КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615709 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243294
Пользователей - 113000

Впечатления

mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Совы вылетают в сумерках (Исторические приключения)

Еще один «большой» рассказ (и он реально большой, после 2-х страничных «собратьев» по сборнику), повествует об уже знакомой банде нелегалов и об очередном «эпизоде» боестолкновения с ними...

По хронологии событий — это уже послевоенный период, запомнившийся многолетней борьбой «с очагами сопротивления» (подпитываемых из-за кордона).

По сюжету — двое малолетних любителей (нет Вам наверно послышалось!)) Не любители малолетних — а

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: 22 июня над границей (Исторические приключения)

Ну наконец-то автор решил «сменить основную тему» с «опостылевших гор» на что-то другое... Так, несмотря на большую емкость рассказов (при малом количестве страниц), автор как будто бы придерживался некоего шаблона, из-за чего многие рассказы «по своему духу» были чем-то неуловимо похожи (хотя они никак между собой не связаны — ни по хронологии, ни по героям или периоду). Но тут автор, (все же) совершенно внезапно «ушел», от «привычных

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Наумов: Конец Берик-хана (Исторические приключения)

Очередной «микроскопический» рассказ (от автора), повествующий о том, как четко задуманный замысел (засады, в которой казалось все продуманно до мелочей) может разрушить один единственный человек (если он конечно «не найдет себе оправданий» и не сбежит).

В остальном — все та же «романтика гор», конница «в пыльных шлемах» (периода «становления Советской власти» на отдельно-восточных территориях) и «местные разборки» в стиле

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Граф [Иван Владимирович Магазинников] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Иван Магазинников Граф

Интерлюдия

Сергей Авраменко нахмурился и слегка развел ладони в стороны. Таблица, проекция которой висела перед ним в воздухе, послушно увеличилась. Пальцы гейм-дизайнера быстро забегали по светящимся символам, выделяя строки.

– Ребята, а кто такой Фердя?

– Фердинанд-то? О, был у нас такой особо одаренный специалист из Германии. Проработал всего пару месяцев, но успел себя… гх… зарекомендовать.

– В смысле?

– Да анекдот это в шкуре пивного немца, а не человек – сплошное ходячее недоразумение. То ангелам дополнительные две пары крыльев приделает, из-за чего они втрое больше системных ресурсов начинают жрать только для того, чтобы летать нормально. То реки заставит вытекать из морей и озер «потому что так же оно должно быть, да?»

– Ясно. Этот ваш Фердинанд тут еще и с «неписями» накосячил. Десятки персонажей – с одинаковыми именами. Вон, двадцать два Гаррета, шесть Аресов… И, главное, все какие-нибудь важные шишки!

– Дай угадаю. Все Гарреты – воры, а Аресы, это какие-нибудь жрецы бога войны?

– Эм… да… Так это что, очередная фича, а не баг?

– Это, мой серый друг, называется «узнаваемый типажный образ»! Была когда-то давным-давно популярная игра про вора, и главного героя в ней звали Гарретом.

– Книга, кажется, еще такая была, там тоже главного героя вора так звали… Она по игре что ли?

– Ну… Почти, – ухмыльнулся старший гейм-дизайнер. Вот скажи, у тебя при слове «убийца» какое имя первым приходит на ум?

– Освальд.

– Какой еще Освальд?

– Харви Ли Освальд. Он Кеннеди убил.

– Ага… Ну, допустим. А вторым какое?

– Леон. Ну, который Леон-киллер, у него еще цветок был в горшке…

– Да что ж ты за человек-то такой, а? Еще одна попытка!

– Ну… Допустим, Джек-Потрошитель…

– Ты в игры совсем не играл что ли? А Альтаир, например, или Эцио Аудиторе – никаких ассоциаций не вызывают у тебя?

– Ладно, я понял. Ты имеешь в виду, что этих всех персонажей специально назвали именами самых популярных представителей профессии или класса в играх и кино? Вон, верховный Ледяной Маг в северном королевстве – его «Личкингом» зовут. Это типа такая пасхалочка в нейминге* для эрудированных игроков?

С другой стороны кабинета, из капсулы ведущего сценариста, раздался смех:

– Ну ты даешь, Серега! Это типа такая халтура от ленивых сценаристов, только и всего. Но для игроков, разумеется, это и «фича»* и «пасхалка»*… И вообще, ты чего в имена полез, ты сейчас чем заниматься должен?

– Сундуки по инстансам раскладывать.

– Ну вот и раскладывай себе.

– Я думал, это баг какой-то.

– Заняться тебе там нечем. Ну а раз так, то вот тебе домашнее задание – придумать сорок пять имен для гоблинов-неписей. Атмосферных, и чтобы они не повторялись!

– Сорок пять?! – возмутился Авраменко.

– Согласен, некрасиво как-то получается, – задумался Константин, – Значит, давай пятьдесят…


* Нейминг (от англ. name – имя, название.) – в игровой индустрии это процесс создания уникального, интересного и «говорящего» названия или имени для локации, персонажа, монстра, предмета и так далее. Обычно этим занимаются сценаристы и гейм-дизайнеры.

* Фича (от англ. feature – особенность, необычное свойство, «фишка») – одна из особенностей игры, которая выделяет ее на фоне других игр-аналогов.

* Пасхалка, пасхальное яйцо – запрятанный в игре разработчиками секретный объект или послание, которое будет понятно только тем, кто «в теме». Обычно это намек на какую-то другую игру, фильм или на самих создателей игры или их прошлые проекты.

Толстая политика

В раздражающее стаккато скрипки начали вплетаться чарующие трели флейты, смягчая резкие удары смычка. Затем вторая, третья – и вот уже скрипка покоряется этому тягучему сладкому пению и усмиряет свой нрав, срываясь на одновременно нежный и пронзительный перелив.

И тут же ей на помощь приходит арфа, дополняя, усложняя и оттеняя рисунок мелодии. Один за другим подключались музыканты, и вот уже что-то совершенно невообразимое и при этом прекрасное услаждает слух отдыхающих людей, и вместе с тем неудержимым потоком несет, вращает и переплетает друг с другом танцующие пары.

Они то замирают, повинуясь ритму мелодии, то начинают кружиться, то и вовсе распадаются, чтобы пару тактов спустя снова сойтись вместе и продолжить ткать сложнейший узор под названием «имперский рельян».

– Ай, милорд, вы снова отдавили мне ногу!

Звон литавр заглушает внезапный вскрик, но тот, кому он адресован, все отлично слышит.

– Прошу прощения, прекрасная леди, к сожалению, я не так хорош в танцах.

– Не так хороши, как в чем? Как в постели, ха-ха? Не льстите себе, граф – танцуете вы куда лучше!

– Плохому танцору… что?!

Разом умолкают флейты, уступая место звонким трубам, и рисунок рельяна меняется, темп становится быстрее, и медленное вальсирование пар