КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420193 томов
Объем библиотеки - 568 Гб.
Всего авторов - 200561
Пользователей - 95508

Впечатления

Казимир про Поздеев: Операция «Артефакт» (Фэнтези)

Скажу честно, меня эта книга порадовала, как оригинальностью сюжета, так и авторским стилем написания текста. Читается легко, стройное изложение мысли, глубокое знание описываемых исторических событий. Особенно хочется отметить образы главных героев, как в первой, так и во второй книге. Бесспорно, автору удалось создать образ новых героев нашего времени. Они не оторваны от реальной жизни, они представлены перед нами воплоти, каждый со своими достоинствами и недостатками. А это, поверьте мне, многого стоит. В общем, рекомендую Операцию «Артефакт» к прочтению как старшему так и младшему поколению.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Буркина: Естество в Рыбачьем (с иллюстрациями) (Эротика)

не осилил, секса много однообразного

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Грон: Шалость Судьбы (Фэнтези)

нормальная дилогия, в обычном стиле: девушка в академии, в конце любовь счастливая

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Снежная: Хозяйка хрустальной гряды (Любовная фантастика)

уже по сумбурной аннотации ясно, что читать не стоит.
но я открыл. знаете, чем начинается? эту дуру, ггню, сбила насмерть машина, и её отвезли в морг. потом тройка абзацев - описания: как чувствует себя труп-ггня в морге - холодно ей, оказывается, трупом-то. (а я подумал, что афторша не курила, похоже - инъекции).
а потом этот труп-ггня восстала, на опознании родственницей.
а я - закрыл файл.
то, как эта снежная (???) ал-ндра шифруется, блокируя свои "шедевры", и отсылая дерьмо-письма денежным читателям, которые готовы с остальными поделится текстами "шедевров", уже понятно, что на такой особе - нужно экономить.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Купчиха (Любовная фантастика)

потрясающе.)

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
каркуша про Гончарова: Маруся-2. Попасть - не напасть (Фэнтези)

Интриги, расследования, тайны! А главное - абсолютно непонятно, чем же все закончится...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Как украсть сердце дракона (fb2)

- Как украсть сердце дракона (а.с. Усмешка судьбы-1) 1.07 Мб, 267с. (скачать fb2) - Клара Колибри

Настройки текста:



Клара Колибри КАК УКРАСТЬ СЕРДЦЕ ДРАКОНА 

Пролог

Она выскочила из его спальни и на мысках заскользила по коридору. Где-то здесь был тайный ход. Ведь помнила отлично, сколько метров надо преодолеть до первого поворота, до второго, а там еще немного и за старинным гобеленом… Ага, помнила… на отработке задания. А теперь вот… ни фига! И сердце стучало в горле, а виски норовили взорваться от внезапной боли, хоть на тренировочной базе бегала в два раза быстрее и десять километров не были нагрузкой, а здесь…

– Что за черт?! Я же не карга старая, чтобы не пробежать пятьсот метров!..

И вот она, заветная дверь. Благодарение Богам, открылась, и даже без скрипа. А ступени-то оказались очень круты и еще скользкие. Если бы не магический светлячок, точно бы навернулась с них, и тогда костей бы не собрала. Но жить захочешь, побежишь и не так. И очень хорошо начали стимулировать в прибавке скорости раздавшиеся над головой шумы.

– Неужели, обнаружили пропажу? Что-то уж больно скоро!.. Эх, все-то пошло не так! Говорят, на первом самостоятельном задании вечно так.

Но вздыхать решила позже – когда бы уже выбралась из замка и оказалась в безопасности. Только вот кто-то очень уж резво взял ее след, а ведь наставник говорил, что про этот колодец со спиральной лестницей знал только первый хозяин замка…

– Да, что же это такое?!! Унюхал меня там кто-то, что ли?! Нет, точно, как ищейку по следу пустили, не иначе! Ага, вы мне еще на пятки наступите!..

Когда выскочила из тайного хода, не успела порадоваться чистому ночному воздуху после смрада заброшенных подземелий, как надо было срываться с места и нестись в лес. Да, сзади точно слышался шум погони. Промедление могло дорого обойтись. А вот, в лесной чаще появлялась надежда оторваться.

– Если у них там собака, то собью ее со следа, пробежав по ручью, – и точно, ручеек имелся на карте, видела его, когда готовилась к заданию. – Должен быть справа.

Туда и дернула. И неслась изо всех сил. Сначала по рыхлой земле, усыпанной старыми хвойными иголками, а потом по камням широкого и говорливого ручья. Он делал повороты и она за ним. Но силы девушки не были безграничны. Вот и грозили подойти к концу. Уже и дыхание начало сбиваться, и ноги заплетаться. А шум за спиной никак не хотел отдаляться. И вот, когда само собой запнулась мыском о кочку или корень, в ночной темноте не разобрать, и кубарем покатилась по крутому склону в овраг, думала, что теперь точно шею себе сломит. Но нет! Покувыркалась и… плюхнулась во что-то мягкое. Порадоваться, что так легко отделалась, не успела. Потому что осознала, куда попала.

– Болото, что ли?! Фу! Вонь!

А еще та мерзкая жижа норовила попасть в рот и нос. Если бы не нащупала под собой твердую опору и не прекратила погружение, так и было бы. Но вот такая у нее была жизнь: сплошные полосы. Только повезет, как «бац», получи загвоздку! Теперь вот, из болота как-то выбраться предстояло. Но сначала отделаться от преследования не мешало бы. Так кто же это там такой борзый?!

– Неужели?..

Так и было. По следу шел недавний любовник. Как только такое могло быть, ей не представлялось.

– Ну и силен мужик! Я же его таким зарядом подчинения шарахнула… а потом еще и в сон погрузила… ему бы сейчас спать и сны видеть, этак трое суток, наверное. А он, смотрите-ка! Несется по следу! Гигант!!!

Но только смогла рассмотреть на краю оврага знакомую фигуру, так чуть не то, что словами, мыслями не подавилась. Похоже, любовник имел не только бешеный темперамент в постели и невиданную страсть в любовных играх, но еще и нюх непревзойденный, и все на нее, маленькую и бедненькую такую шпионку инопланетную. Потому что тот резко затормозил на месте и начал дико озираться. От его пылающего взгляда девушка по собственной воле по самые глаза погрузилась в зловонную жижу. А когда мужчина начал как сканировать взглядом дно оврага, так и вовсе от отчаяния погрузилась в болото с головой. Хорошо, что все длилось недолго. Минуты полторы девчонка выдержала, а потом вынырнула. Но тот монстр, что теперь осматривал пространство в стороне вдруг рявкнул, и от этого рыка чуть сердце не остановилось.

– Рика! Ты где-то здесь!.. Слышишь меня, малявка? Знаю, что слышишь! Учти, Рика, я найду тебя! И тогда!.. Держись у меня, мелкая!

Честно, ей, правда, сделалось страшно. Но только тот монстр, в которого начал превращаться недавний любовник навалился грудью на заросли кустарника и стал через него ломиться к просвету. Да, она тоже успела до падения заметить в том направлении поляну. И, слава Богам, уже через минуту мужчина скрылся из вида, хоть его рычание и угрозы продолжали разноситься по округе. Но потом они стихли, а над головой по-прежнему сидящей в болоте девушки заскользила огромная тень. Драконья!

– Так вот ты кто?! – пролепетала она, смахнув с губ налипшую грязь. – Выходит, дракон… Нет, я чувствовала… но делать-то все равно нечего было – задание есть задание…

А потом она поняла, что монстр крылатый и его люди понеслись в другую сторону, ее же путь к отступлению оказался открытым. Значит, можно было выбираться. А то и ноги затекли, и холод начал до костей пробирать. Она выбралась из жижи и стала тихонько выбираться из оврага. А издалека нет-нет, но раздавался драконий рык с угрозами и требованиями ему сдаться.

– Ага! Как же! Нашел дуру! Да я и в интернате сидела до конца в укрытии, когда играли в прятки. И это просто на компот тогда играли… А сейчас жизнь стоит на кону… Не зарекайся поквитаться со мной, ящер крылатый, трудно это очень, нас мелких с высоты полета-то искать. Мы ужиком и проскочим!..

Потом она снова вышла к тому самому ручью и умылась его водой. Ну, хоть как-то с себя попыталась зловонную грязь смыть.

– Прощай, знойный мужчина! – вскинула она голову к звездному небу, когда уже определилась с направлением своего дальнейшего пути и проверила наличие ценной герметичной капсулы в потайном кармане. – Скорее всего, не увидимся больше. Но, поверь, оно и к лучшему. От меня знаешь, сколько обычно неприятностей бывает?! У-У-У! У меня же в академии номер 13130… ни о чем не говорит? А зря. Считай, тебе повезло, ящер, что меня потерял!..

Глава 1 Первое самостоятельное задание

Звездолет подлетал к Океании. Аэрика стояла около иллюминатора, совсем по-детски прижавшись к нему ладонями и носом, и поедала глазами видимое пространство. А там, за стеклом, голубая планета делалась все крупнее и крупнее. И уже легко различался один из двух ее материков, окруженный со всех сторон бескрайними синими океанами. Тот материк, что был самым крупным и, естественно, находился с этой, с подлетной, стороны. А когда в окно ее каюты можно было наблюдать уже только сушу, настолько корабль к ней приблизились, над головой девушки раздался писк зуммера. Это говорило о том, что объявили о готовности капсулы под загрузку. А значит, ей следовало немедленно собираться с мыслями и сосредотачиваться на задании. На первом личном задании.

Она уже была одета по всей форме, то есть в обтягивающий костюм со множеством герметичных карманов. Ткань его, тепло и водоизолирующая, обладала еще и повышенной прочностью и, значит, могла уберечь тело от травм. А еще в экипировку входили спрятанные на спине, в специальные полости, крылья. Совсем не большие, и на таких не полетаешь, возомнив себя птицей. Но спланировать с небольшой высоты с их помощью можно было. Вот только, не приведите Боги, такую ситуацию, что пригодились бы! И именно об этом подумала Аэрика, когда уже подходила к транспортному отсеку корабля, на ходу застегивая шлем.

– Желаю тебе, девочка моя, чтобы все прошло, как по маслу. И никаких непредвиденных ситуаций! – хлопнул ее легонько по плечу наставник и подтолкнул под локоть к эвакуационной капсуле, где уже поджидал пилот.

– Сама о том же только что подумала, – кивнула ему девушка и за два прыжка по трапу забралась внутрь и быстро уселась на пассажирское место. А вот уже оттуда помахала рукой. – До встречи через неделю.

Ровно столько ей отводилось времени на задание. Вернее она должна была его выполнить за три дня, а остальные четыре пошли бы на возвращение на базу. И именно там дожидался бы ее наставник. Поэтому, да, их новая встреча должна была состояться через неделю. Но Аэрика погнала прочь мысли о доме. Им не было сейчас места в голове. Предстояла полная концентрация на задании. И только на нем. А уж дом… об этом стала бы думать потом. Когда получила бы то, что от нее требовали.

И вот они уже были в космосе. К планете начали приближаться по спиральной траектории и с большим креном в сторону от линии посадки огромного транспортника. Но тот все еще маячил в поле зрения своими многочисленными огнями и как завис в воздухе. Оно и понятно, он же должен был снова принять на борт капсулу, как только та рассталась бы с пассажиром. Вернее, с пассажиркой. По задумке разработчиков операции, специального агента 13130 надо было тайно опустить на Океанию, в государстве Сиания. Для этого капсулу оснастили экранами всех возможных видов. И она теперь невидимкой приближалась к заданной точке в пространстве. И зависла, как только ее достигла.

– Готова, 13130? – раздался вопрос пилота. – Отлично. Открываю люк. 5, 4, 3, 2, 1, пошла!..

Она нырнула в невесомость рыбкой. Именно так! Никак не выпорхнула птичкой, потому что крылья на такой высоте были неуместны. Да, напоминала юрку рыбешку, что схватила крючок и, отматывая леску спиннинга, норовила уйти на глубину. Сходство было велико еще и потому, что ее спускали в тот момент на сверхпрочных и сверхдлинных тросах. Девушке казалось, что все происходило в абсолютной тишине. Да, даже в десяти метрах от капсулы перестали быть слышны механизмы, отматывающие трос, а уж когда датчик на зажатом в руке приборе показал цифру со многими нулями, и подавно в ушах стояла тишина. И вдруг она ощутила рывок.

Что это такое? Заело механизм? А ведь точно – движение вниз прекратилось. И она теперь висела в пространстве уязвимым мальком. Приманкой для хищника, если уж продолжать ее сравнивать с рыбкой. И где была та щука, что слопала бы? А не так и далеко. Она же зависла уже в воздушном пространстве Сиании, того государства, в чью тайну и послало проникнуть начальство. Эх, что бы тросу отмотаться еще на пятьсот метров?! А теперь, что? Ух, налетят ведь патрульные аэрокары!..

Но тут ее снова дернуло. И что это было? Ведь и связь не подключить, чтобы не засекли местные вояки. Значит, приходилось теряться в догадках. Только не очень-то их и много могло быть. Скорее всего, пилот пытался возобновить спуск. Но что-то ему не позволяло это делать. Вот и рывки, что ощущала всем подвешенным телом, говорили за это. А потом ее основательно так тряхануло и потянуло вверх. А ведь точно! Сначала очень-очень медленно, но потом быстрее. Вот и датчик начал показывать обратный отчет метража троса.

– Это кто же там такой умный?! – искренне возмутилась девушка. – Решили сорвать мне первое самостоятельное задание?! Не выйдет!

И она нажала заветную кнопку. Нет, не все было просто – до нее еще добраться пришлось. Аварийная система помещалась под защитным кожухом на пульте с датчиком. Но была же! Вот агент его и вскрыла. А как нажала на мелкую такую красную кнопочку, так и ощутила всю прелесть свободного падения в тропосфере. Хоть и была в скафандре, а от ощущений дух занялся. И теперь уже не понятно, кем была: рыбкой, птичкой или увесистым камнем, шедшим ко дну. Скорее уж последнее, судя по скорости приближения к поверхности планеты.

– Ух! Кто-то обещал, что в подобной ситуации крылья и прочее не подведут, – произнесла она через стиснутые зубы. – Что же…полетаем…

Сама себе Аэрика показалась недоразвитым мотыльком, когда за спиной раскрылись и жалко так затрепыхались куцые крылышки. Потом было несколько кувырков и попытки расправить их полностью. А еще краем глаза наблюдала, как на приближающейся планете уже не просто различимы были горы, но еще и деревья, покрывающие их склоны. Это говорило о том, что время утекало с губительной скоростью. И отработанные на многих тренировках приемы, пригодные для всяких аварийных ситуаций, грозили превратиться в обычные панические трепыхания.

– Соберись, девчонка! – велела самой себе и снова через сжатые зубы. – Тебе всего двадцать два! День рождения через два месяца, и исполнится двадцать три… ох, и погуляем же с ребятами!.. – и тут за ее спиной что-то взвизгнуло. – Ага! Получилось! Что значит, стимул появился!.. А теперь собраться и поймать подходящий воздушный поток… Пото-оок?!! Где ты?! Вот ты, мой хороший? Иди к девочке Аэрике…

И вот она лежала на земле. Под высокой-высокой елью. И вся без сил. Раскинула ноги и руки в стороны и смотрела в небо через еловые лапы. Синее такое небо, и без единого облака. Оно было похоже на тот океан, что окружал Сианию, который видела несколько минут назад из космоса. Но теперь уже в мыслях, сразу за благодарением Богов, появились соображения, что не зря все же ей достался в академии такой вот номер: 13-13-0. Друзья не уставали шутить и читать его на разный манер. Кто-то даже умудрился сделать ударение на тысячу раз по тринадцать и еще десять раз это самое число в плюс. Аэрика вечно хмыкала, что у нее цифра тринадцать счастливая.

– Ага! Сейчас! – проскрипела голосом и попыталась приподняться. – Уй! Жесткая посадка получилась! Но кости целы, а значит, и идти смогу. И это ли не доказательство, что число тринадцать меня любит? А что?! Не убилась же?.. И задание есть надежда, все же, выполнить. Подумаешь…на двадцать километров отклонилась в сторону… Нет, с моим числом все в порядке. Не балует судьба, это точно, но и…подохнуть не дает…

И как хорошо, что в Сиании носили очень простую одежду. Женщины рядились в узкие брючки и сверху туника, мужчины надевали штаны шире и заправляли в них рубахи. И все из натуральных материалов. Разумеется, речь шла про простой люд. Вот и Аэрика теперь должна была преобразиться в обычную девушку. А для этого следовало переодеться в наряд по местной моде. Вернее, ей достаточно стало просто скинуть с себя комбинезон, под ним же уже имелась нужная одежка. Раз, и готово! Только немного помялось. Но это ничего, за двадцать километров пробежки отвиселось бы, так сказать.

Она пробежала по извилистой тропке через лес и поле, потом прошагала через местную деревушку. И отметила, что вполне вписалась в образ селянки. А что, прошла по улице из шестидесяти пяти домов, и никто даже ни одного взгляда подозрительного в ее сторону не бросил. Работать под разными личинами, этой способностью обладала с очень раннего возраста. А уж простушкой-то… просто делать нечего прикинуться. Но не значит, что вся из себя была серой мышкой. Ничуть! Очень даже привлекательную внешность имела девушка. Глаза, цвета глубокого синего озера, многие парни говорили, что не забыть, если увидели. Губы яркие и пухлые. Носик, брови, что надо. Волосы у нее были цвета спелой пшеницы или чуть темнее, а еще густые и шелковистые. Ну и фигура ничего так себе, в общем, все при ней. А из недостатков, пожалуй, небольшой рост. Хоть и крохотной не была, скорее уж средней. Да, еще веснушки высыпали в начале лета. Некоторым они нравились, Каю, например, ее интернатскому другу, но она сама от них в восторге не была.

А в настоящее время Аэрика примерила на себя образ темнобровой и черноокой брюнетки. Потому что здесь много таких девушек имелось. И по сведениям, что дал ей наставник, и сама теперь смогла в их достоверности убедиться – воочию. А иллюзии создавать для этого агента было, как дышать. То есть набрасывала их на себя легко и непринужденно. Если потребовалось бы, то и одежду на себе магически подправить могла, да решили на это ни силы, ни время не тратить. Поэтому скакала она теперь быстро и весело по дороге, что за крайним домом снова началась, в дышащем льняном наряде с вышивкой но рукаву и горловине. И пробежала легкой трусцой еще лесок и поле, потом по мосту реку перешла, и показались тогда на горизонте каменные постройки столицы Сиании.

Вот такая это была страна: одежда изо льна и вместе с тем аэрокары, каменные жилища и навороченные технически подземные бункеры. А еще, у них здесь водились драконы. Собственно, вся магия этой планеты была от этих высших. Остальные жители считались и были обыкновенными людьми. Не то, что на Залкие, родной планете Аэрики. У них магией обладал каждый второй, только в разной степени. Кто-то был сильным магом, кто-то так себе. Девушке повезло родиться с большими магическими способностями, поэтому легко смогла поступить в академию, закончить ее, и вот теперь была отправлена на первое задание. И скоро должна бы увидеть драконов. Не на картинах и в фильмах, не голограммы, а вживую. Естественно, волновалась, но в меру, на выполнении задания это не должно было отразиться.

Войдя в городские ворота, Аэрика решила сначала хорошенько осмотреться, а потом уже выбрать для себя гостиницу, поселиться там и ждать нужного сигнала. Поэтому прошлась по улицам, основательно рассмотрела центр и замок правителей. И как-то ей все не верилось, что заправляли здесь всем драконы. Ну, нисколько. Обычные люди ходили по мостовым, обычные транспортные средства, как и у них на Залкие, собственно, летали в воздушном пространстве над городом. И горожане, к тому же, одевались в более привычные для космического союза одежды: все более облегающего кроя. В общем, даже немного призадумалась, а не погорячились ли они с наставником, выбрав наряд крестьянки. Вон, и не носили уже здесь такие свободные туники…

– Э… ничего, – пришла, правда, к такому выводу, ближе к вечеру, после того, как поела, приняла душ и даже немного отдохнула, полежав на кровати гостиничного номера. – Не сегодня, так завтра, все равно, переселюсь в замок со всеми вытекающими последствиями.

Сказала так себе самой и глянула на каменные башни, что виднелись из окна. А под последствиями, имела в виду новую смену облика. Все просто! По задумке руководства должна была подменить девушку из делегации от Залкии, что сегодня же прибыла в Сианию. На том самом огромном транспортнике, с которого стартовала капсула, а потом и вернулась на место, но уже без агента 13130. А как иначе? По договору в состав делегации не мог войти сильный маг, не с ее уровнем, а оказаться на территории замка очень надо было. Вот решили произвести позже замену, когда службы контроля произвели бы проверку и расслабились. Разумеется, обе женщины имели много схожих черт, так что иллюзия почти и не понадобилась бы. А вот приглушить исходящий магический фон, это да, на это особые усилия потребуются. Так что сходила к замковым воротам, убедилась по некоторым признакам, что сегодня подмена не планировалась, и вернулась отдыхать.

До утра она просто отсыпалась. Признаться, при суматошной ее жизни на родной планете, а там домом было общежитие, то интернат, то академическая общага, спокойные минуты отдыха одной в комнате оценила по достоинству. Если бы только не нервы! Они отравляли жизнь. И вспыхивающие в мозгу вопросы тоже. Как все пройдет? Как завтра поменялись бы местами? Удастся ли очаровать и за столь малый срок помощника тайного советника? Раскиснет ли этот любитель дам настолько, что решится согрешить с ней прямо в кабинете начальства?..

Разумеется, становиться шлюхой Аэрика не собиралась. Хоть ее начальство и закрыло бы на сей шаг глаза. Так сказать, посмотрело бы на данное падение нравственности агента 13130 сквозь пальцы. Им главным было достижение поставленной цели. А какими путями… Но нет и нет! У нее был Кай. То ли друг, то ли парень… в общем, не важно, а соблазнять мужика, имеющего код и ключи от нужного сейфа, девушка собиралась с помощью магии. Хватило бы и пары пассов руками, вызванного всплеска силы очарования, чтобы заполучить от того требуемое. Потом бы просто усыпила. В этом девушка не сомневалась. Главное это по-прежнему попасть в замок, то есть поближе к тому самому сейфу подобраться.

И вот оно утро. Встала бодрой, умылась, привела себя в порядок, позавтракала и отправилась на площадь, что перед замком правителей. Простояла около торговых шатров с полчаса. А потом появились они, делегация от Залкии. Их, естественно, сопровождали. Но это сущий пустяк. Аэрика заранее знала, через сколько и куда отправятся перекусить. Вот и опередила их. А потом только и надо было, что поменяться одеждой в тесной комнатенке туалетной комнаты для дам. И вот уже оттуда выходила она, вместо Сабрики. Скромно прошествовала за стол к остальным послам, где ее уже дожидалось заказанное блюдо. Кстати, заранее оговоренное. А еще та девушка должна была до подмены вести себя тихо и незаметно, нисколько не привлекая ничьего внимания. Вроде бы все получилось на пять с плюсом.

Перекусили и отправились еще пройтись по городу. И все заняло пару часов, после чего отправились в замок. Охрана их при входе просканировала. Кто бы сомневался. Но сделала это чисто механически, то есть без энтузиазма. И слава Богам. А то, глушить высший магический уровень более пятнадцати минут, это все равно, что сидеть голым задом на раскаляющейся сковороде. Ага! Она не пробовала залезать на плиту, но когда загоняла магию полностью в дальний уголок организма, казалось, что сейчас так и зажарится, а еще разорвалась бы на мелкие кусочки. Но все обошлось. Вот он внутренний двор замка, и вот была она. Дело сделано наполовину. Теперь следовало найти и обработать того мужичонку нескладного. Найти сегодня, обработать завтра или послезавтра, смыться тогда же.

И все же, где же драконы? Неужели, вон те мужики в костюмах? Обычные!.. Да, крупные, даже внушительной комплекцией обладали по меркам Залкии на мужскую стать. Но…и только. Девушка прислуживала своим за столом предварительных переговоров, папку с документами подать, визор на нужной странице открыть, воды в стакан председателю их делегации плеснуть… и посматривала тайком на местных. Хотя, что было ожидать-то?! Не была же темной настолько, чтобы совсем ничего не знать о человеческой ипостаси высших. И все же… не обошлось без разочарования.

Но! Главное было ее задание. А оно мельтешило у соседнего стола. То есть, тот мужичок мельтешил. Она его точно опознала. Ага! И он бросал на нее изредка взгляды. Нет, как подобных козлов, или кобелей, на такие должности-то брали?! Уму непостижимо! Но сей факт лично ей, агенту 13130, был на руку. И девушка тому мелкому и рыжему даже слегка улыбнулась. Так… вскользь и без определенности. А мужика будто выпрямило. И даже плечики свои попытался расправить. Результат, конечно, так себе получился. Где же было взять то, чего в помине не существовало, косая сажень имелась в виду. Но потуги мужской особи получили от нее поощрение: она не отняла руки, когда этот помощник советника невзначай накрыл ее своей. Но вот незадача, его начальник эти шашни заметил. К добру ли?!

Тайный советник сидел немного в стороне и оттуда наблюдал за происходящим. И, разумеется, все внимательно слушал. Об этом говорил его сосредоточенный взгляд. Ничего так себе был мужик. Вот уж, действительно, внушительный вид имел. Может, зря она начала обрабатывать его секретаря здесь же, во время предварительных переговоров? Хотела, как лучше, думала, никто на подобные мелочи, как теплый взгляд и легкое касание, внимания не обратит. За работой-то! А может, и не обратил…

– Господа! Мы достигли некоторых важных соглашений сегодня, – заявил министр внешней политики принимающей стороны, когда Аэрика, а теперь Сабрика, собирала последние документы со стола. – Отлично поработали. И теперь можно немного бы и расслабиться. Поэтому решено устроить вечер отдыха. Будьте любезны принять приглашение на восемь вечера.

Это значило, что уже сегодня могла бы вплотную подобраться к цели. Но стоило ли форсировать события? Вот, что значил недостаток опыта: сомнения и еще раз одолевали сомнения. А отсюда и нервное расстройство. Вон, как руки ходуном ходили, когда переодевалась для того самого званого вечера. И с этим срочно надо было что-то делать. Лучше бы принять успокоительного зелья. Интересно, были они у Сабрики? Покопалась в вещах девушки и нашла, что надо. Выпила. Дрянь, конечно, но с ее помощью расслабиться получилось. И вся такая, легкой походкой направилась к дверям покоев председателя нашей делегации.

На вечер они пришли организованной кучкой. В общем-то, скучное получилось мероприятие, хоть все и выглядели нарядными и жизнью довольными. Да, на этот раз общество украсили дамы, а не только Аэрика– Сабрика одна одинешенька между строгих костюмов крутилась веретеном. Двое своих пришли с женами, да драконы привели своих женщин. Некоторые из них. Ничего так себе были их драконицы, под стать мужчинам. Ростом никто ниже метра и восьмидесяти – восьмидесяти пяти сантиметров не был. Агент со своими ста шестьюдесятью пятью сантиметрами могла бы и потеряться среди них. А может, оно и к лучшему…

– Вина? Белого или красного? – как из-под земли рядом с ней вырос тот самый секретарь.

Так, так! Не затерялась, однако. А может, утечка магии у нее произошла? Что это у рыжего так глазки сверкали? Это было бы провалом сейчас, среди драконов-то, они же чувствительные до всего магического, товарищи. Но проверила осторожненько – нет, все было нормально.

– Если вам душно, могу проводить на балкон? – ужом извивался рядом мужичок.

Что же того так разбирало? Его соблазнение было намечено только на завтра, а он весь из костюма выпрыгивал, нарывался уже сегодня расстаться с секретными сведениями, хранившимися в сейфе его шефа. Честное слово, все планы рушил. О! И даже тайный советник в их сторону повел головой. Понятно, тоже те незамысловатые ухаживания заметил. У, холеный высший! Углом губ дернул и чуть бровью повел. К чему бы? А, черт с ними, с драконами этими и их ценными сведениями! Сегодня, так сегодня! Сами напросились!

– Можно! – утвердительно качнула головой девушка.

Наверное, слишком показательно качнула, потому что тайный советник совсем уж бровь на лоб вскинул. И все же, это говорило, что за ними был пригляд. И что с того? Если действовать с откровенной открытостью, то может, оно и прокатило бы?..

– Э… не понял? Так вина или…

– И балкон тоже!

И они с тем секретарем очень бодро прошествовали к открытым дверям.

– Погодите!.. А где же свежий воздух? В смысле, тот самый балкон?.. – немного оторопела агент, когда ее вывели даже не на террасу, а в коридор.

А этот сморчок собрался ее тискать в закутке у лестницы, что ли?

– Возмутительно! – дернула она плечом. – И как вас понимать, мужчина?!

– Э… вы сказали…

– Отлично помню, что согласилась подышать свежим воздухом.

– Ну, так, э… здесь много свежее. А я хотел вам сказать…

– А там, что? – прервала она его лепет и решительно отодвинула в сторону. – Вот за этой дверью?..

– Приемная… куда вы? – дернулся он за девушкой, рванувшей на себя дверь.

– А там? – спросила его, отлично зная ответ. А потому и не стала его дожидаться – и вторую дверь потянула на себя. Только ничего не вышло – там было заперто.

– Стойте! Это кабинет его Светлости. Туда нельзя.

– Поняла! Тогда, может, здесь окно откроем?

– Почему бы и нет, – легко согласился секретарь. – Так вам нравится? Присядем?..

И они присели. На стоящий в приемной кожаный диван. А через пару минут секретарь его Светлости откинулся к спинке и закатил глаза. У девушки же в руках оказались ключи, и не только от входной двери, а так же от кабинета и от сейфа, находящегося там. Но это было не все. Еще у нее в голове теперь имелась хитрая комбинация цифр, открывающая его стальную дверцу. И агент не медлила. Эх, молодость, сестра горячности и порывистости! Через несколько минут шпионка уже копошилась в документах, лежащих за той самой дверцей, открывшейся с приятным ее сердцу щелчком.

– Что за… черт! Где же то, что мне нужно?! – просмотрела все, а то, зачем сюда пожаловала, в руки даваться не хотелось. – Пусто! Полный… облом!

А далее неким чутьем осознала, что кто-то приближался к дверям приемной. Стремглав замела следы, и вот она уже рядом с пускающим слюни секретарем. Чуть взъерошила ему волосы, сдвинула набок галстук, а заодно пару пуговиц на его рубашке расстегнула. Вроде, ничего так мужчинка выглядел – по обстановке. А потом еще себе чуть лямочку платья с плечика приспустила, чтобы совсем уж правдоподобно все выглядело, ну, а дальше склонилась и распушила волосы так, чтобы и вопросов лишних не задавал никто.

– Так, так! Вижу, что помешал…

Ну, вот! Вопросов и не возникло, только констатация факта прозвучала. И кто это пришел? Никак, сам его Светлость? Она обернулась, а в это же время щелкнула пальцами, чтобы привести в чувство сомлевшего секретаря.

– А?! Что?! Как?! – моргал и таращился он на своего начальника и немного на девушку, что сидела так близко, а не прикоснуться и сразу по нескольким причинам. И одна из них была в онемении его конечностей.

– Винтор? Почему здесь-то?! – недовольно проговорил советник и опалил взглядом этих двоих, причем, девушке досталось огня даже больше.

– Э… Сабрика попросила открыть окно… А я…

– Вот как! Сабрика, значит?

Он что, решил ее испепелить все же взглядом? И за что? Не она же, вроде как по видимой обстановке соблазняла, а… Или его глаза искрились по какой-то другой причине? У! А зрачок-то стал совсем вертикальным. Значит, точно, перед ней был дракон. Или нет? Додумать не успела – ее приподняли с дивана, потянув за локоть. И кто? Сам его Светлость.

– Желаете освежиться, дорогая? Тогда вам со мной…

А вот это уже ни в какой план не вписывалось. Нет, не так… это весь составленный план рушило. И ладно бы тот был составлен лично ею, но ведь нет… И куда ее вели? Уже в каземат? Или даже сразу в пыточную? Допрыгалась!

– А… мы куда? – пролепетала растерянно, причем ничего не изображала, а действительно так себя и ощущала. – Мне как-то уже вроде бы и достаточно…того, воздуха было.

– Это вам только кажется. Вот! Проходите, моя дорогая.

– А это что?.. – по ее представлению тюрьма должна была располагаться в подвале, хотя бы, здесь же они просто перешли в другое крыло здания.

– А на что похоже? – зажег советник больше светильников, но потом подумал и погасил парочку, сочтя освещение слишком ярким. – Мне всегда казалось, что моя спальня обставлена в общих традициях. У вас на Залкие не так?

– Но при чем здесь спальни и ваша в частности? – у нее была уже догадка, но не хотелось как-то, чтобы она оказалась верной.

– А причем мой кабинет? Может, скажете из-за сейфа в нем? – прищурились на нее его светло-карие глаза.

– Как это?! Как это?! Вы меня в чем-то обвиняете?.. – нет, к такой игре не была готова и чувствовала себя, поэтому как-то глупо.

Было ощущение, что над ней издевались. Но с другой стороны… если на нее пало подозрение в шпионаже, то спальня все же была лучше пыточной. Не потому, что честью не дорожила и готова была к грехопадению, а просто…впрочем, у нее был вовсе даже не простой, а редкий дар, специфический, и использовать его лучше всего было именно в таком вот месте. Для своего спасения, естественно.

– Конечно! – хохотнул этот мужчина. – Я на вас весь день взгляды красноречивые бросал, а вы предпочли моего секретаря. Или… все же мой сейф?

– Что я, медвежатник, что ли, какой-то? Моя слабость мужчины.

– М-м-м! Я так и подумал, – произнес мужчина и развязал на себе галстук. После этого подошел к креслу, стоящему в углу, это уже, чтобы повесить на него снятый пиджак. – А вы, что стоите и не раздеваетесь? – как бы невзначай окинул девушку взглядом. – Или хотите, чтобы я помог?

– Э… – как-то так получилось, что сразу не нашлась, что сказать. – Я же просто хотела подышать, а ваш секретарь…

– Вы снова про воздух? – как-то странно глянул на нее, но потом быстро подошел к занавешенному окну и, чуть повозившись там, открыл створку. – Так устроит?

И начал расстегивать рубашку. А у нее в голове не укладывалось происходящее. Что привело к подобной вот ситуации? На его кабинете стояли секретки? Если магические, то она проверила их отсутствие. Тихонечко так, но прощупала. А если?.. Да нет, тоже не похоже… Но даже если и засекли, то все равно странно же вот так теперь с ней себя вести. Это драконьи методы такие развязывать шпионкам языки? А? Сбивать их с толку, а потом… Боги, как-то не правильно все было…

– А можно мне… вина?

– М-м-м?.. Если только немного, – оказалось, что пока думала и осмысливала происходящее, ее уже раздевать начали. Точно, сам мужчина успел оголить торс и теперь тянул застежку ее платья на спине. – Люблю все же трезвых женщин в своей постели… Сюда бокал принести, или пройдем в соседнюю комнату?

– А что там?! – выпалила Аэрика. Признаться, в тот момент могла ожидать любого поворота событий.

– И что может быть? У вас на Залкие, например? – приподнял дракон брови.

– Э… гостиная?

– Вот и у нас так же. Так что?

– Пройдем! Сюда не надо.

И он ей помог сделать те несколько шагов до соединяющей комнаты двери. И тогда девушка отметила две вещи. Что он ее постоянно хватал за руку, точно могла убежать от него, и что двери в его апартаментах как-то не бросались в глаза, а мастерски маскировались под обои. Вот и осмотрелась в той самой гостиной внимательнее, для того…например, чтобы обнаружить еще пару скрытых дверей. А еще за то малое время, что мужчина гремел бокалами, пыталась восстановить в памяти заученный перед операцией план замка. Но тогда эта часть здания ее мало как-то волновала, ну, не ожидала она сюда попасть, вот и не потрудилась очень запоминать. Вроде бы в районе лестницы, что прошли недавно, должен быть заброшенный тайный ход, которым не пользовались столетий несколько…

– А там что? – спросила просто так после того, как мужчина вложил ей в руку бокал с вином. Как-то неловко себя почувствовала, когда он так приблизился и стал одним пальцем водить по ее шее. – За той вон дверью?

– Где? – он что, не понял сразу вопроса? – Там? Кабинет. Хм! Дорогая, у вас все же явная тяга к кабинетам наблюдается.

Не понравился ей его намек. И смех тот его глухой тоже. Все это прибавило нервозности.

– Скажете тоже!.. Это мне что-то теперь кажется, что куда не кинь взгляд… кругом одни… кабинеты… Зачем вы мне шею целуете? – поежилась девушка.

Однако странно все было. Похоже, ее не собирались допрашивать и пытать. А на что происходящее смахивало? Ее что, соблазняли? Вот так вот, ни с того и ни с сего?..

– Не нравится? А так? – и привлек к себе вплотную, занявшись, теперь еще и ухом и подобрался к самым губам.

– Вы меня соблазняете, что ли? – взяла и выпалила сокровенную мысль вот просто так. Эх, опыта ей здорово не хватало. Во всем.

– А на что это еще похоже? – начал дышать в самые губы мужчина.

Но недолго, все же нетерпеливый дракон ей попался, так и норовил перейти к самому делу. Вот как-то так незаметно уже и молнию на талии расстегнул, пока жарко целовал в губы. Или все они такими были?..

– На то самое. В том плане, что… – ответила снова, похоже, невпопад, потому что советник отстранился и принялся ее пристально рассматривать. И его взгляд добавил жара щекам. – Так значит, я вас заинтересовала, как женщина?

– Хм! Мужчинами не интересуюсь. Никогда. В том самом плане!..

– Отлично! – приободрилась агент, начиная отметать от себя мысль о провале операции, тем более что в гостиной успела приметить еще одну маленькую такую дверцу за полотном неизвестного ей художника.

– Дорогая, да вы вся ожили! – хохотнул советник, с удовольствием наблюдая за ее преображением. – Похоже, я в вас не ошибся, и меня ждет незабываемая ночь.

О да, она и сама почувствовала необыкновенный прилив сил. В том числе и магических. Эх, удержать бы до поры и до времени. Кстати! О времени! Если этой ночью не добудет нужных сведений, то дело дрянь. Завтра точно ей здесь рады не будут, а значит, и замок будет для нее потерян.

– Что же мы здесь-то стоим?! Скорее в спальню! – теперь она его тянула за руку.

– А ведь я не ошибся, – посмеивался советник, следуя за ней, как на буксире. – В вас, дорогая, чувствовался жар. В маленьких женщинах это часто так бывает. Такие миниатюрные, хрупкие, а в постели творят невероятные вещи.

– О, да! Мы такие! – к кровати подтащила, в грудь толкнула, на покрывало опрокинула.

– Какая сильная!.. – растянул мужчина губы в предвкушающей улыбке. – Надеюсь, и такая же изобретательная.

– Точно! Это про меня!

– Так вас зовут Сабрикой? – он чуть напрягся, когда ее ловкие ручки нырнули ему за пояс брюк, еще не расстегнув их. – А меня…

– Да кто же вас не знает-то!.. – она поняла, что дракон слишком тяжел, чтобы могла хоть часть его приподнять. А значит, брюк с него самостоятельно не снять, а он помогать не спешил. – Гайтерлинг дер Кассиопир, герцог…

– Для вас, дорогая, просто Гай, – осчастливил ее улыбкой и игривым взглядом.

– Замечательно, – ответила ему еще более широкой растяжкой губ. – Брюки снимать будем?

– Так сразу?! Да ты огонь, а не малышка! Но иди-ка ко мне, птенчик. Люблю и сам ласкать любовниц.

– Ладно. Если только недолго…

– Что ты там сказала?..

– Я вся в предвкушении, мой герцог!

– Гай! Зови меня просто Гаем, малыш.

Глава 2 Сиания за сутки до того

– Готовишься к приему делегации с Залкии, Гай? – вошел в кабинет тайного советника императора Кнор дер Виссиопир, князь Виссиопирских Предгорий.

– А как иначе? – протянул ему руку в приветственном жесте герцог, не поднимая глаз от разложенных перед ним на рабочем столе бумаг. – Прошлый их визит помнишь? Вот и я…

– Становишься параноиком, друг мой, – хохотнул министр обороны Сиании. – Все тебе лазутчики, шпионы и диверсанты мерещатся.

– Скажешь, безосновательно подозреваю от них подлянки?

– Нет, ясно же, что в некотором роде обязан предугадать неблагоприятный ход событий…

И тут дверь кабинета снова отворилась, а в кабинет влетел секретарь Винтор.

– Ваша Светлость! – он дышал так, точно долго бежал, а не прошел всего десять метров из приемной от своего стола до солидного и габаритного рабочего стола начальника. – Их корабль приближается.

– Во! Что я говорю?! – хохотнул генерал. – И подчиненные тебе под стать. Или это болезнь такая, и она заразна?

– Отвяжись, Кнор, не до тебя! Так что там с делегацией с Залкии? – он уже весь со вниманием смотрел на своего секретаря. – Докладывай!

– По вашему приказу за их транспортником велось наблюдение. Так вот, у них была остановка. Крошечная. Если бы не наблюдение…

– Ближе к делу! – рявкнул его Светлость, отчего секретарь вздрогнул, а генерал хмыкнул. – Капсула отсоединялась? Опускалась к нашей планете? Что застыл немым истуканом?! Говори все, как есть!

– Э… Только остановку зафиксировали, – вобрал Винтор голову в плечи и развел руки в стороны. – Ничего более.

– Сам-то себя слышишь? – сверкнул на него глазами советник. – Прилетели, постояли, дальше полетели! Это, по твоему разумению, нормально? Не может быть, чтобы за то время ничего не происходило.

– А я-то, что?! – чуть ни взвизгнул обиженный секретарь. – Я четко ваши приказы передал. А потом контролировал их выполнение. И теперь мне прислали отчет…

– Он прав, – пришел ему на выручку генерал. – Мои ребята так и отчитались. Обнаружили только краткосрочную остановку. На заданной высоте абсолютно ничего не происходило.

– А ниже? – набычился на него уже Гай. – Или твои ястребы только вокруг транспортника кружили?

– Разумеется, что… – и оборвал сам себя, начав хмуриться. – Так ты думаешь…

– Дошло, наконец! Да, как ни прискорбно сознавать, а Залкия лучше нас развила магию. У нас только та, что досталась от предков драконов, а у них и стихийники, и некроманты, и… в общем, нам всегда с этими соседями надо быть настороже.

– Сейчас пошлю запрос по своим каналам. Минуту!

– Иди, Винтор, – отослал секретаря советник, пока его друг связывался со своими вояками, и встал из-за стола, чтобы налить им двоим по глотку выдержанного коньяку для успокоения нервов. – И что там?

– Э…

– Боги! Теперь и ты заблеял, как мой секретарь. Прекрати, а?! Говори все, как есть – все снесу. Даже если полное дерьмо получили, разгребать-то надо.

– Не так чтобы…

– Ближе к делу!

– В пятидесяти километрах от известного нам места есть военная база. Они облеты совершают по расписанию…

– Та-ак! Еще ближе попрошу!

– Ты прав, это твое вечное предчувствие… В общем, замечен световой всполох. Была попытка незаконного проникновения, скорее всего. Но… неудачная. С чего взял? Так как иначе? Высота, перегрузки, температура… Даже самому оснащенному человеку этого всего не перенести. Скорее всего, объект мертв.

– Скорее всего… – в задумчивости крутил свой гаджет в руках Гай, направив взгляд в одну точку. – Объект мертв… – а потом резко вышел из отчужденного состояния. – И ты можешь поручиться за это, Кнор?

– Я уже отдал приказ прочесать местность в радиусе десять километров от того места, Гай. Если от того смертника остался хоть клочок ткани…

– Это правильно. Пусть все обыщут. А я распоряжусь, чтобы в район перебросили больше агентов. И чтобы повысили внимание ко всем мужикам без исключения.

– Почему к мужчинам? – с недоумением посмотрел на него друг. – Нет, я в принципе не верю в возможность такого прыжка… хотя, да, ты и здесь прав. Если кто и пошел на такое, то уж точно не женщина.

– Тогда так и станем действовать. Ты, если что обнаружишь, немедленно мне сообщи. Я же…в общем, мне эту…делегацию встречать пора. И чтобы пропустил что-то необычное!.. Лично проверю каждого прибывшего из Залкии к нам.

И естественно, проверил. Но ничего подозрительного не обнаружил. И никого тоже. Это нервировало, так как не сочеталось с врожденной интуицией, которая посылала сигнал напрячься. И гай так и сделал, а результата не получил. Первый раз с ним было такое. И это непонятное состояние тоже нервировало. А через некоторое время еще получил отчет от военного ведомства. Вояки сообщали, что ничего не нашли. Если не считать нескольких следов от кострищ, что устроили, скорее всего, свои же. Но золу и грунт взяли на исследование. Только вот сведения о том анализе приходилось подождать. И это тоже нервировало.

– Надо расслабиться, – сказал сам себе, когда на следующий день собирался идти на предварительные переговоры с той самой делегацией, что сидела у него уже более суток в печенках.

– Это точно, – поддакнул ему с готовностью секретарь, что крутился рядом. – В этом случае помогает спиртное и хороший секс.

– Спиртное исключается до окончания переговоров. А женщины… Ты в курсе, что я женюсь?

– О, да! Поздравляю, ваша Светлость! Отличный выбор невесты! Драконица, красавица, дочь самого императора!

– Ты же понимаешь тогда, что женщины для расслабления исключаются, раз без пяти минут женат?

– Как не понять…только вы не большой любитель спиртного, а вот по части слабого пола…

– Заткнись, Винтор. И шел бы ты уже…

– А мне вот никто расслабиться с красоткой не запретит, – довольно заулыбался тот. – Я решил, так и остаться холостяком. До седых волос, так сказать. А сейчас тоже, если вы заметили, на взводе нахожусь из-за этой истории с остановкой залкийского транспортника. Ух, как на взводе!.. Но ничего, решил, что на них же и отыграюсь. Присмотрел себе одну… из их делегации…

– Это такая, мелкая? – нахмурился его начальник. – Светленькая?

– Она! И тоже секретарь, как и я. Что скажете, одобряете выбор?

– Ну, не знаю!.. На таких малявок обычно и внимания-то не обращаю!..

– А мне в самый раз. Мы и роста подходящего, так сказать. Ух! Так и представляю, как…

– Хм! – нахмурился его начальник еще больше.

– Да, что это я, в самом деле! Как дразнюсь. Вожу перед носом умирающего от жажды чашкой с родниковой водой… Извините, ваша Светлость.

– Тоже мне, сравнение! Эта пигалица не может меня прельстить.

– Конечно, конечно! Знаю, что не в вашем вкусе. Потому и сознался, что она мне пришлась по нраву. Иначе…

– Я женюсь, Винтор! – еще раз напомнил ему Гай и с достоинством удалился из приемной.

А потом были переговоры с той самой делегацией, его Светлость на них присутствовал. Гай снова и снова сканировал каждого ее члена. Глубоко, вдумчиво и неспешно. Ничего не находилось, чтобы можно было придраться, арестовать кого-то и допросить. Подошла бы даже любая причина для задержания, а там… много, одним словом, есть способов развязать кому-то язык и выведать тайны. И ведь должна же она быть, эта тайна?!! Зачем-то они явились?! Не из-за жалких же десяти вопросов о взаимовыгодном сотрудничестве? Корабль в космосе останавливали! Н–да, та остановка никак не шла у него из головы. Но придраться к делегатам Залкии никак не получалось. Ни к одному. Вот только… почему-то его так и притягивало снова и снова возвращаться взглядом к той мелкой девчонке. Отчего?.. Возможно из-за недавнего разговора с Винтором. Скорее всего. Вот уж, ни к месту тот ляпнул о своем притяжении к той пигалице.

Что он в ней нашел? Ну, да, все у малышки имелось. Грудка – спелые яблоки, попка аппетитная, ножки как и должны быть на вкус большинства мужиков, талия… черт, все у нее, однако, было такое мелкое… Гай поморщился при этих своих мыслях, а секретарь не так его понял и привязался к очередному вопросу предварительного договора – привык подмечать за начальством любой жест или гримасу, вот и…

– Нормально все, – пришлось остановить Винтора на полуслове.

Так что же было в той светленькой, что его секретарь начал за ней ухлестывать прямо во время переговоров? Вот проходимец! А потом еще присмотрелся и отметил, что девица, вроде бы, с каждым новым его взглядом становилась все ярче и ярче. Вроде как глаза сделались синее… или волосы больше принялись испускать золотистых искр… А дальше герцог мазанул взглядом по девичьему изогнувшемуся над бумагами стану, и еле удержал руку, чтобы не повторить ладонью ту гладкую кривую.

– Все бабы – ведьмы! – не без удовольствия подумал о своих бывших похождениях.

Увы, действительно, бывших. Слово себе дал, что больше…ни-ни. И уже месяц держал. Только вот воспоминание о воздержании настроения не делало. А тут еще эти залкийцы!..

– Что бы их всех сожрали демоны!

Подумал так, и вроде бы стало легче. Только вот отчего-то был уверен, что демоны получили бы несварение, реши заглотить этих людишек. Вот ведь, сколько на Залкие магов развелось, а у них ни фига! Потому что браки заключали между собой? Что детей у дракониц за долгую-долгую жизнь рождалось от силы двое-трое? А у некоторых и не одного! Н-да! Проблема!

– Отлично поработали. И теперь можно бы и немного расслабиться, – эти слова министра иностранных дел вывели Гая из задумчивости.

Вот ведь! Еще несколько часов обещали пройти в напряжении с примесью скуки. Это он так подумал про званный вечер для их гостей. Но потом убедился, что был неправ. Его Светлость нашел себе неожиданное развлечение. Он принялся наблюдать за скорым развитием скоротечного романа своего секретаря с залкийкой. А девица-то резво так отвечала на ухаживания его рыжего пройдохи. Вот ведь! Определенно, Винтор сегодня, в отличие от него, расслабится по полной. Было ли ему завидно? Ну, от себя-то этого никак не скроешь. Нет, что в этой мелюзге все же могло его, дракона, теперь притягивать. Вроде бы, когда только ее увидел в космопорту, ничего внутри не дрогнуло. В отличие от теперешнего его состояния…

Кстати, о состоянии. Не общаться с женским полом больше месяца, это точно вредило его здоровью. И он, его мужской организм, решил о себе напомнить. Проклятье! И именно на званном вечере! И именно тогда, когда смотрел на ту мелкую блондинку. И ведь даже бесполезно было переводить взгляд на присутствующих дракониц, зараза! А когда Винтор потянул свою жертву страстных посягательств в коридор, будь все проклято, перед глазами так и встали картинки, что они там, скорее всего в нише у лестницы, собирались вдвоем делать. Отчего-то ни стоять, ни сидеть, ни общаться с умным видом с кем-либо стало совсем невмоготу уже через десять минут. И сам не заметил, как тогда же и открывал дверь собственной приемной, правильно рассудив, что тем двум любовникам больше и деться-то было некуда.

– Так, так! Вижу, что помешал…

Это он говорил? Не может быть. Не ожидал от себя, что мог сотворить такой облом собственному секретарю. Но стыдно не было. Ни капли. А вот злость присутствовала. На эту мелкую в основном. Смотреть, как она липла в тот момент к Винтору, сделалось вообще невыносимо. Так бы…так бы…

– Желаете освежиться, дорогая? Тогда вам со мной… – это он говорил? Правда?! Что-то собственного голоса не узнавал, охрип, что ли?

А еще Гай схватил испугавшуюся пигалицу и потащил за собой. Она его точно боялась, и это радовало. С чего, сам не понимал. Как и того, что был полон решимости нарушить клятву о сохранении верности невесте. Любой ценой решил своего добиться от этой малявки. Нет, он что, с ума сошел?! И с кем?!! С такой мелкой-мелкой человечишкой! Будь бы в ней, хоть процентов на сорок магии… а то, так, плескался уровень на отметке в жалкие пятнадцать. Только, вот его рука, отчего-то, так в малявку и вцепилась. И он с ней еще до спальни не дошел, а уже мысленно увидел такое… в общем самое безобидное в том видении было раздевание девчонки. Своими руками, причем, хотелось это сделать. А потом… в общем ночь, судя по всему, предстояла бессонная.

Но пигалица решила изобразить из себя застенчивую и всю такую растерянную крошку. Принялась в его спальне озираться…вопросы глупые норовила задать… Только его ей было не сбить и настрой не спугнуть. Э… куда там его было поколебать!.. Нереально! А с учетом месячного воздержания и этого странного к малявке непреодолимого влечения, одним словом, не реально, и все. Ему вообще хотелось ее моментально под себя подмять, но к моменту вспомнилась драконовская честь и любовный кодекс. Все же не хотелось упасть в глазах человечки. Кто он, и кто она, а набросился бы, как безусый юнец, в общем, с нетерпением справился.

Гай, в общем-то, захотел потом перед девчонкой даже блеснуть. Про себя решил исполнить ее желания, ну и преподать урок наивысшего любовного мастерства. А что, опыта у него было за двести пятьдесят-то лет немало. Но пигалица вдруг как ожила. Сверкнула на него своими синими-синими глазищами и пошла в наступление. Ожидал ли он такого? Где-то и как-то, но все же не очень. Ему упорно почему-то казалось, что она девственна. Да, сам себе удивлялся. Ведь видел же, как она ловко взяла в оборот Винтора. А этот малый, хоть вид имел и неказистый, а на своем веку тоже немало любовных побед заимел. Но несколько минут назад предстал перед начальством настолько ошарашенным, что Гай уже и потерялся в догадках, чего следовало в постели от девицы ждать. Но! Был уверен, что со всем бы справился. И еще… это его даже заводило.

А девчонка-то совершенно осмелела. Посмотрите на нее, сама к нему в брюки полезла. И только хотел над ней подтрунить, как отчего-то не до смеха стало. Представить такого не мог, а дух у него так и отнялся. Вот зачем он вспоминал юнца? Это надо, чуть не опозорился! Но с ситуацией все же справился и решил тогда взять все в свои руки, так сказать. Такое положение дел было, пожалуй, привычнее и надежнее. Вероятно, эта женщина из-за малой комплекции подобным образом на него действовала – ранее имел дело все больше с крупными милашками. Так думать было спокойнее. Вот и решил дальше все под свой контроль взять и малышке показать класс. Пусть бы долго помнила потом, какие драконы непревзойденные любовники.

И ласкать ее ему очень понравилось. У девочки была такая нежная кожа! И вкусная. А рот?! М-м-м! Так бы и съел! Но дело к тому и шло, еще несколько минут, так ему виделось, и сделал бы ее окончательно своей. И с удовлетворением отметил, что малявочка вся уже под ним растаяла, еще немного и одна лужица бы от нее осталась. Девчоночка уже и стонала, и извивалась… ну, думал, все, пора. А эта пигалица вдруг из-под него вывернулась и глазки свои волшебные снова на его лице сфокусировала.

– А давай еще поиграем, Гай?! – так заразительно она ему улыбнулась!

– Как хочешь, Рика, так и будет!..

Ну и что, что еще и хулиганская искра у нее в зрачке вспыхнула?! Он же давал себе слово, девчонке угодить? Вот и согласился. Как оказалось, на свою голову. И убедился потом еще, что сказки о женском коварстве и не россказни вовсе, а самая настоящая быль. Нет, где это видано, чтобы драконица, к примеру, на мужика верхом забиралась?! А эта…пигалица одним рывком его оседлала.

– Не шали, малыш! – ласково остерег он ее от возможного своего драконьева недовольства. – Слезь, милая, мы еще не настолько с тобой сблизились, чтобы…

– Не настолько? Разве? Да ты ханжа, Гай!

Потом девчонка щелкнула пальцами, и его будто за руки и ноги к кровати привязали.

– А как тебе такая игра? Я слышала, что мужчины, пресытившиеся любовными победами, ее любят. Ты как к этому относишься, ваша Светлость? Что, сказать не можешь? Язык отнялся? Бывает! А вот глазами на меня так сверкать не надо. Я же ничего тебе плохого не делаю. Правда? Организму твоему в целом, как и отдельным его частям, урону не нанесла. Вон! Все на месте, и более того, отлично функционирует. Тихо! Твоя магия дракона сейчас уже не подействует. Пояснить, почему? Ладно, смотри!

И она с него и с кровати поднялась, чтобы встать рядом в полный рост.

– Видел ли ты когда-нибудь что-то подобное? Красиво, правда? А еще это очень сильная магия. И редкая. И против нее все ничто. Особенно, если в противниках имею мужчину.

Гай глазам не верил, но девица вся светилась и переливалась сразу несколькими цветами. Но стояла она и демонстрировала силу совсем недолго. Принялась одеваться, как ни в чем ни бывало спокойно. А он наблюдал за ее неспешными движениями и обзывал себя последними словами. Куда смотрел, кретин?! Как такой мощный потенциал проморгал?!

– А теперь скажи, пожалуйста, дорогой, как вон тот сейф открывается? Да, что за картиной. Не хочешь говорить? Ладно. Тогда советую полежать тихо. Минуты две мне хватит. Вот! Готово!

И она неспешной походкой направилась в гостиную. Дьявол! Он поклялся себе, что как только освободился бы от магических оков, так ухватил бы девицу за ее тонкую шею… Но фантазию пришлось резко оборвать. Потому что звук открывшейся двери сейфа его отрезвил. Шею-то он ей непременно свернет, но надо бы уже сейчас для этого что-то сделать. Например, связаться по родовому каналу с братом. И где ты, кузен? Кнор, отзовись! Есть контакт!

– Вот и то, что мне нужно. Какая радость! – доносился до него ее звонкий голосок. – И теперь мне здесь совершенно нечего делать, дорогой.

Он в это время пробовал все же порвать путы и освободиться. Но ничего не выходило. А тут и пигалица показалась на пороге, волей-неволей пришлось успокоиться.

– Н-да. Видок у тебя тот еще. Представляю реакцию того, кто тебя найдет, Гай. А давай я тебя усыплю? Все позора ощутишь меньше, а? Это тебе мой подарок такой будет, милый.

И эта мелочь ненавистная кинула в него убойное по концентрации сонное заклинание. Когда принял его на свою грудь, советнику показалось, что крякнул, и это не смотря на онемение языка и голосовых связок.

– Ну, точно убью, когда поймаю! – это была его последняя мысль, прежде чем провалился в забытьи.

В себя Гай приходил мучительно. А вернул его к жизни кузен. И зрение еще к советнику до конца не вернулось, а уже понял, что Кнор от натуги так покраснел, чтобы смех внутри себя сдержать и на волю не выпустить и потом живот от него не надорвать.

– А ничего, что я здесь чуть не загнулся в смертельной спячке?! – смерил генерала убийственным взглядом.

– Ответь мне, братец, на один вопрос. Только на один! – по-прежнему загибался от смеха кузен. – Чем ты здесь занимался и, неужели, меня пригласил к себе в постель третьим? Вроде бы ты у нас в этих делах был всегда консервативен?..

– Я тебе на все отвечу, Кнор! Но сначала путы с меня сними! Живо, давай! Эта негодяйка не должна от меня уйти.

– Так все-таки ты развлекался здесь с женщиной! – осклабился Кнор. Но потом напустил на себя показную строгость. – Ай! Ай! А как же твоя невеста?! Ах ты, изменщик! Клялся, небось!..

– Не сходи с ума, снимай оковы, я тебе сказал! Я этой мелюзге еще шею должен свернуть, а ты мне здесь зубы заговариваешь…

– Это… какая же малышка так с тобой обошлась? – загорелись глаза брата. – Горячая, видно, штучка. Ты бы погодил ее убивать, мне лучше отдай, а уж я…

– Сейчас как отдам!.. Она мой сейф вскрыла. И наши планы по подрыву некоторых крепнущих межпланетных связей соседей умыкнула! Смекаешь, как у меня руки чешутся до нее добраться?

– Что ты говоришь?!! Ну, тогда побежали догонять, братец. Тебе возбуждение унять? Или так прямо и кинешься в погоню в боевой готовности?

Советник предпочел пропустить мимо ушей издевки генерала, он спешно натягивал на себя брюки. А уж на рубашку вообще решил время не тратить. Когда выбежал в коридор, рыкнул на Кнора, чтобы под ногами не путался и следы не топтал.

– Я ее чую, брат. Как есть, чую! – со стороны смотрелся при этом Гай страшно: ни человек, ни дракон, а что-то среднее. – Отойди в сторону и не мешай!

Дальше был бег по коридорам и по винтовой лестнице. За ним увязался все же генерал и двое из его людей. И в старинных полуразрушенных катакомбах от их сапог поднялся невообразимый шум, усиленный еще и гулким эхом. Из них они выскочили как раз на границе леса. Показалось или нет, но советнику на миг показалось, что видел впереди Рику – вроде, ее платье мелькнула за стволами. Надо ли говорить, что понесся тогда вдогонку не щадя сил? И ломился потом через чащобу, что там лось! Но все равно, девчонка ему не попалась. И ведь чувствовал же, что она где-то рядом, определенно, знал об этом. Даже, когда вдруг потерял ее след, осталось ощущение присутствия.

– Не сходи с ума и остановись, Гай, – догнал его Кнор, и дышал он при этом с хрипом.

– Да, я сошел с ума! – взревел советник, или это уже сделал не он, а его дракон внутри. – Потому что, веришь, нет у меня сил, чтобы прекратить ее поиски. Погнали, Кнор!

И он обернулся тогда уже окончательно. Огромный чешуйчатый зверь с мощными лапами и хвостом лишь секунды стоял на лесной поляне, а потом оттолкнулся и взмыл в небо. А в свете луны молнией сверкнула серебристая полоса вдоль гигантского антрацитового тела ящера.

– Я найду тебя, Рика! – неслось над лесом. – Держись тогда, мелкая!

Он летал до зари. И потом еще приказал патрулировать все окрестности. Но поиски и бдительность его явных и тайных сотрудников ничего не дали. Сабрика, или как там ее на самом деле звали, как в воду канула. А вечером следующего дня ему на стол легли результаты проведенных лабораторных исследований. Из них стало ясно, что тем самым отчаянным «прыгуном» в тропосфере была его пигалица.

– Что же это за женщина такая? – протянул Кнор, стоящий за его плечом и тоже читающий донесение лаборантов.

– О, ты ее ауры не видел! Незабываемое зрелище! И глаза… синие-синие…

– Хм! Кстати. Тебя император хотел видеть. Могу предположить, что в беседе может затронуть именно те глаза и прочие достопримечательности таинственной особы, из-за которой ты теперь сам не свой.

– Я бы на тебя посмотрел, брат!..

– Ну, не знаю…а коньяк-то хлестать литрами зачем?!

И вот Гай шел на беседу к императору. Ничего хорошего не ждал, учитывая пропажу секретных сведений. Только правителя, похоже, волновало совсем не это.

– Гай! Ты мне как сын. Поэтому будет достаточно одного твоего слова. Скажи мне, это же не серьезные ползут слухи, что ты голову потерял из-за той самой особы? Нет, я тебя отлично знаю, конечно. Но пойми, моя дочь…

– Конечно, это все чушь! – поморщился советник. – Но я не могу оставить все вот так, как есть. Я желаю реванша. И есть у меня некоторые идеи на этот счет…

– А может, дьявол с ней, с той шпионкой, а? Кто она такая?! Мелкая сошка! А их делегацию мы с треском выдворили!..

– Да что там… все то посольство было лишь ширмой! Нет, они нас поимели, и я должен отыграться. Вот увидите, Ваше Величество, результаты будут выдающимися.

– Поступай, как знаешь, но я бы лучше побыстрее провел ваш брачный ритуал. Пойми, моя девочка беспокоится, да и ты стал на себя не похож.

– Мы обязательно поженимся. Но позже. Как только сверну шею той прохиндейке.

– Ну, смотри! Через три дня жду от тебя продуманный план действий.

– Будет, Ваше Величество. И верьте, я не подкачаю.

Советник ушел, уже на ходу, с головой уйдя в пункты того самого плана, а император долго смотрел ему в след. По всему, не нравился тому поворот дела. Но зная характер герцога, решил пока ни во что не вмешиваться.

Глава 3 Возвращение на родину

Лес и лес, тянулся не на один километр. А под ногами были бугры да ямы, и корни деревьев норовили попасться под ноги. И ночь тоже добавляла проблем. Но даже в темноте агент могла взять правильное направление. Только вот в платье, липнущем к ногам, идти было трудно. А оно к тому же все было пропитано вонючей болотной жижей. Аэрике думалось, что никогда бы теперь от этого мерзкого запаха не отделалась, сколько ни мойся. Нет, понятно, что ледяной водой из ручья не очень-то возможно было от него избавиться, да только когда еще будет нормальная ванная, а в носу от вони щипало уже сейчас. Эх, ванна! Горячая вода! Скорее бы дойти.

Город показался из-за деревьев будто бы неожиданно. Нет, правда, раз, и уже сразу за вековыми стволами моментально разглядела его очертания. А все потому, что вышла на крутой берег реки, и за ней, как на ладони, могла рассмотреть не то, что купола главного собора, а даже извилистые улочки, ведущие к нему. И да, река! Много-много воды, надеялась, что не такой ледяной, как в том ручье. Тогда смогла бы все получше в ней отмыться. А то, честное слово, все тело принялось зудеть от проникшего в поры болота, а голова нещадно чесаться. Еле сдерживалась.

Но к реке предстояло еще спуститься. Уж больно крут был берег в том месте, где стояла, а значит, следовало немало пройти. Топала где-то около получаса. И было обидно удаляться от города. Только с этим ничего не могла поделать – не ломать же шею на почти отвесном спуске. Но успокаивала себя мыслями о предстоящем купании, и вроде бы помогало. И вот оно, случилось, увидала тропку, что привела-спустила к долгожданному мытью. Прелесть! А водичка-то оказалась теплой!

Девушка скинула с себя сразу же всю одежду и, первым делом, погрузилась с головой под набежавшую небольшую волну. Потом, как могла, потерла себя, и особенно плечи, грудь и голову с волосами. Ох, вроде полегчало. И после этого занялась стиркой. Смыла грязь и хорошенько прополоскала еще разок одежду, нижнее белье натянула на себя, а платье, свернув в длину, повязала вокруг талии. Порядок. Можно было плыть на другой берег, к городу. И ничего, что река была широка и глубока, Аэрика в интернате да в академии считалась отличным пловцом, должна легко со всем справиться.

На другом берегу немного полежала в шелковистой травке и даже смогла подремать. Тогда же и подумала, что хорошая природа была у них в Сиании, приятно, наверное, здесь жить. Например, крестьянам. Возделывай себе поля, а вокруг птички чирикают. Красота! Но разлеживаться времени не было. Полежала, накопила сил, и следовало дальше двигаться. В явочную точку. Чтобы оставить там капсулу с добытыми сведениями и дальше продвигаться уже спокойно и с чувством полностью выполненного задания. Неужели получилось?! От этой мысли даже дух захватило. Но отпустить эмоции в радостный пляс не имела пока права, вот добралась бы до дома…

А пока вышла на дорогу к городу, но прошла по ней километров с пять и свернула в сторону. Старое деревенское кладбище нашла сразу же, как и нужное надгробье. А вот и сверток со всем необходимым для возвращения на родину отыскался. Отлично! И первым делом переоделась в более подходящие шмотки. После этого без сожаления, а даже с удовлетворением, сожгла с помощью магии то вечернее платье, в котором вчера соблазнила сразу двоих мужчин. Между прочим, без всякой магии соблазнила. И один из них был драконом. Настоящим, в этом уверилась собственными глазами. Вообще-то, считалось, что они на простых женщин не падки. Оказалось, что это не так. Эх, как много люди врут, выдумывали, понимаешь, разные байки. А оказалось, вон оно как.

– А классный мужик этот Гай, – сама не ожидала, что такое сказала бы.

И при этом отчего-то посмотрела в небо. Думала увидеть там его антрацитового с серебряной полосой дракона? Вряд ли! Он теперь должен был бы быть в замке. Налетался за ночь знатно! И зубами, наверное, скрипел теперь, и строил планы, как выйти из положения из-за кражи его тайных планов. А про нее и думать забыл. Кто она для него такая? Как он там говорил? Мелочь! А еще было что-то про малявку и малышку. Ну, пару раз назвал своей дорогой, но не могла же она отнестись к тем словам всерьез, ха, смешно, честное слово.

Нет, они, конечно же, никогда не должны больше встретиться. И это было в ее же интересах. Драконище бы не отказался от такого, естественно. И тогда бы уж точно свернул ей шею. С превеликим удовольствием. И наверняка, расставил ей по всей стране сети. Только, она же «мелочь», а малек, как известно, из невода легко уходит. Вот только расслабляться раньше времени не стоило. Радоваться своему успеху тоже. Потому что успешный агент тот, который до дома добирается. А она, что? Шла теперь вот в наряде юного парня и поднимала в памяти картины вчерашнего дня. Правильно ли это? Особенно воспоминания о сильном и обнаженном… тьфу, долой те мысли.

Но они ее не слушались и снова лезли в голову. Как живой стоял перед глазами этот брюнет со светло-карими глазами. Между прочим, он ее всерьез хотел соблазнить. Да! Хотел и добивался. Тоже без своей магии добивался. Неужели, она ему так сильно приглянулась? А что, мог бы просто щелкнуть пальцами, чтобы утратила всякую волю, ведь и думать не мог, что ей было, чем противостоять. Или сразу же уложить в постель силой. Сравнить его комплекцию и ее! Но он был таким ласковым!.. Ах!

– О чем это я?! Уж не надумала ли влюбиться? Чушь! Я же агент тайной службы Залкии. Номер 13130. Между прочим, лучшая на курсе специальной академии. Какие чувства?! Да еще к потенциальному врагу. А если уж захотелось нежности, то следовало думать о Кае. Да! У меня есть Кай! И скоро мы увидимся. Если пошевелюсь и приду в космопорт вовремя.

И она постаралась. Явилась в нужное место и в обусловленный час. И легко проникла в пассажирскую зону, туда, где люди и не только дожидались посадки на дальние космические рейсы. Да только потом все пошло наперекосяк. И ведь совсем другой был город, здесь она нисколько и ничего не натворила, а агентов тайной службы в порту наблюдалось немеряно. Уж на них у Аэрики глаз был наметан. И как их не отличить, если сама обучалась по похожим методикам. Вон, например, мужик вроде бы читал газету. Ага! А взгляды поверх ее страниц бросал те самые, что и она бы, поручи ей в толпе кого-то опознать. Или другой экземпляр, что со скучающим видом прохаживался под табло вылетов. Ходить ходил, но вот скучно ему точно не было – глазами так и цеплял прохожих. И таких служивых насчитала пятнадцать человек, пока не закончила с этим никчемным занятием. Что толку обнаруживать еще и еще местных агентов, если проход к регистрационным стойкам они ей наглухо перекрыли. Вот ведь, ящер мстительный! Все выходы в космос, похоже, замуровал. Не уж-то не знал, что не потащила с собой ту заветную капсулу? Наверняка, знал. Он же не первый год служит, да еще и глава тайного сыска, должен же понимать, что не одна она у них здесь засланная, сообщников имела, все же. Тогда выходило, что точно хотел с ней разделаться. Как же, оскорбленное самолюбие у него! А ей-то теперь, что было делать?

Могла бы запросто изменить внешность магически. Кардинально так! Но на этой планете такой вариант не проходил. Все потому, что магией здесь обладали только драконы. А кто она такая? Правильно, обычная девчонка, то есть, теперь паренек. И в создавшейся напряженной атмосфере космопорта привлекла бы тогда к себе внимание. Да и вообще заметила у «коллег», что крутились рядом со стойками регистрации датчики для обнаружения магии. Но они с наставником чего-то подобного ожидали и решили, что про превращения такого рода надо было забыть. Поэтому ставку делали на обычные внешние изменения. Кстати, и документы ей выправили, исходя из тех соображений. И парнишкой вырядилась и волосы остригла в небольшом селении, что сегодня проходила, по той же причине. И все бы было во благо, да не учли такой грандиозный переполох. Вот ведь, заметила же, что особо проверяли пассажиров, имеющих сходство с выходцами с Залкии. И не только женщин!

– Ух, ящерица злобная! Обложил со всех сторон! И как быть? – не удержалась и прикусила губу. – Чего ко мне, такой маленькой привязался?! Выпускать, гад, не хочет! Ну, зачем, зачем я ему, что от меня проку?..

В общем, так ничего и не придумала, а ее корабль, на котором должна была с планеты отбыть, и на который имела билет, улетел по расписанию и без нее. Обидно, но ничего не поделать, следовало решать дальше, как поступить. На ум пришло переждать накал страстей. Поэтому отправилась в гостиницу. Но даже на другом конце города, далеком от космопорта, проходу не было от тайных агентов.

– Да сколько же их здесь?! Как комаров в лесу! И что имеем? Гостиницы отпадают тогда, но остались частные дома.

И она побрела искать съемную комнату. Нашла довольно быстро, но хозяйка ее насторожила расспросами. Нет, что-то во всем было не то. Вот и получилось в итоге, что ночь провела, как собака бездомная на задворках какого-то дешевого трактира. Докатилась! И поняла, что еще одну такую ночь не выдержала бы. Вот и пошла на рисковые меры.

– Драпать отсюда надо, любой ценой оказаться на борту какого-нибудь корабля. Хоть куда, но из Сиании улететь. Пусть бы и не с планеты, а просто на другой материк.

Идея показалась стоящей. Вот и пошла пробовать ее осуществить. А регистрация на рейсы в пределах Океании велась в другом крыле. Пришла она туда, а там обстановка ничуть не лучше: шпиков тьма, везде чувствовался догляд, все пассажиры без исключения сканировались. Шататься в толпе было по-прежнему опасно. Поэтому пристроилась на время поближе к багажному отделению среди чемоданов и тюков. А потом, бац! Драконица на глаза попалась. Холеная такая барышня, с заносчивым характером, однако. Но до самой красотки Аэрике дела, как такового, не было. Но вот до ее собаки… Непростое, однако, было животное. Она впервые такое видела, но слышала, что обитали такие чудо-юдо в другой галактике. И вроде бы обладали немалыми целительскими способностями. Да, что-то подобное когда-то читала про них агент 13130, теперь же вот оно, довелось и увидеть.

– А магией-то от зверушки фонит неслабо!.. – чуть не потерла руки в предвкушении.

Надумала же девушка следующее. Ни много – ни мало, а отправиться в полет вместе с питомцем той дамочки. В одной клетке, если уж точно. А что?! Набросить полог невидимости, прилечь в уголке, а личную магию постараться подстроить под диковинное животное. У него свой фон зашкаливает, так что от добавки уже хуже не могло быть. Вот такое пришло в голову решение. Осталось как-то в клетке оказаться.

– Куколка! Милая! Не переживай ты так. Мы и расстанемся с тобой всего на пару часов. – Подслушала Аэрика общение драконицы с питомцем.

И сделала сразу несколько выводов из того разговора. А именно: куда летели и сколько часов должны были быть в полете. Лично ее, Аэрику, все устраивало, а вот псина начала на агента 13130 косить лиловым глазом. Похоже, начала подозревать, что не просто так она к ее клетке подбиралась. Вдруг бы покусала? Но времени на объяснения с животным уже не осталось – вот-вот грузчики укатили бы клетку. Надо было решаться на действия.

– Эй! Осторожнее! – завопила драконица на служащего, что взялся за ручки перевозки. – Ты мне Куколку перепугал! Знаешь, сколько она стоит? Да тебе за год таких денег не заработать! Получит моя любимица шок, я из тебя душу тогда вытрясу. Понял?!

А дядька-то был и ни при чем. Это все Аэрика натворила. Но вроде бы собачка начала успокаиваться. Понюхала девушку и тот кусочек печенья, что она ей предложила, и перестала по клетке метаться. И их закатили в багажное отделение специального аэрокара. Так поняла агент, что частного. И надо же, даже не проверили! Ни сканером, ни как! Чудеса! От этого хотелось ликовать, но сдержалась. А потом они остались в кромешной темноте. Не знала Аэрика, как бы животинка в одиночестве перенесла полет, но вместе им было вроде бы спокойнее. Точно, собачка к ней привыкла и стала прижиматься теплым боком. А девушке что? Ей приласкать и успокоить это существо не трудно было. И вот как-то так они и долетели.

– Зая! Я прилетела. А как ты там, милый? – говорила с кем-то драконица по своему навороченному гаджету, когда нас с Куколкой выкатили из аэрокара на другом материке Океании. – Нет, мало того, что ты со мной не полетел, так еще и рычишь!.. Понимаю, что работаешь. И про это тоже знаю… Нет, все равно обижена! Так с невестами не обращаются! А я со своим Зайчиком хотела у моря отдыхать… Что ты сказал? Как это «нереально»?! Если бы ты захотел…

Нет, слушать эту муру интереса у Аэрики не было. И пустая болтовня, обещавшая перейти в ссору, не трогала, и глупые обращения раздражали. «Зая»! «Зайчик»! «Милый» звучало через каждое слово. И это дамочка к дракону своему обращалась. Ага! К жениху. Девушка представить не могла милого зайчика размером с нехилый частный дом и с зубастой пастью. Ага! И рычащего, и плюющегося огнем. Неслабый такой ушастик получался…

Но рассиживаться и выслушивать треп, и некогда было. Следовало воспользоваться увлеченностью болтовней драконицы и делать ноги. Улизнуть получилось легко. А потом осмотрелась в местном порту и пришла к выводу, что улететь отсюда с Океании не составит труда. Одна беда, прямых рейсов на Залкию не обнаружилось. Ни сегодня, ни на неделе, их вообще не было. Ну, что поделать, и так нормально.

И вот судьба забросила ее на планету Норциус. Однако не слишком-то это было хорошо. Почему? Очень воинственные особи там жили. Не люди, не маги, не звери…и в то же время, ото всех что-то да в них было. И даже от ящеров на теле их местами чешуя имелась. Смотреть на них было как-то не по себе. Представьте глаза навыкате, некоторую непропорциональность сложения, по человеческим меркам, естественно, а так да, ходили они на двух ногах, но еще опирались на хвост внушительных размеров. И он-то у них весь был покрыт чешуей. Ну и на тонкой шее она была. А у некоторых и на руках, таких длинных-длинных. Представили? И эти местные особи мало с кем ладили. Даже между собой часто шипели. Так что говорить про иномирян?! В общем, Аэрика старалась по сторонам особенно глазами не стрелять, рот не открывать, ушами не хлопать.

Как прилетела на эту планету, постаралась связаться со своими. И надо же, получилось. И дальше еще пошло везение, что к вечеру того же дня должен был прибыть корабль с Залкии. Это же здорово! У нее же метка специальная имелась, и по ней свои должны были, считав информацию, оказывать всяческую помощь. А значит, скоро могла бы оказаться на родине. Эх, пора бы! Ведь хоть задание и было выполнено, но срок возвращения к наставнику сорвала. Как-то начальство на это еще отреагировало бы?

А земляки прибыли и огорошили ее сообщением, что летели по путаному маршруту. Если следовать по нему, с их-то многими остановками на других планетах, то и через два месяца не оказалась бы дома. Могла она себе позволить такой внеплановый отпуск? Вряд ли. Вот и решила, что просто убралась бы с Норциуса в более оживленную точку галактики, а там уж подыскала себе более скоростного попутчика. Но то, что убираться надо было от этих нелюдей, обитателей этой планеты, нутром чувствовала. Что-то здесь назревало. Вот только разобрать, что именно, не получалось, да и некогда было заниматься этим.

Стартовали они на следующее утро и только через неделю добрались до Касторанса. Точно черепаха плелись меж звезд, и это Аэрику здорово нервировало. Все же она к более скоростным кораблям привыкла. Да и сам факт, что не приближалась к Залкие, а удалялась от нее, тоже раздражал. Но ничего, сейчас разобралась бы с табло космопорта, и дело, определенно, должно было пойти на лад. Вот и стояла девушка под ним, задрав голову, и вдумчиво вчитывалась в расписание полетов и их направление, когда на ее плечо легла чья-то рука. Не получилось у нее скрыть, как вздрогнула, а еще потом окаменела на несколько секунд, показавшиеся долгими. Но хорошо, что за спиной раздался знакомый голос, иначе, уж и не знала, что было бы.

– Девушка? Не меня ли ищете?!

– Кай?! – отмерло в груди сердце. – Кай! – вскрикнула, быстро повернулась, а потом так и запрыгнула на этого мужчину в летной форме ее государства.

– Да это я, Рика. А ты-то как здесь оказалась? Глазам не поверил, а встретил в стольких космических километрах от дома свою любимую. Как это возможно, думаю? Она ли?

– Я! – жалась она к его груди, не отпуская рук с шеи. – Боги! Как же тебе рада!

– А мне просто счастье привалило от такой неожиданной встречи. Вот если еще скажешь, что полетишь с нами…

– Ох, как же я хочу! Но куда вы летите, Кай? По пути ли?

– Да домой. В пару портов зайдем только, и через неделю будем на Залкие.

– О, Боги! Спасибо! Неужели, и мне повезло в этой жизни?!

– Так ты расскажешь, девчонка, как здесь оказалась?

– Обязательно. Но пошли уже на твой корабль, и там все-все тебе выложу.

Им разрешили поселиться в каюте Кая. И вот они сидели в ней, напротив друг друга. Аэрика выдохнула, закончив свою повесть о первом задании, а самый-самый друг переваривал услышанное. От него у девушки никогда не было тайн, вот и подробности этого дела нисколько не утаила. Ведь они прошли вместе сквозь воду и пламя, если учесть все испытания, которым подверглись в интернате. Да, вместе были много-много лет, да что там, она себя без него нисколько и не помнила. Это уже в академии их жизненные пути немного разошлись, когда ее комиссия отобрала в разведку, а друга детства в летное отделение. И все равно они виделись почти каждый день. А потом еще сблизились, дальше некуда, когда и постель на третьем курсе разделили.

– Не нравится мне все это, – выдал ее любимый блондин, мрачнея настолько, что его голубые глаза стали смотреть совсем уж строго. – Как бы этот дракон не записал тебя, девчонка, в личные враги.

– Думаешь, может быть такое? – изобразила она сомнение в подобном утверждении. – Да что из себя представляю, чтобы тайный советник императора держал мелкого агентишку в своей серьезной голове? Не хмурься. У него и без меня теперь проблем хватает. Вон, с планом новой операции теперь должен что-то решать, раз старая провалилась, не начавшись.

– Тебе весело? А я слышал, что эти высшие злопамятны.

– А я говорю, что клин клином вышибается. У этого герцога теперь столько проблем, что одна и маленькая по имени Рика очень скоро забудется. Под гнетом следующих, так сказать. И вообще, он даже имени моего не знает. Да ничего, кроме внешности! Как найдет-то?!

– Вроде и так, но…

– Хватит напускать на себя строгость, Кай. Лучше расскажи, как тебе здесь служится.

– Нормально. Недавно повысили. Теперь командую целым звеном защиты.

– Здорово! Поздравляю. А как оно вообще… здесь и в космосе в целом?

– На корабле быстро обжился. Видишь мои хоромы? То-то же! А ребята у нас хорошие, боевые. Одним словом, служба идет. А космос… к нему тоже привык.

– Ну, ты даешь! Привык! Я тут недавно на тросе зависла на несколько минут в тропосфере, так чуть вся потом не покрылась, а ты…

– Как это зависла? – снова нахмурился Кай. – Когда? Ты же мне этого не рассказала. Упустила такую незначительную деталь?

– Да чего там!.. Накладки везде бывают, ведь так. Ты лучше скажи, что это люди-ящеры на Норциусе совсем такими мрачными мне показались. К чему бы?

– Если бы только они… Вот мы сейчас домой пойдем скоростными пространственными переходами, а то бы всякого насмотрелась и на других планетах.

– Это то, о чем думаю? – а вот теперь и девушка нахмурилась.

– Похоже. Правительство делает все возможное, да и наши союзники тоже, но вполне вероятно, что быть серьезным стычкам в космосе скоро.

– Как я за тебя волнуюсь, Кай. Ты же все же военный летчик. Это сейчас охраняешь пассажирский межпланетник, а если случится война…

– Не сгущай краски, Рика. Я говорил про отдельные стычки, а ты сразу придумала войну. И потом, твоя служба безопаснее, что ли? Да и врагов ты, как оказалось, очень быстро умеешь наживать. И каких!..

– Чушь! Со мной все будет нормально. И помнишь, в интернате, в каких только переделках не участвовали, а все сухими выходили из воды.

– Помню. Но там, хоть и трудно было, но вокруг тебя сплотились друзья. Я, Гирт, Стаф. А теперь у тебя такой род деятельности…

– Брось! У нас каждая операция тщательно прорабатывается, и без помощи, если требуется, никого не оставляют.

– То и услышал! В тропосфере недавно застряла?! Уже это могло кончиться скверно.

– А давай уже готовиться ложиться? И первый переход, так поняла, уже скоро будет.

– Сразу тему менять! Ладно. Устала? Кто первый пойдет в душ?

А через некоторое время они лежали обнявшись. Она удобно устроила голову на груди своего мужчины и перебирала в уме разные мысли. Отчего-то внутри нее зародилась тревога. Что-то изменилось. Между нею и Каем. Вроде бы и все, как всегда, но и иначе. А что именно поменялось, сообразить не удавалось. Может, дело было в том, что была недавно другая постель и другой мужчина? Но это же нельзя назвать изменой! До дела ведь не дошло…так прелюдия, правда, жаркая случилась. Но как вспомнила о том, так по коже даже дрожь волной прошла.

– Замерзла? Накинуть покрывало? – провел Кай теплой ладонью по ее спине.

Нет, точно что-то произошло. Но если хорошенько припомнить, то их близость с Каем никогда не зажигала Аэрику настолько, чтобы извивалась под ним, кусала губы себе и ему плечи, а потом тянула бы на себя с силой, желая…черт, прочь гнать надо было те воспоминания. Все! Прошло! И забудется скоро. А измены и не было, и им с Каем просто отлично вместе. Они близки с ним настолько, что дальше некуда. Другого такого мужчины не найти, чтобы и друг, и любовник, и советчик, и… нет, роднее никого быть не могло.

– Кай? А тебе понравилось бы, назови я тебя зайчиком? – сама не поняла, отчего спросила такое.

– Как, как? С чего вдруг такие нежности? – отодвинулся он от нее, чтобы удобнее было заглянуть девушке в глаза. – Что происходит, Рика?

Ну, вот, теперь посеяла и в его душе сомнения. Нет, точно прочь следовало гнать любые воспоминания о той ночи. Поэтому она и поласкала любовника активнее, чтобы уж наверняка отвлечься от дум. А реальное занятие любовью, как известно, хорошо действует в таком случае.

– Рика! В тебе что-то изменилось, – сообщили ей через некоторое время. Называется, отвлекла и отвлеклась! – С чего бы?..

– А давай спать, Кай? И переход через несколько минут случится. А его лучше переносить во сне. Обними меня крепче, пожалуйста, любимый.

Благодаря нескольким скоростным пространственным тоннелям, до Залкии добрались быстро. И в пути ничего существенного не произошло. Корабль шел по намеченному курсу и строго по расписанию, Кай нес службу, а Аэрика проводила время в его каюте за составлением отчета начальству или в приятном отдыхе, посещая гостевые залы, кинотеатр, зимний сад и бассейн. Да, все это на большом межпланетном корабле имелось, и грех было не воспользоваться. А на подлете к дому любимый взял ее за руки и, засматривая в глаза, сообщил:

– У тебя скоро день рождения, Рика. Но я, к сожалению, снова буду в рейсе в тот день. Поэтому решил свой подарок сделать заранее. Разрешишь? Это не что-то, о чем могла бы догадаться. Даже не пытайся!

– Заинтриговал! Говори скорее!

– Помнишь, сколько раз ты говорила, что хотела бы знать хоть что-то о своих родителях? Я никогда не поддерживал этой твоей идеи. К чему? Все мы в нашем интернате были бастардами… Причем, родители не позаботились о нашем будущем, передав на воспитание в приемные семьи, а просто сбагрили в специализированный интернат. Мне это о многом сказало, но ты зациклилась, хотела раскопать данные о матери и отце. И за то не единожды проводила ночи в карцере. Тебя наказывали, а ты снова пробиралась в архивы и совала нос в хранимые им тайны нашего рождения.

– Тебе удалось что-то узнать? – прижала девушка кулаки к груди и почувствовала, как сильно там колотилось сердце. – Неужели?!

– Нет. Не так. До архивов и мне не добраться. Уж больно хорошо их охраняют. И наш с тобой магический потенциал не поможет. Я пошел другим путем. И только сообщу адрес одной женщины. Она будет ждать тебя в своем доме ровно в день твоего рождения.

– Кто она? И к чему нам видеться?

– Эта колдунья поможет тебе увидеть мать, так я понял.

– Как это возможно? Устроит нам встречу? Реальную?

– Мне кажется, магически. В видениях. Подробности узнаешь от нее самой. И не волнуйся так. И помни, что если не захочешь, то и не пойдешь. Я-то с ней договорился, но предупредил, что ты можешь передумать.

– Вот еще! Обязательно пойду!

– Так и знал. Ну, что же, тогда держи ее адрес.

Глава 4 Тайна её рождения

И вот она, Залкия. Планета, где процветал технический прогресс. А потому почти зачахла естественная природа. Так, отдельные островки лесов остались, а все больше люди теперь разводили сады на открытых террасах и крышах высотных домов, или внутри них, используя специальные светильники. Эти монстры этажности, заполонили собой все. Слепленные из железобетона и сверхпрочного пластика лепились они друг к другу и давно вытеснили из городов милые старинные особнячки, бульвары и скверы. А сами города разрослись настолько, что границы их почти слились и большей частью стали условностью.

Разумеется, людям на улицах стало делать нечего. Не дышать же застойными газами, что порой скапливались у земли, как в глубоких и узких горных расщелинах. Да там и солнечного света-то почти не было. А чтобы попасть в магазины, театры, и по прочим надобностям, использовали посадочные площадки на тех же крышах. А все потому, что никто теперь не пользовался старинными средствами передвижения, весь транспорт вытеснили кары. Наземные, условно так названные, конечно же, и аэрокары, что могли поднять высоко в тропосферу и даже пристыковаться к межпланетному лайнеру. У Аэрики на последний пока средств не хватало. Не заработала недавняя выпускница академии. Хоть водить и могла такой. У нее вообще имелись неслабые способности к пилотированию, вот только судьба не дала стать профи в этом деле.

В тот самый день, как прибыли на планету, отправляться к шефу было уже поздно. А вот на следующее утро оделась по залкийской моде в обтягивающий комбинезон и пошла сдаваться. Начальник был рад ее возвращению, но разбор выполнения ею задания не отложил, а сразу же пригласил к себе в кабинет. И пошло-поехало, по каждому пункту предоставленного отчета нашлись у него замечания. К чему бы? Нет, на награду она не рассчитывала, но похвалу думала, что заслужила. Только не дождалась ее. И возникло тогда подозрение, что шеф чем-то другим недоволен, а отыгрывался на ней. Так и вышло. Проскочило у него потом, что от той капсулы с секретными сведениями ждали большего, да и советник дураком не был и свел потери от той кражи к минимуму. Дела! Рисковала, понимаете ли, себя не жалела, а звания следующего, если и дальше все так пошло бы, дождалась бы нескоро. К пенсии, наверное. Обидно, но ладно.

А потом ей сообщили, что следовало готовиться к новому заданию. Уже со следующего дня надо было садиться за разбор материалов по нему. А там пошли бы отработки деталей, тренировки и прочее. Прикинула, что к чему, и заранее выпросила себе выходной на свой день рождения. Заранее, так сказать, подсуетилась, чтобы освободиться для похода к колдунье.

– Издеваешься?! – вскинулся на нее наставник. – Столько прохлаждалась, пока с того задания сюда летела, и теперь еще тебе выходной давать? – но поворчал, а уступил ее просьбе.

В тот день ей было не до праздника. Да и накануне все мысли стремились к одному. Как оно все будет? Удастся узнать, кто отец и мать? Или все чушь, и могли бы только посмеяться над ее доверчивостью? Впрочем, наивной глупышкой Аэрика не была. Да и проверить способности колдуньи тоже приемы знала. Например, легко поняла бы, разыгрывали перед ней отработанную театральную сценку, или возможности проникать в прошлое у дамы действительно имелись. Но волнения это не отменяло. Переживала жутко, а ночь перед тем вообще глаз сомкнуть не получилось. Поутру глянула на себя в зеркале и ужаснулась. С такими кругами под глазами на улицу выходить было стыдно – пришлось избавляться от них магией. Но вот, что бы отложить поход к гадалке, такого в голове не было. Ждать год, до следующего дня рождения, сил бы не хватило. А потому тяжко вздохнула и покинула закрытое общежитие. На уличной парковке ее поджидал личный кар. Села в него и резко взмыла в воздух.

Дом, что значился в адресе на визитке, отыскался легко. Обычная башня проекта прошлого столетия. Не самая высокая, скорее средняя, парковка располагалась традиционно на крыше, на лифте спустилась на нужный этаж. Настроя на соприкосновение с таинством в себе не ощутила. Нервы успокоила, этому и в академии обучили, а вот вся обстановка приемной колдуньи к погружению в себя не располагала. Глаза видели обычные пластиковые стенные панели, магические светильники, пластиковую же мебель, состоящую из нескольких кресел и низкого стола.

– Чушь! Что здесь могло произойти? Зря время, скорее всего потрачу, – вот с такими мыслями постучала в следующую дверь.

– Аэрика? – спросила ее женщина, что сразу же выглянула в приемную. – Я вас жду. Проходите.

Обычная тетка. Лет сорока. Могла бы и постарше быть – все больше доверия внушила бы.

– О! Магия очарования высшего уровня! – поцокала та языком, когда девушка прошла мимо нее в… кабинет?..

– Не только, – вскинула Аэрика выше голову.

– Вижу. Но все остальное, как говорится, прилагается, – тихо посмеялась тетка.

А агент смерила ее магическим зрением и поняла… да, возможно сегодня что-то путное и получилось бы. От этой женщины шла сила. И взгляд ее простым не был. Такая вполне могла бы притянуть прошлое.

– Садитесь в то кресло, – последовала команда и приглашающий взмах руки.

Кстати, здесь мебели было больше, и походила на ту, которую использовали во дворцах, когда они на Залкие еще были. Имела в виду те, старинные особняки. А как теперь обустраивались жилища сильных мира сего, не могла знать – не бывала ни в одном. Теперешние правители предпочитали отгораживаться от народа, а приемы, если устраивали, то в залах дворца конгрессов, вполне современной башне.

– И что от меня требуется? – задала свой вопрос спокойно.

– Ничего. Посидеть спокойно. И время рождения знаете? Нет. Жаль, но не смертельно. Сейчас я проверю, не пропустили ли мы его. Ага! Вроде, нет. Но, сдается мне, уже скоро наступит…

Пока она это говорила, водила руками над головой Аэрики.

– А мне так и сидеть? Ждать, так сказать, момента, когда маменька разрешится от бремени.

– Почему такой тон? Ненавидите свою мать?

– Я ее не знала. Совсем. Поэтому и чувств к ней никаких питать не могу. Просто хотелось бы поскорей определиться с вашими возможностями.

– Это правильно, что не судите, не зная человека. А мои возможности…давайте-ка покажу вам момент вашего зачатия. Это уже сейчас возможно. Хотите?

– Что?!! Это как?.. Любовную сцену со стороны наблюдать? Увольте!

– Что станет возможно увидеть, получится, как бы глазами матери. И не все, а фрагментами. В момент ее самого сильного эмоционального подъема, скорее всего, связь будет прерываться. Так что открывать это прошлое?

– А давайте! Смотришь, так и папочку получится наблюдать…

Когда Аэрика отрешилась от действительности, даже и не заметила. Вроде бы только что разговаривала с колдуньей, а потом в глазах зарябило. Моргнула, чтобы восстановить зрение, бац, а картинка-то уже не та. И надо же перед ней была бальная зала дворца конгрессов. Вот ведь, только мимолетно о том подумала, и получите. Но это явно не была картинка из головизора или экскурсионной брошюры. Нет, она видела в зале танцующих людей, слышала музыку… подняла глаза и взору предстали музыканты. Хотела перевести взгляд вправо, вроде, там кто-то рядом стоял, а не вышло. Точно! Ведьма сказала же, что видеть все будет глазами матери, вот оно и…

– Боги! Это что же?.. Я переселилась в маму?

– Молчи! – раздался как бы голос в голове, и в нем признала колдунью. – Только смотри!

Получалось, что затея выгорела. Но как же было увидеть саму мать? Вот ведь задача! И не заставить ее никак подойти к зеркалу… Значит, оставалось набраться терпения и дождаться чего-то… в общем, следовало быть внимательной. А пока все это осмысливала, продолжала осматриваться. Пары, что кружились перед ней, были как-то странно одеты. Ну, да, это же прошлое. Тогда иначе одевались. Иные прически. Да и не танцевали сейчас уже так. И все увиденное было бы забавой, если бы не охватившее ее волнение. Вдруг не догадалась бы, кем является эта женщина, чьими глазами в тот момент смотрела на окружающих? Сообразить по одежде? Ничего она не давала. Да, богатая, судя по ткани и качеству строчки. Но дама не желала рассматривать свое одеяние, ее интересовало что-то слева от нее. Или кто-то.

И вот она перевела туда глаза, а там… Это точно был император. Немыслимо! Он, собственной персоной и так близко! А вернее увидела прошлого правителя. Который умер четыре года назад. Теперь-то правил его сын, молодой император. И почему мать так пристально за ним следила? И еще глаз не сводила с брюнетки, что громко и наигранно смеялась над каждой шуткой правителя. Его-то слышно не было, только видно, как склонялся к той красотке с вызывающим декольте и чуть ни в шею ей дышал. А вот та заливалась соловьем, и трель ее до возвышения, где сидела мать долетала. И до Аэрики вдруг дошло, что мама сидела в присутствии императора. Это как так? Что же тогда получалось? Кому такое было позволено? Неужели!..

– Ваше Величество, не изволите ли подарить мне следующий танец? – какая-то тень легла на колени ее вечернего платья, но женщина не удостоила взглядом говорившего.

– Позже, посол. Я еще не отдохнула.

А голос у матери был приятным. И чем-то схож с ее собственным. Только немного, но дрожал от волнения. Из-за чего? Что император уделял так много внимания брюнетке? Скорее всего. И отчего-то переживания матери передались и Аэрике. Она почувствовала сердцебиение и стесненное дыхание уже в собственной груди. Как больно, оказывается, когда тебя предают. А правитель точно нацелился удалиться с бала в компании… кто она ему, фаворитка, наверное.

– Супруг мой, извольте подойти.

– Слушаю вас, дорогая.

– Не слишком ли вызывающи ваши действия? – прошептала чуть слышно императрица. – В какое положение вы нас ставите? – а голосом-то управлять было той трудно, но справилась.

– Дорогая моя, пора бы вам уже и привыкнуть, – ответил ей император, склонившись к самому уху, а наблюдающей за ними публике улыбнулся, чтобы думали, что говорил жене комплимент. – Я же могу целиком положиться на вас, и вы остаетесь здесь. А мы с графиней пройдем… в сад. У нее закружилась голова. Вы у меня такая умница…

– Может, хватит уже плодить бастардов? – вот теперь она не вытерпела и сорвалась, но голос старалась приглушить. От ее нервного напряжения и видимая картинка смазалась, пошла вся рябью. Но голоса слышались хорошо. – У нас с вами уже взрослый сын, а вы…

– Полно меня учить. Ничего уже не исправить. А от вас подобного брюзжания не ожидал. Усмирите свой характер, жена. И помните о своих обязанностях.

Надо думать, он все же ушел… в сад… с графиней. А в груди у императрицы все так и клокотало. И хоть боль ее нисколько не делалась тише, но картинка через некоторое время появилась снова. И мать танцевала. С высоким и широкоплечим мужчиной. И он глаз с нее не спускал. А этот его взгляд говорил об очень многом. Аэрика решила, что ей очень хорошо были знакомы такие знаки внимания. Да хоть бы недавно, тайный советник Сиании так же, было дело, поедал ее глазами.

– Ваше Величество, я счастлив танцевать с вами, – наклонил кавалер голову к императрице, а потом уже много тише продолжил говорить около самого уха женщины. – Кристиана! Этот вечер может быть незабываем для нас двоих. Решись же, любовь моя.

И, о, Боги, он, кажется, был драконом. Точно! Аэрика рассмотрела в его синих глазах вертикальный зрачок.

– О, да, может, дорогой посол. И вы даже не представляете, насколько незабываемым! Жду вас у себя в час ночи.

А в груди у нее все так же клубилась боль. Что мать задумала? Найти успокоение в мести? Похоже было на то. Только вот напряжение в ней выросло до такого предела, что картина происходящего вновь подернулась рябью и исчезла. Девушка только успела понять, что бал подошел к тому времени к концу, а императрица послала в спину дракону импульс магии. Той самой, которая хорошо была известна агенту 13130, и считалась ее основным оружием.

– Так вот от кого я унаследовала магию очарования! – укрепилась Аэрика в мысли, что ее матерью была императрица. – А кто же тогда мой отец? Неужели, дракон? Но уж точно не император, раз оказалась в интернате для бастардов.

– Тихо! Девочка! – раздался в голове голос колдуньи. – Приблизился час твоего рождения. Приготовься увидеть, как появилась на свет.

– Нет! Не хочу! Достаточно! Я же помню, что императрица умерла родами. Не надо мне этого видеть.

Но поздно, действие уже началось. Перед глазами снова появилась картинка. Спальня. Окна зашторены, хоть и угадывался день. На снующих вокруг слуг было неприятно смотреть. Потому что они выглядели очень уставшими и отчаявшимися. А еще у них одежда была кое-где в пятнах крови. Они переговаривались между собой, но очень тихими голосами.

– Поднеси дитя матери, – проговорила та женщина из двух, что была постарше. – Пусть полюбуется дочкой. Напоследок…

– Ваше Величество, взгляните. Посмотрите, какая красивая девочка. Должна быть очень похожа на вас. И такая же миниатюрная. Замечательная малютка.

– Дай ее мне, – голос роженицы еле звучал, выдавая ее слабость.

А Аэрика рассмотрела в следующую минуту сморщенное личико с припухшими глазками. Это она, что ли? Такая страшненькая? И почему они все называли младенца красавицей? Льстили? Но от матери она ощутила волну нежности и обожания, когда она держала дочь на руках и не спускала с личика в кружевном чепчике глаз. Только вот видимость становилась расплывчатой, никакой четкости. Не значило ли это, что мать оставляли последние жизненные силы?

– Ваше Величество! Давайте уже маленькую сюда. Вы устали. И не беспокойтесь, мы хорошо о ней позаботимся, – служанка не смогла сдержать всхлипа.

– Еще чуть… подержу.

Но тут дверь в спальню резко открылась, и императрица вскинула в ту сторону взгляд.

– Ты?! Пришел?

– Мне сообщили, что ты родила, и что…

Он что же, собрался заплакать. Похоже было на то. Глаза императора блестели от набежавших на них слез, но он сдержался. И плечи распрямил, когда подошел вплотную к кровати и замер над женой.

– Что ты наделала, Кристиана! А ведь я… можешь мне не верить, но любил тебя и по-своему был очень привязан. А ты…

– По-своему!.. – прошептали ее губы, но сомнительно было, что супруг расслышал.

– Ты же опозорила меня. Не сохранила мою честь… И даже сейчас… я шел к тебе, чтобы попрощаться и, может быть, простить, а там… встретил того дракона. Не слыхано! Совсем все рамки перешел!..

– Пустое! – прервала его мать, и голос ее в тот момент, как окреп. – Прошу, тебя… исполни последнюю волю умирающей, Витольд.

– Да?! И какова же она?!

– Отдай девочку ее отцу. Тебе она не нужна. А так всем будет только лучше.

– А если из нее вырастет сильный маг? Ты не подумала об этом?

– Последнее мое желание! Витольд! Не разлучай их, прошу!

– Подумаю. Еще просьбы есть?

– Где наш сын? Мне бы и с ним…попрощаться.

– Еще чего! Чтобы он узнал, как низко пала его мать?! Не бывать этому.

– Тогда… прощай…

От колдуньи Аэрика выходила вся в слезах. Они катились по ее щекам, а она их совсем и не чувствовала. Душа разрывалась от нахлынувших эмоций. Мало же ей было старого раздрая, так к нему примешались новые переживания. А в голове… да чего там только не было. Ведь оказалось, что ее не бросили, не отказались от нее родители, как думала все эти годы, а ее любили. Любили! Только мама ушла за грань. Дала ей жизнь и ушла. От нелюбимого мужчины родила, а в последний свой час так на нее смотрела, словно не было дороже для нее существа, будто весь мир был заключен в том сморщенном розовом комочке. И как она за нее переживала! О, да, очень сильную боль испытывала женщина за будущую судьбу своего новорожденного ребенка. Аэрика точно это прочувствовала. А этот гад император!.. Не отдал, значит, младенца отцу. Не выполнил волю умирающей жены. Мерзавец! При живом отце определил ребенка в интернат. Испугался, негодяй, что из нее вырастет сильный маг! И действительно ведь вырос, но это же не повод вот так вмешиваться в чужую судьбу! Правитель, фиговый! Об империи он озаботился! А ребенок рос, родительской любви нисколько не зная. Сколько боли перенес, как переживаниями и терзаниями мучился, а никто руку на голову не положил, по волосам не погладил…

– Ненавижу! – скрипнула она зубами и очнулась. – Но что это со мной? Куда несусь в этих лабиринтах? Это я на улицу, что ли вышла? Очуметь! Но стоп! У меня же, выходит, отец есть. Как же он так?.. Мама же так говорила, будто он хотел забрать себе ребенка. Да и император… гневался же, что наглый любовник жены предстал перед ним, что тот рвался к рожающей Кристиане. Как же он так, тот дракон с синими глазами, почему не отвоевал себе ребенка? Про них же говорят, что нет ни в одном из миров более собственников, чем эти ящеры. А уж за свое дитя и убить запросто могут. Ладно, женщина. Возможно, чары очарования с него схлынули, и он к ней охладел, но ребенок-то… Нет, ничего не понимаю! Должен же он был хоть как-то попытаться до меня добраться?! А я ничего такого не помню. Никто мной в интернате не интересовался, не пытался со мной встретиться. К другим детям, было такое, приходил один из родителей, как правило, какая-нибудь кухарка, родившая от работодателя, а ко мне ни разу. Вот ведь!..

И Аэрика уже снова вошла в то самое здание и поднялась на лифте к парковке, села в свой кар, когда новая мысль пронзила сознание.

– Это что же?! Правящий император мне брат, что ли?!! Сводный брат! Ничего себе!

И весь этот день она варилась вот в таком соку. Извелась, истерзалась мыслями, предположениями. Но нисколько не пожалела, что узнала про себя вот такое. Да, покоя себя лишила окончательно. Теперь вот откуда-то из глубин души всплыла обида на мужчину, давшего ей жизнь. Дракон, называется! Но почувствовала в себе и нечто согревающее, успокаивающее. Ее любили! Мамочка! Несколько часов после рождения у нее была любящая мать, держала ее на руках так нежно, так… Ух! Опять разревелась.

Вот в таком состоянии ее и застали друзья. Явились, чтобы с днем рождения поздравить. Ага! А она открыла им дверь общаги вся зареванная. Разумеется, сразу на ее голову посыпались вопросы. Пришлось отбиваться. И не только словами. Но это уже потому, что Гирт, дружок закадычный, а еще капитан десантник, сначала рвался узнать обидчика и накостылять ему по заслугам, далее же решил показать ей пару приемчиков, чтобы любого могла на место поставить, ну, или уложить. И ведь показал же! И не успокоился, пока удовлетворенно ни хмыкнул.

– Молодец, девочка. Схватываешь на лету! И в кого ты у нас такая способная?! – лучше бы не спрашивал. Снова все настроение испортил. – Эй! Что снова напряглась? Чего таишь от друзей? Это Кай тебя обидел? Хочешь, я ему руку или ногу оторву, когда из рейса вернется?

– Отстань от нее, – вмешался Стаф. – Захочет потом сама все выложит. Да и постоять за себя Рика может не хуже нас с тобой.

– Это из-за того, что его нет сегодня с тобой? Угадал? – не желал униматься Гирт. – Но он же боевой летчик, Ри! Кай не мог не пойти в рейс. У военных всегда так. Дисциплина, черт ее забери. Сама же знаешь! Как и то, что любит тебя.

И да из них, из интернатовских ребят, готовили сплошь военных. Что из мальчиков, что из девочек. Нет, среди последних были, пожалуй, исключения.

– А мы праздновать будем? – возмутился уже Стаф, штабист-аналитик. – Или сядем рядком и вздыхать начнем?

А сам уже открыл пару бутылок. Чтобы у них выбор в спиртном был. Ага! Только они потом выпили все, и даже мало показалось. В общем, тем вечером знатно так наклюкались. И пошли еще, но уже, кажется, ночью, по общаге бродить. В итоге праздник продолжился почти до самого утра.

Утро! Что бы его!.. Но нет, оно наступило! И надо было тащиться к начальству. В плачевном состоянии. Ага! Пришлось использовать магию, чтобы выглядеть, хоть как-то прилично. А тот только взглянул на нее и тут же нахмурился.

– Ты на кого похожа?! Пугало, а не агент! Что там мямлишь про магию? Чихал на твою иллюзию, я вас всех насквозь вижу. А твой «видок», 13130, о чем мне сейчас говорит? Что правильно мне все доложили. Что пьянствовала с компанией всю ночь, никому отдыхать не давали, погром и свалку в ночном магазине устроили, троим прохожим на территории общежития морды набили… Что ты говоришь? Что, что?! Не вы, значит? А фингал под твоим глазом?! Прием с Гиртом отрабатывали? Про этого пирата даже слушать ничего не желаю. Как явится к тебе в общагу, так жди нового погрома. Он, кстати, сегодня с травмой плеча к целителям в своем общежитии обратился. Только час назад, когда протрезвел, наконец, понял, что что-то там у него со здоровьем не то!.. Но ты-то!.. Агент называется!.. Постой-ка? А что у тебя над ключицей? Где, где?! Вот! Это кто же тебе засос поставил? И не надо мне тут теперь ладонью прикрываться и такие глаза делать! А еще говорила, что замуж за жениха своего собралась. Он, кстати, через пару дней из рейса возвращается, горе-невеста. Теперь поняла, о чем я тебе мысль внушить пытаюсь? Контроль над собственными эмоциями для тайного агента – это все! А ты?!!

– Исправлюсь. Как есть…исправлюсь.

– Куда же тебе деваться-то? Естественно, возьмешь себя в руки и приступишь к новому заданию. Кстати, уже завтра приступишь.

– Как это?.. Мы же только…

– Сегодня еще над бумагами посидим, потом кое-какое задание на дом возьмешь, чтобы ночью на безобразия времени не осталось. Не хмыкать мне! А завтра пойдешь на званый прием в посольство Вулкании.

– Да как же я в таком виде?..

– Дошло, что надо за поведением следить и лицо сохранять? – издевательски указал перстом босс на ее фингал и пятно засоса. – Вот теперь и выкручивайся! Ужом вейся, а будь мне там неотразимой. И чтобы посол в Вулканию про тебя доложил в отчете о вечере, что есть такая милая и обворожительная… кстати, магию там можно применять, вот и оставь у мужиков самое благоприятное впечатление. Понятно же, зачем нам это надо?

– Так точно.

– Не слышу предвкушающего возбуждения перед первым поручением по второму заданию.

– Так точно!

– Другое дело. Все! Приступим к работе теперь. Ты знания и наработки не растеряла, надеюсь, за прошедшие сутки, агент 13130?

– Никак нет! – браво отрапортовала девушка и пошла за наставником в соседнюю комнату, где они и занимались ранее тем самым новым заданием.

А потом уже, когда ей велено было отправляться домой, босс вдруг остановил в самых дверях, чтобы сказать следующее:

– В общем-то я доволен тобой, Аэрика. И не только тем, как продвигаются наши с тобой занятия. Ты у меня вообще…молодец, одним словом. Ха! Это же надо! Здоровенные мужики, эти твои, как их, Стиф и Гирт, сегодня все измочаленные и с травмами разной степени в целителькой околачивались. А ты у меня?! Вон, только фингал и… засос! Так держать, но впредь!..

– Да поняла уже!

– Как отвечаешь старшему по чину?

– Есть, так держать! Есть, впредь не злоупотреблять! Есть всегда думать! Есть…

– Иди уже! А завтрашнее утро и часть дня посвяти внешнему виду. С Питером встретитесь перед самым приемом. Выглядеть должна по высшему разряду. Но всех подряд покорять там мужиков не требуется. Только тех, о ком говорили! Впечатление о себе создать, пару полезных знакомств заиметь, сведения об объекте собрать, и точка! Ну и, повеселись там, девочка, если получится.

– Есть, повеселиться!

А на следующий день Аэрика испытала муки с выбором наряда. Нет, все можно было решить с помощью магии, но как-то не хотелось. Надумала тратить силы только на фингал. А вот другой свой «внешний досадный изъян» прикрыть платьем. Но нужного фасона не оказалось в ее гардеробе. Пришлось ехать за ним в бутик. Но результатом в итоге осталась довольна. Да, грудь, в смысле, в декольте, не могла этим вечером показать. Но спина-то ничуть в ночной попойке не пострадала! Вот и выставила ее на показ. Наряд сделать это позволял – до самой пятой точки открывал для глаз желающих возможность насладиться обзором. А что? Кожа гладкая, магией до красивого золотистого загара доведенная. Красота! Вот только волосы… она же их обрезала на последнем задании.

– Отрастить магически? Или не надо?.. Вроде бы, мой стилист здесь неплохо поработал над короткой стрижкой. А что, мне идет. И чего упираться с наращиванием, если через пару дней лететь в Вулканию? Там же не до иллюзий станет, в смысле, еще и на волосах. Нет, оставлю все, как есть. Решено.

Глава 5 Званый вечер и старые и новые знакомства

Вся такая неотразимая Аэрика садилась в вызванный аэрокар. На своей старенькой «букашечке» не полетела сразу по нескольким причинам. Во-первых, не место было побитому временем и жизнью простенькому кару на стоянке посольства Вулкании. Не понаслышке агент знала, что там парковались крутые, не более трех лет службы навороченные аэрокары, так представьте же рядом ее маломощного старичка. А выделяться им было нечего. Во-вторых, лететь приходилось далеко. Посольство находилось на другом конце города, а города на Залкие, известное дело, разрослись-расползлись на многие-многие километры. На простом каре до того места несколько часов лету, но аэрокар поднимался высоко над городом, даже на тот уровень, где летали почти с космическими скоростями, и потому дорога обещала занять всего полчаса. Ну, что было напрягаться, если «контора» все оплачивала, а обратно, еще была вероятность, ее Питер бы отвез.

Кто такой Питер? Он был из их же сотрудников, из «тайников». Но официально служил в министерстве. И на вечере, в общем-то, был при двойном исполнении, только ему «разрешили» пригласить «подругу». А так Пит мужчиной считался видным, и дамы в его обществе млели. И иногда он начинал ухлестывать за Аэрикой. Это если они встречались на общих собраниях. Ну, там место ей занимал рядом с собой, хоть его и не просили, глазами на нее всегда смотрел «такими», надо-не надо коснуться старался. В общем, демонстрировал заинтересованность. Но она в общении с противоположным полом, если не на задании, то отличалась прямолинейностью, лишенной игривости, и даже в несколько грубоватой манерой поведения. Оттого, те, что хотели быть друзьями, навек прирастали, а иные, что ждали любовных отношений, отваливались. А еще Питер знал про ее жениха. Но все равно продолжал, нет-нет, да смотреть на нее «так».

Сегодня же судьба была разыгрывать парочку. Только не жениха и невесту – это повредило бы заданию. Начальство велело не усердствовать, а продемонстрировать дружеские отношения с теплыми нотами возможного лирического уклона. Вот так им было велено провести вечер. И за себя Аэрика была спокойна, но вот Пит… как бы не использовал обстановку в личных целях. Этот тип мог учудить такое, за ним водились отступления от плана задания. Ну а цель у них была получить для девушки положительный отзыв от некоторых представителей Вулкании. Это облегчило бы выполнение следующего этапа ее задания. Агента приняли бы под белые ручки, сопроводили и окружили заботой, когда прилетела бы в ту страну. Далее она повстречалась бы с одним очень значимым лицом, а тот…впрочем, это уже был следующий, третий этап задания, почти заключительный. Вот такая предстояла многоходовая игра. А иначе не получалось, учитывая, что дело касалось демонов и, потом уже, эльфов.

Сегодня по плану были демоны. Потому что Вулкания – это их страна. И населяли ее почти одни демонюки. Высшие, очень на людей похожие, и низшие, рога на голове носящие. Этим вечером предстояло вовсю насладиться их обществом. Те, что с рожками, должны были званый ужин обслуживать, ну и так, подай-принеси, в общем, низший состав персонала посольства. А безрогие, те да, хозяева и не только здания и прилегающей территории, но и по жизни. Важные господа. В своей стране они приличный такой вес имели. Вот в их общество сегодня и должен был ее ввести Питер. Почему имел такую возможность? А женщинами требовалось компанию разбавить, вот и подсуетились. Дело в том, что демонесс своих посольские предпочитали держать дома. Аэрика наслышана была о демонической ревности представителей сильного пола и некотором «своеволии» слабого. Наверное, поэтому женщин Вулкании редко можно было наблюдать за пределами их страны. Но без них куда? Вот и смотрели устроители званого вечера положительно на приглашенных подруг гостей.

– Стефани! – таким возгласом встретил ее Питер, когда помогал выбраться из аэрокара перед зданием посольства. На это имя ей предстояло отзываться во время следующего задания. А впрочем, оно уже началось. – Рад, что ты смогла приехать, дорогая. Пойдем, познакомлю тебя со своим начальником.

Первые полчаса «посольской тусовки» прошли по строгому регламенту. Во время второй половины тоже по нему же, но почувствовалась некая расслабленность. А вот потом…кто-то и совсем смог раскрепоститься, только вот для агента все наоборот, настало время испытаний. Ведь именно тогда хозяева и гости могли общаться в непринужденной обстановке. Они должны были покинуть регламентированные места в общем зале и насладиться изысканном ужином. Хотя, там тоже каждый садился не как придется, а строго по рангу. Ну и если говорить про программу вечера, то за легким ужином следовали танцы под тихую музыку или разговоры по душам.

Нет, Аэрика была спокойна, внешне. Но не внутренне. И все потому, что заметила кое-кого. Представьте, в последний момент на званый вечер явился дракон. Тот самый. Его Светлость Гайтерлинг дер Кассиопир. Каким ветром его занесло?! Она так и спросила Питера, когда они уже сидели на последнем ряду посольского актового зала, а в числе последних гостей к ним вошел советник Сиании и направился к первому ряду кресел.

– Черт его знает! – был ей ответ злобным шепотом на ушко. – Их делегация не подразумевала присутствия тайного советника.

– Вот тебе и… приплыли! – она так и впилась взглядом в затылок известного ей герцога. Но, похоже, сделала это зря – он как почувствовал этот взгляд и на секунду повернул голову к залу.

Захотелось вжаться в кресло, чтобы избежать встречи с его глазами. Но нет, немыслимо было, вот так, сразу заметить кого-то в конце зала из первого ряда среди остальных гостей! Это Аэрика так себя успокаивала. А вообще, она жалела теперь, что очень мало наложила на себя иллюзии. Так, лишь выигрышно подчеркнула некоторые свои природные данные да скрыла «боевой» синяк под глазом. Дурище! Многие же присутствующие здесь дамы изменили себя до неузнаваемости, и на их фоне любые магические превращения сошли бы с рук. Но нет, она решила выглядеть естественно! И что теперь было предпринимать? Не менять же резко облик?

– Ты напряглась, – тут же подметил Питер. – С чего бы? Сейчас же начнется нудная речь главного в посольстве демона. Минут на тридцать. Зачем же так нервничать? Да в это время, хоть спи, никто на тебя косо не посмотрит, учитывая наши места и их удаленность от сцены. Ну, если не захрапишь, конечно!..

– Спасибо! Приободрил! Но тот самый советник… так вышло, что он был моим прошлым объектом. Вернее, не совсем он, но все повернулось таким образом.

– Фьють! – Питер не засвистел, конечно, но губами изобразил, что свистит. А еще он сделал большие и страшные глаза. Мол, неожиданный поворот получился… Уф, хорошо, что они сидели в последнем ряду, и их никто не видел. – И какие имеешь соображения?

– Избегать контакта, конечно же. И в этом ты мне должен всячески помогать.

– Ага! И наплевать на свои должностные обязанности. Я, между прочим, здесь еще и…

– Знаю, что скажешь. Поэтому молчи! Ситуация поменялась, а основная твоя работа, знаешь какая? Правильно! Ввести меня в круг демонов и всячески прикрывать. Вот и… прикрывай! Все понял?!

– Угу! Грудью.

– Отчего же? Можешь, иллюзией. Да что я тебе рассказываю, Пит?!

До столов, накрытых для гостей, они теперь перемещались как лазутчики: с оглядкой и короткими перебежками. Нет, конечно же, не крались, но были настороже. Выждали, когда самые «тузы», а среди них и известный герцог, покинули актовый зал, и только тогда вышли следом. А потом, следя за проблемным объектом, с улыбками, но бочком, добрались до своих мест за общим столом. Разумеется, Его Светлость сидел там, где самые сливки общества расположились. А парочка агентов, конечно же, в совсем другой стороне. И на этот раз они были необыкновенно этому факту рады. Нет, естественно, верно утверждение, что каждый солдат, а эти плохими не были, желает стать генералом. Значит, и среди элиты восседать, им вполне хотелось бы, но только не в этот раз. Сегодня предпочли держаться в тени.

– И как теперь задуманное выполнять? – пригорюнилась Аэрика, она же Стефани, берясь за столовые приборы.

– Как обычно! – буркнул ее напарник, но губы потом не забыл растянуть в доброжелательной улыбке. – Разреши за тобой поухаживать, дорогая.

И так уж получилось, что разносолы на посольском столе не радовали глаз, деликатесы не лезли в горло, а изысканное вино и не бодрило, и не пьянило, и вообще с тем же успехом можно было пить деревенский сидр, вот как дело с настроением обстояло.

– Ты плохо себя чувствуешь, моя милая? – пришел черед для такого вопроса Питера, так как он уже отчаялся завладеть вниманием своей дамы. Из кожи почти вылез, а ее взгляд по-прежнему был рассеян. Вот и решился ущипнуть агента 13130 за руку, якобы поправляя ее браслет. – Встряхнись! На нас уже внимание обращают. А виной кислое выражение на твоем лице. Задание провалить хочешь?! – это уже выдал ей зловещим тоном, но на ушко, вроде как интимный вопрос задал.

– Ха, ха! – ответила она ему с вполне приятной улыбкой. – Ничуть! Но потом обязательно сходим в местную оранжерею.

– Не понял?! – сказало его выражение лица.

– Шушукаться за столом – дурной тон. В укромном уголке потом обсудим новый план действий, – склонилась она к Питеру, чтобы их не могли расслышать или прочитать сказанное по губам. – Здесь же есть, надеюсь, что-то вроде зимнего сада…

– Извините, что встреваю, – раздался голос слева. – Я посещала посольство в прошлом году, и мне довелось увидеть местную оранжерею. Зрелище, скажу вам я, незабываемое, – закатила глаза тучная дама, жена секретаря какого-то там представительного господина. – Там столько экзотических растений!..

Кстати! Аэрику осенила новая мысль. Тревожная. А не сидел ли поблизости тот тип, секретарь Его Светлости, Винтор. Вполне же мог, раз здесь вот разместили эту даму и ее мужа. Герцога-то они теперь отслеживали, тайком посматривая в его сторону, а вот его помощника из виду упустили. Ай, ай! Надо было исправляться. Питер-то ничего пока не знал о новом лице, что мог ее опознать, значит, осмотреться должна была сама. Вот и кинула взгляд на ту сторону стола. И Винтора не увидела. Но расслабляться было рано. Следовало проверить и их ряд. Тихонько высунулась… о Боги, глаза быстро нашли рыжеватого коротышку. Проходимец заигрывал с какой-то девушкой.

– Черт! – сказала одними губами. Но напарник понял и напрягся.

Объясниться им вышло через пять минут. К счастью, ужин подошел к концу и гостей пригласили в следующий зал. Наша парочка одни из первых вышли туда и постарались укрыться за одной из колонн.

– Что еще случилось?

– Здесь и его секретарь. Смотри туда. Видишь? Рыжий такой, плюгавый…

– А он-то при чем?

– Э… он и был моей целью, но потом так вышло, в общем, рассказывать долго. Знай только, что его мне тоже следует избегать.

– Может, тебе сразу накрыться пологом невидимости? – съехидничал Питер. – Представляю, что будет лет так через десяток твоей карьеры соблазнительницы! Ты же тогда будешь, подозреваю, скрываться от всех посольств.

– Хватит паясничать! О деле думать надо, – дернула его за рукав пиджака. – Давай! Пока Его Светлость увлекся разговором с послом Таврии, а его секретарь прилип к той молодой особе, знакомь меня уже с нужным человеком. Он как раз свободен.

– Как скажешь дорогая.

– А потом встанешь на стреме. Если кто-то из тех двоих…

– О, кажется, герцога уводят на террасу. Так понял, мужчины задумали выкурить по сигаре. Это надолго. Вперед, дорогая!

– И да! Выясни, где эта чертова оранжерея. Вдруг, придется там отсидеться.

– Понял. Будет сделано. Ты готова? Пошли.

Знакомство с нужным демоном прошло успешно. Времени, конечно, было в обрез, да и обстановка создалась все же для него нервная, но Аэрика со всем справилась. Впечатление произвела. Надеялась, что неизгладимое. Об этом и глаза высшего сказали, и вид его довольный, да и на словах он выразился вполне определенно.

– Очень рад знакомству, Стефани. Так вы собрались в Вулканию! О, там прекрасно. А курорты выше всяких похвал. Но что же ваш друг, Питер вас не будет сопровождать? Не дело! Такая обворожительная девушка, и одна, среди демонов, – его короткий смешок сказал ей о многом. – Ваш приятель точно рискует. Но вам может быть одной скучно. И, наверное, боязно. Нет? Да вы смелая девушка! Я же от себя могу порекомендовать те места, которые определенно надо посмотреть. А чтобы все проходило комфортно и интересно, пожалуй, готов познакомить вас кое-с–кем. Вы позволите? Это мой очень хороший друг. Его зовут Отлок. Он и безопасность вам обеспечит. Точно, дам ему знать о вашем приезде. Так, когда это случится.

Великолепно! Что и следовало получить! А как нужного результата добилась, так сочла, что больше ее здесь ничто не держало. Можно было и откланяться. Но! Как только собрались покинуть это общество, так путь для них оказался перекрыт. Дракон, как-то так некстати, встал у них на пути. Приспичило ему, понимаете ли, вернуться с террасы в зал и встать именно в проходе, что вел к выходу из посольства. Это означало вынужденную заминку. Но не мог же герцог к месту прирасти, обязательно бы сдвинулся, только вот время шло, а советник и не думал освобождать проход. А там, как на грех, к Питеру прилип какой-то тип. То ему объясни и это. В итоге увел от Аэрики. И пришлось ей боком-боком, но за колонной спрятаться. От греха подальше. Вот так стояла она спиной к Его Светлости, потягивала вино и изображала, что ее очень заинтересовала настенная роспись. А еще девушка молила Богов, чтобы и к ней никто не подошел. Похоже, плохо молила…

– Какая встреча!.. – раздалось из-за спины и сверху. Могла и не поворачиваться, раз узнала, кто пожаловал по ее душу. Но развернуться пришлось бы, потому быстренько намагичила себе курносый нос, рот до ушей и, вообще, глупое выражение чужого лица. – Не могу сказать, что совсем уж не надеялся увидеться. Напротив! Стремился даже к этому. Только все вроде бы сделал, чтобы встреча состоялась в Сиании, но не вышло. Как же тебе удалось улизнуть, малявка?

– Это вы мне? – а вот и повернулась к Светлости лицом. Надеялась его смутить, только отчего-то не вышло.

Он возвышался над ней, прислонившись плечом к той самой колонне, за которой девушка от него и его секретаря пряталась, и выглядел невозмутимым. Не понятно было почему. У нее же совсем другое лицо теперь было. И волосы короткие. И рост значительно прибавился, правда, из-за высоких каблуков, но все же. А этот… ящер, только усмехался и поедал ее глазами. Хищный, однако, взгляд имел. Но Аэрика быстро сообразила, что не мог же он ее проглотить, в самом-то деле. Ну, пошипел бы. А кому приятно снова вспоминать о проигрыше?! Но больше ничего и не мог сотворить. Ведь так? О, это она у кого спрашивала? У провидения? Ведь рядом никого не было. Уф, хоть бы уж Питер немедленно освободился и пришел на выручку.

– Брось притворяться страхолюдиной, – коварно улыбнулся дракон и смерил ее взглядом с ног до головы. – Что бы сейчас ни сказала, какую бы мордашку ни сотворила, а я тебя, милая, узнал бы из миллиона. Догадываешься почему?

– Да я не прочь с вами познакомиться, вот только…

– Брось, я сказал, – посуровел голосом, но в глазах его…что там промелькнуло, веселье? Не может быть, не наигрался тогда в замке, значит!..

– Нет, я серьезно! Мы разве знакомы? Я бы такого мужчину точно помнила, но…

– А что ты, Рика, сделала со своими волосами. Остригла! Мне длинные локоны нравились больше. Хотя, и так сойдет.

Это он о чем? Что означало его «сойдет»? Кому и что? Нет, она не собиралась продлевать с ним контакт. Вот подошел бы Питер…

– Не смотри ты туда! – заметил герцог ее взгляды в тот конец зала, где напарника взяли в тиски уже два каких-то субъекта. – Этот щенок тебе не поможет. Мои люди его к тебе больше не подпустят. А у тебя были на него какие-то планы? Зря! – о, сколько издевки слышалось в голосе дракона. А Аэрике стало интересно, как это он понял, что у Питера далекие предки были из оборотней? Или это образно, так сказать, выразился? Но додумать не успела, так как Гай неожиданно взял ее за кисть, и тут же руку как огнем опалило от этого прикосновения. К чему бы такое?! – Ты станешь делать, что я тебе скажу, малышка.

Она включила магическое зрение и поняла, что ее нагло обрабатывали. Заклятие подчинение? Похоже. Но как же такое возможно вот так и здесь? Но не на ту напал, ящер! Она не медлила и выставила щит.

– А ничего, что вокруг столько народу? – заявила ему, вроде бы с улыбкой, но сама дергала рукой, пытаясь вырваться. – И предупреждаю, продолжите на меня влиять таким вот образом, я просто закричу. Без всяких магических вывертов, а просто заору во весь голос. Как вам такое понравится?

Ответить герцог не успел. Между ними сунулась та самая пухлая дама и обратилась к девушке.

– Так вы нашли оранжерею, милочка? Если нет, то поспешите. Скоро закончится званый вечер и доступа туда больше может никогда и не получиться.

– Оранжерея? Хм! – разыграл перед женщиной заинтересованность дракон. – А это интересно. Я тоже там еще не был. Благодарю за идею.

И Аэрика не успела опомниться, как ее подхватили сильные руки и чуть не вынесли из зала.

– Куда вы меня тащите? Пустите! Я точно сейчас закричу!

– Опоздала, пигалица! В этом коридоре никто тебя не услышит. А это что за дверь? И есть вход в оранжерею? Тогда нам сюда. И я надеюсь, удастся в одиночестве насладиться ее редкими растениями.

– Пустите, я вам говорю! Это неслыханно, хватать залкийку на ее же территории! И кто на это решился? Дракон! Вы забылись?! У себя будете самоуправствовать, а здесь…

– А здесь посольство Вулкании. К твоему сведению, это территория демонов!

– Но не драконов же!

– Да я с ними договорюсь, если что. Но ты и так пойдешь со мной скоро, как миленькая.

– Питаете надежду мозги затуманить? Зря! Я вам не по зубам, ящер.

– Ох, как же я скучал по твоим крикам! Давай, ори, детка. Это меня здорово распаляет. А если еще и брыкаться сейчас начнешь, то я точно с собой не совладаю и сверну уже здесь твою длинную тонкую шею.

– Еще чего! Нормальная у меня шея! Но погодите… а если не здесь, то, где собирались со мной расправиться?

– Возможно, что и в Сианию отволоку. Чтобы продлить себе удовольствие. Стану расправляться с тобой долго и с наслаждением.

– О нет! Это вряд ли! Не питайте надежд. За моей спиной сами знаете, кто и что стоит.

– Смешная маленькая детка! Да у твоего начальства знаешь, сколько таких желторотых агентов? Одним больше, одним меньше!..

– Это вы так со своими людьми поступаете? Похоже на то. А у нас…

Но тут кто-то заглянул в оранжерею, и дракон зажал ей рот и оттащил в ближайший угол за кадку с каким-то раскидистым широколистым кустом. А еще он так и вжал ее в стену собственным телом. Вот тут до нее и дошло, что мужчина не просто был зол на нее и желал отомстить за свой проигрыш. О, он хотел и еще кое-что. Только что это ей давало? Отсрочку убийства? Да как-то не верилось Аэрике, что у герцога вообще было в мыслях ее убивать. И уж точно не в посольстве. А пока бы тащил до своего аэрокара, многое предпринять можно было…

– М-м=м! Какой запах! – это он что, ящер ее нюхал, что ли? Точно! И даже жмурился при этом.

– Запах вашего позора, – проговорила, как только тот убрал ладонь с ее рта.

– Нет. Запах моей добычи, малявка. Между прочим, мой зверь тебя учуял, как только я вошел в актовый зал.

– О, как! Впечатлительный он у вас, однако. А с виду такое про него и не скажешь, обыкновенная хладнокровная ящерица только с крыльями.

Зачем его злила, сама не знала. Как-то так получалось и все. А может, надеялась, что мужчина разозлился бы еще сильнее, и у него сменилось бы направление мыслей? Хотя, куда уж сильнее? Да и желание его мужское по-прежнему ощущалось ее… в общем, животом.

– Так ты видела моего дракона! Там, в лесу? А я чувствовал, что ты была рядом. И где же пряталась?

– Если скажу, то отпустите? – надежды такой не питала, но спросить-то можно было.

– Возможно. Только у меня не один, а несколько вопросов. И задать их хотел бы в другом месте.

– Значит, все же будете мстить! – вздохнула тяжко, а мужчина взял и погладил контур ее лица.

– Обязательно! И со всей жестокостью.

– Тогда ведите, – ну, не видела она смысла стоять, к нему прижатой, и далее. На людях оно, по-всякому, больше шансов от плена освободиться. Вот только лучше бы вне посольства.

– Одумалась? Поняла, на чьей стороне сила?

– Конечно. Только можно я сама пойду? Не смотрите на меня так. И кончайте уже своей драконьей магией меня обволакивать. Разве не поняли еще, что в магическом плане мы ровня?

Между прочим, врала. Что-то она устала уже щит держать, а у дракона, похоже, сил еще на одну такую же ее хватило бы. И он на такие слова только хмыкнул. Но хоть бы прошла уловка, и герцог согласился без видимого насилия вывести ее из посольства. Почему желала уйти без шума? Да закричи, привлеки к ним внимание, и задание можно было считать проваленным. И, похоже, советник тоже сообразил, что она не просто так сюда попала.

– Сама хочешь пойти? Ладно. Хоть мне и спокойнее было бы держать тебя за руку. Но уступлю. Только без глупостей. Дернешься или крикнешь, и я свое получу, а твоя карьера точно на этом закончится.

– Как будто она и так не закончится?!

– Тоже верно. Но не так феерично. Так что, уйдем по-тихому?

– Уйдем. Вы идите вперед, а я за вами.

– Э, нет. Ты пойдешь впереди, а я в паре шагов сзади. И не дергайся – в зале полно моих людей.

– Поняла уже. Пошли, дракон.

Зал они миновали тихо и неприметно. Дело в том, что многие из гостей прощались с хозяевами, и герцог кивнул ей, приказав проскочить за их спинами. Аэрике пришлось подчиниться. Тем более заметила, что совсем растерянного и бледного Питера так и не отпустили те люди советника. И догадалась, что не послушайся она дракона, он мог бы устроить их с напарником показное разоблачение. Что там задумал, так до конца, правда, не поняла, но рисковать не стала. И вот уже вышла из посольских дверей и встала на последней ступени. Рядом замер Гай. Чего ждали? Девушка поняла, что его аэрокар. Он что, хотел один на один с ней лететь? Опрометчиво. А еще, похоже, не догадывался, что девушка была отличным пилотом этой вот навороченной штуковины, которую пригнал и поставил перед ними рогатый демон.

– Прошу! – наигранно любезно открыл дверцу советник. – Так как тебя по-настоящему зовут, пигалица?

– Зовите по-прежнему, Рикой. Но погодите, мне что-то в туфли попало. Ай, больно!

На самом деле наклонилась к щиколотке для того, чтобы потянуть время. Она ждала, чтобы служащий удалился на достаточное расстояние, оставив их одних. А дракон уловку не раскусил. И даже, похоже, клюнул на ее вскрик. Наивный! Отрылся, как мальчишка, о, Боги. А дальше ею был проведен прием. Тот самый, что недавно показал Гирт. Отлично, оказывается, готовили их десантников! Но и она молодец – все исполнила мастерски. И вот дракон растянулся на ступенях, а девчонка запрыгнула в аэрокар. Секунда, и она была уже в небе.

– Прощай, Ваша Светлость! – крикнула напоследок, но не понятно было, услышал ли ее герцог.

Глава 6 Выполнение следующего этапа задания

О том, что произошло в посольстве, пришлось сообщить начальству. А как иначе? Операция оказалась на грани срыва и чужой дорогущий аэрокар угнала. Да тот агрегат, что умыкнула у ящера, таких денег стоил, что простому агенту за несколько лет не заработать. И Аэрика думала, что возможно ее от дела отстранят. Только все вышло совсем наоборот. Уже к вечеру следующего дня ее отправили, как выслали, в Вулканию.

– Мы тут посовещались и решили, – так начал разговор с ней босс, когда снова вызвал к себе. – Гайтерлинг дер Кассиопир никакого шума не поднял. Агента нашего, Питера, отпустили в следующий же момент, как вы с герцогом вышли за пределы посольства. Видно, суматоха и ему самому не нужна. Но, что странно, и аэрокар свой ищет как-то вяло, скажем так. И пока его действия, ни в какие, в рамки не укладываются. Что задумал советник, нам не ведомо. Но разберемся. Уже начали к нему присматриваться. И в ближайшее время проблем дракону подкинем столько, что ему не до сопливых девчонок будет.

Нет, ну надо, умел ее босс, однако, одновременно и успокоить и уязвить. Сопливой девчонкой вот назвал. А за что? Первое задание выполнила, хоть и вышла серьезнейшая нештатная ситуация. Это она случай в тропосфере имела в виду. И потом смогла с планеты улизнуть, проявив смекалку, когда все пути были перекрыты. Да что там, и вчера тоже, общая цель, что ставилась на вечер, достигнута же…

– А в общем, ситуация в посольстве нормальная. По нашим данным никакого напряжения вчера не произошло. И это значит, что можно продвигаться дальше. Только решено сроки ужесточить. А тогда выходит, вылетать тебе надо не послезавтра, а уже сегодня.

– Да как же?.. Посол же обещал связаться с Отлоком. И он ему передаст другой день моего вылета в Вулканию.

– Ты, девочка, за демонов не беспокойся. Это такие нелюди, что… в общем, до нужного нам высшего сведения дойдут однозначно. У них с этим хорошо все поставлено. А ты полетишь официально, твоя фамилия во всех ведомостях будет числиться. Это значит, что, кому надо, доложат в тот же час.

– Думаете?..

– Уверен! Иначе в нашем деле и быть не может. Ну! Желаю тебе удачи, Рика. И помни, никаких волнений, их дома оставь, и действуй по отработанному плану. И все будет нормально, он же у нас с тобой выверен до мелочей. Ведь так? Просто немного во времени сдвинут, оказался. На этом все. Иди, собирайся и отправляйся.

Вот так и получилось покинуть Залкию уже к вечеру. И все бы ничего, к шпионским сложностям ее готовили, да только с Каем не удалось повидаться. Так вышло, что он сюда прилетел, а ей за час до его прибытия пришлось улететь в Вулканию. Обидно, но ничего не поделать. И вот летела она в многоместном аэрокаре высоко над планетой и смотрела в иллюминатор. Высота была приличной, и поверхности планеты не возможно было рассмотреть из-за облаков. Вот и наблюдала, так получилось, за казавшимися упругими поверхностями плотных кучевых облаков под их кораблем. Рассматривала, но думала о своем. Ведь теперь, когда тот случай в посольстве остался позади, и можно было успокоиться, многое стало выглядеть иначе. Например, дракон уже не казался таким пугающим.

– Нет, вел он себя странно, – заерзала она в своем кресле, пытаясь разобраться в том, что с ними произошло. – Такой важный сановник… и власть, и титул, и положение в обществе, и огромный опыт работы в тайной службе, а повел себя, как… мальчишка, что ли.

Вот эта мысль и вчера у нее проскочила. Да, было такое. Что-то не вязалось поведение ящера с его обычным и всем известным обликом. Что же тогда получалось? Он только с ней позволил себе сорваться? Или, правда, с катушек съехал из-за той обиды? Не верилось в это. Но кто знал этих драконов? Здоровые и сильные, а слабину какую-то имели. Надави на нее, и готово, полный улет получите.

– И было в нем что-то, что меня задело за живое, – вынуждена была себе признаться девушка. – Такой пыл, однако, советник продемонстрировал. Это же надо, такое устроить и под носом у демонов, и даже, вдобавок, в государстве магов.

И вспомнилась ей близость его тела. От нахлынувших неожиданных ощущений так и откинулась к спинке кресла. А еще заподозрила, что лицо покраснело. Да и вообще все тело опалило жаром.

– Нет, это надо?! Да я в жизни такого не испытывала! Но гнать надо такие мысли. Не к добру они. Мне на задание настраиваться, а я…

Но подумать одно, а справиться с как вспыхнувшими чувствами совсем другое. И что там жар в теле и яркий притягательный почти ощутимый мужской образ перед глазами, она, как все равно, запах его тела в тот момент почувствовала. Волнительный! Будоражащий! Поднимающий что-то из самых глубин!

– О-о-о! Что это со мной?! Никак заразилась? Что там этот сумасшедший дракон говорил про запахи? Он меня теперь чувствовал? На большом расстоянии? Сумасшествие, но я, кажется, его тоже, – от этой мысли начала опасливо озираться по сторонам. А вдруг, Гай оказался бы сейчас в одном с ней корабле? – Нет. Такого не может быть. Наши все проверили, это раз. Советник находится под их неусыпным контролем, это тоже факт.

Но как же было понять то, что так отчетливо помнила запах тела этого мужчины? Какие-то новые способности в ней открылись на нервной почве? И тут мозг пронзила неожиданная мысль.

– А что, если!.. Вот тебе и драконья кровь! Ну, спасибо, папочка, удружил! Спала, понимаете ли, спала, и бац, проснулась. И что теперь с этим делать? Так, так! Надо срочно вспоминать, что там у этих ящеров с притяжением полов. Эх, мало я вообще любовными делами интересовалась и драконьими в частности. Вроде бы у них какая-то парность существует?.. Или это все сказки? А если нет?! О, Боги!

И как-то ей теперь вчерашняя ситуация в оранжерее виделась иначе. И перемены в анализе не радовали. То, что влечение мужчин можно распознать довольно отчетливо, было понятно. И, так скажем, успела почувствовать. Но сама-то!..

– Ох! Это что же! Меня к нему тоже тянуло? Постойте-ка! Там в зале, стояла к советнику спиной, а как ощущала его. Казалось, затылком видела, что делал и как приближался. Боги! А может, того не ведая, сама притянула его к себе?! О, нет! Я же и дракон-то наполовину!.. Как такое возможно?

Теперь она уже смотрела в иллюминатор, но ничего за бортом корабля не видела. В голове и воображении прокручивались события вчерашнего дня. В подробностях и более того, с ощущениями. И вот ведь, как легко они всплыли. Как отпечатались в ее сознании! И определенные выводы принялись напрашиваться сами. Девушка их гнала, а они упорно лезли в голову.

– А вдруг, и правда, мы с ним пара? Бред, конечно, но вдруг? Что тогда? Это же, как серьезно-то!

Но разум упорно отвергал такую вероятность. Да и знания, что получила в академии, говорила за невозможность преобладания природных инстинктов, полученных с кровью.

– Нет, мы в какой век-то живем! Раньше, да, было такое, не могу спорить. У них и размножение невозможно было со случайными партнерами. Только у истинной пары рождались дети. А еще, ха, самец попадал в жесткую зависимость от самки, если обнаруживал рядом свою истинную драконицу. Его как клинило на одной ней, а барышня при этом могла и хвостом крутить. Но, насколько помню, их ученые, да и приглашенные из других стран и миров, хорошо поработали над той проблемой. В итоге и вымирание драконам перестало грозить, и мужики их благополучно избавились от привязки к одной единственной. В общем, не наблюдается, однако, причины, чтобы нас с Гаем непреодолимо тянуло бы друг к другу. И надо подобные глупости выбросить из головы. У меня, вообще, задание, а я тут!… Да и с советником вряд ли теперь когда-то встретимся. Такая вероятность одна на миллион, и она уже случилась. Но как дело свое сделаю, слово даю, займусь розысками отца. Кажется, это очень важным для меня становится, его найти. Вот так! Все, разобрались и с чувствами, и с задачами. Теперь отдыхать. Да и посадка скоро. Надо к ней приготовиться.

А Вулкания встретила отличной погодой и извержением их главного вулкана. Дымы над его усеченным пиком были видны и при подлете к порту, и уже на земле. Но местный нелюд спокойно, похоже, относился к сему факту. Никого не трогало, что далеко над горизонтом ввысь поднимался темный столб дыма, и сновали себе рогатые граждане туда-сюда. Получив багаж и пройдя контроль, 13130-я отправилась на выход. В руке она держала яркую брошюру с названием пансионата, куда ехала, чтобы легче было объясниться с водителем наемного кара. В планах было, перво-наперво, добраться до места, там осмотреться, а потом уже принимать решения, что делать дальше. Это значило, что на ближайшее время все было ясным, вот и вышагивала по аэропорту уверенно. А впрочем, у нее вообще была отработана манера излучать уверенность и обаяние в любой ситуации. Разумеется, сейчас, ко всему прочему, раз причин для волнений и не наблюдалось, была еще и расслаблена.

Но, кажется, расслабляться было рано. Как приблизилась к турникету, отгораживающему встречающих от прибывших, зрение профессионально выцарапало объект. В немногочисленной толпе выделило рогатого мужика. Тот заинтересованно ее рассматривал. И не просто. Он еще сличал увиденное с экраном своего гаджета. Так, так! К чему бы это?! Но не успела додумать, как тот в сомнении, но с широкой улыбкой окликнул ее по имени.

– Да. Это я. А в чем дело? – замерла она напротив низшего демона, рассматривая его так, как и должна была туристка, впервые прилетевшая в Вулканию.

– У меня поручение от господина Отлока. Он послал за вами машину. Сказал, чтобы в лучшем виде доставил знакомую его друга до пансионата. Разрешите взять ваш багаж?

– Вот как?! Отлок?! А сам он где?

– О! Он очень занятой человек. Прошу сюда. Машина вот здесь. Садитесь, пожалуйста. Так удобно? Тогда пристегнитесь и полетим. Что вы спросили? Про моего начальника? И да я личный шофер этого важного чиновника. Зовут меня Альф. А господин Отлок очень занятой обычно. Но уверен, найдет время для знакомства с такой очаровательной девушкой.

В общем, этот шофер был очень похож на водителей наемных каров у них на Залкие, если бы ни его приличные по размеру рога. Такой же любитель пообщаться, если пассажир не был против. А Аэрика была только за. Мало того, она еще этого Альфа к разговору подстегивала. Все информацию рассчитывала дополнительную получить. И вроде бы дело шло на лад: мужичок управлял транспортным средством, а его рот нисколько не закрывался. Был, правда, момент, что агент заподозрила низшего в хитрой игре. Но потом присмотрелась лучше и успокоилась. Просто демоны считали, что красивая женщина не могла иметь сразу два дара от природы. Вот в уме ей автоматически и отказывали. А раз так, то чувствовали свое превосходство рядом с ней. И это способствовало их расслабленности. И открытости. Излишней. Но в данном случае все было шпионке на руку.

И вот отчего-то через некоторое время Аэрике стало казаться, что из трепа Альфа вырисовался не просто деловой такой образ его начальника, а… это ее что, снова с тайным советником жизнь столкнула? Мало ей было одного… Только постойте… не могло такого быть, они же дома все проверили. Этот Отлак, друг посла, был министром торговли. Не могло произойти сбоя в информации! Но тут низший совсем расслабился и открытым текстом выдал, кто есть его шеф. Уф! Обошлось! Все сошлось. Никакой накладки или ошибки не произошло. Точно! Министр! Можно было расслабиться.

Далее до пансионата летела, откинувшись к спинке кресла и рассматривая окружающую природу. Почему не город и его улицы с жителями? Да водитель выбрал такой маршрут. Она точно знала, из материалов по заданию, что лететь можно было двумя путями. А Альф выбрал дальний и по дуге обогнул жилые кварталы. Объяснил это толчеей на маршруте в то самое время, а 13130-я предположила, что тому просто нравилось разливаться перед ней соловьем. Вон, как перья распушил. Наверное, еще и очень умным себя считал, посвящая девушку в особенности местной жизни. Что-что, а об образе жизни демонов и их традициях она знала. Опять же из материалов по заданию. Поэтому рогатого низшего слушала теперь в пол-уха, а больше за окно кара посматривала.

Местная природа удивляла. И восхищала. Все вокруг было таким красочным, ярким! Что уж у драконов, там ее тоже сохраненные в первозданности леса и поля восхитили, но здесь просто какое-то буйство наблюдалось. Тропическое. Вот, например, островок леса проехали. Деревья там…всем деревьям деревья. Стволы, листья, кое-где плоды… все какое-то гигантское. Ее глаз зацепил крайнее дерево, что почти к трассе подобралось, и отметила тогда, что в его ярко-зеленый лист могла бы, вполне, вся целиком завернуться. Как в банный халат после душа. Ага! Вот такой листочек! А цветы?! Всем цветам цветы! И размерами тоже не подкачали, мелких совсем не было, но еще и формы имели совершенно невообразимые. Некоторые из них Аэрика видела в той самой оранжерее, где зажал ее недавно тайный советник…

– Тьфу, черт! Снова про него вспомнила! – непроизвольно дернулась и потом немного напряглась после такого воспоминания.

– Что вы сказали? – немедленно отреагировал шофер, по всему не расслышавший высказывания, так как трещал что-то там свое про местный ландшафт. – Интересуетесь, что это там за купол?

И правда, что за сооружение такое? Между разных оттенков зеленого джунглей и синего-синего неба виднелся верхний край какой-то гигантской полусферы. Было похоже на застекленный купол, только он перемычек совсем не имел. А еще отражал в их сторону лучи ярко-оранжевого солнца. Гигантского такого «зайчика» им пустил.

– И что это? – девушку действительно заинтересовало строение.

– Там находится комплекс с лечебными грязями. Это его прикрыли, так сказать. А вокруг него элитные пансионаты расположены, и ваш, кстати, тоже в той стороне. Представляете, какие запахи витали бы, если бы не купол?

– А как же концентрация газов под ним? Это не опасно?

– Хм! – Альф покосился на нее с непонятным выражением на лице, возможно, давал понять, что ее хорошенькую головку не следовало засорять подобными сведениями. – Не беспокойтесь, барышня, ученые и строители все продумали. И приготовьтесь, сейчас наше море увидим.

Она его наблюдала из аэрокара, когда подлетали к аэропорту. С высоты впечатлило сочетание цветов. Бирюзового и белого. Воды и песка. А теперь вот… да у нее дух занялся, когда увидела это море.

– Боги! Воистину, райское место!

– Скоро почувствуете себя одной из них, – усмехнулся шофер и поспешил пояснить высказывание. – Когда пойдете купаться в эти воды, словно богиня. Они живительные. Они ласкают и бодрят одновременно.

Признаться, ей уже не терпелось оказаться на берегу. И этот белоснежный песок! Он манил. Нигде еще Аэрика не видела такого.

– Надеюсь, вы запаслись средством от загара? На первое время оно вам просто необходимо будет. Вы такая восхитительно белокожая! А если нет, то сможете купить все необходимое прямо в пансионате. Там будут лавочки со всякой всячиной.

О, да. Она взяла с собой один заветный тюбик. Старинная вещь, однако. Допотопная по использованию, конечно, не то, что современные: нажал на кнопку, и ровный слой приятно пахнущего вещества распылился по коже. Но в ее случае то была вещь незаменимая. Обыкновенную мазь следовало выдавливать, прилагая усилие, а значит, процесс невольно забирал внимание. А далее еще порцию надо было равномерно распространить по телу. По соблазнительному женскому телу. Ага! И конечно, делать это должен был мужчина. Его ладонь повторяла бы изгибы, скользила по гладкой коже. Аэрика рассчитывала, что ее природная магия не понадобилась бы, и после такого министр уж точно оказался тогда в ее сетях, то есть, пленен, то есть не отошел бы далее ни на шаг. А если нет… что же, тогда уже магия пошла бы в ход. Только, где он, этот министр? Почему же не встретил? Так занят? А факты говорили, что мог все важные дела отложить из-за очередной новой любовницы. Или во всем виноват сбой срока? Ну да, она же только послезавтра должна была прибыть в Вулканию.

– А вот и ваш пансионат. Шикарное место! Здание современное, но на всех этажах полный климат-контроль. В номере отрегулируете все под себя, естественно. Сейчас выйдем из кара, и вы должны быть аккуратны. Все из-за перепада температур. Здесь кондиционер, а там… Осторожно! Обопритесь на мою руку, барышня! Вот так! Пойдемте скорее в тень.

13130-я решила подыграть водителю. Нравилось ему видеть в ней неприспособленную неженку? Пусть так. Этот образ на первое время вполне годился. И ни к чему демону было знать, как тайных агентов Залкии закаляли и приучали к быстрой адаптации практически под любые природные условия.

– Не беспокойтесь, присядьте. Я обо всем сейчас позабочусь. Давайте ваши документы. Вот и все. Ваш номер окнами будет выходить на море. Угодил? Отлично.

Альф проводил ее не просто до дверей номера, а и в комнаты зашел следом за нею. Скорее всего, своевольничал. Не думала Аэрика, что таков был приказ его шефа. Ну, внес бы багаж, а он давай расхаживать и все показывать. Как будто она и сама не могла разобраться, где ванная, гостиная и спальня! А на широкий балкон демон вообще ее чуть ни силой затащил. И чтобы не выпасть из образа слабой и беззащитной, пришлось за ним идти.

– Красиво, правда? А на закате, что еще будет!

К счастью, такое явление, как заход солнца и погружение его в бирюзовые морские воды, девушка наблюдала уже без шофера министра. Правда, пришлось потрудиться, чтобы выставить его из номера в коридор. И нежелание низшего покидать ее навело на мысль. Не произошла ли у нее «утечка» магии? Что это Альф так ею впечатлился? К добру ли? Что, если все подряд местные демоны начали бы липнуть? Это же к провалу операции могло привести! Но, вроде бы, нет. Она нисколько не включала еще обаяние. Как вышла много часов назад из родного общежития, как напустила на себя строгость, так и не позволяла своей магии выбраться на волю. А проверив все еще, окончательно успокоилась, раз у нее все было под контролем. Верно, магия здесь была и не причем. Это местные мужчины такие. Впечатлительные и темпераментные. И выходило, что этот факт тоже следовало учесть.

– Так! Улыбаться посторонним реже, бедрами ни в коем случае не крутить, по сторонам не смотреть! Вот такая установка! Вперед!

Это 13130-я уже после завтрака на следующее утро шла на пляж. И пройти-то надо было сущий пустяк метров, и смотрела она при этом строго перед собой, а все встречные низшие так и замирали, словно в соляные столбы превращались, только взглянув на нее.

– Это что же?! Я для них вроде Горгоны, что ли? Вот ведь, демоны!

Нет, такое внимание было уж слишком. И главное, не понимала, чем оно было вызвано. Однако имела надежду во всем разобраться. И первое, что пришло на ум, что Альф мог шепнуть что-то про нее вчера вечером на ресепшен. Если так, то «спасибо» ему большое! И вот ведь, она же готовилась к визиту сюда! Правила, обычаи, моду… все изучила. В этот момент, например, даже оделась, как принято наряжаться демоницам. На ней была надета легкая туника поверх свободных шаровар. На голове шляпа с большими полями.

– Черт! Всего несколько часов здесь, а уже надоели эти истуканы. Что на завтраке, что…

И тут, стоило задержаться возле раздевалки, чтобы переодеться в купальник, она услышала шепот двух служащих. Кстати, женщины в этой стране занимались, все больше, домашним хозяйством, поэтому их крайне редко можно было увидеть среди сотрудников. Вот и теперь, глаз зацепил двух мужиков, в чьи обязанности входило обслуживание отдыхающих на пляже. Они стояли недалеко и перешептывались, косясь в ее сторону.

– Это она, да?.. Та самая! Новая любовница молодого хозяина. Ее поселили в лучший номер, естественно… Ничего так себе. А кожа-то, кожа, какая белая!.. Угу! А прошлый раз у господина была женщина черненькая. Помнишь?.. Как забыть такое?! Они все по ночам купались… Как же, купались они! Им любовь подавай под луной, то на песке, то в воде, а нам приходилось морских ежей по дну гонять. Я тогда все проклял! Дома неделю не ночевал, жена потом такой разгоняй устроила… Слава богам, хозяина только на неделю и хватило на отношения с той «головешкой». Посмотрим, сколько эта станет его занимать… Посмотрим!

В планы Аэрики входило ровно пять дней пробыть здесь, а потом перейти к следующему этапу выполнения задания, под названием «Лес». И, конечно же, ей и руководству было известно, что пансионат принадлежал семье Отлока. Как и про его любвеобильность. На этом и был построен их план. А еще на его широком круге знакомств с представителями других рас. И на болтливости молодого высшего демона тоже. Был у него такой грешок, любил перед близкими друзьями хвастать победами над слабым полом и выкладывать в мировые социальные сети свои фотографии с первыми красавицами разных стран. Коллекционер фигов!

Нет, понятно, что Аэрика засветилась бы после этого задания, раз ее фото с министром разлетелись бы по разным мирам. Но что поделать?! Пришлось идти на это. А иначе никак не добраться было до «Леса». Вот только следовало постараться и не делать большого шума в прессе. Тогда, смотришь, короткая история с неизвестной девушкой по имени Стефани была бы быстро забыта. Ведь сколько еще на свете имелось красавиц!..

– Ну, спасибо ребятки! Просветили, что и к чему, – поблагодарила мысленно 13130-я низших, которые так и остались стоять рядом с раздевалкой, сама же прошла к берегу.

А здорово, что услышала тех двоих. Это значило, что романтические прогулки к морю при свете звезд следовало из плана исключить. И как это его составители пропустили в отчетах о предыдущей любовнице министра его занятия сексом на берегу? Однако! И сказали бы потом на нее, что, мол, плохо старалась задание выполнить, не расшевелила, не смогла. А на самом деле, у Отлока возможно оскомина имелась на звезды и луну. Да! Вот так и случаются проколы! Но ничего! Осведомлен – вооружен!

– Ах! Водичка хороша! – позволила она набежавшей легкой волне лизнуть кончики пальцев стопы. – Чудненько! Ай-да купаться…

Плавала она профессионально, разумеется. Но теперь заходила в воду как кисейная барышня. С легкой руки Альфа, этот образ к ней прилепился и неплохо работал. Вон, и публика оценила. За ее спиной, на некотором удалении, конечно, снова собралась группа низших и с интересом наблюдала за извиванием всего ее стройного тела, боящегося даже теплой воды. А 13130-й вдруг стало интересно, что они там обсуждали. И смотрели-то теперь в ее сторону с таким вниманием! Делали ставки, сколько хозяин будет умиляться ее юностью и неопытностью? Или решали, не потонет ли моментально, удалившись чуть от берега? А что, эти неумелые гребки в воде наводили на такую мысль. Вон и на вышке демон напрягся. Тот, что спасатель. И руку к глазам козырьком приложил. Волновался! Как же?! Вот дело бы вышло, если министр не успел приехать и, так сказать, даже видом девицы насладиться, а она уже потонула бы!..

– Ха! – глупая мысль, конечно, но сделалось очень смешно.

От берега она, естественно, очень не удалялась. Так, взбаламутила немного прибрежный песок, поплескалась да и вышла. И сразу нырнула под тень навеса. Это чтобы не обгореть. Кожа у нее, и правда, была светлая и к сильному солнцу непривычная. А мазаться сразу кремом от загара не хотелось. Да и другая на его счет задумка была, понятно какая.

– Что это вы в тени прячетесь? – раздался над ней мужской голос, не успела и десяти минут пролежать на шезлонге.

Приятный такой голос, бархатистый. Смогла прислушаться и оценить его, пока еще не увидела самого мужчину. Потом приподняла с лица шляпу и принялась рассматривать его хозяина. А заодно и хозяина тех вот балбесов, что снова толпились на удалении.

– Да вы прямо Белоснежка! – показал в улыбке министр все свои чудесные тридцать два зуба.

Я ей вдруг подумалось, что если она Белоснежка, а там вон стояли семь гномов, то Отлок-то, кем был? Но мысль эту немедленно погнала прочь. Чтобы от дела не отвлекала. А вспомнив о задании, замахала ресницами, демонстрируя скромность, растерянность и, конечно же, восторг от увиденного мужчины, в меру, естественно.

– Что вы сказали? – пролепетала нежным голосом.

– Разрешите представиться. Отлок.

В жизни он выглядел много моложе, чем на голограмме. Но в любом случае, его двухсот лет ему никак не возможно было дать. И да, был красавчиком. Сложен отлично, и лицом молодец, а волосам его смоляным и длинным, ниже плеч, могли девушки позавидовать. Такому мужчине ничего не стоило обворожить женщину. И он это знал. И не догадывался, похоже, что ей очень нравилась его самоуверенность, так как замечательно на руку пришлась. И так их знакомство состоялось!

– Стефани! – как пробовал на вкус он ее имя. – Венец! Диадема! Украшение!..

– Точно! – вторила она ему. А мысленно посмеивалась над тайным помыслом министра пополнить свою коллекцию «украшений» за ее счет. – Именно так толкуется мое имя.

– А не искупаться ли нам? Вместе? Как на это смотрите?

– С удовольствием. Одна, знаете ли, опасалась от берега удаляться, – скосила глаза на группу низших демонов, так сказать, на зрителей их шоу, и перехватила на лицах ухмылки. Что? Повторяла избитый сценарий? Снова? Ну, там видно было бы, по ходу действия пьесу могла и изменить. – Только вот… боюсь обгореть.

– Но средство же от загара у вас должно с собой быть? – несколько недовольно спросил высший.

– Есть. Крем. Поможете намазать?

Мужчина уставился на тюбик с…сомнением? Но в руки взял, и крышку отвинтил.

– Надо же!.. – пробубнил себе под нос, а потом выдавил «червячка» да чуть не себе на ноги. – Ух ты! Где вы взяли…это? Обычно девушки используют…

– Я знаю, – прервала она его, чтобы не выслушивать лекцию. – Вы мажьте, мажьте!..

– Так? – и он очень быстро начал втягиваться в процесс. Кто бы сомневался!

– Мне кажется, что уже достаточно, – Аэрике-Стефани пришлось даже от демона отодвинуться, а то он никак не мог перестать ее оглаживать.

– Хм! Так считаете? Ладно. Тогда я тоже сейчас быстро разденусь…

Совсем быстро у него не получилось. Что-то там с брюками замешкался…

– Готов. Пошли?

Вот теперь и он предстал во всей красе обнаженного тела. Мелкие плавки только подчеркивали его мужественность. Ага! Действительно мужчина был готов… к купанию. И в воде она ни раз, и ни два ощутила на себе его руки, загребущие. Объяснял он это просто. Беспокойством за девушку. Из-за ее неумелых гребков. Ага!

– Устала? – на берег он ей тоже решил помочь выйти. Обхватил за талию, прижал с своему боку и помогал идти.

И дальше хлопотал вокруг. То шезлонг в тень подвинуть, то… да много чего делал, не взирая на то, что невдалеке его служащие в безделье простаивали. Да, они лодырничали, а хозяин все норовил сделать сам. Да так, чтобы лишний раз коснуться молодой особы или получить от нее еще одну улыбку.

– Время обеда! – радостно сообщил ей, дождавшись нужного часа. – Я заранее распорядился накрыть для нас столик в одном очень уютном уголке…

– В уголке?! – захлопала девушка ресницами.

– Образно выражаясь!.. Ты морепродукты любишь?

– Обожаю! – с придыханием произнесла она и чуть прикусила нижнюю губку.

– Э… – мужчина отчего-то замер и глаз не сводил с этой самой губки. Было заметно, что к действительности потом вернулся через усилие. – Отлично! Тогда тебе все должно понравиться. А там, смотришь, и обед плавно перейдет в ужин. И мы тоже перейдем!..

– Куда? – похоже, демону не очень понравился ее бойкий вопрос. – Куда перейдем?

– Там видно будет. Прошу!

Никуда перейти вместе со Стефани Отлаку не получилось. И замечательный романтический вечер закончился для него неожиданно прозаично. Перед его носом закрылась дверь ее номера.

– И как это понимать? – он оторопело рассматривал дверное полотно, не замечая, как из-за угла коридора за ним с интересом наблюдали двое служащих. – Что значит «спасибо, до завтра»? Хм! Странная какая-то девушка… И пожелала, чтобы я отвел ее завтра под купол. Тот самый, где кипят грязи. Это как? Каким образом возможен секс, когда вокруг такие пары зловонные витают? Немыслимо! Но может… а почему, собственно, нет? Такого у меня точно еще не было…

А по другую сторону того самого дверного полотна стояла Аэрика. И в задумчивости теребила поясок вечернего наряда. Все никак не могла сообразить, зачем это задание по соблазнению демона дали именно ей. Да дар имела такой, что ни один мужчина против него устоять не мог. Но этого-то и очаровывать особенно не надо было. Ей казалось, что любая девчонка приятной наружности и с отличной фигурой подошла бы. Этот высший и сам желал пуститься в любовную чехарду. Его и подталкивать к ней не надо было. Так что магия ее и не требовалась. Тогда, отчего же она сюда прилетела? Не понятно! Но надеялась, что начальству было виднее.

Глава 7 Страсти по-демонски

Гай только вернулся в Сианию. Дурацкий вышел визит в Залкию. И зачем его только туда понесло?! Да, некоторые вопросы, требующие разрешения, имелись, но зачем сам-то туда потащился? Что из-за той пигалицы, думать так категорически не хотелось. Но все указывало на это.

– Сумасшествие! – сказал так себе, когда усаживался в личном каре, собираясь лететь из космопорта домой. – Диагноз верный!

И решил напрочь выгнать из мозга ту малявку. Зачем она ему, собственно так остро понадобилась? Из-за того, что переспать с ней не удалось? Подумаешь! Да ему только свистнуть надо было, и любая… Или она так сильно ранила его самолюбие? Похоже на то. Проигрывать никто, конечно, не любит, и еще он давно уверовал в собственную неотразимость, но…

– А может, она магией на меня воздействовала? – припомнил прошедшие встречи с этой девчонкой и нахмурился еще больше. – Нет. Не было ничего подобного. Так какого же… со мной творится такое?!

Свое состояние мог бы назвать одержимостью. А еще наблюдал у себя раздвоение личности. Одна его часть, похоже, большая, хотела свернуть пигалице тощую шею. Но другая… она ни за что не позволила бы первой сделать это над девчонкой. А вот, что она, та часть, хотела, лучше бы не осмысливать.

– Да она простая человечишка! А я дракон. Между нами пропасть. И потом… от девчонки одни неприятности. Из-за нее попадаю в немыслимые ситуации. То как мальчишка вожделею, то ношусь подряд несколько часов над лесом, дав полную волю своему зверю. У меня дел полно, ответственность, нерешенных вопросов выше головы, а я срываюсь и под первым попавшимся предлогом лечу за ней в Залкию. А там что происходит? Я, герцог Кассиопа, ловлю пигалицу, как кот мышь. И как кровь-то бурлила в венах! Выискивал, вынюхивал, выцарапывал любые сведения о ней… А потом увидел и что? Потерял голову! Я же ее в руках держал! В прямом смысле. Даже сейчас помню, как зажимал в оранжерее. Эти ее хрупкие косточки!.. А, запах!.. И что потом? Негодяйка воспользовалась моим странным состоянием из-за ощущения ее близости и применила прием, бросив меня на землю. Да еще и аэрокар угнала, ворюга! Что происходит? Как это все могло произойти? Да я себя не узнаю!

А потом пришли другие мысли. Решил разрешить проблему по-мужски. Теперь ему стало казаться, что свалял большого дурака. Все же просто было, а он… что значит, привык к многоходовым решениям. Надо же было обыкновенно переспать с первой встречной девкой.

– Э… не настолько встречной, конечно. Снова-то голову не теряй, дракон! – урезонил сам себя и резко развернул кар в другом направлении.

Полетел к бывшей любовнице. Представил, как она удивится, и губы расползлись в кривой улыбке. Распрощался же со своими пассиями, решив перед женитьбой, так сказать, соблюдать воздержание. Дособлюдался! Аж, на другую планету то решение его забросило.

– Гай, милый, ты?! – встретила его бывшая подружка. – Как я тебе рада! Проходи же, любимый!

От нее выходил, вынося странное впечатление. Вроде бы все кончилось добром. Телу точно легче стало, разум приободрился, что все снова под его контролем находилось, а вот душа…

– Да все нормально! Это я так себя ощущаю, что с Луиз поступил нечестно. Но она все поняла правильно. Я же сказал, что эта встреча не означает возврата к прежним отношениям, а женщина согласилась принять все, как есть. Обмана не было. И заплатил я ей щедро. Так что надо и дальше встряхнуться. И про дела вспомнить не мешало бы.

А дома его поджидал Кнор. Он подумал, что это было к лучшему. Встретились, выпили, сели поговорить, обменяться новостями.

– Что-то ты выглядишь не очень! – такое вступление кузена заставило советника поморщиться. – Залкийцы проблем добавили? Так и знал, что этим кончится. Помнишь, я тебя предупреждал перед вылетом? Пытался отговорить и даже удержать. Куда там!.. Понесся, как сумасшедший.

– Мы, вроде бы, хотели сейчас с тобой выпить и расслабиться? – смерил двоюродного брата настороженным взглядом. – Я с дороги устал, между прочим.

– Вряд ли тебе удастся отдохнуть. Тут твоя невеста рвет и мечет. Наши от нее уже прятаться стали. А она верещит, что не чувствует у тебя желания вести ее к алтарю. Это так?

– И ты туда же? Мало мне было ее звонки терпеть…

– Что звонки?! Я тебя предупредить хочу, что запросто явиться может, как только прознает, что ты вернулся в империю.

– Не переживай, я с ней справлюсь. Лучше скажи, как оно здесь все было, и что нового?

– Да что у нас тут может быть?! Рутина! Работа с головой захлестывает, а только захочешь отдохнуть, так на мозг родственники начинают капать, что жениться пора. И слова об обязательствах перед родом падают тогда уже на голову, и как многотонные камни. Нет, что за дела?!

– Что, и тебя прижимают?

– А ты думал, один такой прижатый? – смерил брата кривым взглядом. – Нет, мы что, не драконы?! Не хозяева своей жизни?! Взять вон демонов! Тоже высшие, а живут в свое удовольствие. Имеют связи чуть ни с несколькими бабами одновременно, и ничего. В открытую же прелюбодействуют! И слово рода мимо ушей пропускают. Я вот сегодня в мировую сеть зашел, и что вижу…

– Хватит вой понапрасну поднимать. И слюни пускать на чужую личную жизнь тоже нечего. Ты думаешь, я не знаю, кто у тебя в любовницах сейчас?

– Конечно, знаешь. Но только ты и еще пара доверенных лиц. Для других все шито-крыто. А демонюги ничуть своих страстей не скрывают. Вот, взгляни! Их министр торговли. Отъявленный ловелас. Вчера был с одной любовницей, а сегодня в сеть выложил фото уже с другой. Ничего милашка! Против Отлока такая хрупкая, маленькая. Ножки у нее особенно хороши! Так и хочется к ним на берег морской перебраться. А? Что скажешь? Как тебе она?

– Отстань! У тебя дел мало, в сетях время гробишь?

– Я что, не могу немного расслабиться? – не отрывался Кнор от экрана своего гаджета. – Смотри-ка, что здесь сообщают. Что наш золотой демон надумал вдруг остепениться? Да ни за что! Чтобы Отлок и клятву у алтаря дал?! У них же, как и у нас, традиции! Один раз скажешь, кровью алтарь окропишь, и пиши, пропало. Брак на века! Нет, он что, с ума сошел там?! Хотя… репортеры!.. Врут, наверное, как всегда. Шумиху только поднимут, а потом…

– Дай-ка сюда? Покажи.

Гай лениво протянул руку, по-прежнему чуть не лежа в кресле. Развернул изображение к себе и немного приблизил к глазам. А дальше сжал гаджет и напрягся. С минуту после этого в комнате царила тишина.

– Жениться, значит, он надумал!.. – угрожающий свист вырвался у него потом вместе с этими словами. – А знаешь?! У меня есть очень срочное дело в Вулкании.

– Летишь? Сегодня же? – Кнор ошарашенно наблюдал, как брат его резко поднялся из кресла и начал бешено вращать глазами, точно что-то выискивая в комнате. – И я с тобой!

– Тебе-то на кой?!

– Как это? Я же первый сказал, что хочу к ним…на песочек.

– Сиди, где сидишь! – рявкнул на него Гай и кинулся к своему багажу, с которым только прилетел с Залкии и не успел разобрать. Он что-то оттуда вынимал, что-то туда запихивал, когда сбегал в гардеробную и притащил ворох одежды.

– Э… я понял, брат. Это она, да? – спросил Кнор с осторожностью, не рискуя очень беспокоить родственника. – Что молчишь? Ты скажи, и я пойму. Все же мы не только кузены, а еще и друзья…

– Она, да! Я скорее убью кого-то из них, чем они поженятся. Ты понял?!!

– Понял, понял! Не рычи. А может, мне все же полететь с тобой? Вдвоем оно…

– Сиди, сказал! Сам справлюсь.

– А как ты там объяснишь свой визит? Все же начальник тайной службы прилетит в чужую страну…

– Никак! Отпуск у меня! Между прочим, я уже три года не отдыхал!

– Так, может, это все от этого? От перенапряжения! А отдохнуть и здесь можно, или вон, где там недавно твоя невеста отдыхала?

– Еще слово мне про нее скажешь!..

– Даже так? На брата готов броситься? Ну, тогда лети. А я как смогу, тебе тыл прикрою. Что получится, не знаю. Все же ты собирался стать зятем ни кому-нибудь, а императору, Гай. Сам понимаешь, что последствия этого твоего…полета будут серьезными. У тебя же через три дня что-то вроде репетиции свадьбы должно было состояться?..

– Она и состоится! Я только вот слетаю, чтобы шею свернуть вот этой особе, – потряс он в воздухе гаджетом.

– Ну, ну! Конечно, состоится! А я что? Я спорить с тобой не собираюсь. Мне жизнь еще дорога.

Далее он уже открывал дверь шире, чтобы герцог, его брат, мог пройти в нее и не зацепить косяк. А то, всякое могло случиться… Вон, и драконья чешуя кое-где на советнике уже показалась, и в размере он… несколько увеличился…

– Счастливого пути, брат! – посмотрел Кнор вслед поднявшемуся в воздух кару. – Что-то мне подсказывает, что свадьба твоя точно состоится, но вот невеста… кто же ею станет?

А в это время ничего не подозревающая 13130-я продолжала трудиться над выполнением своего задания. И все-то у нее шло по плану. Красота, да и только. Клиент, как говорится, созрел, еще немного и этот этап можно было считать выполненным. Тогда перешла бы к следующему, к главному. Но разве у нее когда-то было все гладко? Нет, конечно. И вот оно, ею заинтересовалась местная пресса. Что бы их!.. И все из-за чего? Да Отлок сошел с ума и надумал вести ее к алтарю. А ведь магию к нему девушка так и не применила, поклясться могла. Действовала исключительно по плану руководства, ну, еще от себя совсем немного прибавила, самую малость. Всего лишь наперекор инструкции дистанцию между собой и демоном решила сохранить. И это Альф ей подсказал образ хрупкой недотроги. И что такого?! Никто же не возбранял импровизировать!

Но вышло все так, как вышло. Высший кинулся ее соблазнять. Как иначе-то?! У него же ни разу сбоя в этом деле не случалось. А тут, Стефани, венец, диадема! И такое украшение норовило избежать его коллекции побед над женским полом! Ага! Сначала в море лапать себя не позволила, потом в номер свой не пустила, далее он с ней еще и в грязелечебнице горя натерпелся. И как дело то было? Она попросилась туда, он – повел. Как вошли под купол, так от вони той целебной чуть сознания министр не лишился. Агенту, правда, тоже плохо сделалось. Но тут служащие рогатые подскочили и маски им быстренько предложили.

– Господа! Вам какие? – держал высокий рогач на выбор целую связку лицевых повязок, на вроде тех, что в городах Залкии на нижнем ярусе при смоге использовались. – Могу предложить с запахом клубники, банана, мяты… – Он перечислял и тряс то розовой, то желтой, то зеленой и так далее масками.

– Любые!!! – рявкнул на него высший демон, и выхватил пару повязок.

А потом оказалось, что Аэрике досталась розовая. И она начала вдыхать через несколько секунд, что потребовались на то, чтобы тот же сотрудник помог надеть повязку, нежный аромат клубники.

– Прекрасно! – закрутила она головой, осматриваясь, после того, как поблагодарила низшего демона за помощь.

А вот Отлоку не повезло. Он сам пытался надеть маску, но, получилось, запутался в тесемках. Вот ему и сделалось совсем дурно: побледнел и начал глаза закатывать. Хорошо, что сотрудник вовремя его состояние заметил, какую-то свою штуковину к носу министра поднес, оживил его, так сказать. А дальше уже все то же было, только желтую повязку на того повязал. Наверное, Отлок тогда уже запах банана начал вдыхать. Ага! И порозовел после этого сразу.

– Что-то меня здесь напрягает, милая, – донесся до девушки его голос через маску. – Может того, ну его, эту грязелечебницу? – и глаза мужчины смотрели с такой надеждой!..

– Это как же?! – возмутилась Аэрика-Стефани. – Я зря купальник надевала, что ли?

– Уважаемая! – вмешался тут же служащий. – Здесь не носят одежду. Это же грязелечебница! Ванну грязевую следует принимать полностью обнаженной.

– Это как? Это невозможно! – с виду девица готова была удариться в панику.

– Обнаженная?.. – заинтересовался Отлок, и его голос при этом показал, насколько он успел взбодриться после почти что обморока. – Интересно! Что же мы стоим? Идем, дорогая! Ты же так хотела сюда попасть… Мы столько шли… Столько уже претерпели…

А дальше их привели в небольшой такой зал с ванными. Признаться, 13130-я ожидала чего-то другого. Думала увидеть нечто более природное, что ли. Например, прудик с берегами, а в нем булькающую жижу. Что-то вроде этого. Так вот, жижа была. Какого-то бурого цвета. Но она не булькала. Как потом выяснилось, и слава Богам, не то совсем сварились бы. И им предложили обыкновенные, даже допотопные, лохани. Те были на три четверти наполнены целительной грязью. А потом на их головы надели некие колпаки, чтобы волосы не испачкать. И все! Сказали раздеваться и нырять. Каждый в свою лохань.

– Как это?! – возмутилась девушка. Я не могу вот так вот, раздеваться при мужчинах.

– Да что здесь такого! – подбадривал ее высший. – Это же в медицинских целях. Я правильно говорю, любезный?! – потребовал голосом и у служащего себе поддержку. Но тот молча потянулся за каким-то шнурком, дернул его, и между двух ванн протянулась пластиковая шторка, отгораживая одну от другой.

– Вот! – произнес он тогда. – А я выйду. Потребуется помощь, только крикните.

И действительно ушел. Оба посетителя данной лечебницы проводили его долгим взглядом и только потом перевели глаза друг на друга.

– Что же, приступим! – бодро произнес министр и принялся расстегивать на себе рубашку прямо так, не уйдя за шторку.

– Ваша площадь там! – указала девушка ему пальчиком за занавеску. – А здесь моя территория.

– И что! Я не стесняюсь. И тебе не советую, милая. Будь смелее, малыш…

– Так считаете? Ладно…

И дальше последовало скидывание ею туники. Правда она ее вовсе не кидала с себя, а медленно-медленно стягивала и при этом извивалась, будто та была очень тесна. Ух! Та еще сцена из эротического танца получилась. А потом девушка через тряпочку, упавшую к ногам переступила и на мужчину посмотрела. А он уже был совсем готов…дальше раздеваться. Так что из брюк выскочил за секунду.

– Теперь снова ты раздеваешься, – окинул девушку жадным взглядом и потом уже остановил глаза на ее шароварах.

– Хорошо. Только вы стойте там, где сейчас. Пообещайте не приближаться без моего разрешения.

– Обещаю, – что-то горло у него пересохло, еле получилось сглотнуть.

Снимание девицей брючек снова получилось завораживающим. Министр точно заворожился и…окаменел. Весь.

– Иди сюда, милая! – голос его так сел, что говорить смог только шепотом. – Я помогу тебе избавиться от белья.

– Ой! Вы же обещали! Не подходите! – взвизгнула она, но при этом ловко сбросила трусики и лифчик и нырнула в свою лохань. – О-о-о! Горячо, однако.

– Эх! – с сожаление наблюдал Отлок, как бурая жижа поглотила такое соблазнительное женское тело. – Ничего теперь не поделать, а придется тоже погружаться.

– Вы куда?! Министр! У вас же своя ванна есть! Помните наш уговор? Придете, когда позову…

– А это вообще случиться? – выразил мужчина сомнение, но при этом лучезарно улыбнулся. – Сколько же мне еще ждать, красавица? – и так выразительно повел глазами вниз по своему телу, что щекам девушки стало жарко, от чего они и запылали. Ну, или не от этого, а от высокой температуры бурой жижи.

– Обязательно случится, обещаю. Окунайтесь же! Не то, весь целебный эффект зря пропадет!

– Иду уже… – Отлок быстро зашел за штору и так и бултыхнулся в лохань. – Ах, ты же… твою… дери! Что же так горячо-то?! Предупреждать же надо! Мрак! Черти возьмите эту вонючую дрянь!

– Успокойтесь, дорогой. Сами же сказали, что в медицинских целях, и все на пользу. Значит, так оно и надо.

– Да что бы его!.. Кому надо-то?.. И мне вот точно на пользу не пошло. Паршивая грязь!

– Что вы там все ругаетесь? Так расстроились, что мы в разных лоханях? Ну ладно тогда! Идите сюда. Слышите? Я вас зову!

– М-м-м!.. Да, вот теперь я уже к своей ванне привык. Пожалуй, так здесь и останусь. А тебе-то, милая, хоть это все нравится? За что хоть страдаем?

– Я надеюсь омолодиться.

– В твои-то двадцать с небольшим?! Выдумала тоже!

– А вам сколько лет, Отлок?

– Лучше не спрашивай, дорогая. Я уже столько пожил, столько повидал… Кстати, для чего хоть эта грязь, на самом деле, используется?

– А сейчас спросим, – согласилась Аэрика, что разузнать показания к применению не помешает, хоть и несколько поздновато они спохватились. – Эй! Служащий.

Тот моментально явился и встал со стороны лохани министра – не позволил себе даже покоситься на женщину.

– Звали? Чем могу помочь?

– Э… а скажи-ка, чему способствует эта вот процедура? – задал общий вопрос Отлок и при этом похлопал ладонью по грязевой поверхности. Так те звуки поняла Аэрика.

– Расслаблению. Общему! – довольно сообщил низший демон.

– Понятно!.. – со вселенской печалью в голосе произнес высший демон. – То-то я и смотрю!.. Ну что же, а исправить вот это как-то можно? – о чем-то своем интересовался министр, так как тон понизил, чтобы за шторой его расслышать можно было, если только с трудом.

– Конечно! – радостно и громко сообщил ему служащий. – Все восстановится. Но если только завтра…к вечеру.

– Что?!! – а вот это уже был рев. Министр вопил.

Но вопи-не вопи, а грязи свое дело сделали – расслабили им вообще все. Девушка, когда вышла из лечебницы на волю, надышаться обыкновенным воздухом Вулкании никак не могла. Вдыхала и выдыхала глубоко и с чувством. Правда, в носу отголосок целительского заведения продолжил стоять еще долго. Этим же своим впечатлением и министр с ней поделился. А вообще, совместно пережитое посещение того учреждения их здорово сплотило. Как будто вместе через тяжелые испытания прошли. Да и, в какой-то мере так оно и было. И теперь вот, они на подгибающихся ногах стояли на площади перед грязелечебницей, подставляя друг другу плечо. Зачем? Да слабость, потому что сильную испытывали, хотя служащий им так и сказал, чтобы были осторожнее с той самой расслабленностью. А еще эти двое как бы костей своих не ощущали. Были кости, и не стало их. В желе превратились. Вот так вот сильно та жижа бурая им здоровье поправила.

– Сейчас, милая, держись! Я машину уже вызвал. Еще пару минут и… пожалуй, мне лучше тоже в пансионате поселиться. Что-то чувствую, сегодня путь до дома очень длинным может показаться. Так что, соседями теперь, дорогая, будем – я себе соседний люкс возьму. Если что, заходи.

– Если что, непременно. Только мне кажется, как до постели доберусь, так и усну.

– У меня тоже есть такие предчувстия. Однако! У нас с тобой все больше и больше общего стало наблюдаться. И даже взгляды на жизнь.

– Это вы сейчас о чем?..

– Да помнишь, там, сидя в ванне, ты сказала, что за правдивость и открытость, и еще что за здоровые отношения?..

– Я это сказала?.. Плохо уже помню… и что-то у меня мысли как будто путаться стали. – Сказала она зевая.

– Тихо! В смысле не засыпай сейчас. Мне вот тоже рухнуть прямо здесь хочется, но я же терплю!

– Какой вы стойкий! – промурлыкала Аэрика и потерлась щекой о мужское плечо, лучше на нем устраивая голову.

– Стефани! Детка! Крепись же! Если заснешь… я же тебя не подниму!..

– М-м-м?.. Зачем меня поднимать? Меня положить надо, а не поднимать…

– Я бы с радостью, да сил уже ни на что вообще не осталось. О, слава Богам! Моя машина прибыла. Альф! Доставь нас живо в пансионат…в постель…

И так потом получилось, что шофер их из машины выгружал. Они сами сделать это уже не могли – уснули. Общая расслабленность их вырубила. А очнулись эти двое, много часов спустя, в одной постели. Причем, почти одновременно открыли глаза.

– Где я? – поинтересовался министр у 13130-ой, моргая и не узнавая номер собственного пансионата.

– У-У-У! Отлок! Как вас расслабило-то! Что, совсем ничего не помните?

– Начинаю приходить в себя. Стефани? Да? Вот! Имя уже готово. Сейчас и все остальное вспомню.

– А как звали меня замуж и клялись в вечной любви?.. – скосила она на него хитрющие глаза. – Да не пугайтесь вы так! Шучу я!

– А ты веселая девушка. Н-да! И честная. И даже не стремишься воспользоваться этой вот ситуацией.

– Какой? Что ничего сейчас не помните? А смысл? Потеря воспоминаний, она же временная.

– Естественно! Но… ты еще и умная!

– Спасибо на добром слове. И как оно там, с памятью? Восстанавливается? А что это мой номер, припомнили? Может, уже к себе пойдете? Все-таки я, как-никак, беззащитная девушка!…

– Я тоже уязвим сейчас. А ты еще и целомудренна, оказывается… очень, – а потом он заглянул под одеяло на свое обнаженное тело и со вздохом добавил. – И я тоже. Как много у нас с тобой общего, детка. И, знаешь, я первый раз вот так вот просыпаюсь. Чтобы всю ночь… в одной постели с девушкой… и чтобы…

– Так день же сейчас! В смысле, вечер только наступил. Мы весь день проспали.

– Что ты говоришь?! А я думаю, как же так оно… и вообще, что-то так есть хочется. Может, поужинаем? Как считаешь?

– Можно. Я тоже голодна. Как волк.

– Нет, это я волк, а ты моя волчица. Так что, встаем?

И ужин у них прошел в теплой дружеской обстановке. Во время него они много разговаривали, смеялись, обменивались дальше мнениями на счет жизни вообще и о некоторых жизненных ситуациях в частности. И открывалось им тогда, что имели все больше и больше общего. А в конце высший демон взял и сделал девушке предложение. Руки и сердца. А она засмущалась. Ну, или изобразила смущение, но тоже неплохо получилось.

– Не стоит этим шутить, – мило и скромно ему улыбнулась и потупила глазки. – Это же так серьезно. И кто вы, и я! Такой… неотразимый демон, и… простая девчонка с Залкии. Между нами пропасть, Отлок. Проведем несколько незабываемых дней отдыха вместе и разойдемся в разные стороны, ведь я же все понимаю…

– Как это разойдемся? – его отчего-то очень встревожили ее слова. – Ни за что!

А она, между прочим, вполне серьезно их говорила. Да, не входило в планы, ни ее личные, ни, тем более, начальства, устраивать брак на века. Им достаточно было, чтобы демон похвастался новой пассией перед закадычными приятелями. Ну и еще, чтобы один из них, а точнее, один эльф, заинтересовался происходящим с другом настолько, чтобы приехал к ним в пансионат. И выполнение задачи было совсем близко. Вот оно! Только и оставалось, что самая малость.

– А давайте, сделаем на память о нашей встрече снимок? А? Обыкновенное фото?

– Можно. Но я не хочу с тобой расставаться, милая. Мы возьмемся с тобой за руки, детка, и перепрыгнем через ту самую пропасть, что ты рисуешь в своем воображении.

Вот тогда-то Отлок и сделал тот самый снимок, что потом облетел не один мир и планету. А все потому, что министр сделал под ним приписку. Она значила, что здесь запечатлен со своей невестой. И уже через час двери пансионата закрыли наглухо от представителей прессы. Потому что они повалили к ним валом. И как тараканы норовили проникнуть в любые щели. Просто жуть какая-то вышла.

Глава 8 Явление эльфа и дракона

Но от той ситуации с прессой получились и плюсы. Оказывается, Отлок, как скупец над своим златом, затаился над информацией о невесте. То есть, мало, кому о своем решении жениться сообщил. Он хотел оповестить только семью и нескольких избранных. И нужный агенту субъект в тот список не вошел. И вот как бы он тогда узнал, что ему пора было приехать в Вулканию? А в планах 13130-й именно встреча с ним была ключевым событием! Но, слава Богам, то фото попало в руки некого репортера, и тот дал ему широкую дорогу в мировые социальные сети. Разумеется, со своими уже комментариями. И вот, вокруг пары начали бушевать страсти, а они от них отгородились усиленной охраной пансионата и проводили дни в неге на берегу моря.

Но так вышло, что в зону отдыха получилось проникнуть некоторым новым…туристам. Отлок предположил, что к пансионату возник бы теперь немыслимый интерес, вот и повысил цену на проживание в нем до заоблачных высот. Естественно, некоторых это ничуть не остановило. Они выкупили себе номера, и, к слову сказать, свободных не осталось уже на следующий день, как информация о женитьбе министра и главного ловеласа среди демонов стала общедоступной. В результате, на пляже стало негде яблоку упасть. За каждым кустом или пальмой замелькали чьи-то панамы и шляпы. На дорожках для прогулок, что вам, демонстрации теперь ходили. И в нескольких ресторанах, имеющихся на территории, тоже наблюдался наплыв желающих вкусно поесть. В общем, нигде паре не было возможности уединиться. Даже в собственных номерах. Уже пару раз с их балконов снимали людей с подсматривающей и подслушивающей аппаратурой. Тех, конечно, из пансионата выдворяли. Но вот беда, им на смену появлялись другие любители чужой интимной жизни.

Вот только 13130-я не тужила. От утерянной возможности уединиться с министром где-либо ничуть не страдала. В отличие от него. У Отлока уже несколько суток как слабость прошла, и он просто зверел теперь, когда в непосредственной близости обнаруживал очередного репортера, скрывающегося за званием постояльца пансионата.

– А может, нам съехать отсюда? – высказывал новые и новые планы побега и уединения в разных романтических уголках вселенной. – И, милая, ты так мне и не ответила, согласна ли разделить со мной судьбу. Сколько еще будешь тянуть с этим?!

– Дорогой! Меня все еще угнетают сомнения. Не хочу быть тебе обузой, когда придешь в себя и поймешь, что связал жизнь ни с тем человеком.

– Да в том то и дело, что сомнений не будет. Это решиться на брак в принципе было трудно, а потом…потом, согласно нашему брачному ритуалу, Боги свяжут две судьбы воедино, и всякие мысли о правильности решений отпадут сами собой. Ритуал-то на крови, его не разорвать, так что…

– Вот видишь, как все серьезно?! Нет, надо еще подумать!..

– Ладно. Но думать-то можно по-разному. Например, я бы очень хотел помочь тебе решиться на брак со мной, милая. Ты позволишь?.. – и только рука его заскользила по девичьей талии и захотела спуститься чуть ниже, как рядом послышался характерный звук снимающей аппаратуры. – О, черт! Охрана!!!

И в один прекрасный день… как оказалось, только для Аэрики он стал таковым, в пансионате появился высокопоставленный эльф. Она его увидела идущим по ухоженной дорожке к главному корпусу, и сердце ее сжалось в предвкушении. Разумеется, в предвкушении новой работы! Ведь приезд этого ушастого красавца с длинными белоснежными волосами и яркими голубыми глазами означал, что можно было приступать к третьему, заключительному, этапу задания. И так, «Лес» вот-вот должен был начаться. Ура! А то она уже утомилась от роли сомневающейся во всем невесты.

– Какая встреча?! – изобразил радость в голосе Отлок при виде прибывшего друга, но при этом имел довольно хмурый вид.

А Аэрика задумалась, отчего такое могло быть. Ведь, вроде бы, встретились два закадычных друга. А потом присмотрелась к ним и все поняла. Между мужчинами существовало негласное соревнование, скорее всего. И касалось оно, наверняка, женщин. Так что же теперь оба выглядели такими недовольными? Один из них, вроде как собирался из соревновательного процесса выбыть. Второй оставался, такой покоритель женских сердец, чуть ни в единственном экземпляре. Вроде бы все ясно и территории поделены. Отчего же на лицах обоих читалось неудовольствие?

– Да, вот! Решил нагрянуть, – поджал губы на точеном лице эльф. – Вести от тебя, что намерен так круто изменить свою жизнь, не дождался, приглашения познакомиться с невестой тоже. Не думал, Отлок, что ты станешь скрывать от меня такое!.. Вроде бы друзьями назывались, близкими, и огонь и воду вместе прошли, а тут…

Ага! Вот из-за чего оскорбился. Что его в известность сразу же не поставили. Или нет?

– Эрионор, друг! Честное слово, все случилось так неожиданно… Но я очень рад видеть тебя. И ты молодец, что не стал ждать официального приглашения и приехал сам. Я, знаешь ли, думаю со свадьбой не тянуть. Э… как только, так сразу! А ты уже здесь, и значит, это мероприятие ни за что не пропустишь. И… рад… очень рад.

Ага! А сам при этом нервничал. Отчего? Может, опасался? Они же привыкли соревноваться и подруг друг у друга отбивать, а тут невеста! Как бы, чего не вышло?!

– И вот! Познакомься! Стефани. Дорогая, это мой лучший друг, Эрионор. Он у нас…

– Пустое! – прервал друга эльф, не пожелав, чтобы тот озвучил его титулы и звания. Но 13130-я и так знала, кто перед ней стоял.

А белобрысый красавчик не просто рассматривал ее, он еще, нарочно, или нет, показывал, что девушка ему не нравилась. Об этом и гримаса на безупречном лице и глаза его небесно-голубые говорили. Но не уста.

– Приятно познакомиться. Очень. Вы обворожительны, дорогая.

Ага! А сам при этом чуть ли не морщился. И Аэрике так и слышались в его голове мысли про то, что девчонка тоща, лицо и фигура ничего так себе, но и ничего выдающегося, и вообще вся… мелковата, одним словом. И как с таким заносчивым мужиком было работать? Только, если магией. Вот тогда и дошло до нее, почему на задание отобрали именно ее. Или не тогда? А вообще-то она потом наблюдала массу примеров, как этот ушастый вообще смотрел на женщин. И выходило, что ни одна не способна была не то, что поразить его и взять за сердце, а и вообще, расшевелить. Похоже, он и соблазнял-то дам от скуки смертной. Вот ведь… эльф, одним словом.

И принялся этот белобрысый везде за ними таскаться. Как на хвост сел, ей богу. Пара на пляж, эльф с ними, и точно бревно бессловесное потом рядом на шезлонге валялся или на волнах качался. Они гулять по тенистым дорожкам, долговязый тенью следом. В ресторане этот субъект третьим за стол усаживался и со скучающим видом закуски и блюда комментировал. Как будто, его кто спрашивал. Отлок попробовал, было дело, от друга скрыться, будто время встречи в фойе перепутал. Невесту за руку потянул, пытаясь раньше в грот увести. Но, не тут то было. Белобрысый у них на пути, как из-под земли вырос.

– О! Вы уже тоже проснулись? И я сегодня пораньше встал.

Демон чуть ни зубами скрипел, так надоело по территории пансионата втроем ходить. А ведь ему надо было от невесты согласие на свадьбу получить… о которой уже по всем мирам пресса растрезвонила, а Стефани еще даже «да» не ответила. Но сама девушка не была против общества эльфа. Она его силилась изучить, между делом. Вот только ничего не выходило. В разговоры тот не втягивался, на легкое кокетство не реагировал. Попробовала магией прощупать, а у него щиты обнаружились непробиваемые. Вот так вот! Белобрысый оказался совсем непрост! Она к нему и так, и этак, а подход не получалось найти. Нет, ну, замороженный какой-то попался. И теперь ей уже совсем не верилось, что ранее про этого вот товарища пресса, захлебываясь, вещала, что, мол, непревзойденный любовник, гроза замужних и прочих дам, источник скандалов, шутник, каких свет не видывал, непревзойденный рассказчик и даже автор пяти книг. Кстати, одну из них агент прочла. Скукотища! Но для дела информация нужна была, вот и…

– А я вашу книгу прочитала… – сказала ему, ожидая реакции.

– Да ну?.. – и это нормальная реакция? – Скучной, наверное, показалась?

– Наоборот, ухихикалась! – вот тогда его брови поехали на лоб. Потому что книженция действительно небывалую скуку нагоняла.

– Все равно, пустое, – махнул отчего-то эльф в воздухе рукой. И что бы это значило?

Нет, наладить с ним контакт нисколько не выходило. А надо было. Ведь тогда получилось бы, что задание приближалось к краху. Обидно! Два этапа пройдены успешно, а на третьем… Боги! А на следующий день в пансионате появился новый отдыхающий. Гай дер Кассиопир, собственной персоной. Весь такой бодрый и улыбающийся вышел из подлетевшего кара и пружинистой походкой направился прямо к троице, так и замершей перед главным корпусом. Кстати, 13130-я знала, почему она оторопела, увидев дракона, а вот демон с эльфом, отчего остолбенели, это была загадка.

– Господа?! Всем привет! На ваших лицах вижу разную степень «радости» от моего приезда, но между тем я здесь. Отлок?! Есть разговор. Где можем уединиться?

– Э!.. Ты и я? Или как?

– Вот эту особу я бы тоже прихватил. А то, ищи свищи ее потом!.. Ну, а Эрионор… знаю, что вы с ним большие друзья, и до недавних пор у тебя от него тайн не было. А вот, как теперь дела обстоят, мне неведомо.

– Мне бы хотелось присутствовать, – между тем заметно оживился эльф. – Отлок, ты знаешь, что с Его Светлостью ухо надо держать востро. Так что, ха, тут мои, заостренные, могут тебе очень даже пригодиться.

– Согласен! Тогда все идем в мои апартаменты.

И министр подал сигнал рогатым служащим, чтобы обеспечили ему покой. От разного рода писак и фотографов, разумеется. А их набежало к тому времени немеряно. Обступили колоритную четверку тесным полукругом и ловили каждое слово. Но в корпус, где располагались номера люкс, им хода не было. Правда, мужчины не удержались от оглядывания комнат. Вдруг кто-то из представителей ушлого народца да просочился. Но все оказалось чисто. Тогда они расположились в гостиной, где Аэрика уже заняла одно из кресел.

– Я на этот раз ходить вокруг да около возникшей проблемы не стану, – обвел всех глазами дракон и в конце остановился именно на хозяине номера.

– Да уж, уволь от своих теней на плетнях, – фыркнул эльф.

А 13130-я с удивлением отметила, что тот оживал все больше и больше. Правда, пощупав его тихонечко, магический щит обнаружила на месте. И все же изменения в Эрионоре ее радовали – смотришь и нашла бы потом щелку в его обороне. А вот демон наливался на глазах мрачностью. Такое его настроение не сулило ничего хорошего. И если учесть, что от дракона ожидала нападок, то встал бы такой угрюмый министр на ее защиту? Вот это был большой вопрос.

– Отлок! Ты собрался жениться на тайном агенте Залкии, – выдал оглушающие сведения советник и приготовился наблюдать реакцию на них.

Она не заставила себя ждать. Но только со стороны эльфа. Похоже, к нему прихлынуло море хорошего настроения.

– Вот оно как повернулось! Весело! Всякое ожидал от девчонки, но чтобы такое!.. – и Эрионор обвел всех довольным взглядом, а девушку им прямо всю окатил, с ног до головы. – Не скрою, удивила!

А Отлок продолжил молчать и сверлить герцога тяжелым взглядом. Аэрика тоже помалкивала. Да и что скажешь, особенно, если еще не поняла, кто и что думал на ее счет, и как дальше развернулись бы события. Вот и решила посидеть пока тихо. Присмотреться, так сказать.

– Доказательства? – наконец выдал демон.

– Она стащила из моего сейфа ценные сведения. Поверишь мне на слово, или показать запись с камер?

– Это, из какого же? Того, что в кабинете или из спальни?.. – сделал выразительные глаза белобрысый и совсем оживший эльф.

О, как у него глаза-то блестели! Решил развлечься за чужой счет, негодяй. Однако агент подметила его необыкновенную осведомленность. Вон оно что! Все-то он знал! И везде-то побывал! Даже в спальне тайного советника Сиании. Это, как?! И задумавшись над полученной информацией, агент прищурила на всех троих мужчин глаза. Но только так сделала, как все они дружно развернулись в ее сторону.

– И что вы от меня ждете? – повела плечами, пытаясь справиться с охватившим ее ознобом.

– Пояснений, конечно! – аж, подпрыгнул в своем кресле Ушастый, предвкушая дальнейшее веселье.

– Замолкни, Эрионор! – рявкнул на него демон. – Тебя это все вообще не касается, а только меня. Будешь масло в огонь подливать, я тебя… в твой Лес отправлю!

Ну, наконец-то, хоть какая, но защита. И все равно Аэрике было обидно, что мужчина, пять минут назад не сводивший с нее влюбленного взгляда, теперь выглядел таким разочарованным. И с чего? Явился некто, правда, очень внушительный, как по титулу, так и по должности, и от одного его слова…

– Из того, что из спальни!.. – промолвил тут дракон и очень неприятным голосом, будто, паршивец, еще и намекал на что-то.

– О, как интересно! – хохотнул эльф.

– Тихо, я сказал! – а у демона уже и глаза разгорелись. Алым! И этот кровожадный блеск был направлен на маленькую такую 13130-ю.

Но тут она к месту вспомнила одно из правил шпионов: нападение в некоторых случаях – лучшая защита. А освежив память, в том числе и про свою неотразимость, если что, расправила плечи.

– Вот оно как! – к осанке добавила осуждение в наклоне головы и выражении лица. Причем, адресовала это все Отлоку, а других мужчин как будто замечать перестала. И правильно, энергию надо было концентрировать и направлять! – То в любви мне клялся, а то!.. Это что же получается?! Так каждый явиться может, наплести небылиц, а мне потом страдать? Ведь вы же замуж звали! И я… чуть судьбу свою с вами не связала!.. Боги, боги! Вовремя предостерегли! Не дали сделать неправильный шаг!..

– Ты хочешь сказать, – потряс головой демон, будто хотел стряхнуть с себя весь негатив, – Что этого господина не знаешь, дел с ним не имела, он на тебя наговаривает, а я поддался на провокацию? Так, что ли?!

– А давайте я на ваши вопросы отвечу по порядку? Не правильно все сваливать в кучу!

Ну, да немного тянула время. А все потому, что вызывала свою зрительную память. И та откликнулась. Причем, довольно быстро. И выходило, что советник многие свои слова не смог бы подтвердить. А это придавало уверенности.

– Знаю ли я Гайтерлинга дер Кассиопира? Да, знаю. Бывала ли в его спальне?..

О, да драконище на этот факт совсем прозрачный намек сделал. И даже не намек, а чуть ни в открытую заявил. А вот камер в его спальне точно не было. Как и в остальных личных комнатах. И что мог тогда предъявить? Снимки с переговоров? Так она там подстраховалась, и если и попала в кадры, то совсем чуть и вряд ли разборчиво. А та сотрудница посольства, чье место заняла на время, если что, имела с ней большое сходство, так что прижать никак не получилось бы.

– Нет! Не была. Как и в его стране. А встреча и знакомство наше состоялись недавно. В посольстве Вулкании. Именно там я увидела этого господина в первый и надеялась, что в последний раз. Почему не хотела больше видеть? А он повел себя со мной недостойно. Думал, если перед ним, перед важным господином, простая девушка, так и постоять за себя не смогла бы, вот и сделал мне грубое и низкое предложение…

– Да, конечно!.. – отвлек тут советник внимание задумавшегося демона на себя. – Только вот осведомленность твоя о моей важности, откуда взялась? Что, все простые девушки знают в лицо герцогов Сиании и их высокие должности?

– Да я даже не интересовалась самой Сианией никогда! И знать не знаю, где она находится, не то, что интерес проявлять к ее знатным особам. Но ваша делегация явилась в тот вечер в посольство самой последней. Вас объявили крайними, вот это и повлияло на то, что запомнила. А о важности сказало то, какие места вам предоставили в актовом зале. Это вы же сидели в первом ряду, тогда, как я наблюдала за всем происходящим с последнего ряда кресел.

– А что?! В уме девочке не откажешь! – удовлетворенно зацокал языком эльф, но двум другим мужчинам уже было не до него и его высказываний.

– Отлок! Я скажу вам, что произошло между мной и Гайтерлингом на том вечере. Но уже не для того, чтобы оправдаться. Мне не в чем перед вами оправдываться. И не для того, чтобы снова расположить к себе. Мне и это уже не надо. И как иначе?! Вы показали, насколько шатки наши отношения. Как непрочна установившаяся связь…

– Э… преждевременное суждение, дорогая, и я докажу это. Но все же хотел бы знать обстоятельства вашего знакомства.

– Как я уже и сказал… – повысил голос советник, вот только министр неотрывно смотрел теперь на невесту, которая вся воспламенилась от праведного гнева на него, а еще бросала огненные взгляды негодования на дракона.

– Он оскорбил меня своей похотью. Прямолинейность в высказывании недостойных желаний обескуражила. Я растерялась, а он увлек в оранжерею и… Ах, я даже вспоминать о том не хочу!..

– Вот это да!.. – потирал руки эльф. – Тайный советник, потерявший контроль над собой…это зрелище! Девочка?! Что я просмотрел в тебе?!

– Что скажете на это, Гайтерлинг?! – поднялся с места Отлок и угрожающе навис над герцогом.

– А что он может сказать? – подсуетилась вклиниться между ними девушка. – Не станет же рассказывать, как я отбивалась от него еще и на выходе из посольства, когда пытался запихнуть меня в свой аэрокар?!

– Кстати! Любая простая девчонка знает приемы, способные уложить на землю дракона? – а вот это была его ошибка. Ведь невольно подтвердил сексуальные домогательства.

– Ага! Вот оно! Сознался, что хотел меня увезти к себе помимо моей воли! А я всячески сопротивлялась. И Боги были на моей стороне. Конечно, они помогли мне! Я этого мужика толкнула, а он и завалился рядом с каром! И конечно, теперь ни за что не признается, что такая маленькая женщина смогла его осилить, хоть и случайно. Вот, откуда, оказывается, взялась история про шпионку! Ага! Я такая, и любого могу уложить на лопатки! Вот ведь!..

– А ведь вывернулась! – восторженно смотрел на нее эльф и еще косился на вставших друг против друга распаленных дракона и демона. – Признаюсь, очень сомневался в этом.

Но Аэрике было еще не до него. Она еще с теми двумя не закончила. Вот и не обращала внимания на искрящиеся интересом ярко-голубые глаза, на странное выражение лица Эрионора, на то, что начал что-то ворожить…

– Отлок! Вы спросите этого дракона, зачем он сюда явился? О вас так переживал? Или о себе? Что он в итоге хотел получить? Сдается мне, что возможность отомстить мне за тот свой позор. Он еще вам и про угнанный мною аэрокар сейчас расскажет, как же без этого! А потом у него уже не вышло бы меня достать! Не явись, не разрушь наших отношений, не смог бы, потом добраться до жены министра Вулкании. Это ему не простых беззащитных девчонок донимать!

– Так ты еще и пилот, значит?! Прими мои восторги! И дай пять, Стефани, – протянул ей пятерню эльф.

Она и не думала ему отвечать, занятая разборкой между другими мужчинами. Он сам дотянулся до ее руки. А как завладел кистью, так потянул девушку на себя.

– Ты та, кто мне нужен, Стефани. Идем со мной. Не бойся.

Она и не боялась. Даже не вздрогнула, когда увидела рядом открытый портал. А все потому, что не ожидала такого. Да, надо было сознаться, упустила из мыслей возможности Эрионора да и его самого. Все оттого, что разгоревшаяся ссора между другими сильными мира сего завладела ее сознанием. А как перед глазами сверкнуло радужное свечение, так уже сопротивляться поздно было. Да и не очень оно надо было. Догадаться-то успела, куда эльф настроил портал. А в Лес попасть ей очень даже надо было. Более того, это и была цель этого этапа операции.

Глава 9 Операция под названием «Лес»

– Где это мы? – спросила 13130-я, хоть и сразу же догадалась, куда попала.

И как иначе, если стояла на газоне с шелковистой травкой в окружении умопомрачительных по красоте кустов роз. Это первое, что ей бросилось в глаза. А потом повернулась и увидела ровный стриженный бордюрный кустарник, за ним несколько фонтанов, еще далее величественное здание дворца.

– У меня дома, конечно, – хмыкнул эльф и выпустил ее ладонь из своей руки. – Ты же знаешь, что я наследник правителя Изумрудного Леса, не так ли. Если сейчас изобразишь на лице удивление, то здорово меня разочаруешь.

– Нет, я этого делать не стану, – уверила его и двинулась следом за Ушастым, так как он неспешно направился в сторону дворца. – И кто же этого не знает?! Вашими снимками пестрят многие популярные журналы, и я…

– Но ты же шпионка, не так ли? Брось разыгрывать святую невинность! Представь себе, я поверил Его Светлости герцогу Кассиопа. Не такой он человек, чтобы бросать слова на ветер. А уж если тайный советник Сиании сознался, что у него пропали документы!.. Представляю, чего это ему стоило, но он открылся перед нами, а это значит, решил заполучить тебя себе любым способом. Кстати, мы с ним давние друзья. И я, и Отлок. Но каждый из нас еще и крупный государственный человек, скажем так, а значит, тащим на плечах немалый груз ответственности и просто обязаны соблюдать интересы не личные, а… да что я объясняю, ты и так все знаешь. Хочу только сказать, что иногда наши с ним интересы никак не могут совпасть. Но это не значит, что в этих случаях наступает конец дружбе.

– И имея такие вот соображения, вы притащили меня сюда? – удивленно обвела она глазами окрестности дворца. – Можно сказать, в самое сердце государства Изумрудный Лес! Шпионку! И мало того, шпионку, к которой тянул руки не просто тайный советник другого государства, а ваш близкий друг? И он почти достиг цели, а тут… прямо из-под его носа…

– А давай, как ты сама недавно сказала, не будем валить все вопросы в одну кучу. Идем по порядку! – поднял он вверх указательный палец. – Умыкнул. И не у него одного. Как ты сказала, прямо из-под носа.

– Э… еще и Отлока сейчас имеете в виду?

– А как же?! Его, разумеется. И, кстати, насчет достижения цели…крупно сомневаюсь, что верно твое утверждение про «достиг цели». Ничего бы герцог не получил тебя. Ты что, демонов не знаешь? Если высший упрется!..

– Это вы сейчас про желание Отлока жениться на мне? Да?! Серьезно?! Вот уж не ожидала. Нет, до этого момента все излагали ладно, но вот это… Разве такое возможно, чтобы этот демон по собственной воле пошел к алтарю?!

– Так ты что, не поняла, что он был серьезен?! Вот, дела! Да я, если хочешь знать, только что не допустил межгосударственный, можно сказать, конфликт, умыкнув тебя сюда. Что глаза вытаращила? Опять ничему не веришь? Зря! Министр родне про тебя рассказал. Сам. Прикинь?! Обычно они про его похождения узнавали только из тех самых популярных журналов, про которые ты упоминала. А тут явился и поставил перед фактом.

– Когда только успел? Ведь всегда был рядом… – пробурчала девушка себе под нос.

– Успел, успел! Телепортом сгонял! Матушка его, чуть сознание от новости не потеряла.

– Расстроилась? Как я ее понимаю!

– Ничего подобного. Она обрадовалась. И, как пришла в себя, связалась со мной. Это по ее просьбе я рядом с вами там оказался. По поручению. Должен был присмотреть за тем, чтобы ничто браку не помешало.

– Ничего себе! Это поэтому вы так лицо кривили, глядя на избранницу друга?

– Да что ты понимаешь в мужской дружбе!.. Хотя… сейчас речь не об этом. И заметь, тебе не удастся увести разговор в сторону. Как сделала это недавно. Не на того напала, дорогуша!

– А на кого? Что вы задумали? Что-то я уже совсем запуталась. Как все понимать? То у вас дружба, а то государственные интересы. То чуть ни в открытую заявляете, будто невеста приятеля не нравится, а то утверждаете, что помогаете ему жениться. И как последнее возможно, если отобрали меня у жениха?

– Вот еще! Ничего и не отобрал! Унес объект, из-за которого те двое могли многих дел наворотить.

– Ха! И теперь, конечно, все успокоится? – ее ирония так и выплескивалась.

– В некотором смысле да, а в некотором страсти еще больше закипят.

– Может, объяснитесь уже начистоту?

– Легко! Но сначала скажи мне одну вещь. Только со всей серьезностью подойди к ответу. От него, дорогуша, будет многое зависеть. И в первую очередь твоя судьба.

– Даже так? И что за вопрос?

– Ответ, собственно, как и сказал, мне известен, но хочу услышать его от тебя. Чтобы понять, как лучше дальше строить с тобой отношения.

– Заинтригована. И как же он звучит?

– Так ты шпионка?

– Э… – что тут было сказать, если слов не было.

А только мысли сумасшедшими мухами начали хаотично метаться в голове. Но панике 13130-я поддаваться не стала. Нет, она просто сконцентрировалась на взгляде, которым поедала этого белобрысого эльфа, стараясь проникнуть в самые дальние уголки его сознания. Причем, во всех смыслах проникнуть. А магически снова не получилось. Щиты, будь они неладны! Этот Ушастый от нее капитально защитился. И время шло, нет, оно неслось вскачь. А затягивание паузы, вот всем организмом чувствовала, не пошло бы ей на пользу. Эх, по всему следовало выбрасывать белый флаг. Не хотелось, но…или еще поюлить? Ух, где только не пропадала!..

– Я жду, – смерил ее Эрионор насмешливым взглядом. – Ну, хочешь, помогу тебе решиться? Будь по твоему, немного успокою. Поверь, не собираюсь немедленно давать команду вязать тебя по рукам и ногам и упекать в темницу. А может и вообще, никогда.

– Хм! Так ответ вы знаете. Уверены в нем. Но при этом я должна его произнести? Ладно. Будь по вашему! – она непроизвольно покосилась на розовый куст, протянула руку и сорвала цветок. А понюхав его с секунду, заправила за прядь волос около уха. – Да! Я шпионка. Что дальше? Вы довольны ответом, не так ли? Вижу, что угодила.

– Еще скажи, что произнесла все это мне в угоду! – хмыкнул принц. – Да я уверен был, что ты засланный агент. А знаешь, почему? Потому что и сам, в некотором роде, шпионю понемногу, если случай благоприятный подворачивается. Да, именно! На благо, так сказать, отечества. А методы у нас, тайных агентов, в общем-то, схожи. Вот ты же мои щиты щупала? Было! Бесполезно отказываться, так как я почувствовал. А еще открою тебе секрет, что тоже пытался у Гая кое-какие документы свистнуть. Да, было такое. Давно. И у меня ничего не вышло. И он меня застукал. Еще грозил тогда из страны выслать. Правда, так и сделал – выслал. Но без шумихи и позора. И вот же вопрос, как тебе-то удалось этого хитрого ящера облапошить?

– Своих методов не открываю. Профессиональная тайна. Вдруг, еще, когда пригодится.

– Это вряд ли! После такой-то случившейся шумихи в прессе?! Ведь только ленивый издатель не печатал ваши с Отлоком фото. Накрылась твоя карьера тайного агента, деточка!

– Думаете? – нахмурила она бровки.

– Уверен. И вообще, демон на тебе женится и запрет в родовой резиденции. Да, еще потащит к жрецам для прохождения одного хитрого ритуала. Вы же не пара, так понял? Истинность сейчас имел в виду. Нет! Я так и думал. Но Отлок к тебе прикипел. Что же, у демонов это бывает…

– А у эльфов нет?

– Снова скачешь с вопроса на вопрос? Сбить с мысли хочешь? Или ладно, отвечу! У эльфов нет. Мы свою кровь ни с кем не мешаем. Только на своих соплеменницах женимся. Вот и мне отец невесту уже подобрал. Вернее так, она уже родилась. Ага! Три года назад.

– А я думала, что вам около двухсот лет, и…

– Так и есть. Но мы, эльфы, долгожители. Как и демоны и драконы. Некоторые из нас до тысячи лет живут. А что для почти, что вечности какие-то двадцать лет? Вполне можно и подождать невесту…

– А любовь?!

– Не будем отвлекаться на эту эфемерную тему. Мы, помнится, другое обсуждали. И так!.. И потащит тебя Отлок на ритуал. Привязку станет к себе творить. Чтобы твой срок жизни до своего постараться подтянуть. Ну и, дети, конечно же, без того ритуала у вас родиться никак не смогут.

– Все так серьезно? – потерла она указательным пальчиком висок. – Как-то я к такому не стремилась. И вообще, у меня дома жених есть…

– Не повезло какому-то парню, не дождется он назад тебя на родину. А тебе надо было много раз подумать, прежде чем с высшим демоном связываться.

– Да я и не очень-то…

– Скажешь, магию свою к нему не применяла?

– Нисколько. Как-то оно само все так пошло!..

– А что, собственно пошло-то? Чего ты в итоге от министра хотела? Сведения о поставках? И каких же?

– Тайны теперь мои взялись выпытывать?! На благо отечества, опять? Не выйдет. Ничего не скажу. Да и, все одно, задание провалено, – и в конце тяжко вздохнула.

– Это точно. Как и сказал, задание твое уже не выполнить и на службу не вернуться. Так, чего его не обсудить? Хуже-то уже не будет…

– Так и чего обсуждать, раз толку нет?! Опустим этот вопрос. Что у нас дальше по плану?

– У меня просто развлечься за ваш с Отлоком счет. А у тебя переживания, неприятности разного калибра, ну а потом увольнение из рядов тайных агентов, свадьба с демоном, коротание времени в замке Отлока, рождение ему детей… А кстати, чего Гаю от тебя надо?

– Да что же не понятного?! Заело его, что документов своих ценных лишился, вот и…

– И тоже, скажешь, магию не применяла?..

– Не-а! Все проделала исключительно с помощью ловкости и вот этого, – постучала она себя по лбу. – Сомнения есть?

– А знаешь, ты мне нравишься, деточка. Есть в тебе что-то особенное, ну и без дурачинки не обошлось. Это же надо, иметь такой магический потенциал и ни разу не использовать! Кстати, что за магией владеешь? Не пойму что-то, какой-то редкий вид?

– Говорю же, не понадобился. Меня Боги любят и послали удачу.

– Боги? А я вот все про парность, знаешь ли, думаю. Так ты точно, никому из тех двоих не истинная? Чего уж там, мы же с тобой уже почти друзьями стали…

– Почти не считается, – хмыкнула она.

– Значит, подружимся. Ты этого хочешь? Решено! Будем дружить. Давай сюда ладошку. – И они обменялись рукопожатиями.

– Так зачем я вам, все-таки, помимо желания выведать у меня какие-нибудь сведения и предотвращения межгосударственного конфликта?

– Сказал же, чтобы дружить. И еще, чтобы дружба с теми типами не оборвалась с кончиной одного из них. А раз мы друзья, откроешь секрет своей магии?

– Если открою, то вы не обрадуетесь. Уж поверьте на слово. Я, можно сказать, вас сейчас по дружбе от этого знания оберегаю. И меня еще и другое волнует. Те двое! Так от них теперь можно ждать визита сюда, между прочим. Недоброго такого визита, однако.

– Сюда им путь заказан. Ты, разве, не знаешь, что в Изумрудный Лес никто попасть не может? Правда, что ли, не знаешь? И чему у вас там агентов только учат?! Хотя, о чем я! У тебя же задание было в Вулкании.

И он рассказал ей то, что она и так знала. Шли они по дворцу и разговаривали. Дошли до кабинета Эрионора и уже там продолжили разговор. Сознаться, 13130-я успела даже утомиться от многословности эльфа, но терпела. И бдительности не теряла. Хитрый принц еще не один раз с темы на тему перескакивал и пытался нужное ему у нее выпытать. Но, в общем-то, разговор все больше об эльфийском народе шел. Что все они рождаются с магическими способностями, а помимо этого еще дар изучают и развивают в магических академиях. И общими усилиями их сильнейшие маги создали над страной защитный купол, который никому со стороны не преодолеть. То есть, непрошенные гости никак не могли к ним проникнуть. Вот такую имели защиту от чужого вторжения.

– Так ни дракон, ни демон сюда не явятся? – заблестели ее глаза после объяснений принца.

– Пока я их не пропущу, нет. А тебя это так беспокоит? И кого боишься? Дракона или демона? Гай прибыл, конечно, очень злющим. У него всегда так, если сильно и добренько улыбается, то все, жди неприятностей. Но я что-то не припомню, чтобы он лично гонялся за каким-нибудь мелким шпионишкой. И уж тем более, чтобы отдавал приказ о казни такового, или сам ее вершил. Правда, раньше и обыграть его лично никому не удавалось. Хм! И все же между вами есть какая-то тайна… Что смотришь на меня своими чистыми глазами, словно это наши озера в горной долине Мэй? Кстати, надо будет тебе их показать!

– Да с какой стати мне этого типа бояться?! Он проиграл, я выиграла, делов-то! И история эта давняя. Вот ведь, ящер огнедышащий, привязался, понимаешь ли! Разлетался по мирам и странам! И пока он тут улыбками сладкими сверкает…у него там вообще, может быть, все сейфы вынесли. Вот ведь, напасть на мою голову. А возможно ли, это самое… вы бы как-то на него повлияли, а? Я была бы очень вам благодарна…

– Это как? Это на что ты сейчас намекаешь? И вообще!.. Соблазнить меня пытаешься, без пяти минут жена демона?

– Почему сразу соблазнить?! Как что, так… Ой!

А вздрогнула она и ойкнула от ожившего на столе принца кристалла связи: тот завибрировал и засветился ярко-синими всполохами.

– О! Похоже, они там скандалить уже закончили, – эльф был очень доволен, что кто-то стремился выйти с ним на связь. – Вот твой жених и объявился. Как говорится, вспомни демона…

– Погодите! Вы сейчас ему меня выдадите?

– Вряд ли. Я еще тобой не наигрался. Да и Отлоку полезно будет узнать, что за невестами следует лучше присматривать. А что?

– Как что?! Боязно мне в ту компанию возвращаться, и как бы, чего не вышло!

– А что там может произойти? Просто министр теперь свадьбу решит сыграть, как можно скорее. Вот и все. А ты, что подумала? Что выдаст тебя дракону? Глупая тогда. Да ни в жизнь он этого не сделает. Даже из принципа, а тут еще…нет, ты, правда, магию не применяла?

– Ну что же такое-то! На чем поклясться?!

– Ладно, не сердись. Я сейчас все лажу.

И он уладил. На свой, на эльфийский лад. Очень уж принцу захотелось поиздеваться над ротозейством жениха самопровозглашенного. Из голограммы Аэрика видела, что довел демона до белого каления своими смешками и подтруниваниями. А еще на заднем плане там маячил дракон. Мрачно так Его Светлость посматривал из-за спины Отлока. И все увиденное, вместе взятое, не предвещало ничего хорошего, когда вернулась бы в Вулканию. А доставить ее назад Эрионор все же пообещал.

– Нечего было скандалить на ровном месте! Еще, если девушка так ценна вам, глаз с нее не должны были спускать. А теперь, что? Теперь она у меня в гостях, и, пока не покажу ей красоты Изумрудного Леса, не отпущу.

Слушала его 13130-я и удивлялась. Отчего он говорил «вам»? Очень это его множественное число ее настораживало. Но так же добавляли тревог и реплики Отлока.

– Да в чем проблема, друг? Верни мне невесту, мы быстренько поженимся и приедем к тебе погостить, в свадебное путешествие, так сказать, – сменил направленность разговора демон с нападок на миролюбивый лад. – Или просто меня сейчас впусти. Я тоже не прочь взглянуть на вашу природу, а то все тропики да вулканы…

– Э, нет! Сам знаешь, Отлок, дружба дружбой, а сюда нет хода никому. Извини, но этот закон не я учредил, не мне его и отменять.

– Но как же тогда Стефани? – прищурился на него демон. – Эльф! Брачные законы Леса тоже не ты учреждал, помни об этом, если что!

– Ха! Не волнуйся, я все помню. А твоя невеста здесь просто моя гостья. В общем, так: через три дня жди ее на границе наших государств. Верну, так и быть! В целости и сохранности!

– Ты поклялся, эльф! Если что, я тебя, где бы ты ни был, достану!

– Ох, ох, напугал. Ладно, не напрягайся, Отлок, останется твоя любимая в неприкосновенности. И ты, Ваша Светлость, выдохните уже. Сказал же, не посягну на честь этой шпионки.

Пока эльф веселился, 13130-я взглянула на дракона. Лучше бы этого не делала. Даже через голограмму почувствовала, в каком напряжении он был. А потом как-то так вышло, что и ей оно передалось. Сердце отчего-то сжалось, и какие-то внутренние струнки затряслись. Часто-часто, как овечий хвостик. И некоторое сомнение на девушку нахлынуло. А правильно ли она поступала? Может, надо было все бросить: эльфа этого, задание, почти уже выполненное, и карьеру свою шпионскую. И кинуться к Гайтерлингу на грудь, к которой в тот момент потянуло с неведомой силой. И, вот, что это было? Магия? Энергетика этого дракона, такая подавляющая чужую волю? Не знала! И хорошо, что Эрионор связь с Вулканией прервал, пожелав друзьям всего наилучшего. Не то, не знала бы, что натворила. Возможно, так и крикнула бы Гаю, чтобы немедленно забрал ее от принца. Уф, наваждение, не иначе! И слава Богам, оно прошло, как только потух кристалл связи.

– Вот и все! А ты, дорогуша, боялась. Ловко я от них отделался? Нет, сказал, хода в Лес, и точка. А ход есть, да никому о нем не известно.

– И что вы на меня так смотрите? Нет, спасибо, конечно, что выиграли отсрочку встречи с теми двумя. Но вот вызнавать у вас про ваши тайные ходы-выходы я не намерена. Я, знаете ли, рядовой агент. А значит, дали задание – я его выполняю. Не дали…

– Ты ничем, кроме конкретного задания, не интересуешься… Ага! Понял. Повторять дважды мне не надо. Так что? Пойдем тебя во дворце устраивать? Пожелания есть? Тебе в каких тонах комнату? А этаж: повыше, пониже? Окна на сад или каскадные пруды предпочитаешь?

– Сад! Там, верно, птички поют? А в пруду могут лягушки квакать. У вас есть лягушки?

– Э… м… У нас все есть!..

По всему принц желал произвести впечатление на девушку. Зачем ему это было надо? Он говорил, что все-то ему наскучили, а она затем здесь и оказалась, чтобы эту самую скуку развеять. Ну, что же, создание хорошего настроения наследнику местного престола не шло в разрез с заданием агента 13130. А оно было совсем простым: осмотреться в этой неведомой стране, куда никому хода не было. Даже послам от разных государств. Всякие политические и торговые связи осуществлялись исключительно на расстоянии. Вот, насколько обособленную жизнь вели эльфы.

– А прогулка сегодня будет? – спросила девушка Эрионора после сытного обеда.

Который был устроен исключительно для них одних. И да, похоже было на то, что она стала личной игрушкой принца. По всему, не светили ей новые знакомства, раз он продолжал накрывать ее завесой недосягаемости. Что это такое? А как под куполом передвигалась, словно в коконе находилась. В итоге видела только то, что принц желал ей показать. Сам дверец, его убранство, окружающий ландшафт… это все, пожалуйста! А вот люди… это нет. И ее, догадывалась, тоже не всякий мог наблюдать. Это, конечно же, не то, что надо было агенту. А Остроухий к ней приглядывался, за эмоциями наблюдал пристально, пару раз даже в голову попытался влезть. Не вышло у него ничего, если не считать подсмотренные восторги среднестатистической туристки.

– Я думал, что ты утомилась и захочешь отдохнуть в своей комнате. Там…в ванне понежиться, пригласить к себе массажисток…

– С чего бы?! Телепорт утренний имеете в виду? Я легко его перенесла. Пара часов хождения по галереям дворца для меня не нагрузка. И вот терять время на всякую ерунду, вроде перечисленных процедур, не в моем характере. Я же первый и последний раз в Изумрудном Лесу, ведь так? А какие воспоминания о нем останутся, когда буду потом лет семьсот с демонятами нянчиться? Джакузи?.. Массажистки экзотической наружности?.. Мне бы хотелось красотой природы насладиться. Взять хоть ваш сад, что дворец окружает, туда же мне можно сходить?

– Пожалуй, можно, – улыбнулся ей Белобрысый. – Пошли.

И похоже, ее реакция на окружающее его веселила. А значит, настроение мужчины улучшалось. Разве нет, если он часто улыбался, а на следующий день пообещал отвезти на те, самые озера в долине Мэй. И обещание исполнил, что было особенно важно. А еще значительнее стал тот факт, что не телепортом ее туда переместил, а принял решение лететь на аэрокаре. Усадил девушку рядом с собой, пристегнул самолично и довольно резко поднял их в воздух. Правда, они оказались на очень большой высоте почти сразу же, так что многого внизу рассмотреть не могла, но и то удача. А как перед глазами Аэрики предстали горы… эти острые пики с белоснежными искристыми шапками, так у нее дух занялся, и чуть не захлебнулась восторгом. На самом деле, вообще-то.

– Нравится?! – как пил ее эмоции эльф. – Что же ты скажешь через несколько минут?!

А через это время аэрокар, ведомый опытной и твердой рукой, протиснулся между двумя горными вершинами и резко, как падать начал, пошел на снижение. Поначалу девушка взвизгнула и ухватилась за то, что первое под руку попалось. Обычная женская реакция, которую, судя по всему, Эрионор не раз наблюдал, вызвала у него кривую усмешку. Но потом он принялся улыбаться, слушая ее визг уже по поводу открывшейся глазам красоты. Представьте глубокую чашу, образованную горными склонами. А в ней три озера. Одно маленькое, другое больше, и самое большое. Все три абсолютно круглых и с синей-синей водой.

– Твои глаза такие же, – бросил эльф взгляд на смеющуюся от восторга девушку. – У тебя в роду, случайно, не было эльфов?

– Кто его знает?.. Я из интерната… родителей своих совсем не знала, – отмахнулась она от него небрежно и снова, чуть ни носом, прилипла к окну. – А купаться там можно? – и сама себе ответила. – Нет, наверное. Это же горная долина. Вода, скорее всего, холоднющая.

– А вот и нет. Она теплая, как парное молоко.

Аэрика действительно, как растворилась потом в той озерной воде. И плавала без устали, и ныряла, и просто лежала на поверхности, наблюдая за проплывающими в высоте легкими облачками. Эрионор наблюдал за ней, сидя на берегу. Но спустя час, наверное, не выдержал и велел выходить на сушу. И вот выбралась она из озера и, перескакивая с одного кругляша-камня на другой, прокралась за куст, где оставила свою одежду.

– Ты плаваешь как рыба, Стефани. Тебе никто этого не говорил? А ныряешь так глубоко и задерживаешь дыхание настолько долго, что я пару раз с трудом выдержал, чтобы не кинуться тебя спасать. Хорошо, что вода кристальная, заметил, что шевелишься и разворачиваешься к поверхности…

– Спасибо за похвалу моим способностям пловца, но про прозрачность воды могли бы и умолчать. Я и так старалась держать значительное расстояние между нами, а выходит, все зря…

– Застеснялась? Пф! Я столько обнаженных дев видел!.. Хотя, могу отметить, что ты сложена великолепно.

– Спасибо и на этом, – фыркнула и она на его слова.

– Так что у тебя за магия, Стефани? Не пора ли тебе открыться?

– Видите ли, как уже говорила, вам лучше о ней ничего не знать, и уж точно на себе мои способности испытывать не советую.

– Заинтриговать желаешь? Да я могу о ней узнать на счет «раз». Вот только насилие над такой юной и хрупкой девушкой чинить не хотел.

– Надеюсь, и не станете. Особенно здесь, где вам и помочь-то никто не сможет…

– Не рискуй! – сузил Ушастый на нее глаза. – Можешь и доиграться. Потому что тогда и тебе на помощь никто не придет, деточка.

– Хорошо. Я скажу. Но показывать ничего не стану. Ладно?

– Интриганка! Говори уже, не то…

– Спокойно! Я одна обладаю просто мировым запасом энергии обольщения. Если мои закрома вскрыть, взломщику мало не покажется!

– Ха! Даже, если и так, то, что будет? Не устою от искушения заняться с тобой любовью здесь вот, на этих камнях? Не смеши меня, деточка. Ни одного мужика этим не испугать.

– А если жизнь потом без меня не в радость станет? Если ни на одну женщину впредь желания смотреть не будет? Вот совсем!

– Чушь! Если что, любая магия такого действия потом развеивается. Даже, если дозу принял оглушительную.

– Хорошо бы, если так… – задумчиво проговорила девушка, а затем взяла в руку мелкий голыш и мастерски швырнула его по поверхности воды. – Раз, два, три… семь, восемь, девять. О! Мое любимое число!

– А мое цифра три. Скучно мне в постели вдвоем с одной женщиной стало, вот и зову, с некоторых пор, третью, причем, многоопытную. Говоришь, ты одна двоих стоишь?

– Не было такого. Я сказала, что легко могу стать единственной для любого мужчины.

– Как для Отлока, например? – еще больше прищурился на нее эльф.

– Сколько можно повторять, не применяла я свою магию ни на ком!

– Что, ни на одном мужчине? – потянулся к ней Эрионор, как стал подкрадываться.

– Эй, Ваше Высочество, а кто слово демону и дракону давал?

– Я. Но ничего и не будет, ведь так?! Ну же, продемонстрируй свои способности. Лучше сама, не то, я до них сейчас доберусь.

– Так не честно, не находите?.. А вообще-то, у меня и другие способности имеются. Например, могу вас обездвижить, или…

– Чушь. У меня щит такой, какой тебе и не снился.

– Сидеть! – рявкнула она, заметив желание эльфа поймать ее за руку, и еле успела отпрыгнуть. – Ладно. Сами ведь не успокоитесь, правильно понимаю? Тогда у меня будет одно условие. Держите ваш хваленый щит изо всех сил. Договорились? Тогда, приступим!

Глава 10 Задание выполнено

Они летели назад. В эльфийский дворец правителя. Правила аэрокаром Аэрика. Принц в это время крепко спал. Да, пришлось его выключить таким вот образом. А что еще было делать, если хваленый щит Эрионора пропустил слишком много ее магии? И ведь направила-то на него сущий мизер, но результат оказался катастрофическим. Нет, как бы она захотела нанести принцу телесный или душевный вред, то защита его непременно сработала бы блестяще. Но вот беда, против запущенных в охраняемый объект любовной неги, тепла и радости барьер не выполнил предназначения. Он их почти полностью пропустил. В этом и была особенность ее чар, их невозможно было перехватить, задержать и обезвредить. И да, любовью можно сильно ранить, если она глубока и не найдет в итоге взаимного отклика. А в их случае с эльфом все именно так и обстояло, девушка знала, что не могла разделить чувств, вспыхнувших в Эрионоре.

Она использовала свою силу на мужчине впервые. Вот так вот, в обычной жизни. Хотя были тренировочные упражнения в стенах академии, только проводились они на людях, участвующих в опытах за деньги. Куда девались потом те бедолаги, 13130-я не знала. Их уводили из зала, обшитого сплошь поглощающими магию панелями, и все, о дальнейшей судьбе их агент не ведала. Но потом еще долго помнила глаза мужчин, что-то ищущие в ней, какого-то отклика. И еще они ей иногда снились после тех экспериментов. Правда, недолго. Оттого, что жизнь студентки была очень насыщенной и полна трудностей, на смену одним испытаниям приходили другие, затмевающие предыдущие. А теперь, вот! Пришлось применить магию не в стенах академии, а на самом деле. И ведь не хотела делать из Ушастого любвеобильного зомби, ничуть. Эх, все же опыт еще надо было нарабатывать и нарабатывать, убедилась в этом снова!

И вот она за штурвалом аэрокара, а ей вспомнился вспыхнувший пожар в голубых глазах эльфа, что потом сменился на восторг и обожание, и невольно снова застыдилась совершенного над мужчиной насилия. И слабым успокоением было то, что он сам вынудил ее к этому действию. Да, Эрионор желал испытать ее магию и, наверное, не согласись она уступить, мог бы и принудить к тому. Но все же наблюдать сильного человека, в момент лишившимся воли, это нечто. Из разряда ужасного. Даже вспоминать о том не хотелось. А каково же будет принцу, когда он придет в себя? Вопрос! Вот и постаралась для его блага – усыпила. А еще кое-что поколдовала, чтобы понизить степень своего воздействия на Белобрысого. Ух, помогло бы только!

– Как очнется, или снова за руки хватать начнет, или к шее моей потянется. Одно из двух.

Хватание за руки и всматривание в глаза, ясное дело, было бы остаточным действием магии. Значит, не все нейтрализовать удалось. Хотя, как возможно было все-то изъять из крови, например? Абсурд. Но надежда на благоприятный исход продолжала в ней жить. А вот если бы принц решительно настроился потом на расправу, то значит, вспомнит, как она у него в голове порылась. Основательно так покопалась! Но он же знал, что дело имел с профессиональной шпионкой. И сам, что недавно говорил про их род деятельности? Правильно! На благо отечества они все трудятся…

– Ох! Не знаю, что лучше. И то, и то, как-то оно… а может, судьба смилостивится и что-то третье подкинет? Хотелось бы!

Когда добралась до конечной цели, то выяснилось, что подкинула. В смысле судьба, и третий вариант. И именно тогда, когда девушка начала спешно меняться с принцем местами в кабине аэрокара. Делала это для того, чтобы все решили, что это он транспортом управлял. А дальше привела бы принца в чувство, и дело в шляпе. Но только переместила, кряхтя, грузное мужское тело за штурвал, рук от его плеч убрать не успела, а Эрионор возьми и открой глаза. С пару секунд всего смотрел в ее лицо, а потом выдал:

– Ты кто?

Вот, как! Память мужику отшибло. Ох, от волнения у нее получилось с ним сотворить такое. Ну и, опять же, опыта маловато.

– Друг! Э… подруга! То есть, гостья! Да, я тут у вас в гостях, а вы мне красоты Леса показываете.

– Что, что показываю?! – начал он в кресле оживать, и от того спину и плечи распрямлять.

А тут к кару подбежал кое-кто из обслуживающего персонала, им странным показалось, что агрегат замер на посадочной площадке, а принц с девушкой из него не выходили.

– С вами все в порядке? – сунулся к ним какой-то эльф.

И тут с Эрионором произошла резкая перемена. Он вспыхнул решительностью огородить девицу от близости чужого мужчины. Иначе, как было понять загоревшиеся глаза, резкие и агрессивные телодвижения в сторону техника и еще крик.

– Куда лезешь? Пошел вон отсюда!

А как только озадаченный служащий скрылся из вида, принц ласково погладил Аэрику по руке.

– И как тебе мое государство, милая? Э…постой, что-то у меня с…

Однако здорово его лихорадило! 13130-я догадалась, что вспыхнувшая на секунды влюбленность потухла, уступив место поиску утраченной памяти. А иначе, отчего Эрионор снова хмурился? Не иначе, как имя ее силился вспомнить. Вот незадача, его возлюбленная оказалась без имени. И сколько это беспамятство еще продолжилось бы? Нет, выход из-под купола Леса она теперь знала, не зря же сведения из головы наследника престола считывала. Можно было и убраться отсюда. Но охрану в лице бравых гвардейцев никто не отменял, да и магов во дворце наблюдалось не счесть. Теперь-то шпионка имела о том представление, раз принц забыл ее в индивидуальный магический кокон поместить. Вот так и шли они по коридорам дворца под руку: он хмурился, а она вела его к своим покоям.

– А вот и мои комнаты! – выдала бодрым голосом, стараясь, чтобы эта информация записалась ему на корочку. – Вы были щедры, выделив их мне. Роскошные, и я так довольна видом из окна…

– Да?.. –Эрионор тер переносицу с довольно глупым видом.

Аэрике отчего-то показалось, что слишком уж показательно делал это. Как будто демонстрировал растерянность, а не пребывал в ней. Это что же выходило? Эльф уже пришел в себя? А ведь могло такое быть. С этим прохиндеем остроухим надо было держаться настороже.

– Спасибо за экскурсию, – заморгала она глазами, показывая, что не знала, как поступить дальше. К спальне принц ее привел, но вот уходить от порога что-то не собирался. – А ужин сегодня будет? – улыбнулась ему душевно и со всей открытостью. – Я бы поела, тем более что обед мы с вами пропустили.

– Да?.. – а вот эта повторная его демонстрация растерянности уж точно ее насторожила. – А, точно! Озера…купание… Э… конечно, сейчас распоряжусь, чтобы нам на веранде стол накрыли. Ты не против, Стефани? Вечер теплый, а оттуда изумительный вид на пруды.

Вот так вот, имя вспомнил. Интересно, как она его магией накрыла, тоже в памяти Ушастого всплыло? Но торопиться с выяснениями не стала. Хотя, догадка, что эльф пришел в себя окончательно, ее не оставила. Он же все больше и больше становился похожим на себя прежнего. А это значило, оживал его изворотливый разум, и можно было ждать любых каверз. И когда он заговорил с ней на следующий день за обедом о статусе его фаворитки, Аэрика долго в задумчивости крутила в руке вилку. А все от того, что пожалела теперь о своей лояльности к Белобрысому. Нет, правда, она к нему со всей душой, последствия магической атаки постаралась убрать, чтобы, так сказать, вред на нести наследнику престола. А он? А этот тип пришел в себя и начал над ней насмехаться? Или нет? Или помнил испытанное к ней чувство и теперь не хотел от себя отпускать? Вот, пойди, разберись! Ох, этот Остроухий с самого начала показался ей скользким субъектом! Все-то мысли ей спутал своим поведением. Она голову сломала, решая вопрос, чего от него теперь ждать. А он! Как кот с мышкой игрался. То так себя поведет, то этак, а то еще что-то выкинет, что и не знала, как быть. И надо ведь было на что-то решаться – время шло, отпущенное ей на задание точно миновало. Застревать в Лесу надолго ей никак нельзя было, ни в каком статусе.

– Загостилась я здесь у вас, – оставила девушка мучить вилку. – Пожалуй, мне домой пора.

– Это такой твой ответ, деточка? – расплылся в широчайшей улыбке Эрионор.

Ага! Испытывал ее, значит. Что же, нечто подобное про него и думала.

– И как вы сейчас себя чувствуете, принц? – пригубила бокал с вином, рассматривая его искрящиеся весельем глаза. Если по ним судить, то вполне неплохо. – Заметьте, никакого вреда вашему организму я постаралась не нанести.

– Хм. Что же, сознаюсь… впечатлен. Ты сильна в своей магии, Стефани. Сильна… и очень опасна. Для нас, для мужчин.

– А я предупреждала. Но вы сами настаивали на демонстрации.

– Не спорю. Но теперь убедился, что выпускать тебя из рук никак нельзя, – расплылся он в еще большей улыбке.

– Это как?! – нет, не настолько она запаниковала, как показывала, но насилия не терпела, ни в каком виде, оттого напряглась. – В Лесу решили меня запереть?

– Почему бы и нет? Тебе здесь, вроде бы, нравится?.. Да и плен будет условным: ходи себе, где хочешь, делай, что пожелаешь. Никаких ограничений не стану чинить своей главной возлюбленной. – Он уже чуть ни хохотал, но ей было не до смеха.

– Что? Влюбленность осталась? – с сомнением смотрела Аэрика на него.

– Осталась, Стефани, осталась. И такая, что, поверь, даже на брак с тобой согласен.

– Но ваши законы!..

– Вот именно… законы. От них не отмахнешься. Поэтому женюсь все же на эльфийке. Но это же через пятнадцать-двадцать лет! А пока… это самое время проведу с тобой, любовь моя.

– Эрионор! Хватит паясничать! Я же знаю, что играешься. Скажешь, в твоей крови осталась моя магия? А ваши хваленые маги оказались настолько беспомощны? Бред! Но если хочешь, еще над тобой поколдую, чтобы попытаться окончательно от себя излечить.

– А может, я не желаю? – вот теперь он уже давился от хохота.

– Весельчак, нашелся! – прыснула и девушка, сообразив, что он все это время продолжал ее разыгрывать.

– Но ты действительно опасна, деточка, – а вот теперь его глаза посерьезнели. И весь вид принца сказал, что готов вот-вот принять решение в отношении ее судьбы. – Ты очень сильное оружие, однако. Неужели думаешь, что отдам в чужие руки такую мощь? Да ни за что!

13130-я почувствовала нешуточное волнение. Но потом немного успокоилась. И прищуренные глаза Эрионора перестали вызывать дрожь, когда вспомнила, что Изумрудный Лес с его магическим куполом, в котором эльф собирался ее закрыть, как в клетке, не представлял опасности. Потому что знала, где у той клетки была дверца. И открыть ее было агенту по силам.

– Но отдаю себе отчет, что и сам удержать не смогу. Догадываюсь, что только брак, заключенный на крови, смог бы связать нас крепко-накрепко. Только вот у меня о нем есть договор с другой девушкой. – Блондин продолжил пристально прощупывать Аэрику взглядом. – Да, влечение к тебе имею. Сильное. Но жениться по-настоящему не смогу. Здесь буду честен. И лишь потому, что в крови моей осталась та тяга, сама знаешь, какая. Мог бы обмануть, подстроить ритуал… но не стану… теперь.

– И как же тогда поступите?

– Вот и думаю! Весь мозг себе этим сломал. А еще ведь знаю, что ты шпионка. И что в голове моей покопалась. Да, да! И не отнекивайся – я сильный маг, к твоему сведению, и знаю, о чем говорю сейчас. И это все значит, что ты могла многое у меня узнать. Что глаза отводишь? Страшно стало? Правильно! Я же тоже могу с тобой сделать подобное…Интересно, как бы ты себя потом чувствовала. Наверное, потешалась тогда надо мной, а? Я был похож на идиота?

– Вовсе и нет!..

– Молчи, несчастная! Вот что ты наделала?! Мы же могли бы договориться. Я бы для тебя ничего не пожалел. Но теперь… всегда же помнить буду, взглянув в твою сторону, что был слаб и глуп однажды. Проиграл девчонке малолетней, одним словом. А значит, что же мне тогда лучше с тобой сделать?

– Неужели… – она вся похолодела от догадки, что жизнь ее может сейчас уже мериться часами или даже минутами.

– Убью? Нет. Успокойся. Но от себя постараюсь убрать подальше.

В ее голове немедленно возникли картины казематов. Подземных. Темных и сырых. И даже с крысами. А еще чуть ни почувствовала, как на запястьях и щиколотках сомкнулись стальные оковы. Жуть! Было от чего вздрогнуть.

– А может, все же договоримся?..

– Если только на промывание мозгов… твоих.

– Пожалейте!

– Самому жаль губить тебя, как личность. Да и…что ни говори, а ты мне теперь дорога, малышка. Вот ведь, черт! – он действительно мучился дилеммой. И хмурый вид эльфа говорил за это, да и все его поведение в последние сутки. – А завтра срок – обещал отдать тебя Отлоку…

– И как же поступите?

– Да, пожалуй, так и сделаю. Отдам. Я демонов знаю. Они за свое добро крепко держатся. Хоть мне и тяжело поступать так, но лучшего выхода не вижу. А Отлок, как и говорил, запрет тебя в своих владениях. Этот ни с кем счастьем делиться не станет. Замурует любовь свою в замке. А потом постарается заботой о его детях загрузить. Это тоже у демонов в крови.

– Как будто у других мужчин иначе, – хмыкнула она на слова ушастого.

– А вот про других мужиков у тебя голова болеть уже не будет, у тебя свой муж появится, и заживете счастливо лет этак семьсот.

– Может, не надо так со мной поступать? – попыталась канючить.

– Тогда промывание! Что? Не желаешь? Ну, если так, то остается замужество. А с Отлока я клятву возьму, что держать тебя будет в ежовых рукавицах.

На том эльф и порешил. И вот они уже летели к границе Леса. Но не одни, а с охраной. Теперь Эрионор не был настолько беспечным и шпионку без присмотра оставлять не собирался. Когда прибыли на место встречи, выбрался из аэрокара сам и помог это сделать девушке. За ними покинули второй кар и королевские гвардейцы в количестве трех человек. Вот так перестраховывался теперь принц.

– Стой здесь, Стефани, – указал он ей конкретное место на поляне с миленькими такими цветочками. – И старайся не шевелиться, деточка. Потому что солдатам дан приказ остановить любые твои попытки резко двигаться или бежать.

– А плавно уйти можно? – широко улыбнулась ему эта нахалка.

– Не ерничай. Себе же хуже, если что, сделаешь. Все равно от брака с демоном не отвертеться. Вон он, кстати, уже поджидает свою невесту. Волнуется, смотри-ка! И правильно делает. И я ему еще сейчас кое-какую информацию про будущую жену подкину, он тогда уже на семьсот лет покой потеряет. В общем, стой, где стоишь, Стефани. А я сейчас проход открывать буду. Ребята! Глаз не спускать с этой особы!

Она тоже видела по ту сторону купола Отлока. Как через плотную мутную завесу, но различила контуры его фигуры. И еще кое-кого. А дракон-то, что снова притащился? Ведь, сделал же уже свое черное дело: раскрыл всем ее тайную сущность. Или все еще на выдачу ему шпионки надеялся? Это он зря. Демоны действительно своего никогда и никому не отдавали, в этом эльф был прав. Да и Гай должен был об этом знать.

– Готово. Проход открыт. Идем? – протянул к ней руку Эрионор, как только в куполе наметился проход.

– А можно здесь постою еще? – смотрела она на него с мольбой. – Вы там все решайте, договаривайтесь. Я же тихонечко на этой полянке решения своей участи дождусь.

– Боишься? Что дракон на тебя лапу свою наложит? И правильно, между прочим, делаешь. Зная Гая, могу утверждать, что он обязательно попытается добиться твоей выдачи. Но расслабься – с демоном у него не выйдет сладить. Не сейчас, и ни при этих обстоятельствах. И ладно, стой здесь, а я быстро, вот только клятву с Отлока возьму, что из замка тебя никуда не выпустит.

Он ушел, а 13130-я стала наблюдать потом уже за этими тремя мужчинами, вставшими тесным кружком и про судьбу ее темпераментно беседующими. Ох, не нравились ей короткие взгляды, которые каждый из них, нет-нет, да и бросал в ее сторону. Но старалась на них не зацикливаться особенно. Потому что у нее было мало времени. На что? Разумеется, на побег. И что с того, что рядом стояли гвардейцы? Они-то ее способностей не знали. Подумаешь, девчонку мелкую принц им охранять поручил. Так они и исполняли его приказ. Вон, с трех сторон встали и за границу купола посматривали. Интересно им, видите ли, было, о чем там эльф, демон и дракон спорили.

А совсем рядом, с четвертой стороны, аэрокар стоял. И даже с открытой дверцей. И код доступа к его управлению Аэрика знала. Потому что именно на нем они с Эрионором на озера летали. Сделай три шага, и вот оно, спасение. И дорога в Вулканию была совершенно открыта – купол-то эльф в этом месте убрал на время. Вот и поджидала 13130-я удобного момента, чтобы троих лохов магией долбануть и сбежать отсюда, куда подальше.

– А я тебе говорю, что Стефани твоя, действительно шпионкой оказалась. Да, демон тебя побери! Как, как узнал?! Нет времени сейчас объясняться. Берешь ее себе, так и забирай, но мне клятва твоя нужна, что у нее не будет возможности с кем-либо общаться. Обязательно!

– Тогда я ее заберу, – вмешался решительно дракон. – У меня точно не забалует. И клятву согласен дать немедленно. На крови, так понимаю? Давай сюда кинжал, эльф.

– Эй! Погоди рукав закатывать! – взвился демон. – Она моя! И с чего я с вами вообще должен разговаривать…

И вот на этом его слове воздух над их головами рассек взлетающий аэрокар.

– Что за!… – задохнулся эмоциями эльф, как только до него дошло, что это его личный аэрокар сейчас чуть им головы не снес.

Но дальше на крик и ругань исходить не стал – у него поважнее занятие нашлось. Сначала дернулся ко второму кару, но затем развернулся и помчался демона с драконом разнимать. Отчего они оба начали оборачиваться, догадаться было не трудно – при обороте крылья имели. Но вот зачем Гай потом передумал и стал Отлока удерживать, это был вопрос. И выяснился он, когда Эрионор подбежал к своим меряющимся силой друзьям.

– Вы что?! Сдурели?! Что творите?

– Сообщай немедленно, говорю, по кристаллу связи, чтобы никто огонь не открывал по нарушителю! – тряс за грудки Гай демона. – Ты не понял?! Она же на эльфийском каре в ваше воздушное пространство внедрилась! Мать твою!.. Там же опознавательные знаки. Собьют идиотку, и пикнуть не успеет…

Вот теперь переполошились все трое, когда до них дошло произошедшее. И принц сообразил, как сам бы рисковал, исполни порыв преследовать беглянку на подобном каре. А Отлок выхватил кристалл и принялся связываться с министром обороны Вулкании.

– Надеюсь, что успел, – вытер он рукавом вспотевший лоб, как только смог объяснить суть проблемы другому высшему демону, а тот пообещал его пропажу ему вернуть уже в скором времени.

– Сомневаюсь, что ваши ее перехватят. Эта штучка настолько ушлая!.. – высказался дракон, до этого внимательно вслушивающийся в разговор Отлока по кристаллу. – Я ее уже ловил у себя в Сиании. Всех на уши поднял, а толку не было.

– Слышишь, кого в жены надумал взять?! – подключился к разговору и эльф. – Я бы на твоем месте…

– А ты не на моем месте! – блеснул на него глазами демон. – И никогда на нем не будешь!

– Тихо, тихо! – поднял вверх руки принц. – Не спорю. И не претендую. У меня, знаешь ли, и так забот выше крыши!

– Вот и занимайся ими! А я сам… как-нибудь!..

– Ну, ладно, – окинул их взглядом дракон. – Вы тут можете продолжать общаться, но уже без меня.

– А ты куда? – вскинулся на него Отлок. – Если за моей невестой… оставь это герцог! Она моя! Ты еще не понял?

– Поймай ее сначала, – и его взгляд красноречиво сказал, как он в этом крупно сомневался.

– Только посмей ящером своим обернуться! – зашипел на него демон, частично трансформируясь в боевую ипостась.

– Да тихо вы! – снова заволновался эльф. – Только и осталось, что нам передраться из-за этой девчонки.

– Да ты-то здесь причем?! – гаркнули на него те двое одновременно.

– Ни при чем! Я от Стефании сам отказался, хотя мог бы…

– Да ничего ты не мог бы! Эта пигалица настолько юркая, как ящерка…

– Под себя ее примеряешь, ящер! Я так и понял! Еще когда ты только в пансионате появился! Да только знайте, все вы, двое, она моя! Чего бы мне это не стоило, найду, верну, женюсь, и она мне, как миленькая, дюжину детей родит.

– Ага! Найди! – ухмыльнулся Гайтерлинг, но глаза его устремились к далекому небу и с тревогой по нему пошарили. – Только бы не сбили…

– Министр обороны обещал…

А Аэрика летела на предельной скорости. Маршрут был заранее спланирован в ее голове. Потом была резкая посадка и пространственный переход. За ним небольшой отдых и еще один переход. И только потом позволила себе забыться тревожным сном. Прямо на голой земле улеглась и заснула. На целых восемь часов. Как вырубилась. Боялась ли быть обнаруженной? Не без этого. Но иначе силы было не восстановить, а ей предстояло еще одно перемещение в пространстве. Самое серьезное из трех, и все в одни сутки. Да, ей грозило полное магическое истощение. Вот и приказала себе отрешиться от проблем и окружающей природы. Легла на темную вулканическую почву, прямо под раскидистым тропическим деревом. Сквозь его широкие крупные листья жарящее солнце не должно было достать. А живности не боялась – знала, на какую траву опускалась. Эту шелковистую и кучерявую поросль и ползающие, и летающие, и ходящие на четырех лапах не жаловали. А им, агентам, ядовитая подстилка ничего сделать не могла. Они к ее соку и запаху были привычные. За те годы, что обучались в специальной академии Залкии.

И ровно через восемь часов, она проснулась. Ей показалось, что даже выспаться смогла. Встала, потянулась, а потом хорошенько осмотрелась. Вроде, все было спокойно. Но место для открытия портала агенту не понравилось, потому решила немного пройтись. Вот через пять с небольшим километров она снова остановилась. Теперь высота была, что надо. Но только принялась настраиваться на переход, как над головой раздался гул, и небо расчертили на полосы промчавшиеся мимо аэрокары. Девушка догадалась, что искали ее. А значит, мешкать не стоило, раз демоны принялись прочесывать этот район. Она встала в нужную стойку, собралась с мыслями и силами и начала творить портал.

Глава 11 Встреча с братом

И вот Аэрика была в кабинете шефа. Около часа заняла их беседа. Она подробно рассказала о своем пребывании в Вулкании, описала, каким образом удалось попасть в Изумрудный Лес и отдельным повествованием уже пошло то, как ей удалось улизнуть сразу от трех сильнейших магов галактики.

– Молодец, девочка. Но я нисколько и не сомневался, что у тебя все получится. Второе выполненное задание на твоем счету. Поздравляю! А теперь давай сюда все, что удалось добыть: снимки местности, слепки аур, письменный отчет.

– Но я не успела все изложить документально. Как добралась до Залкии, сразу сюда. Устно изложила, а письменно пока нет.

– Ничего. Это мелочи. Вот сюда садись. Да хоть за мой стол. Бери планшет или вот другая аппаратура…как больше нравится, так и устраивайся. И начинай отчет. Здесь тебя никто не потревожит. А я пока отойду по своим делам. Договорились? Часа тебе хватит? Тогда приступай.

И наставник вышел из своего кабинета. А Аэрика осталась составлять письменный отчет. Как обычно, увлеклась и склонилась над электронным экраном чуть ни с высунутым от старания языком. Ну, вот такая у нее была привычка. И отчет, мало-помалу, продвигался и почти подошел к завершению. Девушка была собой вполне довольна, а еще в памяти постоянно всплывала похвала наставника, и от этого в груди разливалось приятное тепло. Все же ее не просто так похвалили, а заслуженно. Ах, как же приятно было сознавать, что второе ее задание завершилось и так успешно.

– Я почти закончила, – сказала она, не отрываясь от планшета, когда услышала за спиной звук открывающейся двери. – Пара минут, и все.

– Не спеши. Время ждет.

От этого голоса агент вздрогнула. Это не был ее шеф. Но, кто говорил, догадаться получилось тут же. И как иначе, этот голос знал любой на Залкие. Каждый гражданин слышал звучание его с экранов своих головизоров. Это император вошел в комнату. От такой неожиданности усидеть на стуле никак не получилось. Да не положено было – могло бы сойти за оскорбление такой важной особы. Вот 13130-я и вскочила с места, резко развернувшись к двери.

– Ваше Величество!.. – склонила голову, как было положено военному человеку, и вытянулась в струнку.

– Так это ты добыла сведения об Изумрудном Лесе… Похвально. И как тебя звать?

– 13130-я, Ваше Величество, – назвалась, как положено, и новый кивок сделала.

– Все твои отчеты попадут на мой стол, агент. Поняла, как они важны для нас?

– Так точно!

– Да ты расслабься, – велел ей император, а сам сел в кресло начальника. – Присядь, я разрешаю. И поведай мне о своих личных впечатлениях про страну эльфов. Как считаешь, какие из них могут быть воины, насколько опасны для нас в случае вооруженных столкновений?

От такого приглашения к беседе не отказывались. Вот и Аэрике пришлось напрячься и выполнить все пожелания правителя. Она-то думала, что трудный день подошел к концу, ан нет, он продолжился и таким неожиданным образом. Но девушка не растерялась. Да и повторить свой рассказ особого труда не представлялось. Ну да, сидеть так вот, близко и наедине с императором, мало кому выпадала возможность. И может, ну ее совсем, обошлась бы без этого общения, да только судьба распорядилась так вот.

– А ты бойкая. В тебе что-то есть… особенное, – правитель как-то так интересно повернул голову и посмотрел на нее будто бы сбоку.

И она вспомнила. Да! Аэрика точно припомнила, что уже видела императора вот так же близко. Точно! Было такое. Только этот мужчина тогда еще не был правителем. А сама встреча произошла в интернате. Много лет назад. Она вся такая нарядная и причесанная, что совсем не было для нее нормой, стояла в ряду с остальными воспитанниками. Рядом, конечно же, Кай. Какое-то время они держались за руки, но потом, когда знатные гости пошли по рядам, чтобы поближе познакомиться с детьми, воспитатель шикнул на них, и руки пришлось расцепить.

– Кто тут у нас? Какая миленькая девочка! – склонилась к ней пожилая дама из попечительского совета.

К такому вниманию маленькая Аэрика не привыкла, да и девочкой ее здесь никто не называл, скорее сорванцом, вот и попыталась от старушки, что навела на нее лорнет и обдала запахом каких-то резких духов, отодвинуться подальше. Только ничего не вышло – тот же строгий воспитатель не дал. Встал злыдень сзади, вот девочка и уперлась в него спиной.

– Взгляните-ка, она меня испугалась! Ну, точно этот ребенок похож на котенка пугливого.

Знала бы та дама, скольких успел в свои семь лет тот «котенок» покусать и поцарапать. А еще этот ребенок в свой малый возраст постарался уже порядком обжить карцер. Нет, конечно, высокой комиссии никто не собирался показывать то темное помещение. Его малые размеры, единственное окошко, забранное решеткой, что располагалось под самым потолком, могло произвести плохое впечатление на гостей. А еще топчан, сбитый из двух грубых досок и никаких других предметов, кроме жестяного ведра в дальнем углу, даже на провинившихся воспитанников действовали удручающе, зачем же было портить настроение знатным особам.

– Как тебя зовут, милая деточка? – глаза дамы, увеличенные стеклами лорнета, казалось, хотели забраться в самую душу девочки. А еще этот запах! От ее духов сильно щекотало в носу. Ох, как бы не чихнуть, не хватало забрызгать старушку…

– Отвечай! – был ей тычок в спину. Ощутимый такой. Она даже немного поморщилась от боли и обиды, но потом поклялась отомстить, например, соли в тарелку этому злому новому дядьке подсыпать, и стало вроде бы легче. – Ну! Уши снова заложило?!

– Зачем вы так? Девочка просто растерялась и засмущалась. Правда же? – даме нравилось ворковать с детишками, Аэрика это приметила. А еще некоторым она давала конфеты. Вот бы и им с Каем сладость перепала… – Так ты назовешь свое имя, дитя?

– Аэрика, – гордо вскинула она голову и обвела взглядом не только разговорчивую тетку, но и мужчину, что стоял с ней рядом.

Или не мужчину? Не разбиралась она тогда особенно в возрасте, но тот нарядный субъект смотрелся значительно. Высокий, плечистый, очень богато одетый, и весь такой гордый-гордый. Это потом директор интерната просветил их с Каем, что имели честь общаться с сыном императора и какой-то там его дальней родственницей. И что ему было семнадцать, но занимался серьезными государственными делами.

– Андергейл! Взгляни! Какие у нее потрясающие глаза! Хм! Из девчушки обещает вырасти настоящая красавица. Вот только… что же это она у вас такая тощая? Детка, ты плохо кушаешь?

И тут же на плечо Аэрики легла тяжелая ладонь воспитателя. Тот, как почувствовал, что девчонка сейчас ответит что-то из ряда вон. Но он опоздал, ее милый пухлый ротик уже открылся.

– Я ем хорошо. Просто бегать и прыгать люблю. Вот жирок и не завязывается. И порции могли бы быть больше к тому же. Иногда мы с Каем не наедаемся. Скажи, Кай! – толкнула она его локтем. Да так сильно, что покачнувшийся товарищ нарушил строй, задев рядом стоящих детей. – А еще мы с ним очень любим конфеты. Дама, у вас же остались еще угощения? Вы не все раздали там, в начале шеренги?

Сказала и так и впилась глазами в руку старушки, что та запустила в раскрытую дамскую сумочку. Даже дыхание придержала, пока не увидала пару извлеченных оттуда леденцов.

– Какая непосредственность, – произнесла дама уже иным тоном. Дала им с другом по конфете и моментально утратила интерес к детям.

Вообще к воспитанникам интерната. Она резко распрямилась, спрятала в свою сумочку лорнет и быстро прошествовала вон из зала, где выстроили им на показ детей. А Аэрике и дела до нее не было. И до того важного блондинистого типа, что последовал за теткой. Главным была добыча. Ее рука теперь сжимала леденец! А второй она успела сунуть Каю. Уж он не растерялся и свое угощение тут же спрятал за щеку. А ее так и осталось зажато в кулаке, когда воспитатель, схватив за шкирку, потащил в карцер.

– Тебе же сказали, как следовало вести себя, вредная ты девчонка! – шипел он при этом.

В карцере они тогда с Каем оказались заперты вместе. Все веселее, конечно, но он-то совсем не был в чем-то виноват. А наказание с ней разделил. И более того, ее через полчаса вывели оттуда, он же так и остался сидеть в том темном каменном мешке. Ее же повели в комнату директора. И надо же, самого главы интерната в помещении и не оказалось. Но там был тот важный господин, которого потом назвали сыном императора. И он повел себя очень странно.

– Встань в центре, – велел он девочке и указал на самое освещенное место в комнате. – Теперь повернись. Эй! Не скачи! Медленно поворачивайся, чтобы мог лучше рассмотреть тебя. – А сам сидел в кресле директора и за его же столом. Ничего себе! – Теперь в другую сторону обернись. Медленнее, я сказал. У тебя что, пружины в теле вместо костей.

– Нет! Косточки, – удивилась малышка на такие слова. – В прошлом году я сломала одну, когда с дерева в саду спрыгнула.

– И правда, ты очень тощая, – сказал он, скорее себе самому, чем ей. – Ладно. Я распоряжусь, чтобы тебя лучше кормили.

– А Кая? – этот вопрос моментально у нее вырвался. Впрочем, как обычно, если думала, что ее друга обделяли чем-то.

– И Кая, – скривились мужские губы в усмешке.

И их действительно стали лучше кормить. Всех скопом. Правда, увеличение паек они прочувствовали всего с пару месяцев. А потом все вернулось на круги своя. Но тот блондин оставался в памяти много дольше. Гораздо дольше. Больше всего его точеные черты лица никак не забывались девочкой. И особенный поворот головы. Да что там, даже став взрослее, вроде бы видела иногда сны с участием того господина. Хоть и знала уже потом, что тот был на недосягаемой высоте от нее. Но мечтать, как говорится, не запретишь. Вот и она порой тайно представляла себе новую встречу с тем гордым красавцем. Целых лет пять, наверное. А потом совсем выросла. И бреда несбыточного в голове стало меньше.

А еще рядом был Кай. Всегда рядом. И он считался в их компании многомудрым. И друг пресекал многие ее идеи на корню. Особенно мысли разыскать сведения про их родителей. Да, он первым проник в тайны интерната и открыл на них глаза своей подруге. Вот так в свои двенадцать они уже знали, что в мире была любовь правильная и запретная. От последней рождались такие дети, как они. Которых потом отдавали в интернат.

– Мы бастарды, – втолковывал он ей с немалым ожесточением в голосе. – Отказные дети презираемых внебрачных утех. Чего ты хочешь добиться? Узнать, кто твой папенька?

– Неужели, ты не хочешь этого? – смотрела она на друга не верящими глазами.

–Ну, например, узнал, – вздыхал Кай тяжко, будто устал общаться с бестолковой особой. И правда, сколько можно, они же уже выросли, покинуть интернат должны были, а разговоры вели прежние. – Дальше что? Допустим, он граф. Обжимался с какой-то своей горничной или кухаркой. Вон, как некоторые наши воспитатели между собой. Заделал меня. А потом сбагрил с глаз долой. Заметь, не пристроил в приемную семью, а отправил туда, откуда точно никак не мог напомнить ему о своем существовании. Мне от этого должно сделаться приятно, скажешь? Я будто бы могу его полюбить через столько лет? Вздор! И давай оставим эту тему теперь уже навсегда!

– А помнишь, ты говорил тогда, давно, что у меня одни глаза с тем господином, что приходил к нам в интернат? Ну! Еще бабулька дала нам по конфете!..

– Пф! Не дала, а ты у нее выпросила.

– Нет, дала!

– Да не важно, Аэрика! Ты же знаешь теперь, что он сын императора. Знаешь же?!

– А вдруг я…

– Глупая девчонка! Да у правителя тьма бастардов имеется. Но он о них, худо-бедно, позаботился. Всех в разные семьи своих подданных пристроил. А тебя сюда, скажешь, определил? Такая ты у него особенная?!

– Откуда знаешь все это?! – начала заводиться и девушка. – Тебе прямо так все о его жизни и докладывали?!

– А я не витал в облаках, как ты. С раскрытыми ушами, между прочим, жил, не то, что некоторые. И только слепой и глухой не знает, что император еще при жизни покойной императрицы заимел с пяток бастардов. И уж не говорю, сколько еще потом. А тебя одну сюда определил, да? Выброси эти мысли из головы. Прими уже тот факт, что мы здесь все никто и звать нас никак. Усвоила? Вот и иди, готовься к экзаменам в академию. Все! Закончим споры на этом. И хватит, хватит говорить мне про того блондина из детства – надоело!

И вот! Такая случилась новая встреча. И когда же? Когда она уже побывала у той колдуньи и теперь знала, что перед ней в кресле ее шефа по тайной службе сидел сводный брат. И была убеждена, что ведьма открыла ей правду. Вот так все сложилось. И что это, новый виток судьбы? В прошлый раз брат был дня ее просто незнакомым важным господином. Он сидел, а она стояла перед ним, переминаясь с ноги на ногу, и теребила в пальцах подол платьица, что полагалось всем воспитанницам интерната без исключения. Теперь этот мужчина снова сидел, но и она нашла себе место напротив и на стуле. Прогресс! Может, это намек, что могут в итоге когда-то и сравняться по положению? А что? Жалкой она теперь не выглядела: вся из себя в военной форме, лучшая выпускница академии, успешный агент, выполнивший второе по счету задание. Правда, Аэрика и много лет назад нисколько не ощущала себя ущербной. Ну, ни сколечко. А была так же полна жизни, как и в настоящий момент. Вот только научилась управлять эмоциями. Причем, в совершенстве. Была уверена, что император не смог понять по ее лицу, что с интересом рассматривала его и искала сходство между ними и с их матерью. Или все же заметил?

– Ты знаешь, кто я? – вдруг спросил правитель без всякого перехода.

И голос его ничуть не изменился. Как и выражение лица, и поза. Все так же сидел важный господин перед Аэрикой и смотрел на нее вполне нейтрально.

– Знаю, – вот так и сказала. И без всякого там «ваше величество».

– Давно? – похоже, теперь его больше интересовал прибор для письма хозяина кабинета, чем девушка напротив.

– Недавно, – император кивнул в знак согласия с ее словами. – А зачем вы меня об этом сейчас спросили? Или, дайте-ка угадаю, за мной следили все это время, верно? Ну, когда была в стране. Это так? – в ответ была тишина и пристальный взгляд таких же синих глаз, как и у нее самой. – Погодите! А исчезновение той женщины, ну, колдуньи, это дело рук ваших людей?

– Зачем ты пошла к ней еще и во второй раз?

– Боги! Так меня что, считают угрозой вашей власти? Немыслимо! Ну, а ведьма-то, отчего пострадала? И где она теперь? Хотя нет, не надо мне этого знать, раз все равно уже ничем не смогу помочь.

– О! Да ты возомнила себя всесильной? – прищурился правитель. – Если бы раньше догадалась, что находилась под присмотром, то попыталась бы огородить колдунью от принесенных ей неприятностей? Что же тебе вообще спокойно-то не жилось, сестрица? Все норовила нос сунуть в тайну своего рождения. Сколько тебя раз в карцер сажали за попытки влезть в архивы интерната? Одиннадцать, кажется? И что теперь? Вот узнала ты, кто твоя мать, что дальше?

– Должна узнать, и кто отец. Почему не имею на это право? Отчего, вернувшись к дому той женщины, застала дверь, наглухо заколоченной? Чем эта информация может угрожать моему сводному брату? Или еще скажете, что империи? Вот уж ни за что не поверю!

– Эк, как разговорилась. Не много ли на себя берешь? Ничего из себя еще не представляешь, птенец желторотый, а туда же! Сплошной гонор! Должна она узнать, понимаете ли!

– Неправда! Я за свои малые годы многого добилась. Причем, полностью сама. Все мои успехи – результат собственного труда. С неба или просто от рождения на голову ничего не упало. А если и птенцом меня считаете, то уж точно не кукушонком, подброшенным в чужое гнездо. И откуда столько ненависти в голосе, братец? Или вы всех родительских бастардов терпеть не можете? А? И отцовских тоже? Сколько их у него? Пяток был еще при жизни нашей матери, а потом, сколько еще народилось? Десяток есть или больше? За ними тоже ваши люди следят? За теми «кукушатами» откормленными да в новомодных одеждах? По глазам вижу, что ко мне питаете особые чувства. Ведь так?

– Естественно, за всеми приглядываю, сестрица милая. Но вот ты!.. Действительно у меня на особом счету. Не догадываешься, чем выделяешься из прочих ублюдков? А их рожали другие шлюхи! Причем, вполне благополучно. И только ты забрала жизнь у собственной матери! Только ты жгучей крапивой подзаборной к солнцу пробилась из самой грязной мусорной кучи. Так мало того, еще и дар материнский себе прибрала.

– Вот оно что. Законный сынок себя обиженным и обделенным считает. Ему мало манны небесной, что сыплется с рождения, он хочет еще больше солнца, чем имеет, а теплицу своей жизни обезопасить от ветров и сорняков желает. Это поэтому мне не дали пилотом стать, в разведывательное отделение академии носом ткнули, а как закончила его, так из одного задания сразу в следующее ныряю?!

– А ты догадливая, девочка. И представь, смогла выжить там, где другие определенно зачахли бы. И вроде бы только я смирился с твоим существованием, раз смогла пользу мне и Залкие принести своими шпионскими способностями, как снова незадача… Не догадываешься, о чем речь пойдет? Что, совсем? И где же хваленый ум лучшей выпускницы академии прошлого года?!

– Может, хватит кругами ходить? Какое-то новое задание мне подкинете? Такое, чтобы точно сгинула?

– Как можно, родная же кровь. Нет, я тебя беречь буду! – принялся ее брат ухмыляться. – Особенно тогда, когда ты по всем статьям засветила карьеру тайного агента. Холить и лелеять стану, пожизненной пенсией обеспечу, а еще почет и уважение на блюде преподнесу. Этого хочешь? А то, что конфликт мне с демонами обеспечила, считать за твои заслуги будем? Что так смотришь? Для тебя новость, что магию свою чертову не удержала? Что их министр теперь по тебе с ума сходит, нисколько не догадываешься? По глазам вижу, что знает кошка, чье мясо съела.

– И нет. Все иначе было. Да я и в отчете описала. Вот же!

– Такая же лживая, как и твоя мать!

– Не смей так о маме говорить! Я знаю, как все тогда вышло – мне ведьма успела это показать. Это отец твой козел порядочный был…

– Молчать! Ты как об императоре высказываешься, грязная подзаборная…

– Ах, ты! Все вы мужики одинаковые!..

Вот тут в дверь и постучали. Это ее шеф с извинениями в дверь просочился. Он всячески раскланялся с императором, будто никак не ожидал застать его в своем кабинете. Ага! Аэрика так и подумала! А потом был обмен ничего не значащих фраз, и правитель ушел. Правда, на последок смерил девушку взглядом, просочившимся сквозь ну очень прищуренные глаза.

– Я завтра же пришлю приказ о поощрении деятельности агента 13130 и о ее новом задании, – сказал так братец и был таков.

А она так и задумалась, что бы это значило. Неужели, ее действительно отдадут в жены демону? И как это могло выглядеть? Выдали бы замуж и обязали бы шпионить за собственным мужем? А что, судя по тому, что выслушала недавно от того самого блондина, властью обремененного, бред, одним словом, то вполне могло так быть.

– Слышала? – тяжело опустился в кресло ее наставник. – Не нравится мне все это, но поделать ничего не смогу. Не припомню, чтобы сам император давал задания младшим агентам, только кто же ему против что-то сказать может?..

– Ничего, – скрипнула девушка зубами. – Переживем и это.

– Не сомневаюсь в тебе 13130-я. А сейчас, иди уже домой. Тебе точно отдохнуть не мешает. А завтра, да с новыми силами, смотришь, и решим что-нибудь.

Когда вышла из ведомственного комплекса, обнаружила в припаркованном неподалеку каре Кая. Как он мог узнать о ее прибытии? Неужели, наставник дал ему знать? Но как бы оно не было, а ему Аэрика очень обрадовалась, и даже душой, будто бы, оттаивать начала. А через несколько минут они уже прибыли к общежитию. И в комнате агента поджидал еще один сюрприз – их друзья, Гирт и Стаф. Причем ребята позаботились о накрытом столе. И они не были бы собой, если к закускам не выставили бы и выпивку. Много выпивки.

– Вам прошлого раза мало было? – с сомнением обвела их Аэрика взглядом и особенно красноречиво покосилась на ряд уже открытых бутылок. – Твои ребра, Гирт, зажили? А ты, Стаф, уже отработал наложенные штрафные часы за прошлый прогул по случаю плохого самочувствия?

– Сомневаешься? – осведомились у нее друзья в один голос. – То все в прошлом. Пора по новой грешить, девочка. Но если честно, мысль была другая. Не догадываешься, какая? Не может быть! А твое успешно выполненное задание? Ого! Зажать праздник хотела?! И не тушуйся, и не смущайся. Нам сорока на хвосте принесла…

– Т-с! – зашипел Стаф, и Аэрика поняла, какая такая птица штабная сведениями про ее задание разжилась.

– Эй, дружок! Стаф! – прищурилась на него. – А тебе ничего за разглашение не будет?

– А я и не того… я только им. И это значит, что дальше этих вот голов ничего и не уйдет.

– Точно! – подскочил с места бравый десантник и принялся наполнять бокалы. – Мы не разнесем никаких сведений, а отметить твой успех, малышка, это святое. А может, тебя и в чине повысят, а, как думаешь?

– Повысят, а потом еще раз!

– Не нравится мне твой настрой, Аэрика, но… выпьем за тебя и твою удачу. Салют!

И они выпили. И не по одному разу, и не три, и не пять. В общем, все было, как всегда, когда собирались вот такой вот тесной компанией. Правда, на этот раз по территории общежитского комплекса не бродили и ни с кем в драки не ввязывались. На этот раз исключительно пили и беседовали. Беседовали и пили. И в конце, когда дошли до определенной кондиции еще и государственными тайнами обменивались. Слегка. Так Аэрика поведала о некоторых моментах и сценах последнего задания, а Гирт со Стафом… в общем, они проболтались о таком!..

– Не верю! – пьяненько так махала руками Аэрика. – Никак в голове не укладывается такое.

– А я тебе говорю, вон и у десанта спроси, их тоже уже к событиям начали готовить, – сердился и бычился штабист.

– И я начал догадываться, – включился в обсуждения и Кай. – Нас чаще стали гонять на тренировочные вылеты по тревоге.

– Неужели будет война? – обвела всех троих друзей несколько расфокусированным взглядом девушка. – В голове не укладывается!

– Говорят тебе!.. Эти полу-ящеры и полулюди с Нарциуса давно задирались. Они вообще жутко неуживчивые создания. Сама же знаешь! А тут их начали поддерживать на Касторансе. Да, что там, они соседи и вечно на пару недовольны были нововведениями в планетарном союзе. Ну и, пошло и поехало, и уже с десяток стычек было в открытом космосе. Кай! Скажи ей, что было такое.

– Было, – кивнул вихрастой головой Кай. – Сам не летал, но другие военные летчики рассказывали.

– Вот это новости! – уставилась Аэрика невидящими глазами куда-то поверх мужских голов. – И теперь мне очень интересно, какое задание завтра могу получить. А ну, братва! Завязываем с гулянкой. Мне поутру надо быть, как стеклышко. Слышали? На выход!

Никто с ней не спорил. Гирт и Стаф поднялись и покачивающейся походкой отбыли. А Кай, естественно остался. Он вообще давно на ее жилплощади как прописался. Толку, что имел такую же комнату в другом корпусе общежития, он все равно, если не улетал на задания, был всегда здесь.

– Кай! Отбой. Не приставать. Я сейчас слишком пьяна. Да и ты…

– Я?! Много ты понимаешь в моем состоянии!

– Завтра, Кай. Договорились?

А утро преподнесло… сюрприз. И это было мягко сказано. Потому что он больше смахивал на начало катастрофы. Так казалось девушке. А вот Кай имел свое мнение на происшедшее. Дело же было так! Аэрика встала первой, чтобы привести себя в порядок. Это же она обычно надолго занимала ванную, вот и решила не создавать потом жениху проблем. Приняла душ, высушила волосы и пошла к шкафу за свежим бельем. Там она и нашла… не свою вещь. А именно, чужие женские трусики. Сначала по инерции покрутила их перед глазами да и забросила снова на полку. Но потом глубоко задумалась и к шкафу вернулась. Через малое же время уже стояла у постели с раскинувшимся на простынях обнаженным Каем. И протягивала над ним руку с висящим на указательном пальце предметом чужого женского туалета.

– Что это? – спросила, когда жених открыл на нее глаза.

Глава 12 Крутой жизненный вираж

– Ты меня слышишь? – в ее груди бушевал пожар, а он смотрел на нее затуманенными со сна глазами и молчал. – Кай! Я тебя спрашиваю. Что это такое?

– Как… что? Белье, – потряс жених головой, словно после окунания под воду, но тут же спохватился, что резкие движения после попойки противопоказаны. – Ох! Башка раскалывается. А ты что с утра пораньше вскочила?

– Речь не о том, Кай. Я тебя спрашиваю, чье это белье, – нависла девушка над ним грозной тучей.

– Как… чье? Твое. Разве нет? Откуда здесь может быть другое?

И вот отчего ей стало казаться, что он уже совершенно проснулся и только делал вид, что все еще туго соображал? Все оттого, что закончила такое специфичное отделение в академии. И у них был отличный преподаватель, читавший физиогномику. Три шкуры со студентов сдирал, но знание предмета от них добивался. И не только в теории, но практические занятия тоже были на высоте. А потому Аэрика даже магию призывать не стала, чтобы распознать ложь в ответах жениха. А уверенность в сделанных выводах и довела ее до белого каления.

– Вот и я хочу знать, откуда. На, посмотри поближе, может тогда вспомнишь, с кого снимал здесь эти трусики.

– Ты с ума сошла? – лицо жениха начало хмуриться и на нем четко отпечаталась решимость стоять на своем. А тут ему на грудь прилетело смятое кружево, кинутое в него женской рукой, и тогда уже рассердился всерьез. – Переутомилась на своем задании? Привыкла играть роли и заигралась? А я тебе не демон и не эльф! – откинул он чужую вещь от себя, как отфутболил, и тряпочка упала куда-то за кровать. – Нечего со мной так себя вести. Возомнила, что все с рук сойдет? И допросы мне нечего устраивать. Не хочешь меня удовлетворять и утром – так и скажи. Разыграла мне, понимаешь, сцену ревности! А все из-за чего?..

– Я только домой вернулась, – она чувствовала, что ее начало трясти. – Устала до чертиков. Магический резерв на нуле почти. А в кабинете начальника… в прочем это не важно, но от тебя-то никак не ожидала!..

– Скажешь, я бездельничаю?! – он резко откинул простыню, встал и натянул на себя домашние брюки. – Меня с моим звеном перебросили с пассажирского крейсера на боевой. Не хотел тебе говорить, но теперь уж что! И у нас за день от пяти и больше вылетов. Напряжение порой зашкаливает. Вернулся домой, к тебе, между прочим, а моей женщины нет, хоть и должна была вернуться на трое суток раньше!

– И ты не знаешь ничего о специфике моей работы! Какое, к черту, расписание или график выходов у меня может быть?! Но что ты там сказал про напряжение? У меня оно тоже, знаешь ли, имеется, только я его не снимала с теми же демонами или эльфами! И не ты, а я нашла в комнате чужие трусы. Между прочим, в моей комнате, и это вот моя кровать, а ты!..

– Все понял! – сверкнул он на нее глазами. – Ты святая, а я подлый осквернитель твоего дома. Что же, сейчас соберу свои вещи и уберусь к себе в общагу. Умыться позволишь?

И не дождавшись разрешения, шагнул в ванную комнату, громко хлопнув за собой дверью. А Аэрика, оставшись в комнате одна, без сил опустилась в кресло. В душе вдруг обнаружилась пустота. Гулкая такая, как в каменной пещере. И в голове болезненной дробью прозвучало сомнение. А вдруг она ошиблась? Могла та вещь случайно оказаться здесь? Например, нечаянно прихватила сама же с общественной веревки в хозяйственной комнате? Или Кай это по недосмотру сделал, когда она прошлый раз попросила его о подобной услуге. Да мало ли, а она на него накричала. Нет, с нервами, и правда, стало твориться что-то непонятное. Отдохнуть бы, да где там. А сейчас что, надо бы извиниться.

Вот и надумала приласкаться к мужчине, как только вышел бы из ванной. Извиняться она как-то не научилась пока, да и, чего уж там, себя виноватой все же не чувствовала, но и ссоры не хотела. Тем более что Каю уже завтра улетать, да и ее, скорее всего, поджидало новое задание – не дело было вот так вот расставаться. Они же были больше чем жених и невеста, да у них никого роднее друг друга в этой жизни не было. А если разбегутся, что тогда? Пустота с головой накроет? Пустота и одиночество.

И тут ее мысли прервались. А глаза обратились к распахнувшейся двери ванной. Она проследила, как Кай вышел в комнату и решительно прошел к стенному шкафу. Он достал оттуда свою сумку и начал кидать в нее вещи. Толком, не складывая их, и все без разбору. Злился? Или это была демонстрация его решимости не оставаться с ней? А что, если у него действительно кто-то был? И теперь она только подстегнула его к решительному шагу? Все же надо было признать, что с ее-то профессией действительно не была подарком никому. И вот Кай уйдет, а она останется совсем одна… Но и измен ее характер не потерпит. И как быть? Ох, мысли совсем разбрелись-разбежались! Но в последний момент, когда Кай застегнул на себе куртку, а на сумке молнию, Аэрика решилась. Задержать. Не пустить. Что стоит сделать первой шаг к примирению? Она же женщина. Шпионка, в конце-то концов! Неужели, с личной проблемой не справилась бы? И полная решимости, поднялась с места. Но только сделала шаг, и заметила, что Кай ждал от нее этого, как в дверь раз стукнули и моментально ее открыли.

– Кай, милый, ты один?.. – на пороге стояла рыженькая девушка. Соседка с другого конца коридора, кажется. Она влетела в комнату и тут же замешкалась, стрельнув глазами на них обоих, замерших как окаменевших. – Ой! Извините. Ошиблась…

У Аэрики будто сердце окаменело. И стоять на ногах что-то сил не стало. Вот и опустилась на прежнее место.

– Малыш! Рика! – охрипшим и каким-то ломким голосом попытался говорить Кай. – Это ничего не значит. Клянусь. Нет, я виноват. Но это случилось только один раз. Видишь, все честно сказал тебе сейчас. Не хотел. Каюсь. Так и знал, что ты придумала бы себе всего… А на самом-то деле!..

– Уходи, – закрыла она ладонями лицо.

– Что? Нет, Рика! Давай поговорим. Эта девчонка…она подкинула сюда свое белье. Иначе и быть просто не может. Клянусь, ее не было в этой комнате и на этой кровати. Да, черт возьми, она проходу мне не давала, а пришли вот так же Гирт и Стаф…

– Уволь от подробностей, Кай. И уходи.

– Ты серьезно? Вот так к моей ошибке отнеслась? А сама святая?

– Пошел вон, Кай!

– Не ори. Я уйду. К себе в общагу. И буду ждать, когда позовешь назад. Слышишь? Потому что мы с тобой больше чем мужчина и женщина, мы одно целое, Рика. Помни об этом.

Он ушел, на этот раз аккуратно закрыв за собой дверь. А она некоторое время сидела неподвижно и смотрела в одну точку. Но потом как выплыла из тумана, тряхнула головой и ударила себя по коленям.

– Жизнь продолжается. И не стану баюкать свою боль. Я уйду с головой в дела. Что там наставник говорил? Грядет новое задание? Отлично! Голова вот-вот будет загружена по самое некуда. Ну а сердце…

Додумывать не стала, резко поднялась и принялась одеваться – времени и так прошло, оказывается, немало. Чего доброго, могла бы и опоздать на встречу с шефом. И вот уже была собрана: одета, причесана, накрашена. Окинула себя взглядом через зеркало у выхода из комнаты и увиденным осталась довольна: ни следов вчерашней попойки, ни душевных переживаний.

– Постойте! – вскинула выше голову. – Думаете, меня можно сломить предательством? Да я этим болею чуть ни с первых часов рождения. Пора бы и иммунитету выработаться, а? Да, разочарование на этот раз глубоко. Но…говорят, время всякие раны лечит. А вот мужчины для меня теперь… Эх! – как от сильной боли покачала головой из стороны в сторону. Но быстро взяла себя в руки. – Справлюсь! А вот мужики… козлы!

Вот с таким настроение она и вышла из дома и зашагала к воротам с территории общежития. И еще не дошла до них, а уже рассмотрела стоящего там Стафа. Никакого сомнения не было, что поджидал ее.

– Привет. Ты в свою контору? – начал с ходу друг.

– И быстро же слухи распространяются, как посмотрю, – хмыкнула она и села в предложенный кар.

– А ты как хотела? Тут дело серьезное произошло, и без разговора никак не обойдется, Ри. Ты что творишь, девочка?!

– Стаф! Не начинай! Ни к чему хорошему эта беседа не приведет. Поругаемся и все.

– Ты думаешь, я просто из мужской солидарности притащился тебя перехватывать? Это в такую-то рань и с похмелья? Да Кай там, у себя, погром устроил, места себе не находит.

– Это его теперь дело. Мы распрощались, Стаф, навсегда, если ты еще не понял.

– Ну, да… я тебя знаю. Ты у нас крутая и категоричная. Но и он мне как родной. Столько лет вы вместе, Рика, одумайся! Ведь хороший же парень…

– Все вы хорошие, как поняла!..

– Нет, что за… Ты всех-то под одну мерку не греби. Я за Кая могу поручиться, как за себя самого. Он не гулена, точно. Ты для него все, целая вселенная. Нет, ваше расставание определенно глупость. А тогда… каюсь, моя вина в том была. Эта девица все на меня вешалась. Как приходил к тебе, так она будто черт из табакерки на моем пути выскакивала. Проходу не давала. Да!

– Заткнись, Стаф.

– Чего ты меня… я правду говорю. А в тот вечер Кай прилетел, а тебя дома нет. Он весь был, как в воду опущенный. Вот мы с Гиртом и решили его куда-нибудь вывести. Развлечься. Чтобы от волнений за тебя отвлечь. Честно, так и было! А он никуда идти не хотел. Упирался. И на посиделки дома еле его уговорили. А потом… напились, одним словом…

– Заткнись, Стаф!

– Что ты рычишь? Я даже не уверен, что у него с той рыжей до дела дошло. Она его к себе-то затащила, но он был так пьян, что…

– Высади меня, Стаф!

– Тихо, тихо! Прибыли уже. Сейчас только сяду. На лету-то не прыгай, чумовая! Ты ему жизнь разобьешь, дура! И себе заодно! Слышишь?!

В офис шефа она вошла как всегда подтянутая и улыбчивая. А что творилось у нее на душе и сердце, так об этом никому знать не надо было. И то, что сюда 13130-я шла за спасением, тоже не должно никому быть ведомо. Вот бы сейчас окунулась с головой в работу…

– Аэрика, ты точна, – похвалил наставник. – Проходи, садись. Должен тебе сообщить, что новое твое назначение уже пришло. Правда… А впрочем, распоряжение начальства, да еще такого ранга, не обсуждается. Вот, держи. Читай, что смотришь?

– Как это может быть? – подняла на шефа глаза через минуту. – Я же не профессиональный пилот?

– Но навыки-то имеются, – отвел он от нее взгляд, переведя его куда-то далеко-далеко за окно кабинета. – И не сразу же тебя поставят в строй. Ты там приписку изучила? Вот пройдешь обучение, положенные зачеты сдашь…

– Хм! Когда я хотела пилотом стать, так мне в исполнении этого желания было отказано. Принудительно перевели на другое отделение. А теперь… когда вот-вот разразится война…

– Стоп! Откуда такие сведения? Ты понимаешь, что сейчас завела неправильный разговор?!

– Да ладно вам! По всей Залкие в домах уже на эту тему говорят. Да и в сети полно информации про множественные стычки в космосе. А мы тут с вами отмалчиваться станем и делать вид, что ничего не происходит?

– Согласен, что такое решение в отношении тебя неожиданно. Да и подпись императора на документе, – и вот он снова отвел в сторону глаза. Ох, знал что-то старый змей о ее происхождении, или догадывался, отчего правитель так решительно вмешался в судьбу конкретно этого тайного агента. – Но понять его все же можно. Наша служба такова…одним словом, каждый из нас должен принести максимальную пользу Родине. А ты себя здорово засветила в Вулкании. И значит, использовать тебя сейчас в нашей работе никак нельзя. А на пороге испытание. И ты права, дело пахнет дымом. А он, как известно, без огня не бывает. Вот и…

– Да что там, я же знаю, что приказы не обсуждаются. Разрешите идти? – поднялась она с места.

– Да погоди ты!.. – поморщился шеф. – Дай сказать. Хочу, чтобы ты знала, Аэрика, что поборюсь за тебя. Ты главное там сама не нарывайся, ладно? В строй военных пилотов встать особенно не спеши. Это понятно? Время – наше все. А я постараюсь вернуть тебя сюда, в наше ведомство. Договорились? Вот теперь иди.

– Есть, идти!

Вот тебе и окунулась с головой в работу! Ничего себе, оборот! Нет, душевные переживания ей действительно как скальпелем отсекли. Это же надо! Ее переводили в группу военных пилотов. Должна была ускоренно пройти обучение, сдать положенные экзамены, и все – ее отправят в боевой полк. Причем, даже уже известно было в какой именно. В тот самый, что участвовал в нескольких стычках с полу-ящерами, то есть сразу на передовую. Вот тебе и братец! Избавиться все же решил от проблемы. Не будет сводной сестры и той, кого требовал себе высший демон, и сразу вся головная боль исчезла бы. Ох уж! История-то повторялась. Что там говорил бывший император? Она же сама слышала его слова, когда ведьма перенесла ее в то время. Почему он не исполнил волю умирающей жены? А не хотел отдавать возможно сильного в будущем мага другому государству. Вот в чем дело! И теперь ничего не изменилось. Если не удается обернуть ситуацию в свою пользу, то сильные мира сего решают проблемы кардинально. Вот отчего ее отсылали на войну.

– Не на ту напали! Я снова выживу. И еще сильнее стану. Уж это тебе, братец, точно обещаю. А еще и счастливой стану! – последнее сказала, сама не знала кому.

И вот она этим же днем запирала на ключ свою комнату в общежитии. Собиралась перебраться на учебную летную базу. Так было удобнее, да и правила для курсантов предписывали жить в местных корпусах. Из вещей почти ничего не забрала. Толку?! Если космическая армия брала на себя обязательства снабдить всем необходимым? Вот и выкатила в коридор совсем небольшой чемоданчик с самым дорогим. Хм, немного такого добра набралось, однако.

Закрыла дверь и замерла перед ней ненадолго, вертя в руке ключ. А потом вздохнула и присела, чтобы спрятать его за дверным косяком в привычном месте. Но когда распрямилась, обнаружила вдруг у противоположной стены Кая. Он приткнулся к ней боком и, похоже, стоял так уже некоторое время. И не сводил с девушки настороженного взгляда. Аэрика хотела пройти мимо него. Взялась за ручку чемодана и пошла в обход, да экс-жених заступил дорогу.

– Куда собралась? – смотрел в самые ее глаза. – Сбегаешь, значит? – а желваки его так и ходили ходуном. И руки, спрятанные в карманах форменных летных брюк, похоже, он крепко сжимал в кулаки. – И никакого шанса мне дать не желаешь! Третий десяток лет вместе, а потом… как ненужную вещь решила отбросить… Круто! И что бы ни сказал, слушать меня больше не собираешься? Понял! И мнение друзей для тебя ничто – это тоже уже уяснил.

– Давай расстанемся мирно, Кай, – знал бы он, каким трудом давалась ей в тот момент ее хваленая выдержка и сдержанность, может меньше бы тогда скрипел зубами. – Хочешь знать, куда отправляюсь? Пожалуйста, я расскажу.

– Еще скажи, что расстанемся друзьями! – зашипел на нее и ухватил за плечи. – Не бывать этому! Слышишь?! Нечего меня с землей ровнять. Не позволю! Не хочешь меня слушать, Стафа и Гирта, то вот ее послушай. Эй, ты, выходи сюда!

Из-за поворота коридора тенью вынырнула та рыжая. И замялась на месте.

– Иди сюда, я сказал! – Кай сделал несколько широких шагов в ее сторону, дотянулся и приволок ближе к Аэрике. – Ну! Говори!

– Да что сказать-то?! – замямлила девица, но глазами при этом так и шныряла по сторонам.

– Правду говори. Что сама ко мне лезла, а потом тряпку свою в комнату подбросила.

– Ну… так все и было. Подбросила.

– И что я в тот вечер был сильно пьян, – принялся подсказывать ей мужчина.

– Ну, был… – прикусила рыжая губу, изображая душевные муки, но глаза ее так и искрили. – И всего-то один раз он меня и взял.

– Ах, ты, змея! – схватил ее Кай в бешенстве за ворот домашнего халата и тряхнул, а потом как пакость какую-то отбросил от себя. – Да я уснул тогда!

– А тебе, откуда знать?! – ощерилась рыжая, отбежав на значительное расстояние. – Ты же был пьян?! А я тебе скажу, соседка, что этот парень и в пьяном виде ничего из себя мужчина. Подумай, от чего отказываешься, ледяная королева ты наша! Такими мужиками не разбрасываются – вмиг кто-то другой может подобрать.

– Она врет. Эта гадина на меня сейчас наговаривает, – Кай в замешательстве запустил пятерню в свои непокорные вихры.

– Дай пройти! – вырвала Аэрика свою руку из его последующей хватки. – У меня времени на разборки с вами нет. Да вы и между собой сначала разберитесь…

– Стой! Рика?! Ну, что бы ни было, свалял ли я дурака, но жизнь-то продолжается! – шел он за ней уже по двору общежития. – Клянусь, мне никто кроме тебя не нужен. Вот скажи, сколько раз я предлагал тебе пожениться, скажи!

– Много. И что? Что бы это изменило? Предательство бы не совершил, имея на пальце брачное кольцо? Не верю. Теперь не верю и в будущем уже, наверное, не поверю.

– Наверное?! Сомневаешься, все же? Значит, надежда, что снова будем вместе, у меня есть?

– Оставь в покое мой чемодан, Кай. Куда ты его потащил?

– У меня там кар стоит. Я тебя отвезу, куда скажешь. И не спорь!

– Не выйдет. Мой путь далеко за город. А тебе собираться к вылету через несколько часов.

– Чепуха. Я все успею. Скажи только, что есть надежда на прощение, Рика.

– А я говорю, что времени вернуться у тебя не будет. Мне на военную базу надо, Кай.

– Как, на военную базу? Это то, что я думаю? – замер он на месте. – Нет, ты отличный пилот… для любителя. Это кто же тебе такой судьбы пожелал, скажешь?

– Тебе откроюсь. Мой брат. Сводный, разумеется. Помнишь, ты мне подарок сделал на день рождения? Ну, вот!

– Ты ж… за всеми этими делами из головы выскочило расспросить тебя. Черт! И снова я в дерьме! Как все кувырком-то пошло!.. Но кто же он, этот таинственный братец?

– Сказать? Его Величество, Андергейл Первый.

– Как это?! Ты принцесса, что ли?.. – и вновь его пятерня запуталась в вихрах.

– Это нет. Я самый презираемый из бастардов, Кай. Потому что не папенька меня нагулял. Своих ублюдков он неплохо так в жизни пристроил. Они знали семейный уют и заботу. И сейчас все при чинах и почестях. А я… меня императрица родила… как понимаешь, не от мужа.

– Вот это дела! Говорил же тебе, говорил не суй нос в секрет своего рождения!

– Отчего же?! Я всем довольна. Та тайна не давала мне покоя, а теперь…

– А теперь успокоилась. Ага! В первых рядах на войне оказавшись!

– И нет, не успокоилась. Мне еще отца найти надо.

– Что?! И кто он? Есть подозрения или даже точные данные?

– Кай! Я опаздываю. Потом поговорим, как-нибудь. И наемный аэрокар уже подлетел. Видишь, у ворот сел. Все, пока, друг.

– Э, нет! Я просто другом тебе быть не собираюсь, Ри. Вот увидишь, я тебе снова стану дорог и близок. Клянусь. И еще! На базе сиди тихо. Ни во что не встревай, никуда не высовывайся. Изучай особенно теорию боя. Водишь кар ты и так мастерски. А вот в практических занятиях, типа воздушных сражений, в передовики не лезь. Поняла?! А я добьюсь, что наш авианосец на тебя запрос пришлет. И будешь тогда под моим крылом. Уяснила?

– Да понятно все. Давай прощаться, Кай.

Он попытался сжать ее в объятиях, вовсе не братских, и натолкнулся на сопротивление. Не показное, но решительное.

– Все. Понял. Наказан. Сейчас отступлю, Ри. Но вот увидишь, я еще буду тебя обнимать и целовать. А как это случится, так немедленно надену на твой палец свое обручальное кольцо. Не веришь? А оно уже года два там вон, в комнате, на моей полке с бельем лежит. Как вернешься в это общежитие, так можешь на него посмотреть. Потом скажешь, понравилось ли. А теперь пока, малышка. И будь умницей. И береги себя. Потому что без тебя мне не жить, Аэрика.

И вот она прибыла на летную базу. Ничего себе так корпуса были для курсантов. Комната каждому полагалась, и удобства не в конце коридора располагались, что особенно порадовало. А то Аэрика успела присмотреться и поняла, что девушек в этой учебке можно было по пальцами перечесть. Причем, одной руки. Да, в столовой насчитала четверых особ женского пола, не беря в расчет поваров, конечно же. И просто море из мужчин разлилось перед ее глазами. Впрочем, она к такому привыкла. В интернате и в группе в академии тоже такая же картина наблюдалась.

– Привет, красотка! Присаживайся за наш стол, – тут же раздалось откуда-то справа. – У нас отличная компания. Сплошь отличники боевой подготовки, к тому же. Тебе же нагонять остальных придется, а тут мы… Одним словом, всему научим! Правда, ребят?!

Повернула голову и отметила, что балагурил парень примерно ее же возраста. Его чуб отливал рыжим, а так можно было бы назвать блондином. А улыбка у него ничего так была, открытая и добрая. Почему бы и не присесть рядом с ним и его товарищами?

– Тебя откуда к нам перебросили? – воодушевился на дальнейшую беседу блондин. – Да, меня Грином зовут. Это Вик. Там Патрик и Ганс. Мы все с севера Залкии. К морозам привыкли, а здесь, так поняли, вечное лето.

– Я местная. Аэрика. Можно звать Рикой. Но нет, осень у нас здесь тоже бывает. Да и не засидимся мы в учебке надолго, так поняла.

– Да. Твоя правда. Теорию форсируем. Практика каждый день по четыре часа в сутки. Много ночных вылетов. В общем, не заскучаешь. А ты сама кто, пилот околоземного кара? Мы с парнями не так давно наемными карами правили. Да, ребят? Потом в школу военных летчиков призвали, отучились год, и вот мы здесь. А у тебя опыт полетов есть?

– Летала немного. Но больше как любитель.

– Это ничего!.. Было бы желание научиться!.. И мы поможем!.. – поддержал беседу Вик, кажется.

И понеслось. Сплошные занятия. Первые же полеты показали, что военная техника требовала дополнительного обучения. Но девушка не унывала, а нагрузки и полная занятость учебой были ей в радость. И если машины она освоила довольно быстро, то теория боя давалась отчего-то тяжело. Все так получалось, что проигрывала виртуальному сопернику.

– Не вешай голову, Рика! – хлопали ее новые друзья по плечам. – Все получится!

И вот только появились сдвиги в лучшую сторону, как грянуло сообщение о войне. Их собрали в тот день в актовом зале. Дали посмотреть кадры первых космических битв. Вот тогда они и увидели впервые как горели их машины. Как факелы. А еще были похожи на кометы. Вспышка, как секундный завис в бесконечности, а потом хвостатая яркая искра начинала разбег в небытие. Картина так и стояла перед глазами, и даже тогда, когда головизор уже был выключен, а на кафедру стало выходить руководство и преподаватели. Напутствовали. На дорогу в боевые части и настраивали на ратные подвиги. У Аэрики что-то с этим не очень получилось. С настроем, в смысле. Вся такая задумчивая грузилась в прибывший за их группой звездолет. А тот быстро поднял команду и пассажиров в воздух, легко преодолел притяжение, а там и до места было рукой подать. То есть, выгрузил их всех на космическом авианосце.

Глава 13 Катастрофа

Их группа совсем не была похожа на бравых солдат пополнения. Выгрузились тесной толпой, и как жались друг к другу. Стадо овец одногодок, честное слово. Примерно так на них и смотрели встречающие члены команды крейсера. Но приветствие и ободряющие слова для них нашлись. А когда их так же, гурьбой, повели расселять по каютам, Аэрику вдруг кто-то окликнул. Она обернулась на голос и глазам своим не поверила.

– Кай! – и бросилась в его сторону.

– Ри! – притянул он ее к себе порывисто.

Обнялись. Крепко. Было такое. Как будто не пролегла недавно между ними пропасть. Он сжимал нежно хрупкие плечи девушки и гладил спину, вдыхая особенный аромат ее волос. Она уткнулась носом ему в грудь и так и затаилась на некоторое время.

– Вот оно и случилось, – сказала потом, как выдохнула в его форменный китель, а отстранившись еще добавила. – Война…

– Есть такое, – согласился он, а сам попробовал еще притянуть ее к себе поближе, но девушка не позволила.

– О! А у тебя, смотрю, звезда на погонах еще одна появилась… – кивнула она на его плечо, чуть отгораживаясь от мужских рук.

– Есть такое, – ничуть не радостно качнул Кай головой. – Кому-то повышение по службе, а кому-то…

– Вечная память, – закончила Аэрика за него. – Так это и есть место твоей службы?

– Как видишь… Но знаешь, тебе надо поспешить за остальными. Вас сейчас расселят, а я потом твою каюту найду и зайду. Ты позволишь?

– Конечно. А ты, значит, занят?

– Так точно. Сейчас технику начнут сгружать. Ту самую… ваши звездолеты. Сама понимаешь, на борту недокомплект, вот и пополняем…

– Да уж, видела, как эта самая техника горит. Понятно, что новые звездолеты доставляются вместе с пилотами.

– Ри! – схватил ее за руку Кай. – Я рад тебя видеть, но лучше бы мы встретились на земле.

– Пустое! Кто нас прашивать-то будет?! И вообще… служба, она у меня и раньше была не такая уж и безопасная. Не согласен?

Но встретиться им удалось лишь на следующий день. В общей столовой. И пообщаться смогли всего несколько минут. И это понятно, у «молодняка» полным ходом сразу же пошли занятия и тренировочные полеты, а «старики» были загружены повседневными обязанностями выше крыши, в связи недокомплектом команды.

– Как самочувствие, Ри? Осваиваешься? Есть вопросы какие-то? Нужна ли помощь? Ты рот не открывай, впитывай любую даваемую информацию, она потом пригодится. Эх, полетать бы мне с тобой, хоть сколько!..

– У меня все хорошо. Обживаюсь. Инструктором у нас майор. Толковый мужик. Вот, и ты с этим согласен. Бранится на нас, правда, много…

– Пропускай мимо ушей. А опыт у него огромный. Он и меня натаскивал когда-то.

– Вот только с ближним боем у меня беда. Вечно проигрываю. Что там, на земле, что здесь, в космосе. И вроде бы только начнет получаться, как майор новые хитрости выдумывает.

– И правильно делает. А ты ушами не хлопай. И вертись, вертись, Ри, на триста шестьдесят градусов. Милая, это ведь уже не игра, это реальность, и очень опасная. Нет, я с ума сойду, когда тебя выпустят в настоящий бой. Хоть бы вместе со мной!

Но его надежды не оправдались. Она приняла свой первый бой без него. И вернулась из него живая. И звездолет свой довела до «стойла» почти целехонький. Выпорхнула из него, закинув шлем, и помчалась к встречающим. Среди нескольких фигур выделила хорошо знакомую и, не задумываясь, повисла у Кая на шее.

– У меня получилось! Слышишь?! Я смогла! Молодец, да? Ой! А у тебя прядка седая, Кай. Вот здесь. И виски…

А потом выяснилось, что не всем новичкам повезло так же, как ей. Из первого сражения не вернулся Ганс. Из второго – Патрик. И осталось из пятерых трое друзей, что сблизились в учебке. А через две недели круговерти их уже нисколько не считали «молодняком», новые ребята прибыли. И новую партию техники отгрузили им на борт в районе Океании. Да, в той области было более-менее спокойно. Вот там и была предпринята остановка, чтобы пополнить запасы провизии, техники и живой силы.

Пока шла отгрузка-разгрузка, Аэрика наслаждалась затишьем. Она вообще, и каждый человек в частности, теперь научились ценить время без боев, и использовали его для отдыха. В тот день крейсер надолго замер на одном месте, и в его иллюминаторы можно было хорошо рассмотреть голубую планету. Девушка прилегла на свою койку именно так, чтобы можно было наблюдать один из материков, обрамляемый синими океанами.

– Войдите, – повернула голову на стук в дверь ее каюты. – Это ты, Кай?

– Что делаешь? – уселся он с ней рядом и удобно расположил голову девушки у себя на груди, вместо подушки. – Планету рассматриваешь. Это Океания. Красивая, правда?

– О, я ее отлично знаю. Когда-то пришлось болтаться на тросах в ее тропосфере. Оборудование на звездолете, что меня опускал, заело. И тогда мне было совсем не до красивых видов, знаешь ли. Помню, даже сквернословила в ее адрес, было такое.

– Боги! Ты мне этого не рассказывала, Ри!

– Разве?.. Да и не важно, выжила, и ладно. А что правительство Сиании? Долго еще нейтралитет держать будут? Нам бы сейчас драконы совсем не помешали. Вон, какие потери несем, а они и пилоты сильные, и воины, и, говорят, в крылатом виде на немыслимые высоты подниматься могут.

– Тоже слышал такое. Но не все, а самые сильные особи. Что касается их сегодняшней политики…хоть какую помощь оказывают, и то хлеб. Представь их во врагах, например?

– Тьфу, на тебя! Не приведите, Боги. Этого только не хватало.

– Вот видишь, и я о том же! А так… вон техника от них прибыла. Отличные звездолеты, между прочим.

– А мне положен? – тут же приняла девушка сидячее положение. – А? Господин майор? Что качаешь головой? Как тебя повысили до этого чина, так ты стал несносен, Кай. Никаких поблажек другу от тебя нет. Правильно ли это?

– Хм! Была бы возлюбленной, Ри, а еще лучше женой, вот тогда бы выделил тебе новую машину. Что надула губы? Соглашайся, и дело в шляпе.

– И как тебе доверяют столькими людьми командовать? Ты же пацан совсем еще, Кай. Совершенно несерьезный!

– Напротив. Я предельно серьезен. Давай поженимся, Аэрика. Пойдем прямо сейчас к командиру и объявим о своем решении. Что? Тороплюсь опять? Так ведь кругом война, Ри! И наше время утекает сейчас в пустоту. Кто знает, как все сложится дальше? Никто! А я люблю тебя, милая…

– Остановись, Кай. Не начинай все снова. Я уже тебе отвечала на этот вопрос. Вот выживем, вернемся на Зелкию, тогда…

– Поженимся?! Ты согласна? Наконец-то! Но дай хоть раз тебя поцелую в знак нашего долгожданного примирения.

– Кай! – начала она от него отбиваться через некоторое время. – Я разрешала только один поцелуй! А ты!..

– А я соскучился. Очень! Боги, как же вкусно пахнет моя невеста!

По чьей-то воле, Богов ли, какого-то генерала норциусов ли, но их крейсер так и не улетел потом далеко от Океании. Скорее всего, не случайно они оказались застигнуты врасплох и зажаты вражеской армадой, а засекла разведка врага. Ничего другого потом не приходило в голову. Ведь дальнейшие события показали, что их подстерегали и заранее просчитали операцию по уничтожению крейсера. Как иначе? Все указывало на это. Только загрузили прибывший от Сиании груз. Проводили транспортники и взяли курс на сближение со своими. А через полчаса приборы сообщили о противнике. И далее, в какие-то немногие минуты, малые светящиеся точки на радарах превратились в звездолеты людей-ящеров. За первой атакой последовала вторая, потом же, как море на них хлынуло. Много-много кораблей. Но их количество обнаружилось позже.

А сначала засекли с десяток мелких звездолетов противника. По тревоге вылетели три звена их пилотов. Три умножить на пять, получалось пятнадцать против десяти. И командование было уверено, что никакой заминки из-за незначительной стычки не произойдет. Они даже не изменили ни курс, ни скорость продвижения в пространстве. Их пилоты должны были расправиться с чешуйчатыми летчиками и догнать крейсер. Так и произошло. Врага уничтожили и на борт прибыли, правда, тринадцать звездолетов из пятнадцати. Аэрика стояла тогда в числе встречающих и слышала, как вернувшийся Кай сказал ее наставнику майору, что за штурвалами у противника сидели птенцы желторотые, разделаться с которыми не составило труда. И эти двое при этом хмурились. Что же, понятно, убийцами никто из них не родился, а еще и двое своих ребят погибли в том бою.

И все вроде бы успокоилось. Но через десять минут раздался новый сигнал тревоги. И в бой спешно собралась уже Аэрика, а вместе с ее звеном вылетели еще два других. Действовали по прежней схеме: пятнадцать – десять. И она потом поняла, о чем говорил Кай. Ей тоже показалось, что вызов им бросили плохо обученные пилоты. И вот они уже возвращались к своим, когда она заметила, что крейсер изменил курс. Как потом оказалось, этого враг и добивался, то есть они в точности подыграли коварным планам противника. И девушка только избавилась от комбинезона и собиралась встать под душ, как ее каюта озарилась красными всполохами, и по ушам резанул ненавистный звук сирены. Как это?! Общая тревога?

Она моментально забралась назад в мягкий скафандр. По инерции дернулась в душевую кабину, чтобы перекрыть там воду, и тут же помчалась к «стойлам». На место прибежала уже в компании присоединившихся к ней и других пилотов. Никто не мешкал, и построения толком не было, им почти на ходу бросили приказ уничтожить противника, и точка. Когда взлетала, боковым зрением отметила справа машину Кая и его самого за штурвалом. Но времени на обмен взглядами не было. Перед ними уже были открыты шлюзы и прямой путь в космос. Вылетели, как камни из пращи. А там!..

Это было похоже на несметное полчище. Казалось, все звезды галактики вмиг собрались в одной точке и светили-слепили прямо в глаза, выпорхнувшим на них пилотам. Только, если бы это были звезды, а то ведь перед ними оказались сотни вражеских звездолетов. И те не мешкали – принялись обстреливать. Аэрика в себя не успела прийти от увиденного, а слева загорелся их звездолет. Вот так, первая потеря и только на вылете. Или не первая? Так и было: в видимом пространстве стало много ярче от подбитых и горящих машин. Да как же чешуйчатые смогли так близко подобраться? Щиты невидимости? Додумать не смогла. Не дали. А по корпусу ее звездолета со скрежетом прошелся вражеский снаряд. Ойкнуть не успела, как прибор на панели управления показал десять процентов повреждения системы.

– Рика! – прогремел голос в наушниках, от которого вздрогнула всем телом. Но, как оказалось, на пользу прогремел, она смогла от него прийти в себя. – Вертись, милая!

Аэрика и завертелась. Но беда была в том, что пришлось и от своих уворачиваться тоже. Слишком кучно покинули они борт крейсера, слишком близко был враг, слишком точны были его выстрелы, слишком многих они смогли сразу же подбить. Тут и там, и все рядом, горели факелами ее товарищи. Светопредставление! Так подумала, крепче сжимая зубы.

– Ри! Надо прорваться! Ри, бери на правый борт! Вырвемся, будь уверена, и тогда покажем этим гадам!.. И вертись, вертись, милая!..

Прорваться из плотного вражеского кольца удалось. И многим. Потери были велики, но все же теперь и чешуйчатые запылали и вынуждены были рассыпать свой строй. И пошла работа, ставшая привычной за последний месяц. А как подбила третий по счету звездолет противника, так жить показалось веселее. Но тогда же пришла догадка, что сражалась уже не с новичками в ратном деле. Определенно теперь мерились силами с опытными летчиками. Вот и реплики Кая, что продолжала слышать частенько в наушниках, как и других товарищей, подтвердили догадку. Да, это только вначале враг выпустил в бой необстрелянных бойцов. Как смертников, все равно. А теперь нет, теперь ассы наносили удары то справа, то слева, то хотели взять в тиски.

– А выкусите! – наводила она пулемет на одного из них. – Получи, гад! – резала лазером корпус другой машины. За Ганса! За Патрика! За…

– Рика! Справа! Ты что там, такая сякая… ворон ловишь?!!

– Есть, не ловить ворон, господин майор! – узнала голос наставника. Взяла резко влево и вверх, маневр, оборот и ответный залп. – Есть! За Вика, гад!

А на приборной доске высветилась желтым уже цифра тридцать. Ее тоже прилично так задели. Но с тридцатью процентами повреждений выжить можно было. И дальше сражаться тоже. Вот и она сдаваться не собиралась и возвращаться на борт крейсера тоже. А тут вокруг что-то неожиданное стало происходить. И, похоже, как для них, людей, так и для чешуйчатых.

– Что это?!! – завопил чей-то незнакомый голос в самом ее ухе. – Ребята! Их крейсеры подошли!

Уже сразу несколько голосов подтвердили то, что и сама успела заметить. А рассматривать далекий космос некогда было – бой-то никто не отменял. Атаки противника по-прежнему сыпались со всех сторон, и количество их звездолетов по-прежнему действовало подавляюще. Но не рассмотреть сразу три огромных крейсера, с чьих бортов и вылетела и накинулась на людей по всему эта злобная стая звездолетов, никак нельзя было.

– Ловушка! – раздались еще голоса в эфире. – Они заманили нас в ловушку!

– Отставить панику! – рявкнул ее наставник, а глаза Аэрики отметили его машину, атакующую одного чешуйчатого гада и уворачивающуюся от другого. – Все силы на атаку! Бить врага до последнего!

А никто и не спорил. Тем более, ситуация была такова, что если не ты их, то найдется много желающих прихлопнуть тебя. Так что без вариантов: бить до последнего. А в ушах стоял вой и гул, голоса пилотов сливались, перекрывались, усиливали или глушили друг друга:

– Б-12! Уходи назад!.. 30-й! З0-й, у тебя на хвосте двое… Мать вашу…сволочи, Отто подбили!.. А! Зараза! Поджарили! Не поминайте лихом, братцы!..

И боковым зрением девушка увидела, как один из них направил горящую машину в звездолет противника. А темное пространство космоса перед ней все сплошь было исчерчено лазерными лучами. Смертоносная такая разлиновка получилась! И трассы снарядов и пуль добавляли картине колорита. Только сунься и сама превратишься в факел. А этого не хотелось. Ой, как не хотелось. Да только вероятность такого исхода снова увеличилась. Потому что крейсеры противника открыли огонь по их авианосцу. Залпы тяжелых орудий перекрыли общий гул и скрежет, а на борту их «дома» распустились страшные цветы взрывов. А еще было видно, как их родная махина начала потом сотрясаться от каждого нового удара по ней.

– А! Достали гады! – заорал кто-то в эфире, такой, смутно знакомый голос.

И глаз Аэрики отметил, как некто пустил машину резко вперед. Не иначе, хотел в рывке достать зацепившего его чешуйчатого. Да тот тоже прибавил скорости, пытаясь уйти от удара. И оба не видели, как с другого бока к ним приближался снаряд, пущенный в крейсер. Бах! И нет больше двух маленьких звездолетов, а заодно и третий, что был неподалеку, бешено завращался и ушел в бесконечное пике.

– Они и по своим долбят, уроды! – зашелся кто-то сумасшедшим хохотом, а потом как захлебнулся. – Ну, я вам сейчас!

– Что же наши-то молчат? Почему не отвечают? Палить! Палить надо в ответ! Или нас щадят? Глупо! Мы же уже того…

А потом еще выяснилось, что бой шел не только здесь, на удалении от их крейсера. Противник выслал звездолеты с десантом на штурм. Вот тогда по ним открыли огонь из тяжелых орудий с авианосца Залкии. Несколько машин подбили, но другие до дымящих бортов добрались.

– Эх, нашим десантникам сейчас тоже жарко! – выкрикнул совсем мальчишеский голос. А девушка его узнала, и перед мысленным взором возникло знакомое лицо, веснушчатое такое. – Ребят! Прибавим-ка мы этим гадам огонька!

– А чего ж не прибавить?! Возвращаться-то уже и некуда будет, эх!.. Космос, любимый космос!..

– Рика! Сверху! И слева! – а это уже был голос Кая.

Услышав его, она радостно улыбнулась и приободрилась, а потом почувствовала, что по щекам ползли горячие слезы. Сами собой ползли.

– Б–43! Уходи резко вверх! – помогал ее жених еще и другим пилотам. – Б-71, помогай! Берем чешуйчатого за хвост! Рика, вертись!

Она и вертелась. Так, что в глазах рябило. От стремительно меняющейся картины боя, от частых вспышек огня, от лазерных лучей. А еще перед ней, нет-нет, мелькала голубая планета. Не до нее совсем было, а Океания, как насмехаясь, вновь и вновь попадалась в поле зрения. Внимание будто хотела отвлечь. Ух, что бы ее! А тут еще два вражеских пилота привязались. Как ни дергалась, все отбиться не получалось. Зажимали, а расстрелять не спешили. Поиграться, что ли вздумали? Один из них совсем близко, было дело, подлетел, точно рассматривал девушку-пилота. А друзья остались где-то сзади. Это что же, увести от своих чешуйчатые ее хотели? Сжала зубы и кинула машину в крутой вираж. Тогда и заметила, что на помощь к ней шел Кай. Еще бы немного только продержаться…

Из пике выходила с большим трудом. Даже пот на лбу от перенапряжения выступил. Это почему же так плохо слушалась ее машина? Озадачилась и взглянула на приборную панель. Ого! Сорок пять процентов повреждения! Когда только успели ее еще зацепить, вроде бы ловко изворачивалась, а эти вот две пиявки почти и не жахали по ней, так с ленцой иногда лазером посверкивали. И что же теперь, о крутых виражах можно было забыть?

– Рика, я иду, – голос Кая заставил поискать его глазами.

Близко подлетел. И отвлек на себя одного из преследователей. Да вот только оставшийся вдруг активизировался. Смотрите-ка, пулеметной очередью попытался ее прошить. Не далась же! Отчего же на табло загорелась цифра пятьдесят?! И звездолет сразу же снизил скорость. Как букашка ленивая пополз в космической синильной темноте. И что это, за ней тащился плотный шлейф дыма, что ли?! А, как известно, без чего дыма не бывает?..

– Ри! Уходи! Тебя подбили. Но спокойно, девочка! – а у самого голос непривычно дрожал. – Голубая планета совсем близко. Малыш, ты дотянешь! Сколько у тебя там светится на табло? Процентов сорок пять поражения есть?

– Ага, пятьдесят, – ответила, скосив глаза к панели. Но не успела отвести от нее взгляд, как показания изменились. – Э… пятьдесят три… пятьдесят шесть…

Дальше стало не до наблюдений за отправившимися вскачь цифрами. Похоже, ее привязчивому противнику надоело ждать, пока подбитая машина превратится в факел. Он решил ускорить процесс, поджарив лазером. Пару раз жахнул, пять раз… а девчонка на своей дымящей каракатице продолжала извиваться и портить ему нервы. Вот и выдвинул против нее пушку.

– Все, мне конец… – по всему она сказала это вслух. Потому что в ушах зазвенело от крика Кая.

– Не-ет!

И он подставил под выстрел свою машину. Аэрика как окаменела, когда увидела перед глазами два факела. Один-то был звездолет ящера, но вот другой…

– Не-ет! – кричала она сама. Долго и надрывно. И, похоже, сошла с ума, потому что горящая машина Кая стремительно удалялась от нее, а в ушах стоял его голос.

– Тяни, Рика! Люблю тебя! Выживи, любовь…

Ее опалило жаром. Во всех смыслах. Она горела. От вражеского снаряда, от потери единственного родного человека, от так вот закончившейся любви всей ее жизни. Нет, она точно горела. И чешуйчатый гад это понял и не стал добивать. Толку? Сама загнется. И он умчался за новой жертвой. А ее звездолет крутился по спирали, уходя… черт его знал, куда. И рассеивал вокруг себя искры вперемешку с густым дымом. Как-то неправильно она горела. Или это аварийная система пожаротушения включилась? Вот ведь, все-то у 13130-й было не так. Один за другим приборы в горящей машине отказывали, вон уже цифра шестьдесят пять об этом очень красноречиво светила, а система тушения локального возгорания в кабине пилота сработала. Смехота! Локального, ага! Ноги похоже оплавились и в форменные ботинки стекли, а она… Ну все, скорее бы сознание выключилось!..

А оно ее не слушалось. Сознание то есть. То выключалось, то включалось. Чаще его все же не было, слава Богам. А потом вспышка, кровавая пелена перед глазами, и руки по инерции тянулись к управлению звездолетом. Вернее к управлению тем, что от него осталось. В последний раз это произошло, когда… да нет, не могла она дотянуть до голубой планеты. Это точно была галлюцинация. Или это уже все происходило в другой жизни? Не нравилось там 13130-й. Еще бы! Сплошная боль!

И вот в следующий раз она очнулась, где? В навороченной клинике. Сомнений на этот счет не имела. Потому что находилась в специальной лечебно-восстановительной капсуле. Знакома была с такими. Сама до того в ней не лежала, Боги миловали, но вот приятеля одного в клинике навещала и… что это творилось с памятью? Тут помнила, а там нет. Что ее звали Аэрикой, знала точно. Вроде бы была служащей. Ага, вспомнила, что носила военную форму. Какую? Это был вопрос. Да Боги с ним. Сейчас бы неплохо было разобраться, что с ней произошло, и каково ее общее состояние.

По тому, в какой позе зафиксировали ее тело в капсуле, дело было не безнадежным, но и непростым: вся такая, по ощущения, распятая на вроде звезды. Могла предположить, что основательно переломалась накануне. А наряд «в чем мать родила» и синее вокруг свечение сказали о множественных и обширных ожогах. Откуда это знала? Черт его, то есть Боги, конечно, знали. Сидели такие сведения откуда-то в голове, и все. А еще девушка подумала, что ей посчастливилось. Что зрение не потеряла. Остался ли при ней слух и прочее, пока не поняла. Да и как, если кругом царила тишина, стерильность и синее свечение. А еще боль. Она ее чувствовала везде. В каждой клетке.

– А, а! – застонала, стоило лишь попытаться пошевелить пальцем. Да что там, моргнуть тоже было больно.

Ну, вот! Вскрикнула, и сработала аппаратура. Подтвердилось, кстати, что все тут наворочено-продвинутое. Где-то за головой что-то тоненько запиликало. Датчик сигнал подал. И почти сразу рядом с капсулой возник человек. Слава богам, что не ящеро-человек. Отчего так подумала? Да как-то сама по себе в голове мысль такая сидела, что не ладила с выходцами с Норциуса. А очкарик в белом халате низко так склонился над защитным прозрачным кожухом. Вот ведь, продвинутый знахарь, а себе зрение поправить не удосужился. Впрочем, что про него-то думать? Сама вон, она вся распятая, голышом, живого места нет, а… неужели стеснялась этого мужика? И зачем-то от него дернулась. Черт, больно-то как было!

– А, а! – снова застонала.

А тип в стерильной одежде смотрел больше на показания датчиков. И хмурился. А потом его руки забегали, запорхали по панели управления капсулой. И в ногах стало вроде бы теплее. А около головы вроде бы газ какой-то зашипел. И резко спать захотелось. Веки налились тяжестью и закрыли глаза.

– Спать! – то ли зашипел, то ли засвистел тот тип и исчез из видимости.

Она еще приходила в себя, но до конца не проснулась. Сколько времени прошло с того раза, когда видела типа в халате, понять не смогла. И веки отчего-то не открывались. Но четко расслышала голос. Знакомый. И от его звучания в груди стало очень беспокойно. А перед мысленным взором замелькали лица. Мужские. Много лиц. Они на скорости проносились перед ней, пыталась их рассмотреть, но ничего не получалось, только дурноту ощутить получилось. И потом еще боль. И не только ту, что чувствовала раньше. Та тоже в теле осталась, но эта… новая могла ее лишить разума.

– Кай! – сами собой зашептали губы. – Кай! – это уже был стон.

– Сделайте что-нибудь, – раздался совсем близко тот самый знакомый голос. – Чтобы отдыхала и не страдала.

И снова около уха зашипел газ. И вращение лиц перед мысленным взором замедлилось. Думала, удастся кого-то рассмотреть, но не вышло: все как бы растворилось и исчезло.

– Спать!

Глава 14 И снова она была в Сиании

В следующий раз она открыла глаза и сразу же натолкнулась на чужой взгляд. Мужчина точно был ей знаком, но не получалось вспомнить его имени. Да и вообще ничего про него в голове не было, только уверенность, что их жизненные пути уже пересекались. А еще Аэрика сразу поняла, что он дракон. И даже знала, как выглядел его зверь: гигантский, антрацитовый, с серебристой полосой вдоль туловища. Откуда? Это снова была загадка. И сейчас между ними ощущалось напряжение. Интересно, от него оно исходило отчего? Про себя знала определенно, что это все из-за ее обнаженности. Как еще себя ощущать, если ты перед мужчиной, будто на ладони, да еще и освещена лучами капсулы максимально. И совершенно голая при этом, и только какая-то куцая простынка в этот раз прикрывала самые женские части тела. Но, тем не менее, одежды, хоть какой, очень не хватало. Благо, хоть руки ноги ее уже отпустили, не то… жутко неловко себя ощущала, одним словом. А тут раздался щелчок и крышка капсулы начала приоткрываться. И этот мужчина сначала еще раз смерил взглядом ее всю с ног до головы, как бы сканируя, а потом качнул головой в приветствии.

– Необычайно рад встрече, милая. Не представляешь, как ждал этого вот момента, когда последняя преграда между нами исчезнет, – и этот темноволосый красавец-мужчина многозначительно указал глазами на все еще приподнимающийся купол капсулы.

Милая? Ждал встречи и, когда преграда исчезнет? Ну, точно они были раньше знакомы. Уверилась в этом еще больше девушка и начала проникаться к говорившему большей симпатией. А тот был так мил, что протянул к ней руку с намерением помочь подняться и покинуть лечебную капсулу.

– Благодарю, – улыбнулась ему тепло и предложенной помощью воспользовалась.

И тут же отметила, что у мужчины была твердая рука, ладонь сухая и теплая, и от нее к ней передалось некое приятное ощущение.

– Надеюсь, хорошо себя чувствуешь? Выглядишь великолепно, дорогая. Наши знахари все же творят чудеса. Они точно лучшие в мире. Видела бы, из каких частей тебя собрали! Ну, да это уже в прошлом.

О, дорогая и на «ты»! А может, их знакомство было очень близким? Подумала над этим, покопалась в себе пристальнее и разобрала странное раздвоение в ощущениях. Вроде бы и да, что-то такое интимное было, а другая ее часть говорила, что ничего подобного. Вот ведь, загвоздка! И когда же она станет собой до конца? Травмирована была, так поняла, основательно, но ведь должны же были эти «лучшие в мире» знахари и о внутреннем мире пациента позаботиться? Не все же части разрозненные собирать и руки-ноги приделывать! А душа? И куда они ее память дели? Кстати! А вследствие чего она на части развалилась? Как бы узнать?

– А… где я? – свой голос не очень узнала. Или просто его не помнила, как и все остальное? Нет, все же слишком хриплым он был – чужим.

– Что у нее с голосом? – нахмурился дракон. И тут же рядом с ним материализовался тот самый очкарик.

– Не волнуйтесь Ваша Светлость, – зашелестел этот самый знахарь. – Это временно. Разговорится. И все остальное восстановится. Со временем.

– Да? Это хорошо. А что имеете в виду под остальным? – не спешил Светлость расслабиться и избавиться от озабоченных морщин на лбу.

Нет, что же такое?! Высокопоставленная особа почтила ее своим внимание и заботой, а она, неблагодарная на него только глазами хлопала. Как-то все было неправильно. И она будто бы его обманывала, не признаваясь в не узнавании. Поэтому Аэрика вздохнула и приступила к откровениям.

– Я ничего не помню. И вас тоже. Извините, но… Вы кто? – и взглянула на этого представительного мужчину виновато.

– То есть?! – отчего-то еще больше нахмурился тот. – Я тебя в лучшую клинику определил, к жизни вернул, а ты, неблагодарная, за старые игры взялась! И что ты, Рика, гримасничаешь? Зачем такое скорбное выражение строишь? Надеешься, что таким образом избежишь серьезного разговора со мной?!

А девушка лишь грустно улыбнулась и пожала плечами, стараясь еще при этом так придержать на себе простыню, чтобы она с нее не съезжала.

– Ваша Светлость, – вступился за нее знахарь. – Я же вас предупреждал! Мы не боги, а только маги и ученые. Вашу подопечную мы собрали, жизнь в ней укрепили, дальше ее природа должна постараться сама восстановиться. И голос, и память…

– Вот как? Она не притворяется? А то, это такая штучка…в смысле, совершенно особенная моя подопечная. И от нее всего можно ждать. Но вы уверяете…

– Да. Ручаюсь, что с памятью пока будут наблюдаться проблемы. Но потом она восстановится.

– Очень рада, что с этим хоть разобрались. Но одеться мне можно? Я тут голая, между прочим, стою, и ногам моим холодно.

– Конечно, конечно! – засуетился очкарик и взмахнул рукой в сторону двери в белоснежной стене. – Прошу, нам туда.

И она хотела туда пойти. Да дракон отчего-то подхватил ее на руки и понес. Странно! Какие-то у него перепады в настроении резкие наблюдались. То нежничал на словах: милая, дорогая, как рад. То сердился. И как будто она была виновата в потери памяти. Штучкой вон назвал и пытливым, пополам с недоверием взглядом мерил. А потом забеспокоился о том, что могла простудиться? На руки схватил, к груди прижимал… как-то по-особенному, однако, прижимал.

А в той маленькой комнате, что оказалась за указанной дверью, для нее была приготовлена одежда, стопочкой на скамье поджидала девушку. Она посмотрела на нее и перевела взгляд на мужчин. Знахарь, как вошел, замер у порога, а дракон, поставив ее на коврик рядом со скамьей, встал посередине комнаты. Ее красноречивый взгляд на них как-то не подействовал, пришлось озвучить то, что волновало.

– А можно мне одеться в одиночестве? Я понимаю, что вы меня наблюдали во всяком виде, но теперь-то я уже вполне в сознании. Как-то оно неправильно, если девушка будет и дальше находиться под пытливыми взглядами мужчин при подобном занятии.

– Да, да. Конечно, выйду, – засуетился знахарь. – Только скажите, что чувствуете себя нормально. Голова совсем не кружится?

И он действительно тут же вышел. Но дверь за собой закрывать не спешил, Светлость поджидал, наверное. А вот тот снова повел себя странно. Зачем-то комнатенку ту малую обошел по периметру, окидывая пристальным взглядом стены, те несколько шкафов, что к ним были придвинуты, и даже пол с потолком осмотрел. И на что это было похоже?

– Что вы там ищите? – не удержалась она от вопроса, уж больно его действия ее заинтриговали.

– В сознание, говоришь, пришла? – бросил мужчина такие вот слова и странный скользящий по ее фигуре взгляд.

Это что, ответ его такой был? Похоже, что да. Потому что он больше ничего не прибавил, а тоже вышел из комнаты и плотно прикрыл за собой дверь. И Аэрике показалось, что должен был непременно теперь встать с той стороны, как бы охраняя. Он что, ее в чем-то подозревал? Что могла из этой вот клетушки исчезнуть? Интересно как? Через вентиляционную решетку? А главное зачем? Нет, странным был этот дракон. Определенно странный. Но красивый мужчина. Интересно, что с ним ее могло связывать? Но, наверное, сейчас все должно было выясниться. Он же хотел иметь с ней беседу, вот и поведает, что и к чему. Это она без памяти теперь осталась, а он должен быть в полном порядке, вот и…

Додумать не получилось – отвлеклась на разглядывание одежды. Почему-то казалось, что она чужая. Да нет же, какой ей еще быть, определенно, не ее. Сказали же, что тело собирали чуть ни по кусочкам. Разумеется, одежда тоже пострадала. Но вот ведь в чем было дело, те кружева, что теперь вертела в руках, и название имели женское нижнее белье, явно раньше никогда не носила. А какое тогда надевала раньше? Задумалась, и в воображении получилось увидеть нечто строгое, спортивное, такое, что в пору было носить… военным что ли…

– Нет! Откуда эти мысли? Я, такая вся мелкая… и военные…

Дальше принялась примерять платье. Довольно строгое. Село точно по фигуре и как облепило ее. Длина доходила до самых щиколоток.

– М-м-м! Изыскано. Дорого. Как для дамы из высшего общества. Но я-то… кажется, я простая девчонка. Но чувствую себя в нем нисколько не скованно. Выходит, носила такие вещи? Странно.

Только обула туфли из мягкой кожи, как дверь распахнулась.

– Готова? – дракон просто бросил вопрос, не глядя на нее. – Если да, то выходи.

– Куда вы меня ведете? – поспешила за ним, так как иначе и не получилось бы.

Ведь мужчина схватил ее за руку, стоило только к нему приблизиться. И теперь чуть не тащил за собой. А шел быстро и крупными шагами. Ей трудно было поспевать за ним, особенно в узком платье. И чтобы разговаривать, не хватало дыхания, но и молчать не получалось.

– Мне бы понять, что происходит. Кто вы, кто я, где очутилась?.. Что вообще со мной произошло? Да погодите же! Мне не поспеть за вашим шагом! И я устала, в конце-то концов!

Вот тогда дракон остановился. Смерил ее теперь уже привычным непонятно-серьезным взглядом, после чего подхватил на руки. Как пушинку. И молча понес.

– А ответы на вопросы когда будут? А мы точно знакомы? – робко поинтересовалась девушка.

Потом немного расслабилась в его сильных руках и отважилась положить голову на мужское плечо. О кокетстве или заигрывании и в мыслях не было, просто действительно слабость и усталость ощущала. А Светлость отчего-то хмыкнул, и уголок его губ растянулся в усмешке.

– Не помнишь, значит? Это ничего. Придет час, и все в твоей голове прояснится. Но вот имя-то свое тоже забыла?

– Нет! – встрепенулась она. – Помню.

– И какое же? – скосил на нее глаза.

– Аэрика, – ждала от него реакции, потому что, похоже, этот мужчина в настоящий момент знал о ней много больше, чем она сама. Надеялась, что точно знал. – А разве нет?

– Аэрика! – произнес мужчина нараспев, и как пробовал имя на вкус. – Значит, все же сокращенное Рика было правильным, хм…

– Да. Так меня друзья зовут. И еще Ри…

Сказала и прикусила язык. Не потому, что не хотела чего-то выдать, просто в голове не возникло подтверждения ее утверждению. Ни одного друга припомнить не удалось, как ни напрягалась.

– Что хмуришься? – подметил ее состояние дракон. – Вспомнила что-то?

– В том-то и дело, что нет. Некоторые вещи как проскальзывают в сознании. Быстро настолько, что не ухватить. Ужасное состояние. А вы чему улыбаетесь?

– Так!

– А куда мы направляемся? – признаться, сидеть на его руках было приятно. И тревоги как бы отступали, когда чувствовала тепло мужских рук и тела так близко. А еще мысли, те немногие, что имелись, разбегались, оставляя некую пустоту. Какую-то… спокойную пустоту. Н-да, странные ощущения.

– Домой, конечно же. Ты же теперь здорова, значит, никто в клинике больше держать не станет. Все, пора к жизни возвращаться.

– Ко мне домой? – все же было ощущение, что дома у них с этим драконом были разные. Стойкое такое.

– Хм. В наш дом. Так ты, правда, ничего не помнишь, милая?

– Пока нет, но знахарь сказал…

– О, да. Обязательно все вспомнишь. А я тебе помогу. Дорогая!

И они дошли до комнаты, где их ожидали. Девушка легко распознала во втором мужчине тоже дракона. И некое внешнее сходство подметила. Родственники? Похоже было на то. А этот новый субъект принялся ее внимательно рассматривать. И в его карих глазах, много темнее, что у Светлости, искрились смешинки. Они просто брызгали от него в разные стороны. А потом этот мужчина растянул рот в довольной улыбке и произнес:

– Это и есть твоя сердечная заноза, братец? Хорошенькая. И очень хрупкая. И как, скажи на милость, эта малышка могла…

– Замолкни, Кнор! Забыл, зачем ты здесь? Портал открывай!

– Нет, я помню, конечно… Но как такое могло быть, что эти вот маленькие ручки и смогли…

– Ррр! Кнор! Честное слово, я сейчас поставлю ее и…

– Спокойно! Я уже все понял, что ты не в настроении со мной шутить. Так куда портал-то открывать? Ты точно не передумал действовать по своему плану?

– Еще слово, Кнор, и ты ко мне больше близко не подойдешь, братец!

– Ладно, ладно! Что сердиться?..

Их разговор Аэрике показался странным. Впрочем, в последнее время все вокруг нее было странным и непонятным. Что же лишний раз удивляться-то? Но такими же уютными, как минуту назад, объятия Светлости уже не воспринимались.

– И это наш дом? – спросила девушка, осматриваясь, когда в следующий миг оказалась стоящей посреди изысканной гостиной.

Отметила вкус хозяев, их богатство оценила, а еще подошла к окну, чтобы понять, где этот дом находился. По всему, за городом. И рядом не наблюдала других жилищ. Но может, в другое окно что-то увидела бы, а из этого только сад и высокую каменную изгородь за ним?

– Думаешь, ограды будет достаточно? И охраны тоже? – это, оказалось, брат Светлости за ними пожаловал в лично им построенный портал. – Мне что-то так не кажется, учитывая твое прошлое расставание с этой милой барышней. Э… вернее, не совсем прошлое имею в виду, а то, что было первым… хотя, последующие, в общем-то, были чуть лучше…

– Пошел отсюда, Кнор! Кто тебя звал, вообще?

– Тихо, тихо! Ухожу уже. Но потом не зови, если что по экстренной связи. У меня, между прочим, и личная жизнь имеется. И я тебя предупредил!

– Понял, прощай.

И вот они остались одни. И почему дракон продолжал стоять напротив нее и так пристально смотреть? А кстати, как его зовут? И только хотела спросить, как он назвал себя сам.

– Я, Линг. Это имя тебе что-то говорит?

Аэрика помотала головой. Абсолютно ничто не шелохнулось у нее внутри на звучание этого имени. Чужое, и все.

– Хм! Присядем? – указал ей на удобный диван.

Они сели. Причем довольно близко друг к другу. И Линг взял ее ладони в свои. От этого или нет, что ощутила знакомое тепло от его рук, девушка была спокойна. Прислушалась к себе и осознала доверие к этому мужчине. А он потом переложил ладони Аэрики в свою одну большую и сильную руку, а другой провел по овалу ее лица. С большой осторожностью. И это ощущение, что подарила нежная ласка, тоже пришлось девушке по вкусу.

– Я понимаю, что у тебя много вопросов ко мне, малыш. Но после таких серьезных травм… В общем, давай договоримся, что буду постепенно открывать перед тобой твое прошлое. Хм… наше, то есть. Да и небезопасно вываливать все скопом на тебя, такую еще неокрепшую. Договорились? – она ему кивнула. – Во-первых, тебе наверняка надо узнать, что с тобой произошло. Так? – новый кивок. – Здесь без подробностей, они тебе вредны. Скажу только, что это была авария. Ты разбилась на звездолете.

Сказал он это и так и впился в нее взглядом. И был порядком напряжен при этом. Думал, она могла что-то вспомнить? Аэрика и попыталась. Нахмурилась даже от напряжения. А потом отпустила усилия, так как в груди вдруг сделалось невыносимо больно.

– Что? Ты как? Где болит?

– Тут, – приложила девушка ладошку к сердцу.

– Тогда, может, прекратим разговор до лучших времен?

– Нет. Продолжай. Но неужели я поднимала в воздух звездолет? Это же…

– Ну!.. Я оговорился… аэрокар, конечно же, – тут же погладил ее руки, чем изрядно отвлек от только что всколыхнувшихся в голове новых мыслей. – И все кончилось едва не трагедией. Но это уже в прошлом.

– А где мы? Имею в виду… верите ли, мне даже страна не ведома, не то что конкретно этот дом, – и виновато улыбнулась. – Боги, чувствую себя ущербной…

– Не напрягайся. Понимаешь же, что это временное беспамятство. А страна… это Сиания. Тут секрета нет, – и он ей улыбнулся. Тепло и открыто. – Знаешь такую?

– О, да. Голубая планета. Два материка, население состоит…

–Ну, ну, вижу, что с географией у тебя все в порядке. И со звездной картой, наверное, так же? Какае из других планет сразу же приходят в голову, отвечай быстро, не задумываясь!

– Залкия и Вулкания! – выпалила она одним духом и чему-то заулыбалась.

А вот дракон резко напрягся. С чего бы? И глаза его хищно сверкнули при этом. Но он быстро справился с собой и через секунду уже снова был расслаблен. И даже откинулся вальяжно к спинке дивана.

– Ну что же, молодец. И продолжим дальше посвящать тебя в прошлое. Это вот, наш с тобой дом. Вернее, он мой, но живем мы здесь вместе. Находится рядом со столицей Сиании. Ну, как рядом? На хорошем каре двадцать минут лету.

– А у вас он хороший?

– Очень. Но ты зря меня зовешь на «вы». Видишь ли, наши отношения были настолько близки, что такое обращение между нами неуместно.

– Нет? Э… и что это значит?

Признаться, она при этом его заявлении растерялась. А вдруг, он был ей родственником? А она к нему недавно что-то такое в себе ощущала, ну, совсем ни как сестра к брату прижималась некоторое время назад.

– И кто же мы? Не родня, нет? Вот и я подумала, что вряд ли. Все же я, по всему, обыкновенный человек, а вы, то есть ты, дракон. Ведь так?

– Так. Почувствовала, да?

– Сразу же, как увидела. И даже могу предположить, что видела твоего зверя. Он антрацитовый, да? С серебряной полосой?..

– Видела, значит, – улыбнулся ей мужчина во все тридцать два зуба. Вот только хищная какая-то вышла та улыбка, да и глаза сверкнули желтым, и даже вертикальный зрачок на миг показался. – Понравился?

– Ощущения вроде бы были не однозначные. И восторг, и опасение. Но это, наверное, от того, что я человек, да? – нахмурилась девушка, силясь все припомнить.

– Ты сейчас не усердствуй. Не надо тебе напрягаться пока. Само все в памяти всплывет. А я, как и обещал, стану помогать вспомнить.

– Спасибо, Линг. Но знаешь, мне отчего-то имя твое кажется чужим, – сказала и посмотрела на него испытующе. – И все же, кто же мы друг другу? Ты так и не сказал.

– А сама никак не почувствовала? – улыбнулся теперь ей многозначительно. Выждал с пару минут ответа, не дождался его и придвинулся к девушке ближе. А потом приподнял ей лицо за подбородок и тихонько поцеловал в губы. – А теперь?

– Э… извини, но мне не понятно…

Тогда он запустил руку ей в волосы, положил на затылок и зафиксировал в одном положении, чтобы не могла отстраниться, когда принялся целовать с жаром. И как-то потом получилось, что она уже полулежала на том самом диване…

– Вспомнила? – отстранился дракон от распластанной под ним девушки и с удовольствием скользнул взглядом по затуманенным ее глазам, румянцу на щеках и припухших после его пылкого поцелуя губам.

– Что? – невнятно пролопотала она. – Хочешь сказать, что мы женаты?

Он на эти ее слова расхохотался. Чуть не до слез. А потом поднялся с нее, сел и усадил Аэрику рядом с собой, как и было до этой демонстрации отношений.

– Нет, дорогая. Мы не женаты. Мы были любовниками… до той катастрофы.

– Понятно, – качнула она головой, принимая информацию, но в душе завозилось сопротивление ей.

Отчего бы такое? Зачем дракону обманывать? И ведь все вроде бы было логично. Он знатен и богат, а она простая девушка, но ему очень нравилась. Такое каждая чувствует, а когда целовал…в общем, он ее точно желает. И сама Аэрика ничего неприятного недавно не почувствовала. Более того, дракон ее заинтересовал как мужчина точно. И он вложил огромные деньги в ее лечение недавно. Пусть не брат, не муж, любовник, но ею точно дорожит. Так что же не так?! Откуда ощущение неправильности происходящего? Вот ведь, напасть!

Только, как бы там ни было, а без вариантов следовало обживаться в предложенном доме. Вот Аэрика и пошла его осматривать. И дракон следовал по пятам. И рассказывал, где и что находится, с такими подробностями, будто нисколько не верил, что она могла бы здесь хоть что-то вспомнить. Отчего, интересно? Когда взглянула на него, прищурившись, он тут же разулыбался ей.

– А, в общем-то, тебе и не надо было здесь ничего запоминать, милая. У нас же прислуга имелась. Это сегодня я их всех отослал, а завтра придет и служанка, и кухарка, и садовник. Перекусить хочешь? Тогда пошли. Сегодня я сам стану тебя обслуживать.

Она не представляла, что мужчина мог так отлично ориентироваться на кухне. Да, многие блюда представляли собой полуфабрикаты, но все же, сама вряд ли так же быстро управилась бы с обедом. Откуда знала? Что-то такое подсказывало ей, что готовку она никогда не жаловала, а питалась в кафешках и чаще набегу. Времени ей ни на что не хватало. Точно! И кухни обустроенной. Определенно! Но вот Линг утверждал, что это их совместный дом, и прожили они здесь…

– И сколько мы с тобой уже вместе? – выпалила свою мысль, а дракон от неожиданности, что нарушила тишину, замер, не донеся кусочек антрекота до рта.

– Несколько месяцев. Почему смотришь так недоверчиво?

– Хм. Нет, нет. Ничего особенного.

Сама же обвела кухню глазами. Шкафы, всевозможную утварь, навороченную бытовую технику. Но ничто в душе не отозвалось, что хоть раз пыталась здесь хозяйничать. Напротив, в ней крепла уверенность, что это было чужое царство.

– А как зовут нашу кухарку?

– Роза. А что? – похоже, мужчина предугадал ход ее мысли, и следующие вопросы уже не заставали его с замершей на весу рукой. – Н-да, милая, ты готовить не любишь. Вот почти и не заходила сюда.

– Но тогда получается, что я не люблю и читать, потому что в кабинет и библиотеку тоже похоже не заходила. А заодно и в прочие комнаты. И в саду не гуляла. И в кресле, что заметила на веранде, никогда не сидела? Оно мне не нравилось?

– Дорогая, успокойся, – поднялся дракон из-за стола и подошел к ней. – Все образуется. Дай только срок, – его поцелуй в ее макушку действительно произвел положительный эффект – она притихла, а до того так разволновалась, что дышать уже было трудно. – Хочешь отдохнуть, например, прилечь?

– Нет. Мне бы по саду пройтись.

– Составить тебе компанию?

– Пожалуй. И скажи, а кем я была? В смысле, кем работала?

– Никем. Мой дом собой украшала, – улыбнулся при этом обворожительно и предложил руку, чтобы выйти вдвоем в сад.

– Но до того как с тобой повстречалась, у меня же было какое-то занятие?

– А, это имеешь в виду. Преподавала в одном из столичных интернатов.

При слове «интернат» сознание отозвалось согласием. А вот «преподавала» вызвало снова недоверие к рассказу любовника. И главный вопрос! А любовник ли ей этот мужчина? Нет, хорош собой, сил нет какой. И при том к нему здорово тянуло. Но что-то говорило, что не ее он. Хорошо, а где был ее? Почему-то ощущала себя парой кому-то. Как с этим быть?

– Линг? А ты чем занимаешься?

– Веду свою любимую женщину по садовой дорожке. Не смотри на меня так. Мне просто кажется, что хватит с тебя попыток что-то вспомнить на сегодня. Не надо переутомляться в первый же день после клиники. Все, я сказал.

Ого! Властные нотки в голосе появились. Правильно, дракон же! Может, он и был прав, так как толку все равно от всех расспросов не видела. Как не имела о себе представление, так и…

– Я так тебя люблю, Рика, – вдруг развернул ее к себе любовник и прижал к груди. – Не представляю, что было бы со мной, если бы… но слава Богам, мы опять вместе.

Вообще-то, только для нее получилось это действие мужчины неожиданным. А Лонг посчитал, что достаточно перед этим сказал других слов, приведя ее в красивую беседку. Это она пребывала все это время в задумчивости, он же явно хотел возобновления прежних отношений. Разумеется любовных. Но девушка вдруг вскинула на него свои глаза-озера и уперлась кулачками в его грудь.

– Линг! Скажи честно, ты женат?

И какую же неожиданную реакцию у него в тот момент наблюдала!.. Мужчина чуть отступил и несколько нервно одернул рукава камзола. Как будто хотел ими что-то прикрыть. Что именно? Вспомнила! У драконов обычай обмениваться с женой брачными браслетами. Это что же получалось, он хотел тот браслет скрыть?

– Нет. Я не женат, – смотрел, причем, серьезно и прямо ей в глаза. Не похоже, что лгал.

Но тут она припомнила, что нередко и официальные любовницы высокопоставленных драконов получали в дар похожие браслеты. Причем так же эти украшения были парными, так же их одевали в храме, только церемония отличалась. Что у нее на руке браслета не было, это понятно – она только из клиники прибыла. Но он-то…

– А где наши браслеты? Покажешь хотя бы свой?

– Какой?

– Ты же так меня любишь! Только что сказал. А браслеты мы не носим? Что же получается? Меня не принял твой род? Скажи правду, Линг.

И он что, растерялся под ее вопросительным взглядом? Или ей только показалось? Что же это такое?! Не мужчина, а сплошная загадка.

– Браслеты нас в спальне дожидаются, дорогая. Хочешь уже сейчас туда пойти?

– Да нет! Погуляем еще, пожалуй…

– Как скажешь.

И вот тут она поняла, что воспоминания воспоминаниями, как с ними было не густо, так и осталось, а вот ночь приближалась стремительно. Дракон же не скрывал, что хотел уже побыстрее оказаться в, яко бы, их спальне. А там, как успела заметить, стояла одна двуспальная кровать. И как следовало себя вести тогда с этим мужчиной? Нет, она не была невинной. Как-то так вышло, что почти сразу после пробуждения ощутила себя опытной женщиной. Но что было делать с тяжестью в сердце?

– Ох, не мой этот мужчина! Боги! Подскажите, во что я угодила?

И Боги услышали ее обращение. Правда, откликнулись, как всегда, на свой лад. Но от неминуемой близости с драконом в эту ночь уберегли. Как? Своими методами. Поспособствовали, чтобы в ней проснулся ее природный дар. Он ведь как заснул в ней, пока была слаба физически. А как окрепла, так дал о себе знать. Сначала болью в голове и всем теле. Линг забеспокоился и послал за знахарем. Тот прибыл и развел руками, рекомендуя призвать мага. А как тот явился через портал, так сориентировался в ее недуге быстро.

– Ваше Сиятельство, поздравляю, ваша женщина имеет неслыханный потенциал обольстительницы.

– Спасибо, – сквозь сжатые зубы ответил ему Линг. – Проснулся, значит, дар!

– Так и есть. Сегодня и завтра предписываю строгий режим. Никаких перегрузок. Пить жаропонижающее. Еще хорошо обтирания и компрессы на лоб. А потом все пройдет. В смысле, дар останется, температура спадет.

– Обрадовали. Благодарю.

И для дракона ночь выдалась совсем не та, какую он себе явно представлял. Несчастный, он не выспался даже, так как постоянно менял на лбу Аэрики компрессы.

– Так ты действительно герцог? Или князь? – меж тем вела с ним беседу повеселевшая девушка, и ей, похоже, совсем не хотелось засыпать. – А я почему-то сомневалась. Но вот уже третий человек за сегодняшний день назвал тебя светлостью.

– Почему сомневалась? – улегся он рядом с ней, но поверх одеяла. – Имеешь другие представления о высшей знати?

– Напротив. Никаких представлений. Только с императором знакома.

– Что?!! – мужчина моментально навис над ней, чтобы лучше видеть глаза.

– Э… это так, просто вырвалось. Сама не знаю, что на меня нашло. Все же потеря памяти, ох, штука странная!..

Глава 15 Информации становится больше

На следующий день Аэрика проснулась ближе к полудню. Не мудрено, ведь часов до трех они с драконом сражались с ее высокой температурой. А как открыла глаза, сразу заметила рядом пожилую женщину. Она представилась Линес и объявила, что является служанкой. А девушка уже и не удивлялась, что женщине нисколько не было места в ее памяти. Потому что в голове вообще творилось черте что. Что-то вроде мозаики, которая, подозревала, никогда бы не сложилась. Очень уж мало было составляющих, а те, что имелись, казалось, что каким-то случаем попали к ней из разных комплектов. Вот зачем, к примеру, вспомнила императора? Прямо так и встал вчера перед глазами венценосный блондин с синими глазами, в точь как у нее самой. И этот тип на нее хмурился. Ага! Вспоминала теперь о нем, и ее передергивало.

– Б-р! Грозный какой!

– Что вы сказали, госпожа?

Выходит, произнесла фразу вслух? Нет, следовало встряхнуться и день провести с толком. Например, добраться до кабинета Линга и разведать там, император какой державы ей привиделся, не Залкии ли.

– А где Его Светлость? – в свою очередь спросила служанку и указала на смятую вторую половину постели, теперь пустующую.

– Велел передать, что ему на службу понадобилось. К ужину будет.

Отлично все вроде бы складывалось. Дракона в доме не было, температура была, но не так, чтобы очень уж высокая, с постели встать получилось, завтрак осилила, до кабинета дошла бодро, а дальше случился облом. Дверь кабинета оказалась заперта. А она на нее зашипела и сама себе сказала очень странную фразу:

– И инструмента, как назло, со мной нет, – и при этом покосилась на чулочки с обычными подвязками. Как будто раньше там носила что-то более полезное для дела. Дела открывания чужих замков? Ничего себе! – развернулась и вся такая задумчивая поплелась в спальню. Что-то ей не по себе сделалось, и решила прилечь.

А вечером прибыл дракон. И он явно был чем-то удручен. Аэрика об этом узнала, потому что в окно за его прибытием подглядывала. Все видела: как аэрокар посадку совершал, как из него вышел и пошел к дому этот весь из себя серьезный мужчина. А как глазами с ней встретился, так и постарался все складочки на лице, и особенно на лбу, разгладить. Что это значило? Она решила, что ему было, что от нее скрывать. И могла бы это объяснить тем, что имел некие напряги, но от нее таился исключительно из-за боязни разволновать. Вот только отчего-то не получалось в это верить. Почему так? Во-первых, открыла в себе исключительную подозрительность, а уж природную, или годами выработанную, ага, за время преподавательской деятельности, не знала, но та точно в ней имелась. И вот зачем любовник закрыл дверь в кабинет? А головизоров отчего в доме совсем не было? Ни одного! Да у каждого последнего крестьянина на самом отдаленном хуторе в Сиании имелся. А у герцога не было?! Вот, кстати, и следующая причина не верить Светлости. Аэрика все больше всякой всячины вспоминала.

То есть, во-вторых, в голове все больше теперь вращалось разрозненных картинок и образов. И сколько ни думала над ними, никак они не складывались вместе. Например, зачем в памяти прочно засел образ императора Залкии? Отчего, когда смотрела на аэрокар Линга, чувствовала уверенность, что этот агрегат для нее был чем-то вроде самоката для малого ребенка? А еще точно могла бы выдать инструкцию управления звездолетом. Нормально для преподавателя интерната? Это какому же предмету она обучала детишек? А уверенная мысль, что появилась пару часов назад, будто умеет открывать все без исключения замки? Причем, магические были для нее много проще обычных механических, могла поклясться в этом. Это как? И вот магии у нее пока было маловато, а то, проверила бы еще одну внезапную догадку, что посетила совсем недавно. Ей теперь так и не терпелось потренироваться в смене личины. Несколько раз уже подходила к зеркалу и отступала, боялась только начавшие собираться силы растратить.

И о магии! Что ночью маг сказал? Какой в ней потенциал был скрыт? Обольщение! И вот почему она его заявлению ничуть не удивилась, а только потом уже о другом задумалась? Это что же получалось?! Супер способности нисколько на нее саму не работали? Она жила в доме с любовником? Как-то маловато для магини с таким даром. В смысле, мужчина ей нравился, с этим успела разобраться, а довольствовалась временными с ним любовными отношениями? Ее же тянуло к нему, а его – к ней. И ничего не сделала, чтобы упрочить свое положение в его доме и сердце? Как-то оно не вязалось с наличием тех самых великих способностей. Или между ними что-то стояло?

Пожалуй, Аэрика действительно чувствовала преграду. А объяснения Линга ничуть ничего не проясняли, а только запутывали. Вот никак не могла представить, что попала в аварию на каре. Хоть он, что утверждай! И дом этот был абсолютно ей чужд. И слуги его. А история с браслетами? Его счастье, что в ней магии были крохи, не то, точно распознала бы, что врал ей. И этот его жест, будто хотел опустить ниже рукав камзола! Что он там желал прикрыть? Другой браслет? А, пожалуй, в ее власти было проверить эту догадку и без магии. Точно! Это же было легко сделать, только и надо, чтобы скинул при ней рубашку. Вчера-то так и провалялся рядом с ней в одежде, но сегодня…

А дракон, как вошел в дом, немедленно объявил, что голоден, и потребовал ужина. И сразу кухня наполнилась суетой и причитаниями кухарки Марты. Кстати, хоть Аэрика и ее нисколько не признала, но эта пухлая дама пришлась ей по душе. Добродушием, и ее болтовня время от времени оживляли обстановку в этом богатом, но чужом доме. Вот и теперь, Марта сама накрывала для них стол, и из нее сыпались вопросы к герцогу.

– А что, Ваша Светлость, скоро ли закончатся те дела в Сонтильской пустоши? У меня в той стороне племянник живет и жалуется, что все дороги из-за работ по собиранию и обезвреживанию останков, что попадали к нам из космоса, перекрыты. Не пройти и не проехать!

– А что за останки? – навострила уши Аэрика. Отчего-то эта тема моментально нашла в ней отклик и, мало того, тисками сжала сердце.

– Так как же?! – всплеснула пухлыми руками кухарка, поставив на стол соусник. – Война же с Норциусом! Они там такое устроили!..

– Марта! – отчего-то прямо рявкнул на нее Линг, будто она на него кипятком только что плеснула. От такого вздрогнули сразу обе женщины: и сама Марта, и Аэрика. – Иди на кухню! Немедленно!!!

– Простите, Ваша Светлость, – покаянно поклонилась женщина. – Ухожу. Простите.

А девушка даже не заметила, как кухарка чуть ни вприпрыжку помчалась из столовой, она вся обратилась к своим воспоминаниям. И они были не веселы. Перед глазами как мелькали образы ящеро-людей: непропорциональные по человеческим меркам тела, своеобразные выпуклые глаза, чешуя на многих участках кожи, этот их хвост. Но больше всего вспомнился неуживчивый нрав, вспыльчивость по поводу и без него, вечная готовность к драке. Но, Боги бы с ними! Почему-то при упоминании жителей Норциуса, перед ее мысленным взором так и всплыла синильная темнота космоса. Она была, как разлинована. Расчерчена лазерными лучам и подсвечена взрывами звездолетов.

– Сейчас идет война? – подняла девушка глаза на герцога.

А он, оказывается, внимательно наблюдал за ней и как ждал этого вопроса.

– Нет. Мы не воюем. В Сиании все спокойно, дорогая.

– А кто воюет? Это же останки звездолетов в то место рухнули, верно? Как она сказала, пустошь называется? Сонтильская?

– Мы не будем с тобой говорить на эту тему. Или забыла, что сама недавно была собрана по кусочкам после аварии? Достаточно знать, что тебя сейчас окружает мирная обстановка, Рика.

– Это из-за войны в космосе ты убрал из дома все головизоры, да?

– Верно. Чтобы никакие тревожные новости не мешали твоему выздоровлению. Почему ты схватилась за виски? Голова заболела? Рика!..

А у нее начала не просто болеть, а разрываться от боли голова. И действительность отошла на второй план, потому что сквозь пелену, закрывшую глаза прорывались лишь сцены космического боя. Она видела в тот момент уже не столовую, а бескрайнюю зону боя. Не коридоры и стены, когда Линг кинулся к ней, взял на руки и понес в спальню, а подбитые и растворяющиеся в космосе корабли. И вместе с этими ужасными сценами в мозгу мелькали и имена. Много имен: Грин, Вик, Патрик, Ганс, Отто, Вальтер, Кай…

– Кай!!! – выкрикнула она, изогнувшись дугой в руках дракона, и потеряла сознание.

Когда снова пришла в себя, ощутила дежавю. Она лежала опять в кровати, а рядом с ней сидела Линес. Служанка, как заметила пробуждение хозяйки, так протянула ей чашку с отваром.

– Выпейте это, госпожа. Целитель прописал. Вы проспали вечер, ночь и утро. А сейчас полдень. Но знахарь сказал, что так и должно быть.

– А где Его Светлость? – спросила, когда поняла, что вторая половина кровати была снова пуста и смята так же, как и прошлым днем.

– На службе. Но обещал сегодня приехать раньше. Возможно, будет уже к обеду.

Так и случилось. Он прилетел и повел ее гулять в сад. По ухоженным дорожкам шли молча. Потом дракон завел девушку в беседку и усадил на скамью.

– Как ты себя сегодня чувствуешь? – взял ее руки в свои, согревая холодные пальчики, а потом поднес к губам и осторожно поцеловал их.

– Нормально. Голова не болит, если ты об этом.

– Я обо всем сразу, Рика. Что мучает тебя? Какие-то видения? Сцены аварии?

– Сцены… катастрофы.

– Тебе надо успокоиться. Ведь это все в прошлом. Понимаешь? И вот еще что…дай-ка мне руку, Ри.

– Что это? – она смотрела на женский браслет, что он вынул из внутреннего кармана камзола, но не спешила подставить предплечье.

– Это и есть твой браслет. Ты же спрашивала про него?

– Но разве?..

– Да, он был утерян. Вернее другой, прежний, утерян. Я купил вчера новый. Этот. И себе тоже. Чтобы носить одинаковые. Вот.

И мужчина продемонстрировал свое свидетельство их связи. Скромный витой ободок, но из очень дорогого местного металла, что ценился дороже золота и платины. На его крепкой руке он смотрелся совсем узкой синеватой полоской. А его пару протягивал Рике.

– Давай руку! Что? Почему медлишь?

– Не знаю. Мне кажется, что я не должна этого делать.

– О чем ты? – нахмурился дракон.

– Почему-то есть такая мысль, что я замужем, – взглянула она на него из-под ресниц.

– Чушь. Кому, как не мне, это знать? При моей должности и звании, а еще и титул имеется, так что доступ имею к любой информации. И мне не к лицу, знаешь ли, связь с несвободной женщиной. И, в общем-то, ты действительно не свободна, потому что моя. Официальная любовница. А эти страхи… они из-за твоих видений. Целитель предупреждал, что телесное выздоровление наступает быстрее душевного. Но и оно придет в норму, дорогая. Верь мне. Давай сюда руку, Ри.

– Но, постой, разве не в храме надеваются подобные браслеты? – он уже взял ее за руку и готов был надеть ободок, но девушка упиралась, оттягивая этот момент.

– Хм! Настаиваешь повторить ритуал? – и отчего-то глубоко задумался. На несколько минут замер и как ушел в себя. А потом кивнул головой своим мыслям и посмотрел на Аэрику с решимостью. – Ладно. Пусть так все и будет. Приготовься, проведем обряд завтра.

После ужина они разошлись в разные комнаты. Линг довел ее до дверей спальни, а сам кивнул на противоположную стену коридора.

– Я сегодня лягу спать там. Чтобы уж совсем сделать все правильно перед ритуалом малого обручения. Но, если скажешь, что твое самочувствие…

– Нет, нет! Со мной все нормально. Не беспокойся.

– А что это ты так возбуждена? Может, все же лечь рядом с тобой? Хм! Как и прежде, в одежде и поверх одеяла?

– Не стоит. Тебе неплохо бы тоже отдохнуть. Которую ночь уже со мной не высыпаешься.

– Действительно. Так получилось, что именно ты лишила меня сна. Такая маленькая!.. Что в тебе такого особенного? – притянул он ее к себе поближе и легко поцеловал в губы. – Вот тебе и пигалица!..

– Как ты меня назвал? – нахмурила она брови.

– Извини. Вырвалось. С сего момента буду звать только любимой. Хочешь?

А вот новый поцелуй был уже не таким скользящим.

– Линг! Ты не должен! Мы не должны! Пожелай мне уже спокойной ночи.

Он пожелал. И еще успокаивающий отвар велел выпить. Только вот ей совсем было неспокойно, и не до сна. И отвар не помог. Так и вертелась с час, наверное, в кровати, пока не услышала шум за окном. Вскочила с постели и отдернула занавеску. Это что? Кто мог прилететь к ним в полночь? Ее интерес к происходящему зажег огонь в крови. И в таком возбуждении уже и речи быть не могло о том, чтобы снова лечь спать. Поэтому Аэрика быстро оделась и выскользнула из комнаты.

Тому, как получалось скользить по коридорам бесшумной тенью, сначала удивилась, а потом пришло осознание, что для нее это вполне нормально. Это все было из тех самых умений, что начала открывать в себе с выздоровлением. Как, например, знание всяческих замков или смена внешности. Только их пока еще так и не было случая опробовать, а вот ходить бесшумно, зрение магическое включать или слух усиливать, это, пожалуйста, уже вот получалось. Так она и добралась до лестницы на первый этаж, спустилась по ней и прокралась к кабинету Линга. Именно оттуда раздавались голоса. Если точнее, то два голоса. Мужские, и принадлежали они хозяину дома и его кузену.

– Ты рехнулся, братец! – с жаром возмущался Кнор, кажется. – Ни с кем не посоветовался и за какие-то сутки принял такое решение! Ведь, правда же! Вчера только с тобой виделись и говорили, и в твоей голове ничего такого не было. А сегодня, бац, и огорошил меня этим известием. И даже не так, нисколько меня не поставил в известность о принятом решении, а просто взял и послал распоряжение готовить наш родовой храм! Как же это все называется?

– Подобное не обсуждается ни с кем. Эти вещи должен каждый сам для себя решать. Уверен, придет твой час, и поступишь так же.

– Что ты говоришь!!! Судьбоносное вот такое решение, и принятое без одобрения старейшины, без согласия отца, и даже наш король, так понял, не в курсе, что ты берешь себе официальную любовницу. У тебя точно что-то случилось с головой, кузен.

– Ничего подобного, она у меня светлая, как никогда. И ты совершенно напрасно притащился ко мне в такой час. Летел бы ты, Кнор… к себе домой летел бы, или к своей любовнице.

– Между прочим, неофициальной любовнице. Она у меня девочка послушная, тихая, ласковая. А у своей пигалицы ауру видел? И как ты собираешься с ней жить?

– Нормально, брат. Все у меня будет нормально.

– Сомневаюсь. Крупно так! Вот скажи, сколько ты с ней уже мучаешься? А? Сколько за ней гонялся? И это при том, что обычно тебе всегда сопутствовала удача. А тут?! Нет, это безрассудство, укреплять связь между вами. Открой же ты уже уши и услышь меня! Что так смотришь? Нет, ну хотел же ты сначала просто взять реванш. Было? Естественно! И я тебя тогда понял и поддержал. Зачем же теперь все усложнять? Слушай?! Я понял. Ты с ней просто еще не переспал. Серьезные травмы, трудное выздоровление, тебе ее жаль. Только она же теперь уже совершенно здорова. Так в чем дело? Завались с ней в постель, отведи душу и успокойся.

– Заткнись, Кнор. Тебе не понять. У меня в этот раз совсем все по-другому.

– Да чего там?! Головы-то не теряй! Если разобраться, то в девчонке и нет ничего особенного. Миленькая, не спорю. Но у тебя и получше были. И сколько еще красоток может быть, сам подумай! А ты!..

– А я все уже решил. И меня к ней… как тебе объяснить, тянет, что ли. Как в первый раз увидел, так и не шла больше из головы.

– Эй! Про тот раз лучше бы и не напоминал. Видел я, чем он для тебя закончился. Кстати, я потом так и подумал, что помчался за мелюзгой из-за оскорбленного самолюбия. Вот сознайся, как так получилось, что кинул все и…

– Черт его знает! Тот раз лучше, и правда, не вспоминать. Я тогда так был зол…

– Как будто во второй раз вернулся к нам с лучшим самочувствием! Как сейчас помню ярость в твоих глазах, когда рассказывал мне про угнанный ею аэрокар и, как она тебя…

– Р-р-р! Лучше не вспоминай!

– Рычишь? Вот и я о том же! Послушайся меня. Переспи с ней, и все.

– Нет, я сказал!

– Вот, дуралей упрямый!

– Полегче! А то, из дома сейчас вышвырну. Да и действительно, шел бы ты!..

– Не уйду. Пока не скажешь, как улаживать все с императором станешь. Он ведь еще не знает, так понял?

– Завтра узнает. Все завтра узнают. Такое событие обязаны же СМИ осветить.

– О, мать моя! Что будет! Нет, ты сумасшедший. Думаешь, император за это погладит по голове? Да он тебя раздавит, размажет. Что угодно наш правитель тебе простил бы, уж больно много уважения к тебе питает, но только не оскорбление его дочери. А она точно примет твой поступок в штыки. Да я даже представить не могу, что выкинет, как только обо всем узнает. Ты же, сколько девушке голову-то морочил! Скажешь, не было такого? Да что ты говоришь! Помолвку вашу сколько раз переносили? Два или три раза? Я что-то со счета сбился. А день свадьбы аж на несколько месяцев отодвинули. И вот теперь!..

– Не нагнетай, а?! Вот увидишь, что все образуется. Да и как иначе, если я уже не отступлюсь. Клянусь, не отпущу от себя Аэрику. Нет у меня на то сил, понимаешь?! И да, дело будет за императором потом. Решит меня наказать – так тому и быть.

– Это что?.. Это как?.. Ты в отставку, что ли, даже готов уйти? Совсем спятил! Из-за девчонки?! Сдурел!

– Тихо! Мне что-то показалось… Веришь, Кнор, я свою малявочку за версту чую. В смысле, мой зверь. И вот сейчас…

Услышав такое, Аэрика спешно ретировалась. На мысках, мелкими бесшумными шажками, потихоньку, и была такова. Возвратилась к себе в кровать и натянула одеяло до самого носа. А там ее дверь неслышно отворилась, и дракон в щелку на нее посмотрел. Пришлось изобразить спящую. Вроде бы все нормально получилось. Дальше звук поднимающегося в воздух звездолета услышала. Значит, кузен Линга отбыл. Ох, сколько он всего наговорил. У Аэрики голова шла кругом от полученной информации. И хоть не все из услышанного было понятно, смогла уяснить, что их поход в храм выльется дракону в пребольшие неприятности. Может, оно и не надо? В смысле, вот и у нее были какие-то неосознанные волнительные предчувствия на этот счет.

И как со всем этим было уснуть? Вот она и не смогла. Поэтому встала через некоторое время с кровати во второй раз и пошла теперь в кухню. Почему туда? Да решила поискать что-то подходящее для вскрытия двери в кабинет герцога. Сама не знала, какая вещь могла бы понадобиться, а вот ее рука, в отличие от нее, уверенно взяла некий предмет, повертела его, и стало понятно, что необходимое найдено.

– Отлично. Тогда вперед.

И да дверь действительно оказалась закрыта, а Аэрику, похоже, это только позабавило. Она поводила чувствительными пальцами вокруг дверного полотна, но ощутив в них легкое покалывание, только хмыкнула.

– Еще и магия наложена, ага! Но это нам ничего, с этим сейчас справимся…

В ее голове тихонечко заворочались мысли и через минуту уже сформировались в формулы снятия заклинания. Довольно просто оказалось воплотить их в пассы руками, сама не ожидала, что справилась бы чуть ни в один момент. Далее проверила и удовлетворенно отметила, что до осуществления цели осталось только повозиться с дверным замком. И вот Аэрика стояла уже в самом кабинете. Шикарно! Эта мысль возникла не просто из-за его убранства. Да, посмотреть было на что, но глаза девушки в первую очередь остановились на аппаратуре, что могла бы дать ей много информации об окружающем ее мире, и на сейфе. И больше всего именно на нем. Внушительного вида тяжелый шкаф стоял в углу, и как притягивал ее к себе.

– Что же, начнем с тебя… – подошла к сейфу и поводила рядом с ним руками. – У-У-У! Как все запущенно! Сколько ловушек! Интересно!

Что это было? Да ее же как захлестнуло желание вскрыть сейф. Казалось, голова и руки сговорились между собой, принялись действовать слаженно и споро, а сама Аэрика как бы была при этом сторонним наблюдателем. Азартным и восторженным наблюдателем.

– Вот это дела! – она чуть не засмеялась в голос, когда дверь шкафа перед ней открылась. – И что у нас здесь?

На верхних полках лежали сианские деньги и несколько плоских шкатулок. И интереса в душе Аэрики ничего из этого не вызвало. Другое дело, стопка папок, что увидала на нижней полке. Вот к ним ее рука как помимо воли потянулась. И надо же, самая верхняя была посвящена ей. На ней сверху так и было написано четким незнакомым почерком «Аэрика». Конечно же, захотелось немедленно ее открыть. Так и сделала, призвав ранее созданный тусклый магический светлячок, чтобы завис над самой ее головой. Но вот беда, листы, что обнаружились в папке, оказались девственно чисты.

– Защищены магией, – прошептала, но в следующий миг вся напряглась.

Это из-за того, что уши уловили приближение дракона. Он шел, не таясь, как хозяин, решивший посетить свой кабинет. Но вот ведь дело, прошел на середину комнаты, словно и не приметил взломанной охранной системы на двери и только прикрытой дверцы сейфа. Встал там и на минуту замер. А в противоположном от сейфа углу притаилась взломщица. Она придерживала дыхание, не смотря на купол, что успела опустить на себя для видео защиты и как полог от шума. Прижалась спиной к стене, как вжалась в нее, и наблюдала за мужчиной. А тот прошел потом к окну и уставился в сад за стеклом.

И было в его позе что-то. Усталость различила точно. Или еще и обреченность? Но было ясно, дракона что-то тяготило. И он потом запустил пятерню в волосы и взлохматил их. А этот глубокий вздох-выдох, который она услышала, спустя еще минуту, что он значил? Не могла понять. Как и своего отношения к этому мужчине. Сложное. Неоднозначное. Одновременно хотелось и убежать от него, и его ласк. И как с этим быть?

– Рика, опусти полог. Еще не хватало магического истощения после всех твоих телесных травм. Ты слышишь меня? – спросил, не оборачиваясь. – Не упрямься. Мой дракон чувствует тебя. Всегда и везде. Запомни это.

Она послушалась. Опустила полог и почувствовала необыкновенное облегчение. Действительно силенок пока было еще маловато, Линг был прав.

– Почему ты так поступаешь? – он все еще смотрел исключительно в сад. Или, быть может, видел ее отражение в стекле, так как осветил кабинет много ярче, войдя сюда. – Появились вопросы, так спросила бы меня. Разве, я не заслужил нормального отношения? Отказывался объясняться с тобой? Не заботился о тебе? Не спас твою жизнь, в конце-то концов? Так почему ты упорно выстраиваешь между нами стену?

Что-то было в его голосе. Магия драконов? Или ее просто тянуло к нему, как женщину к мужчине? И, кажется, на этот раз она не совладала с подобным притяжением. Или ей так захотелось, расслабиться и поплыть по течению, но Аэрика сдвинулась с места и пошла к нему. Подошла вплотную и положила руки на его спину. Дракон стоял, не шелохнувшись, словно не хотел спугнуть ее робких прикосновений. И вот ладони девушки заскользили вверх, к плечам, попутно изучая. И она поняла, что ей нравилось ощущать его сильное тело, тепло, исходившее от только слегка напряженных мышц. И запах его был тоже приятен. Такой особенный и будто очень родной. Вот и ткнулась носом в мужскую спину, а потом еще с удовольствием потерлась об нее щекой.

– Прости. Не знаю, что на меня нашло. Будто потянуло сюда. Наверное, это желанием, скорее все вспомнить, можно объяснить.

– Малыш! Я люблю тебя. Никому этого еще не говорил, тебе первой, а ты так поступаешь.

И она затаилась, предчувствуя, что сейчас начал бы отчитывать за взломанную магию и испорченный дверной замок. А мужчина развернулся к ней и обнял. Всего-то?! Или нет, еще начал вдыхать ее запах, уткнувшись в макушку носом, и гладить по спине.

– Так понял, ты нас подслушала. Меня и кузена. И какие же выводы сделала? – он переместил их к дивану, что стоял неподалеку, усадил ее и сел сам. – Ты разве не знаешь, что подслушивать – дело неблагодарное? Можно многое не так понять, к примеру, – говорил, а сам еще и целовал ее при этом. Легко, играючи, но у Аэрики отчего-то от тех поцелуев внутри все плавилось. – Вот какие ты выводы сделала после этого?

– Что нам не стоит проходить обряд в храме, – это признание ей самой показалось лепетом маленькой несмышленой провинившейся девочки. Неужели, можно было так поглупеть от ласк мужчины?

– Нечто подобное и ожидал услышать, – качнул он головой, но Аэрика различила в глазах его настороженность. Отчего бы это? – Это все из-за слов Кнора, да? Он там все больше про неприятности разглагольствовал, так? Но он всем известный паникер, к твоему сведению. Не стоит обращать внимание на его слова, и бояться завтрашнего обряда тоже. Верь мне, что все будет у нас замечательно.

– Но он там про гнев императора говорил. Как с этим быть?

– Поверь, с этим тоже справлюсь. И вообще, у драконов так принято, что мужчины решают все проблемы. Задача наших же женщин, проста: любить мужей.

– Так то, мужей, а я тебе буду всего лишь любовницей.

– Эй! Рика! Тебе ли не знать, что официальная любовница высшего, по сути, и есть жена. С ней дракон проводит времени больше, чем с номинальной женой.

– Но есть же и минусы? – она вскинула на него глаза и успела заметить, как мужчина на секунды напрягся.

– Хочешь говорить совсем на чистоту. Ладно. Тогда расставим все точки. Скажу сразу, что после этого обряда ты будешь мне принадлежать по нашему закону целиком и полностью. Что не станешь испытывать недостатка в заботе и обеспечении всем необходимым и сверх того. Собираюсь, знаешь ли, во всем баловать свою возлюбленную. Но от тебя стану ждать послушания, доверия и, конечно же, ответной любви. Вот ответь сейчас, ты меня любишь?

– Мне с тобой… очень хорошо. Меня тянет к тебе, Линг. Оказалось, что жду тебя каждый день, мои глаза ищут тебя на дорожке к дому. А твои поцелуи…

Договорить он ей не позволил. Дракон решил дать девушке ощутить еще раз, что творят с ней его ласки, и поцелуй на этот раз максимально углубил. Настолько, что после него они чуть немедленно не принялись раздевать друг друга.

– Как же могло быть иначе? Ты уже моя, – поедал он глазами Рику, и дыхание его заметно сбилось. – А обряд только закрепит наши отношения.

– Вот! – вдруг, как очнулась от наваждения девушка. – Закрепит. А ты говорил, что мы уже его проходили однажды. Ты, получается, обманывал?

– Не хотел грузить тебя лишними проблемами. Но ты стала настаивать, а я все обдумал и пришел к выводу, что права: мы переросли прежние отношения.

– И все же…

– Брось, маленькая ложь ничто, я бы не причинил тебе вреда. Это-то ты понимаешь?

– Наверное.

– Но мы уговорились говорить правду до конца. Так? Вот и должен напомнить, что у нас с тобой разный срок жизни. Мне уже идет третья сотня, но впереди еще, как минимум, пять или семь. Ты же… В общем, ритуал увеличит срок нашей совместной жизни на пару сотен лет. Это бесспорный плюс. Но тогда же и понимать должна, что будешь в моей постели практически всегда, а детей у нас с тобой не будет. Это факт. Как и то, что дракон и человек не дают потомства.

Его слова принесли боль. Но что именно сильно задело, не успела разобрать. Определенно, она растерялась. А еще дракон не давал опомниться. Да, он нисколько не дал ей прийти в себя, возобновив поцелуи. От них сердечная боль отступала, а сознание туманилось, и так хотелось отпустить все мысли и чувства просто в свободное плавание…

– Это… это очень серьезно, Линг, – нашла в себе все же силы отстраниться от него хоть сколько. – Наверное, я была не совсем в себе, когда завела речь о ритуале.

– Что ты сейчас хочешь мне сказать? Я не понял. Я не притягиваю тебя настолько, чтобы посвятить мне себя? А вот я нисколько не сомневаюсь теперь, что отдал бы свою жизнь за тебя. И как знать, может, и не захочу существовать без любви, придет час. И знаешь, у нас есть придания, сейчас звучащие как сказки. Будто раньше дракон ждал и искал свою истинную пару. И не всегда это была драконица, и не всегда на одной с ним планете. Понимаешь, насколько мал был шанс им встретиться? А в ней был его смысл жизни, мог по-настоящему любить только ее одну. Вместе они могли рассчитывать на потомство. И только так. Но тогда же род драконов и чуть не вымер. Увы, истинная парность могла привести к катастрофе. Вот и вмешались ученые.

– И маги, – с серьезностью добавила Аэрика, припоминая древнюю историю драконов.

– Точно, и маги. Они сотворили чудо. Убрали зависимость наших предков от одной единственной женщины. Мужчины получили возможность заключать брак просто с любимой женщиной, и у них стало регулярно рождаться крепкое потомство.

– И не стало сказки, – с грустью произнесла девушка.

– Ну, милая! Сказка сказкой, а хорошо ли было бы в мире без драконов?! Хотя, погоди, я могу тебя порадовать, наверное. Или огорчить, как знать.

– Ты сейчас о чем?

– Расскажу одну историю. Она произошла не так давно. И ни с кем иным, а с родным братом императора. Он был намного младше нашего правителя и чуть старше меня, лет на пятьдесят, когда получил назначение возглавить посольство на другой планете. Отправился туда и показал себя на высоте. А потом, как утверждают, встретил ту самую истинную пару.

– На какой планете это было? – история отчего-то сразу нашла отклик в ее душе.

– Какая разница? Ты слушай дальше. Он почувствовал избранную и потерял из-за нее голову, не говоря уже про сердце. Жизни без той женщины не представлял.

– Так она тоже была драконом?

– Милая, не принимай все серьезно. Доказательств ничему нет. Это просто такая история. Грустная, предупрежу сразу. Рассказывать дальше?

– Да, конечно. Так она, значит, не была драконицей?

– Нет. И она была замужем.

– И что дальше?

– Они имели короткую любовную связь. В результате любимая дракона забеременела.

– Вот! Значит, избранная дракона может быть и человеком!

– А я сказал разве, что она была человеческой женщиной? – прищурился на нее Линг. – Откуда ты это узнала?

– Не пойму. Или просто такие выводы в голове сами получились. А что?

– Так!.. Будешь слушать дальше? Так вот, дело было в том, что брат императора несколько отличался от многих драконов. Как не от нашего мира был, что ли. Почти не имел друзей и привязанностей к кому-либо. Поэтому никого не удивила его последующая судьба.

– Так что же с ним и его возлюбленной случилось?

– Женщина вызвала на себя великий гнев мужа. Могущественного, однако, мужа. Но дело не в том даже. Случилось так, что она не смогла пережить роды. Я знаю, что погибли оба: она и ребенок. Тот скончался вслед за матерью.

– Ужасно, – положила Аэрика руку на сердце и почувствовала, как бешено оно билось.

– Да уж! А наш дракон не смог находиться больше на той планете. Он вернулся на родину, но и здесь не нашел успокоения. В общем, он предпочел уйти за своей любовью в небытие.

– Какая же до слез грустная история, – смахнула Рика влагу со щек. – Но чудо все же бывает, ведь так получается?

– Я рассказал ее не для того, чтобы ты рыдала, малыш. А стремился донести, что в нашем с тобой случае тоже потребуется чудо, чтобы я мог когда-нибудь принять на руки нашего общего ребенка. И если уж взять на веру случай того дракона, то точно не хочу подвергать твою жизнь опасности. Я выбираю жизнь с тобой без детей, Аэрика еще и по такой причине, что не готов рисковать тобой. А еще скажу, что если парность осталась в легендах, то мое сильное чувство к тебе реально. Это немыслимое притяжение по драконьи, а люди называют подобное любовью. Ты примешь мою любовь, Рика?

– Не смотри на меня так, Линг. Голова идет кругом, в душе смятение, сердце колотится, как бешеное… Ты влияешь на меня сейчас своей драконьей магией!

– Если открывшиеся чувства сильны, то так и должно быть. Мы, драконы, собственники. Все без исключения. Тебя точно считаю своей женщиной. И мне, и дракону моему ты неимоверно нравишься. Так разве не должен сейчас стараться притянуть к себе?

– Но погоди! – она боролась за ясность мысли, вот и получилось задуматься над еще одной проблемой. – Ты – собственник. А я, похоже, жуткая ревнивица. Не знаю откуда, но четко поняла сейчас про себя такое.

– Хм, мне это подходит. Но могу дать обещание, что ревновать тебе не придется – стану верным, хоть и любовником. Клянусь!

– Сам-то веришь в то, что сказал, – попыталась она увернуться от нового поцелуя. Губы спасла, но ушко, а потом и шея, стали добычей дракона. – Погоди! Ты забыл, что должен передать свой титул наследнику?!

– Нет. Я помню об этом, любовь моя.

– Вот ведь!.. И как совместимо рождение сына с твоей только что произнесенной клятвой?

Он тут же выпрямился и стал серьезным. И смотреть на нее начал так пристально, будто душу хотел увидеть.

– Я дам клятву на крови, что не вступлю в половые отношения ни с какой другой женщиной, пока мы будем связаны обрядом, что случится завтра, а вернее уже сегодня. Ты слышишь меня? Ты согласна принять эту клятву от меня?

– Но…

– Никаких «но». Пока ты будешь жить, другой женщины у меня не будет. И я за свои слова всегда отвечаю, Аэрика. Ну? Согласна? Тогда, давай сюда руку.

И он приготовился к клятве на крови. Поднялся, прошел к сейфу и достал оттуда плоский футляр.

– Как вовремя ты открыла сейф, дорогая. Вот он, ритуальный кинжал. Ты готова, любовь моя?

– А… а что все-таки находится в папке под названием «Аэрика»? – Схватилась она за соломинку, прежде чем утонуть в его глазах и драконьей магии. – Зачем ты собирал на меня материал?

– Хм. Как иначе? Я же не только герцог, а еще и тайный советник Его Величества. Это обязывает знать все и про всех. И уж особенно про приближенных к императору и ко мне самому. Не согласна? По глазам вижу, что тебе все же необходимо знать конкретику. Ладно. Открываю последний секрет, который остался между нами. Ты не являешься преподавателем интерната, как говорил ранее. Ты – тайный агент, – сказал и замер, пристально в нее всматриваясь. – Вот и все. Теперь я открылся полностью. Подробностей не жди, так как я все же не враг себе и твоему неокрепшему здоровью. Что ты на это скажешь?

– Что нечто подобное мне и приходило в голову. И все же так странно…

– Руку давай, Аэрика! Или ты передумала связывать судьбу с тайным советником Сиании? А хочешь еще одно признание? Твой род деятельности и моя должность раньше нас разъединяли. Обряд был тогда невозможен. Но после той аварии, в общем, я никуда тебя больше не отпущу. Не позволю собой рисковать! Понятно?!

И он, не дожидаясь ее решения, полоснул себя кинжалом по запястью. Видя его кровь, она, как завороженная, протянула свою руку.

Глава 16 Во что обернулся обряд

Проснулась Аэрика опять поздно. Повернула голову и увидела, что Линг так и остался в ее постели. Снова спал рядом и по веху одеяла. Стальная, однако, была выдержка у мужчины. После стольких жарких объятий и поцелуев и не притронулся к ней, такой ими распаленной. А все соблюдал свое слово: перед обрядом ни-ни. Чудеса! Но далее вспомнила еще кое-что. Поэтому и вскинула к глазам руку. Надо же, думала увидеть там шрам, а его не оказалось. Только тоненькая светлая полоска говорила теперь о том, что ночью оба поклялись хранить верность друг другу.

– Доброе утро, любовь моя, – услышала голос дракона в следующую минуту.

– Доброе. Но скорее уж день…

Вот так вот, стоило чуть пошевелиться, а он уже и проснулся. Чуткий сторож! А что будет после обряда? От этой мысли улыбнулась. Что ни говорите, а такое внимание к ее особе девушке нравилось. Пока, уж точно.

– А сколько время? – начал подниматься мужчина. – Что? Так высоко солнце! Быстро встаем, Рика. Не то, в храме будем перед алтарем стоять на себя не похожие – времени на сборы почти не осталось. Я пошел в душ в гостевой комнате, а ты, малыш, ныряй в эту ванну.

Из нарядов, что успел купить ей Линг, Аэрика выбрала то платье, что было самым светлым. Таковы были ее представления о том, как должна одеться девушка на подобную церемонию, почти что бракосочетания. Она пыталась сделать прическу из отросших волос, стоя перед зеркалом, когда к ней пришел возлюбленный. Дракон был при полном параде. И опять девушка удивилась, как серьезно отнесся к обряду. Сам себя обрек на воздержание, очистил душу признаниями, а теперь вот еще и оделся в парадный мундир важного сановника.

– Готова? Тогда, вашу руку, леди!

Когда усаживалась в аэрокар, Аэрика уловила неясный шум за высокой оградой особняка.

– Что там такое? – повернула голову в ту сторону, пытаясь узнать, что происходит.

– Так понимаю, это пресса начала гоняться за новостью. То ли еще будет в моем родовом замке! Но там толпу к владениям близко не подпустят, лишь некоторых избранных, и мы сядем прямо на площади перед храмом. Но надо все же быть готовой ко множеству нацеленных на тебя камер, милая. В ближайшее время без этого никак не обойдется. Только не думаю, что прессу будут долго интересовать наши персоны. Случится еще что-нибудь, и они навострят глаза и уши в другую сторону. Так что успокойся.

– Да я особенно и не нервничаю, – пожала она плечами, но он все равно заметил, что зябко при этом поежилась. – Полетели?

Как только оторвались от земли и на несколько секунд зависли в воздухе, успела увидеть за стеной и воротами особняка толпу людей. Репортеры. Те спешно наводили на кар аппаратуру, пытаясь сделать снимки и запись, как герцог с любовницей взлетали. Но вот еще миг, и аэрокар уже взмыл к самым облакам, а там развернулся и взял нужный курс, после этого и след его в небе пропал.

За штурвалом сидел сам дракон. Но управление полетом не мешало ему присматривать за девушкой, подмечать смену ее настроения. Вот только вышли из дома, она смотрелась очень напряженной, а пальцы ее были холодны. Он это почувствовал, держа ее руку в своей. Волновалась. Потом отметил проснувшееся в Аэрике любопытство. Она вертелась в кабине, выглядывала из нее, пытаясь рассмотреть толпу, но ту они быстро оставили далеко внизу, немедленно взлетев. А вот что испытывала теперь, не мог разобрать. Почему прикрыла глаза и как ушла в себя?

– Что с тобой? Тебе нехорошо? – протянул руку, чтобы дотронуться до нее, дотянулся до колена и тихонько погладил его. – Я слишком высоко поднялся?

Он беспокоился за ее самочувствие. Так она все и поняла. И да, Гайтерлинг решил, что высота могла напомнить Аэрике о катастрофе, вызвать у нее панику, что могло бы привести к ухудшению здоровья девушки.

– Могу опуститься, но так выйдет лететь быстрее. Слово за тобой, – все на нее посматривал с тревогой.

– Так я сама пилотировала недавно вот такого же монстра? – открыла она глаза и так и впилась в него своим синим взглядом.

– Да, – кивнул мужчина и убрал руку с ее ноги, сосредотачиваясь на вождении кара. – И тебе это отлично удавалось. Хочешь снова попробовать сесть в кресло пилота?

– Ты же не серьезно об этом спросил? Неужели, запросто пустишь меня за штурвал?– она нутром почувствовала, что вопрос с подвохом. Быстро проиграла в голове несколько вариантов ответа и выдала тот, что подсказала интуиция. – И нет, похоже, у меня совершенно пропал теперь интерес к подобной технике.

– Я разумный человек, Ри. А еще дорожу тобой. Поэтому в ближайшее время никак не могу допустить твоего управления каром. Но пройдет время, ты окончательно поправишься и придешь в себя…

– И тогда разрешишь?

– Почему бы и нет, если под моим присмотром и со всеми осторожностями…

– О, нет! В ближайший год, а то и больше, мне совсем этого не захочется.

И она изобразила нечто, похожее на панику от одной мысли, чтобы прикоснуться к штурвалу. Именно изобразила. Потому что успела разобрать в себе полное спокойствие и уверенность, что водить аэрокар может хот немедленно. Почему так поступила? Наверное, это шло откуда-то изнутри, понимание, что человек, сидящий рядом непрост, и с ним следовало быть настороже. И вот теперь подметила, что мужчина остался ее ответом довольный. Определенно, он стал после него более расслабленным.

– И правильно. И ни к чему тебе вождение. К твоим услугам будет личный пилот. А так же охранник и целый штат слуг.

– И ты, – качнула она в задумчивости головой.

– Что?.. – не расслышал, но потом додумал ее слова. – Да, конечно, я тоже всегда буду рядом.

– Пока не женишься.

Расчертила она пальчиком невидимый узор на ткани платья, обтянувшей ее колено. Сказала так и почувствовала острый укол в сердце от одного только слова «женитьба». Это что, уже ревность к ней в душу пожаловала? Еще до того, как разделили постель? А что с ней тогда станет, когда уже по-настоящему прирастет к нему? И ведь чувствовала же, что так и будет. Что с этим мужчиной иначе и не получится, заполонит ее привязанностью к себе.

– Уверяю тебя, что и потом тоже, – сказал ей твердо, но головы в ее сторону не повернул.

– А возможно, что твоя свадьба на драконице случится не скоро? Хотя бы через год, Линг?! Пожалуйста! Дай нам это время…

– Посмотрим, – обронил и отвернулся от нее совсем. – Смотри вниз. Мы пролетаем над моими владениями. Герцегство Кассиоп к вашим услугам, леди.

– Кассиоп? – Напряглась девушка как струна.

Отчего-то так на нее подействовало это название. Но тут же мысли ускакали в другом направлении. Он сказал «посмотрим»? Что это значило? Что постарается? Или просто ушел так от ответа, который ей совсем мог не понравиться?

– Смотри направо. Это мой родовой замок. Нравится?

– Впечатляет. Величественное строение.

– А там храм. И, похоже, все уже собрались.

Аэрокар начал снижаться, и Аэрика хорошо видела теперь людей, собравшихся на площади перед храмом.

– Не дрожи, малышка. Рядом со мной тебе ничего не угрожает. А скоро и моя фамилия станет защитой.

– Ах, да! По закону у меня будет та же фамилия, но с другой приставкой. Но как твоя фамилия, Линг? Не пора ли мне ее сказать?

– Так ты так и не вспомнила? – он посадил кар, отстегнул ремни, свой и ее, и приготовился спрыгнуть на камни площади. – А впрочем, не стану говорить. Сейчас во время обряда служитель все скажет за меня. Дай мне руку, Рика.

Он помог ей выйти следом за собой и повел к вратам храма. Дракон игнорировал приветствия, которыми его встретила группа встречающих, гостей, наверное. Те заполонили лестницу, что вела ко входу готического строения. Он шел к стоящим отдельно на самой верхней ступени троим представительным мужчинам.

– Познакомься, Аэрика. Это мой отец, – указал ей на седовласого господина.

А тот даже взглядом ее не удостоил, все его внимание было устремлено на сына.

– Вот это и случилось! – то ли радовался, то ли усмехался этот старый дракон. – Теперь-то ты понял, как был не прав с теми обвинениями в мой адрес? Смотрите-ка, мой умный, правильный и гордый сын сам совершил поступок, за который готов был порвать отношения с отцом. И тебя накрыло, да?! А сколько обвинений высказывал мне, когда я взял себе официальную любовницу?! Мать твоя приняла мое решение, а ты…

– Пойдем, милая, – отвернулся Линг от отца, не дослушав его высказывания. – Для обряда уже все должно быть готово.

И они вошли под арочный свод. Множество магических огней под высоким потолком освещали просторное гулкое помещение. Не дав Аэрике толком ничего рассмотреть, он так и тащил ее быстрее к алтарю, рядом с которым замер священнослужитель.

– Начинайте! – отдал герцог приказ, и обряд начался.

Как в тумане, прошел он для Аэрики. Отчего-то на нее очень подействовали и песнопения, и всполохи священного пламени в чаше на алтаре, к которому подносили их браслеты и ритуальный кинжал. А от аромата горящих поблизости свечей у нее даже начала кружиться голова. И хорошо, что все это продлилось недолго, ведь этот ритуал был много короче того, что связывал мужа с главной женой, хоть и слова, в принципе, были те же. Укороченную версию осилить у нее получилось. Правда, не без помощи герцога. Он, игнорируя порядок, не выпускал девушку из рук: и за талию поддерживал и за руку.

– Объявляю вас!.. – возвысил голос священнослужитель, а Аэрика от этого вздрогнула и пришла в себя.

И услышала, что связала себя сейчас нерасторжимыми узами с Гайтерлингом дер Кассиопир.

– Что?! Так он… так ты… Гайтерлинг?

От приоткрывшейся связанной с этим именем памяти сделалось настолько не по себе, что ноги отказывались держать. Она так и просела, но тут же почувствовала сильную руку у себя на талии. Так дракон ее поддерживал или удерживал на месте? Подняла на него глаза и встретилась с внимательным взглядом… тайного советника, того самого, с которым свела судьба несколько месяцев назад. О да, она вспомнила, что не была его сотрудником, как думала ранее, когда он частично открылся ей недавно, а она была… Кем? До конца пока еще не осознала. Но теперь была уверена, что играла не на стороне драконов.

– Гай, Линг… какая разница? Это все сокращения от Гайтерлинга, моя дорогая любовница, – склонился над ней дракон и так и впился в губы страстным поцелуем.

Наверное, в этом храме еще так ни один из проходящих обряд мужчин не целовал свою избранницу. Потому что она видела, какими глазами на них смотрели храмовники. И главный священнослужитель, и его помощники. Те сами как окаменели, став похожи на многочисленные каменные статуи храма. Только на их лицах не наблюдалось смирения и благоговения, а там читалось безграничное удивление. И хотела бы призвать к порядку Его Светлость, да тот, как обезумел: держал ее в таких крепких объятиях, что ни пошевелиться. Легче было расслабиться и принять все, как есть, чем упираться и сопротивляться. Вот и она сдалась, обмякла в его руках и приняла поцелуй.

– Моя! – оторвался Гай от Рики на миг, чтобы заглянуть в ее синие глаза, а потом снова склонился к губам.

– Хм! – пришел в себя главный храмовник, когда брачующийся в третий раз завладел губами избранницы. – Обряд свершился! Ваша Светлость, нам бы с вами уединиться на пару слов. Это очень важно. Прошу вас…

– Потом, – отмахнулся от него герцог, все внимание посвящая новоявленной второй по значимости жене. – Аэрика, ты же понимаешь, что теперь принадлежишь мне целиком и полностью? Вот и храмовники, если хочешь, пояснят тебе этот факт.

– Не стоит. Я поняла. Как мне теперь называть тебя?

– Желательно любимым. А там… как хочешь. Линг, Гай, Гайтерлинг. Мне без разницы, – его лучезарной улыбке не возможно было сыскать равную. – И что бы ни говорили, а я тебе теперь муж, Ри. Хочу, чтобы ты именно так и понимала то, что сейчас произошло: мы поженились.

– Так и есть! – жарко зашептал, склонившись к его плечу священнослужитель. – Ваша Светлость, нам бы с вами…

– Сказал, потом! – показал свое недовольство храмовникам гневным взглядом и тоном дракон, хозяин всех окружающих владений.

– Куда мы теперь? – зябко поежилась Аэрика. – Мне бы на солнце.

– А куда хочешь? – еще раз прижал ее к своей груди мужчина. – Можем остаться здесь – в замке все приготовлено, чтобы отметить событие. Если решишь, полетим в наш маленький новый дом. А можем…

– В дом, – выпалила она, прерывая его на полуслове.

И ощущала Рика себя при этом очень и очень странно. И возбуждение, и слабость одновременно, и как будто бы опустошенность. Да еще браслет, что надел ей на предплечье Его Светлость, вдруг как впился в кожу. И голова гудела от мысли, что только что соединились те, кто не должны были это делать. Как сошлись две очень далекие друг от друга планеты, разделенные космосом. И все вместе привело к тому, что плохо соображала, что делала. А Гай под удивленные взгляды гостей вывел ее из храма и повел к площадке, на которой остался стоять аэрокар.

Сначала люди не поняли, куда направлялась пара, прошедшая малый свадебный обряд. Думали, что в замок к накрытым по случаю столам. И они вроде бы вознамерились герцога и его возлюбленную поздравить, вот и начали уже произносить положенные в таких случаях слова. До Аэрики стали долетать поздравления, как выжатые поневоле: короткие, скупые на чувства, холодные. И понятно, не супругу ведь приветствовали, вернее вторую всего лишь жену, а попросту любовницу дракона. Но, если честно, ей вообще не было понятно, как с этим ритуалом можно было поздравлять? Еще бы неделя была у нее на то, чтобы прийти в себя, постараться найти свое место в этой жизни, разобраться, что она собой представляла, в своих способностях, и ни за что не согласилась бы тогда на подобное унижение. Любовница! Ужас. И звучало-то мерзко.

И да, мужчина был хорош собой. Еще, определенно, мог окружить заботой и сделать комфортной жизнь и жены, и любовницы. Да что там, с его-то богатством, мог осчастливить дюжину женщин. Но чувствовала, что не надо ей было этого, что привыкла к другому. А вот к чему? К лишениям и утратам? Внутри нее что-то шевелилось в пользу этого соображения. А разум говорил, что только ненормальный захочет такой дикий набор для себя. И если и была жизнь трудна и насыщена испытаниями до встречи с герцогом, то следовало с ней покончить. Вот же, все сложилось уже. Теперь станет жить как в тепличных условиях. Не это ли счастье? Тем более для женщины. А сердце сжималось. Нет, не надо ему ничего из этого. Хоть и успела распознать в себе притяжение к дракону, а частично воскресшая память подкинула сведения, что уважала в нем ранее ум и несравненный профессионализм. Но сердцу подавай искренность, любовь. А что имела она? Да кто же его знал, что имела? Ох, совсем все у нее было запутанно! Как же было поступать?!

Но тут же подумала, что сделать-то в тех условиях ничего и не могла. Ну, сбежала бы. И куда кинулась бы? В чужой-то стране! И ведь это только недавно поняла, что она вовсе не гражданка Сиании. Теперь еще возникло соображение, что и не с этой планеты, не с Океании. Тогда откуда она? А вот это был вопрос. А в голове все еще полно было тумана… Да она как совсем малый ребенок в тот момент была. На все смотрела широко открытыми глазами. Впитывала любую информацию, а как правильно поступать, пока не знала. Только дитя опекают родители, а ее, так получилось, Гайтерлинг. Ясно, что у того над ней была полная власть. Да, по сути, у нее же даже документов никаких не было и в данный момент так и не стало. И куда тогда бежать? Нет, следовало затихнуть, а там, кто его знал…

– Не передумала, любимая? – замер герцог около аэрокара. – Может, останемся пока здесь? Осмотришь мой замок…

– Нет, ни к чему, – заявила твердо, так как успела подметить, насколько надежно охранялись эти владения Его Светлости, да здесь и мышь не пробежала бы незамеченной. Другое дело, тот маленький особнячок в пригороде столицы…

– Ну, как скажешь, – и немедленно подсадил ее в салон. – Тогда отметим это событие в совсем узком кругу, так?

А что она еще могла ему ответить. Естественно качнула утвердительно головой. И вот они были уже в воздухе. И путь назад показался девушке много короче. Может, еще и оттого, что много думала. Голову сломала, как бы выкрутиться и не сближаться с этим хитрецом и дальше. Запутает же окончательно! Привяжет к себе! И как же скверно было сознавать, что теперь советник ее переиграл. Вот в прошлую с ним встречу, осознала, что оставила его ни с чем. А с другой стороны… сплошной смех, она связана двумя ритуалами с самим тайным советником Сиании. Она, рядовая шпионка, не понятно какой, правда, пока страны, а навязала ему ритуал верности. Смешно, можно было посмеяться от души, если бы не второй ритуал. Ведь советник, как канат ей на шею набросил, вынудил пройти ритуал второй жены. И это только кому-то могло показаться, что шла к алтарю по собственной воле. Нет, разум ее сразу просигналил, что у этого мужчины все просчитано. Откажись она, и он выдвинул бы иные условия ее жизни здесь, да еще бы и доверять совсем перестал бы. Вот сейчас, к примеру, Его Светлость так и не знал до конца, что она вспомнила. Не поэтому ли нет-нет, а бросал в ее сторону подозрительные взгляды? Уф, если хотела потом от него сбежать, надо было собраться с мыслями и, ни в коем случае, не допустить, чтобы перестал ей доверять хоть сколько. Не то ведь замурует, усилит охрану, что уже ни пошевелишься и не пикнешь. И вот как бы еще вернуть память? Не волноваться? Легко сказать!

– Что-то ты стала слишком тихой. Ри! О чем думаешь? Скажи, что тебя беспокоит?

Она не собиралась делиться с ним мыслями. А он не собирался больше освобождать ее от обязанностей любовницы. Если и задумал поквитаться со шпионкой, которая обвела его, великого и могучего, было такое дело, вокруг пальца, то вот он, звездный час, настал. А вернее, теперь настало сплошь его время. И герцог не дожидался ночи. Чуть перекусили по возвращении в особняк, заметил, что его малявочка принялась водить вилкой по тарелке, и больше мешкать уже не собирался.

Гай подхватил ее на руки, не дав выйти из-за стола. Отнес в спальню, а дальше… всего через несколько минут, как остались там наедине, он перестал помнить и о прошлом противостоянии, и о том, что имел мысли наказать и подчинить. Дракон растворился сначала в глазах, похожих на синие озера, а потом и в своих ощущениях. Мелькнула вроде бы в его голове мысль «и кто кого захватил», но всего на мгновение. Дальше были он и она, мужчина и женщина, а еще немыслимое притяжение между их телами, жар и трепет, ласки и неистовство. Очнулся от любовной игры Гай далеко за полночь, немного утомленный. Чувствовать легкую усталость от многочасового занятия любовью со своей женой ему определенно нравилось. И да, он действительно считал эту женщину, занозу, пигалицу, скользкую шпионку, своей женой. Отчего, над этим пока не задумывался.

Это что же выходило? Он плел сети, плел, а сам в них и угодил? Ведь действительно собирался относиться теперь к Ри, как к жене. Понимал это в тот момент четко. Как ей и сказал, так оно теперь и получалось. И без отступлений. И даже, если бы не дал клятву верности на крови недавно, нарушать слово не собирался, хоть бы и не скрепил его магией. Чудеса! Как так получилось? Сначала эта пигалица бросила ему вызов. Потом лишила покоя и сна. Дальше… А дальше он ее захотел, как еще ни одну женщину не желал. Даже от мысли, что она была где-то и с кем-то, а не рядом с ним, в его груди поднималось такое!.. И вот она носила его имя, делила с ним постель. Нет, видел, что малышка напряжена, затаила что-то в душе, только это все ничего – образуется. Главное, они теперь вместе. Она была полностью в его власти. Вот же, такая хрупкая лежала рядом. Взглянул на свою женщину и тут же почувствовал гулкие удары сердца в груди. И рука сама потянулась, чтобы притянуть Рику ближе, а потом уложить на своей груди, приобнять…

– Моя! – зарылся носом в ее волосы, улавливая их аромат. Теперь так и собирался постоянно его вдыхать.

Утром Аэрика проснулась позже дракона. Очнулась ото сна как-то резко, даже вздрогнула. А как открыла глаза, так вспомнила, что было ночью. Повертела головой, но любовника рядом не обнаружила. Прислушалась к шуму в ванной и поняла, что Гай принимал душ. Странно. Все было очень странно. Как поиграла с ней судьба. Некоторое время назад залезла в сейф тайного советника, а теперь лежала в его постели. А он напевал что-то там, в ванной комнате. Кстати, голос хорош, ничего не скажешь. Похвалила исполнение какой-то веселой песенки, и вдруг в голове сама собой появилась мысль, что дракон, оказывается, не только любовник сильный, но и певец из него мог бы получиться, что надо. Гнать такие мысли следовало немедленно.

– Гай хитрый, подлый, беспринципный…

С мысли сбилась, так как отворилась дверь, и к ней вошел этот самый хитрый лис. И он ей улыбался. Вполне по-человечески. А когда приблизился, поняла, что хотела, чтобы поцеловал. Вот ведь!.. Не желала же сближаться, так и знала, что ни к чему хорошему не приведет. Всем известно, что драконы сильные любовники, и магия их была к месту, а тут еще такой, как Гай… А она?.. С ее магией обольщения!.. Не применять же было этот дар, чего бы добилась? Пф, вот ведь угодила во что. И как бы теперь в совсем-то влюбленную дурочку не превратиться. Нет, меньше надо иметь с ним близости, не то…

– Проснулась? – игриво щелкнул по носу и улыбнулся.

Вот и улыбка у ящера была обаятельная. Подумала так и скорее перешла после этого своего соображения на магическое зрение. Хотела проверить, что за магию к ней применял. Но вроде бы никакую…

– Поднимайся, соня. Нам уже завтрак приготовили. Что нос морщишь? Не хочешь вставать? Тогда я снова сейчас приду к тебе в кровать. Этого хочешь?

После такого обещания ее из постели как пружина тугая вытолкнула. Обмоталась простыней и под веселый смех Гая побежала в ванную. Там задвинула за собой защелку и выдохнула. И что теперь? Так и сидеть прятаться? Не выход.

– Аэрика! – призвала саму себя к вниманию. – Встряхнись! Включи мозги. Дракону эта дверь, что тюлевая занавеска. И здесь везде он хозяин. В доме, в государстве, на планете. А ты пока никто, и звать тебя никак. Любовницей его собираешься пожизненно остаться? Закрываться, сопротивляться – это все не выход, ведь заранее ясно было. Его надо переиграть. А не получится все про себя вспомнить и сбежать, так следует постараться перестроить жизнь вокруг себя так…

– Любимая! Ты там, в воде не растворилась? Завтрак стынет. И я голоден как дракон. Ри, выходи, твой муж тебя заждался.

Боги! Как бы она не знала, кто этот ящер на самом деле, и забыла бы, какой ритуал вчера прошла с тайным советником, то подумала бы, что они, и правда, теперь женаты. Потому что он так себя вел. И его глаза…они так лучились, когда смотрел на нее через стол…

– Ваша Светлость! – вошла в столовую Линес. Служанка принесла благую весть Аэрике, а дракон на ее слова насупился. – Там кристалл связи. Активировался. Я пыль вытирала, а он… И на связи секретарь Его Величества.

– Что бы его!.. – Гай немедленно поднялся из-за стола. – Хотел свозить тебя в город, Ри. И вообще строил планы, как целый день исполнял бы твои желания, а тут… Скорее всего придется лететь к императору.

Так оно и получилось. Гай отбыл, даже не закончив завтрак. А она тут же поспешила в сад. На разведку. Обследовала периметр стены, ворота, отметила посты охраны и всем осталась довольна. Потом еще обнаружила ангар с карами. Не ровня они были по мощи машине герцога, но и такие, в случае чего, могли сгодиться. После этого Аэрика вернулась в дом. Потому что пить кофе служанка пригласила. Удобно устроилась на веранде, сидела, отпивала маленькие глоточки из чашки тончайшего фарфора и слушала щебет птиц. В принципе, так жить можно было. Вот только гордость не соглашалась оставить ее в покое, заставляла действовать и готовиться к побегу. Поэтому после кофе во исполнение личного тайного плана пошла в кабинет Гая.

Шагала и чесала предплечье. Что-то не то было с браслетом. Какой-то зуд на коже чувствовала. Вон, даже рука покраснела в том месте. Что чешется, подметила еще ночью, но не придала значения, так как не до того было. А теперь вот зуд от дела начал отвлекать. Она к тому моменту подошла к двери кабинета, собираясь в ту комнату проникнуть и до компьютера дракона добраться. Подошла, дернула дверь – закрыто. И что делать? Взломать – дело на пару минут, но тогда с доверием любовника можно было навсегда распрощаться. Пока обдумывала эту мысль, подошла Линес и доложила, что в дом прибыла гостья. Это кто же смог проникнуть через запертые ворота и охрану, которой Гай запретил кого-либо пропускать? Соображения имелись. Вот и пошла их проверить.

Глава 17 Память вернулась

Прямо на площадке у ворот на территории особняка приземлился аэрокар с гербом Сиании. Аэрика его издалека рассмотрела через окно, а вот гостью потом никак не смогла обнаружить. Ее не было ни в гостиной, ни… да ее нигде не получалось найти. Обошла весь первый этаж и уже решила обратиться за разъяснениями к Линес, как служанка возникла перед ней сама и кивнула в сторону веранды.

– Ваша гостья там, госпожа, – и выглядела какой-то виноватой, а потом понизила голос и зашептала. – Ее Высочество не пожелали себя назвать, но я ее сразу признала, и теперь хочу вот вам просигналить. У вас же память, а это сама дочка нашего императора…

– Понятно. И спасибо.

Да, Аэрика не могла припомнить в тот момент правящую семью этой страны, но когда увидела молодую особу, разгуливающую по цветнику вблизи террасы, невольно вздрогнула. Да они же с ней встречалась! Не так и давно. В космопорту. Сразу вспомнила эту крупную всем недовольную девицу. Она тогда все служащих отчитывала и фыркала на окружающих по поводу и без него. Это точно была та самая барышня только теперь без своей собачки. Как то милое существо звали, Куколка? А теперь вот новая встреча вышла. И в доме герцога принцесса чувствовала себя вполне вольготно. Вон, нисколько не стеснялась обрывать в чужом саду понравившиеся ей бутоны цветов и складывать их в букет. Право, как у себя дома вела себя.

А еще Аэрике показалось, что дочь императора давно уже заметила ее приближение, и теперь специально показывала, будто вся поглощена рассматриванием цветов. Игнорировала хозяйку, значит. И для чего тогда было прилетать? Вызов бросить? Эта драконица специально хотела вывести ее из себя? Для чего и за что? Ах, ну как же! Что там Кнор говорил недавно? Про императора, про его дочь, про отложенную свадьбу… И так вот получилось все быстро обдумать, и дважды два дало четыре.

– Прилетела невеста герцога на соперницу посмотреть! – в душе Аэрики так и поднялась неприятная жаркая волна. – Так, так! И тогда выходит, что «зая» и «милый» это был Гайтерлинг. Однако! А в дом его невеста вошла не как гостья, а как хозяйка. Настолько уверенно себя чувствует. И в чем конкретно уверена? Что свадьба их непременно и скоро состоится? И как будущая жена имеет гораздо больше прав, чем любовница? Или просто часто здесь бывала, вот и… А что, может, они здесь ни один раз встречались? Так сказать, устраивали романтические встречи тет-а-тет.

Нет, в душе Аэрика драконицу отлично понимала. У этой пары все было обговорено, все слажено, а тут явилась, не пойми кто, и все пошло наперекосяк. Как бы она сама себя на ее месте чувствовала? Наверное, неуютно, и еще бы очень сердилась. А вот на кого больше, это вопрос. Но по гримасе на лице этой красотки, удостоившей, наконец, хозяйку дома взгляда, стало понятно, что принцесса предпочитала больше гневаться на соперницу, на нее же и вылить накопившееся негодование. Потому что не успела Аэрика поздороваться, как тут же в ответ получила гневный взгляд и резкие слова.

– Кто ты такая? Назовись! – вот так начался их разговор.

– Аэрика дей Кассиопир.

– Хм! Дей! Кассиопир, значит! Любовница! И за какие особые заслуги мой будущий муж узаконил подобные отношения? Ты, мелюзга, себя в зеркало видела?

– Это не ко мне вопрос. Это вы у герцога можете спросить, если желаете. Я же на эту тему ни с кем говорить не собираюсь.

– Ты как разговариваешь?! Ты знаешь, с кем смеешь так дерзко вести себя?!

Аэрика смолчала и взгляд отвела в сторону, а из глаз драконицы так и посыпались молнии. И она начала пристально всматриваться в стоящую перед ней девушку. Со всех сторон обошла, до мельчайших подробностей рассмотрела.

– Да ничего в тебе особенного и нет. Совсем мелкая! Может, Гайтерлинга на мелочевку потянуло? Для разнообразия. Ты совсем не в его вкусе! Уж я-то его бывших всех знаю. Эй, что молчишь теперь? Язык проглотила? Говори, где с ним познакомились, и вообще, как у вас там дело было.

– Какая есть. Считаете мелкой, значит, так. Мне все равно. А взаимоотношения наши, повторюсь, ни с кем обсуждать не буду.

– Ах, ты! Как смеешь перечить? Решила, раз стала второй женой герцога, так и вознеслась до небес? Как бы, не так! Уж я быстро опущу тебя назад, на землю. Так понимаю, ни титула, ни родни влиятельной не имеешь. И при всем при этом смеешь нос теперь задирать?! Да я…да через пару дней у нас с Гайтерлингом свадьба намечена, уж не сомневайся, что после устрою тебе веселую жизнь. Проклянешь тот день, когда глаз на герцога положила. Клянусь, найду массу способов отравить тебе существование. Я тебя, смертная зверушка, со свету быстро сживу. Нисколько не собираюсь мужа с кем-то делить. Ты слышала меня, мразь?!

– У меня все отлично со слухом, Ваше Высочество.

– Смотрите-ка! Она сохраняет спокойствие и невозмутимость! Кем возомнила себя? Особой королевских кровей? Я этот твой гонор вышибу, вот увидишь. Гайтерлинг все равно будет моим. Только моим! Я стану его женой. Первой и главной, а потом и единственной женой. И именно я рожу ему детей. А ты!.. Молись своим богам, безродная, чтобы даровали тебе быструю кончину. Потому что жизнь у тебя отныне станет совсем не такой, как ты себе успела придумать.

И принцесса в сердцах швырнула в соперницу сорванными только что цветами. Некоторые стебли хлестнули Аэрику по лицу, а один, тот, что с шипами, оцарапал щеку. И не ставшие букетом цветы веером рассыпались у ног девушки. А драконица растоптала каблуками некоторые из них, потрясла перед ее лицом сжатыми кулаками, да и развернулась резко от нее, чтобы в гневе уйти.

– Помни! Недолго тебе победу праздновать – через два дня моя свадьба с герцогом Кассиопир. Я стану Лавандой дера Кассиопир, а ты сгниешь заживо в каком-нибудь подземелье. Радуйся солнцу в свои последние дни, мразь!

– Вот и встретились… Вот и поговорили… – Аэрика поднесла пальцы к щеке, почувствовав, как там щипало, и обнаружила на них кровь.

– Госпожа! – как из-под земли выросла, перед ней появилась Линес. – Ах, у вас глубокая царапина на лице! Позвольте обработать рану?

– Не стоит. Все мелочи. Я сама со всем справлюсь, – осмотрелась при этом по сторонам и заметила, что один из охранников стоял совсем рядом. Страховал? Похоже все было на то.

Но не слуги с охранниками занимали ее мысли в тот момент. Она стала пытаться разобраться в своих чувствах. Для этого пошла бродить по саду. В дом ноги совсем не шли. Вот и решила побыть еще немного на природе. Но сколько ни гуляла между деревьями в задумчивости, никак не могла отделаться от ощущения, что слова невесты Гая ее сильно задели. Особую рану нанесли совсем не угрозы расправы, а слова про то, что ее будущее с герцогом невозможно, и возле него другая женщина станет жить и растить его детей.

– Бред! Я что, ревную?! Всего-то ничего с ним нахожусь и… Да какая мне разница, кто станет согревать его постель? Я же вообще собираюсь бежать отсюда!.. Вот только… ох, как же тяжело на сердце. Ух, драконище! Он же начинает так на меня действовать, что… нет, бежать скорее надо. Только вот память по-прежнему подводит. Боги, пошлите просветление! Ну как же иначе-то быть?! Куда денусь, если себя толком не помню?! Ах, голова моя затуманенная, ах! А времени-то совсем ничего не осталось. Мало того, что принцесса обозлилась и грозит, что женит на себе Его Светлость через два дня, так и он на меня, определенно, действует своей магией. Так и притягивает к себе, ящер коварный, – и тут на нее накатила новая волна сомнений, от которой даже зябко передернула плечами. – А кто его знает, вдруг, правда, состоится свадьба? Да, Гай клялся, что не допустит в своей жизни другой женщины, пока я буду рядом. Только речь-то про дочь императора. Про драконицу к тому же. И против нее я. И против слова правителя тоже я. Нет, сомнительно, что Его Светлость устоит во время такой атаки. Бедная я бедная! Нет, бежать надо скорее!

А поздно вечером вернулся герцог. И он был чем-то сильно озадачен, хоть и старался выглядеть прежним. Ох, догадывалась, чем именно, но помалкивала и дракону подыгрывала. Желал он ужин при свечах – она только за. Хотел слышать ее голос – принялась развлекать ничего не значащими легкими разговорами. Видно даже получилось мужчине угодить, так как в конце усадил к себе на колени, ласкал и в своеобразной игре преподнес подарок. На палец Аэрике было надето кольцо. Красивое. Дорогое. Ценное. Возможно, родовая реликвия. Подумала так, потому что глаза Гая уж очень пристально за ней наблюдали, когда завладел ее рукой и надевал на палец перстень.

– Нравится? Носи мне на радость, любовь моя. А завтра поедем все же в город, и тогда куплю тебе и другие украшения. И все, что тебе захочется.

А после этого повел любовницу в спальню. И была та ночь для них жаркой, а пролетела как один миг. На следующий день, как и обещал тайный советник, они полетели в столицу. И совсем-то не хотелось Аэрике проводить время в магазинах и в примерках, но Гайтерлинг, похоже, именно так понимал женщин, что те таяли от мужской щедрости. Вот и возвращались они в особняк с загруженным салоном аэрокара коробками, пакетами, свертками.

– Ты наденешь на ужин украшения, что купил сегодня? – задержал он ее у двери спальни, когда пошла туда, чтобы переодеться. – И платье…мне понравилось синее, что под цвет твоих глаз. Тогда и колье и серьги выбери с брильянтами. Договорились?

– Как скажешь.

А ей что, она на все была согласна, чтобы жизнь в этом доме пока протекала спокойно, и любовник бы не напрягался всякими подозрениями в ее адрес. Хотел синее платье на ней видеть – пожалуйста. Вот и рукав на нем имел подходящую длину, как раз прикрывал серьезное такое покраснение рядом с браслетом дейи. Ох уж этот постоянный зуд в том месте! Аллергия на металл, что ли? И когда она успела так сильно расчесать кожу? Вроде бы постоянно сдерживалась, а вокруг браслета расползлись безобразные красные разводы.

– М-м-м! Великолепно выглядишь, – встретил ее комплиментом любовник. – Смотришься царственно, Ри. Без шуток, – и да, смотрел на нее с восторгом.

А она призывала себя не глупить и не таять от его горячих взглядов, специальных или случайных прикосновений. Однако как-то уж слишком чувствительной делалась с каждым часом, что проводили вместе. Вот и теперь, любовник сказал комплимент, а ее глупое сердце пустилось вскачь. Подвинул для нее стул, а при этом слегка коснулся ее плеч, она же вся так и вспыхнула. Сумасшествие! Надо было с ним как-то бороться! Например, сосредоточиться на сборе новой полезной информации. Вот только ничего не выходило. Пыталась разговорить Гая об императоре – тот напрягся и перевел тему. Вопрос о принцессе тайный советник пресек моментально. Только и вышло, что выведать некоторые сведения о городе. Теперь вот знала, где и что в нем располагалось. Хоть что-то удалось.

Когда пришло время идти в спальню, отчего-то разволновалась больше обычного. С чего, сама себя не понимала. А дракон не мешкал: взял за руку и потянул. Потом раздел, ласкал, распалял. В первую их ночь он был другим. Как мастер-класс со своей любовницей проводил. Но в следующую и вот теперь… Гай определенно поменялся. Рика видела, чувствовала, уверена была, что не игрался с ней теперь, а сам поддался страсти и любовной неге и ее заражал. И вот, лежали они потом в постели расслабленные и удовлетворенные, и он продолжил гладить ее по волосам, плечам, по животу. Коснулся бедер, а потом рука его поползла вверх. Отчего-то снова задержалась на животе, но через некоторое время достигла подбородка Рики. Гай взял за него и повернул лицом к себе. Чтобы смотреть в синие глаза, наблюдать, как затихает в них зажженная им страсть. А потом обвел пальцами женские губы и тихо заговорил.

– Мне подарила тебя судьба. Сколько строил планов, как ни метался за тобой следом, а все не мог поймать, шустрик ты мой. Но я бы не сдался, ни за что. Догнал бы рано или поздно. А тут сообщение… что-то произошло… крушение… Я выехал на место, чтобы разобраться. И увидел… тебя. Что тогда только не почувствовал! Надежды же было очень мало. Но судьба дала шанс и совсем немного времени, чтобы им воспользоваться. И я успел. Просто чудо, что успел. Но так и есть. И вот теперь ты моя. Награда! Ри! Ты моя!

Сумбурная речь. А она Аэрику очень взволновала. Сознание тормозило, но сердце откликнулось. И забилось-затрепетало, а кровь так и понесла неясное возбуждение повсюду. Вот и прижалась она к его телу, поддаваясь порыву. А мужские руки заскользили по ней тоже с нарастающим напряжением. Что за искры так и проскальзывали между ними? Почему такими чувствительными становились все участки ее тела? Знала головой, что обязана жизнью этому мужчине, но он только что сказал еще что-то такое, очень важное. Мысль ускользала. Возможно из-за новых ярких ощущений, ведь дракон принялся снова целовать, ласкать, распалять. Боги, она же так и раствориться в нем может, сделайте же что-нибудь, остановите, предотвратите…

– Гай! – забилась она в его руках. Но не отталкивала, скорее просила. О чем? О, дракон знал, о чем, и дал все, что хотела его женщина.

А утро подкинуло сюрприз. В виде нового гостя. И такого, что тайный советник не смог проигнорировать визит. Вот и опустился на площадку у ворот аэрокар с гербом. Чей это символ? Аэрика напрягла голову, в ней что-то заскрипело и сдвинулось. И в следующую минуту она уже знала, что прибыл посланник от эльфов. Точно! И еще каким-то чудом, но с уверенностью признала в улыбающемся голубоглазом блондине принца Изумрудного Леса. А вот имя его никак не могла вспомнить. Но не беда, вот послушает разговор мужчин и все выяснит. Ох, какие надежды питала она на их беседу!

– Гай! Стефани! – шел им навстречу улыбчивый красавчик, раскинув руки так, точно хотел сгрести в объятиях встречающих его хозяев дома. – О, прошу прощения! Конечно же, не Стефани. Что это я?! Аэрика дей Кассиопир! Узнал про вас, и вот я здесь! Ловко ты нас всех обошел советник, ловко. Что уж говорить, обставил! Но вот «дей»? Не мелковато ли? Отлок щедрее тебя душой оказался, Гай. Да! Но не хмурься! Демон с ним, ха! Я же тебе друг. Старый друг, очень старый! А девочка наша посвежела, похорошела, это радует. Думал некуда уже дальше краше-то быть, ан нет! Красавица! Но до меня слух дошел, что чуть с жизнью не рассталась?! Слава Богам, вашим и нашим, что малышка осталась по эту сторону грани! Как ты сейчас, Аэрика? Как самочувствие? Что?! Головные боли? Хм, а целители что говорят? Как? Все будет нормально? А может, и с памятью пока не порядок? Более-менее? Но держись, Гай, вот станет у этой малышки более, а не менее, и тогда…

Но Гай не спешил говорить с гостем на существенные темы. Не при Аэрике так точно, она это сразу заметила. Этот змей чешуйчатый любую тему, начатую эльфом, сворачивал то к самочувствию родственников, то к погоде. Попивал чаек и ловко так уводил разговор в совсем неинтересную сторону. С одной стороны понятно было его повеление. Вот произнес принц несколько фраз о травмах девушки, а дракон сразу его заверять, что все позади, да так тема и закончилась, едва начавшись. И как бы понятно было, что не хотел любимую беспокоить неприятными воспоминаниями. Начал эльф говорить про войну в космическом союзе, а Гай ему сразу о проблемах в Сиании рот заткнул. И вот же, как ни ко времени! При упоминании хвостатых людей-ящеров в душе Рики такое поднялось, будто дно илистого водоема серьезно так потревожили.

В ее голове разом промчались разрозненные картины боя в космосе. И так ярко, точно сама там сражалась. Хмурилась, напрягаясь сопоставить, как такое было возможно, но пока ничего с этим не получалось. И понятно, только осознала, что была в прошлом шпионкой, как теперь эти новые видения лишали покоя. А за ними чередой пошли воспоминания о людях в форме космических военных пилотов. И в душе окончательно все растревожилось. Такое началось, вперемешку и тепло, и боль, и острое чувство… чего? Тоски? Утраты? Точно теперь знала, что мелькающие перед внутренним зрением портреты принадлежали друзьям. И всех их лишилась? Стольких многих?! А вот тот, с такими родными глазами…он не может быть мертв. Ни за что! Имени его вспомнить не могла, а мысли о его смерти гнала, уперто отвергала.

– Нет! – нечаянно вырвалось произнести. Похоже не к месту. Вон как двое сидящих рядом мужчин на нее вскинулись. – Э… извините, задумалась.

– Ничего, красавица. И правда, Гай, что ты нас грузишь проблемой поднятия пошлин? Совсем что ли?.. И не для женских ушек такая скукотища. То ли дело вспомнить, как мы с Аэрикой к озерам летали…

– А сейчас-то ты, надолго ли к нам? – не вдохновила теперь дракона тема природы, и было похоже, что настроился после чая гостя сплавить, куда подальше. Но тот так быстро его дом не собирался.

– И что же теперь? – обвел он пару Гай-Аэрика таинственным взглядом. – Какие планы на будущее? Ну, про тебя, друг, еще могу предположить, что снова с головой в работу уйдешь, успокоившись. А вот Аэрика? Она на домоседку не похожа. Я, так точно, ее другой знаю. Девочка, чем заняться думаешь? Детей тебе точно не нянчить… хм, извини, моя хорошая. Вот и подумал, нам, сторонним державам, бояться уже, что такая ушлая шпионка за Сианию теперь играть станет, или решишь собой военный космический флот этой страны укрепить? Хотя, советнику, скорее всего, ни один вариант не приглянется. Собственник! И упрячет он тебя…

– А как твоя невеста поживает, Эрионор?

Вот так она узнала имя принца. Сорвался Гай. Оплошность совершил, как ни старался обходиться в разговоре без нужных ей сведений и имен. А как услышала «Эрионор» так еще один пазлик в картинке встал на месте, рядом с «Отлок», «Вулкания» и «Изумрудный Лес». Занятный рисунок получался!..

– Кстати! О невестах! – не остался в долгу и принц, а Аэрика среагировала на оживление в голосе эльфа. – Как твоя поживает? У вас же с ней совсем скоро…

– Не твоя забота, Эрионор! – серьезно так рыкнул на него дракон. – В своем доме порядок наводи, а в мой не суйся. Ты понял меня?!

– А что так реагировать? Я же просто хотел узнать, оставаться ли мне на вашу…

– Ну, все эльф! Поднимай свой зад из-за стола, и пошли ко мне в кабинет. Ты слышал?!!

И мужчины сначала обменялись какими-то очень многозначительными взглядами, потом поднялись и направились к кабинету. Разумеетсе, Аэрика вся превратилась в тайного агента после этого. Она вышла из гостиной вслед за ними, но и из дома, прогулочным шагом прошлась по дорожке, что была ближе всех к окнам кабинета, а потом, вся такая расслабленная, опустилась на лавочку. Само собой, та стояла неподалеку от интересовавшего ее окна. Но включение магического слуха мало, что дало. Мужчины или совсем тихо там говорили, или Гай накинул полог неслышимости.

– Черт! Такой разговор и пропадает зря!

Но удача была на ее стороне. Всего минут через пятнадцать получила награду за терпение – до нее начали доноситься отдельные звуки. Напряглась еще больше, и вот оно.

– Да ты не в себе, Гайтерлинг! На что рассчитываешь?!

Ага! Понятно. Слышимость улучшилась из-за того, что мужчины перешли на повышенные тона.

– Не твоего ума дело, Эрионор. Повторяю: у себя дома о правах своих заявляй. Она моя, ты это не понял еще?!

– И не я один, советник! Отлок сейчас думаешь, где находится? Не догадываешься? А он в Залкию помчался, как только весть о вашем обряде разнеслась, и стало понятно, что Аэрика смогла выжить в той мясорубке. А что ему там понадобилось, знаешь? Да, он прямым ходом направился к императору ее страны. Эта женщина ему была обещана, Гай, а ты дорогу перешел. Самим их правителем обещана, но этот гад сказал демону, что отдаст ее ему после последнего задания, и теперь стало известно, какого. Мразь! Не за адские глаза демона, заметь, обещал девчонку, а за поставки военного снаряжения и стратегического сырья! А Отлок открыто заявил несколько месяцев назад о своих намерениях взять ее в жены. Жениться! А не… в общем, вы с высшим больше не друзья, дракон!

– Поставки, говоришь?! А наша империя, который месяц отгружает Залкии технику, просто так думаешь? Как только нарыл сведения, что Аэрику отправили на войну, так места себе не находил. И никакие мои уловки не привели к тому, чтобы…в общем, это я руку приложил, чтобы Сиания подписала дополнение к имеющемуся договору с Залкией о наших с ними взаимоотношениях.

– Шутишь?! Но все равно! Отлок действовал открыто и честно. Он делал девушке предложение. Потом узнал, кто ее брат и…

– Какой брат?! Что за чушь! Она круглая сирота из интерната…

– Облом тебе, советник. Зарвался ты, забегался! Демон-то по добыче сведений тебя обскакал, однако! Ты не понял, что ли, что это был за интернат?

– Как бы, не так. Там воспитывают бастардов знатных господ. И что бы высший демон ни узнал о происхождении Аэрики, не имеет значения. Она моя! По закону, по обряду, по многим проведенным со мной ночам…

– Чушь! Заблуждаешься! Ты знаешь, кого хитростью себе присвоил? Нет?! О, мне уже жаль тебя, советник – так напортачить и обломаться! Она же… да Аэрика сестра Андергейлу Залкийскому. Не веришь? Еще бы!

– Не верю. Потому что всех бастардов его отца знаю наперечет. Это полная чушь.

– Рано успокаиваешься, Гай. Потому что она его сводная сестра не по отцу. А по матери. Уловил суть?! Вот поэтому и воспитывалась не в семье знатного вельможи приемышем, а… о, вижу, что до тебя новость доходит!

– Откуда?.. Откуда такие сведения? Я же…

– Вот и говорю, облажался ты!.. А императору, будь на то его воля, ничего не стоит потребовать себе назад сестру, раз не давал согласия на то, чтобы… кстати, жди посольство, так понимаю, ведь иметь в любовницах, хоть и официальных, сестру самого императора, та еще заморочка.

– Не отдам! Моя!

– Жди посольства, мой друг. И рык здесь тебе нисколько не поможет. Неприятности ты себе обеспечил крупные. Да к тому же, так понял, демон полетел к залкийскому императору не с пустыми руками, а с новыми выгодными предложениями. Твое дело – труба. А тут еще и свадьба на тебя надвигается. Завтра, да? Что тебе твой император обещал? Не явишься в храм – под стражей приведут? А любовницу в этом случае шпионкой объявят и в камеру кинут? Ха! Да во всей галактике самое веселье в Сиании обещает случиться! Новобрачного в цепях к алтарю потащат! Умора!

– Ты чего добиваешься?! Чтобы шею тебе прямо сейчас свернул? Могу! Или желаешь, чтобы поджарил в этом вот кресле?!

– Эй, не горячись. Остынь, дракон! У меня предложение к тебе. Если договоримся, заберу Аэрику к себе в Изумрудный Лес. Ты же со временем другую игрушку найдешь, можешь даже опять из вражеских агентов, если у тебя именно от них кровь закипает. Девочка же получит спокойную жизнь. Со мной. А что, мы для всех абсолютно закрыты, никто…

– Нет! И слышать ничего не хочу, и пошел ты…

– Да ты все равно ее потеряешь! Завтра же, придурок!

– Нет! Пошел вон, эльф!

Далее Аэрика слушать не смогла. Ее голова, как взорвалась. Залкия! Андергейл! Война! Кай!!! Сначала взорвалась, потом пламенем горящих звездолетов осветилась. Боль от осознания прошлого заставила завыть. Чтобы не быть никем услышанной, укусила себя за руку. До крови получилось. Но тут же глаза натолкнулись на красные разводы на предплечье, что шли от браслета. О, они уже вовсю растеклись, захватили почти всю руку от кисти и до локтя. И ярче стали эти узоры. Но совсем не они занимали девушку в тот момент. Она вскочила со скамейки и чуть ни кинулась за ближайший раскидистый куст. Спряталась за ним от посторонних глаз, приподняла теперь оба рукава платья и принялась оба предплечья пристально рассматривать.

Если она агент Залкии, то где-то должна была обнаружить метку. А под кожей должен был находиться вшитый чип. Тот самый, что дал бы возможность пользоваться тайной агентской сетью в этой стране. Где же он?! Похоже, его не было. Верно же! Целительная камера! Ее собрали чуть ни по частям, а это значит… уж что-что, а тело полностью было обследовано. Вот ведь, гадость! Это здорово усложняло ситуацию. Но выход должен был найтись…

– Ищи! Ищи, Аэрика! – принялась она в темпе ходить по садовым дорожкам.

И кое-какие мысли появились. Слава Богам! Да, план побега мало-помалу в голове формировался. Но вот беда, одна мысль теперь покоя не давала: а бежать куда? К Андергейлу в руки? Чтобы получить новый приказ отбыть на войну? Вспомнив все, предположила именно такое – не отдаст сводный брат ее замуж в другое государство. Демон? К нему в Вулканию податься? Пожалуй, из всех желающих получить ее мужчин, он, как ни странно, вел себя самым порядочным образом. Но репутация у него была еще того гуляки! Поверить, что проникся и пожелал остепениться? Или в нем взыграло иное? Конкуренция, мать ее, охота!.. А эльф? Ну, тот тоже был честен! У того невеста подрастала и расти должна была еще лет пятнадцать, а если ему пришла бы охота, то и гораздо больший срок велел бы «выращивать» себе будущую жену, чистокровную эльфийку. Нет, это не вариант: из одной унизительной связи, из одной койки, в другую прыгать. Если на то пошло, то дракон был предпочтительнее. Этот гад, этот хитрющий ящер, этот жаркий загребущий… Стоп!

– Так нельзя! Не сходи с ума, Аэрика! Ты же не собираешься признаться, что прикипела к Гаю?! Нет, нет и нет! Никакой любви между вами не может быть! Он дракон, а ты…черт знает, кто. Ничто, и звать тебя никак. А он потом женится. О, Боги! Да он завтра же должен жениться! С ума сойти! – и она схватилась за голову. – Вот именно! И как ты себя станешь ощущать тогда? И эта его грымза, драконица… О, как все плохо! Лучше бы сгорела тогда в звездолете! Стоп! Не сгорела же! Живу. Значит, принимаю решения. Быстро, Аэрика, соображай уже, к какому берегу плыть. Да что думать-то! Я же залкийка. А моя родина сражается. Мои друзья гибнут на войне. О, вот и выход!

Глава 18 Побег

Услышав шум взлетающего аэрокара, Аэрика поспешила вернуться к дому. Как-то так сама не заметила, а ушла в самый дальний уголок сада. Теперь вот отлет гостя пропустила. Как бы не попало от любовника. А вот и он. Стоял на крыльце и ее поджидал.

– Где была? – смотрел пристально, и будто искал в ее лице что-то. – Иди сюда, Ри, – притянул к себе и обнял порывисто. – Люблю тебя! Ты слышишь? Что бы ни думала, а люблю.

Подхватил на руки и понес. Куда, в дом? Нет, оказалось, на площадку, откуда только что стартовал кар Эрионора. Не успела она сообразить, что к чему, а любовник поставил на ноги, а сам…он обернулся. И огромный антрацитовый монстр пожирал ее светло-карими глазами. Несколько минут рассматривал и будто хотел дать ей к себе привыкнуть. А потом подставил крыло, приглашая забраться себе на спину.

– Забирайся. Смелее. Разделю с тобой полет, хоть это и считается невозможным. Ты человечка, я – дракон, рядовая шпионка и тайный советник, женщина и не просто мужчина, а второй в списке родовитых представителей кланов. Но смотри же, подставляю тебе свое крыло, преклоняюсь, прогибаю спину и готов посадить себе на шею. А все почему? Потому что…скажешь мне? Ри, почему я это делаю? Отчего готов и жизнь за тебя отдать? Есть варианты ответов? Молчишь! Вот так будем жить? Или ладно, как всегда, сам все узнаю. Любишь или нет, кто твой отец, не планируешь ли, глупая, побег?.. Села? Ну, хоть в чем доверяешь мне, забралась на спину, и ладно. За нарост держись, пигалица моя любимая. Полетели!

Летать на драконе, это нечто. Никакой аэрокар не сравнится, и даже звездолет. У нее в первую же минуту дух занялся от порыва ветра, скорости, обилия света и бескрайности пространства. Смотрела по сторонам и не могла насмотреться, дышала и не могла надышаться. И захотелось смеяться. Не чему-то, а просто. Как если бы все проблемы вмиг отошли прочь, растворились, исчезли, как и не было их вовсе. И ощущение свободы нахлынуло-обрушилось посильнее самой высокой и мощной волны. Блаженство замешанное на драйве, непередаваемо! И так продолжалось долгое время, а потом…

– Куда ты меня несешь, Гай? – подергала дракона за гребень на его мощной шее. – Не молчи. Пожалуйста. Хочешь, чтобы я поняла, как дорога тебе? Ты добился своего. Я оценила поступок посадить себе на шею человеческую женщину и катать ее под облаками, сквозь них и над ними, ослепляя солнечным светом и крушением драконьих правил. Но, Гай, не неси меня, пожалуйста, в свой замок. Заклинаю тебя!..

– Там для тебя безопаснее, малыш, – сказал, не глядя в ее сторону.

– Нет, Гай! Не делай этого. Ты же решился на свадьбу с драконицей, правда? Ответь!

Он молчал. Нес ее дальше и не издавал ни звука.

– Хоть молчи, хоть говори, а я уже все поняла.

– Снова подслушивала? Или память вернулась? Насколько все вспомнила, Ри?

– Да. И то, и другое. И прозрела теперь на все сто процентов, Ваша Светлость.

– Хм! Злишься? Хотя, что я спрашиваю…

– Как ни странно тебе может показаться, а нет. Я благодарна тебе за все, что сделал для меня. Если бы не ты…

– Пустое. Иначе я поступить не мог. Веришь или нет, а ты теперь главное в моей жизни.

– Хм! Главное, но завтра женишься на принцессе.

– Так надо. Ты потом сама все поймешь. А сейчас просто доверься мне. И вообще, в наших семьях решения принимают мужчины, малыш.

– А ты учел, что ваш с ней обряд будет проходить в том же храме, где и наш? А я буду всего в сотне метров? Услышу звуки колоколов и фанфар, ведь так принято отмечать главную драконью свадьбу? Каково мне будет, а? Что станет с моим сердцем, дракон?!

– Так я тебе небезразличен?! Скажи, что любишь, Рика!

– Зачем тебе мои слова? Вон, мы поклялись с тобой на крови, что будем друг для друга единственными. Когда это было? Несколько дней назад. А завтра…

– То, что произойдет завтра, никак не нарушит клятву. И покончим с этим. А я отвечаю за тебя, поэтому тебе место за каменными стенами замка, а не…

– Гай! Послушай меня! Не делай со мной этого. Огороди от мучений, что принесут звуки свадебного торжества. И с чего взял, что в замке для меня безопаснее? Нет, милый, отнеси свою любовь назад. Усиль охрану, в конце концов. Но у меня нет сил находится так близко от храма. Ведь ты станешь там клясться любить и оберегать другую. Умоляю! Пощади меня!

– Скажи, что тоже любишь, и я подумаю.

– Люблю, – выдохнула Аэрика, не задумываясь. – Повторить?

– Не откажусь. Желательно весь путь до дома, – он сделал вираж и развернул их в обратном направлении.

Победа или поражение? Вот такая мысль стучала в ее мозгу, когда прижималась к туловищу дракона и, теперь уже безучастно, смотрела на проплывающие под ними острова лесов, полей и селений. А ведь это пошел отсчет не километров до особняка, ставшего ей на некоторое время домом. Она приближалась к часу побега. Начался отсчет ее отдаления от Гайтерлинга. Но он сказал «так надо». И пусть имел в виду свою уступку обстоятельствам, ничто иное, но она-то знала, что не сможет смириться ни со статусом любовницы, дейи, как здесь говорят, ни с наличием у дракона номинальной жены.

– Все к черту! – как всхлипнула мысленно и утерла кулаком одинокую слезу на щеке. – Ничего бы и не могло у нас получиться. Драконы жуткие собственники. Если и любит меня, что с того?! Она, та другая, станет его собственностью все равно. Он примется, рано или поздно, опекать и жену. А эта драконица сыграет на его чувстве, уж такая ничего не упустит! А еще она поклялась сжить меня со света. Почему-то уверена, что ни перед чем не остановится, пока не добьется своего. Да и я… ведь тоже на некоторую часть дракон. Как быть с моим чувством собственницы? Кто выдумал этот дурацкий закон с дейями? Оторвать бы ему голову! Да хоть бы и не было у меня крови дракона! Нет, я бы любимого делить ни с кем не стала. Никак, только мой. Так что, без вариантов.

И у них был еще почти целиком вечер. Когда сидели, обнявшись, на качелях в саду. В их распоряжении была и ночь, полная ласк, а потом и страсти. Но неминуемо наступило утро следующего дня. Аэрика так нисколько и не спала. А в предрассветный час выбралась тихонько из объятий любовника и забралась с ногами в кресло у окна. Так и сидела, наблюдая, то за восходом светила, то за спящим Гаем. Натянула на согнутые колени подол ночной сорочки, положила на них подбородок и застыла. Одни глаза жили на ее бледном лице, и из них медленно, но постоянно, бежали слезы. Вот только заметив, что дракон начал чуть шевелиться, просыпаясь, стерла быстро влажные дорожки кулаками и юркнула к нему под бок. Но улеглась так, чтобы не смог сразу разглядеть, что плакала.

А он, проснувшись, начал с осторожностью подниматься с постели, надеясь ее не разбудить. Вот встал, накинул на сильное тренированное тело халат и подошел к ней ближе. Пришлось, яко бы во сне, заворочаться и зарыться лицом в подушку. Поэтому и получила от любовника последний поцелуй не в губы, а в макушку. Но это ничего, так даже лучше было, еще раскисла бы больше прежнего. И вот Аэрика уже снова сидела в кресле и наблюдала за происходящим перед домом. А там Его Светлость отдавал приказы усиленной охране особняка. Надо же нагнал в такой сравнительно небольшой домишко стражи, как для наблюдения за императорским дворцом. Да еще и купол магический укрепил и подпитал. Сунься кто, мог бы и изжариться. Но вот она сидела и в окно все слушала, и, само собой, поняла быстро, где у защиты были слабые места. И как иначе, от ее-то опытного глаза ничего не укрылось, да и не таился от нее Гай. Верил, что не сбежит. Поэтому, наверное, и клятвы не взял, что будет сидеть тихо и мирно.

– Прощай, тайный советник. Я хоть и рядовая шпионка, но тебя уже столько раз сделала. А ты, Гай, так ничему и не учишься. Или это твоя непонятная драконья привязанность ко мне такие шутки над тобой шутит? Хм! Все-то рассчитал, а меня не обездвижил. Легкомысленно было надеяться, что смогу хладнокровно вынести твои клятвы другой женщине. Нет у меня таких сил. Да, да! Где-то я сильная, а где-то…

И тут она разрыдалась. Но всхлипывала и слезы глотала недолго, еще минут десять после того, как в небо взмыл и в нем растворился антрацитовый дракон. Проследила потом глазами за пустым рассветным горизонтом и дала себе сигнал приступить к намеченным действиям. Что ей надо было? Добыть одежду простолюдинки. Не бегать же по окрестностям в изысканном платье в пол! И приметно, и на подол, ненароком, могла наступить. А где можно было разжиться подобным нарядом? Правильно, у Линес. Комплекция у служанки была более плотной, да ничего, подпоясаться можно. Да и не модничать в том наряде собиралась, а план побега осуществлять.

К комнате Линес подкрасться получилось, и войти незаметно тоже. Служанка сладко посапывала, говорят, утренний сон самый крепкий. Ее платье взяла с самой дальней полки, чтобы пропажа сразу в глаза не бросилась, и после этого бесшумно выскользнула в коридор. Переодевалась уже в своей спальне. И все выходило делать быстро, и сбой не предвиделся. Накинула потом на себя полог невидимости и спокойно пошла к ангарам с карами. Вот там и обнаружила, что Гай подстраховался – такую защиту сделал на замках, что запросто можно было весь магический резерв там оставить.

– Ай, ай, тайный советник! А ведь вы не до конца поверили своей возлюбленной!

И так, пункт плана, где значилось, покинуть усадьбу на каре, взломав защитный купол и выведя из строя остальную технику, накрылся. Но это Аэрику не испугало и не остановило. Потому что имелись и другие варианты побега в ее проснувшейся для активных действий голове. Не такие скоростные, но тоже, надеялась, вполне осуществимые. И так, выбираться из усадьбы теперь приходилось, перелезая через забор. Но это ничего, ее тело тоже спортивной формы не утратило. Вот и оказалась по ту сторону каменной ограды вполне легко. И ничего, что потом защиту особняка пришлось слегка подправить. И за ограждением остались несколько сотрудников Его Светлости, сидеть прямо на газоне и блаженно улыбаться. Ха! Вот и пригодилась ее природная магия. Хм, хоть кому-то от нее хорошо стало. А если переборщила с дозой восхищения к себе любимой, так это ничего, у них же, в Сиании, как уверял тайный советник, самые сильные целители – справятся.

Ну, а дальше все было совсем банально: ноги в руки и бежать. Таким вот образом перемещалась долго, пока укромную полянку не нашла и в себе достаточно магических сил не почувствовала для настройки портала. Да, да! Память теперь восстановилась настолько, что как вживую смогла представить явочную квартиру их агента в столице. Это обнадеживало оказаться в ней уже через секунды, а не пылить по дорогам до города и там еще петлять по улицам. Задумано – сделано. Аля, гоп! Шикарно получилось. Правда, немного перепугала их тайного агента. Но это ничего – слабонервных ее наставник в свою группу не отбирал. Так что, и этот быстро пришел в себя. Вот потом с ним была все же волынка, пришлось свою личность доказывать. А как иначе? Чипа-то на руке не было. Но помогла профессиональная память агента – он Аэрику вспомнил. Вот и согласился с шефом связаться и про нее навести справки. Как здесь оказалась? Что ему с ней теперь делать?

– Давайте, выясняйте, – милостиво согласилась 13130-я. – Но предупреждаю, на все про все есть не более суток.

– А потом, что? – фыркнул недоверчивый сотрудник их ведомства. – Землетрясение начнется?

– Можно и так сказать, наверное, – устало потерла она виски. – Дракон огнедышащий появится в небе точно. По имени Гайтерлинг дер Кассиопир. Знаете про такого? А это значит, что его агентов вокруг появится немеряно, и мне снова станет очень трудно покидать красивейшую планету Океанию. И как тогда до Залкии добираться? Не знаете? Вот и я не представляю. Так что, давайте пошевелимся, дружище.

А в это самое время в замке Кассиопир музыканты надрывались, выдувая из фанфар звуки, соответствующие торжественному случаю. Под них на ковровую дорожку вышла невеста в белоснежном наряде. Она вся была окутана длинной фатой, но та почти не затеняла блеск драгоценностей, которыми было сплошь расшито платье. Сверкали радужно бриллианты и на груди принцессы и в ее ушах, а диадема так вообще горела в солнечных лучах. Она опиралась на руку отца, всесильного императора Сиании, и тот неспешно вел ее к храму. Причем владыка очень довольным при этом не выглядел. Сосредоточенным – да. Возможно, это было оттого, что выдавал замуж единственную дочь.

Говорят, отцы очень переживают подобные события. Так что, вид монарха был многим понятен. А может, такое выражение имел и по другой причине. Некоторые длинные языки незадолго до этого дня начали нашептывать, что жених не просто так несколько раз переносил дату свадьбы, и что он ее вовсе не хотел. Но таким пришлось быстро умолкнуть, ведь оно и понятно, тень бросать на принцессу дорогого стоит, можно того самого языка лишиться, и вместе с головой. Но вот к императору, неспешно ведущему дочь по дороге к храму, устланной ковром, наклонился вельможа, что-то произнес ему чуть ни на ухо, и после этого властитель как лицом разгладился. Да, действительно, просветлел и даже в шаге ускорился.

Что же ему сказал вельможа? Другим господам стало очень интересно это узнать. Вот и пошло по их рядам оживление и шепоток гулять. Вроде бы про то, что жених, наконец, занял свое место у алтаря. Как так? А его разве там не было? Процессия же уже с три минуты, а то и больше, мялась на том конце ковра. Где же его носило? Неслыханно! Но появился, и то слава Богам. Всем стало как-то если не радостнее, то точно интересно, чем же дело кончится, все же столько раз эта свадьба переносилась…

– Передаю тебе в руки, Гайсбери дер Кассиопир, мою любимую дочь, – молвил строго император, когда дошел, наконец, и довел свое сверкающее радужное чадо до жениха. – Люби ее, береги и защищай.

Ответных слов не прозвучало. Жених как бы и не расслышал ничего, потому что увлеченно рассматривал светильники за алтарем. Но императору кивнул и согнутый локоть невесте предложил.

– Начинайте уже! – в сердцах тогда выкрикнул правитель, и обряд немедленно начался.

Вперед выступил храмовник. А Гай отметил, что это был совсем не тот служитель, что надевал браслеты им с Аэрикой. Отчего? Разве не главный храмовник должен читать слова сейчас? Кажется, он в прошлый раз хотел до него что-то донести… что-то очень важное. Не по этой ли причине теперь отсутствовал? Эх, зря он прибыл в последний момент, мог бы заранее выяснить, что не так. От раздражения, что и так его переполняло, а теперь и еще добавилось, получилось переступить с ноги на ногу. От этого его невеста тоже пошевелилась, и засверкали тогда на ней драгоценные камни, как подвески на огромной люстре в главной зале императорского дворца. Сравнение показалось советнику уместным, вот и получилось скривить губы в недоброй усмешке.

Нет, его настоящая жена была существом хрупким, нежным. Аэрика, девочка его маленькая, обвешивать себя украшениями, ни за что бы, не стала. Недавно купил ей несколько комплектов, так как навязал. А они его синеглазке шли, особенно сапфиры, так и вспоминалась ему теперь, примеряющей те серьги. Но унестись в воспоминаниях не получилось. И сразу по нескольким причинам. Во-первых, принцесса на локте гирей повисла. Ее что, там ноги не держали? Во-вторых, храмовник начал слова обряда тараторить все громче и громче. Отчего, не понятно. В-третьих, ему руку в браслете, символизирующем связь с дейей начало нестерпимо печь. Это уже никуда не годилось. Почему браслет не хотел приживаться на руке? Это Гая очень раздражало. Вот ведь, как Рику в тот день в храме поцеловал, и не один раз, так обруч сел по руке, словно влитой. Это было нормально и как у всех. Но потом, через два дня, кажется, или…а точно, после сказочной ночи с малышкой все и началось, именно тогда на коже появилась сыпь, что ли.

Подумал тогда, что аллергия на металл. А поговорить с целителем некогда было – столько дел навалилось. Да и не сильно тот зуд досаждал тогда, если честно, так, ерунда. Не то, что сейчас. И отчего-то чем громче становилась речь храмовника, тем неприятнее делались ощущения в рукаве камзола. С ума сойти, не хватало ему тут перед всеми чесаться и шипеть. Но, похоже, к этому и шло. Черт! Хоть обряд прерывай, рука уже огнем горела. Скорее бы уже все кончалось. Но, слава Богам, действо подходил к завершающей стадии: им должны были надеть на руки браслеты. Вот они. Сделаны были из желтого золота, широкие, со сложным орнаментом и несколькими драгоценными камнями. Последние, наверняка, мастера присобачили по требованию принцессы. Вот ведь, сорока!

– Протяните ваши руки! – гнусавил храмовник.

Да с радостью! Гай так и сделал – немедленно приподнял рукав, подставляя запястье. Не отставала от него и невеста, поспешая повторять действия жениха. И так получилось, что золотые обручи на их руках появились почти одновременно. Так же и вздрогнули, почти одновременно. Но герцог потом зашипел, ощутив в руке боль, как будто ему кисть клинком отсекли, а принцесса завопила во весь голос и рухнула в обморок. Еле успел ее подхватить. Не очень красиво получилось задержать такое неожиданное падение, но хоть упасть на пол невесте не дал.

И что там потом началось! Брачные браслеты со звоном покатились по полу. Охрана переполошилась и окружила тесным кольцом императора, защищая и заслоняя. Тот же выхватил поясной ритуальный кинжал и с ним хотел броситься на Гая, но не смог, благодаря той же страже. Несколько солдат подскочило и к алтарю. От их агрессивного вида священнослужитель, и так белый, совсем помертвел, начал пятиться и заикаться. А стражникам только это и надо – вредителя сразу же схватили. Кто-то из гостей продолжал в зале храма вопить даже тогда, когда принцессу уже почти вывели из обморока. В общем, шум, гам, неразбериха. А тут охрана храмовника грубо встряхнула. Ну, он и завопил громче всех.

– Я не виноват! Светлыми Богами клянусь! Это вы мне, Ваше Величество, сами велели обряд провести вместо Его Преосвященства. А он вам докладывал, что на предыдущем обряде герцога произошло, да вы…

– Чушь! И сейчас это же скажу! А вы все вредители! Это заговор!

– Так что произошло-то?! –Гайтерлинг теперь уже окончательно передал невесту целителям, а избавившись от такой бриллиантовой ноши, начал бессовестно почесывать другую руку. Не ту, где красовался вполне понятный ожог от золотого браслета, а ту, где надет был скромный синий ободок. – Дьявол! Как чешется!

– Вот!!! – завопил не своим голосом храмовник. – Вот доказательство! Ваше Сиятельство, закатайте рукав, молю! А! Что я говорил!

– Что это? – сам Гай не узнавал своей руки. Вместо красных разводов, похожих ранее на аллергическое высыпание, чуть не светился четкими линиями замысловатый золотистый узор. – Еще утром этого не было. Как так? А горит и зудит, зараза, нестерпимо…

– Я же говорил! И его Святейшество тоже! Это был брачный союз! И уже на самом обряде стало понятно, что боги благословили, но не так, как от них все ждали. А нас никто не слушал!..

– Что?! Так я уже женат! – чуть не задохнулся Гайтерлинг от нахлынувшей эйфории. – Так ведь…что-то вроде этого и ощущал! Моя маленькая Ри мне настоящая жена! Боги, благодарю, – и он резко дернулся к храмовнику, схватил его за грудки и расцеловал в обе щеки.

– Так ведь… так!.. А что с моей дочерью?! – взревел тут император. – Не допущу! Развод! Требую их немедленно развести! – тыкал он указательным пальцем то в храмовника, то в герцога. – Я вам покажу! Заговорщики!

– Никак не возможно, Ваше Величество, – снова сжался священник. – Это не просто брачный союз. Не поверите, но это так проявилась забытая всеми нами парность драконов. В смысле, та женщина Его Сиятельству истинная пара. А тогда уже такой союз нерасторжим. И сейчас идет полным ходом процесс привязки супругов…

– Ах, ты ж моя радость! – снова полез обнимать храмовника Гай.

– Но как это?! – упирался правитель, не желая мириться с фактами. – Эта особенность изжита. Такого не случалось в нашем мире много веков!

– А вот это неправда! – распрямил плечи приободренный хлопками герцога по спине храмовник. – Наш настоятель поднял документы и обнаружил, что никто иной, а именно ваш покойный брат имел честь быть отмеченным богами. У него на руке, кстати, имелся такой же узор. Но его пара скончалась родами, как известно. А Его Высочество принял решение уйти за грань, когда узнал, что и ребенок, новорожденная девочка, не выжила, как и ее мать. Н-да, печальная история. Но так было. В вашем же роду, кстати!

– Погоди, ты! – это Гайтерлинг отмахивался от своего секретаря, который настойчиво пихал ему в руку какой-то документ. – Ты с ума сошел, Винтер, встревать именно сейчас. Это же такой момент, а ты с депешей лезешь!..

– Ваше Сиятельство! Это важно! Причтите. Это ответ на ваши поиски истины. Ну же!

Гай решил, что отмахиваться дольше выйдет и вскользь мазанул глазами по документу.

– Не может быть! Я точно рехнусь с этой девчонкой. Такое от меня утаить!

– Что там? – заинтересовался и император. – Дай-ка документ сюда, Гайтерлинг! Что тут? – как завладел бумагой, так принялся спешно водить глазами по бумаге. – Что?!! Так твоя пигалица мне племянница?!! Дайте стул!

– Ну! Вы тут отдыхайте, Ваше Величество, а я, так понимаю, теперь не нужен, бесполезен оказался, раз уже сочетался браком с дочерью вашего родного, к сожалению почившего, младшего брата. Кстати, мы с вами, как вы и хотели, теперь породнились, – широко улыбался тайный советник императору, смотревшему на него хмуро.

– Чему радуешься, Гай?! Распоясался совсем! Вопрос с наследником у тебя теперь под большой вопрос встал. Хоть историю брата моего вспомни.

– Позже с этим разберусь, Ваше Величество. А сейчас мне срочно домой надо. Всем прощайте и спасибо, что почтили торжество своим присутствием.

Вот таким образом Его Светлость и откланялся. А потом стремительно пересек зал храма, направляясь к выходу. Через минуту же в воздух взмыл антрацитовый дракон. Гай летел и пел. Если замолкал его голос, то чувствовал, как пела душа. Свобода! Впереди ждала встреча с любимой женщиной. И не просто с возлюбленной, а еще и с женой, единственной и неповторимой. Вот сейчас, еще немного и обнимет ее, эту несносную пигалицу, что принесла в его жизнь настоящую любовь. Правда, в замен забрала его покой и сон. И только об этом подумал, как на груди сработал кристалл связи.

– Ваша Светлость? – говорил с ним снова его секретарь. – Тут такое дело…

– Говори, не тяни. Или через минуту отключаюсь, так как пойду на посадку.

– На посадку? Это хорошо. Дело в том… в общем…

– Что за признание ты там жуешь? Ну же, выплюни его уже!

– Дело в том, что ваша жена покинула ваш дом и…

– Ты о чем? Тьфу! О ком? О принцессе? Они с папашей покинули мой замок?

– Нет же! Я про настоящую жену, про ту, что пигалица.

– Эй! Ты говори, да не заговаривайся! Только я могу Рику так называть. А для тебя она Ее Светлость Аэрика дера Кассиопир, дружок. Понял?

– Да. Вот я и докладываю! Ее Светлость Аэрика дера Кассиопир покинула загородный особняк, что вы купили для нее, и скрылась в неизвестном направлении.

– Что?!! – с этим воплем дракон вспахивал когтями площадку за воротами особняка. – Всем головы сейчас оторву! А ты, Винтер, немедленно отдай приказ от моего имени перекрыть все космопорты Сиании. Немедленно!

Но было поздно. Да, как и предсказывала Аэрика, жители столицы увидели в тот день в небе парящего дракона. Да, начался переполох во всех крупных городах страны, в которых располагались космические порты. И даже время, что предсказывала, совпало. Но ее это все уже не могло остановить. Агент быстро смог связаться с шефом. Наставник отдал ему приказ всячески содействовать 13130-й в возвращении на родину. И корабль, так получилось, готовился к отбытию на Залкию в удачное время, как ее специально ждал. Вот так снова вмешалась судьба и унесла ее от дракона далеко, через космос и множество звезд.

Глава 19. И нова война, страдания и любовь

Когда Аэрика уже рассматривала Океанию в иллюминатор, вдруг осознала, что тот нестерпимый зуд на коже, что не давал покоя вот уже сутки и измотал ее, начал затихать. Это радовало. Хоть что-то положительное случилось в ее жизни. Но вторая рука уже по привычке потянулась к предплечью, чтобы почесать.

– Что там у меня творится? – неспешно приподняла рукав. – Как это? Рисунок какой-то. Интересный. Вроде орнамента и золотистый. Погодите? Он пропадает? Вроде бы, так. Ну и ладно. Только татуировок мне еще не хватало! И хорошо бы еще и браслет снять. Но нет, ободок сидит как влитой, если только с рукой удалить. Шутка! Под стать моему настроению. А, Боги с ним. Лягу-ка спать. И вообще, впасть бы в спячку… до самой Залкии.

На родную планету прибыла пасмурным днем. И снова подумала, что погода точно соответствовала настрою. И знала, что поддаваться унынию не следовало, только установка установкой, а она вернулась в заброшенную комнату общаги. И все ей там напомнило Кая. Вот там он стоял, когда выходила, собираясь отправиться на учебную летную базу. Здесь дергал на себя ручку ее чемодана, желая помочь…

– Кай! – заныла-заскулила, спустив эмоции с тормозов. – Милый, Кай! Как же я теперь без тебя?!

Аэрика позволила себе разреветься. И рыдала в подушку как минимум час. А потом еще столько же просто лежала на спине, уставившись в потолок.

– Пустота! Как же мне скверно. И ничего не светит впереди. Все, кто были дороги, а их и было всего ничего, остались в прошлом. Нет, вру. Стаф здравствует, служит в каком-то там штабе. А Гирт погиб. Это мы еще с Каем узнали. Наш безбашенный десантник пал смертью храбрых при штурме какого-то крейсера ящеров. Жуть! У меня же никого не осталось! И что же меня тогда здесь держит? Нет, правильно я отказалась от предложения наставника замолвить за меня словечко. Только сам бы под раздачу попал. А так… самое мне место среди штурмовиков третьего космического флота. Эх! Пора собираться – штабной звездолет долго ждать не будет.

Она нехотя поднялась с кровати и направилась к шкафу за одеждой и бельем. И надо же, на верхней полке нащупала маленькую бархатную коробочку.

– Боги! Это же кольцо Кая… Кай! – и снова утонула в слезах.

В результате по посадочному полю к звездолету уже бежала, а тот приготовился убирать сходни. Но успела. Вскочила на борт, перепрыгнув сразу несколько ступеней трапа и выдохнула.

– Лейтенант Аэрика в ваше распоряжение прибыла, господин майор!

– Вольно, лейтенант, – отмахнулся пожилой вояка. – Проходите, располагайтесь. Вон там есть удобное место. И как посмотрю, вас можно поздравить, Аэрика?

– С чем, господин майор? – недоуменно похлопала она ресницами.

– С помолвкой. Разве, нет? Колечко-то на пальце совсем новенькое, – подмигнул он ей.

– А, это. Никак нет. Не успели мы о браке договориться. Погиб мой жених, господин майор.

– Извините. И сочувствую. Вот ведь… одним словом, извините.

И вот она летела на новое место назначения. С час полета и должна была прибыть на борт крейсера. Такой же авианосец, как прежний, поджидал неподалеку от Залкии новых пилотов. И впереди не было ничего, кроме новых сражений.

А в это время в приемной императора Залкии встретились два важных чиновника двух разных государств, входящих в космический союз. Когда-то они были друзьями, а теперь дожидались аудиенции в разных углах приемной. И почти не смотрели друг на друга. Не желали встретиться даже глазами, но судьба так и норовила столкнуть их лбами. Как иначе объяснить, что секретарь пригласил в кабинет правителя этих сановников одновременно? И не поспоришь, ведь! Вот и прошли к императору Залкии друг за другом.

– Садитесь, господа. Прошу. Что привело вас ко мне?

– Я по прежнему вопросу, – твердо произнес демон. – Моя страна и я лично выполнил свою часть договора, что был подписан несколько месяцев назад. И теперь пришел спросить: где моя невеста?

– Хм! Невеста! А вот герцог Кассиопир утверждает, что женился на… вашей невесте, что Аэрика Залкийская теперь носит его имя и титул. Я правильно донес ваше заявление прав на мою сводную сестру, Ваша Светлость?

– Совершенно верно. Но можно еще добавить, что мы истинная пара, а не просто прошли брачный обряд.

– Благодарю за разъяснение, дер Кассиопир. Вы слышали, уважаемый Отлок ван Логон? И что на это скажете?

– Что я заявил о своих намерениях взять эту женщину в жены первым и до того, как герцог прошел обряд, если таковой вообще был. А кроме того вы, Ваше Величество, обещали мне свою сестру, то есть обнадежили, что брак возможен. Иначе, правитель Вулкании, который является мне родственником, никогда не подписал бы тот самый договор. Теперь же мой род в замешательстве от нарушения договоренностей. Поставки были осуществлены в полном объеме, а я по-прежнему холост. Назревает конфликт, как нам, демонам, кажется.

– То есть, вы сказали, а я услышал, что по-прежнему желаете жениться на моей сестре.

– Совершенно верно, Ваше Величество, – чуть склонил голову высший демон.

– Но еще вы сказали, что сомневаетесь в словах герцога. Совсем не уверены, не только в том, что они истинная пара, а вообще, в их браке. Предполагаете, что обряда брачного и не было.

– Так. Нет у меня в этом уверенности.

– Каков будет ваш ответ ван Логону, дер Кассиопир?

– А брачный браслет с божественным орнаментом подойдет? – спросил со сталью в голосе дракон и начал закатывать рукав камзола. – Например, такой.

Тут стало интересно взглянуть на такую диковину сразу обоим мужчинам. И император, и высший демон чуть приподнялись в креслах и потянулись взглядами к руке Гайтерлинка дер Кассиопира.

– Хм! Впечатляет. Редкая и диковинная вещ, – хмыкнул, не сдержавшись, император. – Я такое видел, сознаюсь, только в справочной литературе.

– А меня не впечатлило, – упрямо вскинул голову Отлок. – В смысле, чтобы поверить в брак дракона с Аэрикой, должен увидеть такой же орнамент на ее руке. И где же сейчас моя невеста? Когда же уже смогу с ней встретиться?

– Я тоже за то, чтобы к нам присоединилась моя жена, Ваше Величество. Это решило бы сразу многие проблемы.

– Хм! Так считаете, Ваша Светлость?

– Определенно! И могу в свою очередь говорить о том, что и Сиания не осталась в стороне от проблем Залкии, моя страна активно поддерживает вас, Ваше Величество, поставками военной техники и прочего оборудования. И я могу утверждать, что в решении моей просьбы по скорейшему воссоединению с супругой, заинтересован наш император.

– Ну что же, мы встретились и поговорили…

– Позвольте!.. – не вытерпел горячий демон и нарушил правило аудиенции, перебил правителя, но не утерпел, потому что догадался о завершении беседы. – Хотелось бы, наконец, четкого ответа на послание от моего государя.

– Я вас выслушал, господа, и должен обратить внимание, что спор не прекратится никогда, а требования ни одной из сторон не будут удовлетворены, по простой причине. Не догадываетесь, о чем хочу сказать? Ну, как же?! Невозможно отрицать тот факт, что Аэрика сбежала от вас обоих. Скажете, нет? И причины мне неизвестны. И по моим сведениям возвращаться ни к одному из вас не собирается. Вот ведь проблема! И как ее решить? Молчите? А у меня есть возможность помочь одному из вас. И вообще, хоть и загружен полностью военными проблемами страны, а сижу вот и решаю ваши вопросы. И ведь разрешу! Только для этого должен воспользоваться правом старшего брата и правителя. Жестко воспользоваться. Буквально, вынудить сестру пойти за одним из вас. Но вот вопрос: за кем именно? Признаюсь, сам не могу решиться на выбор. Вы оба достойные мужи.

И оба мужчины тут же смекнули, чего ждал от них император. Он подводил их к новой сделке. Буквально продавал сестру. А получить Аэрику мог тот из них, кто имел большее влияние на правителя своей страны. Потому что теперь Андергейлу Залкийскому уже мало было торговых соглашений, он желал открытой военной поддержки. Ни много, ни мало. Цена была завуалирована, но выставлена. Кто ее заплатит, то возможно получит себе жену.

– Хорошо, – ударил Гайтерлинг себя кулаком по колену. – Я в ближайшее же время свяжусь со своим императором. Думаю, смогу убедить его обсудить новые соглашения с Залкией. Но прежде должен знать, что с моей женой. Можете ответить, где она сейчас находится, Ваше Величество?

– Легко, Ваше Сиятельство. Моя сестра такая неугомонная женщина…она такая патриотка…ее идейность и верность стране меня просто удивляет…

– Где Аэрика? – дракон и демон сорвались на этот раз оба, в один голос и задали вопрос.

– На войне, конечно же, – пожал плечами ее «брат». – Приписана к третьему космическому флоту. И с сегодняшнего дня воюет, господа. Вот такую вы выбрали себе женщину. Что ни говорите, а сложно подобную жену держать в подчинении. Может, еще передумаете заявлять на нее права? Я бы вас вполне понял. А если намерены стоять на своем…  что же, поспешите, потому что ее крейсер в самой гуще сражений сейчас.

– Черт!

– Дьявол!

И так вышло, что через совсем малое время после этого разговора в войну на стороне Залкии вступили еще два государства. Сиания и Вулкания. И сразу же после этого в приемную императора снова явился высокородный посетитель практически по тому же вопросу. На этот раз, правда, пришел только один высший. Демон. Он дождался приглашения войти в кабинет и, не откладывая в долгий ящик, выдал:

– Где и когда? Мое терпение на исходе.

– Должен признать, что вы оказались гораздо терпеливее Его Светлости. Представьте, он вообще больше ко мне не намерен приходить.

– Что это значит? На что намекаете? – демон занервничал, это было явным.

– Ну как же! Гайтерлинг дер Кассиопир, как только добился от своего императора разрешения, отправился на войну. Сам. Взял под командование звено истребителей, и вперед. Так понимаю, истребляет ящеров в районе действия третьего космического флота. А точнее, рядом со ставшим ему известным одним конкретным нашим авианосцем.

– Как это?!!

– Обыкновенно. Летает, стреляет. Защищает свою пару. Уговаривает супругу вернуться к нему. Вот вам и парная привязанность. Невольно задумаешься, знаете ли, благо это или беда…

А война шла своим ходом. И каждый день в космосе взрывались звездолеты, гибли люди, а синильная темнота поглощала останки и тех и других. Основные боевые действия к тому моменту сместились в район планеты Касторанс, удалившись значительно от Залкии. Произошло это, во многом благодаря вступлению в войну отрядов демонов и драконов. Их свежие силы определили успех сразу нескольких военных операций. Измотанные частыми вылетами пилоты людей склонны были к ликованию по этому поводу, да вот только сил особенно не было. Поэтому неожиданно свалившуюся на них передышку использовали обыкновенно – на отдых. Долгожданный.

Вот и Аэрика, как только получила радостную весть о скором вливании в их отряд звена драконов, отсалютовала ей шлемом, зажатым в руке, как многие, и включила мисс рациональность, то есть поплелась в свою каюту. Спать! Наконец, представилась такая возможность: заснуть ни на пару-тройку часов, а, как в старые добрые времена, минут на шестьсот. Ей вообще дали увольнительную на сутки. Вот уж счастье! В такое даже сначала не верилось. А как до сознания дошла реальность происходящего, так оно привычно расписало последовательность получения наслаждения от свободного времени. Пункт один: спать. Пункт два: еще немного спать. Пункт три: привести бренное тело в порядок.

С первыми двумя пунктами плана справилась на ура – проспала подряд пятнадцать часов. Дальше в ванной нежилась не менее часа. На полчаса еще зависла около зеркала потом, расчесывая отросшие волосы. Было приятно сидеть и водить по ним щеткой, доводить до искристого блеска, а потом еще просеивать пряди сквозь пальцы. Красота! Ни о чем не думать, а просто замереть вот так! Но наслаждение было прервано. Резким стуком в дверь.

– Кого черти принесли? – крикнула, не вставая, только голову повернула в ту сторону.

– Открывай! Это я. Бетти!

Кареглазая рыжеволосая лейтенант связи так и приплясывала в раскрывшемся дверном проеме от переполнявших ее новостей.

– Я тебе сейчас такое расскажу, Ри!

– Да? А еще пару часиков твои новости не подождали бы?

– Нет! Весь авианосец кипит от прибывших драконов, а она… чем ты собственно занимаешься с таким потусторонним выражением лица? Медитируешь? Брось! Давай я тебе расскажу, что видела.

– И что же это?!! Надумала удивить рассказами о летающих ящерицах? А то я с драконами никогда не встречалась!..

– Скажешь тоже, «ящерицы»!.. А скажи, если про них все знаешь, у них все мужики такие? Ну, высокие, широкоплечие, узкобедрые и длинноногие? А? Что молчишь?

– Впечатлилась! Поздравляю! А знаешь, что они относятся к человеческим женщинам как к легкой добыче для любовных утех?

– О, да! Наслышана, что драконы непревзойденные любовники!

– Пф-ф! Вот и с кем я разговариваю?! Бетти, шла бы ты… к себе.

– Вот еще! Так редко удается с подругой побыть, а она… Вот когда мы с тобой спокойно сидели и говорили в последний раз?

– А мы сейчас спокойно говорим? Посмотри на себя в зеркало. Это надо, каким возбуждением горят твои глаза. Сомневаюсь что-то, что сможем спокойно пощебетать о приятных мелочах.

– Хм! У тебя, когда увольнение заканчивается?

– Через час, потому что хотела поговорить с техниками и опробовать свою машину в полете после небольшого ремонта. А что? Тебе этого времени хватит выплеснуть на меня свои ахи и охи?

– Я хотела тебя затащить в общую столовую и познакомить с некоторыми вновь прибывшими офицерами.

– Да я как-то уже сюда еду заказала, Бетти.

– Вижу. Да и не получится ничего. Красавцы драконы отправились патрулировать синильную бездну вокруг нашего крейсера. Так получается, ты улетишь, а они прибудут. Жаль!

– Ну, никуда они не денутся – потом увижу тех, кто возбудил тебя больше, чем господин майор связи.

– Смейся, смейся! Посмотрю на тебя, когда их увидишь!

А встреча Аэрики с драконами состоялась лишь на следующий день. Бетти затащила ее все же в общую столовую, нарушая устоявшуюся привычку питаться в каюте. Когда они с подругой вошли, никого из чужаков не увидели, те пришли много позже. Бетти даже успела к тому времени разволноваться, что у драконов что-то случилось во время дежурства, вот и задерживаются. Но страхи оказались беспочвенны. Вот они, явились красавцы-мужчины.

– Да взгляни же ты на них! – пихала в бок подруга. – Правда, хороши? А наши говорят, что еще и летают как боги. Оно и понятно! Небо – это их все!

Оторвалась Рика от подноса с традиционным ужином пилота и тут же нарвалась на пристальный взгляд светло-карих глаз. Не может быть!

– Здравствуй, дорогая жена!

– А?! – открыла рот от такой неожиданности подруга, и не только она.

А Гай подошел решительным шагом. После приветствия немедленно ухватил за плечи, поднял на ноги и притянул к своей груди.

– Как же я тосковал, малыш!

– Э… господин полковник!.. – отмерла Бетти. – Рика! Как такое может…

Но дракон никого не слышал и не видел. Только свою «пигалицу». Вдохнул полной грудью аромат ее волос и прижал женщину к себе еще сильнее. Наверное, переборщил, потому что Рика охнула и завозилась в его крепких объятиях.

– Гай, ты меня раздавишь, а я…

Договорить он ей не дал – накрыл ее рот своим. Так они и целовались, под хлопки аплодисментов, смешки и одобрительные замечания.

– Под каким именем ты здесь, любовь моя? – задал тут же вопрос, как смог оторваться от таких притягательных губ. – Что за черт?! Прилетел, ищу в списках, а нет ни Аэрики, ни Залкийской, ни Кассиопир… У вас тут какой-то бардак! Сплошной зоопарк и парк птиц! Какие-то «орангутанги», «орлы», «гиен» насчитал пять штук. Это воинское подразделение, или…

– Я назвала себя «ласточкой», – неуверенно улыбнулась она ему.

– Ласточкой? Ласточкой! Хм, ласточкой. Мог бы и предположить… Но тебе не кажется, что здесь не место для нашего разговора?

– А ты хочешь со мной поговорить?

– Да, и не только. Пошли ко мне!

Под многочисленными взглядами сослуживцев упираться не стала, когда дракон ухватил за запястье и потащил из столовой. А вот уже в коридоре…

– Пусти! Отпустите руку, господин полковник.

– Как скажешь, старший лейтенант, – и действительно отпустил, только в тот же миг подхватил на руки и чуть ни бегом потащил в сторону кают высоких чинов.

– А кстати! – заинтересовалась Аэрика символами на его погонах. – Почему только полковник? А, господин тайный советник Его Величества императора Сиании?..

– Потому что генералы не летают во главе звена истребителей. Но ты мне зубы, женушка, не заговаривай. Сейчас дотащу тебя до своей пещеры и стану наказывать за побег.

– Хм! Женушка? Любовница, Гай!

– Для меня никогда ты не была только любовницей, Ри. Подозреваю, что даже в первую нашу, совершенно дикую, встречу хотел чего-то большего, а не только постели.

– Это чего же? – ее глаза смотрели с большим сомнением.

– Черт его… может, вот так сжимать? И прижимать к груди. Дышать тобой. Оберегать… И дьявол, сколько же на авианосце служит мужиков!

– Хватит балагурить, Гай. И изображать из себя пещерного дикаря тоже заканчивай. И отпусти меня.

– Да я еще и не начинал никого изображать, жена.

– И не называй меня так!

– А как надо? Любимая? Любовь моя? Согласен. О, вот мы и пришли.

А каюта-то оказалась много просторнее. И кровать у него была двуспальная. Умели же некоторые тайные советники устраиваться! Но как-то сразу Аэрике сделалось не до рассматривания обстановки каюты полковника. Как только захлопнулась за ними дверь, Гай будто с тормозов слетел, накинулся на нее с жаркими ласками и поцелуями.

– Го… гос… господин полковник!—пыталась вырваться из объятий. – Гай!!! Приди в себя! Ты как ополоумел?!

– Наверное, – он все еще сжимал и целовал, но уже нежнее и волосы, виски, маленькое ушко… – Я тосковал… если бы ты знала, как!

– Отчего это? Тебе разве было плохо со своей настоящей женой? – она все еще пыталась отстраниться и оттолкнуть.

– Глупенькая. Ты и есть моя настоящая жена. Единственная! Я разве не клялся, что не буду знать другой женщины и…

– И полетел на свадебный обряд через три дня!

– А как это могло повлиять на клятву? Нисколько не собирался спать с принцессой. Лет триста точно. И тот шаг был вынужденным, даже единственно возможным в той ситуации. Я должен был обеспечить тебе безопасность. От императора. А он требовал обряда взамен на гарантии твоего здоровья и свободы. Вот, как-то так. Ну, иди же ко мне моя ласточка.

– Чушь! Сплошной обман. Как докажешь?!

– То есть?! Да все СМИ растрезвонили новость, что принцесса осталась ни с чем. Жуткий скандал был.

– Из-за того, что отказался от первой брачной новости?

– Что?! Да ты совсем здесь зачахла, дорогая? Новостями нисколько не интересуешься? Только летаешь и ищешь смертельных приключений?

– Что-то в этом роде. А что там у тебя произошло?

– А вот это! – он быстро расстегнул манжет кителя и закатал рукав. – Видишь?! – указал на свой браслет и золотистую вязь узора на всем предплечье. – И вот это! – схватил ее руку и проделал то же самое. – Ты не думала, что у тебя здесь такое происходит?

– Ой! Снова узор золотом налился… Как это? Недавно же был не столь заметным…

– А все потому, что я теперь рядом, малыш. Это от нашей любви рисунок сиять начинает. Мы с тобой пара, Ри. Истинная пара! Вот императору и не удалось женить меня на своей дочери. Зато я очень удачно присвоил себе его племянницу.

– Что-то я не поняла про племянницу. С этого места можно подробнее?

– С удовольствием. Мои люди выяснили, кто был твоим отцом, Аэрика. Это родной брат императора Сиании. Его младший брат. Помнишь, я рассказывал тебе его историю, из которой у меня на родине получилась легенда? Это была история твоего отца и матери, малыш. Мне очень жаль, но своих родителей, обоих, ты потеряла сразу после рождения. Младший принц лишь на несколько дней пережил свою истинную пару. Вот если бы он знал, что его дочка жива… Ри! Ты плачешь? Маленькая моя! Иди ко мне.

Он аккуратно поднял любимую на руки и уложил потом на постель. Сам прилег рядом и попытался успокоить, поглаживая по голове и спине.

– Любовь моя! Так уж все складывается у истинных пар, что тут поделать, один без другого не живет. Если только общие дети могут удержать оставшегося одиночку на этом свете. Я так точно теперь знаю об этом не понаслышке. А как у тебя с чувствами ко мне? Малыш, скажи же? Разве ты не тосковала по мне? Не тянуло тебя вернуться к своей паре?

Она посмотрела на него из-под бровей и упрямо покачала головой, отрицая сей факт.

– Не может быть! – а дракон-то сильно встревожился. – Как же так?! Браслет сидит, как влитой, орнамент у нас одинаков, у меня сердце чуть не остановилось, когда узнал, что ты убежала. А у тебя все иначе?!

– А я сама буду решать, кого мне любить, – сообщила мужу вредным голосом. – Мне ваши Боги не указ!

– Хитришь, малышка! Ты наполовину дракон, в тебе тоже есть наша кровь, а значит…

– Ничего это не значит, Гай. Я еще подумаю, быть ли тебе женой или…

– Тут без вариантов, Рика. Я тебя не отпущу. А кровь не вода. Она все равно себя проявит. А я этого дождусь.

Он откинулся на спину и лег, расслабленно вытянувшись в полный рост и закинув руки под голову.

– Это ты так приготовился ждать? – скосила она на него хитрые глаза. – Лежа и не давая мне подняться?

– Что-то вроде этого, – он не перестал смотреть в потолок.

Тогда Аэрика осторожно придвинулась и прижалась к его боку.

– Гай? А ты из-за меня сюда прилетел?

– Конечно. Нужна мне иначе ваша глупая война.

– Вот как. И драконов своих привел?

– Да, так вышло. Иначе не получалось.

Но его ответы Рике понравились, и она удовлетворенно вздохнула и прижалась к мужчине крепче. Он это почувствовал и осторожно приобнял жену за плечи. Так они полежали еще некоторое время, пока Гай не принялся чуть поглаживать супругу. А потом больше. Заметил, что протеста на легкие касания его пальцев к женским бедрам не последовало, и, осмелев, забрался к ней под форменный китель. И только начал получать удовольствие от ощущений… как на боевом браслете «Ласточки» замигал сигнал тревоги.

– Уй! – вырвалась тогда она из его рук в тот же миг. – Боевая тревога. Мое звено готовится к вылету.

После этих слов Аэрики и след простыл за порогом его каюты.

– Дьявол! – вскочил и Гайтерлинг и бросился догонять жену. – Клянусь, милая, это будет твой последний бой, – бурчал он себе под нос, застегивая на ходу китель. А потом нажал на сигнал на своем похожем браслете. – Моя команда: боевая тревога. Ребята, космос снова ждет нас!

Бой разгорелся жаркий. За несколько минут были подбиты пять машин противника, а сами залкийцы потеряли одну. И только перевес сил таким образом сдвинулся в их сторону, как, откуда ни возьмись, появились еще семь машин людей-ящеров с Норциуса. И в ту же минуту эфир взорвался командами, криками, руганью, больше прежнего. Понеслась! Перевес сил снова скатился к врагу. И вот уже лазерные лучи начали хищно чиркать по корпусам их звездолетов, заставляя принять поредевшее звено невыгодную позицию. Сволочи загоняли их, как фермер скот. Не выйдет! И командир отдал команду рассыпаться. И вроде бы успели, до того как по ним стали палить из тяжелых орудий, уж точно. Но вот беда, машина Аэрики начала быстро терять управление. Тридцать процентов повреждений, сорок, пятьдесят… А на хвост сел упрямый и злобный вражеский пилот. Кажется, это с ней уже было! Точно, было. Но тогда рядом находился Кай. А теперь?

Стоило об этом подумать, как справа заметила метнувшуюся тень. Это кто там был такой шустрый? И точный. Один его выстрел скосил половину корпуса звездолета противника. Уф, значит «шустрик» был на ее стороне. И что же это за спасатель? Гай? Гай! Вовремя. Или нет? Сомнение появилось, когда на табло загорелась цифра шестьдесят. Нет, точно это все с ней уже было. Вот и в наушниках шлема раздался взволнованный мужской голос, как тогда.

– Рика! Тяни к планете! Это Касторанс. А я тебя прикрою. Слышишь меня?

– Слышу, полковник. Есть тянуть! Вот только…на табло уже шестьдесят пять процентов повреждений. Еще минута и…

– Тянуть, я сказал!!!

– Есть!.. Шестьдесят семь, семьдесят, семьдесят пять… Гай, машина неуправляема. Милый я люблю тебя!..

Она падала. Определенно, падала. И ничего нельзя было с этим поделать. Если только…

– Ри! Не смей прощаться со мной! Слышишь? Я рядом. Я здесь. А ты тяни! Представь, что имеешь крылья, малыш. Еще чуть-чуть. Самую малость выждать, а потом… Ри, приготовься к катапультированию. Не спорить! Это команда!

– Я не спорю. Как скажешь, Гай. Прыгать, так прыгать…

– Что за настроение?! Выше голову!

– Есть, выше голову. Но полковник…на этой высоте прыгать… здесь не летают птицы, а шальным пилотам и подавно не место.

– У тебя скафандр, Ри! А я… дракон. Все! Прыжок, Рика!

В этот момент от горящего звездолета отделилась катапульта, а из машины, что шла за ним как привязанная, как из клетки вырвался дракон. Мощное тело зверя начало камнем падать, стремясь догнать выпрыгнувшего пилота. Опасный маневр, но у них получилось. Гаю удалось перехватить Аэрику, подставив крыло. На землю планеты Касторанс они упали вместе и жестко, но были живы. А дальше не было времени оценивать серьезность полученных ран – к ним приближались враги. Солдаты противника давно наблюдали за падающими на ровное поле останками звездолетов, говорившими о шедшем где-то в космосе бое. Вот и были готовы к любой неожиданности. А как увидели чужих, образовали цепь и стали сжимать кольцо.

– Ри! Встань за мной! – Гай так и не стал оборачиваться, решив принять бой драконом. – Я кому сказал?!

Пришлось опрокинуть упрямицу хвостом, чтобы потом им же сгрести ее за себя, спрятать за свое тело.

– Я тебе высунусь! – и выпустил из зубастой пасти первые струи огня. – Нам надо лишь немного продержаться. Сейчас мои ребята подоспеют на подмогу. – И новая струя огня.

– Тебя так надолго не хватит, Гай. Бери мою энергию.

– Ты и так держишь защитный купол над нами.

– И что? Нельзя, чтобы они подошли совсем близко.

– Ладно. Как понадобится, тогда…

И драконы к ним прилетели вовремя. Гайтерлин и его жена Аэрика были спасены.

Эпилог

Как и пообещал дракон, тот бой был для его жены последним. И вообще война потом быстро закончилась. Соглашением двух сторон. Так ценой многих жизней были удовлетворены политические и экономические амбиции единиц. Все, как всегда. Но Гай старался оградить свою семью от всяческих дрязг. Поэтому принялся рьяно создавать свой собственный мир. Начал с того, что вышел в отставку. Он решил посвятить себя управлению многочисленными владениями, а в периоды отдыха от трудов путешествовать по галактикам. Супруга его поддержала. Но вот только они принялись строить планы на первое совместное космическое путешествие, как на них обрушилось сообщение семейного целителя.

– Поздравляю, Ваши Светлости, вы ждете ребенка.

Немая сцена! Оба в шоке. Аэрика вышла из него первая. И обратила внимание на плачевное состояние мужа.

– Ты не рад? – она тоже начала теперь хмуриться.

– Рад. Но как-то оно…

– А ты как думал?! Зажимал меня всегда и везде, утром, днем и ночью, а потом делаешь такие вот глаза! – развернулась она к нему всем корпусом и засверкала глазами, и только что руки не уперла в бока.

– Ри! Не при посторонних же такое говорить?! – начал приходить в себя супруг.

– А кто здесь посторонний? Целитель? Он только что ощупывал твоего и моего ребенка внутри меня со всех сторон, и после этого он посторонний?! Да он, вообще-то, выглядит сейчас более довольным, чем ты, отец малыша!

– Э… я уже сказал, что тоже рад! А не улыбаюсь, как этот…целитель, потому что разволновался. Это же какая ответственность на меня свалилась. За ваши жизни, за…

– Раньше думать надо было об ответственности!

– Аэрика! Сядь! Э… любимая, присядь, пожалуйста. А вы… сядем все мы. И теперь доложите мне подробнее, насколько все… Дьявол! Это не опасно для моей Ри?! Отвечайте немедленно, что мне надо сделать, чтобы ее беременность прошла, как надо?

Беременность его жены прошла не совсем радужно, но все же приблизилась, наконец, к финалу. И вот, Аэрика мучилась и кричала в специально приготовленной для родов комнате, а Гайтерлинг страдал в соседней. Он прошел помещение и вдоль, и поперек, и по диагонали много раз. Сжимал кулаки, разжимал кулаки, запускал руки в волосы, лохматя их, в итоге сам себя не узнал в зеркале, когда взглянул в него.

– Боги! И когда уже все благополучно разрешится?! Неужели, столько часов ожиданий не достаточно? Я тут с ума сойду! Кнор! Что ты скалишься?! Так и хочется тебе зубы пересчитать!

– Держи себя в руках, братец. А я тут справки про роды, было дело, навел…

– Тоже мне!.. Я тоже… навел. Толку все равно нет! Рика уже столько часов мучается!..

– Так вот! В одной семье жена рожала трое суток! Представь!

– Сейчас как дам! Пошел вон, идиот! Успокоил, нечего сказать. Я тебя рядом с собой для чего оставил?!

Но тут за стеной вдруг стихли стоны и вскрики роженицы, а после непродолжительной паузы послышался…

– Это то, что я думаю?! – выдохнул герцог, а вытянулись в струну уже оба мужчины. – Это мой ребенок родился? Боги! А Рика?!! С ней все хорошо?

С этими словами он ураганом помчался в соседнюю комнату. Но его не пустили.

– Черте что! – начал возмущаться Его Светлость, возвращаясь на место. – Понаехали тут!.. Нет, скажи! Зачем я назвал столько целителей, если они меня же на порог не пускают?!

– А где тут наш папа?! – вдруг раздался голос детской няни из приоткрывшейся двери. От этого Гай снова сделал напряженную стойку. – Проходите, папочка. Сынок ждет вас.

– Сынок? – голос его не слушался, но ноги так и понесли туда, где попискивал сверток кружев. – Это мой сын?

И все же герцог первым делом подошел к жене. Аэрика выглядела бледной, утомленной, но на губах ее играла улыбка. Гай заглянул ей в глаза, потрогал лоб, погладил плечо, в общем, как мог, удостоверился, что с ней все хорошо.

– Иди же, – вот теперь она улыбнулась только ему. – Посмотри на свое произведение.

Подошел. Посмотрел. Няня услужливо откинула в сторону кружевной уголок, чтобы больше приоткрыть личико младенца. Такое маленькое. Сморщенное…

– Э… а он… – все, что сказал, а потом кинулся вон из комнаты.

– Что это с ним? – растерялась няня.

– Гайтерлинг?! Гай! – позвала его в спину Ее Светлость. – Вернись! Да что же это такое?! Что снова не так?! Что опять случилось с твоей великой ответственностью?!

А герцог ухватил за грудки целителя, того самого, и принялся его трясти.

– Мальчик! С ним все нормально?! Такой крошечный и сморщенный! Он…он выживет?

– Успокойтесь, Ваша Светлость. У вас родился хороший крупный сын. Все в норме. Расслабьтесь!

– Гай! Иди к нам, – звала его жена. – Возьми же на руки своего дракончика.

– Не верится, что из этого крохи вырастет дракон, – начал тянуть руки к новорожденному кузен. – Можно мне подержать?

– Нет! – оттеснил его плечом Гайтерлинг и взял копошащийся и попискивающий сверток в руки. – Сначала я! Какой легкий… Его вес точно нормальный?

А через несколько лет герцог ставил на крыло своего первенца. Мальчишка сильно волновался, но держался молодцом. Еще бы, на него смотрела мама, а еще младший братишка, что пока только делал первые шаги по земле. Эх, надо было решаться. Разбег, прыжок и… вот в небо взмыли два антрацитовых дракона, большой и поменьше. А по земле заскользили их тени. Аэрика приложила ладонь к глазам, чтобы солнце не мешало наблюдать.

– Смотри, маленький. Это твой папа и брат. Ты вырастишь и тоже полетишь.

Тут драконы сделали вираж в воздухе и пошли на посадку.

– На первый раз хватит. Я так считаю. А как тебе кажется, Ри?

– Гай! Я счастлива.

– Да что ты говоришь?! А кто замуж за меня не хотел идти?

– Как ты можешь такое говорить. Гай! При детях!

– Они мужчины! Пусть понимают, что от женщины всегда можно ждать…

– Гай! Прекрати! Лучше покатай меня, – и она повернулась к няне, чтобы передать ей младшего дер Кассиопир.

– Вот! Женщины, дети мои, порой непредсказуемые создания. А еще они могут быть коварными и…

– Гай! Я уже готова.

– Но мы любим их такими, какие они есть. Любовь моя, я к твоим услугам. Прошу!

Конец.


Оглавление

  • Клара Колибри КАК УКРАСТЬ СЕРДЦЕ ДРАКОНА 
  • Пролог
  • Глава 1 Первое самостоятельное задание
  • Глава 2 Сиания за сутки до того
  • Глава 3 Возвращение на родину
  • Глава 4 Тайна её рождения
  • Глава 5 Званый вечер и старые и новые знакомства
  • Глава 6 Выполнение следующего этапа задания
  • Глава 7 Страсти по-демонски
  • Глава 8 Явление эльфа и дракона
  • Глава 9 Операция под названием «Лес»
  • Глава 10 Задание выполнено
  • Глава 11 Встреча с братом
  • Глава 12 Крутой жизненный вираж
  • Глава 13 Катастрофа
  • Глава 14 И снова она была в Сиании
  • Глава 15 Информации становится больше
  • Глава 16 Во что обернулся обряд
  • Глава 17 Память вернулась
  • Глава 18 Побег
  • Глава 19. И нова война, страдания и любовь
  • Эпилог