КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424115 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202024
Пользователей - 96175

Последние комментарии

Впечатления

ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Шилта: Ты, я и тиран (fb2)

- Шилта: Ты, я и тиран [СИ] 3.37 Мб, 478с. (скачать fb2) - Наталья Владимировна Лакедемонская

Настройки текста:



Глава 1

– И чего все так переполошились из-за этих старателей? – недоумевал один из охранников.

– Шутишь? После того, как шахты закрыли, мы голодаем. Если здесь снова найдут залежи Ливития… – возбужденно отвечал другой.

– Не найдут, – горестно перебил другой, – До них здесь этих старателей перебывало десятка два и ничего не нашли.

– Те были жалкими шарлатанами, а сегодня к нам приехал сам Ронан!

– Что еще за Ронан? – пренебрежительно отозвался напарник.

– Ну, ты и темнота. Ронан – единственный реальный конкурент Стратоса. Говорят, ему даже удалось запустить плантацию в триста гектаров. Мэр говорил, что он очень хорошо платит работникам на своих шахтах. Крупы и муки дает вдвое больше, чем Стратос, – воодушевленно делился с другом охранник.

– Уверен, за такие дела Стратос его скоро прикроет, – надменно ответил напарник.

– Ронана не так-то просто победить, у него огромная армия, – спорил друг.

– А за Стратоса ученые, – парировал второй.

– Ученые не за Стратоса, они за еду. Кто им платит, того они и снабжают…

– Хватит языками чесать! – прикрикнул на спорщиков подошедший мужчина.

– Простите, господин мэр, – виновато проговорил один из мужчин.

– За девкой лучше приглядывайте и ртов своих лишний раз не раскрывайте, сейчас Ронан проезжать будет. Смотрите не посрамите меня!

Один из охранников повернулся к позорному столбу. Худенькая, перепачканная в грязи девушка висела, привязанная к позорному столбу, и дрожала всем телом.

– Да куда она денется, – тихо прошептал охранник.

Вдруг в начале главной улицы города послышался шум. Горожане приветствовали дорогого гостя. Мэр топтался на месте от нетерпения. Как только вдалеке показалась лошадь с наездником, глава города сорвался с места и, приплясывая, побежал навстречу.

– Ты смотри, как разнервничался, – ядовито прошептал напарнику охранник.

Девушка у позорного столба подняла глаза и смотрела, как к площади приближается Ронан в сопровождении своей пешей свиты и горожан.

В своей жизни эти люди не видели ничего кроме бурых обледеневших скал, снега и убогих, быстровозводимых домов из дешевого полимеркремния. Серый и неприглядный городишка под названием Тартор в основе своей состоял из маленьких прямоугольных домов с треугольными крышами, через стеклокорбитные окошки которых можно было любоваться лишь главным зданием мэрии с большой площадью, где и стоял позорный столб. Жизнь в Тарторе была настолько угнетающе скучна, что даже голод и нищета казались меньшей ее проблемой. Не удивительно, что приезд великого старателя в мехах и доспехах произвел в городе настоящий фурор. Горожане, словно завороженные, провожали Ронана восхищенными взглядами, ведь многие из них впервые в жизни видели живого коня и настоящий мех.

Мэр дошел до края площади и остановился. Ронан медленно подъехал к главе города и, не слезая с коня, начал разговор.

– Богато живете, – вместо приветствия воскликнул гость.

– Почему вы так решили? – растерянно спросил мэр.

– Молодые девушки нынче на вес золота, а вы их к позорному столбу привязываете, – сказал наездник и кивнул в сторону висящей на столбе узницы.

– Так это не девушка, а Шилта, – отмахнулся мэр.

– Что значит Шилта? – удивился Ронан.

– Ведьма, насылающая мор и болезни. У нас из-за нее все младенцы в городе мрут.

Девушка злобно зарычала и вздрогнула всем телом.

– Ведьма, говоришь, – надменно проговорил всадник и, спрыгнув с коня, прихрамывая, направился к столбу.

Вслед за ним пошел юноша, на вид ему было не больше восемнадцати. Он тоже был одет в меха, но не имел лошади. Гости подошли к девушке. Та подняла на них измученное лицо.

Ронан бесцеремонно взял ее за подбородок и, отогнув нижнюю губу, посмотрел зубы.

– Здоровая, – сказал он юноше в мехах.

– Но они говорят – ведьма, – испуганно проговорил юнец.

– Кого ты слушаешь? Этот суеверный сброд готов кого угодно обвинить в своих бедах. Мы-то с тобой знаем, что от холода и голода мрут их младенцы, – гневно ответил Ронан.

Девушка подняла на мужчину глаза и пристально посмотрела. Некоторое время они разглядывали друг друга, затем Ронан повернулся к мэру и громко сказал:

– Пять килограмм риса за ведьму.

Мэр не поверил своим ушам. От неожиданности глава города растерялся и ничего не ответил.

– Не устраивает цена? – с металлическими нотками в голосе спросил Ронан.

Мэр тут же пришел в себя.

– Ну что вы, я просто ошарашен вашим щедрым предложением.

– Значит, договорились, – сказал гость и повернулся к юноше в мехах.

– Марк, отмой, накорми и отдай солдатам. Пусть казармы обслуживает, – приказным тоном сказал Ронан.

– Солдатам? – расстроено переспросил молодой человек, – Может лучше мне.

– Брат, – строго сказал Ронан, – Мы это уже обсуждали, если хочешь занять мое место, забудь об этих глупостях. Женщины отвлекают и делают мужчину уязвимым.

С этими словами мужчина развернулся и, хромая на правую ногу, пошел обратно к лошади.

Мэр, слегка подпрыгивая от счастья, последовал за ним. Юноша бросил грустный взгляд на девушку и тоже ушел.

– Слыхал? Пять кило риса за Шилту! – восхищенно проговорил один из охранников, когда Ронан и его свита скрылись из вида.

– Если он ведьму за такие богатства покупает, значит щедрый… или безумный, – задумчиво ответил напарник.

– А ты видел его коня? – восторженно спросил охранник.

– Да. Красавец.

Охранники долго обсуждали Ронана, его свиту и богатства. А девушка на столбе в тоненьком подранном платье все дрожала и пыталась не потерять сознание. Спустя полчаса на площади показался тот самый юноша в мехах по имени Марк в сопровождении мэра и нескольких солдат Ронана.

– Отвяжите ведьму, – скрипучим голосом приказал мэр, приблизившись.

Марк с солдатами стояли в стороне и ждали, пока девушку отвяжут. Стоило охраннику разрезать плотные веревки вокруг рук девушки, как та упала на брусчатку, больно ударившись локтями и коленями.

Солдаты молча подняли узницу под руки и бережно понесли к велотелеге. Горожане столпились вокруг телеги и глазели на происходящее. Кто-то злобно крикнул: «Шилта!» и остальная толпа молниеносно подхватила этот возглас. Люди бесновались, но подойти к телеге вооруженных солдат не решались. Все закончилось без столкновений. Солдаты уложили девушку на мягкую подстилку и, укрыв шерстяным одеялом, повезли в свой лагерь. Все это время Марк не сводил взгляда с девушки. В его глаза отражались редкие для этих людей эмоции, схожие с жалостью и сочувствием.

– Дикий народец, – сказал юноша, отъезжая от кричащей толпы.

– Низшее звено, шахтеры, чего от них еще ждать, – ответил один из солдат.

– Если бы в этом городке не добывали Брут, они бы все с голоду давно передохли, – добавил другой.

Телега ехала, качаясь и подскакивая на кочках. Измученную холодом узницу укачало, и она провалилась в сон. Проснулась она только тогда, когда две пары сильных рук подняли ее с телеги и понесли в большой шатер. Там девушку встретила пожилая дама.

– Кладите ее прямо в воду. Сейчас отогреется и придет в себя, – мягко проговорила женщина.

Солдаты послушались, и девушка почувствовала, как ее окунают в горячую жидкость. От внезапного перепада температур кончики пальцев онемели, и перехватило дыхание. Мужчины покинули шатер, и с девушкой осталась только пожилая женщина.

– Бедная, за что они тебя так? – ворковала дама, растирая кисти рук узницы, на которых были фиолетовые следы от веревок.

Девушка глубоко вдохнула и ничего не ответила.

– Меня зовут Лурда, – представилась дама.

Узница кивнула и попыталась улыбнуться.

– Подумать только! Привязали молодую девушку к столбу, чтобы она замерзла насмерть. Какая дикость. Им, наверное, забыли сообщить, что по последним данным, женщин на планете осталось всего семь процентов, а молодых девушек и того меньше.

Узница слушала причитания дамы вполуха. Она наслаждалась долгожданным теплом и мечтала поесть.

Лурда продолжала болтать безумолку, но ее молодой подопечной это не мешало. Женщина растирала тело девушки и делала очень приятный массаж рук, ног и спины.

– У тебя такая гладкая кожа, – восторгалась дама, – Ни у одной девушки при казарме нет такой роскоши. Как тебе удалось сохранить ее такой нежной? Нет ни единого шрама, просто удивительно.

Узница лежала, откинув голову, и молча наслаждалась массажем.

– А волосы! Такие длинные и шелковистые. Ты просто подснежник, моя милая, – ворковала Лурда.

Дама закончила омывать тело узницы и приступила к лицу.

– Какая ты красавица, – приговаривала женщина, растирая ароматной тканью щеки подопечной.

Когда пришла очередь чистить зубы, Лурда попросила девушку открыть рот и ахнула от восхищения.

– Поразительно, ты смогла сохранить все зубы, и они такие белые, как такое возможно? За все годы работы с девушками при казарме Ронана, я не встречала таких здоровых красавиц!

Подопечная польщено улыбнулась, но ничего не ответила.

С большой неохотой вылезла узница из уже поостывшей воды. Лурда сразу обтерла ее сухим полотном и одела в шерстяное платье.

– Надень эти валеночки и посмотрись в зеркало, – заботливо проворковала женщина.

Девушка подчинилась. Она подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Длинное вязаное платье из светлой шерсти обтягивало хоть и худую, но все же аппетитную фигуру узницы. Волосы, поблескивая, спадали на плечи и словно струились по спине. От теплой ванны на лице появился розовый румянец.

Лурда смотрела на девушку с восхищением. Женщина была большим специалистом по молодым девушкам. Часто, при покупке девушек, Ронан обращался к ней за советом, а иногда и вовсе доверял торг ей.

– Ты только подумай, пять килограмм риса! Да ты стоишь целое состояние! – не удержавшись, воскликнула дама.

Женщина обошла узницу вокруг и внимательно осмотрела еще раз.

– Ты лучшая среди моих подопечных. Будь Ронан не так зациклен на работе, смогла бы пристроить тебя к нему, – с чувством проговорила Лурда.

В шатер вошел Марк. Он хотел обратиться к Лурде, но, заметив узницу, остолбенел. Лурда, заметив замешательство юноши, многозначительно улыбнулась.

– Вы что-то хотели, мой господин? – лукаво спросила она.

Молодой человек перевел взгляд на женщину и растерянно переспросил:

– Что?

– Вы что-то хотели, мой господин? – повторила вопрос Лурда.

– Эм, нет, просто полюбопытствовал, как у вас дела, – ответил Марк и снова уставился на узницу.

– Мы почти закончили, скоро отведу новенькую в женский шатер, – отчиталась Лурда.

Молодой человек кивнул и, смущенно покашляв, удалился.

– Ты посмотри, как остолбенел, – засмеялась Лурда, – Но, как бы ни хотел Марк завести себе постоянную девушку, Ронан ему не позволит… А зря. У него такой возраст…

Лурда вздохнула и повернулась к девушке.

– Надень этот плащ, лучший из того, что я связала. Шерсть мягкая и очень теплая. Ронан не скупится на женщин, хоть сам к ним и не притрагивается, – сказала Лурда, помогая новенькой одеться, – А теперь пойдем в женский шатер, познакомишься со всеми и освоишься на новом месте. Обычно Ронан дает два дня на адаптацию, так что визитеров пока не будет. Отдыхай, набирайся сил.

Лурда взяла подопечную под руку и повела на улицу. Узница шла послушно и смотрела по сторонам. Лагерь старателей был огромен. По размерам он был больше площади города. Все вокруг было заставлено шатрами и поделено на цветовые зоны. Даже неопытному взгляду было понятно, что с организацией в лагере Ронана было все прекрасно. Не было праздно шатающихся людей. В каждом шатре горел очаг. Оставалось только недоумевать, откуда у старателей столько ткани и горючего.

Лурда довела новенькую до женского шатра и завела внутрь.

– Девочки, познакомьтесь, это… Эм.. – Лурда повернулась к подопечной и тихо спросила, – Как тебя зовут.

– Шилта, – тихо ответила узница.

– Шилта, – громко представила собравшимся новенькую Лурда.

Девушки оторвались от своих дел и посмотрели на вошедшую.

– Очень приятно, – хором ответили присутствующие и тут же вернулись к своим делам.

Лурда провела новенькую к застеленной чистыми одеялами лежанке:

– Располагайся, это твое место. Рядом есть сундучок со всем необходимым. Там ты найдешь зеркало, расческу и много других полезных вещей, – проинструктировала Лурда.

Узница кивнула и села на кровать.

– Так, девочки мои, если у новенькой будут вопросы, ответьте и будьте лапочками, помогите девушке освоиться, – проворковала Лурда.

– Да, мамочка, – без энтузиазма в голосе хором ответили девушки.

Лурда довольно улыбнулась и вышла из шатра.

Весь вечер узница просидела, глядя на очаг в центре шатра. Она не обращала внимания на прихорашивающихся и болтающих рядом соседок, как, впрочем, и они на нее. Всего несколько раз замечала она на себе завистливые взгляды, но никто в этот вечер с ней не заговорил. Около десяти вечера в шатер заглянула Лурда.

– Трис, Кэтрин и Эмма, вас ждут. На остальных заявок пока не поступало и, думаю, сегодня вряд ли поступит. Солдаты устали с дороги и будут отсыпаться, – сообщила женщина.

– Мамочка, а кто подал на меня заявку? – смущенно спросила одна из девушек.

– Дени, конечно, – ответила женщина.

Девушка просияла и радостно побежала к выходу.

Остальные девушки собирались с меньшим энтузиазмом.

– Новенькая и остальные, можете ложиться спать, – перед уходом сказала Лурда.

После ухода руководительницы девушки начали укладываться в кровати. Узница последовала их примеру и, укрывшись приятно пахнущими одеялами, сделала вид, что заснула.

– Почему господин отдал меня солдатам? – услышал женский голос сквозь сон Ронан.

Рефлекс сработал молниеносно. Резким движением руки мужчина выхватил из-под подушки кинжал. Разглядел в полумраке фигуру, сидящую перед его кроватью приклонив колени, и приставил к горлу нежданной гостьи клинок.

– Кто ты? – грозно спросил мужчина.

– Шилта, – тихо проговорила девушка, отодвигая от шеи оружие.

– Какая еще Шилта?

– Ведьма с позорного столба, которой вы сегодня спасли жизнь, мой господин, – учтиво ответила девушка.

Ронан убрал кинжал и потер глаза. Он несколько секунд рассматривал незваную гостью, а потом строго спросил:

– Чего тебе надо?

– Хочу подарить прощальный подарок моему спасителю, – ласково ответила девушка.

– В каком смысле прощальный? – удивился мужчина.

– Мой господин проживет еще максимум шесть дней, поэтому…

Не дослушав, Ронан откинул одеяло и посмотрел на правую ногу. Штанина из тонкой шерсти была вспорота от щиколотки до бедра.

– Ах ты, ведьма, – вскрикнул мужчина и, вновь выхватив кинжал, направил на девушку.

– Не сердитесь на меня, мой господин. Женщины порой очень любопытны…

– Пошла вон отсюда! – закричал на гостью Ронан.

– Я не могу уйти, не отблагодарив своего спасителя. Вы сохранили мне жизнь, и за это я подарю вам немного счастья.

С этими словами девушка встала на ноги и скинула с себя плащ. Светлое шерстяное платье было отчетливо видно в темноте. Девушка плавным движением убрала распущенные волосы с плеч и вплотную подошла к кровати Ронана.

– С чего ты взяла, что ночь с тобой сделает меня счастливым, – насмешливо проговорил мужчина.

– Ночь? О нет, мой господин, я не готова подарить вам ночь, мой подарок – ваша жизнь, – ответила девушка и придвинула небольшую сумку к кровати мужчины.

– О чем ты говоришь? – удивился Ронан.

– Я подарю вам жизнь, – повторила гостья.

– Ты сошла с ума, возвращайся в женский шатер и больше не приходи, – рявкнул на девушку Ронан.

– Марк не сможет вас заменить, – бесстрашно глядя в глаза мужчине, заявила девушка.

Некоторое время они оценивающе смотрели друг на друга.

– Мне начинает казаться, что ты действительно ведьма, – хмуро сказал Ронан.

Девушка улыбнулась.

– Мне понадобится три дня, мой господин, – сообщила узница.

– На что? – раздраженно поинтересовался мужчина.

– На то, чтобы вылечить вашу ногу и тем самым подарить жизнь, – разъяснила гостья.

– Ты лжешь, никто, кроме медиков, не может вылечить заражение крови, – гневно заявил Ронан.

– Тогда почему вы не обратились к медикам? – ехидно спросила девушка.

– Только Стратосу по карману медики, – недовольно ответил мужчина.

– Возможно, мой господин рискнет и доверится женщине, которой спас жизнь? – настаивала гостья.

Некоторое время Ронан молчал. Девушка ждала.

– Хорошо, попытайся вылечить меня, но если я почувствую ухудшение, верну тебя на позорный столб, – ответил, наконец, мужчина.

– У меня есть одно условие, – заявила Шилта.

От такой дерзости мужчина потерял дар речи.

– Вы должны отвернуться и не смотреть, что именно я делаю, – продолжила гостья.

– Этого еще не хватало, я буду следить за тобой от начала и до конца, ведь речь идет о моей ноге, – возмущенно проговорил Ронан.

– Простите меня, мой господин, но либо вы сейчас отвернетесь, либо умрете через шесть дней, – строго ответила девушка.

– Ты хоть понимаешь, с кем разговариваешь? – закипел мужчина.

– В отличие от вас, да, – спокойно ответила девушка.

Ответ был настолько неожиданным, что мужчина моментально остыл. Он был озадачен. По всей видимости, этой ведьме было известно о нем гораздо больше, чем ему о ней. Шилта явно была не обычной девицей, каких он привык покупать для солдат на аукционе.

– Хорошо, – раздраженно ответил Ронан и отвернулся.

Девушка аккуратно одернула одеяло, придвинула больную ногу мужчины и провела нежными пальцами по коже рядом с колотой раной в области икроножной мышцы. Ронан слегка вздрогнул.

– Простите, если сделала больно, мой господин, – мягко проговорила девушка.

– Больно мне сделал наемник Стратоса, когда воткнул стрелу из арбалета в ногу, а ты ни при чем, – грустно сказал мужчина.

Девушка присмотрелась к темно синей паутине вен, проступившей на коже. Заражение было сильным. Область паутины доходила почти до бедра.

– Сейчас будет немного неприятно, – сказала девушка и прицелилась.

Предвкушая боль, мужчина зажмурился.

– Все, – через мгновение сообщила гостья.

– Все? Но я ничего не почувство… – сказал мужчина и запнулся.

Прислушавшись к ощущениям, Ронан ужаснулся и воскликнул:

– Я не чувствую ногу!

– Поверьте, это к лучшему, мой господин, – ответила девушка вставая.

– Что ты сделала со мной ведьма, – сказал мужчина спадающим голосом.

– Утром все пройдет, и помните, мне нужно три дня…

Это было последнее, что услышал Ронан. Он стремительно погружался в сон. Звуки с металлическим эхом долетали до засыпающего сознания, пока не угасли совсем.

Утро было тяжелым. Ронан проснулся и почувствовал, что мертвецки пьян. Руки и ноги были налиты свинцом и слушались плохо, голова кружилась и плохо соображала. Мужчина попытался подняться, но резкий приступ тошноты вернул его на место. Осторожно поворачивая голову, он осмотрел свой шатер. Очаг горел, как обычно. Рядом не было ни бутылок, ни бокалов. Новый приступ тошноты навалился на измученный организм Ронана. Он простонал и поднял глаза наверх. В таком положении тошнота отступила. Мужчина лежал и вспоминал события вчерашнего вечера. Все было, как обычно, последний, кого он видел, был Марк. Они расстались у входа в шатер, и Ронан лег спать.

«Откуда тогда такое похмелье?», – недоумевал про себя мужчина. Вдруг в сознании всплыло красивое лицо голубоглазой девушки в светлом обтягивающем платье, с волосами цвета спелой пшеницы. Ронан закрыл глаза и стал вспоминать. «Почему господин отдал меня солдатам?» – пронеслось у него в голове. В этот момент воспоминания водопадом полились сквозь его сознание, и он вспомнил все, что произошло ночью.

– Шилта! – воскликнул он и подскочил на кровати.

Тошнота и головокружение отступили перед возмущением мужчины. Он откинул одеяло и посмотрел на распоротую штанину.

– Значит, не приснилось, – облегченно выдохнул он.

Он хотел уже встать, но нечто неожиданное привлекло его внимание. Сетка пораженных сосудов ноги, выдававшая заражение крови, изменилась. Если накануне вечером темно-синяя паутина распространилась почти до бедра, то теперь она уменьшилась и едва доходила до колена.

Мужчина улыбнулся и встал на ноги. Икроножная мышца почти не болела, Ронан даже смог несколько раз присесть, а затем подпрыгнуть.

– Чудеса, – радостно проговорил он.

Ронан быстро оделся и вышел из шатра. Было раннее утро. Лагерь, укутанный темнотой и снегом, спал. Это удивило предводителя, поскольку он чувствовал себя бодрым и выспавшимся. К тому времени головокружение и тошнота прошли. Вернулась ясность ума. Ронан чувствовал себя прекрасно.

Первое, куда направился мужчина, был женский шатер.

– Лурда! – крикнул мужчина, подходя к большому шатру белого цвета.

Никто не откликнулся, но внутри послышалось какое-то шевеление.

– Лурда! – громко повторил Ронан.

– Я сейчас, – отозвалась женщина.

Через две минуты на пороге шатра появилась, наспех одетая, Лурда.

– Что случилось? – взволнованно спросила она.

– Приведи ко мне Шилту, – скомандовал руководитель.

– Шилту? – удивленно переспросила дама.

– Новенькую, которую я купил вчера, – напомнил мужчина.

– Ах, новенькую, конечно, сейчас приведу.

С этими словами женщина исчезла в шатре.

Ронан не стал дожидаться, пока девицу оденут и выведут на улицу. Вместо этого он вернулся к себе в шатер и, задрав штанину, еще раз рассмотрел ногу. Теперь при более ярком свете он заметил, что и колотая рана начала затягиваться.

– Как ей это удалось, – потрясенно бормотал Ронан, глядя на раненную конечность.

– Господин, – послышался дрожащий голос Лурды за входом в шатер.

– Заводи ее, – скомандовал мужчина.

– Я не могу, – испуганно ответила женщина.

Ронан поправил штанину и пошел к выходу.

– Почему? – на ходу спросил он.

Но Лурда не успела ответить. Ронан откинул завесу из грубой ткани и, выйдя на улицу, увидел все сам.

– Она сбежала, – почти плача сообщила Лурда.

Вид у женщины был такой виноватый, что у Ронана пропало всякое желание кричать на нерадивую надзирательницу.

– Марк! – на весь лагерь заревел Ронан.

От неожиданного громкого выкрика, и без того напуганная, Лурда чуть не лишилась чувств.

Почти во всех шатрах от громкого крика предводителя проснулись люди. Поднялся легкий переполох. Солдаты оделись и повыскакивали на улицы. Ронан обошел мертвенно-бледную Лурду, даже не удостоив взглядом, и быстрым уверенным шагом направился к шатру Марка.

– Марк, вставай! – крикнул Ронан на ходу.

Из шатра вышел взъерошенный брат.

– Что случилось?

– Кого ты вчера назначил на ночное дежурство? – грозно спросил Ронан.

– Лероя с помощниками, – удивленно ответил Марк.

– Гони его ко мне, – сурово приказал Ронан.

Мужчина вернулся к себе в шатер и стал ждать. Спустя несколько минут к шатру подбежало несколько солдат. Марк заглянул внутрь. Ронан жестом пригласил всех войти.

Марк и семеро солдат вошли и выстроились перед руководителем.

– Сегодня ночью из женского шатра пропала девушка, – сообщил предводитель.

Солдаты начали недоумевающе переглядываться.

– Девушка, понимаете? – прорычал Ронан.

Солдаты испуганно закивали.

– Если сегодня до обеда вы ее не найдете, заплатите мне двойную рыночную стоимость пропажи, а потом вылетите из лагеря. Это понятно?! – почти кричал на нерадивых дежурных начальник.

– Ронан, мы патрулировали лагерь и главную дорогу. За всю ночь на улице не было ни одной живой души, – заикаясь, проговорил один из солдат.

– Если так, Лерой, тогда пойди и приведи мне ведьму, которую вчера сняли с позорного столба! – заорал на солдата Ронан.

– Ведьму? – потрясенно переспросил Марк, – Новенькая сбежала?

– Да, и я не понимаю, за что я кормлю всю эту армию, если они не в состоянии уследить за одной девкой! – рявкнул на присутствующих Ронан.

– Мы найдем ее, Ронан, – начали причитать солдаты.

– Конечно, найдете, – процедил сквозь зубы предводитель, – Обыщете весь лагерь, весь город и окрестные скалы. К обеду эта ведьма должна быть у меня в шатре.

Солдаты понимающе закивали и стали выходить из шатра.

– Останься, Марк, – позвал брата Ронан.

Молодой человек проводил солдат на улицу и вернулся.

– Поверить не могу, что она сбежала. Если в городе ее увидят, то снова подвесят на столб. О чем она думала? – недоумевал юноша.

– Что-то подсказывает мне, что найти ее будет не так просто, – задумчиво ответил Ронан.

– Но почему все это для тебя так важно? – удивился младший брат.

Ронан улыбнулся и задрал штанину.

– Смотри, – тихо прошептал он.

Марк наклонился и начал рассматривать ранение.

– Ронан, мне кажется, или область заражения уменьшилась? – потрясенно спросил молодой человек.

– Не кажется. Она действительно уменьшилась и больше не болит.

– Но причем тут эта девушка.

– Она приходила ко мне ночью и что-то сделала со мной. Точно не знаю, что именно, но утром я понял, что нога проходит, – шепотом рассказал мужчина.

Марк разглядывал ногу брата и не мог поверить в случившееся.

– Значит, она действительно ведьма, – выдохнул юноша.

– Не говори глупостей. Неужели ты веришь во все эти сказки? Оставь суеверия глупцам. У всего есть логическое объяснение, – отмахнулся старший брат.

– Значит, ты ищешь ее, чтобы получить эти объяснения, – предположил Марк.

– Нет, не за этим. Она сказала, что нужно три дня. Насколько я понял, ей нужно еще три раза сделать что-то с моей ногой, чтобы та полностью выздоровела, – объяснил брат.

– Тогда почему девушка сбежала? – удивленно спросил молодой человек.

– Да кто ж этих баб разберет, – нервно ответил Ронан.

Он одернул штанину и нервно прошелся по шатру.

– Вот почему я не позволяю тебе завести постоянную женщину. Еще вчера я все держал под контролем, была определенность и план действий. Но стоило появиться какой-то девке, и я на крючке. Не удивлюсь, если ее подослал Стратос поглумиться надо мной перед смертью, – запальчиво предположил Ронан.

– А вдруг нет. Вдруг она вернется сегодня ночью и продолжит лечение? Что если она сможет исцелить тебя? Ты только подумай! Все, чего мы боялись, не произойдет. Мне не нужно будет хоронить старшего брата и принимать у него руководство лагерем, – мечтательно проговорил Марк, – Это просто гора с плеч. Ведь мы оба прекрасно понимаем, что я не удержу людей и все развалю, у меня нет достаточного авторитета…

– Прекрати, мы уже много раз это обсуждали, ты справишься. Когда я начинал, мне было столько же, сколько тебе. Думаешь, у меня был авторитет? Не авторитет держит людей в лагере, а еда. Сможешь платить за труды, никто не уйдет и не ослушается, – перебил Ронан.

– Я не ты, Ронан… Я не ты. Хватит выдавать желаемое за действительность. Ты прирожденный лидер, а я рожден для другого, – грустно проговорил Марк.

– И для чего же? – небрежно спросил старший брат.

– Не знаю, – пожав плечами, ответил юноша, – Пока не знаю.

Некоторое время мужчины молчали. Оба были погружены в свои мысли. Первым тишину нарушил Ронан.

– Ладно, хватит болтать, займись поисками девушки. Если нужно, подключи мэра и его людей. Он настолько жаден, что за горсть риса притащит эту шарлатанку еще до полудня.

– Понял, – бодро сказал Марк и вышел из шатра.

На этот день у Ронана было запланировано много дел. Геолог должен был взять образцы и наметить точки бурения. Это один из самых ответственных этапов разведки. Предстояло подготовить оборудование, собрать и проинструктировать шахтеров, организовать грамотную работу картографов.

Руководитель лагеря старателей покинул шатер сразу после ухода Марка, и весь день провел в трудах. Несмотря на занятость, мысли о ночном происшествии и загадочной девушке не покидали его головы. Стоило ему отвлечься от работы, как перед глазами всплывало красивое лицо голубоглазой ведьмы с длинными, спадающими на плечи, шелковистыми волосами. «Почему господин отдал меня солдатам?» – в сотый раз звучало у него в памяти.

В глубине души Ронан надеялся, что ведьма исцелит его, поэтому до смерти боялся, что она не вернется. От мысли, что она была так близко, а он упустил ее, Ронан приходил в бешенство, отчего весь день пребывал в дурном настроении и много ругал подчиненных. Когда пришло время обеда, он бросил все и пошел разыскивать Марка.

– Как успехи? – с надеждой в голосе спросил младшего брата Ронан.

– Ничего. Я подкупил мэра, они подняли на уши весь город, но ее и след простыл. Словно этой девушки никогда и не было, – расстроено сообщил юноша.

– А ее семья, дом, друзья, всех опросили?

– У нее нет ни дома, ни друзей. Эта девушка появилась в городе из ниоткуда и носила маску.

– Маску? – удивленно переспросил Ронан.

– Ну не совсем, сказали, что она закрывала тканью нижнюю часть лица; нос, губы, подбородок. Это было настолько странно, что люди сразу начали наговаривать на незнакомку. У кого-то в день ее появления погиб младенец, спустя два дня погиб еще один. Начали поговаривать, что в городе поселилась Шилта и, как только девушка появилась на главной улице, ее схватили, сорвали маску и обвинили в колдовстве. Чудовищно, правда? – сказал Марк.

– Это нормальное дело для людей из нижнего мира, я уже перестал удивляться этой дикости, – ответил Ронан, – Но то, что она пришла из ниоткуда, только подтверждает мои подозрения. Ее наверняка прислал Стратос и теперь надрывается от смеха, зная, что мы поставили весь город на уши.

– Но может все-таки… – начал спорить младший брат.

– Не может. Ты только подумай, молодая девушка, путешествует одна. Зная, сколько стоит на рынке здоровая женщина, ни один здравомыслящий здоровяк не даст ей пройти мимо. Это все равно, что пять мешков муки, лежащие посреди дороги без охраны. Нет, Марк, чудес не бывает.

Юноша грустно вздохнул. Ронан ободряюще хлопнул брата по плечу. Марк улыбнулся и пошел продолжать поиски.

Ронан стоял, глядя ему вслед, и сердце разрывалось от боли. Старший брат знал, что, как только умрет, Марк обречен. Стратос подкупит людей и те быстро избавятся от неопытного руководителя. Все, чего так долго добивался главный конкурент Стратоса, скоро погибнет. Триста гектаров плантаций, доставшиеся Ронану с таким трудом, пополнят бескрайние владения крупнейшего плантатора на планете.

Отогнав грустные мысли, Ронан снова погрузился в работу. Подготовка скважин шла полным ходом. Дело спорилось, и это поднимало настроение. Близился вечер. За ужином в шатер к предводителю пришел Лерой и сообщил, что девушку найти так и не удалось.

– Ты помнишь уговор. Нет ведьмы, нет работы. Ты должен мне десять мешков пшена, – угрожающе проговорил Ронан.

– Но у меня нет столько, – дрожащим голосом ответил Лерой.

– Значит, завтра заплатишь своей головой, – ответил руководитель и жестом указал солдату в сторону выхода.

Весь белый от горя Лерой покинул шатер предводителя.

Уже лежа в постели и анализируя ситуацию, Ронан понял, что надеяться на возвращение беглянки бесполезно. Он был уверен, что события предыдущей ночи подстроены Стратосом, и окончательно потерял надежду увидеть голубоглазую ведьму снова.

Глава 2

– За что мой господин наказал начальника охраны? – послышалось в тишине шатра среди ночи.

Как и днем ранее, Ронан выхватил из-под подушки кинжал и прислонил к горлу присевшей у кровати девушки. Несколько секунд мужчина просыпался и привыкал к полумраку. Все это время он не сводил глаз со знакомого лица, обрамленного пшеничными волосами.

– Что ты сказала? – переспросил Ронан.

– Почему господин наказал Лероя, ведь это он упустил меня? – повторила девушка, осторожно отодвигая лезвие от незащищенной шеи.

– Откуда ты знаешь? – удивился мужчина.

– Женщины иногда бывают очень любопытны, мой господин, – тихо сказала Шилта и, пододвинув сумку, начала что-то в ней искать.

– Где ты была? Почему сбежала? – следя за манипуляциями гостьи, начал расспрашивать Ронан.

Девушка улыбнулась, обнажив ряд ровных белых зубов. От улыбки на румяных щеках появились ямочки, а глаза приобрели очень хитрый вид.

– Вижу, и мужчины бывают очень любопытны, – насмешливо сказала она.

Ронан грубо схватил гостью за руку и гневно проговорил:

– Я не шучу. Где ты пряталась весь день. Мои люди прочесали весь город и лагерь. Кто укрыл тебя?

– За что мой господин так злится на меня? Я обещала ему исцелить ногу и следую своему обещанию. Свою свободу я господину не обещала, – спокойно ответила девушка, глядя на то, как Ронан сжимает ее запястье.

– Я купил тебя за пять килограммов риса, поэтому ты принадлежишь мне, – заявил мужчина.

– Господин, вы отдали меня солдатам. Я не нужна вам. Но если проблема в затратах, завтра я принесу пять килограммов риса.

Этот ответ безумно разозлил Ронана. Сказалось напряжение, копившееся весь день. Мужчина соскочил с кровати, повалил девушку на пол и, сильно прижав острое лезвие к горлу, проговорил.

– Не знаю, что ты о себе возомнила, кто тебя послал и в какие игры играешь, но твоя жизнь стоила мне очень дешево, поэтому я с легкостью могу ее отнять, – прошипел он в ярости.

– Моя жизнь так же бесценна, как и ваша, мой господин. Убив меня, вы убьете себя, – прохрипела девушка.

Ронана трясло от злости. Больше всего на свете он не терпел неопределенности. Загадочность и тонкая игра этой странной девушки сводила его с ума. Он вскочил на ноги и зарычал словно зверь.

Гостья села и потерла шею. Из небольшой раны сочилась алая кровь. Шилта поднесла ладонь к лицу и задрожала. Девушка отвернулась от Ронана, и было непонятно, почему она вздрагивает.

– Вы ранили меня, – прошептала девушка.

Ронан посмотрел на спину девушки, но не ответил.

– Я предложила вам такой бесценный подарок, и вот чем мой господин отблагодарил меня, – горестно проговорила гостья.

– Только не надо взывать к моей совести. Не верю ни единому твоему слову. Я знаю, кто послал тебя и зачем, больше нет смысла врать и притворяться, – надменно проговорил Ронан.

– Зачем я пришла сегодня?

С этими словами девушка встала с пола и повернулась к Ронану.

– Не понял вопроса, – удивленно ответил мужчина.

– Если меня послал Стратос, чтобы посмеяться над вами, зачем я пришла сегодня? – уточнила Шилта.

– Не знаю, может убить меня под предлогом лечения, – предположил мужчина.

– Почему я не убила вас вчера? – спросила девушка.

– Тебе лучше знать. Видимо, Стратосу мало смерти, он хочет свести меня с ума, – раздраженно заявил мужчина.

– Есть только один способ развеять ваши сомнения, мой господин, – мягко сказала девушка.

– Какой?

– Дать мне закончить начатое. Пока я не давала повода усомниться в моей исполнительности, – заявила гостья.

Она стояла напротив Ронана и с вызовом смотрела ему в глаза. И тут он понял, что, в сущности, ничем не рискует. Его дни сочтены и, если есть хоть малейшая надежда, глупо упрямиться. Одновременно с этим пришло осознание того, что злость и напряжение – результат борьбы с робкой надеждой, которую зародила в нем эта загадочная девушка. Ронан устало вздохнул и сел на кровать.

– Ладно, будь по-твоему, – сказал мужчина и вытянул ногу.

Шилта присела на колени перед кроватью и стала аккуратно закатывать штанину. Ее движения были такими медленными и плавными, что Ронан залюбовался. Она была так не похожа на всех, кого ему приходилось встречать раньше. Он был готов поверить в ведьм, настолько эта девушка завораживала его. От былой злости не осталось и следа, он смирился и вел себя покорно.

– Сейчас вы должны отвернуться, мой господин, – сказала девушка.

– Ты снова усыпишь меня? – поинтересовался мужчина.

Девушка кивнула.

Он провел рукой по ее светлым волосам и, отодвинув прядь, посмотрел на шею. Она все еще кровоточила. Красная жидкость медленно стекала по коже и скапливалась в области ворота. Светлая шерсть длинного платья впитывала алую влагу и багровела. Ронан взял кусок чистой хлопковой ткани и осторожно вытер шею девушки.

– Прости меня, Шилта, – прошептал он.

Девушка удивленно посмотрела на него и кивнула. Ронан отложил испачканный лоскут и отвернулся. Спустя мгновение он почувствовал легкую боль в области раны. Словно десяток тоненьких иголочек впилось в кожу. После этого ногу стремительно начало парализовать. Как и предыдущей ночью, мужчина перестал чувствовать больную конечность. Понимая, что сейчас заснет, он начал торопливо говорить с девушкой.

– Не уходи, прошу. Останься здесь, со мной.

– Зачем?

– Я боюсь потерять тебя…

С этими словами он протянул к гостье руку, но заснул раньше, чем успел прикоснуться.

Погрузившись в глубокий сон, Ронан не видел, как разглядывала его Шилта. Она провела рукой по его короткой стрижке, которая являлась признаком богатства в этих краях. Так стриглись люди, которые ночевали в тепле и не боялись простудиться холодными ночами. Ведь температура на планете днем колебалась от 0 до -10 градусов, а ночью и вовсе падала до -15 градусов по Цельсию. Бедняки отращивали волосы, чтобы согревать голову. И только состоятельные граждане делали красивые короткие стрижки, дополняя их красиво выбритым орнаментом, идущим от висков к затылку. Ронан не был исключением. Его голову украшали аккуратно выбритые языки пламени, идущие от ушей и плавно исчезающие на затылочной части. Холод и голод диктовал свои требования к красоте. Большинство людей нижнего мира, помимо длинных волос, носили усы и бороды. И только зажиточные мужчины брили лица, показывая всем, что не нуждаются в дополнительном тепле. Шилта провела рукой по щетинистым щекам Ронана и улыбнулась. При всей своей суровости у предводителя старателей было очень приятное лицо. Его нельзя было назвать красивым, но, в сочетании с могучим телосложением и внушительным ростом, оно было харизматичным и невероятно притягательным. Четко очерченные брови и сильные скулы контрастировали с по-женски пухлыми губами. Лицо Ронана, как и он сам, было полно противоречий. Шилта опустила глаза и посмотрела на руку, которая безвольно упала на край кровати, так и не достигнув цели. Поза, в которой уснул мужчина, была настолько трогательной, что девушка смутилась. Ронан тянулся к ней, как к последней надежде, даже пребывая в глубоком сне. Шилта и сама не заметила, как залюбовалась спящим господином. Она гладила его по волосам, как ребенка, и о чем-то напряженно думала. Вдруг мужчина вздрогнул и сквозь сон простонал: «Шилта». Гостья опомнилась, встала на ноги и отошла к очагу. Только теперь, когда ее силуэт не отбрасывал тень на мужчину, девушка смогла разглядеть цвет кожи Ронана. Такой редкий и бесценный в этих краях. Мужчина был загоревшим. Эта тонкость делала его персону уважаемой и авторитетной. Ведь для нижнего мира не было ничего прекраснее и богаче загара. Девушка подошла и отогнула край одеяла. Вся верхняя часть тела мужчины была покрыта загаром.

– Солнце, – горестно прошептала Шилта.

Девушка не сводила восхищенного взгляда с загорелого торса Ронана, и на ее глазах проступили слезы.

Когда на следующее утро Ронан проснулся, он не поверил своим глазам. Рядом с его кроватью на настеленных мехах и одеялах лежала спящая Шилта, укрытая плащом из толстой шерсти. Некоторое время он молча разглядывал спящую девушку. Она дышала тихо и еле заметно. В какой-то момент у мужчины закралось подозрение, что Шилта умерла. Он бесшумно встал и подошел к гостье. Ее лицо было безмятежным, а дыхание ровным.

Только теперь у Ронана появилась возможность как следует разглядеть ночную гостью. Спасаясь от холода, девушка закуталась в накидку, и в распоряжении Ронана было только ее лицо. Мужчина наклонился пониже и присмотрелся. Первое, что привлекло его внимание, была ровная кожа лица. Такую гладкую кожу без шрамов и сыпи он никогда не видел. На аукционе эта девица стоила бы целое состояние, а ему досталась почти даром. Мужчина не уставал удивляться, как в суровых условиях нижнего мира ей удалось сохранить такое здоровье и свежесть.

Шилта вздохнула и пошевелилась. Ронан опомнился и встал на ноги. К счастью, девушка не проснулась. Тогда мужчина бесшумно вышел из шатра, даже не потрудившись одеться. Вздрагивая от холода, он добежал до склада и взял там замок и цепь с металлическим браслетом. Вернувшись, он с помощью замка прикрепил цепь к одной из балок несущей конструкции шатра, затем тихо подкрался к спящей гостье и со звонким щелчком сомкнул фиксирующий браслет на ее лодыжке.

От шума и холодного прикосновения металла девушка проснулась и тут же схватилась за ногу.

– Попалась, – с самодовольной улыбкой воскликнул Ронан.

Несколько мгновений девушка собиралась с мыслями и оценивала обстановку. На какой-то миг Ронан уловил на ее лице проблеск гнева и возмущение. Но затем мимика стремительно изменилась, изобразив полное спокойствие.

Вся эта ситуация очень забавляла Ронана. Впервые он держал ситуацию под контролем и внутренне торжествовал.

– О, у моего господина хорошее настроение, это добрый знак, – с еле заметным ехидством сказала девушка.

– Еще бы, ведь сегодня ночью ты вылечишь меня окончательно, – ответил Ронан.

– Дар исцеления слабеет в неволе, мой господин, – с лукавой улыбкой сообщила Шилта.

– Так я тебе и поверил, – насмешливо проговорил мужчина и начал одеваться.

– Вы хотите, чтобы я просидела здесь до ночи, мой господин? – спросила девушка.

– Именно, и на этот раз сбежать тебе не удастся, – ответил Ронан и улыбнулся.

В этот момент он был по-настоящему красив.

– Вам очень идет хорошее настроение, мой господин, – мягко сказала Шилта.

– Лесть, – усмехнулся Ронан, – Такие фокусы со мной не проходят.

С этими словами мужчина накинул плащ из овечьего меха и вышел из шатра.

Спустя несколько минут он вернулся в обществе Лурды и Марка.

– Лурда, обработай нашей беглянке шею. Нужно не допустить воспаления, – приказал Ронан пожилой даме.

Лурда кивнула и поспешила за водой и тканью. Как только женщина удалилась, Ронан повернулся к брату и сказал:

– Не спускай с нее глаз и, что бы ни случилось, не отстегивай от цепи.

Марк посмотрел на девушку. Та сидела на полу, подогнув ноги, и с любопытством наблюдала за происходящим.

– Ты не должен отлучаться из шатра больше, чем на несколько минут. Если нужно будет отойти, тебя должна заменить Лурда, – инструктировал старший брат.

– А если ей понадобится… Ну, ты понимаешь, – смущенно проговорил Марк.

– Лурда все уладит. Оставь женские проблемы женщинам, – успокоил Ронан.

В шатер вернулась Лурда. Женщина несла ведро воды и еще какую-то посуду. Мужчины сразу затихли.

– Лурда, помимо своих обычных обязанностей, тебе придется присматривать за Шилтой. Марк будет в шатре весь день и, если отлучится, ты его сменишь.

Пожилая дама недовольно поглядывала на подопечную и кивала.

– Марк, не подведи меня, – сказал Ронан, направляясь к выходу.

– Не подведу, – заверил юноша.

Руководитель ушел, и Лурда принялась обрабатывать девушке рану. Марк сел на кровать брата и молча наблюдал, как женщина смачивает полотна светлой ткани в теплой воде и отмывает запекшуюся кровь на шее девушки.

– Подними голову, – недовольно скомандовала Лурда.

В ее интонации сквозила неприязнь к подопечной. Шилта медленно подняла подбородок и плавным движением руки убрала пшеничные пряди с плечей за спину. Марк сидел и, словно завороженный, ловил каждое ее движение.

– Шрам останется, – ехидно проговорила Лурда, – Первый, насколько я успела заметить.

– Жаль, – вмешался Марк.

– Поделом, – проворчала женщина, – Нечего за тепло и ласку черной неблагодарностью отвечать. Она своим побегом стольких людей под удар поставила.

– Но она же вернулась, – заступился Марк.

– Сама? – удивленно спросила Лурда.

Марк кивнул.

– Ничего не понимаю, зачем тогда убегать? – спросила женщина, обратившись к девушке.

– Имеем – не ценим, теряем – плачем, – ответила поговоркой Шилта.

– Цену, стало быть, себе набивала, – возмутилась Лурда.

– Пять килограмм риса моя цена, – спокойно ответила девушка.

– Да, за такую взбалмошную и пять килограмм много, – язвительно сказала женщина.

К шатру подошел незнакомый мужчина и позвал Лурду. Женщина забрала пиалу с водой, испачканные кровью лоскуты ткани и ушла. Марк с Шилтой остались наедине.

Некоторое время молодые люди молчали. Девушка села на меховую подстилку и подогнула ноги. Что-то тихо напевая, узница начала расчесывать руками длинные волосы.

Марк откинулся на кровати и слушал мелодичный голос красавицы. Это напомнило молодому человеку, как в детстве его убаюкивала любящая мать. Постепенно на молодого человека наползала дремота. Чтобы не заснуть, он решил поговорить с пленницей.

– Как тебя зовут? – спросил он.

Шилта перестала петь и повернулась. Ее выразительные голубые глаза пристально посмотрели на юношу.

– У товара нет имени, молодой господин, – после недолгого молчания ответила она.

– Но ты же человек, – усмехнулся юноша.

– Человек не может стоить пять килограмм риса. Я товар, как конь или овца, – сказала девушка.

– Овца не стоит так дорого, – отшутился Марк.

– Предмет роскоши тоже товар. Кому придет в голову давать имя кольчуге из Дарона или овечьей шубе? – спокойно ответила Шилта.

– В таком случае каждый человек товар или предмет роскоши. У каждого есть цена. Все продают свои услуги за еду, – начал спорить юноша.

– Между товаром и наемным рабочим есть большая разница.

– И какая же? – поинтересовался Марк.

– У работника есть свобода выбора, а у товара нет, – грустно ответила узница.

– Слушая тебя, у меня создается впечатление, что тебе не нравится быть женщиной, – насмешливо проговорил молодой человек.

– Быть женщиной – великий дар и большое искусство. Мне не нравится быть товаром, господин, – пояснила Шилта.

– А что плохого быть купленной? Мне всегда казалось, что уж женщине-то жаловаться не на что. Пришел толстосум, купил девушку, и она живет у него в сытости и тепле. Не надо искать еду, бояться разбойников, решать сложные жизненные проблемы. Спи себе, ешь и детей рожай, – недоумевающе ответил Марк.

– Я знаю одного юношу, на которого через несколько дней должно было свалиться огромное богатство. Триста гектаров плантаций, армия и целый лагерь старателей. Такой шанс выпадает не многим. И я знаю, почему вся эта роскошь не делает его счастливым, – лукаво спросила Шилта.

– И почему же? – хмуро спросил молодой человек.

– Потому что это не его выбор, господин, – мягко ответила Шилта.

Марк тяжело вздохнул и надолго задумался. Шилта продолжила петь и делать прическу. Тонкими гибкими пальцами она заплетала косу, которая была на удивление толстой.

– Тебя прислал Стратос? – неожиданно спросил Марк.

– Нет, господин, – твердо ответила девушка.

– Тогда почему ты пытаешься исцелить моего брата?

– Из благодарности. Он спас мою жизнь, я спасу его, – разъяснила узница.

– Ты, правда, способна вылечить его ногу?

Девушка кивнула.

– Хотя, невольно начинаю жалеть о том, что предложила помощь, – сказала девушка, покосившись на цепь, прикрепленную к ноге.

Марк бросил на девушку сочувственный взгляд и сказал.

– Он не такой плохой, каким кажется. Если ты вылечишь его, уверен, он изменит свое отношение к тебе, – успокоил юноша.

– Надеюсь, – грустно ответила Шилта.

Они немного помолчали, а потом Марк спросил:

– Скажи, как тебе удалось сбежать из лагеря?

– Я превратилась в ветер, – с лукавой улыбкой ответила девушка.

– Ты меня разыгрываешь, – засмеялся молодой человек.

– Если молодой господин пожелает, я продемонстрирую, – хитро проговорила девушка.

– Хочу, – внезапно посерьезнев, ответил Марк.

– Тогда, пусть молодой господин снимет цепь, мне нужно разбежаться, чтобы взлететь, – с трудом сдерживая смех, ответила девушка.

Это прозвучало не как дерзость или насмешка, Марк понял, что Шилта шутит, и рассмеялся.

В шатер вошла Лурда.

– Ронан велел сменить платье. У этого ворот запачкан кровью, – сообщила женщина и положила рядом с сидящей узницей новый наряд. Он абсолютно не отличался от предыдущего платья. Та же светлая ткань и узкий фасон. Девушка встала на ноги и Лурда протянула руки, чтобы помочь. Шилта бросила на Марка многозначительный взгляд. Юноша вздохнул и, нехотя, отвернулся. Лурда помогла снять запачканное платье и надеть чистое. Узница поправила полы длинной юбки и снова села на меховую подстилку.

Лурда начала складывать снятый наряд и посмотрела на Марка.

– Слышали новость? – спросила она у юноши.

– Нет, какую? – обернувшись, спросил молодой человек.

– Ронан простил Лероя и его помощников.

– Серьезно? – пораженно переспросил Марк.

Лурда кивнула и добавила:

– Более того, он не стал их увольнять. Так что все обошлось.

– Удивительно, это на него не похоже, – ответил Марк.

Собеседники замолчали и, не сговариваясь, покосились на узницу. Лурда закончила складывать платье и ушла.

Шилта прилегла на меховом ковре и укрылась шерстяным плащом. Марк смотрел на девушку, не сводя глаз, а та пыталась задремать. В шатре надолго воцарилась тишина. Шилта заснула, а Марк продолжал смотреть на нее и думать о своем. Вдруг внимание молодого человека привлекло маленькое колечко на среднем пальце левой руки девушки. Он подошел поближе и присел над ней. С виду кольцо было дешевым и совершенно обычным на вид. Он привык, что женщины любят украшения, но юноше показалось странным, что такое аксессуар мог прийтись по вкусу одной из самых красивых девушек, которых он когда-либо видел.

– Почему молодой господин так смотрит на меня? – спросила Шилта, открыв глаза.

От неожиданности Марк вздрогнул и вскочил на ноги.

– Я просто… Мне стало интересно… Твое кольцо, – заикаясь от смущения, проговорил юноша.

– Мое кольцо? – задумчиво повторила Шилта и посмотрела на пальцы левой руки.

– Да, оно такое простое, – пояснил Марк.

– Внешность очень обманчива, – задумчиво проговорила девушка, поправляя кольцо.

– И твоя?

– Молодому господину кажется, что моя внешность проста, как это кольцо? – лукаво спросила Шилта.

– Нет, – смутился юноша, – Наоборот… Ты очень красива.

– Все женщины красивы. Просто с самого рождения их внешность портят болезни и тяжелая жизнь, – пожав плечами, ответила узница.

– Значит, ты совсем не болела, – предположил Марк, восхищенно глядя на девушку.

– Я же Шилта – ведьма, насылающая болезни. Мне повинуются все недуги, – насмешливо ответила девушка.

– Иногда сложно понять, шутишь ты или говоришь правду, – заявил Марк в ответ.

– Если молодому господину сложно общаться, я перестану шутить, – спокойно ответила Шилта.

– Нет, ничего страшного, продолжай, мне нравится, когда ты улыбаешься. Возможно, мне просто не хватает опыта общения с девушками, – успокоил Марк.

– Почему? – притворно улыбнулась узница.

– Ронан запретил мне общаться с девушками. Говорит, они делают мужчину слабым и уязвимым, а еще мешают сосредоточиться на деле, – поделился молодой человек.

– Думаю, вашему брату просто не везло с женщинами, – беспечно ответила Шилта.

В этот момент в шатер снова вернулась Лурда. Она несла на подносе еду. Подойдя к кровати, женщина протянула Марку пиалу с ароматной наваристой похлебкой и кусок вяленой баранины. Молодой человек поблагодарил даму. Лурда слегка поклонилась в ответ и повернулась к узнице. Сделав недовольное лицо, дама небрежно поставила на пол тарелку с переваренным рисом и ушла.

Шилта глубоко вдохнула, наслаждаясь запахом похлёбки, и пододвинула к себе тарелку с клейкой сероватой массой, в которой трудно было узнать рисовую кашу.

– Хочешь мой суп? – заботливо предложил Марк.

Шилта подняла на юношу благодарные глаза и кивнула. Молодой человек улыбнулся и, забрав у узницы кашу, отдал свой обед.

Несколько минут Шилта сидела, глядя в пиалу, и вдыхала теплый аромат мясного бульона в сочетании с овощами. Затем она поднесла к лицу кусок вяленой баранины и снова принюхалась. Марк с любопытством наблюдал за манипуляциями узницы.

После того, как Шилта вдоволь насладилась ароматами еды, она поставила пиалу перед собой, рядом положила кусочек мяса и, выпрямив спину, начала аккуратно есть. Движения ее были плавными и очень осторожными. Ни одна капля драгоценной похлебки не упала на меховой ковер. Несмотря на голод, девушка вела себя максимально сдержанно и прилично. Она ела без единого звука. Со стороны ее трапеза походила на строгий ритуал, посвященный большому уважению к поглощаемой пище.

– Ты так странно ешь, – поразился Марк.

– Я не ела суп и мясо очень долгое время. Благодаря вашей щедрости этот обед принес мне огромное удовольствие. Несдержанность и голод способны испортить самую лучшую трапезу. Нужно уметь смирять себя и растягивать самые сладостные моменты жизни, – мечтательно проговорила Шилта.

– Ты такая странная. То, что ты говоришь, и как себя ведешь, очень отличается от обычных людей. Ронан не верит в ведьм, но мне кажется, ты действительно не от мира сего, – настороженно проговорил Марк.

Шилта лукаво улыбнулась и ничего не ответила. Марк хотел сказать что-то еще, но в шатер вбежал один из солдат и возбужденно сообщил:

– В казарме драка. Дени сцепился с Кевином из-за Эммы.

– Ронан знает? – вскочив с кровати, спросил юноша.

– Пока нет, он с геологом на равнине делает пробы грунта, – ответил солдат.

– Отлично, если все быстро уладим, то и не узнает, – сказал Марк и выбежал из шатра.

Шилта осталась одна. Помня приказ Ронана, девушка ждала, что в шатер придет Лурда. Время шло, но никого не было. Девушка легла и, закутавшись в плащ, уснула.

– Марк, – услышала сквозь сон Шилта.

Девушка открыла глаза и увидела, как в шатер вошел Ронан. Шилта присела и поправила волосы.

– Где мой брат? – сурово спросил мужчина.

– Не знаю, мой господин, я спала, – честно ответила узница.

Ронан прорычал себе под нос какие-то ругательства и хотел выйти из шатра.

– Если я прямо сейчас исцелю вашу ногу, вы отпустите меня? – неожиданно спросила девушка.

Ронан резко обернулся и пристально посмотрел на Шилту.

– Ты же говорила, нужно три дня? – настороженно проговорил он.

– Третий день на исходе и я больше не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством.

С этими словами девушка пошевелилась, и цепь на ноге загремела.

Ронан подошел к девушке и присел.

– Конечно, я хочу, чтобы ты исцелила мне ногу, как можно быстрее, но отпускать тебя или нет, решу, как только увижу результат, – строго ответил мужчина.

Шилта кивнула и, загремев цепью, встала.

– Ложитесь, мой господин.

Мужчина прилег на кровать и вытянул раненую ногу. Девушка закатала штанину и осмотрела рану. Паутина темно-синих сосудов исчезла совсем. На икроножной мышце виднелась только колотая рана без признаков воспаления. Шилта достала из-под мехового ковра маленькую потрепанную сумку и начала в ней что-то искать.

– Отвернитесь, пожалуйста, – попросила она мягко.

Ронан подчинился и прислушался к ощущениям. Мужчина снова почувствовал легкую боль, похожую на укол множества тонких игл, и нога плавно начала отниматься.

Откинув голову на подушку, мужчина приготовился уснуть. Шилта сидела рядом и ждала, пока Ронан окончательно погрузится в сон. Как только дыхание Ронана стало ровным, она обыскала мужчину и нашла у него ключ от замка.

У входа в шалаш послышался шум. Шилта поспешно набросила одеяло на спящего Ронана и, присев на меховой ковер, спрятала сумку под плащом. Спустя мгновение в шатер вбежал запыхавшийся Марк.

– Я опоздал, – горестно проговорил он, глядя на спящего брата.

– У вас есть несколько часов, чтобы придумать оправдание своему отсутствию, господин, – с лукавой улыбкой проговорила Шилта.

Несколько мгновений Марк стоял молча, глядя то на брата, то на узницу. Затем улыбнулся, словно что-то придумав, и сказал:

– Спасибо, что задержала его.

– Наваристая похлебка вместо водянистого риса вдохновила меня, – ответила Шилта.

– За то, что ты сделала, буду отдавать тебе свой обед каждый день, – пообещал Марк.

– Вряд ли останусь здесь так надолго, я и так задержалась, – пожав плечами, сказала девушка.

Молодой человек нахмурился и, подойдя к несущей стойке шатра, проверил, цел ли замок и цепь. Все было в порядке. Узница была надежно прикована к конструкции.

– Если тебе удастся сбежать, я поверю в колдовство, – насмешливо заявил юноша.

В этот момент в шатер вошла мертвенно-бледная Лурда.

– Мне сказали, что Ронан уже в лаге… – испуганно затараторила Лурда и запнулась на полуслове, увидев спящего на кровати руководителя.

Марк приложил указательный палец к губам, приказывая женщине замолчать, и жестом попросил выйти. Лурда кивнула и выскочила из помещения. Молодой человек бросил недоверчивый взгляд на узницу и вышел.

Когда спустя две минуты он вернулся в шатер, девушки там уже не было. На том месте, где она сидела, лежал небольшой камень кроваво-красного цвета.

Глава 3

Когда Ронан проснулся, голова все еще кружилась, а перед глазами все плыло. Немного проморгавшись, ему удалось сфокусироваться. Увидев сидящего рядом с кроватью Марка, он сонно спросил:

– Что со мной?

– С тобой все прекрасно, нога здорова, даже шрама не осталось, – сообщил брат.

Только в этот момент Ронан вспомнил, что Шилта в третий раз что-то сделала с ногой, а затем усыпила его. Не веря словам младшего брата, мужчина привстал и откинул одеяло. На оголенной ноге не было и следа от смертоносной раны. Не доверяя собственным глазам, мужчина провел по месту ранения рукой. Кожа в этом месте была гладкой и совершенно лысой.

– Поразительно! – радостно воскликнул Ронан, – Я абсолютно здоров.

Он повернулся к брату и крепко обнял его. Тот не ответил на объятье. Ронан отстранился и посмотрел Марку в глаза.

– Что с тобой? Неужели ты не рад? – удивился старший брат.

– Я рад, очень рад, но случилось то, что омрачило мою радость, – грустно ответил Марк.

С этими словами он протянул собеседнику открытый замок с воткнутым в него ключом.

– Она сбежала? – воскликнул Ронан.

Не дожидаясь ответа, мужчина встал с кровати и, поправив штанину, пошатываясь, направился к выходу.

– Мы должны найти ее. Эта ведьма бесценна… – возбужденно причитал Ронан.

– Подожди брат. Она оставила вот это, – окликнул мужчину Марк.

Ронан вернулся и взял из рук юноши камень.

– Что это? – удивился мужчина, разглядывая красный минерал.

– Геолог сказал Визавий. Он был потрясен, увидев его, ведь это спутник Ливития, – объяснил Марк.

– Спутник Ливития! – пораженно воскликнул Ронан, – Откуда у этой девки спутник Ливития?

– Не знаю, – пожав плечами, ответил Марк.

Ронан сел на кровать и схватился руками за голову.

– Эта ведьма сведет меня с ума. В какие игры она с нами играет. Знает, что мы ищем Ливитий и дразнит… – гневно рассуждал мужчина.

– А может она просто дает подсказку или хочет о чем-то предупредить? – предположил юноша.

– Ну, так осталась бы и сказала словами! – в сердцах крикнул на брата Ронан.

Некоторое время мужчины молчали. Марк ждал, когда брат остынет, а Ронан соображал, как организовать поиски Шилты.

– Я понимаю, ты подозреваешь ее в сговоре со Стратосом, но давай посмотрим правде в глаза, – примирительно проговорил младший брат, – Она вылечила твою ногу. Просто пришла и вылечила. Еще три дня назад мы готовились к твоей смерти, а теперь ты здоров. То, что она сделала, настоящее чудо, учитывая то, как ты с ней обращался.

С этими словами Марк кивнул в сторону замка.

Ронан встал на ноги и начал расхаживать по шатру.

– Неужели ты думаешь, что все это она сделала просто так. Тебе пора повзрослеть и понять, что люди ничего не делают просто так по доброте душевной, – раздраженно ответил Ронан.

– Возможно, ты прав, и она не та, кем кажется. Играет с тобой и сводит с ума, но ты можешь забыть о ее существовании и больше не участвовать в этом, – предложил Марк.

– Да я бы рад, но это, – он разжал ладонь и продемонстрировал красный минерал, – Спутник Ливития. Понимаешь, спутник Ливития!

– Понимаю, – сдался юноша.

Ронан сделал еще пару кругов по шатру и, повернувшись к брату, сказал.

– Мы должны найти ее. Объявляй общий сбор.

С этими словами Ронан вышел из шатра.

Для поисков беженки был задействован весь лагерь. Люди Ронана в кратчайшие сроки обыскали город и его окрестности, но девушку найти не удалось.

До глубокой ночи солдаты во главе с Марком опрашивали горожан и проверяли скалы. Ронан в это время искал девушку в лагере.

– Она как сквозь землю провалилась, – жаловался Марк, вернувшись с поисков.

– Я идиот, как можно было забыть, что у меня в кармане ключ, – сокрушенно сказал Ронан и сел.

– Сейчас слишком темно и холодно, в ночи разыскивать Шилту бесполезно, давай продолжим завтра с утра,– предложил Марк.

Ронан согласно кивнул. Младший брат уже хотел уйти, но остановился на пороге и сказал:

– Знаешь, когда я показал мэру красный камень, он побледнел и начал очень нервничать. Это в поисках нам не поможет, но все равно очень странно.

– Может, он знает, где ведьма нашла Визавий? – с надеждой предположил Ронан.

– Я тоже так подумал и начал расспрашивать об этом мэра.

– И что?

– Ничего, он только больше бледнел и заикался, но упорно стоял на том, что не знает, откуда минерал, – рассказал Марк.

– Очень странно, завтра наведаюсь к нему и еще раз поспрашиваю, – сурово проговорил Ронан.

Около двух часов ночи в лагере был объявлен отбой. Солдаты разошлись по шатрам и после легкого ужина легли спать. На улице осталось только семь человек дежурных, которые патрулировали окрестности ночью.

Ронан лег спать одним из последних. Он долго лежал без сна, глядя в горящий очаг и думая о странной девушке. Глядя на замысловатый танец пламени, мужчина не заметил, как провалился в сон.

– Мой господин искал меня? – послышался в полумраке знакомый женский голос. Ронан открыл глаза и выхватил кинжал. Увидев пару выразительных голубых глаз, мужчина опустил руку и продолжать нападение не стал.

– Безумная Шилта, – сонно проворчал Ронан, – Ты доведешь меня до безумия. Зачем убегать и прятаться, а затем вламываться ко мне в шатер среди ночи?

– Мне уйти, мой господин? – ехидно спросила девушка.

– Нет, – воскликнул Ронан.

Он потер глаза и сел на кровати.

– Так зачем мой господин искал меня, снова болит нога? – повторила вопрос девушка.

– Вот только не надо притворяться, ты прекрасно знаешь, зачем я искал тебя, -раздраженно ответил мужчина, – Откуда у тебя Визавий?

– Из заброшенной шахты, которая находится в десяти километрах к востоку от города, – спокойно ответила Шилта.

– Заброшенных шахт? Откуда на востоке шахты? – удивился Ронан.

– Около семи лет назад один мелкий старатель нашел в тех местах Визавий. Как и ваш геолог, он знал, что это спутник Ливития и начал углубляться в породу. Бедняга израсходовал все средства на то, чтобы погрузиться как можно ниже, но Ливитий так и не нашел, – поведала ведьма.

– Почему?

– Потому что там его нет, – спокойно ответила Шилта.

– Быть такого не может. Мой геолог сказал, наличие Визавия дает стопроцентную гарантию присутствия Ливития, – начал спорил мужчина.

– Из любого правила есть исключения, мой господин, – с улыбкой ответила девушка.

Ронан ненадолго замолчал, потом встал с кровати и начал нервно ходить.

– Бред, не верю ни одному твоему слову! – наконец воскликнул он.

Шилту это не задело, девушка спокойно посмотрела на Ронана и пожала плечами.

– Это ваше право, мой господин.

– Если на востоке есть шахты, почему мэр мне не рассказал? – недовольно спросил мужчина.

– Это не в его интересах. Вы покупаете у города топливо для обогрева лагеря. Чем дольше ваши люди будут жить здесь, тем больше Брута продаст мэр. Ему и всем горожанам это очень выгодно. Уверена, когда ваш геолог так ничего и не найдет на западной равнине, мэр расскажет про восточные шахты. Вы направитесь туда и в надежде, что Ливитий залегает немного глубже, станете рыть еще дальше. Уверена, ваших средств хватит на то, чтобы пробиться до Скриптового пласта. В итоге, потеряв около двух лет и значительную часть состояния, вы ничего не найдете, мой господин, – ответила ведьма.

– Почему не найду? – раздраженно воскликнул Ронан.

– Потому что его там нет, как нет и на западной равнине, – настойчиво повторила Шилта.

– Да кто ты такая? Девка с улицы. Строишь из себя специалиста. Думаешь, знаешь геологию лучше моего человека? Я должен поверить тебе и перестать искать здесь Ливитий? – разозлился Ронан.

– Вы мне ничего не должны, так же, как и я вам, мой господин. С тех пор как ваша жизнь вне опасности, мы квиты, – спокойно ответила Шилта и встала на ноги.

Ронан схватил девушку за руку и сквозь зубы процедил.

– Ты уйдешь только тогда, когда я позволю.

Шилта улыбнулась и мягко ответила:

– Вы до сих пор верите, что можете контролировать меня, мой господин?

Никогда прежде Ронану не приходилось терпеть такую дерзость от купленной девицы. Он выхватил из-под подушки кинжал и приставил к животу гостьи.

– Одно движение руки, и ты больше никуда отсюда не уйдешь, – прорычал мужчина.

– А через неделю от эпидемии погибнет половина вашего лагеря, – спокойно ответила Шилта.

– Ты думаешь, я поверю, что ты действительно ведьма, насылающая болезни, – усмехнулся Ронан.

– Помимо восточных шахт, мэр скрыл от вас то, что младенцы, умершие недавно, были покрыты фиолетовой сыпью. А девушки, родившие их, уже несколько дней лежат дома с высокой температурой и кожей покрытой теми же пятнами, – тихо проговорила девушка.

– Фиолетовые пятна, – задумчиво повторил Ронан, – Так это же лихорадка Вилта!

Шилта кивнула.

– Но откуда здесь лихорадка Вилта. Последняя вспышка была в сотне километрах отсюда, – испуганно сказал мужчина.

– Дешевая шерсть, мой господин, принесла ее в Тартор. Мэр купил у перекупщиков очень дешевую шерсть, не особо озадачившись, почему цена настолько ничтожна. А перекупщики умолчали о том, что это овцы с зараженных территорий.

Ронан снова замолчал и снова принялся метаться по шатру.

– Значит, ты утверждаешь, что скоро вспыхнет эпидемия? – хмуро уточнил мужчина после молчания.

– Она уже в лагере, проверьте солдат, – сказала девушка.

Ронан поднял на гостью встревоженный взгляд.

– Все, кто проходил через город, заражены, – заявила Шилта.

Ронан простонал и, схватившись за голову, сел на кровать.

– Если ты права и Ливития нет, мы все погибнем напрасно, – прошептал он.

– Даже если бы он был, мертвому плантации ни к чему, мой господин, – ответила гостья.

Ронан сидел, погрузившись в тяжелые думы, как вдруг его осенило.

– А почему ты до сих пор не сбежала из этого зараженного места? – спросил он девушку.

Шилта лукаво улыбнулась.

– Ведьме болезни не страшны, мой господин.

– Хватит рассказывать сказки о колдовстве, у тебя просто есть лекарство, не так ли? – раздраженно проговорил Ронан.

– Возможно, – уклончиво ответила девушка.

– Его хватит, чтобы вылечить моих людей? – по-деловому спросил мужчина.

– Возможно.

– Что ты хочешь за спасение моих людей от эпидемии? – прямо спросил Ронан.

– Дайте мне один день на размышление, мой господин. К тому же, вы наверняка захотите проверить все, о чем я рассказала вам сегодня, – ответила девушка.

Шилта аккуратно освободила запястье от цепкой хватки Ронана и направилась к выходу.

– Обещай, что вернешься завтра, – приказным тоном сказал мужчина.

Девушка, не оборачиваясь, кивнула и вышла на улицу.

Ронан вскочил на ноги и выбежал следом, но девушка уже скрылась.

– Вот ведь ведьма, – ругнулся мужчина и сплюнул на землю.

Весь следующий день Ронан колесил по Тартору. Первым он навестил мэра. После пары ударов по ребрам глава города все-таки признался, что на востоке от города есть шахты, где бывшему старателю удалось добыть только Визавий. Несмотря на то, что Ронан был в бешенстве, мстить обманщику было некогда. Мэр отделался легким сотрясением мозга и парой выбитых зубов. От полученных травм глава Тартора сделался совсем откровенным и любезно предоставил адрес женщин, которые недавно потеряли младенцев.

– Неужели ты пойдешь к ним? – встревожено спросил Марк, покидая кабинет мэра.

– Да, я должен убедиться лично, – твердо ответил Ронан.

– Но если Шилта права, ты можешь заразиться, – беспокоился брат.

– Если ведьма права, мы все уже заражены. Через неделю здесь начнется настоящий ад. Из фиолетовых пятен появятся язвы, которые будут увеличиваться в размере, и вскоре кожа начнет сходить с зараженных слоями. Никто не выживет, – мрачно проговорил Ронан.

– Откуда ты все это знаешь? – удивился Марк.

– Эта болезнь впервые разразилась в местечке на юге нижнего мира. Это был процветающий городок по добыче Ливития, под названием Вилт. Отсюда и название – лихорадка Вилта. За две недели эпидемия убила все население города, и шахты остались заброшенными. Весть о смертоносной болезни настолько напугала людей, что шахты заброшены до сих пор. В самом начале своего пути эту историю поведал мне один старик, и я загорелся желанием вернуться в Вилт и добывать Ливитий там. С этой идеей я отправился к ученым, чтобы нанять какого-нибудь геолога. Но, к моему сожалению, все отказывались помочь, один из ученых и вовсе показал записи, сделанные оборудованием верхнего мира. Я своими глазами увидел, как горят дома, и кричат люди. Мужчин и женщин с огромными язвами на коже. Слезы, страдания и отчаяние заболевших людей. Поверь, это было страшное зрелище. В итоге я оставил идею возобновить работу шахт Вилта, – поведал Ронан.

Марк был под впечатлением от услышанного. В голове молодого человека зародились яркие образы страданий людей.

– Но если у ведьмы есть достаточное количество лекарства от лихорадки, мечта о Вилте приобретает более реальные черты, – задумчиво проговорил Ронан.

Когда мужчины добрались до дома одной из зараженных семей, дверь долго не открывали. Мужчина уже хотел выломать дверь, как внутри послышался шум и хриплый голос спросил: «Что вам надо?»

– Поговорить, – ответил Ронан.

– Уходите, – устало сказал хозяин.

Ронан размахнулся и со всей силы ударил в дверь ногой. Полимерная перегородка хрустнула и распахнулась. Внутри дома послышался крик. Ронан видел спину убегающего по лестнице мужчины.

– Стоять, – приказал мужчина, но хозяин дома не послушал.

На втором этаже раздался женский плач.

– Останься снаружи, – попросил Марка Ронан и пошел вглубь дома.

Спустя несколько минут старший брат вернулся, прикрывая нос и рот чистой материей.

– Что там? – испуганно спросил юноша.

– Смерть, – хмуро ответил мужчина и, закрыв за собой дверь, пошел прочь от зараженного жилища.

– У них сыпь? – расспрашивал молодой человек.

– Нет, они уже на последней стадии. Еще пару дней и оба умрут, – угрюмо ответил Ронан.

– Значит, Шилта не обманула?

– Выходит, что так, – задумчиво ответил старший брат.

– И как ты собираешься ее уговорить помогать нам? – спросил Марк.

– У всех есть своя цена, и сегодня ночью она назовет свою, – деловым тоном ответил Ронан.

Весь оставшийся день Ронан провел с геологом, исследуя восточные шахты.

– Чистейший Визавий, – восхищенно проговорил геолог, разглядывая большой кусок красного минерала, – В некоторых образцах я нашел включения Силестия, это еще один спутник. Если здесь нет залежей Ливития, я съем свои ботинки.

Ронан слушал геолога и хмурился. Он не знал, кому верить.

– Ну что сказал геолог? – расспрашивал брата Марк, когда тот вернулся в лагерь.

– Уверяет, что Ливитий там есть, просто залегает чуть глубже. Говорит, встречал такое в своей практике, – устало ответил Ронан.

Оба замолчали и задумались.

– Скриптова ведьма! – взорвался Ронан, – Свалилась на мою голову. Теперь все из-за нее кувырком.

– Может, ты зря на нее так злишься. Мне кажется, она пытается помочь, – заступился за девушку Марк.

День близился к концу. В лагере был объявлен отбой.

Ронан спать не торопился. Он готовился к разговору с Шилтой и прикидывал, сколько сможет платить ей за помощь.

Когда наступила полночь, Ронан услышал шуршание плотного занавеса входа в шатер. Мужчина встал с кровати и обернулся. На пороге стояла Шилта.

– Доброй ночи, мой господин, – поприветствовала девушка.

Ронан кивнул и жестом пригласил девушку присесть. Гостья прошла к очагу и села рядом. Некоторое время оба молчали. Гостья грела над топкой ладони, а Ронан, присев на кровать, задумчиво наблюдал за девушкой.

– Я проверил все, о чем ты говорила вчера, – начал говорить Ронан.

Шилта посмотрела на мужчину и кивнула.

– Все оказалось правдой, кроме одного. Ливитий в восточных шахтах все-таки есть.

Гостья хотела что-то возразить, но мужчина прервал ее жестом.

– Но сейчас не об этом, – продолжил он, – Ты говорила, что можешь вылечить моих людей от лихорадки Вилта.

Девушка утвердительно кивнула.

– Что ты за это хочешь? – прямо спросил Ронан.

– Защиту, – ответила гостья.

– Защиту? – удивленно переспросил мужчина, – От кого?

– От всего, – спокойно ответила девушка.

Ронан начал раздражаться. Недосказанность и странная манера общения гостьи выводили его из себя.

– Ты можешь перестать корчить из себя ведьму и говорить яснее? – недовольно проговорил он, – Что именно я должен делать, чтобы обеспечить тебе защиту?

Шилта выдержала небольшую паузу и начала объяснять:

– Нельзя, чтобы посторонние видели мое лицо. Я буду носить маску.

– Хорошо, что еще? – одобрительно кивнув, сказал Ронан.

– Никто, даже господин, не должен рыться в моих вещах, – продолжала девушка.

– Как скажешь, – небрежно ответил мужчина.

– Я должна ночевать в одном шатре с господином, но он при этом не должен на меня посягать, – завершила перечисление Шилта.

От неожиданности и возмутительности последнего заявления Ронан закашлялся.

– Так не пойдет. По поводу посягательств можешь не переживать, а вот про мой шатер и думать забудь, – возмущенно запротестовал мужчина, – И с чего вдруг тебе вздумалось соседствовать со мной?

– Ваш шатер самое охраняемое место в лагере. Никто не рискнет напасть на Ронана в открытую. Здесь самое безопасное место, мой господин, – объяснила гостья.

Мужчина замолчал и задумался. В рассуждениях Шилты был здравый смысл.

– Так, хорошо, допустим, я удовлетворю все твои условия, сколько ты возьмешь за лечение моих людей? – перешел к самому важному Ронан.

– Я ничего не возьму, – ответила девушка.

Ронан удивленно посмотрел на девушку и переспросил:

– Ничего?

– Вы защищаете меня, я защищаю вас. Так будет справедливо, – серьезно ответила Шилта.

Некоторое время Ронан потрясенно смотрел на девушку. Ему казалось, что она шутит или снова издевается над ним. Но гостья выглядела спокойной и уверенной.

– Значит за то, что ты вылечишь всех моих людей, я должен жить с тобой в одном шатре и не запрещать тебе носить маску? – словно ребенку проговаривал пункты договора Ронан.

– И еще не прикасаться ко мне, – напомнила девушка.

– Ах, да, не прикасаться, – насмешливо сказал Ронан.

Девушка кивнула.

Ронан с трудом сдержал смех. При всей напускной серьезности, требования этой странной девушки были, мягко говоря, сумасбродными. Как можно такому человеку доверить жизнь подчиненных Ронан не понимал, но выбора не было.

– Хорошо, допустим, ты вылечишь моих людей от лихорадки. После этого они могут снова заразиться ею? – осторожно спросил Ронан.

– Для того чтобы они смогли работать в шахтах Вилта, потребуется недельное лечение и тщательный отбор работников, – заявила Шилта.

Ронан вскочил с кровати. Он был так потрясен проницательностью ведьмы, что с трудом сдержал эмоции.

– Да откуда ты все знаешь?! – вырвалось у мужчины.

Шилта улыбнулась, но ничего не ответила.

– Что ты хочешь за подготовку и отбор работников для Вилта? – взяв себя в руки, спросил Ронан.

– Чтобы вы, мой господин, не искали в Тарторе то, чего нет, – ответила девушка.

– Что? – раздраженно переспросил Ронан.

– Здесь нет Ливития, мой господин, – четко проговаривая каждое слово, заявила Шилта.

– У меня обратные сведения, – недовольно ответил мужчина.

– Ваши сведения неверны, мой господин, – спокойно ответила гостья.

– Да, кто тебе сказал? – почти закричал на девушку Ронан.

Девушка разочарованно вздохнула и встала на ноги.

– Я подготовлю ваших людей, на это уйдет семь дней. Затем мы отправляемся в Вилт. Это мое условие, – строго сказала девушка.

– Сначала условием было проживание в моем шатре, теперь диктуешь мне, что делать, вести дела с сумасбродной бабой это безумие! – взорвался Ронан.

– Безумие искать Ливитий там, где смог образоваться Селестий, – спокойно ответила Шилта.

– Я запутался, ты ведьма или геолог? – насмешливо ответил Ронан.

Гостья бросила на Ронана гневный взгляд и пошла к выходу. Тот схватил девушку за предплечье и сказал:

– Наш разговор еще не окончен!

– Мне больше добавить нечего, мой господин, – неприязненно ответила девушка.

– Зато мне есть, что добавить. Если ты не будешь работать на моих условиях, завтра же я расскажу всем горожанам, что ты принесла эпидемию в Тартор. После этого даже те, кто укрывает тебя, не захотят иметь с тобой ничего общего. А как только ты окажешься на улице, толпа разорвет тебя в клочья, – сквозь зубы процедил Ронан.

Шилта рывком освободила руку и сказала:

– Хотите отдать на растерзание толпе, отдавайте. Посмотрим, кто из нас умрет первым, вы от лихорадки или я от рук горожан. Напомню только, что вашим людям и охране мэра еще ни разу не удалось выследить меня. Откуда такая уверенность, что удастся в будущем? Мне жаль, что я потратила впустую столько времени. Передавайте привет вашему геологу и объясните, что Селестий образуется при температурах, которые испаряют Ливитий, поэтому в радиусе двадцати километров от восточных шахт Ливития нет и быть не может, – гордо заявила Шилта и вышла на улицу.

Ронан был так потрясен услышанным, что не сразу опомнился, а когда выбежал из шатра, девушки уже нигде не было видно.

Глава 4

После ухода Шилты прошло два дня. Все это время люди Ронана вели безнадежные поиски девушки.

– Как ей это удается? – возмутился Ронан.

– Она говорила, что превращается в ветер, – ответил Марк.

– И ты ей веришь? – насмешливо спросил старший брат.

– Не знаю, но, согласись, что-то сверхъестественное в этой девушке есть, – отозвался юноша.

– Сверхъестественного в ней полно, начиная от наглости и заканчивая глупостью, – раздраженно заявил Ронан.

Марк устало вздохнул. Он не понимал, почему брат так взъелся на Шилту, и уже устал спорить с ним по этому поводу. В шатер вошла встревоженная Лурда.

– Что случилось? – строго спросил руководитель.

– Сыпь нашли еще у двух солдат, – сообщила она.

– Отселяйте в шатер с остальными заразившимися, – приказал Ронан.

Лурда кивнула и поспешно удалилась.

Ронан сел и устало потер руками лицо.

– Все это бесполезно, правда? – спросил Марк, – Мы ведь уже все заражены.

– У людей должна оставаться надежда, – ответил Ронан, – Нужно создать иллюзию, что мы боремся.

– Может, лучше сказать правду, – предложил юноша.

– От правды никому легче не будет. Начнется паника, а нам, наоборот, необходимо всеми силами поддерживать дисциплину и порядок в лагере.

Мужчины некоторое время молчали, затем Марк вздохнул и сказал:

– Жаль, что нам так и не удалось ее найти.

– Больше на это тратить время нельзя, завтра утром снимаем лагерь и уходим, как можно дальше от зараженного города, – сказал Ронан и, хлопнув себя по коленям, встал.

На следующий день лагерь старателей свернул свои шатры и тронулся в путь. Ронан увел своих людей на север, туда, где на сотню километров не было жилых объектов. Старатели шли до тех пор, пока болезнь не начала лишать людей сил. Отойдя от Тартора на полсотни километров, Ронан остановился.

– Люди совершенно обессилели, – доложил Марк, – Даже лагерь ставить некому. Фиолетовой сыпью покрыты почти все. У многих жар.

– Первым надо поставить большой шатер и туда разместить лежачих, – инструктировал Ронан, – Те, кто еще в состоянии помогать, пусть ставят женский шатер и еще три больших шатра…

– Что это у тебя на запястье брат? – испуганно спросил Марк.

– Ничего, – ответил Ронан и одернул рукав.

Младший брат подошел и, схватив руководителя за запястье, задрал ткань до локтя. Вся рука Ронана была покрыта фиолетовыми пятнами, которые уже начали набухать, перерождаясь в язвы.

– Почему ты не сказал мне? – горестно проговорил Марк.

– А что бы это изменило? – ответил вопросом на вопрос Ронан.

– Тебе нужен уход… – начал причитать молодой человек.

– Мне нужно ставить лагерь и руководить людьми, которые доверили мне свои жизни. Нет времени раскисать, – перебил предводитель.

– Ты никогда не щадил себя. Всю жизнь был мне братом, отцом и матерью. Не помню тебя отдыхающим или веселящимся на празднике. Только благодаря твоему упорному труду мы смогли запустить плантацию. И что теперь? – дрожащим голосом проговорил Марк.

– Если нам суждено умереть от мерзкой болезни, так тому и быть. Но я предпочитаю не слезы ронять от избытка жалости к себе, а с достоинством встретить свой конец. Пока могу стоять на ногах, буду руководить лагерем, а как слягу окончательно, принимай командование, – строго ответил Ронан.

У Марка в глазах стояли слезы. Он смотрел на старшего брата, и сердце его наполнялось еще большим уважением и невероятной болью. Молодой человек был единственным человеком в лагере, у которого пока не проступила сыпь. Но Марк не тешил себя надеждами и знал, что это лишь вопрос времени.

Из последних сил старатели поставили лагерь и разожгли в шатрах очаги. Те, кто мог ходить, кормили и поили тяжело болеющих коллег. Ронан до последнего сопротивлялся болезни. Собственным примером он показывал, как нужно встречать смерть, и, не щадя себя, заботиться о боевых товарищах. Истекая потом от жара и с трудом передвигая ноги, он помогал готовить еду и топить снег, чтобы обеспечить болеющих питьем. Марк все это время был рядом и помогал брату. Однажды вечером Ронан, неся мешок с Брутом на кухню, упал на землю и потерял сознание. Марк издалека увидел это и побежал на помощь. Сколько ни старался младший брат поднять старшего, ничего не выходило. Несмотря на то, что юноша был выше брата, он всегда отличался худым телосложением и слабой мускулатурой. А поднять могучего Ронана мог мужчина телосложением, не уступающим ему. В итоге Марку пришлось волочить брата по обледеневшей земле до шатра. Утерев рукавом пот со лба, юноша хотел начать затаскивать брата на кровать и засучил рукава. И тут его взору предстала ужасающая картина. На молодой бледной коже проступили бледно-фиолетовые пятна, пока еще маленьких размеров.

– Ну, вот и конец, – потрясенно выдохнул Марк и сел на кровать.

Он заболел самым последним, а значит, и умрет в одиночестве, пережив страдания всех тех, с кем служил, работал и кого любил. Из глаз покатились слезы. Не такой сложной и короткой представлял он свою жизнь.

– Шилта, – услышал он хриплый голос своего брата.

Ронан бредил и разговаривал.

Марк взял себя в руки, встал с кровати и рывком затащил Ронана на кровать. С этого дня он почти не отходил от кровати брата. Три раза в день молодой человек разносил по шатрам воду и поил тех, кто был еще в сознании, затем возвращался к Ронану и плакал.

Вскоре его самого начал бить озноб, и он просто упал на пол рядом с кроватью брата. Погрузившись в полубредовые сновидения, Марк иногда видел знакомые голубые глаза, красиво очерченные темными выразительными бровями. В такие моменты на лице молодого человека проступала улыбка. Для него Шилта была самым красивым созданием на свете. К сожалению, приятные видения быстро сменялись мучительными кошмарами. Из-за сильного жара и отсутствия жидкости, молодому человеку часто снилось, что его жарят на огромной сковороде, или варят в котле с мелко нарезанными овощами. В такие моменты он кричал сквозь сон.

В один из дней жар стал настолько нестерпим, что юноше показалось, будто его голым положили на горящий Брут, а он не может пошевелиться. Боль была настолько реальной, что он кричал и извивался, а после погрузился в полную темноту и бесчувствие.

Глава 5

Ронан открыл глаза и прохрипел:

– Воды.

Марк, дремавший сидя у его кровати, встрепенулся и радостно воскликнул.

– Ты очнулся!

Дрожащими руками юноша подал брату стакан воды и улыбнулся.

– Мы умерли? – отпив глоток, недоверчиво спросил Ронан.

– Нет, – сияя от счастья, ответил Марк, – И никто не умер.

– Почему? – удивился руководитель и попытался привстать.

Тело мужчины было тяжелым и совершенно не слушалось.

– Она вернулась и всех спасла, – восторженно сообщил юноша.

– Кто вернулся? – непонимающе спросил старший брат.

– Шилта, – пояснил Марк.

– Шилта! – удивленно повторил Ронан.

Младший брат кивнул.

– Но как? Когда? – возбужденно расспрашивал мужчина.

– Я не знаю. Помню только, что лежал без чувств и мучился от лихорадки. Потом стало совсем плохо, и я словно умер. Все погасло и стало черным. Не знаю, сколько так продолжалось, но вдруг, неожиданно, сквозь мрак услышал ее тихое пение. Постепенно стал приходить в себя и, открыв глаза, увидел девушку в маске, которая, напевая, протирала мне лицо прохладной водой. Сначала я подумал, что брежу. Но она заметила, что я очнулся и, расстегнув маску, улыбнулась. Знаешь, мне никогда не снились запахи, а тут я чувствовал ее аромат. Такой сладковатый и невероятно приятный. Тогда я понял, что пришел в себя и больше не брежу, – поделился Марк.

– А остальные, неужели никто не умер? – поразился Ронан.

– Я был первым, кто пришел в себя. После этого работа закипела. Она велела положить тех, у кого сыпь перешла в язвы, отдельно. И, едва окрепнув, я таскал самых зараженных в отдельный шатер. Шилта тем временем приводила в чувства и отпаивала тех, кто лежал без сознания, но был покрыт только пятнами. Всего за пару дней она поставила на ноги добрую половину лагеря. Сложнее всего дело обстояло с язвенниками. Их было около десяти человек. Состояние этих больных было очень плохим. Шилта на сутки заперлась с ними в одном шатре и запретила туда заходить. На следующий день оттуда вышли абсолютно здоровые люди. Это было настоящим чудом. Теперь весь лагерь боготворит нашу ведьму, – радостно сообщил юноша.

Ронан слушал и не верил своим ушам.

– А где она сейчас? – спросил мужчина.

– У меня в шатре. Спит. Она не спала трое суток, приводя людей в чувства, и очень устала, – объяснил Марк.

– Я должен ее увидеть, – возбужденно проговорил Ронан и попытался встать с кровати.

Тело все еще не слушалось своего хозяина и, сделав неуклюжее движение, Ронан упал с кровати на пол.

– Постой, ты еще слишком слаб. Тебе нужен покой…

– Мне нужно ее увидеть, – перебил старший брат.

Марк помог Ронану подняться и потащил к себе в шатер. Пока мужчины шли, к Ронану начал возвращаться контроль над телом. С каждым шагом он шел увереннее, но чувствовал, как отдышка и жажда быстро лишают его сил. Марк довел брата до своего шатра и пропустил вперед. Ронан вошел внутрь и застыл на пороге. Он с замирание сердца смотрел на девушку с пшеничной косой, которая, укутавшись шерстяным одеялом, тихо спала в кровати Марка. Немного постояв у входа, Ронан подошел к кровати и присел рядом.

– Она предупредила, что ты очнешься последним. Я очень переживал, но она точно знала, что ты придешь в себя, – шепотом проговорил Марк, – Два часа назад пришла за мной на кухню и говорит – «Иди, он скоро проснется». Ты не представляешь, как я был счастлив слышать эти слова. Прибежал к тебе в шатер, а ты лежишь и все зовешь ее сквозь сон: «Шилта, Шилта». Она пришла чуть позже, сообщила, что все закончилось, и попросила разрешения поспать в моем шатре.

Ронан смотрел на миниатюрную фигурку юной девушки и не мог понять, как такое слабое создание могло спасти столько жизней.

На улице раздался шум. Кто-то позвал Марка. Юноша похлопал брата по плечу и ушел. Ронан остался наедине со спящей спасительницей. Постепенно слабость взяла верх над Ронаном, и он заснул на полу рядом с кроватью Марка. Засыпая, больше всего на свете он боялся, что, проснувшись, не увидит Шилту. Прежде, чем погрузиться в забытье, мужчина сжал в ладони уголок шерстяного одеяла, которым укрывалась девушка.

– Мой господин, – пробудил Ронана знакомый голос.

Мужчина открыл глаза и увидел, что рядом с ним на полу сидит Шилта.

– Как вы себя чувствуете? – спросила девушка.

– Ужасно виноватым, – сонно прохрипел мужчина.

– Почему? – удивленно спросила Шилта.

– Потому, что был непозволительно горд, чудовищно глуп и незаслуженно груб с тобой, – приподнимаясь, ответил Ронан.

Шилта посмотрела на мужчину и обворожительно улыбнулась. От этого глаза ее сделались хитрыми, а на розовых щеках появились красивые ямочки. Именно тогда Ронан в полной мере осознал, насколько Шилта женственная и красивая женщина.

– Я готов выполнить любые твои условия, только не уходи.

– Условия не изменились, мой господин, – мягко ответила девушка.

– Тогда по рукам, – сказал Ронан и протянул спасительнице руку.

Та улыбнулась и пожала мощную ладонь своего господина.

С этого дня жизнь в лагере закипела. Шилта приготовила раствор, которым велела опрыскать все шатры, одежду, людей и все, с чем соприкасалась зараза.

– Это нужно, чтобы убить болезнь, которая осела на ткани и оружии, – объяснила девушка.

Ронан, как все члены лагеря, слушались молодую ведьму беспрекословно. Помимо обеззараживания, девушка участвовала в приготовлении пищи. Для того, чтобы люди быстрее восстановились после болезни, нужно было готовить питательную еду.

– Всего за неделю она израсходовала наши месячные запасы, – жаловался Ронану главный снабженец.

– Ничего страшного, вызывай беспилотник, пусть везет с плантации новый провиант, – отмахнулся руководитель.

С того момента, как Шилта спасла весь лагерь, мужчина всецело ей доверял, хотя, вступая с девушкой в диалог, частенько раздражался.

– Почему ты так резок с ней? – недоумевал Марк.

– Меня сводит с ума ее манера разговаривать. Эта ее напускная загадочность и скользкий стиль общения убивают. Неужели сложно вести диалог проще, говорить яснее и перестать строить из себя всевидящее око, – возмущался Ронан.

Марк пожал плечами, но ничего не ответил. В отличие от своего брата, Марк восхищался абсолютно всем в Шилте. Начиная от тонкой недосказанности, заканчивая проницательностью и умом.

– Сколько тебе лет? – спросил однажды девушку Марк.

– Двадцать пять, – ответила Шилта.

– Двадцать пять! – пораженно воскликнул молодой человек, – Ты шутишь?

– Что удивляет вас, господин?

– Девушки из нижнего мира в таком возрасте выглядят гораздо старше, – пояснил Марк.

– Я не девушка, я Шилта, – с лукавой улыбкой ответил ведьма.

Время шло. Обработка лагеря подошла к концу. Старатели окрепли после болезни и были готовы к дальнему путешествию. Ронан собрал руководителей своих подразделений и, разложив бумажные карты, обсуждал с ними маршрут. Шилте было позволено присутствовать на собрании, но Ронан запретил вмешиваться в разговор. Девушка стояла в стороне и, молча, слушала дискуссию мужчин.

– Это самоубийство идти через Острые скалы. Там дорога узкая, придется вытянуться в шеренгу. Мы будем уязвимы, – спорил начальник солдат.

– Лерой прав, я слышал, там промышляют горцы. Мало кто проходил через Острые скалы без потерь, – вмешался руководитель шахтеров.

– А какой у нас выбор? – спросил Ронан.

– Пойдем в обход, – предложил Лерой.

– Это лишний месяц пути! – возмутился мужчина, – За этот месяц мы съедим больше, чем у нас украдут горцы.

– Разумно, – поддержал Ронана снабженец.

– Помимо груза, могут пострадать люди, – продолжал упорствовать Лерой.

– Ты у нас по обороне, вот и обеспечь безопасность, – ответил Ронан.

– Так я и говорю, как безопаснее.

– Зачем мне кормить такую армию, если она с кучкой грабителей справится не в состоянии? – прикрикнул на солдата Ронан.

Все притихли.

– Итак, решено, срезаем через Острые скалы. Для дальнейшего пути есть два варианта. Они почти равноценны. Посмотрите вот сюда. Две дороги, но одна немного уводит на северо-запад в земли Зорта, – начал рассказывать предводитель.

– Зорта, – радостно перебил Марк, – Давай зайдем к нему.

– Я и сам рад повидать старину Зорта, но для того, чтобы наведаться к нему в замок, нужно сделать крюк. Мы потеряем несколько дней…

– Нам придется зайти к Зорту, – вмешался руководитель шахтеров.

– Почему? – удивился Ронан.

– Он торгует коронками, а у нас буры почти лысые, – пояснил мужчина.

– В таком случае, идем через земли Зорта, – довольным голосом проговорил предводитель.

Мужчины долго обсуждали маршрут и, когда, наконец, закончили, Ронан сказал:

– Ну что же, всего через какие-то четыре месяца мы все будем в Вилте.

– Не все, мой господин, – заговорила Шилта.

Девушка так тихо вела себя все совещание, что присутствующие о ней совсем забыли.

– Почему? – удивленно спросил Ронан.

– Вот имена людей, которые в Вилт не пойдут.

С этими словами девушка протянула Ронану листок. Мужчина принял записку и пробежал глазами по надписям.

– Кто это написал? – пораженно спросил он.

– Я, мой господин, – ответила девушка.

Мужчины начали переглядываться и шептаться.

– Кто научил тебя писать? – строго спросил Ронан.

– Один умный человек, – гордо ответила девушка.

– В том, что он умный, я сильно сомневаюсь, – ехидно проговорил предводитель.

– Почему? – обиженно поинтересовалась Шилта.

– Только глупец будет учить девушку грамоте, – насмешливо ответил мужчина.

Все, кроме Марка, засмеялись.

Эти слова очень задели девушку. Она опустила глаза и хотела уйти.

– Так почему они не пойдут? – спросил уязвленную ведьму Ронан.

– Потому что не смогут сопротивляться болезни. Их организм не смог выработать устойчивость к заразе, мой господин, – сказала девушка и вышла.

Никто не стал комментировать заявление Шилты. Вместо этого мужчины обсудили несколько организационных моментов и разошлись.

Вечером, когда Ронан вернулся в свой шатер, Шилта уже спала. Девушка, как всегда, укуталась в свой толстый шерстяной плащ и уснула лицом к очагу. Дрожащий свет пламени играл на ее красивом лице, а тень от длинных густых ресниц двигалась, создавая впечатление, что девушка слегка моргает.

Ронан устало опустился на лежанку и залюбовался. Он опасался женщин, но был далеко не таким бесчувственным, каким казался. Красота Шилты вызывала в нем эстетическое удовольствие. Часто, перед сном, он подолгу любовался правильными чертами ее лица. Изяществом рук и, если повезет, нежными изгибами шеи.

Неожиданно Шилта открыла глаза и столкнулась с мужчиной взглядом. Ронан не смутился, а, наоборот, более пристально посмотрел на девушку. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, а затем девушка демонстративно повернулась к нему спиной.

– Ты злишься на меня? – спросил Ронан.

– Злиться на своего господина, такая же глупость, как учить девушку грамоте. Мой господин так же безупречен, как любая особь женского пола – глупа, – не поворачиваясь, ответила Шилта.

Ронан не выдержал и рассмеялся.

– Такая гордая и обидчивая, – сквозь смех проговорил мужчина, – Хорошо, что ты ведьма. А то с таким характером испортила бы жизнь какому-нибудь мужчине.

– Всегда рада поднять своему господину настроение, – ехидно ответила Шилта и сделала вид, что уснула.

Спустя два дня лагерь старателей пустился в путь. По установившемуся порядку Ронан с частью солдат возглавлял шествие. Дальше шли шахтеры и специальные телеги с оборудованием и припасами. Далее на специальном крытом обозе везли женщин, их охраняли с особой тщательностью, окружив со всех сторон. Накануне ночью выпало много снега, поэтому старт был легким. Весь колесный транспорт был трансформирован в сани и легко скользил по заснеженным дорогам. Старатели шли молча, изредка переговариваясь друг c другом. Только в самом начале шествия слышался шум голосов.

– Я велел тебе ехать с остальными женщинами, – ругался на Шилту Ронан.

– Там небезопасно, мой господин, – отвечала девушка.

– Посмотри на телегу, со всех сторон ее охраняют мои солдаты, во всей шеренге нет места безопаснее, – возмущался предводитель.

– Вы обещали защищать меня, мой господин, – настаивала Шилта, – самое безопасное место здесь.

– Позволь ей, брат, – вступился Марк.

– Она не выдержит дороги. Идти придется долго, не каждый солдат выдержит. Я предлагал ей теплую крытую телегу. Сиди себе и кудахтай с другими курицами. Зачем всех задерживать… – на ходу возмущался мужчина.

– Я не буду задерживать, мой господин, – перебила Шилта.

Марк бросил на брата умоляющий взгляд. Ронан устало вздохнул и уступил.

– Посмотрим, насколько тебя хватит.

Опасения Ронана подтвердились, девушки действительно хватило ненадолго. Уже через пятнадцать километров пути по скользкой каменистой дороге девушка начала поскальзываться, спотыкаться. Марк шел рядом и часто подхватывал девушку под руки, но случалось, что не успевал, и тогда окружающие начинали громко высмеивать Шилту.

– Ты, наверное, просто ходить не привыкла, летать в образе ветра гораздо легче, чем месить снег на бездорожье, – насмешливо проговорил Ронан, когда, поскользнувшись, девушка в очередной раз рухнула в сугроб.

Солдаты расхохотались. Не смеялся один лишь Марк. Он помог девушке подняться и заботливо отряхнул от снега.

Стиснув зубы от досады, Шилта хотела продолжить путь, но, не сделав и двух шагов, снова упала. Ноги гудели от усталости. Большие пальцы ног по ощущениям превратились в ледышки. Марк снова нагнулся, чтобы поднять девушку, но Ронан отстранил его и нагнулся к Шилте сам. Все затихли и наблюдали за происходящим. Мощными руками он с легкостью поднял девушку и, перекинув через правое плечо, понес к обозу, где спокойно ехали остальные девушки.

– Ты достаточно нас повеселила, а теперь, чтобы все не умерли со смеху, садись в телегу, – раздраженно сказал он, неся Шилту к обозу.

Подойдя, мужчина отогнул край занавески и швырнул девушку внутрь, как мешок с крупой.

От неожиданности девушки, ехавшие в телеге, переполошились, а некоторые закричали.

С этого дня Шилта ехала в телеге и не изъявляла желания идти наравне с мужчинами.

Несмотря на то, что у Ронана был конь, в походе его использовали наряду с велосипедами. Жеребца запрягали в телегу с провиантом, поэтому Ронан шел пешком наравне со всеми и никогда не показывал усталости. Марк ничуть не уступал брату в выносливости. Он был худым, но жилистым и легким. Долгие переходы давались ему легко. Помимо того, что юноша шел пешком, он часто менял велосипедистов, тащивших обоз и телеги.

Во время длительных путешествий организация лагеря в ночное время менялась. Ронан не использовал многочисленные шатры. Вместо этого разворачивали один общий купол, механизм установки которого напоминал технологию раскрытия зонта. Конструкция этого шатра весила много, но быстрота и простота установки компенсировала неудобство транспортировки. Купол получался настолько большим, что вмещал все мужское население лагеря. Внутри размещалось около пяти модульных печек, так называемых очагов. Благодаря большому количеству людей и отопительным приспособлениям, люди спали в тепле и безветрии. Женщин Ронан селил в женском шатре, который неизменно собирался вечером и разбирался перед самым отъездом. Он был небольшой, поэтому особых сложностей это не вызывало. После того, как основной лагерь был поставлен, Ронан собственноручно собирал свой маленький шатер, в котором обычно спал он и его брат. Теперь их мужскую компанию разбавила Шилта. Девушка ложилась на полу между младшим и старшим братом, стараясь устроиться поближе к очагу.

Поначалу присутствие девушки смущало братьев. Марк долго ворочался и не мог заснуть, отчего по утрам был вялым и не таким расторопным, как обычно. Ронан же, стараясь не отвлекаться, вынужден был отворачиваться и спать к Шилте и очагу спиной, отчего по утрам на короткой бороде и усах мужчины появлялся иней. Казалось, вынужденное соседство не беспокоит только гостью. Она ложилась спать раньше мужчин и просыпалась позже, бодрая и отдохнувшая. В итоге Марк и Ронан, каждый по своему, приспособились к этой щекотливой ситуации. Ронан делал вид, что присутствие молодой красивой девушки в покоях совершенно его не трогает. А Марк, сквозь полуприкрытые глаза, долго любовался тихо спящей девушкой, чья шелковистая коса мерцала, отражая отблески пламени очага.

Но сколько ни привыкали мужчины к новому соседству, с каждым днем общаться с девушкой было все сложнее. Постоянное присутствие женщины в жизни братьев было новым и не простым испытанием. Шилта была не только красива, но и невероятно притягательна. Тайна, которой была окружена эта девушка, сводила с ума Ронана и покоряла Марка. И если Ронан не отдавал себе отчета, почему эта голубоглазая ведьма так сильно раздражает его, то Марк давно разобрался в своих чувствах.

В связи с этим, отношение с Шилтой у братьев складывались по-разному. Ронан старался избегать Шилту. Он мало разговаривал с ней, а если и случалось заговорить, грубил или злобно подшучивал, стараясь таким образом продемонстрировать свое безразличие. Мужчина то и дело ставил девушку на место, намекая на то, что она совершенно обычная и стоила ему всего пять кило крупы. Несмотря на внутренний протест и ярое сопротивление собственной природе, Ронан часто незаметно наблюдал за девушкой и все время старался держать ее в поле зрения, объясняя себе это тем, что боится нового побега Шилты.

Марк же вел себя совершенно противоположным образом. Он был приветлив, ласков и очень заботлив. Лишенный внутренних барьеров и страхов, молодой человек, со свойственной ему добротой и нежностью, общался с девушкой. Его тянуло к девушке не меньше, чем старшего брата, но, в отличие от последнего, он не боролся с этим желанием. Каждую свободную минуту он старался проводить рядом с Шилтой. Чтобы быть полезной, девушка много времени проводила на кухне, помогая готовить, поэтому Марк всегда знал, где ее можно найти.

– Увлекся кулинарией? – подсмеивались над ним другие девушки.

Но Марк игнорировал их глупую болтовню и помогал резать, носить воду, выливать помои, лишь бы быть рядом с Шилтой.

Вскоре на его поведение обратили внимание все. Пошли слухи. Жители лагеря начали сплетничать о новом увлечении Марка. Обрывки этих сплетен доходили и до Ронана. Но не были для старшего брата новостью. Мужчина сам видел, насколько младший брат увлечен девушкой, и это задевало его. Не желая смотреть правде в глаза, свою неприязнь к происходящему Ронан списывал на то, что Шилта намеренно играет чувствами юноши. Поэтому старался вразумить брата.

– Ты же помнишь, о чем я говорил тебе – женщины только мешают. Посмотри на себя, ты стал рассеянным. У тебя все валится из рук. Поверь, это только начало, – поучал Ронан Марка.

– Не понимаю о чем ты? – отпирался молодой человек.

– Весь лагерь шепчется о том, что ты от Шилты не отходишь. Таскаешься за ней по лагерю, словно привязанный, – высокомерно проговорил брат.

– Мне все равно, что говорят, – отмахнулся Марк.

– Я понимаю, у тебя такой возраст, хочется любви и прочих глупостей, но я думал, ты умнее. Если бы я в восемнадцать так таскался за девками, ничего не нажил бы, – раздраженно заявил Ронан.

– А какой смысл быть богатым и одиноким? У тебя три сотни гектаров плантаций, но разве это принесло тебе счастья или хотя бы удовлетворения? Может счастье не в сытости и тепле? – начал спорить Марк.

– Да, счастье в мимолетном увлечении женщиной, которая старше тебя и слегка не в своем уме, – язвительно заявил Ронан.

– Она не сумасшедшая, – возмущенно ответил Марк, – И мое увлечение не мимолетное. И откуда тебе знать о силе чувств, ты же одеревенел в своей погоне за славой и богатством.

С этими словами Марк встал и вышел из шатра.

Подобный исход был практически у всех диалогов, касающихся отношений Шилты и Марка. Молодой человек был влюблен и ничего не хотел слышать.

Больше всего во всей сложившейся ситуации Ронана раздражала позиция девушки. Шилта делала вид, что ничего не происходит. На грубость и язвительные замечания предводителя девушка реагировала одинаково сдержанно, а на откровенные ухаживания Марка вежливо и приветливо. По ее поведению невозможно было понять, симпатизирует она кому-то из братьев или нет. Часто наблюдая за ней со стороны, Ронан видел, что с Марком она обращается так же спокойно и радушно, как со всеми. В итоге старший брат пришел к выводу, что девушка играет чувствами обоих, и еще больше укоренился во мнении, что поддаваться не стоит.

Глава 6

С начала путешествия прошел месяц. За все это время старатели не видели ничего кроме угрюмых скал со снежными шапками и обледеневшей дороги. Иногда им встречались типичные деревушки с маленькими серыми домами, которые словно желая согреться друг от друга, стояли плотной кучкой вокруг центральной площади, где велась торговля и зачитывались важные объявления.

Люди устали, и Ронан принял решение остановиться на несколько дней. Старатели поставили стационарный лагерь на равнине, окруженной скалами, и разошлись по своим шатрам. Поскольку планировалось простоять на месте не одну ночь, у каждого подразделения теперь был отдельный шатер. Главным событием этих дней была баня. Чтобы доставить мужчинам удовольствие, Ронан приказал изготовить самогон, заказав на плантации все ингредиенты. К банному дню с последующим застольем все готовились, как к празднику. Поговаривали, что на трапезе будет разрешено присутствовать даже женщинам. Отдавая должное щедрости руководителя, старатели помогали в организации мероприятия всем лагерем. Только Шилта с недоверием относилась к происходящему и старалась держаться в стороне.

– Почему ты не помогаешь остальным? – спросил как-то девушку Ронан, обратив внимание на ее безучастность.

– Прикажите, и буду, мой господин, – спокойно ответила девушка.

Как всегда уклончивый ответ ведьмы разозлил руководителя.

– Рук хватает, мне просто интересно, почему ты не участвуешь в процессе? Всегда такая участливая, а тут и рядом находиться не хочешь, – продолжил расспрашивать мужчина.

– Работа на благо вдохновляет, – задумчиво проговорила Шилта.

– А праздник, по-твоему, не на благо? – поинтересовался Ронан.

– Я этого не говорила, мой господин, – ответила девушка.

Чувствуя, что закипает, Ронан решил прервать беседу, так и не поняв, чем Шилте так не нравятся праздники.

Когда приготовления были закончены, наступил день праздника. Под бани было поставлено три шатра, из которых валил пар. Не жалея Брута, старатели нагревали пространство внутри шатров и ванны с водой. С самого утра к банным шатрам потянулись желающие помыться. Время пребывания в бане было не ограничено, но число людей пришлось контролировать. Всего в лагере Ронана было шестьдесят три человека с учетом женщин. К пяти часам вечера помыться успели все. Сам Ронан посетил баню последним. Лурда сделала мужчине массаж и помогла помыться. Пока руководитель отмокал в горячей ванне, женщина принесла ему чистую одежду и немного самогона. Оба подношения мужчина принял с благодарностью.

Когда предводитель явился на пир, празднование было в полном разгаре. Самогон лился рекой, а котелками с наваристой похлебкой и блюдами с вяленым мясом были заставлены все столы.

Ронану было отведено место во главе стола. Рядом должен был сидеть Марк. Мужчина сел на свое место и начал искать глазами Шилту.

– А где ведьма? – небрежно осведомился он у Марка.

– Вон там, – ответил молодой человек, указав на самый дальний угол стола.

Девушка в маске, нахмурив брови, сидела, опасливо поглядывая на пьяных мужчин.

– Она выглядит ужасно счастливой, – сыронизировал Ронан.

– Все люди разные, – пожав плечами, ответил юноша, – Ты же тоже не очень любишь пировать.

– Я-то понятно почему, дел по горло, но ей то что мешает? – кивнув в сторону девушки, недовольно спросил старший брат.

– А почему тебя это так беспокоит? – ответил вопросом на вопрос Марк.

Ронан бросил на юношу суровый взгляд и отвернулся.

За столом было шумно и тесно. Настроение людей было веселое и это заражало. Ронан налил себе большую кружку самогона и встал. Присутствующие моментально стихли.

– Я хочу поблагодарить вас и сказать, что этот праздник в вашу честь. Вместе мы прошли через многое. Было сложно, и временами казалось, до утра не дожить. Мой отец всегда говорил: «То, что не убивает тебя, сынок, делает сильнее». И я убеждаюсь в этом каждый день, глядя на вас. Каждый день жизни в этом суровом мире делает нас настоящими мужчинами, сильными людьми и выносливыми старателями. Не хочу пугать, но вы знаете сами, путь до Вилта неблизкий. Этот месяц был тяжелым, но впереди еще три таких же. Думать об этом страшно, поэтому лучше думать о том, что нас ждет в итоге. А ждут нас залежи ливития, благодаря которому, мы сможем запустить еще одну плантацию. И поверьте, моя благодарность, в случае успеха, по щедрости превзойдет все ваши ожидания! – торжественно проговорил Ронан.

Толпа взорвалась овациями. Мужчины аплодировали и свистели. Настроение собравшихся улучшилось вдвойне. Стало невыносимо шумно. Ронан посмотрел в дальний конец шатра, где недавно сидела Шилта, но девушки там уже не было. С досады мужчина налил себе еще одну кружку самогона и осушил одним махом.

Праздник продолжался до глубокой ночи. Тех, кто напился до беспамятства, Ронан велел относить в шатры. Поначалу это делал Марк, который не любил выпивать, поэтому был бодрее и трезвее всех. Затем молодой человек попрощался с братом и ушел. Шум за столом не стихал, и Ронан потерял надежду дождаться логического конца празднования. Не испытывая особой любви к праздному времяпрепровождению, мужчина встал и незаметно удалился.

А в это время Марк бродил по ночному лагерю и разыскивал Шилту. Застав девушку за изучением устройства велосипеда, Марк был очень удивлен.

– Ты никогда не видела велосипед? – спросил юноша подходя.

Шилта вздрогнула от неожиданности и обернулась.

– Прости, если напугал, – виновато проговорил Марк.

– У вас с братом такие похожие голоса, – облегченно ответила Шилта.

– Не волнуйся, Ронан все еще на празднике, – успокоил молодой человек.

Марк подошел и присел на корточки рядом с девушкой. Та сидела, опустившись на колени перед колесом одного из велосипеда, и щипала покрышку.

– Первый раз вижу такой странный, – восторженно проговорила Шилта.

Марк с улыбкой посмотрел на девушку. Она давно перестала называть его господином, когда они были наедине. Это нравилось юноше. Словно стиралась какая-то грань, и уменьшалось незримое расстояние между ними.

– Эти велосипеды сделаны на заказ. Братья Фаргусы из Нарда сделали для Ронана этих лошадок, – рассказал юноша.

– У них такие широкие колеса и необычные шипы, – задумчиво проговорила девушка.

– Да, это для лучшей проходимости и сцепления с дорогой, но самая главная их особенность не в этом.

Молодой человек ловко запрыгнул на седло и, уперев пятку в небольшой рычажок, сделал несколько быстрых движений. Два задних колеса трехколесного велосипеда уступили место широким металлическим полозьям. Превратив массивный велосипед в подобие саней.

– Переднее колесо, впиваясь в лед шипами, тянет за собой остальную часть, которая легко скользит по снегу, – пояснил молодой человек, слезая с велосипеда.

Шилта погладила пальцами холодные полозья и восхищенно посмотрела на Марка.

– Вы иногда меняетесь с велосипедистами. Тяжело ехать, когда сзади телега с грузом? – поинтересовалась девушка.

– Не особо. У телеги тоже можно переключиться на полозья. В некоторых местах это облегчает движение. Хуже, когда дорога голая, приходится переключаться на колеса, тогда нагрузка увеличивается, – поделился молодой человек.

Шилта продолжала с любопытством разглядывать велосипед, касаясь то одной детали, то другой.

– Хочешь попробовать проехаться? – предложил молодой человек.

– С удовольствием, – ответила Шилта.

Девушка отстегнула нижнюю часть маски и обаятельно улыбнулась. Юноша просиял в ответ. Он галантно помог девушке забраться в седло, и та, нажав на педали, тронулась.

– Удивительно, – выдохнула Шилта, – Так легко едет.

– Конечно, тут же утрамбованный снег, лучшее покрытие для саней, – пояснил юноша.

К тому времени Ронан уже покинул пиршество. Вернувшись в шатер и не обнаружив брата, мужчина начал мучится подозрениями. Ронан прилег и попытался уснуть, но разгоряченное алкоголем сознание рисовало красочные иллюстрации на тему отсутствия Марка и Шилты. Наконец мужчина не выдержал напряжения и отправился на поиски обоих. Он нашел их в тот момент, когда Марк, обхватив Шилту за талию, помогал девушке спуститься с высокого велосипеда. Девушка улыбалась и что-то радостно говорила молодому человеку. Тот улыбался в ответ и, глядя на него, не было сомнений в том, что он безумно влюблен в собеседницу.

– Марк! – недовольно крикнул брату Ронан.

Молодой человек удивленно обернулся. Шилта смутилась и перестала улыбаться.

– Подойди сюда, – приказным тоном сказал старший брат.

Молодой человек бросил на девушку виноватый взгляд и побежал к Ронану.

– Что случилось? – спросил он подбегая.

– Почему ты ушел? – требовательно спросил мужчина.

– Стало скучно, – пожав плечами, ответил юноша.

– А здесь, я вижу, тебе есть с кем развлечься, – с вызовом посмотрев на Шилту, громко ответил Ронан.

Девушка услышала и оскорбленно отвернулась.

– Пойдем спать, завтра много дел, – скомандовал старший брат и, взяв под руку Марка, стал уводить юношу прочь.

– Иди один, я останусь, – обернувшись к девушке, ответил младший брат.

– Ты не понял. Это не просьба, – раздраженно ответил Ронан.

– С каких пор ты начал мне приказывать? – возмущенно спросил юноша.

– С тех пор, как ты перестал здраво мыслить, – объяснил мужчина.

– Кто из нас перестал здраво мыслить, это еще проверить надо, – одернув руку, ответил Марк.

Заметив, что между братьями происходит ссора, Шилта подошла и, пожелав всем спокойной ночи, отправилась в шатер. Это помогло. Страсти немного улеглись, и братья отправились следом.

В этот вечер Марк долго не мог уснуть. Он смотрел то на крепко спящего брата, то на Шилту. Ронану же помогла успокоиться и быстро погрузиться в сон солидная доза самогона. А Шилта принимала все происходящее со свойственным ей спокойствием.

Утро было тяжелым для всего лагеря. Праздник закончился, оставив после себя беспорядок и жуткую головную боль. Всю первую половину дня в лагере была тишина. Никто, кроме Ронана и Лурды, не смог подняться с кроватей.

Марк в этот день проснулся от шуршания бумаги. Ронан сидел за столом и заполнял какие-то документы. Еще не отойдя от вчерашней обиды, Марк сухо поздоровался с братом и собирался уйти.

– Куда ты? – строго спросил Ронан.

– Ты слишком часто стал задавать мне подобные вопросы, – ответил молодой человек и вышел.

От шума голосов проснулась Шилта. Она присела на кровати и, как всегда, стала приводить прическу в порядок.

– Почему ты ушла вчера так рано? – поинтересовался Ронан.

– Стало скучно, – повернувшись вполоборота, ответила девушка.

Вспомнив аналогичный ответ брата, мужчина моментально закипел.

– Я не хочу, чтобы ты продолжала общаться с Марком, – заявил мужчина.

Шилта перестала расчесывать волосы пальцами, обернулась и удивленно воззрилась на Ронана.

– Вы приказываете мне не разговаривать с Марком, мой господин, – уточнила она.

– Нет… Не совсем, – сбивчиво начал объяснять мужчина, – Ты думаешь, я не вижу, что происходит?

– О чем вы говорите, мой господин? – настороженно спросила девушка.

– Зачем он тебе? Хочешь поиграть мужчиной, выбери кого угодно, только не моего брата, – заявил Ронан.

Шилта встала, медленно подошла к Ронану и, приблизившись на непозволительно близкое расстояние, прошептала:

– Кого угодно – это вас, мой господин?

У Ронана перехватило дыхание. Возмущение и страсть гремучим коктейлем отравляли сознание, лишая последних крупиц самоконтроля. Мужчина схватил Шилту за предплечье и больно сжал.

– Вы делаете мне больно, – недовольно проговорила девушка.

Ронан потянул Шилту на себя, но в этот момент в шатер вошел Марк.

– Ронан, что ты делаешь? – воскликнул молодой человек.

– Выйди! – крикнул на брата мужчина.

– Отпусти ее, – настаивал Марк.

– Пошел вон из шатра, – рявкнул Ронан.

Но молодой человек и не думал сдаваться, он подошел к брату и со всего маху ударил его по руке. Та разжалась, и освобожденная Шилта испуганно отпрянула от Ронана.

Разразившись страшными ругательствами, мужчина схватил Марка за шею и занес кулак перед лицом брата.

– Ударишь его, и я уйду навсегда! – в сердцах закричала Шилта.

Это немного отрезвило мужчину. Он замер в замахе, но намерение дать Марку сдачи явно начало сходить на нет.

Девушка надела плащ, накинула капюшон и застегнула маску, прикрывающую нижнюю половину лица.

– Это перешло все границы, – раздраженно сказала она и вышла.

Ронан разжал руку и отпустил шею брата. На месте прикосновения его пальцев остались бордовые следы. Он смотрел брату в глаза и не знал, что делать. Впервые во взгляде Марка он видел не любовь, почитание и преданность, а боль и разочарование.

– Марк… – виновато начал Ронан.

Но молодой человек, не дослушав, вышел из шатра.

Весь оставшийся день предводитель старателей был не в духе. Его раздражала медлительность и несобранность работников, некоторые из которых после ночного гуляния еще не успели отрезветь. Поскольку Марк в этот день больше не показывался брату на глаза, приходилось все делать самому. Достаточно быстро стало понятно, насколько много несложных, но важных обязанностей лежит на плечах молодого человека. Чувствуя, как сильно он нуждается в помощи Марка, Ронан раздражался еще больше. Последней каплей было то, что в шатер к Ронану вошла слегка напуганная Лурда и сказала:

– Господин, Шилта попросила постелить ей в женском шатре. Я сказала, что без вашего разрешения переселять никого не могу…

– Позови ее ко мне, – перебил мужчина.

Пока Лурда выполняла поручение, Ронан старался успокоиться и дышать ровно. Он больше не хотел выходить из себя и настраивался на конструктивный диалог. Спустя десять минут в шатер вошла Шилта.

– Что-то случилось, мой господин? – спокойно спросила девушка.

– Мне нужно с тобой поговорить, – строго ответил Ронан.

Девушка отстегнула маску и приготовилась слушать.

– В последнее время отношения между мной, тобой и Марком складываются очень странным образом. И я хотел бы внести ясность в ситуацию, – старательно подбирая слова, начал объяснять мужчина, – Сделай милость, выйди из образа загадочной ведьмы и объясни, чего ты добиваешься. Хватит увиливать от вопросов, делать прозрачные намеки и строить из себя вездесущую колдунью. Все это безумно раздражает меня. Просто, один раз будь нормальным человеком и прямо все мне объясни.

Некоторое время Шилта молчала и задумчиво смотрела на Ронана. Затем, словно что-то решив, сказала:

– Хорошо, я буду говорить прямо, но вы обещайте не принимать мою откровенность за непозволительную дерзость и терпеливо сносить мою манеру общения.

Ронан кивнул. Шилта собралась с мыслями и начала.

– Ситуация, в которой мы оказались, не нравится мне не меньше, чем вам. В мои планы не входило привлекать к себе излишнее внимание и играть чьими-то чувствами. Поверьте, ни вы, ни ваш брат не привлекаете меня и никогда не привлекали. Откровенно говоря, отношения со мной принесут любому жителю этой проклятой планеты огромное количество неприятностей. Но дело даже не в этом. Если вы подозреваете меня в том, что я пытаюсь испортить ваши отношения с братом, то совершенно напрасно. Это не в моих интересах. Мне нужна защита, а вы сильны только вдвоем, – объяснила девушка.

– Тогда почему ты нас все-таки поссорила? – возмущенно спросил Ронан.

– Я?! Вы удивительный человек, – язвительно ответила Шилта, – Отношения с Марком испортила ваша ревность, а не я.

– Чушь, я не ревную… – начал отпираться Ронан.

– Можете врать самому себе, но не мне. Любая женщина за версту чувствует, когда мужчина испытывает к ней влечение. Ни грубость, ни напускное безразличие не сможет заглушить едкий запах похоти, которое источает ваше самоуверенное мужское естество. Вы настолько горды, что боитесь признаться самому себе в том, что изо всех сил пытаетесь не нарушить мое третье условие. Именно по той же причине постоянно обижаете Марка и раздражаетесь на меня. Вот почему я попросила Лурду переселить меня в женский шатер. Надеюсь, что через пару недель, вместо озверевшего самца, я снова смогу увидеть уравновешенного, справедливого и безразличного к женщинам Ронана, каким он был всего несколько месяцев назад, – гордо заявила девушка.

Откровение Шилты потрясло мужчину. Наконец-то он видел ее настоящую, без притворных приставок: «Мой господин» и скользких ответов на прямые вопросы. Впервые он смог оценить ее хладнокровный и деловой подход к делу. Для него стало очевидно, что Шилта во всей этой игре преследует свои, вполне определенные цели. А главное, он осознал, каким глупцом был по сравнению с ней.

Каждое ее слово больно било по самолюбию Ронана, но обидное разоблачение отрезвило мужчину. Ее беспристрастное отношение подкупало и одновременно ранило гордость. Он обвинял ее в лицемерии и притворстве, в то время как сам вел себя, словно трусливый ребенок, прячась за напускной важностью и злословием. Вместе с прозрением к мужчине пришло раскаяние за свое поведение. Он понял, что отговаривал Марка только для того, чтобы очистить путь к Шилте себе, но самое ужасное, она все это видела. Впервые в жизни Ронану хотелось провалиться сквозь землю от обжигающего чувства вины и стыда.

Шилта не стала дожидаться ответа от мужчины. Он был слишком погружен в свои переживания, поэтому девушка застегнула маску и, накинув капюшон, удалилась из шатра.

Спустя полчаса Ронан вызвал Лурду и приказал приготовить для Шилты место в женском шатре.

Когда день подошел к концу, усталый и недовольный Ронан пришел в свой шатер. К этому моменту Марк уже лежал в кровати и делал вид, что крепко спит. Предводитель старателей присел и посмотрел на пустующее место Шилты. Он вспомнил их последний разговор и неприязненно поморщился.

– Марк, ты спишь? – тихо спросил он брата.

Тот ничего не ответил.

– Я просто хотел извиниться за свое поведение, – виновато проговорил Ронан.

Молодой человек снова не отреагировал.

– Мы семья и не должны сориться, тем более из-за женщины, – устало потерев глаза, продолжил старший брат.

Марк тяжело вздохнул и обернулся.

– Она сказала, что ей никто не нужен, – грустно добавил Ронан.

– Какая разница, – ответил Марк, – Разве влюбляются только в тех, кто отвечает взаимностью? Она самая умная, красивая и загадочная девушка из всех, кого я видел.

– Ты не так много женщин видел, Марк, – усмехнулся старший брат.

Юноша повернулся к брату и спросил:

– Ты за свою жизнь видел их больше, так скажи, встречалась ли тебе девушка притягательнее Шилты?

– Забудь о ней Марк, нет смысла терзаться из-за недостижимой цели, – отмахнулся Ронан.

– Я никогда и не рассчитывал на взаимность, – со вздохом признался Марк, – Ведь она… Она как солнце для меня. Хочу просто греться в ее лучах.

– Мы такие разные, – с улыбкой сказал Ронан, – Мне нужно непременно обладать вещью, чтобы получать от нее удовольствие.

Больше мужчины к обсуждению Шилты не возвращались. Но каждую ночь, глядя на очаг, у которого так любила спать девушка, они одинаково скучали.

После праздника прошло два дня, и Ронан начал собираться в дорогу. Собрав своих главных помощников, мужчина начал инструктаж.

– Через три дня мы достигнем Острых скал. Самый опасный отрезок пути здесь. Дорога идет через ущелье и придется сильно растянуться. Мы будем очень уязвимы. Лерой, продумай расстановку солдат, – приказал Ронан.

– Не хочу нагружать телеги, поэтому беспилотник с плантации вызову после того, как пройдем опасное место, – обратившись к руководителю снабжения, продолжал предводитель.

– Нужно раздать оружие всем, кроме женщин, – предложил начальник шахтеров.

– Лерой, у нас есть, чем вооружить рабочих? – спросил Ронан.

Лерой кивнул.

– Вроде все, выдвигаемся завтра утром, – закончил предводитель и отпустил подчиненных.

Поздно вечером, когда Марк и Ронан ложились спать, в шатер вошла Шилта. Девушка стряхнула с плеч снег и расстегнула маску. С того дня, когда мужчины чуть не подрались из-за Шилты, девушка старательно избегала обоих, поэтому Марк успел соскучиться. Молодой человек подумал, что девушка решила вернуться к ним в шатер, и радостно улыбнулся. Девушка улыбнулась в ответ, но, повернувшись к Ронану, внезапно посерьезнела.

– Что случилось? – стараясь выглядеть, как можно менее заинтересовано, спросил Ронан.

– Я хотела попросить вас об одолжении, мой господин, – ответила гостья.

– О каком? – уточнил мужчина.

– Можно ли мне пойти рядом с вами, когда мы достигнем Острых скал?

– Нет, – твердо ответил Ронан.

– Вы обещали мне защиту… – начала уговаривать Шилта.

– Именно поэтому ты поедешь с остальными женщинами, – перебил мужчина.

– Прошу вас, я буду идти быстро и не стану задерживать, – умоляюще проговорила девушка.

– Я это уже слышал, – отрезал Ронан.

– Пожалуйста, не заставляйте меня ехать в женском обозе.

– Почему? – начал раздражаться мужчина.

– У меня плохое предчувствие, – призналась девушка.

– Ты поедешь с остальными девушками и точка, – повысив тон, ответил Ронан.

Шилта бросила грустный взгляд на Марка, застегнула маску и, накинув капюшон, ушла.

– Может, стоило разрешить? – заступился за девушку Марк.

– А потом ловить ее каждые два шага, – ехидно ответил Ронан.

Рано утром лагерь снялся с насиженного места, и старатели отправились в путь. Как и планировалось, на третий день пути люди Ронана добрались до Острых скал. Предводитель сел на коня и возглавил шествие через узкое ущелье. Шеренге пришлось сильно растянуться, поскольку дорога с каждым километром становилась все уже. Скалы были настолько высоки, что в ущелье свет почти не проникал. Запалив полимерные факелы, старатели медленно продвигались вперед. Несколько раз Ронану казалось, что он слышит какое-то шептание, но это были мелкие осыпи камней.

– Сколько нам еще идти? – встревоженно спросил предводителя Лерой.

– Около четырех часов, – ответил Ронан, – Что-то не так?

– У меня мороз по коже от этого места, и постоянно что-то слышится, – пожаловался солдат.

– Это камни осыпаются, я поначалу тоже переживал, – успокоил подчиненного Ронан.

Но мороз по коже от сумеречного ущелья был не только у Лероя. Почти все старатели желали, как можно скорее, покинуть зловещее место. Когда ущелье стало расширяться, солдаты облегченно вздохнули. Появилась возможность сделать ряды плотнее и выстроиться в несколько рядов. Настроение путешественников улучшилось, и все немного расслабились.

– Кажется, я вижу просвет, – радостно заявил Марк и указал пальцем вглубь ущелья.

В этот момент над головами путников что-то громыхнуло, и посыпался град крупных камней. Люди начали расступаться, чтобы не быть раздавленными камнепадом. Шеренга разделилась надвое в области женского обоза. Солдаты, прикрывавшие тыл шеренги, оказались отрезаны от основной массы каменной стеной.

– Отгоните обоз и начинайте разбирать завал, – приказал старателям Ронан.

Не успели старатели приступить к выполнению приказа, как над головами прокатилась новая волна грохота. Этот обвал отрезал женский обоз с другой стороны. Телега с девушками оказалась завалена булыжниками с двух сторон.

– Уверен, это не случайность, – сказал Ронан спешившись.

Вдруг из-за стены послышались женские крики.

– Там что-то происходит, – прокричал предводителю Лерой.

Ронан добежал до завала и начал карабкаться по камням вверх. Солдаты последовали его примеру.

Звук женских голосов постепенно стихал. Ощущение было такое, что девушек куда-то уводят.

– Здесь тоннель, – закричали солдаты, оказавшиеся отрезанными при первом завале.

У них было больше времени залезть на каменную стену.

Благодаря маленькому весу, Марк быстро лазал и смог обогнать старшего брата. Когда он слез с обратной стороны завала, смог разглядеть в стене узкий тоннель, по которому грабители уже увели девушек.

– Эмма, – послышался горестный возглас одного из солдат.

– Не волнуйся, Дени, Ронан их не бросит, – успокоил друга Марк.

Тем временем Ронан залез на стену и, увидев брата, крикнул:

– Ну что там, Марк?

– Они намеренно отрезали обоз от основной шеренги в этом месте. Здесь узкий тоннель, по которому увели всех женщин, – рассказал молодой человек.

Ронан слез и осмотрел место преступления. Телега, где некогда томились девушки, была пуста, а в тоннеле все еще слышались отголоски женских голосов.

– Хитро придумано, – усмехнулся Ронан, – Надо отдать им должное.

Предводитель повернулся к солдатам и скомандовал.

– Нужно двигаться дальше, перебираемся через завал и покидаем это ущелье, – строго приказал Ронан.

– Но там же Эмма, – горестно простонал Дени.

– Ронан, так нельзя, там же все наши женщины и Шилта в том числе, – упрекнул брата Марк.

– Я сказал, перебираемся через завалы и уезжаем из этого проклятого места. Здесь оставаться небезопасно, – раздраженно повторил Ронан.

В этот момент Дени спрыгнул с завала и побежал в тоннель.

– Стой! – закричал солдату Лерой.

– Дени, вернись! – вторил ему Марк.

Но солдат и не думал возвращаться.

Все растерялись. Марк посмотрел на брата.

– Если есть еще желающие закончить жизнь самоубийством, милости прошу. Те, кто умнее, перебираются через завал и идут за мной, – прикрикнул на подчиненных Ронан.

– Их всех убьют, если не помочь, – умоляюще простонал младший брат.

Ронан бросил на юношу гневный взгляд и стал взбираться на завал. Солдаты последовали его примеру.

– Марк! – крикнул за спиной Лерой.

Ронан обернулся, но было уже поздно. Юноша успел забежать в тоннель и скрыться в темноте.

Поняв, что произошло, Ронан разразился такой бранью, что стены ущелья начали дрожать, угрожая новой порцией камнепада. Немного успокоившись, Ронан скомандовал:

– Лерой, выводи людей из ущелья. Рендел, Зенон, Рафт и Клаус идут со мной.

В этот момент из тоннеля послышался звук выстрела и крик Марка. Ронан вздрогнул и все внутри похолодело.

– У них огнестрел, – воскликнул Лерой.

– Нужно сообщить в Контроль, – сказал кто-то из солдат.

– Из-за одного огнестрела они торопиться не будут, – вмешался другой.

– Лерой! Уводи людей из ущелья! – рявкнул на подчиненного Ронан.

Молодой человек опомнился и начал помогать солдатам перебираться через завалы.

– Рендел, Клаус, Рафт, Зенон, за мной, – повторил приказ Ронан и пошел вглубь тоннеля.

Неся перед собой маленький полимерный факел, Ронан шел первым. Тоннель был узким и душным. Под ногами хрустела раздробленная порода, а сверху сыпалась каменная пыль. Просвета в конце тоннеля не было, и звуки голосов стихли. Мужчины прошли несколько десятков метров, и стало понятно, почему все стихло.

– Здесь завал, – сообщил помощникам Ронан, – Наверное, стены осыпались из-за выстрела. Нужно разбирать.

Поскольку места было мало, завал разбирал в основном Ронан. Он разгребал мелкие обломки руками, а крупные камни передавал Клаусу, стоящему рядом, а тот, в свою очередь, дальше. Потребовалась четверть часа, чтобы расчистить пространство. Когда путники справились с препятствием, грабителей и след простыл. Ронана начал продвигаться дальше и вскоре увидел просвет. Мужчина поспешил вперед, но, по мере приближения, сердце его билось все чаще. У самого выхода из тоннеля лежало тело Марка. Молодой человек не двигался и не дышал. Ронан подошел к брату и присел. Слезы выступили на глазах мужчины. Он смотрел в застывшее лицо младшего брата и с трудом верил в происходящее. Сзади подошли помощники. Поначалу все были потрясены. Никто не решался нарушить тяжелое молчание. Только Ронан, согнувшись над телом Марка, трясся и тяжело дышал. Вдруг Зенон сказал:

– Присмотритесь к его груди, он, вроде, дышит.

В тусклом свете факела невозможно было понять, дышит молодой человек или так играют тени от пламени. Ронан взял кисть молодого человека и прощупал пульс.

– Он жив! – облегченно выдохнул мужчина.

– У меня есть фляга с водой, – сказал Клайс и протянул руководителю.

Ронан отвинтил крышку и плеснул Марку в лицо. Молодой человек зашевелился.

– Вставай, Марк, ты нас до смерти напугал, – сказал Рендел.

Молодой человек покашлял и приподнялся на локтях. Ронан, не помня себя от радости, обнял младшего брата.

– Ты свернешь мне шею, Ронан, – пожаловался юноша.

Мужчина разжал могучие объятья и, утерев слезу, сказал:

– Прости, я просто испугался, что тебя застрелили.

Марк поднялся с пола и отряхнул пыль со штанов.

– Я и сам был уверен, что меня застрелят, когда увидел, как один из грабителей направил на меня огнестрел, – признался Марк.

– И что ему помешало? – с любопытством спросил Клаус.

Марк осмотрел потолок тоннеля и, показав на глубокую пробоину, ответил.

– Ничего. Он выстрелил. Просто в последний момент я почувствовал удар по ногам и рухнул, как подкошенный. Видимо, это меня и спасло, – объяснил юноша.

– Удар по ногам? Так это, наверное, Дени был, – догадался Рендел.

– Нет, Дени лежал вон там, – сказал Марк и показал пальцем на широкую пещеру, которой заканчивался тоннель.

Ронан прошел вперед и начал обыскивать пещеру. Марк и остальные присоединились к нему.

– Вот здесь он лежал, – сказал Марк и присел.

Ронан подошел к брату и, проведя руками по полу, почувствовал влагу. Поднеся пальцы к лицу, мужчина понял, что нащупал кровь.

– Они его ранили, – сообщил Ронан.

Солдаты начали перешептываться.

– Нужно идти туда, – заявил Марк, указывая на расщелину в конце пещеры.

– Зачем, чтобы получить пулю в лоб? – возмущенно спросил Ронан.

– Но мы не можем их бросить, – виновато ответил юноша.

– Что ты заладил, Марк, никто не говорит о том, чтобы их бросить, – раздраженно ответил Ронан.

– Но ты собирался уйти…

– Хватит спорить со мной, – процедил сквозь зубы старший брат, – Я не обязан обсуждать с тобой каждый свой приказ. Идти в тоннель было самоубийством, и будь ты не так глуп, понял бы это сразу.

– Я не глупый, – огрызнулся молодой человек.

– Да что ты! Неужели идея бросить полсотни людей, провизию и оборудование в опасном ущелье, чтобы залезть в узкий тоннель, битком набитый вооруженными грабителями, кажется тебе удачной идеей? Я не могу рисковать целым лагерем, чтобы спасти десяток глупых куриц!

– Прости, – тихо сказал Марк.

– Прости?! Нам повезло, что они не остались в этой убогой пещере и не перерезали всех, как баранов!

Ронан еще раз посмотрел на место, где лежал раненый Дени, и пошел обратно в тоннель.

– Сейчас нужно вернуться к остальным. Выйдем из ущелья, поможем поставить лагерь, а потом будем учить этих уродов, что воровать у Ронана нехорошо.

Братья с помощниками нагнали старателей спустя четыре часа. Из-за задержки в пути лагерь пришлось ставить ночью. Освещая стоянку факелами, мужчины развернули общий купол и зажгли очаги. Отправив большую часть мужчин спать, Ронан собрал срочный совет руководителей.

– Не понимаю, к чему такие сложности? Пленники это всегда лишняя работа. Почему не украсть телегу с провиантом? – недоумевал на собрании Лерой.

– Они далеко не глупы. Наблюдали за нами с самого начала. Знали, что в телеге мало еды. Я намеренно отложил доставку провианта на потом, поэтому припасов у нас по минимуму. А на девушек, даже если продавать не через аукцион, а скрыто всех разом теневым торговцам, они заработают очень много. К тому же, тащить мешки через узкий тоннель сложнее, чем гнать перед собой напуганных девок, – объяснил Ронан.

Марк слушал собравшихся и нервно расхаживал взад-вперед.

– Да какая разница, почему они похитили именно их, главное, как нам теперь этих бандитов найти? Вдруг они уже со всех ног несутся продавать украденное? – вмешался Рендел.

– В ночное время они точно никуда не пойдут. Если предположить, что мы их разыскиваем, факелы быстро выдадут местоположение беглецов. Уверен, до утра они с места не сдвинутся, – размышлял Ронан.

– Ну, допустим, но как же их выследить? – настаивал солдат.

– Легко. Запрошу с плантации беспилотник. У него есть функция поиска людей. Покружив над скалами, он, с помощью теплового датчика, отследит грабителей и, вернувшись, распечатает карту местности с пометками обнаружения людей. После этого можно разбудить солдат и отправиться на перехват.

Присутствующим план понравился.

– Если вопросов нет, разрешаю разойтись и поспать пару часов. Как только получу карту, объявлю общий подъем, – завершил собрание Ронан.

Мужчины отправились в общий шатер, а Марк с Ронаном остались одни. Пока Ронан с помощью передатчика вызывал пустой беспилотник, Марк продолжал нервно расхаживать вокруг.

– Успокойся, брат, что ты мечешься? Никуда не денется твоя Шилта. Завтра утром будет в лагере, – закончив дела, начал успокаивать его Ронан.

– А вдруг мы их упустим? Что если они ее…

– Перестань причитать, Марк, – прикрикнул на него брат, – Нужно не охать и ахать, а взять себя в руки и проблему решать.

– Неужели ты за нее не переживаешь, ведь она и тебе жизнь спасла? – недоумевал молодой человек.

– Сначала я решу эту проблему, а потом разрешу себе немного понервничать. Сейчас от моих переживаний всем только хуже будет, – ответил Ронан.

Через час к Острым скалам подлетел беспилотник. Ронан задал программу выслеживания, и аппарат взмыл в воздух. Двигаясь бесшумно, он почти сразу скрылся в ночной мгле. Последовали часы ожидания. Обследовав окрестности в радиусе нескольких километров, беспилотник вернулся.

– Ну, давай, красавчик, покажи нам, что смог найти, – приговаривал Ронан, вытягивая из специального отверстия распечатку.

Устройство закончило печатать, и Ронан, взяв в руки карту, присмотрелся. Марк стоял рядом и факелом освещал листок.

– Есть! – торжествующе воскликнул старший брат, – Они на юго-западе, засели в пещерах. Буди всех, через полчаса выдвигаемся.

Нельзя было определить, кто из братьев радовался находке больше. Марк просиял и бросился к общему шатру. Ронан сложил карту и спрятал во внутренний карман. Запрограммировав беспилотник на путешествие к плантации, мужчина проводил устройство взглядом и отправился следом за Марком.

Ровно через тридцать минут двадцать человек солдат выстроились перед шатром. Ронан собрал командиров и показал карту.

– Трудно сказать, какой маршрут будет лучше, но здесь виднеется тропа. Возможно, по ней грабители и добираются до пещер, поэтому предлагаю пойти тем же путем, – совещался с помощниками Ронан.

План предводителя был одобрен и отряд пустился в путь. Люди Ронана, как и их руководитель, не сомневались в успешном исходе операции. Население нижнего мира было настолько мало, что двадцать специально обученных и хорошо вооруженных солдат было настоящей армией. Несмотря на трудную дорогу, большую часть которой приходилось карабкаться по обледеневшим камням, люди Ронана быстро и без потерь добрались до пещер. Двигаясь как можно тише, мужчины подобрались к нужному месту и неожиданно ворвались к спящим грабителям.

Эффект неожиданности и численное превосходство сулили быструю победу, но Ронана ждал сюрприз. Грабители владели не одним, а целым арсеналом самодельного огнестрельного оружия. При численности в шесть человек мужчины вполне могли одержать верх. Но тут начало происходить что-то невероятное. Схватив огнестрелы и сделав по выстрелу, бандиты с удивлением обнаружили, что почти все орудия неисправны. Стреляя из некогда отлаженного оружия, они в лучшем случае промахивались, а в худшем огнестрелы взрывались у злоумышленников в руках.

Поскольку стычка происходила в полумраке, понять, что происходит, было сложно. Со всех сторон доносились звуки выстрелов, крики и громкая брань. Солдаты были сбиты с толку. Воспользовавшись неразберихой, Ронан пробрался вглубь и схватил того, кто отдавал грабителям приказы. Тем временем и солдаты смогли пробиться к получившим ранения от собственных орудий грабителям и обезвредить их. В пещере стало тихо. Ронан сильным ударом нокаутировал главного грабителя и начал осматриваться. Пещера, в которой укрывались грабители, имела узкий проход, закрытый большим тяжелым камнем. Мужчина приказал солдатам откатить валун. Сразу три самых рослых солдата налегли на валун, и он с хрустом откатился. До слуха присутствующих начали доноситься женский плач и голоса.

Марк вопросительно посмотрел на старшего брата и тот кивнул в ответ. Молодой человек взял в руки факел и пошел внутрь дополнительной пещеры. Там, на каменном полу, стуча зубами от холода, сидели шесть девушек и Лурда. Чуть дальше, облокотившись на обледеневшую стену, плакала над раненым Дени Эмма, держа его голову у себя на коленях.

Увидев Марка, девушки вскочили на ноги и закричали от радости. Молодой человек помог дамам выбраться наружу, а затем позвал Лероя, чтобы вынести из пещеры раненого Дени. Транспортировка раненого солдата сильно осложнялась тем, что испуганная Эмма продолжала плакать и кружиться вокруг возлюбленного, мешаясь у всех под ногами. Лурда с трудом смогла увести девушку и дать мужчинам возможность осмотреть раненого и оказать ему первую помощь.

– Это все? – удивленно спросил Ронан, пересчитав девиц.

– Да, – ответила Лурда.

– А где Шилта? – строго спросил мужчина.

– Не знаю. Нас вели строем, друг за другом. Я шла в середине и ее не видела, – напугано ответила женщина.

– Кто шел в строю последним? – сурово спросил Ронан.

– Я, – дрожащим голосом ответила Трис.

– Ты видела, куда повели Шилту?

Девушка отрицательно покачала головой. Ронан задрал лицо к потолку и гневно зарычал. Он подошел к лежащему без чувств главарю и ударил его ногой. Тот очнулся и начал озираться по сторонам. Ронан схватил бандита за шкирку, рывком поставил на ноги.

– Где девушка в маске? – угрожающе спросил он.

– Кто? – удивленно спросил мужчина.

Ронан нанес бандиту удар по ребрам. Тот вскрикнул и упал на пол. Предводитель старателей снова поднял грабителя с пола и продолжил допрос.

– В обозе ехало девять женщин, я вижу только восемь. Где девушка, на лице которой была маска? – сквозь зубы проговорил Ронан.

– Не было там такой, – прохрипел бандит.

Ронан нанес мужчине удар такой силы, что послышался хруст.

– Не надо, – послышался возглас Шилты со стороны входа в пещеры, – Со мной все в порядке.

Все обернулись и пораженно посмотрели на девушку. С ней действительно было все в порядке. Она выглядела такой спокойной, словно никогда и не была в плену.

– Как ты там оказалась? – удивленно спросил Ронан.

В этот момент избитый грабитель выхватил из пояса огнестрел и направил в голову отвернувшегося Ронана.

– Ронан, сзади! – крикнул Марк и бросился на помощь брату.

Прозвучал выстрел. Женщины снова закричали. На пол с грохотом упало бездыханное тело. Ронан наклонился и посмотрел на грабителя. Тот, с обезображенным лицом и дымящимся оружием, сделал свой последний выдох и скончался.

– Просто чудеса, – выдохнул Лерой.

– Никаких чудес, просто сегодня не их день. Ты заметил, что почти все их огнестрелы неисправны? – начали переговариваться солдаты.

– Да уж, если бы не этот факт, нас сейчас было бы вполовину меньше, – отозвался Рендел.

Марк стоял рядом с покушавшимся на Ронана грабителем и пытался понять, что произошло. Ронан взял из рук погибшего оружие и внимательно осмотрел.

– Кто-то затолкал в ствол камни, вот почему оружие выстрелило не в ту сторону, – объяснил мужчина.

Поднялся шум. Солдаты начали обсуждать произошедшее. А Ронан поднял глаза на Шилту и пристально посмотрел. Девушка ответила спокойным взглядом и вышла из душной пещеры.

Всю дорогу до лагеря солдаты обсуждали случившееся. Особенно их удивил тот факт, что камни или следы их присутствия обнаружились в стволах всех огнестрельных орудий грабителей. Так же солдат немного возмутил исход операции. Многие считали, что связать злоумышленников, оставив Контролю разбираться в случившемся, слишком мягкое наказание для грабителей. Ронан же принял такое решение, чтобы избавить себя от лишних хлопот. Поскольку отрубать воришкам руки при перепуганных дамах мужчине не хотелось, он ограничился вызовом представителей Службы Контроля Численности Населения и покинул место происшествия.

В лагерь солдаты вернулись уже на рассвете. Ронан велел отнести Дени к себе в шатер, затем отпустил всех спать. Самым сложным оказалось отделаться от Эммы. Девушка настолько переживала за солдата, что не желала оставлять его ни на минуту. Когда Ронан был готов выйти из себя, в ситуацию вмешала Лурда. Она что-то тихо нашептала девушке на ухо и та согласилась пойти спать.

Дени уложили на настил из одеял и позвали Шилту. Девушка пришла не с пустыми руками. Понимая, что Дени нуждается в скорой медицинской помощи, девушка принесла ведро теплой воды, чистую ткань и свою потрепанную сумку, с которой в пути не расставалась ни на секунду.

Осмотрев молодого человека, девушка обнаружила серьезную колотую рану в области ребер. Пострадавший потерял много крови, отчего часто терял сознание. Состояние солдата было критическим.

– Вы должны выйти, – строго сказала Ронану и Марку Шилта.

– А можно просто отвернуться? – ехидно поинтересовался руководитель.

– Нет, мой господин, вам нужно покинуть шатер, – настаивала девушка, – Не волнуйтесь, это ненадолго.

Ронан с Марком переглянулись и, нехотя, покинули помещение. Прошло несколько минут, и Шилта вышла на улицу сама. Девушка вытерла испачканные кровью руки и сказал:

– Завтра ему идти нельзя. Посадите его в женский обоз.

– К чему такие хлопоты, уверен, Эмма понесет его на руках, сколько потребуется, – пошутил Ронан.

Шилта недовольно посмотрела на мужчину и снова ушла в шатер.

– Можно заходить, – спустя минуту крикнула она.

Мужчины вернулись. Пока девушка убирала испачканные куски ткани и относила ведро, Ронан осторожно осмотрел крепко спящего Дени.

– Марк, посмотри, что стало с его раной, – потрясенно воскликнул он.

Младший брат наклонился над солдатом и увидел, как еле заметно рана затягивается.

– Мне кажется, или она заживает у нас на глазах? – пораженно спросил юноша.

В этот момент в шатер вошла Шилта.

– Что с ним происходит? – настороженно спросил у девушки Ронан.

– Выздоравливает, мой господин, – спокойно ответила Шилта, закидывая сумку себе на плечо.

– А почему так быстро? – недоумевал мужчина.

– Вы предпочли бы, чтобы он истек кровью или заработал воспаление при более медленном выздоровлении, мой господин?

Услышав уклончивый ответ девушки, Ронан снова начал раздражаться и решил разговор не продолжать.

Из-за ночных приключений Ронан с братом проспали до полудня. Разбудил мужчин вбежавший в шатер взволнованный Лерой.

– Ронан, там прилетел Контроль.

От этой новости пробудились сразу оба брата и начали поспешно одеваться.

Когда предводитель старателей вышел на улицу, подчиненные расступились. Почти все старатели вышли из общего купола посмотреть на летательный корабль представителей специальной службы. Ронан шел по направлению к двум мужчинам в униформе Контроля. Осматривая корабль и столпившихся людей, он заметил Шилту. Девушка стояла дальше всех и с тревогой смотрела на корабль. По сравнению с любопытными старателями, она выглядела странной и даже немного напуганной. Это удивило Ронана.

– Вы оставляли вызов? – спросил предводителя один из мужчин в форме.

Ронан кивнул.

– Расскажите подробнее, что произошло, – вежливо попросил работник спецслужбы и повел Ронана к кораблю.

Марк стоял к летательному аппарату ближе всех и восторженно разглядывал устройство.

– Нас ведь не накажут? – опасливо спросил шахтер, стоящий рядом.

– С чего бы это. Мы правила не нарушали, – возмущенно ответил другой шахтер.

– Правильно Фред говорит, огнестрелы у них были, а не у нас, – вмешался солдат.

– Зачем вообще нужна эта служба контроля? – небрежно отозвался кто-то.

– Как зачем. Они следят, чтобы мы тут друг друга не переубивали. Вот и огнестрельное оружие поэтому запретили. Им массовая гибель людей не нужна, – вступился за служителей правопорядка другой шахтер.

– Тогда, где они были, когда мы от лихорадки Вилта подыхали? – злобно спросил один из солдат.

– Верно Саймон говорит. От голода, холода и болезней гораздо больше людей погибает, чем от вооруженных столкновений, – поддержал коллегу бородатый мужчина.

– А что ты предлагаешь? Еду нам даром раздавать? Чем тогда они питаться будут? – начал спорить кто-то.

– Да кого ты жалеешь, посмотри на них. Упитанные, ухоженные. Они там в своем верхнем мире ни голода, ни холода не знают. Вон погляди на их кожу. Загорели, аж шоколадные, – завистливо проговорил бородач.

– Зря ты так. Уверен, если бы не они, мы бы давно все тут передохли. Они же в родах помогают и потом матерей откармливают, чтобы молоко было. Ни один человек в нижнем мире без их участия не родился, – вступился кто-то из мужчин.

– Тогда почему они эпидемии не останавливают? Тебе не кажется странным, что они над младенцами трясутся, а массовому мору взрослых людей не препятствуют? – язвительно спросил Саймон.

– На все есть свои причины, – глубокомысленно сказал кто-то.

– Перестаньте спорить. Вас могут услышать. В любом случае, с Контролем в нижнем мире лучше, чем без него, – вмешался в дискуссию Марк.

Все замолчали и стали наблюдать за тем, как, сидя в прозрачной кабине летательного аппарата, Ронан заполняет какие-то бумаги и беседует с представителями спецслужбы.

Руководителю лагеря понадобилось около получаса, чтобы рассказать работникам Контроля о том, что произошло, и заполнить нужные заявления. Затем Ронана отпустили и, сев в воздушные корабли, загорелые представители власти бесшумно взмыли в воздух и скрылись из вида.

– Представление окончено, расходитесь. Через час собираем купол и продолжаем идти, – крикнул собравшимся Ронан.

Старатели продолжали возбужденно обсуждать увиденное, но начали расходиться.

– О чем ты с ними разговаривал? – начал расспрашивать Ронана Марк.

– О том, как нам удалось практически голыми руками обезвредить банду до зубов вооруженных самодельным огнестрельным оружием, – ответил старший брат.

Мужчины шли по направлению к шатру Ронана.

– И как ты им это объяснил? – поинтересовался Марк.

– Никак, – ответил Ронан, высматривая кого-то на ходу.

– Что значит никак? – удивился юноша.

Тут старший брат остановился и, засунув два пальца в рот, громко свистнул. Марк посмотрел, к кому обращен этот свист, и увидел Шилту. Несмотря на то, что девушка была далеко, она услышала звук и обернулась. Ронан жестом пригласил ее подойти.

– Что случилось, мой господин? – испуганно спросила Шилта, поравнявшись с братьями.

Ронан удивленно посмотрел на девушку. Еще никогда он не видел ее такой встревоженной.

– Мне нужно с тобой поговорить, – строго сказал Ронан, открывая перед девушкой занавесь своего шатра.

Шилта остановилась, но входить не спешила.

– Проходи, – нетерпеливо сказал мужчина.

Девушка бросила на Марка взволнованный взгляд, словно ища поддержки. В этот момент и юноша обратил внимание на то, что Шилта нервничает.

Потеряв терпение, Ронан взял девушку под руку и завел в шатер. Следом вошел Марк.

– Шилта, ты ничего не хочешь мне рассказать? – сразу перешел к делу Ронан.

Девушка отстегнула маску и виновато посмотрела на мужчину.

– Ты думала, что я не узнаю? – сурово проговорил Ронан.

Шилта побледнела и снова посмотрела на Марка.

– И как долго ты собиралась все скрывать? – продолжал допрос мужчина.

– Только прошу, не выдавайте меня, – испуганно попросила Шилта.

– Кому? Контролю? За порчу огнестрельного оружия они пока не наказывают, – насмешливо ответил Ронан.

Некоторое время Шилта растерянно смотрела на мужчину, затем спросила:

– Так о чем вы хотите, чтобы я рассказала, мой господин?

– О том, как тебе удалось незаметно испортить все огнестрелы бандитов, – пояснил мужчина.

Девушка облегченно вздохнула и улыбнулась. Братья смотрели на ведьму и не понимали, что с ней происходит.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – настороженно спросил Марк.

– Да, я просто… Мне… Нет, мне немного не по себе от произошедшего, – начала сбивчиво оправдываться Шилта.

– Так как тебе удалось набить в стволы камней и остаться незамеченной? – настойчиво повторил вопрос Ронан.

– Превратилась в ветер, мой господин, – неохотно ответила девушка.

– Только не думай, что я куплюсь на эту чушь с колдовством и перевоплощениями, – раздраженно заявил мужчина.

– У вас есть другое объяснение? – язвительно спросила Шилта.

– Конечно, тебя по какой-то причине в пещере не заперли, и, пока бандиты спали, тебе удалось испортить оружие, – разъяснил Ронан.

– Раз вы так решили, значит, все так и было, мой господин, – сказала девушка.

Ронан начал закипать.

– Я хочу знать, почему тебя не заперли со всеми? – гневно потребовал мужчина.

Шилта с вызовом смотрела Ронану в глаза и молчала.

– Неужели так сложно быть обычным человеком! – всплеснув руками, разразился мужчина.

– Потому, что я необычный человек, мой господин, – гордо ответила девушка.

– Уходи, Шилта, если услышу еще одно слово о превращении в ветер, боюсь не сдержаться, – воскликнул Ронан.

Шилта застегнула маску, накинула капюшон и вышла из шатра.

– Меня с ума сведет эта баба, – начал ругаться Ронан, оставшись с братом наедине.

– Почему ты злишься? Она ведь спасла нас всех. Какая разница как, главное, мы живы, – начал спорить Марк.

– Я хотел ее поблагодарить, – раздраженно проговорил Ронан, – Но этот ее фарс с колдовством выводит меня из себя. Она морочит нам голову, и терпеть это издевательство выше моих сил.

– Мне сложно тебя понять. Эта девушка, кем бы она ни была, умеет исцелять, исчезать, предсказывать…

– Когда это она нам что-либо предсказала? – возмущенно перебил Ронан.

– Перед заходом в ущелье Шилта просилась идти с нами впереди. Говорила, что у нее плохое предчувствие, а мы не послушали, – пояснил Марк.

Ронан замолчал и задумался.

– Ты можешь не верить в колдовство, но как тогда объяснить все, что с ней связано? – добавил Марк.

На улице послышался шум. Старатели собирали купол.

– Хватит болтать, нужно собираться. Хвала солнцу, что эти Скриптовы скалы позади, – Ронан улыбнулся и, хлопнув брата по плечу, радостно добавил, – Впереди земли старины Зорта.

Марк улыбнулся и побежал помогать старателям сворачивать лагерь.

Глава 7

После инцидента в ущелье прошло несколько недель. Предвкушая встречу со старым другом, Ронан шел быстро, и старатели были вынуждены поспевать за предводителем. Такой темп устраивал не всех, но свое недовольство мужчины высказывали редко и шепотом. Ронан слишком хорошо платил своим людям, поэтому старатели дорожили рабочими местами.

– Люди устали, может, сделаем передышку на пару дней? – предложил как-то вечером Марк.

– Не хочу тратить время попусту, мы уже на границе земель Зорта, отдохнем у него в замке, – ответил старший брат.

В этот момент за пределами шатра предводителя послышался шум.

– Мне нужно поговорить с Ронаном, – послышался голос Дени из-за занавеси.

– Проходи, – ответил предводитель.

Солдат вошел и покосился на Марка. Юноша понял намек и, накинув плащ, вышел из шатра.

– Так о чем ты хочешь поговорить? – глядя вслед уходящему брату, спросил солдата Ронан.

– Я хочу выкупить Эмму, – заявил молодой человек.

– Ты хоть представляешь, сколько стоит женщина, Дени? – насмешливо спросил предводитель.

– У меня есть кое-какие сбережения…

– Твоего годового жалования не хватит, чтобы ее купить, – перебил Ронан.

– Я возьму взаймы…

– Эмма одна из самых здоровых и привлекательных девушек в женском шатре. Когда я покупал ее, она была бледной, измученной чесоткой и голодом, но даже тогда она обошлась мне в целое состояние. Теперь она здорова и упитана, а значит, стоит еще дороже. Тебе придется взять взаймы у всего лагеря, чтобы выкупить ее, – строго ответил предводитель.

– Но Эмма любит меня, – горестно проговорил солдат.

– А ты ее? Я сомневаюсь, потому, как если бы любил, десять раз подумал прежде, чем лишать ее крова, ухода и еды, которые она имеет, живя в женском шатре, – недовольно сказал Ронан.

В итоге Дени ушел от Ронана ни с чем.

На следующий вечер, после того как лагерь встал на ночлег, в шатер к братьям зашла Шилта. Марк в этот момент отсутствовал, помогая солдатам, поэтому Ронан был один.

– Чем обязан? – лукаво спросил Ронан.

В последнее время он редко видел Шилту и успел соскучиться. Визит девушки поднял руководителю настроение.

– Я хотела поговорить с вами, мой господин, – сказала гостья.

– О чем? – снимая верхнюю одежду, готовясь ко сну, спросил Ронан.

Шилта смущенно отвернулась и продолжила.

– Сегодня ко мне подходила Эмма. Она рассказала, что вы отказались продать ее Дени.

– И каким образом это касается тебя? – продолжая укладываться, спросил Ронан.

– Меня это никак не касается, но Эмма очень просила поговорить с вами, мой господин. Она в отчаянии и не знает к кому обратиться за помощью. Умоляла переубедить вас, мой господин, – не поворачиваясь, объяснила Шилта.

– И как же ты намерена меня переубедить? – спросил мужчина, подойдя к Шилте вплотную.

От неожиданности гостья обернулась и посмотрела на Ронана. Он был почти на две головы выше Шилты, поэтому взгляд девушки сразу уткнулся в обнаженный торс предводителя. На могучей груди было множество шрамов и три больших татуировки в форме красивого орнамента. По сравнению с белоснежной кожей Шилты, Ронан выглядел смуглым. В полумраке шатра его кожа отливала золотом.

Гостья подняла глаза на мужчину и отстегнула маску. Ронан, молча, наблюдал за медленными движениями Шилты. Раскрыв лицо, девушка медленно откинула капюшон и поправила распущенные волосы так, чтобы обнажить плечи. Девушка стояла настолько близко, что услышала, с какой силой забилось сердце Ронана в широкой груди. Мужчина глубоко вдохнул и дотронулся до щеки обворожительной Шилты. Казалось, еще чуть-чуть и оба перейдут грань дозволенного. Однако, в этой игре только один желал продолжения.

– Мне нечем переубедить вас, мой господин, – спокойно сказала девушка и убрала руку мужчины со своей щеки, – Поэтому я пришла просто попросить.

Ронан стоял, потеряв ощущение реальности, и пытался осмыслить то, что сказала гостья.

– Этого недостаточно, – поняв, что Шилта снова играет с ним, ответил мужчина.

– Мне жаль, – холодно ответила девушка и накинула капюшон.

Ронан был готов нарушить все возможные договоры. Он задыхался от желания и был не намерен отступать. Схватив уходящую гостью за руку, мужчина прошептал.

– Не смей играть со мной, Шилта. Сначала ставишь запрет на близость, а затем приходишь и соблазняешь. Играть на чувствах других бесчестно.

– Это говорит мне человек, который довел двух влюбленных до отчаяния, – укорила Ронана Шилта.

Ронан возмущенно посмотрел на девушку и отошел. Ее упрек задел предводителя.

– Не сравнивай то, как ты поступаешь со мной, и то, какие решения принимаю я. Оставив Эмму в лагере, я спасаю ей жизнь. Представь, если я продам ее Дени. Что будет? Дени и Эмма уйдут из лагеря строить свою семью. Очень трогательно. А теперь посмотрим реально на ситуацию. Молодой человек залезет в долги, останется без работы. У него нет жилья и еды. Про Эмму и говорить нечего. Не знаю, о чем думают эти голубки, но у их сказки не будет счастливого конца.

– Слишком много грустных сказок в нижнем мире, – грустно проговорила Шилта и села на кровать Ронана.

В этот момент она была другой. Настоящей, такой, какой Ронан видел ее лишь однажды. Гостья отвернулась от мужчины и посмотрела на пламя в очаге. Это напомнило то время, когда Шилта ночевала рядом с Ронаном.

– Когда узнала о том, что вы не продаете Эмму, не думала, что печетесь о ее благополучии, – усмехнувшись, проговорила девушка, глядя на огонь.

Ронан молчал и с удовольствием наблюдал за настоящей Шилтой, лишенной напускной покорности и уловок.

– Вы удивили меня, – искренне призналась Шилта и посмотрела мужчине в глаза.

Ронан улыбнулся и на щеках мужчины появились озорные морщинки. Улыбка очень украшала его небритое лицо.

– Но если отпустить их нельзя, можно оставить в лагере. Просто отселить в маленькую палатку, – предложила Шилта, – Чтобы отрабатывать свой хлеб, Эмма может трудиться в прачечной и на кухне. А Дени продолжит нести службу в роли солдата.

– А когда она забеременеет? Мне только представителей Контроля в лагере не хватало, – начал спорить мужчина.

– Нужно предупредить молодых людей, что, как только Эмма забеременеет, им придется покинуть лагерь, – ответила Шилта.

Ронан пристально посмотрел на девушку. В его карих глазах мерцали отблески огня. Вокруг было тихо и по-особенному уютно. Шилта отвернулась к огню, и нежные тени танцевали на ее лице, придавая ему еще большей притягательности. Ронан залюбовался и сразу вспомнил слова младшего брата: «Я никогда и не рассчитывал на взаимность. Она как солнце для меня. Хочу просто греться в ее лучах». Только в этот момент он смог понять чувства брата. Шилта была красива и недоступна, это сводило с ума, но учило понимать красоту, наслаждаться ею на расстоянии, не тревожа и не дотрагиваясь.

– Хорошо, я отселю Дени и Эмму в отдельный шатер, но при одном условии, – лукаво проговорил Ронан.

– Каком? – насторожено спросила девушка.

– Ты вернешься в мой шатер.

Шилта недоверчиво посмотрела на мужчину.

– Обещаю соблюдать данные мной раньше обязательства, – приподняв ладони вверх, добавил Ронан.

Шилта удовлетворенно улыбнулась и кивнула.

Когда Марк вернулся в шатер, его ждал сюрприз. Рядом со спящим Ронаном, максимально приблизившись к очагу, дремала Шилта. Эта картина настолько удивила юношу, что он долго стоял у входа и не решался войти. Когда первый шок прошел, молодой человек тихо разделся и лег на свое место. До глубокой ночи он украдкой любовался спящей гостьей и надеялся, что больше она никуда не уйдет.

На следующее утро Ронан вызвал к себе на приватный разговор Дени, Эмму и Лурду. Весь лагерь ждал пару, чтобы узнать, чем кончилось дело.

– И зачем он затеял всю эту шумиху с выкупом, Эмму все равно уже никто не заказывал. Все же знали, что Дени горло за нее перегрызет, – шептались шахтеры.

– Ну не скажи, месяц назад на нее оставил заявку Лоренс, – спорил собеседник.

– Как же, как же, помню. Лурда девушку Лоренсу так и не привела, а Дени затеял с ним драку прямо в казарме. Хорошо, что вмешался Марк, а то эти солдафоны переубивали бы друг друга, – ответил мужчина.

– До сих пор удивляюсь, как Марку удалось скрыть этот инцидент от Ронана, – пожав плечами, сказал шахтер.

Подобные разговоры были не редкостью. Эмма и Дени были самой обсуждаемой парой в лагере после странного треугольника; Марк, Ронан и молодая ведьма.

Когда после часовой беседы из шатра предводителя старателей вышла сияющая от счастья Эмма под руку с радостным Дени, их встречал весь лагерь. Лурда появилась на улице чуть позже и сразу удалилась в женский шатер.

После этих событий несколько дней Шилта выслушивала все подробности трогательной истории любви Дени и Эммы. Девушки не уставали поздравлять подругу, а некоторые ужасно завидовали, пряча свои истинные чувства за притворными улыбками. Подобная обстановка действовала Шилте на нервы. Она не верила в любовь, и у нее на это были веские причины. Все эти события напомнили девушке о старых душевных ранах.

Как-то ночью Ронан и Марк проснулись от того, что девушка плакала и разговаривала с кем-то во сне.

– Что же ты наделал, Рат? – твердила Шилта и обливалась слезами.

Мужчины удивленно переглянулись.

– Кто такой Рат? – шепотом спросил Марка Ронан.

– Понятия не имею, – пожав плечами, ответил юноша.

– Что же ты наделал, Рат? – продолжала бормотать Шилта.

От рыданий девушка вся тряслась и содрогалась.

– Может, стоит разбудить ее? – предложил Марк.

– Даже не думай, может она продолжит откровенничать, и мы узнаем, кто такой Рат, – ответил Ронан.

Но в эту ночь Шилта так и не открыла тайну своего сна. Подобные случаи повторялись, но каждый раз все ограничивалось одной фразой: «Что же ты наделал, Рат?»

Мужчины не будили девушку, и каждый раз надеялись услышать что-то новое.

Тем временем лагерь Ронана дошел до замка Зорта. Когда к большим каменным стенам приблизилась шеренга из восьмидесяти человек, в замке начался переполох. Лучники на сторожевых башнях заняли боевые позиции и в случае нападения были готовы дать отпор.

Ронан поднял над собой белый флаг и, оседлав коня, двинулся к главным воротам, оставив старателей за пределами крепостных укреплений.

– Кто вы? – крикнул знакомый голос из смотрового окна над закрытыми воротами.

– Что, не узнаешь старого друга, Зорт, совсем зрением ослаб? – весело крикнул в ответ предводитель старателей.

– Ронан, ты ли это! – послышался радостный ответ хозяина замка.

– Нет, твоя покойная бабушка, – засмеялся всадник.

– Открыть ворота, – скомандовал Зорт.

Словно эхо, послышались возгласы охранников замка, повторяющих приказ командира. Спустя минуту тяжелые пластиковые заслонки начали разъезжаться. Послышался скрип металлических механизмов и лязганье цепей.

Ронан улыбнулся и направил коня вперед. Вскоре всадник скрылся из вида, а до старателей доносились только радостные возгласы старых приятелей, встретивших друг друга.

Марк, в отсутствии брата, руководил постановкой лагеря. Братья не знали, пустит ли Зорт к себе на территорию такое количество людей, поэтому заранее решили разбить лагерь за пределами стен. Выбрав ровное место, Марк начал ставить шатры. Поскольку Ронан решил погостить у друга подольше, старатели разворачивали шатры, готовя стационарный лагерь.

Марк был очень занят. Нужно было многое организовать и проконтролировать. Все это время Шилта ждала его у шатра Ронана. Только через три часа после прибытия девушке удалось поговорить с юношей.

– Объясните мне, пожалуйста, кто такой Зорт, – сняв маску, начала расспрашивать Шилта.

Марк присел на кровать и начал рассказывать.

– Он был другом семьи и доверенным лицом нашего отца. Когда я был слишком мал, чтобы помогать брату, Зорт был его наставником и правой рукой. Именно с ним Ронан нашел первую партию Ливития, благодаря которой впоследствии запустил плантацию. Брат до сих пор отсылает часть урожая Зорту, в знак благодарности за былую службу.

– А как давно это было? – поинтересовалась девушка.

Марк что-то посчитал в уме и сказал:

– Около пяти лет назад. Потом Зорт совсем ослаб здоровьем, и долгие переходы стали ему в тягость. Он сам попросил об отставке, и Ронан отпустил его. С тех пор я стал правой рукой брата, – ответил юноша.

– А откуда у Зорта столько земель в подчинении? – удивилась Шилта.

– Он очень ловкий торговец. Он крупный перекупщик продовольствия и полезных ископаемых. Он посылает большие охраняемые караваны в дальние города, скупая товары по низкой цене, а потом перепродает в другие области, прибавляя свой процент. Благодаря этому Зорт – один из богатейших людей в округе. Формально он не владеет всеми этими землями, но по факту его слово здесь закон.

– Очень удобно иметь в друзьях такого влиятельного человека, – задумчиво ответила девушка.

В этот момент Марка позвали, и он, извинившись, ушел. Вернувшись в шатер поздно вечером, молодой человек Шилту не застал. Это было удивительно, поскольку время было очень позднее. Подумав, что Шилта уснула в женском шатре, молодой человек разыскивать ее не стал. Старший брат так же не вернулся этой ночью из замка Зорта.

Следующим утром юношу так закружили дела, что про Шилту он не вспоминал. Только после обеда, столкнувшись с ней на кухне, он поинтересовался, где она была.

– Я пришла позже вас, господин, и ушла раньше, – ответила девушка.

Марк удивился, но виду не подал.

Ближе к вечеру в лагерь вернулся Ронан.

– Марк, послезавтра Зорт устраивает для всех старателей пирушку. Предупреди людей, чтобы вели себя прилично и сильно не напивались, – весело сообщил Ронан и хлопнул юношу по плечу.

– От тебя разит как от бочки с самогоном, – поморщившись, ответил младший брат.

– В таком случае пойду обратно в замок, не хочу, чтобы остальные видели меня нетрезвым.

С этими словами мужчина, пошатываясь, вышел из шатра. К несчастью в этот момент к Марку зашла Шилта. Пьяный Ронан врезался в миниатюрную девушку и сбил ее с ног.

– Прошу прощения, – невнятно проговорил мужчина, протягивая гостье руку.

Шилта насторожено посмотрела на нетрезвого руководителя и с опаской протянула ладонь. Тот не обратил на жест девушки внимания и, подхватив ее под колени и спину, с легкостью поднял с обледеневшей земли. Расплываясь в улыбке, Ронан занес Шилту в шатер и, усадив на кровать, пошел прочь, напевая что-то себе под нос.

– Что с ним? – потрясенно спросила девушка, глядя вслед мужчине.

– Немного перебрал, – виновато ответил Марк.

– Никогда не видела его таким веселым, – призналась Шилта и отстегнула маску.

– Мало кто знает, какой на самом деле мой брат, – грустно сказал юноша.

– И какой же на самом деле могучий Ронан? – с лукавой улыбкой произнесла девушка.

– Добрый, сильный, заботливый… – гордо заявил Марк и задумался.

Шилта сидела молча, с любопытством глядя на юношу.

– Наши родители ушли слишком рано. Отец владел полимерным заводом, а мама растила нас с братом и иногда помогала отцу. Она знала грамоту, поэтому занималась документами. Как-то раз они задержались на заводе. Такое случалось часто, поэтому Ронан сам покормил меня и стал укладывать спать. Вдруг в дверь постучали. Это был главный помощник отца. Он сказал, что на заводе прозвучал взрыв, и наши родители погибли. Мне тогда было всего пять лет, но я помню все до мельчайших подробностей. Помню, как брат закричал, что этого не может быть и побежал к двери. А я жутко испугался, что если он сейчас выйдет из дома, то тоже не вернется, и я останусь совсем один. Ронан словно почувствовал мой страх, он вернулся, вытащил меня из кроватки, закутал в шерстяное одеяло и на руках отнес к велосипеду. Всю дорогу меня трясло в прицепе для продуктов, а он гнал изо всех сил. Когда мы подъехали к заводу, то увидели только груду камней. Взрыв уничтожил все. Здание завода было очень старым. Отец не построил его, а восстановил заброшенную фабрику, оставшуюся от первых колонизаторов. Видимо поэтому взрыв разрушил все до основания. Так мы остались сиротами. На тот момент Ронану было уже семнадцать, и он заменил мне отца и мать. Сколько себя помню, он все время таскал меня с собой. Я был обузой, но никогда не услышал от него ни единого упрека. Старший брат всегда был для меня примером. А когда он нашел залежи Ливития и запустил плантацию, я буквально лопался от гордости. Благодаря ему я впервые побывал в верхнем мире. Увидел солнце вблизи, почувствовал его тепло и даже загорел. Пока Ронан следил за посадкой и автоматизировал обработку полей, я гулял по плантации, щупая плодородную землю и наслаждаясь зеленью первых всходов. До сих пор, устав от бесконечной зимы нижнего мира, я закрываю глаза и вспоминаю картину зеленеющих полей под лучами золотистого солнца, – мечтательно проговорил Марк.

– Мне очень жаль, что я чуть не поссорила вас, – виновато произнесла Шилта.

– Ты ни при чем. Это все мужские дела, – отмахнулся Марк.

– А почему завод взорвался? – осторожно спросила Шилта.

– Никто точно не знает, но Ронан говорил, что это из-за того, что отец состоял в тайном обществе, – поделился Марк.

– Каком?

– Как рассказывал брату отец, когда люди переселились на эту планету, все было по- другому. Верхний мир кормил нижний, нижний снабжал ресурсами верхний. Ученые и медики помогали и тем и другим, служа связующим звеном между мирами. Только когда сменилось несколько поколений, и все первые колонизаторы сгинули, в людях проснулась жадность и желание власти. Верхний мир начал наживаться на нижнем, оставляя шахтеров полуголодными. Общество, в котором состоял мой отец, называлось – Социум. Его члены стремились восстановить справедливость. Например, мой отец десятую долю произведенных полимерных изделий раздавал людям бесплатно. Рабочим платил двойную зарплату и очень много помогал голодающим горожанам. Папа даже нанял медиков, чтобы те обслуживали семьи его рабочих. Я этого, конечно, не помню, но, по словам Ронана, все было именно так. Из-за щедрости моего отца он почти не имел своих накоплений, но мама не жаловалась. Она поддерживала стремления мужа и уважала его за то добро, что он делал людям, – молодой человек вздохнул и добавил, – Вот такими они были, мои родители.

– Вот почему Ронан так хорошо платит своим старателям, – догадалась Шилта.

– Да. Он, конечно, не состоит ни в каком тайном обществе, но щедр, как отец. Брат часто повторяет его слова: «Если у вас есть больше, чем вам нужно, делайте стол шире, а не забор выше».

Молодые люди немного помолчали, потом Шилта спросила:

– Значит, Ронан полагает, что отца убили из-за того, что он был излишне щедр?

– Насколько я понял, те, кто наживается на полуголодных шахтерах и рабочих, охотятся за членами Социума. Если таких, как мой отец, станет больше, велика вероятность, что положение дел изменится. Нижний мир станет диктовать свои условия верхнему, – объяснил Марк.

– А почему Ронан не пошел по стопам отца и не стал членом Социума? – осторожно поинтересовалась Шилта.

– Думаю, из-за меня. Он всегда заботился обо мне и очень боялся, что убийцы наших родителей доберутся и до нас, – предположил юноша.

С улицы послышался голос Лероя.

– Марк, там человек Зорта тебя разыскивает.

Юноша быстро оделся и вышел на улицу. Шилта осталась в шатре. Глядя на языки пламени, она мысленно рисовала образы родителей Ронана. Через четверть часа Марк вернулся.

– Зорт прислал письмо, хочет видеть нас с тобой завтра в полдень у себя, – сообщил юноша.

– Зачем? – удивилась Шилта.

– Пишет, что хочет угостить вкусной едой и пообщаться.

– А отказаться нельзя? – поинтересовалась девушка.

– Думаю, это обидит Зорта, – ответил Марк.

На следующее утро, уладив все свои дела, Марк позвал Шилту, и пара пешком отправилась в замок. Девушка шла, озираясь по сторонам, и разглядывала постройки. Увиденное удивляло девушку. Сначала Шилту потрясла толщина внешней стены, огораживающей прилежащие территории замка. Затем, попав за пределы ограды, девушка поразилась красотой и монументальностью самой крепости. Большое количество башен, огромные окна, украшенные витражами, балконы с красивой кованой оградой, все это было неслыханной роскошью в нижнем мире.

– Потрясающе, – выдохнул Марк.

Юноша впервые был в гостях у Зорта и не меньше Шилты восхищался красотами и роскошью жилища друга семьи.

У входа в замок молодых людей ждал прислужник Зорта. Он провел гостей внутрь и помог раздеться.

– Вам туда, – учтиво сказал слуга и повел пару в большой гостинный зал.

Молодые люди шли, озираясь по сторонам. Оказалось, что внешняя роскошь крепости уступала богатству и оригинальности отделки. Стены замка были облицованы красивым камнем с вкраплением кроваво красных кристаллов Софития, который считался поделочным камнем и стоил дорого. Убранство замка изобиловало разнообразными тканями и красивой ковкой. Помимо привычной полимерной мебели, Шилта заметила стол из натуральной древесины.

– Посмотри, Марк, – шепнула юноше Шилта и указала на предмет мебели.

Молодой человек настолько поразился, когда разглядел стол, что отстал от провожатого и подошел к находке. Погладив столешницу руками, молодой человек посмотрел на Шилту.

– Это настоящая древесная стружка, пропитанная полимерной эмалью, – восторженно проговорил молодой человек.

Девушка тоже подошла к драгоценному предмету и потрогала.

– Хозяин ждет вас, – поторопил гостей слуга.

Молодые люди спохватились и вновь последовали за провожатым.

Преодолев бесконечную вереницу коридоров, галерей и залов, гости добрались до нужного помещения.

Слуга торжественно распахнул дверь гостиного помещения и объявил.

– Марк со спутницей прибыли.

Молодые люди вошли в зал и осмотрелись. По центру помещения стоял массивный стол прямоугольной формы. За ним, в противоположном конце комнаты, потрескивая Брутом, горел камин. С одной стороны помещения Шилта увидела большие окна с разноцветными витражами. Их обрамляли тяжелые шторы, отливающие шелковым блеском.

– Привет, Марк! – воскликнул упитанный мужчина, сидевший рядом с Ронаном за большим столом.

Поднявшись на ноги, хозяин, пошатываясь, пошел навстречу гостям. Шилта не обратила на него внимания, слишком поглощена была разглядыванием убранства помещения.

– Ты так повзрослел и вытянулся в росте. Уверен, ты вымахал выше Ронана. Только почему-то худощавый, – весело говорил Зорт, обнимая Марка.

Шилта слушала вполуха.

– Ронан, ты что его не кормишь? – насмешливо поинтересовался у друга мужчина.

Шилта повернулась к столу и посмотрела на Ронана. Тот сидел с кружкой в руке и смотрел на вошедших.

– Кормлю, но, как говорится, не в коня корм, – оправдывался старший брат.

– Ну, ничего, лет через десять заматереет, обрастет мускулатурой и покажет тебе, кто в доме хозяин, – звучно похлопав юношу по спине, ответил Зорт.

Марк смущенно заулыбался.

– Ладно, иди за стол, будем тебя откармливать и отпаивать, – пригласил юного гостя хозяин.

– Иди сюда, Марк, я угощу тебя вином, вкуснее которого ты еще не пробовал, – добавил Ронан.

– Вином? – удивился юноша, – Откуда такая роскошь?

– Ты даже не представляешь какая! – многозначительно проговорил брат.

– Оно сделано из удивительно ароматного сорта винограда под названием Изабелла. Этот сорт большая редкость, даже во внешнем мире, – хвастливо добавил Зорт.

Услышав название винограда, Шилта побледнела. Потеряв всякую осмотрительность, девушка подошла к столу и присмотрелась к таре, из которой разливали алкогольный напиток.

– Так, так, так, а это та самая ведьма, которую Ронан снял с позорного столба – переключился на девушку Зорт.

– Она самая, – гордо ответил мужчина.

Шилта не обратила на Зорта внимания. Больше всего ее интересовала маркировка на винной емкости.

– Чудаковатая она какая-то, – наблюдая за странным поведением гостьи, проговорил хозяин замка.

– Я же говорил, – разведя руками, произнес Ронан.

– Честно говоря, впервые слышу, чтобы девушку купили за пять килограмм риса. Это самая дешевая кобылка, которую я встречал, – рассмеялся Зорт.

Шилта бросила на мужчину возмущенный взгляд.

– А зачем маска? Низ лица изуродован? – брезгливо спросил мужчина.

– Нет, он прекрасен, – мечтательно сообщил Ронан.

Шилта удивленно посмотрела на руководителя. Мужчина был явно не трезв и пребывал в блаженно расслабленном настроении.

– Прекрасен? Первый раз слышу, что ты положительно отзываешься о женщине. Это очень интригует. Пусть снимет маску, я посмотрю, – требовательно сказал мужчина.

– Шилта сними маску, – махнув рукой, лениво приказал Ронан.

– Нет, – металлическим голосом ответила девушка.

Все застыли от удивления. Даже Марк, набивавший в этот момент живот жареным ягненком в невероятно вкусном соусе, слегка поперхнулся. Повисла неловкая пауза.

– Вы мне обещали, мой господин, – чуть мягче добавила Шилта.

– А она у тебя норовистая, – насмешливо проговорил Зорт, – С ней, наверное, хлопот много?

– Не то слово, – устало ответил Ронан.

Девушка бросила на мужчину уязвленный взгляд. Тот поднял в воздух кружку и ухмыльнулся:

– Твое здоровье, – невнятно проговорил он и выпил до дна.

– Если она доставляет тебе неудобства, готов перекупить за три баллона этого редчайшего вина, – самодовольно заявил Зорт.

Марк чуть не подавился второй раз.

– Если бы даже я согласился, поверь, эту лошадку сложно оседлать. Скорее всего, уже завтра ее стойло опустеет, – насмешливо ответил Ронан.

Зорт удивленно посмотрел на собеседника.

– Ты даже не представляешь, сколько раз эта девчонка от меня сбегала. Столько времени на поиски людей я еще не тратил. Эта ведьма просто мастер маскировки. Мне ни разу не удалось ее найти, – пояснил другу Ронан.

– И как же ей удалось сбежать от самого Ронана? – ехидно спросил собеседник.

– Говорит, умеет превращаться в ветер, – с трудом сдерживая смех, проговорил предводитель старателей.

В ответ Зорт громко расхохотался. Ответ старого друга настолько развеселил хозяина замка, что он несколько минут не мог остановиться. Наконец, придя в себя, утирая слезы, Зорт спросил:

– И как же ты поймал эту ветренную девицу?

– Не поверишь, но каждый раз она возвращалась сама, – всплеснув руками, ответил мужчина.

– Значит, ты неплохой наездник, если она… – начал было Зорт.

Но Шилта резко выпрямилась и сказала:

– Мне нужно возвращаться в лагерь, мой господин, скоро обед, нужно помочь на кухне, – перебила хозяина девушка.

– Не отпускай ее, Ронан, – попросил Зорт, – Кто-то должен разбавить наш мужской коллектив.

Ронан хмуро посмотрел на девушку.

– В так называемом стойле господина Зорта есть еще три менее норовистые лошадки. Уверена, с ними будет проще и веселее, – гордо ответила девушка.

Зорт не знал, чему удивляться больше. Дерзости, с которой девушка общалась с мужчинами, или ее удивительной осведомленности.

– Откуда ты знаешь, что у меня есть три женщины? – пораженно спросил хозяин замка.

– Мой друг ветер нашептал, – ядовито заявила Шилта и с вызовом посмотрела на мужчину.

Некоторое время присутствующие молчали. Шилта не отводила глаз и ждала реакции Зорта. Тот медлил.

– Ронан, я провожу Шилту и вернусь. У меня в лагере тоже остались кое-какие дела, – вмешался Марк.

– Хорошо, – ответил брат, – Только возвращайся.

Марк встал из-за стола и, подойдя к девушке, которая так и не садилась, шепнул.

– Нам лучше поторопиться.

Только тогда строптивая Шилта отвела глаза и последовала за молодым господином.

– Не обижайся на Зорта, он просто немного перебрал, – начал оправдываться Марк, выйдя из замка.

– Слушая про ваших родителей, не таким я представляла помощника и друга семьи, – призналась девушка.

– Поверь, он преданный и умный человек. Всему виной общепринятое отношение к женщинам, – грустно ответил Марк.

– Сомневаюсь, что ваш отец одобрил бы такое отношение к женскому полу, – расстроено ответила Шилта.

– Мой отец очень уважал женщин и безумно любил мать. Но он жил в другое время. Тогда женщин было гораздо больше, и ими никто не торговал.

Шилта грустно вздохнула и ничего не ответила.

Добравшись до лагеря, молодые люди расстались. Шилта пошла на кухню, а юноша собрал руководителей и объявил о предстоящем празднике в замке. Молодой человек попросил организовать баню и подготовиться. Убедившись, что приготовления начались, Марк снова ушел в замок Зорта.

Юноша вошел в зал в тот момент, когда подавали сочную свиную отбивную. Зорт пригласил его за стол и налил вина. Сделав глоток, юноша отодвинул кружку. Он не понимал, почему Зорт так расхваливает этот невыносимо кислый напиток. Налив себе воды, молодой человек принялся за свинину.

Весь вечер молодой человек молча ел, слушая, как общаются Ронан и Зорт. Юноша видел, как мужчины пьянеют, и недоумевал, почему им нравится пребывать в таком дурном состоянии.

Когда на улице совсем стемнело, слуга Зорта отвел юного гостя в спальню.

– Я буду ночевать здесь? – спросил Марк, озираясь по сторонам.

– Да, в комнате напротив уже спит ваш брат, – ответил слуга.

Марк прошел вглубь комнаты и начал озираться. После серовато-бежевых стен шатра, запаха сырости и горящего Брута Марк словно в сказку попал. Вокруг горели полимерные свечи в сверкающих канделябрах, искрились кристаллы софития на полированных до блеска стенах. В углу горел красивый камин, а справа стояла огромная кровать, заправленная белоснежным бельем.

– С ума сойти, – выдохнул Марк и с разбегу прыгнул в кровать.

Несмотря на роскошную обстановку, тепло и сытость, молодой человек никак не мог уснуть. Лежа с открытыми глазами, он слушал, как громогласно храпит в соседней комнате Ронан. И скучал по шатру. Живот молодого человека немного болел от переедания, и он вертелся, не в силах найти удобное положение. К тому же, после тесноты шатра огромные покои и широкое мягкое ложе доставляли Марку неудобства. Казалось, будто он лежит посреди огромного поля без одежды и укрытия. Наверное, именно поэтому, когда Марку, наконец, удалось заснуть, ему всю ночь снились голые холмы, равнины и сильный ветер.

Как ни странно, на следующее утро первым проснулся Ронан. Подняв голову с белоснежной подушки, мужчина почувствовал острую боль. Предводитель старателей простонал и сел. К головной боли прибавилась тошнота. Это напомнило мужчине то время, когда Шилта лечила его от заражения крови. Мужчина осмотрелся по сторонам, ища спящую девушку глазами, но быстро понял, что находится в замке у Зорта. Потерев лицо ладонями, мужчина встал и, пошатываясь, начал одеваться. Выйдя из спальни, он нашел слугу и попросил принести пару ведер холодной воды. Работник проворно справился с заданием, и уже через семь минут Ронан, стоя в ванной, обливался ледяной жидкостью. Эта процедура сопровождалась такими криками и бранью, что Марк проснулся. Услышав отголоски ругани старшего брата, юноша быстро оделся и выбежал в коридор.

– Ронан! – встревожено крикнул молодой человек.

К юноше подошел слуга и сообщил, что старший брат обливается холодной водой в ванной комнате. Поблагодарив работника, Марк поспешил к брату. Он добрался до ванной как раз тогда, когда бодрый и совершенно трезвый Ронан, вытирая голову, вышел в коридор.

– Ты уже встал? – спросил старший брат и, не дождавшись ответа, продолжил, – Отлично, пора в лагерь, сегодня будет трудный день.

Когда предводитель со своим молодым заместителем вернулся в лагерь, большинство старателей уже были готовы к выходу. Предвкушая сытное веселье, шахтеры с раннего утра помылись и привели себя в порядок. Мужчины нервно расхаживали по улице и жадно поглядывали в сторону замка.

Ронан принялся за работу. Марк, как всегда, был рядом и помогал, чем мог. Ближе к обеду все жители лагеря были помыты, одеты и готовы к походу в замок.

– Ты видел сегодня Шилту? – озадаченно спросил Марка Ронан.

– Нет, но она знает про мероприятие, поэтому обязательно придет, – успокоил брат.

– После вчерашнего знакомства с Зортом, я не уверен, что ей захочется на праздник, – хмуро заявил мужчина.

– Как бы там ни было, Зорт вряд ли заметит ее отсутствие, – ответил Марк и кивнул в сторону огромной толпы старателей.

Ронан кивнул и перестал разыскивать девушку. Он оседлал своего коня и, возглавляя шествие, повел людей в замок.

Зорт лично встречал гостей. Среди солдат и шахтеров были люди, которыми он прежде руководил. Каждого из них Зорт одаривал крепкими объятиями и приветствовал по имени. Такой теплый прием пришелся старателям по вкусу. Вокруг многочисленных гостей суетились слуги, помогая людям раздеться и пройти в нужный зал.

Как и днем ранее, Зорт принимал гостей в большом зале с большими окнами и камином. Однако, в отличие от прошлых пиршеств, это было невиданным по своей щедрости и размаху. Вместо небольшого прямоугольного стола в зале красовался длинный ряд столешниц в форме буквы «П». У стены рядом с камином хозяин отгородил пространство, где рассадил музыкантов.

На белоснежных скатертях стояла красивая посуда и невероятное количество разнообразной еды. Увидев такое изобилие, гости, как завороженные, усаживались за столы, не сводя глаз с угощений.

Музыканты начали играть незатейливую тихую музыку, и гости приступили к трапезе. Слуга Зорта проводил Ронана на центральное место за столом, где уже восседал Зорт. Чуть позже туда привели Марка.

– А где же твоя дерзкая ведьма? – лукаво поинтересовался Зорт.

– Точно не знаю, но, уверен, что появится, – нехотя ответил Ронан.

– Жаль, я приготовил ей место рядом с тобой, – нахмурившись, ответил Зорт.

Марк и Ронан посмотрели на пустое место между ними, где все было сервировано для еще одного человека.

– Спасибо, Зорт, но не стоило о ней так беспокоиться, – небрежно ответил предводитель старателей.

Зорт улыбнулся и приступил к трапезе. Когда гости утолили первый голод, хозяин замка приказал внести самогон. Старатели оживились. Музыканты начали играть более веселую и энергичную музыку, что добавило обстановке возбуждения. В отличие от остальной части стола, на центральную часть, где сидели Ронан Марк, и Зорт поставили кувшин с душистым вином. Почуяв знакомый запах, Марк поморщился и налил в кружку воды.

– Тебе не понравилось вино? – удивился Зорт.

– Наверное, оно прекрасно, но я больше привык к напиткам попроще, – смущенно ответил юноша.

– Тогда попробуй моего самогона, – предложил хозяин.

– Нет, мне вообще не нравится чувство опьянения. Немного пугает, когда не можешь контролировать свое тело, – виновато ответил Марк.

– Ну что ж, дело твое, – недовольно ответил Зорт, – Мне просто казалось, в знак уважения к хозяину первый тост стоит поднять с более благородным напитком, чем вода.

Ронан бросил суровый взгляд на брата и пихнул его под столом ногой. Тот понял намек и, отставив кружку, взял в руки бокал с вином. Зорт довольно заулыбался.

Стоило слугам закончить разливать по кружкам алкоголь, Зорт встал со стула и, подняв бокал, начал произносит тост.

– Я хочу поднять этот первый бокал за здоровье моего дру…

В этот момент дверь в зал распахнулась. Все затихли и обернулись. На пороге появилась Шилта. Не обращая внимания на собравшихся гостей, девушка стряхнула снег с плаща и откинула капюшон. Все стихли и наблюдали за девушкой.

– Прошу прощение за опоздание, мой господин, – заявила гостья, обращаясь к Ронану.

Тот удивленно кивнул и ничего не ответил. Сопровождаемая недоумевающими взглядами девушка прошла через весь зал и села рядом с предводителем.

Зорт посмотрел на опоздавшую и недовольно покачал головой. Шилта, проигнорировав налитый для нее бокал, взяла пустую кружку и налила себе воды.

– Итак, – продолжил Зорт, краем глаза наблюдая за манипуляциями ведьмы.

Девушка подняла кружку над столом, даже не потрудившись отстегнуть маску.

– Поднимаю этот бокал за моего лучшего друга, – продолжал хозяин замка, – Я прожил длинную жизнь и смело заявляю, что никогда не встречал человека щедрее и достойнее, чем он. И пусть много лет назад я по собственному желанию ушел в отставку, не было ни дня, чтобы не скучал о тех славных временах, когда мы путешествовали в поисках Ливития по дорогам этой не слишком дружелюбной планеты. Предлагаю всем собравшимся в знак глубочайшего уважения выпить за Ронана до дна!

За столом поднялся шум, послышались одобрительные возгласы и свист. Тост пришелся по душе собравшимся и люди принялись осушать бокалы.

Ронан протянул руку, чтобы чокнуться с Зортом. Марк последовал примеру брата.

Шилта неожиданно встала с места и громко сказала:

– Могу я добавить несколько слов к тосту?

Положение женщин в обществе нижнего мира не позволяло представительницам слабого пола такой вольности. Этот поступок был вопиющей наглостью и большим неуважением. В зале воцарилась мертвая тишина. Все ждали реакции Ронана. И, судя по его выражению лица, она была не за горами.

– Что она себе позволяет, – возмущенно воскликнул Зорт.

– Не так много, как вы, – с вызовом ответила ведьма, – По крайней мере, не травлю своих гостей ядом медленного действия, в надежде выдать их смерть за естественную кончину в результате злоупотребления алкоголем.

Зорт потрясенно смотрел на девушку и молчал, а Ронан был поражен происходящим настолько, что чуть не выронил бокал.

– Что ты несешь, сумасшедшая? – презрительно произнес Зорт.

Шилта повернулась к Ронану и сказала:

– Ваше вино отравлено ядом под названием Скриптова слюна. Этот яд действует медленно и убивает жертву только по истечении суток. Заснув сегодня в своем шатре, вы уже не проснулись бы. Обвинять в этом Зорта никто не стал бы. Ведь смерть выглядела бы максимально естествен…

– Кого ты слушаешь Ронан, полоумную бабу, – злобно перебил хозяин замка.

– Мои слова легко проверить, – лукаво проговорила Шилта и, взяв из рук руководителя бокал, протянула Зорту.

Хозяин замка возмущенно посмотрел на Ронана. Тот нахмурился и кивнул. Напряжение в зале росло. Люди сидели, затаив дыхание, и мысленно гадали, выпьет ли Зорт из кубка Ронана.

– Ну что ж, если ты веришь не мне, а этой ведьме, я выпью, – высокомерно произнес Зорт и выпил вино до дна.

Отставив пустой бокал, мужчина с вызовом посмотрел на Шилту.

– Как видите, со мной все в порядке, – расставив руки, произнес Зорт.

В зале поднялся гул. Люди перешептывались, глядя то на Шилту, то на хозяина замка.

– Прости дерзость моей женщины, Зорт, – начал извиняться Ронан, – Как я могу загладить свою вину?

– Отдай эту мерзавку мне, – кровожадно заявил хозяин замка.

Ронан замолчал и посмотрел на Шилту. Та стояла тихо и с покорностью взирала на своего господина.

– Она нанесла мне оскорбление и должна за это ответить, – убеждал друга Зорт.

Ронан смотрел то на Зорта, то на Шилту и не спешил с ответом. Все жали его слова.

– Я накажу ее сам, – наконец, заявил мужчина.

– Этого не достаточ… – начал возмущаться хозяин замка.

В этот момент Шилта вынула из-под плаща небольшой стеклянный пузырек. Увидев его, Зорт вздрогнул и замолчал на полуслове. Девушка протянула пузырек Ронану и сказала:

– В этой баночке жизнь вашего друга. Теперь он всецело в ваших руках и только вам решать, как наказать предателя.

Присутствующие были потрясены поворотом событий. Многие вскакивали с мест, чтобы внимательнее рассмотреть пузырек.

– Что в нем? – удивленно спросил Ронан.

– Противоядие от Скриптовой слюны, – с улыбкой ответила девушка, – Если в течение трех часов Зорт его не примет, завтра к утру его не станет.

– Как тебе удалось? – закричал хозяин замка, – Оно было у моего медика!

Ронан выхватил кинжал и приставил к горлу Зорта.

– Не слушай эту ведьму. В пузырьке не противоядие. Там мои сердечные капли. Я стал слаб сердцем и должен принимать их каждый день, иначе скончаюсь от сердечного приступа, – испуганно проговорил Зорт.

Ронан смотрел на Шилту и не знал, кому верить.

– Мое слово против его, – тихо сказала ведьма, глядя в глаза Ронану.

– Неужели ты поверишь, что я пытался отравить тебя? Сколько ты знаешь ее и сколько меня, Ронан? – укорил друга Зорт.

Ронан убрал кинжал и недоверчиво посмотрел на Шилту.

– Ну, раз я вру, то и пузырек особого интереса не представляет, – сказала девушка и, выхватив стеклянную емкость из левой руки Ронана, швырнула его в стену.

– Нет! – прокричал Зорт и рванулся в сторону стены.

Стеклянный флакон ударился о полированный камень и со звоном разлетелся на мелкие кусочки. Осколки стекла упали на пол вместе с содержимым. Это была не жидкость, а порошок серовато-желтого цвета.

– Не похоже на капли, не правда ли? – ехидно заявила девушка.

– Это порошок для их приготовления, – гневно заявил Зорт.

– В любом случае, беспокоиться не о чем, ведь у человека, страдающего хроническим недугом, запасов лекарства должно быть много, – небрежно произнесла Шилта.

– Ах ты, дрянь! – гневно прокричал Зорт и кинулся на девушку.

Ронан преградил мужчине путь и схватил его за шею.

– Охрана, – истошно закричал хозяин замка и, выхватив маленький кинжал, полоснул Ронану по предплечью. Мужчина вскрикнул и выругался. Рука главного старателя непроизвольно разжалась. Зорт вырвался и побежал к выходу. Марк бросился вдогонку. К счастью, молодой человек бегал гораздо быстрее, и моментально нагнал Зорта. Схватив мужчину за ворот, он резким движением опрокинул его на пол.

– Только двинься, и я прирежу тебя, – угрожающе проговорил Марк, наставив на Зорта разделочный нож, лежавший на столе.

– Заблокируйте двери! – схватившись за рану, приказал Ронан.

Солдаты выскочили из-за стола и навалились на дверь. Спустя мгновенье с обратной стороны в нее начали барабанить слуги Зорта.

– Ронан, мы оставили все оружие в лагере, – испуганно сообщил Лерой.

– Плохо, но поправимо, – ответил руководитель.

Он оторвал кусок скатерти, перевязал раненную руку и подошел к лежащему на полу Зорту.

– Вставай, – скомандовал Ронан и ударил хозяина замка ногой.

Тот испуганно посмотрел на бывшего друга и поднялся. Ронан обхватил Зорта за шею и приставил к горлу кинжал.

– Прикажи своим людям, чтобы покинули замок, – процедил Ронан сквозь зубы.

– Хорошо, – дрожащим голосом ответил мужчина.

Предводитель старателей довел Зорта до двери и жестом попросил всем разойтись. Солдаты отпустили дверь и охрана, напиравшая на преграду с другой стороны, буквально ввалились в помещение. Ронан прижал лезвие кинжала к горлу заложника сильнее.

– Немедленно покиньте замок, – срывающимся голосом скомандовал Зорт.

Охранники столпились в дверях зала и растерянно смотрели на руководителя.

– Все на улицу! – прикрикнул на подчиненных хозяин замка, почувствовав, что Ронан прижал кинжал еще плотнее.

Охрана словно очнулась от гипноза и поспешила к выходу.

– Быстрее! – крикнул им вслед Ронан.

Когда за солдатами Зорта закрылась дверь, Ронан отпустил заложника и, повернув лицом к себе, спросил:

– Напомни, дружище, где у тебя оружейная? Помнится, ты хвалился, что оружия там хватит на целую армию.

Зорт начал нервно озираться и медлить с ответом, Ронан устало вздохнул и со всего размаха ударил мужчину в живот. Тот со стоном выдохнул и повалился на пол.

– Так, где, говоришь, оружие? – с издевкой повторил вопрос предводитель старателей.

Зорт встал на ноги и, пошатываясь, поплелся в сторону комнаты с оружием. Ронан держал кинжал наготове и шел следом. Остальные старатели шли за руководителем, стараясь не создавать лишнего шума.

Пройдя добрую половину замка, Зорт, наконец, остановился у нужной двери. Медленным движением мужчина достал из кармана ключ и начал отпирать дверь. Все ждали. Неожиданно Зорт со стоном согнулся, словно ему стало плохо. Ронан раздраженно выругался и, приблизившись к мужчине, наклонился над ним. В этот момент Зорт резко разогнулся, ударив затылочной частью Ронана по лицу. Главный старатель схватился за нос. Сквозь пальцы мужчины заструилась кровь. Воспользовавшись этим замешательством, Зорт нырнул внутрь оружейной комнаты и заперся изнутри.

– Выбивайте, – невнятно сказал Ронан, зажимая лицо руками.

Пока Лерой с помощниками штурмовал массивную дверь оружейной, Зорт открыл окно и, воспользовавшись помощью охранников, выбрался на улицу.

Попав, наконец, внутрь хранилища, люди Ронана начали вооружаться.

– Смотри, там арбалеты, – восторженно проговорил Марк, указывая на стойку со стрелковым оружием.

– Очень хорошо, раздай солдатам, – ответил старший брат.

Пока старатели разбирали мечи, топоры и стрелы, Ронан инструктировал руководителей.

– Прорываться к воротам всей толпой бесполезно. Многие пострадают, остальных добьют в лагере. У нас теперь только один выход, убить всех воинов Зорта. Самое сложное – нейтрализовать лучников на сторожевых башнях и стене. Не стоит забывать про наземную охрану замка…

– А сколько у Зорта людей? – перебил Лерой.

– Он хвастал, что стену патрулирует около пятнадцати человек, и сам замок обслуживает примерно столько же, – ответил руководитель.

– Это значит тридцать на двадцать, – недовольно проговорил Лерой.

– Пятнадцать лучников с арбалетами на укрепленных позициях, против двадцати пеших воинов – это очень опасный расклад, – грустно вздохнул Рендел.

– А ведь еще охранники у дверей поджидают, – добавил Клаус.

– У нас нет выбора, нужно перебить всех. Это понятно? – строго заявил Ронан.

Подчиненные закивали.

– План такой. Все, кроме солдат, остаются здесь. Их задача следить за тем, чтобы охранники не вошли в замок. Солдаты вместе со мной будут биться на улице. Выходить через главный вход неразумно, поэтому пойдем через дверь для прислуги в восточном крыле. Охранникам замка придется разделиться, а, значит, у дверей нас встретят. С этого момента наша двадцатка разделится на три части. Одни дают бой наземной охране, другие поднимают щиты и закрывают тех, кто сражается, от лучников, а третьи ведут прицельную стрельбу из арбалетов по стенам и башням. И помните, наша задача обезвредить всех до единого, – объяснил Ронан.

Солдаты переглянулись, план был опасный, но, за неимением лучшего, пришлось согласиться.

– Марк, ты остаешься в замке, руководи обороной…

– Ронан, я пойду с тобой, – перебил юноша.

– Я сказал в замке, и точка. Шахтеры народ горячий, но в военном деле ничего не понимают. Тебе нужно их организовать, – пояснил старший брат.

Марка этот довод не убедил. Молодой человек насупился, но спорить не стал.

Солдаты разобрали мечи, щиты и арбалеты. Ронан нашел на стойке с оружием острый боевой топор и прихватил с собой вместо меча.

– Если у нас не получится справиться с охраной и стрелками, людей выводить придется тебе, – сказал старший брат Марку на прощанье.

Юноша кивнул и нахмурился.

Ронан взял в раненную руку щит, в здоровую – меч, и вышел из оружейной. Солдаты плотной шеренгой последовали за предводителем.

Любопытные шахтеры подошли к окну в надежде увидеть, как сражается Ронан.

– Отойдите от окна, там же лучники. Если вас заметят, всех перестреляют, – начал ругать беспечных старателей Марк.

Спустя несколько минут за окном послышался шум. Ронан со своими людьми вышел на улицу и начал, размахивая топором, отбивать нападение поджидавшей на улице охраны. Ему помогало еще шесть человек. Битва завязалась жаркая и ожесточенная. Лерой с пятью помощниками заслоняли сражавшихся товарищей от стрел, которые, словно дождь, сыпались на головы бойцов. Между щитами теснились солдаты с арбалетами во главе с Ренделом.

Весть о том, что Ронан прорывается от восточного крыла к воротам, быстро разлетелась по территории замка, и со всех концов к месту схватки начали стекаться охранники. Отбиваться было сложнее с каждой минутой.

– Рендел, дай двух стрелков в помощь, – крикнул подчиненному Ронан.

Тот приказал паре солдат повернуться лицом к сражению и прикрывать Ронана с помощниками. Стало немного легче.

Когда сопротивление наземной охраны почти удалось сломить, один из солдат со щитом вскрикнул и упал на землю.

– Джеду прострелили ногу, – крикнул Ронану Лерой.

– Сомкни ряд, иначе нас всех сейчас перестреляют, – задыхаясь от усталости, ответил предводитель.

Спустя несколько минут вскрикнул один из подопечных Рендела. Молодой человек уронил арбалет и схватился за плечо.

– Замени его, Бустер, мы справимся, – приказал одному из своих помощников Ронан.

Ряды солдат Ронана редели, но и врагов оставалось не так много. В какой-то момент главный старатель понял, что всех наземных охранников удалось обезвредить.

– Вы двое, поднимайте щиты и присоединяйтесь к отряду Лероя, а я буду помогать стрелкам, – скомандовал Ронан.

Лерой был очень рад пополнению, поскольку держать щит кроме него мог только один человек. Отряд Рендела тоже насчитывал всего три человека. И все это притом, что за весь бой мужчинам удалось подстрелить только пятерых лучников.

– Ну что тут у вас? – спросил Ронан, присоединившись к Ренделу.

– Вон в той башне укрылось сразу три стрелка. Засели там, как черви, никак их достать не можем. На соседней башне еще двое. От этих пятерых стрелков проблем больше всего. Третью и четвертую башню мы уже очистили. Остальные стрелки перемещаются по стене, поэтому наиболее уязвимы.

– Отлично, сначала снимем тех, кого проще, потом примемся за червей, – бодро ответил Ронан.

Выстроившись в плотный строй и заслонившись щитами, солдаты старателей начали прицельный обстрел стены. Всего за несколько минут им удалось подстрелить еще пятерых лучников.

– Что будем делать с червями в башне? – спросил Ронана Рендел.

– Выкуривать, – заявил Ронан и достал десяток Брутовых насадок.

Рендел улыбнулся.

– Раздай ребятам, пусть поджигают и стараются попасть в бойницу, – приказал предводитель.

– Будет сделано, – заверил Рендел.

Через полминуты в сторону двух занятых стрелками Зорта башен полетели горящие стрелы. Эффект последовал практически сразу. В одной из башен что-то полыхнуло, и солдаты выбежали на стену. Помощники Рендела начали отстреливать нерадивых погорельцев.

– Еще троих нет, – радостно заявил Рендел.

Но в этот момент одна из стрел, пущенная с еще не освобожденной башни, пролетела между двух щитов и впилась молодому человеку в живот.

– Рендел! – вскрикнул Ронан и подскочил к солдату.

Тот упал на колени и глазами полными ужаса посмотрел на торчащую из тела стрелу.

– Держись, Шилта тебя залатает, – заверил подчиненного Ронан.

И только в этот момент понял, что не видел девушку с того момента, как Зорт порезал его руку. Страшное предположение пронзило мужчину. Хозяин замка все еще был на свободе, а, значит, мог взять девушку в заложники.

– Ура! – воскликнул Лерой.

Ронан вышел из задумчивости и посмотрел вперед. Последняя башня, где укрывались два последних лучника, загорелась. Ронан схватил арбалет, зарядил новую стрелу и выстрелил в бегущих от пожара стрелков Зорта. Острый снаряд впился бежавшему по стене воину прямо в плечо. Беглец упал и скрылся из вида.

– Последний мой, – возбужденно заявил Лерой и, зарядив арбалет, выстрелил во второго лучника.

– Только стрелы переводишь, – насмешливо заявил Ронан, видя, как заряд пролетел мимо.

Не успел предводитель снова зарядить арбалет, как стрела выпущенная Бустером сбила последнего лучника с ног.

Все вокруг стихло. Солдаты не спешили убирать щиты и опасливо озирались.

– Их точно было тридцать? – спросил у Ронана Лерой.

– Точно не помню, но вроде да. На всякий случай щитов опускать не стоит, – ответил руководитель.

– А где Зорт? – спросил Бустер.

– Не знаю, но обязательно выясню, – заверил Ронан и дал команду возвращаться в замок.

Когда солдаты вернулись, в оружейной был погром. Единственное окно было разбито, оружие раскидано, а на полу лежало несколько раненных охранников.

– Что у вас тут произошло? – встревоженно спросил Ронан у Марка.

– Зорт с охраной пытался прорваться через оружейную в гостиный зал. Видимо, рассчитывал собрать с пола противоядие. Не волнуйся, из наших никто не пострадал, – ответил юноша.

– А где сейчас Зорт? – сурово поинтересовался старший брат.

– Я связал его и запер в зале, – ответил Марк.

– Связал? Не велика награда за то, что он сделал, – возмутился предводитель.

– Я просто решил, что будет справедливо, если он умрет той смертью, которую хотел подстроить тебе.

Ронан удивленно посмотрел на брата и ответил:

– Очень мудро.

После битвы старатели, по приказу руководителя, забрав из замка транспорт, продукты и оружие, отправились в лагерь. Всех раненых мужчины везли в угнанных телегах.

– По приезду заготовьте теплой воды и обработайте раны, – инструктировал Лурду и остальных женщин Ронан.

Девушки согласно кивали и косились на сосредоточенную Лурду.

– А Шилту так и не нашли? – угрюмо поинтересовалась женщина.

Ронан отрицательно покачал головой.

– Ранения серьезные, без нее многие погибнут, – прошептала Лурда.

– Я знаю, – задумчиво ответил Ронан.

Вернувшись в лагерь, старатели сосредоточили все силы на том, чтобы помочь раненым. Кто-то таскал Брут, кто-то воду. Банный шатер превратился в полевой госпиталь. Солдат уложили рядами. Девушки с помощью теплой воды промывали им раны и поили самогоном для обезболивания.

Ронан, словно затравленный зверь, метался по лагерю, пытаясь выяснить, кто последний видел Шилту.

– Куда она могла деться? – раздраженно спросил Марка мужчина.

– Ситуация была сложная, всем было не до нее, – пожав плечами, ответил юноша.

Ронан сжал кулаки и зарычал. Марк посмотрел на брата и сказал:

– Иди к женщинам, пусть твою рану посмотрят.

Старший брат махнул рукой и пошел искать Лероя.

– Сегодня придется дежурить тем, кто остался цел. Я добавлю в отряд нескольких шахтеров. Первую половину ночи можешь спать. Руководить будет Марк. Часа в четыре сменишь его, – проинструктировал подчиненного Ронан.

На улице окончательно стемнело. Большинство раненных солдат уснуло от солидной дозы самогона. Хуже всего себя чувствовал Рендел, и многие опасались, что солдат больше не проснется.

Предводитель старателей сходил с ума, разыскивая Шилту. Он даже хотел отправиться в замок, но Марк его остановил.

– Если не вернется к утру, поедем искать, а сейчас в темноте по замку бродить небезопасно, ведь, помимо солдат, у Зорта есть слуги, – убеждал Ронана брат.

Близилась полночь. Ронан распустил людей по шатрам, но сам спать не лег. Вместе с дежурными солдатами он патрулировал территорию в надежде встретить Шилту.

Появление девушки было, как всегда, необычным. Около половины первого один из солдат заметил свет факела со стороны замка. Патрульный поднял тревогу и навстречу приближающемуся источнику света направились вооруженные мужчины. Ронан с Марком шли первыми. Пройдя несколько десятков метров, мужчины поняли, что на них движется какой-то транспорт.

– Как ты думаешь, что это? – спросил у Лероя Ронан.

– Кажется, грузовой велосипед, – неуверенно ответил солдат.

И он не ошибся. Спустя несколько минут до слуха патрульных начал доноситься скрип педалей и хруст снега под колесами.

– Остановись и представься, – громким голосом приказал Ронан.

– Это я, Шилта, мой господин.

Услышав знакомый голос, мужчина был готов кричать от радости.

– Где тебя носило, Скриптова ведьма, – воскликнул Ронан.

– Навещала комнату здешнего медика. Нашла много полезного, – ответила девушка, подъехав к мужчинам.

Ронан обошел велосипед и посмотрел в прикрепленный кузов. Там лежало много банок, мешков и коробок.

– Привезла Скриптовой слюны на весь лагерь? – пошутил мужчина.

Девушка усмехнулась и поехала в сторону лагеря. Мужчины поспешили следом.

На велосипеде Шилта быстро добралась до стоянки и разыскала шатер с больными. Мужчины догнали ее как раз в тот момент, когда девушка разгружала прицеп велосипеда.

– Я понесу, – сказал Марк, забрав из рук девушки тяжелый пластиковый контейнер.

Шилта кивнула и отдала груз.

– Все, что в кузове, нужно перенести в шатер? – спросил Ронан.

– Да, – ответила девушка.

Ронан с солдатами быстро разгрузили велосипед. Руководитель отправил подчиненных патрулировать территорию, а сам остался наблюдать за работой девушки. Марк тоже остался и принялся помогать, поднося ткань и воду.

Внимательно осмотрев всех пострадавших, Шилта взяла сумку и попросила присутствующих удалиться.

– Опять за свое, – ворчливо бубнил Ронан, покидая шатер.

Поначалу братья нервно топтались у выхода. Когда стало понятно, что процесс лечения затянулся надолго, мужчины разошлись по своим делам.

Спустя час Ронан решил навестить Шилту. Будучи убежденным, что девушка давно закончила свои колдовские дела, он без предупреждения вошел в шатер. То, что увидел мужчина, привело его в ужас. В то время, как Шилта перевязывала рану одному из пострадавших, за ее спиной на Ренделе сидела жуткая тварь черного цвета. По виду существо напоминало сороконожку, наподобие тех, что он встречал на плантациях, но размером с мужскую кисть и большим количеством шипастых лапок. Чудовище сидело на животе у Рендела и, впив в рану два полупрозрачных шипа, пило его кровь.

– Скриптовы булыжники! – потрясенно воскликнул мужчина.

От неожиданности Шилта вскрикнула и обернулась. Сороконожка втянула в себя полупрозрачные шипы и начала издавать еле слышное потрескивание.

– Что это за Скриптово отродье! – задыхаясь, воскликнул Ронан.

Шилта встала на ноги и звонко щелкнула языком. Сороконожка сорвалась с места и побежала к хозяйке. Пробежав через половину помещения, существо добралось до Шилты и, вскарабкавшись по длинному платью, спряталось в сумку, висящую у девушки на плече.

– Я же предупреждала, что входить нельзя, – строго сказала девушка.

– Что это было? – показывая пальцем на сумку, заикаясь, спросил Ронан.

Девушка вздохнула и направилась к мужчине.

– Не-не подходи ко мне, – с трудом произнес мужчина и начал пятиться назад.

Сделав несколько шагов, Ронан споткнулся и упал. Шилта подошла и протянула мужчине руку, чтобы помочь подняться.

– Не трогай меня, – брезгливо поморщившись, сказал Ронан и, поднявшись на ноги, поспешно ушел.

После инцидента прошел час, а Ронан так и не смог успокоиться. Он даже хотел разыскать Марка и поделиться увиденным, но решил, что ему никто не поверит. День был полон кошмаров, поэтому нет ничего удивительного, что начали мерещиться чудища.

Сидя на своей кровати и глядя в очаг, он пытался убедить себя в том, что мерзкая сороконожка ему только померещилась.

На улице послышался шум. Ронан обернулся и увидел, как в шатер вошла Шилта. Все внутри сжалось и похолодело. Мужчина опасливо покосился на сумку и спросил:

– Зачем ты пришла?

– Осмотреть вашу руку, мой господин, – спокойно ответила девушка и отстегнула маску.

– Спасибо, не надо, – брезгливо ответил Ронан.

– Хотите получить заражение крови снова, ваше дело, – уязвленно сказала Шилта и хотела уйти.

Ронан нервно сглотнул и сказал.

– Ладно, останься, но чудище свое из сумки не выпускай.

Шилта улыбнулась и, сняв плащ, подошла к мужчине. Закатав рукав, девушка осмотрела ранение и сказала:

– Вам придется раздеться по пояс, я не могу дотянуться до края раны.

Ронан недовольно фыркнул и начал раздеваться.

– А когда ты лечила мою ногу, эта тварь по мне бегала? – настороженно спросил руководитель.

Шилта хихикнула и ответила:

– Да.

От вида бегающей по раненой ноге сороконожки Ронана затошнило.

– Рана неглубокая, но началось воспаление, – осматривая порез, сообщила Шилта, – Очень рекомендую отвернуться.

С этими словами девушка потянулась к сумке.

– Нет! – в ужасе закричал Ронан, – Лучше умереть от заражения, чем увидеть еще раз это Скриптово отродье.

Шилта нахмурилась и укоризненно посмотрела на мужчину.

– Ну, хорошо, не хотите, чтобы завтра рука была здорова, пусть заживает естественным образом. Буду обрабатывать ее специальными мазями, и недели за три пройдет.

– Отлично, это мне подойдет, – облегченно сказал Ронан.

Шилта сходила в шатер с ранеными и принесла оттуда ткань и мази. Вернувшись, девушка принялась намазывать рану. Ронан к тому моменту немного успокоился, и место ужасу уступило любопытство. Он смотрел на девушку и пытался проанализировать то, что про нее знал. Придя к выводу, что почти ничего из воспоминаний не поддается логическому объяснению, мужчина начал сомневаться в том, что ведьм не существует.

– Значит, ты все-таки ведьма? – сдался Ронан.

Шилта замерла и посмотрела на мужчину.

– Шилта, управляющая болезнями? – продолжил руководитель.

Девушка усмехнулась и ничего не ответила.

– И ты действительно умеешь превращаться в ветер?

Шилта продолжила перевязывать руку. Ронан внимательно наблюдал за ее ловкими руками и размышлял.

– Ну, вот и все, – сказала Шилта, собирая обрезки ткани и пузырьки с мазями, – Я могу вам еще чем-то помочь, мой господин?

– Нет.. Хотя, да. У меня к тебе куча вопросов, Шилта, – признался Ронан.

– Задавайте, – сказала девушка.

– Не могу, – немного помедлив, произнес мужчина.

– Почему?

– Боюсь, ответы мне не понравятся, – хмуро ответил Ронан.

– Тогда не задавайте, – безразличным тоном ответила девушка.

Она собрала принесенные вещи в контейнер и поднялась на ноги.

– Хотя знаешь, есть все-таки один вопрос, который я давно хочу тебе задать, – заявил Ронан.

– Слушаю, – устало ответила девушка и убрала за ухо прядь пшеничных волос.

– Кто такой Рат? – неожиданно спросил мужчина.

От звука этого имени девушка вздрогнула и побледнела.

– Откуда вы знаете это имя? – внезапно посерьезнев, спросила девушка.

– Ты часто бормочешь его во сне, – признался Ронан.

Не помня себя от волнения, Шилта отступила назад и, почувствовав, что ноги уперлись в край кровати, присела, не глядя.

– Так кто этот Рат, и что он такого натворил? – продолжил расспрашивать мужчина.

– Он превратил меня в ведьму, – ответила Шилта и отвернулась к очагу.

Ронан посмотрел на девушку и сердце сжалось. Внезапно весь ее облик изменился. Она сидела на краю кровати, сгорбившись от внезапно навалившихся воспоминаний.

– И как ему это удалось? – осторожно спросил Ронан и присел рядом.

Некоторое время девушка не отвечала. Ронан молча смотрел на ее красивый профиль и ждал. Наконец, она грустно вздохнула и, повернувшись, ответила:

– Он отнял у меня все, что я любила.

В этот момент на ней не было маски. Шилта выглядела трогательно и очень располагающе. Никаких тайн и загадок, никакого колдовства, только неподдельное человеческое горе молодой беззащитной девушки.

– Только страдания могут сделать из женщины ведьму, – продолжила девушка и по бледным щекам побежали слезы.

Даже зачерствевшее сердце Ронана не выдержало и содрогнулось от сочувствия. Он провел тыльной стороной ладони по мокрой щеке Шилты и прошептал:

– Мне очень жаль, что кто-то причинил тебе страдания.

В этот момент между молодыми людьми все изменилось. Сильнейшее притяжение, словно электромагнитный импульс, пробежало по коже, оставляя после себя миллионы мельчайших мурашек. Желание захлестнуло с такой силой, что сопротивляться было почти невозможно. Ронан посмотрел на нежно розовые губы девушки и подался вперед. Глядя в ее глаза, он искал разрешения и, казалось, уже нашел его, как вдруг девушка встала и сказала:

– Мне надо идти в шатер к раненым.

Что-то словно оборвалось в груди мужчины. Словно не выдержав накала, струна музыкального инструмента лопнула, издав громкий неприятный звук. Он старался прийти в себя, продолжая пребывать в каком-то странном опьянении. А Шилта застегивала маску и торопливо собиралась уйти.

Она была уже в дверях, когда Ронан опомнился и, подойдя, взял ее за руку.

– Мне надо уйти, – смущенно повторила девушка.

Ронан несколько секунд смотрел ей в глаза и не отпускал. Затем мужчина поднес руку к губам и поцеловал. Шилта опустила глаза, высвободила кисть и вышла.

В эту ночь она не пришла ночевать в шатер. Ронан знал почему.

Утром следующего дня Шилта старательно избегала своего искусителя. Ронан же, напротив, старался всегда держать девушку в поле зрения. Можно было подумать, что чувство не взаимно, но электрический импульс, возникший накануне, продолжал притягивать их друг к другу. Обмануть глаза и уши просто, но чувственную составляющую человеческого сознания провести невозможно. Теперь между ними была связь, которую ощущали оба.

Глава 8

Путешествие в Вилт продолжалось. Лагерь старателей ушел от разоренного замка Зорта почти на две сотни километров. Температура на улице поднялась до нулевой отметки, и путников то и дело поливало ледяным дождем. На дорогах было скользко и мокро. Люди падали, получая то безобидные ушибы, то переломы. Шилту то и дело просили заживить ссадину или исцелить поврежденные кости. Своих пациентов девушке приходилось принимать в шатре Ронана, чему он был не очень рад.

– Что это? – брезгливо спросил руководитель, глядя на каплю чего-то непонятного возле кровати.

– Не знаю, наверное, похлебка Марка, он любит есть в шатре, мой господин, – удивленно ответила Шилта.

– Уверен, это слюна твоей многоногой зверушки, – раздраженно сказал Ронан.

Шилта звонко засмеялась. Впервые он слышал, как девушка смеется. Радость была ей к лицу. Мужчина моментально остыл и уже мягче спросил:

– Что смешного?

– У нее нет слюны, мой господин, – давясь от смеха, ответила девушка.

– Где ты ее нашла? Ни разу не видел ничего подобного. У ведьм так принято, носить в кармане какое-нибудь Скриптово нечто, внушающее ужас простым смертным? – шутливо поинтересовался мужчина.

Шилта разразилась новой порцией звонкого смеха, но ничего не ответила.

В шатер зашел Марк. Увидев смеющуюся до слез Шилту, молодой человек удивленно посмотрел на брата и спросил:

– С ней все в порядке?

– Не уверен, но, думаю, жить будет, – отшутился Ронан.

Девушка вытерла слезы и, стараясь снова не рассмеяться, спросила Марка.

– Это вы супом накапали, господин?

Молодой человек подошел ближе и пригляделся.

– Скорее всего. Сегодня снова снег с дождем был, пришлось есть в шатре, чтобы в похлебку не накапало, – признался юноша.

Все еще посмеиваясь Шилта начала одеваться.

– И куда ты собралась на ночь глядя? – поинтересовался Ронан.

– Скоро приду, мой господин, – ответила девушка и вышла из шатра.

– Я уже говорил, что меня безумно злит, когда она не отвечает на прямо поставленные вопросы? – повернувшись к младшему брату, спросил мужчина.

– Раз сто, – ответил Марк.

Вопреки своему обещанию, Шилта вернулась только утром. Мокрая и продрогшая, она вбежала в шатер руководителя и возбужденно заявила:

– Мне надо поговорить с вами, мой господин.

– Это может подождать? – сонно поинтересовался мужчина.

– Не думаю, мой господин.

Марк проснулся от шума, повернулся лицом к девушке и удивленно произнес:

– Ты была на улице всю ночь?

Услышав возглас брата, Ронан привстал и посмотрел на Шилту. Та стояла у входа, мокрая до нитки и подрагивала.

– Что случилось? – спохватился Ронан и вскочил с кровати.

– Ничего страшного, не подумайте, – успокоила руководителя девушка.

– Тогда, где тебя носило всю ночь?

– Об этом я и хочу поговорить, мой господин, – ответила Шилта.

– Тогда можешь начинать, – сказал Ронан.

Девушка бросила взгляд на Марка.

– Мне выйти? – догадался юноша.

– Нет, думаю то, что я скажу, будет полезно и вам, – мягко проговорила девушка и вздрогнула.

– Думаю, для начала тебе нужно снять мокрую одежду и погреться у очага, – предложил Ронан.

Шилта благодарно кивнула и, сняв плащ, с которого капала вода, подсела к огню.

– Итак, о чем же ты хочешь мне поведать? – начал расспрашивать Ронан.

Девушка полезла в свою сумку. Ронан вздрогнул и поморщился.

– Только не вздумай демонстрировать Марку своего питомца, – предостерег ведьму руководитель.

Шилта сделала вид, что не услышала замечание мужчины, и достала измятый и промокший кусок бумаги.

– Что это? – удивился Ронан.

– Набросок карты, – ответила девушка, протянув многострадальный листок.

Поверхность полимерного пергамента была мокрой настолько, что линии рисунка немного растеклись, и было сложно понять смысл зарисовки. Поняв недоумение руководителя, девушка начала водить пальцем по бумаге и объяснять.

– Это холмы, которые находятся в пяти километрах от нашей стоянки, далее идет небольшой овраг, а за ним начинается то, ради чего я вас разбудила.

– И что же? – нетерпеливо спросил Ронан.

– Толща осадочного конгломерата, под которым находятся залежи Ливития, мой господин, – радостно сообщила девушка.

Ронан поднял на Шилту изумленный взгляд.

– Откуда ты знаешь? – спросил он.

– Эм… Это сложно объяснить… Просто знаю, – запинаясь, ответила Шилта.

Ронан с Марком переглянулись.

– Нужно посоветоваться с геологом, – недоверчиво сказал Ронан и стал одеваться.

Шилта нахмурилась. Не такой реакции она ожидала от главного старателя.

– Вы мне не верите? – грустно спросила Шилта.

– А ты как думаешь? Мы должны поверить на слово девушке, которая ничего не понимает в геологии. Однако утверждает, что во мраке ночи случайно набрела на залежи самого вожделенного минерала на планете? – язвительно ответил Ронан одеваясь.

Шилта бросила на мужчину уязвленный взгляд и замолчала.

– Пойдем будить Фреда, – сказал Ронан, отправляясь к геологу.

Шилта грустно вздохнула и последовала за руководителем.

Фред спал настолько крепко, что Ронану пришлось несколько раз крикнуть его имя, стоя рядом с общим куполом. От командного голоса руководителя проснулись все обитатели шатра.

Сонный и недовольный, Фред вылез из купола и спросил в чем дело. Ронан протянул мужчине карту Шилты и объяснил суть дела.

– Залежи Ливития, – задумчиво проговорил он, – Нужно посмотреть.

– Тогда отправляемся немедленно, – приказал Ронан.

– Сейчас, только возьму некоторые инструменты, – растерянно сказал геолог и недовольно покосился на Шилту.

Через пять минут, сев на велосипеды, путники отправились на геологическую разведку. Шилта ехала первой и показывала мужчинам дорогу. Проехав несколько километров, девушка остановилась и слезла с велосипеда.

– Вот здесь проходит граница области залегания Ливития, – сказала девушка.

Фред слез с велосипеда и достал из багажника контейнер с инструментами. Достав необходимые предметы, он начал растапливать лед раскаленным Брутом и втыкать в грунт минералоанализаторы.

Ронан нервничал. Когда речь шла о залежах Ливития, мужчина с трудом держал себя в руках.

– Ну что там? – спустя десять минут нетерпеливо спросил руководитель.

– Приборы фиксируют пласт конгломерата из окатанных обломков Пирона, Магнифита и Люминиция. Из-за большой толщины пласта конгломерата и слепящих свойств Люминиция минералоанализатор не может пробиться глубже пяти километров, поэтому напрямую проверить предположение Шилты невозможно, – сообщил подчиненный.

– Это не предположение, – гордо заявила девушка.

Ронан бросил на Шилту недовольный взгляд и продолжил расспрашивать геолога.

– Ну, а твое мнение, Фред, может тут залегать Ливитий?

– Я уверен почти на сто процентов, что нет, – заявил мужчина.

Шилта недовольно фыркнула.

– Почему? – спросил Ронан.

– Магнифит и Пирон образуются при условиях, существенно отличающихся от закономерностей происхождения Ливития. Кроме того, я никогда не встречал Люминиций рядом с залежами нашего минерала, – объяснил Фред.

Ронан бросил на Шилту негодующий взгляд и пошел к велосипеду.

– Нет, постойте, я вас уверяю, Ливитий там есть, – умоляюще проговорила девушка.

– Ты не геолог, а значит… – не оборачиваясь, начал спорить Ронан.

– Да он тоже, – в сердцах крикнула Шилта.

– Что, простите? – оскорблённо ответил Фред.

Ронан обернулся и крикнул на девушку.

– Прекрати, Шилта, я принял решение и это не обсуждается, – затем обернулся к Фреду и добавил, – Прости, Фред, я накажу ее за это оскорбление.

– Но вы не понимаете, уезжать нельзя, нужно остаться и…

– Это решать не тебе, женщина, – крикнул, обернувшись, Ронан.

Мужчины сели на велосипеды и посмотрели на девушку. Шилта стояла на месте, где Фред проводил измерения, и с вызовом смотрела на Ронана.

– Хочешь верить этому шарлатану, твое дело, Ронан, – дерзко заявила девушка.

– Знай свое место, – прорычал на Шилту предводитель.

– Нормальный геолог знает, что здесь конгломерат осадочный, а значит, минералы, входящие в его состав, зародились не тут. Сюда их принесло ветром, водой и другими явлениями. Нельзя по осадочному слою судить о залежах под ним.

Ронан удивленно воззрился на девушку.

– Это правда, Фред? – не сводя с Шилты глаз, спросил мужчина.

– Эм.. Я бы не стал так утверждать… – нерешительно начал геолог.

– Ронан! Здесь, подо мной, на глубине нескольких метров, залежи Ливития, которые по объемам значительно превышают остатки в шахтах Вилта. Если ты сейчас уедешь, я продам это месторождение другому старателю и буду помогать ему, а не тебе, – в сердцах проговорила Шилта.

Главный старатель смотрел на девушку и понимал, что даже если под слоем конгломерата пусто, отдать ее кому-то другому он не сможет.

– Ладно, бурильщикам углубиться на десять метров и, если мы не обнаружим залежи, ты поплатишься своей сороконожкой – наконец сказал Ронан.

Шилта кивнула и гордо пошла к велосипеду.

По возвращении в лагерь Ронан приказал своим людям переместиться на несколько километров западнее и разбить лагерь там. Все очень удивились, но обсуждать приказ предводителя никто не дерзнул.

– Вы нашли залежи? – обрадовался Марк, узнав о намерениях брата.

– Нет, мы нашли одну одержимую Ливитиевой лихорадкой даму, которая, вопреки категоричному мнению геолога, готова ложкой рыть грунт, лишь бы доказать, что драгоценные залежи там есть, – раздраженно ответил Ронан.

– Фред сказал, что там ничего нет? – уточнил юноша.

– Да.

– Тогда зачем там бурить? – недоумевал Марк.

– Она сказала, что уйдет, если не послушаю, – недовольно сообщил Ронан.

– И что ты сделаешь, если мы ничего не найдем? – настороженно поинтересовался юноша.

– То есть, ты хочешь сказать, «когда» мы ничего не найдем? Не знаю, для начала постараюсь не убить ее в гневе, – ответил мужчина.

На то, чтобы сместить лагерь и поставить дополнительные шатры, организуя многодневную стоянку, у старателей ушло полдня. За вторую половину люди Ронана успели еще меньше. Шахтеры распаковали и собрали буры и сделали пробный запуск оборудования.

Работа закипела только на следующий день. Промокая и замерзая до костей, мужчины долбили и бурили конгломерат. Борьба с грунтом была ожесточенная, но весомых результатов не приносила. Вечером к Ронану пришел руководитель шахтеров и спросил:

– Скажи мне, как своему старому боевому товарищу, Ронан, что мы здесь ищем? – начал разговор пожилой шахтер, – Фред говорит, что Ливития здесь нет. Тогда что?

Ронан устало потер лицо и ничего не ответил.

– Я ведь не ради любопытства интересуюсь. Доломитовы коронки конгломерат с Люминицием не выдерживают. Мало того, что слой с разной степенью твердости минералов, так еще этот Скриптов минерал. Ты же знаешь, что Люминиций уступает только Дарону, – продолжил старатель.

– Попробуй доломитовыми и, если не возьмут, буду заказывать Дароновы, – без энтузиазма ответил предводитель.

– Мы оба знаем, сколько стоят коронки из Дарона! Именно поэтому сегодня целый день мои ребята грызли верхний слой доломитов. Мы износили три коронки, а углубились всего на метр. На один метр, Ронан! – возмутился шахтер.

Ронан встал и начал нервно расхаживать по шатру.

– Так что мы забыли в этой глуши? Почему не идем в Вилт? Зачем тратим силы на Скриптову толщу непробиваемого конгломерата? – недоумевал пожилой старатель.

Ронан помолчал, а затем ответил:

– Я понимаю все, о чем ты говоришь, но обещал заглубиться на десять метров…

– Кому? Этой ведьме? Ронан, что с тобой? С каких пор баба стала диктовать тебе, что делать? – перебил руководителя старатель.

Предводитель бросил на старателя угрожающий взгляд.

– Следи за языком, Милфорд. Я уважаю тебя и ценю твое мнение, но если еще раз ты позволишь себе учить меня жизни, вылетишь из лагеря, – процедил сквозь зубы Ронан.

Милфорт замолчал, нахмурился и вышел из шатра.

Разговор с Милфордом был последней каплей. Ронан сам понимал все, что происходит, и это сводило его с ума. Когда в шатер в поисках Марка заглянула ничего не подозревающая Шилта, Ронан был в состоянии очень близком от взрыва.

– Марк сегодня полночи в патруле, – злобно ответил Ронан.

Девушка уловила тон и хотела поспешно скрыться, но Ронан окликнул ее и жестом пригласил войти. Понимая, что разговор предстоит сложный, Шилта, нехотя, вошла и расстегнула маску.

– Мне нужно серьезно поговорить с тобой, Шилта, – металлическим тоном сообщил предводитель.

Девушка сняла плащ и, пройдя вглубь шатра, присела на кровать Марка.

– Объясни мне, откуда ты знаешь, что там Ливитий? – требовательно спросил Ронан.

– Я не могу объяснить… Пока не могу, – виновато ответила девушка, – Просто поверьте мне, мой господин.

– Да хватит, Шилта! – взорвался Ронан, – Я сыт по горло твоим: «Мой господин»! Сколько можно лицемерить и изворачиваться? Я устал от чужих предательств и игр, а ты слишком редко отвечаешь на поставленные мною вопросы. Это доводит до белого каления!

Девушка вздрогнула от резкой перемены тона Ронана и отступила на шаг назад.

– Зачем я снял тебя с того столба?! – продолжал изливать накопившийся гнев мужчина, – С первого дня, как ты появилась в моем лагере, живу словно на Скриптовом пласту, трясет так, что на ноги встать невозможно. Я уже ничего не контролирую. Стоит поверить, что все наконец-то идет по плану, как ты снова вмешиваешься, и все идет кувырком. Я готов на все, чтобы вернуть былую стабильность, но уже не знаю как. А тебе все мало. Играешь в свои игры, и плевать на всех! Ты даже не утруждаешь себя объяснениями, напускаешь дыма, начинаешь корчить из себя ведьму. Я так это ненавижу, что готов сорвать все твои маски, одежду, даже кожу, если потребуется, лишь бы понять, что на самом деле ты за человек!

Шилта смотрела на Ронана, влажными глазами и с трудом сдерживала слезы.

– Ты прав. Нужно было оставить меня на том позорном столбе. Я умерла бы той же ночью, а ты через шесть дней, и мукам конец. Марк догнал бы нас немного позже, как и все жители лагеря. Ведь они уже тогда были заражены лихор…

– Перестань давить мне на совесть. Чего ты хочешь? Что бы я разрыдался и, упав на колени, тебя благодарил? – брезгливо ответил Ронан.

– Да! Да, я хочу, чтобы ты хоть раз сказал мне спасибо. Хочу, чтобы понял, не я выбиваю у тебя почву из-под ног, а сама жизнь, потому что она чудовищно сложна! Мне нужно, чтобы ты перестал думать только о себе, Ронан! – Шилта не выдержала и заплакала, – Ты хоть представляешь, насколько сложно иметь дело с таким неблагодарным хамом? Проклинаю тот день, когда из всех возможных вариантов, выбрала тебя.

С этими словами Шилта взяла плащ и попыталась уйти.

Ронан схватил ее за руку и грубо дернул на себя:

– Из всех возможных вариантов, значит, – процедил он сквозь зубы.

Это стало для мужчины последней каплей. Гремучий коктейль злости и давно сдерживаемой страсти затмил разум. Он впился губами в шею девушки и заломил ей руки.

– Не надо, Ронан, прошу, ты же обещал, – умоляюще простонала девушка.

Напрасно Шилта сопротивлялась и отталкивала мужчину. Его было уже не сдержать. Ронан слишком долго держал себя в руках, слишком долго терпел ее волнующую близость и притворялся безразличным.

Несмотря на свой протест, Шилта помнила, насколько тонки стены шатра, поэтому не кричала. Долго умоляла она Ронана остановиться, понимая, насколько это безнадежно. В итоге, неиссякаемая страсть мужчины измотала девушку настолько, что та, обессилев, уснула.

Утро следующего дня было тяжелым для обоих. Шилта проснулась поздно, а Ронан так и не смог уснуть. Он осознал, что нарушил один из важнейших пунктов договора. Мужчина не сомневался, что Шилта не простит, и сбежит из лагеря при первой же возможности. Пока девушка спала, он принес цепь с двумя приваренными браслетами на концах. Один надел себе на левую руку, другой – спящей Шилте на правую.

Когда девушка проснулась, ее ждал сюрприз в виде массивного украшения в память о прошлой ночи. Девушка бросила на Ронана презрительный взгляд и отвернулась. Сердце мужчины сжалось. Вина душила, но извиниться было выше его сил.

С этого момента Ронан и Шилта были неразлучны. Он отстегивал девушку только на короткое время, давая переодеться, помыться или сходить в туалет. После этого сразу надевал браслет обратно и водил за собой, как дикое животное. В ответ на такое отношение пленница перестала разговаривать с Ронаном.

Как ни странно, в сложившейся ситуации сложнее всего было Марку. Он сразу заметил синяки на запястьях и шее девушки, поэтому понял, почему брат приковал ее к себе. Поскольку юноша был влюблен в ведьму, он принял ее сторону, и его неприязнь к брату росла каждый день. В итоге Марк отселился в шатер к солдатам, чтобы не быть свидетелем издевательства над девушкой.

Ронан страданий брата не замечал. Его жизнь превратилась в бесконечные терзания. После ухода Марка из шатра, он превратил Шилту в свою наложницу. Но счастья или хотя бы удовлетворения это ему не приносило. Мужчина понимал, что владеет прекрасным телом возлюбленной, но навсегда потерял ее сердце. Ронан не был тираном, он просто обезумел от любви. Сорвавшись однажды, он больше не мог сдержать страсть и вернуть себе самоконтроль. Каждую ночь, присев на колени, он целовал пальцы ее рук и ног, гладил лицо, заглядывал в глаза, стараясь разглядеть хотя бы намек на взаимность, но видел лишь голубой лед и полное безразличие. Это больно било по самолюбию и разрывало сердце.

Остальные жители лагеря отнеслись к происходящему противоречиво. Некоторые поговаривали, что ведьма пыталась придушить Ронана, поэтому он сковал ее. Другие, напротив, предполагали, что она приворожила мужчину и сама приковала к себе.

Как бы там ни было, время шло. Ронан заказал в верхнем мире коронки из Дарона. Как только беспилотник доставил ценный груз, работа пошла быстрее. Медленно, но верно Дарон дробил вкрапления Люминиция, углубляясь все дальше. Прошло восемь дней.

– Милфорт, как дела? На какую глубину вы вышли? – спросил у руководителя шахтеров Ронан.

– Семь метров, думаю, еще пару дней и дойдем до десяти, – заверил мужчину старатель.

Шилта бросила в сторону буровой установки хмурый взгляд.

Близилось время обеда, Ронан велел Лурде принести еду в шатер и в сопровождении Шилты отправился ждать трапезы. Когда за текстильной стеной шатра послышались шаги, мужчина подумал, что это Лурда. Вопреки ожиданиям в помещение вошел Марк.

– Это ты? – удивленно воскликнул старший брат.

Молодой человек снял насквозь промокший плащ и небрежно спросил:

– Мне сказали, ты искал меня.

– Полдня искал, где тебя носило? – возмутился мужчина.

– Гулял, – безразличным тоном ответил юноша.

– Гулял? Серьезно? Ты должен был помогать Лерою, почему ушел? – раздраженно сказал Ронан.

– Я устал от всего, и мне захотелось развеяться, – пояснил молодой человек.

– А разрешения спросить не подумал? – недовольно поинтересовался Ронан.

– Мне нужно спрашивать разрешение, чтобы пройтись? Может, и меня на цепь посадишь? – огрызнулся Марк.

Шилта опустила глаза и отвернулась.

– Ты ведешь себя неправильно, – стараясь сдерживать нарастающий гнев, проговорил старший брат.

– Я? А может быть ты, Ронан? – продолжал нападать Марк.

– У тебя какие-то проблемы? – угрожающе спросил мужчина.

– Да, кажется, моего брата подменили, – всплеснув руками, ответил Марк, – Понимаешь, он перестал быть честным, справедливым и рассудительным человеком. Я не узнаю его, и не только я.

Молодой человек бросил взгляд на Шилту.

– С каких пор ты стал отвечать злом на добро, Ронан. Когда потерял уважение к слабым и стал пользоваться своей силой в ущерб тем, кого обещал защищать.

– Замолчи, – злобно приказал старший брат.

– Ты всегда был похож на отца, я уважал тебя за это и гордился, что ты мой брат. Но теперь ты превратился в нечто совершенно на него не похожее. Мне стыдно за тебя, Ронан, уверен, и родителям было бы стыдно, – с вызовом продолжал Марк.

Каждое слово юноши било в самые больные места Ронана. Он знал, что Марк прав во всем, и от этого зверел еще больше.

– Заткнись и уходи! – заорал на брата мужчина.

– Я, если ты заметил, уже давно ушел от тебя, братец, – неприязненно сказал Марк, – А что касается совета заткнуться, то тут ты запоздал. Мы с тобой за пять дней не сказали друг другу ни слова. Но, уверен, ты не заметил. Ведь в последнее время только о себе и думаешь.

– Может потому, что слишком долго думал о тебе, – гневно упрекнул брата главный старатель.

– Ну, прости, если обременял тебя все эти годы. Мне казалось, что у нас нечто типа семьи. Один помогает другому, чем может. А ты, оказывается, жалел, что я с родителями не взорвался, – горестно ответил Марк.

– Знаешь что, катись ты со своими претензиями подальше. Честно сказать, всякое было, голод, холод и мысли разные, но я тебя, сопляка, не бросил и тяну за собой до сих пор. Прежде, чем меня жизни учить, скажи спасибо за все, что я для тебя сделал.

– За что спасибо, Ронан? За то, что я всю жизнь у тебя на побегушках? Жизни не вижу, все за Ливитием гоняюсь. Из-за того, что родители умерли, я к тебе с детства вот такими цепями пристегнут, – ответил Марк и показал на руку Шилты, – Думаешь, сыт – значит свободен? Ошибаешься. У меня свой путь, своя жизнь и помогать я тебе не обязан. Слишком долго я отдавал тебе то, что не брал взаймы. Хочешь и дальше превращаться в недочеловека – дело твое, только такому человеку я не семья.

От возмущения Ронан вскочил на ноги и сжал кулаки.

– Значит, братом мне быть не хочешь. Тогда вали из лагеря! – процедил Ронан сквозь зубы.

– Не проблема, – огрызнулся Марк, – Желаю тебе нажить тысячу гектаров плантаций и сдохнуть в одиночестве, обнимая мешки с крупой.

Таким Ронан Марка еще не видел. Заявление младшего брата окончательно вывело мужчину из себя. Забыв про присутствие Шилты, Ронан замахнулся и хотел ударить брата кулаком по лицу. Марка спасла Шилта. Девушка со всей силы дернула цепь, и Ронан отшатнулся назад.

– Не надо! – закричала она на мужчину.

Больше попыток ударить юношу Ронан не делал. Марк бросил на брата полный боли и разочарования взгляд и вышел из шатра.

Весь оставшийся день Ронан ходил сам не свой. В голове постоянно крутились упреки Марка и его взгляд перед уходом. Внутри зрело четкое понимание того, что пора остановиться. Ронан обидел самых дорогих людей и, возможно, потерял их навсегда.

Мужчина был так расстроен, что в эту ночь не притронулся к Шилте. Всю ночь лежал он без сна, думая, как исправить то, что натворил.

Как только рассвело, Ронан вызвал беспилотник. Получив команду поиска, устройство начало разыскивать Марка с воздуха. Как только Ронан получил распечатку с точками возможного местонахождения младшего брата, он собрал всех солдат и отправился на поиски. Группа объездила все места помеченные на карте. Все найденные беспилотником люди были путниками или отшельниками, и Марка среди них не оказалось.

Как и прежде, Шилта была пристегнута к Ронану цепями, но, щадя возлюбленную, мужчина посадил ее на своего коня. Предводитель шел, ведя лошадь под уздцы, а девушка сидела верхом, прикованная к его левой руке.

Мужчины вернулись в лагерь около полуночи. Уставшие и промокшие, они свалились спать, даже не поев.

Несмотря на то, что всю дорогу Шилта ехала верхом, девушка тоже устала. Не успела Шилта прилечь на подушку, как глубокий сон моментально овладел ею.

На следующий день Ронан остановил работы по бурению и направил все силы на поиски брата. Оседлав велосипеды, старатели предприняли попытку разыскать Марка в городе, находящемся в тридцати километрах южнее лагеря. Благодаря нехитрым транспортным средствам до города старатели добрались быстро. Ронан и его люди опрашивали горожан, заглядывали в окна, посетили местную администрацию, но ничего не выяснили. Когда начало темнеть, старателям пришлось покинуть городок и вернуться на стоянку.

Не щадя ни себя, ни людей, Ронан искал Марка, с каждым днем все дальше удаляясь от лагеря. По прошествии четырех дней, люди начали заболевать. Нескончаемый ледяной дождь в сочетании с усталостью и невозможностью погреться пагубно сказались на здоровье подчиненных.

– Люди измучены, Ронан, нужно прервать поиски и дать им отдохнуть, – попросил Ронана Лерой.

– Мы должны найти Марка, – заявил Ронан.

– Если не дать людям отдохнуть, то искать его скоро будет некому, – уговаривал Ронана солдат.

Ронан устало вздохнул и ответил:

– Хорошо, прервемся на один день. Сегодня я поеду на поиски сам, а вы отдохните.

Предводитель старателей снова посадил Шилту на коня и пешком отправился в путь. Весь день он ходил по дорогам. Мужчина устал настолько, что шатался. Начало темнеть, а он все всматривался вдаль, надеясь увидеть сбежавшего брата. Когда стало совсем темно, мужчина зажег факел и присел на камень, чтобы передохнуть. На душе было так тяжело, что хотелось завыть. Он опустил лицо и по щекам полились слезы.

– Сними цепь, и я найду его, – неожиданно произнесла Шилта.

От удивления Ронан забыл про слезы и посмотрел на девушку.

– Без меня ты не найдешь его, мы оба это знаем, – добавила Шилта.

– Но если я отпущу тебя, ты не вернешься, – горестно проговорил мужчина.

Девушка отрицательно покачала головой.

– Нет, так не пойдет. Ты не заставишь меня выбирать.

Ронан опустил голову и схватился за лицо.

– Сколько ты знаешь меня и, знаешь ли? – тихо начала убеждать его Шилта, – Я всего лишь несколько месяцев твоих воспоминаний. Скоро твой интерес угаснет, и ты сам отстегнешь эту цепь. Я не могу сравниться по значимости с Марком. Он – самое дорогое, что у тебя есть. Ни одна женщина не имеет права разрушить вашу дружбу и семью. Я не прошу тебя выбирать, потому что, как такового, выбора нет.

Ронан слушал и по щетинистым щекам лились слезы.

– Отпусти, и я помогу найти твоего младшего брата, – добавила Шилта и замолчала.

Несколько минут они сидели молча. Ледяной дождь продолжал мочить и без того насквозь мокрую одежду, а ветер трепал полы одежды. Затем Ронан тяжело вздохнул, утер слезы и достал из потайного кармана ключ. Окинув прощальным взглядом девушку, он отстегнул тяжелый металлический браслет с ее руки.

– Мне понадобится конь, – сказала Шилта, – Но, обещаю, что верну его, как только найду Марка.

Старатель грустно кивнул и отошел назад, уступая девушке дорогу. Шилта бросила на него прощальный взгляд и пустила коня в галоп. Девушка уже скрылась из вида, а Ронан продолжал стоять, глядя на уходящюю вдаль дорогу. В этот момент внутри что-то больно оборвалось. Он почувствовал, что больше не увидит Шилту.

Свинцовое небо продолжало щедро омывать нижний мир ледяной прохладой. Туманная дымка пролегла вдоль линии горизонта, и большие каменные кучи посреди обледеневшей равнины смотрелись словно острые зубы, предворяющие бездонную утробу гигантского чудовища.

Глава 9

Прошло пять дней с момента, как Ронан отпустил Шилту. Мужчина не прекращал поиски, хотя ситуация казалась безнадежной. Люди устали и начали выражать недовольство. В итоге предводитель принял решение продолжить буровые работы.

Глядя на то, как работают шахтеры, Ронан мрачнел день ото дня. Ему казалось, что вся его жизнь теперь не имеет никакого смысла. Внутри зародилось и крепло убеждение, что все это была игра, которую он проиграл. Фантазия рисовала красочные картины того, как Марк и Шилта празднуют свою ловко обыгранную партию. Мужчине стали сниться сны, в которых Марк целует Шилту, и та отвечает взаимностью. Он сгорал от гнева, думая, что девушка заставила его поверить в залежи Ливития только для того, чтобы сбежать с Марком. Но, несмотря на это, был тверд в своем слове и ждал, когда шахтеры углубятся на десять метров.

– Долго еще? – недовольно спрашивал Ронан у Милфорда.

– Еще пару дней, – испуганно отвечал руководитель шахтеров.

– Ты говорил это два дня назад, – негодующе отвечал Ронан.

– На глубине конгломерат плотнее из-за большой плотности вкраплений Люминиция, а он – сложный минерал,– оправдывался пожилой шахтер.

По ночам Ронану было еще хуже, чем днем. Оставшись наедине со своей совестью, мужчина испытывал такое чувство вины, что сдавливало грудь. Он понимал, что сам во всем виноват, но правда была очень горькой. От противоречивых догадок болела голова. Мужчина мало спал, отчего под глазами пролегли круги. Из-за переживаний Ронан перестал есть и начал терять в весе. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы однажды утром в лагере не появился наездник в темно-сером плаще и капюшоне, закрывающем почти все лицо.

– Здесь охраняемая территория, – угрожающе проговорил Лерой, встретив гостя во время патрулирования.

Наездник скинул капюшон и улыбнулся.

– Марк! – воскликнул солдат и подбежал к другу.

Юноша спешился и обнял боевого товарища.

– Где ты был, мы тут все с ног сбились…

– Я знаю, знаю, – перебил молодой человек и похлопал товарища по спине.

Покончив с приветствиями, Лерой посмотрел на коня и удивился:

– Как я мог не узнать Давлоса.

– Все просто, стал стар и слаб зрением, – подшутил над коллегой Марк, беря лошадь под уздцы.

– Мы, видимо, все слабы зрением, раз так и не смогли найти тебя. Где тебя носило? – радостно заявил Лерой.

– По разным местам, – уклончиво ответил юноша и пошел вглубь лагеря.

Весело беседуя, молодые люди дошли до шатра Ронана. Лерой забрал у Марка коня и увел кормить.

Марк осторожно загляну за занавес и позвал брата.

– Что? – потухшим голосом ответил Ронан.

Младший брат вошел внутрь и посмотрел на брата.

Вид у Ронана был такой болезненный, что у Марка сжалось сердце.

– Ты болен? – испуганно спросил юноша.

Вместо этого Ронан подошел и так крепко обнял брата, что у того затрещали кости.

– Полегче, – сдавлено произнес Марк.

Ронан ослабил хватку, но не отпустил брата.

– Хвала солнцу, ты вернулся, – дрожащим голосом произнес Ронан.

Марк смущенно кивнул и похлопал брата по спине. Ронан отстранил брата и, глядя в глаза, сказал:

– Прости меня, брат.

– И ты меня прости, – растроганно ответил юноша.

– Я наговорил столько лишнего. Ты не заслужил…

– Ничего не говори, мы оба переборщили, – перебил Марк.

Ронан отступил от брата и присел на край кровати. Марк сел напротив и начал расспрашивать про бурение. Ронану нечем было порадовать брата, кроме того, что через пару дней Милфорд обещал выйти на заданную глубину. Затем Марк рассказал, как скитался все эти дни по окрестным городам в поисках пристанища. У юноши были сбережения, которые позволили жить комфортно и перемещаться на транспорте. Рассказ был кратким и не особо подробным, но для понимания общей картины Ронану хватило.

– Рад, что ты не мерз и не голодал, – искренне проговорил старший брат.

Марк кивнул и продолжил рассказывать.

– Вскоре добрался до Примута, там есть большой завод по производству минеральной смеси для плантаций верхнего мира. Решил устроиться туда работником, тем более опыт работы со смесями у меня был. Начальник был готов меня взять и назначил встречу. Но на нее я уже не попал, – сказал Марк и запнулся.

– Почему? – настороженно спросил старший брат.

– Потому что ко мне пришла Шилта, – тихо ответил Марк.

– Шилта, – с болью в голосе повторил Ронан.

– Ума не приложу, как ей удалось меня выследить. Рано утром, как ни в чем не бывало, она просто постучалась ко мне в дверь. Я был в полном шоке. Видеть ее без цепи на руке, да еще в Примуте… – проговорил Марк и, посмотрев на брата, замолчал.

Ронан грустно вздохнул.

– Я отпустил ее, чтобы она нашла тебя и уговорила вернуться, – признался Ронан.

Марк некоторое время молчал. Молодой человек понял, перед каким сложным выбором стоял брат, и понял, насколько дорог ему.

– И как ей удалось тебя переубедить? – грустно спросил Ронан.

– Разговор был долгим, но она умеет убеждать. Если пересказать в двух словах, сказала, что ты – моя семья, и это важнее всего.

Мужчины замолчали и задумались.

Неожиданно занавес шатра распахнулся и внутрь заглянул Милфорд.

– Вы должны это увидеть, – радостно сообщил перепачканный старатель.

Мужчины подскочили с мест и побежали на улицу.

– Мы не успели выйти на десятиметровую глубину, – объяснял на ходу запыхавшийся шахтер, – Но это и не потребовалось. Стоило преодолеть отметку в восемь с половиной, как звук бура резко изменился. Я испугался, что полетела Даронова коронка, но нет. Коронка, как и сам бур, оказались исправными. Просто оказалось, что мы наткнулись на небольшую пустоту. Там была прослойка Минтена…

– Газ, но зачем нам газ? – разочарованно спросил Ронан, с трудом поспевая за Милфордом.

– Он нам и ни к чему. Минтен сразу начал выветриваться. Но его запах до сих пор чувствуется в пустоши, поэтому для безопасности нужно надеть защитную маску.

Мужчины дошли до скважины. Ронан увидел, как все шахтеры прекратили работать и столпились вокруг места бурения.

– Я не понимаю, что тебя так…

– А вы посмотрите сами, – сказал Милфорд и протянул предводителю маску.

Ронан удивился, но надел защиту. Милфорд сделал то же самое и повел руководителя к подвесной платформе.

Когда оба встали на площадку, Милфорд крикнул: «Опускай», и мужчины начали плавно погружаться в скважину.

– Ты можешь мне, наконец, объяснить, что происходит? – возмущенно проговорил Ронан.

– Говорите тише, мы пока не укрепили нижние стенки шахты, – шепотом предупредил начальника старатель.

Платформа медленно доплыла до самого низа, и Милфорд разжег фонарь ярче.

– Посмотрите вниз, – попросил он Ронана и свесил фонарь так, чтобы осветить пространство под платформой.

Несколько секунд Ронан присматривался. А когда, наконец, разглядел, долго не мог поверить в происходящее.

– Пробу брали? – сдерживая эмоции, проговорил предводитель.

– Да, это чистейший Ливитий. Мы даже успели его протестировать. Магнитно-блокирующий показатель высочайший! – вполголоса восторгался старатель.

Ронан еще раз свесился с фонарем и на глаз оценил размеры пустоши.

– Скриптовы булыжники, сколько его здесь!– вырвалось у Ронана.

– По моим расчетам, на пару тысяч гектаров, – гордо проговорил Милфорд.

– Я даже не представлял, что бывают такие крупные месторождения! – восхищенно проговорил Ронан.

Стоило Ронану выбраться на поверхность, его обступили шахтеры. Не помня себя от радости, предводитель начал пожимать всем руки и от всей души благодарить. Сквозь толпу к брату прорвался Марк.

– Что там? – поинтересовался юноша.

– Там такое богатство, что нам и не снилось! – восторженно ответил брат.

– Ливитий? – спросил Марк.

– Лучше. Там Скриптова куча Ливития. Мы с тобой богачи, брат. Наконец-то скитаниям конец, – захлебываясь от радости, произнес Ронан и крепко обнял юношу.

По случаю успеха Ронан дал людям трехдневный выходной и устроил такое пиршество, что позавидовал бы сам Зорт. Предводитель не поскупился ни на еду, ни на напитки. Весь лагерь гулял три дня. Люди парились в банях, отъедались и спали столько, сколько хотели. Это были прекрасные дни, полные радости и надежд на светлое будущее.

Вечером второго дня Марк пришел в шатер спать и застал там мрачного Ронана.

– Ты чего грустишь? – удивился юноша.

– Ничего, просто устал, – соврал брат и лег на кровать.

– Если устал, то нужно отдохнуть. Впереди много работы, – сказал Марк и начал укладываться спать.

Ронан повернулся лицом к очагу и задумчиво спросил:

– Марк, а когда Шилта уговаривала тебя вернуться, она говорила что-нибудь обо мне?

Теперь юноша понял причину расстройства брата. Он лег в кровать и повернулся к Ронану лицом.

– Говорила, конечно. Дословно не вспомню, но сказала, что не стоит судить о тебе по последним поступкам. Говорила, что ты сам запутался и оттого творишь много неприятных вещей. Уверяла, что тебе в разлуке хуже, чем мне, потому что я для тебя как сын. Ну и все в таком духе, – после недолгого молчания рассказал Марк.

Ронан тяжело вздохнул и горестно проговорил:

– Я был таким идиотом, Марк. Мне несказанно повезло, а я все испортил. Она появилась из ниоткуда и постоянно помогала, была рядом. Даже сейчас, празднуя находку Ливития, я думаю только о ней. Каким образом она узнала о залежах, даже не представляю. Да это и не важно. Главное, что мне, наконец, хочется сказать ей спасибо за все, но уже поздно.

Марк сочувственно посмотрел на брата и решил сменить тему разговора.

– Не надо жить прошлым, теперь главное, что нас ждет в будущем. Какие у тебя планы?

– Милфорд говорит, что мы сможем запустить две тысячи гектаров плантаций… – начал рассказывать Ронан.

– Две тысячи! – потрясенно повторил Марк.

– Да, это, конечно, не так много, как у нашего главного конкурента, но неплохой противовес трем тысячам гектаров Стратоса, – гордо заявил старший брат.

– Я даже представить себе не могу плантацию в две тысячи гектаров, – мечтательно проговорил юноша.

– Две тысячи гектаров сразу мы освоить не сможем. Я долго думал и даже по приблизительным подсчетам понял, что сразу такая площадь мне не по карману. Нужно организовать поселок, для этого закупить быстро возводимые дома для работников. Далее потребуется закупка колб для разжиженного Ливития с присадками. Еще заряд и транспортировка аккумуляторов для активации антигравитационной цепи. Придется регулярно покупать расходники для добывающего оборудования, да и само оборудование. Все это очень затратно. Уйдут все наши сбережения. Я решил запускать плантации частями, по триста гектаров. Как только накопим достаточно Ливития, разжижим и заполним колбы, найдем участок равнины в триста гектаров и начнем монтировать антигравитационную цепь. И так, по частям, начнем поднимать плантации к солнцу. Найму тягач, и он будет подтаскивать наши куски друг к другу, чтобы можно было их соединить. Так потихоньку и соберем свои восемь плантаций в одну кучу, – объяснил Ронан.

– С ума сойти, у нас будет две тысячи гектар посевов. Только на это, наверное, уйдет куча времени, – немного расстроенно проговорил Марк.

– Если хватит средств на стимуляторы роста, и добыча будет идти без перебоев, думаю, за четыре года управимся, – успокоил Ронан.

– Мне тогда уже будет за двадцать, – задумчиво проговорил Марк.

– И что с того? – небрежно ответил старший брат.

– Мы тогда, наконец, разбогатеем и сможем расслабиться. А это значит, ты разрешишь мне завести женщину, – немного печально пояснил Марк, затем тяжело вздохнул и добавил, – Хотя, конечно, теперь ее будет сложно подобрать.

– Не волнуйся, брат, подберем тебе не замарашку из нижнего мира, а изнеженную красотку с верхнего, – пообещал Ронан.

Мужчины уснули, но спустя несколько часов Марк пробудился от того, что Ронан сквозь сон с тревогой в голосе твердил: «Шилта… Шилта… Шилта…».

Глава 10

Прошел год с того счастливого момента, когда старатели Ронана нашли Ливитий. На месте шатров теперь красовались удобные домики. Не в силах выносить простоту и серость стандартных построек, Ронан закупил для строительства более дорогой материал белого цвета. В контрасте с треугольными темно-коричневыми крышами и рамами на широких окнах, белые стены смотрелись гораздо красивее. Помимо цвета стен изменилась и форма быстровозводимых строений. Теперь у каждого домика с фасадной части был небольшой полукруглый вынос, напоминавший встроенную башню, обильно оборудованную окнами. Улицы были вымощены плитами из местного конгломерата. А по бокам от дороги красовались пятиугольные фонари, крепившиеся на длинном столбе маленького диаметра. Каждый вечер по городу ходил работник и зажигал полимерные светочи, защищаемые стеклокорбитными створками. От этих нововведений город, основанный Ронаном, выглядел очень уютным и богатым. Бывшая пустошь превратилась в деловой центр, где бойко велась торговля. К городу вела широкая дорога, раскатанная торговыми телегами и истоптанная ногами работников. Масштабы поселения стали настолько велики, что лагерь получил название, как отдельный населенный пункт. Теперь эту некогда голую землю называли Ливирон, сочетая слова Ливитий и Ронан.

Что бы обезопасить свое творение, главный старатель обнес город крепостной стеной. На это ушло много времени и средств, но как только Ронан закончил строительство, Ливирон стал неприступной крепостью.

Помимо этого, предводитель старателей успел запустить две плантации по триста гектаров, которые уже давали неплохой урожай. Весь свой доход от плантаций главный старатель пускал в дело, ничего не оставляя себе. Мужчина нанял дополнительную рабочую силу и утроил армию. Солдаты охраняли поселок от внешних вторжений и следили за порядком внутри. Своим рабочим Ронан платил вдвое больше, чем положено. Из-за этого мужчине удалось переманить у Стратоса много ценных специалистов нижнего мира. Помимо утечки работников, главный конкурент Ронана лишился и солидной доли клиентов. Это было связано с удаленностью плантаций Стратоса. Ливирон располагался в северной части планеты, в то время как плантации Стратоса базировались на юге. Будучи монополистом, Стратос не утруждал себя воздушной доставкой грузов и отгружал продовольствие на территориях под плантациями. Из-за этого у торговцев из северных регионов на транспортировку продуктов уходило очень много затрат, что сказывалось на конечной стоимости еды. До появления Ронана север был самой голодной и малонаселенной зоной планеты. Теперь же, когда плантации противника Стратоса воспарили над северной стороной, еды стало в избытке, и цены на нее резко отличались от прежних.

Влияние Ронана росло по мере увеличения плантаций. Уже полгода завод по изготовлению минеральной смеси работал исключительно на него. Плимут из полуголодного городка превратился в процветающее поселение. Рабочие закупали ценные минералы и органику для изготовления плодородных почв. На заводе появились новые рабочие места и цеха. Ронан нанял биологов, и они занимались выращиванием необходимых насекомых для опыления и оживления почвы. Объемы производимой продукции были огромные. Завод работал в три смены, но никто не жаловался, поскольку главный старатель области сверх заводской зарплаты платил работникам солидную надбавку.

– Ну как успехи? – спросил директора завода Ронана во время очередного визита.

– Отличные. Биологам удалось создать стимуляторы, которые утроят урожайность. Такой плодородной почвы нет даже у Стратоса, – похвалился собеседник.

– Через два месяца у меня взлетает очередной кусок в триста гектаров. Очень надеюсь, что мы успеем нанести плодородный слой на подошву, – сказал Ронан.

– Два месяца – небольшой срок, – нерешительно ответил директор.

– Мои рабочие уже заканчивают подведение рельсов к заводу. Паровой тягач прибудет на этой неделе. Закупим больше Брута и начнем автоматическую транспортировку грунта. Дело пойдет гораздо быстрее, – заверил мужчина.

Ронану удалось запустить железнодорожное сообщение Плимута с Ливироном, поэтому директор в срок уложился. Триста гектаров каменной поверхности было покрыто двухметровым слоем плодородной почвы, удобренной стимуляторами роста.

Процесс превращения безжизненной каменной подошвы в плантацию был почти окончен. Оставалось самое последнее, поднять кусок грунта в воздух. Именно для этого нужен был Ливитий. С помощью нехитрых химических манипуляций измельченный минерал разжижали и заливали в специальные колбы. Эти колбы запечатывались владельцем плантаций с помощью отпечатка пальца. Данная процедура носила название – присваивание. После присваивания управлять колбами, а точнее группой колб, соединенной проводником в виде толстого провода из специального сплава, мог только Ронан с помощью своего отпечатка. После присваивания колбы по особой системе расчетов внедрялись в каменное основание, так называемую подошву, и связывались проводом. Финальным этапом был непосредственный запуск, на котором по проводке пускался заряд электрической энергии. Подсоединенный к схеме колб пусковой аккумулятор давал большой разряд и активировал антигравитационные свойства Ливития. В итоге, огромный кусок грунта, толщиной около пяти метров, плавно поднимался вверх и зависал на расстоянии, достаточном для преодоления туманного слоя. Этот слой плотным куполом окутывал всю планету, мешая солнечным лучам прогреть ее. Именно поэтому нижний мир всегда пребывал в холоде и сумраке.

Ронану и его людям предстоял последний этап в работе над запуском третьего куска земли. Полдня главный старатель присваивал колбы, затем их повезли на подготовленный участок. Начался монтаж системы колб.

– Марк, следи за торцевыми колбами, а я руковожу заглублением центральных, – скомандовал Ронан, и мужчины разошлись.

Младшему брату досталась самая тяжелая работа. Вместе с шахтерами он бурил многочисленные скважины для внедрения колб, служащих границами подошвы, и соединительные борозды, куда прокладывался кабель. Торцевые колбы отличались цветом и размером. Центральные при запуске горели красным и в диаметре были меньше. Горящие голубым светом, крайние емкости с Ливитием были больше, и расстояние между ними не должно было превышать трех метров.

В сделанные скважины мужчины опускали торцевые емкости, в борозды укладывали проводник и заливали специальным цементирующим составом. Примерно то же самое делали и те, кто монтировал центральные коблы, только скважин для емкостей было меньше по количеству.

На последние приготовления ушло несколько дней. Когда все колбы были на своих местах, и цементирующий раствор застыл, к системе проводников подсоединили пусковой аккумулятор. Это устройство было похоже на гигантскую катушку с большим количеством световых индикаторов.

– Запускай! – крикнул Ронан инженеру.

Тот нажал нужное сочетание кнопок и гигантская катушка начала гудеть, мигая разными лампочками. Некоторое время все напряженно ждали. Прошло несколько минут, а подошва так и не начала подниматься.

– Почему колбы до сих пор не засветились? – недовольно спросил Ронан.

Инженер пожал плечами и начал что-то проверять.

– Аккумулятор заряжен, но ток по проводнику не идет. Наверное, проблема в месте соединения, – сообщил работник.

– Тогда разберись, что там случилось, – приказал руководитель.

Инженер выключил аккумулятор и начал диагностику устройства.

– Сколько времени это займет? – с досадой спросил Ронан.

– Весь день, – ответил подчиненный.

Ронан недовольно вздохнул и пошел к Марку.

– Ну что там? – поинтересовался юноша.

– Сегодня запуска не будет, распускай людей по домам, – расстроенно сообщил старший брат.

Настроение у Ронана было испорчено на весь оставшийся день. Нервно расхаживая возле неисправного аккумулятора, мужчина ужасно мешал инженеру. Руководитель это понимал, но с нервами совладать не мог.

– Столько дней подготовки и на тебе, прислали бракованный аккумулятор. Теперь неделю ждать пока заменят, – возмущенно рассказывал Марку Ронан.

Братья сидели в гостиной своего дома у камина и ужинали. Младший брат слушал старшего, внимательно и сочувственно кивал, уплетая жаркое из баранины.

До глубокой ночи изливал Ронан свое негодование. Не в силах больше выслушивать жалобы брата, Марк ушел спать. Ронан налил себе бокал вина и, глядя на огонь в камине, продолжал грустить в одиночестве. Мужчина сам не заметил, как заснул прямо в кресле. Тяжелый день, стресс и глубокое разочарование вымотали его настолько, что он не проснулся даже тогда, когда из руки выскользнул пустой бокал и со звоном упал на пол.

Наутро он проснулся с похмелья. Голова гудела и кружилась. Стоило мужчине попытаться встать, как резкий приступ тошноты посадил его на место.

– Доброе утро, – бодрым голосом поприветствовал брата Марк.

– Возможно, для кого-то доброе, – проворчал Ронан, потирая виски.

– Ты опять за старое, не волнуйся, привезут новый аккумулятор и через пять дней взлетит наша плантация, – думая, что Ронан все еще хандрит из-за поломки, утешал юноша.

Когда до слуха старшего брата донеслось словосочетание пять дней, как вспышка всплыло воспоминание. От неожиданности мужчина вскочил на ноги и замер.

– Что с тобой? – встревожился Марк.

– Шилта, – проговорил Ронан, глядя перед собой пустыми глазами.

– Что? – удивленно переспросил молодой человек.

Ронан пришел в себя и посмотрел на брата.

– Мне снилась Шилта, – сообщил он.

– И что в этом такого, она часто мне снится, – признался Марк.

– Мне тоже, но сегодняшний сон особенный. Она была другая. Волосы белые, как снег, кожа золотая, отчего глаза сияли, как два лазурно-голубых кристалла. И одежда… – задумчиво проговорил Ронан, – На ней была тонкая дубленка из нежной на ощупь, молочно-белой овчины. Такой красивой я ее еще никогда не видел. Словно богиня из поднебесья.

– Богатая у тебя фантазия, – усмехнулся брат.

– Это была не фантазия, Марк. Она пришла и сказала, что Стратос идет на меня войной. Этот аккумулятор сломан неспроста. Стратос решил задержать запуск, чтобы захватить Ливирон и плантацию одним махом. Люди, которые привезут новый пусковой механизм, будут его наемниками. Проникнув внутрь Ливирона, они ночью запустят в город армию из ста человек, которая будет прятаться в окрестных горах, – рассказал мужчина.

– Подожди, я не понимаю, тебе это снилось или было на самом деле?

– Снилось, – твердо ответил Ронан.

– Тогда не относись к этому так серьезно, – успокоил Марк.

– Если бы мне во сне принес эту весть кто-то другой, я бы не обратил внимания. Но Шилта всегда была нашим помощником… Ты же помнишь, она ведьма. Могла предупредить сквозь сон, – сам себе не веря, ответил Ронан.

Несмотря на то, что младший брат отнесся к тревожному сну Ронана несерьезно, сам предводитель старателей предупреждение учел и начал продумывать план обороны Ливирона. Чтобы ничего не забыть, он дословно записал все, что сказала ему во сне ведьма, и отправился к Лерою.

– Ко мне поступила информация, что через пять дней на Ливирон нападут, – сообщил Ронан.

Лерой удивленно воззрился на руководителя.

– Откуда такие сведения?

– Неважно. Это только предположение, но я хочу быть готов к любому повороту событий, – ответил Ронан и начал подробно рассказывать, по какому сценарию будет производиться захват.

Понадобился один вечер, чтобы разработать план защиты Ливирона. Оставалось четыре дня для подготовки, но Ронану этого хватило.

Спустя пять дней в Ливирон прибыл новый аккумулятор. Люди, сопровождавшие ценный груз, прошли в город и остались в нем на ночь. С того момента, как сопроводители вошли в город, за ними велась слежка. Сами того не зная, заговорщики выдали время захвата и то, каким будет их сигнал наемникам Стратоса. В четыре часа утра сопроводители должны были открыть ворота Ливирона и факелом начертить в воздухе ромб. Это был их условный знак. После чего наемники, покинув свои укрытия, направлялись в город. Как только все бесшумно проникали за стены Ливирона, начиналось беспощадное истребление всех жителей городка. Главной целью наемников был Ронан, ему необходимо было отрубить руку, чтобы заполучить отпечаток пальца, с помощью которого можно управлять подготовленной к взлету плантацией.

Все, что предсказала во сне Шилта, сбывалось на глазах. Люди Лероя захватили заговорщиков в плен и заперли в местной камере для дебоширов. Затем подготовили ограждения внутри главной площади примыкавшей к главному входу. В назначенный час Лерой вышел за ворота и факелом начертил в воздухе ромб. Прошло около получаса и на дороге показались стройные ряды захватчиков. Стараясь действовать, как можно бесшумнее, воины Стратоса быстро двигались по направлению к воротам Ливирона.

Сквозь открытые ворота незваные гости начали проникать на главную площадь города.

– Почему у них тут так темно? – недоумевал один из командиров наемников.

И действительно. Город словно заснул вместе с жителями. На улице не горел ни один фонарь. В страхе быть рассекреченными, наемники дождались, пока в город войдет вся сотня, и только после этого зажгли факелы.

Оглядевшись, они не сразу поняли, что происходит. Неожиданно городские ворота захлопнулись. В страхе захватчики начали озираться по сторонам, выставив оружие.

– Сейчас вы положите все оружие в телегу, которая стоит у стены – металлическим голосом проговорил Ронан.

В темноте было непонятно, откуда доносится звук. Командиры всполошились и начали искать источник шума.

– Если вы не сделаете это через пять минут, мои лучники расстреляют вас из арбалетов, – продолжил Ронан.

В этот момент на площади загорелись яркие факелы. Стало очень светло. Теперь наемники разглядели, что происходит. Оказалось, что вместо главной площади, они были заперты в некоем подобии вольера для диких животных. Вокруг них стоял забор из прочного полимера, а над головами красовался решетчатый потолок, сделанный из металла. Потребовалось немного времени, чтобы понять, – битва проиграна не начавшись.

– Все желающие могут оказать сопротивление, но когда на вас направлено полсотни арбалетов, героизм дело безрассудное, – надменно заявил Ронан.

Кто-то из наемников пытался выхватить лук, но стоило ему ухватиться за рукоять оружия, как воин упал со стрелой в груди. Наемники отшатнулись от упавшего, образовав пустоту среди плотной толпы.

– Еще желающие погибнуть есть? – угрожающе произнес Ронан.

Один из капитанов подошел к телеге и стал выкладывать туда все имеющееся оружие. Его примеру последовали остальные. Оружия было так много, что в телегу все не поместилось. Солдаты начали складывать мечи и луки рядом. Когда последний из захватчиков избавился от оружия, ворота города приоткрылись. Теперь снаружи выстроились вооруженные солдаты Ронана.

– Желающие покинуть город могут пройти на выход, – сказал Ронан.

Захватчики тонкой вереницей потянулись из города. Все это время Ронан сидел на стене рядом с воротами и наблюдал за позорным шествием. Внутри все кипело от гордости и радости. Ливирон был спасен, склад оружия пополнен.

Вслед за безоружными наемниками был отправлен отряд лучников. Они должны были проконтролировать уход незваных гостей.

– Как все прошло? – спросил Ронан Лероя, когда лучники вернулись.

Мы следили за ними до Плимута, дальше сопровождать не стали.

– Вот и отлично, – довольно ответил предводитель и похлопал товарища по плечу, – Спасибо за службу, отдыхайте.

Вечером этого же дня за ужином Ронан беседовал с Марком.

– Поверить не могу, что твой сон оказался правдивым, – восхищенно рассуждал Марк, – Теперь-то ты не посмеешь утверждать, что ведьм не существует.

– Мне все равно, как она это делает, важно другое – Шилта снова нас спасла. Я даже представить боюсь, что было бы, если бы эта сотня прекрасно вооруженных и обученных наемников незаметно пробралась бы в спящий город.

– Скорее всего, тебе бы уже отрубили руку и еще что-нибудь, – мрачно проговорил юноша.

– Хотел бы я увидеть сейчас Шилту, – задумчиво произнес Ронан.

– Чтобы поблагодарить? – предположил Марк.

– Чтобы поблагодарить, – хмуро ответил старший брат.

Глава 11

Прошел еще год. Состояние Ронана росло не по дням, а по часам. Над северным регионом парили уже полторы тысячи гектаров плантаций. Благодаря щедрости и рациональности предводителя, запуск плантаций шел значительно быстрее, чем предполагалось. Не стремясь к быстрой наживе, все избыточные средства Ронан вкладывал в технику. Мужчина покупал у ученых паровые машины, автоматизируя процесс транспортировки горнодобывающее оборудование, элементы питания и многое другое. Каждую минуту своей насыщенной жизни Ронан тратил на то, чтобы узнать что-то новое. Будучи в верхнем мире по делам настройки работы плантаций, мужчина бороздил информационное пространство в поисках механизмов, способных работать без солнечной энергии. Найти что-то полезное было сложно. Верхний мир был переполнен различными сложными устройствами. В распоряжении ученых и плантаторов были беспилотники, роботы, компьютеры, даже спутники. Но ничего из этого нельзя было применить в нижнем мире. Причин было много, начиная от источников питания, заканчивая ремонтными работами. Ронана всегда поражало то, что ученые никак не могут изобрести аккумуляторы, работающие не от солнца. «Неужели из такого количества полезных ископаемых нельзя создать нечто генерирующее ток?» – недоумевал он. В распоряжении нижнего мира был лишь Брут, который открыли не ученые, а сами многострадальные жители. У Ронана возникло устойчивое впечатление, что верхний мир совершенно не заинтересован в техническом развитии нижнего мира.

Но Ронан не отчаивался и упорно искал приспособления, способные работать на Бруте и приносить пользу в горнодобывающем деле. Марк не уставал поражаться, насколько его брат предан делу. Он тратил на технику огромные средства, порой отказывая себе в малом. «Со временем вложения окупятся», – успокаивал брата Ронан.

– Ну, сколько там еще, Милфорд, помню, ты говорил Ливития на пару тысяч гектаров? – расспрашивал главного шахтера руководитель.

– Пласт оказался толще, чем я предполагал, поэтому есть вероятность поравняться со Стратосом, – гордо заявил Милфорд.

Ронан был на седьмом небе от счастья.

– Значит, кто-то, наконец, утрет ему нос, – довольно ответил мужчина.

– Не думаю, что он будет от этого в восторге. Помните то нападение год назад? Уверен, он еще с нами повоюет, – опасливо сообщил главный шахтер.

– Скриптового пласта бояться, скважин не бурить, – ответил поговоркой Ронан.

Несмотря на внешнюю беспечность, Ронан ждал ответной реакции от конкурента. И не сидел, сложа руки. Строители постоянно дорабатывали и совершенствовали стены города. Теперь каждые пятьсот метров над городом возвышались сторожевые башни. Круглые сутки там дежурили лучники с арбалетами. Вход в город был строго по пропускам, которые было сложно подделать. В самом Ливироне дежурили солдаты, постоянно патрулируя улицы. Дом Ронана охраняло сразу десяток воинов.

Однако все эти мероприятия не смогли уберечь от несчастного случая.

Рядом с шахтами предводитель старателей поставил небольшое административное здание. Там был кабинет Ронана, в котором проводились собрания, и осуществлялся прием подчиненных. В этом же здании имели свои служебные комнаты руководители некоторых подразделений, в том числе и Милфорд. Однажды утром Ронан вызвал на встречу руководителя строителей.

– Объясни мне, почему вы уже три дня не работаете? – спросил Ронан.

– Милфорд опять медлит с поставками конгломератных блоков, – виновато ответил подчиненный.

– Значит, надо ему напомнить, что блоки нужны, – порекомендовал мужчина.

– Каждый день напоминаем, а блоков все нет.

Ронан повернулся к младшему брату. Тот сидел на стуле и мечтательно смотрел в окно.

– Марк, – позвал Ронан.

Молодой человек вздрогнул от неожиданности.

– Сходи, пожалуйста, к Милфорду, скажи, что я хочу его видеть, – попросил Ронан.

Молодой человек бодро встал и, кивнув, направился к выходу.

– Я поговорю с ним и выясню в чем проблема. Пока можешь идти, – строго сказал главный старатель подчиненному.

Мужчина кивнул и быстро ушел. Ронан посмотрел в окно. Там медленно падали крупные пушистые снежинки. Немного полюбовавшись редким явлением здешней природы, мужчина принялся заполнять служебные бумаги.

Ронан так заработался, что потерял счет времени. Взглянув на часы, мужчина с удивлением обнаружил, что Марка нет около часа.

– Где он пропал? – недоумевал Ронан.

Мужчина встал из-за стола и подошел к окну. Сквозь плотную пелену снега сложно было разглядеть лица спешащих по своим делам людей. Единственное, что заметил Ронан, было оживление шахтеров возле выхода одной из шахт. Ронан прищурился и стал наблюдать. Вдруг в дверь предводителя постучали. Не успел мужчина ответить, как в кабинет зашел перепачканный Милфорд.

– На третьей шахте обвал, – напуганно сообщил он.

Ронан схватил верхнюю одежду и поспешил к выходу. Милфорд почти бежал впереди и рассказывал.

– Несколькими минутами ранее я был в третьей, где контролировал отгрузку конгломерата для строительных работ. Прибежал Бенжамин и сообщил, что один из буров в шестой начал барахлить. Пришлось идти туда. Только мы с техником начали осматривать бур, как послышался шум и вибрации. Я сразу заподозрил неладное. Спустя пару минут мои опасения подтвердились. Прибежал Сэм и рассказал про обвал в третьей, – на бегу объяснял руководитель шахтеров.

– Пострадавшие есть? – сурово спросил Ронан.

– Да, один, – притихшим голосом ответил пожилой шахтер.

– Ну, один это не так страшно, – задыхаясь, сказал Ронан.

Мужчины уже выбежали на улицу и направлялись ко входу в шахту.

– Это как посмотреть, – нерешительно ответил Милфорд.

– В каком смысле, как посмотреть? – удивился предводитель.

– Это Марк, – горестно признался главный шахтер.

Ронан остановился как вкопанный.

– Марк? Мой брат? – шокированно переспросил он.

Милфорд испуганно кивнул.

– Скажи, что он жив, Милфорд, – суровым голосом произнес Ронан.

– Жив…

– Хвала солнцу, – облегченно воскликнул мужчина и снова побежал к третьей шахте.

Милфорд хотел добавить еще что-то, но не решился.

Не помня себя от волнения, Ронан добежал до лифта. Вместе с Милфордом он спустился в шахту и побежал к месту происшествия.

В тоннеле, где произошло разрушение, Ронана встретила толпа шахтеров. В пыли и полумраке они слажено разбирали завал.

– Наденьте маски, – сказал один из шахтеров и протянул мужчинам защитное приспособление.

Ронан быстро надел маску и, с трудом протискиваясь мимо работников, начал пробираться вперед. То, что он увидел в конце шеренги людей, передающих друг другу камни, потрясло его до глубины души. В пыли и грязи, под огромным количеством крупных булыжников, лицом к каменному полу, распластав руки, лежал полуживой Марк.

– Его спасло то, что завалило только половину тела, – прозвучал над ухом Ронана голос Милфорда.

Старший брат стоял, словно в забытьи. Он смотрел на Марка, и все происходящее казалось ему нереальным. Вокруг суетились люди, Ронана то и дело толкали, он мешал расчищать завал. Но мужчина не отходил, он пустыми глазами наблюдал за происходящим, а глубоко внутри, словно от короткого замыкания, одна за другой перегорали эмоции, наполнявшие смыслом всю его жизнь.

Милфорд, видя состояние предводителя, взял руководство операцией по спасению Марка на себя. Под его контролем шахтеры откопали Марка. И, погрузив на носилки, понесли к административному зданию.

Заботясь о здоровье людей, разбогатев, Ронан нанял штатного медика высокой квалификации. Потратив кучу средств, предводитель закупил оборудование и организовал работу медицинского кабинета. Обслуживаться у врача мог любой работник Ронана.

Теперь этот кабинет пригодился и младшему брату. Марка отнесли к медику и оставили наедине со специалистом. Ронан сопровождал носилки брата от места происшествия до кабинета.

– Он будет жить? – с отчаянием в голосе спросил Ронан медика, когда тот делал первичный осмотр.

– Сейчас сложно сказать, – нужны анализы.

Впадая то в агонию, то в ступор, Ронан сидел в углу медицинского кабинета, наблюдая, как медик обследует Марка.

Специалист надел на молодого человека какую-то прозрачную маску, подсоединил трубками к пищащему контейнеру и делал много других непонятных манипуляций.

Непонимание происходящего сводило Ронана с ума, он не мог держать под контролем ситуацию, в которой не мог разобраться полностью.

– Ну что там, доктор? – очередной раз спрашивал Ронана.

Медику расспросы только мешали. Поначалу он отвечал Ронану, что нужно еще время, чтобы все выяснить, но потом вовсе перестал на него реагировать. Главный старатель это понимал, но ничего не мог с собой поделать.

Спустя два часа после начала осмотра медик отложил инструменты и сказал:

– У Марка многочисленные осколочные переломы ног. Не волнуйтесь, это поправимо. Но есть еще одно повреждение, за благополучное исцеление которого я не ручаюсь. У молодого человека сломано несколько позвонков в поясничной зоне…

– Он сломал спину? – испуганно уточнил Ронан.

Каждый мало-мальски грамотный житель нижнего мира знал, что перелом позвоночника – это приговор. При отсутствии медицинской помощи люди с такими травмами уходили из жизни быстро и часто болезненно.

– Да, но страшно не это. Переломы можно залечить, но позвоночник – это сложная система, соседствующая с большим количеством нервных узлов и спинным мозгом…

– Спинным чем? – удивился Ронан.

– Мозгом, – пояснил врач, – Это очень важный орган центральной нервной системы, находящийся в позвоночном канале…

Руководитель смотрел на медика полными непонимания глазами. Специалист вздохнул и прекратил объяснения.

– Сколько времени займет лечение? – спросил Ронан.

– Чтобы собрать его раздробленные кости, около двух недель. Я буду действовать поэтапно, сращивая кости частями, – пояснил врач.

– А когда станет известно про позвоночник?

– Когда закончу с ногами, – ответил подчиненный.

Ронан кивнул и подошел к брату. Тот пребывал в глубоком сне и тихо дышал с помощью маски.

– Не скупитесь на обезболивающее, я не хочу, чтобы он страдал, – дрожащим голосом проговорил Ронан.

– Разумеется. Будьте спокойны, он ничего не почувствует.

На этом мужчины простились. Медик оказался человеком очень исполнительным и сопереживающим. Он работал по десять часов без перерывов на еду. В свой кабинет он больше никого не впускал, боясь занести ненужные инфекции. Ронана тоже попросили пока к Марку не приходить.

Последовавшие после несчастного случая две недели оказались для старшего брата настоящей пыткой. Раз от раза он прокручивал в голове сцену, где посылает Марка разыскать Милфорда и винил во всем происшедшем себя. Он остановил работы по добыче и подготовке плантации, поскольку был не в состоянии контролировать работу подчиненных. Ронан замкнулся в своем горе и не выходил из дома.

По прошествии невероятно долгих двух недель, рано утром к Ронану пришел медик. Предводитель был так рад его видеть, словно видел перед собой живого и здорового Марка.

– Какие новости? – с порога начал расспрашивать Ронан.

– Разные, – хмуро ответил врач.

Ронан сразу посерьезнел и приготовился к худшему.

Мужчины прошли в гостиную, где приветливо горел камин, и сели за стол.

– Марк в сознании и хочет вас видеть. Ноги молодого человека полностью здоровы. У него сильный организм, поэтому регенерация костных тканей прошла без осложнений, – начал рассказывать врач.

– Это прекрасные новости, – обрадовался Ронан, – Спасибо, Даниил!

– Но есть и плохие новости. Помните, я упоминал про сложное строение позвоночника?

Ронан кивнул.

– Так вот, с ним дело обстоит плохо. Как я и опасался, задет спинной мозг. У Марка паралич нижних конечностей.

Это было больно слышать, но все же паралич не самое страшное. Две недели Ронан желал лишь одного, чтобы младший брат остался жив.

– То есть, ноги здоровы, но ходить Марк не сможет? – спокойно уточнил Ронан.

– Именно так, но есть еще кое-что, – хмуро сказал медик.

Сердце Ронана пропустило несколько ударов и закололо.

– Паралич будет прогрессировать. Иными словами, сейчас парализованы ноги, а спустя какое-то время перестанут функционировать руки, шея, а возможно и жизненно важные органы, – продолжил врач.

Это было то, что Ронан больше всего боялся услышать.

– Сколько будет длиться этот процесс? – дрожащим голосом спросил мужчина.

– Сложно сказать, все индивидуально. Может месяц, а может несколько лет, – пожав плечами, ответил Даниил.

Ронан закрыл лицо руками и зарыдал.

– Марк молодой, организм у него сильный. Уверен, он продержится долго. К тому же есть и еще одна надежда, – начал успокаивать врач.

– Какая? – заинтересовался Ронан.

– Нужно отправиться в средний мир. Там есть медики наивысшей категории. Их оборудований и знаний может хватить на то, чтобы помочь Марку, – объяснил Даниил.

Ронан вытер лицо и начал расспрашивать медика:

– То есть, я могу прилететь на Медиум и обратиться к ученым?

– Да. Я составлю полный диагностический отчет о травме Марка. Приложу всю историю лечения и данные о нынешнем состоянии здоровья. Все это будет перекачано на портативный информационный носитель с моей электронной подписью. Этот носитель станет вашим пропуском в зону Медиум среднего мира. Администраторы считают информацию с носителя и определят, есть ли специалисты, способные исцелить Марка. Когда подбор исполнителей будет окончен, вам огласят список и цены за услуги. Вы сможете выбрать одного или нескольких исполнителей и отослать им предложение работы с прикрепленной историей болезни. Обычно от работы медики не отказываются, главное, чтобы вы могли оплатить их услуги, – проинструктировал Даниил.

Рассказ врача стал для Ронана откровением.

– А почему людям из нижнего мира не рассказывают о такой возможности? – недовольно поинтересовался мужчина.

– В этом нет необходимости. Медики наивысшей категории раньше были по карману только жителям среднего и верхнего миров. Вы первый житель нижнего мира, разбогатевший до такого уровня.

Только сейчас Ронан до конца осознал, какое влияние и вес приобрел. Надежда исцелить брата придала мужчине огромные силы, и он решил не терять ни минуты. Еще раз поблагодарив Даниила, Ронан отправился к Марку. Встреча братьев была трогательной и сердечной. Старший брат обнимал младшего и не мог нарадоваться, что тот жив. Затем Марк начал рассказывать, что же все-таки с ним произошло.

– Милфорда в кабинете не было, и я побежал его искать. На улице расспросил шахтеров, и мне сказали, что он в третьей шахте, а когда пришел туда, его нигде не было. Минут двадцать плутал в полумраке, но Милфорда так и не нашел. Собрался уже уходить, как под ногами что-то затряслось, и на меня посыпались камни.

– Ты же знаешь, что обвалы и несчастные случаи на разработках не редкость, зачем без шлема и маски в шахту полез? – начал отчитывать брата Ронан.

– Теперь уже поздно о чем-либо сожалеть, – грустно проговорил Марк.

Мужчины умолкли и загрустили.

– Как ты себя чувствуешь, ничего не болит? – наконец спроси старший брат.

– Ничего не болит, но чувствую себя странно. Как будто меня всего половина. Словно ног нет вообще.

– Ну, ничего, сделаем тебе кресло на колесах, будешь быстрее пеших передвигаться, – подбодрил молодого человека Ронан.

– Пока руки работают, – грустно произнес Марк.

– Даже не думай отчаиваться. Даниил рассказал, как тебя вылечить. Полечу в средний мир, там есть специалисты и необходимое оборудование. Договорюсь, и они тебя на ноги поставят.

– Надеюсь, – тоскливо отозвался младший брат.

На следующий день Ронан получил от медика маленькое запоминающее устройство, на котором содержалась исчерпывающая информация о Марке. Сразу после этого главный старатель вызвал свой беспилотник. Корабль прибыл в Ливирон через час, и Ронан отправился на Медиум.

Мало кто из жителей нижнего мира помнил, что когда первые колонизаторы высадились на этой планете, Ливитий еще не был открыт. Чтобы подпитывать свое сложнейшее оборудование, люди были вынуждены поселиться выше туманного слоя. Выбрав самый высокий горный хребет, колонизаторы основали целый континент. Благодаря высоким технологиям и мощному оборудованию на вершине хребта колонизаторы создали площадку огромного размера, где смогли разместить множество городов. Этот пласт на хребте впоследствии назвали средним миром, поскольку плантации, парившие над туманным слоем, были верхним, а вечно холодная поверхность планеты, нижним.

Города среднего мира делились по видам научной и производственной деятельности. Например, вышеупомянутый Медиум населяли медики. Специалистов из научных городков нанимали для работы, так они могли прокормиться. Однако цены на их услуги были настолько высоки, что жителям обедневшего нижнего мира они зачастую были не по карману. Верхний мир, который владел самым важным ресурсом – едой, с успехом пользовался услугами ученых, оттого их техническая оснащенность сильно отличалась от нижнего мира. А благодаря солнечной энергии, там можно было применять практически любые изобретения колонизаторов.

Вспоминая все это по пути на Медиум, Ронан не переставал возмущаться тем, во что превратили алчные дельцы первоначальную идею строения нового общества, разработанную первыми колонизаторами. Он вспоминал, как в детстве его отец часто беседовал с мамой о том, что жителей нижнего мира хотят превратить в рабов с кайлом и лопатой, которые будут готовы за кусок хлеба душу продать. Ронан с прискорбием подмечал, что такой исход событий уже близок.

Путь до Медиума занял четыре часа. За это время Ронан успел подумать о многом, но все равно не забывал главное. Мужчина был готов отдать все состояние, лишь бы вылечить брата.

На Медиуме Ронан был впервые. Иногда по делам автоматизации плантаций или закупки оборудования он бывал в среднем мире, но в совершенно другой его части. Поэтому, когда при подлете к гостевой посадочной площадке он увидел сияющее в лучах солнца большое зеркальное здание, у мужчины захватило дух. Всякий раз, попадая из серого и убогого нижнего мира в города, находящиеся выше туманного слоя, Ронан словно попадал в сказочный сон. Яркий свет, необычная архитектура, зеленые деревья, сочные газоны, чистота и роскошь ослепляли и дарили пьянящее ощущение спокойствия и благополучия. Вот и сейчас, здание приемного корпуса Медиума, благодаря стеклянному покрытию и обтекаемым формам, сливалось с голубыми небесами, слегка подернутыми облаками, создавая впечатление нереальности происходящего.

Беспилотник совершил посадку на площадке, и Ронан вышел. Посмотрев по сторонам, мужчина слегка растерялся. На размеченной светодиодной эмалью посадочной площадке светились указатели, по которым следовало двигаться к главному входу в здание. Вокруг было безлюдно, хотя, помимо корабля Ронана, на площади стояло еще несколько воздухоплавательных средств. Двигаясь по ярким указателям, мужчина вышел на дорожку вымощенную белым, гладко шлифованным камнем. По краям белой брусчатки красовался бордюр из искрящегося на солнце светло-голубого камня, за которым, словно ковер из зеленого бархата, красовалась аккуратно подстриженная трава. Такая неслыханная роскошь не восхитила Ронана, а, наоборот, возмутила. Ему было хорошо известно, насколько важен для нижнего мира каждый сантиметр согретой солнечными лучами поверхности. Такое расточительство выглядело откровенным издевательством в глазах измученного трудами старателя. До зеркальных дверей главного входа Ронан дошел с изрядно подпорченным настроением.

Сразу за дверями мужчину встретили люди в форме работников контроля. В верхнем мире они выполняли функции не только контроля над численностью населения, но и охраны добропорядочных граждан от выскочек из нижнего мира. И, хотя агенты на входе не подавали вида, все знали, что к Ронану здесь будет особое отношение. Мужчина сразу вспомнил, как когда-то давно отец рассказывал ему, что изначально комитет контроля над численностью населения был призван следить за тем, чтобы в новом, только что колонизированном мире, ни одна человеческая жизнь не была потеряна напрасно. Тогда каждый человек был бесценен. Чтобы колония разрасталась, работники Контроля сопровождали беременности и оберегали младенцев. И, несмотря на то, что они до сих пор делали это и для жителей нижнего мира, верхний мир стал для них приоритетным. Смертность от болезней и голода под туманным слоем интересовала Контроль все меньше и меньше.

Продолжая двигаться по световым указателям, гость дошел до стены с большим окном. То, что мужчина увидел в нем, потрясло его больше, чем нерациональное использование площадей и дискриминация. Перед ним, улыбаясь приветливой белоснежной улыбкой, стояла девушка. По меркам нижнего мира, где красавицей считалась уже та женщина, у которой ровная здоровая кожа и все зубы на своих местах, эта представительница изнеженного верхнего мира была божественно прекрасна. Блестящие, как шелк, длинные волосы, идеально ровная загорелая кожа, тонкие красивые брови, большие карие глаза с необычным разрезом покоряли с первого взгляда.

– Чем могу помочь? – спросила девушка.

Ронан смотрел на нее и не знал, как реагировать на происходящее. Он родился и вырос в обществе, где женщина давно стала товаром. Когда в семье нижнего мира рождалась девочка, у нее было только два варианта, быть проданной или остаться в семье и до конца жизни объедать родителей. Это казалось разумным в полуголодном мире, где женщин осталось крайне мало. После достижения шестнадцатилетнего возраста большинство семей сами продавали девушек, тем самым обеспечивая себя большим количеством еды и заботясь о том, чтобы их дочь продолжала свою жизнь в сытости, тепле и безопасности. В противном случае, после смерти родителей, когда из юной девушки дочка превращалась в престарелую, потрепанную суровой жизнью, малопривлекательную женщину, ей грозила голодная смерть и полное бесправие. В таком обществе женщина без покровительства мужчины была обречена. Поскольку женщина превратилась в предмет роскоши и товар, восприятие ее, как личности, было утрачено. Девушки не имели право голоса и вели себя крайне кротко, особенно с незнакомыми мужчинами. Боясь навлечь на содержателя зависть конкурентов или спровоцировать грабителей, женщины никогда не выставляли себя напоказ, не улыбались и уж тем более не приставали к незнакомцам, поскольку ценили комфорт, которым их окружал опекун.

– Чем я могу вам помочь? – по слогам повторила заждавшаяся ответа администратор.

– Мне не надо повторять дважды, тем более таким тоном, – гневно заявил Ронан, – Я не глух и не глуп.

Сотрудники Контроля у дверей, услышав ответ гостя, напряглись и хотели подойти. Девушка жестом остановила их. Ронан обернулся и понял, что происходит.

Недовольный тем, что приходится рассказывать историю самой большой трагедии его жизни незнакомой избалованной курице, мужчина полез в карман и достал запоминающее устройство.

Девушка узнала предмет и протянула руку. Без лишних слов гость отдал бесценную посылку и стал ждать. Администратор поместила маленькое устройство в какое-то отверстие справа. В этот момент зеркальная стойка оживилась. На ней начали быстро мелькать строки, картинки, символы и многое другое.

– Сейчас история болезни загрузится в базу данных. Суперкомпьютер проанализирует информацию и выдаст ответ, можно ли излечить этот недуг, – пояснила происходящее девушка.

Не успела девушка договорить, как на зеркальной поверхности стойки прекратилось мелькание, и проявилась надпись зеленого цвета: «Вероятность исцеления 99%».

– Что это значит? – уточнил Ронан.

– Пациент излечим, – ответила администратор.

Девушка нажала что-то на интерактивной зеркальной стене, и снова началось мелькание.

– Сейчас компьютер выдаст список имен медиков, которые специализируются на данной проблеме, – объяснила администратор.

Прошло несколько секунд, и мелькание прекратилось. Теперь на экране появился список имен с фотографиями ученых. Справа от каждого имени стояла цена за услуги в валюте верхнего мира. Для Ронана это не стало сюрпризом. Он часто торговал с учеными, поэтому знал курс обмена валют и мог в уме прикинуть, какое количество еды потребуется для получения нужной суммы. Цены на услуги медиков были очень высоки, но это мужчину не смутило.

– Когда вы выберете исполнителя, мы от вашего имени отправим запрос с приложенной историей болезни. Далее вы присядете на диван… – девушка указала в сторону зоны ожидания, где стояла удобная мебель и стойки с книгами, – и будете ждать ответа.

– Долго? – хмуро спросил гость.

– Не более четверти часа.

Ронан кивнул и начал изучать список. Цены на услуги специалистов не сильно отличались, поэтому выбирать было незачем.

– А можно отправить предложение всем, кто в списке? – поинтересовался мужчина.

– Это не обязательно, ученые в помощи отказывают редко, главное, ваша платежеспособность, – успокоила девушка.

– Я все равно хочу отправить сразу всем, – сказал мужчина, – Чтобы не терять лишнее время на ожидание в случае отказа выбранного медика.

– Разумно, – сказала девушка и кокетливо улыбнулась.

Было заметно, что Ронан ей симпатичен. Мужчину удивляла раскованность и уж тем более расположение красавицы, но он решил использовать это.

Девушка начала что-то нажимать на интерактивном табло, она делала это так быстро, что Ронан ничего не мог понять и отследить. Когда администратор закончила, на зеркальной поверхности снова появился список, но теперь рядом с каждым именем появились зеленые галочки.

– Эти значки обозначают, что ваш запрос отправлен и получен. Теперь нужно ждать ответа Специалиста, требуется время, чтобы изучить историю болезни и все взве…

Девушка запнулась и посмотрела на список. Одна за другой зеленые галочки стали превращаться в красные крестики. Вид у красавицы был настолько напуганный, что Ронан встревоженно спросил:

– Что происходит?

– Я не понимаю… Наверное, какой-то сбой, – растерянно сказала девушка.

– Что значат эти крестики? – указывая пальцем на табло, уточнил мужчина.

– Это значит – отказ. Такой символ отображается, когда специалист отказывается помочь, – дрожащим голосом ответила девушка.

Ронан пробежался глазами по списку и спросил:

– Если я правильно понял, они все отказали?

– Этого не может быть, скорее всего, сбой системы, подождите на диванчике я схожу и уточню, что происходит, – успокоила гостя администратор.

Ронан был напуган происходящим. Когда администратор подтвердила, что Марка можно вылечить, надежда превратилась в уверенность. Заверения девушки по поводу маленькой вероятности отказа, только подпитало это чувство. То, что все медики отказали, очевидно, даже не посмотрев историю, поразило. Возможно, администратор права, и произошел сбой. Но сколько ни обнадеживал себя Ронан, интуиция подсказывала, что Марку помощь здесь не окажут.

Когда спустя несколько минут в окошке снова появилась администратор, Ронан по ее лицу понял, что сбоя не было. Он подошел к девушке и спросил:

– Они отказали?

Девушка искренне сопереживала Ронану. Она кивнула и опустила глаза.

– Все? – без особой надежды уточнил мужчина.

– Да.

– Но они так быстро ответили. Не верю, что за секунду можно изучить историю болезни, – недовольно проговорил Ронан.

– Историю нет, – почти шепотом ответила девушка, – В заголовке стоит имя клиента, думаю, они отказали, прочитав его.

– Я не говорил своего имени, – удивленно сказал Ронан.

– Это не требуется, его в верхнем мире знают все. Только одному человеку из нижнего мира по карману ученые, – пояснила девушка и бросила на мужчину обожающий взгляд.

Ронан был убит горем. Все, что произошло, добило его окончательно. Не помня себя от потрясения, он развернулся и медленно пошел к выходу. А красивая администратор долго смотрела на удаляющуюся фигуру бесстрашного воина в мехах и коже, на поясе которого виднелось средневековое оружие, а твердый шаг довершался лязгом металлических набоек сапогов. И не было для ее пресыщенного взгляда картины пленительнее, чем могучий красавец Ронан в шрамах и татуировках.

Вдруг столешница издала пронзительный звук, и девушка отвлеклась от томных размышлений. Девушка прочитала извещение и, схватив портативное табло в виде небольшого прямоугольного полимерного стекла, побежала вслед за Ронаном. Девушка выбежала за дверь, а сотрудники Контроля последовали за ней.

– Подождите! Ронан! Подождите, – крикнула администратор.

Мужчина обернулся и удивленно посмотрел на девушку.

– Вам пришло сообщение, – сказала она, подбежав.

– Какое? – удивился Ронан.

– Не знаю. Оно откроется только от вашего прикосновения. Но я подумала, может кто-то передумал, – ответила красавица и протянула портативное табло.

Как только Ронан взял устройство в руки, на экране появился текст. Девушка тактично отошла на несколько шагов назад. Мужчина прищурился и стал читать.

«Уверен, ты все готов отдать за жизнь брата. А я готов все это забрать. После того, как получу все твои гектары, медики будут более сговорчивы. Ты знаешь, где меня найти. Подпись: Стратос. »

От прочитанного внутри все закипело. Ронан зарычал, словно бешеный зверь, и со всего размаха швырнул устройство в сторону.

Девушка вскрикнула и отшатнулась, а сотрудники Контроля заломили мужчине руки. Потребовалась пара ударов, чтобы изнеженные юнцы службы Контроля полетели вслед за портативным табло. Глядя на ярость Ронана, администратор дрожала, но убегать не спешила. Мужчина бросил на нее прощальный взгляд, в котором чувствовалась благодарность, и пошел к беспилотнику.

Сомнений не было. Не успел воздушный корабль стартовать с Медиума, а Ронан уже принял решение. Стратос не оставил ему выбора. Марк для Ронана дороже любого богатства на свете. Теперь он летел в Ливирон только для того, чтобы сообщить своим людям, что продает свое имущество Стратосу. Самым тяжелым было предвкушение разговора с Марком. Он хорошо знал своего брата и понимал, тот начнет отговаривать. Но как можно жить с мыслью, что ты променял родную душу на богатство? Отговаривать Ронана было глупо. Несмотря на твердую решимость отдать все конкуренту, спокойствия в душе Ронана не было. Он не держал ситуацию под контролем, и это наводило на него ужас. Слишком многое поставлено на карту. Стратос может воспользоваться этим и обмануть Ронана. Или слишком затянет процесс передачи собственности и присвоения колб плантаций. Тогда Марк рискует умереть, не дождавшись лечения. После этих опасений в голове начала крутиться мысль о том, что брат может быть уже мертв, ведь Даниил не давал никаких гарантий. Теперь главным страхом Ронана стала внезапная кончина Марка. Он торопился домой, чтобы увидеть младшего брата живым. И только после того, как они повидаются, можно думать о чем-то еще. Пока Ронан долетел до Ливирона, поток грустных мыслей почти довел его до отчаяния.

Приземлившись рядом с шахтами, предводитель старателей со всех ног понесся в кабинет медика. Внутри все пульсировало и сжималось. Какое-то угнетающее предчувствие, словно червь, поедало мужчину. Слишком много всего навалилось на Ронана в последнее время. Он несколько недель пребывал в таком напряжении, что, казалось, застань Марка мертвым, самовоспламенится.

Завидев руководителя в таком состоянии, шахтеры расступались. Он бежал, не здороваясь и не замечая лиц. Мужчина не обратил внимания, как смотрят на него рабочие, и в каком состоянии пребывают. Ливирон был взбудоражен не меньше своего основателя, но Ронан этого не замечал. Добежав до административного здания, Ронан сразу побежал в кабинет. Дверь в медицинскую комнату была в конце коридора второго этажа. Как только мужчина поднялся по лестнице и увидел, что у двери в кабинет, прислонившись к стене, стоит мертвенно белый Даниил, сердце сжалось. Ронан подбежал к медику и спросил:

– Что с ним?

– Я сделал все, что мог, Ронан, – виновато проговорил Даниил, – Но…

– Что случилось? – похолодев, продолжал расспрашивать мужчина.

– Это моя вина, я не должен был оставлять его… – словно в бреду бубнил медик.

Ронан тряхнул молодого человека за плечи и крикнул:

– Что с ним, ты можешь мне сказать!

Даниил поднял на мужчину испуганные глаза и дрожащим голосом произнес:

– Он ушел.

Что-то внутри оборвалось. Силы резко покинули Ронана. Он облокотился спиной о стену и сполз по ней вниз. Сидя на корточках, мужчина закрыл лицо руками. Такую боль он испытывал лишь однажды, когда ему сообщили о взрыве, унесшем жизнь родителей. Теперь же, еще один несчастный случай унес жизнь еще одного любимого человека.

– Прости меня… Я не знаю, как это произошло, – продолжал бубнить Даниил.

Но Ронан его почти не слушал. Он утопал в собственном горе, пытаясь свыкнуться с мыслью, что остался совсем один.

– Не представляю, как такое возможно. Всего один час, и Марк ушел…

В ушах у Ронана зазвенело, из глаз полились слезы. Ему было больно слышать имя брата, а Даниил все продолжал повторять его.

– Сказал, что хочет проводить ее, – потрясенно воскликнул медик, – И просто ушел.

Эти слова немного отрезвили Ронана.

– Проводить ее? – удивленно переспросил мужчина.

То, что его брат перед смертью упоминал женщину, показалось мужчине очень странным.

– Да, ее, эту странную женщину в маске…

– Женщину в маске? – повторил Ронан и поднялся на ноги.

– Шилта вроде ее звали, – сказала медик.

– Он сказал, что хочет проводить женщину в маске по имени Шилта, и ушел? – уточнил руководитель.

Даниил кивнул.

Ронан был совершенно сбит с толку. Все это казалось очень странным.

– Я могу на него посмотреть? – после недолгой паузы попросил Ронан.

– На кого? – удивленно уточнил медик.

– На Марка, – не менее удивленно пояснил мужчина.

– Нет, – растерянно ответил врач.

– Почему? – начал раздражаться Ронан.

– Я же говорю, он ушел.

Некоторое время мужчины стояли, недоумевающе глядя друг на друга.

– В каком смысле ушел? – настороженно спросил руководитель.

– В прямом, встал и ушел.

– Встал и ушел? – сам не веря в то, что говорит, переспросил Ронан.

Даниил кивнул.

– С женщиной в маске. Сказал, что хочет ее проводить, – словно маленькому ребенку, вкрадчиво повторил медик.

В коридоре появился Лерой.

– Ронан, – крикнул он, – Мне только что доложили часовые, что Марк в сопровождении женщины несколько минут назад покинул Ливирон.

Ронан потрясенно посмотрел на Лероя, потом на Даниила.

– Мне кто-нибудь объяснит, что происходит! – рявкнул на подчиненных руководитель.

– Час назад пришла женщина. Она бесцеремонно вошла в кабинет и попросила меня выйти. Я был возмущен такой наглостью, но Марк попросил подчиниться. Час я стоял в коридоре, а потом дверь открылась, и на пороге стоял Марк. Понимаете? Стоял на своих ногах. Он пропустил женщину вперед и сказал, что пойдет ее провожать. Я был так потрясен, что не успел ничего спросить, – дрожащим голосом объяснил Даниил.

Ронан перевел взгляд на Лероя.

– Это правда, – начал рассказывать руководитель солдат, – Не знаю, как она прошла через ворота. Заметили ее только у этого здания. Шахтеры из старого состава сразу узнали Шилту и сообщили солдатам. Те передали мне. Я приказал сообщить тебе сразу, как появится возможность, и очень удивлен, что никто тебе не сообщил.

– Они, наверное, пытались, но я так бежал сюда, что никого не замечал, – задумчиво проговорил Ронан.

Теперь все встало на свои места. Марк был жив, и это было настоящим облегчением. Но тут на смену радости за брата пришло осознание, что Шилта здесь, где-то рядом. Ронан резко сорвался с места и побежал.

Теперь им владело только одно желание – увидеть Шилту. Он бежал через весь город к воротам, отдавая бегу все силы. Так быстро Ронан не бегал еще никогда. Практически сбивая прохожих с ног, он несся, словно паровой локомотив, к выходу из Ливирона. Люди останавливались и изумленно смотрели вслед великому Ронану, а тот, ничего не видя, несся к своей вожделенной цели. Добравшись до ворот, мужчина с трудом мог разговаривать.

– Давно Марк здесь прошел? – задыхаясь, выговорил он.

– Около двадцати минут назад, – сообщили часовые.

И Ронан снова побежал вперед. Спотыкаясь о выступающие бугры главной дороги и поскальзываясь на обледеневших камнях, мужчина бежал, жадно глотая морозный воздух. С неба падал густой снег, и белая пелена ограничивала видимость. С надеждой вглядываясь вдаль, он из последних сил несся вперед. «Только бы успеть» – пульсировало в голове у мужчины.

Когда сил практически не осталось, и мысль остановиться завладела мужчиной, вдалеке показались два силуэта. Надежда на то, что он все-таки успел, придала сил. Ронан продолжил бежать дальше. По мере приближения, мужчина смог разглядеть высокую худощавую фигуру брата. Рядом с ним виднелась миниатюрная фигурка в приталенной одежде. «Шилта!» – мысленно воскликнул мужчина.

К тому времени кончился весь запас сил Ронана. Мужчина споткнулся и упал на дорогу, больно ударившись коленями.

– Шилта! – на выдохе закричал Ронан.

В этом крике отразилась такая боль, что девушка вздрогнула и обернулась. Ронан был на расстоянии пятидесяти метров от нее. Основатель Ливирона и самый богатый человек нижнего мира стоял посреди заснеженной дороги на коленях и умоляюще смотрел на девушку.

– Ронан, – радостно воскликнул Марк и побежал к брату на помощь.

Шилта постояла в нерешительности и медленно пошла следом за юношей.

Марк подбежал к брату и протянул руку. Тот, тяжело дыша, отрицательно покачал головой и посмотрел на приближающуюся Шилту.

– Шилта, – снова повторил Ронан.

Девушка не решилась приблизиться и остановилась за несколько шагов от мужчины.

– Не уходи, – все еще задыхаясь, прохрипел Ронан.

Шилта стояла перед ним и молчала. Он пытался привести дыхание в норму и смотрел на такую родную и одновременно чужую девушку. Шилта очень изменилась. Теперь она была одета в дорогую, пошитую по фигуре, дубленку, из-под капюшона, обрамленного мехом молочного цвета, виднелась прядь пепельно-белых волос. Кожа лица девушки имела роскошный ровный загар. А голубые глаза сияли небесным светом. Ведьма стояла, нахмурив тонкие темные брови, и ждала.

– Прости меня, я вел себя, как животное, – отдышавшись, начал извиняться мужчина, – Я приковал тебя к себе цепями, и тогда мне это казалось справедливым…

Шилта возмущенно изогнула брови.

– Ведь ты приковала меня к себе практически с первого дня знакомства и не отпускаешь до сих пор, – осипшим голосом продолжал Ронан.

Марк смущено покашлял и отошел в сторону, стараясь не мешать откровениям брата.

– Не было ни дня, чтобы не жалел о том, что сделал. Я был слеп, горд, глуп и неблагодарен. Теперь все будет по-другому. Мне все равно, кто ты и откуда, в какие игры играешь, главное, что в этих играх я твой союзник. Больше не будет гневных расспросов, пустых сомнений и дискриминации. Я обеспечу тебя такой охраной, какой нет даже у Стратоса. Обещаю не повторять ошибки прошлого. Никаких посягательств с моей стороны больше не будет…

Девушка стояла и сосредоточено слушала. Маска закрывала большую часть лица, оставляя на виду только переносицу, глаза и лоб, но этого хватало, чтобы прочитать эмоции на лице ведьмы. Шилта обдумывала сказанное и взвешивала все за и против.

– Скажи, чего ты хочешь, я готов выполнить любые требования, – продолжал уговаривать мужчина, – Только прошу, не уходи. Слышишь? Не уходи, – горестно проговорил Ронан.

Некоторое время все молчали. Шилта думала, глядя в глаза стоящему на коленях Ронану. Марк наблюдал за парой и удивлялся эмоциональности брата. Ронан же с замиранием сердца ждал ответа девушки.

– Мои условия те же, – наконец ответила Шилта.

С этими словами, обогнув все еще стоящего на коленях Ронана, девушка медленно пошла в сторону Ливирона. Марк с Ронаном радостно переглянулись. Младший брат помог старшему подняться, и они пошли вслед за девушкой.

Глава 12

По случаю выздоровления любимого брата и возвращения Шилты, Ронан устроил праздник. На подготовку мероприятия ушло две недели. Размах пиршества был необычайный. Щедрость главы Ливирона не знала границ. С плантаций были доставлены продукты, из которых несколько десятков поваров готовили угощения, какими люди нижнего мира редко могли себя побаловать. Ронан заказал изготовить огромное количество самогона и, в дополнение, пригласил лучших музыкантов из окрестных городов. На главной площади Ливирона был установлен купол, который укрывал праздничный стол от непогоды. Вдоль крепостной стены, по приказу предводителя, были установлены мобильные банные шатры. Любой житель Ливирона мог совершенно бесплатно помыться, постирать белье и при полном параде отправиться на роскошную трапезу с танцами и весельем. Весь Ливирон ожидал этого события, а окрестные поселки с завистью глотали слюни. Не скупость Ронана была виновата в том, что на праздник приглашались только жители Ливирона, а предусмотрительность. Мужчина боялся, что, наряду с простыми гостями, в город проникнут наемники Стратоса.

– Серьезно, не стоило так расточаться, подумаешь, выздоровел, тоже мне персона, – скромничал как-то за ужином Марк.

Шилта сидела напротив и улыбалась. Ее очень умиляла скромность молодого человека.

– Не волнуйся, своим выздоровлением ты сэкономил мне почти столько же, сколько я бы отдал этим жадинам с Медиума, – ответил Ронан.

Они сидели в гостиной за большим столом и ели. За последние дни это превратилось в приятную традицию. С приездом Шилты дом наполнился семейным уютом. Девушка готовила вкусные блюда, накрывала на стол и, в знак благодарности, мужчины всегда собирались за совместной трапезой. Дом у Ронана был небольшой. Мужчина не любил роскошь и нерациональность. Небольшая каменная постройка вмещала в себя прихожую с кухней и гостиной на первом этаже, две спальни и кабинет на втором. Чтобы девушке было комфортнее, Ронан отдал ей свою красиво обставленную спальню, а сам переехал в бывший кабинет, который был меньше, но после небольшого ремонта стал очень уютной комнатой. Теперь мужчине приходилось работать с бумагами в гостиной, но это было только на руку. Кресло напротив камина в гостиной стало любимым местом Шилты. Каждый день, пытаясь сосредоточиться на документах, Ронан украдкой любовался тем, как, подогнув ноги, красавица Шилта сидела, освещенная сиянием пламени, и читала очередную книгу. Поначалу Ронана удивляла и даже обескураживала любовь девушки к чтению, но потом он привык и стал сам покупать ей интересные издания.

Словом, с появлением девушки жизнь двух холостяков сильно изменилась. Впервые Ронан после работы спешил домой и, вдыхая аппетитные ароматы, доносящиеся с кухни, ждал, когда белокурая красавица начнет накрывать на стол.

– Это не я тебе сэкономил, а Шилта, – продолжил скромничать Марк.

Ронан кинул на девушку благодарный взгляд.

– Такие вещи лучше не афишировать, поэтому официально ты виновник торжества.

В день праздника Ронан ушел из дома рано, нужно было проследить за последними приготовлениями и выступить с речью перед жителями Ливирона. Шилта еще спала, поэтому пообщаться с ней не удалось. Зная нелюбовь ведьмы к массовым празднествам, Ронан боялся, что она не придет на торжество. Однако, когда глава города поднялся на сцену и начал приветствовать горожан, Шилта стояла в первом ряду. После небольшой, но очень ободряющей речи, Ронан пригласил на сцену брата. Весь город аплодировал Марку и искренне радовался его спасению. Горожане, как и весь север, обожали Ронана и почитали с искренним уважением и любовью.

После речи предводитель пригласил людей отведать угощения. На сцену поднялись музыканты и начали играть веселую музыки. Гости начали усаживаться за столы.

Все, кто обслуживал мероприятие, были наняты Ронаном из соседних поселений. Мужчина хотел, чтобы все жители Ливирона смогли отдохнуть и развлечься. Всех такое положение дел очень устраивало, ведь для соседей Ливирона этот праздник стал замечательной возможностью заработать. Одетые в белоснежные фартуки, нанятые официанты суетились вокруг стола, обслуживая горожан, как почтенных богачей. Музыканты играли самые лучшие произведения из своего репертуара. Ливиронцы быстро наелись, согрелись крепким самогоном и пустились в пляс. Шум праздника был слышен даже за высокими стенами города шахтеров.

– Ты не видел Шилту? – перекрикивая музыку и шум голосов, спросил у Марка Ронан.

– Видел на площади, когда был на сцене, – ответил молодой человек.

– Там я ее тоже видел, а потом? – расспрашивал Ронан.

– Потом нет, – пожав плечами, ответил Марк.

Ронан еще раз пробежался глазами по лицам собравшихся и снова обратился к брату.

– Оставляю тебя за главного.

– Ты уже уходишь? – удивленно спросил молодой человек.

Ронан кивнул и встал из-за стола.

По пути домой главе города то и дело попадались не особо трезвые горожане. Все начинали поздравлять любимца и жать мужчине руки. Ронан никому не отказывал во внимании, поэтому до дома добрался только через час.

Шилта, как всегда, сидела в гостиной. Накрыв ноги шерстяным одеялом, она тихо почитывала очередной том.

– Почему ты ушла? – спросил Ронан, снимая плащ.

– Плохо танцую, – отшутилась девушка.

– Уверен, ты меня обманываешь, – с улыбкой ответил мужчина.

Шилта оторвалась от книги и лукаво улыбнулась. Ронан переоделся и сел за стол делать вид, что занимается бумагами. Девушка сидела, погруженная в чтение, и не обращала на него внимание. Хозяин дома сначала украдкой, а затем и вовсе потеряв бдительность, рассматривал Шилту. Она сидела вполоборота, и ее красивый профиль на фоне огня был завораживающе прекрасен. Ронан смотрел на ее выгоревшие добела пряди, скользил глазами по золотистой коже и в сотый раз задавался одним и тем же болезненным вопросом.

– Можно я кое-что спрошу у тебя? – наконец не выдержал мужчина.

Шилта оторвалась от чтения и, нахмурившись, ответила:

– Ты же обещал ничего не спрашивать.

– Прошу, ответь только на один вопрос, – уговаривал Ронан.

– Хорошо, – согласилась Шилта.

– У тебя есть покровитель?

– Что, прости? – удивилась девушка.

– Покровитель, – повторил Ронан, – Ты сильно изменилась за то время, что я тебя не видел. Волосы выгорели, лицо покрыто загаром, дорогая дубленка, роскошное платье. Вот я и подумал, что кто-то тебя содержит.

Шилта кокетливо заулыбалась.

– Ветру не нужна помощь, чтобы долететь до солнца, – начала уклоняться от ответа девушка.

Уклончивый ответ раздосадовал Ронана.

– Допустим. А чтобы обзавестись дорогой дубленкой и платьем, тоже помощь не нужна? – ехидно поинтересовался мужчина.

Шилта некоторое время пристально смотрела на Ронана, а потом сказала:

– Ты ревнуешь.

Это звучало не как вопрос, а как утверждение. Ронан смутился, ведь он, действительно, ревновал.

– Нет, мне просто интересно, – отведя взгляд, ответил мужчина.

Девушка заулыбалась и хотела что-то ответить, но ее прервали. В дверь дома постучали. Ронан удивился, но пошел открывать. На пороге стоял запыхавшийся Лерой.

– Кто-то поджег медицинский кабинет, – задыхаясь, проговорил он.

Ронан посмотрел на Шилту, та вскочила с кресла и начала одеваться. Мужчины тем временем поспешили к месту происшествия. Поскольку все горожане в это время были в центре, пожар в северной части города заметили поздно. Здание полыхало так, что потушить его было сложно. Солдаты Лероя тушили огонь снегом и водой, но результата почти не было.

– Там сгорело почти все, – констатировал Лерой, – Спасти уже ничего не удастся. Хорошо, что дом стоит на отшибе, поэтому огонь не перекинется на другие строения.

– Значит, будем ждать, пока догорит, и следить, чтобы не загорелось ничего вокруг, – резюмировал Ронан.

Мужчины стояли группой напротив горящего здания и смотрели, как догорает дорогостоящее оборудование, и испаряются бесценные лекарства. Все, что находилось в других кабинетах, особой ценности не представляло.

Шилта пришла сразу после Ронана. Все это время она стояла в стороне, стараясь не мешаться под ногами солдатам.

После приказа предводителя работники перестали тушить здание. Все замерли в ожидании.

– Зачем кому-то поджигать медицинский кабинет? – недоумевал стоящий рядом с Ронаном Лерой.

– Даниил не пострадал? – спохватился предводитель.

– Нет, он, как и все, на празднике, – ответил солдат.

– Может, подожгли все-таки не комнату Даниила, а мой кабинет? – предположил Ронан.

– Нет, я был здесь с самого начала. Пожар начался именно с медицинской комнаты, – заверил другой солдат.

– В таком случае, вне всяких сомнений, это месть Стратоса за то, что Марк выздоровел, – сказал предводитель.

Ронану надоело созерцать, как сгорают его солидные вложения, и он решил уйти. Мужчина повернулся и увидел одиноко стоящую девушку в маске, неподалеку от полыхающего дома. Сделав шаг по направлению к Шилте, мужчина услышал нечто необычное. Это был до боли знакомый звук выстрела из арбалета. Несмотря на шум, слух мужчины уловил этот еле различимый отзвук смерти.

Все внутри похолодело от ужаса. Казалось, прошла вечность, но Ронан не успел даже пошевелиться. Он все смотрел в ярко голубые глаза одиноко стоящей девушки и пытался выйти из ступора. Когда шумный полет выпущенной стрелы завершился метким попаданием, стало понятно, зачем подожгли медицинскую комнату. Ронан все еще стоял, глядя на красавицу Шилту, но в голове все помутилось. Медленно опустив глаза он, словно в бреду, наблюдал, как из живота брызнула алая кровь. Ронан закричал. Но было уже поздно. Шилта вздрогнула. На лице девушки отобразился ужас. Она протянула руку к Ронану и начала плавно падать на снег. И тут мир из замедленного режима перешел в нормальный. Ронан подбежал к девушке и осмотрел рану. Стрела прошла насквозь, пробив какую-то артерию. Шилта лежала, часто дыша, а под ней плавно расползалось алое пятно.

Ронан присел рядом с ней на колени и закричал.

– Позовите Даниила.

Все вокруг пришли в движение.

– Ищите лучника, – скомандовал Лерой.

– Выстрел был оттуда, – ответил кто-то.

А Ронан, не веря в происходящее, склонился над умирающей Шилтой и выдернул стрелу из живота. Девушка закричала.

– Прости, – простонал Ронан.

– Одрит, – прохрипела девушка.

– Что? – переспросил Ронан и наклонился ближе.

– Мне нужен Одрит, – повторила девушка.

– Кто такой Одрит? – удивился мужчина.

– Одрит, который живет у меня в сумке, – учащенно дыша, прохрипела девушка.

Ронан сразу вспомнил мерзкую сороконожку, увиденную однажды в процессе лечения солдат. Не теряя ни секунды, мужчина поднял Шилту на руки.

– Нужна телега, срочно, – закричал он.

Во время борьбы с пожаром снег подвозили на велотелегах, поэтому Ронану сразу подкатили транспорт, и он, положив туда умирающую Шилту, поехал домой.

Подъехав к зданию, мужчина аккуратно вытащил раненую из повозки и с ужасом обнаружил, что девушка потеряла очень много крови. Стараясь не думать об этом, Ронан занес девушку в дом и по лестнице поднял на второй этаж.

Все это время Шилта была в сознании. Глаза девушки были слегка стеклянными, разум затуманен, но она понимала, что происходит. Стоило Ронану занести Шилту в комнату и положить на кровать, она начала издавать щелчки языком. Спустя мгновенье со стороны шкафа послышались ответные щелчки, и дверка со скрипом приоткрылась. Мерзкое шипастое создание, перебирая своими многочисленными ножками, черной тенью скользнуло по полу и быстро забралось на кровать.

Ронан поморщился и отшатнулся от чудовища. Огромная сороконожка сразу почуяла кровь и заползла на рану. Было заметно, как монстр приподнял несколько лапок и с размаху воткнул рядом с раной. Шилта вздрогнула.

– Тебе не больно? – сочувственно спросил Ронан, недовольно поглядывая на черную тварь.

– Все хорошо, – ответила девушка и взяла Ронана за руку, – Одрит позаботится обо мне.

– Надеюсь, – сказал мужчина и, отведя глаза от чудовища, которое, с помощью полупрозрачного жала, начало высасывать остатки крови Шилты, посмотрел на бледное лицо девушки.

– Отвлеки меня, Ронан. Мне нельзя спать, – попросила девушка.

У Ронана сжалось сердце. Он все еще пребывал в растерянности, происходящее казалось страшным сном.

– Помнишь, ты как-то сказала, что из многих вариантов выбрала меня? – начал разговор Ронан.

Шилта еле заметно кивнула.

– Почему ты выбрала меня? – спросил мужчина.

– Потому, что ты борец, – тихо ответила девушка.

– Борец? В каком смысле? – удивился Ронан.

– В самом широком. В тебе есть трудолюбие и задатки настоящего лидера. Ты щедр, но не расточителен, строг, но справедлив. Люди любят тебя, а ты их. В тебе нет страха перед трудностями, ты мало думаешь о себе и много о деле. Но главное, в тебе есть четкое понимание, что хорошо, а что плохо, и ты, в отличие от многих, прислушиваешься к своей совести, – тяжело дыша, объяснила девушка.

Вдруг сороконожка начала издавать какие-то скрежетания и писки. Шилта замолчала и прислушалась.

– Только ни это, – простонала девушка.

– Что случилось? – испугался Ронан.

– Стрела была отравлена, – почти плача, ответила девушка.

Ронан сжал ее руку сильнее.

– Я не хочу умирать, – заплакала Шилта, – Слишком рано. Я столько не успела. Мне бы еще пару лет…

– Пару лет? – удивился Ронан.

Но девушка его не слушала. Сороконожка снова начала трещать и пощелкивать. Шилта закрыла глаза и продолжила плакать.

– Ты не умрешь, – выдавая желаемое за действительное, проговорил Ронан.

По его щекам тоже побежали слезы.

– Наверное, это наш последний разговор, Ронан, поэтому я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещал, – прохрипела Шилта.

Сороконожка вытащила длинное жало из раны девушки. Шилта вздрогнула, и ее глаза закатились.

– Все, что угодно, только не умирай, – дрожащим голосом ответил Ронан.

– Никогда не забывай, откуда ты. Нижний мир нуждается в тебе. Когда будешь есть досыта, помни, что твои соотечественники голодают. Верхнему миру выгодно делать из нас рабов, борись с этим, ведь ты настоящий борец, именно поэтому я тебя и выб…

Девушка содрогнулась и смолкла.

Сороконожка снова начала щелкать и побежала в сторону шкафа.

– Шилта! – закричал Ронан и начал трясти девушку за плечи.

Это не помогло. Лежа в окровавленной кровати, мертвенно бледная Шилта не подавала признаков жизни. Напрасно Ронан щупал пульс и пытался привести ее в чувства.

Тем временем в шкафу раздавалось какое-то шуршание, спустя минуту дверка снова скрипнула и зловещая тень снова промелькнула по полу. Существо по одеялу ловко забралось на живот умершей Шилты и встало в странную позу.

– Скриптово отродье, – ругнулся на чудовище Ронан и хотел смахнуть с тела Шилты.

В ответ существо издало звук такой тональности, что Ронан схватился за уши и простонал. Обезвредив мужчину, Одрит подполз к груди девушки и поднял в воздух одну из передних лапок. Ронан поморщился от отвращения. К горлу подступил съеденный накануне ужин.

Животное задрожало и со всего размаха вонзило лапу между ребер по самое основание.

Ронан вскрикнул и, вскочив на ноги, отшатнулся от кровати.

Шилта неестественно широко открыла глаза и, издав громкий хрип, выгнулась дугой. Мерзкая сороконожка вынула лапу из кровоточащей раны между ребер и переползла на живот. Пока чудище продолжало топтаться по кровавой ране, Ронан подошел ближе и снова пощупал пульс девушки. Шилта ожила. Пульс был слабый, но ровный. Не веря в происходящее, Ронан нагнулся и послушал сердце. Близость шипастой твари смущала мужчину, но он преодолел отвращение и страх.

– Невероятно, – прошептал мужчина, услышав стук сердца, – Что ты за зверь такой?

В этот момент на первом этаже послышался шум. Ронан решил, что видеть Одрита никому не стоит, и ушел.

– Я слышал, что случилось, – встревоженно сказал Марк, забежав на второй этаж по лестнице.

Ронан преградил брату путь.

– Где она? Что с ней? – испуганно расспрашивал молодой человек.

– Она у себя в комнате, – ответил Ронан.

– Что говорит Даниил? – настороженно спросил Марк.

– Его здесь нет.

– Как нет? А кто ей помогает?

Ронан стоял с обреченным видом и ничего не отвечал.

– Она жива, Ронан… Скажи, что жива, – потрясенно проговорил Марк.

– Шилта жива, но без сознания. Сердце бьется, но все остальное…

Ронан развел руками.

– Я должен ее увидеть, – обеспокоено проговорил Марк.

– Поверь, тебе лучше ее не видеть.

– Почему, мне сказали, стрела попала в живот, – недоумевал молодой человек.

– Все правильно, в живот, но тебе ее, правда, лучше не видеть, – настаивал Ронан и продолжал преграждать путь.

– Ты ведешь себя очень странно, брат, – возмущенно сказал Марк, – Почему не позвал Даниила? Почему не пускаешь меня?

С этими словами молодой человек оттолкнул брата и пошел в комнату Шилты.

– Я тебя предупредил, – хмуро проговорил Ронан и пошел следом.

Марк первым вошел в комнату и тут же воскликнул:

– Скриптовы залежи! Что это такое?

Молодой человек в ужасе вышел из комнаты и воззрился на Ронан.

– Там… Там… У нее на животе… – задыхаясь от страха, пытался объяснить Марк.

– Знаю, Марк, знаю. Поверь, я испытал нечто подобное, когда увидел эту скриптову сороконожку в первый раз.

Молодой человек потрясенно посмотрел на брата.

– Ты видел это чудище раньше?

Ронан кивнул.

– После мясорубки у Зорта. Случайно вошел в шатер, а там эта тварь сидит на животе у Рендела и кровь сосет, – поморщившись, сказал мужчина.

– Кровь сосет! Тогда эту тварь нужно каким-то образом от Шилты отогнать, – испуганно ответил Марк.

– Не надо. Не знаю как, но эта сороконожка лечит людей, – заявил Ронан.

– Лечит?! Больше похоже на то, что она доедает ее труп, – сказал Марк и вздрогнул от отвращения.

– Несколько минут назад Шилта умерла у меня на руках. Я точно это знаю, потому что проверил и пульс, и дыхание. А потом эта сороконожка что-то сделала, и сердце девушки снова забилось, – рассказал Ронан.

Некоторое время Марк переваривал все увиденное и услышанное. Затем молодой человек развернулся и, глубоко вдохнув, снова вошел в комнату. На этот раз он сдержался и не выбежал в ужасе. Ронан тоже вошел и посмотрел на кровать. Шилта лежала без сознания, а жуткое существо накрыло своим мерзким туловищем ее рану и лениво шевелило лапками, словно устраивалось поудобнее. Некоторое время мужчины стояли молча, затем Марк спросил:

– Ну и что мы со всем этим будем делать?

– Как только Шилту ранили, она сказала, что ей нужен Одрит…

– Одрит? – удивленно переспросил Марк.

– Так зовут это существо, – пояснил Ронан.

– Мило, – язвительно отозвался Марк.

– Прежде чем потерять сознание, Шилта уверяла, что он позаботится о ней. Думаю, нужно довериться этому таракану и не мешать.

В дом кто-то постучал. Ронан выглянул в окно.

– Это Даниил, – сказал мужчина и вышел из комнаты.

Некоторое время Марк стоял, не решаясь приблизится. Сороконожка замерла и больше не ерзала. Молодой человек поборол отвращение и подошел ближе. Шилта была такая бледная и безжизненная, что молодому человеку не верилось, что она жива. Марк осторожно взял ее руку и пощупал пульс. Слабый, но равномерный ритм под пальцами свидетельствовал о том, что Шилта просто без сознания.

– Марк, – крикнул с первого этажа Ронан.

Молодой человек бросил на сороконожку недоверчивый взгляд и вышел.

Когда Марк спустился, Ронан уже выпроводил Даниила.

– Что ты ему сказал? – удивился младший брат.

– Ничего, просто дал задание с завтрашнего дня заниматься восстановлением медицинского кабинета.

– Этот пожар обойдется нам в целое состояние, – со вздохом проговорил молодой человек.

– Стратос все четко рассчитал. Одно не понятно, кто его информатор, – задумчиво сказал Ронан.

– Информатором может быть кто угодно. А на счет Шилты мне лично не понятно. Она ведь уже вылечила меня, зачем убивать? – удивлялся Марк.

– Возможно, из мести, но скорее всего он знает, как много раз она нам помогала, и кто знает, сколько помогла бы еще, – хмуро ответил Ронан.

Об инциденте с Шилтой решили не распространяться. Горожане праздновали, и мало кто видел, что произошло у административного здания. Только на следующий день подчиненные Ронана узнали, что бесценная медицинская комната и кабинеты руководителей сгорели дотла. Предстояло дорогостоящее восстановление здания и многие опасались, что из-за этого отменят премии. Про Шилту же никто не вспоминал.

В день трагедии, закончив свои дела, Ронан снова пришел к Шилте. Девушка выглядела, как мертвая. Глядя на закрытые глаза, бледную кожу и окровавленную одежду, с трудом верилось, что надежда на пробуждение еще есть. До глубокой ночи просидел он рядом с девушкой, думая обо всем произошедшем. Боль и отчаяние затопили мужчину. Он был так рад, что Шилта вернулась. Предыдущие две недели были лучшими за всю его взрослую жизнь, и вот всему пришел конец. Но главное, что разъедало душу мужчине, было мучительное чувство вины. Ронан обещал ей защиту. Шилта доверилась ему, а он не уберег девушку. «Лучше бы она тогда ушла», – горестно думал мужчина.

Он не заметил, как заснул, сидя на стуле у ее кровати, а когда Марк разбудил его утром, все тело болело от неудобной позы.

– Смотри, Ронан, – удивленно воскликнул Марк, показывая на живот Шилты.

В этот момент сороконожка отползла с живота, делая что-то в области шеи девушки. Мужчины смогли увидеть место попадания стрелы.

– Раны нет, – потрясенно выдохнул Ронан, вскочив со стула.

– Поразительно, – выдохнул Марк.

– Я же говорил, что этот Одрит справится, – радостно воскликнул мужчина.

– Но если рана зажила, почему Шилта все еще без сознания? – удивился молодой человек.

– Не знаю, – пожав плечами, ответил старший брат, – Но выглядит она все еще очень бледной.

Сороконожка снова вернулась на живот девушки и начала щелкать. Мужчины недоумевающе переглянулись и пошли к двери.

– Я все понимаю, эта зверушка ее лечит и вроде нужно ее за это ценить, но скриптов корень, какой же этот Одрит мерзкий, – ворчал по пути к лестнице Марк. Весь следующий день Ронан был в городе. Нужно было многое сделать и проконтролировать. Последствия праздника и пожара нужно было убирать, и не понятно какое из мероприятий было более разрушительным.

Уставший и хмурый, Ронан вернулся домой заполночь. Марк уже спал. В доме было прохладно и неуютно. Мужчина подошел к камину и подкинул дров. В гостиной стало светлее. Ронан хотел сесть на любимое кресло Шилты, но в последний момент заметил книгу и остановился. Он взял томик в руки и сразу узнал его. Это был справочник по химии, который он купил Шилте. Когда девушка попросила Ронана заказать его в верхнем мире, он был очень удивлен, но виду не подал. Теперь он стоял, держа книгу в руках, и думал о том, что Шилта согревала этот переплет своими руками. Сердце сжалось. Он очень боялся, что девушка никогда не очнется. Ронан покрутил книгу в руках и пошел на второй этаж. В комнате Шилты было тихо. Мужчина зажег лампу и сел на стул рядом с кроватью. Одрит сидел неподвижно и не издавал звуков. Мужчина открыл книгу там, где была закладка, и начал читать ее вслух. Ронан сам не понимал, зачем делает это, но так у него создавалось впечатление, что Шилта слушает его.

Эту ночь он снова проспал на стуле. Когда первые лучи солнца осветили комнату, Ронан открыл глаза. Шилта была все так же бледна и неподвижна. Мужчина грустно вздохнул и хотел выйти из комнаты. Вдруг, впервые за все время, ему в голову пришла мысль, что больному человеку нужно лежать в чистоте.

– Марк, ты спишь? – крикнул старший брат, высунувшись в коридор.

– Уже нет, – сонно отозвался молодой человек.

– Подойди в комнату Шилты, пожалуйста, – попросил Ронан.

Через пару минут в коридоре показался лохматый и шатающийся Марк.

– Если тебе не спиться, это не значит, что бессонница у всех, – ворчливо заявил он.

Ронан не отреагировал на недовольство брата и сразу перешел к делу.

– Мне кажется неправильным, что она лежит в крови и верхней одежде. Нужно как-то привести ее в порядок и перестелить постель. В обычных обстоятельствах я попросил бы Лурду помочь. Но, боюсь, милашка Одрит доведет нашу старушку до сердечного приступа.

– И что ты предлагаешь? – настороженно поинтересовался Марк.

– Нам придется ее приподнять, поменять постель и переодеть, – заявил Ронан.

– Переодеть, – задумчиво повторил молодой человек.

Мужчины переглянулись.

– Ты точно этого хочешь? – уточнил Марк.

– Я, может, и не хочу, но ты посмотри на ее кровать и одежду. Все запачкано свернувшейся кровью. На скотобойне и то чище, – сказал брат.

Марк немного постоял в задумчивости, а потом сказал:

– Ладно, пойду за чистым бельем и попробую раздобыть платье.

Достать платье в столь ранний час оказалось сложной задачей. Марк вернулся только спустя час.

– Лурда, как всегда, выручила. Очень удивлялась, зачем мне в такую рань платье, но дала, – рассказал Ронану младший брат, отряхивая плащ от снега.

Мужчины взяли чистый комплект постельного белья и пошли наверх. Поначалу они растеряно смотрели на девушку и не знали с чего начать. Решив сначала приподнять и поменять постель, Ронан потянулся к Шилте, чтобы взять на руки. И тут Одрит начал странно себя вести. Пребывавший ранее в полной безмятежности, он вдруг оттопырил одну из задних лапок.

– Что с ним? – удивился Марк.

– Не знаю, – ответил Ронан, – Не обращай внимания. Как только я возьму ее на руки, начинай менять.

Ронан коснулся Шилты и хотел протолкнуть руки ей под спину, и тут Одрит издал низкочастотный визг. Голову начало разрывать от боли. Мужчины схватились за уши и выбежали в коридор. Как только дверь за ними закрылась, животное умолкло.

– Что это было? – переводя дух, спросил Марк.

– Он уже один раз со мной такое проделывал. Думаю, так он защищает себя и ее, – объяснил Ронан.

– Скриптов звереныш! – недовольно выругался младший брат, – Мы ведь хотели как лучше.

После этого инцидента мужчины старались не касаться Шилты. Бдительная сороконожка преданно лежала на животе хозяйки и, делая вид, что спит, следила за мужчинами. Ронан каждый вечер приходил к девушке и читал ей справочник по химии, но спать в одной комнате с шипастым чудовищем больше не решался.

На третий день ситуация не изменилась. Сороконожка блаженно дремала на теле пребывающей без сознания хозяйки и не спешила приводить Шилту в чувства.

– Чего она ждет? – недоумевал Марк.

– Понятия не имею. Может должно пройти время, а может, Шилта до конца жизни будет так лежать, – грустно ответил Ронан.

Дни шли за днями, а Шилта лежала бледная и совершенно обездвиженная. Ронан регулярно проверял пульс, дыхание и сердцебиение, но и тут никаких изменений не было Девушка жила, но пребывала в забытьи. Это сводило Ронана с ума. Каждый день он с надеждой заходил в комнату девушки, и каждый раз разочаровывался. Спустя две недели мужчина совершенно отчаялся.

– Может ее пора похоронить? – осторожно предложил Марк.

– Она жива и, пока дышит, будет лежать в своей кровати, – сурово ответил брат.

Больше подобных разговоров Марк не заводил.

Работы у Ронана была много, это стало его спасением. Только по вечерам, возвращаясь домой и читая возле ее кровати справочник по химии, мужчина позволял своей боли немного выйти. Статус не позволял показывать свои переживания и слабости, но, оставшись один, Ронан мог себе позволить заплакать. От мысли, что Шилта никогда не очнется, болезненно сжималось сердце. Вечер с книгой у ее кровати превращался в пытку, но был жизненной необходимостью для мужчины. Он рад был, хотя бы так, навещать ее и видеть родное лицо. Умом он понимал, что хранить на втором этаже полутруп девушки ненормально, но не мог свыкнуться с мыслью, что ее не будет рядом. Временами он хотел слетать на Медиум и попросить помощи, но каждый раз останавливался, понимая, что медики подкуплены Стратосом.

– Я хочу поговорить с тобой, Марк, – серьезно сказал как-то утром Ронан.

– О чем? – удивился брат.

– Думаю, пора обратиться за помощью к ученым из среднего мира, – начал мужчина.

– На Медиум? – уточнил молодой человек.

– Да.

– Мы это уже обсуждали, медики откажут, – ответил Марк.

– Когда ты умирал, Стратос предложил сделку. Если я отдам все, что у меня есть, ему, медики согласятся помочь. Думаю, в случае с Шилтой он поступит так же, – предположил Ронан.

– Очень сомневаюсь. Она ему очень мешала, глупо возвращать ее к жизни. Если ему известно, что она нашла Ливитий, то, отняв у тебя все в обмен на жизнь Шилты, Стратос рискует столкнуться с аналогичной проблемой в будущем. Шилта может найти еще одно месторождение, и мы снова разбогатеем, – начал спорит Марк.

– Я думал об этом, но другого выбора не вижу. Марк, она нужна нам, – с чувством проговорил Ронан, потом потер руками лицо и добавил, – Она нужна мне.

– И ты готов отдать все? – удивился Марк, – Даже не верится. И этот человек учил меня, что женщины – это глупые курицы, которые только мешаются под ногами.

Ронан хотел что-то ответить, но тут в дверь постучали. Мужчина встал и пошел открывать. Марк услышал, что Ронан открыл, но дальше было молчание. Испугавшись, молодой человек тоже поспешил в прихожую. Когда он увидел гостя, понял, с чем связана заминка. На пороге стоял высокий широкоплечий молодой человек в форме работника Контроля. Привыкшие видеть хилых и изнеженных представителей верхнего мира, братья удивились могучему телосложению гостя. По физическим показателям незнакомец ничуть не уступал Ронану.

Братья растерянно смотрели на представителя власти и не знали, что сказать. Незнакомец же смотрел на мужчин так, словно они должны были знать о его приходе. Все молчали и ждали, что первым начнет другой. Пауза затянулась.

Первым молчание нарушил представитель Контроля.

– Меня прислал Одрит, – вместо приветствия сказал мужчина.

Когда, казалось бы, первый шок прошел, Марк и Ронан пережили новое потрясение. Мужчины недоумевающе переглянулись и отступили на шаг. Мужчина вошел в дом и закрыл за собой дверь.

– Где он? – спросил незнакомец.

– Наверху, – растерянно ответил Ронан.

Представитель службы Контроля осмотрелся и пошел к лестнице.

Ронан с Марком еще раз переглянулись и пошли следом. История с Одритом принимала новый оборот.

– В какой комнате? – требовательно спросил мужчина.

Ронану его тон показался дерзким и неуважительным.

– В той, – ответил Марк и показал на дверь в комнату Шилты.

– Мы что-то нарушили? – возмущенно спросил Ронан.

Но представитель власти пропустил его вопрос мимо ушей. Он открыл нужную дверь и хотел войти. Ронан обогнул незнакомца и, преградив мужчине путь, повторил вопрос:

– Мы что-то нарушили?

Но тут незнакомец сквозь приоткрытую дверь увидел лежащую на кровати Шилту. Мужчина моментально изменился в лице и, оттолкнув Ронана, вбежал в комнату.

– Анна! – закричал он.

Девушка не отреагировала, зато Одрит сразу начал топтаться на животе хозяйки. Незнакомец был вне себя от волнения. Он поспешно пощупал у девушки пульс, проверил дыхание. Ронан молча наблюдал за мужчиной. Вдруг ему на глаза попалось кольцо. У гостя на пальце было такое же маленькое неприметное колечко, как у Шилты. Внутри все сжалось от чудовищного предположения.

– Почему ты не сообщил, что помощь нужна ей? – возмущенно проговорил незнакомец, обращаясь к Одриту.

Как ни странно, сороконожка начала щелкать и стрекотать в ответ.

– Многое изменило бы. Я был бы расторопнее в поисках компонента, – ответил сороконожке незнакомец.

С этими словами мужчина полез в карман и извлек кусок какого-то вещества коричневого цвета. Протянув странную субстанцию сороконожке, он сказал:

– Надеюсь, этого тебе достаточно?

Чудовище ухватило подношение передними щупальцами и отправило комок себе в пасть. После этого немного пощелкало и затихло.

– Простите, вы его понимаете? – недоверчиво спросил Марк.

Но и этот вопрос незнакомец проигнорировал.

– Объясни, что произошло, – обратился к существу мужчина в форме.

Одрит начал стрекотать и пощелкивать, но при этом изменил позу и начал вздрагивать. Незнакомец внимательно слушал и иногда кивал.

– Отравленная стрела, но как такое возможно? – возмущенно воскликнул незнакомец, переведя взгляд на Ронана, – Вы должны были защищать ее!

Он сказал это с такой претензией, что Ронан вышел из себя.

– А вы, простите, кто, и на каких основаниях ворвались в мой дом? – с угрозой в голосе проговорил мужчина.

– Если Анна не рассказала, кто я, значит, вам это знать не обязательно, – в тон собеседнику ответил сотрудник Контроля.

– Анна, значит, так ее зовут, – удивленно повторил Марк.

– Ну, если вы даже имени ее узнать не смогли, нечего удивляться, что стрелок Стратоса стал для вас сюрпризом, – презрительно проговорил незнакомец.

Ронан окончательно вышел из себя и, сжав кулаки, сделал шаг в сторону обидчика. В этот момент сороконожка задрала заднюю лапу. Через мгновенье по ушам присутствующих ударил пронзительный писк животного. Все схватились за уши и забыли о конфликте.

– Одрит, хватит, мы все поняли, – прохрипел незнакомец, все еще держась за голову.

Писк прекратился, но заднюю лапу зверюга не опустила.

– Ронан, поверь, ты неприятен мне не меньше, чем я тебе. Одрит боится, что наше агрессивное поведение может привести к драке, чему лично я буду только рад, и мы заденем Анну. Если есть желание излить свой гнев, предлагаю сделать это в коридоре, – с вызовом сказал незнакомец.

Ронан кивнул и хотел выйти, но Марк схватил его за руку.

– Смотри, – сказал молодой человек и кивнул на Шилту. Девушка открыла глаза и начала осматриваться.

Мужчины переключили внимание на Анну и на некоторое время забыли о разногласиях.

– Виктор, – еле слышно сказала Шилта и попыталась улыбнуться.

Мужчина в форме подошел к изголовью кровати и присел на корточки.

– Анна, родная, как ты? – ласково спросил мужчина.

– Отлично, – соврала девушка, – Ты снова меня спас.

С этими словами девушка подняла дрожащую руку и погладила щеку Виктора.

Ронан с Марком наблюдали за происходящим со смешанными чувствами.

– Но в следующий раз могу не успеть, – предостерег мужчина.

– Ты себя недооцениваешь, – с улыбкой ответила девушка.

– Нет, это ты переоцениваешь меня, – хмуро ответил Виктор, – Анна, все слишком далеко зашло. Я не хочу тебя потерять. Эти люди не смогут тебя защитить.

С этими словами Виктор бросил недовольный взгляд на братьев, затем посмотрел на Шилту и продолжил:

– Прошу, полетели домой. Давай заживем нормальной, спокойной, счастливой жизнью, мы это заслужили, – начал уговаривать мужчина.

– Нормальной, возможно, сможем. Спокойной, если очень постараться, тоже сможем, но счастливой я стать точно не смогу. Как можно спокойно жить, зная, сколько ты мог сделать, но по малодушию не сделал? – с укором ответила девушка.

Голос был еще слабым, как и она сама. Но девушка с такой любовью и сочувствием смотрела на Виктора, что сердце Ронана болезненно сжалось.

Виктор взял Анну за руку и приложил ее ладонь к своим губам.

– Прошу тебя, Анна, – прошептал он.

– Прости, я не могу. Но обещаю, как только все закончится, мы снова будем вместе, – пообещала девушка.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга, затем Анна добавила:

– Тебе нужно улетать, здесь небезопасно.

– Да, я заметил, – и снова бросил на братьев укоризненный взгляд.

Не в силах терпеть происходящее, Ронан вышел, закрыв дверь чуть громче, чем требовалось. Первое, что хотелось сделать мужчине в коридоре, это с размаху ударить по стене. Понимая, что тем самым он напугает Шилту, Ронан сдержался. Он ушел к себе в комнату и, прислонив к лицу подушку, закричал в нее изо всех сил. Это не сильно помогло. В груди все сжалось, словно в судороге, и нужно было как-то облегчить эту душевную боль. Никогда в жизни Ронан не испытывал такой ревности. Он в красках представлял, с какой жестокостью воткнет кинжал в гладко выбритую, загорелую кожу шеи Виктора. Одновременно с этим он обвинял в случившемся Шилту. Он был уверен, что в моменты откровений девушку влекло к нему. Часто ему казалось, что она кокетничает с ним. Все это непозволительно для девушки, у которой есть покровитель. В голове крутились мысли о странном союзе, когда содержатель спокойно отпускает свою женщину одну в нижний мир. Зачем? Ради чего? Что вообще нужно Шилте в нижнем мире, когда ее дом в верхнем?

От этих мыслей Ронан закипал все сильнее. Словно бешеный зверь метался он по своей комнате, не зная, куда излить свой гнев.

В дверь постучал Марк.

– Ронан, она зовет тебя, – не открывая, сообщил он.

Ронан глубоко вдохнул и пошел к Шилте.

– Этот баран в форме все еще там? – хмуро поинтересовался мужчина.

– Нет, уже ушел, – ответил Марк.

Ронану немного полегчало. Он вошел в комнату, где лежала Анна, и закрыл за собой дверь. Марк мешать разговору не стал.

– Спасибо за чтение, – с улыбкой сказала Шилта.

– Я старался делать это с выражением, но справочник по химии сложно читать увлекательно, – хмуро отшутился Ронан.

– Всему виной яд. Он вызвал паралич, я не могла ничего делать, но все слышала и понимала, – объяснила Анна.

– Рад, что все закончилось благополучно, – невесело проговорил мужчина.

– Ты не выглядишь радостным, – усмехнулась девушка.

– Почему ты не сказала, что замужем? – строго спросил Ронан.

– Откуда ты узнал? – испуганно проговорила девушка.

Ее настолько взволновал этот вопрос, что она попыталась привстать, но сил не хватило.

– Я заметил кольцо на его руке, оно очень похоже на твое, – грустно объяснил Ронан, – А глядя на то, как вы с Виктором общались, только идиот не догадался бы об остальном.

– Так ты об этом, – облегченно проговорила девушка и улыбнулась.

– Из-за замужества поставила условие не прикасаться к тебе? – предположил мужчина.

– И из-за этого тоже, – честно призналась Шилта.

– А твой муж знает, что я его нарушил?

Анна внезапно посерьезнела и мрачным тоном ответила:

– Если бы мой муж узнал о нашей связи, меня бы здесь не было.

Ронан грустно посмотрел на Шилту и тихо сказал:

– Мне жаль. Браки в нижнем мире такая редкость, что я и подумать не мог…

– Это целиком и полностью моя вина, Ронан, – перебила девушка.

В дверь постучал Марк.

– Заходи, – сказал старший брат.

На пороге появился улыбающийся Марк. В отличие от старшего брата, ревность не омрачила радость от удивительного выздоровления. То, что молодой человек изначально особо ни на что не рассчитывал, уберегло его от лишней боли и разочарования. Он подошел к Анне и искренне ее обнял.

– Мы так боялись, что ты умрешь, – простодушно заявил он.

– Я тоже побаивалась, – пошутила девушка.

Некоторое время Марк и Анна разговаривали. Их отношения всегда были легкими и доверительными. Ронан сидел молча и не встревал в разговор. Шилта тоже, словно не замечала его присутствия. Только когда мужчины собрались уходить, она обратилась к обоим:

– У меня к вам есть одна большая просьба,– заявила девушка, – Кроме вас никто не должен знать мое настоящее имя. Это очень важно.

– Хорошо, – ответил Марк.

Ронан согласно кивнул и первым покинул комнату.

Глава 13

После инцидента на празднике Ронан ужесточил охрану города. Глава города нанял еще солдат и усилил контроль над воротами. Он так же перестал нанимать работников из соседних селений и прекратил торговлю с непроверенными поставщиками. Параллельно с этими мерами Ронан дал Лерою задание найти поджигателя и стрелка. Целый месяц руководитель солдат расследовал обстоятельства дела и выяснил, что поджигателем был кто-то из нанятых официантов.

– Один из шахтеров видел рядом с окном кабинета человека в белом фартуке. К тому времени уже стемнело, и лица он не разглядел, – доложил Лерой Ронану.

– Вы пытались выяснить, кто именно из официантов предатель? – строго спросил предводитель.

– Да, но безуспешно. Шахтер ничего кроме фартука не запомнил.

– А что насчет стрелка? – поинтересовался мужчина.

– Стрелок был профессионалом. В город его провел официант, а после выстрела он покинул Ливирон незаметно. Поскольку у него был арбалет, можно точно сказать, что это наемник. Искать его в окрестностях бесполезно, – отрапортовал молодой человек.

В итоге Ронан отчаялся найти поджигателя. А после полного выздоровления Шилты гнев мужчины вовсе утих, как и желание мстить. Казалось, что все на этом и кончится, но судьба распорядилась иначе.

Однажды днем, когда Ронан выходил от химиков после присвоения очередной колбы, к нему подошел Лерой.

– С вами хотят поговорить жители соседнего поселения, – сообщил солдат.

– Какого именно? – уточнил Ронан.

– Веста, он находится от нас километрах в тридцати. Мы до поджога закупали у них Брут, – пояснил молодой человек.

– И чего они хотят? – удивился Ронан.

– Вам лучше самому посмотреть, – загадочно проговорил Лерой.

Ронан бросил на солдата настороженный взгляд и пошел к городским воротам.

То, что увидел там глава города, потрясло его. У входа в Ливирон собралось около полутора десятка жителей Веста. Двое из них держали избитого молодого человека со связанными руками. Увидев Ронана, они начали встревоженно что-то рассказывать. Поскольку все говорили одновременно, да еще пытались перекричать друг друга, понять что-либо было сложно.

– Пусть говорит кто-то один, – прикрикнул на шумных гостей Ронан.

Все посмотрели на одного седовласого, но крепкого мужчину. Тот выступил вперед и начал рассказывать.

– Мы нашли того, кто поджег дом в Ливироне, – кратко объяснил он и указал на связанного парня.

Один из державших узника ударил его по ногам. Тот упал на колени и вскрикнул.

– С чего вы взяли, что это он? – удивился Ронан.

– Накануне праздника в нашем городе появился незнакомец. Поселок у нас маленький, все друг друга знают, поэтому все заметили появление нового человека. Несколько дней он рыскал по улицам города, расспрашивая жителей о предстоящем празднике. Потом незнакомец исчез. Во время торжества Берт, – седовласый кивнул на связанного, – нанялся к вам официантом. Потом в городе был пожар, и вы перестали покупать у нас Брут. Жители начали голодать. Все, кроме Берта. Соседи удивлялись. В то время, когда люди ели воду от риса на обед, а сам рис на ужин, он варил похлебки на баранине и пил самогон. Как-то, напившись слишком сильно, он похвалился одному соседу, что его кормит не Ронан, на которого мы все так уповали, а Стратос. Тогда-то мы обо всем и догадались. Когда к его дому пришли все жители, он был пьян и заперся. Утверждал, что с минуты на минуту стрелки Стратоса начнут отстреливать всех, кто ломится к нему в дом. Мы не поверили и выбили дверь. Конечно, никто за этого прихвостня не заступился. А когда мы с соотечественниками допросили его с пристрастием, он все рассказал. Тот незнакомец, что приходил к нам в город, разговорился с ним и подкупил. Берт нанялся официантом, запустил стрелка в город и в нужный момент поджег то здание, на которое указал наемник.

Мужчина замолчал и отступил на шаг. Ронан подошел к стоящему на коленях избитому парню и пристально на него посмотрел. Худой, прыщавый молодой человек, жалкий и грязный, дрожал, всхлипывал и не решался поднять глаза.

– Можете делать с ним все, что хотите, но мы очень просим снять запрет на закупку Брута в Весте. Понимаю, Брут добывают почти везде, и наш поселок не самый крупный поставщик. Мы знаем, что вы закупали его у нас потому, что хотели поддержать жителей. Поверьте, мы ценим вашу доброту и щедрость. Столько за топливо нам еще никто не платил. С вашим приходом поселок воспрял. Мы стали жить сытно. К тому же, ваш медицинский кабинет – настоящее чудо. И то, что вы позволяли, хоть и платно, но лечиться, спасло много жизней в нашем поселке. А теперь мы лишены такой возможности, как лишены и дохода от продажи Брута, – горестно проговорил седовласый.

Его соотечественники стояли рядом и кивали.

– Мы понимаем, почему вы закрыли ворота и перестали торговать. Но теперь маленькие окрестные поселки умирают с голода. Стратос предлагает за сырье такие гроши, что прокормиться с них невозможно. Люди начинают умирать от голода. Просим вас снять запрет. Теперь мы будем осмотрительнее. Позаботимся, чтобы в наших рядах не было предателей и злоумышленников.

Ронан стоял в задумчивости и слушал. Седовласый мужчина снял шапку и начал нервно мять ее в руках. Мужчина боялся поднять взгляд на могучего предводителя и вел себя робко.

– Со мной пришли старейшины Ронда, Жилта и Кракоса.

Трое мужчин выступили вперед.

– Они тоже обещают следить за безопасностью и просят снять запрет и с их поселков, – нерешительно продолжил мужчина.

Ронан не знал, что делать. Ему было жаль людей, но ставить под угрозу жизнь своих людей он тоже не мог.

– Я подумаю, – ответил Ронан.

– Спасибо, – грустно ответил седовласый.

Было заметно, что ответ главы Ливирона не обнадежил отчаявшихся жителей. Ронан уже хотел развернуться и пойти в город, но заметил, что неподалеку в стороне стоит Шилта. Девушка с большим интересом наблюдала за происходящим. Ронан удивленно посмотрел на нее и остановился.

Гости тоже заметили женщину в маске. Несмотря на то, что девушка появилась в Ливироне не так давно, слух о ней разлетелся по всей округе. Ее боялись и уважали. Все думали, что она женщина Ронана, обладающая невероятным влиянием на своего покровителя. Так же суеверные жители севера считали ее ведьмой, способной исцелять и творить другие чудеса.

Люди начали перешептываться и нервно топтаться. Смесь страха и почтения перед загадочной ведьмой привел людей в замешательство. Шилта кивнула гостям и медленно пошла в их сторону. Ронан стоял и наблюдал, как плавно, словно по воздуху, плыла голубоглазая красавица навстречу растерянной толпе.

Девушка подошла и посмотрела на Берта. Тот поднял на нее испуганные глаза и заплакал. Неожиданно Шилта протянула руку и коснулась головы поджигателя. В это же мгновение глаза молодого человека закатились, и он упал на землю без чувств. Напуганные жители расступились. Девушка обернулась и посмотрела на седовласого. Мужчина испуганно сглотнул.

– Нам очень жаль, – прошептал он.

Девушка сделала шаг к мужчине, но он испуганно отступил.

– Шилта, – строго позвал Ронан.

Но девушка не отреагировала. Она подошла к седовласому вплотную и что-то шепнула на ухо. Мужчина побледнел и закивал.

После этого Шилта развернулась и такой же плавной походкой пошла в сторону города.

Ронану было безумно интересно, что девушка шепнула гостю, но, не желая выдавать своей неосведомленности, спрашивать у седовласого не стал. Вместо этого Ронан кивнул Лерою, тот дал команду солдатам. Двое часовых подошли к Берту и потащили его тело в Ливирон.

Когда Ронан вошел в город, Шилты нигде не было видно. Он приказал Лерою отнести пленника в тюрьму, а сам отправился на поиски девушки.

Кого бы ни спрашивал Ронан, никто не видел голубоглазую ведьму:

– Прятаться она мастерица, – ворчал себе под нос Ронан.

Через полчаса к мужчине подбежал Лерой и доложил, что Шилта вышла за ворота. Желая выяснить, что же происходит, Ронан поспешил к выходу из города.

Картина, которую мужчина застал за воротами, поразила его еще больше, чем визит жителей Веста. Толпа гостей еще не ушла. Жители соседнего поселения отошли от ворот на сотню метров и ждали. Ронан вышел за стену в тот момент, когда девушка, ведя под узды его коня, везла по направлению к гостям телегу, где лежали мешки с крупой и контейнеры с вяленым мясом. Подойдя к голодным людям, она что-то сказала. Мужчины сняли шляпы и поклонились ведьме. Седовласый начал что-то с чувством говорить девушке. Она кивнула и пошла обратно в город, оставив коня с телегой гостям. Некоторое время мужчины растерянно смотрели девушке вслед, потом заглянули в телегу и, просияв от радости, повели коня дальше от города.

Ронан стоял, изумленно наблюдая, как в его сторону идет Шилта, а в противоположную -конь с припасами.

– И что все это значит? – сурово спросил он, поравнявшись с Шилтой.

– Если у вас есть больше, чем вам нужно, делайте стол шире, а не забор выше, – ответила девушка.

– Если у тебя больше, чем тебе нужно, причем тут мой конь и мои запасы еды? – ядовито поинтересовался Ронан.

Дело было не в том, что ему было жаль крупы и коня. После визита Виктора его отношения с Шилтой снова стали сложными и напряженными. Больше не было уютных вечерних посиделок за большим столом в гостиной. Первое время Шилта старалась возобновить эту приятную традицию, но Ронан игнорировал ее приглашения за стол. Сделав несколько безнадежных попыток, Анна перестала накрывать на стол, а потом и готовить. Марк был очень расстроен, и даже уговаривал Ронана перестать вести себя так неприветливо, но старший брат был непреклонен. Его снова ослепила ревность, в которой он снова не хотел себе признаваться. Каждую ночь ему снилось, что он целует Шилту. И каждое утро он просыпался, вспоминая, что эта женщина никогда ему не достанется. Все это сложно уживалось внутри Ронана, особенно когда предмет терзаний постоянно маячил перед глазами.

– Это не твои запасы, я их купила на складе, а коня они вернут, – уязвленно проговорила девушка и хотела уйти.

– А с Бертом ты что сделала? – возмущенно сказал Ронан.

– Он спит. Проснется через три дня. Я сделала это на случай, если захочешь причинить ему боль. Не терплю насилия. На твоем месте я бы приказала увезти его тело подальше и бросить в незнакомом городе, – спокойно сказала Шилта.

– Увезти! – возмутился мужчина, – Да ты хоть представляешь, какие я понес убытки? Я готов разорвать этого урода на куски, а ты предлагаешь отпустить.

– Любой заслуживает второго шанса, – лукаво ответила девушка, затем подмигнула и добавила, – Даже ты.

Ронан понял намек. И сразу вспомнил, как несколько недель назад сам стоял на коленях посреди дороги и умолял о прощении.

После визита жителей Веста Ронан снял запрет на торговлю с мелкими поставщиками. Жители небольших поселков снова имели возможность зарабатывать и кормиться.

Все произошедшее активно обсуждалось в северном регионе. Люди смогли наглядно убедиться, что будет, если Ронан перестанет кормить окрестные города и села. Благодаря пожару и его последствиям авторитет Ронана еще больше возрос. Не осталось без внимания и вмешательство ведьмы. Весь север обсуждал то, как девушка одним прикосновением убила поджигателя. Эта леденящая душу история переходила из уст в уста, обрастая новыми подробностями.

Тем временем Ливирон зажил обычной жизнью. Ронан восстановил административное здание. Помня слова гостей из Веста о том, как жизненно необходим северянам медицинский кабинет, Ронан построил для Даниила небольшое здание и закупил медицинское оборудование. Теперь все желающие могли посещать врача. Ронан сам финансировал лечение, поэтому услуги Даниила для жителей севера были недорогими. Так в нижнем мире было организовано первое лечебное учреждение. Открытие медицинского центра стало очень значимым событием. Со всех окраин в Ливирон за медицинской помощью потянулись страждущие. Даниил не справлялся с потоком людей, поэтому Ронану пришлось нанять еще двух медиков.

Жители северной зоны боготворили главу Ливирона. Такой преданности и почитания не знал еще ни один правитель нижнего мира. Слухи о щедрости и заботе великого старателя дошли и до соседних регионов. Самые бедные люди бросали дома и ехали на север и селились в городах, финансируемых Ронаном. Одним из таких гостеприимных городов был Плимут, где работал завод по производству минеральной смеси и активированной почвы для плантаций. Благодаря покровительству Ронана на заводе всегда были рабочие места. Люди приезжали и сразу получали работу, позволяющую прокормиться. Из-за этого Плимут разросся и превзошел по масштабам даже Ливирон.

Помимо самого города разрастался и завод. Ронан сманивал лучших специалистов из нижнего мира у Стратоса и давал им возможность творить. Впервые в нижнем мире был организован небольшой исследовательский отдел, где химики, минерологи и биологи могли проводить эксперименты, разрабатывая все новые и новые подходы к активации минеральных смесей и почв. В итоге почвы и минеральные смеси превзошли разработанные до этого сорта почв верхнего мира.

– Вы добились потрясающих результатов, с последней плантации мы собрали такой урожай, что Стратос расплакался бы, если бы узнал, – хвалил исследователей во время визита в Плимут Ронан.

– Ученые верхнего мира владеют оборудованием и довольно сильной теоретической базой, но им не хватает практики и прикладных знаний. Поэтому у Стратоса никогда не будет таких урожаев, – гордо заявил директор.

Чуть позже, когда Ронан остался с руководителем завода наедине, мужчина рассказал гостю:

– Я вызвал вас в этот раз не только для того, чтобы отчитаться по работе завода. Несколько дней назад ко мне прилетали плантаторы Стратоса…

Ронан нахмурился.

– Они уговаривали сменить покровителя и работать на вашего главного конкурента. Я, конечно, сразу отказался, тогда они попросили продать результаты исследований и формулы лучших смесей. Эту просьбу я тоже не удовлетворил. Предугадать их реакцию не сложно. Люди Стратоса начали угрожать и намекнули, что в отличие от Ливирона, Плимут каменной стеной не окружен.

– Не волнуйся, Захар, Плимут мы им так просто не отдадим, – успокоил подчиненного Ронан.

Несмотря на внешнюю уверенность, внутри было много сомнений. С тяжелым сердцем вернулся в Ливирон Ронан. Чтобы подготовить почву и все обсудить, главный старатель вызвал к себе Лероя. Рассказав о разговоре с Захаром, Ронан начал разрабатывать план по обороне Плимута.

– Это невозможно. Плимут слишком большой и не окружен стеной. В этом плане Стратос прав. Захватить завод и убить Захара дело несложное, – ответил начальник солдат.

– Тогда мы обязаны послать солдат на охрану завода, – предложил Ронан.

Лерой отрицательно покачал головой и сказал:

– У нас не хватит людей. Даже если забрать всех людей из Ливирона, всю территорию Плимута охватить не получится. При этом Ливирон останется без защиты, – спорил солдат.

– Оставим стрелков на вышках, – сказал Ронан.

– Это возможно организовать на короткий промежуток времени. Но мы не знаем, когда именно нападет Стратос и нападет ли, – грустно сказал Лерой.

Ронан немного подумал и проговорил:

– Но нанимать вторую армию для Плимута у меня не хватит денег. После постройки больницы и исследовательского отдела, куда пришлось закупить много дорогого оборудования, свободных средств у меня не осталось, – по-дружески признался предводитель.

Лерою и Ронану не удалось прийти к единому мнению.

В этот день глава Ливирона пришел домой раньше обычного. Марка, как всегда, не было дома. В последнее время младший брат вечно где-то пропадал, а на расспросы отвечал уклончиво. В доме было пусто и прохладно. Камин в гостиной не горел, отчего дом казался заброшенным.

Обычно, когда Ронан приходил домой, Шилта сидела у камина с очередной книгой, но сейчас девушки не было. Это обстоятельство расстроило мужчину еще больше. Несмотря на свои натянутые отношения с Шилтой, он испытывал острую необходимость видеть ее каждый день. Когда она сидела рядом, на душе было тепло и спокойно. Теперь же в душу Ронана закралась тревога. До поздней ночи просидел он за столом в гостиной, разбирая бумаги, а девушка так и не появилась. Мужчина готов был начать бить тревогу, но, зная свободолюбивый характер Анны, решил повременить до утра.

Около четырех часов утра в комнату Ронана постучали.

– Кто там? – машинально выхватив кинжал из-под подушки, спросил мужчина.

– Это я, Шилта, – ответили из-за двери.

– Проходи, – облегченно отозвался Ронан и убрал кинжал обратно.

Девушка вошла в комнату. Было заметно, что Анна только что с улицы. На ее белых волосах виднелись капли от растаявших снежинок. Лицо украшал румянец. Нос тоже был розоватым с мороза.

– Что за срочность? – стараясь выглядеть суровым, спросил Ронан.

– У меня есть сведения, что через две недели Стратос нападет на Плимут. А пока солдаты Ливирона покинут родной город, чтобы отбить нападение, на наш город нападет еще одна группа наемников, – кратко объяснила Шилта.

Ронан был настолько взволнован, что вскочил с кровати. Увидев полуобнаженного мужчину, девушка смущенно отвела глаза. Заметив смятение гостьи, Ронан начал одеваться.

– Откуда ты знаешь? – прыгая на одной ноге в попытках натянуть штаны, спросил мужчина.

– Ветер нашептал, – лукаво ответила девушка.

– Ничего другого я от тебя не ожидал, – ворчливо проговорил Ронан.

Мужчина оделся и еще раз уточнил:

– Точно через две недели?

Девушка кивнула.

– Передавай спасибо ветру, – ехидно сказал Ронан и хотел выйти из комнаты.

Шилта удержала его за руку. Это был первый раз, когда девушка по собственной инициативе прикоснулась к предводителю. От этого неожиданного контакта у мужчины пробежали мурашки по коже.

– Я не сказала самого главного, – серьезно добавила девушка.

– И чего же? – рассеянно спросил мужчина, глядя на то, как Шилта сжимает своими тонкими пальцами его широкое запястье.

– Он приведет целую армию, – хмуро продолжила Анна.

– Я другого от него и не ждал, – беспечно ответил мужчина, оторвав взгляд от запястья.

– Ты не понимаешь. Он ведет сюда весь прикормленный восток и юго-восток. Через две недели к Плимуту подойдет около пятиста вооруженных людей Стратоса, – сказала девушка.

Ронан потрясенно воззрился на Шилту.

– Пятиста? – не веря своим ушам, переспросил он.

Анна кивнула.

– Этого не может быть… Контроль вмешается. Таких массовых вооруженных столкновений они не допустят, – начал спорить мужчина.

– Твое влияние в нижнем мире растет. Весь север, часть востока и запада считают тебя своим лидером и освободителем. Ты не представляешь, какое влияние имеешь в нижнем мире. Назревает большой конфликт, и Стратос это понимает. Он лишился большого количества поставщиков, огромных регионов сбыта и дешевой рабочей силы. Ты подорвал его авторитет. Если он будет медлить, то рискует потерять нижний мир. В итоге ему придется идти к тебе на поклон, чтобы закупать ресурсы для плантаций. Поскольку твой главный конкурент кормит весь верхний мир, им такая ситуация тоже не на руку. Назревает революция, Ронан, которую решено погасить в зародыше. Именно поэтому Контроль не станет вмешиваться, а Ливирон с Плимутом сметут с лица планеты в назидание остальным. Стратосу не нужен сам завод, лишь твои разработки и результаты исследований.

Ронан некоторое время смотрел на Шилту, потом сел на кровать и закрыл лицо ладонями.

– Пятьсот солдат… Нам не выстоять…

– Мы должны, – твердо сказала девушка.

– Тебе легко говорить, женщина, – отмахнулся Ронан.

Шилта бросила на мужчину презрительный взгляд и сказала:

– Насколько ты помнишь, восток очень суеверный. Уверена, многие из тех, кто придут, простые горожане, решившие заработать немного еды. Стратос хочет напугать нас числом…

– И ему это удалось, – вздохнул Ронан, – Пять сотен против моей сотни.

– Ронан не отчаивайся, позволь мне помочь, и если то, что я задумала, удастся, мы выиграем этот бой, – подбодрила мужчину Анна.

– Ну и что ты задумала? – заинтересовался Ронан.

– Восток суеверен, а слава о ведьме, которая умеет убивать прикосновением, уже дошла до этих людей. Кроме того, свой вклад внесли рассказы некоторых выживших после лихорадки Вилта. Помнишь, как купил меня в Тарторе?

– Даже если хотел бы не забыл, – хмуро отшутился Ронан.

– Оттуда тоже идет слава о том, как я убила целый город. Нужно на этом сыграть. Пусть мы не можем напугать их числом, зато можем напугать колдовством.

– Ты серьезно? – пренебрежительно спросил мужчина.

– Не стоит недооценивать страх людей перед неизвестным, – обиженно ответила Шилта.

– Ну, допустим, я соглашусь тебе подыграть, что от меня требуется? – небрежно поинтересовался Ронан.

Девушка достала из кармана карту. Развернув лист, она начала рассказывать:

– Тебе нужно дать бой именно на этом поле.

Девушка указала область на карте.

– Люди Стратоса придут с востока, а значит вот по этой дороге. Встретьте их здесь и преградите путь. Тогда у них не будет выбора, и они займут нужную область.

– Хорошо, это не сложно, что еще?

– Я должна присутствовать на битве, – спокойно ответила девушка.

Ронан удивленно воззрился на девушку.

– Ты в своем уме? Показаться с ба… женщиной на поле боя? Да надо мной весь север будет смеяться. Что тебе там делать? – возмутился Ронан.

– Поверь, я найду, чем там заняться, – уязвленно проговорила Шилта.

– И думать забудь. Тебя там убьют раньше, чем ты пикнуть успеешь, – отсек мужчина.

– Ронан, если ты возьмешь меня на бой, я смогу сильно сократить численность наемников Стратоса, – настаивала Анна.

– Как твое присутствие сможет сократить количество солдат? Неужели ты думаешь, что они настолько суеверны? Там ведь не только голодранцы городские с ножиками будут. Стратос наймет специально обученных воинов. Их ведьмами не запугать…

– Я найду, чем их напугать, – обиженно ответила Шилта.

– Слушай, я ведь понимаю, что ты никакая не ведьма. Видел, как от одной стрелы не хуже любого человека алой кровью истекала. Потом лежала вся синюшная в параличе. Ты человек обычный. Поверь, стоит тебе только появиться на поле, как люди не бежать, а стрелять в тебя со страху начнут, и что мне тогда делать?

– Радоваться, никто больше к тебе с нелепыми просьбами приставать не будет, и вообще раздражать, – по-детски огрызнулась девушка.

– С чего ты взяла, что раздражаешь меня? – раздраженно ответил Ронан.

– У меня глаза есть. После того, как я выздоровела, ты сам не свой. Смотришь на меня исподлобья, лишний раз не поздороваешься. Придираешься вечно и грубишь. Говорил, что изменился, и все будет по-другому, но я вижу все того же гордого и упрямого Ронана. Я столько раз тебе помогала, никогда не подводила, вот и сейчас помочь хочу, а ты уперся в то, что я баба, и дальше своего носа ничего не видишь, – в сердцах сказала Анна.

Ронан хотел что-то ответить, но вместо этого громко выдохнул и закрыл глаза.

– Скрипт с тобой. Хочешь меня опозорить и стрелу в сердце получить, препятствовать не буду, – сдался мужчина.

Он бросил на девушку разочарованный взгляд и вышел из комнаты.

Следующие две недели Ронан был занят подготовкой к обороне Плимута. Вскоре его беспилотник подтвердил, что к городу приближается полутысячное войско с востока. Пока не было подтверждения, предводитель старателей молчал о численном превосходстве противника. Новость о числе врагов взбудоражила ряды солдат.

– Пятьсот человек, Ронан! Для того, чтобы выстоять, нам нужно чудо! -воскликнул Лерой.

– Шилта его обещала, – хмуро ответил мужчина.

– Я не видел ее уже полторы недели, – отозвался солдат.

– В любом случае, у нас нет выбора. Плимут нуждается в защите. Если Стратос отобьет его или уничтожит завод, неоткуда будет доставать грунт. Запуск плантаций встанет.

– Их в пять раз больше, это самоубийство, – обреченно проговорил Лерой.

– Я тебе не за это плачу, солдат, – грозно проговорил Ронан, – Ты здесь не для того, чтобы сопли растирать, а для того, чтобы проблемы решать. Плимут нужно отстоять, а охают пусть девки с аукциона.

Лерой прекратил жаловаться и вытянулся по струнке.

– Наша задача занять вот это поле, – сказал Ронан и показал место на карте, – Там мы их встретим и дадим бой.

Солдат кивнул.

На этом все пререкания были окончены.

Чем ближе был день боя, тем хуже становилось у Ронана настроение. По дороге в Плимут он был хмур и почти не разговаривал.

– Она как-то связывалась с тобой? – спросил Марк брата по дороге.

Ронан отрицательно покачал головой. Молодой человек тяжело вздохнул.

– Только ты не начинай ныть, что мы все обречены, – недовольно ответил брат.

– Что ты, и в мыслях не было, – соврал молодой человек, – Наоборот, уверен, что Шилта превратится в ветер и всех сдует.

– Очень смешно, – проворчал Ронан.

Когда войско главы Ливирона вошло в Плимут, город словно вымер. Жители затаились в преддверии сражения и боялись выходить из домов. Завод временно приостановил работу. В большом городе стало непривычно тихо.

Ветер игриво гонял снежные вихри по вытоптанным до каменнистого грунта дорогам. Сдувал снег с черных двускатных крыш серых однообразных домов, в которых от испуга горожане даже не зажигали свет. Большое прямоугольное здание завода утопало в сумрачном безмолвии. Закрытые полимерными ставнями окошки производственных цехов придавали гигантскому строению схожесть с ослепшим многоглазым монстром. Город боялся и ждал; казалось, этим гнетущим чувством заразилось даже небо. Серые тучи плотным полотном нависали над городом и его окрестностями, наполняя мир непривычным для этого времени суток сумерками.

Беспилотник, регулярно патрулировавший воздушное пространство над восточной дорогой, сообщил, что наемники Стратоса подойдут к городу через день. Ронан вывел своих солдат за пять километров от города к месту, которое обозначила Шилта. Там был разбит небольшой полевой лагерь. Все нервничали и ждали начала.

– Странное место ты выбрал для боя, – сказал Марк, озираясь, – По обе стороны скалы, посредине дорога. Мы словно в водосточном желобе.

– Не я выбрал это место, – честно признался Ронан, – Шилта так попросила.

– Ну и где она сама в таком случае?

– Я бы тоже хотел это знать.

Вдруг впереди показался один из разведчиков Лероя.

– Идут! – встревоженно крикнул он, приближаясь.

Ронан сел на коня.

– Построиться! – скомандовал он.

Солдаты начали выстраиваться заранее оговоренным образом. К тому времени Ронан разжился лошадью не только для себя, но и для брата с руководителем солдат. Лерой скакал трусцой между рядами и проверял построение. Подготовка была закончена. Все взялись за оружие и нервно всматривались вдаль.

Когда вдали стали появляться первые солдаты противника, солдаты начали перешептываться. Зрелище было устрашающее. Такое количество вооруженных людей даже Ронан видел впервые. Для малонаселенной планеты этот бой был сродни мировой войне.

Не выдавая собственного страха, предводитель старателей вышел вперед своего войска. Рядом с ним встал Марк, сбоку от которого разместился Лерой. Трое всадников встречали врага. Позади, перетаптывались от волнения и долгого стояния солдаты. Шилты все еще не было видно.

Не доходя до солдат, обороняющих Плимут, около двухсот метров, враг остановился. Опытным взглядом Ронан сразу оценил расстановку сил. В первых рядах стояли плохо обученные здоровяки со щитами, сразу за ними стояли хорошо обученные стрелки с отличными боевыми арбалетами, далее опытные наемники с мечами для рукопашного боя, а уже за ними весь остальной люд, который за корку хлеба был готов на все. После остановки произошло незначительное перестроение. Часть лучников разошлась по сторонам, обеспечивая более удобный подход солдатам с мечами. На первый план вышло два наездника. Поскольку кони были большой роскошью в голодном нижнем мире и служили скорее украшением, а не транспортом, конных войск не было с обеих сторон.

Некоторое время все стояли, глядя друг на друга. Солдаты со стороны Ронана ужасались численности врага. Противник ждал реакции от встречающих.

Сумерки сгустились. Над равниной поднялся сильный ветер, внезапные порывы которого хлестали остроконечные каменные выступы, встречавшиеся на поверхности равнины. Предвкушая будущее кровопролитие, природа взбудоражилась. Потревоженные ветром снежные кучи взвились вверх, создавая впечатление, что равнина ощетинилась. Высокие скалы, опоясывающие пустошь, угрюмо нависали над войсками, грохоча мелкими осыпями и угрожая разразиться смертоносными обвалами. Воздушные потоки трепали волосы солдат, пробираясь даже под шлемы. Неожиданно где-то со стороны гор раздался протяжный вой. Это ветер гудел в ущельях. Собравшимся стало не по себе.

Именно в этот пугающий миг откуда-то справа появилась Шилта. Ее появление впечатлило даже Ронана. Девушка ехала верхом на огромном вороном коне. На ней был длинный черный плащ с большим капюшоном, скрывавшим лоб и даже глаза. На лице красовалась отливающая шелком маска. Пряди белых волос, выглядывающих из-под капюшона, на черном фоне казались седыми.

Было заметно, с каким любопытством вглядывается враг в лицо приближающейся ведьмы. Наемники Стратоса с недоумением смотрели на седую Шилту, чье загадочное лицо скрывала маска. Не знай Ронан, что под плащом скрывается молодая красавица, был бы уверен, что к нему направляется коварная старуха. Еще одним удивительным дополнением к образу ведьмы был отливающий металлом жезл. Девушка грациозно восседала в седле, держа вожжи одной рукой, а странный предмет – другой.

– Что у нее в руке? – удивленно спросил Марк.

– Не знаю, но, надеюсь, волшебная палочка, – усмехнулся Ронан.

– Да уж, без нее нам не обойтись, – отозвался Лерой.

Появление Шилты было настолько эффектным, что в рядах противника почувствовалась растерянность. Солдаты переговаривались и показывали на девушку пальцем.

Тем временем Шилта поравнялась с Ронаном.

– Выглядишь потрясающе, – насмешливо сказал мужчина, – Но от страха пока никто не умер.

Девушка бросила на Ронана укоризненный взгляд и красиво спрыгнула с коня. Теперь все с замирание сердца смотрели, как безумная Шилта идет пешком в сторону неприятеля. Наемникам Стратоса было настолько интересно, что задние ряды чуть сместились, и многие приподнялись на цыпочках.

Черный длинный плащ, словно шлейф, волочился по обледеневшей земле, в то время как девушка плыла вперед. Отойдя от Ронана на несколько десятков метров. Девушка остановилась и медленно подняла в руках жезл. Все замерли. В долине повисла тишина. Шилта начала раскручивать шест в руке. Поднялся небольшой ветер.

– Это все? – шепотом спросил Марка Лерой.

Марк неотрывно следил за манипуляциями девушки и молчал. Шилта раскручивала жезл все быстрее и быстрее, потом размахнулась и силой воткнула в утоптанный снег. Последнее действие девушка дополнила громким разъяренным криком. Мгновение ничего не происходило. Ветер все так же порывисто метался по дороге. С неба начал падать мелкий снег.

Вдруг на небе, за туманным слоем что-то ярко блеснуло. Со стороны скал послышался треск. Где-то посыпались камни и, одновременно с этим, в центр долины ударила молния. Люди отшатнулись, от произошедшего были в шоке все. Люди Ронана отступили назад, слегка испортив расстановку. Воины Стратоса испугались сильнее, особенно задние ряды.

Реакция предводителя наемников не заставила себя долго ждать. Как и предвидел Ронан, один из всадников выхватил арбалет и выстрелил в девушку.

Стрела с огромной скоростью неслась по направлению к Шилте, и сделать ничего было нельзя. За этот краткий миг он не успел даже спрыгнуть с коня. Все внутри Ронана застыло. Мужчина посмотрел на Анну, но та даже не дрогнула. В тот момент, когда стрела должна была пронзить тело девушки, смертоносный заряд упал на землю, не долетев нескольких сантиметров. Это было настоящее чудо. В сторону ведьмы полетело еще несколько стрел, но и они, не долетев, упали на землю. Всадники перестали стрелять.

Не дожидаясь, пока наемники оправятся от первого шока, Шилта занесла руку с жезлом и снова ударила им о землю, и тут началось настоящее колдовство. Одна за другой обрушивались на головы неприятеля молнии. Горы задрожали от взрывов, гром от камнепадов наполнил пространство. Ему вторил треск мощных разрядов. Земля задрожала. А когда молнии попадали в людей, этот шум дополняли крики боли и ужаса. Попадая в область действия мощных электрически разрядов, люди, словно кегли, отлетали в разные стороны.

Армия Стратоса разделилась. Большая часть людей в ужасе бросилась бежать. Молнии градом сыпались на ту часть местности, где базировались наемники. Частота вспышек увеличивалась. Земля тряслась под ногами. Камнепады и обвалы достигли такого масштаба, что завалили дорогу, преградив людям пути к отступлению. Наемники побросали телеги, некоторые – оружие, и перелезали через каменные насыпи. Людей охватила паника. Даже солдатам Ронана было не по себе. В итоге этой колдовской деятельности только полторы сотни профессиональных военных, обнажив мечи и арбалеты, ринулась в атаку. Воодушевленные мощной поддержкой стихии, солдаты Ронана вступили в бой с удвоенной силой.

– Держать строй, – закричал солдатам Ронан.

– Лучники, к бою! – скомандовал Лерой.

Из-за паники и массового дезертирства, построение армии противника было нарушено. Первый ряд, державший щиты и состоявший из физически сильных, но неопытных бойцов, распался. Теперь второй ряд из воинов с мечами лишился защиты и стал легкой мишенью для лучников Ронана. Поэтому, не добежав до первого ряда солдат Ронана, противник понес существенные потери.

Вторым ударом было столкновение с первыми рядами. Здесь Лерой выстроил самых профессиональных бойцов на мечах. К тому времени молнии стали стихать. Этим обстоятельством поспешил воспользоваться Ронан. Пока захватчиков сдерживали первые несколько рядов, часть армии зашла к неприятелю с незащищенного тыла и начала атаковать с двух сторон. Притесняемые со всех сторон, противники не сумели сгруппироваться нужным образом и несли большие потери.

Когда стало понятно, что солдаты Стратоса терпят поражение, Ронан направил лучников в погоню за дезертирами. Их задачей было остановить и захватить в плен тех, кто еще не успел сбежать.

Профессиональные солдаты, нанятые Стратосом, сражались неистово и с полной самоотдачей. Только когда стемнело, захватчикам стало понятно, что бой проигран, и пора сдаваться. Те, кто еще продолжал стоять на ногах, сдались.

Несмотря на легкую победу, пострадавших было много и с той, и с другой стороны. Когда сражение стихло, Ронан организовал полевой госпиталь. Солдаты развернули большой купол и затопили мобильные очаги. Туда начали сносить раненых. Даниил и его коллеги прибыли в Плимут накануне и теперь помогали лечить пострадавших. Работа кипела. Те, кто не был ранен, помогали топить снег и заготавливать лоскуты для перевязки.

Ронан тоже не стоял в стороне. Падая с ног от усталости после боя, в котором сражался наравне со всеми, мужчина носил пострадавших и стелил одеяла.

Только когда все раненные были размещены под куполом, и Даниил начал обработку ран, предводитель старателей смог передохнуть в небольшом шатре, поставленном рядом с куполом. Но даже там отдохнуть не удалось, нужно было многое обговорить и уладить с руководящим составом подчиненных. Работники один за другим приходили к Ронану и спрашивали, как действовать дальше.

– А что делать с людьми Стратоса? – спросил у предводителя Ронан, – Среди них много раненных. Да и пленных около полусотни.

Предводитель стоял в задумчивости. Он вспомнил картины того, как в купол заносят истекающих кровью солдат Ливирона, и сердце его наполнилось ненавистью к врагу.

– Сколотите для них клетки и поставьте в центре Плимута, пусть горожане смотрят и радуются, – наконец ответил он.

Все было сделано так, как повелел предводитель. Словно обезумевших дикарей, раненых и плененных посадили в большие клетки, которые поставили на главной площади Плимута. Дрожа от холода и истекая кровью, люди, нанятые Стратосом, ждали мучительной смерти. Горожане столпились вокруг и стали разглядывать гостей. Но вместо свирепых захватчиков они увидели напуганных, истощенных голодом и тяжелой работой людей. Многие дрожали и плакали. Несмотря на это, сердца горожан были настолько ожесточены, что жалости в людях не было. В наемников кидали камнями и насмехались.

Через некоторое время в город пришел и сам Ронан. Это было настоящее событие. Люди снимали шапки и кланялись, когда по главной улице верхом на красивом коне ехал великий старатель в сопровождении своего брата. Когда мужчины въехали на главную площадь и встали рядом с клетками, толпа начала славить своего спасителя. К Ронану подошел директор завода, который фактически был главой города, и выразил своему покровителю всеобщую благодарность. На фоне израненных захватчиков, изнывающих в клетках, это выглядело очень впечатляюще. Не впечатлило это зрелище только Шилту.

В самый разгар поздравлений и радости толпа начала расступаться. Откуда-то с задних рядов к клеткам двигалась седая ведьма в длинном черном плаще. Горожане были наслышаны о том, как женщина в маске наслала на захватчиков молнии, поэтому в страхе расступались перед колдуньей.

Игнорируя Ронана, девушка подошла к клетке вплотную. Те из находившихся внутри, кто мог подняться на ноги, встали и отошли от передней стенки. Люди со страхом вжимались в противоположное перекрытие и с ужасом смотрели на ведьму. Некоторое время девушка молча стояла, вглядываясь в лица пленников. Затем, ничего не сказав, бросила на Ронана недовольный взгляд и пошла в сторону полевого госпиталя. Заметив это, Марк удивленно посмотрел на брата. Тот пожал плечами и нахмурился.

Закончив все свои дела, Ронан направился в госпиталь. Недовольство Шилты озадачило его. Ему не в чем было себя упрекнуть, и он терялся в догадках, чем на этот раз недовольна девушка.

Под куполом было тихо, но суетно. Даниил с помощниками продолжали ухаживать за ранеными. Многие солдаты спали, некоторые стонали от боли. Шилта была в числе помощников. Девушка, сняв свой черный плащ, в простом шерстяном платье и маске таскала тяжелые ведра с водой и выносила тазы с нечистотами. Сложно было узнать в теперешней Анне грозную ведьму, способную обрушить на землю гром и молнии. Войдя в шатер, Ронан остановился и тихо наблюдал за стараниями девушки.

– Ронан, – окликнул мужчину Даниил.

Предводитель кивнул и подошел к медику.

– У нас кончаются медикаменты и нужно кое-какое оборудование. Я должен отправляться в Ливирон немедленно и все привезти, – начал рассказывать Даниил.

Ронан кивал.

– Я дал раненным снотворного, все спят и особых хлопот с ними не будет, но есть одна сложность. Саймон, Квирел, Дориан и еще несколько солдат в критическом состоянии. Они не доживут до моего возвращения, – горестно проговорил молодой человек.

Предводитель посмотрел на Шилту, обтирающую запекшуюся кровь с пола и сказал:

– Шилта не даст им умереть. Езжай и не о чем не волнуйся.

Даниил удивленно посмотрел на девушку. Было заметно, что молодой человек колеблется.

– Что-то не так? – спросил Ронан.

– Нет… Вернее, да… Все это колдовство и прочие вещи кажутся мне… – молодой человек старался подобрать слова, но никак не мог, – Вы же знаете, я из верхнего мира, у нас там в колдовство не верят. Я боюсь, что эта девушка морочит нам голову, и мне не хотелось бы подвергать жизнь раненых опасности.

– У тебя есть другие предложения?

Молодой человек тяжело вздохнул и отрицательно покачал головой.

– Тогда бери помощников и езжай.

Даниил позвал двух других медиков, и они поспешно покинули госпиталь.

За все это время Шилта не удостоила Ронана даже взглядом. Анна была явно на что-то обижена, но понять, на что именно, мужчина не мог.

Не дожидаясь ее реакции, Ронан подошел первым и недовольно спросил:

– Что?

– Ничего, – так же недовольно ответила Анна.

Девушка продолжала оттирать пол, не поднимая на мужчину глаз. Тот подождал немного, затем присел и приостановил руку Шилты.

– Ты объяснишь мне, чем так недовольна?

Анна вытерла руки о подол и встала на ноги. Ронан тоже поднялся.

– Хорошо, я постараюсь, – раздраженно начала Шилта, – Те люди на площади. За что ты с ними так жестоко?

– Ты про пленных? – удивился Ронан.

Шилта кивнула.

– А мне нужно их расцеловать за то, что пришли пустить мне кровь? – возмущенно спросил мужчина.

– Но ведь не пустили, – начала спорит Шилта.

– Посмотри вокруг, крови мы пролили достаточно, – сурово проговорил Ронан.

– Не они виноваты в этом, а Стратос. Они просто голодные, доведенные до отчаянья люди, готовые отдать жизнь, чтобы прокормить собственные семьи. Ты выставил их на поругание, посадил в клетки, как овец. Они истекают кровью, боятся и мерзнут. Ни один человек такого не заслужил, – с вызовом проговорила Анна.

– Так что ты предлагаешь? Перерезать их всех?

– Нет. Они такие же люди, как и мы. Вся разница между нами лишь в нанимателе. Они оказались не на той стороне долины, только и всего.

– Вот бедняжки, – язвительно сказал Ронан, – Может мне их из жалости накормить, напоить и спать уложить?

– Да, – твердо ответила девушка.

Ронан потрясенно воззрился на Анну.

– Скажи, что ты шутишь, – тихо сказал он.

– Нет, не шучу. Нельзя морозить их на площади. Обрекать умирать от голода и ран на глазах у горожан. Это бесчеловечно.

– Они пришли убить нас, это, по-твоему, человечно? – крикнул на девушку Ронан, – Не я позвал их сюда. Не я заставил с оружием броситься в бой. Эти люди пришли в Плимут ради легкой победы, зная, что в пять раз превосходят нас числом. Мы были обречены в этом бою, и этих бедолаг, которые, как овцы, теперь на главной площади, это не смутило. Думаешь, они были человечны?

– Жизнь с каждого спросит, – заявила Шилта, – Не смотри на других, пусть другие берут с тебя пример. Люди увидели в тебе лидера и заступника. Их держит рядом с тобой не страх, а любовь и уважение. Что видели жители нижнего мира, кроме голода и страданий? Ничего. Но потом пришел ты. Тот, кто, богатея, делился своей прибылью со всеми. Посмотри, как разросся твой авторитет всего за несколько лет. А знаешь почему?

– Удиви меня, – устало ответил Ронан.

– Потому что миром правит любовь и милосердие.

В ответ Ронан громко рассмеялся. Шилта обиженно отвернулась.

– Миром правит желание выжить. Все эти люди приехали туда, где сытнее, только и всего. И работают на меня потому, что я плачу больше, – справившись со смехом, заявил Ронан.

– Скажи это Даниилу, который покинул верхний мир, чтобы замерзать в Ливироне. Или

Захару, который отказал Стратосу, хотя тот предлагал вдвое больше, чем ты. А может, спросим у Милфорда, почему он до сих пор не принимает предложение Стратоса, невзирая на угрозы? Ты не в курсе, а почти каждого твоего ключевого работника Стратос пытался подкупить или запугать у тебя за спиной, но никто не поддался. В то время, как ты с легкостью перекупаешь его специалистов. Как все это укладывается в твою теорию жизни, Ронан?

Мужчина задумался.

– Дело в том, что люди думают о тебе лучше, чем ты о них, – упрекнула Ронана Шилта.

В этот момент в углу застонал Дориан. Девушка огляделась. В госпитале, кроме нее и Ронана, никого не было. Она сняла с плеча сумку и щелкнула несколько раз языком. Предвидя появление Одрита, мужчина отшатнулся от Анны. Вскоре из сумки выскочила проворная сороконожка и что-то прощелкала девушке в ответ.

– Проверь всех и начинай с самых безнадежных, – дала указание Шилта.

Черное существо быстро побежала в сторону Дориана.

– Если я отпущу их, они приедут снова, неужели ты этого не понимаешь? – продолжил спор Ронан.

– Возможно, но если вылечишь, накормишь, обогреешь и дашь еды, они расскажут об этом, вернувшись домой. Слава о твоей щедрости и милосердии расползется не хуже лихорадки Вилта, – ответила девушка.

Ронан усмехнулся.

– Не веришь? Сам подумай; север твой, северо-восток и северо-запад тоже. Тебе осталось покорить остаток востока и запад. А эта бойня – отличная возможность. Прояви милосердие, покажи свою щедрость, и люди этого не забудут. Если кто-то захочет остаться, позволь ему. Ведь каждый заслуживает второй шанс, – снова намекнула Анна.

– Я уже начинаю жалеть, что заслужил его когда-то, – ворчливо произнес мужчина.

Шилта бросила на Ронана недовольный взгляд и добавила.

– В твоих силах все изменить. Только скажи, и я уйду. Не хочешь слушать моих советов, не слушай. Только не надо делать вид, будто приходится идти на поводу у глупой и наивной курицы. Мы с тобой оба знаем, что я не такая.

С этими словами девушка направилась смотреть, как продвигается работа у Одрита.

Некоторое время Ронан стоял с задумчивым видом. Мужчина наблюдал за странной парочкой, но был погружен в себя. Затем рядом с куполом послышались шаги.

– Ронан, ты здесь? – позвал с улицы брата Марк.

– Да, – ответил предводитель.

– Тут к тебе гость, – сообщил молодой человек.

– Сюда не заводи, тут Одрит, – предупредил Ронан и пошел к выходу.

– Меня это вряд ли смутит, – прозвучал знакомый голос, и в госпиталь вошел Виктор.

Увидев родное лицо, Шилта сорвалась с места и побежала навстречу гостю. Девушка бросилась ему на шею и крепко обняла.

– Как же я рада тебя видеть, – радостно выдохнула Анна.

Виктор улыбнулся и погладил девушку по спине.

– Я тоже скучал, родная.

Ронан начал закипать. Кровь в жилах еще не остыла от спора с девушкой, а тут новое испытание.

Вслед за гостем в шатер вошел Марк. Он посмотрел на обнимающуюся пару, потом бросил взгляд на брата.

– Мог бы предупредить, – недовольно сказал ему Ронан.

Молодой человек виновато пожал плечами.

– Слышал, сегодня в Плимуте была гроза? – лукаво спросил Виктор, отстраняя Шилту.

– Старый фокус, – отмахнулась Анна.

– Вернее древнее могущественное колдовство, – насмешливо ответил Виктор.

Оба засмеялись.

– Что привело тебя в наш примитивный мир? – язвительно спросил Ронан гостя.

Виктор повернулся к Ронану и спокойно ответил:

– Хочу предложить помощь.

– Мне не нужна твоя помощь, – с вызовом ответил Ронан.

– А я хочу предложить ее не тебе, – высокомерно заявил гость.

Он повернулся к девушке и сообщил:

– У меня отличные новости. Я нашел Лаврентия, его и привез с собой.

Шилты просияла от счастья.

– Поверить не могу, – восхищенно воскликнула девушка, – Как тебе удалось его уговорить?

– Рассказал о тебе, – ответил молодой человек.

– Кто такой Лаврентий? – раздраженно спросил Ронан.

Виктор повернулся к предводителю и начал объяснять.

– Лаврентий – бывший руководитель литейного завода и выдающийся ученый. Чтобы принести людям пользу, он спустился из верхнего мира и, прозябая в бедности, проводил исследования металлов в нижнем мире. Главным предметом его исследований был Люминиций. Один из самых распространенных минералов. Он мечтал найти способ обработки этого тугоплавкого металла, ведь если научиться обрабатывать Люминиций, произойдет революция в примитивном вооружении и хозяйстве. Этот металл прочный и одновременно легкий. Изделия из него будут прочнее полимерных, а по весу не превзойдут их. Полимеры недолговечны и плохо переносят перепады температур, а Люминиций всего этого лишен…

– Ему удалось? – нетерпеливо перебил собеседника Ронан.

– Да, – ответила Шилта, – Но к тому времени он был стар и слаб, поэтому организовать массовое производство оказалось не по силам, а продавать свои труды верхнему миру он не стал.

– Почему? – удивился Марк.

– Потому что в его мире правит любовь и милосердие, – ответила Шилта, глядя Ронану в глаза.

– Не понял, – признался молодой человек.

– Анна хочет сказать, что, несмотря на то, что Лаврентий прозябал в голоде и нищете, он посчитал, что его исследования бесценны для жителей нижнего мира, и продавать их верхнему миру – не гуманно.

Виктор полез в карман и достал оттуда смятый листок.

– Он набросал мне план организации производства и сопутствующие расходы…

Ронан бесцеремонно взял из рук гостя бумажку и посмотрел. Сделав большие глаза, он сказал:

– Я не буду вкладывать столько средств в эту безумную затею.

Виктор с силой вырвал листок из рук Ронана и презрительно ответил:

– Тебе никто и не предлагает.

Он повернулся к Шилте и протянул записку ей. Девушка с благодарностью приняла бумагу и начала изучать.

– Да, сумма действительно не маленькая, – она еще немного помолчала и добавила, – Но это будет настоящий прорыв! Ты в деле?

– Разумеется, – с улыбкой ответил Виктор.

Шилта запищала от удовольствия и снова бросилась гостю на шею.

– Не хочу разрушать идиллию, но мне кто-нибудь объяснит, что происходит? – злобно спросил Ронан.

– Мы оплатим строительство завода, – заявила Шилта.

– Вы? – удивленно переспросил Ронан.

Виктор кивнул.

– Откуда у вас столько…

– Это не имеет значения, – перебила девушка, – От тебя требуется только Люминиций.

– Он стоит недешево, – огрызнулся Ронан.

Марк укоризненно посмотрел на брата.

– Перестань, Ронан, Милфорд всю голову сломал, куда его деть. Он сам жаловался, что Люминиция добывает больше Ливития, а утилизировать некуда, – ответила Анна.

– А что вы собираетесь делать из Люминиция? – поинтересовался Марк.

– Оружие, – ответила Шилта.

– И куда ты собираешься продавать это оружие? – насмешливо спросил Ронан.

– Я не буду его продавать, просто раздам, – ответила девушка.

Марк с Ронаном переглянулись.

– Раздашь? – настороженно переспросил главный старатель.

Девушка кивнула. Он посмотрел на Виктора, но тот выглядел серьезным.

– Нет, вы меня разыгрываете, – не поверил Ронан.

– А что тебя смущает? – спросил мужчину Виктор.

– Кто в здравом уме будет раздавать оружие людям? – раздраженно спросил старатель.

– Тот, кто не хочет, чтобы Стратос повторил подобное вторжение, – ответила Шилта.

– Как одно с другим связано? Что за абсурд раздавать оружие людям, чтобы не допустить войны! Вы оба не в себе, я не дам вам свой Люминиций! – вспылил Ронан.

Виктор разозлился и приготовился ответить, но вмешалась Шилта. Она взяла его за руку и тихо сказала:

– Прошу, позволь мне поговорить с ним наедине.

Мужчина немного поколебался, но спорить не стал.

– Ронан, давай поговорим в соседнем шатре, мы мешаем раненным спать, – мягко попросила девушка.

Глава Ливирона устало вздохнул и направился к выходу. Шилта последовала за ним.

– Присмотри за Одритом, – попросила она Виктора перед тем как выйти.

– Хорошо, – ответил мужчина.

Ронан проследовал в соседний шатер и галантно придержал для Шилты занавес.

– Тебе придется долго объясняться, чтобы убедить меня в своей вменяемости, – раздраженно проговорил мужчина, как только они вошли.

– Именно для этого я сюда пришла. У вас с Виктором почему-то сложились неприязненные отношения, поэтому нам следует объясниться наедине, хотя у него получилось бы лучше все объяснить.

Ронан присел на одеяло и сказал:

– Итак, я тебя слушаю.

– Оружие, которое поможет создать Лаврентий, будет уникальным. Его вес позволит без устали сражаться даже неподготовленному человеку, а прочность и качество заточки не оставят шансов противнику…

– Это я уже понял, – нетерпеливо перебил мужчина.

– Тогда что тебя смущает?

– Идея вооружать людей во имя мира, – злобно ответил Ронан.

– Мне казалось, это очевидно. Мы же обсуждали, что как минимум половина нижнего мира на твоей стороне. Если людям раздать оружие, больше не придется сражаться в одиночку. Даже если Стратос нагрянет неожиданно, люди смогут защититься и отстоять свои интересы. Или ты думаешь, что я до конца твоих дней буду предсказывать атаки его наемников? В какой-то момент он придет неожиданно и перережет весь Плимут. Что тогда? Людей нужно вооружить. Ты кормишь весь север, поверь, они будут защищать тебя не хуже солдат Лероя…

– Во что ты хочешь меня ввязать, Шилта? – возмущенно спросил Ронан, – Решила войну устроить? И с кем будем воевать? С верхним миром?

– Причем тут верхний мир? – начала спорить девушка.

– А притом! Стратос кормит их. Они будут сражаться за него так же, как за меня север. Уверен, при первом же массовом столкновении вмешается Контроль.

– Ты не прав, Ронан. Контроль вмешиваться не будет, по крайней мере, пока. И верхний мир – тоже. Ты не знаешь этих людей, они далеки от вооруженных столкновений. Им главное получать ресурсы, и то, что ты налаживаешь рабочий процесс на севере, им только на руку. Кто бы ни победил в этом противостоянии, верхний мир все равно свое заимеет, ведь у них технологии и многое другое. Выходит, Стратосу прикрыться некем. В этой схватке выиграет тот, кто имеет большее влияние в нижнем мире. И это ты, Ронан.

– Почему ты так в этом уверена? И зачем постоянно подталкиваешь к власти? Не надо делать из меня владыку нижнего мира, это не моя цель, – огрызнулся мужчина.

– А что тогда твоя цель, Ронан? Карманы да брюхо набить? Ну, допустим, а что дальше? Ронан, ты первый человек, способный потеснить Стратоса. Нижний мир должен зажить нормальной жизнью, но пока хлеб в руках у таких, как он, этому не бывать. У тебя в небе уже две тысячи гектаров, еще чуть-чуть, и вы сравняетесь. Неужели ты думаешь, он это допустит? Если не ты, то тебя, Ронан. Сплоти людей, вооружи, и у тебя будет настоящая армия, а не кучка купленных наемников. Стратосу такая поддержка и не снилась.

– Прекрати! – крикнул на девушку Ронан, – Прекрати давить на меня, делать из меня полководца. Хватит манипулировать. Я буду идти своей дорогой. Мне не нужна война и прочие передряги. Я не буду бунтовать против существующего положения вещей. Мне нужны плантации, а не возня в крови и грязи!

Шилта замолчала и посмотрела Ронану в глаза. В этот момент на ее лице отобразилось разочарование.

– Все это время я поддерживала тебя, думая, что у нас одна цель. Глупо надеялась, что в тебе живет бунт против существующего порядка. Верила, что однажды твой внутренний борец пересилит ненасытного торговца. Но я ошиблась. Ты не тот…

– Да слышал я, – перебил мужчина, – Про твою ошибку и не тот вариант, много раз слышал. Только ведь я не просился к тебе в марионетки, ты сама все решила.

– Неблагодарный скриптов пасынок, – грубо выругалась Шилта, – Где бы ты был, если бы не я? Нашел бы Ливитий? Победил бы в этом бою? Обещал исправиться, но все такой же гордый и упертый баран!

С этими словами девушка вышла из шатра.

Ронан кипел от гнева. В сердцах он схватил первое, что попалось под руку, и метнул в стену шатра. Оставшись один, мужчина быстро остыл и начал обдумывать предложение Шилты. Многие идеи девушки на первый взгляд казались парадоксальными и слегка сумасбродными, но при подробном анализе все вставало на свои места. То, что Стратос не оставит Ливирон в покое, было очевидно. Без поддержки Анны Ронан не сможет предвидеть нападения конкурента, а значит, Плимут, который жизненно важен для плантаций, в большой опасности. Ронану не верилось, что ради него люди пойдут в бой, но они станут защищать свои дома и запасы, а значит, вооружив их, Ронан получит небольшую фору. Поскольку оружие из металла делалось кузнецами и не производилось массово на заводах, оно стоило очень дорого. Обычные люди не могли его себе позволить. Да и Ронану вооружить всех было не по карману. Если человек Виктора сможет наладить массовое производство мечей из сверхпрочного Люминиция, которого у Ронана на свалках отходов от горных разработок полно, то затраты на такое оружие будут минимальными, и его можно раздавать. Чем больше Ронан думал об идее Шилты, тем больше она ему нравилась.

Оставалась только одна сложность, примириться с Шилтой и признать свою неправоту. Это было очень непросто. Ронан настолько вымотался из-за своих внутренних противоречий, что не мог спокойно общаться с девушкой. Как и несколько лет назад, он раздражался и воспринимал все ее предложения в штыки. Но при всем своем неприятии Анны, его невероятно к ней влекло. Ее присутствие в поле зрения, соседство по комнатам, было для него жизненной необходимостью. Как нормальный мужчина, он старался не задумываться на эту тему и избегал самокопаний. Из-за этого пустил все на самотек. С каждым днем его отношения с Анной становились все сложнее, и риск рассориться с девушкой окончательно был весьма велик. Вот и сейчас, Ронан не был уверен, что, вернувшись в госпиталь, застанет там строптивую ведьму.

Мужчина вышел из шатра и направился в купол. Отодвинув занавес, он вздохнул с облегчением. Шилта склонилась над Саймоном и разговаривала с Одритом, который бегал по телу солдата. Рядом сидел Виктор и с восхищением наблюдал за девушкой. При виде блаженной парочки, Ронан снова начал раздражаться. Вся их слащавая влюбленность вызывала в мужчине отвращение и гнев.

– Я согласен, – заявил мужчина, шагнув внутрь.

Марк, сидевший сбоку от входа, встал на ноги и удивленно посмотрел на брата.

– На что? – презрительно спросил Виктор.

– На все, что вы предложили. Мы построим завод и станем раздавать преданным мне людям оружие, – ответил Ронан.

Шилта удивленно воззрилась на мужчину.

– Все расходы я возьму на себя, – добавил мужчина.

– Отлично, тогда нужно поговорить с Лаврентием, – сказал Виктор и, звонко хлопнув себя по коленям, встал.

– Когда? – поинтересовался Ронан.

– Можно прямо сейчас. Я оставил его в гостинице Плимута. Думаю, он будет рад встретиться с нами в любое время, – ответил Виктор.

– Тогда не вижу смысла откладывать.

Шилта загнала Одрита в сумку, надела свой длинный черный плащ и пошла к выходу. Марк, Ронан и Виктор уже ждали снаружи.

– Надеюсь, в твое отсутствие никто не умрет, – укоризненно сказал предводитель.

Девушка бросила на Ронана недовольный взгляд и ничего не ответила.

Всю дорогу до Плимута мужчины обсуждали Люминиций и его замечательные свойства. Марк недоумевал, как из этого упрямого материала можно выплавить оружие, а Виктор рассказывал то, что знал о технологии Лаврентия. Поскольку Ронан и сам был большим поклонником передовых технологий, даже он, забыв про обиды, активно участвовал в обсуждении. Шилта, как всегда, держалась в стороне. Девушка шла позади и размышляла о чем-то своем.

Гостиница находилась в противоположном конце города. Путникам пришлось пересечь Плимут, проходя через центральную площадь. Горожане давно разошлись, но пленники все еще томились в клетках. Когда девушка приблизилась к передней решетке, один из профессиональных воинов встал, подошел к стене и, взявшись пальцами за прутья, прошипел сквозь зубы:

– Гори в огне, скриптова старуха.

Все, кто был рядом, услышали это проклятье. Шилта остановилась и посмотрела на мужчину. Он был на две головы выше ее. Воин был настолько велик и упитан, что его кулак казался размером с голову Анны. Девушка приблизилась к мужчине. Пленники стали в ужасе отодвигаться назад.

– Я не боюсь тебя, скриптово отродье, – презрительно процедил воин.

Девушка протянула к грубияну руку и коснулась его руки, все еще сжимавшей толстые прутья. Не успев отдернуть кисть, мужчина вздрогнул и с грохотом повалился на пол. Пленники переполошились. Кто-то вскрикнул. Несколько человек вскочили на ноги и приблизились к упавшему здоровяку. Пленники напугано смотрели на седовласую ведьму в глубоком капюшоне и дрожали.

Марк, Ронан и Виктор тоже остановились и с любопытством наблюдали за происходящим.

– Повезло тебе с женой, – насмешливо прошептал Ронан, – Чуть слово поперек, и ты на несколько дней в глубоком забытьи.

– Ты хотел сказать с сестрой, – ответил Виктор.

– С сестрой? – удивленно проговорил Ронан.

– Ты думал, я ее муж? – спросил собеседник и рассмеялся.

Но Ронану все это смешным не показалось. Он с трудом мог собраться с мыслями. Все внутри начало разжиматься и вставать на свои места. Словно камень упал с души мужчины. Он прокручивал сцены объятий и диалогов Виктора с Шилтой и понимал, насколько ошибался. Оценивая происходящее сквозь призму своих интересов, он приписал нежности двух людей не те чувства и связи.

Он посмотрел на Шилту и устыдился. Все это время только его ревность мешала им находить общий язык, ведь до знакомства с Виктором они были так близки. Девушка наполняла его дом и жизнь теплом. Но из-за ревности он все испортил. Ронан почувствовал себя ужасно виноватым.

– Марк, – позвал он брата.

– Да.

– Организуй лечение и еду для пленников. Разверните с Лероем еще один купол, и пересели туда всех пойманных наемников. Отогрейте их, накормите, дайте выспаться. Раненых пусть лечит Даниил, когда вернется. Объясните пленным, что их никто больше не держит и тех, кто соберется в дорогу, снабдите едой и всем необходимым, – попросил старший брат.

Шилта все слышала и заметно взбодрилась. Марк с удивлением смотрел на брата и не знал, что думать.

– Не теряй времени, они замерзают, и многие в критическом состоянии, – видя растерянность брата, добавил Ронан.

Многие пленники тоже услышали приказ старателя и от удивления начали вставать с мест. Марк посмотрел на дрожащих от холода людей в клетках и побежал разыскивать Лероя.

Глава 14

Лаврентий оказался седовласым стариком, каких мало в нижнем мире. Обычно до такого почтенного возраста мало кто доживал. Первое, что поразило в старце, ярко-голубые глаза, обрамленные глубокими морщинами. Своим небесным оттенком они напоминали глаза Шилты. Это сразу расположило Ронана к ученому.

Увидев пришедшего к нему легендарного старателя, Лаврентий просиял и обнял мужчину, как родного сына.

– Наконец-то среди этой серости нашелся человек, которому не все равно, – со слезами на глазах проговорил старец.

Ронан не совсем понял, что имел в виду Лаврентий, и хотел спросить, но тут в комнату вошла Шилта, и внимание старца переключилось на девушку.

– Так ты та самая Анна, о которой рассказывал Виктор? – обрадовался дедушка и снова полез обниматься.

Шилта отстегнула маску и ласково улыбнулась Лаврентию.

– Если все, что поведал мне Виктор, правда, то вы сделали меня самым счастливым человеком, – сказал старик, обнимая гостью.

– Почему? – удивился Ронан.

– Потому что дожил до настоящих перемен, – отпустив Анну, ответил Лаврентий.

Мужчины прошли за стол, стоящий у окна маленькой гостиничной комнаты. Лаврентий достал из дорожной сумки толстую папку с записями и начал объяснять собравшимся дальнейший план действий. Старец озвучил список необходимого оборудования и сырья. Рассказал об особенностях производства.

– Нужно будет много воды и марганцевидного песка. При строительстве цеха нужно учесть подвод и отвод большого количества жидкости. Для этого я спроектировал систему желобов и труб…

Шилта сидела у двери и молча слушала. Девушка не видела схем и зарисовок, которые старец показывал мужчинам, но общий смысл улавливала. Спустя два часа в комнату к Лаврентию постучали. Это был Марк.

– Мы закончили с пленными. Все перемещены в купол и накормлены. Теперь ими занимается Даниил, – сообщил молодой человек.

Ронан кивнул и жестом пригласил младшего брата присоединиться.

До самого рассвета мужчины обсуждали будущее строительство. Когда основные моменты удалось продумать, Виктор засобирался домой.

– Теперь вы справитесь без меня. Лаврентий, вверяю вас заботам этих людей, – сказал мужчина и указал на Ронана с Марком.

Старик кивнул.

Шилта поднялась с места и пошла провожать брата. Девушка настолько тихо и неприметно себя вела, что мужчины только сейчас вспомнили о ее присутствии. Проводив пару взглядом, Ронан и Лаврентий продолжили обсуждение строительства завода.

Искренне интересуясь новыми технологиями, мужчины расспрашивали Лаврентия обо всем, что тот мог рассказать. Так плавно от темы обработки Люминиция мужчины перешли к общим вопросам науки и строения общества. Лаврентий оказался прекрасным рассказчиком и всесторонне развитым человеком. Слушать его было таким удовольствием, что мужчины, забыв про сон, задавали все новые и новые вопросы.

Через час после ухода в комнату вернулась Шилта. Девушка села на то же место и сделала вид, что дремлет.

– А почему другие ученые не помогли вам с исследованиями? – спросил Марк.

– Нынешние ученые совершенно не те, что раньше, – пожаловался Лаврентий, – Они обучают своих детей тому, что знают сами, и не стараются развиться. По сути это не ученые, а дельцы, продающие знания, которые получены не ими. Они уже давно ничего не изобретают, эксплуатируют то, что привезли первые колонизаторы.

– А что вы знаете про первых колонизаторов? – с жадностью спросил Марк.

– О, это моя любимая тема! Про колонизацию Дженевры я знаю все, – с энтузиазмом ответил старец.

Несмотря на бессонную ночь, никто не спешил расходиться. Казалось, Лаврентий сам наслаждается общением, словно давно ни с кем не разговаривал.

– Все началось с планеты под названием Земля. Люди жили там многие тысячелетия. Это был наш первый дом. Время шло, технологии совершенствовались. Стало много еды, лекарств и других благ. Человечество разрослось. От этого страдала как планета, так и сами люди. В итоге вопрос экологии и перенаселенности встал настолько остро, что было решено расселять людей по другим планетам. Всех желающих отправляли на необжитые, но схожие по условиям жизни планеты. Так первые колонизаторы попали на Дженевру.

– Неужели Земля была похожа на этот сумрачный обледеневший скриптов шар? – удивился Ронан.

– Не совсем. Земля не имела туманного слоя, за счет чего солнечные лучи согревали ее поверхность, – ответил Лаврентий.

– Вся планета была согрета солнцем? – восхищенно спросил Марк.

Старец кивнул.

– Значит, там можно было выращивать растения везде? – вмешался Ронан.

– Почти. На самом деле и Земля не настолько идеальна, как хотелось бы. Большая часть планеты была покрыта водой, еще были большие области, где солнце выжгло все, оставив только песок. Еще были зоны с очень холодным климатом и горы, наподобие тех, что вы видите на Дженевре. Остальные зоны были пригодны для выращивания различных растений, – пояснил Лаврентий.

– Если сравнивать Землю с Дженеврой, то выходит не очень похоже, – пожаловался Марк.

– Это только на первый взгляд. Дженевра, конечно, не брат близнец Земле, но в ней есть все, что нужно; солнце с приемлемым уровнем радиации, вода, пусть даже в замороженном виде, воздух. Удивительно, но здесь действует та же система исчисления времени. В сутках двадцать четыре часа. Кроме того, туманный слой создал условия, не пригодные для развития жизни. Вода заморожена, солнечного света мало. Ученые исследовали поверхность и ничего не нашли. То, что жизнь здесь все-таки была, колонизаторы узнали, когда было уже поздно, – поведал старец.

– Какая же здесь, кроме нас, жизнь? – удивился Ронан.

– Вирусы, – заявил Лаврентий.

– А почему поздно? – вмешался Марк.

– Для путешествий между планетами Земляне использовали специальные порталы. Специальным оборудованием создавался межпространственный разлом…

Дедушка посмотрел в непонимающие лица собеседников и продолжил более простым языком:

– Иными словами, дыра в воздухе, которая была коротким путем к нужному месту в космосе. При расселении на другие планеты людей высаживали через такую дыру и закрывали портал. Это было путешествие без возможности вернуться. Схема колонизации всегда была проста. Ученые находили в космосе приемлемую планету. Объявляли набор добровольцев. Набирали команду руководителей, в которую входили медики, инженеры, химики, физики, биологи и многие другие. Затем открывали дыру и заселяли на планету всех отобранных колонизаторов. Первое время дыра была открыта. Людям помогали освоиться и обжить планету. На это выделялся один год. По прошествии этого времени дыра закрывалась.

– И много человек высадилось на Дженевру? – спросил Ронан.

– В летописи написано, что триста лет назад на Дженевру высадилось около девяти тысяч Землян. Плюс к этому были привезены инкубаторы, в которых хранилось около миллиона человеческих эмбрионов, – ответил старец.

– Человеческих чего? – удивился Марк.

– Зародышей, инкубатор при необходимости мог.. Как бы это так выразиться… Делать детей.

– Зачем? – недоумевал молодой человек.

– Это была подстраховка на случай массового вымирания колонизаторов. И как показала история, эта подстраховка очень пригодилась, – загадочно проговорил Лаврентий.

– Пригодилась когда? – удивился Ронан.

– Это случилось после, через полсотни лет после закрытия дыры. Именно тогда у колонизаторов из-за изношенности стало отказывать прогрессивное земное оборудование. Многие полезные устройства начали барахлить. Источники питания потеряли способность долго удерживать заряд. Возникла необходимость создания собственного производства. Поскольку среди колонизаторов были нужные специалисты, оставалось только добыть сырье для строительства и производства. Так мы впервые начали разрушать грунт Дженевры. В поисках нужных минералов колонизаторы продвигались все глубже, пока, наконец, не наткнулись на скриптов пласт. Именно там мы встретились с коренными жителями Дженевры. Как я уже говорил, это были вирусы. Они породили ужаснейшую эпидемию, которая уничтожила больше половины первых колонизаторов. Вот тогда то и понадобились новые люди. С помощью инкубатора колонизаторы пополнили свои ряды и снова принялись за дело. Но вред от происшествия был куда более разрушительный, чем все думали. Во-первых, в результате инфекции умерло много ученых. Это привело к деградации науки и частичному отмиранию производственных отраслей. Во-вторых, созданные инкубатором дети были плохо обучены. Слишком много одновременно рожденных детей сложно воспитать и обучить. Из-за низкого уровня знаний их использовали на тяжелых работах. Так появились первые жители нижнего мира…

– Нижнего мира? А разве первые колонизаторы жили не внизу? – удивился Ронан.

– Нет. Первые колонизаторы жили в среднем мире. Это они создали платформу на хребте, поднявшись выше туманного слоя, – объяснил Лаврентий.

– А что было потом? – с горящими от любопытства глазами спросил Марк.

– Потом было еще хуже. Колонизаторам приходилось вгрызаться в Дженевру. Рыть шахты, добывать металл и реактивы. А планета мстила им все новыми и новыми эпидемиями. Особенно навредила гостям с Земли звериная чума. Люди, пораженные особыми бактериями, становились агрессивными и бросались друг на друга. Повышенная агрессия и невероятная раздражительность порождала желание убить всех, кто рядом. Именно тогда возникла необходимость создать комитет Контроля над рождаемостью. В его функции входило отслеживание и изоляция зараженных. У жителей нижнего мира отняли все огнестрельное оружие и пресекли попытки его изготовить.

– А почему людей не лечили от болезней, а только изолировали? – поинтересовался Ронан.

– До сих пор не лечат, хотя должны препятствовать массовым смертям, – добавил Марк.

– Для того, чтобы у людей выработалась генетическая устойчивость к бактериям этой планеты, – объяснил Лаврентий, – Если вылечить человека, он выживет и приобретет иммунитет, но его ребенок не сможет унаследовать устойчивость к болезни. Таким образом, колонизаторы, израсходовав все лекарства, вымерли бы. Однако на помощь пришла уникальная способность человека запоминать устойчивость к вирусам на клеточном уровне. Люди, выжившие во время эпидемии без вмешательства медиков, приобретали устойчивость на все последующие поколения. Таких были единицы, но эти люди бесценны. В результате этого естественного отбора на Дженевре теперь вспышки эпидемий редки, ведь мы имеем устойчивость почти ко всем вирусам.

– Вот почему Контроль не вмешался во время лихорадки Вилта, – догадался Марк.

– Удивительно, как мы все еще живы, – добавил Ронан.

– То, что мы выжили – настоящее чудо, – сказал Лаврентий, – Ведь до того, как открыли уникальные свойства Ливития, всю планету кормил только средний мир. Многие помогали делать машины, изобретенные еще на Земле. Но ничто не вечно. Ученые умирали, передавая только те знания, которые успевали. Постепенно общество начало деградировать. Именно тогда саму идею свободного равноправного общества проглотила алчность и жажда власти следующих, не таких образованных поколений. Мы были обречены дичать. И теперь имеем то, что имеем. Но надежда еще есть. Теперь у нас есть иммунитет. Мы строим, производим, изобретаем. Есть люди, чьи отцы были выдающимися учеными умами и, спустя триста лет, их дети все еще обладают большими знаниями. Если правильно распорядиться тем, что осталось, нам удастся остановить деградацию, я в этом уверен.

Лаврентий посмотрел на Шилту и добавил:

– Берегите эту девушку. Как ни прискорбно, возможно она наша последняя надежда.

Братья удивленно переглянулись, затем перевели взгляд на Шилту. Та тихо дремала в углу комнатки, облокотившись о стену.

– А откуда вы столько знаете про историю колонизации? – настороженно поинтересовался Марк.

– Мои предки с первых дней колонизации ведут дневник событий. Там записаны все ключевые моменты развития нашего общества. Из поколения в поколение мы передаем этот дневник, дополняя новыми записями. Все сведения хранятся на электронном носителе. Поскольку все в моем роду жили в верхнем мире, где, благодаря солнечным батареям, многие устройства колонизаторов еще работают, записи вести было удобно. Мне же приходится писать историю на бумаге. Я надеялся, что мой сын сможет в будущем перенести эти данные на электронный носитель, но… – Лаврентий тяжело вздохнул и замолчал.

– Что но? – удивился Марк.

– Я родился в неудачное время. Вы, наверное, помните болезнь под названием женский душитель? Вас эта эпидемия не коснулась, но родители могли рассказать…

– Да, конечно. Из-за этой болезни в нижнем мире осталось только семь процентов женщин, – сказал Марк.

– Именно, – ответил Лаврентий, – Мужчинам повезло, они были всего лишь носителями, а вот слабому полу досталось. Умерли почти все, но те, кто выжил, получил иммунитет, который подарят своим детям. Вот только для общества в целом вымирание женского пола оказалось фатальным. Это окончательно изуродовало моральный облик людей. Теперь женщина коллекционная редкость, предмет роскоши и дорогой товар. Конечно, с точки зрения естественного отбора, это большой плюс. Ведь продолжать свой род могут только состоятельные люди. Поскольку ваш покорный слуга к таковым не относится, я остался без наследников, и передать свои знания мне некому, – грустно завершил Лаврентий.

Все снова посмотрели на спящую Шилту. На секунду сердце Ронана сжалось. Он вспомнил, как хорошо, приходя домой, чувствовать запах свежеиспеченного хлеба и жареной говядины. Как приятно видеть сидящую у камина Анну и слышать ее смех. Он вспомнил, насколько приятно пахнут ее кожа и нежны губы. Отнять у мужчин таких прекрасных созданий, как женщины, ужасная несправедливость.

– А могу я стать вашим учеником? – спросил Марк.

Лаврентий удивленно посмотрел на молодого человека.

– Все, что вы рассказываете, безумно интересно. Я бы хотел заниматься наукой или хотя бы помогать вам. Поверьте, я отличный помощник и буду рад помочь в любой, даже самой неблагодарной работе, – начал уговаривать Марк.

– Отлично, я буду рад, – с добродушной улыбкой ответил Лаврентий.

В этот момент его глаза сияли таким чистым и добрым светом, что седовласый ученый окончательно покорил сердца братьев.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказал Лаврентий.

В дверях появился Лерой.

– У нас проблемы, – взволнованно сообщил он, – Предводитель захватчиков, некий Грей, при смерти. Даниил не смог ему помочь, говорит, раненный потерял слишком много крови и повреждения сложные. Он зовет Шилту, надеется, что она сможет спасти этого Грея.

Шилта встала с места так быстро, словно не спала. Ронан тоже поднялся.

– Можно, я останусь с Лаврентием? – спросил Марк.

Предводитель посмотрел на старика. Тот выглядел уставшим.

– Лаврентию нужно отдохнуть, он не спал всю ночь. Мы зайдем к нему после обеда, – ответил Ронан.

Марк нахмурился, но спорить не стал. Гости покинули гостиничную комнату, оставив старца отдыхать.

Добравшись до места битвы, Ронан сразу заметил изменения. Рядом с госпиталем были установлены еще два больших купола. В одном располагались раненые военнопленные, в другом – пойманные дезертиры. Пленные, отделавшиеся легкими ранениями, уже были на ногах. Их кормили и выдавали теплую одежду и еду в дорогу. Вокруг шатра была суета и шум. Люди обсуждали происходящее и собирались в дорогу.

Увидев Ронана на коне, захватчики притихли. Толпа начала расступаться перед предводителем, некоторые приклонили головы. Но реакция на появление Ронана была ничем в сравнении со смятением после появления Шилты. Девушка шла пешком. Длинный черный плащ с глубоким капюшоном слегка развевался по ветру. Прядь седых волос лежала поверх черной маски, закрывая правый глаз. По мере приближения ведьмы люди начали отходить как можно дальше. Словно девушка была заражена лихорадкой Вилта. Люди, стоявшие вблизи купола, поспешили спрятаться внутри текстильного убежища. Люди со страхом наблюдали за проходящей мимо ведьмой и боялись даже дышать.

Из купола с ранеными вышел Даниил.

– Спасибо, что пришли, – поблагодарил он и, отогнув занавес, пригласил Ронана и Шилту внутрь.

Гости вошли под купол, и пленные вздохнули с облегчением. Постепенно все расслабились, и в лагере возобновилась суета.

– Где он? – спросила Шилта, войдя в шатер.

Даниил показал на истекающего кровью мужчину. Шилта сразу узнала в нем человека, который первый выпустил в нее стрелу. Тогда он выглядел иначе. Могучий всадник в сверкающем шлеме и латах превратился в окровавленное подобие мертвеца. Эта перемена наполнила сердце девушки состраданием.

– А остальные? – окинув взглядом переполненный шатер, спросила Шилта.

– Остальные выкарабкаются. Сейчас все спят, я дал им снотворное, пусть набираются сил, – ответил медик.

Девушка кивнула и присела рядом с Греем.

– Я займусь им, но все должны уйти, – сказала Шилта.

Даниил настороженно посмотрел на Ронана. Тот кивнул. Молодой врач нахмурился и вышел. Вслед за ним ушли и помощники.

– Езжай в гостиницу, тебе надо поспать, – шепнул младшему брату Ронан.

Марк кивнул и тоже удалился.

Кроме крепко спящих раненных и Шилты, в шатре остался только Ронан. Мужчина сел на единственное свободное место и стал наблюдать. Как он и предвидел, девушка сняла с плеча сумку и щелкнула языком. Из недр потрепанной сумы появился Одрит. Мерзкая сороконожка молниеносно заползла на умирающего.

Грей лежал на боку, повернувшись спиной ко входу, из-за большого рассечения в области ребер. Рана была настолько широкой, что можно было разглядеть кости мужчины. Шилту это не смутило, за время странствий она видела многое. Одрит и вовсе был лишен сантиментов, поэтому сразу уселся на рану. Анна суетилась вокруг больного, обтирая рану и командуя Одритом, который отвечал на своем стрекочущем языке. Словом, все было, как обычно.

Из-за бессонной ночи и тихой обстановки Ронана начало клонить в сон. Борясь с дремотой, он часто протирал глаза и старался концентрироваться на манипуляциях девушки. Вдруг произошло то, что взбудоражило мужчину, лишив сна на весь оставшийся день.

Шилта закончила обрабатывать рану на ребрах и, желая осмотреть Грея, начала аккуратно поворачивать мужчину на спину. Плавая глазами по животу, покрытому шрамами и запекшейся кровью, девушка плавно перебралась в область шеи, а затем взглянула в лицо раненому. Реакция Шилты была мгновенной. Она отпрянула от мужчины так резко и сильно, что повалилась на спину и придавила лежащего радом солдата. Если бы сосед Грея не был под снотворным, он бы точно проснулся. Одновременно со своим стремительным броском Шилта приглушенно вскрикнула. Словно Грей исподтишка воткнул ей нож в живот. От этого страшного предположения Ронан вскочил на ноги и хотел подойти, но резкая перемена в поведении Шилты поразила его настолько, что он застыл на месте.

Изменившись в лице, Шилта выхватила из пояса кинжал и, приблизившись к Грею, занесла оружие над ним. Мужчина был без сознания и ничего не понимал. Девушка застыла над умирающим с занесенным оружием и начала дрожать. Одной рукой она уперлась Грею в грудь, а второй продолжала угрожающе замахиваться. Эту картину дополняло выражение лица, которое, словно дым на ветру, постоянно менялось. Впервые Ронан видел агонию Шилты. Она то сгорала от ярости, то дрожала от ужаса. Рука ведьмы начала дрожать и опустилась. По щекам покатились слезы. Одрит щелкнул и испуганно спрятался в сумке.

– Шилта, – позвал девушку Ронан, боясь приблизиться.

Этот окрик взбудоражил девушку. В глазах загорелась ненависть. Лицо исказилось и, продолжая ронять слезы, она с новой силой размахнулась. Шилта продолжала опираться о его грудь, поэтому мужчине стало больно. Грей застонал и приоткрыл глаза.

Анна отстегнула маску и грубо повернула голову мужчины к себе лицом.

– Помнишь меня, – с ненавистью прошипела она сквозь зубы.

Грей прохрипел что-то невразумительное. Глаза закатились, и он снова начал терять сознание.

– Посмотри на меня, скриптово отродье! – закричала Шилта, – Ты помнишь меня?!

Ронан был настолько потрясен, что боялся вмешиваться. Сейчас перед ним была не Анна, а настоящая ведьма. В этот момент девушка была не похожа на себя. Дрожащая, то ли от гнева, то ли от страха, с безумными глазами, слабо понимающая, где находится, она походила на сумасшедшую.

– Шилта, – снова позвал Ронан.

– Не смей терять сознание, – прохрипела в ярости Шилта, – Посмотри на меня!

С этими словами девушка ударила Грея свободной рукой по грудной клетке. Мужчина вздрогнул. Голова его повернулась на бок и изо рта полилась кровь.

От этого зрелища рука с кинжалом задрожала, Шилта начала рыдать и опускать оружие. Казалось, все сейчас закончится благополучно, но тут новый приступ гнева придал ей решимости. Она в третий раз занесла кинжал над умирающим воином.

– Ты должен ответить за все, что сделал, – прошипела она и глубоко вздохнула.

Ронан зажмурился. Он знал, что этот человек заслужил то, что с ним сейчас произойдет. Никогда Шилта не была настолько переполнена болью. Если Грей причинил страдания, способные настолько исказить рассудок девушки, при виде его лица, он заслужил худшей смерти, чем удар кинжалом.

Но тут Шилта снова изменила решение. С яростью швырнув кинжал в сторону, девушка издала такой оглушающий и в то же время утробный крик, что похолодели все, кто присутствовал в лагере.

Предвидя реакцию охраны, Ронан встал у входа в шатер. Спустя мгновение послышались шаги снаружи.

– Не входить! – крикнул предводитель.

Все замерли.

– Все в порядке, разойдитесь, – приказал Ронан.

В этот момент Шилта разрыдалась в голос, согнувшись над телом умирающего, словно оплакивала его.

– Анна, – мягко позвал девушку Ронан.

Она подняла на него глаза полные такой неистовой боли, что сердце мужчины сжалось. Ронан подошел и обнял рыдающую девушку.

– Я не смогла, – всхлипывая шептала Шилта, – Я не смогла…

– Тебе и не надо. Оставь это мне, – тихо ответил мужчина и отстранил Анну.

Он встал на ноги и вытащил из ножен меч. Шилта, как завороженная, наблюдала за медленными движениями мужчины, но, когда Ронан сделал замах, она вскочила на ноги и, выставив руку вперед, сказала:

– Не надо.

Мужчина удивленно воззрился на заплаканную Шилту.

– Почему? – спросил он.

– Отец всегда учил меня, что нужно уметь прощать, – горестно сказала девушка, она вздохнула и добавила, – Любой заслуживает второго шанса.

Некоторое время Ронан смотрел на перепачканное чужой кровью лицо девушки. От былой агонии не осталось и следа. Словно с помощью того неистового крика Анна избавилась от боли и ярости, затмевавшей разум.

Шилта щелкнула языком. Из сумки опасливо выглянула сороконожка.

– Делай, что должен, Одрит, а я пойду. Находиться здесь выше моих сил, – устало проговорила девушка.

– Ты уверена, что не хочешь его убить? – настороженно спросил Ронан.

Шилта грустно кивнула и, пошатываясь, направилась к выходу.

– Пожалуйста, забери Одрита, когда он закончит, – утирая слезы и застегивая маску, попросила девушка.

Ронан кивнул. Он все еще был под впечатлением от увиденного. В голове крутилась масса вопросов, но главный: «Что сделал ей этот наемник?».

Оставшись наедине с сороконожкой, он сел рядом с Греем и наблюдал, как животное впивает свои жала то в одно место, то в другое. Побегав по телу умирающего около десяти минут, животное остановилось и направило переднее жало на Ронана.

– Лечение окончено, – вежливо сообщило существо и побежало в сумку.

В этот момент мужчина пребывал в такой глубокой задумчивости, что отреагировал не сразу. Ронан кивнул и посмотрел, как животное забирается в сумку Шилты. Только когда сороконожка скрылась из вида, до мужчины дошло, что Одрит только что разговаривал с ним.

Ронан вскочил на ноги и, отшатнувшись от сумки, проговорил:

– Что ты сказал?

Ответа не последовало.

– Показалось, – облегченно выдохнул мужчина и, взяв сумку, пошел на улицу.

Жизнь в полевом лагере кипела. Наемники Стратоса стояли в очереди за едой и одеждой в дорогу. Солдаты пытались организовать толпу, выстроив людей в порядке очереди. Стоило Ронану отойти от шатра, как к нему подошел Даниил.

– Теперь можно заходить? – спросил он.

Ронан кивнул.

– А где Шилта? – спросил медик.

– Ушла, – спокойно ответил Ронан.

Вслед за Даниилом подошел Лерой. Он начал задавать вопросы, но Ронан был таким уставшим и невыспавшимся, что не мог собраться с мыслями.

– Дай мне несколько часов поспать, – сказал предводитель, – И сам иди вздремни, небось, всю ночь на ногах.

Лерой с большим энтузиазмом воспринял совет и вместе с Ронаном направился в гостиницу Плимута. В местном отеле у предводителя старателей были свои просторные апартаменты. Они находились на самом последнем этаже и занимали добрую половину всего пространства.

Войдя в номер, Ронан пересек просторную гостиную и сразу направился в спальню. То, что в комнате было занавешено окно, сразу показалось Ронану странным, но он был таким уставшим, что не стал выяснять почему. Вместо этого мужчина начал раздеваться, скидывая облачение прямо на пол. Избавившись от верхней одежды, мужчина сел на край кровати и устало потер лицо руками. Только теперь он заметил, что на маленькой кушетке, которая была размером чуть больше обычного кресла, кто-то спит. Мужчина вынул из пояса кинжал и медленно подошел к гостю. В комнате было настолько темно, что, даже подойдя, Ронан не смог понять, кто притаился в его спальне. Он ткнул кончиком лезвия спящего человека в спину. Гость вздрогнул и повернулся.

– Анна, – облегченно вздохнул Ронан.

– А кого ты ожидал увидеть в своей спальне? – сонно проворчала девушка.

Мужчина улыбнулся и убрал кинжал.

– Тебе удобно? – мягко спросил он.

– Нет, – честно ответила девушка и села.

– Иди на кровать, – пригласил Ронан.

Девушка посмотрела на роскошное ложе с балдахином и спросила:

– А ты где будешь спать?

– Там же, – простодушно ответил мужчина.

Шилта фыркнула и начала удобнее устраиваться на кушетке.

– Да брось, – усмехнулся Ронан, – Кровать широкая, места всем хватит.

Девушка улеглась и накрыла голову одеялом.

– Обещаю, что пальцем тебя не трону, у нас же уговор, – настаивал мужчина.

Продолжая вертеться в поисках удобного положения, Шилта сильно свесилась с тесной кушетки и с грохотом упала на пол. Ронан еле сдержался, чтобы не засмеяться.

– Ну, раз ты такая гордая, придется применить силу, – с улыбкой проговорил старатель и подхватил девушку на руки.

Анна даже не сопротивлялась. Ронан аккуратно положил ее на правую половину кровати, а сам лег рядом. Продолжая кутаться в свое одеяло, Шилта долго ворочалась. Все это время мужчина лежал рядом и, положив руки за голову, задумчиво смотрел в потолок.

– Кто это был, Анна? – серьезно спросил мужчина.

Девушка перестала шевелиться и затихла.

– Ты не расскажешь?

– Тебе не стоит этого знать, – ответила девушка.

– Почему?

– Потому что это не относится к делу, – заявила Шилта.

Ронан начал раздражаться. Ему не нравилось, когда речь заходила об играх Шилты, ведь для него все было по-настоящему. Он искренне переживал за Анну, а она даже сейчас продолжала играть.

– Как в тебе уживается такая добродетель и жестокосердие? – недовольно проговорил Ронан.

Шилта удивленно посмотрела на мужчину.

– Ты думаешь, тебе одной тяжело? Думаешь, ты самый приятный вариант для партнерства? – продолжил Ронан.

Девушка устало вздохнула и закатила глаза.

– Я ведь не играю с тобой и никогда не играл.

Ронан замолчал и отвернулся. Некоторое время пара лежала молча. Мужчина делал вид, что уснул, а Шилта смотрела на его спину и о чем-то размышляла.

– Возможно, я не все рассказываю о себе, но это не значит, что я играю, – тихо произнесла она спустя какое-то время.

Ронан молчал и не двигался.

– Когда-нибудь ты все узнаешь и в этот день…, – Шилта вздохнула и нерешительно добавила, – разлюбишь меня.

Ронан обернулся и удивленно посмотрел на девушку.

– Я этого не хочу, – прошептала Анна.

Они лежали и смотрели друг другу в глаза.

– Ничто не заставит меня разлюбить тебя, – неожиданно для себя прошептал Ронан.

С этими словами он приблизился к девушке и нежно поцеловал в губы. Когда-то давно он уже целовал эти шелковые губы, но тогда это были совсем иные чувства. После всего пережитого испепеляющая страсть сменилась глубоким согревающим чувством. Он желал ее так же сильно, как раньше, но теперь его переполняла нежность. Желание защитить, оградить от боли и согреть в своих сильных объятьях затмило животное влечение. Теперь он по-настоящему любил Шилту и не боялся в этом признаться.

Несмотря на то, что Ронан снова нарушил ключевой пункт договора, мужчина не встретил сопротивления. Поцелуй был настолько сладостным, что останавливаться не захотел никто. Когда спустя пять часов в дверь апартаментов постучал выспавшийся Лерой, дверь ему открыл совершенно другой Ронан; уставший, взъерошенный и невероятно счастливый.

После победы в самой масштабной битве нижнего мира началось строительство нового завода. Марк настолько увлекся литейным делом, что, по сути, организацией строительства и запуском производства занимался он. В итоге братья разделились; Ронан продолжил контролировать добычу Ливития и создание плантаций, а его младший брат возглавил процессы, касающиеся обработки Люминиция.

Здание завода было решено построить неподалеку от шахт, поскольку добыча Ливития напрямую связана с добычей Люминиция. Пришлось нанимать людей под строительство и шахтеров для отделения Люминиция от основного конгломерата. Целыми днями Марк пропадал на строительной площадке и в шахтах. Лаврентий, в силу возраста, не мог долго находиться на холоде и большую часть времени проводил в новом административном здании. Ему выделили отдельный кабинет, где он мог производить расчеты и кое-какие измерения. Марк был ногами и глазами Лаврентия. С большим интересом молодой человек выполнял задания старца и слушал его поучения. Так юноша в ускоренном режиме постигал сложности литейного дела и всего, что с ним связано.

Жизнь Ронана тоже изменилась. В отличие от Марка, он был загружен не так сильно. Работа в шахтах и на плантациях была налажена настолько хорошо, что все вечера мужчина проводил дома со своей возлюбленной. В его жизни наступило самое счастливое время. Разделавшись со всеми делами, он спешил домой, где его встречала красавица ведьма и невероятно вкусный ужин. Он рассказывал Анне, как прошел день, а потом они вместе грелись у камина. Это были наполненные радостью и любовью дни, которые наполняли жизнь старателя совершенно новым смыслом.

Иногда оба брата устраивали себе выходные дни. Тогда Шилта готовила угощения и приглашала Лаврентия в гости. Словоохотливый ученый весь вечер рассказывал гостеприимным хозяевам об истории колонизации Дженевры. Старец знал много интересных фактов о верхнем и среднем мире. Молодые люди слушали его рассказы с большим интересом и задавали вопросы.

– Думаю, совсем скоро верхний мир почувствует кризис, ведь оборудование первых колонизаторов за три века сильно износилось. Многие детали нуждаются в замене, а производство расходных материалов не налажено. Не знаю, как надолго хватит их запасов, но уверен, они не бесконечны, – поведал Лаврентий.

– А что, если попробовать изготовить некоторые детали из Люминиция? – предложил Марк, – Ведь он невероятно плавкий. При оптимальной температуре и давлении, становится жидким, как вода. Если научиться изготавливать для него пресс-формы высокой точности, можно отливать сложнейшие элементы.

– Это вам не молотом в кузнице махать, – подбодрил брата Ронан, – Ведь раньше литейных заводов в нижнем мире не было.

– Я могу поговорить с Виктором, он разузнает, какие именно детали наиболее востребованы в верхнем мире, – вмешалась Шилта.

– Это будет просто прекрасно. А если он раздобудет образцы, я смогу сделать чертежи и изготовить пресс-формы, – добавил Лаврентий.

– Понимаю, что говорить об этом рано, но, если нам удастся начать снабжать верхний мир деталями, Стратос потеряет часть влияния и там, – сказал Ронан.

– Главная польза завода в том, что он сможет прокормить Ливирон, когда добыча Ливития закончится, – заявил Марк.

– В этом ты прав, – подтвердил старший брат.

– А что про срок окончания добычи говорит Милфорд? – поинтересовался Марк.

– Сказал, что по данным минералоанализаторов, Ливития еще на восемьсот гектаров, а это около года работы, – ответил Ронан.

– А что вы планируете делать после окончания работ? – спросил Лаврентий.

– Двигаться в Вилт, – сказал собеседник.

– В Вилт? – испуганно переспросил старец, – Там же зараженные земли.

– Я знаю, но у многих моих людей устойчивость к лихорадке Вилта, – успокоил Ронан.

– Откуда? – удивился Лаврентий.

– Мы ею переболели, – ответил мужчина.

– И остались живыми? – потрясенно уточнил Лаврентий.

– Как видите, – со смехом ответил Ронан.

Лаврентий смущенно улыбнулся.

– Шилта нас спасла и помогла приобрести иммунитет, – объяснил Марк.

Старец с большим уважением посмотрел на девушку.

– В таком случае у вас полно работы. Придется отстраивать новый Ливирон, – обратился к Ронану Лаврентий.

– Я думал об этом, и у меня появились кое-какие соображения. Дело в том, что Вилт находится относительно недалеко от Ливирона. Мы ведь шли туда, когда Шилта наткнулась на здешние залежи. Не дошли мы тогда до Вилта всего восемьдесят километров. Вот я и подумал, что будет очень удобно наладить между городами связь в виде железной дороги. Если вы сможете отливать из Люминиция шпалы, они будут легкие, и на строительство железной дороги уйдет не очень много времени, – рассказал Ронан.

– Тогда весь добываемый Ливитий можно будет перевозить в Ливирон и… – начал Лаврентий.

– Нет, перевозить Ливитий опасно. Он слишком лакомый груз для Стратоса и грабителей. Достойную охрану состава сложно организовать. Придется делать все на территории Вилта, – начал спорить Марк.

– Не забывайте, что все грузы из Вилта заражены. Мало кто решится ограбить состав, зная, что заразится лихорадкой, – вмешалась Шилта, – Можно рядом с Ливироном сделать станцию, где груз будет проходить обработку специальным составом…

– Тем, которым ты обрабатывала лагерь после эпидемии? – догадался Марк.

– Именно. Таким образом, Ливитий будет обеззаражен только по прибытии в Ливирон, а значит, по пути нападения ему не грозят, – пояснила девушка.

– А здесь у нас процесс присваивания и подготовки плантаций налажен, – вмешался Ронан.

– По-моему, отличный план, – похвалил Лаврентий.

Время шло. Завод удалось открыть только через два месяца после этого разговора. Началось массовое производство оружия. Боясь преступности, Ронан не решился вооружить всех людей. Вместо этого мужчина поставлял крупные партии мечей и кинжалов главам крупных населенных пунктов. Вместе с оружием наместники получали четкие инструкции, при каких обстоятельствах можно раздавать горожанам этот опасный груз. Наряду с остальными селами, Плимут тоже был укомплектован большим количеством оружия. Ронан не поскупился и приложил к обычной поставке партию арбалетов, которые, благодаря деталям и стрелам из Люминиция, были страшнее кустарных огнестрелов.

Когда с вооружением было покончено, Лаврентий с Марком начали осваивать высокоточное литье и производство качественных пресс-форм. Как и было обещано, Виктор прислал образцы наиболее востребованных в верхнем мире деталей, нуждающихся в постоянном обновлении. Лаврентий изготовил чертежи, по которым началась разработка форм для литья. Уже через два месяца после начала работы завод изготовил первую партию отлитых из Люминиция элементов.

– Я должен сопровождать груз, чтобы договориться о цене, проконтролировать монтаж и проверку деталей, – сообщил как-то за семейным ужином Ронан, – Ты поедешь со мной? Заедем на мои плантации, ты ведь никогда там не была. Погреешься на солнце.

Ронан не хотел расставаться с возлюбленной. С тех пор, как Анна ответила мужчине взаимностью, жизнь пары изменилась. Исчезли разногласия и споры. Пропала ревность и недовольство. Теперь Ронан и Анна были единым целым, и с каждым днем их любовь и взаимоуважение крепло. Мудрое поведение Шилты не оставляло места мелким конфликтам, от этого в доме царил мир и доверие. Счастье Ронана не знало границ. Анна стала для него целым миром, расстаться с которым, даже на несколько дней, было для мужчины пыткой.

Марк, как и остальные жители Ливирона, знал о связи предводителя с ведьмой. Пара не скрывала своих чувств. Они стали неразлучны. Все, кто видел Ронана, отмечал, насколько изменила мужчину Шилта. Он стал гораздо терпеливее и мудрее. Анна взрастила в Ронане чуткость и чувство такта, которого прежде тот был лишен. Теперь людям стало легче общаться с предводителем, исчез страх перед грозным старателем, осталось только почтение и благодарность за его благодеяния.

Несмотря на осведомленность младшего брата, отношения с Марком стали только лучше. Он видел, что Ронан искренне любит Шилту, и та отвечает ему взаимностью. Глядя на них, Марк не ревновал, а мечтал когда-нибудь обрести такую же нежную и проникновенную любовь. Он испытывал огромную благодарность к Анне за то, что та дарила счастье его брату и привносила уют в их совместную повседневную жизнь.

– Марк будет тебе полезнее, – ответила Шилта.

– Я не сказал, что хочу взять тебя вместо брата, – ответил Ронан, бросил на Марка беглый взгляд, – Просто, думал, ты не откажешься повидаться с солнцем.

– Предложение очень заманчивое, но я лучше останусь в Ливироне, – грустно ответила девушка.

– Почему? – удивился Ронан.

Он не ожидал, что Шилта откажется от такого роскошного путешествия.

– Мне нельзя в верхний мир, там опасно, – уклончиво ответила девушка.

– Опасно? – удивленно переспросил Ронан, – Там за порядком следит Контроль. Даже Стратос не решится напасть на территории верхнего мира.

– Поверь, я мечтаю увидеть солнце. И ужасно не хочу расставаться с тобой, но мне в верхний мир нельзя, – хмуро ответила девушка.

Ронан взял Шилту за руку и с чувством проговорил:

– Я обещал ни о чем не спрашивать, поэтому сдержусь. Но поверь, рядом со мной тебе ничего не угрожает. Пока мы с Марком будем на встрече, погуляешь по сочно-зеленым лугам, погреешься, тебе на плантации ничего не угрожает.

Шилта опустила глаза и задумалась. Было заметно, что она борется с соблазном согласиться.

– Тебя почти никто не увидит, на плантации, кроме трех работников, одни роботы. К тому же, там отличная система безопасности, – уговаривал Ронан.

Анна вздохнула и ответила:

– Ладно, только обещай, что никто, кроме работников, не узнает о моем присутствии, – согласилась девушка.

Ронан довольно улыбнулся и кивнул.

Партия изделий была готова через три дня, и Ронан вызвал с плантации беспилотник. Сборы были недолгими. Пара не собиралась задерживаться в верхнем мире надолго, поэтому взяли только самое необходимое.

– Будьте осторожны, – провожал полюбившихся молодых людей Лаврентий.

Старцу было грустно расставаться с Марком, Ронаном и Шилтой, они стали для него семьей. Все нерастраченные отцовские чувства он тратил на своего юного ученика, а все, что оставалось, на его старшего брата и Анну. Это было их первое расставание за долгое время, и у Лаврентия на душе стало неспокойно.

Когда долгое прощание со старцем подошло к концу, а все подчиненные получили должные инструкции, предводитель с семьей разместился на борту грузового беспилотника. Воздушный корабль взмыл вверх и скрылся за туманным слоем.

Глава 15

Когда долгое время живешь в мрачном мире, покрытом снегами и не помнящими солнца скалами, представление о мироздании меняется. Все кажется серым и безликим. Но человек – дитя солнца, он скучает по его яркому свету и мягкому теплу. Вот и сейчас, попав за пределы туманного слоя, ослепленные радостными лучами светила, пассажиры грузового беспилотника не могли сдержать улыбок.

Верхний мир встретил путников голубым небом и красивыми кучевыми облаками. Пока молодые люди привыкали к свету, вдали, между плотным ковром тумана снизу и редкими пушистыми облаками сверху, показался большой остров. Нижняя часть парящей над туманом плоскости была похожа на перевернутые горы, а верхняя ласкала истосковавшиеся взоры сочно-зеленым светом. Это были угодья Ронана.

Уже на подлете Шилта увидела сияющие точки на торцевых областях плантации. Это были колбы активированного Ливития. Это сразу навело на мысли о странном влиянии бесценного минерала на магнитное поле Дженевры. Залегая в недрах планеты в виде каменного материала, он похож на обычный черный камень, лишь шелковистый блеск отличает его от прочих горных образований Дженевры. Девушка не знала, как именно был открыт Ливитий, но, разжижив его однажды, люди смогли выжить в условиях неудобного строения атмосферного слоя этой странной планеты. Схема применения «летающего камня», как его иногда называли, была проста. Колбы крепились на расстоянии друг от друга, образуя некое подобие сети. Активировав эту сеть с помощью мощного заряда электричества, в колбах запускался сложный электромагнитный процесс, где поля соседствующих емкостей сливались и блокировали притяжение Дженевры. Так первые колонизаторы, а именно предки Стратоса, подняли в воздух первые плантации. Со временем этот механизм почти не изменился, за исключением того, что теперь колбы нужно было присваивать. После этой нехитрой процедуры владелец колб мог управлять антимагнитным полем системы, что позволяло регулировать интенсивность воздействия Ливития. Таким образом, законный владелец мог следить за высотой полета плантации. Это было важно, поскольку расстояние между туманом и облаками, обеспечивающими плантации дождем, было невелико. Летающий остров не должен был выходить за пределы определенной высоты.

Подлетая ближе, Шилта увидела несколько беспилотников, парящих над посевами, и большое количество роботизированной техники. Машины на плантациях имели интеллектуальную систему управления и, благодаря солнечным батареям, работали без перерыва и особого контроля.

– Похоже на лоскутное одеяло, – восторженно проговорила девушка, указывая на поля с пшеницей.

Для обеспечения нижнего мира бесперебойными поставками пшеницы и другими зерновыми культурами поля засевались в разное время. Когда одно поле созревало, приобретая золотистый цвет, другое пребывало в недозревшем зеленом состоянии. Это образовывало разноцветные прямоугольные области, которые при виде сверху выглядели очень контрастно.

– А что там? – удивленно воскликнула Шилта и показала на участок, заставленный большим количеством металлических мельниц.

– Это наша попытка обуздать ветер, – с улыбкой ответил Ронан и посмотрел на Марка.

– Однажды мы пытались освоить ветрогенераторы. Ронан хотел внедрить технологию извлечения электричества из ветра, ведь в нижнем мире его полно, – объяснил Марк.

– Отличная идея, – похвалила Шилта.

– Идея неплохая и вполне логичная, но реализовать ее в нижнем мире нельзя, – грустно ответил Ронан.

– Почему? – удивилась Анна.

– По многим причинам. Оборудование сложное, самим производить невозможно, нужно закупать. Цены на него заоблачные, поскольку генераторы, аккумуляторы и преобразователи имеются на складах среднего мира в очень ограниченном количестве. Оборудование завезли первые колонизаторы в надежде приспособить на Дженевре, но из-за эпидемий и прочих сложностей до этого не дошло. Чтобы оборудовать область, которую ты видишь, нам пришлось потратить много времени, сил и средств, – объяснил Ронан.

– Когда мы все отладили, были на седьмом небе от счастья. С замиранием сердца следили за каждым добытым киловаттом. А в итоге получили электричества максимум на то, чтобы в десяти домах электрическое освещение поддерживать, – с тоской поделился Марк.

Шилта грустно вздохнула.

– Все равно вы молодцы, – сказала девушка и продолжила любоваться пейзажем.

Когда беспилотник подлетал к посадочной площадке в центре плантации, путников уже встречали. Трое мужчин стояли у кромки каменной поверхности и ждали дорогих гостей.

Выйдя из кабины, Ронан и Марк начали пожимать встречающим руки.

– Это Декстер, Жак и Джоуи, – представил работников Ронан.

Шилта улыбнулась и протянула мужчинам руку. Те опасливо переглянулись и ответили рукопожатием. Девушка заметила их смущение, но спрашивать о причинах не стала.

Мужчины начали обсуждать, как идут дела на плантации, а Шилта заворожено наблюдала, как к беспилотнику подъехали погрузчики и начали разгружать.

– Синие ящики не разгружайте, – приказал роботам Марк.

На мгновение машины приостановились, затем продолжили разгрузку, но синие контейнеры с деталями из Люминиция трогать не стали.

– Жаль, что таких машин нет в нижнем мире, – грустно проговорила Шилта Марку.

– Ну, это как посмотреть. Если бы все делали роботы, население не разрасталось бы, – пожав плечами, ответил молодой человек.

Пока Ронан с братом улаживали свои дела, Шилта отправилась гулять по плантации. При виде зеленых холмов, огромных блистающих на солнце теплиц и фруктовых деревьев сердце сжималось от счастья. По сравнению с нижним миром, здесь была земля обетованная. Посмотрев по сторонам, Шилта сняла плащ и повесила на руку.

Немного насладившись тихим шуршанием ветра и лаской солнечного света, девушка пошла дальше. Очень скоро Анна заметила закономерность посадок на плантации. Рядом с большими полями всегда соседствовали фруктовые деревья и пасеки. Это было необходимо для организации опыления растений. Пчелы не только помогали плодовым деревьям давать урожай, но и приносили драгоценный мед. Фруктовые деревья были высажены длинными рядами, создавая живописные тенистые аллеи. Но такой способ посадки был сделан не для эстетического наслаждения, так поля с зерновыми растениями, высаженные на слишком равнинных поверхностях плантации, защищались от излишнего ветра.

Сочетание красоты и мудрости привело Анну в восторг. Она любовалась пейзажами с замиранием сердца. Отстегнув маску, девушка подставила лицо солнечным лучам. Легкий ветер погладил кожу и запутался в волосах. Шилта сделала глубокий вдох и закрыла глаза. Какое же это было искушение, остаться здесь и больше никогда не возвращаться в холодные сумерки нижнего мира.

– О чем ты думаешь? – раздался за спиной голос Ронана.

От неожиданности девушка вздрогнула и машинально застегнула маску.

– Ты нервничаешь? – удивленно спросил Ронан.

Шилта кивнула.

– Напрасно, над плантацией лазерный купол, никто не сможет проникнуть на мою территорию без персонального приглашения, – успокоил мужчина.

С этими словами он обнял девушку и прошептал:

– Можешь снять маску и загорать. Золотистый оттенок очень тебе к лицу.

Шилта улыбнулась и отстегнула маску.

Они немного постояли молча. Ронан, как и Шилта, наслаждался солнцем и великолепными пейзажами.

– Здесь так чудесно, – с чувством проговорила девушка.

Ронан улыбнулся и сказал:

– У меня для тебя есть сюрприз.

Девушка заинтригованно посмотрела на возлюбленного.

– Пойдем, – сказал он и куда-то ее повел.

Путь до сюрприза оказался долгим. Пара пересекла два больших поля и начала подниматься вверх по склону.

– Куда ты меня ведешь? – настороженно расспрашивала Шилта.

– Доверься мне, – с улыбкой ответил Ронан.

Именно в этот момент вдалеке у подножья соседнего холма девушка увидела какое-то белое строение. По мере приближения стало понятно, что это дом. Под лучами солнца он выглядел сияющим, как облака на небе. Аналогию с небом продолжали и оконные рамы ярко-голубого цвета и большая синяя дверь. Сам дом имел квадратные формы, но представлял собой сложное строение с большим количеством угловатых выступов. Глядя на него, сразу становилось интересно, какая внутри планировка. Строение было окружено невысокой изгородью такого же белоснежного цвета.

– Что это за дом? – нетерпеливо спросила Шилта, потрогав изгородь.

– Я построил его для тебя, – признался Ронан, потом улыбнулся и добавил, – Вернее для нас.

Шилта удивленно посмотрела на мужчину.

– Раньше я редко подолгу гостил на плантации, внизу было много дел. Всего пару раз оставался здесь на ночь, но мне хватало кушетки на базе, там, где живут Декстер и остальные. Но теперь все по-другому. У меня есть ты, и я хочу чаще привозить тебя сюда. Возможно, когда все закончится, и ты добьешься того, к чему так стремишься, мы будем здесь жить, – сказал мужчина и указал на большую синюю дверь.

– Когда я добьюсь своей цели, в этом не будет необходимости, – загадочно ответила девушка.

Ронан нахмурился и пристально посмотрел Шилте в глаза. Та мило улыбнулась и отвела взгляд. Она подошла к стене дома и восторженно провела по ней рукой.

– Здесь даже белый цвет белее. Словно сияет изнутри.

– Я рад, что тебе понравилось. Нанял архитектора из среднего мира, и он посоветовал мне этот стиль. Как же он его назвал… Кажется, греческий.

– Греческий? По звучанию похоже на гречку. Только ничего общего с ней я не вижу, – усмехнулась Шилта.

Ронан улыбнулся и приоткрыл дверь в дом.

– Пойдем внутрь, – пригласил мужчина.

Шилта вошла и начала озираться. Внутри все сияло от солнечного света и белой отделки стен. Даже мебель в доме была белоснежного цвета и выверенных прямоугольных форм. Помещения сияли белизной, разбавленной голубыми и синими акцентами в виде текстиля и обивки мягкой мебели.

В гостиной Шилта сразу обратила внимание на камин. Он слабо отличался от привычных для нее печей, но был выкрашен в белый цвет. На втором этаже находился просторный холл, совмещавший в себе комнату отдыха с балконом и большим окном до пола, обрамленным складными решетчатыми ставнями голубого цвета. На потолке красовались светильники из белого и синего стекла. Но больше всего Шилте понравилась спальня. Легкая и воздушная, светлая и просторная, она покорила девушку с первого взгляда.

– Столько света! – восторженно выдохнула Шилта.

Как и в холле, здесь был просторный балкон, с которого открывался прекрасный вид на вечнозеленые холмы и фруктовый сад неподалеку. Окна были узкими, но высокими. Потолок, выкрашенный в голубой цвет, создавал ощущение неба над головой, а кипенно-белый балдахин над широкой кроватью дополнял тему небес схожестью с беззаботными облаками.

– Тебе нравится? – ласково спросил Ронан.

– Здесь просто потрясающе, – с чувством сказала Шилта.

Вдруг внимание девушки привлекла небольшая дверь, находившаяся в глубине спальни. Заинтересовавшись, Анна подошла и открыла ее. То, что оказалось внутри, поразило Шилту до глубины души. Напротив двери стояла небольшая колыбелька из натурального дерева. По всей комнате стояла крошечная детская мебель из привычных полимерных материалов, и только кроватка была резной и деревянной. Шилта подошла и провела рукой по потемневшему от времени дереву.

– Что это? Откуда? – удивилась Анна.

– Это колыбель привезена с Земли и принадлежит моему роду более трех столетий. В ней спал я, а потом Марк. Мне с большим трудом удалось сберечь ее после гибели родителей, – ответил Ронан и, подойдя, погладил потускневший край колыбели.

– Она прекрасна, – ласково проговорила Шилта.

– Наши дети тоже будут спать в этой кроватке, – осторожно произнес мужчина.

Шилта повернулась и испуганно посмотрела ему в глаза. Ронан встал на одно колено и вытащил из кармана блестящее кольцо.

– Анна, ты выйдешь за меня? – спросил он.

Повисла пауза. Ронан нервничал, а Шилта выглядела настолько растерянной, что это еще больше пугало мужчину.

– Все это так неожиданно, – заикаясь, проговорила Анна.

Ронан выжидающе смотрел ей в глаза.

– На этот вопрос тебе придется ответить более конкретно, – настойчиво сказал он.

Шилта развернулась и вышла из детской комнаты. Она прошла в спальню и села на край кровати. Ронан встал с коленей и последовал за ней.

– Прости, но я не могу, – виновато сказала она.

– Почему? – потрясенно спросил мужчина.

Ответ девушки стал для Ронана полной неожиданностью. Шилта встала с кровати и подошла к возлюбленному.

– Я люблю тебя, Ронан, очень люблю, поверь. Причины моего отказа не в том, что я не хочу быть твоей женой и родить много маленьких Ронанов, – искренне проговорила Анна.

– Тогда в чем?

– Я не могу сказать, по крайней мере, не сейчас, – загадочно проговорила Шилта.

– Нет, только не начинай… Не сейчас, – недовольно отозвался мужчина.

В этот момент с улицы раздался голос Марка.

– Ронан, не хочу мешать, но к нам гости, – встревоженно сообщил он.

– Какие еще гости? – раздраженно осведомился мужчина.

У Ронана и без того настроение стремительно ухудшалось. Известие про незваных визитеров добавило негатива.

– Стратос с охраной.

Шилта побледнела и нервно схватилась за предплечье возлюбленного.

– Оставайся здесь, я разберусь, – мягко проговорил мужчина и погладил девушку по плечу.

– Нет… Не ходи… Я боюсь за тебя, – дрожащим голосом ответила девушка и еще сильнее вцепилась в руку мужчины.

– Все будет хорошо, я справлюсь, – ответил Ронан и аккуратно освободил руку.

– Тогда я пойду с тобой, – твердо заявила все еще бледная Шилта.

– Поверь, в этом нет необходимости…

– Ты не знаешь Стратоса, он… – перебила Шилта.

– А ты знаешь? – в ответ перебил Ронан.

Девушка смутилась и, опустив глаза, ответила:

– Догадываюсь.

За дверью дома все еще томился Марк.

– Ты идешь? – нетерпеливо позвал он старшего брата.

– Да, – крикнул в ответ Ронан и пошел к лестнице.

Девушка следовала за возлюбленным тенью. Облачившись в плащ и застегнув маску, она старалась не отставать ни на шаг.

– Он сейчас над защитным куполом, ждет разрешения на посадку, – рассказывал Марк.

Ронан шел, еле поспевая за братом. До базы было недалеко, поэтому, поддерживая ускоренный темп, молодые люди добрались быстро.

– А что еще за два судна? – спросил Ронан, вглядываясь в небо.

– Охрана, – ответил Марк.

– Если боится, зачем прилетел? – усмехнулся старший брат.

Они вошли в главное здание плантации. Это и была так называемая база. В правом крыле простого прямоугольно строения жили Декстер и другие помощники, в левом располагался пульт управления всей автоматикой плантации.

Встав перед большими экранами, Ронан оценил обстановку.

– Ну что, разрешим сесть? – поинтересовался Декстер.

– Ты сможешь подтянуть сюда беспилотники, отвечающие за охрану? – поинтересовался предводитель.

– Уже, – бодро ответил подчиненный.

Шилта стояла в стороне и наблюдала за мужчинами. Ронан выглядел спокойным, чего не скажешь о Марке, которому визит конкурента нравился не больше, чем самой Анне. Декстер, напротив, выглядел воодушевленным. Наконец-то в его размеренной солнечной жизни начало происходить что-то интересное. Он был младше Ронана, поэтому с легкой беспечностью относился к неприятностям. Джоуи и Жак тоже с неподдельным любопытством разглядывали вражеские корабли.

– Разреши ему сесть в сопровождении одного корабля с охраной. Два многовато, – скомандовал Ронан.

Анна глубоко вдохнула. Она рассчитывала на благоразумие возлюбленного. Решение пустить врага на свою территорию шокировало девушку.

Декстер стал нажимать что-то на пульте управления и, висевшие в воздухе корабли Стратоса, начали опускаться. Ронан направился к посадочной площадке. Шилта еще больше побледнела и пошла следом. Заметив состояние девушки, Ронан остановился и сказал:

– Останься у экранов. Ты можешь следить за всем через трансляцию с беспилотника.

– Я пойду с тобой, – дрожащим голосом ответила девушка.

Ронан вздохнул. Он так любил Анну, что не мог отказать.

– Только держись позади, – сказал мужчина.

Марк тоже пошел с Ронаном. Вскоре молодые люди добрались до площадки, где уже приземлились корабли незваных гостей.

Стратос вышел из беспилотника первым. Высокий, загорелый, одетый в легкую, но элегантную одежду, в сравнении с Ронаном и Марком, он смотрелся словно человек с другой планеты. Его аккуратно уложенные темно-каштановые волосы и смуглая кожа заметно контрастировали с ярко голубыми глазами, а правильные черты лица добавляли ухоженной внешности красоты и обманчивого очарования.

Увидев Ронана, Стратос сделал надменное выражение лица и ухмыльнулся, но, заметив позади Шилту в маске с накинутым на голову глубоким капюшоном, начал пытливо разглядывать ведьму.

– Что тебе надо? – грубо спросил конкурента Ронан.

Стратос не спешил отвечать, он продолжал оценивать Шилту. Хозяин плантации начал раздражаться, а девушка нервничать.

– Прекрасно, если сказать тебе нечего, забирай охрану и вали с моей плантации, – не дождавшись ответа, угрожающе заявил мужчина.

– Не так быстро, – ответил Стратос, брезгливо исказив лицо.

Гость снова замолчал и пристально посмотрел Шилте в глаза. Девушка машинально отступила на шаг назад и, подавшись в бок, спряталась за широкой спиной Ронана. Окончательно выйдя из себя, старатель подошел к гостю вплотную и сквозь зубы проговорил:

– Нравится разглядывать нас? Я вышлю тебе свою фотографию. А сейчас прекрати тратить мое время.

– Ты, конечно, редкостный красавчик, – иронично произнес гость и неприязненно поморщился, – Если бы я заскучал, то, действительно воспользовался бы фото, поскольку оригинал сильно воняет старым бараном. Но сюда меня привело не это.

– Тогда что? – раздраженно спросил старатель.

– Хочу предложить сделку, – с ухмылкой ответил Стратос.

– И какую?

– Я слышал, эта старуха обошлась тебе в пять килограмм риса. Так вот, предлагаю выкупить ее за пятьсот гектаров плантаций. Не спеши соглашаться, сделай вид, что сомневаешься, чтобы не сильно расстраивать пожилую даму, – высокомерно сообщил гость.

Шилта внутренне сжалась. Пятьсот гектаров плантаций были невероятным предложением. На секунду она представила, что сделает с ней мстительный Стратос, если Ронан согласится. Вспомнив, как совсем недавно ответила отказом на предложение руки и сердца возлюбленного, Шилта засомневалась в его ответе.

– Она не продается, – твердо заявил Ронан.

– Отлично, я почти поверил. Давай для приличия поторгуемся. Шестьсот гектаров за сморщенную старушку? – ехидно заявил гость.

– Ты зря теряешь время, – ответил хозяин плантации и развернулся, чтобы уйти.

На секунду мужчина столкнулся глазами с Шилтой. Девушка была настолько напугана происходящим, что ужас, отражавшийся в ее глазах, и легкая дрожь по всему телу читались даже при мимолетном взгляде. Чтобы приободрить возлюбленную, Ронан улыбнулся и подмигнул.

– Не продашь, мне придется убить ее, – пригрозил Стратос, – А раз ты все равно останешься без поддержки ведьмы, предусмотрительнее было бы заработать на этом провале.

Услышав последнее заявление оппонента, Ронан озверел. Его лицо мгновенно исказилось в злобной гримасе. Он повернулся и бросился на гостя. Выхватив кинжал, мужчина ловко обогнул Стратоса и приставил лезвие к его горлу. Охрана хотела прийти на помощь, но гость жестом остановил вооруженное сопровождение.

– Что за манеры, – фыркнул он, – Дикий вы все-таки народец.

С этими словами он схватил кинжал за лезвие и, приложив максимум сил, отодвинул от шеи. Когда лезвие было на безопасном расстоянии, Стратос искусно выкрутился и двумя пальцами правой руки нанес Ронану точный удар в область ключицы. Лицо мужчины сначала покраснело, затем приобрело фиолетовый цвет. Одновременно с этим Ронан начал хрипеть и, глотая воздух, словно задыхающаяся на суше рыба, рухнул на землю.

Глядя на то, как корчится под ногами обидчик, Стратос вынул из кармана платок и вытер руки.

– Больше не смей трогать меня своими грязными лапами, скриптов уродец, – заявил Стратос и сплюнул на землю рядом с Ронаном.

Марк не выдержал и бросился на Стратоса. На этот раз к делу подключилась охрана. Они схватили молодого человека и заломили ему руки.

– Господа, давайте не будем горячиться, вы на защищенной территории и мне бы очень не хотелось прибегать к помощи военных беспилотников, – вмешался Декстер.

– Разумно, – проговорил Стратос и примирительно поднял руки.

Ронан все еще лежал на земле и задыхался. Его лицо сделалось фиолетовым. Шилта поспешила на помощь. Сев рядом с возлюбленным спиной к гостям, девушка укрыла Ронана плащом, заслоняя от любопытных взглядов. Мгновенье, и мужчина перестал содрогаться. Присутствующие услышали глубокий вдох, а потом кашель.

Стратос попытался приблизиться, чтобы лучше рассмотреть, что делает с Ронаном ведьма, но Декстер отрицательно покачал головой. Гость остановился и начал на расстоянии высматривать, что происходит.

Некоторое время Ронан кашлял. Затем Шилта взяла его за руку и помогла подняться. Все еще бордовый от пережитого удушья, Ронан встал и облокотился на хрупкую девушку.

– Не пойму, кто из вас мужик, – насмешливо заявил Стратос.

– А бабам этого и не понять, – хрипло ответил Ронан.

– Ну, если даже баба может уложить тебя за секунду, то кто же ты? Младенец? Пахнешь ты точно не как младенец, – скривившись, ответил гость.

– Вряд ли ты когда-нибудь нюхал младенцев и сомневаюсь, что понюхаешь. Слышал, что твоя жена сбросилась с утеса. Видимо, жизнь с тобой была ужаснее смертоносного полета в бездну, – ядовито ответил Ронан.

Стратос изменился в лице. На секунду вся спесь и напускное самообладание сошли. Мужчина побледнел и сжал кулаки. Всем стало очевидно, насколько сильно задел гостя Ронан.

– Интересно, кого родит тебе эта старуха. Младенцы получаются только при скрещивании людей, а вот что получается при соитии тлеющей старухи и воняющего барана, даже представить страшно… Как, впрочем, и само соитие, – Стратос вздрогнул от отвращения.

И тут произошло непредвиденное. Шилта отпустила Ронана и подошла вплотную к Стратосу. Видимо, слова о потомстве настолько задели женскую природу девушки, что она, забыв про страх, решила бросить вызов гостю лично.

– При скрещивании людей получается такое скриптово быдло, как ты. Полноценные люди рождаются в любви, и неважно кого объединило это чувство, молодую девушку с достойнейшим из мужчин, или тлеющую старуху с бараном, – спокойным голосом ответила девушка.

Услышав мелодичный голос ведьмы, Стратос понял, что ошибался на счет возраста девушки. Мужчина схватил Шилту за руку и попытался притянуть к себе, чтобы рассмотреть лицо, которое из-за маски и капюшона не было видно.

В этот момент присутствующих ожидал новый сюрприз. Свободной рукой девушка слегка коснулась шеи Стратоса. Мужчина моментально потерял сознание и упал на землю.

Предвидя реакцию охраны, девушка сделала несколько быстрых шагов и встала рядом с Ронаном. Тот уже перестал кашлять и почти пришел в себя.

Наемники Стратоса подбежали к хозяину и начали приводить мужчину в чувства. После нескольких минут стараний им это удалось. Стратос открыл глаза и начал рассеянно осматриваться.

– Вам лучше отнести его в корабль и убраться отсюда, – угрожающе проговорил Ронан.

Начальник охраны посмотрел на Декстера, обвел беглым взглядом небо и, увидев несколько боевых беспилотников, кивнул подчиненным. Те, поняв сигнал руководителя, подняли Стратоса и на руках отнесли на корабль.

Через пару минут беспилотники незваных гостей стартовали. Ронан и остальные проводили корабли взглядами и облегченно вздохнули. Напряженные переговоры были закончены.

Когда общее напряжение спало, мужчины принялись обсуждать происходящее. Стараясь не привлекать лишнего внимания, Шилта удалилась. Никто не знал, насколько была напугана девушка, и в каком шоке прибывала от встречи с самым опасным человеком на планете.

Оставив посадочную площадку далеко позади, Анна пошла к фруктовым садам. Гуляя среди душистых яблонь, сквозь листья которых пробивались настойчивые лучи яркого солнца, девушка постепенно успокоилась. Ее перестала бить дрожь, и стресс постепенно растворился в тенистых зарослях плодовых деревьев. Шилта долго гуляла среди пышной зелени и только под вечер направилась к белому домику с голубыми окнами.

Зайдя в дом, Анна обнаружила, что внутри никого нет. Шилта походила по комнатам в поисках удобного места. Самым уютным помещением оказалась спальня, а именно, смежная с ней детская комната. Помимо деревянной колыбели там стояло кресло – качалка. Заполненное миниатюрными подушками разных оттенков голубого цвета, оно выглядело невероятно притягательно. Девушка села, подогнув ноги, и укрылась лежащим рядом покрывалом. Кресло было настолько хорошо сбалансировано, что начинало плавно покачиваться от малейшего движения. Глядя на деревянную колыбельку и покачиваясь, Анна быстро уснула.

Ей снилось семейное счастье, пухлощекий младенец с голубыми глазами и любящее лицо Ронана. Во сне пара жила в этом белоснежном доме и работала в полях. Своими руками они сеяли пшеницу и окучивали картошку. Сон был настолько ярким и реалистичным, что наполнил сердце спящей красавицы радостью.

– Анна, – позвал откуда-то знакомый голос.

Девушка открыла глаза и осмотрелась. В доме было темно и тихо.

– Анна, ты здесь? – спросил Ронан.

– Да, я в детской, – отозвалась Шилта.

Мужчина вошел в комнату и посмотрел на возлюбленную.

– Как ты? – заботливо спросил он.

– Заснула, – сонно ответила Анна и встала с кресла.

Пара вышла из детской и присела на кровать в спальне.

– Я видел запись с камер системы наблюдения, – нерешительно начал Ронан.

Шилта подняла на него глаза.

– Там видно, что ты плакала… – мужчина сделал паузу и продолжил, – Почему?

– Испугалась, – честно призналась Анна.

– Ты уложила этого клоуна одним прикосновением… – насмешливо начал Ронан.

– Все не так просто, как кажется, – уклончиво ответила Шилта.

Ронан нахмурился и спросил:

– Тогда объясни мне.

– Когда придет время, ты обо всем узнаешь, и мое предчувствие подсказывает, что это произойдет очень скоро. Ясность принесет тебе облегчение, но не счастье, – грустно ответила девушка и ласково поцеловала Ронана в колючую щеку.

Больше они не возвращались к обсуждению визита незваных гостей и всего, что с этим связано.

Засыпая в мягкой кровати, Шилта обняла возлюбленного и спросила:

– Мы полетим завтра?

– Нет, завтра с утра в Ливирон полетит Марк, а мы останемся на пару дней, – сообщил мужчина.

– Зачем? – удивилась Анна.

Ронан крепко прижал к себе возлюбленную и прошептал:

– Хочу пожить в раю с самой любимой девушкой во вселенной. Всего пару дней. Неужели мы это не заслужили?

– Пока нет, но я все равно не против, – ответила Шилта и загадочно улыбнулась.

Ронан был счастлив. С того дня, когда они стали близки, его перестала раздражать свойственная Анне недосказанность. Наоборот, загадочность девушки будоражила влюбленного мужчину еще больше. Он почти боготворил возлюбленную и очень боялся потерять.

Последующие два дня были самыми счастливыми в жизни молодых людей. Согретые взаимной любовью и щедрым солнцем, они много гуляли по плантациям. Ронан рассказывал о растениях и уходе за ними. Шилта слушала с большим интересом и не уставала поражаться глубине знаний спутника.

– Откуда ты все это знаешь? – не удержавшись, спросила она.

– Это долгая история. В основном меня обучила первая плантация. Подняв пласт удобренной тверди в небо, я столкнулся с большим количеством сложностей. Ты даже не представляешь, сколько урожаев я загубил прежде, чем отладил процедуру посева, обработки и сбора урожая. А организация процесса опыления плодовых деревьев стала моим лучшим достижением, – объяснил Ронан.

– Уверена, всего этого можно было бы избежать. На Медиуме огромная база знаний… – начала рассуждать Анна.

– Все не так просто, – перебил девушку Ронан, – Они продают информацию. И чем важнее данные, тем дороже стоят. Я тогда все сбережения вложил в почву и семена. Покупать знания было мне не по карману. Кроме того, жители среднего мира не особо жалуют выскочек из нижнего. Тогда я впервые почувствовал особое отношение привилегированного слоя.

Девушка нахмурилась.

– Но зато посмотри на них теперь. Покупают у нас оборудование! Кто бы мог подумать, – радостно прибавил Ронан.

Анна улыбнулась и обняла мужчину. Он посмотрел ей в глаза и добавил:

– Но если бы не ты, ничего этого не было бы…

– Не преувеличивай. Я всего лишь пару раз помогла, остальное сделал ты. Все это, – сказала Шилта и повела рукой вокруг, – Результат твоего труда и невероятной отдачи. Я же знаю, что ты все тратишь на развитие плантаций, ничего не откладывая себе в карман. Вспомни Зорта, он купался в роскоши, ты не такой, и за это я тебя очень уважаю.

С этими словами Анна взяла возлюбленного под руку, и они пошли дальше.

Иногда дела все же разлучали пару. Ронан отлучался по делам плантаций. В такие моменты Шилта гуляла одна. Больше всего она любила пересекать душистый яблоневый сад и выходить на дорогу, ведущую вдоль полей пшеницы. Ближайший гектар был засеян давно. Растения тут были увенчаны золотистыми и ароматными колосьями. Поглаживая ладонью сочные колосья, девушка подставляла лицо солнечному свету и ветру, идя вперед с закрытыми глазами. И такая непередаваемая радость согревала ее сердце, что невозможно было сдержать улыбки. Анна чувствовала себя по-настоящему свободной и мечтала, что когда-нибудь все люди смогут жить, согреваемые ласковым светом в сытости и достатке. Ведь чистая душа всегда хочет поделиться своим счастьем.

Как бы прекрасны ни были дни, прожитые на плантации, пришла пора возвращаться.

– Не грусти, мы обязательно вернемся сюда, – утешал Шилту Ронан, глядя на то, как тяжело ей улетать.

Девушка попыталась улыбнуться, но получилось неубедительно. В последнее время ее все сильнее мучило плохое предчувствие. Она не говорила об этом Ронану, но сама страдала.

– От Марка есть какие-то новости? – поинтересовалась Анна, усаживаясь в кресло беспилотника.

Она связывала свое необоснованное беспокойство с Ливироном. Пока Ронан был на плантации, город оставался без главы, а это делало шахты уязвимыми.

– Да, сегодня выходил на связь. В Ливироне все тихо, – ответил мужчина, настраивая приборную панель.

Шилта ничего не ответила и нахмурилась. Она так глубоко погрузилась в свои тяжелые думы, что вздрогнула от неожиданности, когда Ронан тронул ее за плечо.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

– Не совсем…

Беспилотник вздрогнул и оторвался от земли. Пейзаж за окном начал уплывать вниз, а затем вбок.

– Мне как-то не по себе в последнее время. Странное предчувствие чего-то плохого…

Сквозь стеклянные стены летательного аппарата открылась удивительная картина; одна из торцевых частей парящего в небе пласта плодородной земли проплыл вверх. Беспилотник начал опускаться и плавно погрузился в слой густого тумана.

– Все бы ничего, но раньше меня предчувствие никогда не подводило, – призналась возлюбленному Анна.

– Не волнуйся, со мной ты в безопасности…

– Но Стратос наверняка в бешенстве от того, какой прием мы ему оказали, – спорила Шилта.

– Он и без последнего инцидента нас ненавидит, вряд ли теперь что-то сильно изменилось, – ответил Ронан и взял Анну за руку.

– Наверное, ты прав, и все мои волнения напрасны, – сдалась Шилта и улыбнулась.

Туман за окном стал не таким густым. В кабине начало светлеть. Беспилотник выходил из туманного слоя.

– Запомни, рядом со мной тебе ничто не угрожает. Жизни своей не пожалею, если потребуется…

– Мне не нужна твоя жизнь взамен моей…

В этот момент яркий свет блеснул за окном. Приборная панель замигала. В кабине раздался аварийный сигнал. Все происходило настолько быстро и неожиданно, что сложно было среагировать.

Последовал сильнейший удар. Ремни безопасности прижали тело к креслу, но грудь сдавило от резкого сотрясения так, словно огромный камень упал на солнечное сплетение. У Ронана потемнело в глазах. Он потеряла сознание.

Глава 16

Сознание плавно возвращалось.

– Ронан, Ронан, как ты себя чувствуешь? – донесся издалека обеспокоенный голос Анны.

Мужчина попытался открыть глаза или ответить, но ничего не получилось.

– Ну же, Одрит, дай еще разряд, – умоляюще простонала девушка.

Послышались стрекотание и щелчки.

– Ну и что, что сердце уже запустилось! Нам нужно как можно скорее убираться отсюда. Приведи его в чувства, – ругала ручную сороконожку ведьма.

Ронан почувствовал легкое покалывание в области висков. На языке отчетливо чувствовался привкус металла. В ушах зазвенело. По всему телу ощущалось покалывание. Мужчина пошевелил пальцами, они поддались. Шилта уловила это движение и облегченно вздохнула.

– Скриптовы пустоты, ну и напугал ты меня! – воскликнула девушка.

Владение телом возвращалось к мужчине слишком медленно. Он попытался открыть глаза, но первая попытка доставила сильную боль. Словно острый кол вогнали в затылок, это было мучительно.

– Что произошло? – хрипло спросил Ронан.

– В нас врезался беспилотник. – ответила Шилта и принялась растирать мужчине ноги.

От этих манипуляций кровь начала двигаться быстрее и колющее чувство отступило.

– Беспилотник, быть такого не может…

– Пока Одрит приводил твое остановившееся сердце в рабочее состояние, я выбралась наружу и посмотрела. Рядом с тем, что раньше было нашим транспортом, куча обломков другого летательного аппарата, – перебила Шилта, продолжая растирать тело пострадавшего.

– Но у всех беспилотников стоят радары, защищающие от столкновений в воздухе, – начал спорить Ронан.

– Либо нам повезло, либо кто-то намеренно подстроил это столкновение, – ответила Шилта и принялась растирать руки.

Ронан попытался согнуть ноги в коленях. Ощущения были странные, словно нижние конечности слушаются его только отчасти.

– Так вот зачем на самом деле Стратос прилетал на плантацию. Он отвлек нас, пока кто-то отключил систему безопасности беспилотника, – возмущенно проговорил мужчина.

– Именно поэтому нужно срочно убираться отсюда. Наверняка Стратос заранее рассчитал место падения и теперь ищет нас, – подтвердила догадку Ронана Анна.

– Какое счастье, что Марка с нами не было, – тихо проговорил мужчина и приподнял голову, озираясь.

Первое, что бросилось в глаза, это огромная сороконожка, сидящая у него на груди.

– Скриптово чудище! – вырвалось у Ронана.

Мужчина отвел глаза и неприязненно поморщился.

Одрит издал серию щелчков и отрывистый скрежет.

– Ну, почему неблагодарные? Не суди обо всех людях по одному представителю. Он просто в шоке, уверена, узнав тебя лучше, полюбит всем сердцем, – иронично ответил Анна.

– Ни за что, – фыркнул мужчина и согнул руки.

Увидев успехи Ронана, Шилта обрадовалась. Щелкнув языком, она позвала сороконожку и помогла ей забраться в сумку.

– Отлично, попытайся ползти, я помогу, – бодро скомандовала Анна.

Ронан посмотрел вокруг. Кабина сильно деформировалась от удара, пластичное полимерное стекло потрескалось. Выбраться из расплющенного корпуса можно было только ползком или на четвереньках.

Шилта вылезла через пробоину в металлической обшивке и, схватив Ронана за руки, начала тянуть на себя. Отталкиваясь ногами, мужчина, как мог, помогал спасительнице. Несмотря на все усилия, потребовалось много времени, чтобы выбраться из разбитого беспилотника.

Оказавшись снаружи, Ронан осмотрелся. Вокруг были острые скалы, наледь и снег. Сумеречный пейзаж живописно дополняли обломки двух разбитых летательных средств.

– Куда пойдем? – спросила мужчину Анна.

Ронан присел, затем согнул ноги и, оперевшись на плечо возлюбленной, встал.

– Так гораздо лучше, – бодро проговорил он, присматриваясь к ближайшим горам.

Картина удручающая. До ближайшей расщелины идти было далеко. Они упали на пустыре, где стали легкой добычей.

– Видишь ту расщелину? – спросил у девушки Ронан, указывая на ближайшее убежище.

– Да, но она далеко. Ты сможешь туда дойти? – с сомнением ответила Шилта.

Ронан решительно кивнул.

– Тогда вперед.

Молодые люди направились к горе, возвышавшейся на западе. До расщелины около трехсот метров. В обычном состоянии добраться до нее можно было за несколько минут. Однако состояние Ронана не позволяло развить нормальную скорость. Каждое движение давалось мужчине тяжело. Он был бледен, а по лицу струился пот.

– Не торопись, – заботливо проговорила Анна, глядя на то, как старается превозмогать боль возлюбленный.

– Не время себя жалеть. Мы должны укрыться до того, как за нами прилетит Стратос или служба Контроля, – ответил мужчина.

– С чего ты взял, что Контроль отреагирует? Нас не сбили, Стратос подстроил несчастный случай, а значит, им нет смысла вмешиваться, – тяжело дыша, возразила девушка.

Ронан хотел что-то сказать, но, споткнувшись, чуть не упал и вскрикнул от боли.

– Нам придется остановиться, я попрошу Одрита помочь тебе справиться с болью.

– Некогда останавливаться. Если Контроль и вправду не вмешается, у Стратоса полностью развязаны руки. Не успеем скрыться, будет еще больнее, – решительно проговорил Ронан и прибавил шагу.

Стараясь не смотреть на спутника, Шилта отвернулась и начала пристально осматривать окрестности.

На преодоление нужного расстояния у пары ушло около получаса. Людей Стратоса все еще не было видно.

– Может, мы зря так перепугались? Возможно, это действительно был несчастный случай, – с робкой надеждой в голосе сказала Шилта, усаживая Ронана на каменный пол расщелины.

Мужчина никак не прокомментировал сказанное Анной. Он постарался принять положение, при котором будет не так мучительно сидеть, но безуспешно. Новая волна резкой боли, словно молния, пронзила грудную клетку. Он чуть не потерял сознание.

– Что со мной? – прохрипел Ронан.

– У тебя сломаны ребра. Есть небольшое внутреннее кровоизлияние. Ты повредил позвоночник, не волнуйся, Одрит сможет тебя вылечить, но потребуется несколько дней.

– У нас нет нескольких дней. Несколько часов и то роскошь. Надо идти дальше, – сказал в ответ мужчина.

– Тебе нельзя больше идти, ты усугубишь внутренние повреждения. Еще один такой переход и потеряешь сознание, – со слезами на глазах сказала Шилта.

Ронан задумался. Некоторое время молодые люди сидели молча. Затем мужчина поднял на Шилту влюбленные глаза и улыбнулся.

– Ты такая красивая, – неожиданно начал он.

Девушка удивленно посмотрела на спутника.

– Даже если бы на Дженевре женщин было больше, чем мужчин, ты была бы красивейшей из них…

Шилта смущенно улыбнулась.

– Твои глаза как небо. Ты – дитя солнца. Стоит первым лучам светила коснуться твоей кожи, она сразу становится золотой, а волосы выгорают до белого за несколько часов, продолжил Ронан, – Нет, ты не ведьма, ты чудо. И я счастлив, что хоть и немного, но владел этим чудом. Грелся в твоих лучах. Вдыхал аромат кожи. Таял от сияющей улыбки. Я бы хотел быть с тобой всегда. Увидеть, как в тебе зарождается маленькая жизнь. Нянчить маленькую голубоглазую девочку, которая как две капли воды похожа на свою прекрасную мать. Я хотел бы убедиться, что тебе идут морщины. Стать свидетелем того, что с годами ты остаешься такой же женственной и непостижимой, – Ронан запнулся и опустил голову, – Ты даже представить себе не можешь, насколько сильно я люблю тебя.

По щетинистой щеке покатилась слеза.

– Что с тобой? – испуганно спросила Шилта.

– Уходи, Анна. Стратос не пощадит нас. Уходи, пока есть время и возможность. Я останусь, а ты беги…

– Нет…

– Если останешься, погибнем оба. Я ранен, ты здорова. Беги. Вернись в Ливирон, и расскажи обо всем Марку. Пусть продолжит мое дело, а ты помогай ему, – перебил Ронан.

– Я не брошу тебя…

– Не спорь. Уходи, – сурово проговорил мужчина.

Шилта заплакала.

– Ты так и не успела рассказать о том, ради чего пришла ко мне. Не поведала о своих высоких целях. Сейчас пора о них вспомнить. Оставшись здесь, ты зря потратишь свою жизнь, подыграешь Стратосу и умрешь в муках. Я этого не хочу. Сидеть здесь со мной глупо. Уверен, в союзе с Марком ты сможешь довести свое дело до конца, и поможешь моему брату развиться, – мягко добавил Ронан и вытер слезы со щеки Анны.

Девушка посмотрела в глаза возлюбленному и разрыдалась еще сильнее.

– Это конец, Анна, но с дистанции сойду только я. Ты должна продолжать. Беги прямо сейчас, вставай и уноси ноги, каждая минута на счету.

Ронан приподнялся и поцеловал Шилту в губы.

– Уходи, – сказал он, откинувшись обратно, и отвернулся.

Анна понимала, что Ронан прав. Ей нужно бежать. Если не спасутся оба, обезглавленный Ливирон станет легкой добычей Стратоса. Сердце болезненно сжалось. Шилта стиснула зубы и, утерев лицо, пошла к выходу из расщелины.

– Не забывай меня, – грустно проговорил ей вслед Ронан.

Шилта повернулась и, посмотрев любимому в глаза, ответила:

– Никогда.

Секунду они смотрели друг на друга. Это мгновение было наполнено неистовой болью. Затем Шилта накинула капюшон, пристегнула маску и ушла.

В расщелине воцарилась тишина. До слуха стали доноситься звуки ветра, терзающего обледеневший горный массив. Стараясь не думать о Шилте, мужчина убеждал себя, что все, кого он любит, в безопасности. Марк с Анной смогут противостоять Стратосу, а это главное.

Спустя полчаса Ронан услышал голоса. Мужчина отполз в самую глубину расщелины и притаился. Шум становился все громче. Незнакомцы переговаривались, и из обрывков фраз стало понятно, они ищут жертвы крушения. Внутри все еще теплилась надежда, что это сотрудники Контроля, но инстинкт призывал не выдавать свое местоположение.

Все стало окончательно ясно, когда Ронан услышал голос Стратоса неподалеку от расщелины.

– В корабле была кровь, значит, они ранены. А раненный человек уйти далеко не может, – говорил он подчиненным.

Старатель закатил глаза. Разумеется, это Стратос. Глупо было надеяться, что Ронана не найдут.

Так хотелось открыть глаза и проснуться в прекрасном белом доме с голубыми рамами. Повернуться на бок и зарыться лицом в ее белоснежные волосы. Почувствовать, как Анна пошевелится и скажет: «Доброе утро». С этой простой, но такой драгоценной фразы начинался каждый его день. Ронан закрыл глаза и вспомнил запах ее волос. Еще сегодня утром он чувствовал, как они щекочут лицо. Мужчина улыбнулся и подумал, что прожил эту жизнь не зря. Но вместе с этим осознанием по сердцу разлилась досада. Так хотелось пожить еще!

В расщелине послышались шаги. Ронан вытащил из пояса кинжал и приготовился напасть. Он не собирался сдаваться без боя. Незнакомец приближался. Шаг за шагом подходил ближе, но, не привыкшими к темноте глазами увидеть Ронана было сложно. Этим преимуществом поспешил воспользоваться раненый. Собрав последние силы, он ударил наемника Стратоса по ногам и, повалив, воткнул кинжал в колено. Солдат громко закричал. Его коллеги услышали шум и побежали на помощь. Вскоре в расщелине появилось еще двое наемников. Ронан вырвал кинжал из раны предыдущего солдата и принялся отбиваться. Поначалу в тесном пространстве ему удавалось не подпускать к себе солдат, но их становилось все больше, а сил меньше. В итоге обезоруженного Ронана вытащили из убежища и швырнули под ноги Стратосу.

К тому времени боль в грудной клетке была настолько сильной, что перед глазами появилась пелена. Мужчина видел все словно в тумане. Но даже тогда сложно было не заметить гримасу радости на ненавистном лице Стратоса.

– Ну, здравствуй, Ронан, – гордо произнес он.

Соперник не отреагировал.

– Вижу, чувствуешь ты себя неважно. Была жесткая посадка? – издевательски спросил Стратос.

Ронан снова ничего не ответил. Он почувствовал, как в груди начало нестерпимо жечь. Возможно, кровоизлияние, о котором говорила Шилта, усилилось. Это было хорошей новостью. Лучше умереть от внутренней травмы, чем под пытками.

– Честно говоря, я разочарован. Вы должны были упасть в нескольких километрах южнее. Но ветер испортил планы. Признаюсь, приготовил вам местечко мягче. Хотел насладиться твоей смертью. Растянуть удовольствие…

– Ее нигде нет, – крикнул кто-то со стороны.

Стратос резко изменился в лице. Гримаса радости исчезла, уступив место ярости.

– Быть такого не может. Ищите и помните, ведьма нужна мне живой, – крикнул он наемникам.

Стратос снова опустил глаза на лежащего у его ног Ронана.

– Не получилось насладиться твоими страданиями, восполню Шилтой, – жестоко проговорил он.

– Скриптовых паразитов тебе под кожу вместо Шилты, – злобно огрызнулся Ронан.

Стратос размахнулся и ударил Ронана ногой по ребрам. Боль от удара была ужасной. Ронан потерял сознание.

На какое-то время наступила тишина. Забытье принесло облегчение. Вокруг образовалась темнота. Вдруг сквозь мрак начал прорываться пронзительный звон. Вскоре к звону присоединились посторонние звуки. Поначалу они были звонкими вспышками, затем превратились в еле различимую речь.

– Что значит, датчики не улавливают. Увеличьте чувствительность тепловизора, настройте биомагнитные камеры. Она не могла уйти далеко, беспилотник обязательно ее обнаружит, – говорил знакомый голос.

– Дрон кружит над периметром уже час и ничего не может найти, – оправдывался кто-то.

Ронан понял про кого идет речь. Воспоминание о Шилте привело мужчину в чувства.

– Вы не найдете ее, – прохрипел он.

Старатель открыл глаза и сквозь пелену увидел, как к нему подошел Стратос.

– И почему же? – заинтересованно спросил тот.

– Она – ведьма, – с усмешкой ответил Ронан.

Лицо Стратоса исказила злобная гримаса. Он был настолько раздосадован исчезновением Шилты, что не воспринял шутку.

– Прострелить бы тебе голову, скриптов недоумок, – прошипел плантатор.

– А ты попробуй, – надменно заявил Ронан.

Стратос выхватил из кармана нечто напоминающее пистолет и выстрелил Ронану в шею.

Раненного затрясло. Он изогнулся дугой и простонал. Ощущения были похожи на внезапную судорогу, сковавшую все тело.

– Думаешь, я настолько глуп, чтобы облегчить тебе страдания? – ядовито произнес Стратос, – Нет! Ты будешь умирать медленно и мучительно. Но, сначала, я хочу увидеть твое лицо, когда перережу горло этой ведьме.

Ронан все слышал, но не мог реагировать. Мощный заряд тока все еще мучил мужчину. Тело неравномерно сотрясалось в болезненных конвульсиях. Изо рта пошла кровавая пена. Глядя на побежденного соперника, Стратос брезгливо поморщился и отвернулся. Он начал обсуждать с подчиненными процесс поисков пропавшей Шилты и на время забыл про Ронана.

Спустя несколько секунд ток перестал действовать. Ронан чувствовал, что в шею впилось что-то металлическое, именно оно послужило зарядом для мощной порции электрошока. Мужчина видел подобное оружие и раньше. Пистолеты, заряженные электрошоковыми дротиками, обычно использовали работники службы Контроля. Мысли о Контроле напомнили Ронану про Виктора. Если бы брат Анны знал о случившемся, то мог бы вмешаться и всех спасти.

Время шло. Стратос продолжал поиски Шилты, не желая сдаваться. Ронан лежал на ледяных камнях, ощущая, как из него постепенно выходит жизнь. Временами он проваливался в небытие, затем, по странному капризу организма, возвращался в реальность. Боль загадочным образом трансформировалась во всеобъемлющее обжигающее чувство, потеряв свою остроту и мучительность. Сквозь пелену Ронан видел, как над горами медленно клубится туманная оболочка Дженевры.

«Скриптов туман!», – раздраженно думал Ронан, – «Он не дает мне попрощаться с солнцем».

Вдруг голос помощника Стратоса привел умирающего старателя в чувства.

– Поступила информация, что один из кораблей Контроля запрашивает разрешение на обследование этой территории, – сообщили Стратосу.

«Виктор!» – пронеслось в голове у Ронана.

– Сколько у нас времени? – настороженно спросил плантатор.

– Все зависит от того, как долго будут выдавать разрешение, но, думаю, около получаса, – ответил солдат.

Стратос с досадой пнул осколок наледи и разразился продолжительной бранью.

Наемники притихли и отстранились.

Излив свой гнев, он подошел к Ронану и внимательно посмотрел сопернику в лицо.

– Ну что же, не в этот раз, но, будь уверен, я ее достану. А пока остается наслаждаться твоей смертью.

С этими словами он вынул из кармана острый нож и наклонился.

– Знаешь, какое главное отличие между нами? – ехидно спросил Стратос.

– Я человек, а ты скриптово отродье, – прохрипел Ронан.

– В отличие от тебя, – проигнорировав оскорбительный выпад соперника, продолжил мужчина, – я получил отличное образование. Благодаря такому предмету, как анатомия, мне известно много способов, как сделать человеку больно. Для тебя я приготовил особую процедуру…

Стратос брезгливо расстегнул меховую жилетку старателя.

– Проникающие ранения передней брюшной стенки в проекции желудка с пересечением чревной артерии и «ворота печени»… – объяснял плантатор, вспарывая шерстяную кофту раненного.

Ронан отвел глаза в сторону и приготовился к смерти.

– Поверь, прежде чем ты исчезнешь с лица этой убогой планеты, успеешь получить массу ощущений, – кровожадно заявил Стратос и замахнулся.

В этот момент сердце Ронана замерло, и по телу разлился холод. Он понял, надеяться больше не на что. Это была последняя секунда. Мгновенье, когда вся жизнь пробегает перед глазами. В памяти всплыло улыбающееся лицо матери, ее ясные голубые глаза, так похожие на сияющий взгляд Шилты.

– Анна, – вырвалось на последнем выдохе из уст Ронана.

В этот момент произошло сразу две вещи. Рука Стратоса резко остановилась. Острие ножа замерло, не долетев до тела страдальца всего несколько миллиметров. Жестокий плантатор замер в изумлении и спросил:

– Что ты сказал?

Но Ронан не успел ответить, поскольку со стороны послышался шум.

Все обернулись на звук. Оказалось, что один из наемников упал на землю и лежит без чувств.

Дальнейшее происходило так стремительно, что осмыслить происходящее было сложно. Спустя мгновенье наемники один за другим стали падать на землю, теряя сознание без видимой на то причины. Солдаты растерялись. Некоторые выхватили пистолеты, готовясь отстреливаться, но не знали куда целиться. Один лишь Стратос с хладнокровием наблюдал за происходящим и анализировал ход событий. Он сразу понял, что это дело рук Шилты, оставалось придумать, как ее поймать. Поскольку наемники теряли сознание в четкой последовательности, Стратос предположил, что воздействие Шилты переходит на рядом стоящего наемника.

Мужчина выхватил из-за пазухи электрошоковую гранату и кинул под ноги группе наемников в той стороне, где упал без сознания последний солдат. Расчет оказался верным. Вместе с тремя попавшими под воздействие электрического импульса наемниками на землю рухнуло еще одно тело. Это была Шилта.

– Нет, – выдохнул Ронан, увидев, как из воздуха появилась Анна, и упала, содрогаясь от сильного удара током.

Стратос подошел к лежащей на обледеневших камнях седовласой ведьме. Она упала на бок, капюшон с маской полностью скрывали ее лицо.

– Поднимите, – скомандовал Стратос наемникам и брезгливо кивнул в сторону Шилты.

Те, кого не успела обезвредить ведьма, подбежали и начали поднимать Анну.

К тому времени электрошок перестал действовать, оставив после себя лишь легкий паралич.

– Ну, здравствуй, – ликующе воскликнул Стратос, – Я уже и не надеялся.

Ведьма опустила лицо к земле и не отвечала.

– Пыталась его спасти? – издевательски спросил плантатор и кивнул в сторону Ронана.

Шилта молчала.

– С чего вдруг такая верность? Старая шарлатанка рискует собой, чтобы спасти скриптового недоумка, – сказал Стратос и засмеялся.

Повисла недолгая пауза. Жестокий плантатор смотрел то на Шилту, то на Ронана и размышлял.

– Как жаль, что у меня мало времени. Придется заканчивать все быстро, – недовольно проговорил он и с ножом в руке пошел к Ронану.

Старатель все это время не сводил глаз с Анны. Он прекрасно понимал, чем закончится дело. Теперь не было надежд, пропало последнее утешение. Все кончится здесь. Стратос убьет его, а затем замучает насмерть Анну.

Плантатор подошел и присел над телом Ронана.

– Я ее поймал, – с улыбкой заявил он и подмигнул Ронану.

Тот бросил на соперника затравленный взгляд и закрыл глаза. Это был конец. Измученный старатель не видел, как Стратос занес руку для удара. Он громко выдохнул и смирился с неизбежным.

– Не надо, Рат! – послышался голос Шилты.

От неожиданности Ронан открыл глаза и посмотрел на Анну. Та вырывалась из рук наемников и, словно одержимая, продолжала кричать.

– Умоляю, Рат, не делай этого!

«Рат», – мелькнуло в голове Ронана. Он вспомнил, что раньше слышал это имя… Еще мгновение, и перед глазами всплыла картина: ночь, шатер, тускло горящий очаг и спящая на соседней лежанке Шилта. Он столько раз слышал, как Анна сквозь сон и слезы твердила: «Что же ты наделал, Рат», но никак не мог понять, что именно мучает девушку. Осознание, что имя «Рат», это сокращение от Стратос, пришло мгновенно. Ронан посмотрел на соперника и понял, что не ошибся с догадкой. На Стратосе не было лица. Он побледнел и растерялся. Встав на ноги, некогда жестокий плантатор смотрел на бьющуюся в истерике Шилту и боялся сделать к ней шаг.

– Анна? – дрожащим голосом произнес он.

Девушка перестала рваться и посмотрела в глаза мужчине. Только тогда Стратос решился приблизиться. Повисла пауза. Наемники молчали и растерянно переглядывались. Никто не мог понять, что происходит. Стратос стоял напротив Шилты и смотрел в глаза. Прошло несколько секунд, мужчина поднял руку и медленно отстегнул маску, обнажив лицо ведьмы.

– Это невозможно, – опешив, проговорил Стратос.

Не веря собственным глазам, он начал нервно ощупывать лицо девушки.

– Не может быть… Как ты это делаешь? – словно в бреду пробормотал мужчина.

– Делаю что? – строго спросила Шилта.

Руки Стратоса замерли, когда он услышал голос девушки.

– Даже голос, как у нее. Как тебе это удается?

– Ты знаешь как, – тихо ответила девушка.

– Только не говори, что…

Стратос отвернулся, потер руками лицо и снова посмотрел на девушку.

– Я видел, как ты умерла. Выбросилась из окна у меня на глазах. В восточном крыле над пропастью. Там такая высота… Выжить невозможно, – полушепотом говорил он, не сводя глаз с Шилты.

– Ты видел то, что должен был видеть, – спокойно заявила Анна.

– Нет, ты… Вернее, она никогда бы так со мной не поступила, – не верящим голосом заявил Стратос, – Анна любила меня.

– Любила, – тихо ответила Шилта, и по щекам заструились слезы.

Ронан смотрел на этот диалог и не мог поверить. Он был настолько потрясен, что, казалось, организм передумал умирать. Боль отступила. Ощущения были притуплены. Только мозг работал в экстренном режиме.

– Тогда, почему ты подстроила свою смерть? – с болью в голосе спросил Стратос.

Анна еще сильнее расплакалась, но ничего не ответила.

Некоторое время Стратос смотрел на нее и о чем-то напряженно думал. Затем мужчину пронзила догадка. Он повернулся и посмотрел на Ронана.

– Ты ушла к нему, – прошипел сквозь зубы плантатор.

Анну душили слезы, она растерянно бегала глазами от Ронана к Стратосу и не могла подобрать слова.

– По твоему мнению, этот воняющий выродок нижнего мира лучше меня? – проревел Стратос и, сжав в руке нож, пошел в сторону Ронана.

– Не надо, Рат, – снова закричала Шилта.

Но Стратос ее не слушал.

– Ты хоть представляешь, что я пережил! – заорал он, словно безумный, и ударил Ронана ногой по ребрам.

Боль была нестерпимой. Ронан снова вспомнил, что при смерти. Вернулись ощущения растекающейся по венам лавы. В ушах зазвенело.

– Я оплакивал тебя все эти годы! А ты была с ним. Чем он лучше? Как можно променять жизнь со мной, в нашем роскошном замке, под лучами солнца, на эту убогость? Почему?!

С этими словами он нанес еще один удар ногой, попав по бедру Ронана. Старателя отбросило в сторону. Что-то хрустнуло. В глазах потемнело. Он ничего не видел и практически не чувствовал. Но издалека до него продолжали доноситься крики и ругань. Спустя мгновение сознание начало возвращаться. Он слышал, как кричит Шилта.

– Он не виноват… Дело не в нем, оставь его, Рат…

– Тогда в чем дело? Объясни мне!

– Дело в том, что та Анна, которую ты знал, умерла еще за три дня до того, как выбросилась из окна, – гневно прокричала Шилта.

Стратос непонимающе воззрился на девушку.

– Я не Анна, меня зовут Шилта, – в слезах продолжала кричать девушка.

Воцарилась тишина. Ронан приходил в себя. Стратос пытался осознать услышанное.

– Я не понимаю, – бессильно выдохнул он.

– Ты забыл, что сделал за три дня до гибели своей жены? – с ненавистью в голосе процедила ведьма.

И тут Стратос изменился в лице. Стало очевидно, он начал понимать, о чем говорит Шилта.

– Не понимаю, о чем ты, – сдержанно ответил мужчина.

– Не ври! – резко закричала на Стратоса Шилта.

Это было так резко, что несколько наемников дернулись и схватились за оружие.

– Невозможно забыть, когда предаешь людей, любящих тебя, как родного сына. Нельзя спокойно целовать жену, отняв у нее отца с матерью…

– Я не убивал твоих родителей, это был несчастный случай, – начал оправдываться Стратос.

– Не сам, конечно, свои руки ты тогда еще марать не любил. Поэтому нанял головорезов, которые сделали всю грязную работу за тебя. Но разве это имеет значение, Рат? Если бы не ты, мои папа с мамой были бы живы! – плакала и кричала Анна.

Стратос хотел что-то ответить, но его перебили.

– Нам пора улетать, корабль Контроля на подходе, – сообщил плантатору один из наемников.

Стратос посмотрел в небо, затем на заплаканное лицо Анны, и сказал:

– Грузите ее в кор