КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590879 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235233
Пользователей - 108088

Впечатления

eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Снайдер: За Украиной - будущее (Публицистика)

У Украины нет будущего. Они всегда были рабами: сначала Польши, теперь США. залезли в многомиллиардные долги. Массовое казнокрадство несмотря на законы. Завышение стоимости вооружения и т.д. И нет аннотации.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Застава в степи [Владимир Богомолов] (fb2) читать онлайн

- Застава в степи 2.22 Мб, 267с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Максимович Богомолов

Настройки текста:



В. Богомолов Застава в степи



Об авторе и его книге


Владимир Богомолов в основном пишет для детей. Вначале это были книжки стихов для самых маленьких: «Мы строим ГЭС», «Зоосад», «Вовкины слоны», затем — рассказы «Воля», «Бабушкина гвардия», пьеса «Ленька-горнист», а в 1965 году вышла его повесть «Боцман с «Авроры». О чем эта повесть? О юных друзьях совхоза «Трудрассвет», об их учебе в школе и разных интересных пионерских делах. Те, кто читал эту повесть, запомнил непоседу и выдумщика Генку Синицына, рассудительного Саню Морозова, задиристую Леву Тарелкину. Пионерская «Аврора» успешно приходит в Братск, а бывшие пятиклассники переходят в шестой класс. Впереди же — каникулы, лето. Что делают ребята летом? Они снова вместе, снова придумывают много интересного. Они идут по следам коммунаров — зачинателей новой жизни на селе, отдыхают в лагере, помогают своему совхозу. Вот о жизни героев «Боцмана с «Авроры» летом и рассказывается во второй части — «Застава в степи», по которой и названа вся книга.

В. М. Богомолов родился в 1924 году. После школы работал в театре, на радио, в многотиражных и областных газетах. Закончив Высшую партийную школу, В. М. Богомолов несколько лет находился на партийной работе. В марте 1906 года принят в Союз писателей СССР.

Книга первая Боцман с «Авроры»



Персональное дело

— Знаешь, Сеня, — это форменное безобразие, — сказала Лена Тарелкина после первого урока. Она торопливо перебирала концы своей длинной, тугой косы. — Он позорит весь наш класс. А ты не принимаешь никаких мер.



С Генкой Синицыным последнюю неделю творилось действительно что-то странное. Если говорить, положа руку на сердце, я мог бы узнать все раньше. Но после того, как он в прошлое воскресенье не пришел на финальный матч по хоккею и мы проиграли четвертому «б» с позорным счетом: четырнадцать — семь, я не мог не только разговаривать, даже смотреть на него.

Утром Синицын виновато опустил свои хитрые глаза и, подойдя ко мне, хотел что-то объяснить, но я отвернулся от него, как Брут в древнем Риме отвернулся от Юлия Цезаря. Генка сощурился:

— А еще друг.

— Я тебе больше не друг, — ответил я, отходя к окну.

Конечно, сказано это было вгорячах, но, как говорит моя бабушка, слово — не воробей, вылетело — не поймаешь. С Генкой у нас очень старая дружба, с третьего класса, с того самого дня, как мы приехали жить в этот совхоз. За это время он меня и выручал, и подводил столько раз, что если бы я записывал все, мне не хватило бы общей тетради в клеточку.

И теперь мне было яснее ясного, что он начнет выдумывать какую-нибудь историю, в которой самые тяжкие невзгоды упадут на его голову. У него на любой случай жизни, как на задачи, имеется объяснение. Вот почему я не захотел его слушать на этот раз.

Мы уже железно решили исключить его из своей команды. Ничего не значит, что лед растаял и в хоккей можно будет играть только через год. Обойдемся без Синицына. Побольше будем на себя надеяться. А то всю игру на него делали, все шайбы ему в рот клали, глотай только. Ну он и глотал, то есть забрасывал шайбу в чужие ворота. Забрасывал он, конечно, здорово, мастерски, как Старшинов или Майоров. За это мы ему прощали все, даже то, что он на тренировки перестал ходить и смеялся над нами: подучитесь, говорит, перейдите из класса «Б» в класс «А». Теперь вижу — зря прощали, окончательно испортили парня.

Вот с этого финального матча все и началось. Генка стал пасмурным, как небо осенью, смотрел на всех исподлобья. После звонка ракетой вылетал из класса. И учиться стал хуже. За последнюю контрольную по алгебре получил пару, а по географии ему еле-еле натянули тройку с минусом. Но всех страшно возмутила его выходка на уроке литературы. Фаина Ильинична рассказывала о бесправии женщин в старой России, потом прочитала стихотворение Некрасова:

У бурмистра Власа бабушка Ненила
Починить избенку лесу попросила…
— Вот какие плохие управляющие были при царе, — сказала Лена после того, как учительница закончила:

…новый слезы вытер,
сел в свою карету и уехал в Питер.
— Зато теперь хорошие, — раздался насмешливый голос Синицына. — Особенно Петр Петрович. Куда Власу до него.

У Фаины Ильиничны даже левый глаз задергался. Она строго посмотрела на Генку и спросила:

— Ты думаешь, что говоришь? Он же старше тебя, он за тебя на фронте воевал.

— Между прочим, когда был фронт, меня еще на свете не было.

— Дерзишь, — поднялась учительница и потребовала: — Дай-ка дневник!

Генка хотел что-то сказать, но потом, как погибающий гладиатор, махнул рукой и протянул дневник.

— Пусть отец зайдет в школу, — сказала Фаина Ильинична, расписываясь внизу.

На перемене ко мне подошли девчонки и потребовали немедленно обсудить этот позорный факт.

— Вы не просите, не предлагаете, а даже требуете? Странно, — заметил я. — Мне казалось, что в звене руководит звеньевой, а не наоборот.

Но мои слова не произвели на них никакого впечатления. Такой ответ только, как говорит бабушка, подлил масла в огонь. Девчонки начали обвинять меня в ложной мальчишеской дружбе… Как будто они что-то понимают в ней!

Я слушал их, а сам думал, как хорошо, что ребята выбрали не Тарелкину, а меня звеньевым. Ведь этой остроносой Ленке все, что не уместилось в правилах внутреннего распорядка, кажется преступным. Она ко всякому нарушению подходит с одной меркой: получил двойку — обсудить, пришел без галстука — обсудить, проехался по перилам на животе — опять обсудить… Представляете, что могло бы случиться, если бы со мной произошло то, что произошло с Сережей Крымовым из пятого «б»? Был у них сбор. Ну, конечно, вожатая и учительница заранее записали, кто и что должен говорить, а потом стали звеньевого выбирать. Вожатая посмотрела на всех весело и объявила:

— Слово по кандидатуре имеет Маша.

Но тут мальчишки неорганизованно закричали:

— Сережку Крымова! Крымова!

А девчонки тоже начали кричать:

— Нет, Олю! Нет, Спичкину!

И такой тут гвалт подняли, как на свободном уроке.

Учительница стала стучать по столу карандашом, а вожатая подбежала к Сережке, схватила его за плечи и начала трясти да приговаривать:

— Опять задумал сорвать сбор? Хочешь свою кандидатуру протащить? Не выйдет!

А у Сережки от тряски голова, как у желторотого воробушка, болтается туда-сюда. Потом ему надоела эта самодеятельность, он вскочил и стал убеждать всех, что ничего он не задумывал и свою кандидатуру никуда не хочет протаскивать и что звеньевым его избирать никак нельзя, потому что он в учебе слабоват и поведение у него не совсем примерное.

Это все верно. В прошлом году ему арифметику на осень оставляли. Но зато Серега самый лучший вратарь, и никто не плавает быстрее его кролем.

А девчонкам только его признания и надо было.

Избрали они Спичкину, а теперь сами не рады. Хотели создать секцию плавания, а Спичкина говорит:

— Чтоб утонули, а я за вас отвечала?

Хотели в городки научиться играть, а Спичкина:

— Чтоб ноги кому-нибудь перебили?

Хотели лыжный кросс до лимана устроить, а звеньевая и тут:

— Чтоб кто-нибудь заблудился в степи?..

И теперь у них все сборы, как парты в классе, одинаковые — об учебе и дисциплине.

Но самое смешное в этой истории было то, что сразу после выборов вожатая предложила:

— За хулиганскую выходку Крымову объявить выговор.

И объявили. Правда, на другой день вожатую вызвали куда-то, и теперь она работает в клубе кассиром и говорит, что там даже лучше — спокойнее и платят не меньше. А старшим пионервожатым стал Коля Попов. Он в прошлом году закончил нашу школу и остался в совхозе радистом. Работы у него, как он сам говорит, хоть отбавляй, и потому он не может целый день сидеть в пионерской комнате и наклеивать картинки на монтажи. Зато у нас всю зиму шел чемпионат по хоккею с шайбой, устраивались турниры шахматистов и работал радиокружок. Так что мы на Колю не в обиде.

Вот что значит поставить вожатым мужчину! Но об этом я же не мог сказать девчонкам, потому что они все равно бы не поняли меня, а, во-вторых, — это не совсем правильно. Есть же у нас женщины депутаты и даже министры. И в довершение всего, Коли сейчас не было в поселке. Будь он, дело не зашло бы так далеко.

Взбудораженным девчонкам я ответил:

— Пусть с Генкой сначала отец поговорит, а если и это не поможет, тогда соберемся.

Ребята из нашего звена поддержали меня. Наступила наша очередь пилить и колоть дрова для школы, и мне очень хотелось, чтобы Синицын обязательно пришел на пилку-колку. Я думал, что это хоть немного сгладит его вину. Вот почему я отозвал в сторону нашего классного дипломата Вовку Грачева и попросил его переговорить с Генкой.

— Только так, тонко, с подходом.

— Учи ученого, — задрал нос Вовка.

Но и Дипломат не помог. Синицын как будто решил поступать назло всем: не только не явился на мероприятие, но и отца не привел. Этот поступок Генки оказался той последней каплей, как любит говорить Фаина Ильинична, которая переполнила чашу нашего терпения.

Теперь, слушая раскрасневшуюся от негодования Тарелкину, я согласился с тем, что он позорит школу, и дал слово провести сбор сегодня, сразу же после уроков.

Уже на следующей перемене вся школа обсуждала Генкино поведение. Одни ругали, другие жалели его, и только сам он никак не реагировал на происходящее.

— Ты, может, и на это собрание не придешь? — приставала к нему Лена.

— Почему, — вздергивал Генка угловатые худые плечи. — Если не приду, кого же вы будете обсуждать?

А на предпоследней перемене он попросил Лену:

— Только скажи Морозову (мне, значит), чтобы он покороче говорил, а то мне очень некогда.

— Каков!? — возмутился Грачев, поправляя светлую челку. — Его обсуждать будут, а он еще ультиматум предъявляет.

Я был уверен, что собрание пройдет бурно. Но когда мы закрыли дверь на ключ, чтобы нам не мешали, в классе наступила такая тишина, что было слышно, как за окном падают капли с сосулек и щебечут воробьи. Я смотрел на Генку. Он сидел за последней партой и с таким видом изучал улицу, как будто происходящее в классе его абсолютно не касалось.

— Ну, давайте, — сказал я, останавливаясь около Фаины Ильиничны, которая пожелала присутствовать на нашем сборе. — Все вы знаете и, между прочим, не хуже меня, а даже лучше, для чего мы собрались. Вот и давайте высказывайтесь, а то на перемене кричали…

— Как говорят дипломаты, — оторвался от книжки Грачев, — в кулуарах.

— Вот именно, — перебил я его. — Ты тоже больше всех говорил.

— Мне не ясно, — захлопнул книжку Вовка, — кого собрались обсуждать — меня или Синицына?

— Вот-вот давай, высказывайся.

— А чего высказываться, — зашумели сразу все. — Пусть Синицын скажет, и все.

— Не кричите! — подняла руку Фаина Ильинична. — Здесь не просто пионерский сбор, а разбор персонального дела. Вы решаете судьбу товарища. Кто хочет сказать, поднимите руку. Веди собрание, Морозов.

Я заметил, что лица ребят стали постными, кислыми. Они замолчали, а Генка начал нетерпеливо ерзать на своем месте.

— Может быть, правда, послушаем Синицына, — робко поддержал я предложение ребят.

— Выйди сюда, Синицын, и расскажи нам всем, что с тобой происходит, — согласилась с нами учительница, — почему ты стал хуже учиться и плохо себя вести. Рассказывай.

— Мне нечего рассказывать, — усмехнулся Генка.

— То есть как это нечего? — вскочила Тарелкина. — Вот даже сейчас как ты себя ведешь, как отвечаешь?

Она подошла к столу и, нервно теребя концы своей косы, начала говорить о том, что наши папы и мамы, директор школы и Фаина Ильинична все делают для того, чтобы мы росли культурными, грамотными и честными. А вот такие, как Синицын, позорят высокое звание пионера, и им не место в наших рядах.

— Я предлагаю снять с Синицына красный галстук, — закончила Лена и, глядя себе под ноги, пошла на место. Не дойдя до своей парты, она вдруг добавила: — На время, конечно. Так будет справедливо.

Я взглянул на Генку. Он уже не разглядывал улицу. Он впился ненавидящими глазами в Тарелкину, а рука его крепко сжимала галстук на груди.

— Я тоже так думаю, — сказала Светка Киреева, которая всегда и во всем поддерживала Тарелкину, потому что списывала у нее контрольные.

Протянул руку Грачев. И когда я его поднял, он, заглядывая в свою записную книжечку, начал говорить с таким выражением, как будто ему доверили отстоять нашу точку зрения в Организации Объединенных Наций.

— Я внимательно выслушал предыдущего оратора, а точнее — Тарелкину, и должен сказать, что в принципе… А принцип, как вам известно, — это, — Вовка поднял указательный палец. — Это то, что древние греки ставили выше всего, а почему? Потому, что беспринципность приводит к банкротству, как сказал великий немецкий поэт Гёте. Вот, скажем, если бы мы в принципе согласились с предложением американцев…

— Грачев, нельзя ли ближе к делу, — под смех ребят перебила его учительница.

— Пожалуйста, — невозмутимо ответил Дипломат. — Есть ли у Синицына те отрицательные черты, о которых упоминала Тарелкина? Безусловно. Но можно ли их расценивать, как… — Вовка полистал свою книжечку, — типичное проявление хулиганства? Молчите? У вас, как и у меня, нет… — снова Вовка перевернул страничку книжки, — нет даже пяти процентов доказательств. Но это не значит, что Синицын не виновен и не заслуживает наказания. Но я еще раз повторяю, мы должны решить этот вопрос так, как сказала Лена Тарелкина — по справедливости, — Грачев убрал со лба челку и сел.

После него как бы нехотя поднялся неторопливый, серьезный Миша Саблин. Наш отряд уважает его за силу и за стихи, которые он помещает в стенгазете. Миша предупредил, что не умеет говорить так красиво, как Грачев. Но это он, конечно, поскромничал. Миша иногда говорит даже стихами. Мы до сих пор, если хотим кого-нибудь призвать к порядку, цитируем Мишу: хохотушки, хохотушки, вы дождетесь колотушки!

Саблин не согласился с Тарелкиной.

— Галстук у пионера, как партийный билет у коммуниста, — сказал он и покраснел. — И его можно снимать только с какого-нибудь подлеца. Скажем, на фронте попал в плен и выдал военную тайну фашистам. Тогда убить мало. А Синицын, он что ж? Он не такой. Мы знаем. Дать ему выговор, друзья, а галстук снимать нельзя.

— Правильно! — поддержали дружно мальчишки.

— А как ты считаешь, Морозов? — спросила вдруг Фаина Ильинична.

Теперь все глядели на меня. Все знали, что мы с Генкой были неразлучными друзьями и я всегда защищал его. И сейчас я был согласен с Мишей.

Кто-то настойчиво постучал в дверь. Фаина Ильинична подошла и повернула ключ. В класс вошла бледная, задыхающаяся Генкина мать — Анна Петровна. Генку словно ветром сдуло с места: в один миг он оказался у двери и с укором сказал:

— Я же просил тебя, мама. Зачем ты встала?



— Вы уж извините меня, — обратилась Анна Петровна к учительнице. — Может, я помешала, у вас тут собрание, я вижу. Да я на минутку. Ты, Гена, не ходи в магазин, я сама все купила. На вот «Беломор», после собрания отцу отнесешь.

Она снова повернулась к Фаине Ильиничне и пояснила:

— В больнице он у нас. В прошлое воскресенье кормушку на ферме ремонтировал да ногу поломал. А хирург был на четвертом отделении. Я Гену послала к управляющему, Петру Петровичу Пупкову, попросить машину, чтобы доктора привезти, а тот отказал, говорит: если я всем больным буду персональные самосвалы выделять, у меня фураж не на чем будет возить. Гена поругался с ним, назвал его жирным бюрократом. Я уж ему за это всыпала… Меня тут грипп окончательно свалил, у Катеньки корь вспыхнула, вот и пришлось ему всю неделю разрываться. А вчера гляжу — в дневнике вызов ваш. Думаю, дай зайду, узнаю.

Мы заметили, что Фаина Ильинична как-то вдруг смутилась, покрутила в руках тетрадку и быстро сказала:

— Я хотела Федора Федоровича попросить, чтобы он помог нам… Жаль, что у него такое несчастье.

— Вы уж меня извините, Фаина Ильинична. Я ведь подумала… Помешала вашему собранию, — Анна Петровна вытерла потное лицо уголком платка и направилась к двери.

— Помешали? — оживилась Фаина Ильинична. — Что вы, напротив.

Она хотела выйти вместе с Анной Петровной, но я задержал ее.

— А как же с Синицыным?

— Не маленькие, сами разберетесь, — улыбнулась классная руководительница и закрыла дверь.

Синицын шел к столу так, словно под ногами у него был не пол, а раскачивающаяся палуба. Такой походки у него прежде никто из нас не замечал. А может быть, ему очень тяжело — ведь мы хотели наказать его.

Синицын потоптался, как теленок, на одном месте, а потом поднял на нас грустные верные глаза и сказал, что он виноват и просит наказать его, но галстук не снимать.

— Что ты, Гена, — подбежала к нему Тарелкина. — Я просто хотела тебя попугать.

— Ты настоящий парень, Генка, — хлопнул его по плечу Саблин.

— Я бы сказал даже больше! — изрек Грачев.

— Ну что вы, ребята, — смутился Генка. — Я все-таки вас подводил.

Тут я подошел к Генке, глянул ему честно в глаза и признался, что был неправ, когда не выслушал его у окна, а отвернулся.

Мы готовимся к походу

В класс вошел Коля Попов. Высокий, плечистый, в темно-синем тренировочном костюме и белых кедах, он был похож на Валерия Брумеля. Коля закалял голову, ходил без головного убора, и потому сейчас его большие уши по цвету очень напоминали утиные лапы. Но, несмотря на это, многие из нас хотели быть на его месте. Только в нашем возрасте сделать такое непросто. Тебя на каждом шагу подстерегает суровое предупреждение родителей: будешь самостоятельным — ходи хоть босиком.

Мы любим Колю не только за его спортивный вид, но и за неунывающий характер и бесконечные выдумки. Как только наш вожатый появился в классе, все сразу забыли про Генку и бросились к Коле, окружили, наперебой начали расспрашивать про Москву и Ленинград, куда он ездил с лучшими хлеборобами области.

— Честное слово, ребята, Москва стоит там, где Юрий Долгорукий основал ее 815 лет назад, — сказал Коля, присаживаясь на первую парту. — И Зимний дворец в Ленинграде никуда не перевезли… Я вам о поездке позже расскажу. А сейчас я к вам пришел с интересной мыслью. Все — по местам, — скомандовал Коля. — И слушайте.

Тепловоз, а потом электричка, прицепив зеленые красивые вагоны, день и ночь мчали состав в большой город. За окнами вагона, как в кино, появлялись и исчезали: леса, реки, горы, станции, поселки, заводские трубы, нефтяные вышки… Коля, лежа на верхней полке, не раз думал: «Вот проехали станцию Декабристов. Почему ей дали такое название? Может быть, здесь жили Одоевский, Кюхельбекер или Трубецкой, которых сослал сюда жестокий царь Николай Палкин? Вот остались позади крошечная станция Рудня, полустанок Добровольцев, разъезд Конный, узловая станция Оборона… Что мы знаем о них? Ничего. А вообще, много ли мы знаем о тех местах, где сегодня строятся великие гидростанции, крупные заводы, добываются алмазы? Очень немного. Чаще всего то, что пишут о них в газетах. Но в газетах ведь всего не опишешь».

И вот там, в вагоне, у Коли возникла мысль: собрать всю дружину и отправиться в увлекательное путешествие от совхоза до Братской гидроэлектростанции, на строительстве которой у него есть друг, тоже радист-коротковолновик. Свой курс мы будем сверять по его позывным.

Пока Коля рассказывал, мы сидели, как говорят, тише воды ниже травы. Втайне каждый из нас давно мечтал совершить такое путешествие. А во сне кое-кто уже побывал на Луне. Теперь же нам предлагалось проделать маршруты не во сне и не в мечтах, а наяву! Как только вожатый закрыл рот, в классе поднялся невообразимый шум. Мы хлопали в ладоши, топали ногами, кричали. А Коля стоял, смотрел на нас и снисходительно улыбался.

— Я вижу, — сказал он негромко, но все его услышали, потому что сразу замолчали, — моя идея пришлась вам по душе. А раз так, — в путь!

— Как, прямо сейчас? А уроки как же? На чем? — раздалось со всех сторон.

Коля прошелся от окна к двери и обратно. Лицо его сделалось серьезным, а между бровями даже образовалась морщинка. Было видно, что он крепко думает и, наверное, не слышит наших вопросов, а может, совсем забыл про нас. Но Попов отлично все слышал. Он сказал:

— Я, конечно, отвечу на все ваши вопросы, но мне казалось, что вы великие фантасты. Вижу, тут мне не повезло. Вы не только не жюль-верны, но даже не казанцевы. Мы отправимся в дальний путь ни поездом, ни тем более самолетом, ни пешком. Наша крылатая мечта привезет нас в любую точку мира, в том числе и на Братскую ГЭС.

После этих слов класс раскололся. Добрая половина отнеслась к предложению равнодушно, зато вторая, в основном девчонки, — восторженно. Они долго аплодировали.

Я смотрел на Генку. Он не смеялся над девчонками, но и не делал скучающего лица, а достал атлас и начал внимательно изучать карту полушарий. Мне показалось, что Синицын уже куда-то едет. И я не ошибся.

— Слушай, Сень, — наконец толкнул он меня локтем в бок. — Только под клятву.

Я выполнил Генкино приказание, дал клятву — провел указательным пальцем ниже подбородка.

— Давай плюнем на эту детскую игру, — зашептал Генка. — Отправимся с тобой вдвоем. Знаешь куда? На Кубу. Я уже все обдумал.

— А не получится у нас с Кубой так же, как с утятами? — напомнил я Синицыну случай, который произошел с нами не так давно, в прошлую весну.

Тогда накануне сбора дружины Генка отвел меня в сторону и доверительно сказал:

— Давай удивим всех: вырастим больше всех уток и отдадим совхозу.

— Как же мы их вырастим? — удивился я. — Может быть, ты изобрел свой инкубатор?

— Вот именно. У нас на балконе страшная жара. И если яйца положить на солнцепеке и укутать ватным одеялом, утята выведутся раньше, чем в совхозном инкубаторе, — пояснил Генка.

— А ночью, когда солнца нет? — допрашивал я.

Генка хитро сверкнул глазами-бусинами и хлопнул меня по затылку.

— Чудак-человек, забыл, что мы живем в век электричества? Поставим на камни ящик, под него — плитку, и — порядок!

На том мы и порешили. Вечером я забрал дома два десятка утиных яиц и отнес их Синицыну.

Свое дело мы держали в строжайшем секрете. Недели через три я пришел к Генке на балкон и спросил, скоро ли вылупятся утята.

— Скоро, — уверил меня друг, — там уже что-то чернеет.

Он побежал в комнату, чтобы захватить переносную лампочку и увеличительное стекло. А я, перебирая яйца, с замиранием сердца прикладывал их к уху: не бьется ли там утенок? Вдруг запах паленого ударил мне в нос. «Откуда гарь?» — подумал я.

В дверях показался Генка и сразу, как гончая собака, замер на полушаге.

— Разбил, да? — спросил он.

— Ничего я не бил.

— А чем же так воняет?

— Горит что-то.

Генка бросился к ящику и начал выдергивать из-под него старое ватное одеяло. Оно с треском разорвалось пополам, ящик опрокинулся, и яйца, как комки мокрого снега, шлепнулись на пол. От разбитых яиц пахло так, что мы, заткнув носы, убежали в комнату.

Почувствовав запах гари и протухших яиц, соседи выбежали из своих квартир и набросились на нас с бранью.

А утром вся школа знала о нашем злоключении, и каждый считал своим долгом подковырнуть меня и Генку…

— Ты что, оглох, да? — тормошил меня Синицын. — Я тебе говорю, говорю про фрегат, а ты все молчишь и молчишь. Не хочешь со мной, не надо. Я себе другого помощника найду.

— Да подожди ты, — остановил я Генку. — Дай послушать Колю. Что они там решили?

Генка насмешливо скривил обветренные губы и не удостоил меня даже ответом.

Коля Попов, раскрасневшийся, с взлохмаченной прической-канадкой, доказывал ребятам, какую огромную пользу принесет нам путешествие по морю пионерских дел на корабле «Мечта».

Значит, пока я отвлекся, они тут договорились путешествовать на корабле. Это ж грандиозно! Только почему на одном?

— Не годится, — сказал я не совсем то, что хотел. — То есть я тоже «за». Но только давайте не на одном корабле идти, а на трех.

— Почему на трех? — спросил Коля.

— У нас три звена, — разъяснил я, — три экипажа. Будем соревноваться: кто быстрее приедет на великую стройку.

— А что? — поправил свою челку Грачев. — В этом есть что-то такое…

— Ай да Семен! — воскликнул вожатый. — Принимаем это предложение? — спросил он пионеров.

— Поддерживаем!

— Значит, так, — сказал Коля, — вместо одного корабля у нас будет эскадра.

— Из трех кораблей, — иронически заметил Синицын.

— Почему из трех, — спокойно возразил вожатый. — Я думаю, в эту игру включатся и другие классы.

Но с этим мы категорически были не согласны — нам хотелось, чтобы в поход пошел только наш класс. И мы уговорили Колю Попова держать игру в секрете. Остальные классы пусть придумают для себя какое-нибудь другое дело.

Когда договор был заключен, Коля предложил выбрать авторитетную тройку по выработке устава эскадры, дать названия кораблям и наметить маршрут.

В комиссию вошли трое: Коля Попов, которого мы назначили командиром эскадры и тут же присвоили чин адмирала; Генка Синицын, лучший «знаток» истории русского и мирового флота, и я, как самый активный звеньевой.

— Придумайте кораблям имена, — предложил Попов.

— «Мечта»! — выкрикнула Тарелкина.

— Сама ты мечта, — передразнил ее Генка.

— Напрасно смеешься, — вступился за Лену вожатый. — Очень красиво звучит — «Мечта»!

— А я что, я ничего, — передернул угловатыми плечами Синицын. — Только лучше «Аврора».

— Хорошо, — поднялась Света Киреева. — Пусть у них «Аврора», а у нас «Мечта».

— А мы назовем свой корабль «Спутник», — предложил Грачев. И все пионеры третьего звена встали, топнули ногами и подняли правые руки, как делали мушкетеры.

— Прошу принять к сведению маленькую деталь, — ехидно сказал звеньевой. — На нашем корабле установлен атомный реактор.

— Ну и что? — не понял Генка.

— А то, — с превосходством ответил Грачев. — Пока вы свою «Аврору» будете загружать углем, мы без остановок двинемся дальше…

— Нет, так не будет, — сказал Попов. — Без остановок будет двигаться то звено, которое больше других наберет пятерок и четверок, у которого не будет замечаний по поведению… Все это мы оговорим в уставе. Согласны?

— Правильно! — согласились все с вожатым.

— У меня есть предложение, — сказал Коля. — Командирами кораблей назначить звеньевых.

И это предложение приняли без возражений.

Затем начали избирать командный состав экипажей. Механики — люди серьезные и малоразговорчивые. Взять хотя бы совхозного механика Петровича или механика Чижа из фильма «ЧП». Вот почему на эту должность мы утвердили Мишу Саблина. Рулевым единодушно выбрали Лену Тарелкину: она не собьется с правильного курса. А моим помощником и настоящим хозяином экипажа, боцманом крейсера «Аврора» назначили Генку Синицына.

Когда экипажи кораблей были укомплектованы, Коля сказал, чтобы боцманы свистали всех на верхнюю палубу. И тут мы все были удивлены и восхищены дальнозоркостью Синицына. Он снял свой галстук, расстегнул ворот рубашки, и все увидели под ней полосатый треугольник тельняшки. Мы чуть не лопнули от зависти. А Генка, бесконечно гордый и довольный, вышел к первой парте, опустил руку в карман черных расклешенных штанов, и вдруг лицо его вытянулось. Вместе со свистком он достал пачку «Беломора». Синицын совсем забыл, что ему надо было идти в больницу, отнести отцу папиросы. Но все-таки он дал сигнал, а потом обратился к Попову:

— Товарищ адмирал флота, — на полном серьезе произнес новоиспеченный боцман, — разрешите доложить: экипаж крейсера «Аврора» выстроен для большого сбора. А теперь разрешите мне сбегать в больницу.

— Разрешаю.

Уже у двери Генка предупредил меня:

— Я забегу к тебе, кое-что принесу.

Коля сказал, что завтра на мачтах наших кораблей взовьются флаги, и эскадра двинется в поход.

Эскадра снимается с якоря

Оставив меня после уроков, Коля Попов сказал, что в уставе надо отразить цель похода — не только знакомство со стройкой коммунизма, но и борьбу за первое место во Всесоюзной пионерской двухлетке. А сюда, по мнению Коли, входили: учеба — раз, полезные дела — два, интересные находки — три.

— Представляешь, Сеня, как это будет здорово! — взъерошил канадку Попов. — Команда, которой больше выведут хороших отметок, которая больше других сделает находок и полезных дел, — первой войдет в Братск. Корабль разнаряжен всеми флагами расцвечивания, экипаж одет в парадную форму, в порту гремит салют, играет духовой оркестр! Улыбаешься — не веришь, — засмеялся Коля. — Думаешь, я фантазирую. Вот увидишь, будет так. Еще лучше будет. Интереснее!

Потом Коля приказал разработать маршрут эскадры, выдумать награды и наказания.

— Задача ясна? — спросил он, когда я записал его указания в тетрадь. — Вот и давайте с боцманом садитесь и пишите, а я сегодня попробую связаться с кем-нибудь из коротковолновиков Братска и сообщу о вашем решении. Договорились? Действуй!

— Есть, адмирал! — взял я под козырек форменной школьной фуражки и, чеканя шаг, отправился домой.

Не успел я допить компот, как в дверях появилась долговязая фигура. Увидев меня за кухонным, а не за письменным столом, Генка от удовольствия даже заулыбался.

— Сегодня мировой день, — выпалил он. — Во-первых, чудесная погода, во-вторых, у отца не перелом, а только трещина, в-третьих, мама сама сварила обед, и, в-четвертых, я выпросил у дяди Кости, ну знаешь, шофер директорской машины, мичманку.

Генка распахнул пальто и, как факир, таинственно и небрежно извлек повидавшую многое в жизни, просоленную морскими ветрами и волнами черную фуражку с лакированным козырьком, по краям которого уютно расположилась золотистая лавровая гирлянда.

Я тут же примерил фуражку и, поглядев в зеркало, сказал Синицыну, что она больше к лицу командиру корабля, чем боцману.

— Темнота, — усмехнулся мой друг. — Шахматы, конечно, древняя игра, но флот древнее, и пора бы тебе знать, что как конь ходит не по прямой, так и мичманку носит только низший офицерский чин. Над тобой даже утки будут смеяться.

— Ты, как всегда, прав, — сокрушенно вздохнул я. Но тут на помощь мне пришла история. И я сказал: — Наполеон был императором и маршалом, но ходил в солдатской шинели.

— За что и был разбит Кутузовым, — опроверг мои доводы Генка и горделиво водрузил на свою продолговатую голову мичманку.

Дальше спорить было бесполезно, и я только заметил, что получается не очень складно: боцман будет ходить при полной форме — в мичманке и тельняшке, а командир корабля — в гимнастерке мышиного цвета и в таких же штанах.

— Насчет тельняшки будь спокоен, — подмигнул Генка. — Будешь и ты настоящим морским волком.

Он разделся, снял рубашку, и я увидел, что на Генке нет тельняшки, а есть только ее кусочек, вырезанный треугольником. Из кармана он достал второй такой же треугольник и протянул мне.

Я в два счета подшил его к своей рубашке и, немного удовлетворенный, сел за стол, раскрыл тетрадь и сказал:

— Теперь будем сочинять закон моря — Устав.

На обложке тетради печатными буквами было выведено заветное слово, которое, как нам казалось, перенесет нас, словно знаменитый старик Хоттабыч, в другой мир, полный романтики и опасностей, сделает из нас настоящих героев. Устав — это ведь вам не правила внутреннего распорядка и даже не личная книжка пионера, где все пункты написаны взрослыми. Здесь мы сами сочиним свои правила. Уж мы дадим волю фантазии!

Но как выяснилось, и очень скоро, сразу же после заголовка, вся наша фантазия провалилась в морскую пучину. И Устав получался такой же скучный, как памятка школьника.

Мы написали, что участником пионерской эскадры может быть любой ученик, успевающий по всем предметам и примерно ведущий себя в классе, на перемене, дома и принимающий активное участие в общественной жизни школы.

По нашему правилу каждый, получивший двойку или замечание в дневнике, высаживался на берег, где находился до исправления плохой оценки или поведения. Для следующего пункта я по совету Генки вырвал из собственного атласа карту Советского Союза, и на ней мы провели толстую синюю черту маршрута эскадры. Нас не смущало, что «Аврора» и другие корабли пойдут по маленьким озерам, горным речкам, через вечные льды Северного океана. По нашим подсчетам, от совхоза до Братска получилось расстояние в четыре с лишним тысячи километров, или, как говорят моряки, около 2300 миль.

— Сколько же мы будем шлепать? — озадаченно спросил Синицын. — До конца года не доберемся.

— Почему?

— Простая арифметика. Больше двадцати миль в час наши крейсеры и линкоры давать не будут.

— Но у нас эскадра необыкновенная, — напомнил я другу. — Она может идти с любой скоростью. Все будет зависеть от того, сколько хороших отметок мы получим и сколько баллов нам дадут за какое-нибудь полезное дело. Давай запишем так: каждый балл равен десяти узлам, пятерка — пятьдесят узлов вперед, двойка — двадцать узлов назад, кол — пятьдесят, каждое замечание учителя — остановка.

— Ну, тогда мы далеко не уедем, — снова вздохнул Синицын.

Я начал убеждать Генку, что все пойдет по-другому, каждый будет болеть за нашу «Аврору», не захочет ее подводить.

— Верно, — согласился Генка. — Я завтра исправлю двойку по арифметике. Давай дальше писать. Наказание мы придумали — списывать на берег, а награды или поощрения какие будут?

Сочиняя Устав, мы забыли, что завтра в школе будет обычный день и нас могут спросить, вызвать к доске. Мы не заметили, как в комнате раздались позывные спутника и Москва начала передачу последних известий.

Заразительно зевнув, Генка сказал:

— Ну, пойду посижу над задачами, а ты сам додумай.

Легко сказать: «додумай». Что я — Великий Хаммурапи, чтоб придумывать всякие законы?



Можно, конечно, отличившимся вручать ордена и медали. Не настоящие, но похожие. Можно про них писать в стенгазете. Можно, в конце концов, вывешивать их фотографии на самом видном месте. И почему это я один должен все выдумывать? А звено для чего, для мебели, как говорит мой папа? Но ведь вожатый поручил мне. Интересно, что сейчас делает Коля?

Я представил, как он сидит в своей маленькой комнатке, которую теперь мы будем называть радиорубкой — по-морскому. За окном ночь, темнота и тишина. На холодном небе лишь мерцают далекие-далекие звезды. Они, наверное, не просто мерцают, а, может быть, посылают на нашу землю тепло, как солнце. Но тепло не дошло еще до нашей планеты, потому что идти ему миллионы и миллионы лет.

И вот сидит Коля с наушниками, крутит осторожно рычажок и чутко, как разведчик, слушает небо. Это оно для меня и для Генки безмолвное, а для нашего адмирала небо и днем, и ночью наполнено тысячами звуков. Эти звуки, как люди или как машины на больших улицах снуют туда, сюда, вниз, вверх. Одни торопятся, другие не спешат, у одних голос грубый, у других — тоненький. Каждый из них подает свой сигнал, и поэтому у них не бывает аварий. И где-то среди этих радиоволн пробивается из Братска к нашему совхозу весточка одного любителя. Коля поймал ее среди тысяч других, и его смуглое чернобровое лицо из серьезного сразу сделалось веселым.

— Слышу, слышу тебя! — негромко, но восторженно кричит Попов.

Он говорит далекому городу о нашей эскадре, о походе, который мы начнем завтра. Еще Коля говорит, что мы настоящие моряки и все равно доберемся до величайшей гидростанции.

Коротковолновик слушает и тоже улыбается: ему нравится наша игра. Потом они рассказывают друг другу о погоде, и Коля желает приятелю спокойной ночи, а тот смеется и отвечает, что у них уже утро и ему скоро подниматься в кабину своего великанского крана. Кран легко поднимает многотонную лопасть колеса турбины и вместе с ней меня. Из окна смотрит крановщик, на лице его нет страха, оно доброе, ласковое. И чтобы я не испугался, он кричит мне:

— Лучше спать в кровати, чем за столом.

Причем здесь стол и кровать? Я открываю глаза: надо мной папа. Потолок почему-то не наверху, а сбоку, и кровать стоит как-то странно, и мои бумаги куда-то уплывают. Они уплывут, а мне придется все писать сначала. И почему-то лопасть колеса турбины стала не холодной и жесткой, а теплой и мягкой, как подушка.

— Вот так-то лучше, — говорит крановщик голосом папы.

Мне хочется возразить: так совсем не лучше, потому что я не до конца выполнил приказ адмирала, но ничего не могу сказать.

Обычно утром Генка первым сообщает мне какую-нибудь новость. Но на этот раз я опередил его. Я рассказал ему о том, как вместе с радиоволной путешествовал в Братск и обратно, как кран перенес меня и как я не выполнил задания Коли, и теперь или надо оправдываться, или до встречи с вожатым собрать звено и что-то придумать. Генка слушал меня без восторга и без насмешек. Правда, он несколько раз поднимал нетерпеливо руку, но я опускал ее.

— Все, что ли? — спросил Синицын, когда я выговорился. — Не на той волне путешествовал.

— Почему?

— Потому, что оканчивается на у.

— Не остри, тебе это не идет, — нетерпеливо перебил я боцмана.

Может быть, он еще долго морочил бы мне голову своими загадками, если бы рыжий Пашка Лисицын из четвертого «б» не подбежал к нам и не начал дразниться:

— А мы вашу «Аврору» перегоним, как самолет черепаху.

У меня, наверное, сделались страшные глаза, потому что Генка посмотрел удивленно не на Пашку, а на меня.

— Что это с тобой? — спросил Синицын.

— А что? — не понял я.

— Зрачки, как у кошки, округлились.

— А откуда он все знает?

— У нас корабль будет называться «Мир», — подзадоривал Пашка. — Мы вам утерли нос в хоккей и теперь утрем.

Генка бросился к Пашке и хотел ему по-настоящему утереть нос, но тот понял, что дело может кончиться не только серьезным предупреждением, и опрометью помчался по лужам к школьному крыльцу.

— Вся школа уже знает, — с досадой сказал Синицын.

— Кто же выдал тайну?

— Не знаю. Если бы узнал, всыпал, — сжимал Генка кулаки.

Подошел Вовка Грачев. Он удивленно посмотрел на нас и спросил:

— Вы только что спаслись от девятибалльного шторма?

— Уж не ты ли, Дипломат? — схватил его Генка за воротник пальто.

Вовка покраснел от такого грубого обращения и, отбросив Генкину руку, сказал:

— Боцман, ты позволяешь себе слишком много.

Затем расстегнул пальто, откинул воротник, — и мы увидели на его серой гимнастерке желтые погоны с двумя черными просветами и блестящими звездочками. Насладившись произведенным эффектом, Грачев снисходительно добавил:

— Я прошу уважать форму морского офицера.

— А кто тебе присвоил чин капитана третьего ранга? — спросил Синицын. — Чтобы такие погоны носить, надо палубу научиться драить, а ты швабру в руках не держал.

— Серость, — скривил тонкие губы Вовка.

— Я серость? — надвинул кепку на черные брови мой друг. — А ты светлость? Думаешь, если вызубрил десяток мудрых слов, так и умнее всех стал? Хочешь, я эти слова из тебя, как спицы из колеса, выбью за две минуты?

— У кого нет аргументов для доказательств, тот пускает в ход кулаки.

— Да брось ты, Генка, — отвел я Синицына. — Как петух, задираешься.

— А чего он свою ученость показывает, — возмущался Генка, пытаясь снова приблизиться к Грачеву.

Не знаю, сколько бы продолжалась перепалка, но тут подошла Тарелкина и, по обыкновению дергая кончик косы, радостно сказала:

— Ой, мальчики! Вся школа пойдет в поход!

— Чему же ты радуешься? — не поняли мы ее.

Лена удивленно поглядела на нас своими голубыми глазами и еще быстрее затеребила косу.

— Это не ты рассказала? — предположил Генка Синицын.

— Нет. Но я считала, что мы настоящие пионеры и будем только рады…

— А в чем все-таки дело? — спросил Грачев. — Почему ты на всех набрасываешься, точно псих?

Тут, перебивая друг друга, мы объяснили Вовке, что тайны необыкновенной эскадры больше нет. Но Грачев, как и Лена, не разделил нашего возмущения. Напротив, он довольно потер руки и пропел:

— Будет буря, мы поспорим и посмотрим, кто сильней!

Потом начал убеждать нас, что эскадра в три корабля — не эскадра, а одно недоразумение, даже насмешка над флотом. Это, во-первых, а, во-вторых, в наше время нехорошо быть эгоистом.

Но мы-то знаем, какой Вовка не эгоист. Вычитает что-нибудь в книжке интересное по географии, истории или литературе и ни за что не расскажет ребятам на перемене, а на уроке тянет без конца свою длинную, как колодезный журавль, руку, сверлит глазами учителя. Для этого, наверное, и на первую парту пересел. Попросит его Фаина Ильинична или Надежда Петровна добавить, а он весь сияет, как медная бляха на поясе. Рассказывает он всегда интересные вещи, это уж нечего отрицать. И учителя его хвалят тоже правильно. Но должен же он когда-нибудь понять, что из-за него другим, чаще всего Генке или Мише Саблину, снижают оценку.

Так вот, как Грачев обозвал нас эгоистами, Синицын и отруби ему:

— Уж ты не эгоист! Только о своих пятерках и думаешь, а чтоб ребятам помочь — тебя не заставишь.

А Тарелкина тут как тут со своей моралью:

— Синицын! Ты невозможен! Ты неисправим! Злишься на товарища за то, что он читает больше тебя и знает больше тебя.

Меня лично от такой напыщенной речи Тарелкиной даже передернуло, Синицына, должно быть, оглушил ее голос: Генка заткнул уши, и только Грачев смотрел на Лену благодарными круглыми, как у совы, глазами.

— Вова, ты на него не обижайся, — попросила Тарелкина. — У него характер вредный.

— На больных с детства не обижаюсь, — важно сказал Дипломат.

«Ну и экипажик подбирается, — с грустью думал я, подводя итоги всем утренним встречам. — Попробуй займи с такими первое место. Нет, Генка бывает прав, когда советует не связываться с ними, а делать что-нибудь вдвоем, в тайне ото всех».

— Пойдем, Гена, нам еще Устав надо дописать, — позвал я Синицына.

— Убегаете от правды, — крикнул вдогонку Грачев, — как Осман-паша от адмирала Ушакова.

Синицын повернулся и хотел ответить ему что-то, но я дернул его за рукав.

— Не связывайся.

К началу занятий мы пришли одетыми по форме. У меня из расстегнутого ворота горделиво выглядывали синие полоски тельняшки, а Генка поразил всех своей черной мичманкой. Нам не дали дойти до класса, повернули в физкультурный зал, где обычно проходили общешкольные собрания и вечера. В зале было так шумно, как во дворе ремонтной мастерской, когда оттуда выходят трактора и их принимает комиссия. У входа нас встретил Коля Попов.

— Сделали? — спросил вожатый, протягивая руку к моему портфелю.

— Все в порядке, адмирал, — весело доложил я, взглянув на сияющую физиономию Коли и забыв утренние огорчения.

Все повернулись в нашу сторону, и кто-то крикнул:

— Эгоисты пришли!

В зале засмеялись, захлопали в ладоши, даже свистнули. Но вожатый быстро поднял руку, в которой держал мою тетрадь, и скомандовал:

— Смир-р-но! Они не эгоисты, а верные слову моряки. Они выполняли мой секретный приказ, составляли Устав нашей эскадры, — все это Коля говорил, пробираясь к столу и держа над головой тетрадь. — От лица командования объявляю вам благодарность!

Мы машинально отдали салют и ответили совсем не по-морскому, а чисто по-пионерски:

— Всегда готовы!

Коля торжественно объявил, что сегодня вся наша пионерская эскадра отправляется в небывалый поход — в бухту Победы.

— Мы же договаривались: в Братск, — напомнил ему Синицын.

— Правильно, — согласился вожатый. — Наша бухта Победы — Братская гидроэлектростанция!

Весь зал снова захлопал в ладоши, а третьеклассники даже попытались дружно прокричать «ура!», но мы, старшие, смерили их такими взглядами, что они сразу умолкли, как испорченная радиола.

Коля прочитал нам написанный мной Устав, зачитал названия кораблей и фамилии командиров.

Потом нас поздравил директор школы, а Фаина Ильинична пожелала счастливого плавания.

— Ежедневное движение кораблей будет отмечаться на специальном табло, — сказал Коля. А так как многие, особенно малыши, не знали, что означает «табло», то пожатому пришлось объяснить, что это такой больший щит, на котором отмечаются результаты соревнования команд.

Я думал, что этот щит Коля поручит изготовить нам, но он развернул большой лист ватманской бумаги и попросил командиров кораблей собственноручно написать название своего крейсера, линкора или траулера в свободной графе.

— Первым пусть напишет Сеня Морозов, — внес предложение Коля. — Он проделал большую работу и тем более, что его звено первым придумало эту интересную игру.

Подталкиваемый Генкой, я уже сделал шаг к столу, но тут прозвенел звонок, и директор школы Николай Андреевич сказал:

— Техническую сторону сделаем потом, а сейчас — на урок!

Чрезвычайное происшествие

Первая запись в вахтенном журнале: «12 марта 1963 года, 14 час. 30 минут. Крейсер «Аврора» покинул стоянку и вышел в море пионерских дел. Механизмы работают нормально (это значит, что никто из нас не получил тройки), вахта идет спокойно (это значит, никому не сделали замечания). Продвинулись вперед на 160 миль (спасибо нашему рулевому Лене Тарелкиной, она получила в один день две пятерки)». Не успел я сделать эту историческую запись, как в нашу кают-компанию (бывший класс) вошла делегация. Откуда бы вы думали? Из четвертого класса. А возглавлял ее тот самый Пашка Лисицын, который, хоть и похож по цвету полос на лису, но хвастлив, как заяц. Оказывается, он v них назначен боцманом. Вошли они бодро и сказали, что вызывают нашу «Аврору» на соревнование.

— Соревноваться? С вами? Пожалуйста, — Генка от удовольствия даже заулыбался: решил, что если они меньше нас, непременно проиграют. Я, конечно, тоже так подумал, но спросил:

— А соревнование всей эскадры не в счет?

— В счет, — ответил Пашка. — Но мы с вами — один на один, кроме всех. Кто больше сделает чего-нибудь хорошего, тому покупают килограмм конфет «Ну-ка, отними».

— А почему именно «Ну-ка, отними»? — не без ехидства задал вопрос Грачев.

— Потому что они с вафлями, — Пашка посмотрел на него так, словно Вовка понятия не имел об этих конфетах, а значит, и нечего с ним разговаривать.

— Не годится, — отрезал Синицын, подмигнув мне. — Вот так моряки — за каждый проигрыш килограмм.

— Ох ты, — удивился Пашка. — Что же, мы деньги куем, что ли?

— А на мелочи нам размениваться некогда, — стоял на своем Синицын.

Пашка долго думал, потом шепнул что-то своему дружку и спросил:

— Испугались?

— Уж не тебя ли, Рыжий, — двинулся к нему Генка.

— Я тебе не Рыжий, — поправил огненный чубик Пашка. — Я такой же боцман, как и ты.

— Такой же, да не такой, — распахнул ворот рубашки Синицын. — Я боцман с «Авроры», а ты с морской черепахи.

— Не с черепахи, а с атомного линкора «Мир», — сердито сказал Лисицын.

— Да кто его знает-то, твой линкор? То ли дело наш крейсер. Его весь мир знает. Он легендарный, он по Зимнему дворцу из пушки стрелял.

— Из какой? — наивно спросил Грачев.

Генка повернулся к нему, как перед прыжком в воду, набрал в рот воздуха и замер.

Замер весь экипаж. Я почувствовал, что Грачев ехидничает, но ничем не мог помочь своему другу: сам не знал, из какой пушки бил крейсер по Зимнему.

— Из носового шестидюймового орудия, — ответил на свой вопрос Грачев и добавил: — Боцман обязан знать историю своего корабля.

Ребята засмеялись, а покрасневший Генка пробурчал, что он знал, но забыл.

— Экипаж, смирно! — скомандовал я своему звену, чтобы как-то спасти Синицына от позора. — Боцман, поручаю тебе за неделю написать историю нашего крейсера.

— Вот это здорово, Сеня! — кажется, без насмешки воскликнул Вовка. — Правильно, давайте напишем истории своих кораблей. И у кого будет лучше, тому прибавим сто очков.

Все поддержали меня и Грачева.

— И чтоб у каждого корабля была своя песня! — предложила Лена.

— И у всей эскадры!

— Я уже слова придумал, — полез в карман Саблин.

Чур, у нас будет песня из фильма «Путь к причалу»:

Если радость — на всех одна, 
На всех и беда одна. 
В море встает за волной волна, 
А за спиной — спина, — 
пропел Генка, а Вовка и тут не утерпел, чтобы не сострить:

— Это твоя-то спина? Ну-ну. А нашим гимном будет песня из фильма «Человек-амфибия»: «Эй моряк, ты слишком долго плавал, я тебя успела позабыть…»

— Это гадко, — густо покраснела Лена. — Грачев, ты же умный, как ты можешь петь такую песню?

Вовка смутился, присел на парту и, прикидываясь простачком, промямлил:

— Я что? Я ничего. Не нравится? Не надо. Придумайте сами.

А Генка, довольный посрамлением Дипломата, примирительно сказал:

— Знаешь, Ленка, и на старуху бывает проруха, как моя мама говорит.

Он повернулся к делегации четвертого класса и решительно потребовал:

— Так будет килограмм или нет?

— За всю игру, — стоял на своем Пашка. — А если хочешь за каждый спор, мы согласны по сто граммов фруктовых ирисок.

Я не мог не отметить, с каким достоинством держатся четвероклассники, и пожалел, что утром так плохо подумал об эскадре. Нет, с такими, как Рыжий, можно идти в поход. И чтобы умерить как-то Генкин пыл и аппетит, я внес предложение:

— Ириски покупать за счет того, кто подведет экипаж.

Звено сказало:

— Правильно.

А Генка остался при своем мнении.

— Тогда нам надо сменить гимн. Там поется: друг мой — третье мое плечо, будет со мной всегда.

Все весело засмеялись, а я спросил:

— Какое же вы первое дело надумали, если не военная тайна?

— Зачем тайна, — поддернул штаны Пашка. — Пусть каждый экипаж соберет сто килограммов макулатуры. А потом вы придумывайте.

— Наберем! — дружно решило звено.

На следующее утро, когда я только что вышел из сарая, где разыскивал свои прошлогодние тетради и мамины журналы, к нам во двор вбежал Генка. Я сразу заметил, что он чем-то сильно расстроен, и позвал его в дом.

— Не получилась задача? — поспешил я другу на помощь. — Поезда встретятся на 326 километре.

Но это не успокоило Синицына.

— Нет, какое нахальство!. — воскликнул Генка и бросил свою мичманку на кровать. — Ты понимаешь, Сенька, как они нас надули! И как хватило совести… вызвать нас на соревнование?

В конце концов мне надоела его тарабарщина, я взял Генку за руку и потащил к столу. Молча усадил и потребовал:

— Говори по порядку.

— А разве тебе ничего не известно?

Синицын рассказал, как один четвероклассник проговорился ему, что их экипаж заранее собрал и сдал в «Утильсырье» почти сорок килограммов макулатуры. Конечно, так они непременно обгонят нас.

— Запросто покажут свою корму нашей «Авроре». Да еще ириски получат.

Мы с Генкой начали думать, как выйти из затруднительного положения. Можно, конечно, пойти к Коле Попову пожаловаться, можно даже расписать эту рыжую команду в сатирической газете «Швабра».

— Все можно, — заметил я, — но от этого макулатуры у нас не прибавится.

— Ясно, — сокрушенно согласился Генка. И тут вдруг его длинное смуглое лицо посветлело. Синицын хитро подмигнул мне. — Идея! Давай складывай свое старье в мешок и тащи ко мне.

— Зачем к тебе? — не понял я.

— Потом все узнаешь. Мы их все равно победим!

Он схватил свою фуражку и, как ракета, вылетел из комнаты.

Когда я с помощью бабушки нагрузил мешок газетами, старыми тетрадями и журналами, в кухню вошел отец. Он приподнял мешок и воскликнул:

— Ого, будет полпуда! Давай помогу поднести.

— Я не в «Утильсырье».

— А куда же?

— К Генке.

— Опять что-нибудь затеяли, — засмеялся отец и, вынося мешок, скомандовал: — Одевайся, капитан, догоняй меня.

Синицына я увидел тогда, когда уже сдал свою макулатуру и получил квитанцию на семь с половиной килограммов. Генка плелся, с трудом передвигая длинные ноги. На спине его возвышался мешок, за углы которого осторожно держалась Лена Тарелкина. Она то и дело смотрела себе под ноги, боясь попасть в лужу. А Генка, нахлобучив на самый нос блестящий козырек мичманки, обливаясь потом, угрюмо шагал, не разбирая дороги. Поравнявшись со мной, Генка сердито сдвинул на затылок фуражку и с усмешкой процедил сквозь зубы:

— Тоже мне, «третье мое плечо». — Потом сплюнул, подбросил мешок и добавил: — Папенькин ты сынок.

— Да понимаешь, Генка, — начал я оправдываться. — Знаешь, Лена…

Но Тарелкина, не дослушав мою исповедь, попросила:

— Лучше помоги ему. Я все чулки забрызгала.

— Обойдусь без вашей помощи, — отмахнулся Синицын и повернул за угол, где стоял ларек старьевщика.

— У папы в конторе есть архив, — сияя сообщила Лена. — Он пообещал отдать его нам. Я побегу, а то вдруг передумает или отдаст другим.

Тарелкина направилась к конторе, а я пошел вслед за Генкой. Он уже сбросил свой мешок возле весов. Макулатуры в нем было не больше, чем в моем.

Старьевщик взвесил Генкину поклажу, нахмурился и вдруг, подняв мешок, начал высыпать содержимое отдельно от общей кучи. Полетели книжки, обрывки газет, листки из тетрадей и какие-то бумажные пакеты, перевязанные шпагатом. Весовщик взял один из таких пакетов, несколько секунд подержал на ладони, а потом как-то нехорошо посмотрел на моего друга.

Я тоже глянул на него. Лицо у Генки, обычно смуглое, стало светлым, как соль-лизунец, а на подбородке застыла большая капля пота.

— То-то, я гляжу, тяжеловат мешок, — осуждающе сказал старьевщик. — Тут, оказывается, вон какая бумага.



И он развернул пакет. Из него вывалился целый кирпич. Не успел я удивиться, как Генка схватил мешок и убежал. Утильщик покачал головой и начал складывать кирпичи на весах. Их было четыре.

— Вот так, сбросим шесть кило, — подвел итог дядька. — Чистый вес, то есть нетто, семь триста. Получи квитанцию, молодой человек, и передай своему другу.

Мне было стыдно за Синицына: в первый день и такое ЧП. Когда я взял маленькую розовую бумажку, она показалась мне раскаленной железкой.

— Понимаете, дядя, — лепетал я, пытаясь оправдать своего боцмана, — ему, наверно, кто-нибудь подложил.

— А еще красный галстук носишь, — пробурчал утильщик и захлопнул дверь киоска.

Лучше бы он сказал, что я такой же обманщик, как Генка, лучше бы он накричал на меня, даже, может быть, наградил подзатыльником… Так я думал, направляясь к школе, чтобы доложить о ЧЛ адмиралу и сделать запись в вахтенном журнале. Возле интерната меня и остановил Синицын. Вид у него был такой, будто за ему контрольную поставили двойку.

— Сень, а Сень, — потянул он меня за рукав. — Я же не для себя. Что мне, копейки нужны, что ли? Я же хотел, чтоб «Аврора» была впереди. Ты не рассказывай. А?

— А еще носишь красный галстук, — сказал я.

— Не говори, Сень, — умолял Генка. — Я тебе мичманку дам. И конфеты за свои куплю.

Мне опять стало жаль друга. С одной стороны, он поступил, прямо скажем, не лучше Пашки Лисицына, а, с другой, — он же не для себя…

— Но в журнале я все-таки отмечу, — наконец, принял я решение.

— Это морской закон, — сразу, как пружина, распрямился Синицын и тут же сказал: — У меня идея.

— Опять?

— Да нет. Слушай. Пойдем к пожарникам и скажем, что многие на чердаках хранят бумагу. А бумага — это порох. Попадет искра и — привет!

— Только идти надо всем звеном.

— Теперь мы этих жуликов запросто оставим за кормой.

Но пока мы ходили за пожарным инспектором, а потом лазили с чердака на чердак, вся школа узнала о неудавшейся Генкиной хитрости. Рассказал все тот же утильщик. Он придирчиво осматривал содержимое мешков и назидательно рассказывал всем, как сын шофера Синицына пытался подсунуть ему четыре кирпича, но он проявил бдительность, и Генка был разоблачен.

Возле школьного крыльца нас уже ждали командиры кораблей во главе с адмиралом. Войдя в калитку, Генка остановился и начал пропускать всех вперед. Я тоже сообразил, для чего выстроен этот почетный караул, но, делая вид, что ничего не знаю, подошел к Попову и доложил:

— Экипаж крейсера «Аврора» выполнил первое задание. Собрано сто семь килограммов макулатуры.

Коля выжидающе посмотрел на меня. Но, видя, что я не собираюсь ничего добавлять, спросил:

— И все?

Окружающие его командиры хихикнули, а Пашка Лисицын высунул язык, похожий на бурелый помидор.

— За нечестный поступок, — медленно и твердо произнес Коля, — боцману Синицыну объявляю выговор. Снимаю с «Авроры» сто миль.

Мы так и застыли, а торжествующие противники прокричали «ура!», «правильно!» и дружно бросились в школу к табло, чтобы отодвинуть нашу красную ленточку на сто миль назад.

— Гоните ириски! — потребовал Пашка.

— А сколько вы собрали?

— Ровно сто, — и он вопросительно поглядел на Попова. Тот кивнул головой.

Спорить было бесполезно. Я ответил:

— Завтра получишь.

— Без обмана? — не поверил Лисицын.

— Слово моряка — закон. Запомни это, пират, — отрубил Генка и, отодвинув Пашку с прохода, первым вошел в класс. Уже из коридора он предупредил Лисицына: — Завтра мы придумаем условие.

Боцман списан на берег

Целым вечер мы с Генкой ломали головы. Нам хотелось не только удивить четвероклашек своей гениальностью, но и поразить всю школу. Однако все, что мы придумывали, оказывалось или давным-давно придуманным, или несбыточным.

Несколько раз я предлагал провести «неделю пятерок». Есть же неделя детской книги, месячник леса и сада, декадник сбора кукурузных початков, а это будет «неделя пятерок». Тем более, что четверть на исходе, и лишние пятерки в дневниках нам не повредят. Но Синицын не соглашался. Говорил, что это скучно.

— Конечно, — возражал я, — куда веселее стоять у доски радаром и наводить уши на подсказки.

— Да мне на этой неделе никто и не подсказывал, — принял в свой адрес мое замечание Генка.

— Это, наверно, потому, что тебя не вызывали к доске.

— Ну и пусть вызывают, — расхрабрился Синицын. — Обойдусь без твоей подсказки.

— Посмотрим, — предупредил я боцмана.

— Посмотрим, — ответил он. — Тоже мне, «радар».

Мне очень не хотелось ссориться с Генкой. Во-первых, потому, что было поздно, во-вторых, если между командиром и боцманом не будет дружбы, весь экипаж pазвалится, и, в-третьих, Коля Попов просил меня помочь Генке подтянуться по арифметике, а Фаина Ильинична — по русскому. Но пока Синицын, как и прежде, добросовестно переписывал из моей тетради в свою трудные примеры и задачи, вставлял в письменных упражнениях пропущенные буквы и целые слова и на том успокаивался.

— Объяснять не надо, — предупреждал он меня. — Все понял. Сам почти сделал, но времени не хватило.

Вот так было изо дня в день. Говоря по-честному, мне такая роль помощника не очень нравилась. Поэтому я и предложил Генке соревноваться за пятерки.

— Не хочешь «неделю пятерок», давай «неделю четверок» предложим, — пошел я на уступку.

— Дались тебе эти пятерки, четверки, — досадливо поморщился Синицын. — Давай лучше договоримся построить ракеты, а в каникулы запустим их. Чья дальше — тому и победа.

— Иди ты со своими ракетами, — отмахнулся я. — Давай шахматный чемпионат устроим.

— Нет, шахматные бои — не моя стихия, — признался Генка. — Вот ринг бы сделать и на бокс их вызвать. Я Рыжего в первом раунде раз — и в нокаут! В общем, вот такое что-то надо придумать.

— Ладно, — согласился я, — завтра. А сейчас, может, решим одну задачу?

— Сам решу, — заверил меня Синицын. — Если не получится, утром поможешь.

— Списывать не дам, — решительно предупредил я боцмана.

— И не надо, не заплачу.

Утром Генка не пришел к нам. Встретились мы перед уроками. Генка устало сел за парту и спросил:

— На каком километре они там встретились?

Я, конечно, сразу догадался, о чем вопрос, но сделал наивное лицо.

— Кто встретился?

— Да эти, велосипедист и пешеход, — нетерпеливо начал листать тетрадку боцман. — У меня что-то с ответом не сходится. Там написано — на двадцать четвертом километре, а у меня получается — на сорок восьмом. Может, в задачнике ошибка?

Я пожал плечами. Может быть. Но у меня цифра сошлась с ответом.

Тут Генка допустил свою главную ошибку: вместо того, чтобы честно попросить мою тетрадь, он сказал:

— Подогнать под ответ легче легкого.

— Вот оно что, — усмехнулся я, обиженный его репликой. — Ну, подгони ты.

Генка повернулся к Саблину и попросил у него тетрадь, но тот сам переписывал решение из чужой. Синицын подошел к Тарелкиной, что-то шепнул ей на ухо. Лена опасливо посмотрела на Кирееву, потом на Генку и ответила:

— Это нечестно, Гена.

— Подумаешь, какая честная. Я же не списывать прошу, а только проверить.

— Давай свою тетрадку, я посмотрю и тогда скажу тебе.

— Подумаешь, Софья Ковалевская, — фыркнул Генка, пряча свою тетрадь за спину.

Пока Синицын спорил с Тарелкиной, в класс вошла Александра Михайловна и, поздоровавшись, пригласила Генку к доске.

— Сейчас быстренько проверим домашнее задание, а потом приступим к новой теме. Расскажи, Синицын, как ты решил 426-ю задачу.

— Это какую? — вытянул шею Генка, кося черным глазом в мою сторону.

— 426-ю, — повторила учительница.

— Это про что там? — спросил Генка, открывая свою тетрадь.

— Тарелкина, — подняла учительница Лену, — напомни ему.

— Из пункта А в пункт Б, — быстро заговорила Лена, — вышел почтальон, а навстречу ему из пункта Б в пункт А двигался почтальон на велосипеде…

— Вспомнил, — перебил ее Синицын.

— Вот и прекрасно. Рассказывай.

Генка повернулся к доске, взял мел и начал вычерчивать на темном линолеуме линию, которая очень напоминала море во время легкого шторма.

— Значит, так, — сопровождал он свое черчение рассказом. — Вот из этого пункта А в пункт Б, который и нарисовал здесь, вышел почтальон. А навстречу ему…



— Не пересказывай содержание, — остановила его Александра Михайловна, — расскажи, как ты решил ее.

Генка засунул тетрадь в карман широких штанов и сказал:

— Я решал ее двумя способами: умножением и делением.

Класс негромко, но дружно хихикнул. Учительница внимательно посмотрела на Генку, а тот впился взглядом в меня.

— Вот даже как? — проявила искренний интерес учительница. — Ну и что же у тебя получилось?

— Да что получилось. Известно, что. Тот, кто на велосипеде, быстрее доехал, а тот, кто пешком, — опоздал, — довольно точно определил Синицын под смех всего класса. — А что, не так? — удивился Генка. — Вот если бы оба были на велосипедах или еще лучше на мотоциклах…

Мы уже лежали на партах и потихонечку стукались головами о черные доски.

— Синицын, ты решил задачу? — чуть-чуть повысила голос математичка.

— Какую?

— 426-ю.

— Эту самую?

— Да, эту самую.

— Так я же вам про нее рассказываю.

— На каком километре дни встретились?

— У меня на 48-ом, а в задачнике на 24-ом.

— Выходит, у тебя пешеход двигался быстрее велосипедиста, — все еще пыталась сохранить внешнее спокойствие Александра Михайловна.

— А что? — округлил глаза боцман. — Коля Попов говорил, что спринтеры знаете как дают! За ними ни один велосипедист не угонится.

— Про спринтеров ты на уроке физкультуры доложишь, а я тебя о задаче спрашиваю.

Александра Михайловна уже начинала выходить из себя: она громко захлопнула журнал и бросила на стол авторучку. Ей было ясно, что Синицын не подготовил домашнее задание, но она хотела, чтобы он сам честно признался в этом. Другие учителя не ждут признаний. Не отвечаешь — получи двойку или кол. Математичка же не любила ставить нам плохие оценки. Она всегда старалась помочь ученику ответить хотя бы на тройку. Даже если ученик не подготовил урока, Александра Михайловна терпеливо объясняла, как и что надо сделать. И если провинившийся говорил, что ему стало все ясно и он хоть сейчас готов решить пример или задачу, учительница довольно улыбалась и ставила в журнале жирную точку.

По-моему, Генке надо было честно признаться, что у него ничего не получилось, тогда все пошло бы иначе, то есть так, как сходило сотни раз.

Но Синицын продолжал дурачиться до тех пор, пока Александра Михайловна не сказала ему, что скоро в город приезжает цирк и там свободно место клоуна.

Мы уже не смеялись. Нам было стыдно за Синицына. Ну зачем он так? У меня даже руки зачесалась: так хотелось дать ему по шее. А Тарелкина не выдержала и крикнула:

— Лентяй ты, Синицын. И совести у тебя нет.

Ее тут же поддержал Грачев:

— А еще слово адмиралу давал.

— Так я же насчет макулатуры обещал.

— Брось прикидываться, Генка, — не вытерпел Саблин.

Учительница поднялась и попросила прекратить перепалку. Она с сожалением посмотрела на часы и сказала, что объяснить нового материала не успеет, но завтра будет спрашивать.

На перемене все звено окружило Синицына.

— Долго ты будешь тянуть нас назад? — накинулась на него Лена. — Оставим тебя после уроков и заставим делать домашнее задание.

— Верно, — согласился я с Тарелкиной. — А то он меня одного не слушается.

— Сеня, — поклялся Генка, — с новой четверти буду слушаться. Даю слово.

— Твое слово, что ветер, — рассудительно заметила Киреева.

Генка поднял руку над головой:

— Даю честное пионерское.

— Но чтоб в последний раз, — сжалилась Тарелкина.

Как только мы остались вдвоем с Генкой, он сказал:

— Какой бы нам бой дать мелюзге? Ты ничего не придумал? Может, устроим штурм Сапун-горы?

— Что за Сапун-гора?

Боцман хихикнул:

— Темнота. Под Севастополем есть такая.

— Там Малахов курган.

— И Сапун-гора. Я вчера книжку читал. Знаешь, какая интересная! Враги укрепили ту гору, а наши штурмом вышибли их оттуда. Давай сделаем четвероклашек белыми, а сами будем красными, пойдем штурмом на гору. Вот надаем им по шеям! И все будет законно.

— А умнее ничего нельзя придумать?

— Не подходит? — не обиделся Синицын. — Ладно, подумаю еще.

Он так задумался на уроке истории, что не смог повторить ни одного предложения, и учитель заставил его дослушать объяснение возле доски.

На последнем уроке Генка вдруг стукнул меня что есть силы между лопаток. Я крякнул. Фаина Ильинична решила выпроводить нас из класса.

Генка, как мне показалось, с радостью побежал к двери, попросив:

— Захвати тетрадь и карандаш.

Услышав это, учительница сказала:

— Пусть он один проветрится. Сядь, Морозов.

Я стоял в нерешительности, переводя взгляд от двери к учительнице и обратно, пока не услышал ехидную реплику Грачева:

— Отпустите его, Фаина Ильинична. У них закон такой: товарищ за товарища…

Класс засмеялся, а Фаина Ильинична удивленно подняла брови и спросила:

— Ты не хочешь присутствовать на уроке?

— Хочу.

— Тогда садись.

Но разве можно слушать урок, когда за дверью твой друг и не просто проветривается, а ходит с идеей и, чего доброго, не дождется тебя, убежит к отцу в больницу?

Однако Генка не убежал, он мужественно прятался от директора и учителей, ожидая звонка, за большим шкафом пионерской комнаты.

Когда Фаина Ильинична вышла из класса, Синицын подошел к парте и начал быстро собирать свой портфель. Он, конечно, знал, что сейчас его начнут снова прорабатывать. Чтобы не дожидаться этого, Генка, бодрясь, бросил:

— Опять к отцу опоздал.

— Нет, ты скажи, Синицын, — стала за его спиной Тарелкина, — тебе не стыдно? Ведь только что, три часа назад, ты обещал!

Генка виновато взглянул на нее. Если бы он так смотрел на меня, я бы сразу понял: ему стыдно. Но Ленке этот взгляд ничего не сказал, и она продолжала допытываться:

— Не стыдно, да?

Генка защелкнул замок портфеля и ответил:

— Понимаешь, Лена, я не нарочно. У меня идея появилась.

— От твоих идей наша «Аврора» не вперед, а назад едет, — сердито произнес Миша Саблин.

— Не едет, a идет, — уточнил Генка с превосходством старого морского волка. — Честное пионерское, у меня идея! Эти хвастуны будут разбиты в пух и прах! Сказать?

— Скажи! — загудело звено, столпившись возле нас.

Генка сел на парту, положил на колени портфель, достал оттуда тетрадь по арифметике и карандаш.

— Дадим им морской бой!

— Настоящий!

— Настоящий!

— Как это?

— А вот как. На листке в клетку ставим свою эскадру — один линкор на 4 клетки, два крейсера по три клетки, три эсминца — по две и пять канонерок но одной клеточке. По вертикали ставим цифры 1, 2, 3, и так далее до 10, а по горизонтали — буквы от А до К. Ясно? И — грянул бой, Синопский бой!

(Говоря это, Генка торопливо чертил прямоугольники различной величины. Когда он расставил эскадру в разных клетках листа, мы пришли в неописуемый восторг и начали наперебой хвалить светлую Генкину голову. Боцман попросил Тарелкину отвернуться и назвать любую букву и цифру, как при отгадывании кроссворда по вертикали и горизонтали. Лена назвала 6 на К. Синицын провел карандашом, и лицо его приобрело торжественное выражение.

— Мимо! Давайте прорепетируем! — скомандовал он.

Звено разбилось на две эскадры: синюю и красную. Не прошло и десяти минут, а класс уже гудел от возгласов — одни были радостные, другие — не очень.

Нам с Генкой везло. Так и должно быть, ведь у нас была красная эскадра! Почти каждый наш залп попадал в цель. Тонули в пучине морских волн неприятельские корабли. Каждое потопление вызывало радостный крик «ура!», а редкие промахи не менее боевое «эх!».

Когда Генка вывел из строя еще один торпедный катер синих, я не удержался и сказал:

— Родиться бы тебе лет сто назад, Генка.

— Это зачем же? — не понял друг.

— Был бы ты каким-нибудь знаменитым адмиралом: Нельсоном или Ушаковым, а может, Нахимовым.

— Не хочу, — ответил Синицын. — Вот если бы лет на двадцать попозже — согласен.

Теперь не понял я:

— А это зачем же?

— Темнота, как сказал бы Дипломат, — начал философствовать Генка. — Через 20 лет у нас в стране будет построен коммунизм. Значит, всего будет завались. Бери, сколько хочешь и чего хочешь. И не надо тогда ни учиться, ни работать.

— Я возьму машину «чайку», — открыла свою мечту Лена, — и поеду путешествовать.

— А я ракету, — сказала Киреева.

— Подождите, подождите, — остановил я друзей, — а кто же вам все это даст?

— Сами возьмем.

— Где?

— Ну, в магазине или на заводе, — насторожился Синицын. — Все же будет бесплатно.

Это верно. Фаина Ильинична говорила нам, что при коммунизме все будет, всего будет очень много, и, наверно, не будет денег, значит, бесплатно. Тогда же вечером я рассказал об этом папе, а он улыбнулся и ответил:

— У вас получается, как в сказке, махнул волшебной палочкой и — встань передо мной, как лист перед травой, — автомобиль.

— Ну зачем палочкой, — обиделся я.

— Так по-вашему получается.

— Но ты тоже говорил, что будет изобилие?

— Говорил. Но ведь изобилие надо создавать. А чем его можно создать? Трудом и только трудом.

И папа, стараясь быть понятным, рассказал мне в тот вечер о том, как будут жить люди при коммунизме. Как они на наших полях будут собирать не сто пудов хлеба с гектара, а двести-триста, а может быть, и пятьсот; как они дадут земле воду, много воды, столько, сколько нужно, внесут в нее удобрения — азот, фосфор, калийные соли. А в городах, на заводах и фабриках рабочие придумают такие машины, которые будут делать все в десять-двадцать раз больше и быстрее, чем теперь.

— И все будут работать?

— Все, — убедительно сказал папа.

— И Прыщ? — не поверил я.

— И Прыщ, если он доживет до того времени.

Чего ему не дожить: вон какой здоровый — «москвич» запросто поднимает, а в совхозе не работает. Летом приходят к нему все и просят, чтобы он поработал на комбайне, помог убрать урожай. А он еще ломается. Однако идет, поработает два месяца, хапнет тонны две хлеба, а потом опять сидит дома. Ну, не сидит, а ездит в город на своем «москвиче», торгует на базаре. Его и стыдили, и на товарищеский суд вызывали — ничего не помогает. А вот теперь я вижу, что и мой друг Генка хочет жить, как этот Прыщ. Мне обидно за Генку и за девчонок, но я же не отец и не могу им так хорошо рассказать, как он. Я понимаю так: бесплатно — не значит даром.

— Нет, Генка, ерунду ты говоришь, — сержусь я. — И при коммунизме все люди будут учиться и работать.

— Вот чудак, — усмехается Синицын, — зачем же? Ведь все уже будет сделано. Кругом всякие автоматы. Подошел, нажал кнопку — и готово, что угодно.

— А если кнопка сломается? — спокойно спрашивает Саблин.

— Починят! — не моргнул глазом Генка.

— Кто? — допытывается Саблин.

— Инженеры разные, мастера.

Миша смотрит с презрением на Генку, на Тарелкину и Кирееву и говорит:

— А вы только кнопки нажимать?

— Нет, — кипятится Лена, перебрасывая косичку, — я не говорила, что не буду учиться и работать.

— Я тоже, — вторит ей Светка. — Я только хочу на ракете покататься. Нельзя?

Мы все смотрим на растерянную Светку, и нам становится весело. Можно, конечно, и на ракете покататься, но сначала нужно ее сделать.

— Именно сделать, — разговорился вдруг Саблин. — Мы вошли в море пионерских дел и сели на мель. Двойки ловим.

Это был камень в Генкин огород, но Синицын не обиделся. Он просто сказал, что двойки у него нет (в журнале стояла жирная многообещающая точка), но он и эту зловредную случайную точку завтра исправит на шикарную пятерку, ну, в худшем случае, на четверку.

— Ты думаешь, это так легко? — сочувственно спросила Киреева. — Вон мы с Леной сидим, сидим, чтобы решить задачу.

Генка сощурил свои черные глаза:

— Ты сидишь, а Тарелкина решает.

— Ну, не скажи, — надула губы Светка. — Я тоже ей кое в чем помогаю.

— Посуду после обеда убирать, — не удержался от ехидства Синицын.

— А мне это и положено, — не растерялась Киреева. — Я ведь на своем корабле по совместительству коком работаю. И скоро мы вашу «Аврору» вызовем на соревнование. Будем соревноваться, кто быстрее и вкуснее обед приготовит.

— Да мы моряки, а не кашевары, — старался убедить ее боцман.

— Моряки должны все уметь делать, — вступилась за подругу Тарелкина. — И кашу варить, и белье стирать, и задачки решать.

Этой задачкой девчонки прямо убить хотят Синицына. Но Генку не так-то просто положить на лопатки.

— Да я бы эту задачу в два счета решил, если бы она про корабли была, — защищался боцман. — Вот, например, из порта М в порт Н вышла наша атомная подлодка, а навстречу ей — американская.

— Та самая, что затонула в Атлантическом океане? — уточнил Саблин.

— Во-во, она самая.

— Так что же про нее решать, про все все ясно.

Генка согласился и тут же внес новое деловое предложение — заменить все условия в задачнике на морские.

— А как же про колхозные сады и яблоки? — возразила Киреева.

— Заменим их снарядами, — вошел в азарт Синицын. — Гектары можно сделать морем.

— Тем самым, на котором будет морской бой, — уточнил наш главмех.

— Точно! Завтра мы дадим им такой бой, что от них мокрое место останется. А ириски девчонкам отдадим, — великодушно распорядился боцман.

Но разгромить четвертый «б» нам не удалось. Вся школа с утра точно с ума сошла — играла в морской бой. На всех уроках тонули корабли, а вместе с ними и флотоводцы. Уже после третьего урока на директорском столе лежала целая гора тетрадных листов, исчерченных квадратиками и крестиками. А к концу смены возмущенный директор сурово допрашивал учителей:

— Кто придумал эту дурацкую игру?

Постепенно ниточка поисков привела учителей к нашему крейсеру и его боцману. И учтя, что Генку вчера выпроводили из класса и не за какое-то другое преступление, а именно за морской бой, директор потребовал от адмирала снять с «Авроры» еще сто миль, а Синицына разжаловать и списать на берег до получения пятерки.

Мы с Колей мужественно отстаивали Генкину идею. Ну разве он виноват, что эти несознательные первоклашки воевали на уроках?

— Нет, нет, — не соглашался Николай Андреевич, — это пустая, глупая игра, которая отняла у нас целый день.

— Вовсе она не глупая, — улыбался Коля. — Она развивает сообразительность и…

— Не ту сообразительность, — перебил его директор. — Вся сообразительность должна быть направлена на повышение успеваемости и дисциплины. Ты же знаешь: мы боремся за школу без второгодничества. И ты должен помогать нам в этом, а не поощрять всякие глупости.

Коля обиделся. Губы у него сжались, на скулах выступили красные пятна. Он пригладил волосы и тихо ответил:

— Хорошо, Николай Андреевич. Я выполню ваше распоряжение. Но вы неправы.

— Вот и договорились, — одобрительно закончил беседу директор, протирая стекла очков. И, сбросив со стола в плетеную корзинку листы морских баталий, начал поучать Колю:

— Надо придумать что-нибудь поинтереснее, а главное, чтобы в этом интересном была польза. Можно, скажем, провести сбор на тему «Цель нашего похода» или «Цени минуту»…

И тут Николай Андреевич начал говорить о том, сколько за одну минуту в стране выплавляется стали, добывается угля, нефти и газа, сколько выпускается всяких тканей, шьется пальто и костюмов… Он то понижал, то повышал голос, иногда поднимал указательный палец, иногда бегло взглядывал на нас. Я плохо слушал цифры, а больше следил за его голосом, выражением лица.

— Вот что такое минута! — воскликнул Николай Андреевич. — В докладе можно и местные факты использовать. Ну как, интересно, а? То-то. А то придумали «морской бой». Я Синицына за вчерашнюю выходку не буду вызывать, а как договорились: накажи его своей властью.

Так «Аврора» была отброшена еще на сто миль назад. И теперь, проходя по коридору мимо табло, на котором отмечался маршрут всей эскадры, мы опускали головы или отворачивались к окну и смотрели на вечно взъерошенных воробьев больше, чем они того заслуживали. Хорошо еще, что Коля списал боцмана не в присутствии всех, а один на один. Вызвал его в пионерскую комнату и приказал:

— Мичманку снять, угольник тельняшки отпороть, свисток передать мне. Получишь пятерку — приступишь к своим обязанностям. Вопросы есть?

— Есть. Чем же мне заниматься?

— У тебя вполне достаточно теперь свободных дней для изучения истории крейсера.

— Где же я эту историю возьму? В учебнике всего две строчки про «Аврору». И потом, может, я завтра получу пятерку.

— Свежо предание, — вздохнул Коля.

— А вот возьму и получу, — упрямо повторил Генка. — Что я, тупой, как бревно? Мне просто не хочется долго учить уроки.

— Вот, Синицын, так ты и не воспитал в себе силу ноли. А ведь мы об этом говорили еще три года назад. Помнишь?

Еще бы, разве можно забыть эту забавную историю с воспитанием воли. Было это еще в то время, когда мы, надрав носы, носили алые звездочки октябрят, а семиклассник Коля Попов в третий раз пришел к нам вожатым.

Ha сборе он сказал, что будет проводить беседу на тему о воспитании силы воли.

— Ну, что такое воля, вы все, конечно, знаете. У каждого из вас есть какие-нибудь недостатки. Наша с вами задача: найти их в себе и изжить…

Вожатый говорил о Зое Космодемьянской и Александре Матросове, об отважных полярниках и покорителях целины. Заглядывал то в одну, то в другую книжку, даже стихи продекламировал, но я так и не понял, как же нужно воспитывать в себе волю. Если бы воспитывать кошку или собаку, — думал я, — это понятно, а вот как воспитывать волю?

Дома я тогда долго не мог заснуть, лежал и все думал, думал… Хорошо бы изобрести такой аппарат, чтобы можно было с его помощью в человека заглядывать, как в стеклянную банку. Тогда я бы сразу отыскал в себе недостатки и заставил их слушаться меня.

Утром возле совхозного клуба я встретил Лену Тарелкину. Она уже тогда считалась, правда, среди учителей и родителей, а не среди нас, не по летам развитой и начитанной девочкой. «Вот уж кто точно знает, как воспитывать волю», — решил я.

Тарелкина сидела на корточках, одной рукой вытирала слезы, а другой совала куцей Жучке конфетку «Чио-Чио-Сан». Я думал, что собака не пропускает Лену и моя одноклассница задабривает ее. Я хотел прогнать Жучку, но Лена махнула рукой и жалобно попросила:

— Не надо, Сеня. Это я волю воспитываю.

— Глупая ты, Тарелкина, — сказал я. — Ее зовут не Воля, а Жучка.

Лена обиделась, перестала плакать:

— Сам ты глупый. Я лучше тебя знаю, что ее зовут Жучка. Я свою волю воспитываю.

Потом я увидел Генку и побежал к нему навстречу.

Мне очень хотелось знать, какие недостатки он нашел в себе и как думает с ними бороться. Но, увидев постное лицо друга, я сразу догадался: ничего он не нашел. Так и оказалось.

— Я задачник потерял, — сообщил Синицын. — Мне не до воли.

Я пожалел Генку и хотел предложить ему списать задачи у меня, но в это время к нам подошла сияющая Тарелкина и похвасталась:

— А я уже воспитала волю.

Она рассказала нам, что конфеты, которые любит, с сегодняшнего дня не будет есть, а будет отдавать собаке. Тут я заметил, что Генка сразу повеселел. У него даже какие-то искорки засветились в черных глазах. Они всегда у него появляются, если он хочет у кого-нибудь надуть.

— А я вот, наоборот, хочу приучить себя есть конфеты, да отец с матерью не дают их мне. Прямо не знаю, как я дальше буду воспитывать свою волю, — вздохнул Генка.

Лена быстро оглянулась и прошептала:

— Только под честное пионерское — никому! Я свои конфеты буду отдавать тебе! Вот и будем вместе воспитывать волю. Согласен?

Генка хитро подмигнул мне:

— Как, Сенька, соглашаться?

Я хотел, как всегда, поддержать друга, но вдруг почувствовал, что краснею. Я же отлично видел, что Синицын надувает девчонку и хочет, чтобы я помог ему. Я молча переминался с ноги на ногу и ждал, когда они договорятся, но они смотрели на меня. Наконец, Генка не вытерпел и спросил:

— Ну, что ты молчишь? Сам, должно быть, хочешь получать конфеты. Так и скажи.

«Ах, вон ты какая птица синица, — подумал я. — Думаешь, сам обманщик и все такие. Пусть уж лучше Жучка ест конфеты». Я смело глянул на Генку и сказал:

— Не надо обманывать девчонок, Синица.

Генка тогда здорово на меня обиделся, даже задачи перестал списывать. Но потом мы с ним, как всегда, помирились. После того сбора были у нас и другие, про учебу и дисциплину, потому что не успевали мы исправить двойку, как нас уже отчитывали за разбитое окно или за арбуз, принесенный с совхозной бахчи. После каждого приключения мы не только слушали нотации, но и старались второй раз не делать так, чтобы взрослым доставлять огорчения. Нам искренне хотелось доставлять им только радость. Правда, это не всегда удавалось. Но все равно мы твердо были уверены, что за эти три года воспитали в себе волю.

А вот Попов сказал Генке другое.

Когда Синицын передал мне разговор в пионерской комнате, я успокоил его:

— Генка, если верить моему папе, у нас еще все впереди.

Уже возле нашего дома Генка вдруг вспомнил:

— Да. Еще Коля сказал, чтобы я облазил все библиотеки, но отыскал книжку про «Аврору». В нашей нет, я уже спрашивал. Придется топать в районную.

Мы посмотрели на хмурое темное небо, с которого срывались редкие, крупные дождевые капли. Да, решил я, невесело будет Генке шагать в райцентр. Может, ему повезет — пристроится с кем-нибудь на машине или тракторе.

Генка, наверно, думал о том же, потому что сказал:

— Приказ есть приказ. Надо выполнять. Ничего, как-нибудь доберусь.

И добрался. На этот раз ему здорово повезло. Утром пришел он к ремонтной мастерской, откуда уходили машины в «Сельхозтехнику» за запасными частями. Слесари окружили Синицына, начали расспрашивать о здоровье отца, просили передать ему приветы, а потом посадили Генку на вездеход и отправили в райцентр. Оттуда он вернулся сияющий, как начищенный самовар. Хотя ни в руках, ни в портфеле у него не было никакой книжки про «Аврору», Генка был очень доволен поездкой. Он остановился возле злосчастного табло и посмотрел на плетущийся в хвосте крейсер так, как будто мы не замыкали эскадру, а шли в авангарде, неся на фок-мачте флаг адмирала.

— Ничего, Сенька, — положил руку на плечо мне друг. — Скоро ты сам убедишься, что твой боцман не так уж плох, как о нем говорят некоторые. Я такое придумал, что другим в сто лет не приснится. Ты знаешь, кого я отыскал?

— Нет.

— То-то. Такой сбор проведем, что про него и в «Пионерскую правду» можно будет написать.

— Что же ты придумал? — начал я сгорать от любопытства.

— Потом расскажу… — играл на моих нервах Синицын.

Но я решил перехитрить его, узнать тайну не потом, а сейчас. И сделать это было не очень трудно, надо было только сказать, что он не выполнил приказа адмирала, не нашел книжку про «Аврору», а чтобы скрыть свою бездарность, придумал какую-то очередную глупость. Так я и сделал. Моя тактика оправдала себя. Генка сначала рассердился, но потом доверительно полушепотом рассказал:

— Я нашел живого матроса с настоящей «Авроры». И живет он у нас в поселке. Его все знают. Только надо проверить, а то, может быть, тракторист разыграл меня… Вот проверю и, если это точно, приглашу его после каникул на сбор, пусть он сам расскажет всю историю. Ну, что скажешь?

Что сказать? На этот раз Генка придумал действительно здорово. Мне захотелось первым узнать имя настоящего матроса.

— Уточню, тогда скажу.

— А еще друг, — обиделся я. — Экипаж подводишь безо всяких секретов. Из-за твоей милости «Аврора» два дня на якоре стоит. А тут у него секреты появились. Про Римскую империю я тебе без секретов рассказал…

— Так это ты выполнял поручение педсовета.

— Там говорили только про русский и арифметику, а по истории я тебе добровольно рассказывал, — напирал я на боцмана.

Но на этот раз Генка был неумолим, а чтобы со мной не ссориться, он пересел на последнюю парту.

И еще одной неожиданностью в тот день поразил весь класс Синицын. На уроке ботаники он так хорошо рассказал о великом садоводе Мичурине и о его яблоках, грушах, сливе, вишне, что впервые за весь год учительница поставила ему пятерку. А на уроке истории о могуществе римских императоров Синицын говорил так, словно сам был если не участником, то, во всяком случае, свидетелем тех великих и бурных событий. И за этот ответ в тесной клетке его дневника появилась еще одна пятерка. Эта новость, как самое важное сообщение последних известий, передавалась из класса в класс:

— Слыхал, боцман с «Авроры» две пятерки получил.

— Синицын-то пятерку отхватил по истории.

— Генка-то сдержал слово, на Мичурине пятерку заработал.

В этот вечер я с радостью открыл вахтенный журнал и сделал очередную запись: «23 марта в 16.00 снялись с якоря. Держим курс на Братск. Экипаж готовится к сбору, посвященному истории корабля. Ответственным за проведение сбора назначен боцман Синицын».

«Вот ведь какой Генка, — думал я, делая эту запись. — Может же он быть серьезным и умным. Это надо — за один день две пятерки. Мне и то не всегда такое удается. Просто мы его избаловали: ходим за ним, как няньки, уговариваем, помогаем, а честнее — даем списывать и гробим человека. Нет, Генка, дальше так дело не пойдет. Теперь ты за каждую двойку будешь отвечать перед экипажем!» — твердо решил я и задумался, когда ввести для боцмана такой суровый закон: с завтрашнего дня или после каникул?

Во время каникул можно было бы заняться с Генкой, повторить пройденное, заглянуть вперед. Но на мой намек о дополнительных занятиях Синицын молча открыл дневник и ткнул длинным пальцем в то место, где одна над другой восседали две пятерки. Жест был убедительнее всяких слов: Генка не нуждался ни в чьей помощи.

Но главная причина заключалась не в боцманской гордости или зазнайстве, а в том, что на все каникулы Синицын отправлялся к дяде, который, по клятвенному заверению Генки, служил в ракетных войсках и обещал помочь своему племяннику построить такую ракету, что она свободно долетит до Луны.

— Только ты там со своими ракетами не забудь про сбор, — предупредил я Генку.

— За кого ты меня принимаешь? — нахохлился друг. — Как начнем учиться, сразу приведу того человека.

— Ты уже все уточнил с авроровцем?

— Нет еще, — признался Генка. — Но один человек, которому я здорово верю, подтверждает, что такой моряк живет в нашем поселке.

— И кто этот человек?

— Не пытай меня, Сенька. Я скорее сгорю на костре инквизиторов, чем открою тебе тайну, — торжественно произнес Синицын.

Обидно, конечно, что твой лучший друг скрывает от тебя какую-то тайну. Но я утешал себя тем, что все-таки эта тайна не чья-нибудь, а нашего экипажа. И еще я немножко посмеялся над Колей Поповым, который, говорил, что Синицын до сих пор не воспитал в себе силу воли.

Встреча с юнгой

B середине апреля в школу пришел директор совхоза Дмитрий Петрович Журавлев. Одет он был по-праздничному: в черный костюм, с орденами и депутатским значком — красно-синим флажком.

За всю нашу жизнь в совхозе я видел Журавлева в школе второй раз. Первый раз он пришел в тот день, когда строители передали ему ключ от школы. Тогда Дмитрий Петрович поздравил нас с началом учебного года и замечательным подарком, просил хорошо учиться, беречь школу и расти достойной сменой своих отцов.

«Зачем он пожаловал теперь?» — терялись мы в догадках. Вместе с Николаем Андреевичем он заглядывал в классы, кабинеты, а потом долго стоял возле нашего знаменитого табло, на котором отмечалось движение эскадры. И только один Генка не выражал ни удивления, ни особого интереса к приходу директора. Он, как бы между прочим, сказал нам на перемене:

— После уроков останемся — проведем сбор об истории нашего крейсера.

Не успел замереть в коридоре звонок, как Генка, спросив разрешения, выскочил из класса. Буквально через минуту он вернулся с Журавлевым.

Мы, еще ни о чем не догадываясь, ждали, что вот сейчас откроется дверь и к нам войдет живой авроровец и морской форме. Тем временем Дмитрий Петрович прошел к столу и произнес густым басом:

— Привет юным морякам от ветерана Балтийского флота.

Неужели наш директор и есть тот самый матрос с «Авроры»? Ну и Синицын, ну и проныра! Я обиженно посмотрел на сияющего боцмана: не мог уж мне открыть тайну.

Мы приготовились услышать от Дмитрия Петровича интересный рассказ об «Авроре», о моряках-балтийцах. Но после приветствия он нахмурил свои лохматые черные брови и спросил:

— Кто командир «Авроры»?

Я вышел из-за парты и встал по стойке «смирно».

— Это что же получается? — загремел, как репродуктор на площади, Журавлев. — Форменное безобразие, товарищ Морозов! Глядел я сейчас на ваше черепашье движение и сгорал от стыда. Куда ты ведешь «Аврору»?

— В бухту Победы — Братск, — пролепетал я, готовый провалиться сквозь пол.

— Не похоже. В бухту лентяев ведешь ты свой экипаж. Краснознаменная «Аврора» замыкает флотилию.

— Эскадру, — поправил я ветерана флота.

— Эскадру? — приподнял свои брови Дмитрий Петрович. — У вас что же, корабли разных баз?

— Нет, одной школы.

— А раз одной школы, значит флотилия, — победоносно посмотрел на нас Журавлев. — Может, я забыл, боцман?

— Нет, — выдохнул Генка. — Это мы тут не подумали.

— А где у вас атрибуты крейсера?

— Какие?

— Обыкновенные. Чтобы все знали, с какого вы корабля. Взяли бы да нарисовали «Аврору», приклеили на дверях, каждому прикололи бы значок, раз бескозырок у вас нет. А то, значит, никому ничего об этом, подпольно. А топите «Аврору» на глазах у всей школы. Ее японцы хотели потопить в Цусимском бою. Ничего у них не получилось. Хотя у них было девять крейсеров, а у наших только два. Дали им русские прикурить.

— А вы тоже воевали тогда? — спросила Тарелкина.

— Нет. Я в тот год только на свет появился, — уже мягче проговорил директор. — Да ты садись, Морозов.

Думая, что его гнев прошел, я спросил:

— Расскажите нам про «Аврору».

— А я про что же вам рассказываю? — снова нахмурился Журавлев. — Вы хоть знаете, что такое «Аврора»?

— Предположим, — насмешливо произнес Грачев, — у древних римлян — богиня утренней зари.

— Ну-ну, — в тон ему сказал директор.

— Ее изображали на носу корабля в виде красивой женщины, — тоном учителя объяснил Вовка.

— А древние греки изображали Аврору крылатой женщиной, выезжающей на колеснице из океана, — дополнила его Тарелкина.

— Ну, может быть, так у вас в истории написано, — согласился директор. — Только я вас про другую, русскую «Аврору» спрашиваю. Больше ста лет назад был у нас на Камчатке фрегат «Аврора», трехмачтовый парусник. Напала тогда на Петропавловский порт англо-французская эскадра. Но наши моряки разбили ее. Особенно прославилась в этом бою «Аврора». Вот в честь ее и присвоили это имя новому крейсеру, который построили в бывшей русской столице Петербурге шестьдесят лет назад. У вас хоть фотография крейсера есть? — повернулся он к боцману.

— Есть. Морозов, подай!

Я достал из портфеля вахтенный журнал, в котором лежало несколько вырезок с изображением «Авроры».

Дмитрий Петрович, взглянув на картинки, как-то странно улыбнулся, достал платок, шумно высморкался и, показывая нам фотографию из «Огонька», сказал:

— Вот она, красавица.

В этот вечер мы узнали, что «Аврору» спустили со стапелей Балтийского судостроительного завода в 1903 году. В то время это был самый быстроходный крейсер, он давал двадцать узлов в час. По огневой мощи ему тоже не было равных. Он мог одновременно стрелять из восьми шестидюймовых орудий, из двадцати четырех трехдюймовых, из полуторадюймовых и еще выпустить по врагу сразу три торпеды. На крейсере была установлена самая мощная радиостанция, которая в октябре 1917 года по приказу Ленина передала на весь мир первые законы Советского правительства о Мире и Земле.

Мы попросили Дмитрия Петровича поподробнее рассказать об историческом залпе по Зимнему дворцу.

— Залп по дворцу? — удивился наш гость. — Не помню такого.

— Ну как же? — разочарованно сказал класс. А я положил перед Журавлевым репродукцию с картины художника Дудника, которая называлась «Залп «Авроры». На ней нарисовано большое окно. К темному стеклу прижался бородатый солдат с винтовкой. Он смотрит на Зимний. Туда же смотрит Ленин и другие люди.

— Это, ребятки, фантазия художника, — сказал Дмитрий Петрович. — Залпа не было. А дело было вот как…



Слушая директора, я представлял себе очень ясно хмурое небо над Невой, моросящий дождик, разведенные мосты и притаившийся Зимний дворец, где спрятались министры Временного правительства и их главнокомандующий Керенский.

— Между прочим, — улыбаясь, заметил Дмитрий Петрович, — этот Керенский родился тоже в Симбирске и даже учился в той же гимназии, где и Владимир Ильич. И вот однажды под Новый год пришли Керенские на елку к Ульяновым, а будущий премьер-министр нарядился девочкой. Это он уже тогда репетировал свою позорную роль. Вы, может быть, уже знаете, что Керенский убежал из Зимнего в женском платье… Но это между прочим. Так вот, по приказу Владимира Ильича привели мы свою «Аврору» к Николаевскому мосту.

— А вы тоже? — уточнила Тарелкина.

— Факт, тут уж я был в полной форме юнги.

— Расскажите, как попали на «Аврору», — понеслось со всех сторон.

— После июльского расстрела остался я сиротой, бродягой. Было мне столько лет, сколько вам теперь. Жил я на Васильевском острове, в поселке судостроительного завода. Там в ту пору ремонтировалась «Аврора». Ну, а мы, мальчишки, день-деньской пропадали на верфи, и на корабль нас пускали как своих. Ну, кому гайку подашь, кому ключ поднесешь, а по утрам матросы из комитета посылали меня за газетами. Тут узнали они про мою беду и попросили Белышева зачислить меня в экипаж. Пошел он к командиру, а тот ни в какую. Ну, тогда судовой комитет сам решил взять меня юнгой. Достали где-то робу, бушлат, бескозырку по размеру, и стал я заправским моряком.

Так вот, подошли мы к Николаевскому мосту, теперь он называется мостом лейтенанта Шмидта. Да, а там юнкера — барские сынки орудуют, развели его, чтобы, значит, рабочие отряды не могли подойти с Васильевского острова к Зимнему дворцу. Направили на них наши бомбардиры одну носовую трехдюймовку и пару пулеметов — они, как зайцы, врассыпную. Навели мы мост, арестовали юнкеров, ждем дальнейших приказов. Вечером вызвали в штаб нашего старшего артиллериста. Там ему сказали, что Керенскому послали ультиматум, требование такое, чтоб он безо всякого якова сдался. Если временные не выполнят этот ультиматум, по Зимнему откроют огонь орудия кораблей и Петропавловской крепости. Спросил у наших комендоров, может ли «Аврора» стрелять по дворцу прямой наводкой. Они ответили: может. Ну, тогда ждите сигнального выстрела с Петропавловской крепости и дайте по Зимнему один холостой выстрел. А если это не подействует и Керенский не сдастся — откройте боевую стрельбу.

Ждем сигнала час, другой. Уже совсем стемнело. Все отряды Красной гвардии и моряков прошли ко дворцу, окружили его. Потом оттуда донеслась оружейная и пулеметная стрельба. Ну, думаем, сейчас начнется. Комендоры застыли у орудий. Наконец с крепости раздался сигнальный выстрел. И тут наш комендор Евдоким Огнев как грохнул холостым снарядом из носовой шестидюймовки!

Прошло несколько минут, слышим — возле дворца перестрелка еще сильнее. Это наши пошли на штурм. А мы ждем. Еще через час, полтора прибегает в кают-компанию радист и говорит, что из штаба получен приказ приготовиться к боевой стрельбе, а то штурм может затянуться до утра. Приказ-то мы получили, а стрелять по Зимнему не очень хотелось. Мы, матросы, хоть и были серыми людьми, но красоту понимали. Дорог нам был тот дворец, не потому что в нем цари жили, а теперь продажные министры засели. Их мы выгоним, а дворец, этот замечательный памятник русских мастеров, и бесценная картинная галерея были нам дороги. К нашему счастью, «Аврора» так и не получила приказа открыть огонь. Говорят, что юнкеров и министров перепугал холостой выстрел, а наших он так подбодрил, что они со стороны Дворцовой площади ворвались во дворец и арестовали Временное правительство.

Вот как было дело с историческим выстрелом «Авроры», — закончил рассказ Дмитрий Петрович.

— А потом что было с вами? — спросил Миша Саблин.

— Лично со мной ничего особенного. Однажды я с отрядом пришел охранять Смольный, там меня увидел Феликс Эдмундович Дзержинский. Слышали о таком?

— Слышали. Знаем. Он был председателем ВЧК. Железный Феликс! — нестройно, но дружно ответил отряд.

— Расспросил он меня про житье-бытье и сказал, что война — дело не детское, что контрреволюцию взрослые большевики разгромят сами, а мне посоветовал пойти учиться в школу. Чтобы потом я стал не только преданным, но и грамотным и чтоб я умел строить новую жизнь.

— А вы?

— А я сказал, что пока нет приказа идти в школу, и не послушался Дзержинского. Потом с продотрядом поехал я на Дон — хлеб отбирать у богатых кулаков и отправлять голодающим городам. Заболел там тифом. Выздоровел, добрался до Москвы. Разыскал в Кремле Феликса Эдмундовича, попросил у него билет до Питера, а он отправил меня в детскую коммуну, оттуда поступил я в Тимирязевскую академию. Вот так и стал балтийский матрос Журавлев землепашцем.

— А как же «Аврора»? — опросила Лена.

— Ничего «Аврора». Без меня не погибла. Обороняла Петроград от белых, потом ее сделали учебным кораблем, первой академией советских морских офицеров. А когда исполнилось десять лет Октябрьской революции, «Аврору» наградили орденом боевого Красного Знамени.

— А в Великой Отечественной войне она тоже участвовала?

— Участвовала. Не давала фашистским стервятникам сбрасывать бомбы на город Ленинград. А теперь, вы, наверное, знаете, «Аврора» стоит как памятник у Петроградской набережной.

— Знаем, читали, — хором ответил отряд.

Дмитрий Петрович поднялся со стула, посмотрел на часы и спросил:

— Есть еще вопросы?

— Нет, спасибо вам.

Весь класс захлопал в ладоши, когда я от имени отряда пожал широкую твердую руку Журавлева. Я заверил его, что теперь «Аврора» будет быстрее идти вперед, и от имени всего экипажа дал слово, что мы первыми придем в Братск.

Дмитрий Петрович снова сел и сказал:

— Раз у вас нет вопросов ко мне, тогда у меня есть к вам. Вы собираетесь быстрее идти вперед. А как, если не секрет?

— Будем лучше учиться, больше получать пятерок, — объяснил я. — По дисциплине не будем иметь замечаний.

— И это все?

— Нет, — поднялся Генка. — Мы еще придумаем что-нибудь такое!

— Какое?

— Ну, такое, — Синицын сделал непонятный жест рукой. — Необыкновенное.

Дмитрий Петрович насмешливо покачал головой. Ребята с других кораблей засмеялись.

— А может, не надо придумывать ничего такого, — директор повторил Генкин жест, — необыкновенного. Вы знаете, что мы к девяносто третьей годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина решили открыть памятник нашему дорогому вождю и заложить парк культуры и отдыха его имени. Послезавтра весь совхоз выходит на воскресник. Будет неплохо, если вы в этом парке разобьете свою, пионерскую, аллею.

— Придем! Посадим! — с восторгом приняли мы предложение.

— В прошлом году вы хорошо помогли птицеферме. Сейчас мы снова получили сто двадцать тысяч цыплят, а у нас сев начинается. Люди все на счету. Я просил бы вас возобновить свое шефство. Как, согласны?

— Согласны!

— А мы в долгу не останемся. Лучших пошлем на Выставку достижений в Москву, дадим путевки в пионерские лагеря.

— Я воспитаю тысячу цыплят, — пообещал Грачев. И только Дмитрий Петрович хотел похвалить его, как он спросил: — В «Артек» меня пошлете?

— Цыплят, как говорится, по осени считают, — насмешливо сказал директор. — Что же вы сразу мне условия ставите? Сначала сделайте, а потом будем говорить о наградах.

— Хорошо, — согласился Вовка. — Но чтоб без обмана.

— Хватит тебе, Дипломат, — рассердился я на Вовку — такие слова говорит на бывшего авроровца.

Все тоже закричали на Грачева, начали его стыдить. А пока отряд занимался Грачевым, я сказал Генке, что было бы здорово, если бы мы зачислили Дмитрия Петровича в наш экипаж.

— Железно! — одобрил Синицын и толкнул меня к столу. — Давай!

Я подошел к Журавлеву и сказал:

— Дорогой Дмитрий Петрович, просим вас быть членом нашей «Авроры».

Он быстро встал, вытянул руки по швам и пробасил:

— Спасибо за честь, капитан. Только кем же я у вас буду?

— Почетным капитаном, — предложила Лена.

— Нет, лучше главмехом, — сказал Саблин.

— Комендором!

Дмитрий Петрович улыбнулся и попросил:

— Если можно, ребята, оставьте меня юнгой.

— Можно, — согласился Синицын. — Но чтоб Устав выполнять.

— Обижаешь, боцман, — пошутил Журавлев. — Твой приказ для меня закон.

B класс вошел Коля Попов. Он поздоровался со всеми, наш новый юнга пожал ему руку.

— Уговорил все-таки? — спросил Коля, глянув на счастливого, улыбающегося Генку.

— Нашел и уговорил, — уточнил Синицын.

— За твою находчивость, боцман, прибавляю «Авроре» сто миль!

Дружными аплодисментами ответили мы адмиралу.

После прихода Коли сбор продолжался еще целый час. Мы решили заменить спортивное табло большой картой Советского Союза, на которой протянем ниточки и по ним будем продвигать свои корабли, вырезанные из картона. Еще решили на классных дверях над силуэтами кораблей-победителей вывешивать красные звездочки, а тем, кто терпит бедствие, — спасательный круг. И еще: каждый из нас отныне будет носить на рукаве синий кружок с якорем и названием своего корабля.

А когда прощались, Дмитрий Петрович предложил:

— И давайте не выдумывать что-нибудь такое, — под веселый смех он снова повторил Генкин жест, — а, как разведчики, искать. Честное слово, ребята, у нас в совхозе так много интересного! Присмотритесь только хорошенько.

Коля добавил:

— За любую интересную находку разведчику будет присваиваться звание красного следопыта.

В тот же вечер мы с боцманом решили первыми во всем поселке получить это звание.

Приказ по флотилии

Хорошо, что пришла весна. Вечером солнце долго не прячется за горизонт. До ужина можно наиграться и в футбол, и в шахматы или уйти в степь и там о чем угодно намечтаться и наспориться.

Уже который день мы с Генкой после уроков приходим в степь и лежим в траве. Трава у нас необыкновенно красивая, как будто ее разукрасили густой краской. А полевые цветы! Они в сто раз лучше, чем на любой клумбе. Отсюда, с пригорка, нам хорошо виден весь поселок. Вон наша школа с красной крышей, вон столовая, сельмаг, а рядом с ним Дом культуры. Пустырь за ним засажен маленькими деревьями. Это парк, о котором говорил на сборе директор совхоза. Там есть и наша тополиная аллея. Правда, тополи пока похожи на тоненькие метелочки. Ничего, когда-нибудь они вырастут. Вырос же сад, даже зацвел…

Но сегодня мы недолго любуемся степью и поселком. Нам некогда. У нас есть дело.

Вот уже вторую неделю в пионерской комнате — адмиральском салоне — висит большая физическая карта СССР. Вверху над ней написано: «Разведка доносит», а ниже наклеено столько конвертов, сколько кораблей флотилии. На каждом конверте силуэт крейсера или линкора. Чей экипаж нашел что-нибудь важное или интересное, сообщает об этом письменным рапортом.

Пока, на наш с Генкой взгляд, ни одного интересного донесения не поступило. Мы тоже ничего не сообщили, только мечтаем о каком-нибудь герое. Но в нашем совхозе еще никому такое звание не присвоили. Или задержать бы шпиона. Мы с Генкой недавно прочитали книжку о пограничниках. Там есть один рассказ о том, как маленькая девочка перехитрила опасного врага. А чем мы хуже этой девчонки? Пусть только встретится шпион.

Вчера мы узнали, что в Советский Союз скоро прибудет вождь кубинцев Фидель Кастро. Нам совершенно ясно, что прибудет он самолетом. А вдруг его самолет будет лететь над нами? Тогда мы первыми увидим его. Вот это будет донесение! А может, за самолетом Фиделя будет гнаться вражеский истребитель. Тогда я побегу к третьей бригаде, где стоит локатор… Или нет. Пусть лучше бежит Генка, у него ноги длинней, и доложит командиру части… Тревога! Летит ракета — и шпионский самолет сбит.

Но небо пока молчит. Беззвучно плывут по нему облака.

— Ну не везет нам, Сенька, — в который раз вздыхает мой друг.

Мы утешаем себя только тем, что у других кораблей дела не лучше, чем у нас. Ну, посудите сами, разве можно считать настоящим рапортом донесение Вовки Грачева о ландышах в Сухой балке, которые можно собирать, сушить и сдавать в аптеку? Или худосочная записка Пашки Лисицына о том, что он прочитал книжку про голубей — «Птица — радость» и советует немедленно прочесть ее всем. А Лена Тарелкина подсунула в конверт сообщение о том, что она со Светкой ходит к пенсионерам и меняет им книжки в библиотеке. И ведь надо, наш адмирал за эту детскую забаву присвоил им звание красных следопытов!

— Смотри, — толкнул меня Генка и показал на дорогу. По ней, опираясь на палку, медленно шел старик. Он был не знаком нам. Если бы мы увидели его до чтения книжки, то наверняка не обратили бы внимания. Но теперь… Мы припали к земле. Резкий холодный ветер пробежал по нашим затылкам. Стало зябко.

Старик подошел ближе, остановился. Потом снял котомку с плеча, бросил ее на обочину дороги и, кряхтя, присел. Задрав пиджак, он долго растирал кулаками поясницу, водил ладонями по ногам. А мы, леденея от холодного ветра, не смели шевельнуться.

— Может, он больной, — шепнул я Генке.

— Хитрый, — одними губами ответил боцман.

Мне было непонятно: перед кем старик хитрит? Если он диверсант и заметил нас, то подошел бы к нам.

Наконец мне в голову пришла замечательная идея:

— Знаешь что, я сейчас подойду к нему с кормы, а ты лежи и наблюдай за ним.

— Почему это ты пойдешь? — нахмурился Генка. — Давай вместе.

Мы проползли несколько метров по-пластунски и потом в один миг подскочили к незнакомцу. От неожиданности старик вздрогнул.

— Ах вы, пострелята, — сказал он, и лицо его, доброе, все в морщинках, посветлело. — Напугали боевого партизана.

— Вы партизан? — удивился Синицын.

— Был, милый, был. Не веришь? Спроси у моих дружков-товарищей — кто в округе не знает Терентия Захаровича Тарелкина.

— Так вы дедушка нашей Лены? — еще больше удивился Генка.

— Он самый. От станции до бригады меня на грузовике подвезли. А тут шел, шел, да вот машина сломалась. — И Терентий Захарович показал на свои ноги. — Ревматизм меня замучил, чтоб ему ни дна, ни покрышки… Как перемена погоды, так хоть ложись и помирай. А помирать мне не ко времени. Вы, случаем, не с моей внучкой учитесь?

— С ней!

— А, случаем, вы не с «Авроры»?

— С нее, — сказал боцман и показал якорь на рукаве.

— Уж не боцман ли ты Синицын? — улыбнулся старик.

— Он самый, — с радостью доложил Генка. — А вы откуда знаете меня?

— Слухом земля полнится. Значит, иду я к вам. Позвала меня внучка на пионерский сбор рассказать вам про то, как мы в здешних местах воевали за Советскую власть. Да вот, незадача получилась, поясница разболелась, ноги отнимаются, — пожаловался Терентий Захарович. — Вот как ноют. Гляди, через час-другой мороз ударит.

— Какой же мороз перед маем? — удивился я.

— Обыкновенный, — спокойно ответил Тарелкин. — Помню, году в двадцать седьмом собрались мы на маевку в белых рубашках, а он как хватит, да снегу как навали… Вот и теперь, чует мой барометр, — показал он на ноги, — быть морозу.

— Так он же все поморозит, — испугался я.

— Да нет, — успокоил меня старик, — озимым он не страшен.

— А как же наш сад совхозный? Он только-только зацвел!

— Для сада такой мороз самый вредный, да еще ветерок тянет, — озабоченно произнес Тарелкин. — Помню, году в двадцать втором…

— Что делать-то, дедушка? — перебил я старого партизана.

— Беги, милый, скорее в контору. Предупредить надо, — распорядился Терентий Захарович.

— Да там никого нет, — сказал Генка. — Все в поле на сев уехали.

— А что если мы сделаем, пионеры, дедушка? — спросил я.

— Дело говоришь, хлопец. Давай дуй что есть духу на усадьбу, подымай всю свою пионерию, берите по охапке соломы — и к саду. Поджигайте солому со стороны ветра. Дымом окуривайте.

— Лечу!

И я пустился бежать.

— Сенька! Сенька! — закричал мне вслед Синицын. — Пришли лошадь или велосипед — дедушку подвезти!

Я бежал так быстро, что ветер выжимал из моих глаз слезы и свистел в ушах. Скоро ли усадьба? Когда мы смотрели в бинокль, она была рядом, рукой подать, а вот бежать до нее очень далеко. Даже когда я бежал на кроссе прошлой осенью, у меня так не колотилось сердце и не пересыхало во рту. Не раз мне хотелось сесть или лечь и отдышаться, но я говорил себе:

— Нельзя, капитан. Прибавь скорость.

Я спустился с пригорка, пробежал мимо больницы, впереди показалась контора. Там, на втором этаже, диспетчерская и радиоузел, где работает наш вожатый. Только бы он был там, только бы он не ушел обедать. Нет, сегодня Коля будет сидеть до ночи, ведь он держит связь со всеми тракторными бригадами. Вот она, диспетчерская. На двери табличка «Посторонним вход воспрещен». Какой же я посторонний? Я разведчик, у меня важное донесение, не про ландыши.

Коля сидит у рации, на голове у него наушники.

— Коля! Мороз! Сад погибнет! — изо всех сил трясу я его за плечо.

Он поворачивает ко мне сердитое лицо.

— Мороз! — докладываю коротко и валюсь на стул.

— Кто тебе сказал? — тревожно смотрит на меня радист.

— Дедушка Терентий. Тарелкин. Надо солому скорое зажигать…

Попов включает радиоприемник и смотрит на часы. Потом он подбегает к стене, на которой висит барометр. Стрелка барометра дергается, пытаясь оторваться от слова «ясно». Разгорается зеленый глазок радиоприемника, и мы слышим размеренный голос диктора; «…местами понижение температуры до минус трех-пяти градусов… Мы передавали сводку гидрометбюро».

Коля выключает радиоприемник, садится к микрофону и, жестом приказав мне молчать, громко говорит:

— Внимание! Говорит радиоузел совхоза. Всем пионерам дружины имени Павлика Морозова. Всем экипажам кораблей флотилии Разведка крейсера «Аврора» сообщила: ожидаются заморозки до минус пяти градусов. Приказываю: всем захватить по охапке соломы и бежать к саду…

Потом Коля выключает передатчик и поворачивается ко мне.

— Беги скорее к садовнику, он ничего не знает.

— Есть, адмирал, — кричу я от двери и, вспомнив про Генку и старика, прошу: — Пошли в степь подводу — дедушка заболел.

Из репродуктора во дворе раздается Колин голос. Коля повторяет свой приказ. Значит, во всех домах и в школе пионеры слышат его. Конечно, слышат. Вон Пашка Лисицын бежит с пучком такой же рыжей соломы, как его чуб. Наперерез ему мчится Грачев. Он о чем-то спрашивает Пашку, тот кивает головой, и Вовка скрывается за конюшней. То справа, то слева открываются калитки, из них, как заведенные, выскакивают ребята. А вон целая гурьба бежит со спортплощадки.

Вслед за Вовкой я сгребаю солому за конюшней и через огороды лечу к саду. Он у нас совсем молодой, намного моложе меня. И он первый раз так сильно и красиво зацвел. Никто из нас не сломал ни одной ветки. Неужели мы дадим морозу погубить цвет?

Нет! Мы перетаскаем весь стог, весь день и всю ночь будем окуривать сад горьким, но теплым дымом. Только надо правильно окуривать деревья, надо найти садовника. Тарелкин говорил: заходить с подветренной стороны. Ну да, чтобы ветер гнал дым на деревья. Солома лезет за воротник, колет шею, щекочет нос. Вот, наконец, и сад. Я бросаю свою охапку и зову остальных:

— Сюда! Ко мне!

Остановившемуся Лисицыну приказываю:

— На всех парах жми к будке садовника, скажи ему про мороз.

— Есть, капитан!

Но Пашка не успевает поднять пары: между рядами яблонь появляется высокая и прямая, как мачта, фигура садовника. Я подбегаю к нему и торопливо говорю о морозе, о приказе Коли Попова по флотилии, о соломе.

— Молодцы, ребятки, — одобряет наши действия садовник. — Зажигайте.



Скоро уже над садом плывет едкий голубоватый дым. В его густых клубах, как в вате, прячутся нежные лепестки яблоневого цвета. А мы, чумазые и веселые, подставив ветру спины, громко поем:

Пусть ветер,
               ветер,
                     ветер,
                          ветер кружится…
В дорогу, красный следопыт!
На остров Подвига,
На берег Мужества,
На мыс Героев наш путь лежит!
Когда мы возвращаемся в поселок и говорим о том, как здорово будет в августе не только смотреть на яблоки, но и есть, Лена говорит:

— Теперь, Сеня, тебе обязательно присвоят звание красного следопыта.

— Почему только мне, а Генке?

— Ему-то за что? — удивляется Грачев. — Пришел самый последний, солому не принес.

Я рассказываю ребятам, как произошла вся эта история, а встретивший нас Коля Попов сообщает:

— Я уже повесил над вашей «Авророй» звездочку и передвинул корабль вперед еще на сто миль.

— Удивил, — небрежно произносит Вовка. — Да им за такой подвиг самое малое медаль надо дать.

— Ну медаль, не медаль, — говорит Коля, — а ценный подарок, я думаю, дадут.

— Нет, — стоит на своем Грачев. — Будь моя власть, я бы наградил их медалью.

Кто бы мог подумать тогда, что желание Дипломата исполнится и совсем скоро.

Так держать!

Вы, наверно, тоже заметили, что перед праздниками всегда получается головоломка, потому что все самое важное откладывается на последний день. Вдруг выясняется, что необходимо оформить фотомонтаж, что в почтовом ящике стенгазеты нет ни одной заметки, что традиционный сбор тоже не проведен, потому что докладчик сидит сложа руки и ждет, когда ему принесут прошлогоднюю первомайскую газету.

Так было и на этот раз. У нас получился не сбор, а битва при Ватерлоо. Правда, стреляли мы друг в друга, в основном, языком — спорили и острили. Я уже подумал, что все это может кончиться ничем и мы разойдемся, как в море корабли, но слова «море» и «корабль» тут же заставили меня вспомнить, что я являюсь капитаном. Тогда я решил воспользоваться властью и приказал Синицыну:

— Боцман, построить команду на палубе!

— Но у нас сбор, — попыталась возразить Лена. — Это несправедливо!

— Разговорчики! — небрежно бросил Генка и скомандовал: — Встать! Смирно! Товарищ командир, экипаж «Авроры» построен!

Не отдавая команды «вольно», я сразу перешел в атаку.

— Рулевой Тарелкина, где фотомонтаж?

— У нас все готово. Осталось наклеить и надписи сделать.

— Когда повесите?

— Завтра.

— Механик Саблин, где стенгазета?

— Да у меня передовая есть из календаря…

— Не годится, — перебил я Мишу. — Напиши про наш поход.

— Уже писали к ленинским дням.

— Еще напиши. Возьми у меня вахтенный журнал. Там все есть.

— Ладно, — неохотно согласился Саблин. — Еще я написал про сад, вырезал из «Крокодила» карикатуру и еще сочинил стихотворение.

— Какое стихотворение?

— Про Фиделя Кастро, — смутился Миша.

То, что наш тихоня Саблин пишет стихи, мы знали давно. Но раньше он сочинял про степь, про лес, про небо, а теперь — про Фиделя Кастро. Это интересно.

— Читай! — приказал я.

Миша достал из кармана тетрадные листы, развернул их и начал читать:

ПИСЬМО ФИДЕЛЮ КАСТРО
Наш друг и брат! Как хорошо, что к Маю
Приехал ты в Советскую Отчизну.
Теперь мы твердо знаем,
Что вы идете к коммунизму.
Так приезжай, Фидель, в наши станицы,
Посмотришь, как цветет советский край.
Подарим мы тебе отличную пшеницу,
Которая дает богатый урожай.
Пускай ее посеют ваши парни,
И пусть она созреет в добрый час.
И хлеб народ получит из пекарни,
И добрым словом вспомнит нас.
Еще, Фидель, мы очень бы просили,
Чтобы от нас, отважных и умелых,
От пионеров Ленинской России,
Ты передал привет кубинским пионерам.
— Вот и все, — закончил Саблин, пряча листки в карман.

— Ну как? — спросил я у экипажа.

— Здорово! — единодушно сказала команда.

— Поместим в газете и пошлем товарищу Фиделю Кастро, — уточнил Генка.

После чтения стихотворения я разрешил всем сесть, и мы начали обсуждать, как пойдем послезавтра на первомайскую демонстрацию. Кем быть, мы решили сразу — космонавтами и кубинцами. Но вот кого сделать Гагариным и кого Фиделем? Ленка рассмешила всех. Она предложила поручить роль Юрия Гагарина Светке Киреевой! И почему бы вы думали? Только потому, что Светкин папа был майором авиации и служил когда-то в одной части с космонавтом номер один.

Ну, конечно, ее предложение с треском провалилось. Хотели выдвинуть меня. Но тут же отказались: во-первых, для Гагарина я очень толстый, и меня будет тяжело нести в ракете, во-вторых, шахматами я интересуюсь больше, чем полетом в космос, и, в-третьих, нельзя же все главные общественные нагрузки отдавать одному человеку.

— Меня, — услышал я жаркий шепот своего друга. — Выдвинь меня.



Лицо у Генки было почти такое же красное, как галстук, а глаза светились, как у нашего Мурзика, когда он смотрит на мясо или колбасу. «А почему бы, на самом деле, не Синицына?» — подумал я, вспомнив, что в тот апрельский день он первым прибежал в школу и сообщил о полете космического корабля «Восток» вокруг Земли. И потом, надо честно сказать, наш боцман, хотя и любит море, главным для себя считает космос. Не на словах, а на деле. Недавно он признался мне, что хочет после первомайской демонстрации запустить в небо ракету, ту самую, которую смастерил с дядей. Правда, я мало верил в то, что она полетит; ведь все предыдущие его ракеты, а их было, чтоб не соврать, штук двадцать — отказались взлетать. Из чего только Генка не мастерил их: из бронзовых и латунных труб, из кровельного железа, даже одну деревянную сделал… Заправлял он ракеты то керосином, то бензином, то какой-то селитрой, даже охотничьим порохом. Но все было напрасно.

— У меня скафандр… настоящий, — теребил меня Генка.

Я постучал крышкой парты и, когда все утихли и обратили на меня внимание, предложил:

— Гагариным выберем Синицына. Тихо! Сам знаю, что у него тройка за контрольную по арифметике. Но он ее уже закрыл. Генка самый легкий в классе, и его нетяжело будет нести в ракете, а потом у него есть настоящий скафандр.

Скафандр сразу произвел впечатление. Все смотрели на Генку так, словно он только что вернулся из межпланетного путешествия. Кандидатура Синицына прошла единогласно. После этого стали думать, кого наряжать Фиделем Кастро или, в крайнем случае, простым кубинцем, но непременно с бородой.

Из-за черных волос и темного загара больше других на кубинца походил опять же наш боцман. Но нельзя же ему доверить две главные роли! У Саблина тоже темные волосы, но Миша у нас самый сильный парень, и его уже утвердили главным носильщиком Генкиной ракеты.

— Можно и девочку! — стояла на своем упрямая Тарелкина, не желавшая признавать законов физического развития человека, по которым (это всем, кроме Ленки, ясно) до сих пор еще ни у одной женщины мира не вырастала не только борода, даже жиденькая козлиная бороденка. Мы были согласны, чтобы наши девочки нарядились в береты и куртки кубинских девушек.

Тарелкина требовала невозможного: она хотела, чтобы одной из них была приклеена кастровская борода. К счастью, вся мужская половина экипажа категорически отклонила это притязание. Наконец девчонки согласились и даже не возразили, чтобы бородачом с автоматом был я.

Насчет моей кандидатуры тут уж постарался Генка. У нас с ним на этот раз получилось, как в той крыловской басне, где кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку.

На долю девчонок досталась самая несложная работа — они должны были украсить нашу колонну цветами, флажками и ленточками.

Когда заговорили о цветах, я вспомнил вчерашний разговор с отцом. Он сказал мне вчера, что в наш совхоз обещали приехать гости из далекой Италии. Все они старые коммунисты, воевали против фашистов в партизанских бригадах. У нас никогда еще не бывали иностранцы, и поэтому все взрослые их очень ждали, готовили хорошую встречу.

Я рассказал ребятам об итальянцах. Они обрадовались и решили встретить их букетами цветов.

После сбора Генка долго тряс мою руку.

— Спасибо, Сенька. Выручил, друг. Я у тебя в долгу не останусь. Хочешь, открою тебе тайну?..

Жестикулируя и путаясь у меня под ногами, боцман рассказал, что за четвертым лиманом, где осенью бульдозеры насыпали высокий вал, весной расцветают необычные сиреневые тюльпаны. Оказывается, Генка уже выкопал несколько луковиц такого тюльпана и высадил на клумбе возле памятника Ленину.

До сих пор я видел тюльпаны желтые, красные, белые, даже оранжевые с оттенками, но сиреневых видеть не приходилось. Может, Генка сочиняет? Найти такие тюльпаны — это было бы здорово! Ведь были когда-то в Голландии черные тюльпаны! О них Дюма даже роман написал. Может быть, и сиреневые тюльпаны — не фантазия Генки. Вот только почему он не сделал донесения разведки о цветах? Наверно, как я об итальянцах, забыл.

— Я бы сам с тобой пошел, — все говорил Синицын, — но, понимаешь, некогда…

— Чем же это ты так занят?

— Да мы с отцом сарай ремонтируем. И потом надо скафандр доделать.

— Ты же говорил, что он у тебя настоящий?

— Такой же, как твоя будущая борода, — засмеялся нахально боцман.

— Опять обманул.

— Ну что ты, — стал серьезным Синицын. — Сам увидишь. Скафандр — первый класс. В нем даже на дно океана можно спускаться. Ну, пока, — заторопился Генка, — а то мы болтаем, а дело стоит.

Я даже удивился деловитости боцмана. И хотя мне было жалко расставаться, не узнав подробностей о скафандре, я проявил мужество, пожал Генкину руку и поспешил домой.

Утром, выпив кружку молока и попросив у бабушки кусок хлеба, я отправился за невиданными тюльпанами. Можно было позвать остальных, но тогда бы я выдал нашу тайну. Пошел один. Сначала было идти легко. Наверное, потому, что в животе у меня было почти пусто. За песчаной балкой, насколько хватало моего взгляда, раскинулась во все стороны степь. Я уже рассказывал, какая у нас красивая степь весной. Она такая красивая, что на нее можно смотреть целый день и не надоест!

Прямо за дорогой пестрели, плавно покачиваясь, будто приветствуя меня, умытые ночной прохладой цветы: желтые, алые, синие. В другое время я бы, конечно, не пошел дальше, но сегодня цветы показались мне даже не очень красивыми. «Пусть вас рвут девчонки», — снисходительно разрешил я и быстрее зашагал к четвертому лиману.

Наконец я добрался до вала, который в прошлом году нагребли бульдозеры для задержания вешних вод.

Поднялся на гребень, глянул и даже ахнул от удивления. До самого горизонта степь была залита водой. Раньше к этому времени вода уже вся стекала с полей и овраги. Какая здесь вырастет кукуруза! Вот бы Журавлев расщедрился и отдал это поле школьной бригаде! Мы бы собрали не по триста центнеров, а по тысяче с каждого гектара. Тысяча центнеров! Знаете, это сколько много! Одной корове хватило бы на десять лет.

Я уже представил, как мы собираем гигантский урожай, как вдруг почувствовал, что мои сандалии шлепают по грязи. «Что за ерунда? — подумал я, сбрасывая с подметок свинцовые комки земли. — Откуда здесь грязь, почему вода с обеих сторон вала?» Вдруг впереди меня земля куда-то провалилась. «Вода размывает насыпь, — догадался я. — Если она прорвет заграждение, — то убежит вся в овраг. Что делать?»

Оглянулся назад. Даже водонапорную башню не видно! Значит, ушел далеко. Бежать до четвертой тракторной бригады тоже не близко. А земля все проваливается и проваливается. И воды все больше за другим склоном вала. Я хватаю большой ком глины и бросаю в провал. Потом второй, третий… Горько-соленый пот щекочет ноздри, режет глаза, а я все собираю комки и кидаю. Растерянно оглядываюсь по сторонам. Ну хоть бы кто-нибудь показался, помог! А эти, тоже мне следопыты, не могли догадаться, куда я пошел. И боцман хорош. Я бы тоже мог сказать: мне нужно делать бороду и автомат. Не пойду же я завтра с жалкой обшарпанной деревяшкой, которую в прошлом году сколотил из трех палок и покрасил гуталином! От запаха гуталина бабушка чуть в обморок не упала. Непонятно, почему у меня вдруг катятся из глаз слезы. Плохо видно и яму, жадно глотающую комки земли, и раскисшую дорогу. «Один я ничего не сделаю, — решаюсь я наконец признать свое бессилие. — Надо бежать в четвертую бригаду. Там тракторы, лопаты… Но если за это время насыпь размоет, вся вода уйдет». Гляжу в который раз на ненавистную воду, на море воды и соображаю: «Нет, вся не успеет вытечь». Сбрасываю мокрые, грязные сандалии, пиджак и что осталось сил бегу к лесополосе — за ней тракторная бригада. Прошлогодние колючки и сухие былинки обжигают ноги. Но сейчас не до этого. Главное — успеть!

И вдруг вижу: вдали, по насыпи, мчится директорский зеленый газик, а за ним новенькая блестящая «Волга». Они идут из города. Шофер, наверно, не знает, что дамба размыта. Может случиться авария. Надо предупредить их! Я бегу наперерез машинам. Но они, как нарочно, летят стрелой, а я, кажется, ползу черепахой. Кричу: «Стойте!» Размахиваю руками, но из машины меня не видят. Я взбираюсь на гребень, успеваю поднять руки и слышу пронзительный скрежет тормозов, а вслед за ним — густой бас Дмитрия Петровича:

— Жить надоело? Под колеса чуть не угодил!

Но я не сержусь на его грубый тон, подхожу к дверце машины и, еле переводя дух, говорю:

— Там мой пиджак.

Вижу, как удивлен Журавлев, и добавляю:

— Около него вода уходит.

Директор поднимается на подножку, глядит в ту сторону, где дамба, и спрашивает у шофера:

— Лопата есть? Давай! Подбрось меня — и в бригаду. Садись! — это уже команда мне.

Возле пиджака Журавлев выскакивает из машины, подбегает к багажнику, достает лопату. Из «Волги» выходят трое незнакомых мужчин. Они о чем-то говорят на не русском языке. «Это те самые иностранцы», — догадываюсь я. Они тоже взволнованны, что-то объясняют друг другу. Потом один из них на чистом русском языке говорит Журавлеву, что товарищи тоже хотят помочь, просят лопаты. Шофер достает из багажника маленькую саперную лопату и ведро. Все мы очень спешим. Директорский газик уже мчится, к тракторной бригаде. Теперь наша задача — продержаться минут двадцать-тридцать.

Только к полудню добрался я домой на директорской машине. Конечно, никаких сиреневых тюльпанов я не нашел, а обувь и одежда были так перепачканы, что бабушка от расстройства даже ругать меня не могла. Она покачала лишь головой и ушла в кухню. А когда взрослые молча реагируют на наши проделки, не жди хорошего. «Вернутся родители, зададут мне тюльпанов, — с тревогой думал я, старательно очищая штаны, пиджак и сандалии. — Может, бросить все это хозяйство в сарай? Пусть просохнет, потом лучше очистится. Недаром бабушка говорит: «Грязь не сало: высохла — отстала». А я тем временем схожу к боцману, посмотрю, как там у него идут дела со скафандром».

Тут я вспомнил, что к завтрашней демонстрации у меня еще не готовы борода и костюм. Ну, ладно, куртку мне заменит зеленый лыжный костюм с начесом, бороду я вырежу из старого черного тулупа. А как быть с автоматом?

Пока я размышлял, на крыльце раздались шаги.

Я думал, это мама вернулась с работы. Но услышал голос Тарелкиной:

— Капитан! Иди, адмирал вызывает.

Странно. Зачем я ему понадобился в такое время? Может, он хочет сделать внушение, что я, как командир корабля, оставил экипаж и один ушел за злосчастными тюльпанами. Наверное. Ведь об остальном мы с ним договорились.

Я надел рубашку с полосатым треугольником и якорем на рукаве и вышел.

— Что там случилось? — спросил я, внимательно глядя на своего рулевого. По лицу Тарелкиной, как по зеркалу, можно узнать, с хорошим или плохим известием она пришла. Нет, лицо у нее доброе, веселое, даже радостное.

— Не знаешь и не догадываешься? — смеялась Лена. — Эх ты, следопыт. Итальянские гости приехали. Один высокий, седой, а другой маленький, черный-черный, — затараторила Тарелкина, едва успевая за мной. — И с ними переводчик. Молодой такой, как наш адмирал, а по-итальянски говорит лучше самих итальянцев… Они уже были на птицеферме, в клубе, обедали в столовой, а сейчас хотят зайти в школу. Им Журавлев рассказал про нашу пионерскую флотилию… Коля приказал позвать тебя, чтобы ответную речь держать.

— Почему меня? Он же адмирал.

— Вот он и приказал тебе как командиру легендарного корабля. И потом ты же лучше всех стихи читаешь. Не спорь, пожалуйста, все так говорят. Даже Фаина Ильинична.

— А Грачев? — упрямился я, вспоминая свою встречу с новыми знакомыми. Они мне очень понравились там, на заградительном валу. И работали они здорово, не хуже, чем Журавлев. Только Дмитрий Петрович молча, а они переговариваясь и даже напевая какую-то бодрую песенку. И вот теперь я должен выступать перед ними. Пусть лучше Грачев. Он отличник, все цитаты знает наизусть, всегда доклады делает на сборах. О нем забыли. Да его хлебом не корми, дай только речь сказать. А потом, у нас же есть настоящий поэт…

— Не спорь, капитан, — потребовала Лена. — Лучше соберись с мыслями…

В пионерской комнате было уже полно ребят, и мы не сразу разглядели сидящих возле знамени дружины итальянских коммунистов, которым что-то объяснял Николай Андреевич. Я сразу понял, что говорить приветственную речь уже поздно и, отодвинув Лисицына, встал за угол шкафа. Ко мне протиснулся Генка и спросил:

— Где тюльпаны?

— В степи, — прошептал я.

— Не нашел?

Я кивнул головой.

— Эх ты, а еще разведчик, — возмутился Генка. — Девчонки и те принесли.

На нас зашикали, а Попов, вытянув шею, укоризненно покачал головой. Черный итальянец что-то спросил у директора. Тот поднялся, оглядел наши головы и спросил:

— Морозов пришел?

— Здесь он, — ответил Синицын, выталкивая меня из-за шкафа.

— Иди сюда, герой!

Все сразу расступились, и я очутился около стола. Оба итальянца широко заулыбались, протянули ко мне руки и поставили между собой. Потом высокий седовласый гость стал строгим, подумал немного и сказал:

— Компани пионер!

— Товарищи пионеры, — перевел переводчик.

Итальянский коммунист говорил, что им очень понравился наш совхоз и вообще все, что они видели в Советском Союзе.

И школа у нас лучше, чем в Италии, и учителя у нас настоящие, а не монахи, как у них. И домов у нас строят больше. Гость помолчал немного и снова заговорил, обращаясь то к нам, то к переводчику.

— Товарищ Чиколини говорит, — пересказывал переводчик, что сегодня ему и его другу Марио Батистини стало еще понятнее, почему в годы войны в России было так много героев. Одного из них, Федора Поетана, он знал лично и гордится этим. Вы слышали о таком герое?

— Слышали.

— Знаем…

— Это по-вашему Поетан, а по-нашему он Полетаев, — внес, как всегда, ясность Вовка Грачев.

Итальянцы снова радостно заулыбались. Когда наступила тишина. Чиколини продолжал:

— Мы поняли, что героизм в советских людях воспитывается с малых лет, когда дети ходят в детский сад, в школу. Нас поразила сегодня отвага вашего друга, пионера Семена Морозова. Он не убежал от опасности. Он один в степи боролся с водой и спас от разрушения насыпь…

Комната возбужденно загудела. Мне как-то неловко было слушать такие слова, я не поднимал головы. Конечно, не я спас насыпь, а механизаторы, которые приехали с бульдозером и лопатами. Я только предупредил… А как еще я должен был поступить?

Батистини потрепал меня по плечу и что-то сказал своему седому другу. Но переводчик почему-то не перевел. А Чиколини продолжал говорить:

— В Италии во время войны с фашистами были созданы партизанские бригады имени Гарибальди. Они боролись за освобождение своей родины от Муссолини и Гитлера. В память об этих днях в Италии выпущена медаль, которой награждаются участники борьбы против фашизма… за мир… И хотя пионер Морозов не воевал против фашистов, он совершил подвиг, достойный любого гарибальдийца. Поэтому товарищ Чиколини от своего имени и от имени своего товарища решил подарить медаль Гарибальди пионеру Морозову.

Пока переводчик переводил последние слова, седой гость достал из нагрудного кармана небольшую блестящую пятиконечную звездочку на красной муаровой ленточке и протянул мне.



Раздались дружные аплодисменты. Товарищ Чиколини приколол мне на грудь медаль и крепко прижал меня к себе, а Батистини сильно пожал руку. Потом мне жали руку директор школы, директор совхоза, Коля Попов, Лена Тарелкина… Я шел от одного товарища к другому, и каждый поздравлял меня, восхищенно завидуя, разглядывал награду. И только Генка досадливо сказал:

— Везет человеку. Лучше бы я пошел…

Я посмотрел на ребят и увидел, что каждому из них хочется носить на своей груди эту яркую бронзовую звездочку. И я подумал: «А если бы на моем месте, в самом деле, оказался Синицын или Тарелкина, или Грачев… Разве они поступили бы иначе?»…

Я вернулся к столу и, забыв поблагодарить гостей, сказал то, что думал.

— А поэтому, — закончил я совсем не подготовленную речь, — эта дорогая медаль принадлежит нам всем. Пусть она и хранится здесь, в штабе нашей флотилии.

Опять все захлопали в ладоши, а гости, выслушав переводчика, начали обнимать меня и всех ребят, которые стояли возле них.

Я осторожно отколол звездочку с крошечным барельефом бородатого героя Италии и передал ее Николаю Андреевичу. А тот, наклонив древко нашего знамени, прикрепил медаль к шелковому кумачовому полотнищу.

Провожая гостей, мы все высыпали на улицу. Садясь в машину, Журавлев поднял руку и сказал, заглушая наш гомон:

— Так держать, «Аврора»!

И все, даже те, кто не имел отношения не только к нашему крейсеру, но и вообще к флотилии, дружно ответили:

— Есть, так держать!

После проводов мы вернулись в пионерскую комнату и, выполняя приказ адмирала, подвинули нашу трехтрубную «Аврору» на пятьсот миль вперед. По подсчетам главного механика Саблина, «Аврора» вышла в Северный Ледовитый океан, о чем я и сделал запись на двадцать восьмой странице судового журнала.

— Теперь нас никто не догонит, — радостно щебетала Тарелкина.

— Грозилась синица море поджечь, — с улыбочкой ответил ей Вовка. — Завтра наш «Спутник» оставит вас позади. Вот они, наши километры! — закончил он, похлопав коричневый футляр своего фотоаппарата.

— Это как же так? — недоуменно поглядела на него Лена.

— А ларчик просто открывался, — ехидничал капитан «Спутника». — Здесь пять исторических кадров. Пять фотографий, которые украсят нашу школу. Каждая по сто миль. По задачнику Киселева получается пятьсот.

— А если адмирал не даст тебе по сто миль? — насупился наш боцман.

— Мне очень жаль, — паясничал Грачев, — но школа не будет иметь таких исторических кадров.

— А если ты за это получишь от меня по шее?

Вовка откинул со лба светлую челку и спокойно сообщил:

— Для меня это не будет неожиданностью. Я давно знаю: у кого ума мало, у того много силы.

Черные насмешливые глаза Генки сощурились, он сделал шаг к Грачеву, но между ними бесстрашно встала Лена и решительно отодвинула Синицына.

— Как тебе не стыдно, Вова? — повернула она красное лицо к Грачеву, и когда тот невинно пожал плечами, сказала Синицыну: — Не надо, Гена.

Боцман засунул кулаки в карманы и, резко повернувшись, отошел к окну.

А Вовка, как будто решив в этот день издеваться над ним, нахально заявил.

— Завтра за костюмы мы получим еще пятьдесят баллов. А это дополнительные пятьсот миль. Таким образом, капитаны, мы оставим вас во льдах Арктики на завтрак белым медведям.

На этот раз его пророчество чуть не сбылось. Потому что у нас произошло такое событие, которое, протянись еще неделю, задержало бы нашу «Аврору» во льдах океана.

Важное донесение

Вы смотрели последнюю кинокомедию режиссера Копейкина? Ту самую, в которой мы с Генкой снимались первый раз в настоящем цветном звуковом фильме. Правда, показывали нас всего одну минуту, зато снимали два дня. Но не в этом дело. Дело в том, что мы были не в какой-нибудь массовке, как все остальные, а в отдельном эпизоде.

Помните, там мальчишки ищут шпиона и встречают в степи подозрительного типа с усами? Так это мы с Генкой. Помните, я выхожу вперед и вместо того, чтобы ответить ему, как пройти в тракторную бригаду, спрашиваю:

— А документы у вас есть?

Как во всякой настоящей комедии, документов у него, конечно, не оказалось в карманах.

Но это я уже забежал здорово вперед. Лучше я вам сначала расскажу, что произошло у нас в поселке в день приезда киногруппы.

Перед праздниками отсеяли мы ранние зерновые. Тут пошли самые нужные, самые урожайные дожди. За два дня они напоили вдоволь землю, умыли деревья, крыши, заборы. Но не успели отзвенеть по окошкам последние капли, как теплое солнце, будто перегретый утюг, подсушило дороги и землю на полях, и уже в первых числах мая бригады начали сев кукурузы, а мы открыли купальный сезон в пруду.

На другой день после начала сева кукурузы у конторы появился необычный автобус, который почти на две недели сбил нас с верного курса.

О новом автобусе первым узнал наш боцман. Генка почему-то всегда и обо всем узнает раньше меня. Может быть, потому, что родился и вырос здесь, а я приехал в совхоз три года назад, и у меня пока еще знакомых меньше, чем у него. А может, потому, что отец Синицына работает шофером, часто ездит то в райцентр, то на станцию и привозит оттуда всякие новости, о которых почти никогда не говорят по радио, не печатают в газетах. А если и напечатают, то уже после того, как Генка сообщит мне. Вот как, например, сегодня. Не успел я умыться и снять со сковородки хрустящий оладышек, как в дверь забарабанили.

— Твой приятель, — сказала ворчливо бабушка. — Мать уехала, теперь и вовсе дома ночевать не будешь. Где уж там уроки учить.

Я открыл дверь: на крыльце стоял Генка и вытирал потный лоб. Я подумал, что Синицын пришел немножко позаниматься перед сочинением, но он поманил меня во двор.

— Капитан, что я тебе сейчас скажу. — Он оглянулся по сторонам и доверительно сказал: — К нам артисты из Москвы приехали.

— Травишь, боцман.

Синицын решительно надвинул на глаза мичманку и, окатив меня презрительным взглядом, как штормовой волной, молча взялся за щеколду калитки.

Мне ничего не оставалось делать, как только следовать за ним. Может, Генка решил разыграть меня? Но любопытство взяло верх.

Генка не обманул. Действительно, возле двухэтажного дома совхозной конторы стоял незнакомый мне автобус с зелеными запыленными боками. Подойдя ближе, я убедился, что он на самом деле необычный. Вместо трафаретной таблички маршрута над кабиной шофера было написано: «Мосфильм». Это же слово огромными буквами было написано на обоих боках автобуса. И крыша была не такая, как у наших рейсовых автобусов, — вдоль нее протянулась, как у заграничных машин в кинофильмах, невысокая металлическая ограда, куда шоферы складывают чемоданы своих пассажиров.

Но, конечно, самое сильное впечатление на меня произвело слово «Мосфильм». Эта марка знакома каждому. Знаете, когда начинается кино и на экране появляются мужчина с молотком и женщина с серпом, а внизу все ярче высвечиваются буквы «Мосфильм», все сразу догадываются, что это показывает знаменитая на весь мир Московская киностудия.

Мы два раза обошли вокруг автобуса, попробовали открыть плотно закрытые двери, даже успели нарисовать на запыленных стеклах смешные рожицы, но никто нас так и не заметил. Нам очень хотелось, чтобы кто-нибудь из артистов нас увидел, поговорил с нами, пусть даже прогнал бы. Мы были согласны на все, лишь бы первыми встретить живого артиста кино. Но автобус был пуст, как пожарная бочка возле деревянной красной каланчи.

— Даю слово, они пришвартовались к столовой. Заправляются, — определил Генка.

С тех пор, как наша флотилия двинулась в путь, словарь боцмана пополнился многими морскими терминами, которые он употреблял и кстати, и некстати. Если, например, кто-то у доски не мог ответить на вопрос и умоляюще смотрел на класс, Генка говорил мне:

— Брось человеку спасательный круг.

Если надо было собрать звено, он говорил:

— Сейчас ударю в рынду.

Тряпку, которой мыли полы в классе, он теперь называл только шваброй, а школьный звонок — склянками. Даже на уроке истории он однажды додумался сказать, что войска Александра Македонского легли курсом на Индию. Генке делали замечания учителя, адмирал и, конечно, наш рулевой Тарелкина, но Синицын был верен себе. Только он проговорил о заправке, как из раскрытого окна директорского кабинета до нас долетел отрывистый бас Журавлева:

— Не могу. Уважаю, люблю кино, но помочь не могу.

Мы с Генкой переглянулись. Почему это вдруг директор совхоза заговорил о кино? Наступила коротенькая пауза, как говорит о молчании руководитель нашего драмкружка Фаина Ильинична, и снова до нас долетел бас Дмитрия Петровича.

— Знаю вашу недельку. Она у вас, как полярная ночь.

Мы не могли больше оставаться возле порожнего автобуса, когда в кабинете директора решалась судьба кино. Мы бросились к высокому цоколю дома и, как сигнальщики по вантам, вскарабкались по стенке к подоконнику. Стараясь не дышать, заглянули в комнату.



В просторном кабинете, стены которого были завешаны обязательствами, графиками, диаграммами, показателями надоев и мясопоставок, а сейф и диван завалены газетными подшивками и журналами, сидели двое: Дмитрий Петрович и гость.

Журавлев, в расстегнутой гимнастерке, плотно облегающей его богатырские плечи, оперся на пресс-папье и упрямо мотал круглой, как арбуз, головой:

— Не могу! Не могу!

Сидевший напротив гость, такой же полный, даже с такой же бритой головой, терпеливо ожидал, когда перестанет качаться, как маятник ходиков, директорская голова. В такт этому покачиванию незнакомец дергал вниз и вверх молнию своей полосатой ковбойки. Раза два он пытался что-то сказать Журавлеву, но тот еще энергичнее твердил:

— Не могу!

Гостю пришлось бы, наверное, еще долго дергать свою молнию, но тут зазвонил телефон. Дмитрий Петрович снял трубку, поднес ее к уху и сказал:

— Журавлев слушает.

Он немного послушал и ответил:

— Можете не волноваться, Алексей Ермолаевич. Дождичек нам немного карты перепутал… Вчера засеяли двести… Сегодня будет не меньше… В две смены не выходит, трактористов не хватает.

Услышав имя Алексея Ермолаевича, толстяк быстро достал блокнот, перелистал несколько страничек и, найдя нужную жестом попросил директора передать ему трубку. Журавлев тоже жестом отмахнулся. Тогда приезжий потянулся к телефону. Дмитрий Петрович отвел трубку от уха, а второй рукой указал гостю на стул.

— Да хоть курсантов присылайте. И еще попрошу, чтобы на элеваторе не держали полдня машины, — отпускают семена по чайной ложке, — говорил сердито директор. — Пока все… Ну, будьте здоровы.

Он хотел положить трубку, но ее перехватила другая рука, и сейчас же в комнате раздался тоненький, почти писклявый, голосок приезжего.

— Алло, алло… Алексей Ермолаевич, вас беспокоит администратор картины Хомяков… Совершенно верно, Константин Иванович… Спасибо. Добрались благополучно. Это именно тот самый объект. Товарищ Журавлев категорически отказывается помочь моей группе… Я все понимаю, но и вы поймите меня. У нас тоже план. Нас подвел сценарист… Теперь все утрясено. Худсовет одобрил, смета утверждена. Я вам скажу по секрету, Алексей Ермолаевич, фильм будет совершенно потрясающий. Я уверен, что райком окажет содействие… Ну не ехать же мне в другой район… Я прошу всего-навсего двадцать-тридцать человек для массовок и одну-единственную тракторную бригаду.

Пока шел этот длинный разговор киношника с секретарем райкома, Дмитрий Петрович несколько раз хватался за голову, и если бы на ней росли волосы, выдернул бы их. Вот какое было у него свирепое выражение лица! А когда он услышал о двадцати-тридцати рабочих, не выдержал, вскочил и так шлепнулся в свое кресло, что оно жалобно заскрипело.

А мы, слушая быструю, как морзянка, речь приезжего администратора и наблюдая за директором, почти все время улыбались. Генка даже успел шепнуть мне:

— Вот дает Полосатик…

Приклеивать всем прозвища — это тоже, между прочим, любимая привычка моего друга. Иногда они у него получаются плоские, как верхняя палуба. Ну, например, чего веселого или остроумного в таких прозвищах, как Мороз (это я), Тарелка (Лена), Сабля (Миша)? Но иногда прозвища или клички получаются у него меткие, и тогда вся школа повторяет их. Ведь прилипла же к Грачеву кличка Дипломат. Сначала Вовка обижался и даже не отвечал, когда его так называли, а теперь привык и в душе, наверное, гордится. Или однажды окрестил Генка нашего соседа Прыщом, и теперь весь совхоз только так его и называет. И сейчас, по-моему, он здорово сказал: Полосатик. Было в этом слове что-то и веселое, и безобидное.

— Капает на Журавля… смотри, — толкнул меня боцман, — его сейчас инфаркт стукнет.

— Несомненно, первая копия будет доставлена в ваш район, — уверял Хомяков Алексея Ермолаевича.

В телефонном разговоре нам было многое непонятно. Но одно стало сразу ясно: в нашем совхозе хотят снимать совершенно потрясающую комедию, на которой зритель будет рыдать от счастья, как пообещал администратор.

Почему комедия будет совершенно потрясающей и почему мы будем рыдать, и будем ли мы вообще смеяться, для нас пока оставалось загадкой. Но нам с Генкой очень хотелось, чтобы снимали фильм только здесь, в нашем совхозе, и чтобы этот полосатый начальник не передумал и не переехал в другой район. Но как убедить в этом Дмитрия Петровича, который уже снова держал телефонную трубку возле красного уха и устало отвечал далекому райкому:

— Мы ждали их после сева… Да, обещал… А теперь нет людей. Они меня разорят. Знаю, знаю их неделю. Помните, снимали «Первый эшелон»? Что говорили? Недельку, а просидели всю посевную, да еще вдобавок два трактора угробили, пока обучали артистов… Теперь-то, конечно, смешно. А тогда до белого каления доходило. Управимся с кукурузой, помогу… Ну, может быть, через декаду.

Трубка звонко опустилась на черный аппарат. Администратор картины застонал:

— Вы меня режете без ножа. Несознательный вы человек. Мы оплатим вам все издержки. Поймите, фильм должен быть готов к фестивалю. Мы должны приступить к натурным съемкам сейчас же, немедленно.

Директор, слушая Хомякова, сильно придавил телефонную трубку, как будто она могла подняться и принести ему новую неприятность.

— Да нас в Чехословакии встречали с цветами, — доказывал Журавлеву администратор. — Из-за нас однажды Одесский порт сутки не работал.

— Точка! — загремел директор. — Сказал: через декаду и точка. А пока устраивайтесь, осматривайтесь, репетируйте, знакомьтесь, как там у вас говорят, с натурой, подбирайте типажи. Через неделю выделю вам пару агрегатов, а попозже хоть сто человек. Сам охотно приму участие в массовках. Или мое лицо не фотогенично?

— Ну что вы! — оживился администратор. — Я бы мог порекомендовать вас даже на небольшую роль ночного сторожа. В фильме есть такой эпизод…

Журавлев снова прервал Полосатика:

— Точка! Договорились. Поезжайте по полям, познакомьтесь с пейзажем, людьми…

— Но как же без сопровождающих? — видя уступчивость Дмитрия Петровича, ласково спросил приезжий.

Журавлев почесал толстым пальцем за ухом, тяжело повернул голову вправо, влево, словно ища кого-то в своем кабинете. Но там никого не оказалось. Каким-то невидящим взором он посмотрел на нас с Генкой. И вдруг лицо его, круглое, загорелое до медного блеска, словно бабушкин таз, в котором она варит варенье, засияло.

— А ну давайте сюда, авроровцы! — приказал нам директор. Мы только этого и ждали. Не успел Хомяков удивиться, как Генка ловко перебросил ноги через подоконник и очутился возле стола. Я не отстал от друга.

— Чем не гиды?! — бодро говорил Дмитрий Петрович, добродушно раскидывая руки.

Не ожидая, что ответит гость, Генка в тон директору вторил:

— Да мы тут все знаем, как свои пять пальцев.

— Мы вам все покажем и расскажем, — не Отставал и я.

— Смеетесь, да? — сделал кислую мину администратор, повернув красное лицо к Журавлеву.

Но Журавлев не смеялся. Он был очень серьезен, больше того, мне показалось, что он был обижен тоном и поведением гостя. Ведь Дмитрий Петрович хорошо знал нас, и уж если он рекомендовал Хомякову именно нас, то не потому, что хотел отделаться от назойливого толстяка, а потому, что верил: мы не подведем.

— Жить будете в клубе. Боцман, скажи Марфе, чтоб открыла все комнаты. А меня извините, тороплюсь в поле.

Дмитрий Петрович снял с вешалки соломенную шляпу и, словно боясь, что Хомяков остановит его, торопливо вышел из кабинета. Как только хлопнула дверь, Полосатик посмотрел на нас и скучно спросил:

— Ну, старики, что будем делать?

— Отчаливать, — сказал Генка. — А то нам еще завтракать надо да готовиться к сочинению.

Хомяков медленно повернулся на стуле — на его овальном лице засветилась улыбка:

— Вижу, старики, что вы деловой народ.

Несмотря на свою солидность, он быстро поднялся и по-военному скомандовал:

— Марш за мной! На завтрак угощаю вас пирожным.

Следуя за Хомяковым, мы вертели головами, точно флюгеры. Нам хотелось встретить друзей, знакомых, рассказать о киногруппе и о том, что Журавлев поручил мне и Синицыну сопровождать гостей по всему совхозу. Но, как назло, до самой столовой нам никто не встретился. Первая смена уже сидела за партами, а вторая, наверно, готовилась к урокам. Нам, конечно, тоже не мешало бы готовиться, ведь через три недели заканчивался учебный год. И хотя с начала похода успеваемость в нашем классе повысилась на 30–40 процентов, как сказал на последнем родительском собрании Николай Андреевич, все-таки от нас требовали лучше знать материал. Хотя бы потому, что в основном он состоял из повторяемого. И еще потому, что нет-нет да омрачали наши дневники тройки, а мой корабельный журнал короткие рапорты: «Трехчасовая стоянка по вине механика Саблина» или «Боцман Синицын остановил «Аврору» на час». Правда, списывания на берег у нас давно не было, но непредвиденные остановки отнимали драгоценные мили.

Проглотив бисквитные пирожные, обильно политые приторным кремом ядовито-зеленого и красного цвета, и выпив по стакану компота, мы решили подождать Полосатика на крыльце. Не будем же мы париться в столовой, пока наш новый знакомый съест два гуляша, натуральную глазунью и порцию блинчиков с повидлом!

— Печет, как на экваторе, — кивнул Генка на солнце, — поплавать бы.

— Поплаваем еще на сочинении, — вспомнил я задание по литературе. В голове у меня что-то раздвоилось. Было заманчиво помогать киногруппе — это с одной стороны, а с другой — перед отъездом мамы на ВДНХ я обещал учиться еще лучше. И вот эта-то — другая сторона сейчас начала зудить, как больной зуб. Тем более, артистов пока нет, а приехал какой-то администратор, про которого даже не пишут перед началом кино. Но ведь нас попросил директор совхоза — неудобно его подводить. Хотя ему-то что, он сказал и уехал на сев. Значит, сев для него важнее, чем кино. А у нас выходит наоборот — кино важнее сочинения. Правда, Фаина Ильинична предупредила, что писать мы можем на любую тему, но надо же иметь эту тему, чтобы на нее писать.

Я посмотрел на Синицына — его как будто не волновал предстоящий урок. Он даже мою ехидную реплику о плавании пропустил мимо ушей. Может, он подготовился, выбрал для себя тему, почитал правила?

— Ты о чем будешь писать? — поинтересовался я.

— А ты?

— Не знаю еще, — признался я.

— А я про кино.

— Про какое?

— Про любое. Например, «Баллада о солдате». Я его пять раз смотрел и помню наизусть. Или «Мичман Панин».

— А что про них можно написать? — не понял я.

Генка, как всегда в таких случаях, улыбнулся и разъяснил:

— Напишу, какие фильмы я люблю и почему люблю и почему они помогают мне в учебе.

— Почему же?

— Ну, надо подумать, — неопределенно ответил Синицын. — Должно быть потому, что мне нравится Алеша Скворцов и мичман Панин. Помнишь, как они всем помогали? Алеша — инвалиду и той девчонке, а Панин — революционерам. Я тоже хочу делать что-нибудь полезное. Вот сейчас мы поможем Полосатику.

— Уже помогли: съели его пирожные.

— Ну тебя, я серьезно, — нахмурился боцман.

Молодец Генка, хорошую тему нашел. Может быть, и мне написать про кино. Нет, Фаина Ильинична сразу решит, что боцман списал у меня и снизит ему оценку. Лучше я напишу про наш поход. Генка даже удивился, когда я сказал ему об этом.

— Почему я раньше не придумал?

— Может, поменяемся? — предложил я.

— Нет, — отверг мое предложение Синицын. — Давай писать, как решили. Только ты, если успеешь, проверь мою работу, вдруг там запятых не хватит или, наоборот, лишние будут.

Мы начали подсчитывать с Генкой, сколько баллов сегодня может получить «Аврора». За наше сообщение наверняка два десятка да за три пятерки, которые мы, самое малое, получим у Фаины Ильиничны, — пятнадцать, ну еще можно отличиться по истории. Мы проходим восстание Спартака. Вот это был человек! О нем так интересно написано, что плохо рассказывать просто стыдно…

По нашим скромным подсчетам, «Аврора» продвинется сегодня миль на шестьсот. Значит, мы будем где-то возле моря Лаптевых. А оттуда до Братска, как до райцентра, рукой подать.

— Ну, старики, я в вашем полном распоряжении, — перебил нашу арифметику Константин Иванович.

Мы еще раз осмотрели пустынные улицы поселка и направились к зеленому автобусу.

Наши новые друзья

В школе в этот день только и было разговоров о киногруппе. Все мы ждали от нее чего-то необыкновенного, и, само собой, главными героями были мы с боцманом. Стоило нам выйти на перемене из класса, как возле нас собиралась толпа. Даже семиклассники снизошли до того, что почтительно слушали наши рассказы о том, что нам удалось узнать от Константина Ивановича за день. А капитан футбольной команды пятого «б» Сережка Крымов, узнав о завтрашнем приезде артистов, даже предложил нам отложить календарную встречу на первенство школы до их отъезда.

Наш правый крайний Вовка Грачев согласился, но поставил условие: записать обеим командам по одному очку. Нам все равно терять было нечего — мы уже проиграли двум шестым классам и на первое место в турнирной таблице не претендовали. А Крымову нужна была только победа — только тогда его команда выходит в финал.

— А дырку от сетки не хочешь? — воинственно спросил Сережка. — Тоже мне игрочушки. Приходите завтра в девять утра на стадион. Не забудьте сумку захватить побольше, чтобы голы унести.

В девять? Но как раз в это время обещали приехать артисты. И кто просил Грачева лезть со своими условиями! Сказал же Сережка: после отъезда. Нас это вполне устраивает. А если Дипломата не устраивает, пусть он играет один. Так мы ему и объявили. Вовка, к нашему удивлению, не стал спорить, а сказал:

— Как все, так и я. Только мне хотелось вырвать очко, не сбивая пальцы на ногах.

Мы решили отложить все соревнования до конца киносъемок, а работы на пришкольном участке поручить девчонкам и подшефным октябрятам.

И футбол, и пришкольный участок от нас не уйдут, а киногруппа приедет и уедет — так решила вся мужская половина флотилии, когда вечером в кают-компании капитаны судов подводили итоги похода и за минувший день.

В центре внимания было наше с Генкой донесение о Хомякове и предстоящих киносъемках. И хотя все уже слышали об этом событии, каждый доставал нашу записку из конверта, как будто она была папирусом древних.

Сегодня у «Авроры» был мировой день. Она прошла больше всех, первой вошла в море Лаптевых. Наши подсчеты подтвердились. На двери класса, над силуэтом крейсера, заалела красная звездочка. Дома я сделал короткую запись об этом интересном дне.

«Хорошо, — блаженно потягиваясь в постели, думал я, — что «Аврора» так здорово встречает киногруппу. Константин Иванович пообещал рассказать о нас режиссеру и попросить его снять нас в одном интересном эпизоде. Пусть сначала в эпизоде, а потом увидит, какие мы талантливые, и снимет в главной роли… Как Васек Трубачев или Володя Дубинин! Только бы завтра не подкачать, понравиться артистам и режиссеру, и тогда — порядок. Пусть завтра все будет так, как сегодня — в школе пятерки и четверки, и учителя говорят, что нас подменили, а Хомяков опять скажет, что он от нас в восторге».

На следующее утро в поселок приехало сразу пять автомашин: вчерашний зеленый автобус, два крытых грузовика, газик без тента и новенькая голубая «Волга». Они остановились возле клуба. Кроме меня, Генки и Константина Ивановича, приехавших прибежали встречать почти все мальчишки и девчонки поселка. Были здесь и взрослые. Но все они, кроме нас, стояли возле забора и, конечно, здорово завидовали нам. Лена потом рассказывала, что мы были такими важными, как будто встречали самого Гагарина после его возвращения из космоса.

Хомяков говорил вчера, что приедет вся съемочная группа. Но нам больше всего не терпелось увидеть Машу Дробитову. Если верить администратору, она была старше нас всего на шесть-семь лет. И она даже еще не настоящая артистка, а только студентка, но уже известная во всем мире не меньше, чем американский гроссмейстер Боби Фишер. На кинофестивале в чехословацком городе Карловы Вары фильм с ее участием получил главную премию. Само собой, до вчерашнего дня мы с Генкой ничего подобного из жизни артистов кино не знали. Обо всем этом нам рассказал Хомяков, когда мы возили его в степь, к пруду, в маленькую березовую рощицу, которая, по словам нашего историка, сохранилась со времен нашествия Батыя. И хутор Бершан не что иное, как сокращенное название — «Березовый лес».

В степи сильно палило солнце. Хомяков долго шагал туда-сюда, что-то бормотал себе под нос. Приняв какое-то решение, он накрыл лысую голову войлочной шляпой, умоляюще поглядел на нас и жалобно простонал:

— Старики, я сейчас упаду в обморок. Эта жара меня доконает.

Я сразу догадался, о чем мечтает гость, и предложил:

— Курс норд-ост. Идем на пруд.

— Вы гений, — сказал Хомяков, протискиваясь в автобусную дверцу. — Немедленно погрузим наши бренные тела в живительную влагу.

Сидя по самое горло в воде, Константин Иванович, захлебываясь от восторга, уверял нас, что даже Черное море — по сравнению с этим водоемом — ничто.

— Копейкин будет рыдать от счастья! — восторгался администратор, обтирая свое жирное тело мохнатым полотенцем. — Какую я натурку подыскал!

Уже в автобусе Хомяков рассказал нам про писателя Минуткина, молодого, но уже широко известного, про сценарий, который он написал. Мы, к великому нашему стыду, не только не знали, но и не слышали о таком писателе. Хомяков удивился, что наша хрестоматия имеет такой серьезный пробел и, пообещав поставить этот вопрос в Академии наук, объяснил нам, что такое сценарий. Это такой роман, повесть или рассказ, как, например, «Старая крепость» Беляева или «Каштанка» Чехова, только пишется такая книжка не для чтения, а специально для постановки кино. И вот режиссер читает такой сценарий, выбрасывает из него все, что ому не нравится, дописывает все, что ему нравится, приглашает артистов и начинает разучивать с ними роли.

— Как мы в драмкружке, — уточнил Синицын.

— Именно, — подтвердил Хомяков. — Так вот…

Дальше он рассказал нам о том, как один ученый изобрел ускоритель роста. Достаточно этого порошка насыпать под кукурузу, как она становится гигантской. Чтобы проверить свой опыт в жизни, академик едет с молодым ученым — Сашей — в степной район. На станции во время разгрузки кто-то путает ящики, и вместо чудесного препарата в совхоз привозят обыкновенный суперфосфат. В этом же совхозе проходит практику молодая красивая девушка Лиза. Она — механизатор, но находит всякие причины, чтобы не садиться за руль трактора. Ее называют лентяйкой, белоручкой, но ничего не помогает. Потом она встречает Сашу и просится к нему в группу. Лизе доверяют опытное поле. Она вносит под кукурузу привезенный препарат. Но он не дает эффекта. Ученый обнаруживает подлог и страшно расстраивается. Ему ясно, что кража препарата — дело рук иностранных агентов. Но ведь в бригаде работает всего пятеро. Академик, ни минуты не колеблясь, исключает себя из списка подозреваемых. Значит, шпион кто-то из четверых. Неужели это его ассистент? А может быть, трактористка Лиза, в которую влюблен Саша? Он делится своими мыслями с Сашей, а тот — с Лизой. Девушка страшно возмущена. Она говорит академику, что ничего он не изобрел, а теперь хочет, все свалить на глупую историю со шпионами.

В это время в бригаду пробирается уполномоченный по организованному набору рабочих. Тот самый, которого мы потом приняли за шпиона, а он просто боялся директора совхоза, потому что тот обещал повесить его на первом столбе за переманивание механизаторов. Этот уполномоченный зовет Лизу на строительство нового химического комбината. Пока идут поиски иностранного разведчика, задерживают всех подозрительных, портят друг другу нервы. А в это время в другом совхозе настоящим препаратом подкармливают кукурузу, и она вырастает до небывалых размеров — в два этажа высотой, початки у нее такие, что больше десятка не умещается в кузов самосвала.

Весть о неслыханной чудеснице с быстротой телеграммы «молнии» разносится по всему району и доходит до совхоза, где трудятся ученые.

— Все довольны, все смеются! — воскликнул Константин Иванович, заканчивая пересказ сценария.

Мне сначала было неудобно смотреть на улыбающееся лицо Хомякова, потому что ни я, ни Генка не смеялись. «Ну чего в этом смешного? — тоскливо думал я, обвиняя себя в невежестве и темноте. — А вдруг эта комедия будет такой же, как фильм «Красный цветок», с которого мы недавно ушли?». Но тут же я испугался такой мысли и посмотрел на своего боцмана. Он передернул плечами. Значит, ему тоже не смешно.

— Я вижу, старики, — перехватил нашу немую сигнализацию Хомяков, — что до вас не дошел тонкий юмор нового шедевра экрана. Ну что ж, тем хуже для вас.

Когда мы приехали в рощу, администратор, выйдя на поляну, объявил:

— Вот здесь мы будем снимать сцену расставания. Саша признается ей перед отъездом в любви, но она отвергнет его любовь, потому что он ведь тоже усомнился в ее преданности Родине.

— Так они и не поженятся? — спросил Генка и хитро подмигнул мне черными, как сажа, глазами. — Так в кино не бывает.

Круглый, как глобус, живот Константина Ивановича заколыхался, как будто у него внутри началось землетрясение, рот широко раскрылся, издавая сиплые звуки не то душившего его кашля, не то смеха. Прежде чем ответить, он несколько раз похлопал себя по бедрам. И уже потом, тяжело отдуваясь, будто пронес на себе автобус, сказал:

— Ты прав, старик. Так не бывает. Какому же режиссеру хочется огорчать нашего жизнерадостного зрителя? И у Копейкина будет такой же финал.

Затем Константин Иванович рассказал нам об артистах, операторах, режиссерах, которые завтра будут здесь, тогда-то мы впервые и услышали о Маше Дробитовой.

И вот теперь мы с нетерпением ожидали встречи с кинозвездой первой величины, как назвал ее Хомяков. Она представлялась нам красивой, как миледи из «Трех мушкетеров», умной и доброй, как Варвара Васильевна из кинофильма «Сельская учительница», и веселой, как Люба Шевцова из «Молодой гвардии». Вот почему накануне, вечером, я обломал у себя во дворе куст белопенной персидской сирени. Бабушка увидела утром пустые ветки и чуть не упала в обморок. Пока она приглядывалась к следам около куста, я стрелой выскочил за калитку и помчался к Генке. У него и кубрике-сарае как ни в чем не бывало красовался в литровой банке букет. Я выразил боцману благодарность и вынул цветы.

— А я? — уставился на меня Синицын.

— Что ты?

— Я буду дарить банку?

Обижать Генку было неудобно, просто нехорошо. По ради чего я сам натерпелся страха, только ради того, чтобы отдать ему сирень? Ну уж, нет. Пусть он считает меня эгоистом и кем ему угодно, но цветы буду дарить я сам. А как же быть с Генкой? И я предложил:

— Дуй в Сухую балку, нарви ландышей. Ты еще успеешь.

Синицын посмотрел на меня, как ветеринар на безнадежно больного телка, и сказал, что я считаю его круглым идиотом и что в следующий раз он никогда не будет участвовать ни в каких моих операциях. И пусть отныне я выбираю себе в помощники Тарелкину! Делать было нечего. Тяжело вздохнув, я поделил букет пополам.

И вот теперь, волнуясь, мы стояли и во все глаза глядели на пассажиров, выходящих из машин. Их было человек двадцать. А актеров среди них, как мы узнали позже, пятеро. И еще один удар ожидал нас. Мы не увидели стройной красавицы. К нам подбежала какая-то пигалица чуть побольше Тарелкиной, со смешным начесом и челкой, в босоножках, ситцевом сарафане.

— Я же говорила, — защебетала она, — Хомяков знает мою слабость. — Она протянула руку к моему букету. — Прелесть, какая сирень. Спасибо, мальчик.



Но я не намеревался вручать свой букет этой моднице, а с надеждой высматривал ту, нарисованную воображением. Заметив, что моя рука спряталась за спину, она сложила бантиком накрашенные губы и, как старому врагу, сказала:

— У, жадина.

Тут, Константин Иванович бесцеремонно выхватил у меня и у Генки букеты соединил их в один и, широко улыбаясь, отдал девчонке. Затем повернулся к нам и свирепо прошептал:

— Это же она.

Так вот какие, оказывается, бывают звезды экрана. Нам ничего не оставалось, как только подойти и извиниться. Но боцман и тут решил выкрутиться. Он смущенно опустил глаза и сказал Дробитовой:

— Мы хотели торжественно, от «Авроры».

— Какой Авроры? — поднимая лицо от букета, с интересом спросила она.

— Нашей, пионерской, — осмелел Генка. — У нас целая флотилия. Он командир крейсера, я — боцман, а вон наши моряки. У нас и адмирал есть.

— Это забавно, — уже весело сказала артистка. — И с кем же вы воюете?

— Ни с кем. Мы идем в бухту Победы — Братск.

— Это, наверное, очень интересно. А меня возьмете в свой экипаж? — Она посмотрела на Генку, потом на меня: — Ну хоть матросом. Я буду стихи вам читать.

Это было здорово. Зачислить в экипаж «Авроры» настоящую, да еще знаменитую артистку!

— Ну конечно! — поспешно, решил я. — Приходите к нам в кают-компанию, мы вас торжественно примем.

— А почему у вас все торжественно? — снова сложила она губы бантиком. — Это ж скучно. А просто так, не торжественно, можно?

— Конечно. Но я хотел, чтоб лучше.

— Нет, мальчики, — убежденно сказала Дробитова, — так хуже, скучнее. А в вашу кают-компанию я непременно приду. — Она помахала нам букетом:

— До вечера, капитаны!

Пока мы разговаривали с Дробитовой, к нам вплотную подошла почти вся флотилия. Ребята, конечно, слышали наш разговор, потому что, как только артистка скрылась в клубе, сразу все загалдели. Авроровцы были в восторге от исхода встречи, а остальные возмущались и требовали зачислить Дробитову почетным контр-адмиралом флотилии.

— Ну-ка, старики, кончайте митинг! — приказал нам Полосатик. — Пора разгружать трюмы.

Мы побежали к грузовикам. Рабочие разрешили нам носить громоздкие ящики. На них с одной стороны были написаны слова: реквизит, костюмы, грим, бутафория, декорация, а с другой — «Мосфильм». «Белоручка».

Когда мы отнесли в зрительный, зал очередной ящик и присели отдохнуть, к нам подошли двое из приезжих. Один был очень высокий, плечистый, с мускулистыми руками атлета. Это был режиссер Копейкин. Он весело посмотрел на меня, как будто с чердака, и сказал, обращаясь к своему спутнику — совсем молодому бледнолицему человеку с вьющимся казачьим чубом:

— Согласись, Минуткин: это ж вылитый Семен.

Я удивился его проницательности. Только мне было непонятно, почему я не просто Семен, а вылитый.

— Ты в драмкружке участвуешь? — спросил Копейкин.

— Он больше в шахматном кружке, — ответил за меня Генка. — Я в драмкружке играл Робин Гуда, знаете такого знаменитого разбойника.

— А я шерифа играл в этой пьесе, ты забыл, — напомнил я Синицыну.

— Ладно, — оборвал нашу перепалку режиссер. — Я вас попробую на эпизоде. Приходите завтра.

Мы будем сниматься в кино! Усталости как не бывало. Миг — и мы снова у грузовика. Здесь вспотевший, раскрасневшийся Хомяков, как от пчел на пасеке, отбивался от наседавших мальчишек. Они тормошили его, требовали, просили, умоляли дать им работу. Генка с ходу начал помогать Константину Ивановичу. Тем, кто поменьше, он охотно, отпускал подзатыльники, ребятам постарше приказывал:

— А ну, салажата, не путайтесь под ногами. Отвалить на тридцать румбов вправо. Отдай концы!

Но если Хомякову ребята прощали непочтительное обращение, то Синицыну многие отвечали тем же. А Сережа Крымов даже пригрозил:

— Хоть ты и боцман, но мы тебя вздуем.

Генка надвинул козырек мичманки на глаза и вплотную подошел к Крымову.

— Желаешь на абордаж?

— Я тебя без абордажа вздую.

— Брось ты, Генка, задираться, — предупредил я, так как знал, что Сережа сильнее Синицына. Однажды в любительской схватке Генка уже лежал под ним. Боцман помнил этот случай не хуже меня. Ему, наверное, не хотелось, чтобы история повторилась, но, спасая свой престиж, он все-таки бросил:

— Скажи спасибо капитану, а то бы я переделал тебя так, что и родная мама не узнала бы.

— Ну, петухи, — прикрикнул на них Хомяков. — Нашли ринг. Лучше помогите аппаратуру быстрее разгрузить.

В это время с другого грузовика начали снимать блестящие черные прожекторы, тяжеленные треноги, скрученные кольцами кабели, гладкие и с рубчиками стекла-линзы… Тут уж всем нашлось дело. Осторожно переносили ящики с лампочками, толстые линзы.

Только к обеду были разгружены машины, и мы вместе с гостями поехали на пруд купаться.

После школы я еще раз спросил Хомякова, откуда меня знает режиссер Копейкин и что такое проба в эпизоде. Но Константин Иванович ободряюще похлопал меня по спине и пообещал:

— Завтра, старик.

Мы за бортом

День в киногруппе начинался так же рано, как в совхозной столовой. Когда мы с Генкой прибежали в клуб, там уже никого не было.

— Уехали в поле, — объяснила нам тетя Марфа.

Возле березовой рощи плотники устроили необыкновенный дом из двух стен и с половиной крыши, рядом они сооружали деревянную вышку, вроде той, что ставят бурильщики. Недалеко от дома рабочие укладывали шпалы и прибивали к ним рельсы узкоколейной дороги.

Хотя вся киногруппа была занята важными делами, Хомяков сразу заметил нас и попросил:

— Старики, поезжайте в бригаду, привезите оттуда соломы. И напомните бригадиру, чтобы он пригнал сюда трактор и этот агрегат, который сеет кукурузу.

— Сеялку?

— Не просто сеялку, а туковую.

Когда мы вернулись из бригады, возле домика уже были разбиты две большие палатки. В одну сложили все ящики и осветительную аппаратуру, а в другой были поставлены длинный стол и стулья. Этой палаткой завладели артисты и гример Василий Михайлович, бодрый старичок с румяными щеками и круглыми очками, которые каким-то чудом удерживались на кончике широкого носа. До встречи с Василием Михайловичем я наивно думал, что если в кино герой лысый, то в жизни он непременно бреет голову, как наш Журавлев; если герой с бородой, то, значит, она настоящая. А оказалось, что это совершенно неверно. В каждой киногруппе есть такой человек, как Василий Михайлович — гример. У него в волшебном ящике с надписью «парики» есть все, что угодно: красивые прически, лысины, усы, бороды, косы. Еще у него всегда имеется несколько коробок с разноцветными квадратиками и прямоугольниками. Сначала я думал, что это густые масляные краски. Но Василий Михайлович объяснил, что это и есть грим, с помощью которого он делает лицо старого человека молодым и наоборот, толстого — худым и наоборот, здорового — больным и наоборот. В этом ему помогают и парики.

Вечером из-за этих чудес гримера мы с Генкой попали в неудобное положение. Но это случилось вечером, а утром, пока не пришел трактор, Копейкин позвал нас с Генкой в тень рощи и начал объяснять, как мы должны вести себя перед кинокамерой и что говорить. Собственно, говорить должен один я и не то, чтобы говорить, а только спросить:

— А документы у вас есть?

Помните, я вам сначала рассказывал, что мы встретили в степи неизвестного гражданина и приняли его за шпиона, потому что все совхозные мальчишки в нашей кинокартине тоже искали шпиона, который украл у академика волшебный препарат роста.

Так вот, в этом эпизоде и решил снимать нас Франк Маркович Копейкин. Эпизод — это такой коротенький кусочек в фильме, который мелькает, как лыжник, летящий с трамплина.

В эпизоде сначала все было похоже на нашу игру «Разведка доносит». Мы лежим в траве и наблюдаем за человеком, который идет к бригаде не по большой дороге, а через балку по едва заметной тропинке. Нас это настораживает. Человек подходит к нам и интересуется, как ему пройти во вторую бригаду. И тогда я спрашиваю про документы.

Несколько раз мы репетировали эту сцену в роще. То Копейкину казалось, что я прямо-таки, как милиционер, требую документы, а то, наоборот, как перепуганный трусишка. То вдруг оказывалось, что я смотрю на мнимого шпиона, как на настоящего шпиона, а это еще неизвестно. Наконец, режиссер сказал, что у меня что-то получается и можно сделать первую пробу.

Когда мы уже стояли перед кинокамерой, которая была похожа на двугорбого верблюда, улегшегося на треногу, Копейкин вдруг заметил наши полосатые треугольники и нашивки на рукавах рубашек.

— Что это за флотилия? — спросил он.

— Наша, пионерская, — объяснили мы ему в два голоса, дуэтом, как говорит наш учитель пения.

— Что же, у вас все моряки?

— Все.

— Господи, какое однообразие. Разве у вас нет космонавтов, альпинистов?

— Нет. У нас пионерская флотилия, — объяснил я Копейкину. — Мы идем в Братск.

— Зачем?

— Ну, это такая игра. Кто из экипажей больше сделает хороших дел и получит пятерок, тот первым и придет в Братск, в бухту Победы.

— И много вы сделали?

— Да нет, не очень. Но наша «Аврора» впереди.

— Я на ней боцманом служу, а Сенька капитаном. У нас и адмирал есть.

— Это очень занятно, — вмешался в разговор писатель Минуткин. — Нельзя ли вставить в сценарий?..

— Нельзя, — категорически запротестовал режиссер. — Мы и так из-за ваших вставок не укладываемся в смету. Ну, попробуем, — скомандовал Копейкин, хлопая в ладоши. — Ложитесь здесь. Смотрите туда. Вот появился человек.

И хотя там никто не появился, мы делали вид, что внимательно изучаем незнакомца.

— Еще напряженнее, — требовал режиссер. — Вы сейчас пограничники и увидели нарушителя. Вот какое у вас должно быть выражение лица. — Копейкин вытянул свою длинную шею и впился в одну точку. — Повторите.

Мы с Генкой тоже вытянули шеи и вытаращили глаза.

— Вот так, — одобрил режиссер и сказал: — Попробуем. Дина, кадр! Внимание! Тишина. Начали!

Перед кинокамерой встала женщина с черной доской, на которой было написано белой краской «Мосфильм. «Белоручка». Кадр 461».

Затрещала кинокамера.

— Поворачивайтесь сюда.

Мы повернули головы к фиолетовому стеклу объектива камеры, которая была нацелена прямо на нас, как пушка.

— Заметили человека, — подсказал Копейкин.

Мы дернулись с Генкой и, как на репетиции, вытаращили глаза.

— Стоп! Недурно. Но не вижу в твоих глазах отражения внутреннего состояния. Я уже тебе говорил.

И снова начал объяснять, что мы пограничники, лежим в дозоре, заметили нарушителя…

— Попробуем еще раз.

И все началось сначала.

— Смотрите на него. Особенно ты, Сеня. Сейчас будем делать крупный план.

— Но его же нет, — возразил я.

— Вот он, — ткнул пальцем в объектив кинокамеры оператор. — Смотрите прямо сюда.

И все началось сначала.

— Стоп! — услышал я раздраженный голос режиссера. — Кто тебя просил моргать?

— Да я только один раз.

— Не смей ни одного раза, — приказал Копейкин. — Вытрите с него пот и подведите губы, они у него совершенно белые.

Указание режиссера было выполнено, и все еще раз началось сначала.

И когда все это мне уже надоело, и страшно ломило шею, и болели глаза от немигания, Копейкин бодро хлопнул в ладоши и объявил:

— Стоп. Кажется, это то, что требовалось.

— Пожалуй, Франк Маркович, — согласился оператор, снимая клетчатую ковбойку.

— Все свободны, — сказал Копейкин и подозвал нас к себе: — Устали? Ничего, ребятки, искусство требует жертв. Константин Иванович, где у вас шоколад? Угостите артистов.

Он сказал, что продолжит снимать эпизод завтра, а сейчас ему надо идти к трактору.

Во время наших съемок из бригады пригнали трактор и сеялку. Из кабины выпрыгнул озабоченный Прыщ. Увидев его, мы с Генкой так и ахнули. А Прыщ, поздоровавшись с Копейкиным за руку, спросил:

— Платить как будете, аккордно или по часам?

— Сначала вы мне объясните: почему три километра ехали три часа, а затем будете вести речь об оплате.

— Да разве ж это машина? — как всегда брезгливо заговорил Прыщ. — Гроб.

— Но как же мы будем снимать фильм? — озадаченно оглядел трактор режиссер.

Прыщ ехидно ухмыльнулся и сказал:

— Вам же для видимости. Вы — кино.

— Что значит «для видимости»? Сеять-то мы должны по-настоящему. Журавлев обещал выделить лучшего механизатора. А если у вас не машина, а гроб, то какие же трактора вообще в совхозе?

— Известно, какие, — философствовал Прыщ, — день пашут, два стоят. Одно слово — бесхозяйственность. У них все так.

Я смотрел всю эту сцену, слушал брюзжание Прыща и краснел за Дмитрия Петровича. Как он мог прислать такой ДТ и такого тракториста? Мне хотелось тут же рассказать артистам, что это неправда, что у нас трактора замечательные, и люди не такие противные, как этот, но меня сдерживала боязнь подвести Журавлева. Надо побежать в поселок, разыскать его и выяснить, неужели Дмитрий Петрович прислал Прыща?

Насмешливый Генкин голос перебил мои мысли:

— Он лучший тракторист? Ой, держите меня, а то я упаду.

— Не хулигань, Генка, — строго предупредил его Хомяков.

Тут уж и я не стерпел:

— Да он же все врет! Это только у него такой плохой трактор. Потому что он лодырь…

Наверное, мыс Генкой были очень страшными, потому что даже с круглого самодовольного лица Прыща исчезла ехидная улыбочка.

— А ну повтори, сопляк… — двинулся ко мне Прыщ.

— Лодырь и хапуга, — подтвердил Генка.

Тракторист по-волчьи повернулся к нему.

— А что, неправда? — горячился я. — Вас недавно судили за то, что вы тунеядец.

— Безобразие! — возмутился Копейкин. — Кого вы мне подсовываете? — спросил он у Хомякова. — Мы бы его на весь Союз как лучшего. Да над нами куры бы смеялись! А вы заводите свой гроб и с глаз моих долой!

— А вы не очень-то, — снова с нахальной улыбкой заговорил Прыщ. — Меня бригадир прислал.

— Бригадир! — разъярился Копейкин. — Вот я сейчас поеду к Журавлеву, он ему всыплет.

Режиссер метровыми шагами направился к «Волге», мы побежали за ним и попросили:

— Возьмите нас, а то нам скоро в школу.

Подъезжая к конторе, Копейкин вдруг повернулся к нам и сказал:

— Завтра на съемках чтоб глядели на шпиона вот так, как на этого типа!

— И вот еще что, передайте своему адмиралу: пусть продвинет «Аврору» на сто километров.

— За что? — удивились мы.

— За одно хорошее пионерское дело, — улыбнулся режиссер, высаживая нас из машины.

Маша Дробитова сдержала слово — пришла в школу. Мы показали ей карту, знамя дружины с медалью, рассказали про адмирала и про поход в Братск. А она слушала нас, как-то грустно улыбалась и все повторяла:

— А у нас в школе этого не было.

Потом пришел Коля Попов. Они протянули друг другу руки и смотрели друг на друга до тех пор, пока Коля не сказал:

— Вот вы какая в жизни.

— Какая? — спросила Маша и покраснела, как Тарелкина, когда та не знает, как ответить на вопрос.

— У нас вся эскадра от вас без ума.

— Флотилия, — поправил адмирала боцман.

— Пусть флотилия, — благосклонно согласился Попов. — Только мне больше нравится — эскадра.

— Да, это звучит, — поддержала его Дробитова.

Тут же, возле знамени, мы зачислили артистку в наш экипаж. Коля присвоил ей чин контр-адмирала и назначил своим заместителем по художественной самодеятельности.

После такого дня нам с Генкой долго не спалось. Мы сидели на лавочке и вспоминали, как первый раз в жизни снимались в кино, как читала стихи, присев на краешек стола и полузакрыв глаза, Маша. Как вдруг к нам подошел старик. Мы такого не встречали в совхозе. Он был одет в светлый чесучовый костюм, капроновую шляпу, на глазах поблескивала металлическая оправа очков. Но самым главным украшением деда была борода — большая, пышная, чуть-чуть раздвоенная; я подумал, как у Льва Толстого, а Генка потом сказал: как у адмирала Макарова.

— Юноши, вы местные? — спросил вежливо старик.

— Да, — ответил я, а сам подумал: «Откуда такой красивый дед в наших краях объявился, может, к кому и гости приехал, как тогда Терентий Захарович? Вот бы его заполучить на сбор!»

— А где у вас клуб?

— Так это в другой стороне, — ответил Генка, — только там сегодня ничего нет. Там артисты живут. Они кино снимают.

— Вот как, кино? — почесал свою бороду старик. — Уже снимают? Без меня? Странно.

— А вы кто?

— Академик Занозин. Слышали обо мне?

Где-то я слышал эту фамилию. Кто же мне говорил о нем: мама, Журавлев?

Нет, не помню. Генка, тоже не помнит. Но то, что мы встретили живого академика, произвело на нас впечатление. Мы сразу поднялись: может, ему нужна наша помощь.

— Мы вас проводим, — предложил я. Но старик покачал головой.

— Спасибо, юноши. Дорогу я знаю.

Опираясь на красивую клюшку, он пошел к центру поселка, а мы с Генкой, не веря своим глазам и ушам, стояли, как заколдованные. Не день, а сплошные чудеса. И что самое главное, мы первыми узнаем о них. Только не успеваем делать донесения. Но и без них почему-то вся школа узнает о новостях. Все же на этот раз мы решили написать утром рапорт о встрече и разговоре с живым академиком. Это тебе не помощь деду Тарасу в доставке новых книг из библиотеки, чем недавно щегольнул боцман Лисицын из четвертого «б».

Но донесения нам сделать не удалось. На следующее утро, заглянув в палатку гримера Василия Михайловича, я увидел вчерашнюю бороду то ли Толстого, то ли Макарова, которую примерял на свое лицо артист Толстопятов. Заметив меня, он пригласил:

— Смелее, юноша.

А когда я остановился возле его стула, засмеялся:

— Эх ты, а еще красный следопыт. Не узнал своего коллегу.

— Вот здорово, — прошептал я. — И ничуть вы не были похожи на себя. А мы с Генкой сегодня хотели всем рассказать о встрече с академиком.

— Но тут я вас подвел. Извини, юноша, — Толстопятое виновато наклонил голову и развел руками. — Чудеса кино.

— Эти зеленые, — заговорил гример, расчесывая парик. — Их нетрудно провести. У меня случаи куда забавнее были. — Он присел на один из ящиков и, глядя в угол палатки, заговорил:

— Снимали мы «Депутата Балтики». Кончили застольный период, приходит ко мне Коля и просит: «Вася, душечка, загримируйте меня. Хочу проверить, узнают меня друзья-приятели или нет». Исполнил я его просьбу, — сделал из него академика Полежаева. Приходит он часа через три, сияющий, счастливый, обнимает меня. Был, говорит, у троих своих самых наилучших друзей никто не угадал.

— Что и говорить, — улыбнулся Толстопятов, — ты у нас волшебник. Вот так-то, юноша. Василий Михайлович и тебя может загримировать так, что твои собственные родители не узнают.

— Пора начинать, Иван Петрович, — напомнил артисту гример, подслеповато глянув на часы.

— Да, да, — засуетился вдруг Толстопятов. — Через час съемки. Давай паричок.

Я хотел посмотреть, как Василий Михайлович будет переделывать артиста Толстопятова в академика Занозина, но в это время в палатку вбежал Генка и, торопливо бросив: «здрасте», схватил меня за руку:

— Копейкин тебя ищет. Думает, что ты испугался и не пришел.

Уже через минуту мы были около съемочной камеры. И тут же раздались хлопки, затрещала кинокамера. Только теперь к нам уже подходил тот, кого мы приняли за шпиона. Я, наверное, раз десять спрашивал у него документы. Он столько же искал их во всех своих карманах и не находил. Не помню, сколько раз мы с Генкой во все лопатки убегали от съемочной площадки и возвращались. Пот лил с нас градом, коленки почему-то мелко дрожали, во рту пересохло. А Копейкину все не нравилась наша игра. И уже ничего интересного и веселого не было в этой беготне, хлопках, крике… Кроме одного, что мы заметили, когда фильм уже вышел на экраны: лежу я с Генкой в траве в одной рубашке, а спрашиваю документы — в другой.

— Нет, — говорил авторитетно Генка, когда мы подходили к школе, — правильно сказал отец, — лучше целый день за баранкой просидеть, чем один час в кино сниматься.

Но хотя и боцман, и я были совершенно согласны с этим, на следующее утро мы снова были возле знакомых палаток. Так повторялось каждый день, целую неделю. Даже после того, как Лена возмущенно сказала нам об остановке «Авроры» из-за двух троек Саблина, Генка хладнокровно объяснил рулевому:

— Где находится «Аврора»? В море Лаптевых. Какие там льды? Больше нашего дома в сто раз. А наш крейсер, хотя он и легендарный, не приспособлен для плавания во льдах. Вот подожди, придет атомоход «Ленин», пробьет нам дорогу, и мы еще покажем им всем нашу корму.

— Боцман, что ты говоришь глупости, — начала заплетать кончик косы Лена. — Причем здесь льды и атомный ледокол? Просто вы с Морозовым из-за этого кино голову потеряли.

— А тебе завидно, что тебя не пригласили?

— Ну вот ни капелечки. И уж если хочешь знать, нас всех пригласили в воскресенье. Прочитай объявление.

Действительно, в школе, на доске приказов и объявлений, висела такая бумага: «Внимание! Все экипажи кораблей приглашены на киносъемку. Сбор 12 мая в 8 час. утра у школы. Капитан «Спутника» В. Грачев».

— Ерунда, — махнул рукой Генка.

Но все оказалось так, как написал Вовка. По ходу кино, когда все выясняется, и как говорил Хомяков, все довольны, все смеются, ученые уезжают в свой институт в Москву — их провожает весь совхоз. А что же это за совхоз без мальчишек и девчонок? Так вот, мы все должны были изображать провожающих. Должны были… Но вы, конечно, среди толпы не заметили нас с боцманом. Не потому, что эта сцена снималась общим планом, а просто нас там не было. Вернее, мы там были, только стояли по другую сторону кинокамеры. Почему? А вот почему. Когда начались съемки и мы с Генкой увидели, как далеко отъехала съемочная камера от толпы, нам стало ясно: на экране нас никто не узнает. А нам очень хотелось, чтобы нас заметили. Поэтому, не долго думая, мы выбежали из толпы, подбежали к академику Занозину и только хотели пожать ему руку, как раздался грозный окрик режиссера:

— Кто? Кто позволил? Стоп! Остановите!

Я сразу сообразил, что остановка из-за нас, и пустился обратно в толпу.

— Стой! — скомандовал Копейкин, и я застыл, как при игре «замри». — Кто тебе разрешил выбегать? Ты же весь кадр испортил. Помощник, наведите в толпе порядок. Внимание! Приготовились! Начали!

Но начать не пришлось. Солнышко вдруг спряталось за длинную вереницу серых дождевых туч. Потом начал капать дождь, а затем пошел ливень.

Так в этот день и не снял Копейкин кадр проводов. Сделали его на второй день, а нас, чтоб мы, не дай бог, не выкинули еще какой-нибудь номер, Хомяков оставил возле себя, по эту сторону съемочной камеры. И пока шесть раз снимали эпизод, Константин Иванович сто раз повторил нам, что мы подвели всю киногруппу, съели из ее бюджета не меньше сотни рублей и задержали выход комедии на экраны на целый день. Было и стыдно, и скучно выслушивать нравоучения добродушного Полосатика, а главное, было грустно стоять здесь, когда вся флотилия стояла там. И надо же было случиться этому в последний день!

— Это хорошо, что в последний, — радостно шептал Генка. — А если бы в первый — представляешь? Дали бы нам с тобой сразу третий звонок и — привет.

Мой боцман, как всегда, был прав.

Откровенный разговор

Вечером мы провожали киногруппу на станцию. Нам было грустно расставаться с милым добродушным толстяком Константином Ивановичем, гримером Василием Михайловичем, который подарил мне бороду академика Занозина, а Генке усы уполномоченного по набору рабочих. Но больше всего наше звено грустило потому, что уезжала Маша Дробитова, которую в день приезда мы приняли за обыкновенную девчонку и не захотели отдать букет.

Потом-т мы с ней здорово сдружились. Она даже руководила у нас кружком художественного чтения. Маша так умела читать стихи, особенно про весну и про осень! А иногда, когда в нашу кают-компанию приходил адмирал, Маша читала стихи про любовь. И хоть они нам с Генкой не очень нравились, мы их все равно слушали с открытым ртом. Потом, когда мы увидели, как Маша и наш боевой адмирал гуляли по березовой роще, нам стало понятно, почему она читала стихи про любовь. А вчера они ушли в степь. Коля снял свою куртку, и они вдвоем присели на нее. О чем они говорили, мы не слышали — далековато было, но, прощаясь возле Дома культуры, Маша совсем расстроенно сказала:

— Может, ты все-таки надумаешь поступить в МГУ или Бауманское?

— Нет, Машенька, — печально ответил Коля, — я не могу бросить маму.

— Ну все равно, я рада, что встретила тебя. Я буду писать тебе…

— Я тоже.



Потом Дробитова обняла адмирала, прикоснулась к его щеке и быстро убежала в клуб, а Коля, словно пьяный, медленно и неуверенно пошел на нас. Не успел я оттащить Генку в тень, как он подскочил к вожатому и задал глупейший вопрос:

— Коля, это вы репетировали сцену прощания?

Коля странно посмотрел на Синицына, потрепал его вихор и признался:

— Нет, Генка, я не репетировал, я по-настоящему прощался.

Он постоял, подумал о чем-то и спросил у нас:

— Может, и в самом деле махнуть в Москву?

— Зачем? — удивился Генка.

— Чудак ты, боцман, — грустно улыбнулся вожатый. — Она же учится во ВГИКе.

— Ну и что? — пристал к нему Генка.

— А то, что я ее люблю.

— Мы все ее любим. Она вон какая красивая, — Генку как будто прорвало.

— Тебе еще рано об этом рассуждать, — сделал ему внушение Попов.

Лучше бы Коля не влюблялся в Дробитову, а дружил с ней просто так, как мы. А то теперь с утра ходит сам не свой, куда улыбка делась, нас совершенно не замечает. Чего доброго, бросит еще флотилию, уедет в Москву. Но, кажется, я напрасно переживал. Маша пожала Колину руку, прикрыла лицо нашим букетом и вошла в зеленый автобус. Откуда-то прибежавший Вовка Грачев протянул Маше такой красивый и большой букет, что наш подарок сразу потускнел.

Когда автобус и газик ушли, оставив на дороге серые клубы пыли, я подумал, что теперь наступит скучища и в нашем плавании по морю пионерских дел снова будут пестреть макулатура, металлолом, фотомонтажи, разучивание новых песен.

Но волновался я напрасно. Скоро у нас наступили такие дни, что мы забыли даже о недавних съемках и новых друзьях.

Уже на другой день на дверях нашего класса висел спасательный круг, с крейсера был снят флаг адмирала, а вечером состоялось заседание педагогического совета. Директор, стуча по столу карандашом, возмущался:

— Ты понимаешь всю серьезность своего проступка? Докатился. Избить пионера, разбить стекло в школе! Так поступают лишь хулиганы. И это перед самым концом учебы!

Генка, вобрав в узкие плечи свою черную голову, молча стоял перед столом. А Вовка Грачев, прижимая к левому глазу платочек, настороженно сидел на стуле, боялся, что на него кинутся и ему придется убегать.

— В последний раз спрашиваю, — устало опустился па стул директор. — Будешь честно говорить? Или я поставлю вопрос о твоем пребывании в школе.

Встала Фаина Ильинична.

— Разрешите мне, Николай Андреевич? Гена, ты должен понять, что совершил гадкий проступок. Как у тебя поднялась рука на товарища?

Генка зло бросил:

— Он мне не товарищ.

— Ну хорошо. На одноклассника, на пионера. Вчера ты пустил в ход кулаки и камни, а завтра — нож. Ты подумай, куда может привести эта скользкая дорога. Мы искренне хотим предупредить тебя от всего плохого. Справедливости ради я должна сказать, что учиться он стал значительно лучше, а вот поведение никуда не годится. Скажи, за что ты избил Грачева?

Генка снова поднял голову и уточнил:

— Я только раз ударил. Он, как сайгак, убежал, а то бы я ему дал…

Учителя осуждающе покачали головами и зашептались о том, что… нет, Синицын неисправим и, в конце концов, плохо кончит…

А мы всем классом сидели здесь же и переживали за нашего боцмана. Ну почему он такой упрямый, не хочет рассказать честно, за что ударил Грачева, как разбил стекло? Не так же просто, за здорово живешь… И главное, такие приключения происходят с ним тогда, когда меня нет рядом. Я посмотрел на Генкиного отца, который сидел, положив больную ногу на бадик, и посасывал кончик черного уса. За все время педсовета дядя Федя не сказал ни слова. И как-то трудно было понять по выражению его лица — осуждает он или одобряет поведение сына.

— Грачев, Вова, может, ты что-то скрываешь? — переключилась Фаина Ильинична на пострадавшего. — Может, между вами прежде что-нибудь произошло?

— Нет, кажется, нет, — поморщил большой лоб Грачев.

— Когда кажется, надо креститься, — посоветовал ему Коля Попов и пригладил непослушные вихры своей знаменитой канадки.

— Попов, — вмешался директор, — это не педагогично, ты не на палубе. Не дезориентируй, пожалуйста, заседание. Ну, Синицын, я тебя в самый последний раз спрашиваю: будешь честно рассказывать?

Генка молчит, как тургеневский Герасим.

— Гена, может, ты не рассчитал траекторию полета кирпича, — поспешила на помощь математичка, — и случайно попал в окно?

— У меня в институте был аналогичный случай, — оживился историк.

Николай Андреевич посмотрел на него так, словно тот на похоронах вспомнил веселый анекдот.

Историк смутился и сказал:

— Ну, не совсем аналогичный… Это я к тому, что жалко парня. В принципе ведь славный малый. И способный. Недавно про восстание Спартака так рассказал, что я диву дался.

— Но мы сейчас говорим не о достоинствах Синицына, — заметила Фаина Ильинична.

— Вот именно, — поддержал ее директор. — Прошу дать оценку поведению Синицына.

Один за одним поднимались учителя и говорили о том, что Генка поступил нехорошо, и его надо строго наказать. Фаина Ильинична предложила послушать Федора Федоровича.

Федор Федорович вынул изо рта кончик уса, расправил его большим пальцем и сказал:

— Опозорил ты, Генка, нас с матерью. Но вы не волнуйтесь, Николай Андреевич, стекло я завтра вставлю, а ему гайки прикручу.

— Но вы не очень-то, Федор Федорович, — приподняв очки, настороженно поглядел на него директор.

— Да нет, что вы. Мы с ним без кулаков — по-мужски договоримся.

Потом выступили Тарелкина, Саблин, Киреева и я. Мы говорили о нашем боцмане как о хорошем товарище, просили педсовет не исключать Генку. Коля Попов тоже просил оставить Синицына и обещал разобрать его проступок на сборе отряда. Педсовет вынес Генке самый последний выговор, а Николай Андреевич предупредил его, что если он допустит хоть малейшее нарушение дисциплины, ему не помогут ни товарищи, ни общественность.

На том мы и разошлись по домам. Генка ушел с отцом, Вовка пошел проводить домой Лену и Свету, Миша, о чем-то размышляя, остался возле большой карты нашего маршрута. Я возвращался один. Не хотелось думать ни о чем, кроме одного: кто же теперь первым войдет в Братск? Потом мне надоело думать об этом, и я запел наш гимн:

Здесь у самой кромки льдов
Друга прикроет друг.
Друг всегда уступить готов
Место в шлюпке и круг.
И вдруг навстречу мне поплыла та же песня. И голос такой знакомый. Ну, конечно, это Генка. Пел он радостно, как в тот вечер, когда мы только что выучили ее.

Друга не надо просить ни о чем,
С ним не страшна беда.
Друг мой — третье мое плечо,
Будет со мной всегда.
Я побежал навстречу боцману. Уже обнявшись, мы повторили:

Друг мой — третье мое плечо,
Будет со мной всегда.
Последний куплет мы не стали петь, потому что он про любовь. Мы его просто просвистели, подражая артисту Олегу Анофриеву.

Только потом я спросил:

— Ну, что отец?

— Порядок, капитан. Отец разрешил мне переночевать в твоем салоне.

Так мы называли наш сарай, где с весны хранили все судовые принадлежности: журнал, карту маршрута, компас, книжки о военно-морском флоте, альбом с газетными вырезками про моряков… На верстаке стояла банка с молоком, на тарелке лежало несколько оладьев. Мы по-братски разделили ужин и блаженно развалились на широком матраце, набитом душистым сеном. В темном углу верещал сверчок, за стеной вздыхала соседская корова, ветерок лениво раскачивал на ржавой петле незакрытую ставню.

— Снасти скрипят, — приподнялся на локте Генка.

— Штормит, — сказал я после очередного вздоха коровы.

— Кто-то подает нам СОС, — повернулся боцман в сторону сверчка.

— Все же, что тебе сказал отец?

— Я у него спросил: ты веришь, папа, что я Дипломата за дело стукнул? Он сказал: верю, но больше не трогай этого типа.

— Так и сказал про Вовку?

— Так и сказал.

— Но вроде он не такой.

— Не такой, — передразнил меня Синицын. — Он еще хуже. Он настоящий фашист.

— Ну, это ты загнул.

— Загнул?! — возмутился Генка. — А как бы ты назвал меня, если бы я сорвал самые лучшие цветы у памятника Ленину? Как?

— Причем здесь цветы у памятника?

Генка сел, подтянул колени к подбородку и рассказал, за что он ударил Грачева. Я, конечно, не обратил внимания, что в Вовкином красивом букете было несколько сиреневых тюльпанов. Но Генка их сразу узнал. Еще бы, он же сам высаживал луковицы этих тюльпанов на клумбе. Генка ничего никому не сказал, а после проводов побежал к памятнику и увидел, что самые лучшие цветы сорваны, даже вырваны с корнем. Он подождал у клуба, пока Грачев останется один, и, подойдя к нему, молча влепил оплеуху. Не дожидаясь второй, Вовка бросился бежать. Возле школьного крыльца он схватил комок глины и швырнул в Синицына. Синицын — в него. Дипломат пригнулся, и глина попала в окно. Услышав звон стекла, Вовка убежал в школу, а… Генка — домой.

— И все-таки ты зря его ударил, — не мог согласиться я с другом. — Если бы ты рассказал об этом в школе, знаешь на сколько их «Спутник» бросил бы якорь? Дня на три. Самое малое.

— Причем тут «Спутник»? — вспылил боцман. — Он же цветы у Ленина украл. Понимаешь, у такого человека! Скажи, какой он после этого пионер? Ну, скажи.

— Плохой, — согласился я. — Но из-за того, что ты повесил ему «фонарь» под глазом и разбил стекло, проиграла наша «Аврора». А мы обещали Дмитрию Петровичу, что наш крейсер будет всегда впереди. А получается, что мы не моряки, а трепачи. Вот если бы ты рассказал…

— О чем? — закипятился опять Генка.

— Что он сорвал цветы.

— Ты видел?

— Нет.

— И я нет. И никто не видел. А он не рыжий, чтобы сознаться. Ты знаешь, как он один собрал двести килограммов макулатуры?

— Нет.

— Подговорил первоклашек и обещал зачислить их на свой корабль юнгами. Ну, они ему и натаскали.

— Да ну?

— Вот тебе и ну. А вы все на меня…

— Кто же все?

— И директор, и наша Фаина, и математичка…

— Постой, постой, Генка, — перебил я боцмана. — У тебя получается, как у того крыловского волка — «…вы все мне зла хотите». Ты будешь стекла бить, а тебя за это хвалить? Ах, какой меткий стрелок!

— Я же не нарочно, — огрызнулся Синицын. — А директор сразу меня в хулиганы записал. Вредный он.



Я стал доказывать Генке, что наш директор вовсе не вредный, а только вспыльчивый, потому что он переживает за всех нас, и ему хочется, чтобы наша школа была самой лучшей.

— А Фаина тоже вспыльчивая?

— Нет, она хорошая, добрая, только какая-то нерешительная.

— Нерешительная, — протянул Генка. — Поэтому и ставит своим любимчикам пятерки, а другим — тройки да двойки.

— Выходит, и ты любимчик. Она тебе позавчера пятерку за басню поставила.

— Так я же лучше всех рассказал, — повысил голос боцман.

— И я про то же говорю. Выходит, не такие уж вредные у нас учителя.

— Выходит, — согласился наконец Синицын. — Может, правильно ты говоришь: лучше мне рассказать обо всем честно.

— Конечно. Возьми и скажи на сборе.

— Ладно, — решил Генка. — Я скажу, что ударил его за первоклашек. Тут он не выкрутится. У меня свидетели есть. Так что завтра мы посадим их «Спутник» на такие рифы, с которых он не скоро слезет.

Думая о поражении Дипломата, я начал засыпать. Из окон нашего дома прилетели позывные московского радио. Дикторы сообщали о том, что Фидель Кастро продолжает поездку по Советскому Союзу, что в Узбекистане начали уборку нового урожая, а в глухой приангарской тайге поставлены первые металлические опоры линии электрических передач на 500 тысяч вольт.

— Да, Сенька, — толкнул меня Синицын, — ты знаешь, сколько надо металла, чтобы поставить одну такую опору?

— А что?

— Вот бы собрать и подарить строителям такую опору. Привезем и скажем: принимайте пионерскую мачту.

— Ну и соберем, и привезем, — поддержал я друга, плотнее закутываясь в одеяло.

— А сколько надо?

— Ну, тонну или две.

— Давай попросим Колю сообщить в Братск, что мы не с пустыми руками едем.

Не помню, что я ответил Генке, может быть, ничего не ответил, потому что после его слов я вдруг вышел из сарая и сразу попал в дремучую тайгу. В ней было холодно, темно, неуютно. Она была очень похожа на ту тайгу, которую мы видели в фильме «Неотправленное письмо». Мне стало страшно, я побежал к узкой полоске света. Это была просека, которую вырубили строители. На полянке ребята из мирового фильма «Карьера Димы Горина» готовились поднимать огромную железную мачту. Они заметили меня и сказали, что эта опора та самая, пионерская, и поэтому поднимать ее должен я. Ну почему один я? А ребята? Уж если не по-грачевски, а честно — поднимать ее должен наш боцман, Генка Синицын. Это же он придумал. Но Дима Горин сказал: раз они отстали, делай ты. Волей-неволей пришлось мне дать команду трактористу:

— Вира!

Это значит — поднимай.

Стальные тросы натянулись, задрожали, зазвенели, и верхушка опоры начала очень медленно отделяться от поляны, как будто она преодолевала земное притяжение. И вот наконец она качнулась и застыла, устремленная в небо, похожая на ракету, готовую к межзвездным полетам. Монтажники начали кричать «ура!», хвалить меня и хотели даже качать, но я отбивался до тех пор, пока кто-то крепко не схватил меня за руку.

— Чего ты дерешься? — спросил боцман, сжимая мой локоть.

— Эх, Генка, — сказал я, досадуя, что он разбудил меня. — Где я был, если бы ты знал…

— Опять летал куда-нибудь, — отгадал он, зевая, и предложил: — Склянки уже пробили, давай спать.

Утром я спросил у папы:

— Сколько надо собрать металлического лома, чтобы сделать опору высоковольтной линии?

Отец ответил, что точно не знает, но, очевидно, не меньше трех тонн. Три — это уже не две и тем более не одна. Тут на старых кастрюлях, чугунах и сковородках далеко не уедешь. И это не макулатура — железо на чердаках не хранят, а даже если и хранят, оно не легковоспламеняющееся вещество, и тут пожарники нам не помогут. Я уже мысленно подсчитал, что могу принести из дома и сколько вся эта рухлядь будет весить — не больше двадцати килограммов. В нашем экипаже десять человек. Десять на двадцать в произведении — получается двести.

Что же делать дальше? — спрашивается в задаче. Ох, уж эти задачи, в них всегда что-нибудь спрашивается. Выходит, одной «Авроре» эта задача не под силу. А если включится эскадра всего пятого? Снова умножаю тридцать на двадцать, получаю шестьсот. А если вся флотилия? Сто двадцать на двадцать, получаем две тысячи четыреста килограммов. Это уже на что-то похоже. Но что скажет Генка? Ведь он хотел, чтобы этот металл собрали одни мы, без посторонней помощи!

Генка, как я предполагал, слышать ничего не хотел о помощи.

— Пусть они сами пошевелят мозгами. Представляешь, приезжают они со своими игрушками (это он так теперь называл все остальные наши дела): здрасте, мы ваши племянники, а те им отвечают: здрасте, мы ваши дяди, плачем, на вас глядя. Тут выходим мы и рапортуем: получите пионерскую мачту от экипажа краснознаменной «Авроры». Представляешь?

Но и Генкин пыл угас, когда Коля сказал:

— Три тонны для высоковольтной опоры? Сомневаюсь. Тонн семь-восемь.

А утром Коля окончательно убил нас новым сообщением. Ночью он связался с Братском, рассказал про нашу идею, строители очень обрадовались и, между прочим, сказали, что для опоры нужно собрать ни много ни мало — пятнадцать тонн металлолома.

— Пятнадцать! Это сколько же? — не мог представить Синицын.

— Железнодорожную платформу видел? — спросил Коля.

— Видел.

— Вот ее надо полностью загрузить.

— Где же мы столько наберем? — спросил я.

— Вы же разведчики, — упрекнул нас Коля. — Ну, так как, сами справитесь или объявить приказ по флотилии?

Я был за приказ, Генка против. Он попросил у адмирала сутки срока на поиски.

Коля немного подумал, посмотрел безнадежно на Генку и ответил:

— Напрасно ты ищешь приключений. Времена героев-одиночек безвозвратно прошли.

— А Гагарин?

— Какой же он одиночка? Его полет готовила вся страна.

Синицын хитро сощурил глаза и улыбнулся:

— Травишь, адмирал. Пока нам по радио не сообщили, мы ничего не знали.

— Мы не знали, — согласился Коля, а потом серьезно спросил: — А ученые, которые создали корабль «Восток-1», знали?

— Знали.

— А рабочие, которые делали его, знали?

— Знали.

— А те, кто готовил горючее, знали?

— Знали.

— А те, кто готовил космонавтов к полету, знали?

— Знали.

— Ну вот, а ты говоришь: Гагарин одиночка.

— Это ты железно доказал, — поддержал я вожатого. — Мы тоже все будем собирать металлолом, а потом скажем, что придумал это Синицын.

Коля так хорошо улыбнулся и сказал:

— Вот это — другое дело. Учись, Генка, у своего друга. Да, вот еще что. Я обещал Николаю Андреевичу завтра в двенадцать провести сбор отряда. Ты, боцман, честно расскажешь, за что ударил Дипломата. Если не расскажешь — мы без тебя соберем металл. А ты вместо кладов поищи в себе мужество.

— Ладно, поищу, — неохотно дал слово Синицын.

— Вот и договорились, — попрощался с нами Попов. — До встречи в кают-компании.

Первая пионерская

— Да он с утра куда-то пропал, — раздосадованно сказал мне Генкин отец. — Я думал, к тебе пошел. Ты мне вот что скажи, Семен, — привалился Федор Федорович к косяку. — Правда, наш Геннадий стал учиться лучше иль ему учителя поблажки делают? Проверяю дневник — одни четверки и пятерки за последнюю четверть.

— Да что вы, Федор Федорович, какие там поблажки, — удивился я недоверчивости Генкиного отца. — Я вам могу корабельный журнал показать. Там у меня все ЧП отмечаются. Вот до этой истории у Генки всего два замечания было.

— Значит, помогает вам поход?

— Еще как.

— На осень его по арифметике не оставят? — уточнял Федор Федорович.

— Исключено, — подражая Дипломату, сказал я. — В четверти обеспечен твердый чесырь, а годовая — треса.

— Чего? — не понял отец.

— Четверка и тройка.

— И то хлеб, — покрутил кончик уса Федор Федорович. — Ты вот что, Семен, только это между нами, присмотри за ним. И по учебе, и по дисциплине. В случае чего приходи, рассказывай.

Я посмотрел на растерянное лицо большого грузного мужчины, который ищет помощи и поддержки у меня, и мне стало жалко отца боцмана.

— Не волнуйтесь, дядя Федя, — попросил я шофера. — Как вы говорите — в случае чего — мы его всем экипажем так продраим, будет, как стеклышко! У нас ведь — закон моря.

— Ну, добре, — положил он свою руку на мое плечо. — Увидишь Геннадия, гони домой. Пусть хоть пообедает.

«Странно ведет себя боцман, — размышлял я, шагая по улице. — Даже мне ничего не сказал. Неужели обиделся на меня за то, что я предложил: будем собирать металлолом всей флотилией? А может быть, он уже в школе и подбирает экспедицию разведчиков за железными кладами? От него всего можно ожидать. У него в голове идей, как в море пены. Кто это так сказал про Генку? Ага, директор. Легок на помине Николай Андреевич. И особенно тогда, когда нам не везет. Вот он стоит у ворот и, кажется, не собирается уходить».

— Где же твой приятель? Заболел? Или испугался?

Мне показалось, что я это не я, а Генка, и надо что-то придумывать, оправдываться. Первое, что я придумал, было:

— Здрасте, Николай Андреевич.

— Здравствуй, здравствуй, голубчик. Ну так где же Синицын?

Что я мог ответить, если не только я, но и его родной отец не знает, где он находится? Я пожал плечами.

— Он, должно быть, ищет мужество, — вспомнил я вчерашний совет Коли.

— Какое мужество? — недоуменно посмотрел на меня директор. — Что ты говоришь, Морозов? Ты же знаешь — я старый воробей, и меня на мякине не проведешь.

— Да нет, честное пионерское, Николай Андреевич, он хотел набраться мужества, чтобы признаться и попросить извинения, — растолковал я.

— Вон оно что. И ты серьезно полагаешь, что он найдет это мужество?

«Ну почему вы так плохо думаете о боцмане? — про себя начал спорить я с директором. — Всегда его ругаете, делаете замечания. А если бы вы узнали правду… Может, рассказать?». И я сказал:

— Вы не знаете Синицына, Николай Андреевич. Он честный и смелый. Только он не любит говорить про себя…

Николай Андреевич снял очки и посмотрел на меня так, будто он вовсе не директор школы, а Миклухо-Маклай, только что сошедший с корвета «Витязь» и слушающий рассказ папуаса о своем чернокожем друге.

— Да? — наконец спросил он.

— Да, — выдержал я его взгляд.

— Может, ты прав, — задумался директор. — Ладно, иди на сбор.

В классе уже собрался почти весь отряд. Не было только Синицына, Саблина и Киреевой. Ровно в двенадцать пришел Попов. Он уже знал, что Генки нет. Вожатый поздоровался и сказал:

— Времени у меня в обрез. Надо еще закусить, а раз Синицын отсутствует, перенесем сбор на завтра. Ты не знаешь, что с ним? — спросил он меня.

— Струсил, — вскочила с места Тарелкина.

— Он не трус, — вступился я за друга.

— Ты всегда его защищаешь!

— Надо сначала узнать, а потом уж вешать человеку всякие ярлыки, — рассердился я.

— Ты же помнишь, — сказал Коля, — мы вчера договорились. Он дал слово.

— Сколько раз он его давал, — притворно вздохнул Грачев. — Но такова тактика морских пиратов.

— Хватит тебе упражняться в остроумии, — осадил его Попов под одобрительный гул отряда. Вовка повернулся к задним партам, обвел всех правым глазом (левый был перевязан бинтом) и, не встретив участливого лица, сказал:

— Есть, адмирал.

— У нас сейчас сбор отряда, и я для вас старший вожатый, — напомнил Коля.

Вовка встал и извинился. Я видел, что Коля нервничает и придирается к Грачеву потому, что нет Генки. И если сейчас он вдруг появится, весь гнев вожатого обрушится на него. А Генка умеет появиться именно тогда, когда не следует. Так случилось и на этот раз. С шумом распахнулась дверь, и на пороге застыл запыхавшийся Синицын. Прислонившись к косяку, он тяжело проговорил:

— Извините, ребята.

Потом подошел к парте, за которой сидел вдруг съежившийся Грачев, и, переводя дыхание, сказал:

— И ты извини меня, Вовка.

Вовка сразу сделал вид, что он вовсе не испугался.

— Я хотел бы поставить условия, — выпрямился он. — Если это не повторится.

— Только ты не обманывай больше первоклашек, — мирно согласился боцман.

— Каких первоклашек? — заволновался отряд.

— Он знает каких, — сказал уже насмешливо Генка, направляясь к Попову. — Только это сейчас не главное. Коля, ты знаешь, что я нашел!

Генкины счастливые глаза встретились с сердитым взглядом вожатого, и сразу веселое выражение Генкиного лица, как клубная афиша под дождем, потускнело, смылось.

— Кто ведет сбор, ты или я? Сядь на место, — тоном приказа произнес Попов. — Грачев, встань и расскажи историю с первоклашками.

Когда Вовка, заикаясь, доставая и пряча свою записную книжку, рассказал, как он «собрал» больше всех макулатуры, я спросил:

— А сиреневые тюльпаны ты сорвал?

— Где? — посмотрел на меня одним глазом Грачев.

«Ну, началось, — подумал я, вспомнив предупреждение Синицына, что Вовка не рыжий. — Сейчас начнет выкручиваться. Но раз уж я сказал «А», надо говорить и «Б». Я сказал:

— Сам знаешь.

Боцман в это время сидел, как на иголках. Он без конца порывался вскочить и что-то сказать. Причем, я чувствовал, что сказать он хочет не о том, что волнует сейчас отряд, а о чем-то другом, известном ему одному. И только предупреждающие взгляды вожатого заставляли его оставаться на месте. А класс уже требовал:

— Давай, Вовка, начистоту!

Я даже удивился, когда Вовка совсем не дипломатично сказал:

— Простите меня, ребята, за тюльпаны.

И он, еще больше краснея и волнуясь, рассказал, как ему захотелось утереть нос авроровцам и подарить Маше Дробитовой самый красивый букет цветов. И как он побежал к памятнику и сорвал Генкины тюльпаны. Нашему возмущению не было границ. Экипажи «Авроры» и «Мечты» требовали остановить «Спутник» на три дня, а командира корабля Грачева списать и разжаловать.

— На три дня нельзя, — пытался успокоить нас Попов. — Вы забыли, что через три дня прозвенит последний звонок. Не можем же мы прийти в бухту Победы без одного корабля.

— Правильно! — вскочил, наконец, со своего места Синицын. — Не можем! И причем здесь вся команда «Спутника»?

Второе звено благодарно зааплодировало нашему боцману.

— Не подлизывайтесь, — отмахнулся от них Синицын. — А флаг адмирала отобрать у них и повесить нашей «Авроре».

— Это за что же? — не понял Попов.

— И восстановить нам все километры, — потребовал я.

— За что? — снова спросил Полов.

— За клад! — перекричал всех Генка.

— Какой клад?

— Где клад?

— Послушай, адмирал, — сгорал от нетерпения боцман. — Я нашел железный клад. Целых сто тонн! Понимаешь, адмирал?

— Синицын, — хотел рассердиться Коля. — У нас не собрание экипажа, а сбор…

— Ну и что же, Коля, — сделал наивные глаза Генка. — Не надо сердиться. Тебе не идет такое выражение. Ты же, — Генка взмахнул руками, как дирижер, и запел:

Замечательный вожатый есть, друзья, у нас…
Тут же песню подхватил весь отряд:

После смены вечерами он идет в наш класс.
С пионерами на сборе
И споет он, и поспорит.
Замечательный вожатый есть, друзья, у нас!
Слушая нас, Коля расцвел в улыбке, но, посмотрев на свои часы, покачал головой и поднял руку. В классе наступила относительная тишина.

— Где же ты нашел клад?

— На корме крейсера «МТМ».

— А как же твоя тайна, боцман?

— Тайны больше нет, адмирал.

И Генка рассказал, как он с утра ходил по огородам, собирал старые железки, трубы, проволоку, пока не набрел на задворках ремонтной мастерской на настоящий клад металлического лома. Ограда там старая, дырявая, и Генка перетащил в балку не меньше тонны всякого железа, пока его не увидел механик. Он гнался за боцманом до самой водокачки, потом плюнул и отстал. Но все-таки пообещал сообщить уполномоченному милиционеру, отцу и в школу.

— Я же не для себя, понимаешь, адмирал? А он кричал, что я жулик, ворую бронзовые втулки. Только я ничего не воровал, я выбирал самые ржавые железки.

— Зачем тебе так много железа? — спросила Тарелкина.

— Он хочет отличиться.

— Нет, ребята, — сказал Коля Попов, останавливая страсти. — Генка придумал мировое дело. Какое? Пусть он вам расскажет. А вы подумайте все, как добыть этот клад. Я вечером зайду, вы мне скажете.

После уроков в наш класс пришли все командиры кораблей, боцманы, машинисты и даже некоторые коки и матросы. Чего только они не предлагали: сделать ночную вылазку, подговорить родителей, доказать механику, что он не прав.

— Это отпадает, — сказал Коля. — С механиком я разговаривал. Он сказал, что у него каждая железка на балансе числится. И если при инвентаризации ее не обнаружат, ему оторвут голову.

Вся флотилия встала в тупик.

— А если рассказать обо всем Дмитрию Петровичу Журавлеву! — внес я последнее предложение.

— Идея! — выскочил на середину класса. Синицын. — Кто такой Дмитрий Петрович Журавлев?

— Директор! — ответило ему несколько голосов.

— Верно! А еще?

— Депутат! — восторженно сообщила Лена.

— Верно. А еще?

— Участник ВДНХ, — сказал Грачёв.

— Так, ну а еще?

— Он коммунист, — строго сказал Коля Попов, думая, что этим он положит конец Генкиному домогательству.

Но, оказывается, и Коля не отгадал.

— Он почетный член эскадры, — краснея от натуги, напомнил Синицын. — Даже больше того, он юнга с «Авроры», а я боцман.

Все ребята засмеялись, а Генка, ничуть не смущаясь, продолжал:

— А раз так, значит, я могу приказать ему, и он обязан выполнить мой приказ.

— И что же ты прикажешь ему? — поинтересовался Грачев. — Принести тебе на золотом подносе металлолом?

— Нет, — решительно отверг это предложение боцман. — Прикажу ему навести порядок на палубе крейсера «МТМ».

— Это интересно, — уселся на стол Попов. — Поделись идеей, Гена.

Синицын подошел к столу, попросил адмирала отодвинуться и пригласил:

— Садись, Сенька. Пиши, что я прикажу. У тебя почерк каллиграфический, как у первопечатника Ивана Федорова.

— У Тарелкиной лучше…

— Садись, садись! — закричали все вокруг. — Пиши!

Я вырвал из тетради лист и сел за стол учителя. Генка важно откашлялся и начал диктовать:

— При-каз. С новой строчки. На па-лу-бе крейсера «МТМ» обна-ру-жено очень много железного хлама, который мешает всем нам двигаться вперед. Юнге крейсера «Аврора» приказываю. Первое. Завтра же, 3 июня, навести образцовый порядок на всей палубе вверенного вам корабля. Второе. Поручите экипажу машинно-тракторной мастерской, в скобках — МТМ, отобрать весь металлический лом и поднести к ограде. Третье. Прикажите своему бухгалтеру списать с баланса все ненужные совхозу железки и передать их по акту представителям флотилии. Четвертое. Об исполнении доложить лично мне.

Подпись. Боцман «Авроры» Синицын.

— Написал?



— Написал, — ответил я, протягивая Генке приказ для подписи.

— Ну, как? — поднял над головой листок Генка.

— Ура! — пронеслось в ответ.

— Молодец, Генка! — похвалил его Коля. — За твою находчивость прибавляю «Авроре» пятьсот миль!

Весь отряд дружно захлопал в ладоши.

— Только очень маленький срок ты даешь своему юнге, — напомнил адмирал. — Дай ему хоть два дня.

— Конечно, — поддержал Грачев. — Мы даже за день не перетаскаем пятнадцать тонн.

— Позовем твоих маленьких гномов, — хитро подмигнул ему Синицын, — первоклашек. И уж на этот раз честно зачислим их юнгами на корабли.

— И все-таки дай Дмитрию Петровичу два дня, — попросил Попов.

— Дай, Генка. Дай, боцман, — присоединили мы свои голоса. Когда поправки были внесены в приказ, Коля сказал:

— Боцман Синицын, разреши мне доставить этот приказ по назначению.

Генка хотел что-то возразить, но все на него закричали:

— Разреши! Пусть Коля!

— Это для нашего экипажа великая честь, адмирал, — сказал Генка, передавая Попову сложенный вдвое тетрадный лист.

Как только утром над поселком мелодично прозвенели кремлевские куранты, возле двери радиоузла собрались почти все участники сбора. Мы с нетерпением ждали появления Коли Попова. Наконец, он пришел. Поднявшись на крыльцо, адмирал достал наш листок и передал его Генке.

Генка взял листок, вгляделся в него и начал медленно, неторопливо читать:

«Боцману тов. Синицыну.

Ваш приказ выполнен. Можете приступить к отгрузке металлолома.

Юнга с «Авроры» Д. Журавлев».
— Ну, что я вам говорил? — победоносно оглядел всех Синицын. — А повезет этот клад на станцию знаете кто? Мой отец. Мы уже с ним обо всем договорились. Он сегодня выйдет на работу.

И еще одну радость принесло нам это ясное теплое утро. Коля сказал, что начальник строительства Братской гидроэлектростанции товарищ Наймушин обещал написать о нашей опоре в «Пионерскую правду».

Здравствуй, Братск!

Вечером, когда дежурные положили звонок до утра на полку, все командиры, рулевые, боцманы собрались в пионерской комнате.

Подсчитывали последние оценки, открывались конверты с последними донесениями красных следопытов. Мы с Генкой не могли усидеть на месте. Еще бы — «Аврора» снова впереди! Она на сорок миль оторвалась от ближайшего крейсера. На нашей фок-мачте поднят флаг адмирала.

Я подошел к карте и медленно передвинул свой крейсер ближе к Братску. Вот он, совсем рядом порт, куда мы идем больше трех месяцев. Если протянуть от большого пальца указательный, он упрется в Падунские пороги. Впрочем, порогов теперь нет, их скрыло под своими волнами новое сибирское море.

После меня свои корабли передвинули командиры «Спутника» «Юности», «Семилетки», «Мира»…

Грачев отошел от карты, поправил светлую челку и завистливо сказал:

— Ну и везет же вам.

— Чудак человек, — засмеялся я, — никак не застрянет в твоей голове, что у нас «Аврора»…

Грачев заткнул уши и прокричал:

— Знаю, знаю. Вы легендарные. Вы по Зимнему стреляли.

— То-то, — с чувством достоинства изрек Синицын. Когда вся эскадра встала на новое место, я спросил:

— Завтра будем в Братске?

— Что за вопрос, — ответил Синицын.

— В какое время дня?

— Утром.

— На рассвете, — закричали рулевые.

— А раз так, должны мы дать в порт назначения радиограмму?

— Само собой.

— Как говорил великий дипломат Питт Младший…

— В стихах. Я уже придумал…

Снова раздался нестройный хор.

Тут уж я почувствовал себя на гребне девятого вала и решил командовать всей флотилией.

— Садись, Генка, пиши телеграмму.

Это не очень понравилось остальным.

— Почему Синицын?

— Он пишет хуже, чем курица лапой.

— И ошибки делает.

— Подумаешь, флагман.

Оскорбленный таким непочтением, Синицын вскочил на парту и, как артист из трагедии, выбросил руку вперед.

— Прошу без оскорблений, — перекричал всех Генка. — Про почерк замечание верное, а насчет ошибок — я прошу. У меня за последний диктант пятерка. И, между прочим, трудовая — ни одного слова не списал.

Все немножко посмеялись над откровением Синицына и признали, что лучше, чем у Тарелкиной, ни у кого почерка нет.

Лена растерянно поглядела на ребят, но все были серьезными, и она, перекинув косу за плечо, опустилась на стул.

— Диктуйте.

Вовка Грачев поправил галстук и торжественно, как на линейке, начал:

— Мы, пионеры восьмилетней школы, включаясь…

— У-у-у, — взвыл Синицын, хватаясь за щеку.

Все недоуменно посмотрели на него.

— Зуб? — участливо спросила Лена.

— Нет, дуб, — сказал Генка и отодвинул от стола Грачева. — Это ж телеграмма. У тебя папиной зарплаты не хватит на нее.

— Мог бы и без этих цирковых номеров, — обиделся Вовка, — тоже мне, Насреддин из совхоза.

— Вот именно, — согласились с ним рулевые.

— Ладно. Критику принимаю, — добродушно сказал Синицын. — Есть деловое предложение: прошу высыпать все ресурсы, — и он бросил на стол три копейки.

Мы начали шарить по своим карманам, тряся учебники, дневники, портфели и папки.

— Снегопада не получилось, — подтрунивал Генка, собирая медяки. Подсчитали — сорок семь копеек. Да, на такую сумму здорово не разбежишься.

Нет, что ни говори, а у нашего боцмана извилины работают. Но как же сообщить строителям о нашем приезде? Был бы Коля дома, у нас и голова не болела б. Но он уехал в город за аппаратурой, и нам приходится сидеть и думать: сколько слов мы можем написать?

Когда я понял, что если мы просидим еще целый час, все равно никакой телеграммы не сочиним, меня осенила мысль: надо пойти на почту, спросить, сколько стоит одно слово или одна буква, и тогда писать.

Раскрасневшиеся и запыхавшиеся прибежали мы на почту.

— Тетя Рая, — наперебой спрашивали мы, протискиваясь к стеклянному окошечку, — сколько стоит слово? Нам бы молнию… А срочную? А простую?

Наконец, выяснилось, что наших денег хватит на пятнадцать слов самой простой телеграммы. Но тетя Рая, увидев расстроенные физиономии, поспешила нас утешить. Она разъяснила, что любая телеграмма не позже завтрашнего утра будет вручена адресату.

Текст составляли и писали долго. Каждому хотелось вставить свое слово. Из-за этого, наверное, приходилось сто раз брать новый бланк. И когда он, порванный или помятый, летел в корзину, мне казалось, что этому сочинению не будет конца. Еще вчера я думал, что самое трудное — перетаскать ржавые железяки в кузов грузовика и перевезти на станцию, но сегодня, когда наша металлическая гора была уложена на железнодорожную платформу и мы получили квитанцию ровно на пятнадцать тонн, я понял, что дело это в общем-то не очень трудное, если за него берутся все дружно. Во всяком случае, оказалось, не тяжелее, чем составить телеграмму. И когда наконец бланк был заполнен без изменений и перечеркиваний, я спросил:

— Как подпишем?

— Пусть подпишет Генка, — совсем не дипломатично сказал Дипломат.

— Почему? — загудели ребята. И Вовка объяснил, что Синицын, по его глубокому убеждению, является самым лучшим боцманом, и он проявил больше всех находчивости в поисках железного клада. Все согласились с Грачевым, а Генка, растерянный и взъерошенный, приложил руку к сердцу и на полном серьезе сказал:

— Спасибо, ребята.

Затем он обмакнул перо, провел им сначала по разостланной газете и только после этого поставил свою подпись внизу.

Когда я протянул тете Рае нашу телеграмму, в зале наступила тишина. Телеграфистка бойко пробежала строчки, потом взяла в руку карандаш и начала водить им по буквам, шепча:

— Раз, два, три… восемь, девять…

— Сорок восемь копеек, — объявила она и начала выписывать квитанцию, а мы, переглядываясь, невольно начали снова обшаривать свои карманы. Но копейки, несчастной копейки ни у кого так и не нашлось.

Кто-то подтолкнул меня сзади, и я просунул голову в окошечко.



— Тетя Рая, — стараясь не отвлекать телеграфистку, шепотом произнес я. — Мы только хотим вам сказать…

— Громче, — потребовали за спиной.

— Тетя Рая, — уже громче заговорил я. И когда она подняла голову, добавил: — Мы хотели сказать…

— Что-нибудь еще забыли?

— Понимаете, — оттеснил меня от окошечка Генка, — копейку… потеряли.

— Точнее — не нашли, — поправил его Грачев. — Но завтра…

И тут мы все хором продолжили:

— Принесем! Честное пионерское.

Тетя Рая улыбнулась, поставила штемпель на квитанции и протянула ее нам.

Теперь нас волновало, когда телеграмма уйдет из совхоза. Дежурная улыбнулась и сняла трубку.

— Алло, седьмая… седьмая… Валя? Валюша, прими срочно одну телеграмму… Да не срочную, а срочно… На срочную у них денег не хватает, но телеграмма очень срочная… Ну, какие шутки. Послушай сама.

И тетя Рая начала читать по слогам:

— «Братск Гидрострой товарищу Наймушину Завтра прибываем Доставляем первую пионерскую опору Поручению флотилии боцман «Авроры» Синицын»… Да он не один. Тут у меня вся флотилия стоит… Хорошо, передам, — она ободряюще подмигнула нам:

— Слышите, Валя просит сказать вам, что телеграмма пойдет немедленно.

— Спасибо!

— Благодарят тебя, — сообщила она далекой седьмой. — Ну, будь здорова.

Вечером мы сидим с боцманом на лавке у нашего дома и глядим на небо. Оно уже темное. Медными начищенными копейками блестят на нем мигающие звезды. А ведь они светят сейчас не только над нами, но и над Братском. Там еще ярче, потому что над тайгой глубокая ночь и небо темнее. Мне кажется, что звезды сегодня не просто так перемигиваются, а как телеграфисты или сигнальщики, передают друг другу слова нашей телеграммы.

— А здорово, Генка, — говорю я, обнимая худые плечи друга. — Завтра мы последний день в школе.

— И начинаются долгожданные каникулы, — переплетается его рука с моей.

— Завтра вечером мы будем уже шестиклассниками.

— Прибудем в Братск и спишемся на берег.

— Завтра я сделаю последнюю запись в вахтенном журнале.

— А я подам команду: свистать всех наверх. Последнюю…

И нам немного грустно оттого, что кончается наше путешествие, экипажи сходят на берег, флотилия распадается. А может, не распадется, встанет на якоря до будущего года? Мы же непременно отправимся в следующем году в новое путешествие. Можно на далекую Кубу, на Южный полюс или еще дальше, в совсем неизведанный, загадочный мир холодных планет.

Мы сидим, прижавшись друг к другу, и я рассказываю Генке о своей мечте.

Синицын слушает меня, задумчиво смотрит на редкие облака и с надеждой спрашивает:

— Значит, завтра не будет ничего последнего?

— Будет, Генка. Но будет и что-то первое.

Он снова думает и убежденно замечает:

— И так будет каждый день. Что-то последнее и что-то первое. Верно? — широко улыбается он собственной сообразительности.

— Ну конечно.

Я поднимаюсь и протягиваю ему руку:

— Спокойной ночи, боцман.

— До завтра, капитан.

В домах все меньше и меньше остается освещенных окон. Поселок засыпает, поселок отдыхает. Завтра у него много новых дел, новых забот.

Книга вторая Застава в степи



Все началось с коржика

— Чтобы я еще хоть раз коллективно поехал в театр — ни в жизнь! — клятвенно заверил меня Генка, когда автобус здорово тряхнуло на ухабе.

— Подумаешь, индивидуалист какой, — усмехнулся Вовка Грачев, сидевший сзади.

Выведенный из себя неудачным походом в театр, тряской и Вовкиной насмешкой, Генка зло отрезал:

— От индивидуалиста слышу.

— Мальчики, перестаньте, — попыталась предотвратить ссору Лена Тарелкина. И если бы она ограничилась одной этой просьбой, может быть, ребята и замолчали. Но надо же знать Тарелкину, недаром ее считают в классе самым справедливым человеком. И она будет не она, если не выскажет своего собственного мнения по поводу чьего-то проступка. Вот и сейчас, вместо того, чтобы благоразумно промолчать (что, например, делал я), она сказала Синицыну:

— Ты без приключений жить не можешь, Гена.

— А ты не будь в каждой дыре затычкой, — напал на нее Генка.

От незаслуженного оскорбления Лена покраснела и растерянно заморгала белыми густыми ресницами. Она несколько раз открывала рот, но, подумав, закрывала его и умоляюще взглядывала на своего соседа Грачева. Тот наконец понял, чего от него хотят, и, чувствуя поддержку Тарелкиной и надеясь на выручку Фаины Ильиничны, сказал:

— Помнишь, Синицын, в древнем Египте у старого бога Ноя было три сына: Сим, Афет и Хам. Так вот ты — последний.

Теперь пришла Генкина очередь краснеть. Задиристый, как д’Артаньян, мой друг прежде предпочитал заканчивать словесные дуэли кулаками. Но после той истории с Грачевым, когда педсовет простил Генку в последний раз, он стал предусмотрительно держать руки в кармане. Скулы у Синицына покрылись белыми пятнами, глаза сощурились, ноздри раздулись.

Я понял, что дальше соблюдать нейтралитет нельзя, — это предательство друга. Но и обижать Лену мне тоже не хотелось: если по-честному говорить, то она самая лучшая девчонка в классе. Вот почему я положил Генке руку на плечо и попросил:

— Слушай, боцман, отвернись.

Но Генка сбросил мою руку с плеча:

— Погоди. Ты слышал, как он меня обозвал?

Грачев сделал удивленное лицо и, обращаясь к соседке, спросил:

— Лена, разве я его обозвал? По-моему, это он тебя обозвал «затычкой».

— Конечно, — подтвердила Тарелкина. — И за что? За то, что я сделала ему справедливое замечание. — Все больше распаляясь, Лена быстро начала обвинять Синицына: — Бросает людям на головы коржики, обзывает всех, как ему вздумается, и мы должны терпеть.

Притихшие на минуту ребята рассмеялись. Теперь нам всем было весело вспоминать Генкино невезенье в театре. А там мы натерпелись неприятностей и страху из-за этого злосчастного коржика.

Мы с Генкой сидели на первом ряду балкона. Отсюда было хорошо видно не только сцену, но и весь зал. Мы смотрели комедию Гоголя «Ревизор». С самого начала нам было очень весело. Особенно смешно было смотреть на Бобчинского и Добчинского, которые рассказывали городничему о том, как совершенно случайно встретили в городской гостинице ревизора. Мы-то знали, что Хлестаков никакой не ревизор, а городничий еще не знал, и поэтому нам было вдвойне веселее. Когда Антон Антонович Сквозник-Дмухановский собрался ехать к ревизору, занавес закрылся и в зале вспыхнула круглая большущая со свисающими хрусталиками люстра.

— Дети, антракт, — объявила нам Фаина Ильинична. — Можете сходить в буфет и кому куда надо. Слушайте звонки. После второго приходите на свои места.

Пока мы выбрались с балкона, разыскали буфет, простояли в очереди и купили по коржику, раздался звонок. Мы быстро побежали занимать свои места. Генка, свесившись вниз, пригласил меня посмотреть на смешного дядьку в партере. Только я поднялся, как внизу раздались крики:

— Хулиганы! Безобразие!



Генка сразу отпрянул от барьера и плюхнулся в кресло. Лицо его побледнело. Он прижал палец к губам, призывая меня молчать. Я перегнулся через красный бархат балкона, и сейчас же на меня обрушился град возмущенных выкриков:

— Он! Хулиган! Он еще делает большие глаза! Вывести его! Вывести! Контролер!

Громче других кричала краснощекая женщина. Она указывала на меня коржиком. Я быстро глянул на пустые Генкины руки и все понял.

— Я нечаянно, — поклялся Генка. — Хотел тебе показать того дядьку, а коржик выпал и прямо ей на голову.

— Ты пойди и извинись, — предложил я.

— Что ты, — испугался Синицын. — Выгонят с треском. Лучше молчи.

Но молчать не пришлось. На балкон вошла пострадавшая в сопровождении милиционера и билетерши в коричневом пиджачке, окантованном желтой ленточкой. Группа решительно направилась к первому ряду. Женщина указала на меня.

— Вот он, полюбуйтесь.

Милиционер вытянул указательный палец, потом молча согнул его и разогнул. Эту операцию он проделывал до тех пор, пока розовощекая женщина не возмутилась:

— Он и не думает вставать. И чему их только в школе учат?

Вовка Грачев, нахально глядя в глаза женщины, заметил:

— Мы, между прочим, учимся не в школе глухонемых.

Пострадавшая от Генкиного коржика смешно сморщилась и всплеснула руками:

— Нет, вы только полюбуйтесь! Какая наглость!

— Тише, гражданочка, — попытался успокоить ее милиционер. Но его увещевание подействовало на нее, как бензин на тлеющую головешку.

— Я вам не гражданочка, старшина, я советский человек. Я пока не нарушила порядка. А вы вместо того, чтобы принять меры к хулиганам, зажимаете мне рот. Я этого так не оставлю.

В это время на балкон торопливо вошла Фаина Ильинична. Увидев милиционера и наши растерянные лица, она сразу догадалась, что случилось что-то неладное. Она спросила милиционера:

— Что тут произошло? — И, встретив недовольный взгляд старшины, добавила: — Это мои ребята. Я учительница.

Не успел милиционер открыть рта, как женщина налетела на Фаину Ильиничну: ее ученики — это вовсе не ученики, а отпетые хулиганы, бросаются корками хлеба, огрызаются, грубят взрослым.

— Ну зачем вы выдумываете, — не вытерпела Тарелкина. — Надо же быть справедливой. Никто вам не грубил.

— Помолчи, Лена, — попросила ученицу Фаина Ильинична.

— А что же она глупости говорит, — вскочил Синицын. Я дернул его за руку, но было уже поздно. Генка вошел в раж. — Сказала, что Семен бросил в нее корку. А это не корка, а коржик. И бросил его не он, а я. И не бросил. Что я совсем такой дурак, что буду гривенники разбрасывать. Он у меня выскользнул из руки и упал.

— Вечно у тебя истории, Синицын, — с досадой произнесла Фаина Ильинична. — Господи, когда ты поумнеешь.

— Он же нечаянно, — заступился я за друга.

— Конечно, нечаянно, — поддержал меня Грачев.

— А ты, Грачев, не видел и не говори, — попросила его Тарелкина. — Я думала, это Морозов, а от Синицына такую штуку можно ожидать.

— Тоже мне, справедливая! — крикнул Генка.

Наблюдавший эту сцену милиционер потребовал тишины и пригласил Генку пройти с ним.

— Я потом, дядь, — попытался просить его Синицын, — а то скоро начнется. Вон уже третий звонок.

— Пройдемте, молодой человек, — стоял на своем старшина.

Генка нерешительно потоптался на одном месте и, ища поддержки у Фаины Ильиничны, оглядел всех тоскливым взглядом. В это время большая люстра начала постепенно угасать, и все стали похожими на людей, вылепленных из желтого пластилина: и мы, и рассерженная женщина, и милиционер, и учительница. Только Генка был красным, как милицейский погон.

— Пойдем вместе, — предложил я другу.

— Тетя, извините, — подался вперед Синицын. — Честное пионерское, я не нарочно.

Свет в зале погас. Стало очень темно. В это время я подумал: вот бы Генка сообразил, пригнулся под кресла, прополз в другой конец, а они пусть его потом ищут.

Впереди вспыхнули прожектора, осветив яркими кругами красный бархат занавеса. Я увидел, что чуда не произошло. Генка покорно шел за милиционером, сопровождаемый пострадавшей.

— Дожились, — бросила Фаина Ильинична, усаживаясь на свое место. — На весь район прославились.

— Но это же неправда, Фаина Ильинична, он нечаянно.

— Он не хотел.

— Тише, товарищи! Вы не на базаре! — потребовали с задних рядов.

Занавес испуганно вздрогнул и начал нехотя открываться. На сцене была невзрачная комната под лестницей, с облупленной штукатуркой возле двери. На старом грязном одеяле лежал слуга Хлестакова Осип. Он долго и нудно жаловался на свою жизнь, на своего господина.

Вокруг меня несколько раз дружно смеялись. Но мне было не до смеха. «И чего веселого они услышали от этого Осипа, — досадливо думал я, — там, наверно, на Генку протокол составляют, как на какого-нибудь преступника, а им весело. А еще считаются товарищами».

Потом на сцену вышел ненастоящий ревизор Хлестаков. Правда, он пока еще не знал, что он ревизор, и поэтому с колоссальным аппетитом съел тот суп, в котором плавали куриные перья.

И опять над этим вокруг смеялись. «Ну чего им тут смешного, — пожал я плечами. — Если бы вас накормили в столовой таким супом, вы бы, наверное, возмутились и потребовали жалобную книгу, а тут животы надрывают. Генке теперь не до смеха. И мне тоже. Я же настоящий друг. А раз так, значит, должен переживать сейчас то же, что и он».

После скудного обеда в комнату пожаловал городничий, похожий на милиционера, который увел Генку. Городничий врал, будто ехал мимо и решил узнать, как живут постояльцы в гостинице, не испытывают ли в чем нужду. Хлестаков начал жаловаться на хозяина гостиницы. И чего жаловаться, когда деньги не платишь. Городничий же вместо того, чтобы отругать этого проходимца, пригласил его жить в свой дом.

«Вот бы такое чудо с Генкой произошло, — размечтался я. — Привел его старшина в милицию, а там начальник во всем разобрался как следует, отругал ту тетку, попало от него и старшине за то, что поверил не ним, а краснощекой и не разрешил Синицыну досмотреть комедию про ревизора. А на прощание сказал, чтоб Генку посадили на самое лучшее место». Тут вдруг с грохотом упала дверь, на нее свалились Добчинский с Бобчинским, и весь зал разразился хохотом, как будто это было действительно очень смешно. Вон Ленка даже слезы платочком вытирает, а Фаина Ильинична хлопает ладонями по подлокотникам кресла. «Небось, когда сами упадут, так не смеются», — заметил я про себя и, чтобы не испортить себе окончательно настроение, поднялся и направился к выходу.

— Куда ты, Морозов? — шепотом спросила учительница.

— Туда, — показал я рукой на дверь.

— Мешаешь только смотреть, — сказала она с неудовольствием.

Я вышел в фойе. Подошел к двери с табличкой «директор». Приоткрыл ее, заглянул в комнату. Никого.

— Тебе кого, мальчик? — спросила билетер.

— Я друга ищу. Его милиционер увел.

— Хороший у тебя друг, нечего сказать, — насмешливо посмотрела на меня билетерша.

— Очень хороший, — ответил я, весь напрягаясь от обиды. — Его неправильно забрали.

— Ну, это ты сочиняешь, — опять усмехнулась билетерша. — Напрасно никого не забирают. Вон у нас во дворе играли мальчишки в футбол, разбили окно на первом этаже…

Я не стал ожидать конца этой печально-поучительной истории и убежал вниз, в вестибюль, где зимой сдают в раздевалку пальто и галоши, а летом продают мороженое и разные воды. Там, около двери, я чуть не столкнулся с милиционером, который выпроваживал Генку на улицу. Около них стояла та вредная тетка и приговаривала:

— Так тебе и надо, дрянной мальчишка. На весь день меня из равновесия вывел.

— Я ж извинился, — упирался Генка.

— Что, у меня от твоего извинения шишка на голове пройдет? Вот пощупайте, старшина.

Милиционер не стал щупать ее голову, а, предупредив контролера, чтоб та ни под каким предлогом не пускала обратно Синицына, ушел наверх. Я вышел вслед за Генкой. Он уже стоял около совхозного автобуса и, как мне показалось, растирал ладонью слезы на щеках.

— А ты чего выскочил? — набросился он, увидав меня. — Надо было раньше заступаться.

— Да я и так…

— Видал я, как ты «и так».

— Чего же ты на меня злишься, Генка? Ну, подумаешь, не досмотрели «Ревизора». Ты кино видел, и я видел. Значит, мы ничего не потеряли. В кино артисты даже лучше играют. Помнишь, как там Бобчинский и Добчинский бежали за коляской, а в театре этого нет…

— Ну ладно, хватит успокаивать, — перебил Синицын. — Во всей этой истории для меня самое обидное, что Фаина им поверила, а не мне. Вот если бы я был ее учителем, я бы никогда не бросил своего ученика в беде.

Может быть, Генка был прав, но я не хотел обсуждать поведение классного руководителя. Правда, еще неизвестно, останется она у нас в шестом или нам назначат другого. Я спросил об этом своего друга. Он безразлично передернул узкими угловатыми плечами.

В театре опять объявили антракт — многие зрители вышли подышать свежим воздухом. К нам подошла Фаина Ильинична.

— Господи, откуда вы свалились на мою голову, — жалостно произнесла она, поправляя прическу. — Чем кончилась эта история?

Мы демонстративно молчали.

— Синицын, я тебя спрашиваю?

— Ну, вы ж видите, ничем.

— Мы тебя обязательно обсудим на лагерном сборе, а о твоем поведении я расскажу родителям, — пообещала учительница и ушла в театр.

— Да я больше не приду в ваш лагерь, — крикнул ей вдогонку Синицын. — Подумаешь, «Артек» какой. Что там в этом лагере хорошего. Завтраки, обеды да разучивание песен.

— Ну это ты зря, Генка, — вступился я за лагерь.

— Чего там зря. Обещали походы, экскурсии, соревнования…

— Так вот сделали же поход в театр.

— Он мне сто лет не нужен, — сказал Синицын и полез в автобус.



Мы сидели в душном, как парная, автобусе и молча жевали разломленный пополам мой коржик.

Когда шумной гурьбой ввалились ребята и, смеясь, начали показывать в лицах то Осипа, то городничего, то Хлестакова, мы с Генкой сделали вид, что вокруг нас никого нет. Они почему-то тоже делали вид, что с Генкой ничего не случилось. Пришли Фаина Ильинична и шофер, и мы тронулись в обратный путь. Ехать предстояло больше трех часов. Из них только первую половину по асфальту, а вторую по старому грейдеру, который обычно ремонтируют перед уборкой.

Пока автобус катил по асфальту, все шумно переговаривались, пели, острили. Но как только нас стало подкидывать и бросать точно на штормовой волне, разговоры сменились.

— Нет, все-таки в городе лучше, — сделала твердое заключение Лена после очередного удара об стенку. — Асфальт. Театр. Ходи хоть ежедневно.

И вот тут Синицын сказал то, что он думал о коллективном посещении театра. Когда мы немного успокоились, Фаина Ильинична сказала, что в следующую субботу она наметила поездку в краеведческий музей, на встречу с ветеранами войны.

— Видишь, Генка, — толкнул я его в бок. — А ты говорил: нет походов, экскурсий.

— Ну и езжай, — отмахнулся Синицын.

— Так все поедут.

— Все, да не все.

— Почему же?

— Как будто не слыхал, Фаина сказала, что меня будут обсуждать на совете лагеря. Я же знаю, чем это кончится. Вынесут решение: Синицына в город не брать.

— Хочешь, я сейчас попрошу Фаину Ильиничну?

Не ожидая его согласия, я поднялся, маневрируя, прошел к переднему сиденью, наклонившись к самому уху учительницы, спросил, возьмем ли мы с собой Генку. Фаина Ильинична отрицательно покачала головой.

— Хватит с меня театра.

Ребята, наверно, догадались, о ком идет речь, и сочувственно поглядывали на Синицына. Даже Тарелкина и Грачев были огорчены отказом учительницы. Когда я, расстроенный, сел на свое место, Грачев сказал:

— Чего-нибудь придумаем.

— Конечно, — подтвердила Лена. — Обсудим его, вынесем справедливое решение и, если он даст слово, возьмем в музей.

— Обойдусь без ваших справедливых решений и экскурсий. Я вам без музея такое скажу, что вы все ахнете!

— Ну, скажи, — не то попросил, не то разрешил Грачев.

— Дудки.

— А еще обижается, что я называю его индивидуалистом.

— Я индивидуалист, а ты эгоист, — отпарировал Генка.

— Между прочим, эти слова синонимы, — серьезно объяснил Вовка. — Читай в грамматике параграф 32.

— Значит, мы с тобой одинаковые, — съязвил Синицын.

— Одинаковые, да не совсем, — не согласился Грачев.

— Почему же? — удивился Синицын.

Он хорошо знал, что Грачев может другим приклеивать обидные прозвища, но сам терпеть не может, чтобы его называли как-нибудь, кроме Грач — птица весенняя. Тоже мне нашелся… Бауман. Хвастает, что в совхозной библиотеке все книжки перечитал. А сам, по-моему, читает начало, середину и конец. Нахватался всяких слов и теперь при случае щеголяет ими. Генка, зная его такую слабость, нередко заводит Вовку. А завести его — пара пустяков. Спроси у него, что означает какое-нибудь непонятное слово, он и пойдет! Не остановишь. А если заметишь, что объясняет он не совсем точно или просто не точно, тогда Вовка не поленится сбегать, в библиотеку, принести оттуда словарь, докажет свою правоту. Вот и сейчас Генка решил устроить очередное представление.

— Хотя индивидуалист и эгоист — слова синонимы, — пригладил рыжую челку Вовка, — и хотя фамилии у нас птичьи, но разница между нами имеется, и существенная.

— Во-первых, ты отличник, — поддел его Генка.

— Да, это, во-первых, — принял как должное такое признание Грачев. — Во-вторых, я у тебя ни разу ни одной задачи не списывал.

— И я у тебя не списывал.

— Зато у других списывал, а я ни у кого. И в-третьих, ты думаешь только о себе и забываешь о коллективе. Вот как сегодня. Прежде чем бросать коржик, нужно было подумать, чем это кончится для класса.

— Ты же знаешь, что я нечаянно выронил.

— Откуда мне известно, чаянно или нечаянно.

— Ты же сам говорил в театре за меня.

— Вот видишь, — укоризненно заметил Грачев, — опять ты о себе думаешь. А я, когда тебя защищал, думал о нашем классе.

— Выходит, — перебил я Вовку, — ты так же говорил бы, даже если Генка нарочно бросил коржик?

— А как же ты хочешь? — удивился Грачев.

— Договорился, Грачев, — возмутилась Лена. — Так поступает знаешь кто?

Но Вовка не пожелал узнать, кто так поступает.

— Вон уже Старый хутор, — объявил Грачев, указывая в окно, где за бугром маячили верхушки огромных тополей.

Генка как будто что-то вспомнил и, наклонившись ко мне, шепнул:

— Чуть не забыл. Мне старшина рассказал одну историю про этот хутор. Это тебе не «поход в Братск», а в сто раз интереснее.

Я попросил его рассказать эту историю поподробнее, но Синицын ограничился ничего не говорящей фразой:

— Раньше этот хутор назывался Старым, потом Трудовым рассветом, а теперь опять Старым.

— Ну и что?

— А то, что наш совхоз тоже называется «Трудрассвет». Старшина сказал, что так его назвали коммунары.

— Какие коммунары?

— А вот это тайна, — загадочно улыбнулся первый раз за всю дорогу Синицын.

Лагерные будни

Утром, как и в предыдущие дни, мы явились в свой лагерь, открытый на лето при школе. Я ждал: придет или не придет Генка? Вот уже вышел горнист, дежурные приготовились к подъему флага и рапорту, но моего друга не было. «Неужели Генка испугался разбора вчерашнего происшествия? — подумал я. — Неужели он трус?»

— Где же твой боцман? — спросил Грачев, когда мы по команде «становись» выстроились на линейку, держа равнение на красный флаг. Боцманом Синицына звали с тех пор, как у нас в конце прошлого учебного года была создана пионерская флотилия.

— Не знаю, — честно признался я, наблюдая за Фаиной Ильиничной, принимавшей рапорт.

Я все время ожидал, что она поинтересуется, почему отсутствует на линейке Синицын. Но учительница, выслушав рапорт, даже не взглянула в сторону нашего звена. И вообще, она вела себя так, словно вчера не произошло никакого происшествия и как будто Синицын никогда и не ходил в летний лагерь при школе.

Когда каждое звено получило задание — ремонт и окраска парт, пилка, колка дров, прополка грядок на пришкольном участке, помощь поварихе тете Дусе на кухне — Фаина Ильинична объявила, что сегодня она оставляет за себя воспитательницей Лену Тарелкину, а сама уезжает в город окончательно договориться с ветеранами войны о предстоящей встрече. Этому сообщению мы обрадовались больше всего!

Нашему звену поручили ремонт и окраску парт.

Главным мастером мы назначили силача и великана Мишу Саблина. Почему-то у него все здорово выходило. Возьмет в руки пилу, она у него не то, чтобы застрять, поет, как солист в концерте; молоток в его руках ловко, с одного-двух раз, вколачивает гвозди; рубанок, словно чайка над волной — вжик, и стружка-завитушка летит в сторону. А ведь у Саблина не всегда так здорово получалось. Я же помню, как в четвертом классе на уроке труда Пал Палыч ворчал на Мишку за то, что он предпочитал бить молотком не по шляпке гвоздя, а по своим пальцам, и пила у него застревала, гнулась, визжала, как резаный поросенок.

И почему это так получается? Один сначала не умеет строгать, пилить, а потом даже остальных учит, а другой вроде лучше первого начинал, да так и застрял на одном месте. Сколько раз я про это думал, но ответа так и не нашел. Мой папа говорит — вся сила в труде. Трудится человек — добьется своего, делает вид, что трудится — так неучем и останется. Такое можно сказать про кого угодно, но не про меня. Я-то знаю, что не делаю вид на уроках труда, а стараюсь. И отметки у меня хорошие, а вот так, как у Саблина, не получается.

Вообще Мишка очень упрямый парень. Если он чего-то решил добиться — не отступит. Пришли мы раз к Генке Синицыну, а у того во дворе рессора от грузовика лежала, старая, ржавая. Подошел к ней Генка, поднял ее семь раз и нам предлагает. «Ну уж если такой кащей, как Синицын, семь раз выжал, то я десяток свободно», — решил я про себя. Нагнулся, напряг мышцы — раз, и рессора над головой. Опустил. Снова — раз, и она вверху. Так в третий, четвертый. Чувствую, что вместо мускул у меня какие-то негнущиеся проволоки появились. Хочу я выбросить рессору вверх, а руки не разгибаются в локте. Пятый раз кое-как осилил, а от шестого так и отказался. После этого упражнения у меня три дня в лопатках ломило и пальцы дрожали, как будто я перезяб или перепугался чего-то.

— Эх ты, слабак, — сказал Саблин и легко выбросил рессору одной рукой. После второго рывка, он взял железку двумя руками. Скоро лицо и шея его покраснели. Под наш дружный хохот Миша бросил рессору после седьмого жима.

Недели через три Саблин говорит мне:

— Давай зайдем к Синицыну.

А я уже и думать забыл про то соревнование. Только вошли во двор, он предлагает Генке:

— Поднимай железяку.

Генка, как ни в чем не бывало, поднял рессору семь раз и удовлетворенный заложил, руки в карман.

— Теперь ты, Ботвинник.

Это меня они так называют в школе за мое увлечение шахматами. Поднапрягся я, осилил рессору шесть раз. Саблин не хихикал, не подсмеивался над нами. С серьезным видом поднял железяку высоко над головой двадцать раз и спросил:

— Хватит или еще?

— Довольно, — сказал я, чувствуя невольное уважение к товарищу. — Не надо зря надрываться.

— Приходите через неделю, — потребовал Синицын, уязвленный своим поражением. — Я вам сто раз подниму эту штуку.

Но ни через неделю, ни через две Генка не выполнил своего обещания. А Миша записался в секцию тяжелой атлетики. Однажды Саблин раскрыл мне секрет своего успеха. Оказывается, на следующее же утро он пошел на задворки ремонтной мастерской, разыскал там кусок коленчатого вала трактора и каждый день тренировался — утром, днем и вечером. Просто и надежно. И так он делал все. Неторопливо, но верно. Особенно любил Миша мастерить. Теперь многие его соседи не ходили за плотниками, а просили Саблина выполнить какую-нибудь несложную работу: крыльцо починить, дверь на петли навесить, ставни прибить, сделать решетку для дикого винограда.

Вот почему на нашем крейсере «Аврора» Саблина назначили главмехом. Перед самым концом учебного года наша пионерская флотилия пришла в Братск. Мы доставили туда пятнадцать тонн металлического лома для первой высоковольтной опоры. Там корабли бросили якорь, и экипажи были списаны на берег до начала нового учебного года. А в летние каникулы, чтобы мы не били баклуши, как говорят взрослые, они для нас организовали так называемый пионерский лагерь. Почему так называемый? Посудите сами. Целый год мы терпеливо ждали, когда можно будет вставать во сколько хочется, гонять футбол до упаду, лазать по огородам, не читать скучные книжки, предусмотренные программой внеклассного чтения, в жару не вылазить из пруда, а по вечерам рассказывать страшные истории или играть в пограничников и диверсантов. На самый последний случай мы мечтали побывать в гостях у родственников. Хотя это совсем не то, о чем мы думали перед наступлением каникул. Но все-таки родственники лучше, чем лагерь.

Ну что это за лагерь? Та же школа, те же классы, даже учителя те же. Чаще других с нами занимается Фаина Ильинична. Потому, уверяет Генка, что ей не дали путевку в дом отдыха. Утром нас считают, вечером считают… Единственное, чего нет в лагере, так это домашних заданий. Зато трудовых уроков хоть отбавляй. Вот как, например, сегодня. Этих парт нам хватит еще на целую неделю. Конечно, мы могли бы отказаться от ремонта парт других классов, но тогда нас заставили бы чистить картошку или рубить и таскать дрова на кухне, как четвертое звено Вовки Грачева. Нет уж, лучше ремонт школьной мебели, чем работа на кухне.

Ну, конечно, мы не все время работаем. Фаина Ильинична водит нас на пруд, разрешает поиграть в футбол, волейбол. Но все это по расписанию. Если поглядеть на распорядок дня, то трудовые навыки занимают всего два часа, а на все остальное — восемь. А в жизни получается все наоборот: не успеешь два раза стукнуть по воротам, как кончается тайм, не успеешь переплыть на тот берег, как раздается сирена — сигнал сбора. Да еще выдумали послеобеденный сон. Кому он нужен? Что мы, дошколята какие-нибудь?

Выдалбливаю я стамеской гнездо для ручки, а мысли у меня далеко от школы. То посмотрю на проворные руки Саблина и думаю о нем, а то выгляну в окно и подумаю про Генку. Ну почему он не пришел? Неужели действительно испугался сбора или решил проявить свой характер: сказал «не приду» — и не пришел. В это время молоток у меня сорвался и так стукнул по ногтю большого пальца, что тот сразу покраснел. И эта производственная травма, как говорит мой папа, заставила меня подумать про Генку совсем иначе. Ведь мог же он поранить ногу или вообще заболеть. Тем более, что вчера он пережил такое нервное потрясение.

Раз я покалечил палец, то теперь мог только подсказывать ребятам, что и как надо делать. Но эту работу лучше меня выполнял Саблин. Значит, мне можно было уйти до обеда. Но не мог же я просто так взять да уйти. И я сказал, что пойду проведаю Синицына, узнаю, почему он не явился в лагерь. Никто не возразил против моего желания навестить друга. Я сбросил фартук и, прыгая через доски, выскочил на крыльцо.

Солнце пекло, как в преисподней. Я, конечно, не знаю, что такое преисподняя, но раз бабушка говорит о жаре именно так, то это уж точное сравнение. Она все знает. Недаром ей скоро будет шестьдесят лет. Когда мне будет столько же лет, сколько маминой маме, а моей бабушке, я буду знать в сто раз больше. И не потому, что я необычайно одаренный ребенок, по мнению директора школы Николая Андреевича, а просто потому, что моя бабушка закончила две зимы ликбеза. И научилась лишь кое-как писать и читать. Но она не читает, потому что плохо видит без очков, а в очках у нее глаза быстро устают, а писать ей нечего да и некому.

Правда, есть у нее еще одна дочь, моя тетя Валя, которая живет в Волгограде и которую, по-моему, папа с мамой не очень любят. Не очень потому, что тетя Валя всю жизнь живет вдвоем с мужем, режиссером телевидения, и все время требует, чтобы бабушка перестала жить чужим умом, бросила возиться с поросятами и курами и переехала к ней. А то они с мужем не могут спокойно оставить квартиру на соседей на все лето и уезжать к Черному морю.

Я тоже не очень люблю тетю Валю, потому что за все время, пока мы живем в совхозе, тетя Валя никогда не приглашала меня погостить к себе. А я сколько раз мечтал поехать в этот город. Поэтому первое время, когда я научился читать, я с таким нетерпением распечатывал конверты из далекого города и, читая бабушке письма, надеялся на то, что вот наконец тетя Валя догадается о желании своего дорогого, как она называет меня, племянника. Но в письмах даже и намека на это не было. Тетя Валя почти всегда жаловалась то на промозглую погоду, то на жару, то на вечную занятость в очередях магазинов, ателье мод и театральных касс. В конце она передавала нам всем приветы, горячо обнимала и целовала…

Когда я подружился с Генкой и рассказал ему про теткины поцелуи, он заметил:

— Вот бы она вместо них по рублю присылала. Ты бы уже миллионером был и купался как сыр в масле, ходил весь в золоте и сиял как солнце.

Солнце! Оно жжет, как раскаленная плита. Где в такую жару может быть Генка? Неужели сидит дома?

Прячась в тень небольших кленов, я побежал к другу. Генкина мать, Анна Петровна, встретила меня удивленным взглядом: разве он не в лагере?

Вот так влип… Как же я не подумал, что могу предать Генку? Вот теперь ему будет взбучка. А из-за кого? Из-за лучшего друга. Но он тоже хорош! Вместо того, чтобы забежать утром ко мне и выполнить вчерашнее обещание — рассказать про историю Старого хутора — или хотя бы сказать, куда он собирается идти, взял и скрылся. Подумаешь, какой тайный следопыт!

В лагерь после всего этого мне совсем расхотелось идти: можно же сделать себе один такой день, когда человек решил купаться не по звонку? Можно. И вот я пошел на пруд. До него расстояние неблизкое, километра два, а то и все три. Почему я до сих пор не знаю точно, сколько же километров до пруда? Сосчитаю. Футбольное поле на нашем стадионе от ворот и до ворот сто метров, двести моих шагов. Значит, километр, — десять таких стадионов, две тысячи шагов.

Раз, два, три, четыре, пять, шесть… Ну и жарища сегодня. Такой еще ни разу не было. У нас в совхозе не было, а где-нибудь в Сахаре даже жарче бывает. И как только там негритята живут? Ведь у них даже пруда никакого нет. По крайней мере, если судить по той карте, которая вложена в учебник.

Кажется, я отвлекся. Сколько же я прошагал? Сто, сто пятьдесят? А чего гадать. Лучше-ка я вернусь и начну сначала. Только надо сосредоточить себя на одних шагах.

Раз, два, три… Уже сорок шесть, еще четыре шага и я дойду до центра поля. Это если бы я был на стадионе. А чего хорошего сейчас на стадионе? По такой жаре будешь мяч гонять? Сразу солнечный удар получишь. Я же не Пеле или еще какой-нибудь бразильский футболист. Они там, в своей южной Америке, привыкли играть при любой жаре. Закалились. Наверное, поэтому так здорово играют. Мы с Генкой недавно смотрели по телевизору матч между нашей сборной и бразильцами. Вот это игра была.

Эх ты! Я же давно прошел центр поля. Что, опять начинать сначала? Нет уж, дудки. Я сейчас приблизительно прикину. Нет, я же решил определить точное расстояние. Должен же я хоть один раз быть хозяином своего слова. Папа говорит, если в детстве не воспитаешь в себе силы воли, то уж потом никогда этого не сделаешь.

Я возвращаюсь к крайнему дому поселка и снова начинаю: раз, два, три… Еще тысячу девятьсот девяносто семь шагов! Семь, восемь, девять… Может быть, лучше попросить папу принести завтра рулетку и тогда сосчитать совсем точно. Ну вот, опять отвлекся. «Начинай сначала, — приказываю я себе и, делая большие шаги, считаю: — раз, два, три, четыре… одиннадцать. Как раз отметка пенальти». И чего я помешался сегодня на футболе?

Как будто ничего другого у нас в совхозе нет. Взять хотя бы к примеру коровник. Тот новый, здоровенный, над которым чудак Лисицын прибил скворечник. В коровнике весной смонтировали машинную доильную елочку. Вот это — вещь. В специальные отделения заходят сразу десять коров. Доярка надевает им на вымя такие металлические трубки, которые называются стаканами, включает рубильник, и молоко бежит по трубке в бак. Семь минут, и десять коров подоено. Нас водила туда на экскурсию ботаничка Анна Семеновна. И чего это я про коров размечтался. Все, равно же елочка теперь не работает — всех коров вывели в лагерь, как нас. А ребята сейчас парты починяют. И скоро у них обед будет. Тетя Дуся достанет из погреба холодное молоко. И каждый, кто хочет, может пить его сколько угодно. «Ну, что ты как маленький о молоке размечтался», — ругаю я себя и возвращаюсь еще раз к крайнему дому. Там кто-то включил на всю мощь динамик, и в степь летит песня.

Какой же я несмышленый. Папа говорит, что километр — это одна солдатская песня. Значит, две или три песни — и я на месте. И приятно, и быстро, и не так нудно, как считать шаги. Жалко только, что я не знаю ни одной солдатской песни. Как это там папа вечером после зарплаты поет:

Путь у нас далек с тобою.
Веселей, солдат, гляди.
Вьется, вьется знамя полковое,
Командиры впереди,
Солдаты в путь! В путь! В путь!
А для тебя, родная,
Есть почта полевая.
Пускай труба зовет,
Солдаты! В поход!
Но не будешь же один куплет петь всю дорогу. А то получится, как у того казака, который от ярмарки до дома тянул одно слово «Ой да гвоздик!» Что если солдатскую песню заменить пионерской? Ну, например, вот этой: «Взвейтесь кострами, синие ночи». И я запеваю:

Взвейтесь кострами,
Синие ночи!
Мы пионеры —
Дети рабочих.
Близится эра светлых годов.
Клич пионера: «Всегда будь готов!»
Радостным шагом, с песней веселой
Мы выступаем за комсомолом.
Близится эра светлых годов,
Клич пионера: «Всегда будь готов!»
Пот с меня начинает катиться ручьем. Песня кончилась, а до пруда все так же далеко, как если бы она и не начиналась. Получается, что пионерская песня короче солдатской и мне придется петь их не три, а все десять. А мы успели разучить лишь три. На худой конец, пионерские можно заменить обычными, которые поют все. Например, песней геологов. Там как раз тоже про дорогу есть слова «А путь и далек и долог». Но геологи ходят не торопясь, а мне надо идти быстро. Надо бы спеть такую песню, которая подталкивает. Я думаю…

В это время, как будто уловив мои мысли на расстоянии, сзади запевает Генка:

Наш паровоз, вперед лети,
В коммуне остановка…
Наконец-то появился, пропащая душа. Думаешь, я кинусь тебе навстречу с распростертыми объятиями?

Нет. Я делаю вид, что не слышу, и продолжаю свой путь. Генка, поднимая босыми ногами клубы пыли, догоняет меня и, как будто мы с ним уже виделись, спрашивает:

— Ты тоже узнал про них?

— Про кого?

— Про коммунаров. Милиционер говорил, что они уехали, а отец не верит и говорит, что их скорее всего расстреляли где-нибудь тут недалеко. Я думал, что ты ищешь их могилу.

— Нет, я тебя искал, — отвечаю я раскрасневшемуся и мокрому от ходьбы другу. Но он не замечает или по своей хитрости не хочет замечать моей обиды и тем же тоном говорит мне:

— Странно ты искал меня. Я же не иголка. А ты три раза туда-сюда ходил. Может быть, ты деньги потерял?

— Почему ты так решил? — удивился я.

— Да потому, что ты так дотошно вымерял дорогу. Я и подумал: или Семен разузнал про могилу тех коммунаров и ищет ее в этом месте, или деньги родительские потерял и чтоб не было взбучки, решил до вечера искать их.

— Ты лучше про свою взбучку не забудь, — предупредил я разговорившегося друга.

— А за что это мне будет взбучка?

— Дома сказал, что идешь в лагерь, а сам даже не заглянул туда.

Генка остановился, вытер пот с темного лба. Лицо его стало грустное. Я подумал, что это мое предупреждение так повлияло на него, но оказалось, Синицын даже не придал моим словам никакого значения.

— Во-первых, я не сказал дома, что иду в лагерь, — заговорил Генка, глядя в сторону поселка. — Я сказал просто, что пошел, во-вторых, я вчера обещал Фаине не появляться больше в этом детском пионерском лагере и, в-третьих, вечером отец рассказал мне кое-что о коммунарах и надо было это уточнить. Я ездил в первое отделение к одному деду. Но он сейчас в гостях у сына в Москве.

А я не знаю ни одной тайны…. Разве это по-дружески, по справедливости? Конечно, нет. И раз он сам мне не открывает ни одного из своих секретов, я не буду, как девчонка, выпытывать у него эти тайны, я найду свой след и буду по нему идти.

Генка посмотрел, на мое лицо, и хотя оно было, как небо над нашими головами, совершенно безразличное, спросил почему-то встревоженно:

— Семен, что с тобой?

— Ничего, — равнодушно ответил я.

— Да на тебе лица нет.

— Куда же это оно делось, — потрогал я свои щеки, глаза и нос, — все на месте.

— Ну чего ты дуешься, — начал злиться Генка. — Я же тебе обещал все рассказать? Обещал. И расскажу. Только вот искупаемся, ляжем на песок, и я начну рассказывать.

— Можешь не затруднять себя.

— Ты тоже что-нибудь узнал?

— И не меньше твоего, — нахально соврал я, потому что мне уже надоело его хвастовство и загадочность.

— Ты не узнал, кто у них был председателем?

— Их было двое, — сказал я, не моргнув глазом.

— Двое? — удивился Генка. — Кто тебе сказал?

— Один надежный человек.

Теперь настала Генкина очередь смотреть на меня с открытым ртом и недоверчивыми глазами. Пусть, пусть смотрит, решил я продолжать игру. А то разошелся, рассекретничался, в лагерь не хочет ходить. Тайны у него появились.

— Кто же это? — спросил он после нескольких шагов, во время которых, наверное, перебирал в памяти всех «надежных» людей совхоза.

— Он просил меня пока не говорить никому о себе.

— Ну, мне-то можешь?

— Дал честное пионерское. Не могу нарушать.

— Ну и я тебе так же расскажу, — обиделся Синицын и начал отмерять своими длинными ногами большущие шаги, быстро удаляясь от меня. Он думал, что я побегу за ним. Но не тут-то было. Раз Генка поверил моему вранью, он до тех пор будет выпытывать из меня тайну, пока не расскажет свою. Уж кто-кто, а я его характер знаю лучше, чем свой. Если не лучше, то почти также. Синицын прошагал еще несколько метров молча, потом запел:

Мы все из тех, кто выступал
На белые отряды,
Кто паровозы оставлял,
Идя на баррикады.
Закончив куплет, Генка остановился. И как только я поравнялся с ним, он прямо как на сцене заговорил:

— Эту песню точно про них сочинили. Верно, Сенька? Ну, сам рассуди. Жили они где-то далеко-далеко от наших мест. Может быть за тысячу километров, а может и больше. Бросили свои дома, свои фабрики и заводы и поехали вот сюда, в глухую степную сторону, чтобы строить коммуну.

— Это ты про кого? — уточнил я.

— Все про них, про коммунаров, о которых мне вчера старшина рассказал, а после отец подтвердил. Вот были люди, не то, что нынешнее племя. Богатыри — не вы. Плохая им досталась доля. — Генка заулыбался и даже приплясал: — Смотри, Сенька, и Лермонтов про них написал. Прямо в самую-самую точку попал.

— Ну, это ты сочиняешь, — остепенил я Генкин пыл. — Лермонтов жил в девятнадцатом веке, а коммунары были после революции.

— И что ж, что жил в девятнадцатом, — не согласился со мной друг. — Потому он и великий, даже гениальный, что знал: будут коммунары.

Мы бы, наверное, спорили до вечера, а может, и дольше, но за пригорком блеснула широкая полоса пруда. Под лучами полуденного солнца пруд не был голубым или зеленым, как обычно, он походил на плоскость, покрытую алюминиевой краской, той самой, что покрасили у нас в поселке все цветочные вазы, единственный железный столб и памятник Ленину.

Забыв о споре, мы, на ходу сбрасывая рубашки, побежали к воде. Когда мы вдоволь набултыхались и жара стала для нас совсем не страшной, потому что по нашим спинам и животам бегали гусиные мурашки, мы плюхнулись на песок и несколько минут молчали.

Нет, что бы там ни говорили педагоги-воспитатели, а хорошо вот так накупаться сколько тебе влезет, а потом наваляться в горячем песке. И при этом не слышать команду: дети, в воду; дети — из воды; дети, повернитесь на спину; дети — лягте на правый бок…



Немного обсохнув и согревшись, Генка заговорил, и и голосе его уже не было прежнего упрямства.

— Ладно, пусть будет по-твоему. Только я тебе сейчас такое расскажу, что ты сам согласишься со мной.

— Ну давай, — миролюбиво сказал я и приготовился услышать его самую заветную тайну. Я знал, что прежде чем начать рассказ, Генка потребует с меня клятву. Только на таких условиях он доверяет мне свои секреты.

— Только ты поклянись, что никому, даже отцу родному не проговоришься до тех пор, пока я тебе не разрешу? — потребовал мой друг.

— Клянусь чем хочешь.

— Если разболтаешь, останешься на второй год в шестом классе.

Давать такую клятву за неизвестную тайну было страшновато, но, подумав о том, что до начала учебного года еще два месяца, а до конца целый год, я согласился.

— Давай предложим Фаине начать поиски коммунаров. Завтра я положу пакет с донесением, и «Аврора» снова отправится в путь. И опять ты будешь капитаном, а я боцманом.

— А вдруг это неправда, Генка?

— Голову даю на отсечение — правда. Вот только надо узнать, уехали они отсюда или их расстреляли. Я, как отец, думаю, что их расстреляли.

— Так вот слушай, — приподнялся на локтях Синицын. Генкино лицо вдруг удивленно вытянулось. Я посмотрел в ту же сторону и увидел, что прямо на нас едет газик директора совхоза Дмитрия Петровича Журавлева.

— Чего бы это он сюда? — спросил меня Генка.

— Не знаю. Может, тоже искупаться.

— Да он только что с моря приехал, — не поддержал меня Генка. — Будет он тебе после этого Черного моря в нашем болоте купаться.

В душе я не согласился с другом. Почему это вдруг наш пруд стал болотом и почему Дмитрий Петрович не может в нем купаться, если сам его строил в первый год приезда. Ведь до него в совхозе не было ни единого пруда и ни одной рыбешки. А Журавлев привез буровиков. Они пробурили скважины и теперь в каждом отделении есть свой пруд, а в пруду карпы и сазаны. Нет, Генка загнул про болото, но спорить было некогда, потому что газик уже подошел к самой воде и из него действительно вылез Дмитрий Петрович. Роста наш директор богатырского и полноты необыкновенной. Все говорят, что полнота у него нездоровая, от больного сердца. А я так думаю: от объедения. Один раз я видел, как Дмитрий Петрович съел полкило сыра и сказал, что это он только закусил перед обедом. А голос у нашего Журавлева, как иерихонская труба. Что это за труба, я не знаю, но бабушка так говорит о директорском голосе.

Дмитрий Петрович снял соломенную шляпу, сбросил белый полотняный пиджак и направился к нам.

— Ну как водичка, авроровцы?

Он называл нас авроровцами после того, как побывал на одном сборе и рассказал нам про свою службу юнгой на настоящей легендарной «Авроре».

— Градусов двадцать пять, — ответил Генка.

— Как в тропиках, — поддержал разговор Дмитрий Петрович. — Там, если меньше, местные жители считают уже прохладно. Да, — вспомнил Журавлев, — вы почему не в лагере?

— Да мы… — залепетал Синицын, — вот зашли… А Семен это…

— Что «это»? — насупился Дмитрий Петрович, отчего его полное добродушное лицо сделалось похожим на буддийский памятник. Мне было неудобно молчать и ждать защиты от беззащитного Синицына и я сказал:

— Сначала я пошел за Генкой, а потом сюда.

— Вот это по-мужски, — одобрил Журавлев. — Пошел и все. Только вы напрасно от коллектива откалываетесь, — сказал он, входя в воду. — Там сейчас важный вопрос обсуждают, а вы здесь загораете.

— Какой? — насторожились мы, думая, что нашу тайну уже знают другие.

— Как помочь совхозу убрать урожай. Хлеб у нас видали какой вырос? Надо его убрать хорошо. Были мы сейчас на втором отделении. Завтра начнем выборочно косить. А денька через три вовсю пойдем.

— Поможем, — пообещал я директору. — За нами дело не станет. Соберем все до колоска.

Дмиурий Петрович, фыркая и крякая от удовольствия, поплыл на середину. А его шофер присел возле нас, и щурясь на палящее солнце, озабоченно проговорил:

— Сожрет, паразит, половицу хлеба.

— Кто? — испуганно спросили мы, тоже глядя на солнце.

Я знал, по рассказам, что в прошлые годы в июле при такой жаре из Средней Азии приходили горячие ветры суховеи. Они так выжигали хлеб, что на корню желтели одни порожние колоски, а зерно, если и оставалось, то щуплое, худосочное. Но теперь, сказала мама, суховей был не страшен. Зерно уже налилось и вошло в силу. Так кто же может сожрать половину урожая?

— Кузька, — снисходительно глянул на нас шофер и, хотя мы сами догадались, о каком паразите идет речь, шофер решил нам растолковать. — Есть такой жук-кузька. Настоящий паразит, соки пьет из хлеба. Живет две недели, а съедает три колоса. Если его не уничтожить, он может весь совхоз без хлеба оставить.

Шофер поднялся, зашел по колено в воду, набирая ее горстями, побрызгал себе на грудь и спину, и только после этого окунулся.

— Слушай, Сенька, — горячо зашептал мне на ухо Синицын. — Я что придумал.

— Что?

— Давай спасем урожай! Вот про нас шум будет на всю область!

— А как? Это же надо авиацию вызывать.

— Чудак человек, авиацию, — усмехнулся Генка. — Если б она была, Журавль и без нас бы вызвал. Значит, туго с авиацией. А я знаю способ без самолетов.

— Какой? — недоверчиво поглядел я на друга.

— Какой крестьяне раньше применяли. Айда домой, я тебе по дороге все объясню.

Двое в джунглях и Леопард

На этот раз я не согласился держать наш разговор в секрете.

— Вдвоем мы ничего не сделаем. Надо всех ребят позвать.

Синицын обиделся. Губы поджал, глаза сузил, дышать стал медленно и глубоко. Он всегда становится таким, когда я не соглашаюсь с ним.

— Если скажешь хоть одному человеку — больше мне не друг, — категорически заявил Синицын.

Дружбу Генка понимает по-своему. Делай все так, как он хочет, будешь вечным другом. Сделай что-нибудь не по его — из друга сразу превратишься во врага. И так как за все годы учебы в одном классе мы с ним раз сто враждовали, иногда по целой неделе, я не побоялся и на этот раз стать его врагом.

— Нет, Генка, — стоял я твердо на своем, — ты как хочешь, а я пойду и расскажу ребятам.

Видя мою настойчивость, Синицын пошел на хитрость.

— Хоть я зарекался открывать тебе свои тайны, но если уж так получилось, потерпи до утра. До утра можешь?

— Могу, — сразу согласился я, зная, что за одну ночь Генка ничего не сделает с жуком-кузькой. Ну как он не поймет, что вдвоем мы можем уничтожить этого паразита, может быть, на одном опытном поле. А чтобы бороться с вредителем на всех яровых нужно не только школу выводить, совхоза не хватит. Генка молча выслушал все мои доводы, задумался, наверное, представляя себе мысленно эти шесть тысяч гектаров и наконец согласился. Но опытное поле, на котором моя мама выращивает новый сорт твердой пшеницы, Генка попросил оставить за нами.

— Давай пойдем, сделаем дело, а после уж расскажем, — настаивал друг. — А то неинтересно получится. Как будто все вместе придумали, а не я один. Знаешь, как у нас любят к чужой славе примазываться. Вот басню я читал.

И Генка торопливо, захлебываясь от восторга, пересказал басню про то, как на одной речке был паром и при нем паромщик. Потом туда назначили начальника. Начальнику дали бухгалтера, бухгалтеру — кассира. А когда увидели, что аппарат раздут, решили кого-нибудь сократить. Думали, думали и сократили паромщика.

— Так это же в басне, — успокоил я Генку, — их пишут для юмора.

— Только для юмора? — усомнился Синицын. — По-твоему, писатели их выдумывают, чтоб мы смеялись?

— А ты думал.

— Загибаешь, — сказал Генка. — Помнишь, Фаина рассказывала про Крылова. Как он написал «Волк на псарне…»

Тут я его перебил:

— А помнишь басню про лягушку и быка?

— Помню.

— Так вот, Генка, ты похож на ту лягушку, которая хотела надуться и стать такой же, как вол.

— Ну и что? — насторожился Синицын.

— Что из этого получилось? — спросил я.

— Она лопнула, — блеснул своим познанием Генка.

— Вот так и ты можешь лопнуть от натуги, если один будешь с кузькой воевать.

— Подумаешь, какой Крылов нашелся, — обиделся опять Генка. — Я же согласился завтра всем рассказать. А сегодня пойдём вдвоем на опытное поле.

Борьба с жуком-кузькой по методу Генки Синицына была делом очень простым. Берётся длинная веревка и тащится по колосьям. Под напором жуки сваливаются на землю и гибнут. Говорят, что снова присосаться к стеблю они уже не могут; вот до чего обжираются. Метод этот, конечно, не сам Синицын придумал, ему рассказала про него соседка, старая птичница бабушка Агафья, у которой еще в мае мы молодых хохлаток брали и возили на тот же опытный участок поедать блоху-черепашку.

Решение было принято, дело оставалось за малым, за веревкой. Где достать длинную веревку? Кроме той, на которой бабушка во дворе развешивала белье, у нас не было. У Генки то же самое.

— Свяжем две и будет нормально, — осенила Генку гениальная мысль.

— А вдруг она занята, — размышлял я вслух. — Даже если нет, то бабушка ее кладет в такое место, что надо весь дом перевернуть.

— Ради такого дела перевернем! — оказал мне моральную поддержку Генка. Договорились с оружием в руках встретиться около старой буровой треноги.

Первое, что я увидел во дворе, когда пробрался к дому огородами — развешанное белье. Сердце у меня вдруг учащенно забилось. «Снять или не снимать?» — спросил я себя и решил: снять! Я неслышно пробрался в сени, вынес эмалированный таз и начал снимать белье. Надо признаться, чувствовал я себя просто прескверно. В своем дворе, свое белье мне приходилось по-воровски снимать и бросать в таз. Ведь каждую минуту на крыльце могла появиться бабушка. Требовалось что-то срочно придумать. И я придумал. В случае чего скажу: белье уже высохло и даже начало пересыхать, я это заметил и решил помочь. Белье на самом деле почти просохло. А гладить его немного влажным даже лучше, не надо брызгать водой. Хоть я своей находчивостью почти успокоил самого себя, но каждый шорох, каждый стук заставляли меня вздрагивать. К счастью, мне повезло. Бабушка, занятая, наверное, на кухне, ни разу не вышла. Быстро отвязав концы веревки, я свернул ее и сунул за пазуху. Вот теперь мой живот мог бы потягаться с журавлевским.

Не ожидая встречи со взрослыми, я через огород выбежал в поле. Возле вышки уже маячила долговязая фигура друга. Ни в руках, ни за пазухой у него веревки не было. По расстроенному Генкиному лицу я сразу догадался, что ему дома был нагоняй.

— Понимаешь, — смущенно развел он руками. — Мать узнала, что я не был в лагере и дала мне взбучку. Мы, говорит, за тебя десятку заплатили, думаем, что ты под присмотром и накормлен, а ты бегаешь, как беспризорник, по улице. И понеслась… Понимаешь, тут уж не до веревки. Сказал, что выполняю особое задание и бежать.

Мне стало обидно. Я как несчастный воришка украл веревку, а он испугался матери, не смог придумать чего-нибудь. Я прямо задыхался от злости. Пошел бы в лагерь, рассказал всем ребятам. Принесли бы все веревки и за один день уничтожили вредного жука на нескольких гектарах. Теперь же получается настоящая ерунда. Паразит кузька сожрет еще несколько центнеров зерна, а мы, как дураки, будем с этой шестиметровой веревкой метаться по опытному полю.

Хотел я махнуть рукой на Генкину затею и уйти к ребятам, но в это время на дороге появился наш отряд. Это весь лагерь шагал к пруду. Генка как будто и не стоял на ногах, сразу упал и командует мне с земли:

— Ложись!

Не знаю почему, но я выполнил его приказ. Уже лежа на прошлогодних колючках и пахучей полыни, я спросил:

— А зачем мы легли?

— Заметят, что мы уже искупались, знаешь шум какой поднимут.

Как они заметят, если мы давным-давно обсохли. Но и вставать теперь было неудобно. Начнутся допросы, расспросы: почему не вернулся ремонтировать парты, почему оказались здесь, почему лежали на земле? Не будешь же им объяснять, будто бы только что встретил Генку, шли вместе в школу, а тут остановились и ждем попутную машину. Все равно никто не поверит. Тут я опять пожалел, что как телок пошел на поводу Синицына. «Так тебе и надо», — ругал я себя, вытаскивая колючки из ладоней. Генка начал рассказывать про разведчиков на войне, которым было куда тяжелее, но они не ныли и не ворчали на своих друзей. Тоже сравнил…

Отряд шел колонной, с песней. И как будто не было жаркого солнца и мягкой от пыли дороги — шел бодро, весело. «Это потому, что они пообедали», — решил я, вспомнив, как плелись мы с Генкой. Все и на этот раз говорило не в пользу нашего одиночества. Но не предавать же друга. Ладно, потерплю это падение в колючки. Генку, кажется, не мучила совесть, он преспокойно жевал сухую былинку и равнодушным взором провожал колонну.

Когда ребята скрылись за лесополосой, Синицын поднялся и изрек:

— Тоже мне, хор имени Пятницкого, только и умеют, что ходить в строю да распевать детские песенки. И ни у кого из них не болит душа за урожай.

— Хватит тебе работать языком, — оборвал я друга. — Идти, так пошли, а нет, я сейчас догоню ребят…

— Это что, первое серьезное предупреждение? — сделал испуганное лицо Синицын. — Должен тебе честно признаться, что ты мне больше нравишься в роли шахматиста, чем агрессора.

Я понял, что Генка впал в дурачество и теперь только что-то решительное с коей стороны может принести его в чувство. Я сделал непроницаемое лицо, смерил его уничтожающим взглядом и направился к дороге. Окликнув меня два раза, Синицын марафонским шагом вышел на дорогу и, извиняясь, начал путаться у меня в ногах. Я беру левее, он туда же, я правее — он передо мной.

— Ты можешь идти нормально? — наконец не выдержал я этой игры.

— Вот теперь могу, — удовлетворенно ответил Генка и зашагал рядом.

— Из-за твоей затеи мы остались без обеда, — обвинил я Синицына после того, как у меня в животе что-то заурчало.

Генка начал издеваться надо мной, говорил о том, что моих жировых запасов хватит на неделю и что чрезмерная полнота здорово отражается на сердце, и фигура от этого портится. Он рекомендовал мне подражать не Журавлеву, а ему, Синицыну, а еще лучше древнегреческому философу Диогену, который ел два раза в день, да и то не каждый день. Но его болтовня только сильнее разжигала во мне аппетит. И как только мы добрались до кукурузного поля, я передал веревку другу, а сам сломал три здоровенных початка. Кукуруза была мягкой, будто ее только что вынули из чугуна, и сладкой, точно подсахаренной. Съев два початка, я сказал, что теперь можно продолжить путешествие и охоту за жуком-кузькой. Генка тоже не терял время на пустые разговоры, он последовал моему примеру. В уголках его тонких губ и на подбородке белело кукурузное молоко.

Мы решили не обходить поле, а идти напрямик через зеленые заросли, воображая себя индейцами в джунглях. Вдруг Генка схватил меня за руку и таинственно зашептал:

— О, бледнолицый брат мой, я слышу справа шорох. Это тигр!

Я снял с плеча воображаемое ружье и, припав на колено, приготовился в ожидании прыжка хищника. Генка с силой затряс кукурузные стебли, отчего вокруг зашуршала зеленая густая листва.

— Стреляй! — подал он команду.

Я выстрелил. Огромный полосатый тигр, гроза местных джунглей, взвыл и замертво рухнул у моих ног.



Потом нам повстречался лев. Его постигла та же, участь. Наконец мы выбрались из непролазной чащобы на небольшую поляну (тут кукуруза почему-то не взошла). Я первым увидел диких коней.

— Дай лассо, — протянул я руку, готовясь одним броском заарканить стройного вороного скакуна. Но мой темнокожий брат не передал мне лассо. «Он хочет сам заполучить эту лошадь», — решил я и с негодованием посмотрел на друга, который растерянно озирался по сторонам.

— Куда ты смотришь, — гневно сказал я, протягивая указательный палец к поляне. — Разве ты не видишь, они пасутся справа по борту.

— Да я вижу, — жалостливо простонал мой единокровный брат, — но веревки нет.

Меня как будто стукнули бамбуковой палкой по голове. Все передо мной закружилось, небо упало куда-то в кукурузу, а кукуруза полетела вверх. Наконец, я понял, что произошло и, еще не желая верить, с надеждой спросил:

— Где ты ее оставил?

Синицын, как всегда в трудную минуту жизни, сначала противно передернул своими узкими плечами, а уж потом ответил:

— Или около тигра, когда ты приказал мне снять с него шкуру и положить в мешок, а может, около льва.

Какой нахал. В такую минуту он еще пытался защитить свое растяпство детским лепетом про тигров и львов, которых видел только в кино. Я точно знаю, что Генка ни разу не был ни в зоопарке, ни в цирке, где показывают живых хищников.

— Не морочь мне голову, — то ли попросил, то ли приказал я. — Ищи веревку!

Генка, кажется, понял, что игра кончилась. Он покорно поплелся назад, заглядывал то вправо, то влево, то что-то расшвыривал у себя под ногами. И как преданная, но невезучая ищейка, несколько раз оглядывался на проводника. Но, встретив мой молчаливый приказ «искать», продолжал свой невольничий путь.

Я, конечно, только делал вид, что иду за ним в роли постороннего наблюдателя. Мои глаза прощупывали каждый квадрат кукурузного поля, которое за эти несколько минут из сказочных фантастических счастливых джунглей превратилось в злой рок всех моих недалеких бед и страданий. Как я теперь заявлюсь домой без веревки? Что буду говорить в свое оправдание? Прежде я думал: приду, расскажу все честно маме, она поймет, оценит, вместо взбучки даст денег на кино. А теперь?

— Ты не заметил, где мы шли? — спросил меня Генка, вытирая грязными руками потный лоб.

Мы оба поднялись на цыпочки, вытянули шеи, но ничего не увидели, кроме леса зеленых метелок.

— Важно установить, откуда мы шли. Давай я влезу к тебе на плечи и посмотрю, — предложил он свои услуги.

— Как же это ты влезешь?

— Ты присядь на корточки, — посоветовал Генка, — а я влезу. Ты поднимешься, а я посмотрю.

Почему-то Генка решил, что если я немного пополнее его, то могу поднимать такие тяжести, как его персона. Другое дело, когда мы играем в камешки. В чей камень попадут, тот и везет на спине победителя, а здесь для чего мне это испытание. Я же не Жаботинский и не Власов. Вот почему я сказал Генке, что могу с таким же успехом влезть на его плечи. Но Генке не понравился этот вариант, и он предложил натаскать камней, соорудить из них пирамиду, влезть на нее и обозреть окрестности. Не подумав, я поддался на его провокацию, но после того, как мы отыскали несколько твердых комьев земли, свалили их в кучу и Генка, попытавшийся взобраться на них, как на трибуну, упал, я понял всю бессмысленность затеи.

— Идея! — воскликнул мой друг, поднимаясь с четверенек. — Выйдем на дорогу, а оттуда уж мы найдем то место, где ты объедался этой несчастной кукурузой.

Это было, конечно, лучше, чем держать его на своих плечах. Я согласился. Мы начали выбираться из зеленых зарослей на дорогу. Генка снова попытался представить себя вождем одного из племени краснокожих, но я предупредил его:

— Знаешь, что, краснокожий, если ты не перестанешь строить из себя клоуна, я уйду, а ты один будешь бродить тут до тех пор, пока не разыщешь бабушкину веревку.

Синицын сразу вернулся в мир реальности и начал молча прокладывать путь, намеченный нами ранее. Через несколько минут блуждания мы выбрались на дорогу и зашагали в сторону лесополосы, к тому месту, откуда начинался наш злосчастный маршрут.

Тут уже мне пришлось проявить свою способность следопыта, чтобы разыскать отпечатки наших следов, свернувших в кукурузу. А там, встав на колени и будто разыскивая шампиньоны, мы проделали путь до того места, где я храбро встретил нападение тигра. Но веревки на месте сражения не оказалось. Дальше пробираться через кукурузные джунгли стало невыносимо. К коленкам кто-то словно привязал свинцовые колодки, ноги гудели, руки саднило от царапин. Ко всем несчастьям солнце спряталось за горизонт, и в густых, хоть и квадратных, зарослях кукурузы становилось темно, как в пещере.

Следы наши, едва заметные на сухой земле, то и дело пропадали, и их приходилось разыскивать, как геологам алмазы. В сотый, тысячный раз я проклинал своего друга и его глупую затею. Но что было делать? Я продолжал ползти вперед, по едва заметным очертаниям угадывая наши следы. Генка полз за мной. Мне так хотелось, чтобы он хоть однажды поднялся на ноги, сказал какую-нибудь глупость (настроение бы поднялось), но Генка молчал.

Не знаю сколько часов мы, похожие на наших далеких предков, ползли по кукурузному полю, но одно нам стало абсолютно ясно: веревка наша канула в вечность.

Усталые и злые возвращались мы домой. Несколько раз я предлагал Генке выйти на поиски завтра с восходом солнца, но он отказывался. Тогда я сказал, чтобы он достал мне веревку где угодно.

— Хорошо, — чтобы не спорить, согласился Синицын.

— Завтра же, — настаивал я.

— Хорошо.

— Что ты как автомат заладил: хорошо да хорошо?

— Понимаешь, Сенька, я о другом думаю, — сознался Синицын.

— Новая идея? — не удержался я от ехидства.

— И еще какая!

— Ну, конечно, все ахнут, — продолжал я тем же тоном.

— А что? И ахнут. Представляешь, идем мы с тобой, а на поводке у нас Мухтар.

— Это которого на пенсию в милиции списали?

— Нет, свой, — не разделил моего насмешливого тона друг. — На базаре в городе продают породистых собак. Вот бы купить одну и сделать из нее ищейку. Она бы сразу нашла.

— Ах, вон ты к чему. А я думал, что у тебя более высокие цели, передать ее участковому милиционеру или прямо на пограничную заставу.

— Смейся, смейся, — начал ожесточаться Генка. — Я один, без тебя и без вас всех, завтра же куплю овчарку и начну ее дрессировать.

— А жук-кузька, а коммунары уже по боку? — удивился я, отлично зная, что Синицын, загораясь новой идеей, предает забвенью все свои старые, хотя и неосуществленные.

— Я все вместе буду делать, — уверил меня Генка. — Составлю расписание и буду железно его выполнять. Только коммунаров придется отложить до послеуборки. А веревку мы тебе с Мухтаром найдем через неделю. Да, ты знаешь, у меня, должно быть, не хватит денег на собаку, может, добавишь? Тогда я и тебе разрешу заниматься с ней.

— И сколько у тебя не хватает?

— У меня есть три рубля. А хорошая собака стоит рублей десять или побольше. Вот и считай, ты же грамотный.

— Ну и нахал ты, Генка, — только и смог ответить я другу.

Синицын удивился.

— Не хочешь, не надо, я у других займу. Как будто я без отдачи. Соберу и отдам, — сказал он так, словно деньги лежали, как арбузы на бахче, и дело осталось лишь за тем, чтобы подождать, пока они поспеют.

Я бы, может, и дал ему эти семь рублей, но у меня столько не было. Пять рублей, подаренные на день рождения, я берег как зеницу ока, чтобы купить шахматные часы. А они стоят семь рублей.

— Слушай, Генка, — решил я воспользоваться удобным случаем, — лучше ты отдай мне из своих два рубля. А собаку мы и за так достанем. Видал у Прыща во дворе? Уши торчат как у осла, морда страшная, прямо львиная, а бросается на людей не хуже крокодила. У нее кутята породистые. Им уже по полгода.

— Да разве такой жмот бесплатно отдаст, — засомневался Генка, зная нашего соседа механика Хамугина, которого давным-давно за глаза никто не называет иначе, как Прыщ. Папа говорит, что так Хамугина однажды назвал парторг. Ну не прямо так, а сказал:

— Ты как прыщ на нашем теле.

Назвал он механизатора так обидно за то, что тот всю жизнь ловчит. Руки у него золотые. Он даже автомобиль сам сделал. Для себя, конечно. Но работать в совхозе как все, Прыщ не хочет, говорит, мало платят. Я, говорит, вашу сотню за пару дней могу очень даже свободно иметь. А «обидели» его в позапрошлом году, когда он с сыном скосил восемьсот гектаров озимых — больше всех в районе и намолотил почти сто тысяч пудов зерна. Сто тысяч пудов! Это так много хлеба, что всем жителям нашего совхоза, сказал Вовка Грачев, хватит на четыре года. Ему за это обещали заплатить восемьсот рублей и премию еще выдать. Но не выдали. За то, что он ночью хотел украсть с тока машину зерна. За это дело его судить надо было. Но все сказали, что механизатор он отменный, и такой грех с ним случился в первый раз и можно не судить, а для наказания лишить его премиальных. Прыщ сначала даже прослезился от благодарности, а потом начал писать жалобы во все газеты и в партком, и в Верховный Совет. В совхоз приезжало, наверное, десять корреспондентов и столько же комиссий. И все сказали, что зря пожалели хапугу и жулика. Вот тогда-то ему и дали это обидное прозвище.

Теперь он уволился из совхоза. Я, говорит, свое отработал, мне уже шестой десяток лет и я имею инвалидность. А какой же он инвалид, если мешки с яблоками, как булки бросает в машину и увозит их на базар в город. И когда начинается уборка, сам директор Дмитрий Петрович Журавлев идет к нему домой, просит его забыть старые обиды и стать за штурвал самоходного комбайна.

Прыщ жадюга, хуже Плюшкина. У него единственного сад огорожен высоченным забором. Через весь двор протянута толстенная проволока, и по ней, на цепи, бегает волкодав Пума. Собака такая злая, что даже лает на тех, кто проходит мимо забора. Я помню, как Прыщ привез ее откуда-то и всем хвастал, что она надежнее самого хитрого английского замка.

Сначала Пума никак не хотела сидеть на веревке и лаять не только на прохожих, но даже на тех, кто приходил к Хамугиным. За это благодушие хозяин нещадно бил собаку и наконец достиг желанного. Теперь Пума готова перегрызть горло любому, кто неосторожно открывал калитку, забыв предварительно вызвать хозяев. И только при виде Прыща она трусливо виляет хвостом и старается неслышно залезть в свою конуру под железной крышей.

Но есть в поселке еще один человек, на которого волкодав не только не кидается, но и не лает. Этот человек — я. Дружба у нас с Пумой почти такая же старая, как с Генкой. Однажды после очередного побоя собака оборвала веревку (тогда она сидела еще не на цепи) и, озверев от ненависти к людям, кинулась прямо через забор в степь. При прыжке Пума зацепилась задними ногами за колючую проволоку и повисла. Вот тут, если бы не я, Хамугин застрелил своего волкодава. Пока хозяин бегал в дом за ружьем, я топором перерубил проволоку, и Пума успела убежать огородами к лесополосе. Когда Хамугин, сам похожий на разъяренного волкодава, подбежал с ружьем к забору, собака была уже далеко.

Сколько Прыщ ни ходил по округе, ни звал Пуму, собака не откликалась. Когда я увидел вернувшегося ни с чем соседа, то страшно обрадовался. И хотя я в тот вечер проиграл папе подряд три партии, настроение у меня было такое, будто мне по меньшей мере удалось стать чемпионом области.

Утром я пошел в сарай наколоть для самовара лучинок и увидел в темном углу огромные злые глаза зверя. Я уже готов был пулей выскочить из сарая, но в это время зверь вдруг жалобно взвизгнул, и я по голосу узнал Пуму. Я подбежал к собаке, прижал ее голову к своему лицу, долго гладил и говорил ей ласковые слова. А Пума внимательно слушала меня, лизала мои руки влажным языком и изредка жалобно взвизгивала. Шерсть на ее спине и лапах была в пятнах запекшейся крови. А на задней ноге я нашел кусок колючей проволоки, впившейся в ногу. Скрученная вокруг лапы, она мешала не только бегать, но и сидеть. Я освободил лапу от ржавой острой проволоки, куском тряпки перевязал кровоточащую рану и принес нежданному гостю чашку борща и ломоть хлеба.

Днем, когда я собрался отправиться в школу, во двор вошел Прыщ и направился прямо к сараю. Чувствуя беду, я бросился ему наперерез и заслонил собой дверь. Сосед небрежно оттолкнул меня и назидательно сказал:

— Нехорошо чужое воровать.

— Я не воровал. Она сама пришла.

— Если ты подлинный пионер, обязан был что сделать? Возвратить хозяину и получить положенное вознаграждение.

Он распахнул дверь и властно позвал:

— Пума, ко мне!

K моему удивлению, собака покорно вышла из своего надежного укрытия и, поджав хвост, ткнулась жалкой слезящейся мордой в противные засаленные штаны Хамугина. Он быстро достал из кармана ошейник, отделанный чеканными кольцами, и ловко нацепил его на собачью шею. Потом осмотрел темно-бурые пятна на шерсти, увидел лапу, перевязанную тряпкой, и, сорвав ее, сказал:

— Эти нежности нам ни к чему, заживет как на собаке.

Волкодав страшно сморщился, оскалил клыки, зарычал, но, встретившись глазами с взглядом хозяина, снова превратился в жалкого трусливого пса.

Сосед уводил хромающего волкодава, а я глотал слезы. И пока они шли до калитки, мне все время верилось, что Пума вспомнит свои собачьи боли и бросится на обидчика. Но ничего я не дождался. Только перед тем, как скрыться за забором, пес повернул свою голову в мою сторону и едва заметно вильнул коротким хвостом.

После того дня, я не видел собаку близко, но когда мне случалось останавливаться возле садового забора соседей, Пума подбегала к нему с противоположной стороны, царапала когтями доски и, взвизгнув, уходила, гремя цепью. А этой зимой она принесла четырех щенков. Двух сосед увез в дальние хутора, а двух оставил, предлагал их по сносной цене вместо сторожей на склад и центральный ток. Но Журавлев от собак отказался. Привязанные вместе с матерью к проволоке, они охраняли добро Прыща. Одного из них я и решил выпросить у соседа. Но Генка не хотел даже верить, что Прыщ пойдет на это.

— У него снега зимой бесплатно не выпросишь, а ты хочешь собаку.

— Ну, если не бесплатно, так по дешевой цене, рубля за три, которые у тебя есть.

— Почему это за мои? Давай пополам.

— Ну давай, — согласился я. — Деньги при тебе?

— При мне, — Генка ощупал задний карман штанов.

— Пойдем сейчас, — предложил я. — Ты заплатишь, а я тебе утром отдам.

Не успели мы дотронуться до дверной скобы, как во дворе загрохотала, цепь и раздалось три грозных предупреждающих «ры-гав».

— Пума, — позвал я. — Это свои.

Рычанье смолкло, но открывать калитку было все равно страшно.

— Давай, толкал меня Синицын. — Она же тебя знает.

— Кто там? — спросил Прыщ, хлопая дверью.

Мы объяснили, кто и зачем пришли.

— Дня вам не хватает, — ворчал хозяин, но в голосе его не было злости, а скорее в нем слышалась радость. Он открыл калитку и, держа три цепи в руке, спросил, какого мы хотим купить — черного или пятнастого Леопарда. В темноте собаки были одинаковые. Только одна потемнее другой. Но мне лично понравилась кличка Леопард, и я сказал Генке, чтобы он взял его.

— А он не кусается? — спросил Синицын.

— Прикажу — не укусит, — заверил Прыщ.

— Сколько же вам за него?

— Сколько не жалко, — к нашему удивлению, не стал торговаться сосед.

— У нас три рубля.

— Давай три, — поразил нас своей щедростью Прыщ и, принимая деньги, предупредил: — Но, молодежь, если Леопард возвернется — не обессудьте, обратно не получите.

— Это как же так? — растерялся Генка, уже готовый отказаться и от своей идеи и от дешевого Леопарда.

— Пошутил я, — сказал мой сосед, отвязывая собаку. — Давайте вашу веревку.

Узнав, что у нас нет веревки, Прыщ долго размышлял, пока не принял решения. Он отдаст нам Леопарда с ошейником и цепью, а мы завтра возвратим всю эту сбрую или оплатим стоимость за минусом отчислений на износ. Что это за отчисления на износ, мы понятия не имели, но раз за минусом, а не за плюсом, то нас это устраивало.

Генка потянул к себе цепь, но собака уперлась передними лапами в землю и зарычала. Хамугин положил свою руку на голову собаке и как человеку объяснил:

— Это теперь твой новый хозяин. Слушайся его.

Леопард склонил голову.

— А теперь, пшел! — пнул он собаку ногой.

— Вы не очень-то, — попросил я. — Он теперь не ваш, а наш.

— Ух ты, герой какой! — дурашливо испугался бывший хозяин. — Сейчас спущу с цепи Пуму, она вас живо проводит, — и он сделал движение к ошейнику волкодава. Генка стремглав подскочил к калитке. Собака на его цепи, как мячик, подпрыгнула и оказалась возле нового хозяина.

Уже на улице мы стали думать, куда деть Леопарда? Ко мне в сарай вести его было опасно. Во-первых, еще неизвестно, чем закончится для меня самого история с веревкой, а во-вторых, мне казалось, что чем дальше от прежнего хозяина он будет жить, тем меньше у него шансов вернуться. Генка согласился и потащил Леопарда домой, предупредив меня, что завтра он не придет в лагерь до тех пор, пока собака не выполнит его первое задание.

Дома мне пришлось честно обо всем рассказать взрослым. К моему удивлению, мама не только не кричала на меня, а даже похвалила Генку за смекалку и только упрекнула, что мы утаили полезную работу от остальных.

— Ну ничего, Семен. Завтра я сама поведу вас на борьбу с кузькой. А там, глядишь, и крылатые помощники прибудут.

Отряд ведет бой

Мамина прохладная рука коснулась моей щеки, и я сразу открыл глаза. Не увидев привычного солнечного зайчика на стенке, я удивился: неужели рано, но, глянув в окно, понял, что утро наступило давно. Просто хмурые тучи закрыли солнце и грозились обрушить на землю потоки ливня.

— Я уже к Макеичу за веревками сбегала, — сказала мама, протягивая мне майку.

— И не вздумай в безрукавке идти, — подошла бабушка. — На дворе вон как прохладно, простынешь, а кому с тобой маяться? Мне. И к колодцу не ходи умываться. Давай я тебе в избе полью из кружки.

Я начал отказываться от навязчивых бабушкиных услуг, но мама заговорщически подмигнула мне: мол, соглашайся, не теряй время попусту, спешить надо. Мне пришлось кое-как поплескать воду на лицо и шею и надеть носки, рубашку, пиджачок и чувяки.

— Теперь собирай ребят и подходите к конторе. Может быть, мне удастся машину выпросить, — сказала мама, взваливая на плечи мешок с веревками.

Я хотел ей помочь, но она и слушать не пожелала. Я побежал в школу, опасливо оглядывая темнеющее небо. Вдруг ребята испугаются дождя, не поедут на поле? Достал ключ из-за наличника, вошел в пионерскую комнату, взял горн и, став на крыльце, несколько раз протрубил большой сбор.

Первыми прибежали Миша Саблин и пятиклассник Паша Лисицын. Узнав, в чем дело, они вынесли еще один горн и барабан, и мы втроем устроили такую побудку, какой еще не слышал поселок за все каникулы.

Как ни удивительно, но раньше других на наши звуки прибежала Фаина Ильинична. Она была в халате и в косынке, из-под которой, как шишки, выпирали железные бигуди. Еще издали она замахала отчаянно руками.

— С ума, что ли, вы сошли, — начала она нас отчитывать. — Сегодня же воскресенье!

Странная Фаина Ильинична. Как будто она не знает, что в совхозе, когда начинается уборка, никаких воскресений не бывает. Хлеб же не будет ждать. Правда, она приехала к нам лишь перед началом прошлого учебного года. Это в какой-то мере оправдывает ее, но все-таки лучше бы она вместо нотации спросила, почему мы решили в выходной дать сигнал большого сбора? По крайней мере, она сама любит говорить нам так: не знаешь, опроси. Видно, учить других этому легче, чем делать самому.

Мы нехотя прекратили побудку и стали покорно слушать обвинения. Когда пыл Фаины Ильиничны иссяк, я рассказал ей, почему мы собираем весь лагерь. Окруженная шумной ватагой пионеров, она нетерпеливо дослушала меня, запахнула халат и сказала:

— Все равно ты должен был прийти ко мне: поставить в известность, а не самовольничать. Весь поселок перепугали. Я думала: пожар.

Ребята засмеялись и начали уговаривать учительницу, чтобы она разрешила всем быстрее отправиться в поход.

— А вдруг пойдет дождь, — сказала Фаина Ильинична, зябко кутаясь в халат. — Вас промочит, просквозит…

— Да нет! Не промочит! Не просквозит! — понеслось в ответ со всех сторон.

Наконец, на лице учительницы появилась улыбка, и Фаина Ильинична, попросила:

— Света, сходи к тете Дусе, скажи, чтобы она сварила нам обед и привезла в поле. А вы, девочки, останетесь ей помочь, — распорядилась она, обращаясь к звену пятиклассников. — Ну, ребята, вы тут готовьтесь, а я быстро переоденусь и приду.

— Вот хитрая, — сказал Лисицын, когда учительница торопливо вышла со двора. — Самой надо одеться и букли раскрутить, а она нам говорит «готовьтесь». Сказала бы просто: подождите меня…

Миша Саблин спокойно повернул рыжую голову Лисицына вправо, влево, потом опять вправо, как будто он вращал глобус, разыскивая на нем какой-то остров! И, не найдя его, внушительно спросил:

— Значит, ты готов?

— На сто процентов, — похвастал Паша.

— Умывался?

— А зачем? Все равно весь запылишься. А потом, — Паша посмотрел на небо, — дождь будет, всех умоет.

— Не остри, — вмешался в их беседу Грачев. — Не отнимай время у себя и у других. Цени каждую минуту. Минута, знаешь, что она такое?

— Знаю, — самоуверенно ответил Лисицын. — Минута это та самая, из которой складываются часы.

Все вокруг рассмеялись, а Вовка уточнил:

— Вот именно, «та самая, из которой».

Все рассмеялись еще громче. А я подумал, что смешного тут ничего нет. Дождь на носу, и жук-кузька на опытном поле поедает пшеницу, мама ждет нас возле конторы, а мы тут прохлаждаемся. Но никто не заметил моего волнения и осуждающего взгляда, и все по-прежнему смеялись, а Вовка, которому дай только повод, самовлюбленно продолжал поучать пятиклассника.

— Так вот, старик, мы выяснили, что ты абсолютно не готов к учебе в пятом классе и педагогический совет школы допустил серьезную ошибку, не оставив тебя еще на год в четвертом классе.

Лисицыну не понравилась эта шутка, он нахмурился, как небо, и спросил:

— А ты все знаешь?

— Я знаю даже то, — поднял гордо лицо Вовка, — что ты успел забыть.

— Это что же, например? — все больше хмурился Лисицын.

— Не надо уточнять, — покровительственно похлопал его по плечу Генка. — Это будет уже два ноль в мою пользу.

В это время пришла Света и сказала, что тетя Дуся не может варить обед, племянник приехал из армии и сегодня у нее законный выходной и мало ли кому что взбредет в голову, а самое главное, у нее от этого колготного лагеря голова кругом идет, и она не чает, когда ее переведут на кухню полевого стана. В общем, нам стало ясно одно, что все мы останемся сегодня без обеда, а по какой из причин, это уже не так важно. Но и этот отказ не испортил настроения. Подумаешь, один раз не пообедать. Тем более, что ключ от кладовки тетя Дуся отдала Светке и мы могли взять сухой паек.

— Нет, нет, — протестующе поднял руку Грачев, — Почему мы должны нарушать режим питания? Главное для нас что? Солнце, воздух и еда! Я не согласен и предлагаю назначить кашевара и его помощников из лучших учеников тети Дуси.

Под общее оживление все приняли Вовкино предложение, но когда стали конкретно называть имена поваров, никто не соглашался оставаться в поселке, все рвались в поле.

После этого настроение у меня поднялось. Показалось, что небо даже просветлело и солнышко настойчиво пробилось сквозь плотные облака.

Наконец пришла Фаина Ильинична. Она была одета в тренировочный темно-синий костюм и белые полукеды. На голове у нее красовалась капроновая панама. Под мышкой она держала небольшую сумочку из пластика, в которой лежал плащ болонья. Сейчас учительница была совсем не похожа на нашего воспитателя, а на девочку-старшеклассницу. И такая она нам очень понравилась.

— Вот я и готова, — оглядела она нас и весело улыбнулась. Я увидел две ямочки на ее белом лице. «Ой, — шепнула сзади Лена Тарелкина, — какая красивая наша Фаина». Значит, не один я обратил внимание на изменения в учительнице. Я подумал, что в детстве Фаина Ильинична была похожей на Тарелкину.

— Что ж, друзья, в путь? А где тетя Дуся? — спросила учительница, заглянув под пустующий навес летней кухни. Света Киреева, как из пулемета, прострочила свое печальное сообщение. Мы все согласны остаться сегодня без обеда. Но Фаина Ильинична не разделила нашего жертвоприношения. Лицо ее сразу утратило веселость и стало точно таким, каким мы привыкли видеть его при плохих ответах на уроках русского языка и литературы.

— Безобразие! — возмутилась учительница. — Мы ей надоели. Она не чает, когда отвяжется от нас…

Она замолчала и, подумав о чем-то, сказала уже не так сердито:

— Хорошо, обойдемся без такой поварихи. Правильно я говорю?

— Правильно! — хором ответил отряд. Каждый из нас в душе надеялся, что вот теперь-то она даст команду построиться в колонну по звеньям и отправиться в путь, но Фаина Ильинична сказала:

— Кто из вас умеет готовить обед?

Если бы она спросила об этом до предложения Грачева, может быть, такие дураки нашлись, но теперь, когда каждый знал, чем это пахнет, выяснилось, что мы все бездарные кулинары и даже чистить картофель не умеем и дома нас близко не подпускают к печке. Но Фаину Ильиничну наше признание не обескуражило. Она за эти дни уже изучила, кто и чем может заниматься. И потом, тетя Дуся не раз хвалила то одну, то другую помощницу. Взвесив, все это, учительница сказала, что готовить обед будет звено Киреевой.

У девчонок от обиды даже слезы заблестели на глазах. А нам стало как-то неудобно, как будто мы были виноваты в том, что их оставляют на кухне.

Грачев подошел к Фаине Ильиничне и ласково, прямо подхалимски спросил:

— Фаина Ильинична, когда вы учились в институте, ели печеную картошку?

У Фаины Ильиничны сразу заблестели глаза, и она стала смотреть куда-то через наши головы. Я тоже посмотрел туда, но, кроме молодого сада и хмурого неба, там ничего не было. Я догадался: она вспоминает туристские походы, костры на привалах, песни, ночевки под звездами.

— Конечно, Вова, мне приходилось есть печеную картошку. Мы даже песню пели:

Ах, картошка — объеденье,
Пионеров идеал.
Тот не знает наслажденья,
Кто картошки не едал…
Но к чему это ты про мое студенчество?

Вовка даже зажмурился и чмокнул языком:

— Мне так захотелось печеной картошки.

Фаина Ильинична сразу рассмеялась, обняла Вовку и весело сказала:

— Ах ты хитрец, ах ты мой дипломат. Вы поняли, что предлагает Грачев? — спросила нас учительница. — Он предлагает приготовить обед прямо в поле.

— Ура! — запищало Светкино звено.

Их поддержали все остальные.

В одну минуту из кладовки были вытащены пачки концентратов, килограммов десять картофеля, бутылка постного масла, пачка соли, луковицы. Из дровяного склада мы взяли поленья, достали котел. Весь груз был распределен между мальчишками.

Мне казалось, что сборы длились вечность, но когда я взглянул на часы учительницы, оказалось, на все ушло около двадцати минут.

— Миша, — командовала Фаина Ильинична, — принеси знамя! Стройтесь, ребята. Становись, Саблин, в голову. Паша, бери барабан. Сеня, не забудь горн. Готовы? Шагом марш! Вова, запевай.

Грачев вскинул свою светловолосую голову и звонким тенором начал:

Встань пораньше, встань пораньше,
Когда дворники маячат у ворот.
Сам увидишь, сам увидишь,
Как веселый барабанщик
В руки палочки кленовые берет.
В это время Лисицын, едва касаясь, палочками барабана выбил музыкальную дробь, а вся колонна подхватила две последние строчки куплета.

Так с песней о веселом барабанщике мы и подошли к конторе. Там уже стоял грузовик, и мама с шофером укладывала в кузове веревки и переносные опрыскиватели.

— Всех за один рейс не увезу, — предупредил шофер Федор Федорович Синицын, отец моего друга. Он осмотрел всю колонну и спросил у меня:

— А где мой?

Мне было неловко при всех раскрывать Генкину очередную тайну, и я ничего не смог придумать лучшего, как неопределенно махнуть рукой:

— Он там. У него дело.

Хорошо, что в это время Фаина Ильинична с моей мамой обсуждала какие-то вопросы и не слышала нашего разговора.

— Какое же это у него такое важное дело? — наклонился ко мне Федор Федорович.

— Я вам потом объясню, — решил я отложить этот разговор, увидев, что к нам направляется учительница. Отец Синицына кивком согласился со мной и скомандовал:

— Ну, Фаина Ильинична, сажайте девочек и кладите провизию. А вы, орлы, — обратился он к мальчишкам, — не ждите меня, а идите пешком. Я вас на дороге подберу.

Но Фаина Ильинична не согласилась с шофером. Она сказала, что пусть сначала едут мальчики и агроном товарищ Морозова, то есть моя мама.

— Вроде не по-джентльменски получается, — уперся Федор Федорович.

— Ничего, мы не леди, не обидимся, — обескуражила его своей улыбкой учительница. И тут же пояснила свою мысль: — Пусть ребята там все приготовят. С нами останется только Вова Грачев.

Удивленный Вовка покорно развел руками.

— Запевать будешь. Голос у тебя замечательный.

— Ну, дык, Лобертино Ролетти, — попытался съехидничать Лисицын.

— Сам ты Лобертино, — прижала пальцем его курносую пипку учительница. — Робертино Лоретта. — Ясно? Ну, полезай в кузов.

Смущенный Паша не заставил себя ждать. Он одним махом с колеса перепрыгнул через борт и протянул руки, подхватывая поленья…

Мама тоже села в кузов, отказавшись ехать в кабине. Она объяснила, что у нее там стоят препараты и как бы ребята чего-нибудь с ними не сделали. Тогда Синицын пригласил меня. Я не стал отнекиваться, потому что понял, зачем понадоблюсь ему в кабине: он хочет узнать от меня, где его сын.

Как только, провожаемые криками девчонок, мы выехали на грейдер, Федор Федорович спросил:

— Так где Генка? Мать говорит, вчера не был в лагере, сегодня его нет. Что он там выдумал? Давай, как на духу.

Я рассказал отцу Синицына о злополучном коржике, о горластой вредной тетке, милиционере и об обещании Фаины Ильиничны посвятить Генке очередную линейку. Но тут же успокоил его, что Генка не явился не потому, что ему было страшно идти на линейку, а просто Синицын уточнял что-то насчет коммунаров.

— Так я ж ему об этом рассказывал, — перебил меня Федор Федорович.

— Правильно, — согласился я. — Он и говорит, что вы рассказывали, еще и милиционер ему говорил. Вот он и ходил уточнять что-то.

— И сегодня опять уточняет? — усмехнулся Генкин отец, и я понял, что он ничего не знает о Леопарде и о мечте сына подготовить из этого пса настоящую ищейку, такую, как Мухтар. Как мне тут нужно поступить, я не знал и ничего не мог придумать. Но если я долго буду молчать, Федор Федорович догадается, что я что-то придумываю.

— Кто уточняет? — наивно переспросил я.

— Генка, говорю, и сегодня уточняет?

— А-а, — протянул я, стараясь выиграть время, с надеждой глядя вперед: скоро, что ли, появится поле? Но до того места, куда нас везли, было еще не близко, и мне пришлось отвечать. — А что вы думаете, дядя Федя, узнать все как следует — это знаете как трудно…

Я объяснил, что у нас в лагере составлен план. По нему мы скоро поедем в краеведческий музей, встретимся там с ветеранами гражданской войны. Послушаем их рассказы, а потом сами начнем искать.

— Вы — народ ученый. Вам, конечно, видней, — сказал Синицын. — И учительница у вас вон какая грамотная да красивая. Но я бы не с того начинал. Для начала разослал бы я вас по всем хуторам, чтоб встретились вы с ветеранами. Не в музее, в мягких креслах, а прямо в степи, возле старых окопов. Чтоб от каждого слова порохом пахло. Записали бы все эти рассказы, собрались вместе, прочитали свои дневники. И сразу картина перед глазами. А потом уж, чтоб уточнить, можно и в музей съездить.

Федор Федорович выбросил папиросу в окно, поправил кепку, надвигая козырек на самые брови, и сказал:

— Солнышко пробивается. Это к лучшему, а то я уж к дождю приготовился. Дождь нам теперь ни с какой стороны ни в кон.

Он посмотрел на небо и добавил:

— А может, он и завернет к нам. Вон, смотри льет, у соседей.

— Как вы думаете, дядя Федя, дождь не смоет этих жуков?

— Нет, Сеня, — твердо сказал Синицын. — Этих паразитов только правильная агротехника уничтожит.

Я не знал, какая в совхозе агротехника: правильная или неправильная, но мне стало ясно, что взрослые делают не так, как надо. Только потому и появился жук-кузька.

— Земля нас кормит, а мы эту кормилицу мучаем.

— А зачем же вы ее мучаете?

— Ты об этом лучше свою мамашу спроси, — уклонился Синицын от ответа. — Она у тебя ученый агроном, ей и карты в руки.

— Ну а все-таки?

— Все-таки? — вздохнул он. — Вот ты, например, любишь поесть, попить. Так и земля. А мы чем ее поим-кормим? Пока ничем. Надеемся на небо. — Федор Федорович потянул на себя тормоз и сказал:

— Кончай политинформацию. Вылазь, приехали, — он встал на подножку и скомандовал:

— Шевелись, орлы! Мне еще подкрепление надо подбросить.

Все продовольствие и дрова мы сложили в одну кучу, пиджаки — в другую. Миша принялся помогать маме заправлять опрыскиватели, а мы разматывать веревки. Когда мы с Лисицыным, взяв веревку, побежали к полю, мама остановила нас и сказала, что надо заходить с подветренной стороны.

— А этот край совсем не трогайте, — предупредила она нас. — Здесь я попробую применить новое средство.

Я посмотрел на опытное поле. Оно было в сотни раз больше нашего пруда. «Эх, Генка, Генка, — подумал я. — Ничего бы мы с тобой вдвоем тут, конечно, не сделали».

Мама сказала, куда кому встать, и мы, натягивая веревку, вошли в густые упругие волны золотистой пшеницы. С первых шагов мы увидели на колосьях и стеблях темно-серые пятна. Они мирно покачивались на хлебе. И казались безобидными, но когда мы сняли руками несколько жуков и разглядели их на своих ладонях, мурашки забегали по нашей коже. Жуки противно шевелили лапами, жадно открывали рот, стараясь вцепиться в кожу ладони. Мы брезгливо сбросили их и вдавили ногами в землю.

Веревка, шурша, ползла по колосьям, сбивая жуков. Они, как желуди при сильном ветре, сыпались на землю.

Мы успели пройти одну делянку, когда грузовик привез девчонок. К моему удивлению вместе с ними приехал и Генка.

— Сенька, иди сюда! — позвал он меня, придерживая вчерашнего Леопарда. По сумрачному лицу друга я не мог точно определить, что произошло: то ли его опыты с будущей ищейкой закончились неудачей, то ли ему уже досталось от отца? Но когда мы отошли в сторону, Генка сердито посоветовал:

— Взгляни, кого мы купили у этого типа.

Только тут я начал пристально рассматривать собаку. Один глаз у нее был закрыт, верхняя губа рассечена так, что из-за нее была видна чернота вместо зуба. В довершение ко всему на шее и спине Леопарда шерсть кое-где была выдрана клочьями.

— Урод? — спросил я, опуская на землю трусливо съежившегося пса.

— Изуродовали. Хотели, чтоб злее был. — Генка опустился на корточки и ласково погладил собаку.

— Ничего, мы еще себя покажем, — заговорил он, обращаясь к собаке. — Правда, Леопардик?

Услышав свое имя, произнесенное совсем необычно, собака потянулась мордой к Генкиному лицу и издала подобие радостного визга.

— Видал, какой умный? — еще больше оживился Генка. — Все понимает, вот только говорить не умеет. А так, ну, ты знаешь, что ни скажу, все с полуслова понимает.

Все уже сошли с машины. Одни слушали объяснение моей мамы, другие вместе с Фаиной Ильиничной и Мишей Саблиным налаживали походную кухню. Федор Федорович, захлопнув капот, подошел к нам и насмешливо спросил, протягивая ногу в сторону собаки:

— Этот, что ли, будет помогать вам?

Леопард, зло сверкнув единственным глазом, ощерил изуродованную пасть и коротко рыкнул.

— Ишь ты, с характером, — удивился Федор Федорович, убирая ногу. — Где же ты такого красавца подобрал?

— У Прыща. Не подобрал. Мы купили.

— И за сколько же, если не секрет?

— За три рубля.

Федор Федорович задумчиво подкрутил ус и сказал, что если он, его сын, не знает, куда деньги девать, то он, его отец, не даст ему больше ни копейки. И если он, его сын, не знает чем заняться, кроме собаки, то он, его отец, купит завтра поросенка к тому десятку уток, и Генка будет их кормить и поить.

— А пса этого подари сторожу на ток, — приказал Федор Федорович.

— Да это не моя, Сенькина, — соврал Генка.

Генкин отец вроде подобрел, даже улыбнулся, подкрутил снова ус и пошел к моей матери.

— Поздравляю вас, Зоя Яковлевна, с прибавлением живности в вашем дворе. Обогащаетесь потихоньку от соседей.

Мама, видя ухмыляющуюся физиономию шофера, не приняла всерьез его замечание. И, взглянув в нашу сторону, поняв, о ком идет речь, сама стала такой же добродушно-насмешливой:

— Не одним же вам обогащаться, Федор Федорович. Кому уточки, а кому и собаки. Тоже ведь животное.

Я понимал, почему мама разговаривает именно таким тоном с отцом Генки. Ведь она знает, что собаку купил не я.

— Вы напрасно отказываетесь, — продолжала мама. — Кто же будет ваше добро стеречь. Оно у вас с каждым днем растет.

— Ну ладно, — не желая продолжать беседу, сказал Синицын, — пошутили и хватит. Так когда за вами приезжать, к вечеру, а может, к обеду?

— Лучше к вечеру. Как, Фаина Ильинична?

— Да, часикам к пяти.

— Счастливо оставаться, — приподнял кепку Синицын и забрался в кабину.

Мальчишки, которые видели, как встретил Леопард подход Федора Федоровича, не решились приблизиться к собаке меньше, чем на длину цепочки, которую Генка, по-моему, снял со старинных часов.

Почти каждый мальчишка нашего поселка знал, что во дворе Хамугиных еще неизвестно кто злее: собаки или хозяева. Поэтому теперь они, видя перед собой представителя этого двора, с любопытством топтались вокруг до тех пор, пока Фаина Ильинична не напомнила нам, для какой цели мы приехали.

— Во всяком случае, — подчеркнула она, презрительно осмотрев пса, — не для знакомства с достоинствами нового увлечения Синицына.

— А куда же я ее дену? — искренне удивился Генка, когда учительница предложила ему взяться за конец веревки и в паре с Грачевым пойти прочистить участок.

— Привяжи к себе, — без усмешки посоветовала Фаина Ильинична. — Иначе она кого-нибудь укусит.

— Нет, нет, я не согласен, — с серьезным видом возразил Грачев. — Укусит, а потом ходи на уколы. Лучше пусть он привяжет своего одноглазого пирата к столбу около грейдера. Все равно его никто не украдет.

— Он не Пират, а Леопард, — поправил его Генка. — К столбу идти очень далеко. Фаина Ильинична, дайте мне какую-нибудь другую работу.

— Какую же, например?

— Ну, например, я буду охранять.

— Что охранять?

— Ваши вещи, кухню.

Фаина Ильинична вздохнула и развела руками.

— Ох, горе… И зачем ты только приехал?

— Да мне отец приказал, — чистосердечно признался Генка. — А так я бы сегодня не приехал. Вот завтра, пожалуйста.

Учительница с сожалением посмотрела на своего питомца и его собаку, которая косила единственным глазом на говорившего и изредка рычала.

— Ладно уж, ступай к девчонкам, а псу прикажи, чтобы лежал смирно.

Генка радостно рванул цепочку. Леопард взвизгнул и, припадая на левую лапу, потрусил за хозяином. Мы с Грачевым последними вышли на поле. Ребята, растянувшись на километр, по-бурлацки тащили длинные веревки.

Над полем стоял ровный шорох и гул голосов. От веревок пшеничное поле, будто море, колыхалось волнами. Колосья то пригибались низко к земле, то, как стрелы, пущенные с тетивы, выпрямлялись. А жуки, сброшенные на землю, противно переворачиваются со спины на брюхо, стараются зарыться в пахоту, уползти по стеблю вверх. Да не тут-то было. Наши ботинки настигают их и безжалостно вдавливают в землю.

От усердия наши ноги отяжелели, словно казанки, налитые свинцом, а руки одеревянели и не хотели держать конец веревки. Но мы крепимся. Насколько нас еще хватит — никому неизвестно. Нас выручает Фаина Ильинична. Она почти всегда знает, как поддержать наш дух. Фаина Ильинична командует:

— Грачев! Запевай!

— Какую? — спросил Вова.

— Любую!

Грачев, напрягаясь от двойной натуги, запел старинную песню бурлаков. Слов ее никто из нас не знает, но припев поддерживаем дружно:

Эх, дубинушка, ухнем,
Эх, кудрявая, сама пойдет.
Подернем, подернем да ухнем.
И когда мы ушли далеко от края поля, возле кухни раздался девичий визг и отчаянный крик Синицына. Первой к походной кухне бросилась Фаина Ильинична. За ней все остальные. Напрасно учительница велела нам оставаться на месте и продолжать работу. Какая уж тут работа, когда товарищи в беде. Все бежали, перегоняя друг друга. В это время Фаина Ильинична напоминала мне командира, который не в состоянии остановить свое отступающее в панике войско.

Добежав до костра, мы увидели опрокинутый на бок закопченный котел, девчонок, убежавших за целый километр, и Генку, удиравшего от Леопарда. В зубах собака держала что-то темное. Понятно, мы рванулись к ним.

— Не подходите! — умоляли нас издалека поварихи. — Не подходите! У нее бомба!

Мы все шарахнулись от костра в разные стороны.

— Брось! — в отчаянии вопил Синицын, стремясь убежать от настигающей его собаки. — Брось! Я тебе покажу, как не слушаться. Ловите ее! — призывал всех на помощь Генка. — Окружайте! Это не бомба, — успокоил он нас, — это граната!

Сначала мы все двинулись кольцом на собаку, но, услышав последние слова хозяина, остановились в замешательстве. А Генка, уже выбиваясь из сил, умолял Леопарда:

— Остановись! Брось! Ну, пожалуйста!

Но собака, будто кем-то подхлестываемая, и не думала выпускать из пасти гранату. Вслед за Фаиной Ильиничной мы стали хором советовать Генке бежать домой. А он, как очумелый, кинулся в нашу сторону. Нас словно ветром сдуло. Наконец у Генки подкосились ноги, и он упал в канавку. Мы тоже все прилегли и присели, ожидая страшного взрыва. Вот Леопард подбежал к хозяину.

Мы все притихли и ждем. Я посмотрел на Фаину Ильиничну: она белее мела. Отыскал глазом маму. Она стоит возле костра, прижав руки к груди. Фаина Ильинична направляется к Генке. Но в это время вспыхнул ослепительный свет, и по степи разнесся грохочущий взрыв. От испуга я даже закрыл глаза. Сейчас на нас полетят комья земли. И вот они посыпались, но почему-то очень мягкие и, кажется, мокрые. Я открыл глаза. Белесая пелена дождя затянула все вокруг. Над головой снова раздался грохот грома.

— Спасайте вещи! — крикнула Фаина Ильинична. — Возьмите мой плащ.

Все одновременно бросились к костру.

Генка тоже поднялся — Леопард за ним. Фаина Ильинична приказала Синицыну снова лечь.

Теплый крупный дождь лил, как из пожарной кишки. Одежда наша, как промокашка, впитывала в себя влагу, покрываясь темными пятнами.

— Раздевайтесь! — скомандовала Фаина Ильинична. — Сложите все в одну кучу, под брезент. Плащом накройте хлеб и дрова.

Мы сбросили с себя пиджаки, рубашки, платья, обувь и, сложив в одну кучу, накрыли ее куском брезента, который служил нам столом. Оставшись в одних трусах, весь отряд с визгом и плясками бегал по степи, только две женщины, несколько девчонок да Генка с собакой не разделяли нашего веселья и, присмирев, ожидали, когда же дождевые тучи уплывут дальше и очистят небо от серой мглы.

Минут через десять лучи солнца пробили облака и повесили над нами многоцветную радугу. Вместе с облаками она постепенно уплывала к поселку. И вот уже тучи грохотали над крышами поселка, а над опытным полем сияло только что умытое солнышко.

После дождя все почувствовали, что сильно проголодались, и невольно потянулись к лежащему на боку котлу. Желтовато-белесое месиво, которое не так давно было пшенным супом или кашей, вылилось через край на золу и землю, а оставшееся в котле запеклось до цвета пережженного сахара.

— Оставьте мне, — взмолился из своего убежища Синицын, увидев возню около котла.

— Отдайте ему все, — под веселый смех предложил Грачев. — Он больше других пострадал. Миша, отнеси ему котел.

Саблин, как штангист перед ответственным броском, взял дужки котла и поднял его до колен, но, сделав несколько шагов, остановился и попросил:

— Помогите кто-нибудь.

Сначала мы подумали, что Саблин испугался подходить к опасной зоне, но потом я вспомнил: котел-то чугунный, намучился однажды, когда чистил его. Я побежал помогать Мише. На всякий случай предупредил Синицына:

— Ты держи своего волкодава.

Сзади все засмеялись, а мама сказала:

— Сеня, если она вскочит, бросайте котел и бегите сюда.

Генка обнял Леопарда и начал ему что-то говорить, а мы, надрываясь, побежали к ним.

— Это свои, — удерживал собаку Синицын. — Лежи тихо, спокойно. Они несут нам еду.

— Я сейчас возьму гранату, — шептал Миша, — и брошу ее. Ты знаешь, как далеко я бросаю? На сорок метров. Если она там взорвется все равно никого не заденет.

— А если в руках…

Мы поставили котел около Генки и собаки. Тремя глазами они заглянули в него, и горькая обида искривила измученное лицо Синицына.

— Издеваетесь, да? Я сейчас отпущу Леопарда, тогда посмотрю, кто будет смеяться.

В это время Миша нагнулся и схватил гранату. Генка прижался к собаке, а я плюхнулся за котел.

У костра сначала дружно ахнули, а потом закричали, завизжали. Я услышал над собой вздох облегчения. Это Миша, швырнув гранату, присел рядом со мной. Несколько мальчишек побежали к тому месту, куда упала граната, но Фаина Ильинична велела им немедленно вернуться.

Наконец-то все наши мучения кончились, и мы можем спокойно доедать то, что еще осталось от обеда. А осталось немало: хлеб, соль, лук и полведра дождевой воды.

Обед прошел так, как еще ни разу не проходил в лагере. Хлеб, посыпанный солью, и кружочки лука прямо таяли во рту, как шоколадные конфеты. Во время этого пиршества Света Киреева, теперь звонко смеясь, рассказала, что произошло у костра. Генка, желая продолжить обучение собаки, без конца бросал дубовый чурбачок далеко в степь и просил Леопарда принести его назад. Но собака то ли не понимала, чего от нее хочет этот черноглазый мальчишка, то ли у нее не было настроения, только она почему-то предпочитала бежать к костру. Там уже закипал пшенный суп, а печеная картошка издавала такой запах, что невольно текли слюнки.

— Ты сначала бросай ближе, — посоветовали ему девочки, — становись на четвереньки и покажи, как надо искать.

Генка поворчал насчет своих познаний в обучении собак, но послушался. Наконец Леопард понял, чего от него требует хозяин. Он с радостью бежал за летящим чурбаком, хватал его и возвращался к такому же радостному Синицыну.

Постепенно Генка стал бросать чурбак все дальше и дальше.

Потом Синицыну надоело это и он, усталый, сел возле костра, поправляя поленья. В то время, когда Света хотела снять котел с огня, чтобы дуршлагом собрать серую накипь, к костру прибежала собака, из ее пасти прямо к тлеющим поленьям вывалилась ржавая труба с деревянной ручкой, точь-в-точь такая, как у нас в физзале. Генка поглядел на предмет широченными глазами и, крикнув: «спасайся, взорвется!» — вскочил как ужаленный; Светка бросила котел, огонь угрожающе зашипел, все кинулись врассыпную, и собака, схватив свой груз, стала гоняться за Генкой.



— А может быть, она действительно учебная, — вытирая влажные от смеха глаза, предположила Фаина Ильинична. — Ты не заметил, Миша?

— Не заметил, — признался Саблин. — Только она показалась мне очень легкой.

— Это после котла.

— Со страху.

Пойти проверить догадку нашлось немало охотников. Но учительница не разрешила.

— Приедет Федор Федорович, мы его попросим, а сейчас — все за работу. А ты, Синицын, лучше отведи свою псину домой. Смотри, она еще чего-нибудь разыщет.

Но Генка не спешил увести собаку. Он прошелся от поля до дороги несколько раз. Иногда нагибался, чего-то разыскивая. Потом подошел к нам с Грачевым и спросил:

— А у коммунаров были гранаты?

— У каких коммунаров? — заинтересовался Грачев.

— Которые тут жили давно.

— А, это у тех, о которых ты написал донесение. Это интересно, я думаю, тебя разыграли и милиционер, и твой отец. О них бы знали, помнили, написали книжку…

— Так вот, — перебил его Синицын. — Если это ихняя граната, значит, они никуда не уехали, а вели здесь последний бой… — задумчиво сказал Синицын. — Тогда нам легче будет разыскивать или братскую могилу, или где они сидели. Давайте завтра приедем сюда, обшарим каждый бугорок. И если найдем какие-нибудь следы, будем искать тех, кто их знал и еще помнит.

— Завтра у нас репетиция концерта, — разочарованно произнес Грачев.

— Ну не у всех же.

— А у нас ремонт, — подсказал я. — Надо его закончить.

— Ну ладно, — согласился с нашими уважительными причинами Генка. — Тогда я один.

— Опять один? — обиделся Грачев. — Так у тебя и остались боцманские замашки. Потерпи до вторника, пойдем всем отрядом.

— Верно, Генка, — поддержал я Грачева. — Завтра лучше приходи на ремонт или обучай своего Леопарда, а после мы уговорим Фаину Ильиничну организовать поход в Старый хутор, где жили коммунары.

По следам коммунаров

Ни завтра, ни послезавтра Генка не появился в нашем лагере. Я сгорал от любопытства, гадая, где он пропадал эти дни, но идти к нему домой не хотел, чтобы не подвести его еще раз. Он тоже оказался порядочным поросенком и не нашел времени забежать ко мне на минутку рассказать об успехах своего воспитанника Леопарда.

Вовка Грачев все эти дни уговаривал Фаину Ильиничну идти искать следы былых сражений в степи около опытного поля или в Старом хуторе. Но после того, как Генкин отец, в тот же вечер сказал, что граната невсамделишная и никакого интереса совершенно не представляет для нас, ходить в степь не было смысла. В Старый хутор можно было бы сходить, но там давным-давно никто не живет и, кроме развалин и нескольких фруктовых деревьев да тополей, ничего нет.

А что могут рассказать пустыри? По-моему, ничего. Другое дело, когда археологи приходят на курган и начинают там раскопки. Вот, например, в прошлом году я прочитал в «Пионерской правде» заметку о раскопках на развалинах столицы Золотой орды города Сарай-Берке. Так там это дело возглавили ученые из Ленинграда и Казани. Они почти всю жизнь посвятили истории столицы грозных и могучих завоевателей. Вот им земля раскрыла свои тайны. Они нашли там мастерские ремесленников, кварталы рабов, дворцы ханов и визирей, различную домашнюю утварь, украшения, монеты разных государств, оружие, места захоронения.

А мы что можем найти в Старом хуторе? Нет, надо сначала все разузнать, а тогда уже браться за раскопки. Кажется, Вовка согласился со мной, но у него было законное сомнение, что поиски мы сможем начать только после уборки урожая.

— Вот увидишь, — говорил он, поправляя свой светлый чубчик. — Журавлев пошлет всех нас собирать колоски на опытном поле. Или на ток провеивать зерно, или на плантацию.

— Прямо уж, всех, — не соглашался я, хотя в душе тоже боялся такого поворота событий. Чем же этот год лучше прежних? Скажет надо — и точка. Вон с жуком-кузькой до самой темноты воевали, пока весь мамин участок не очистили. А самолеты только вчера вечером прилетели. Кое-кто из ребят говорил, что мы зря только надрывались, но мама сказала, что мы спасли за эти сутки не меньше центнера дорогих зерен.

Чтобы опередить Журавлева, мы решили уговорить Фаину Ильиничну начать поход красных следопытов завтра. Но учительница не согласилась. Она сказала:

— С меня достаточно гранаты… Приедет Петр Петрович, с ним и начинайте свой поход.

Петр Петрович — это наш учитель истории. Он сейчас был в санатории. Обычно на все наши затеи он отвечал насмешкой и советовал нам хотя бы как следует знать то, что написано в учебниках. В школе у нас были кружки: литературно-драматический, который вела Фаина Ильинична, математический, им руководила Александра Михайловна, юннатов — в нем днем и ночью можно было застать ботаничку Анну Семеновну, всякие спортивные секции, а вот исторического не было. И не потому, что среди ребят не находились желающие записаться, а только по одной причине: Петр Петрович был вечно занят то подготовкой к урокам, то достройкой своего дома, то косьбой сена для своей коровы, а то болел.

Сегодня к вечеру мы закончили покраску парт и классных досок, подправили ободранные кое-где панели, девочки протерли стекла на портретах великих писателей и ученых. Словом, программу общественных поручений, или, как говорил директор школы Николай Андреевич, программу политехнизации, мы выполнили.



Мы собрались во дворе и стали думать, чем займемся после ремонта. Ну, артисты, ясное дело, будут готовить концерт, с которым поедут по бригадам и полевым станам, юннаты привяжутся к своим делянкам, а мы? По холодку можно погонять футбол, вечером сыграть партию, другую в шахматы, побросать в корзину мяч… Но все это можно делать и без лагеря, куда нас загнали по решению родительского комитета на все лето.

— А плантацию, а сад ты забыл? — напомнила Лена Тарелкина. — Тебе там будут и шахматы и футбол.

Я сказал, что, если мы найдем себе какое-нибудь интересное и полезное дело, нас не заставят каждый день работать на совхоз. Я считал таким делом поиски могилы первых коммунаров.

— Могила одна, — возразила Лена, — а нас двадцать человек. Ну найдем ее, а дальше?

— Будем искать фамилии тех, кто в ней похоронен. Поставим им памятник со звездой наверху.

— А где ты денег возьмешь на памятник? — спросил Лисицын. — Ты думаешь, он дешево стоит. Мы своей бабушке ставили железный, так сварщик содрал с матери двадцать пять рублей.

Я сказал, что соберем металлолом, макулатуру, получим за работу в поле, внесем свои сбережения и будет у нас не двадцать пять, а все пятьдесят.

Но меня не поддержали. Металлолом и макулатуру мы собрали ранней весной, когда отправляли подарок строителям Братской ГЭС — первую высоковольтную опору. Сбережений не так уж много, да и не у каждого они есть. Мне хорошо, сказали ребята, я один в семье, и папа с мамой получают приличную зарплату. Это они, конечно, ерунду на постном масле говорили. Дело не в том, кто сколько получает и сколько детей в семье, а в желании. Если захочешь, все равно накопишь.

— И совхоз нас поддержит, — уверенно сказал я, как будто уже получил от Журавлева не только, обещание, но и деньги.

— Тогда другое дело, — просветлел Лисицын.

И все с этим согласились так, как будто денежный вопрос уже был решен.

— Тогда зачем нам ждать кого-то, — рассудила Тарелкина, перебросив тугую льняную косу через плечо. — Давайте решим по справедливости. Раз взрослые не хотят заниматься с нами походами, значит, мы предоставлены самим себе. Создадим совет красных следопытов и отправимся на поиски.

— Но мы же не говорили еще с Фаиной Ильиничной, — напомнил Саблин.

— Она собирается в дом отдыха, — сказал я.

— По-моему, она никуда не собирается, — возразила Киреева. — Она вчера моей маме сказала: на кого же я их оставлю.

— Так это еще лучше, — обрадовалась Тарелкина. — Фаину Ильиничну мы сделаем главным консультантом. Давайте скорее изберем совет и отправимся в поход.

— Да ты-то что так торопишься, — хотел я умерить ее ораторский пыл. — Ты же в танцкружке…

— Была до воскресенья. А когда от Генкиного барбоса удирала, напорола ногу. Вот посмотри, теперь нарывает.

Действительно, чуть повыше пятки на правой ноге у нее краснело большое пятно.

Я подмигнул ребятам и засомневался, как же можно с таким ранением идти в поход. Все засмеялись, и только одна Светка Киреева сделала испуганные глаза и сказала, что такие пятна бывают вовсе не от занозы, а от укуса змеи или тарантула. Мы еще громче рассмеялись, а Лена, потрогав рукой пятно на своей ноге, прошептала:

— Горит как огонь.

Светка прижала ладонь к ее лбу и еще больше перепугалась:

— У тебя жар, Лена.

Теперь мы не знали — смеяться или молчать. Может быть, действительно, Тарелкину укусила змея. Что же она не заметила сама, от чего у нее покраснела нога? Но Лена вдруг озорно закинула голову и звонко рассмеялась. Светка надулась, как будто ей незаслуженно поставили двойку.

— Других учишь быть справедливыми, — сказала она, — а сама обманываешь.

Лена извинилась и сказала, что действительно она оцарапала ногу в степи, но не так опасно, как нам кажется, и любой поход для нее вполне под силу.

Я сказал, что мы заговорились, и предложил создать не совет, а штаб красных следопытов.

— А что? — сделал важное лицо Грачев. — В этом есть смысл. У нас одни советы: совет отряда, совет дружины, педсовет… А тут — штаб! И звания новые появятся. Командир отряда, начальник штаба. Звучит?

— Звучит!

— Может, лучше оставить все, как было на кораблях? — робко предложил Лисицын.

— Нет, — категорически отверг предложение Грачев. — Что ты всю жизнь будешь к кораблю привязан? У тебя на большее фантазии не хватает? Дело новое, и пусть все будет новым.

Все согласились с Вовкой.

Тут же сбегали в пионерскую комнату, принесли тетрадь, карандаш и начали выбирать штаб отряда. Командиром я предложил избрать Генку Синицына, но меня никто не поддержал.

— Недисциплинированный индивидуалист! — четко, по слогам охарактеризовал его Грачев.

— Лентяй, ни одной парты не отремонтировал, — дополнил характеристику Саблин.

— С девчонками ругается, — не утерпела Киреева.

— И за косы дергает, как маленький, — добавила Тарелкина.

«Лена, Лена, — хотел сказать я, — ну зачем ты вспоминаешь детство. Ведь после того, как я попросил Генку, он ни разу не дернул тебя за косу». Но я испугался, что ребята вдруг засмеют меня, и сказал:

— Все это верно. Но он первый узнал о коммунарах.

— Подумаешь, Колумб какой, — загорелся Грачев. — Да я раньше его знал и то никому не говорил.

Лена удивленно моргнула своими белыми ресницами. Как, Грачев знал и молчал, даже ей ничего не сказал? Ну, знаете… Вовка понял свою ошибку и чистосердечно раскаялся в обмане.

— Командиром надо избрать Морозова, — внес предложение Саблин. — Он парень серьезный и дневник хорошо вел, когда наша эскадра шла в Братск.

— Я — за! — подняла обе руки Тарелкина. — Он почти всегда справедливо поступает.

— Правильно, Миша, — даже приподнялся с места Лисицын. — Избираем Сеню.

И тут они начали говорить вслух о том, какой я хороший. Оказывается, я и умный, и культурный, и вежливый, и маленьких не обижаю, и политинформации делаю такие же интересные, как Грачев. А то, что я дружу больше всего с Генкой, так это ошибка, которую я скоро пойму и буду дружить с Вовой или Мишей. Так они говорили до тех пор, пока Лена встала и сказала:

— Поскольку других кандидатур нет, я голосую. Кто за? Опустите. Против? Никого. Кто воздержался? Прошел единогласно.

После поздравлений, когда я немного опомнился, Грачев предложил мне:

— Теперь ты сам выбирай себе помощников.

Предлагать еще раз кандидатуру Синицына на должность заместителя я не решился. Но меня выручил Саблин. Он сказал, что при всех недостатках у Генки есть одна замечательная черта характера: он непоседа, все время чего-то ищет, выдумывает. И следовательно, его можно назначить начальником разведки красных следопытов. Я внимательно следил за выражением лиц своих товарищей. Мне казалось, что они не согласятся с Саблиным, но опасался напрасно.

— Вот это по его части, — одобрил Грачев. — Тем более, что у него теперь есть ученый пес. А собака, как известно, лучший друг и помощник человека.

Воспоминание о собаке вызвало у всех невольную улыбку.

— Утвердить, — продиктовала Лена Киреевой, которая добровольно вызвалась исполнять роль секретаря собрания.

Начальником штаба единодушно утвердили Мишу Саблина, а командирами отделений — звеньевых.

Теперь надо было наметить точные маршруты. Из географического кабинета принесли карту области, разыскали совхоз «Трудовай рассвет». А так как других хуторов и отделений совхоза на карте не оказалось, пришлось нам самим исправить этот недостаток. Выдерживая масштаб, Грачев отмерял линейкой расстояния, ставил точки и писал названия населенных пунктов. Я скептически смотрел на эту затею. Разве следопытам нужна такая карта? Нам нужна десятиверстка, как у папы в военном планшете. Только она не по нашему району составлена, а по тем местам, где вел свой взвод мой отец во время Сталинградской битвы. И я сказал, что попрошу отца помочь составить и начертить карту нашего района, а потом командиры звеньев переведут ее себе под копирку.

Отец слушал меня, не перебивая, а лишь изредка кивая головой и улыбаясь. Улыбка у моего папы теплая, светлая. Когда он улыбается, я ничего не боюсь у него попросить. А когда он приходит с работы хмурым, тогда лучше к нему не приставай с вопросами: все они ему кажутся глупыми, никчемными, и он даже не хочет забивать свою голову всякими пустяками.

В эти минуты к нему имеет подход одна мама. Она уводит его на кухню, о чем-то говорит с ним вполголоса, а когда они выходят вместе к столу, у папы уже пропадает глубокая морщина между бровями.

Но такие дни, когда папа возвращается домой рассерженным, бывают, к моему счастью, большой редкостью. Обычно он приходит с работы в ровном, благодушном настроении. Вот в таком, как сегодня. И мне приятно рассказывать ему о своих друзьях, о наших задумках. Меня прямо подмывает передать весь наш сбор в лицах. Отец слушает, соглашается и улыбается. Когда я спросил о главном, он поднялся, достал из шифоньера старый кожаный планшет с целлулоидной пленкой внутри (этот планшет ему подарил военный друг-летчик), и двумя пальцами аккуратно вынул из-под нее потертую на сгибах и углах карту-десятиверстку. Разложив ее на столе, отец бережно разглаживал карту. Если бы кто знал, как я люблю эти минуты, а иногда и часы, проведенные рядом с отцом у этой карты. На ней десятки квадратиков, кружков, разноцветных линий, букв, знаков, просто стрелок и черточек И за каждым штрихом у папы случай, за каждым названием — его друзья и те, кто погиб, и те, которые живы.

— Так говоришь, вам такую же и не иначе?

— Ага. Чтобы на ней, как на твоей — все-все.

— Да нет, Семен Михайлович, так у нас с вами не получится. Для чего вам, к примеру, вот эти доты?

— А тебе они для чего?

— Мне как память. Это первые объекты, которые я построил на земле. Долговременные огневые точки. — Он задумался о чем-то невеселом и добавил: — Только они недолго простояли. Фашисты в клочья их разнесли и гусеницами разутюжили.

— Пап, а вот эти значки что обозначают?

— Они вам тоже не нужны. Это минное поле. На нем погиб мой друг Женя Кузин. Было ему в то время, как и мне, восемнадцать. Мы только что окончили строительный техникум и добровольцами ушли в армию.

Я уже не один раз слышал рассказ о Жене Кузине, веселом рыжеволосом парне, который погиб на минном поле, отвлекая немцев от нашей разведки. Но и на этот раз я не перебиваю отца, слушаю как будто впервые.

— Вам вот что нужно: овраги, балки, лесополосы, мосты, колодцы, дороги, развилки. Одним словом, все, кроме военных знаков.

Как же так, кроме военных? Мы тоже будем искать людей, которые воевали. Пусть не в Отечественную, а в гражданскую войну. Но отец сказал, что на карту надо нанести лишь постоянные знаки, а остальные появятся, когда начнется поход.

Мы взяли лист чертежной бумаги, прикрепили его кнопками к столу, и отец напевая про полковое знамя, с которым они прошли полсвета и если надо — повторят, начал наносить на будущую карту едва заметные условные обозначения. Вот появились квадратики — кварталы центральной усадьбы. На одном конце наша школа с фруктовым садом и спортплощадкой, на противоположном — больница.

С севера на юг протянулась балка, через которую третий год строят большой железобетонный мост. В истоке балки плотина и маленький пруд, куда гоняют на водопой коров. А вот и животноводческий городок с силосной и водонапорной башнями.

От поселка дорога побежала на восток к четвертому отделению. Дважды она пересекала овраг, протянулась вдоль лесополосы, поднялась на дамбу лимана, миновала ремонтную мастерскую и прошла по единственной улице хутора Любимовского.

Вторая дорога через степной простор стрелой пролетела мимо сада и уперлась в хутор Бершанский. Недалеко от него были пруд и небольшая березовая роща.

Третья дорога долго шла параллельно линии телефонной связи и, миновав Старый хутор, затерянный в в лощине, выходила к третьему отделению совхоза, хутору Лесному, хотя там ни одного дерева (кроме фруктовых во дворах) не росло. Главный грейдер соединял центральную усадьбу через второе отделение с районным центром и железнодорожной станцией.

Когда с картой было покончено, мы позвали бабушку, и она начала вспоминать, кого из старых людей на хуторах знает. Сама бабушка о них ничего не могла рассказать, потому что приехала сюда с мужем незадолго до войны.

— Был бы дедушка живой, — вздохнула она, — он бы тебе, голубчик, понарассказывал и про коммунаров и про коммунистов. А я только помню кое-кого из тех стариков, что к нему в партком и на дом приходили. Вот в Любимовском живет Аликов Алексей Матвеевич. Ты, Миша, должен его знать. Высокий такой, стройный казак. Да он еще в прошлом году чуть не утоп в балке, когда сноху вез рожать. Сноха у него Люба. Знаешь, миловидная такая, птичница. Ну, как же не знаешь? Когда вы птичник строили, она еще на тебя Журавлеву жаловалась… Сынок у нее родился. Витей нарекли.

Если бабушка будет столько времени говорить о каждом нужном нам человеке, мне не хватит всей ночи, а может, и целой недели. Нам что требуется? Фамилия, имя, отчество и где он живет.

А бабушка между тем с увлечением рассказывала уже не мне, а папе о том, как хорошо на четвертом отделении отмечают день рождения нового гражданина совхоза, какие подарки преподносят отцу и матери, новорожденному вручают красную книжечку.

Я уже начинаю засыпать, когда слышу новую фамилию.

— Куликов Сергей Сергеевич.

И снова идет подробный рассказ о том, что это не тот Куликов, который работает трактористом, а тот, который в прошлом году ушел на пенсию со склада. И как только он передал дела другому кладовщику Петьке Анисимову, так тот запил запоем и растащил половину добра. И его за это осудили, а у него осталась жена с двумя малолетками на руках. Вот до чего доводит водка. И куда это смотрит государство, и почему оно не запретит торговлю этим ядом. Вот в других странах, говорят, есть такие законы, которые строго наказывают пьянчужек. Или вон какие-то индейцы совсем не пьют вина.

— Мамаша, — перебивает ее наконец папа, — вы лучше про Куликова или про другого старожила расскажите, а про водку мы сами знаем.

Бабушка обиженно поджимает губы и нравоучительно замечает:

— Ох и не любишь ты, Миша, про зелье разговор. А отчего? Оттого, что сам не воздерживаешься.

Отец начинает нервничать. Левая щека у него дернулась, и на подбородке резче выделяется ямочка. Он достает пачку сигарет и, несмотря на запрет, закуривает в комнате.

— А ты не серчай, сынок, — будто мягко, но очень колюче продолжает бабушка. — Это я так, к слову. Пойди на крыльцо покури. А то тут не продохнешь. Так вот, милый, — обращается она теперь ко мне. — Этот Сергей Сергеевич большой честности человек. Настоящий партиец, каким Ленин велел быть. Потому его к складу и приставили. Знали: с голоду помрет, но народного грамма не возьмет. Помню был однажды такой случай…

Я не выдерживаю и, положив голову на руки, слушаю только до того места, где Сергей Сергеевич, закрывшись в амбаре, обещает грабителям просидеть там остаток своей жизни…

— Ты что, спишь? — спрашивает меня мама, расталкивая.

— Да нет, — оправдываюсь я, широко раскрывая глаза, — просто прилег, так удобнее слушать.



Узнав, чем я интересуюсь, мама попросила:

— Ты ему лучше про Редькина расскажи.

Вошедший в это время отец, услышав фамилию Редькина, громко рассмеялся. Он уже знал эту историю и тоже присоединился к маминой просьбе.

— А что про него сказывать-то, — нахмурила седые брови бабушка. — Ничего смешного. Ну запиши: Редькин Маркел Аникеевич. Живет он теперь в городе, у дочки. Дочка у него умница, кандидат куда-то, в институте работает. А вот сыном его господь обидел. Было это вскорости после войны. Вернулся Николай, сын Маркела, с фронта и поступил работать в милицию, участковым. Время тогда было тяжкое, землица хлебушка мало родила. Да и то сказать по правде, как же она могла рожать, коли ее не пахали, а так, лущили только.

— Да ты про Редькина, мама, — поторопила бабушку мама, заранее смеясь.

Бабушка недовольно взглянула на свою дочь, но замечания не сделала, а продолжала:

— Идет Редькин однажды утречком из города мимо поля. Смотрит, а там люди какие-то колосья срывают, растирают их на ладони, а зерно в мешочки ссыпают.

Подбегает к ним Редькин и кричит: «Ах вы такие, сякие, немазаные. Зерно воруете. Вот я вас сей же час доставлю в отделение». И наган на них для страху. Те люди объясняют ему: «Мы, мол, не воры, а ученый народ, апробаторы». А Редькин им: «Ишь ты, акробаты нашлись до чужих полей». Так с мешочками и увел их в милицию. Ну там разобрались, выяснили, что действительно они апробаторы, перед уборкой узнавали сколько совхоз должен сдать хлеба государству. Для того и срывали на каждом метре колоски. Отругал начальник Редькина и отпустил домой.

Приходит он смурной пуще тучи осенней, а отец ему похлебки наливает. Опустил сын ложку в тарелку, глядь, пшеница: «Откуда?» — спрашивает. «Да ты ешь, сынок», — отвечает. «Где вы взяли пшеницу, гражданин Редькин?» Заругался на него Маркел Аникеевич и говорит: «Один знакомый кладовщик дал килограмма три, чтобы мы с тобой подкрепились». Отложил Редькин ложку, надел фуражку и приказывает: «Пройдемте со мной, гражданин Редькин». Отец так и сяк, и уговорами и угрозами: ничего не помогает. Глядь, а сын уже и наган держит. Делать нечего, оделся старик и пошел.

В милиции дежурный допросил отца, записал фамилию и пошел доложить начальнику, а тот не Маркела вызвал, а сына. Про что они там говорили, я не знаю, только вышел он от начальника уже не милиционером. А Маркелу начальник посочувствовал: «Мало вы его в детстве ремнем учили».

С тех пор оба они и уехали из совхоза. Отец к дочери, а сын завербовался куда-то.

— Анекдот! — весело смеялись отец с матерью.

Последней я записал фамилию Терентия Захаровича, дедушки Лены Тарелкиной, и узнал, почему у нее такая необычная фамилия. Когда дедушка Терентия Захаровича был еще не дедушкой, а простым парнем, поехал он в город на ярмарку, продал телку и привез в хутор полдюжины фаянсовых тарелок. Ни у кого, даже у богатеев, не водились тарелки: все из одной чашки ели, а тут — на тебе — невидаль. Так деда прозвали Тарелкой, а детей его и внуков записали в церковной книге Тарелкиными. Хотя до этого случая была у него какая-то другая фамилия.

Вместе с папой мы разбили список на четыре группы, я прикинул, кого куда можно завтра послать и, засыпая, пожалел, что Генка так и не зашел и не знает ничего о сборе отряда и начале экспедиции.

Новая тайна

Уборка! Миллион пудов хлеба обещал наш совхоз государству.

— Сдадим! — уверенно говорит мама.

Скосили первое поле, и на нем — по 30 центнеров с гектара! А та, опытная, на которой мы уничтожили жука-кузьку — тридцать шесть! Вот какую пшеницу вырастила моя мама, агроном Морозова.

Про нее уже написали в районной газете. Бабушка вырезала эту заметку и положила на самое дно своего сундука.

Ничего, про нас тоже скоро напишут. Директор совхоза Дмитрий Петрович, узнав о решении отряда красных следопытов, пообещал не только не отвлекать нас на уборку, но даже помочь всем, чем может. И о памятнике просил не беспокоиться. «Средства найдем, — сказал он мне вчера в конторе. — Только вы непременно разыщите тех людей. Если будет нужна моя помощь, приходи, помогу». Так говорил он вчера, а сегодня мама велела мне собрать всех ребят и поехать снова на ее опытное поле и подбирать колоски, чтобы ни одно элитное зернышко не пропало.

— Только один день, — упрашивала мама, — помогите мне, а я в долгу не останусь.

— Так мы уже идем сегодня в Любимовское.

— Завтра сходите. Я уже с Фаиной Ильиничной договорилась. Она не возражает. Только она уехала в город за учебниками. А я попрошу, чтобы вас завтра отвезли в Любимовское.

— Не надо нас возить. Мы решили пешком. Ладно, — сдался я на мамины уговоры. — Пойду скажу ребятам. Если они не против, поможем.

Вздыхая, брел я к школе собирать свой отряд. Почти все ребята были на месте. Пришел даже Грачев, хотя он записан в бригаду художественной самодеятельности.

— Концерт состоится в пятницу, — объяснил он, — и я могу вам помочь сегодня.

А Пашка Лисицын хитро подмигнул мне и кивком головы соединил Грачева с Тарелкиной. Я не понял его намека, но на всякий случай сказал Вовке:

— Перестарался. Сегодня мы пойдем на колоски.

Ребята недовольно загудели. Двор стал похожим на улей. Колоски не входили в их планы. Для этого совсем не надо было записываться в лагерь, а тем более, в отряд красных следопытов, а можно было бы остаться в кружке юннатов. Даже спокойный рассудительный Саблин остался недоволен моим предложением. Глядя на товарищей, я думал: вот возьмут и переизберут меня сейчас. Я останусь с длинным носом, а они уйдут без меня. Что я для них, Спартак, что ли, или Юлий Цезарь, без которых древние не могли обойтись. Но тут я решил проявить характер и сказал тоном командира:

— Любители приключений могут выйти и стать вот здесь, возле стенки.

— На расстрел? — весело спросил Лисицын.

— Нет, — поддержал его Грачев, — как в той хохме.

— Какой хохме?

Вовка спокойно объяснил:

— В той, когда командир приказал: любители музыки, три шага вперед. Вышло пять сачков, которые подумали, что их сейчас отправят на концерт. А командир сказал им: «Возьмите рояль и отнесите на второй этаж».

Все засмеялись.

— Надо, — сказала Лена, — значит надо. Только давайте, ребята, так постараемся, чтобы за один день все закончить.

— А что нам стоит дом построить, — продолжал балагурить Грачев, — нарисуем, будем жить.

— Вова! Грачев! — посмотрела на него осуждающе Лена. — Ты же серьезный мальчик. Ну, я понимаю, когда Синицын…

Упоминание фамилии моего друга заставило всех поглядеть вопросительно в мою сторону. «Да, — как будто говорили их взоры, — где твой друг? Опять дрессирует собаку или нашел новую забаву?» Но я ничего бы не пожалел, чтобы узнать, где пропадает Генка. Вот уже три дня я не встречаюсь с ним. Несколько раз меня прямо подмывало пойти к нему домой, но я сдерживался и решил ждать до тех пор, пока он сам не придет и не расскажет, что с ним творилось эти дни. Я уже не был таким наивным, как в тот день, когда подумал, что он заболел.

— А кстати, — вспомнил о Генке Саблин, — ты не знаешь, почему его нет три дня с нами?

Я честно признался, что не знаю.

— Ой, мальчики! — сделала испуганные глаза Киреева, — я, сегодня сон видела такой нехороший, что боюсь вам рассказывать.

— Расскажи девочкам, — без улыбки нашел выход Грачев.

— Ты вот смеешься, — Светка прижала руки к груди, — а я серьезно говорю: ужасный сон.

Все стали упрашивать Кирееву. Она долго отнекивалась, но, как всякая девчонка, в конце концов, согласилась рассказать. Оказывается, она видела во сне Синицына, купающимся в пруду. Мы удивленно переглянулись и пожали плечами, но Киреева сказала, что мы темные люди и не знаем, что обозначают приметы, поэтому так равнодушно выслушали ее.

А видеть голого человека, да еще купающегося — это, оказывается, по уверению Киреевой — к болезни.

В это время Лисицын громко захохотал и попросил Саблина:

— Поддержи меня, Миша, а то я сейчас умру и не встану.

Мы посмотрели в ту сторону, куда указывал Лисицын, и увидели долговязую фигуру Синицына, который тащил на цепочке своего Леопарда. Тут уж мы не удержались и дружно расхохотались, а посрамленная Света убежала в школу. Генка, услышав смех, подумал, что это относится к нему или его псу, и вошел во двор, сохраняя деланное равнодушие. Его худощавое загорелое лицо говорило: ну, ну потешьте себя, но посмотрим, кто будет смеяться последним. Я бросился навстречу другу, но волкодав, злобно блеснув глазом, оскалил пасть, показывая единственный клык. Генка рванул цепочку и приказал:

— Не смей! Это же свой.

После его слов пес обнюхал мои брюки и успокоенно прилег у ног Синицына.

— Где ты пропадал, Генка?

— Если бы ты был настоящим другом, давно пришел бы и узнал. Я чуть концы не отдал, а ты хоть бы хны.

— Болел? — удивленно спросила Лена и тут же позвала Светлану. А когда та появилась на ступеньках, обрадованно сказала: — Ты знаешь, он оказывается, действительно болел.

— Правда? — всплеснула руками Киреева, как будто она узнала самую счастливую новость. — Я так и знала. А вы смеялись, — посмотрела она на нас с укором, — моя мама всегда правильно разгадывает все сны.

— Твоя мама и посоветовала моей, — сердито пробубнил Генка, — попарить меня в горчичной ванне. Ну, натерпелся я ужаса! Правда, температура снизилась до 37, но все равно в такую воду меня больше под ружьем не загонишь.

— Так вот как твоя мама разгадывает сны, — уличил Светку Саблин.

— А мы уши растопырили, — приставил руки к ушам Грачев.

— Это нечестно, Светка, — возмутилась Лена.

Света захлопала ресницами. Клятвенно сложила руки и дала честное пионерское, что об этом она ничего не знала.

— Ну, чем вы тут без меня занимались? — спросил Синицын, как спрашивает учитель свой класс после долгого отсутствия. Мы сказали, что избрали штаб отряда красных следопытов, утвердили его начальником разведки. Он обрадованно заулыбался и сказал, обращаясь к Леопарду:

— Видал, Лепик, — нас с тобой ценят. Вовремя мы выздоровели.

— А сейчас идем на опытное поле колоски собирать, — продолжал я рассказ. У Генки лицо сразу вытянулось. Глаза сузились и на щеках появились красные пятна. Он схватил рукой за лоб и простонал:

— Что с тобой? — забеспокоилась Лена.

Генка молча взял ее руку, приложил к своему лбу и жалобно спросил:

— Чуешь?

— Горячая, — подтвердила Тарелкина.

— Опять приступ начался, — еще больше сморщился Синицын.

Я решил проверить. Подмигнув ребятам, сказал:

— Часок пособираем и прямо оттуда отправимся в поход.

Лицо у Генки еще больше вытянулось. Он бодро сказал:

— Вы идите на поле, а я полежу часок. Температура упадет, и приду.

Ребята, поняв хитрость Синицына, засмеялись, а Генка, забыв о температуре, уже предлагал:

— Раз мы разведчики, нам положено идти впереди, так что ждем вас в Любимовском.

Тут я сказал Генке, что разыграл его, и в поход отправимся завтра.

Когда мы вышли за калитку, вспомнили, что не захватили с собой сумок, в которые собирают колоски. Пришлось дать полчаса сроку всему отряду на сборы.

Только к полдню добрались мы до опытного поля. По полю медленно двигался самоходный комбайн. Мама стояла рядом со штурвальным и что-то объясняла ему, а тот кивал головой. Заметив нас, она сбежала по металлической лесенке, подзывая к себе.

— Зоя Яковлевна, — подошел первым к ней Генка. — Назначьте меня своим помощником.

Мама, увидев знакомого одноглазого пса, на всякий случай сделала шаг назад.

— Не бойтесь, — убедил ее Грачев. — Леопард стал совсем ученым.

— Где ваши сумки? Ага. У всех есть? Очень хорошо. Становитесь рядком и идите по меже.

— Не утруждайте себя, Зоя Яковлевна, — попросил ее Грачев. — По опыту прошлых лет эта ювелирная работа нам знакома.

— Тогда за дело, — сказала мама, поправляя на голове косынку.



У Генки не оказалось сумки, и он самовольно вызвался быть надсмотрщиком, подгонять нас. Но мы дружно возразили: здесь не плантация, мы не чернокожие и в плетке не нуждаемся, а если он решил волынить, мы ему не позволим и вместо одной любой из нас одолжит ему две и три сумки. Генка встал рядом со мной. Согнувшись, мы шли по колючей стерне, выискивая злополучные колосья. Пройдя метров двадцать и набрав с пяток колосьев, Генка увидел, что Леопард пытается жевать какую-то траву.

— Идея! — воскликнул Синицын. — Чем жевать траву, — обратился он к собаке, — поработай-ка лучше вместо меня.

Генка присел на корточки, вынул из сумки колос, сунул его под нос Леопарду и начал упрашивать его:

— Ищи. Понял? Ищи.

Пес радостно вильнул хвостом и ткнулся мордой в сумку.

— Э, хитрец, — погрозил ему пальцем Синицын, — здесь уже без тебя нашли. А ты другие ищи. Он по-собачьи встал на четвереньки и начал обнюхивать землю. Увидев колосок, поднял его зубами и, взвизгнув, протянул мне.

— Теперь понял? — спросил он собаку, — что от гебя требуется? Ну, давай, давай.

Генка взял собаку за шею и, наклоняя ее морду к земле, потащил Леопарда вперед. Пес отчаянно упирался передними лапами, сердито косил глазом.

— Что же ты, будешь одни палки таскать? — с пристрастием спросил Синицын. — Нет, друг ситный, так дело не пойдет.

Генка еще раз под общий хохот ребят прополз несколько метров на четвереньках, нашел колос, поднял его с земли зубами, подал мне и спросил у собаки:

— Теперь ясно, что от тебя требуется?



На этот раз Леопард, кажется, понял свою задачу. Он побежал к девчонкам и как только кто-нибудь из них нагибался, чтобы поднять колосок, пес хватал его из-под носа растерявшейся ученицы и возвращался к Генке. Сначала всем было очень весело от собачьей беготни, но скоро девочкам надоело нагибаться попусту.

Девчонки не вытерпели, пожаловались сначала мальчишкам, а потом моей маме.

Она подошла к нам и строго сказала, чтобы мы сейчас же прекратили эту комедию, и если мы оказались такими несерьезными ребятами, так лучше нам уйти, чем вносить дезорганизацию. Мне стало неудобно выслушивать мамины упреки, и я отдал свою сумку Киреевой, а Генка, сказав, что он уже выполнил норму, прицепил цепочку к ошейнику Леопарда и отправился восвояси. Сумку он оставил на стерне и объявил:

— Жертвую на общий котел.

— Гена, Синицын! — окликнула его Тарелкина. — Так нечестно. Не собрал ни одного колоска, а уходишь.

Генка топтался на месте, будто раздумывая — в какую сторону ему идти, а потом сказал:

— От такой жары у меня температура поднялась. Ты что же хочешь, чтоб я опять заболел? Пойду искупаюсь, в холодке полежу, и если будет капельку полегче, вернусь.

— Ну, гусь! — возмутился Саблин. — Ему, видите ли, холодок и пруд подай, а мы тут от жары хоть пропадай.

Лисицын нахмурил свои белесые брови, отчего стал похож на маленького сварливого старика:

— Да пусть катится колбасой отсюдова.

Света прыснула в кулак, а Грачев не упустил возможности отвести душу:

— Не отсюдова, а отсюда, темнота. Я же говорил: тебе еще год надо в четвертом сидеть.

Сконфуженный Лисицын моментально порозовел, отчего его густые конопушки сделались совсем бурыми. Паша не стал пререкаться, а, нагнувшись над стерней, начал усиленно искать потерянные колоски. А Генка, чтобы как-то оправдать свой уход, сказал:

— Вы не подумайте, что я хочу сачкануть. У меня, правда, голова болит. Я простудился здорово, когда лежал под дождем в тот раз, помните?

— А почему же мы не простудились? — спросила Киреева.

Синицын пожал плечами.

Сколько бы еще продолжалась эта перепалка, не знаю, но в это время подъехал грузовик с обедом и мы, забыв про Генку, побежали к машине. Зазвенели миски, ложки, оживленно загудела очередь.

— Уморились, работнички? — спрашивала тетя Дуся, наливая борщ в первые тарелки, — это вам не песенки разучивать.



Все благодарили повариху, а она с довольным видом кивала головой и говорила:

— Кушайте на доброе здоровье, набирайтесь силенок.

За обедом никто не заметил, как исчез Синицын со своей собакой. О нем вспомнили, когда, возвратив посуду тете Дусе, направились к пруду, чтобы смыть с себя пыль и усталость. И тут разгорелся спор, правильно или нет поступил я, назначив своего друга начальником разведки. Большинство было твердо убеждено, что Генке надо было сначала потрудиться в обыкновенных следопытах, проявить свои способности, а уж тогда претендовать на главного разведчика.

— Ах, Лена, — притворно вздохнул Грачев, — ты забыла о поговорке: не имей сто рублей, а имей сто друзей.

И чего они набрасываются на Генку? Чем он хуже их? Ну, немножко не любит дисциплину, зато у него фантазии столько, сколько нет во всех наших головах. Он веселый парень и не ябеда, и не жила, и не жадина. А то, что почти всегда какое-нибудь дело держит в секрете, так это у него характер уж такой. Если бы бы он или, вернее, не его коржик в театре, не было бы встречи с милиционером, не было бы рассказа о коммунарах, не было бы нашего отряда… Ну, это я, конечно, подзагнул. Кажется, Фаина Ильинична тоже кое-что знала о коммунарах и даже в музее договаривалась. Только как она договаривалась, если мы до сих пор не ездили туда, на встречу со старыми большевиками. Учительница сказала, что они все отдыхают и встреча может состояться лишь осенью, перед октябрьскими праздниками. Вот и получается, жди, когда рак на горе свистнет. Чтобы этого не ждать, мы решили сами идти к тем пенсионерам, адреса которых нам удалось разыскать. Закончим помогать маме и в путь.

Вдоволь накупавшись и наспорившись, мы вернулись в лагерь, и тут нас ждал еще один сюрприз. Оказывается, мама рассказала в конторе, какие мы молодцы, и главному агроному пришла в голову идея послать нас на сбор молочных початков сахарной кукурузы. Есть такая кукуруза. Ее городские жители очень любят. Но пригодна она лишь в пору молочной спелости. День перестоит — уже теряет свои качества. Тогда ее нужно держать до полного созревания, чтобы убрать на семена. И надо же было этой кукурузе достичь молочной спелости именно сегодня. Могла бы и подождать хоть недельку, пока мы соберем рассказы старых ветеранов войны и труда.

На вечерней линейке Фаина Ильинична сказала:

— Завтра весь лагерь идет на сбор початков.

Генка, узнав о таком решении, долго не мог прийти в себя. Он привязал в сарае Леопарда, выскочил во двор, возмущенно обвинил всех руководителей совхоза, а заодно и учительницу с директором школы в нечестности.

— Нет, — подливал я масла в огонь, — какой ход конем сделал Журавлев.

— Да, да! — только и мог сказать Синицын. — Журавль, а ходит конем.

— Ведь обещал нас не трогать, — вспомнил я в который раз заверения Дмитрия Петровича.

— Обещал, — подтвердил мой друг. — Вот и надо идти к нему и все выложить, тут вопрос надо ставить ребром.

Но, поразмыслив, я решил не ходить к Журавлеву и вообще взрослым ничего не говорить, а молча отправить завтра на задание только разведку. У Генки загорелись глаза. Он быстро влетел в сарай, достал карту и, показывая ее мне, заговорил:

— Ты думаешь, я сидел сложа руки, пока вы там колоски собирали. Посмотри. Видишь, это идет первый отряд разведчиков. Он непременно пройдет севернее Старого хутора. А эта линия — второй отряд. И он не минует Старого хутора. И третий пройдет здесь же. Надо, чтобы они встретились в этом месте в условленное время. Для чего? То-то. Это тебе не какой-нибудь королевский гамбит, который уже всему миру известный.

— Кроме тебя, — уточнил я.

— Брось острить, — нетерпеливо поморщился Синицын. — У тебя только получаются острые комбинации, а не хохмы. Так вот, представляешь, собираемся мы здесь часов в семь или восемь вечера. Тишина кругом жуткая. И тут все мои разведчики начинают докладывать. Получится как будто мы им, тем коммунарам, докладываем об их товарищах, которые остались тут жить и делать то, что они начали.

Я слушал Генку и удивлялся. Откуда у него такое красноречие, такая таинственность в голосе? Грачев, пожалуй, не смог бы так. А он-то у нас слывет оратором и дипломатом. Какую-то книжку читает, по которой еще древние философы учились головы морочить людям. Но я никогда не видел у Вовки такого умного лица, как сейчас у Генки. И они хотели, чтобы я сменил настоящего разведчика Генку на пустозвона Лисицына или даже на Сережу Крымова, только потому, что Генка не явился три дня в лагерь. Но ведь человек болел. Это же надо принять во внимание. Полежал под дождем полчаса на сырой земле. Нет, не сознательный народ подобрался у нас в отряде. Я бы сам с радостью пошел в разведку. Но Генка сказал, что для командира это не солидно. Я должен сидеть в штабе и ждать донесения.

— А ты с каким отрядом идешь? — спросил я Генку, когда он, получив мое согласие, свернул карту.

— Я ни с каким.

— То есть, как ни с каким?

— Очень просто. Я назначу им время и буду ждать в условленном месте. Приму от них донесения и вечером передам тебе.

Снова Генка вел себя загадочно. Если он целый день не будет с разведчиками, то где же он будет? На мой вопрос Синицын сначала вообще не хотел отвечать, но когда за стеной сарая отчаянно начал хрюкать поросенок, Генка махнул рукой и сказал:

— Слышишь? Посадили паразита на мою шею. А все из-за Леопарда. Отец говорит: или Леопард и Борька, или никого. Посуди сам, мог я отказаться от Лепика? Ты же видал, какая эта умная собака. Через месяц, а может раньше она у меня с полуслова будет все понимать и выполнять.

— Так, значит, тебе поросенка надо откармливать?

— И кур, и уток в придачу.

— И зачем вам столько?

Генка уставился на меня черными недобрыми глазами.

— Тебе этого не понять, Сенька, — после долгого молчания наконец проговорил мой друг.

«Вот здорово, — подумал я, — с каких это пор я перестал понимать Генку? Тут что-то не то. Опять хитрит Синицын. Все у него на загадочках, на недомолвочках. Нет, надо его вывести на чистую воду». Высказав ему это все одним дыхом, как долгоиграющая пластинка, я увидел, что Генка подобрел и глаза у него стали не такими злыми.

— Нет у меня никакой такой особой тайны. — Генка открыл дверь свинарника и бросил туда несколько початков кукурузы, потом присел на бревно и спросил:

— Ты знаешь, что у меня мама болеет?

— Знаю.

— Ну вот, у нее недавно опять сердечный приступ был. Доктор посоветовал отцу отправить ее в санаторий. А путевку ей никто не дает. Вот меня отец и уговорил вырастить эту живность, а потом продать ее. На вырученные деньги купим маме путевку, пусть поедет подлечит сердце. Теперь понимаешь, почему я не могу на целый день уходить из дома? И еще я прошу тебя: пока никому ничего не говори. А то начнут жалеть. Понимаешь?

— Понимаю, — сказал я, но в душе был не согласен с Синицыным. Почему это он самовольно решает: ходить ему или не ходить в лагерь, какое, он имеет право других посылать в разведку, а сам оставаться дома? Ну то, что болеет мать, это понятно, это оправдывает как-то Генку. Но все равно, он должен был поговорить, с друзьями. Может быть, мы помогли ему… Ну, хотя бы советом…

— А сколько стоит путевка?

— Двести рублей, да еще на дорогу туда-обратно полсотни, да там на расходы полсотни, — охотно подсчитывал Генка. — Получается круглая сумма в три сотни. Это старыми деньгами три тысячи рублей.

— Три тысячи?!

— Три. Представляешь, Сенька, чтобы их заиметь, нам с отцом много поработать придется.

Генка сказал, что, если бы его отец был Хамугиным, он давно заимел бы собственную автомашину, возил бы спекулянтов в город и обратно. И тогда Генке не нужно было бы выкармливать этих ненасытных уток, а отцу не пришлось бы выпрашивать путевку в профкоме. А вот Журавлев и председатель профкома этого не понимают!

Это, конечно, Генка скопировал своего отца, который наговорил всякой всячины вгорячах. Так я подумал. Но факт остается фактом: Генкиной матери ужна путевка. И пока ей никто эту путевку не дает. Вот почему я разрешил Генке утром отправить трех разведчиков в хутора, уточнить фамилии и адреса ветеранов, а вечером принять от них донесения и сообщить мне.

На следующий день вызванные в штаб разведчики Саблин, Лисицын и Крымов приняли от меня запечатанные конверты, в которых было вложено задание, получили от Генки карты с маршрутами, и, пока отряд собирался на кукурузу, отправились в разные стороны.

До самого вечера ломали мы початки сахарной кукурузы. И кто это выдумал такое название для нее. Она и близко около сахара не лежала. Говорят, если сварить такую кукурузу, то за уши от нее не оттащишь. Нам это проверить пара пустяков. Мы с Вовкой отобрали самые мягкие сочные початки и, передав их Лене и Свете, попросили сварить дома и принести покушать, потому что в сыром виде она не произвела на нас никакого впечатления. Неужели городские мальчишки совсем не понимают, что хорошо, а что плохо, если даже мама уверяет, будто сахарную кукурузу в городе нарасхват берут? Но долго размышлять над такой проблемой я не мог, потому что за меня никто не собирался ломать початки, а нам с Грачевым надо было срывать их и носить в кучку еще и за Лену и Светлану. Выходило по двести килограммов на брата. Если учесть, что в среднем каждый початок весит граммов двести — двести пятьдесят, представляете, сколько надо было потратить сил?

Я все время ждал, когда придет Синицын и расскажет о результатах первой разведки, но друга не было. Хоть бы разведчики догадались прийти. Но их тоже не было видно. Еле-еле добравшись до дома, я скорее выбросил из-за- пазухи янтарные початки хваленой кукурузы и пошел к Синицыну.

— А во дворе его нет? — вопросом на мой вопрос ответила мать Генки. — Только что с собакой возился.

— Давно он вернулся?

— Откуда?

— Со Старого хутора?

Анна Петровна посмотрела на меня, как на больного.

— Что он там оставил? Ты смотри, Семен, не сманывай его туда и сам не ходи. Место дикое, глухое. Там зимой волки воем воют.

— Так сейчас не зима, а лето.

— Все равно, — испуганно поглядела она в темное окно, — вечером туда не ходите. Долго ль до беды.

Я пообещал исполнить просьбу Анны Петровны и побежал во двор разыскивать друга. Но его нигде не было видно. Возле открытой загородки, где чесался поросенок, стояло порожнее ведро, утки, хлопая клювами, как лопатами, прожорливо глотали зерно. Леопард, положив голову на лапы, внимательно следил за каждым моим движением, и когда я, несколько раз окликнув Генку, не услышал в ответ его голоса и направился к открытой двери сарая, собака как на пружинах вскочила и, зарычав, остановилась возле темного проема.

— Леопардик, — ласково произнес я, проклиная в душе эту общую покупку, — ты не узнал меня. Это я, друг твоего хозяина. — Но мой умильный тон, видно, еще больше ожесточал собаку, и она, сделав шаг навстречу мне, зарычала громче и злее.

— Генка, — умоляюще крикнул я, пятясь назад. Но обступившая меня темнота снова промолчала. Ждать мне было нечего и я, обозвав Леопарда безмозглым, злым, жестоким, лопоухим инвалидом (что было сказано из-за закрытой калитки), ушел домой.

Я не сомневался, что Генка с ребятами на Старом хуторе. Где же он еще мог быть, если не откликнулся? Но каково же было мое удивление, когда бабушка сказала, что приходили трое ребят и спрашивали, не знает ли она, куда мы с Синицыным провалились.

«Нет, тут что-то не то, — задумался я над загадочным поведением друга. — В разведку не пошел, в условленное место не явился. Налицо полное разложение дисциплины и явное неуважение ко мне, просто подрыв авторитета. И со стороны кого? Лучшего друга!»

Завтра я не пойду на кукурузу и выслежу, куда исчезает Генка.

Генкина беда

Сегодня наш совхоз отправляет первые машины с зерном нового урожая на элеватор. На первом грузовике прибили транспарант: «Хлеб — Родине!». Над вторым — флаги.

День выдался праздничный. С утра не пекло солнце, легкие фигурные облака плавали в голубой вышине, время от времени бросая легкую тень на землю. Из степи потянуло свежим ветерком. Все какие-то добрые, приветливые. Еще бы, на митинге Журавлев сказал, что, по его данным, план хлебосдачи будет даже перевыполнен.

Из радиорубки лились звуки марша. Под них и тронулась колонна автомашин на элеватор.

Как только последний грузовик выехал за околицу, Журавлев сказал:

— Перекройте центральную улицу, а то мы пылью задохнемся. Пусть идут в объезд.

Это мудрое решение директор совхоза принял после того, как в прошлом году на станции построили новый элеватор и машины с зерном со всех хозяйств юга области потянулись через наш поселок. В прошлое лето над домами целых два месяца висело серое облако пыли. Нельзя было повесить белье во дворе, открыть окна и форточки.

Поэтому теперь в начале главной улицы экскаватор вырыл глубокую траншею, а рабочие вбили два куска рельса и приварили к ним поперечную перекладину — трубу, выкрашенную белой и черной краской. Все жители радовались этой баррикаде. Один пожарный инспектор ругался с директором, грозился куда-то пожаловаться и, если Журавлев получает большую зарплату, он, пожарный, может уменьшить ее рублей на пятьдесят. Но Журавлев показал инспектору постановление сельского Совета, который предлагал ему оградить жителей от пыли и шума.

Подъехавшие на первых машинах из других хозяйств, увидав полосатый шлагбаум и стрелу, показывающую налево, пошумели, повозмущались самоуправством гололобого толстяка (так они окрестили нашего директора), но все-таки повернули в указанном направлении. Дорога, идущая за огородами, была старой, разбитой, прямо, как штормящее море. Чтобы немножко ее выровнять, Журавлёв послал туда бульдозер.

Когда первый хлеб был отправлен и дорога по Гагаринской перекрыта, я отпросился у Фаины Ильиничны сбегать к Синицыну. Почему он нарушил приказ и заставил ребят просидеть в Старом хуторе с заката до темноты?

Но на дверях Генкиной квартиры висел замок. Во дворе я тоже никого не встретил. «Куда он проваливается? Почему скрывает от меня свою тайну?» — обуреваемый этим и десятком других вопросов, вышел я со двора. И тут случайно встретил Тарелкину с Грачевым. Они шли к лагерю. Сегодня концертная бригада должна выступить на току четвертого отделения. Увидев меня, Лена почему-то покраснела и отошла от Грачева.

«Вот и у этих какая-то тайна, — с неудовольствием подумал я. — Может быть, Лисицын правильно говорит, что Лена и Вова влюбились друг в друга. Почему они теперь все время вместе? Тарелкина даже в самодеятельность записалась, хотя у нее столько же артистического таланта, сколько у герцога Альбы доброты. Тоже мне чтец-декламатор. Чудеса в решете, да и только!»

Хотя я отлично знал, что они идут в лагерь при школе и что у них сегодня концерт, все же остановил их и спросил, куда они держат путь?

— Туда, куда ведет меня мой жалкий жребий, — начал дурачиться Грачев.

— Конечно, тра-ля-ля делать легче, чем колоски и початки собирать, — упрекнул я Вовку, хотя в душе был за то, чтобы они хорошо выступили с концертом. Просто молчание Лены вселяло в меня все большее подозрение в правоте слов Лисицына. Сколько раз я собирался подойти к Лене после уроков и пригласить на пруд, в степь. Но мне все время казалось, что стоит это сделать, как весь поселок начнет смеяться надо мной и Леной. У нас уже было так. Сходили весной за цветами в степь Сережа Крымов и Света Киреева, так им потом прохода не давали. Те, которые поменьше, кричали: жених и невеста, а старшие презрительно усмехались и подковыривали: «Посмотрите: Ромео и Джульетта».

А вот Вовка Грачев не побоялся этих насмешек и ходит среди белого дня по поселку вдвоем с Леной.

— А ты попробуй сделать тра-ля-ля, — подзадорил меня Грачев, — тогда узнаешь, что легче, а что труднее.

Лена, наконец, подняла голову, серьезно посмотрела на меня и сказала:

— Ты так говоришь потому, что… потому, что у вас ничего не получается с красными следопытами и тебе завидно, что у других что-то получается. А это…

Я не стал дослушивать и заспешил домой. Я знал: речь она закончит призывом к справедливости. Но какая же это справедливость, если я сам хочу дружить с Леной, а с ней дружит Грачев. И чем он лучше меня? Только тем, что научился красиво говорить. Я тоже могу заучить умные слова из книжек, начитаться стихов. Даже сам могу написать специально для Лены стихотворение.

Я даже тут же придумал первые строчки будущего стихотворения. Они почти такие же, как у Пушкина. Только он писал, что помнит чудное мгновенье, а мне помнить нечего, Меня еще никто не ссылал в Михайловское. Лену я вижу почти каждый день, а иногда несколько раз на день. Поэтому у меня строчки будут написаны так:

Люблю я чудное мгновенье.
Когда проходишь мимо ты,
У Пушкина дальше написано:

Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
Последняя строчка мне подходит, а вот предпоследняя не совсем. Точнее — совсем не подходит. Хотя рифма там удачная «мгновенье — виденье», но смысл не тот. Лена не спутник и не космический корабль, чтоб мимолетно появляться и исчезать. Какие слова можно подобрать под «мгновенье»? «Волненье», «виденье», «невезенье». Вот именно, «невезенье». Кругом невезенье. А все из-за кого? Из-за Синицына. Ну, подожди, попадется он мне на глаза, всыплю ему за все.

Пока я думал, у меня голова разболелась. И я решил не ходить в лагерь.

Бабушка, как увидела меня, всплеснула руками и обеспокоенно спросила: не заболело ли дитятко? Я сказал, что не вполне здоров и завалился на диван. Бабушка разыскала градусник и сунула мне под мышку. Я немного подержал его там, потом достал. Посмотрел. Красная ниточка остановилась перед черточкой на шкале чуть выше цифры 36,5. Значит, нормальная температура. Бабушка начнет расспрашивать где был, с кем встречался, о чем разговаривал? Мне совсем не хотелось говорить ей о встрече с Вовкой и Леной и о стихах. Лучше-ка я сам себе нагоню высокую температуру и скажу, что у меня болит горло и разговаривать мне нельзя. Я несколько раз ударил ногтем большого пальца по шарику градусника, красная ниточка поднялась до цифры 40.

Когда бабушка вынула градусник и, подняв на лоб очки, глянула на шкалу, лицо ее побледнело, глаза испуганно расширились. Она попросила бога спасти и помиловать меня. Но потом, очевидно, усомнилась в силе божьей и решила вызвать врача. Я умолял ее не делать этого, обещая, что через час все пройдет и я стану на ноги, а пока попросил дать мне таблетку норсульфазола и положить на лоб мокрую тряпку.

Она выполнила мою просьбу и ушла на кухню. А я, достав с этажерки «Бронзовую птицу» писателя Рыбакова, в который раз принялся перечитывать приключения, которые произошли с Мишей Поляковым, Генкой Петровым и Славкой Эльдиновым во время поисков чертежа, запрятанного в бронзового орла. «Везет же людям, — думал я, перелистывая страницы, — приехали в деревню, нашли чертеж, откопали бриллиант, помогли поймать графа, а тут никак не удается напасть на след коммунаров». Им, конечно, хорошо было, они действовали все вместе, не то, что у нас. Один прячется ото всех, другой разгуливает с Ленкой, а третьи не показываются на глаза после похода по хуторам. Так мы и через год ничего не найдем.

Только я так подумал, как услышал за окнами знакомые голоса. Они звали меня. Я вскочил, распахнул окно и увидел Саблина, Крымова и Лисицына. Ребята были чем-то возмущены.

— Что случилось? Где вы пропадали?

— Мы-то нигде не пропадали, — ответил за всех Саблин, — а вот вы с Генкой прячетесь, как кроты. Один дома отлеживается, а другой с мешком по дорогам прячется. Третий день не можем вас разыскать и сказать: с кем встречались, о чем говорили, что записали.

— Да мы собирали колоски и початки, — сказал я, сбрасывая с головы мокрую тряпку.

— Мы тоже собирали, — сердито сверкнул глазами Сережка Крымов, — только не колоски, а зерна.

— Какие зерна? — не понял я.

— Не знаешь, — усмехнулся Крымов. — Те самые… Сведения о коммунарах.

— Ну и собрали? Задание выполнено, — доложил Саблин, протягивая мне тетрадь. — На, читай. — Я взял тетрадь, открыл первую страницу и, увидав там какие-то иероглифы, спросил, что это значит? Миша начал объяснять про шифр. И зачем нам нужен шифр? Что мы, шпионы какие-нибудь. Выдумывают тоже ерунду всякую, а ты тут голову ломай. Но ребята обиделись на мою критику, Крымов вырвал у меня тетрадь и сказал:

— Ты бы лучше посмотрел, чем твой друг занимается, а ты — нас ругать.

Чем мог заниматься Генка, я не знал, но думал, что он на сборе початков.

— Нет, — разубедил меня Саблин. — Он с мешком на дороге стоит.

— Наверное, куда-нибудь собрался ехать, — предположил я, но снова не угадал.

Разведчики сказали, что Синицын вместе с другими мешочниками собирает зерно на дороге. Я мог ожидать чего угодно, но только не этого. Я решил, что ребята разыгрывают меня. Но молчавший до сих пор Лисицын дал честное пионерское, и я, выпрыгнув в окно, попросил:

— Ведите меня к нему.

— Куда ты? — услышал я голос бабушки. — Ты же больной?

Я обернулся и ответил, что уже выздоровел. Но бабушка не поверила и стала громко ругать моих приятелей, которые не хотят считаться даже с тем, что я болею и при такой высокой температуре могу умереть. Она пообещала не оставить этот случай без последствий и рассказать родителям, а пока сбегать в больницу и вызвать скорую помощь. Она, наверное, считала мой побег результатом нервной горячки и думала, что я все делаю в бреду.

Мы выбежали на объезжую дорогу и увидели группу людей далеко за поселком, там, где проселочная колея сворачивает на старый грейдер. Как только грузовик проезжал мимо, обдавая их клубами серой удушливой пыли, они все кидались к грейдеру, опускались на колени и что-то искали.

— Видал? — показывая на них, кричал Крымов.

— А что они делают?

— Вот жулики! — возмущался Крымов, а Лисицын толкнул локтем Саблина и сказал:

— Дурачка из себя строит, не видит.

— Они зерно собирают, — объяснил Саблин.

— Ну и что?

В это время, поднимая высокую серую стену пыли, на проселочной дороге появился грузовик. При въезде на грейдер он подпрыгнул, и из его кузова ручейками потекло зерно.

Люди с мешками, как бестолковые куры, толпились, расталкивая друг друга локтями, опускались и начинали торопливо собирать зерно. Они кидали пригоршню за пригоршней в свои мешки.

— Теперь видишь «что»? — возмущался Крымов. — Мы там по колоску собираем, а они мешками отсюда таскают.

— Так они, наверное, сдают.

Крымов усмехнулся:

— Сдают своим курам и свиньям.

Тут среди пожилых теток я увидел долговязую фигуру Синицына и направился прямо к нему. Генка, с трудом волоча на своих худых плечах мешок, попытался удрать, но мы легко его настигли.

— И тебе не стыдно, Генка? — спросил я своего друга, который прятал красное лицо под козырьком старой мичманки. — Говорил, что будешь дома, а сам…

— Чего ты раскричался? — сбросил мешок на землю Синицын. — Подумаешь, командир какой нашелся.

У меня от возмущения даже дыхание перехватило. И это после всего, что я ему прощал, после всего, что я выслушал от своих товарищей. Он платит мне за настоящую дружбу такой черной неблагодарностью.

— Ну, правильно сказал тогда Грачев, что ты третий сын того бога, — наконец обрел я дар речи. — Посмотри, на кого ты похож, — я показал на стоящих в стороне мешочников. — Пионер! Позоришь красный галстук, весь лагерь позоришь!

— Да разве коммунары так поступали, — перебил меня Крымов. — Вон Аликов рассказал мне, как они хлеб от себя отрывали и посылали обозы голодающим городам.

— Сравнил, — хмыкнул Синицын. — Да если надо будет, я свой хлеб кому хочешь отдам. А так он же все равно пропадет.

В это время к нам на мотоцикле подъехал Прыщ. Он заглушил мотор и спросил Генку:

— Донесешь? Или подвезти?

— Донесу, — буркнул Генка, отодвигая мешок, лежавший у его ног. Леопард вдруг вскочил и грозно зарычал.

— Ну, ну, — погрозил ему кулаком Хамугин, — быстро ты забыл, чей хлеб ел.

Генка вовремя схватил собаку за ошейник, она рванулась к мотоциклу.

Заводя мотор, Прыщ сказал:

— Уйми свою зверюгу, а то я ей другой глаз вышибу.

— Вот кто к тебе в друзья набивается, — с презрением сказал я, когда мотоцикл отъехал от нас. — Его даже родная собака ненавидит, а ты…

— А что я? — разозлился Генка, надвигая еще ниже козырек. — Чего вы ко мне привязались? Всю зиму воспитываете и летом от вас покоя нет. Я без вас знаю, что мне делать.

Тут новая машина въехала на грейдер, и Генка, сопровождаемый Леопардом, побежал к толпе. Его волкодав рванул чей-то мешок, на кого-то так зарычал, что перепуганные мешочники, ругаясь, отскочили в сторону.

— Убери своего одноглазого разбойника! — потребовал старик.

— Добром тебя просим! — поддержала его тетка Лушка, известная в совхозе торговка. — А не то…

— Что не «то»? — шагнул к ней Генка, — Что не «то»? А ну, Леопард…

— Опомнись, нехристь! — бросила свой мешок тетка.

— Генка! Этим не шутят! — предупредил его Саблин.

Синицын вернулся к свому мешку, высыпал в него из фуражки зерно, взвалил мешок на плечи и, глядя себе под ноги, поплелся к поселку.

— Надо сказать Журавлеву, — посоветовал Крымов, — пусть он тут милиционера или дружинника поставит.

— Вот это правильно! — одобрил Лисицын. — Лучше мы сами соберем и сдадим на склад.

Саблин подумал о чем-то, вытер вспотевшее лицо и сказал:

— Наши машины здесь редко ходят. Только с четвертого отделения. Это — чужие, и Журавлев тут не поможет.

— Надо что-то придумать, — наморщил узкий лоб Пашка. — Прямо заявить в милицию.

Саблин опять подумал и ответил:

— Милиция не поможет. Скажет: они же не воруют.

— Как это не воруют, — загорелся Крымов. — За день, посчитай, сколько они уносят.

Мы сели на край кювета и стали думать, куда пойти, кому сказать о таких потерях зерна? Из-под моих ног ручейком сыпался песок на дно кювета. Я перекрыл ему путь ладонью. И тут догадка осенила меня. Если все щели бортов автомашин заделать хорошо, а сверху зерно прикрыть брезентом, так оно не будет вытекать и сыпаться. Тогда и мешочникам ничего не достанется.

— Надо сказать автоинспектору, — первым высказался Саблин.

— Нет, лучше бригадиру шоферов или начальнику автоколонны, — внес предложение Крымов.

— А сами мы не можем? — спросил я. — Встанем на дороге и будет останавливать каждую машину.

— Так они и остановятся, — засомневался Лисицын.

— Держи карман шире, — поддержал его Крымов.

— А если мы с красным флажком?

— Это, пожалуй, идея, — согласился Саблин.

Мы тут же решили вернуться в лагерь, собрать чрезвычайное заседание штаба красных следопытов, чтобы решить два вопроса: о Синицыне и о пограничной заставе.

Нам повезло: только что вернулась из поездки на ток четвертого отделения концертная бригада во главе с Фаиной Ильиничной. Учительница была очень довольна концертом и пожалела, что Миша Саблин не поехал с ними и не прочитал свои стихи.

— Я в другой раз, — пообещал Саблин и сказал Фаине Ильиничне о срочном совещании штаба красных следопытов. Он хотел посоветоваться с учительницей насчет Генки и насчет пионерской пограничной заставы, но она ответила, что очень торопится и лучше отложить все серьезные дела до завтра. А если уж нам так хочется, Фаина Ильинична согласна оставить за себя Тарелкину, которая ей все передаст на утренней линейке.

До завтра нам ждать не хотелось, и мы приняли это условие.

На заседании штаба Крымов доложил о результате похода по хуторам. Они беседовали с Аликовым и Куликовым. Из рассказов обоих стариков выходило так, что не коммунары создали тут коммуну, а они. «Были тут из Царицына заводские, — сказал Аликов, — но прожили они здесь самую малость, около года, а потом одни из них разбежались, а другие были убиты бандитами, когда вывозили хлеб на станцию. Но это было до нас, — заверил ребят Аликов. — А когда я демобилизовался и создал коммуну, царицынских уже не было». Куликов рассказал пионерам о штурме Перекопа и о том, как он лично вместе со своим эскадроном первым ворвался в Крым и гнал «черного барона» Врангеля до самого Черного моря. По его словам выходило, что коммуну в наших местах начали создавать после двадцатого года, когда в хутора вернулись фронтовики и среди них большевик Куликов. О царицынских рабочих, приезжавших сюда за хлебом, он знал не больше Аликова, но пообещал ребятам порасспрашивать стариков и старух и дать весточку следопытам.

Когда Крымов предложил разжаловать Генку в рядовые, Тарелкина сказала, что тут надо сначала как следует разобраться, а потом уже решать по справедливости. Ей самой не очень нравится поведение Синицына. Она видела, как Генка утром бегал с ведром к столовой и выпрашивал там помои. А вчера ей показалось, что он подъехал на мотоцикле с Прыщом и вынул из коляски мешок, набитый травой или еще чем-то. Может, она ошиблась; было уже темно и человек с мешком направился не прямо к дому Синицына, а к глухому переулку. Но ей все-таки кажется, что это был Генка, потому что Прыщ сказал:

— Дружи с дядей Ваней, парень, — научишься жить.

И несмотря на эту дополнительную улику, Лена возражала. Теребя конец косы, она говорила, подражая Фаине Ильиничне:

— Гена — мальчик легко увлекающийся. И это мешает ему хорошо учиться и быть дисциплинированным. Вы об этом лучше меня знаете. Наверное, он увлекся чем-то новым…

— Воровством, — тихо подсказал ей Грачев.

— Может быть, — согласилась Тарелкина, — он попал под влияние этого противного типа Хамугина. Надо узнать. И если это так, надо всем отрядом перевоспитать его. Вот ты, Сеня, сходи к нему домой и как друг поговори с ним по душам.

И хотя Лена говорила со мной, как с подчиненным, и давала прямое указание, я ничуть не обиделся на нее. Почему-то я с радостью захотел выполнить это поручение. Честно говоря, ничего хорошего от разговора с Генкой я не ожидал, но все равно мне было приятно получить такое задание. Она могла бы попросить Грачева, но не сделала этого. Нет, надо непременно сочинить стихи и подарить их Лене. Только мне никак не удается.

— Сеня, почему ты меня не слушаешь? — услышал я вопрос Тарелкиной.

Я смутился: заметили или нет ребята, что я пристально смотрю на Лену и мечтаю? Нет, они тоже смотрят на Лену и слушают ее.

— Я прошу тебя сегодня же сходить к Гене.

— Хорошо, схожу, — сказал я, поднимаясь.

— Да не прямо сейчас, а попозже, — остановила меня Тарелкина. — Ты сегодня какой-то странный. Я еще днем обратила внимание, когда мы с Вовой встретили тебя. Ты не болен?

Ну, это уж слишком!

— Расскажи, что ты придумал с мальчиками? — просит Лена, усаживая меня на место.

Я делаю безразличное лицо и отвечаю:

— Да ничего особенного.

— Как это «ничего особенного», — обижается Крымов.

— Пионерскую заставу придумал, — подсказывает Лисицын, — а говорит «ничего особенного».

Лена внимательно слушает моих друзей, иногда согласно кивает головой, иногда просит повторить.

— Вот это сейчас важно, — делает неожиданное заключение Грачев. — Тем более, что никто ничего о коммунарах пока не знает. И может быть, действительно их не было, а приезжал просто продовольственный отряд собирать хлеб…

— Подожди, подожди, Вова, — просит его Лена. — Как же никто ничего не знает. Милиционер же сказал Синицыну. И потом мой дедушка тоже рассказывал о коммунарах. Скоро он приедет в гости к нам, я уточню. Другое дело, что мы пока не нашли живого участника. Но, по-моему, красные следопыты должны продолжать поиски.

— А как же застава? Без нас? — насторожился Лисицын. — Я не согласен… Я так думаю, как Грачев: отложим это дело.

Все члены штаба стали спорить: может быть, прекратить на время поиски коммунаров? Я предложил дежурить на заставе каждый день новому звену, а поиски продолжать. Грачев сказал, что если мы погонимся за двумя зайцами, то ни одного не поймаем и попросил тут же отпустить его из концертной бригады и назначить командиром пионерской заставы.

Но Лена поддержала не Вовку, а меня. Она сказала, что командиром заставы будет тот звеньевой, чье звено выйдет на дежурство. И еще она попросила организовать дежурство так, чтобы девочки не оставались в степи на ночь. Ведь хлеб будут возить не только днем, а круглые сутки. И нам придется несколько ночей простоять в дозоре. С этим предложением все согласились. Хотя в каждом звене были девчонки, но что поделаешь, времена средневековых рыцарей еще не прошли.

— А если они добровольно? — спросил Паша.

— Ну, если добровольно, тогда другое дело.

— Я уверен, таких не найдется, — решил за всех Грачев, но Лена ему возразила:

— Ты напрасно так несправедлив к нам. Я первая останусь со своим звеном на всю ночь. Значит так, Сеня, — обратилась она снова ко мне, — ты идешь к Синицыну, а я к девочкам. Попрошу их сшить красные повязки на рукава. А ты, Вова, принеси белую краску и напишешь на повязках ППЗ. Пионерская пограничная застава. Правильно, мальчики?

Еще бы, неправильно. Здорово!

Генку я застал в сарае. Он чем-то шуршал. Когда я подошел к двери, оттуда выскочил Леопард и предупреждающе пролаял, загородив вход в сарай. Тотчас появился Генка. Увидев меня, он бросил в темноту кукурузный початок, захлопнул дверь, продел в ушко замок и спросил:

— Жалеть меня пришел? Или уже рассказал всем?

Я ответил не сразу. Обидно слушать такое от друга.

Тем более, что за все годы нашей дружбы я ни разу ни кому не выдавал Генкиных тайн. Но уже если Синицын подозревает меня, то с ним действительно творится что-то неладное. Раньше я мог бы просто повернуться и уйти, а теперь не мог поступить так. Мне стало жалко моего лучшего друга. Целыми днями он возится с этой проклятой скотиной, а теперь еще стал мешочником… Интересно, что он придумал в свое оправдание?

— Знаешь, Сенька, — горестно вздохнул мой друг, — вы меня пока исключите из своего отряда.

Я ожидал от Генки чего угодно, но не такой просьбы. Странно, но Синицын не ловчит, не хитрит, а честно просит списать его на берег. Тут что-то не то.

— Ну, а в лагерь ты будешь ходить?

— Нет, пока не буду.

— Как это «пока». А отец что скажет?

Генка еще тяжелее вздохнул, грустно посмотрел на меня, размышляя о чем-то, но потом решился и, схватив меня за руку, потащил в сарай. Мы сели на верстак.

— Я тебе уже говорил про путевку, — быстро зашептал Генка. — Так вот, чтобы прокормить эту прорву, нужно знаешь сколько корма? Вагон. Отец попросил управляющего выписать по дешевке озадков или комбикормов, а тот отказал. Вот отец и велел собирать зерно на дороге.

Я передал Синицыну решение чрезвычайного заседания штаба отряда. Генка усмехнулся:

— Детская игра. Вы встанете здесь, а мы уйдем дальше.

— Идите хоть на край света, — милостиво разрешил я Генке и его компании. — Хлеба все равно не будет.

— Поживем — увидим.

— Приходи завтра — увидишь.

— Приду. Куда же я денусь. У меня задание: в день два ведра.

Два ведра! Я даже ахнул. Это сколько же они растащат совхозного хлеба. Их ведь там собирается не два-три человека, а все двадцать. У нас. А в других хозяйствах? И я мысленно представил себе, как на всех хлебных дорогах по всей стране стоят мешочники. Это какое же право они имеют так нахально воровать хлеб у государства. И все из-за чего? Из-за ротозейства шоферов, которым, видите ли, трудно заделать борта своих грузовиков и еще из-за того, что дорожники не следят за дорогами и на них колдобин и ям не меньше, чем звезд на Млечном пути.

Тут я вспомнил гневное лицо Сережки Крымова, когда он говорил о коммунарах и бойцах продовольственных отрядов, которые воевали с кулаками и бандитами за каждый мешок зерна. А иногда и погибали. У меня кончилось всякое воспитательное терпение и я спросил Генку: давал ли он клятву пионера.

— Ну а раз давал, так выполняй ее.



Я встал с верстака и приказал ему как звеньевой:

— Чтоб завтра утром был на линейке.

— Обсуждать будете?

— Нет. Пойдешь с нами на заставу.

Генка тоже встал с верстака и признался:

— Мне отец такую «заставу» задаст… Эх, Сенька, ты, должно быть, думаешь, что мне интересно вот так каникулы проводить? Я просил отца сходить к Журавлеву, но он на него обиделся за путевку.

— Так тем более, — начал я горячо убеждать друга, решив воспользоваться его колебанием. — Ты имеешь право… Хочешь, мы скажем твоему отцу? Подумаем насчет путевки.

— Не надо, — попросил Генка.

— Да ты не бойся. У тебя отец умный. Он же лучший шофер. Он все поймет.

— Да вот пока не понимает. Мы ему с матерью каждый день говорим, а он уперся: «К Дмитрию Петровичу принципиально не пойду».

— Но ведь это глупый принцип.

— И мы ему так говорим. Ладно, Сенька, я тебя не подведу. Буду завтра в лагере.

Пионерская пограничная действует

Фаина Ильинична вывела нас за ворота и напутствовала с доброй улыбкой:

— Я рада за вас. Рада, что мы нашли новое нужное и большое дело. Я о нем обязательно скажу Николаю Андреевичу и Журавлеву. Ну, Грачев Вова, запевай!

Довольный признанием своегд таланта, Вовка спросил:

— Какую?

— О Гайдаре.

Вовка запел:

Видишь, товарищ, заря занимается,
Вновь за работу народ принимается.
Там, где труднее и круче пути,
Гайдар шагает впереди!
Мы подхватили:

Гайдар шагает впереди!
С песней мы уходим из лагеря. Стараясь идти в ногу, мы промаршировали по главной улице. На окраине разбились на три группы и направились каждая к своей дороге.

Моему отряду досталось то место, где вчера мы встретили Генку. Синицын шел рядом со мной. На его загорелом лице я иногда замечал ухмылку. К чему она относилась: к парадности нашего шествия, к Вовкиной песне о безымянной высоте, на которой осталось трое из восемнадцати ребят?.. Мы, конечно, останемся все, но если честно, по большому счету — мы же идем на свою развилку не сказки рассказывать, а воевать с разгильдяями и жуликами. И еще неизвестно, кто и как будет реагировать на наши красные повязки и флажки.

Мне отлично известно, как дорога каждая минута для шофера на хлебной трассе. Ему тонно-километры только подавай. И что такое два-три килограмма зерна, потерянного на дороге? Ерунда. Мелочь Капля в море. Песчинка в Каракумах. И тут, встретив на пути не красный околышек автоинспектора, а вихрастую голову непрошеного контролера, шофер может не остановиться. Ведь под колеса не ляжешь. А почему бы и не лечь? Мне мама рассказывала, как во Франции во время войны колонизаторов с вьетнамцами, одна девушка Раймонда Дьен легла прямо на рельсы перед эшелоном, везшим французских солдат на далекий Индокитайский полуостров. Когда я об этом поведал Генке, он скептически усмехнулся:

— Одна, а остальные? Ну, то-то.

— Зачем нам, собственно говоря, ложиться под грузовики. Мы лучше запишем их номер и передадим куда надо.

— Это вернее, — согласился Синицын. — Только, по-моему, зря ты эту дорогу выбрал.

— Почему?

— Да, — помялся Генка, — тут… меньше всего хлебных машин ходит. Нам делать будет нечего.

— Найдем дело. Будем обучать Леопарда.

Услышав свою кличку, волкодав вильнул хвостом и задрал морду кверху. Генка, почувствовав в моих словах подвох, поджал губы.

— Так это я один, — сказал он, пройдя несколько шагов. — А вы?

— Будем наблюдать.

— Все равно, — упрямо стоял на своем Синицын, — зря мы сюда идем. Лучше давай поменяемся с Грачевым. Я мигом их догоню и скажу им.

Мне была непонятна Генкина прыть и его беспокойство за наше вынужденное безделье. Но все-таки я остановил его, сказав:

— Если так случится, как ты говоришь, мы завтра поменяемся.

Генка сказал, что вольному воля, но водители не такие дураки, чтобы еще и завтра ездить по нашей трассе.

— Что у них, в степи, места мало. Они нас объедут за сто километров.

— Но на грейдер им все равно придется выехать?

Генка посмотрел на степь, на дорогу, вправо, влево и, убедившись, что другого пути на элеватор нет, согласился.

Приблизившись к группе людей, стоящих с мешками и ведрами в ожидании автомашин, мы невольно толкнули друг друга и откровенно рассмеялись. Было приятно заранее сознавать всю никчемность их стояния на нашем участке. Они же уйдут не солоно хлебавши! Ожидающие поживу были уверены, что пионерский отряд шагает по своим делам, которые ни с какой стороны их не касаются. На наш смех они ответили веселыми шутками. Тут Генка не удержался и, хлопая себя по коленкам, захохотал что было мочи. И даже когда мы остановились в нескольких шагах от въезда на грейдер и начали прикалывать и пришивать на рукава красные повязки с белыми загадочными буквами ППЗ, собравшиеся на дармовые хлебозаготовки не придали нашим приготовлениям серьезного значения.

— Едете, что ль, куда? — спросил высокий старик в армейской старой фуражке.

— Нет, — ответила Лена и уже собралась подробно и популярно объяснить ему, для чего прибыли сюда пионеры, но Синицын потянул ее за руку и подмигнул, чтобы она помалкивала. Не услышав объяснения, старик снова спросил:

— Игру какую придумали, что ль?

— Игру, дедусь, — ответил Генка, но Лена его перебила:

— Зачем обманываешь: это же нечестно. Давай скажем прямо.

— Не надо, — поддержал я Синицына. Собравшиеся на дороге подвинулись к нам поближе и внимательно прислушивались к спору. Благо, автомашин не было, и у них оставалась масса времени для пустопорожних разговоров. Очевидно, за два дня хлебоперевозок они уже успели переговорить обо всех своих домашних и соседских делах и теперь им было просто приятно, избрав мишенью пионерское звено, беззлобно позубоскалить.

— Не видишь, Силыч, — вмешалась полная доярка Анна, соседка Тарелкиной по двору. — На маскарад собрались.

— И не на маскарад, — сверкнула в ее сторону голубыми глазами Лена. Она готова была снова честно рассказать, зачем мы пришли на дорогу, но Генка потянул ее за косу. Тарелкина поморщилась от боли и сказала Синицыну, что он одно из двух: или еще не вышел из детского возраста, или просто ненормальный. Но Генка был доволен переменой разговора и даже не придал значения ее обидным словам. А я, сложив руки на груди, умоляюще посмотрел на Лену и попросил:

— Ну, подожди немножко, Лена. Это ж будет спектакль посмешнее «Ревизора».

Лена перебросила косу за плечо и, махнув рукой, перепрыгнула через кювет, присела на траву. Тут же к ней присоединилась Киреева. Светка что-то прошептала на ухо подруге, Тарелкина не дослушала ее, оборвав:

— Хватит сплетничать, Светка.

А подошедший к нам вплотную Силыч не унимался:

— И что ж это за игра такая? Посреди степу на такой жарище при такой пылище.

Слушая его заботливый голос, глядя на его морщины, можно было подумать, что это добрый старик и он искренне беспокоится о нашем здоровье. Но мы знали, что этот самый Силыч пришел собирать упавшее зерно не про черный день и вообще не от плохой жизни, а от скупости. Живут они вдвоем с бабкой в просторном доме. Дети у них взрослые, работают в городе. Так что жить бы им припеваючи, в своем садике-огородике копаться да книжки почитывать. Нет же. Обзавелись живностью. Благо, что разрешили иметь в личном хозяйстве свиней, овец, птицу.

Зная это, Генка не смог говорить со стариком на полном серьезе. Он ответил ему с подковыркой:

— А игра эта, дедусь, называется: кто смеется последним.

— Гена, — попросила его Киреева, — ты с ним так не разговаривай.

— Это почему же? — удивился Синицын.

— Я тебе потом скажу, — пообещала Света и снова наклонилась к уху Тарелкиной.

В это время показался столб пыли.

— Идет! — закричали мешочники и мы.

Машина приближалась по грейдеру. Там, впереди, ее должен остановить патруль Грачев. Я ждал, что машина остановится, но она стремительно приближалась к нам.

— По местам, — скомандовал я.

— Это же не наш участок, — запротестовал Синицын. — Что ж мы будем бегать туда-сюда, как…

— Не рассуждай, — нетерпеливо перебил я друга. — Встань впереди всех!

— Ладно, — согласился Генка, — только я все время буду там стоять. — Размахивая флажком, он побежал на грейдер. Я сказал остальным — кому где находиться — и устремился за Синицыным.

Генка, стоя на обочине, поднял высоко над головой красный флажок. Шофер, конечно, видел его, но шел, не сбавляя скорости. Я оглянулся. Люди с мешками и ведрами о чем-то переговаривались. Лена Тарелкина держала наготове тетрадку и карандаш. Это я велел ей быть готовой ко всему. Если водитель не остановится, мы не будем падать под колеса, а запишем номер и сообщим куда положено. Но, поравнявшись с нами шофер затормозил и, высунувшись из кабины, недовольно сказал:

— Чего выстроились по всей, дороге?! Я запчасти везу.

— Ну и везите, — с гонором ответил Синицын, как будто не мы, а нас задерживают в пути ненужными разговорами.

— Не взяли, — посочувствовала нам доярка Анна.

— Вам далеко ехать-то?

— Далеко, — ответил я надоедливой женщине.

— Куда же это?

— В коммунизм, — сердито бросил я, отходя к своим товарищам. Опешившая доярка долго соображала, а когда до нее дошло, крикнула мне вдогонку:

— Больно ученый ты, Морозов.

— В шестой класс с похвальной грамотой перешел, — не удержался я.

— Сеня, — позвала меня Тарелкина. По выражению ее лица я понял, что она осуждает мое поведение. Ну и пусть!

— Нехорошо получилось. Как будто мы не доверяем Вове Грачеву.

Ах, вот о чем у нее голова болит. Об авторитете Грачева. Вообще-то я сам так подумал. Раз мы договорились ловить машины на разных участках, так надо верить в ребят из других звеньев. Ну, дал маху. Так что же, теперь выслушивать мораль Тарелкиной? А может быть, дать ей возможность отвести душу? Все быстрее время пройдет. А то от безделья и от жарищи в сон потянет.

— Генка! — позвал я друга, садясь на высохшую траву недалеко от дороги. — Иди со своим четвероногим сюда. Пусть он нас повеселит.

Синицын неохотно оставил свой пост и, ворча, направился к нам. Не доходя до кювета несколько шагов, снял фуражку, плавно бросил ее и подтолкнул собаку, сказав:

— Лепик, след!

Леопард побежал за фуражкой, а довольный его исполнительностью Генка победно поглядел на всех. Но чему он радовался? Какой там «след», когда собака видела брошенную фуражку. Это скорее цирк, чем воспитание чутья ищейки.

Вообще, мы что-то недодумали с этой пионерской заставой. Ведь мы надеялись на непрерывный поток автомашин, как будто они должны идти лишь по этой одной дороге и в таком темпе, как сходят они с конвейера Горьковского автомобильного завода, о котором недавно показывали фильм. Другое дело на настоящей границе. Там бойцы сидят в секрете и не высовывают носа потому, что ждут врага. А нам что делать в ожидании автомашины? Можно было взять интересную книжку, ну, на худой конец, шахматную доску и разобрать последнюю партию Таля и Спасского, в которой Таль, игрок, стремящийся к острой комбинации, непонятно почему предпочел спокойное окончание и вынужден был удовлетвориться ничьей. Если он и дальше будет в таком стиле вести турнир, то вряд ли ему придется оспаривать лавровый венок чемпиона мира.

— Ну, видал, — перебил мои мысленные прогнозы Синицын. Он прямо сиял от успехов своей собаки. Мне даже стало чуточку неудобно за него.

— С такими номерами только в цирке выступать, — огорчил я Генку.

— В цирке?! — возмутился Синицын. — Давай проведем опыт. Я уйду, спрячу свою фуражку, а ты держи Леопардика.

— Удивил. Он твою фуражку ночью с завязанным глазом найдет. Пусть флажок разыщет.

— И разыщет, — горячился Синицын. — Леопард, на, нюхай, — он сунул ему под нос свой флажок. — А теперь держи его и не разрешай поворачиваться в мою сторону.

Все звено подошло к нам. Все-таки интересно, научил чему-нибудь Генка своего одноглазого? Генка побежал в степь, а я, рискуя рукой, закрыл единственный глаз Леопарда. Собака недовольно повращала головой, но потом успокоилась, отвлеченная уговорами пионеров. Светка дала ей кусочек печенья, а Лена попросила:

— Ну, собачка, не поворачивайся.

Через несколько минут вернулся запыхавшийся Синицын.

— Лепик, след! — приказал он волкодаву.



Собака вскочила, уперла свой глаз в хозяина и вильнула хвостом. Генка поднес к ее носу свою руку и повторил:

— След!

Леопард отбежал от нас несколько шагов, остановился, уткнул морду в землю. Покрутился на одном месте и потом стрелой полетел в степь.

Только два раза он останавливался, делал смешные развороты и снова продолжал бежать к заданной цели.

— А мой флажок он найдет? — недоверчиво спросила Киреева, когда Леопард принес и положил у ног Синицына алый вымпел.

— Ну это уже неинтересно, — заметила Лена. — Давайте играть в слова.

— В какие слова?

— В обыкновенные. Я говорю первую букву. Сидящий за мной — вторую и так до конца. Кто говорит последнюю, тот и проигрывает.

— Наоборот, — попытался поправить Лену Синицын.

— Нет, не наоборот, а именно так, — стояла на своем Лена. — Ты можешь продолжать слово сколько тебе хочется, но если у тебя ничего не получается, значит, ты слабо подготовлен. Садитесь цепочкой. Только, чур, имена собственные, сказуемые, прилагательные, уменьшительные слова не считаются. Только существительные в единственном числе. Ну, начали. Я говорю «О».

Сидевший за ней Синицын, не раздумывая, сказал «Б» и хитро улыбнулся Лисицыну. Тот тоже не стал утруждать свою голову и сказал «О». Теперь надо было мне придумывать букву. Что можно поставить после «О»? Например «3» — обоз. Слово закончится и я проигрываю. Нет, меня это не устраивает, а если я загадаю оборону. И я произнес радостно букву «Р». Сидевшая за мной Киреева удивленно посмотрела на меня, потом лицо ее покрылось красной краской, и она еле слышно пролепетала:

— Какие-то слова нехорошие ты придумываешь.

— Какие слова?

— Ну которые ты придумал. Нет, что бы попроще, а то оборотень.

— Какой оборотень, чего ты выдумываешь.

— Да ты говори, — поторопила ее Лена.

— Я не хочу это слово говорить, — уперлась Света. — Давайте какое-нибудь другое слово, а про нечистую силу не надо…

— Ладно, — не стал больше испытывать я Светку. — Подскажу тебе, так и быть.

Я хотел уже назвать Киреевой целиком задуманное слово «оборона», но тут Лена заметила на грейдере машину и крикнула:

— Идет!

Мы повскакивали с мест. Но увидев, что машина идет со стороны заставы Грачева, я напомнил Лене:

— Что же мы, не должны доверять товарищам?

— А когда же наши пойдут? — спросила Тарелкина, как будто я знал расписание движения хлебного транспорта и мог дать ей точный ответ.

— Везет! — восхищенно заметил Лисицын, и когда мы все в нетерпении начали крутить головами, ища, кто и что везет, Паша пояснил: — Грачеву и его компании. — От этого каламбура нам стало весело. Еще веселее нам было смотреть, как люди с мешками и ведрами, стоявшие около большой колдобины, вместо зерна, высыпающегося из кузова, увидели сердитое лицо шофера и его кулак. Кузов его автомобиля был обит фанерой и сверху прикрыт брезентом. Около выбоины машина сбавила газ и плавно, как лодка на волне, преодолела препятствие.

Но вот машина ушла далеко, и снова в степи наступило душное сонливое ожидание. Продолжать игру в слова не хотелось. Сейчас бы искупаться в пруду, снять с себя усталость и сонливость. Эту мысль первым подал Генка и его наверняка поддержали бы, если бы в это время на дороге не показалось облако пыли. Мы так обрадовались ему, точно увидели пролетающий космический корабль. И хотя все видели маленькую, будто игрушечную, автомашину, Лена запрыгала радостно:

— Идет! Идет!

Всем звеном мы двинулись навстречу грузовику. Я махнул красным флажком. Не доезжая до нас метров трех-четырех, машина остановилась. Из кабины выглянул Федор Федорович Синицын. Я быстро оглянулся: Генка, нагнув голову, прятался за спину товарищей. Но его пес, поднявшись на подножку, радостно лаял.

— Что за новая автоинспекция? — улыбнулся Генкин отец, оглядев наши красные повязки.

— Хотят в коммунизм уехать, а их никто не берет, — объяснила ему доярка и посоветовала: — Ты хоть забери их, Федя, а то они тут от безделья передерутся.

Федор Федорович еще громче засмеялся.

— Мы не инспекция, дядя Федя, — подошел я к кабине. — У нас патруль. Мы машины проверяем.

Федор Федорович лихо подправил кончики темных усов и неодобрительно сказал:

— Лучше носы свои проверьте. Полезнее. — Тут он заметил своего сына. Всякое подобие благодушия исчезло с его чернявого лица.

— Я тебе велел что делать? — серьезно спросил он Генку.

Синицын, не подходя к грузовику, выпалил быстро, как из пулемета:

— Не буду я больше собирать зерно.

— Что? — нахмурил густые брови отец. — Путевку один я должен зарабатывать?

— Нет, не один. Завтра я пойду к Дмитрию Петровичу, — смелее глянул на отца Генка, — попрошу его, а собирать совхозное зерно больше не буду.

Шофер резко открыл дверцу, оттолкнул собаку и, сердито оглядев нас, скомандовал:

— Чего рты разинули? А ну — марш отсюда! — Ребята посмотрели на меня, я на них. Нет, мы не намерены уходить. Мы не для этого создали пограничную заставу в степи. И кроме того, не оставлять же Генку одного.

— Оглохли вы, что ли?

— А вы не кричите на нас, дядя Федя, — сказал я, набравшись храбрости.

Синицын подпер бока кулаками.

— Скажите, пожалуйста, — усмехнулся он. — Какие принцы.

И он начал нас ругать. Сказал, что мы бьем баклуши, что лучше бы мы шли на ток, помогали провеивать зерно. А останавливать машины имеет право только автоинспектор. И что если мы не уйдем, он надерет нам уши. И первому Генке. Во время его зажигательной речи мешочники, столпившись за нашими спинами, поддакивали Синицыну и пускали в наш адрес колючие реплики.

А я-то раньше считал Генкиного отца умным и добрым. А он оказывается злой и жестокий. Нам собирается еще уши надрать. За что? Нет, мы молчать не будем. Ободренный молчаливой поддержкой ребят, я сказал, что стыдно ему, лучшему шоферу совхоза, так кричать на пионеров. Тут все наперебой начали доказывать Федору Федоровичу его неправоту. Распаленная обидой Лена ближе всех подошла к шоферу и сказала так, как будто объявила ему выговор:

— Вы должны нам «спасибо» сказать, а вы ругаетесь. Это несправедливо!

Синицын стоял хмурый. Сначала он хотел с нами спорить. Потом заткнул пальцами уши. И, наконец, не выдержав, замахал руками.

— Да тише вы! Растрещались, как сороки!

Когда мы утихомирились, Федор Федорович сказал:

— Проверяйте машину. Она у меня, как зверь, работает, — он ласково погладил капот. — Коробка передач — в норме, тормоза — в порядке, аккумулятор только вчера перезарядил: с полуоборота заводит. Ну, кто из вас соображает?

Но мы объяснили шофёру, что мотор проверять не будем, а вот как его кузов подготовлен для перевозки зерна, посмотрим. Как пчелы соты, так и мы грузовик облепили со всех сторон. За машиной тянулась пунктирная ленточка из пшеницы. Щели кузова заделаны не были.

— Мы не можем вас пропустить, — решительно заявил я. — Надо заделать все дырки.

Федор Федорович задумчиво крутил кончик усов, исподлобья глядя то на нас, то на толпу мешочников, которые нет-нет да выкрикивали в наш адрес ехидные слова.

— Понимаете, ребята, — наконец сказал он уже без злости и насмешки. — Нечем у меня щели заделывать. Я на элеваторе исправлю дефект.

Я посмотрел на ребят.

— Как, отпустим?

— Отпустим, — согласилась Лена. — Запишем номер и сообщим директору.

— Ну это уже ни к чему, — снова нахмурил густые брови Синицын. — Я же по-хорошему.

— Эдак ты и до вечера не доберешься до заготзерно, — посочувствовала ему доярка.

— А я специально подожду, когда ты на дойку уйдешь, — повернулся к ней Федор Федорович.

— У меня сегодня отгул.

— Ты лучше вот что, Анна, — обратился он к ней, — дай мне свой мешок. Я тебе вечером верну. Ну, вы, кто-нибудь, граждане хорошие, дайте свою тару.

Мешочники недовольно зароптали. Кое-кто из них стал предусмотрительно уходить от автомашины.

Синицын зло сверкнул глазами.

— Ах, вы скупердяи. Порожний мешок жалко. Вот что, орлы! Давайте дружно нарвем травы. А?..

Мы рвали траву и подавали ему, а он скручивал ее жгутом и распихивал по углам кузова.

В это время на дороге показалось еще две машины.

— По местам! — отдал я приказ, и мы все выстроились вдоль обочины, приготовив флажки. Федор Федорович подозвал к себе сына, сказал ему что-то и сдвинул кепку на брови. Потом он поглядел на приближавшиеся грузовики и громко рассмеялся. Подъехав почти вплотную к первому грузовику, машины остановились. Пыль, гнавшаяся за ними, перепрыгнула кузова и скрыла от нас толпу на грейдере. Шоферы, недовольные непредвиденной остановкой, хмуро ходили по нашим следам и недовольно принимали замечания. Один из них с насмешкой поблагодарил нас и полез в кабину. Мотор его самосвала загудел, но Генкин отец сказал водителю:

— Правильно, Иван, давай сыпь зерно на дорогу, корми вон тех тунеядцев.

— Я виноват, что на складе брезента нету? — ответил ему шофер.

— Они виноваты, — кивнул в нашу сторону Синицын. — Заставу придумали, время у нас отнимают… — Шофер неохотно повернул ключ зажигания, мотор заглох, он вылез и спросил:

— Чем заделать щель, пальцем?

— Травой, — посоветовал ему второй, который по примеру Синицына молча заделывал щели своего кузова.

Но шофер откинул сиденье, достал оттуда старый пиджак, разорвал его на две части и полез в кузов. Федор Федорович подошел ко мне и спросил:

— Ты, что ли, командир заставы? Давай мне справку.

— Какую?

— Что машины в ажуре и я могу везти хлеб до заготзерно.

— Ну и везите.

— До, следующей заставы?

— Да больше таких застав нет, — начал я уверять шофера, но не тут-то было.

— Думаешь одни вы такие умные, а другие пионеры ушами хлопают?

Пришлось вырывать из Лениной тетради листы и писать справки. В конце каждой я ставил подпись: «начальник ППЗ С. Морозов».

Когда грузовики ушли, Генка громко выдохнул:

— Хо, пронесло, — он весело посмотрел на меня. — Значит, уговорили.

— А что он тебе сказал?

— Чтобы я не ходил к Журавлеву. Сам обещал пойти. Пообещал душу из него вытрясти, но путевку получить. Вот посмотришь, если добьется, в тот же день со скотиной разделается.

Я посмотрел на друга: рот его растянулся до ушей, а в черных глазах светились блестящие кубики голубого неба.

— Машина! — раздался звонкий голос Лены…

Теперь почти все грузовики, проходя мимо людей с мешками, не теряли драгоценных зерен. И напрасно те метались с одной стороны дороги на другую, убегали далеко вперед, уходили с нашего грейдера на соседний, снова возвращались разозленные, разморенные солнцем и неудачами. Мы громко смеялись, а они хмурились.

На закате солнца нас сменило звено Сережи Крымова. «Им, конечно, легче будет, — подумал я, передавая Сергею повязку и флажок. — Во-первых, вечером будет меньше машин, во-вторых при зажженных фарах лучше видны все неровности дороги, и шофера ведут свои грузовики не на такой бешеной скорости».

Когда я рассказал об этом Крымову, тот не согласился.

— Приходите к нам на костер, сами увидите.

После ужина, захватив десяток картофелин, мы с Генкой решили проведать своих приятелей. Выйдя на грейдер, мы не увидели пламени обещанного костра. К нашему удивлению на развилке не оказалось ни одной живой души. Сначала я подумал, что Сережка с ребятами спрятался где-нибудь в кювете, и попросил Генку приказать Леопарду обследовать местность. Синицын подвел собаку к тому месту, где мы передавали звену Крымова свои повязки и флажки. Она понюхала землю, потом недоуменно поглядела на хозяина, вильнула хвостом и мирно улеглась у его ног. Пришлось нам пройти с километр от грейдера к току. Несколько раз я окликал Сережку, Генка свистел так, что у меня в ушах звенело. Но сгущавшаяся темнота, пропитанная дневной пылью, не откликалась.

Мы дошли до старого моста, перекинутого через неширокую балку. Уж если их под мостом нет, значит, бросили пост и ушли домой. Струсили! Испугались темноты! А еще в разведчиках ходят. По кювету, густо заросшему лебедой, мы спустились к мосту, и тут я наткнулся на что-то мягкое.

— Вот они, голубчики! — воскликнул обрадованно я, думая, что зря грешил на ребят. Но, нагнувшись, увидел мешок. Тесьма развязалась, и из него высыпалось зерно.

— Вот так штука, — сказал я, пробуя на зубах твердые зерна. — Целый мешок пшеницы. Как он сюда попал? — спросил я Генку.

— Тише, ты! — предостерегающе зашептал друг. — Ноги у него есть? Нет. Значит, не сам пришел.

— Ты думаешь… — Генкино тревожное настроение сразу передалось мне.

— Тут и думать нечего, — категорически подтвердил он мою догадку.

Что же делать? Идти в поселок за милиционером? Пока мы проходим, вор может прийти, забрать мешок, и тогда ищи ветра в поле. Вдвоем уходить нельзя. Надо одному.

— Ну что ты решил?

— Ясное дело, ждать, — сказал Синицын и, набрав полную горсть пшеницы, полез под мост. — Тут хорошо, прохладно, ветерок продувает. И никто нас не увидит.

— Нет, Генка, это не дело. Лучше я схожу домой, разыщу уполномоченного или скажу кому-нибудь в конторе.

— А я тут один останусь? — вышел из своего укрытия Синицын.

— Почему один, с Леопардом.

— Оставайся ты сам с ним.

— Да он меня не послушается.

— Я ему прикажу лежать.

— Трус несчастный, — сказал я, садясь на мешок. — Приказывай.

Генка посмотрел в степь, потом на дальние огни поселка, на яркие лучи фар, бегущих по грейдеру, и молча опустился возле меня. Лица его я не видел, потому что мне стало противно смотреть в его сторону. Но, по тяжелым вздохам, которые то и дело раздавались в темноте, я догадался, как Генка переживает свое малодушное падение и мое презрение к нему. Готовясь к Генкиному уходу, я решил хоть чуть-чуть приучить волкодава и осторожно провел по его жесткой шерсти рукой. Леопард вздернул морду и оскалился.

— Чтобы я с таким крокодилом остался! — поклялся я, поднимаясь с мешка. — Хочешь меня инвалидом сделать. Да я лучше один буду сидеть. Иди, только бегом.

— Нет, — уперся Синицын, — одного я тебя не оставлю. Вдруг они придут, увидят тебя.

— Как же увидят, когда я буду спрятанный. — Но мой довод не убедил друга. — А может, мы всю ночь тут просидим?

— Ну и пусть, — решился на такой подвиг Синицын, забыв, что дома мы отпросились совсем ненадолго и там поднимется настоящая паника. Но и это не смутило Синицына. Он готов был на все, только бы не оставаться одному.

Делать было нечего. Пришлось согласиться с Генкой. Не бросать же нам своей засады, не раскрыв преступника. Ведь раз он спрятал тут этот мешок, то обязательно явится за ним. Значит, надо набраться терпения и ждать. Втайне от Генки я с нетерпением ожидал машину, чтобы попросить шофера заехать к нам домой и предупредить родителей, а еще лучше самому съездить и разыскать нашего участкового милиционера Петрова.

Но на нашей дороге как будто весь транспорт поломался. За тот час, который мы сидим с Генкой и Леопардом, ни один грузовик не прошел с тока на элеватор. Без причины такого не бывает. Вон с других токов, из других хозяйств идут же машины по грейдеру.

— Может, они все вывезли, — не очень уверенно размышляет Синицын. — А теперь от комбайнов к току подвозят.

— Может быть, — соглашаюсь я, чтобы не молчать и поддерживать разговор.

— А может, их перебросили на другие отделения, — продолжает Синицын.

— Может быть.

— А может, они устали и пока отдыхают?

— Может быть.

Генка начинает злиться.

— Что ты заладил одно и то же: «может быть» да «может быть».

— А что я тебе должен говорить «не может быть»?

Я вижу, что из нашей беседы ничего путного не получится. Ложусь в канаву, кладу голову на несчастный мешок и начинаю рассматривать звезды. Далекие и близкие, большие яркие и совсем крошечные бледные, они посылают к нам бледно-зеленый свет. И где-то среди них плывут наши ракетные корабли к Марсу, к Венере. Пока на них установлена только аппаратура и приборы. Но, может, когда мы подрастем, корабли уже повезут туда первых космонавтов. По моему твердому убеждению, главные начальники, которые подбирают космонавтов, поступают неправильно, что берут в свой засекреченный городок только уже готовых летчиков или готовых врачей и ученых. Туда надо принимать вот таких, как мы с Генкой. Впрочем, насчет Генки надо еще подумать. Если он боится один, даже с верным псом, остаться в ночной степи на час-другой, вряд ли из него выйдет настоящий космонавт…

В это время из черноты горячего неба к земле устремилась хвостатая комета. Отсюда она была похожа на бенгальскую свечку, которая разбрызгивает тысячи ослепительных искр. А вдруг это не комета, а космический корабль, запущенный с какой-то планеты? И что же я ничего не загадал? Светка говорит, если увидишь комету и что-нибудь загадаешь, твое желание обязательно исполнится. Я тут же загадал на будущее: поймаем мы вора или нет? В общем, эта примета — ерунда на постном масле. Как будто все зависит от кометы. Все зависит от нас самих.

— Слушай, Сенька, ты видал комету?

— Ну, видел.

— Ты загадал что-нибудь?

— Нет, а ты?

Генка ложится на мешок с другого конца и тоже, глядя на небо, мечтательно произносит:

— Только я подумал: придет жулик или не придет, как вижу светлое-светлое пятно. Я сразу догадался — комета! Значит, придет. А вдруг он не один, а, их двое или трое?

— Ну и что же?

— Поймают нас…

Нет, Генку никак нельзя записывать в космонавты… А может, он прикидывается, меня испытывает? Что меня испытывать, я же не побоялся остаться один. Ну, не то что бы один, а с собакой. Была бы веревка, я привязал бы ищейку к стойке моста и пусть она грызет от злости бревно.

— Мы же спрячемся, — во второй раз объясняю я Генке. — И потом не они нас ловят, а мы их.

— Вот завтра будет разговору, — загорается Синицын. — Может, про нас еще и в газету напишут.

— Может быть.

— А может, еще и по радио в «Пионерской зорьке» расскажут.

— Может быть.

— Опять ты заладил свое «может быть». Не хочешь разговаривать, так и скажи честно.

Но что я мог сказать ему честно или нечестно? Ничего. И поэтому я принял, на мой взгляд, самое верное решение — молчать. Хорошо в степи ночью на траве. Смотреть в бездну неба, слушать звонкую разноголосицу кузнечиков, шорох пробегающих сусликов. Но это хорошо, когда все хорошо, а не тогда, когда с минуты на минуту могут появиться жулики, которые спрятали мешок.

Мы их все равно дождемся и увидим. Они нас не увидят, а мы их непременно увидим.

Рядом беспокойно заворочался пес. Может, он почувствовал тех, кого мы ждем? Вдруг он сейчас залает?

— Генка, зажми собаке рот, — прошептал я. Синицын взял собачью морду рукой и спросил:

— Идут?

Леопард завертел головой. Где-то далеко на дороге заскрипели тележные колеса, донеслось глухое шлепанье копыт лошади по пыльной колее. Мы подползли к краю канавы и посмотрели на дорогу. В темноте был виден человек, идущий рядом с подводой. Время от времени человек включал карманный фонарик, и его желтый свет слабым лучом освещал обочину дороги. Значит, он что-то ищет. Только бы собака нас не выдала. Генка ласковыми словами уговаривает ее набраться терпения и молчать, как рыба.

— Зря мы не спрятали мешок, — пожалел Генка, когда мы залезли под мост. — Теперь он его найдет.

— Пусть, — сказал я. — Только бы увидать этого вора.

Вот уже совсем близко скрипит колесо, раздается тяжелый лошадиный вздох, и мы слышим голос, кого бы вы думали? Кладовщика Спиридона Макеевича.

— Притомился, Орлик… Потерпи, дорогой. Мы его найдем…

Я даже ушам своим не хочу верить. Неужели Макеич вор? Про него все говорят, что он честный человек. Я выглядываю из укрытия. В это время луч его карманного фонаря скользнул по обочине, спустился в канаву и погас.

— Где-то он ждет нас, — устало говорит кладовщик, обращаясь к лошади. — Всего вернее возле моста я его обронил…

Шурша травой, Макеич опустился в канаву и включил фонарик.

— Нам без мешка нельзя возвращаться, — продолжал он разговаривать сам с собой. — Зерно в нем не простое, а золотое, элитное…

Услышав все это, я не хотел больше сидеть в укрытии, но Генка держал меня за руку и шептал:

— Маскируется. Вот я сейчас выпущу Леопарда.

— Не смей! — схватил я собаку за ошейник.

Луч фонарика все ближе подходил к тому месту, где лежал мешок. Еще несколько шагов, и Макеич увидит драгоценную пропажу. А мы потом выскочим из засады. И что он подумает о нас? Нет, надо вылазить. Я сделал шаг. Из-под башмаков посыпались комья земли. Кладовщик направил на меня свой луч.

— Вы что тут делаете?

— Мешок караулим.

— А где он?

— Да возле вас лежит…

Телега, мерно поскрипывая, медленно движется к току. Рядом с Орликом трусит Леопард. Макеич сидит на мешке и что-то напевает в свою седую негустую бороду. Мы с Генкой лежим на пахучем сене. Подложив руки, под голову, я смотрю на далекие звезды. Точно праздничные фонарики, теперь они перемигиваются весело. А чего им тревожиться, когда вся история с мешком кончилась как нельзя лучше. И нам весело: дома, сказал Макеич, думают, что мы вместе со всеми ушли на ток помогать просеивать зерно. Там все звено Сережки Крымова.

Генка перевернулся на живот и спрашивает:

— Спиридон Макеич, вы ничего не слыхали про коммунаров?

— Доводилось, — прервал свою песню кладовщик. «Ну вот, — подумал я, — мы ищем где-то кого-то, а тут оказывается рядом человек, который все может рассказать».

— А что вы про них знаете?

— Экзамены старику устраиваете, — повернулся он к нам. — Жили такие коммунары в Париже, — неторопливо начал он говорить, но нам уже было неинтересно. Мы не хуже Макеича знали историю Парижской Коммуны. Генка сразу перебил его;

— Не про тех…

— А про каких же?

— Про нашенских, трудрассветских.

— Чего не знаю, того не ведаю, — чистосердечно признался кладовщик. Он достал папиросу и, закурив, принялся снова напевать свою песню про то, как скакал казак через долину, через Маньчжурские края…

От разочарования я даже загрустил. «Вот как иногда получается в жизни, — думал я. — Про какого-то казака, который скакал куда-то и которого казачка обещала ждать, даже песня есть, и ее поют по любому поводу: на свадьбах, на праздниках, даже на телегах. А про коммунаров никто ничего не знает. Как будто их не было тут». Вдруг Макеевич прервал песню и спросил:

— И что же это были за коммунары, откуда они появились и куда пропали, что про них ничего мне неведомо?

— Да мы сами толком не знаем, — начал объяснять Генка, усаживаясь поудобнее. — Мне милиционер в городе говорил. А фамилий их никто не помнит. Говорят, что приезжали сюда из Царицына рабочие, шесть человек.

— Вот так история, — загрустил кладовщик. — Ну, а вы в город запрос делали?

— Куда же запрос делать, — удивился я. — На деревню дедушке?

— Зачем же, — добродушно сказал Макеич и расправил усы, — в пионерский дворец обратитесь… Был у нас такой случай. Работал я завхозом во Дворце пионеров. Пришло туда письмо от женщины одной. Разыскивала она своего сына…

Верно! Как это верно сказал Спиридон Макеевич: обратитесь к пионерам. И о чем мы сами раньше думали? Завтра же напишем письмо…

Прыщ пойман с поличным

Сегодня мое звено становится в дозор после ужина. Не успел протрубить горнист любимую команду: «бери ложку, бери хлеб», как мы уже сидели за столом и, густо присолив хлеб, нетерпеливо постукивали ложками. Как в сказке «По щучьему велению» девчонки-поварихи расставляли перед нами тарелки ароматного горохового пюре с мясом и коричневый компот из подгоревших сухофруктов. Быстро расправившись с едой, мы выстроились и под барабанную дробь Пашки Лисицына вышли на улицу.

После случая с мешком все звенья решили выходить только на вечернее дежурство. Пришлось Фаине Ильиничне заставить нас тянуть жребий. В Генкину мичманку она бросила несколько туго скрученных бумажек, на которых было написано: «день», «вечер» и стояла дата. Мне досталось два дневных дежурства и одно вечернее.

За прошедшие дни никаких особенных событий не произошло. Один шофер из городской торговой автоконторы не допустил нас к осмотру машины и, только чуть сбавив скорость, сказал, чтобы мы не мешали на пути, иначе он отвезет нас в милицию. Лена записала номер его самосвала, и Генка на велосипеде отвез мою докладную в контору совхоза. Больше мы этого шофера на своей трассе не встречали. Зато на витрине сатирического листка «Крокодил» к вечеру уже была нарисована карикатура, на которой некий водитель М. Фомин в тельняшке и серой кепочке с малюсеньким козырьком, высунувшись из кабины, гонит грузовик на полном газу, веером разбрасывая направо и налево зерно. Пионеры с красными повязками в страхе разбегаются в стороны, а благодарные мешочники набивают свою тару зерном.

Говорят, что Журавлев лично предупредил нарушителя и обещал отправить его к автоинспектору.

А в остальном наши дежурства на заставе проходили спокойно. Мы даже умудрялись по очереди ездить на попутных машинах обедать и купаться.

Когда наше звено поравнялось с домом Тарелкиной, я сказал Лене, что они со Светой могут уйти. Мы же договаривались освобождать девочек от вечерних дежурств. Но Лена недовольно поморщилась и отказалась:

— Это же нечестно, Сеня. Почему-то вы считаете, что только одни мальчишки могут совершать подвиги.

Раньше я не любил, когда она читала мне мораль, но теперь готов слушать ее весь вечер. Я даже испугался, когда она замолчала.

— Ты намекаешь на тот мешок? — спросил я.

— Конечно. Разве это честно, что вы вдвоем с Синицыным просидели под мостом до полуночи. А если бы он был не потерян, а украден и на вас напали бандиты?

В это время Генка остановил меня и сказал, что он сходит за велосипедом и догонит нас. Велосипед ему отец привез из города позавчера, когда отвез на базар почти всех уток и поросенка.

После нашего разговора в степи Федор Федорович все-таки сходил к Журавлеву, и тот пообещал в ближайшие дни достать путевку для Анны Петровны. На радостях Синицын-старший и купил Синицыну-младшему велосипед. И это было очень кстати. В других звеньях обязательно был хоть один велосипед, а у нас — ни одного. Я тут же назначил Синицына связным. И еще мы договорились из велосипедистов создать механизированную разведгруппу. Хоть мы и написали письмо во Дворец пионеров и теперь с нетерпением ждали ответа, но и от поисков на месте не отказались. Кто знает, может быть, нам удастся все-таки напасть на след хотя бы одного коммунара. Журавлев и тот не забыл спросить:

— Ну как ваши поиски?

— Пока никак, — признался я и тут же пожаловался: — Нам же никто не помогает, все только мешают. Посылают то на кукурузу, то на очистку зерна.

Дмитрий Петрович тяжело вздохнул, отчего его живот, и без того круглый, стал, как выставочный арбуз.

— Всем тяжело, Морозов, — выдохнул Журавлев после короткого молчания и начал говорить мне о небывалом урожае и коротком лете, о нехватке людей и своих бессонных ночах, потом похвалил нас за пионерские заставы на дорогах и спросил, нельзя ли перенести поиски коммунаров на осень и зиму.

Конечно, можно отложить поиски. Это ведь не хлеб, который нужно быстрее собрать и сдать государству. Но вдруг ребята с других хуторов опередят нас? Зачем вчера приезжал из Любимовского Петька Голубев? Интересовался, как мы живем, что делаем, подежурил вместе с Грачевым на заставе, передал какое-то письмо Фаине Ильиничне и отбыл восвояси. Он про коммунаров не спрашивал. Но может быть, это тактика у него такая?

Я рассказал обо всем Дмитрию Петровичу. Он улыбнулся и ответил, что чем больше пионеров включится в поиски, тем скорее мы найдем коммунаров.

— Кто будет первым, это не так важно, — заметил директор. — Все равно это будут наши, трудрассветские ребята.

С таким мнением я никак не мог согласиться. Это ему, Журавлеву, все равно, потому что он директор всего совхоза, а мы — пионеры своей школы, и у нас, между прочим, есть свои задачи. И нам хочется в соревновании выйти победителями.

— Нет, Дмитрий Петрович, — возразил я. — Мы с вами тут не согласны. Если говорить как вы, какая нам разница, кто первым сдаст хлеб государству: мы или «Красное знамя».

— Ну, Морозов, хлеб — это абсолютно другое дело, это — политика, это — не игра в следопытов.

Мне стало даже обидно, что такой умный человек, как Журавлев, а считает наши поиски игрой. Я понял, что никакой помощи от него не добьюсь, и поэтому быстро попрощался и пошел в лагерь.

— Вот почитай приятную новость, Сеня, — подошла ко мне Лена. — Читай, не стесняйся, — вложила она в мою руку листок с крупными буквами.

Это было письмо, скорее записка, дедушки Терентия Захаровича Тарелкина. Он писал Фаине Ильиничне (думал, что она командир красных следопытов), что одного из коммунаров звали Иваном, кажется, Гостюшиным, он его запомнил, потому что встречался с ним один раз в укоме партии. И был тот парень из металлистов то ли с Французского, то ли с Бельгийского завода.

— Так об этом надо написать ребятам в город, — предложил я.

— А может быть, лучше кому-нибудь из вас самим поехать туда, — загадочно улыбалась Фаина Ильинична.

Кого она имеет в виду? Себя, наверное. Я бы послал Генку. Он уж наверняка все разузнал бы.

— Ну ладно, — сказала учительница. — Мы об этом еще подумаем, а сейчас вам в дозор пора.

Мы уже выбрались на грейдер, когда нас догнал Синицын.

— Семка! — радостно завопил он, прыгая с седла. — Тебе телеграмма.

Я остановился. Сразу подумал, что телеграмма из города, из Дворца пионеров. Они нашли кого-то и теперь сообщили об этом.

— Из города, — продолжал Генка. — От тетки!

Вот тебе на! От кого угодно я ждал телеграмму, даже от Таля, которому посылал один интересный этюд с пешечным окончанием, но от тети Вали — никогда не ждал.

Мне тут же захотелось прочитать самому это необычное известие. Но у Генки телеграммы не было. Просто его встретил мой отец и сказал, что из города от тети Вали пришла приятная телеграмма. Почему приятная? Откуда Синицыну знать. Ему так сказали, он так передает. Я попросил у друга велосипед и пообещал вернуться быстрее, чем Гагарин из космоса.

Интересно, о чем там пишет тетя Валя? Теперь ребята уже дошли до нашего поста и заняли свое место. Отсюда не видно дороги. Но хорошо видны яркие снопы фар, врезающихся в темноту. Машины идут без задержек. Значит, все в порядке. А вот и наш дом. В окнах, выходящих на улицу, света нет. Все на кухне. А может быть, папа и мама еще на работе, дома одна бабушка, у которой нет ни рабочих часов, ни рабочих дней, как говорит отец, но зато нет и выходных, как говорит она сама.

Я ставлю велосипед возле крыльца и быстро вбегаю в дом. Все взрослые в сборе. Они только что поужинали. Папа читает газету. Бабушка моет в тазу посуду, а мама что-то ищет на полке. На мои шаги все поворачиваются, отложив свои дела. На их лицах один вопрос: что случилось? Нет, я должен спросить, что случилось, почему тетя Валя прислала телеграмму? Первым меня понимает отец. Он широко улыбается, отчего ямочка на его подбородке почти исчезает. Опередив мамин вопрос, он говорит с одобрением:

— Хорошо у вас работает связь.

— Что пишет тетя Валя? — обращаюсь я ко всем сразу, но смотрю на отца.

— То же, что и в прошлом году, — отвечает он. И сразу мое приподнятое настроение падает, как флажок часов при блице. Опять зовет бабушку караулить городскую квартиру на лето. А мы здесь должны пропадать. Ну, папа с мамой как-нибудь обойдутся, а я? Сам вставай, сам готовь завтрак, обед. Впрочем, обед дают в лагере. А вот огород и мамины цветники лягут на мои плечи. Не буду же я звать ребят на помощь. Что я пенсионер какой, что ли? Впрочем, чего я расстраиваюсь, как будто сейчас не сам поливаю огород, не пропалываю грядки. Конечно, сам. Но делаю это по просьбе бабушки.

Отец, увидев, как изменилось выражение моего лица, спросил:

— Ты чего загрустил, Семен Михайлович?

— А чему радоваться?

— Да ведь ты еще не знаешь, что за телеграмма, что в ней написано.

Я махнул рукой: ясное, мол, дело.

— Да не терзай ты мальчонку, — сказала бабушка отцу. — Прочти Валину телеграмму.

Отец достал с подоконника маленький листок и протянул его мне.

— Он у нас грамотный. Читай. «Мама, — прочитал я первое слово, — срочно приезжай. Захвати Сему. Дорогу тебе оплатим. Валя». «Захвати Сему». Это, значит, меня. Я снова перечитал: «Захвати Сему». Сема — это я! Я подпрыгнул и закричал: «Ура!»

Папа поднялся, подхватил меня и закружил по кухне. Он кружил меня, приговаривая:

— Как я рад, как я рад, что ты едешь в Волгоград.

— Так надо готовиться, — бросился я в комнату, соображая, что взять с собой.

— Все уже приготовлено, — остановила меня мама. — Ты лучше ложись спать, завтра рано ехать.

— Но я должен предупредить ребят, и потом надо отдать Генке велосипед.

— Ты ночью ездишь на велосипеде? — удивилась испуганно бабушка. — Ведь можно голову сломать. Нет, Миша, ты запрети ему.

Папа сказал, что он не может этого сделать по той простой причине, что завтра меня уже не будет, а сегодня придется не налагать запрет, иначе Генка подумает бог знает что о своем велосипеде. Бабушка согласилась, но просила меня не ехать, а отвести машину.

— Хорошо, — согласился я и, выведя велосипед за калитку, сел и сразу взял бешеную скорость. Смешная бабушка. Пешком. Когда я доберусь до заставы да обратно? Как раз к отъезду. Они тут переволнуются, спать не лягут. И разве можно такую радость доставлять черепашьим шагом. Наоборот, я должен лететь со скоростью ракеты-носителя. Я спутник, а велосипед — ракета. Через несколько минут он выведет меня на орбиту. Тут я вспомнил, что если проехать переулком, то до грейдера можно доехать быстрее, чем по главной улице. Правда, переулок не освещается, но для чего же у меня карманный фонарик. Только я достал фонарик и хотел включить его, яркий свет автомобильных фар вырвался из переулка и ударил меня прямо в глаза. Я резко затормозил и, взяв вправо, привалился к забору. Мимо меня проехал самосвал.

«Странно, — подумал я в первую минуту, — зачем он сюда заехал?». Но потом я решил, что шофер, может быть, как я, торопится куда-нибудь и решил сократить путь. Ковыляя по сильно выбитой колее, я кое-как выехал за огороды и лег курсом к большой дороге. Собственно говоря, я ничего не выиграл, изменив маршрут. Если с таким трудом тут прошла моя машина, то я представляю, как плелся тот самосвал. А перед самым грейдером какой-то умник распахал нейтральную зону и мне пришлось не вести велосипед, а тащить его на себе. Неудобно же возвращать хозяину новенькую машину с оцарапанной краской. И все-таки настроение мое было отличным. Я даже пел песни. Какие приходили на память. И, надо сказать, песни попадались все как на подбор, то про космонавтов и мечтателей, которые утверждают, что на Марсе зацветут яблони, то про Гайдара, всегда шагающего впереди, то про красных следопытов, которые требуют: пусть ветер, ветер, ветер кружится… И почему это так получается, когда у тебя настроение неважное, и тут надо бы поднять дух, песни вспоминаются грустные, унылые вроде «степь да степь кругом».

К месту я прибыл счастливый, готовый, как добрый волшебник, поделиться с ребятами своей радостью. Но они, наверно, решили сыграть надо мной веселую шутку: все куда-то попрятались. Куда же можно спрятаться в степи? Единственное место — под мостом. Под тем самым, где мы недавно с Генкой ждали жуликов, а дождались кладовщика Макеича. Луч моего фонарика проскользнул между балок. Никого. Странно. Неужели они ушли или уехали на ток? Делать нечего. Придется двигаться туда. Хоть пять километров — путь неближний, но благо дорога укатанная, минут за двадцать буду на месте. Но до тока добраться мне не удалось, не потому что сломался велосипед. Просто я встретил на полпути того же Спиридона Макеевича с его неизменным Орликом, впряженным на этот раз в двуколку.

— Куда это ты, Сеня? — спросил кладовщик, когда я остановился, чтобы узнать о ребятах. — Твоих приятелей там нет. Приехали студенты. Работяги, я тебе скажу, трактору не уступят и весельчаки, что твой Аркадий Райкин. А у меня опять же беда, — продолжал словоохотливый Ларионов. — Пропало полтонны пшеницы.

— Как «пропало»? — спросил я без особой тревоги, помня о недавней потере мешка.

— Да так. Отложил я семенное зерно за трансформаторным щитком, под навес. А сейчас приехал, — мешков нет. Или в заготзерно кто-то по ошибке отвез или украли. Сейчас погляжу на складе. Может, я в спешке забыл оприходовать. Если нет, значит, украли.

Ну, конечно, старый Макеич забыл оформить документы и теперь напрасно волнуется. Ведь сам же говорил нам с Генкой, что в совхозе с тех пор, как все включились в соревнование за звание коллектива коммунистического труда, случаев кражи не было. В нашем поселке уже не однажды возникал разговор о том, чтобы лейтенанта милиции Петрова перевели в другое место, где он нужнее. А у нас он только даром зарплату получает второй год. Обо всем этом я напомнил кладовщику. Он согласился со мной, но только заметил, что украсть могли не наши рабочие, а приезжие. Но тут же добавил:

— Греха на душу преждевременно брать не желаю. Вот проверю всю наличность…

На току делать мне было нечего, и я решил вместе с Ларионовым возвратиться в поселок, зайти к Синицыну и узнать, почему звено оставило свой пост?

Возле конторы мы распрощались с Макеичем. Он поехал на склад, а я — к Синицыну. Но Генки дома не оказалось. Анна Петровна приняла велосипед и спокойно сказала, что сын, должно быть, уехал с отцом в рейс.

Тарелкина тоже еще не вернулась с дежурства, недовольно заметила ее мама. Лена вообще за последние дни так изменилась, так похудела, так подурнела, как будто у нее не веселые беззаботные каникулы, а подготовка к осенним экзаменам. Ей даже дня не стало хватать для своих дел. Мать серьезно подумывает взять ее из лагеря и отправить куда-нибудь в настоящий лагерь, например, в «Артек». Вот только она не знает, где и как путевку можно достать.

Я сказал, что тоже не знаю и поспешил на улицу. Это Лена-то стала дурнее. Ну и ну! Да красивее Тарелкиной нет в совхозе ни одной девчонки. И мне очень захотелось разыскать Лену и сказать ей о том, что обязательно напишу ей письмо из города, а она пусть мне ответит. И тут я вспомнил, что так и не выполнил своего решения сочинить специально для нее стихотворение. И снова всплыли первые строчки о чудном мгновенье.

За несколько дворов до нашего дома я услышал в кустах палисадника подозрительный шорох. Хотел остановиться и рассмотреть, но подумал, может, парень с девушкой любезничают, а я буду подглядывать. Я ускорил шаг. И в это время из двора Хамугина, провожаемый лаем волкодавов, быстро выехал самосвал. Ни фары, ни тормозной сигнал у него не горели. Но я узнал его. Это был тот самый самосвал, который чуть не прижал меня к забору в переулке. Машина выехала на дорогу и устремилась к околице, где по распоряжению Журавлева был поставлен надежный шлагбаум и улица перерыта глубоким рвом. Наши шоферы об этом отлично знают. Выходит — это приезжий. Без зажженных фар он, чего доброго, врежется в рельсу или трубу. Надо бы его предупредить. Но разве я его догоню. Вот бы когда пригодился велосипед. И только я подумал про велосипед, как услышал за собой топот и горячие восклицания:

— Скрылся! Не догоним! Догоним!

— Номер заметил? — спросил меня Синицын.

— Нет, — признался я. — Темно, а он свет не зажигал.

— Эх ты, командир разведчиков, — осудил меня Лисицын.

— Нехорошо так, Сеня, — не удержалась Лена. — Нас бросил, номер не заметил…

— А для чего он вам понадобился?

И тут Генка, захлебываясь от торопливости и перебиваемый Леной и Пашкой, рассказал, как Прыщ, проезжая мимо заставы на мотоцикле, уверил ребят, что директор совхоза просил пионеров идти отдыхать по той причине, что сегодня с четвертого тока зерно возить не будут — днем все вывезли. Ребята поверили, а Светка даже приняла приглашение Хамугина и уселась, как барыня, в коляске и уехала домой.

Когда звено уже далеко отошло от трейдера, на нем появился самосвал. Но он не поехал в поселок обычной дорогой, а свернул на перепаханную полосу и старой колеей помчался к переулку. Этот маршрут показался ребятам подозрительным. И они бросились бегом в поселок. Но на улице все было спокойно. Не могла же целая автомашина провалиться сквозь землю. Тут мои друзья решили действовать, как настоящие сыщики. Они шли от двора к двору и заглядывали в щели. Недалеко от дома Прыща они услышали, что за ними кто-то идет, и спрятались в палисадник. Лене показалось, что это иду я (так оно и было на самом деле), и она хотела остановить меня, но Синицын запретил ей демаскировать секрет. А через несколько минут они услышали шум мотора и выскочили из засады. Но… было поздно.

— Не поздно! — сказал я, вспомнив самосвал и рассказ Спиридона Макеевича о пропавшем зерне. Старик сейчас наверняка в своем складе, ищет то, чего там никогда не было. Зерно надо искать во дворе тунеядца Хамугина.

Надо что-то придумать и задержать автомашину. По этой дороге она выйдет из поселка, она обязательно вернется сюда, к переулку. Надо что-то придумать за эти минуты. Если мы просто встанем на дороге и поднимем руки, он не остановится, он может что-нибудь заподозрить. Недаром бабушка говорит, что на воре шапка горит и ему кажется, что все встречные знают о его преступлении. Надо что-то придумать!

— Генка, я побегу к Макеичу, а ты сломай ногу.

Синицын шарахается от меня, как от прокаженного.

— Ты что, обалдел?

— Да нет, не по-настоящему, — злюсь я на его вечную бестолковость. — Понарошку.

— Как это?

В том конце улицы зарокотал мотор. Объяснять некогда.

— Беги на склад к Макеичу, скажи, чтоб он бежал к больнице. Живо! — толкаю я Синицына в спину, а сам, схватив за руки Лену и Пашу, выбегаю на дорогу. Потом кладу руки на их плечи и безвольно опустившись, начинаю стонать, подогнув ногу.

— Кричите, чтоб он остановился, — командую я, увидев в нескольких метрах от нас самосвал.

Лена и Паша быстро сообразили, что от них требуется, и, войдя в роль, отчаянно замахали руками и закричали:

— Стой! Стой!

Перед самым носом самосвал затормозил. Я застонал что было мочи. Почти подтаскивая меня к машине, Лена, задыхаясь, объясняла:

— Подвезите его к больнице, он ногу сломал.

— А, черти носят вас по ночам! — заругался шофер, и голос его показался мне очень знакомым. Он торопливо отворил дверцу и скомандовал:

— Полезай!

Я попробовал подтянуться на одной ноге, но «боль» еще сильнее сковала все мое тело, и я застонал. Сильная рука шофера схватила меня за плечо, и уже через секунду я сидел в кабине. Под ногами у меня было что-то мягкое. На ощупь я старался определить, что это? Лена тоже втиснулась в кабину. Паша хотел залезть в кузов, но шофер обругал его и велел убираться.

— Держитесь, — сказал нам водитель и включил скорость. И машина сразу рванулась вперед. Лена оттолкнулась от меня и чуть не вылетела из кабины — дверца распахнулась. Я прижал ее к себе правой рукой, а левой рванул дверцу. Лена была теплая. И в то же время она дрожала. От страха, понял я: еще бы, ехать в одной кабине с живым вором. В этом нет ничего хорошего. А что он вор и заодно с Прыщом, у меня сомнений не было — под ногами лежали мешки. Я незаметно погладил плечо Тарелкиной: не робей, держись, разведчик. Это наше первое настоящее испытание! Чтобы у шофера не возникло никаких подозрений, я время от времени стонал. После очередной кочки я застонал особенно сильно.

— Как же это тебя угораздило? — спросил водитель. — В чужой сад небось лазил да свалился с дерева?

«Вот паразит, — с ненавистью подумал я. — Думаешь, если сам жулик, так и все такие». А Лена уже объясняла ему:

— Нет, мы не лазили по чужим садам. Мы играли в прятки, а он бежал…

Вон и больница, и свет в приемном покое или в кабинете дежурного врача. Успел ли Генка добежать до склада и сообщить Ларионову о нашей находке? И как задержать шофера хоть на несколько минут? После очередного стона я склонил голову на плечо Лены и прошептал:

— Заметь номер.

На наше счастье, больничный сторож на требовательные нетерпеливые сигналы самосвала не спешил. Может, он вздремнул, а может быть, отлучился куда-то. Наконец он вышел из калитки, узнал о причине позднего беспокойства и только после этого открыл ворота. Самосвал подошел к самому крыльцу. В дверях показалась Клавдия Ивановна, мать Светки Киреевой. Увидев Лену, меня и незнакомого шофера, она страшно испугалась, прижала ладонь к груди и спросила:

— Что-нибудь со Светочкой?

— Да нет, не с ней, — объяснил шофер, глядя на Лену, считая ее Светланой. — Вот с этим героем. Ногу сломал.

— Господи, — всполошилась Клавдия Ивановна. — Сейчас позвоню доктору, принесу носилки.

— Не надо, — запротестовал я. — Я сам дойду.

— И не смей и не думай, — строго предупредила медсестра.

— Зовите доктора, — распорядился шофер. — А носилки не надо. Я его донесу. Вы только скажите куда. Ну-ка, парень, возьмись за мою шею.

Шея у него была короткая, но твердая, как бревно. Он без труда подхватил меня и понес в корпус. Когда мы вошли в светлую комнату приемного покоя, я сразу узнал в моем «спасителе» того самого шофера, который не остановился по нашему требованию и на которого была карикатура в «Крокодиле».

— Куда? — спросил водитель Клавдию Ивановну. Она, держа телефонную трубку, кивнула на белую кушетку.

Положив меня, шофер сказал:

— С тебя кружка пива, герой.

— Не волнуйтесь, дядя, получите, — озорно сказал Лисицын, непонятно как очутившийся в комнате.

— А ты как попал сюда? — удивился шофер.

— На вашем самосвале, — улыбнулся Паша, подмигивая мне.

— А если бы сорвался?

— Что вы, дядя, не в таких переделках бывали, — храбро заявил Лисицын. — Я же потомок коммунаров.

— Каких еще коммунаров?

— Которые наш совхоз создавали в революцию.

— Вот я этому потомку уши надеру.

Пашка тотчас скрылся за дверью. Водитель, пожелав мне скорейшего выздоровления и спокойной ночи сестре, направился к двери. Когда за ним закрылась дверь, я попросил Клавдию Ивановну:

— Остановите его! Задержите!

— Зачем? — удивилась Светкина мать.

— Он вор, — вскочил я с кушетки.

Киреева подбежала ко мне, силой уложила на место и, положив мягкую ладонь на лоб, сжалилась:

— Господи, бредить начал. Человек ему добро сделал, к нам привез, а он его вором обзывает. Успокойся. Сейчас приедет Дмитрий Иванович. Сделаем рентгеновский снимок.

— Не нужен мне снимок. Задержите его, — вырывался я из ее крепкого объятья.

— Я же не милиционер, Сенечка, как же я задержу?

— Как хотите. Позовите его назад.

— Зачем?

— Спросите что-нибудь.

— Господи, какой жар!

— Да нет у меня никакого жара, — рванулся я с кушетки. — И нога у меня целая.

— Едут! — донесся в это время со двора радостный визг Лисицына, и тут же я услышал ровное тарахтение мотоцикла лейтенанта Петрова. Из окна мне было видно, как соскочив с мотоцикла, участковый, кладовщик и Синицын подошли к шоферу. Тот неохотно достал документы, протянул их Петрову.

— Спиридон Макеевич! — крикнул я в форточку. — В кабине мешки!

— Сеня, иди сюда! — позвал Генка.

— Меня Клавдия Ивановна не выпускает.

— И не думай удрать, — предупредила сестра, загородив своей широкой фигурой проем. — Boт придет Дмитрий Иванович, пусть он решает отпустить тебя или в гипс положить.

— Зачем мне ваш гипс. У меня ноги совсем целые. — И я подпрыгнул три раза, а Светкина мать в ужасе закрыла глаза и отвернулась к стенке. Этого было вполне достаточно, чтобы я успел добежать от окна до двери и крикнуть ей: «Привет!».

После обыска и составления акта лейтенант Петров позвонил в районную милицию, попросил выслать оперативную группу и, пригласив шофера самосвала в люльку своего мотоцикла, повез его в комнату штаба добровольной народной дружины, а нас попросил преодолеть это расстояние пешком…

Утром мы с бабушкой на рейсовом автобусе добрались до станции, а еще через час зеленый тепловоз мчал нас на юг, в город, о котором я так много слышал и читал и который давным-давно хотел увидеть.

Мы восстановим их имена

После короткой стоянки тепловоз отошел от станции со смешным названием «Разгуляевка». Скоро за окном вагона зазеленели сады. Увидев их, бабушка сказала, что через несколько минут мы прибудем на место и поэтому пора собирать свои вещи. В это время из репродуктора, вделанного в стену купе, полились плавные торжественные звуки песни о волжском богатыре:

«Стоит среди бурь исполин величавый», — запел таким голосом певец, что у меня внутри все сжалось, и мне уже не хотелось помогать бабушке собирать вещи, и я не мог понять, почему наши соседи продолжали говорить о каких-то лимитах, которые кто-то зажал в Москве, и только из-за этого им не улыбается переходящее знамя Совета Министров.

На фоне музыки артисты в два голоса рассказывали историю города. И только когда диктор сообщил о том, что 2 февраля великое сражение под Сталинградом завершилось полной победой Красной Армии, один из соседей заметил:

— Удачно вмонтировали Левитана.

— Да, — безразлично согласился другой сосед и тут же оживленно спросил: — Ты этот анекдот про Левитана и Синявского слыхал? «Ну, как они могут в такую минуту говорить о всякой ерунде», — подумал я и, чтобы заглушить их голоса, повернул черную рукоятку до отказа. Репродуктор загремел так, что бабушка выронила сетку, а один из соседей, заткнув уши, потребовал:

— Выключи!

А другой сказал, чтоб я сделал потише и, обращаясь к своему собеседнику, добавил:

— Пусть слушает. Это тебе надоело. Каждую поездку одно и то же, а человек, может, первый раз.

— Конечно, первый, — сказал я, возвращая рычажок на прежнее место, — а вы тут анекдоты…

— Ну-ну, — осуждающе поглядела на меня бабушка.

На перроне большого белокаменного вокзала было много народу. Но бабушка сразу в этой движущейся толпе разыскала свою дочь. Тетя Валя обрадованно распахнула объятия и подставила свою щеку сначала бабушке, потом мне. Нас она не целовала, сказала, что у нее губы накрашены. Потом тетя Валя повернулась и кому-то махнула рукой. Подошел высокий светловолосый парень.

— Возьми это, — указала ему тетя Валя наш чемодан.

— Да зачем же, — забеспокоилась бабушка. — Он не тяжелый, я бы и сама.

— Мама, — произнесла тетя Валя. И тут же, положив мне руку на голову, сказала: — Вот ты какой вырос! А я все представляла тебя маленьким.

Мы пошли вслед за парнем, через вокзал на площадь к зеленой «Волге». Я хотел с первого раза разглядеть город, но тетя Валя все время говорила и говорила, то спрашивала, как мы доехали, как себя чувствует бабушка, Зоя и Миша, как мы переносим эту адскую жару, от которой у нее страшно поднимается давление и она обливается потом, то извинялась, что Игорь не мог приехать, потому что сегодня художественный совет принимает у него премьеру телевизионного фильма, то интересовалась, как я закончил учебный год, и кем думаю стать, когда вырасту.

Мимо нас пролетали большие дома, зеленые шапки деревьев, клумбы с цветами… Приехали мы очень быстро. В прохладном подъезде тетя Валя нажала черную кнопку, за решетчатой дверью что-то загудело и, громыхая, покатилось вниз. На сетке двери я прочитал табличку — «Лифт. Грузоподъемностью 350 кг. Детям до 12 лет пользоваться без сопровождения взрослых не разрешается». Это меня не касалось. За железной дверью проплыла темная коробка, раздался щелчок, и тетя Валя пригласила нас войти в кабину. Вот бы сюда сейчас моих друзей-приятелей. Дочь рассказывала матери, как надо пользоваться лифтом и что делать, если вдруг машина застрянет между этажами. А чего рассказывать, когда на табличке все написано и даже дан номер телефона. Вот только непонятно, каким образом можно позвонить из лифта по указанному номеру, если в кабине телефон не установлен?

Когда на стенке появилась цифра четыре, лифт остановился.

За тетей Валей мы вошли в дверь квартиры. В полутемном коридоре стояло два шкафа. Один для платья, другой — книжный. На шкафах лежали чемоданы, коробки из-под пылесоса, радиоприемника и телевизора.

— Вот ваша комната, — объявила тетя Валя, отдернув зеленую портьеру, — Ты будешь спать на кресле-кровати, а Сема на раскладушке.

Мы с бабушкой одновременно глянули на громоздкое кресло, и я тут же представил, как бабушка, сидя, словно в самолете, дремлет в нем всю ночь. Нет уж, лучше я буду корчиться в кресле, а бабушка пусть спит на раскладушке. Тетя Валя поняла наши взгляды и тут же, откинув половину сиденья, разложила кресло. Получилась удобная, мягкая кровать.

— Видишь, мама, как это просто и удобно. Разбирать и собирать тебе поможет Сема.

— Конечно, — пообещал я, разглядывая телевизор на тумбочке и соображая, как с ним обращаться. Тетя Валя тут же угадала мои мысли и объяснила, что «Темп-3» очень хороший приемник, изображение у него четкое, не резкое и глаза не утомляет. Но вещь эта дорогая и требует к себе исключительно бережного отношения, А так как передачи почти все дрянные, кроме тех, которые делает Игорь, телевизор надо включать реже. Если включать часто и подолгу, кинескоп может скоро перегореть. Вон у соседей приехали родственники, день и ночь не отходили от «Рекорда» и вот результат — через неделю кинескоп сгорел, пришлось менять. А стоит эта операция ни много ни мало — тридцать два рубля. А как известно, деньги на дороге не лежат, их зарабатывают нелёгким трудом. И чтобы купить крайне необходимую вещь, приходится отказывать себе во всем. Поэтому тетя Валя очень просит нас, особенно меня, не трогать ничего, не дай бог, поломается вещь.



Оказалось, что и ходить надо как можно реже. От подметок, оказывается, паркет быстро покрывается пылью и теряет свою прелесть. Ковры тетя Валя скатала и уложила в другой комнате, чтобы моль не ела. Но в нашу обязанность входило за месяц, пока они с Игорем будут отдыхать в болгарском городке Варна, на берегу Черного моря, эти ковры два раза развернуть, проверить, проветрить на балконе и свернуть. И заканчивая свои указания, тетя Валя передала бабушке пятьдесят рублей и сказала, что больше она выделить нам не может, так как путевки в эту самую Варну стоят им бешеных денег, и они с Игорем сами, когда возвратятся, будут перебиваться с хлеба на квас.

Потом тетя Валя повела бабушку в кухню и ванну, чтобы объяснить, как пользоваться газовыми и другими приборами. А я распахнул дверь на балкон и сразу замер. Метрах в трехстах от дома голубела широкая, спокойная Волга. За парком, протянувшимся внизу, виднелись шпили пристаней, украшенные флагами. По реке плавно катились белоснежные трехпалубные красавцы дизель-электроходы. Поперек Волги сновали юркие катера «Москвичи», кое-где мелькали паруса яхт, какой-то буксир тянул плот… Подошла тетя Валя и спросила:

— Нравится?

— Очень красиво!

— Все знакомые завидуют нам, — похвалилась она. В это время зазвонил телефон. Тетя Валя подошла к журнальному столику.

— Да, да. Ну? Поздравляю! Целую! — щебетала она. — Я так и знала, — нахмурила она свои тонкие прямые брови. — Этот Иван подонок. Я сколько раз тебя предупреждала, чтобы ты с ним не заходил в кафе… Нет, не перестану, — топнула она ногой. — Никаких друзей. Ты знаешь, к нам приехала мама…

Я сразу догадался, что тетя Валя разговаривает со своим мужем, режиссером студии телевидения.

Тетя Валя, загибая пальцы, перечисляла мужу все, что он должен купить в магазинах для торжественного обеда по случаю успеха его телефильма и нашего приезда. Она положила трубку и начала рассказывать нам с бабушкой о новой работе Игоря. Тетя все говорила и говорила. У бабушки уже несколько раз голова незаметно опускалась на грудь, а я, не видя телефильма и его создателя, уже знал о них куда больше, чем об Иване Андреевиче Крылове и его баснях, которые мы изучаем каждый год в школе. Я сидел и все ждал, когда тетя наговорится. Но ее прорвало, как водопроводную трубу. Такому красноречию, подумал я, мог бы позавидовать даже Вовка Грачев.

Наконец пришел Игорь Васильевич. Тетя Валя, освобождая его от кульков и сетки, поздравляла с успехом, говорила, что теперь он может со спокойной совестью ехать на Черное море. Игорь Васильевич поздоровался с нами, спросил у бабушки, как она доехала, как себя чувствует, не устала ли в дороге, не нужно ли ей отдохнуть, или она уже отдохнула, потом он похвалил меня за отличный спортивный вид, поинтересовался, как я закончил учебный год, какие у меня мечты и планы. Я подумал, что сейчас муж тети Вали начнет повторять о своем телефильме все то, что мы уже слышали от тети Вали, но Игорь Васильевич, узнав о том, что мы разыскиваем коммунаров и организовали в совхозе пионерскую заставу по проверке машин, вдруг усадил меня рядом с собой на кушетке и попросил поподробнее рассказать о нашей жизни…

Тетя Валя уже два раза звала нас к столу, но Игорь Васильевич извинялся и просил меня рассказывать дальше.

Когда наконец мы уселись за стол, есть мне уже не хотелось. Я выпил стакан шипучего лимонада и попросился пойти погулять. Тетя Валя тут же предупредила меня, чтобы я не дружил с мальчишками из их двора. По ее убеждению, все они были наверняка разбойниками. И чтобы я, боже упаси, кого-нибудь из них не пригласил в ее квартиру. Я принял ее условия и выбежал на улицу.

Двор был просторный. В середине его изнывали от жары запыленные вязы. В их тени краснели грибки с песочницами, две беседки с поломанными скамейками. На волейбольной площадке висела порванная сетка. Во дворе было пусто и тихо.

Мне не хотелось ждать до завтра, чтобы пойти во Дворец после их отъезда. Для чего же, собственно, я приехал сюда? Посмотреть памятники войны, побывать на тех местах, где сражался мой отец? Нет, не только ради этого. Ребята ведь дали мне твердый наказ разыскать хоть кого-нибудь, кто помнит того Гостюшина, о котором сообщил Тарелкин, хоть родственников, хоть друзей, хоть знакомых. Ведь другой такой случай вряд ли представится, а если и представится, то когда, неизвестно.

Надо не терять даром время, надо найти Дворец пионеров. Но спросить не у кого. Ну и скучно они тут живут. Только я так подумал, как услышал окрик:

— Рекс, назад!

Я повернулся. Ко мне бежала тщедушная пятнистая собачонка, в насмешку, наверно, прозванная таким громким именем. Я знаю, как надо себя вести с собакой, чтобы она не укусила. Надо сделать вид, что ты не обращаешь на нее никакого внимания. Я так и сделал. Сел на край песочницы и начал загребать серый грязный песок. Собака обнюхала мои ноги и, видя, что я не удостоил ее своим вниманием, побежала дальше. Вслед за ней ко мне подошел мальчик лет десяти-двенадцати. Он осмотрел меня очень внимательно и бесцеремонно спросил:

— Ты из какой квартиры?

— Из тридцать восьмой, а тебе что?

— В тридцать восьмой детей нет, — уверенно ответил мальчишка.

— Я сегодня приехал.

— Откуда? — пристал он.

— Из «Трудрассвета». А ты, случаем, не из милиции?

— Нет, — спокойно ответил мой новый знакомый. — Я из пятнадцатой квартиры. Скучно сегодня у нас, — пожаловался он.

— А вообще?

— Вообще весело, — оживился мальчик, присаживаясь возле меня. — Сегодня все уехали за Волгу, в турпоход.

— А ты почему дома остался?

— Я Таню на дачу провожал. Таня — это моя сестренка. Она еще в детский садик ходит.

— Что же, мать не могла проводить?

— Мама в больнице, а папа на работе.

Теперь я посмотрел на него так, как он на меня в начале нашей встречи. Лицо у него доброе, немного печальное и почти совсем не загорелое. Наверно, он мало бывает на улице, возится с сестренкой, с Рексом, а может, даже сам себе покупает продукты и варит обед. Таким каникулам не позавидуешь. Я подумал, что вот сейчас он начнет рассказывать, как ему тяжело, скучно и противно. Но мальчик, поискав глазами резвящуюся собаку, спросил:

— А у тебя есть дома собака?

Я вспомнил Леопарда. Ведь наполовину он и мой. Значит, я имею право сказать, что есть. Тем более, что в последнюю нашу ночь я держал Леопарда на ошейнике, когда мы вместе с Петровым пришли ко двору Хамугина. Прыщ долго не открывал калитку, а когда узнал, зачем к нему пожаловали милиционер, кладовщик и мы, сразу распахнул калитку и сказал, что собирался разыскать Петрова, чтобы выяснить, кто ему подбросил пять мешков пшеницы.

— Но пропало двенадцать, — задохнулся от гнева Макеич. — Где же остальные?

— Не знаю, не знаю, — забубнил Прыщ.

Тогда я поднес Леопарду мешок и сказал:

— Ищи.

И он нашел. За сараем, в яме, закиданной досками, бурьяном. Вот какой у меня Леопард. Нет, не у меня, у нас, так вернее. И я сказал мальчику, какой у нас пес. Его Рекс и в подметки не годится Леопарду.

— Ну это еще как сказать, — заспорил он, — у нашего Рекса мать имеет почетную золотую медаль с выставки.

Но мне спорить не хотелось. Ну дали медаль и ладно. Я бы закон такой утвердил, чтоб собакам не за красоту давали награды, а за помощь человеку. Тогда бы наш Леопард наверняка орден получил.

— Тебя как зовут? — спросил мальчик.

— Меня Сенькой.

— А меня Женькой. Ты надолго приехал?

— Да нет. Вот найду коммунаров и уеду.

— Каких коммунаров? — спросил Женя, и глаза его загорелись, бледное лицо порозовело.

— Которые в нашем селе первый совхоз сделали.

— Сделали, а сами уехали?

— Это кое-кто так говорит. Но мы не верим. Мы думаем, их беляки и бандиты расстреляли.

И я рассказал Жене все, что нам было известно о коммунарах. И о том, что когда мы узнаем их имена и фамилии, то поставим им памятник. Деньги на него мы уже собираем. И директор совхоза Журавлев обещал помочь. Рассказал я и о письме, которое мы отправили ребятам кружка красных следопытов при Дворце пионеров и про Ивана Гостюшина…

— Знаешь что? — поднялся быстро Женя. — Я сейчас загоню Рекса домой и давай сходим во Дворец. Там у меня дружок есть Витька Чурзин. Если он не уехал никуда, он нам поможет.

— Давай, — с радостью согласился я.

Дворец пионеров оказался рядом с домом тети Вали: надо только перейти две улицы. В вестибюле на большом листе было написано, в какой комнате и в какие дни и часы работают кружки. Кружок красных следопытов находился на первом этаже, в восьмой комнате, рядом с комнатами юных художников и фотографов. Мы заглянули в восьмую комнату. Несколько мальчиков и девочек окружили длинный стол и что-то двигали по большому листу белой бумаги. Женя осмотрел всех следопытов и сказал мне:

— Витьки нет. Но мы сейчас узнаем. — Он подошел к крайней девочке и спросил, где Чурзин.

Девочка, белокурая с толстой косой, своей серьезностью похожая на Лену Тарелкину, повернулась к Жене и ответила, что сегодня она его не видела и добавила, что он, наверное, готовится к сбору о поездке в Брестскую крепость. Девочка подумала, что она исчерпывающе ответила Жене и отвернулась снова к белому листу бумаги, на котором было разложено множество фотографий, стояли клей, краски, банка с водой, кисточки и карандаши. Но Женя оказался парнем настойчивым и снова потянул девочку за рукав.

— Ты еще здесь? — удивилась та, и на ее бронзовом загорелом лице появилось строгое выражение: отрывают от важного дела. Однако этот вид не испугал моего нового приятеля. Он махнул мне рукой и сказал девочке:

— Вот Сеня ищет коммунаров.

И сразу же все в комнате повернулись в мою сторону. Они начали спрашивать, откуда я и каких коммунаров ищу, сколько нас человек, кто нами руководит, есть ли у нас музей, что мы нашли? Я едва успевал отвечать на все эти вопросы и ждал, когда они замолчат, чтобы расспросить их.



— Сейчас мы узнаем, у кого ваше письмо, — сказал девочка, похожая на Тарелкину, и достала журнал. Она полистала его и объявила:

— Кто из третьего отряда?

Паренек с кисточкой в руке сказал, что он из третьего.

— Так вот, письмо из совхоза «Трудрассвет» у вас.

— Первый раз слышу, — удивился паренек и пошел к столу возле окна. Он достал папку с письмами, перебрал их и ответил, что такого письма нет. Потом заглянул в тетрадь и ответил, что наше письмо у старого коммуниста Редькина. Редькин? Маркел Аникеевич? Это же наш земляк. Он у меня записан в блокноте.

— Где он живет? — спросил я.

— Улица Мира, дом двенадцать, квартира четыре, — ответил паренек, глядя в тетрадь. — Телефона у него нет.

Ну и не надо. Есть Женя. Он знает город и поможет мне разыскать Редькина.

Когда мы уходили, строгая девочка сказала:

— Если вы ничего не найдете с товарищем Редькиным, приходите снова к нам.

Мне очень хотелось осмотреть весь Дворец, чтобы потом можно было рассказать ребятам, но Женя сделал страдальческое лицо и попросил:

— Лучше давай завтра посмотрим. А то вдруг папа придет, а меня нет.

— Так ты не пойдешь со мной к Редькину?

— Пойду. Тут недалеко. Я успею.

У нас в совхозе перед вечером всегда душно бывает в июле, а здесь просто дышать нечем. От каменных стен, от асфальта, даже от низких чугунных оград пышет зноем, как от раскаленной плиты. И как тут только мальчишки живут, да еще что-то делают. Я бы, наверное, из Волги не выходил.

Улица Мира мне понравилась. Она широкая, а над ней справа и слева бросают тень на асфальт высокие старые акации. В глубине улицы на голубом небе четко вырисовывается купол чудного дома. Я думал, что это цирк, но Женя сказал, что это планетарий. Там в большом круглом зале установлен такой аппарат — планетарий, по которому и названо здание. Он показывает небо над городом, точно такое, какое оно бывает в эти часы и минуты. А рядом с планетарием стоит обсерватория с телескопом. Оттуда ребята из кружка юных астрономов ведут наблюдение за небесными светилами и за искусственными спутниками Земли.

Мы прошли магазин, витрины которого украшали платья и разноцветные ткани, и вошли во двор пятиэтажного дома. Тут было не так жарко. У подъезда в углу я прочитал на синей железке, что в квартире № 4 живет не Редькин, а Ершов. Я позвал Женю. Он прочитал ненужную нам фамилию и ничуть не удивился.

— Редькин — дедушка?

Я кивнул.

— Живет он с дочерью?

Я снова кивнул.

— Дочь замужем. Вот как твоя или моя мама. Так? И фамилия у них меняется.

Мы поднялись на второй этаж. На наш звонок дверь открыла молодая женщина с книгой в руке. Узнав, кто мы и зачем пришли, она пригласила нас войти, усадила в мягкие кресла, поставила на маленький треугольный столик вазу с яблоками, попросила, чтобы мы не стеснялись, были как дома. Из другой комнаты женщину спросили, кто пришел, и она весело ответила:

— Это ко мне. Земляки.

Мы вовсе не к ней. Мы к Редькину. Это, наверно, он интересуется. Я вытянул шею, чтобы заглянуть в ту комнату, но женщина засмеялась и сказала, что ее папа уехал на завод «Красный Октябрь» по просьбе пионеров и должен с минуты на минуту возвратиться. Она достала из вазы два красных яблока и протянула их нам. И начала меня расспрашивать, как мы живем в совхозе, достроили Дом культуры или все еще в гараже смотрим кинофильмы? А когда я сказал, что и больницу построили, и школу, и птичник, она удивилась и сказала, что мы молодцы, особенно Журавлев. А при чем тут Журавлев, когда все это построили бригады под руководством моего папы.

— Ну, конечно, — ответила дочь Редькина, которая стала теперь Ершовой. — И твой папа молодец.

Потом она стала расспрашивать о своих знакомых. Кое-кого я знал и отвечал про их житье-бытье, что слышал от взрослых, а Женька в это время беспокойно крутился в кресле и все поглядывал на часы. Я понял, что он думает об отце и сказал, что лучше мы зайдем к Маркелу Аникеевичу завтра, а то Женю дома будут искать.

— Только обязательно заходите, — поднялась Редькина-Ершова. — Папа будет рад вас видеть. Я уверена, что он вам поможет. Мне даже немножко неудобно перед вами.

Я удивился: за что?

— Сама когда-то жила в «Трудрассвете», активисткой считалась, а вот до этого не додумалась. — Мы уже вышли в коридор, когда раздалось два коротких звонка.

— А вот и папа, — заторопилась Редькина к двери. — Проходи скорее, к тебе гости.

Вошел невысокий белоголовый старик. Увидев нас, он широко заулыбался, как будто действительно встретил своих приятелей.

— Вы из третьего отряда? — спросил он, пожимая нам руки.

И узнав, что Женя вообще не из отряда, а я из далекого «Трудрассвета», Маркел Аникеевич заулыбался еще шире. Морщинки на его худощавом лице разгладились, и он как будто помолодел. Не слушая извинений Жени, старик повел нас снова в комнату. Но я сказал, что моему приятелю может влететь от отца за опоздание. Редькин почесал за ухом и с сожалением отпустил Женю.

— А для нас, Варенька, чайку.

И как только мы сели, Маркел Аникеевич спросил, кто из стариков живой еще и кто передавал ему привет. Я сказал, что его помнит моя бабушка, но привета она не передавала, потому что сама приехала сюда. Еще живет Спиридон Макеевич, он просил кланяться Редькину. Мне все время хотелось узнать, кто из коммунаров нашелся на заводе, куда ездил Маркел Аникеевич, но старик сам задавал мне вопросы, и я вынужден был лишь отвечать. Наконец, Варя принесла нам чай и две чашки, положила в вазочку конфеты и сахар. И, только отпив несколько глотков чаю, Редькин сказал:

— А коммунаров мы найдем. Обязательно.

«Найдем, — подумал я. — Значит, пока не нашел».

Я считал, что вопрос этот уже решен и завтра я смогу написать ребятам имена всех, кого мы так долго искали. А оказывается…

— Видишь, Сеня, в чем трудность, — медленно говорил Редькин, отхлебывая чай. — Никто не помнит их фамилий. Много рабочих ушло тогда в деревню. У меня в голове все время крутится одна фамилия. То ли Гостев, то ли Гостяев, то ли Гостевой… А почему я запомнил, потому что в первый день приезда пришел он к нам в комбед и сказал: «Хоть я и гостевой фамилии, но приехал сюда не в гости, а хозяевать». Через неделю я ушел на Колчака и больше его не встретил. В отделе кадров завода мне обещали перерыть архивы и выбрать все фамилии, похожие на Гостевых. Но тут есть одна трудность. Многие архивы погибли во время войны.

Я показал Маркелу Аникеевичу записку дедушки Терентия. Редькин долго читал ее, приговаривая: жив Терентий. Потом бережно свернул бумагу и сказал:

— Верно пишет Тарелкин: были эти ребята металлистами. Значит, следует искать их на «Красном» или «Баррикадах». Завтра съезжу на «Баррикады».

Я подумал, что одному Редькину будет нелегко выполнить эту задачу. Если я буду ему помогать, все равно уйдет много времени. Надо, чтобы на каждый завод поехало хотя бы по человеку. Выходит, мне опять идти во Дворец, к ребятам из третьего отряда? А что, если вызвать сюда, в город, моих друзей? Денег им на дорогу дадут, жить есть где…

А Маркел Аникеевич продолжал рассказывать, как он думает организовать поиск коммунаров. Он уже, оказывается, побывал в музее у ветеранов. Завтра ему обещали показать какие-то документы времен гражданской войны.

Может быть, эти документы помогут разгадать тайну?

— Коммунаров-то мы вряд ли найдем, — говорил Редькин, — но фамилии их для истории восстановим. Это уж точно, это уж ты поверь мне…

Эпилог

И вот эта долгожданная минута наступила. Почти полгода прошло с тех пор, как Генка Синицын, выведенный из Камышинского театра старшиной милиции, узнал о коммунарах.

Над просторной площадью, над темными шапками и платками плывут торжественные, аж мурашки бегают по спине, звуки «Интернационала». Кажется, что это не медные трубы, а сильные голоса выбрасывают в морозный воздух слова:

Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов…
Ну, конечно, это поют не трубы, а люди. Вон Журавлев, поднимая и опуская в такт музыке кулак, широко открывает рот. Рядом со мной гудит бас директора школы Николая Андреевича, а чуть левее в хор нежно вливается мягкий голос Вовки Грачева, нашего отрядного запевалы… Новый куплет поет уже вся площадь, Журавлев, кажется, забыл, что гимн исполняется, как договорились, в ту минуту, когда Дмитрий Петрович потянет за ленту, и белое покрывало спадет с острогранного обелиска. Обелиска в честь тех, кто почти пятьдесят лет назад приехал в наши места и посеял первые семена на общественных полях. Пусть их было мало. Всего шестеро. Против них выступила банда в десятки штыков. Но они не дрогнули, не отступили. Вместе с первыми семенами сами легли в эту землю…

Так говорил о коммунарах Дмитрий Петрович Журавлев. Я даже удивился, что Журавлев и вдруг так говорит. И куда только подевались его любимые слова «значит», «вот», «так сказать». Он всегда их умудрялся вставлять в свои выступления, когда призывал рабочих подготовиться к уборке или севу. А тут без бумажки и без этих ненужных слов. А вот сейчас он забыл, что надо потянуть ленту на себя, чтобы все увидели обелиск и могли прочитать имена тех, кого знали пока что немногие. И все собравшиеся тоже забыли, что надо открыть обелиск: они пели о том, что только люди труда имеют право владеть землей. А ведь было такое время, когда этой землей владели помещики и цари. Они грабили и душили народ. Так говорил и наш историк Петр Петрович. Но это время не вернется.

И если гром великий грянет
Над сворой псов и палачей,
Для нас все так же солнце станет
Сиять огнем своих лучей!
Эту песню пели те шестеро, когда озверевшие бандиты обложили их дом соломой и подожгли. Чтобы замести следы своего преступления, бандиты спалили весь старый хутор, а о коммунарах пустили слух, будто они убежали обратно в город.

Об этом рассказал на суде бывший механизатор Хамугин. Оказывается, он знал все о судьбе коммунаров. Его отец был одним из главных в банде. Советская власть судила его, а маленького сына есаула Хамугина отправила в детскую колонию… Но младший Хамугин не оценил великодушие новой власти. Так говорил на пионерском сборе участковый милиционер лейтенант Петров, которому мы помогли поймать Прыща с поличным. Но даже если бы Прыщ не рассказал о последних днях коммунаров, мы сами узнали бы все равно правду.

Когда я сообщил в лагерь о том, что контора коммуны находилась в доме Хамугиных, красные следопыты узнали, где стоял этот дом и раскопали бугор. Под бугром, давным-давно поросшим бурьяном, и были найдены останки героев. Спалив дом, бандиты тут же вырыли яму и побросали туда обгоревшие трупы. Они верили, что темная ночь и пепелище навечно схоронят от живых имена павших.

Но враги просчитались. За несколько дней до гибели молодой рабочий Иван Максимович Гостюшкин написал письмо своей невесте. Это письмо передала Маркелу Аникеевичу старая колхозница, к которой, мы ездили в деревню. Теперь пожелтевшая бумага лежит в нашем музее как экспонат номер один.

«Дорогая Нюра! — писал Гостюшкин, — сообщаю тебе, что задание продкомиссара мы выполнили, отправили один вагон хлеба нашим товарищам на завод. А задержались тут вот почему. По решению укома партии создали коммуну. Поселились в Старом хуторе, в доме богатея Хамугина. К нам присоединились пока четыре двора. Мы сообща обработали землю. Земля тут сущий клад, вырастили добрый урожай. Вчера намолотили двадцать мешков пшеницы. А прошлой ночью бандиты подожгли наш амбар. Утром же в хуторе никого из местных не оказалось. Мы так полагаем, что банда увела всех насильственно. А нам враги оставили грязную бумажку, в которой требуют, чтобы мы теперь же уехали в город. Иначе грозятся хлеб сжечь, а нас расстрелять. Но мы не из пугливых. Не для того мы тут, в степи, поставили свой коммунарский заслон, чтобы бояться озверевшей своры недобитой контры.

Дорогая Нюра! Пишу тебе из укома, где только что получил две винтовки и наган. Так что будем стоять за наше дело до последнего патрона.

Кланяются тебе мои боевые товарищи Иван Шадрин, Павло Хвыля, Петр Губин, Вася Журкин и Яша Берензон».

Когда осенью коммунары не вернулись и не привезли хлеб, в Старый хутор ездили рабочие с металлургического. Жители окружающих хуторов сказали им, что коммунары испугались и сбежали, а чтобы добро не досталось бандитам — все спалили. В волкоме рабочим подтвердили эту версию. Погоревали делегаты, подумали, что стыдно было коммунарам возвращаться с позором и разбрелись они по разным уголкам, да и примолкли.

А Нюра, которой писал Гостюшкин, долго еще справлялась в разных организациях о судьбе жениха, но ответы приходили одни и те же: из района выехали, где находятся в настоящее время — неизвестно.

Но теперь все стало известно…

С красного обелиска медленно спадает покрывало. Вот оно задержалось возле чугунной плиты, которую привезли металлурги завода. Потом плавно, словно боясь нарушить тишину на площади и покой павших, опустилось к подножию. На плите бронзовые слова: «Героям-коммунарам, основателям совхоза «Трудрассвет». А ниже — в два ряда имена шестерых. Теперь они всегда будут жить рядом с нами в именах улиц, пионерских отрядов, клубов, школ…

Вот наступила и наша очередь возложить венки к памятнику. Дружина подходит к гранитным ступеням.

Мы с Фаиной Ильиничной кладем венок, а ребята — букетики осенних цветов. Затем выпрямляемся и клянемся стоящим на площади, что будем так же беззаветно любить и беречь нашу огромную Советскую страну и эту маленькую заставу в степи, как любили ее первооткрыватели.



Фаина Ильинична поворачивается к нам и торжественно произносит:

— Клянемся!

Мы повторяем:

— Клянемся!

И словно могучее эхо за нашими спинами гудит вся площадь:

— Клянемся!





Оглавление

  • Об авторе и его книге
  • Книга первая Боцман с «Авроры»
  •   Персональное дело
  •   Мы готовимся к походу
  •   Эскадра снимается с якоря
  •   Чрезвычайное происшествие
  •   Боцман списан на берег
  •   Встреча с юнгой
  •   Приказ по флотилии
  •   Так держать!
  •   Важное донесение
  •   Наши новые друзья
  •   Мы за бортом
  •   Откровенный разговор
  •   Первая пионерская
  •   Здравствуй, Братск!
  • Книга вторая Застава в степи
  •   Все началось с коржика
  •   Лагерные будни
  •   Двое в джунглях и Леопард
  •   Отряд ведет бой
  •   По следам коммунаров
  •   Новая тайна
  •   Генкина беда
  •   Пионерская пограничная действует
  •   Прыщ пойман с поличным
  •   Мы восстановим их имена
  •   Эпилог