КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420000 томов
Объем библиотеки - 567 Гб.
Всего авторов - 200497
Пользователей - 95479

Впечатления

кирилл789 про Стриковская: Мир драконов (СИ) (Фэнтези)

ой, как мне эти идеи рабства не нравятся, увы. хорошо, что вовремя герои взяли свои судьбы в свои руки.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Стать Собой (СИ) (Фэнтези)

приключенчески.)
прекрасный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Воплощение (СИ) (Фэнтези)

класс. других слов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Блесс: Подружка невесты или... ветеринара вызывали? (Любовная фантастика)

ну, в общем "неплохо".
после ужасов снежной сашки и ирки успенской, очень даже неплохо. на "отлично" не тянет, извините.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Стриковская: Бегом за неприятностями 2 (Фэнтези)

вторая книга понравилась чуть больше первой.)
как-то здесь всё законченно и удачнее для героев.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Назимов: Охранитель (Альтернативная история)

бред сумасшедшего

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
greysed про Малыгин: Лётчик (Альтернативная история)

хреновина лютая

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

На пороге любви (fb2)

- На пороге любви (и.с. Любовный роман (Радуга)-49) 479 Кб, 129с. (скачать fb2) - Дебби Мэкомбер

Настройки текста:



Дэбби Мекомбер На пороге любви

ПРОЛОГ

Джессика Келлерман оглянулась по сторонам и тихонько скользнула за угол огромного гаража Драйденов. Прижимаясь спиной к стене, девочка начала осторожно, крошечными шажками, продвигаться вдоль нее. Только бы никто ее не заметил!

Эван оставил свой экстравагантный спортивный автомобиль снаружи, у самой стены гаража – и на виду у всего дома. Ей придется поторопиться.

Она поспешно присела на корточки перед боковым зеркальцем, вытащила из кармана тюбик ярко-красной помады, открыла его и густо-густо намазала губы. Затем достала из джинсов мягкую белую тряпочку, протерла зеркальце и несколько раз приложилась к нему губами. Четкие отпечатки рта заалели на стекле.

Джессика удовлетворенно вздохнула, с величайшими предосторожностями открыла дверцу и забралась на место водителя. На очереди было зеркальце над ветровым стеклом. Сердце ее оглушительно колотилось, и не только от страха.

Просто, когда она думала об Эване Драйдене, сердце начинало учащенно биться.

Хоть весь Бостон обойди, такого, как Эван, не найдешь. А она столько лет жила рядом с ним и до недавнего времени не замечала, какой он... красивый мужчина. Самый красивый в мире!

Джессика хранила в памяти то мгновение, когда поняла, что Эван ее судьба. С тех пор она считала себя взрослой. Усадьба Драйденов была расположена по соседству с усадьбой ее родителей, и девочка частенько шпионила за драйденовскими сынками. Джессика была единственным ребенком в семье и привыкла сама заботиться о своих развлечениях. Слежка за братьями Драйден – Дамиан учился в юридической школе, а Эван в колледже – была главной ее забавой.

Однажды, забравшись для лучшего обзора на дерево, Джессика увидела, как к пруду подошел Эван и остановился на висячем мостике, бросая камешки в воду. Он стоял к ней спиной, и девочка затаила дыхание, в страхе, что он заметит ее сквозь густую крону.

Должно быть, она хрустнула веткой, потому что Эван резко обернулся и уставился на дерево.

– Джессика?

Она не смела не только пошевелиться, но даже вздохнуть.

Подняв голову, он не сводил с дерева глаз. Солнечный луч, внезапно прорвавшийся сквозь листву, ярко осветил его лицо. Красивое. Самое красивое в мире. Именно с той минуты Эван стал для нее не просто соседским парнем, а идеалом мужской красоты. Божеством. Адонисом.

Целые дни она теперь проводила в грезах. Эван в нее непременно влюбится, они поженятся, и у них... пойдут дети. Да, дети – когда люди женятся, у них всегда идут дети. После недели любовных дум она была твердо убеждена, что они предназначены друг для друга роком. Дело было за малым – привести Эвана к такому же убеждению.

Джессике недавно исполнилось четырнадцать, а Эван был гораздо старше – на целых шесть лет, а казалось, что на добрую сотню, так мало он обращал на нее внимания.

Джессика решила взять свою судьбу в свои руки. Она женщина светская, а светские женщины всегда получают, чего хотят. Она хотела получить Эвана Драйдена.

Однако, приступив к действиям – атака на первых порах велась по телефону, – Джессика с сожалением обнаружила, что ей не хватает светской непринужденности. Заслышав голос любимого мужчины, она ни словом не отзывалась, а только молча сопела в трубку. Каждый звонок заканчивался поражением – она тихонько опускала трубку на рычаг и долго потом на себя злилась.

Тогда она обратилась к перу и принялась писать ему любовные письма, изливая свою роковую страсть на бумаге. Одно из таких посланий она показала подружке, и та признала, что таких клевых писем никогда еще не читала. К сожалению, Джессика была трусовата и отсылала свои послания без подписи.

На этот трюк с зеркалами она возлагала огромные надежды: разгадав таинственный шифр любви, Эван тут же бросится к ней – и они помчатся на его спортивном автомобиле... к горизонту, где поднимается заря.

Намазав губы очередным ярко-красным слоем, Джессика собралась было чмокнуть зеркальце над ветровым стеклом, как вдруг дверца машины резко распахнулась.

– Ага, так я и знал, что это твои проделки.

Сердце у нее ушло в пятки. Очень медленно она повернула голову, и глаза ее встретились с глазами Дамиана Драйдена. Он был выше брата, смуглый и тоже... красивый мужчина. Джессика всегда ему желала добра, от души надеясь, что скоро и его кто-нибудь осчастливит роковой любовью.

– Привет, – произнесла она, делая вид, что ничего в этом особенного нет – сидеть в чужой машине и целоваться с зеркалами.

– Стало быть, по ночам тоже ты названиваешь?

– Вовсе не по ночам. Позже десяти я еще ни разу... – Она тут же осеклась, сообразив, что о звонках лучше вообще не заикаться.

– А амурные писульки на ветровом стекле, скажешь, не от тебя?

Оправдываться она не стала. Чувствуя себя в машине Эвана как в ловушке, рывком развернулась и вывалилась наружу.

– Наябедничаешь на меня?

– Не знаю, – задумчиво сказал Дамиан. – Сколько тебе лет?

– Четырнадцать, – горделиво сообщила она. – Эван, конечно, постарше, но скоро я совсем вырасту, и можно будет вести меня под венец.

– Под венец?

В устах Дамиана это слово прозвучало насмешкой, и Джессика ощетинилась.

– Да, под венец! – с вызовом повторила она. – Когда любят, всегда ходят под венец.

– Никого ты еще не любишь, – мягко сказал он. – Ты для этого слишком маленькая. Просто тебе надоело играть в куклы, и ты решила поиграть в любовь.

– Не поиграть – нет! – взревела она, яростно запихивая тюбик помады в карман. Такого оскорбления она даже от Дамиана не ожидала. Да, ей всего четырнадцать, , но сердце ее вполне созрело, а главное, она сделала свой выбор. Эван Драйден – ее судьба. Они предназначены друг для друга. Роком.

– Повезло же моему братишке, что его любит такая...

– Конечно, повезло. Мужчина, который на мне женится, будет счастливейшим из смертных, – очень кстати припомнилась ей фраза из романа.

Дамиан расхохотался.

Джессика уже собиралась простить ему предыдущие насмешки, но этот хохот ее взбесил. Уперев руки в бока, она испепелила его негодующим взором.

– Ты хоть и взрослый парень, Дамиан Драйден, а в любви ничегошеньки не смыслишь.

Он развеселился еще пуще.

– В любви, чтоб ты знал, главное – сделать выбор, а я свой выбор уже сделала. Эван моя судьба! Я буду любить его вечно.

– Вечно?

Дамиан уже не смеялся.

– Вечно, – заверила она. – Вот увидишь, Дамиан Драйден. Время докажет, что я права.

– А мой брат имеет право на выбор?

– Конечно, имеет.

– А вдруг он выберет не тебя?

– Н-не... меня? – Он угодил в больное место. Джессика и сама сильно опасалась, что Эван убежит под венец с другой, прежде чем она успеет прибрать его к рукам.

– То-то же. Всякие могут быть помехи.

– Какие еще помехи?

Дамиан усмехнулся.

– А вдруг мне самому захочется сводить тебя под венец?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Для Джессики Келлерман наступил час расплаты: она должна была встретиться с братьями Драйден лицом к лицу. Эван ее не волновал; скорее всего, он и не вспомнит, какую идиотку она из себя строила. Впрочем, даже если и вспомнит – ничего страшного. А вот Дамиан здорово ее беспокоил. Ведь это именно он поймал ее с поличным в машине и имел дерзость усомниться в ее вечной любви. Как он над ней насмехался! Прошло восемь лет, и время – увы! – доказало его правоту. Оставалось надеяться, что у Дамиана хватит такта не вытаскивать прошлое на свет Божий.

Подавив свои страхи, Джессика прошагала внутрь высотного здания офиса. Расположенная в самом престижном районе деловой части Бостона тридцатиэтажная башня сверкала ультрасовременной черной облицовкой. Юридическая фирма Драйденов была одной из самых заметных даже в таком городе, как Бостон.

Каблучки Джессики процокали по мраморному полу прихожей. Она и раньше бывала в этой части города – университет располагался неподалеку, – но в это внушительное здание входила впервые.

Она волновалась – и неудивительно. Ей никак не удавалось забыть о своих попытках интимничать с драйденовскими зеркалами.

Оглядываясь на прошлые годы, она понимала, что ее детская любовь служила неиссякаемым источником развлечения для обоих семейств. Рискуя навлечь на себя гнев родителей, Джессика усердно домогалась сердца Эвана до самого окончания школы. Только когда Бенни Уилкокс пригласил ее на выпускной бал, она осознала, что на Эване свет клином не сошелся. Да, Эван был мужчиной ее первых грез, он пробудил ее женственность. В скромном уголке своего сердца она сохранила к нему симпатию, но мечтала забыть о том, как глупо себя вела, – и молилась, чтобы об этом забыли другие.

Однако другие об этом забывать никак не желали. Особенно смущали ее родители Эвана, Лоис и Уолтер Драйден. Они называли ее детское чувство «прелестным» и не забывали постоянно напоминать о нем, ставя ее в крайне неловкое положение.

Узнав, что Джессика закончила бизнес-колледж и получила диплом помощника адвоката, Уолтер Драйден тут же стал настаивать, чтобы она устроилась в их семейную фирму. Джессика поначалу артачилась, но работу было найти нелегко, и после безуспешных поисков она все же решила усмирить гордость и принять предложение.

В приемную она вошла, стараясь выглядеть как можно увереннее и взрослее.

– У меня назначена встреча с Дамианом Драйденом.

– Секретарша, милая женщина лет тридцати с огромными голубыми глазами и чудесной кожей, одарив ее приветливой улыбкой, взглянула в регистрационный журнал.

– Мисс Келлерман?

– Да.

– Будьте добры, присядьте, я сообщу мистеру Драйдену о вашем приходе.

– Спасибо. – Джессика опустилась в одно из мягких роскошных кресел и потянулась за журналом «Пипл». Для этого визита она оделась с большим старанием, выбрав легкий серовато-сизый костюм с двубортным жакетом. Перламутровые пуговицы размером с серебряный доллар отливали то ярко-белым, то синим. Туфли на высоких каблуках должны были придать ее деловому виду изысканность, так же как и модная прическа – блестящие каштановые волосы, подстриженные «под пажа». Она стала взрослой – и крайне важно, чтобы Дамиан это понял сразу.

Джессика не успела просмотреть в журнале даже заголовки, как появился старший из братьев Драйден. Она часто видела Дамиана издалека, но ни разу не говорила с ним после той злополучной встречи. Она и забыла, насколько он высок, какие у него широкие плечи и узкие бедра. Помнится, подростком он обожал футбол и играл напористо и хватко. Судя по всему, дела свои он вел в той же решительной манере. Она знала, что он энергичен, работоспособен и честолюбив. Семейной конторой он стал управлять три года назад, когда отец отошел от дел, и фирма, специализировавшаяся на корпоративном праве, под его руководством процветала.

– Привет, Джессика. Рад тебя видеть, – сказал Дамиан, появляясь на пороге.

– Я тоже. – Она встала и протянула руку.

Великаном он вовсе не был, да и Джессика при своих пяти футах восьми дюймах не была маленькой, но ее ладонь просто утонула в его руке. Пожатие было крепким и основательным, как и он сам.

– Я пришла поговорить насчет места помощника адвоката, – сказала она. Ей показалось, что с Дамианом лучше обойтись без предисловий.

– Прекрасно. Пройдем ко мне в кабинет?

Ее поразил низкий тембр его голоса. Глубокий и сильный, он, казалось, источал уверенность. Неудивительно, что Дамиан – один из лучших адвокатов Бостона.

Он указал ей на кресло, а сам обошел стол красного дерева и сел на свое место. Затем слегка откинулся назад, словно приглашая ее расслабиться и чувствовать себя непринужденно.

Однако Джессика на его приглашение не поддалась. Она знала, что в этой фирме расслабленных не жалуют. Его мать, Лоис, постоянно плакалась, что старший сын надрывается на службе и совершенно не умеет отдыхать.

– Спасибо, что не заставил меня долго ждать, – произнесла Джессика, кладя ногу на ногу.

– Не за что. – Он вертел ручку между ладонями. – Как я понял, ты недавно закончила колледж?

Она кивнула.

– У меня диплом по ранней истории Америки.

Движение ручки между ладонями замедлилось, и морщина перерезала его лоб.

– К сожалению, историки нашей фирме не очень нужны.

– Ясное дело, – поспешно ответила она. – Я и сама быстро догадалась, что с таким дипломом никуда не сунешься. Можно, конечно, поискать преподавательскую работу, но мне она не по вкусу.

– И ты решила стать помощником адвоката?

– Да. Я общалась с ребятами из юридической школы и поняла, что право мне по душе. В юридическую школу я, конечно, пойти не рискнула, но закончила бизнес-колледж и получила диплом. Я хочу попробовать себя в деле, поработать помощником адвоката, чтобы уж не сомневаться, что адвокатура – это то, что мне нужно. – Она выпалила все это скороговоркой. – Твой отец предложил мне прийти сюда и поговорить с тобой, – добавила она, рывком наклоняясь вперед. Открыв сумочку, она достала диплом и протянула ему.

– Понятно. – Ручка снова начала свое движение между ладонями.

– Я умею работать.

Дамиан блеснул улыбкой.

– Не сомневаюсь.

– Работать могу сколько угодно, даже по выходным. Можно взять меня с испытательным сроком, я не против. – Она не собиралась показывать, насколько велико ее желание получить работу, но все же не смогла сдержать беспокойной нотки в голосе.

– Тебе очень важно получить место в нашей фирме?

Джессика кивнула.

– А как насчет моего братца? – Полюбопытствовал Дамиан. – Ты все еще мечтаешь пойти с ним под венец?

Он говорил так, будто всего несколько дней прошло с ее детского сумасбродства. Щеки девушки запылали.

– Я... я... разумеется, не мечтаю.

Дамиан лукаво улыбнулся.

– Как же так? Ты же собиралась любить Эвана вечно.

– Собиралась или не собиралась, это не имеет ничего общего с моей просьбой о работе. – Она замолчала, призывая на помощь всю свою выдержку. Так она и знала, что Дамиан припомнит ей их милую встречу.

– Собиралась, я же помню. – Дамиану, казалось, доставляло удовольствие дразнить ее, и это бесило Джессику, тем более что защищаться она не смела – с работодателями лучше не заводиться. – Ты даже к его машине приставала с поцелуями, неужели забыла?

Джессика, стиснув зубы, молчала.

– А как ты на него смотрела! Огромными, полными обожания глазами! Впрочем, на моего брата дамы так посматривают частенько, путают его с Адонисом.

Джессика широко раскрыла глаза: точно, в детстве она тоже путала Эвана с Адонисом.

– Ну как, будем отпираться и дальше?

Джессика не знала, как себя вести в такой ситуации. Она несколько раз открывала и закрывала рот, не зная, как отвечать – и стоит ли отвечать вообще.

Кэти Хадсон, ее лучшая подруга, утверждала, что искать работу у хороших знакомых – далеко не лучшая мысль. Кэти оказалась права.

– Что же, я от своей любви отпираться не стану, было дело, – признала она, – но оно давно быльем поросло. Я не видела Эвана... Сколько же времени я его не видела? Столько же, сколько тебя. Но если ты опасаешься, что это будет мешать работе, – значит, и говорить больше не о чем. Мне остается лишь поблагодарить тебя за напрасно потраченное время.

Улыбка Дамиана стала слегка озадаченной, он, видимо, не ожидал от нее таких слов, глаза вспыхнули одобрительным огоньком. Потом лицо его погрустнело.

– Эван очень изменился, ты, наверное, знаешь. Он теперь вовсе не тот весельчак, каким ты его помнишь.

– Я слышала от мамы, что у него что-то случилось. – Детали ей известны не были, и она надеялась узнать их от Дамиана.

– А что именно случилось, ты знаешь?

– Не знаю.

Дамиан грустно вздохнул.

– В этом нет никакой тайны, история вполне банальная: он полюбил впервые в жизни, а любовь не получилась. Я не знаю, из-за чего произошел разрыв, и никто не знает, да это и неважно. Важно, что Эван никак не может выкарабкаться из депрессии.

– Значит, он ее очень любил. – Прошептала она, украдкой наблюдая за Дамианом, искренне огорченным несчастьем брата.

– Надо думать. – Дамиан нахмурился и покачал головой. – Но мы, кажется, слишком удалились от главной темы нашей беседы.

Она распрямилась и сложила руки на коленях, заволновавшись снова, захочет ли Дамиан принять ее или побоится риска – ведь она явилась прямо со школьной скамьи, не имея никакого опыта.

– Значит, ты уверена, что хочешь у нас работать? – спросил он, слегка прищурив глаза.

– Уверена.

Дамиан ответил не сразу. Его молчание до такой степени встревожило ее, что ей захотелось заполнить его хоть чем-нибудь, и она на одном дыхании проговорила:

– Я знаю, чего ты опасаешься. В твоих глазах я все еще маленькая дуреха, бегавшая за твоим братом. – Она покачала головой. – Не знаю, какими словами убедить тебя, что я выросла, но это действительно так.

– Я и сам вижу, что ты выросла. – В его глазах засветилось одобрение. – Что же, Джессика, тебе повезло, наша фирма как раз нуждается в помощнике адвоката. Если ты хочешь получить эту должность – она твоя.

Джессика с трудом удержалась от того, чтобы не броситься Дамиану на шею со словами благодарности. Вместо этого она лишь пообещала:

– Постараюсь не подвести.

– Ты будешь работать под непосредственным началом Эвана, – заметил он, не сводя с нее глаз.

– Эвана?

– Есть проблемы?

– Нет... Нет, разумеется; никаких проблем.

– Я хочу предупредить тебя только об одном. То, что наши родители дружны, никакого значения не имеет. В нашей фирме люди ценятся не по связям, а по труду.

– Мне и в голову не приходило, что вы станете держать меня из-за родителей, – ответила она, стараясь не выглядеть обиженной.

– Вот и прекрасно. – Он потянулся к внутреннему телефону и еще раз взглянул на нее. – Когда бы ты хотела начать?

– Прямо сейчас, если ты не возражаешь.

– Не возражаю. Я позвоню миссис Стерлинг. Это секретарь Эвана, она введет тебя в курс дела.

Джессика поднялась и протянула руку.

– Ты не пожалеешь, я тебе обещаю. – Она с воодушевлением жала его руку до тех пор, пока не обнаружила, что перестаралась.

Ухмыляясь, Дамиан обошел свой стол.

– Если тебе понадобится моя помощь, сразу дай знать.

– Обязательно. Спасибо, Дамиан.

Она не собиралась называть его по имени.

Теперь у них деловые отношения, но ей все еще трудно было представить его в роли шефа, а вот Эвана, как ни странно, – легко.

В сопровождении Дамиана она вышла из его кабинета и направилась по коридору к двери, на которой висела золотая табличка с именем Эвана.

Дамиан открыл дверь и пропустил ее вперед. Джессика обратила взгляд на секретаршу Эвана. Средних лет женщина, с довольно резкими, но приятными чертами лица. От нее, казалось, исходила кипучая энергия. С одного взгляда Джессике стало ясно, что эта дама способна справиться не только с Эваном, но и со всеми Драйденами, если понадобится.

– Миссис Стерлинг, – сказал Дамиан, – это Джессика Келлерман, новый помощник адвоката в ваш отдел. Не будете ли вы так любезны ввести ее в курс дела?

– Разумеется.

Дамиан обернулся к Джессике.

– Как я уже сказал, обращайся ко мне, если возникнут проблемы.

– Спасибо.

– Нет, Джессика, – загадочно ответил он, направляясь к двери, – это тебе спасибо. – И дверь за ним закрылась с легким щелчком.

Миссис Стерлинг поднялась. Она была небольшого роста, едва ли выше пяти футов, разительный контраст с высокой и стройной Джессикой. Пепельные волосы коротко подстрижены, строгая юбка и легкий свитер.

– Прежде всего вам надо ознакомиться с юридической библиотекой, – произнесла миссис Стерлинг.

Джессика бросила взгляд на дверь кабинета Эвана, гадая, у себя ли он. Очевидно, нет, иначе Дамиан непременно бы ее представил.

Секретарша повела ее по коридору. Библиотека оказалась огромной комнатой, все стены которой были уставлены шкафами с толстыми пыльными фолиантами. Посередине располагались длинные узкие столы со множеством стульев. Джессика знала, что большую часть времени она будет проводить именно здесь, и была очень рада приятной обстановке. Она ощутила запах лимонного масла и улыбнулась, заметив, как много здесь комнатных растений, даже на один из книжных шкафов умудрился забраться пестрый широколистный плющ.

– Как красиво!

– Мистер Драйден очень много сделал для того, чтобы обстановка у нас на работе радовала глаз, – чопорно заметила женщина.

– Да, это похоже на Дамиана, – сказала Джессика.

– Я имела в виду младшего мистера Драйдена! – последовал удивленный ответ.

– О да, конечно, – поспешно отозвалась Джессика.


К концу первого рабочего дня Джессика чувствовала себя так, будто отработала сорокачасовую неделю. Ей отвели небольшой столик в углу комнаты и отдельный телефон. Миссис Стерлинг, похоже, считала своей обязанностью постоянно нагружать Джессику заданиями – принимать заказы на обед, наводить порядок в картотечных шкафах и доставлять сотрудникам необходимые внутренние документы.

В тот самый момент, когда она решила, что в этот день ей не доведется увидеть Эвана, он влетел в двери и, увидев ее, остановился как вкопанный. Он был так же высок, как и Дамиан, со светло-каштановыми волосами и темными выразительными глазами. Да, губа у меня была не дура, подумала. Джессика, самый красивый мужчина в мире!

– Джулия, – прошептал он, словно наткнулся на сундук с сокровищами. Глаза его загорелись восторгом. – Как ты сюда попала?

– Джессика, – поправила она, стараясь не обижаться на то, что он даже ее имени не помнит. – Я устроилась сюда на работу.

– Мисс Келлерман принял ваш брат, она будет работать у нас вашим помощником, – пояснила миссис Стерлинг.

Эван сделал шаг вперед и схватил руку Джессики.

– Значит, Рождество теперь празднуется в июле? Какой подарок мне отвалил Дамиан!

– Рождество в июле, – повторила Джессика, изо всех сил удерживаясь от смеха. Все, что она слышала об Эване, – правда, решила она. Он и в самом деле ловелас, но такой очаровательный, что обижаться на него невозможно. Любит пошутить!

– У меня есть несколько дел, которые требуют вашего незамедлительного внимания, строго произнесла миссис Стерлинг.

– Через пару минут буду в вашем распоряжении, – отозвался он.

– Конечно, будете, – продолжала миссис Стерлинг. – И, пожалуйста, не уходите, пока не подпишете вот эти письма, а потом нам необходимо кое-что обсудить. Если у вас найдется время.

– Первым делом я займусь корреспонденцией, – пообещал он, не отрывая глаз от стоявшей перед ним девушки, словно занятия важнее не предвиделось. – Положите письма на мой стол, я просмотрю перед уходом.

– Вы забудете!

Эван хмыкнул.

– И не надоело вам меня нянчить, Мэри?

– Без пригляда вас оставлять нельзя, – ответила миссис Стерлинг, расплываясь в блаженной улыбке.

Джессика в изумлении взирала на секретаршу. Чопорная миссис Стерлинг, лишь только Эван появился на пороге, превратилась в кудахтающую наседку. Прежде чем Джессике удалось осмыслить эту перемену, Эван ухмыльнулся.

– Вы меня обожаете, Мэри, и пора вам объявить об этом во весь голос.

– В последнее время вы стали немного забывчивы, – озабоченно хмуря лоб, укорила его миссис Стерлинг. Она взяла со стола кипу писем и принялась перелистывать их. – Не грех иногда кое о чем вам напоминать, не так ли?

– Не грех, – согласился Эван, взял письма и направился к двери своего кабинета с таким видом, словно ему все на свете до лампочки.

– Вы просмотрели дело «Портер корпорейшн»? – допытывалась миссис Стерлинг, следуя за ним по пятам.

– «Портер корпорейшн», – повторил Эван, как будто впервые услышал это название. – Это ведь не срочно, не так ли?

– Как раз очень срочно, – сказала секретарша, и Джессика уловила нотки отчаяния в ее голосе. – Оно будет слушаться в пятницу утром.

– К тому времени все будет готово. А кстати, какой сегодня день?

– Мистер Драйден, вам следует появляться в офисе до его закрытия!

– Перестаньте волноваться. Я все успею, как обычно, – ответил он, выставляя секретаршу из кабинета. Взглянув на Джессику, он подмигнул ей, и дверь захлопнулась.

Миссис Стерлинг покачала головой и тоже посмотрела на Джессику.

– В последнее время мистеру Драйдену пришлось нелегко, – пояснила она.

– Он давно без помощника?

– Довольно давно. Да он помощника и не просил. Работой он не загружен, делами ворочает Дамиан... а у нас тут все идет... через пень-колоду.

Джессика уже отправлялась домой, когда вновь увидела Дамиана – он как раз разговаривал со своей секретаршей. Выглядит потрясающе, подумала Джессика, серебро на висках делает его еще интереснее. Странно, что он до сих пор не женат, удивилась она и тут же поймала себя на том, что этот факт ее отнюдь не огорчает.

Должно быть, он заметил ее боковым зрением, потому что обернулся и с улыбкой направился к ней.

– Ну, Джессика, как прошел первый день?

– Замечательно.

– Мэри тебя не перегружала, нет?

– Нет-нет, она чудесная.

– Мэри – одна из лучших секретарш, с которыми мне довелось работать. Возможно, немножко резковата, но к этому скоро привыкаешь.

Они шли рядом по коридору, Дамиан, заложив руки за спину, старался идти с ней в ногу. Может, Мэри и резковата, думала Джессика, но только не с Эваном.

– Еще раз спасибо за то, что рискнул взять меня на службу, – с чувством поблагодарила она.

Улыбка у Дамиана вышла несколько виноватой.

– Не спеши с благодарностями. Мой братец в качестве шефа чистейшее наказание, но я надеюсь, что от твоего присутствия он взбодрится.

– От моего присутствия? – переспросила она, ничего не понимая.

Дамиан отвел глаза.

– Любому человеку иногда нужно, чтобы на него смотрели огромными, полными обожания глазами, тебе не кажется?

– А-а... – Джессика не знала, что и ответить. Но одно становилось абсолютно ясным: Дамиан принял ее на работу вовсе не ради ее распрекрасного диплома.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Ты в самом деле получила работу? произнесла в трубку Кэти Хадсон звенящим от изумления голосом. – Вот так, с бухты-барахты устроилась в одну из самых известных юридических фирм Бостона?

– Не вредно иногда иметь сановных друзей.

Джессика была в восторге от своей работы, хотя и чувствовала себя немного сконфуженной, поняв, что единственной причиной ее приема стала все-таки старинная дружба их семейств. Впрочем, Дамиан дал понять, что трудиться она должна в полную силу, и Джессика была настроена доказать, на что способна: она станет лучшим помощником адвоката, когда-либо работавшим в этой фирме. Теперь это дело чести.

– Ну, почему тебе все так легко удается? простонала Кэти. – Стоит тебе чего-нибудь пожелать, как желаемое тут же преподносится тебе на тарелочке. Рвешься на самый верх...

– Я? А разве не ты пробуешься на главную роль в спектакле молодежного театра? Так кто же из нас рвется наверх?

– Твоя правда, – с мелодраматическим вздохом произнесла Кэти. – Я тоже пытаюсь скакнуть.

– Ну и как? Пробы прошли удачно?

– Трудно сказать. Я готова пойти на убийство ради роли Аделаиды, но должна признать, что конкуренция у меня мощная. Кажется, мне не прорваться. Дэвид, режиссер, просто душка. Работать с ним очень интересно, но я не смею надеяться, что меня на эту роль возьмут.

– Я в тебя верю. Ты создана для театра, Кэти.

Джессика говорила правду: у подруги был настоящий актерский талант, что и делало дружбу с ней столь захватывающей.

Кэти польщенно рассмеялась.

– Как же я могу провалиться, когда ты заодно с моей мамой прочишь меня в звезды? Но вернемся к нашим баранам – как все-таки прошел разговор с Дамианом?

– Полагаю, прекрасно.

Дамиан занимал все ее мысли целый день.

Она решила, что он изменился, а возможно, это она стала другой. Как бы там ни было, а он ее очаровал. Мысль о том, что она будет работать с ним, наполняла ее радостью.

– А как Эван?

– Эван – мой непосредственный шеф.

Кэти, должно быть, уловила в ее голосе сомнение, потому что тут же спросила:

– Тебя это беспокоит? Ты что, боишься в него влюбиться снова?

Это уж слишком.

– Вот еще! Мне тогда было всего четырнадцать.

Повесив трубку, Джессика поставила в проигрыватель пластинку с бодрым попурри из джазовых хитов и принялась готовить ужин. Делая салат из холодного цыпленка и шпината, она пританцовывала босыми ногами в такт музыке, звучавшей в ее собственном сердце.

Чуть позже она улеглась на диван с газетой. Несмотря на все ее старания отвлечься, мысли все время крутились вокруг Дамиана. Меньше всего ей хотелось втюриться еще в одного Драйдена.

Она знала из достоверного источника, каковым являлась ее мама, что Дамиан ни с кем не встречается. Лоис Драйден была весьма обеспокоена отсутствием личной жизни у старшего сына. Да, пожалуй, Дамиану самое время влюбиться. В очаровательную женщину. Такую, которая заставит его смеяться и радоваться жизни. Которая оценит его.

Еще час спустя, уже укладываясь в постель, Джессика вдруг поняла, что весь вечер провела в раздумьях о Дамиане. Что ж, это вполне понятно, ведь он, в конце концов, глава фирмы, в которой она работает.


На следующий день Эван не показывался в офисе почти до полудня. Лишь только блудный сын ступил в приемную, миссис Стерлинг по своему обыкновению принялась кудахтать.

– Наконец-то, мистер Драйден! – выпалила она для начала и, чтобы он не улизнул к себе в кабинет, добавила: – Прекрасный сегодня день, не правда ли?

Эвану, казалось, требовалось время, чтобы обдумать это высказывание.

– Не помню, но, если вы утверждаете, значит, день бесподобный, – галантно произнес он, подходя к ее столу и пролистывая документы.

На полпути к своему кабинету он заметил Джессику, сидевшую за своим столиком. Она почувствовала на себе его изучающий взгляд и обрадовалась, что так тщательно оделась сегодня – цветастое шелковое платье с голубым жакетиком. В туфлях на высоких каблуках она была почти с него ростом.

– Доброе утро, мистер Драйден!

– Эван, – поправил он. – Дамиана, если хочешь, называй мистером Драйденом, но я для тебя – Эван.

– Хорошо. Доброе утро, Эван.

– Сегодня прекрасный день, не правда ли? – лукаво промолвил он.

Джессика глянула на него с улыбкой и только теперь заметила, что Эван и вправду сильно переменился. Он похудел и улыбался теперь не так ослепительно. Недаром все ходят вокруг него на цыпочках. Миссис Стерлинг вчера проговорилась, что Эвана работой не перегружают, значит, Дамиан очень обеспокоен состоянием брата. Должно быть, дело и вправду серьезное.

– Когда же мы говорили с тобой в последний раз? – спросил Эван, подходя к Джессике и усаживаясь на край ее стола.

– Очень давно, – ответила она, про себя взмолившись, чтобы он не вздумал вспоминать ее детские выходки. Хватит с нее и шуточек Дамиана!

– Надо наверстать упущенное! Вот что – я приглашаю тебя на обед. – Он взглянул на часы и, казалось, был удивлен тем, что уже так поздно. – Отправимся через полчаса. Я как раз успею просмотреть бумажонки, которые мне натащили на стол.

– На обед? – переспросила Джессика. – Сегодня?

– Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать, – пожав плечами, ответил он. – Попросим Мэри заказать столик.

– Но...

– Замечательная мысль! – вмешалась, явно довольная, миссис Стерлинг.

– Но... Я ведь только начала работать, – сказала Джессика. – Может, пообедаем через недельку, когда я освоюсь...

Чего доброго, Дамиан подумает, что она с первых же дней увиливает от дела.

Эван прижал большой палец к ее подбородку и заглянул ей в глаза.

– Никаких «но», возражения не принимаются. Мы идем на обед, и ты расскажешь мне о своих делишках.

Миссис Стерлинг последовала за Эваном в кабинет, чрезвычайно довольная таким поворотом событий. Через пару минут она вернулась, бросила на Джессику одобрительный взгляд и начала набирать по телефону номер ресторана. Эван выбрал фешенебельный ресторан «У Генри», один из лучших в Бостоне. От офиса до ресторана было минут пятнадцать, значит, обед продлится дольше положенного.

– Сомневаюсь, что мы уложимся в час, если будем обедать в этом ресторане, – сказала Джессика секретарше.

– Об этом не волнуйтесь. Отработаете в другое время.

– Но я же всего второй день на службе! Не хотелось бы создавать о себе превратное впечатление.

– Дорогая моя, мистер Драйден – ваш шеф. Вам полагается не спорить, а обмирать от счастья.

– Я обмираю, но...

– Как я поняла, вы знакомы с детства, – прервала ее миссис Стерлинг. – Вполне естественно, что он хочет отметить начало вашей работы в фирме.

Заказ только-только был сделан, а Эван уже собрался уходить.

– Ты готова?

– Почти, буду готова через минутку. – Она закончила заносить записи в компьютер, ввела информацию в память и отодвинула стул.

Эван подхватил ее под локоть и сообщил секретарше:

– Через пару часиков вернемся.

Пройдя полкоридора, они столкнулись лицом к лицу с Дамианом. Его взгляд скользнул с Эвана на Джессику.

– Мы с Джессикой отправляемся на обед, – объявил Эван. – Я тебе нужен?

– Нет. Идите. Позже поговорим.

Дамиан кивнул им на прощание, и Джессика с трудом удержалась от того, чтобы не сообщить ему, что этот обед не ее идея. Но говорить об этом было неловко и даже глупо ясно, что сама себя она на обед не приглашала.

Но все же она сильно опасалась, что Дамиану ее поведение не понравится.

– Мы, скорее всего, подзадержимся, – сказал Эван брату, подталкивая Джессику к выходу.

Они подъехали к ресторану на такси, и их тут же усадили за столик. Обстановка была очень уютной, нежная музыка ненавязчиво лилась откуда-то со стороны. Столики просторные, похожие на дипломатов официанты учтивы и расторопны – блюда подавались мгновенно.

О себе Эван явно говорить не собирался, зато подробно расспрашивал ее о школе, о друзьях и увлечениях. Он, казалось, слушал очень внимательно, но она догадывалась, что его мысли витают где-то далеко и от нее, и от обеда. По крайней мере он не стал ворошить ее роковое прошлое, и на том спасибо.

После того как тарелки унесли, Эван достал блокнот и ручку.

– Я начинаю работу над одним делом, которое потребует довольно серьезных изысканий. – Он оживился и говорил с несвойственным ему энтузиазмом. – Дело Эрла Кресса, ты наверняка читала о нем в газетах.

– Разумеется.

Это необычное дело давно уже обсуждалось в прессе. Бывший спортсмен – юноша двадцати лет – предъявил иск школьному департаменту района Спринг-Вэлли за свое дремучее невежество.

Джессика пожалела, что не захватила блокнот и ручку. С большим любопытством она выслушала рассказ Эвана о деталях этого дела. Эрл еще в школе считался талантливым спортсменом и, как водится, чтобы иметь возможность заниматься спортом, должен был получать хотя бы тройки по всем учебным предметам. Благодаря поблажкам учебу он совсем забросил и из школы вышел практически безграмотным.

По словам Эвана, департамент оказал давление на педагогов, принуждая их выставить Эрлу приличные отметки на выпускных экзаменах. После школы он поступил в колледж, разумеется без отрыва от спорта, однако серьезная травма колена на тренировочных сборах по футболу положила конец его спортивной карьере. И через два месяца Эрла из колледжа выкинули.

– Какая несправедливость! – воскликнула Джессика, когда Эван закончил свой рассказ.

Дело эффектное, подумала она, Дамиан перепоручил его брату с одной единственной целью увлечь Эвана работой, заставить его забыть о своих любовных невзгодах. Человек, имеющий цель в жизни, легче переносит любые беды.

– Такие дела время от времени случаются, – продолжал Эван. – Вот я и хотел попросить тебя провести розыск – меня интересуют результаты подобных процессов.

– Немедленно займусь этим.

Эван благодарно улыбнулся.

– Я знал, что могу на тебя рассчитывать.

Значит, вот она, истинная причина этого обеда. Несомненно, предстоящее дело много значило для Эвана – и для Джессики тоже. Ей представлялась возможность показать, на что она способна.

Их обеденный час растянулся на целых три, и, когда они вернулись в офис, Джессике казалось, что все смотрят на нее с укором. Она почувствовала себя крайне неуютно.

Она направилась прямиком к себе, намеренно отвернувшись, когда проходила мимо кабинета Дамиана. Дверь была открыта, и когда он ее увидел, то встал, окликнул по имени и демонстративно взглянул на часы. Джессике стоило огромного труда не выкрикнуть, что это был деловой обед.

Дамиан ясно дал понять, что ожидал от нее работы. Ей платят не за то, чтобы она кокетничала с шефом во время трехчасовых обедов. Да, очень неприятно, что у него сложилось такое впечатление. Оправдываться бесполезно, единственное, что она может сделать, – это отработать прогулянное время, причем сегодня же, не откладывая в долгий ящик.

Когда она собралась уходить, было уже далеко за семь, но многие еще работали. Перекинув жакет через руку, она направилась к выходу, когда ее остановил Дамиан.

– Джессика!

– Слушаю, Дамиан.

Он стоял на пороге своего кабинета, опершись на косяк двери и скрестив руки на груди. – Как прошел обед?

– Очень хорошо, только...

– Что – только? – спросил он, не дождавшись продолжения.

– Только я хотела сказать, что это был деловой обед, – выпалила она, торопясь все объяснить. – Мы обсуждали дело Эрла Кресса. Не думай, что мы целых три часа провели в светской болтовне.

– А хоть бы и в болтовне. Велика важность!

– Велика! – горячилась Джессика. – Эван пригласил меня на деловой обед, чтобы поговорить в спокойной обстановке, а вовсе не для флирта.

Дамиан нахмурился.

– И как тебе показалось, по душе ему это дело?

– По душе. – Джессика припомнила слова миссис Стерлинг о том, что все у них идет через пень-колоду. Конечно, из-за Эвана, и Дамиан это прекрасно понимает.

Дамиан усмехнулся; видимо, он позволял себе такое не часто, а жаль. Ямочки на щеках и искорки в серых глазах вовсе его не портили.

– Я подумал, что ему не помешает сменить темп. Он что-нибудь говорил о прошлом?

Джессика догадалась, что он пытается выведать ненароком, в каком настроении пребывает Эван.

– Почти нет. Но сразу видно, что он здорово настрадался.

Дамиан кивнул.

– Он, как правило, скрывает это. Значит, все-таки видно?

– Конечно. – Она не видела Эвана очень долго, да и знала его не очень близко, но даже ей было ясно, что это человек надломленный. Неудивительно, что родные так за него волнуются.

Дамиан взглянул на часы и удивленно вскинул брови.

– Уже поздно. Ладно, поговорим в другой раз. До свидания, Джессика.

– До свидания, Дамиан.

Ожидая поезда на станции в подземке, Джессика вдруг поняла, что имел в виду Дамиан, когда сказал, что каждому человеку иногда необходимо, чтобы на него смотрели огромными, полными обожания глазами. Все понятно: Дамиан по-прежнему видит в ней девчонку, по уши влюбленную в его брата. Он полагает, что именно сейчас Эвану необходима усиленная доза обожания. Ее приняли на работу не ради ее выдающихся способностей в юриспруденции, а лишь для того, чтобы она помогла Эвану забыть любимую женщину. Дамиан ожидал от нее исцеления раны Эвана.

На следующее утро часов в десять Эван, с улыбкой, которая блеском могла бы посоперничать с солнцем, ворвался в офис и вручил Джессике букет из дюжины кроваво-красных роз, наполнивших комнату пряным ароматом.

Джессика онемела.

– Это мне? – цветы повергли ее в изумление. Миссис Стерлинг – тоже, судя по взгляду, каким она одарила Джессику.

– Хочу тебя попросить об одолжении, – сказал Эван, наклоняясь над столом и почти касаясь щекой ее лица.

– Да, конечно. – Подобно принцессе из сказки, она прижимала розы к груди, вдыхая чудесный запах.

Эван полез в карман куртки и достал сложенный лист желтоватой бумаги.

– Мне нужно, чтобы ты провела раскопки.

– Какие?

– Надо, чтобы ты подняла кое-какие дела и выкопала оттуда нужные мне подробности. Копаться придется в старье, ты уж извини.

– Не волнуйся. – Джессика взглянула на список, который подал ей Эван, и сердце ее упало при виде количества пунктов. – Когда это тебе потребуется?

– Завтра, – последовал чистосердечный ответ.

Миссис Стерлинг у них за спиной тихонько зацокала языком, а Эван прошептал Джессике на ухо:

– Ничего нет на свете хуже женщины, которая не может удержаться от слов «а что я говорила». Запомни это, Джессика.

– Запомню, – с легкой улыбкой ответила она. – Пожалуй, мне пора приниматься за работу. Я подготовлю для тебя информацию сегодня, до ухода.

– Хорошая девочка.

Миссис Стерлинг принесла вазу, Джессика поставила цветы в воду и пошла в библиотеку. Она так увлеклась раскопками, что пропустила обеденный перерыв. Совершенно не замечала времени, пока не взбунтовался желудок. Но даже тогда она не стала тратить время на еду, а вытащив яблоко, грызла его, одновременно продолжая работу.

Когда она в следующий раз подняла голову, часы на стене показывали без четверти восемь. Она слышала, как уходили сослуживцы, но ей казалось, что с тех пор прошло всего несколько минут. Она поднялась, положила руку на поясницу и выгнула уставшую спину.

Глаза ее почти слезились, а спина ныла от усталости, когда она понесла свои заметки в кабинет. На пороге она остановилась в изумлении – комната была погружена во мрак. Включив свет, она оглянулась по сторонам, в полной уверенности, что Эван оставил для нее записку.

Записки не было.

Вынув из вазы одну розу, она поднесла ее к лицу и закрыла глаза, стараясь унять слабость – и разочарование.

– Джессика, что ты здесь делаешь? Дамиан. Она вполне могла бы задать тот же вопрос ему. – Уже почти восемь.

– Я знаю. – Она повела уставшими плечами. – За работой я не заметила, как пролетело время.

– Понятно. А мне нужно было просмотреть кое-что, но я был уверен, что остался один. Тебе вовсе не обязательно так перетруждаться.

Она взглянула в сторону кабинета Эвана.

– А когда ушел Эван? – спросила она небрежным тоном, стараясь не выдавать обиды.

– Пару часов назад. А что?

– Он сказал, что эти сведения нужны ему очень срочно.

Она работала как каторжная, стараясь побыстрее выполнить его задание. И предполагала, что он дождется ее, чтобы получить информацию, которая, по его же словам, была ему позарез нужна.

– Мне кажется, он побежал на ужин, – объяснил Дамиан.

– Ясно, – пробормотала она. Затолкал ее в библиотеку и веселится.

– Ты, кажется, рассержена, – заметил Дамиан.

– Да. Я пропустила обед, чтобы подготовить для него этот материал. – И ужин тоже, подумала она, злясь все сильнее. И вдруг спохватилась, что ее нытье очень легко принять за ревность.

– Мне так жаль, Джессика.

– Ты тут ни при чем! – воскликнула она и жалобно спросила: – Здесь найдется что-нибудь перекусить? – Она сморгнула неожиданные слезы. От голода она всегда впадала в плаксивое настроение. Надо постараться, чтобы Дамиан этого не заметил.

– Ты что, ничего не ела с самого обеда?

– С самого завтрака, если не считать одного яблока, так что если я сейчас не съем хоть чего-нибудь, то ударюсь в рев, а это зрелище для закаленных. – Выпалив все это скороговоркой, она шмыгнула носом. – Ладно, ничего, – пробормотала она, отворачиваясь. Вытерев нос рукой, она вернулась в библиотеку и собрала увесистые фолианты, раскиданные по столам. Закрыла их и принялась рассовывать по своим местам в шкафы.

– Я нашел пакетик с печеньем, – объявил Дамиан, появляясь в комнате.

– Спасибо, – ответила она, поспешно сдергивая упаковку и пошмыгивая носом. – Извини, что не сдержалась. – Проглотив один крекер, она справилась с подступившими снова слезами. – Не обращай на меня внимания. От голода я дурею.

– В таком случае позволь мне пригласить тебя на ужин. – Дамиан поставил еще пару томов на место.

– Обойдусь. – Еще один крекер исчез, и она начала приходить в себя.

– Фирма должна тебя отблагодарить за сверхурочную работу, – возразил Дамиан. – К тому же я и сам умираю с голоду.

– К фирме я претензий не имею, а вот он мог бы подождать.

Проигнорировав ее реплику, Дамиан предложил пойти в ближайший ресторанчик, где готовили блюда из морских продуктов.

– Завалил меня по горло работой и сбежал, даже не предупредив, – не унималась Джессика. – Ты прав, – сказала она, когда Дамиан, взяв под локоть, повел ее к выходу. – Эван и вправду изменился.

Дамиан не отреагировал и на этот выпад.

Три квартала до ресторана они прошли пешком. Народу было не так много, и их сразу же усадили за деревянный столик у окошка. Более того, официантка буквально через минуту принесла им горячий хлеб и первое блюдо – густую похлебку из моллюсков с овощами. Должно быть, Дамиан здесь частый гость, раз его так обслуживают, подумала Джессика, настроение которой заметно улучшилось после горячей пищи.

– Превосходно, – сказала она и удовлетворенно вздохнула, проглотив последнюю ложку супа. – Спасибо тебе.

Усмехаясь, он доел суп и потянулся за вторым куском хлеба.

– Чему ты смеешься? – возмутилась она. – Смеяться втихомолку невежливо, особенно в присутствии дамы.

– Мне подумалось, как ловко фирма Драйденов увернулась от судебного процесса. Представляешь: девушка привлекает своего шефа к суду по делу о пропущенном обеде.

– Да уж, фирме досталось бы на орехи! – Уголки ее губ дрогнули в улыбке. Ее глаза встретились с глазами Дамиана – и оба расхохотались.

Какие у него чудесные глаза, восхитилась Джессика. Темно-серого цвета, умные и проницательные. Проницательные? Небось, считает ее ревнивой дурой, думает, что она разнюнилась из-за Эвана. Не мешало бы вывести его из заблуждения, тем более что ей и впрямь совершенно безразлично, с кем развлекается сейчас Эван.

Джессике очень бы хотелось знать, какой видит ее Дамиан теперь: взрослой деловой женщиной или прежней восторженной девчонкой, усиленно домогавшейся любви его брата?

Официантка появилась со вторыми блюдами. Дамиан взял устриц, а Джессика жареную треску, оказавшуюся превосходной. К концу ужина она полностью пришла в себя.

– Я там, в офисе, наговорила лишнего, – начала Джессика, чувствуя теперь неловкость и желание объясниться. – Видишь ли...

– Ты заработалась и проголодалась до полусмерти, – прервал он ее. – Не стоит переживать.

– Значит, с работы ты меня выкидывать не собираешься?

– Для этого требуется куда более веская причина, чем приступ голода.

Когда они вышли из ресторана, на улице похолодало, июньское небо потемнело и затянулось грозовыми тучами.

– Похоже, собирается дождь, – сказал Дамиан. Едва он произнес эти слова, как тяжелые капли начали падать на землю. Схватив Джессику под локоть, он потащил ее через улицу.

Никто из них не подумал взять с собой зонт.

– Сюда. – Дамиан нырнул под навес книжного магазина. Магазин был давным-давно закрыт, но под навесом у входа вполне можно было переждать ливень. Джессика задыхалась от бега. По спине у нее бегали мурашки, холод пробирал до костей.

Дамиан забрал в свои большие теплые ладони ее продрогшие руки, потом сдернул с себя пиджак, укутав им ее плечи.

– Дамиан, со мной все в порядке, – запротестовала она, опасаясь, как бы он сам не схватил простуду.

– Ты вся дрожишь.

Она так пригрелась в его пиджаке, что возвращать его ей совсем не хотелось. Да, ничего не скажешь, Дамиан – джентльмен до мозга костей.

Ливень длился добрых десять минут. Джессика поразилась, как быстро пролетело время. Гроза постепенно стихала, дождик почти прекратился, но Джессику это отнюдь не радовало. Они как раз разговорились о книгах и обнаружили, что оба предпочитают детективы. Дамиан тоже глотал их в неимоверном количестве. У них оказалась уйма общих знакомых – авторов и героев.

– Ты приехала на работу на машине? – спросил он.

Она покачала головой:

– На метро.

– Тогда я тебя подвезу.

– Дамиан, вот это уже совсем лишнее! Я привыкла к общественному транспорту.

– А я не привык, – объявил он не терпящим возражений тоном. – В такую пору опасно разгуливать по улицам в одиночестве.

Как это мило с его стороны – заботиться о ее безопасности!

– Я и так уже слишком многим обязана тебе.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что сказала, – я у тебя постоянно в долгу. Сердце у тебя, видать, золотое.

Он хмыкнул.

– Ну, это еще как сказать, малышка Джессика.

– Еще бы не золотое! Взял меня, совсем зеленую, на работу, спас от голодной смерти, а теперь собираешься спасти от разбойников.

– Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

Вернувшись к зданию офиса, они прошли прямо в гараж. Дамиан открыл перед ней дверцу, и она скользнула на уютное кожаное сиденье.

Дамиан опять погрустнел, видимо, его угнетали мысли о младшем брате. Эвану наверняка невдомек, сколько хлопот он доставляет близким.

– Он тебя здорово беспокоит, правда? – спросила она напрямик.

Дамиан сразу догадался, о ком речь.

– Да-а, – неохотно признал он.

– Только ради него ты и принял меня на службу, верно? Надеешься, что я смогу помочь ему выбраться из его... передряг.

Она уже собралась объявить ему, что отказывается от такой чести, но, заметив, что губы его кривятся в удивленной ухмылке, не посмела.

Все же она довела кое-что до его сведения:

– Я давно уже не маленькая глупышка, что сходила с ума по взрослому парню. Нельзя же придавать такое значение детским шалостям. Мое увлечение закончилось давным-давно.

Это было чистейшей правдой.

В ответ он лишь уклончиво пожал плечами.

– Признайся, – настаивала она, – ты взял меня на работу только из-за Эвана?

Дамиану потребовалось для ответа довольно долгое время.

– Иногда я в этом сильно сомневаюсь, – произнес он наконец. – Иногда.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро Джессика появилась на работе очень рано, лелея надежду еще раз поблагодарить Дамиана за ужин и, что более важно, дать ему понять, как ей было хорошо с ним. Однако, проходя мимо его кабинета, она обнаружила, что дверь закрыта, а его секретарша лихорадочно роется в шкафу с папками. Похоже, время для визита было неподходящим.

Эвана, разумеется, на своем месте не было. Миссис Стерлинг явилась точно в положенное время и, поздоровавшись с ней, принялась за сортировку почты.

Джессика занялась приведением в порядок своих вчерашних записей – надо было их отпечатать, чтобы Эвану не пришлось тратить время на расшифровку ее торопливых каракулей.

Она как раз заканчивала печатать, когда в офис влетел запыхавшийся Эван. Судя по его виду, он летел на всех парах. Размахивая портфелем, прошагал прямиком к ее столу.

– Ну как, подготовила для меня материал? – спросил он и протянул руку к папке, не дожидаясь, пока Джессика сама ее покажет.

Она встала, намереваясь обсудить с ним некоторые пункты его списка, но он без единого слова шмыгнул в свой кабинет. Она ринулась было следом, но он тотчас захлопнул дверь.

Джессика была шокирована; не зная, что же ей теперь делать, она недоуменно посмотрела на миссис Стерлинг. Та пожала плечами.

– Сотрудничество с мистером Драйденом бывает иногда настоящей пыткой, – посочувствовала она, затем с усмешкой добавила: – В буквальном смысле.

Миссис Стерлинг все еще улыбалась своему острому словцу, когда снова появился Эван, на сей раз собранный и уверенный. Он уже снял плащ и небрежно листал бумаги. Взглянув на Джессику, одарил ее покровительственной улыбкой.

– Ты ангел, – сказал он и мимоходом лобызнул ее в щеку.

Джессика уже видела однажды, как он точно так же награждал поцелуем миссис Стерлинг.

– Мне пора на встречу с Дамианом, – сообщил Эван, направляясь к двери.

Только сегодня утром Джессика осознала, что не совсем понимает свою роль в офисе. Хоть Эвану и уступили Эрла Кресса, отдел его, по существу, продолжал бездействовать. Теперь, когда она столь быстро произвела раскопки, ей, похоже, нечем будет заняться.

Из обрывков разговоров тут и там Джессика поняла, что интерес Эвана к корпоративному праву значительно ослаб в последнее время. Не мог же Дамиан взять ее на службу просто в ожидании чуда! Волнуясь за свою будущую судьбу, Джессика решила допросить миссис Стерлинг. Напрямую действовать не годилось дама была слишком предана своему патрону. Джессика начала издалека.

– Эван такой очаровашка, правда? – спросила она доверительно.

– Без сомнения! Он может очаровать кого угодно, – горделиво ответила миссис Стерлинг.

– Правда, я его помню совсем другим. Раньше он был куда веселее.

Секретарша Эвана кивнула и буркнула себе под нос:

– Убить мало эту женщину.

– Какую женщину? – спросила Джессика, стараясь не выдавать любопытства. Сейчас она наконец узнает хоть что-то о виновнице любовной драмы, столь изменившей Эвана.

Миссис Стерлинг вскинула на нее глаза, словно удивившись, что Джессика расслышала ее бурчание.

– О... никакую.

– Нет, должна быть какая-то причина. Эван стал на себя не похож. Я же помню, каким он был. Конечно, он и теперь очень мил, но появилась в нем какая-то раздражительность, что ли. Даже резкость. – Она выжидающе смотрела на секретаршу.

– Что верно, то верно, – неохотно признала миссис Стерлинг.

– Вы сказали, что тут замешана женщина?

– А кто же? Во всем всегда замешана женщина.

– И что же случилось? – Решив, что тактичность ее никуда не приведет, Джессика двинулась напролом.

– Случилась весьма прискорбная вещь.

– Надо думать, достаточно на Эвана взглянуть, – сказала Джессика, подстрекая секретаршу к продолжению.

– Вообще-то история обычная, удивительно только, что это произошло с мистером Драйденом, ведь он же неотразим, короче говоря, он влюбился в женщину, которая не разделяла его чувств. Каково? – Миссис Стерлинг как-то сразу замолчала, явно недовольная своей болтливостью.

Ну это-то она и без нее знала. Ей были нужны подробности. Кто она, эта гордячка, посмевшая пренебречь Эваном? Джессика даже обиделась за своего бывшего идола. Предмет ее детского обожания, ее первых девичьих грез оказался ненужным какой-то женщине. Она просто дура, решила Джессика.

Около одиннадцати Эван вернулся в офис. Улыбаясь, он прошагал мимо миссис Стерлинг прямо к ее столу.

– Твои изыскания просто великолепны, Джессика. Спасибо тебе.

Джессика, не ожидавшая столь высокой оценки своего первого трудового подвига, онемела. Наверное, получил нагоняй от Дамиана, ехидно подумала она.

– А как логичны, как ясны твои заметки, разливался шеф. – Я в восторге от качества твоей работы.

– Я... я рада, что тебе понравилось. Это входит в мои обязанности.

Слова с трудом слетали у нее с языка. Джессика сама себе поразилась: подумаешь, похвалили! К тому же она устыдилась своего вчерашнего поведения – так разбушеваться из-за того, что начальство, видите ли, ушло, не доложившись. Обед-то она пропустила по своей собственной вине. Исчезновение Эвана ни в коей мере не тронуло бы ее, не будь она так...


– Дамиан говорил, что ты ушла вчера отсюда после восьми.

Ага, все-таки Дамиан постарался!

– Ты же сам сказал, что задание срочное.

– Мои предки в конце недели устраивают пикничок, – продолжал Эван, – в субботу, около четырех. Можно я тебя приглашу?

Его приглашение совсем выбило ее из колеи. Она не знала, что и ответить. Мудрые люди утверждают, что свидания с собственным начальником чреваты нежелательными последствиями.

– Тебе так трудно принять решение? – ухмыляясь, произнес Эван.

Джессика поспешила согласиться, чтобы не наносить новый удар его пораненной гордости.

– Конечно, я принимаю приглашение, – сказала она. – Большое спасибо, что вспомнил обо мне.

Он чарующе улыбнулся.

– Ты всегда была милейшим созданием.

Девочкой Джессика только и делала, что воображала себе подобные сцены. Она закрывала глаза и представляла, как Эван назначает ей свидание. Теперь ее мечты исполнились, а она ничего не испытывает, кроме сожаления, что ее пригласил не Дамиан.

– Я за тобой заеду. Ты ведь живешь в городе?

Джессика кивнула.

– Да, но проще будет, если мы встретимся прямо на пикнике. Выходные я провожу с родителями и заявлюсь к вам вместе с ними.

Эван, казалось, слегка удивился ее словам.

– Ты уверена, что так проще?

– Уверена.

– Прекрасно. Значит, встретимся на пикнике.

Было в ее жизни время, когда она с радостью прошлась бы по горячим углям, лишь бы Эван пригласил ее на вечеринку. Любую. Где угодно. Не на это ли и рассчитывал Дамиан, принимая ее на работу? Видимо, он не счел серьезными ее заверения, что любовь к Эвану стала всего лишь забавным воспоминанием.

– Праздник устраивается в честь одной знаменитости, – продолжал Эван. – Мама совершенно извелась от стараний. Могу гарантировать, что это будет самый шикарный из всех пикников, которые когда-либо видел Бостон. Последняя новость – приглашен оркестр, исполняющий музыку кантри.

– Заманчиво.

– Будет недурно, если учесть потраченные усилия. Ты умеешь танцевать тустеп, Джессика?

– Конечно, – ответила она, но тут же вспомнила, что танцевала тустеп всего пару раз в жизни, и призналась: – танцую я слабовато.

– Я тоже. Мы предоставим выделывать па Дамиану.

Дамиану, со вздохом подумала она. Что-то с ней определенно не в порядке, психика, что ли, или всему виной детство: ведь она же шпионила за обоими. Иначе как такое возможно: принимать приглашение одного брата, мечтая о другом?

Часы летели, и, прежде чем Джессика. успела заметить, рабочий день закончился. Миссис Стерлинг только-только покинула офис, как туда неспешным шагом зашел Дамиан.

– Эвана уже нет, – сказала Джессика, заволновавшись при виде Дамиана: она как раз предавалась фантазиям на его тему.

– Я не к нему.

– Миссис Стерлинг сию минуту вернется.

– Я пришел к тебе, – пояснил Дамиан, устремив на нее темные серьезные глаза.

Джессика напряглась. Неужели какие-то нарекания по службе?

– Да не волнуйся ты. Я пришел сообщить, что мои родители устраивают пикник.

– Да, я знаю. Эван говорил.

Джессика могла поклясться, что глаза Дамиана загорелись интересом. Скрестив на груди руки, он склонился над ней.

– А что он говорил?

– Немного. Кажется, вечер устраивается в честь какой-то знаменитости.

– Понятно. – Он колебался, словно был в чем-то не уверен, а ведь Джессика знала, что это совершенно не в его характере. – Я подумал... – начал он, затем выпрямился и глубоко засунул руки в карманы брюк. – Ты не согласилась бы пойти со мной на пикник?

Плечи Джессики уныло опустились, она открыла было рот, чтобы объяснить, что Эван уже ее пригласил, но Дамиан ее опередил:

– Я понимаю, что это слишком неожиданно, но я и сам до сегодняшнего утра ничего не знал толком. – Уголки его губ тронула усмешка. – Мама только что позвонила, настаивая на моем присутствии. Она, похоже, очень серьезно относится к этому мероприятию.

– А-а...

– Есть проблемы? – догадался он.

Она мрачно кивнула.

– Эван уже пригласил меня – в качестве своей дамы. – Ей хотелось сказать Дамиану, что она предпочла бы пойти с ним, но она не решилась и только добавила: – Извини.

– Да ну? – Вместо того чтобы расстроиться от такого поворота событий, Дамиан, казалось, пришел в восторг. – Не стоит извиняться.

– Но ты не подумай ничего такого, – быстро сказала она, желая внести ясность. – Как я поняла, Эван своим приглашением просто хочет отблагодарить меня за то, что я так для него потрудилась.

– Мой брат никогда не пригласит девушку, которая ему не нравится, – возразил Дамиан. – А я никогда не разбойничаю на его территориях.

На его территориях.

Должно быть, Дамиан уловил ее мысли, потому что тут же добавил:

– Эван пригласил тебя первым.

Конечно, он прав, подумала она, но разве от этого легче?

Дамиан повернулся уходить, а Джессика пролепетала вдогонку:

– На сей раз ты своего брата просто не так понял. Он действительно всего-навсего хочет отблагодарить меня.

– Для начала вовсе не плохо, тебе не кажется? – бросил через плечо Дамиан. – Для начала. – Он вышел, не дав ей возможности сказать что-нибудь еще.

Джессика расстроилась, но лишь дома смогла понять почему. Дамиан пригласил ее на вечер вовсе не из-за желания побыть с ней. Он был уверен, что Эван этого не сделал, а ему хочется свести их поближе.

Джессика появилась в доме своих родителей в субботу после полудня, все утро проведя в беготне по магазинам в поисках подходящего наряда.

Раз уж она не с Дамианом идет на этот пикник, пусть он об этом пожалеет! Таков был ее план, простой и ясный.

Эван мимоходом упомянул о том, что оркестр будет играть музыку кантри, а еще говорил, что пикник устраивается в честь знаменитости. Сведения весьма противоречивые, и Джессика пребывала в недоумении, как ей одеться. В ее гардеробе не нашлось ничего подходящего, впрочем, и в магазинах тоже.

В одном наряде она напоминала Энни Оукли, в другом – Джекки Кеннеди, а ей нужна была золотая середина. Наконец она подобрала длинную юбку из грубого холста, красную блузку с разноцветной бахромой по всей кокетке и белые ковбойские ботинки. Вокруг шеи белоснежный шелковый шарф – для пущей элегантности.

Глаза ее матери одобрительно расширились, когда Джессика прошлась перед ней как манекенщица.

– Надо было и мне поползать по магазинам и подыскать что-нибудь оригинальное. Ты выглядишь потрясающе.

– Спасибо. – Похвала матери придала Джессике уверенности.

Кэти, которая обычно одевалась в стиле героинь из научно-фантастических фильмов, тоже сказала, что она выглядит потрясающе, но Джессика не доверяла вкусу подруги, считая его слишком экстравагантным.

– Как мило, что Эван пригласил тебя, – продолжала Джойс Келлерман. – Особо удивляться тут нечему, но все же он твой шеф и все такое. Жизнь полна крутых поворотов, ты не находишь?

– Нахожу, – не задумываясь, ответила Джессика.

– Я просто в восторге, что ты работаешь с Эваном.

– С ним можно ладить.

– Еще бы! Он такой обаятельный. Я всегда мечтала, может, все это глупости, но мы так дружны с Драйденами... Так вот, я всегда мечтала, что ты вырастешь и выйдешь замуж за одного из мальчиков Лоис.

– О чем бы ты ни мечтала, мамочка, – строго проговорила Джессика, – с Драйденами своими мечтами не делись.

– Но почему, дорогая?

– Не надо ставить меня в дурацкое положение!

– Но ты же была без ума от Эвана всего несколько лет назад, и я думала... я надеялась...

– Мама, мне было всего четырнадцать! – Джессика не на шутку опасалась, как бы ее давно забытая детская любовь благодаря матери и Дамиану не сделалась притчей во языцех.

– Как ты будешь хороша в подвенечном наряде! – заранее восхитилась мать, завершая свой собственный туалет. Внезапно она переменила тему, таинственно сообщив: – Лоис от этого дурацкого пикника чуть не свихнулась.

– А что такое? Ей же не впервой закатывать большие приемы.

Усевшись на кушетку, мать откинулась назад и заложила руки за голову.

– На сей раз случай особый. Открою тебе тайну: Уолтер собирается баллотироваться в сенат.

Уолтер Драйден многие годы активно участвовал в политической жизни. Не занимая официальных постов, он успешно проводил кампании для других. Он очень рано отстранился от дел в юридической фирме и, судя по всему, томился бездействием. Выборы наверняка приведут его в прежнюю форму.

– Он что, всерьез решил заняться политикой?

– Кажется, да. Он пока еще не выставил свою кандидатуру, но вот-вот сделает это. Сегодняшним пикником он как раз пробует почву. Приглашена уйма нужного народа, в том числе и политики. Похоже, это самое важное событие в светской хронике семьи Драйден. Неудивительно, что Лоис испереживалась до смерти.

Драйденовская усадьба источала запахи томатного соуса, специй и жареного мяса, наполнявшие теплый полуденный воздух. У ворот гостей встречала хозяйка дома.

Увидев, как Лоис обнимает ее мать, Джессика осознала, насколько они близки. Дружба их длилась уже двадцать лет, и они стали как сестры. Как мы с Кэти, подумала Джессика, познакомившаяся с подругой в колледже и прожившая с ней в одной комнате целых три года.

Не обнаружив ни Дамиана, ни Эвана, Джессика пошла бродить по усадьбе. На зеленой лужайке были расставлены круглые столики, покрытые скатертями в красно-белую клеточку. День выдался чудесный, теплый, но не жаркий, на небе ни облачка. Кроны огромных тенистых деревьев шелестели от легкого ветерка. Лето Новой Англии во всей красе! Аппетитные запахи напомнили ей о том, насколько она голодна. Предпраздничная суета не оставила времени на обед.

Гостей уже собралось множество, Джессика обежала глазами толпу. Эвана она углядела рядом с хорошенькой, шикарно одетой блондинкой – в белом, отделанном бахромой платье с бирюзовым поясом и серебряной пряжкой. Девушка была ей незнакома, и несколько осторожных вопросов не дали результата. Это становилось любопытным. Она собралась направиться к Эвану, воспользовавшись своим правом его официальной дамы, – ей хотелось быть представленной хорошенькой блондинке. А вдруг это новое увлечение Эвана, с надеждой подумала она. Однако ей не удалось пробиться к ним, то и дело кто-нибудь останавливал ее по дороге. Большинство гостей Драйденов были людьми пожилыми и именитыми, многих Джессика знала с детства.

– Привет, Джессика, – произнес позади нее знакомый голос. Джессика обернулась и увидела Дамиана, одетого в свой обычный деловой костюм. Впрочем, в честь пикника он нахлобучил на себя ковбойскую шляпу, которая выглядела несколько несуразно на голове истинного бостонца.

Дамиан окинул девушку одобрительным взглядом.

– Ты выглядишь... – он заколебался, подыскивая нужное слово, – хорошо.

Джессика могла побиться об заклад, что Дамиан крайне редко колебался в выборе определения. Настроение ее пошло в гору.

– Ты, наверное, теряешься в догадках, кто эта блондинка, приклеившаяся к Эвану, – небрежным тоном произнес он.

Джессика притворилась, что так оно и есть, хотя была искренне благодарна незнакомке, заставившей Эвана позабыть о своем светском долге: этикет повелевал ему ухаживать за Джессикой, а ей хотелось побыть с Дамианом.

– И кто же она? – спросила Джессика, принимая его правила игры.

– Ревнуем?

– Вот еще! – Вопрос разозлил ее.

– Ее зовут Ромильда Сидони.

– Кто она?

– Дочь европейской знаменитости.

Это все объясняло. Естественно, Эван считал своей обязанностью развлекать Ромильду. Джессика была рада, что ему весело.

– Хочешь, я тебя представлю?

– Нет, – ответила Джессика, заметив, что Эван с Ромильдой направились к площадке для танцев. – Не надо им мешать, пусть Эван повеселится.

– Но он же пригласил тебя.

– По твоему приказу.

Глаза Дамиана сузились.

– С чего это ты взяла?

– С того, что я не такая уж дурочка. Ты пригласил меня, опасаясь, что Эван позабудет об этом, а тебе непременно надо было столкнуть нас в неофициальной обстановке. Ну и как, доволен ты результатом?

Заложив руки за спину, он пошел от нее прочь, но через пару шагов обернулся. Она заметила смешок в его глазах.

– Доволен я или нет, этого тебе не узнать никогда.

– Разумеется, ты же привык обводить вокруг пальца суд присяжных.

– Именно за это мне и платят клиенты.

Джессика снова взглянула на танцплощадку и на этот раз не увидела там Эвана с его европейской спутницей. Она обвела взором всю лужайку и обнаружила парочку за столиком под вязом с сэндвичами в руках.

– Прехорошенькая, – констатировала Джессика, не сводя с них глаз. – Неудивительно, что Эван забыл обо мне.

– Прехорошенькая, это правда, но ты ей нисколько не уступаешь, – заметил Дамиан и тут же как будто пожалел об этом.

– Спасибо.

– Я не должен был этого говорить.

– Зачем же отнимать у меня комплимент? Я могу подумать, что ты солгал.

– Я не солгал, но это должен был сказать тебе Эван. Тебя пригласил он.

– Он об этом, похоже, забыл – и к лучшему. Я не прочь повеселиться с тобой.

– Со мной? – повторил Дамиан, изумившись. – Ты уже ела? – быстро спросил он. Они стояли рядом со столиком, уставленным тортами – громаднейшим шоколадным и лимонным, способным искусить даже ангела. Пирог со свежей черникой, припомнила Джессика, доставлялся из ресторана.

– Я еще не проголодалась, – соврала она из опасения, что Дамиан отведет ее за какой-нибудь столик и бросит.

Дамиан глядел на нее недоверчиво.

– Ты уверена? Я не выдержу повторения голодной истерики.

– Впрочем, не мешает чего-нибудь проглотить... только я сяду вместе с тобой, можно?

– Если ты настаиваешь.

Она настаивала. Дамиан подал ей тарелку.

Они вместе двинулись вдоль длинного шведского стола. Джессика положила себе картофельный салат, фасоль и внушительную порцию свиных ребрышек.

Оркестр заиграл популярную мелодию, и Джессика, отбивая такт кончиком ботинка, наслаждалась пиршеством. Она намеревалась избежать танцев. Эван, похоже, напрочь о ней забыл, но она отнюдь не была обижена, скорее, даже испытывала чувство облегчения.

Приглашение Дамиана на танец застало ее врасплох.

– С чего это тебе вздумалось танцевать? – подозрительно спросила она, ожидая очередного подвоха.

– А что, для этого требуется веская причина?

Поколебавшись, Джессика предупредила:

– Если этим маневром ты собираешься обратить на меня внимание Эвана, то я лучше посижу в сторонке.

– А если я собираюсь с тобой пообниматься?

Ее сердце подпрыгнуло.

– Тогда дело другое. – Она взглянула ему прямо в глаза. – Так что из двух, Дамиан?

Он обдумывал ее вопрос очень долго, словно невесть какой сложности задачу. Потом медленно отодвинул свой стул и встал.

– Попытаемся решить это вместе, – предложил он и повел ее за руку в самый дальний угол площадки.

Вечеринка была уже в самом разгаре, и на площадке довольно много пар отплясывало тустеп. На пути их несколько раз останавливали знакомые, чтобы поболтать, и Джессика чувствовала нетерпение Дамиана.

Они прошли в самый конец, и Дамиан развернул ее к себе. Они прекрасно подходили друг другу, двигаясь в такт, бедро к бедру. Дамиан танцевал превосходно – свободно и уверенно, и Джессике легко было вторить его шагам. Чуть придерживая ее за талию, он не сводил с нее глаз, казалось, они были партнерами всю жизнь.

– Здорово ты танцуешь! – Заслышав в ее голосе изумление, он откинул голову назад и расхохотался. Она представить себе не могла, что Дамиан умеет так заразительно смеяться.

– Ты удивлена, не так ли? – спросил он.

– Да. – Отрицать было бесполезно. Удивлена – не то слово, судя по всему, Дамиан полон сюрпризов. В этот момент Джессика почувствовала, как кто-то дотронулся до нее. Обернувшись, она увидела Эвана в паре с дочерью знаменитости.

– Ба, да это Джессика с Дамианом! – воскликнул Эван с улыбкой и без намека на ревность.

Не много же им потребовалось времени, чтобы привлечь внимание Эвана. Джессика втайне застонала, подумав, что таков и был план Дамиана.

– Ты ведь не знакома с Ромильдой? спросил Эван и, не дожидаясь ответа, представил их друг другу.

Джессика сразу поняла, что блондинка уже подпала под чары Эвана, как и большинство женщин, за которыми он ухаживал. Поистине, его магнетизм фатален. Джессике стало почти жаль ничего не подозревающую девушку: несмотря на свою несчастную любовь, Эван сохранил репутацию плейбоя.

Обе пары отошли в сторонку, чтобы выпить и передохнуть. Они потягивали пунш и болтали о пустяках, когда Дамиан вдруг пригласил Ромильду на танец. Девушка взволнованно посмотрела на Эвана, ей явно не хотелось его покидать. Джессика про себя усмехнулась, разгадав уловку Дамиана. Готов на все, лишь бы свести ее с Эваном!

Дамиан с Ромильдой присоединились к танцующим.

– Замечательный вечер, – сказала Джессика. – Мне так весело!

– Рад это слышать, – рассеянно ответил Эван, следя за отошедшей парой. – Ты позволишь? – спросил он, предлагая ей руку.

Они еще не дошли до площадки, как Джессике стало ясно, что Эван старается не потерять из виду Ромильду. Он был очень учтив с Джессикой, но внимание его было поглощено другой. Впрочем, она тоже думала не о нем. Танец им обоим показался слишком длинным.

Когда он все же закончился, Джессика была рада, что Дамиан с Ромильдой оказались на другом конце площадки: ей требовалось время, чтобы привести в порядок свои чувства. К Эвану как раз подошла пожилая чета, изъявившая желание поговорить с ним наедине. Бросив в сторону Джессики извиняющийся взгляд, он исчез.

Она пошла прогуляться и оказалась у забора, разделяющего их усадьбы. Навесной мост соединял берега обширного пруда. Остановившись посередине, девушка стала бросать камешки в воду, следя за кругами, расходившимися по воде.

Поглощенная этим занятием, она не заметила, как к ней подошел Дамиан, и вздрогнула, услышав его голос.

– Так я и думал, что найду тебя именно здесь, – сказал он.

– Мое излюбленное местечко, – призналась Джессика. – Отсюда я вела за вами слежку.

– Местечко подходящее.

– Именно. Укромное и безопасное. Если что, можно рвануть к себе.

Нарушив спокойствие вод, под мостом проплыла утка, и Джессика пожалела, что не прихватила хлебных крошек. В детстве она усердно опекала здешних уток.

Дамиан, помолчав какое-то время, спросил: – Ты обескуражена, не так ли?

– Чем это?

– Не чем, а кем. Эваном, конечно. Я надеялся, что он ее забыл. Полгода уже, как они расстались. Даже больше.

О Боже, подумала Джессика. Дамиан, кажется, считает, что я пришла сюда погрезить о его несчастном брате. Как же он недогадлив!

– Кто она?

– Зовут ее Мэри Джо Саммерхил, встретились на пляже. Раньше мы о ней слыхом не слыхали, но не в этом дело.

– А почему расстались?

– Никто толком не знает почему. Главное, Эван так и не оправился, здорово его пришибло. А он у нас парень бравый, и прежде все ему было нипочем. Вон как этой утке в пруду – встряхнулся и поплыл дальше. Встречался с сотней девушек, я даже стал подумывать, что он и неспособен на большое чувство, и вот нате вам – еще как способен!

– Что же все-таки произошло между ними? Ты так и не узнал?

– Нет. После разрыва он с горя накинулся было на работу, я видел, что ему не потянуть, и освободил его от основной нагрузки. Может, зря. Эван делается все несчастнее.

– А ты не пробовал с ним поговорить?

– Сколько раз пробовал, но это ни к чему не привело. Он приходит в бешенство от моего вмешательства. Похоже, эта история мучит его куда сильнее, чем он готов признать.

– Он ее забудет, – ободрила его Джессика. – Просто нужно время.

– Я тоже так думал, – пожал плечами Дамиан. – Но теперь, когда прошло более полугода, сомневаюсь. – Он помолчал, глядя вниз, на воду. – Ты нужна ему, Джессика. Только ты сможешь найти путь к его сердцу.

– Я?!

– Когда папа сказал, что ты не прочь поработать в нашей конторе, я подумал, что нам тебя посылает небо. – Она начала было возражать, но Дамиан не дал ей вставить ни слова. – Конечно, тебе потребуется терпение, но...

Джессика, разочарованно вздохнув, прервала его: – Если мне на кого и потребуется терпение, так это на тебя. Ты, заодно со своей семейкой, продолжаешь считать меня малышкой, по уши влюбленной в твоего братца.

Глаза Дамиана потемнели.

– Ладно, я не хотел тебя обидеть. Ты и вправду совсем взрослая, принимай решение сама.

– Благодарю покорно, – ответила она. Повернувшись к нему спиной, она облокотилась на перила и уставилась в безмятежную гладь пруда. – Помню, как однажды, мне тогда было лет шесть, я прибежала сюда и чуть глаза не выплакала от обиды...

– Кто же посмел тебя обидеть?

– Ты, – сказала она, оборачиваясь и тыча пальцем ему в грудь.

– Я? – изумился Дамиан с видом оскорбленной невинности. – И что же я такого сделал?

– Ваш отец собрался повести вас в Кэннон-Бич на американские горки, а мой папа уехал в командировку. Наши мамочки отправились за покупками и, чтобы не таскать меня с собой, хотели подкинуть вам. Я так мечтала покататься на американских горках, а ты...

– А я не допустил тебя в наше мужское общество, – докончил за нее Дамиан.

– Понять, конечно, можно. Пятнадцатилетнему молодцу не очень лестно, когда за ним хвостом плетется девчонка шести годков.

Дамиан хмыкнул.

– Времена меняются, правда?

Мама, кажется, того же мнения. В самом деле, времена меняются.

К изумлению девушки, Дамиан вдруг схватил ее за руку и потащил с моста.

– Куда? – запротестовала она.

Он пришел в изумление от ее недогадливости.

– Как – куда? На пляж, конечно. Кататься на американских горках. Вечеринка в полном разгаре, думаю, нашего отсутствия никто не заметит, а?

Джессика не возражала.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Держа в одной руке липкий ярко-розовый шарик сладкой ваты, а другой прижимая к себе лилового плюшевого слоненка, Джессика неторопливо шла с Дамианом вдоль пирса. Позади раздавалось позвякивание карусели вперемешку со звонким детским смехом. Запах океана и свежего попкорна окутывал их, словно дымок от костра. Ночь была великолепной. Солнце уже село, на небо высыпали звезды, одобрительно подмигивающие им сверху.

– Ни разу в жизни не было мне так весело, – сказала Джессика Дамиану, протягивая ему вату. Он откусил кусочек. Последовав его примеру, Джессика с наслаждением смаковала сахарную сладость, таявшую во рту.

– Мы еще не успели покататься на горках, – напомнил ей Дамиан.

– Конечно, не успели, ведь ты столько времени потратил, пытаясь выиграть этого дурацкого слоненка. – Словно в опровержение собственных слов, она крепко прижала игрушку к себе.

– Ну, ты готова? – спросил Дамиан, глядя на огромную металлическую махину.

Джессика медлила.

– Я… не уверена, что готова – после всего этого добра, которым мы набили желудки.

– Доверься мне. – Он подхватил ее под локоть и потащил вперед, не слушая возражений.

– Превосходно, сначала ты до отвала закармливаешь меня, а потом тащишь на одну из самых огромных американских горок во всей стране. Не умно, Дамиан, совсем не умно.

Народу здесь было тьма, и Дамиан, проталкиваясь сквозь толпу, схватил ее за руку. Перед горками выстроилась очередь – минимум минут на тридцать. Джессика в уме перебирала десятки аргументов, хотя уже поняла, что высказывать их бесполезно. Достаточно взглянуть на упрямо сжатые челюсти Дамиана.

– Куда же мне деть слоненка? – спросила она, все теснее прижимая игрушку к себе по мере продвижения очереди.

– Держать покрепче.

– Если я буду держать слоненка – кто будет держать меня?

– Я, – спокойно заверил он. – Не переживай так.

– Признаюсь тебе, Дамиан Драйден, что я чуть не умерла со страха, когда в последний раз каталась на этой штуковине. К тому же неведомо, когда эти горки проходили техническую проверку.

– В четверг.

– Ты этого знать не можешь!

Он рассмеялся, похоже, наслаждаясь ее беспокойством.

– Разумеется, не могу! Послушай, эти горки двадцать лет работают без единой аварии. Хотя нет, одна была…

– Дамиан!

– Я пошутил.

– Не нужно дразнить меня, – разозлилась Джессика. Она прижала ладонь к животу и громко вздохнула. – У меня и так колики начались с испуга.

– Не бойся, тебя не укачает.

– Откуда ты знаешь!

– Опыт. Ожидание – это самое худшее, а сама поездка – сплошное удовольствие. Только все слишком быстро заканчивается. Мгновение – и ты уже приехал!

Несмотря на все свои страхи, Джессика начала предвкушать обещанное удовольствие. Наконец серебристые машинки резко затормозили прямо перед ними.

– Только обещай, что не станешь на спуске вскидывать руки, исполняя этот идиотский ритуал, – попросила Джессика, когда перекладина легла на свое место, надежно закрепив их на сиденье.

– На черта мне их вскидывать, – сказал Дамиан, – я же обещал держать тебя.

Джессика слегка порозовела, но ничего не ответила. Вниз она смотреть не решалась. Она всегда избегала высоты, значит, придется крепко зажмуриться. Плюшевый слоненок устроился в кольце ее рук, а сама она – в кольце рук Дамиана.

Машинки медленно взбирались вверх, одолевая крутой подъем с натужным пыхтением и скрежетом, словно жалуясь на непомерную тяжесть. Цепочка машинок добралась до самого верха и начала стремительный спуск. Восторженный визг вырвался из ее горла, когда они камнем полетели вниз. Руки Дамиана сильнее сжались на ее плечах. Она впилась в его руки ногтями, наверное, ему было больно, но он даже не пикнул. В тот самый миг, когда они, казалось, должны были преодолеть звуковой барьер, снова начался крутой подъем, немного замедливший скорость, зато, едва добравшись до верха, они вихрем пустились в такой сумасшедший, петляющий спуск, что в желудке у нее все перевернулось. Она так крепко зажмурила глаза, что от боли свело лицо.

Внезапно они остановились, Джессика качнулась вперед, выпрямилась и наконец вздохнула немного разочарованно, осознав, что путешествие завершилось.

– Ну, как? – спросил Дамиан, помогая ей выбраться из тесной кабинки. – Понравилось?

Ноги у нее слегка дрожали, когда она ступила на землю.

– Я еще не разобралась в своих ощущениях, – ответила Джессика. Пожалуй, ей и вправду понравилось. Удивительно!

Дамиан рассмеялся.

– Признавайся честно, без уверток. Было здорово, верно?

– Да, – неохотно буркнула Джессика.

Дамиан вновь рассмеялся и обнял ее за талию. Его движение казалось таким естественным, тем более что колени ее еще не пришли в норму. И хотя прикосновение его было чисто машинальным, оно произвело на Джессику странное впечатление: ей нравилось прижиматься к Дамиану, нравилось чувствовать рядом его тело. Во время танца с ним она испытывала то же самое.

– Куда теперь? Домой? – спросил Дамиан, когда они приблизились к ярко освещенному выходу из Кэннон-Бич.

Девушка кивнула, но на самом деле ей вовсе не хотелось, чтобы этот вечер закончился. Они так весело провели время! Может, хоть теперь Дамиан поймет, что ей нужен он, а не его брат.

Может быть, теперь он увидит в ней женщину, а не настырную соседскую девчонку.

К тому же не исключено, что явный интерес Эвана к Ромильде вырастет в нечто большее, и Драйдены перестанут видеть в Джессике решение своих проблем. Она искренне надеялась, что так оно и случится. Мужчины обожают перемены, дочка знаменитости – возможно, как раз то, что нужно Эвану.

Им пришлось пройти через всю стоянку, посыпанную опилками, чтобы добраться до машины Дамиана. Ночное небо освещалось карнавальными огнями, звуки постепенно замирали вдали.

– Я провела время замечательно, – сказала она, когда Дамиан завел мотор.

– Я тоже, – ответил он. – Целую вечность не был в Кэннон-Бич. Целую вечность... – Он резко замолчал.

Джессика сразу вспомнила, что сослуживцы говорили про Дамиана: слишком много работает и совсем не отдыхает. Ей стало хорошо от мысли, что Дамиан в ее обществе расслабился и развлекся. Даже смеялся. Смеялся он на ее памяти нечасто, и, когда это случалось, ей казалось, что она получила неожиданный и бесценный подарок.

Дамиан довез Джессику до ее дома. Шел уже двенадцатый час, но ее не покидало радостное возбуждение. Ей почему-то казалось, что радость уйдет вместе с Дамианом, а она еще не была готова к этому.

– Хочешь подняться ко мне? – спросила она без особой надежды на его согласие.

Он взглянул на нее недоверчиво, словно сомневаясь в искренности ее приглашения.

– Хочу.

– Я поставлю кофе, а ты позлорадствуешь на мой счет.

– На твой счет я готов злорадствовать и без кофе. – Он нашел свободное место для машины, вылез из нее и, обойдя вокруг, открыл для нее дверцу. Истинный джентльмен, в который раз подумала она.

Со смехом и шутками они вошли в дом. Привратник придержал им двери, улыбаясь Джессике, обнимавшей слоненка.

Веселье продолжалось и в лифте, который должен был доставить их на десятый этаж. Двери плавно закрылись, и Джессика в шутливом изнеможении прислонилась к зеркалу.

– Ты уверена, что не хочешь закрыть глаза? – спросил он.

– Зачем?

– Этот лифт движется наверх с убийственной скоростью. Кто знает, когда он проходил техпроверку.

– В четверг, – последовал дерзкий ответ.

Дамиан расхохотался.

– А насчет глаз ты прав, – продолжала она, смеясь, – так и быть, закрою. – Шутя, она крепко зажмурилась, и в следующее мгновение Дамиан ее поцеловал.

Джессике потребовалось какое-то время, чтобы осознать случившееся. Дамиан на самом деле ее поцеловал. Поцелуй был простой, легкий, что называется, братский. Скользнул губами по ее губам, всего-то.

Но Джессике вовсе не хотелось считать неожиданный поцелуй братским – он заставил ее возмечтать о большем. Она онемела и лишь помаргивала в ответ, не зная, как реагировать.

– Чего ты так испугалась? – спросил Дамиан.

– Я... – Она чуть было не попросила поцеловать ее еще разок, но вовремя прикусила язык.

– Дружеский поцелуй, ничего такого.

– Я знаю, – шепнула она, расстроившись от недогадливости Дамиана, который, видимо, уже пожалел о своем порыве. Она не успела вывести его из заблуждения – лифт остановился.

Джессика направилась к своей квартире и открыла дверь. Включив свет, она пробежала в веселенькую желтую кухню и по привычке щелкнула кнопкой автоответчика. Ее приветствовал голос Кэти Хадсон.

– Джесс, салют, это я. Вечность тебя не слышала, а мне, сама понимаешь, невтерпеж узнать, как прошел пикничок с любимым дружком. Позвони мне, как только сможешь.

– Ага, твоей подружке невтерпеж поговорить об Эване, – небрежно заметил Дамиан, устраиваясь поудобнее за круглым дубовым столом илистая журнал, который она купила утром.

– Я о нем упоминала пару раз, но, уж разумеется, не как о любимом дружке, если тебя это интересует.

– Судя по ее словам, это не так.

– Кэти просто шутница, – настаивала Джессика. Она не призналась подруге в своих чувствах к Дамиану и сейчас жалела об этом: Кэти, как и все остальные, шла по ложному следу, подозревая ее в неравнодушии к Эвану. – Я как-то сдуру рассказала ей о своих детских проказах, вот она и воображает невесть что... Сам слышал. – Джессика взяла кофеварку и насыпала немного зерен в фильтр. Комната наполнилась густым ароматом. – Это займет всего минутку, – пообещала она.

– Пожалуй, не стоит тебе утруждаться. Я просто не заметил, что уже так поздно.

– Ты уверен? – разочарованно переспросила Джессика.

– Уверен. – Он отложил журнал в сторону и поднялся. Остановившись рядом с ней, он провел ладонью по ее щеке.

– Спасибо за прекрасный день, Джессика.

– Спасибо тебе, – прошептала она в ответ.

Комната показалась ей странно пустой с уходом Дамиана. Она надеялась, что он снова поцелует ее – на прощание. Она по глазам видела, что ему хотелось, но он устоял, явно желая сохранить между ними дистанцию.

Джессика была слишком взволнованна, ей нужно было перед кем-то излиться. Она набрала номер подруги.

Сонная Кэти ответила лишь на четвертый звонок.

– Я тебя не разбудила, нет? – ехидно спросила Джессика, радуясь возможности отплатить подруге за все ее ночные телефонные звонки.

– Я спала как убитая. Что стряслось, звонишь так поздно, да еще в таком взвинченном состоянии? Жаль, что это не наказуемо. Так, сейчас угадаю. Ты была с Эваном...

– Нет! Мы с Дамианом поехали...

– С Дамианом? Значит, ты переключилась на старшенького? – Заинтригованная Кэти совершенно проснулась и приготовилась слушать.

– Я знаю, что в своей романтической душе ты лелеяла мысль, что моя неразделенная давнишняя любовь расцветет пышным цветом теперь, когда Эван стал моим шефом.

– Точно, лелеяла, – подтвердила Кэти.

– Так вот, Кэти: Эван Драйден бесподобный парень, но он не для меня.

– Почему это?

– Потому что... в общем, не для меня – и все тут. – Даже теперь ей было трудно говорить о своих чувствах к Дамиану. Она не вполне понимала, какими словами их описать. – Во-первых, Эван сейчас не в форме, и меня это вполне устраивает...

– Да что случилось? – недоумевала Кэти. Ведь он же пригласил тебя на семейную вечеринку.

– Пригласил, потому что ему велел это сделать Дамиан. На пикнике он вовсю увивался за хорошенькой барышней из Европы, они не отходили друг от друга ни на шаг.

– Ну и хамство!

Будь Джессика влюблена в Эвана, она бы тоже посчитала его поведение хамством, но сейчас она была искренне ему благодарна: Эван, не подозревая того, подарил ей замечательный вечер.

– Вовсе нет, – возразила она.

– Ты не обиделась?

Похоже, Кэти все еще не совсем проснулась.

– Ни капельки. Мы с Дамианом поехали в Кэннон-Бич и катались на американских горках.

– Шутишь?! Ты же всегда визжала от страха при одном упоминании об американских горках!

– Раньше визжала, а нынче нет, – горделиво объявила Джессика.

– Потрясающе!

Далее она с чувством живописала волнующие моменты вечера – как Дамиан выиграл для нее слоненка, как они гуляли по пирсу и вместе ели сладкую вату. Когда она закончила, наступило молчание.

– Гмм, – глубокомысленно произнесла Кэти. – Это делается весьма интересным.


Утром в понедельник Джессика появилась в офисе свежая и сияющая. Эван, очевидно потрудившийся в воскресенье, оставил ей инструкции: в его записке были перечислены дела, которые нужно было разыскать для него. Джессика этим занялась, не откладывая.

Чуть позже в библиотеку заглянул Дамиан.

– Вот ты где! – воскликнул он удивленно. – А миссис Стерлинг думала, что ты не явилась на службу. Я позвонил тебе домой, но нарвался на автоответчик.

Джессика выпрямилась на стуле и выгнула спину, пытаясь размять затекшие мышцы. На часах было почти одиннадцать. Она так увлеклась поисками, что не заметила, как пробежало время.

– Я здесь проторчала все утро, – объяснила она, потирая переносицу. Буквы уже начали прыгать у нее перед глазами. Большинство дел были скучными, но попалось и несколько интересных.

Дамиан вышел и вскоре вернулся с чашкой дымящегося кофе.

– Вот, – произнес он, протягивая ей чашку, – сделай перерыв, пока не ослепла.

– Эвана еще нет? – Кофе показался ей божественным нектаром.

Дамиан вздохнул.

– Пока нет. Эван является и исчезает по своему хотению, во всяком случае в последнее время.

– Он оставил мне задание, значит, был здесь вчера. – Она помолчала. – Как его роман с Ромильдой? – Она искренне надеялась, что эти двое уже влюбились друг в друга без памяти.

– Рановато говорить об этом, но, кажется, надежда есть. – Дамиан говорил так, будто тоже возлагал на этот роман большие надежды.

– Мне так хочется, чтобы Эван был счастлив! – воскликнула она, не совсем понимая, зачем, собственно, об этом знать Дамиану.

– Вот именно. – Дамиан многозначительно улыбнулся, встал и направился к полированному книжному шкафу. Достал оттуда довольно потрепанный фолиант. – Позволь дать тебе совет, – добавил он, засовывая книгу под мышку.

– Слушаю.

– Не пропускай обед.

– Ни за что, – пообещала она.

Он ушел, а Джессика улыбнулась и прикрыла глаза. Через секунду она вернулась к работе, но прошло еще много времени, прежде чем улыбка ее растаяла.

Джессика, как и обещала, вовремя ушла на обед, а когда вернулась, обнаружила, что ее разыскивает Эван. Он уселся рядом с ней в библиотеке, просмотрел ее записи, задал несколько четких вопросов, делая замечания походу ее рассказа. Пару раз даже похвалил ее. Сам он тоже кое-что откопал, и они добрый час провели в обсуждении дела Эрла Кресса.

Эван ушел, и Джессика осталась одна, чувствуя невероятную бодрость. Дамиан правильно поступил, доверив брату это важное дело – оно взбодрило Эвана, придало цель его жизни. Эван вовсе не бездельник. Он энергичен, умен и сумеет защитить бывшего спортсмена, во всяком случае, готов сделать для этого все возможное.

Работы оставалось еще на несколько часов, но Джессика решила не уходить, пока полностью не управится.

– Уже шесть часов, пора на отдых, – произнес у нее за спиной Дамиан тоном, который ей был уже знаком, – не терпящим никаких возражений. Навряд ли такой тон нравится судьям.

– Я скоро закончу.

– Считай, что ты уже закончила.

– Дамиан!

– Не спорь со мной, Джессика. Это бесполезно.

Она закрыла книгу и встала, каждым движением своего гибкого тела выражая протест.

– Ты обедала?

– Что за опекунский тон!

– Значит, опять голодная и рычишь.

– Я сытая – и не рычу!

– Довольно!

Похоже, он собирается ее наказать за несоблюдение субординации? Джессика воззрилась на него, ожидая, что последует дальше.

– Мы идем ужинать, – объявил он.

– Ужинать! Но, Дамиан, ты уже...

– Пицца, – продолжал он, – для разнообразия. За углом есть маленький итальянский ресторанчик. Клянусь, что это одно из самых укромных местечек во всем Бостоне.

– Пицца, – медленно повторила Джессика, и желудок ее заныл в предвкушении. – Что ж, если ты так настаиваешь – а сдается мне, ты настаиваешь. – Она потянулась за сумочкой.

Они дошли пешком до ресторанчика, который примостился в уголке первого этажа старинного здания. Мраморные полы здесь были сильно истерты, да и вся архитектура указывала на то, что дом построен в начале тридцатых годов. Джессика сотню раз проходила мимо, не обращая на него никакого внимания.

– А как ты узнал об этом ресторане? – полюбопытствовала она.

– От нашего сторожа. Он здесь постоянно ужинает и рекомендовал мне это место. Никогда не пробовал более вкусных блюд.

Хозяин приветствовал Дамиана как родного брата, расцеловал его в обе щеки, при этом быстро лопоча по-итальянски и одобрительно посматривая на Джессику.

– Что он сказал? – спросила она, когда их усадили за столик, покрытый скатертью в бело-красную клетку. Из глубины крошечной красной вазочки мерцала свеча, отбрасывая блики на противоположную стену.

– Я не совсем понял. В итальянском я не очень силен.

– В таком случае ты неплохо притворялся.

– Ладно, так и быть, скажу: Антонио радовался моим любовным успехам, – небрежно ответил Дамиан, раскрывая меню.

– Ты его разубедил, не правда ли? – выпалила она, прижимая руку к груди и чувствуя, как краска заливает ей лицо.

– Вот еще!

– Дамиан, нельзя же оставлять его в убеждении, что мы с тобой...

– Конечно, нельзя. Надо сказать ему, что ты влюблена в моего брата, а не в меня.

Джессика отложила меню и склонилась над столом так низко, что его край врезался ей в живот. Необходимо выяснить этот вопрос раз и навсегда.

– Я не люблю Эвана, – отчеканила она.

– Рассказывай!

– Ты мне не веришь?

– Верю, рассеянно ответил он, даже не взглянув на нее. Меню захватило все его внимание.

– Вот и прекрасно, – сказала она, забирая в руки свое меню.

Она уже собиралась предложить пиццу с колбасой, когда им принесли целую груду свежеиспеченного хлеба. Симпатичная темноволосая женщина, поставив корзинку на стол, взяла лицо Дамиана в ладони и звонко расцеловала.

Должно быть, на лице Джессики отразилось изумление, потому что женщина весело рассмеялась.

– Не волнуйтесь – я не украду у вас Дамиана, – сказала она, добавив затем несколько слов по-итальянски.

Дамиан, услышав ее слова, смутился. Джессика итальянского не знала совсем, однако даже ей было известно, что значит слово bambino.

– Дамиан, переведи, что она сказала.

Он хранил молчание, пока радушная хозяйка разливала им по бокалам вино. Потом вздохнул:

– Нона говорит, что вид у тебя цветущий.

– Да? Но она сказала не только это.

– Джессика, я уже объяснил тебе, что не силен в итальянском, знаю лишь пару слов.

– Все-таки больше, чем я. Она сказала bambino. Разве это не означает «ребенок»?

Дамиан снова вздохнул.

– Точно. Нона уверяет, что ты нарожаешь мне прелестных детишек.

– О! – Джессика взглянула в сторону женщины, которая на другом конце комнаты разливала по тарелкам ароматный суп, чтобы подать им.

– Боюсь, мы до пиццы не доберемся, – забеспокоился Дамиан, когда суп был подан.

Антонио вернулся с бутылкой итальянского вина и с бесконечными восклицаниями наполнил их бокалы. Дамиан поблагодарил его на итальянском, а потом они пару минут поговорили.

– Где ты изучал язык? – спросила Джессика.

– Я не изучал. Хватал отовсюду понемножку. Несколько месяцев перед поступлением в юридическую школу провел в Италии, колесил по стране. Вот и все.

– Сколько же у тебя талантов! – воскликнула она, берясь за ложку, чтобы попробовать суп. Он оказался необычайно вкусным. Впрочем, все было на высоте – горячие блюда, вино, кофе и десерт. Всякий раз, когда ей казалось, что она уже не сможет проглотить ни кусочка, Нона приносила еще что-нибудь и заставляла отведать.

– Либо мы сейчас же уходим, либо меня придется выкатывать отсюда, – сказала Джессика.

Дамиан фыркнул и рассчитался. Выйдя из ресторанчика, они направились к офису. Вечер был прекрасный, и Джессика чувствовала себя превосходно – то ли от погоды, то ли от вкуснейшего ужина в приятном обществе, а может быть, от всего вместе.

– Спасибо тебе, – сказала она в лифте.

– На здоровье. – Дамиан как-то странно притих, когда они подошли к библиотеке. Перед уходом домой Джессика хотела убрать в шкафы книги, которыми пользовалась. Дамиан молча помогал ей. Закончив, он машинально погасил за собою свет.

Комната внезапно погрузилась во мрак, и Джессика с силой наткнулась на край стола.

– Джессика!

– Со мной все в порядке, – заверила она его, направляясь в сторону освещенного коридора.

– С тобой-то в порядке, – пробормотал он, догоняя ее. Прежде чем девушка успела что-то сообразить, она оказалась в его объятиях. – А вот со мной – нет. – С этими словами он прильнул губами к ее рту.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Поцелуй не был ни братским, ни дружеским. Губы Дамиана, теплые, нежные, слились с ее губами. Джессика, вздохнув, приникла к нему, отдаваясь чудесному ощущению. Ей было хорошо в его объятиях – вот и все.

Он ласкал губами ее рот, она ухватилась за лацканы его пиджака, сминая пальцами мягкую шерсть. Дамиан обвил рукой ее шею, очень нежно, словно боялся сделать ей больно.

Ничего подобного Джессика не испытывала никогда в жизни. Она до кончиков ногтей была пронизана чувственной мощью поцелуя, от силы этого ощущения у нее перехватило дыхание. Застонав, она услышала ответный стон Дамиана. Отстранившись друг от друга, они не говорили ни слова. Джессике хотелось, чтобы он сказал что-нибудь, все равно что, лишь бы прервать молчание. Ей нужно было, чтобы он объяснил, что происходит, потому что сама она, застигнутая врасплох, совершенно растерялась, хоть и испытывала восторг каждой клеточкой.

Но Дамиан молча повернулся и ушел.

Она глазам своим не поверила. Со щеки скатилась слезинка и упала на шелковую блузку, оставив темное пятнышко. Удивленная, она подняла руку к щеке.

Забавно, что, когда у нее не хватает слов, чтобы выразить свои чувства, она изъясняется слезами. И не только она. Мамины слезы, капавшие на гроб ее бабушки, говорили гораздо больше, чем тихое «прощай». Следы слез на письме куда выразительнее, чем написанные в нем слова.

Слезинка на ее щеке сейчас, после внезапного поцелуя, говорила о многом, хотя Джессика еще не вполне понимала язык чувств.

Ее внезапно охватило желание скрыться. Схватив сумочку, она вышла из библиотеки и пошла по коридору. Дверь в кабинет Дамиана была открыта. Он стоял у окна, вглядываясь в ночь. Руки его были сцеплены за спиной.

– Доброй ночи, – мягко окликнула она.

Он обернулся, блеснув улыбкой.

– Доброй ночи, Джессика. До завтра.

Ей так хотелось, чтобы они сели рядом и поговорили о том, что случилось, но она догадалась, что Дамиан смущен и вовсе не разделяет ее восторга. Он казался встревоженным и как будто виноватым. Видимо, жалеет, что не сдержался, подумала Джессика.

– Спасибо за ужин, – сказала она вслух. – Ты оказался прав. Нет ничего лучше итальянской кухни. – Уходить ей не хотелось, но и повода остаться не находилось.

– Я рад, что тебе понравилось.

Джессика направилась к лифту. В голове у нее был такой сумбур, что она чуть не проехала свою остановку в подземке. Ступив в свою квартиру, она первым делом схватила плюшевого слоненка и крепко-крепко обняла его. Слоненок прочно связывал ее с Дамианом. Стоило закрыть глаза – и воспоминания о совместном вечере, проведенном в Кэннон-Бич, подступили к ней. Она почти слышала скрип карусели и свой смех – Дамиан с таким азартом выигрывал для нее этого слоненка. Комната наполнилась ярмарочными звуками и ароматами – она явственно ощущала запах попкорна и сэндвичей.

Прижимая к себе слоненка, Джессика забралась в уютное кресло и набрала номер телефона своей лучшей подруги. Кэти лучше разбирается в таких делах, чем она. Она поможет ей постигнуть смысл поцелуя Дамиана.

– Привет, – стараясь говорить как можно спокойнее, произнесла Джессика в трубку.

Ее спокойствие было встречено с сомнением.

– Что случилось?

Да, подругу не проведешь – слишком хорошо она ее знает.

– С чего ты взяла, что что-то случилось?

– Я прекрасно разбираюсь в оттенках твоего голоса.

Улыбаясь про себя, Джессика подняла колени и положила на них подбородок, собираясь с мыслями. Похоже, не так-то просто объяснить, что же случилось. Лучше всего просто выпалить все как есть.

– Сегодня вечером Дамиан меня поцеловал.

– И тебе понравилось, не так ли?

Подруга проговорила это с ликованием, того гляди запоет. От тесного общения с театром Кэти делается экзальтированной, подумала Джессика.

– Да-а, но я совсем перестала себя понимать, – откровенно призналась Джессика. Причина всех ее тревог лежала именно в этом смешении разнообразных чувств.

– Удивляешься, не так ли? – спросила Кэти и хмыкнула – опять ликующе. – А я нет: у тебя все на лбу было написано – с того самого субботнего вечера. Этот парень, кажется, создан для тебя.

– Не смеши меня.

– Что же тут смешного?

– Я о нем не думала... в этом смысле. То есть... начала думать... теперь – и меня это пугает до смерти. Я уже опростоволосилась с одним из Драйденов и вовсе не горю желанием опростоволоситься с другим.

– Тогда ты была девчонкой! С тех пор прошла целая вечность.

– Может быть.

– Подумай, женщина, – театрально проговорила Кэти. – Мужчина тебя поцеловал, значит, ты ему нравишься.

– Это еще как сказать. После поцелуя он повел себя так, будто совершил тяжкое преступление. Не сказав ни слова, ушел. Представляешь? Я не знаю, что и думать. Совсем сбита столку. – Она прижала ладонь ко лбу.

– Значит, тебе кажется, что он об этом пожалел?

– Именно пожалел. Иначе не объяснишь... Смотрел на меня так, будто я ему совсем чужая и ничего, кроме службы, нас не связывает.

– А по-твоему, как он должен себя вести? Признаться в вечной любви? Ты же говорила мне, что просчитала всю ситуацию? Дамиан принял тебя на работу, чтобы взбодрить своего брата. Сама подумай, Джесс, это человек порядочный, он не станет заводить с тобой романа, пока считает, что ты все еще неравнодушна к его брату.

– Меня бесит, что он так считает!

– Знаю, но ты должна встать на его точку зрения.

– Ценой утери здравого смысла?

– Это ненадолго, – утешила Кэти.

– Они меня совсем запутали! – выкрикнула Джессика, сама удивляясь силе чувств, вырвавшейся из нее.

– Вот еще что, – продолжала Кэти, проникаясь болью подруги. – В подобной ситуации первый шаг придется сделать тебе. У Дамиана руки связаны, пока он надеется на возрождение твоего детского чувства. Он попал в самую настоящую ловушку.

– Он попал! В ловушку попал вовсе не он, а Эван. Несчастный парень задыхается от всеобщей жалости. Я ему так сочувствую! У него не сложились отношения с девушкой, и единственное, что ему нужно, – это время, чтобы справиться с болью. Вместо этого Дамиан освободил его от работы – и тот совсем затосковал. Родители, особенно мать, тоже изливают на него потоки жалости, надо ли удивляться, что Эван еще как-то держится на плаву.

Она остановилась, чтобы перевести дыхание, а затем продолжила:

– Все верно, Дамиан взял меня на службу с единственной целью – чтобы я помогла его брату выбраться из депрессии. С Эваном мы эту тему не обсуждали, но я уверена, что он взбесится, если узнает. И я его вполне понимаю.

– Ну, и как же быть с Дамианом?

– Ума не приложу, – призналась Джессика. – По-моему, первый шаг должен сделать Дамиан, независимо от его надежд на возрождение моих детских чувств.

– Ой, Джесс, не рискуй!

– Я знаю Дамиана.

– Как же! Ты знаешь всех, и Дамиана, и Эвана!

– Конечно, знаю, – настаивала она. Этот разговор все больше выводил ее из себя. – Кроме того, я уже говорила тебе, что не собираюсь свалять дурака еще с одним Драйденом. Научена на всю жизнь. Господи, это было сто лет назад, а родители – и его, и мои – все еще не забыли! Буквально на прошлой неделе моя мамочка дала понять, как она была бы счастлива, если бы я вышла замуж за Эвана!

– У меня идея, – медленно произнесла Кэти, словно план складывался в ее голове по мере того, как она говорила. – Представь меня Дамиану.

– С какой стати? – Джессике идея не понравилась.

– Просто так. У меня с Дэвидом тоже не все гладко...

– С Дэвидом? – воскликнула Джессика. – Это еще кто такой?

– Режиссер из моего театра. Теперь слушай, я понимаю, что это звучит дико, но поверь мне – мой план сработает непременно.

– Какой план, что сработает? – Джессика теряла остатки терпения.

– Ты знакомишь меня с Дамианом. Я пускаю в ход все свое обаяние и стараюсь его очаровать, а потом...

– Минуточку, Кэти, ты говоришь о мужчине, который мне небезразличен.

– Вот именно, – ответила она таким тоном, как будто все это было абсолютно логично. – Тебе же необходимо узнать, насколько серьезно он к тебе относится, не так ли? Кроме того, увидев его с другой женщиной, ты лучше разберешься в своих собственных чувствах.

– Да, но...

– Послушай, Джесс. Ты же сама сказала, что не желаешь свалять дурака во второй раз. Мы выведем его на чистую воду.

– По мне – это просто глупо.

– Дело ведь не только в тебе, – продолжала Кэти, как будто Джессика и не думала возражать, – для меня это прекрасная возможность испытать себя в труднейшей роли. А твоя роль совсем проста: представить нас друг другу. Обещаю ничего во вред тебе не делать.

– Хорошо, – согласилась Джессика без намека на энтузиазм. – А как мы все это устроим?

– Я могу забежать к тебе в офис на днях и предложить пообедать вместе. Вполне естественно, что ты меня представишь окружающим, верно?

– Да, но... как бы нам не переборщить с нашими ролями.

– Постараемся. У тебя есть идея получше?

– Нет. – Она вздохнула. – Ладно. Значит, я должна пригласить Дамиана пообедать с нами? В субботу я пойду на службу, чтобы просмотреть кое-какие материалы для Эвана. Дамиан тоже наверняка там будет.

– Вот и прекрасно. Я заявлюсь к тебе в субботу около полудня.

Джессика все еще колебалась.

– Ты уверена, что все это необходимо?

– Абсолютно! У меня есть уйма способов заставить мужчину разговориться!

– Звучит как фраза из фильма.

Кэти рассмеялась.

Она и есть из фильма.

Как я догадлива, – пробурчала Джессика.


Кэти появилась в офисе точно в полдень. Джессика залюбовалась подругой – миниатюрная, с огромными синими глазами, ни дать, ни взять прелестная фея. Для столь важного визита Кэти принарядилась – белая блузка в черный горошек, черные слаксы, разноцветные подтяжки и черные, на высоченных каблуках туфли. В таком наряде невозможно пройти по улице незамеченной. Будь Эван на месте, он наверняка стал бы домогаться знакомства со столь эффектной дамой.

– Привет! Ты что, забыла о нашем обеде? – гаркнула Кэти, остановившись в дверях. Ее громовое приветствие раскатилось по всему коридору.

Замысел подруги сработал – через минуту явился из своего кабинета Дамиан.

– Дамиан, это моя лучшая подруга Кэти Хадсон, – сказала Джессика. – Я, наверное, о ней уже говорила.

Дамиан и Кэти пожали друг другу руки.

– Джессика забыла, что мы сегодня обедаем вместе, – доверительно сообщила Кэти.

– Джессике нельзя пропускать обед, – сказал Дамиан, пытаясь сдержать улыбку, отчего уголки его губ задрожали.

– Значит, вы уже убедились, как она звереет от голода? Лучше повстречаться с голодным медведем, чем с голодной Джесс.

– Неправда! – вспыхнула Джессика. Они говорили так, будто ее не было рядом, а она только сокрушенно взирала на них. Ей с самого начала не нравилась эта идея Кэти, похоже, сбываются самые худшие ее опасения.

Ее закадычная подружка придвинулась к Дамиану, кокетливо заглядывая ему в глаза. Он, похоже, ничего не имел против, более того, ему это заигрывание явно нравилось.

– Я возьму свою сумочку, – натянуто произнесла Джессика, вернулась в комнату и принялась без нужды рыться в нижнем ящике стола. Надо же дать им время налюбоваться друг другом.

Ее раздражал этот спектакль, она злилась на себя за то, что поддалась уговорам подруги.

Кэти оторвала взор от Дамиана и стрельнула глазами в Джессику. Та не сразу сообразила, о чем ей сигналят. Ах, да – ее роль проста: предложить ему пообедать с ними.

– Ты не хочешь присоединиться к нам? спросила она Дамиана, изо всех сил стараясь говорить если не оживленно, то хотя бы вежливо.

– Пожалуйста, – медовым голоском добавила Кэти.

Дамиан взглянул на Джессику в замешательстве, но она, надо отдать ей должное, поощрительно ему улыбнулась. Хоть и не понимала, ради чего она так старается.

– С удовольствием. – Ответ Дамиана удивил ее. Она никак не ожидала, что он согласится. Да, от него можно ждать любых сюрпризов.

– Очень мило с твоей стороны, – процедила Джессика.

– Очень, очень мило, – нараспев вторила ей Кэти.

Втроем они дружно двинулись к выходу. Дамиан предложил всем известный шикарный ресторан, и, прежде чем Джессика успела открыть рот, Кэти уже согласилась. Джессика стиснула зубы, чтобы не высказать что-нибудь достойное сожаления, – ей было противно, что Дамиан с такой легкостью угодил в сети к подруге. Возможно, это просто игра, но от этого ей не легче.

На улице Дамиан подозвал такси, и Кэти каким-то образом удалось усадить его рядом с собой на заднее сиденье. Джессика села впереди и всю дорогу слушала, как ее лучшая подруга хихикает с Дамианом. Они проезжали мимо Тропы свободы – извилистой желтой дорожки, предназначенной для любителей истории и туристов.

Веду себя как ревнивая дура, вдруг осознала Джессика. Неужели она ревнует Дамиана к Кэти? Туман, в котором она плутала последние несколько дней, рассеялся.

Ревнует, потому что влюблена в Дамиана Драйдена. Ясно как дважды два. Именно это хотела доказать Кэти, и оказалась права – ей был необходим такой урок.

Да, она влюблена в Дамиана. С той самой минуты, как вошла в его кабинет устраиваться на службу. Когда он пришел на висячий мостик, что разделяет владения их родителей, и пригласил ее поехать в Кэннон-Бич, она уже любила его.

И когда он поцеловал ее.

Именно это и хотела ей доказать Кэти.

В ресторане Кэти, извинившись за себя и за Джессику, схватила подругу под руку и потащила в женскую комнату.

Не дав Джессике слова вымолвить, Кэти выпалила:

– Дамиан просто чудо!

– Я знаю.

– Эвана я не видела, но старший брат очень и очень интересен. Я, признаться, заинтригована. Обаятелен, умен, он...

– Да, он такой.

– Послушай, – сказала Кэти, – надо, чтобы ты под каким-нибудь предлогом ушла.

Джессика остолбенела.

– Ты хочешь, чтобы я... что?

Кэти, орудуя тушью, приводила в порядок лицо.

– Ты меня слышала. Вспомни о забытой неотложной встрече и уйди – чтобы мы смогли остаться наедине. Только постарайся, чтобы это звучало искренне, а то Дамиан догадается, что мы с тобой вытворяем.

– Я сама не пойму, что мы вытворяем, – возмутилась Джессика.

– Мне надо побыть с ним наедине.

– Зачем? – потребовала ответа Джессика. – Слушай, ты уже свое доказала. Да, я влюблена в Дамиана. И не желаю делить его с тобой.

– Что ты в него влюблена, это ясно, – важно промолвила Кэти, будто знала это с самого начала. – Но, только оставшись с ним наедине, я смогу выяснить, что он чувствует по отношению к тебе, а ведь именно в этом состоял наш план.

– Ты уверена, что это необходимо?

– Сколько можно об этом спрашивать? Конечно, необходимо.

– А мне кажется, что нам необходимо записаться на прием к психиатру!

Кэти расхохоталась.

– Не волнуйся ты за своего Дамиана, я не стану его уводить, хотя он бесподобный парень. Почему он до сих пор не женат?

– Откуда мне знать?

– Надо было спросить!

Кэти удавалось все сложное делать простым.

– Ладно, выясним и это, будь спокойна.

Джессика колебалась. Она доверяла Кэти почти всегда. Но она знала, что подруга ее создание прелукавое, склонное к розыгрышам и шуткам. Это-то и беспокоило Джессику.

– Отправляйся домой, – уговаривала ее Кэти, накрашивая ярчайшей помадой свои сочные пухлые губы.

– Я еще не все поняла.

Кэти аккуратно закрыла тюбик помады и, укоризненно покачав головой, растолковала:

– Тебе и не нужно понимать. Как только мы с Дамианом закончим обед, я передам тебе все добытые сведения. Понятно?

– Не очень.

Кэти закатила глаза.

– Я стараюсь тебе помочь. А ты должна мне немножко подыграть, вот и все.

– Ладно, – согласилась Джессика, хотя собственная роль была ей вовсе не по душе.

– Давай не будем заставлять Мистера Обаяние ждать так долго, – сказала Кэти, подхватывая Джессику под локоть. – Как только сядем за стол, выдумай что-нибудь путное – и смывайся.

Ничего путного Джессике в голову не приходило, но она покорно пообещала:

– Хорошо.

Все же ей удалось найти вполне приемлемый предлог для ухода. Их усадили за стол и предложили разукрашенное меню с золотыми кисточками по бокам. Джессика поставила сумочку на пол, и та тут же упала. Наклонившись, чтобы поднять ее, Джессика вынула из бокового кармана визитную карточку и начала ее разглядывать.

– Какое сегодня число?

– Двенадцатое. А что? – У Кэти никогда не было более простодушного вида.

– Я же записалась к зубному врачу. На сегодня. Забыть такое! – Она сделала вид, что смотрит на часы. – Через час прием.

– В субботу? – удивился Дамиан.

– Дантисты частенько принимают по субботам, – доверительно сообщила ему Кэти, расправляя на коленях накрахмаленную салфетку. – Я сама проверяла зубы месяц назад, и мне назначили именно на субботу.

– Звонить и отменять визит уже поздно, – с расстроенным видом продолжала Джессика. – Этого приема я добивалась несколько месяцев. В субботу такой загруженный график!

– Неудивительно, что ты забыла, раз прошло уже несколько месяцев, – подыграла подруге Кэти.

– Придется взять такси, – пролепетала Джессика. Ей было невыносимо продолжать эту игру. Дамиан того гляди обо всем догадается. В их плане оказалось больше дыр, чем в поле для гольфа.

– Какая жалость! Ты что, и вправду собралась нас покинуть? – в голосе Кэти звучало искреннее сожаление.

Дамиан не произнес ни слова. Если бы теория Кэти была верна, ему полагалось хоть чуть-чуть огорчиться. А он только улыбнулся и кивнул ей на прощание, как будто радовался возможности провести время наедине с ее подругой. Пальцы Джессики впились в ручку сумочки, когда она встала, чтобы распрощаться с ними.

Швейцар тут же подозвал для нее такси. Джессика забралась на заднее сиденье и назвала таксисту свой адрес, размышляя о том, что это будет самый длинный вечер в ее жизни.

Она оказалась права.

Грызя соленые крендельки, она битых два часа бродила по дому. Огромный пакет почти опустел, когда наконец раздался звонок в дверь. Кэти. Горя желанием услышать новости, Джессика едва не сорвала дверь с петель.

Вид Дамиана в проеме потряс ее до глубины души.

Должно быть, вид у нее был дурацкий ехидно ухмыльнувшись, он вошел, не дожидаясь приглашения.

– Ну как, весело было у дантиста? Визит состоялся?

– Мне... Не состоялся.

– То-то же. – Он остановился у книжного шкафа, изучая заглавия, как будто зашел исключительно с этой целью.

– Ты догадался?

– Твои актерские способности оставляют желать лучшего, а вот подружка твоя далеко пойдет, – ответил он, поворачиваясь к ней. Джессика пыталась понять выражение его лица, но Дамиан был непроницаем. Ей казалось, что она приросла к ковру и не способна даже дышать, не говоря уж о том, чтобы двигаться. Интересно, злится он или нет, думала она. Может, ему просто смешно. Не разобрать.

Неужели трудно было сообразить, что он сразу разгадает их план!

– Это было глупо, – признала она с сокрушенным видом. Позволить Кэти разыграть этот дурацкий спектакль, да еще самой в нем участвовать! – Я... мы тебя не обидели?

В его глазах мелькнул смех.

– Напротив, я очень славно развлекся, а вот ваши усилия потрачены зря.

Она моргнула, не зная, что ответить, поскольку не была уверена, что поняла его правильно.

Дамиан подошел к ней и протянул руку, дотронувшись до ее щеки. Его прикосновение было нежным, а глаза серьезными, как никогда. Он заговорил с трудом, будто произносимые слова доставляли ему боль.

– Ценю твою заботу, Джессика, но я сам в состоянии разобраться, с кем мне встречаться.

Затем он наклонился и нежно приник губами к ее рту. Поцелуй оказался слишком коротким. Он лишь вызвал желание продлить ощущение. Когда он поднял голову, у нее внутри все молило о продолжении. – Увидимся в понедельник, сказал он и повернулся к двери.

Она хотела было задержать его, чтобы объясниться, но он стремительно удалился. Значит, в самом деле поверил, что она вознамерилась свести его с Кэти. Ничего удивительного. Именно так все и выглядело. Почему ей это раньше не пришло в голову? Джессика села на диван и закрыла лицо руками, удерживая рыдания.

Не прошло и пяти минут, как явилась Кэти. Джессика открыла дверь и увидела подругу, тяжело привалившуюся к косяку. Пройдя в комнату, она бросилась на кушетку и скинула туфли.

– Этот парень – крепкий орешек.

Джессика скрестила руки на груди:

– Что ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, что он крепко держит рот на запоре, о своих чувствах даже не пикнул, но этому может быть только одно разумное объяснение.

– Какое же?

Кэти перестала растирать пальцы на ногах и обратила на Джессику огромные синие глаза.

– Ты что, серьезно? Неужто ты все еще не догадалась?

– Если бы догадалась – не спрашивала бы!

– Он тебя любит.

Джессика не поверила.

– Не может быть.

– Почему? Разве запрещено законом любить Джессику Келлерман?

– Мне не до смеха.

– Он не проявил ко мне ни малейшего интереса, а уж я, поверь мне, старалась изо всех сил.

Джессика застыла, охваченная новым приступом ревности. Ни одна из сумасшедших выходок, что за эти годы выкидывала подруга, не смогла пошатнуть их дружбу. А вот эта – пошатнула. Больше она не позволит шутить со своей любовью, надо об этом сказать Кэти.

– Он решил, что я пыталась свести его с тобой, – с отвращением сообщила Джессика.

– Ну, и что тут такого страшного? Все идет по моему сценарию, именно этого я и добивалась.

– Но зачем?

Кэти снисходительно улыбнулась в ответ.

– Затем, что я твоя лучшая подруга. Мой маленький спектакль пошел вам обоим на пользу. Ты разобралась в своих чувствах к Дамиану. Разве я не права?

Джессика неохотно кивнула, признавая, что замысел подруги отчасти удался. Но только отчасти.

– Дамиан полагает, что я свела вас вместе потому, что он меня не интересует.

– С чего ты взяла?

– Я не «взяла». Он сам мне это сказал.

– Когда?

– Буквально несколько минут назад. Он был здесь. Наш эксперимент обернулся против меня, Кэти.

– Надеюсь, ты вывела его из заблуждения?

– Нет... Не успела. – Джессика чувствовала себя все хуже и хуже. Ей некого винить, кроме себя самой. Она позволила Кэти выкинуть этот дурацкий фокус, не подумав о возможных последствиях.

Кэти странно притихла.

– Ты, конечно, с ним объяснишься?

– Я... я не знаю. Попытаюсь.

– Сделай это не откладывая. Намекни ему на свои чувства, а то он из деликатности начнет тебя избегать.

Джессика, закрыв глаза, застонала.

– Это будет не сложно, – заверила ее Кэти. – Он без ума от тебя.

Вскоре Кэти ушла, а Джессика подумала, что подруга у нее чудесная – несмотря на свое пристрастие к театральным эффектам.


Весь остаток выходных Джессика размышляла над советом Кэти и в понедельник появилась в офисе очень рано. К ее удивлению, Эван уже сидел за столом и встретил ее широкой улыбкой.

– Доброе утро, милая Джессика. – Он пребывал в превосходном настроении. Карие глаза дружелюбно сияли, улыбка излучала тепло. – Я тебя поджидаю.

Положив в ящик стола сумочку, она прошла к нему в кабинет с ручкой и блокнотом, в полной уверенности, что он собирается дать ей новое задание.

– Располагайся удобнее, – предложил он, указывая рукой на кресло по другую сторону стола. Сам он сидел в вальяжной позе, словно забежал в свой кабинет отдохнуть. – Нам надо поговорить.

– Слушаю. – Она быстро перебирала в уме возможные просьбы.

– Ты, наверное, заметила, что в последнее время я был не в форме, работал спустя рукава и все такое. Заметила?

– Я... я здесь совсем недавно, – запнулась она, опасаясь наговорить лишнего. – Да и не мое дело решать, справляешься ты со своей работой или нет.

– Не стесняйся, Джесс, говори откровенно.

– Хорошо, – согласилась она, хотя ей вовсе откровенничать не хотелось. – Я знаю, что в последнее время тебе пришлось несладко, но у всех случаются неудачи в жизни. Ты должен взять себя в руки.

Эван весело рассмеялся, ни капельки не обидевшись.

– Вот так-то лучше: обожаю женщин, умеющих говорить без обиняков.

Джессика облегченно вздохнула и устроилась в кресле поудобнее.

– Это все?

– Нет. – Он откинулся в кресле, потирая лицо ладонью и с любопытством разглядывая ее. – Было время, когда ты... была сильно увлечена мной, не так ли?

– Было.– Она вспыхнула. – Сто лет назад.

– Как говорится, обожала издалека.

Она опустила глаза и кивнула.

– А насчет неудач ты права, – продолжал он. – Пора мне показать себя в новом свете. Я и вправду вел себя очень глупо, гордиться нечем. Я очень надеюсь на процесс Эрла Кресса, на таком деле можно проявить себя.

Джессика не знала, как ей на это отвечать, да и стоит ли отвечать вообще.

– Мы с отцом много говорили в эти выходные, – задумчиво произнес Эван. – Он, кажется, собирается баллотироваться в сенат?

– Да, решил попытаться. Мы с Дамианом тоже включаемся в его избирательную кампанию. Так вот, мы с ним о многом говорили. Ему тоже хочется, чтобы я взял себя в руки, он даже посоветовал мне завести девушку.

– Думаю, он абсолютно прав, – одобрила она мудрый совет, считая, что Эван имеет в виду европейскую барышню.

– Здорово. – Он сверкнул задорной улыбкой. – Я надеялся на такой ответ.

Джессика моргнула, не совсем понимая, причем тут ее ответ.

– Почему это?

– Потому, дорогая Джессика, что я решил познакомиться с тобой поближе. Ты чертовски милая девушка и отменный работник. Папа напомнил мне о твоей детской любви, и я намерен наверстать упущенное, как говорится, ответить взаимностью.

– А-а... – Это был не самый подходящий момент признаваться в ее чувствах к Дамиану.

Хотя, с другой стороны, лучше сделать это сейчас, прежде чем ситуация выйдет из-под контроля.

– Признаюсь тебе, – сказал Эван, прежде чем она смогла раскрыть рот, – что моя уверенность в себе сильно поколебалась. А с тобой мне так хорошо и спокойно. Честно говоря, еще одного любовного краха мне просто не пережить.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Разве ты не встречаешься с Ромильдой? – спросила Джессика, чувствуя, что идет ко дну. Она должна что-то сказать, объяснить, но Эван смотрел на нее с такой надеждой, что Джессика не смогла этого сделать, хоть и понимала, что это трусость с ее стороны. – Вроде вы с ней так хорошо поладили на пикнике, да и политические связи ее отца пригодились бы во время вашей избирательной кампании.

– Она уже вернулась в Европу.

– Понятно.

– Но дело не только в этом. Ромильда, конечно, прелестна, но она не для меня, – объяснял Эван. – Мне нужна девушка... ну, со старомодными, что ли, взглядами, которая ценила бы все то, что ценю я. Родителей, домашний очаг, яблочный пирог по праздникам понимаешь? Женщина, умеющая выделить в жизни главное. Такая, как ты, Джессика.

Джессика в эту минуту не сомневалась, что Эван пересказывает слова отца. Возможно, ему и в самом деле нужна именно такая женщина, как он описал, но только Джессика не из их числа. Она уже собиралась тактично дать ему понять, что у нее есть другой – не называя имени, – когда он снова заговорил:

– Сегодня утром у меня уйма работы, а попозже родители предлагают встретиться, и я подумал, что мы могли бы впятером пообедать.

– Впятером?

– Ну да, по-семейному, Дамиан тоже будет. Полдень тебе подойдет?

– А-а...

– Прекрасно. – Он вернулся к своим бумагам. Джессика минутку помедлила, затем встала и вышла из кабинета. Она чувствовала, что кровь отхлынула от ее лица; с трудом дотащившись до своего стола, она обессиленно плюхнулась на стул.

– Мистер Драйден уже у себя? – Джессика даже не заметила присутствия миссис Стерлинг.

Джессика подняла голову и кивнула.

– Но ведь еще только девять!

– Да, для него рановато, – пробормотала она.

– Да что с ним такое стряслось? – недоумевала секретарша, не в силах скрыть изумления. – Ладно, спрашивать ни о чем не будем, а вознесем молитвы. Я уж было потеряла с ним всякое терпение. Дамиан слишком его распустил в последнее время.

Джессика выдавила из себя слабую улыбку. Миссис Стерлинг двигалась по кабинету с той энергичностью и сноровкой, которые были ее отличительными качествами. Она вскипятила кофе, и густой аромат помог Джессике выжить. Когда кофе был готов, миссис Стерлинг налила чашечку для Эвана и отнесла к нему в кабинет. Джессика не слышала, о чем они говорили, но Эван, очевидно, оказался на высоте, потому что секретарша вернулась с сияющим видом.

Джессика молча сидела за столом, предаваясь печальным думам. Кажется, она упустила единственную возможность рассказать Эвану о своей любви к другому. Хотя, пожалуй, было бы нечестно делать такое признание, ни слова не сказав Дамиану. К тому же она вовсе не уверена, что Дамиан тоже испытывает к ней какие-то чувства. В этом уверена только Кэти, а она склонна к театральным преувеличениям и легко путает желаемое с действительным. Джессика не сомневалась, что нравится Дамиану, а вот насчет любви у нее уверенности не было.

Делать нечего, придется смирненько ждать, как будут разворачиваться события. Эван так старается только ради отца, значит, отношения их будут чисто внешними. Обольщать ее он явно не собирается, судя по всему, он по-прежнему любит эту таинственную Мэри Джо.

Утро пробежало быстро в приготовлениях к процессу Эрла Кресса, начало слушаний которого было назначено на завтра. Внимание местной прессы к этому делу непременно должно было вызвать интерес и к фирме Драйденов, и к попытке отца Эвана баллотироваться в сенат. Общественность со своей стороны надеялась на реорганизацию образования в школах округа.

Около полудня Эван появился из своего кабинета и, разулыбавшись Джессике, объявил:

– Я собираюсь украсть на пару часиков эту очаровательную особу.

Миссис Стерлинг одобрительно кивнула.

Джессика достала сумочку и поднялась, лелея надежду, что во время обеда удастся улучить несколько минут, чтобы поговорить с Дамианом. Крайне необходимо растолковать ему эту неловкую ситуацию, а может, даже попросить совета.

К полному разочарованию Джессики, такой возможности не представилось. Втроем они встретили родителей Эвана в «Хилтоне». Обед, что называется, прошел в сердечной атмосфере, все были в превосходном настроении – все, кроме Дамиана, который явно игнорировал Джессику. Глядел на нее как на пустое место.

Она решила напомнить ему об общих радостях и с нетерпением дожидалась перерыва в разговоре.

– А мы с Дамианом недавно были в Кэннон-Бич, – весело объявила она, как только принесли салаты. Родители обменялись многозначительными взглядами.

– Да, Эван, не забывай почаще возить туда свою девушку, – посоветовал Дамиан брату.

– Что же ты мне раньше не сказала, Джесс? – тут же отреагировал Эван. – Я сам без ума от американских горок. Как только управимся с процессом Эрла Кресса, сразу рванем в Кэннон-Бич. Хорошо?

– Хорошо, – согласилась Джессика упавшим голосом. Она взглянула на Дамиана, который был полностью поглощен своим салатом. Казалось, ему было все равно, с кем она будет встречаться, и мысль, что Эван станет прижимать ее к себе на американских горках, ничуть не волновала его. Ничуть.

После обеда они направились в один из конференц-залов на втором этаже гостиницы, где была назначена встреча с прессой. Здесь Уолтер Драйден, окруженный семьей, официально объявил о своем намерении баллотироваться в сенат.

Смешавшись с толпой друзей дома, газетчиков и политиков, Джессика имела возможность полюбоваться на семью Драйден со стороны. Милые, симпатичные люди, свято верившие в американскую мечту. Она от души симпатизировала им и искренне желала удачи Уолтеру Драйдену.

Под вспышками камер она пробралась к самой стене комнаты. Ей не совсем было понятно, зачем Эван притащил ее на это мероприятие. Должно быть, хотел продемонстрировать отцу, какой он послушный мальчик.

Джессика знала, что в жизни случаются нелепые повороты, но таких крутых все-таки не ожидала. Она нисколько не сомневалась, что именно Уолтер Драйден вбил в голову сына идею встречаться с ней. Почему бы и нет? Всем известно, что она была к Эвану неравнодушна. К тому же их семьи так дружны. Вполне естественно, выбор пал на нее, а тот факт, что теперь она работает вместе с Эваном, значительно упрощал все дело.

Младший Драйден, собравшийся показать себя в новом свете, искренне надеялся исцелиться от своей боли. А для исцеления что может быть лучше девушки, когда-то смотревшей на него обожающими глазами?

Вот только теперь эти глаза направлены в другую сторону. На человека, который твердо вознамерился совершить благородный поступок и отойти в сторону ради брата.

Впервые за много месяцев Эван выразил желание забыть о прошлом и начать новую жизнь. И Дамиан неколебимо верил, что причина в ней. Поэтому он и пальцем не шевельнет, чтобы изменить ситуацию, даже если он ее любит.


Всю следующую неделю имя Драйденов не сходило со страниц газет, звучало по радио и телевидению, вечерняя пресса помещала ежедневные отчеты из зала суда. Там Джессика впервые увидела Эрла Кресса, и простосердечие юноши произвело на нее огромное впечатление. Он вовсе не собирался подрывать школьную систему округа огромным денежным иском, а, наоборот, ратовал за ее улучшение – ради других спортсменов. Эван договорился о личном педагоге для юноши, который надеялся вернуться в колледж через год и продолжить учебу, чтобы получить диплом. В будущем он сам мечтал стать педагогом высшей школы.

Великодушие Эвана по отношению к своему подопечному трогало ее куда сильнее, чем его профессиональное мастерство. Драйдены, похоже, каждый вечер устраивали приемы в связи с приближающимися выборами, но на присутствии Эвана не настаивали, чему Джессика была очень рада, хотя и знала, что Дамиан принимает активнейшее участие в кампании отца. Она по-прежнему жаждала поговорить с ним, но он ее избегал. Виделись они редко, а когда это случалось, ему было не до нее.

В пятницу суд удалился на совещание. Джессика вернулась в офис, предпочитая там подождать вердикта. Эван провел защиту великолепно, и она была уверена, что Эрл выиграет дело, но нервозная обстановка слишком утомила ее.

В офисе, как всегда во второй половине дня, кипела работа. Стучали компьютеры, факсы и ксероксы, посыльные курсировали из одной комнаты в другую. Тут тоже атмосфера была нервозной и наполненной ожиданием.

Джессика прошла к своему столу, сбросила туфли и растерла онемевшие икры пальцами. Мышцы болели, она была измотана – и физически и морально – после сумасшедшей недели. Скорее бы попасть домой – и в горячую ванну, а потом на диван с книжкой. И спать – ей просто необходимо выспаться. Встанет не раньше полудня.

Миссис Стерлинг куда-то вышла, а Джессика уже успела слегка расслабиться, когда в кабинет вошел Дамиан. Он резко остановился, увидев, что она одна.

Джессика окаменела, не смея даже дышать.

– Привет, Джессика, – с трудом выдавил он.

– Привет.

– А где миссис Стерлинг? – первым справился с собой Дамиан. Тон его был сугубо деловым, будто он никогда не держал ее в объятиях, и весьма учтивым, будто она была для него всего лишь знакомой, к тому же не очень близкой.

– Вышла по делу, – ответила она и добавила: – Суд совещается.

– Понятно. – Он прошел к столу миссис Стерлинг и положил стопку бумаг в папку для входящих документов.

– Как поживаешь? Ходишь в тот итальянский ресторанчик? – спросила она, чтобы задержать его. Ей так хотелось напомнить ему об удивительном времени, проведенном вместе, она так мечтала, чтобы он понял ее намек – те дни стали для нее самыми счастливыми в жизни. Неужели он и вправду не догадывается о ее чувствах? Или просто не желает понимать никаких намеков?

– Мне некогда разгуливать по ресторанчикам! – С этими словами он рывком развернулся и зашагал из кабинета.

Обиженная и рассерженная, Джессика чуть было не потребовала, чтобы он вернулся, но вовремя спохватилась. Зачем? Он выкинул ее из своей жизни без малейших колебаний – и, кажется, даже без сожалений.

Примерно через час в офис влетел Эван. Застыв на пороге, он вскинул голову и издал такой клич, что с потолка едва не слетели люстры.

– Мы выиграли!!

Джессика подняла глаза и встала, чтобы его поздравить, но Эван подскочил к ней, схватил ее в объятия и принялся кружить по комнате.

– Эван! – Она смеялась, вцепившись в него, чтобы не упасть, – он вертел ее с такой скоростью, что у нее закружилась голова.

На его ликующие крики сбежались сотрудники, но Эван и не думал отпускать ее, а, обхватив за плечи, крепко прижал к себе. Со всех сторон посыпались поздравления.

– Без Джессики мне бы ни за что не справиться! – торжественно объявил он собравшимся. – Ее помощь просто неоценима! – И, протягивая Дамиану свободную руку, добавил: – И твоя тоже. Лучшего брата невозможно себе представить даже в мечтах.

Джессика смотрела на Дамиана, и, хотел он этого или нет – скорее всего, не хотел, – их глаза встретились. Он на минуту потерял контроль над собой, и на лице его отразилась борьба самых противоречивых чувств, завершившаяся победой преданной любви – к брату. Не оставалось сомнений, что ради Эвана он готов пожертвовать всем, даже собственным счастьем.

Слезы заволокли ей глаза. Из последних сил она заставляла себя улыбаться, старалась вести себя так, будто это самый счастливый миг в ее жизни, хотя на самом деле никогда еще не была так несчастна.

Эван настоял на совместном ужине: победу полагалось отпраздновать. Для празднования был выбран один из самых изысканных ресторанов. Усаживаясь за столик, Джессика заметила, что женщины поглядывают на нее с завистью. Ничего удивительного: давно уже Эван не выглядел столь очаровательным.

Они уже вышли из ресторана и ожидали, когда подадут машину, как вдруг словно из-под земли вынырнул репортер и щелкнул вспышкой. Джессика было запротестовала, но Эван заверил, что такова цена славы и надо ее уплатить.

На следующее утро ни свет, ни заря позвонила мать. Джессика никак не могла – и не хотела – проснуться. Телефонный звонок вырвал ее из сладкого сна.

– Видела? – выпалила Джойс вибрирующим от восторга голосом. – Я уже позвонила в редакцию и попросила сделать копии для Лоис и для меня. Потрясающе!

– Что потрясающе, мама?

– Снимок, что же еще! Вы с Эваном красуетесь на страничке светской хроники – а внизу очень миленькая подпись. Ты, кажется, не читаешь газет, так вот: в четверг тоже было упоминание о тебе. Рядом с Эваном! Ты представить себе не можешь, дорогая, как я рада.

– О Боже, – прошептала Джессика, которая медленно соображала спросонья. – Вспомнила. Вчера вечером мы нарвались на репортера.

– Вот-вот, об этом я и толкую. Снимок появился сегодня, в утренней газете. Я в восторге, папа тоже, уж не говоря о Лоис и Уолтере.

Джессика была не в восторге.

– Что тебе в этом снимке, мама?

– Это больше чем снимок, солнышко. Для тебя – и для меня тоже – это исполнение мечты. Тебе же так нравился Эван, и вот теперь, через столько лет, ты добилась взаимности!

– Мама, ты ничего не понимаешь, мы с Эваном...

– Знала бы ты, как мы с Лоис довольны! Конечно, мы понимаем, для свадебных планов рановато, но нам так приятно, что наши дети встречаются. Моя дочь выходит замуж за Драйдена! Ах, эта свадьба станет для нас величайшим событием. И для меня, и для папы.

Она остановилась, чтобы перевести дыхание, и затараторила снова:

– Свадьбу лучше всего сыграть осенью. Мы с Лоис так давно дружим, и – подумать только – у нас могут быть общие внуки! Какое счастье!

Джессика терла глаза ладонью, стараясь удержать слезы.

– Мама...

– Но я, разумеется, не хочу давить на тебя.

– Разумеется, не хочешь.

– Хорошо. Прости, что разбудила тебя, дорогая. Мне следовало бы догадаться, как ты измучена после этой недели. Спи дальше. Договорим потом.

Заснуть теперь было немыслимо. Джессика босиком прошлепала на кухню и сварила кофе, чтобы взбодриться. Налив кофе в чашечку, она поставила ее на кухонный столик. Забравшись на стул с ногами, положила подбородок на колени, дожидаясь, пока кофе остынет. От кофе бодрости не прибавилось, она молча пила его, раздумывая, что же ей делать дальше.

Чем дальше, тем хуже. Она чувствовала себя загнанной в ловушку: все, даже люди самые близкие, полагают, что она на седьмом небе от счастья. Эван! Отвечает взаимностью! А она любит Дамиана.

Телефонный звонок так испугал ее, что она аж подскочила и пролила горячий кофе на руку.

– Да! – рявкнула она в трубку.

– Ты чего на людей кидаешься?! – возмутилась Кэти, ибо именно она угодила Джессике под горячую руку.

– Извини! – Меньше всего ей хотелось рявкать на Кэти.

– Утром беру я в руки газету – и нате вам: меня приветствует твоя улыбающаяся физиономия!

– Представляю твою радость.

– Не представляешь. Но что-то в этом снимке не так. Ты не с тем братом. Будешь оправдываться?

– Нет.

– Почему?

Джессика вздохнула.

– Это долгая история.

– Изложи покороче.

Она снова вздохнула.

– Эван решил выйти из депрессии...

– Пора бы, тебе не кажется?

– Конечно, пора, но он делает это не ради себя. Его отец баллотируется на выборах, поэтому Эван изображает из себя счастливчика.

– Встречаясь с тобой.

– Похоже на то.

– Про отца я все знаю. Имя Уолта Драйдена всю неделю не вылезало из заголовок газет, про Эвана тоже знаю и про Эрла Кресса, – нетерпеливо произнесла Кэти. – Так что переходи к делу и рассказывай, почему ты была в ресторане с Эваном, а не с Дамианом.

Рассказать об этом было не так-то просто.

– Потому что ты меня обманула, Кэти, несчастным голосом сказала она. – Дамиан не любит меня, ты ошиблась. Даже намеков не делает.

– Каких намеков?! – выкрикнула Кэти.

– Никаких, он не любит меня, – почти плача, повторила она. Ей казалось, что она ушла в зыбучие пески по горло – и помощи ждать неоткуда.

Кэти застонала.

– Ладно, вижу, ты не в состоянии внятно рассказать эту скорбную историю. Начинай с самого начала, да смотри, ничего не упускай.

Надо отдать ей должное, Кэти очень внимательно слушала рассказ подруги, стараясь как следует разобраться в ее злоключениях. Когда Джессика закончила, Кэти долго молчала, что было не в ее характере.

– Понятно, – сказала она наконец погрустневшим голосом. – Дамиан зажат между двух огней. Он в тебя влюблен, Джесс, это совершенно точно установлено мною на том обеде. Интуиция меня еще ни разу не подводила.

– Если и влюблен, то не очень сильно. Джессика даже глаза прикрыла от огорчения, вызванного собственными словами.

– Напротив, – решительно возразила Кэти. – Очень сильно. Поняла? Дамиан очень любит и тебя, и Эвана, а поскольку у него слишком развито чувство долга, он решил пожертвовать своим счастьем.

– Если все так, как ты говоришь, мне в самую пору утопиться. Моя мама и Лоис Драйден уже размечтались о свадьбе и об общих внуках.

Кэти пропустила это замечание мимо ушей.

– С Эваном часто видишься?

– Каждый день – мы вместе работаем, забыла?

– Я имела в виду – вне работы.

Это был щекотливый вопрос. Благодаря процессу они проводили вместе не только дневные часы, но и вечера. Вместе перекусывали второпях, обсуждая все детали общего дела. Только дела, ничего больше. Он до нее даже не дотрагивался.

– Мы виделись очень часто, – призналась Джессика и объяснила почему.

– Так, и что же ты теперь испытываешь к Эвану?

– Я рада, что он добился успеха. Но между нами ничего нет, он даже не притворяется влюбленным.

– В таком случае почему ты ничего не сказала Дамиану? Вам надо объясниться.

– Когда? – кисло возразила Джессика, думавшая об этом тысячу раз. – Времени совсем не оставалось, мы были страшно заняты делом Эрла Кресса. Вчера вечером я попыталась завести с ним разговор, но Дамиан моих попыток не поддержал. Думаю, на сей раз твоя знаменитая интуиция не сработала.

– Мы уже это проходили, – разочарованно буркнула Кэти.

– Эван, конечно, встречается со мной лишь для видимости. Может, и этот самый снимок он сам организовал. На него похоже.

– А ты не боишься, что он в тебя влюбится?

– Нет. Его сердце так разбито, что не скоро заработает в полную силу.

Кэти, помолчав, заметила:

– Он мечтает о семейной жизни. Не забывай об этом, Джесс. Как бы ни был он сейчас разочарован, может случиться, что он... сильно привяжется к тебе. Это будет катастрофа.

Поначалу Джессика и сама этого не на шутку опасалась, но, к счастью, отношения их оставались чисто платоническими.

– Ты обо мне слишком высокого мнения.

Кэти проигнорировала и это замечание.

– Когда ты с ним снова увидишься?

– Завтра вечером. Приглашена в усадьбу на пикник, посвященный сбору средств для кампании его отца.

Сама мысль об этом мероприятии ее страшила, и, если бы не возможность увидеть Дамиана, она отказалась бы от пикника под любым предлогом.

– Счастливо повеселиться.

– Благодарю, – ответила Джессика, понимая, что на веселье ей рассчитывать не приходится.

Повесив трубку, Джессика приняла душ. Она долго стояла под сильной струей воды, подставив лицо. После душа она почувствовала себя значительно лучше. Пора действовать.


На следующий день Эван заехал за ней довольно рано. На нем был белый свитер с синей тесьмой вокруг V-образного ворота. Выглядел он элегантно, вернее – изысканно-небрежно. Его глаза одобрительно блеснули при виде Джессики в цветастом летнем платье с коротким белым жакетиком.

– Надо же! Соседская пигалица превратилась в настоящую красавицу!

– Ты дьявольски сладкоречив, но меня на комплименты не возьмешь, – отшутилась она. Он был в прекрасном настроении – и имел на это полное право после своего оглушительного успеха.

Спортивный автомобиль Эвана стоял прямо у входа в ее дом. Он открыл дверцу и помог ей сесть. Всю дорогу они болтали без умолку. Усадьба Драйденов расцвела американскими флагами и плакатами, был приглашен оркестр, имелась даже небольшая трибуна, перед которой выстроились ряды складных стульев.

Джессика твердо решила изыскать возможность объясниться с Дамианом – ей нужна была полная ясность. Не может же он вечно ее избегать!

Родители ее тоже были здесь, раздавали гостям крошечные американские флажки. Каждый был чем-нибудь занят, и Джессика включилась в общие хлопоты, не переставая выискивать глазами Дамиана.

Она как раз раскладывала картофельный салат, когда наконец увидела Дамиана: он разговаривал с какой-то пожилой женщиной и случайно взглянул в сторону Джессики. На долю секунды их глаза встретились, но он тут же отвел взгляд. Джессика проглотила слезы, которые обожгли ей горло.

Как только Джессика управилась с салатом, к ней подошел Уолтер Драйден. Это был высокий мужчина крепкого вида и, судя по всему, столь же крепкого нрава. Он обнял ее, поблагодарив за помощь.

– Ты выросла и стала красивой женщиной, Джессика. – Его глубокий голос словно вторил недавнему комплименту Эвана.

– Спасибо. Кажется, у меня еще не было возможности сказать вам, как я рада, что вы решили баллотироваться в сенат.

– Нужно было начать кампанию гораздо раньше. Теперь придется наверстывать упущенное, а это значит, что пару месяцев я буду по горло занят.

– Вы именно тот человек, который нужен нашему штату, – искренне сказала Джессика.

– Твое доверие для меня очень много значит. – Они бок о бок расхаживали по площадке. – К тому же я заготовил для тебя похожую фразу: ты именно тот человек, который нужен моему сыну.

– Простите?

– Я об Эване.

Джессика не знала, что сказать. Ей хотелось немедленно во всеуслышание объявить, что она любит Дамиана, но у нее мгновенно пересохло в горле, а язык, казалось, прилип к нёбу.

– Ты нужна ему, – повторил Уолтер Драйден.

– Он почти в порядке, мистер Драйден. Не нужно за него переживать.

Уолтер Драйден обнадежено кивнул в ответ.

– Мы с Лоис считаем, что это твоя заслуга.

Ее охватила паника.

– Уверена, что это не так.

– Так. Тебе пора научиться принимать комплименты, юная леди. Это пригодится в жизни тебе – и Эвану соответственно. – Он; помолчал с глубокомысленным видом. – Я полагаю, мой сын со временем тоже станет политиком. У него к этому явные способности, пока он немножко зелен, но это не беда, через несколько годков созреет. Я хотел было силой затащить его в политику, но Лоис меня отговорила: зачем толкать парня туда, куда его пока что не тянет.

Джессике очень хотелось надеяться, что у него хватит благоразумия не толкать своего сына к девушке, к которой его не тянет.

– Однако мы удалились от темы нашего разговора, – заметил Уолтер, покачав головой. Так вот, я ведь хотел поблагодарить тебя, дорогая моя, за то, что ты помогла Эвану.

– Но я ему вовсе не помогала!

– Не скромничай. Мой сын так изменился в последнее время. А ведь это я посоветовал Дамиану взять тебя в нашу контору, и он сразу за эту мысль ухватился. Мы попали в самую точку.

– Мне за многое нужно благодарить Дамиана, – произнесла Джессика, но так, тихо, что он вряд ли услышал.

– А, вот вы где! – воскликнул Эван, появляясь позади них. – Ну и нравы! Отец крадет у собственного сына девушку!

Уолтер хмыкнул.

– Только на время, сынок. Не буду вам мешать, развлекайтесь. Вы оба здорово потрудились. Сделайте передышку и улизните в местечко повеселее.

– Но ваша речь! – запротестовала Джессика.

– На кой ляд вам моя речь? Мои речи ты можешь слушать хоть каждый день. Пока!

Эван взял ее за руку, и они, обойдя площадку с трибуной, направились к тому месту, где росли плакучие ивы. Джессика обнаружила, что настроение Эвана изменилось. Сейчас он казался озабоченным. Она ждала, когда он объяснит, что случилось.

– Не возражаешь против серьезного разговора? – спросил он через мгновение.

– Не возражаю. – Сердце ее облегченно дрогнуло. Добрая порция откровенности им обоим не повредит. Она остановилась и прислонилась к стволу дерева. Деревья слегка прикрывали их от любопытных глаз, и девушка была рада уединению.

– Странный же у нас роман, Джессика. Сплошная показуха.

– Вот именно. – Она подумала о своей матери, о ее матримониальных планах. Уолтер Драйден тоже твердо настроен на свадьбу. Надежды родственников зашли слишком далеко.

– Я всю неделю хотел с тобой поговорить, но мы работали в таком бешеном темпе...

– Да уж, неделька была не из легких, – согласилась Джессика.

– Светская хроника считает нас любовной парочкой.

– Светская хроника интересуется в основном тобой. Ты же принадлежишь к одной из самых известных семей Бостона.

Эван хмыкнул.

– Что правда, то правда. – Он взял ее руку и задержал в своих ладонях. – Мне бы хотелось покончить с дешевой шумихой вокруг нас. Я готов связать свою жизнь с одной-единственной женщиной.

Сердце у Джессики оборвалось. Если он сейчас предложит ей выйти за него замуж, она просто не выдержит и разрыдается. Все вступили против нее в сговор, даже ее собственные родители.

– Я... Ты мне всегда нравился, Эван, но должна предупредить тебя... будет нечестно, если я...

– Какое пресное словечко: нравился! – вдруг прервал он ее и нахмурился.

Ей не хотелось уязвлять его чувство собственного достоинства, и так уже достаточно уязвленное.

– Я знаю, но...

– Подумать только, что мы даже ни разу не целовались! – Он улыбнулся, глаза зажглись мальчишеским озорством. – Это нужно исправить, милая Джессика. – Он взял ее лицо в ладони и, прежде чем она смогла воспротивиться, приблизил к ней губы.

Поцелуй был мягким, нетребовательным и нежным. Джессика не почувствовала ровным счетом ничего, кроме все более непреодолимого желания плакать. Что она могла чувствовать к Эвану, когда ей так нравится Дамиан?! Да, «нравится» – словечко пресное. Она любит Дамиана!

Эван поднял голову и заглянул ей в лицо. Глаза его вдруг стали темными и непроницаемыми. Мгновение он разглядывал ее.

– Я не стану давить на тебя, Джессика. Мы подождем. – Откинув завиток волос с ее щеки, он поцеловал ее, губы тепло и влажно коснулись ее лица.

И вот тогда Джессика увидела Дамиана. Он стоял в последних рядах толпы, собравшейся послушать речь Уолтера Драйдена. Его взгляд был устремлен на Эвана и Джессику. Обнаружив, что она его заметила, он повернулся и быстро зашагал прочь, казалось, он вот-вот перейдет на бег.

В безумном порыве Джессика собралась догнать его, но Эван по-хозяйски положил ей руку на плечи и повел назад, в сторону трибуны.

Все пропало.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Ну? – без единого слова приветствия вопросила Кэти, когда Джессика открыла подруге дверь в воскресенье вечером. Кэти скинула рюкзак с плеча и небрежно отбросила его в сторону. – Как прошел пикник?

– С политической точки зрения – весьма успешно. Мистер Драйден собрал очень много средств для своей избирательной кампании. – Она сознательно уклонялась от ответа: ее отношения и с Эваном и с Дамианом зашли в такой тупик, что она даже думать о них боялась.

Кэти знала ее достаточно хорошо, чтобы обо всем догадаться.

– Садись, – скомандовала она, указывая на глубокое кресло, любимое место Джессики.

Заслышав в голосе подруги диктаторские нотки, Джессика поняла, что та явилась с очередным гениальным планом, и послушно уселась просто потому, что у нее не было ни сил, ни желания спорить. Устроившись в кресле, она молчала, а Кэти мерила перед ней ковер шагами. Джессика почти слышала, с каким скрипом работают неутомимые мозги подруги.

– Я много думала над твоим делом, – начала Кэти.

– Вижу, – промолвила Джессика, в страхе ожидая, что за этим последует.

– Надо, чтобы ты захромала. – Кэти изрекла это таким тоном, словно предлагала единственный шанс на спасение.

Джессика расхохоталась.

– Шутишь?

– Я не шучу. Надо, чтобы ты покалечилась. Понарошку, конечно. Хромать будешь только перед Дамианом, а перед Эваном можешь ходить нормально.

Джессика потрясла головой, не веря своим ушам. По гениальности эта идея ничуть не уступала предыдущей затее.

– Ради чего я должна изображать из себя идиотку?

– Хромать придется на одну и ту же ногу, – продолжала Кэти, игнорируя вопрос Джессики и озабоченно поглядывая на нее. – Смотри не перепутай. Не мешало бы пометить ее, поставить на носок туфли какой-нибудь знак.

Джессика вскинула вверх руки.

– Кэти, ты что, рехнулась? Ничего более дурацкого я не слышала, даже от тебя!

– Так кажется только на первый взгляд, досадливо ответила Кэти. – Я актриса и знаю толк в подобных вещах.

– Ты актриса, но жизнь – не театр.

– Жизнь куда проще театра. Именно потому ты должна меня слушаться.

– Нельзя ли попросить тебя поделиться со мной логикой твоих рассуждений?

– Можно, конечно. – Кэти бойким шагом подошла к дивану и, развалившись на нем, продолжила: – Поставим на сострадание. Необходимо, чтобы Дамиан увидел тебя изувеченной: вывихнутая коленка, растянутое сухожилие – что-нибудь вроде этого. Если сила его любви хотя бы вполовину такова, как я предполагаю, он кинется тебе на помощь, а как только он к тебе прикоснется – сразу выдаст все свои чувства. – Она внезапно замолчала. – Однако предупреждаю. Ты должна быть готова.

– К чему?

– К тому, что он может тебя отлупить от огорчения. У мужчин огорчение – чувство куда более сложное, чем у нас. Тревожась за любимую женщину, мужчина вполне способен броситься на нее с кулаками – за то, что не убереглась. Не исключено, что он отколошматит и Эвана, чтобы глядел за тобой получше. Так и знай.

– За Эвана не ручаюсь, а меня он отколошматит совершенно точно, – смеялась Джессика. – Дамиан – человек порядочный и терпеть не может обмана.

– Откуда же ему знать, что это обман?

– Кэти, – перестав смеяться, вздохнула Джессика, – ты представить себе не можешь, как я ценю твои старания, но калекой притворяться не стану. Да и какой прок? Актриса из меня никудышная, Дамиан сразу разгадает мою уловку. Не забывай, что он очень опытный юрист.

Кэти насупилась, в раздумье покусывая нижнюю губу.

– Ладно, – согласилась она наконец. Хромоту отставим. Тогда единственное, что тебе остается, – откровенность. Выложи ему все как на духу. Иногда это здорово срабатывает.

– Вот насчет откровенности ты права, – одобрила Джессика. – Я терпеть не могу шарады и больше всего терзаюсь от ложности своего положения. Мне, конечно, очень хочется помочь Эвану, но не такой ценой.

– Тогда отрепетируем разговор. – Кэти сдвинулась на край дивана. – Что ты собираешься сказать Дамиану?

– Я... еще не придумала. – Плечи ее поникли. – Знаешь, чего я больше всего боюсь? Что Дамиан учтиво улыбнется в ответ на мои признания и скажет, что очень польщен.

– И в голосе его прозвучит небывалая грусть, – добавила Кэти, не удержавшись от эффектной фразы.

– Именно. А затем вздохнет и прибавит, что, к сожалению, не разделяет моих чувств.

– Отрубит по-мужски, – согласилась Кэти. – Солжет не моргнув глазом и откажется от своего счастья ради брата. А ты не верь ему, вот и все. А вот мне поверь, Джесс: этот парень любит тебя.

Джессика всем сердцем хотела, чтобы это было правдой. Она взглянула на подругу, с благодарностью подумав о ее преданности, и вскинула вверх большие пальцы. Кэти, ухмыляясь, ответила ей тем же.


Эван уже работал в своем кабинете, когда Джессика появилась в понедельник утром в офисе.

– Доброе утро, – весело приветствовал он. – Наконец-то!

– Сварить тебе кофе? – спросила она, но, глянув на кофеварку, обнаружила, что Эван уже успел сделать это.

Небрежной походкой он вышел из кабинета с чашкой в руке и присел на край ее стола, раскачивая одной ногой как маятником. Он улыбнулся ей сверху и подмигнул.

– Ну как, отдохнула? Готова покорять мир?

Джессика одарила его ответной улыбкой. Понедельник начинался, пожалуй, слишком улыбчиво.

– Не совсем. Мир я собираюсь покорять со среды или четверга.

– Нет, с этим делом тебе придется поспешить, – небрежно сказал он, вынимая из внутреннего кармана пиджака два билета и протягивая ей. Джессика взглянула на них и ахнула от восторга.

– Два билета на сегодняшнюю игру «Ред Сокс»!

– Ты, кажется, любишь бейсбол.

– Обожаю «Ред Сокс».

– Именно так и сказала мне твоя мама. Берегись, милая Джессика, я намерен затащить тебя на седьмое небо, смотри не падай!

Девушка вскинула на него глаза. Она давно уже упала с седьмого неба, и ей не нравилось то место, куда она приземлилась. Сегодня утром она проснулась с твердым намерением покончить со своей любовной неразберихой – и что же? Все ее планы рухнули в одно мгновение. А в довершение зол Эван шушукается с ее матерью, раздобывая сведения.

– Эван, нам нужно поговорить, – сказала она, не поднимая глаз. Всю дорогу до офиса она репетировала свою речь.

– Не сейчас, Джесс. Извини. Мне придется целый день сидеть в суде на слушаниях дела Портера. Но не волнуйся, наговоримся вечером, у нас будет уйма времени. Я заеду за тобой в полседьмого, ладно?

– Ладно, – пробормотала она, выдавив слабую улыбку.

К тому времени, когда Эван заехал за ней, Джессика твердо решила высказать ему все после матча, подумала она, когда они останутся наедине.

Эван тоже был настроен решительно, видимо собираясь окончательно ее покорить. У них оказались места прямо напротив основной базы, так что вид был превосходный. Они наспех перекусили – горячие сэндвичи, соленые орешки – и даже успели пропустить по кружке пива. Она давно не видела Эвана таким веселым, он развлекался от всей души. Аплодировал команде, кричал и даже – когда их любимцы выиграли очередные несколько очков – засунул пальцы в рот и издал пронзительный свист. За годы своего детского шпионства ей ни разу не довелось слышать, чтобы он так свистел.

– Мама спустила бы с меня шкуру, – объяснил он, когда она его об этом спросила. Воспитанному человеку свистеть не полагается, – произнес он так похоже на Лоис Драйден, что Джессика расхохоталась.

– Неужели ты слушался маму? – поддразнила она.

– Оказалось, что и папа свиста не переносит, – сказал Эван тоном человека, лишенного счастливого детства.

Джессика слегка удивилась – она предполагала, что Эвану, любимцу семьи, позволялось все.

Во время седьмой подачи Эван дотянулся до ее руки и сжал пальцы. Она не оттолкнула его, слишком уж он был мил, на такого не посердишься долго. Именно об этом его даре – очаровывать – и толковал его отец во время их последней беседы на пикнике. Эван – прирожденный лидер. Людей всегда тянуло к нему. Его везде принимали, ценили, обожали, а в трудных ситуациях в нем видели человека, способного решить все проблемы.

Внезапно Джессика почувствовала, как он напрягся: выпустил ее руку из своей, оцепенел, пристыл к своему месту. Затем судорожно глотнул воздух, потом, кажется, вообще перестал дышать.

– Эван?

Он ответил ей вымученной улыбкой. В это мгновение толпа взревела, и болельщики повскакивали с мест. Джессика понятия не имела, что происходит на поле. Она смотрела лишь на Эвана и думала только о нем.

– Что случилось? – спросила она, когда шум стих.

– Ничего. – Он снова улыбнулся для отвода глаз, но улыбка вышла кривой. Случилось что-то серьезное, и она была твердо намерена выяснить, что именно.

– Пойдем, – сказала она и встала, не дожидаясь его. – Мы уходим.

– Джессика, нет, все в порядке. Чего ты всполошилась?

– Не пытайся меня обмануть, я тебя вижу насквозь.

– Давай досмотрим, ничего со мной не случилось, – упирался он.

Не обращая на его слова никакого внимания, она собрала свои вещи и двинулась к выходу. Ему ничего не оставалось, как потащиться следом.

– Ну и упрямица, непременно ей надо на своем настоять! – брюзжал он, догоняя ее.

Они вышли со стадиона, их шаги отдавались гулким эхом на каменных ступенях. Изнутри доносились выкрики и аплодисменты болельщиков. Эван пару раз с сожалением обернулся назад.

– Ладно, а теперь расскажи мне, что с тобой такое стряслось? – потребовала Джессика, когда они дошли до стоянки.

– Ничего со мной не стряслось.

– Если ты еще раз скажешь «ничего», я завизжу. Ну, кого ты увидел? – Но она уже знала ответ. Только один человек мог вызвать у Эвана такую болезненную реакцию – женщина, которую он любил и потерял.

– С чего ты взяла, что я кого-то увидел? – разъярился Эван.

– Это была Мэри Джо?

Он остановился так резко, что она проскочила вперед и только через несколько шагов сообразила, что он отстал.

– Кто тебе рассказал о Мэри Джо? – Голос его звучал хрипло.

– Никто. Надеюсь, что расскажешь ты.

– Извини, Джесс, но...

– Нет, Эван, это ты меня извини, но я все-таки скажу, что думаю: нельзя так увязать в своем прошлом. Слишком долго ты лелеял свою боль. Пора ее отпустить. Давно пора! – Джессика сунула руку ему под локоть и потащила к машине.

Всю дорогу до ее дома он угрюмо молчал. Джессика вовсе не была уверена, что поступает правильно, настаивая на исповеди, которая может разбередить его рану. Но, с другой стороны, она понимала, как опасно замыкаться в своем несчастье.

Джессика прошла на кухню, включила свет и сварила кофе. Эван сперва уселся, но вскоре встал и начал бродить по ее крошечной квартирке.

Через несколько минут Джессика устроилась в своем любимом кресле, наблюдая, как Эван нервозно разгуливает по комнате. Она не торопила его, не понукала ни единым жестом, понимая, как трудно ему приступить к рассказу о своем любовном крахе.

– Мы встретились случайно, – начал он тихим, напряженным голосом. – Правда, потом я стал в этом сомневаться.

– Ты хочешь сказать, что она подстроила вашу встречу?

Эван широко раскрыл глаза от удивления.

– Нет... что ты! Я хочу сказать, что в жизни случайности не случайны.

– Понятно.

– Встретились на пляже, я был там со своими друзьями. Мы играли в волейбол, потягивали пивко, в общем, развлекались, отдыхая от монотонных будней. Вода, солнце, смех – сама знаешь, как приятно расслабиться на свежем воздухе.

Он перестал ходить и обернулся к ней.

– Друзья мои уже ушли, а я еще долго бродил по берегу – и вот тогда-то я повстречал Мэри Джо. Она выгуливала собаку, и старик Файто вырвался. Девушка гонялась за ним по пляжу, а я, геройский парень, поймал ей поводок. Она остановилась, чтобы поблагодарить меня, так мы и познакомились. Изящная, хорошенькая, с огромными карими глазами, которые... Ладно, не буду отвлекаться.

– Она тебе понравилась сразу?

Эван кивнул.

– Было в ней что-то необычное, свежее. Мне сразу захотелось узнать ее поближе, и я пригласил ее поужинать. И просто остолбенел, когда она отказалась.

Это и вправду что-то новенькое, подумала про себя Джессика.

– А почему она отказалась?

– По нескольким причинам, и все они не стоили выеденного яйца. Она бесподобно смеялась, и я обнаружил, что говорю всякую ерунду, лишь бы слышать ее смех снова и снова. С Мэри Джо мне и самому все время хотелось смеяться. Никогда я не проводил такого веселого вечера.

– Она все же согласилась с тобой поужинать?

– Не совсем. – Погруженный в воспоминания, Эван долго молчал.

Джессика терпеливо следила за игрой чувств на его лице. Сначала глаза его загорелись, потом заволоклись такой болью, что она едва удержалась, чтобы не взять его за руку. Губы тоже говорили о многом. Они дрогнули, когда он впервые упомянул о Мэри Джо, как будто эта встреча все еще удивляла и радовала его. Но уже через мгновение уголки рта опустились, на место улыбки пришла гримаса. Джессике хотелось утешить его, но она боялась его обидеть.

– В общем, – продолжал Эван задумчиво, – весь этот вечер и почти всю ночь я провел с Мэри Джо. Мы развели на берегу костер и проговорили до утра. После этого мы начали встречаться постоянно. Она казалась мне такой необыкновенной, пришедшей из другой жизни. Мэри Джо – младший ребенок в семье, в которой шестеро детей. Она единственная девчонка. Как-то в воскресенье я познакомился со всем семейством, мать настояла, чтобы я остался на ужин. В жизни не видел ничего подобного! По всему дому носятся дети. У Мэри Джо куча невесток, и почти все беременны. Живут дружно и весело. Шутки, смех, розыгрыши. Моих родичей тоже занудами не назовешь, но это совсем другое. Мне было так уютно с ними.

– Я уверена, что ты им тоже понравился.

Он пожал плечами с сомнением.

– Может быть.

– И что же случилось потом? – спросила Джессика. Ей не терпелось узнать подробности, а Эван вдруг замолчал.

– В первый же день, на пляже, я догадался, что полюблю ее. – Он заговорил так тихо, что ей приходилось напрягаться, чтобы услышать. – Я не очень-то понимал, что такое любовь, но, когда она пришла, понял сразу.

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – прошептала Джессика. То же самое у нее произошло с Дамианом.

– После знакомства с ее семьей я решил жениться на ней, мне захотелось, чтобы у нас тоже было пятеро или шестеро ребятишек. Захотелось иметь такой же дом, полный любви и веселья. Это настоящее счастье.

– Похоже, она и впрямь удивительная девушка, – тихо произнесла Джессика.

– Удивительная, – нежно прошептал Эван. – Недаром же мне захотелось на ней жениться.

– Ты сделал ей предложение, да?

Он как-то странно улыбнулся, в этой улыбке мешались радость и боль.

– Да. И сразу же познакомил ее с моими родителями. Мэри Джо была напугана нашей роскошью, оно и понятно: после скромной обстановки попасть в богатую усадьбу! Родители не очень одобряли мой выбор, но, как только узнали Мэри Джо поближе, тут же изменили свое мнение.

– Мне кажется, я не слышала о помолвке.

– На помолвку я хотел ей подарить бриллиант, но Мэри Джо предпочла кольцо с жемчугом. Она как раз закончила колледж и получила диплом преподавателя. Официальное объявление о помолвке мы отложили до их семейного юбилея: в октябре ее родители праздновали сорокалетие своей свадьбы. Мне, конечно, не хотелось откладывать помолвку, – признался Эван, – но я согласился, потому что... потому что желание Мэри Джо было для меня законом. – Он остановился и перевел дыхание, на мгновение задержав его, как будто ему было страшно продолжать. – Уже в начале октября я заподозрил что-то неладное: она постоянно находила предлоги для того, чтобы не встречаться со мной. Сначала я всему верил – я и сам был очень занят – и, хотя сильно скучал по ней, все же не настаивал, понимал, сколько у нее хлопот в школе и дома. Пару раз я заявлялся к ее родителям. Они встречали меня очень радушно, ее мать сразу принималась доказывать, что я умираю с голоду, и оставляла меня ужинать. – Он улыбнулся.

– Кажется, они чудесные люди.

Джессика не была уверена, что Эван ее услышал.

– Когда Мэри Джо прислала мое кольцо обратно, я был потрясен. Всякие в моей жизни случались сюрпризы, и приятные, и неприятные, но тут я вправду был потрясен до глубины души.

Джессика даже обиделась на Мэри Джо за то, что у той не хватило мужества встретиться с Эваном лицом к лицу. Если она хотела разорвать помолвку, пусть даже неофициальную, то ей по меньшей мере следовало бы проявить уважение и сказать ему об этом лично. Отправить кольцо по почте! Вульгарно и трусливо!

– Я тут же, – рассказывал Эван, – ринулся к ней домой совершенно разъяренный.

– У тебя были все причины для ярости.

Он покачал головой.

– Были, конечно, но лучше бы я слегка поостыл. Я так жалею, что не сдержался.

Не бывает любви без сожалений, подумала Джессика. Ей самой приходится о многом жалеть в последнее время.

– Когда я встретился с Мэри Джо, она объявила мне, что любит другого, – продолжал Эван. – Сначала я ей не поверил. У меня просто в голове не укладывалось, что такая честная и прямодушная девушка может встречаться за моей спиной с другим мужчиной. Это совсем, совсем на нее не похоже! – Его голос упал до еле слышного шепота. – Тем не менее другой появился, кажется, он из ее же школы, тоже учитель. Должно быть, она очень терзалась из-за того, что обручена со мной, а любит другого. Вероломство вовсе не в ее характере.

Джессика опустила глаза, в страхе, что он прочитает ее мысли. Она хоть и не обручена с Эваном, но все же встречается с ним, а любит Дамиана. Во время рассказа Эвана Джессика мысленно бросала в коварную Мэри Джо камни, а сама ничуть не лучше ее.

– Ты ее увидел сегодня на матче? – мягко спросила Джессика.

Эван кивнул.

– Да, и не одну. Видимо, она была со своим новым другом.

В глазах его снова появилась боль, и Джессика едва не расплакалась. Из-за Эвана, конечно, но и из-за себя тоже. Славная из них получилась парочка, подумала она, двое бедолаг, пришибленных несчастной любовью.

– Мэри Джо – удивительная! – прошептал Эван. – Счастлив тот, кто на ней женится. – Он снова замолчал, на лице опять появилась та же странная улыбка – смесь радости и боли. – Она станет замечательной женой и матерью.

– Как ты великодушен! Столько выстрадать из-за женщины и быть о ней такого высокого мнения!

– Это не мнение, Джессика, а чистая правда. После нашего разрыва я понял, что во многом сам виноват – слишком избаловался. Мэри Джо оказалась первой женщиной, порвавшей со мной отношения. – Он улыбнулся при этих словах, словно признавая, что наказан за дело. – Нельзя быть таким самоуверенным.

– Все мы этим грешны, – утешила его Джессика.

Он обратил на нее опечаленный взгляд.

– Я испортил нам весь вечер, не так ли?

– Нет, – заверила она его вполне искренне.

Она поняла, как глубоко любил Эван эту женщину, сочувствовала ему от всей души.

Теперь, после его рассказа, Джессика более, чем когда-либо, не хотела, чтобы эта история повторилась. Нельзя больше обманывать Эвана, позволяя ему надеяться, что их отношения способны вырасти в нечто серьезное.


Прошла неделя. Джессика встречалась с Эваном часто, и каждый раз он рассказывал ей о Мэри Джо. Она очень скоро догадалась, что он приглашал ее на ужин или в кино лишь для того, чтобы поговорить. Каждое свидание заканчивалось кофе и долгой беседой по душам. Казалось, внутри у него открылся какой-то шлюз, и долго сдерживаемые эмоции хлынули наружу.

Они оставались друзьями, и Джессика была этим очень довольна, а их задушевные разговоры ей даже нравились.

– А ты кого-нибудь любила, Джессика? – неожиданно спросил он ее однажды вечером.

– Пожалуй... да, любила, – ответила она и тут же спохватилась. – Но вовсе не того, о ком ты думаешь.

– То есть?

– То есть не тебя, так что не воображай.

Лишь мгновение спустя она поняла, как оскорбительно прозвучали ее слова, и принялась извиняться.

Эван заливался веселым смехом.

Ночь была чудной. Звезды, похожие на россыпи блесток, мерцали так низко, будто ими украсили верхушки деревьев.

– Ведь сразу понимаешь, когда любовь настоящая, верно? – через несколько минут спросил он.

– О да, – выдохнула она.

– А твой таинственный незнакомец любит тебя?

– Я... я не знаю. Может быть. – По правде говоря, надежд на это оставалось все меньше.

Ибо Дамиан продолжал ее избегать. Поговорить с ним ей так и не удалось. Он появлялся в офисе ровно в восемь утра и в пять уходил – видимо, помогать отцу в его предвыборных хлопотах. Увидеться с ним можно было лишь в служебное время, но при его загруженности легче было увидеться с папой римским. Джессика просто понять не могла, как можно за один рабочий день принять столько посетителей – в его кабинете постоянно кто-нибудь торчал.

Джессика теряла терпение. И вдруг, в тот самый момент, когда она готова была совсем отчаяться, свершилось чудо. Они встретились, совершенно случайно, там, где она его никак не ожидала встретить, – в его родном доме.

От матери Джессики Эван выведал, что она играла в колледже в теннис; эта новость его весьма заинтриговала, и он тут же предложил ей сразиться. Она не прочь была провести субботний вечер за теннисом, а поскольку Эван не был записан в местном клубе, играть они поехали в усадьбу Драйденов.

После часовой схватки Эван разбил ее наголову. Она и не надеялась его обыграть, но все же хотела произвести впечатление, и так старалась, что повредила колено. Ничего серьезного, но по настоянию Эвана они игру прекратили.

Перекидываясь шуточками и совершенно позабыв про ее травму, они направлялись к дому, как вдруг увидели мать Эвана, безуспешно пытающуюся завести свою машину. Срочно надо было попасть в штаб-квартиру избирательной кампании, и она страшно нервничала из-за опоздания.

– Не о чем беспокоиться, мама, – сказал Эван, нежно поцеловав ее в щеку. – Я тебя отвезу.

– Глупости, – запротестовала Лоис, взглянув в сторону двухместной спортивной машины Эвана.

– Ты же говорила, что отпустила Ричмонда отдохнуть? – сказал Эван, открывая дверцу. – Никаких возражений, мамочка.

– Но как же Джессика?

– Я прекрасно сама себя развлеку, – заверила ее Джессика. Она постояла в воротах, глядя вслед исчезающей машине, а затем не спеша отправилась в дом, на ходу отирая пот. Прошла на кухню, отыскала в холодильнике газированную воду и налила себе в бокал.

Напевая под нос мелодию из популярного фильма, она расхаживала по кухне, как вдруг дверь широко распахнулась.

– Мама, ради Бога, что ты здесь делаешь?! Тебя ведь ждут в... – Дамиан запнулся, увидев ее. – Джессика? – произнес он, не сумев скрыть изумления.

– У твоей мамы забарахлила машина, и Эван повез ее в штаб-квартиру кампании, пояснила она. Лицо ее раскраснелось от игры, волосы падали на лоб влажными прядями.

– Значит, Эван ее отвез. – Дамиан поспешил ретироваться. – Пойду взгляну, что случилось с машиной.

– Дамиан... – Она окликнула его, лихорадочно соображая, как бы его задержать. И тут ее осенило: изобразить калеку. Идея Кэти вовсе не так плоха, тем более что она и вправду малость изувечена.

Сконцентрировав силу своей мысли на правой ноге, она неуклюже заковыляла к нему. Он тотчас заметил ее хромоту и встревожился так сильно, что Джессика даже устыдилась своего обмана. Ладно, он простит ее, когда узнает правду.

– Ты повредила ногу! – вскричал он, поспешно возвращаясь. Дверь кухни качнулась вслед за ним.

– Пустяки, – прошептала она.

– Сядь, – приказал он отнюдь не ласково. – Эван знает?

– Да, но ушиб ведь совсем легкий, – пробормотала она. Он пододвинул стул и усадил ее. Прикосновение его рук было нежным, но уверенным. Она закрыла глаза. Господи, как ей его не хватало! Она столько дней ждала этой возможности побыть наедине с Дамианом – и сейчас не собиралась ее упустить. – Нам нужно поговорить, – сказала она. – Послушай, я...

– Поговорим потом, сперва я осмотрю твое колено. Черт побери, куда смотрит Эван? Даже не перевязал!

– Дамиан, пожалуйста, выслушай меня.

– Позже. – Он накладывал в пакет лед.

Она разозлилась и вскочила со стула.

– Ничего страшного с моим коленом не случится! Подумаешь, ушиб! Нашел, о чем волноваться!

– Все же лучше показаться врачу, – настаивал он, снова усаживая ее. Уложив ее ногу на стул, он пытался пристроить пакет со льдом на колено.

– Мне нужно поговорить с тобой, Дамиан! – повторила она и, опасаясь, что он ее прервет, выпалила залпом: – Я не люблю Эвана, он не любит меня, мы друзья, он любит Мэри Джо, а я люблю...

– Не убирай этот пакет хотя бы минут двадцать, поняла?

Джессика в ярости вскочила на ноги и зашвырнула пакет в раковину.

– Нет, ты меня выслушаешь, Дамиан, или я умру на месте! Ишь, какой заботливый! Да я нарочно захромала, чтобы задержать тебя. Иначе к тебе и подступиться невозможно.

– Так ты повредила колено или нет? – рявкнул он.

– Повредила немного, но это ерунда. Я хочу поговорить о нас двоих. О тебе и обо мне.

– Джессика, – произнес он с плохо скрытым раздражением. – Ты же встречаешься с моим братом.

– Мы с твоим братом друзья– и не больше. Сколько раз тебе повторять?

– От дружбы такого не бывает, – горячо возразил Дамиан. – Эван прямо воскрес, стал почти таким, как прежде. Здорово ты на него действуешь, Джессика. Спасибо.

– Может, я на него и действую, только вовсе не так, как ты полагаешь.

– При чем тут я? – сердито поинтересовался Дамиан. – Ты встречаешься с моим братом, и точка. Поняла?

– Нет! – выкрикнула она. – Не поняла!

– Так надо, Джессика.

– Но почему?! – Горькие слезы затуманили ей глаза.

Он молчал, как ей показалось, невыносимо долго.

– Так надо – и все.

– Это... тебе так надо? – У нее стиснуло горло, она до боли сжала пальцы в кулаки.

– Да, – ответил он через мгновение – самое длинное мгновение в ее жизни. – Мне так надо.

Джессика отвернулась, благодаря небеса за то, что не успела объявить ему о своей вечной любви. Хватит с нее и этого унижения.

– Джессика! – Ее имя прозвучало мольбой.

Джессика лишь опустила голову, зная, что он сейчас исчезнет, как всегда. Но он не исчез, а, напротив, обвил ее руками и развернул к себе. Он обнял ее так, будто не в силах был удержаться от прикосновения, будто, не почувствовав ее, он сойдет с ума. А потом прильнул губами к ее рту.

Его поцелуй был жадным и долгим, совсем не таким, как предыдущие. Джессика приникла к нему, забыв обо всем на свете, отдаваясь несказанной радости быть в его объятиях. Желание захватило обоих. Джессика ласкала его лицо пальцами. Он, слегка пригнув ее голову, покрывал бесчисленными поцелуями ее шею, плечи.

– Хватит, – простонал он, рывком поднимая голову. Но она не отпускала его, обнимала за шею, прижималась лицом к его груди. – Джессика, пожалуйста. – Когда он оторвал ее от себя, она заметила, что он дрожит так же сильно, как и она. Стиснув ее руки, он опустил голову.

Звук хлопнувшей входной двери прозвучал для них раскатом грома. Дамиан отпрыгнул от нее и повернулся спиной, когда Эван, посвистывая, зашел на кухню. Увидев брата, он остановился.

– Дамиан, привет. Спасибо, что развлек мою подружку.

Изобразив нечто весьма отдаленно напоминающее вежливый кивок, Дамиан выскочил из кухни.

Джессике показалось, что ее сердце разбито вдребезги.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Приехали, – объявил Эван, через полчаса останавливая машину у дома Джессики. – Между прочим, в понедельник у отца опять официальный ужин. Приглашены, что называется, друзья, которых оказалось триста штук – шутливо сообщил он. – Надеюсь, ты не откажешься сопровождать меня?

Джессика подняла на него глаза, вдруг сообразила, что не слышала ни слова. Она была так несчастна. Дамиан ее не любит, она ему не нужна. Она едва не призналась ему в любви, а он… опять про Эвана, а потом… ну и что? Потом он, как всегда, ушел.

– Джессика, с тобой все в порядке?

– Да, конечно, – ответила она, хотя сердце ее готово было разорваться от боли.

– Я говорил про ужин.

Она моргнула. Какой ужин?

– В понедельник вечером, медленно повторил он, помахав ладонью перед ее глазами. – Признавайся, что случилось.

– Можно я пойду домой? – спросила она вместо ответа. Признаваться она была не в состоянии, особенно в том, что произошло между ней и Дамианом.

– Конечно, можно.

Эван, не слушая возражений, проводил ее до самой квартиры. Засунул ее теннисную ракетку в стенной шкаф в коридоре, а потом прошел на кухню и принес воды.

Джессика села за стол и облегченно улыбнулась.

– Не волнуйся, со мной все в порядке, – заверила она, и на сей раз это больше походило на правду. Да, в нее всадили нож, но рана оказалась чистой, глубокой и мгновенной. Теперь она знает наверняка то, о чем давно догадывалась: Дамиану она не нужна, он ее не любит.

– Я так благодарен тебе, Джесс, – сказал Эван, и, хотя это были обычные слова, Джессика уловила в них скрытый смысл.

– За то, что позволила обыграть себя в теннис? – пошутила она.

Он не улыбался.

– За это тоже, но в основном за то, что ты с таким терпением выслушивала меня. Я столько уяснил для самого себя из наших разговоров! Понял, сколько я промахов наделал, когда встречался с Мэри Джо. А самое главное, я осознал, что все еще люблю ее по-прежнему, если не сильнее.

– Настоящую любовь из сердца не выкинешь, – вздохнула Джессика.

– Это я к тому говорю, Джессика, чтобы ты рассказала мне про свою беду. Меня не проведешь – у тебя все время глаза на мокром месте.

Она инстинктивно опустила глаза, устремив взор на стакан с водой.

– Я... я пока что не готова к разговору. Не переживай за меня. Мне просто сначала нужно самой разобраться в своих чувствах.

Он накрыл ее ладонь своей.

– Понимаю. А как с ужином, ты пойдешь со мной? Прошу тебя.

Первым побуждением Джессики было отказаться. Вместо этого она кивнула.

– Хорошо. – Что толку сидеть в четырех стенах и жалеть себя? Надо отплатить Дамиану. С этой минуты она намерена вовсю радоваться жизни, черпать удовольствия горстями. Даже если это ее убьет, а так оно, похоже, и будет.

– Дамиан тоже явится, – произнес Эван и глянул на нее вопросительно, словно ожидал ответа на свое замечание.

Она кивнула. После сегодняшнего вечера это уже не имело значения.

– Он придет с девушкой, – добавил Эван. – Ты не возражаешь, если мы сядем за одним столиком?

– Конечно, не возражаю. – Джессика изобразила радость. – Чем больше народу, тем веселее.


– Так, сейчас мы проведем смотр твоим нарядам, – объявила Кэти, появляясь в дверях. Джессика уже жалела, что проговорилась ей о званом ужине. Кэти тут же стала претендовать на роль костюмерши.

– Я давно уже одеваюсь сама, и, кажется, у меня это неплохо выходит, – проворчала Джессика.

Кэти перебирала платья в ее шкафу, энергично двигая их в разные стороны, словно не могла подыскать себе занятия поинтереснее. Вдруг она остановилась и нетерпеливо притопнула ногой.

– Ты себе представить не можешь, как я разочарована в Дамиане. Ты небось что-нибудь не так поняла? – Она подозрительно уставилась на подругу.

– Ошибиться было невозможно, – угрюмо ответила Джессика. Зря она рассказала об этом, но от Кэти, пристально следившей за ее захватывающей любовной интригой, невозможно было скрыть ни единого шага. – Дамиан не желает иметь со мной ничего общего. Он сказал мне об этом без всяких обиняков.

– Не верю. Есть в этом деле какой-то подвох, и именно его следует отыскать.

– Ничего я отыскивать не буду, – запротестовала Джессика. Никакого подвоха в этом деле не было: если бы Дамиан в самом деле ее любил, он бы сумел вытащить ее из ложной ситуации. Он этого не делает, значит, не любит.

– А у меня скоро премьера, придешь? – спросила Кэти, продолжая осмотр содержимого шкафа Джессики.

– Ни за что в жизни не пропущу! – Джессика гордилась стремительным взлетом Кэти, получившей-таки вожделенную роль Аделаиды.

Кроме того, Джессика догадывалась, что Кэти завела роман с режиссером театра, Дэвидом Карсоном. Подруга за последние несколько дней частенько упоминала его имя, и каждый раз с многозначительным нажимом.

– Ничего, если я приглашу Дамиана на премьеру? – небрежно спросила Кэти. – Мы же как-никак знакомы.

Точно, знакомы, ей ли этого не знать, думала Джессика, молча разглядывая подругу.

– Почему ты молчишь?

– Делай, как знаешь, Кэти.

Ответный смех Кэти был тихим и многозначительным.

– Тебе меня не одурачить, Джесс, я тебя знаю как облупленную. Что бы ни творилось с Дамианом, поверь мне: скоро он придет в себя и возьмется за тебя как следует.

– Сомневаюсь. – Джессике и самой был противен собственный пессимизм, но она ничего не могла с собой поделать.

Кэти вынула из шкафа три платья и разложила их на кровати. Руки в бока, обошла вокруг кровати несколько раз, а затем убрала два платья обратно в шкаф.

Джессика взглянула на выбор Кэти – длинное, до полу, черное платье, узкое и блестящее, с серебряными блестками, мерцавшими сейчас в свете люстры.

– Примерь, – попросила Кэти.

Недовольно бурча, Джессика натянула на себя платье, высоко приподняв волосы, чтобы Кэти смогла застегнуть молнию. Затем придирчиво осмотрела себя в высоком зеркале и поникла, издав тихий, горестный вздох.

– Я выгляжу как героиня шпионского мультсериала, – ужаснулась она.

– Чушь, – сказала Кэти. – Платье бесподобное.

– Но я же не собираюсь очаровывать шпионов, – брюзжала Джессика. А впрочем, возможно, платье с блестками – самое то. Раз уж ей суждено сидеть за одним столом с Дамианом и его дамой, пускай он ее увидит в блестках и поймет, что потерял.


Эван прибыл за ней на пять минут раньше срока, она как раз заканчивала макияж.

– Прекрасно! – воскликнул он, беря ее за руки. – Ты – сама элегантность!

Его одобрение вселило в Джессику уверенность, которая моментально улетучилась, как только они подошли к столику, где уже расположился Дамиан с дамой – высокой, царственной, светловолосой и блистательно красивой. Такую платьем с блестками не одолеешь.

– Надин Пауэлл, – произнес Дамиан. Мой брат, Эван, и Джессика Келлерман.

Джессика перевела взгляд на Дамиана и не без злорадства обнаружила, что он уставился на нее, как мальчишка на рождественскую витрину. Кэти оказалась права – платье сработало. Дамиан резко отвернулся, явно разозленный собственной неосторожностью.

– Надин! – воскликнул Эван, вперяя восхищенный взгляд в блистательную даму брата.

Ужин оказался мероприятием долгим и скучным – политики витийствовали без умолку. Джессика уже потеряла счет и выступавшим и блюдам, а ужин все продолжался и продолжался. Из-за речей они толком не смогли поговорить, но Джессике все же удалось выяснить, что Надин – давнишний друг Дамиана. Друг – и ничего больше, несколько раз повторила Надин, с удивительным тактом просчитав ситуацию. Что же до Дамиана, то он делал вид, что Джессики за их столом просто нет. За весь ужин не сказал ей ни единого слова.

После десерта на возвышение позади танцплощадки из полированного дуба поднялся оркестр из десяти музыкантов.

– Ты готова? – спросил Эван, протягивая Джессике руку. Зазвучала мелодия сороковых годов, которую она особенно любила. Эван уже пританцовывал от нетерпения.

Джессика отказалась. Она не горела желанием первой выйти на танцплощадку.

– Давай пропустим пару танцев, пусть начнут другие.

– Вот еще! Я не привык к отказам. – Эван почти силой вытащил ее из-за стола, а выведя на площадку, обнял и крепко притиснул к себе, несмотря на то что танец был быстрым.

– Эван, – прошипела она, прекрасно сознавая, какое они производят впечатление: ошалелые любовники, даже на людях не способные отклеиться друг от друга.

– Шш, – прошептал он ей на ухо.

– Что с тобой?

– Со мной? – повторил он и, запрокинув голову, расхохотался, словно она очень удачно пошутила. – Со мной – ничего. Я решил развлечься.

– За мой счет, – злым шепотом заметила она. – Скоро о нас все начнут судачить.

– Ну и пусть.

– Нет, ты задумал что-то, – волновалась Джессика.

Он снова рассмеялся.

– Да, задумал. Скоро я всех расставлю по своим местам.

Джессика понятия не имела, что он этим хочет сказать, однако участвовать в его забавах не желала, и, как только танец закончился, она вырвалась и чуть ли не бегом вернулась к столу.

– Бедняжка Джессика, все еще мается коленкой, – пояснил Эван и, прежде чем она сообразила, что происходит, пригласил на танец Надин. Дамиан, похоже, разозлился.

– Вот тебе и Эван, – не сдержалась Джессика, – слишком уж ты своего братца избаловал.

Дамиан мрачно поддакнул:

– Да, на моих девушек он мог бы и не кидаться.

Его пальцы стискивали бокал с водой, а глаза не отрывались от пузырьков, лопавшихся в бокале. Полон решимости не поддерживать с ней беседу, подумала Джессика. Ну и прекрасно. Просто замечательно. Чего беседовать, если и так все ясно.

– Как твое колено? – неожиданно спросил Дамиан.

– Давно не маюсь. Эван просто нашел предлог, чтобы пригласить Надин.

Чудная музыка, думала она, постукивая в такт носком туфли и жалея, что убежала с танцплощадки.

– Ладно уж, пойдем, – произнес Дамиан. С явной неохотой поднялся и протянул ей руку.

Джессика в изумлении подняла на него глаза.

– Ничего нет хуже, чем сидеть рядом с женщиной, мечтающей о танцах.

– Я... – Она намерена была сказать ему, что ничего нет хуже, чем танцевать с тем, кто явно не желает быть твоим партнером. Но прежде чем она успела открыть рот, он уже взял ее за руку, что-то бурча – она как следует не разобрала. Но имя Эвана услышала отчетливо. Похоже, Дамиан и впрямь был недоволен братом.

Джессика тоже была им недовольна, убить бы Эвана за то, что он подбросил ее Дамиану. Оркестр, игравший быстрый танец, перешел на медленную, задумчивую мелодию, стоило им появиться на площадке. Свет постепенно гас, Джессика чуть не застонала.

– Давай пропустим этот, – предложила она.

– Ни за что, – ответил Дамиан, ухватив ее покрепче. Она не могла понять, почему он вменил себе в обязанность с ней танцевать. Он держал ее так далеко, словно боялся прикоснуться. Спина напряжена, взгляд устремлен вперед. – Расслабься, – шепнул он. – Я не кусаюсь.

– Мне расслабиться?! Попробуй расслабься, когда танцуешь с манекеном!

– Ладно, давай расслабимся оба.

Джессика сама не замечала, насколько она напряжена. Решив последовать его совету, она с тихим вздохом закрыла глаза и почувствовала, как напряжение уходит. Дамиан привлек ее поближе, так близко, что она касалась виском его щеки. Покой и облегчение, охватившие ее в тот миг, когда их тела задвигались в такт нежной мелодии, стоили всех ее страданий.

Вот здесь ее место, грустно размышляла Джессика, только здесь. Неужели Дамиан не догадался? Тогда зачем он обнимает ее так, будто она самое ценное, что только может быть на свете? Зачем его губы касаются ее волос, будто он не в силах удержаться от поцелуя.

Они молчали, словно боялись, что слова разрушат очарование минуты. Она не отрывалась от него, даже когда мелодия стихла, мечтая, чтобы это блаженство никогда не кончалось.

– Нам пора вернуться к столу, – сказал Дамиан, и явное сожаление, прозвучавшее в его голосе, обнадежило ее.

– Я не вижу Надин и Эвана. Может, потанцуем еще? или ты не хочешь? – спросила она.

Он долго молчал, затем хрипло ответил:

– Хочу.

– Я тоже.

– Джессика, послушай....

Она рискнула поднять голову и посмотреть на него глазами, полными мольбы. Прижав палец к его губам, она с улыбкой попросила:

– Пожалуйста, Дамиан, не надо слов.

Он быстро закрыл глаза, Вздохнул и кивнул в ответ.

Джессика перестала ощущать время, знала только, что танцевали они долго, гораздо дольше, чем следовало бы, – она потеряла танцам счет. Иногда она посматривала в сторону их столика, но ни Эвана, ни Надин там не было.

Лишь когда оркестр снова заиграл бурную мелодию, Дамиан начал проявлять первые признаки беспокойства: выпустил ее из объятий и заволновался. Лицо его стало угрюмым. Джессика глядела на него с недоумением, не понимая, что с ним.

– Я с Эвана шкуру спущу за это, – пробормотал Дамиан.

– За что – за это? – мягко спросила Джессика.

Он стиснул зубы и больше не сказал ни слова.

Они ушли с танцплощадки и уселись по-прежнему чужими, по разные стороны стола. Нет, это делалось невыносимым. Джессика поднялась, извинилась и пошла от стола к столу, здороваясь с друзьями и знакомыми. Она вернулась только тогда, когда увидела, что Эван занял свое место. Надин не появлялась. Братья, похоже, переругивались, но, как только она подошла к ним, Дамиан замолчал и отвернулся.

– Я тебя совсем забросил, – с раскаянием произнес Эван, забирая ее руку в свои. – Прости меня, моя бедняжка. Прощаешь?

– Прощаю. – А что ей оставалось делать? Не устраивать же сцену ревности. Другу! Она вовсе не была обижена на Эвана, напротив: благодаря его исчезновению она смогла побыть с Дамианом наедине.

Смеясь, к столу вернулась запыхавшаяся Надин, и они заказали выпивку. Когда им подавали напитки, их почтили своим вниманием Уолтер и Лоис Драйдены.

– Вам весело, мои хорошие?

Эван заверил, что веселее некуда.

Для Джессики предназначалась особая улыбка, Лоис склонилась к девушке, положив руки ей на плечи.

– Мы тебе так обязаны, дорогая, – сказала она, целуя Джессику в щеку.

– Что вы!

– Спасительница наша, Уолтер тоже так считает, – настаивала Лоис. – Ты сделала из Эвана человека! Он стал такой веселый с тех пор, как ты пришла работать в их контору.

– Хватит! – попытался унять свою родительницу Эван.

– Ах! Мы с твоей мамой, Джессика, ужасно рады, что наши детки видятся так часто, продолжала Лоис.

– Я полностью согласен с этим, – произнес своим хорошо поставленным голосом Уолтер. – Ты прекрасный парень, Эван, и будущее у тебя блестящее. Нам было чертовски неприятно видеть, как ты тратишь время на бесполезные страдания по женщине, которая тебя не стоит. Джессика совсем другое дело.

За этой фразой последовало тягостное молчание. Через несколько минут Дамиан встал и распрощался, уводя Надин. У Эвана пропало всякое желание веселиться. Что касается Джессики, то она мечтала только об одном: попасть домой. Хватит, сыта по горло.


Почти всю ночь Джессика провела без сна, в раздумьях, и к рассвету приняла твердое решение. В офис она вошла с красными от бессонницы глазами.

– Мне необходимо срочно поговорить с мистером Драйденом, – объявила она его секретарше.

Та мгновенно протянула руку к внутреннему телефону, видимо заслышав в голосе Джессики металл.

Девушка прошагала в кабинет Дамиана и остановилась перед ним. Он сидел за столом с папкой в руках. Глаза, которые он поднял на нее, были, как всегда, непроницаемы.

– Чем могу помочь, Джессика?

Сердце у нее колотилось бешено, но она сумела выговорить ровным тоном:

– Я хочу уволиться со службы, мистер Драйден. Немедленно. – Джессика понимала, что поступает сгоряча, особенно если учесть, как трудно сейчас найти работу. Но сохранить рассудок для нее важнее. Ничего, найдет временную работу. Как-нибудь выкрутится.

Если Дамиана и удивило заявление Джессики, то он ничем этого не показал. Спокойный и сдержанный, он откинулся назад в кресле.

– Довольно неожиданное решение. С чего вдруг?

– Мне... это необходимо. – Избегая его взгляда, она изучала картину на стене напротив. Это был морской пейзаж, на котором океанская волна разбивалась об одинокий, вздымающийся над пучиной утес. На самой вершине скалы, куда не долетали волны, пристроилась птичка.

Джессика мучительно позавидовала счастливой птахе.

– Эван знает?

– Нет еще, – бросила она в ответ. – Поскольку на работу меня принимал ты, я посчитала своей обязанностью сначала поставить в известность тебя.

Дамиан помолчал, как будто собираясь с мыслями.

– Хорошо. Но ты должна отработать положенные две недели.

Джессика была изумлена. Собственно, она сама не знала, чего ждала, и даже уверяла себя, что ничего, но сейчас поняла, что это не так. В самой глубине души она надеялась, что Дамиан будет просить ее подумать, что он сделает хотя бы попытку отговорить ее – предложит повысить зарплату или придумает еще какую-нибудь приманку. А он глазом не моргнули, кажется, был даже доволен, что она уходит.

Ей стало больно. Стараясь не выдать себя, она молча повернулась и пошла к двери.

– Джессика!

Она остановилась, не оборачиваясь к нему.

– Ты была ценным работником для фирмы, нам будет тебя не хватать.

И это все, что он хотел сказать? Маловато.

– Спасибо, – прошептала она и вышла из кабинета.

Она вся дрожала и еле добралась до своего стола. Через минуту, чуть успокоившись, она набрала номер телефона Кэти.

– Ты сделала... что?!– выкрикнула Подруга.

Джессика никогда не пользовалась служебным телефоном для личных бесед, но сегодня день особый – безработной можно.

– Ты меня слышала. Я уволилась.

– Но почему?

– Это длинная история, – пробормотала она, – достаточно сказать, что я смертельно устала от всего этого бедлама.

– Дамиан любит тебя.

– Да брось ты, совсем не любит. – Ей всегда нравились подобные заверения – их жаждало ее бедное сердце, но с этим тоже пора покончить.

– Джессика, Джессика, Джессика, – укоризненно пропела Кэти, – не торопись.

Не надо было звонить Кэти, подумала Джессика, никому не объяснишь, что она просто-напросто свихнется, если не сбежит отсюда.

– Что сказал Эван?

– Он еще не знает, – неохотно вымолвила она. Что ей Эван? Никакими доводами он не переубедит ее.

– Держи меня в курсе, ладно? Твоя жизнь становится интереснее моих мыльных опер.

В кабинет влетела миссис Стерлинг и уставилась на Джессику жалостными глазами, казалось, она вот-вот заплачет от огорчения.

– Вы уходите!

В этой фирме такая сеть осведомителей, что хоть бы и ФБР впору. Джессика не стала спрашивать, откуда секретарша Эвана раздобыла новость. Какая разница.

– Как вы можете! Теперь, когда мистер Драйден на волне успеха! Наш отдел будет завален работой!

– Мне жаль, что я оставляю вас в трудную минуту.

– Вы не передумаете?

Джессика покачала головой.

– Впрочем, – успокаиваясь, заметила миссис Стерлинг, – я всегда считала, что служебные романы весьма опасны. Никого они к добру не приводили.

– Кого они к добру не приводили? – спросил Эван, проходя мимо них в кабинет с кожаным портфелем в руках. Вид у него был сугубо деловой. Остановившись у стола секретарши, он взял свою почту.

– Джессика подала заявление об увольнении, – пожаловалась миссис Стерлинг.

Эван, уронив пачку писем на стол, обернулся и уставился на Джессику с изумленным видом.

– Это правда?

Она кивнула. Лишь сейчас увидев выражение смятения на его лице, она поняла, как он к ней привязан.

– Немедленно в мой кабинет, – скомандовал он, проходя вперед и нисколько не сомневаясь, что она последует за ним. Она вошла, и он закрыл за ней дверь. – В чем дело?

Джессика не помнила, чтобы когда-нибудь видела Эвана таким решительным. Сейчас он походил на Дамиана.

– Мне пора сменить работу, слабым голосом произнесла она, не зная, стоит ли признаваться в истинной причине.

– Пора? Ты же проработала всего два месяца!

Пожав плечами, она скрестила руки на груди.

– Устаешь? Я слишком завалил тебя работой?

– Нет.

– Мало платим?

– Нормально, – ответила она. Ей не нравилось, что Эван перешел в наступление, это только укрепило ее в своем решении. Посмотрим, кто кого переупрямит.

– Значит, тебе неприятен шеф. Что ты против меня имеешь?

– Ничего. Шефом я вполне довольна. – Она опустила руки, сжав их в кулаки. Эван вел себя как на суде.

– В таком случае тебе не нравится наша фирма. Кто тебя обидел?

– Никто! – крикнула она, испытывая отвращение к этому допросу. Реакция Эвана оказалась, как ни странно, бурной, он явно был огорчен ее уходом и боролся.

– Тогда почему? Должна же быть какая-то причина, – настаивал он.

– Трудно объяснить... – Она колебалась, сердце ее как тисками сжало.

– Попытайся. Я в чем-то виноват? – Голос его смягчился, он старался успокоить ее, вернуть доверие.

– Нет, ты ни в чем не виноват. Ты замечательный... настоящий друг. Я рада, что мы подружились, Эван, что мы не пытались играть в любовь, хотя нас к этому подталкивали со всех сторон. – Особенно родители старались, мысленно добавила она с обидой.

Он был поставлен в тупик.

– Так, ты рада, что мы подружились, – и уходишь. Интересно.

– Да, рада – и ухожу. Дамиан сказал, что нужно отработать две недели, конечно, я отработаю, но своего решения не изменю.

– Ладно, – неохотно согласился он. – Но надеюсь, наша дружба остается в силе? Мы будем с тобой встречаться?

– Я... не уверена, что будем.

Эван в изумлении откинул голову.

– Ты шутишь?

– Нет, Эван, не шучу. Я по-прежнему считаю тебя своим другом и буду считать всегда, но...

– А кофеек? А наши разговоры о былом?

– Мне их будет не хватать.

Вложив в улыбку все свое прославленное обаяние, Эван предупредил:

– Ну уж нашими морскими планами я не поступлюсь, так и знай. Ты обещала, и ты меня не подведешь. Правда?

– Не подведу. – Тем не менее сердце у Джессики упало, когда она вспомнила о своем обещании покататься с Эваном на яхте. Обещание было дано давно – до того, как она поняла, что хочет навсегда исчезнуть из поля зрения Драйденов.

Эван довольно ухмыльнулся.

В этот день Джессика задержалась на службе допоздна, приводила в порядок свой стол. Ничуть не обескураженный ее неприступным видом, Эван пригласил ее на ужин, но она отказалась. Прошлой ночью она вернулась поздно, мало спала и сейчас горела желанием завершить все свои дела и отправиться домой.

Она как раз направлялась к выходу, когда из своего кабинета вышел Дамиан.

– До свиданья, – бросила она и двинулась по коридору в сторону лифта. Там ее и нагнал Дамиан.

Двери открылись, и они вместе вошли внутрь. Пока лифт спускался, они молча стояли рядом, словно были незнакомы. Джессика не сводила взгляда с цифр, загоравшихся над дверью. Всего лишь пару недель назад она была бы в восторге от этих нескольких секунд наедине с Дамианом, а теперь наоборот – ей нестерпимо было находиться рядом с человеком, так упорно желавшим остаться для нее чужим.

Двери лифта бесшумно раскрылись, и Джессика поспешно шагнула наружу, радуясь возможности удрать. У Дамиана своя жизнь, у нее – своя.

– Джессика! – Дамиан окликнул ее злым голосом, только она не поняла, на кого он злился – на нее или же на самого себя. – Ты поедешь подземкой?

– Да, станция прямо за углом. – Она шагнула дальше.

– Я тебя подвезу.

– Нет, спасибо.

– Я настаиваю, – ледяным тоном произнес Дамиан. – Нам пора поговорить.

Весь день у Джессики постукивало сердце, а сейчас оно просто готово было выскочить из груди.

Он молча довел ее до своей машины на стоянке офиса. Открыл переднюю дверь и придержал для нее, затем обошел машину и забрался на место водителя. Вставляя ключ, чтобы завести машину, спросил:

– С Эваном поговорила?

– Да.

– И что он?

Она слабо повела плечами.

– Просил меня изменить решение.

– А ты?

– А я не изменила. Отработаю две недели, по твоему приказу, а потом все равно уйду.

Дамиан вцепился в руль.

– Почему, Джессика?'

– Да какая тебе разница, Дамиан? – Она не скрывала раздражения. – Сегодня утром ты дождаться не мог, когда я исчезну.

– Неправда, – отрывисто бросил он.

– И к чему заводить такой никчемный разговор? – произнесла она, протягивая руку к дверце – ей не терпелось уйти.

Атмосфера накалялась.

– Джессика, останься на пару минут. Пожалуйста. – Его слова, произнесенные слишком ровным тоном, казались то ли бесстрастными, то ли, наоборот, исполненными страсти.

Джессика колебалась.

– Хорошо. – Она опустила руку.

– Ты подала заявление из-за того, что произошло на ужине? – спросил он.

Джессика в недоумении обернулась к нему.

– На ужине?

– Да, вчера вечером Эван вел себя по-хамски. Я понимаю, тебе очень больно, но нельзя же...

– Минуточку, – прервала она его и рывком развернулась на сиденье лицом к нему. – Неужели ты и вправду веришь в то, что говоришь?

На его лице отразилось удивление.

– Конечно, верю. Мой брат привел тебя на официальный ужин и беспардонно смылся.

Кажется, она ни разу в жизни так не разъярялась. Эмоции, если она их слишком долго скапливала внутри, обычно вырывались наружу с икотой.

– Так ты думаешь – ик – что я вульгарна до такой степени – ик – что бросаю работу – ик – из-за ревности? Ты в самом деле – ик – так считаешь, Дамиан?

Когда она проикалась, он моргнул, как будто ожидал чего-то не того.

Джессика выскочила из машины и с треском захлопнула дверцу.

– Я – ик – не думаю, что этот – ик – разговор нас куда-нибудь приведет.

И с этими словами она зашагала прочь. Услышав звук хлопнувшей дверцы, Джессика и не подумала обернуться.

– Джессика! – позвал он, вихрем врываясь за ней в пустынный коридор.

Она колебалась. Икота еще не прошла, и она дышала с трудом.

– Прости! – произнес он после долгого молчания.

Вот это правильно. Он извинялся не только за недавний спор. Он просил прощения за то, что не любит ее.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В оставшиеся две недели Джессика видела Дамиана лишь пару раз, и то мельком. На ее место взяли нового помощника, Питера Мак-Николса, и Джессика помогала старательному парнишке войти в курс дела.

В последний день Дамиан вызвал ее к себе. Миссис Стерлинг, сообщив ей об этом, задумчиво предположила:

– Наверное, не хочет вас отпускать. Еще бы! Такой прекрасный работник! Мне так жаль, что вы нас бросаете. – Покосившись в сторону кабинета Эвана, она добавила: – Я уверена, что и мистеру Драйдену очень будет вас не хватать.

Эван, видимо, тоже этого опасался, потому что несколько раз пытался ее переубедить, но она не поддалась. Решение, хоть и принятое на скорую руку, казалось ей единственно верным.

Перед тем как отправиться в кабинет к Дамиану, Джессика взяла ручку и блокнот – по привычке и на всякий случай. Секретарша тут же провела ее к нему.

Дамиан стоял лицом к окну, сцепив за спиной руки. Она уже знала, что означает эта поза – думает или встревожен. Не ее ли уходом? Нет. Такие мелочи его мало волнуют.

– Ты вызывал меня? – тихо спросила она.

Он обернулся.

– Да, садись, пожалуйста. – Он указал ей на кресло, а сам уселся на свое место. Взяв с края стола конверт, протянул ей.

– Вот твой расчет, – объяснил он. – Я позволил себе добавить небольшую премию.

– Это еще зачем? – спросила она, удивленная таким жестом с его стороны.

– Мне хотелось, чтобы ты знала, как фирма благодарна тебе за твои старания. Ты же столько личного времени потратила на дело Эрла Кресса.

– Я потратила его по собственному желанию.

– Знаю. Ну и как, – продолжил он, откидываясь на спинку кресла и глядя на нее с интересом, – ты уже нашла другое место?

– Нет. – Занятая каждый день, она практически не в состоянии была подыскивать работу. Ничего, теперь для этого будет уйма времени много дней и даже недель.

– Понятно, – произнес он. – Если не возражаешь, буду рад написать для тебя рекомендательное письмо.

Предложение можно было считать великодушным, ведь она проработала в их конторе всего ничего.

– Не возражаю. – Она не без страха думала о последствиях своего решения – без работы можно было остаться надолго. Рекомендательное письмо будет очень кстати.

– Мне известно несколько фирм, которые не отказались бы от помощника адвоката высшего класса. Я созвонюсь с ними.

Дамиан более чем щедр, подумала она.

– Спасибо. Буду очень признательна.

Он кивнул, и она поднялась. Сказать Дамиану прощай оказалось куда труднее, чем она предполагала. Направляясь к двери, она думала о том, что даже не знает, когда увидит его в следующий раз. Их семьи, конечно, очень дружны, но оба они редко бывают в своих семьях. Возможно, пройдут месяцы, если не годы, прежде чем им доведется встретиться. А может, оно и к лучшему. Она нервно теребила в руках желтый блокнот.

– Я хочу, чтобы ты знал, как мне хорошо было работать у вас, – сказала она, с трудом сохраняя спокойствие. – Я явилась к вам прямо со школьной скамьи, а ты не побоялся сразу поручить мне серьезное дело.

– Я в тебе не ошибся.

Она пятилась назад маленькими шагами, пока не уткнулась спиной в дверь, чувствуя, как ее лопатки все сильнее вжимаются в дерево.

– Ну и за остальное тоже, – добавила она осевшим голосом, – спасибо.

Он нахмурился.

– За наши ужины, за поездку в Кэннон-Бич, за... – Слова застревали у нее в горле, она подумала, что, если продолжит перечисление, им обоим станет неловко.

В его глазах отражалась небывалая, как сказала бы Кэти, грусть.

– До свидания, Джессика.

Она повернулась и открыла дверь, но, прежде чем уйти из его жизни, бросила через плечо последний взгляд, чтобы запомнить его навсегда.

Дамиан стоял в своей излюбленной позе всматриваясь в окно, сцепив за спиной руки.


– Нет, подумать только, ни с того ни с сего взять и расплеваться со всеми! – бушевала Кэти, меряя шагами гостиную. Тигр в клетке. Разбушевалась она из-за рассказа Джессики о последней встрече с Дамианом.

– А что мне оставалось делать? – раздраженно огрызнулась Джессика. Романтическая половина ее натуры надеялась, что Дамиан ее не отпустит, но он отпустил. Эван и тот покорился ее решению. Сегодня был один из самых печальных дней в ее жизни, а тут еще Кэти устраивает ей головомойку. – Сегодня Дамиану представлялась прекрасная возможность выдать все свои чувства, но их у него не оказалось. Ты не думаешь?

– Будто тебе интересно, что я думаю! – мрачно парировала Кэти.

– Рекомендательное письмо! Вот и вся его любовь. С меня хватит, Кэти. Дамиан Драйден меня не любит, смирись с этим. – Она стала перед журнальным столиком на колени и с такой силой выхватила из коробки пиццу, что с нее свалился кусок сыра.

– Он знает, что ты больше не встречаешься с Эваном?

– Конечно, знает.

– Почему ты так уверена? Ты ему дала понять?

– Нет.

Кэти отчаянным жестом вскинула руки.

– Так вот оно что! Он считает, что ты по-прежнему встречаешься с его братом.

– В эту неделю Эван приударил за его Надин, виделся с ней два раза. Дамиану об этом известно. Кроме того, мы с Эваном только друзья, и Дамиан об этом прекрасно знает, я ему сто раз говорила. Просто все это его нисколько не интересует, так что и говорить не о чем.

Кэти шлепнулась на ковер и протянула руку за пиццей.

– Ах! Как я разочарована!

– Я тоже. – Джессика была более чем разочарована. Она не умела долго сожалеть о своих ошибках, но пройдет еще много времени, прежде чем она станет считать любовь к Дамиану ошибкой. Урок, полученный ею от жизни, был слишком серьезен. Теперь, когда ее любовь неумолимо уходила в прошлое, она жестоко тосковала по ней.

– Ты, кажется, собиралась в эти выходные кататься с Эваном на яхте? – с любопытством спросила Кэти.

– Не в эти. В следующие.

– Ага! – Подруга шлепнула ладонью о край столика. – Значит, ты все-таки продолжаешь встречаться с Эваном. Дамиан наверняка знает об этом. Неудивительно, что он...

– Кэти, – резко оборвала ее Джессика, оставь! Я, наверное, никогда больше не увижусь с Дамианом, именно этого он и добивался. Видит Бог, я была более чем откровенна в выражении своих чувств. Ему угодно было притвориться слепым.

Кэти горестно покачала головой.

– Нет, неужели я всего-навсего романтичная дуреха? Я была так уверена, что он тебя любит. Может, потому, что мне этого хотелось. Сколько лет я ждала, когда ты влюбишься, – и теперь, когда это случилось... – Голос ее упал, и морщина перерезала лоб. – Нет, в этой истории что-то не так, – прошептала она, и на ее лице отражалось все большее недоумение, словно она изо всех сил старалась понять, что же в этой истории не так.


– Истинное наслаждение, – сказала Джессика, поудобнее устраиваясь на стуле напротив своей матери в их любимом морском ресторанчике. Им достался столик с видом на залив. Вода была спокойной, ярко-зеленой, вдалеке рыбачьи лодки покачивались как поплавки.

Джойс Келлерман расправила на коленях салфетку и бесстрастно улыбнулась.

Джессика про себя застонала. Ей хорошо была известна эта улыбка, говорившая о глубочайшем разочаровании. Точно так же мать улыбалась, когда Джессика отказалась от уроков музыки, когда не захотела поехать в скаутский лагерь, когда... Джойс Келлерман всегда выражала свое разочарование бесстрастной улыбкой. Джессика не стала притворяться, что не понимает цели внезапного приглашения на обед.

– Ты сердишься, что я уволилась со службы, мама?

Джойс, похоже, слегка удивилась тому, что Джессика сама подняла этот вопрос.

– Я не сержусь, а просто хочу понять почему – вот и все. Службой ты была довольна, рядом старые друзья. С Эваном тоже все шло на лад, и вдруг без всякой видимой причины ты увольняешься.

– Мне захотелось сменить место, – неуверенно произнесла Джессика.

– Захотелось. Проработав всего два месяца! – Возмутилась Джойс. – Для деловой репутации это плохо – скакать с места на место. Папа очень расстроен твоим поведением.

Вот оно, черным по белому, причем черного куда больше. Она доставляет огорчения отцу, человеку, посвятившему жизнь ее счастью.

– Работа с Драйденами стала... не очень для меня удобной, мамочка. – Больше Джессика ничего не сказала. Да и что она могла сказать?

Мать дотянулась до меню и сконцентрировала на нем свое внимание.

– Тут, может быть, виноваты мы с Лоис. Так возрадовались, что позволили слишком разыграться своему воображению. Вы только начали встречаться, а мы уже размечтались о свадьбе и внуках.

– Мамочка, дело не в этом.

Джойс отложила меню, наклонилась к Джессике.

– Я не могу отделаться от чувства вины. Надеюсь, ты меня простишь, Джессика.

– Не за что, мамочка. У нас с Эваном любви и в помине не было. Он любит другую. Мы с ним очень подружились, это правда, много времени проводили вместе, он мне все рассказал. Я очень ему сочувствую.

– Кажется, я опоздала, извините.

Джессика удивилась, увидев у столика запыхавшуюся Лоис Драйден.

Прошло несколько дней после ее ухода с работы, мать предложила пообедать вместе, даже настаивала, вроде бы из сочувствия, дескать, надо ей передохнуть от беготни – Джессика как раз устраивалась на новую службу, которую ей подыскал Дамиан. Мать не предупредила ее, что Лоис Драйден тоже приглашена на обед.

– До предварительных выборов всего три недели, и я совершенно захлопоталась. – Лоис пододвинула стул и уселась рядом с подругой.

– А я и не знала, что вы тоже с нами обедаете, – сказала Джессика, бросая на мать слегка обиженный взгляд и готовясь к очередному допросу.

– Тебе это не нравится, дорогая? Думаешь, нарочно заманили тебя на обед, чтобы кое-что выведать? Ты слишком подозрительна, Джессика, хотя, не стану скрывать, твои отношения с Эваном нас очень волнуют.

Конечно, заманили нарочно, подумала Джессика. Неспроста пригласила мать на этот обед свою подружку. Сейчас примутся за нее вдвоем, и тогда ей несдобровать.

– Может, мы частенько суем нос не в свои дела, – бойкой скороговоркой продолжала Лоис, пристраивая свою крошечную сумочку рядом с приборами, – но таковы уж все матери.

– Джессика как раз говорила мне о том, что Эван все еще любит ту, другую, – поведала подруге Джойс.

– О Боже, – с тоской произнесла Лоис, – этого я больше всего боялась. Это та девочка, Саммерхилл, от которой он был без ума несколько месяцев назад. Ведь он о ней говорил?

Джессика обратила взгляд на спокойные воды залива и со вздохом ответила:

– Прошу вас не обижаться, я вовсе не хочу быть невежливой, но мы с Эваном друзья, и я не могу передавать то, что он доверил лично мне.

Джойс Келлерман засияла улыбкой.

– Из нее вышел настоящий адвокат, ты не находишь, Лоис?

– Еще бы, ведь она училась этому у моих сыновей, – охотно согласилась Лоис. Скрестив руки на груди, она с сожалением сказала: – Боюсь, я допустила огромную ошибку в тот день, когда Эван привел Мэри Джо к нам домой. Я ее ненароком обидела.

– Не представляю, чтобы ты могла кого-то обидеть, – не поверила Джойс.

– А вот ее обидела. Такая застенчивая крошка, нетрудно было догадаться, как ее смущает непривычная обстановка. После ужина я увела ее поболтать, без всякого умысла, но все-таки не сдержалась и дала девочке понять, что... Видите ли, нам тогда было очень важно, чтобы Эван женился... на девушке, которая ему подходит.

– Подходит? – эхом отозвалась Джессика, не совсем понимая эту фразу. Она знала Драйденов всю жизнь. Они вовсе не были снобами и людей оценивали не по знатности.

– Мы надеемся, что Эвана ждет блестящая политическая карьера, – оправдывалась Лоис. – Быть женой политика – все равно что быть женой министра. Мне ли этого не знать! Последние несколько недель у меня такое ощущение, что в сенат баллотируюсь я, а вовсе не Уолтер.

Джессика не скрывала огорчения.

– Насколько мне известно, Эван вовсе к политической карьере не стремится.

– Это он сейчас не стремится, а раньше горел желанием, мы часто этот вопрос обсуждали. Он перестал интересоваться политикой год назад.

– И все это ты выложила Мэри Джо? – спросила Джойс.

Лоис смущенно кивнула.

– Потом я тысячу раз вспоминала этот разговор и каялась. Из-за меня мой мальчик так настрадался.

– А Эван знает об этом разговоре? – спросила Джессика.

– Я убеждена, что малышка ему ничего не сказала. Я даже подумывала о том, чтобы встретиться с ней, попросить прошения за свою спесь. Не такие уж мы дурные люди.

Джессика про себя застонала. Вот она, причина внезапного разрыва, сделавшего Эвана таким несчастным. А теперь уже слишком поздно. Мэри Джо замужем, да, замужем, за учителем.

– Вот и с тобой я, кажется, наломала дров, – обращаясь к Джессике, продолжала Лоис. – Сколько раз я давала слово не лезть в жизнь своих сыновей – и все равно лезу. Ты уж извини меня, дорогая, что я так на тебя наседала. Опять виновата.

– Что вы, миссис Драйден! Передо мной вы не виноваты ни в чем.

– Мы с Уолтером прямо возликовали, когда узнали, что ты встречаешься с Эваном. – Она остановилась, чтобы взять меню. – Такая красивая пара!

– Спасибо.

Официант подошел к ним и принял заказ.

Лоис наконец успокоилась и переключилась на другую тему, точнее – на другого сына.

– С Дамианом, похоже, та же история, – таинственно сообщила она. – Я пыталась его расспросить, но он отмалчивается. Скрытный, весь в отца. Эван в меня пошел, душа нараспашку, во всяком случае, раньше он обо всем рассказывал. А Дамиан молчун. Каждое слово надо тянуть клещами.

– А что с ним такое? – поинтересовалась Джессика, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как можно обыденнее.

– Может, ты меня просветишь, дорогая? Ты с ним видишься гораздо чаще меня, то есть я хочу сказать – виделась.

– Я... Дамиан не имел привычки делиться со мной секретами.

Лоис шумно вздохнула.

– Так я и думала. Попомните мои слова, тут замешана женщина. Я этого молчуна насквозь вижу. Он влюбился.

Джессика снова отвернулась к заливу, подумав, что мать Дамиана наверняка права: тут замешана женщина. Не она. Другая.


– Как только попадем на яхту, сразу отравляйся вниз распаковывать продукты, – наставлял ее Эван, пока они шли вдоль причала. Достигнув того места, где была пришвартована тридцатифутовая яхта, Эван помог Джессике забраться на борт.

Она, как было велено, спустилась вниз, а Эван прошел вперед, чтобы заняться парусами – установить кливер и подготовить спинакер.

– Ты, кажется, набрал еды на неделю, – крикнула Джессика в открытый люк, надеясь быть услышанной на палубе. День выдался погожим, но с ветерком, словно специально заказанным для парусной прогулки. Несмотря на строгие предупреждения насчет того, что он капитан, а она – команда, Эван, похоже, вознамерился сам все сделать по подготовке яхты. Разложить продукты из нескольких сумок оказалось плевой работой.

– Сейчас я подниму паруса, – крикнул сверху Эван, – так что не удивляйся, если нас закачает.

Морского опыта у Джессики не было никакого, и Эван несколько недель укорял ее этим, уговаривая пуститься в плавание. Уже к вечеру, уверял он, она станет настоящей морской волчихой. И вот пожалуйста. Первым делом прогнал в камбуз.

Напевая себе под нос, Джессика распаковала продукты из трех самых больших сумок. Что же, от голода в эти выходные они явно не помрут. Она уже чистила редиску, когда услышала голоса наверху, и чуть не свернула себе шею, но так и не смогла никого увидеть. Наверное, перекрикивается с кем-то на причале, решила Джессика.

Через несколько минут мотор заурчал, яхта немного накренилась – Эван, видимо, поднял паруса и направил ее вперед. Затем мотор стих, и она поняла, что они уже в море.

Выполнив свое первое морское задание, она поднялась из камбуза наверх с двумя банками ледяной содовой в руках. Лишь отведя глаза от штурвала, она заметила, что они на яхте втроем.

Дамиан.

Она с укором взглянула в сторону Эвана, но ее взгляд не шел ни в какое сравнение с теми молниями, которыми пепелил брата Дамиан.

– Я не знала, что Эван пригласил тебя, – сказала она.

– Я не знал, что Эван пригласил тебя, – сказал Дамиан приглушенным от ветра голосом. Яхта, накренившись на один бок, резала волны.

– Эван? – И этого человека она считала своим другом!

Эван широко ухмылялся, весьма довольный своей проделкой.

– Разве я не говорил, что Дамиану тоже хочется покататься на яхте? – с невинным видом спросил он.

– Не говорил, – отрезала она, вручила каждому брату по банке с содовой и удалилась обратно в камбуз. Эван трогательно изображал забывчивость, но она знала, что он специально подстроил эту встречу.

Через несколько минут Дамиан тоже спустился вниз. Она сидела на роскошном диване у двери каюты, вытянув ноги и опираясь на стену. Скрестив на груди руки, она пыталась проанализировать ситуацию.

Дамиан казался не меньше ее расстроенным подобным поворотом событий. Он прошел к холодильнику и поставил туда банку с содовой, как будто спустился сюда единственно с этой целью.

– Надеюсь, ты веришь, что я туг совершенно ни при чем?

Джессике нечего было ответить. Конечно, ни при чем. Дамиан тоже оказался жертвой шутника Эвана. Она не понимала, что за игру затеял Эван, и не желала ему подыгрывать.

– Представляю, как у тебя испортилось настроение, – произнес Дамиан извиняющимся тоном. Он заглядывал в шкафы в поисках еды. Наконец достал пакетик с хрустящим картофелем. – Уже работаешь?

– Пока нет, но приглашена на второе собеседование. – Она сильно сомневалась, что это для него новость. Из первой беседы в новой фирме она поняла, что Дамиан так ее расписал, будто у нее просто дар Божий для этой профессии – ей трудновато будет поддерживать такую репутацию. – Можно я тебя кое о чем спрошу?

– Спрашивай. – Он опустился на узкую скамейку напротив.

– Если ты обо мне столь высокого мнения, почему согласился на мое увольнение? – Не совсем честный вопрос, тут же поняла Джессика. Она ведь сама подала заявление.

– Ты хотела, чтобы я умолял тебя остаться?

Она улыбнулась и пожала плечами.

– Представь себе, хотела, хотя в этом нелегко признаться.

– А собственно, почему ты решила уйти с работы? – Он открыл пакетик с чипсами и протянул ей. Джессика взяла пригоршню и высыпала на край стола, радуясь возможности чем-нибудь занять руки.

– Почему я решила уйти с работы? – задумчиво повторила она, зная, что ответ ему не понравится. – Да из-за того дурацкого ужина. Очень уж я обиделась.

Темные глаза Дамиана загорелись.

– Значит, я оказался прав. Ты все-таки ревновала Эвана к Надин.

– Нет, не ревновала. Я обиделась не на Эвана, а на родителей – твоих и моих. Они чуть ли не обручили меня с Эваном, не спросив моего согласия.

– Брак с моим братом – не самое худшее, что может случиться в жизни женщины.

– Но я же его не люблю! – возмутилась она, и голос у нее задрожал. – Странный ты человек, Дамиан. Почему, общаясь со мной, ты всегда изображаешь глухого?

– Глухого?

– Ты меня слышал или нет – там, на кухне, в доме твоих родителей, меньше трех недель назад?

Он нахмурился и процедил сквозь зубы:

– Да.

– Зачем же строить из себя идиота?

Дамиан был в бешенстве. Не привык, чтобы его обзывали идиотом.

Джессика схватила чипс и засунула в рот: захотелось чего-то соленого, а главное, хрустящего – для разрядки.

– Но Эван...

– Если ты сейчас примешься уверять, что Эван влюблен в меня, я за свои действия не ручаюсь.

Казалось, Дамиана ее отповедь ошеломила. Он замолчал и стал еще угрюмей. Протянув руку за чипсами, засунул пару в рот, и несколько минут в камбузе стоял только хруст – и больше никаких звуков.

– Я никак не могу решить одну проблему, – заговорила девушка.

– Только одну? – не удержался от саркастической реплики Дамиан.

Джессика его сарказм проигнорировала.

– У меня в голове не укладывается, что человек, успешно закончивший юридическую школу и слывущий одним из самых блестящих адвокатов корпоративного права в Бостоне...

– Ну, как там дела внизу, – раздался сверху голос Эвана. – Все еще разговариваете?

Джессика подняла голову и увидела младшего Драйдена – открыв люк в камбуз, он уселся почти у них над головами, одной рукой управляя яхтой. Ветер растрепал его волосы, прижал к груди ветровку.

– Мы обмениваемся обвинениями! – крикнул в ответ Дамиан.

– Для начала неплохо. – Голос у Эвана был до безобразия веселый. – Должен вам кое-что объявить, – добавил он. – Эта яхта не вернется к родным берегам до тех пор, пока вы не придете к соглашению.

– Какому еще соглашению? – недоумевала Джессика.

– Сейчас узнаешь. Дамиан Драйден, признавайся, что ты любишь Джессику Келлерман, и покончим с этим. Хватит дурацких игр.

– Дамиан любит? Меня? – рассмеялась девушка. – Шутишь!

– Моя совесть чиста: вы предупреждены, строгим голосом продолжал Эван. – Голодной смерти я не боюсь, харчей запасено на неделю.

– Да уймись ты наконец! – Дамиан начинал злиться.

– Старик, ты расшифрован. Я подглядел, как вы целовались в нашей кухне, и понял, что ты от Джессики без ума. Это факт. Но я не понял, почему сей факт необходимо скрывать.

– Из-за тебя.

– То есть?

– Не в моих правилах отбивать девушек у родного брата.

– Правила хороши только благодаря исключениям. Джессика – вольная пташка, и ты, по праву влюбленного, обязан был добиваться ее благосклонности.

Дамиан стиснул губы.

– Много ты понимаешь!

– Побольше твоего.

– Послушайте, вы, джентльмены, – прервала их перепалку Джессика. – Буду вам очень признательна, если вы вспомните о моем присутствии.

Ноль внимания с их стороны.

– Джессика любила тебя еще в детстве.

– Ну и что? – парировал Эван. – Она выросла и полюбила тебя. Сердце красавиц склонно к измене. Неужели ты не слыхал?

– Но ты ее тоже любишь! – сердито настаивал Дамиан.

– Конечно, люблю – как сестру. Мечтаю породниться официально. Мы прекрасно поладим.

Глаза Дамиана, обратившиеся на Джессику, стали темными и глубокими.

– Так ты тогда намекала, что любишь меня? – охрипшим голосом спросил он.

– Да, ненормальный, намекала! А надо было треснуть тебя по башке!

– К старшему брату не принято приставать с советами, – снова подал голос Эван, – однако сейчас, похоже, самый подходящий момент для поцелуя.

– Ценю твою помощь, малыш, но дальше я управлюсь сам, – выкрикнул в ответ Дамиан, вскакивая со скамьи. Он захлопнул люк лестницы, закрыл его на засов и повернулся к Джессике.

Он улыбался с видом человека, внезапно обнаружившего у себя в руке выигравший лотерейный билет.

– Кажется, я и впрямь стопроцентный идиот, – проговорил он, хватая Джессику за лодыжки и подтягивая ее к себе по дивану. Она оказалась в его объятиях.

– Ты любишь меня, Дамиан?

– Всем сердцем, – признался он, забирая ее лицо в ладони.

– Ты бы хоть жестом намекнул мне на это, – с упреком вымолвила она, вспомнив про свои муки.

– Я не смел. Меня парализовала мысль, что ты нужна Эвану. Я не сомневался, что он любит тебя, я же видел, что вам хорошо вместе. Но знала бы ты, как я страдал! – Он гладил ее волосы, как будто все еще не веря, что она рядом.

Их губы встретились. Она обвила его шею руками, а Дамиан целовал ее снова и снова, пока она не задохнулась от блаженства, пока не изумилась, как ей удавалось жить без его рук.

– Не могу поверить, что ты со мной, прошептал он между поцелуями. Казалось, он не может от нее оторваться, и Джессика была счастлива – она тоже не могла оторваться от него.

– Ты глупец, Дамиан Драйден.

– Я поумнел, и мне теперь самому смешно, какого я валял дурака. На том вечере я чуть не подох от злости – злился на Эвана, а еще больше на самого себя.

– А на себя-то за что?

– За то, что не удержался и полез к тебе обниматься. – Он обнял ее еще крепче.

Джессика уткнулась лицом ему в грудь, прислушиваясь к стуку его сердца.

– Ты позволил мне уйти из твоей жизни.

– Я позволил тебе уйти из моего офиса, возразил он, прижимаясь подбородком к ее волосам. – Я предчувствовал, что в мою жизнь ты непременно вернешься.

Громкий стук сверху заставил их разжать объятия. Одной рукой продолжая прижимать ее к себе, Дамиан другой отодвинул задвижку и откинул люк.

– Да? – нетерпеливо крикнул он.

– Ну как, берем курс на родные берега?

– Нам не к спеху! – закричала Джессика.

– Еще пару минут, – попросил Дамиан.

Эван хмыкнул.

– Согласен, но взамен пообещайте мне одну вещь. Нет, одну мало, пообещайте две.

– Обещаем, – ответил Дамиан великодушно.

– Первое, я настаиваю на том, чтобы быть шафером на свадьбе.

– Свадьбе... – протянула Джессика.

Дамиан кивнул.

– Со свадьбой тянуть не будем – чем раньше, тем лучше. Я ждал тебя слишком долго.

– Так буду я шафером или нет?

– Конечно, будешь. Лучшего шафера нам не сыскать.

– И второе, – с мечтательным вздохом произнес Эван. – Я непременно желаю присутствовать на церемонии представления твоей невесты нашим родителям.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Самое время приободрить меня поцелуем, – объявила Джессика, поднимая глаза на Дамиана. Прямо с причала они позвонили Драйденам, попросив Лоис пригласить к себе родителей Джессики – для важного сообщения.

– Если ты ее не приободришь, это сделаю я, – пригрозил Эван брату.

– На сей раз не выйдет, малыш. – Дамиан обнял Джессику за плечи и нежно поцеловал. Обстоятельства не позволяли затягивать поцелуй, о чем Джессика искренне сожалела – ей не хотелось уходить из теплого кольца рук Дамиана.

– Не понимаю, с какой стати я так разнервничалась, – пожаловалась Джессика, когда они шли к стоянке.

– А я понимаю. – Похоже, последнее время именно у Эвана имелись ответы на все вопросы. – Наши предки выдавали тебя замуж за меня, а ты выскочишь за Дамиана. – Он загоготал в радостном предвкушении семейной встречи.

Именно Эван настоял на том, чтобы церемония представления невесты состоялась немедленно, и сейчас Джессика сожалела, что не предложила сначала заехать к ней домой – переодеться. Вид у нее не очень для церемонии подходящий: волосы спутались, лицо покраснело от солнца и ветра.

Зато Дамиану не терпелось встретиться с родителями – он хотел как можно скорее расставить все точки над «и». Поднеся руку Джессики ко рту, он потерся губами о ее пальцы.

– Не переживай так. Все будут просто в восторге.

Джессику реакция родителей не волновала.

Разумеется, никто из них не станет возражать против ее брака с Дамианом. Они будут в восторге, в этом можно не сомневаться. Просто мысль о том, что Дамиан любит ее, была слишком нова, случившееся казалось ей сном, и она опасалась пробуждения.

Джессика села в машину Дамиана, а Эван поехал за ними следом. На перекрестке они потеряли друг друга из виду, но на подъезде к усадьбе Джессика увидела, что машина Эвана уже припаркована перед домом.

– Быстрый, дьявол, – одобрительно хмыкнул Дамиан. Он остановил автомобиль позади машины брата, выключил зажигание, притянул Джессику к себе и крепко поцеловал. – Ну как, готова вступить в логово дракона?

Она улыбнулась и кивнула, подумав о том, что за Дамианом она последует в любое логово.

Он помог ей выйти из машины, взял под руку и повел в родительский дом. Предки, Драйдены и Келлерманы, собравшиеся в гостиной, обратили на молодежь полные нескрываемого любопытства взгляды.

– Всем привет, – произнес Дамиан, подводя Джессику к креслу. Он усадил ее, а сам стал позади, положив ладони ей на плечи. Подняв руки, она накрыла его пальцы своими.

– Представляю, как вы переполошились, когда вас позвали сюда, – посочувствовала Джессика своим родителям.

Джойс недоуменно переводила взор с Джессики на Дамиана – что-то в этой композиции было не так.

– Погодите! – крикнул из кухни Эван. – Не говорите ни слова, пока я не приду.

– Сынок? – Уолтер Драйден удивленно воззрился на Дамиана. – Как это понимать?

– Ну вот, теперь можно, – разрешил запыхавшийся Эван, внося в комнату серебряный поднос с семью хрустальными бокалами и двумя бутылками шампанского.

– Я попросил вас, мистер и миссис Келлерман, прибыть сюда, – официальным тоном начал Дамиан, – чтобы иметь честь просить руки вашей дочери.

Лицо Гамильтона Келлермана сморщилось от недоумения, и он повернулся к своей жене.

– Ты мне говорила, что она выходит замуж за Эвана.

– Она... то есть... мы... – запиналась Джойс.

– Я люблю Дамиана! – выкрикнула Джессика.

Ее отец не сдавался.

– Неправда. Ты была без ума от Эвана. И вытворяла всякие дурацкие штуки. Мне рассказывали.

– Папочка, это же было сто лет назад.

– Теперь она без ума от меня, – заверил его Дамиан, сжимая плечи Джессики. – Я тоже от нее без ума, и мы вместе вытворяем всякие дурацкие штуки.

– Молодец, Дамиан! – одобрила Лоис Драйден. – Мы в восторге. Просто в восторге. Джойс, ты только подумай, у нас таки будут общие внуки!

Женщины бросились обнимать друг друга и затанцевали по комнате, а сконфуженные отцы пытались доосмыслить ситуацию.

– Ты понимаешь, что здесь происходит, Уолтер?

– Кое-что, Гэм. Дело идет к свадьбе.

– Ты возражаешь?

– Конечно, нет. Лоис давно уже мечтает о свадьбе. А ты? Может, ты хотел выдать Джессику за кого-то другого?

– Только за Драйдена! – твердо ответил Гамильтон, покрутив головой. – Жена мне все уши прожужжала о союзе между нашими семьями, только она считала, что это будет союз Джессики и Эвана. А по мне, главное – союз, Дамиан тоже Драйден и, кажется, любит Джессику.

– Кажется, любит, – подтвердил Уолтер, посылая сыну одобрительную улыбку.

В комнате раздался хлопок – Эван открыл бутылку шампанского.

– Я бы хотел провозгласить тост, – сказал он, обходя собравшихся и разливая шампанское по бокалам. – За Джессику и Дамиана! – Отставив бутылку, он поднял свой бокал. – Пусть жизнь их всегда будет наполнена счастливыми сюрпризами и пусть их любовь никогда не пройдет! За любовь!

– Лучше не скажешь, Эван, – умилилась Лоис, смахивая слезинку.

– За любовь! – повторила Джойс.

Присутствующие подняли бокалы и отпили по глотку шампанского.

– Ну а теперь поговорим о свадьбе, – сказала Лоис, горя желанием тут же обсудить все детали. Она присела на диван рядом с мужем.

– Свадьбу надо сыграть после ноябрьских выборов, – задумчиво предложила Джойс.

– Нет, мы окрутим их в сентябре, после предварительных, – возразила Лоис. – Какой смысл откладывать, мы же все равно не знаем, пройдет ли Уолтер в сенат.

– Глупости. Конечно, пройдет.

– Тебя все это интересует? – спросил Дамиан, склоняясь к Джессике и касаясь губами ее уха.

Она нежно улыбнулась в ответ и покачала головой. Весь мир потерял для нее интерес кроме Дамиана и его любви.

– Я бы вышла за тебя хоть завтра, будь на то моя воля.

Дамиан с сожалением вздохнул.

– Не искушай меня, любовь моя.

– А можно и через полгода, если так нужно. Я ждала тебя всю свою жизнь, Дамиан. Могу подождать еще немножко.

Тем временем предки, не только матери, но и отцы, с жаром обсуждали детали предстоящего торжества. Пронесенная через годы дружба венчалась свадьбой, превращавшей старых друзей в родственников.

Джессике казалось, что после долгого путешествия она наконец вернулась домой – в надежные объятия Дамиана.

ЭПИЛОГ

Эван Драйден, потирая переносицу, откладывал в сторону очередное дело, когда в его кабинет постучали. Радуясь передышке, он крикнул:

– Войдите.

В кабинет вошел его брат. После женитьбы Дамиан сильно изменился. Работа, по-прежнему выполняемая с охотой и усердием, уже не забирала всего его времени. Он выглядел моложе, счастливее – и все еще таким влюбленным, что Эван порой не скрывал легкой зависти.

Наблюдая за Дамианом, Эван частенько раздумывал, какой стала бы его собственная жизнь, женись он на Мэри Джо. Теперь у него была бы своя семья, уютная и веселая, домашний очаг это выражение как-то особенно подходило Мэри Джо. Он вспомнил ее на бейсбольном матче – с другим, и ему стало больно.

Он так любил ее, что даже сейчас не мог желать ей ничего, кроме счастья. Он попытался не думать о Мэри Джо, задвинуть ее в самый дальний угол сознания, но память снова и снова мучила его, заставляя воображать картины счастливой семейной жизни.

Почти полтора года прошло с той поры, как они расстались, а она по-прежнему жила в его сердце. Время от времени у него случались романы, но к ним трудно было относиться серьезно. Хотел бы он знать, что такого было в Мэри Джо, если ее забыть невозможно.

Эван радовался счастью брата, но на собственном счастье поставил крест. Он уже видел себя лет эдак через тридцать – седым и одиноким, покуривающим у камина трубку. Лишь черный лабрадор посапывает у его ног...

– Что-то ты сегодня невесел, – заметил Дамиан, пододвигая себе кресло.

– Просто замечтался.

Дамиан откинулся в кресле и забросил ногу на ногу.

– Помнишь тот день в прошлом месяце, когда Джессика позвонила прямо от врача?

Эван хмыкнул.

– Разве такое забудешь! – Он крайне редко видел брата в таком ликующем состоянии. С его лица долго не сходила дурацкая ухмылка. Что ж, не каждый день мужчина узнает, что скоро станет отцом.

Забавно, подумал Эван, сегодня он ухмыляется точно так же.

– А на сей раз что случилось? – спросил он. – Ты узнал, что у Джессики будет двойня?

– Возможно, но дело не в этом. Коллегия адвокатов предложила меня на пост судьи.

– Дамиан! – Эван вскочил с кресла. Удивляться не приходилось, Дамиан эту честь заслужил. Эван обошел стол. Дамиан тоже поднялся, и братья обнялись.

– Ты, конечно, примешь предложение?

Вопрос можно было считать риторическим, Дамиан давно об этом мечтал.

– Да, если Джессика согласится.

– Согласится. – В этом Эван нисколько не сомневался. – Надо отметить! Может, сегодня вечером?

– Идет, тем более что поводов для веселья предостаточно. У Кэти Хадсон, подруги Джессики, сегодня премьера. Я тебе говорил, что она таки обручилась со своим режиссером?

Не успел Эван ответить, как зазвонил внутренний телефон, и он потянулся к кнопке.

– Звонили из приемной, – сообщила миссис Стерлинг. – Эрл Кресс пришел с вами повидаться, мистер Драйден.

– Эрл? – удивился Эван. Он ничего о нем не слышал по меньшей мере месяцев шесть. – Пусть поднимается.

– Позже поговорим, – произнес Дамиан, направляясь к двери. – Передай от меня привет Эрлу.

Эван вышел проводить брата и в коридоре столкнулся с Эрлом. Они обменялись рукопожатием. Эван, похлопывая парня по спине, провел его в свой кабинет и закрыл дверь.

– Очень рад тебя видеть, – сказал Эван, указывая Эрлу на кресло. – Садись, будь как дома.

– Я ненадолго. – Эрл пристроился на краешке кресла. – Наверное, нужно было сначала позвонить, но раз уж я оказался поблизости...

– Молодец, что заглянул. Как школа?

– Закончил. Недавно получил диплом, – гордо произнес Эрл.

– Мои поздравления. – Эван тоже гордился успехами этого парня.

– Многих мне нужно благодарить за это, а тебя первого. Ты даже представить себе не можешь, как страшно объявлять на весь свет, что ты круглый невежда. Признаваться в подобных вещах так унизительно.

– Унизительно? Мне кажется, для этого нужно много мужества.

– Без твоей поддержки навряд ли хватило бы моего мужества на весь процесс.

– Слава Богу, что его все-таки хватило.

– Конечно! – широко улыбнулся Эрл. – Иначе пришлось бы провести в дураках всю жизнь. Извини, что я отнимаю у тебя время, но мне так хотелось сказать еще раз, как я благодарен тебе за помощь.

– Не за что, Эрл.

– Сейчас я работаю с малышами на общественных началах, помогаю отстающим. Я бы тоже не вырос болваном, если бы со мной так возились.

Эван одобрительно улыбнулся.

– Великолепно, Эрл.

– Кстати, я там встретил твою знакомую, она тоже работает на общественных началах.

– Знакомую?

– Она сказала, что знает тебя. Ее зовут Мэри Джо Саммерхилл.

– Мэри Джо. – Эван понял, что он скорее выдохнул ее имя, чем произнес вслух.

– Странно! – рассмеялся Эрл. – Она твое имя тоже выговорила с придыханием.

– Я думал, что она замужем, – сказал Эван.

– Насколько мне известно – нет. – Эрл встал и протянул руку. – Ну что ж, не стану тебя задерживать. Я просто хотел забежать и сказать тебе пару слов о том, что творится у меня в жизни.

– Здорово, что ты зашел, – сказал Эван, провожая своего бывшего клиента до двери. В полном смятении, он на мгновение замер.

Через несколько минут в кабинет снова вошел Дамиан.

– Что хотел сказать Эрл? – спросил он.

– Мэри Джо не замужем. – Эван вымолвил это вслух просто для того, чтобы самому услышать эти слова: Дамиану все равно не осознать до конца их смысла.

– Понятно, – задумчиво ответил Дамиан. – И что ты намерен делать?

Эван долго, сосредоточенно думал, пока лицо его не озарилось блаженной улыбкой.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ЭПИЛОГ