоваться после утомительной дороги этими благами цивилизации.

Пока мы снова поднимались по лестнице, теперь уже на третий этаж, муж коротко рассказал о том, что мне ещё предстоит познакомиться со стаей. В неё входило до полусотни волков, живущих в Сантринии, а теперь и часть их в Алтарии. Но когда это случится не сказал.

Из стаи в доме жили только близнецы, потому что были его кузенами по матери. И она сама, разумеется.

— Алекс и Феликс не отличаются примерным поведением, но тебя никогда не обидят, — заверил меня Адриан, когда мы поднялись на третий этаж. — Они занимают мансарду. И лучше тебе туда не ходить. Они приводят туда женщин и, если не хочешь стать свидетельницей…

— Я поняла, — перебила мужа, а у самой щеки загорелись, как факелы.

Мы стояли перед дверью в комнаты князя. И от мысли, что сейчас мы останемся одни, меня потряхивало. Перспектива распрощаться с невинностью откровенно пугала.

За дверью оказалась гостиная в тёмных тонах. Весьма уютная. Особенно мой глаз радовала коллекция охотничьих ножей над камином.

Ещё две двери вели в ванную комнату и гардеробную.

— А здесь спальня, — подошли мы к последней двери. Меня ощутимо затрясло. Не то чтобы я ожидала от оборотня агрессивного принуждения к соитию. Но для волнения мне хватало знания, что это рано или поздно случится.

А потому, когда муж положил мне руку на талию, подталкивая зайти внутрь, дверной проём чуть не вспыхнул. Я была уверена, что он сейчас задымится под моим взглядом. Но, видимо, дыхательная гимнастика помогала, и обошлось без пожара.

— Потом посмотрю, — торопливо пробормотала я, отстраняясь от совместной опочивальни.

— Хорошо, — согласился Адриан, пряча ухмылку. — Прикажу приготовить ванну. Пока осматривайся, ты ведь здесь теперь хозяйка.

Последнее явно было сказано с целью меня задеть, хотя внешне муж этого не показал. Но вернул мне слова, сказанные его матери так перевернув смысл, что я вновь сильно о них пожалела — становиться хозяйкой спальни Адриана я совсем не хотела.

Хорошо хоть не добавил:

— «И делать тебе предстоит скоро то, что положено хозяйке всего этого».

А именно, отправиться в совместную спальню. Но совсем не для того, чтобы спать.

Покинув наши покои, Адриан так и не вернулся. Вместо него пришла девушка в форме прислуги.

— Прошу простить, госпожа, меня зовут Зофья, — представилась она на ломанном алтарийском. Я видела её, когда Адриан представлял меня слугам, но имён мне никто не говорил. — Меня назначили вашей личной горничной.

Светло-русые волосы собраны в маленький пучок, бледно-голубые глаза сияли любопытством. Полные губы и аккуратный нос. Фигура с пышностями в нужных местах. Пожалуй, для служанки очень хорошенькая. На секунду меня кольнуло чувство ревности. Почему Адриан назначил именно её? Надеюсь, он не из тех аристократов, что не гнушаются воспользоваться своим положением и заставляют прислугу не только заниматься прямыми обязанностями, но и греть постель. Я не позволю выставлять меня дурой и крутить со служанками под носом.

Видимо, что-то такое промелькнуло в моих глазах. Девушка опустила взгляд в пол.

— Госпожа, простите, если хотите другую девушку, я уйду, меня мистер Горди назначил, потому что я единственная немного знаю ваш язык, — виновато проговорила Зофья.

Отвесила себе мысленный подзатыльник, в надежде вытрясти нелепые мысли из головы. Ну почему я сама не подумала о том, что Адриан не выбирал для меня горничную?

— Всё нормально, — успокоила я девушку, и села на пуфик у трельяжа. — Я готова принять ванну, поможешь?

Зофья радостно закивала.

Позволив девушке расплести мои волосы и избавиться от одежды, я прошла в ванную. Воду скрывал плотный слой ароматной пены, в которую я с радостью опустилась.

От горячей воды меня немного разморило. В итоге в ванной я провела времени дольше, чем планировала. До ужина оставалось ещё два часа. Но спать я решительно не желала. Успею ещё оказаться в той кровати. Которую теперь обязана делить с оборотнем.

Обернувшись в большое полотенце, я направилась в гардеробную и только там поняла, что кроме дорожного костюма у меня больше ничего нет.

— Вот, госпожа, — пришла на выручку горничная. В руках она держала небольшой свёрток из шёлка и кружева.

Это оказалось платье.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Это Её темнейшества, — пояснила девушка. — Оно будет вам чуть велико, но мы затянем вот этим поясом.

Мне было всё равно, что за платье придётся надеть. Лишь бы чистое. Правда, глубина выреза немного смутила, когда я осматривала себя в высокое зеркало. Как и частичное отсутствие белья под платьем. Кроме тонкой сорочки и корсета на талию Зофья ничего не принесла.

Расчесать и заплести влажные волосы я не позволила. Было бы ради кого красоту наводить. Отправилась прямо так исследовать дом дальше. Да и проверить, как Скорпиона разместили, не помешает.

Для городского дома особняк князя Радзиевского имел довольно внушительный размер. Большой обеденный зал на втором этаже почти не уступал размером в нашем с братом доме (ну да, теперь не нашем, а только Уильяма и Магалины). Рядом с библиотекой я нашла бильярдную. Но услышав голоса близнецов, остановилась на пороге.

— Нет, это где видано, отправить меня за женскими тряпками? — судя по тону возмущался Феликс. — Но знаешь кого я встретил в том салоне?

— Ни малейшего предположения, — лениво отозвался Алекс, и я услышала, как бильярдные шары стукнулись друг о друга и разбежались по столу.

— Та девчонка, что крутилась с жёнушкой Адриана, — выдал Феликс, словно о великом кладе рассказал.

— О, та брюнетка с большим декольте и рабочим ртом? — оживился Алекс.

От возмущения я широко распахнула глаза. Это они о Мари так говорят?!

Видимо, близнецов мой муж отправил вперёд нас. И об одежде для меня подумал, послав Феликса в салон «Эржабет Бат», где можно было купить готовое платье и бёлье, и где днём работала моя подруга Мари. Кстати, от моего нового дома салон был совсем не далеко. А мы так и не виделись после той самой ночи.

Улыбнувшись возникшей мысли, навестить Мари в салоне в ближайшее время, я отступила в коридор. Никакого желания общаться с этими отвратительными близнецами у меня не было.

Исследовать дом как следует не вышло. Время близилось к вечеру, и на главной лестнице в парадном холле я встретила свекровь.

— Составьте мне компанию, Ариана, — начала она без лишних предисловий. Чувствовалось, хватка Адриану досталась от матери. Ещё увидев первый раз, я ощутила её внутреннюю силу.

— С удовольствием, — с лёгкостью согласилась я. Надо прощупать почву, как лучше всего перетянуть на свою сторону свекровь. Да и о сыне она может рассказать что-то полезное.

В любом случае, у женщины явно было что мне сказать.

Мы прошли в ту же гостиную, где Адриан нас представил друг другу.

Круглый стол был пуст. Я села на предложенный стул.

— Адриан ничего о вас не рассказал.

Свекровь садиться не спешила. Подошла к стеклянному шкафчику и достала бутылку с алой жидкостью и две рюмки из резного хрусталя на длинных ножках. Плеснула немного в каждую.

— Признаться, я шокирована новостью о его столь скоропостижной женитьбе. Это доставит много хлопот, — разоткровенничалась леди Амелия, протягивая мне рюмку. — Это клюквенная настойка, попробуй.

Отказываться я не стала. Немного расслабиться сейчас точно не помешает.

Настойка оказалась очень крепкой, почти как бренди или виски. Обожгла горло, но оставила после себя кисло-сладкое ягодное послевкусие.

— Я надеялась Адриан выберет в жены княжну Туэлию, двоюродную племянницу императора Санринии. Или графиню Борнэ, у её семьи прекрасная родословная, она прекрасно танцует, поёт и в совершенстве играет на арфе и фортепиано, я уже молчу о связях её семьи, — поведала княгиня. Она залпом выпила настилку и, сложив руки на колено, испытующе смотрела на меня.

Надо же, сколько талантов. Какое упущение для моего мужа, должно быть.

— И вы бы хотели знать на кого ваш сын променял этих прекрасных девушек? — невинно предположила я. Однако сидеть под внимательным взглядом свекрови было неуютно. И я подошла к столику, где княгиня оставила настойку.

— Ну, из танцев я разве что танец с саблями могу станцевать, — принялась рассуждать вслух, плеснув в рюмку клюквенной настойки. — И то не ручаюсь, что после этого ваш сын не лишится чего-нибудь важного. Любовь к танцам не входит в число моих добродетелей. Зато я прекрасно стреляю из ружья по тарелкам, да и по другим движущимися мишеням. Да и не только из ружья… — начала я перечислять свои увлечения, надеясь испугать свекровь, — насчёт остальных качеств: не думаю, что ваши девушки получили образование лучше, чем сестра советника короля Алтарии.

Княгиня изменилась в лице. Скрыть удивление у неё не вышло.

— Так ты из драконьего рода? — уточнила она очевидное.

В ответ я красноречиво фыркнула и по примеру свекрови выпила настойку залпом.

— Да простят меня боги, всё ещё хуже, чем я думала, — выдала женщина.

— Это ещё почему? — искренне недоумевала я.

— Адриан носитель чёрной крови, — напомнила Амелия. Этот факт я прекрасно знала — иначе, он не смог бы дать мне тёмное благословение и спасти от проклятия. — Брачный союз с драконами Алтарии, когда в Сантринии грядёт переворот… Как же я разочарована.

Стенания матери Адриана мне были совершенно непонятны. И даже обидны.

— Раньше бы такой позор ничем не удалось смыть, — продолжила княгиня. — Ладно, будем уповать на то, что наше будущее теперь в Алтарии.

— О каком позоре вы говорите? — поинтересовалась я, пытаясь скрыть возмущение.

— В Сантринии, мягко говоря, не приветствуется смешение крови Правящих. Чёрная кровь тёмных, и золотая — драконов, не должна смешиваться в детях, это негласное правило. Я не припомню ни одного такого союза.

А вот я могла припомнить. Правда, союз так и не состоялся. Когда-то давно, у брата была невеста. Она была тёмной. Но случился пожар…

Мне было всего пять лет, я оказалась в огненной ловушке. А она пыталась меня спасти. Огонь не был для меня опасен так, как для тёмной, я могла проскочить сквозь пламя и остаться невредимой, мне просто было очень страшно. Но невеста брата не смогла ко мне пробраться, а стена огня разрослась и преградила дверь, и та сама оказалась в ловушке. Тёмные чувствительны к огню, он губителен для них как ни одно другое оружие, а я осталась жива, хотя думала, что умру от ужаса. С тех пор я с огнём не дружу, и, видимо, из-за этого мой собственный, драконий, мне плохо поддаётся.

Тогда так и не удалось установить из-за чего начался пожар. Но и для меня. И для Уильяма, это событие оставило сильный отпечаток. Брат после долго не хотел жениться. А я обещала себе всегда быть сильной. И не тратила время на глупые танцы или игру на арфе.

Невеста Уильяма тоже была из Сантринии. Но я не знала, что их брак был чем-то из ряда вон…

Бутылка с клюквенной настойкой стремительно пустела.

Мне отчасти было обидно за себя: то, что я не отвечаю запросам свекрови — очевидно. Где-то очень глубоко в душе. Но куда больше её слова и реакция давали надежду на союз, который мне необходим.

Вот только я совсем её не понимала.

— Я тоже не рада этому браку, — призналась, поёрзав на стуле. Клюквенная настойка была крепкой, и на пустой желудок быстро опьянила меня, и говорила я быстрее, чем успевала обдумать слова. — Но Адриан не согласился на фиктивные отношения. Может, вы сможете его переубедить?

У Амелии округлились глаза, а потом она звонко рассмеялась.

— Ты плохо знаешь Адриана, раз предлагаешь такое.

— И не хочу узнавать! Я вообще хотела бы расторгнуть брак, но это невозможно.

На лице Амелии появилось крайне хитрое выражение, а губы растянулись в лукавой усмешке.

— Увы, тут ничего не поделаешь, — свекровь оживилась, встала из-за стола и подошла к окну. Открыла ящик письменного стола и достала бумагу, тут же принявшись за письмо. — Для расторжения брака нужны веские основания. Отказ от консуммации как минимум… Нам обеим придётся смириться, Ариана, — ответила свекровь, не оборачиваясь и продолжая писать, — и играть при новых условиях.

Глава 13

После разговора со свекровью, я ещё немного побродила по дому. Но все мысли занимали её слова, которые я не могла проигнорировать. Брак можно расторгнуть, если брачной ночи так и не случится. Вот только это вряд ли подходило под наш с Адрианом случай. Ведь брак заключён по древнему обряду. Но его матери об этом, разумеется, не известно.

До ужина ещё было время, и я решила отсидеться в покоях, обдумывая… Да всё подряд. Поводов для размышлений хоть отбавляй.

Гостиная встретила меня тишиной. Я даже рискнула заглянуть в спальню. Большая кровать с красным балдахином заставила покрыться мурашками и мелко задрожать. К щекам прилила кровь стоило нарисовать в голове картинку. Я лежу в той самой призывной позе — с раскинутыми ногами, которой дразнила мужа в доме маркиза. Но на мне нет скрывающих тело брюк, только тонкая ночная сорочка, которая бесстыдно задралась. И Адриан, почти обнажённый… Надвигается на меня медленно и неотвратимо, как хищник перед прыжком.

От собственных фантазий (или всё дело в клюквенной настойке) сбилось дыхание, и я решительно закрыла дверь в спальню. Лучше пойду умоюсь ледяной водой, может, тогда из головы уйдёт этот бред?

На пороге ванны я услышала плеск воды. Но не успела сообразить, чтобы вовремя остановить себя, и вошла внутрь.

Адриан стоял в ванне полной воды. Вытянувшись во весь рост.

Тусклый свет ламп отражался на капельках воды, которые медленно стекали по его телу. Я уставилась на мужа, только на этот раз моему взору было открыто куда больше. Я увидела — всё. Ничего не скрывало даже главное мужское достоинство. Внушительные размеры которого заставили меня нервно сглотнуть и облизнуть пересохшие от волнения губы.

Адриан заметил меня сразу, но не спешил прикрыться.

Не сразу до меня дошло, что ему просто нечем. Прятаться в воде словно испуганная девица — способ явно не для него.

— Может, подашь мне полотенце? — предложил он лениво, разрушая затянувшееся молчание своим хриплым голосом.

Я покосилась на стопку свежих полотенец на полке, затем снова на мужа.

Давай. Ариана — это простая задача. Два шага за полотенцем и столько же к ванне. Я ведь всё уже увидела. И увиденного не воротишь. Как бы я ни пыталась рассматривать усердно потолок с позолоченной лепниной и занимательным сюжетом росписи — купающейся лесной нимфой в озере, и подсматривающим за ней водяным.

Схватила полотенце, и, почти не глядя, сделала шаг к мужу. От жара, стремительно распространяющегося по телу, заложило уши. От него горели не только щёки, но и будто вся я, до кончиков пальцев на ногах.

Два проклятых шага, а ощущение, что мне нужно пропасть перепрыгнуть.

— Д-держи, — наконец-то протянула я полотенце.

Трудно было игнорировать сверлящий меня взгляд оборотня. Он слишком внимательно скользил по моему лицу, задерживаясь как мне казалось на губах. Потому что их жгло настоящим огнём, как и всё остальное.

Муж не спеша потянулся за полотенцем. Его ладонь легла на мою, когда он должен был его забрать, но задержалась. И вряд ли это была случайность. Я чувствовала, как его пальцы чуть подрагивают, поглаживая мои. Глупо, но я старалась сделать вид что ничего не происходит. Ведь наши руки скрыты полотенцем.

Стоило попытаться вырвать руку, как Адриан вцепился в неё жёсткой хваткой и не дал уйти. Переступил бортик ванны, расплескав воду, и притянул меня к себе. Обхватил ладонью шею и впился в мои губы. Почти кусая их до крови. Предотвращая попытки к сопротивлению.


А я пыталась вырваться. Честно пыталась. Впивалась ногтями в плечи мужа, но ладони скользили по влажной коже. И больше походило на то, что я глажу твёрдые мышцы плеч и рук. Я пыталась отвернуться от жалящих губ, но Адриан продолжал целовать куда придётся. Щёки, скулы, подбородок. В ямку у основания шеи. Продолжая покусывать кожу.

— Если ты оставишь на мне ещё хоть один след, я тебя убью… — зашипела я, продолжая сопротивление. Но силы явно были не равны. Он прижимался мокрым обнажённым телом, и внутри меня поднималась волна возбуждения. Немыслимо, но я находила красивой атлетическую фигуру мужа и лицо с правильными, но мужественными чертами лица. И глупо было лгать себе — его дикие поцелуи мне нравятся. Мне нравилось, как его руки нагло исследовали мое тело. Совсем не нежно, но аккуратно проникли под глубокий вырез платья и накрыли грудь. Сминая её и сжимая между пальцами соски.

Чем сильнее прикосновения мужа будоражили мою кровь, тем яростнее я пыталась сопротивляться. Но его это совсем не останавливало. Он имел право на мое тело.

Попытки сопротивляться я прекратила только, когда Адриан задрал подол платья, под которым у меня ничего не было и нашёл пульсирующую от желания плоть. И я затихла в его крепких объятиях окончательно капитулировав.

Пальцы мужа заскользили по набухшим складочкам, задевая чувствительную точку, и от этих прикосновений я вздрагивала всем телом. И уже сама цеплялась за шею Адриана, чтобы не упасть. Всхлипывая от совершенно нового удовольствия, мучительного и сладкого. Сгорая от стыда и наслаждения одновременно.

С каждым движением пальцем между моих ног посылали по телу разряд молний, эта ласка всё больше превращалась в изощрённую пытку. Но я не могла отстраниться. Мне хотелось чего-то большего, ещё больше удовольствия. Тело чего-то требовало. Но я не понимала, чего именно. Зато Адриан прекрасно знал. Погрузил в меня палец и осторожно задвигал им.

Я застонала больше не в силах сдерживаться. А когда он задвигал им быстрее прикусила плечо мужа, чтобы не закричать. Тогда он добавил ещё один, растягивая меня сильнее и заставляя стонать громче.

По телу растёкся жидкий огонь. А потом меня накрыло оглушающей волной удовольствия, заставляющей мышцы между ног судорожно сжиматься.

Будто пьяную Адриан подхватил меня на руки и понёс. Оказалось, на кровать.

Мне было настолько хорошо, что я сильно сомневалась, что смогу ему сопротивляться.

Мысленно пытаясь настроиться — сейчас, он возьмёт то, что принадлежит ему, закрыла глаза.

Но муж не прикоснулся ко мне снова.

Спальня оказалась пустой.

Мне бы затаиться и переждать охватившую нас обоих бурю. Но я не могла не спросить, не могла терпеть неведение.

— Это что сейчас было? — ворвалась я в гардеробную через несколько минут.

— Оргазм, вне всяких сомнений, — спокойно ответил мужчина, натягивая рубашку.

Ответ заставил впасть в оцепенения из стыда и злости.

— Я не об этом, — говорить на такие темы раньше мне не приходилось, и слова подбирались с трудом. — Почему ты…

— Почему не взял тебя, как муж берёт жену? — догадался Адриан. Закончив с рубашкой, он принялся за галстук и повернулся ко мне, завязывая широкий узел. — А ты разве этого хочешь? Я не беру женщин силой, Ариана. Ты сама придёшь ко мне и попросишь.

— Проклятие и боги, которых мы можем прогневать, если… Если не доведём брачный обряд до конца, — вспомнила я. У меня не будет выбора.

— Да, но я не об этом, — ухмыльнулся муж, — ты придёшь ко мне потому что сама захочешь, чтобы…

Адриан шагнул ко мне, не отрывая глаз, горящих сейчас как два топаза. Он только внешне был спокоен. А внутри его разъедали эмоции похлеще, чем меня. Ведь это он сорвался в ванной, а не я. Но всё равно я не могла определиться кто из нас поиграл.

— Приду, чтобы что? — спросила я сощурившись.

Я и так поняла, о чём он, но не могла не спросить. Он должен произнести это, иначе вызов не будет брошен. Пусть только пробудит мой азарт. А тогда я не проиграю. Я никогда не проигрываю.

— Чтобы я трахнул тебя, Ариана. Чтобы взял тебя. Сделал своей. Называй это как тебе больше нравится.

Глава 14

Адриан

Испытание молодой женой. Примерно так Адриан мысленно называл пытку, которую сам же к себе и применил.

Метка набирала силу и всё меньше аргументов Адриан находил, чтобы не взять своё прямо сейчас. Держать член от Арианы на расстоянии было очень сложно. Она одним видом его провоцировала. А её дерзкий язык, не позволяющий оставлять последнее слово за кем-то, кроме неё самой, лишь добавлял в огонь… Нет, не масла, а самого настоящего пороху. Другой на месте Адриана давно бы сдался и спустил себя с поводка.

— Долго будешь мучить меня неведением? — ворвалась в кабинет мать Адриана. Он просматривал залежавшуюся почту и доклады его шпионов, и даже не поднял на женщину взгляд. Она бы сразу догадалась, что сын не в порядке. Вместо букв и цифр перед ним мерещились совсем другие образы.

— Я сейчас немного занят, — попытался отмахнуться Адриан.

— Мне что, допрашивать близнецов? — возмутилась родительница, подходя к столу. — С каких пор у тебя от меня тайны?

— Можешь допрашивать кого хочешь, — невозмутимо ответил Адриан, продолжая избегать материнских глаз.

Всё равно близнецы не знали истинных мотивов своего вожака. На этот раз он никого не посвятил в детали. Потому что впервые что-то касалась лично Адриана.

Амелия устало опустилась в кресло перед письменным столом и прикрыла глаза рукой.

— Адриан, я так надеялась, если мы породнимся с семьёй императора они вернут её…

Скрипнув зубами, красный волк отложил донесения с границ Сантринии и Алтарии.

— Хватит надеяться. Если бы Хлоя была жива… Вазелиус давно бы воспользовался этим, подразнил … Но о ней ничего не слышно уже три года, мама. Ты правда веришь, что моя младшая сестра выжила бы на каторге? Забудь, и помни о мести. Мы слишком долго вынашивали этот план. Мы поклялись богам растоптать семью Вазелиуса, и я не собираюсь нарушать эту клятву.

Мать Адриана была сильной волчицей. Она могла стать вожаком стаи, Адриан не сомневался в её силе духа, но Амелия была непреклонна. После смерти мужа помогла сыну занять место вожака. На которое постоянно кто-то покушался. Адриану пришлось пережить сотни поединков, чтобы доказать своё право.

Но когда пять лет назад его младшая сестра, которой едва исполнилось восемнадцать, была задержана и обвинена в измене «короне», он впервые почувствовал себя сломленным, как и его мать. Против императора никто из них пойти не мог. Они даже толком не знали в чём дело. Когда речь шла об измене империи родственников не допускали ни до суда, ни до следствия.

В последние годы мнительность сантринийского императора достигла абсурда. Всё больше аристократов подвергались беспочвенным обвинениям в заговорах и отправлялись на каторгу, на Север страны, что равносильно смертному приговору.

Адриан ненавидел страну, в которой родился, всей душой. Уничтожить её правителя стало почти единственной целью в его жизни. Ради этого он вернулся на родину матери, в Алтарию. Ради этого связался с герцогом Коринским, который пытается сделать из него послушную собачонку, выполняющую грязную работу: убивать ненужных «короне» Алтарии людей. Адриану приходилось делать это и раньше. И тоже по чужой указке (когда он служил в сантринийской армии), а не по собственному желанию. Утешало, что брат его жены избавлялся только от неугодных преступников, законным способом которых не лишить головы.

Раньше герцог не воспринимал красного волка всерьёз.

— Я революционер, — заявил он дракону, когда встретился с ним впервые. — А не контрабандист.

У герцога были основания заблуждаться. Семейный бизнес Адриана — производство оружия. И не раз он перевозил его в Алтарию незаконно. И даже заработал репутацию бандита, которого в полусвете преступного мира прозвали «красный волк». Но всё это было лишь для отведения подозрений, чтобы скрыть от всех истинные желания князя Радзиевского.

Хотя теперь он сомневался, чего же хочет сильнее всего.

Встреча с Арианой на балу в её честь многое изменила. Когда он увидел девушку в центре зала с бездонно-голубыми глазами под маской, не смог удержаться от танца. Редко Адриан поддавался сиюминутным порывам, но тогда не устоял перед хрупкой красотой незнакомки с обманчиво невинным взглядом. А когда узнал, что это сестра герцога, испытал слишком противоречивые чувства. Ещё и брошенное герцогом: — «Держись от моей семьи подальше». Словно он не того сорта и недостоин такой чести.

Тогда Адриан понял одно — не сможет. И теперь Ариана его жена. И это вовсе не случайное стечение обстоятельств, а тщательно выверенный план. Но он ещё не отыгран до конца. Конечная цель не достигнута.

И эта новая цель вдруг затмила старую, лелеянную целых пять лет.

— Ты прав, нельзя забывать, но и надеяться тоже, — произнесла княгиня, сглатывая горечь.

И Адриан вернулся из воспоминаний в реальность.

— Лучше расскажи мне о своей жене. Мне казалось ты не был против брака по расчёту, — продолжила свой допрос Амелия Радзиевская.

— Тебе казалось, — ответил Адриан, поглядывая в бумаги, поздно сообразив, что ляпнул лишнего.

— Так значит это по любви? — удивилась родительница. — Странно, почему тогда мне твоя жена заявила, что вовсе этого брака не желала.

Адриан только скрипнул зубами. Слова жены, пусть и из уст матери, задели. Но они лишь подтверждали — он всё делает правильно.

— Адриан, о чём ты только думал? Мы столько сил потратили, чтобы после всего втереться в доверие императору, — принялась княгиня отчитывать сына, — а ты берёшь и перечёркиваешь всё одним махом. Ты хоть понимаешь как воспримет твою женитьбу Вазелиус? Это всё равно что с транспарантом заявится под окна императорского дворца, с надписью: «Я готовлю заговор!».

— Не драматизируй, мама, — попросил Адриан, откидываясь на спинку кресла, и прикрыл ладонями уставшие глаза. — До переворота осталось совсем немного, а моя женитьба пока новость для узкого круга людей. В Сантринии никто не узнает об этом.

— Я не понимаю к чему такие риски? — не унималась мать Адриана. — И ради чего? Ради драконши, которая с тобой быть не желает.

— Желания переменчивы, мама.

— То есть, ты так мне и не расскажешь в чём суть этой твоей выходки?

— Это не выходка, всё было спланировано и сыграно почти без отступлений от плана, — возразил Адриан. Отнекиваться получалось всё труднее. Мать умела добиваться своего.

— Мне совершенно не нравится это девушка, — заявила Амелия наконец. — Она слишком грубая, как неотёсанная деревяшка, ни изящества, ни манер. Что ты в ней нашёл, Адриан?

И снова слова матери неожиданно задели. Ему не понравилось, что та так отозвалась о его жене. Не то чтобы Адриан ожидал её одобрения, но такая критика его точно не радовала.

Делиться с матерью тем, что чувствует, Адриан не собирался. Никому не собирался рассказывать, что для него Ариана пахнет по-особенному, а гладкость её кожи под пальцами всё внутри воспламеняет, и один взгляд на пухлые губы заставлял член наливаться кровью.

Воскрешая в памяти лицо жены, Адриан вновь ощутил на губах вкус её кожи. Прошло совсем немного времени после того, как он оставил её после своего первого оргазма. А что если она всё ещё в их покоях, вернулась на кровать, и ждёт его, готовая для него?

Фантазия в красках нарисовала как золотисто-русые волосы разметались по подушкам, взгляд заволокло туманом желания, а пухлые губы искусаны от еле сдерживаемых стонов.

Нет, вздор. Она его не ждёт и не постеснялась признаться в своём нежелании быть с ним свекрови.

Надеяться на обратное, особенно после того, что он ей наговорил, глупо. Но так было нужно.

Адриан не солгал жене. Он будет ждать до последнего. Чтобы не накликать на себя гнев богов, для завершения брачного обряда у них есть месяц. За это время он приручит жену. По чуть-чуть приучая её к себе. Показывая, как хорошо им может быть вместе, а не навязывая близость.

— Ужинайте без меня, — сообщил Адриан матери, так и не ответив на её вопрос.

Держаться от Арианы на расстоянии будет не просто. И инцидент в ванной это наглядно показал. Метка только усугубляла дело. Волк внутри требовал своё сильнее обычного. Поэтому оставаться сегодня в доме для Адриана было неразумно, если он не хотел нарушать собственный план.

Делить совместную спальню с женой будет тем ещё испытанием и для него самого.

Выпроводив мать и закончив разбирать бумаги, Адриан покинул особняк. Не воспользовался собственным экипажем или лошадью, проскользнул словно воришка, через вход для слуг.

Улица, несмотря на поздний час, была полна людей. Чужие запахи и гомон голосов отрезали его от дома и заглушили преследовавший запах Арианы и раздававшийся в голове снова и снова сладострастный стон, отпечатавшийся в памяти в момент её оргазма.

Сегодня красный волк желал оказаться как можно дальше от дома. От неё. Неудовлетворённость нужно было исправить. И для этого Адриан знал одно подходящее место.

Обычно в клуб, где для полусвета Гронстера проводились кулачные бои, Адриан ходил с близнецами, и чаще для встречи с кем-то. Под рёв публики, жадной до зрелища, лучше всего обсуждать дела и поддерживать легенду о красном волке. Феликс с Алексом баловались ставками, как-то Феликс пытался участвовать. Но Адриан запретил.

Но сегодня он сам собирался зайти с другой стороны. Подняться на ринг и выпустить лишние эмоции. Он красный волк, и ему никто не посмеет сказать нет. Публику ждёт незабываемое шоу.

Глава 15

— Ариана, ещё салата? — вопрос свекрови я разобрала не с первого раза. Она, премило улыбалась и ждала моего ответа. А возле неё слуга с большой чашей салата, равнодушно ожидал приказа.

— Нет, спасибо.

— Ешь, Ягнёночек, наращивай мясо, волки не собаки, мы кости не любим, — вставил Феликс, получив тут же укоризненный взгляд от тётки.

— Феликс, это не почтительно, — сделала замечание Свекровь. — Ариана жена вашего брата и вожака. Вашей матери было бы стыдно за вас…

Близнецы, почти одновременно закатывая глаза, поднялись из-за стола.

— Тётушка Амелия, не начинайте, матери плевать на наше поведение, и вы расслабьтесь. Да и кому нужны наши манеры? Так ведь, леди Ягнёночек?

Заскрипела зубами и сжала вилку, согнув серебряную бедняжку пополам. Прибью белобрысого поганца. Да как он смеет?!

Я ему ещё устрою… Но не сейчас.

Сейчас меня отчего-то очень волновало, почему нет за столом моего мужа. Отчасти я испытала облегчение — дома его, скорее всего, нет, но это ещё нужно проверить. Может, отсиживается в своих покоях, а я тут отдуваюсь за нас двоих. Благо, каверзных вопросов больше никто не стремиться мне задать. Правда, другая часть меня сильно желала знать, где шастает этот волк. Только гордость не позволяла поинтересоваться у новоиспечённых родственничков, куда делся князь.

Сегодняшней клюквенной настойки и беседы с матерью мужа мне хватило, и оставаться для светских разговоров у камина с новой семьёй я не за какие коврижки не стала бы.

Поэтому уйти «к себе» после ужина у меня было много причин.

Княжеские покои оказались ожидаемо пусты. Ни в гостиной, ни в спальне мужа не было. Облегчённо выдохнув, я вдруг ощутила всю усталость, накопившуюся за сегодня.

Спать в платье я как-то не привыкла. Но у меня даже белья своего не было. А вещи, которые Адриан заказал в салоне «Эржебет Бат», ещё недоставили. Зато в гардеробе имелось множество мужских рубашек. Белоснежных, бордовых, темно-зелёных, с вышивкой или орнаментом. Выбор был огромен. Но я взяла простую, бледно-голубую из плотного хлопка. Её длины хватало, чтобы прикрыться, а ширины — не сковывать моих движений.

День выдался насыщенным, дорога, знакомство с новыми родственниками и самим домом, да и клюквенная настойка сыграла не последнюю роль, спать хотелось стильно. Замешкалась секунду на пороге спальни, я вошла внутрь. Откинула край одеяла и забралась, кутаясь в него.

Любопытство взыграло сильно, хотя мне и должно быть всё равно, где проводит вечер муж. Я пыталась бороться со сном, и дождаться его возвращения. Сама не знаю зачем. Адриан же сказал, что не притронется ко мне, пока я сама не захочу. Или он сказал только, что не будет спать со мной пока я об этом не попрошу? И то, что было в ванной может повториться? А как там Магдалина и малыш? Закончились ли роды? Мысли путались и сон быстро сморил меня.

— Сюда, сюда — услышала я сквозь сон. — Осторожно не разбудите госпожу.

За дверью спальни копошились слуги. Голос Зофьи я узнала.

Когда всё стихло я выбралась из кровати. Служанку нашла в гардеробной — доставили мои обновки из салона, где работает Мари.

Зофья доставала платья, бельё и костюмы для верховой езды, и развешивала их на свободные места. А я провожала взглядом яркие наряды. Насыщенный лазурный, ягодно-красный, зелёный, яркий как молодая трава. Женственные фасоны в сочетании с дорогими тканями сочных цветов, совсем не походили на мои девичьи наряды. А стоило бросить взгляд на бельё, как щёки опалило жаром. Комплект белья с корсетом, безумное сочетание красного и зелёного. Такого количества кружева в моем белье никогда не было, не говоря уже о вызывающих цветах. И это я должна носить? Разозлиться не успела, вспомнив кто всё это заказал. А когда развернула красные чулки, оттуда выпала записка.

«Я хочу знать подробности, этот белобрысый гад лишь навёл интригу. Надеюсь, на скорую встречу.

P.S. Комплект этот выбрала я, кому-то пора вспомнить, что она женщина. так что не срывай злость на белобрысике. Он ещё пригодится.»

Записка Мари вызвала улыбку. Хотя, конечно, на вызывающий комплект я смотреть иначе не стала. С той же брезгливостью и настороженностью. Но взглянув на остальное бельё, я покраснела ещё больше. Там были какие-то новомодные тряпочки, больше похожие на треугольные обрезки кружева. Чёрные, красные и синие — почти ничего не прикрывающие.

Ладно, нужно что-то из этого надеть. Не ходить же снова без белья под платьем.

Стоило расстегнуть рубашку, как прохлада лизнула кожу, и соски вмиг съёжились. Спать в мужской рубашке оказалось удобно. Я и раньше бывало, надевала мужские вещи. Но либо это были рубашки, купленные и подогнанные под меня. Или что-то перешитое из верхней одежды. И никогда чужая мужская вещь не касалась моего обнажённого тела. Это было слишком интимно. И когда грубый хлопок скользнул по твёрдым соскам, я вздрогнула, ощутив мурашки на коже. Замерла, спустив рубашку с плеча, прислушиваясь к непривычным ощущениям. Как участился пульс и грудь стала чувствительной. И я невольно к ней прикоснулась, как если бы это сделал кто-то другой. Например, Адриан, как вчера…

Да что со мной стало не так?

Это же не из-за того, что я думала о муже и невольно вспоминала как он вчера касался меня?

Но, помяни демона…

Я обернулась секундой раньше, чем Адриан заговорил, почувствовала взгляд.

— Что ты делаешь? — выдохнул Адриан, голос его был усталым, но я почувствовала скрытую претензию. А потемневший взгляд показался недовольным.

Рубашку пришлось снова набросить на плечи и запахнуть посильнее на груди.

— Переодеваюсь, — буркнула я, отводя взгляд вниз, на свои голые ноги. Надеюсь, он не видел, как я себя трогала.

Чёрт! Как же глупо.

Подняв взгляд, наткнулась на выпирающие через ткань рубашки соски. В таком состоянии они тёрлись о неё, и ткань стала казаться слишком грубой.

— Не одевай больше мои вещи, — послышалось глухое. Это заявление меня крайне взбесило. И заставило облегчённо выдохнуть.

Адриан пожалел для меня рубашку?!

Да пусть подавится!

Накрывший с головой стыд вмиг меня покинул, я решительно распахнула рубашку, стянула рукава и, тщательно смяв, зашвырнула комок мужу прямо в лицо.

— И не собиралась!

Оборотень чуть не зарычал, когда снаряд из рубашки упал к его ногам. А потом взгляд вернулся ко мне. На которой не было совсем ничего. Только волосы, достающие до задницы, немного прикрыли грудь. Да и то, острые соски просились наружу сквозь волнистые пряди.

Адриан не мог оторваться от моего тела. От щиколоток, подтянутых бёдер и небольшой упругой груди. Он разглядывал меня не скрываясь. Жадно и тяжело дышал.

Но непонятно откуда взявшаяся злость не позволяла стыду взять верх. Показывать, что чего-то боюсь, я тоже не стала, взгляд не отвела.

Вот только увиденное мне не понравилось. На Адриане были только брюки и рубашка. Помятая и с пятнами то ли от красного вина, то ли крови. Волосы взъерошены, будто он только что проснулся. Но больше всего меня удивили следы на лице. На правой скуле расплывался красно-фиолетовый синяк и ссадина.

Адриан устало выдохнул и запустил ладонь в волосы пытаясь их пригладить. И тогда я заметила сбитые костяшки. А другая ладонь была перемотана бинтами. Так делали, чтобы защитить руки в кулачном бою. Я тоже так делала. Но все мои тренировки ограничились подвешенной в сарае грушей из свиной кожи, набитой песком.

— Ты дрался? — удивилась я. Не вязался у меня сдержанный образ князя с кулачными боями. Я не представляла Адриана на ринге. Как-то Лука пытался такие организовать, но его отец быстро лавочку прикрыл. Слишком это небезопасно. Да и публичные драки привлекают слишком кровожадную публику, а за такой глаз да глаз нужен. Но я хорошо запомнила несколько боёв, которые успели организовать.

От моего вопроса муж отмахнулся. Или не услышал.

— Ну и плевать, — фыркнула я и схватила первый попавшийся комплект белья без корсета. Торопливо натянула низ и верх, затем чулки.

Адриан, наоборот, принялся молча раздеваться. И я невольно скосила взгляд на его поджарую фигуру. Где тоже имелось несколько ушибов. Плевать, не маленький мальчик!

С платьем я почти справилась сама. Но пуговицы на спине плохо поддавались. Сама виновата, надо было сразу Зофью позвать. Только появление Адриана меня сбило с толку.

— Давай помогу, — предложил муж, вдруг оказавшись в шаге от меня.

— Спасибо, но нет, — ответила я слишком быстро.

Хватит и того, что он видел меня голой. И пялился, будто так и надо!

А после вчерашнего… Слишком яркие были ощущения. И я, которая жить не может без хорошей дозы адреналина, во время пари и споров, была готова проверить, что случится, если муж меня коснётся снова.

Но я оказалась более многогранной личностью, и мудрость взяла верх. Не буди лихо, как говорится. Адриан обещал меня не трогать сам, и я не буду его провоцировать.

Платье немного сползло с плеч, потому что последние две пуговицы я не смогла застегнуть, но это казалось настоящей мелочью.

Из покоев я выскочила со скоростью пули.

Оставаться в княжеских покоях не было сил. А идти на семейный завтрак — желания и терпения.

Хотела было пойти в конюшню и взять Скорпиона. Но в таком платье мне будет неудобно. По городским улицам не поскачешь, сверкая голыми ляжками, если я не хочу оказаться на первой полосе всех газет Гронстера.

Пока шла к парадному выходу всё-таки справилась с последними пуговицами на платье. Оглядела себя мимоходом в огромное зеркало, висящее на стене в парадном холле. Платье приличное. Даже красивое. Лазурный цвет шёл мне. Фасон подчёркивал фигуру и делал её ещё тоньше и даже изящнее. На щеках горел румянец. Волосы распущенные, что, конечно, не годилось для прогулок по городу, но и так сойдёт. До магазина Мари как-нибудь доберусь.

Денег у меня не было, но я и без экипажа справлюсь. Тут всего пара кварталов.

Куда больше меня волновало, получится ли вообще выйти из дома.

Адриан ничего не говорил по этому поводу. Но мог дать соответствующие указания прислуге.

Но не проверишь — не узнаешь.

Холл оказался пуст. А парадная дверь не заперта.

Приоткрыла тяжёлую дубовую створку и юркнула на улицу.

Утренней солнце ещё не ослепляло, но после мрачного особняка заставило зажмуриться. Сбежав с лестницы, я оказалась на оживлённом тротуаре. На меня почти никто не обращал внимания. И сориентировавшись, быстрым шагом я направилась в салон Мари.

Сердце гулко стучало, а на лице расплывалась сама собой улыбка. Глоток свободы оказался опьяняющим. Я так редко бывала в городе, а тем более вот так, пешком, и не из окна кареты могла видеть, как течёт городская жизнь. Кругом лавки с яркими вывесками и витринами, на которые хотелось заглядываться. Простолюдины, спешащие по делам и прогуливающиеся с утра пораньше аристократы с надменными лицами.

И я, шла чуть ли не вприпрыжку, вырвалась из дома мужа называется.

На голодный желудок ароматы свежей выпечки действовали очень сильно и заставляли рот наполняться слюной. Возле одной такой витрины я и застыла ненадолго. Кренделя, покрытые шоколадной глазурью. Пышные булочки с маком, с корицей и джемом — на любой вкус.

Так, я вроде бы не перекусить из дома сбежала. Не стоит терять время зря.

Но стоило мне двинуться дальше, как в предплечье вцепились мужская рука.

На мгновение я уже решила, что увижу мужа, когда обернусь. Но тонкие пальцы, холодящие кожу даже через рукав платья, точно не принадлежали Адриану.

Утро преподнесло совсем неожиданную встречу.

— Леди Ариана, — выдохнул граф Булоки, сильно запыхавшись, — Еле вас нагнал. Какая неожиданная встреча. Но, без сомнения, приятная.

Не то слово. Я от этой неожиданности дар речи растеряла. Но вот приятного в ней нет ни капельки.

Что говорить? Я ведь даже не знаю какую легенду брат придумал. Почему у меня резко отпала необходимость в замужестве, и я так поспешно покинула поместье маркиза Шандерлона?

— Граф, рада встречи, — ляпнула, растягивая губы в улыбке, первое, что пришло на ум.

Рада? Боги, что я несу?!

Глава 16

— Ариана, душа моя, — понизил голос граф-лягушка, шагнув ко мне. — Признаться, я сильно расстроился, когда узнал, что вам нездоровится и вы вернулись домой, чтобы семейный лекарь вас осмотрел. И я вне себя от счастья слышать, что и вы испытываете то же, и рады меня видеть.

Я мысленно отругала брата на чём свет стоит. То есть он не сказал, что графу больше не светит ни моя рука, ни сердце? И себя отругала, за то, что не смогла подобрать нужных слов.

— Но вижу вам уже намного лучше… — продолжал граф, пытаясь всё теснее меня к себе прижать.

Честно говоря, крепость хватки графа меня напугала. И мелькнула мысль, что он меня вовсе не отпустит.

— Не могли бы отпустить, меня, Семуэль? — мягко попросила я, и даже выдавила улыбку.

Булоки много раз просил называть его по имени, но я никогда не пользовалась этим любезным предложением.

И не стоило начинать.

Граф посмотрел на меня и растянул чересчур пухлые губы в ответной улыбке. А в глазах его зажёгся безумный огонёк. После чего потащил меня за собой.

По инерции я пошла за графом.

— Когда ваш брат сказал, что я могу начать поиски другой невесты, признаться, я не поверил и крайне разозлился.

Так всё-таки брат спровадил недоженихов. Что тогда от меня хочет Булоки? Впрочем, плевать — ему от меня уже ничего не получить.

— Граф, отпустите меня, — потребовала тверже, и попыталась остановиться. Но вместо этого Семуэль резко свернул в пустой переулок. Ну и хорошо, тут я хоть смогу дать отпор и не привлечь внимание общественности.

— Это всё из-за тех волков? — прошипел вдруг граф, меняясь в лице. — Ваш брат предпочёл меня, чистокровного дракона, красному волку? Этому преступнику?!

Я похолодела. Он догадался? И как долго шёл за мной?

Но задаваться вопросами было некогда. Граф Булоки это не тот человек, которого стоило бояться. Аристократ с хорошей родословной. Но едва ли его можно назвать сильным и уж тем более опасным. И точно я не стану перед ним оправдываться.

— Я устала вам повторять, Семуэль, вы никогда мне не нравились, и, слава богам, мне больше нет нужды терпеть ваши приставания.

— Что это значит?!

— Пусти сказала, — рыкнула я, и пнув мужчину по голени, вырвала свой локоть из ослабевших от боли пальцев.

Вслед послышалась крайне неаристократическая брань. И граф лихо растерял манерность, кряхтя и прыгая на одной ноге.

— Ты пожалеешь об этом! — шипел он, но я даже не обернулась.

И как я могла выбрать его в потенциальные женихи? А казался таким безобидным по досье.

Встреча с Булоки выбила меня из колеи. Я и так была не в ладу с собой, а когда вбежала в салон к Мари, и вовсе походила на безумную, если верить отражению в витрине.

— Ариана?

Подруга обернулась на звон колокольчика, возвестившего о моём появлении. В её голосе я услышала и радость, и удивление.

— Что случилось? — забеспокоилась Мари, и вышла из-за высокого прилавка.

Я порывисто обняла её, заверяя:

— Всё нормально, но мне слишком многое нужно рассказать.

Поделиться всем с кем-то близким.

— Тогда я заварю нам чаю.

В чай Мари добавила каких-то травок. Она немного разбиралась в этом, и всегда знала какого эффекта нужно добиться: успокоить или взбодрить.

— Так значит те оборотни братья твоего мужа? — подвела Мари итог моего рассказа, оказавшегося не таким уж и длинным, как я думала. Только кружку чая и успела выпить. А что тут рассказывать? Мари была права, мои игры ни к чему хорошему не привели. Я влетела по-крупному, и теперь замужем за красным волком, и это моё наказание за неразумность.

— Братья, — подтвердила я, и добавила ехидно, — и мальчики на побегушках. Ты лучше скажи мне. Со мной что-то не так? Почему мне понравилось… Когда он меня целовал.

Признаться, что муж позволил себе много больше, постеснялась. Такие разговоры всегда меня смущали.

— Было бы хуже, если тебе не понравилось. Радуйся! А что с этим, с брачной ночью, как прошло? Я почти уверена, что хороший секс залог крепкого брака…

На заявления Мари я громко фыркнула и отставила чашку в сторону. Помнится, Магдалина предсказала мне счастливое замужество, но что-то мне подсказывает — кто-то ошибся. Счастьем пока и не пахнет.

— Не было ещё ничего. И я не хочу с ним спать! Только когда это станет необходимо. И только один раз.

— Очень зря. Это же оборотни. Ты в курсе, что метка, которую он тебе поставил заставляет тебя острее реагировать на него, а его на тебя? Её действие активно пока вы не переспите, тянуть вас к друг другу будет зверски. Брачный период такой, можно сказать.

Память тут же подкинула разговор со служанкой в поместье маркиза Шандерлона. Энн что-то похожее говорила, но если тогда её слова имели для меня очень туманный смысл, то теперь всё встало на свои места.

Не волчий гипноз, но без магии не обошлось. Это всё из-за метки. Из-за неё поцелуи мужа превращают меня в кисельную массу. И то что было в ванной… Понравилось мне не просто так.

Правда, что с этим знанием делать было не понятно.

— И что, когда мы с ним переспим наваждение, пройдёт?

— Ну да, — кивнула Мари, но прикусила губу и, отводя взгляд, добавила, — если вы не истинная пара, конечно.

Про подобные бабкины сказки я слышала. Но, как и положено взрослым девочкам — не верила.

Да и тем более…

— Дракон и оборотень не могут быть истинной парой, — заявила я уверенно.

Но скептический взгляд Мари и сочувствующая улыбочка уверенности поубавили.

— Вообще-то, любой может стать истинной возлюбленной для оборотня, — поправила Мари с таким важным видом, словно не продавщица в магазине дамской одежды, а профессор университета для благословленных, как минимум.

— Откуда ты всё это знаешь? — поинтересовалась я с сомнением.

Мари подхватила поднос с пустыми чашками и на ходу бросила:

— Я много читаю, в отличие от некоторых.

— И где о таком пишут? В любовных романах? — подавив смешок, уточнила я.

— Я беру книги в городской библиотеке, — удивила подруга. Не знала, что она такая любознательная.

Если Мари в чём-то была уверена, ставить её слова под сомнения не имело смысла. Она всё равно окажется права. В этом сомневаться уже не приходилось.

— Получается, мне, наоборот, лучше переспать с ним, как можно скорее, и после того как действие метки, кхм… Рассосётся, говорить о фиктивной стороне наших отношений?

— Ну… Получается, что так.

Это полностью противоречило моим планам. И в голове у меня уже засел брошенный мужем вызов, пойти против него — значит, наступить на собственную гордость. Это же равносильно проигрышу!

Всё требовалось как следует обдумать. И пока я не приняла обратного решения, подготовиться к первоначальному плану.

— Мари, одежда, которую ты прислала, совершенно не годится, а бельё, — бельё заслужило отдельной тирады, — я в нём похожа на девицу из дома удовольствий!

— Бельё шикарное! — возразила подруга. — Это настоящее Фрэндейское кружево! И не проси, я другое из принципа тебе не выпишу.

— Но хотя бы платья. Я должна стать серой и неприметной. Чтобы у этого оборотня всё желание отпало. Да и свекровь позлить, ей явно не нравится, что в снохи досталась такая “настоящая леди” как я. Может, хоть она повлияет на мужа.

Мари закусила губу, противясь моей просьбе, но мой молящий взгляд пробил её броню.

— Ну хорошо, пару платьев я подберу.

— Отлично.

— Я кое-что хотела тебе рассказать, — взволнованно заговорила Мари. Подруга явно нервничала. Мяла тёмно-зелёное рабочее платье, а взгляд то и дело виновато опускался в пол.

— Говори.

— В общем, это из-за меня ты выиграла в споре с оборотнями, той ночью. Вы тогда оба не попали, но я так испугалась, что лопнула твою бутылку.

— Что? — я удивлённо моргнула, будто увидела подругу впервые.

Не знаю что больше меня удивило. То, что у Мари, должно быть, имеется магия, как у благословлённой, чтобы на расстоянии разбить бутылку. Или то, что подруга подставилась из-за меня… Это шулерство, и такое не оставляют безнаказанным. Если братья узнают… Мне, конечно, ничего не будет, но на Мари могут отыграться. К счастью, Феликс не знает по чьей милости тогда проиграл и заслужил гнев вожака.

— Мари, я даже не знаю что сказать…

— Просто обещай больше не ввязываться в подобные глупости. Тебе всегда везло, я понимаю, но это лишь совпадение…

Тут звякнул колокольчик, и в магазин вошёл Алекс. Весь вид волка, который обычно был в состоянии циничного равнодушия, говорил о том, что он недоволен тем, где находится.

— Ваше темнейшество, — бросил он мне. Окинул Мари изучающим взглядом и снова на меня. — Вас обыскались.

— А вы тут чаи распивать изволите, — от голоса Феликса мы с Мари подпрыгнули на месте, так как появился он со стороны чёрного хода за нашими спинами.

Чёртовы волки — со всех сторон обложили! И как давно они здесь? Надеюсь, признание Мари прошло мимо их ушей. В любом случае, я не дам подругу в обиду.

— Я что, уже не могу сходить в магазин?! — чересчур резко возмутилась я.

— Княгине Радзиевской нельзя бродить по улицам в одиночестве. Без сопровождения, — строго проговорил Алекс. Впрочем, оборотня больше волновала моя подруга и собственный брат, который пялился на Мари, почти не таясь, а та краснела под мужскими взглядами.

Значит, улизнуть из дома мне удалось чисто случайно. Будем иметь в виду.

Сопротивляться не было никакого смысла, с Мари мы и так многое успели обсудить.

На улице ожидала знакомая карета. Я замешкалась на мгновение. Адриан ждёт меня там? Опять поездка вдвоём…

Но внутри было пусто, а следом за мной внутрь забрались близнецы и карета тронулась.

Поглядывая с важным видом в окно, я всё же поинтересовалась.

— Что за срочность, кто меня искал?

— Тебе письмо от брата, — из внутреннего кармана Феликс извлёк конверт с печатью Уильяма.

— И ты молчал, — глухо рыкнула я. Ну, конечно, не мужу же я понадобилась! — Дай сюда.

Магдалина наконец-то разродилась. Брат сообщал, что роды прошли успешно. Боги послали мальчика. И несколько недель они погостят у маркиза. Магдалина и малыш ещё не готовы к возвращению.

Но они ждут, что мы с мужем их навестим в ближайшее время.

Конечно, в письме сложно передать эмоции и интонации. Но последние слова брата звучали так обыденно. Будто я замужем уже лет сто. И приглашать нас вместе обычное дело.

Вот только для меня всё это было дико. Непривычно. И я не знала, как себя вести.

С другой стороны, мне стоило напомнить себе, что всё могло быть хуже. Я забываю какого в мире положение женщины. Многим не приходится выбирать мужей. Их мнения не спрашивают. И тем более не откладывают брачную ночь до тех пор пока “сама не захочешь”.

Я пыталась представить, как всё пошло, если бы Адриан при первой же возможности взял своё. Не заботясь о моих желаниях. Больно ли мне, приятно или нет. Я слышала, что первый раз бывает болезненный, если муж груб и тороплив. А Мари убеждала, что близость с мужчиной могла быть очень даже приятной, если он заботится об удовольствии партнёрши.

Не знаю что сделала, если бы со мной поступили жестоко. Пожалуй, это могло закончиться трагично. Для мужа. Но всё сложилось иначе…

Размышления пришлось прервать, путь до особняка в карете оказался довольно коротким. И я не успела оглянуться, как мы приехали.

К моему сожалению, чтобы навестить брата с невесткой, мне требовалось найти мужа.

— Где он? — коротко бросила близнецам.

— Работает.

— Я бы не советовал его беспокоить.

Не обращая внимания на предупреждения, я решительно направилась к лестнице, и, достигнув середины, была остановлена осторожным замечанием Алекса.

— Вообще-то, тебе в подвал.

— Дурак, — прокомментировал действия брата Феликс, качая головой. Видимо, считая помощь мне не лучшей идеей. — Нельзя лезть в семейные разборки

Глава 17

Уже на лестнице, куда меня проводили близнецы, я услышала глухие выстрелы внизу.

У них там полигон, что ли?

Я привыкла, что брат и дома работал, пропадая ночами в кабинете, зарываясь в бумажки. Когда он перевёз свою лабораторию в подвал, я удивилась. Хотя и знала об увлечении королевского советника научно-магическими исследованиями. Но от собственного мужа ничего подобного не ожидала. Не похож он на того, кто готов часами смешивать различные ингредиенты, да и какой из оборотня учёный?

А вот звуки стрельбы многое прояснили. Но и вопросов добавили. Впрочем, близнецы удовлетворили большую часть любопытства.

— Наша семья занимается производством оружия. И Адриан сам разрабатывает новые модели, — пояснил Алекс.

— И лучше его не отвлекать, — добавил Феликс, взявший на себя в этот раз роль правильного парня.

— Мы не можем ей запрещать что-то, — подметил Алекс, сказал это он своему брату. — Она жена вожака. Её слово — закон, как и его.

— Ой, дурак! — протянул Феликс, хватаясь за голову руками. Светлые короткие пряди тут же растрепались. — Ну кто тебя за язык тянул? А?

Это, конечно, интересная информация, но как можно использовать близнецов, я подумаю в другой раз. Сейчас я собиралась просить мужа. И надеялась, что не услышу отказ.

Дверь в подвал закрылась, и я решительно шагнула вниз, держась за стены. Кирпичи на ощупь были шершавыми, местами их покрывал зелёный мох. Пахло сыростью. Что сильно разнилось с роскошью наверху.

Мужа я нашла, как только спустилась. Подвал больше напоминал туннель. По бокам от вытянутой комнаты с низким потолком виднелись тёмные проёмы ответвлений, которые, возможно, просто являлись подсобными помещениями. Но это всё было неважно.

Адриан целился в мишень в нескольких десятках метрах от себя. Сбоку от него стол, на котором разложены пистолеты и револьверы. Я было засмотрелась на образцы оружия, но тут же одёрнула себя. Я здесь не за этим.

Сильное эхо разнесло звук моих шагов, но Адриан не обернулся. Он уже прицелился и через секунду раздался оглушающий выстрел. В помещении звук казался громче из-за эхо, но я привыкла к такому.

Будоражащий запах пороха достиг носа. Руки зачесались, как хотелось испытать новенькие пистолеты.

Присмотрелась к мишени — выстрел в яблочко. И почему я не удивлена?

Почему-то муж даже головы не повернул в мою сторону. Неужели не слышит?

Я подошла ближе и коснулась его плеча. Оборотень вздрогнул. А потом достал из уха прозрачный камень, светящийся зелёным в центре.

— Артефакт, чтобы не ранить чувствительный слух оборотня, — пояснил Адриан, справившись с удивлением, на мой изумлённый взгляд. — Наша разработка. Что ты здесь делаешь?

— А разве не ты послал за мной близнецов?

— Чтобы они вернули тебя домой, и только, — повёл плечами Адриан, и повернулся к столу. Отложил пистолет, которым только что стрелял и взял другой.

— Но ты же знаешь что было в письме от Уильяма?

— Да, и предупреждая твой вопрос — нет.

— Нет? — не поверила я. А ведь даже спросить не успела. Обидно, однако.

— Я ещё не получил донесение, что Азар покинул Алтарию. Поэтому из дома пока лучше не выходи, — пояснил Адриан, не обращая внимания на моё изумление. — Не думал, что это придётся объяснять.

— Но тогда лучше поехать в деревенскую глушь, оттуда он точно уехал!

— Лучше не рисковать.

От негодования хотелось рычать. Почему-то мне казалось, Адриан специально это делает. Провоцирует меня.

— Ненавижу! Ненавижу всё это! — в сердцах прокричала я. На глазах против воли навернулись слёзы жгучей обиды. — Почему я должна подчиняться тебе? Что за дурацкие обычаи.

— Ариана, женщины слабее, смирись с этим. А потому подчиняются тому, кто сильнее.

— Ты считаешь себя сильнее, а сам боишься Азара, — процедила я.

Сжав челюсти, Адриан прожёг меня взглядом.

— Хорошо, ты считаешь себя такой сильной и смелой, может, тогда ты готова доказать свою силу?

— Как? — слишком поспешно поинтересовалась я, показав свою заинтересованность.

Адриан взял один из пистолетов и протянул мне.

— Попади в десятку.

— И всё?

Я не смогла скрыть своё удивление. Слишком просто звучало. Попасть один раз не так уж и сложно. Я бы даже сказала, проще простого.

— И всё.

— А если не попаду?

Мелькнувшая на губах оборотня ухмылка заставила тяжело сглотнуть. В низ живота обрушилась жаркая волна.

— Тогда ты кое-что сделаешь для меня, — сократив между нами расстояние, Адриан склонился к моему уху, коснулся пряди волос, убрав за ухо. Я вся сжалась, чувствуя, как тепло между ног грозит перерасти в настоящий жар. — Я обещал не трогать тебя пока ты сама не захочешь. Но ты можешь доставить мне удовольствие другим способом, опустившись на колени.

А эти оборотни оригинальностью не отличались.

Участившийся пульс отдавал звонкими молоточками в висках. И хоть Адриан не сказал прямо, но я поняла, о чём он, не сомневаясь ни на мгновение. Вот только в отличие от раза, когда получила подобное предложение от Феликса, отвращения не испытала. Возможно, дело в размытой формулировке, но пикантное условие лишь разогрело мой азарт.

— Я согласна, — прошептала не колеблясь.

— Хорошо, если выиграешь, отправимся в поместье маркиза сегодня же.

Всё казалось донельзя просто. Всего один выстрел и попадание в цель. Я сотни раз стреляла без промаха. Но никогда на кону не стояло так много. И дело не в том, что я до ужаса боюсь близости с мужем. Пусть и такой… Тем более такой! С проигрышем я потеряю куда больше, чем кажется — навсегда останусь обычной женщиной в глазах Адриана. А этого мне, оказывается, не хотелось.

Вот только я недооценила красного волка. И с чего я решила, что он достаточно благороден, чтобы играть честно? И я не учла, что свидетелей нашего пари не было. Он мог легко меня обмануть. Но пошёл более хитрым путём.

— Вот, держи, — протянул он мне один из пистолетов, зарядив патроном. Холодная рукоять легла в мою ладонь. А пальцы мужа чуть задержались, огладив мои, напряжённо сжавшие пистолет.

От невесомого прикосновения по коже прошёл грозовой разряд. Покалывания от него проникали внутрь. И заставляли сердце пропускать удары.

Закусила губу, чтобы скрыть частое дыхание и не облизать пересохшие от волнения губы, подошла к условной линии, с которой стрелял Адриан.

Почему-то привычное в такие моменты предвкушение не наступило. А сосредоточиться на цели было сложнее обычного.

Муж за спиной только ещё больше выбивал меня из равновесия.

— Что больше тебя возбуждает: предвкушение победы или то, что тебя ждёт после проигрыша? — раздался вкрадчивый полушёпот позади меня. Слишком близко, ещё немного и я почувствую тепло чужого тела. От осознания этого и провокационного вопроса мне стало невыносимо жарко.

И я, действительно, чувствовала возбуждение. Томительное, нарастающее между ног желание. Оно заставляло сжимать ноги, желать постыдных прикосновений к чувствительной плоти. Хотя бы самой прикоснуться, чтобы скопившееся там удовольствие рассредоточилось по телу.

Я проигнорировала вопрос Адриана, но не моё тело. Фантазия быстро подкинула картинку: что будет, если я поиграю?

Встать на колени нетрудно. Поднять взгляд на мужчину, в чьих глазах я встречу голодное желание. Возможно, он будет нетерпелив, возьмёт инициативу на себя, сам расстегнёт брюки, приспустит их, выпуская налившийся твёрдостью член.

Мне останется только податься вперёд и приоткрыть рот впуская его в себя…

— М-м-м, — под грудь легла мужская рука, и я не сдержала собственный стон. Адриан стоял позади. Не прижимался всем телом, но я чувствовала его каждой клеточкой. — Ты. Мешаешь. Мне… Прицелиться.

— Целься лучше, Ариана, — каким-то другим, тихим, но грудным, голосом отозвался муж, и я не удержалась, обернулась. И наткнулась на янтарный взгляд.

Животное желание оборотня выбило из лёгких воздух. Только сейчас я осознала, что не стоило играть. Нужно было отказаться, поступить мудро. Но теперь поздно отступать.

Я вновь прицелилась. Чуть помедлила, прежде чем спустить курок. Но возбуждение, охватившее меня, заставляло тело подрагивать. Дыхание слишком неровное не давало сконцентрироваться и замереть.

— Стреляй, — раздалась команда. И я выстрелила. Выстрелила и попала в ближайший от центра круг.

Сердце пропустило удар, и зашлось с новой силой. Я ещё мгновение смотрела на маленькое отверстие, след от пули. А потом повернулась к мужу.

— Ты помешал мне! — выпалила я.

— Я тебя не трогал.

— Трогал, — возразила, — перед тем, как я выстрелила.

— Но потом отошёл.

— Ну, конечно! — продолжила я возмущаться. Будто это что-то меняло: утихомирило моё возбуждение и вернуло нормальное дыхание. — А зачем было раздавать команды под руку?! Я бы и без тебя выстрелила…

— Я решил, что ты сомневаешься, — ответил оборотень, пожав невинно плечами.

— Ты помешал мне! Намеренно.

— Я всего лишь отдал команду стрелять, Ариана, — устало произнёс муж. — Как это бывает на поле боя. Грош цена твоим навыкам, если тебя так легко сбить.

— Я почти попала в десятку, — стало обидно. Будь это враг и я целилась в голову — выстрел был бы смертельным.

— Почти, Ариана, а мы говорили о «попасть в десятку», — напомнил муж с завидным равнодушием.

От его вкрадчивого голоса по телу расползлась очередная волна предательских мурашек. Почему-то я даже не ощутила проигрыша. А ведь раньше я даже в мыслях переживала такую возможность болезненно остро. Но сейчас всё затмило предвкушение. Предвкушение, совсем незнакомое, из смеси страха и удовольствия, какого-то запретного и в то же время правильного. Оно охватило моё тело, не давая пошевелиться.

Я ожидала следующего шага от Адриана. Но он, как всегда, играл со мной.

— Ты хочешь свой “приз” прямо здесь, сейчас? — процедила я. Ещё немного, и я сама рухну на колени. Лучше побыстрее покончить с этим.

Затянувшееся молчание действовало на меня не лучшим образом. В итоге, я не выдержала, и сама упала на колени перед мужем. Но чтобы посмотреть на него нужно было найти в себе силы.

Прежде, чем я сумела сделать это, Адриан провёл пальцем линию от уха к моему подбородку и сам приподнял моё лицо.

— Что ты делаешь? — неожиданный вопрос застал врасплох, и я заставила себя открыть глаза и взглянуть на мужа. Почему мне всё больше кажется, что Адриан собрался свести меня с ума, своими играми?

— Не сегодня, — не дал мне ответить Адриан. — Через два дня, Ариана. Когда тебе потребуется тёмное благословение.

К вздоху облегчения примешалось недоверие. Почему он отказывается? Чего тянуть?

Но уже к вечеру, когда я вновь не встретила мужа за ужином и в нашей общей спальне, поняла к чему он дал время.

Всё, о чём я могла думать, это об Адриане. И о том, что мне предстояло.

Я снова и снова представляла, как он входит в спальню и приказывает мне раздеть его, а после опуститься на колени. Я представляла, как удовлетворяю его тем способом, как он того хотел. И ожидание всё больше становилось слишком томительным для меня. Мучительным. Почти уверена, этого он и добивался. Чтобы к тому моменту, когда настанет мой час расплаты, я уже изрядно пострадала от ожидания.

Адриан не приходил. И что-то мне подсказывало — сегодня он снова не будет ночевать дома.

День столько всего преподнёс, что сна не было ни в одном глазу. Я была слишком возбуждена. Во всех смыслах. Эмоции переполняли меня. И как им дать выход я знала.

Не думал же ты, муженёк, что я послушно буду сидеть дома?

Глава 18

— Женщина, ты сошла с ума?

Феликс развалился в кресле и, не выпуская из рук стакан с сантринийский виски, курил. — Хочешь нас сжить со свету руками мужа?

— Мне нужно! — продолжала я настаивать на своём. — Может, вы спросите у своего вожака? А, погодите, его нет в особняке! И, значит, вы не можете мне отказать.

Выплавленный из горла смех больше походил на истеричное хихиканье. Но я просто устала объяснять близнецам, что если не вырвусь из этого чужого дома и хотя бы со стороны не посмотрю на то, как кто-нибудь кого-нибудь уделывает, отыграюсь на них. И им это точно не понравится. Алекс сам вручил мне силу против них.

Одна я не рискнула отправляться в город. Во-первых, я не знала где найти место, удовлетворяющее моим потребностям. Во-вторых, ещё не до конца выжила из ума, чтобы отправляться на прогулку по ночному городу в одиночестве.

— Ладно, твоя взяла, — сдался Феликс, лениво поднимаясь. — Но перед Адрианом сама будешь отдуваться.

В ответ я просияла победной улыбкой.

— От нас не отходи, — уже в экипаже наставлял Алекс.

— Не вздумай разговаривать с мужчинами, если кто-то обратится — игнорируй, — добавил Феликс. — А то нас… это самое, подвесит твой муженёк за самое драгоценное…

— Разберусь, — буркнула себе под нос. Посмотрим, буду ли я молча наблюдать.

Честно говоря, я не знала куда близнецы меня привезут. Я потребовала, чтобы они отвезли меня в место, где обычно развлекаются (кроме борделей, разумеется) и Феликс решил, что я сошла с ума.

В окошко я смотрела во все глаза. Запоминала дорогу с усердием кошки, которую нерадивый хозяин решил вывезти в лес.

Город в ночное время выглядел иначе. Тёмные, без единого работающего фонаря, улицы сменялись оживлёнными, дома которых подсвечивали то зелёные, то фиолетовые огни, из-за чего те меняли свой облик до неузнаваемости. На улицах появились пьяные шумные компании, а проезжая мимо нескольких зданий, я заметила на улицах продажных девиц в полуголом виде.

Я была готова морально оказаться в кварталах, где развлекается полусвет. Но в реальность всё сильно отличалось от моей фантазии.

Мы подъехали к дому ничем с виду непримечательному. Оттуда доносилась музыка и голоса, и можно было решить, что внутри проходит приём. Вот только вместо лощёного дворецкого дверь нам открыл мужчина огромных размеров. Мне сразу вспомнился медведь-оборотень Изи, покинувший этот мир не так давно. И стало не по себе. Это если на пороге встречает такой тип, что ждёт внутри? Точно не церемониймейстер!

Смерив близнецов острым взглядом маленьких глаз, мужчина достал изо рта зубочистку, которую жевал. И взгляд его остановился на мне.

Я надела лазурное платье и даже попросила Зофью собрать мои волосы в простую причёску. Отправиться в незнакомое место в брюках, не решилась. Служанка подумала, что я в таком виде собралась ждать мужа, и всё пыталась втюхать мне один из тех откровенных пеньюаров, присланных из салона Мари.

Но я не собиралась спать, и тем более ждать мужа.

Маленький холл с двумя двустворчатыми дверьми и широкой лестницей отрезал от всего самого интересного. И мне уже не терпелось узнать что за ними меня ждёт. Явно не деревенские развлечения из «Голодной лисицы», к которым я привыкла.

— Так, ягнёночек, ты хотела мужских развлечений, получай, — припугнул Феликс, прежде чем открыть одну из дверей. — Если зрелище покажется слишком, не жалуйся. Мы с Алексом не уйдём, пока не закончится бой. Мы ставки будем делать.

— Не волнуйтесь, вытерплю как-нибудь.

— Ага, лучше волноваться о том, что Адриан всё узнает и прикончит нас, — совсем не разделял нашего с Феликсом энтузиазма Алекс.

Народу оказалось намного больше, чем я представляла. Набились хлеще селёдок в бочке. Основная масса столпилась возле ринга в центре большого зала. Толпа бесновалась, кто-то выкрикивал бойцам напутствия, кто-то ругал, видимо, недовольный результатом боя, а кто-то и вовсе лапал девицу, забыв о представлении.

Для зрителей побогаче имелись балконы, с которых можно было взирать на всё происходящее и не толкаться локтями. Туда-то близнецы меня и повели.

На верхнем ярусе стояли столики и поблизости бегали подавальщики, оттуда открывался отличный вид на безобразие, творящееся внизу.

— О, и братья Арне здесь, — раздался слащавый мужской голос за нашими спинами. — Сегодня играем по-крупному?

— Да, — подтвердил Феликс. — Кто сегодня бьётся?

Я посмотрела на мужчину, с которым говорили братья. Хитрый лис в дорогом костюме, но, скорее всего, из простолюдинов. И почему-то вопрос Феликса его удивил.

— А вы не в курсе?

Облокотившись на перила балкона, я наблюдала как на ринге судья в белой рубашке и артефактом, усиливающем голос объявлял второй раунд. Девица в одном нижнем белье, выставлявшем на показ её большие груди, походкой от бедра прошлась через ринг, держа в руках большую позолоченную двойку. Мужчины в зале громко засвистели, приветствуя красотку. Та, отвесив воздушные поцелуи, спустилась с ринга и прошмыгнула за плотные портьеры, откуда, по всей видимости, выходят бойцы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Сегодня малыш Уолес железная голова против лорда Террила, а потом… — я не слишком прислушивалась к разговору, но неизбежно слышала всё, что мужчина говорил близнецам. — А потом красный волк против беспощадного Борди.

— Что?! — хорош воскликнули близнецы.

Услышав про участие красного волка, я резко повернулась к мужчинам. Мне не показалось? Речь о моём муже?

— Ты, должно быть, шутишь, Чарли, — прыснул смехом Феликс.

— Ты точно именно о князе Радзиевском говоришь? — деловито уточнил Алекс, смерив мужчину взглядом, полным сомнения в его адекватности.

— Я ещё из ума не выжил, — подобрался Чарли, и мазнул по мне любопытным взглядом, будто оценивал можно ли в моём присутствии говорить лишнего и нужно ли выбирать выражения. — Он вчера размазал Хантера. Столько ставок из-за него полетело… Но сегодня ещё больше желающих рискнуть. Ну а вы ребята? Я думал вы поддержать вожака пришли. Ставки делать будем? Если нет, я пошёл, нет у меня времени с вами болтать.

— Мы тебя найдём, — заверил Феликс, и Чарли торопливо ретировался.

— С ума сойти, — никак не мог поверить Алекс. — Адриан рехнулся?

— Видимо, раз против этого психа пошёл.

Я от удивления даже рот открыла. Это вот, значит, где пропадал муж прошлой ночью. Ну теперь понятно откуда следы драки на нём.

— А когда я хотел поучаствовать, так мы благородные волки и не должны позорить честь стаи… — пробурчал Феликс, но быстро переключился на насущные проблемы. — Что делать будем? Уйдём, пока он нас не заметил? Точнее её.

Феликс махнул рукой в мою сторону. И я отмерла. Это они хотят меня домой увезти?

Я сама не была уверена, хочу ли остаться. Но долго думать не было времени.

— Эй, я никуда не поеду, — возвращаться в особняк я точно не готова.

Алекс тяжко вздохнул, а Феликс, сцепив руки в замок, уселся на стул. Выхода у ребят не было, мне оказать они не могли.

Но судя по тому, как они быстро переключили внимание на происходящее внизу, не сильно то и расстроились.

— Ну что? — это вернулся Чарли с бланковом и карандашом в руках. — Определились.

— Конечно, — равнодушно ответил Алекс.

— Тысяча на красного волка, — озвучил Феликс решение близнецов, которое они, кстати, не обсуждали.

Чарли поднял тёмные брови с седыми проблесками.

— Уверены, парни? Большинство ставит на фаворита, и это пока не ваш боец. Вероятность его победы примерно 1:100.

— А, может, просто у твоего хозяина нечем будет отдавать должок? — ехидно заметил Феликс.

Чарли стиснул тонкие губы.

— Ставка принята, — отчеканил мужчина, и, сделав пометку в блокноте, удалился.

Наше с братьями внимание вернулось к рингу. Они оперлись руками на балкон, повторяя позу друг друга.

Бой уже начался. В центре ринга кружилось двое мужчин, держа перед собой руки, сжатые в кулаки. Пока противники выжидали лучший момент для атаки, гул толпы немного стих. Эмоции кружились в воздухе, но привычного пьянящего ощущения и бурлящей в крови энергии, я не ощущала. Мысли занимал собственный муж. Зачем он выходит на ринг? Судя по реакции близнецов это не обычное для него занятие.

К счастью, от ненужных мыслей отвлёк, наконец, завязавшийся бой. Один из мужчин, в синих брюках на подтяжках и белой рубашке с закатанными рукавами, нанёс удар противнику в голову, чуть более щуплому бородачу походившего наружностью на смуглого цианца, но тот почти увернулся присев, и едва ли пошатнулся. Нападавший, которым, скорее всего, был лорд (как там назвал его Чарли) продолжил попытки достать цианца, нанося удары по туловищу, и теснить к краю ринга, очерченного двумя рядами толстого каната.

Толпа, обступившая ринг, вновь загалдела. А когда цианец перестал закрываться и ответил, и вовсе взревела. Когда в ход пошли удары и блоки ногами даже я не сдержалась — для меня это что-то новенькое.

— Это бои без правил, — пояснил Феликс, довольный тем, что удалось меня удивить. — Можно использовать любые приёмы, кроме магии и оружия.

Такого я ещё не видела. Только восторг мой быстро развеялся. Лорд сломал цианцу нос, кровь размазалась по загорелому лицу словно маска. В ответ цианец вывихнул ему руку, а может и сломал (кто знает, что это был за хруст!). Но никто и не думал останавливать бой. А потом всё закончилось как-то внезапно. Цианец уловил момент и одним ударом в голову вырубил лорда.

Предстоял ещё один раунд, но я потеряла интерес и почти не следила за ходом боя.

После проигрыша лорда объявили перерыв, а к нам, наконец, подошёл подавальщик. Близнецы заказали игристого вина для меня и бутылку виски — для себя. И наша троица принялась ждать.

У близнецов, видимо, был свой интерес увидеть вожака на ринге. А мне было любопытно взглянуть на мужа в ином образе.

Наконец, на ринге появился следующий участник — противник Адриана. Худой и жилистый. С выпуклыми венами на длинных руках, тонким носом с горбинкой и стеклянным взглядом. Он встал в центр ринга, натянутый как тетива, готовый к бою.

Следом в яркое пятно света, сосредоточенное на ринге, ступил Адриан. На нём не было ничего кроме чёрных орнанский шаровар и лоскутков ткани на запястьях. Он поднялся на ринг, не обращая внимания на толпу. Встал рядом с противником, ожидая объявления судьёй начала боя.

Вместе с судьёй появилась и девица с цифрами. На этот раз она держала единицу. С хищной улыбкой на лице, она встала рядом с Адрианом, и её рука легла на его плечо, ладонь ласково погладила оголённую кожу. Девушка наклонилась к моему мужу и что-то прошептала ему на ухо.

— Эй, драконша неуравновешенная, — окликнул Феликс, — спалить тут хочешь всё?

Перила балкона начали тлеть под моими ладонями. Я резко отдёрнула руки, заставляя почти занявшийся огонь утихнуть, и села за столик.

Видно было хуже, но ринг просматривался.

На перешептывания и хихиканье оборотней внимания я не обращала. Думать почему я так среагировала на девицу, лапающую моего мужа, тоже не хотелось. Хотелось, чтобы беспощадный Борди оправдал своё прозвище и если не сделал меня вдовой, то как следует вытряс душу из этого оборотня, что по ошибке судьбы стал моим мужем.

— Это даже не интересно, — заметил недовольно Алекс, — Адриан сделает его почти всухую.

— И не говори.

Братья вернулись за столик. А я, наоборот, не смогла сдержать своего любопытства. И очень зря. Кто просил меня высовываться?

Противники обходили ринг по кругу. Шёл уже второй, решающий раунд и зрители притихли. В этой тишине чувствовалось напряжение. И я снова подпалила перила.

В этот момент оборотень на ринге замер всего на мгновение. Чтобы встретиться со мной взглядом.

Он точно меня заметил, но я не могла пошевелиться. Совсем как тогда, в потайном коридоре дома маркиза, когда подслушивала брата и Адриана.

Заминки хватило, чтобы противник красного волка взял верх. Да и как тут было не воспользоваться возможностью? Когда твой соперник стоит и не шевелится, истукан честное слово.

Один удар, второй. Адриан попытался увернуться, или только сделал вид.

Толпа ревела от резкой смены лидерства бойцов.

А я не могла отойти от перил и перестать смотреть на это зверство.

Этот Борди полностью оправдывал своё прозвище «беспощадный».

А красный волк символично покрывался кровью.

Неужели никто это не остановит?

Но, кажется, публика только и ждала подобного и ещё громче поддерживала беспощадного Борди.

Сама не поняла, как оказалась на лестнице и пробралась сквозь плотную толпу к рингу.

— Хватит! — выкрикнула я, но едва ли меня услышал хоть кто-то. Мой голос заглушали десятки других. — Хватит.

Я поймала взгляд мужа, будто только он и услышал меня. И он тут же провалился в беспамятство. Или…

Нет, не мог же он так легко умереть… Так легко и глупо.

Глава 19

Адриана, разумеется, объявили проигравшим и после оваций победителю, двое крепких мужчин-охранников поволокли его с ринга.

Я проследила взглядом как они скрылись за красным портьерой, откуда бойцы выходили. И направилась следом, совершенно не осознавая, зачем это делаю.

Может, проверить не овдовела ли? Нет, что-то подсказывало оборотень куда живучей.

— Мисс, куда? Туда нельзя, — перегородил мне путь один из охранников.

— Мне нужно… Проверить как проигравший, — промямлила я, не глядя на мужчину. Всем телом я рвалась вперёд, но была легко остановлена.

— Вы кем-нибудь приходитесь ему?

— Д-да… Да.

— Невеста? — уточнил мужчина, опустив тяжёлую руку на моё плечо, пригвоздил меня к полу, — тогда нельзя, только родственникам. Жёнам, сёстрам…

— Что? — до меня не сразу дошло, о чём говорит охранник, но, сообразив, я быстро ляпнула, — пропустите, я и есть жена.

Разозлившись, я сбросила с себя чужую руку и прошмыгнула охраннику за спину.

Пройдя немного вперёд по плохо освещённому коридору, остановилась у открытой двери. Внимание привлекла ругань на сантринийском.

Я ворвалась в светлое небольшое помещение, в котором кроме стеклянного шкафчика с пузырьками зелий, и кушетки, на которой лежал Адриан, ничего не было. Над мужем хлопотал, по всей видимости, местный лекарь.

— Пара рёбер, — перечислял мужчина, — нос, понятное дело, ключица тоже… Так, милочка, а вы кто, лучше вам выйти…

Целитель, видимо, услышал мой тяжкий вздох, и обернулся, но отчитав, тут же вернул внимание к пациенту.

— Мистер… — обратился Адриан к лекарю.

— Мистер Вольски, — представился мужчина.

— Давайте, продолжим осмотр через пять минут.

Мистер Вольски покосился на меня неодобрительным взглядом, но из лекарской комнатушки вышел, бормоча себе что-то под нос про своевременное лечение, которое важнее всяких разговоров.

— Что это было? — поинтересовалась я, подходя ближе к кушетке. На голое туловище, покрытое ссадинами и ушибами, смотреть было больно. А на лицо и вовсе… — рановато ты решил сделать меня вдовой, если забыл, ты ещё должен мне парочку тёмных благословений.

— Пять, — поправил он меня, — и завтра я уже буду на ногах.

С учётом того как волк выглядел, верилось в его слова с трудом, но целительская магия, которой обладали лекари, на многое способна.

— Ты так и не ответил на мой вопрос, — напомнила я. Почему меня так разозлило и взволновало поведение мужа, я так и не поняла, но развернуться и уйти было бы теперь глупо.

— Отвечу, после того как ты скажешь почему пришла сюда, — ответил Адриан и, прищурившись, уставился на меня в ожидании ответа.

Хотела бы я и сама его знать. Ну не из-за того же, что волновалась о нём? С чего бы?

Но выходило так, что именно из-за этого.

— Волновалась о тёмных благословениях, которые ты мне обещал. Только и всего, — ляпнула первое, что пришло в голову, признаваться я точно не стала бы. Честно говоря, о необходимости в благословениях, я вспомнила только сейчас.

Мой ответ красного волка явно не устроил. Он вдруг начал приподниматься, пытаясь занять сидячее положение, и тихо порыкивал.

— Эй, лежи на месте, тебе нужно исцелиться для начала! — прикрикнула я.

— Ариана, посмотри мне в глаза, — тихо проговорил муж. Ему явно было очень больно, но он старательно не хотел этого показывать.

Я умела врать. Но тогда, когда была уверена, что делаю это во благо. Потому посмотрела мужу прямо в глаза.

Не знаю, что он увидел в них, но отчего-то усмехнулся. С кровавыми потёками на лице выглядело это жутковато.

— Я проиграл специально, — признался Адриан. — Мне было интересно посмотреть на твою реакцию.

С каждым его словом, я закипала, и с трудом вышло не взорваться и не прибить мужа на месте. С учётом его травм, сделать это было бы довольно просто.

— Ты чокнутый! — прокричала я, сжав кулаки. И как только можно было до такого додуматься? И, главное, ради чего?!

Мне отчаянно хотелось ещё что-нибудь ему сказать, но кроме матов ничего не приходило на ум.

— Сумасшедший… — прошипела я, но высказать большее, не смогла. Адриан порывисто обнял меня за талию более-менее целой рукой и притянул к себе.

Когда его губы накрыли мои, я выдохнула, будто только этого и ждала, и не смогла сделать ничего кроме как ответить на поцелуй. На мгновение забывая обо всём случившемся. Только привкус крови не давал окончательно раствориться в этом поцелуе.

Ну и появление лекаря.

— Так, пора лечиться… — тактично покашливая, мужчина обозначил себя. Ещё похлопал, чтобы на него точно обратили внимание.

И со словами «кыш-кыш» прогнал меня из своей каморки.

А я была только рада.

Между мной и мужем происходило что-то странное. И мне совсем не нравилось то, как я на это реагировала. Адриан играл со мной, и я поддавалась каждому его ходу. Знать бы ещё чего он всем этим добивается.

Одного он добился точно. К кулачным боям я потеряла интерес окончательно.

Находиться внутри душного помещения, где смешались ароматы пота, крови, алкоголя и табака, больше не было желания.

От короткого поцелуя снова участился пульс и дыхание. И чтоб прийти в себя мне жизненно необходим был глоток свежего воздуха.

Не заметила, как вышла наружу, жадно хватая ртом ночной воздух.

Выходка мужа меня разозлила. Но ещё больше злилась я на себя.

Нужно было возвращаться домой, развлечения потеряли на сегодня какой-либо смысл.

Надышавшись и немного придя в себя, я вернулась внутрь.

Местный лекарь уже подлатал Адриана, и тот вполне сносно держался на ногах с помощью близнецов, а лицо выглядело не таким помятым. Осталось смыть кровь.

— Вам нужно отлежаться день, два, милорд, способность оборотней к восстановлению сделает своё дело, ну и мазь, снимающая боль, в сочетании с укрепляющей настойкой лишними не будут, — наставлял лекарь, вручая Алексу пузырьки. — А вам, милочка, нужно присмотреть за своим мужчиной. Ласковая женская ручка поднимет и полумёртвого.

Последние слова лекаря чем-то очень насмешили близнецов. А меня вогнали в краску слова о том, что Адриан мой мужчина. И я даже не смогла возразить, какой смысл доказывать обратное незнакомому лекарю?

Домой мы возвращались всё вместе. Я, изображая оскорблённую невинность выходкой Адриана, демонстративно смотрела только в окно всю дорогу. Хотя вполне заслуживала взбучки вместо близнецов.

— Вы опять меня подвели… — шипел на них Адриан.

— Перестань, — не выдержала я. — Это я их заставила. Так что вся вина лежит на мне. Ну и на тебе, если уж на то пошло, спихивать жену на кузенов тебя никто не заставлял.

Муж прожог меня взглядом, явно не оценив вмешательство в воспитательный процесс.

— Хочешь, чтобы я и о твоём наказании побеспокоился?

Прикусить бы себе язык. Да жалко себя любимую.

— Я и так наказана, — ответила я, гневно дыша. — Я замужем за тобой!

Если бы не свидетели, Адриан точно придушил меня на месте.

Из кареты я выскочила первой. Хотя смысла в этом никакого не было, ведь нам всё равно предстоит встреча в совместных покоях.

Правда, по пути наверх, я уже пожалела о своих словах.

В детстве брату было со мной нелегко. Я часто убегала от нянек, а позднее учителей и гувернанток. Находили меня в лучшем случае в конюшне, в худшем — в ближайшем лесу. Став старше, я начала искать более острых приключений. В город меня не тянуло, и я направилась в противоположное направление. Так я и наткнулась на таверну “Голодная лисица» и познакомилась с Мари. Сбегая туда ночью, я много раз рисковала жизнью. Однажды нарвалась на пьяного солдата в отставке. Он не был рад проигрышу и попытался пырнуть меня ножом. Меня едва задело, но шрам я не стала залечивать и оставила как ещё один трофей. И напоминание о том, что нельзя связываться с пьяными солдатами. Кажется, он тогда даже и не понял, что перед ним девушка.

Я всегда старалась быть осторожной, потому что понимала — брат любит и волнуется за меня.

И именно поэтому в моей голове никак не складывалась логическая цепочка. Какого чёрта я так разволновалась за мужа? Ведь я его не люблю!

Ну разве что он чуточку мне нравится. В нём точно есть мужская харизма и что-то незримое, непонятное, но очень притягательное. Рядом с ним кровь начинала вскипать будто я с кем-то спорила. И не на бесполезный трофей, а на собственную жизнь.

Мне нравилось, когда Адриан прикасался ко мне. И я определённо хочу касаться его в ответ.

Возможно, мне не стоит быть с мужем такой резкой. По сути, Адриан не сделал мне ничего плохого. Я сама виновата, что оказалась не в том месте и не в то время.

Когда близнецы ввели его под руки в нашу гостиную я стояла на пороге спальни, пришлось отступить, чтобы пропустить их.

Они уложили Адриана на кровать.

Прежде чем уйти, Алекс поставил на тумбу у кровати два стеклянных пузырька.

— Это лекарь передал, укрепляющая настойка, по чайной ложке три раза в день. А это мазь для ушибов и мест переломов. Два раза в день до полного восстановления, — проинструктировал Алекс. Я хотела было возмутиться. Мол зачем он все мне это говорит. Не думает же, что я буду ухаживать за этим покалеченным?

Но промолчала, поняв, буду.

Братья ушли, и мы остались с Адрианом одни.

— Я прикажу приготовить ванну, — лежащий на кровати в полуобнажённом виде муж заставлял меня краснеть.

Его расслабленная поза была до ужаса естественной, и даже кровавые пятна на лице и теле не уменьшали ни его мужской привлекательности, ни интимности момента. Адриан снова с лёгкостью вгонял меня в краску даже не имея такой цели.

— Я прикажу набрать ванну, — пробормотала я себе под нос, и спешно оставила мужа одного.

Почему-то от идеи позвать кого-то из слуг, чтобы помочь Адриану помыться, я отказалась даже не раздумывая.

Когда горячая ванна была готова, я вернулась в спальню. Муж лежал, прикрыв глаза, но, услышав шуршание юбки, тут же их приоткрыл.

— Ванна готова, — сообщила я, подходя ближе. — Сможешь встать сам?

Адриан попробовал. Но стоило перенести вес на ноги, как те подкосились. Я подхватила мужа под руки, а другой рукой обняла за талию.

До ванной мы добрались. Но передо мной стояла ещё более трудная задача — раздеть мужа.

Глава 20

И это было задачей посложнее для меня. Несмотря на то, что я уже видела Адриана голым. Я очень хорошо помнила, что случилось в ванной в прошлый раз. От воспоминаний между ног сладко заныло.

Ладно, сегодня Адриану точно не до меня. Нужно просто помочь ему. Стереть мочалкой засохшую кровь с кожи и волос.

— Нужно снять штаны, — заговорила я отчего-то севшим голосом.

— Оставь, — отмахнулся красный волк.

— Что за глупость лезть в ванную в одежде.

Усадив мужа на медный бортик, я наклонилась и развязала пояс орнанских шаровар.

— Ариана… — попытался муж меня остановить. Но вышло у него не очень убедительно, и я потянула штаны вниз.

Большой неожиданностью для меня стало отсутствие белья. Но я молча сглотнула и не подала виду, что меня волнует его голая плоть. Возбуждённая голая плоть.

Но делать было это сложно. Взгляд постоянно возвращался к члену.

Чтобы до конца снять шаровары, я опустилась на пол. Чёрно-белый кафель отдавал холодом. Откуда-то тянуло сквозняком. Но сверху шло тепло от горячей воды. И Адриана.

Всего на мгновение я подняла взгляд и наткнулась на жёлтые звериные зрачки. В которых читался голод. Но ничего общего с едой он не имел.

Быстро закончив раздевание, отстранилась. Повернулась к шкафчику с шампунями и мылом.

— Залезай в воду, — небрежно скомандовала мужу, не оборачиваясь (и так я слишком долго лицезрела его голым).

Густая пена скрывала Адриана по грудь. Положив голову на бортик, он прикрыл глаза.

Сев рядом на пол, я намочила мочалку и натёрла её душистым травяным мылом.

От прикосновения к коже, на которой ещё не так давно были синяки и ссадины, Адриан зашипел. Места где лекарь применял целительную магию ещё были красными и, видимо, немного болели.

Никогда прежде я не находилась так близко к обнажённому мужчине. Прошлый инцидент в этой же комнате не считается. Пальцы немного дрожали, когда я выводила мыльные круги по мужской груди, им передавалась моя внутренняя дрожь, вызванная, отчасти, любопытством, отчасти, возбуждением, которое я безрезультатно пыталась обуздать.

— Ш-ш, — зашипел муж. Я была неаккуратна и слишком сильно прошлась по ключице.

Растерявшись, я уронила мочалку в воду. Рефлекторно опустила руку следом, задевая ладонью напряжённый живот. И ниже.

О мочалке я забыла очень быстро. Не могла оторваться от лица мужа. Он снова закрыл глаза, и, запрокинув голову, издал неопределённый звук, какая-то смесь шипения, рычания… И стона.

Мне понравилось увиденное. Не настолько я была невинна, чтобы не понимать из-за чего последовала такая реакция.

В голове слишком быстро зрел коварный план, диктуемый похотью и азартом.

Мне нравилось, как муж реагирует на меня, будто я имею над ним какую-то власть. И мне нестерпимо захотелось узнать её масштабы.

Опустив руку глубже, я обхватила налившийся кровью член. Твёрдый как камень, он оказался на удивление приятным на ощупь. Не без удовольствия я отметила, как он напрягается под моей рукой ещё сильнее.

Адриан пробормотал что-то сквозь стон, но глаза не открыл и уж тем более не стал меня останавливать. Наоборот, чуть расслабился и принял позу поудобнее.

Я не очень представляла что делать дальше, но вдруг на мои пальцы легла ладонь мужа. Он заставил сжать руку сильнее, а затем, не ослабляя хватки провести по гладкому стволу.

Быстро смекнув что нужно делать, я осмелела и повторила движения уже самостоятельно.

— Вот так, да… Молодец, — шептал Адриан, чуть подаваясь бёдрами навстречу моей руке.

Чужое возбуждение странным образом усиливало моё собственное. И мне хотелось большего.

Но красный волк точно не привык быть уязвимым. И падая в пропасть удовольствия, один это делать не планировал.

Глаза Адриана вдруг распахнулись, являя вторую сущность.

В животе что-то ухнуло вниз. Этот зверь точно не был беззащитным или слабым. Он был опасным, и это качество мне безумно нравилось.

Обхватив рукой за шею, Адриан притянул меня к себе и поцеловал. Жадно и требовательно, сокрушив напором даже мысли о сопротивлении.

Но мне не хотелось останавливать это безумие. Напротив, мне хотелось этим безумием хоть немного управлять. Я сжала член сильнее и провела ладонью вверх и вниз. И поймала губами глухой рык.

— Быстрее, — прошептал Адриан мне на ухо.

Поцелуй окончательно опьянил. Собственное возбуждение стало ощущаться томительно-болезненной пульсацией между ног. Хотелось стиснуть ноги сильнее и запустить туда руку…

— Приласкай себя, Ариана, не сдерживайся, — жарко прошептал Адриан, угадывая мои мысли.

Я послушалась. Пробралась под юбку и панталоны. Накрыла ладонью пах и провела вниз. Рука легко скользила по влажной разгорячённой плоти. Стиснув колени, я принялась ласкать себя, как это делал Адриан. Задевая сверх чувствительную точку. Двигая рукой так же быстро, как другой, сжимающей член мужа.

Почувствовала, как он напрягся и будто дёрнулся несколько раз, после чего в ладонь ударило семя.

От резких движений пальцев я замерла, ловя импульсы удовольствия, разлетевшиеся по телу.

Хотелось развалиться прямо на полу, забрызганном водой. Но я вцепилась в ванную, не позволяя себе упасть.

В тишине тяжёлое дыхание казалось слишком громким.

— Не надо больше так делать, прости, — подавив неловкость, произнесла я. — Тебе ведь нужны силы на восстановление.

— Не стоит извиняться, — ответил Адриан, не сдерживая ухмылки.

Вот же самодовольный гад. Но я на удивление не злилась. Просто взяла ковш и, быстро зачерпнув воды, без предупреждения вылила ему на голову.

Оборотень поморщился и недовольно задышал.

— Чуть не забыли помыть тебе голову, — теперь была моя очередь потешаться.

Я даже негромко рассмеялась, намыливая потемневшие от воды короткие волосы мужа.

— Ты думаешь это смешно? — строго спросил он.

— Очень, — потеряла я всякий страх.

— А так?

Адриан вскинул руку и мне в лицо полетели капли воды. А так как руки усердно намыливали рыжую шевелюру, ответить тем же я не могла.

— Не очень разумно с твоей стороны, — шутливо заметила я, продолжая своё дело. И, склонившись к уху Адриана, добавила: — Ты так слаб и беззащитен сейчас. Не боишься, что отомщу?

— Не сможешь, — заявил оборотень уверенно.

За что я вылила на него ещё один ковш воды без предупреждения.

Закончив с горем пополам мытьё, мы вернулись в спальню. Предстояло выполнить рекомендации лекаря.

Лёгкость в общении, возникшая после внезапной близости, вмиг испарилась.

Адриан сел на кровать, а я взяла пузырёк с мазью.

После случившегося в ванной, по идее, прикасаться к мужу мне не должно быть страшно. Но там я переступила какую-то грань. И за ней было слишком много неизведанного.

Я прекрасно помнила о своём первом проигрыше. Завтра мне предстояло отдать этот долг перед мужем и сделать… Почти то же что и в ванной. Но стоило ли откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня?

— Ложись на подушки, — попросила я, растерев мазь между ладоней.

Прикрыв глаза, Адриан послушался и повалился на подушки.

Всё ещё борясь с собственными желаниями и установками, я принялась намазывать красные места на теле мужа.

Я не забыла о брошенном мне вызове. Адриан был уверен, что я сама буду умолять его стать моим первым мужчиной. И сегодня я уже не была уверена в том, что этот спор мне под силу выиграть. Пожалуй, я впервые была не против проигрыша. Но глупая гордость не позволяла так просто сдаться.

А если заставить мужа сходить с ума по мне? Чтобы он не смог спокойно терпеть… Почти месяц! Чтобы до безумия желал оказаться во мне?

Радуясь тому, что мысли и чувства пошли в некое подобие гармонии, я начала наслаждаться процессом лечения.

Моя ладонь скользила по напряжённым мышцам и мне нравилось это ощущение.

От шеи я перешла к плечам, а затем к груди. Намеренно постепенно продвигаясь вниз. Бёдра Адриана были прикрыты лишь полотенцем, и я прекрасно видела, что он снова возбуждён.

Взобравшись на кровать с ногами, нависла над мужем поперёк. Погладила твёрдый член через махровую ткань и наклонилась к лицу Адриана.

— Ариана, что ты делаешь? — прошептал оборотень, не отрывая взгляда от моих губ.

— Я хочу отдать должок, не могу ждать до завтра.

— Терпение не твой конёк, — понял Адриан, а я поцеловала его в уголок рта. А затем покрытый медной щетиной подбородок. В шею, где бешено бился пульс. Ниже, проводя языком по коже. Терпкий вкус мази почти не ощущался, она быстро впиталась в кожу. Зато в нос бил запах травяного мыла и оборотня.

— Боги, Ариана, — прошипел Адриан, цепляясь пальцами за простыни, когда я прикусила один из кубиков на животе.

Я была так близка к своей цели! Но, видимо, боги поняли Адриана по-своему.

Услышав стук в дверь, я отпрянула от мужа. Оба мы выглядели так, будто нас застукали за преступно неприличным занятием. И плевать, что так оно и есть — но разве мы не муж и жена для всех?

— Адриан, что произошло?! — в нашу спальню ворвалась Амелия.

Сказать, что я удивилась — это ничего не сказать. А если бы она открыла дверь на несколько минут позже. А я бы тут… Мы бы…

Возмущению моему не было предела.

— Как так вышло? — не унималась свекровь. Её, видимо, не смущало, что я сижу на кровати, прижимаясь к её сыну, растрёпанная и с горящими щеками. А Адриан в одном полотенце, едва прикрывающем мужское достоинство. — Ты не мог проиграть!

— А вас не учили, что после стука нужно дожидаться разрешения войти? — вспомнила я урок хороших манер. А всё-таки умные люди придумали этот этикет. — Это, вообще-то, наша спальня. А если бы мы вам тут внуков делали?

Неприкосновенность нашей опочивальни пришлось отстаивать одной. Княгиня, потупив взгляд, удостоила им, наконец, и меня. Потом вновь осмотрела сына.

— Пожалуй, Ариана права, мама, что за повод так врываться? — отозвался Адриан, став, на удивление, всё-таки на мою сторону.

— Да ради всех богов, я только за, чтобы вы думали в первую очередь о наследниках… Но как я могу быть спокойна, когда, встретив близнецов, узнаю, что моего сына избили до полусмерти? Они, конечно, ещё те шутники… Но такими вещами не шутят. И я вижу тому подтверждение. Поэтому спрашиваю снова. Что произошло?

Я посмотрела на мужа. Интересно, что он скажет матери?

— Мне нужно было проветрить голову, — соврал Адриан. А, может, это тоже было частью правды.

— Проветрить голову? — с сомнением повторила княгиня. — Я не знаю, что с тобой творится, сын, но мне это не нравится.

Амелия сжала губы и посмотрела на нас внимательно, будто на наших лицах написаны ответы, которые ей так хотелось получить. Явно ей было ещё что сказать. Но женщина сдержалась.

Сложив руки в замок и гордо вскинув подбородок, она покинула нашу спальню.

— Она волнуется, — пояснил Адриан поведение матери.

— Это естественно…

— И она не привыкла, что я могу быть не один, — перебив, добавил муж.

Эти его слова отозвались непонятным теплом в душе. Получается Адриан не держал в доме любовниц. Но почему меня это так радует?

Мы снова остались с мужем одни, но интимный момент был упущен. Быстро переодевшись для сна, я вернулась в кровать. Адриан лежал на спине, подложив ладони под голову и, кажется, спал.

Опустилась на подушку и ощутила дикую усталость — последствие бессонной ночи. Повернувшись на бок засмотрелась на профиль мужа. Веки потяжелели, и я прикрыла глаза, но мысли не давали уснуть сразу. А прежде, чем провалиться в сон я почувствовала, как Адриан повернул голову в мою сторону и провёл по моему лицу рукой, заправил волосы, упавшие на глаза, и прошептал на сантринийском:

— Моя единственная.

Глава 21

Это была первая ночь, проведённая в одной кровати с мужчиной, да ещё и с мужем. И проснувшись, я сразу поняла — запомню это утро на всю жизнь.

Сорочка болталась где-то в районе груди, и я чувствовала, как плотно Адриан прижимается ко мне со спины. Как упирается в ягодицы твёрдый член. Это бодрило. Но ещё сильнее пробудиться заставила ладонь мужа, забравшаяся под панталоны. Он отодвинул их край и нашёл чувствительную точку, которую теперь перебирал пальцами и от простреливающего всё тело удовольствия я сильнее вжималась задом в мужа.

Это было самым приятным пробуждением в моей жизни. Пальцы Адриана растирали влагу между моих ног, а свободная рука добралась до груди. Обхватив полушарие, он сжал пальцами сосок, и я не сдержала стон.

Убрав волосы со спины и открыв мою шею, Адриан поцеловал меня в затылок.

— Доброе утро, — прошептал он хриплым ото сна голосом. Прикусил нежную кожу на шее и вдруг просунул палец в меня. Я попыталась отпрянуть, но лишь сильнее вжалась в твёрдый член. А потом он начал двигать пальцем. И мне уже не хотелось сбежать. Удовольствие было настолько острым, что перед глазами плясали разноцветные пятна, а сердце разгоняло кровь в сумасшедшем ритме до звона в ушах.

Когда одному пальцу присоединился второй, я тихо всхлипнула в подушку и вцепилась в простыни ладонями.

Адриан провёл рукой по моему горлу, заставив откинуть голову ему на грудь, очертил пальцами линию подбородка и губ. Я дышала часто и тяжело. Когда в мой приоткрытый рот скользнул палец мужа, я не задумываясь обхватила его губами и обвела языком. Посасывала и облизывала, чувствуя, как собственное удовольствие только возрастает.

Адриан убрал палец из моего рта, и я чуть не застонала разочарованно. Но муж перевернул меня к себе лицом и поцеловал.

Его язык ласкал мой рот, глубоко, чувственно. Я терялась от ощущений. Но когда Адриан положил мою руку на окаменевший член, я не растерялась. Провела вдоль ствола как он учил. Вверх-вниз.

Мне захотелось попробовать его на вкус самой. Проделать ртом то же, что я делала с его пальцем.

Откинула одеяло и, целуя крепкое тело, медленно спустилась к косым мышцам живота. Адриан продолжал меня ласкать рукой, и устроившись сбоку, положив одну руку ему на живот, а другую на бедро, коснулась губами головки. Услышав мужской стон, осмелела и впустила член глубже в свой рот. Вкус мужа, его запах возбуждали и отрывали от реальности. Может, я всё ещё сплю?

Адриан продолжил ласкать меня, и я едва осознавала, что творят со мной его пальцы. Он двигался во мне так же иступлено, как я ласкала и посасывала его член. Растерев влагу по промежности, Адриан вдруг коснулся второй дырочки и, я застонала, почувствовав, как по телу прошлась новая волна удовольствия. Доводящего почти до грани. Он массировал эту дырочку, а затем намного проник внутрь. Когда он начал двигать пальцем и там, я не выдержала. Замерла, содрогаясь от истомы, охватившей всё тело. Мышцы между ног сжимались, кольцом обхватывая пальцы мужа. И я, обхватив член руками, задвигала быстрее. Ещё улавливая отголоски собственного оргазма, я почувствовала, как член в моих руках напрягся ещё сильнее, и Адриан кончил.

Обессиленная я рухнула на подушку рядом с мужем и положила голову ему на плечо.

Это было настолько слишком ново для меня. Я не знала, как вести себя дальше и что говорить. Но тишина не напрягала и казалась правильной. Вот только длилась она совсем недолго.

Утро вышло, действительно, незабываемым. А я кое-что уяснила для себя. У родственников Адриана было семейным недугом — отсутствие такта. Об уважении личного пространства они, похоже, не слышали, и врываться к друг другу в спальни для них обычное дело.

— У нас сразу две плохие новости, — заявил Феликс.

Дверь в нашу спальню раскрылась чуть ли не с хлопком о стену явив на пороге близнецов. Как никогда серьёзных.

— Три, — пробурчала я себе под нос, зарывшись в одеяло. Для меня появление кого-либо из родни мужа в такой момент было само по себе плохой новостью.

— Алекс, Феликс, — прорычал Адриан, вскакивая с кровати, — стучать надо.

— Оу, у вас тут… это… — заметил Феликс, гаденько ухмыляясь. — Пардон.

— Наши заметили неподалёку нескольких членов стаи медведей, — перешёл к делу Алекс. — А ещё мы с Феликсом видели в квартале отсюда князя Азара.

— Где именно? — вмиг посерьёзнел Адриан. Подняв с пола полотенце, обмотал его вокруг бедёр и направился в гардеробную.

— Медведи ошивались тупо на улице, может, следили, — тут же сообщил Алекс. — Азара видели… Возле салона “Эржабет Бат”. Выходил из жилого дома по соседству. Кто там живёт мы ещё не успели выяснить.

— Скупщик-артефактор, работает без лицензии, — брякнула я, внимательно вслушиваясь в разговор. Близнецы тут же повернулись ко мне. — Рядом с салоном много лавок, но вряд ли князя интересует кружевное бельишко.

Заметив немой вопрос на лицах близнецов и мужа, вынырнувшего из гардеробной в процессе одевания, пояснила.

— Я часто бываю в том салоне. И иногда обменивала у мистера Хариса трофеи, он не задаёт лишних вопросов.

— Ладно, — скривился недовольно Адриан, — о твоих увлечениях поговорим позже.

Его внимание вновь вернулось к близнецам.

— Значит, всё-таки не уехал, — пробормотал Адриан, — следить кого-то поставили?

От нового вопроса близнецы поникли.

— Нет, мы были одни.

— Вас, вообще-то, двое, — процедил Адриан. — Ладно, будем следить за периметром особняка. Появится Азар километра, сразу мне сообщить.

— Хорошо, — закивали парни как болванчики.

— И за медведями следите тоже, — добавил Адриан, — не нравится мне, что они крутятся рядом. Ну, что ждёте?

Суровый взгляд князя Радзиевского пронял даже меня. Близнецы поспешно удалились, и мы с мужем остались одни. Пользуясь возможностью (а то глядишь ещё кто нагрянет с утра пораньше), я направилась в ванную.

Мне не терпелось задать мужу вопросы, но и привести себя в порядок тоже.

Выбравшись из кокона одеяла, я прошмыгнула в ванную.

Рассвет только занимался. Но с учётом того как рано вчера мы заснули, поспать удалось на славу. Я потянулась, закончив умываться, и вздрогнула, когда талию обвили сильные мужские руки.

Тонкая ткань сорочки пропускала тепло мужа. Объятия оказались уютными и заставили сердце биться быстрее. И я не стала вырываться.

— Значит, навестить брата в ближайшее время я могу и не надеяться? — догадалась я. Губы мужа нашли мою мочку и ласково провели по ней. А щетина защекотала кожу.

Ответом мне был хмурый взгляд, встреченный в зеркале. Другого я и не ожидала.

— Даже если ты готова завершить брачный ритуал, тебе все ещё нужны тёмные благословения, — напомнил Адриан и взял в руки бритву с полки. Надрезал свой палец и даже не поморщился. — Я пока не могу уехать. Нужно со всем этим разобраться.

Не успела я опомниться, как муж принялся повторять слова благословения, рисуя на моём лице и руках древние символы культа Чёрного бога. Одного из девятерых.

В Алтарии почитали Первую богиню и Последнего бога.

Но мы с Уильямом не были особо религиозны.

— С чего ты решил, что я готова завершить брачный ритуал? — спросила я, когда Адриан закончил. Если он подумал, что я так легко брошусь в его объятия, то слишком плохо изучил меня. — Я всё ещё не хочу сковывать себя этим браком.

Довольная ухмылка пропала с лица мужа, а на моём, наоборот, появилась.

— Да? И чем таким ты хочешь заняться, что брак для тебя такая обуза? — фыркнул муж, потеряв привычную невозмутимость.

Вопрос оказался для меня неожиданным. Честно говоря, я смутно представляла, чем хочу заняться, заполучив свободу.

— Для начала попутешествовать, — ответила, пожав плечами. — А там видно будет.

— Не лучшая идея, в Сантринии скоро начнётся переворот, и это затронет все соседние страны.

— А я отправлюсь в Дикие земли, — нашлась я.

Лицо Адриана выражало большие сомнения в подобной затее, да и в моём здравомыслии.

Продолжать этот разговор никто из нас не хотел. И так хорошее утро было испорчено.

— У меня дело в городе, нужно принять груз из Сантринии и кое с кем встретиться, — перевёл тему муж. Он поймал меня за плечи и от его вкрадчивого взгляда было сложно спрятаться. — Пообещай мне, ни при каких обстоятельствах не покидать особняк. Здесь ты в безопасности. Я понимаю твоё стремление увидеть племянника. Но это тот случай, когда нужно потерпеть.

Похоже, Адриан действительно волновался за меня. Между бровей залегла морщинка. Захотелось её расправить. Но я держала себя в руках.

— Ладно, — согласилась я. Сделать это было на удивление легко. — Что мне ещё делать как ни сидеть дома у окна и не вышивать крестиком.

Порывисто поцеловав меня в губы, Адриан ушёл. На совместный завтрак я и не рассчитывала. Вскоре пришла Зофья и помогла мне с причёской. Было непривычно видеть себя такой… Похожей на леди. Но от косы я решила сегодня отказаться. Нужно же чем-то занять себя!

— Её светлость просила передать, если вы составите ей компанию за завтраком, она будет рада.

Какая деликатность, однако.

День начался рано и обещал быть долгим, и я решила согласиться на столь любезное предложение.

Княгиня Радзиевская явно была в курсе всего происходящего побольше моего. И хоть от меня тоже особо не скрывали ничего, Адриан так и не рассказал почему опасается князя Азара.

Княгиня Радзиевская была настроена поболтать. Да только не учла я, что меня саму вовсе не из любезности пригласили. У княгини тоже были вопросы к сыну, на которые он, судя по всему, отвечать не спешил.

— Так как вышло, что вы поженились без твоего согласия, дорогая? — закончив с завтраком и ненавязчивыми разговорами о погоде, Амелия перешла к тому, что её по-настоящему волновало. Женщина не пыталась играть и выведать информацию окольными путями, и это подкупало. — Адриан стал слишком скрытен. Отделывается от меня общими фразами. Говорит, что всё нормально. Но материнское сердце не обманешь — я чувствую он о чём-то важном умалчивает. И это его гложет.

Свекровь опять достала свою клюквенную настойку. Видимо, в её понимании доверительные беседы так лучше проходят, и позднее утро (несколько часов оставалось до полудня) княгиню не смущало.

От пододвинутой в мою сторону рюмки на длинной ножке, до краёв полной рубиновой жидкости, я не отказалась. Я тоже рассчитывала на доверие со стороны свекрови.

— Почему же без согласия? — удивила я её. Женщина сверкнула глазами и опрокинула в себя рюмку. И я сделала то же самое. — Мне пришлось согласиться.

— Адриан не стал бы принуждать, — заступилась княгиня за сына. — Он слишком горд и благороден для подобного.

— Это было не принуждение, у меня просто не осталось выбора.

Свекровь внимательно слушала мой рассказ. Рассказала я почти всё. Начав с того, как Феликс проиграл мне кинжал. Не стала только упоминать имя тёмного, что убила.

— Так это ты убила Кейна, — догадалась она сама.

— Ну да. А дальше вы знаете.

Княгиня улыбнулась как-то снисходительно. Вроде бы по-доброму, но с явным превосходством. Так смотрят взрослые на неразумное дитя. Это немного царапнуло гордость, но я промолчала. И очень кстати.

Дальше настала очередь свекрови откровенничать.

— Теперь многое встало на свои места. Но Адриан тебе соврал, — выдала княгиня. Её слова неожиданно резанули по сердцу. Я полагала, что Адриан чего-то не договаривает, но не думала, что он станет врать.

— О чём вы?

Амелия поджимала губы и теребила край кружевной салфетки. Она явно сомневалась, говорить ли мне правду.

— Я слышала про защищающее род Кейна проклятие. Многие в Сантринии слышали об этом. Здесь он не соврал. Но вот тёмное благословение… Его можно подарить только истинной возлюбленной, своей единственной, у оборотней это называется истинная пара. Поэтому тёмные дарят его редко.

В голове сразу всплыли слова мужа, брошенные, будто случайно.

Глава 22

“Моя единственная”, — услышала их сквозь сон, но тут же забыла и даже не вспомнила утром.

Если для свекрови мой рассказ многое прояснил, то у меня же появилась куча новых вопросов.

— Почему он не сказал, что я его истинная? И когда он вообще это понял? И как?

Ведь Мари говорила, что для этого нужно переспать.

Получается, у меня выбора давно нет. И я зря тешила себя надеждой остаться в браке свободной. Ну теперь хотя бы ясно почему меня влечёт к мужу. Не только из-за метки и потому что он весь такой красивый, загадочный и опасный.

Во мне медленно закипала злость.

Как можно было промолчать о таком? Создать иллюзию выбора.

— Вы уверены? — уточнила я у свекрови, пока не накрутила себе зазря.

— Конечно, иначе бы благословение не исцелило тебя.

— Ну, мне ещё нужно… — я замялась, подсчитывая количество благословений, которые, Адриан говорил, мне нужны для полного исцеления. — Ещё три, кажется.

— Чушь, — снова огорошила свекровь. А мне опять будто в сердце ткнули чем-то острым.

— Как это чушь?! — А что тогда утром было за представление? Я соскочила с места и ударила ладонями по столу. Рюмки и бутылка с клюквенной настойкой громко звякнули. — То есть, вы хотите сказать, что я исцелена от проклятия. Мне не требуется сближение с мужем, дабы не разгневать богов? Может, ещё и в брачной ночи нет необходимости?

— Подожди, ты хочешь сказать вы ещё…

— Да, мы ещё не спали, я всё ещё девственница!

Мне хотелось кричать. Разломать что-нибудь. Или кого-нибудь.

Он мне врал. Во всём. Играл со мной… Манипулировал, как доверчивой дурочкой.

И это мы всего несколько дней женаты!

— Ариана, — строгий голос княгини отвлёк от гневных мыслей.

Ух, я ему отомщу…

Да я же могу уйти прямо сейчас… На всё четыре стороны.

Резко отодвинула стул и ножки противно царапнули паркет.

— Куда ты, Ариана, мы же ещё недоговорили? — свекровь забеспокоилась и тоже поднялась.

— Куда, куда, подальше от этого дома! Пусть сам приползает, если нужно… Хотя, кому это теперь нужно! — процедила я сквозь зубы.

Свалившаяся обухом информация выбила меня из равновесия.

Воздуха не хватало. Я подбежала к окну и раскрыла его настежь. Вот только было поздно. И занавески я зря трогала. Те вспыхнули в мгновение ока.

— Ох, Арианушка, ну что же ты так растопилась, — причитала за спиной свекровь. — Уверена, у Адриана были веские причины так поступить. Вы истинная пара, это божье благо, что вы нашли друг друга.

Я почти не слушала женщину за спиной. Меня больше волновал огонь, с невероятной скоростью захвативший окно. Он уже перебросился на соседний тюль. А там и до деревянного шкафа не далеко, и обитого атласом дивана с подушками.

— Если ты не планируешь это тушить, то я лучше позову слуг, — княгиня Радзиевская тоже начала волноваться о разыгравшемся огне. А я не могла его потушить.

Мне было трудно сдерживать драконье пламя, а гасить так вообще. Никогда ещё не удавалось.

— Я не могу его потушить, — призналась я тут же.

Амелия взяла в руки колокольчик и уже собиралась в него позвонить, чтобы позвать слуг для тушения огня. Но в это мгновение в коридоре раздались крики и топот.

— Пожар!

— Пожар!

“Моя единственная”, — услышала их сквозь сон, но тут же забыла и даже не вспомнила утром.

Если для свекрови мой рассказ многое прояснил, то у меня же появилась куча новых вопросов.

— Почему он не сказал, что я его истинная? И когда он вообще это понял? И как?

Ведь Мари говорила, что для этого нужно переспать.

Получается, у меня выбора давно нет. И я зря тешила себя надеждой остаться в браке свободной. Ну теперь хотя бы ясно почему меня влечёт к мужу. Не только из-за метки и потому что он весь такой красивый, загадочный и опасный.

Во мне медленно закипала злость.

Как можно было промолчать о таком? Создать иллюзию выбора.

— Вы уверены? — уточнила я у свекрови, пока не накрутила себе зазря.

— Конечно, иначе бы благословение не исцелило тебя.

— Ну, мне ещё нужно… — я замялась, подсчитывая количество благословений, которые, Адриан говорил, мне нужны для полного исцеления. — Ещё три, кажется.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Чушь, — снова огорошила свекровь. А мне опять будто в сердце ткнули чем-то острым.

— Как это чушь?! — А что тогда утром было за представление? Я соскочила с места и ударила ладонями по столу. Рюмки и бутылка с клюквенной настойкой громко звякнули. — То есть, вы хотите сказать, что я исцелена от проклятия. Мне не требуется сближение с мужем, дабы не разгневать богов? Может, ещё и в брачной ночи нет необходимости?

— Подожди, ты хочешь сказать вы ещё…

— Да, мы ещё не спали, я всё ещё девственница!

Мне хотелось кричать. Разломать что-нибудь. Или кого-нибудь.

Он мне врал. Во всём. Играл со мной… Манипулировал, как доверчивой дурочкой.

И это мы всего несколько дней женаты!

— Ариана, — строгий голос княгини отвлёк от гневных мыслей.

Ух, я ему отомщу…

Да я же могу уйти прямо сейчас… На всё четыре стороны.

Резко отодвинула стул и ножки противно царапнули паркет.

— Куда ты, Ариана, мы же ещё недоговорили? — свекровь забеспокоилась и тоже поднялась.

— Куда, куда, подальше от этого дома! Пусть сам приползает, если нужно… Хотя, кому это теперь нужно! — процедила я сквозь зубы.

Свалившаяся обухом информация выбила меня из равновесия.

Воздуха не хватало. Я подбежала к окну и раскрыла его настежь. Вот только было поздно. И занавески я зря трогала. Те вспыхнули в мгновение ока.

— Ох, Арианушка, ну что же ты так растопилась, — причитала за спиной свекровь. — Уверена, у Адриана были веские причины так поступить. Вы истинная пара, это божье благо, что вы нашли друг друга.

Я почти не слушала женщину за спиной. Меня больше волновал огонь, с невероятной скоростью захвативший окно. Он уже перебросился на соседний тюль. А там и до деревянного шкафа не далеко, и обитого атласом дивана с подушками.

— Если ты не планируешь это тушить, то я лучше позову слуг, — княгиня Радзиевская тоже начала волноваться о разыгравшемся огне. А я не могла его потушить.

Мне было трудно сдерживать драконье пламя, а гасить так вообще. Никогда ещё не удавалось.

— Я не могу его потушить, — призналась я тут же.

Амелия взяла в руки колокольчик и уже собиралась в него позвонить, чтобы позвать слуг для тушения огня. Но в это мгновение в коридоре раздались крики и топот.

— Пожар!

— Пожар!

— В подвале пожар!

Мы со свекровью одновременно посмотрели друг на друга. Нет, не послышалось. Пожар, охвативший гостиную, никто не успел заметить. Потому что что-то загорелось в подвале.

— Нужно уходить, — Амелия выглядела взволнованно. Подхватила юбки и направилась к выходу. — Ариана, чего застыла?

Я и правда замялась. Несмотря на то что я была драконом, и огонь практически не мог мне навредить, я его, мягко говоря, недолюбливала. Страхи пятилетней беспомощной девочки вдруг ожили.

Разгулявшийся огонь всколыхнул воспоминания. Подкидывая детали, которых я не помнила раньше.

Красивое лицо невесты брата. Огненные блики в чёрных волосах. И ужас в глазах.

А ещё там был мужчина. Я пряталась в глубокой нише в коридоре, там как раз стояла ваза с цветами в мой рост. Убежала от нянек в очередной раз, но, заметив незнакомого мужчину, спряталась. На нём был чёрный широкий плащ и глубокий капюшон почти скрывал его лицо. Он стоял вплотную к двери. А потом с его рук сорвалось пламя и охватило её.

— Не бывать браку чистокровного дракона и тёмной, — услышала я злой шёпот незнакомца и сильнее вжалась в стену.

Мужчина быстро зашагал прочь, не заметив меня. Лишь мазнул взглядом по нише.

Я посмотрела на дверь, которую поджёг мужчина. Это была комната невесты брата.

— Помогите! — девушка оказалась внутри. — Помогите!

Она не могла открыть горящую дверь. Для тёмных пламя губительно. Но не для драконов.

Я боялась выйти, но крики девушки становились всё отчаяннее.

— Драконы не боятся огня, — шепнула я себе, и вынырнула из-за укрытия.

Подошла к горящей двери и дотронулась до раскалённой ручки.

Я вошла в комнату. Пожар перекинулся на мебель, и казалось вся комната полыхала.

Невеста брата стояла возле окна огонь подступал со всех сторон. Пламя было таким высоким, что мне стало страшно. Да и как помочь ей выбраться?

Увидев меня, девушка направилась к выходу. В это мгновение дверь захлопнулась.

— О, нет! Ариана! — запаниковала она. — На двери заклятие.

Девушка обернулась ко мне и подбадривающе улыбнулась.

— Не бойся, — взяла она меня за плечи, — нас спасут, обязательно… Возьми мой дорожный плащ. Он из кожи, она защитит тебя от огня…

Я отчаянно затрясла головой, отгоняя жуткие воспоминания.

Её не спасли. И теперь я помнила почему. Дверь не могли открыть пока она не сгорела дотла из-за наложенного заклятия. И пожар начался вовсе не сам по себе.

— А! Помогите! — женский крик словно оживший кошмар. Полный тем же ужасом перед огнём. Он окончательно заставил прийти в себя.

Осмотревшись, я поняла, что свекровь вела меня по широкой лестнице в парадном холле, видимо, на выход. А крик раздался откуда-то снизу. Кажется, из подвала.

— Ариана, надо спешить! — пыталась достучаться до меня княгиня. — Не стой столбом.

— Помогите, пожалуйста! — кричали на сантринийском, крик перешёл в жалобный плач.

— Я должна помочь, — ответила я не в силах оторвать взгляд от пламени охватившем второй этаж.

— Ей кто-нибудь другой поможет…

— Кто? Вы видите другого дракона поблизости? Или кого-то ещё, кто не боится огня?

Аргументов на это у княгини не нашлось. Она пыталась меня вразумить, прося не рисковать, но я не послушала её.

Тушить особняк не успевали. Огонь слишком быстро распространялся. Ещё бы, ведь начался одновременно в подвале и на втором этаже по моей милости.

— Уходите, Амелия, — бросила я. Огонь ещё не отрезал путь к большим двустворчатым дверям парадного входа. Они были распахнуты настежь, и слуги выбегали из дома один за одним, словно муравьи из разрушенного муравейника, крича и переругиваясь.

— Госпожа, поторопитесь, — дворецкий, заметив княгиню, позволил себе вольность, подхватил её под локоть и направил к выходу.

А я воспользовалась возможностью и побежала на крики девушки.

Звали на помощь действительно из подвала. И как только девушка туда попала?

Дым сильно ухудшил видимость. И я держалась руками за стены, чтобы не скатиться с лестницы ведущей вниз.

— Помогите! — голос раздался совсем рядом, но сквозь дым я никого не видела.

— Эй, где ты? Пойдём, я проведу тебя!

Но ответа не последовало.

Я стояла в центре помещения, служившего полигоном, где мы с Адрианом тогда стреляли. Стол был сегодня пуст, не считая расстеленного на нём куска замши, на котором тогда лежали пистолеты. Я схватила его — пригодится защищаться от огня.

— Помогите, — услышала я жалобное. Голос раздавался приглушённо, будто из трубы… или туннеля. И, наконец-то, я узнала его. Это же Зофья!

— Зофья, это ты?! — крикнула я как можно громче. Должно быть, она прячется в одном из туннелей.

— Простите, госпожа, — пискнула девушка и я кинулась к одному из ответвлений, но замерла, когда из дыма вышел хорошо знакомый мужчина.

Он держал Зофью, намотав косу на кулак.

— Женщины, что же вам неймётся? Одна суёт свой нос, куда не следует, другая припёрлась её спасать, — презрительно бросил он, скривив жабье лицо. — Как же легко вышло заманить тебя в ловушку, душа моя. Братья были правы. Твоё стремление быть выше и сильнее мужчин, наложенное на детский страх, можно использовать против тебя.

Граф Булоки изменился до неузнаваемости. Таким я его никогда не видела. Этот дракон сочился ядом и ненавистью.

— Чего ты хочешь? — начала я осторожно. Говорят, психов лучше не провоцировать, а он сейчас именно таким и был. — Отпусти служанку, она обычный человек и ни в чём не виновата.

— Хотел бы, но нет, — без капли сожаления ответил граф. — Она видела, что это я устроил «очищающий» огонь.

Я сделала шаг к графу. Тот изменился в лице и притянул к себе девушку ещё ближе.

— Чёрт с ней, я должен завершить миссию, — прошипел он, достав что-то из нагрудного кармана. Отпустил Зофью и та упала на колени.

Девушка вскрикнула, когда Булоки замахнулся на неё стилетом.

— Нет!

Я бросилась на графа и выбила из его рук оружие.

Вот же трус мерзопакостный, даже оружие у него женское.

Помогла Зофье подняться и сунула в руки кусок замши.

— Накройся этим. Огонь тебя не тронет, — шепнула я Зофье. Та понятливо кивнула. — Беги же отсюда скорее.

Девушку упрашивать не пришлось. Завернувшись в замшу с головой, она бросилась к лестнице.

— Стерва! — зашипел змеёй Булоки и, не успела я оглянуться, набросился на меня со спины. Он не отличался худобой или атлетичным телосложением, но имел большую массу и был драконом, что делало его сильнее обычного человека.

Свой вес Булоки решил использовать против меня. Навалился сильнее и зашептал мерзости как он это любил. Только в этот раз превзошёл сам себя… И все возможные границы.

— Это будет феерический трах, душа моя. Мы будем спариваться как наши великие предки, окружённые великим огнём.

Подтверждая свои намерения действием, Семуэль принялся задирать мою юбку. Его липкие ладони лапали мои бёдра, сжимая и пощипывая. Меня замутило от отвращения, когда он припустил мои панталоны, шлёпнул по голому заду, а затем провёл пальцами между ног.

Я отчаянно закричала и попыталась взбрыкнуть. Но граф только ещё сильнее прижал меня к каменному полу.

— Как же я давно этого хотел, — бормотал он, продолжая трогать меня. — Но теперь даже нет необходимости на тебе жениться. Жаль, что этот вшивый пёс тебя испортил.

С ужасом я почувствовала, как просунув руку между нами, граф достал из штанов свой член. Тот упёрся мне в ягодицы.

— Может, взять тебя первым в другую дырочку, — мерзко хихикнув, зашептал он мне в ухо. — Там-то твой муженёк, наверное, ещё не успел побывать.

Я кричала, что есть силы. Или скорее визжала на зависть морским сиренам. Посылала проклятия и угрозы.

— Не смей! Слышишь? Я отрежу твои причиндалы и сожгу их… — кричала я осипшим голосом.

Булоки уже пристроился, чтобы вогнать свой член в меня. Нечем было дышать он слишком сильно придавливал меня своим весом.

Но тут задымлённый воздух резко ворвался в лёгкие, и я больше не чувствовала тяжести тела графа на себе.

Мужчина взвизгнул как поросёнок, а потом его вопли резко стихли.

Я так отчаянно сопротивлялась, что сил подняться просто не осталось. Но этого и не потребовалось, кто-то подхватил меня на руки. Я точно знала, что это не Адриан. Но когда подняла голову и взглянула на спасителя, всё равно сильно удивилась.

— Князь Азар? — пробормотала я, держась за лацканы его сюртука, чтобы смотреть в лицо.

Глава 23

Честно говоря, я и с самим демоном пошла, если бы он спас меня от «феерического траха» Булоки. Потому не сопротивлялась и позволила нести себя.

— Куда вы? — удивилась, когда мужчина пошёл в противоположную от лестницы сторону.

— Наверху везде огонь, даже дракону там теперь не пройти, — пояснил орнанец. — А там дальше есть проход в туннели под городом. Как думаете попал сюда Булоки? И я.

Князь свернул в один из тёмных провалов. Дыма там было намного меньше и больше тянуло сыростью.

— Поставьте меня, я могу идти.

Спорить со мной никто не стал.

— Что вы тут делаете? — я даже не пыталась скрыть недоверие. И это не ускользнуло от мужчины. Эх, жаль я так и не узнала в чём причина вражды между Алиамом и моим мужем. Наверняка княгиня знала и могла мне рассказать…

А теперь остаётся надеяться на честность орнанца и предубеждение мужа на его счёт.

Куда он меня ведёт? Спасает или заманивает в очередную ловушку?

Выбора пока у меня не было, я шла рядом с князем не отставая, а туннель становился всё темнее. Под ногами хлюпала вода.

А меня всёещё потряхивало от пережитого. Ещё бы чуть-чуть… Даже думать не хочу об этом.

— Вы убили его? — если нет, я вернусь, и сама это сделаю.

— Да, — признался Алиам равнодушно.

Он воевал, вспомнила я. Как и Адриан. Убивать ему не привыкать.

— Расскажете, как познакомились с Адрианом? — решила я не ходить вокруг да около.

Новый вопрос удивил мужчину. Он даже остановился.

— Неужели ваш муж не поведал эту историю?

Даже в полумраке была заметна его ухмылка. Чувствую история мне не понравится.

Наш путь преградила решётка, она запиралась на замок, но тот сейчас лежал на земле.

— Только после вас. — Прежде чем ответить на мой вопрос князь Азар отворил решётку и жестом предложил мне идти первой.

Очередной туннель, только шире, и на стенах тусклые магические светильники.

— Это на удивление романтичная и трагичная история, — начал Алиам.

Мне уже не нравилось начало. Неужели дело в женщине? Эта мысль оказалась неприятной.

Но отступать было поздно.

— Это случилось почти шесть лет назад.

Князь Радзиевскй и князь Азар попали в один госпиталь, в соседний к их странам Лируш, занимающий нейтральную позицию в войне между Сантринийской и Орнанской империями. Тот бой проходил близ границ, и всех раненых офицеров направили туда.

Между молодыми людьми сначала вспыхнула вражда, но очень быстро переросла в дружбу. Мужчины были оба молоды, горячи и уже приняли княжеский титул. Служили при дворе и в армии. На каждом немалая ответственность за род. У них было много общего. Оказалось, и вкус на женщин совпадал. Тогда они были ещё слишком молоды и легко влюбились в юную лекаршу из Лируша. Девушка была из знатного рода. И легко могла составить партию князьям. Вот только сама она влюбилась в обоих. Выбрать было слишком сложно. Но Адриан и Алиам не могли делить женщину. Несмотря на то что за время, проведённое в госпитале у них, сложилась дружба, влюблённость стала камнем преткновения.

Время, отведённое на лечение, заканчивалось. И мужчины поставили девушку перед выбором.

Вот только вместо ответа она ушла в монастырь служить Первой.

— Ну, всё не так уж и плохо, — на самом деле я ожидала чего-то, заслуживающего кровной вражды.

Алиам явно не спешил. Мы шли по туннелю, где за узкими перилами текли сточные воды, словно совершали променад на набережной.

Честно говоря, я и с самим демоном пошла, если бы он спас меня от «феерического траха» Булоки. Потому не сопротивлялась и позволила нести себя.

— Куда вы? — удивилась, когда мужчина пошёл в противоположную от лестницы сторону.

— Наверху везде огонь, даже дракону там теперь не пройти, — пояснил орнанец. — А там дальше есть проход в туннели под городом. Как думаете попал сюда Булоки? И я.

Князь свернул в один из тёмных провалов. Дыма там было намного меньше и больше тянуло сыростью.

— Поставьте меня, я могу идти.

Спорить со мной никто не стал.

— Что вы тут делаете? — я даже не пыталась скрыть недоверие. И это не ускользнуло от мужчины. Эх, жаль я так и не узнала в чём причина вражды между Алиамом и моим мужем. Наверняка княгиня знала и могла мне рассказать…

А теперь остаётся надеяться на честность орнанца и предубеждение мужа на его счёт.

Куда он меня ведёт? Спасает или заманивает в очередную ловушку?

Выбора пока у меня не было, я шла рядом с князем не отставая, а туннель становился всё темнее. Под ногами хлюпала вода.

А меня всёещё потряхивало от пережитого. Ещё бы чуть-чуть… Даже думать не хочу об этом.

— Вы убили его? — если нет, я вернусь, и сама это сделаю.

— Да, — признался Алиам равнодушно.

Он воевал, вспомнила я. Как и Адриан. Убивать ему не привыкать.

— Расскажете, как познакомились с Адрианом? — решила я не ходить вокруг да около.

Новый вопрос удивил мужчину. Он даже остановился.

— Неужели ваш муж не поведал эту историю?

Даже в полумраке была заметна его ухмылка. Чувствую история мне не понравится.

Наш путь преградила решётка, она запиралась на замок, но тот сейчас лежал на земле.

— Только после вас. — Прежде чем ответить на мой вопрос князь Азар отворил решётку и жестом предложил мне идти первой.

Очередной туннель, только шире, и на стенах тусклые магические светильники.

— Это на удивление романтичная и трагичная история, — начал Алиам.

Мне уже не нравилось начало. Неужели дело в женщине? Эта мысль оказалась неприятной.

Но отступать было поздно.

— Это случилось почти шесть лет назад.

Князь Радзиевскй и князь Азар попали в один госпиталь, в соседний к их странам Лируш, занимающий нейтральную позицию в войне между Сантринийской и Орнанской империями. Тот бой проходил близ границ, и всех раненых офицеров направили туда.

Между молодыми людьми сначала вспыхнула вражда, но очень быстро переросла в дружбу. Мужчины были оба молоды, горячи и уже приняли княжеский титул. Служили при дворе и в армии. На каждом немалая ответственность за род. У них было много общего. Оказалось, и вкус на женщин совпадал. Тогда они были ещё слишком молоды и легко влюбились в юную лекаршу из Лируша. Девушка была из знатного рода. И легко могла составить партию князьям. Вот только сама она влюбилась в обоих. Выбрать было слишком сложно. Но Адриан и Алиам не могли делить женщину. Несмотря на то что за время, проведённое в госпитале у них, сложилась дружба, влюблённость стала камнем преткновения.

Время, отведённое на лечение, заканчивалось. И мужчины поставили девушку перед выбором.

Вот только вместо ответа она ушла в монастырь служить Первой.

— Ну, всё не так уж и плохо, — на самом деле я ожидала чего-то, заслуживающего кровной вражды.

Алиам явно не спешил. Мы шли по туннелю, где за узкими перилами текли сточные воды, словно совершали променад на набережной.

— Так это не всё, — Алиам остановился и предложил мне руку. Я вложила свою ладонь в тёплую мужскую. На краю сознания отметила, что ладони Адриана вызывали во мне совсем другие чувства. Точнее, ладони князя не вызывали никаких.

— О, так вы не закончили.

— К сожалению, нет. Мы вернулись на фронт. Ясное дело, былого энтузиазма совершать военные подвиги у нас уже не было. Вскоре я вернулся в Лируш, хотел уговорить её жениться и бросить службу в храме. Но Ингрит, так её звали, покончила с собой за месяц до моего приезда. Бросилась с башни.

По спине пробежал холодок и неприятные мурашки. А вот и обещанная трагедия.

— Но при чём здесь Адриан? — несложно было догадаться, что Алиам винит в смерти девушки его. Но я пока не могла с ним согласиться. Если она это сделала сама, то в этом только её вина.

— Он приезжал к ней. Я разговаривал с хранительницей, которая слышала их разговор. Ингрит отказала ему, когда тот предложил ей уехать, и призналась, что только сейчас поняла кого из нас двоих любила. Как ты уже догадалась, любила она меня. После чего твой муж разозлился и сказал ей, что я погиб.

Я даже остановилась. Мне не хотелось верить, что Адриан способен на такое. Но, к сожалению, я только сегодня как раз узнала, что он вполне себе способен врать.

— О, Ариана, не стоит так переживать, я не собираюсь вредить тебе. Тогда я был молод и глуп. А влюблённость имеет свойство проходить. Особенно когда объект твоей любви мёртв. Возможно, из тех отношений ничего не вышло бы.

— Это… Действительно, печальная история, — всё, что я смогла сказать.

Алиам остановился. На кирпичной стене сбоку от нас имелась лестница. Наконец-то мы выберемся наверх!

— Справитесь? — Алиам кивнул в сторону лестницы. Сверху, сквозь решётку ливнёвки, пробивался солнечный свет.

— Легко, — мне уже не терпелось выбраться из тёмного и сырого подземелья. И признаться, я хотела поговорить с мужем. Всё-таки в таких историях всегда есть две стороны. Да и то что происходило между нами тоже стоило обсудить.

Я полезла первой. Князь Азар следом, страхуя. Когда я добралась до люка, пришлось остановиться. Без помощи Алиама, мне не удалось бы её приподнять и убрать в сторону. Князь придвинулся ко мне слишком близко, и это заставило меня вздрогнуть. Я знала, что мужчины в своей похоти могут быть жестоки. Но не ожидала такого от графа Булоки, всегда казавшегося безобидным.

— Не бойся, я же уже сказал, что не обижу тебя, — заметил моё волнение князь. Чужое дыхание скользнуло по щеке. И несмотря на заверения князя мне захотелось отодвинуться как можно дальше. Я поспешила выбраться наружу.

Солнце ударило по глазам. Но зрение быстро пришло в норму. Осмотрелась, но не узнала улицу. Какой-то переулок, каких сотни в Гронстере.

Пожалуй, пришло время поблагодарить князя и поспешить домой.

— Ты мне нравишься, Ариана, — признался Алиам. — Я, действительно, хотел жениться на тебе.

Мужчина взял меня за руку и немного сжал её.

— Я, честно говоря, успел забыть старую любовь, — продолжил откровенничать князь. Я попыталась забрать ладонь, но не вышло. — И так бы и жил спокойно, пока Адриан не нарисовался и не потревожил старые раны. Мне стало интересно, зачем он появился в доме маркиза. Полагал, что дело в твоём брате. И очень удивился, когда моя будущая невеста заявилась в комнату к моему старому другу на ночь глядя. Очень скоро, проследив с утра за князем Радзиевским, я понял, что к чему. Это было нетрудно, — Алиам усмехнулся, — разговор проходил на очень повышенных тонах.

Пальцы на моей руке сильнее сжались. Но я всё равно попробовала вырвать руку. Переулок был пустой и запущенный. Кажется, здесь редко ходили люди. Сердце забилось сильнее, словно пойманная в клетку птичка, когда я осознала, что мужчина не планирует меня отпускать.

Он шагнул ко мне ближе, и приподнял голову коснувшись пальцами подбородка.

— Посмотрим, как сильно муж дорожит тобой? — лёгкая усмешка на тонких губах орнанца не предвещала для меня ничего хорошего. — И как быстро отыщет.

Я вскинула руку, чтобы убрать пальцы князя от своего лица, но он перехватил её. Теперь его ладони тисками обхватили мои запястья.

Сейчас самое время для очередной вспышки огня. Но ничего не получилось. Я бросила взгляд на руки, от прикосновения князя их обожгло холодом. На запястьях теперь красовалось два браслета. Артефакты, чёрт его дери!

— Один — не даст тебе уйти от меня. Второй — подавляет силу дракона, — пояснил орнанец.

— Ты же обещал, что мне ничего не грозит! — выпалила я, гневно засопев. Попыталась снять браслеты, но ничего не вышло.

— Так и есть, Ариана, это чтобы ты не наделала глупостей, не ты моя цель, — спокойствие князя меня раздражало. Но не в моём положении показывать норов.

— Ладно, — вздохнула я.

Истерика и паника мне никак не помогут сейчас. Опустив руки, я встряхнула ими, чтобы хоть как-то снять напряжение. Теперь хотя бы понятно, что Алиам делал у мистера Хариса. Артефакты, способные подавить силу дракона достать очень сложно, они запрещены на территории Алтарии. Драконы очень тщательно оберегают свою власть и не терпят ничего, подрывающего их силу. Кстати, об этом. Я не забыла странные речи Булоки, и обязательно поговорю об этом с братом. Если увижусь с ним… Так, прочь пессимизм! Не “если”, а “когда”.

— Значит, твоя цель Адриан? — нетрудно догадаться. Всё-таки муж был прав. Азар захотел отомстить, узнав о нас. Не за моё счёт, но используя меня.

Князь не стал отвечать, и так было ясно. А просто пошёл вперёд, туда, где слышался шум более оживлённой улицы. И я… Пошла следом. Ноги не слушались.

Один из браслетов не просто не позволял уйти от Алиама, он обладал силой подчинения. По спине пробежал холодок. От мыслей, что я сейчас словно безвольная марионетка, стало не по себе. С князем шутки плохи, я всегда это знала. И если он задумал расквитаться с Адрианом, значит, у него есть план. И мне совсем не нравилось быть его частью. Даже если при этом я не пострадаю.

— И что же вы задумали? — как можно равнодушнее спросила я, плетясь следом. — Хотите заманить волка в ловушку? Чтобы… Чтобы убить?

Алиам покосился на меня, не сбавляя шага. Мы влились в поток прохожих. Оживлённая торговая улица не была мне знакомой. Кажется, это район для простолюдинов.

— Я смотрю, вас не очень-то печалит эта мысль, — усмехнулся Алиам. — Может, его смерть станет для вас освобождением?

Я не поняла, спрашивает он или навязывает мне эту мысль. Старалась не показывать своих эмоций, а их было много.

Кажется, у меня появился шанс освободиться от нежеланного брака. Вот только способ мне явно претил. Я… Нет, я не хочу смерти красному волку. Неважно, действие метки или истинной связи так сказывается. Но я не хотела получить свободу такой ценой. А значит нужно выяснить у орнанца что он задумал и помешать.

— Осторожно! — прежде, чем я сообразила, моё тело дёрнулось в сторону, пропуская мужчин, нёсших большой сундук, ещё бы чуть-чуть и я налетела на них.

Это… Это сделала не я. Алиам управлял мной, но со стороны этого не было видно — он не отдавал никаких команд вслух. Боюсь даже представить, что ещё он способен заставить меня делать. Но чувствую, скоро это узнаю.

Глава 24

Адриан

Карета неспешно двигалась по направлению к дому, и Адриан вновь всмотрелся в жёлтый, помятый лист с выцветшими от времени чернилами.

«… среди погибших из офицерского состава противника значатся: князь Азар, барон Туреден…»

Адриан хорошо помнил тот день, когда это донесение попало в его руки. В той битве он не участвовал и доставили его по ошибке. Он уже успел попросить о переводе во внутренние войска, и вскоре собирался оставить карьеру военного. По большей части от того, что не хотел встретить однажды на поле боя того, кто стал другом.

Смерть князя Азара огорчила. Но Адриан горевал недолго. Своим долгом он посчитал сообщить Ингрит о смерти их общего друга. Тем более, если девушка его любила…

Адриан понимал всю нелепость ситуации. И свою вину осознавал. Лучше бы Ингрит оставалась в неведении. Если бы Адриан не решил встретиться с ней… Ничего бы не случилось. Если бы он узнал об ошибке в донесение раньше. Лет этак пять назад. Но слишком много «если бы». И сделанного уже не отменить. И разговор откладывать больше нельзя.

Адриан узнал о внезапном воскрешении друга, когда стал следить за герцогом и его сестрой. Когда выяснилось, что девчонку собираются выдать замуж, и кто в потенциальных женихах, он решил подготовиться к разговору. У него даже были доказательства того, что всё это случайность и нелепая ошибка. А Ингрит…Как он мог знать, что она сделает с собой такое?

Карета резко остановилась. Адриана отбросило на противоположное сидение.

— Ты что творишь, Михей? — прорычал Адриан кучеру, приоткрыв окошко, разделяющее их. Настроение было и так ни к чёрту. — Забыл, что не дрова везёшь?

— Простите, Ваше темнейшество, впереди затор.

Адриан выглянул в окно и застыл. Со стороны особняка шёл дым. В груди неприятно заворочалась колючая тревога.

Ещё утром он чувствовал, не нужно оставлять Ариану одну. Не тогда, когда его план идёт как по маслу. Девочка тянется к нему сама и не без удовольствия открывает для себя мир близости между мужчиной женщиной. И делает это именно с ним. По доброй воле. Пожалуй, дождаться месяца, который он сгоряча сам себе и отвёл, будет трудно.

Ждать, когда затор рассосётся, у Адриана не было сил. Ожидать можно было чего угодно. Враги обступили со всех сторон. Стая медведей, которые наверняка подозревают неладное в смерти одного из своих и тёмного, защитой которого занимались. Смерть Кейна лишила их значительного куска хлеба. Алиам, от которого Адриан ожидал чего угодно. И главный враг — император Сантринии.

Адриан вышел из кареты и быстрым шагом направился в сторону дома.

Ну почему с появлением Арианы каждый день становится непредсказуемым? И вот вроде бы всё складывается как надо. Но какими-то совсем неожиданными путями. Он не планировал, что Кейна убьёт Ариана, ни к чему ей было марать руки в крови. Но всё случилось так, как случилось. После этого пришлось импровизировать. Пришлось рисковать, даря благословение. Оставался крохотный шанс, что он ошибся и Ариана оказалась бы не его истинной. Но всё лишь подтвердилось.

После потери сестры, Адриан не надеялся снова ощутить себя счастливым. Но сегодняшнее утро отдавало именно счастьем. Когда он прижимал к себе Ариану, вдыхал запах её волос. Чувствовал её хрупкое тело каждым сантиметром своего — в душе царила гармония. А когда жена взяла инициативу в свои руки… Признаться, Адриан не рассчитывал, что Ариана всерьёз захочет выполнить его желание в глупом споре. Даже когда он его озвучивал, дал ей лазейку. «Встать на колени» — о большем речь не шла. Но то как Ариана поняла его, в очередной раз доказывало — её тоже влечёт к нему. Она хочет узнать мужа и начала это с его тела.

На широкой улицы возле княжеского особняка столпились люди. Среди зевак, Адриан узнал собственных слуг. А потом взгляд выхватил светлые волосы матери и испачканное сажей серебристо-голубое платье. Ладонью она зажимала рот, а глаза были полны слёз — мать сдерживалась, чтобы не разреветься, и ничего хорошего это не предвещало. Заставить эту женщину плакать не так-то просто. К тому же он никак не мог найти в толпе Ариану.

— Мама, — он подошёл к княгине и обхватил за плечи. — Что произошло?

Огонь тушили профессиональные маги-огневики. Правда, от особняка уже остались только почерневшие стены и пустые провалы окон. Кое-где огонь ещё не утих.

— Адриан, — мать всхлипнула, бросившись сыну на грудь.

— Кто-то пострадал? — он пытался говорить мягко, но не мог скрыть нетерпения. — Где Ариана? Где близнецы.

— Мальчики ещё утром ушли, сразу после тебя и сказали не ждать их к ужину, — пробормотала княгиня. Её привычная стойкость дала трещину. Она поникла и сразу стала выглядеть старше. Но утерев слёзы, всё-таки продолжила.

— Я пыталась остановить её, но проще сдвинуть гору… Ариана отправилась в подвал спасать служанку… Не знаю толком что там случилось, Адриан, но её не нашли. Я думаю она ушла через один из туннелей, ведущий в стоки.

Адриан облегчённо выдохнул. Жива… Это главное.

— Адриан, — ахнула княгиня, — куда ты?! Это опасно!

Но красный волк не слушал. В голове была одна навязчивая мысль — найти жену.

В подвал. Она ушла в подвал. Почти на ходу Адриан обратился в волка. Так нюх был в разы сильнее. Огонь уничтожил почти все запахи. Но пожар толком не затронул подвал, хотя и начался оттуда.

Пепел серым облаком поднимался под волчьими лапами. Очень быстро Адриан понял почему огонь вёл себя так странно. Поджог устроил дракон.

Тело графа Булоки толком не успело остыть. И сохранило запах ненависти, возбуждения и страха. И запах его жены. Красный волк зарычал, борясь с желанием разорвать мерзкого дракона на мелкие кусочки. Но тот уже был мёртв, и тратить время не стоило. К тому же среди вони драконьей крови и пепла, Адраин почувствовал князя Азара. Казалось бы, столько лет прошло. Но он его не забыл.

Но вёл вперёд всё-таки запах жены.

Бежать вперёд. Найти и больше не отпускать. Лишь бы Алиам не сделал глупость. Ариана ушла отсюда живой и это вселяло надежду, что всё разрешиться миром.

Глава 25

Комнаты, которые занимал князь, совсем не подходили его статусу. Третьесортная гостиница в одном из бедных кварталов столицы. И это, скорее всего, лучший номер из имеющихся.

Большая кровать. Напротив — камин и ванна на кривых ножках. За дверью, покрытой потрескавшейся краской, туалет и умывальник. Ещё была ширма, за которой я и пряталась.

Передо мной висел наряд, по сравнению с которым присланные Мари платья и бельё… Да нет, всё-таки те тряпочки были хуже.

Натянула сначала короткий корсет из чёрного кружева, он даже пупок не прикрывал. И то, чем полагалось прикрыть бёдра. Напомнило орнанские шаровары, только те не были такими прозрачными. Зато наряд отлично подходил к моим браслетам.

— Я не хочу надевать это! — вновь повторила я, но уже не так яростно. Это всего лишь одежда. И лучше так, чем если бы Азар заставил меня раздеться.

Успокоившись спросила в очередной раз:

— Что ты задумал?

— Узнаешь, — послышался загадочный ответ.

Наряд был очень откровенным, и я не могла отделаться от мысли, будто и вовсе голая. К счастью, на глаза попался плед, переброшенный через ширму, я поскорее накинула его на плечи и запахнула на груди.

— Я не хочу в этом участвовать, — повторила, выходя из-за ширмы. — Что бы ты там ни задумал.

— Поверь мне, твой муж заслужил урок. — Азар снял сюртук и остался в светлой рубашке с широкими рукавами и, расшитом золотыми нитями, жилете. Чёрные брюки подчёркивали крепкие длинные ноги мужчины. С распущенным шейным платком и растрепавшимися смоляными волосами, князь выглядел иначе. Не таким хладнокровным истуканом. Он стоял возле круглого стола и наливал вино с обыденным выражением лица, будто проводить вечера с похищенными супругами старых друзей для него обычное дело.

Стол был уже накрыт к ужину и приблизившись, я заметила, что приборов на три персоны.

Ужин значит? С сомнением оглядела вазу с фруктами. Корзинку с булочками. В качестве основных блюд жаркое и запечённое мясо. Но ничего подозрительного не заметила.

Орнанец точно не собирается раскрывать свои планы. Очевидно, с моей помощью он планировал заманить Адриана на ужин. И это было странным.

— А если он не придёт? — молчать я не была настроена. Слишком многое я не понимала и это меня нервировало. Одно ясно — мне уготовили роль приманки.

— Он уже здесь, — развеял мои сомнения Алиам. Залпом опустошил один из бокалов и снова наполнил его. — Брось эту тряпку, Ариана, — приказал мужчина и я мгновенно подчинилась. И уже чуть мягче добавил: — Подыграй мне. Я уверен тебе это тоже пойдёт на пользу.

Он говорил так, будто у меня был выбор. Но мы оба знали, что его нет. И всё же я кивнула…

«Он уже здесь», повторила мысленно, и сердце вновь пропустило удар.

Азар сел за стол. И я пошла к нему. Обвила руками шею путая пальцы в коротких чёрных прядях и уселась к князю на колени.

От стыда полыхали щёки и гулко билось сердце. Я бы возмутилась и сказала мужчине всё, что о нём думаю, если бы он не руководил мной.

За дверью раздался грохот, визг. А потом и дверь распахнулась.

Адриан выглядел настолько свирепо, что даже мне захотелось просить пощады. Но Алиам не дрогнул.

— Радзиевский, — приветствовал орнанец, улыбнувшись уголком рта.

— Азаррр, — прорычал мой муж, — отпусти её…

— А ты не спрашивал у жены, хочет ли она этого? — Алиам погладил меня по голому плечу. Бросил короткий взгляд на моё лицо, но тут же вернул внимание к моему мужу.

— Она моя жена, Алиам…

Речь Адриана напоминала звериное рычание и от каждого слова по телу проходила дрожь. Растрёпанные волосы. Рубашка, расстёгнутая до середины груди наспех заправленная в брюки. И взгляд… Если бы им можно было поджечь, пожар начался похлеще того, что устроил Булоки.

— Я в курсе, — пренебрежительно бросил Алиам. — О том и речь. Ну, что ты стоишь на пороге, садись, — и резко меняя тему добавил: — Медведей на хвосте было приводить необязательно. Впрочем, не лезут и уже хорошо. Ну что дружище, поговорим?

— Поговорим, — сдался Адриан и подошёл к столу, не сводя с меня взгляда. И с руки Алиама на моём плече. — Только отпусти…

— У-у, ты не хочешь меня слушать, — наигранно весело отозвался Алиам. — Так вышло, что я знаю, как ты обошёлся со своей женой, решил на этот раз не рисковать и не оставлять девушке выбора?

Это была банальная провокация. Но я в разговор не лезла. То ли мне самой было интересно что муж ответит, то ли Алиам ограничил мои действия.

Адриан закатил глаза тихо ругнулся под нос.

— Это тебя не касается!

— Ты так считаешь? А я не соглашусь. Ариана должна была стать моей невестой, а тут ты нарисовался… Пей, — последнее князь Азар тоже чуть ли не прорычал. — А Ариана нас немного развлечёт.

Я с радостью слезла с мужских колен. Но радовалась недолго.

Азар достал музыкальный артефакт и из того полилась заводная мелодия скрипки, совсем неподходящая ситуации. А я начала двигаться. Плавно качнув бедром вправо, а затем влево. Изогнулась в талии волной и снова бёдрами в стороны. Никогда не знала этих движений. Но знал Алиам.

Чувствовала себя нелепо. А прикипевшие ко мне взгляды мужчин ещё больше заставляли щёки гореть. Азар явно хотел не только проучить моего мужа, но и унизить. В таком наряде танец получался слишком интимным. Я двигалась, завлекая каждым движением. И если Алиам пытался разыграть Адриана, демонстрируя как в танце я касаюсь его, будто мне интересе он, то взглядом я пыталась дать понять мужу — никакого выбора я не делала.

— Прекрати это, — глухо прошептал Адриан. — Да, я виноват перед тобой, но только в том, что не разыскал тебя и не поговорил сразу, когда понял как ошибся.

— Пять лет прошло, — извинения орнанского князя не впечатлили. Может, от того, что сказано было сквозь зубы? — Неужели за это время ты не нашёл подходящих слов написать мне?

Сквозь злобную маску я уловила на лице мужа вину. Он опустил взгляд и тяжело вздохнул.

Мой танец уже никого не волновал. Мужчины увлёченно сверлили друг друга взглядами.

— Так, Всё, Алиам, завязывай с этим представлением, я и так знаю, что был неправ! — рявкнул вдруг Адриан, и швырнул в Алиама какую-то бумажку.

Я наблюдала за перепалкой, больше походившей на игру кто кого посильнее уколет. И всё больше чувствовала себя лишней.

Алиам опустошил не знаю какой по счёту бокал вина. А если считать сколько их было ещё днём, когда он привёл меня сюда? Я, кажется, ошиблась, нет у него никакого изощрённого плана мести! Он методично напивается и выговаривает старому другу всё, что наболело.

Алиам поднял сложенный вдвое листок и развернул его. Глаза забегали по написанному. И чем больше он читал, тем сильнее между бровей залегала складка.

— Адово пламя! — выругался Алиам отбросив листок.

— Я не так давно узнал, что ты жив, — заговорил Адриан, немного расслабившись, откинулся на спинку стула. — Чуть меньше года назад. Сначала я подумал это ошибка в докладах моих шпионов. Но правда быстро всплыла, — Адриан зло усмехнулся, не глядя на собеседника. — Честно, я не знал радоваться или натачивать саблю. Но решил подготовиться к худшему варианту.

— Я не уводил у тебя невесту, — отчеканил мой муж, и добил князя очередным признанием, — я почти сразу понял, что Ариана моя пара, даже не знал кто она. А когда узнал…, впрочем, это тебя не касается.

— Не касается, — передразнил Алиам, поднимаясь из-за стола. — Она твоя пара. Это всё меняет.

Если до этого Алиам был хозяином положения, то сейчас его ярость перемешалась с растерянностью.

— Если бы я знал раньше… — теперь орнанский князь говорил с сожалением. — Да уж, я хотел уколоть тебя побольнее, показать будто Ариана выбрала меня. Но раз она твоя пара… Боги, да представляю, как это всё глупо выглядит в твоих глазах.

— Не знаю, за яростью глупость я не разглядел, — буркнул Адриан в ответ.

— Ну да, разумеется… — Азар поднялся, растрепал волосы и вздохнул устало, отходя к окну. — Чёрт… Как же всё глупо вышло.

Несостоявшийся жених выглядел взволнованным. Было ли дело только в его ошибке, я так и не поняла, просто не успела обдумать. Оказалась в удушающих объятиях.

— Я чуть не сошёл с ума… — зашептал Адриан. Его руки гладили мою спину. Губы щекотали кожу на виске. И я слышала, как гулко бьётся его сердце. — Ариана, я…

Мне вдруг стало хорошо и легко. Только избавившись от напряжения, сковавшего тело, я поняла насколько сильным оно было. Я бы определённо задумалась, почему объятия мужа так действуют на меня, но Адриан поцеловал и все последние мысли испарились.

Жадные, сумасшедшие поцелуи кружили голову, заставляли забывать о том где мы. И том, что не одни.

Впрочем, князь Азар быстро напомнил о себе.

— Не хотелось бы прерывать вашу семейную идиллию. Но воссоединение предётся отложить, — наваждение тут же прошло. И я попыталась выбраться из крепких объятий, но муж не позволил, только чуть ослабил их. Его ладони сжали мою талию, и я вспомнила в каком бесстыдном наряде. Но слова Азара отбросили эти мелочи на задний план. — Ты забыл о хвосте из медведей.

Адриан тихо выругался.

— Пожалуй, нам пора. Алиам, — Адриан отпустил меня, но только чтобы перехватить за руку. Сжал ладонь и продолжил говорить с Азаром. — Я рад, что ты жив, жаль встретились при таких обстоятельствах. Ещё свидимся.

Алиам стоял у края окна и смотрел на улицу.

— Их много, Адриан. Вам так просто не уйти.

— Здесь есть ещё один выход?

— Да, но придётся отвлечь их.

— Не нужно… — Адриан уже хотел пойти к выходу.

— Я отвлеку их, — повторил Алиам с нажимом. — Вам нужно скрыться… И Адриан. Он скоро придёт за тобой… Я… В общем, император знает, что ты его предал, прости…

Вывалив признание, Азар бросился к кровати и принялся шарить под подушкой, достал револьвер и вернулся к окну.

Адриан ничего не ответил, лишь сильнее сжал мою ладонь.

— Я тебе дам совет, как друг, — сказал Азар напоследок, — всматриваясь в окно, за которым уже опустилась ночь. — Не будь таким скрытным, твоя женщина заслуживает честности… Если ты её любишь, конечно.

— Уж без тебя разберусь, — пробурчал Адриан. Отпустил меня ненадолго, только, чтобы подойти к другому краю окна.

Я не стала стоять на месте, подошла к мужу и тоже увидела их. Двое стояли на углу дома напротив гостиницы. И ещё двое в переулке, прямо напротив окна.

— Ладно, чёрт тебя дери, Азар, отвлекай, — сдался Адриан. — Но будь добр, не сдохни, я тебе ещё задолжал взбучку.

Мы уже были на лестнице, когда раздался выстрел.

Я бежала за Адрианом не разбирая дороги. Только и видела его спину.

— Куда, ошалелые, нельзя посторонним сюда, щас как возьму… — прокричала нам вслед тучная повариха. Угрозу я уже не услышала, Адриан распахнул дверь на задний двор, чуть не выбив её из петель плечом.

Я приготовилась к продолжению марафона, но больно врезалась в спину мужа.

— Не высовывайся, — бросил он не оборачиваясь.

Из-за его плеча я, разумеется, выглянула. Ещё двое медведей?

Рычание, слишком низкое точно не принадлежало волкам.

— Ага, ещё скажи бежать если что… — фыркнула я.

Нет уж, на этот раз я не сбегу.

— И не надейся, дорогая жена, если думаешь так легко стать вдовой, — недобро усмехнулся Адриан. — Мне слишком многое нужно тебе сказать. И сделать.

Вот только справиться с двумя довольно сильными оборотнями было не так просто. Громоздкие, свирепые, они перегородили узкий переулок — единственный выход с заднего двора гостиницы. Вернуться — там таких ещё четыре. Азар отвлекает их, не давая зайти внутрь с парадного входа. Но вряд ли у него там бесконечный запас патронов.

— Если собрался впечатлить меня, то выбрал не самый удачный момент, Адриан.

Растерев кулаки, я сосредоточилась. Управлять своей силой мне всегда было сложно.

Но выйдя из-за спины мужа и встав, слегка касаясь его плеча, я смогла призвать немного огня.

Почему-то его присутствие успокаивало и вселяло уверенности в собственные силы.

Один из медведей не стал больше молча слушать наши разборки.

— Тебя ждёт правосудие за предательство, красный волк, Его Высочество даёт награду тому, кто доставит тебя живым, — поделился здоровяк деталями того, что мы и так узнали от Азара.

— Это стало отличным поводом задержаться в этой сраной стране, — сплюнул второй. — И отомстить за Изи, не нарушая законов оборотней.

— О, не сомневайся, о нарушении законов совет узнает.

Адриан бросился вперёд, на одного из оборотней.

Тут же силы меня подвели. Точнее, испугавшись, что больше раза в два оборотень-медведь переломит Адриана пополам, я не удержала пламя. Оно стекло на землю будто живое. Зацепилось за выброшенные деревянные ящики мгновенно поджигая их. Вышло удачно, высокая стопка ящиков накренилась и обрушилась на второго верзилу. Огонь поджёг его одежду и тот закричал, крутясь и бросаясь на стены пытаясь потушить себя.

Адриан молниеносно расправился с другим оборотнем. Его руки были в крови. А горло медведя разодрано. Наверное, также он убил и Изи тогда.

Нужно было уходить пока другие члены стаи медведей не поняли что произошло и не явились по наши души.

Мы с мужем поняли друг друга без слов, побежали в освободившийся переулок. Вынырнули на уже знакомую мне торговую улицу. Только теперь она была почти пуста. Кое-где горел свет в окнах, звучала музыка.

Редкие прохожие оборачивались на нас. Но меня не волновало, что о нас подумают. Мне хотелось, чтобы этот день поскорее закончился, а утром я проснулась и всё оказалось дурным сном. Пожар, устроенный графом Булоки, как он чуть не изнасиловал меня (пора признать — я слабее, чем думала). Встреча с Азаром тоже принесла мало приятного. Устроенная им комедия со мной в роли шута, мне ничуть не понравилась хотя, похоже, пошла на пользу мужу. Я помнила, как он отвечал Алиаму. Как уверенно заявил о том, что я его истинная. А ведь ещё утром скрывал это даже от меня.

Глава 26

Преследования удалось избежать. Очень быстро мы сели в первый попавшийся свободный экипаж.

— Не, так далеко не поеду, — заявил возничий, когда Адриан назвал в качестве адреса какую-то деревню недалеко от города. Название было смутно знакомым, но голова не желала думать о таких мелочах.

Ничего удивительного в отказе не было, городские экипажи редко покидали пределы столицы.

— Могу подбросить до Северного тракта, там как раз скоро почтовые пойдут, с ними и доедете, — пошёл кучер на компромисс.

Выдохнула с облегчением, когда опустилась на твёрдое сидение. Адриан сел рядом, бедром к бедру. Сама не заметила, как опустила голову ему на плечо и задремала. Мне показалось, прошло минут десять, когда возничий остановился, чтобы высадить нас.

Тракт был пуст, и я с сомнением огляделась.

— Благодарю, — Адриан протянул несколько монет и спустился первым, а затем помог мне. Переодеться я не успела, и всё ещёе на мне был тот вызывающий наряд.

Честно говоря, ужасно устала. Силы идти было полно, но вот морально я была истощена.

— И куда теперь? Ждём почтовый экипаж?

— Нет, пойдём через лес, — удивил муж.

С сомнением посмотрела на лес и зевнула. Спорить не было никакого желания. Как я поняла, из города мы бежим, чтобы “залечь на дно”, так сказать. Если я правильно поняла, Азар всё-таки подпортил нам жизнь — рассказал о чём-то сантринийскому императору. И тот уже назначил награду за его голову. Пожалуй, это даже хуже, если бы Алиам сам попытался убить моего мужа.

— Туда, — Адриан принюхался, вглядываясь в раскидистые ели напротив, и мы пошли.

Лес был густой, и местами почти непролазный. В надетом на мне наряде так точно удавалось с трудом пробираться. Адриан шёл уверенно, раздвигая для нас двоих ветки, норовившие зацепиться за одежду.

Я любила гулять по лесу. Любила охотиться. Но от такой прогулки испытывала мало удовольствия.

Небо уже потемнело, и дорогу нам освещала только полная луна и россыпь звёзд. Лес наполнялся ночными шорохами. Где-то на ветке ухала сова. В кустах копошилось мелкое зверьё. Ночь набирала обороты, только этот длинный день никак не желал заканчиваться. Но я не жаловалась, тренируя на этот раз терпение.

Я думала, Адриан ведёт нас в деревню, где нам предстояло спрятаться. Но мы вдруг вышли на небольшую поляну и хижину на ней. Чем-то она напоминала ту, в которой мы с Адрианом принесли клятвы и поженились по древнему обряду.

— Заночуем здесь, — обрадовал муж.

Избушка оказалась на порядок уютнее, чем могло показаться на первый взгляд. Не похоже, что в ней кто-то жил. Но в шкафу нашлись одеяла и чистые постельные принадлежности. Небольшой запас дров и бутылка виски под кроватью. И умывальник полный студёной воды. Наверное, здесь часто останавливались какие-нибудь местные аристократы во время охоты.

С моей помощью огонь в очаге развели за считаные минуты (и даже это было для меня достижением). Голодной я не была, спасибо князю Азару за прекрасный ужин.

Отобрав у мужа бутылку виски, сделала три добрых глотка и забралась на кровать. Закуталась в одеяло и уткнулась взглядом в огонь. Крепкий напиток жёг горло и разливался тёплом по телу.

Адриан сел на пол и опёрся спиной на кровать.

Повисло напряжённое молчание и это меня тяготило. Нам было что обсудить, но я не знала с чего начать. Почему-то не получалось злиться. После пережитого многое стало казаться глупым и несущественным. Наверняка Булоки после того как надругался надо мной, убил бы. По его мнению, наш с Адрианом союз нарушает какие-то порядки, нельзя смешивать кровь драконов и тёмных. И он бы завершил начатое, как сам сказал. Повезло, что Азар не хотел мстить на самом деле, выходит, его целью было поговорить с Адрианом.

Не знаю как муж, но я урок усвоила. Орнанский князь наглядно показал мне кем я была. Марионетка в руках манипулятора. Только вместо артефактов Адриан использовал лож. Но если ты против брака по расчёту, с женой так поступать нельзя. И тут я с Азаром полностью согласна. Хотя методы его…

Теперь получалось, что нависла над нами только одна угроза — чокнутый император Сантринии. Но сейчас, когда мы были одни, в маленькой избушке посреди леса, чёрт знает где, угроза в его лице не казалось столь опасной и близкой.

Муж выглядел напряжённым, мне хотелось провести по бугристым мышцам спины и острым лопаткам. Расслабить и расслабиться самой, может, тогда он соизволит поговорить.

— Я не хотел на тебя давить, — нарушил тишину Адриан, а я отдёрнула руку от его плеча так и не коснувшись. Вместо этого, снова забрала бутылку у мужа, отпила немного виски и принялась слушать. — Мои люди следили за твоим братом и тобой. Я знал, как тебе не хотелось замуж. Просить твоей руки было глупо, да и бессмысленно, твой брат прямо сказал — держаться подальше, ещё до того, как я успел сам осознать это желание. Он считает меня недостойным, чтобы стать частью семьи. Узнай ты, что между нами связь, не поверила бы. Или восприняла в штыки. Да и сам я не мог быть уверен. Я хотел соблазнить тебя в тот момент, когда ты была бы наиболее уязвима: когда нужно было сделать выбор из двух мужчин… Тогда бы и связь подтвердилась, и мы могли пожениться потому, что ты бы этого хотела. Но в план вмешались близнецы и ты. Если бы ты не убила Кейна, неизвестно как я продвинулся в своём плане, а так пришлось импровизировать и ускорять события.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Это было рискованно, — добавила я, а подумав, призналась, — перед тем как начался пожар, я разговаривала с твоей матерью. Это от неё я узнала, что ты врал мне.

Я подалась впёред и свесила с кровати ноги. Адриан тут же ухватил меня за щиколотку. Будто я могла сбежать.

— Прости, — шепнул он, и едва коснулся кожи на ноге губами, пробуждая мурашки. — Я догадывался, что ты надеешься на брак по расчёту. Вот только мне такой вариант не подходил, Ариана. Я действовал, как привык. Но впервые всё пошло не по плану. Теперь я понимаю, что был не прав. Но я хотел, как лучше… В том числе и для тебя. Чтобы ты влюбилась в меня так же, как я, и сделала выбор осознанно.

— И поэтому пытался разжечь во мне азарт? — я не сдержала улыбки. Глупое сердце отчего-то часто забилось. Не знаю, что меня больше подкупило. То ли то, что он не хотел мне навязывать себя. Хотел, чтобы я выбрала его. Или признание. И когда успел влюбиться? — Ты требовал назвать своё имя в ту ночь, я помню. И мы точно не были знакомы…

— Я уже полгода только и думаю о тебе, — признался муж и поцеловал щиколотку, продолжая меня удерживать. — Прости, я был в отчаянии…

— Полгода?! — удивилась я.

— Да, с твоего совершеннолетия.

— Так это ты со мной танцевал?! — догадалась я. — А ведь я тоже часто вспоминала того наглого незнакомца не спросившего моего согласия на танец.

В ответ ногу обожгло ещё одним поцелуем чуть выше. А пальцы мужа пробрались выше и погладили чувствительную кожу под коленом через тонкую ткань наряда — всё равно что касаться голой кожи.

Я шумно выдохнула от ласки, оказавшейся неожиданно приятной и будоражащей. Адриан резко развернулся и потянул меня на себя, крепко схватив за ноги, и опустился на овечью шкуру возле очага. Я оказалась сверху на муже. Оседлала его словно жеребца. Но никто из нас не спешил брать инициативу.

Внутри меня ломались последние преграды. Мужчина, в чьи зверино-жёлтые глаза я всматривалась, сумел удивить. Сумел затронуть в моей душе что-то такое, о чём я раньше не подозревала.

У меня было много вариантов для замужества. Все хотели мне понравиться. Большое приданое и связи — приятный бонус для брака. Ни один не требовал моей любви.

Самое удивительное, что до этого момента я и сама не видела разницы. Но Адриан… А ведь он отказался от денег, положенных за меня. В то утро, когда рассказал всё брату. Тогда я не придала этому значения.

С истинной связью можно было не заботиться о чувствах избранницы. Природа всё предусмотрела. Но ему было важно, чтобы выбор мой был добровольный.

Возможно, убедила я себя под действием метки и связи, но ещё никогда не была уверена в правильности того, что собралась сделать, и в чувствах, что испытывала.

Нагнулась и дотронулась до губ мужа своими. На мои бёдра легли ладони и сжали их. Я шумно выдохнула и углубила поцелуй.

Словами я ещё не была готова признаться в чём-то. Но моё тело говорило вместо меня. Я целовала, отдаваясь процессу со всей страстью, что бушевала во мне. А Адриан отвечал. Но я чувствовала, как он сдерживается. Между ног упирался возбуждённый член, говорящий о его желании, он чуть дёргал бёдрами, подаваясь мне навстречу, но будто боялся испугать меня своим напором, если расслабится.

Или… Или просто ждал от меня чего-то.

Наивный красный волк. Я точно не стану его просить ни о чём.

Поёрзала сидя на муже и поймала губами стон.

Рубашка мужа осталась без пуговиц, те потонули в мягкой овечьей шерсти, когда я потянула края в стороны. Руки Адриана, наоборот, гладили меня, где тело не скрывала одежда, нежно и неспешно.

— Ариана, — муж вдруг увернулся от моего поцелуя и попытался отстраниться. — Я не смогу больше сдерживаться, тебе лучше слезть с меня, если ты не хочешь…

— А кто сказал, что я не хочу? — ответила, с трудом подавив улыбку. Я отчётливо осознала, что так хочу этого, что могу и попросить.

Все глупые вызовы потеряли какое-либо значение. Не будет проигравшего и победившего.

— Я хочу, Адриан, — голос мой чуть дрогнул от нестерпимого желания. Твёрдый член между ног тёрся о самую чувствительную точку и мне хотелось прижаться к мужу ещё теснее, а не чесать языком. Избавиться от одежды, чтобы даже миллиметра ткани не мешало нашему единению. От собственной дерзости на лице расплывалась довольная улыбка. — Я хочу, чтобы ты взял меня, стал моим первым мужчиной. Трахни меня, Адриан.

Мои слова стали спусковым крючком. Это определённо был не проигрыш. Я чувствовала себя победительницей, это точно.

От того как резко муж уложил меня на лопатки чуть дух не выбило. Теперь он нависал надо мной. И когда склонился для поцелуя, я ощутила приятную тяжесть его тела. Адриан потёрся твёрдым стволом о мою промежность, и я прогнулась ему навстречу. Потянулась всем своим существом.

Рваными движениями он расстегнул крючки на корсете, благо их было немного. Провёл руками вверх от талии, по рёбрам к груди, накрыл её ладонью и сжал несильно. Из меня вырвался стон, и я выгнулась мужу навстречу, задвигала бёдрами, сгорая от нетерпения. Но Адриан не торопился. Стал целовать моё лицо и плавно перемещался вниз. На шею, ключицы и грудь, задержался на ней втянув один сосок, затем другой. Спустился ниже целуя живот, выписывая на нём какие-то символы. Одним движением сорвал бельё и остатки орнанского наряда. И я осталась обнажённая и раскрытая для него. Для его жгущих кожу поцелуев… И языка.

Я даже не всхлипнула, а вскрикнула. Радуясь, что мы в лесу и за стенами нет любопытных слуг и родственников.

Адриан целовал и вылизывал меня, ласкал языком и пальцами, выбивая стоны. Это было настолько бесстыдно, сладко и восхитительно, что я не контролировала себя. Руки сами нашли рыжую макушку, и пальцы запутались в волосах.

Когда я думала, что вот-вот взорвусь от переполняющего тело удовольствия. Когда пружина должна была лопнуть, Адриан отстранился. Нашёл мои губы и поцеловал. Глубоко и жадно, будто ему было меня мало, и он никак не мог насытиться.

Его ладони сомкнулись кольцами на моих запястьях, придавливая к полу, совсем как те подчиняющие браслеты.

— Я не сбегу, — не своим голосом прошептала я.

— Не отпущу, — Адриан ответил мне в губы и замер на мгновение. — Но будет больно поначалу…

— Просто сделай это, не заставляй просить дважды…

Не пришлось. Проведя головкой по промежности и размазав влагу, Адриан вошёл. Медленно, но решительно. Растягивая под себя, на всю длину.

Я ощутила непривычную наполненность. Но больно вовсе не было. Если только от невыплеснутого удовольствия.

Ещё немного и я бы была готова умолять, чтобы муж продолжил. Но он подался назад, почти покидая меня, и я всхлипнула, обхватив его за плечи. А затем он снова скользнул внутрь. И назад. С каждым новым движениям двигался быстрее и решительнее. Я лишь постанывала, покусывая Адриана за мышцу над ключицей, и ногтями впивалась в спину. Ногами обхватила мужа за бёдра желая оказаться как можно ближе. Чтобы он остался во мне и не покидал никогда.

Я двигалась Адриану навстречу, тянулась за ним. Ловя губами мужские стоны.

Просунув руки под мои ягодицы, Адриан усадил меня на себя и крепко обнял.

Меня накрывало удовольствие, и я не хотела сдерживать свои эмоции. Ладонями обхватила колючие щёки и поцеловала, чтобы не кричать ещё громче.

Очередной толчок принёс долгожданное облегчение, лопнула пружина, освободив скопившуюся истому. Я обмякла в объятиях мужа, он всё ещё двигался во мне, а потом резко вышел, изливаясь на мой живот и глухо рыча.

Притянув меня обратно к себе, Адриан крепко обнял меня, и, зарывшись носом в мою макушку, не отпускал пока мы так и не уснули, на полу одинокой хижины, укрываясь одним на двоих одеялом.

Глава 27

— Кхм, кхм, — услышала я сквозь сон. Ночью я переползла на своего волка и сейчас щекой чувствовала его тёплую кожу и размеренный пульс. Но после покашливания, которое явно принадлежало не Адриану, пульс участился. Муж тоже проснулся. Удары его сердца молоточками отдавались в моей голове. Рука Адриана покоилась на моей талии и теперь напряглась.

Я и сама напряглась, когда покашливание повторилось.

Что за черт?!

Вспомнила где мы уснули, и после чего, и напряглась ещё сильнее.

— Любимый, может не стоит мешать? — раздался вкрадчивый женский шёпот. — Всё-таки твоя сестра… Стала этой ночью женщиной.

— Я догадался, Лин.

— Всех зверей в округе распугали, и глухой бы догадался. Да что ты так на него смотришь, Уильям? Он её муж, радоваться надо…

После этих перешёптываний я окончательно проснулась. Открыла глаза и зажмурилась от ударившего по глазам света. Дверь избушки была открыта настежь и на пороге маячили незваные гости.

Когда шепотки заглушил громогласный младенческий плач я окончательно проснулась.

— Какого хрена? — а это Адриан озвучил мою последнюю мысль. Но вставать не спешил, только крепче меня обнял. И шепнул мне на ухо. — Знаешь, твои родственники не лучше моих, оказывается.

Я не могла сдержать глупой улыбки и не хихикнуть, уткнувшись мужу в шею. Мне хотелось вскочить и броситься к брату, чтобы тюкнуть его чем-нибудь по голове (нечего врываться, когда у сестры брачная ночь ещё не закончилась, может быть) и обнять, я всё-таки соскучилась, хотя и прошло всего ничего с тех пор, как мы виделись. Хотелось взять на руки этот плачущий комочек — это же мой племянник!

Рассмотрев гостей, я узнала и подругу Магдалины с мужем. Маркиза ухмылялась, как и её муж. Магдалина выглядела бодрой и здоровой. Она обмоталась широким и длинным шарфом, где в образовавшемся у груди кармашке лежал их с Уильямом сын.

А вот Уильям был хмур и поспешил отвести глаза к потолку.

— Утро становится всё интереснее, — мрачно пробормотал он.

— Я же говорила, что прогулка выйдет удачной, — Магдалина светилась жизнерадостностью в противовес мужу.

— Могла и предупредить, — пробурчал Уильям. — Такого я точно не ожидал. И как теперь это развидеть?

Магдалина лишь пожала плечами.

— Ой, вот только не надо из себя святую невинность строить, — возмутилась я, прячась за плечом мужа и одеялом. — Вы пока моего племянника делали особо не беспокоились о том, кто что увидит и услышит. Я тоже, может, много чего хочу развидеть и расслышать.

— Ладно, — сменил гнев на милость герцог Коринский, — одевайтесь, я уже в курсе что случилось с твоим домом Радзиевский. Хорошо, что вы приехали сюда так быстро. Но за это время ещё кое-что случилось.

Непрошеные гости (а может, это мы были такими гостями, хижина-то, судя по всему, где-то на землях маркиза находится) оставили нас, выйдя на улицу.

Оставшись вдвоём с мужем, я во всей мере ощутила смущение достигшее меня запоздало. Особенно, когда надела вновь этот ужасный наряд какой-то орнанской блудницы.

— Адриан, — я повернулась к мужу, он тоже только закончил одеваться. — Я хотела сказать…

— Не надо… я виноват перед тобой, Ариана, — перебил он меня. — Я привык всё держать под своим контролем. И в своём стремлении сделать так, как считаю нужным чуть не погубил тебя. Чем всё закончилось, если бы не Алиам? Не могу думать даже об этом. И в том, что по мою душу идёт император Сантринии тоже виноват я.

В тесной охотничьей хижине мы и так стояли близко. Одно неловкое движение и можно легко задеть друг друга. Но неловкость — это не про меня и не про Адриана. Он подошёл ко мне и обхватил ладонями лицо. Прижался к моему лбу своим.

— Я своими действиями поставил под удар тех, кто мне дорог, тебя, Ариана, свою семью и твою, — с пылом продолжил Адриан. И мне не нравился тот огонёк в его глазах, что разгорался всё сильнее. В нём чувствовалась решимость, и я пока не понимала к чему. Только то, что мне это не нравится.

— Плевать, Адриан, — я отстранилась. Несмотря на слова, мне казалось будто Адриан со мной прощается, а значит, отвергает. И это меня обижало. Я доверилась, решила дать нам шанс. А он отталкивает меня. — Пока мы в Сантринии твой император не достанет нас. Будет посылать своих шестёрок, назначит награду за тебя хоть в сто раз больше, мы отобьёмся. Вместе…

— Ты плохо его знаешь, Вазелиус… Он безумец, — черты лица мужа заострились, став хищными, когда он говорил об императоре. — Он ударит по близким… Найдёт способ. И уж поверь, жалости он не знает.

— И что ты задумал? — я задала вопрос, ответ на который знала заранее. И он мне не нравился.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Я отправлюсь к нему, сдамся. По крайней мере, это оградит… Всех вас…

— Ты с ума сошёл! — вырвалось у меня.

— Нет, послушай, я смогу подобраться к нему близко… И убью его.

— Но, Адриан, это слишком рискованно! А как же переворот? Вы же и так планировали убить его…

— Ждать несколько месяцев тоже риск. За это время император может добраться до тебя… До всех вас.

Это было самоубийством. Даже если ему удастся добиться аудиенции никто его не подпустит к императору настолько близко, чтобы можно было убить.

Но я не сказала это вслух. Он уже всё решил, иначе не стал бы мне это говорить. А я не могла проглотить обиду и переступить через гордость, чтобы умолять его не делать этого. Не после всего… Точнее, когда между нами всё только началось.

В этой напряжённой тишине полной недосказанности, что нас окутала, я слышала, как шумно входит воздух в мои ноздри. Как стучит сердце, наполняясь гневом.

— Ладно, — выдавила я из себя, с трудом расцепив губы. В конце концов, может, это очередной эксперимент, как тогда на ринге. Ждёт, что я снова побегу за ним? — Делай, как считаешь нужным.

Не дожидаясь ответа, выбежала на улицу под тёплые лучи весеннего солнца.

— О, Маркус, посмотри кто там, — малыш проснулся, и Магдалина держала его на руках, покачивая.

— Значит, Маркус, как звали нашего отца, — подошла я к ним. — Ну привет…

Невозможно было не улыбаться, глядя на этого детёныша. Большие глаза цвета грозового неба, розовые щёчки и пушок золотистых волос на голове. Малыш Маркус зевнул, заворочался у мамы на руках и заснул. Это было самое умилительное, что я когда-либо видела. Внутри меня что-то дрогнуло пока я смотрела на беззащитный комочек. Концентрация любви двоих воплоти. Маленькое чудо…

— Хочешь подержать?

Прежде чем я успела ответить, Магдалина вложила мне в руки Маркуса.

Наверное, я так и любовалась крохой, если бы бдительный папаша не вмешался и не забрал малыша.

— Пора возвращаться в поместье, — скомандовал Уильям, забирая сына.

Повернулся к Адриану и добавил:

— Многое нужно обсудить, зять.

*

— Император знает, что я его предал… — ещё по пути в поместье маркиза Уильям начал допрашивать моего мужа. — Ему известно о нашей с Арианой свадьбе.

Магдалина при упоминании Вазелиуза II побледнела и крепче обняла малыша. У неё есть причины его опасаться. Именно она предсказала ему гибель и восход драконов к власти в Сантринии, которой давно правили тёмные. И за это он хотел её убить, чтобы пророчество не сбылось. Но Уильям защитил.

— Теперь мне ещё меньше нравится новость, что император решил сам направиться к нашим границам, а не поручить переговоры послам и советникам, — сделал вывод Уильям о чём-то задумавшись. — Будем надеяться, что о перевороте ему всё-таки неизвестно. Иначе вместо продления мирного соглашения мы начнём войну.

— Вазелиус прибудет сам? — уточнил Адриан нахмурившись. Мы обменялись взглядами с мужем и этот молчаливый разговор мне не понравился.

— Да, — подтвердил Уильям устало, — я отправлюсь туда уже завтра… Чтобы подготовиться к встрече как следует.

Разговор прекратился, когда заплакал Маркус, и Уильям понёс сына к жене.

— Ты собираешься отправиться туда? — спросила так, чтобы меня услышал только Адриан.

— Да, — не стал Адриан лукавить, попытался поймать мою ладонь, но я не позволила. — Переворот планируется только через несколько месяцев, но я не могу столько ждать. За это время Вазелиус может добраться до тебя, до всей моей семьи. Я уже молчу о стае, которая осталась в Сантринии, большинству из них наверняка уже пришлось бежать.

— И как ты собираешься его убить? Заявишься к нему и выстрелишь в голову? — ядовито поинтересовалась я.

— Ариана, — протянул Адриан, всё-таки поймав меня за руку. Мы и так уже шли последними, а когда остановились и вовсе будто остались одни. Остальные быстро от нас удалялись. — Я должен это сделать…

Я бы поспорила с тем, кому и что он задолжал. Но не стала.

— А ты не думал о том, что будет если пулю поймаешь ты? Что будет с твоей семьёй… Со мной?

Смотреть мужу в глаза было невыносимо больно. Он ещё был рядом, но у меня в душе уже зародилась непривычная тоска.

Вырвавшись я догнала Магдалину и Селину.

— Я попрошу приготовить шоколадный торт, — улыбнулась мне Селина с каким-то сочувствием во взгляде. — Это лучшее лекарство от… Тоски.

— Прости её, — склонилась ко мне Магдалина, — Селина эмпат, но способности открыла в себе недавно, и иногда забывает, что не все эмоции окружающих стоит озвучивать.

Я лишь кивнула в ответ. Больше всего мне в тот момент хотелось вовсе никаких эмоций не испытывать.

Весь оставшийся день, я посвятила племяннику. Он, конечно, большую часть времени спал или ел, умильно посасывая мамину грудь. Оказалось, дети безумно очаровательны. И проведя весь день в детской вместе с Магдалиной и Селиной, я не заметила, как пролетело время.

Мужчины были слишком заняты решением политических вопросов, до которых нас не допустили.

Удивило, что не одну меня такой расклад раздражал.

— Нет, ну а мы что, курицы необразованные и в тактике со стратегией не понимаем?! — возмущалась маркиза. — Между прочим, женский взгляд на проблему бывает намного полезнее.

— Они хотят оградить нас, защитить, — утешала Магдалина. — У оборотней это стремление и вовсе обострено.

— Пережиток, — фыркнула Селина, и я с ней была согласна.

— Увы, пока ещё настоящее.

В руках у меня была голубая подушечка, которую я стянула с дивана и, не щадя, мяла.

— Прекрасный способ защитить — оставить одну, — процедила я, и бросила подушку на пол поздно сообразив, что произнесла это вслух. Но слово не воробей. И меня понесло… — Мужчины все такие твердолобые идиоты? Сначала признают, что с женой нужно быть честными, интересоваться её мнением, а потом вопреки своим же словам делают, как считают нужным!

Я рассказала почти всё. Начиная от нашей женитьбы с Адрианом. Заканчивая ужином у князя Азара и разговором в лесу, после того как нас нашли.

— И ты так просто отпустишь его на верную смерть? — уточнила Селина. — Мужчины, к сожалению, не всегда с первого раза выучивают свои ошибки. — И иногда им нужно время осознать. А лучше действие.

Я надула губы и подпёрла руками подбородок. Хорошо говорить. Их мужья не собирались отправиться самоубиваться почти сразу после брачной ночи.

— Ох, милая, меня, вообще, выиграли в карты, — поделилась Селина, а я, кажется, опять подумала вслух. — И тоже, знаешь ли, из лучших побуждений.

Я уставилась на неё. Пожалуй, я бы послушала эту историю, но в другой раз. Разобраться бы со своей.

— И что я должна сделать? Броситься в ноги и умолять не делать этого? — почти прорычала я. — Отчасти он прав, жить и оглядываться постоянно поджидать убийц… Это не жизнь…

— А выживание, — закончила за меня Магдалина. — Я через это прошла. И если уж на то пошло, пока император жив спокойная жизнь может в любой момент закончиться.

— Попробуй поговорить с ним, а, может, Ульям уже предложил план получше, — попробовала подбодрить меня невестка.

— Поговорю, это не выход… — пробормотала я, погружаясь в свои мысли.

— Ариана, если он делает тебя счастливой, то борись… Гордость и благородство иногда идут вразрез с личным счастьем и это не каждый понимает и принимает.

Ужинали мы также без мужчин, а после Магдалина ушла укладывать Маркуса спать, не доверяла это нянькам. А я отправилась в нашу с мужем спальню.

Глава 28

Меня встретила пустая комната и тишина, нарушаемая только редким потрескиванием углей в камине. Адриана, ожидаемо, ещё не было. Но я намерена его дождаться и всё-таки поговорить снова. Хотя неуверена, что стоит делать это сейчас. Переступить через собственную гордость не так-то просто и чую, я всё только испорчу, ляпнув какую-нибудь гадость.

Подошла к огню и села на пол. Лето уже скоро вступит в свои права и ночи становились только теплее. Мне показалось, в комнате и так слишком тепло, и я решила проверить себя. Уже давно я не пила настойку, подавляющую мои способности. Мне и самой казалось, огонь лучше слушается. Но я ощущала эту уверенность только когда рядом был Адриан.

Протянула руку к огню, будто хотела согреть ладонь. Сосредоточилась на том, чтобы потушить угли. Драконы могут разжигать пламя руками. Особенно сильные — изрыгать его. Достигшие небывалых способностей (и такой мне был известен только один) могли превращаться в огромных крылатых ящеров. Драконы считают себя выше других, как и тёмные. Но по сути мы те же оборотни. Только наш зверь намного могущественней.

Вряд ли я когда-нибудь пробужу свою вторую сущность, но хотя бы подчинить пламя могу попробовать.

Жар от углей касался ладони едва ощутимым теплом. Я попробовала сосредоточиться, напряглась и замерла. Но так просто задуманное не выходило. Тогда я закрыла глаза и представила, как рядом стоит Адриан. Как тогда, когда медведи перегородили нам путь и мне удалось призвать огонь, только не вышло удержать. Я представила мужа, его крепкое плечо, сильную шею, гордо поднятый подбородок и дерзкий взгляд. Услышала, будто наяву, как он шумно вдыхает и выдыхает ночной воздух. Упрямый в своих намерениях и правоте. Опасный для своих врагов.

— У тебя неплохо получается, — вздрогнула, услышав голос и открыла глаза. Угли потухли, а у меня за спиной стоял Адриан.

— Первый раз, — призналась я поднимаясь.

Не рассчитала и чуть не врезалась в мужа. Адриан встал как вкопанный и не сдвинулся ни на полшага.

Я решила, что тоже не отступлю.

Так и стояли, сверля друг друга глазами. Отчего-то все слова, что я готовилась сказать, вылетели из головы.

А когда Адриан сорвался и, обхватив ладонями моё лицо, поцеловал, я и вовсе потеряла способность мыслить.

Жадный, нетерпимый, мой красный волк наступал и подавлял. Ласкал мой рот языком, и я отвечала, пытаясь поцелуем сказать то, что хотела.

Адриан подхватил меня под ягодицы, и я обхватила его за шею, чтобы удержаться. Вот только отнёс он меня вовсе не на кровать, как я полагала.

Мы упали в кресло возле камина, Адриан не расцепил объятий, обнял крепче, зарываясь лицом в мои волосы.

Это молчание не было напрягающим. В нём было много больше пресловутого разговора. Возможно, это истинная связь так укрепилась после завершения брачного обряда. И что-то ещё. Я не знала, как это объяснить. Одно четко понимала: мне удивительно хорошо, когда муж рядом. Спокойно и в то же время все чувства будто обостряются. Даже моя магия присмирела.

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — воспользовалась я заминкой.

— Ариана… — муж коснулся моих губ пальцами. Провёл по нижней губе подушечкой большого пальца, и очертил линию подбородка. — Ты должна знать, я люблю тебя.

Неожиданное признание выбило весь воздух из груди. Пропустившее удар, сердце забилось быстрее, с шумом в ушах разгоняя кровь.

Вместо ответа, я потянулась за поцелуем. Впилась в губы мужа со всей страстью как умела.

Мне было страшно. Я не ответила на признание только потому, что неожиданно поняла, — хочу сказать то же самое в ответ.

Но язык тела Адриан умел читать.

— Девочка моя, сладкая, — шептал он, отрываясь от моих губ. — Как же я тебя люблю. Как же я хочу тебя…

О его желании я и так знала. Между ног мне упирался твёрдый член, и я непроизвольно тёрлась о него. Вновь подхватив меня, Адриан перенёс меня на кровать.

— Нельзя, слишком рано, тебе может быть больно, — произнёс хрипло, нависая надо мной.

— Плевать, — я вновь потянулась к его губам, но муж не дал себя поцеловать.

— А мне не плевать, — приложил палец к моим губам муж и не позволил возразить. Я лишь гневно вздохнула. — Я хочу, чтобы тебе было приятно, а не приходилось терпеть.

— О, а я думала это последняя наша ночь, — притворно удивилась я. — Разве ты завтра не собираешься пожертвовать собой, прости, я так и не поняла во имя чего?

Адриан закатил глаза к балдахину и устало простонал.

— Я не хочу жертвовать собой, но другого выхода нет.

— Должен быть, — я приподнялась, опираясь на локти, а Адриан лёг рядом, перевернувшись на бок.

Какое-то время мы лежали молча, но теперь тишина тяготила.

Адриан поднялся и принялся раздеваться, нервно дёргая пуговицы.

— Давай спать, нужно выспаться, завтра рано утром я отправляюсь вместе с твоим братом и маркизом на переговоры с императором, это идеальная возможность его убить.

Или умереть самому, подумала я. Промолчала и тоже встала, чтобы раздеться. Торопливо стянув платье, вернулась на кровать.

Мы оказались в одной постели, и несмотря на признание и прошлую ночь, недосказанность ощущалась слишком сильно.

— Иди сюда, — прошептал Адриан, притянув меня к себе для объятий. Только уложив голову к мужу на плечо и вслушиваясь в удары его сердца, я смогла успокоиться и заснуть.

Под утро сон стал беспокойным. Снился всякий бред и, вынырнув из очередного такого сна я резко села.

Адриана не было рядом.

Сначала я понадеялась, что он отправился умываться, замерла, прислушиваясь. Но тишина была идеальной.

Тогда я быстро оделась, сама не понимала, почему так спешу. Может, Адриан ушёл завтракать?

Но сердце тревожно подсказывало, что в столовой я не встречу ни брата, ни мужа.

По коридорам я бежала бегом, распугивая слуг.

В столовую влетела наверняка в устрашающем виде. С растрёпанными нечёсаными волосами и помятом платье, что вчера одолжила Селина.

— Где они?! — испугала я своим видом маркизу. Та завтракала в одиночестве.

— Кто именно? Магдалина с Маркусом в детской…

— Князь Радзиевский и мой брат! — перебила я.

— Уехали, — спокойствие маркизы раздражало. Но её проницательность, усиленная даром, позволяла читать меня как книгу. — Что случилось? Вы так и не поговорили? — догадалась она.

Уехал. А я так и не сказала, что хочу быть его женой. И ещё много чего не сказала.

— Они отправились на рассвете, но, если ты возьмёшь лошадь, может, нагонишь их раньше, чем они прибудут в Тенторин, в любом случае переговоры уже завтра. Так что вернуться они скоро, — удивила осведомлённостью маркиза. — Мой муж ничего не может от меня утаить. Из-за истины связи я могу слышать его мысли. Особенно когда мы близки… Ну это самое… Ты поняла…

На последних словах маркиза покраснела.

При других обстоятельствах я бы обязательно расспросила Селину о истинной связи. Полезно было бы пообщаться об этом, но сейчас меня волновало другое.

— В этом доме есть оружие?

— Э… Да есть, — быстро сообразила маркиза. Висящие на стенах старые тупые сабли и мечи мне не подходили. Да и куда больше пользы от пистолета или револьвера. — Пойдём.

Решительность маркизы мне нравилась. Она убрала в сторону пышную булочку и встала из-за стола.

— У Равена есть в кабинете тайник, — пояснила Селина, когда мы оказались в коридоре. — Не думаю, что он будет против.

Видимо, ощущая моё нетерпение, маркиза старалась всё делать быстро. Уже через пару минут мы оказались в кабинете, передо мной открылся шкаф, который прятался за книжными полками, полный прекрасных образцов оружия.

Взгляд сразу прикипел к знакомому пистолету. Именно из такого я стреляла, когда поспорила с Феликсом. У него дальность почти в два раза больше обычной, вспомнила я сова несносного родственника.

Взяв с собой ещё короткую саблю, я побежала в конюшню. Жаль Скорпиона тут нет. Надеюсь, мой конь не пострадал в пожаре. Пришлось взять чужую лошадь.

— Ариана, — я обернулась, когда в конюшне меня окликнула Магдалина. Только что для меня закончили готовить лошадь, и я собиралась запрыгнуть в седло, но остановилась, обернувшись к невестке. — Селина сказала, что ты уезжаешь…

— Не пытайся меня остановить, — пресекла я на корню.

— Не буду, — как-то легко согласилась она. — Просто хотела сказать, что несмотря на то, что ты снова подвергаешь себя опасности, ты поступаешь правильно. Он должен знать, что ты его любишь. Тогда поймёт всё…

Невестка порывисто обняла меня и отстранилась.

— Удачи, — прошептала она.

Не тратя больше на сантименты время, я вскочила на лошадь и поскакала во весь опор.

Адриан

Тенторин. Граница Алтарии и Сантринии проходила по реке. Небольшой алтарийский городок на одном берегу и бескрайний луг на другой.

К приезду советника короля, назначенного вести переговоры, всё было готово. Немногочисленное войско разбило лагерь за узким участком леса на берегу реки. Через просветы меж деревьев просматривалась вражеская территория. Но в то же время лес служил укрытием. Зато лагерь противника разбитый на противоположном берегу прекрасно виден. Алые шатры выросли посреди зелёного луга словно гигантские маки.

— Тебе не кажется, что их слишком много? — заметил маркиз. Адриан стоял возле главного шатра, где Уильям с военачальниками и дипломатами Алтарии готовился к переговорам. Адриан тоже был допущен, как и маркиз Шандерлон, но делать этим двоим там было нечего.

— Больше, чем требуется в подобных случаях. Но река не даст войску так просто перейти границу, поэтому это место и выбрали, — пояснил Адриан, но в душе надеялся, что до переговоров и вовсе не дойдёт. — Ещё лет сто назад.

По пути в Тенторин Адриан рассказал, что задумал. Естественно, герцогу идея не понравилась. Но он был вынужден признать, рисковать жизнью сестры не будет. Но и план Адриана, а точнее его отсутствие, никуда не годился. Потому мужчины решили найти компромисс, и как следует всё обдумать. Никто не должен заниматься самопожертвованием бездумно.

— Не вешай нос, Адриан, я тоже привык полагаться только на себя, это беда всех альф, — решил подбодрить маркиз.

— Об интересах стаи я сейчас думаю в последнюю очередь.

— Это тоже нормально, ты не только вожак, ты ещё и мужчина. Ариана не просто твоя жена. А истинная пара, она твоя половинка, равная тебе, и никак иначе.

Вновь Адриана посетили сомнения. Ариана действительно была ему равной. Дополняла его. Как огонь порох. Её мнение может быть таким же верным, как и его. Не совершает ли он вновь ту же ошибку, полагаясь только на себя?

За спинами оборотней послышались голоса. Из палатки, где проходило совещание по поводу сложившейся ситуации с Сантринии и переговоров о мире, стали выходить люди. Всё закончилось. Последним вышел Уильям.

— Пойдём, обсудим кое-что, — бросил он. Не дожидаясь ответа, повёл Адриана и Равена к своему шатру.

Хмурый дракон ничего хорошего не предвещал.

Находясь в центре небольшого лагеря Адриан невольно вспоминал военное прошлое. Ничего хорошего там не было. Только смерть, и чаще непонятно во имя чего. Бессмысленная и беспощадная.

Нельзя чтобы из-за него одного началась очередная война. Вазелиус и так после побега княжны Соленской только и ищет повода развязать конфликт с алтарийскими драконами. Предательство Адриана может стать последней каплей.

Закрыв шатёр, герцог установил на стол артефакт, не позволяющий подслушивать.

— Не думаю, что в переговорах будет смысл, — перешёл он сразу к делу, усаживаясь за стол. — Я думаю, такое количество людей, сопровождающих императора не простая формальность.

— Он хочет войны.

— Да. И у него есть для этого повод, — с горечью произнёс Уильям. — Магдалина. Ты прав Адриан. Нет смысла проверять его намерения, они стали слишком очевидными. Нам стоит попробовать… Убить Вазелиуса. Сейчас.

Глава 29

Я готова была загнать себя, выжав последние силы, но лошадь к такому марафону точно не была готова. Пришлось остановиться на высоком холме, с которого как раз Тенторин, маленькая деревушка приграничная как на ладони, видна река и зелёные луга Сантринии.

Пока лошадь пыталась опустошить лужу и поесть свежей травы, я приложила ко лбу ладонь, защищая глаза от закатного солнца, и всматривалась в даль. Красные шатры сантриницев рассыпались на другом берегу реки как гигантские кровавые капли. Я даже не могла сосчитать их. Да и это было неважно. Золотые шатры алтарийцев почти не видно из-за леса.

Нехорошее предчувствие кольнуло сильнее. Разве это не мирные переговоры? Кажется, должны продлить мирный договор. Ещё в прошлом году должны были, но что-то пошло нет так (теперь-то я понимаю, что дело было в Магдалине) и эту процедуру отложили.

— Ну давай, милая, — погладила кобылу, упорно жующую траву, по сырому боку. — Нам нужно спешить.

Но она меня будто не слышала.

— Вот же упрямое животное! — прорычала я от отчаяния.

Это с холма кажется, что до лагеря рукой подать, но на самом деле расстояние было приличным.

Я ещё раз оценила состояние лошади — не пойдёт.

Посмотрела на два лагеря — всё внутри вопило — нужно торопиться. И я пошла, оставив лошадь восстанавливать силы.

В конце концов, брат говорил, что встреча с императором состоится только завтра. Но почему-то эта мысль меня не успокаивала.

Спустившись с холма, я смогла рассмотреть белый навес возле самого моста через реку. Вокруг толпилась стража. Но основное действие разворачивалось на самом мосту. С одной стороны я узнала синюю форму алтарийских солдат, с другой — чёрную сантринийцев.

Грудь снова сдавило от беспокойства. Я ошиблась, переговоры сегодня?

Сорвалась на бег и чуть не свалилась кубарём, никак не могла оторвать взгляд от открывшейся картины.

Легко разглядела высокую фигуру брата. А рядом рыжую макушку мужа. Вот только задохнуться от немого крика меня заставили наручники на запястьях Адриана.

Это не переговоры — это сдача политического преступника.

На моих глазах брат подтолкнул его в спину. Красный волк неохотно шагнул вперёд и оказался на половине сантринийцев. Полукругом над ним столпились стражники тёмных и тут же схватили под руки, заставляя опуститься на колени, но у них ничего не вышло.

Вперёд вышел невысокий тучный мужчина. Его чёрно-красный наряд был расшит драгоценными камнями и те играли на солнце разноцветными бликами. На голове корона в виде тонкого обода и острых шипов.

Император Сантринии.

Мне не верилось в происходящее. Не верилось в то, что брат так поступил.

Но я не могла в такой момент думать о причинах. Единственное, что я понимала, если его уведут в лагерь тёмных — мне его не вырвать из их плена.

Страх, отчаяние и чувство собственной беспомощности захлестнули, но через мгновение их сменила холодная уверенность. Я появилась вовремя — это ли не знак, что всё происходит так, как должно было?

Император Сантринии боялся падения своей тёмной империи и восхода драконов. Ещё Магдалина нагадала на моё восемнадцатилетние, что я буду счастлива замужем.

Пришёл день, когда оба этих предсказания исполнятся.

Достала пистолет — разработка предприятия моего мужа. Впору усмехнуться иронии судьбы.

Вскинула руку в привычном жесте и прицелилась. Я ещё не успела спуститься с холма в самый низ, а значит моё положение выше уровня моста. Выгодная позиция. И промахнуться я не имею права.

Одна загвоздка — Адриан почти закрыл собой императора.

Но почти не считается.

Времени думать не было. Если промахнусь — задену Адриана. Риск меня пугал, а собственная уверенность последними событиями была сильно подорвана. Что если на этот раз я всё-таки промахнусь?

Но собравшиеся на мосту меня не ждали. К счастью, я была достаточно далеко, чтобы меня так быстро заметили.

Один из алтарийских стражников подтолкнул Адриана вперёд. Сам император вышел ему навстречу.

А я спустила курок.

В конце концов, мой муж оборотень, и ранение в плечо (если я промахнусь) едва ли его убьёт.

В Адриана я не попала, пуля угодила в цель. Вот только Вазелиус — тёмный. Убить его непросто. Даже выстрелом в сердце.

Всё, чего я добилась — суеты.

Суматоха стремительно переросла в битву. Всполохи тьмы схлестнулись с драконьим огнём. А я снова побежала. От этой схватки я уходить точно не намерена.

Пробраться в самую гущу было трудно. Но я оттолкнула стражников, пытавшихся мне помешать. Только впереди ждало препятствие посерьёзнее.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Ариана! — прорычал Уильям. — Куда? Не смей. Ты и так всё испортила!

Но помешать брат мне не смог. Он был слишком занят, сражаясь с тёмным из свиты императора.

Я не придала значения словам брата. Всем существом я тянулась к мужу. Мне нужно было коснуться его. Оказаться рядом. Почему-то это казалось важнее всего.

Где-то на краю сознания промелькнула мысль, что я что-то упустила. Но мысль была мимолётной, слишком быстро испарилась. Тем более, я добралась до Адриана.

— Адриан! — схватила я мужа за плечо. На нём всё ещё были наручники. Но в руках он держал чью-то саблю.

— Несносная девчонка… — Муж шагнул ко мне и прошипел слова в лицо. Я не сомневалась, что ему хотелось прикоснуться ко мне так же, как мне к нему. Но он не мог лишиться единственного оружия. Поэтому я сама приблизилась к нему вплотную и оплела пальцами шею. — Ты что удумала? Ты хоть понимаешь, как тут опасно? Это ты стреляла? Неважно… Держись меня.

И я держалась. Вцепилась свободной рукой в предплечье мужа. Другой ладонью прикоснулась к деревянному мосту. Пламя сорвалось с кончиков пальцев. Но не двигалось само по себе. А подчинялось мне.

Живой огонёк, едва больше моей ладони перемещался по мосту, обходя сражающихся солдат.

Я не была уверена, что задуманное получится. Но не попробуешь — не узнаешь. Мне оставалось надеяться на эффект внезапности (большинство защитных артефактов нужно активировать хотя бы мысленно).

— Ты что задумала? — прошептал Адриан. Он заметил мой манёвр, но лишь мазнул взглядом по юркнувшему словно мышь огоньку.

— Я надеюсь, императорский род не защищён никаким проклятием? — пробормотала я. — Не хотелось бы так глупо снова попасть.

— Нет, — быстро ответил Адриан, успокоив. Отразил удар саблей налетевшего на него стражника и снова встал вплотную ко мне. — Его род по сравнению с родом Кейна не такой древний.

В тот же миг, что он ответил, послушное мне пламя добралось до ног императора. Он не вспыхнул вопреки моим ожиданием словно факел. Его одежда будто сопротивлялась огню. Но пламя всё равно разгоралось достаточно быстро. Тёмные вокруг императора бросились в стороны, оставив своего правителя в одиночестве, и перестали сражаться, не отрываясь смотрели на своего правителя. На их лицах читалось неверие собственным глазам.

Вазелиус пытался потушить огонь сам, выпущенной тьмой. Но тьма не могла погасить огонь.

— Предатели! — закричал он, срывая голос. — Трусы! Потушите меня!!!

Но никто не спешил бросаться на помощь. Огонь разгорелся, охватив полы длинной императорской мантии и Вазелиус беспомощно завертелся на месте.

— Вы все предатели! — пламя всё сильнее пожирало его одежду. — Я приказываю сражаться до последнего вздоха! — рычал он сорванным голосом, а безумные глаза метались по толпе, застывшей вокруг ужасного зрелища. — Убейте драконов! Всех до единого…О, ещё один предатель! — Вазелиус резко обернулся к нам с Адрианом, будто почуял откуда идёт его смерть.

Адриан ощерился и попытался загородить меня собой.

— Позволишь мне умереть и не узнаешь, где спрятана твоя сестра, — сдавленно прошипел тёмный, пламя охватило его уже по пояс. Но полном лице проступили крупные капли пота.

Красный волк застыл, на лице заиграли желваки. И я замерла вместе с ним, не понимая о чём, вообще, речь.

— Ариана, не останавливайся, — сдавленно произнёс муж, — это всего лишь уловка, императору нельзя верить.

Мне хватило этой отмашки. Я направила весь огонь, что смогла в себе найти, на императора. А потом сумерки осветила вспышка от огромной струи огня.

Уильям пришёл мне на помощь.

А за ним и другие драконы.

Поняв, что от меня больше ничего не зависит, я чуть не упала на колени, обессилев. Но Адриан меня поймал.

— Где… Где твои наручники? — удивилась я, прильнув к мужской груди, и посочувствовала как муж гладит меня по спине, успокаивая.

— Они были бутафорские, Ариана, — поведал муж.

Я уловила укоризненный тон в его голосе и подняла голову, чтобы посмотреть мужу в лицо.

— Что?

— А ты подумала, что твой брат хотел от меня избавиться? — усмехнулся муж, погладив меня по волосам словно ребёнка.

Честно говоря, я так и подумала. Император был занозой и для Уильяма с Магдалиной. А брат мог пожертвовать Адрианом ради собственной выгоды. Он же не знал, что я… Что я люблю мужа.

Кстати об этом.

Взяв за руку, Адриан повёл меня прочь с моста. Предсмертных криков Вазелиуса уже не было слышно, и мне даже не хотелось поворачиваться в ту сторону. Не хотелось разрушать момент — мы словно остались одни с Адрианом, — хотелось просто поверить, что всё закончилось.

— Это был спектакль, — продолжил делиться муж. — Часть нашего плана… Я должен был убить Вазелиуса. Но кое-кто обратил его в пепел.

Картинка стала складываться. Теперь я поняла, что говорил брат, когда заметил меня. Наверное, со стороны моё появление было глупым. Хорошо, что я не испортила ничего. Такой бы промах было сложно простить, даже самой себе.

Ноги уже не слушались, а муж вёл меня в сторону.

— Куда мы? — стоило спросить, и я поняла, что мне всё равно что он ответит. Я готова идти с ним хотя в чащу леса, хоть на край света. Но всё же остановилась, стоило выйти к лагерю.

Муж тут же прижался к дереву устало, а я оказалась на его груди. Вокруг было довольно тихо, а мне нужно было кое-что сказать.

— Я согласна стать твоей женой, — нарушила эту чудесную тишину, выпалив на одном дыхании.

Грудь Адриана мелко задрожала. Я почувствовала его прерывистое дыхание у виска.

— Ариана, мы, вообще-то, уже женаты, — усмехнулся муж, убрав мои волосы с лица.

К щекам прилила кровь от смущения. Я не любила говорить то, что у меня на душе, и не умела. Но сейчас хотела и должна была сказать.

— Ты не понял, — теперь уже я поймала его лицо в свои ладони, наслаждаясь попутно приятной шершавостью щетины, и заглянула в глаза. — Я. Хочу. Быть. Твоей. Если бы у меня был выбор, я бы выбрала тебя.

Смешинки в глазах мужа пропали, он облизал губы и накрыл мои ладони своими прежде, чем что-то ответить.

Но, видимо, признание лишило мужа последних сил. И я решила его добить:

— Я люблю тебя.

Эпилог

Никогда не любила танцевать. Но для любимого мужа можно пойти на многое.

Танец, который однажды заставил меня станцевать князь Азар, я разучила специально для Адриана на годовщину.

В нашей гостевой комнате накрыли стол на двоих. Повсюду горели магические огни и свечи, чтобы сделать обстановку более романтичной и интимной. На мне почти не было одежды. Только красивое бельё, едва прикрывающее грудь. Голые ноги я спрятала за тонким платком. Его же собиралась использовать в качестве реквизита. Адриан выдвинул стул и сидел, вольготно откинувшись на спинку, готовый лицезреть приготовленное для него зрелище. Губы его тронула предвкушающая улыбка и моё сердце забилось быстрее. Я и сама еле сдерживалась.

Из музыкального артефакта полилась знакомая мелодия и я задвигалась ей в такт.

Кажется, будто вчера я делала это против своей воли в дешёвой гостинице по указке Азара.

Сегодня я старалась для себя и для Адриана, а Алиам был далеко, вернулся в Орнанию. И надеюсь, ещё не скоро приедет к нам в гости, хотя муж с ним вёл переписку.

Моё тело извивалось, плавно и гибко, а ладони едва касались шеи, плеч и рук мужа. Он пробовал ухватить меня, но я ускользала снова и снова. Его горящий взгляд распалял не хуже прелюдии. Внизу живота скопилось томительное возбуждение. В очередной раз приблизившись к мужу, я позволила себя поймать.

— Ты слишком соблазнительно двигаешься, мне даже расхотелось есть.

Муж не врал, свидетельство его желания и готовности упиралось мне в ягодицы. Хотелось поёрзать и подразнить его. Но это был не единственный подарок сегодня. И если я хотела о нём рассказать, то не стоило провоцировать.

Но разве, что чуть-чуть. Обняв мужа за шею, перекинула ногу и оседлала своего оборотня. Шумно выдохнув, Адриан сжал мою талию.

— Хочу тебя… — прошептал он, подавшись бёдрами мне навстречу. — Прямо сейчас.

— Какой же ты нетерпеливый, — у самой сбилось дыхание от его жаркого шёпота и осоловевшего взгляда. — Совсем как я.

Укусила мужа за мочку уха и провела языком по шее. Вернулась к губам, но не поцеловала. Прижалась ко лбу мужа и прошептала ему в губы.

— Наш ребёнок будет самым нетерпеливым сорванцом. И как мы с ним справимся…

Не сразу до Адриана дошёл смысл моих слов. Но он понял намёк. Руки на мой талии замерли, а затем одна ладонь сползла на живот и замерла там.

Он бы что-то сказал. Непременно. Но просто не успел.

Дверь в наши покои вдруг распахнулась.

На пороге показалась свекровь. Взволнованная, с покрасневшими щеками и горящими глазами. Непременно что-то важное.

Я с шумом пропустила воздух через нос.

А ведь я научилась запирать двери за год совместной жизни! Просто ни я, ни Адриан не ждали княгиню, она должна была навещать близнецов (они теперь жили отдельно), ведь к ним приехала мать, сестра Амелии.

После пожара тот особняк не стали ремонтировать. Мы с Адрианом решили его продать. Близнецы поселились отдельно, и с нами осталась только мать Адриана. И мы нашли другой дом. Вдали от городской суеты. И городского подземелья.

— Адриан! — княгиня была чем-то возмущена. — Ты должен, повлиять на мальчиков. Они собираются уйти из стаи.

Муж тяжело вздохнул.

— Это не в моих силах, и они уже давно мужчины, пусть уходят, — устало произнёс муж. Но взгляд от меня не отрывал. Он всё ещё переваривал новость.

После смерти Вазелиуса заключить мир с Сантринийской империей вышло без проблем. Переворот прошёл быстро и без потерь. Теперь у власти на родине мужа был древний драконий род. Как и предсказывала Магдалина.

Стая Адриана не успела пострадать от мести бывшего императора, но Адриан всё равно отдал полномочия матери. Статус, который он в своё время с таким трудом отбивал, теперь тяготил его.

— Мама, давай поговорим о том, что тебя беспокоит позже, — вежливо попросил Адриан. Как и меня его сейчас трудно было разозлить.

— Но они влюбились в простолюдинку!

— Это их выбор, — парировал Адриан, даже не изменив тона. А я на этот раз молчала. Конечно, я была в курсе, что близнецы увлеклись Мари. Но предпочитала не лезть в чужие отношения, даже если у них любовь на троих. Вряд ли существует какой-то орден или братство, борющийся с такими отношениями, наподобие того, в котором состоял граф Булоки. Брата очень задело, что у него под носом существовало подобное общество. Но он быстро расправился с остальными членами ордена.

— Надо было отправиться на неделю в лес, в ту хижину, например, — предложил муж, когда Амелия ушла, — где прошла наша первая ночь.

— Ага, чтобы там к нам случайно заявились Шандерлоны…

— Тогда в ту, где мы провели брачный обряд…

— Чтобы туда заявился мой брат с женой и племянником?

Мы оба тихо рассмеялись. Наши семьи стоили друг друга, это точно.

Как и мы стоили друг друга. Подходили друг другу, как две половинки одного целого. И никаким силам в мире этого не отнять у нас.

КОНЕЦ



Оглавление

  • Глава 1