КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415184 томов
Объем библиотеки - 557 Гб.
Всего авторов - 153425
Пользователей - 94582

Впечатления

Stribog73 про Варшавский: Человек который видел антимир (Научно-фантастические рассказы) (Социальная фантастика)

Варшавский - любимый советский фантаст, а рассказ "Человек, который видел антимир" - это прямо про меня! :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Эльденберт: Заклятая невеста (Фэнтези)

бытиё здорово определяет сознание. эти две курицы под одной непроизносимой фамилией сами не поняли, что написали. ну, кроме откровенных зверств без причин (я, что ли, должен догадываться и объяснять??! ну, тогда отстегните мне часть гонорара, курицы), дошёл я до подготовки к балу после которого будет свадьба.
и тут этой чумичке, которая героиня, РАСКАЛЁННОЙ иглой протыкают мочки, чтобы вдеть серьги. и с обжигающей болью - от проткнутых ушей, и - от тяжести серёг, эта чумичка должна идти на бал, который продлится ВСЮ НОЧЬ, а утром, без сна - свадьба. с болью этой непреходящей.
МИР - МАГИЧЕСКИЙ!!! вввашу маму. не пригласили в гости.
что МАГИЕЙ боль убрать НЕЛЬЗЯ???
бросил. ну что за дурдом-то?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Минаева: Я выбираю ненависть (СИ) (Любовная фантастика)

и вся эта галиматья из-за того, что когда-то, подростком, на каком-то проходном балу, героиня отказалась с героем танцевать и нахамила. принцесса - пятому сыну маркиза. и он так обиделся, так обиделся!
в общем, я понял почему на папке супругиной библиотеки стоит "не читать!!!".
лучше, действительно, не читать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Кистяева: Дурман (Эротика)

читал, читал. мало того, что описывать отношения опг под фигой - оборотни, уже настолько неактуально, что просто глупо. но, простите, если уж 18+ - где секс?? сначала она думает, потом он думает. потом она переживает, потом он психует. потом приходит бета, гамма и дзета. а ггня и гг голые и опять процедура отложена!
твою ж ты, родину. если ж начинаешь не с розовых соплей, а сразу с жесткача - какого динамить до конца??? кистяева марина серьёзно посчитала, что кто-то будет в эту бесконечную словесную лабуду вчитываться?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
alena111 про Ручей: На осколках тумана (Современные любовные романы)

- Я хочу ее.
- Что? - доносится до меня удивленный голос.
Значит, я сказал это вслух.
- Я хочу ее купить, - пожав плечами, спокойно киваю на фотографию, как будто изначально вкладывал в свои слова именно этот смысл.
На самом деле я уже принял решение: женщина, которая смотрит на меня с этой фотографии, будет моей.
И только.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
кирилл789 про Вудворт: Наша Сила (СИ) (Любовная фантастика)

заранее прошу прощения, себе скачал, думал рассказ. скинул, и только потом увидел: "ознакомительный фрагмент".
мне не понравился, кстати. тухлый сюжет типа "я знаю, но тебе скажу потом. или не скажу". вудворт, своим "героям" ты можешь говорить, можешь не говорить, но мне, читателю, будь добра - скажи! или разорвёшься писавши, потому что ПОКУПАТЬ НЕ БУДУ!
я для чего время своё трачу на чтение, чтобы "узнать когда-нибудь потом или не узнать"? совсем ку-ку девушка.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
каркуша про Алтънйелеклиоглу: Хюрем. Московската наложница (Исторические любовные романы)

Серия "Великолепный век" - научная литература?

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Марсианка (fb2)

- Марсианка 140 Кб, 73с. (скачать fb2) - Евгений Пантелеевич Дубровин

Настройки текста:



Евгений Пантелеевич Дубровин МАРСИАНКА

Человек с пристальным взглядом

Вошедший не походил на обычного посетителя. Это сразу почувствовали все. У него был взгляд человека, знавшего тайну. И потом, он не вытер ноги. Даже директор завода, входя в КБ, вытирал ноги, иначе ему пришлось бы иметь дело с уборщицей мамой Зиной. Но на этот раз мама Зина почему-то промолчала.

– Кто будет главный конструктор? – спросил посетитель негромко, но его услышали все.

– Я, – поднялся Лев Евгеньевич. И это тоже говорило о необыкновенности гостя. Шеф вставал из-за стола редко.

– Мне надо поговорить с вами… лично.

Все личные разговоры, тайное обмывание премий и «проработки» проходили в кладовой, где хранили ватман и нашатырь. Гость продержал Льва Евгеньевича в «нашатырке» целых полчаса, что также было странно. Самые сложные вопросы главный решал за пять-десять минут.

Из кладовки шеф вышел один, спокойный, непроницаемый, как всегда. Но так подумать мог лишь посторонний. Работники отдела видели, что их начальник взволнован. Обычно Лев Евгеньевич спешил сесть за стол. Сейчас он сделал по комнате круг, потом ещё один, остановился возле окна и стал вертеть шпингалет. В разгар рабочего дня шеф забавляется! Видно, случилось что-то совсем сногсшибательное.

Лев Евгеньевич наконец закрыл окно и глухо сказал:

– Синеоков, зайдите в лабораторию…

Синеоков с готовностью отложил рейсшину и поднялся с деланно-скромным видом. Кому, как не ему, первым узнавать новости! Покачивая бедрами, любимчик шефа протанцевал по проходу.

Вышел Синеоков быстро. Нежное, девичье лицо его пятнилось румянцем, глаза блестели, словно в кладовке он нанюхался нашатыря.

– Следующий – Ивлев.

Забыв про танцующую походку, Синеоков протопал к своему кульману и плюхнулся на стул.

– Шш-ш-что-ш-ш, – тотчас же зашелестело по комнате.

Но Синеоков, обычно большой трепач, сделал вид, что не слышит. Даже маме Зине ничего не удалось выведать, сколько она ни крутилась возле него с веником.

До обеда все работники конструкторского бюро побывали на приеме у необычного посетителя. Выходя из «нашатырки», одни были растерянны, другие бледны, третьи недоумевающе улыбались и пожимали плечами.

Прощаясь, гость посмотрел на каждого все запоминающим взглядом и негромко сказал:

– Я прошу о предмете нашей беседы пока не распространяться.

Никто не сказал ни слова, но к концу смены весь завод знал, что конструктор Гусев из отдела главного конструктора убил человека.

Странное лицо

– Мы! А! Мы! А! Мы! А!

– Чего мычишь, как корова? Говори: «мы».

– Мы…

– Теперь – «а».

– А.

– Сложи…

– Мыа.

– Дура! Не «мыа», а «ма». Говори: «Мы».

Олег открыл глаза. Можно было и не смотреть, на будильник: семь часов, раз начался «урок внеклассного чтения».

Он надел пижаму, достал из-под кровати гантели, нехотя помахал ими и пошел умываться. Проходя мимо занимающихся, он состроил улыбку.

– Доброе утро, Катерина Иосифовна.

– Мы… доброе утро… Мы. Да что же ты дура такая! – Послышался звук, как будто на сковороду шлепнулся кусок теста.

– А-а-а-а-а-а-а!..

Из соседней комнаты, застегивая брюки, вышел Павел Игнатьевич и рявкнул:

– Молчать! Тудыт и обратно! Повторять за мной: «Мы»!

– Доброе утро, Павел Игнатьевич.

– Доброе утро, Олег! Мы!

Хозяин сел по другую сторону своего чада, и вся картина стала напоминать иллюстрацию к сказке Льва Николаевича Толстого «Три медведя».

Медвежонок Света не перешла во второй класс из-за чтения. В ее кудрявой головке никак не может уложиться умопомрачительная задача: почему при сложении «мы» и «а» получается «ма», а не «мыа».

На улице шел редкий теплый дождь. Небо было мохнатое. Молоденькие яблоньки во дворе стояли застывшие, неподвижные, словно вылепленные из воска, но в их неподвижности чувствовалась внутренняя настороженность.

«Будет сильный дождь, – подумал Олег. – Дождливое лето – к урожаю…»

Он помылся до пояса из прибитого к палке ржавого умывальника прямо под теплым дождем, вытерся в сенях толстым шершавым полотенцем и пошел одеваться.

«Внеклассное чтение» закончилось, и все «медвежье семейство» завтракало, издавая сложные звуки. В общем хоре первую скрипку играла Катерина Иосифовна, обсасывающая большую кость. Огромная, краснощекая, она сидела на двух табуретках, положив на стол голые руки, цветом и размером похожие на мраморные колонны, и заливалась:

– Сыв-в-в-чв-ча! Сыв-в-в-ча-ча!

– Ыв! Ыв! Ыв! – вторил ей глава семейства.

Молодежь не отставала от родителей.

Второй год Олег стоял на квартире у старшины в отставке Куликова. В общем-то это было дружное и счастливое семейство. Имелось только одно «но», которое омрачало жизнь Павла Игнатьевича и Катерины Иосифовны. У них рождались одни девочки. Почти каждый год «тяжелела» Куликова и неизменно разрешалась очередной «матрешкой», как звали родители свое потомство. Когда ночью раздавалась трубная команда Катерины Иосифовны: «Матрешки! На ведро!» – от топота босых ног стонали половицы. Самой младшей было год и восемь месяцев, старшей, Наденьке, шел двадцать пятый.

– Приятного аппетита, – сказал Олег.

– Сыв-ча! – дружно ответили Куликовы.

Олег посмотрел на часы. Черт побери! Сегодня он запаздывает. Яичницу жарить уже некогда. Придется ограничиться одним кофе. Мысль о кофе была ему приятна.

На остановке он увидел всех, кто ездил этим автобусом, за исключением толстяка с хозяйственной сумкой. Он прибежит в последний момент.

– Запаздывает, – сказал Олег вместо приветствия обычную фразу про автобус.

– График, называется, – как всегда охотно откликнулась худая женщина с накрашенными губами и сбившейся прической. – То друг за дружкой ходють, то как провалились.

После этой тирады должен появиться автобус. Он не заставил себя ждать. Стуча зонтами и отряхиваясь, остановка «Роща» расселась по местам. Шофер включил скорость, но трогать не спешил, так как сейчас из-за угла дома должен выскочить толстяк с хозяйственной сумкой и завопить:

– Стой! Стой!

Наконец толстяк прибежал. Теперь все в сборе. Автобус взревел и стал набирать скорость. Следующая остановка – «Интернат». Здесь сойдет молчаливая загадочная дама в модном платье с молчаливой загадочной девочкой, а влезут две старушки-подружки с кошелками, полными хлеба. Эта остановка, как и «Роща», тихая. А вот на следующей – «Гараж» – в автобус ввалится толпа веселых чумазых шоферов. Они займут заднее сиденье, будут задирать девушек и препираться с водителем из-за билетов (автобус без кондуктора). Пассажиров следующих остановок Олег не знал. Их было слишком много. Это был серьезный, молчаливый народ, в основном работники мясокомбината.

Сегодня Олегу удалось занять свое любимое место: во втором ряду от заднего сиденья. Оно сильно возвышалось над остальными и было каким-то уютным. Олег про себя называл его «креслом космонавта».

Над головой вдруг зашипело, заклокотало, потом что-то со страшной силой дунуло, и нечеловеческий голос возвестил:

– Инт… а-а-ттт!

Такой голос, наверно, будет у архангела Михаила, когда он объявит конец света.

Загадочная дама потянула за рукав загадочную девочку, они шагнули вниз и исчезли. Над ступенькой появилась сначала одна кошелка с хлебом, потом другая. Кряхтя и подсаживая друг друга, в автобус влезли подруги-старушки. Они, как всегда, стали состязаться в благородстве, кому из них брать билет. Больше никто на этой остановке не садился. Шофер хотел уже закрывать двери, но в это время на ступеньку прыгнула девушка в прозрачном плаще.

– Уф, – сказала она. – Еле успела!

Все головы повернулись к задней двери. Олег тоже посмотрел. Рыжая челка. Зеленый глаз.

Звякнул о дно кассы пятак. Гусев вдруг вспомнил, что еще не брал билет. Он сунул руку в карман, но обнаружил там лишь металлический рубль.

– Кто разменяет рубль?

Никто из пассажиров не пошевелился. Почему-то такие вопросы всегда остаются без ответа.

– Граждане, кто разменяет рубль? – уже безнадежным голосом повторил Олег.

– Я вам возьму, – сказала девушка. Стукнула монета. – Вот, пожалуйста.

– Спасибо… – Олег почувствовал себя очень неловко. – Я отдам… Разменяю… Вам на какой остановке выходить?

– Обязательно, – засмеялась девушка. – А то обедняю.

Старушки осуждающе покосились на них. В автобусе было не принято громко разговаривать, а тем более – брать незнакомому человеку билет.

Снова зашипело над головой и рявкнуло:

– Гар-р-р-р-жжжж!

Чумазые шоферы тоже были удивлены, увидев новую пассажирку. Они даже вели себя необыкновенно спокойно. Чинно расселись на заднем сиденье и принялись разглядывать чудо в целлофановой упаковке.

На следующих остановках девушку притиснуло прямо к коленям Олега. Только тут он спохватился, что не уступил ей место. Хотел встать, но теперь уже делать это было как-то неловко.

Она так и простояла рядом всю дорогу, касаясь коленками его коленей.

От нее пахло духами, грибным дождем и хорошо приготовленным кофе (уж в этом деле Олег знал толк!). Он незаметно рассматривал девушку. Обыкновенная модная девчонка, из «скороспелок», что уже в седьмом классе начинают носить короткие платья, капроновые чулки со «стрелкой», подкрашивать губы и писать загадочные письма популярным артистам. Если бы не лицо… Только вблизи он заметил, какое у нее лицо… Он уже где-то видел его.

До самой конечной остановки Олег напрягал память, но не мог вспомнить, где видел это лицо.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Товарищ Куликова, что вы можете сказать о своем квартиранте Олеге Гусеве?

К. И. КУЛИКОВА:

– Тьфу! Нет у меня больше квартиранта! Не поминайте про ево! Выгнала я вашего Олега! Вещи в кладовке заперты!

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Почему вы его выгнали?

К. И. КУЛИКОВА:

– А потому, что он моралист. Верите, товарищ сыщик, мы к нему как к сыну родному относились…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Я не сыщик, а работник уголовного розыска.

К. И. КУЛИКОВА:

– Извиняюсь… Пятнадцать рубликов всего брали за такую комнату. Не верите, пройдите, полюбуйтесь, не комната, а конфетка. И за стол с собой сажали, будто своего, ни копеечки не брали. Гусем угощали, а он, гусь-то, нынче на рынке попробуй укупи. Полы мыла, рубахи его паршивые стирала, а он наплювал мне в очи за мою доброту. Водку глыгал да девок ночевать приводил. А у нас дочь взрослая в доме. На таксах прямо к нему девки приезжали. Пьяные – в дрызину. Опять же мне забота – молоком их отпаивать, словно прынцесс каких. Сердце у меня доброе, товарищ уголовник, другая давно бы распоперла… тудыт его и обратно…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Были ли у вашего квартиранта товарищи?

К. И. КУЛИКОВА:

– Девки прямо на таксах к нему приезжали. До утра с ними в комнате хороводился. А у меня дочь на выданье, товарищ уголовник. Дома ни одно воскресенье не сидел. Как развиднеется, так он шасть – и является ночью, пьяный.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы не помните по именам тех, кто к нему приезжал?

К. И. КУЛИКОВА:

– Еще не хватало, чтобы всех б… я запоминала.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Не приносил ли Гусев домой чужих вещей, каких-либо ценностей?

К. И. КУЛИКОВА:

– Приносил. Кохту я у него раз бабью подглядела да бусы. Деньжищ у него, товарищ уголовник, было видимо-невидимо. Во всех карманах напихано. Пиво прямо ящиками домой волок.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Я не уголовник, а работник уголовного розыска. Сколько Гусев уже не был дома?

К. И. КУЛИКОВА:

– Просим прощения по своей темноте. Со вчерашнего утра шастает.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Не заметили ли вы в его поведении в последнее время чего-нибудь необычного?

К. И. КУЛИКОВА:

– Еще больше глыгал, чем всегда. К моей Натке подкатывался, да вовремя по рукам дали.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Как вы считаете, мог Олег Гусев совершить преступление? Например, убить человека?

К. И. КУЛИКОВА:

– Допрыгался, субчик! Мог, товарищ… как вас там. От него всего ожидается… Он уж однова убил… Мальца мово убил…

Перепелка во ржи

Едва Олег вошел в КБ, началась гроза. На улице будто ворочали, мяли, гнули огромные листы железа. Ливень бешено захлестал в окна. Казалось, что снаружи кто-то злой и упрямый направил в рамы струю из пожарного шланга.

В помещении стало сыро, пасмурно. Конструкторы ходили, шаркая ногами, разговаривали вполголоса и сморкались, словно вдруг наступила осень и они все подцепили насморк.

Мама Зина, бледная, смотрела на полыхающие синим пламенем окна, украдкой крестилась и говорила, что в грозе ничего сверхъестественного нет.

Сегодня надо было сдавать чертеж на проверку, но Олег никак не мог сосредоточиться. В руках была вялость, мысли разбегались, в голову лезла разная чепуха.

Ливень хлестал в окна, снизу, через пол, пробивался легкий гул работающих машин. Сегодня в КБ особенно уютно. И этот неожиданный дождь, и выскобленные до желтизны мамой Зиной полы. И сама мама Зина, полная, в старинных черепаховых очках, совсем не похожая на уборщицу, читавшая в уголке на высоком табурете газету и зорко, поверх стекол, следившая, не бросит ли кто бумажку на пол.

Олег полез в карман за резинкой и наткнулся на металлический рубль. Интересный случай все-таки. Девушка взяла ему билет. Красивая девушка. Из тех, что обычно скользят по нему безразличными взглядами. Девушка со странным, словно подсвеченным голубым светом изнутри лицом. Как на картинках в фантастической книге.

И как только Олег подумал о фантастической книге, сразу же вспомнил, где он видел голубую девушку. Это было далекое детское приключение, его первая любовь.

Дождь все шел, но в раме окна уже возился первый солнечный зайчик, мокрый, храбрый, деловито лизал свою желтую шубку.

– Гусев, дай циркуль, ты все равно не чертишь.

– Я черчу…


…Впервые они встретились на базаре. Олег пробирался сквозь толпу, жадно вдыхая воздух, пахнущий тающим снегом, свежевыпеченным хлебом, навозом, лошадиной мочой, – всем тем, чем пахнут базары в райцентре поздней зимой.

Это был базар послевоенных голодных лет. Низко ревели линючие тощие коровы, кудахтали куры, тоскливо выглядывая из клеток на дымящийся под морозцем лошадиный помет, пронзительно кричали продавцы морса. Молчаливые щетинистые люди в шинелях торговали заграничными диковинками: зажигалками, женскими чулками, порнографическими открытками, добротными немецкими планшетами на подметки.

Это был базар загадочный, так как на нем продавались самые неожиданные вещи. Базар тревожный: недавно объявили амнистию уголовникам, и те «кодлами» двигались на юг к Одессе-маме и Ростову-папе, проводя дни на базарах, а ночи – в темных привокзальных улицах.

Голоса животных и крики людей свивались в толстый жгут, который далеко хлестал над обычно тихим райцентром.

Внимание Олега привлек веселый крик:

– Кому девку? Продаю девку! Всего триста! Задарма отдаю! Не девка, а малина с сахаром! Себе бы оставил, да жена ревнует!

Торговца живым товаром плотно закрывала толпа. Протиснувшись, Олег увидел разбитного малого в блатной кепке, который, дурачась, качал на руках небольшую писанную маслом картину. Люди разглядывали товар, смеялись, острили, но картину никто не брал.

На переднем плане холста был изображен фантастический лес. Желтые лианы обвивали геометрически правильные деревья. По красным цветам порхали огромные черные бабочки. Солнце в этом удивительном мире было голубого цвета, а небо песочного.

Из кустов на лужайку выходила девушка с белым-белым до голубизны лицом. Казалось, оно светится изнутри. Необычным, каким-то двойным был и взгляд девушки: в упор на зрителя и в то же время в небо.

В кармане Олега лежало пятьдесят рублей. Он проглотил слюну и спросил парня в блатной кепке:

– А за пятьдесят?

Но «работорговец» даже не удостоил его ответом.

До самого вечера кружил Олег вокруг продавца картины. Когда парень стал уходить, Олег сделал еще одну попытку купить картину, но владелец весело обругал его:

– Вали, вали, малец! Мал еще на девок заглядываться.

Парень в блатной кепке больше не появился на базаре. Наверно, он продавал картину уже в Ростове или Одессе.

Эта девушка стала сниться Олегу. Каждый раз почти одинаково. Она выходила из-за красных деревьев, осторожно и в то же время доверчиво клала ему руки на плечи и заглядывала в глаза. Олег просыпался и долго не мог заснуть, пытаясь унять колотившееся сердце. Однажды Олег даже расплакался в сарае на старой деревянной кровати – так хотелось ему встретить девушку с картины…


– Гусев, ты дашь циркуль?

– Я черчу.


…Тем же летом Олег увидел голубую девушку живой. На каникулах после седьмого класса он работал почтальоном: помогал матери развозить почту по деревням.

Как-то в знойный полдень он катил на велосипеде среди цветущей ржи с тяжелой сумкой за плечами.

Было душно. Не шевелился ни один колосок. Солнце дрожало в полупрозрачном мареве. Противоположная сторона неба была тяжелой. Она была почти такой же, как и солнечная, – раскаленной до белизны, у горизонта подернутой окалиной, мутной, разве что немного потемней, но Олег почти физически чувствовал ее тяжесть, тысячетонную тяжесть июньского ливня. Казалось, все застыло в неустойчивом равновесии. Еще немного – и светлая сторона вместе с солнцем начнет скользить, все убыстряя и убыстряя свое движение, скроется за горизонтом, и над рожью засияют звезды.

Олег так засмотрелся вправо, что не заметил, как выскочил прямо на бетонированный арык. Эти арыки понастроил везде научно-исследовательский институт, занимавшийся искусственным орошением. Вода в неглубоких арыках была теплая, но иногда, в жаркий день, все же можно было освежиться в них.

Олег выскочил и остолбенел. Посреди арыка стояла обнаженная девушка. Вода, покрытая пыльцой цветущей ржи, словно ряской, едва доходила ей до колен. Девушка не видела велосипедиста. Она черпала ладонью воду, доносила до подбородка, распрямляла пальцы и слегка поеживалась, щурясь на солнце. Светлые ручейки сбегали с высоких, кругло стоящих грудей. Тело у девушки было совершенно не загоревшее. Мокрые волосы обвивали узкие округлые плечи, словно несколько змей.

Они встретились глазами.

В следующее мгновение девушка вскрикнула и села в воду, обхватив себя руками. Велосипед по инерции пронес Олега мимо арыка, запутался во ржи, и Олег упал. Боясь оглянуться назад, он поднял машину, вытолкнул ее на дорожку. Со стороны арыка не донеслось ни звука.

С полчаса Олег летел с бешеной скоростью. Но затем устал и поехал медленнее, в подробностях припоминая встречу. Он первый раз в жизни видел обнаженную девушку. Вот они какие… Девчонки его класса были похожи на мальчишек: плоские, поджарые, вихрастые. Ходили «драть горобцов», потихоньку курили. Олег иногда в шутку боролся с ними, норовил дать «подножку» и даже не предполагал, что под платьем они такие… стыдные, что все у них округло, вызывающе непропорционально. Их тела до такой степени не похожи на его, Олегово, что это кажется противоестественным. Потом его мысли перешли ко взгляду девушки. В ее глазах была гордость. Олег совершенно уверен в этом. Он бы умер от стыда, а она… Значит, ей было приятно его появление…

Олегу захотелось посмотреть на девушку еще раз, посмотреть во что бы то ни стало. Ах, дурак! Почему он уехал! Почему не спрятался во ржи и не рассмотрел ее получше… Ведь она как две капли воды похожа на ту, с картины… Как же он не понял сразу? То же лицо… Все пережитое весной с картиной опять встало перед глазами…

Олег соскочил с велосипеда, повернул его назад и помчался по дорожке, нажимая со всей силой на педали. Его подбрасывало на кочках, хлестало по рукам рожью, сумка колотила в спину. Но Олег не замечал всего этого. Он мчался и мчался.

Вот наконец и арык. Он пуст… На горячем бетоне сохранились маленькие влажные следы. Желтая пыльца еще не стянула к центру свое покрывало. От арыка уходили три тропинки. Олег бросился по одной из них, потом по другой, третьей.

Но девушки нигде не было. Притихшая перед грозой даль молчала тяжело и настороженно.

А потом разразился ливень. Длинные светлые пучки дождя ударили в землю. Над головой затрещало, заполыхало. Олег никогда еще не слышал таких громких звуков и не видел такого яркого света. Как безумная, заметалась перепуганная рожь, запрыгали между ее стеблей маленькие серые комочки – перепела.

Олег стал ездить на велосипеде к тому арыку, но так больше никогда и не увидел незнакомку.

Он создал теорию. Голубая девушка – марсианка. Ее корабль – тунгусский метеорит. Из всего экипажа осталась в живых лишь она. Боясь людей, девушка уже много лет бродит по стране, маскируясь и прячась. Эта теория объясняла исчезновение девушки из арыка. Марсиане – вечно юны. Они могут свободно перемещаться в пространстве, менять свой облик, превращаться в растения или животных. Возможно, тогда, в грозу, она стала серой перепелкой и наблюдала за ним изо ржи. Иначе почему на бетоне дымились следы, а вокруг никого не было?

Он серьезно верил в ее существование. Он даже написал письмо в Академию наук с просьбой прислать экспедицию для поисков пришелицы с другой планеты. Он подробно описал виденную на базаре картину, тот предгрозовой день, следы на бетоне…

Вскоре на удивление всему селу Олег получил толстый пакет со штампом «Академия наук СССР». Пакет содержал брошюру о тунгусском метеорите, статью о происхождении марсианских каналов и любезное письмо, в котором «Уважаемому т. Гусеву» предлагалось записаться в краеведческий кружок, чтобы расширить свой кругозор.

Полгода Олег носил в себе жгучую тайну, а потом не выдержал и рассказал все Кольке Верзиле. Колька слыл циником и бунтарем. Уже в шестом классе Колька знал о женщинах все и отзывался о них в высшей степени пренебрежительно. В восьмом классе он клялся, что покорил трех девушек, прочел все медицинские справочники и даже пробрался в гинекологическое отделение райбольницы, где ознакомился с содержанием вывешенных там плакатов.

И вот этому страшному человеку Олег рассказал про марсианку. Он знал, что будет. Он жаждал Колькиного цинизма. Колька остался Колькой. Он не стал издеваться, кричать, хохотать, кататься по земле, что сделал бы обыкновенный циник. Верзила не был обыкновенным циником, он был великим циником. Он просто сплюнул и растер ногой плевок, Но в этом простом жесте было столько презрения и неуважения к Олеговой слюнтяйной личности! И от Колькиного плевка Олегу вдруг сделалось очень легко на душе, и было легко до тех пор, пока однажды он не встретил у того арыка Кольку Верзилу. Великий циник ползал по бетону и разглядывал на нем что-то.


… – Ребята, кто даст угольник под сорок пять? Гусев и сам не ест и другим не дает.

Олег пододвинул чертеж, провел линию. Сегодняшняя девушка очень похожа на ту. Прямо хоть опять пиши в Академию наук. Так и так, мол, уважаемые товарищи академики, факты подтверждаются, марсианка продолжает разгуливать по земле.

Впереди горбил узкую длинную спину Александр Синеоков в черном пиджаке с модным разрезом. Даже Олегу было приятно смотреть на Синеокова, а уж о девушках и говорить нечего. Они без ума от изящного, начитанного Александра. У него полгорода знакомых. Может быть, он встречал эту голубую…

Олег встал, подошел к Синеокову и сказал, стараясь говорить как можно небрежнее:

– Понимаешь, какая со мной сегодня смешная история приключилась. Еду я это, значит, в автобусе…

Александр, не отрываясь от расчетов, поднял одну бровь (явное подражание шефу):

– Ага…

– Автобус без кондуктора, а у меня один металлический рубль.

– Ага. Сорок на восемьдесят семь…

– И вдруг одна девушка берет за меня билет… Представляешь? Между прочим, очень красивая… Лицо такое необычное… Словно голубое.

– Ага… ну что ж, – пробормотал Синеоков, не поднимая головы, – поздравляю… пятьдесят на тринадцать…

– Я не успел с ней познакомиться.

– Ну и дурак… и плюс тридцать пять…

Олег вернулся на свое место. Уж Синеоков не растерялся бы. Он представил, как Александр склоняется к девушке в прозрачном плаще, и у него сразу испортилось настроение. Может быть, у нее есть парень? Этакий марсианин с атлетической фигурой… Конечно, есть.

Сзади Олега сидит Глебыч. Старику уже давно пора на пенсию, но он не хочет расставаться со своим кульманом. Лев Евгеньевич держит Глебыча лишь из уважения к его прошлым заслугам, так как сейчас конструктор больше сидит с закрытыми глазами, чем чертит, а после обеда откровенно дремлет, свесив лысую пергаментную голову на грудь и тонко посвистывая. На столе у Глебыча обязательно стоит красная роза с зеленым стеблем в мелких пупырышках. Старый конструктор – довольно известный в городе любитель-садовод. Иногда Олег приезжает к нему на дачу и помогает возиться с цветами. Олег обернулся к старику:

– Как сегодня чувствуют себя ваши принцессы, Глеб Петрович?

– Ничего… спасибо… Твой куст только что-то приболел. – Глебыч поднял от чертежа плоское, словно срезанное, доброе лицо с бесцветными слезящимися глазами. – Наверно, червь в корнях завелся.

– А со мной сегодня смешная история приключилась, Глеб Петрович. Еду это я, значит, в автобусе, а в кармане один рубль. И вдруг девушка берет мне билет. Я еще таких странных лиц, как у нее, не встречал. Такое белое, что голубым кажется. А черты лица тонкие-тонкие, словно их и нет совсем.

Глебыч вздохнул:

– Жениться тебе надо. Я в твои годы уже двоих детей имел.

– Квартиры нет, Глеб Петрович.

– Да, квартиры, конечно, – вздохнул конструктор. – Ты бы поговорил с главным… Пока можешь пожить у меня на даче… А то твой куст так и не дождется…

– Мне пока не на ком жениться.

Олег машинально чертил и думал о квартире. Хорошо бы в этом году получить квартиру. Хотя бы однокомнатную секцию, пусть даже на окраине. Все в КБ уже получили в новом доме… Не хватило только ему. Если бы он лез, доказывал… В сущности, Синеокову совсем не нужна квартира. Он холост, у его отца – дом. Нет, с ним, Олегом, поступили несправедливо. И все потому, что он «тихоня». Чертит он не хуже других. Олег смахнул крошки резинки с листа ватмана и посмотрел на чертеж. Да, не хуже, если даже не лучше, и тем не менее шеф ни разу не похвалил его. А на каждом собрании расхваливает Синеокова, хотя тот конструктор так себе. Берет больше горлом, чем карандашом.

Ему, Олегу, надо завоевать любовь шефа. Быть порешительней, поостроумней. Вот взять остаться сегодня после работы и поговорить со Львом Евгеньевичем по душам. Рассказать про голубую девушку и под этим соусом попросить квартиру. Мол, неудобно же марсианке жить на частной квартире, – что подумают о нас на другой планете? Только надо, чтобы это не выглядело простым «клянчаньем», он где-то читал, что важные дела лучше всего решать за шуткой. Олег силился представить себе улыбающегося шефа, и у него ничего не получалось.

– Олежка, просчитай мне вот эту балку. Что-то не получается.

Роза сидит рядом с ним, но она отгорожена от Олега кульманом. Видны только ее красивые ноги. Пожалуй, у нее самые красивые ноги, которые Олегу приходилось видеть у женщин. Да и сама Роза очень симпатичная женщина, несмотря на то, что ей под сорок и она уже слегка располнела.

Олег подошел к соседке. На Розе сегодня ситцевый сарафан, который ей очень идет, и красные босоножки.

– Вот эту, что ли?

– Эту.

– Дай справочник.

Олегу всегда приятно делать что-нибудь для Розы. Да и она охотнее всего обращается именно к нему.

– Линейку. Карандаш.

Олег командовал, как хирург во время операции, чувствуя удовлетворение от того, что сразу нашел нужное решение. Он склонился над столиком. От Розы ненавязчиво пахло приятными духами.

– Возьми пока вот этот интеграл.

Роза стала послушно рыться в справочнике. В КБ ее не любят и боятся. За удивительную способность по поводу и без повода высказывать свое мнение. Причем Роза это ухитряется делать в какой-то ультимативной форме, резко, даже с раздражением. Допустим, пришел Синеоков в пестром галстуке, Роза не стерпит, обязательно выскажется по этому поводу.

– Я бы никогда не надела такой галстук, – скажет она сердито. – Это вульгарно.

Или тогда, на профсоюзном собрании. Дом уже был заселен, споры прекратились, а она возьми и выступи:

– А я бы не так эти квартиры распределила. Зачем Ивлеву трехкомнатная секция? Ну и что из того, что он комсорг? Комсорг должен сначала о людях беспокоиться, а потом уже о себе. Жирно слишком на троих три комнаты, когда люди живут по частным квартирам. Почему Гусеву не дали комнату, а дали этому оболтусу Синеокову?

И пошла, и пошла. Синеоков потом с месяц дулся на Гусева, хотя он тут абсолютно ни при чем.

– Спасибо, Олежка. Мне бы с ней весь день возиться. Что у тебя сегодня такой надутый вид? Ты не заболел? Или с хозяйкой поссорился? Они тебя дочкой не соблазняют? Смотри, а то еще женят. Дать тебе совет? Никогда не становись на квартиру, где дочка невеста. Сколько вашего брата квартиранта на этом погорело, ужас. Так дать таблетку от головной боли?

– Спасибо. Я себя хорошо чувствую.

– А я сегодня в командировку еду.

– Куда?

– Томск.

Роза все время разъезжает по командировкам. Пробивает изготовление образцов их продукции на других заводах. Ей это удается лучше других, и директор посылает обычно ее. Синеоков утверждает, что Роза – любовница директора, но Синеоков может и натрепать в отместку за «оболтуса». Хотя… Будь он, Гусев, на месте директора, он обязательно сделал бы Розу своей любовницей.

– Ни пуха ни пера.

– К черту.

Олег вернулся на место, посидел над незаконченным чертежом и вдруг дал себе страшную клятву сегодня же попросить у шефа квартиру.


Синеоков принес билеты на «Русское чудо». Сегодня культпоход. Идут все, кроме шефа, Глебыча и Олега. Шеф занят, Глебыч спешит к своим розам, а у Олега никто не догадался спросить, хочет он смотреть «чудо» или нет.

Когда все ушли, весело переговариваясь и топоча ногами, Олег встал из-за своего кульмана. Шеф сидел, низко склонившись над столом, – седой, умный, усталый. Все ушли в кино, а он сидит. И будет сидеть до вечера, а завтра придет раньше всех. Зато машины, которые проектирует их КБ, ходят быстрее всех и дальше всех…

От любви и нежности к этому человеку у Олега сжалось сердце.

– Лев Евгеньевич…

Шеф удивился, увидев перед собой взволнованное лицо своего конструктора. Он даже вздрогнул. У него был очень усталый вид. Усталый и отсутствующий.

– Что тебе, Гусев?

– Я хотел спросить, – забормотал Олег, – где найти коэффициент «сигма»?


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что вы можете сказать о вашем работнике Олеге Гусеве?

Л. Е. СИНЬКОВ, главный конструктор:

– Гусев… гм… Тихий, скромный работник. Как конструктор проявил себя с положительной стороны. В его чертежах всегда было мало ошибок. Ему не удавалась только деталировка. Знаете, деталировка – дело скучное и поэтому требует большой внимательности, а Гусев рассеян. Один раз он вместо болтов поставил шплинты. Что еще? Необщителен… замкнут…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Чем он занимался в нерабочее время?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– Не знаю. Как-то не приходилось сталкиваться. Кажется, холост. Да. Да. Холост. Один раз он у меня просил квартиру.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Имеет ли он друзей здесь, в КБ?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– По-моему, нет. Он у нас словно белая ворона. Знаете… Гусеву не хватает эрудиции, а у нас народ такой, что в рот палец не клади.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– В чем он был одет, когда вы видели его в последний раз?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– Одет?.. Гм… Кажется, синяя рубашка или нет… белая… а брюки серые… Впрочем, за точность я не ручаюсь…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Чем Гусев занимался в последний день?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– Гм… Чем же еще? Чертил.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Не заметили ли вы вчера что-нибудь особое в его поведении?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– Нет, не заметил.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Как вы считаете, мог бы Гусев убить человека?

Л. Е. СИНЬКОВ:

– Человека? Убить! Да вы что! А впрочем… я его плохо знаю. А разве что случилось?

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Да. Сегодня утром в лесу найден труп. Возле него лежал заводской пропуск Гусева.

Неслышимая песня

Домой Олегу идти не хотелось. Он брел по городу. Небо было влажным, ярко-голубым, только кое-где краска шелушилась, и в этих местах выглядывал белый каркас, словно из армированного бетона. На горячий, залитый солнцем асфальт, совершенно непонятно откуда, сыпался мелкий дождик. Он испарялся, едва коснувшись тротуара. Ветер ерошил чубы лип, и внизу гонялись друг за другом солнечные пятна. И все это: дождь с ясного неба, живые пятна, шелест деревьев, воздух, пахнущий летом и мокрым асфальтом, вымытый дождем, блестевший на солнце памятник Великому поэту – рождало нежную музыку.

Олег зашел в сквер и опустился на лавочку. Здесь музыка звучала еще отчетливее, чище. И Олег пожалел, что не знает нот, а то бы он записал ее и назвал «Песней летнего города».

Мимо прошел старик, ударяя палкой. Удары били в такт мелодии. Тук… тук… тук-тук-тук… тук… тук… тук-тук-тук. Чирикнула птица на дереве тоже в такт. Зазвенел трамвай, словно подыгрывая. И даже смех сидящих напротив девушек вплелся в мотив песни так естественно, что было бы удивительно, если б он не прозвучал именно в этот момент.

Девушки были юные и хорошенькие. Одна – с длинными толстыми косами, румяная, в широкой пестрой юбке; вторая – худенькая, черненькая, туго обтянутая глухим платьем. Они разглядывали Олега и смеялись нежно: динь… динь… динь…

Тени постепенно из тонких серых кружев превратились в тяжелый бархат. Невидимый маляр успел заново перекрасить небо в бледно-золотистый цвет. От реки потянуло сыростью. Музыка затихла, лишь тонко-тонко дрожал один аккорд. Но вот из листвы дерева выпутался последний луч, умчался к горизонту, и аккорд погас, словно этот луч был замолкнувшей струной. Олег посидел еще, вслушиваясь и всматриваясь в темнеющее лицо города, но не уловил больше ни звука из Песни. Город засыпал. Над сквером поднялся красный Марс. Сегодня он был большим, каким-то значимым, будто содержал в себе неожиданную тайную угрозу. Прищурившись, Олег долго смотрел в немигающий красноватый глаз. Глаз вдруг начал расти, расти, превратился в большое пятно, похожее на человеческое лицо. Это лицо приблизилось вплотную к Гусеву и глубоко заглянуло в душу. Сильная, сладкая судорога прошла по Олегову сердцу.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что вы можете сказать о своем товарище Олеге Гусеве?

А. СИНЕОКОВ:

– Гусь свинье не товарищ.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Я вас попрошу не острить, а отвечать на вопросы. Опишите характер, взгляды, вкусы Олега Гусева. Расскажите о нем все, что знаете.

А. СИНЕОКОВ:

– А что, влип в какую-нибудь историю? Виноват, в ваших делах любопытство не поощряется. Вы спрашиваете меня о Гусеве? Что ж, ваш вопрос законен. Коль я работаю с Гусевым, я должен о нем что-то знать. Однако я вас огорчу. Я ровным счетом ничего о нем не знаю. Что можно сказать о тюфяке? Только то, что он тюфяк. Что можно сказать об унылой, бесцветной личности? Только то, что она унылая и бесцветная. Да, он неплохо чертил. Ну и что? Разве этого достаточно для современного молодого человека? Гусев нагонял на всех скуку.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Были ли у Гусева друзья?

А. СИНЕОКОВ:

– Вопрос законней. У каждого человека должны быть друзья. Так сказать, не имей сто рублей, а имей сто друзей. Но кто захочет дружить с тюфяком?

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Была ли у Гусева девушка?

А. СИНЕОКОВ:

– Ваш вопрос законен. У каждого юноши должна быть девушка. Нет, он абсолютно не интересуется девушками и всем, что с ними связано. По-моему, он импотент. Хотя стоп, кажется, он собирался жениться. Но это все равно. В наше время женятся даже импотенты.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Во что был одет Гусев, когда вы видели его в последний раз?

А. СИНЕОКОВ:

– Ваш вопрос законен… Каждый юноша должен быть одет. Зеленый костюм… нет, черные брюки… А в общем, черт его знает! Меня это почему-то никогда не интересовало.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Как вы думаете, мог Гусев убить человека?

А. СИНЕОКОВ:

– Фюйть! Вот оно что! Нет. Нет. Даже и не думайте. Куда ему!

Превращение

Он увидел ее лишь через неделю.

Олег возвращался с последнего сеанса в кино. Уже проехал полпути, когда обратил внимание на сидящую впереди девушку с пепельными волосами. Олег никогда еще не видел такого цвета волос: светло-серый, почти седой, нет, не седой, а скорее похожий на травленое серебро. Очень красиво, хотя и неестественно. Гусеву захотелось увидеть лицо девушки. Он пересел на сиденье впереди, оглянулся. Это был она… Да, она… Новый цвет волос совершенно изменил ее лицо. Оно стало еще строже и тревожнее.

Девушка отложила книгу и в упор посмотрела на Олега. Конструктор смутился.

– Простите, – пробормотал он. – Я хочу отдать вам долг.

– Какой долг?

– А помните, в автобусе вы мне взяли билет.

– Вы ошиблись.

– Нет, нет, возьмите, – Олег быстро сунул руку в карман и протянул пятак.

– Я же вам сказала: вы ошиблись, – девушка опять открыла книгу.

Олег отвернулся и стал смотреть в окно. Там плыло по ночному городу ее лицо. Тонкое, как масляная радужная пленка. На остановке оно исчезло, словно растворялось в свете фонарей, но в темных местах неслось по небу, и сквозь него просвечивали звезды.


Дома Олег поссорился с Катериной Иосифовной. Ссора началась с того, что Олег сказал: «Нельзя ли сделать потише эту адскую машину? Здесь, кажется, нет глухих», а Катерина Иосифовна демонстративно выключила телевизор и надулась.

Телевизор в семье Куликовых был чем-то наподобие идола. Даже слово «телевизор» произносили особенно уважительно. Уже за три часа до передач Куликовы начинали мучиться. Они ходили друг за другом по комнатам, уточняя программу, без конца включали и выключали телевизор, проверяли напряжение в сети.

Потом являлись соседи. Они приходили основательно: с детьми, запасом семечек и пирожков, рассаживались по стульям, неторопливо вели беседу про редиску, появившегося на яблонях червя или про таинственного кота, который, как призрак, рыскал по огородам Хоперской улицы, взрывая грядки, уничтожал зелень и опустошал погреба.

Но вот наконец наступал долгожданный момент. В загадочной голубизне возникало лицо диктора и произносило: «Добрый вечер, дорогие телезрители!» – «Добрый вечер!» – хором, серьезно отвечали собравшиеся. После чего Наденька, как сидящая ближе всех по причине близорукости, поворачивала рукоятку громкости до отказа и все приступали к созерцанию разных удивительных вещей.

Программа, как правило, просматривалась вся от начала до конца и широко комментировалась. В зависимости от происходящего на экране зрители шумно выражали свой восторг, негодовали, спорили, а иногда и раздавали друг другу подзатыльники в доказательство своей правоты.

Показывают, например, на экране электронно-счетную машину. «Электронно-счетная машина, – говорит диктор, – в самое короткое время может произвести очень сложное вычисление».

– Ишь ты! – удивляется Катерина Иосифовна. – Придумають же! Людей им мало, что ли. Анадысь ходила платить за свет, сидять один на одном, третьим погоняют и все считають, считають.

Монолог Куликовой вызывает в среде зрителей ожесточенные споры. Одни сразу становятся на сторону «этих самых, как их… чертей», а другие сомневаются в полезности подобных штук («наверно, цельну тыщу кажная стоить»). Перепалка идет до самого конца передачи. Затем показывается, например, плуг, и начинаются догадки, сколько за день этим плугом можно вспахать огородов.

Общей нелюбовью пользовались лишь симфонические концерты. В этих местах передачи Катерина Иосифовна выключала телевизор, и гости усаживались играть в «дурачка».

Олега этот бессмысленный просмотр всегда выводил из себя. Обычно он завязывал уши полотенцем и читал книгу. Но сегодня его нервы не выдержали. Гости ушли явно недовольные (как раз показывали фильм «про шпионов»).

Вскоре к Олегу явился Павел Игнатьевич выяснять отношения. Квартиранту очень хотелось сказать своему хозяину, что тот мещанин, собственник, тряпка, что Олег насквозь видит их мечты женить его на своей Наденьке и что он скорее повесится, чем женится на ней. Но вместо этого Гусев до глубокой ночи с раскалывающейся головой слушал бормотание Павла Игнатьевича о том, что он, Олег, не ценит, не уважает и не любит семейство Куликовых, которое приняло его как родного сына. И что Катеньке сейчас вредно в ее положении волноваться, ибо это может отрицательно сказаться на здоровье будущего сына (наперекор судьбе Куликовы опять ждали сына).

Наконец хозяин ушел. Слышно было, как в соседней комнате застонала под его грузным телом койка. В доме стало тихо. Теперь можно было думать. Но мысли не шли.

Прыжок

У вокзала Олег зашел в хлебный магазин, набрал в сетку булок, купил в гастрономе бутылку вина.

Погода была в этот день какая-то неопределенная. Вроде бы и пасмурно, вроде бы и солнце светит, а ни туч, ни солнца на небе не видно: ровная мутная пелена. Временами было душно, парило. Расплывчатое пятно, похожее на медузу, жгло сквозь мглу по-настоящему, а временами из дверей каменных домов вырывался свежий, совсем осенний ветерок и начинал гулять по улицам, забираясь под потные, горячие пиджаки, освежая красные лица прохожих. А иногда сверху сыпался похожий на мелкую водяную пыль от фонтана дождик.

Очереди в пригородную кассу не было. Олег купил билет и сел на траву в пыльном привокзальном скверике, зажав сетку с подарками между колен. Вокруг было тихо, светло и пусто. Лишь неподалеку худая женщина кормила налитой белой грудью деловитого бутуза да трое железнодорожников в засаленных тужурках пили из жестяной кружки водку. Водка, видно, была теплой и пахла железом, так как у собутыльников были кислые лица.

– Ну, чтоб все было, значит, по путю… – произносили они по очереди тост и цедили долго, сжав челюсти, а потом сидели, нагнув голову и нюхая согнутый указательный палец.

И Олегу вдруг сильно захотелось стать одним из этих железнодорожников: уставать до боли в мускулах на работе, говорить грубоватые комплименты в диспетчерской какой-нибудь Маше, пить пахнущую железом водку в пыльном привокзальном скверике, резаться в домино до сумерек во дворе, а потом обнимать в постели мягкую, теплую жену…

Народу в поезде ехало мало: дачники с тяпками – окучивать картошку; усталые, со слипающимися глазами рабочие – из ночной смены; горожане – с покупками для своих деревенских родственников. Олег стоял в тамбуре и смотрел на затянутые светлой мглой поля пшеницы, сосновые леса, усеянные цветами косогоры, речки, тихие, задумчивые, со светлой водой и камышом, белые деревеньки в тополях. Остро, тревожно пахло хвоей, поспевающими хлебами, яблоками, парным молоком, нагретой солнцем землей…

Как хорошо, что он вырвался наконец-то проведать мать. Их деревенька – маленькая, степная, совершенно без деревьев, с большим плоским прудом. Встает солнце – и взрытая копытами земля вокруг пруда становится красной, и вода тоже красная, и низенькие тощие камыши в самом хвосте пруда, где тяжело бьются задыхающиеся от жира и избытка воздуха караси, тоже красные. И стекла домов, и плетеные стены кошары… А днем стоит такая тишина, что слышно, как в райцентре, что за восемь километров, говорит радио.

Вечером поют девчата:

На закате ходит парень…

А над хатами, там, где село солнце, полыхают, ходят, скрещиваются огромные столбы света. Там военный аэродром… Днем в дедушкин цейсовский бинокль из погнутой зеленоватой меди можно видеть, как в тучах пыли прыгают в небо серебристые кузнечики.

В детстве Олег любил бродить босиком по дорогам вокруг деревни. Пыль, горячая, обжигающая, обволакивала ноги, вздымалась из-под подошв маленькими вулканчиками. А по бокам две стены ржи с крупными белыми колосьями, на которых сидят крупные белые бабочки. Бредешь и бредешь, пока не устанешь. А устанешь – можешь опуститься прямо в пыль, словно в серую перину. Один раз Олег даже заснул посреди дороги, и никто его не потревожил до самого вечера. Завтра он обязательно будет бродить по полям, сходит к тому арыку… Завтра он будет пить молоко, починит на сарае крышу, а вечером принарядится и пойдет «на улицу» слушать девчат…

Сзади запахло папиросным дымом. Олег оглянулся. Рядом с ним стоял пожилой милиционер без фуражки. У мужчины было широкое усталое лицо, совсем не «милицейское». Форма запыленная, уже видавшая виды, на боку – полевая сумка.

– Ишь ты, как полынью-то пахнет, – сказал он ворчливо. – Лето…

– Да… скоро косить начнут.

– Сам-то деревенский?

– Городской. Мать проведать.

– Раз мать деревенская, значит, и сам. Как ни обтесывайся в городе, а все равно видно.

– Это вы напрасно.

– Чего напрасно? – спокойно переспросил милиционер, попыхивая дымом. – Не то обижаешься? Обижайся не обижайся, а как оно есть, так и будет. Я же вижу, как ты на поля смотришь.

– Профессиональная привычка?

– А чего ж…

Помолчали. Милиционер швырнул окурок на ветер и закурил опять.

– Ты не Анютки Куликухи сын будешь?

– Ее…

– Во какой вымахал. Сразу и не признаешь. Ты из зенитки бабахнул?

– Я. А вы наш участковый? Дядя Игнат?

– Точно. Давненько не виделись.

– Из отпуска возвращаетесь?

– Не. С совещания.

– С совещания? – почему-то удивился Олег. – Насчет преступлений?

– Насчет уборки.

– Уборки?

– А чего ж… В смысле помощи. Сам я, например, тракторист. Буду комбайн водить или чего там.

– Как же преступления?

– Какие в деревне преступления… Особливо во время жатвы. Самогонщики все в поле.

– Разрешите пройти?

Из соседнего купе просунулась девушка в цветастой юбке. Олег отстранился и мельком взглянул в ее лицо.

– Ежели какой парень забурит, так с ним сами товарищи справятся. Бурить сейчас некогда – жатва…

Чертовски знакомое лицо… Олег оглянулся. Девушка тоже оглянулась. Они встретились глазами, и Олег понял, что она узнала его. И он тоже узнал.

Марсианка быстро пошла по проходу к противоположному концу вагона. На ней была короткая юбка-колокол в красных розах, на плечах – косынка, в ушах – большие серьги. Волосы черные. До того черные, что отливали зеленым.

После того случая, когда она отказалась узнать его, Олег не искал встречи с марсианкой и не собирался заговаривать с ней. Но сейчас он был настолько поражен ее новым обликом и неожиданным появлением в вагоне, что машинально пошел следом.

У двери марсианка оглянулась. Она заметила преследование. Хлопнув дверью, скрылась в тамбуре. Олег рванул на себя ручку. В тамбуре ее не было. В соседнем вагоне – тоже. Перехватывая любопытные взгляды, Олег побежал по проходу. И следующий тамбур был пуст. Девушка исчезла. Стараясь успокоиться, Олег подошел к открытым настежь дверям вагона. Придется, видно, поверить в существование марсианки. Эти бесконечные превращения, наконец, сегодняшнее исчезновение…

И вдруг он увидел ее. Она шла, прихрамывая, вдоль насыпи. Ветер надувал яркую юбку, трепал косынку на плечах… Олег сильно оттолкнулся от поручней и прыгнул.

…Поезд уходил, покачиваясь. Дым от паровоза стлался по земле, заметал след за последним вагоном. На ступеньке висел милиционер и смотрел в Олегову сторону.

Олег упруго поднялся. В детстве ему много раз приходилось соскакивать на ходу с поезда во время поездок в соседний городок за солью и керосином, – он не получил ни единой царапины. Девушка шла вдоль насыпи. Она не оглядывалась. Ветер дул навстречу, и Олегу удалось настичь ее бесшумно.

– Здравствуйте, – сказал он, беря марсианку за локоть.

Он почувствовал, как вздрогнуло, напряглось, а потом сразу обмякло ее тело. Девушка повернула к нему лицо. Оно было тусклое, мертвенное.

– Вот вы и попались, – весело сказал Олег.

Марсианка молчала.

– Почему вы меня боитесь?

– Пустите! – Девушка крутнула локтем и побежала, сильно припадая. Олег настиг ее в три прыжка. Он не соображал, что делает.

– Что вам надо? – Ее голос сорвался на визг.

Теперь уже отступать было поздно. Теперь надо было идти напролом.

– Я знаю, кто вы, – сказал Олег первое, что пришло на ум.

– Кто? – прошептала девушка.

– Марсианка!

Она опешила. Спросила осторожно:

– Вы из ОБХСС?

– Я конструктор.

Они пошли рядом вдоль насыпи по сухой мягкой полыни. Она шла ниже и казалась ему ростом по пояс. Он рассматривал ее искоса. Она глядела прямо перед собой.

– До станции километров пять. Пойдем по путям? – спросил он.

– Этот… милиционер… ваш знакомый?

– Вы боитесь милиции?

– Да.

– Почему?

– Я действительно марсианка и не хочу, чтобы меня посадили в клетку. – И впервые посмотрела на Олега в упор. Глаза у нее были нагловато-веселые.


ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

«С 10.00 до 12.00 мы продолжали осмотр места происшествия, но ничего, кроме ранее доставленных вам вещей: ножа, сетки с консервами и пропуска – не нашли. По нашему мнению, преступник пошел в сторону леса, так как за лесом проходит железная дорога с большим подъемом. Поезда на этом участке идут медленно, и человек может вскочить на ходу.

В трехстах метрах от места происшествия мы обнаружили женскую капроновую косынку, а затем тело девушки, забросанное листьями. На теле мы насчитали шесть ножевых ран. Документов нет. Других вещей, указывающих на личность убитой, также нет.

Продолжаем осмотр местности. Овчарка помогает мало, так как ночью прошел сильный дождь и смыл все запахи.

Мл. лейтенант милиции Остроухов»

«Завтра придешь?»

– Гусев, сколько будет дважды два?

– Четыре.

– Почему же вы пишете этот размер? – Шеф коснулся карандашом чертежа. – И вот здесь ошибка. Надо быть внимательней.

– Хорошо, Лев Евгеньевич.

– В нашем деле нельзя быть рассеянным. Каждая ошибка дорого обходится производству.

– Понятно, Лев Евгеньевич.

Олег взял рулон чертежей и пошел на свое место.

На кульман падал ослепительно белый квадрат света. Олег сел, и на приколотом ватмане возник контур его взлохмаченной головы. Точно такой, как ночью от фонаря, когда он шел домой.


Прощаясь, она спросила:

– Завтра придешь?

– Не знаю… – ответил Олег.

– Почему?

– Мне надо подумать.

– О чем? – удивилась она.

– О том, что произошло.

– Что же здесь думать? Разве я тебе не нравлюсь?

– Все как-то неожиданно.

– Ах, вот ты о чем. Ты, оказывается, с предрассудками. Терпеть не могу все эти ахи да вздохи, прогулки при луне, а кончается все равно одним. Зачем терять время на чепуху?

– Ты говоришь пошлости.

– Другой был бы счастлив на твоем месте, а ты рассуждаешь. Терпеть не могу тех, кто рассуждает.


У Глебыча выпала из рук логарифмическая линейка. Олег вздрогнул и заметил, что нарисовал на чертеже возле третьей проекции женскую головку. Он покраснел, оглянулся и быстро стер рисунок. Нет, все было не так, если вспомнить с интонациями и не лгать, не рисоваться перед самим собой.


– Завтра придешь? – спросила она, скорее для того, чтобы что-нибудь спросить. Она была уверена, что он придет.

– Не знаю, – ответил Олег. Он рисовался, набивал себе цену.

– Почему? – спросила Ида лениво, без интереса.

– Мне надо подумать, – эта фраза прозвучала напыщенно, театрально.

– Что же здесь думать? Разве я тебе не нравлюсь?

Нет, она сказала не так.

– Пожалуйста, можешь не приходить, если я тебе не нравлюсь. – Она была немного обижена.


Синеоков, у которого, по общему мнению, были самые точные на заводе часы (привез отец из Швейцарии), возвестил:

– Братцы, обед!

Конструкторы задвигались, зашумели. Олег пошел вслед за всеми в столовую. Стоя в очереди, он продолжал вспоминать.


…Когда она смотрела на закат, у нее было вдохновенное лицо.

– Вот единственное, что не обманет, – закат, – сказала она печально.

– Ты любишь природу?

Ида посмотрела на него с презрением.

– Не терплю, когда в такие минуты мне говорят банальности.

Олег глотнул из горлышка бутылки вина и стал молча жевать батон. На их ноги накатывались прохладные серебристые волны полыни. Со стуком, грохотом проносились поезда. Ида поднялась, расправила юбку.

– Мне завтра рано вставать, – сказала она. – Я и так потеряла день. – Лицо ее было тупым, грубым, плебейским.

Олег шел сзади и с ненавистью смотрел в узкую спину, на широкую покачивающуюся юбку. «Потеряла день!» Он для нее пел, дурачился, рассказывал в лицах про голубую девушку, водил купаться в родник, стоял целых полчаса отвернувшись, пока она там топталась, словно корова, а потом ему пришлось лезть в жидкую грязь. И за все это обозвала его дураком (ясное дело: банальный – значит дурак) и заявила, что потеряла день. Это он потерял день. Мать все глаза высмотрела, ожидая своего сыночка, а он протаскался с первой встречной дурой все воскресенье.

Олег разжигал себя все больше и больше. Он промолчал до самой станции, молчал и когда ехали в поезде, а потом в автобусе. Ясное дело – они больше не увидятся. Всю дорогу Олег подбирал язвительную фразу, которую он скажет ей на прощанье. У ее дома он протянул Иде руку.

– Ну что ж, до скорой встречи на Марсе.

Она задержала его ладонь.

– А ты интересный. Ты мне еще в автобусе понравился. Особенно глаза. Честные, как у теленка. Ха-ха-ха! Нет, серьезно. Хочешь, я покажу тебе свои альбомы?

– Но ваши уже спят…

– А мы в окно…

– Неудобно…

– Неудобно на голове ходить.

– Кто твои родители?

– Полковники. Ужасно отсталые люди. Если нас застанут вдвоем, из ружья стрельба будет. Но мы не будем зажигать света. Полезем?

– Нет, мне пора домой.

– Струсил? Эх ты, теленок!

Он дошел до остановки, дождался автобуса, а потом вернулся и постучал в Идино окно…


– Ты последний?

– Да…

В затылок шумно задышал Ивлев. Он, как всегда, успел в буфете выпить кружку пива и теперь стоит, обливаясь потом, полный, добродушный.

– Гусев, ты знаешь, что сегодня комсомольское собрание? – Ивлев запыхтел над самым ухом, приятно дыша пивом.

– Не знаю…

– Ну так вот, я тебя предупредил, явка строго обязательна. Будем обсуждать план работы.

– Я не могу сегодня…

– Никаких «не могу».

– Серьезно. По семейным обстоятельствам.

– Вечно ты, Гусев, находишь то, се. – Ивлев вздохнул. – И на дежурства не ходишь. Ты ведь дружинник?

– Какой я дружинник…

– Ну, ну. Избрали, значит, молчи. Чего они, умерли там? Тетя Маша, шевелись, миленькая, а то умру, то, се.

Очередь засмеялась. Начали острить.

– Ты, Ивлев, как верблюд, месяц прожить можешь за счет собственных отложений.

– У него в одном горбу пиво, а в другом – каша перловая.

– Га-га-га! – смеялся громче всех Ивлев, тесня Олега своим большим горячим телом.

Вот у кого здоровая, счастливая жизнь, думал Гусев, замечательная квартира в центре города, красивая жена и бутуз – уменьшенная копия своего папаши. В КБ все любят Ивлева за веселый, общительный характер, добродушие и отсутствие зазнайства, хотя он отличный конструктор, секретарь комсомольской организации заводоуправления и чемпион города по шашкам.

– Ивлев, – сказал Олег, – ответь на один щекотливый вопрос: ты знал женщин, кроме своей жены?

– Еще бы! – загрохотал Ивлев над самым ухом. – Сотни! Тысячи! Я был знаменитый донжуан.

– Я серьезно, – сказал Олег.

– И я серьезно! Ха-ха-ха!

– Видишь, Ивлев. Мне это очень важно знать… Встречал ли ты, понимаешь… таких девушек… легкого поведения.

– Еще бы!

– Нет, правда…

– Правда.

– Ну, скажи, Ивлев… я очень прошу тебя.

Секретарь перестал смеяться.

– Ты что, чокнулся?

– Скажи… вот ты, умудренный жизнью человек, много ездил и все такое… Скажи, может девушка быть легкого поведения и любить Бернса?

– Отвяжись с чепухой.

– Ну, скажи, Ивлев!

– Советую заниматься, Гусев, гимнастикой и обтираться по утрам мокрым полотенцем. Говорят, помогает. Ваня! Бери и на меня! Котлета, щи и кофе! А то тут люди уже с ума от голода стали сходить!

Жуя отбивную, Олег думал. Безусловно, он пойдет к ней, что бы ни сказал Ивлев, что бы ему ни посоветовали.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Гусев – ваш комсомолец?

А. ИВЛЕВ:

– Да.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Он хороший комсомолец?

А. ИВЛЕВ:

– Да так… Знаете, сейчас трудно различить: хороший, плохой… Членские взносы платит исправно, дружинник, то-се.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вот как. И часто он ходит на дежурства?

А. ИВЛЕВ:

– Да нет. Дружина у нас не так давно образовалась. Ни разу еще не дежурил. Он еще в хор записан. Мы хор решили на заводе создать. Наше КБ первое место пока держит по массовости. Гусев также член бюро ДОСААФ. Казначеем, кажется. Минуточку… Сейчас я уточню.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что вам известно о личной жизни Гусева?

А. ИВЛЕВ:

– Молодожен. Я его недавно поздравил с законным браком. Стоит в очереди на квартиру. Ходит часто в кино, любит читать книги, учится в университете культуры, то-се. В общем, жизнью доволен. Все поручения мои выполняет добросовестно. Это его отличительная черта – добросовестность. Хотя инициативы и не проявляет.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– С кем Гусев дружил в КБ?

А. ИВЛЕВ:

– Со многими. С Синеоковым, например, со мной. Мы часто с ним разговариваем на разные отвлеченные темы. О любви, например, недавно интересно говорили, о квартире, то-се. Он парень вроде ничего, но идеалист.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Как вел себя Гусев вчера?

А. ИВЛЕВ:

– Был очень оживлен, весел. Он только что женился. Мы с Синеоковым поздравили его, то-се, и Гусев ушел домой очень довольный.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Как вы считаете, мог ли Гусев убить человека?

А. ИВЛЕВ:

– Что?!

Скандал

В ресторан Олегу идти не хотелось. Надо было надевать костюм, галстук, тесные остроносые туфли и самое главное – весь вечер разыгрывать из себя человека, которому ходить по ресторанам, пить шампанское и есть конфеты «Ну-ка отними!» самое разобыденное дело. Надо следить за каждым своим словом, жестом, выражением лица, чтобы, чего доброго, тебя не приняли за новичка.

В городе, где жил Олег, было три ресторана: «Дон», «Молодежный» и «Чернозем». Рестораны объединяло много общего: скверные дорогие блюда, грубость официантов и отсутствие пива (нарочно, чтобы клиенты пили вино и водку).

Однако при всем том рестораны коренным образом отличались друг от друга. Самым аристократичным был «Дон». Повара здесь выказывали чудеса искусства, лишь бы создать блюда позаковыристей и подороже. Верхом шика и расточительства считалось заказать «Донской салат». Это порционное блюдо готовилось полтора часа и состояло из смеси самых неожиданных вещей, выбираемых поваром по вдохновению. Здесь были куски мяса, яйца, рыба, огурцы, ветчина, лук, укроп, редиска, картофель, сыр. Заливался салат сметаной. В самую вершину горы втыкалась синтетическая роза. Эта роза, хотя и была несъедобной, но взвинчивала и без того баснословную цену в три раза.

В ресторане «Дон» считалось неприличным платить ровно по счету, надо было обязательно «кинуть» официанту, швейцару и гардеробщику, в противном случае твою физиономию навечно занесут в «черный список».

Пить дешевые вина тоже было нежелательно. Оркестр играл мало, в основном по заказу, причем сначала надо было пригласить дирижера к своему столику, угостить водкой, называя «маэстро», и заплатить в два раза дороже вывешенного прейскуранта розничных цен на танцевальную музыку.

Но самое главное, переступив порог ресторана «Дон», надо было перейти на «изысканные» манеры: ходить небрежно, разговаривать сквозь зубы, деньги не класть, а швырять, папиросу держать двумя пальцами и т. д.

Ресторан «Молодежный» был полной противоположностью «Дону». Отличия начинались прямо с улицы. Например, над входом в ресторан висел плакат:

ИЗГОНИМ АЛКОГОЛЬ!

Однако настоящий каскад изречений обрушивался на клиента в зале:

СПОЙ, СПЛЯШИ – СОСЕДА РАССМЕШИ!
А НА ЗАКУСКУ – ЗАДОРНУЮ ЧАСТУШКУ!
ПЬЯНЫЙ ПРИШЕЛ – НЕ СМЕШНО!

До глубокой ночи из ресторана «Молодежный» несся на улицу задорный молодежный смех.

Третий ресторан – «Чернозем» – был замыслен как соперник «Дону». Там тоже понавешали парчовых штор, изобрели салат «Черноземный», в два раза превосходящий по цене знаменитый «Донской» (повару пришла гениальная мысль вместо одной синтетической розы втыкать две). Но ресторан быстро захирел, и вскоре о соперничестве с роскошным «Доном» и разговора не могло быть.

Погубила ресторан старушка. Маленькая сгорбленная старушка. Она появилась однажды вечером, толкая перед собой тележку с надписью «Горячие пирожки», осмотрелась и открыла торговлю прямо перед входом в «Чернозем». Вскоре в окна ресторана пополз с улицы запах жаренных в масле пирожков. Не прошло и пятнадцати минут, как из «Чернозема» появился первый посетитель, выкуренный этим запахом. Стыдливо оглядываясь, он взял пяток пирожков, завернул их в газету и скрылся в ресторане. За первым последовал второй, третий, и через полчаса все посетители ресторана жевали горячие пирожки.

Вскоре стало правилом: идешь в «Чернозем» – бери десяток пирожков. Администрация ресторана всполошилась. Салат «Черноземный» никто не брал, выручка резко упала. За столиками сидели люди и уплетали пирожки, как в простой столовой. Директор куда-то позвонил, чтобы убрали старушку с тележкой. Старушка вынуждена была переместиться за угол, но было уже поздно: люди вкусили запретного плода. Ходить с пирожками в «Чернозем» стало традицией. Хуже того, посетители начали приносить с собой яйца, колбасу, пиво.

Администрация заседала день и ночь, но придумать ничего не могла. Правда, повесили было плакат:


СО СВОЕЙ ЕДОЙ ПРИХОДИТЬ В РЕСТОРАН СТРОГО ВОСПРЕЩАЕТСЯ!

Но пришлось его быстро снять: вокруг плаката стали подозрительно виться корреспонденты из областной газеты.

Один из работников предложил начать самим выпекать пирожки и вообще изготовлять дешевые блюда, но на него зашикали. Это ведь тогда столовая будет, а не ресторан!

После некоторых колебаний Гусев остановил свой выбор на «Доне».

В ресторан Ида пришла, как и в первый день их встречи, рыжей. Узкое глухое платье из светлой ткани очень шло ей. Впрочем, ей шло все: Ида умела подбирать наряды под настроение. И под погоду. Вечер был сухой, жаркий, настороженный. Звезды казались светлыми и моргали быстро-быстро, словно сигналили о какой-то опасности. За деревьями временами полыхало сухим бледным пламенем.

В ресторане открыли все окна, и по залу гулял горячий, пахнущий тополем и пылью ветер. Когда они шли между столиками, на них смотрел весь «Дон». Ида держала голову высоко и презрительно, на губах – неопределенная полуулыбка. Олег заметил, что сегодня она была чем-то возбуждена. Села за стол, высоко закинула ногу на ногу, оттолкнула от себя грязную посуду и крикнула на весь зал:

– Официант! Уберите со стола!

Воспитанные, изысканные завсегдатаи «Дона» были шокированы. Правила фешенебельного ресторана еще могли позволить это подвыпившему мужчине, но не женщине. Носы завсегдатаев осуждающе уткнулись в тарелки.

Олегу хотелось есть, хотелось веселиться, танцевать, хотелось гордиться своей красивой девушкой, смеяться… Но Ида навязала ему длинный, скучный разговор о человечестве.

– Ненавижу людей, – говорила она, ковыряясь вилкой в салате «Донской». – Все шкурники, подлецы и лицемеры.

– Нет, почему же, – вяло возражал Олег, – хороших людей много.

– Назови мне хоть одного!

– Я их не запоминаю.

– Вот видишь! Ты не запоминаешь, потому что их нет!

– Есть.

– Нет!

– Есть.

– Нет! Назови!

Бессмысленность этого спора стала раздражать Олега. Он отложил вилку.

– Назвать? Пожалуйста! Мой шеф! Это человек кристальной чистоты.

– Маска! Наверняка вор и развратник!

– Слушай! Давай прекратим. Я хочу есть. Просто тебя кто-то сегодня обидел, а ты свою ненависть перенесла на всех.

Ида выковыряла из салата все огурцы и бросила вилку.

– Правильно! Обидел один подлец.

– Кто он?

– Ты.

Олег покраснел и пробормотал:

– Что за чепуху ты говоришь… Ты пьяная…

– Я пьяная? Ха! Ты не видел меня пьяной! Пьяная я бью посуду.

– Перестань. На нас смотрят.

– Кто смотрит? Вот те ублюдки? Это же не люди – воры проклятые. Ты думаешь, сюда ходят те, что живут на зарплату? Черта с два. Это в кино да в газетах пишут, что в ресторане, мол, можно хорошо отдохнуть. Рабочий сюда не ходит. Рабочий пьет водку за углом. Здесь одни воры! Ищут воров да спекулянтов, а они каждый вечер здесь собираются. Ха-ха-ха! Бери и греби всех подряд лопатой!

– Я не вор.

– Ты, правильно… ты не вор… Ты благородный и честный. Ты выше всех! Ты хуже! Ты страшнее, потому что сильнее замаскирован. А я вот тебя раскусила. Я ведь сначала тебя за шпика приняла.

Олег беспомощно оглянулся. Со всех сторон на них смотрели. Официанты шептались в углу. Назревал скандал. Еще не хватало, чтобы их с позором выставили!

– Пожалуйста, потише.

– А, наплевать!

Ида сидела, закинув ногу на ногу, курила и насмешливым взглядом следила за Олегом.

– Перестань…

– Перестать? Слушайте, вы! – закричала Ида. – Жрете, пьете на ворованные деньги? Нахапали и жрете? Оделись в черные костюмы? А ну-ка предъявите документы! Я работник угро! Что, сдрейфили? Ха-ха-ха! Жидки на расправу? Ничего, не бойтесь! Я сама такая! Воровка и спекулянтка.

Оркестр перестал играть. Кто-то возмущенно выговаривал официанту, кто-то смеялся. Из-за портьеры вышел администратор и, склонив набок голову с безукоризненным пробором, направился к их столику. Но он не прошел и половины пути, как рядом с Олегом раздался негромкий голос:

– Разрешите пригласить на танец вашу даму?

Олег не заметил, как к ним подошел невысокий человек с квадратными плечами, в спортивном пиджаке. На его широком лице играла добродушная улыбка.

– Пожалуйста, – с облегчением сказал Олег.

Человек с квадратными плечами взял Иду за локоть.

– Разрешите, девушка?

– Отвали, – спокойно сказала Ида.

Она сидела, откинувшись на спинку стула, насмешливая, злая, пьяная, и курила.

– Разрешите? – повторил парень, по-прежнему улыбаясь. Лишь плечи его поднялись, как у орла.

– Я уже сказала – отвали, – ответила Ида, смотря прямо в глаза приглашавшему. – Надоели мне ваши гадкие рожи. Я за-вя-за-ла.

Администратор подошел и встал рядом.

– Не понимаю, почему ты не хочешь пойти? Раз тебя приглашают, – сказал раздраженно Олег.

Ида бросила на него насмешливый взгляд.

– Эх ты…

За соседним столиком восхищенно засмеялись:

– Сильна девка!

Ида встала и, не глядя на Олега, пошла к центру зала чуть пошатываясь.

Олег придвинул к себе меню, подсчитал, положил под пепельницу двадцать рублей и почти побежал к выходу.


Семейство Куликовых играло в картах.

– Куда суешь шоши? – горячился Павел Игнатьевич, крутя своей лысой головой, на отполированной поверхности которой хорошо отражалась лампочка.

– Разуй глаза, подними зад, – пыхтела Катерина Иосифовна. – Котора шоша? Эта шоша? Сам ты, черт лысый, шоша!

Медвежонок Светочка возилась у телевизора. Она пыталась попасть карандашом в рот певице. Певица уворачивалась от карандаша и вопила на весь дом:

– Во-са-ду-ли! Во-го-ро-ди!

Наденька, растрепанная, со спущенным чулком, сидела на развороченной кровати и вышивала на пяльцах. При виде Олега она ленивым движением запахнула халат и проводила квартиранта пристальным взглядом.

Наденька – старая дева. Она довольно хорошенькая. Не вышла замуж лишь из-за своей лености. Хозяйская дочь кончила пединститут, но нигде не работала. Целыми днями сидела она на кровати и вышивала фантастические цветы. Катерина Иосифовна что уж ни делала со своим чадом: и стыдила, и ругала, и буквально за волосы вытаскивала лентяйку на «гулянку», но не могла пересилить Наденькину цельную натуру. Пытались было ухаживать за девушкой несколько парней, но вскоре оставили свои намерения, оскорбленные, так как Наденька зевала в самые интересные моменты свидания. Вот и пришла Куликовым спасительная мысль взять на квартиру холостяка.

Наденька серьезно влюбилась в Олега. Ее чувство было вызвано главным образом тем обстоятельством, что не надо никуда идти на свидания и любимого человека всегда можно было наблюдать прямо из постели, не прерывая процесса вышивания.

Олег прошел в свою комнату, не раздеваясь, лег на кровать.

– Никак пьяный? – услышал он шепот из соседней комнаты.

– Похоже… Свихиваться начал парень. Жениться ему надо.

– Если бы эта дура, тудыт ее и обратно, не сидела, как корова…

– Тише…

В комнате плавал сизый дым от жарившейся рыбы. Сквозь занавески пробивался желтый свет фонаря. На сундуке добродушно мурлыкал хитрый кот Сержант. Приход Олега застал его врасплох: пришлось бросить под кроватью украденную колбасу. И теперь Сержант ждал, когда их квартирант заснет, чтобы приняться за прерванное дело.

Сержанту пришлось ждать долго. Человек на кровати лежал очень тихо, не шевелясь, но кот чувствовал своим звериным чутьем, доставшимся ему от далеких предков, что он не спит. И только когда уже в комнате стало совсем светло, Сержант доел колбасу.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы, кажется, были невестой вашего квартиранта?

Н. КУЛИКОВА:

– Ах, отстаньте от меня! Что вам надо?

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы можете дать нам ценные показания. От вашей матери ничего не добьешься. Из-за чего расстроилась ваша свадьба?

Н. КУЛИКОВА:

– Из-за моих дорогих родителей, вот из-за кого! Тюлени чертовы! Прикатила к моему жениху бывшая любовница с истерикой, так мои благоверные сбесились. Расстроили свадьбу и от квартиры отказали. А что здесь такого? У какого холостого мужчины нет любовницы? Да это и не мужчина тогда! Моим благоверным надо было выгнать эту сучку, и на том делу конец. А они вздумали Олега выгонять. Выжечь бы ей надо было глаза кислотой.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Ну зачем же? Такими методами нельзя…

Н. КУЛИКОВА:

– Да! И вам выжгу, если не отстанете от меня! Шляются тут всякие, допытываются… И так жить не хочется…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Ваше состояние понятно. Но нам для следствия надо знать, что за человек был Гусев. Расскажите все, что о нем знаете. Например, мог ли ваш квартирант убить человека?

Н. КУЛИКОВА:

– Ой, мамочка! Ой, миленькая! Иди сюда! Убил он разлучницу!

Четыре вопроса

Лев Евгеньевич отложил в сторону кипу чертежей и сказал, ни на кого не глядя:

– До конца месяца осталось три дня. Машину сдать не успеем.

В конструкторском бюро наступила тишина. В словах шефа не было и тени упрека, но все чувствовали себя, словно после сильной «проработки». Уж лучше бы Синьков отругал всех.

– Сгорела премия, – вздохнул Синеоков. – А я хотел мотороллер купить.

Лев Евгеньевич сидел такой же, как и всегда, седой, красивый, строгий, в безукоризненно выглаженной нейлоновой рубашке, светлых брюках и черных лакированных туфлях. Карандаш, схваченный длинными, как у музыканта, пальцами, привычно бегал по чертежу, выискивая ошибки. Но Олег видел, что возле рта у шефа залегла огорченная морщинка. Раньше ее не было.

– А что если… оставаться по вечерам? – сказал Олег и запнулся. – Конечно, кто хочет…

Шеф поднял глаза от чертежа. Взгляд был спокойный, но чуть-чуть удивленный. Очевидно, Синьков ждал этих слов, хотя и от кого-то другого.

– Идея! – крикнул Синеоков и хлопнул по столу рейсшиной. – Да здравствует мотороллер «Ява»!

Ивлев заворочался на стуле.

– А что, пожалуй, верно. Это, пожалуй, выход. Запишем в план работы. Всем комсомольцам обязательно.

Лев Евгеньевич продолжал водить карандашом по ватману, такой же спокойный и невозмутимый, но морщинка у его рта исчезла.

После гудка все остались на своих местах. Даже мама Зина продолжала читать книжку на своем высоком табурете.

– Вы можете идти домой, – сказал ей Лев Евгеньевич.

Уборщица обидчиво поджала губы:

– Я буду проявлять синьку.

– Мама у нас сознательная комсомолка, – хохотнул Синеоков.

– Вы нам не потребуетесь, – повторил Синьков.

– Я буду работать без премии, – отрезала мама Зина. – Так что не волнуйтесь! А захламлять помещение я вам не позволю! Потом за вами три дня бумагу вывозить на грузовике надо. Вы уж извините, Лев Евгеньевич, но я вам прямо скажу: чистоты и порядка в вашем бюро нету. Хламят и сорят. Вчера за Синеоковым, нашим уважаемым Александром, три вагона вывезла. Рвет бумагу и мечет под себя и мечет. А зачем ее рвать-то, чистую-то? Опять же Гусев ножиком стол резал, имя вековечил девкино. В старое время хозяин и тому и другому спустил бы штаны да всыпал куда следует. А сегодня все хозяева.

Шеф только пожал плечами. Вступать в разговоры с мамой Зиной было бесполезно. О старом и новом времени просвещенная уборщица могла рассуждать бесконечно. Зато Синеоков с готовностью вступил в разговор.

– Вот смотрю я на тебя, Зинаида Ивановна, и удивляюсь: почти пятьдесят лет живешь при Советской власти, а ничего советского в тебе нет. То тебе не так, это не так, хозяев каких-то приплетаешь. Ярко выраженный вредитель. Бери за зебры и греби за решетку.

Услышав голос своего постоянного противника, мама Зина отложила в сторону книгу.

– Ишь ты, из молодых, да ранний. Вчера видела я тебя на улице с двумя барышнями. Идете, песни во все горло орете. За шею их обхватил. Народ от вас в сторону шарахается. Это как, по-советски? А в старину дамам ручки целовали.

– Га-га-га! Ай да мама Зина! Дай я тебе ручку поцелую.

– Вот сидишь ты, рыгочишь, как молодой бугай, аж стены шатаются, а веник никогда не возьмешь, чтобы за собой убрать. Старая женщина за тобой ходит.

– Вот это ты уж напрасно, Зинаида Ивановна. Ты за свой веник деньги получаешь. Жирно очень будет ничего не делать да шестьдесят целковых грести.

– Или взять Гусева, – продолжала мама Зина. – Никогда со старым человеком слова не скажет. Думает, как он конструктор, а я уборщица, так можно и не замечать. За что он меня презирает? Что у меня диплома нет? В старое-то время дипломами не кичились. Пушкин – вон какой образованный был и то няней своей не требовал, сказочки ее слушал. А этот пройдет – руки не подаст.

У мамы Зины были две слабости: книги про рыцарские времена и страсть к рукопожатиям. Чем выше должность занимал человек, тем сильнее хотелось честолюбивой уборщице поздороваться с ним за руку. Все подсмеивались над этой слабостью мамы Зины, но, входя в КБ, не забывали протянуть руку уборщице, так как иначе можно было нажить острого на язык врага. Лишь один Олег здоровался с уборщицей легким кивком головы. Потому что он знал тайну мамы Зины и не мог побороть в себе чувства брезгливости. Однажды он случайно увидел, как мама Зина воровала тушь. Благородная просвещенная уборщица в красивых очках стояла возле шкафа, задрав платье, и засовывала в рейтузы флаконы. Олег никому не сказал, но руку маме Зине подавать не стал.

– Как-то еду на поезде – глядь, под насыпью двое бесстыжих милуются. Вино хлыщут, противно смотреть. А на работе из себя благородных корчат, руки простым людям не подают…

Олег похолодел. Неужели мама Зина видела их? Теперь растреплет по всему заводу.

– Дружинниками работают…

Олег поднял голову. Скажет или нет? В глазах уборщицы была каменная решимость.

Спас Олега телефонный звонок. Он был длинным и резким. Все невольно замолчали.

– Да, – сказал Лев Евгеньевич. – Хорошо. Гусев, вас вызывают на проходную.

– Зачем?

– Не знаю. Женский голос.

– Жена, наверно. За алиментами, – сострил Синеоков.

Конструкторы засмеялись. Посыпались реплики:

– Гусев, а ты оказывается, донжуан!

– Вот у кого, мама Зина, три вагона жен!

Олег пошел прямо через цех, чтобы сократить путь. Уже зажгли электричество. Внизу оно безуспешно соперничало с солнцем. Густой красный свет вливался в пыльные окна, растекался по полу, наматывался на шпиндели станков. Зато под потолком, где ходил кран, лампы сияли ослепительно, словно голубые звезды.

Вахтер Ван Ваныч, толстый, но с удивительно живыми глазами, покосился на конструктора и молча пропустил. В проходной было пусто. Только на скамейке сидела девушка в низко надвинутой на глаза косынке. Это была Ида. Вчерашняя скандалистка выглядела сегодня как-то униженно, словно маленькая забитая старушка. Лицо бледное, в глазах вялость, руки неподвижно сложены на коленях.

– Здравствуй, Олег.

– Здравствуй.

– Ты сегодня сверхурочно?

– Да.

– Я тебе помешала?

– Чего ты хотела?

– Давай немного погуляем.

– Некогда.

– Пять минут. Мне надо сказать тебе важное.

Они вышли из проходной. На улице было душно.

В воздухе висела тонкая пыль от проезжавших машин. Продираясь сквозь заросли чахлого скверика, садилось красное поцарапанное солнце.

– Как ты добрался?

– Хорошо.

– А я с шиком. Привезли на машине… милицейской. Я там на столе всю посуду побила. Требовала, чтобы нашли тебя. Ждала до утра. Не могла заснуть. Засну, проснусь и снова жду. Почему не пришел?

– Я вообще не приду.

– Ноль внимания, фунт презрения?

– Вот именно.

– Ну и черт с тобой! Больно ты мне нужен. Таких, как ты, на рубль пучок. Стоит только мигнуть – любой пойдет!

– Ну ладно, пять минут уже прошло.

Ида остановилась.

– Чего скривился? Не веришь? Думаешь, мной только подонки интересуются? Я и порядочным людям нравлюсь. Эй, молодой человек, пошли со мной в кино!

Шедший им навстречу мужчина с сумкой-авоськой удивленно остановился.

– Да, да. Я вам. Пойдем со мной в кино? Идея моя – билеты ваши. Ха-ха-ха! Ну так как?

Мужчина растерянно моргал глазами. Олег вырвал свою руку.

– Пусти!

– Куда ты?

– Попрошу без меня обделывать свои делишки.

– Какие делишки? Подожди! Это же шутка.

– Слишком много шуток за последнее время.

Олег быстро пошел назад. Ида догнала его.

– А ты мне муж, да? Муж? Скажи, муж? Что ты из себя ставишь? Был бы хоть парень видный, а то как!

На них оглядывались прохожие.

– Я прошу оставить меня в покое!

Ида приблизила свое лицо к Олегову. Глаза у нее стали ненавидящие, злые, как вчера в ресторане.

– Будешь убегать – устрою скандал, – прошипела она.

Олег посмотрел на ее решительное лицо, взъерошенную фигуру, воинственно торчащие концы модной косынки, повязанной по-старушечьи, и подумал, что действительно этой злюке ничего не стоит устроить скандал. Они стояли как раз напротив здания заводоуправления. – Ну, хорошо. Что тебе от меня надо?

– Иди за мной.

Они вошли в скверик и опустились на скамейку. Вокруг на желтой траве валялись промасленные бумажки и банки из-под консервов. Здесь обычно обедали рабочие.

– Я слушаю, – сказал Олег. – Только побыстрей. Меня ждут на работе.

– Хорошо. Я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечай на них. Первый вопрос. Почему ты ушел из ресторана?

– Тебе этого не понять.

– Понятно. Вопрос второй. Ты решил со мной «завязать»?

– Да.

– Можно узнать, почему?

– Тебе этого не понять.

– Ясно. Вопрос последний. Можно поцеловать это сердитое рыло?

Ида, не стесняясь прохожих, обняла Олега за шею.

– Никому не отдам… Тебе этого не понять.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что вы можете сказать о работнике конструкторского бюро Олеге Гусеве?

3. И. КОНИНОВА, уборщица:

– Ишь ты! Молодой да деловой какой. «Что вы можете сказать…» Ничего не могу сказать. Соберите бумажки сначала. Полчаса сидите, а уже нагваздать успели… И потом, старого человека приветствовать надо, молодой человек. Встать и пожать ему руку.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Ну хорошо, хорошо… Здравствуйте, мамаша. Бумажки я уберу. Так что вы знаете о Гусеве? Что он из себя представлял?

3. И. КОНИНОВА:

– За собой не убирал. С обслуживающим персоналом не здоровался. Нынче-то она, молодежь, вся такая кодексная. И уровень повышает, и норму перевыполняет, и в больницу к товарищу по графику ходят, и жене по дому помогают, и про совесть рассуждают. Ныне-то много говорят о совести. Даже на плакатах позаписывали, что это такое. Дескать, и хорошо трудиться, и жене по дому помогать, и газетки выписывать. А вот про веник-то записать позабыли, и лежит он, сердешный, в углу, топают мимо него грамотные, совестные, а никто не догадается поднять да за собой загаженное место обмахнуть, помогнуть старой женщине. И ваш Гусев не исключение.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Ну хорошо, хорошо. Вы, товарищ Конинова, не отклоняйтесь. Опишите его характер конкретнее: взгляды, вкусы, с кем он дружил.

3. И. КОНИНОВА:

– Ишь, попер, попер. Все торопятся, торопятся, а куда, спрашивается, торопятся? И на самолетах летят, и в поездах ездят, а все не успевают. Вот в старину на лошадках ездили, а, слава богу, и сыты, и живы, и здоровы были. «Взгляды, вкусы…» Что я с ним, бражничала, что ли? Треску трескал, как и все. Это на работе, а что на дому, то неизвестно. Характер… Тьфу! Не было у него характера. Гордость да презрение ко всем были. Ставил из себя больно много, а чего ставил, непонятно. Гол как сокол. Ни кола ни двора. Прожигал жизню свою на шлюх. Видала я его из окна поезда: с какой-то кобылой под насыпью катался. Тьфу! Разве это мораль? Вот в старину было. Как-то увидела меня мать с парнем под руку…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Ну хорошо, хорошо… Как вы считаете, может ли Гусев пойти на преступление?

3. И. КОНИНОВА:

– Они все могут. Молодежь сейчас такая пошла, что оторви да брось. Они женщину оскорбить могут. Вот в старое время…

Красное море

Ветер шумел в траве. Желтая пыльца сыпалась на их ноги. Трава была высокая. Ее верхушки гнулись, трепетали, а у земли не шевелилась ни одна травинка. Олег с Идой словно лежали в ванне, наполненной густым пахучим отваром и солнечным светом. Нет, не в ванне. Они плыли в лодке по Красному морю. Тихо-тихо, только плеск воды да ветер спешит до ночи достичь края земли.

Олег давно обнаружил это место, еще когда учился в институте, но бывал здесь редко. Надо было ехать автобусом до конечной остановки, идти километра три пешком… Зато кругом ни души, песок чист, трава пахнет травой, а не консервами, и по воде не плывут пустые бутылки.

Обычно он приезжал сюда, когда надо было побыть одному. Автобусом до конца, три километра пешком – и ты остался один, один во всем мире… Ничком плывешь в лодке по Красному морю…

– Пойдем искупаемся?

– Не…

– Как хочешь.

Ида оперлась о его грудь ладонью. Олег из-под руки посмотрел ей вслед. Может быть, это все ему снится? Девушка в красном купальнике уходит по траве навстречу солнцу. Очень красивая девушка. Из тех, которые всегда скользили по Олегу равнодушным взглядом. И эта девушка принадлежит ему.

Сколько ей лет? Где она работает? Он ничего о ней не знает. Всегда кого-нибудь играет. Даже смех ее неискренен. Почему она тогда так испугалась в поезде? Почему не познакомит его со своими родителями? С друзьями? Почему он приходит к ней в дом тайком, как вор?

– Уф! Вот тебе, лодырь! Вот тебе!

Холодные брызги осыпали Олега.

– Ида, сколько тебе лет?

– Двадцать, да еще столько, да разделить на пол-столько, да прибавить четверть столько, да вычесть…

– У тебя есть друзья?

– Две тысячи.

– Кто они?

– Воры! Ха-ха-ха!

Ида легла на спину и приклеила на нос кусочек газеты. Олег стал смотреть вверх. Бездонная эмалированная чаша, раскрашенная по краям потемневшим от времени золотом. Час назад этой позолоты не было. Значит, опять будет дождь. Один раз его здесь застал дождь. Серебряный частый гребень стал причесывать траву грубо, насильно, и степь застонала, забилась, словно длинноволосая женщина. Нахмурился, потемнел от ревности лес.

Олег тогда с бельем едва успел спрятаться под дуб. Его крепкую листву не пробивал дождь. Здесь было даже пыльно. Олег никогда до этого не видел лес в сильный дождь. Все вокруг наполнилось чьим-то присутствием, как будто боролись двое сильных, возбужденных: под тяжелыми ногами трещали сучья, слышалось чье-то всхлипывание, жадное чмоканье, будто целовались взасос, звуки разрываемой одежды. Страстная борьба то удалялась – и тогда в лесу становилось тихо, то, наоборот, шла где-то совсем рядом, на траве, за кустами шиповника…

Олегу было жутко и радостно, хотелось выбежать из-под дуба, промчаться босым по мокрой траве, посмотреть, что делается за теми кустами…

А полчаса спустя дождь прекратился. Выглянуло жаркое солнце, и даль подернулась зыбкой дымкой. Ветер залег в мокрую траву. Лес стоял тихий, роняя капли…

– Олег, о чем ты думаешь сейчас? Только не ври.

– О дожде.

– Чудеса. Разве можно думать о такой чепухе?

– Однажды меня застал здесь дождь. Я спрятался вон под тот дуб. Ливень хлестал вовсю, а под ним было даже пыльно. Ты ни разу не была в дождь одна в лесу? Кажется, что борются двое. А ты о чем?

– О тебе.

– Гм… польщен.

– Ты какой-то странный. Не обижайся только, но о таких говорят: чокнутый. Вечно у тебя все как не на самом деле. В дождь мокро, а ничуть не пыльно. Цветы у тебя или измученные, или радостные, или еще какие-нибудь. Ты живешь в выдуманном мире. Уверена, даже если тебя будут убивать, ты и тогда придумаешь какую-нибудь чепуху. Вот и про меня сочинил. Марсианка. Ха-ха-ха! Придумает же – марсианка. Всю жизнь будешь думать, а не додумаешься. Следы на бетоне… Голубая девушка!

Высокая грудь Иды, обтянутая мокрым купальником, сквозь который темнели пятачками соски, поднималась и опускалась в такт ее смеху.

– Ха-ха-ха! Это я-то – голубая девушка! Умора! Сочинитель! Писатель! Чудак… Я таких еще не встречала… Потому, наверно, и хожу с тобой так долго.

– С другими – меньше?

– Еще бы! Вечер-два – и отвали! Даже пусть он будет раскрасавчик.

Олег приподнялся на локте. Перед ним лежала сытая красивая кошка и жмурилась на солнце. И ему вдруг страшно противным показалось это тело, которым он только что восхищался, и это нежное лицо с застывшей на нем самодовольной улыбкой. В сущности, почему она здесь? Разлеглась на траве, на которой не лежали даже его лучшие друзья? И он изливает душу этой твари?

Глаза застлало гневом. Он знал за собой этот недостаток: неожиданный гнев.

– Вон отсюда! – закричал Олег срывающимся голосом.

Ида испуганно вскочила и отпрянула.

– Что с тобой? Что случилось?

– Пошла вон! Ну? Я кому сказал – вон!

Олег взял бутылку из-под пива и замахнулся ею на Иду. Та схватила свое платье и отбежала.

– Да что с тобой? – На ее лице было искреннее недоумение. И это выражение недоумения почему-то окончательно взбесило Олега.

– И чтобы больше я тебя никогда не видел! Дрянь! – Олег опять замахнулся.

Ида поняла, что, если она задержится здесь хоть на секунду, он действительно запустит бутылкой. Девушка бросилась бежать. И только отбежав на безопасное расстояние, она остановилась и стала выкрикивать:

– Оказывается, ты еще и псих! Псих чертов! Чтобы я больше к тебе когда пришла! Да провалиться мне на месте! Марсианин! Да! Да! Ты марсианин, а не я! Вот тебе. – Ида показала язык, надела босоножки и пошла напрямик по траве к видневшимся на горизонте телеграфным столбам.

Олег долго следил за мелькавшим в ковыле красным купальником, потом лег. У него подергивалась правая щека и дрожали руки. Лежал неподвижно, без всяких мыслей, не замечая ни светившего прямо в лицо солнца, ни нежных облаков, которые поднимались с горизонта и плыли по небу, словно пух отцветших одуванчиков.

Очнулся он от осторожного шороха. Начался дождь. Мелкий-мелкий, как осенью. Вокруг все шуршало: и трава, и лес, и река, и лежавшая рядом газета. Стало хмуро, неуютно. Олег принялся натягивать на себя успевшую промокнуть одежду.

Сквозь дождливую мглу совсем не было видно телеграфных столбов. Олег взял саквояж, положил в него сандалеты, закатал полотняные брюки и пошел в противоположную сторону. Этим путем было дальше, но он не хотел идти по ее следам.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Анна Трофимовна Гусева на вашем участке живет?

И. К. ПЕРО, участковый милиционер:

– Да… Село Верхняя Ведуга, двенадцатая хата от краю по левую руку, если идти с Большого шляху.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы ее хорошо знаете?

И. К. ПЕРО:

– Да. Пора уж знать. Двадцать лет участкую в этом районе.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что вы о ней можете сказать?

И. К. ПЕРО:

– Что сказать? Баба как баба. В колхозе работает справно. Скандалов за нею не замечалось. Может, на самогоне попалась? Самогончиком балуется, это верно, но в небольших пропорциях. Клеветать не буду. Для себя балуется. Сынишка у нее в городе живет, по праздникам навещает. Ну и того… литруху нагонит когда. А так баба хорошая, работящая. Жизнь у нее тяжелая получилась. Дом сгорел, мужик без вестей десять лет после войны был, объявился потом, а на вторую весну, после того как объявился, его трактором задавило. Заснул в борозде ночью, его сменщик-то и не заметил. Вот одна сейчас и мается без мужика. Сын, правда, помогает.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Расскажите о нем подробнее.

И. К. ПЕРО:

– Натворил чего-нибудь? Поначалу парнишка бойкий был. Это точно. Безотцовщина. По садам шляться стал. Из зенитки пальнул. У нас за околицей справная итальянская зенитка стояла – трофей. Так он что учудил: подобрал снаряд да как бабахнет в небеса. Вижу – парень с прямой дорожки свернул, пропасть может без отца, свел я его к нашей библиотекарше, он и прилип там. Сейчас институт кончил, мать говорит, на заводе работает. Недавно я его в поезде видел. Хороший парень вымахал. Стоял, на хлеба смотрел. Если он что натворил, так я за него поручусь.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Мы подозреваем его в убийстве.

И. К. ПЕРО:

– В убийстве…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Да. Следы ведут к крупной шайке спекулянтов.

И. К. ПЕРО:

– Вы уж, пожалуйста, разберитесь повнимательней. Матери конец тогда. А ошибки и в нашей работе бывают.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Мы разберемся внимательно.

Троица

Потом Олег с трудом мог вспомнить, как это получилось. Почему он сказал ту фразу. Он пришел с речки мокрый, грязный. А дома было светло, тепло, пахло жареными пирожками и лесом. По стенам были развешаны хвойные ветки, а пол устлан листьями: ярко-зелеными, огромными – клена: маленькими, кокетливыми, уже чуть-чуть желтоватыми – березы; длинными, шершавыми – белой акации. За столом шумела, гремела тарелками, вилками большая компания.

Олег был ошеломлен. Только что он шел босой по грязи, по темной, мокрой степи, а здесь людно, светло, и еще эти листья…

Катерина Иосифовна всплеснула руками, запричитала:

– Где ты ходишь? А ноги-то, ноги – босые! Ты же простудишься!

Павел Игнатьевич ухватил Олега за плечо и усадил его рядом с собой.

– Сейчас мы его лечить будем.

Множество рук потянулось к Олеговой тарелке, накладывая ему закуску. Павел Игнатьевич налил конструктору полный стакан водки. Олег выпил залпом, задохнулся. Из глаз потекли слезы. Кто-то подсунул огурец, кусок хлеба.

– А ты нюхай! Нюхай!

Олег стал жадно есть: он вдруг почувствовал себя голодным. Беседа за столом, расстроенная приходом квартиранта, опять вошла в свое русло. Говорили неторопливо, веско.

– Дожжей в этом году – пропасть. К урожаю.

– Я участок помидорами засадил. Выгоднее всего.

– Анадысь тюль давали. Очередища. Три часа простояла.

Это были последние слова, которые слышал Олег. Его уши плотно заложило ватой. Стало тихо-тихо, только где-то далеко звенел комар и щурилась под дождем трава. Олег сидел, опустив руки на колени, и бессмысленно улыбался. Тело обмякло, голова отказывалась что-либо соображать. Почему собрались здесь эти люди? Зачем по стенам развешаны ветки? Как в какой-то сказке… И Наденька похожа на сказочную принцессу. Сидит напротив, румяная, красивая, глаза блестят. Какая она сегодня нарядная… Розовое платье с бантом… Глаза большие и грустные… Ничего не ест. Бедная девочка, она же влюблена в него. Да, да. Он это знает точно, он это чувствует. Страдает, мучается, не спит по ночам, наверно. Ловит каждый его взгляд. А он путается со шлюхой. Наденька была бы верной, любящей женой. Ничего, что она ленива… Замуж выйдет – переменится. Пойдет работать. Надо только изолировать ее от родителей. Если он женится, ему дадут квартиру…

– Как жизнь, Наденька? – спросил Олег, но не услышал ни своих слов, ни Наденькиного ответа.

Какие все добрые, веселые, приветливые. И Павел, и Катерина. Они ведь очень хотят, чтобы он женился на их дочери. Олегу вдруг захотелось сделать им что-нибудь приятное-приятное. Он поймал на себе робкий взгляд девушки. В ее глазах стояли слезы. И тогда Олег сказал ту фразу.

Сказал негромко, но за столом сразу перестали есть. У Катерины Иосифовны выпала из рук ложка. И, словно разбуженные этим, все задвигались, зашумели.

Дальнейшее слабо запечатлелось в сознании Олега. Его обнимали, заставляли пить, кричали: «Горько».

Проснулся Олег от сильной головной боли. Было еще совсем рано. Солнце налило на подоконник лишь небольшую лужицу желтого меда. Возле кровати, на стуле, стояла кружка с квасом. Олег жадно схватил ее и, не раздумывая, откуда она взялась, выпил до дна. На спинке стула он увидел свои вычищенные, выглаженные брюки, на полу – горящие черным пламенем ботинки.

Семья Куликовых в полном составе уже сидела за столом. Она обрадовалась Олегу,

– Присаживайтесь к нашему шалашу, – сказала «тяжелая» Катерина Иосифовна.

– Ну что вы… Спасибо.

Павел Игнатьевич насильно усадил своего квартиранта за стол, налил из запотевшего бидона холодного квасу. Катерина Иосифовна пододвинула яичницу. Олег вспомнил свои наутюженные брюки, сказал:

– Да… очень благодарен за брюки… Право… не стоило бы.

– Чиво там, – ответила Куликова-старшая. – Наденьку благодарите.

Олег глянул на зарумянившееся лицо хозяйской дочки и все вспомнил. Но мысль о своем неожиданном вчерашнем предложении не показалась ему неприятной. Его невеста сидела рядом с ним, смущенная, хорошенькая в белом скромном платье, и смотрела на него преданно. В открытое окно тянуло летним утром, ветерок колыхал бесчисленные вышивки, и казалось, это трепыхаются жар-птицы. Сильно пахло мокрой травой, настурциями, тополем. Громко чирикали воробьи, басом кричал у соседей купленный в складчину на три дома породистый петух, по улице везли на тележке пустую железную бочку.

Олег сидел у самого окна, пил холодный квас, закусывая яичницей и думал, что напрасно он не сделал предложения Наденьке раньше.

Когда все встали из-за стола, Олег сказал:

– А красиво в доме с травой.

– Троица, – ответил Павел Игнатьевич и подмигнул: – В честь вас.

– Кого – нас? – не понял Олег.

– Тебя, Наденьки и мальца. Отдам вам меньшую комнату. Живите на здоровье.

– Папа! – крикнула Наденька.

– Чего «папа»? Дело житейское.

– Мне дадут квартиру, – сказал Олег, покраснев.


Дальше все пошло само собой, независимо от Олега, словно он нажал кнопку и заработала сложная машина.

Спозаранку в доме Куликовых теперь стояла тихая паника. С озабоченным лицом металась по комнатам Катерина Иосифовна, и от ее шагов дребезжала в буфете посуда. Наденьку без конца находили в разных комнатах большого дома плачущей. На кухне постоянно шептались соседи. Даже медвежонок Светочка была занята срочной работой: она женила своих кукол.

Бездельничал только Павел Игнатьевич. Он устроил в одной из дальних комнат что-то наподобие буфета и засел там, словно спрут в ожидании добычи. Едва поблизости оказывался кто-либо из мужского пола, как счастливый отец выскакивал, сгребал гостя в охапку и тащил к буфету. Олегу он буквально не давал проходу.

– Ты тово… – говорил он. – Пусть бабы сами. На то они и бабы, тудыт их и обратно. Пропустим лучше по маленькой. Катька мне скоро сына родить должна. По всем приметам – сын. Мужика сразу видно. Так бьется, что мать от него по всей койке катается. Сын он не то что матрешка. Сын – надежа и опора.

Может быть, благодаря этому буфету Олег совершенно утратил чувство реальности. Он с нетерпением ждал окончания суматохи.

Но до свадьбы было еще далеко. Казалось, Куликовы даже нарочно оттягивали это приятное событие, как лакомка откладывает напоследок самый вкусный кусочек. Уже целую неделю в доме Павла Игнатьевича шла сплошная пьянка. Каждый день то «смотрины», то «пропивки невесты», то «обручение», то «знакомство с женихом». Собиралась большая компания, приходили родственники, соседи, с которыми Куликовы жили на удивление очень дружно и хлебосольно. Резались в карты, пили брагу (Павел Игнатьевич наладил в погребе ее массовое производство).

Родственники и соседи все были краснощекие, толстые, за раз не обхватишь. Под их мощными задами трещали крепкие дубовые табуретки, от хохота дрожали стекла.

Пели «Рябинушку», плясали «Русскую», говорили про урожай, ругали председателей «своих» колхозов. Народ это был хитрый, оборотистый, все выходцы из крестьянских семей еще старой закваски. В 30-е годы они ушли из своих деревень, немало поскитались по свету, прибарахлились и понастроили вокруг города добротные дома.

Город почти не коснулся их своим влиянием. Эти одноэтажные каменные пригороды свято хранили деревенские обычаи: рано ложились спать и рано вставали, носили в будни фуфайки, подсмеивались над городскими модницами, имели огороды и даже потихоньку держали скотину: свиней в погребах, кур, гусей, уток – в «закутках», на чердаках.

Связь с деревней была крепкая. На праздники понаезжали к своим городским родственникам бесчисленные «кумовья», «кумы», «хрестные», «сваты», «побратимы», «троюродные». И тогда всю ночь гуляли по пригороду, заливалась гармошка и висла над трамвайными звонками пронзительная частушка:

Стал культурным мой миленка,
Все удобства получил.
В ванной держит поросенка,
Окна луком засадил!

И дрогнет у какого-нибудь бредущего домой городского забулдыги сердце, забурлит в его жилах деревенская кровь. Топнет пьяной ногой, подбоченится и грянет было: «Эх, гулял казак молодой!», да упадет взгляд его на скучающего рядом милиционера, стихнет сразу пьяница и побредет домой.

А гармошка все громче и громче звенит над вечерним городом. На конечных остановках в трамваи лезет подвыпившая компания парней с русыми чубами и «молодух» в цветных платках, требует везти их «в центру».

И вот уже на самой центральной площади возле здания совнархоза из стекла и бетона играет гармошка, звучит русская песня, такая старинная, что даже самый знаменитый ученый-частушечник не скажет, пожалуй, в каком году она родилась. Может, сто лет назад, а может, – и всю тысячу.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы знали конструктора Олега Гусева?

ВАХТЕР:

– Я их по хвамилиям не запоминаю.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вот его пропуск.

ВАХТЕР:

– Хороший человек.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– На чем основывается ваше мнение?

ВАХТЕР:

– А на том, что я его не знаю. Если бы опаздывал, или опять же под этим делом проходил скрозь меня, или опять же норовил с работы пораньше удрать, я бы его запомнил. Я этих самых всех помню. А раз по правде все делал – значит, для меня человек неинтересный, а потому хороший. Ежели по пьянке чего натворил, то простите для первого раза. Человеку легче легкого жисть загубить. Опять же, кто ее злодейку не пьет? В газетке читал – ноне лошадей к ентому делу стали приучать, у кого, значит, товарищей нету. Опять же сам товарищ Ивлев, наш комсорг заводской, нередко скрозь меня с душком проходит. Так что вы уж не портите парню лестницу в верхи.

Мышьяк

За три дня до свадьбы из деревни приехала Наденькина прабабушка. Олег вначале подумал было, что родственники передали в подарок куль с чем-то. Но когда куль с осторожностью распаковали, то внутри оказалась маленькая худенькая старушка. Она была слепа, глуха и почти не умела говорить. Идея привезти прабабушку в город принадлежала Павлу Игнатьевичу. Олег подозревал, что будущий тесть сделал это, чтобы заполучить еще один повод пображничать.

Когда в комнату вошел человек в фуражке моряка, пир был в полном разгаре. Половина стола энергично старалась растолковать прабабушке смысл происходящего.

– Вашу правнучку! Надюшку! Пропили! – кричали они в ухо старушке.

Другая половина пела «Дубинушку». Стоял такой гвалт, какой не бывает даже во время скандала в битком набитом автобусе. Олег с ненавистью смотрел на лежащую перед ним гусиную ляжку. От обилия жирной пищи он уже второй день страдал расстройством желудка. Но ляжку надо было съесть во что бы то ни стало, ибо в противном случае Катерина Иосифовна объявит, что он заболел. И быть великой панике.

Человек в фуражке что-то сказал, но за шумом его никто не расслышал.

– Штрафную! – закричал Павел Игнатьевич. – Налейте ему штрафную! Дочку пропиваю! Понимать надо!

Гость смущенно переминался с ноги на ногу.

– Нельзя мне. Шофер я.

Несколько человек окружили шофера и стали пичкать его водкой и огурцами. Тот не устоял, крякнул, опрокинул стакан в большой морщинистый рот.

– А за огурец благодарствую. От огурца дух спиртной намного сильнее. Мне бы листка лаврового пожевать.

– Наплюй! – закричал Куликов. – В милиции тоже люди! Мать, налей нам еще! Люблю выпить с хорошим человеком, особливо с шофером. Сам пять лет баранку крутил. Ты грузовик?

– Не. Таксист я. Дамочку вам привез. Болеют они. К Олегу какому-то. Кто тут будет Олег?

Но Павла Игнатьевича гость уже больше не интересовал. Хозяин полез на другой конец стола, где полная женщина с испуганным лицом рассказывала про встречу со знаменитым котом-разбойником.

– Как он на меня глянул, бабоньки, как глянул! Ну, чисто человек! И рожа-то человечья!

– Будя брехать, Мотька! – сердито закричал Куликов. – Разве то кот? Вот я один раз видел кота…

Олег выскользнул из-за стола, держась за живот. Однако эта мера предосторожности была излишней: «гулянка» в доме Куликовых достигла той стадии, когда каждый интересуется лишь самим собой.

Возле дома стояла «Волга» – такси. Олег заглянул вовнутрь и увидел на заднем сиденье скорчившуюся женскую фигурку. Женщина подняла голову.

– Ты зачем приехала? – грубо спросил Олег.

Ида смотрела на него и ничего не отвечала. Лицо у нее было застывшее, бледное, словно маска.

– Я спрашиваю, что тебе здесь надо?! Проваливай! – Олег кричал, но не замечал этого. Его раздражал и сбивал с толку ее взгляд.

– Я же сказал, что больше не желаю тебя видеть! У меня сейчас свадьба!

– Послушай… Олежек… не надо кричать… Я только что выпила… мышьяк… Мне осталось несколько минут… Я приехала проститься… не задержу долго…

Ида стала хватать ручку, словно слепая, пытаясь открыть дверцу.

– Я перепутала… Думала, от головной боли… Они были в одинаковых баночках…

– Что ты мелешь? – закричал Олег. – Откуда у тебя взялся мышьяк? Зачем ты их держала вместе? Сколько ты выпила? Почему ты не вызвала «скорую помощь»? Где шофер? Надо срочно в больницу…

Ида открыла наконец дверцу, но выйти из машины у нее не хватило сил. Она откинулась на сиденье, закрыла глаза и зашептала:

– Не надо шофера… Олежка… Он помешает нам… Мне осталось немного… Я знаю… В больницу бесполезно… Я приехала… прощение… Я к тебе очень плохо… Ты прощаешь?

– Да, да, – поспешно сказал Олег. – Шофер, помоги… Отнесем тебя ко мне…

Появление квартиранта и таксиста, несущих на руках девушку, ошеломило пирующих. В комнате стало так тихо, что было слышно, как в коридоре ронял капли рукомойник. Катерина Иосифовна застыла с раздувшимися, как у хомяка, щеками. У Павла Игнатьевича торчала изо рта кость. Наденька стала похожа на гуттаперчевую куклу, у которой сломались стеклянные глаза и вот-вот со стуком упадут на пол. Женщина с испуганным лицом слабо охнула и стала медленно валиться набок: ей показалось, что кот принял облик Олега. Одна прабабушка осталась сама собой.

– Бу-бу-бу, – бормотала она, гоняясь по тарелке за грибом.

– Молока! Быстрее молока! – крикнул Олег.

И сразу все задвигались. У кого-то упала вилка, опрокинулся стул. Павел Игнатьевич вынул изо рта кость и стал задавать вопросы:

– Олег, что случилось? Кто эта девушка? Зачем молоко?

Наденькины стеклянные глаза стали подплывать. Губы девушки задрожали:

– Это она! Она! – прошептала невеста.

– Кто она? – удивился Павел Игнатьевич.

– Разлучница!

– Замолкни, дура! – рассердился хозяин дома. – Олег, что случилось?

Но Олег, взяв принесенное Катериной Иосифовной молоко, закрыл дверь на крючок.

В дверь застучали. Олег осторожно поднял Иду с пола, опустил на кровать и подошел к двери. Там была целая толпа.

– Я расплатился с шофером, – зашептал Павел Игнатьевич, стараясь заглянуть в комнату. – Он говорит, что подобрал ее у ресторана, пьяную… Откуда ты ее знаешь? Ей нельзя оставаться в твоей комнате. Я понимаю… все мы небезгрешны, но накануне свадьбы… Подумай сам. Что скажут соседи! Какой скандал!

– Да, да. Конечно. Завтра… – Олег не слышал ни одного слова.

Ида лежала неподвижно, с закрытыми глазами. Одна рука ее свисала с кровати. Холодея от ужаса Олег наклонился к ее губам и услыхал ровное, спокойное дыхание. Ида спала.

Во время бутерброда

Олег вошел в «нашатырку» так неожиданно, что они не успели спрятать бутылку. Лишь Синеоков сделал хватательное движение, и его рука повисла в воздухе. У всех были физиономии как у первоклассников, когда их застают за курением.

Ивлев стал медленно заливаться краской. Олег первый раз видел, как краснеет их комсорг: не с ушей, а с кадыка.

– А… это ты. Мы тут премию немножко отмечаем, – сказал он, торопливо прожевывая колбасу и отряхивая крошки хлеба с колен. – Присаживайся…

– Спасибо…

Наступило молчание.

– М-да, – сказал Синеоков, ковыряясь в зубах рейсфедером. – Пошли, что ли.

Конструкторы стали подниматься с бутылей нашатыря.

– Я искал тебя, Алик, – сказал Олег почему-то извиняющимся тоном. – Мне надо с тобой поговорить.

Собственно, извиняющийся тон должен быть у них. С ним поступили по-хамски. Разве Олег работал хуже других, что его не пригласили? Хотя бы ради приличия. Ведь и ребенку ясно было, что они затевают «обмывание». С самого утра шептались, гремели мелочью, бегали в магазин, а потом, сразу же после гудка, пользуясь отсутствием шефа, которого вызвали на совещание, заперлись в кладовке. Они пригласили даже Глебыча и маму Зину. Олег слышал, как те отказывались, ссылаясь на сердце.

– Что случилось? – спросил Ивлев, когда они отошли к окну.

– Я тебя хочу пригласить в ресторан.

– Куда? – опешил комсорг.

– Пойдем, посидим в «Дон». Ты зайдешь за женой. Поговорим, послушаем музыку. Сегодня ведь премия…

Олегу давно хотелось пригласить Ивлева в ресторан. Ему казалось, что за рюмкой водки лед между ними растает скорее. Из всех конструкторов Олегу больше всего хотелось иметь другом Ивлева. Ему, только ему он смог бы рассказать все. И вот сегодня Олег решился. У проходной его ждала Ида. Он познакомит ее с Аликом… Может быть, в дальнейшем они будут встречаться семьями. Ивлев комсорг, его уважают на заводе, он поможет и насчет квартиры.

– Я не могу, – забормотал Алик. – Надо ребенка из садика, жена приболела, то, се… Да, кстати, хорошо, что ты заговорил о ресторане. Вот тебе билет в «Молодежный». Сегодня там встреча с рационализатором Пивоваровым. Явка строго обязательна. Понял?

– Я с Пивоваровым встречаюсь каждый день.

– Это не имеет значения. То в рабочей обстановке, а то – в интимной.

– А может, я не хочу с ним в интимной?

Ивлев вздохнул:

– Ты что-то, Гусев, в последнее время много стал рассуждать. Комсорг дает тебе поручение – иди и выполняй. А ты то, се… Ясно?

– Ясно.

– Ну, вот и молодец. – Алик вздохнул с облегчением. – Ты думаешь, мне легко? Каждый день звонят: туда дай людей, сюда дай людей. Да, чуть не забыл. Ты там подежурь, в ресторане. У меня просили туда одного дружинника. Вот ты и соединишь приятное с полезным, а я зачту тебе это как выход на дежурство. Ни пуха ни пера!

Олег поймал комсорга за рукав.

– Подожди. У меня к тебе просьба есть. Помоги с жильем!

Ивлев запыхтел, большой, краснощекий.

– С жильем? Эка хватанул. С жильем, брат, так быстро не делается. Очередь, то, се. Понял? Ты на очереди стоишь? Ну и жди.

– Это же очень долго.

– Конечно, долго. А как же ты думал? Люди годами стоят. – Ивлев почесался широкой спиной о подоконник. – Черт! Чирей, что ли, лезет… У тебя бывают чирьи?

– Так, значит, ничем не можешь помочь? Тогда я пошел.

– Ты подожди… На кой черт тебе квартира? А? Ты ведь холостой. Замучаешься с ней: за свет, за радио, за газ, ремонт, стирка, то, се… Синеоков вон мучается. Сними лучше комнатушку у какой-нибудь старухи. Она и готовить тебе, и стирать будет. Понял?

– Я женат.

– Женат разве? А… Знаешь, что я тебе посоветую? Обратись к Синькову, у него связи страшные. Сашка ведь через него заполучил себе хату. В два счета обделал.

– Я сегодня с ним разговаривал. Бесполезно.

Олег вспомнил свой разговор с главным конструктором. Весь день Олег выбирал подходящий момент, но что-нибудь постоянно мешало. То возле шефа толпился народ, то звонили наперебой три телефона. А когда выдавались свободные минуты, у Олега просто не хватало духа подойти к Синькову: такой у него был озабоченный и усталый вид.

Олег понимал, что все это ужасно глупо, расскажи кому – не поверит: боится попросить квартиру. Да люди на шаг не отстанут, пока своего не добьются. Недавно он прочитал в газете фельетон про одну особу. Она чуть не свела в могилу председателя райисполкома своими просьбами. Звонила домой, надоедала письмами, телеграммами, подсовывала под дверь записки, но своего добилась.

Может быть, воспоминание об этой особе толкнуло Олега обратиться к шефу в самый неподходящий момент, во время бутерброда. Синьков обычно не отлучался из конструкторского бюро, даже в обеденный перерыв. Он доставал из черного потрепанного портфеля завернутый в газету бутерброд с ветчиной и ел его, просматривая чертежи. Когда он кончал есть, мама Зина приносила стакан горячего чая. Во время бутерброда все, даже те, кто не ходил в столовую, а приносил из дому еду, оставляли Синькова одного. И не только потому, чтобы не мешать, а скорее оттого, что как-то непривычен был вид жующего шефа.

Время бутерброда – минут пятнадцать – было единственное время, когда главный конструктор оставался один.

Олег потоптался у кульмана, дожидаясь, когда все выйдут, потом решительно направился к шефу.

– Лев Евгеньевич, – сказал он. – Я по личному вопросу.

– Да… – шеф взял резинку, стер какую-то цифру и аккуратно поставил карандашом новую. Бутерброд с ветчиной лежал рядом на газете. Он был откушен всего один раз.

– Помогите мне с квартирой…

– С квартирой? Разве у вас нет?

– Нет… Я живу на частной… Вот решил жениться…

– Гм… Вот как… А в профком вы заявление подавали?

– Это же бесполезно…

– Ну, почему же…

– Я вас очень прошу, Лев Евгеньевич, помогите… У вас ведь такие связи…

– Ну хорошо…

Шеф достал большой пухлый блокнот и полистал его в поисках чистого листка. Замелькали цифры, формулы, схемы, обрывки фраз. В одном месте нашлось свободное пространство. «Гусев – квартира», – написал Синьков. Сверху был разрез какой-то трубы, внизу шла длиннющая трехэтажная формула.


– Я уже разговаривал с шефом, – сказал Олег Ивлеву. – Бесполезно.

– Знаешь что? Сходи в профком. Встань на очередь. Тебе ведь не срочно?

– Срочно.

Ивлев рассердился.

– «Срочно», «срочно»! Люди годами живут. Я сам три года ждал.

Сердитый вид никак не шел добродушному комсоргу. Подошел Синеоков.

– О чем толк?

– Квартира вдруг ему потребовалась. Причина веская есть – женился.

Синеоков вытащил из нагрудного кармана пилку и стал чистить ногти.

– Все женятся. Мода, что ли, такая пошла? И теперь еще Гусев женился. Гусев, а Гусев, зачем ты женился?

Олег хотел сказать что-нибудь едкое, но не нашелся и промолчал.

– Впрочем, не отвечай. Все ясно и так. Ты женился потому, что мудр. Пожалуйста, только не зазнавайся. Твоей заслуги тут нет. Ты мудр той мудростью, которую вложила в тебя природа. Это она в один прекрасный момент приказала тебе: женись. И ты женился. Природа, Гусев, она хитрая. Она не даст себя объегорить.

– Ты же объегорил, – сказал Олег со всей едкостью, на которую был способен.

Синеоков перестал чистить ногти и вздохнул:

– Ты, Гусев, очень нетактичный человек. Только, пожалуйста, не обижайся. Если тебе хочется узнать, почему я не женюсь, то ты так прямо и скажи, острить и грубить не надо. Изволь, я могу тебе сказать. Не женюсь я, Гусев, из чувства деликатности, не хочу делать несчастными людей. Ты спросишь почему. Если я женюсь на одной, то семеро других станут несчастными…

– Га-га-га! – захохотал Ивлев. – Вот трепач! Ну, хватит! Давай лучше поздравим человека с законным браком. Поздравляю тебя, Олег! Желаю счастья, то, се. Выпей там, в «Молодежном», за наше здоровье кофе. Пошли, Синеоков, жми руку главе семейства, и пошли!

Синеоков сунул руку в карман.

– Ты не обижайся, но поздравлять я тебя не буду. С чем, собственно говоря, поздравлять? Ты говоришь – с законным браком. Хорошо. Ну, а что такое брак? Брак – это ловушка природы. Ты спросишь, почему ловушка. Попробую ответить…

Неизвестно, сколько бы еще философствовал Синеоков, если б Ивлев не сгреб его в охапку и не поволок к выходу. У двери Синеоков бросил на Олега грустный взгляд:

– Только ты, пожалуйста, не обижайся.

В КБ стало пусто и тихо. Олег закрыл дверь ключом и положил его на шкаф.

Возле кузнечного цеха на скамейке сидел Глебыч и щурился на заходящее солнце.

– Домой? – спросил он.

– Ага…

– А я в душ. Пока смена пройдет – подремлю…

Олег присел рядом.

– Сегодня я зарегистрировался… в обеденный перерыв.

– В добрый час, Олежка. Кто она?

– Я не знаю, Глеб Петрович. Закрутилось все, сам ничего не пойму. Красивая, любит меня…

– Ну, в добрый час. Плохая за тебя не пойдет. Плохому человеку с хорошим скучно. Вы приезжайте ко мне. Такой букет роз подарю – никто в руках не держал.

Олег шел, насвистывая веселый мотивчик. План, неожиданно возникший в его голове, был дерзок и прост. Скоро шеф должен возвращаться с совещания. Он всегда работает по вечерам в КБ. Возле проходной подойти к нему и сказать: «Лев Евгеньевич, познакомьтесь, вот моя жена». Самое главное – сказать быстро и решительно, чтобы шеф не успел убежать. А потом левой рукой переместить Иду так, чтобы загородить ему дорогу. Шеф смутится и забормочет что-нибудь. Тут надо не зевать: «Мы вас приглашаем на комсомольско-молодежную свадьбу. Ивлев и Синеоков уже ждут в «Доне». Пусть тогда попробует отказаться! Ни один еще руководитель не посмел игнорировать комсомольско-молодежную свадьбу! Потом Олег позвонит Ивлеву с Синеоковым и от имени шефа пригласит их в ресторан. А там хочешь не хочешь, стол уже накрыт, на тарелках – куски гусятины, а в ведерках дымится шампанское. Хотел бы он знать, кто откажется от гуся и шампанского? За рюмкой языки развяжутся, он расскажет им и про голубую девушку, и про отца… и вообще предложит свою дружбу. А Ида будет смеяться. Хотел бы он знать, кто устоит против Идиного смеха.

Олег шел и насвистывал. Главное – сказать быстро и решительно. Он сделает это. Сегодня он сделает это. Голубой ветер шумел в пролетах недостроенного цеха. По куче металлической стружки недовольно прыгали тощие воробьи. Гудели струнами арфы заводские трубы.

Возле Доски почета Олег остановился. Это была старая деревянная доска с разбитым стеклом и пожелтевшими фотографиями. Ею никто не занимался, так как возле проходной вот уже два года возводилась новая доска – монументальное сооружение из стали и бетона. Доска верой и правдой послужила заводу солидный отрезок времени. Шеф на снимке выглядел очень молодо. Короткая стрижка, смеющиеся глаза. Тогда он еще мог смеяться, так как был всего-навсего простым конструктором.

На этой фотографии Лев Евгеньевич очень походил на Олегова отца. Тут Олег всегда задерживал шаг. В их семье не сохранилось отцовских снимков. Так уж получилось. Когда загорелся дом, про карточки на стене забыли.

Много раз Олег боролся с искушением завладеть этой фотографией. Однажды он даже тайком пронес на завод фотоаппарат, чтобы сделать репродукцию, но всегда мешали люди. Олег оглянулся. Двор был пустынен. Он осторожно залез рукой под стекло, отколол кнопки. Послышались шаги. Конструктор дернул руку – кулак вместе с зажатой фотографией застрял в дыре. Шаги прошли. Это был Синьков.

Олег вытащил руку, спрятал в карман карточку и пошел к проходной. В зеленых ветвях шумел голубой ветер. Сияла под садящимся солнцем медная стружка. Шеф видел все. Это было заметно по походке. Он подумал, что Олег мстит за квартиру.


ДОНЕСЕНИЕ

«Сообщаю, что за лесом овчарке удалось взять след. На одной из луговых дорожек мы обнаружили капли крови и клочки человеческих волос. Были обысканы оба берега реки на протяжении пяти километров в ту и другую сторону от следов крови. Было найдено: бутылок – 18, консервных банок – 32, перочинных ножиков – 3, ботинок мужских – 1 (со следами крови). Все отправлено на экспертизу.

С 14.20 до 16.40 мы проводили траление, в результате чего обнаружили тело мужчины. По нашему мнению, смерть произошла до погружения в воду, от 18 ножевых ран. В карманах убитого было: 50 копеек, расческа и фотография человека мужского пола, на обороте которой нам удалось прочесть надпись химическим карандашом: «Лучший конструктор» (остальное расплылось). Вещи отправлены на экспертизу.

Мл. лейтенант милиции Остроухов»

Призрак

Олег прождал час двадцать минут. Потом бесцельно побрел по городу. В киоске купил пачку «Беломора», закурил и тут же выбросил папиросу в урну. Возле кинотеатра прочел «Крокодил идет по району», потом подумал и взял билет на фильм, который уже видел.

И вдруг, когда прозвенел звонок, снова побежал к месту встречи. У рекламного щита, где они назначили свидание, по-прежнему было пусто. Ветер таскал взад-вперед рваную газету и хлопал концами отклеившегося объявления. Может, что случилось? Конечно же, случилось. Она не могла не прийти.

Он вспомнил ее лицо утром… Растерянное, виноватое. «Ты, кажется, недоволен, что я не отравилась? Хочешь, я выпью мышьяк? Клянусь…»

Она говорила правду. Он умеет отличить ложь от правды…


Они прошли мимо глаз хозяев, как через пожар. Павел Игнатьевич считал его виноватым в том, что Наденька теперь уже навсегда осталась старой девой, а Катерину Иосифовну увезли с преждевременными родами и у него теперь опять не будет сына…

Но разве он виноват… Разве он виноват, что у нее такие глаза, такой смех…

Что-то случилось. Он чувствовал это. Не колеблясь больше, Олег побежал к автобусной остановке.

Народ как раз ехал с работы, и ему еле-еле удалось втиснуться. Автобус натужно ревел, поднимаясь в гору, долго стоял на остановках, дожидаясь, пока шофер «утрамбует» пассажиров. Олег, нервничая, считал остановки. Быстрее дошел бы пешком…

Он ни разу не был у нее дома. Днем… не был. Просторная веранда пахнет свежей краской. Окно во всю стену заплетено диким виноградом. Очень чисто. Вокруг керогаза сияет под лучами заходящего солнца никелированная посуда.

Отца он почему-то представлял себе толстяком с лысиной. Но дверь открыл худой человек с густой черной шевелюрой.

– Вам кого?

– Иду…

– Ее нет.

– А где она?

– Не знаю.

Помолчали. Отец застегнул на пижаме пуговицу.

– До свиданья, – сказал Олег.

– Всего доброго.

Он постоял во дворе. У соседей цвела липа. Хотелось закрыть глаза и идти на запах. Он часто делал так: закрывал глаза и шел на запах.

И на второй звонок вышел отец. Боясь, что он захлопнет дверь, Олег заговорил торопливо:

– Минуточку… мне надо поговорить… Дело в том, что я Идин муж…

По тому, как растерялся отец, Олег понял, что Ида ничего не сказала дома…

Они сидели напротив и смотрели на него испуганными недоверчивыми глазами.

– Мы поженились сегодня. – Олег тоскливо слушал свой голос. Зачем он пришел сюда? Она ничего не сказала родителям. Они даже не подозревали о его существовании. Значит…

Ему вдруг стало стыдно перед этими старыми, растерянными людьми. Пришел чужой человек и предъявляет права на их дочь… словно купчую принес…

Мать отвернулась и заплакала. Отец заходил по комнате, прихрамывая на правую ногу.

– О, господи, зачем же это она!.. Родителям ни слова…

– Такая молоденькая!

– Да что мы ее, гнали, что ли?

– Это все ты! Не уследила за девкой!

Они стали переругиваться, ахать и охать.

Олег тихо направился к двери. В этой комнате он был совершенно лишним. Здесь властвовала ОНА. На стене висел ее портрет, пахло ее любимыми духами, повсюду были разбросаны ее вещи. Он сразу понял: она была для них божком. Они ничего не знали. И не хотели знать. Они бы не поверили, если бы он все рассказал.

Во дворе Олег опять немного постоял, закрыв глаза. Додумал мысль. Значит… значит, с ней ничего не случилось…


В вечернем сквере пусто и тихо. Лишь со стороны тротуаров доносился смех, веселые голоса. Напротив на скамейке сидел человек и вот уже часа полтора в упор смотрел на Олега. Сидел и смотрел. Смотрел и усмехался.

Надо было встать и уйти. Потому что этот человек не мог быть Алькой Готманом. Ни за что не мог быть… Но Олег не уходил. Он ждал, что парень напротив подойдет к нему и скажет:

– Привет, Олег… Не узнаешь?

У парня длинное лицо, как у Альки, и волосы курчавые, как у Альки, и плечи широкие, как у Альки. Но это не Алька, потому что Альки давно нет. Вот уже несколько лет он летает с тучами, выпадает дождем, растворяет в землю соли, крутит турбины… И Нинка Богина, и Светочка Регалина, и Вано, и Сибирь-язва… Вся триста шестнадцатая группа летает с тучами, растворяет в земле соли… Потому что вся триста шестнадцатая группа погибла при взрыве… Все, кроме него. У них была замечательная группа. Самая лучшая в институте. Самая способная. Самая дружная. Восемь девчат и восемь ребят. Смешно… На одном из собраний они приняли решение ухаживать только за девушками из своей группы. И Олег ухаживал… За Светочкой… маленькой… робкой… Когда они танцевали на вечеринках, у нее всегда дрожали руки… Она уехала пятнадцатой, «лишней»…

Их группе фантастически повезло. Особый объект… Туда из их института еще никого не пускали. Тогда было модно ездить группами… Триста семнадцатая уехала на целину, триста восемнадцатая на какой-то завод… Их группе здорово повезло…

А он не поехал… Почему не поехал? Как пристально смотрит этот человек… Как Алька… Он тогда сказал Альке, что не хочет бросать больную мать… Это было так. Но все же… Все же он не поехал потому, что боялся своих будущих отношений со Светочкой. Это самая страшная человеческая черта: боязнь того, о чем ты, по существу, еще ничего не знаешь. Но ведь она его любила, а он ее – нет… Может, он трус и боится резких решений?

Вот хоть сейчас. Он знает, что перед ним не Алька, но упорно ждет чего-то уже полтора часа. Потому что боится принять какое-нибудь решение. Ибо стоит ему принять его – он обязательно найдет Иду, и тогда что-то случится… Может быть, против его воли… Как тогда – с Наденькой, и вчера – когда свадьба расстроилась… А может быть, это все же Алька? Может, произошло чудо? Сейчас они обнимутся, пойдут выпьют, и Олег расскажет ему все, спросит совета…

Впрочем, нет, это не Алька. Алька летает вместе с облаками, поит землю, крутит турбины. Это пьяный спит с открытыми глазами. Ивлева тоже зовут Алька…


– Слушаю.

– Алик, это я, Гусев…

– А… Привет…

– Привет… Я знаешь чего… поговорить надо…

– Что случилось?

– Вообще-то ничего особенного… Я насчет своей жены…

– Заболела, что ли?

– Нет… Все сложнее… Очень сложная история… Я тебе давно хотел рассказать. Еду я, значит, однажды в автобусе…

Ивлев зевнул. Видно, он много занимался и готовился ко сну.

– Знаешь что, Олег? Ты завтра мне все расскажешь. Добро?

– Алик…

– Что?..

– Ты не сможешь поехать со мной сейчас в одно место?

– Сейчас нет. Мы завтра с тобой поговорим, ты мне все расскажешь. Добро?

– Добро…

– Ну, спокойной ночи.

– Спокойной ночи…

Олег открыл дверцу автомата и увидел круглоголового парня, который пригласил тогда Иду в ресторане… Он усмехался.

Подвиг дружинника

Спустя десять минут после ухода следователя в КБ пришла за чертежами старший технолог Лиза Береза, худая молодая женщина с пышными волосами. На заводе Лизу уважали за степенный характер, рассудительность и большие связи в городе (Лизин муж был известный хирург). Лиза Береза забрала чертежи, поправила возле зеркала свою чудо-прическу и, уже взявшись за ручку двери, спросила:

– Был следователь-то?

– Какой следователь? – неискренним голосом переспросила мама Зина.

– Будет вам… Сейчас при мне из прокуратуры звонили…

Запираться дальше не имело смысла. Конструкторы с любопытством отложили рейсшины.

– Ну что, нашли его? – первым задал Синеоков вопрос, который вертелся у всех на языках.

– Нет еще. Ищут.

– Да ты садись, садись, – мама Зина пододвинула Березе стул. – Расскажи, как дело-то было.

Лиза немного поколебалась, но потом присела.

– Только это между нами. Следствие еще не закончено.

– Ясное дело!

– В общем так… – Береза обвела всех большими взволнованными глазами. – Состоял он в шайке.

– О господи! – простонала мама Зина.

– Да… Грабили магазины, правда, небольшие, в селах. А главным образом спекулировали. Покупали в Москве товары и возили их сюда. Ну, конечно, пьянствовали, развратничали, девицы у них в шайке тоже состояли.

– О господи!

– Да… Ваш Гусев с одной из них путался, она раньше подружкой главаря была. Вчера вечером они напились и подрались. Гусев главарю полчерепа снес. Девицу отходили, сейчас в больнице без сознания лежит.

– О господи, что ж это творится на белом свете… Кто бы мог подумать…

Лиза поднялась.

– Ну пошла я, дел невпроворот. Теперь затормошат вас. На электромеханическом такой же случай был, так весь отдел разбежался: замучили допросами. Начальству по строгачу за воспитательную работу влепили, со всех прогрессивку сняли. Плачут. Дескать, а мы туг при чем? А с другой стороны, вот так подумаешь – куда же вы смотрели? Сами потакаем хулиганам. Вчера иду по улице, а двое пьяных девушку бьют. Народ стоит, рты раззявил. Ну я пошла. Сейчас звонили мне – к вам корреспондент из Москвы выехал.

Береза ушла. Минут пять в КБ стояла растерянная тишина. Признаться, после допроса они думали, что это случайное убийство, а оно, оказывается, вот что.

– О господи, корреспондент, – пробормотала мама Зина!. – Теперь в фельетоне окажешься на старости лет. И кто бы мог подумать. На вид ни за что не скажешь. Конечно, гордый был, это верно, но чтобы в шайке… Ишь замаскировался как!

– А у меня он давно на подозрении был, – вдруг заявил Синеоков, смотря на каждого своим сияющим девичьим взглядом. – Помните, года два назад девушку в лесу убили, часики еще золотые с нее сняли? Недавно Гусев хвалился, что подарил матери на день рождения золотые часы. А мать-то у него колхозница… Ну, думаю, надо к тебе, голубчик, присмотреться. Ватман да тушь куда все время девались?

– Ну, насчет этого ты брось, – подал голос Ивлев. – Стал бы он с такой мелочью путаться. Человек тысячами ворочал.

В разговор горячо вступила мама Зина:

– Они, которые закоренелые, ничем не брезгуют. Недавно я чего, скажу вам, видела. Еду на поезде, а наш гусь-то в травке девку грабит. Косынку с нее цветную рвет. Хорошая косынка, рублей пять стоит. Я поначалу думала, они любовь крутят, так и следователю доложила, а уж после доперла, что грабил он ее. Вот она до чего, современная молодежь, дошла. В старое время этого не было.

– Это чепуха, – перебил Синеоков свою вечную соперницу. – Может, он и взаправду любовь крутил. Я вам похлеще скажу. Такое скажу, что закачаетесь. – Синеоков перешел на шепот. – Гусев – шпион…

Даже шеф поднял голову.

– Да, да, – заторопился Синеоков, упиваясь растерянностью конструкторского бюро. – Я сам видел, как он на заводе объекты фотографировал. Иду я как-то в обеденный перерыв, а он за Доску почета спрятался и щелкает.

– Ты заявил? – забеспокоилась мама Зина.

– Я сегодня заявлю. – Синеоков, возбужденный, краснощекий, вскочил с места.

И вдруг случилось то, чего никто никак не ожидал.

– Подлюка…

Александр медленно обернулся, жалко улыбаясь. Глаза его бегали по лицам, ища человека, который сказал это слово.

– Подлюка.

Синеоков вздрогнул и сгорбился. Глаза его замерли на лице Глебыча.

– Это вы мне, Глеб Петрович?

Глебыч продолжал работать. Александр побрел на свое место, пожимая плечами и продолжая улыбаться. В комнате стояла тишина. Первым заговорил Ивлев:

– Частное дело каждого – верить, совершил Гусев преступление или нет. Но зачем оскорблять? Конечно, виноват и Синеоков. Следствие еще не закончено, ничего не ясно, одни слухи, а он устроил тут дискуссию. Надо дождаться суда, там и высказывать свои подозрения. Но и Глеб Петрович тоже неправ. Разве человек не может иметь своего мнения?

– Не человек, а подлюка.

– Ты разве не понимаешь, что он его сообщник, потому и защищает? – Александр еще пытался перевести все в шутку. Он забегал по лицам в поисках ответной улыбки. Но конструкторы избегали его взгляда. И тогда с Александром сделалась истерика.

Александра Синеокова еще никто в жизни не называл подлюкой. Он привык к успеху и всеобщей любви. В школе его уважали за начитанность, хорошую память, необыкновенного отца. Когда Александр подрос и у его сверстников крепкие кулаки стали играть не столь уж существенную роль, он со своей эрудицией, острым, наблюдательным умом стал признанным вожаком. Все как-то получалось удачно у Синеокова. Даже без помощи отца устроился в военно-инженерный вуз. Не прошло и двух лет после начала работы – он уже конструктор второй категории, в то время как люди эту вторую категорию к концу жизни зарабатывают. Хорошая квартира, частые премии. И все это без особых усилий. Шеф его любит, коллектив уважает. И вдруг совершенно неожиданно, а главное – несправедливо, его назвали подлюкой.

– Да как ты смеешь! – кричал Синеоков, и у него от гнева дергалась нежная щека. – Как вы смеете! Вы! Самый бездарный конструктор! Бездельник! Вас все презирают!

Мама Зина принесла Синеокову воды. Тот застучал зубами по стеклу и вдруг разрыдался. Александр плакал по-женски, закрыв лицо руками и подвывая. Потом он выбежал из комнаты.

С полчаса, наверно, шуршали рейсшины, пока наконец Лев Евгеньевич произнес слова, которые от него ждали:

– Глеб Петрович, прошу вас, зайдите в лабораторию.

Глебыч шел по проходу, маленький, щуплый, близорукий, очень добрый. Казалось невероятным, что именно он произнес это ужасное слово. И от этого оно казалось еще ужасней.


СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Расскажите о своей последней встрече с Олегом Гусевым.

ИДА КОСТЫРКО:

– Мы были на даче… наша компания… то есть бывшая наша… Я приехала туда, чтобы сказать, что вышла замуж… Они были против… грозили… Тут приехал Олег… Вместе с Эдькой Шплинтом. Эдька ездил в город за вином… Олег стал приставать ко мне… Говорит, пойдем, ты моя жена… А мы только расписались… Потом стал оскорблять всех… Ребята были недовольны…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что это за ребята?

ИДА КОСТЫРКО:

– Из нашей компании.

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Вы их давно знаете?

ИДА КОСТЫРКО:

– Познакомилась… на речке… еще в школе… Папа не давал денег… А у них были…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Откуда?

ИДА КОСТЫРКО:

– Спекулировали… Я покончила с ними, честное слово…

СЛЕДОВАТЕЛЬ:

– Что было с Олегом дальше?

ИДА КОСТЫРКО:

– Потом он пошел на остановку… позвал меня… Эдька Шплинт… я с ним раньше дружила… немножко… догнал с дружками… говорит: брось своего хахаля, иди назад… тогда не тронем… Олег не отпустил меня… Он… Он полез прямо на ножи… Я никогда его таким не видела. Ударил кого-то… Потом Эдьку… в лицо. Они повалили его… Я хотела остановить… Больше ничего не помню… Скажите, у меня лицо сильно поранено? А что с Олегом?


Если бы не Ивлев, на похоронах не было бы воинского оркестра и столько венков. Именно Алик первым вспомнил, что Гусев был дружинником, именно Алик первый сказал фразу: «Погиб на посту, задерживая трех опасных хулиганов».

А потом все уже пошло само собой.

Теперь весь день в КБ толклись люди, трещали телефонные звонки. Синеоков, как обладающий лучшим почерком, изготовил партию некрологов. Мама Зина сшила из черного сатина траурные банты.

Но больше всего доставалось Ивлеву, он даже похудел. Комсорг уже успел выступить по телевидению, написать статью «Подвиг дружинника» в местную газету и провести собрания в цехах. Его постоянно ловили какие-то солидные дяди с толстыми портфелями, расспрашивали о постановке воспитательной работы, о структуре дружины.

– Дружина у нас разбита на пятерки, – устало говорил Ивлев, – во главе стоят самые смелые, самые проверенные. Гусев был командиром пятерки. Я его назначил сразу, не колеблясь.

Ивлев взял в личном деле карточку Гусева, увеличил и повесил в КБ. Кульман, за которым работал Гусев, он предложил обернуть красным сатином и никого туда не сажать, но шеф сказал, что, пожалуй, этого делать не стоит. Тогда комсорг внес другое предложение: ставить на тумбочку под портретом Гусева цветы. Это предложение всем понравилось. Конструкторы собрали по рублю и вручили их маме Зине. Теперь, идя на работу, уборщица заходила на базар и покупала букетик цветов. Об этом тоже написали в местной газете.

Спустя неделю после этих событий из командировки вернулась Роза. На этот раз ей обрадовались.

– А у нас такое случилось! Такое! – начала мама Зина, едва Роза уселась за кульман. – Гусева убили!

– Я уже знаю, – сказала Роза.

Мама Зина была разочарована.

– Его так хоронили. Еще никого так не хоронили.

– Кстати, – сказал Ивлев. – Мы тут решили ему цветы каждый день свежие ставить. Даже зимой. Сбросились пока по рублю. Сдай Алику. Он ответственный.

Роза поднялась из-за кульмана. Все подумали, что она понесла деньги Синеокову, но Роза подошла к тумбочке, где стояли цветы, взяла букет и выбросила его в раскрытое окно. Потом схватила метровую рейсшину и стала сбивать со стены стеклянный портрет.

Все это было так неожиданно, что все растерялись. Потом повскакивали с мест. Привстал даже шеф.

– Что это значит? – спросил он строгим голосом.

– Это значит, – спокойно ответила Роза, – это значит… – И она заплакала.

Розу окружили. Подошел шеф и остановился рядом, растерянно пожимая плечами. Синеоков принес стакан воды. Роза оттолкнула его руку.

– Я не хочу больше здесь работать…

– Да в чем дело? Объясни.

– Какие вы все… Вы как самолеты, которые мы делаем… Сборище самолетов.

– Ты бредишь?

– Вы хуже самолетов! Они если и губят человека, то сами вместе с ним… А вы… Ах, почему здесь не было меня…

Роза упала головой на чертеж.

– Бывает, – сказал Ивлев. – Тяжелая дорога, жара, то, се, а тут такое…

Конструкторы разошлись по местам, снова зашуршали рейсшины. Роза вытерла слезы и стала подчищать расплывшиеся на чертеже цифры.


Она сдержала слово: скоро перевелась в другой отдел. В конструкторском бюро все пошло привычным порядком. Только во время бутерброда шеф теперь не проверяет чертежи, а подходит к окну и машинально вертит шпингалет.


Оглавление

  • Человек с пристальным взглядом
  • Странное лицо
  • Перепелка во ржи
  • Неслышимая песня
  • Превращение
  • Прыжок
  • «Завтра придешь?»
  • Скандал
  • Четыре вопроса
  • Красное море
  • Троица
  • Мышьяк
  • Во время бутерброда
  • Призрак
  • Подвиг дружинника