КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423755 томов
Объем библиотеки - 576 Гб.
Всего авторов - 201901
Пользователей - 96132

Впечатления

кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Князькова: Планета мужчин, или Цветы жизни (Любовная фантастика)

С удовольствием прочитала первые части, а тут обломалась: это ознакомительный отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 2 (Попаданцы)

Это на Андрианова бэта - ридеры работают что ли? Огромная им благодарность, но лучше б автор загнал своего героя доучиваться, чем без знаний по болотам шляться. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Попаданцы)

Смотри ка, книга вычитана и ошибки исправлены. Это кто ж так расстарался то? Респект за труд безвозмездный для людей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Князькова: Три дня с Роком (СИ) (Любовная фантастика)

долго ржал и плакал.) шикарная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

С Новым годом! Ваше высочество! (fb2)

- С Новым годом! Ваше высочество! (а.с. Сказки о монстрах) 97 Кб, 21с. (скачать fb2) - Наталья Викторовна Косухина

Настройки текста:



Наталья Викторовна Косухина С Новым годом! Ваше высочество!

Юлия Шумрова

Тук-тук.

Стук, раздавшийся в дверь, заставил меня вскинуть взгляд от бумаг.

― Войдите.

― Юлия Григорьевна, можно? ― робко мялся студент на пороге преподавательской.

― Заходите, Иванов.

И повезло же парню с такой фамилией.

Войдя, студент присел напротив меня и, уставившись в стол, начал что-то мямлить об обстоятельствах, а я, взяв из вазы мандарин, чистила и кивала. Тирада о непростой судьбе нерадивого студента завершилась, когда от фрукта осталась лишь одна долька.

― Ну так я могу пересдать? ― нерешительно посматривая на молчащую меня, поинтересовался парень.

― Конечно, как сделаете все лабораторные работы, ― обрадовала я и посмотрела на еще один мандарин.

― Но их двенадцать штук! ― проскулил Иванов.

― А что делать? ― развела руками я и все-таки взяла еще один фрукт.

Эх, если снова переем, начнется аллергия… Но они такие вкусные, праздничные.

Смотря, как Иванов понуро бредёт к двери, я все-таки решила сделать новогодний подарок, хотя еще и рановато.

― Василий Семёнович будет дежурить здесь на январских праздниках… И если вы потратите несколько дней, сможете все успеть. А я одиннадцатого приму экзамен.

Студент встрепенулся и поспешил скрыться с глаз моих, пока преподаватель не передумал. А я, встав, подошла к окну и взглянула на заснеженный город.

Может у парня и правда бабушка болела… В преддверии самого волшебного праздника в году нужно проявить доверие.

Посмотрев на украшенную новогодней мишурой преподавательскую, скосила взгляд на небольшую елку, стоящую чуть в стороне, и снова посмотрела на сугробы и гололёд.

По дорогам спешили люди, торопясь и болтая, кто-то в заботах хмурился, кто-то счастливо улыбался, а белые снежинки продолжали кружить и падать, создавая непередаваемое новогоднее настроение.

Зябко передернув плечами, я вернулась на место, стараясь сосредоточиться и попробовать доделать план на второе полугодие. Вот все прекрасно зимой, только холодно.

― Снова мерзнешь? ― спросила Лариса, преподаватель электротехники, войдя и заставив меня обернуться.

― Да. Видимо со мной что-то не так, раз я люблю зиму и не могу согреться.

Поняв, что закончить работу уже не смогу, я сложила бумаги в сумку и направилась к шкафу, чтобы облачиться в теплую куртку и шикарный шарф из ангорки, водрузив следом на голову шапку. Несколько мандаринов прихватила с собой, пока Лариса отвлеклась.

― Юля, положи фрукты обратно! У тебя же аллергия будет и как раз под Новый год! ― крикнула коллега, но я, послав ей воздушный поцелуй, выбежала прочь.

Глупо было стараться спрятать от нее свою покражу, ведь Лара оборотень и от ее нюха ничего не скрыть. Тем более цитрусы.

Да-да, я не сошла с ума, моя коллега именно оборотень. Узнала я о том, что рядом с нами существует мир монстров, не так уж давно, но во многом уже успела разобраться.

Однако обо всем по порядку. Я работаю преподавателем химии в техническом вузе и с детства считала, что мир именно такой, каким мы его видим, пока однажды, после занятий, проходя мимо одного лабораторного кабинета, не увидела немыслимое.

Двое ребят и одна девушка стояли, обступив другого парня полукругом, и наперебой говорили.

― Ты проспорил!

― Обещание нужно выполнять.

― Обращайся.

Тот морщился, мялся, но потом уступил. Я хотела было вмешаться, когда ребята в один голос начали читать стишок.

― Жил-был у бабушки серенький козлик, серенький козлик. Серый козел!

И на моих глазах проспоривший парень превратился… нет, не в козлика. А большого взрослого козла.

Как мне показалось, он с укоризной смотрел на своих товарищей, шевеля хвостиком и переступая с одного копыта на другое.

Я ничего не понимала и была совершенно шокирована увиденным, когда из подсобки появилась Лариса. Я была уверена, уж она-то удивится и возмутится непонятно откуда появившейся животине.

― Русов, в институте строжайше запрещено оборачиваться! Ну что ты за монстр, когда так нарушаешь правила? Я доложу главе твоего стада! ― отчитала коллега своего студента и, нахмурившись, добавила. ― А ну немедленно оборачивайся назад.

Козлик повесил уши и что-то жалобно проблеял.

― И не смей давить на жалость. Я думала - вы взрослые оборотни, а вы еще дети.

Вот так я и узнала, что рядом с обычными людьми, скрываясь, живут монстры. Присматриваясь к студентам, преподавателям, иногда даже к случайным прохожим, я видела небольшие отличия, странности.

Просто найти, когда знаешь, что именно ищешь. И со временем составила для себя даже некоторую классификацию, но раскрывать то, что я все знаю, не собиралась. Так недолго и работу потерять ― в нашем институте преподаватели не должны стоять на учете в психушке.

Шагая по снежным улицам, я раздумывала как встречу Новый год в этот раз. У родителей неожиданно образовались неучтенные дни отпуска, которые те когда-то не догуляли, и в кои-то веки они решили слетать к пальмам, приглашая меня с собой.

Понадобилось немало сил, чтобы убедить их ― мне и здесь неплохо, так как с работы бы меня не отпустили.

Дождавшись электрички, я села около окошка, хотя из-за темноты на улице ничего не было видно, и открыв книгу, продолжила чтение.

Жила я недалеко от города, минутах в тридцати езды, и не могла себе отказать в удовольствии почитать в дороге милую сказку со счастливым концом. По сути неважен был жанр произведения или тематика, главное, чтобы в итоге они жили долго и счастливо.

Время за любимым занятием летит неторопливо и вот уже объявили мою остановку.

― Эх, вот если бы и у меня случилась собственная сказка, ― пробормотала я, закрывая роман.

Электричка остановилась, в пустынном тамбуре открылись двери, и я направилась в сторону дома. Вернее, попробовала направиться в сторону дома, но неожиданно яркий свет ослепил меня и я провалилась в сугроб.

― Что тут?.. ― пробормотала, стараясь проморгаться и выбраться из снега, но повозившись, поняла ― ничего не выходит.

А вот когда глаза привыкли к свету, я осознала почему не выходит. Невозможно выбраться на дорогу, которой нет.

Я стояла в заснеженном поле, отливающем первозданной белизной, что аж глаза резало. Позади меня ничего не было, кроме огромного количества снега, а впереди возвышалась гора.

Гора?!

Ни электрички, ни знакомых мест, ни-че-го.

― Помогите!

***

Продираясь уже пару часов сквозь снег, в неизвестном мне направлении, я промерзла до костей и выбилась из сил. Нет, я попала не в сказку, это триллер какой-то, и мне с трудом верится, что у него будет счастливый конец.

Между тем начало смеркаться, а поблизости ни одного поселения или хотя бы дома. Ох, чую, не пересдаст мне одиннадцатого Иванов экзамен. И уже предавшись отчаянию, я бесцельно брела все дальше и дальше.

Точка на горизонте сначала показалась нереальной, галлюцинацией, пока я не отметила, что она движется. И тогда, из последних сил, я рванула навстречу своей призрачной возможности спастись.

― Спасите! Помогите! Я здесь!

Я уже плохо осознавала, что говорила, и мне было все равно кому, главное добраться до тепла и не замерзнуть насмерть. Облегчение накатило волной, когда я поняла ― меня услышали!

Силы таяли и я, скорее чисто механически, брела навстречу неизвестному. Интересно, на каком языке он говорит?

― Что вы тут делаете?! ― услышала я изумленное.

Ага, мы говорим на одном языке, это очень облегчает задачу.

― Бреду и замерзаю, ― упала я на руки неизвестного.

Лицо было сложно увидеть, все было укрыто шарфом, только карие глаза следили напряженно и настороженно.

― Как вы тут очутились?

― Я ехала домой, а потом двери открылись, я вышла и вот… ― практически бессвязно пробормотала. ― Меня зовут Юля.

― Иван, ― кажется совершенно автоматически мне представились в ответ.

― Дурак? ― ляпнула я, уже ничего не соображая.

― Видимо да, так как собираюсь вам помочь.

Меня взвалили на плечи и мужчина, зафиксировав замерзшее тело поудобнее, на лыжах, насколько можно поспешно направился по только ему известному пути. А я от облегчения размякла на плече.

Идти не надо и скоро будет тепло.

Как оказалось, ближайшее жилище было совсем недалеко, а если точнее, мне нужно было переползти это огромное поле и за снежным барханом нашлись бы люди. Или монстры?

― Иван, кого ты несешь? ― раздался пожилой голос.

У меня не было сил даже чтобы обратить внимание на встречающего нас человека.

― Здравствуйте, ― только и промямлила я.

― Какая прелесть. Ваня приносит с прогулок девушек, ― раздался другой голос, более молодой.

Его обладатель сразу мне не понравился.

― Я нашел ее на поле, на нашей стороне грани, ― сообщил мой спаситель, двигаясь дальше.

А следом меня окружило блаженное тепло, я поняла, что мы вошли в дом.

Перед моими глазами появился добротный лакированный деревянный пол. Потом мы поднялись по ступенькам и, войдя в незнакомую комнату, меня поставили на пол.

― Сама раздеться можешь? ― чуть хрипловатым голосом спросил незнакомец.

― Что? ― в ужасе отшатнулась я.

― Значит сможешь. Я пока налью ванну, нужно полежать в горячей воде, иначе будут последствия. Халат на спинке кровати.

Ошарашенная таким напором, я не успела ничего ответить, и лишь когда за мужчиной закрылась дверь, поняла, что он прав. Нужно согреться, прийти в себя, а уж потом решать, что делать дальше.

И ругая себя за глупость и доверчивость, я последовала совету. В комнате пахло мужчиной, деревом и чем-то еще непередаваемым.

Когда спаситель вернулся обратно, я, уже раздевшись, сидела в халате и нерешительно посматривала на него. Тот молча залез в шкаф, покопался в нем и положил на кровать стопку вещей.

― Временно переодеться. То, что было на вас, все равно нужно сушить. Дверь можете запереть.

Пока этот очень лаконичный мужчина заботился обо мне, я старалась не смотреть на его лицо. Скула и половина щеки справа были обожжены. Нет, мне не было неприятно, но такой недостаток внешности против воли притягивал взгляд.

А когда я посмотрела вслед незнакомцу, то отметила так же его высокую ссутуленную фигуру, а еще он немного хромал. Это-то меня и покорило.

Спас незнакомку, которой по сути ничего не должен, нес на себе, хотя с его увечьем это тяжело, позаботился. От души мужчины шло тепло и впервые зимой мне не было холодно.

Пока я лежала в ванной, обдумывала то, что случилось.

В голову лезли самые разнообразные мысли: может монстры поняли, что я знаю о них, а может это сон, злая шутка, бред…

Но долго предаваться таким мыслям было неудобно, пора спускаться к гостеприимным хозяевам, поблагодарить за спасение и узнать дорогу, как отсюда выбраться.

Приодевшись и нерешительно крадясь вниз, я неожиданно услышала голоса.

― Послушайте, это же смешно. Ниоткуда взявшаяся женщина в поле, и Ваня тащил ее на себе. Признайся, ты наконец завел себе любовницу и решил пригласить ее сюда? Наверняка она неведающая и не знает ничего о мире монстров. Так не нужно было так напрягаться, ― ехидно заметил молодой звонкий голос, который я слышала на крыльце.

― Если ты сейчас же не заткнешься, я тебе зубы выбью. Не надоело их каждый год отращивать? ― хрипло ответил мой спаситель.

― Только не ругайтесь снова. Вот дал бог внуков… ― и после непродолжительной тишины, более пожилой тембр добавил. ― Но то, что она появилась перед Новым годом здесь, очень странно. Обычные люди не могут сюда попасть, только стражи и сказочницы. Да и то единственная возможность сюда проникнуть, до того как купол опустится. Но вряд ли она бы протянула в поле четыре дня.

― Ваня построил ей шалаш и скрывал ее. Да не обижайся, это же шутка.

― Ага. Оказывается, среди нас урод не только я, - устало проговорил мой спаситель.

Пока не оказалась поймана, я чуть поднялась по ступенькам и снова, но уже громче по ним спустилась. Прошлепала по полу и приоткрыв дверь, вошла.

― Еще раз добрый вечер, ― пробормотала я, смотря на окно, за которым уже стемнело.

Интересно, сложно ли будет найти дорогу до ближайшего транспорта?

― Проходите, ― предложил пожилой, но еще крепкий мужчина с лучистыми глазами. Усы скрывали едва заметную улыбку. ― Я как раз приготовил горячий шоколад.

Смущенно покосившись на двух молодых мужчин, я неуклюже поправила на себе теплую фланелевую рубашку и шаркнула ножкой в широких штанах, которые пришлось подпоясать.

Не зная, как начать разговор, я присела за стол и попробовала улыбнуться присутствующим.

Если первого внука хозяина дома я уже успела рассмотреть, то вот второго имела счастье только слышать. И сейчас, скользнув взглядом по внешности мужчины, не увидела в нем чего-то особенного. Темноволосый, темноглазый, как и мой спаситель… Разве что внешность более… яркая.

Передо мной поставили кружку с дымящимся ароматным напитком и в современной просторной кухне, отделанной деревом, украшенной к Новому году, у меня появилось ощущение чего-то волшебного.

― Думаю, нам стоит представиться, ― с улыбкой начал второй внук. ― Я Артем, с Иваном вы уже познакомились, а это наш дедушка и хозяин этого места ― Николай Андреевич Гранецкий.

― Юлия Шумрова. Очень приятно познакомиться.

― Рассказывайте, что с вами приключилось? ― перешел сразу к делу хозяин дома, когда с расшаркиваниями было покончено.

― Да, ничего особенного. Я ехала с работы домой, и вышла из вагона не на платформу, а в поле. Брела, замерзала, пока мне не помог ваш внук. Кстати, спасибо большое.

Иван в это время пристально на меня смотрел, чуть нахмурившись, и лишь утвердительно кивнул, принимая благодарность.

― Вы уверены в том, что все было именно так? ― тоже хмурясь, уточнил Николай Андреевич.

― Конечно. Я понимаю, что мой рассказ выглядит бредом для вас, но я не знаю даже, где нахожусь. Отсюда далеко до общественного транспорта? Не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством.

― Примерно две тысячи километров, ― порадовал меня Иван.

― Но… но… Это же невозможно, ― только и смогла вымолвить я. ― Как же вы здесь живете?

― Прекрасно, как видите, ― хмыкнул хозяин дома. ― Правда мальчики живут в городе и бывают у меня периодически.

― А куда я вообще попала? ― нахмурилась я.

― Мы живем вблизи Эльбруса, правда с северной его стороны.

После такой информации я нервно сделала глоток шоколада.

― Но как же так получилось… ― промямлила я, ничего не понимая.

― Мы тоже растеряны, ― сообщил мне Артем на полном серьёзе. ― Вас никак не должно здесь быть.

Я краснела, раздумывая: не намек ли это, что мне надо поскорее убраться отсюда? И опустив взгляд на свои тапки под столом, заметила, что один из них стал туфлей.

Прикрыв глаза, я задумалась о какао. Не знаю, как сюда попала, но меня заманили, опоили и теперь я просто не представляю, что делать. Я ведь совсем не монстр, со мной не должно происходить всех этих странных вещей.

Снова посмотрев под стол, я задумалась.

Интересно, они выгонят меня на улицу, если я им расскажу, что их тапки стали хрустальными туфельками?

― Юля, с вами все хорошо? ― спросил Иван, остальные просто странно на меня косились.

У меня вообще создалось впечатление, что присутствующие изучают меня и словно чего-то ждут. В общем, ситуация та еще!

― Да, просто я растеряна случившимся и не могу это объяснить, ― ответила чистую правду.

― Вот и мы не можем, не должно вас здесь быть, ― заметил Николай Андреевич. ― Но вы почему-то тут.

Чем бы закончился этот разговор мне видимо не суждено было узнать, так как в этот момент с потолка посыпались звездочки. Мужчины в полном шоке смотрели на это действо.

― Ага! ― Воскликнул Артем вставая. ― Я так и знал!

Следом за ним из-за стола встали и остальные, включая меня. Смотря на непонятное поведение, я пятилась к двери, постукивая хрустальными башмачками. Как же в них неудобно!

Медленно-медленно сняв несносную обувь, я едва не упала.

― Юлия, вам не стоит сейчас волноваться. Мы вас не обидим и все объясним, ― увещевал Иван.

― Конечно. Ты только не пугайся, ― улыбнулся Артем.

Лучше б он этого не делал, мне стало еще больше не по себе.

― Юля, прошу тебя, только не бойся нас. Мы последние монстры, которые могут тебя обидеть, ― обрадовал Николай Андреевич.

Я удивленно застыла.

― Я не монстр, я обычный человек, ― возразила, нахмурившись.

― Но знаешь о том, что в мире есть волшебство и другие расы? ― приподнял бровь Артем.

― Случайно заметила, ― не сдавалась я.

― Только вот момент… ― прищурился Иван. ― Не мы сейчас сотворили эти чудеса, а ты.

― Неправда, ― поджала я губы.

Упрямство всегда было отличительной чертой нашей семьи.

― Правда, ― встрял Николай Андреевич. ― Это легко проверить. Вот представь нас такими, какими мы тебе кажемся, и посмотрим, что произойдет.

Решив доказать им, что они неправы, я подняла в душе все свои чувства по поводу каждого из них и пристально взглянула на мужчин.

Не веря своим глазам, я увидела, что у Николая Андреевича отросла борода, и он превратился в Деда мороза, у Артема выросли уши, а Иван, как по волшебству, облачился в военную фору прошлых лет, словно щелкунчик.

Первые пару мгновений все стояли и ошарашенно переглядывались, а потом сзади Артема посыпались золотые монеты.

Это привело меня в себя и я, зажав рот и вскрикнув, со всех ног понеслась наверх. Сейчас в моей жизни произошло то, что я не готова была принять.

***

Уже пару часов я сидела, закрывшись в комнате Ивана, о чем мне полчаса назад сообщили, пробивая на жалость, что скоро мальчику пора будет спать и вообще костюм ему жмет, а из Артема уже вывалилась куча золота.

Тот вроде бы и рад, но его обижают мои ассоциации с ослом из сказки и им.

Это со мной вел переговоры Николай Андреевич, но ничего не добившись, ушел. И теперь кто-то другой крался к двери, к которой, прислонившись спиной с обратной стороны, сидела я.

― Юля, можно мы перейдем на ты? ― раздался в комнате голос Ивана.

― Можно.

Он единственный, кому я вообще ответила. До этого я, в порыве чувств, лишь захламляла коридор на втором этаже различными вещами из сказок.

― Ты согласна со мной поговорить?

― Да, ― ответила я.

― Потому что я тебя спас? ― судя по звукам, пробирался сквозь завалы вещей ко мне Иван.

― Потому что ты мне нравишься, ― вырвалось у меня.

В ответ раздался вскрик, глухой удар и грохот, а следом что-то нецензурное, но малопонятное.

― Не смешно, ― пробурчал мужчина уже рядом с дверью. ― Я порвал камзол, он страшно неудобный.

Я против воли улыбнулась.

― Сними его.

― Не могу, твоя магия не дает, ― хмыкнул Иван. ― Теперь ты готова признать, что сказочница? Мир монстров хорошо маскируется. Его замечают очень-очень мало людей, да и те особенные. А ты сказочница.

Немного помолчав я спросила:

― А кто они такие?

― Вы совершенно особенные. Но чтобы тебе понять, мне нужно начать рассказывать с самого начала. Каждый год в мире происходит множество праздников, которые наполняет особая атмосфера, ни на что непохожая. Каждый день люди читают сказки, себе или детям, по самым разным причинам. И магия сказочниц нужна, чтобы наполнять людей чудом.

― Магия? ― усмехнулась я.

― Конечно. В обычные дни хватает, что вы ходите по земле и одновременно распространяете сказку в мир людей. Понемногу, постепенно. Но в праздники этого недостаточно. И сказочницы обязаны собираться в местах концентрации магии планеты и через них транслировать свою силу. Признаются люди себе или нет, но все чувствуют настроение Нового года, его волшебство.

― И мы все смотрим или читаем сказки?

― Не обязательно детские. У взрослых их чуть ли не больше, ― хмыкнул Иван.

― И ты хочешь сказать, что я сказочница?

― Ну если учесть, что Артём бегает по дому в поисках слабительного и мечтает обогатиться, то да.

Я некоторое время собиралась с мыслями, обдумывая сказанное, и поняла, чточто-то не сходится.

― Погоди, но если мы навеваем на людей настроение праздника…

― Делаете их счастливыми, ― поправил Иван.

― То как получилось, что моя магия частично превратила вас в сказочных персонажей?

― Да, это не согласуется со сказанным мной, согласен. Но есть один нюанс, ― со вздохом сказал мужчина.

Вот так я и знала! Видимо, что-то во мне не так, или я не до конца подхожу.

― Когда я нашел тебя сегодня днем, то удивился. Сказочницы прибывают в места силы за несколько дней до Нового года. А ты пришла накануне, когда защитный щит стал непроницаем. К тому же обычные сказочницы не могут вовлекать людей в сказки, только в самой пещере силы, но никак не в обычной жизни.

― Со мной что-то не так? ― запереживала я.

― Расскажи кому другому то, что я тут поведал тебе, они бы заподозрили, что это у меня что-то не так, ― рассмеялся Иван. ― И да, ты отличаешься от обычных сказочниц. Ты наша принцесса.

Я потрясенно молчала, а потом выпалила:

― Ты меня обманываешь!

― Почему? ― в голосе собеседника послышалось удивление.

― Я же совсем обычная и непримечательная. Я не могу быть принцессой!

Вскочив, я заходила по комнате взад-вперед.

― Ты совершенно особенная, ― попробовал меня убедить Иван, но я не верила.

Вернее, я боялась поверить, потому что и помыслить не могла, что если все окажется ошибкой, то мой спаситель разочаруется во мне. И я знала, почему для меня это было так важно.

Иван мне нравился. Несмотря на замкнутый характер и не идеальную внешность, я чувствовала, что это мой мужчина.

― И почему же я всего лишь принцесса? Почему не королева? ― Иронично спросила я, когда доводы убеждения смолкли.

Немного помолчав, Иван ответил:

― Ты станешь ею сразу, как только выйдешь замуж.

Я нервно хихикнула.

― И за кого выходят сказочницы?

― Могут за простых людей, за монстров или… чаще хранителей.

Мгновенно насторожившись, услышав непонятное слово, я спросила:

― Кто это такие?

― Мужчины, что поддерживают сказочниц, когда те создают свою сказку в пещере силы, и помогают ей найти дорогу обратно в реальный мир. Если вы заплутаете, останетесь в сказочных грезах навсегда.

― Ого, ― перепугалась я. ― А что если делать сказки… простенькие, не погружаясь в них глубоко.

― Вряд ли тебе это удастся. К тому же, чем сильнее в эмоциональном плане сказка сказочницы, тем глубже она проникает в нее, и тем больше магии и счастья приходит в мир.

― Замкнутый круг, да?

― Зато это большое счастье, погрузиться в сказку, ― тихо заметил Иван.

― Погоди, но раз хранитель и сказочница так близки, он постоянно рядом, не вызовет ли это у мужа недовольства? ― нахмурилась я.

― Сказочницами становятся свободные женщины. Ну, вроде так было всегда и ты права, подобная близость, какая есть между сказочницей и хранителем, вряд ли найдет понимание у любого любящего мужчины. Именно поэтому, чаще всего они вступают в брак друг с другом.

― А кто может стать хранителем для сказочницы?

За дверью заерзали.

― Любой мужчина, попавший за периметр щита.

― А ты уже чей-то хранитель?

― Нет, ― глухо ответил Иван. ― Я хотел стать хранителем для сказочницы, но она выбрала другого… Моего брата.

― Странно, ― пробормотала я.

― Но у них не получилось совместной работы, тандем распался, сказочница потеряла силу, вернувшись от источника. И я не знаю почему.

Зато я догадывалась. Судя по рассказу, девушка играла двумя мужчинами и выбрала того, который более по вкусу. Но там не было искренности и источник наказал их за это. Мне подсказывала интуиция.

Но вспомнив, что я вообще ничего не понимаю в этом деле, тряхнула головой и, вздохнув, решилась.

― Иван?

― Да? Ты согласна выйти?

― Э-э-э… Отчасти. Я скорее хотела попросить: ты не станешь моим хранителем?

За дверью что-то упало и разбилось.

― Юля, ты наверное не понимаешь… Между сказочницей и хранителем тесная взаимосвязь. А ты сейчас просишь меня им стать лишь потому…

― Что ты мне нравишься, ― зажмурившись, призналась я.

***

Мне пришлось выйти из комнаты, ибо после того, как я призналась мужчине, что он мне нравится, то тот просто сбежал. Можно было конечно предположить, что он вспомнил об очень срочном деле, но скорее всего, это мое признание его напугало.

М-да… Видимо я не та женщина, с которой он мечтал быть.

Спустившись вниз, я вопросительно посмотрела на Николая Андреевича. Тот лишь молча кивнул в направлении улицы и я, нацепив сверху первую попавшуюся куртку и ботинки, шлепая, отправилась искать Ивана.

Тот, раздевшись по пояс, рубил дрова во дворе. А говорил, не может снять одежду, врун.

Мельком взглянув на обрывки ткани, валяющиеся на земле, я не смогла удержаться от вопроса:

― Я смотрю, ты смог снять форму? ― прокомментировала я его практически полуголый вид, который подчеркивал хорошо развитое тело.

Интересно, что он делает в этой глухомани, что находится в такой прекрасной форме?

― Скорее порвал, ― хмуро обронил Ваня.

― Ну извини, если я обидела тебя своим признанием. Я не хотела.

― Просто не понимаю, зачем тебе нужно было говорить, что такой урод как я, мог тебе понравиться.

Нахмурившись, резко бросила:

― Я никогда в таких вещах не лгу, ― и проигнорировав подозрительный взгляд, добавила. ― Но раз тебе не хочется развивать эту тему, предлагаю перейти к главному: что именно от меня вам нужно?

― Из-за долгого отсутствия принцессы, магия сказок немного ослабла и ты должна сначала напитать ее, а потом влить свою силу в общую. А чуть позже мы представим тебя всем сказочницам и хранителям. Ты их принцесса!

― До этого я смогу отправиться домой?

― Конечно, но каждый праздник, на несколько дней будешь возвращаться сюда.

К Эльбрусу? Интересно, а прямой экспресс сюда не ходит?

― Хорошо. Я так понимаю, что пока из хранителей мне можно выбирать из тебя и твоего брата?

― А тебе еще кто-то нужен? ― глухо спросил этот невозможный мужчина.

Подойдя к нему, я отобрала топор и, отбросив его в сторону, посмотрела прямо в глаза Ивану. Он стоял такой сильный, такой родной, а в глазах неуверенность и страх. Сверху на его нос упала снежинка, пошел снег.

― Раз мне больше для выбора никто не нужен, значит со мной пойдешь именно ты.

Усмехнувшись, Иван неловко поклонился.

― Как прикажите, ваше высочество.

Ах вот ты как.

― Ни в коем случае! ― воскликнула я, приложив ладонь к губам. ― Ты, конечно же, можешь отказаться, но имей в виду, я и шага не сделаю в вашу пещеру с твоим противным братцем.

― Чем же он тебе не угодил? ― вскинул брови Ваня. ― Обычно Артем пользуется популярностью у слабого пола.

― Весь слабый пол и я, не одно и тоже. Решай, я подожду тебя дома, здесь прохладно.

А снег крупными хлопьями продолжал кружиться и кружиться. А мне снова стало холодно и грустно.

***

Их таинственная пещера оказалась под Эльбрусом и перенеслись мы в нее с помощью магии. Сначала дошли до расщелины, а потом, протиснувшись в нее сквозь голубое марево, оказались в снежном мире.

Внутри пещера напоминала замок снежной королевы. Вокруг кристаллы и узоры. Видимо здесь залежи какого-то минерала, но какого именно мне трудно понять.

― Ну вот принцесса… Как вам место распределения магии?

Бросив тяжелый взгляд на Ивана, я еще раз осмотрелась.

― Очень мило, но я не понимаю, что именно должна сделать?

― Для начала окунуться в сказку. Воссоздай ее, у тебя получится, ― ободряюще улыбнулся мой хранитель.

А я неосознанно, не отдавая себе отчета, протянула к нему руку и попросила:

― Помоги мне.

Словно завороженный, смотря мне в глаза, Иван подошел и переплел мои пальцы со своими.

― Раскрой свою сказку, окунемся в нее вместе, ― предложила я.

Это место странно влияло на меня, но все чувства и поступки ощущались такими естественными…

На нас словно пала магическая пелена, и вот уже с удивлением рассматриваю пышное платье, в которое я облачена, розовое с оборочками… Такие же туфли и сложная прическа на голове.

А взглянув на Ивана, едва не вскрикнула, напротив меня возвышалось обезображенное чудовище, которое с жаром во взгляде рассматривало меня.

И почему-то подумалось:

«Вот как он воспринимает наши отношения».

Красавица и чудовище…

― Пришла ли ты сюда по собственной воле? ― услышала я рычащие нотки в голосе своего спутника.

Наши руки были все еще переплетены, и я несмело шагнула вперед, положив ладонь на плечо своего чудовища.

― Да, ― шепнула я.

И услышала такой же тихий, но уже нормальный голос Вани.

― Потанцуй со мной, красавица.

И не дожидаясь от меня согласия, закружил по пещере. Я смотрела в эти темные и такие родные глаза и тонула в них, а вокруг нас кружилась и переливалась магия сказки, наполняя пещеру волшебством.

― Все ли так, как ты хотела? ― спросил Ваня.

― Нет, это не моя сказка. Это твое видение нас.

Остановившись и отпустив руку мужчины, я увидела в его взгляде мелькнувшие растерянность и страх.

― Моя сказка — вот она, ― и я подула на ладонь, с которой сорвались и закружились золотые искры, оплетая нас.

И вот Ваня вновь закован в мундир прошлых лет, со шпагой и шапкой. Удивительный образ Щелкунчика, заколдованного принца. Моего принца.

А я Мари, в новом платье и с другой прической. В этот раз наряд красный и очень красивый, но я с восхищением смотрю лишь на своего принца, который подходит к мне.

Подняв руку, он словно нехотя дотрагивается до моего лица, ласково скользит по щеке, а я, прижавшись, тянусь к нему. Он словно загипнотизированный склоняется ко мне и наши губы соприкасаются.

Сначала нежно, осторожно, пробуя и привыкая, но в следующее мгновение страстное томление в душе пересиливает и мы прижимается друг к другу, страстно, сильно, отчаянно и пьем, и пьем дыхание друг друга.

А магия сказки кружится вокруг нас и поднимается к пику горы, чтобы потом отправиться в путешествие по всему миру, наполняя каждый дом особым настроением, неся в каждую душу тепло и добро.

Оторвавшись от меня, Ваня еще раз легонечко чмокнул меня в губы и шепнул:

― Это лучший праздник для меня. С Новым годом! ― и через секунду добавил. ― Ваше высочество!

Стукнув несносного мужчину по плечу, я обхватила шею любимого рукой и потянулась за еще одним поцелуем, и на мой порыв откликнулись с готовностью. Не прекращая целовать, меня подхватили на руки и понесли прочь.

И я была счастлива, словно в сказке.

***

После того как мы вернулись обратно, и я в теплой атмосфере семьи Ивана отпраздновала Новый год, мне захотелось выйти на улицу и подышать свежим воздухом. Подумать.

В этом году непередаваемая праздничная атмосфера не захватила меня как обычно, или я поделилась ею с другими в пещере, но в душе не было привычной музыки. Может это из-за одного упрямца, который не хочет или не может ответить на мои чувства?

Думаете, после того, как Иван принес меня на руках обратно, мы с ним зажили долго и счастливо? Как бы не так! Оставив меня на попечении своей семьи, он шмыгнул в свою комнату и слова мне не сказав.

― Ты не против? ― спросил Ваня, неожиданно оказавшись рядом.

Я поняла его вопрос без слов.

― Нет, конечно.

Разместившись рядом со мной на скамейке, застеленной теплой курткой, мой спаситель посмотрел на темное звездное небо.

― Ты приедешь к нам в гости?

― Полагаешь, Николай Андреевич будет скучать по мне? ― невесело хмыкнула я.

― Мы все будем скучать, ― тихо ответил Иван.

― Тогда заскочу, только сверюсь с расписанием волшебного экспресса…

― Ты хоть иногда можешь быть серьезной? ― вздохнул мужчина.

― Я всегда серьезна. И я буду приезжать на все праздники, у меня же теперь появилась вторая работа. А ты должен найти мне хранителя, как и обещал. И сделай правильный выбор, я как принцесса достойна самого лучшего.

Ваня затравленно на меня посмотрел, а я, через силу улыбнувшись, похлопала мужчину по плечу.

― Пора спать, утром будет проходить экспресс, и мне пора домой. Погостили и будет.

И полная чувства собственного достоинства отправилась в дом, стараясь успокоить себя и не предаваться мыслям, что я круглая дура.

***

Иван Гранецкий

Я сидел на скамейке, той же, на которой и с Юлей вчера, и сходил с ума. После предательства Анны, я словно заболел, но после того как оттолкнул Юлю, меня просто не стало.

Внутри ощущалась зияющая пустота, я не находил себе места, и от мук, что снедали меня, впору было лезть на стену или наложить на себя руки.

А все глупый страх, что я недостоин ее, что не мог ей понравиться, что на такого урода как я никто не взглянет, не говоря уж о моей принцессе.

Моей… Лицо исказила гримаса боли.

Неожиданно по бокам от меня опустились брат и дед.

- Знаешь, Ваня, мы с тобой родные люди, я очень тебя люблю, и тем тяжелее мне осознавать, что ты идиот.

Я в удивлении посмотрел на деда.

- Да, да. Отпустить такую девушку и страдать после этого. Видимо где-то в тебе наши гены дали сбой, раз лишили тебя разума.

Я снова мрачно уставился на свои руки, снедаемый страхом и надеждой.

- Это проигранный бой, дед, - сказал Артем, смотря куда-то вбок. – Не пройдёт и нескольких дней, как он приползет к ней на брюхе и будет умолять о прощении. Очень надеюсь, она заставит его помучаться. Это ж надо, отпустить такую женщину!

Мрачно взглянув на брата, я покрепче сцепил руки.

- Что, хочешь выбить мне зубы? – хмыкнул Артем.

Но я лишь промолчал. Брат был абсолютно прав, и мы все это знали.

***

Юлия Шумрова

Какая же я дура!

Сидя за преподавательским столом и наблюдая за группой, которая писала контрольную работу, все не могла изгнать эту мысль из себя.

С момента, как вернулась домой, прошла неделя и за это время я невольно прочла несколько журналов и статей в интернете, в которых заявляли, что помогут мне понять мужчин. Не помогли.

Я должна была что-то сделать, что угодно, но не отпускать от себя мужчину, которого люблю.

Как со мной могло случиться подобное? Как за такой короткий срок меня могла покорить любовь? Но сейчас, я отчетливо поняла, что готова пасть к ногам Ивана и умолять.

Взгляд скользнул на еще одну пару, что училась у меня в группе. Светловолосая девочка и темноволосый вампир. Они были непохожи как ночь и день, но я видела нити чувств, что объединяли их, хоть они еще об этом и не знают.

Зазвенел звонок, вырывая меня из задумчивости.

― Сдаем работы! ― напомнила я, смотря на карандаш, лежащий на столе.

Пока студенты подходили и складывали контрольные, они заслонили от меня вход и я не сразу заметила незваного гостя, стоящего в дверном проеме.

Высокий, в темном пальто, он хромал и был с обожжённой щекой. Смотрел мужчина на меня, пристально и жарко. Было сразу видно, что мы знаем друг друга.

Студенты косились на странно замершую преподавательницу, которая казалось забыла, как дышать. И когда последний из группы покинул помещение, незнакомец для них, захлопнул дверь кабинета.

Иван подошел ко мне, я встала ему навстречу.

― Привет, ― прошептала я.

― Здравствуй, ― тихо ответил он, и уже громче. ― Ты чудесно выглядишь.

Я посмотрела на свою старую юбку и теплый свитер, в который я куталась от холода.

― Спасибо. Что привело тебя в наш город? ― чуть улыбнулась я. ― Дела?

― Да… Подумываю о переезде. Но нужно было до него уладить одно дело.

― Уладил? ― практически шепотом, радостно сверкая глазами спросила я.

― Нет, но пытаюсь. Ты только не бей сразу.

― Что?.. ― не поняла я, но дальше спросить мне не позволили.

Теплые, немного обветренные губы прижались к моим, жарко, жадно, и как-то отчаянно, словно бы в последний раз. А я ответила на поцелуй, погружаясь в пучину радости и наслаждения. Сколько раз я представляла этот момент, сколько раз грезила…

Неожиданно в свитере стало жарко.

Погладив Ивана по щеке, пока мы старались отдышаться, я спросила:

― Ты… Ты переедешь?

― Если ты пойдешь за меня, хоть завтра.

― Почему? ― спросила я, жадно ища ответ в его глазах.

― Потому что я люблю вас, ваше высочество. Если своей неуверенностью и страхами я еще все не испортил…

Теперь я не дала ему договорить, жарко поцеловав.

Мы снова увлеклись, руки Вани оказались под моим свитером, и меня незаметно прижали к краю стола, когда нас прервали.

― Юлия Григорьевна, я спросить… ― смолк на пороге парень, увидев пикантную ситуацию.

― Иванов, вы… ― выдохнула я и проглотила ругательство.

Впрочем, все правильно, заниматься… в общем, вести себя неприлично в университете не дело, а значит…

― Давайте зачетку.

Парень несмело подошел под сумрачным взглядом Ивана и протянул требуемое, а я, поставив оценку, вернула обратно.

― Идите, пока я не передумала.

Студента как ветром сдуло, и я принялась собирать работы и сумку, чтобы покинуть университет, на сегодня моя работа была окончена.

― Что ты делаешь? ― неуверенно переминаясь, спросил Ваня.

― Собираюсь. Планирую отправиться с любимым мужчиной домой. Нам многое надо обсудить, в том числе и день, когда он на мне женится.

― Завтра, ― решительно и безапелляционно заявил Ваня.

Я с сомнением на него покосилась, тот уверенно кивнул. Что ж…

― Идеально, ― согласилась я, смотря, как ко мне склоняются для нового поцелуя, и едва придя в себя, когда наши губы разъединились, я добавила. ― Люблю тебя, мой хранитель.

Он лишь улыбнулся и повлек меня на выход, а я была уверена, что теперь никогда не буду мерзнуть.

Иногда так бывает, что Новый год может изменить всю вашу жизнь. Я сказочница, я точно это знаю, а теперь знаете и вы.

С новым годом!