КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424314 томов
Объем библиотеки - 578 Гб.
Всего авторов - 202099
Пользователей - 96211

Последние комментарии

Впечатления

time123 про Абрамов: Почувствуй силу, Люк (СИ) (Космическая фантастика)

Ебаное говно нестоящеее потерянного времени, от автора "РИЧИ".

Не ебу в душе что такой Абрамов, но noslnosl такого говна не писал.

Паходу "негритянская" мода дошла и дусюда.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Мушкетик: Белая тень. Жестокое милосердие (Советская классическая проза)

Сама книга не плоха, но как же можно испортить впечатление переводом. Изида Зиновьевна Новосельцева - эта не к ночи будет помянута, "переводчица", после идиша и иврита, которой с большим трудом даётся великий и могучий русский язык. Читать лучше в оригинале.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Петровичева: Дорога по облакам (Любовная фантастика)

да нет, в целом мадам петровичева и её муж (брат?) пишут нормально. то есть есть сюжет, есть интриги, нет тупых затянутостей: произошло событие, и расхлёбывание его не тянется нескончаемо до конца второй, третьей, десятой книги. что так раздражает, например, у звёздной, с её "адепткой" и её девственностью.
но уж очень надоело в пятьсот пятьдесят пятый раз читать о дыбах, на которых опять висят герои. в каждом опусе - про дыбу, щипцы, какие-то растяжки. повторяться-то всё время зачем? устаёшь.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Назимов: Маг-сыскарь. Призвание (Детективная фантастика)

содержание аннотации соответствует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс (Альтернативная история)

автору респект за продолжение. но,как-то динамичность пропала изложения.ГГ больше по инерции действует

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Терников: Приключения бриллиантового менеджера (Альтернативная история)

Спасибо автору за информацию, почти 70% текста, на мой взгляд, можно было бы и в Википедии прочитать. До конца не прочёл, но осталось впечатление, если убрать нудные описания природы, географии, и исторического развития страны, то, думаю получится брошюрка страниц на тридцать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Михайловский: Война за проливы. Операция прикрытия (Альтернативная история)

Почитал аннотацию... Интересно, такое г... кто-то читает?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Легко ли стать королевой? (fb2)

- Легко ли стать королевой? [СИ] 958 Кб, 279с. (скачать fb2) - Наталья Ринатовна Мамлеева

Настройки текста:



Мамлеева Наталья «Легко ли стать королевой»

Глава 1

Но любовь вероломна [общайтесь с нею

Лишь в присутствии адвоката].

Сола Монова


Аробелла Энриетта Сотер


Пансионат Благочестия не был самым страшным местом в мире — так я успокаивала себя раньше. Сейчас же дворец стал для меня настоящим домом, пусть здесь и не было всё так гладко, как думали многие. И теперь, стоя у окошка в своей спальне и с безразличием взирая на ристалище внизу, я погружалась в воспоминания…

В тот день было холодно, хотя снег еще не выпал. Двухэтажное здание передо мной казалось все выше и выше, словно оно вырастало прямо из земли, ясно намекая мне, что отсюда не сбежать. Тучи заволокли небо, и пансионат из красного кирпича, побеленный ровно до середины первого этажа, будто растягивал губы в глумливой усмешке и приглашал вступить в свою "пасть".

Подхватив небольшой саквояж — все, что я нажила с момента страшного пожара в родном имении, я направилась к двустворчатым дверям. Как сейчас помню скрип колёс: карета, доставившая меня сюда, отъезжала от ворот, напоминая, что путей отступления нет. Как ни странно, последнее придало мне не страх, а уверенность. Все годы, на тот момент мне было двенадцать лет, трудности заставляли меня не дрожать, а сквозь сопротивление идти вперёд.

Помню, что моя единственная подруга ворвалась в мою жизнь внезапно: дверь широко распахнулась, пришлось в последний момент отскочить, и передо мной предстала улыбчивая кучерявая светловолосая девушка в синем платье. Её глаза лучились искренностью и дружелюбием. Она улыбнулась мне и протянула руку для рукопожатия:

— Эмелит.

— Аробелла, — представилась я, отвечая чистой искренностью, так свойственной этому возрасту.

Эмелит. На её примере я научилась, что выживают только сильные и наглые, а чувства очень часто встают преградой к достижению цели. С самого начала я поняла: для того, чтобы защитить того, кто тебе дорог, следует сначала самой стать сильной.

Пансионат не являлся образчиком ада — он был лишь уютным террариумом, где тебя либо сожрут на ужин, либо ты станешь змеей. Как ни странно, я не хотела становиться ни завтраком, ни обедом, ни ужином, как Эмелит для наших сокурсниц, поэтому выбрала второй вариант.

Сама стала той, которую так ненавидела моя подруга, чтобы её больше не смогла укусить ни одна кобра. И, наверное, самое страшное во всей этой истории, это моя уверенность в своей правоте: я ни на секунду не пожалела о своём выборе.

Чтобы стать равнодушной и не испытывать слабости в проявлении чувств, следует избавиться даже от ненависти. Меня мало, что трогало, но все же люди без цели в жизни вызывали неприязнь. У меня всегда была цель. И с недавних пор эта цель приобрела размытые, но возвышенные черты: я стану королевой. Во что бы то ни стало стану.

— Госпоже ещё что-нибудь угодно? – выводя меня из воспоминаний, услужливо спросила служанка, сделав выработанный до автоматизма книксен.

— Можешь быть свободна, — чуть качнув головой, не отворачиваясь от окошка, бросила я.

Девушка покинула мою спальню, оставив меня в одиночестве.

Моим вниманием полностью завладел король Эдмунд Второй, который в расстегнутой у ворота рубашке выглядел несказанно хорошо. В расцвете лет (для особы королевских кровей тридцать два — вовсе не возраст, лишь начало правления) и красоты его величество пленял всех фрейлин, даже тех, что постарше.

Во мне он не затронул ни одну струну души, хотя я находила его весьма привлекательным, но к чему будущей королеве чувства к королю? Лишь холодный расчёт может пленить такого ловеласа, как Эдмунд. Ведь влюбишься — непременно пустишь короля к себе в спальню, а оттуда пути к алтарю не существует.

Эдмунд был хорош, взгляд притягивался к капелькам пота на его мощной шее, груди и красивом лице, все остальное, к сожалению, было скрыто одеждой. Его величество тренировались со своим наставником. Прыткий старик семидесяти лет легко уворачивался от выпадов короля, да ещё и успевал его поучать.

Справедливости ради стоит сказать, что на ногах и руках его величества были браслеты-утяжелители, которые замедляли его движения и делали тренировку более эффективной.

Интересно, кто додумался сделать тренировочную площадку между двух построек: одна из них была левым крылом королевского дворца, достроенная не более пятидесяти лет назад, а вторая — небольшой дворец вдовствующей королевы? И так как я была её фрейлиной, то жить должна была поблизости, а именно в этом самом левом крыле. И здесь жила ни я одна. То есть ещё около десяти пар глаз любовались великолепием Эдмунда Второго утром и вечером. И в этом я видела свой расчет: после такого представления практически любая распахнет дверь своей спальни. Любая, но не я. У меня далеко идущие планы.

Тренировка окончилась. Король бросил на землю меч и направился к питьевому фонтанчику, где собрался утолить жажду. Его взгляд, как всегда, прошелся по окнам левого крыла. Расстояние до нас около двадцати метров, но он все прекрасно увидел, потому что знает всех жительниц очень... близко. Его взгляд остановился на мне, я его поймала, поэтому отступила на шаг назад и задернула штору. Нет, ваше величество, не так быстро.

В дверь постучались, после чего я услышала голос своей приятельницы и, бросив короткий взгляд в зеркало в гостиной, поспешила к входной двери.

— Аробелла, дорогая, ты готова? Её величество уже проснулась и готова совершить утреннюю прогулку сразу после завтрака, — с приклеенной улыбкой поприветствовала меня яркая брюнетка.

— Мисси, душа моя, только тебя я и жду, — ответила со столь же сладкими нотками в голосе, после чего прикрыла за собой дверь.

Взявшись под руки, словно лучшие подруги, мы с Мисси направились к лестнице. Мы умели доверять друг другу, но в тоже время лишний раз не подставляли свою спину под удар, так как от соперниц можно было ожидать всего. Объединяло нас одно – преданность её величеству Лисавете. Другие девушки тоже уже проснулись, поэтому в малый дворец королевы мы вошли практически полным составом. Присев в положенном реверансе перед Лисаветой, мы расселись в гостиной, ожидая известия о завтраке. Я взяла в руки книгу, которую оставила вчера на журнальном столике, кто-то тут также оставлял пяльцы, но чаще всего все эти занятия были лишь фоновыми.

— Прибыл ли портной для пошива вашего платья, ваше величество? – спросила Кларисса, давняя подруга Лисаветы и её ровесница.

Глаза её величества недовольно сверкнули, и я с трудом подавила улыбку, уже зная, какую речь услышу.

— Этого шарлатана? В своем дворце я его не хочу видеть! Для создания дизайна своего платья я пригласила модистку из Леньевы, она-то уж не будет экономить на ткани для моих панталон, — в голосе королевы улавливался гнев, подбородок был задран вверх, явно свидетельствовавший о крайней степени её недовольства.

Молодые фрейлины, включая меня, переглянулись и склонили головы, пряча небольшие ухмылки. Мастер Пьеро был экспрессивным мужчиной средних лет, любившим новшества и за это прославившимся во всем Этионе. Туалет, созданный его рукой, безусловно, будет иметь успех на любом балу, по крайней мере, взгляды привлечет и будет обсужден всеми, кому не лень. Его новое изобретение, созданное, чтобы заменить панталоны, получило широкую огласку и пересуды общества. Помнится, даже в «Столичном вестнике» была скандальная статья с фотографическим снимком модели, на которой были «трусики». Сама же я к новшеству относилась с благосклонностью, как и молодые девушки королевства. Вот так изобретение мастера Пьеро разделило женщин на два лагеря.

— Надеюсь, ваше величество, вы разрешите Анабель воспользоваться услугами заграничной модистки? – и столько участия было в голосе Мисси, речь которой была о еще одной фрейлине, которая в данный момент отсутствовала в гостиной. – Иначе ей вновь выпадет шанс быть опозоренной.

Девушки захихикали, императрица позволила себе снисходительную улыбку. Да, я прекрасно помню тот наряд Аны. Разноцветное нечто из живых цветов и перьев, в котором напрочь отсутствовали гармония и чувство вкуса. Имя портного девушка отказывалась объявлять, поэтому все единодушно решили, что данный наряд личная выдумка рыжеволосой девицы.

— Где только она берет подобные идеи? – хихикнула Мила, девушка была старше меня и весьма любима мужской половиной дворца. – Иногда я просто завидую её фантазии!

— А вы обратили внимание на её туфли? Они же были синие! А платье персикового цвета.

— Мисси, ты несправедлива, — улыбнулась я, — в том платье было столько ткани разных цветов, что туфли вполне могли подойти к одному из них.

Девушки захихикали. Вдовствующая королева смотрела на нас снисходительно, будто вспоминала свою молодость. Такие разговоры ей нравились, она не любила, когда беседа протекает исключительно с участием её персоны. Как женщина мудрая она любила наблюдать и делать определенные выводы, естественно, когда у неё было благодушное настроение, как сегодня.

— Завтрак подан, — с поклоном объявил лакей, отойдя к стене и пропуская дам вперед.

Мила подхватила меня под руку, наклонившись к уху:

— Поздравляю. В постели его величества уже неделю не было женщин.

— Неужели заболел? Это не опасно? – притворно изумилась я, и девушка ответила мне насмешливым взглядом.

— Когда ты станешь королевой, я хочу быть твоей первой фрейлиной.

Отвечать я не стала, лишь кивнув в ответ. Все знали, какие чувства испытывает ко мне наш великолепный король. Он желает меня, порой смотрит с нежностью, а иногда с негодованием, например, когда я третий раз выставила его из своих покоев. О, в тот день все слуги боялись глаза поднять на его величество, хотя он, к своей чести, никогда не срывал зло на посторонних. Эдмунд был мудрым правителем, пытающимся исправить ошибки своего отца. Вдовствующая королева благоволит мне, ей очень импонирует моя скромность и чувство собственного достоинства, она даже упоминала, что в молодости была такая же. Правда, было это после нескольких рюмок ликера, поэтому доверять этой информации я не стала.

В малой столовой нас ждал сюрприз. Эдмунд стоял, прислонившись к спинке стула, и смотрел на нас. Он склонил голову в знак почтения императрице, поцеловал ей руку и перевел взгляд на её окружение. Мы все присели в глубоких реверансах, призванных открывать взгляд на декольте, коего у меня не было. Платье было от груди до горла сделано из кружева, заставляя невольных наблюдателей из числа мужчин развивать фантазию.

— Ваше величество, что же вас побудило почтить нас своим присутствием? – стрельнув в меня взглядом, спросила Мисси.

Я потупила взор и чуть закусила губу. Я знала, что в этот момент он смотрит на меня. Это видели все, даже её величество.

— Решил полюбоваться истинной красотой, — ответил Эдмунд.

Я подняла взгляд и встретилась с его горящими азартом очами. Он насмешливо улыбается. Трехдневная щетина украшает подбородок и часть щек, черные длинные волосы переплетены сзади лентой, обруч на голове подчеркивает его статус. Обычный мужчина, наделенный властью и оттого выглядевший весьма привлекательно. Я любила гладковыбритые щеки, поэтому дала себе зарок, что со временем приучу его величество каждое утро проводить больше времени в ванной комнате.

Накрыто было на девять персон. Коронованные особы сели напротив друг друга, я же заняла место по левую руку от его величества. Эдмунд подобному был весьма рад. Главное в завоевании чужого сердца не перегнуть палку с расстоянием.

— Вы сегодня очаровательны, — выдохнул король, как только вдовствующая королева дала разрешение приступать к завтраку.

— Как и вчера, — улыбнулась я, ковыряясь в омлете.

— Как и несколько дней назад, — согласился со мной король. – Я бы назвал вас прекрасной розой, но вы не она. Цветы увядают, набирая цвет, а вы остаетесь всё такой же прекрасной.

— Благодарю вас, ваше величество. Из ваших уст подобные слова отзываются дивной мелодией моего сердца, — ответила я, и Эдмунд улыбнулся.

— Ваше величество собирается присутствовать на балу, посвященном именинам вашей матушки? Или на Южных границах опять неспокойно? – спросила Кларисса с другого конца стола.

— Сейчас ведутся переговоры с его величеством Аскольдом Первым, поэтому Южные границы временно спокойны, а дальнейшее их состояние зависит от результатов пребывания нашей делегации в Леньеве.

Соседнее королевство не уступало нашему ни в площади, ни в богатстве (по крайней мере, когда-то Этион был именно таким). Нас привлекали алмазные горы, а им нужен был выход к морю для беспошлинной переправки ценного груза в заморские страны. В связи с этим Южные земли были неспокойны, там часто совершались боевые операции то с их, то с нашей стороны. Естественно, нелегально.

— А что с пожаром в Лиране? Оттуда пропало что-нибудь? – вот умная девушка всегда знает, когда нужно держать язык за зубами, но Амалия к этой категории не относилась.

Его величество замер, я бросила на недогадливую девушку укоризненный взгляд, но она и так уже осознала свою глупость. Иногда есть то, чего не следует обсуждать за столом, и этот случай был именно такой.

От одной из служанок я узнала, что из музея пропала Скрижаль солнца. Письмена на ней гласили о каком-то древнем проклятье, связанном с предыдущей королевской династией, но в подробности я не вдавалась. И судя по реакции монарха, он переживал по поводу потери Скрижали.

— Ничего, — улыбнулся король, расслабляясь, — что-то с магическими лампадами случилось, огонь перекинулся на ковры, а те воспламенились ночью, когда никого не было в здании.

Когда никого не было в здании? Так ли это на самом деле? «Столичный вестник» говорил о чем-то таком, и бравый и храбрый журналист (другой бы так не сглупил) доказывал свою точку зрения о том, что воры-таки проникли в святая святых, и в Этионе настало неспокойное время. Время перемен. Больше о том мужчине я не слышала, и статей его в «вестнике» больше не было.

— Кстати, а когда последний раз маг Алион был при дворе? Мы скучаем в его отсутствие, — решила быстро сменить тему я.

— Действительно, — поспешила согласиться со мной Мисси, — а временный придворный маг совершенно не желает показывать нам фокусы!

О, ну последний, положим, всего лишь виртуозный лекарь, а не маг. Хотя периодически цитадель магов присылает нам своих учеников, которые проверяют отсутствие приведений и прочих аномалий и бывают подле короля на важных приемах.

— У господина Луфина есть множество других забот, мои дорогие, — улыбнулась нам вдовствующая королева. За настроение своего сына она была нам благодарна.

— А что касается Алиона, то он отбыл в числе делегации в Леньеву, — ответил монарх, и разговор далее потек именно в этом направлении.

Внешней политикой я интересовалась мало, во внутренней бы быть в курсе, поэтому о Леньеве практически ничего не знала, кроме того, что была посвящена в нюансы наших с ними непростых отношений. «Врага нужно знать в лицо, как и начальство», — любила часто приговаривать одна преподавательница в пансионате, и в этом я была с ней полностью согласна.

По окончании завтрака его величество попросил прогуляться с ним по парку. Времени у него было, как всегда, немного, поэтому отказываться от подобных предложений я не имела права.

— Скажите мне, а что вы знаете о пожаре? – с хитрой улыбкой спросил правитель, когда мы вдвоем отстали от двух сопровождающих нас компаньонок.

— А я должна что-то знать? – изумилась я, и король негромко рассмеялся.

Не говорить же ему в неудовольствие, что я не только прочитала статью в «Столичном вестнике», но и сама поспрашивала некоторых людей о происшествии?

— Вы восхитительны. Ваша красота идет под руку с умом.

— Вы мне льстите, я лишь пытаюсь быть осведомленной в интересующих ваше величество темах, — кокетливо ответила я.

— Кроме одной, — с некоторым раздражением ответил он, — и эта тема интересует меня гораздо больше…

Мы проходили мимо высоких кустов, поэтому наш поцелуй остался замеченным только Мисси и Милой, которые сделали вид, словно ничего интересного не произошло. Я оторвалась от губ его величества, пытаясь вырваться из кольца рук сильного мужчины, но те стальными канатами обвили мою талию, не давая сдвинуться ни на миллиметр.

— Ваше величество…

— Для тебя просто Эдмунд…

— Ох, нет, ваше величество, — попыталась изобразить смущение, учителя в пансионате были превосходные, поэтому в результате я не сомневалась.

— Ари, вы восхитительны…

— Вы повторяетесь, ваше величество, — попеняла я.

— Я просто теряю рядом с вами голову, — прошептал мужчина, но далее сыпать комплементами у него возможности не было, так как о своем присутствии напомнили компаньонки.

Честно сказать, я была им благодарна. Они как никто другой знали, когда следует прервать «влюбленных» голубков.

И мы продолжили прогулку, больше не нарушая правил этикета. Я же сегодня дала послабление, позволив себя поцеловать. В голове звучали слова гадалки: «Ты рождена быть королевой, но станешь ли ты ею, зависит только от тебя».


«Счастье есть», — отчетливо понимала я, раскладывая на кровати принесенное от портного платье. Воспользовалась я услугами Пьеро, и сейчас в который раз убеждалась, что не зря этот мастер берет такие деньги.

Платье было тяжелым с рукавами-фонариками до локтя, декольте открывалось в самом выгодном свете, к нему у меня даже был аметистовый кулон, который подойдет по цвету к белому наряду. Да, я выбрала цвет невесты. А как иначе, если сегодня, я уверена, мне сделает предложение первое лицо государства? Сегодня я получу вознаграждение за все мои труды!

— Оно прекрасно, госпожа, — с благоговением произнесла за моей спиной моя служанка – Диди. – Я уверена, что его величество не сможет устоять.

— Он уже не устоял, — фыркнула я, приступая к осмотру платья более тщательно.

Как и ожидалось, на работе мастера Пьеро не было ни одной ниточки или разошедшегося шва, поэтому с помощью Диди я облачилась в белое платье. На голове уже была сооружена высокая прическа, представляющая собой усеченный конус, усеянный лилиями и поблескивающий мелкими алмазами.

На себе я никогда не экономила, но сегодняшний наряд, действительно, мне дорого обошелся. Впрочем, денег на него я не жалела, ибо результат превзошел все мои ожидания.

Еще раз покрутившись возле зеркала, я должна была признать, что даже если бы Эдмунд не планировал сделать мне предложение, то, увидев меня сегодня, резко поменял бы свои планы. Да, излишней скромностью я не страдаю, по крайней мере, наедине с собой.

В гостиной меня ожидала Мила, которая выглядела в темно-бардовом платье вызывающе. Она всегда любила всё яркое, её положение замужней женщины позволяло ей многое. Слишком многое. Иногда мне кажется, что брак – это не клетка, а как раз ключ от неё.

— Ты восхитительна, Эдмунд глаз от тебя оторвать не сможет, — выдала комплимент Мила.

Оно и понятно, ведь перед будущей королевой следует расшаркиваться. Я сдержанно улыбнулась и позволила девушке подхватить себя под руку, после чего мы вместе двинулись в сторону бального зала. Туфли на мне были неудобные, но под стать платью, поэтому я даже не думала их менять. Потерплю, ничего со мной не станется.

Вход был строго по приглашениям, но имена всех фрейлин всегда значились в списках гостей. Войдя через малый зал, мы несколькими кивками поздоровались со знакомыми и двинулись сразу же в сторону большого. Оттуда уже слышался голос церемониймейстера, и все гости стекались туда.

— Не знаю, как внимание Эдмунда, но внимание гостей ты уже привлекла, — бросила мне проходящая мимо Элина, с которой мы общались мало. Я подмигнула в ответ и устремила свой взор в другую сторону.

Король спускался по парадной лестнице медленно, в движениях Эдмунда всегда была некая леность, которой я порой удивлялась. Мне нравилась жизнь, я любила её быстрое течение, поэтому подобное расточительство времени на медлительность вызывало недоумение. Но кто я такая, чтобы судить монарха? Тем более при таком раскладе девушки могли хорошо рассмотреть подтянутую фигуру и ослепительную улыбку короля, которую он дарил всем своим подданным.

Как только его величество заняли свой трон, церемониймейстер вновь начал свою речь, теперь расписывая титулы вдовствующей императрицы. Двери наверху открылись вновь, и на красную дорожку ступила её величество Лисавета. Для своих пятидесяти двух лет выглядела она молодо, что не удивительно, зная, как трепетно королева относится к своей фигуре и здоровью.

— Говорят, сегодня король сделает важное объявление, — к нам с Милой подошла Мисси. Я подхватила с подноса проходящего мимо официанта бокал пунша и пригубила.

— Не удивительно, — ответила Мила и добавила, уже обращаясь ко мне: — Ари, его величество пожирает тебя взглядом.

Это действительно так. Жаркий взгляд такого могущественного человека не почувствовать просто невозможно. Я повернула голову чуть в сторону и улыбнулась королю, склонив голову в знак почтения. Только вот сегодня в позе монарха я заметила некоторую напряженность, скорее всего, волнуется. Ведь сегодня ему предстоит объявить о помолвке.

Бал шел своим чередом, мы успели обсудить все фасоны платьев, а также наряд королевы-матери, который пошила заграничная модистка. Я признала, что это новое дыхание для Этионской моды, и уже завтра эскизы подобных платьев будут во всех швейных салонах города.

Анабель выделилась и сегодня своим мешковатым серым платьем, видимо, после яркости прошлого наряда она решила побыть серой мышью. Получилось, только мышь была какая-то полудохлая.

Я видела, какое внимание мне оказывают сегодняшние гости, до многих дошел слух о влюбленности правителя в одну небезызвестную фрейлину. Выйдя из кружка приятельниц, я прогулялась до фуршетного столика, остановившись перед ним в задумчивости.

— Белое – определенно твой цвет, — раздался голос над ухом, настолько неожиданный, что я едва не подскочила на месте, но вовремя успокоилась и развернулась к обладателю гладковыбритых щек.

— Ваше величество, стоит ли вам напоминать, как я рада вас видеть? – присев в положенном реверансе, кокетливо спросила я.

— Потанцуй со мной, — забыв про этикет (видимо, от моей неземной красоты), выдохнул монарх.

— Я вся ваша, мой король, — ответила с придыханием, вложив свою руку в его ладонь.

Танец с монархом не был чем-то фееричным, но взгляды окружающих определенно заставляли чувствовать себя королевой даже без обручальной татуировки. А у людей королевской крови она золотого оттенка, у монархов же едва не светится.

Во время танца отчетливо поняла, что продержусь максимум минут десять, потому что туфли натирали нещадно, наверное, до крови. К губам улыбка приклеилась, хотя в голове блуждали только мысли о том, как лучше ступать, чтобы притупить боль. В этот момент я как никогда ранее прочувствовала смысл фразы: «Красота требует жертв».

— Аробелла, я должен вам кое-что сказать, — от волнения его величество теряется в местоимениях. – Ты… ты потрясающая, я просто пленен твоей красотой и шармом, никогда прежде не встречал таких девушек как ты.

«И не встретишь», — мысленно вынесла вердикт я, вслух же сказала другое.

— Ваше величество, вы смущаете меня, — прошептала я, стараясь думать только об исполнении мечты.

— Я не могу вас не смущать, ведь вы так мило смущаетесь, — улыбнулся король, вот только в его улыбке была некоторая грусть. Неужели боится, что я ему откажу? Да кто в здравом уме отказывает на предложение руки и сердца монарху? Или это грусть – тоска по холостой жизни?

— В вашем присутствии я теряю голову, — решила подбодрить мужчину я.

— Вы даже не представляете, как дороги мне ваши слова, но… я вынужден… я должен…

Музыка закончилась, последние слова, кажется, слышал весь зал, замерший в ожидании. Я открыла рот, совершенно забыв о боли в ногах, готовая услышать заветные слова…

— Ваше величество, пора, — прервал речь монарха церемониймейстер, и Эдмунд нехотя отвел от меня взгляд, переведя его на сухопарого старика.

Мужчина держал в руках жезл, и именно этим жезлом мне хотелось треснуть его по голове. Может, я ждала этого последние пять лет, как только услышала предсказание гадалки?!

— Прости меня, — наклонившись к моему уху, прошептал его величество, после чего поспешил к своему трону, где его уже ожидал первый министр со свитком в руке.

Король взял в руки предложенную бумагу, развернув её и оглядев весь зал. Вскоре он свернул свиток и отдал обратно министру, а сам нашел взглядом меня. Я расправила плечи, думая, что придется сегодня еще немного потерпеть боль в ногах, так как после заявления его величества просто не удастся незаметно покинуть зал. Придется принимать поздравления гостей, ах, моя несчастная доля…

— Дорогие гости, мои верноподданные, я спешу вам сообщить, — начал монарх свою речь, и я в ожидании закусила губу, — что вопрос на Южных границах, наконец, урегулирован. Более того, с Леньевой заключен… договор, пункты которого выгодны обоим государствам, — зал взорвался аплодисментами. Эта была не та речь, которую я планировала услышать, но всё еще надеялась, что тема примет другое русло. – И еще одна особенно важная новость на сегодняшний день. Я женюсь.

Зал взорвался овациями, у меня в ушах зазвенело, я позволила себе улыбку, краем глаза заметив широкие улыбки приятельниц. Да, это именно то, что я хотела услышать. Гости обратили внимание на меня, по-другому быть не могло, ведь Эдмунд Второй не отрывал от меня своего взгляда.

— Я женюсь, — повторил он. Ну, дорогой, не разочаровывай меня, это мы уже слышали. – На принцессе Амелинде Оргонской.

Зал охнул, но вовремя заглушил общее недоумение аплодисментами. Король по-прежнему продолжал смотреть на меня, а я мысленно спрашивала, послышалось ли мне? Не стоит ли мне пойти вперед, вдруг прозвучало всё же моё имя, а то, что я услышала, лишь игра моего больного воображения?

Но нет. Аплодисменты звучали, но не в мою честь. Все поздравляли короля и принцессу Леньевы. О её красоте ходили легенды, да и фотографические снимки были явным тому доказательством, но я никогда не испытывала к ней ненависти, сейчас же готова была задушить её собственными руками.

Столько лет усердного труда… Моя жизнь в один момент покатилась в тартарары. Готова ли я так просто проститься со всем, чего добивалась все годы своей жизни?

Я знала ответ, поэтому, стиснув зубы и молча развернувшись, я направилась к выходу. По пути меня кто-то задел, и я чуть было не упала (всё-таки боль в ногах была нестерпимая), но была вовремя подхвачена чьими-то мужскими руками. Граф Рошман ехидно улыбался, он был одним из тех, кому я когда-то отказала в браке. Судя по презрению и усмешке в глазах, не может забыть. Вырвав свой локоть, я почти уверенно направилась к выходу, и уже у самого входа в малый зал увидела приятельниц:

— Какой пассаж, — хихикнула Мисси.

Не то что бы я от них ожидала сочувствия (оно бы меня оскорбило еще больше), но всё же где-то в глубине души что-то неприятно шевельнулось.

— Такой позор, — подтвердила Мила, — что же теперь станет с бедной Ари? Кто её возьмет после того, как она была так опозорена?

— Ах, эти несбывшиеся надежды, — улыбнулась Мисси, и я оскалилась в ответ.

— Чем жалеть меня, лучше бы подумали о собственной судьбе. Вас-то после койки его величества ни один ни то что король, даже граф в жены не возьмет, — на этих словах я покинула большой зал, попав в малый.

Здесь никого не было, кроме лакеев. Последние распахнули передо мной двери, и я оказалась на свободе. Захотелось прямо сейчас скинуть с себя ужасные туфли, но гордость не позволила.

Глотая собственные слезы, я дошла до своих покоев, распахнула двери и, войдя в гостиную, обессилено упала на диван, скинув злосчастную обувь. Слезы хлынули из глаз, я уже не помню, когда последний раз плакала, но сейчас это были слезы бессилия и несправедливости. Я никогда не придавала значения последнему слову, считав его пустым звуком, ибо справедливость давно ушла из этого мира в лучший и совершенный, а нам, людям, осталось спокойно пробивать себе лучший путь любыми методами.

Неужели на этом всё? Становиться любовницей короля взамен его жены? Мне ведь даже замуж выйти не светит, ибо теперь его величество так просто меня не отпустит. Надеяться мне не на что, а если разожгла пожар в теле мужчины, то будь готова его потушить. А потом терпеть вечное унижение и насмешки от его жены, быть фактически беззащитной перед ней…

Внезапно обида сменилась ненавистью. Жгучей и всепоглощающей. Нет, принцесса стала разменной монетой в политической игре, поэтому виновата она ни в чем не была, вот только… Сердце доводы разума не слушало, в него проникали черные щупальца мести.

— Не-на-ви-жу! – прокричала я, вскочив на ноги и поморщившись от боли. Взяв с дивана круглую подушку, я кинула её в стену. Та задела стойку с вазой, последняя упала на пол, разбившись вдребезги. – Ненавижу…


В Леньеве за несколько сотен лиг


Делегация из Этиона готовилась к отбытию. Солнце только выглянуло из-за горизонта, окрасив небо в красно-сиреневые тона. Амелинда Оргонская, принцесса Леньевская, к приходу слуг проснулась. Точнее, она всю ночь не сомкнула глаз.

Что она знала о короле соседнего государства? Молод, красив и любимец женщин. В газетах о его характере не писали, он был только второй в династии, все статьи в вестниках были положительные (попробуй, напиши отрицательные!). Что еще нужно для счастья семнадцатилетней принцессе?

На брак по любви она никогда не рассчитывала, только боялась, что мужем может стать старик с проплешинами и огромным пивным животом. Поэтому всю ночь принцесса не сомкнула глаз, улыбка не сходила с её лица, а в голове мелькали прочтенные давеча статьи об Эдмунде Втором.

К сожалению, фотографических снимков было не так много, но все они относились к современности, так как не принято выставлять на обозрение фотографии кронпринцев. Подобные фотографии всегда хранились в семье, а те, что попадали в газеты, были размыты. Наследников всегда оберегали даже от газетчиков.

Амелинда мечтала, как встретится с сильным королем, своим женихом, как первый раз его поцелует, как пойдет с ним под венец, а потом… а потом щеки девушки окрашивались красным цветом и думы старательно отводились от интересующий молодую девушку темы.

В окошко постучались, и Линда поспешила открыть створки, чтобы впустить в комнату любимого мужчину. Он легко спрыгнул с подоконника и закрыл окошко, после чего повернулся к принцессе.

Молодой человек был привлекателен: прямой нос и волевой подбородок, длинные ресницы и чувственные губы, вечно искривлены в усмешке. Темно-русые волосы были коротко острижены на манер военных, в умных глазах плескался азарт. Его внешность портил только узкий шрам, пересекающий бровь и заканчивающийся на щеке. Но самые привлекательные в нем были, пожалуй, внутренний стержень и высокий титул.

— Астат, почему ты вновь вламываешься через окошко? – испуганно задернув шторы, нахмурилась принцесса.

— Это ближний путь от покоев одной из твоих фрейлин, — усмехнулся кронпринц, проходя внутрь комнаты и присаживаясь на кровать. – Но причина вовсе не в этом. Если отец увидит, что я во дворце, то заподозрит что-то неладное. А я еще вчера должен был отбыть в Верозу, — продолжал откровенничать шатен, — а я туда не стремлюсь, сестричка.

— Что ты опять задумал? – обессилено сев на кровать, вздохнула Амелинда.

— Между прочим, для твоего же блага стараюсь, — усмехнулся молодой человек. – А делегация в Верозу и без меня доедет. Все документы я подготовил и передал Тефрану, так что волноваться тебе не о чем, кроме предстоящего знакомства с женихом. Кстати, я тоже намерен с ним познакомиться.

— Астат, отец же запретил тебе сопровождать меня!

— А кто сказал, что он о чем-то узнает? – иронично заломив брови, полюбопытствовал наследник.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я поеду с тобой не в качестве наследного принца, а в качестве твоего телохранителя. Не переживай, сделаю всё, от меня зависящее, чтобы его величество Эдмунд не вздумал тебя ко мне ревновать, — губы шатена растянулись в усмешке, за что он тут же получил маленьким кулачком в грудь. – Линда, всё будет хорошо, обещаю тебе. Тебе будет так же весело, как и мне.

Линда не была впечатлена идеей взбалмошного брата. Астат умел быть серьезным, но категорически не хотел. Его баловство никак не мешало работе мозга, поэтому все поручения отца выполнялись беспрекословно, четко и без помарок, а уж каким путем была достигнута цель – дело второе. Его веселый нрав сочетал в себе непреклонность и жесткость, когда дела касались работы.

Недостатков у него было достаточно, в один из них входила слабость в общение с неординарными людьми. Все, кто знал принца достаточно хорошо, были уверены, что он станет прекрасным правителем, возможно, лучше своего отца.

-Линда, — увидев, что сестра колеблется, Астат взял её за руку и нежно улыбнулся, — я не могу отпустить тебя в чужое королевство за несколько сотен лиг от родного дома, предварительно не убедившись, что тебя там не ждет тиран-муж и его гарем любовниц. Я обязан сопроводить тебя под венец, уверовать в твоё искреннее счастье и со спокойной душой нагнать возвращающуюся делегацию из Верозы, дабы отец ничего не узнал.

-Он всё равно узнает, — покачала головой Линда, исподлобья посмотрев на брата.

Она догадывалась, почему его высочество не стремиться в Верозу и почему его величество так настойчиво его туда отправляет. У тамошнего короля была дочь на выданье, конечно, не первая красавица с парочкой лишних килограммов, но всё-таки вторая в очереди на престол.

Но вот незадача – невзлюбил её Астат, так как принц вообще не любил девиц, вешающихся ему на шею. А такое происходило настолько часто, что уже могло надоесть.

— Узнает, — не стал спорить его высочество, — но это будет после того, как до него дойдут новости об удачном сотрудничестве. Поверь мне, я подготовил такой план и составил несколько договоров, что не верить в успех предприятия просто невозможно!

«Но отец рассчитывает на брак, а не на договор!» — хотела возразить принцесса, но прикусила язык, с улыбкой посмотрев на брата.

— Это ты невозможен, Астат! – Но в его пребывании в Этионе могут быть положительные стороны, поэтому вскоре в глазах Амелинды поселилась надежда. — Ты, правда, будешь со мной у алтаря?

— Ну не в качестве жениха, — усмехнулся он и, погладив сестру по щеке, продолжил более серьезно: — Ты во мне сомневаешься, сестренка?

— Спасибо тебе. Ты всегда оберегал меня.

— С тех самых пор, как в восьмилетнем возрасте у меня появилась такая нежная и ранимая младшая сестра.

Их разделял еще один брат, но Эстан выбрал путь военного, поэтому уже в восьмилетнем возрасте покинул отчий дом.

— Астат, тебе пора. Скоро придут слуги, — прошептала Линда, испуганно оглянувшись на входную дверь.

Принц понятливо кивнул, растеряв всю свою веселость, и направился к потайному ходу, ведущему за дворцовые стены. Там уже была подготовлена соответствующая поездке одежда и прочие необходимые для пребывания во дворце соседнего королевства вещи, как и конь. Верный Вихрь был еще вчера выведен за крепостные стены для того, чтобы убедить короля, и был припрятан на постоялом дворе. С изворотливостью наследника в удачном завершении плана сомневаться не приходилось. 

Глава 2

Русская женщина-как автомат Калашникова: надежная и популярная во всем мире...а еще мозг выносит в 100% случаях ©

Х/ф "Как я стал русским"


Аробелла Энриетта Сотер


Я злилась. Злилась на себя за свою вчерашнюю слабость, из-за которой сегодня пришлось встать раньше и наложить холодный компресс на припухшие веки. Но к восьми утра я выглядела бодрой, и ни что в моей внешности не выдавало вчерашние слезы.

Словно бросая вызов злым языкам, я вновь облачилась сегодня в белое платье: кто сказал, что этот цвет означал помолвку? Это всего лишь мой любимый цвет.

— Госпожа, стоит ли вам сегодня покидать свои покои? – Диди была взволнована.

— По мне видно, что я вчера рыдала? Или моё лицо настолько бледное, что на нем проступает след от публичной пощечины? – жестко спросила я, внимательно посмотрев на девушку. Камеристка испуганно опустила голову и присела в глубоком поклоне.

— Разумеется, нет. Вы, как всегда, безупречны.

— Тогда ты болтаешь глупости, — ответила я, развернувшись и покинув спальню.

Косые взгляды слуг вызывали во мне раздражение. И ведь не придерешься, ибо те сразу же опускали головы, стоило обратить на них более пристальное внимание.

При входе в гостиную я стала персоной нон грата, что можно было угадать по взглядам, устремленным в мою сторону. Лишь на лице её величества было искреннее сочувствие, которое раздражало меня больше враждебных взглядов. Как смеет она меня жалеть? Я никогда не желала быть униженной чужим сочувствием.

— Моя дорогая девочка, идем ко мне. Присядь рядом со мной, — королева положила руку на свободное место рядом со мной.

Кларисса, сидевшая рядом, встала, окинула меня снисходительным взглядом и направилась к Ане, которая попросила её помощи с толкованием одного из божественных заветов. Сделав глубокий реверанс, я присела рядом с Лисаветой. Женщина накрыла мою руку своей и чуть сжала.

— Ты замечательная девушка. Сильная и умная, что не присуще современным кисейным барышням, — улыбнулась её величество. – Вот в наши времена были совершенно другие нравы. Тогда я была лишь герцогиней, но и Эдмунд был лишь бароном, поэтому его предложение я восприняла с осторожностью, а родители и вовсе о нём слушать не хотели. Но я увидела в нем кого-то большего, чем просто барона. В нем был азарт, ради меня он был готов свернуть горы. Целую неделю я мучила своего будущего мужа, не делая поспешных решений, хотя самой себе уже дала ответ. Зато по истечении седьмого дня я публично приняла его предложение, сделав будущего короля Эдмунда Первого, пусть земля ему будет пухом, самым счастливым человеком на земле.

Эту историю я слышала не в первый раз, мне не оставалось ничего другого, кроме, как дарить улыбку её величеству. Красивая история о том, как женщина поставила на малое и выиграла целую страну. Главное правильно выбрать мужчину своей жизни.

— Я уверена, моя дорогая Ари, что найдется мужчина, который оценит тебя по достоинству.

— Ваше величество, я уверена, что только один мужчина способен сделать меня счастливой, — прошептала я, и глаза её величества довольно сверкнули.

— Впрочем, — вымолвила она, — до приезда принцессы Амелинды Оргонской еще целая неделя, а там и до свадьбы не меньше трех. Думаю, месяц для умной девушки большой срок.

— Благодарю вас, вы вселяете в моё сердце надежду, — не пытаясь скрыть радости, ответила я. Поддержка вдовствующей королевы была важна.

После завтрака мы во главе с Лисаветой отправились на положенную по расписанию прогулку. Весь день её величества был расписан по минутам, и она испытывала крайнее негодование, если что-то или кто-то заставлял её отойти от положенных дел, даже если эти дела не имели серьезный характер. Мисси взяла меня под руку, улыбаясь тонкими губами, щедро накрашенными помадой.

— Ари, дорогая, надеюсь, ты не проплакала всю ночь? – с участием спросила она.

— Спасибо за заботу, моя дорогая, — вежливо улыбнулась я. – Но я не нахожу причин для слез. Король влюблён в меня, а это главное.

— Ты считаешь, что сможешь с легкостью затмить собой благополучие Южных территорий, а, возможно, и остальной части государства? – я смогла вывести Мисси из равновесия, поэтому в её голосе проскальзывало раздражение.

— Что ты, моя дорогая! – воскликнула я и добавила, усмехнувшись, — это будет вовсе нелегко.

Мисси остановилась от неожиданности, с удивлением посмотрев на меня. Я продолжила свой путь, гордо вздернув подбородок. Далеко я пройти не успела, так как королева сделала остановку, как и её фрейлины, перед его величеством. Эдмунд был как всегда безупречен, щетина еще не успела отрасти, только на лице поселилась тень усталости.

Мы тут же склонились в положенных реверансах. Я из-под опущенных ресниц рассматривала короля, справляющегося о здоровье её величества. Наконец, разговор коронованных особ закончился, и взгляд монарха упал на меня:

— Леди Аробелла, позвольте пригласить вас на прогулку.

Фрейлины замерли, незаметно переглянувшись. Я несколько секунд молчала, будто раздумывала над предложением Эдмунда, хотя в голове уже давно созрел ответ. Я должна была показать ему, что оскорблена, у меня есть гордость, поэтому такое отношение к себе не потерплю. Заговорила я в тот момент, когда терпение короля могло закончиться:

— Почту за честь, мой король, — склонив голову, ответила я и сделала шаг вперед.

Фрейлины расступились, а его величество подставил локоть. С благодарностью приняв поддержку Эдмунда, я медленно направилась с ним на прогулку по парку. Мисси и Мили последовали за нами, держась на расстоянии.

— Ари…

— Ваше величество, стоит ли употреблять настолько близкое обращение? Я могла позволить некоторые вольности, когда вы были свободным мужчиной, и у меня была надежда на большее, на взаимность и ответные чувства, — решив, что участь любовницы не для меня, прервала речь короля. Это было чревато, однако у меня было преимущество со стороны его чувств.

— Леди Аробелла, я хотел вам сообщить раньше. Но вы же понимаете, что моим сердцем владеете только вы, безраздельно…

Мужчина взял меня за руку, поднеся к губам, поцеловал. Я вздохнула и отвела взгляд, пряча внутри себя гнев. Я столько раз делала вид, что восхищаюсь этим мужчиной, что влюблена, не позволяла себе плакать, когда этого хотелось, терпела пощечины, когда желание ответить тем же было нестерпимым, а сейчас с трудом сдерживаю гнев.

Но еще не время опускать руки, трудности должны закалять, заставлять раскрыть зонтик и двигаться навстречу ветру. А если зонтик поломается, то прикрыть глаза рукой и продолжить идти вперед.

— Ваше величество, хотела бы я так же безраздельно владеть частичкой вашей жизни, — прошептала я, выдавив слезу.

Для фальшивых эмоций пришлось вспомнить самый страшный день в своей жизни. Огонь, пепел, приглушенные звуки, незнакомые люди…

— Ари…

— Прошу простить моё неуёмное чувство меры, но я слишком высоко ценю свою честь, чтобы очернять свои чувства, — присела в реверансе, после чего выпрямилась, аккуратно забрала свою руку из мужской и поспешила ко входу в королевский дворец.

Я сказала его величеству достаточно, чтобы он сделал определенные выводы. Следующие действия зависят только от его решительности. Я уверена, наш умный король сделает всё, чтобы соединить собственное счастье и счастье страны, заодно подарив счастливые мгновения моей скромной персоне.


У меня было стойкое ощущение, что дворец готовится не к приезду принцессы, а к божественной инспекции. Иначе как можно было объяснить замену статуй, реставрацию зданий и смену интерьера практически всех комнат дворца? Даже прислуга подверглась тщательному отбору, после которого я отошла от своей теории о божественной инспекции, заменив её на новую: мы готовимся к приезду сущего дьявола. Причем, если этому дьяволу что-то придется не по вкусу, то она испепелит всех своим гневным взглядом.

И каково же было моё удивление после встречи с принцессой Амелиндой Оргонской…

Вдовствующая королева готовилась к знакомству с будущей невесткой у себя в будуаре, где и находились остальные фрейлины. От его величества за прошедшую неделю я не получила никаких знаков внимания, более того, всю неделю он отсутствовал во дворце, готовя не только столицу к приезду титулованной особы, но и ближние провинции.

Вчера господин Луфин принял вызов по магическому кристаллу от Ариола, который сообщил, что её высочество в сопровождении нашей делегации и нескольких человек из её окружения прошли последний стационарный портал в Финне (таких порталов было около тридцати во всем мире, вокруг них строились специальные портальные военные города), а после него до столицы осталось меньше дня пути.

— Приехали, ваше величество, приехали! – вбежавшая служанка с радостным известием заставила аристократок вздрогнуть от громкого голоса. Девушка смутилась под недовольными взглядами и поспешила исправиться, нервно теребя подол коричневого платья. – Приехали, ваше величество. Только что прошли восточные ворота.

— Благодарю, Жизи, — кивнула вдовствующая королева, разворачиваясь к зеркалу и позволяя еще одной служанке дальше заниматься волосами её величества. Девушка обладала крупицами бытовой магии, поэтому очень ценилась при дворе за быстроту работы и завивку локонов, занимая в иерархии слуг положение более высокое, чем все остальные.

Фрейлины устроили разговор, представляя, в каких нарядах предстанет принцесса в тронном зале. До официального приветствия около часа, пока титулованная гостья и её окружение отдохнет с дороги и смоет пыль.

— Филия, заканчивай, — строго приказала Лисавета, — и поторапливайся к её высочеству. Наверняка она желает предстать перед женихом в лучшем свете, поэтому ты обязана ей помочь.

На этих словах я чуть ли не фыркнула вслух. Судя по фотографическим снимкам, принцесса может предстать перед королем хоть в лохмотьях, и всё равно будет красивее доброй половины населения нашей страны.

Королева Леньевы была настоящей красавицей и передала красоту своим детям, правда, фотографии старших королевских детей прятались от общественности, поэтому, как выглядят принцы, я не знала, только слышала. Зато Амелинда Оргонская была настоящим символом своего королевства еще с пятнадцатилетнего возраста, а ведь девушка всего на год младше меня.

Размышляя над дальнейшими планами, я незаметно покинула будуар, направившись к выходу в сад. В холле я задержалась перед зеркалом и с негодованием оглядела свою внешность.

Темно-каштановые волосы с красным отливом были наполовину распущены, спускаясь крупными локонами на спину, яркие синие глаза были подведены черным ободком, благодаря которому они выглядели еще глубже. Полные от природы губы не знали помады, лишь прозрачный бальзам придавал им блеск. Прямая осанка, полная грудь и узкая талия – я имела все достоинства, ценившиеся современной модой. Надев шляпку, я уверенно вышла из дворца.

Любви короля всегда недостаточно. Нужно, чтобы и его умственный орган выбрал меня в качестве будущей королевы. Я делала все, чтобы доказать окружающим, что из меня получится достойная правительница.

К счастью, всеми необходимыми качествами и соответствующей внешностью я обладала: меня слушались беспрекословно, голос я никогда не повышала, на глупых не обижалась, на друзей не рассчитывала. Впрочем, последних я и не заводила. Я и на несправедливость никогда не сетовала, ведь её не было в мире, кроме последнего случая. И кого я во всем обвиняла? Правильно, Леньеву!

И вздумалось им выдать замуж свою принцессу? Неужели характер склочный, что в жены никто не берет? Хотя только в сказках мужчины любят кисейных барышень, которые покрываются румянцем от одного жаркого взгляда. Конечно, таких тоже любят, но гораздо менее опытные юнцы. Настоящая женщина должна показать румянцем лишь то, когда следует мужчине остановиться, а разве можно его останавливать, если он ещё и не начинал? Он просто отвернётся и уйдёт к другому "прилавку".

Лёгкий ветерок колыхал мои волосы, солнце дарило свои лучи, но не жгло. Прекрасная погода, когда ещё нет надобности в зонтике, защищающем от загара. Сейчас можно ограничиться лёгкой шляпкой.

Порыв ветра, отчего-то более сильный, чем обычно, сдул в сторону головной убор. Я попыталась его поймать, но хватала лишь воздух, а шляпка улетала в воздушном потоке. Волосы разметались по лицу, закрывая часть обзора, я сделал несколько быстрых шагов в сторону уже опустившейся на землю шляпки, но первый раз моё природное чувство равновесия и грация подвели меня.

Зацепившись за корень векового дерева, я полетела вниз, продолжая размахивать руками. Падение было не из приятных, я больно приложилась руками о твердую землю и ударилась подбородком, едва не прикусив язык.

— И почему так тотально не везет? — недобро усмехнулась я, оттолкнувшись от земли и почувствовав резкую боль в запястье. — Ай!

Вновь упала на землю и теперь приподнялась, сев на пятую точку. Помассировав запястье, я запрокинула голову и вгляделась в небо. В парке сейчас никого не будет, все смотрят на приезд делегации из Леньевы или готовятся к официальному представлению, поэтому я поддалась порыву, что происходило со мной крайне редко, и легла на землю.

Запах свежескошенной травы всегда напоминал мне о родителях. Они были заботливыми и внимательными, но их жизни унес страшный пожар, в котором выжила только я. Лавандовое мыло мамы и запах свежескошенное травы от игр в парке с папой — единственное, что я о них помню. Остальное все услужливо стерла память. Маги-менталисты и лекари утверждали, что это защитная реакция организма, но никто из них не имел права «вскрывать» мозг несовершеннолетней девушки. Теперь же я боялась, что с приходом старых воспоминаний потеряет значение моя настоящая жизнь.

Я зажмурилась под лучами солнца, погрузившись полностью в свои невеселые размышления. Вот будет позор, если меня сейчас кто-нибудь поймает лежащей на земле! Тогда титул королевы станет ещё более недостижимым...

— В Этионе всегда прекрасные девушки лежат на лоне природы? Мне нравится эта традиция, — я резко распахнула глаза, пытаясь разглядеть лицо нависшего надо мной мужчины.

Глаза ещё не совсем привыкли после слепящих лучей, да и солнце светило на меня, из-за чего я могла различить лишь силуэт невольного зрителя. Первым порывом было подскочить на ноги, охнуть и сбежать куда-нибудь, но я не я, если поддамся таким слабовольным порывам.

— А в Леньеве разве не так? — как ни в чем не бывало, спросила я, догадавшись, что незнакомец из делегации. Да и характерный акцент выдавал его.

Пытаясь не обращать внимания на боль в запястье, я приподнялась. Пришлось закусить губу, поэтому взгляд незнакомца, черты лица которого были теперь с трудом, но узнаваемы, приковался к губам. Опираясь теперь только на одну руку, я попыталась встать, и мне это далось почти самостоятельно. Только в самый последний момент я потеряла равновесие, помогая себе движением рук, и в этот самый момент меня удержал за талию незнакомец, резко подняв и прижав к своему телу. Которое, кстати, оказалось словно стальным. Фехтует, как минимум.

Я была достаточно высокой, плюс стояла в данный момент на цыпочках, поэтому губы практически касались подбородка мужчины, который продолжал изучать меня. К подобным взглядам противоположного пола я была привычная, поэтому ничуть не смутилась, лишь вздернула бровь.

— Нравлюсь?

— И ты ни на миг не сомневаешься в моём ответе, — сразу же перешёл на "ты" незнакомец.

Мужлан! Сразу видно — воин, и, скорее всего, был послан в сад обследовать обстановку в потенциально враждебном государстве. По крайней мере, этот статус будет присвоен до выхода его величества и принцессы из храма.

— Как и вы, — пожала плечами я, положив здоровую руку на грудь мужчины и оттолкнувшись. Отстраниться мне не позволили. — Что вы себе позволяете?!

— Помогаю красивой девушке не упасть, а вы о чем подумали? — все-таки о каких-то правилах этикета он осведомлен, поэтому перешёл на "вы". Я же просто растерялась, не зная, как отвечать на подобную наглость. Раньше со мной мужчины себе такого не позволяли, да и я, честно признаться, еще не попадала в подобные двусмысленные ситуации. Тем временем шатен (именно такой цвет волосы был у незнакомца) расширил глаза и притворно ужаснулся, — неужели вы могли подумать, что я заигрываю с вами?! Бог мой, да вы ещё распутнее, чем кажетесь!

Теперь я расширила глаза от удивления, а рот сам собой приоткрылся. Это я распутная?! Да как он смеет?! Да кто он такой, чтобы...?! Да я…! Да ему…!

Так, успокоились. Где-то у воинов под одеждой всегда спрятано несколько кинжалов, достать бы один кинжал и как треснуть им, сделав еще один шрам на лице, только с другой стороны, для симметрии. Но ведь пока буду искать кинжал, он ещё подумает, что я раздеваю его в целях изнасилования! С него станется так подумать и разнести эту весть по всему дворцу! А отсюда слухи и до Леньевы долетают!

— Вы нахал, сударь! — я не знала, как точно обращаться к незнакомцу, но подумала, что обращение соседнего государства придется кстати. Кое-как изловчившись и стукнув мужчину по рукам, я смогла отойти в сторону, он же позволил мне это, сложив руки у себя на груди.

— А вы имеете что-то против нахалов?

Зря он встал в такую позу. Просто мой взгляд невольно приковался к перекатам мышц под кожаной курткой, надетой на голое тело. Слишком нахальный. Уже успел принять ванну и переодеться, хотя чего ещё ожидать от воина? Но в нем было что-то ещё, аристократ, причем на хорошем счёту у государя, ведь он к тому же знает иностранный язык, как свой родной. Глаза умные, на полных губах блуждает усмешка. Такие люди по жизни смешливые всегда меня раздражали. Как можно вечно радоваться, смеяться и шутить? Бездумные глупцы.

— Нравлюсь? — вернул он мне мою же фразу, и я ответила ему усмешкой.

— Увы, никогда не интересовалась шутами, — с этими словами я развернулась и направилась прочь из сада.

Запястье болело, поэтому необходимо было срочно найти придворного лекаря, если у него не засиделась очередная барышня с "душевными расстройствами", проще говоря, с разбитым сердцем.

— А придётся заинтересоваться! — донеслось мне вслед, и мне пришлось вложить все своё самообладание, чтобы не развернуться.

Да кто он такой?! Принц?! Король?! Какое право он имеет на столь наглое поведение? Или в Леньеве все такие варвары?

Наглый леньевец не выходил у меня из головы, даже когда я пошла к господину Луфину. Пожилой мужчина, который заработал своё место своими трудами, знаниями и умениями, встретил меня на пороге рабочего кабинета и провёл в отдельную комнату для приёмов. Там он нанес на поврежденное запястье мазь, вложив в неё крупицы своей целительской силы, и отпустил, дав небольшую баночку мази с собой. Уже через несколько минут боли я не чувствовала, но вот отчетливо осознавала неизбежность встречи с леньевской делегацией.

Занеся мазь в комнату, я застыла на пороге, пораженная своим отражением. И вот так я ходила по дворцу?! И вот так я предстала перед тем нахальным леньевцем?!

В волосах торчали веточки и листья, несколько прядей выбились, платье было помятое, сорочка вышла из-за ворота и выглядывала белым кружевом, в общем, ощущение было, что я целовалась в беседке как минимум и кувыркалась в парке как максимум. Последнее было недалеко от истины, но подразумевало одиночное времяпрепровождение. К сожалению, при мыслях о последнем все бы подумали о совместно проведенном времени.

— Дура! – ругнулась я сама на себя, — как есть – дура! Раскисла и позволила себе погреться в лучах солнца…

Подойдя к стационарному кристаллу связи, стоящему на одной из стоек у стены в гостиной, я позвала служанку и уже через несколько минут девушка стояла передо мной.

— Да, госпожа?

— Приведи меня в порядок, — с этими словами я направилась в спальню, сев там за трюмо.

Девушка без лишних слов и вопросов распустила часть волос, уложив свободные локоны по-новому, вытащив из них мусор. Смущение перед Диди я не испытывала, лишь вспоминала, кусая губы, в каком виде предстала перед мужчиной со шрамом.

Со шрамом… Странное дело, но такие люди всегда привлекали моё внимание и вызывали симпатию, ведь если человек знаком с болью, то он по-другому воспринимает этот мир, не носит розовых очков.

Хотя, кажется, именно этот отдельный экземпляр не вынес никакого вывода из ситуации, после которой на его лице появилась отметина. Может быть, ему нанесли ранение во время дуэли, когда он так же фривольно разговаривал с чьей-нибудь сестрой или женой? Или его могли сюда сослать в ссылку, хотя сам он может являться воином так себе, просто в Леньеве мог разгореться скандал вокруг его личности и чьей-нибудь высокородной дочери. И пока слухи о его распутстве утихают, он убран с глаз долой. Прекрасная теория, учитывая его наглость!

Я недобро усмехнулась, отчего Диди наградила меня странным взглядом. Да, обычно я не проявляла эмоции, особенно, столь необычные и в подобной ситуации. И вдруг в моей голове вспыхнула еще одна догадка. А что если он любовник принцессы?! Он не выглядит старше двадцати пяти, поэтому на гвардейца на таком важном поручении он походит мало, не говоря уже о роли какого-нибудь посла. Да, как я уже упоминала, выправка у него военная, волосы короткие. Это раньше рыцари отпускали длинные косы в целях защиты, но времена рыцарства уже прошли. Остались одни такие мужланы с короткими волосами.

— Миледи, случилось что-то хорошее? Вы улыбаетесь, — проговорила Диди, бросая опасливые взгляды из-под опущенных ресниц в зеркало, где моё отражение встречалось с её глазами. – Вы виделись с его величеством?

Неосознанная улыбка тут же ушла с моих губ, уступив место задумчивости. Монарх даже не стремился на встречу со мной, видимо, был настолько занят и поглощен хлопотами, что совершенно не нашел время на свои желания. Впрочем, это мне на руку.

— Помнишь то фиолетовое платье, Диди? – обратилась я к служанке, когда она закончила с моей прической, и я смогла подняться со своего места.

На изготовление фиолетового красителя уходило множество улиток, что обуславливало дороговизну этой ткани. Позволить себе покупку могли не каждые, но на день рожденья его величество презентовал мне эту материю, которая была непрозрачным намеком и обещанием большего, ведь фиолетовый – негласный цвет людей королевской крови. И прийти сегодня в платье этого цвета означает дать понять всем, кто именно настоящая королева.

— Да, миледи. Но стоит ли…?

— Думать в твоем случае лишнее занятие, — грубо ответила я, наградив девушку полным негодования взглядом.

— Простите, миледи, — присела в поклоне служанка, после чего пошла в сторону шкафа, а я направилась к ширме.

С остальными фрейлинами я встретилась непосредственно перед малым залом. Королева отметила цвет моего платья, но лишь слегка улыбнулась и отвернулась к дверям, которые вскоре перед ней распахнули. Её величество прошла вперед вдоль ровных рядов придворных и первых людей государства. Мы прошли вслед за ней, лишь перед красными коврами, на которых стояли троны, разошлись в разные стороны.

— Кто-то возомнил себя королевой? – прошептала Мисси, сложив руки перед собой на уровне талии.

— Или пытается всеми силами зацепиться за упущенное место? – усмехнулась Мила, встав с другой стороны от меня.

— Нет, дорогая, она просто решила посоревноваться с Аной в нелепости нарядов!

Мы втроем перевели взгляд чуть в сторону, где напротив нас стояла девушка в ужасном желтом платье, делающем её похожей на цыпленка. И вот как можно так легко разбрасываться тем, чем тебя наградила природа? Только не с её светло-рыжим цветом волос и белой кожей носить подобные цвета! Достоинства нужно подчеркивать, а не убивать совершенной безвкусицей.

— О, ну до её таланта мне далеко, — совершенно беззаботно отозвалась я, и девушки прыснули от смеха, наградив меня удовлетворенными взглядами.

Мы не были врагами, но в этом террариуме всегда было приятно подставить кому-нибудь подножку и тем самым остановить его, потому что ты сам застрял на своем жизненном пути. А так хоть рядом с тобой появится собеседник.

В зал вошел король, воспользовавшись боковой дверью, и, приняв наши реверансы и поклоны, сел на трон. Он окинул зал пристальным взглядом, зацепившись за меня. Его взгляд спустился ниже, оценив всю роскошность моего наряда. Вслед за ним в мою сторону устремились и другие взоры, а по залу пробежал шепоток.

И всё-таки его величество очень привлекательный мужчина, особенно с короной на голове и тяжелым взглядом умных глаз. И вновь вспомнилось: таким людям не отказывают. Наследных принцев приучают, что они достойны всего, но у всего есть цена. И вырастая, эти мальчики становятся умелыми торгашами, знающими цену или назначающими стоимость. К сожалению, многие из них забывают настоящую ценность вещей.

— Делегация из Леньевы, — объявил церемониймейстер, и король нехотя отвел от меня взгляд, устремив его в конец зала. Шепот гостей прекратился. – Во главе с её высочеством принцессой Амелиндой Оргонской.

Посох несколько раз звонко соприкоснулся с полом, полноватый мужчина отошел в сторону, а двери отворились, явив самого ангела во плоти.

Её высочество медленно ступила на красную дорожку, придерживая руками подол пышного платья. Спина прямая, словно к позвоночнику примотали палку, длинная шея держала красивую белокурую головку с приклеенной к лицу лучезарной улыбкой. Принцесса будто светилась искренностью и доброжелательностью, в ней не было ни единого темного пятнышка, мне даже показалось, что сейчас за её спиной вырастут крылья, и она взлетит высокого в небеса, покинув нашу грешную землю.

И на какую-то долю секунды мне стало её жалко, ведь дворец её сломает. Любой дворец. Видимо, дома она жила под опекой учителей, нянечек или отца с братьями, здесь же поддержки ждать не от кого. Справа и чуть поодаль от Амелинды шла, видимо, её фрейлина, которая была настолько же молода и неопытна, как и сама молоденькая принцесса. А вот слева…

Мои глаза не отразили ни единой эмоции, хотя всё внутри меня перевернулось, когда мой взгляд встретился с его глазами. Он чуть насмешливо улыбался, при этом смотря на меня.

— А кто это слева от принцессы? Он выглядит… привлекательно, — прошептала Мисси, вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть леньевца.

— Ари, кажется, он смотрит на тебя, — раздосадовано прошептала Мила, я же поспешила разорвать зрительный контакт с незнакомцем.

— Все всегда смотрят на неё, — вздохнула Мисси.

— Говорят, это Тень её высочества, — прошептала сзади Кларисса.

— Тень? – недоуменно спросила я. Тем временем принцесса уже дошла на приемлемое этикетом расстояние до трона.

— Телохранитель, предназначенный коронованным особам с детства в Леньеве, — пояснила Кларисса, и на этом разговоры закончились.

Делегация была небольшой и состояла максимум из человек десяти, но почему-то странный незнакомец выделялся в толпе среди прочих. У него была особенная аура силы, кажется, теперь я смогла разгадать её причину. Тень.

Необычное слово, которое ассоциируется у этионца с движением солнца, приобретало ужасающий характер. Видимо, он не настолько безнадежен, как мне подумалось вначале. И даже жаль! Такая хорошая теория про временное изгнание…

— Ваше высочество, я безмерно рад видеть вас в своей стране и в частности в своем доме, — встав с трона и подойдя к девушке, поклонился король.

В его глазах не было заинтересованности, кажется, такой мужчина совершенно равнодушен к невинным красавицам. Или он просто тщательно скрывает своё восхищение.

— Ах, ваше величество, могу ответить тем же и заверить, что я совершенно очарована Этионом! – восторженно воскликнула принцесса, присев в положенном глубоком реверансе. У неё даже не было глубокого декольте.

Тень чуть повернулся в мою сторону, пробежав взглядом по моему платью. Его взор поднялся наверх и встретился с моими глазами, полными вызова. И он всё понял. Из синих озер убежала усмешка, они словно покрылись коркой льда. Меня пробрало до мурашек, я не могла понять свою реакцию, но почему-то именно в этот момент захотелось выбросить это фиолетовое платье и сжечь его в камине. Леньевец резко отвернулся и взглянул на короля.

— А я очарован вами, — с вежливой улыбкой склонился монарх к руке Амелинды, запечатлев на пальчиках быстрый поцелуй.

— Ваше величество, — подал голос еще один член делегации, он был минимум вдвое старше меня, имел длинные темные волосы, заплетенные в косу и властный голос. Родственник монарха. – Мы привезли ценные подарки и будем благодарны, если вы захотите их принять.

После этих слов несколько человек в военной форме выставили два ларца перед тронами, раскрыв крышки. Чего там только не было, все гости заинтересовались содержимым, но только не коронованные особы.

— Благодарю вас за ценные дары. Каждый из них займет достойное место в моей сокровищнице, — с улыбкой ответил монарх, а ведь это еще было не приданое принцессы.

— Думаю, пора пригласить наших гостей в столовую, — речь взяла королева, подошедшая к своему сыну.

— Ваше величество, — поклонилась принцесса, и женщина ответила ей тем же, сказав несколько правдивых комплиментов её внешности, после чего развернулась и направилась в столовую.

Король предложил локоть принцессе, которая сделала странный жест. Она оглянулась к Тени, получила от него незначительный кивок, и приняла приглашение монарха. Делегация двинулась следом за коронованными особами, за ними последовали и остальные гости.

Этот странный жест между телохранителем и его подопечной породил во мне закономерные мысли: так ли чисты их отношения, как они хотят показать? И так ли невинна наша принцесса, как все думают? Если я смогу найти доказательства или поймать с поличным, то тогда свадьбы не бывать.

Неужели молодая девушка не привяжется к молодому привлекательному мужчине, которого видит с детских лет? Молоденькие принцессы слишком мечтают о любви, поэтому рыцарем без страха и упрека считают самых близких мужчин из их окружения. А этот леньевец со шрамом обладает всеми качествами, с помощью которых можно вскружить голову любой опытной или неопытной девице.

Мы расселись по местам, теперь моё место по правую руку от короля было занято принцессой, зато моё имя значилось на соседнем стуле. Телохранитель стоял в нескольких метрах, не приближаясь к столу, но имея хороший обзор. Его взгляд я чувствовала спиной, что меня только раздражало. Он принял меня за любовницу короля, что в скором времени может оказаться правдой при неудачных стечениях обстоятельств. Леньева! Как же брачный договор между двумя государствами испортил мои планы!

Королева подала знак лакеям, и теперь они поставили перед всеми первые блюда, убрав с них крышки. Гости и хозяева приступили к поглощению обеда.

— Как дорога? Понравился ли вам наш портальный город?

— Я еще нигде не видела столько разноцветной мозаики. Должно быть, у вас много мастеров стекольного дела, — поддержала беседу принцесса.

— Думаю, ваш собор Матери-спасительницы ничуть не уступает Мелодонне, — вступила в беседу я, назвав самые красивые храмы Леньевы и Этиона, выполненные с множеством витражей.

— Вы хорошо осведомлены об архитектуре Леньевы, — искренне улыбнулась мне принцесса. Такая нежная и ранимая, как принцесса из сказок. И я себя прям почувствовала злостным огнедышащим драконом…

Всегда терпеть не могла этих кисейных барышень, которым все сыпется с неба и зачастую они не прилагают никаких усилий. А вот к главным злодейкам я всегда питала уважение и симпатию, ведь несмотря на все неудачи они никогда не опускали руки, всегда шли напролом к своей цели. А что же наши сказочные принцессы? После любой неудачи разводят руками, плачут и продолжают проживать свою жалкую жизнь, пока не появляется прекрасный принц, который разрешает всю ситуацию.

Может быть, сильные героини и становятся черствыми и озлобленными, потому что рядом с ними нет вот такого мужчины, который просто возьмет часть проблем на свои плечи, при этом не лишая избранниц свободы?

— Леди Аробелла осведомлена практически во всех сферах, но старательно делает вид, что вовсе не обладает знаниями, — перевел на меня смешливый взгляд король.

— Скромность – главная добродетель, — подтвердила принцесса, но я с ней была в корне не согласна.

— Его величество мне льстит. Я вовсе не скромничаю, но не отрицаю своих знаний, лишь умалчиваю об их глубине, ведь я интересуюсь всем понемногу в каждой теме, просто чтобы уметь поддержать разговор, угодный его величеству, — улыбнулась я, послав Эдмунду восхищенный взгляд.

— Мой брат, его высочество Астат, говорил мне, что лучше иметь глубокие знания в нескольких областях, в других же лучше отмалчиваться. Ведь если ступить на землю с непроверенной почвой, то можно попасть в зыбучие пески, — ответила принцесса, на этот раз вызвав долю моего восхищения. Или она была передана его высочеству Астату, а не ей?

— Видно, вы очень любите своего брата, — улыбнулся ей король. Ласково, по-отечески.

— Он заботится обо мне, — смущенно отвела взор Амелинда Оргонская. — Возможно, такие разговоры не приняты в первый день знакомства, но вы мой жених, поэтому я могу поведать вам одну свою самую сокровенную мечту. Я хочу такой же крепкий брак, как у моих родителей.

Она посмотрела на его величество, и, я уверена, её глаза были полны надежды. Моё сердце сжалось, мне было жаль эту девочку, которая верит в воспылающую любовь в браке по расчету. И в глазах его величества она ничего не увидит. Монарх лишь улыбнулся, скосил взгляд на меня, и я поспешила начать новую тему.

— Как вы верно вспомнили слова его высочества Астата, знания должны быть глубокими. У меня они, к сожалению, поверхностны. Все здания архитектуры знакомы мне с иллюстраций в книгах и подробных описаний, но я никогда не бывала в дальних провинциях Этиона. Не могли бы вы, ваше высочество, поделиться своими впечатлениями?

Король ответил мне благодарным взглядом и чуть улыбнулся, а её высочество начала свою речь, которая поддерживалась нашим первым министром, сидящим напротив меня, и главой делегации из Леньевы. Обед убедил меня, что моя соперница – сущий ребенок, которого не составит труда пододвинуть, посадить в карету и отправить обратно в её государство. И от этого терялся весь вкус игры.

После обеда королева предложила расположиться в уютной гостиной в её дворце вместе с принцессой. Девушка со своей фрейлиной чувствовали себя немного скованно, но с каждой минутой их улыбки становились всё искреннее. Они совершенно не обращали внимания на цвет моего платья, видимо, приняв это за причуды соседнего государства.

Меня же с каждым мгновением обстановка всё больше угнетала, я начинала злиться на излишнюю наивность принцессы. Возможно, я тоже была слишком наивна, когда думала, что на моем пути к трону не встретится препятствий, но дочь герцога, действительно, имеет на это право. Пусть мои родители не были желанными гостями при дворе Эдмунда Первого, но они обладали богатствами и родословной.

Возможно, если бы не тот пожар шестилетней давности, я бы стала невестой короля и без особых усилий. Теперь же в моем родовом поместье властвуют дальние родственники, а я получила приличное наследство, завещанное мне родителями при их жизни. Как жаль, что я ничего не помню о них, кроме их любви!

— Принцесса довольно мила, — прошептала Амалия.

— Как и сегодняшнее платье Аны, — усмехнулась Мисси, бросив взгляд на вышивающую в другом конце гостиной девушку в желтом утином платье. Слишком простом для наряда фрейлины.

Я бросила взгляд на часы: через час у меня была назначена встреча в городе. Встав с места, я попрощалась с её величеством, поклонилась её высочеству и покинула малый дворец, на выходе встретившись с тем, с кем меньше всего хотела бы говорить.

— Леди Аробелла? – окликнул меня леньевец, сложив руки за спину и смотря прямо без тени усмешки.

— Простите, вашего имени я не знаю, — сделав книксен, ответила я.

— Тэн, — не собираясь выказывать мне уважение поклоном, ровным голосом произнес Тень и сделал шаг ко мне. Теперь нас разделяли несчастные двадцать сантиметров. – Я хотел предостеречь вас, леди Аробелла, от необдуманных шагов. Прежде, чем предпринимать какие-то решения, взвесьте их десять раз, потому что я всегда буду рядом с её высочеством.

— О, вот в близости ваших отношений я не сомневаюсь, — широко улыбнулась я, и леньевец приподнял бровь, не совсем поняв, о чем я говорю. – Вы тоже будьте осторожны, здесь везде глаза и уши. А теперь позвольте откланяться.

— И всё же будьте осторожны. Вы слишком прекрасны, чтобы умирать в столь цветущем возрасте.

— Мы разговариваем с вами второй раз, и вы второй раз восхищаетесь моей внешностью. Мне может показаться, что вы влюблены.

— Увидев вас второй раз в жизни? Для влюбленности слишком мало.

— Для влюбленности может хватить лишь одного взгляда, — заворожено глядя в синие омуты, прошептала я.

— Влюбляются не в красоту, — взгляд телохранителя вновь на мгновение потеплел.

— Не буду спорить с представителем сильного пола, откуда же мне знать, насколько мужчины падки на красоту? – с усмешкой спросила я.

— Вы… — он резко замолчал, и я пожалела о его решении. Его голос был неожиданно приятен. – Впрочем, не важно. Фиолетовый определенно ваш цвет, но больше не носите его без видимой на то причины.

— А вы не только телохранитель, но еще и законодатель моды? – улыбнулась я, неожиданно вызвав улыбку Тэна.

— Приходится подрабатывать, — ответил он, и я рассмеялась.

Легко и просто, и так же быстро, как и остановился мой смех. Неожиданно я поняла, что сделала, и, будто смутившись своего поступка, развернулась и направилась подальше от непредсказуемого леньевца. Я искренне смеялась в стенах дворца? Кажется, небо с землей поменялись местами. 

Глава 3

Купидон по улицам ходит с арбалетом

И стреляет в новеньких, у других — броня.

Сола Монова


За неделю до основных событий и за пару сотен лиг. Леньева


Принц покинул пределы города засветло, оставшись никем незамеченным. Почти. У трактира, где был оставлен верный конь, его поджидал Тень. Заметив его, Астат постарался скрыться с обзора внимательного телохранителя, свернув за конюшню. Там же он нашел Вихря, потрепав последнего по черной гриве, но стоило его высочеству оглянуться, как он наткнулся на немигающий взгляд телохранителя. Дериол молчал, ожидая, когда Астат первым начнет разговор.

— И почему ты отстал от делегации, направляющейся в Верозу? – вздохнул его высочество, с тоской в глазах посмотрев на своего телохранителя. – Мы ведь договаривались, что ты поедешь туда…

— Мы не договаривались, я лишь выслушал твоё предложение, — усмехнулся мужчина, который был на полтора десятка лет старше своего подопечного. – И кого мне в Верозе охранять, когда ты собрался в Этион?

— Дериол, я уже вышел из того возраста, когда меня необходимо охранять. Пусть я не достиг такого мастерства, которое демонстрируешь ты, но в Этионе мне ничего угрожать не будет.

— Идем, поговорим внутри трактира.

Принц коротко кивнул и направился вслед за Дериолом. Внутри пахло какими-то травами – возбудителями аппетита и укрепляющими общее физическое состояние. Под утро тут остались полусонные посетители и такого же состояния работники. Пройдя за свободный столик, оба мужчины опустились на стулья. К ним тут же подбежала молоденькая подавальщица, принц не боялся быть узнанным, всё-таки фотографические снимки не попадали ни в один вестник, проходя жесткий отбор.

— Два травяных укрепляющих отвара и закуски, — сделал заказ телохранитель и, когда девушка отошла от столика, обратился к его высочеству: — И в качестве кого ты собрался отправиться в Этион?

Астат усмехнулся и красноречиво посмотрел на своего телохранителя. Тот был очень догадлив, поэтому лишь прикрыл глаза и покачал опущенной головой, слегка рассмеявшись.

— Ваше высочество, и в кого вы такой неугомонный?

— Как, ты еще не слышал эпичную историю знакомства моих родителей? – притворно удивился принц, широко улыбнувшись. – Тогда еще мама замуж не хотела выходить, вот и накрасила лицо, как чучело…

— Слышал, слышал! – поднял руки вверх телохранитель, рассмеявшись.

Принц тепло улыбнулся, вспомнив о безграничной любви своих родителей. Нервы тогда матушка батюшке потрепала знатно, о взбалмошной принцессе ходили целые легенды, и никто не хотел брать строптивицу в жены даже с большим приданым. Пока не появился тот, кто смог усмирить неуемную тягу принцессы к веселью. И надо же было получиться так, что именно наследник унаследовал черты обоих родителей: смешливость матери и терпение отца.

Подавальщица поставила на стол две кружки и тарелку с сыром и копченым мясом, при этом, не забыв построить глазки двум привлекательным мужчинам. Женщины всегда питали слабость к уверенным и мужественным представителям сильного пола, поэтому не упустили бы возможность понравиться им. Принц подмигнул молоденькой девушке, хотя сделал это буквально на автомате, за что получил одновременно насмешливый и неодобрительный взгляд телохранителя.

— Ты когда-нибудь умел веселиться? – вздохнул Астат, отпивая из кружки горячий напиток.

— Когда бы мне удалось это сделать? Уже в двадцать лет у меня появился один неуловимый подопечный, который уже умел не только разговаривать, но и прекрасно измываться над учителями. Ты в курсе, что все твои наставники ходили во дворец, чтобы преподать тебе знания, как на каторгу?

— В курсе, — кивнул Астат, погрузившись в свои мысли. Лицо его стало мгновенно серьезное, что заинтересовало Тень намного больше, чем привычные кривые ухмылки его высочества. Принц вскинул голову и прямо произнес: — Предчувствие, оно никогда меня не подводит. Мне нужно отправиться в Этион, я чувствую, что меня ждет там что-то судьбоносное.

— Что может быть судьбоносного в чужом государстве? – прищурился Дериол, и принц просто пожал плечами, решив откровенничать до конца.

— Позавчера, когда я уверился в мысли, что в Верозе мне делать нечего и меня тянет за сестрой, я зашел в лабораторию придворного мага…

— Но наш маг не отличался прорицательским талантом, — перебил Тень, за что получил укоризненный взгляд принца.

— Мага там не было, зато на столе в активном состоянии был магический шар. Не знаю, кто его активировал, но я подошел ближе и увидел… — он хотел сказать, что увидел синюю шляпку, летящую по воздуху. Наверное, это был знак свободы выбора, ведь ветер свободен, не обременен рамками, в которых живет наследник. В последний момент Астат передумал, поэтому просто свернул тему, — в общем, мне нужно в Этион. И я поеду туда один. А ты получишь долгожданный отпуск.

Тень смерил принца долгим взглядом, решая, так ли дорога ему собственная голова? Ведь если с наследником что-то случится, то самому Дериолу придется взойти на эшафот. Наконец, телохранитель утвердительно кивнул, и принц был за это ему благодарен.

— Тогда я откланяюсь. В Элинурге мне нужно нагнать делегацию, которая сопровождает Амелинду. Удачи тебе.

— И тебе, — задумчиво проговорил Тень, в последующем наблюдая, как широкоплечая фигура принца скрывается в дверном проеме. – И всё же в отпуск я не собираюсь…

Его высочество встретился с делегацией через два дня, когда те ехали лесным трактом, ведущим в Элинург – портальный город Леньевы. В делегацию входили пятнадцать воинов с разных королевств, один Этионский маг, по несколько дипломатов с разных сторон и принцесса с её фрейлиной.

Сейчас по решению негласного командира со стороны Леньевы, капитана Форсайта, был устроен привал на поляне, недалеко пролегал ручеек, где можно было напоить лошадей и дать им отдохнуть. Всё это со стороны видел Астат, не решаясь приблизиться. Принц, оставив Вихря в нескольких десятках метров от поляны, двигался бесшумно (всё-таки он был не только подопечным, но еще и учеником Дериола), поэтому его местоположение осталось незамеченным. В итоге он решил наделать немного шума, поломав несколько веток и в последующем вывалившись на поляну.

Воины, стоявшие на стрёме, уже нацелили арбалеты на незнакомца, который поднял руки вверх и усмехнулся. Капитан Форсайт сначала подумал, что обознался, потом оглянулся по сторонам и посмотрел на принцессу, которая только вышла из кареты, чтобы подышать свежим воздухом. Её высочество улыбнулась брату, а потом виновато посмотрела на главу своей стражи. Форсайт вздохнул и зычным голосом приказал:

— Опустить арбалеты!

Вышколенные воины послушались беспрекословно, а принц, продолжая улыбаться, направился к сестре и капитану, стоявшим возле кареты. Новая фрейлина не имела титула, поэтому при королевском дворе ей бывать не приходилось, принца в лицо она не знала, отчего продолжала с интересом наблюдать за происходящим.

— Ваше высочество, — склонился Астат в поклоне перед венценосной особой, после чего поцеловал её руку, — простите, но мне пришлось скакать рядом с вами, но не приближаться, чтобы успеть оценить ситуацию со стороны.

Он говорил достаточно громко, чтобы у греющих уши дипломатов отпали всякие вопросы. Её высочество улыбнулась, глава дипломатической миссии, знавший наследника в лицо, нахмурился. Астат подарил ему красноречивый взгляд, обещавший объяснить всё позже.

— Я ни капли на вас не сержусь, даже рада, что вы занимаетесь моей безопасностью, — ответила принцесса, улыбнувшись и решив добавить имя, но тут же передумала. Назвать его Тенью? Не будет ли это странным обращением? Поэтому девушка решила немного изменить произношение и придумать тем самым имя, — Тэн.

Но миг в глазах Астата промелькнуло удивление, вмиг сменившееся смешливостью. Еще раз поклонившись, его высочество повернулся к задумчивому капитану:

— Нам необходимо поговорить.

— Полностью с вами солидарен, — кивнул тот, переглянувшись с главой дипломатический миссии, и уже втроем они направились к ручью, чтобы совершить недолгую прогулку вдоль берега.

Свои обязанности по охране принцессы Форсайт переложил на троих воинов, вмиг окруживших её высочество. Амелинда недовольно поджала губы, но возражать не стала.

— Ваше высочество, а вы разве не в Верозу отправились? – сдвинув брови на переносице, поинтересовался глава дипломатический миссии.

— Да что там делать? – усмехнулся Астат, пожав плечами. Но вскоре с его лица ушла веселость, уступив место серьезности. – Если о моем присутствии здесь узнает отец, то эшафот вам покажется подарком с неба. Надеюсь, не стоит напоминать, как хорошо работает один из отделов тайной канцелярии под моим началом?

Оба мужчины кивнули, и принц довольно улыбнулся, будто расслабляясь.

— Здесь я Тэн – Тень её высочества. И обращаться ко мне только так.

— Зачем вам это? – Форсайт прищурился. Принца он знал не близко, но опасаться его причины были.

— Я просто хочу удостовериться не только в физической безопасности принцессы Амелинды Оргонской, но и психологической.

Принц развернулся, оставив двух мужчин в смешанных чувствах. Иногда людям приходится подчиняться прихотям венценосных особ, даже если те захотели поменять небо с землей местами.

Астат напоил Вихря, стоянка продлилась недолго, поэтому вскоре вся делегация с её новым участником отправилась в Элинург. Принцесса была счастлива, что её сопровождает брат. С новой фрейлиной девушка совершенно не нашла общий язык, поэтому всю дорогу они преимущественно молчали, каждый размышляя о своем. В свои семнадцать лет Амелинда, оберегаемая родителями и братом, была сущим ребенком. Её действительный возраст не совпал с состоянием души.

Элинург был портальным городом, соответственно, и военным, с плохо развитой инфраструктурой. Улицы были широкие, дома, как и крепостная стена, крепкие, досмотр тщательный, по улицам разгуливали люди в форме, которые вытягивались по струнке и прикладывали руку к голове, когда по дороге проезжала карета принцессы с гербовыми отличиями. Астат умел быть незаметным, когда ему это необходимо, поэтому быстро вписался в разношёрстную компанию делегации.

В центре города стояли несколько огромных арок, кажется, древнее, чем сам мир. Их насчитывалось в мире не более нескольких десятков, связанные определенной последовательностью, которая не нарушалась, активировать их умели только маги, за что они и получали неплохие деньги.

Форсайт вручил молодому магу в синем балахоне мешочек с монетами, который тот спрятал в глубоких рукавах. Он активировал портал, через который прошла вся делегация, оказавшись в соседнем королевстве, на пребывание территории которого у них было разрешение.

От этого портала нужно было пройти три дня пути к Югу, чтобы оказаться в другом портальном городе, через который можно было попасть в Финн. Последовательность не нарушалась, и, например, только из двадцать пятого можно было попасть в двадцать шестой, а чтобы перескочить из девятнадцатого в тридцать шестой по сокращенному пути, нужно воспользоваться двадцатым, потратить три дня пути и оказаться у тридцать пятого. Прокладыванием кратчайшего маршрута занимались инженеры и картографы.

Когда делегация оказалась в Финне, то все уже привыкли к Тэну, даже капитан. Именно к Тэну, а не к принцу. Первый оказался намного проще второго, с ним было весело и легко. Да и сам Астат в новой роли чувствовал себя свободно, забыв о многих условностях. Алион связался с придворным магом, временно заменявшим его во дворце столицы Этиона, и сообщил о скором прибытии.

Астат всю дорогу наблюдал за восторгами принцессы и улыбался. Его маленькая и искренняя сестренка его умиляла, но также заставляла опасаться за её будущее. Это для него она самая добрая, но как воспримет такую девушку его величество? И правильно ли он делал, потакая детским забавам родной сестры? Он хотел, чтобы она росла в любви и заботе, но этим он мог неосознанно навредить будущему юной принцессы.

Один день пролетел неожиданно быстро, и вот делегацию, уже разделившуюся на два фронта, встречают люди короля. Мажордом раздает распоряжения слугам о том, куда проводить гостей. Астат настоял, чтобы его покои были рядом с покоями принцессы. На все косые взгляды и недоумения Амелинда Оргонская отвечала:

— Он мой телохранитель с детства. В Леньеве есть клан Теней, которых приставляют к людям знатного происхождения с малолетнего возраста.

Вопросов больше не возникло и Астата всё же поселили в начале крыла, в глубине которого находились покои принцессы. Времени наследник терять не стал, лишь сменил одежду и быстро принял ванну, после чего отправился исследовать территорию дворца.

Где-то он остался не замеченным стражей, а где-то специально попадался на глаза, чтобы к его присутствию привыкали, и у гвардейцев не возникало вопросов по поводу чужого присутствия. Так Астат попал в королевский парк, который был ему, в сущности, неинтересен, если бы его не привлек ветер, сорвавший чью-то голубую шляпку.

Солнце дарило свои лучи, но еще не жгло, лишь обогревало своим теплом. Ветра практически не было, особенно в саду, но потом Астат понял причину: все вихри собрались возле прекрасной нимфы, которая сейчас пыталась поймать улетающий головной убор.

Ветер ласкал её тело, лицо, трепал волосы, и принцу захотелось в этот момент стать ветром, быть таким же свободным, чтобы вот так легко заигрывать с самой дочерью богини красоты. Если бы он увидел её на балу в элегантном пышном платье с маской презрения на лице – он бы оценил лишь внешний фасад, но сейчас всё внутри него трепетало, на губах скользила улыбка.

Ветер продолжал уносить от бегущей девушки шляпу, заигрывая с ней, но девушка совершенно не понимала легкого флирта между ней и природой. На прекрасном лице проступали настоящие эмоции, начиная от негодования и заканчивая обидой. И вот её носик так забавно морщился, когда шляпка в очередной раз пролетала над её руками.

Засмотревшись на необычную картину, словно он отрекся от мира, Астат пропустил момент, когда девушку подвело равновесие, и она полетела вниз. Принц дернулся, но было уже поздно: красавица упала. Девушка оттолкнулась от земли и вскрикнула от боли. Поранилась? Астат уже собирался выйти из-за дерева, которое служило ему своеобразным укрытием, когда девушка, перевернувшись, села и запрокинула голову.

Мысли вновь покинули принца, он мог только наслаждаться ребячеством незнакомки, которая, совершенно не стесняясь, подставляла лицо теплым лучам солнца, будто совершенно не боится загореть! И это в наше время, когда белая кожа является признаком аристократизма! Астат не мог не улыбнуться, любуясь беззаботной девушкой, настоящей, искренней.

«Если она еще окажется умной, я женюсь», — подумал принц, рассмеявшись в кулак. – «Как там говорил отец? Не мог отвести взгляда от матери, когда первый раз увидел «эту пацанку» на дереве с воинственным выражением лица?»

Оглядевшись по сторонам в поисках наблюдателей, девушка таковых не нашла, поэтому полностью легла на траву и зажмурилась. Астат поддался душевному порыву и бесшумно подошел ближе, стараясь не заслонять свет красавице, чтобы она не почувствовала над собой тень. Вблизи она оказалась еще прекрасней, да и легкая улыбка, блуждающая на её губах, не могла не радовать.

«Должно быть, она вспоминает что-то веселое», — подумал принц, после чего не смог побороть желание поговорить с незнакомкой и, нависнув над ней, спросил по-этионски:

— В Этионе всегда прекрасные девушки лежат на лоне природы? Мне нравится эта традиция.

Красавица резко распахнула глаза, и принц встретился с такими же синими озерами, как и у него самого. Он увидел в них только своё отражение, показавшееся ему отражением своей судьбы. Сердце в груди заколотилось с бешеной силой, в то время как незнакомка пыталась сфокусироваться. На миг на её лице пробежала тень неуверенности, но она тут же сменилась решимостью.

— А в Леньеве разве не так? — как ни в чем не бывало, спросила красавица, вызвав порыв поаплодировать ей. И сразу догадалась, откуда именно прибыл принц.

Девушка попыталась встать, но равновесие по-прежнему её подводило. Она пошатнулась, и его высочество нагнулся, чтобы подхватить её за талию и, словно кружа в танце, выпрямился. Её губы оказались настолько близко, что Астату пришлось сдерживаться стальным усилием воли.

Принц рассматривал этионку с откровенным обожанием, подмечая все совершенные мазки талантливого художника. Может, она и не была идеальна, но сама мимика и необычность ситуации подталкивали их друг к другу. А еще она стояла так близко от крепкого молодого тела…

— Нравлюсь? – прервала мысли принца девушка, ничуть не смущаясь под откровенным взглядом мужчины, лишь вздернула бровь.

Астат восхитился. Он чувствовал, что незнакомка смущена нелепостью ситуации, но его не могла не подкупать та выдержка, с которой стояла этионка.

— И ты ни на миг не сомневаешься в моём ответе, — заворожено ответил Астат.

— Как и вы, — пожала плечами девушка, понимая всю свою привлекательность, после чего положила здоровую руку на грудь мужчины, оттолкнувшись. Отстраниться ей не позволили. — Что вы себе позволяете?!

Астат приложил усилие, чтобы не улыбнуться. Его смешливость в этот раз выходила за все привычные рамки, но сердце отчего-то пело.

— Помогаю красивой девушке не упасть, а вы о чем подумали?

Принц смог наблюдать чудесную картину растерянности незнакомки. Она открыла рот, чем еще больше привлекла внимание Астата. Чуть-чуть наклониться и можно испить божественный нектар с губ красавицы! Но спектакль нужно доиграть до конца, поэтому принц расширил глаза и притворно ужаснулся:

— Неужели вы могли подумать, что я заигрываю с вами?! Бог мой, да вы ещё распутнее, чем кажетесь!

Девушка расширила глаза, а ротик приоткрылся еще больше, эмоции выливались бурным потоком, а это было так редко в высшем обществе! Астат смотрел и не мог налюбоваться, а незнакомка тем временем еле сдерживалась от того, чтобы не стукнуть самоуверенного леньевца чем-нибудь тяжелым!

— Вы нахал, сударь! – заявила она, после чего предприняла вторую попытку вырваться. На этот раз ей удалось отойти в сторону, потому что он позволил ей это.

— А вы имеете что-то против нахалов?

Принц сложил руки на груди, отчего взгляд девушки невольно приковался к его фигуре. Это тут же заметил принц, расплывшись в донельзя счастливой улыбке. Подавшись чуть-чуть вперед, он почти промурлыкал:

— Нравлюсь?

— Увы, никогда не интересовалась шутами, — с трудом оторвав взгляд, девушка развернулась и направилась в сторону дворца.

— А придётся заинтересоваться! – крикнул ей вслед его высочество, слыша набатный стук собственного сердца и продолжая счастливо улыбаться.

Она сбегала от собственных чувств, охвативших её. Значит, не всё потеряно в отношениях принца и этионки, которую он уже подсознательно считал своей. В какую-то минуту она смогла отвоевать себе место в его голове, откуда не такой уж длинный путь до сердца.

Астат встретился с принцессой в хорошем настроении. Амелинда выглядела божественно, но, наверное, слишком скромно, что для чувств брата было только положительным моментом. Её высочество в сопровождении фрейлины вышла из своих покоев, где её уже ждал брат.

— У тебя хорошее настроение, — заметила она, улыбнувшись.

— Странно, да, как может изменить впечатление о мрачном дворце одна единственная девушка? – задумчиво произнес Астат, и принцесса ужаснулась.

— Только не говори мне, что ты уже успел совратить какую-нибудь придворную даму!

— Аме… ваше высочество, — исправился наследник, бросив взгляд на фрейлину, — как вы можете так обо мне думать?! Совратить незнакомую женщину в чужом королевстве за такой короткий срок даже я не способен!

Молоденькая фрейлина захихикала, а на щеках Амелинды проступил румянец. Она улыбнулась и кивнула брату, после чего подхватила под руку хихикающую девушку и направилась в малый зал.

Принцесса жутко нервничала, и от переживаний не могло избавить ни присутствие дипломатов, ни даже собственного брата. Астат же был напротив совершенно спокоен, поэтому в зал вошел с безразличным выражением лица, хотя в голове билась мысль о новой встрече с таинственной незнакомкой в голубой шляпке. А ведь головной убор остался лежать где-то в саду, унесенный ветром…

Принц бросал косые взгляды на Амелинду, вниманием которой полностью завладел король. Но вот вниманием самого короля завладела другая девушка, от которой он с трудом оторвался…

От неожиданности Астат чуть не споткнулся, но удержал равновесие, смотря на этионку, в которую почти влюбился. Влюбился в образ, в настоящую… В первый момент его высочество даже подумал, что это, должно быть, близняшка той красавицы, но слишком уж ясным было узнавание в её глазах. И это било наотмашь в грудь так же больно, как и цвет её платья.

Фиолетовый – королевский цвет, и максимум, кто имеет право его надеть, это принцесса. У Эдмунда первого не было родных сестер, значит, это фаворитка, которая бросила вызов его сестре.

За сколько секунд может разбиться мечта? И надолго ли хватает первого впечатления? Сейчас образ фаворитки короля настолько не вязался с образом прекрасной и милой девушки, которую он встретил на своё счастье (или погибель?) в саду.

Астат резко отвернулся, даже поморщился, словно съел лимон, и постарался отрешиться от своих чувств, обратив своё внимание на беседу короля и принцессы. С первых же секунд он сделал правильный вывод: короля нисколько не заинтересовала его сестра, что вновь наталкивает на неутешительные выводы.

За столом все опасения принца подтвердились: король увлечен другой женщиной, причем не на шутку. В чем-то Астат его понимал: в такую девушку сложно не влюбиться. Только теперь в мужчине говорили не собственные гормоны, а любовь к родной сестре: Амелинде он желал счастья с верным мужем.

Варианта два: либо сделать так, чтобы фаворитку отправили куда-нибудь очень далеко, либо увозить принцессу домой, разорвав выгодный для Леньевы контракт. И, как ни странно, Астату не нравились оба варианта, поэтому он решил дать возможность своей сестре завоевать сердце короля.

После обеда перехватить принцессу ему не удалось, но он имел наглость заявиться в присутствие главы дипломатической миссии на переговоры с его величеством. Предыдущий король не желал мирного урегулирования споров между двумя государствами, Эдмунд Второй же был более дальновиден.

Принц стоял у стены, внимательно выслушивая расшаркивания обеих сторон, но переходить непосредственно к подписанию еще рано. Документы пока на проверке здешних дипломатов, поэтому сегодняшняя встреча больше походила на светскую беседу, в которой выявлялись плюсы договора, о минусах пока умалчивалось.

В кабинет постучались, Астат отошел в сторону, а в дверях возник лакей, в последующем поднесший монарху письмо. Его величество извинился и развернул конверт, вчитавшись в строчки. Принц успел отметить на сургуче герб правящей династии Яроузы – одно из двух самых могущественных королевств в мире. Леньева была в прекрасных отношениях с Яроузой, так как нынешние короли друзья детства.

Король закончил читать, аккуратно свернул письмо и формально отчитался:

— Наследный принц Яроузы Себастьян посетит нас на следующей неделе, чтобы поздравить с предстоящей помолвкой, — король старался сдержать радость, и ему это удалось, правда, Астат был прекрасно осведомлен об отношении Яроузы к Этиону.

Отец Себастьяна благоволил предыдущей династии, так как на престоле сидел его кузен. Естественно, после его убийства от рук собственных приверженцев, Яроуза отвернулась от королевства, тогда король чуть было не объявил войну. Он разорвал все дипломатические связи и, видимо, сейчас решил понемногу возобновлять отношения, опираясь на предстоящий брак между Леньевой и Этионом. Проблема заключалась лишь в том, что Себастьян был знаком с Астатом.

Король погрузился в свои мысли, поэтому дипломаты решили откланяться, включая Астата, поэтому оставшееся время ему пришлось слоняться в холле малого дворца, заодно узнавая обстановку в высшем обществе Леньевы. И вот чего он не ожидал, так это аудиенции с фавориткой короля.

— Леди Аробелла? – окликнул он девушку, которая нехотя обернулась.

Он вновь почувствовал раздражение, поэтому сложил руки за спину – привычка с детства. И почему такая искренняя, умная и красивая девушка не может быть кем-то другим, а не фавориткой короля? Почему она вообще кого-то впустила в свою постель? Ей делали мужчины предложения руки и сердца, и не раз. Любви к его величеству принц в ней не заметил, скорее, она пыталась насолить Амелинде или просто желает удержать своё место, что вероятнее всего.

— Простите, вашего имени я не знаю, — сделав книксен, произнесла она.

— Тэн, — ответил Астат на автомате, неосознанно сделав шаг ближе. Ноздри тут же защекотал лавандовый аромат. – Я хотел предостеречь вас, леди Аробелла, от необдуманных шагов. Прежде, чем предпринимать какие-то решения, взвести их десять раз, потому что я всегда буду рядом с её высочеством.

«Пожалуйста, не вставай на пути моей сестры. Она слишком мала, чтобы соревноваться с тобой за сердце короля. И я не хочу, чтобы ты добивалась расположения его величества», — подумал Астат, хотя сердце собственника сильно билось о грудную клетку.

— О, вот в близости ваших отношений я не сомневаюсь, — широко улыбнулась этионка, чем выбила из колеи его высочество. – Вы тоже будьте осторожны, здесь везде глаза и уши. А теперь позвольте откланяться.

Пусть её намека он не понял, но всё же поспешил повторить, чтобы донести смысл сказанного до прелестных ушек собеседницы:

— И всё же будьте осторожны. Вы слишком прекрасны, чтобы умирать в столь цветущем возрасте.

— Мы разговариваем с вами второй раз, и вы второй раз восхищаетесь моей внешностью. Мне может показаться, что вы влюблены.

«Неужели уверенности ей предает постель короля? Как же я ошибался в первую нашу встречу!»

— Увидев вас второй раз в жизни? Для влюбленности слишком мало.

— Для влюбленности может хватить лишь одного взгляда, — прошептала девушка, выбив почву из-под ног мужчины.

Их зрительный контакт был неразрывен, каждый хотел утонуть в синих омутах другого. Принц был согласен с девушкой, в мгновение ока вскружившей ему голову, но всё-таки, чтобы напомнить своему сердцу, произнес, чуть улыбаясь:

— Влюбляются не в красоту.

Она усмехнулась. И почему он не видел таких искренних эмоций у неё за столом? Никто бы не различил, фальшивит она или нет, но он будто видел её насквозь.

— Не буду спорить с представителем сильного пола, откуда же мне знать, насколько мужчины падки на красоту?

— Вы… — он резко замолчал, напоминая себе, что фаворитка жениха его сестры – это не та девушка, с которой стоит флиртовать. – Впрочем, не важно. Фиолетовый определенно ваш цвет, но больше не носите его без видимой на то причины.

— А вы не только телохранитель, но еще и законодатель моды?

Он не мог не улыбнуться в ответ на её улыбку и смех, который звонким ручейком пел в его голове, лишая здравых мыслей и прогоняя жгучую ревность и разочарование.

— Приходится подрабатывать.

Она ушла, оставив после себя странную пустоту, унеся с собой смех, но оставив чудесные воспоминания, которых слишком мало. Астат тряхнул головой, напоминая себе, кем именно является этионка.

После салона принц всё-таки поймал свою сестру и смог поговорить с ней тет-а-тет в одной из ниш дворца. Амелинда была взволнована и немного опечалена, что не мог не отметить брат.

— Как тебе король? – начал издалека Астат, подметив загоревшиеся интересом глаза сестры.

— Он замечательный! Такой умный, красивый, волшебный…

— Стоп-стоп-стоп! – рассмеялся Астат, подняв руки вверх. – Нельзя же так сразу влюбиться!

— Влюбиться? – смутилась Линда, а потом прижалась к брату, — я люблю тебя! А другой любви я пока не знаю.

— Просто будь осторожна и не разбей своё сердечко. Ты разговаривала сегодня с девушкой в фиолетовом платье…

— Леди Аробеллой? – переспросила принцесса, и его высочество нехотя кивнул. Он не хотел называть её по имени, чтобы сохранить воспоминания об их первой встрече. – Она такая милая и образованная…

— Не доверяй ей и лучше, вообще, не общайся, — прервал Астат Линду, и девушка вскинула на брата непонимающий взгляд. – Она представляет для тебя угрозу.

— Она… фаворитка? – сообразила принцесса, но ответить брат не успел, так как рядом кашлянула фрейлина её высочества.

— Иди, — кивнул в сторону коридора принц, и девушка выскользнула из ниши не в самом хорошем настроении.

Впрочем, настроение Астата тоже было далеко от радужного. 

Глава 4

«Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время».

Кэрролл Льюис «Алиса в Стране чудес»


Аробелла Энриетта Сотер


Погода на улице стояла теплая, поэтому я ограничилась легким платьем, перчатками и туфельками на небольшом каблучке, надетыми на короткие носочки – тоже нововведение мастера Пьеро.

Карета уверенно двигалась в Западную часть города – самый бедный район, неблагополучный. Он отличался серостью зданий, отсутствием заборов, гнетущей обстановкой. По тротуарам ходили развязные девицы и пьянчуги даже в дневное время, а на перекрестках дорог у стен домов, скрестив ноги, сидели бедняки и просили подаяния.

Я не испытывала ни жалости, ни страха. В каждом городе при любой инфраструктуре будут те, кто либо не может заработать, либо недостаточно старается, либо не хочет зарабатывать деньги своим трудом. Конечно, куда легче продавать своё тело, чем приложить усилия и заработать легальным путем. Будь власть даже легитимной, бедность – неотъемлемая часть любой государственной системы.

Кучер остановился у знакомого дома, и я вышла из кареты, медленно оглянувшись по сторонам. Потом так же неторопливо прошла к двери и несколько раз потянула за кольцо, которое возвращалось и со стуком ударялось о дверь.

Дверь открыла престарелая женщина, которая с поклоном отошла в сторону, а я прошла внутрь, направившись к лестнице. Мои каблуки отбивали дробь по дощатому полу, отзываясь эхом в пустом доме. В это время практически все жильцы на работе, либо спят после ночных смен. Я прошла к одной из дверей на третьем этаже и, чуть поморщившись, сняла перчатки и постучалась. Дверь мне открыла молодая женщина с ребёнком на руках.

— Аробелла...

— Эмелит, — с лёгким книксеном, продиктованным скорее воспитанием, чем уважением, я вошла в комнату.

Быстро оглядев обстановку, я пришла к выводу, что с моего последнего визита месяц назад здесь ничего не изменилось. Все та же плесень на потолке и полупрогнивший пол. Мне было брезгливо здесь находиться, поэтому я поспешила закончить со своими делами.

Достав из длинного рукава конверт с деньгами, я положила его на деревянный стол, внимательно посмотрев на опустившую голову девушку. Младший сын засыпал, второй выглядывал из-за кровати, с интересом оценивая меня. У ребенка на руках бывшей подруги были проблемы с сердцем, и процедуры у целителя стоили довольно дорого, но теперь шестимесячный малыш был практически здоров. Я пришла сюда только второй раз, прошлых денег ей не хватило.

Некогда моя подруга сбежала из пансионата в пятнадцать лет, не выдержав напряжения. Если от насмешек однокурсниц я смогла её закрыть, то от жестокости преподавателей ей пришлось бы спасаться самой. Но она выбрала побег, и теперь не имела в жизни ничего, кроме двух детей, которых одинокой матери нечем было кормить.

— Как себя чувствует ребёнок? — из вежливости спросила я, и Эмелит подняла на меня благодарные глаза.

— Благодарю, он чувствует себе несказанно лучше. И спит по ночам спокойно...

— Рада слышать, — оборвала я речь женщины, бросив взгляд на дверь.

Она все верно поняла, поэтому отошла с моего пути, а я открыла дверь и выскользнула в коридор ветхого здания. Спускаясь по лестнице, я натягивала перчатки и думала лишь о том, что хочу поскорее отсюда убраться.

Выйдя из трёхэтажного дома, я направилась к карете, которая стояла уже на другой стороне дороги. Перешла дорогу, бросив мимолетный взгляд на одноногого мужчину у стены, и ускорилась. Кучер открыл передо мной дверцу кареты, но моё внимание вновь привлек калека:

— Помогите... Я и моя семья голодает, — прошептали снизу. К сожалению, я не брала с собой монеты.

— Не я отбирают хлеб у вашей семьи, — поморщившись, ответила я и ступила на ступеньку кареты, когда нищий ухватился за мою ногу, сильно задрав платье.

Я охнула, попыталась вырваться, колотя каблуком по плечу калеки. Мужчина стойко молчал, смотря неотрывно на обнаженную по колено ногу. Извращенец!

— Помоги, чего же ты стоишь?! — накричала я на кучера, и тот только после этого соизволил оттащить мужика подальше к стене.

Я быстро прошмыгнула внутрь, захлопнув дверцу. Чувствовала себя грязной, хотелось прямо сейчас опустить ногу в горячую воду и смыть все омерзительные прикосновения. Первый гнев прошёл, и я вспомнила, что мужчина был с одной ногой. Калека. Это натолкнуло в свою очередь на воспоминания пятнадцатилетней давности, когда на престол взошла другая династия.

Король Адольф Пятый был хорошим и любимым в народе монархом, но именно это его и погубило. Он слишком много внимания уделял ремесленникам и крестьянам, повышая налоги для дворянства, даже ввёл специальный налог на "богатство". Мало кто поддерживал его в стремлении к своеобразной справедливости, поэтому дворянство подняло восстание, организовав покушение на короля.

На престол взошел Эдмунд Первый, цареубийца. Он понизил налоги для дворянства, просто исключив некоторые нужды. Среди таких оказались детдома и госпитали. Бедность была везде и всегда, мне ли судить политиков?

Карета тронулась, унося меня из неблагополучного района города в совершенно другой мир, полный интриг и роскоши, лишенный души, но живущий в сытости.

Из кареты я вышла на широкую мощеную камнями дорогу, кучер уехал на конюшни. Я поспешила к своему месту жительства, думая лишь о том, как приму ванну. Моим планам суждено было сбыться не так быстро, так как в парке, который необходимо было пересечь, меня поджидал лорд Захари.

— Леди Аробелла, — с поклоном улыбнулся мне граф Рошман, заграбастав мою руку, с которой я уже успела снять перчатку, и поцеловал пальчики. — Весь дворец полнится слухами о прекрасном фиолетовом платье. Мне кажется, вы и без короны на голове королева.

— Лорд Захари, благодарю вас за лестные комплименты, а теперь позвольте откланяться.

Встреча была не из самых приятных, поэтому продолжать разговор я не желала. И зная настойчивость данного представителя мужского пола, могла предположить, что так просто меня отпустят, перед этим он обязательно понизит планку моего настроения.

— Леди Аробелла, постойте, куда же вы так спешите?

— У фрейлины её величества слишком много дел.

— Вы правы, вы правы. Я лишь хотел бы вам сказать, что всегда к вашим услугам. Моё предложение все ещё в силе и, если вы только взглянете благосклонно в мою сторону, я тотчас повезу вас в храм.

— Меня продолжает волновать ваше душевное состояние, — улыбнулась я, и в глазах мужчины промелькнуло удовлетворение, которое погасло при следующих моих словах, — вам необходимо показаться лекарю, так как отрицание существования слова «нет» попахивает сумасшествием. Уясните уже раз и навсегда: я не буду вашей женой, даже когда небеса упадут на землю!

Желваки заходил на лице графа, а я, гордо развернувшись, пошла в сторону дворца. За такого противного человека я не выйду, не смогу! У таких людей круг любви замыкается на них. Они не смогут сделать счастливым никого, а быть игрушкой для битья и любовных утех я не собираюсь. Однажды, он меня чуть не ударил за отказ, в последний момент я отскочила и закричала. Воспоминания бередили душу. Полная своего гнева, я прошла живую изгородь и завернула налево, столкнув нос к носу с Тэном.

— Вы следите за мной?! — недовольно спросила я, и Тень расплылся в широкой улыбке.

Ну почему наши встречи происходят именно тогда, когда я морально к ним не готова? Вот и сейчас пребывала в слегка взвинченном состоянии.

— Бог мой, да у вас мания величия! — усмехнулся собеседник, и я сделала шаг назад. — Хотя отказывать мужчине в столь грубом тоне чревато неприятностями, вы не знали?

— Подслушивать чужой разговор верх неприличий, вы не знали? Или у телохранителей нет совести и чести?

— Вы так громко разговаривали, что привлекли внимание даже любвеобильной парочки в той беседке, — кивнул в сторону мужчина, и я невольно проследила за его взглядом, действительно, заметив шевеление за плющом, обрастающим рейки беседки. Я усмехнулась, понимая, что в королевском парке каждый занимается своими делами.

— А вы тут не только за мной следите? — усмехнулась я, возвращая взгляд на Тень, но внезапно застыла.

Тэн находился в паре сантиметров от меня, синие глаза пронзали насквозь, будто видели мою душу. Я моргнула, чтобы сбросить наваждение, но, кажется, оно только укрепилось. Я как зачарованная смотрела в красивые озёра мужских глаз.

— Выходи замуж, — прошептал он.

— Предложение руки и сердца? Уже? — прошептала я в ответ, на губы скользнула лёгкая улыбка.

— Предложение держаться подальше от неприятностей, — так же тихо ответил он. – Фаворитке не разрушить брачный договор между двумя королевствами.

— Фаворитке? – усмехнулась я, приподняв бровь. – Но я не она.

Теперь пришла очередь удивляться собеседнику. Он сделал шаг назад, окинув меня долгим изучающим взглядом. Нравится, дорогой? Не сомневаюсь, что ответ положительный. Наконец, он поднял на меня свой насмешливый взгляд, который мне нравился всё больше, но вместе с этим и раздражал, и произнес:

— Тогда это будет интересно.

С этими словами он развернулся и направился в сторону малого дворца, а я бросила ему вслед:

— Вновь неуважение к этикету. Сударь, вас не учили прощаться?

Он всё же внял моим словам! Развернулся, отвесил мне шутовской поклон, подмигнул и вновь восстановил первоначальный курс движения. Я же сложила руки на груди и оценивала красивую подтянутую фигуру телохранителя. Для него в жизни существует что-то помимо «интересного»? Как же не вяжется его образ с образами строгих военных! Если он только не шпион. И всё же что он хотел сказать своими словами?

На этих мыслях я покачала головой и вспомнила о своей маленькой мечте принять ванную. В моих покоях меня ожидала Диди, занимающаяся уборкой. Её присутствию я была рада, так как сразу могла раздать поручения:

— Приготовь мне ванну с лавандовым маслом.

Сейчас были в моде розы, я же старалась сохранить хотя бы эту крупицу воспоминаний о своих родителях.

В ванной Диди уже открыла краники с горячей и холодной водой, поэтому разувалась и снимала украшения я под шум из соседней комнаты. Гигиена поддерживалась с помощью современных технологий, в частности, такого новшества, как канализация.

В крупных зданиях стояли котельные, работающие на не возобновляемых источниках энергии или магии, но также были и городские котельные, обеспечивающие население горячей водой. В общем, маги в нашем мире не голодали.

— Ванна готова, госпожа, — с поклоном известила Диди, после чего помогла расшнуровать платье и корсет.

Раздевшись, я направилась в ванную, где сняла белую сорочку и нижнее белье (то самое новшество мастера Пьеро!) и бросила их на пол. Следом вошла Диди, подняла грязные вещи и повесила халат, оставив меня в тишине.

Я несколько минут лежала спокойно, вспоминая неблагополучный район города, а потом подхватила мочалку и с остервенением стала тереть ею все тело, особое внимание уделив ноге. Взгляд, как всегда, задержался на родимом пятне, расположенном на внутренней стороне голени, в форме короны. По-другому эту странную отметину и не назовешь. Она когда-то являлась признаком королевской власти, но вскоре стала появляться внезапно в разных поколениях, со временем даже обнаруживалась у графов. Но я считала, что это и есть то самое подтверждение слов гадалки. Я, действительно, должна стать королевой, это не просто прихоть, это судьба.

Но если не прилагать усилий, то судьба вовсе может пройти мимо, не заметив тебя. Внимание этой дамы необходимо привлекать и доказывать, что ты достойна той жизни, которую она припряла для тебя.

Нежиться долго в ванной было непозволительной роскошью, так как наступало время ужина, который сегодня придётся проводить в главном дворце в присутствии жизнерадостной принцессы.

Диди помогла мне одеться вовремя, за мной привычно зашла Мисси, и мы поспешили к королеве и уже в ее сопровождении вошли в столовую, где собрались гости, не было лишь принцессы и короля. Амелинда Оргонская ступила на паркет, ведомая фрейлиной, и села вновь рядом со мной. Тень, который тоже присутствовал, отошел с поклоном от её высочества и встал позади нас. Рядом с его величеством гордо трусила собака, которая умела распознавать по запаху яды. Увы, но это были вынужденные меры предосторожности в присутствии делегации из другого королевства. Как там говорится? Доверяй, но проверяй?

Эдмунд подал знак к началу ужина, и потекла неспешная беседа, в которой я принимала видимое участие. Теперь принцесса смотрела на меня с настороженностью, уж не знаю, кто вправил ей мозги (Тэн или её фрейлина?), но поступала принцесса почти правильно.

Ещё выгоднее было бы сдружиться со мной, чтобы контролировать каждый мой шаг, но для её высочества такое решение будет прагматичным, не соответствующим её моральным качествам. Я же вновь ловила себя на мысли, что спиной чувствую взгляд одного леньевца, под прицелом которого мне хочется расправить плечи и донельзя весело смеяться, показывая вершину человеческого счастья.

Увы, смеяться сегодня совершенно не получалось, особенно, когда я видела красноречивые взгляды, бросаемые королём на свою невесту. Неужели приглянулась? Впрочем, в этом нет ничего странного: принцесса была истиной красавицей. Но последний факт значительно портит и так неидеальный расклад.

Вставая из-за стола, я вновь встретилась с Тенью мимолетным взглядом, после чего поспешила в компании других фрейлин и её величества покинуть столовую. Теперь у меня назрела проблема под названием "прекрасная принцесса", которую необходимо устранить. Её хрупкий и нежный образ нужно пошатнуть или совсем очернить, а красоту зачеркнуть куда более непристойными вещами.

На что мы в первую очередь обращаем внимание при знакомстве с человеком? Выразительность глаз? Опрятность одежды? Нет. Запах! И если он будет омерзительным, то к этому человеку мы даже не подойдём.

Но самое главное: мы должны убедить саму принцессу, что ей тут не рады. Нужно, чтобы Амелинда Оргонская сама пожелала покинуть негостеприимную страну. И мы на фоне этого желания должны выглядеть сущими ангелами.

В гостиной после ужина был устроен вечерний салон, где в одной части зала распивали гранатовое вино мужчины, а в другой — пили чай с пирожным женщины и обсуждали последние события и фасоны платьев.

— Знаете, принцесса Амелинда, мне очень понравилась ваша столичная модистка леди Филисия, — поделилась впечатлениями королева, отпивая чай из фарфоровой кружечки. — Её работы с тонкими кружевами меня поразили!

— Она ценится, — согласилась принцесса, — но пользуется большим спросом у женщин старшего поколения. Я предпочитаю более яркие наряды другого мастера.

Несколько фрейлин прыснули от смеха, я же потопила улыбку в кружке чая. Кларисса неодобрительно посмотрела на Амалию, которая оказалась в числе смешливых глупышек. Принцесса вовсе не поняла, что такого сказала, скорее, её слова были продиктованы честностью, а не желанием оскорбить. Впрочем, везде все одинаково, что в Леньеве, что в Этионе: молодежь любит экспериментировать, а старшие предпочитают классику.

Тэн решил здесь не присутствовать, видимо, посчитав, что её высочеству ничего не угрожает. Он ещё никогда так не ошибался.

— Ваше высочество, я слышала, что за ужином вы упомянули о ценностях брака, — улыбнулась принцессе Мисси. — Неужели вы верите в любовь в навязанном супружестве? Политика и брак — различные дела.

— Я думаю, что к любому человеку можно найти подход, — не растерялась Амелинда.

— А вы с какой стороны будете заходить? — серьёзно спросила Мила, и фрейлины постарались спрятать улыбки. Королева молчала.

— Я ещё не думала об этом... – растерянно ответила её высочество.

— О, конечно-конечно, у вас же есть ещё три недели, всему можно научиться, — выпрямилась и томно вздохнула Мила, отчего принцесса смутилась и опустила взор.

— Я думаю, — решила вступить в разговор я, — что научиться всему можно в теории, а знания на практике можно закрепить с тем, кто оценит только теоретические умения.

Королева улыбнулась мне, а принцесса подняла растерянный взгляд, в котором промелькнула благодарность. О, нет, не заблуждайся, маленькая наивная глупышка! Я защищала себя, и в который раз напомнила присутствующим о своей чести, идущей вкупе с обожанием короля. Затащить в постель мужчину не мудрено, но оттуда уже не будет пути к алтарю.

— В любом случае, одной невинностью построить счастливый брак не получится, — удивительно, но выдала умную мысль Амалия. Может, она зачастую только притворяется глупышкой, ведь не только из-за высокого положения её сюда взяли?

— Но я не говорила, что это единственное моё достоинство, — совсем смущенно прошептала принцесса.

— Вы подумали, что мы говорим о вас? Ах, нет, ваше высочество, это лишь пустые рассуждения! — воскликнула Мисси, отправляя в рот ложечку с десертом.

— Раз это пустое, то можно опустить эту тему и перейти к другой, — пришла на помощь Амелинде Кларисса.

И все равно разговор время от времени возвращался к принцессе, фрейлины так и старались ужалить её побольнее. И я считала, что они делали совершенно правильно. Амелинда Оргонская должна научиться защищаться, а от такой фрейлины, как у неё, я бы избавилась.

За королеву Лисавету каждая из её фрейлин любого порвет, пусть и между собой мы так и не смогли наладить дружественные отношения, но никто и помыслить дурного не может о Лисавете. Фрейлина принцессы же молчит как рыба, и растерянно смотрит по сторонам, словно они с её высочеством познакомились только на днях. Неужели молодая принцесса общалась только с нянечками, а не с ровесницами? 

Глава 5

Незавидная перспектива –

Быть истёртою в порошок.

После женского коллектива

И в чистилище хорошо!

Сола Монова

Аробелла Энриетта Сотер


В свои комнаты я зашла в задумчивости. Пройдя гостиную, я оказалась в спальне и, подойдя к своему трюмо, с интересом посмотрела на флакончик духов. Их изготавливают в одинаковых бутылочках, только этикетки разные. Сняв крышку и зажав отверстие пальцем, я опрокинула тару, после чего поставила духи обратно на трюмо, а сама растерла между пальцами спиртовую ароматическую жидкость и поднесла к носу, понюхав запах. Есть духи, которые раскрываются непосредственно при соприкосновении с воздухом или кожей благодаря специальному ингредиенту.

— Госпоже что-нибудь угодно? – с поклоном спросила Диди, и я развернулась к ней, окинув девушку задумчивым взглядом.

План в голове созрел мгновенно, поэтому я кивнула, закрыв крышку флакончика и положив его в рукав.

— Жди меня здесь.

Быстро выскользнув из своих покоев, я направилась к придворному магу. Хвала всем силам, Алион вернулся из Леньевы и приступил к своим обязанностям, а Луфин привычно занял должность лекаря.

Придворный маг был довольно молод, не больше тридцати пяти, амбициозен и меркантилен. Что в купе выдавало человека, который может вступить в игру из интереса или денег.

Его лаборатория находилась в подвале, куда я и спустилась. Постучавшись несколько раз, я услышала, как щелкнул замок, а потом на пороге предстал Алион с файерболом в руках. Так он встречал всех нежданных гостей. При виде меня на лице мужчины появилась кривая усмешка, а огненный шар уменьшился до размеров точки, пока, создав искру, не исчез совсем.

— Самая красивая женщина королевского двора поздно ночью у меня на пороге. Это мне льстит, — ухмыльнулся он, после чего отошел в сторону и дал мне пройти. Закрыв за мной дверь и заперев её на замок, он спросил: — Чем обязан?

— Как тебе обстановка во дворце? – начала издалека я, проходя мимо длинных столов с колбочками и цветными реагентами.

— Скучно, — поморщился Алион, — сейчас его величество увеличил охрану, которые пресекают даже шалости детей, не говоря уже о моих безобидных фокусах. Настали тяжелые времена.

Я улыбнулась, и мужчина ответил мне тем же.

— Полностью согласна с тобой. Как бы с принцессой этот двор не опустел.

— Хочешь что-то предложить? – блеснул глазами маг в прямом смысле, так как его голубая радужка превратилась в раскаленный металл, выдавая заинтересованность. – Нейтрализовать соперницу?

Прямо отвечать не хотелось, поэтому я задала встречный вопрос:

— Сможешь изготовить духи неприятного запаха, отчего с человеком даже находиться невозможно? Но только, чтобы «аромат» был естественного происхождения.

— Пожалуй, у меня где-то была кошачья урина. Настоявшаяся, — усмехнулся в ответ Алион. Я же поставила на стол свои духи, от которых был необходим флакончик.

— Содержимое сможешь поменять?

Он кивнул и прошел к шкафу. Открыв створки, он достал оттуда несколько бутылочек и один пустой флакончик. Пройдя к колбе с чистой водой, он добавил туда реактивов и смешал жидкости из этих самых бутылочек, всё делал в определенном порядке. Одну из них он поднес к носу и поморщился, а вот на другой было написано «красная роза» — самый популярный аромат, которым пользовались буквально все придворные дамы. Аккуратно перемешал, держа колбу на три пальца ниже верхушки горлышка, и вылил содержимое в мензурку. Дальше определенное количество получившейся жидкости он отправил в один из перегонных аппаратов. Взяв флакончик моих духов, он вылил содержимое в раковину, открыв кранчики и промыв. Затем, используя магию, он огнем продезинфицировал пузырек и повернулся ко мне для разговора.

— Запах раскроется спустя минуту, только до этого пузырек не следует открывать. Он очень стойкий, — известил меня маг, задумчиво глядя на меня. – У принцессы есть Тень, хотя во дворце мы его не видели. Там он, скорее всего, держался в тени, как бы это странно не звучало. Но зато я успел убедиться в том, насколько хорошо работает телохранитель короля, когда на охоте он голыми руками поймал летящую стрелу, сбившуюся с курса.

— А Тень его высочеств Эстана и Астата ты видел? – заинтересовалась я. Хоть я пыталась переубедить себя, что это праздное любопытство, в глубине души я интересовалась именно Тэном.

— Эстан во дворце практически не появляется, он военный, а кронпринц отсутствовал в столице. На днях он должен был отправиться с делегацией в Верозу для налаживания экономических связей. В одной из провинций выращивают шелкопрядов, шелк которых очень высокого качества, что обуславливает его стоимость. Вероза хотела заключить договор на поставку, вот принц и отбыл туда на несколько дней, скорее всего, Тень последовал за ним.

— Неужели вы так и не познакомились с его высочеством? – удивилась я.

— Говорят, что Астат странный, при дворе бывать не любит, — пожал плечами Алион, после чего поставил флакончик под трубкой, по которой стекала белая жидкость.

Быстро закрыв крышкой пузырек, маг подал его мне.

— Надеюсь, незаметно проникнуть в комнату тебе удастся?

— Поручу это служанке, — улыбнулась я, забирая флакончик с этикеткой лавандовых духов.

В комнаты я возвращалась быстрыми шагами, спрятав творчество мага в рукаве. Нельзя, чтобы меня раньше времени рассекретили. Желательно, чтобы о моей шалости вообще никто не узнал, но даже если правда всплывет на поверхность, навряд ли мне что-то за это будет. Ведь их величества благоволят мне. Да, безнаказанность – это про фрейлин Лисаветы.

Зайдя в гостиную, я застала там Диди. Подав ей духи, распорядилась:

— Отнеси это в комнату принцессы, да смотри, чтобы она тебя не увидела. Не забудь поменять этикетки на флакончиках местами, поняла?

— Госпожа, но у её высочества есть своя камеристка… — пролепетала служанка.

Да, это небольшая проблема, но и с этим можно справиться. Помнится, у меня еще со временем шалостей над преподавателями в пансионате оставались кое-какие запасы. Я подошла к комоду, открыв второй ящик и достав оттуда пакетик с порошком.

— За ужином подсыпишь это её камеристке в тарелку, надеюсь, с этим ты справишься? – девушка кивнула. Диди была умной и понятливой. – И завтра заменишь её. Теперь иди.

Отдав девушке оба предмета, я пошла в спальню, где разделась, взяла в руки книгу и погрузилась в чтение. Это был любовный роман с ранимой и веселой главной героиней, которая своей любовью излечила черствое сердце тирана-рыцаря. Роман я не дочитала, так как жутко начали бесить герои. А ночью мне снился сюжет, только в роли рыцаря я видела себя, а в роли веселой девушки – одного знакомого телохранителя…


Королевский дворец, столица Этиона


Диди в точности выполнила указания своей госпожи. Уже утром камеристка принцессы не могла отойти от нужника, а Диди напросилась временно заменить коллегу. Еще когда белокурая красавица голубых кровей нежилась в постели, служанка Аробеллы поменяла флакончик духов, стоящий на трюмо, на новый и переклеила этикетку. Только закончив с хитрыми манипуляциями, девушка отошла к кровати, чтобы разбудить принцессу, как будто из воздуха соткался её телохранитель.

— Божечки! – схватилась за сердце Диди, испугавшись неожиданно появившегося Тэна.

Принц не мог не обратить внимания на испуг незнакомки, так же как и на мелкую дрожь в руках. Но никакого видимого преступления он уловить не мог, а, как говорится, не пойман – не вор.

— Кто ты? – строго спросил он, и девушка смутилась под его проницательным взглядом.

— Я временная камеристка. Лили стало плохо…

— Понятно, — оборвал её принц, дернув рукой. – Ушла. Я сам разбужу принцессу.

— Разве это…

«..положено?» — хотела договорить служанка, но съежилась под строгим взглядом наследника и покинула спальню, закрыв за собой дверь и отправившись в комнату к Аробелле.

Астат завис над кроватью сестры, и принцесса под пристальным взглядом резко распахнула глаза. Веки были необычно тяжелыми и опухшими. Амелинда поморщилась, а Астат вздохнул и сел рядом.

— И по какому случаю слезы ручьем?

— Ни по какому, — смутилась сестра, отвернувшись.

— Давай, ты не будешь лгать. Расскажи всё по порядку, тем более мне не нравится, что у тебя новая камеристка.

— Астат, это женские проблемы, тем более я должна сама со всем справиться.

Принцесса не обратила внимания на его слова о новой камеристке, и Астат решил, что она прекрасно об этом осведомлена. Наследник наградил сестру долгим взглядом, потом нехотя кивнул. Почему-то в его голове сразу вспыхнул образ роковой шатенки, которая могла представлять угрозу для его сестры.

— Леди Аробелла тебе что-то сделала?

— Нет! – поспешила замотать головой Линда, отчего почувствовала слабую боль в висках. – Она даже защищала меня от этих пираний королевского дворца.

— Она? Защищала? – удивился Астат, и принцесса искренне кивнула.

Причин не доверять сестре не было, но причин доверять Аробелле – тоже. Теперь Астат взглянул на неё после вчерашнего вечернего разговора по-другому: она не была фавориткой, она могла стать королевой. Тогда Астат испытывал странные чувства: радость от того, что она не фаворитка, горечь от того, что она соперница его сестре, и злость на то, что ей нужен лишь статус. Как легко было бы сейчас раскрыться перед ней, но тогда, если она согласится стать его, он потеряет интерес. Продажных женщин и так много, у каждой только есть своя стоимость. Ему же нужна бесценная.

— Линда, — вздохнул принц и притянул свою сестру к себе, поцеловав в макушку. – Только скажи, и мы тотчас уедем домой.

— И что будет, Астат? Я так и буду бегать от брака? – нахмурилась принцесса, подняв на своего временного телохранителя глаза. – Нет, я приму все невзгоды. Я принцесса или кто? Я докажу, что не так глупа, как могу показаться на первый взгляд.

В этот момент Астат осознал, что его маленькая сестренка уже выросла. Он ласково улыбнулся ей и кивнул, принимая её первое самостоятельное решение. Тем более, глупой он её никогда не считал.

— Как скажешь.

— Я люблю тебя, — улыбнулась сестра и шутливо добавила, — Тэн…

Их прервал стук в дверь. Принц подскочил с кровати и выскользнул через открытую дверь, через которую зашла Диди. Девушка поклонилась, и принцесса приказала её подготовить ванну. Сама же венценосная особа прошла к шкафу и извлекла оттуда подарочную коробку, которую поставила на трюмо. Взяв новый флакон духов с ароматом сирени, купленных в Леньеве, она упаковала его. Подарок королеве готов.

В гостиной своей сестры Астат поддался порыву и зачем-то прошел к письменному столику. Принц привык доверять своему предчувствию. Этому его научил Дериол. Опустив взгляд вниз, он наткнулся взором на корзину для бумаг, в которой заметил этикетку от духов. Не за ними ли вчера его высочество по просьбе принцессы отправился в парфюмерную лавку? Нахмурившись, принц не стал пока придавать значение этому факту, а вот узнать побольше о незнакомой камеристке необходимо.


Аробелла Энриетта Сотер


— Госпожа, просыпайтесь, — разбудила меня Диди, и я вздрогнула от её голоса, сфокусировав зрение на девушке. Картинки из сна всё еще стояли перед глазами.

— Ты выполнила поручение? – строго спросила я, выбираясь из кровати.

— Да, госпожа, — с поклоном ответила девушка, и я улыбнулась.

— Молодец.

На этом разговор со служанкой был закончен, я отпустила её на помощь принцессе, заверив, что смогу справиться сама. В голове по-прежнему билась мысль об отношениях между принцессой и её телохранителем, но почему-то в эту версию не хотелось верить. Её высочество не настолько глупа, чтобы так подставить своё государство. Всё-таки королева должна быть чистой, чтобы не было сомнений в праве наследников на престол. Даже если в браке королева будет уличена в интрижке, то её дети вновь подвергаются сомнению по поводу своей принадлежности к правящей семье. К женщинам этот мир менее благосклонен, чем к мужчинам.

Принцесса на завтрак не осталась, ссылаясь на головную боль. Когда фрейлины пришли во дворец Лисаветы, то принцесса уже уходила оттуда. Неужели малышка воспользовалась духами, и её величество почувствовала запах? Я усмехнулась. Все начинает становиться веселее, чем я предполагала.

Завтрак прошел в спокойной обстановке, как и утренняя прогулка. Королева, сев на лавочку «тет-а-тет», позвала меня к себе. Я села к ней спиной и повернулась в её сторону, принявшись слушать королеву.

— Ты заметила, как негативно относятся придворные дамы к Амелинде Оргонской?

— Это сложно не заметить, ваше величество.

— Ари, я всегда относилась к тебе с благосклонностью, видя в тебе умную и рассудительную девушку. Брак моего сына и принцессы Леньевы необходим Этиону, поэтому я надеюсь на твою благоразумность. Видные мужчины всего королевства выстроятся в очередь, стоит тебе только показать своё намерение выйти замуж.

— Вы хотите, чтобы я отказалась от своей любви? – прошептала я, и королева мне улыбнулась.

— Это не любовь, моя милая Ари. От любви перехватывает дух, думы тянутся только к этому человеку, который приходит даже в самые бредовые сны. Любимый мужчина всегда незримо рядом с тобой, поэтому, я уверена, ты еще найдешь свою родную душу, хотя сначала тебе может показаться, что этот человек тебе совершенно не подходит.

— Ваше величество…

— Послушай женщину, которая любила и была любима. Эдмунд пусть и стал наследником целого королевства во взрослом возрасте, у него долг стоит на первом месте. Ты потеряла родителей и братьев в детстве, что тебе некому было рассказать, каково любить всем сердцем. Попробуй помочь принцессе, возможно, именно она спасет тебя от падения.

— Вы считаете, что я могу упасть? – прошептала я, от гнева с силой сжимая зубы.

— Король не терпит возражений, Ари, — сжала мою руку Лисавета. – И у тебя два варианта избежать его притязаний: любо помочь влюбить его в другую, желательно, в его невесту, либо самой выйти замуж за равного ему.

В словах королевы звучала истина, я чувствовала это, но как же трудно было её принять!

— Кстати, скоро приезжает кронпринц из Яроузы. Присмотрись к мальчику.

За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь. Эту истину я заучила еще в пансионате.

— Благодарю, ваше величество. Я подумаю над вашими словами.

— Надеюсь, в решении твой ум тебе не откажет, — улыбнулась Лисавета, похлопав меня по тыльной стороне ладони, после чего будто вспомнила о чем-то, встала и подошла к трюмо, взяв с него какую-то подарочную коробочку.

— Это духи. В знак моей признательности, — улыбнулась королева, её подарки не принять было невозможным. Тем более свои-то мне пришлось вылить…

— Благодарю, ваше величество, — встав, я с поклоном приняла подарок, после чего мне разрешили выйти и отправиться к себе в комнаты.

Я уже даже ни капли не удивилась, когда на лестнице столкнулась с телохранителем. И почему судьба нас так старательно сводит? Еще сегодняшний сон подбросил масла в огонь, я сразу же представила его атлетично сложенную фигуру в платье и кринолине и лицо с накрашенными губами и румянами на щеках… Не выдержав, я хихикнула.

— Позвольте узнать причину вашего веселья? – добродушно улыбнулся Тэн. – Вы так рады меня видеть, что не можете сдержать радости?

— Вы льстите себе, — фыркнула я, а потом решила добавить, не ограничиваясь коротким ответом: — Впрочем, у меня есть к вам встречный вопрос. Я слышала, что Тени умеют перемещаться бесшумно, а в королевском дворце Леньевы вас, вообще, ни разу не видели рядом с принцессой. Приехав в Этион, вы специально попадаетесь всем на глаза или только я имею честь лицезреть вас?

Мы оба стояли, не сдерживая улыбки. Он притягивал будто магнит, и даже собственная фантазия, подбрасывающая его образы в пышном платье, не портила впечатления от мужской красоты.

— Вы бы предпочли, чтобы я ответил положительно на вторую часть вопроса? – чуть нагнувшись, спросил он.

— Наши беседы так и будут продолжаться исключительно на вопросах? – отозвалась я, поддавшись желанию и привстав на цыпочках.

— Если это обоим доставляет удовольствие, почему бы не продолжить?

— Удовольствие? Вы пытаетесь скрыть порывы собственного сердца за этим словом или преувеличить мои желания?

— Вы невероятны. Я почти покорен, — отозвался он, прошептав мне буквально в губы. Глаза сами спустились вниз.

— Вы невыносимы, — ответила я, неожиданно открыв в себе тягу к экстриму, а иначе как назовешь мой порыв поцеловать Тэна?

Я лишь мимолетно коснулась его губ, это было похоже на то, что я не удержала равновесие, но как же я не хотела его удержать! Хотя он уже однажды видел, как природная грация меня подвела, поэтому и этот случай не должен был стать для него откровением, если бы только он сам не хотел этот поцелуй.

Тэн среагировал мгновенно, притянув меня к себе, запустив одну руку в мои волосы, отчего пару шпилек полетели на ступеньки, в последующем скатившись по лестнице, а вторую положив на талию, принявшись целовать с азартом. Так, словно только этого и хотел последние десять лет. Словно ждал этого всю жизнь. У меня закружилась голова, подогнулись ноги, в общем, все симптомы влюбленности были на лицо. Я просто поверить не могла, что Он сможет выветрить все мысли из моей головы, всего лишь поцеловав…

Я обняла телохранителя, отчего коробка вылетела из моих рук, раскрывшись. Флакончик ударился о пол, но на звяканье стекла и Тэну, и мне было наплевать. Просто невозможно было оторваться от губ друг друга, словно от этого зависела наша жизнь. Где телохранитель научился так целоваться?! Только не говорите мне, что на принцессе! Не прощу…

Со мной первый раз заговорило моё чувство собственности. Внезапно я подумала, что отравлю любую женщину, которая только подступится к Тэну, будь она даже принцессой.

— Это сумасшествие, — прошептал он, чуть отстранившись, но ответить мне не дал, вновь принявшись целовать.

Остановил нас неприятный запах, и мы как-то неожиданно отстранились друг от друга, после чего посмотрели вниз, где лежал разбитый флакон духов. Несколько капель попало мне на платье. Тэн нагнулся вниз и растер между пальцами жидкость, после чего заметил этикетку.

— Знакомый флакон, — задумчиво прошептал он, — запах роз и… ты сама знаешь, чего.

Я задержала дыхание, смотря на хмурого телохранителя. Боже, неужели мне подарили мой же флакон духов?! Что за роковая ошибка?! Я думала, что только в сказках поступки главных злодеек, совершаемые против наивных принцесс, оборачиваются злом против них самих. Я не знала, что такое бывает и в жизни! Меня не предупреждали!

— И что самое странное, знаешь? – спустя мучительно долгую минуту спросил он.

— Что? – прошептала я, зная, что он всё понял верно, хотя картинка в его голове сложилась немного другая.

— На этикетке написано «аромат сирени».

— Мне его подарила королева…

— Я эти духи покупал вчера, а сегодня в корзине для бумаг в покоях её высочества увидел этикетку, на которой была нарисована лаванда. Знаешь, а ведь лавандой всегда пахнет от тебя, — выпрямляясь, заявил Тэн. То ли радоваться такому вниманию, то ли плакать. – Да и твоя камеристка оказалась подле моей сестры вместо неожиданно заболевшей Лили…

— Диди здесь не причем, — возразила я, защищая свою служанку. – Ты прав, виновата я. Но если кого и раскрывать, то именно меня.

— Тебя? – усмехнулся он. Запах становился всё невыносимей. – Что вы, леди Аробелла, я лишь сделаю вам предупреждение. Тем более за этот проступок вы уже расплатились головокружительным поцелуем.

Я расширила глаза от удивления. Щеки вспыхнули, а телохранитель принцессы, сжимая в руке этикетку, быстро спускался по лестнице.

Да как он посмел сравнить меня с продажной женщиной?! На глаза едва не выступили слезы, я просто терялась в своих действиях. Добил меня запах, поэтому я опрометью бросилась в свою комнату. Встретившему слуге я сказала о разбившемся на лестнице флаконе, и поспешила принять ванную.

Обед пришлось пропустить. Я отмокала в воде, так как запах неожиданно въелся в кожу. Утешением было только одно: Тэн наверняка занимается тем же, чем и я, только в его случае всё намного хуже, ведь этикетка успела впитать в себя вонючую жидкость. 

Глава 6

Я, говорю, блефую,

Все, говорит, на блефе.

Сола Монова


Аробелла Энриетта Сотер


После обеда ко мне зашла Мисси, спросив о моем самочувствии. Пришлось солгать, выйдя к девушке в халате и с растрепанными волосами. Когда фрейлина её величества ушла, я от бессилия топнула ногой. Вот она, справедливость! Проснулась, когда её не ждали!

— Диди! – вызвала я служанку, которая уже через несколько минут стояла на пороге моих покоев. – Постирай сегодня сорочку принцессы и накрахмаль её фруктово-сахарным раствором.

— Госпожа, но…?

— Сделай, как я приказала, — прервала я все возражения, — только сорочку подложи ниже на полку, чтобы надела её принцесса не сегодня. На тебя подозрения упасть не должны. И остерегайся Тень её высочества.

— Слушаюсь, миледи, — с поклоном Диди покинула мои покои, а я, подхватив с дивана подушку, запулила её через всю комнату.

Почему именно он? Почему именно он понял всё? Как же в этот момент я ненавижу себя, где-то в глубине души хочется исправить свою ошибку, но злость и неожиданная ревность не дают мне этого сделать. Кто такой этот телохранитель? С чего бы мне из-за него переживать? Тоже мне, король всего мира! Я расплатилась поцелуем?! Да он…!

Так, Аробелла Энриетта, пора успокаиваться.

Нет, ну каков нахал! Как он взбеленился из-за своей обожаемой принцессы! Неужели и, правда, влюблен в неё, а со мной лишь интрижку хочет завести? А я – дура, распустила слюни! Подумаешь, самоуверенный, мужественный, умный, целуется так, что я голову теряю…

Стоп, Аробелла, не о том думаешь! Мамочка, ну почему ты меня так рано покинула? Почему? Мне даже не у кого спросить совета, кого лучше послушать: голос разума или зов души?

Как бы я хотела вернуть свои воспоминания, чтобы ощутить теплоту маминых рук и ласку отцовских глаз. В пансионате нам прививали определенные ценности счастливого брака: уважение супруга и достаток, не говоря уже о социальном статусе. О любви в этих догматах не говорилось ни слова. Моё сердце неожиданно дрогнуло под натиском незнакомца, которого я знаю только второй день. С ума сойти, поцеловать мужчину на второй день знакомства! Та ли это Ари, которая выходила за ворота пансионата полная решимости стать королевой?

Сев на диван, я задрала подол халата и сорочку, чтобы вновь увидеть родимое пятно странной формы. Оно напоминала мне о моей цели. Я чувствовала, что «корона» что-то означает, неспроста ведь наследственность сыграла со мной такую шутку? Вздохнув, я прошла в комнату, решив дать себе выходной.


В течение следующих трех дней жизнь вошла в привычное русло, не считая присутствия принцессы. Над предложением королевы я всё еще размышляла и уже практически пришла к положительному ответу, но мне мешала подступиться к ней сама принцесса.

Скорее всего, по совету своего телохранителя она держалась от меня подальше. Хотя Амелинда сделала усилие над собой и теперь не улыбалась всем подряд, и если и выдавала улыбки, то натянутые, неестественные, но всё равно еще была недостаточно жесткой. Сначала мне стало жутко от того, что этот мир погубил такого чистого и светлого человека, но вскоре я увидела одну картину давеча вечером.

Её высочество прогуливалась по парку в сопровождении своей фрейлины, когда неожиданно на их пути появился Тэн. Всё это я видела с балкона на втором этаже дворца, куда вышла подышать свежим воздухом, а в итоге у меня и вовсе перехватило дыхание. Тэн дурачился не только рядом со мной, подле принцессы он так же улыбался, по-шутовски кланялся и говорил что-то смешное, отчего Амелинда время от времени смеялась.

По венам потекла не кровь, а раскаленный металл, выжигая моё сердце. Неужели они влюблены?

И о чем только были мои мысли последние дни?

О Тэне. Он завладел моими думами, как и предрекала королева, поселился в моих снах и, вообще, его образ не покидал меня ни на секунду. Но горечи добавляло то, что все эти дни он старался избегать меня. Или мне так могло показаться?

Не велика честь! Нужно было уделить больше внимания красноречивым взглядам, бросаемым на меня королем. За последние три дня я совершенно перестала уделять ему время и внимание, будто забыв о его существовании. В голове поселилась крамольная мысль: «Может, не так уж нужен этот статус королевы?». Что со мной сотворил только один поцелуй наглого леньевца? Но, как ни странно, чужие взгляды теперь стали казаться какими-то липкими. Его величество я перестала понимать, у меня сложилось впечатление, что он собирается и жениться, и оставить меня при дворе для собственных утех. Последняя перспектива меня пугала всё больше.

Если бы духи попали к королеве, то, возможно, это было бы даже лучше. Естественно, в нашем обществе не принято обсуждать отношения друг с другом, все носят маски, а вот такие тайные ходы – обычная практика. Так что флакон её величество бы приняла, как личное оскорбление, никому об этом не сказала, но к Амелинде уже стала бы относиться по-другому. Да и кто знает, что произошло бы, если бы эти духи не разбились… Но ведь Тэн никому ничего не рассказал.

В голове прокручивались основные правила поведения девушек, стратегии и манеры, которые нам прививали в пансионате. И я понимала, что всё это слишком расходится с моим недавним поведением.

После ужина весь двор решил совершить прогулку по просторному королевскому парку. Фрейлины разбились на группы, отвоевав внимание нескольких мужчин. Я же шла чуть позади королевы и Клариссы, которые в свою очередь разговаривали о модных фасонах платьев. Тэн шел где-то рядом, я чувствовала это, но, оглядываясь по сторонам, замечала лишь тень.

— Леди Аробелла, вам не прохладно? На вас такое легкое платье, — поравнялся со мной его величество.

— Но кто может меня согреть? Вы ведь женитесь на другой, — сказала, скорее, на автомате, потому что мысли были где-то далеко.

— Вы ревнуете, миледи, — расплылся в широкой обольстительной улыбке король. Хорош, зараза. Не зря к его ногам падают самые очаровательные женщины королевства. – Но вы должны быть уверены, что в моем сердце только вы.

— Как жаль, что у алтаря с вами будет стоить другая, — ответила я, приседая перед королем в глубоком реверансе. – Простите меня, но я вынуждена вас покинуть. Внезапная головная боль.

— Позвольте вас проводить?

— Нет-нет, ваше величество, всё не настолько плачевно, — замотала я головой, испугавшись перспективы быть зажатой королем в коридоре возле моих покоев. – Буду с нетерпением ожидать завтрашнюю встречу.

В том, что мы встретимся, я не сомневалась, это была ежедневная практика. Вновь реверанс, и я покинула общество Эдмунда Второго, направившись к королеве. Пожелав ей добрых снов, я поспешила во дворец, испуганно оглядываясь назад. Теперь я поняла особенно остро, что благосклонность короля имеет две стороны одной медали.

Поднявшись по лестнице, я быстро шла по коридору, стуча каблуками. Преследование его величества я увидела слишком поздно, мне не оставалось ничего другого, как резко остановиться перед дверью своих покоев, бросив затравленный взгляд на мощную фигуру монарха.

— Ари… — прошептал вымучено мужчина, проведя костяшками пальцев по моей щеке, — моя нежная Ари. Я не в силах больше терпеть. Я пытался разжечь твою ревность, флиртуя с принцессой, но это только отдалило тебя. Я во всем виноват, моя Ари.

Он обнял меня, прижав к стене. Я отвернулась в сторону, пытаясь сообразить, что же мне сделать, чтобы прямо сейчас не стать фавориткой? Его дыхание опаляло кожу, но вместо того, чтобы разжечь меня, оно душило, словно дым от костра.

— Ваше величество, вас ждет невеста, — положив руки на грудь мужчины, я попыталась его оттолкнуть, но не тут-то было.

— Ари, какая невеста? Этот ребенок не сможет увлечь взрослого мужчину…

— Кхм, ваше величество? – знакомый голос раздался неожиданно близко, и монарх нехотя отстранился от меня, с недовольством посмотрев на телохранителя. Я же пыталась сдержать облегченный вздох.

— Кажется, в ваши обязанности входит безопасность принцессы, тогда почему вы здесь? – жестко спросил король, повернувшись к телохранителю. – Я не заметил тут рядом Амелинды Оргонской.

— Как ни странно, но я тут тоже её не наблюдаю, — расширил в притворном удивлении глаза Тэн, отчего на мои губы скользнула улыбка. – И вот мы с вами выяснили, что вышеозначенной особы тут нет, а мы с вами оба здесь. Не находите это странным, ваше величество? Может, не стоит далее злоупотреблять вниманием прекрасной леди Аробеллы?

— Вы совершенно правы, сударь, — презрительно ответил монарх, после чего развернулся ко мне и поцеловал пальчики на руке. – Добрых снов, моя леди.

— Спокойной ночи, ваше величество, — присела в реверансе я, а король скрылся за поворотом, зато Тень не спешил так же быстро покидать моё общество. Но сейчас я была, как никогда ранее, рада его видеть. Видит богиня, от чего он спас меня этим вечером и насколько я ему благодарна за это.

— Знаешь ли ты, что подобное пожелание – не самое лучшее, которое может получить мужчина в расцвете лет? – усмехнулся телохранитель, и я внезапно ответила ему улыбкой.

Айсберг, нависший над нашими отношениями, растаял и теперь накрыл нас волной новых ощущений. Его замечание после нашего поцелуя я не забыла, но вспомню об этом позже.

— Тогда меня так и подмывает пожелать вам именно этого, — закусив губу, ответила я.

Мужчина негромко рассмеялся, протянул руку и убрал прядь волос за ухо. Выпуск этой пряди подразумевала прическа, но я дала себе обещание, что теперь обязательно буду выпускать волосы спереди, чтобы у Тэна была возможность заправлять мой локон.

— Спасибо, — прошептала я, а Тэн сделал над собой усилие, чтобы убрать руку от моего лица.

— Ты неординарна, — внезапно сказал он, и я приподняла бровь. Слово для меня было диковинное, и о его значении я лишь догадывалась.

— Мне принимать это за комплимент?

— Я сейчас тебе кое-что скажу, а ты сама сделаешь вывод и решишь, принимать это за комплимент или нет, — получив от меня утвердительный кивок, он продолжил: — Меня тянет к неординарным людям, как магнитом.

Я улыбнулась. И что делает с моим сердцем и эмоциями этот телохранитель?! Был бы у меня такой, я, наверное, наплевала бы на роль королевы…

— Почту за комплимент, — сделала книксен я, успев заметить отблеск удовлетворения в глазах мужчины, после чего скрылась за дверью своих покоев.

Прислонившись спиной к закрытой двери спальни, я чувствовала набатный стук своего сердца. Богиня, и почему он такой хороший?! Почему он после всего еще и смотрит на меня ТАК, как не смотрел ни один мужчина? В его глазах нет обожания, в них интерес, искра, нежность и даже насмешка. Но все это вместе так возбуждает и манит, бередит кровь, устраивает бурю в моей душе… Богиня, почему ради его синих глаз хочется весь мир послать к проклятым богам?!

Если бы он обиделся на меня, если бы не простил, затаил обиду – я не чувствовала бы себя так паршиво, как сейчас. Его великодушие заставляет меня терзаться угрызениями совести, признавать свою ошибку.

О боги, так внезапно вспомнилась накрахмаленная фруктово-сахарным раствором сорочка! Нужно завтра что-нибудь придумать, как-нибудь извлечь её из шкафа принцессы. Теперь я не могла понять, почему так сделала: поддалась эмоциям или проявила хладнокровие? В последнее верится всё меньше.


Королевский дворец, столица Этиона


Король проснулся в плохом расположении духа, к тому же к нему еще вчера вечером пришел человек из тайной канцелярии, сообщив очень интересные новости. Взяв две шпаги, его величество поспешил в покои телохранителя.

Астат немало удивился, увидев на пороге своих комнат монарха в простой сорочке и шпагой в руках. Его так и подмывало сказать что-то в духе: «Неужели это дуэль?», но он сдержался, пожелав его величеству доброго утра. Хотя мысль о сражении за сердце леди Аробеллы его не покидала и вызывала удовольствие.

— Утро добрым не бывает, если это не объятия прекрасной женщины, — явный намек на вчерашнее вмешательство принца.

Но эти слова наследника ничуть не смутили, наоборот, вызвали на эмоции, поэтому шпагу из рук короля он принял с большой охотой. Неужели монарх настолько недооценивает навыки Тени? Это заставляло задуматься.

— Пофехтуйте со мной, — бросил король, и Астат кивнул.

Он зашел в комнату лишь накинуть сорочку и надеть сапоги. Придя на открытую поляну, принц вновь удивился тому, что король оголил торс. Бросив взгляд на окна дворца, он усмехнулся, но уподобляться примеру монарха он не желал, поэтому просто закатал рукава сорочки. На тело принц не жаловался, хоть в нем еще не было такой мощи, как в фигуре короля, зато кубики проступали отчетливее.

— Мы, точно, просто фехтуем? У меня ощущение, что мы устраиваем представление, — усмехнулся наследник, кивнув в сторону дворца. – Ваше величество, не боитесь упасть в грязь лицом? Я ни в коей мере не хочу оскорбить вас, но всё же я… телохранитель.

Идея Эдмунда была проста. Он хотел проверить навыки Астата, засомневавшись в его принадлежности к клану Теней, что было вполне обосновано. Наследник не входил в него, но был тем, кому они служили и охотно делились своими способностями.

— Телохранитель? – усмехнулся король, сделав первый выпад, от которого принц увернулся. Оба еще были не разогреты. – Знаешь, что донесла мне моя служба разведки?

— Я весь внимание, — напрягся его высочество, обходя противника по дуге и разминая суставы.

— У принцессы никогда не было Тени, — ответил король, и его высочество смог выдохнуть спокойно, переложив шпагу в левую руку.

— Не зря у вас разведка ест свой хлеб, — усмехнулся принц, — но я всё равно Тень. В этом вас сможет убедить наш поединок, если вы не верите магическим татуировкам на моем теле.

Рисунки действительно были. Два больших круга на лопатках, два поменьше на предплечьях возле локтя, которые и были видны благодаря закатанным рукавам, и один прямоугольник на пояснице. Татуировки являлись магическими, но их нанесение вызвало у Астата меньше боли, чем у Дериола. Последний лишь соединил свои способности, замкнув их на принце. Его жизнь была в руках наследника.

Зазвенела сталь. Астат держал шпагу в левой руке и при этом не уступал королю, даже оттеснял его. У Теней была особенная программа обучения с использованием древних заветов и магии, в которую посвящались лишь избранные. Король Леньевы обязан был владеть в совершенстве оружием, потому что даже Тень не способен защитить наследника, если он сам не способен постоять за себя. Особенной графой в обучении стояла переносимость любых ядов, практически на весь ассортимент у Теней, как и у будущих монархов, был иммунитет. Только процесс приобретения таких навыков настолько болезнен, что его способны вынести не все, не говоря уже об усвоении.

Краем глаза Астат заметил Аробеллу, выглядывающую из-за штор. Сделав в воздухе кульбит, он оказался позади короля, отчего успел отвесить шутовской поклон своей даме сердца, и тут же нагнулся ниже, уходя от выпада Эдмунда.

Но уже через несколько минут бой закончился и оба мужчины тяжело задышали.

— Чей ты телохранитель на самом деле? – спросил король, больше не сомневаясь в статусе принца. А зря.

— Его высочества Астата. Принц не собирался отпускать свою младшую сестру без защиты в чужое королевство.

— Но его высочество отправился в Верозу, разве не так? Неужели он поехал без телохранителя?

— Он посчитал, что безопасность принцессы Амелинды важнее, — пожал плечами Астат.

К королю он чувствовал раздражение. Желание покинуть негостеприимный дворец было все больше, но вместе с тем он не хотел расставаться с Аробеллой. Вчерашнее поведение Эдмунда Второго заставило наследника задуматься над тем, стоит ли отдавать единственную сестру за такого мужчину?

Астат вновь повернулся в сторону окон. Аробелла быстро задернула шторку, не увидев улыбку, которая расцвела на губах кронпринца.


Аробелла Энриетта Сотер


О, кто бы знал, насколько утро бывает добрым! Я раньше думала, что истинное наслаждение наблюдать за красивым мужчиной, фехтующим по утрам без сорочки. Я ошибалась! Истинное наслаждение наблюдать за желанным мужчиной, профессионалом с грацией хищника, который даже левой рукой успевает оттеснять противника…

Вот так и в моей жизни: Тэн подвинул короля с его троном на второе место. Как бы я не хотела признаваться самой себе, но душа почему-то требует продолжение «банкета» с телохранителем.

О, богиня, он телохранитель! Конечно, его выдают манеры и аристократичная внешность – он дворянин, но всё равно… Для него жизнь подопечного будет выше твоей, он давал клятву. И я каждый день буду бояться, думая, вернется ли сегодня домой мой муж…

Какой муж?! Ари, о чем ты думаешь?! Совсем мозги потекли?!

Под напором такого мужчины не только мозги потекут…

— Госпожа, ванна готова, — известила меня Диди. Я кивнула в ответ, и только потом вспомнила об одной важной вещи.

— Диди, а ты запомнила сорочку, которую накрахмалила сахарным раствором?

— Они все одинаковые, боюсь, что не смогу различить, — растерянно ответила камеристка, и я кивнула.

— Спасибо, жду тебя через пятнадцать минут, чтобы ты помогла с платьем.

Придется просить Тэна выбросить все сорочки принцессы, потому что погода сегодня жаркая, на сладкий наряд слетятся все насекомые. Приняв ванну, я отложила в сторону мысли и позволила служанке помочь мне одеться, после чего я зашла за Амалией. Почему-то сегодня мне захотелось прийти раньше.

Утреннюю прогулку королева решила провести за руку со мной, Кларисса и Амалия следовали за нами на расстоянии нескольких метров.

— Моя дорогая, ты подумала над моими словами?

— Да, ваше величество. Я думаю, что вы правы, — я до последнего сомневалась, что скажу это. – Я решила отказаться от идеи стать королевой Этиона, хотя это решение далось мне непросто.

Её величество наградила меня благосклонным взглядом. Естественно, её можно понять. О своих фрейлинах она заботиться, но и благополучие родного королевства превыше всего.

— Сегодня приезжает его высочество Себастьян, возможно, ты ему приглянешься. По крайней мере, сегодня ты должна выглядеть потрясающе, — подмигнула мне королева, и я не могла не улыбнуться.

— Ваше величество, а вы когда-нибудь мечтали стать королевой?

— Об этом грезили все девушки, — мечтательно протянула она и привычно похлопала меня по руке, — но максималистские мечты со временем проходят. Женщине хочется надежного плеча, уюта в доме и уверенности в завтрашнем дне.

«Всего того, что навряд ли может мне дать телохранитель», — подумала я, и вновь поймала себя на мысли, что воображаю себя невестой Тэна.

А ведь я даже его полного имени не знаю!

Отказаться от своей мечты непросто. Можно сказать, что фактически невозможно, но иногда нужно уметь это сделать вовремя. Но отказавшись, что я получу взамен? Что же ты наделала, бездарная гадалка? Почему не сказала мне остерегаться мужчину с синими, как чистые воды океана, глазами?

— О чем задумалась, моя дорогая? – улыбнулась королева, и я ответила ей теплым взглядом.

— Можно ли любить мужчину, у которого долг на первом месте?

— Только таких любить и нужно. За таким мужем можно и в огонь, и в воду. А чего стоят пустозвоны? Для таких и руки, и сердца жалко, — серьезно ответила Лисавета, и я не могла не согласиться с её словами.

Но телохранитель – это другое дело. Мне нельзя в него влюбляться. Такие не заводят семью, не хотят подвергать ни детей, ни жену опасности.

— Ваше величество, — вступила в разговор Кларисса, поравнявшись с нами, отчего мне пришлось замедлить шаг, — какие подвески вы наденете к завтрашнему приему: аметистовые или изумрудные?

Я взяла под руку Амалию, и мы с ней вместе пошли вдоль высоких кустарников, вскоре дойдя до поворота. Там наше место заняли Мила с Мисси, а мы направились в сторону беседок. Интересно, а где наша маленькая принцесса?

— Ари, ты слышала, что маги засекли местонахождение Скрижали солнца? – доверительно сообщила Амалия, охочая до будоражащих кровь историй.

— Нет, — покачала я головой.

— Она в столице! Сейчас прочесывают каждый район в поисках Скрижали! Говорят, что её украли приверженцы старой династии!

— Они еще существуют? – изумилась я, и собеседница активно закивала головой.

— Ещё как! Говорят, что они готовят переворот…

— Амалия, тише! – шикнула я на девушку, оглянувшись по сторонам. – Думай, о чем говорить вслух.

— Прости, я забылась, — смущенно пробормотала фрейлина.

— Идем во дворец, — ответила я, развернувшись вместе с девушкой в нужном направлении.

После обеда весь двор пригласили в малый зал, где поставили стулья и установили постамент для кукольного театра. Сегодня в столицу приехали профессионалы из морского пригорода. Принцесса уже тихо о чем-то переговаривалась с королевой, когда я вошла в зал под руку с Милой. Тэн стоял в стороне, прислонившись к стене, но сканируя безразличным взглядом пространство. Я вновь залюбовалась им, а стоило нам встретиться глазами, как в ногах я почувствовала слабость.

— Мисси сегодня не было видно. Ты за ней не заходила? – спросила Мила, ожидая, когда лакеи отодвинут для нас стулья.

— Ана за ней заходила, но камеристка ответила, что леди Мистресс еще вчера покинула дворец. Говорит, хотела сходить к родителям, — ответила я, присев на стул.

— Странно это. Обычно она не оставалась ночевать в городских квартирах, — нахмурилась Мила и решила сменить тему. – После обеда ожидается приезд его высочества Себастьяна из Яроузы. Говорят, что он покоритель женских сердец.

— С его титулом женщины сами будут отдавать свои сердца, — усмехнулась я, и Мила негромко хихикнула.

— Ты отступилась?

— Я думаю, что его величество не стоит моих стараний.

— Ох, и слова, — улыбнулась девушка, — прямо слова под плаху. Значит, скоро можно ожидать свадьбу?

— Жениха только найти осталось, — кивнула я, устремив свой взгляд на сцену.

Сама девушка была замужем за графом, наследники которого уже давно покинули престарелого отца. Ей нравилась её жизнь, полная свободы. Я же никогда к ней не стремилась, ставя перед собой определенные цели. Но с недавних пор они начали меняться.

На постаменте уже открылся занавес, и маленькие куклы пришли в движение. Кукольные театры пользовались успехом у населения, их приглашали на приемы и устраивали представления на улице. Я никогда не видела особого смысла в этом, но сейчас передо мной открылась магия сцены.

Спектакль призывал высмеивать Адольфа Пятого, который слишком много внимания уделял беднякам. Там показывались нелепые ситуации, когда он ел из одной миски с кошкой (хотя такого не было, но ведь комедии склонны всё преувеличивать!) или спал в одной кровати с четой крестьян на их брачном ложе. Всё это смотрелось бы забавно, если бы не было настолько трагично. Все смеялись, а у меня будто ком в горле застрял, хотя старательно давила улыбку.

Удар в спину ему нанес его друг – лорд Эдмунд, маркиз. Слишком монарх поднял налоги на вассальные территории, ввел налог на территории храмов (чему священнослужители, младшие сыновья титулованного дворянства, были совершенно недовольны) и начал строить целые дома для инвалидов, детей и нищих. Его правление было либеральным, направленным на равенство. В его политике я нахожу свои положительные моменты, но сам по себе он не знал меры, был слишком добрым и не умел проявлять жесткость, когда это было необходимо.

И всё же спектакль вызвал у меня раздражение. Там даже о его детях – трех сыновьях и одной дочери – рассказывалось с усмешкой, мол, были властолюбивыми и избалованными (подлинно об их характере ничего не известно). Говорят, что у него была дружная семья, но кончилась эта история печально. Их всех закрыли в доме, задушив ядовитым газом. Младшая принцесса Василиса была примерно моя ровесница.

Спектакль закончился. Зрители аплодировали, кукловоды раздавали поклоны и принимали поздравления и овации.

— Кажется, ты не в восторге, — констатировала Мила, и я безразлично пожала плечами.

— Не самое лучшее исполнение, — ушла от ответа я, после чего встала с места и вместе с другими гостями направилась к выходу.

У дверей меня поджидала принцесса Амелинда Оргонская, и мы присели друг перед другом в положенных реверансах.

— Ваше высочество, вы сегодня замечательно выглядите, — сделала я дежурный комплимент, хотя это и была истинная правда.

— Благодарю, леди Аробелла. Не могли бы мы прогуляться по парку? На улице чудесная погода.

— Да, с превеликим удовольствием, — ответила я. Венценосным особам было не принято отказывать.

Девушка взяла меня под руку, и мы вместе с ней отправились на прогулку. 

Глава 7

Гости умные молчат:

Спорить с бабой не хотят.

А.С. Пушкин.

Аробелла Энриетта Сотер


Я бы не сказала, что на улице была хорошая погода. Скорее даже слишком жаркая, для прогулки понадобились зонтики. Но в данный момент мне это даже нравилось: необходимости держаться под руки не было.

— Леди Аробелла, изначально я приняла вас за фаворитку моего нареченного, — призналась принцесса, чем смогла меня удивить. Такое в лоб не сообщают. — Но потом я выяснила, что мы с вами обе оказались в двусмысленном положении из-за недоразумения с платьем. И буду откровенна, ведь с нашего первого разговора вы мне понравились.

Неужели с ней провела воспитательную беседу её величество? Скорее всего, Лисавета посоветовала принцессе держаться меня, вот только зачем ей это надо? Почему она всеми силами стремиться свести Эдмунда и Амелинду? В политических браках часто нет места любви, и её никто не добивается.

— Благодарю, ваше высочество, за лестные слова. Я право не знаю, чем ответить на такую любезность, и уместны ли будут слова извинения?

— Не уместны, — улыбнулась принцесса, поморщившись от летавшей вокруг неё мошки.

Увиденная картина мне не понравилась, но паниковать было рано. Может, это простое совпадение? Мало ли какие насекомые тут летают! Нужно лучше обратить внимание на поведение принцессы, которая явно хочет стать моей приятельницей. В это время мы проходили мимо клумб с цветами, и я слегка поморщилась.

— Ваше высочество, не могли бы мы ускорить шаг. У меня аллергия на пыльцу.

— Разумеется, — искренне забеспокоилась Амелинда, поступив согласно моей просьбе, и перешла к делу. — После свадьбы мне необходимо будет набирать фрейлин. Я буду исходить из числа претенденток по протекции или кого-то из знакомых. В Этионе я практически ни с кем не знакома, поэтому мне нужна будет верная подруга, которая сможет указывать мне на подводные камни. Леди Аробелла, согласны ли вы быть моей подругой?

Я даже замедлила шаг, забыв об аллергии на пыльцу. Просьба прозвучала неожиданно, хотя меня подкупала искренность принцессы (или она хорошая актриса?). В последнее время в моей жизни слишком многое переменилось, чтобы ещё так резко изменять и окружение.

— Могу я подумать над вашим великодушным предложением?

— Разумеется, — улыбнулась принцесса, а потом вновь нахмурилась, отгоняя насекомое.

И вот тут настало время паниковать, так как меня приставучая мошкара не трогала. Мы находились рядом с цветами, значит, здесь могут летать пчелы или осы. А они...

— Ваше высочество, раздевайтесь! — эмоционально воскликнула я, с мольбой в глазах смотря на венценосную особу.

— Что-о?! – моей идеей принцесса явно не прониклась и посчитала меня либо за извращенку, либо за шизофреничку. Не знаю, что лучше в этом случае. Мошкара тем временем продолжала атаковать собеседницу, отчего та замахала руками.

— Ваше высочество, нижайше прошу у вас прощения за... Моему поступку нет прощения и оправдания, но, пожалуйста, послушайте меня...

Поздно! Принцесса, вскрикнув, прихлопнула пролетавшее рядом желто-черное насекомое. Не знаю, наверное, сработала стадное чувство, но рой ос полетел в нашу сторону, а мы с принцессой, не сговариваясь, побежали в направлении подъездной дороги. Черно-желтый вихрь вокруг скрыл обзор, добавляя паники. Они еще и в меня вцепились заодно! Зонтики сложились и теперь мы ими отмахивались от насекомых. Я чувствовала уже несколько болезненных уколов, даже на лице. А они всё жалили, жалили…

Щеки пылали, как и все открытые участки тела. Её высочество бежала чуть впереди, периодически вскрикивая. Что же я натворила?! Вот не зря говорят: не рой яму другому, сам в неё попадешь! Следует запомнить на будущее, как жизненную мудрость!

Вскоре мы обе вывалили на дорогу, я споткнулась, разодрала платье и больно стукнулась коленками о мощеную камнем поверхность, а Амелинда побежала дальше, продолжая размахивать зонтом, ничего не видя вокруг.


Королевский дворец, столица Этиона


Зрелище, представшее перед наследником Яроузы, было странным, отчего вызвало у его высочества смесь любопытства и смеха. Две девушки, окруженные темными облаками насекомых, выбежали из-за кустов. Одна упала, а вот вторая продолжала бежать прямо на принца. Он хотел увернуться, но в итоге девушка налетела так внезапно, что заехала зонтиком прямо по носу наследника. Брызнула кровь, рядом стоящие воины не знали, как реагировать: было нападение или не было?

Первым среагировал маг, он каким-то заклинанием собрал насекомых, которых воздушный поток унес дальше от делегации, прибывшей из Яроузы, и двух девушек, лица которых начали распухать от укусов.

— Больно, как же больно… — бормотала Линда, по щекам которой текли крупные слезы.

Принцу подали носовой платок, чтобы он унял кровь, текущую из разбитого носа. Себастьян не представлял, как реагировать на происходящее. Он уже собирался давать распоряжения, когда на дорожку выбежал молодой мужчина, переводящий растерянный взгляд с одной девушки на другую и, не зная, к какой подбегать первым. Разговор начал словоохотливый маг.

— Леди, с вами все в порядке? Как вы умудрились стать причиной внимания целого улья? — вежливо осведомился он, подойдя ближе к своему принцу, чтобы осмотреть его ранение, но он просто не мог проигнорировать девушку, стоявшую рядом. – Ваше высочество…

— Все в порядке, — отмахнулся Себастьян. Сейчас его гораздо больше заинтересовало происходящее перед его глазами, чем собственное самочувствие.

Астат же теперь подошёл к сестре, которая выглядела особенно пострадавшей из-за заплаканной физиономии. Потом взгляды наследников встретились, в обоих пронеслось узнавание, но кронпринц Леньевы вовремя переключил внимание.

— Что произошло? — спросил он у сёстры, а девушка лишь подняла растерянные глаза на Астата. Её лицо начало опухать. Он бросил взгляд на Ари, разрываясь между двумя барышнями.

— Девушек срочно надо к лекарю. У меня с собой нет мазей, наиболее подходящих в этом случае. Во-первых, нужно вывести осиный яд, а во-вторых, необходимо избавиться от опухоли вмешательством магии, иначе она сойдет только через пару дней, — отдал поручения маг, а потом повернулся к своему принцу, — да и вам, ваше высочество, не помешало бы залечить рану. Но с этим могу справиться и я.

— Да, конечно, но сначала леди, — растерянно ответил он, продолжая задумчивым взглядом сканировать "телохранителя". В итоге, он не пришёл ни к каким выводам, зато прервал действия Астата, который уже собирался брать сестру на руки. Себастьяну нужно было поговорить с принцем наедине, поэтому он вызвался помочь. — Позвольте я сам. Займитесь второй девушкой.

Казалось, мужчине только это и было нужно. Он коротко кивнул, увидел согласие в глазах принцессы и подбежал в Аробелле, которая прятала лицо в ладонях. Она не могла поверить в собственную оплошность. Ей было стыдно. В первую очередь стыдно за свой поступок перед Тэном, а не за то, что сидит в порванном платье и с опухающими лицом и руками.

— Не трогай меня, я сама, — смущенно пробормотала она, но принц пропустил её слова мимо ушей. Стеснительность перед привлекательным мужчиной у девушек — это норма.

— Куда ты сама, если лицо закрываешь? — усмехнулся он, бросив взгляд на сестру, которая в данный момент так же закрывала лицо от Себастьяна.

Обеим девушкам пришлось одной рукой прикрывать лицо (в частности смущенные глаза), а второй хвататься за шею своих носильщиков. Принц Яроузы продолжал пристально изучать Астата, но не решался что-то говорить. Он не мог не отметить отсутствие знаков отличия, по которым можно было опознать наследника Леньевы, и это в свою очередь наталкивало на мысли об инкогнито. С Этионом связи были потеряны на долгие пятнадцать лет и вот только сейчас правители многих государств начали принимать новую династию, хотя и не слишком охотно.

— Богиня, что тут случилось? — посмотреть на приезд делегации сбежались слуги, и, видимо, они и доложили королеве и её фрейлинами о странных событиях на подъездной дороге.

— Веди к придворному лекарю, — бросил Астат одному из столпившихся лакеев, и мужчина подорвался с места, а маг, находившейся в делегации из Яроузы, принялся рассказывать о случившемся, опуская подробности, в том числе и сломанный нос его высочества.

— Какой пассаж, — прошептала Ари, пряча лицо на груди телохранителя.

Участь принцессы была ещё хуже: её язык распух, лишая девушку возможности разговаривать. Наследник Яроузы, умевший находить в любых ситуациях положительные моменты, счел своё прибытие в Этион жутко забавным. Кто бы мог подумать, что им навстречу вылетят две девицы, убегающие от роя ос, да ещё одна из них нанесет Себастьяну рану? Еще и наличие в Этионе кронпринца Леньевы заставляло его с нетерпением ожидать нового финта судьбы. А ведь эта капризная тётка любит шутить!

— Как вы, вообще, на ос наткнулись? — шёпотом спросил Астат.

— Если я тебе расскажу, то ты вновь во мне разочаруешься, — с горечью ответила фрейлина. Она действительно сожалела.

— Ложь и недомолвки тоже заставят меня разочароваться, — ответил Астат, и чуть подбросил тело девушки, устраивая её удобнее. Впереди были лестницы, а пышная юбка мешала обзору.

— Тогда пусть лучше они тебя разочаруют, чем я.

Глаза Ари по-прежнему прятала, как и все лицо, которое уже покраснело и сильно опухло. Но по голосу он понял, что девушка сама разочарована, причём в себе.

Она опять что-то натворила! Неугомонная девчонка, зло которой оборачивается против неё! Это одновременно вызывало восхищение, злость и жалость.

— В любом случае, ты уже поплатилась, — был ответ принца. Злиться на болезненную было бессмысленно. — Или попробуешь предпринять что-то ещё и вновь попадешь впросак? Кажется, сама судьба подсказывает тебе, что вредительство — не твоё.

— А что моё? — рассерженно прошипела Ари. — Целоваться в расплату?

— Я сказал это на эмоциях. К тому же, в тот момент ты, действительно, заслужила этой словесной пощечины.

Ах, заслужила? В груди девушки начала клокотать ярость. Может быть и так! Скорее всего, так и есть, но как же было больно слышать эти слова от него!

— У меня пропало всякое желание раскрываться перед тобой!

Астат сощурился, захотев ответить чем-нибудь колючим, что ужалит в самое сердце безжалостной девицы, но в этот момент лакей распахнул двери лекарских кабинетов, и оба принца шагнули внутрь со своими ношами на руках. Господин Луфин выбежал из лаборатории и тут же распорядился положить девушек на свободные кушетки. Амелинда плакала и незамедлительно отвернулась к стеночке, а Ари закрыла лицо руками, хотя последние тоже вздулись.

— Бедные вы мои, как же так? Вот неугомонные насекомые! Вредители! – распалялся лекарь, параллельно раздавая своей ученице распоряжения. Вскоре эта девушка принесла необходимые мази и холодный компресс, который господин Луфин подал принцу Яроузы. – Приложите к ушибу. Как только я закончу с осмотром девушек, то вылечу вашу рану.

— Благодарю, — чуть склонил голову Себастьян, поступив настоянию лекаря.

Целитель подошел сначала к принцессе, попытавшись повернуть её лицо в свою сторону, но девушка сопротивлялась. Старик, проживший уже большую часть своей жизни, сразу понял, в чем дело, поэтому обратился именно к наследникам:

— Подождите в соседней комнате. Не смущайте прекрасных девушек, господа, — так лаконично решил спровадить принцев лекарь. Лебезить перед чужим наследником государства не было необходимости.

— Не такие уж они сейчас и прекрасные, — не мог сдержать своего языка Астат, и второй принц усмехнулся, за что оба получили укоризненный взгляд лекаря, всхлип принцессы и чуть заметный скрип зубов Аробеллы.

— Молодые люди, имейте уважение! — возмутился господин Луфин, и принцы не стали его больше раздражать и покинули кабинеты лекаря.

Оба молодых человека вышли в коридор. Наследник Яроузы чуть поморщился от холодного компресса, который продолжал держать на носу. Но скоро его любопытство вновь вернулось к нему.

— Ничего не хотите рассказать? — осведомился Себастьян, со смешинками в глазах глядя на его высочество.

— Только не здесь, — кивнул в сторону Астат, после чего толкнул дверь и вошёл в небольшой свободный кабинет с массивным столом, диванчиками и шкафом с письменными принадлежностями.

Таких комнат во дворце было несколько, предназначались они для приватного разговора, так как имели магическую «глушилку». Дверь за Себастьяном закрылась, и принц Яроузы подошел к дивану. Опустившись на него, закинул ногу на ногу и вытянул одну руку вдоль спинки, а второй продолжал удерживать компресс. Подойдя к кристаллу для общения со слугами и гвардейцами, Астат прокрутил его на сто восемьдесят градусов, после чего по стенам пробежала едва заметная красная сеточка — удовольствие было не из дешёвых, но во дворце есть свой сильнейший придворный маг.

— Итак, я весь внимание, — начал Себастьян.

Астат на миг задумался, потом сел в кресло, предварительно повернувшись его к наследнику Яроузы, и решился начать разговор.

— В первую очередь я хотел бы попросить у вас прощения за этот маскарад, но по-другому я не смог бы здесь оказаться и тем более проследить за реальным положением дел.

— Шпион? — приподнял бровь наследник, немало удивившись.

— Шпионов тут хватает как с нашей, так и с вашей стороны, — отмахнулся Астат. Конечно, где бы их ни было? Тайные сотрудники есть везде. — Я лишь хочу убедиться в счастье горячо любимой сестры.

— Принцессы Амелинды? — мгновенно среагировал Себастьян.

Принцессу лично он не знал, но видел портреты — та была истинной красавицей. У молодого наследника даже возникала мысль приехать к ней этим летом, чтобы попросить руки. Жениться для выгоды государства ему все равно придется, а в такую девушку вполне возможно влюбиться, тем более слухов об её ангельском характере было предостаточно, чтобы заочно симпатизировать Амелинде Оргонской. Вот только жаль, что теперь она нареченная другого.

— Надеюсь, вы меня понимаете? – спросил Астат, и Себастьян кивнул в ответ, а потом задал встречный вопрос.

— Ваше высочество, если бы я лично не знал вашу хватку в политических и особенно экономических делах, то счел бы, что Леньеву ждёт крах, — усмехнулся Себастьян, но потом серьёзно продолжил. — Я сохраню это в секрете, но вы же понимаете, что после свадьбы его величества Эдмунда Второго и Амелинды Оргонской вам придется раскрыться? И навряд ли король простит вам обман.

— У него не будет выбора, — пожал плечами Астат. — Если он человек семейный, то поймет мои мотивы. Если нет, в чем я уже убедился, то мне наплевать на его отношение ко мне. К тому же, я собираюсь разорвать помолвку.

— Что?! — немало удивился наследник Яроузы, и только врожденное самообладание помогли ему не повысить голос. Себастьян имел спокойный характер, он был прагматиком, часто не поддавался на провокации собственных чувств.

— Наблюдая за Эдмундом Вторым, я пришел к выводу, что, позволив ему жениться на моей сестре, сделаю Амелинду глубоко несчастной.

— Неужели счастье вашей сестры для вас важнее благополучия государства? — он не разделял позицию принца.

— Если бы не было других вариантов, мне бы пришлось смириться, и я знаю, моя великодушная сестра приняла бы этот удар судьбы, — ушел от ответа Астат, так как сам точно не мог ответить на последний вопрос. — Но этот договор является не необходимостью, а благоприятным стечением обстоятельств. Я не хочу, чтобы от моего бессилия страдала сестра.

Себастьян почувствовал уважение к едва знакомому мужчине. Сам бы он даже не помчался вслед за одной из сестёр, которых у него были три и две старшие уже имели детей. Но на этом разговор молодых людей не закончился.

— Как воспримет новость ваш отец?

— Думаю, что Этион захочет сохранить договор на наших условиях, даже если помолвка будет разорвана по нашей инициативе, — расплывчато ответил Астат.

За это время он узнал один важный нюанс: казна практически разорена. Давая постоянные поблажки дворянству, чтобы иметь его поддержку, Эдмунд Первый часто откупался деньгами и снижением налогов, зато увеличивал сборы с крестьян. С последних, как мы знаем, много не возьмешь, тем более за последние пятнадцать лет их положение значительно ухудшилось.

Так же немалые деньги уходят на поимку преступников организации, имеющей пафосное название «Потомки солнца». Именно они считают, что будущее королевства напрямую зависит от монаршей династии, закончившей свой путь на Адольфе Пятом. Но говорить о своих размышлениях наследнику другого королевства не было необходимости.

Себастьян пока не стал допытывать все подробности, поэтому лишь улыбнулся.

— Тогда принцесса Амелинда будет свободна от брачных обязательств?

— Когда она вам успела приглянуться? – удивленно приподнял бровь Астат, не сумев сдержать ответную улыбку. Неужели даже сквозь опухшее лицо можно разглядеть красоту Линды?

— О, о ней ходят слухи, как об очень благовоспитанной леди, да и фотографии в вестниках довольно хорошо передают её красоту, — ответил Себастьян, и Астат усмехнулся, догадавшись, что в рыдающей девушке наследник не признал принцессу.

— Я не могу вам ответить утвердительно или отрицательно, так как над вопросом замужества собственной сестры я еще размышляю.

— Что же вам мешает прямо сейчас уехать?

— Сама Амелинда, — вздохнул Астат, и Себастьян вновь удивился. – Она уверена, что в этом её долг, и она не может подвести родное королевство.

— Да она просто пример для подражания, — прошептал принц, уже начиная проникаться к принцессе симпатией. Кажется, слухи о ней на этот раз оказались правдивы.

Сам же Астат ничего в этом хорошего не находил. Он относился к тому типу людей, которые привыкли сражаться с судьбой, иногда, наоборот, помогать ей направлять жизнь в нужное ему русло, но никогда не сдаваться. Бывало, отступал, но не сдавался.

Именно этим его привлекала Ари. Он успел кое-что узнать о её судьбе и пришел к утешительному выводу: девушка всего лишь нуждалась в защите. Потеряв родителей и оказавшись во враждебном для неё пансионате, она вынуждена была стать сильной, закрывшись от всего мира за непроницаемой маской. И сильнее всего на свете она просто желала снять эту маску, что у неё выходило рядом с ним. Это грело душу Астата.

Он сможет защитить её, она это чувствует и практически сдалась, вот только пока что она не знает о его истинном положении. Скорее всего, она опять боится. По крайней мере, так хотелось думать кронпринцу. И он даже не догадывался, насколько был прав. 

Глава 8

Я ряженый, пусть маска и краснеет.

Уильям Шекспир «Ромео и Джульетта»

Аробелла Энриетта Сотер


О, богиня, какой позор! От смущения я готова провалиться сквозь землю! А он еще шел и ухмылялся! И вроде как все понял, кто стоит за этим происшествием, и все равно прощает, не ненавидит! Может, принцесса ему не так дорога, как мне чудится?

И почему я за него заступаюсь? Он самая нахальная личность, с которой я когда-либо встречалась! А чего стоит его усмешка про «прекрасных» дам?! От такой наглости даже лекарь покраснел, и её высочество разрыдалась пуще прежнего. И чего, спрашивается, доводил ее? Как она, вообще, терпит его столько времени?

Может, совместно с ней устроить ему какую-нибудь пакость? Чтобы он упал в грязь лицом, а я в это время рыдала от смеха в лучших традициях стерв любовных романов! Ради этого даже готова научиться такому смеху, хоть это будет и нелегко.

Нет, принцесса на такое не согласится. Что-то мне подсказывает, что она, вообще, со мной после этого общаться не захочет. Не велика потеря! Зато появится весомый повод отказать ей. Даст бог, она сама отзовет своё предложение.

— Компресс действует? – вошел в покои, где на двух кушетках лежали я и принцесса, господин Луфин.

Мужчина подошел сначала ко мне, проверив грязевую маску на моем лице и теле. После чего провел пальцами вдоль меня, от них пошел холод. Лекарь отдавал крупицы своей магии на наше лечение. Убедившись, что опухоль спадает, он пересел к Амелинде Оргонской, уже занимаясь её самочувствием. Время на девушку ушло больше, так как мои травмы по сравнению с её – детский лепет.

Я вновь почувствовала укол совести. Странно, как я изменилась под воздействием одного единственного мужчины, который умел искренне смеяться и простил мне мою выходку. Наверное, он показал мне, что можно отнимать чужие жизни своим мечом, но при этом знать их ценность.

Я всю свою жизнь боялась. И мой страх заставлял меня распрямить плечи и смело смотреть в глаза опасности, когда всё внутри сжимается от холодного ветра. Всё, что мне нужно — это абсолютная защита. Если я не стану королевой, то должна найти стену, за которой смогу укрыться. Но возможно ли это в королевстве, где ничего не укроется от абсолютной власти монарха?

— Всё намного лучше, чем могло быть. Полежите тут часок-другой и можете быть свободны. Но отеки еще останутся, поэтому ужинать придется в своих покоях, — обрадовал нас господин Луфин, направляясь к выходу. У самых дверей он остановился, обернулся и лукаво подмигнул нам. – Двое привлекательных мужчин ждут вас в соседней комнате. Я не стал их впускать, дабы не смущать благородных дам.

— Проводите их на выход, прошу вас, — проговорила я, закрывая глаза. – Сейчас мы явно не желаем их видеть.

— Как будет угодно, — не получив возражений от принцессы, с поклоном вышел господин Луфин, оставив нас с Амелиндой в комнате одних.

— Как же так получилось, — прошептала принцесса, язык которой пришлось вылечивать только с помощью магии. Хотя я про себя хихикала, представив, как ей в рот закладывают смесь грязи и лечебных трав. Жаль, господину Луфину идея не понравилась, как и её высочеству. – Вы так были правы, когда торопили меня.

— Просто у меня аллергия на пыльцу, — не очень вежливо ответила я.

Да, виновата была я, но просить прощения не собиралась. Мне тоже досталось, так что своё я уже получила сполна. Еще и перед Тэном вновь опозорилась.

— Астат меня засмеет…

— Вы собираетесь рассказать брату о случившемся? – немало удивилась я. – Неужели вас связывают настолько близкие отношения? Думаю, вашей семье не повредит то, чего она не знает.

— Я никогда ничего не скрывала от брата, — растеряно ответила её высочество, и внезапно замолчала, будто боясь проболтаться.

— Видимо, у вас очень дружная семья.

— Я росла в любви и заботе, — словно в насмешку, ответила она.

Я сжала от бессилия кулаки, хотя ладони были вздуты, что мешало движению. Она хвастается? Издевается надо мной?

Я даже не помню, какими были мои родители. Видела их фотографические снимки, но даже они не восстановили утерянных воспоминаний. «Это защитная реакция организма. Восстановлению без ментального воздействия не подлежит», — ответили маги, но вскрывать память и «рыться» в мозгах несовершеннолетнего ребенка было строго запрещено. А сейчас мне просто страшно. Я настолько привыкла жить без этой части своей жизни, что, кажется, новые старые воспоминания убьют мою личность. А моя жизнь и так слишком шаткая, чтобы добавлять к ней еще и такие волнения.

Дверь открылась, и в комнату вошла Мила, всплеснувшая руками и покачавшая головой.

— Богиня, как такое могло случиться?! Королева уже позаботилась о том, чтобы раздать необходимые поручения садовникам, — с искренним сочувствием произнесла фрейлина, пройдя внутрь и сев на свободный стул.

— Мы устроили сильный переполох? – вздохнув, спросила я.

— Её величество была обескуражена, а Эдмунд Второй уже несколько минут с боем пробивается сюда, но господин Луфин умеет быть непреклонным. В нашей стране самая большая власть у лечащих целителей, — улыбнулась она. – Хотя сейчас дворец полнится сплетнями не только о вас.

— Что же случилось? – нахмурилась я, приподнявшись на локтях.

— Мисси. Её вчера вечером нашли, но новости расползлись только сегодня…

— Что вы хотите сказать под словом «нашли»? – ужаснулась принцесса, включившись в беседу.

— Богиня, это такой кошмар! Бедную Мисси вчера вечером чуть не изнасиловали! Но, слава великим силам, успели задрать только юбку! Её спас какой-то мужчина, который пожелал остаться неизвестным, — доверительно сообщила Мила.

— Какой ужас! Хорошо, что еще остались добрые люди! — воскликнула принцесса, придя в сидячее положение. Потом, поморщившись, вновь легла.

— Как Мисси? — спросила я.

— В физическом плане с ней все в порядке, но вот в психологическом... Городской лекарь настоятельно рекомендовал ей не выходить из дома, не знаю, по какой причине такое предостережение: боится распространения слухов, повлияющих на состояние бедной девушки, или её отношения к окружающему миру? В любом случае в скором времени её выдадут замуж.

Позор. Как роковая случайность может изменить жизнь! Пусть даже все знают, что ничего непоправимого не случилось, сам инцидент, предавшийся огласке, уже сыграл свою злую роль. Опозоренная и падшая женщина! Дай богиня, что найдётся тот, кто захочется жениться хотя бы ради статуса.

— Лучше родного дома в этот момент ничего не придумаешь, — решила сгладить неприятные мысли принцесса, мы с Милой переглянулись, не совсем согласные.

С семьёй Мисси не сказать, что повезло. Мы были приятельницами ещё со времён пансионата, и единственное, что заботило её родителей, это деньги. Удачно выйти замуж у неё не получилось, зато она заняла место фрейлины и, пусть пока и не являлась официальной фавориткой короля, периодически получала от него щедрые подарки. Теперь же её планы разбились как фарфоровая ваза. Жизнь совершила крутой вираж, сбившись с курса.

— Как же ты будешь возвращаться домой? — спросила я Милу, которая во дворце ночевала редко, её муж предпочитал видеть жену в загородном доме и знать, что она там даже в его отсутствие.

— Граф выделил мне охрану, — ответила собеседница. — Теперь ведётся расследование, поэтому фрейлинам настоятельно не рекомендуется покидать дворец без охраны.

— Спасибо за новости, — ответила я, после чего Мила вновь принялась рассказывать о реакции придворных на сегодняшнее происшествие.

— Через час официальная встреча делегации из Яроузы. Его величество очень обеспокоен, ведь так получилось, что Амелинда Оргонская сломала нос наследнику потенциально дружественного государства, связей с которыми Этион добивался последние десять-пятнадцать лет, — не выдержав, Мила прыснула от смеха, а принцесса отвернулась к стене и закусила губу от смущения. — Впрочем, его высочество будет не в обиде, ведь он даже самолично донес принцессу. Принц прилюдно взял на руки невесту короля! Вот это пассаж! Сегодня день удивительных чудес! — рассмеялась фрейлина. — А уж то, как нежно подхватил один известный телохранитель первую красавицу королевского двора, и вовсе не осталось без внимания!

— Нежно? — вместе переспросили мы с принцессой, что меня взбесило.

В моём голосе слышалась едва прикрытая заинтересованность, а вот в голосе принцессы — толика раздражения. Неужели ревнует? Значит, это у нас взаимно.

— Нежно-нежно, — подмигнула мне Мила. — Только, Ари, ты же понимаешь...

— Не нужно читать мне нотации, — совсем невежливо оборвала я речь приятельницы, и фрейлина, поджав губы, вышла из комнаты.

— Зря ты так грубо. Она же не со зла...

— Ваше высочество, вы тоже собираетесь поучать меня? – равнодушно спросила я, и принцесса резко замолчала.

Разговор никто не решался начинать. Внутри меня клокотала ярость, смешанная с обидой. Я никогда не претендовала на роль пассивной доброй красавицы, которую берёт в жены принц. Хотя иногда так хотелось поверить в сказку...

Спустя два часа зашёл господин Луфин, проверив грязевую маску на двух несчастных барышнях. Убедившись, что опухоль спала, он по очереди отправил нас в душ. Первой пошла принцесса, и за ней гуськом ступила её камеристка с вещами в руках. Диди тоже стояла за дверью в приёмной.

— Леди Аробелла, я позволил себе выбросить ваши ночные рубашки, но, знаете, что в этом во всем странно... — начал разговор лекарь, когда принцесса скрылась в ванной комнате. На мне сейчас был халат, который надел на меня целитель сразу же после нанесения маски. — Сорочка её высочества была накрахмалена фруктовым сахаром. Не находите это странным?

— Мало ли, какие враги у принцессы во дворце? — пожала плечами я. — Вы же видели, что я сама пострадала.

— Именно поэтому я пущу дело на самотек, — чуть поморщившись, ответил мужчина.

Вновь! Вновь прощают! Почему?! Душевно мне было бы легче, если бы меня оскорбили, накричали, но не вот так... снисходительно простили, словно нашкодил маленький ребёнок. Такое отношение не только раздражало, но и вызывало приступ самобичевания.

В комнату я возвращалась в дурном настроении. Ничего не радовало. Особенно вспоминался голос Амелинды, когда она ревновала своего телохранителя. Она считает, что он её? Не может сделать выбор между долгом и любовью? А могу ли этот выбор сделать я? И если сделаю, не оступлюсь ли? Отказавшись от короля, я получу призрачную надежду на счастливую жизнь с Тэном, но вот ниточка, соединяющая нас, может оказаться совсем тонкой. И что мне тогда делать? Где искать защиты и спасения?

Ужин мне принесли в комнату. Диди, поставив поднос на столик в гостиной, отошла на шаг, после чего достала серый конверт и протянула его мне.

— Госпожа, вам письмо.

— От кого? — спросила я, принимая в руки конверт. Имени ни адресата, ни адресанта указано не было.

— Человек за воротами просил передать госпоже Аробелле. Сказал, от подруги, — ответила камеристка, и я кивнула в ответ.

— Можешь идти.

Девушка бесшумно покинула мои покои, оставив меня в одиночестве. Я отложила письмо и принялась за еду, изредка поглядывая на конверт. Выпив только чаю (сладкое на ночь вредно, хоть на блюдечке и был кусочек пирога с эклерами), я все-таки решила проверить содержание сообщения. Строчки бежали прямо по конверту, стоило только его развернуть.

"Дорогая Аробелла! Слезно прошу приехать! Это касается проблемы, в суть которой мы посвящены обе.

Я буду ждать завтрашнего утра с надеждой.

Эмелит".

Вздохнув, я отложила письмо в сторону. Вот правду говорят: дай палец – руку по локоть откусят. Не стоило вообще оказывать помощь, но во всем виновата моя мимолетная слабость. Жалость к маленькому ребёнку. Он не вправе отвечать за ошибки родителей. Может быть, большей гуманностью была бы смерть, чем постоянное питание лекарствами?

В любом случае, это не мне решать, но завтрашняя помощь будет последняя, которую я готова оказать. Я не согласна каждую неделю наведываться в самый бедный и опасный район столицы.

Опасный! Нам же запретили без сопровождения выезжать из дворца. То есть придется кого-то ещё, кроме кучера, посвятить в цель своей поездки. Но у меня нет знакомых воинов, кроме одного...

Нет-нет-нет, только не он! Попросить его об услуге мне гордость не позволит.

Так ли важна гордость, если на кону стоит жизнь ребёнка? Конечно, важна! Это же моя гордость!

И все равно появится причина поговорить с ним, провести больше времени вместе... О, богиня, что ты сотворила с моими мыслями? Неужели я должна искать точки соприкосновения для нахождения встреч с каким-то телохранителем? Это со мной должны искать поводы для встреч, но никак не наоборот!

Через час бессмысленных метаний я вышла из своей комнаты с четкой целью и единственным вопросом в голове: "Что я творю?!". Но ноги не подвластны голове, они несли меня в сторону гостевого крыла, где разместили Амелинду Оргонскую.

У двери покоев телохранителя под взглядами стражников я застыла в нерешительности, рука зависла в паре сантиметров от двери. Почему-то воображение подкинуло картинку с голым мужчиной в одном набедренном полотенце со стекающими по груди каплями влаги.

Испугалась я этого или сильно захотела? Сложно ответить на этот вопрос, но данная картина остановила меня от решительных действий. Что в этом случае сказать? Как не впасть в ступор и не показать своего смущения? Как просто не залюбоваться? Да с чего я, вообще, решила, что именно так и произойдёт?!

"Н-да, тут диагноз любовных романов", — вынес вердикт мозг, после чего собрал чемоданчик и, вообще, утопал в противоположном от меня направлении.

Пока я думала, дверь открылась, и предо мной предстал обладатель проникновенных синих глаз и тонкого шрама, рассекающего бровь и заканчивающегося на скуле. Тэн, как ни странно, был одет и, что ещё страннее, растерян. Вот кого он не ожидал увидеть на пороге, так это меня.

Интересно, он собирался уходить или почувствовал, что за дверью кто-то стоит? Судя по руке, заведенной назад, словно он прячет там кинжал, он явно ожидал увидеть на пороге кого-то враждебно настроенного. Впрочем, я тоже не с очень-то благим настроением пришла к нему.

Наконец, он расслабился и прислонился к косяку, сложив руки на груди. Его не смущало ни то, что нас может увидеть кто-то из благородных господ, ни то, что на нас пристально смотрит стража.

— И что ты забыла в крыле наследной принцессы? — почти пропел он.

— Неужели ты мог подумать, что я пришла к тебе? — вскинула бровь я, ни капли не показав своего смущения.

— О, теперь субординацию не соблюдаю не только я, — широко улыбнулся он, чем ненадолго выбил меня из колеи.

— Туше, — присела в реверансе я, подарив ему кокетливый взор.

Шатен отошёл в сторону, пропуская меня внутрь. Я прошмыгнула мимо него, оказавшись в обычной ничем не примечательной гостиной. Сзади тихо закрылась дверь, ознаменовавшая, что теперь мы одни.

Когда я развернулась к Тэну для разговора, то столкнулась с ним нос к носу. Он вновь был непозволительно близко, я же неосознанно сделала маленький шаг назад. Я никогда ещё не подпускала кого-то на расстояние вытянутой ладони. Даже если кто-то посягал на межличностное пространство, я уже вся сжималась внутри, готовая в любой момент принять удар. А он как-то легко прошел через этот невидимый барьер, словно ножом разрезал тёплое сливочное масло. И что-то внутри меня не воспринимало его присутствие как угрозу, скорее, как дополнительную защиту.

— Вы меня боитесь?

— А должна?

— Это вам решать, — не спуская с меня пристального взгляда, отозвался Тэн. — Хотя я бы сначала предпочел услышать вашу... проблему. Вы ведь не просто так пришли поздно вечером в покои молодого привлекательного мужчины?

— Привлекательного или нет — позвольте решать мне, — резонно ответила я, чем вызвала очередную улыбку леньевца.

— Не обманывайте ни меня, ни себя.

— Оставим эту тему, — ушла от прямого ответа я. – Я, действительно, пришла к вам по делу. Скажите, у вас бывают свободные часы?

— Достаточно для того, чтобы разговаривать с интересующей меня леди, — кивнул он, и я с трудом подавила улыбку.

— Завтра с утра мне нужно встретиться с подругой, но с недавних пор это стало опасным.

— Вы просите у меня защиты?

Почему-то его вопрос мне очень понравился. Он был правильный, нужный.

— Да, — искренне ответила я, и Тэн на мгновение задумался, после чего подарил мне озорную улыбку.

— А что мне за это будет?

Я растерялась, услышав его вопрос. Обычно о таком спрашивали маленькие дети, в надежде получить в благодарность леденец. Вот только Тэн уже давно не ребёнок, и навряд ли стребует с меня сладость. Хотя в разном возрасте сладости разные.

— А что вы хотите в награду за защиту интересующей вас леди? — едва ли не с усмешкой спросила я.

— Поцелуй.

— Опять? — расширила в удивлении глаза я. — В прошлый раз вы оскорбили меня, сравнив с продажной женщиной. Ваше мнение обо мне не изменилось? Если это не так, то вы не имеете права требовать с меня такое.

На минуту он задумался, смотря на меня пристальным и задумчивым взглядом. Интересно, извиняться не собирается? Ему же хуже! Потому что за такие слова я обязательно ему придумаю месть!

— Я уже признавал, что был слишком резок, — кивнул он, а через пару секунд вернул себе озорную улыбку. — Хорошо! В таком случае, ты заберешь у меня поцелуй, тогда я буду... как ты там сказала?.. продажной женщиной?

Мгновенно вернулись картинки из того памятного сна, где Тэн предстал передо мной в образе нимфетки с накрашенными губами и в кринолине. Не засмеяться я не могла, что неожиданно сгладило обстановку.

— Так ты согласна?

Странно, что мы так прыгали в обращениях друг к другу. Это был тот самый момент, когда уже чувствуешь, что вы не чужие друг другу люди, но не сделан ещё тот решительный шаг, чтобы стать родными.

— Так сильно хотите вновь испробовать вкус моих губ, что даже решили примерить на себя роль продажной женщины? — не могла не съерничать я.

Он ответил нежной улыбкой и кивком, при этом завел руки за спину, расслабившись и будто открывшись мне. Или просто решил в очередной раз показать все совершенство своей фигуры?

— Ради вас я уже готов на многое, а вы все не понимаете этого, — ответил он, и мы замолчали, впитывая жадными взглядами друг друга.

Я сделала короткий шаг вперёд, уперевшись своей грудью в его и, приподнялась на цыпочках, чтобы сказать ему в ухо следующие слова:

— Вы в любой момент могли просто так поцеловать меня, а я бы не смогла ничего ответить, растаяв в ваших руках, а вы все не понимаете этого.

Его реакцию я видеть не могла, так как со скромной улыбкой обогнула мужчину и направилась к двери. Удерживать и целовать он меня не собирался, ведь у стражников тоже есть рты, которые могут разболтать о первой красавице дворца, выходящей растрепанной из покоев телохранителя невесты короля. Слухов обо мне и так достаточно, добавлять к ним роман с телохранителем не стоит. Хотя это, может быть, первый раз, когда слухи не лгут.

— Встретимся завтра в пять утра у западных ворот дворца, — бросила я перед уходом и поспешила открыть дверь, мгновение спустя оказавшись в коридоре.

Показав стражникам свой безупречный вид, я ушла к себе. Диди уже расстелила постель, после чего помогла мне снять платье. Засыпала я с улыбкой на устах, может быть, не до конца понимания, что это уже не просто флирт. 

Глава 9

Прокол души ведет себя как «в теле»-

Ни на секунду не снимай любовь.

Сола Монова

Восточный район, столица Этиона


Темной-темной ночью, в чёрном-чёрном доме... Нет, вовсе не так. Дом был добротный, с покатой крышей и двумя флагами над высокой массивной дверью, говорящими о родовой принадлежности его хозяина. Сегодня граф пришёл домой в дурном настроении, а виной всему была девчонка из дворца, которая раз за разом отказывала ему! Ему! Графу Рошману! Да как она вообще смеет не обличать свой отказ в учтивую форму?

Только она себе такое позволяет, зная благосклонность короля. И ведь глупец серьёзно мечтал на ней жениться не в угоду самому лорду Захари! Кто бы знал, насколько сам лорд терпеть не может новую династию, но пока необходимо молчать.

Только истинные патриоты своего королевства понимали, какой ущерб нанес Эдмунд Первый всем жителем королевства и экономики в целом. Разорвал надёжные политические связи, тем самым затормозив экспорт и импорт. Со вторым правителем новой династии дела пошли лучше, но все равно не все королевства с благосклонностью готовы были принять такие перемены.

К сожалению, в момент смуты большинство дворян были ослеплены ненавистью к реформам Адольфа Пятого, что не замечали, куда они ведут страну своими антигосударственными идеями. Спустя пятнадцать лет их дети осознали весь просчет и готовы найти компромисс между классовыми различиями, но время упущено. Без поддержки своих сторонников Эдмунд Второй побоится приступать к радикальным мерам, а его «сторонники» очень сильны...

Если бы только нашёлся хоть один представитель прошлой династии, тогда запела бы Скрижаль солнца! Заиграла бы бликами, зазвучали бы старые мотивы, написанные на треклятой дощечке! Но все, кто дотрагиваются до Скрижали, не обладают чистотой королевской крови для оживления древней магии. Они не в силах прочесть письмена.

Адольф Пятый был слишком уверен в своём могуществе, поэтому не считал нужным держать Скрижаль во дворце, а поместил её в музей, где все жители могли любоваться её свечением, но не знали, какая действительно ответственность лежит на древнем артефакте. Скрижаль погасла с последним вздохом короля, и отец Захари не успел доставить её к Адольфу.

Монаршую семью заперли на несколько дней в одном из родовых поместий, заставив подписать наследников отказ на престол. Но видимо этого оказалось недостаточно для жестокого узурпатора, и он отдал тайный приказ об убийстве. В день своей коронации Эдмунд Первый покончил с семьёй Адольфа Пятого, включая трёх наследников и принцессу Василису, а вскоре ещё и с ближайшими родственниками, способными воскресить Скрижаль. Мосты были сожжены.

Из задумчивости и неприятных мыслей Захари вывел звук открывающейся двери.

— Лорд, к вам посетители, — с поклоном известил мажордом, и граф перевёл на него тяжёлый взгляд.

— Проси.

С ещё одним поклоном мужчина выскользнул за дверь гостиной, а Захари прошёл к дивану, сев на него и закинув ногу на ногу в задумчивости. В комнату вошёл незнакомец, опирающийся на костыли, в компании некоего Романа Орнски, одного из членов "Потомков солнца".

— Ваше сиятельство, — чинно склонил голову Орнски.

— С чем пожаловал? — недвусмысленно намекнул на незнакомца граф. Посторонних он не любил, ибо противостоять верховной власти смертельно опасно, и непроверенных людей тут быть не может.

— Позвольте, я сам представлюсь, ваше сиятельство, — склонив голову, ответил одноногий.

-Дело важное, я бы даже сказал, переломное, — поспешил добавить Роман, за что получил задумчивый и оценивающий взгляд лорда. У него он был пробирающий до мурашек.

Наконец, он кивнул, после чего взял в руки колокольчик и потряс его. Тут же в комнату вошла служанка, которая вероятнее всего, дожидалась с той стороны двери приказа господина.

— Принеси коньяку, — приказал граф Рошман, и женщина с поклоном удалилась, а лорд указал на свободные места напротив себя. — Присаживайтесь, господа. Так как вы, говорите, вас зовут?

— Нэт Фортэти, — представился одноногий. — Я просил аудиенции с вами, чтобы рассказать невероятную новость.

Захари бросил предостерегающий взгляд на Романа, но тот в ответ кивнул. Значит, новость действительно была ошеломляюще важной. Возможно ли, что их наконец-то настигла удача, и они получили зацепку (или вовсе нашли!) одного из ближайших родственников короля?

— Я внимательно вас слушаю, — граф занервничал, но постарался придать своему голосу безмятежный темп.

— Благодарю, ваше сиятельство. Но прежде я должен посвятить вас в мою судьбу, — Захари откинулся на спинку и сложил руки в замок на колене, приготовившись слушать долгую историю. — Когда-то я служил в личной страже его величества Адольфа Пятого. Его дети росли у меня на глазах. Думаю, пересказывать вам происходящее во время смуты не стоит, тогда творился сущий ад, но вот кое о чем никто даже не догадывается. В ночь убийства короля, когда его семью закрыли в старом здании, где в последующем задушили газом, принцессы там уже не было. В момент покушения меня не было на службе, но это даже оказалось к лучшему, так как я смог пробраться через новых стражников, окружавших последнее место заключения королевской семьи. В разработке плана мне помогли еще несколько собратьев, оставшихся верными короне. Окна в том доме не открывались, оно было старым, тогда технологии были не на уровне современных. Но, к великому счастью, существовало маленькое окошко для вентиляции.

— Вы смогли вывести семью?! – воскликнул лорд, и старик покачал головой.

— Нет. Через окошко мог пролезть только очень худенький и маленький человек. Принцессе Василисе на тот момент было только три годика и старший брат смог спасти её как раз к тому моменту, как начали впускать газ. Он буквально вышвырнул её из дома в мои руки. Королева рыдала и просила только об одном, чтобы я спас хотя бы маленькую принцессу – любимицу семьи. Принцы оказались в ловушке, но никто из них не проронил и слезинки, даже Линкорн, которому на тот момент было только десять лет. Они приняли свою смерть с достоинством! Настоящие правители!

— Вы спасли принцессу? – горло пересохло от эмоций, но лорд Захари всё-таки смог проговорить свой вопрос. Ответ он получил не сразу, так как Фортэти тоже был на эмоциях.

— Я, схватив маленькую принцессу, побежал в сторону лесной гряды. Я прижимал к себе её хрупкое тельце, по её щекам текли слезы. К сожалению, меня заметили. Маги-предатели выпустили в меня файерболы. Но слишком поздно они меня заметили, чтобы выставить энергетическую стену, — зло усмехнулся рассказчик. – Хотя пара огненных шаров попала мне в спину, оставив значительные ожоги. Дальше последовали заговоренные стрелы, одна из которых с ядом попала мне в бедро. Я продолжил бежать, уже думал, что не смогу преодолеть с больной ногой лесную гряду, когда передо мной выросла стена из моих сослуживцев. В их глазах была решимость, сегодня они готовы были отдать жизни за последнюю кровинку Адольфа Пятого. Мои сторонники погибли, приняв огонь на себя, а я побежал дальше. Пересиливая жуткую боль, я добежал до первого деревенского дома, оставив ребенка там. Больше я бежать не мог, так как не чувствовал свою ногу, от боли я потерял сознание. Проснулся я на кровати знахаря с ампутированной конечностью. Деревня, в которой я остановился, сгорела неделю назад. Мужчина, которому я передал Василису, наверняка остался трупом, как и принцесса. Все зря! Меня охватило отчаяние! Но своё ошибочное мнение я понял только сейчас, ведь сегодня случилось нечто судьбоносное.

— Вы видели принцессу? – догадался граф, у которого уже в голове прорабатывался план.

— Я… не уверен, но думаю, что это так.

Фортэти пристально посмотрел на напряженного лорда. Последний нахмурился и подался вперед, расставив широко ноги.

— Что вы видели?

— Я живу в Западном районе, где даже невозможно заработать на пропитание. И вот я увидел там богато одетую девушку, поэтому умолял помочь мне. От голода я буквально обезумел, из-за чего схватился за подол её платья, но рука слетела, и я дотронулся до ноги красавицы, — признаваться в этом было стыдно, но необходимо. Богиня, куда он упал? До чего скатился? – Так получилось само, что икра девушки оголилась, и я смог увидеть родимое пятно в форме короны.

Принцесса? Неужели графу Рошману так повезло? Неужели удача повернулась к нему нужным местом? Где-то на задворках сознания его взбесила мысль о том, что бедняк мог касаться ножек принцессы.

Неужели она не носит чулок? Хотя сейчас же новая мода на одежду мастера Пьеро. И этому Захари даже обрадовался, ведь если у неё были деньги на продукцию этого мастера, то девушка не бедствует. Как же сложилась судьба молодой принцессы?

— В форме короны? Ты успел запомнить, что на ножке Василисы был такой след?

— Нет, — покачал головой он. – Принцесса была в платье и панталонах до щиколотки, я бы не смог увидеть родимое пятно, но я, повторюсь, был вхож в королевскую семью. Часто пятно не проявлялась, но у нескольких монархов и их родственников всё же наблюдался такой знак отличия. Поэтому она точно имеет королевскую кровь.

— Наследная принцесса… — прошептал лорд, сжав руки в кулаки и переглянувшись с Романом.

— Её необходимо найти, — озвучил общую мысль Орнски. – Только как мы найдем среди тысячи молодых черноволосых девушек города ту самую?

— Для начала, эта девушка довольно богата, поэтому круг сокращается до нескольких сотен персон, — не согласился граф, после чего вновь обратился к Нэту. – Что-то еще запомнили? Какие еще были приметы?

— Синие глаза, бездонные. Очень красивая девушка. Хотя что можно было еще ожидать от ребенка двух прекрасных супругов? – было видно, что Фортэти очень любил бывших правителей.

— Так она похожа на родителей? Если я не ошибаюсь, то они оба были светловолосы, а королева даже была рыжей, — с недоверием протянул граф.

— Но ведь и родимое пятно проявлялось не в каждом, — стоял на своём Нэт, и граф кивнул, принимая точку зрения калеки.

О том, что у той девочки были рыженькие волосики, Фортэти упоминать не стал, ведь часто может быть так, что цвет волос детей меняется. Тем более, что мешало магам перекрасить локоны, дабы защитить инкогнито Василисы?

При мысли о синеглазой черноволосой красавице в сердце Захари вновь разлилась жгучая ярость. Глупая девчонка! Как посмела ему отказать?! И вдруг глаза Рошмана расширились от неожиданно пришедшей идеи.

Может ли быть то, что она пропавшая принцесса? Звучит, бредово, но ведь именно она выжила при пожаре, который, скорее всего, устроил Эдмунд Первый. Ему необходимо было сильно подкосить движение «Потомков солнца», во главе которого на тот момент стоял отец Аробеллы. Но действительно ли герцог был её отцом? Впрочем, проверить это необходимо. Теперь нужно сверять родословные всех благородных девушек.

— Не предпринимайте никаких действий без моего указа. Необходимо всё проверить и хорошо подготовиться, — отдал приказания граф, после чего поднялся с места.

Его сиятельство отправился к кристаллу. Ему необходимо было переговорить с секретарем из дворца и запросить нужные бумаги. Орнски смотрел ему вслед недоверчиво, не согласный с его словами. Зачем было ждать? Значение имеет каждая минута промедления!


Через четыре дня у Захари была вся необходимая информация о пятнадцати девушках-сиротах из пансионата, у трех из которых не было родового имени, и приняли в пансионат только благодаря красоте и благородным чертам лица. Захари был в растерянности, нескольких он исключил сразу, так как знал их погибших родителей и чьими сторонниками они были. Так же под точное описание подходило еще пара десятков семей, но неужели они могли скрывать дочь короля столько времени? Не хотят, чтобы её сломили?

Он взял претенденток в возрасте от семнадцати до девятнадцати лет, отсеял из этого числа всех светловолосых, и получил нужное количество девушек. Но даже из этого было выбрать очень не просто. Придется тщательнее изучать жизнь каждой из тридцати шести барышень.


Орнски не был согласен с графом, о чем поведал своему другу спустя неделю. Все эти дни он хранил своё возмущение, а теперь ему было просто необходимо выговориться. Они сидели в ресторации, подвыпившие, и мутными взорами оглядывали зал.

— Он не прав…

— Перестань, — мотнул головой его друг, набирая с подноса закуски. – Он глава и он лучше знает…

— Медлить нельзя! – воскликнул Роман, и его глаза покраснели, словно он сейчас расплачется. – Люди в бедном районе гибнут каждый день, а их даже похоронить не на что! Так и скидывают в ров, соединенный с рекой. И поминай, как звали!

— В таком тонком деле нельзя торопиться…

Но Орнски друга не дослушал, так как увидел прекрасную черноволосую девушку, спускающуюся по лестнице со второго этажа. Мутным взором он окинул её с ног до головы, что-то в мозгу щелкнуло, и он был уверен, что это именно та самая девица, тем более он точно помнил её фотографический снимок в числе претенденток. Роман подскочил с места, но его друг остановил его за плечо, дав время девушке выскользнуть из ресторации в гордом одиночестве.

— Орнски, стой!

— Не останавливай меня! Это она! Руку даю на отсечение! Это она!

— Что ты собрался делать? – прошипел в ответ мужчина.

— Всего лишь проверить наличие родимого пятна! А даже если я ошибаюсь, думаешь, приличная девушка спускалась бы со второго этажа ресторации и прятала бы половину лица под темной вуалью?

Его друг оторопел от ярости Романа, и выпустил его из захвата, а Орнски побежал вслед за девушкой под несколько косых взглядов посетителей, которые стали свидетелями стычки двух друзей.

— Всё в порядке, господин? – подошел к приятелю Орнски смотритель, только весь его вид был очень враждебный.

— Да, всё нормально.

— Тогда я могу проводить вас до выхода через кассу, — известил смотритель, и с ним не стали спорить.

На улице было темно. Фонари как назло погасли, то ли магический огонь иссяк, то ли масло в лампах закончилось. Освещение в разных частях города было различным.

Роман вылетел на улицу, дезориентированный, но с горящими яростью глазами. Он никогда не относился к числу благородных господ. Прожив в бедном районе большую часть своей жизни, он еще в детстве не мог не оценить то благо, которое создавал для низших слоев общества Адольф Пятый. Поэтому он стремился всеми силами помочь графу Рошману, считая, что только он должен стоять во главе государства. Принцессу ему было жаль, но если она прожила в сытости и достатке, выросла такой же холодной и надменной, то чем она лучше Эдмунда Первого и подобных ему?

И сейчас разум, затуманенный спиртным, диктовал ему линию поведения, утверждая, что именно эта девушка должна оказаться принцессой. О, её имя значилось в том списке! Фрейлин её величества он изучил хорошо.

Он сделал несколько шагов в сторону девушки, что не осталось незамеченным ею. Она попыталась увернуться, до нанятого экипажа было меньше десяти шагов, но Роман зажал Мисси рот, затолкав в подворотню. Она пыталась кричать и вырывалась, но всё бесполезно. Орнски задрал подол платья, но увидеть в темноте ему ничего не удалось.

На что рассчитывал пьяный мужчина? Мисси пыталась кричать и вырывалась, а Роман затуманенными спиртным мозгами пытался понять, как можно увидеть на голени отметину? Но действия обоих прервал холодный голос, раздавшийся слева:

— Отпустите девушку.

Тень, чтобы не поранить черноволосую красавицу, пока не стал приступать к активным действиям, просто приложив клинок к шее насильника. Дериол не был альтруистом, но за дни, проведенные в столице Этиона, он смог кое-что выяснить, поэтому намеренно следил за фрейлинами её величества.

Орнски сделал шаг назад, а в следующую секунду выхватил свой меч, пытаясь отбиться от нападения. Глупец! Оружия он лишился спустя считанные мгновения. Убить его сейчас не составляло труда, но труп на улице города, пусть даже насильника, вызовет массу вопросом, особенно у жандармов.

— Боже мой! Что творится-то! – внезапный вскрик привлек внимание. Дородная женщина, работница ресторации, как раз выносила мусор, когда увидела рыдающую Мисси с задранной юбкой, сидящую прямо на каменной дороге и прижимающуюся к стене здания. – Насильничают! Помогите, люди добрые!

Дериол чуть ли не закатил глаза к небу. Сумасшедшая баба хоть понимает, какой ущерб репутации наносит молодой девушке?! Впрочем, это было не его дело. Навряд ли благочестивая девушка вышла бы из ресторации в такое позднее время одна, наверняка, была в гостевых номерах на втором этаже, и её любовник либо вышел раньше, либо дожидался определенного временного разрыва.

Роман, заметив невыгодность сложившейся ситуации, сорвался с места, нервно подхватив с земли меч. Его примеру поступил и Тень, исчезнув в ночи под крики дородной женщины.

Этим же вечером протрезвевший от опасности Орнски явился к графу и повинился в своем проступке. Рошман рвал и метал, еле сдерживаясь от того, чтобы наказать глупца. Спасало его лишь то, что он осознал свою ошибку. И уже остывший граф, способный рационально соображать, задал важный вопрос:

— Кто был тот, кто спас девушку?

— Невероятный воин. Он словно родился с мечом.

— Это я уже понял из твоего сбивчивого рассказа. Были ли у него особенные предметы?

— В темноте не разглядеть, но у него был иностранный акцент. Скорее всего, леньевец.

— Леньевец? – мгновенно ухватился за слово граф, после чего кивнул. Это необходимо обмозговать. – Можешь идти. И чтобы больше не отходил от плана.

А план у него был.


Аробелла Энриетта Сотер


Проснулась я раньше обычного. Быстро одевшись и закутавшись в темный плащ, я вышла в коридор и почти нос к носу столкнулась с Анабель. Ойкнув, девушка отскочила. Она была одета в темно-бардовый плащ, ботинки были запачканы грязью – ночью шел дождь. Вывод был только один.

— Вы покидали дворец ночью? – изумилась я, и девушка пожала плечами. При всей несуразности её нарядов она умела держать лицо и находить ответы в самых непростых ситуациях с неординарными собеседниками.

— А разве вы собираетесь совершить не то же самое?

Я не ответила, внимательно посмотрев на Ану. Та поспешила оправдаться:

— Мне необходимо было навестить родителей, они приехали на несколько дней в столицу. У отца возникли неотложные дела.

Её откровенность заставляла меня ответить тем же, это был обычный этикет, но я вовремя прикусила язычок, даже не представляя, что можно в таком случае наболтать.

— А я хотела навестить Мисси. Мы с ней были дружны, и я очень переживаю за её самочувствие, — ответила я первое, что пришла в голову.

— О, бедная! Я так переживала за её состояние! – искренне воскликнула Ана, вздохнув и подняв на меня полные сопереживания глаза, — тогда вы расскажите мне, леди Аробелла, как себя чувствует Мисси? Я с нетерпением буду ждать вашего возвращения!

— Тогда не смею вас больше задерживать и сама потороплюсь, — присела в книксене я, что сделала в ответ и Анабель.

Расставшись с девушкой, я ускоренным шагом направилась к конюшням, проходя пустые коридоры дворца. Когда я села в карету, она тронулась, унося меня за пределы королевского парка. У ворот к нам присоединился всадник на вороном коне, в котором я безоговорочно узнала Тэна.

— Доброго утра, миледи, — наклонившись к окошку, произнес телохранитель.

— Надеюсь, что оно будет именно таковым, — тихо прошептала я, чувствуя внутреннее беспокойство.

Просто иногда такое бывает, что предчувствуешь что-то нехорошее. Вроде хочется помечтать, безразличным взглядом скользя по серым домам в темноте раннего утра, но мысли то и дело возвращаются к неприятному волнению. Вот и мне хотелось подумать о своей дальнейшей судьбе под неторопливую походку лошадей, только сердце периодически боязливо сжималось. Что ему, глупому, надо?

В жизни я хотела не просто стабильности и хорошего достатка, но и уверенности в завтрашнем дне. Чтобы я точно знала, что мой дом не подожгут неизвестно кто, не лишат меня родных и любимых людей. Я так мечтаю иметь детей, в которых вложу всю свою любовь, но которые будут знать, что их отец всегда сможет их защитить, чтобы они не испытывали чувство страха, как я.

Может, к лучшему, что я не помню свою жизнь до двенадцати лет? Может, не зря защитная реакция дала такой побочный эффект? Вот только я стала слишком жадной, так как теперь помимо всех перечисленных выше пунктов желаю поставить на первое место в списке куда более сложно достижимое: любить и быть любимой.

Я повернула голову в сторону, чуть отодвинув занавески и увидев лишь часть тела Тэна, который уверенно держался в седле. Сможет ли он мне дать всё вышеперечисленное? Смогу ли я отказаться хотя бы от нескольких пунктов?

Резко задернув штору, я мотнула головой. А потом думаю, откуда у меня столько переживаний? Потому что мысли не в ту сторону идут! Я привыкла всё просчитывать, строить планы и ставить цели, но теперь я была совершенно дезориентирована. Тэн был настолько непредсказуем, что не укладывался ни в один алгоритм, был уравнением, которое было невозможно решить аналитическим путем.

Звуков не было, город еще спал в утренней темноте, до восхода еще было около часа. Стража меняется как раз через это время, поэтому желательно было бы вернуться до их смены. Я вновь выглянула в окошко, мы как раз въезжали в Западную часть города, дома которой своим экстерьером разительно отличалась от ранее виденных мной. Наклонившись к окошку, Тэн настороженно произнес:

— Миледи, ни под каким предлогом не покидайте карету.

Его слова заставили меня забеспокоиться еще сильнее. Сердце ускорило свой ритм. На языке так и крутился вопрос по поводу такого странного предостережения, но высказать его вслух было бы полнейшей глупостью. Раз сказал такое, значит, есть причина. Я уже осознала одну вещь: при всей веселости телохранителя принцессы он не пустозвон. Он умеет шутить, даже подшучивать, но никогда не будет говорить не по делу, ограничиваясь точными фразами.

Я услышала цокот копыт десятка лошадей, после чего тут же панически заржали наши кони, карета остановилась. Соприкосновение металлов.

Нападение! Как же так? Бедный район никогда не отличался спокойствием, но и тут никогда не было открытых вооруженных стычек, такое возможно только за стенами города в глухой чаще. Или я ошибалась? Впрочем, сейчас это уже не важно, так как я оказалась в эпицентре ужасных событий.

Я села ровно посередине кареты, чтобы были пути побега, если откроют одну из дверец. Так и случилось в следующий миг, но тут же обидчика откинул в сторону Тэн, оглушив его по голове эфесом меча и уже разворачиваясь к еще одному нападавшему, не забыв захлопнуть дверцу.

Что же происходит? Ведь была угроза только насильников, но откуда вооруженное нападение? Ничего не понимаю! Кому понадобилась обычная фрейлина? Да, не обычная, скорее девушка, претендовавшая на роль королевы, и сценарий под меня подходил идеально… Но у кого есть мотивы?

Я бросила взгляд на зашторенное окошко. Снаружи слышался лязг металла, причем уже, кажется, с обеих сторон, или это у меня в ушах уже звон стоит? В любом случае, мотивы были у того, кто стоит сейчас и защищает меня.

Но защищать меня и нападать одновременно – это глупо, разве не так? Или он ради меня идет вразрез с намерениями принцессы? Еще её странное поведение вчера, когда она внезапно решила переменить своё отношение ко мне. Но неужели маленькая принцесса так успела вырасти? Столько недомолвок, столько вопросов, на которые я не могу найти ответы.

А страх тем временем усиливался, я будто бы уже чувствовала запах гари, прямо как в тот роковой день, когда подожгли нашу усадьбу. И пусть меня убеждают, что это была обычная случайность, но я слишком много узнавала об их гибели и не осталась наивной и глупой девушкой, верящий в ширмовые сказки, которые придумывали, чтобы затуманить необразованным людям глаза.

Дверца вновь открылась, явив молодого мужчину, глаза которого не горели лихорадочно, волосы не были всклочены, а изо рта не исходил запах спиртного (так писалось в женских романах), скорее, в его глазах была решительность. Одним словом, он не походил на преступника.

К сожалению, на этот раз Тэн был слишком занят сразу несколькими нападающими, чтобы броситься мне помочь тотчас, хотя краем глаза он уловил движение возле кареты. Я пересела подальше, упершись спиной в другую дверцу и всё еще сомневаясь, покидать карету или нет. В испуге я бросила мимолетный взгляд за спину незнакомца: на дороге лежало несколько раненых или вовсе трупов, что заставило меня похолодеть от страха.

— Идемте со мной. Я не причиню вам вреда.

— Что вам нужно? – стараясь сохранить самообладание и не сорваться на визг, спросила я.

— Всего лишь поговорить.

— Для разговоров выбирают и согласовывают время, но никак не нападают на улице.

-Мы пришли для вашей защиты в случае непредвиденных обстоятельств, но и не думали, что придется вырывать минуты разговора с вами силой.

Дверца сзади меня распахнулась, и я буквально вывалилась в чужие руки. 

Глава 10

«Все могут короли, все могут короли,

И судьбы всей земли вершат они порой,

Но что ни говори, жениться по любви

Не может ни один, ни один король».

Алла Пугачева – «Все могут короли»

Аробелла Энриетта Сотер


Меня выволокли из кареты, притянув к мужскому телу и загородив пути отступления мечом. Хотя из такой хватки мне было бы в любом случае не вырваться! Мужчина с другой стороны экипажа упал прямо на мягкие сиденья от удара Тэна, но теперь я поняла, почему с его скоростью и навыками он был недостаточно быстр: трупов всё-таки вокруг не было, лишь раненные или бессознательные.

Через открытые створки телохранитель сначала встретился недоуменным взглядом с моим похитителем, а уже потом переглянулся со мной. В моих глазах была мольба, хотя я не произнесла ни звука. Просто это было бы бессмысленно. Я бы с удовольствием покричала, если бы это могло хоть кому-то помочь, включая меня.

Почему-то Тэн не торопился, он медленно обогнул карету, встав уже с моей стороны, и нагнулся к лежащему на дороге телу. Мужчина был в сознании, но хрипел. Наступив ему на горло, он жестко задал несколько рубленых вопросов.

— Что вы тут делаете? К чему похищать фрейлину королевы?

Мужчина обессиленно покачал головой и закрыл глаза, ясно давая понять, что не скажет более ничего. Тэн усилил давление ногой, но внезапно остановился, прислушиваясь. Я не понимала, почему он не спешит спасать меня? Неужели за моей спиной стоит защитник, а не похититель? И, правда, к чему этим людям понадобилась я? Уж явно не ради денег, для этого можно было бы украсть дочь действующего герцога или графа. И это опять возвращает меня к мысли об Амелинде Оргонкой.

— Нужно уходить… — отмер Тэн, оглянувшись по сторонам.

— Поздно, — раздался позади меня холодный голос, от которого я вздрогнула.

Нечеловеческий голос. Стальной.

Я вновь с мольбой посмотрела на Тэна, который поймал мой взгляд и кивнул мужчине за моей спиной. «Похититель» ослабил хватку, и я с легкостью вырвалась, тут же попав в объятия Тэна. Его руки уже казались мне не железными оковами, а защитной крепостью.

— Испугалась? – ласково спросил телохранитель, несколько раз поцеловав меня в висок и щеку.

Я смутилась, ведь мы были в городе, его нежность не укрывалась покровами дворца, да к тому же у этой сцены были свидетели. Однако действия Тэна заставили меня ближе прижаться к нему, словно стать частью его тела, быть максимально защищенной.

Сердце бешено колотилось, из-за страха горло сковывало льдом. Я чуть обернулась в сторону «похитителя», но его уже там не было. Оглядевшись, я никого не нашла. Он словно испарился в воздухе. Маг? Безумно хотелось спросить, кто же это такой, но времени на это совершенно не было, так как уже к нам спешил патруль полисменов.

— Капитан Джозеф Форн. Что здесь происходит? – спросил мужчина, спешиваясь.

Я усилием воли отодвинулась от Тэна, встретив вялое сопротивление. Он тоже понимал, что необходимо отойти от меня на приличное расстояние, но инстинкты защитника не позволяли ему это сделать. В итоге рациональность пересилила нас обоих.

— Вооруженное нападение на фрейлину её величества, — ответил Тэн, нарочито медленно опуская меч, показывая отсутствие сопротивления.

— На фрейлину её величества? – сфокусировал взгляд на мне капитан, после чего оглянулся по сторонам. – Вы справились со всеми?

— Да, — кивнул Тэн, и я ожидала, что он скажет о том, что он – Тень. Промолчал. Такое поведение вызвало удивление и толику волнения. Почему он не хочет афишировать свою личность? Видимо, боится гнева принцессы.

— Следуйте за нами, — приказал господин Форн, после чего его помощник подошел к нам.

— Кучера нет, — удивленно озвучил свои соображения молодой мужчина.

— Он убежал, — сухо ответил Тэн, после чего повернулся ко мне. – Леди Аробелла, прошу, накиньте капюшон плаща и позвольте мне усадить вас на лошадь рядом с собой.

Я сначала испуганно оглянулась на его коня: слишком мощный, сама бы я на такого не села. Но с другой стороны такой конь легко выдержит вес нас обоих. Потом я посмотрела на капитана, который кивнул мне.

— Хорошо. Тогда я прикажу доставить карету…

— Во дворец, — поспешно закончил Тэн, и Джозеф Форн вновь кивнул.

Телохранитель галантно мне поклонился, после чего подвел коня ко мне. Я, успев закутаться в плащ с головой, вновь опасливо покосилась на животное, которое сверкало на меня своими черными глазами. Моего спасителя явно забавляло наше знакомство с его животным.

— Не бойся Вихря. Конь он хоть и не спокойный, но меня слушается беспрекословно. Положи ему руку на лоб, — тихо прошептал Тэн, после чего помог мне дотронуться до вороного красавца. Вихрь фыркнул, заставив меня вздрогнуть, но с места не сдвинулся. – Ты ему понравилась.

— Ты серьезно? – тихо спросила я, встретив улыбку на лице Тени.

— Ну он же тебя не лягнул, — как бы между прочим добавил собеседник.

— То есть я была в такой опасности?!

— Что ты! Я бы тебя успел спасти, – и вновь я натолкнулась на обезоруживающую улыбку, которая уже спустя несколько секунд сменилась холодной маской. – Нам пора.

Тэн помог сесть мне на лошадь. Это было далеко не дамское седло, но ехать всё равно пришлось боком, прижавшись рукой к Тэну и позволив его другой руке незаметно обвить мою талию. К счастью, на улице было темно. Теперь на меня начала сваливаться апатия, я с трудом понимала, куда мы едем и зачем. Вся собранность, присутствовавшая во мне во время нападения, чудесным образом растворилась, оставив после себя ветер в голове.

— В участке говори всю правду, — шепнул Тэн, — потому что кучер всё равно сдаст тебя, чтобы облегчить свою участь. А его найдут, поверь мне, и допросят с пристрастием. И на всякий случай расскажи мне, зачем мы всё-таки отправились в бедный район?

— К моей…знакомой, — нехотя призналась я. — Мы учились с ней в одном пансионате, но она сбежала, не окончив обучение. Её младший сын тяжело болен, поэтому она просила меня помочь ей. Сегодня был уже третий раз, когда ей понадобились деньги.

— Почему не передала деньги через посыльного? – возмутился Тэн.

— Посыльные с записками были разные, в этот раз письмо передали через мою камеристку Диди. И я хотела сказать ей, что это последний раз, когда я оказываю ей финансовую поддержку.

— Письмо сохранилось?

— Нет, — покачала я головой, — я никогда не сохраняю тайную корреспонденцию.

— Привычка хорошая, но в данном случае опрометчивая, — вздохнул мужчина, прижимая меня ближе к себе.

— Спасибо тебе огромное, — прошептала я, чуть повернувшись в сторону телохранителя принцессы. Лица он моего видеть не мог, так как его скрывал капюшон. – Я безмерно тебе благодарна, даже не знаю, что могло бы быть, если бы не ты.

— Почему-то я склонен думать, что опасности для тебя бы не было в любом случае. Они нападали на меня, но тебе вреда причинить не намеревались. Ты зачем-то нужна им. Леди Аробелла, с вами в последнее время случалось что-нибудь необычное? И вообще за всю жизнь?

Хороший вопрос, для ответа на который мне понадобилось несколько минут. Я перебирала все события своей сознательной жизни, но разве может быть мой ответ полным, если большая часть моих лет скрыта забвением? Тэн терпеливо ждал, пока я что-то припомню.

— Самым необычным событием в моей жизни был поджог в моем поместье, где погибли мои родители, но один из слуг смог вытащить меня на улицу и тем самым спасти жизнь, — разговаривала я с неохотой, всё больше желая провалиться в сон.

— Я читал об этом, но думал, что вам известны неофициальные данные.

— Вы интересовались моим личным делом? – удивилась я, нахмурившись. – Откуда у вас доступ?

— Там было что-нибудь необычное? В записях сказано, что вы лишились памяти за двенадцать лет, это правда? – глупо было бы полагать, что он ответит на мои вопросы.

Я кивнула, отворачиваясь от него. Раз он не хочет отвечать на мои вопросы, я тоже не соизволю облачить свой ответ в учтивую форму. Тэн уловил изменение моего настроения, поэтому не стал далее продолжать расспрос. Путь до участка мы продолжили в тишине.

У места назначения Тень спрыгнул с седла и протянул ко мне руки. Спрыгнув, я тут же отшатнулась от него и поправила капюшон. Улицы начинали заполняться торговцами и покупателями. В столице каждый день ярморочный.

— Пройдемте за мной, — кивнул нам господин Форн, после чего нашу процессию замкнули два полисмена, видимо, всё же опасаются нашего побега.

Нас привели в комнату для допросов, но обращались на порядок вежливее, всё-таки мы были аристократами. Значит, нас следовало опасаться. Капитан сел напротив нас, решив вести допрос самостоятельно. Ему принесли толстую тетрадь и самопишущее перо, работающее на магии, но использующее в основном только военными, так как оно записывало сухие факты без эпитетов. После чего мужчина бросил на меня сопереживающий взгляд и повернулся к своему помощнику, распорядившись принести мне травяной чай для успокоения нервов.

— Спасибо, — улыбнулась я, и господин Форн кивнул, приступив непосредственно к своим обязанностям.

— Итак, ваши имена.

— Леди Аробелла Энриетта Сотер, — тут же представилась я, — фрейлина её величества.

— Дочь покойного герцога Лютора? – в глазах капитана что-то промелькнуло, наверное, узнавание. Я кивнула. – Но что такая благородная барышня делала в неблагополучном районе?

Интерес капитана полностью переключился на меня, кажется, он вообще забыл о существовании Тэна. Мне тем временем было очень интересно узнать его настоящее имя, полный титул. Всё это оказалось для меня важнее происходящих сейчас событий. Тем временем мне принесли чай, и я смогла отхлебнуть горячую жидкость, которая тут же приятно обожгла моё горло.

— Вам лучше?

— Да, благодарю. Возвращаясь к вашему вопросу, я отвечу, что ничего предосудительного там не делала. После гибели родителей в известном вам пожаре я попала в пансионат Благочестия, где познакомилась с одной девушкой Эмелит Блан. По причинам, известным только ей, она сбежала, в скором времени явив на свет двух детей, младший из которых оказался тяжело болен. Именно ему я оказывала помощь дважды, но вчера вечером я получила еще одно сообщения, в котором Эмелит Блан просила финансовой помощи вновь. Я решил ей оказать её, но покидать пределы дворца без сопровождения в связи с недавними событиями запрещено, поэтому я попросила телохранителя Амелинды Оргонской сопроводить меня, — я кивнула в сторону вздрогнувшего Тэна. Чего он опасался? Или я просто вывела его из задумчивости?

— Телохранителя принцессы Леньевы? – удивился капитан, не дав завершить рассказ. – Но почему именно его? Какие отношения вас связывают?

Последний вопрос был задан и самому Тэну. Я напряглась. Что ответить? Какие отношения нас связывают в действительности? Пара необычных встреч при странном стечении обстоятельств и несколько колких фраз? Как объяснить полисмену своё влечение к этому мужчине, моё желание ему довериться, попросить его помощи и защиты?

— В сущности, никаких, — сложив руки в замок на столе, ответил за меня Тэн. Странно, но его фраза хлестнула меня по сердцу. – Просто у меня есть необычные навыки, как вы уже успели убедиться в этом по десяти обезвреженным телам. Леди Аробелла дорожит своей жизнью, поэтому не могла позволить обычному гвардейцу сопровождать её. Как видите, её решение оказалось верным, потому что обычный гвардеец не справился бы с десятью вооруженными и неплохими воинами.

— Вот как? – приподнял брови господин Форн, собираясь продолжить задавать наводящие вопросы, когда в комнату для допросов неожиданно вошел король, а за ним семенили несколько полисменов.

Его присутствие обескуражило всех, наверное, только телохранителю принцессы удалось сохранить беспристрастное выражение лица. Все тут же встали со своих мест, отдавая дань уважения монарху. Эдмунд Второй был рассержен, взгляд метал молнии. Я даже внутренне сжалась, такие сильные волны недовольства шли от монарха. От дворца тут было значительно меньшее расстояние, поэтому не удивительно, что Эдмунду уже успели доложить о таком массовом нападении на верноподданную его величества.

— Можете садиться, — позволил нам король, после чего сам сел на свободный стул и дал знак посторонним выйти из допросной. Закинув ногу на ногу в позе хозяина жизни, монарх обратился к Тэну. — И, конечно, причин нападения вы не знаете?

— Нет, ваше величество, — прямо смотря на него, ответил Тень.

Неужели Эдмунд настолько переживал за меня, что пришел лично? Или это связано с массовым открытым нападением? Или же он в чем-то подозревает леньевца? Судя по проницательному взгляду монарха, так и есть.

— Вам не кажется это странным? Девушка, на которой я хотел жениться до заключения брачного договора с Леньевой, — на этих словах короля брови господина Форна приподнялись, и он изучающе посмотрел на меня, — рано утром покидает пределы дворца из-за какой-то записки, которая даже не сохранилась, и следует в сопровождении еще вчерашнего врага в бедный район, где совершается нападение? Заметьте, там не было ни одного трупа, то есть вы не убивали своих сторонников, надеясь, что они успеют сбежать и убить леди Аробеллу? А вы выступите как неудачливый защитник? Какая красивая лже-геройская картина получается, не находите?

Король говорил так убедительно, что даже я чуточку поверила. Мне кажется, что даже самопишущее перо начало писать с эпитетами и эмоциями.

— Не нахожу, ваше величество, — спокойно ответил Тэн. – Неужели вы думаете, что я не в состоянии убить одну беззащитную девушку без привлечения стольких свидетелей? Я не настолько глуп, чтобы самому готовить себе мыло и веревку. Ваша теория лишь выдумка.

От последней фразы я вздрогнула: она была настолько хлесткая, выходящая за рамки уважительного разговора с королем. У монарха на лице заходили желваки, он неотрывно смотрел на Тень. Я же бросила взгляд на побледневшего капитана, который уже думал, как оправдает и замаскирует убийство одного телохранителя, которое произойдет прямо здесь от руки короля. Но так же я не могла не вычленить из текста предложение о моем убийстве.

Я другими глазами посмотрела на Тэна, теперь оценивая его как молниеносного убийцу. Тех нападавших он оставил в живых лишь для собственного спокойствия, чтобы отвести от себя подозрения. Но его величество тоже был прав, ведь именно принцессе было выгодно убрать меня со своего пути. Пусть она не отвечала ни на одну из моих подначек, она может оказаться умнее, чем хочет показаться. Может, всадить нож в спину для неё наиболее приемлемый вариант? Тем более, когда на кону лежит спокойствие двух королевств. Жаль, что никто не может поверить, что я давно отказалась от своих планов.

— Всем выйти, — четко приказал Эдмунд, и моё сердце забилось чаще.

— Ваше величество, это всё моя вина. Я могу вам всё объяснить…

— Я сказал, выйти. Сейчас же, — капитан уже встал, но я не могла пошевелить ногами.

— Леди Аробелла, думаю, вам действительно лучше выйти, — настоятельно порекомендовал мне Тэн, и я переглянулась с ним, найдя в его взгляде уверенность.

«Будь осторожен», — одними губами прошептала я, после чего выскользнула за дверь, а господин Форн перед выходом поставил магическую заглушку, чтобы никто не смог услышать разговор короля с леньевцем.

— Вы загадочная девушка, леди Аробелла, — окинув меня задумчивым взглядом, вынес вердикт Джозеф.

— Боюсь, что даже для самой себя, — прошептала я, а потом оглянулась, вспомнив об оставленном на столе успокоительном отваре. – Извините, не могли бы вы проводить меня до какой-нибудь комнаты, в которой можно присесть?

— Да, конечно, — кивнул капитан, после чего предложил свой локоть в качестве опоры.

От помощи отказываться было глупо, поэтому я с благодарностью приняла предложенную руку. В голове всё еще роились вопросы, на которые я не находила ответа. Тэну я полностью доверяю, просто чувствую, что он не сможет меня обмануть. Он единственный во всем мире, кому я могу доверять всецело. Может быть, это женская интуиция, граничащая с глупостью, а, может быть, настоящее чувство, граничащее с ней же.

Мы дошли до кабинета капитана, который усадил меня на диван, а сам сел в кресло напротив и окинул меня внимательным взглядом.

— Леди Аробелла, скажете, что вас связывает с телохранителем Амелинды Оргонской? Вы понимаете, что подобная связь не только является глупостью для молодой девицы, но еще и весьма опасна?

На что он намекает? Связь? Он думает, что вы любовники?

«Если бы…» — промелькнула предательская мысль, которую я загубила усилием воли.

— На что вы намекаете? Я вас совершенно не понимаю! – сделав оскорбленный вид, ответила я.

Мужчина задумался, явно перебирая в голове варианты нашего разговора. Я же боялась того, что король заметил в моем взгляде то, что я пытаюсь скрыть даже от самой себя. Не будут ли мои чувства к Тэну дополнительным поводом для монарха избавиться от телохранителя Амелинды?

— Леди Аробелла, я наблюдал за вами, когда мы все ехали в участок. Я энергетический маг и вижу линии чувств. Они пока не упрочнились между вами, но уже тянутся друг к другу при вашем общении, образуя вокруг вас кокон.

Энергетические маги видят, куда течет энергия, какого она цвета и что она может сделать с носителем. Но чаще всего такие маги видят ауру, именно поэтому опросы проводят они, так как способны уловить колебания энергетического поля при ложном ответе.

— Линии чувств? – ухватилась я за нужное мне слово. – Получается, что мы будем вместе?

— Поверьте мне, я знаю, что сам человек творец своей судьбы. Одно слово может изменить наш путь, порой предсказания только мешают нашему истинному предназначению. А эти линии могут загубить обстоятельства или амбиции. И они между вами ярко-красного цвета.

— Между нами ничего нет, — уверенно произнесла я. – Я девушка благородных кровей и берегу свою честь, поверьте мне.

— Я верю вам, но не верю ему. У телохранителей свой кодекс чести.

— Не смейте говорить о нем в таком тоне! Сегодня он спас мою жизнь! – не выдержав, я повысила голос, но тут же опомнилась. – Простите, я не хотела…

— Уверены, что не он это всё подстроил? У нас на протяжении последних пятнадцати лет напряженные отношения с Леньевой. Если я правильно понял слова его величества, то вы могли стать яблоком раздора между будущими супругами.

— Но в этом случае Этиону была бы более выгодна моя смерть, разве не так? Разве не Этион добивался этого мира? – жестко спросила я.

Меня понесло. Я была хорошо осведомлена в политических делах своего государства, прекрасно знала, насколько разорила страну недальновидная политика Эдмунда Первого. Безумный глупец боялся быть разорванным своими же сторонниками, которые воздвигли его на престол! Адольф Пятый, как и его предшественники, не боялся гнева собственного народа, так как он был помазан самой богиней на царствие. При нем Скрижаль солнца переливалась всеми цветами радуги, и народ боялся божьего гнева.

Но нашлись смельчаки, которые решились пойти против ставленника богини, свергнуть короля с престола, оборвать его род. Как только Скрижаль солнца погасла, многие осознали свою ошибку, но было уже слишком поздно. Именно этот божественный артефакт символизирует процветание королевства. Все считали это мифом, но последние пятнадцать лет люди укореняются во мнении, что в любом мифе есть доля правды.

— Леди Аробелла, оставим этот разговор до приезда вашей подруги, за которой уже отправлен мой человек, — вздохнул капитан, а я сделала оскорбленный вид.

Чтобы хоть как-то сгладить обстановку, господин Форн позвонил в колокольчик и вошел молодой мужчина, который уже приносил мне чай. Сейчас его попросили об этом же, только добавили в меню и пироги. Вот и прогулялась до бывшей подруги!

В душе теперь поселился страх, который не хотел уходить. Что было нужно нападавшим? И что случилось бы, если бы рядом не оказалось Тэна? Сложно даже представить это.

В кабинет постучались, после чего вошел секретарь его величества. Мужчина поклонился и обратился к капитану:

— Дело передается в тайную канцелярию, и специально подготовленные люди будут проводить допрос преступников. Это распоряжение его величества, — закончив свою речь, он повернулся ко мне. — Леди Аробелла, за вами приехала карета из дворца. Нет сомнений в том, что это была самооборона. Сочувствую вам, должно быть, вы потрясены сегодняшними событиями.

Говорил он сухо, выкладывая лишь факты, в его голосе не чувствовалась и толика сопереживания.

— Благодарю вас. Я могу идти? – так же безэмоционально спросила я, поднявшись с дивана.

— Да, разумеется.

Секретарь отошел в сторону, освобождая мне проход. Но перед своим уходом я повернулась к капитану, который еще минуту назад вел со мной откровенный разговор и рассказал то, что тронуло струны моей души. Красные линии чувств. Если это так, то смею ли я надеться на счастливое будущее? Ведь если мужчина любит, то он пойдет на многое. Это женщина всегда будет оглядываться назад, взвешивая цену своих потерь, но не любящий мужчина.

— Благодарю вас, господин Форн, — низко поклонилась я Джозефу, и только после этого покинула кабинет капитана, направившись к лестнице.

Стук каблуков по ступенькам привлекал внимание работников полицейского участка, многие из которых смотрели на меня с восхищением. Я знала цену своей внешности, я знала цену своей уверенности и решительности, умела здраво мыслить, поэтому ни на секунду не сомневалась в словах капитана. Почему же Тэн не может меня не полюбить искренне? В моих мыслях и сердце он совершенный мужчина, можно сказать недостижимый идеал, но моей самоуверенности хватит для того, чтобы поверить, что сердце этого мужчины всецело принадлежит мне.

— Леди, позвольте проводить вас до кареты, — мне открыл дверь галантный мужчина из числа работников полицейского участка, и я, улыбнувшись, кивнула.

— Благодарю вас.

Возле экипажа я увидела двух всадников – гвардейцы его величества. Кажется, Эдмунд Второй был заинтересован в моей безопасности, что не могло не радовать. Но в абсолютной безопасности я могла ощущать себя только рядом с Тэном.

Тем временем полисмен помог мне сесть в карету. Хорошо, что не все в участке осведомлены о сегодняшнем происшествии. Может, удастся скрыть и мотивы утреннего выезда. Но как объяснять двору, почему я выехала из дворца так рано? Еще и Ана видела меня. Интересно, а почему она сама в такое время вернулась от родителей? Разве она не могла навестить их при свете дня? Всё так чудно!

Но ведь я ей говорила, что ездила навестить Мисси. Разве я не могу сделать это сейчас? Карета еще не тронулась, вожжи в руках держал знакомый мне кучер, услугами которого я пользовалась редко. Открыв небольшую створку, разделявшую нас с усатым мужчиной, я назвала адрес родительского дома Мисси. В свете дня же никто не решится нападать на скромную девушку? Хотя отсутствие Тэна тревожило и заставляло боязливо оглядываться на дорогу.

— Почему изменен курс? – на полпути раздался голос одного из гвардейцев.

— Мне необходимо навестить подругу, на которую вчера было совершено покушение. Вы ведь не откажите мне в такой малости? – спросила я, приоткрыв шторку окошка, и скачущий рядом гвардеец утвердительно кивнул.

— Как вам будет угодно, миледи.

К нужному дому мы подъехали спустя пятнадцать минут. Спуститься мне помог один из гвардейцев. Отпустив его руку, и слегка зажмурившись от солнца (жаль, не взяла с собой зонт, выезжала-то утром!), я уверенной походкой пошла к дому. Несколько раз опустив тяжелое кольцо на дверь, я принялась ждать. Спустя минуту дверь мне открыл дворецкий, мигом оценив мой наряд, он отошел в сторону, а я переступила через порог, сняв перчатки.

— Передайте леди Мистресс, что к ней пришла фрейлина её величества леди Аробелла Сотер.

— Пройдемте-с в гостиную, миледи, — с акцентом, присущем необразованному человеку, ответил мне дворецкий, после чего проводил в предложенную комнату.

Она была просторной, выполнена в голубых тонах, которые уже вышли из моды. Я прошла вглубь, пока не решаясь присесть на один из диванчиков. Вообще сам дом был добротный, но складывалось впечатление, что семья экономит на ремонте. Не мне их осуждать, не мне их нахваливать.

— Ари, — раздался позади меня голос приятельницы, и я развернулась к ней, ответив участливой улыбкой и расставив руки в приглашающем для объятий жесте.

Мисси тоже улыбнулась мне, после чего мы поцеловались в щеки и разошлись по разным диванам. Разговор еще начать не успели, так как дверь открыла служанка с подносом в руках. О, чай! Это именно то, что мне сейчас необходимо. Когда расторопная девушка закончила с приготовлениями, Мисси отпустила её и налила нам в кружечки горячего напитка.

— Чай вкусный, с мятой. Моя тетушка всегда привозит полезные травы с деревни, — начала беседу приятельница. Неожиданно мой взгляд зацепился за кольцо на её безымянном пальце. Сохранив на лице беспристрастное выражение и отхлебнув горячего чая, я вновь улыбнулась.

— Я рада, что ты не в глубоком отчаянии. По пути сюда я надумала себе всяких страшилок.

— Ох, Ари, всё так неожиданно сложилось! Было страшно, но не это главное, — смущенно произнесла Мисси, оглянувшись на дверь, а потом вновь вернув взгляд ко мне, заговорив уже тише. – В тот вечер я… я не была у родителей, Ари. Сейчас уже не стыдно признаться, но у меня есть возлюбленный, который не сыскал милости моих родителей.

— Ты была с любовником? – приподняла я брови, и девушка вновь кивнула.

— Такой, как ты, сложно меня понять, — немного грубо отозвалась она. – Ты всегда сначала думала, а потом только чувствовала. Я же всегда была слишком импульсивна, день ото дня подавляла во дворце свою рвущуюся наружу душу. И только с ним я могла быть самой собой.

Как знакомо. Как до боли знакомо! Могу ли я осуждать её, когда теперь настолько хорошо её понимаю? И так ли много в нас различий? Все мы хотим женского счастья, уюта и тепла. Нам нужен рядом защитник, способный оберегать, но при этом с этим человеком мы обязательно должны чувствовать свободу. Могу ли я сказать ей хоть слово в упрёк за её порочную связь? Увы, но нет. Я ничем не лучше неё. 

Глава 11

Ты — герой! Не больше и не меньше,

А на личном фронте — западня:

В целом мире идеальных женщин

Ты, зачем-то, выискал меня.

Сола Монова

Королевский дворец, столица Этиона


Эдмунд встал сегодня рано. Впрочем, в этот день жители и гости дворца решили удивить матушку-природу и полюбоваться на рассвет самостоятельно, так как уже в пятом часу мало кто нежился в своих постелях. Еще до зари можно было в коридорах столкнуться не только со слугами, но и с аристократами.

Молодого короля что-то мучило, он понимал, что вокруг творится что-то непонятное, неправильное и неприятное. И это касалось всех фронтов его жизни, включая личную. Его невеста по-прежнему не вызывала в нем тех же пылких чувств, какие тянули его к леди Аробелле.

Последняя была девушкой-загадкой, яркой и пылкой, зажигающей всё вокруг. И хотя дочь герцога выглядела более размеренной и расчетливой, на самом же деле таковой не являлась. Её сердце было огненным, готовым сгореть спичкой ради единственного прекрасного мгновения, в которое за ней, безусловно, будут наблюдать, но и сама её душа будет плавиться в теплых языках пламени. Принцесса же была на вид не расчетливой, но именно ей было необходимо спокойствие и уют и важно мнение окружающих.

Вчера состоялся не очень приятный разговор с одним из «доверенных» лиц – графом Рошманом. По крайней мере, он был уверен, что входит в круг доверенных лиц Эдмунда Второго, а сам же был марионеткой в умелых руках кукловода. Только теперь ниточки порвались, и кукла неожиданно ушла за кулисы.

Захари был предводителем «Потомков солнца», и король был отлично осведомлен об их деятельности. Собаки лают, но не кусают. Это было именно про эту организацию, хотя однажды им удалось спалить музей и выкрасть Скрижаль солнца, чему Эдмунд не уделил должного внимания. К чему? Народу нужна надежда, а пока они будут жить этой надеждой, то сам нынешний властитель сможет восстановить покой и равновесие собственного государства и исправить ошибки отца.

Единственные, кто ему мешали, это бывшие соратники Эдмунда Первого, которые грозными коршунами следили за политикой молодого короля. Но и они не вечны, к тому же Эдмунд Второй уже принялся их по одному выводить из политической игры. Только жаль, что вчера произошла эта ссора с графом, итогом которой стала отставка Рошмана. По его инициативе, и даже когда его величество пошел на попятную, граф был непреклонен, видите ли, он оскорбился.

Хотя обижаться в сущности было не на что, король лишь указал на ошибки и решил поспорить с ним в одном вопросе, суть которого с его точки зрения казалась поблажкой дворянству. А со стороны Эдмунда Второго это выглядело примерно так: «Пожертвовать малым, чтобы выиграть инициативу». Старая, как мир, поговорка, многое значащая в политики.

И сейчас король готов был кинуть кость «голодным» собакам, которых она на некоторое время отвлечет, пока монарх будет занят куда более значимыми вещами. Рошман был не глуп, но не так дальновиден, что непростительно для политика. Но и якшаться с ним Эдмунд не собирался, так как от такого человека нельзя ожидать чего-то конкретного, можно вместо руки помощи получить кинжалом в сердце. И теперь стояла задача вывести всех шпионов Захари из дворца.

— Ваше величество, — в комнату через потайной ход вошел агент тайной канцелярии, а так же лучший друг короля. Его доверенное лицо. Он склонил голову, выражая свою преданность.

— Касл, рад тебя видеть, — взгляд короля упал на папку в руках друга, — к тому же, с новостями. Какие сюрпризы ты приготовил мне на этот раз?

— Думаю, вас это должно не только удивить, но и заинтересовать, — улыбнулся Касл, подавая документы королю и выпрямляясь.

Эдмунд принял папку и открыл на первой странице. Его брови поползли вверх, а потом он нахмурился. Хмыкнул и с новой волной интереса принялся читать информацию, которую ему предоставил агент тайной канцелярии.

Кто бы знал, как король хотел наладить связи с соседними государствами! Кто бы знал, как он хотел видеть на троне уверенную королеву, которую смог бы полюбить не только его народ, но и он сам! Можно подумать, что у Эдмунда черствое сердце. Да, иногда он любил покрасоваться перед женщинами, любил их внимание и ласки, которыми те одаривали его без малейшего слова упрека.

Все женщины, кроме одной строптивой красавицы, которую роль фаворитки не прельщала. Она прекрасно знала свои достоинства и имела свои цели, наверное, именно этим она и понравилась королю. Даже не её недоступность (хотя да, это свою роль сыграло), но и то, что она была целеустремленной, умела красиво прочесть увертюру, заинтересовав зрителя, а потом закрывала занавес, уходя в тень и поджигая интерес сидящих в зале. И король, увы, оказался в первом ряду.

И теперь у Эдмунда первого появилась призрачная надежда на брак со Аробеллой, ведь в его рукаве появился козырный валет, о котором никто не знает и тем он ценен. Значит, еще есть шанс избежать женитьбы на Амелинде Оргонской.

— Прекрасные новости, Касл, — улыбнулся король, и мужчина в ответ поклонился, оставшись серьезным.

— Ваше величество, это еще не все новости. Следующая информация пока что может быть передана только в устной форме, соответствующие документы и сведения уже в стадии поиска моими людьми.

— Не томи.

— Кажется, «Потомки солнца» перешли в активную фазу. Мой человек, внедрившийся в эту организацию, сообщил мне, что среди них ходит слух о «воскресшей принцессе».

— Воскресшей? – переспросил Эдмунд, нахмурившись, — только не говори, что речь идет о Василисе! Её же убили прямо на руках одного из крестьян, после чего всё село сожгли, чтобы даже слуха о выжившей принцессе не осталось. Откуда же узнали, что она осталась в живых?

— Говорят, что какой-то калека из бедного района, имя которого Нэт Фортэти, видел девушку с родинкой на голени в виде короны.

— Я слышал об этой особенности королевской наследственности, но подобная деталь могла быть и обычного потомка династии, разве что привилегированного. Так что это похоже на вымысел, — с недоверием отнесся к новости король.

— Информация по этому делу пока собирается, но вы же знаете, что оппозиции достаточно лишь надежды…

— Ерунда! Если они не смогут зажечь Скрижаль, то народ за ними не пойдет. Просто не будет веры и ставленника богини, а значит, и я сойду за него, — вздохнул Эдмунд, в который раз коря свою родословную.

В его роду была королевская кровь, но её было настолько мало, что этого не хватило для Скрижали. Сколько бы Эдмунд не стоял над проклятой плитой, сколько бы не пытался прочесть тайные слова, скрытые надписи ему не поддавались. Он не был прямым потомком королей, но по праву рождения унаследовал трон от узурпатора.

— Ваше величество, не стоит недооценивать противника. Теперь, когда лорд Захари ушел с поста, будет сложнее следить за его передвижениями и делами. К тому же он зачем-то собирал информацию обо всех девушках королевства.

— Значит, он настроен решительно, — задумчиво потер подбородок король, — и действительно верит в то, что принцесса выжила. Касл, скажи, это действительно может оказаться правдой?

— Я пока не могу вам ответить на этот вопрос, — покачал головой мужчина, и его величество вздохнул.

— Последняя новость не радует, но к катастрофической не относится. И всё же важно знать, какими именно девушками заинтересовался граф Рошман. Мне тоже необходима информация на этих девиц, и можешь сразу приступать к проверке обозначенных особ.

— Слушаюсь, ваше величество.

— Можешь идти, — кивнул король, после чего прошел к себе в кабинет, где проверил документы, оставленные вчера вечером секретарём у него на столе.

Разговор с Каслом взволновал короля, пусть и на подсознательном уровне. Только борьбы за власть ему не хватало! Хотя если он найдет девчонку раньше (если она каким-то чудом всё же выжила) или сумеет переманить её на свою сторону, то он станет полноправным королем, а его потомки сохранят чистоту крови. Наверное, это лучший вариант, который вообще мог бы быть.

Вот только сейчас это событие похоже на подбрасываемую монету – всё зависит от того, на какую сторону она упадет. Это может всколыхнуть государство, свергнуть с трона Эдмунда, устроить междоусобицу, или, напротив, сплотить народ, даровать веру в будущее и укрепить королевскую власть, которая будет передана истинному наследнику после брака Эдмунда с «воскресшей принцессой».

И вновь между ними с Аробеллой встает новая стена препятствий! Эдмунд сел за рабочий стол, вновь пододвинув к себе папку, которую принёс Касл. Недобро усмехнулся, смотря на смазанные фотографии и скользя по ним цепким взглядом. Информация оказалась ошеломляющей, но интуитивно Эдмунд чего-то подобного ожидал. Ожидал, но это всё равно сильно ударило по его самолюбию. Хотели держать его за дурочка?

Вот так, пребывая в раздумьях, король не сразу услышал стук в дверь, который повторился вновь. Подняв глаза, он громко объявил гостю, что тот может войти. Гостей было двое, одеты в форму полисменов. Один из них был ему знаком, он всегда доносил важные новости.

— Ваше величество, — одновременно склонились они.

Король не спешил подниматься с кресла, приготовившись слушать печальные новости. Другие сотрудники сферы охраны рано утром не приносят. Неожиданно много произошло за сегодняшний день.

— Что-то случилось?

— Мы думали, что вас должно заинтересовать утреннее происшествие в бедном районе города, — Эдмунд не перебивал, лишь кивнув полисмену. – Вооруженное нападение десяти человек на фрейлину её величества, которая была в сопровождении иностранца.

С каким иностранцем могла путешествовать фрейлина королевы? Леньевец либо яроузец. Вот только на кого именно могло совершаться нападение, и что делала юная леди в неблагополучном районе?

И тут в голове короля что-то щелкнуло. Он вспомнил слова Касла о «воскресшей принцессе», которую, судя по его докладу, видели именно в Западном районе. А что если…? Это могло быть просто совпадением. Но всё выглядело очень странно из-за большого количества людей. Десять человек просто так по городу не разгуливают и не нападают на барышень.

— Кто?

— Личность пока не установили. Их везут в полицейский участок, — ответил полисмен, и король поднялся со своего места.

— Их? Сколько людей погибло?

— Фрейлину её величества и её сопровождающего отвезли в участок. Кучер сбежал. Никто не погиб, ваше величество.

— Как никто? – нахмурился король, — еще раз повторите, сколько было нападавших? Экипаж нанятый или дворцовый?

Эдмунд подумал, что полисмены оговорились в цифрах. Не может же быть такого, что при таком количестве нападавших не будет жертв? Иностранец, кучер или сама фрейлина обязательно должны были попасть под раздачу. Но взволновало его величество так же и то, что нападавших было так много. Разбойники, конечно, водились, но не в столице! Кто набрался наглости бросить вызов стражникам?

— Дворцовый, ваше величество. И лошадьми уже занимается конюх, они на королевских конюшнях, — отвечал только один полисмен, второй молчал и изредка кивал в знак согласия с коллегой. – Иностранец… Он утверждает, что сам справился со всеми нападающими.

В глазах короля промелькнуло удивление, и следом он нахмурился, задумавшись. Неужели он действительно такой сильный воин? Однако! Разносторонняя личность его высочество Астат Оргонский. Ведь именно он был рядом с фрейлиной её величества?

Если кто и смог бы справиться с таким количеством вооруженных людей, то только Тень, либо его ученик. А то, что Астат является учеником настоящей Тени, король уже не сомневался. Держа меч в левой руке, он смог на равных сражаться с самим Эдмундом, хотя тот всегда высоко ценил свои умения в обращении с холодным оружием.

Слишком непростой наследник Леньевы, слишком противоречивый и порой бесшабашный. Взгляд короля вновь упал на раскрытую папку, где были несколько смазанных магических снимков и информация о том, что принц отбыл в Верозу, вместе с министром иностранных дел – господином Тефраном. Что тогда его высочество делает во дворце Этиона и знает ли об этом его отец? Скорее всего, тот находится в блаженном неведении.

Король поднялся со своего места, подойдя к магическому кристаллу для связи во дворце. Назвав имя своего помощника, Эдмунд вновь отошел к столу и теперь принялся ожидать. Через минуту в кабинет вошел молодой мужчина, поклонившись и пожелав монарху доброго утра.

— Сейчас же узнай, кто из фрейлин отсутствует во дворце, — отдал распоряжение Эдмунд, и помощник поклонился в ответ, не задав ни одного вопроса, хотя приказ был странным, учитывая утреннее время.

Вот только отойти он не успел, так как в дверь кабинета монарха постучались. Большое скопление народа вокруг короля не было чем-то удивительным. Скорее монарх редко когда проводил время в одиночестве.

После стука и разрешения войти, через порог переступил дворецкий, а за ним, сняв шапку и находясь в полусогнутом положении, зашел незнакомый тучный мужчина. Полисмены посторонились, пропуская незнакомца, который тут же бухнулся на колени.

— Ваше величество, прошу простить меня, неразумного! Струсил, как есть, струсил! – мужчина разве что не рыдал, и король сообразил, кто перед ним стоит на коленях.

— Кучер? – получив кивок и новую порцию извинений, он продолжил, — кто был в экипаже?

— Леди Аробелла, я её уже не в первый раз везу в этот проклятущий район, но такого еще не было! А как вот тот странный тип за нами увязался, так и беда случилась!

Ари! Именно на её экипаж было совершено нападение! Радует, что она осталась жива и невредима, и видимо благодаря этому самому «странному типу».

Вот только королю действительно показалось странным, что в присутствии его высочества на Аробеллу было совершено нападение. И в прошлый раз он оказался в самое неподходящее время, дав возможность фрейлине её величества сбежать к себе в покои! Значит, он защищает интересы своей сестры, и в этом случае смог бы он пойти на убийство невинной девушки?

Или не такой уж и невинной? В голове короля что-то щелкнуло, поставив его перед фактом: столько людей могли действовать только скоординировавшись, у них есть цель. И учитывая волнения в народе, это вполне могли оказаться «Потомки солнца». Связав все события между собой, король пришел к неутешительному выводу. Или наоборот – к утешительному?

Всё было слишком противоречиво. Если сложить мозаику именно в такой последовательности, то по всему выходит, что Аробеллу приняли за принцессу. Но являлась ли она ею на самом деле? Ведь такое массовое вооруженное нападение в городе – это не рядовое преступление.

А что если это действительно так? Тогда нужно расторгать договор с Леньевой, чтобы вступить в брак с наследницей погибшей династии уже согласно долгу, а не собственной прихоти. Информация была ошеломляющей, сам Эдмунд не очень-то верил в просчеты своего отца относительно гибели наследников, поэтому был уверен, что тот калека ошибся. Может, он был слеп на один глаз? Или сумасшедшим? Но в любом случае, это сыграет только на руку самому королю. Он женится на Аробелле, совместив желания обоих, и к этому всему добавится спокойствие королевства, тогда у оппозиции не останется шанса.

Но тут в голове возникла и другая догадка: а что если совершили такое громкое нападение, чтобы сбить со следа ищеек короля? Отвести взгляд от истинной принцессы (если она, конечно, осталась в живых)? Догадки строили одна на другой, но каждая разбивалась о непроходимую стену непонимания, возле которой стоял наследник Леньевы. Какую он роль играет во внутренней политике Этиона?

В любом случае, вопреки рациональности в душе короля поднялась злость. Как они посмели испугать леди Аробеллу? А что если не оказалось бы рядом с ней его высочества? И что он делал с ней рядом, в конце концов?! Вопросов было множество, но ответы на некоторые из них могли дать только участники событий. Поэтому его величество решил не медлить, и отправляться тотчас в полицейский участок, известив о своем решении двух полисменов. Папку с информацией на Астата Оргонского король решил взять с собой.

Участок был еще наполовину пуст, но те, кто были на своих рабочих местах, приклонили головы, отдавая дань уважения правителю. Король прибыл с шестью гвардейцами, четверо из которых остались на улице, а двое вошли в здание, остановившись у подножья лестницы, ведущей на второй этаж.

По дороге к участку его величество несколько раз прокручивал ситуацию в голове, и никак не мог найти ответ на вопрос: почему Ари поехала с телохранителем принцессы? Почему она ему доверилась? Эта девушка не относится к числу доверчивых и наивных барышень, на такой поступок её могло толкнуть только… Чувство, затмившее разум. Или как раз таки наоборот? Она понимала, что только Тень способен её защитить, поэтому попросила его помощи? Тогда выходит, что она знает, за кого её принимает оппозиция? Пожалуй, найти ответ он мог не на один вопрос, как показалось вначале.

В итоге его величество решил, что лучшая защита – это нападение. Необходимо вывести молодого принца на эмоции, вдруг, в его глазах он уловит отголосок правды? В любом случае, этим он убьет сразу двух зайцев, ведь доверие Аробеллы к Тени пошатнется, и она отдалится от него. Не известно, что побудило её попросить помощи Астата, но монарху это явно не пришлось по душе.


Ни одной эмоции! Астат был собран, да и леди Аробелла не спешила сомневаться в своем попутчике. Она еще и заступилась за него! Уму непостижимо! Почему она заступилась за малознакомого леньевца? Это вызвало двойное неудовольствие короля. Он почти вежливо попросил всех покинуть кабинет. Предусмотрительный капитан перед уходом поставил «заглушку».

Как только дверь за Аробеллой закрылась, король бросил на стол бумаги, которые до этого держал в своей руке. Листки разметались по столу, на них была очень интересная информация, а так же прикладывался магический снимок Астата Оргонского – смазанный, но общие черты при желании различить можно.

Нет ничего удивительного в том, что он нашел даже закрытую информацию со своим влиянием. Астат пробежался глазами по надписям и слегка заволновался, хотя не подал и виду. Лишь откинулся на спинку стула и приготовился слушать его величество.

— Вот что странно: у его высочества Астата за всю жизнь был только один телохранитель, и ему сейчас должно быть больше сорока, — Эдмунд окинул оценивающим взглядом подтянутую фигуру Тэна, хмыкнув. — Допустим, что Тень обладает еще одной способностью к его многочисленным навыкам, например, приостанавливать биологические процессы в теле. Это не могло не вызвать у меня интерес. Но под описание Тени Астата Оргонского ты не подходишь, зато прекрасно подходишь под описание самого принца. Интересно получается, правда, — король сделал паузу, затем на его губы скользнула улыбка, — ваше высочество?

Астат встретил открыто взгляд монарха. Будущий король и нынешний оценивали друг друга заново, скинув все маски. Если Астат приезжал сюда с легким недоверием относительно персоны его величества, то теперь он испытывал откровенную неприязнь. И его чувства уже не были связаны с братской любовью, теперь в нем клокотала ревность.

— Вы дурили мне голову, — констатировал факт монарх. – У вас с принцессой Амелиндой практически получилось обвести меня вокруг пальца. Вот только, кажется, ваш батюшка не знает о проделках собственных детей? Я могу прямо сейчас написать его величеству, рассказав о вопиющем поведении его наследника.

— Интересно, где я прокололся, что навел вас на поиски информации обо мне? – задумчиво спросил кронпринц, не спеша с извинениями.

— Слишком дерзко себя вел.

«И продолжаешь себя вести», — хотел добавить Эдмунд, но не стал портить отношения с наследников Леньевы. В его планы не входил разговор с монархом Леньевы, он лишь хотел получить доступ к рычагам давления на Астата Оргонского. Его возраст и возлагаемая отцом ответственность позволяют ему лично позаботиться о счастье своей сестры. Значит, и решение он способен принять самостоятельное.

— О, вы о том случае, когда я оградил одну небезызвестную нам обоим особу от вашего внимания? – зло усмехнулся принц, чем вывел на несколько мгновений Эдмунда из равновесия. – Да, в тот раз я действительно повел себя вызывающе, но того подразумевала ситуация, ваше величество.

Хм, значит, он тогда сделал это специально, а не просто мимо прогуливался? Плюсуя к тому происшествию их с леди Аробеллой сегодняшний выезд за пределы дворца, можно прийти к неутешительному выводу.

Мальчишка никогда не получит его будущую супругу, особенно с тем пасьянсом, который разложен перед его величеством. И, к счастью, сам кронпринц подкинул ему путь решения, с помощью которого можно достигнуть победы.

— Надеюсь, ваше высочество, вы понимаете, что я могу разорвать брачный договор, аргументируя это оскорблением с вашей стороны? Ваш отец будет обязан внимательно выслушать мои претензии.

— Думаю, что мы вместе сможем устроить разговор с ним, — выпрямившись и сцепив руки перед собой, ответил Астат. — Заодно я расскажу ему о разоренной казне, а потом посмотрим, какое решение он вынесет относительно брачного договора. Боюсь, что ваши угрозы бессмысленны. Леньеве не нужен слабый союзник.

— Откуда вы…

— Удобно, когда тебя никто не замечает. За принцем наблюдают больше глаз, чем за телохранителем, пусть и Тенью, — спокойно произнес наследник, но затем сощурился, спросив: — Но я не понимаю вас, ваше величество. Этот брак, в первую очередь, способ восполнить потери казны. За мою сестру полагается хорошее приданое. Какие цели вы преследуете? Неужели, — следующие слова Астат произнес с запинкой, — брак с фрейлиной её величества стоит того?

Стоит ли? Определенно. Родители Аробеллы владели плодородными землями, которые в последующем отошли к дальнему родственнику за отсутствием прямого наследника мужского пола. Но только с рождением наследника по указу короля можно вернуть титул наследному принцу…

— Вы слишком осведомлены о моих планах, — ответил король, сев на стул и откинувшись на спинку. — Как предлагаете разрешить нашу непростую ситуацию?

Астат несколько секунд сканировал его величество. С одной стороны, он спасет Амелинду от несчастного брака с королем, сердце которого отдано другой (кто знает, стерпится – слюбится?). С другой стороны, он подставляет леди Аробеллу под прицел его величества. А его возлюбленная слишком амбициозна. Захочет ли она брака с «телохранителем», когда её руки будет просить сам король?

Но в этой ситуации всё равно что-то настораживало Астата. Он чувствовал, что Эдмунд раскрыл перед ним не все карты пасьянса, хотя и просит его помощи в достижении цели. И, кажется, цель у них одна, вот только создавалось ощущение, что кто-то припрятал карту в рукаве, чтобы не дать Астату выиграть.

— Предлагаю заключить пакт, изменив несколько основных пунктов, — наконец, произнес кронпринц Леньевы. — А потом красиво и без лишней суматохи разорвать брачный договор.

Счастье сестры не было важнее собственного, но теперь вопрос стоял ребром: если Ари выберет короля, то тогда ему не нужна будет такая супруга. Если же она склонится к браку с «телохранителем», то тогда уже у неё не будет выбора, потому что наследник её никому никогда не отдаст. Ей придется принять не только его руку и сердце, но и королевство.

— Даже любопытно, какие пункты вы хотите в нем изменить, ваше высочество? – ехидно спросил монарх.

Астат в ответ вежливо улыбнулся.

— Думаю, у вашего секретаря, который стоит за дверью, будет копия договора, чтобы прямо сейчас обсудить насущные проблемы.

Сотрудничество с Леньевой было необходимо. Но и жениться король на Амелинде Оргонской в свете последних обстоятельств уже не мог, только последнее пока неизвестно его высочеству, что только к лучшему. Все складывалось как нельзя лучше, даже с учетом «перетягивания» договора в сторону Леньевы. Ведь таким способом можно сохранить не только внешнюю стабильность, но и внутреннюю. Астат Оргонский даже не подозревал, какой подарок сделал Эдмунду Второму своим инкогнито. 

Глава 12

Если вас незаслуженно обидели, вернитесь и заслужите.

Неизвестный автор

Аробелла Энриетта Сотер


Выходила из дома приятельницы я в легком смятении. Кто бы мог подумать, что Мисси – девушка, с виду заинтересованная во власти и богатстве, — будет светиться от счастья, рассказывая мне о помолвке с обедневшим дворянином? Они встречались под покровом ночи, Гюстав уже несколько раз просил руки возлюбленной, но отец был непреклонен, а мать каждый раз проводила воспитательные беседы с Мистресс.

Раз за разом возлюбленные натыкались на стену непонимания, пока однажды роковая случайность в лице насильника не сложила удачную партию. Мисси было необходимо прикрыть свою честь, но богатые и влиятельные люди не согласятся впустить в семью леди с подобной репутацией, поэтому её родителям не оставалось ничего иного, кроме как благословить влюбленных на долгую и счастливую жизнь. Вот так неудача оборачивается счастьем.

Страшная история Мисси заставила меня вновь задуматься над причинами сегодняшнего нападения на меня. Кому я была настолько неугодна? И вновь мысли выводили на единственную девушку, в причастность которой мне не хотелось верить из-за влюбленности в её приближенного.

Тэн не мог не знать о планах своей госпожи, но при этом он спас меня. А что если они сделали это специально? Убивать или прятать меня никто не собирался, но вот получить рычаги давления на меня – вполне возможно. Тогда к этому причастен, может быть, и Тэн. Ведь я могу из чувства благодарности не только отойти с пути принцессы, но и помочь ей завоевать сердце её жениха. Хотя нужна ли моя помощь её высочеству?

— Миледи, куда прикажете?..

— Во дворец, — кинула я кучеру, после чего один из гвардейцев помог мне сесть в карету.

Первая половина дня слишком вымотала меня, поэтому я откинулась на спинку и прикрыла глаза, пытаясь вытеснить из головы неприятные воспоминания.

Дорога оказалась коротка, поэтому вскоре я уже быстрыми шагами пересекала парковую аллею, чтобы выйти к дворцу и незаметно пройти в свои покои. Последнее мне не удалось, так как по пути встретилась принцесса со своей фрейлиной, с которой мы одновременно присели в реверансах, а принцесса учтиво склонила голову.

— Солнечного дня, ваше высочество.

— Леди Аробелла, рада вас видеть. К сожалению, я была лишена этого удовольствия во время завтрака. Мы можем с вами поговорить? – на лице принцессы сохранялось серьезное выражение лица, что заставило меня насторожиться.

— Здесь недалеко находятся парники с клубникой, откуда доносятся чудесные запахи. Давно хотела там прогуляться, — сделав книксен, покинула нас фрейлина её высочества. И я осталась наедине с особой королевских кровей.

Амелинда предложила мне свой локоть, после чего мы вместе неторопливо зашагали вдоль высоких кустарников, не спеша начинать разговор. Я старалась оценить движения и мимику леньевской принцессы, найти в них фальшь, но все рассуждения по этому поводу были тщетны.

— Ваше высочество, вы желали со мной о чем-то поговорить? Вы смогли меня заинтриговать, — осторожно начала я, и девушка окинула меня оценивающим взглядом.

— Я пока в растерянности. С одной стороны, мне очень хочется поделиться с вами своими переживаниями, спросить совета, но, с другой стороны, я боюсь, что, доверившись вам, совершу большую ошибку.

— Я всё еще упрямо не понимаю, о чем вы, — растерялась я.

— Меня всю жизнь готовили к браку по расчету, поэтому волю отца я приняла с молчаливым смирением. Я не была против такого супруга, как его величество Эдмунд Второй, но что, если меня уговаривают оставить этот брак и подождать того, с кем я обручусь согласно своему сердцу? Разве могу я так просто отказаться от своих обязанностей, навязанных мне с рождения? Буду ли я после этого уважать себя?

— Неужели вы собираетесь разорвать помолвку с его величеством? – стараясь скрыть удивление, спросила я.

Нет, нет! Только не это! Если Эдмунд будет свободен, то он точно меня не отпустит… И сегодняшний разговор с Мисси окончательно убедил меня в том, что счастлива я буду только в браке по любви. Я всегда знала, что я максималистка. Мне либо всё, либо ничего. Только раньше я думала, что мой максимум измеряется в достатке и высоком социальном статусе, но теперь поняла, что максимум любого удачного семейного союза состоит в глубине понимания и взаимоуважения супругов. И, конечно, защите. Я хочу абсолютной защиты, которую мне может обеспечить только сильный и любящий мужчина.

— Нет… — помотала головой Амелинда, и я тихо облегченно вздохнула. – Но мой старший брат не желает, чтобы я связывала себя узами брака с человеком, который не любит меня. Он уверен, что в этом браке я стану глубоко несчастной. Но как он не понимает, что, отказавшись от помолвки, я прослыву легкомысленной девицей, которая не может преклониться перед волей своего государя? Как я могу подставить под удар авторитет своего отца и честь Леньевы?

— Ваше высочество, неужели ваш брат принимает участие в вашей жизни? – удивилась я. – И почему он уверен, что его величество не сможет вас полюбить?

— Он… у него есть на это свои причины, — мотнула головой её высочество, а потом неожиданно мне улыбнулась. – Вы подумали над моим предложением?

— Да, ваше высочество. И, к великому сожалению, я вынуждена отказаться, — сделав виноватый вид, ответила я. – Мне жаль.

— Что ж, — задумчиво проговорила Амелинда, — может, оно и к лучшему.

Не могла с ней спорить. Вскоре к нам присоединилась её фрейлина, а я смогла пойти в свою комнату, чтобы переодеться и отдохнуть. Где-то глубоко в сердце я завидовала Амелинде, ведь у неё была любящая семья, которая научила её самопожертвованию. Эта девушка не относилась к взбалмошным девицам голубых кровей и вызывала у меня всё большую симпатию, вместе с тем заставляя мою душу сопереживать ей.

Оставался ещё один нерешенный вопрос: была ли в этом замешана Эмелит Блан? К сожалению, ответ на этот вопрос смогут мне дать либо правоохранительные органы, либо сама девушка.

К обеду мне пришлось выйти из своих покоев. Я решила зайти за Аной, выбрав меньшую из нескольких зол. Девушкой она была неординарной, но внешне безобидной. После короткого стука дверь мне открыла служанка, отошедшая в сторону и впустившая меня в гостиную.

Анабель вышла из спальни, приветливо мне улыбнувшись. Сегодня она выглядела, как всегда, нелепо в своём пестром наряде: к её светло-рыжим волосам совершенно не подходили бордовые перья, не говоря уже о желтых перчатках. И все это наводило меня на мысль о том, что таким внешним видом она старается отвести от себя внимание его величества.

Может, тоже начать одеваться в пёструю безвкусицу? Сегодняшнее появление короля заставило меня задуматься о том, насколько я ценна монарху. И какую цену он готов заплатить за право обладания мной? Но пугало меня больше другое: какую цену невольно придётся заплатить и мне, и сколько я в итоге потеряю?

— Ари, рада тебя видеть! Ты побывала у Мисси? — улыбнулась Анабель, выходя из своих покоев и беря меня под руку. — Знаешь, я так и думала, что из всех нас ты самая чувствительная, хоть и прячешь за непроницаемой маской свои переживания!

— Ты переоцениваешь меня, — даже немного смутилась я, улыбнувшись приятельнице. — Я всего лишь проявила вежливость.

Комплимент в мою сторону был не оправдан, а такие вещи я не любила. Я не сделала ничего предосудительного, но и заслуживающего восхищения – тоже. Я всего лишь хочу прикрыть себя от ненужных сплетен, которые, возможно, всё же начнутся, когда всплывет необходимая информация, но тогда я буду морально к этому готова. Сейчас же в душе был такой раздрай, что маска стойкости может треснуть под давлением сплетен.

— Не каждая будет проявлять вежливость таким образом, лишая себя сна, — намекнула на утреннюю встречу Ана, подмигнув. Да, она явно поняла, что дом Мисси не был истиной целью моего визита. Но зато теперь будет оправдание, почему я пропустила завтрак. А девушка не из тех, кто любит распускать сплетни. — Как там леди Мистресс?

— Несмотря на ужасное происшествие, держится она стойко, — ответила я, почти не солгав. А то, что она даже счастлива случившейся неудаче, всем знать не обязательно! — Мисси всегда была храброй девушкой и в этот раз стойкость её не подводит. Впрочем, нам всем следует её поздравить со скорым замужеством.

— Ах, конечно-конечно, — понимающе улыбнулась Ана. — Надеюсь, что её избранник не толст и лыс? Хотя в этом положении выбирать не приходится.

— Я ничего не знаю о его внешности и даже имени, но уверена, что скоро сей факт станет достоянием общественности в «Столичном вестнике». Пока же я, точно, могу утверждать, что Мисси не выражает неприязни по поводу своей помолвки.

— Вот как? — изумилась Ана. — Тогда её тем более следует поздравить. Не каждая из нас может позволить себе счастье в личной жизни.

— Умные слова, — согласилась я, и мы тем временем подошли к малой гостиной, где расположились её величество и её высочество с фрейлинами.

Я первым делом присела в глубоком реверансе перед вдовствующей королевой, объяснив ей причину моей сегодняшней неявки к завтраку. Её величество подробно расспросила меня о состоянии Мисси, ей я поведала все тоже самое, что и Ане. Все присутствующие прислушивались к нашему разговору, но перебивать никто не спешил.

— Я рада слышать, что такая замечательная девочка, как Мисси, нашла своё место в жизни, — улыбнулась мне королева, после чего обернулась к принцессе, тем самым закончив беседу со мной.

Амелинда после нашего разговора как-то изменилась. Румянец на щеках и растерянность в глазах выдавали в ней смятение чувств. Я не могла понять, чем же это вызвано. Неужели ей пришло новое письмо по магической почте от брата, в котором он гневно просит её расторгнуть помолку? Никогда не видела его высочества Астата Оргонского, но сейчас воображение подбросило этого рассерженного мужчину с мечом над головой, гневно уговаривающего сестру не выходить замуж без любви. Собрав всю волю в кулак, я не засмеялась, лишь уголки губ предательски дрогнули.

Тэн на меня слишком плохо влияет! Раньше бы я себе не позволила даже этой дрожи…

При воспоминании о нем взгрустнулось. Как он там? Его хоть накормили? И знает ли её высочество, где сейчас её телохранитель? Может, случилось что-то плохое, поэтому она такая растерянная?

Я бросила на неё еще один задумчивый взгляд, подмечая каждую деталь. Нет, расстроенной она не выглядит, скорее, сбитой с толку. Но это не уменьшило моего переживания за одного язвительного представителя сильного пола. Решила думать логически и исходить из того, что он иностранец. Король не властен над ним, к тому же, он к убийствам не причастен, в этом я уверена. А уж постоять за свою честь и правду он сможет, в этом я тоже не сомневалась. Просто по-другому быть не могло, ведь я бы никогда не влюбилась в слабого духом человека…

На щеки выскочил предательский румянец. Сейчас я призналась самой себе в том, от чего гнала свои мысли. Когда это произошло? Наверняка, когда он сегодня спас меня. Или когда не рассказал о моей проделке с духами? Или когда поцеловал страстно на лестнице? Или… с первого взгляда? Нет, последнего просто не может быть! Или может? Разве мы отвечаем за свои чувства, можем контролировать своё сердцебиение?

— Леди Аробелла, не совершите со мной кружок по комнате? – встав напротив меня, улыбнулась Мила.

Я ответила тем же, после чего встала и взяла под руку приятельницу, и мы уже вместе направились к стене, чтобы сделать обход королевских владений и заодно посплетничать. Другой причины приглашать меня на приватную беседу я не видела, так как мужчин в гостиной не было, а, значит, как написано в одном известном романе, не перед кем выглядеть привлекательно, прогуливаясь по комнате.

— Я тоже написала Мисси, — шепнула мне Мила, — и я, действительно, за неё рада.

— Избавилась от конкурентки? – хихикнула я, и девушка ответила мне оскалом.

— О, нет, моя главная конкурентка всё еще здесь. И если раньше я не воспринимала тебя в этой должности, думая, что ты станешь королевой, то теперь твоей кандидатуры на роль фаворитки, действительно, стоит опасаться.

— Слишком прямолинейно, моя дорогая, — вздохнула я, хотя внутри вся подобралась.

Как бы мне не хотелось этого признавать, но приятельница была права. И дворец мне необходимо покинуть как можно скорее. Только вот что может спасти от внимания короля в пределах его страны? Ничего. Если только сбежать в соседнее королевство под предлогом замужества… Да, я меркантильна, и мои мысли вновь вернулись к Тэну. Он мне, действительно, теперь необходим не только как любимый мужчина, но и как единственный оплот спасения. Но если он останется подле принцессы, что в таком случае прикажете делать мне?

— Как есть, — усмехнулась Мила, а потом наклонилась чуть ниже, — я тебе такое должна рассказать!

— Это как-то связано с румянцем принцессы? – слишком быстро догадалась я, и глаза Милы довольно свернули и она кивнула.

А я приготовилась слушать захватывающую историю. Вот только моим планам не суждено было сбыться: нас пригласили к обеду. Мы с Милой непринужденно двинулись к выходу, остановившись у дверей и пропуская её величество. Принцесса как-то нервно держалась рядом с вдовствующей королевой, хотя не удивительно, ведь обед проходил на территории малого дворца Лисаветы.

Эдмунда Второго еще не было, поэтому королева пригласила Амелинду гостить у неё в отсутствие монарха. Как только мы вошли в зал, направившись к своим местам за столом, двери с другой стороны раскрылись и лакей, гордо вздернув подбородок, произнес:

— Его высочество наследный принц Яроузы Себастьян Атийский!

Я переглянулась с Милой, после чего я проследила за её взглядом, брошенным в сторону, и увидела побледневшую принцессу. Как только его высочество вошел в зал, румянец окрасил щеки Амелинды Оргонской, а сам Себастьян старательно отводил взгляд от её высочества.

— Видимо, я пропустила что-то поистине незабываемое, — прошептала я, когда трое мужчин, включая двоих из сопровождения кронпринца, приблизились к столу.

— Ясного дня, леди, — улыбнулся Себастьян, и его взгляд остановился на мне.

Неужели в том чучеле, которое предстало перед ним в первый день, искусанное осами, он узнал меня? Теперь уже и мои щеки залились румянцем. Это еще он нес на руках не меня, а Амелинду Оргонскую. Кажется, я начинаю понимать всю остроту сложившейся ситуации.

— Доброго дня, — улыбнулась королева, и все девушки присели в глубоких реверансах, а Амалия еще и постаралась построить глазки Себастьяну. Безуспешно, потому что он не отводил взгляда от меня, неожиданно усмехнувшись.

Королева дала знак к началу трапезы, поэтому все присели за стол, а лакеи пододвинули стулья. Её величество спросила будничным тоном о самочувствии Себастьяна, и все фрейлины как-то разом уткнулись взглядами в свои тарелки, пряча улыбки. Кронпринц держал лицо великолепно, только ушки чуть покраснели, зато принцесса вовсе заалела, даже стакан с компотом осушила до дна. Я вопросительно посмотрела на Милу, которая на короткое мгновение подняла на меня глаза, справившись со своими эмоциями.

— Благодарю, ваше величество, за заботу. Чувствую себя вполне сносно, — ответил Себастьян и стрельнул насмешливым взглядом на принцессу. Та подавилась компотом, который ей успел долить лакей. – Ваше высочество, нехорошо себя чувствуете?

А я недооценила наследника Яроузы! Он еще тот язва! Не знаю, какая жаба между ними пропрыгала, но я бы хотела, чтобы она совершила этот манёвр еще раз, только уже на моих глазах. Ибо оба представителя королевских родов выглядели такими загадочными…

— Благодарю, ваше высочество, за заботу. Чувствую себя вполне сносно, — ответила Амелинда, стрельнув глазками в принца, а у меня чуть ложка супа не упала обратно в тарелку. Это она сейчас ему вернула его же фразу под видом подначки?!

Мила наградила меня насмешливым взглядом, уловив удивление и то, как у меня ложка застыла в паре сантиметров от чуть приоткрытого рта. Наконец, я отмерла и ложку обратно положила, делая вид, что перемешиваю суп, на самом же деле, я просто погрузилась в свои мысли.

Явную симпатию между принцем и принцессой не заметит только глупец, значит, это чревато неприятностями. И у короля появится возможность разорвать помолвку, выгодную государству. С ума сойти! Лишь несколько дней назад я бы только и мечтала о таком повороте, но теперь мне было, действительно, страшно. Хотя разве не этого ли я добавилась? В конце концов, Тэн даже в своих чувствах не признался, не говоря уже о предложении руки и сердца, так чего я строю замки из облаков? Увы, но передо мной суровая реальность, поэтому уже сейчас стоит готовиться к худшему, которое может быть неминуемо.

— Весьма рад слышать, — после паузы ответил Себастьян и обезоруживающе улыбнулся Амелинде. Щеки принцессы вновь вспыхнули, и она неожиданно улыбнулась в ответ.

Многие фрейлины разве что глаза не закатили к потолку. Учиться, учиться и еще раз учиться, ваше высочество, вам вести себя в обществе пираний, которые готовы не то, что перемыть каждую вашу косточку, но и предварительно обглодать!

— Анабель, — неожиданно решила сменить тему королева, обратившись к своей фрейлине, — я слышала от Алиона, что ты увлеклась историей магии.

— Да, ваше величество, — удивленно отозвалась Ана, — я, действительно, спрашивала несколько книг у придворного мага.

— Похвально, Ана, похвально, — кивнула её величество, и девушка улыбнулась, Лисавета переключилась на другую леди. – Амалия, а ты что сейчас читаешь? Мне кажется, тебе стоит брать пример с Аны. Дорогая моя, ты же в следующий раз возьмешь с собой в библиотеку Амалию?

— Как вам будет угодно, ваше величество, — растерянно отозвалась Анабель, а Амалия насупилась, впрочем, обижаться было не на что. Последней, действительно, стоило подтянуть свои знания во многих областях, а не зачитываться любовными романами. Хотя последним время от времени грешила и я, каюсь.

И разговоры потекли далее, а после обеда мы все переместились в гостиную, где королева принялась нас отчитывать. Досталось всем. Интересно, а не флирт ли между будущей невесткой и принцем Яроузы лишил её величество благодушного настроения? Досталось и мне. Отчитали меня за дело, а именно за излишнюю беспечность и пренебрежение обществом Лисаветы. Я слишком много отвлекалась на собственные проблемы, часто пропуская дворцовые мероприятия.

Зато после тирады, мы смогли выйти в сад и вдохнуть воздух полной грудью. Мила тут же подхватила меня под руку и повела к одной из беседок. Ей не терпелось поделиться со мной знаменательной историей встречи принца и принцессы. Признаться, я тоже жаждала услышать подробности.

— И какие же искры пробежали между принцем Яроузы и принцессой Леньевы?

— Я знала, что ты заметишь, — подмигнула Мила.

— Это невозможно не заметить! – ухмыльнулась я, вспоминая сцену за столом.

— В общем, начиналось всё довольно тривиально, но вскоре это стало достоянием всего дворца. Для начала хочу сказать, что в этом есть вина принцессы. Вместо золотого венца она часто делает себе «корону» из кос или цветов, — начала повествование приятельница, и я согласно кивнула. Да, Амелинда была непривычна к королевским регалиям, но и в укор это ей никто не ставил: к женщинам закон был мягок.

— Ты еще ничего не сказала, а мне уже интересно, — усмехнулась я. Мы тем временем подошли к одной из беседок и не спеша опустились на лавку.

— Так слушай и не перебивай, — наградила меня укоризненным взглядом Мила. – После завтрака в малом дворце мы все отправились на привычную прогулку. Но в этот раз было какое-то задорное настроение, поэтому молодое поколение, включая меня, решили развлечься салочками.

— О, — выразительно протянула я. На самом деле, чисто в женском кругу незамужних девушек это было невинное развлечение. Вот Миле заниматься таким было уже не по статусу, хотя девушка не испытывала никакого смущения по этому поводу.

— Обычное развлечение в женском кругу, — подтвердила мои мысли девушка, — но кто же знал, что в это время в парке прогуливается его высочество? Принцесса, пытаясь убежать от «ведущей» Аны, отскочила назад и врезалась в грудь Себастьяна Атийского, потеряв равновесие. Его высочество не растерялся и прижал к себе Амелинду Оргонскую!

— О, — я представила себе эту картину.

— Я еще не дошла до самого важного.

— А здесь еще что-то более важное есть, кроме момента, когда наследник соседнего государства облапал будущую жену короля? – улыбнулась я, и Мила покачала головой, хотя её плечи сотрясались от смеха.

— Оказывается, у нашей принцессы есть слабый магический дар, который не стали развивать, но который вырывается наружу во время опасности. Точнее тогда, когда принцесса почувствует испуг. Вот и сейчас Амелинда Оргонская перепугалась, извернулась так, чтобы быть лицом к своему «маньяку», и закричала. Сильно так, громко. Звуковые волны сотрясли воздух, а позади неё был небольшой кустарниковый лабиринт, ну ты знаешь, Алион там часто любит экспериментировать, чтобы его «эксперименты» остались никем незамеченными. Не в этот раз! Пока Себастьян Атийский пытался успокоить Амелинду, впрочем, та успокоилась довольно быстро, едва увидела своего «спасителя», сзади из лабиринта выскочил белесый дух какого-то оленя, небольшого роста, как раз такого, что его рога оказались примерно на уровне пятой точки наследника…

И я, живо представив эту картину, рассмеялась. Мила улыбнулась, подмигнув.

— В общем, для тебя не представляет труда вообразить, что было дальше. Бедного мужчину боднули, причем с такой силой, что он завалился на принцессу. Та взвизгнула, Ана уже сняла повязку и смотрела на всё широкораспахнутыми глазами, а мы просто не могли прийти в себя после такого происшествия. С другой стороны уже спешили её величество с леди Клариссой, которые как раз застали лежащего на Амелинде принца соседнего государства.

— О, богиня, даже представить не могу, что она могла подумать! – хихикнула я, и Мила понятливо закивала.

— Еще бы! Принц попытался подняться, но животинка продолжала бодать бедного наследника, пока он не откатился в сторону с тела распластанной под ним принцессы! Себастьян достал меч, вот только все взмахи клинка проходили сквозь белесого духа, зато он мог наносить вполне себе ощутимые удары, судя по реакции его высочества. Ана отмерла первая и бросилась к принцессе, чтобы помочь ей подняться на ноги. Я бы с удовольствием посмотрела за представлением дальше, но тут из лабиринта выбежал Алион, чуть ли не хватаясь за голову от учиненного им беспорядка.

— Будет чем его изводить и шантажировать, — вставила я, живо представляя творившееся несколькими часами ранее представление.

— В общем, унял он своего оленя, сказав, что это он защитника придумал. Хранителя! Прорыв в науке! И Себастьян Атийский посмотрел на него таким взглядом, что я поняла: не видать ему премии за научное достижение, ой, не видать! – я вновь рассмеялась, и Мила мне подмигнула. – Хотел высказать наследник пару ласковых нашему придворному магу, да воспитание не позволило.

— А жаль, — вместе вздохнули мы, и усмехнулись.

— Дальше воспитание принцессы активизировалось, она первой сделала положенный книксен и извинилась перед его высочеством. Мы, конечно, тогда тоже поспешили вернуть себе дар речи и поступить по правилам этикета. В итоге принц как-то даже побледнел, извинился и ретировался. Вот. А дальше ты знаешь.

Веселенькая ситуация получается! Всего лишь две встречи и обе при таких странных обстоятельствах! Хотя мне ли говорить о странных стечениях и их влиянии на отношения между малознакомыми мужчиной и женщиной?

— Интересно, а он узнал то, что именно её спас в тот день? – задумчиво спросила я, и Мила вскинула брови.

— Разумеется! Помнишь, я тогда к вам зашла? А когда выходила, то в дверях практически столкнулась с удивленным Себастьяном Атийским. Посмотреть на вас он успел, но как-то быстро ретировался, чтобы вы его не заметили. Амелинду Оргонскую не узнать было невозможно, её магические снимки во всех мировых вестниках мелькают, поэтому, естественно, он её узнал, а с твоей внешностью тебя сложно не запомнить.

Она не льстила. Я, действительно, была яркой, обладала именно той красотой, которая западает либо в сердце, либо в память.

— Так что сегодняшним своим отсутствием ты многое пропустила.

— Хорошо, что ты восполнила пробелы в моей культурной жизни, — улыбнулась я, и девушка кивнула, вставая с лавки и утягивая меня за собой.

— Знаешь, странно, что Мисси даже не скрывает то, что счастлива новости о предстоящем бракосочетании, — в голосе Милы промелькнула самая малость зависти. Всё-таки каждая девушка в глубине души мечтает именно о любви, а не о деньгах и семейном статусе. 

Глава 13

"А я наивная — все твои слова

Уже давно ношу на безымянном"

Анна Добрыднева


Королевский дворец, столица Этиона


Все необходимые бумаги были заполнены. Договор переписан. Какие плюсы из разорванной помолвки извлекла Леньева? Снизилась пошлина на торговлю, а также теперь обеспечен свободный выход к морям через Этионскую границу. Какую выгоду извлек лично Эдмунд Второй? Он смог избежать навязанной женитьбы и получить хороший отступной от Леньевы, так как брачный договор разрывался именно с их стороны. Астата Оргонского интересовало благополучие его сестры, а Эдмунда – его собственное.

Впрочем, обвинять короля Этиона не следует, ведь теперь перед ним стояла непростая задача предотвращения гражданской войны, которая могла начаться с минуты на минуту…

— Ваше величество, я с печальными известиями, — склонился Касл в уважительном поклоне. Он как всегда бесшумно прошел через потайной ход, и теперь стоял перед королем с озадаченным выражением лица.

— Говори, — велел монарх, откидываясь на спинку стула.

— Все заключенные бежали, — выдохнул Касл, и король поднял на него донельзя удивленный взгляд. – Среди стражи находился оппозиционер, мы бы не смогли ничего сделать.

— Даже среди военных структур предатели! И кто же тот, кто скрывался так долго?

— Димьян Стройхот.

— С его семьей уже связались? – приподнял бровь король.

— В процессе, но это нам ничего не даст. Он откусил себе язык и подавился им, поэтому воздействовать каким-то образом на него не получится, как и выведать информацию. А вот его связями за последние несколько лет занимаются.

— Фанатики! – воскликнул короля, встав и подойдя к окну.

Он искренне не понимал ненависти, которую питают эти люди к нему лично. Он делал очень многое на благо государства, но пока ему не хватало власти. Если только теория о том, что Аробелла Сотер является пропавшей принцессой, окажется верной, то вопрос с законностью власти урегулируется сам собой. Власть станет легитимной.

Вот только сам Эдмунд не слишком-то верил, что младшей дочери Адольфа Пятого каким-то чудом удалось бы спастись. Тогда же выжгли всю деревню, и нашли обугленный труп Василисы, на теле которой остались клочки ткани, расшитой жемчугом. Только королевский амулет тогда не удалось найти…

— Что-то еще? – вынырнул из своих раздумий король, обернувшись к Каслу.

— Да, ваше величество. Эмелит Блан, пансионатская подруга леди Аробеллы, покинула столицу вчера вечером. Данные о её выезде сохранились в дорожных записях, но куда она отправилась – там не сказано. Стоит начинать её поиски?

— Искать иголку в стоге сена? – нахмурился король. – Нет, она не так важна. Мы и так знаем, кто стоит за этим покушением, поэтому стоит найти рычаги давления на графа Рошмана или его приближенных, или, что будет опаснее, внедриться в их сеть.

— Мы проработаем оба варианта, — с поклоном Касл исчез, а король вновь повернулся к окошку.

Взгляд сам собой зацепился за Ари, прогуливающуюся под руку с леди Милисандрой. Может ли быть так, что именно Аробелла является пропавшей принцессой? Тогда ему следует незамедлительно жениться на ней… Но и торопиться нельзя, насколько бы сильно не было его желание ускорить брачную церемонию, ведь дочь покойного герцога может оказаться истинной дочерью своих родителей. И тогда придется жениться на той, которая является истинной наследницей, если таковая, конечно, существует.


Астат вернулся в свои покои в задумчивости. И один из вопросов, который его волновал, так это как его Тень оказался в Этионе? Неужели ослушался приказа? Но в этот раз, как и во многих других случаях, наследник был ему благодарен.

Окинув комнаты беглым взглядом на предмет слежки или вторжения в личное пространство, он сел за письменный стол и принялся беглым почерком излагать события последних двух дней на бумаге. В письме своему отцу он подробно объяснил своё нежелание отдавать Амелинду Оргонскую в жены Эдмунду Второму, зато намекнул о желании принца Яроузы поближе познакомиться с принцессой Леньевы.

Закончив писать, он прочел своё письмо еще раз, нахмурившись. Поймет ли отец подоплеку его поступков? И готов ли он уже сейчас сказать ему о, возможно, скорой женитьбе самого наследника? Но последнее еще кажется несбыточной мечтой.

Сам он не смог бы отправить магической почтой письмо отцу, поэтому, запечатав конверт и поставив на него сургучную печать, отправился на поиски придворного мага. Алион нашелся в своих лабораториях, встретив Астата на пороге с файерболом в руке. «Теплая» встреча, ничего не скажешь. Принц даже подумал, что Алион относится к своей безопасности слишком щепетильно, но вслух ничего не сказал.

Придворный маг, поняв, что стоящий перед ним мужчина угрозу не представляет, убрал огненный сгусток энергии и на просьбу принца откликнулся с охотой, так как не пренебрегал своими основными обязанностями. Отправив письмо адресату при адресанте, придворный маг вернулся к своему эксперименту, продолжая работать над формулой странного белесого духа, а Астат вышел из лаборатории, направившись в сад.

Своей привычной бесшумной походкой его высочество подкрался к гуляющим чуть в отдалении Амелинде и её личной фрейлине. Склонившись перед принцессой, её «телохранитель» пожелал ей доброго утра, а также настоятельно просил не находиться на солнцепёке и отправиться к себе в покои. Амелинда тут же отозвалась, что очень устала и её клонит в сон, поэтому поспешила совету «Тени» и отправилась в свои покои, предварительно попрощавшись с королевой.

Астат уже поджидал сестру в её покоях. Амелинда бросилась в объятия брата, недовольно стукнув его кулачком по груди.

— Где ты был, Астат?! Ты хоть представляешь, как я переживала, когда леди Аробелла вернулась из города, а тебя всё не было!

— Линда, мне нужно с тобой серьезно поговорить, — обычно веселый наследник, отодвинул от себя принцессу и усадил её на диван, внимательно всматриваясь в обеспокоенное лицо.

— Что-то случилось? Неужели, это связано с твоим инкогнито?

— И с этим тоже, — поморщился Астат, а потом подмигнул, — но это мелочи! Новости у меня для тебя и, надеюсь, они тебя обрадуют. Эдмунд согласился расторгнуть помолвку и объявление об этом будет на балу Святого Духа.

— Что?! – Амелинда подскочила с места, гневно уперев руки в бока и с негодованием глядя на брата. – Он от меня отказался?! Да как он мог?! Почему?! Это всё… из-за неё, да? Из-за леди Аробеллы?

Такой бурной реакции от сестры он не ожидал. Кажется, её учителя переусердствовали, когда заталкивали в юную головку принцессы понятия долга и чести, а так же ответственности перед своим королевством.

— Нет, — Астат поднялся на ноги и вновь усадил сестру на диван, присев возле неё на корточки. – Она здесь не причем.

«По крайней мере, хочется в это верить», — подумал Астат, но вслух сказал совершенно иное.

— Это со стороны Леньевы был разорван брачный договор, поэтому мы выплатим отступные. Зато мне удалось заключить пакт на выгодных нам условиях, и уже в ближайшую пару лет он окупит своё, — принцесса насупилась, не очень-то довольная тем, что Астат делает из неё нежный цветочек, будто она не согласна выполнять свой долг перед родиной. – Линда, свет моих очей, пойми меня, пожалуйста. Ты еще слишком мала и никак не можешь понять, что важнее всего, чтобы любил именно мужчина, или, по крайней мере, воспылал страстью. Эдмунд же к тебе не только равнодушен, но еще и влюблен в другую девушку…

— В которую влюблен и ты, — в укор поставила Линда, и брови Астата удивленно приподнялись. Раньше она не смела разговаривать с ним в таком тоне и уж тем более пенять.

— Ты ревнуешь? – догадался Астат и нежно улыбнулся, погладив сестру по щеке. – Не стоит, это совершенно иное чувство. И когда ты…м-м… подрастешь, то поймешь меня.

— Леди Аробелла старше меня всего лишь на год.

— Но её не воспитывали в таких комнатных условиях, как тебя, — не согласился Астат, и Амелинда умолкла, лишь недовольно косилась на брата. – Неужели ты не рада? Тебе не придется выходить за нелюбимого и нелюбящего тебя человека. Поверь мне, в этом браке ты бы обрела только слёзы.

— Я верю тебе, но всё равно сильно обижена.

— Неужели так хочется выйти замуж? – пришел к правильному выводу наследник, но румянец, выскочивший на щечках сестры, заставил его удивленно усмехнуться. – О, так вот в чем дело!

— Ничего подобного, Астат! Я… я… мне просто стыдно будет возвращаться домой, — опустив глаза вниз, вымолвила принцесса.

— Линда, дома тебя встретят любую, слышишь? – улыбнулся Астат, приподняв её головку и заглянув в глаза сестре. – Тем более… а ты виделась с его высочеством Себастьяном?

Щеки Линды вновь предательски вспыхнули, и Астат широко улыбнулся, подмигнув сестре. Кажется, он тут многое пропустил.

— Это не то, о чем ты подумал! Просто…

И принцесса начала рассказывать происшествия сегодняшнего дня, не забывая надувать в недовольстве щеки, вспоминая, какой Себастьян «нахал»! И уже спустя десять минут Астат смеялся, смотря на смущенную принцессу. Оказывается, бывают еще более неординарные встречи, чем у него с Ари. Как бы ему не было хорошо рядом с сестрой, оттягивать разговор через кристалл с отцом и Эдмундом Вторым он не мог, поэтому поднялся на ноги и, попрощавшись с сестрой, отправился в переговорную башню.

Там уже находился Алион, который настраивал кристалл, первый министр с договором в руках, личный помощник короля и сам монарх. Астат склонился в положенном поклоне, после чего взглянул на троих мужчин. Судя по их спокойным лицам и отсутствию поклонов, можно утверждать, что король еще не поведал историю о «лже-телохранителе». А это хуже, ведь сейчас правда раскроется…

Алион настроил связь и подождал, пока к кристаллу с другой стороны подойдет его коллега из Леньевы. Временно исполняющий обязанности придворного мага откликнулся довольно быстро, поэтому ожидать монарха пришлось всего лишь еще в течение часа (пока царственные регалии оденет, дело уладит, речь подготовит). Вскоре оба монарха встретились через изображения на кристалле, пожелали друг другу долгого царствия и обменялись банальными ничего не значащими приветствиями. Но тут к кристаллу подошел кронпринц, король вежливо отошел в сторону, с усмешкой посмотрев на Астата.

— Доброго здравия, ваше величество, — покорно склонив голову, произнес наследник, и глаза его родителя недовольно сверкнули.

Письмо наверняка уже дошло до монарха Леньевы и было прочтено, вот только упрекать своего сына в присутствии короля другого государства он себе позволить не мог.

— Рад видеть тебя, сын мой, — ответил король и, кажется, за спиной Астата из рук министра упала папка с договором. Да и Алион немало удивился, приоткрыв рот. – Вижу, что ты ослушался моего приказа.

— Я сожалею о своем безрассудном поступке, ваше величество, и смиренно прошу у вас прощения, — вновь склонил голову Астат, — но позвольте оправдать себя братской любовью к родной сестре.

— Поступок твой я не принимаю, но понимаю, — кивнул король, после чего повернул голову в сторону Эдмунда. – Я так понимаю, вызов совершен, чтобы договориться о разверке в договоре?

— Совершенно верно, — согласился Эдмунд, и теперь уже Астат сделал шаг в сторону, чтобы подле него встал монарх Этиона.


С переговоров наследник Леньевы вернулся довольно поздно, но у себя в комнате обнаружил письмо от отца. Быстро вскрыв конверт, Астат пробежался глазами по строчкам, из которых узнал, что отец сердится на него, поэтому годовую отчетность будет вести именно наследник (кто бы сомневался). Но всё же он рад, что его единственная дочь не выходит замуж за человека, чьё королевство стоит на грани разорения и в котором назревает гражданская война.

Ужин был уже пропущен. Сегодняшний день был насыщен на события, но всё же кое-что, о чем мечтал Астат с самого утра, он не получил. Значит, придется навестить фрейлину её величества.


Аробелла Энриетта Сотер


Я прогуливалась по парку с Амалией, которая рассказывала очередную городскую сплетню. Причем я её уже слышала, только в другом свете, что наводило на очередную мысль о глупости моей собеседницы. И это точно не тот случай, в котором бедная невинная девушка избегает внимания короля. Во-первых, Амалия не была невинной, во-вторых, когда мужчины брезговали глупыми женщинами у себя в опочивальне? Увы, всё до банального просто: Амалия среди фрейлин оказалась наверняка по личной просьбе кого-нибудь из приближенных королевы. Кажется, она приходится племянницей графини Монсеро? Вот и ответ на вопрос о её нахождении среди фрейлин.

Из обыденных мыслей меня вытянула картина, открывшаяся за следующим поворотом. Я увидела Тэна, уже приблизившегося ко входу во дворец, которыми пользовались слуги. И тут же взгляду предстала Амелинда Оргонская, которая в компании своей фрейлины направлялась в сторону дворца, только уже к входу, предназначенному для гостей. Сложить два плюс два не составило труда: Тень её высочества вернулся, но даже не пожелал увидеться со мной. В душе разлился океан обиды, и я резко остановилась, смотря вслед принцессе.

На что я надеялась? Может, он увлекся мной, но при этом остался верен её высочеству и своему долгу. Как я могла быть настолько самоуверенной? Почему даже не допускала мысли о том, что ему нужна лишь постельная игрушка? Но его взгляд… Я тряхнула головой, отгоняя доводы сердца. Глупое! Тебя использовали!

— С тобой всё в порядке? – участливо спросила Амалия, которая не могла не заметить моего замешательства.

— Да, — охрипшим голосом ответила я, восстановив ход движения.

Девушка что-то говорила, но я вновь погрузилась в свои мысли. Могло ли его привлечь тоже самое, что и Эдмунда, то есть моя недоступность? Навряд ли. Первая встреча с ним… я тогда была настоящей, той, которую я запрятала глубоко в сердце. Гонялась за шляпкой, а потом лежала на зеленой траве и смотрела в голубое небо, щурясь от солнца. Тогда я не выглядела недоступной, скорее нежной и ранимой. Потом фиолетовое платье. Я ведь, точно, помню, как он разозлился и как потом облегченно улыбнулся, когда я ответила, что не являюсь фавориткой. А, может, он просто испугался играть с любовницей короля?

Нет, я слишком хорошо чувствовала этого мужчину, слишком хорошо помнила, как он бросил вызов Эдмунду Второму прямо у дверей моих покоев, не позволив монарху вольностей в его присутствии. Разве этот мужчина испугался бы мести короля? Нет, анализируя, можно прийти к выводу, что подсознательно всё это время у него на меня были самые серьезные намерения, и я не имею право сомневаться в нем. Это не игра, он действительно тот, кому я могу довериться.

Тогда почему он не подошел ко мне? Можно предположить, что Эдмунд провел с ним «объяснительную» беседу на тему наших отношений, но и тут всплывает последний аргумент: короля он не боялся. И остается только банальное до неприличия оправдание: у него просто не было времени и, возможно, именно из-за меня и сегодняшнего утреннего происшествия.

Именно эти рациональные мысли заставили меня успокоиться и всё-таки проникнуться сутью разговора Амалии. Правда, от её беседы я вскоре утомилась, поэтому приближение Аны и Клариссы я встретила с улыбкой.


После ужина я отправилась в свои покои, не став долго засиживаться на вечернем чаепитии. Просто чувствовала, что съем что-нибудь «полезное» для фигуры, а я и так в последнее время на нервной почве отсутствием аппетита не страдаю. К тому же у меня было неотложное дело: необходимо было связаться с мастером Пьеро и просто умолять его решить мою проблему с нарядом на бал.

Заказать платье заранее я не успела – в этом была вина моей забывчивости, поэтому сейчас я спрашивала портного, нет ли у него свободного платья любого кроя, которое можно подогнать под мою фигуру. После чего я спустилась на один этаж ниже, чтобы найти Алиона в своих покоях.

Маг отличался честностью, письма всегда не только доходили до адресатов, но и не были предварительно проверены. Естественно, осведомленность о содержании корреспонденции я проверила эмпирическим путем: около полугода назад я попросила отправить записку в дом Милы (когда её муж по делам остановился в столичном доме), гласившую о том, что придворный маг – душка, но характер у него вредный, и, вообще, попробую его соблазнить. Из того, что он никаких попыток соблазнить меня не предпринимал и общался так же, как и до этого, я поняла, что у него есть свой кодекс чести.

Алион открыл дверь быстро, причем смотрел пустым взором. Даже свой привычный файербол не выставил! Что это с ним? Я испугалась за своего сообщника и приподняла в удивлении бровь. Мне не ответили, мужчина остался таким же потерянным.

— Алион, не пугай меня, — прошептала я, и мужчина соизволил сконцентрировать взгляд на мне. – Что-то случилось?

— А? – отозвался маг, а потом взглянул мне за спину, словно там мог кто-то находиться. Я невольно обернулась и никого не увидела, поэтому опять повернулась к собеседнику, а тот уже нашелся с ответом. – Нет, ничего.

— Не похоже, — задумчиво ответила я, и взгляд Алиона упал на конверт, который я держала в руках.

— Передать? Давай сюда, — письмо из рук у меня буквально выхватили, а потом бросили вопросительный взгляд, явно ожидая ответа.

— Мастеру Пьеро, — ответила я, и придворный маг кивнул, а мгновение спустя конверт вспыхнул алым пламенем и растворился. – Спасибо. И всё же я не могу не спросить, что послужило причиной твоей растерянности? Я тебя в последний раз таким видела, когда во дворец приезжал твой брат. Но он весьма неприятный тип и твоё состояние понять можно, но… сейчас-то что стряслось?

Алион посмотрел мне в глаза, открыл рот, но тут же закрыл, качнув головой. Видимо, он узнал какой-то секрет, который ошеломил его до глубины души, но рассказать он об этом не мог.

— Не могу сказать, — будто подглядев мои мысли, качнул головой Алион, а потом нахмурился. – Помнится, весь дворец шумел, что… Тэн тебя на руках нес до лазарета господина Луфина?

— И как это связано с твоим поведением? – недоуменно спросила я, а маг поджал губы. Разговоры о Тэне всегда были для меня болезненны.

— Просто держись от него подальше. Уж лучше увлечение нашим королем, чем…

Он не договорил, но окончание можно было угадать «Чем с каким-то телохранителем». Вопреки доводам разума в сердце вспыхнула жгучая обида, готовая вырваться за пределы моего сдержанного поведения, но я усилием воли подавила порыв наброситься на мужчину с криками, вместо этого процедила:

— Мои с ним отношения не твоего ума дело. Я не маленькая девочка, чтобы предостерегать меня от случайных связей. И поверь мне, даже всего неделя с ним сделает меня счастливее, чем вся жизнь рядом с его величеством.

Сама сказала, и только потом сообразила, в чем призналась магу. Алион расширил глаза от удивления и приоткрыл рот. Потом тяжко вздохнул и наградил меня раздраженным взглядом, после чего закрыл перед моим носом дверь. Такое поведение было ему не свойственно, но и я вела себя грубо. До сих пор не могу понять, как признание сорвалось с моих губ? Причем так легко, что сомнений не было: оно идет от сердца.

И это осознание одновременно меня и испугало, и обрадовало. Словно мозг сдался во власть неразумному сердцу, словно я нашла точку балансировки между сознательным и подсознательным.

Я развернулась на каблуках, застыв на месте. На меня смотрели с интересом ученого, который никак не мог уменьшить разверку в опытах. Да что же такое? Почему именно она попадается мне на пути второй раз за один несчастный день? Загнав своё недоумение глубоко в себя, я сделала книксен и улыбнулась Анабель. Та ответила мне лишь легким поклоном. Было бы глупо рассчитывать, что она не услышала моей последней фразы.

— Ты ведь так хотела стать королевой… — прошептала она, и тут же прикусила язык.

Я не считала нужным пояснять слова, сказанные не ей. Если она стала невольной свидетельницей моего откровения, то это вовсе не означало, что я теперь должна изливать душу, но и уйти просто так было бы глупостью. Ана смотрела на меня с неподдельным интересом, будто только сейчас разглядела во мне что-то хорошее. Может, именно так и было? Ведь сама девушка относилась к тому типу людей, которые в первую очередь чувствуют, а уже потом думают, поэтому мы с ней никогда не были близки. И сейчас она будто бы размышляла именно над этим.

— Меня всегда удивляло, что ты хотела стать королевой не ради народа, а ради себя, — прервав затянувшееся молчание, пробормотала Анабель. – Ты казалась мне слишком эгоистичной, чтобы стать королевой, но в то же время ты меня кое-чему научила. Монарх должен в первую очередь уметь ценить себя, чтобы ценить других людей. Любовь к миру начинается отсюда, — девушка приложила руку к своей груди. — Но эгоистичная королева? Этого ли следует пожелать Этиону? Теперь же я вижу, что ты не так холодна, как хотела показаться, поэтому, может, из тебя и выйдет великодушная правительница.

— Не преувеличивай мои душевные порывы, — под давлением смущения я огрызнулась, на щеки выступил румянец. Не привыкла я выставлять свои чувства на показ и тем более слушать, как их обсуждают.

— А ты не преуменьшай власть сердца над разумом, — в таком же ключе ответила мне Ана, после чего беззаботно улыбнулась, поправила подол ужасного платья цвета фуксии и прошла мимо меня, постучав в дверь.

Я сжала кулаки от негодования, но не сказала больше ни слова, лишь поспешила в свою комнату. Ну почему именно мне так не повезло, и у этой сцены появился свидетель? Ведь не следовало разговаривать в коридоре, тем более о таких вещах! Сама виновата! Дура! А Алион тоже хорош, даже не пригласил войти!

В общем, в комнату я возвращалась не в самом радужном настроении, я бы даже сказала, боевом. Готова была кого-нибудь придушить или разбить о чью-нибудь голову вазу. Влетев в свои покои, я натолкнулась на обеспокоенный взгляд Диди. Кричать на слуг ниже достоинства, поэтому я поджала губы и кивнула на дверь. Камеристка была девушкой понятливой, поэтому тут же прошмыгнула мимо меня и закрыла за собой дверь.

Я же прошла в спальню, посмотрела на себя в зеркало (физиономия была перекошена от злости) и, подойдя к кровати, взяла с неё подушку. Недолго думая, я замахнулась и швырнула её в сторону окна. И каково же было моё удивление, когда оттуда донесся наигранный стон. Я резко развернулась и расширила глаза от удивления, взглянув на веселого Тэна, держащего в руках подушку. Его глаза блестели весельем, а губы подрагивали в улыбке. Я перевела взгляд за его спину и поняла, что он пробрался ко мне через окно! Вот несносный! А вдруг бы его кто-нибудь увидел?! Впрочем, уже не суть.

Не суть, потому что уже всё становится неважно, когда он смотрит на меня такими озорными глазами, когда я чувствую, как сердце ускоряет свой бег, как мысли медленно уплывают из головы, а в животе начинают порхать бабочки. Или не бабочки. Но такое чувство возникает… невесомости.

— Привет.

— Доброго вечера, господин Тэн, — ответила я, чуть улыбнувшись.

Он улыбнулся шире, подмигнул и выбросил подушку на кровать. Она пролетела и упала на покрывало. Я же вновь бросила взгляд за его спину. Если сейчас не осажу его, то могу надолго обеспечить его появление через это окно. А в этом ничего хорошего нет, как бы я не была рада его видеть.

— Может, ты отойдешь от окна? Мне крайне не нравится твой способ перемещения в мои покои, — и только на последней фразе голос предательски дрогнул.

О, богиня! Мы одни в моей спальне, и это наводит на определенные неприличные мысли…

И (о чудо!) он отошел. Но при этом приблизился ко мне. Не настолько, чтобы я чувствовала его дыхание, но настолько, чтобы умные мысли окончательно покинули мою голову. Теперь я подметила и некоторую усталость на красивом лице со шрамом, пересекающем бровь. В этот момент безумно захотелось дотронуться до него, провести пальцем по гладкой белой коже.

— Не молчи, — практически умоляла я, потому что молчание окончательно заставляло меня забыть о приличиях. Его глаза… нет, не гипнотизировали, ведь я добровольно отдавалась их воле.

— Я так устал, — прошептал он, после чего сделал один решительный шаг ко мне и…

И мир вдруг сузился до размеров этой комнаты. И воздух стал спрессованным, отчего дышать было практически невозможно, и единственный судорожный вздох вырвался вместе со стоном, когда Тэн всего лишь меня обнял. Но обнял крепко, прижал к себе тесно, зарылся носом в мои волосы и вдохнул мой запах. Лавандовый. А я положила подбородок ему на плечо, и руки как-то сами расслабились на плечах мужчины.

— Я так боялась за тебя…

— Я так испугался за тебя…

Вместе выдохнули мы, и на короткое мгновение отстранились, взглянув друг другу в глаза, а потом в едином порыве прильнули друг к другу, встретившись жадными губами. Если меня будут спрашивать, я скажу, что инициатором был он. Потому что не могла я так бесстыдно целовать мужчину, не только отвечать на его ласки, но и буквально требовать своими легкими укусами за нижнюю губу мужчины углубить поцелуй. Тэн был невероятно понятлив, поэтому вскоре мы уже сражались языками. Если меня спросят, то я скажу, что это был он, он сломил мою защиту, оказался в тысячу раз сильнее. И только себе могу признаться шепотом, что всего этого я хотела безумно, что сама разрушила защиту, сама спрыгнула с крепостной стены.

— Как низко я пал, — прошептал Тэн, когда воздуха в легких стало не хватать и пришлось отстраниться друг от друга. В этот момент я даже почувствовала его руку на корсете в районе груди, а до этого – не чувствовала, полностью отдавшись во власть эмоциям. – Теперь стал продажной женщиной…

Я не выдержала и засмеялась! Запрокинув голову назад, просто хохотала в порыве безумной эйфории. Тэн не мог не воспользоваться этим, припав губами к моей шее. Я тихо застонала, теперь переместив свои руки с сильных плеч на шею и дальше запутавшись в его темных волосах.

— Тэн…

— Ари…

И сказано это было как-то обреченно, что я сразу же почувствовала смену настроения телохранителя. Подняв голову, тем самым заставив Тэна слегка отстраниться, я уставилась немигающим взором на Тень. Он был спокоен, только в глубине глаз плескалась какая-то… вина.

— Тэн, что случилось?

— Ты невероятно проницательна, — вздохнул он, после чего вновь потянулся за поцелуем, но я ловко увернулась, и вновь посмотрела с вопросом в глазах. – И дотошна. Иногда просто невыносима.

Я приподняла бровь. Умеют некоторые кадрить девушек, ничего не скажешь! Я уже собиралась оскорбиться и отодвинуться, но руки на моей талии сжались сильнее (одна рука-таки переместилась с груди чуть ниже, да), а в глазах телохранителя её высочества плескались нежность и уверенность одновременно.

— Но вместе с тем сильная и умная. Умеешь быть веселой. Просчитываешь ходы наперед и всё равно оказываешься в нелепых ситуациях, из которых выходишь преисполненная достоинством. Ведешь себя взбалмошно, если эмоции бурлят в тебе, и расчетливо, если ситуация тебя не сильно волнует. Но я же тебя всегда волную, Ари, — и столько уверенности в голосе, что мне бы потупить взгляд, но я не могла. Не могла оторваться от созерцания голубых озер телохранителя. – И ты всегда такая… такая…

— Любимая? – подсказала я, а у самой улыбка расплывается по лицу. Да, излишней скромностью я не страдаю. И мнимостью, кстати, тоже.

Тэн кивнул, закусив губу, чтобы не рассмеяться. Конечно, он знает меня. Знает как никто другой. Но ведь это не я первая начала проявлять чудеса самоуверенности, разве не так? Разве не он заявил, что именно я в его присутствии теряю контроль над эмоциями?

— Я, действительно, влюблен в тебя, Аробелла Энриетта Сотер, — выговорил он, лишая меня крупиц сомнения в искренности его чувств.

У меня из легких будто в один миг выкачали весь воздух. Я замерла, не в силах поверить. Так странно! Сама же заявила, что любимая! И всё равно его слова оказались такими… неожиданными. На глаза проступили слезы, и я, наконец, сделала глубокий вдох, а потом еще один и еще. Мужчина смотрел на меня с улыбкой, а потом потянулся к моим губам, и я приняла его нежные и неторопливые ласки. Честно признаться, первый раз на моей памяти кто-то признается мне в любви. По-настоящему, искренне, без дрожи желания в голосе, без превосходства. Он сказал это потому… потому, что сам хотел сказать, а не для того, чтобы получить от меня какою-то реакцию. Хотя моя реакция, судя по упоительному поцелую, его удовлетворила.

— Я рядом с тобой становлюсь слишком…

— Женственной? – с усмешкой спросил он.

— Ранимой, — прошептала я, и теперь сама потянулась за очередным поцелуем.

И вновь ураган, только теперь все переросло от нежной целомудренности к неукротимой страсти. Богиня, если бы мне сказали, что я потеряю контроль над своими руками, я бы рассмеялась! Но теперь мои руки, действительно, зажили собственной жизнью, пальцы расстегнули несколько пуговиц на рубашке телохранителя и горячие ладони соприкоснулись с открытой кожей мужчины. Он вздрогнул, на миг отстранившись от меня, и потемневшими глазами посмотрел на мои раскрасневшееся от поцелуев губы. Мне бы залиться краской, потупить взор, но… но я опять поступила иррационально! Я потянулась за следующим поцелуем, а мой мужчина в ответ на это глухо застонал.

— Ты! Ты невыносима!

— Повторяешься, — промурлыкала я.

И лукаво улыбнулась, пробежавшись пальчиками по мужской груди. Тэн задержал дыхание, но не отвёл от меня взгляда голубых глаз, и я, честное слово, чувствовала себя сокровищем дракона. Самым настоящим, бесценным. И от этого чувства моя самооценка (и так, кстати, не низкая) ползла куда-то в заоблачные дали.

— Мне кажется, я буду повторять тебе это всю жизнь, — выдохнул он, поймав мои губы в новый плен, более жесткий и лишенный прежней нежности.

Теперь мне доказывали, насколько я невыносима, хотя руки мужчины покоились на моей талии и к активным действиям не приступали. Он не просто желал меня, но еще и берег. Именно это я поняла из его сдержанной страсти, и именно за это я была ему еще и безумно благодарна. Возможно ли такое, что человек тебе подходит во всем идеально? Каждая девушка мечтает найти именно его, но не каждой это удается. И я, кажется, попала в число любимчиков фортуны.

— Пожалуйста, останови меня, — прохрипел он, а я теснее прижалась к нему, будто совершенно не услышала его слова.

Но, кажется, его слова услышали сами боги, потому что вскоре раздался стук в дверь. И судя по настойчивости, с которой тарабанили по дереву, делали это уже не в первый раз, но мы настолько увлеклись процессом, что не заметили. Взволнованно переглянувшись, мы нехотя отстранились друг от друга.

— Я еще не всё тебе сказал…

— Не сейчас, — печально улыбнулась я, и Тэн вздохнул, пытаясь сделать шаг ко мне, но я выставила руку вперед, чтобы снова не уйти в этот водоворот страсти. – Тэн, нет, не сейчас. Тебе нужно идти.

— Леди Аробелла? – мы оба вздрогнули от звука голоса камеристки, но, к счастью, дверь в спальню была еще закрыта, а голос раздался из гостиной.

Моё сердце подскочило и ускорило свой бег, а Тэн был вынужден ретироваться. Через окно. Он уже переступил через подоконник и стоял на водопроводной трубе, когда я, не выдержав, подошла оконной раме, наплевав на опасность быть разоблаченной, и впилась в мужские губы поцелуем. К счастью, на улице было темно, но меня всё равно могли увидеть. Где же моя выдержка? Где же моя рациональность? Кажется, они возвращаются только тогда, когда этот невообразимый мужчина отходит от меня.

Резко развернувшись, я резко задернула шторы и поспешила на выход, перед этим взглянув на себя в зеркало. Слава богине, он не испортил мне прическу! Зато блеск в глазах и припухшие губы выдавали меня с головой. Голос из гостиной повторился, и уже в дверях я столкнулась с Диди. Она окинула меня обеспокоенным взглядом.

— Леди, с вами всё в порядке? Вы долго не отвечали.

— Я просто задумалась, — ответила я рассеяно, и девушка наградила меня недоуменным взглядом. В мои слова она не очень поверила, но вовремя опустила глаза в пол, скрывая свои истинные соображения по этому поводу. – Помоги мне снять платье. Я хочу сегодня лечь пораньше. Завтра трудный день подготовки к балу.

Девушка понятливо кивнула, после чего я развернулась и направилась к трюмо, села на пуфик, и Диди ловко расплела мне прическу. Потом помогла снять платье, и я отправилась спать. Последней моей связной мыслью было желание, чтобы платье сняла не камеристка, а лично Тэн. 

Глава 14

"Чьё сердце, Ваше ли, моё ли

Летело вскачь"

Марина Цветаева

Королевский дворец, столица Этиона


С самого утра у монарха образовалась куча дел. И одно было важнее другого, поэтому мысли порой разбегались. Войдя к себе в кабинет, Эдмунд получил магическую записку. Бумага материализовалась прямо из воздуха, и король с жадностью принялся читать строчки, написанные лучшим агентом тайной канцелярии:


«Аробелла Энриетта Сотер – пропавшая принцесса по версии оппозиции. В ближайшие дни с ней захотят встретиться в пределах дворца, если не удастся, то постараются выкрасть. Дело остается за вашим решением».


Король выдохнул, тут же поднеся записку к огню свечи, чтобы избавиться от секретной информации, после чего поднял растерянный взгляд на окно, пытаясь вспомнить всё, что он знал о королевском роде.

Касл утверждал, что поводом считать Аробеллу младшей дочерью Адольфа Пятого является родимое пятно в форме короны. О чем-то таком Эдмунд слышал, но с тех пор королевский род так тесно смешался с высшими титулами аристократии, что даже среди графов подобное родимое пятно могло появиться в связи с дрейфом генов. Магия крови, порой, самая сильная.

Так могла ли Аробелла унаследовать родимое пятно просто от своих родителей, ведь герцог – далеко не последнее лицо государства? В любом случае, если её считают пропавшей принцессой, то это будет на руку монарху.

Но было ли, действительно, это родимое пятно у Аробеллы? И даже если было, то является ли это доказательством её близкого кровного родства с бывшей королевской династией? Эдмунд задумался, после чего подошел к кристаллу связи и вызвал Алиона, а сам сел писать письмо. Адресовалось оно Каслу, и в нем было всего одно предложение:

«Найдите в архивах все фотографические снимки погибшей принцессы».


Аробелла Энриетта Сотер


…Запах свежескошенной травы заставляет морщить маленький носик и чувствовать тошноту. И всё же я бегу по зеленому полю, перескакивая через кучки травы. Вновь морщусь, но не останавливаюсь. Меня сейчас поймают. Сердце колотится как бешенное, готовое выпрыгнуть из груди. Каштановые волосы развиваются на ветру, они еще тонкие, именно такие, какие могут быть у семилетней девочки.

Но я бегу, не останавливаюсь, лишь пытаюсь сдуть с лица очередной непослушный локон. А меня нагоняют, я это чувствую, губы дрожат в улыбке, а сердце бьется в районе горла. Детское частое сердцебиение.

Вдруг я не замечаю толстого торчащего стебля, наполовину обрубленного, и понимаю, что соприкосновение с землей неизбежно. Уже испуганно кричу, падая, но тут сильные мужские руки перехватывают меня поперек туловища, и мой крик превращается в смех.

— Ага, попалась! – смеется папа, прижимая меня ближе к себе и целуя в шею, вызывая тем самым очередной приступ смеха.

— Поле – не игрушка. Прекратите баловаться! – наставительно воскликнула мама, после чего папа поудобнее перехватил меня, подсадив к себе на руку, и мы вместе взглянули на миловидную женщину.

Она вздохнула, достала из кармашка белый платочек и принялась оттирать с моего лица грязь. Нежно и аккуратно. А еще от неё пахло лавандой.


Я не хотела пробуждаться. Эпизоды были такими теплыми, что на глаза невольно навернулись слезы. Наконец-то я увидела их лица, пусть и смутно. Скорее всего, я подсознательно представила их такими, как видела на фотографических снимках. Или это всё же были настоящие воспоминания? Как хотелось бы в это верить!

Пыталась ли я вернуть утерянные воспоминания? Да, пыталась. Для этого и ходила к гадалке, которая ничем не смогла мне помочь, зато она сказала, что мне начертано стать королевой. Может, это и написано на моей судьбе, но свою жизнь мы строим сами и краски для неё выбираем из предоставленной палитры, а уж какие цвета нам понравятся – наше право. А потом… а потом я просто испугалась, что эти воспоминания убьют мою личность, раскрошат нынешнюю Аробеллу в порошок. И это действительно было страшно. Тем более, попросить Алиона о снятии блока с моей памяти никогда не поздно.

Диди привычно помогла мне одеться и привести себя в порядок. У меня было странное ощущение, что сегодняшний день будет не менее суматошным, чем вчерашний. На вечер назначен бал Святого Духа, который являлся одним из самых массовых событий в году. Но из-за насыщенной недели я совершенно не успела к нему толком подготовиться.

Перед выходом я подошла к зеркалу и попыталась взглянуть на себя глазами встречных мне людей. После придирчивого осмотра пришла к выводу, что с людьми мне лучше не общаться хотя бы ближайшие минут десять, иначе рассекретят по блеску в глазах и блуждающей улыбке.

Да, я была счастлива! Первый раз в сознательной жизни была настолько счастлива! Может, именно поэтому мне приснился сегодняшний сон? Ведь девочка в нем получала громадное удовольствие от происходящего, может, моё настроение сейчас такое же, как у того ребёнка?

Странно, но я даже не могла соотнести себя с этой девочкой из сна. Вроде понимаю, что это я, но она кажется для меня такой далекой, забытой, что на осознание себя ею уйдёт ещё некоторое время.

А пока нужно идти к её величеству, выполнять свои основные обязанности. Выйдя в коридор и бросив взгляды на двери покоев своих приятельниц, я закусила губу и решила пройтись в гордом одиночестве. Мыслей в голове было много, но все они в итоге соскакивали на вчерашние поцелуи, и губы вновь растягивались в блаженной улыбке. Да что же такое со мной творится?! Никак не могу собраться с мыслями, взять свои чувства под контроль и начать следить за мимикой. Любовь выстрелила из арбалета, и её болт навылет пробил мой мозг.

С этими размышлениями я спускалась по лестнице, когда на одном из лестничных пролетов почувствовала прикосновение к своей руке, а в следующий миг оказалась в тёмной нише с зажатым ртом. Паника отступила с раздавшимся рядом голосом Тэна:

— Тише, это всего лишь я.

Я выдохнула, а в следующий миг, когда мои губы и руки обрели свободу, попыталась стукнуть мужчину по плечу. Нет, ну разве можно вот так пугать?! У меня и так нервы расшатанные после нападения!

Мою руку перехватили, поцеловали каждый пальчик, отчего моё дыхание сбилось, и потом уже притянули к себе, завладев моими губами в нежном поцелуе. О богиня, только не говори мне, что это я с такой охотой отвечаю на его поцелуй!

— Я скучал, — и столько в его голосе нежности и покорности собственным чувствам.

— По твоему поведению видно, — не могла не съязвить я, и хорошо, что в темной нише не был заметен мой румянец. — Ты бы ещё дубинкой по голове и в пещеру!

Тэн рассмеялся, и от его смеха я невольно улыбнулась и теперь поцеловала мужчину сама, обвив руками его шею и перебирая пальцами короткие пряди волос на затылке. Его руки хаотично двигались на моей талии, всё время норовя спуститься ниже. Его губы с каждой секундой становились всё требовательнее, из ласк уходила нежность, но на её место приходило что-то более безудержное и неистовое. Внизу живота разгорался костер, сжигая меня всю, но языки пламени исходили именно сверху – от сердца. Какой-то неправильный у меня огонь, перевернутый…

— Не будет с моей стороны забывчивостью, если я вновь повторю своё признание? — чуть отстранившись от меня, спросил телохранитель.

— Я готова слушать его всю жизнь, — ответила я, улыбаясь.

— Я ловлю тебя на слове, любимая, — прошептал он, и теперь костерок внутри меня понемногу разгорался, превращаясь в безудержное пламя. Девушки любят ушами – как же истинна эта фраза!

Я потянулась к его губам, но он увернулся, напряженно посмотрев на меня. Я удивилась смене его настроения, но выражение его лица разглядеть было сложно, видела лишь свет глаз. Чего он ждет? Ответного признания? Я и так позволила слишком много, поэтому слова любви оставлю на первую брачную ночь.

— Ты пугаешь меня.

— И часто я тебя пугаю?

— Скорее, часто волнуешь, — лукаво ответила я.

— Часто?

— Всегда, — я вновь потянулась к его губам, но он не дал себя поцеловать, заглянув в глаза.

— Ты выйдешь за меня?

Я застыла, не веря своим ушам. Этот вопрос так логичен в данной ситуации после признания, так правилен, так нужен, и одновременно так неожидан. Он застал меня врасплох, ускорил сердцебиение и выбил почву из-под ног. Ноги подкосились и если бы не Тэн, я бы прямо сейчас упала на колени. Но он прижал меня к себе, находясь так близко и оттого волнующе.

Он ждал. Причем именно ждал. В глаза читалось неуверенность, а руки застыли на моей талии в напряжении. И я неожиданно поняла, что этот самоуверенный мужчина, действительно, боится того, что я могу отказать ему, выбрав другого, выбрав не его.

Но разве могу я выбрать не его? Да я уже не представляю в роли мужа никого другого! Для меня существует только он, только его руки, только его губы, его прикосновения. Я уже буквально кричу о своей любви, так какая может быть неуверенность у этого мужчины относительно моего ответа?

И вновь нам помешали. В этот момент я четко услышала стук каблуков по лестнице, поэтому появилась опасность быть замеченными. И я приняла единственно правильное решение – выскользнула из ниши, поспешив вниз по лестнице. И тут же сверху раздался оклик Милы. Я подняла на неё удивленный взгляд, будто только сейчас заметила девушку.

— Доброе утро, — улыбнулась я, теперь обратив внимание на компаньонку Милы в лице Амалии.

— Куда ты так спешишь?

— Мне показалось, что я опаздываю, — не моргнув и глазом, солгала я. Девушки моё оправдание приняли и дальше мы двинулись вместе, а сзади в темноте ниши остался Тэн.

Его одного в темной одежде там было незаметно, но вот моё светлое пышное платье не заметить было крайне сложно. И всё же на сердце скребли когтями неугомонные мартовские коты, напоминая о том, что я так и не дала ответ. Я бы могла шепнуть «да» и выскользнуть так же быстро, как и сделала, но тогда бы этот момент потерял всё своё очарование.

Я бы навсегда запомнила предложение руки и сердца именно в темной нише, где я пряталась от фрейлин. Не хочу так! Хочу красиво, хочу танцевать с ним на балу, хочу, чтобы сегодняшние маленькие духи окружили нас мелкими сверкающими точками, объявив самой красивой парой вечера. Ах, мечты-мечты…

— О чем задумалась? – лукаво спросила Мила, но я сохранила лицо, беззаботно пожав плечами.

-Думаю, в чем сегодня пойти на бал. Вчера написала мастеру Пьеро, но не уверена, найдется ли у него подходящее платье. Если нет, то придется выбирать что-то ношенное из своего гардероба, — вздохнула я, и Амалия разделила моё беспокойство, начав рассказывать о своих проблемах с нарядами.

Вот так мы и пришли к её величеству. Королева была в своем будуаре, и уже обсуждала с Клариссой необходимые процедуры, чтобы кожа на сегодняшнем балу помолодела минимум лет на десять. Мы все высказывали своё мнение и давали советы, которые вдовствующая королева выслушивала с неподдельным интересом.

А дальше к нам на завтрак пожаловал король. У меня было неприятное чувство déjà vu, когда мы вошли в столовую. Принцессы сегодня я не видела, что показалось мне странным. Жених здесь, а невесты нет. И его взгляд, задержавшийся на мне во время приветствия, заставил меня насторожиться, хотя на моем лице не проскользнула ни единая лишняя эмоция.

Конечно, пока рядом нет одного невыносимо-любимого телохранителя, я могу вести себя достойно. Увы, сесть рядом с королевой-матерью и подальше от короля мне не позволили. Монарх подошел ко мне сам, поцеловав руку.

— Вы как всегда восхитительны.

— Вы как всегда красноречивы, — это была шпилька, которую прочувствовал и Эдмунд. В его глазах бескрайний океан приобрел айсберги.

Он сжал мою руку крепче, после чего положил на свой локоть и проводил к месту рядом с собой. Мне пришлось подчиниться и благодарно улыбнуться в ответ, сглаживая свою недавнюю невежливость. Король заметил перемену в моем настроении и благосклонно кивнул.

— Позвольте пригласить вас на прогулку после завтрака, — как только королева дала знак к началу трапезы, спросил его величество.

Я посмотрела на Ану и Милу, которые мой взгляд поняли и чуть кивнули. Я очень надеялась, что в их присутствии король не позволит себе вольностей.

-Как вам будет угодно, ваше величество, — ответила я, приступив к поглощению пищи.

Мила периодически подмигивала мне во время трапезы, видимо, она находила это всё очень забавным. Очень забавно, конечно! Он без пяти минут женатый мужчина, а я без десяти минут его любовница, и мне так необходимо остановить стрелки часов!

— Ваше величество, а, правда, что на сегодняшнем балу будет его высочество Астат Оргонский? – спросила Амалия, а у меня даже бровь приподнялась. У нас такие гости и мы о них не знаем? О приезде его высочества Себастьяна весь дворец кипел!

— Откуда такая информация, моя дорогая? – полюбопытствовала королева, разрезая омлет.

— Случайно узнала от мажордома, — смущенно ответила девушка, и на её щеках проскочил румянец.

— Его высочество Астат, действительно, будет, — ответил Эдмунд, после чего сделал паузу и уже с усмешкой продолжил, — но он приехал намного раньше, правда, об этом знал лишь круг посвященных. Как вы понимаете, в этот круг был включен и я.

Неужели? Значит, любящий братик помчался за сестренкой в чужое королевство? Что-то он рано приехал, ведь точная дата свадьбы еще не назначена. Или она еще не озвучена? Скорее всего, второе.

— Даже так? – приподняла бровь Мила, — ваше величество, в вашей осведомленности никто из нас не сомневался. Но, что же, даже её величество не была включена в список посвященных? И есть ли вероятность, что мы хотя бы случайно видели наследника Леньевы?

— Такая вероятность есть, — кивнул Эдмунд, а потом устремил взор на слегка рассерженную Лисавету, — матушка, спасибо вам за то, что так стойко хранили эту тайну.

Королева заметно расслабилась и улыбнулась, из чего я могла сделать вывод, что секретничал король даже со своей семьей. Хотя личностью принца я заинтересовалась еще в тот первый день, когда его сестра процитировала слова своего брата за обеденным столом.

Должно быть, он интересная личность, хотя не могу утверждать заранее. Но я уже фактически помолвлена, поэтому, если и буду любоваться принцами Астатом и Себастьяном, то только издалека. При воспоминании о Тэне на лицо снова скользнула предательская улыбка, которую пришлось спрятать за бокалом холодного морса.

Разговор был направлен только в сторону предстоящего бала. Эдмунд смотрел на всё это снисходительно, а королева принимала охотное участие. Но уже через полчаса все покинули застолье, направившись на прогулку в парк. Король подхватил меня под руку, а Мила с Аной неспешно двинулись следом.

— Как вы себя чувствуете? Сильно испугались вчера? Ах, какие глупости я спрашиваю! Конечно, вы испугались, — улыбнулся король, и я потупила взгляд, будто бы смущаюсь.

— Ваше величество, я должна вас поблагодарить, что вы с таким рвением приняли участие в моей беде.

— Пустяки, — отмахнулся венценосный мужчина. – Леди Аробелла, вы не хуже меня знаете, какие чувства я к вам питаю, поэтому вчерашняя забота была вызвана порывами моего сердца.

— Ваше величество, о чем вы таком говорите? Совсем скоро состоится ваша свадьба, — попыталась я урезонить монарха, за что получила насмешливый взгляд.

Что он им хотел сказать? Свадьбы не будет? Или супруга не помешает нашим потенциальным отношениям? Ничего не понимаю, но и углубляться в эти размышления нет ни малейшего желания. Тем временем мы проходили мимо стражников, количество которых увеличилось со вчерашнего дня. Усиленная охрана? В связи с балом Святого духа?

— Ари, позволь задать тебе личный вопрос, — неожиданно перевел тему монарх. Не согласиться у меня не было права. – Ты совсем не помнишь своё детство? Кажется, Алион говорил о полной потери памяти.

— Так и есть, ваше величество, мои воспоминания начинаются с возраста двенадцати лет, — немало удивилась, но всё же ответила я.

— Вот как, — задумчиво произнес король, а потом бросил взгляд на дворец. – Что ж, дела меня зовут, как бы мне не было хорошо в вашей компании, моя прекрасная Ари, я должен вас покинуть. Увидимся сегодня на балу.

Я присела в реверансе, а когда поднялась, то Эдмунд уже уверенными шагами пересекал поляну и направлялся в сторону дворца. Чудно! К чему вопросы о моем детстве?

— Может, мы и поторопились с выводами, — раздался рядом со мной голос Милы. Девушка уже поравнялась со мной.

— О чем ты говоришь?

— Есть вероятность, что ты еще и станешь королевой, — усмехнулась приятельница, но ответить я не успела, так как в разговор встряла Ана.

— Сегодня утром я видела, как его высочество Себастьян прогуливался под руку с принцессой Амелиндой, причем ворковали, точно голубки.

Я приподняла брови, а потом, когда все масштабы катастрофы дошли до меня, вздрогнула. Если тут его высочество Астат, то навряд ли он разрешит своей сестре расторгать помолвку и выходить замуж за другого принца, в этом случае, мне жаль принцессу. А вот что касается второго и более вероятного…

Учитывая настроение короля и поведение принца и принцессы, то можно сделать вывод, что свадьбы не будет. Значит, Эдмунд Второй приложит все усилия, чтобы я вышла замуж именно за него. И тогда мне вдвойне необходимо засиять среди белых светлячков на балу Святого Духа. Вот только влюбленных там будет много, поэтому шанс на это всегда ниже желаемого.

— Ах, где же ты, где же ты витаешь, любовь?! – воскликнула Мила, вдохнув полной грудью и посмотрев в голубое небо. Мы с Аной сделали тоже самое, зажмурившись от еще блеклого утреннего солнца.

— Боюсь, что некоторым не суждено её встретить, — прошептала рыженькая фрейлина, и я улыбнулась, теперь переведя взор на Милу.

— Тебе грех жаловаться, бесстыдница! Ты-то у нас замужняя! – пожурила приятельницу я, и девушки рассмеялись.

— Ты не понимаешь! Когда ты живешь с нелюбимым, можно делить постель и с самим королем, — подмигнула она, говоря явно о себе, — но женского счастья это не принесет.

— Если, конечно, твой муж – это не король, — вставила Ана, и мы вместе рассмеялись, просто радуясь теплым мгновениям, когда не обязательно исходить ядом от зависти.

Просто сейчас мы все были несчастны по-своему. Такие разные, со своими судьбами, но в тоже время схожие в обычных женских желаниях. Может быть, не каждая хочет семью и детей, но ведь счастья для всех своё, и истинно счастлив тот, кто его найдет.

— Леди Аробелла! Леди Аробелла! – раздался оклик сзади, и мы все втроем обернулись, удивленно взглянув на мастера Пьеро.

Мужчина бодренько шел в нашу сторону, опираясь на клюку, а рядом с ним вприпрыжку бежал мальчишка, лица которого не было видно за коробками. Экспрессивный мужчина в оранжевом сюртуке довольно быстро подошел к нам, раскланявшись в почтительных поклонах.

— Ах, какие красавицы! Ах, молодость! – не переставал восклицать он, а мы в ответ улыбались. Когда портной закончил с комплиментами, обратился непосредственно ко мне: — Моя дорогая, вы уже должны были понять, по какому поводу я ищу с вами встречи. Именно вчера я, получив ваше письмо, решил лично нарядить вас в свой лучший наряд! Нам необходимо поговорить в ваших покоях, моя муза!

— Мастер Пьеро, своими словами вы заставляете нас завидовать Ари, — обиженно произнесла Мила, и мужчина наградил её восхищенным и немного виноватым взглядом.

— Обязательно в следующий раз сделаю вам такое же, если оно придется по вкусу! Но хочу предупредить, что это платье вызывающее, поэтому осмелиться прийти в нем на бал Святого Духа может только очень независимая девушка.

— Тогда, пожалуй, отдам роль первооткрывательницы Аробелле, — с долей ехидства ответила Мила, и я фыркнула. Будто ей кто-нибудь предлагал эту роль!

— Пойдемте, мастер, провожу вас в свои покои, а там моя камеристка поможет мне примерить наряд, — взяв мужчину под руку, я направилась в сторону дворца, оставив хихикающих девушек позади себя.

— Идемте, моя дорогая, идемте! Уверен, что вы-то уж оцените по достоинству мои творения! – воскликнул мужчина, а потом обернулся к мальчишке с коробками и его голос приобрел недовольные нотки, — а ты чего встал? Поторапливайся!

Мальчик, кстати, и так старался, но не спорить же с мастером?

В гостиной я подошла к кристаллу связи, вызвала Диди и попросила принести чай, пока портной располагался за столиком, а его подмастерье прошел в спальню, где уложил коробки на софу.

Мастер Пьеро пребывал в нетерпении, желая поскорее показать мне своё творение. Признаться, мне и самой стало интересно, что же там такого экстравагантного? Впрочем, ответ на этот вопрос я получила спустя двадцать минут, когда закончилось чаепитие и Диди, предварительно унеся поднос с посудой, уверенно направилась к коробкам.

— Аккуратней, милочка, аккуратней! Не порвите тонкий шелк платья! – ревностно отзывался мужчина, а я стояла в стороне и улыбалась.

На самом деле в этот момент я думала, насколько это платье понравится Тэну? Что он скажет? Вдруг оно окажется таким откровенным, что он сойдет с ума от ревности? Пожалуй, я не против последнего.

И вот чудо швейного дела достали на свет, и у меня, честное слово, челюсть медленно поползла вниз. Платье было нереально красивым! Кремовое, с расшитым лифом под горло, но с открытой спиной и ромбовидным вырезом для декольте. Хотя самое вызывающее в нем было другое: пышная юбка состояла из материи, внахлест накладывающийся друг на друга сбоку, отчего при широком шаге или танце могла оголиться коленка. Это было непозволительно! И как бы платье не было прекрасно, какими бы стразами не был ушит лиф, я не могла его надеть!

— Нет, — сделав шаг назад, заявила я и постаралась отвести взгляд – слишком велик был соблазн.

Мастер расширил глаза, губы задрожали.

— Как нет?! Моя муза, только не говори, что ты покидаешь меня в самый ответственный момент! В вечер показа! Ари, луч солнца золотого, прошу тебя, не огорчай старика!

— Мастер, я не смогу, — вздохнула я, — это моветон!

— Моветон прятать такое тело! – не согласился мужчина и указал на платье, — а это – произведение искусства, созданное, чтобы пленять принцев и королей!

«Да не нужны мне эти особы королевских кровей!» — хотела воскликнуть я, но сдержалась. Столь резкая смена моих приоритетов может вызвать нездоровый интерес.

— Нет.

— Ари! Одумайся! – взмолился Пьеро, взяв меня за руки, а я вздохнула и бросила еще один взгляд на шикарное платье. Ах, если бы не этот разрез! – Ты только представь, какую моду введешь!

— Её величество не одобрит, — сдавая последние рубежи обороны, ответила я, а на лице мастера расцвела торжествующая улыбка.

— Ари, мой холодный ветер в жаркий день, поверь мне, королева будет относиться к тебе, как к личности, независимо от того, что будет на тебе надето!

— Леди, соглашайтесь, — восторженно глядя на платье, улыбнулась Диди.

— Соглашайтесь, — кивнул мальчик, — а то мне его назад тащить придется…

— Ах ты, негодник! – воскликнул мастер, а я весело улыбнулась.

— А что в других коробках? – всё-таки решилась спросить я, и мужчина, вновь вернувшийся ко мне взглядом, подмигнул и приказал мальчишке выйти.

— А это, моя незабываемая лунная ночь, мой подарок на скорую помолвку.

— Скорую помолвку? – удивилась я. Откуда же он узнал?!

— Разумеется, — кивнул Пьеро, — такая девушка просто не может долго оставаться незамужней!

Я облегченно выдохнула, а потом подошла ближе к коробкам. Диди открыла первую – в ней оказались чудесные туфельки под цвет платья. Надеюсь, в них будет удобнее, чем в предыдущих. А вот в третьей коробке оказался… пеньюар! Только теперь персикового цвета с полуоткрытым корсетом и маленькими шортиками с пуговичками, с помощью которых конструкция соединяется с чулками. Моя прелесть! Вот это я готова надеть! Не на бал, конечно, а так, приватно, для кое-кого…

— Вижу, тебе понравилось, — не без гордости в голосе произнес портной, а я подняла на него восхищенный взгляд и кивнула.

— Вы – волшебник!

— Я даже не маг, — отмахнулся он, хотя сиял, как магический светильник, — и всё же сделай для меня радость… укажешь сегодня на балу, для кого ты этот наряд надеть хочешь?

— С чего вы взяли, что такой человек уже есть? – недоуменно спросила я, стараясь не выдать своей заинтересованности.

— Мой свет маяка во время шторма, поверь мне, такой влюбленный взгляд я узнаю всегда. Ты уже познала стрелы любви, и одна угодила прямо сюда, — мужчина приложил руку к сердцу, и я смущенно улыбнулась.

— Думаю, вы его и сами увидите.

— Я весь в предвкушении! Кто же смог покорить такую девушку, как ты? Должно быть, это выдающийся человек.

— Самый лучший, — согласилась я, и мужчина негромко рассмеялся.

— Раз так, то приступаем к примерке платья. Хотя думаю, что оно сядет на тебя, как влитое! Но мы ведь должны убедиться, что твой кавалер будет покорен?

— Он уже, — усмехнулась я, и мастер, коротко хихикнув, погрозил мне пальчиком. Больно страшно!

А вот надев платье, я поняла, что не сниму его ни за что, даже не смотря на неудобство в корсете! Дышать было тяжело, зато какая красота! Талия узкая, а ворот зрительно увеличивает шею, не говоря уже о пикантном ромбовидном вырезе, который добавляет наряду остроты. Остроты к безумно горячей юбке!

Если не шагать размашисто, то юбка практически не расходится, только у самой голени, но вот при танце это может стать проблемой. Хотя какая тут проблема, когда именно так и задумывал автор творения? Мастеру виднее, а он вокруг меня и так выплясывал, периодически закатывая глаза в неописуемом восторге.

— Шик! Вишенка на торте со взбитыми сливками! Бриллиант среди алмазов! – выплескивал свои эмоции Пьеро, пока я пыталась найти компромисс со своим дыханием.

— Кажется, я слегка поправилась, — вынуждена была признать я.

— Чепуха! Ты прекрасно выглядишь!

— А нельзя ли его чуть-чуть увеличить?

— Ни в коем случае, мой дождь в жаркой пустыне, ни в коем случае! Придется дышать чаще, но короче, — вынес вердикт портной, и ведь с ним даже не поспоришь, пришлось соглашаться. – Дорогая моя, скажи мне, ты же не заказывала платья у новой модистки из Леньевы? Приезжала она ко мне, в своем сером платье… тьфу ты!

— Сильно расстроился? – спросила я, пока Диди помогала мне снимать платье за ширмой.

— Пустяки, — солгал он и смешно сморщил нос, я же улыбнулась, но ничего не ответила.

И всё же платье пришлось подшивать снизу, даже с моими каблуками оно было слишком длинным. За всеми примерками мы пропустили обед, поэтому еды Диди принесла в гостиную моих покоев.

К счастью, все имеет свойство заканчиваться, как и примерка нового платья. Уже к трем часам мастер Пьеро покинул мои покои, оставаясь в восторженном настроении, даже на своего мальчишку кричал не так часто. Подмастерье, надо сказать, у него был смышленый, и если портной и высказывался о нем нелестно, то тайком от самого ученика улыбался его успехам.

— Госпожа, вы так и не примерили туфли, — напомнила Диди, и я обернулась к камеристке, задумавшись.

Действительно, не померила, ведь мои мысли вновь уплыли в сторону Тэна. Богиня, если я и дальше так же буду зависима от его присутствия, то просто потеряю свободу! Потеряю свободу мыслей или обрету свободу действий? Ведь рядом со мной будет мужчина, который будет меня беречь. И вот так я не заметила, как покинула собственные покои и направилась в гостевое крыло Амелинды Оргонской. Должно быть, я сумасшедшая. Его ведь, вообще, может не быть в комнатах, ведь он на службе, и тут я…

Но все сомнения выветрились из головы, когда я дошла до покоев Тэна, остановившись около двери и пытаясь перевести дыхание. Сердце вновь забилось сильнее прежнего, особенно когда я услышала его голос. А вот следующие слова были для меня подобны грому среди ясного дня. 

Глава 15

«Долга любить нет. Есть только свобода любить,

И эту свободу можно открывать в себе снова и снова».

Владимир Леви

Королевский дворец, столица Этиона


Дворец сегодня кипел, бурлил и был словно полноводная река, вышедшая из берегов. Гости съезжались и не все из них успели поприветствовать занятого монарха. Его величество выделил лишь час на разговоры с Амелиндой Оргонской и Аробеллой Сотер, и дальше вновь погрузился в государственные дела.

От Касла пока новостей не было, для того, чтобы найти фотографические снимки младшей принцессы понадобилось больше времени, чем было в запасе у короля. Но и смелых шагов он предпринять не мог, поэтому на сегодняшнем балу придется приглядывать за леди Аробеллой (последняя мысль пришлась Эдмунду по душе). Сегодня заговорщики должны себя выдать.


Астат примерял наряд, который был у него с собой среди прочих вещей, привезенных из Леньевы. Конечно, он не желал, чтобы его инкогнито было раскрыто, но и такого исхода дела он предполагал. Узкие брюки, заправленные в высокие сапоги, рубашка кремового цвета и черный камзол, расшитый светлой нитью. Единственное, что всегда портило величественность принца, это короткие волосы, не позволительные для наследного принца. Придется их всё же отрастить.

Пройдясь пятерней по волосам, он с неудовольствием взглянул на золотой венец, который держал в руках камердинер. Мужчина был немало удивлен изменившемуся статусу «Тени», но не подавал и виду, отчего Астат периодически про себя усмехался. Он ведь так и не успел объясниться с Ари! И теперь эта проблема встала костью поперек горла.

В дверь постучались, после чего камердинер, аккуратно положив венец на красную подушечку, пошел в гостиную. Астат направился вслед за ним, уже увидев входящую в комнату сестру. Тепло улыбнувшись светловолосой красавице, он предложил ей сесть на софу. Камердинер, вежливо поклонившись, вышел за дверь.

— Астат, я так уже отвыкла видеть тебя в этой одежде! – рассмеялась девушка, присев на предложенное место и расправив складки на платье.

— Сам себя не узнаю, — вздохнул брат. – Я даже внутренне изменился.

— Вот как? И ты ей уже рассказал?

— Времени не было, — отвел взгляд принц, и Амелинда удивленно приподняла брови, усмехнувшись.

— Ты? Не успел? Астат, да ты в любое окно влезть способен так, чтобы тебя не заметили! Только не говори мне, что не ходил к ней! – Астат не стал это комментировать, а принцесса как-то неожиданно переключила тему, — жаль, Себастьян не такой…

— О, — улыбнулся наследник, и на щеках сестры выскочил румянец.

— Он мне сделал предложение.

— Уже?! – немало удивился брат, — сестренка, я ошибался в твоих способностях! Ты может вскружить голову мужчине за два дня!

— Навряд ли я настолько обворожительна, — поморщилась Амелинда, — скорее всего, свою роль сыграли слухи обо мне и желание благородных мужчин повести меня под венец. Но у меня будет вся жизнь, чтобы доказать, что он сделал верный выбор.

— Разумные речи, — не мог не восхититься Астат, откинувшись на спину. – И что ты ответила?

— Я обещала подумать, — подмигнула принцесса, и наследник вымученно вдохнул.

— Женщины – вселенское зло! Ари вообще мне не ответила!

Амелинда захихикала, а принц улыбнулся, вспоминая этот момент. М-да, поддавшись порыву, он сообщил вовсе не то, что хотел. Вместо того, чтобы раскрыть себя, он сделал ей предложение руки и сердца. И Аробелла тоже хороша! Убежала, так и не дав ответ. Хотя в положительном решении наследник Леньевы уже не сомневался. Вчера вечером он сдерживался из последних сил, не позволяя ласкам перейти от целомудренных в супружеские. И Ари вовсе этому не способствовала, сама призывая его к активным действиям. Было видно, что ей уже наплевать на свою невинность, так как для себя она уже решила, кто будет её мужем. И наследник был достаточно умным мужчиной, чтобы понять это и не строить переживания из воздуха.

— О, значит, мой любимый бабник-братишка наконец-то усмирен? Как я этого ждала! – рассмеялась Амелинда, и наследник поморщился.

— Невыносимая девчонка!

— Я или она?

— Обе, — выдохнул Астат, и Линда, подвинувшись ближе к брату, обхватила его за шею руками.

— Ты же в курсе, как я тебя люблю?

— Поверь мне, я люблю тебя не меньше, — прошептал брат в ответ, — но теперь у меня будет жена, поэтому больше не могу назвать тебя самой любимой девушкой в своей жизни.

— Какая жалость! – притворно воскликнула Амелинда, а потом улыбнулась, — Астат, ты самый лучший брат на свете и я искренне желаю тебе счастья. Ты будешь прекрасным мужем и королем.

— Пророчишь? – прищурился он, подмигнув.

— Верю, — ответила принцесса, вставая со своего места. – Я пойду, мне еще необходимо подготовиться к балу. А ты не тяни с разговором с леди Аробеллой. С её характером она не поймет твоего поступка.

— Я поговорю с ней, — кивнул Астат, поднимаясь со своего места.

Его высочество проводил Амелинду до её покоев, после чего взглянул на себя в коридорное зеркало. На нем был всё тот же костюм, который он примерял. Пойти к Ари в этом или переодеться? «Ты бы еще венец на голову надел, чтобы уж точно её шокировать», — ехидно шепнул внутренний голос, и Астат всё-таки вернулся в комнату, чтобы переодеться.


Аробелла Энриетта Сотер


Дверь в покои телохранителя была приоткрыта, чему я удивилась. Видимо, кто-то из слуг забыл закрыть, ибо за Тэном я не замечала такой безалаберности. Улыбнувшись, я подошла ближе и дотронулась рукой до ручки, когда услышала голос возлюбленного, который, видимо, был не один:

— Обе.

Обрывок фразы, ничего не означающий. Я уже собиралась разворачиваться и идти обратно к себе (не мешать же его разговору, выставляя наши чувства на показ?), когда услышала вопрос принцессы:

— Ты же в курсе, как я тебя люблю?

У меня руки опустились, а сердце испуганно сжалось. Нет, нет, нет! Скажите, что мне это всё послышалось!

— Поверь мне, я люблю тебя не меньше, — прошептал в ответ Тэн.

Может, мне послышалось? Ведь такие тихие слова сложно различить, может, это игра моего больного воображения? Но это еще был не конец разговора. И очередная фраза беседы заставила меня удивленно расширить глаза и хватать открытым ртом воздух от непонимания и обиды:

— Но теперь у меня будет жена, поэтому больше не могу назвать тебя самой любимой девушкой в своей жизни.

— Какая жалость! – притворно воскликнула Амелинда, а я чуть не упала.

То есть они всё-таки любовники и моя первоначальная версия была верна?! Но как же больно от этой мысли! Сердце буквально разрывается, хотя я прекрасно слышала слова возлюбленного. Он сказал, что теперь есть я, и он меня любит больше, но… ненавижу, когда меня с кем-то сравнивают! Как у него, вообще, хватило совести говорить о таком?! Он же… я же… Женой?! Вот не так быстро, мой дорогой! И этот насмешливый тон принцессы заставил еще в бессилии сжать кулаки.

— Астат, ты самый лучший брат на свете и я искренне желаю тебе счастья. Ты будешь прекрасным мужем и королем.

Это был удар под дых. Я прикрыла рот ладошкой, чтобы не закричать. Астат?! Это же был голос Тэна! Или… Или… Богиня, что это значит?! Только не говори мне, только не говори, закрой мне уши...

Он наследный принц Астат Оргонский?!

— Пророчишь? – спросил Астат голосом Тэна, и я круто развернулась на каблуках, быстрыми шагами пересекая коридор и уходя подальше из этого крыла.

В голове гулял ураган, из-за чего пришлось идти, придерживаясь стенки. Стражники как-то странно косились на меня, один даже предложил помощь, но я покачала отрицательно головой, не в силах вынести ошеломляющие новости. Они были подобны черному мешку, надетому на голову и закрывшему солнце.

Тэн – принц и брат Амелинды Оргонской. Именно о нем говорил король, и Эдмунд знал, кем является он на самом деле. Сразу вспомнилась та сцена в коридоре, когда Астат защитил меня от внимания короля. Помню, с какой неприязнью на него смотрел Эдмунд, но не говорил и слова против. Он знал. Но как же так? Как же способности Тэна, тьфу ты, Астата?! Я же видела, как он раскидал около пятнадцати человек, своими глазами видела, с какой скоростью он двигался… Я ведь, действительно, верила, что он Тень!

Но всё отходило на второй план, когда я понимала, что он лгал. Он мне лгал. Почему он так делал? Из его разговора с Амелиндой становится понятно, что он всё же влюбился и собирается на мне жениться (что уже нонсенс), но почему тогда не рассказал мне? Да, его обрывали и вчера, и сегодня, но что ему мешало сказать мне раньше? Ведь наши чувства возникли не вчера. Не могу назвать точную дату, может быть, это было предначертано тогда, когда в сторону улетела моя голубая шляпка, но я люблю его. Действительно, люблю всем сердцем. Но как он мог меня обманывать? И ответ нашелся вполне легло.

Я помню его взгляд, когда он увидел на мне фиолетовое платье. И потом его улыбку, когда он узнал, что я не являюсь фавориткой. Не знаю, хотел ли он сначала просто поиграть, но знаю, куда это всё в итоге зашло. Он мне не верил. Он принял меня за охотницу за богатством, что, в сущности, правдиво, и именно поэтому не открывал свой титул. Не сказал, что он принц. Боялся, что я захочу замуж за титул, а не за него. Он хотел настоящих чувств. Он их получил. Мои чувства настоящие. Я по-настоящему на него в обиде!

Как он мог не доверять мне?! Я была не достаточно искренна?! Лгала ему?! Он буквально надсмеялся надо мной, растер мою гордость в порошок, но что было страшнее всего, так это то, что он показал мне своё недоверие. Он не доверяет мне и моим чувствам. Разве я могу выйти замуж за такого человека? Чтобы постоянно думать о том, как бы что-нибудь случайно не сказать и не сделать, чтобы мой муж случайно не подумал, что я его не люблю и делаю всё только из меркантильности?

О, да, я достаточно расчетлива, и умом сейчас понимаю, кого в себя влюбила и что получила в ответ на свои труды, но сердцем я этого принять не могу. Да, Астат Оргонский, он же Тэн, ты научил меня чувствовать, а теперь прими в ответ то, что я на тебя выплесну.

Я боялась думать о том, прощу я его или нет. Как человек рациональный я допускала мысль, что моя обида пройдет, а вот любовь нет, но моя вторая сущность, эмоциональная, твердила мне, что нужно мстить. Но первым делом необходимо проверить полученную информацию, поэтому я направилась в библиотеку. Да, хороших фотографических снимков Астата Оргонского не существует, но есть описание и смазанные, но всё же снимки.

Влетев в библиотеку, я тут же столкнулась с пожилым мужчиной в очках, который вежливо со мной поздоровался и спросил, может ли он мне чем-то помочь.

— Да, благодарю. Мне необходимо краткое описание Астата Оргонского.

— И вам? – удивился библиотекарь, разворачиваясь к стеллажам.

— У вас уже спрашивали подобную информацию? – удивилась я, и старичок обернулся, кивнув.

— До вас приходили еще молодые девушки и спрашивали его снимки. Говорят, что он прибудет на бал, вот девушки и хотят встретить его во дворце пораньше, чтобы познакомиться. В чудеса-то всем хочется верить. Кому не хочется стать принцессой?

— Тому, кто желает стать королевой, — буркнула я, сжимая кулаки.

Ах, за ним тут еще и половина дворца увивается?! За его высочеством?! Ну надо же, какой он оказывается… завидный жених! Сволочь, как есть, сволочь!

Стараясь успокоить свою гордость, я прошла за библиотекарем, отказавшись сесть в предложенное кресло. Вскоре передо мной на стол положили тонкую папку, открыв которую, я перебрала руками несколько снимков. Все были смазанные черно-белые, но короткие волосы различить было можно. Странно, что у принца короткие волосы, правда? Но это еще не всё. Пробежавшись глазами по строчкам с описанием, я пришла к выводу, что да, я дура. Полная дура. Информация была скудной и, вообще, маловероятной, так как глаза там были то зеленого, то серого цвета (вместо прекрасных синих глаз), зато про шрам упоминалось. Таки да, я дура. Но дура влюбленная, а нам многое простительно.

— Леди Аробелла, я могу быть еще чем-нибудь полезен? – вывел меня из неприятных раздумий голос библиотекаря.

— Нет, благодарю, больше ничего не понадобится.

Старичок кивнул, но наградил меня взглядом «не думал, что и вы туда же» и, подхватив тонкую папку со стола, направился к стеллажам, а я в свои комнаты. В голове постепенно систематизировалась полученная информация, выстраиваясь в цепочку последовательных событий. Теперь понятно, откуда такие нежные отношения с принцессой, а еще я неожиданно вспомнила первое знакомство с Амелиндой Оргонской, когда она упомянула своего брата и неожиданно решила сменить тему. И еще вчерашний разговор с Алионом. Кажется, он вчера был ошеломлен именно этой новостью и пытался предупредить меня по-своему. О, он думал, что его высочество Астат никогда не возьмет меня в жены! Как же он ошибался, и как же я была слепа! Но теперь выбор только за мной.

Я влетела в свою комнату, как ураган. Диди удивленно на меня посмотрела, приседая в книксене. Во мне продолжала клокотать ярость и обида, но я постаралась натянуть на лицо маску безразличия и отдала приказ камеристке:

— Приготовь мне ванную с ароматическими маслами.

— Слушаюсь, — присев в коротком поклоне, девушка удалилась в спальню, через которую можно было попасть в ванную комнату.

А я развернулась к выходу, когда услышала звук открываемой двери. И как бы я себя не накручивала, при виде Тэна, тьфу ты, Астата, сердце ускорило свой бег, а глаза чуть увлажнились. Мужчина улыбнулся, но тут же сообразил, что что-то не так, поэтому медленно настороженно направился в мою сторону.

— Ари, что-то случилось?

Что-то случилось, любимый? О, да, многое случилось! Но самое главное, я, наконец, прозрела. И самое отвратительное то, что меня это не радует. Я первый раз в своей жизни хотела бы оставаться в блаженной темноте и неведенье.

— А что могло случиться? – я растянула губы в подобии улыбки, скрепив ладони между собой на животе, чтобы не наброситься на мужчину с кулаками. Никогда не замечала в себе кровожадности или порывов агрессии, но сейчас готова располосовать симпатичную мордашку принца. Обманщик! Но всё-таки обижена я на него за то, что он не доверял мне. Мне нужно было всего лишь его доверие, а разве без него могут строиться отношения?

— Это я хотел спросить у тебя, — наследник остановился напротив меня, не предпринимая попытки меня обнять. Надо же, какие мы понятливые. Ах, да, у него же, скорее всего, всеобъемлющее образование, поэтому он должен отличаться умом и сообразительностью, будущий король всё-таки. – Любимая, не молчи.

— Не называй меня так, — грубо оборвала его я, и Астат вскинул брови, сжав кулаки.

— Это еще почему?

— Потому что мне стыдно, — солгала я, решив сыграть еще одну роль, уколоть его настолько же сильно, как он меня. – Мне стыдно перед тобой, ведь я сейчас выбираю не любовь, а статус.

— Объяснись, — его голос приобрел рычащие нотки, мои губы дрожали от едва сдерживаемых слез.

— Говорят, — начала я, — что во дворце сейчас его высочество Астат Оргонский.

— И что? – растерялся он, а я хищно улыбнулась.

— Думаешь, мне составит большого труда охмурить его? Ты забыл, кто я? Увы, но мне кажется, я достойна большего, чем простого «телохранителя», — о том, что он не «простой» телохранитель, я решила умолчать.

Астат растерянно открыл рот, нахмурившись. Потом вздохнул и заглянул мне в глаза. Я так боялась, что он сейчас в них прочтет все чувства, которые я испытывала в этот момент, но оказалось, что его чувства так же мешают ему рационально думать, как и мне.

— Ты смеешься надо мной?

— Ни в коем случае, — прошептала я, а потом добавила, чуть слышно, — ваше высочество.

Но он услышал. Его глаза расширились, с лица ушла хмурость, оставив место растерянности и чувству вины. Он выдохнул, потом постарался взять меня за руку, но я резко отошла назад, разъединив свои руки и теперь дав волю эмоциям. По щекам заструились слезы.

— Предатель! Ты предал меня! Я тебе верила, я полностью обнажилась перед тобой, а ты… ты… ты даже не мог мне просто довериться! Будешь отрицать?! Ты просто посчитал меня меркантильной дешевкой, которой нужен только статус! Но, знаешь, ты только себя унизил этим. Думаешь, тебя не за что полюбить, кроме твоего статуса?! Ты даже не представляешь, какой ты… ты… предатель!

— Ари! – с мольбой воскликнул Астат, и вновь приблизился ко мне, а я завела руку для удара.

Он отвернул голову, закрыв глаза и смиренно ожидая наказания, но в последний момент моя рука остановилась. Я поняла, что не могу ударить этого мужчину, не могу унизить его своей пощечиной, для меня он слишком дорог, как и его гордость и честь. Хотя он определенно этого заслуживал. Поняв, что удара не последует, он открыл глаза и повернулся ко мне. Я тяжело дышала, по щекам лились слезы, а губы дрожали. Я никогда ни перед кем настолько не открывалась, даже Диди не позволяла увидеть свои слезы, а тут…

— Любимая, прошу, выслушай меня.

— Астат, не надо, — от упоминания своего собственного имени он вздрогнул. Я же говорила устало. – Я поняла, что ты боялся моей меркантильности, но ты так и не понял одного: я лишь искала абсолютной защиты. Рядом с тобой я почувствовала себя в полной безопасности, мне уже ничего не было нужно, кроме тебя самого. Так чего тебе стоило рассказать мне обо всем раньше? Не надо упоминать про наши встречи, я прекрасно помню, что нас прерывали, но и до этого ты не мог не знать о моих чувствах. Мы оба стали их пленниками.

— Любовь не клетка, а свобода. Свобода от невыносимого удушья этого гнилого мира, — не согласился наследник, и я пожала плечами.

— Пусть будет так, как говоришь ты, — не было желания с ним спорить, к тому же слезы уже высыхали. Никогда не было привычки рыдать над собой и своим горем, поэтому просто обняла себя руками. – Но я всё равно не хочу слушать твои жалкие оправдания…

— Я не буду оправдываться. Я полностью признаю свою вину, — оборвал меня Астат, — я не должен был сомневаться в тебе, это было моей самой страшной ошибкой. Голова не слушала доводы сердца, которое ни на миг не сомневалось в тебе и твоих чувствах ко мне. Только прошу, поверь мне, что этого больше не повториться. Я буду думать о тебе только как о части себя, значит, раскрываться полностью. У меня больше не будет ни одного секрета, способного нанести тебе вред, — хорошее дополнение к словам, учитывая то, что он будущий правитель.

Конечно, у него будут тайны, но если их укрытие не будет нести мне вред, то зачем мне их знать? Я мысленно горько усмехнулась. А вот ведь и моя мечта стать королевой! Всё, как говорила гадалка. Так почему я артачусь? Глупое, глупое сердце не слушает доводы рассудка! Астат, ну зачем ты научил меня так остро всё чувствовать?

— Я вам верю, ваше высочество, — тихо ответила я, и Астат всё-таки обнял меня, положив свои руки поверх моих. – Но пока не могу простить. Мне необходимо время. Прошу вас, покиньте мои покои.

— Ари…

— Прошу, уйди сейчас.

Но он не поспешил покинуть гостиную, вместо этого наклонился к моим губам, подарив поцелуй, сминая мои губы, но не претендуя на что-то большее. Он просто напомнил мне, от чего я отказываюсь.

— Я люблю тебя и моё предложение всё еще в силе, — прошептал он в самое ухо, а потом сделал шаг назад и выполнил мою просьбу.

Я смотрела на закрывающуюся дверь и чувствовала, как внутри меня всё опускается, будто жизнь стремительно покидает моё тело. Наверное, это была душа.

— Леди, ванна готова, — пискнула Диди, старательно пряча взгляд.

— Спасибо, — растерянно прошептала я, а потом двинулась в сторону спальни.

Проходя мимо зеркала, я остановилась и взвыла. Ну, разве можно было себе позволять, чтобы он меня видел такой? Утерев рукой слезы со щек, я вновь с недовольством посмотрела в своё отражение. Неужели гадалка была права и мне, действительно, предначертано стать королевой? А ведь мне уже было не нужно, чтобы Астат имел какой-нибудь титул (хотя в его наличии я не сомневалась), мне просто нужен был он.

— Госпожа, вам чем-нибудь помочь?

Я мотнула головой и направилась в ванную, где Диди уже помогла мне раздеться и принять водные процедуры. До бала оставалось еще совсем немного времени. 

Глава 16

Мы ликвидировали ад страстей, и тогда оказалось, что вместе с ним исчез и рай.

© Станислав Лем "Возвращение со звезд"


Столица Этиона, резиденция графа Рошмана


Граф был крайне сосредоточен, слушая план сегодняшнего мероприятия. Увы, Захари недооценил молодого короля, за что поплатился верным соратником в рядах тайной канцелярии и крахом одного из гениальнейших планов. Но и среди людей Рошмана наверняка завелась крыса, иначе как бы король узнал о том, что принцесса жива? Из-за телохранителя Амелинды Оргонской, который предотвратил разговор Аробеллы с самим графом, Эдмунд Второй начнет «копать», причем с его связями и влиянием он довольно скоро найдет истину. Его тайная служба работает отлично, да и сам король оказался далеко не дураком.

И где-то граф прокололся, раз монарх узнал о его деятельности раньше положенного времени и запретил ему посещать дворец. Более того, вскоре за ним дворец покинули и все его люди под различными предлогами. Не слыхано! Но всё же Рошман лелеял шанс на удачу, и сейчас эта удача сидела напротив него в кресле и внимательно слушала план, так же как и он сам.

В прошлый раз помешал телохранитель Амелинды Оргонской, причем уже дважды. И вечером, и утром. Но как он оказывается буквально везде? И если он присутствовал при нападениях дважды, то что стоит ему помешать и в третий раз? В том, кто является наследницей, граф практически не сомневался, а оставшиеся сомнения развеет скрижаль Солнца. Теперь у леди Аробеллы не останется выбора, и она станет его женой.

— Это всё, что мне будет необходимо сделать? – ленно спросил мужчина, сидящий в кресле напротив.

— Думаю, этого будет достаточно. Вторую часть плана мы берем на себя.


Аробелла Энриетта Сотер


На сердце было неспокойно, хотя новые туфли сидели отлично, и ходила я в них с легкостью. Неужели наконец-таки нашла себе хорошую обувь? Должно быть, конец света близок, зато встречать его буду в удобных туфлях!

Еще несколько часов назад, примеряя это платье, я чувствовала себя увереннее, чем сейчас. Я знала, что рядом со мной будет мужчина, который заслонит меня от насмешек одним своим присутствием. Ведь рядом с ним мне наплевать на мнение окружающих. Волосы были собраны в высокую прическу, лишь несколько кудряшек специально выбивались из прически, но не достигали даже шеи. Я выдвинула вперед ногу, оголив коленку в светлом чулке. К черту условности, пора вводить новую моду!

Развернувшись, я сделала глубокий вдох, а потом покинула свои покои. В коридоре я встретилась с Аной, которая даже на миг остановилась, удивленно окинув меня взглядом. Её взор задержался на юбке, после чего она коварно улыбнулась.

— Только не говори мне, что ты так вырядилась для Эдмунда Второго.

— Увы, но он больше не является моей целью, — ответила я, с интересом оглядывая наряд Анабель. – С каких пор ты научилась одеваться?

— Наверное, с тех пор, как ты одумалась в своем стремлении стать королевой, — улыбнулась мне она, и мы негромко рассмеялись.

Но за её улыбкой в этот раз я почувствовала что-то еще. Будто она скинула маску, открыв себя настоящую. И светло-голубое платье подчеркивало глубину серых глаз, делая рыжие кудри более насыщенного цвета.

— Что-то мне подсказывает, что сегодня будет весело, — взяв меня под руку и направившись в сторону лестницы, поделилась мыслями Ана.

— Ты даже не представляешь, насколько, — вздохнула я, представив, как весь дворец отреагирует на Астата Оргонского.

— Ты что-то знаешь?

— Не бери в голову, — отмахнулась я, и девушка наградила меня задумчивым взглядом, но развивать эту тему не стала.

Настроение медленно скатывалось вниз, а вот готовность принять на себя трудности, наоборот, увеличивалась. Да, я не боялась того, что будет впереди, разве что немного опасалась. Перед приходом в бальный зал мы посетили будуар королевы, и уже в её сопровождении отправились на бал. Главный коридор был украшен гирляндами и магическими фонариками, зависшими под потолком и напоминающими увеличенных Духов. Но эти маленькие волшебные существа выходили из Чудо-цветка только в тот момент, когда почувствуют настоящую любовь.

Сегодня провожать королеву в верхнюю комнату, откуда будет представление коронованных особ, вызвалась я, так как чувствовала, что Лисавета хочет мне о чем-то сказать. Так и оказалось, и, когда мы поднимались по лестнице, королева-мать обратилась ко мне с вопросом:

— Ари, твоё платье новшество мастера Пьеро?

— Так и есть, ваше величество, — смущенно ответила я, но всё же улыбнулась.

— Что ж, тогда мне жаль всех мужчин в бальном зале. Твоя красота и так оружие, а облаченная в красивую этикетку, заставляющую развивать фантазию о содержимом, ты будешь смертоносным ядом для мужской сдержанности.

— Ваше величество, вы меня порицаете или восхваляете?

— Одно другому не мешает, — подмигнула королева, и я чуть заметно выдохнула. Кажется, я не нарвусь на осуждения с её стороны. – Ари, ты знаешь, о чем сегодня собирается объявить его величество?

— Нет, — настороженно ответила я. Ох, не нравятся мне эти разговоры!

— Брак Амелинды Оргонской и Эдмунда не состоится, но жениться моему сыну всё равно необходимо ради продолжения рода. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Понимаю и осознаю. Где-то на подсознательном уровне я ожидала этого, но не желала делать поспешных выводов, которые могут навредить моему и так не радужному настроению. Но стать королевой Этиона? Увы, но только если Леньевы.

— Ваше величество, я понимаю, к чему вы клоните. Но должна ответить вам решительным отказом.

Королева даже остановилась, взглянув на меня с удивлением. И этот взгляд вызвал в моей душе негодование. Какое право она имеет смотреть на меня с таким осуждением?! Сама только две недели назад уговаривала меня отступиться от своей навязчивой идеи, точнее, целой мечты, а сейчас вновь уговаривает?! Ваше величество, я не успеваю за сменой вашего мнения! Как прикажете мне подстраиваться под него?!

— Решительным отказом? Леди Аробелла, — королева выпрямилась, как струна, в её глазах засверкала сталь, – надеюсь, вы отдаете отчет своим действиям. Отправляйтесь в зал. Сегодня ответ давать не обязательно, но всё же я надеюсь на ваше благоразумие.

С этими словами королева-мать развернулась и направилась вверх по лестнице, а я сделала шаг назад, чуть не потеряв равновесие. Сегодня явно не мой день! А ведь всё так хорошо начиналось...

Долго смотреть в спину Лисаветы я не стала и развернулась, бодренько направившись в сторону входа в бальный зал. Ну намекнули мне весьма непрозрачно, что я обязана принять скорое предложение короля Этиона, и что теперь? Пропускать из-за этого ежегодный бал? Вот уж что, а трусость я в себе искореняла долгие годы, поэтому и теперь отступать не намерена. В конце концов, его величество не посмеет объявить о нашей помолвке в день расторжения брачного договора с Леньевой, значит, сегодня мне опасаться нечего. А вот завтра стоит над всем подумать и хорошо взвесить.

Если еще сегодня с утра я могла думать о том, чтобы покинуть Этион вместе с Тэном уже замужней, то сейчас об этом не могла думать моя гордость. Можно, конечно, запихнуть её куда-нибудь подальше, но тогда я растопчу себя, потеряю к себе уважение и девушка, которая останется, будет уже не я. Я останусь лежать где-то в обломках собственных чувств.

А пока у меня тяжелый вечер, выполненный в прекрасной атмосфере волшебства любви. Чудо-цветы завозили во дворец заранее в большом количестве, ведь на каждый бутон только один Дух. И сейчас, как только я вошла в зал, в ноздри ударил приятный нежный аромат, заставляя расслабиться. Вазы с этими цветами были везде: на столах, у входов и просто у стен. Большой зал превратился в волшебную оранжерею, где сегодня будет объявлена самая красивая пара. Искренняя любовь – это и есть красота, именно пара, соединенная этим чувством, засветится во время танца, если, конечно, танцующие сами не спугнут Духов. Маленькие волшебные существа ни к чему не принуждают, они лишь открывают глаза любящим сердцам и дают человечеству надежду на настоящую любовь, или хотя бы веру в неё.

— Ари, вот ты где, — подхватила меня под руку Мила, после чего уверенно направилась в выбранную сторону. – Здесь Мисси, причем на её пальце уже сверкает кольцо и она в сопровождении жениха.

— Неужели его пригласили на бал? – удивилась я, зная о положении молодого человека.

— Думаю, не обошлось без вмешательства королевы. Но ты же её знаешь, она всегда заботится о благополучии своих фрейлин. Вот и сейчас она, скорее всего, надеется, что жених Мистресс найдет здесь необходимые для карьеры знакомства.

Я не ответила. Теперь я не могла отозваться так благосклонно о заботе королевы, хотя, безусловно, продолжала её уважать, как мудрую женщину и любящую мать. И вновь я возвращаюсь мыслями в то время, когда только об этом бы и мечтала. Тогда в моей жизни не было любви.

Мисси стояла подле своих родителей и светилась подобно магическому светильнику. Я никогда не видела на её лице такую беззаботность и расслабленность, которую она источала сейчас. Неужели я так же выгляжу? Навряд ли, мы с Мисси всё-таки различного склада характера. Не могу точно сказать, чтобы делала на месте своей приятельницы, но точно бы не сидела сложа руки, встречаясь с мужчиной тайком под покровом ночи.

— Мисси, дорогая моя! – воскликнула Мила, обняв нашу общую знакомую, и мы обе присели в книксенах перед её родителями, после чего те больше не занимали наше внимание. – Ты цветешь и пахнешь!

— Боюсь, ты путаешь меня с Чудо-цветком и его ароматом, — подмигнула девушка, после чего мы слегка обнялись в знак приветствия. – Ари, на тебе очень смелое платье! Даже то фиолетовое не сравнится с ним! Боюсь, что у короля Этиона не останется шансов спастись от твоих чар!

Последнее она прошептала, ибо слова были не для чужих ушей, но и я, и Мила её прекрасно услышали. Я позволила себе легкую улыбку, решив не рассказывать каждому о своих планах. Всё равно всем истину в уши не вольешь.

— Лучше расскажи о себе. Где твой жених?

— Гюстав сейчас разговаривает с первым министром, — скосив взгляд в сторону, проговорила Мисси. – Вы слышали, какой слух ходит? Будто его величество собирается разорвать помолвку с принцессой. Не из-за тебя ли, Ари?

— Кто знает, — пожала плечами я, после чего речь взяла Мила.

— Не знаю, кто тому причиной, но если они спустятся по лестнице врознь, то это будет означать только одно: брачный договор разорван. И еще его величество Эдмунд сегодня за завтраком упомянул, что на балу будет его высочество Астат Оргонский.

— Не может быть! – воскликнула Мисси, — значит, сегодня на балу будет два принца и свободный король?

— Король не такой уж свободный, — подмигнула мне Мила, а я мысленно усмехнулась.

Увы, не свободны там именно принцы. В том, что Амелинда своего не упустит, я не сомневалась. Вскоре мир огласится новостью о свадьбе наследника Яроузы и принцессы Леньевы, в этом я уверена. Астата я не отдам сама, какие бы между нами не были ссоры. Да, сейчас я на него в обиде, но много ли времени понадобится гордости, чтобы излечить себя от хвори обиды? Сомневаюсь, что с харизмой Тэна, тьфу ты, Астата, я долго на него буду обижаться. А вот король пока свободен, да, можете приступать к активным действиям. Вслух это я, естественно, не сказала.

— Ох, вот и разгуляются сегодня шестнадцатилетние девушки на выданье, — хихикнула Мисси, но развить эту тему мы дальше не могли.

Оркестр стих, а вверху на лестничном пролете уже показался церемониймейстер со своим постоянным другом и соратником в руке – посохом. Гости начали разделяться на две половины, освобождая коронованным особам путь к тронам. Их было пять: два стояли посередине, на них были накинуты красные чехлы с гербами Этиона, два стояли справа – со знаками Леньевы и еще один слева. И последний, как можно догадаться, был в синем чехле с гербом Яроузы для наследного принца Себастьяна. Я чуть слышно выдохнула, встав в первом ряду рядом со своими приятельницами.

— Его величество король Этиона Эдмунд Второй, — объявил пузатенький старичок, стукнув трижды по полу и отойдя в сторону.

Двери раскрылись, а на обозрение зала вышел монарх. Он чуть улыбался и приветствовал своих подданных легкими пассами руки. Величественный и могучий. Странно, но рядом с ним и Астат и Себастьян выглядели мальчишками, но именно это мне в них и нравилось, хотя и в них всегда читалась сила и уверенность. И как я раньше не догадалась?

— Её величество Лисавета Катерина Лисонская, — и вновь глухой звук ударов, и выходит королева, вставая рядом с сыном.

Король подает женщине руку, которую она с благодарностью принимает и начинает спускаться вместе с мужчиной по ступенькам. Моё сердце ускорило свой бег, я мгновенно вспомнила о том, что следующими будут объявлять либо Астата, либо Себастьяна. Если присутствие второго не затрагивает струны моей души, то наличие первого отзывается мажором.

Проходя мимо меня, его величество задержал взгляд на моем платье, после чего встретился со мной взглядом и слегка улыбнулся. Я присела в почтительном реверансе, отчего юбка разошлась, открыв коленку любопытным мужским глазам. Кто-то посмотрел неодобрительно, а кто-то восхищенно, как и сам монарх. Монарх с королевой-матерью прошли на свои места, заняв центральные троны, а церемониймейстер объявил о приходе его высочества Себастьяна. Молодой мужчина вышел и сразу же спустился по лестнице, делая приветственные пассы рукой на ходу. Двигался он стремительно и уверенно, и, когда он проходил мимо меня, я почувствовала какое-то благоговение. Истинный король! По крайней мере, он таковым будет.

И как только Себастьян занял своё место, моё сердце забилось раненой птицей в клетке, уже предвкушая, кого оно увидит там, наверху. А мой мозг быстренько нарисовал картину того, как отреагирует на его присутствие фрейлины и та часть придворных, которым запомнился неприметный Тэн.

— Его высочество наследный принц Леньевы Астат Эллонд Оргонский, — объявил церемониймейстер и трижды ударил своим вездесущим посохом по полу, после чего двери распахнулись, и на лестничный пролет ступил мой возлюбленный.

Я сначала не узнала его, до того его преобразили официальная одежда и золотой венец на голове, но, как только он поднял руку для приветствия, я пришла в себя. И сразу же вспомнилось, как он дурил мне голову. Наверное, весело было смеяться над меркантильной девушкой, в целях которой было желание стать королевой? Но на второй чаше стояла его любовь, которая пыталась перевесить обиду в моем сердце.

— Богиня, только не говорите мне… — это голос Милы, которая бросила на меня растерянный взгляд, а я смотрела лишь на Астата, который незаметно пытался кого-то найти в толпе.

— Её высочество принцесса Леньевы Амелинда Эзабель Оргонская, — мужчина проделал всё те же действия, и рядом с братом появилась сестра.

Астат повернул голову, предложив девушке свою руку, та, как всегда лучезарно улыбнувшись, вложила свою маленькую ладошку, доверившись наследнику. Астат спускался под аккомпанемент немногочисленного шепота. Иногда хорошо, когда ты всего лишь телохранитель и на твоё присутствие не слишком-то обращают внимание.

— Ты знала? – шепнула Мисси, и я лишь коротко кивнула, с трудом сдерживаясь, чтобы не убежать отсюда. – Но как?! Ари, ты невообразима!

А Астат подходил всё ближе, зал шептался, но он смотрел вперед и лишь на мне его взгляд задержался. Я повторный раз присела в глубоком реверансе. Но чего я не ожидала, так это того, что Амелинда тоже выкажет мне своё почтение, присев в реверансе, пусть и не таком глубоком, как я. А ведь для этого Астату пришлось остановиться, что помогло ему получше разглядеть моё платье. Подняв глаза, я столкнулась с неодобрительным взором синих озер. Так тебе и надо, любимый! Ревнуй! Злись!

Но в его глазах я встретила кое-что большее, чем ревность. И это заставило меня задохнуться, забыв, где я нахожусь, не услышать, как рядом шепчутся люди. Еще бы! Принцесса, как и наследник, склонили перед кем-то голову! Я же настолько была поглощена его взглядом, что, когда он с сестрой вновь двинулся вперед, я готова была пойти за ним. Поняв, что я чуть ли не сделала шаг вперед, опустила взор, воспроизводя в голове этот момент.

— Ты обязана нам многое рассказать, — завороженно глядя вслед их высочествам, прошептала Мила.

Принц и принцесса заняли положенные им места, после чего поднялся со своего места король, начав толкать речь. В ней говорилось о значимости этого бала, о том, как он всех рад видеть здесь, в своем доме, и, конечно, о том, что он безмерно горд приветствовать наследников соседних государств. И, естественно, так же было сказано про разрыв помолвки, после объявления о котором зал взорвался шепотом. Амелинда стояла подле брата и краснела, как наливное яблоко. Не с её воспитанием терпеть подобные речи. Но шепот зала оборвал голос Эдмунда, который подошел к Амелинде, поцеловав её руку и заверив окружающих, что к их отношениям с Леньевой разрыв помолвки никак не относится, и соседи с севера – наши союзники. Гости заметно успокоились, и, когда король дал добро на начало бала, зазвучала прекрасная музыка.

Мила развернулась ко мне, но разговор начаться не успел, так как к ней подошел высокий мужчина в возрасте – её муж. Его присутствию она удивилась, а он смотрел на свою жену с безразличием. Обычная практика жизни. Но какое же отторжение она вызывает в сердце!

— Зато от моих расспросов тебе никуда не деться, — усмехнулась подошедшая ко мне Кларисса, и мы уже вместе отошли к стене, освобождая танцпол.

— Что именно я должна вам рассказывать? – притворно удивилась я.

Чертовы осы! И чего я попросила «накрахмалить» это сорочку Амелинды?! Она доставила столько хлопот! И столько блаженных минут в руках Астата, пусть и мучительно стыдливых…

В это время мужчины королевских кровей поднялись со своих мест, в центр зала начали выходить пары, а музыка набирала темп. Танцующие выстраивались, ожидая нужную ноту, которая означала начало танца.

— Знала ли ты, кем является тот человек, который собственноручно нес тебя к господину Луфину? – заговорщицки прошептала Кларисса, а потом, тяжело вздохнув, добавила, — мне бы лет на двадцать сбросить свой возраст, я бы сейчас кружила в танце с самым красивым мужчиной из всех здесь присутствующих.

— Боюсь, что самый красивый вас не пригласит, — растерянно прошептала я, неотрывно смотря на его высочество Астата, который направлялся ко мне. – Хотя если он идет именно к вам, то может и пригласит…

— О, богиня, Ари, должно быть, ты родилась под счастливой звездой.

— Леди Аробелла, — с поклоном обратился ко мне Астат. Я нервно теребила пальцы, смотря на него настороженно, даже сгорбилась под его испытующим взглядом. – Не окажите ли вы мне честь потанцевать со мной?

— Да… нет… не уверена, — невпопад ответила я, и лицо Астата озарило озорная улыбка.

— Думаю, я сделаю за вас выбор, — он взял меня за руку, после чего повел в центр зала, где уже начали вальсировать Себастьян и Амелинда.

Одна рука наследника легла мне на талию, вторая – обхватила мою ладошку, после чего меня закружили в вихре упоительного вальса, где каждое движение доставляло удовольствие на грани боли. С одной стороны я понимала, какие душевные страдания он заставил меня пережить своим недоверием, и из-за этого я желала оттолкнуться от него или хотя бы наступить каблуком на блестящие сапоги, но с другой...

Моё сердце билось в ритме любви, и я каждой клеточкой своего тела тянулась к этому невообразимому мужчине, способному завести меня одним своим взглядом, выбить все правильные мысли из головы, заменив их на думы о своём любимом. О моем любимом телохранителе-принце.

— Астат, — прошептала я, — а где настоящий телохранитель?

— Интересный вопрос, — улыбнулся он, чуть отходя от меня, чтобы я крутанулась и вновь вернулась в его объятия. – У моей сестры нет Тени.

— Но есть любящий брат, с которым Тень вовсе не нужен, — без улыбки добавила я. – И где же ты научился так…м-м… орудовать мечом? Да и скорость у тебя явно выше, чем у обычного человека.

— Это одно из таинств, в которое посвящены Тени и род Оргонских, естественно, только мужчины. Я уже родился с мечом, и обучал меня мой Тень, которого ты, кстати, уже видела.

— Тот мужчина, — вспомнила я покорного незнакомца, который отошел от меня только при молчаливом приказе наследника. – В то утро.

— Всё еще злишься?

— Всё еще? – нахмурилась я, — Астат, как ты можешь у меня такое спрашивать? Я даже к имени твоему не привыкла, и у меня есть ощущение, что ты другой человек, в котором я узнаю своего возлюбленного, но с большим трудом.

— Тебе нужно время?

— Спасибо за понимание, — сквозь зубы прошипела я.

Ох, какой он понимающий! Так и заставляет простить его! И это раздражает больше всего, ибо в такие моменты я чувствую себя слабой, беззащитной перед его обаянием. Я не должна растаптывать себя и всё равно практически делаю это.

— Спасибо за то, что не прогоняешь, — выдохнул он.

— Ты не просишь прощения, — подметила я, уже не заметив, как ритм сменился и начался новый головокружительный танец. Этионское танго, самый распутный танец! О богиня, кто его поставил в начале вечера!

— Лучше я буду благодарить тебя всю жизнь за то, что выбрала меня, — улыбнулся он так лукаво, что я тут же поняла, почему так рано заиграла эта жаркая музыка. Он специально, он собирается заставить меня простить его с помощью слабости моего тела!

В этот момент он вновь отпустил меня, и я сделала очередное движение откровенного танца: откинула руку назад, вывернув ладонь в изящном пассе, после чего переставила ноги и повела плечами, и вновь вернулась в объятия наследного принца. Он провел рукой вдоль моего тела, но не дотрагивался, а словно дразнил, обещая подарить незабываемые ласки, но не сдерживал своего слова, возвращая руку в исходное положение, в котором мои ладони покоились в его. Дыхание не сбивалось, как часто у меня было в этом танце, сейчас я, наоборот, дышала с партнером в один ритм, практически касаясь носом его подбородка, запрокидывая голову и смотря в бесконечную синь озер. А потом выныривала на поверхность и замечала, что на нас уже смотрят все гости и даже танцующие рядом с нами пары. Я делаю шаг вперед, буквально огибая мужчину, но этот разрез… Он открывает гораздо больше, чем должен. Коленка оголяется и в этот момент Астат подхватывает мою ногу, что вообще непозволительно законами светского общества. На щеках играет предательский румянец, а в глазах любимого мужчины прыгают озорные чертики.

— Ты больше никогда не наденешь это платье на людях!

— Даже приватно для тебя?

— Этого я не говорил, — проговорил сквозь зубы он, крутанувшись и отпустив, наконец, мою ногу, не забыв предварительно погладить коленку.

Теперь вокруг нас уже зашептались гости, и я поймала недовольный взгляд Эдмунда Второго, который сжимал бокал с шампанским. Но мне уже было всё равно. Я нашла ту абсолютную защиту, которая могла спасти меня от всего мира. И тут я заметила, что окружающее пространство как-то сливается, а пары вокруг нас останавливаются, с восхищением глядя в нашу сторону.

Духи! Множество белых шариков окружали нас, тянулись, как мотыльки к костру. К костру нашей любви и страсти. И вдруг я испугалась. Испугалась, что сдамся ему, забыв о той обиде, которую он нанес. Конечно, так легко позволить Духам окружить нас, провозгласив на весь мир о нашей истинной любви, но… Но я навсегда запомню это чувство внутри меня, чувство обиды. И кто знает, как дальше себя будет вести Астат. Сейчас он признает свою ошибку, но что будет потом? Если я ему сейчас дам понять, что все обиды, нанесенные мне, я так легко прощаю, то не будет ли он наносить эти раны снова и снова?

Нет, я не хочу. Я хочу, чтобы он навсегда понял, что значит для меня его доверие. Не только любовь – на одном этом чувстве семейного счастья не построишь, мне нужно что-то гораздо большее. Мне нужны его открытость и честность.

Звон стекла разбил очарование момента, и я смогла вырваться из рук наследника Леньевы. Музыка затихла. Духи моментально отбежали от нас, словно языки пламени опалили их, нанесли ожоги. Астат растерянно смотрел на меня, попытавшись подойти, но я шагнула назад, повернув голову вправо. Там стоял король, и по его руке стекало шампанское, перемешанное с кровью. Он сильно сжал бокал, отчего стекло треснуло.

— Мне нужен свежий воздух, — прошептала я, но в тишине зала это прозвучало, как гром.

— Играйте! – крикнул церемониймейстер оркестру, а я бросилась к выходу на балкон.

Гости бала расступались передо мной, а я бежала, с трудом различая дорогу. Выскочив на балкон, я подошла к перилам и схватилась за них, как утопающий за соломинку. Легкие обжигал прохладный воздух, охлаждая так же и кожу после горячего танца. Астат не спешил меня догнать, может быть, его кто-нибудь остановил, но я была этому только рада. Мне необходимо привести свои мысли в порядок.

Сзади раздались хлопки в ладони, после чего я резко обернулась, чтобы увидеть улыбающегося молодого мужчину. Он смотрел слегка прищурено, но не насмешливо, скорее, восхищенно. Я перевела взгляд за его спину, где гости уже начали про меня забывать, лишь несколько заинтересованных взглядов устремились на балкон. Там же я увидела и Астата, который стоял рядом с Себастьяном и нашим первым министром, но смотрел при этом на меня. И ему явно не понравилось, что ко мне подошел незнакомый мужчина. А тот, словно подслушав мои мысли, решил подойти ближе и представиться:

— Барон Иллион Стевор.

— Леди Аробелла Энриетта Сотер, — присела в книксене я, и взгляд мужчины устремился к моей коленке.

— Красивое платье. Вызывающее.

— Вы подошли ко мне из-за платья? Я так понимаю, что аплодисменты звучали в эту же честь?

— Ваш наряд, конечно, восхитителен, но ваше умение пленять мужчин вызывает большее удивление. Вы неподражаемы. Как вам удалось не только влюбить в себя наследного принца Астата, но еще и влюбиться самой? Последнее, надо признаться, удивляет меня больше. Я столько о вас слышал.

— И что же вы обо мне слышали? – грубо спросила я, решив не напоминать барону, что Духи всё-таки от нас с его высочеством ушли. Значит, на балу мы не засветились и будет другая пара.

— Что вы недоступная ледышка, которую пытались покорить самые завидные женихи королевства, — усмехнулся он, но я ответить не успела, так как позади Иллиона раздался мужской голос, полный негодования.

— Вы дезинформированы. Первая часть вашего высказывания совершенно не характеризует мою невесту.

— Ваше высочество, — круто развернувшись на каблуках, склонился барон. Астат слегка кивнул, после чего направился ко мне, обогнув моего недавнего собеседника.

Иллион понял всё верно и покинул балкон, а вот любопытных взглядов в зале стало на десяток больше. И почему людей так волнует вопрос чьего-то личного счастья или его отсутствия? Мы все полны грехов, которые порой не в силах в себе искоренить.

— Невесту? – переспросила я, глядя прямо в глаза принцу, который подал мне бокал с шампанским. Я приняла его и пригубила.

— Ты ведь не думаешь всерьез мне отказать? – приподнял бровь мужчина, отпивая из своего фужера. Ах, вот оно что! Его самоуверенность не знает границ. Хотя он прав, я должна это признать хотя бы сама себе, но никак не сказать о своих планах ему.

— Я еще не простила тебя.

— На это у нас будет вся жизнь.

— Я не хочу тратить жизнь с тобой на обиды, — поморщилась я. И вот почему я такая спокойная? Дурацкий характер! Вот закатила бы истерику, обозвала его самыми дурными словами, а он бы потом цветами и шоколадом вымаливал у меня прощения, признавался бы в любви по сотни раз на дню. Но я не такая, я так не могу.

— Тогда прощай меня прямо сейчас, — коварно улыбнулся он, и я сжала ножку бокала, смотря в глаза наследника. – Я не бросаю слов на ветер. И то, что я говорил тебе вчера вечером, сегодня утром и даже во время разговора перед этим балом – всё истинная правда. Я раскаиваюсь, но повторно просить прощения не собираюсь. Ты прекрасно знаешь, какие цели ты преследовала, и моя вина перед тобой не хуже твоей вины перед собственной совестью. Не говоря уже о твоих шалостях относительно моей сестры.

— Вот за это я обязана попросить прощения. Ты ей рассказал? – сейчас мне было жутко стыдно. И ведь если я приму предложение Астата, то мы с его сестрой будет родственницами. Но зато как помогла последняя история сближению Линды и Себастьяна!

— К чему ей знать что-то о моей любимой девушке? Все наши секреты должны оставаться только между нами двумя.

— На нас смотрят, — задумчиво проговорила я, скосив взгляд в сторону зала. Я стала чувствовать себя зверушкой в цирке.

— Пусть смотрят. Они любуются невестой наследника Леньевы.

— О богиня, Астат, какой ты самоуверенный! – не могла не улыбнуться я, и тогда принц негромко рассмеялся.

— Я счастлив видеть твою улыбку, — ответил он и поклонился, — а теперь я вынужден тебя покинуть. На этом балу у меня слишком много встреч. Но за то, что мы не засветились, ты ответишь.

Возлюбленный подмигнул и покинул балкон, а я смотрела ему вслед и понимала, что прощу. Не сегодня, но прощу. Потому что уже перестаю на него злиться, осознавая в наших отношениях и свою вину. Если бы не мои амбиции, он бы уже давно во всем признался. Интересно, а чтобы тогда делала я? Не представляю свою реакцию.

Вздохнув еще раз, я вошла в зал и направилась к фрейлинам, разговаривающим со своими знакомыми. Мой приход, естественно, заметили, но беседу не прервали, чему я была рада. Вопросов лишних не задавали, зато Амалия и Мила поглядывали на меня такими глазами, в которых ясно читалось их мнение на этот счет. Они меня еще отловят после бала и будут пытать своими расспросами.

— Позвольте пригласить вас на танец, — раздался голос рядом, и я обернулась, увидев недавнего знакомого.

— Как вам будет угодно, — ответила я, вложив свою руку в ладонь мужчины, после чего мы вместе направились в середину зала, где выстраивались пары.

Среди прочих были Анабель и его величество, чему я даже удивилась. Нет, девушка сегодня выглядела несказанно хорошо, да и король не отличался высокомерностью, но их пара всё равно вызвала недоумение.

Заиграла музыка, и начался танец. Мужчина смотрел на меня оценивающе, будто собирался что-то сказать. Я же почувствовала себя неуютно, особенно не обнаружив в зале его высочество Астата.

— Леди Аробелла, позвольте задавать вам личный вопрос.

— Позволяю, — ответила я, удивившись, насколько мой партнер был серьезен.

— Знаете ли вы историю семьи Адольфа Пятого?

— Кто же её не знает?

— И как вы относитесь к тем событиям, когда всех наследников удушили в закрытом доме?

— Это нечеловеческий поступок, но политика – это всегда жесткая игра без правил, — ответила я, всё еще не понимая, куда клонит мужчина. А что если наш разговор кто-то услышит? Навряд ли королю понравится этот диалог.

— А что если я вам скажу, что младшая принцесса Василиса уцелела? Мы сами не верили, что такое возможно, но недавно обнаружился мужчина, Нэт Фортэти, вынесший её из дома, в котором были убиты члены королевской семьи, — прошептал Иллион, и я чуть не оступилась.

— К чему мне это знать? – в горле мгновенно пересохло.

— Мужчина, который спас принцессу, лишился возможности ходить, но недавно он увидел девушку, на ноге которой есть весьма интересное родимое пятно. Вы же не будете это отрицать? Я успел всё хорошо рассмотреть во время вашего с его высочеством танца, — в голосе барона была и сталь, и благоговение одновременно.

Я вспомнила, как принц подхватил меня за ногу, возможно, тогда раскрылось чуть больше, чем положено. Мог ли кто-нибудь через белые полупрозрачные чулки увидеть темное родимое пятно? Это платье! Какую злую шутку оно со мной сыграло!

Но подождите… Я ничего не понимаю! Этого просто не может быть, ведь я помню своих родителей, они погибли, когда мне было двенадцать лет, я дочь герцога. И эта родинка, судя по семейному дереву, передавалась по наследству часто, хоть и не всегда. Неужели у погибшей принцессы была такая же метка? И значит ли это что-нибудь в моей жизни?

— Вы с ума сошли, — помотала я головой, — я не могу поверить в то, что вы мне сейчас говорите.

— Поверьте, я в своем уме, а вот вы, насколько я осведомлен, потеряли память и не можете точно утверждать, чья вы дочь.

— Да, но…

Я не нашлась, что ответить. Информация была слишком ошеломляющей, но я действительно не знала, что противопоставить незнакомцу. Может ли быть так, что я прихожусь дочерью Адольфа Пятого? Возраст примерно подходит, но и всё. Девочка же была рыжеволосой! Хотя сейчас запросто можно поменять цвет с помощью дорогостоящих услуг мага.

— Этот разговор не для наполненного свидетелями зала. Идемте в сад, и я всё вам расскажу.

— К чему мне эта информация, даже если она окажется правдой? – быстро сообразила я. – Хоть мне по-прежнему и кажется, что это глупый розыгрыш, нужный лишь для того, чтобы вывести меня на приватную беседу. Но если на один короткий миг представить, что ваши слова всё же верны, что вы от меня хотите?

— Поверьте мне, ничего такого, чтобы не совпало с вашими желаниями, ваше высочество, — улыбнулся мужчина, а я отшатнулась, как от пощечины. Как он меня назвал? О чем он говорит?

— Я вам не могу довериться, — проговорила я, — и я дождусь, когда вернется его высочество…

— Неужели вы настолько зависимы от кого-то? Я слышал кое-что другое о вашем характере, но, видимо, я ошибался в вас. Вы вовсе не являетесь сильной девушкой.

— Не пытайтесь сыграть на моем самолюбии. Оно достаточно сильное, чтобы я придерживалась лишь того мнения, которое составила о себе сама, — отрезала я, после чего отошла от мужчины, воспользовавшись затишьем в музыке.

Вскоре оркестр заиграл вновь, только уже новый танец, а я поспешила к приятельницам, когда была перехвачена Иллионом.

— Что вы себе позволяете?

— Нам необходимо поговорить и желательно без свидетелей, — жестко произнес он. – Вы же не будете отрицать, что Астат Оргонский не подданный Этиона и внутренние дела государства его не касаются.

Теперь в его словах была логика, но я упорно не понимала, как внутренние дела Этиона связаны с моей персоной. Да, когда-то я желала, чтобы они были связаны со мной и желательно титулом королевы, но теперь… Неужели его слова о погибшей принцессе правда и я являюсь наследницей престола? В эту безумную версию невероятно тяжело поверить, но если это является правдой, то что от меня хочет этот мужчина? Неужели он собирается устроить государственный переворот? О богиня, куда меня собираются втянуть?!

— Что вы от меня хотите?

— Всего лишь разговора с вами. Расслабьтесь, на нас смотрят, — прошептал мужчина, и я действительно позволила подхватить себя под руку и направиться в сторону выхода из зала, который вел в парковую аллею.

— Что нам даст этот разговор?

— Нам – надежду на счастливое будущее.

— Разве Эдмунд Второй не дает эту надежду? Он прекрасный политик, уверена, что со временем он заслужит доверие своего народа, — ответила я, но шаг не сбавила. Я понимаю, что либо сейчас закачу здесь скандал, либо просто тихо оставлю мужчину в парке, культурно объяснив ему, что в его версию я не особо верю, а даже если и верю, то ввязываться в политические дрязги не желаю.

— Но он сын узурпатора, его власть постоянно будет оспариваться, пока не дойдет до открытой конфронтации и последующего переворота.

— Что вы мне предлагаете? – удивилась я, — если верить вашим словам о погибшей принцессе, которой по вашей версии являюсь я, вы хотите, чтобы я стала женой Эдмунда Второго? В этом случае я могу ответить вам решительным отказом.

Нет, я не выйду замуж ни за кого, кроме Астата. Идите все к проклятым богам, но я уже выбрала свой путь.

— Что вы, ваше высочество…

— Не называйте меня так, — мы уже вышли в парк, поэтому я испуганно оглянулась, не услышал ли эти слова кто-нибудь в ночной тишине. Кажется, свидетелей не было, разве что несколько охранников. Именно их присутствие и надежда на благородство барона заставили меня отбросить в сторону все страхи.

— Как вам будет угодно. Но всё же я вынужден настаивать на том, что вы именно принцесса. А так же трон ваш по праву рождения и только вы вправе выбирать себе супруга.

— Вы ведь действуете не по собственному разумению? – внезапно спросила я, когда мы проходили под раскидистыми деревьями, — всего лишь барон не мог устроить такого, тем более вы не имеете видной должности при дворе. Кто вы и от чьего имени действуете?

— Из вас получится замечательная королева, — вместо ответа улыбнулся Иллион, а я почувствовала панику и бросила взгляд на дворец.

— Мне пора. Я уделила вам слишком много своего времени.

— Не так быстро, ваше высочество, — схватил меня за талию барон, — и заранее прошу прощения за свои действия, но вам необходимо дотронуться до скрижали.

Я собиралась закричать, но мне закрыли рот рукой. Богиня, какая я наивная! Как я могла думать, что благородный человек не опуститься до рукоприкладства?! В следующий миг я почувствовала головокружение, видимо в платке, которым мне закрыли рот, было снотворное. По крайней мере, я хотела думать, что это снотворное. 

Глава 17

«Мои глаза в тебя не влюблены

Они твои пороки видят ясно,

Но сердце ни одной твоей вины

Не видит, и с глазами не согласно».

Уильям Шекспир

Королевский дворец, столица Этиона


Астат стоял в компании Себастьяна и первого министра, который расписывал перспективы сотрудничества, а так же рассыпался в комплиментах. Ян периодически косил взгляд на Амелинду, которая занимала все его мысли.

Девушка оказалась не так проста, как могла показаться в начале. И именно любовь раскрыла в ней женственность, вместе с которой пришли вера в свою неотразимость и толика расчетливости. Наследник Леньевы уже собирался заканчивать удручающий его разговор, как к нему подошел король.

— Вижу, ваши с леди Аробеллой отношения вышли на новый уровень, — прошипел он сквозь зубы.

— Благодарю, ваше величество, за такое внимание к нашим персонам. Я действительно сделал леди Аробелле предложение, которое она приняла, — беззаботно ответил Астат, хотя в глубине его глаз осталось молчаливое предупреждение.

Эдмунд злился, но еще не терял надежду. Если Аробелла Сотер окажется настоящий принцессой, то Астат не сможет взять её в жены, а вот сам король вполне. Тогда мальчишка останется с носом. И с некоторых пор его одержимость Ари соперничала с желанием подставить подножку зарвавшемуся принцу. Монарха можно было понять, и где-то в глубине души Астат раскаивался за свой обман, но потом он вспоминал, как Эдмунд быстро отказался от его сестры, и всё раскаяние улетучивалось.

— Не забывайте, чьего королевства она подданная, и покинуть его пределы без моего согласия не может, и, соответственно, выйти замуж на территории другого государства, например, Леньевы, — ответил монарх, улыбнувшись. Глаза Астата сверкнули сталью.

Беседа продолжиться не успела, так как в это время к мужчинам подошел придворный маг, поклонившийся своему господину, и уже потом обратившийся к наследнику:

— Ваше высочество, вас вызывают по магическому кристаллу король Леньевы. Позвольте проводить вас в башню?

«Отец?» – удивился Астат, но ничего спрашивать не стал, лишь поставил бокал на поднос проходившего мимо лакея и отправился вслед за Алионом. Его величество проводил соперника задумчивым взглядом, а потом повернулся к яроузскому принцу.

— Хорошего вечера, — пожелал король Себастьяну, кивнув и в последующем отойдя от принца.

Все видели его бурную реакцию на танец одной фрейлины и наследника соседнего государства, но никто не посмел сказать ему и слова, кроме одной девушки, которая и встретила его, стоило Эдмунду покинуть компанию Себастьяна:

— Ваше величество, кажется, у вас из-под носа увели невесту, — с усмешкой сказала Анабель, и король с удивлением посмотрел на неё. Он не привык терпеть насмешки, а фрейлина тем временем поспешила сгладить впечатление: – Потанцуем?

Эдмунд медленно кивнул, взяв девушку под руку и встав в число танцующих пар. Там была и Ари в компании одного мелкопоместного барона. Начался спокойный танец, во время которого можно было поговорить, не особенно уделяя внимание движениям и дыханию.

— Леди Анабель, вы как-то изменились, — с урчащими нотками произнес Эдмунд, и Ана ответила ему лукавой улыбкой.

— Просто перестала притворяться. Теперь я собираюсь раскрыть всем, чего хочу я.

— И ваше желание как-то связано со мной? – не без доли самовлюбленности спросил король.

— Скажем так, наши желания совпадают, большего вам сказать пока не могу, — ответила фрейлина её величества, замолчав на несколько минут и дав королю прекрасную возможность оценить и фигуру, и миловидные черты лица.

И когда танец уже подошел к концу, а леди Аробелла покинула зал, оставшись незамеченной, Ана задержала короля, заставив станцевать с ней еще один танец, позволенный этикетом. Эдмунд усмехнулся, но возражать не стал.

— Ваше величество, как вы относитесь к тому, что в нашем королевстве почти вступили в конфронтацию две противоборствующих стороны? Ведь вы не можете это отрицать. Стоит только вспомнить умышленный поджог музея, после которого оттуда пропала Скрижаль солнца.

— Леди Анабель, каким же образом это касается вас?

— А вот это напрямую связано с моими желаниями, раскрывать которые перед вами я не вижу необходимости, — ответила девушка, — но мне даже интересно, долго ли вы будете сдерживать их? Или всё-таки уступите трон настоящей наследнице?

— Откуда вы…? – руки его величества на хрупкой талии девушки сжались сильнее, но договорить он не успел, так как все танцующие пары остановились, а гости разошлись, уступив место волшебству.

Тысячи маленьких духов окружили Себастьяна и Амелинду, устроив настоящий пляс вокруг них. Пара продолжала танцевать, ничего не замечая вокруг и смотря только в глаза друг другу. Но вскоре их фигуры перестали быть видны, скрывшись за белой стеной Духов. Чудо-цветы полностью распустились, источая приторный аромат то ли роз, то ли тюльпанов. Они блистали глазурью, дарили тепло, надежду в счастливое будущее и веру в любовь.

Кто знает, сколько времени продолжался их маленький танец, может, минуту, а, может, и все десять, просто от них невозможно было отвести взгляд, даже оркестр замолчал, пораженный небывалой красотой. И, когда наступила кульминация, Духи попадали на пол, превращаясь в прекрасные белые лепестки. Они открыли гостям целующуюся пару, между которой продолжало искриться первобытное волшебство любви.

Амелинда, смутившись, попыталась отойти, но Себастьян прижал её к себе под аплодисменты гостей.

Ана на миг забыла как дышать, не в силах отвести взора от танцующих. Но вскоре вынырнула из своих мыслей, отступив и повернувшись к королю и встретившись с ним взглядом. Эдмунд глядел испытующе, пытаясь понять, что хранит в себе эта необычная девушка.

— Откуда ты знаешь о пропавшей принцессе?

— Лучше спросите себя, откуда о ней знаете вы? И если этой девушки, которую вы принимаете за принцессу, нет в зале, то где она может быть? Но на многие вопросы вы найдете ответы, только не забудьте заглянуть в переговорную башню.

Анабель смотрела на короля открыто, без тени страха или сомнения, из-за чего Эдмунд на миг засомневался в кандидатуре той, которую он принял на наследницу этионского престола. И кто знает, чем бы закончился этот разговор, если бы не голос Касла позади монарха, который перекрыл шум аплодисментов:

— Ваше величество, мне удалось найти магические снимки, — ответил глава тайной службы, когда король обернулся к нему. – Они в моем кармане. Желаете посмотреть их здесь или выйдем в коридор?

— Выйдем, — ответил Эдмунд, вновь разворачиваясь к своей собеседнице, но той уже нигде не было видно. – Проклятье!

С этими словами Эдмунд выбежал из зала, Касл тенью поспешил за ним и, когда они оказались в безлюдном коридоре, мужчина отдал ему снимки. И пока монарх рассматривал их, подчиненный решил объяснить эту спешку:

— Ваше величество, у принцессы не было родимого пятна. Леди Аробелла Энриетта Сотер не является наследницей. Видимо, оппозиция решила таким образом вас дезориентировать, направив по неверному следу.

— Нет, — уверенно мотнул головой монарх, находясь в раздумьях, — боюсь, что они сами просчитались. Принцесса мертва, но они настолько были ослеплены идеей, что даже не допустили мысли о том, чтобы проверить фотографические снимки малышки. И боюсь, что теперь леди Аробелла в опасности. Ведь Скрижаль не засветится, и тогда они убьют её, как ненужного свидетеля.

— Что прикажите делать?

— Найти её, она…

И вдруг король вспомнил слова леди Анабель. И куда делась сама чертовка?! И что она говорила про башню?!

— Вы, — развернулся к стражникам король, — перекрыть все выходы из дворца! Выпускать всех только по моему приказу! Найдите леди Аробеллу и леди Анабель, фрейлин её величества. Быстрее! А ты, — теперь он обратился к Каслу, — за мной в переговорную башню!

Король бросился в нужном направлении, его опережал верный помощник с обнаженным мечом. Он не задавал лишних вопросов, лишь находился в боевой готовности. Как только они дошли до лестницы, оттуда послышался чуть слышный шум шагов, и Касл бросился с мечом вперед. Но спустя несколько секунд меч из его рук был выбит, а у горла самого начальника тайной службы красовалось лезвие клинка.

— Что здесь происходит? – жестко спросил Астат, обращаясь к королю, но не отводя взгляда от внезапного противника. – С какой стати меня собирались убить?

— Убить? Ваше высочество, кажется, произошло недоразумение, — проговорил король, — отпустите моего человека. Мы не причиним вам вреда.

— Не сомневаюсь, — ответил Астат, но клинок не убрал, а надавил чуть сильнее. – Где леди Аробелла?

— Вот это я и хотел выяснить, — кивнул король, — её нет в зале. Сейчас стража обыскивает дворец. И недавно у меня состоялся очень интересный разговор, результатом которого стало моё нахождение здесь. Что произошло в башне?

Астат, что-то мысленно прикинув, опустил кинжал, но не убрал его с голенище сапога. Теперь он пытался сообразить, куда могла пропасть его невеста и кому она понадобилась еще, кроме его величества. Как бы он не хотел узнать причины нападавших, вычислить что-то большее, чем то, что они являются членами оппозиции, ему не удалось. И зачем им леди Аробелла, для него оставалось загадкой. Но король мог наверняка подкинуть недостающие части мозаики.

— Что произошло в башне и где Алион?

— Он вас предал, ваше величество, — ответил Астат, — когда мы пришли в башню, он сделал вид, что пытается настроить кристалл связи, а потом попытался запереть за мной дверь, но ему это не удалось. Тогда он распылил какой-то газ, а сам сбежал. Но его предательство меня волнует намного меньше, чем состояние своей невесты. Где леди Аробелла?

— У нас есть предположение, что её приняли за погибшую принцессу старой королевской династии и теперь хотят воскресить древний артефакт силы и защиты – Скрижаль солнца. Если она загорится, то её лучи взойдут над столицей, их увидит народ и будет оповещен о воскрешении династии.

— Тогда ваша власть пошатнется, — как бы между прочим заметил Астат, — но что будет с Ари? Она действительно… принцесса?

— Нет, — ответил Касл, — оппозиционеры ошибаются, и это может навредить леди Аробелле.

— Меня не было от силы десять минут, — прошипел Астат, а потом начал расстегивать на себе рубашку, чем немало удивил короля и его помощника. – Ваше величество, вам бы я советовал найти начальника охраны, ему-то известно наверняка больше.

Король кивнул, после чего спустился на несколько этажей ниже, чтобы дойти до кристалла связи и отдать необходимые поручения начальнику и боевым магам, хотя наверняка вся стража уже стоит на ушах. Касл отправился вслед за своим королем, а Астат, наученный особым приемам Теней, скинул с себя камзол и оголил плечо. Кинжалом он нанес царапину на одну из татуировок, покрывающих его тело. Побежала кровь, но необычно, а по контуру круглой татуировки, огибая каждую линию, после чего вспыхнула.

«Дериол, где ты?» — спросил он с помощью установившейся ментальной связи.

«Ваше высочество, как мило, что вы решили, наконец, поговорить со мной, — ехидно отозвался Тень в его голове. – А теперь по нити нашей связи бегите за мной. Боюсь, что девушку, ради которой вы рисковали в прошлый раз жизнью, увезли из дворца».

«Ты идешь по следу?» – облегченно спросил Астат.

«Я жду вас».

Астат сорвался с места, побежав в сторону конюшен. Сердце колотилось где-то в горле, но внешне наследник был собран и сосредоточен. Сейчас не время поддаваться эмоциям.

Король же, отдав необходимые приказы, сел в кресло. К дому графа Рошмана было отправлено два отряда. Во дворец с минуты на минуту должны прибыть боевые маги, и уж они смогут найти любого человека в городе. Именно об этом думал король, когда в кабинет вбежал стражник и, поклонившись, доложил:

— Ваше величество, в замке нет леди Аробеллы и леди Анабель. Что прикажете делать?

Именно этого и ожидал Эдмунд. Выходов из дворца было великое множество, но мало кто о них знал. Видимо, у заговорщиков остались старые свитки с чертежами, не говоря о том, что Алион сильнейший маг в королевстве и с легкостью сможет найти нужный ему путь.

— Принесите какую-нибудь личную вещь из покоев леди Аробеллы, сейчас же, — отдал распоряжение король.

Для постройки поисковой сети магам нужно что-то связанное с искомым человеком. Но время уходит. Драгоценное время.

— Ваше величество, что вы прикажете делать мне? – вмешался Касл, и Эдмунд нервно постучал пальцами по крышке стола, решая, стоит ли ему покидать дворец?

Но его раздумья прервал звук открывающейся двери, в которую вошел Луфин. Мужчина тяжело дышал и держал в руках записку. Эдмунд перевел озадаченный взгляд на бумагу и поспешил с вопросом:

— Что там?

— Место встречи. Я не знаю, что это означает, но это приглашение вам, ваше величество.


Аробелла Энриетта Сотер


Проснулась я резко, будто вынырнула на поверхность воды. Вокруг лил слабый свет, а перед глазами предстало очень знакомое лицо. Я неприязненно поморщилась, тут же почувствовав небольшую боль в голове. Интересно, чем это меня усыпили, и долго ли я находилась в бессознательном состоянии?

— Леди Аробелла, весьма рад видеть вас, — улыбнулся граф Рошман, а я пыталась осмыслить, где я нахожусь и стоит ли начинать паниковать?

Пока я не сообразила, нахожусь ли я у похитителей или же меня наоборот спасли? Но судя по расслабленности Захари, я у недругов. Неужели и этот думает, что я прихожусь младшей дочерью Адольфа Пятого? Да это уже не смешно! Что за массовое помешательство?!

С некоторой злостью я отвела взгляд от лица графа и огляделась. Находилась в просторном зале, соединённым с широким балконом, и в данный момент сидела на диване. Потихоньку ко мне возвращались тактильные ощущения. Выпрямившись, я посмотрела за спину Рошмана: на том самом балконе стоял постамент, с лежащей на нем Скрижалью солнца. Этот артефакт не узнать было невозможно, ведь я еще девочкой ходила от пансионата в составе немногочисленной группы в музей, чтобы полюбоваться на достояния нации. Значит, я у оппозиционеров, которые пока не выдавали себя за людей недалеких, но всё может измениться в любую секунду. Ведь аристократов среди них раз, два и обчелся.

— Граф, — попыталась я встать, но мужчина мне не позволил, зато я смогла дотронуться голыми ногами до мраморного пола. Богиня, они не только мои туфли (удобные!) потеряли, так еще и чулки сняли?!

Внезапно я почувствовала себя жутко грязной, что заставило меня поплотнее сжать ноги, с еще большей неприязнью посмотрев на Рошмана. Интересно, жениться он на мне хотел всё по той же причине? Неужели он действительно верит, что принцесса могла выжить? Оказывается, последний вопрос я задала вслух.

— Разумеется, леди Аробелла, разумеется. Или вернее будет назвать вас ваше высочество Василиса?

— Вы ошибаетесь.

— Но вы ведь не можете опровергнуть мои слова своими воспоминаниями?

— Вы прекрасно осведомлены, что моя память не восстановилась, — огрызнулась я, и потом, бросив взгляд на людей, стоящих около выходов, спросила: — Что вам от меня нужно?

— Хороший вопрос, принцесса Василиса, — я не стала противиться новому имени. Пусть называет, как ему будет угодно, только злить его необязательно. – Мне лишь нужно, чтобы на трон взошла настоящая королева.

Настоящая королева или «настоящий» король? Кое-кто захотел власти?

— Естественно, мне одной вы власть не доверите? – если даже это всё правда, его план не настолько гладок, чтобы безоговорочно ему доверять.

— Естественно, нет, моя дорогая Ари, точнее, Василиса. Ты же прекрасно понимаешь, что мы предначертаны друг другу самой судьбой. Как ты там говорила? Никогда не выйду за вас замуж, даже если небеса упадут на землю? Считайте, что они упали, ваше высочество, — он говорил ласково, но при этом с повелительными нотками.

Ответить мне было нечего, но этого и не понадобилось. Со стороны одного из выходов послышался шум отпираемой двери, после чего в зал вошел тот самый мужчина, который был в числе нападавших в то злосчастное утро. Он чуть улыбался, смотря на меня. Понял, что я его узнала, и эта истина не была для меня приятной, но зато связала многие кусочки в моей голове. Значит, то нападение было осуществлено благодаря моей роли погибшей принцессы. Мужчина почтительно поклонился сначала мне, потом Захари, и обратился к моему собеседнику:

— Граф, магическая защита поставлена. Приглашения разосланы, поэтому скоро стоит ожидать свидетелей.

— Благодарю, Роман. Проследи за всем внизу.

Помощник графа поклонился и вышел. Вооруженные люди, стоящие не только у перилл, но и по периметру зала, переглянулись. К защите они были готовы, видимо, там, внизу, тоже стоит охрана. И теперь понятно, чего мы все тут ждем. Граф не собирается просто так устраивать представление, он пригласил для этого зрителей.

— Не боитесь, что у вас просто не будет времени перед тем, как сюда прибудет король? Думаете, что его маги не разрушат вашу защиту?

— К этому времени ты уже станешь законной наследницей престола.

И ведь не возразишь. С сумасшедшими никогда не общалась, и приобретать такой опыт не желаю. Но куда деваться? Он же явно не в своем уме, и втолкать в него истину невозможно. Поэтому следует тянуть время, пока меня не найдут. Ведь я надеялась не только на его величество и его боевых магов, но и на своего принца, который обладал навыками Тени, способности которого я уже успела оценить. А еще где-то в городе был его настоящий телохранитель.

— Так что же вы хотите сделать со мной? Кровавое восстание, эгидой которого буду служить я?

— Ну что вы, как можно пускать девушку на передовую? – усмехнулся Рошман, после чего подал мне руку.

Вставать не очень-то хотелось, всё-таки пол холодный, а я босиком, но выбора мне никто не предоставил. Рывком подняв меня на ноги, Захари притянул к себе и уже в обнимку мы направились неспешным шагом в центр зала. От резкой смены точки опоры моя голова закружилась, и тут помогла поддержка графа.

— Если Скрижаль солнца засветится, то никому в столице уже не придется сомневаться в том, что род Адольфа Пятого воскрешен, — серьезно ответил Рошман, — поверь мне, даже король ничего не сможет противопоставить настоящей наследнице, которую защищает Скрижаль солнца. О, ты даже не представляешь, какой силой она обладает.

— Но если я всё же окажусь не принцессой? – в том, что я являюсь Василисой, я сильно сомневалась.

Но что будет в действительности, если я не оправдаю надежд Рошмана? Он убьет меня, как ненужную свидетельницу? Тогда кое-кому следует поторопиться, чтобы спасти меня. А вот если Скрижаль действительно засветится…

Вот это уже действительно страшно. Потому что тогда о браке с Астатом не может идти и речи, а выходить замуж за Рошмана я не собираюсь. И ведь необходимо думать о чем-то большем, чем моем личном счастье. В моих руках будет судьба целого государства, а я действительно не понимаю, как во главе королевства может стоять такой неблагородный человек, как Захари?

Я не питала ложных иллюзий по поводу того, кто будет истинно править, если я окажусь наследницей. Я не достаточно образована, чтобы заниматься политическими делами, а вот с Рошманом королевство падет. Он слишком ненавидит «старую гвардию» дворянства, чтобы не устроить кровопролитную гражданскую войну. Да и, если честно, Эдмунд замечательный король, пусть и не лучший мужчина в моей жизни.

— Ари, я знаю тебя еще с детства и теперь понимаю, почему твои родители так о тебе пеклись. Ты, что, боишься? – пытаясь подглядеть мои мысли, спросил Захари.

— Я всё еще в смятении, — ответила я, чувствуя холод, который пробирался от ступней все выше по ногам. Наконец, я вздрогнула от неприятных ощущений и решила немного сменить тему, раз мы все равно начали обходить зал по дуге, видимо, чтобы я рассмотрела Скрижаль. – Эмелит предала меня?

— К чему такие громкие слова? Она не хуже нас всех знает, как важно возвести настоящую наследницу на престол, — поцокал Рошман, коварно улыбнувшись, — но определенная сумма свою роль сыграла.

Вот так всегда. Всё-таки я еще слепа. Я тянусь к доверию, как насекомое к свету. Наверное, именно из-за этого я так сильно обижалась на Астата. Почему в прошедшем времени? Потому что я поняла, что все мои обиды настолько мелочны по сравнению с опасностью навсегда потерять его. Пусть я буду казаться эгоисткой в глазах низших слоев общества, но я действительно не желаю, чтобы эта Скрижаль засветилась при соприкосновении со мной.

— Граф Рошман, — в залу вбежал Роман, — у нас намечаются проблемы.

— И какие же у нас проблемы, с которыми ты не способен справиться? – приподнял бровь Захари, и в его голосе прозвучало недовольство.

— На нас напали.

Я постаралась медленно облегченно выдохнуть. Кажется, я спасена.

— Уже? Маги пробили магическую защиту?

— Нет, магическая защита стоит, — растерянно ответил Роман, — этот мужчина прошел сквозь «щит».

— И вы боитесь одного мага?

— Он не маг, — отрицательно покачал головой заговорщик, — он телохранитель, но тот, второй, который был при нашей первой встречи с принцессой.

Тень? Настоящий? И на него не действует магическая защита? Это понял и Захари, так как на миг на его лице промелькнул страх, что его планы рухнут. Он повернулся к нескольким охранникам и приказал им спуститься вниз, а помощнику кинул:

— Орнски, забаррикадируй вход сюда. Начать придется чуть раньше.

Я отшатнулась от Рошмана, но он, схватив меня за руку, потащил на балкон.

— Простите, ваше высочество, но потом вы сами меня будете благодарить.

Странно, но как только он воображал меня принцессой, то обращался ко мне на «вы», а вспоминая, что я именно та девушка, отказавшая ему, вновь переходил на «ты». И это нервировало, я чувствовала, как внутри меня готовится к извержению вулкан непонимания.

— За что же я буду вас благодарить?! – вспылила я, вновь попытавшись вырвать руку, но её держали настолько крепко, что уже на белой коже проступали красные следы. – Отпустите меня немедленно, вы не имеете права удерживать меня! Если ваши слова правдивы, то я приказываю вам, граф Рошман!

— Мои слова истина, но всё не так просто, моя дорогая Ари, всё не так просто, — в его голосе не было насмешки, скорее, он был предельно серьезен.

И когда меня уже дотащили до постамента со Скрижалью, дверь с грохотом открылась. Мы с Захари одновременно обернулись, чтобы увидеть размытый силуэт мужчины, одетого во все черное. Он был быстр, взмахи тяжелого меча рассекали воздух, как горячий нож холодное масло. Я не могла не вздохнуть облегченно, видя, как легко Тень отбивает атаки нападающих на него охранников.

Но их было слишком много, хотя определенную направленность в действиях Тени я заметила: он пробивался ко мне. Видимо, к этому же выводу пришел и граф, потому что он дернул меня за руку, а потом приложил ладонь к Скрижали.

— Мы будем замечательными королем с королевой, поверь мне. Этион будет процветать, мы создадим республику, в которой всем будет хорошо, даже простым рабочим, — фанатично произносил Захари, но ничего не происходило.

Скрижаль была для меня обычной плиткой с неизвестными мне письменами, я даже не могла прочитать, что же там такого написано. Нет, я не являюсь наследницей. Вместе с этим пониманием пришли облегчение и испуг. Что теперь предпримет Рошман? А мужчина смотрел неотрывно на артефакт, явно ожидая чего-то от меня. И следующие его слова пролили свет:

— Читай. Только наследница погибшей династии сможет это прочитать.

— Я не понимаю, что здесь…

— Читай!

— Я не принцесса Василиса! Не могу я прочитать!

— Но ведь родимое пятно… — прошипел мужчина, уверенный в своей правоте.

— Это всего лишь наследственность, — как можно мягче произнесла я, попытавшись ослабить хватку мужчины, — я обычная дочь герцога, которой достались по наследству некоторые семейные черты. Захари, принцесса погибла, я – не она.

— Она, — уже с чуть меньшей уверенностью прошептал мужчина, и в этот момент растерянности Рошмана я смогла забрать свою руку, сделав медленный шаг назад. – Ари, если ты не прочтешь письмена, все пропало, понимаешь? У Этиона больше не будет надежды на счастливое будущее. Нас ждет разруха и крах.

Фанатик. Обычный фанатик. И это страшнее всего. Ведь с любым человеком можно договориться, кроме того, кто предан своей идее, застилающей разум.

— Все будет хорошо, у нас есть мудрый король, который сможет сплотить враждующие стороны, — медленно пятясь назад, мягко говорила я.

— Не будет, Ари, — теперь в его голосе звучала сталь, а потом он, достав меч, кинулся на меня.

Кажется, меня только что решили взять в заложники. Я закричала, попытавшись развернуться, но, задев подол собственного платья, полетела на холодные камни.

Что б его! Этот вечерний наряд! Туфель лишилась, теперь и без платья останусь! И почему закон подлости действует именно со мной?! Разве недостаточно было испытывать мою судьбу тем пожаром, который унес жизни моих родителей и брата?! Почему такие ужасные события происходят именно со мной?!

Истерика была недолгой. Выплеснув накопившееся напряжение, я будто пришла в себя. И, когда я уже собиралась встать, меня подхватили под локоть и оттолкнули к стене, загородив своим телом. Вокруг будто все замедлилось. Я видела мужскую спину с падающими на плечи длинными волосами и тяжелый меч в руках Тени, за которым находились полтора десятка вооруженных мужчин, в том числе и Рошман.

И тут я поняла, что моя сиюминутная неуклюжесть сыграла со мной в поддавки: именно благодаря своему падению я избежала встречи с графом, который пытался меня поймать, что дало время Тени спрятать меня за свою спину и отбить удар Захари.

— Снимайте магическую защиту, пусть маги идут сюда, — отдал приказ граф одному из своих подчиненных, неотрывно смотря на моего спасителя.

— Леди Аробелла, постойте смирно за моей спиной, хорошо? Иначе один принц мне за вас голову оторвет, — раздался смешливый голос, а потом Тень, чуть обернувшись, представился: — Дериол.

— Весьма приятно с вами познакомиться в столь нужный момент, — не растеряв врожденное красноречие, ответила я.

А дальше вновь началось сражение, причем я все больше жалась к стене, но не издавала ни звука, лишь нервно кусала губы, когда очередной клинок проходил в паре сантиметров от кожи телохранителя. А потом появились маги, и теперь Дериолу пришлось нелегко. Как жаль, что я не обладаю магией!

Мне пришлось ослушаться приказа телохранителя, уходя от шального удара магическим огнем. Таким образом, я оказалась ближе к балкону, совсем рядом со Скрижалью.

Увидев на полу кинжал, я подняла его, выставив перед собой. Неизвестно, в какой момент понадобится защита, хотя больше вероятность пораниться самой. Но именно с оружием в руках я чувствовала себя более защищенной, особенно, когда на меня надвигался Рошман. Дериол наверняка увидел его перемещение, но в этот момент ничем не мог мне помочь, так как отражал атаки не только магов, но еще и воинов, количество которых резко сократилось до десятка. Да и из трех магов остались в живых только двое. Я не знаю, каким образом защищался Тень, но его меч впитывал огонь, а сам телохранитель увёртывался от нападавших.

— Ари, дорогая, не глупи. Давай поступим разумно? Мы с тобой сейчас покинет это место, захватив с собой Скрижаль. И со временем поняв мои мотивы, ты прочитаешь письмена. Не сейчас, позже. Я не злюсь на тебя, только прошу – поверь мне.

Поверить ему? Ни за что!

— Солнышко, выбрось стальную игрушку, — раздался позади меня голос, после чего кинжал из моих рук выпал сам собой. Ведь это он мне сказал, а его надо слушаться. – А теперь иди ко мне.

И я действительно отступила назад, оказавшись прижатой к сильному мужскому телу. Не выдержав, я выдохнула и на миг прикрыла глаза, а Астат затолкал меня к себе за спину и теперь стоял примерно в такой же позе, как несколько минут назад Дериол.

— Лоин! – закричал Захари, после чего на голос откликнулся один из магов, переключив своё внимание с Тени на принца.

А вот теперь я заволновалась, так как переживала за Астата. По сути Тень мне никто, а вот за наследника Леньевы болит душа. Но я должна верить в его силы. Обязана.

Вместе с магом на зов откликнулись и несколько охранников, которые тоже кинулись на Астата. О богиня, а он даже в неудобной бальной одежде, хорошо, что хоть камзол скинул! Самые страшные вещи всегда застают нас неожиданно в неподходящий момент.

Я закусила губу, отходя от него, чтобы освободить место для маневра. Я вновь недооценила своего жениха, который с легкостью отбивал атаки нападавших, уходя и от магических сгустков энергии. Захари тем временем направился к Скрижали, видимо, с желанием её забрать.

Астат своим приходом дал прекрасную возможность Тени расправиться с нападавшими, проткнув мечом одного мага, а второй просто позорно сбежал, поняв, что численный перевес им не помог.

Астат откинул ударом ноги одного заговорщика как раз на Захари, а уже подняться графу не дал Дериол, который приставил к его горлу меч. Принц, расправившись с последним воином, развернулся ко мне, но именно в этот момент я увидела позади него арбалетчика, выпустившего болт.

— Астат! – кажется, я сорвала голос в этом крике и бросилась на любимого в попытке повалить его на пол, чтобы стрела прошла мимо.

Но где стоит мой вес и его, поэтому я просто обвила его шею руками, заставив его движением своего тела обернуться, тем самым подставляя себя под удар. Боялась ли я в этот момент умереть? Нет, я больше всего в жизни опасалась, что он погибнет, так и не услышав, как я сильно его…

— Люблю, — прошептала я, прижавшись губами к теплым губам любимого мужчины.

Он ответил тут же, охотно, жарко. Я целовала его как последний раз в своей жизни, кто знает, успеют ли меня излечить лекари, даже если врачевателем будет господин Луфин? Я готова отдать свою жизнь за один лишь этот головокружительный поцелуй.

Но прошла минута, потом вторая и я понимала, что мы продолжаем целоваться, а я не чувствую боли. Отстранившись, я наткнулась на веселый взгляд Астата, а потом развернулась назад. Тень стоял над телом Захари, прижимая ногу к его горлу, и рукой удерживал болт, причем его он поймал уже после того, как кинжал угодил прямо в шею арбалетчику.

Я облегченно выдохнула, а Астат засмеялся.

— Вы целуйтесь, целуйтесь, я вас не отвлекаю, — это уже голос Дериола. Интересно, он всегда такой смешливый? Или заразился от своего ученика? – Если что, я и вторую стрелу поймаю, главное, чтобы вам было хорошо.

И столько ехидства в его голосе! Ведь оба мужчины прекрасно знают, что я только что сейчас сделала. И от этого хочется петь от радости, так как я понимаю, что с такой защитой мне ничего не страшно. Я навеки в безопасности.

— Любимая, дорогая, ненаглядная моя, прошу тебя, больше никогда в жизни не бросайся под стрелы. Я их лучше сам поймаю руками, чем ты своим телом, — вполне серьезно, но ласково произнес Астат. – Лучше повтори то, что ты сказала двумя минутами ранее.

— Только если под пытками, — вернула себя своё ехидство я, и Астат загадочно улыбнулся.

— Ты сама это сказала.

— Не хочется вас отвлекать, но вы слышите, что происходит внизу? – подал голос Дериол, а потом рывком поднял рассерженного Захари, ударив его по голове эфесом меча

Мужчина обессиленно повалился на пол, а по его виску стекала струйка крови. Я неприязненно поморщилась, прижавшись ближе к Астату, а в следующее мгновение дверь залы распахнулась, явив нескольких магов, часть отряда гвардейцев и короля.

Его величество успел нацепить легкие доспехи, видимо, не настолько торопился, чтобы подвергать себя опасности, как некоторые. Хотя «некоторые» владеют полезными навыками Тени. Я же, вспомнив о приличиях, отошла от возлюбленного на полшага и выпрямила спину, чтобы была как можно более официальной. Будто и не я стою босиком на холодном полу.

— Что здесь произошло? – жестко спросил король, а Дериол отошел в сторону, открывая обзор на бессознательное тело графа Рошмана.

Монарх, ступив к нам ближе, посмотрел на него, после чего подал пас рукой и графа подхватили двое гвардейцев. Остальные трупы выносились из залы тоже людьми короля.

Дериол приблизился к нам, но меч убирать не спешил. Эдмунд неприязненно огляделся, что-то сказав своему подчиненному, в котором я могла узнать по отличительным знакам агента тайной службы. Тот понятливо кивнул и вышел из залы, закрыв за собой двери. Повисла тишина, нарушаемая цокотом копыт. Внизу съезжались кареты с узнаваемыми гербами Этиона.

— Ваше высочество, как вы вовремя здесь оказались, — подметил король, неотрывно смотря на наследника Леньевы.

— Что должно вас несказанно радовать, — ответил Астат, выдерживая напряжение взгладов.

Но рассориться мужчины не успели, двери вновь распахнулись, и в залу вошла девушка в темном плаще с накинутым на голову капюшоном, а за ней мужчина в балахоне. Он был магом, причем сильным, раз удерживал вокруг них физическую защиту. Вглядевшись в его лицо, я узнала Алиона.

Все взгляды обратились в сторону девушки, Дериол поднял свой меч, а она, подойдя к постаменту со Скрижалью, скинула в сторону капюшон. Мои брови поползли вверх, так как передо мной стояла Анабель. Правда, нами девушка интересовалась мало. И то, что творилось дальше, повергло меня шок.

Никто не пытался её остановить, гвардейцы короля застыли в нерешительности, но и сам монарх понимал, что уже ничего не может остановить. Анабель дотронулась до Скрижали и та засветилась под её рукой, а затем фрейлина начала что-то шептать на непотном всем языке, но, видимо, известном ей.

— А вот и настоящая наследница Этиона, — хмыкнул Дериол, и Астат перевел на него удивленный взгляд.

— Ты знал?

— Ваше высочество, неужели вы думаете, что меня заботит безопасность вашей сестры меньше вашего? Я следил за каждой фрейлиной, и именно передвижения Анабель вызвали у меня нездоровый интерес. И поговорив со слугами графской четы, я пришел к истине: эта девочка совсем не похожа ни по возрасту, ни по внешности на ту, что смертельно заболела в трехлетнем возрасте, — начал пояснение Дериол, пока все растерянно смотрели на горящую Скрижаль солнца и девушку, которая зажгла настолько сильный артефакт.

— Она действует не заодно с заговорщиками, — прошептал король, и потом горько усмехнулся. — Но она умело воспользовалась их планами, собрав свидетелей.

— А меня отвлекли только для того, чтобы у оппозиции была возможность выкрасть леди Аробеллу, которую принял за принцессу граф Рошман, — недобро усмехнулся наследник Леньевы, с прищуром глядя на Анабель. Видимо, он не разделял её взглядов пустить меня как расходный материал. И я достаточно знаю Астата, чтобы утверждать, что этого проступка он ей не простит.

— Кажется, третья сторона обвела всех вокруг пальца, — усмехнулся Дериол, и уже серьезно посмотрел на Астата, — ваше высочество, клянусь, я не предполагал, что всё настолько далеко зайдет и это затронет леди Аробеллу.

Принц ему не ответил, так как в это мгновение магия полилась по рукам Анабель золотым потоком, а Алион снял защиту. Было даже немного обидно, ведь он всегда был моим другом, а в итоге всего лишь защищал наследную принцессу.

Почему-то подсознательно я не удивилась роли Аны во всей этой истории. Где-то в глубине души я знала, что она не так проста, как кажется на первый взгляд. Но еще меня радовало то, что не я являюсь наследницей. Это давало мне шанс стать женой Астата.

Принцесса Василиса (как оказалось) тем временем обошла постамент и направилась к балкону. Все следили за её действиями, но не смели приближаться. Её руки светились, но, как только она вскинула их вверх, золотой поток устремился в небо, будто влившись в него и образовав бесконечный купол, мгновениями спустя осыпавшийся маленькими осколками, но оставив после себя горящий герб воскресшей королевской династии.

Это увидели свидетели внизу, так же как и девушку, прошедшую превращение от фрейлины её величества к наследной принцессе. И уже даже Эдмунд не в силах что-то исправить, он будет вынужден уступить трон ставленнице богини.

Ана обернулась к нам, после чего присела в реверансе. Я инстинктивно повторила её движение. Астат чуть склонил голову, Дериол остался стоять неподвижно, лишь вложил в ножны меч. Король тоже поклонился и теперь заговорил:

— Выйти всем из комнаты.

Его моментально послушались все гвардейцы и маги к неудовольствию «воскресшей» принцессы. Остались только мы, Дериол, Алион и незнакомец, являвшийся агентом тайной службы.

— Хороший план, — обратился к Ане свергнутый монарх.

Надо же, он еще и хвалит девушку, забравшую у него власть. Всё-таки Эдмунд Лисонский обладает всеми необходимыми для монарха качествами. Или сказывается то, что он истинный аристократ?

— На умственные способности не жалуюсь, тем более у меня всегда была поддержка, — ответила Анабель, после чего бросила взгляд на вход. Там был тот самый незнакомец.

— Касл, — выдохнул Эдмунд, и мужчина виновато склонил голову, словно признавая свою вину, но не раскаиваясь. А свергнутый король, сжав от бессилия кулаки, усмехнулся. – Теперь я кое-что понимаю. Вот почему ты прервал наш с леди Анабель разговор на балу? И потом не заметил, как девушка исчезла прямо у тебя перед глазами? То-то я заподозрил неладное с твоей врождённой внимательностью. И отсутствие охраны в парке тоже твоя работа? Ведь не могли просто так леди Аробеллу выкрасть под такой охраной, которую я приказал приставить к ней.

— Леди Аробелла должна была появиться здесь, чтобы заговорщики поспешно не изменили свои планы, — склонил голову мужчина, и король тяжело вздохнул.

Кажется, самые близкие люди короля и оказались предателями. Но предали ли они своё королевство? Вот в чем вопрос. И лучше ли на троне неумелая правительница сына узурпатора? Не обернутся ли её благие намерения против неё, как это было с Адольфом Пятым? Не пойдет ли королевство вместе с истинной наследницей на дно? На мой взгляд, эти дилеммы куда более важные, но решить их можно только опытным путем.

— Ваше величество, не стоит его судить строго. Он лишь знает цену миру, — ответила Анабель, держа прямо спину и смотря на нас открыто, без страха.

— Тогда эту цену знаете и вы, — ответил жестко Астат, — вы понимаете, что вам грозит за пособничество преступникам, которые выкрали невесту наследного принца Леньевы?

Ана побледнела, растерянно посмотрев на моего жениха. О, а он действительно мстительный. Даже я удивилась такому внезапному повороту, хотя сохранила беспристрастное выражение лица.

— Она еще не ваша невеста…

— Вы ошибаетесь. Наш союз благословил его величество, — моментально ответил принц и выразительно посмотрел на Эдмунда.

— Его власть не является легальной, — сощурилась Ана.

— Во время благословения нашего брака являлась, — растянул губы в улыбке Астат. – Так ведь, ваше величество?

Повисла на несколько секунд тишина, пока наследник Леньевы мерился взглядами со свергнутым королем Этиона. Эдмунд догадался, что Астат что-то задумал, но пока сомневался, извлечет ли он из этого собственную выгоду? Наконец, разум взял вверх над чувствами.

— Всё верно, — нехотя согласился король, и Астат победоносно улыбнулся и продолжил свою речь, смысл которой я теперь поняла.

— Так что вы ответите, ваше высочество? Будете короноваться с последующей военной конфронтацией с Леньевой или выйдите замуж за Эдмунда Второго, тем самым сохранив договор между нашими государствами? Боюсь, что у вас нет выбора, поэтому прошу дать ответ как можно скорее.

Зачем он сохраняет престол Эдмунду? Думаю, что лучше знакомый человек на троне соседнего государства, который будет благодарен ему за своевременно оказанную поддержку, чем непонятная и незнакомая королева. Тем более Астат этим убивает сразу двух зайцев, гарантируя наш брак.

— Ваше высочество, я жду ответ, — разве что не улыбаясь, поторопил девушку Эдмунд.

Та наградила его испепеляющим взглядом, а потом ехидно спросила:

— Это предложение руки и сердца?

— Можно сказать и так, — ровно ответил Эдмунд, и Астат, посмотрев вниз, поторопил всех.

— Думаю, что это можно обсудить завтра во дворце. А теперь нам следует уходить отсюда, пока мы не оказались в кольце любопытных горожан. Там и так слишком много первых людей государства, которые будут требовать объяснений.

— Отправитесь ли вы с нами, ваше высочество? – подав руку девушке, спросил Эдмунд.

Сомнения Аны были слишком очевидны. Казалось бы, она проработала грандиозный план, в котором даже главные заговорщики оказались лишь пешками. Вот только она не учла любовь Астата ко мне, не ожидала такой агрессии со стороны наследника соседнего государства. И теперь ей действительно придется выйти замуж не по любви (что при её положении не такой уж и нонсенс) ради сохранения мира в недавно приобретенном королевстве.

— Я согласна, — обреченно ответила она, после чего посмотрела на Касла и Алиона, — но их вы не тронете даже пальцем.

— Полностью с вами согласен. Они слишком ценные кадры, чтобы избавляться от них так необдуманно, — серьезно пообещал король и, взяв девушку под руку, двинулся в сторону выхода.

— Ари, — остановил меня Астат, когда я направилась вслед за будущей правящей четой Этиона, — погоди минутку. Ответь мне на вопрос.

Я остановилась, встав перед возлюбленным. Дериол тактично отошел на несколько шагов назад, взглянув сверху вниз на кареты с гербами. А Астат, набрав в грудь побольше воздуха, выдохнул:

— Согласна ли ты стать моей женой?

Я даже растерялась, прокручивая сложившуюся ситуацию в голове. Внизу не стихают разговоры дворян, за дверью толпятся маги и гвардейцы, рядом Дериол, весь перепачканный кровью, не говоря уже о потоках крови на полу. И именно в такой обстановке мне делают предложение. Темная ниша нравилась мне больше!

— Умеешь ты выбирать места для признаний, — вздохнула я, а потом засияла, обвив руками шею возлюбленного. Да какая разница, какая обстановка?.. – Я согласна стать вашей женой, ваше высочество, быть вам верной подругой и матерью ваших детей.

Принц улыбнулся и наклонился ко мне, подарив мимолетный поцелуй. Я ухватилась за белую рубашку, на которой виднелись бурые пятна. Кровь была не его.

— Раз вы объяснились, то мы можем идти? – ехидный голос телохранителя не давал нам расслабиться ни на минуту.

— Он всегда будет в нашей жизни? – прошептала я, привстав на цыпочки, чтобы слова долетели только до уха Астата.

— Увы, — лукаво подмигнув, ответил принц в один голос со своим Тенью, а потом отодвинул подол моего платья, увидев обнаженные ноги.

Его зрачки расширились, а я немедленно была подхвачена на руки и отчитана за то, что не сказала раньше об отсутствии на мне обуви. Это было объяснено причиной, что кое-кто еще хочет здоровых детей.

-И что же больше всего сейчас хочет моя невеста?

-Больше всего? – улыбнулась я, с трудом вздохнув воздух. — Снять этот проклятый корсет! Говорила же мастеру Пьеро, что он мне маловат!

Астат засмеялся, как и Дериол. 

Глава 18

"Моя блистательная жизнь —

Шизофреническое танго"

Константин Меладзе

Аробелла Энриетта Сотер


Проснулась я от неторопливых поцелуев в плечо, спускающихся всё ниже. Нет, должно быть это сон, вот кто в своем уме ворвется в мою комнату и начнет выцеловывать мою руку? И, когда губы добрались до пальчиков, я распахнула веки и встретила счастливые глаза наследника Леньевы. Что он тут делает? Я обеспокоенно огляделась: окно было зашторено, поэтому я не могла определить, сколько сейчас времени.

— Астат, как ты пробрался в мои покои? Тебя не заметили? Я не хочу, чтобы обо мне шептались, боюсь, что это испортит не только мою, но и твою репутацию, — нехотя отнимая свою руку и натягивая одеяло выше на грудь, сонно пробормотала я. Хотя просыпаться с ним в одной кровати настоящее блаженство, еще было бы на нем поменьше одежды...

Кстати, одет он был неофициально: в кожаные коричневые штаны и белоснежную рубашку, подпоясанную на манер мореплавателей. И весь он был таким родным, желанным, что я не могла оторвать от него взгляд.

— Одевайся, Ари, нам необходимо покинуть дворец на несколько часов. А по поводу моего нахождения здесь можешь не переживать. Сейчас настолько глубокая ночь, точнее, раннее утро после судьбоносного бала, что никто бы не заметил наше совместное присутствие в их покоях. Но если ты не поторопишься, то наши отношения могут стать достоянием общественности.

Странно, но его слова произвели эффект. Я не знала, куда он меня собирается отвести, но доверяла ему полностью. Поэтому, попросив его отвернуться, я вылезла из-под одеяла и прошмыгнула в ванную. Принимая водные процедуры, я перебирала в голове события вчерашнего дня, точнее, феерического вечера.

Кто бы мог подумать, что принцесса Василиса действительно жива и всё это время жила жизнью погибшей дочери графа. Последний был в числе тех, кто устроил переворот и свергнул с трона Адольфа Пятого. Но вскоре умный мужчина понял, что политика Эдмунда Первого ни к чему хорошему Этион не приведет, и, когда у него появилась возможность спасти её высочество Василису, он тут же воспользовался своим влиянием и подвернувшимся случаем.

Тогда граф еще не унаследовал свой титул и находился на службе у короля, занимая далеко не низкий чин. И именно его послали зачистить следы существования принцессы Василисы. Вот только увидев маленькую рыжеволосую девочку, мужчина понял, что именно в ней спасение Этиона.

Он переодел её в лохмотья, оставив лишь небольшой кулон, и усадил карету, и ради её жизни пожертвовал невинным крестьянским ребенком. С того дня жизнь Василисы прокладывалась по трупам. Настоящая дочь графа смертельно заболела спустя год, и ей даже не смогли оказать соответствующие проводы в мир иной, так как её жизнь теперь стала настоящим Василисы. Именно с тех пор «мать-мачеха» возненавидела Ану, поэтому девочка жила в строгих рамках, и её целью стал трон. Даже вчера во дворце был лишь её «отец», который оказывал ей моральную поддержку во время заключения брачного договора.

Граф был дальновидным человек, поэтому понял, что посвящать кого-нибудь в тайну спасения принцессы не стоит. Он так же не присоединился к оппозиции, понимая, что у тех будут свои скрытые мотивы. Люди преимущественно меркантильные существа и никогда не упустят своей выгоды.

И с тех пор незаметная Ана стала набирать своих приверженцев, в число которых входили Алион и Касл. Последний разрывался между дружбой с королем и долгом перед родиной. Этиону нужны истинные правители, а не узурпаторы.

Но откуда можно знать, что Анабель-Василиса не вгонит страну в такую же разоряющую политику, как её отец? Ведь Адольф Пятый со своей мягкосердечностью тоже не был идеальной кандидатурой на роль правителя, и был вряд ли чем лучше Эдмунда Первого, политика которого разительно отличалась от его предшественника.

Остается лишь надеяться, что союз Эдмунда Второго и её высочества Василисы принесет Этиону мир и покой, соединит расколовшиеся части и возобновит старую династию, защитой которой будет служить Скрижаль солнца.

Плитку с загадочными письменами перенесли во дворец в сокровищницу, где она подтверждает законность власти Анабель. Скорее всего, разный подход короля и королевы сможет восстановить хрупкое равновесие между бедными и богатыми, создав идеальные условия. Эдмунду теперь не стоит опасаться приверженцев его отца, вводя задуманные реформы, ведь на этот раз он будет отчасти под защитой Скрижали, а Ана получит возможность влиять на его решения. Только еще вчера вечером они осознали, насколько одинаковые цели их влекут.

Хорошо всё, что хорошо заканчивается. Я искренне рада, что всё же оппозиция ошиблась и принцессой оказалась не я. Мне даже не было жаль графа Рошмана, который будет казнен сегодня прилюдно на главной площади, причем в присутствии «воскресшей» принцессы Василисы. Она даст понять народу, что не потерпит междоусобицы в своем королевстве, что их с Эдмундом объединяют одни цели, достичь которые они смогут без чьей-либо помощи.

Вообще, вчерашний день оказался на диво познавательным. Её величество Лисавета упала в обморок прямо на балу, когда в зал вошли под руку Эдмунд и Василиса-Анабель (так и не решилась, какое имя лучше употреблять) и объявили о «воскресшей» принцессе. Потом была долгая и скучная речь, под которую можно было заснуть.

Я-то, правда, её не слышала, но мне о ней рассказывали. Астат оповестил. Он, доставив меня до моих покоев, чмокнул в носик и сбежал, чтобы не пропустить ничего важного. Я же, недолго думая, вызвала Диди и с её помощью сняла платье и жуткий корсет, после чего приняла ванну и легла спать. Кому как, а у меня было эмоциональное перенапряжение.

Вынырнув из своих воспоминаний, я дочистила зубы зубным порошком и, накинув халат, вышла в спальню. Астата не было, зато на кровати лежало простое белое платье, причем не из моего гардероба. Судя по текстуре, ткань не стиранная и новая. Неужели ночью его высочество успел сбегать в город? Всё-таки неугомонный жених мне достался.

А рядом с белоснежным нарядом покоился головной убор. Я улыбнулась, взяв в руки голубую шляпку, подозрительно похожую на ту, которая была у меня в первый день нашего знакомства. Новая или та же? Ответ дать не могу, но это не так важно. Намного важнее то, что он помнит и ценит тот момент.

— Леди, вам помочь? – сзади раздался голос Диди, и я обернулась в её сторону. Камеристка искренне улыбалась, а в уголках её глаз собрались слезы. – Я так за вас рада! Вы этого достойны!

— Достойна? – удивилась я, оторопев от её слов.

— Вы самая замечательная, красивая и справедливая госпожа. Для меня было честью служить вам, — теперь уже несколько слезинок полились по щекам, а меня внезапно потянуло на смех.

— Это слезы счастья? Так рада, что избавляешься от своих обязанностей? – с долей иронии спросила я, а девушка охнула, испуганно замотав головой.

— О, нет! Что вы! Как вы могли такое подумать?! Мне будет не хватать вас! Я уже привязалась к вам, миледи.

— Диди, а скажи-ка мне, есть ли у тебя родственники в городе или муж?

— Мужа нет, а родственники если и есть, то мало мы с ними общаемся, — пожала плечами девушка, с затаенной надеждой смотря на меня.

— Тогда помоги мне одеться, а потом иди собирать вещи, — ответила я, и улыбка на лице девушки стала куда шире, и теперь уже из глаз полились слезы радости.

— Благодарствую, госпожа, благодарствую!

— Диди, — строго остановила я камеристку, — помоги мне облачиться в платье.

Впрочем, наряд был без шнуровок и жесткого корсета, поэтому я могла одеться сама. Но к этому я была непривычна. Да и к чему мне привыкать к подобному, если уже вскоре я стану принцессой? Могла ли я в это поверить?

«И всё же не королева», — ехидно добавил внутренний голос.

«Это пока что», — в таком же ключе ответила я, крутанувшись перед зеркалом.

Волосы Диди решила оставить распущенными, только передние пряди убрала назад, закрепив заколкой. Надев простые, но удобные, туфли, я выбежала в гостиную, тут же попав в руки Астата. Я была подхвачена и поцелована, а служанка смущенно отводила взгляд. Принц отошел от меня на шаг, с удовлетворением и искорками желания в глазах оценив мой наряд.

— Ари, нельзя быть такой красивой! Это преступление!

— Астат, мне еще нельзя быть настолько влюбленной, но я же не жалуюсь? – усмехнулась я, и мой мужчина улыбнулся в ответ, взяв меня именно за руку, а не под локоть, и повел на выход.

— И куда мы? — полюбопытствовала я, с интересом смотря на свою маленькую ладошку в его большой и немного шершавой ладони.

Странное дело, обниматься и целоваться было не так зазорно, как идти с ним вот так, держась за руки. Это казалось настолько интимным, что хотелось закрыть лицо от смущения.

— В город. У нас остались кое-какие дела.

С удивлением я поняла, что гулять по городу мы будем пешком. Без опознавательных знаков, в простой одежде. Сейчас здесь гуляют просто Астат и Ари, а не леди Аробелла Энриетта Сотер и наследный принц Леньевы Астат Эллонд Оргонский. Просто влюбленная пара, которая не может оторвать глаз друг от друга.

За воротами обнаружился Дериол, который склонился перед нами в лёгком поклоне. Я сделала книксен и с улыбкой посмотрела на Тень. Странный мужчина, который не мог не вызывать симпатию. Такой сильный и преданный, не растерявший чувство юмора и умеющий любить. Да, принца он не просто почитал, он питал к нему чувства, сродни братским или отцовским.

— Я буду недалеко, — шепнул Дериол, после чего отошел в сторону, пропуская нас вперед.

А спустя несколько минут на площади я и вовсе потеряла его из вида. Утренний город начинал заполняться людьми – свидетелями моего счастья. Я улыбалась и не боялась быть осужденной за свои чувства. Это было невероятная легкость.

Скосив взгляд на профиль возлюбленного, я чуть улыбнулась. А ведь это именно о нем Амелинда случайно упоминала в разговорах. Как он был против её брака, какой он любящий брат. И я уже заранее пропитывалась симпатией к этому человеку. И судьба повернулась так, что именно ему суждено стать моим мужем.

— О чем задумалась? – внезапно спросил Астат, поймав мой взгляд.

— Скажи, с какой минуты ты решил, что я стану твоей женой? – мой ответ был настолько же неожиданный, как и его вопрос.

— Наверное, как только увидел твою улыбку, — серьезно ответил Астат. – Тогда я поймал себя на мысли, что думаю о тебе как о будущей супруге и дал себе обещание, что если ты окажешься умной девушкой, то непременно станешь моей женой.

— Неужели? – взметнула брови я. – Астат, ты рушишь каноны! Обычно мужчины выбирают в жены глупых барышень.

— Нет, — покачал головой он, и я застыла в ожидании его ответа. – Если есть выбор, то его делают в пользу любимых. А уж какими качествами будет обладать возлюбленная, совсем не важно.

— Но в твоем случае…?

— В моем случае я наследник целого государства, значит, мне нужна жена, обладающая определенными качествами.

— А если бы я ими не обладала?

На меня посмотрели с неудовольствием, а затем щелкнули по носу. Я ойкнула и насупилась, отчего жених засмеялся.

— Обладала бы, потому что это ты. Я уже не представляю тебя другую, Ари, поэтому не могу ответить на твой вопрос. Ты же меня любишь таким, какой я есть, а если бы я был другой, то полюбила бы ты меня? – увидев задумчивость на моем лице, он продолжил: — Вот видишь, ты не знаешь. Поэтому всё именно так, как есть.

Хорошо, любимый, я с тобой согласна. Но у меня еще оставалась тьма вопросов, на которые можно было переключить тему сегодняшнего разговора.

— Астат, а что насчет Алиона и Касла? Им что-нибудь будет за предательство?

— Алион так и останется придворным магом, а вот Касл потерял доверие в глазах короля, насколько бы он не был профессионалом своего дела. Пока его судьба не решена, но я думаю, что он еще сослужит неплохую службу в судьбе Василисы, — ответил Астат, а потом внезапно остановился и отпустил мою руку. – Мы пришли.

И теперь я соизволила оторвать взор от синих озер телохранителя и взглянуть, куда же мы пришли. Передо мной был храм. Это то, о чем я думаю? Астат, ты не смеешь так надо мной шутить! И если он сейчас скажет, что, мол, мне нужно помолиться, подожди меня здесь, я его убью! А труп оттащу на кладбище и прикопаю там! Сама! В этом белом платье!

— Астат…

— Только не говори мне, что тебе нужна пышная свадьба, — проговорил на одном дыхании принц. – Я очень хочу, чтобы ты стала моей женой, и так ли важны декорации? Да, сейчас Эдмунд Второй не исполнит свою угрозу не выпускать тебя за границу Этиона, но я хочу приехать в Леньеву уже женатым. Я хочу представить родителям свою жену, показать им свой выбор, а не мучиться долгие недели в ожидании празднества нашей свадьбы.

Его слова были пропитаны искренностью, отчего я стояла и улыбалась. Не сильно, лишь приподняла уголки губ, но это была та самая умиротворенная улыбка, которая расцветает на губах женщины в переломные счастливые моменты нашей жизни.

— Астат, я даже не думала отказывать тебе. Когда вся моя жизнь была и будет выставлена напоказ, я хочу сохранить частичку чего-то общего, только нашего, о чем не будет знать никто. Это будет наш секрет, помнишь? – вернула я ему слова о тайнах.

Его высочество не ответил, лишь протянул мне руку. Я вложила в неё свою ладонь, и последовала за женихом к дверям храма. Открыли нам храмовники, и вообще оказалось, что к церемонии бракосочетания уже всё готово. Видимо, Астат успел всё организовать тогда же, когда и купить моё белое платье.

— Будьте здоровы, дети мои, — встретил нас мужчина в бледно-желтой рясе, когда мы подошли к алтарю.

— Светлых дней, святой отец, — одновременно ответили мы, сложив руки лодочкой и чуть склонившись перед мужчиной.

Жрец улыбнулся и кивнул, после чего внимательно посмотрел на нас. Внезапно его лицо озарила улыбка, и я даже подумала, что он признал в Астате наследника. Потом отбросила столь глупые мысли и стала ждать разъяснений святого отца, которые не заставили себя долго ждать:

— Надо же, а знали ли вы, что вас соединяют красные нити чувств? Такое бывает не со всеми любящими сердцами.

Астат удивился, а я лишь постаралась спрятать улыбку. Прав был господин Форн, прав! Капитан полиции, обладающий определенными магическими навыками, предостерегал меня от связи с телохранителем. Потом Алион пытался намекнуть на невозможность связи с наследником Леньевы.

И вот сейчас я стою у алтаря с самым невыносимым мужчиной в моей жизни, которого люблю больше самой себя. В последнем мне помогли убедиться события вчерашнего вечера.

— Ты знала? – всё-таки увидел мою затаенную улыбку Астат, и я неопределенно пожала плечами, радуясь, что дальнейшей пытке не быть из-за свадебного обряда.

— Подойдите ближе, — приказал жрец, а двери позади нас с грохотом закрылись. Я даже поежилась, закусив губу. – Опуститесь на колени перед алтарем, — продолжил раздавать поручения божий посланник, после чего один из помощников в белой рясе поднес ему чашу и малярную кисть. – А теперь вытяните вперед руки.

Уже стоя на коленях, мы с Астатом переглянулись и протянули правые руки внешней стороной запястий вверх. Жрец удовлетворенно кивнул, после чего обмакнул кисть в чашу, и уже особым божественным маслом оттуда обмазал наши руки. Святой отец отошел, встав позади алтаря и зашептав что-то на древнем языке. Огонь, полыхающий на алтаре, с шипением взвился вверх, будто там находилась горелка, на которую подали большее количество топлива. Но мне было не страшно. Я заворожённо смотрела на огонь, видя в нем наши с Астатом отражения. Мы встретились в огне взглядами, и уже не могли оторваться. Дыхание участилось, я думала, что плавлюсь под нежным взором возлюбленного.

— Можно ли любить вопреки? – начал задавать вопросы жрец, но все это было где-то там, далеко, здесь и сейчас существовали мы в этом огне.

— Да, — я услышала свой ответ, звучащий в унисон с голосом Астата.

— Можно ли простить обиду, поборов свою гордость?

— Да.

— Способны ли вы узнать друг друга под маской?

Интересно, он специально задает подобные вопросы?

— Да.

— Что может быть страшнее смерти?

Стандартные фразы, на которые каждый знал ответ. Нас решили женить не по простым обычаям, а по обычаям истинного союза, когда волшебный огонь не даст солгать ни одному из нас.

— Только разлука, — вроде бы это мой голос, но я же прекрасно слышу, что так же ответил Астат.

И это музыкой отозвалось в моей душе, огонь вспыхнул сильнее, а запястья заметно стало жечь. Это причиняло боль, но не настолько сильную, чтобы она могла разлучить наши взгляды. Жрец тем временем подошел ближе к нам и встал позади, скрепив наши ладони и торжественно объявив:

— Тогда отныне и навеки веков перед Богами и перед любым государем вы муж и жена.

Сердце забилось настолько быстро, что готово было пробить грудную клетку. Огонь стал заметно уменьшаться в размерах, а спустя несколько секунд превратился в обычное пламя. Я выдохнула, так как вместе с этим ушла и боль в запястье. Опустив взор вниз, я увидела наши с Астатом переплетенные руки, на которых блестела новая золотая брачная татуировка. Золотая… я жена наследника Леньевы!

Я истерически засмеялась, подняв взгляд на Астата. Тот смотрел на меня удивленно, явно не ожидая такой реакции от супруги. Уж не подумал ли он, что совершил ошибку, взяв в жены сумасшедшую? И теперь я увидела реакцию жреца, который не мог оторвать взгляда от золотых нитей на наших руках. Мужчина явно не ожидал такого поворота. Но Астат не дал возможности ему что-нибудь спросить, встав с колен и утянув меня за собой.

– Благодарим вас, Святой отец.

— Благодарим, — поспешила добавить я и поклониться в знак признательности застывшему на месте жрецу.

Астат, криво усмехнувшись, подхватил меня на руки и понес в сторону выхода из храма. Ах, если бы только храмовники знали, кого сегодня они женили! Но знать об этом всем не обязательно, пусть это будет только нашей тайной. Нашей и Святого отца, который, я уверена, много не разболтает. Тем более он так и не узнал, что сегодня скреплял узами брака будущих короля и королеву Леньевы…


Вернулась в спальню я возбужденная и готовая к великим свершениям. Во мне было столько энергии и ни капельки не хотелось спать, не смотря на недостаток сна. Астат распрощался со мной в гостиной, с трудом оторвавшись от моих губ. Уже было наплевать, что нас кто-то заметит. В конце концов, я замужняя женщина и мне позволено делать со своим мужем наедине чуточку больше, чем свободным барышням.

— Вы вся светитесь, миледи, — прошептала Диди, а потом её взгляд упал на мою золотую татуировку, и она охнула, прикрыв рот руками. – Миледи, но как?!

Конечно, её на балу не было, и она не могла знать, кем в действительно является Астат. А те лакеи, что обслуживали вчерашний вечер, не приглядывались к неуловимому телохранителю, чтобы во вчерашнем принце узнать именно «Тень».

— Диди, ты знаешь, кто был сейчас в моих покоях?

Щеки девушки заалели, видимо, но подумала, чем мы там занимались в гостиной. А вот мне ничуть не стыдно. Видимо, я всё же жутко испорченная.

— Это был его высочество Астат Оргонский. А теперь прекрати стоять с открытым ртом и поспеши приготовить мне платье, – строго произнесла я, и камеристка, опомнившись, бросилась к шкафу.

Я же прошла к зеркалу, чтобы еще раз полюбоваться на свою татуировку. Как же я мечтала её иметь всего три недели назад, всего неделю назад я уже всеми силами открещивалась от подобного дара и вот сегодня я не могу налюбоваться на золотую роспись. Как изменчивы взгляды человека!


В малом дворце творился бедлам. Слуги бегали из стороны в сторону, фрейлины вздыхали, охали и ахали, поэтому мне стоило немалого труда отловить Милу, которая пыталась покинуть гостиную.

— Что здесь происходит?

— Королева себя плохо чувствует и требует, чтобы дворец покинули все, а ей необходимо встретиться с принцессой Василисой. Она тут разыгрывает из себя умирающую, всё-таки не каждый день всплывают такие новости. Но у слуг ничего не готово, вот они и пытаются уладить все свои дела перед тем, как покинуть дворец.

— А ты куда спешишь?

— К принцессе Василисе. Нужно её позвать. Не составишь мне компанию? – спросила она меня чисто из вежливости, так как уже подхватила меня под руку, но тут же остановилась, смотря неотрывно на моё запястье. – Ари, когда ты успела выйти замуж, тем более за… — её лицо озарило понимание, — его высочества Астата, верно?

— Верно, — не стала отрицать я, самостоятельно подхватив Милу под руку и направившись с ней на выход. – Сегодня утром.

— Ари, ты самая везучая девушка из всех, которых мне доводилось знать! – воскликнула приятельница. — Как ты в этом мужчине со шрамом опознала принца?! Подожди, а мне тебя можно называть по имени?

— Думаю, на людях теперь это становится неуместно. Если честно, и я сюда пришла, чтобы поговорить с её величеством, а не выполнять обязанности фрейлины, — нехотя ответила я на последний вопрос. – А насчет принца... Милисандра, неужели ты сомневаешься в моих способностях?

Девушка воззрилась на меня удивленно, а я подмигнула и счастливо улыбнулась. Моя собеседница ответила тем же, а потом негромко рассмеялась.

— Помнишь, когда ты лежала в лазарете из-за укусов ос, я чуть не начала тебе читать нотации по поводу того, что не очень осмотрительно принимать ухаживания телохранителя?

— Как же такое забыть, — слегка улыбнувшись, ответила я.

— Ты уже тогда знала, кем он является? — заговорщицки спросила приятельница, и я отрицательно покачала головой, а Мила немало удивилась. — Серьезно? Неужели ты и правда в него влюбилась без оглядки?

— Иногда так бывает, — пожала плечами я. — Наши неосознанные действия, не всегда одобряемые рассудком, приводят нас к истинному счастью. И то, от чего ты уже отказался, само плывет к тебе в руки.

— Всё будет, стоит лишь расхотеть, — сказала она популярную в женских кругах фразу, и я улыбнулась, кивнув.

Действительно, стоит лишь отказаться от своих планов, если из-за них ты ничего вокруг не замечаешь. Ведь так можно просмотреть свою судьбу, своё настоящее счастье. Открой глаза, распахнись для мира.

Принцессу мы нашли по наводке слуги, она оказалась в кабинете его величества, обсуждая план предстоящей коронации, заодно условившись о том, что она будет говорить на публичной казни.

Они продолжили свой разговор даже тогда, когда в кабинет после представления слуги вошли мы с Милой. Из этого я могла понять, что, может, они и не полюбят друг друга, но определенно станут хорошими друзьями и союзниками. И даже это в королевских семьях большая редкость!

— Кхм, ваше величество, ваше высочество, — решила я напомнить о нашем присутствии, и они, наконец, оторвались от бумаг.

— О, леди Аробелла, леди Милисандра, — улыбнулся Эдмунд, чуть дольше положенного задержав взгляд на моем лице. — Что вас привело в столь ранний час ко мне?

— К нам, — поправила короля Василиса-Анабель, и король закатил глаза, но всё же с будущей супругой согласился. Кстати, когда у них будет венчание?

— Её величество королева-мать просит принцессу Василису к себе, — ответила Мила, и Ана не проявила никаких признаков неприязни, лишь кивнула в ответ.

— Хорошо, передайте королеве Лисавете, что я скоро навещу её, — ответила бывшая приятельница, после чего мы собрались уходить, но Ана меня окликнула. – Леди Аробелла, задержитесь. Ваше величество, кажется, вы собиралась еще побеседовать с их высочествами Себастьяном и Астатом? Буду вам очень благодарна, если вы займетесь этим тотчас же.

— Как вам будет угодно, моя принцесса, — со вздохом ответил Эдмунд, после чего покинул кабинет вслед за Милой, а я осталась наедине с Аной.

— Ты вышла замуж, — бросила взгляд на моё запястье собеседница. – Поздравляю. Немного неожиданно и неофициально, но всё же ты стала принцессой. Твоя мечта практически сбылась.

— Мечты людей имеют свойство меняться, — ответила я, а потом серьезно посмотрела на девушку. – Скажи, ты специально уготовила мне роль жертвы или вышло всё случайно?

— Случайно, — ответила она. Мне было плевать, случайно или нет, кто она мне такая, чтобы меня заботило её отношение ко мне? Но то, что я всё же не была марионеткой в её руках, успокоило моё самолюбие. – Я просто виртуозно воспользовалась возможностью, поэтому даже должна тебя поблагодарить.

— Благодари, — пожала плечами я, и Василиса-Анабель растерялась, а потом принцесса сощурилась.

— Благодарю, — выдавила она с неудовольствием. – Всё-таки вы с его высочеством стоите друг друга.

— Только не плачься мне, что он поломал вчера твои планы, — усмехнулась я. – Ты же прекрасно понимаешь, что в одиночку власть бы удержать не смогла. Тебе бы всё равно пришлось выйти замуж не по любви. К женщинам этот мир более суров. И кто знает, в чьи руки при твоей помощи попал бы трон? Как ни посмотри, но Эдмунд лучший вариант, потому что он любит не только власть, но еще и Этион.

Новоиспеченная принцесса пронзила меня оценивающим взглядом, пытаясь найти нестыковку в моих словах, но её там не было. Я говорила верно, и она это прекрасно понимала.

— Ты права, — наконец, расслабилась собеседница. – Я действительно бы, скорее всего, вышла замуж за Эдмунда Второго, но всё равно твой муж поступил эгоистично. Ведь он просто прекрасно воспользовался подвернувшейся возможностью.

— Не находишь это знакомым? – улыбнулась я, — и спасибо за лестные слова в сторону моего супруга. Кстати, я тебя тоже должна поздравить со скорой свадьбой и коронацией. Так понимаю, что у меня не будет возможности присутствовать на таком событии, поэтому сделаю это заочно. Поздравляю.

— Благодарю, — оскалилась в ответ Анабель, и потом протянула мне руку для рукопожатия, — и всё же я рада встрече с тобой. Ты многому меня научила, хотя твои усмешки порой были болезненны.

— Как и сочетание бардового и желтого для моих глаз, — в её же манере ответила я и пожала предложенную руку.

Кто знает, что будет через десятки лет, но сейчас и Этион, и Леньева приобрели верных союзников. Но я была рада той искренности, с которой мы беседовали. Пусть и на грани приличий, зато без жеманностей.

Выйдя в коридор, я встретилась с Амелиндой Оргонской, которая стояла у противоположной стены и прижимала руки к пылающим щекам. И что послужило причиной такому поведению?

Любопытство никогда не было моим пороком, поэтому я прошла бы мимо, если бы внезапно не пришло осознание: она моя родственница! Богиня, да я же жена Астата Оргонского! Нереально, но факт! Девушка заметила меня первой и приветливо улыбнулась, убрав руки от лица. А я всё еще находилась в ступоре от внезапно пришедшего озарения.

— Леди Аробелла, — сделала она книксен, положенный этикетом. Я, вернувшись в реальность, ответила тем же.

— Ваше высочество, что вас заставляет столь явно переживать? — из вежливости спросила я.

— Себастьян просил моей руки у Астата, но сейчас туда вошёл его величество Эдмунд. Мне неловко, что он может стать свидетелем этого разговора.

— Уверена, что их высочества достаточно понимающие, чтобы не поставить вас в подобное положение. Вы попусту переживаете.

— Спасибо, леди Аробелла, вы успокоили меня, — растерянно сообщила принцесса, а потом её взгляд зацепился за моё запястье, — ах да, совсем вылетело из головы из-за собственных переживаний. Нижайше прошу простить меня за позднее поздравление. Я искренне рада вашему счастью, в частности тому, что с этого дня мы стали сёстрами.

Так непривычно это прозвучало. Я ведь потеряла брата в том пожаре, а сестёр вообще не было. И эта тоска внезапно обрушилась на сердце. Раньше я боялась этих воспоминаний, но, может, пора отбросить все страхи и посмотреть своему прошлому в лицо? Ведь там может быть то, что сделает мою жизнь счастливее. А, может, и огорчит, но я точно знаю одно – буду жалеть, если не попробую восстановить воспоминания.

— Действительно. Так внезапно у нас обеих появилась сестра, — улыбнулась я, хотя мысленно пребывала не здесь, а в своих сомнениях.

— Да, но сейчас мы, скорее всего, и не будем толком общаться, если только письмами. Ведь вы отправитесь в моё родное королевство, а я за своим женихом, — смущенно ответила она, и чуть слышно добавила: — Если, конечно, Астат ответил Себастьяну положительно.

Как странно нас развернула жизнь. Все встретились в Этионе, а потом нас так раскидало. Три девушки, три истории, три будущих королевы. Но всё же самое важное то, что я стала королевой сердца любимого мною мужчины.

И в этот момент дверь кабинета раскрылась, и оттуда вышел Себастьян, улыбающийся во все тридцать два зуба. Я даже удивилась, увидев такого счастливого наследника Яроузы. Да и нос ему вправили, уже даже шрама от удара не осталось. Вот что значит магическая медицина!

— И что ответил его высочество Астат? – с затаенным дыханием спросила Амелинда, и Ян уже собирался ответить, когда позади него раздался недовольный голос моего мужа.

— Ваше высочество, задержитесь, пожалуйста!

Наследник Яроузы закатил глаза к потолку, потом подмигнул невесте и шепнул «да», вновь скрывшись за дверью кабинета. Амелинда сделала шаг назад, из глаз моментально брызнули слезы. Неужели я выглядела так же глупо?! Нужно срочно брать себя в руки!

— Ваше высочество, мы находимся в коридоре, — напомнила я девушке о правилах этикета, и она как-то моментально подобралась, утерев белым платочком слезы, но от лихорадочного блеска в глазах ей избавиться не удалось.

— И всё-таки, леди Аробелла, я должна поблагодарить вас за необычную встречу с его высочеством Себастьяном. Если бы не эта сорочка, накрахмаленная фруктовым сахаром, то я, возможно, никогда не обратила бы на него своё внимание. Необычные встречи сближают.

Я стояла с открытым ртом и смотрела на с виду безобидную глупую девушку, которая в действительно оказалась куда более продуманней, чем хочет казаться. Да, ей недостает жесткости и матерости, но в уме ей не откажешь.

— Трудно не догадаться, когда твоё тело очень липкое, а перед этим тебя настоятельно просят прилюдно раздеться, — улыбнулась Амелинда, поняв мою растерянность.

— Но почему…? – прошептала я, почувствовав, как румянец окрашивает щеки. Это она еще про проделку с духами не знает! Надеюсь, не знает…

— Я сразу увидела, что мой брат относится к вам с благосклонностью, — поспешила объяснить причины своих поступков принцесса. — И я подумала, что будет неплохо, если он обезоружит мою конкурентку, заодно сам попав в её сети. Ведь и вы научили его любить только одну. С вашим характером ветреность Астата утихла, и ему каждодневно придется добиваться вашего расположения или мимолетной улыбки. А он вас никогда не заставит грустить. Вы север и юг. Северяне ездят отдыхать на моря в тепло, а южане мечтают полюбоваться северным сиянием и бескрайними снегами.

— Спасибо, — прошептала я чуть слышно, понимая, как мудро поступила принцесса.

Она не только не стала убирать конкурентку, она еще и дала ей право на счастье. А ведь в её положении были свои преимущества, и еще неизвестно, кто бы вышел чистеньким из открытой конфронтации. Всё это сбило меня с толку, я первый раз в жизни не знала, что ответить. Вот такая я странная: на колкости язычок острый, а если удивят добрым поступком – я и слова вымолвить не в силах.


На сегодняшнюю казнь я не пошла и не потому, что я брезгливая (хотя в просмотре жестокости не нахожу ничего привлекательного), а просто у меня были другие планы. Насколько я знаю своего давнего друга, Алион тоже не любитель жестоких «спектаклей». Астату пришлось туда идти по долгу статуса, но пока о нашей свадьбе не было объявлено официально – я свободна от посещений подобных мероприятий.

Обед, как и завтрак, я провела в своей комнате, зато сейчас предусмотрительно надела перчатки, чтобы скрыть брачные татуировки. Мой муж вовсе не стал заботиться о таких вещах, не считая нужным скрывать своё семейное положение.

Алион открыл дверь как всегда с файерболом в руке. Теперь я видела в этом кое-что логичное: он в любой момент боялся, что его личность раскроют, и тогда пришлось бы спасаться бегством. И со временем это вошло в привычку.

— Доброго дня, — улыбнулась я, и Алион убрал магический сгусток и вздохнул, прислонившись плечом к косяку. – Даже не позволишь войти?

— А ты хочешь войти? Мне почему-то кажется, что ты на меня в обиде, — с грустью спросил мужчина и, не получив моего ответа, поспешил добавить: — Пойми, мои политические дела никак не связаны с тобой. Я был искренен.

— Это не так важно, — помотала я головой, вздохнув и с мольбой в глазах посмотрев на Алиона. – Ты самый сильный маг Этиона. Сможешь ли ты снять блок с моей памяти?

— Ты действительно хочешь всё вспомнить? – с недоверием спросил мужчина. — Это может убить твою настоящую личность.

— Ты думаешь, я недостаточно сильная, чтобы пережить подобное? Или ты сомневаешься в своих силах?

Зря я бросила вызов самому выдающемуся магу королевства! В его глазах зажегся азарт, а потом он, схватив меня за руку (жену наследника Леньевы, на минуточку!), втащил меня в свою лабораторию, закрыв за собой дверь на ключ.

Я не могла не заметить коробки и отсутствие реагентов, да и сам Алион торопился.

-Ты переезжаешь?

-Меня лишают лаборатории на неопределенный срок в качестве наказания, — с неохотой признался маг, а потом приказал: — Садись на стул.

Я поступила его приказу, когда сам экспериментатор прошел к шкафу с колбочками, изъяв на свет бутылочку с какой-то жидкостью. Подхватив чистую ложку, он направился ко мне. Накапав семнадцать капель, подал ложку с содержимым в ней сиропом. Я недоверчиво посмотрела на мага.

— Это для того, чтобы у тебя мозги не расплющились от вмешательства, — ехидно припечатал Алион, и я тут же отправила ложку себе в рот, сглотнув жидкость.

И сразу же почувствовала какую-то слабость, из-за чего пришлось откинуться на спинку стула. Взор затуманился и последнее, что я помню, как Алион протягивает руки к моим вискам.


— Ага, попалась! – смеется папа, прижимая меня ближе к себе и целуя в шею, вызывая тем самым очередной приступ смеха.

— Поле – не игрушка. Прекратите баловаться! – наставительно воскликнула мама, после чего папа поудобнее перехватил меня, подсадив к себе на руку, и мы вместе взглянули на миловидную женщину.

Она вздохнула, достала из кармашка белый платочек и принялась оттирать с моего лица грязь. Нежно и аккуратно. А еще от неё пахло лавандой.

Я счастливо улыбалась, а потом прибежал брат и его друзья и как всегда всё испортили! Они дернули меня за туфельку, отчего та полетела в траву, и, когда отец отпустил меня и помог надеть потерянный башмачок, словно принцессе из сказок, я погналась за своими мальчишками. Они, хохоча, убегали прочь, а я за ними. Всё дальше от теплой женщины, пахнущей лавандой, и все ближе к тем, кто осмелился меня обидеть. А потом старший брат подхватил меня на руки и посадил меня на шею. И мы вновь пошли к родителям, которые щурились лучам заходящего солнца. А я счастливо улыбалась, вцепившись в темные волосы наследника герцогства.


Выныривать из собственных воспоминаний было больно. Я словно рыба, выброшенная на берег, хватала ртом воздух. Его катастрофически не хватало, а воспоминания все накатывали бурным потоком. Теперь я могла рассказать о себе многое, о своих родителях и брате и в глубине души железным грузом осела эта боль. Одно дело знать, что какие-то далекие родители погибли, а другое – любить этих родителей. И я их очень любила, как и брата. Он был таким красивым, рослым, веселым…

На глаза навернулись слезы и я, поджав под себя ноги, расплакалась. Алион тактично удалился, лишь подав мне свой носовой платок. А я выплескивала всю боль, накопившуюся внутри. Да, было безумно тяжело, невыносимо, будто только вчера случился этот пожар, но теперь я даже могла вспомнить графа Рошмана.

Он еще молодым парнем приходил в наш дом вместе со своим отцом. Я вспомнила много фактов, из чего могла сделать вывод, что мои родители были оппозиционерами. Один переворот, унесший столько жизней. Ошибки прошлого, оказывающие влияние на настоящее.

Я вновь и вновь утирала слезы, сморкалась и рыдала так, как еще не плакала никогда в жизни. Я смывала слезами боль у меня в сердце, затупляла её. Я не хотела, чтобы моя обида застилала мне счастливое будущее. Всё, что было, то прошло. Нужно смотреть вперед, раскрывать зонтик перед трудностями, но никак не оглядываться назад, ведь тогда впереди может оказаться обрыв, а ты его даже не увидишь.

И постепенно с этими мыслями возвращалась моя рациональность, вытесняя тупую боль, заменяя её теплой тоской. Да, я всегда буду тосковать по своим родителям, но это не должно мешать мне двигаться вперед, быть неподъемным грузом прошлых лет. Возможно, что именно мои родители повинны во вчерашних событиях. Ведь теперь получается, что именно они «взрастили» Захари, подкармливали заговорщиков. И это круговорот, жизнь строится из числа нелепых случайностей, которые определяют повороты в твоей жизни. Но в моем сердце не было злости, ведь в итоге я пришла к своему счастью, а уж каким путем – дело десятое.

И я зря боялась, что эти воспоминания разрушат меня настоящую. Они часть меня, часть моей истории, детства. И они делают мою жизнь насыщенней и ярче, заставляют улыбаться, когда на глаза попадается что-то знакомое. Моё детство с родителями и братом, которое я сохраню в сердце навсегда.

В дверь постучались, и я, опустив ноги, обернулась. Закрыв за собой дверь, на ступеньках стоял Астат. И сколько я тут прорыдала, раз уже закончилась казнь, и меня успел найти мой муж? Или это процесс восстановления памяти был настолько длинным? Его высочество вглядывался в выражение моего лица, пытаясь найти там отчаяние. Его там, естественно, не было, поэтому он облегченно вздохнул и подошел ко мне, осторожно взяв моё лицо в свои руки и поцеловав каждое веко.

— Для тебя это было важно?

— Да, — вот умеет он задавать правильные вопросы. И я должна признаться себе, что именно беседы с ним, основанные на вопросах, мне безумно нравятся.

— Что-то плохое увидела?

— Нет, просто терять людей, которых ты любишь, намного тяжелее. И сейчас я пережила это спустя шесть лет после злосчастного пожара.

Он не ответил, лишь прижал мою голову к своей груди, неторопливо гладя по волосам. Я закрыла глаза и обняла Астата за талию. Слёз уже не было. Он молчал, даря своё спокойствие и тепло, а я внутренне разливалась неспешным океаном на берег, понимая, что с этим мужчиной я смогу многое пережить.


Уже спустя два дня нам надлежало покидать Этион. Эдмунд всё еще смотрел на меня с интересом, но быстро отводил взгляд под недовольным прищуром Астата. Я лишь скромно улыбалась в ладошку или кружку чая, но вслух ничего не говорила и на взгляды короля не отвечала. Во всех структурах Этиона проводилась отсеивание людей, причем Василиса и Эдмунд практически всегда приходили к согласию. Для них обоих долг был превыше чувств.

Сейчас я сидела рядом с королевой-матерью, место фрейлины которой и дало толчок всем важным событиям в моей жизни. Я была ей искренне благодарна за «кнут» и «пряник», равновесие между которыми я познала во дворе. В пансионате для меня не было ничего хорошего, но во дворце я дышала, была словно рыба в воде. Это была моя стихия.

— Благодарю вас, ваше величество, за все добрые поступки и мудрые слова, которые, порой, помогали мне находить свет даже в кромешной тьме.

— Когда ты такое говоришь, я чувствую себя неуютно. Ты хотела лишь стать королевой, а в итоге стала любимой женщиной. Надеюсь, ты понимаешь цену первого и ценность последнего?

О, да, я прекрасно понимаю! За первое нужно расплачиваться, а второе дается как дар, которым необходимо дорожить.

— Да, ваше величество. Теперь я осознаю это лучше всего.

Лисавета ни капли не изменилась, разве что в глазах появилась усталость. Те же немногочисленные морщинки на лице, прямая осанка и добрая улыбка. От неё чувствовалась сила, причем это была именно сила творить добрые дела.

— Тогда ступай. Мне нечему тебя больше поучать. Не держи на меня зла, если я была где-то груба. Когда-нибудь, ты поймешь причины многих моих поступков.

— Я уже понимаю, — ответила я королеве, вставая со своего места. – И благодарна за все.

— Тогда ты мудрее, чем я была в твоем возрасте, — тоже поднявшись, ответила Лисавета. – А теперь ступай. Еще чего доброго доведешь старушку до слез.

Я не могла не улыбнуться и, присев в самом изящном реверансе, покинула будуар королевы-матери. В сердце была легкость. Утерянные воспоминания помогли обрести гармонию с собой, перестать завидовать детям, у которых было счастливое будущее. Ведь у меня оно тоже было. И я постараюсь подарить такие же воспоминания и своим детям.

Себастьян и Амелинда уехали еще вчера, им нужен был другой портальный город, поэтому наши пути не совпали. Зато вскоре мы обещались встретиться у них на свадьбе, а потом на рождении нашего с Астатом первенца. Но так как прикипеть чувствами к недавно приобретенной сестре я не успела, я лишь порадовалась, что сроки рождения наследника не упоминались.

— Готова? – спросил Астат, подойдя ко мне, чтобы помочь сесть в карету. Вихрь стоял рядом и нетерпеливо бил копытом по мощеной камнем дороге.

— Смотря к чему. К встрече с твоими родителями не совсем.

— Не беспокойся. Вот их тебе точно не следует опасаться. Отец серьёзный мужчина, а вот королева весьма неугомонна. Поэтому король в качестве наказания за тайное венчание спихнет на меня парочку государственных дел, а сам будет рад, что у него появилась перспектива иметь наследника. Мама, конечно, поскандалит насчет того, что не были приглашены гости, но успокоится. Хотя как успокоится… с её характером успокоиться вообще невозможно.

— Значит, ты унаследовал смешливость матери, — вынесла вердикт я, задумавшись. – Тогда я уверена, что с его величеством мы подружимся, а вот королеву я буду искренне любить.

Астат улыбнулся, покачав головой. Конечно, находим общий язык мы с похожими на нас людьми, но искренне любим, несмотря на недостатки, только противоположностей. И главное найти такую вот «половинку».

Легко ли стать королевой? Для этого нужно обладать особенными качествами, быть выносливой и сильной, но помимо всего этого нужно уметь уважать себя, ценить свои достоинства и искоренять недостатки. Путь к трону труден, порой, он оказывается намного короче, чем нам кажется, а иногда приходится проходить лиги, прежде чем достичь цели. Просто в какой-то момент следует задать себе вопрос, чего именно ты хочешь от жизни? И так ли важен тебе трон? Королевой стать легко. Главное, расхотеть.


Эпилог.

Не люблю расставаний,

Спешите увидеть мир,

Мое место не с вами,

А между двумя детьми.

Сола Монова

Три месяца спустя


Прекрасная музыка лилась со стороны оркестровой ямы, а мы с Астатом кружили в леньевском вальсе. Его особенность заключалась в том, что здесь категорически не разрешается дотрагиваться до своего партнера, разве что случайное прикосновение пальцами разрешается. И вот я уже вторую минуту сгорала в огне страсти, желая дотронуться до любимого мужа.

Их величество сидели на своих тронах и с улыбкой смотрели на счастливого наследника, который нашел свою пару. Эстан опирался на трон отца и с некоторой завистью смотрел в нашу сторону. Он завидовал не Астату, а именно нашему с ним счастью, но всё равно в его глазах, как и во взглядах гостей, проступало восхищение. Танцпол принадлежал нам, мы открывали этот бал Святых Духов. Приятный аромат Чудо-цветов щекотал ноздри, кружил и так пьяную от любви голову, и я неотрывно смотрела в глаза своего «телохранителя».

— Сколько еще продлиться этот вальс и когда я уже уду иметь возможность обнять тебя? – выдохнула я, когда мы в очередной раз приблизились друг к другу лицами, но так и не имели возможности соприкоснуться телами.

— Ваше высочество, вы забыли о правилах этикета? Только мужчина имеет право обнимать свою женщину, — подмигнул он, а у меня на щеках выступил румянец.

Вот всегда он подшучивает надо мной, когда видит мою безграничную любовь к нему. Принцесса оказалась права, и Астат изо дня в день доказывал мне, что я не ошиблась, выбрав его. А он не давал мне скучать, изводя своей ревностью. Соперникам он, естественно, свои чувства не показывал, а вот потом наедине в нашей спальне, как он однажды мне пригрозил, он меня «наказывал». Причем столь сладких пыток я и боялась, и ждала.

И вдруг мир подернулся белой дымкой. Я осознала, что сейчас случится чудо, которое нам подарят маленькие Духи. Их круг вокруг нас смыкался, ускоряя моё сердцебиение. Глаза Астата необычно замерцали, а спустя мгновение я «прочувствовала» всю его любовь ко мне. Эмоции переполняли меня, лились через край и мы с мужем инстинктивно подались навстречу друг другу, припав в жарком поцелуе, забыв обо всем на свете. Наслаждались лишь нашим душевным единением…

Это было невероятно! Феерично! Но вот он – подарок Духов! Это уверенность в любимом человеке, отражение ваших чувств! И именно за это волшебное мгновение они отдают свои несправедливо короткие жизни. И когда они осыпались миллиардами звезд вокруг нас, мы с Астатом отпрянули друг от друга, продолжая утопать в бескрайних озерах глаз друг друга.

А зал взорвался аплодисментами.


Двадцать один год спустя


Уже который час мы с Астатом наблюдали за препираниями двух старших сыновей, разница в возрасте которых составляла лишь год. Наследник пытался объяснить брату, на какой риск он идет, но тот ему уверенно отвечал: «Кто не рискует, тот не пьет шампанского». Они были совершенно разные. Старший был безумно упрям — весь в меня, поэтому доказывал свою точку зрения с особым рвением. Младшему досталось терпение отца, поэтому он просто чаще всего терпеливо ждал, пока закончится упрямство старшего брата. И вот даже сейчас внимательно выслушивает все аргументы будущего короля, лишь изредка вставляя своё веское «но».

— Стабильность! Ты, вообще, знаком с этим словом?! – взревел двадцатилетний наследник, который всё-таки был прагматиком.

— Риск – благородное дело, — парировал младший сын, усмехнувшись, и дискуссия взяла новый виток, уже перейдя в философское русло, не имеющее ничего общего с политическими делами.

— Может, ты уже разнимешь их? – прошептала я Астату, но тот удивленно воззрился на меня. В глубине его глаз плясали смешинки.

— И пропустить такое представление?! Ты что! Это одна из самых ярких радостей в моей жизни, — ответил он, и вновь отвернулся, смотря на сыновей.

Они были его отрадой. И он искренне радовался, что оба брата любили друг друга, но при этом часто вступали в споры, ведя словесные баталии. Оба были умны и периодически перекладывали друг на друга роль «победителя». Я же не находила в подобных «поединках» ничего весело, поэтому и сейчас, встав со своего трона, поспешила на выход из зала совещаний, в котором остались только принцы. Муж поспешил за мной и, когда мы оказались в коридоре за закрытыми дверями, обнял меня за плечи, прижав спиной к своему крепкому телу.

— Ваше величество, что вы себе позволяете?

— А вы чем-то недовольны? – в привычной для нас манере вопросов ответил Астат, только уголки его губ подрагивали, выдавая веселость.

— Боюсь, что ваша жена этого не одобряет, — развернувшись к нему, ответила я.

— Она у меня понимающая, простит, — подмигнул он, и я негромко рассмеялась, когда сзади услышала быстрые шаги.

Тут же оттолкнувшись от мужа, я развернулась к подбегающей к нам дочери. Десятилетняя девочка задыхалась, пытаясь перевести дыхание, а потом испуганно оглянулась назад. Как раз из-за поворота выходил пятнадцатилетний юноша, который, при виде нас с Астатом, остановился, а Энриетта показала ему язык. Богиня, дай мне терпения с такой дочерью, которая пошла характером в отца и бабушку! И дай ей мужа спокойного! Дочь подбежала ко мне, обняв за ноги. Я положила одну руку ей на плечо, а второй погладила непослушные темные пряди волос.

— А Иррион меня опять за косы дергал, — пожаловалась Энриетта, отстранившись, когда юноша уже дошел до нас и поклонился. Я присела в реверансе, а Астат чуть склонил голову перед наследником Этиона.

— Ты сама попросила меня распустить тебе прическу! – возмутился парень, открыв от удивления рот.

— Я просила вытащить шпильки, а не дергать за волосы! – притопнула ногой наша дочь.

Астат стоял рядом и посмеивался, пока я не наградила его укоризненным взглядом. Тогда он, конечно, подобрался весь, пытаясь скрыть улыбку, и строго посмотрел на дочь:

— Принцесса Энриетта Оргонская, знаете ли вы, что такое распутное поведение недопустимо при вашем статусе? Разве можно мужчине, который не связан с вами брачным договором, позволять дотрагиваться до ваших волос? Вы разочаровываете меня.

И еще так губы поджал, что маленькая принцесса сразу же зашаркала ногой по полу, опустив взгляд вниз. Потом подняла глаза на меня, встретив и во мне такую же строгость. Делать нечего, поэтому ей пришлось развернуться к своему «обидчику» и извиниться:

— Прошу у вас прощения, ваше высочество Иррион.

Парень смутился и закашлялся. Я же улыбнулась, переглянувшись с Астатом. Наследник Этиона не первый год приезжает к нам, чтобы научиться искусству Тени, пусть и не в полном объеме. Естественно, перед этим он заключил договор о неразглашении.

— Я принимаю ваши извинения, ваше высочество, — выдавил Иррион, а девочка, которая уже доставала парню до груди, приподнялась на цыпочках и чмокнула его в щеку, а потом быстро убежала.

— Энриетта! – воскликнули мы с Астатом в один голос вслед неугомонной принцессе.

А парень так и застыл, не зная как реагировать. В итоге всё-таки отмер и пошел вслед за принцессой, оставив нас с мужем обдумывать сложившуюся ситуацию. Я безмерно любила свою младшую дочь, хотя все дети получали любви от меня в одинаковом количестве. Я просто не понимала, как можно между ними делать разницу, ведь они все мои, родные и неординарные.

— Ари, — позвал меня Астат, и я обернулась к нему, вновь попав в кольцо рук. – Может, всё-таки повторим брачный договор с Этионом? В прошлый раз-то не получилось.

Я хихикнула, встречая губы любимого мужа.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Эпилог.