КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443110 томов
Объем библиотеки - 621 Гб.
Всего авторов - 208898
Пользователей - 98548

Последние комментарии

Впечатления

more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Старинная литература)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Рожин: Война на Украине день за днем. «Рупор тоталитарной пропаганды» (Политика и дипломатия)

Совершенно случайно перекладывая «неликвид» (на полке с уценкой) обнаружил эту книгу и почти сразу решил ее купить. Сразу скажу, что имя автора мне конечно (было) незнакомо, да и его внешность (на обложке) так же особо не впечатлила)) Однако знакомый «бренд» (Colonel Cassad) мигом устранил все эти недочеты, поскольку на заре «Русской весны» все те кто (как и я) сначала мало интересовался жизнью «бывших республик» - внезапно стали проявлять огромный интерес, став свидетелями столь ярких, столь же и весьма неоднозначных событий.

Colonel Cassad, News Front, RT (и многие другие) медиа (тогда) внезапно стали массово обсуждаемыми и тиражируемыми (наравне со своими «конкурентами» по другую сторону границы из подконтрольмых медиаструктур Коломойского и К). Каждый (там) искал и находил «именно свою правду» и не раз в ней «убеждался».

Между тем эти времена вроде бы (как) уже давно прошли — эпические сражения сменились кровавой обыденностью гражданской войны, да и «у нас» все (видимо) дружно решили забыть эту тему и все скатилось в разряд второсортных выступлений у Соловьева.

Между тем (лично у меня) давно был интерес (разобраться) хотя бы в чем-то и понять что это (например) за «Партия регионов» такая и кто эти такие «оранжевые»)). Нет — конечно в теперешних реалиях все более менее понятно, но вот что именно происходило раньше с республикой (с названием Украина) конкретно после развала СССР и до «известных событий»? Тогда — если честно, это было мне не особо интересно)). В конце концов — есть и «другая республика» Беларусь... и что там происходило и что происходит сейчас особо и не понять)) Да и до всяких митингов — кому их простых граждан РФ интересно что там собственно происходит? С одной стороны «Батька» гораздо резче «нашего», да и откровенней намного... с другой — извините и Жириновский «с трибуны хаиТь», а что толку? Выпустим «пар в гудок» и жди «второй звонок»))

Так что — касаемо данной книги, было желание немного разобраться, «что там появилось и откуда», что бы в случае чего так же «не ломануться» куда-то столь же доверчиво и безрассудно... Хотя — это наверное сейчас легко рассуждать: сидя в кресле и с чашкой кофе. В общем...

В общем — прочел эту книгу буквально за 2-3 дня и вынес из себя следующее:

- 2/3 книги занимают прогнозы времен 2013-2014 годов и наиболее вероятные «векторы развития» (многим из которых все же суждено было сбыться). Так же немного был показан механизм и природа принятия тех или иных решений (того времени) и описаны итоги действий, как и тех «кто хотел как лучше», а так же и тех «кто изначально знал и раскачивал лодку» (находясь то во власти, то в «оппозиции», с нашей стороны и с другой).

- и хотя автор не скрывает своих пророссийских взглядов (а точнее взглядов человека воспитанного в Советском союзе), эта книга отнюдь не агитка про «тупых западенцах» и не слащавая пропаганда (в стиле Стариковского «Украина: Хаос и революция-оружие доллара»). Эта книга о реальных последствиях решений хунты и решений Кремля, и вся Украина (тут) представлена в виде шахматной доски, на которой развернулась очередная политическая игра США и России. Можно сказать очередной «кубок Большой игры» (которая длится уже больше века)

- автор (как и я) не скрывает своих симпатий к «Русской весне», однако не менее жестко (в оставшейся части книги) дает анализ возможных действий России в той или иной ситуации. При том — как раз именно, в тот момент, когда его хочется «заподозрить» в наличии «розовых очков» и веру «в правильное решение Кремля»)). И изложенные (автором) варианты не совсем жизнерадостны и различаются степенью... «качества известного ингредиента». Между тем — окончательная надежда (вроде бы как) еще где-то все же теплится... Впрочем... Такое впечатление, что всем уже на все давно наплевать и только люди которые реально «с этим живут» (по любую сторону границы) все еще не могут ничего забыть. Остальные уже нашли «что-то поржачней» и обсуждают очередной развод очередной «ляди» и прочих «серов и сэрих» (от поп-культуры). А что? Легко забыть то - что тебя и не касается...

- знаю что в итоге (я) рискую здесь нарваться на «потоки других точек зрения», однако все же думаю, что любой, кому эта тема (все еще) интересна — прочтет эту книгу с удовольствием, т.к эта книга совсем не для «упоротого» патриота, а для патриота, который ко всему прочему умеет думать головой))

P.S Насчет книги я все же немного погорячился, т.к это скорее собрание статей (с данного ресурса) и их подборка по хронологии... Единственно — немного смутило наличие грамматических ошибок и (порой) незаконченность (тех или иных) предложений, а так же отсутствие четко продуманного финала, который бы резюмировал вышесказанное и обозначил итоги «пройденного» на фоне (скажем) с этапами «новейшей истории» (которые пришли на смену событий 2013-2014-х годов). Но несмотря на это — я все же узнал много интересного, о чем не задумаешься (просто смотря ТВ с перерывами на рекламу).

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Брэдбери: Doktor с подводной лодки (Современная проза)

Когда я только начал слушать этот рассказ, у меня возникла мысль... что это за бред...берри?)). Все (ранее прочитанные мной) предыдущие рассказы данного автора (из сборника «И духов зла явилась рать») отличались некой многогранностью, множеством толкований и смыслов... Здесь же — 2/3 рассказа напоминают бред двух душевнобольных, беседующих о монстрах (которые живут в наших головах), о перископах (в который эти монстры видны) а так же о... командирах немецких подводных лодок и о их жизни «на пенсии»))

К финалу рассказа становится немного понятно, что некий психотерапевт — на самом деле никакой не психиатр, а законченный псих... в прошлом являющийся командиром подлодки немецкого Кригсмарине)). Бывший же пациент (этого славного доктора) пытается понять своего психиатра и сам (невольно) начинает его «исповедовать» (словно они доктором внезапно поменялись ролями).

Далее — мне не совсем понятно... Вся эта сюжетная линия с перископом (который НА САМОМ ДЕЛЕ находится в кабинете у психиатра) и который мистическим способом аккумулирует бред всех пациентов (доктора) — весьма сумбурна... Разве что идея автора «прославить» доктора и его перископ (со всей находящейся там мерзостью) — видимо призвана показать как «всякое дерьмо» быстро становится популярным «в массах» и как почти мгновенно вместо одного психа, образуется некая «школа последователей» (не менее безумных чем искомый индивид).

Читая этот фрагмент — я сразу вспомнил экранизацию фильма Стругацкий «Обитаемый остров» (где пойманного «дикаря» тащат в какой-то аппарат, длагодаря которому подопытный выдает «кашу» страшных рож и образов... которые потом вполне открыто показывают на центральном ТВ в разряде «юмор и чени-ть поржачней»)) В общем — полный «Масаракш»))

Да... и что касается «безумного доктора»: на тот случай если кто-то захочет его пожалеть, не забывайте (на минутку) что он командир подводной лодки топившей корабли страны, в которой он так уютно живет... Автор даже позволил себе некую жалость «к подобным ему» прочим собратьям по оружию... из вермахта, или ваффен СС (надо полагать). Это (видимо) «коротко к слову» о том, как относились на Западе к «благородно проигравшим» наци.

В общем данный рассказ производит несколько... безумное впечатление (по сравнению со многими другими). Впрочем — если читать его (именно) в тот момент когда все (в твоей жизни) кажется бредом (ненужными делами, тупой работой, «ежедневным днем сурка»), то... сразу наступает некое умиротворение)) … поскольку вся ТВОЯ ЖИЗНЬ (все же) по факту (как оказалось) намного осмысленней и логичнее (по сравнению со всем тем — что происходит на страницах этого рассказа))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никитин: Зубы настежь (Фэнтези: прочее)

Примерно ровно год назад, я по случаю и под «закрытие отчетного периода» купил трехтомник данной СИ... Весь год эти книги сиротливо пылились у меня на полке, до вчерашнего дня)) И кроме того — так уж получилось, что первая часть наличествует у меня сразу аж в двух изданиях («Загадочная Русь» и более позднего авторского варианта). Все в общем как всегда)) сначала купил одну часть, а потом (при попытке докупить продолжение) отказались продавать ее по частям... только все)) В общем — зато теперь «читай не хочу» (с чем в последнее время появились большие проблемы в виде отсутствия времени «на оное»)).

Но это было «лирическое вступление»)) Сама книга (я разумеется читал вариант издания «Загадочная Русь») радует тем — что несмотря на свою «выдержанность» (аж с 1998-го), она не кажется (и теперь), чем-то «старо-примитивно ненужным» (навроде «долгостороя о Конане и Ко»). Более того, сам автор (в своем предисловии) ссылается на «засилье клонов идей» (где порой сто первый раз обыгрывается одна и та же тема, да еще и лицами весьма далекими от литературного творчества)... Вот автор и решает написать не просто очередной роман в жанре «фентези», а сотворить некую … издевку что ли))

Так, в начале книги ГГ (типично-советский товаришь по своему воспитанию) внезапно устает «вечно терпеть» и быть безликим винтиком в этой странной машине... Его «правильное мировозрение» (где каждая добродетель должна быть рано или поздно вознаграждена) внезапно «лопается», под напором несправедливостей в этой жизни и всех тех ее примеров (где удачу и фарт ловят отчего-то лишь всякие мрази, бандиты, и прочие … инородцы)). Да и самому ГГ кажется что он со своим врожденным интеллигентством — не только никогда не получит не то что «приличного места» (в этой жизни), но и вообще — обречен быть всегда вечным неудачником «и лузером»...

В общем автор вполне по Злотниковски («Время вызова — нужны князья, а не тати») поводит ГГ в выбору, где на одной стороне неизвестность последствий, а на другой — привычное прозябание в нищете и в вечных сожалениях по поводу и без...

Сделав же «правильный выбор» (и не оставшись в стороне) ГГ внезапно для себя обнаруживает (себя) в неком (почти) сказочном мире, да и еще (к тому же) в теле (прям)) супергероя и богатыря! И казалось бы... сюжет «давно избитый» — тот кто был «никем», стает сразу «всем»... Нашему герою словно везет переродиться (по лучшим кармическим законам) в теле могучего воина, и в мире где все... все к услугам «нового героя»))

Однако автор перестал быть автором, если б просто нарисовал «эту пастораль» и удалился спать... Автор преисполнен иронии и насмешки — и эти эмоции видны невооруженным взглядом: ГГ ощутив свою неимоверную крутость, со временем все же понимает что «он не один такой» (в своей крутизне и «яркой индивидуальности» сверхличности). ГГ внезапно понимает что (он) никакая не возвышенная личность, а всего лишь «очередной клон» в мире, где ему (по прежнему) предлагаются одни и те же шаблоны... Пойти туда — убить злодея, пойти туда — завоевать царство, пойти сюда — совершить подвиг и тп...

Да и к тому же, ГГ понимает что «внутри» так же ничего в общем-то не поменялось — и он «прежний» (по сути) ничем не отличается от себя «обновленного»... разве что тут «краски поярче», мясо посочней, да и с противоположным полом... кхм... в общем все намного проще и понятней)) А в остальном — он все такой же «безвольный раб на галерах, плывущих по течению»... и вся его свобода, лишь в том что бы грести помедленней и поленивей чем в прежнем мире... Да и к тому же «врожденная интеллигентность» все так и норовит помешать насытиться «плодами побед» (типа обогреть ночью княжну или заявиться с порога «грязными ногами» в кровать королевы)).

Все эти подвиги (вполне достойные «Конана») не отменяю вполне филосовских вопросов: как обрести долгожданное счастье в мире где все словно бы специально выдумано для тебя... И какого собственно … ему не хватает в этом идеальном мире? Что «опять все не так» и вопли об извечной несправедливости?

В итоге устав об бесплотных метаний и подвигов ГГ внезапно оказывается в «мире извечного зла»... Там где собственно все и началось... Там где ему (видимо) предстоит изменить свое прежнее «я» и... об этом думаю уже пойдет речь в томе следующем)).

Резюмируя итог — конечно эта книга уже не так поразила меня как при первом чтении, однако все же в ней по прежнему угадывается некая изюминка... И в ряд «бесконечно-вечных саг» (как я уже говорил) ее не поставишь... Ибо здесь речь совсем о другом!))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Prince21 про Земляной: Фантастические циклы. Компиляция. Романы 1-14 (Боевая фантастика)

Фантастический циклы - Фантастические циклы !!!!!!!!!!!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Лондон: Избранное. Компиляция. Книги 1-14 (Приключения)

Отлично, только жаль что для Смока Белью не хватило места.
пс
сейчас обратил внимание, что мои комментарии кто-то усердно минусует, я не против, у каждого свой выбор и мнение, и теперь больше ни одного комментария и ни одной оценки, чтоб не волновать людей

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Жена Командира. Непокорная (fb2)

- Жена Командира. Непокорная (а.с. Жена Командира-1) 568 Кб, 158с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Вероника Лесневская

Настройки текста:



Вероника Лесневская Жена Командира. Непокорная

Пролог

— Я же предупреждал… — рявкает Командир, но я не позволяю ему договорить, ведь понимаю, что он будет ругать меня за очередное вторжение в его память.

— Я не хотела! — всхлипываю я. — Ты сам затянул меня в свое сознание, — тыкаю пальцем в его каменную грудь. — Мне это не нужно! Вообще плевать на твое прошлое, ясно? И на тебя плевать! Я устала! Лучше бы ты изгнал меня, чем вот так…

Плачу от злости и бессилия. Наверно, страх на меня подействовал? Или есть еще какая-то причина моей обиды, пожирающей все внутри?..

— Я понимаю, прости, Ань, — непривычно виновато выдает он. — Но ты должна постараться…

Ком обхватывает мои щеки руками, прижимается своим лбом к моему и смотрит в глаза. Пускает меня к себе, давая шанс…

Ослепляющий свет сменяется сумраком… Вижу саму себя, окровавленную, на полу в зеркальной комнате. Мужскими пальцами лихорадочно прощупываю пульс на шее. Суматоха, паника…

Вспышка…

Помогаю явно недовольной Докторше переодеть меня, осматриваю каждый участок обнаженной кожи на наличие меток, лично перекладываю обмякшее тело на только что принесенный матрас.

Но главное, какие эмоции испытываю при этом. Волнение, ярость, безысходность… И что-то теплое в районе солнечного сплетения…

Насильно заставляю себя выйти из чужих воспоминаний — и вот уже я смотрю в глаза Кому, учусь сдерживаться от нежелательного вторжения.

Видимо, моя радужка меняет цвет, возвращаясь из голубой в золотисто-коричневую. И мужчина понимает, что я смогла противостоять своему дару… или проклятию…

— Вот и умница, — одобрительно шепчет, касаясь горячим дыханием моих губ, и чуть улыбается. Скорее, ощущаю это, чем вижу, ведь в темноте не разглядеть мимики.

Командир собирается убрать от меня руки, разорвать нашу близость, но я, не контролируя саму себя, вдруг целую его. Все происходит на уровне чувств, а здравый смысл тем временем погружен в глубокий сон.

Мужчина сначала отвечает мне, но в следующее мгновение обхватывает подбородок широкой ручищей и грубо отстраняет мое лицо. Недовольно смотрит мне в глаза и качает головой укоризненно.

— Зря, Журналистка, очень зря, — тон Кома становится звериным, а пальцы вонзаются в мои щеки…

Часть первая

Глава 1

Анна

Все южное крыло первого этажа было заполнено светом. Никто не занавешивал окна, отчего создавалась атмосфера простора и спокойствия. Однако терять бдительность было смерти подобно, в прямом смысле фразы.

— Налей себе сок, — устало улыбнулась женщина в потертых джинсах и водолазке с высоким воротом. — Нашим мужчинам удалось прорваться на склад, а там этого добра предостаточно, — криво улыбнулась она: через щеку к уголку рта змеей спускался тонкий шрам, искажая красивое лицо.

Склад, о котором упомянула женщина, находился на нулевом этаже, прямо под крупным, некогда оживленным супермаркетом. Я слышала, что это место просто кишело Пустыми. Наша группа даже в самые сложные дни мысли не допускала о том, чтобы высунуться за пределы своего убежища. А они не только рискнули, так еще и опустошили склад? И сколько же заходов им пришлось совершить? Не зря их называют Отчаянными. Интересно, какому сумасшедшему пришла в голову эта идея и какой ценой была реализована. Хотя мотивы понятны: в сложившихся условиях запасы провизии приравнивались валюте.

А стаканчик теплого фруктового сока, который мне сейчас предлагала женщина, был наравне с редким деликатесом.

Несмотря на удрученное состояние и пережитый страх, я все же подалась ближе — и протянула руку. Кисть предательски дрожала, а из груди вырвался невольный вздох.

— Досталось тебе, да? Скольких потеряли прежде, чем к нам добрались? Кстати, меня Искра зовут… — представилась она, а я внимательно всмотрелась в ее лицо, ожидая пояснений. — Не спрашивай, — отмахнулась.

Новый мир — новые имена. Это один из принципов группы Отчаянных. Но я от своего отказаться еще не была готова, а может, подходящий случай не представился. Ведь их имена были скорее прозвищами, которые характеризовали человека или то, что с ним произошло. Поэтому Искра и добавила поспешно "не спрашивай" — предупредила, что вспоминать случившееся и делиться со мной этим не хочет. Не сейчас. А может, никогда…

— Да… Нет… — замялась я, пока Искра внимательно смотрела мне в глаза, дожидаясь четкого ответа. — Наша группа была разделена Пустыми у главного входа. Мы вчетвером попали к вам, остальные должны были уйти из здания, — коротко объяснила я и поспешила отойти, чтобы не слушать слова сожаления, ведь выжить в окружении Пустых крайне сложно. Но я верила в наших ребят. И пообещала себе найти их, несмотря ни на что…

На ватных ногах я медленно пересекла холл и подошла к огромному, на всю стену окну. Руки все еще дрожали, приходилось прилагать все силы, чтоб удержать стакан с соком. Глаза сильно слезились от непривычно яркого света — и я не сразу заметила приоткрытую стеклянную дверь, ведущую на просторный балкон.

С ума сойти! Мало того, что обосновались на первом этаже, в стеклянных офисах, так еще и двери нараспашку! Нет, надо рвать отсюда когти, чем быстрее, тем лучше, — и искать своих…

Однако, противореча своим мыслям, я все же подошла к перилам, сделала глоток сока и полной грудью вдохнула прохладный воздух. Лишь мельком взглянула на плечистого брюнета, который стоял истуканом чуть поодаль, — и собралась возвращаться в помещение: все-таки я не Отчаянная, а тем более не самоубийца. Но в этот момент на мою талию легла тяжелая мужская рука.

Как он оказался так близко? Кожу под горячей ладонью мгновенно охватило жаром: то ли от возмущения, то ли… Что за?..

— Помоги их сдержать, — размеренно и грубо сказал мужчина. — Метрах в пяти от дороги, двое. Пустые.

Я всмотрелась вдаль: мужчина и женщина направлялись к зданию. На вид обычная семья, которой нужна помощь.

— Но… Как?

— Не моргай, сейчас… — отрывисто произнес он, и я подчинилась. Голос звучал властно и строго, с еле уловимым налетом обеспокоенности.

— Вот и умница, — пренебрежительная похвала заставила поежиться. — Парни подготовят сеть минут через пять. Но если не держать, Пустые подберутся слишком близко. Тогда они проникнут в здание и примкнут к своим «сородичам», и вместе станут еще сильнее. Нельзя этого допустить. Закрывать глаза будем по очереди. По сигналу, — и он сжал мою талию. — Сейчас смотришь ты!

Я сильно напрягла глаза, тем самым только усложняя себе задачу. Но, вглядываясь в очертания семьи, по-прежнему не чувствовала опасности. Не похожи эти люди на Пустых, с которыми мне приходилось сталкиваться.

Было лишь одно "но", которое заставляло меня и дальше следовать сигналам обжигающей руки на моей талии: семья не двигалась все то время, что я смотрела на них, ни на шаг. Они застыли каждый в своей позе, будто живые скульптуры на фестивале. Сравнение заставило меня передернуться — все это осталось в прошлом, а впереди — неизвестность и… Пустые, чтоб им пусто было!..

Рука на талии ослабла — и я прикрыла полные слез глаза.

— Как это работает? Почему не завесите окна? Они же нас видят! — забросала мужчину вопросами. Эта группа не перестает меня удивлять!

— Нет, они нас чувствуют! — многозначительно прорычал тот. — Вы там на пятом вообще не в курсе были? Теперь ясно, почему так все закончилось, — хмыкнул и, видимо, почувствовав, как я напряглась, добавил. — Соболезную…

— Они живы, — только и смогла выдавить из себя я.

При этом непроизвольно сжала кулаки. Пластиковый стакан хрустнул — сок пролился на край футболки, стек по джинсам и запачкал измятые кроссовки. Выругавшись, я подалась назад и, не заметив очередного "сигнала", опустила взгляд.

— Черт! — послышалось пару секунд спустя.

Глава 2

Я дернулась и посмотрела в окно, туда, где должна была быть та самая «обычная семья». Сердце забилось где-то в горле, стало трудно дышать, а в голове всплыл вчерашний злополучный день, когда нас заставили покинуть пятый…

Семья успела приблизиться практически вплотную к зданию. И это буквально за пару секунд! Невозможно! Изменилась и внешность каждого из них. Кожа была пронизана тонкими черными линиями, глаза светились, а лица потеряли свои очертания, превратившись в гладкие блестящие маски.

Пустые…

— Прости, — только и смогла прошептать я.

— Внимательно! — рявкнул мужчина и опять сжал руку.

На этот раз я уж точно не отвлекусь, теперь сомнений в том, что передо мной Пустые, не осталось.

— Слушай и слушайся, глупая девчонка! — продолжил грубиян, ослабив хватку, — Без напарника я сейчас не справлюсь. Или хочешь сегодня стать десертом?

Его тон раздражал и отталкивал. Хотелось осадить неприятного мужчину, но что могла сейчас противопоставить ему я — обычная женщина, которая взяла на себя слишком много и потеряла почти всю группу.

— Не думал о том, что следует дежурить по двое? Так в гляделки играть проще, — только и смогла сказать я, держа «на прицеле» Пустых.

— Не думала о том, что в твоем положении не следует мне дерзить? — он ослабил руку.

— Я у вас ненадолго, — парировала я, уже и не надеясь на нормальное объяснение.

Однако мужчина продолжил:

— Данная точка раньше не патрулировалась: на пустыре давно никто не появлялся, да и стекла днем выполняют роль зеркал. Ошибку исправим. Ну, а я вышел сюда, как и ты, сока попить, — усмехнулся. — Похоже, ты приносишь неудачу.

— Зеркала? — зацепилась я за неизвестную мне информацию, пропустив мимо ушей издевку «напарника». Но сильные пальцы опять грубо сжали мою кожу, заставляя смотреть.

В этот же момент на поясе мужчины зашумела рация. Рация! Да, захваченный Отчаянными склад действительно оказался сокровищницей…

Свободной рукой «напарник» зажал кнопку и после короткого: «Командир, мы на месте», — облегченно выдохнул.

Командир, значит? Ну, супер! Теперь все стало на свои места.

Не кто иной как глава группы Отчаянных, которого все упоминают с благоговением и страхом, сейчас крепко прижимает меня к себе и выслушивает мои пререкания. Да уж, знакомство не заладилось с самого начала. Долго я здесь не задержусь…

Поток недобрых мыслей прервала возня вокруг «семьи». Парни, как называл их Ком, обогнули Пустых с трех сторон, оперативно направили на них оружие, из которого выстрелили пучки света — и сияющей сетью накрыли врага.

Короткое замыкание, вспышка — и на месте «семьи»… не осталось ничего! Как это возможно? Только яркое свечение взметнулось вверх, растворяясь в небе.

Парни не пострадали.

Я замерла: ходили слухи, что у военных есть оружие, способное развеять Пустых на мелкие частицы. И вот я вижу его здесь, на первом, считай, по соседству. Так близко и в то же время слишком далеко, чтобы помочь нашей группе.

— Откуда у вас?.. — шепнула я, но мой голос потерялся в треске рации.

«Сделано» — «Двоих на эту точку, немедленно». В голосе Командира прозвучало негодование.

Что ж, пора исчезнуть, пока и мне не досталось. Я отстранилась от уже бывшего «напарника», однако хватки тот не ослабил. Вместо этого развернул меня к себе лицом и бесцеремонно осмотрел — словно я была новой зверушкой в его личном зоопарке.

— На тебя смотреть приятнее, чем на Пустых, — ухмыльнулся он, не сводя с меня глаз.

— Сомнительный комплимент.

Сейчас я могла изучить его лицо: большие карие, почти черные, глаза, острый нос, тонкие губы, густая щетина, мимические морщины на лбу, шрамы на коже. Ком не был привлекательным, скорее, наоборот, но рядом с ним не хватало воздуха. Слишком близко, слишком опасно…

— Меня зовут Анна, — я попробовала сменить тему, но…

— К черту имена, когда на дворе конец света, — Командир слегка наклонил голову набок и прищурил глаза, как зверь, который готовится напасть на жертву.

Он придвинулся вплотную, так что я могла чувствовать его дыхание на своих губах.

Ну, уж нет! Мимо, Ком, совсем в молоко! Привык получать все, что хочешь, пользуясь властью и влиянием? Не на ту нарвался! Конец света не равно вседозволенность!

Задыхаясь от возмущения и навязчивой близости, я приготовилась оттолкнуть нахала и даже отвесить оплеуху, тем самым подписав себе приговор об изгнании, но что-то пошло не так.

Голова закружилась, к горлу подкатила тошнота — и мой разум поглотила тьма…

Глава 3

Более полугода назад

Анна

Я сладко потянулась в кровати. Наконец-то, долгожданные выходные! Этой ночью я вернулась из длительной командировки в Африку. Редкий вирус убивал местное население, пока на «тропу войны» не ступили наши ученые, разработав вакцину. Информационный центр, в котором я работаю, безусловно, не мог обойти вниманием эту тему. Поэтому вместе с группой медиков отправили меня и Диму — видеооператора.

В Африке мы провели неделю, сняли несколько коротких новостных сюжетов и спецвыпуск. В целом, проделанной работой я осталась довольна. В итоге получила плюсик в профессиональную копилку специального корреспондента и кругленькую сумму на личный счет.

Жаль только, что Максим моего воодушевления не разделял. Работу считал опасной (в этом утверждении, конечно, есть здравый смысл), саму специальность — продажной (вот тут бы я с ним поспорила, чем, собственно, и занималась все время), а что касается денег, то «в семье вообще должен зарабатывать мужчина». За те полгода, что живем вместе, мы успели серьезно поссориться раз пять — и все на почве моего журналистского поприща.

«Что ж, где пять, там и шесть», — невесело подумала я и, готовясь к очередному тяжелому разговору, вынырнула из постели и проскользнула в ванную. С утренними процедурами справилась быстрее, чем хотелось бы. И, дабы не оттягивать неизбежное, поплелась на кухню, где Макс с задумчивым лицом разливал по чашкам свежезаваренный кофе.

— Привет, — хрипло пролепетала я и устроилась за барной стойкой, которая отделяла рабочую часть кухни от столовой.

Макс промолчал, только легонько кивнул головой и отставил пустую турку.

— Ну что, какой вирус привезла вместо сувенира? — съязвил он.

— Никакой, вакцина защитила. Или не доверяешь российским ученым? — не растерялась я.

Макс гордо носил звание доктора медицинских наук, преподавал в университете и возглавлял центр микробиологии. Это было делом всей его жизни.

Мы познакомились, так сказать, при исполнении: я готовила сюжет об очередной вспышке мутирующего вируса гриппа и брала комментарии специалистов, среди которых оказался он…

Высокий, темноволосый, статный, в строгом костюме, Максим всем своим видом внушал уважение и трепет. Сначала он рявкнул, чтобы я не мешала ему работать, а потом пригласил на свидание. Ох, мужчины…

— Нам нужно поговорить, — серьезно сказал Макс, отвлекая меня от воспоминаний, и тут же добавил с улыбкой, — я заказал столик в ресторане на вечер. Надеюсь, ты никуда не уедешь сегодня.

— Ну уж нет. У меня заслуженные выходные, — уверенно сказала я и улыбнулась в ответ.

После завтрака Максим умчался в университет, а я решила посвятить это утро Ее Величеству Лени. Забравшись на диван с книгой и бутербродами, почувствовала себя по-настоящему счастливой и углубилась в чтение. То ли роман был таким «интересным», то ли сказалась изнуряющая командировка, но я даже не заметила, как уснула.

Вскочила от настойчивой трели мобильного телефона. На пол шлепнулась книга, а после, звякнув на прощание, разлетелась вдребезги тарелка с остатками хлеба и колбасы. Но больше меня расстроило не это, а высветившееся на дисплее имя контакта. Звонил главный редактор, что, как известно, не к добру.

— Анна, на вас последняя надежда!

Ни тебе «здравствуйте», ни «как дела?», а сразу к делу. Как это похоже на нашего шефа, для которого каждый сотрудник — не человек, а винтик большого механизма. Механизм должен непрерывно работать, а винтики — крутиться. Выпал один — заменить другим. Что ж, я приготовилась слушать и защищать заслуженный отдых винтика, тьфу-ты, то есть свой.

— Срочная работа. Там дел на два дня максимум. Через час необходимо вылететь в Самару — билеты на рейс забронированы. На такси доберетесь в одну деревеньку — всю информацию скинул в мессенджер…

Глава 4

Станислав Петрович — так зовут моего шефа — без пауз выдавал мне "ценные указания", как будто все уже решено. Хотя для него, по сути, так и было. Препирательств редактор не терпел. Каждый сотрудник должен был мчаться на задание с радостью, выполнять его оперативно и качественно, а в перерывах еще и заниматься саморазвитием. Отговорки на подобие «заболела», «уехала за границу», «свадьба» и прочие жизненные события — в расчет не принимались. Мы в редакции шутили, что даже смерть не является уважительной причиной: сначала сюжет сдай, а потом уже с чистой совестью отправляйся на тот свет.

Шансы избежать работы сводились к нулю, но все же я не могла не попытаться.

— Подождите, Станислав Петрович, — спокойно, но твердо произнесла я, чем вызвала тяжелый вздох на другой стороне линии. — Я только ночью вернулась из Африки. И мы с вами договаривались, что после этой командировки я получу три выходных, так?

— Да, конечно! И они у тебя будут! — поспешно заверил редактор, и по его тону я поняла: не сегодня. — Понимаешь, буквально час назад поступила информация о крупном взрыве в глухой деревеньке в Самарской области. Местные утверждают, что метеорит. Власти еще не дали комментариев, но это я возьму на себя. Нам нужно выйти в эфир уже вечером, чтобы быть первыми, понимаешь?

— Метеорит? Немножко не мой профиль, не находите? — ретировалась я.

— Ну, смотря что подать, смотря как подать… Поверь мне, я чувствую, там нечто большее… — задумчиво протянул Станислав Петрович. — Ты же профессионал! Новеньким не доверю — пусть на городских праздниках тренируются. Олег в Израиле, Никиту на замену тебе в Африку направил, а остальные по России на заданиях.

— И Маша? — не сдавалась я.

— А Маша… беременна, — зло огрызнулся редактор. — Она еще на планерке утром заявила: «Отныне ни в какие командировки не поеду, я беременна. По закону вы должны предоставить мне соответствующие условия труда. А уволить не имеете права».

Я представила лицо редактора в тот момент и еле сдержалась, чтоб не прыснуть в трубку от смеха. Ай да Маша, ай да… молодец!

— А вдруг и я беременна? — не удержалась я. Повисло молчание. — Да шучу я! Но вы же понимаете, что отправлять сотрудника из командировки в командировку…

— Анна, добавлю неделю к отпуску!

Ого! Видимо, совсем дело туго, раз шеф идет на такие крайние меры.

— Две! — решила немного понаглеть.

— Согласен! Через час вылетаешь с Маратом! Информация — уже у тебя! — и бросил трубку. Видимо, чтоб не успела передумать. Эх, а нашему видеооператору Диме повезло больше — его выходной не забрал беременный коллега.

С мрачными мыслями я открыла мессенджер. В целом, редактор и так уже успел описать ситуацию.

Как говорилось в сообщении, ночью местные жители проснулись от землетрясения и резкой вспышки света. Вызвали МЧС, но, так как спасателей пришлось бы ждать часа два-три, на разведку отправились сами селяне. Они-то и нашли посреди лесочка внушительную воронку в земле, откуда исходило странное свечение.

Хм, чушь какая-то. Может, еще и зеленые человечки вокруг бегали? Обычно редактор пользуется только проверенными источниками информации, а тут… бред пьяного Васи (да простят меня все Васи, пьющие и непьющие, ничего личного). Ох, чую, только зря время потратим…

В конце документа редактор указал номер рейса и описал координаты нужного нам места. А оказалось оно, как говорится, у черта на куличках.

Тяжело вздохнув, я решила набрать редактора. Делать сюжет о нашествии инопланетян или что-то в этом роде ох как не хотелось! Абонент оказался занят, и так пять раз. Марату тоже дозвониться не получилось: видимо, мчится уже в аэропорт.

Черт! Надо было отключить телефон — и отдыхать себе спокойно.

Собралась я по привычке быстро, как будто не журналистом работаю, а в армии служу. Хотя я не далека от истины…

Вызвала такси и уже выходила из квартиры, но тут вспомнила о Максе.

Черт! Вечер, ресторан. Накрывается моя личная жизнь медным тазом! Дзынь!

Отправив короткое сообщение: «Извини, меня вызвали на работу. Будут завтра-послезавтра! Целую!» — я выключила телефон, чтобы не читать гневные ответы любимого.

Глава 5

Долетели мы с Маратом без приключений. В аэропорту долго и подробно объясняли таксисту, куда ехать. И… конечно же, заблудились! По закону подлости, буквально в нескольких километрах от необходимой нам точки.

Осложнил ситуацию внезапно обрушившийся на землю ливень с градом. Проселочные тропинки в мгновение ока превратились в бурлящие реки грязи. Навигатор потерял все спутники, а таксист ругался самыми разными оттенками великого и могучего. Мы кружили по лесочку, но все никак не могли выехать к воронке. Фантастика какая-то…

— Может, вернуться в село, мимо которого мы проезжали, и там переждать дождь? Я технику в такой ливень не достану! — после нескольких часов блужданий подал голос Марат.

И я уже готова была с ним согласиться, как вдруг заметила вдалеке расплывчатую фигуру. Она двигалась между деревьями быстро, но как будто рывками. Вот я вижу очертания в одном месте, а через секунду — моргнула — и уже совершенно в другом. Сквозь плотную стену дождя сложно было рассмотреть человека. Возможно, это кто-то из местных и он сможет указать нам путь?

— Марат, смотри, там кто-то есть! — толкнула я оператора. — Давайте подъедем к тому человеку и спросим дорогу? — это уже таксисту.

Мужчины всмотрелись туда, куда я указала. А фигура как будто почувствовала наш взгляд и замерла (ожидая нас?). Водитель приоткрыл окно и крикнул что-то, однако его голос утонул в шуме дождя. Тогда мужчина прибавил газу, колеса забуксовали и… увязли в грязи.

Отвесив очередное смачное ругательство, таксист вышел из машины. А я попыталась вновь найти глазами загадочную фигуру, но она исчезла. Черт! Я выскочила на улицу и, не обращая внимания на крики Марата, помчалась вперед, вглядываясь в каждое дерево.

А что если мне просто показалось, а та фигура — это и не человек вовсе, а какая-нибудь коряга?

Однако пусть и призрачная, но в данный момент наша единственная надежда добраться до места падения метеорита заставляла меня бежать дальше, углубляясь в лес. Я промокла до нитки, перепачкала грязью кроссовки и джинсы, замерзла, и все никак не могла найти таинственную фигуру.

Обернувшись, увидела, что оставила машину далеко позади. Рядом с ней стоял Марат и махал руками. Да, он прав, это была плохая затея, нужно возвращаться. Переведя дух, я быстро пошла обратно. В какой-то момент нога увязла в грязи, я потеряла равновесие и плюхнулась на колени. Да что за!..

Пожалеть себя и как следует расстроиться я не успела — между деревьев вдали блеснула яркая вспышка. Взрыв?

Секунда — и я вскочила на ноги. На ходу включила видеозапись на мобильном телефоне (благо, он водонепроницаемый), и, на всякий случай прячась за деревьями, побежала в том направлении, где увидела свечение…

Из-за дождя и листвы я не сразу смогла рассмотреть людей в камуфляже. Заметив их, решила быть осторожнее.

Военные? Это как-то связано с метеоритом? Уже интересно! Чем дальше в лес, тем больше партизан… в моем случае, военных… Стараясь оставаться незамеченной, я подобралась ближе.

Мужчины стояли плотной стеной, как будто окружив кого-то или… что-то. Разглядеть детальнее не представлялось возможным. До меня доносились лишь обрывки разговора.

— …объект два семь во… обнаружен…

— …ликвидирован…успешно…

— Зачистить местность!

А вот это мне определенно не нравится! Военные расступились, а я нырнула за ближайшие кусты прямо в грязь. Расцарапала руки о какие-то колючки, но мне было плевать. Главное — не высовываться! Кровь стучала в ушах, а ладони крепко сжали телефон.

Глава 6

Фигуры в камуфляже потоптались недалеко от моего убежища. Мне показалось или я действительно заметила в их руках оружие, незнакомое мне? Рискуя оказаться разоблаченной, просунула сквозь заросли телефон — видеозапись шла все это время.

Внезапно один из военных повернулся в мою сторону. Я отдернула руку, глубоко до крови расцарапав кисть, и сжала зубы, чтоб не вскрикнуть от внезапной боли. Лица мужчины я разглядеть не могла — его закрывала балаклава. Зато точно убедилась, что он вооружен, правда, что это за оружие — я не поняла. Спрошу потом в редакции — надеюсь, на видео оно запечатлелось…

Ну, вот о чем я думаю! О работе! Да меня, возможно, вообще пристрелят сейчас из этого неизвестного мне оружия, как случайного свидетеля…

Страшные мысли оборвал звук рации. Военный принял сигнал и послышалось что-то вроде: «На дороге… автомобиль с гражданскими… разберитесь!»

В смысле, разберитесь? На дороге, насколько мне известно, только одна машина… Я вжалась в землю и лежала так до тех пор, пока военные не скрылись из виду.

Кое-как выкарабкавшись и отряхнувшись, начала набирать Марата. Противный визг из динамика возвестил, что сигнала нет. И тогда я рванула со всех ног по направлению к дороге.

Успею ли я добраться до своих раньше, чем эти "камуфляжные"? Вряд ли. А если и получится, сможем ли мы вместе что-то сделать?..

Размышляя так, я сломя голову бежала, как мне казалось, к оставленной машине. Однако где-то я свернула не туда — и в итоге вышла на поляну — о, чудо! — прямиком к воронке! Из нее действительно исходило свечение. Как завороженная, я подходила все ближе и ближе к краю.

Внутри воронки что-то бурлило и пенилось, поглощая и обволакивая искореженные металлические осколки и детали (неужели инопланетный корабль разбился, бред какой-то). Светящаяся субстанция ручейками переливалась из стороны в сторону, текла вдоль границ ямы, как будто пытаясь найти выход. Словно живая…

На это можно было смотреть вечность! В голове пронеслось выражение о бездне, в которую лучше не вглядываться… Однако, игнорируя голос разума, в итоге я не удержалась, присела на край воронки и протянула руку прямо к бурлящей жиже.

Как только кончики пальцев коснулись ее, субстанция потекла вверх, опутывая кисть тонкими светящимися нитями, поглаживая кровоточащие царапины и заполняя боль приятным теплом. Я подалась вперед, протягивая вторую руку…

— Отойди! Ты очумела совсем?! — раздался грубый голос прямо за спиной, а чужие сильные руки схватили меня за плечи и с легкостью подняли на ноги, как будто я пушинка!

Потом меня грубовато встряхнули, развернули — и я оказалась лицом к лицу с этим «силачом».

Передо мной стоял военный, похоже, тот, которого я видела в лесу рядом с моим импровизированным убежищем — возле кустов, проще говоря. Хотя я могу и ошибаться — все они на одно лицо, точнее, на один камуфляж.

Застукали меня, мягко говоря, на горячем. Крыть нечем, придется сдаваться. Хотя кто меня спрашивает…

Военный бегло осмотрел меня, задержался на руках: удивительно, но они были чистыми: ни светящихся нитей, ни грязи, ни… царапин. Я ошеломленно уставилась на кисти. А мужчина прищурил глаза и прорычал:

— Кто ты, что здесь делаешь?

— Я сейчас все объясню! — затараторила я, опомнившись, и полезла в карман за документами.

Военный лихо перехватил мою руку, развернул меня и начал обыскивать, профессионально скользя ладонями по телу. Серьезно? Я похожа на человека, который сейчас гранатомет вытащит из штанов? Кстати, оружия у самого военного уже не было — и это несколько обнадеживало…

После обыска у мужчины в руках оказались мои документы, всякая мелочевка и… телефон. Черт, черт, черт! Поздравляю, Анна, вы обо… облажались!

Глава 7

Военный мельком взглянул на мое удостоверение журналиста, вздохнул, покрутил в руках телефон, а в следующее мгновение замахнулся — и просто выкинул его чуть ли не в середину воронки. Мобильник медленно погружался в субстанцию, совсем как терминатор, только не обещая вернуться.

— Что за черт! — выругалась я.

Мужчина грубо схватил меня за локоть и, быстро шагая, потащил за собой, невзирая на мои громкие протесты.

Ну, все, приехали! Найдут потом где-то в лесочке тело бедного журналиста… И как-то жалко стало себя, до такой степени, что глаза защипало от слез безысходности.

Военный вывел меня к дороге. В следующее мгновение резко развернул к себе и прорычал прямо в лицо:

— Ни слова о том, что ты дошла до объекта! И о том, что видела в лесу, — приказал сурово, а я осознала, что все-таки он заметил меня тогда в кустах. — Поняла? Сейчас пойдешь к своим как ни в чем не бывало — и вас отправят домой. Ясно?.. Не слышу ответа! — рявкнул громко.

— Да, — лихорадочно закивала. — Но… Почему вы мне помогаете? — растерялась я.

— Потому что ты… дура! — проревел в ответ и небрежно вытолкнул меня на проезжую часть, если это грязное безобразие можно так назвать.

Я оказалась недалеко от нашей машины. Вокруг сновали военные, все вещи были разложены прямо на мокрой обочине, даже аппаратура Марата. Благо, дождь уже прекратился, честно говоря, я даже не заметила, в какой именно момент. Сам видеооператор печально стоял в стороне. Водитель выглядел еще более удрученным.

— А это кто? — кивнул на меня один из камуфляжных.

— Их журналистка, — сказал «мой» военный и подтолкнул меня к машине. — В лесу тут рядом была. Обыскал, ничего особенного, — как-то двусмысленно хмыкнул он и протянул сослуживцам мои документы.

— Что делала в лесу? — спросил военный, изучая мое удостоверение.

— Отошла… по малой нужде, — ляпнула я первое, что пришло в голову.

«Мой» военный издал какой-то странный звук, не то икнул, не то кашлянул, а второй уставился на меня. Я лишь невозмутимо пожала плечами, выдерживая его пристальный взгляд.

— Что ж. Можете быть свободны. Официальный комментарий будет позже. С вашим издательством уже связались, редактору все объяснили. Вы возвращаетесь в Москву, — это говорил уже другой военный, похоже, главный у них. Он единственный был без балаклавы. Однако я даже не успела рассмотреть и тем более запомнить его лица.

Дальше события развивались стремительно.

Домой мы возвращались ни с чем, зато быстро и «комфортно». Нас отвезли в аэропорт на внедорожнике, лично купили билеты и проследили, чтоб мы сели в самолет.

Уже в Москве я раз за разом прокручивала в голове события этого дня, стараясь не упустить ни одной детали. Пазлов у меня на руках катастрофически не хватало, но те, что были, складывались в довольно мрачную картину. В редакции мы даже не обсуждали то, что произошло — шеф категорически пресек все попытки. Это лишь доказывало, что от нас пытаются скрыть что-то архисерьезное, причем на таком высоком уровне, что даже нашему принципиальному редактору пришлось наступить себе на горло…

Меньше чем через месяц мы получили информацию о похожем «взрыве» недалеко от того места, где впервые появилась светящаяся воронка. Я восприняла это как сигнал к действию. Немедленно вызвалась в командировку, нагло «подвинув» хоть и новенькую, но на удивление инициативную сотрудницу, вызвав ее заслуженный гнев. Однако мне было все равно.

Единственное, что имело значение, — это моя профессиональная жажда информации. Она была настолько острой, что буквально съедала меня изнутри.

Остановить меня было невозможно. Даже Макс оказался бессилен. Ни его мольбы, ни угрозы не возымели должного эффекта. В итоге я просто сбежала…

Поступила бы я иначе, если бы знала, к чему это приведет? Вряд ли…

Часть вторая

Глава 1

Сейчас. Группа Отчаянных

Анна

Я очнулась на твердом, покрытом искусственной кожей диване и огляделась по сторонам. За окном сгущались сумерки — долго же я тут "отдыхала".

Помещение напоминало типичную приемную какого-нибудь руководителя. Скорее всего, это она и есть, точнее, была раньше… Сейчас же здесь оборудовали что-то вроде медблока. В остекленных шкафах вместо офисных папок и бумаг были разложены лекарства, шприцы, бинты — в общем, целое богатство по нынешним меркам.

В который раз убеждаюсь, группа Отчаянных хорошо оснащена. Стоит признать, что Командир неплохо руководит всем.

Ком… При мысли о нем я вскочила — и виски прострелило резкой болью. Вспомнилось, как позорно я хлопнулась в обморок прямо в его руках. Зато все-таки получилось избежать навязчивой близости, причем малой кровью — и то хорошо.

Перешептывания за дверью заставили затаиться и прислушаться.

— Как это сам? — незнакомый женский голос прозвучал холодно, даже мурашки по телу прошли.

— Вот так. Сам. Лично принес ее сюда на руках, — тараторила собеседница заговорщическим тоном, и я сразу узнала в ней Искру. — Распорядился даже дать ей таблетку от головной боли.

— Тратить наши лекарства на чужаков? Еще чего! — было брошено раздраженно.

— Но, Докторша! Говорят, она была главарем группы…

Докторша? Просто прозвище или все же профессия? А ведь настоящий врач в команде мгновенно повышает ее шансы на выживание.

— Все, хватит! Мне плевать, кто кем был. Здесь она никто! — не на шутку разошлась Докторша.

Чем это я ей так не угодила?

— Но Командир сказал…

Что именно он сказал — так и осталось для меня загадкой, потому что дверь распахнулась, и обе женщины вошли в медблок. Я сидела на диване, скрестив руки и с вызовом вздернув подбородок, подсознательно готовясь защищаться. Однако делать этого не понадобилось.

Докторша смерила меня ледяным взглядом и молча подошла к шкафчику с лекарствами, не торопясь открывать. На вид ей было чуть больше двадцати. Так что прозвище явно преувеличивало ее возможности. Максимум, Медсестричка, ну, или Айболит.

Выглядела она хорошо, даже слишком для конца света. Светлые волосы ровными прядями спускались на хрупкие плечи, точеная фигура была обрамлена в бирюзовый костюм (где они его только добыли), лодочки на миниатюрных ступнях дополняли образ.

И все бы ничего, но большие голубые глаза Докторши то и дело пускали в меня ядовитые стрелы, а тонкие губы были напряженно сжаты.

— Как ты себя чувствуешь? Что случилось? — отвлекла меня Искра, засыпав вопросами.

— Все в порядке, — только сказала я.

— Искра, тогда проводи ее в комнату, — отрезала Докторша.

— А как же таблетка? Голова побаливает, да и Командир распорядился, — съязвила я, наблюдая за реакцией блондинки. И она не заставила себя долго ждать.

Докторша резко развернулась на пятках и уже через мгновение грубо бросила на столик лекарство. По выражению ее лица было ясно: если я буду, не дай бог, при смерти, то меня скорее добьют, чем спасут. Что ж, я умудрилась завести здесь себе злейшего врага. И это на второй день пребывания!

— Я покажу комнату, — взяла меня за руку Искра. — Командир выделил для тебя и твоих людей отдельный кабинет, — мне показалось или кое-кто за моей спиной скрипнул зубами?

Глава 2

Мои люди, как громко назвала их Искра, на сегодняшний день начитывали всего троих человек (помимо меня).

Крис — в прошлой жизни была фитнес-тренером, а скорость и выносливость не раз помогали ей выжить в этой. Тридцатилетняя брюнетка с шикарными каштановыми волосами, убранными в высокий хвост, подтянутым телом и плоским животиком, выставляемым напоказ даже во время конца света, — она выглядела моложе своего возраста. Что там говорить, я в свои двадцать шесть смотрелась рядом с Крис, мягко говоря, невыигрышно, как минимум старшей сестрой.

Неудивительно, что Марат с первых дней нашего знакомства увивался за Кристиной, но пока безрезультатно. Да-да, тот самый Марат — видеооператор. В роковую командировку мы поехали именно с ним. Тогда, в суматохе он потерял всю свою аппаратуру, а в новом мире переквалифицировался в дозорного, причем довольно успешно. Все так же наблюдает, только теперь не через объектив, а в прицел.

Еще один член нашей группы — Эрик, сокращенно от Эрлен. Это имя было придумано давным-давно, в другой стране — и являлось аббревиатурой от сочетания "эра Ленина". Ленин умер, страна рухнула, а имя осталось, но уже просто как необычное, красивое слово со слегка иностранным звучанием. В условиях же конца света Эрлену подошло бы что-то вроде Эрпуста — эра Пустоты. Пусть и не так звучно, зато актуально.

Впервые мы встретили Эрлена уже здесь, в торгово-развлекательном центре. В двадцать девять лет он был владельцем сети кинотеатров, в одном из которых мы скрывались от Пустых на протяжении нескольких месяцев. До вчерашнего дня это казалось отличной идеей. Отсутствие окон, забаррикадированный вход и полумрак должны были надежно спрятать нас от врага.

Но мы просчитались…

— Ань, ты цела? — бросилась ко мне Крис, едва я вошла в комнату.

Марат и Эрик молча сидели прямо на полу, оперевшись спинами о стену.

Комната была достаточно просторной, но пустой. Освещалась несколькими свечами, пламя которых то и дело подрагивало от разгулявшегося сквозняка. В углу стопкой лежали четыре матраса, чистые пледы и простыни. У окна (конечно же, ничем не завешанного) стояли коробки, скорее всего, для наших личных вещей. Сверху на одной из них я заметила новую одежду — даже бирки на месте.

— А это что? — кивнула Искре, отстраняя от себя взволнованную Кристину.

— Командир распорядился принести это лично для тебя, — затараторила Искра. — Там джинсы, кофта и кеды. Все новехонькое, со склада, — и шепнула мне на ухо заговорщическим тоном. — Это явный знак его расположения к тебе. Новых вещей у нас пока что немного, поэтому их выдают только в крайних случаях или как награду за особые заслуги.

Особые заслуги? Похоже, я даже догадываюсь, за какие, авансом, так сказать. Буря возмущения захлестнула меня, убивая здравый смысл. Я схватила одежду и, фурией пролетев мимо открывшей рот Искры, вышвырнула все в коридор.

— Мне это не нужно! — рявкнула я и добавила. — Я хочу поговорить с Комом! Сейчас же!

— С кем? Комом? — округлила губы Искра.

— Я имею в виду Командира. Где его кабинет, или что у него там? — фыркнула нервно.

— Ты что? Головой тронулась? Командир сам решает, с кем и когда говорить! — Искра поспешно подняла разбросанные вещи, вернулась в нашу комнату и, прикрыв за собой дверь, испуганно прошипела. — Ты понимаешь вообще, что с вами всеми Каратель сделает, если узнает о твоем поведении?

— А это еще кто? — выдохнула я.

Серые глаза Искры расширились, а губы сжались в тонкую линию. Помолчав минуту, она отрезала:

— Начальник дозора, правая рука Командира, его глаза и уши, хранитель порядка. И лучше вам с ним не связываться, — и ушла прочь.

Глава 3

Пару секунд я так и простояла посреди комнаты, пялясь на закрытую за Искрой дверь и тяжело дыша. В голове не укладывается, неужели у них тут диктатура! И что за зверь этот Каратель — мне он заочно уже не нравится, одно прозвище чего стоит.

Немного обуздав свой гнев и поборов желание сейчас же отправиться к Кому за объяснениями, я вспомнила о своих. Они же наверняка беспокоились. Не зря Крис такая напуганная.

Выдохнув, я наконец повернулась к ребятам. Мужчины все так же сидели у стены. Только сейчас я заметила, что Марат держится рукой за бок, а Эрик смотрит в пол. Нехорошее предчувствие подкатило к горлу, сжимая его в тиски. Стремительно приблизилась к парням и присела на корточки.

Теперь я смогла внимательно их рассмотреть, и представшая картина мне определенно не нравилась. По скуле Эрика разрастался внушительный синяк, глаз заплыл, а в уголку нижней губы запеклась кровь. Марат выглядел не лучше: хоть лицо не так пострадало, но костяшки рук были стерты, а сам он не мог ни встать, ни разогнуться и не убирал руки с бока.

Я взволнованно перевела взгляд на Кристину и с удовлетворением отметила, что хотя бы с ней все в порядке.

— Так, что здесь произошло, пока я была в отключке? — садясь по-турецки напротив мужчин, я приготовилась слушать.

— Поздоровались, — хрипнул Марат и поморщился от боли. — А потом познакомились с Карателем и его бригадой.

— Мы им не понравились, — рассмеялся Эрик, тут же закашлявшись.

Я недоуменно обвела ребят взглядом, а потом вопросительно посмотрела на Крис. Может, хоть она нормально объяснит мне все?

— Вот и мне ничего конкретного не сказали! — недовольно фыркнула та, устраиваясь рядом со мной. — Явились уже разукрашенные! На пять минут одних оставить нельзя! Теперь непонятно, чем раны залечивать, нашли приключений на свои…

— Мы сунулись туда, куда не следовало, — глухо прорычал Марат. — В западное крыло…

— Но там же ничего нет, — с подозрением прищурилась я. — Только путь к складу на нулевой этаж, куда нам запрещено соваться, и дальше мертвая зона. Нам по прибытии четко обозначили границы территории…

— Мы тоже так думали, — криво ухмыльнулся Эрик. — Решили осмотреться. Дойдя до так называемой мертвой зоны, собирались возвращаться, пока не услышали какие-то звуки. Они и вывели нас к помещению с железной дверью. Узнать, что скрывается за ней, мы уже не успели. Один из дозорных, патрулирующих тот сегмент, заметил нас и тут же сдал Карателю. Ну а дальше… мы знакомились, — мужчина тяжело закашлялся, а я хмуро скользнула по нему взглядом.

Час от часу не легче. Что происходит у Отчаянных? Придется разбираться, но позже…

А сейчас нужно придумать, как подлатать ребят. В голову сразу же пришла мысль о Докторше, однако отношения с ней, мягко говоря, не заладились…

— У них есть врач, — тихо проговорила я, наблюдая, как глаза друзей округляются от шока. — И некое подобие медблока, — на моей фразе Марат нервно кашлянул. — Я попробую договориться, чтобы для вас выделили лекарства, а пока… — достала из кармана джинсов аспирин, отнюдь не любезно выданный мне Докторшей. — Вот все, что есть, — протянула ребятам.

— Это что? — изогнул бровь Эрик. — Уверена, что тебя не отравить хотели? Они все тут какие-то странные. Еще эти заморочки с именами. Будто секта, — дернул плечами.

— Не уверена, — усмехнулась я, вспомнив, каким волчьим взглядом буравила меня Докторша. — Но у вас нет выбора, — подмигнула им.

Крис, молчавшая все это время, вдруг выдала недовольно:

— Меньше надо было нарываться на неприятности! — и скользнула взволнованным взглядом по Марату, который попытался привстать, но поморщился от боли.

Кажется, дело дрянь. Придется все-таки идти на поклон к Докторше…

— Договоримся так. Мы все включаем режим осторожности и не лезем на рожон. Не забываем, что мы здесь чужаки. Не сегодня, так завтра вообще вылететь можем. А податься нам пока некуда. Поэтому действуем аккуратно и потихоньку ищем пути отступления, — внимательно посмотрела на ребят и успокоилась лишь после их согласных кивков.

Но, противореча своим же словам об осторожности, направилась к двери, чтобы немедленно поговорить с Докторшей и любыми способами выудить медпомощь. Если не получится, дойду до Командира. Потому что нельзя потерять еще кого-то из своих…

Полная решимости и боевого духа, нажала на ручку двери, открывая с неприятным скрипом, но с той стороны кто-то вдруг сильно толкнул ее. Быстро сориентировалась и отскочила, чтобы меня не прибило пластиковым полотном.

На пороге появился огромный шкаф, выдающий себя за мужчину, с квадратным и не обезображенным интеллектом лицом. Поправив дубинку на своем поясе, он противным голосом проревел.

— По расписанию ужин. Мне поручено провести вас в столовую, — и отступил в сторону, позволяя нам выйти.

Ничего себе. К нам приставили надзирателя! И за что такая "честь"? За мое поведение или за любопытство ребят?..

— Могут парни остаться здесь? Они плохо себя… — попыталась я договориться со «шкафом», но он мгновенно пресек мою речь, механичным движением положив руку на дубинку.

— Мне поручено провести всех в столовую, — грубо повторил он, выделяя слово «всех». — А это выдать вашей главной, — протянул небольшой фонарик, который я охотно схватила, стараясь не задумываться сейчас о том, чем мне за него придется расплачиваться.

Не дожидаясь особого приглашения (даже не хочется знать, как бы оно выглядело в исполнении этого мужика), Марат и Эрик с трудом поднялись и, покряхтывая, поплелись к выходу. За ними последовала взволнованная Крис.

Нам предстояло преодолеть длинный коридор, и я, честно говоря, понятия не имела, как парни справятся с этой задачей. Однако недооценила их возможности. Эрик двигался достаточно бодро, да еще и поддерживал Марата, который ковылял рядом. Последнему досталось больше всего… Все же мне остро необходимо попасть к Докторше, однако сейчас мы шли в противоположную от «медблока» сторону.

Справа и слева от нас, словно по команде, выстроились в ряд одинаковые пластиковые двери, на некоторых из них я заметила потертые таблички. Мельком прочитала пару надписей, и у меня не осталось сомнений, что раньше в этой части южного крыла располагались рабочие кабинеты, судя по всему, туристического агентства, а также служебные помещения.

Засмотревшись на дверь со значком душевой и тяжело вздохнув, не заметила, как отстала от нашего надзирателя. Очнулась, лишь наткнувшись на идущего позади Марата и наступив ему на ногу, отчего тот недовольно хмыкнул. Да уж, вместо то, чтобы помочь другу, только добавила увечий.

Мгновенно ускорила шаг, догоняя «шкафа».

— Как тебя зовут? — крикнула ему в спину, не надеясь на ответ, но…

— Халк, — не оборачиваясь, рыкнул тот.

У меня даже вопросов не возникло по поводу происхождения его прозвища. Все и так предельно ясно. Толкнула в бок не сдержавшуюся от смеха Крис, отчего та прыснула еще громче. Она плохо контролировала себя, когда нервничала, и сейчас, кажется, была именно в таком состоянии.

Халк повернулся, окинул нас хмурым, слегка придурковатым взглядом, и невозмутимо продолжил путь.

Пройдя просторный холл, где мы с Комом не так давно «играли в гляделки» с Пустыми, мы завернули за угол и оказались перед входом в «столовую», как назвал помещение Халк. Но судя по яркому оформлению, облезшим рисункам на стенах, разноцветным столам и стульям, раньше здесь располагалось детское кафе.

В груди неприятно защемило. Взяв себя в руки, я переступила порог этого жуткого призрака прошлого и бегло осмотрелась вокруг.

В помещении сейчас находилось человек двадцать, причем мужчин заметно больше, чем женщин. Быстро нашла глазами Искру, которая суетилась возле столов с незнакомой мне брюнеткой, и довольно кивнула ей.

Скользнула взглядом по всем присутствующим, ища нужных мне людей. Но Командира здесь не было. Как, впрочем, и Докторши…

Глава 4

Халк указал рукой на один из свободных столов в дальнем углу зала. Так что нам с ребятами предстояло продефилировать мимо всей, за исключением пары членов, группы Отчаянных.

Стоило сделать первые шаги, как шум в помещении стих — и десятки изучающих глаз устремились на нас. Надменно обвела взглядом окружающих людей и, вскинув подбородок, уверенно зашагала к нужному столу. В этот момент вспомнила методику поведения, как со сворой бродячих собак: стоит лишь показать свой страх, как на тебя тут же набросятся и разорвут. Так что спрятала эмоции в самую глубь души и натянула на лицо непроницаемую маску, игнорируя хмыкания мужчин.

Пока мои ребята размещались за столом, я то и дело посматривала на Отчаянных, настороженно сканируя их лица и пытаясь распознать истинные намерения каждого.

В какой-то момент отвлеклась на Искру, которая с удивительной скоростью перемещалась по залу, разнося мужчинам ужин. Тоже мне, султаны-оборванцы, сами не могут взять?

Недовольно выдохнув, возмущенная местными порядками, я все же решила помочь женщине, потому что не могла спокойно смотреть, как она зашивается. Собиралась направиться к Искре, но почувствовала сильную, грубую хватку на своем запястье.

— Куда? — проревел Халк над самым ухом, заставляя меня поежиться.

— Искре помочь хочу, — честно ответила, даже не пытаясь дерзить «шкафу».

— Такого распоряжения не было, — словно робот, отчеканил тот. — Сядь… те, — почему-то исправился и даже добавил, — пожалуйста.

На этой фразе Халка мой инстинкт самосохранения почему-то отключился. Вырвала руку и поспешно, маневрируя между столами, рванула к Искре.

Оглянувшись, с удовлетворением заметила, что «шкаф» так и остался стоять на месте, хмуро и озадаченно смотря мне вслед. Видимо, система в его голове не нашла нужных драйверов и слетела к чертям. Что ж, пока Халк будет находиться в режиме перезагрузки, я как раз успею пообщаться с Искрой.

— Ты что, революцию тут устроить решила? — прошипела мне женщина, как только я к ней приблизилась. — Себя не жалко, так хоть Халка не подставляй, он добрый малый…

Мельком взглянула на «шкафа», который так и остался возле выделенного нам стола, но при этом не сводил с меня узких и крохотных темных глаз, которые смотрелись нелепо на его широком лице. Не найдя в Халке ничего «доброго» и уж тем более «малого», хмыкнула и повернулась к Искре.

— Все в порядке. Кажется, Халк смирился, — пожала плечами.

— Вряд ли, — задумчиво протянула женщина. — Скорее всего, ему приказано вас не трогать, иначе уже бы огрел дубинкой, — неодобряюще покачала головой. — Слишком добр к вам Командир, цени это. Каратель бы не пожалел… — и напряженно посмотрела куда-то за мою спину.

Я оглянулась и вдруг почувствовала, как похолодело все внутри. Прямо на меня был устремлен бесцветный стальной взгляд. Его обладатель вальяжно сидел у противоположной стены, развалившись на стуле и закинув ногу на ногу. Быстро оценив мужчину, отметила, что он был широкоплечим и накачанным, не таким, как Халк, а в меру, но эта его «мера» почему-то пугала сильнее. Дополняла суровый образ идеально-гладкая лысина: кажется, проведешь пальцем — и под ним заскрипит. Невольно передернула плечами и разорвала зрительный контакт, возвращаясь к Искре.

— Тот лысый и есть Каратель? — чуть слышно спросила я, на что женщина испуганно охнула.

— Прикуси язык! — рявкнула она. — И займись делом, раз уж пришла помогать.

Судя по реакции, я попала в точку. Обернулась напоследок, чтобы лучше запомнить мужчину: врага надо знать в лицо! Каратель, заметив мой интерес, криво усмехнулся, обнажив зубы, и в этот момент стал похожим на гиену, готовящуюся разорвать глотку любому, просто ради забавы.

Тряхнула головой, пытаясь прогнать охватившее меня оцепенение, и попыталась переключиться на работу, которую тут же поручила мне Искра. Однако все время меня не покидало ощущение, что за мной следят, и я не сомневалась, кто именно…

— Ты та самая знаменитая новенькая?

Вопрос прозвенел прямо над ухом, заставив меня вздрогнуть и выронить пустую тарелку. И та наверняка упала бы на пол, если бы не выработанная за время апокалипсиса реакция. Подхватив ни в чем не повинную посуду и вернув ее на барную стойку, наконец развернулась на звук.

Передо мной стояла миниатюрная брюнетка, которую я и видела вместе с Искрой. Она устремила на меня свои любопытные синие глаза и, ни капли не стесняясь, просканировала с головы до ног.

— Меня здесь называют Звонок, — протянула мне свою руку, приветствуя.

— Надеюсь, не в честь японского фильма ужасов о девочке из колодца, — хохотнула я, аккуратно пожимая ее хрупкую кисть.

— Что? — непонимающе округлила рот, но, поразмыслив секунду, заразительно рассмеялась, обращая на себя внимание окружающих. — А ты еще и юморная. Думаю, мы подружимся. Как зовут? — выжидающе уставилась на меня.

— Аня, — машинально бросила я, тайком поглядывая в сторону входа.

— А, ну это временно, — со знанием дела протянула Звонок. — И тебя переименуют, просто пока не раскусили, что ты за фрукт, — подмигнула задорно, но почему-то мне стало не по себе от ее слов. — Меня, например, Звонком прозвали за громкий голос и звучный смех, — и захихикала, будто пытаясь продемонстрировать все свои таланты. — Я здесь тоже недавно, чуть больше недели…

— А раньше где была? — с интересом посмотрела на брюнетку, чуть прищурив глаза.

— На третьем, в торговой зоне, — Звонок понуро опустила плечи, притихнув, но несложно было догадаться, что случилось.

Торговая зона — не лучшее место для того, чтобы скрыться: широкие коридоры, автоматические раздвижные двери, открытые лестничные пролеты и огромная территория, усыпанная бутиками. Спрятаться практически нереально, похоже, у друзей брюнетки это и не вышло…

— Извини, — успокаивающе погладила Звонок по плечу. — А мы в кинотеатре скрывались, — решила перевести тему, но тут же сама пожалела об этом, потому что сердце больно сжалось.

— Знаю, — кивнула девушка. — Мы многое о вас знаем. Еще вчера, сразу после вашего прибытия и допроса все обсудили, — продолжала тарахтеть, пока я пребывала в легком шоке. — Вас четверо всего осталось, а мы вот только с Халком из торговой зоны выбрались, вдвоем, — махнула головой в сторону "шкафа". — Что случилось с остальными, даже не знаю, — тяжело вздохнула. — Ну, хоть покровителя мне искать не пришлось, Халк им стал, — смущенно закусила губу.

— Кого? Покровителя? — недоуменно свела брови я, краем глаза замечая, как хмурится до сих пор молчавшая Искра…

Глава 5

— Тут так принято, — невозмутимо повела плечами Звонок. — Так как женщины сами не могут за себя постоять и не участвуют в вылазках, то на всеобщем собрании было решено закрепить за каждой покровителя, — информация потоком лилась из уст девушки, несмотря на то, что Искра то и дело недовольно шикала. — Так вот, у меня есть Халк.

Мне показалось или Звонок с какой-то необъяснимой теплотой назвала его прозвище? Не может же она и этот «шкаф»?..

— И чем же расплачиваются женщины? — ядовито выплюнула я, буквально закипая от всего услышанного.

— Ты что! — ахнула Звонок, хватаясь за сердце. — Ты на что намекаешь? Командир никогда не допустит ничего подобного, — отчитала меня, игнорируя нервный кашель Искры, а потом добавила, слегка покраснев. — Разве что по обоюдному согласию, — и бросила быстрый взгляд на Халка.

Нет-нет, мне этого знать вовсе не обязательно!

Поморщилась от накатившего отвращения, но, взяв себя в руки и мысленно напомнив себе, что это не мое дело, продолжила выуживать информацию из чересчур болтливой брюнетки.

— У нас сейчас все женщины определены, кроме вас, новеньких, и Докторши. Но она неприкасаемая, — Звонок многозначительно подняла палец вверх.

— Почему это? — изогнула удивленно бровь.

— Ты что, она же лечит! Это дорогого стоит! — объяснила девушка. — За это ей и так все необходимое из вылазок принесут. И никто не посмеет пальцем ее тронуть. Но если Докторша захочет, то, конечно, может тоже покровителя себе выбрать, но она пока держится особняком, — хмыкнула Звонок, а я заметила нотки непонимания в его тоне.

Повернулась к Искре и испугалась ее вида. Она была напряженной и черной, как грозовое небо. Что ее так разозлило? Или расстроило?

— А кто твой покровитель, Искра? — вопрос вырвался прежде, чем я смогла его как следует обдумать.

Что же поделать, профессиональная привычка — на ходу забрасывать человека вопросами, чтобы было потом, из чего выбрать куски для итогового интервью… Прошлая жизнь все никак не хочет меня отпускать.

— Искра? — тронула женщину за руку, так и не дождавшись ее ответа.

Но женщина не отреагировала. Она будто погрузилась в какие-то нелегкие мысли, отгородившись невидимой стеной от меня и от всего мира. Однако я не собиралась отступать, твердо намереваясь выяснить, в чем причина такой внезапной смены настроения Искры.

Набрав полные легкие воздуха, собралась задать ей очередной вопрос, как из зала донесся неприятный мужской голос:

— Лапоньки, ужинать будем сегодня? Нам скоро в дозор заступать, — приторно протянул он.

Скривилась от его слов, и даже одуматься не успела, как Искра сунула мне в руки поднос, заставленный тарелками с едой, а потом подтолкнула меня к столу, где сидел этот «мастер оригинальных обращений».

Смерила прищуренным взглядом щуплого, потрепанного мужчину и, вздохнув, поплелась к нему. Ничего, сейчас мне нужно осмотреться здесь и все выяснить. Поэтому потерплю их порядки….

Стол как назло оказался в том же секторе, где сидел и Каратель. От этого тревога только усилилась, и с эмоциями справляться стало сложно.

Подошла к столику таким образом, чтобы не поворачиваться спиной к Карателю, а держать его в поле зрения, на всякий случай. Мы находились на достаточном расстоянии друг от друга, но почему-то в безопасности я себя не чувствовала.

Шустро выгрузила тарелки с подноса и собиралась вернуться к Искре, но мельком заметила Докторшу, медленно вплывающую в зал. Не успев даже сообразить, что и как буду ей говорить, рванула навстречу, но…

Худые, но цепкие пальцы впились в мое запястье, после чего чья-то холодная ладонь, скользнув по моему бедру вверх, легла на талию.

— Спасибо, лапочка. Я Кощей, давай знакомиться? — мерзко прошелестел мужской голос, и в следующее мгновение меня развернули и притянули к себе, пытаясь усадить на колени.

Серьезно? Интересные порядки, да только не понял этот «властный самец», с кем связался. Что ж, Кощей, проверим, в каком яйце твоя смерть.

Прокрутилась хоть и в мужской, но недостаточно крепкой хватке, оказавшись лицом к лицу с мужчиной. Перехватила его руку, заламывая пальцы, и резко уперлась коленом ему между ног. Грозно нависнув над Кощеем, прошипела с ненавистью:

— Еще раз тронешь — убью!

И будто в подтверждение своих слов сильнее выкрутила его пальцы, до противного хруста, и вдавила колено до упора, заставил мужчину жалобно заскулить.

Боковым зрением заметила, как в дальнем углу зала из-за стола встал Эрик, порываясь прийти мне на помощь, но его остановил Халк. В этот же миг недалеко от меня поднялся Каратель, напряженно сложив руки в карманы потертых джинсов. Его мотивов я знать не могла, да и не хотела.

Остальные просто молча наблюдали за развернувшимся перед их глазами шоу, с интересом дожидаясь, чем все закончится. Спасибо, хоть ставки не начали делать…

— Новенькая, ко мне! — прогремел на весь зал уже знакомый мне голос, и я обреченно закатила глаза.

Как не вовремя! Осмотрелась, называется, изучила обстановку, не вызвав лишних подозрений!..

Медленно повернула голову на звук и споткнулась о суровый взгляд Командира. Мужчина стоял посередине зала, скалой возвышаясь над всеми присутствующими, и испепелял меня темными от злости глазами.

Незамедлительно кивнула ему, подсознательно опасаясь, ведь в случае чего под удар попадут все мои друзья. А мне еще по поводу лекарств с Комом договариваться.

Черт! И откуда вообще этот Кощей взялся на мою голову, точнее, на тело…

Яростно посмотрела на попискивающего подо мной мужчину, как на причину всех бед, но все же чуть ослабила колено, отчего тот хрипло выдохнул.

— И остальных девчонок приемам самообороны научу, так что берегись! — ехидно шепнула Кощею, наклонившись к его уху.

Тот обреченно, но при этом злобно взглянул на меня, и я поняла без слов: эта мерзость будет мстить. Причем явно исподтишка, потому что побоится выступить в открытую. Плюс один враг здесь. Да это же просто джек пот сегодня!

— Я не привык повторять дважды, — прорычал Ком, заставив меня вздрогнуть и отпрянуть от Кощея, а после развернулся, жестом приказывая мне следовать за ним.

Быстрыми шагами направилась к Командиру, ловко огибая столы и стулья. Но не рассчитала своей скорости: когда мужчина вдруг резко остановился возле моих ребят, я влетела в его каменную спину, не успев притормозить.

Ком оглянулся недовольно, будто я была надоедливой мошкой, но, не проронив ни слова, подозвал к себе Халка. Что-то тихо проговорил ему и, дождавшись кивка, направился к выходу.

Халк замер на месте, как часовой на своем посту, а я неуверенно скользнула взглядом по ребятам. Оставлять их на растерзание толпы ох как не хотелось!

— Идем, — властно бросил Командир, даже не обернувшись, а будто подсознательно чувствуя, что я могу не послушаться. — За мной, новенькая!

А говорил, что не повторяет приказы…

Глава 6

Кабинет Командира был расположен через стенку от медблока. Интересно, а где ночует Докторша? У нее же должны быть особые условия… Вряд ли в самом медблоке, не слишком там удобно, да и диван твердый, я на себе это испытала. Наверняка «Ветеринарше» выделили отдельное помещение или…

Украдкой покосилась на Командира…

Впрочем, не мое дело…

Окинула взглядом кабинет, который выглядел зловеще в туском свете фонаря (не свечи же главарю группы жечь). Офисный шкаф цвета темного дуба, но, судя по покосившимся и рассохшимся створкам, сделанный из дешевых дсп, был загружен личными вещами. Рядом — стол из такого же невзрачного материала и массивное кресло, покрытое кожзамом, изрядно потрепанным. В противоположной стороне от рабочей зоны располагалась спальная, судя по матрасу, прислоненному к стене.

В углу заметила большой напольный глобус. Приблизившись к нему, крутанула и ткнула пальцем наугад. Прищурившись, рассмотрела координаты — Австрия. Интересно, как там обстоят дела с Пустыми? Надеюсь, эта зараза все же не успела забраться так далеко.

Все время, пока я изучала обстановку, Командир молчал, сканируя меня взглядом. Я чувствовала это каждой клеточкой тела, отчего становилось не по себе.

Мельком посмотрев на стену, заметила карту, что только укрепило мою первоначальную догадку.

— Раньше здесь было туристическое агентство, — скорее не спросила, а сказала я утвердительно.

Командир не удостоил меня ответом, вместо этого закрыл дверь на защелку и приблизился ко мне. Я не знала, чего можно ожидать от этого мужчины, поэтому мгновенно напряглась и импульсивно сжала кулаки.

— На первый взгляд, неглупая, — протянул он пренебрежительно, при этом обволакивая взглядом, — а ведешь себя, словно у тебя девять жизней… — сделал шаг навстречу, заставляя меня попятиться и уткнуться бедром в глобус. — В группе Отчаянных есть правила, и они обязательны к исполнению для всех без исключения…

— Например, по поводу покровительства? — дерзко вздернула подбородок.

— Я догадываюсь, к чему ты ведешь, — хищно улыбнулся Командир и оценивающе скользнул по мне взглядом. — Но извини, не нуждаюсь… — после его фразы я возмущенно фыркнула. — И ничьим покровителем становиться не планирую. Однако если сильно попросишь, думаю, мы сможем договориться, — наклонил голову набок и слегка подмигнул мне.

Я отскочила как можно дальше от мужчины и, сложив руки на груди, начала нервно мерить шагами пол.

— Нет, извини, не нуждаюсь, — продублировала его же фразу и продолжила строго. — Чтобы соблюдать правила, я должна хотя бы знать их, а не получать урывками! — отчеканила я, все сильнее раздражаясь под насмешливым взглядом мужчины. — Что еще, кроме покровительства? Какие обязанности будут возложены на нас, пока мы здесь? Сможем ли мы участвовать в вылазках? Или хотя бы спокойно передвигаться по зданию, не боясь быть избитыми твоими людьми? — намекнула я на ситуацию с Эриком и Маратом, а Командир заметно нахмурился. — Расскажете ли вы нам то, что знаете о Пустых? И откуда у вас оружие военных, в конце концов? — не выдержала я, повышая голос.

— Полегче, журналистка, — рыкнул Командир, а я недоуменно уставилась на него. — Вопросы здесь задаю я!

— Как ты меня назвал? — попыталась придать своему голосу невозмутимость, но получилось неправдоподобно…

***

В новом мире о моей прошлой профессии знал только Марат. Я быстро учусь на своих ошибках. И еще полгода назад четко усвоила: никому никогда не говори, что ты журналист, чтобы эта информация потом ненароком не всплыла при встрече с военными. Ведь им есть, что скрывать от общественности…

Мы до сих пор не знаем масштабов распространения «вируса Пустых». И шансы, что он будет побежден и мы сможем вернуться к обычной жизни, велики. А осведомленную журналистку, видевшую все изнутри, вряд ли власти примут с распростертыми объятиями. Проще заткнуть мне рот навсегда…

Оба наших «контакта» с военными закончились плохо. После первого, когда мы искали воронку в лесу, Марат лишился карт памяти и с трудом восстановил поврежденную аппаратуру. Второй репортаж и вовсе стал для нас роковым.

Тогда мы опять оказались в Самарской области. Наученные горьким опытом, действовали уже не в открытую, а тайком проникли на место так называемого «взрыва» и стали свидетелями «зачистки местности». Перед глазами предстала уже знакомая мне картина: очередная воронка с бурлящей субстанцией. Версия с метеоритом мгновенно потеряла свою актуальность: вряд ли он падает дважды в одно и то же место…

Игнорируя удивленный шепот Марата, я перехватила у него мини-камеру и включила запись. Кадры должны были получиться сенсационные. Военные в химзащитных костюмах и перчатках собирали субстанцию в специальные герметичные контейнеры. В голове сразу же мелькнула мысль о радиации, а память коварно подкинула яркие эпизоды о том, как я сама касалась этой жидкости…

К сожалению, остаться незамеченными не удалось. Импровизированное «убежище» из кустов и деревьев, откуда мы вели съемку, быстро было рассекречено… Узнав, что мы журналисты, один из военных незамедлительно взял нас на прицел и сопроводил к дороге, где ожидал уазик цвета хаки…

Опустив оружие, камуфляжный порылся в кармане, нащупывая ключи. Потом открыл перед нами дверь, взглядом приказывая сесть в машину. Требовать каких-то объяснений было бы глупо и опрометчиво, это только усугубило бы наше и без того незавидное положение.

Вздохнув, приблизилась к уазику, собираясь залезть внутрь, но услышала какой-то сдавленный шум за спиной. Обернувшись, не сразу поняла, что происходит.

Военный замер на месте, неестественно запрокинув голову назад. Его слегла потряхивало, как будто от удара током. Прищурившись, заметила, что из-за плеча мужчины выглядывает чья-то темная макушка. Сделав пару шагов в сторону, смогла рассмотреть очертания невысокой девушки. Она зачем-то уложила ладонь на затылок военного, касаясь оголенного участка шеи. И этого, на первый взгляд, безобидного действия хватило, чтобы полностью обездвижить мощного мужчину.

Более того, в какой-то момент мне показалось, что загадочная девушка будто выкачивает из него силы, заставляя медленно оседать вниз. Разве это возможно?

Не дожидаясь, каким станет исход опасной и непонятной ситуации, я стремительно вырвала ключи из расслабленных рук военного и, окликнув Марата, заняла водительское сидение уазика, тут же запуская двигатель. Благо, видеооператор тоже среагировал молниеносно и устроился рядом со мной.

Со звериным ревом уазик тронулся с места, после чего я смогла облегченно выдохнуть. Мельком взглянула в зеркало заднего вида и осознала, что секунда промедления могла стоить нам жизни. Военный уже лежал на земле, а девушка всем корпусом развернулась в нашу сторону, но почему-то в данный момент не двигалась.

Рассмотреть черты ее лица почему-то было невозможно, так что свидетельские показания я вряд ли смогла бы дать, в случае необходимости…

Вдавила педаль газа в пол, надеясь убраться подальше от всего этого ужаса. Однако совсем скоро ужас все равно настиг нас…

Глава 7

Тяжелые воспоминания, которые пробудило ничем не примечательное обращение «журналистка», заставили меня вздрогнуть.

— Как ты назвал меня? — повторила я, разделяя слова и не сводя глаз с Командира.

У меня не было ни единой причины доверять этому незнакомому мужчине. Я не знала, кто он, откуда и как появился здесь. Даже его настоящее имя оставалось загадкой. Вопросов было больше чем ответов, а значит, лучше затаиться на всякий случай.

Рвано выдохнув, скользнула изучающим взглядом по Командиру, ожидая приговора. Однако мужчина лишь с прищуром посмотрел на меня и вальяжно устроился в потрепанном кожаном кресле.

— Журналистка, — повторил он после паузы. — Тебе подходит. Потому что лезешь, куда не просят, и вынюхиваешь все, — надменно приподнял бровь и усмехнулся. — Так что здесь тебя будут называть именно так, привыкай.

— Меня зовут Анна, — процедила я, опираясь руками о край стола.

— Забудь, Журналистка, здесь нет имен, — хмыкнул Командир, поднимаясь с места и упираясь кулаками в лакированную поверхность и приближаясь ко мне практически лицом к лицу. — Или ты соблюдаешь правила, или отправляешься вместе со своими друзьями на нулевой этаж…

Мне было тяжело выдерживать его грозный взгляд, казалось бы, устремленный прямо в душу и разрывающий ее изнутри, но сдаться я не могла.

— Почему на нулевой? — с подозрением свела брови. — Что там?

Командир поменялся в лице и отклонился назад. Расслабленно выдохнула, мысленно радуясь своей маленькой победе, правда, не понимая, что послужило ее причиной.

— Кхм, ничего, — откашлялся мужчина. — На нулевой, потому что через главный выход мы вас не выпустим. Там опасно: в холле слишком много Пустых, и они могут прорваться к нам. Мы в принципе редко открываем те двери…

— А для нас вчера, значит, сделали исключение? — пораженно проговорила я, чувствуя, что Ком явно что-то недоговаривает.

— Вы слишком громко орали, — равнодушно бросил он. — Собрали бы Пустых со всей округи.

— Так ты же сам говорил, что Пустые нас только чувствуют, — поймала его. — Значит, крики их бы не привлекли, так?

— Не совсем, — снизошел до объяснений Ком, возвращаясь в кресло и жестом указывая мне присесть напротив. — Пустые чувствуют нашу, как бы выразиться точнее… энергетику, — провел рукой по щетине на своем подбородке. — И ваш страх вполне мог бы их привлечь…

— Откуда ты столько знаешь о них? — ахнула я, опускаясь на стул.

— Это общеизвестные факты, — отмахнулся он.

— Я так раньше писала, когда не имела права раскрывать источник, — задумчиво протянула я, проводя параллель со своей профессией, а Командир тут же зацепился за эту фразу.

— Где писала? — уложил локти на стол и, подавшись ближе ко мне, ехидно усмехнулся.

Черт! Это было глупо с моей стороны!

— В соцсетях, друзьям, в мирное время, — пожала плечами и нарочито невинно хлопнула ресничками. — Так что там по Пустым? — вернула тему в первоначальное русло. — Почему они замирают, когда на них смотришь? И откуда ты это знаешь? Тоже общеизвестно?

— Случайно обратили внимание, находясь в дозоре, — отрезал Ком, и я поняла, что на сегодня откровения закончились.

Глава 8

— В общем, так. Завтра тебе и твоим людям озвучат ваши новые обязанности. Первое время мы не доверим вам ничего ответственного, скорее всего, девчонок бросим на кухню, а парней — тяжести носить…

Я возмущенно откашлялась, исподлобья смотря на Командира.

— Какая кухня? Мы можем приносить реальную пользу, помогать вам в дозоре…

— Я видел тебя в деле, еле откачали. Помощница, — пробасил мужчина, раздражая меня еще сильнее.

Собрав последние остатки своего терпения, я незаметно сжала кулаки под столом, впиваясь ногтями в кожу, и вынудила себя успокоиться. Сейчас у меня была одна миссия, и для ее выполнения я должна была подружиться с Комом, а не ругаться.

— Парням нужна медицинская помощь, им сильно досталось от твоих людей, — пыталась говорить спокойно, но под конец непроизвольно повысила голос.

— У нас ничего не выделяется просто так, одно из правил группы, — отчеканил мужчина, побарабанив пальцами по поверхности стола. — Придется заработать. А раз уж твои бойцы не в форме, то отдуваться тебе…

— И как же? — процедила злостно, испепеляя Кома взглядом.

— Не так просто, — раскатисто засмеялся он, все больше выводя меня из равновесия. — У меня такое впечатление, что ты все время усиленно предлагаешь мне себя, но поверь, это здесь ценится не дороже… кхм… стакана сока, — откашлялся мужчина, а я до боли закусила губу, пытаясь унять свой гнев и не наговорить лишнего. — Работать придется и рисковать жизнью…

— Я готова, — охотно откликнулась я, вызвав снисходительную ухмылку Командира. — Я согласна на любое задание, только… Лекарства мне нужны авансом, — мужчина отрицательно покачал головой, а я вспыхнула. — Тогда могли бы сразу моих ребят убить, это равносильно тому, что сейчас вы оставляете их без помощи!

— Послушай, Журналистка, ты не имеешь права требовать, так что прикуси язык, — взревел Командир, резко поднялся со своего места и, обогнув стол, навис надо мной.

Поспешила встать, чтобы не пришлось смотреть на него снизу вверх, словно затравленная жертва на хищника. Оказавшись с Командиром лицом к лицу, тут же пожалела о своем решении, но назад пути не было. Нельзя показывать свою слабость.

— Не зови меня так, я Анна, — выплюнула ядовито.

— Я буду называть тебя так, как захочу, Журналистка, — чуть ли не по слогам произнес он, намеренно дразня меня.

— Как скажешь, Ком, — повела плечами и ухмыльнулась.

— Что? — рыкнул прямо мне в лицо. — Твои девять жизней не бесконечны, — обхватил пальцами мой подбородок, больно сжимая, — не вздумай играть со мной!

Внезапно до наших ушей донесся истошный женский крик, приглушенный стенами, но достаточно отчетливый, чтобы его проигнорировать. Как по команде, уставились на закрытую дверь, мгновенно забывая о нашей перепалке.

Ком нащупал рацию на поясе, с которой, наверно, не расставался даже во сне, и зажал кнопку.

«Что там?» — отрывисто рявкнул мужчина.

«Вторжение, со стороны пустыря. Готовим сеть» — прозвучало сквозь шум и треск.

«Убрать всех гражданских. Сейчас буду» — отчеканил Ком, покосившись на меня.

«Так точно! — с готовностью отозвался голос на той стороне линии, но тут же добавил. — Командир, там новенький».

В груди болезненно сжалось. Я испуганно посмотрела на Кома, а тот стиснул зубы, нахмурившись.

— Оставайся здесь. В моем кабинете ты будешь в безопасности, — приказал он, а сам направился к двери.

Но когда меня останавливали чьи-то приказы?..

Глава 9

Командир шел быстро, освещая путь фонарем, широкими шагами преодолевал длинный коридор. Я едва успевала за мужчиной, чуть ли не срываясь на бег.

И только приблизившись к холлу, он внезапно остановился. Не поворачиваясь ко мне, злостно процедил:

— Ты когда-нибудь слушаешь, что тебе говорят?

— Извини, Ком… Командир, — решила не перечить ему сейчас, ведь в экстренной ситуации нам лучше быть по одну сторону баррикад. — Там же кто-то из моих, ведь так? Я должна помочь…

— Поздно, — хрипнул он, все еще смотря перед собой, но из-за его широкой спины я никак не могла увидеть, куда именно.

Рискнула приблизиться вплотную, но в тот же миг Командир, не оглядываясь, схватил меня за локоть и притянул к себе. В следующую секунду я оказалась прижата спиной к его мощной груди, а тяжелая, грубая мужская рука легла на мой живот.

— Мы прикроем, работайте, — властным, приказным тоном крикнул Командир в холл, а потом шепнул мне на ухо. — Поиграем в гляделки, Журналистка?

Я наконец-то смогла рассмотреть, что происходит в холле, и у меня перехватило дыхание от представшей картины. Вечерний мрак прорезали лучи света от фонарей, направленных в сторону балкона. Там, у стеклянной двери стояла… Ира. Она вместе с нами скрывалась в кинотеатре… до вчерашнего дня. Я узнала ее сразу: светлые волосы, аристократичные черты лица, точеная фигурка. Вот только не хватало доброй улыбки. Ира всегда была милой, отзывчивой девушкой, готовой прийти на помощь. Ключевое слово «была»…

И я бы радостно бросилась к ней, если бы не одно но… Она не двигалась, застыв статуей, пока мы с Комом на нее смотрели.

— Поиграем, — обреченно кивнула мужчине, пытаясь игнорировать горькую боль в груди.

Сейчас нельзя было давать волю эмоциям, оплакивать Иру буду позже, когда мы решим проблему. Иного исхода я не видела, ведь став Пустым, уже не вернуться обратно — мы четко уяснили это за месяцы, проведенные в этой проклятой области.

— Сейчас, — рявкнул Ком и, скользнув ладонью по моему животу, обхватил сильнее, впиваясь пальцами в талию.

Напрягла глаза, держа на мушке Иру… Нет, это уже не она… Я внимательнее всмотрелась в ее лицо, бледное и поблескивающее в свете фонарей, особенно отметив бескровные губы и стеклянные глаза. Интересно, внутри этой оболочки оставалось хоть что-то от прежней Иры?

Запретила себе думать об этом и выдохнула с облегчением, когда Командир ослабил хватку, давая условный сигнал и позволяя мне прикрыть глаза.

Услышала шум и возню, а когда мне было «приказано» смотреть, стала наблюдать, как люди Командира с оружием наперевес окружают Иру, точнее, то, что от нее осталось.

Я не хотела смотреть, как ее рассеют, но выбора не было: подвести Командира и его людей я не могла. Сейчас нужно было думать о живых, а не о Пустых…

Ребята, заняв позиции, начали готовить оружие. Щелкнув затвором, некоторое время выжидали, словно давая ему подзарядиться. И когда они собрались выпустить пучки света, Командир подал мне знак о «смене караула», и я мысленно поблагодарила его за это.

Зажмурившись, услышала глухой звук выстрелов и противный писк, переходящий в низкочастотный гул. Когда я открыла глаза, Иры уже не было, только облако светящейся пыли напоминало о поверженном враге.

Почувствовала, как глаза наполняются слезами. Теперь, когда мы в безопасности, я могла позволить себе эту слабость.

— А с этим что? — один из Отчаянных направил фонарь в дальний угол холла.

Сквозь пелену слез посмотрела туда, куда светил луч, и невольно охнула. На полу, свернувшись клубком и дрожа всем телом, лежал Эрик. Именно его имел ввиду голос по рации, говоря «там новенький». Хотела подойти к другу, но Командир вдруг схватил меня за запястье.

— Его уже не спасти, Журналистка, — эти слова словно обухом ударили меня по голове.

Тем временем Эрик медленно встал и поднял руки, покорно сдаваясь вооруженным людям. Заметила на его ладони светящийся след, что был хорошо виден в темноте.

— Метка Пустых, — будто проследив за моим взглядом, заявил Командир. — Его обращение — вопрос времени.

Страшная фраза прозвучала как приговор. Мужчина тут же кивнул своим людям, и те мастерски скрутили Эрика, не давая ему ни единого шанса высвободиться. Заметила на руках Отчаянных резиновые перчатки, которые поднимались до самого предплечья. Дождавшись одобрения главаря группы, ребята вывели Эрика из холла.

— Что вы с ним сделаете? — проводив взглядом друга, повернулась к Командиру, всматриваясь в его суровое и напряженное лицо.

— По правилам, мы должны изгнать его, — невозмутимо выдал тот, а я испуганно отшатнулась.

Глава 10

— Изгнать? Одного? — я ни на секунду не отводила глаз от Командира, словно передо мной был Пустой, которого нужно сдерживать. — Это же верная смерть!

— Он и так уже не жилец, — процедил мужчина. — Ему не помочь, вопрос времени…

— Но он же адекватно себя ведет, все понимает. Он не Пустой! — настаивала я, но мои слова разбивались о каменную глыбу.

Командир и бровью не повел, всем своим видом показывая, что приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Однако и я не готова была отступить. По поводу Иры и ее обреченности у меня не было сомнений, но за Эрика я собиралась побороться. Если есть хоть один шанс его спасти, я намерена им воспользоваться!

Набрав полные легкие воздуха, рискнула продолжить разговор с Комом, но меня прервал грубый голос, раздавшийся за спиной.

— Мы можем понаблюдать за ним некоторое время, — из сумрака вышел Каратель, задумчиво крутя в руках выключенный фонарь: видимо, экономил батарейки.

Честно говоря, в суматохе я даже не заметила, что он вообще был здесь. Впрочем, это логично — глава дозора, как-никак.

— Командир, что если закрыть новенького там, где… — предложил Каратель, но Ком резко поднял руку и бросил на него тяжелый взгляд исподлобья, таким образом приказывая замолчать.

— Бессмысленно, — отрезал Командир, и у меня перехватило дыхание от его тона.

— Двойные стандарты, — протянул Каратель, удивляя меня своей смелостью.

Вот так легко выступить против главы группы глазом не моргнув? Или он знает что-то, о чем Командир не хотел бы распространяться? В любом случае, манера их общения показалась мне странной…

Ком стиснул зубы, нервно играя желваками. Потом сплюнул на пол и яростно произнес:

— Под твою ответственность? — на что тот слабо кивнул. — Я подумаю.

Не удержавшись, с благодарностью посмотрела на Карателя, а он как-то противно подмигнул мне, вынуждая отвернуться. Наши переглядывания не укрылись от внимания Командира, разозлив его еще сильнее.

— Сопроводи Журналистку в ее комнату, — строго приказал он.

— Журналистка, — медленно повторил Каратель. — А что, мне нравится. И ей подходит…

— Держи при себе свою оценку. И не только ее… — неожиданно рыкнул Командир. — Приставь к новеньким Халка. Пусть проследит, чтоб сидели в своей комнате. Никого не впускать, никого не выпускать, пока я не прикажу обратное. А то от них одни неприятности, — добавил ядовито, при этом испепеляя меня черным взглядом.

От его внезапной перемены настроения у меня по спине пробежал холодок. Шумно выдохнула, когда Ком наконец развернулся и зашагал по коридору.

Комната, выделенная нам, находилась в том же направлении, но я не спешила идти следом. Стоял на месте и Каратель, с прищуром изучая меня, отчего я напряглась всем телом.

— Что здесь случилось? — первой разорвала повисшее молчание, хоть и не надеялась, что смогу добиться правды.

— Вторжение со стороны пустыря, — отчеканил Каратель, будто рапортовал в армии. — Новенький оттолкнул дозорного и сам рванул к Пустой, — добавил хмуро. — Он пытался помочь ей войти внутрь, взяв за руку. Так и получил метку…

— Она из нашей группы, мы были близки, — шепнула я в оправдание Эрика и обхватила себя руками. — Спасибо.

— Даже если новенький не станет Пустым, его ждет наказание за то, что он подверг опасности всю группу, — сообщил мужчина и провел ладонью по своей лысине.

— Все равно спасибо, — повторила я, и в глубине души зародилось сомнение: а может, не так уж страшен и жесток этот Каратель. Но он одним махом обрубил мои надежды.

— Ты думаешь, я обойдусь одним «спасибо»? — приподнял уголки губ в кривой улыбке, заставив меня вздрогнуть.

Каратель сделал пару шагов по направлению ко мне, заставив упереться спиной в холодную стену, и усмехнулся, когда я лихорадочно вздохнула.

— Говори уже прямо, что тебе нужно? — собравшись с силами, ровно произнесла я.

— Мне нужно? — рассмеялся в ответ, гулко и немного зловеще. — Нет, девочка, это тебе нужно, — протянул довольно, а я недоуменно свела брови. — Тебе нужно покровительство сильного и влиятельного члена группы, и я могу тебе это обеспечить.

Судорожно сглотнула внезапно подкативший к горлу ком и попыталась взять себя в руки. Я слишком плохо знала этого мужчину и не могла предугадать, что можно ожидать от него. Если я сейчас взбрыкну, это может стоить жизни Эрику. Если соглашусь, то… Я ведь вообще не понимаю, на что подписываюсь.

— Разве у такого влиятельного члена группы нет женщины? — аккуратно спросила я, просто пытаясь отвлечь его и выиграть время, чтобы продумать план моих дальнейших действий.

Каратель задумался, будто вспоминая что-то, а потом криво ухмыльнулся и выдохнул:

— Может, тебя ждал, — и захохотал, заметив, как я вздрогнула. — В общем, как знаешь, — бросил небрежно. — Мое дело — предложить. А твое, — сделал многозначительную паузу, — хорошенько подумать. Со мной лучше подружиться, чем враждовать.

— Я подумаю, — только и смогла вымолвить я, теряясь под его тяжелым взглядом.

— Умница, Журналистка, — пренебрежительно похвалил, как школьницу. — А теперь за мной, — и зашагал по коридору.

Возле нашей комнаты уже поджидал Халк. Вытянувшись по стойке смирно, кивнул Карателю, после чего принял меня «из рук в руки», как и приказывал Ком, и впустил внутрь, закрывая за мной кабинет на ключ. Интересно, этот шкаф так и простоит всю ночь под нашей дверью? Совсем Командир своих людей не жалеет…

Оказавшись в комнате, сразу же почувствовала на себе вопросительные взгляды ребят. В темноте я не могла четко видеть выражения их лиц, но несложно было догадаться, что они были взволнованы. А мне, к сожалению, нечем было их успокоить.

В общих чертах обрисовала то, что случилось в холле, и умолкла, тяжело вздохнув.

— Думаешь, Каратель сможет спасти Эрика? — тихо пролепетала Крис, обдумав услышанное. — А если и сможет, то ты…

— Я не знаю, правда, — неопределенно повела плечами, хотя моего жеста все равно никто не видел. — В любом случае, нужно как-то вызволять Эрика с нулевого этажа. Иначе его просто вышвырнут отсюда, на корм Пустым, — обреченно проговорила я, садясь на один из матрасов, разложенных прямо на полу.

— Кажется, я догадываюсь, где вход на нулевой этаж, — внезапно заявил Марат. — Там нас как раз и избили, — покряхтел, видимо, пытаясь привстать. — Ань, через Карателя ты могла бы узнать, что к чему, добыть ключи, — неожиданно предложил он, а я шикнула предостерегающе, ведь за дверью все еще находился Халк. — Мы должны забрать Эрика — и драпать отсюда куда подальше…

Часть третья 

Глава 1

Два дня назад. Пятый этаж

Анна

— Вы не пытались связаться с другими людьми в здании? Если бы нам всем получилось объединиться… — негромко обратилась я к Эрику, который стоял рядом со мной и всматривался вдаль.

Мы находились на крыше бывшего торгово-развлекательного центра. Это была огромная бетонная площадка, которая легко бы поместила небольшой вертолет.

Сюда выходили всего два люка. Один из них выжившие обнаружили в фойе кинотеатра, а второй увидели только здесь, наверху — и вел он в южное крыло здания, однако был наглухо закрыт изнутри.

До сих пор так и не решились его взломать, боясь поднимать лишний шум и привлекать Пустых. К тому же, было неизвестно, какая обстановка в южном крыле. Решили пока не рисковать…

Впрочем, Эрик в принципе был чересчур осторожным и несмелым. Именно поэтому он с радостью передал мне бразды правления в группе, едва мы с Маратом прибыли сюда. Сам же предпочитал покорно ждать, когда прилетит вдруг волшебник в правительственном вертолете — и всех спасет.

А миссия выживших, по мнению Эрика, сводилась к тому, чтобы это «чудо» не пропустить. Поэтому он организовал дежурство на крыше.

Изо дня в день наши люди по очереди выбирались сюда и наблюдали, что происходит вокруг. В близлежащем к нашему кинотеатру сувенирном магазине даже нашли балоны с краской — и теперь на бетонной площадке красовались разноцветные буквы SOS.

Вот уже на протяжении почти полугода Эрик не терял надежды на прибытие военных. Но я бы скорее сделала ставку на инопланетян, чем поверила, что правительство отправит поисковую группу прямо вглубь очага Пустых.

И ради чего? Чтобы вытащить отсюда пару выживших? Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Кажется, так и решили наши власти.

Но Эрик был одержим навязчивой мыслью. Впрочем, это и к лучшему: без веры в «светлое будущее» он давно бы сломался.

Задумавшись, я посмотрела вниз. С высоты пятого этажа казалось, что некогда шумный, оживленный город сейчас спал, окутанный вечерними сумерками. Улицы выглядели мирно и спокойно. Но это была всего лишь иллюзия…

— Покидать кинотеатр рискованно, — завел старую пластинку Эрик, не глядя на меня. — Если и остались выжившие, то они наверняка забаррикадировались, как и мы, в локальных помещениях. И так же отрезаны от остальных. Все открытые площадки, холлы и лестничные пролеты принадлежат Пустым. И даже если мы сможем каким-то чудом пройти мимо них, что вряд ли, то мы не знаем, где именно искать остальных.

— А как же та группа, что прибыла еще до нас с Маратом? Ты предполагал, что они, скорее всего, на первом обосновались. Мы можем попробовать пробраться к ним, — протянула я, а Эрик тяжело вздохнул.

— Нас разделяют три этажа и десятки Пустых, — печально проговорил он. — Более того, мы не можем быть уверены на сто процентов, что те люди нас примут…

Как рассказывал Эрик, около трех месяцев назад со стороны пустыря прибыла группа из пары десятков человек. Мужчина как раз находился на дежурстве и лично наблюдал их появление. Они были серьезно экипированы, с походными рюкзаками за спинами и, как ему показалось, с оружием. Однако с высоты пятого этажа сложно было рассмотреть точно. Но один лишь факт, что эта группа в итоге смогла пробраться в здание через главный вход, который кишел Пустыми, — уже вызывал уважение. И настораживал…

Особенно, если учесть, что сам Эрик с кучкой выживших почти с самого начала нашествия Пустых, а это примерно полгода, безвылазно сидели в северном крыле пятого этажа и ночевали в закупоренном кинотеатре.

В распоряжении группы Эрика было также просторное фойе, вход в которое завалили мебелью, оставив лишь небольшой лаз, понадеявшись на бессознательность Пустых. В относительно свободном доступе оказались гардеробная, туалеты, автоматы с шоколадками и прочей вредной едой, запасы попкорна. Небольшое сокровище, но все же… Но главное, группа имела постоянный доступ к люку на крышу.

Провизию, бутилированную воду и прочие вещи первой необходимости приносили из вылазок, которые, как правило, ограничивались пределами северного крыла. Но если принять во внимание, что это была зона кафе и ресторанов, то здесь было чем поживиться. Пару раз штурмовали небольшие бутики с бытовыми товарами, находящиеся поодаль от кинотеатра.

Тем не менее, запасы провизии за полгода неумолимо подходили к концу. А наше с Маратом появление только ускорило процесс: все-таки два лишних рта.

— Мы к вам прибыли примерно месяц назад, до нас вы провели здесь еще чуть более четырех. Не надоело ждать с моря погоды? — упрекнула я Эрика. — Нам надо что-то решать! Рис для суши не вечен! — съязвила, намекая на нашу последнюю вылазку, во время которой мы смогли добраться до суши-бара, что находился на внушительном от нашего убежища расстоянии, и опустошили его склад.

— Решай, — пожал плечами Эрик, а я невольно закатила глаза.

И угораздило же меня согласиться возглавить эту группу вместо него! Эрик просто переложил свои проблемы на мои плечи, мотивируя решение тем, что я лучше владею информацией о Пустых.

До того, как попасть в торговый центр, мы с Маратом несколько месяцев блуждали по области. Военные оцепили ее сразу же после второго так называемого «взрыва», не впуская и не выпуская никого, но при этом не делали никаких официальных заявлений. Просто стояли по периметру, как истуканы, с автоматами наперевес, и заворачивали назад каждого, кто пытался выехать за пределы границы.

А тем временем Пустых на территории вокруг воронки становилось все больше…

Оценив ситуацию, мы с Маратом приняли решение прорываться вглубь области, надеясь, что туда «враг» не забрался. Однако ошиблись…

Воспоминания заставили мое сердце сжаться. После всего пережитого беспечность Эрика раздражала особенно остро. Он отдал руководство группой, а сам делал вид, будто его это все не касается. Примерно как сейчас.

Глава 2

— Слушай, это не у тебя там горит что-то? — демонстративно повел носом Эрик, пытаясь таким образом сменить тему.

— На готовке сегодня Ира, и ты это прекрасно знаешь, — хмыкнула я недовольно. — Так что попытка от меня избавиться не засчитана, — дружески хлопнула его по плечу и добавила строже. — Я пришла, чтобы поговорить о будущем нашей группы, но вижу, что напрасно…

Резко развернулась, оставляя Эрика одного в его идеальном мирке. По пути бросила быстрый взгляд на копошащуюся возле мангала Иру. Девушка, кашляя от дыма, помешивала что-то в казане. Заметив меня, откинула набок растрепавшиеся на ветру светлые волосы и, протерев мокрый лоб тыльной стороной ладони, устало улыбнулась.

Помедлив, решила все же помочь Ире, хоть сегодня и не моя смена. В группе, которая так радушно приняла нас с Маратом, я не чуралась никакой работы, стараясь по максимуму приносить пользу.

Еще до нашего появления люди Эрика решили оборудовать на крыше некое подобие кухни. Открытая площадка и свежий воздух позволяли готовить пищу на огне — иных вариантов элементарно не было: электричество отключили почти сразу после нашествия Пустых, кафе и рестораны находились далеко и не в постоянном доступе, а разводить костер в закупоренном кинотеатре было бы глупо.

Крыша стала общим оазисом. Потребовалось несколько вылазок, чтобы добыть и принести пару мангалов и барбекюшниц, а также огнеупорную посуду. Для розжига раздобыли спички, а вместо дров чаще всего в ход шла старая деревянная мебель. Предпринимались попытки отыскать упакованный уголь. За ним выходили, в том числе, и мы с Маратом, но очень рисковали, охотясь за этим «сокровищем», так как специализированный магазин располагался в дальнем краю северного крыла, и по дороге мы вполне могли столкнуться с Пустыми.

Стоит отдать должное, именно Эрик подсказывал, где и что можно отыскать, более того, составлял примерный маршрут. В прошлом управляя кинотеатром, он знал все его окружение как свои пять пальцев.

Именно благодаря этому мы смогли разжиться всем необходимым — и сейчас чувствовали себя на крыше, почти как на дачном отдыхе…

— Ань, подойди, пожалуйста, — послышался за спиной взволнованный оклик Эрика. — Там внизу кто-то есть.

Мне не нужно было повторять дважды. Сорвалась с места — и уже через секунду оказалась рядом с другом. Выглянула через парапет вниз, чтобы лучше рассмотреть неожиданного гостя.

Это был мужчина в одежде цвета хаки, не вооружен, даже сумок или рюкзаков никаких на нем не было. Он находился близко к стене: явно прибежал к нам с западной стороны, обогнув торговый центр. И как он смог пробраться мимо Пустых?

Продолжала с сомнением вглядываться в мужчину, но Эрик вдруг громко позвал его, замахав руками.

— Мы не знаем, кто он и откуда здесь появился, — прошипела я, одергивая беспечного друга. — Это рискованно, Эрик!

— Ну, месяц назад я тоже не знал, кто вы и откуда появились, — изогнув бровь, неодобрительно посмотрел на меня. — Но принял решение в вашу пользу.

Я сразу поняла, что он имеет ввиду, и задумалась. В словах Эрика было зерно истины.

Тогда, месяц назад, в очередной раз пытаясь сменить убежище, мы с Маратом вышли к торговому центру. Главный вход и площадка вокруг него буквально кишела Пустыми. Поэтому мы решили тихо обогнуть здание сбоку и убраться куда подальше. Однако уйти незамеченными не получилось.

Мы практически преодолели опасный участок, как один из Пустых обратил на нас внимание, развернувшись вполоборота. С ужасом всмотрелись в его лицо-маску, а он замер, словно зверь перед нападением на свою жертву.

Не мешкая, как по команде, помчались прочь со всех ног. Честно говоря, надежда на спасение была ничтожна, потому что Пустые передвигались слишком быстро.

Резко завернули за угол — и оказались у северной стены здания. И в этот момент рядом с нами с железным скрежетом опустилась пожарная лестница, а откуда-то сверху послышался мужской голос. Что именно он говорил — разобрать было сложно, да и не важно. Не теряя ни секунды, взобрались на крышу торгового центра, где нас и встретил Эрик.

Примерно так же он действовал и сейчас: импульсивно, быстро, пытаясь спасти попавшего в беду человека и не думая о последствиях.

— Имя, — поорал вниз.

— Пуля, — послышалось в ответ, хотя мы не могли быть уверены, что правильно разобрали слова. — Олег, — после паузы крикнул мужчина.

Переглянулись с Эриком, и я мрачно свела брови, отрицательно покачав головой.

— Если разговаривает, значит, точно не Пустой, — пожал плечами друг и принялся спускать железную лестницу.

Незваный гость взбирался медленно, словно был ранен, и, достигнув крыши, протянул руку Эрику, чтобы тот помог перелезть через парапет.

Схватила незнакомца за куртку, придерживая, и заметила черное пятно на его шее, необычной формы, по очертаниям похожее на след от ладони.

— Что это? — кивнула взглядом, не отпуская мужчину.

— Родимое пятно, — невозмутимо откликнулся он, а я еще раз внимательно осмотрела странную отметину и нахмурилась: никогда еще не видела подобного.

Но в одном Эрик был прав: на Пустого наш незваный гость был не похож. За то время, что мы с Маратом провели снаружи, нам приходилось лишь пару раз близко сталкиваться в врагом, в том числе возле торгового центра, но образ мы запомнили на всю жизнь: черные вены, гладкое, лишенное четких очертаний лицо и светящиеся глаза. С нашим словесным «фотороботом» и сверялся сейчас Эрик, потому что сам видел Пустых лишь на расстоянии, да и то мельком. Чаще всего ему приходилось просто бежать от них, спасая свою жизнь, а не разглядывать или запоминать приметы.

— Ты как вообще? В порядке? — похлопал Олега по плечу, словно старого друга встретил. — Откуда путь держишь? — рассмеялся чересчур добродушно, хотя я бы новичку не доверяла.

— Я с первого, — хрипло кашлянул тот. — От Отчаянных, — заявил как общеизвестный факт, вот только мы с Эриком недоуменно переглянулись, потому что не знали подробностей о людях с первого этажа. И Олега, кажется, нам прислало провидение…

Глава 3

Олег, или, как он предпочитал себя называть, Пуля, расположился прямо на холодном бетоне, опираясь спиной о парапет. Дрожащими руками он взял у Иры кружку с горячим чаем, правда, без сахара, который у нас долго не задерживался, и сделал пару глотков. Поморщившись, мужчина надрывно закашлялся.

Эрик мгновенно подскочил к нему и похлопал по спине.

— Ранен? — участливо поинтересовался. — Наверно, помощь тебе нужна? — покачал головой.

— У нас нет врача, — ледяным тоном бросила я, поймав на себе недовольный взгляд Эрика.

Игнорируя его предостерегающее хмыкание, приблизилась к Пуле и присела напротив.

— Итак, рассказывай. Кто такие Отчаянные? — строго, словно вела допрос, отчеканила я, невольно посматривая на подозрительное пятно на его шее.

— Это название нашей группы выживших, — хрипло проговорил он. — Мы на первом этаже находимся. Честно говоря, мы и не думали, что в торговом центре остался кто-то еще, кроме Пустых, — пожал плечами и, не выдержав моего испытывающего взгляда, отвел глаза.

— Почему ты зовешь себя Пуля? — продолжила я.

— В группе Отчаянных нет имен. Так постановил Командир, а мы придерживаемся правил, — в его глазах мелькнул какой-то недобрый огонек. — Меня прозвали Пулей, потому что быстро бегаю и хорошо ориентируюсь в опасной ситуации. Иначе меня бы и не было здесь, — горько усмехнулся.

— Что случилось? — не дав ему ни секунды на отдых, отрезала я.

Он замялся, словно копаясь в своих мыслях и выбирая, что сказать, а что утаить… И, судя по затянувшейся паузе, секретов у гостя было немало.

— Ну! — прикрикнула я и почувствовала ладонь Эрика на своем плече. Отбросила его руку, не сводя глаз с "допрашиваемого".

— Очередная вылазка, — осторожно произнес Пуля. — Но мы столкнулись с Пустыми и были вынуждены разделиться. Я, как обычно, решил бежать от опасности, так и оказался у северной стены здания. Слава богу, что здесь были вы. Спасибо… — затараторил он, но я пресекла его речь жестом.

— Бог не при чем, — строго протянула и переглянулась с Эриком. — Ладно, расскажи о группе Отчаянных? — приказала Пуле, устраиваясь удобнее и готовясь слушать.

Из его длинного и путаного рассказа я все же выделила главное. Отчаянные хорошо оснащены, у них есть доступ к складу, и они умудрились более-менее обезопасить южное крыло первого этажа, прочно забаррикадировавшись и не давая Пустым ни единого шанса.

И еще одно. Судя по рассказам Пули, Командир у них — тот еще зверь и диктатор. Впрочем, редко кто любит свое начальство и хорошо о нем отзывается…

— Твое пятно, — все же не выдержала я, вновь акцентируя на нем внимание.

— Родимое, — кашлянув, повторил Пуля, однако заметно нахмурился.

Я не понимала, в чем дело, но почему-то не верила ему. Сомнения грызли меня изнутри, убивая чувство сострадания в зародыше. Не могла я принять Пулю в нашу группу, не сейчас!

Пока я размышляла, как с ним поступить, вдруг заговорил Эрик.

— Не переживай, друг, все позади, — сочувственно шепнул он Пуле. — Сейчас спустимся к нам, познакомишься со всеми, отдохнешь нормально…

Вскочив на ноги, я отозвала Эрика в сторону и, убедившись, что мы находимся достаточно далеко, чтобы Пуля нас не услышал, недовольно прошипела:

— Нет, Эрик, не смей! Я запрещаю пускать его к нам!

— Не ожидал от тебя такого, Ань, — разочарованно выдохнул он. — Ты только посмотри на него, — кивнул на мужчину. — Ему нужна помощь. Мы же не можем оставить его ночевать на крыше?

— Почему бы и нет, — ухватилась за эту идею, и она показалась мне единственно правильной. — Найдем ему теплую одежду, и пусть спит здесь. А наутро подумаем, как быть дальше…

— Вас с Маратом мы приняли и провели в кинотеатр даже без предварительного допроса, — спрятав руки в карманы своих потрепанных джинс, с укором произнес Эрик.

— И крайне глупо поступили! — рявкнула ему в лицо. — Ты рисковал всей группой тогда, мало ли кем мы могли оказаться. Рискуешь и теперь… И я против…

Но Эрик не дослушал. Он демонстративно прошел мимо меня, толкнув плечом, и в пару шагов достиг люка, ведущего в холл кинотеатра. Резким движением поднял железную крышку и жестом пригласил Пулю внутрь.

Покосившись на меня, гость все же встал, и это стоило ему определенных усилий, а потом медленно поплелся к Эрику.

Сложила руки на груди, с клокочущей злостью наблюдая за ними. Надеюсь, что мое шестое чувство сегодня дало сбой, а друг оказался прав, доверившись незнакомцу. В противном случае все может закончиться плачевно…

Глава 4

Ночь нападениянакинотеатр

Анна

В эту ночь я все никак не могла уснуть. И дело было вовсе не в комфорте: о нем мы все давно забыли. В кинотеатре мы спали прямо в мягких креслах, откидывая назад спинки. В них невозможно было расположиться уютно, а к утру все тело ломило, словно по нему каток проехал, причем не один раз. Но, как известно, человеческий организм обладает такими внутренними резервами, что способен адаптироваться к любым условиям.

Я аккуратно прокрутилась в кресле, которое чуть слышно скрипнуло, и замерла, уставившись в темноту и пытаясь разобрать очертания. Противное предчувствие грызло меня изнутри, отравляло сердце и токсичными потоками разносилось по венам.

Сегодня в ночной караул должен был заступить Эрик. Раньше я всегда безоговорочно доверяла ему, считая внимательным и сосредоточенным.

Ровно до того момента, как он беспечно впустил к нам чужака. Олег вел себя подозрительно тихо, почти ни с кем не общался, а лишь наблюдал со стороны. Едва зайдя в кинотеатр, занял самое дальнее кресло и словно в скульптуру превратился. Он будто пытался быть незаметным. Стеснялся или усыплял бдительность?

Раз за разом прокручивала в голове эпизод появления Олега, его внешний вид, отсутствие экипировки, родимое пятно… Что-то не так с этим Отчаянным, но как вывести его на чистую воду? Особенно когда его неожиданно решил взять под личную опеку Эрик…

Не выдержав, выпрямилась в кресле и медленно встала. Аккуратно преодолела проход, чтобы не разбудить никого из наших. Так как группа у нас была небольшая: всего пару десятков человек, то мы убрали несколько рядов, чтобы увеличить расстояние между креслами и не мешать друг другу.

За минувший месяц темнота стала моим другом, научив умело ориентироваться наощупь, ведь фонари и свечи мы экономили, как величайшую ценность. Пройдя знакомым путем, я почти сразу нашла сидящего у дверей Эрика.

— Как обстановка? — шепнула ему, устраиваясь рядом.

— Я не уснул, если ты об этом, — тихо хохотнул он. — Все тихо. Марат на крыше — не спится ему, — бросил небрежно и, подумав, добавил как бы невзначай. — Новенький в холле…

— Что? — возмутилась я слишком громко, а Эрик прикрыл мне рот ладонью.

— Не кричи, перебудишь всех, — упрекнул меня. — И напугаешь еще.

— Какого черта он делает там один? — процедила я, с трудом сдерживаясь. — Он только прибыл, надо следить, чтобы ничего не выкинул…

— Да брось. Он забитый и уставший, чего его бояться, — простодушно протянул Эрик.

— Угу, как правило, самый невзрачный человек и оказывается маньяком или убийцей, — рявкнула я, поднимаясь и собираясь проверить Олега.

— Стой, куда ты, — друг тоже встал, чтобы последовать за мной.

В это же мгновение из холла донесся жуткий шум, похожий на грохот мебели, ударяющейся об пол и стены. Первая мысль была о наших баррикадах, возведенных из кресел и диванов. Но чтобы разрушить их, нужно было обладать недюжинной силой.

Или напасть толпой… Однако в последнее время Пустые бродили по нашему этажу поодиночке, словно заблудшие души, отчаявшись найти для себя "пропитание"…

На всякий случай мы разбудили всю группу, а потом вышли с Эриком в фойе кинотеатра, осторожно продвигаясь к баррикадам…

* * *

Чем ближе мы подходили к импровизированному ограждению, тем громче становился грохот. Я до последнего момента не включала фонарь, экономя батарейки и не желая привлекать лишнее внимание врага, кем бы он ни был.

В какой-то момент услышала, что прямо в нас летит что-то объемное. Схватила Эрика за рукав и резко рванула вниз, вынуждая лечь на пол. Над нашими головами пронеслось что-то, по очертаниям похожее на стул, и ударилось в стену. Треск ломающегося дерева эхом раздался по холлу.

Всмотрелась в непроглядную тьму, и смогла распознать лишь блуждающий в ней силуэт, от которого исходило слабое свечение. Подобное я видела впервые. Пустые не светились, наоборот, их вены и артерии были черными.

Импульсивно щелкнула кнопку фонаря, желая разглядеть странную фигуру. Луч света прорезал тьму и…

Мы с Эриком одновременно издали сдавленные хрипы, потому что увиденное повергло нас в шок.

Около баррикад, замерев на месте, ровно и уверенно стоял Олег. Он изменился сейчас, выглядел мощнее и… злее. Его грудь вздымалась, как у загнанного зверя. Но удивило нас другое… Все тело нашего гостя было исполосовано тонкими сияющими под кожей линиями, словно кто-то разрисовал его флуоресцентными фломастерами.

— Я никогда не видела ничего подобного, — просипела чуть слышно, не сводя взгляда с Олега.

— Он Пустой? — хрипнул Эрик.

— Нет… Не знаю… — замялась я. — Он же был в сознании. А у Пустых нет разума…

Жуткий хохот разнесся по холлу, отражаясь от стен и становясь еще более пугающим.

— Глупцы! — преувеличенно пафосным тоном прогремел Олег, неестественно, словно вещал в рупор. — Они… — указал рукой в сторону баррикад, — будущее нашего мира. Эволюция!

— Согласна, Олег, все правильно, — передав фонарь Эрику, подняла руки, пытаясь успокоить этого сумасшедшего. — Давай ты нам расскажешь об этом? — произнесла тоном, которым обычно обращаются к психам, и сделала шаг навстречу.

Олег резко подскочил к баррикадам, поднял двумя руками тяжелый диван и вознес над головой, словно тот ничего не весил. Откуда у него столько силы? Когда мужчина пришел к нам, то едва ноги передвигал. Развить эту мысль в своей голове я не успела, потому что в следующее мгновение Олег с размаху запустил диван в нашу сторону.

Почувствовала крепкие мужские руки на своей талии и резкий рывок назад.

Жуткий грохот мебели заставил зажмуриться: этот звук всех Пустых в округе соберет!

Очнулась, лежа на полу, в объятиях Эрика, который слишком сильно сжимал меня. Высвободившись, вставать не спешила. Вместе с другом мы аккуратно отползли к стене, продолжая наблюдать за безумным Олегом.

— Нет, я лучше покажу! — проревел тот, стремительно разбирая баррикады, где уже образовался внушительный лаз. — Узрите их силу!

Олег вел себя точно как сектант, уверовавший во власть Пустых. Похоже, апокалипсис свел его с ума. Однако даже для психа Олег был необъяснимо силен.

— Почувствуйте их величие, — развел руки в сторону и замер, широко раскрыв невидящие глаза.

Мы с Эриком недоуменно переглянулись и попытались подняться с пола. В эту же секунду фонарь замигал, и друг несколько раз встряхнул его, приводя в порядок.

Направил луч света в сторону баррикад — и сквозь зияющую дыру мы заметили движение на лестнице.

— Пустые? — сглотнула я панически.

После этого перевела взор на Олега. Он так и стоял каменным изваянием, а сияние на его коже только усиливалось. Мужчина словно созывал Пустых, не произнося при этом ни слова. Как это возможно? И кто он, в конце концов?

Шорох по ту сторону баррикад становился все более явным и громким. Вся наша группа оказалась в опасности…

Глава 5

— Мы в ловушке, — с нервными нотками в голосе сглотнул Эрик.

Я аккуратно, стараясь не шуметь и не привлекать внимание чокнутого Олега, попятилась назад, потянув за собой и друга.

— Через крышу, — тихо и коротко бросила ему, идя наощупь вдоль стены.

Гул и шорохи, доносящиеся с лестницы, усиливались, но сквозь баррикады никто не проник внутрь. Пока… У Пустых нет разума, но он есть у Олега. Точнее, жалкие остатки…

Толкнула спиной дверь, ведущую в кинозал, и чуть ли не ввалилась внутрь, увлекая за собой Эрика.

— Берите только самое необходимое — и выходим к люку на крышу, — строго приказала я нашим. — Минута пошла.

Сама я четко знала, где лежит мой рюкзак с вещами, собранными на случай чрезвычайной ситуации, поэтому оперативно нащупала его в темноте, и уже через секунду стояла в дверях, дожидаясь остальных.

Вскоре ко мне присоединилась и Крис со своей бессменной спортивной сумкой. Ее тренерское прошлое определенно было сейчас на руку: девушка двигалась быстро, ориентировалась четко и отличалась выносливостью. Чего не скажешь о большинстве членах нашей группы. Благо, у нас не было стариков, больных и детей: самому младшему из нас исполнилось восемнадцать лет…

Покидали кинозал мы вереницей, ступая еле слышно по паркетному полу. Благо, люк находился в противоположной стороне от того места, где сейчас находился Олег. Однако в холле обзор был слишком хороший, и нам оставалось только надеяться, что безумец до сих пор пребывал в своем трансе.

Мы с Эриком и Крис первыми оказались у люка, осторожно спустили поскрипывающую лестницу — и принялись помогать своим подниматься на крышу. Наверху их принимал ничего не понимающий Марат. К счастью, задавать лишние вопросы и медлить — было не в его характере. Сначала дела, а потом разговоры. Так он и поступал в данный момент.

Команда работала слаженно. Буквально за пару минут мы подняли на крышу около десяти человек. Оставалось примерно столько же, плюс забраться самим, но…

— Ингалятор, — взволнованно всхлипнул Коля, тот самый младший член группы.

Парень был астматиком, и без ингалятора ему сложно справляться с приступами, которые случались крайне редко, в напряженных ситуациях, но протекали тяжело. Вспомнив, с каким трудом, рискуя жизнью, мы искали в торговом центре необходимые препараты в последний раз, я вздрогнула.

Уточнив у Коли, где именно он оставил свою сумку с ингалятором и лекарствами, я направилась обратно в кинозал, несмотря на протесты Эрика. На ходу достала из рюкзака тусклый фонарь, которым пользовалась только в крайних случаях, экономя энергию.

Оказавшись внутри помещения, подсветила кресла, высматривая вещи Коли. Под одним из них и нашла описанную им сумку темно-синего цвета со светоотражающими вставками. Быстро проверила содержимое и, удовлетворенно выдохнув, рванула к выходу…

Преодолевая фойе и достигая его середины, четко слышу шарканье, будто прямо ко мне приближается дряхлый старик, не в силах достаточно высоко поднимать ноги при ходьбе.

Рвано выдохнув, замираю на месте.

Звук усиливается, прорезая тишину и проникая в голову, больно полосуя сознание.

С каждой секундой… Все ближе… Все громче…

Шорх… Шорх…

До боли сжимаю в руке фонарик, выключенный в данный момент, и дрожащим пальцем пытаюсь попасть по кнопке…

Если мне суждено погибнуть сейчас, то я хотя бы посмотрю в лицо своей смерти. Надо же знать, кто именно тебя победил в этой неравной схватке…

Тусклое, еле живое свечение проникает в темноту и спотыкается о силуэт человеческой формы. Но это лишь на первый взгляд…

Всматриваюсь в очертания, анализируя характерные приметы, и сердце пропускает удар. Черные вены, стеклянные глаза, сглаженные черты лица…

Делаю вдох и медленный, возможно, мой последний выдох…

В трех метрах от меня стоит Пустой, притаившись, словно перед решающим нападением…

Слишком близко, чтобы бежать… Слишком поздно, чтобы спастись…

Глава 6

Гипнотизирую взглядом Пустого, который пока не делает ни единого движения, и мысленно прощаюсь с жизнью. А заодно ругаю себя, что подвела Колю, ведь доставить ему ингалятор я уже буду не в состоянии…

Чертов фонарь отключается буквально на долю секунды.

Когда слабый свет возвращается, я чуть ли не вскрикиваю, но вместо этого до ноющей боли сжимаю челюсть, заставляя себя подумать о группе. Нельзя привлекать внимание и подставлять всех. Тем более, я все равно уже не жилец…

Сейчас Пустой стоит напротив меня. Так близко, что я ощущаю его спертый запах и тяжелое дыхание. Удивительно, этим монстрам нужен воздух? Или они делают это по инерции?

Хочу сделать хотя бы шаг назад, но моя слабая попытка спастись с треском проваливается, потому что фонарь вновь предает меня…

Короткое мигание света — и вот мы с Пустым уже лицом к лицу, глаза в глаза, а его рука возле моей щеки. А ведь стоит ему дотронуться до меня, как шансов на спасение больше не будет. Я видела несколько раз, как подобным образом, одним прикосновением, Пустые вытягивали из человека силы и энергию. Опустошали его. И физическая оболочка сначала падала замертво, а потом воскресала, чтобы бесцельно бродить и плодить себе подобных…

Черт, да лучше окончательно подохнуть, чем вот так… Но выбора мне не предлагают..

Долбаный свет опять мигает, а я импульсивно отстраняюсь от руки Пустого, зачем-то оттягивая неминуемую развязку.

Обретая способность видеть, замечаю, что враг все еще на месте, однако ладонь от меня убрал.

Передумал? Сомневаюсь…

Свет гаснет, и я нервно встряхиваю дурацкий фонарик. От моих манипуляций он оживает…

Ошеломленно ахаю, потому что рядом со мной никого нет…

Шаркающие звуки раздаются где-то за моей спиной… И удаляются…

Не желая испытывать судьбу, срываюсь с места и уверенным шагом направляюсь к люку. Потом подумаю, что произошло только что и почему…

Уши прорезает громогласный хохот Олега, да так сильно, что барабанные перепонки готовы разлететься на куски.

Бросаю беглый взгляд на подсвеченную фигуру мужчины, что стоит поодаль и смотрит прямо на меня. Что творится сейчас в его воспаленном безумием мозгу — даже представить не могу…

Ускоряю шаг, все ближе подходя к люку. Мне никто не мешает, меня не пытаются остановить или убить…

Олег просто остается на месте и смеется, как псих, Пустые, насколько я могу понять в полумраке, бродят возле баррикад, а я тем временем взбираюсь по лестнице.

— Посвященная, — летит мне в спину от Олега.

Чертов сектант, слетевший с катушек!

Поднимаю лестницу полностью, чтобы наш «незваный гость» не последовал за нами. Оказавшись в относительной безопасности, позволяю себе расслабиться, но вместо этого чувствую тошноту и головокружение.

Каким-то пьяным движением захлопываю крышку люка, потом спускаю с плеча сумку Коли…

Хочу рассказать ребятам, что случилось, но в глазах темнеет — и я падаю в руки подбежавшего Марата.

Глава 7

— Надо уходить, пока Пустые сосредоточены в нашем крыле на пятом, — слабо пролепетала я, с трудом открывая глаза.

— Откуда ты знаешь, что все они здесь? — удивился Марат, который в принципе пропустил все «веселье», находясь на крыше.

— Чувствую, — выдала я машинально и мгновенно исправилась. — Знаю, потому что наш новенький Олег каким-то образом их зовет и собирает вокруг себя, — объяснила, поднимаясь на ноги и пытаясь прийти в себя после полуобморочного состояния.

Слабость разливалась по телу, а колени дрожали, но я смотрела на окруживших меня людей — и старалась взять себя в руки.

— Нам надо прорваться к Отчаянным, — с уверенностью проговорила, наблюдая, как лица ребят вытянулись в удивлении.

— Ты же слышала, что Олег говорил о них… — попытался возразить Эрик, но получил от меня лишь злой взгляд.

— А потом твой Олег разрушил баррикады и привел Пустых! — процедила я, чувствуя, как голова раскалывается от резкой боли. — Это наш единственный шанс. Мы попробуем открыть второй люк, а оттуда, если я правильно понимаю, по южной лестнице попадем прямо к крылу Отчаянных…

— А если ты ошиблась, и мы наткнемся на Пустых? — прищурилась Крис.

— Будем двигаться тихо и аккуратно, — задумчиво протянула я. — Главное, решать оперативно. Пока Олег приманивает Пустых сюда, мы имеем все шансы спокойно пройти через южное крыло. Доверьтесь мне! — призвала ребят, хотя сама не понимала, откуда во мне такая уверенность, где сейчас находятся Пустые.

— Зачем все усложнять? — отозвался Игорь, один из членов группы. — Если можно просто спуститься с крыши по пожарной лестнице и…

— И что? — с вызовом вздернула подбородок. — Куда дальше? Мы сбегали из кинотеатра впопыхах. Мы недостаточно экипированы, у нас нет провизии, нет оружия, ничего сейчас нет! Как далеко мы сможем уйти на открытом пространстве? — сложила руки на груди. — У Отчаянных есть все необходимое, и они защищены!

— А если они нас не примут? — услышала рядом с собой голос Эрика, и меня начинало раздражать, что даже он против меня.

— Не узнаем, если не попробуем, — пожала плечами, но получилось неубедительно.

Игорь в самый неподходящий момент решил поиграть в революционера. Тряхнул своими смоляными, спутанными без регулярного ухода, волосами, встал на возвышение и поднял руку, обращая на себя внимание.

— Давайте проголосуем, — неожиданно предложил он.

— Нет, нельзя делить группу! Только не сейчас! — воскликнула я, но мои слова утонули в нарастающем гуле голосов.

Вот только бунта нам сейчас и не хватало! Обреченно прикрыла лицо руками, не желая даже участвовать в этом сумасшествии.

— Кто за то, чтобы покинуть торговый центр, подойдите ко мне, — распорядился Игорь, упиваясь своей властью. — Кто хочет к Отчаянным, соответственно, к Ане, — махнул небрежно в мою сторону.

Группа зашевелилась, словно разворошенный муравейник, но разделилась на удивление быстро. Что же, ломать не строить. Когда «голосование» было завершено, возле меня осталось семь человек, остальные приняли сторону Игоря.

Осмотрела свою «команду», особенно задержавшись взглядом на Эрике. Все-таки со мной остался, несмотря на разногласия. Правда, я пока не знала, чего хочу больше: поблагодарить его или прибить за то, что все случилось по его вине.

Перевела глаза на Иру и Колю, которые оказались «по ту линию невидимого фронта», и неодобрительно покачала головой.

— Не будем медлить, — скомандовал Игорь таким тоном, что захотелось сбросить его с крыши, а потом спустил пожарную лестницу и первым переступил через парапет.

Ира виновато пожала плечами и, взяв Колю за локоть, направилась за Игорем. Ее примеру последовали и остальные «приспешники революции».

Глава 8

Сбросив с себя оцепенение, я резко развернулась, не желая смотреть, как разваливается наша группа. Вместо этого молча направилась к закрытому люку на противоположной стороне крыши.

С мгновенно подскочившими Маратом и Эриком мы вскрыли его на удивление быстро, правда, и грохот подняли сильный. Не зря мы раньше боялись трогать этот проржавевший лист железа. Но сейчас, когда Пустые в кинотеатре, мы могли спокойно спуститься в южное крыло.

В темноте мы ориентировались наощупь, что, собственно, было привычно для всех. Шли вдоль стены, опираясь руками о неровную поверхность.

Лестница, как я и предполагала, оказалась свободной. Без приключений добрались до первого этажа, но тут нас ожидал сюрприз…

По холлу, через который нам предстояло пройти до убежища Отчаянных, бесцельно бродили несколько Пустых. То ли они были слишком далеко, чтобы откликнуться на «зов» Олега, то ли слышали Отчаянных и «караулили» их.

Вытянула руку так, чтобы остановить группу, точнее, то, что от нее осталось.

— Обойдем их справа, только очень тихо, — прошептала я своим, а после осторожно двинулась дальше.

Половину пути мы преодолели бесшумно, крадучись и не привлекая внимания Пустых, однако потом ускорились, осмелев.

Не сводя глаз с врага, мы быстро добрались до убежища Отчаянных. Каких-то усиленных баррикад я там не заметила, впрочем, скорее всего, вход был укреплен изнутри. Нас же встретили обычные пластиковые двери, зачем-то обклеенные серебристой фольгой.

И как раз на этом этапе все пошло наперекосяк…

Как подать знак Отчаянным? И отзовутся ли они?

Осторожно сорвала часть фольги и постучала по пластику, но при этом поглядывала на Пустых вместе с притаившимися ребятами.

Убедившись, что существа так и стоят, не реагируя на шум, побарабанила сильнее. Изнутри не доносилось ни звука — и моя идея все больше казалась провальной.

Тогда я решилась на крайние меры.

Отвернувшись от Пустых, прокричала в дверь просьбу о помощи, и вся группа, последовав моему примеру, принялась громко вопить и стучать по пластиковой поверхности.

Не услышать нас было невозможно, но Отчаянные на помощь не спешили.

Бросив быстрый взгляд за спину, вскрикнула от страха. Конечно, глупо было бы ожидать, что Пустые позади нас проигнорируют стук и крики и не станут нападать, но я надеялась, что Отчаянные откроют раньше…

Не успела собраться с мыслями, как четверо наших резко рванули к главному выходу из торгового центра, видимо, решив спастись таким образом. Но просчитались, потому что тем самым перевели на себя все внимание Пустых.

Мы остались с Эриком, Крис и Маратом. Просто стояли, боясь даже дышать, прижавшись спинами к закрытым дверям, и с ужасом наблюдали, как Пустые загоняют наших друзей, словно охотники свою добычу.

Чем закончилась эта погоня, нам не суждено было узнать, потому что ребята завернули за угол, уводя за собой врага.

Прикрыла глаза и невольно издала полувздох-полувсхлип…

И тут же ощутила, как проваливаюсь спиной назад. Краем глаза заметила, что стоявшие рядом друзья тоже покачнулись, теряя равновесие.

Все-таки Отчаянные открыли нам? Почему же так поздно! Сделай они это хотя бы на пару минут раньше, и все остались бы живы!..

Нас обхватили сзади, не позволяя взглянуть в лица спасителей, если они таковыми являлись. И затащили внутрь, в темное помещение, где не было ни единого окна.

— Мы с пятого этажа, — проговорила я в пустоту, потому что обернуться мне не разрешили. — Нам нужна помощь, пожалуйста…

— Какого черта вы открыли им? — прозвучал грубый голос издалека.

— Командир услышал шум и приказал пустить, — невозмутимо ответил другой, более спокойный, и на этом пререкания сразу прекратились.

— А сам?

— Ушел к себе. Сказал, дальше вы сами, Каратель, — на этих словах грубиян тяжело выдохнул.

— Осмотреть их, чтобы меток не было, потом допрос, — после паузы распорядился он. — Ночь проведут прямо здесь, в подсобке. В холл могут выходить свободно, но не более того. К комнатам Отчаянных их не пускать! Ясно? А я поговорю с Командиром…

Звук удаляющихся шагов — и короткая пауза.

— Хорошо, что бабы есть, — незнакомый мерзкий голос пронесся прямо над ухом, а за ним последовал противный шлепок по моему бедру.

Тело отреагировало раньше, чем мозг успел оценить ситуацию и включить инстинкт самосохранения. Так что уже в следующую секунду мое колено угодило во что-то мягкое, но в темноте разобрать было сложно, куда именно. Мужчина взвыл и оттолкнул меня.

Не успев насладиться кратковременной победой, ощутила тупой удар по затылку. Недовольное бурчание и ругань — это последнее, что пробилось сквозь мое угасающее сознание.

Часть четвертая

Глава 1

Группа Отчаянных. Сейчас

Анна

Проснулась от ослепляющего света и мгновенно подскочила, не сразу осознав, где нахожусь. Все еще сложно привыкнуть к тому, что в группе Отчаянных так ярко. Особенно после кинотеатра, где мы большую часть времени проводили в кромешной тьме.

Голоса, доносящиеся из коридора, заставили насторожиться. Когда дверь в нашу комнату распахнулась, я машинально вытянулась во весь рост и напряглась.

В помещение важно вплыла Докторша, окинула нас всех высокомерным взглядом, особенно долго задержалась на мне.

— Что же, где наш больной? — пропела она, но в голосе четко слышалось недовольство.

Я удивленно просканировала Докторшу, а потом перевела вопросительный взгляд на Халка, стоящего за ее спиной.

— Командир распорядился осмотреть раненого члена вашей группы, — пояснил он немедленно.

С трудом сдержала улыбку, внутренне радуясь своей маленькой победе. Не знаю, с чем именно связано решение Командира, но надо будет обязательно поблагодарить его за это.

— Мною не распоряжаются, — фыркнула блондинка, подходя к Марату. — Меня просят…

Халк сложил руки на огромной мускулистой груди и закатил глаза. Кажется, не только у меня здесь отношения с Докторшей не заладились. Однако в данный момент мы все зависели от ее профессионализма, правда, и в нем я немного сомневалась. Но разве был выбор?

— Спасибо, — тихо произнесла я, аккуратно приближаясь к Докторше, которая в данный момент осматривала Марата. — Может, помочь чем-то?

— Да, ты только скажи, что делать, — спохватилась суетящаяся рядом Крис. — Меня, кстати, Кристиной зовут, — улыбнулась искренне, но блондинка не удостоила нас ответом.

Молча «поколдовав» над Маратом, Докторша поднялась и, сложив руки в карманы своего слишком безупречного для конца света костюма, пристально посмотрела на меня, готовясь выдать свой вердикт.

— Так, Журналистка, переломов нет, но ему антибиотики нужны, — серьезно проговорила. — У нас они в дефиците, так что вряд ли заработаешь… — изогнув бровь, ехидно скользнула по мне взглядом. — В общем, с Командиром разговаривай. С моей стороны все, — развела руками и, развернувшись, выпорхнула из комнаты.

Я собиралась последовать за ней, но огромная ручища Халка преградила мне путь.

— Мне не велено вас никуда выпускать, — грозно, но при этом с легким налетом вины произнес он.

— Ты же слышал, что сказала Докторша, — серьезно проговорила я. — Мне нужно к Командиру.

— Не велено, — заладил свое, словно робот. — Нужно будет, сам вызовет…

Шумно выдохнула, перебирая в голове возможные варианты, но все в итоге свелось к одному, самому неприятному.

— Халк, — строго рявкнула я. — Позови Карателя…

Глава 2

— Соскучилась, Журналистка? — издевательски протянул Каратель, сопровождая меня вдоль длинного коридора.

В этот момент мы как раз подошли к двери Командира, так что отвечать на двусмысленный вопрос мне не пришлось. Постучав каким-то особым способом, словно выбивал шифр, и, не дожидаясь отклика, Каратель вошел в комнату. Не первый раз я замечала, что они общаются на равных, будто друзья или люди, которых связывает какая-то тайна.

Командир задумчиво обвел нас обоих взглядом и нахмурился.

— Что-то случилось? — ровным тоном произнес он, но лицо его при этом оставалось напряженным.

Каратель неожиданно обхватил мое запястье, намекая, чтобы я не встревала в беседу, и заговорил сам:

— Человеку из группы Журналистки нужны антибиотики, — пока он объяснял, я аккуратно высвободила руку, не сводя взгляда с мрачного Командира. — Прошу выдать под мою ответственность… — и умолк, выжидая реакцию.

Короткая и непонятная мне перестрелка взглядами — и в разговор, наконец, вступил Командир.

— То есть расплачиваться за нее будешь ты? — не по-доброму скрипнул зубами.

— Да, Журналистка под моим покровительством, — с каким-то превосходством в голосе заявил Каратель.

Я испуганно и недоуменно посмотрела на него: согласия своего я дать не успела. Однако ввиду сложившихся обстоятельств Каратель именно так трактовал мою просьбу о помощи.

Впрочем, мне действительно нужны лекарства для Марата, каким бы способом они бы ни были добыты. А с покровительством потом разберемся. Решать проблемы по мере их поступления — с недавних пор стало моим негласным девизом.

Бросила быстрый взгляд на Командира и заметила, что он стал еще злее. В причины такого его состояния я вникать не желала. Главное, чтобы он не отказал.

— Думаешь, справишься? — изогнул бровь. — Не много ли берешь на себя?

Я не поняла, о чем спрашивал Ком, но Каратель, похоже, догадался сразу.

— Конечно, — хмыкнул и немного нервно коснулся ладонью своей лысины. — Я беру только то, что мне по силам, — фраза прозвучала двусмысленно, да еще этот ядовитый тон…

— Я передам Докторше, но ты сам знаешь, насколько ценны медикаменты, — отчеканил Командир так, будто давал последний шанс передумать.

— Да, повторяю, расплачиваться за Журналистку буду я, — криво улыбнулся Каратель, а Командир лишь кивнул в ответ, а потом жестом указал нам на выход.

Но я с места не сдвинулась, потому что такой шанс упустить не могла. Поймала на себе недовольный взгляд Карателя и просто его проигнорировала.

— Командир, — обратилась к главному, чувствуя, как дрожит мой голос. — Я могу увидеть Эрика?

Мужчина провел рукой по заросшей щетиной щеке и испытывающе просканировал меня, не спеша давать ответ.

— Я мог бы провести ее, — с готовностью отозвался Каратель. — Под мою ответственность, — еще раз повторил эту фразу, напоминая о покровительстве.

Признаться, меня беспокоило такое его поведение. А страх перед неизвестностью сковывал разум. Однако желание помочь друзьям было сильнее всех инстинктов, которые буквально кричали о грозящей опасности.

— Я сам проведу ее, — чуть ли не по слогам прорычал Командир, заставив меня вздрогнуть. — Возвращайся к своим обязанностям! — и, дождавшись, пока Каратель нехотя покинет кабинет, устремил на меня потемневший взгляд…

Всмотрелась в черную бездну его глаз, пытаясь прочитать там свой приговор, и затаила дыхание. Если до этого я была словно меж двух огней, то сейчас, когда один исчез, второй разгорелся только сильнее, грозясь испепелить меня дотла.

— Вести себя тихо! Слушать и выполнять все, что скажу! — отдал приказ Командир и, убедившись, что я поняла и приняла его условия, зашагал к выходу.

Мы двигались в западное крыло, причем так быстро, что я толком не могла осмотреться вокруг. Я помнила, что в том направлении должен был быть склад и нулевой этаж, которым как-то пугал меня Ком. Несложно догадаться, что Эрика держали именно там…

По пути нам не встретилось ни души. И лишь в конце коридора я заметила смутные очертания двух мужчин. Видимо, это Отчаянные, которым поручено патрулировать данный сегмент. И, возможно, даже из числа из тех, кто сдал Марата и Эрика Карателю.

Что же они так тщательно скрывают на нулевом этаже? Впрочем, сомневаюсь, что сегодня мне покажут больше дозволенного. Не зря же сам Командир вызвался меня сопровождать: чтобы не раскрыть лишнего…

— Могла бы попросить напрямую, — неожиданно выдал он, не глядя на меня.

Погруженная в свои мысли, я не сразу поняла, о чем говорит Ком.

— Антибиотики, — коротко отрезал, почувствовав мою растерянность.

— Халк не пустил. К тебе в принципе сложно попасть на аудиенцию. Только по записи. Как к президенту или врачу, — осмелев, съязвила я, но, поймав его хмурый черный взгляд, пожалела об этом. — Да и прошлый разговор у нас не заладился…

— Я же прислал Докторшу, — в его тоне слышался укор.

— Да, спасибо тебе! — искренне отозвалась я и даже протянула свою руку к его, но мгновенно одернула себя. — Ком? — сглотнула и сразу исправилась. — Командир… Это ваше покровительство… Что оно в себя включает? — решилась задать волнующий меня вопрос.

— Не думала, что разумнее было бы узнать до того, как согласилась? — неожиданно прорычал он.

— На раздумья времени не было… — обреченно пожала плечами. — И я не совсем согласилась, — попыталась оправдаться. — Впрочем, кажется, уже да…

— Ты занимаешься женской работой, он обеспечивает тебя всем необходимым, принося с вылазок, — сухо объяснил мужчина, почему-то ускорив шаг настолько, что мне пришлось перейти чуть ли не на бег.

— Надо бы вам конкретнее прописать, что именно входит в «женскую работу», — неопределенно покрутила пальцем в воздухе.

— Ничего криминального, — ровно и холодно пробубнил Ком. — Все по согласию, — скользнул по мне мрачным взглядом.

— Офф, — только и смогла выдавить из себя, шумно выдохнув.

В этом момент мы уже оказались недалеко от двухстворчатых дверей, покрытых железом, на котором были заметны следы ржавчины. Путь к нулевому этажу выглядел отнюдь не гостеприимно…

— Журналистка, — позвал Ком серьезно. — Если что-то пойдет не так… с Карателем… Сразу скажи мне. Я могу реагировать исключительно на прямую жалобу, — акцентировал на последних словах.

— А что может пойти не так? — лихорадочно сглотнув ком в горле, прошептала я.

Вместо ответа Командир со скрипучим грохотом отворил громоздкую дверь и, сказав пару слов своим людям, охранявшим вход, первым вошел внутрь.

Глава 3

Заинтересованно, внимательно и немного испуганно вглядывалась в сумрак полуподвального помещения. С трудом, но все же различала квадратные колонны, подпирающие потолок, какие-то трубы и коммуникации, смутные очертания указателей, текст которых я не разобрала, да и времени на это не было.

Мысленно рисуя и запечатлевая в голове план нулевого этажа, про себя отметила, что вдалеке, сразу за возведенными Отчаянными баррикадами, должен был быть выход к парковке.

Командир подвел меня к одной из глухих пластиковых дверей, которые были хаотично разбросаны по обе стороны от нас, и замер, словно не решаясь войти внутрь.

— У него в любом случае нет шансов, — предупредил прежде, чем открыть.

Я слабо кивнула, но внутренне не была готова ему верить. Во мне бурлил протест против вопиющей несправедливости. Неужели я опять потеряю близкого мне человека?

Собиралась войти внутрь, но Ком протянул руку и уложил ладонью мне на живот, тем самым преграждая путь. Задержав дыхание, вопросительно посмотрела на мужчину, прочитав на его лице напряжение и… слабый оттенок сочувствия?

— Есть только два варианта, — чуть слышно проговорил он, наклоняясь к моему уху, и он его горячего дыхания моя кожа покрылась мурашками. — Или он обратится здесь, и мы его ликвидируем, или будет изгнан из группы раньше, и тебе не придется наблюдать его смерть…

— Меня не устраивает ни один из твоих вариантов, — не выдержав, зло прошептала ему в лицо. — Я хочу сначала взглянуть на Эрика…

После своих дерзких слов я ожидала неконтролируемую волну агрессии от Командира, которая смоет меня за секунду. Но, к моему удивлению, он молча отступил и пропустил меня внутрь.

Тяжело и протяжно выдохнула, осматривая помещение, в котором заточили Эрика. Оно было похоже на логово психа. Стены обвешаны зеркалами разных форм и размеров, на голом полу одинокий матрац, а небольшое узкое окно под потолком забито досками, поверх которых наклеена фольга.

— Что за?.. — просипела я и тут же устремила взгляд на Эрика.

Он сидел в углу, прислонившись спиной к стене и обессиленно уронив голову на колени. Порывалась немедленно подойти к нему, но почувствовала крепкую хватку на своем локте.

— Не торопись, Журналистка, и на всякий случай не своди с него глаз, — чеканя каждое слово, проговорил Командир.

— Эрик, как ты себя чувствуешь? — крикнула я в отчаянии. — Эрик?

Друг встрепенулся, а потом чересчур медленно, будто его поставили на паузу, поднял голову и устремил на меня уставший, болезненный взгляд.

— Привет, фигово, — прокашлял он, а мое сердце сжалось от звука его голоса.

Осмотрела Эрика, ища признаки Пустых и искренне надеясь их не найти. Мужчина выглядел слабым, но характерных черт в виде стеклянных глаз и черных вен я не заметила. Значит, не заражен… или еще не время…

— Ты ранен? Тебя избивали? Что-то болит? — забросала его вопросами, ощущая, как

Командир сильнее сжимает мой локоть. Дернула рукой, но хватки тот не ослабил, не позволяя мне приблизиться к Эрику.

— Нет, — коротко бросил друг. — Просто фигово, — и потер ладонью лоб.

Подниматься на ноги он не спешил, и я на мгновение подумала, что, наверно, не смог бы при всем желании. Отогнала от себя грустные мысли и ободряюще подмигнула ему.

— Если чувствуешь, что тебе фигово, значит, еще живой, — натянуто улыбнулась. — В нынешних условиях это уже победа.

Эрик хрипло засмеялся, но тут же начал кашлять, прикрывая рот рукой. Мельком взглянула на черное пятно, расползающееся по его коже, и вспомнила Олега. Но ведь тот так и не обратился, правда, сошел с ума. Но все же остался человеком. Значит, и у Эрика есть шанс?..

— У нас на пятом был ваш человек, — не успев обдумать, выпалила я Командиру. — Олег, — назвала его имя, но споткнулась о недоуменный взгляд мужчины и исправилась. — Пуля… Так, кажется…

Черты и без того сурового лица Кома мгновенно ожесточились. Он резко дернул меня за руку и притянул к себе.

— Какого… вы не рассказали об этом на допросе? Или мне не все доложили? — проревел мне в лицо.

— Нас не спрашивали, — пожала плечами, прячась за глупой отговоркой.

Хотя в действительности мы намеренно утаили информацию, потому что не были уверены, как воспримут это Отчаянные. И судя по реакции Командира, правильно сделали.

— Нам нужно серьезно поговорить, Журналистка, — рыкнул мужчина и потянул меня к выходу.

Напоследок обернулась к Эрику, намереваясь попрощаться, но тот уже не смотрел в нашу сторону, а вновь зарылся лицом в колени.

Морально пыталась подготовиться к допросу Командира, но в коридоре вдруг услышала пугающие звуки. Протяжные, прокатывающиеся дрожью по коже, парализующие разум. Они доносились откуда-то издалека, из темной глубины нулевого этажа, и были похожи на стоны или… пение?

— Что это? — испуганно шепнула я и, повернув корпус, непроизвольно вцепилась свободной рукой в футболку Командира, оказавшись непозволительно близко к нему. Но это последнее, о чем я сейчас беспокоилась.

Ком промолчал, но, как мне показалось, не удивился услышанному. Вместо этого он обхватил меня за талию и настойчиво повел обратно в группу Отчаянных.

У железных дверей я несмело обернулась, всматриваясь в темноту, но ничего там не увидела. Затихли и странные звуки, и мне даже начало казаться, что они лишь плод моего воображения. Но, всмотревшись в настороженное лицо Командира, убедилась, что не схожу с ума: все было реальным. И там, в глубинах нулевого этажа, похоже, есть нечто, что от всех скрывают… Насколько оно опасно? Хотелось бы узнать раньше, чем мы столкнемся лицом к лицу…

Глава 4

Мы покинули нулевой этаж чересчур быстро, словно сбегали от кого-то… или чего-то… Командир молча тащил меня за собой, больно сжимая локоть.

— Что там было, Ком? — не выдержала я, когда мы уже оказались посередине коридора.

Мужчина не ответил, а только ускорил шаг. Провел меня вплоть до холла и, окликнув одного из Отчаянных, передал ему, попросив доставить в комнату.

— Мы здесь пленники? Как долго нам ходить под конвоем? — вспыхнула я, не понимая, чем вызвано такое недоверие.

— Пока не решится вопрос с вашим зараженным, — рявкнул Командир. — Вы реагируете… неправильно. Слишком много эмоций. Поэтому будете под присмотром, чтобы не натворили глупостей и не поставили под угрозу всю группу. К слову, с бунтарями у нас разговор короткий — изгнание, — как бы невзначай уточнил он.

Всмотрелась в ожесточенное лицо мужчины и не заметила в нем ни капли сострадания. Тяжело же нам придется в группе Отчаянных.

— Ты же собирался поговорить о Пуле? — выпалила я, когда Командир развернулся, чтобы уйти.

На самом деле я планировала хоть как-то задержать его, чтобы выведать больше информации о нулевом этаже и, конечно же, обсудить дальнейшую судьбу Эрика. Пока мой друг не обратился, я отступать не собиралась — в этом Ком был прав. Но дело не в эмоциях, а в том, что этому человеку я была обязана жизнью, и сейчас пришло время возвращать долг…

— Позже, — рыкнул Командир. — Я вызову тебя.

Он явно торопился, но куда? Обратно на нулевой этаж, где мы оба (сейчас я убеждена в этом) слышали странные звуки?

— Так точно! — буркнула я, вторя его повелительному тону и копируя армейскую фразу.

Командир почему-то вздрогнул и с подозрением оглянулся на меня. Поежилась под его грозным черным взором, не зная, чего ожидать дальше. Изучив мое испуганное лицо, мужчина тяжело выдохнул и широкими, уверенными шагами направился прочь, мгновенно удалившись от меня на внушительное расстояние…

Стоило мне оказаться в комнате, как я обратила внимание на непривычно бодрое состояние Марата. Бросила вопросительный взгляд на Крис, но та лишь надула губы и недовольно закатила глаза.

— Так-с, раз уж все в сборе, начнем наш «военный совет», — хлопнул в ладони мужчина и поднялся с матраса.

— Полегче, Марат, — нахмурилась я. — Ты же ранен все-таки.

— Он «под наркозом», — фыркнула Крис и недовольно стрельнула в него взглядом, а потом, заметив мое недоумение, пояснила. — Они тут с Халком бухнули, пока тебя не было. Тот самодельную настойку притащил.

— Серьезно? Да когда вы успели? Я отсутствовала минут пятнадцать! — всплеснула руками я. — Между прочим, была у Эрика, пока ты тут… «отдыхал»…

— Не пятнадцать, а минимум полчаса. Это во-первых, — абсолютно трезвым голосом протянул Марат. — А во-вторых, я не отдыхал, а добывал ценную информацию! — заявил, остужая мой пыл. — И кое-что еще…

Достал из кармана связку с тремя ключами и демонстративно позвенел ими. Мы с Крис переглянулись и одновременно сложили руки на груди, будто были единым разумом, и пристально уставились на друга.

Марат выдержал паузу, специально нервируя нас обеих, и только потом, донельзя накалив обстановку, начал рассказывать:

— Итак, из беседы с Халком я выяснил, что караул возле входа на нулевой этаж меняется два раза в сутки: в полдень и полночь. И, как я понял, некоторое время железные двери остаются незащищенными, потому что одни дозорные уходят и сами вызывают следующих, — заговорщическим тоном сообщил Марат, и я поняла незамедлительно, к чему он клонит.

Отрицательно замотала головой, но друг остановил меня жестом, подняв палец вверх.

— Сегодня в ночь заступают Кощей и Шрам, а они, судя по словам Халка, не слишком пунктуальные, — подмигнул мне Марат. — Ты понимаешь, это наш шанс!

— Как ты все это узнал? — ахнула Крис. — Вы же о ерунде какой-то болтали! Я рядом была, слышала. Ты вообще чушь нес…

— Я специально его забалтывал, что ты как маленькая! — покачал головой Марат. — Ну не мог же я прямо спросить, где ключ от квартиры, где Пустые стоят? — рассмеялся он, но мне его шутка не пришлась по душе. — К слову, ключи я по-тихому стащил у Халка, он даже не заметил…

— На нулевом действительно опасно, Марат, — сурово произнесла я. — Там что-то есть, за баррикадами…

— Ты предлагаешь оставить Эрика на растерзание Отчаянным? — хмуро зыркнул на меня.

— Послушай, я попробую договориться. Командир и так пошел нам навстречу, выделив антибиотики и проведя меня к Эрику, — уговаривала Марата, но видела, что он не менял своей позиции. — Мы не можем бежать сейчас. Ты ранен, да и мы абсолютно не подготовлены: ни оружия, ни провизии, ничего!

— Обо мне не беспокойся, доковыляю. А насчет подготовки… Там же склад! Забежим туда, экипируемся. Потом заберем Эрика, и на свободу, — пожал плечами мужчина, словно для себя все решил уже давно.

Набрала полные легкие воздуха, намереваясь продолжить спор. Ведь не для того я наводила мосты с Командиром и соглашалась на покровительство Карателя, чтобы сейчас одним махом все разрушить неподготовленным побегом.

— Завтрак, — прогремел Халк из коридора и только потом с грохотом открыл нашу дверь. — За мной!

— Нам шагу не дают ступить без сопровождения, — шепнула я Марату, пока мы шли за Отчаянным. — Как ты собираешься решать эту проблему? — с вызовом посмотрела на него.

— Никак, — нагло усмехнулся. — Ее решишь ты… Через Карателя, — и подмигнул, по-дружески обнимая меня за плечи.

Глава 5

Бывшее детское кафе уже не вызывало таких острых эмоций, как в первый раз. Ко всему привыкаешь — такова человеческая натура. Чтобы ни стряслось, постепенно мы приспосабливаемся, обрастаем броней, черствеем. Даже если мир летит под откос. Мы все равно барахтаемся до последнего, лишь бы выжить. Наверно, это заложено в нас природой…

Обвела обреченным взглядом собравшихся Отчаянных и, наметив свою цель, уверенной, но не вызывающей походкой двинулась в нужном направлении.

Удивительно, но Халк даже не собирался меня остановить. Вспомнил о вчерашнем инциденте с Кощеем? Или на него так повлиял слух о том, под чьим я теперь покровительством?

Раздумывать об этом не осталось ни сил, ни времени. Мне и так было, о чем переживать. Сердце неистово билось о ребра, а горло перекрыло комком страха. Чем ближе я подходила к нужному столу, тем меньше решимости во мне оставалось.

Вдох, медленный выдох и легкая улыбка.

— Приятного! — произнесла спокойно, но без излишней нежности и неуместного подобострастия. — Можно? — указала взглядом на свободное место рядом с мужчиной, который мог стать нашим спасением… или погибелью…

Каратель обвел меня бесцветным взглядом, словно пытаясь понять, что я задумала. Незатейливым, но властным жестом приказал остальным Отчаянным покинуть его стол. И через пару секунд утвердительно мне кивнул.

Еле сдержалась, чтобы не выдохнуть с облегчением. Вместо этого закашлялась и присела рядом с Карателем.

— У меня есть еще одна просьба, — решила не юлить, потому что с этим мужчиной нельзя было играть: раскусил бы в два счета.

— Я не золотая рыбка, чтобы исполнять все твои желания… безвозмездно, — многозначительно произнес Каратель, но сразу же рассмеялся, хрипло и грубо. — Ладно, выкладывай, что там у тебя?

Почувствовала дрожь во всем теле и жгучее желание встать и просто уйти, бросив все попытки договориться с животным. Мрачно оглянулась на Марата, что сидел вместе с Крис за столиком в противоположном углу, и поймала его приободряющий взгляд. Чертов стратег! Наверняка я пожалею, что пошла у него на поводу!

— Ты можешь освободить нас от постоянного сопровождения? — повернулась к Карателю и сразу выпалила свой вопрос, пока не передумала. — Разве мы не члены группы Отчаянных? Тем более если я под твоим покровительством…

— Мне казалось, ты еще не приняла решение, — криво ухмыльнулся мужчина.

— А мне казалось, что ты сделал это вместо меня, заявив обо всем Командиру, — парировала я.

— Прекрасно, — противно цокнул языком. — Я попробую замолвить за вас словечко… Но ничего не обещаю, — задумчиво прохрипел он, мимоходом изучив меня, недоверчиво и в то же время жадно.

Кивнула и благодарно улыбнулась. Намеревалась вернуться к своему столу, но Каратель обхватил мое запястье и крепко сжал, потянув на себя.

В это же мгновение что-то рядом с нами звякнуло об пол и зазвенело осколками. Обернулась на звук и увидела взволнованную Искру. Женщина смотрела прямо на нас с Карателем, но вдруг, словно опомнившись, перевела внимание на разбитую тарелку.

Я порывалась подойти и помочь ей, но мужчина не позволил мне этого сделать.

— Присядь, будешь завтракать со мной, — не пригласил, а, скорее, приказал он, властно и жестко.

В иной ситуации я бы взбрыкнула, но сейчас не посмела ослушаться. Вернулась за стол и дождалась, пока Искра подаст нам еду. Мне было жутко неудобно перед ней. По идее, я и сама должна не сидеть, а работать здесь, ведь именно это и есть «женские обязанности»? Или в случае с Карателем термин включает в себя нечто иное?

С трудом заставила себя съесть хоть что-то, исключительно для видимости, потому что в гнетущем обществе начальника дозора, как его представляла Искра, кусок в горло не лез. К слову, сама женщина буквально испепеляла нас взглядом.

Я явно упускала нечто важное, но никак не могла понять ее реакции. Хорошо помню, с каким страхом в глазах Искра впервые говорила о Карателе, с какой дрожью в голосе, а сейчас…

Скользнув глазами по залу, поймала на себе взволнованный взгляд Звонка. Вымученно ей улыбнулась, но девушка стиснула губы и отвернулась. Вела себя так, будто я сделала что-то неправильное…

Разгадка была совсем рядом, витала в воздухе, но я отвергала очевидное. Не буду делать поспешных выводов, а лучше поговорю потом с Искрой…

Глава 6

Моим спасением стал сигнал о том, что время завтрака окончено, а дозорных ждет Командир на совещание. Значит, Каратель первым отправится туда, и мне не придется продолжать общение с ним.

Но слабый огонек надежды был потушен в самом зачатке. Стоило мне подняться из-за стола, как мужчина последовал моему примеру. Недолго думая, он обхватил меня за талию, не давая даже пошевелиться, и рванул к себе.

— Надо обсудить условия… покровительства, — больно сжал мой бок, впиваясь пальцами в кожу с такой силой, что наверняка останутся синяки.

Краем глаза заметила вошедшего в кафе Командира. Странно, что он опять появился под конец завтрака. Будто ставил себя выше остальных, не желал находиться в обществе Отчаянных. Таким же преимуществом пользовалась и Докторша. Она в принципе ни на шаг не отходила от главаря группы, что наталкивало на разные мысли. Впрочем, почему это должно меня волновать?

Командир быстро распорядился о чем-то на кухне, после чего женщины суматошно забегали, и собрался тут же покинуть зал, однако зацепился взглядом за меня.

Но сейчас меня больше беспокоила удушающая близость Карателя и его огромная мерзкая ручища, ползущая с моей талии вниз к бедру.

— Командир здесь, — прохрипела я в алчущие губы мужчины и уперлась ладонями в его плечи.

— Значит, вечером договорим, — горячее дыхание коснулось моей щеки. — А лучше ночью…

И отстранился, позволяя мне расслабленно выдохнуть… Но лишь до конца дня…

Нехотя взглянула на Командира, но тот оставался непроницаемым. Просто развернулся и покинул помещение, словно был разочарован или как минимум недоволен.

Тем временем Каратель, пользуясь отсутствием главаря, подошел к Халку и бросил короткий приказ, после чего тот молча оставил Марата и Крис.

Так просто? Каратель решил помочь нам в обход Командира? И мы теперь свободны? Если это можно так назвать…

Стремительно приблизилась к своим ребятам, постепенно восстанавливая сбившееся от нервов дыхание.

Марат довольно посмотрел на меня и вздернул подбородок, радуясь, что у меня все «получилось» и совсем не заботясь о том, чего мне это стоило.

— Ты понимаешь, что теперь у нас не осталось другого варианта, кроме побега? — тихо фыркнула ему, когда мы выходили в холл. — Иначе, судя по всему, мне придется исполнять «женские обязанности» с Карателем. И что-то мне подсказывает, что он явно не посуду мыть попросит… — прошипела злостно.

Друг лишь ухмыльнулся и наклонился к моему уху.

— Нам нечего здесь делать, Ань, — проговорил чуть слышно. — Ты же видишь, они психи похлеще Пули. Вас с Крис они точно не отпустят по-хорошему, у них и так баб мало. А если и отпустят, что вряд ли, то «голых», без ничего, как пришли. И мы недолго протянем на улице… Пока есть шанс, надо пролезть на склад, набрать всего необходимого и драпать. А Каратель пусть сам… посуду себе моет, — подмигнул ехидно, но его слова не сильно меня успокоили.

— Как-то это… подло, — вздохнула я, вспомнив, что Командир все же пошел нам навстречу, несмотря ни на что: прислал Докторшу, выдал антибиотики, отвел меня к Эрику.

К тому же, Отчаянные вообще могли не принимать нас тогда — мы сами напросились. А теперь планируем «ограбить» их и сбежать? Надо обдумать все прежде, чем принимать окончательное решение…

Может, не все так безнадежно здесь…

Однако Каратель на другой чаше весов настойчиво тянул вниз…

Да и Эрик, у него здесь точно нет шансов…

— Конец света на дворе. Каждый сам за себя, — хмыкнул Марат и пожал плечами.

Глава 7

В холле нас догнала Искра. Поравнявшись, молча провела до комнаты и вошла вместе с нами, опасливо оглядевшись и заперев за собой дверь. После этого испытывающе посмотрела на меня.

— Искра, что случилось? — я первой разорвала гнетущую тишину.

Женщина сложила руки на груди, но потом, вздохнув, опустила их вдоль туловища. Она или злилась, или нервничала, или боялась — я так и не смогла прочесть истинные эмоции.

— По поводу Карателя, — пробормотала Искра.

— Слушаю, — осторожно протянула я, не решаясь продолжить больную тему.

— Ты под его покровительством теперь? — спросила женщина, а я напряженно взглянула на Марата и Крис, словно ища поддержки, и только потом кивнула. — И я тоже… — ошарашила меня Искра.

Почувствовала, как к горлу подкатывает ком страха и ярости — гремучая смесь! Услышав рядом нервный смешок Марата, мгновенно вспыхнула.

— И как прикажешь мне теперь из этого гарема выпутываться? — зашипела на него.

— Я уже сказал, как. Просто признай, что иного пути нет, — пожал плечами друг, будто специально добивался моего положительного решения.

Мне определенно было, что ему сказать, но я с опаской покосилась на Искру, которая все это время не сводила с нас внимательных глаз и будто вся превратилась в слух.

— Искра, я не собиралась соглашаться на покровительство Карателя, но обстоятельства сложились таким образом… — попыталась оправдаться я, но на глаза женщины вдруг навернулись слезы.

— Он сам предложил тебе? — хрипнула она, но тут же перефразировала свои слова. — То есть, я имела ввиду, Каратель спрашивал твоего согласия? — на вопрос Искры я неторопливо кивнула. — Обычно он берет без спроса все, что захочет, — горько усмехнулась она, опустив голову.

Я обхватила себя руками, пытаясь унять внезапно прокатившуюся по телу дрожь. Во что я вляпалась?

— Каратель опасен? — сглотнув, выдавила из себя я. — Он сделал тебе что-то плохое, Искра? — спросила, хотя ответ и так был на поверхности: в ее затравленных глазах, трясущихся губах и поникших плечах…

— Опасен, — кивнула женщина и притихла.

— Искра, — вмешалась в разговор Крис. — Расскажи? Ты можешь доверять нам! — и, подойдя, погладила ее по плечу.

Тем временем Марат присел на матрас в углу комнаты и оперся спиной о стену. Несмотря на то, что он хорохорился, я все равно видела его ужасное самочувствие. Так себе беглец!

Впрочем, и здесь возможности помочь ему таяли на глазах. Антибиотики в ограниченном количестве, но главное, что отрабатывать их мне придется, кажется, жестко…

Что касается Командира, то его я пока что не поняла. Он будто держался особняком, был погружен все время в свои мысли. Следует отдать должное, безопасность Ком обеспечил отлично, да и порядок навел четкий и понятный. Но его абсолютно не интересовало, что происходит внутри группы, между ее членами. Здесь он доверился Карателю. А зря…

— Меня называют Искрой за эти шрамы в виде искорок, — прервала мои мысли женщина.

Следом она неуверенно коснулась рукой высокого ворота своей кофты и, помедлив, все же приспустила его, оголяя шею.

От подбородка по всей шее проходили тонкие шрамы, разбросанные хаотичной россыпью. Действительно, было похоже на искры, словно от бенгальских огней.

— Но мало кто знает, как на самом деле они появились, — обреченным тоном добавила женщина. — Официальная версия — обожглась брызгами кипящего масла на кухне, но… — сглотнула и спрятала взгляд. — Это сделал Каратель, нанес мне ожоги, потому что я сопротивлялась ему. Очень давно, еще до того, как мы прибыли в торговый центр. Отчаянные тогда базировались за городом, на одной из бывших ферм. Они нашли и спасли меня во время одной из вылазок. Но с тех пор пришлось быть личной рабыней Карателя…

— Почему ты ничего не сказала Командиру? — ахнула я, вспоминая, как тот говорил о «прямой жалобе».

— Ты серьезно? — Искра посмотрела на меня как на полную дуру. — Командир с Карателем — друзья близкие, еще со времен «прошлой жизни». Они вдвоем группу Отчаянных организовали и во всем друг друга прикрывают. Поговаривают, что они были как-то связаны с военными, еще до Пустых, — заговорщически шепнула женщина, а я про себя отметила, что от ее испуга и боли не осталось ни следа. — Но, честно говоря, сомневаюсь. Мы же ферму оставили только потому, что в округе появились военные. Зачем Командиру и Карателю сбегать от своих же, верно? — спросила будто саму себя.

— Ты хотя бы пыталась? — я испытывающе посмотрела на нее.

— Пыталась, — пролепетала Искра, опять выпуская свой страх наружу. — И вот результат, — указала на свои шрамы. — А вы что-то задумали? — вдруг спросила она.

— Да, мы сваливаем отсюда, — выпалила Крис, а я даже остановить ее не успела. — А Искра идет с нами, — дерзко вздернула подбородок и воинственно посмотрела на меня.

Марат в углу тихо усмехнулся, но тут же закашлялся. Не нравилось мне его состояние!

В свою очередь, Искра посмотрела на меня полными надежды глазами, словно я была ее личной Мессией.

В этот же момент в дверь настойчиво постучали, а потом в зазоре показалась квадратная голова Халка. Искра испуганно отступила и спряталась, чтобы Отчаянный ее не видел.

Я с подозрением покосилась на женщину, но потом перевела все внимание на заглянувшего Халка.

— Вашего парня, Эрика, собираются изгнать после полуночи, — шепнул он заговорщически, поглядывая на Марата. — Приказ Командира…

— Эй, Халк, ты ключи нашел? — послышалось из коридора.

— Здесь их нет, — прокричал мужчина, не оборачиваясь. — Да я на посту их оставил, — и, кивнув нам, покинул комнату.

И хоть я до сих пор была против идеи с побегом, мне элементарно не оставляли выбора…

Часть пятая

Глава 1

Ночь побега

Анна

К ночи Марат будто обрел второе дыхание. Он шел впереди, идеально ориентируясь в темноте, словно ему не нужно было видеть — достаточно чувствовать. И это должно было насторожить меня, но ситуация сложилась такая напряженная, что не было времени анализировать происходящее.

Мы с Крис и Искрой следовали за Маратом по пятам. Без неожиданностей преодолели коридор, не встретив никого на своем пути, и остановились у железных дверей.

Я оглянулась, но во тьме не смогла ничего разглядеть. Тогда прислушалась: из коридора не доносилось ни единого шороха.

Тем временем Марат достал связку и принялся подбирать нужный ключ. Через пару минут замок щелкнул, и железное полотно отворилось медленно, но с противным скрипом.

По очереди прошмыгнули друг за другом сквозь образовавшуюся щель и осторожно прикрыли за собой дверь, чтобы не шуметь, но при этом не оставлять нараспашку: нам не нужно лишнее внимание Отчаянных.

Оказавшись внутри, включила фонарь и пошла первой, так как единственная из всех знала дорогу к камере Эрика. По пути не удержалась и все же посветила в сторону баррикад — туда, где в прошлый раз слышала протяжные стоны. Но сейчас на нулевом этаже было тихо, что не могло не радовать.

Остановилась возле нужной пластиковой двери и кивнула головой Марату. Крис и Искра держались чуть поодаль, наблюдая за входом на нулевой, чтобы предупредить в случае внезапного появления Отчаянных.

Марат приоткрыл дверь, а я сразу же направила луч света в сторону Эрика, не торопясь приближаться к нему.

Худшие опасения подтвердились. Друг, уже бывший, все так же сидел в углу, как и днем, но теперь его руки были испещрены черными венами. Почувствовав нас, Эрик поднял голову и замер, глядя сквозь меня стеклянными глазами.

— Все кончено, — шепнула я, сглотнув ком в горле.

Попятилась назад, намереваясь вытолкнуть Марата в коридор и выйти, плотно закрыв дверь. А потом сообщить Командиру о произошедшем. Я слабо представляла, как именно буду оправдываться за свою ошибку, но идея с побегом потеряла свой смысл.

Насчет Искры и Карателя, а также покровительства — тоже расскажу главному, в деталях, и пусть он разбирается.

Командир был прав насчет Эрика и в то же время держал его тут до последнего. Потому что я попросила. А это о чем-то говорит! Думаю, мы сможем найти общий язык, если постараться…

— Мы возвращаемся, — тихо приказала я, не сводя взгляда с Эрика.

Но уткнулась спиной в грудь Марата, который и не собирался сдвигаться с места. Стоял позади каменной глыбой, непробиваемой и нерушимой.

— Мы… возвращаемся! — настойчивее повторила я, не оборачиваясь, чтобы не терять зрительной связи с теперь уже Пустым другом.

И вновь никакой реакции от Марата. Застыл и растерялся от страха и шока? Не похоже на него!

— Что происходит? — послышался из коридора тихий голос Крис.

В этот же момент Марат резко развернул меня к себе лицом и больно схватил за плечи, сжимая и не давая шанса вырваться. И откуда только взялась такая сила у раненого мужчины?

— Ань, мы действуем по первоначальному плану, — гипнотизируя меня взглядом, чуть ли не по слогам произнес он. — И забираем Эрика с собой, — повелительным тоном.

— Ты чокнулся? Он Пустой! Он опасен… — напряженно проговорила я, но друг не позволил закончить.

Убрал от меня руки, но тут же приложил указательный палец к моим губам, грубо сминая и таким образом призывая к молчанию.

— Нет, он не причинит вреда… — ухмыльнулся Марат и добавил, — …нам с тобой.

Всмотрелась в его лицо и только сейчас заметила слабое свечение в глазах и тонкие серебристые нити под кожей, едва различимые, да и то лишь в кромешной тьме.

— Искра исчезла куда-то… Мне это не нравится. Ребята, что там у вас? — взволнованно проговорила Крис, но ее голос звучал приглушенно.

Закрыла глаза на мгновение, делая глубокий вдох, и распахнула широко, чтобы в последний, решающий раз посмотреть на Марата.

— Крис, беги! Оба заражены! — завопила я в темноту, не боясь привлечь внимание Отчаянных.

Наоборот, их появление было бы сейчас как нельзя кстати. Я сглупила, когда послушала Марата. Не понимаю, как вообще согласилась на этот побег. Будто мной руководило что-то неподвластное мне, туманило разум, диктовало свою волю.

"Будь с нами", — донеслось будто издалека, но почему-то моим собственным голосом…

Глава 2

Тот, кого я считала другом, скривил лицо в зверином оскале и со всей силы толкнул меня вглубь комнаты, так что я отлетела к дальней стене и, ударившись, упала рядом с Эриком.

Рискнула пристально посмотреть на Марата, тщетно надеясь, что его это остановит, как Пустых.

— Дура, — проревел он, дошел до середины помещения, но тут же схватился за голову, словно его мучила мигрень. — Не понимаешь ничего!

Не остановило… Если Марат заражен, то разве не должны сработать «гляделки»? А если нет, то почему мужчина ведет себя так агрессивно?

Морщась и постанывая от боли, я отползла от сидящего в углу Эрика. Тот почти не двигался, будто лишился сил. Скользнула взглядом по зеркалам, которыми были усеяны все четыре стены. Отчаянные сделали такой «ремонт» не просто так…

Сохранила эту мысль в чертогах своего сознания, чтобы достать и обдумать позже, когда буду в безопасности. Если у меня вообще появится это «позже»…

Попыталась привстать, придерживая рукой поясницу и опираясь о стену.

— Когда ты успел, Марат? — всхлипнула я то ли от отчаяния, то ли от острой боли, что прострелила мою спину. — Нас же осмотрели Отчаянные, как только мы прибыли к ним, и не нашли меток Пустых.

— О нет, все случилось позже, — захохотал мужчина, и его «подсветка» почему-то стала ярче. — Я был с Эриком, когда вернулась Ира и… посвятила меня, — приподнял рукав кофты, и я увидела черный след ближе к локтю. — Просто скрыться успел раньше, чем прибыли эти… черви, — ядовито выплюнул, имея ввиду Отчаянных.

Я ошеломленно испепеляла Марата взглядом. Что он несет? На него так странно действует заражение? Сейчас мужчина очень похож на Пулю, совсем как в ту роковую ночь в кинотеатре. История повторяется. Дежавю чертово!..

— Черви? — фыркнула я, взывая к остаткам его здравого смысла. — Да они спасли нас!

— Они… убивают… нас… — неестественно прохрипел мужчина. — Сопротивляются… Не дают жить… Или сами попадаются слабые… Слишком слабые, чтобы принять нас…

Марат шел ко мне все медленнее, словно силы покидали его. Всему виной зеркала? Тогда, возможно, у меня есть шанс спастись.

Совладав с болью, рывком поднялась на ноги, намереваясь обогнуть мужчину и рвануть к двери.

— Марат! — воскликнула я, когда он вдруг схватил меня одной рукой за волосы, а другой за пояс джинсов сзади.

Мгновение — и оторвал меня от пола, швырнув в сторону заколоченного окна под потолком, да с такой силой, что я спиной пересчитала все вбитые гвозди. А вдобавок повредила ногу при падении с высоты. Вскрикнула от пронизывающей колено боли, а на глазах проступили слезы.

— Если ты не с нами, значит, против нас, — постановил Марат, а я понять не могла, что имел ввиду этот безумец. — Тогда ты не оставляешь нам выбора.

Мужчина достал из кармана кухонный нож: и когда только он успел его умыкнуть у Отчаянных? Прокрутив холодное оружие в руках, стремительно приблизился ко мне. Словно во сне, наблюдала, как он вонзает острие в мое запястье и ведет вверх, оставляя борозду, разрывая вены, из которых мгновенно проступает темная кровь.

— В тебе много человеческого, — не своим голосом просипел Марат. — Может, это мешает? — задумчиво добавил, продолжая полосовать мою кожу.

Из коридора послышался грохот. Потом голоса, какие-то приказы. Кажется, я даже слышала Командира, впрочем, это могло быть плодом моей измученной фантазии.

Марат тоже понял, что пришли Отчаянные. Молниеносно отшатнулся от меня и дернулся к выходу, видимо, намереваясь сбежать. Надеюсь, он не заразит никого по пути.

— Надо разрушить баррикады… Впустить… — повторял на ходу Марат, как умалишенный.

Он ставил себе тут же цель, что и Пуля тогда, словно кто-то или что-то диктовало, что делать.

Я хотела закричать, чтобы предупредить Отчаянных, но вышел жалкий хрип. Неужели и их группу ожидает та же судьба, что и нашу? Только на этот раз все из-за меня…

«Как я могла так подставить Отчаянных», — билась в голове съедающая душу мысль.

«Они чужие нам, никто», — боролась с ней другая, враждебная, словно не моя вовсе.

Мне было сложно понять, что со мной происходит. Взволнованно посмотрела на свою окровавленную руку, ища на коже метку Пустых. Но, кажется, Марат не оставил ее, когда прикасался ко мне. Или она проявится позже?

Легла на пол, чувствуя, как силы покидают меня. И даже боль в какой-то момент притупилась.

Краем глаза заметила шевеление в углу, где все это время примерно сидел Эрик. Черная фигура всколыхнулась и принялась подползать ко мне. Медленно, словно в поставленном на паузу и срывающемся с нее фильме ужасов, зловеще и неумолимо. И вот я уже вижу перед собой лицо бывшего друга.

— Прости, Ань, — прозвучало в моей голове голосом Эрика, но я списала все на галлюцинацию, потому что сам мужчина даже губ не разжал.

Но вместо этого приблизился вплотную, а на «гляделки» у меня не осталось сил. Последнее, что я запомнила, это стеклянные глаза Эрика, в которых вдруг заплескался голубой огонь…

Глава 3

Командир

— Потерпи, родная, я вытащу тебя отсюда, — повторяю, наверно, в сотый раз, но сам себе не верю.

Света без сознания, просто обмякла в моих руках, будто тряпичная кукла. Может, ей вкололи что-то на базе? Выберу пока эту версию, потому что другая причиняет много боли…

Моя куртка цвета хаки слишком велика для Светы и постоянно сползает с ее хрупкого тела. Поправляю, скрывая под верхней одеждой выглядывающий медицинский костюм.

Мы бродим по долбанному лесу уже около часа, запутывая следы. Но я понимаю, что время играет против нас.

Выхожу к дороге, на свой страх и риск, потому что понимаю: пешком дальше нельзя. Нас быстро найдут, меня закроют за дезертирство, а Свету… даже не хочу думать от том, что будет с ней…

Нет, не позволю!

Единственный человек, которому я могу доверять сейчас, — это Карим, но его дом далеко отсюда. Значит, нужен транспорт. И я в лепешку разобьюсь, но найду его…

Из-за поворота показывается военный уаз. Черт, удача явно сегодня повернулась ко мне задом. Впрочем, как и всегда.

Собираюсь отступить и скрыться за деревом, но ценная ноша в виде Светы не позволяет сделать это быстро. Да и местность как назло слишком открытая и куцая.

Уаз с визгом тормозит напротив нас, на другой стороне дороги. Понимаю, что сбежать не получится.

Надвигаю свою военную кепку чуть ли не на глаза, а лицо пытаюсь скрыть шарфом, но ткань сползает с гладко выбритых щек. Свету сильнее укутываю в безразмерную куртку.

Нащупываю пистолет в кармане и готовлюсь к худшему, но стекло опускается — и из машины выглядывает гражданская девчонка. Какого черта она за рулем военного уаза? Впрочем, это наш единственный шанс, поэтому плевать.

— Эй, помощь нужна? — выкрикивает она и качает головой, приглашая нас в машину.

Да уж, отчаянная баба. Слепа в своем желании спасти ближнего. В сложившихся обстоятельствах долго она здесь не протянет. Но это ее проблемы…

Убираю руку от оружия, удобнее перехватываю Свету, потом киваю и быстро приближаюсь к автомобилю — нашему спасению.

Девчонка наблюдает, как мы с трудом забираемся на заднее сидение, и мгновенно трогается с места. Не сразу замечаю, что в машине есть еще кто-то. С подозрением сканирую взглядом мужика впереди, но выдыхаю: тоже гражданский.

— Что с ней? — девчонка смотрит на нас через зеркало заднего вида.

Опускаю голову, стараясь не встречаться с ней взглядом. Еще не хватало, чтобы она запомнила мои приметы.

— Споткнулась в лесу, упала неудачно. Сейчас без сознания, — вру неубедительно, но для них сойдет.

Девчонка вздыхает и замолкает на мгновение.

— Меня зовут Аня, а это Марат, — выдает после паузы.

— Руслан, — на автомате называю свое настоящее имя и тут же осекаюсь: идиот.

— Куда вас отвезти, Руслан? В больницу? Только дорогу покажите, я плохо ориентируюсь здесь, — вызывается помочь.

— Нет, не в больницу. Домой, — откашливаюсь я, но называю адрес Карима.

Вспоминаю, что Анна плохо ориентируется в области и чуть ли не на пальцах объясняю, как доехать.

— Все-все, поняла, — охотно кивает девчонка, и я в очередной раз удивляюсь ее готовности помогать другим, причем посторонним, людям.

С такими моральными принципами в этом жестоком мире не выжить, по себе знаю…

— Ань, нам вообще-то из области валить надо, — укоризненно протягивает Марат.

— Свалим, одно другому не мешает, — фыркает Анна.

— Вас не выпустят, — хрипло бросаю я и тут же ругаю себя за то, что выдал гражданским информацию.

— Почему?

— Область оцеплена, — отрезаю и умолкаю, ведь и так сказал много лишнего.

— Мы — журналисты, позвоним в редакцию, если что. Не имеют права не выпустить! — дерзко выдает Анна.

Исподлобья смотрю на нее: брюнетка, на вид и тридцати лет нет, красивая. И почему-то кажется мне знакомой. Память на лица у меня идеальная. По долгу службы. Лихорадочно роюсь в глубинах своего сознания — и достаю нужный образ.

Именно эту дуру я встретил возле воронки во время первой аварии на базе. Непроизвольно скриплю зубами от злости. Ничему ее жизнь не учит! Зачем вернулась?

Неосторожная, упертая. И абсолютно не в теме, что происходит здесь.

Обречена, а жаль…

— Мобильную связь отключили полчаса назад, — последняя попытка достучатся до глупой «суицидницы».

— Марат, проверь, — приказным тоном говорит Анна, и мужчина тут же слушается.

Достает телефон, набирает номер и прикладывает трубку к уху. А потом отрицательно мотает головой.

Брюнетка тяжело вздыхает и сжимает губы, видимо, судорожно размышляя, как ей поступить. Но при этом машину направляет по нужному мне маршруту.

Не знаю, сколько времени проходит, но мне кажется, что целая вечность. Я все время смотрю на Свету, поправляю одежду, трогаю рассыпавшиеся волосы, прижимаю к себе безвольное тело.

Наконец, автомобиль тормозит возле дома Карима. Анна паркуется хреново, что меня не удивляет.

С трудом выгружаюсь из салона и боком, так как руки заняты, захлопываю дверь.

— В получасе езды есть ферма, там можно перекантоваться некоторое время. Местные отзывчивые, примут, — не выдержав, бросаю на ходу.

Потому что действительно считаю ферму лучшим местом, где можно переждать происходящую вокруг ерунду. И где реально выжить…

Это все, что я могу для них сделать.

— Удачи вам, Руслан, — улыбается Анна и уезжает, оставляя лишь облако пыли и выхлопные газы.

И тебе, журналистка…

Ускоряю шаг, направляясь к знакомым кованым воротам.

— Еще чуть-чуть, родная, — наклоняюсь к Свете, но не слышу ее дыхания. — Карим! — ору надрывно, едва войдя во двор.

Толкаю плечом створку ворот, закрывая за собой на всякий случай. Кто знает, вдруг и здесь уже бродят зараженные. Эта дрянь распространяется слишком быстро, как в гребанных фильмах ужасов…

Света вдруг шевелится в моих руках. Осторожно опускаю ее на землю, присаживаюсь рядом. Поглаживаю шелковистые волосы цвета пшеницы и с надеждой всматриваюсь в родное лицо.

— Ты как? — шепчу ей ласково.

Света кашляет, медленно поднимает голову — и я встречаюсь взглядом с ее стеклянными глазами…

Нет!

***

Просыпаюсь от собственного крика и удушающей жары, которая исходит не извне, а сосредоточена внутри меня. В дверь настойчиво стучат. Звуки и ощущения сливаются воедино, взрывая мозг.

— Командир! — доносится снаружи. — Журналистка побег организовала. Они на нулевом сейчас. Какие будут приказы?

Черт, серьезно? Одни неприятности от нее!

Какие приказы? Оставить ее там, и пусть «драгоценный» Эрик опустошит ее, раз она так долго и упорно к этому идет!..

Глава 4

Командир

Противореча своим мыслям, быстро поднимаюсь и выхожу к Отчаянным. Собираю группу из пяти человек, выдаю оружие, проговариваю план действий.

Все на ходу, чтобы не терять времени. Оперативно и четко. Армейская дисциплина творит чудеса…

Мгновение — и мы у железных дверей, где уже ожидает Каратель. Киваю ему и жестами объясняю, что будем делать. Понимает меня незамедлительно. Мы словно коллективный разум. Я привык — столько лет служили вместе.

Каратель открывает двери. Вперед влетают двое с оружием, за ними следует Халк, подсвечивает путь фонарем. Еще двое прикрывают им спины, а мы с Карателем заходим последними.

Вижу шевеление у баррикад, замечают его и ребята. Слышат приказ — и направляются туда.

Без предупреждения стреляют по фигуре из обычного пистолета. А я бросаю грубое ругательство.

— Я позволил им, развязал руки, — поясняет Каратель. — За бунт у нас строгое наказание…

— Изгнание! — рыкаю недовольно. — Изгнание, а не убийство…

— Разве не одно и то же? Так хоть мучиться не придется, — цинично хмыкает. — Не переживай, это не Журналистка, — тихо добавляет.

Продолжаю всматриваться в сторону баррикад и узнаю в застреленном человеке Марата. Собираюсь отозвать людей и приказать им перешерстить весь нулевой этаж, по крайней, мере, то, что подконтрольно нам, но тело вдруг поднимается и движется к нам.

Значит, Пустой?

— Готовьте оружие! — кричу им, но понимаю, что для подзарядки нужно время.

Сам не свожу с Марата взгляда, но не раз испытанный прием почему-то дает осечку. Пустой не застывает. Вместо этого яростно вырывает огромную трубу из баррикад и с легкостью бросает ее в нашу сторону. Ребята успевают увернуться.

— Жалкие черви! — раздается хриплый голос.

Марат? Но Пустые не разговаривают, не мыслят…

Оружие готово. Ребята срабатывают оперативно. Направляют лучи четко на Марата — и уже через пару секунд рассеивают его.

Короткая передышка, во время которой обращаю внимание, что оставшиеся от Пустого частицы светятся. Впервые такое вижу.

Толкаю плечом Карателя, но лишь недоуменно покашливает. Обсудим это позже, а сейчас нужно распределить ребят.

Двое Отчаянных остаются, чтобы подлатать баррикады, остальные разбредаются по этажу. Бросаю быстрый взгляд на самую дальнюю дверь, ту, что притаилась возле выхода на парковку. Дерево, оббитое листами железа и выкрашенное в неприметный темно-коричневый цвет, под тон стен, не сразу привлекает внимание. Это было сделано специально: только единицы из нашей группы знают, что там.

Вижу, что дверь по-прежнему закрыта, и расслабляюсь. И только после этого поворачиваюсь к Карателю, вопросительно и хмуро испепеляя его взглядом.

— И как ты допустил это? — чеканю каждое слово, намекая на совершенный побег. — Не уследил за Журналисткой, которую взял под покровительство…

Сам факт именно этого покровительства меня раздражал. Во-первых, у Карателя уже была Искра, с которой у них сложились довольно близкие отношения. Только она могла терпеть и принимать его «особые предпочтения»… Во-вторых, Журналистка, соглашаясь на предложение Карателя, вообще не понимала, на что шла. Пыталась спасти друзей, не думая о последствиях и угрозах для себя. Эту сумасшедшую даже конец света не исправил. Все такая же… отчаянная…

— Я подослал к Журналистке Искру, которая и узнала о готовящемся побеге, — сообщает Каратель, пока наши люди выполняют поставленные задачи.

— Если знал, почему не предотвратил? — поворачиваю к нему голову и смотрю с гневом. — Решил наказать их? — сам догадываюсь о его мотивах. — А если из-за твоих игр Отчаянные пострадают?

— Может, надеялся, что одумаются? — ехидно произносит он, но осекается и продолжает серьезнее. — Искра пошла с ними. И в нужный момент оставила, чтобы сообщить мне. Наши люди прибыли незамедлительно. В коридоре встретили девчонку, как ее там зовут, — щелкает пальцами, вспоминая. — Крис, что ли… В общем, она сообщила, что внутри остались Журналистка, Эрик и Марат, причем мужчины заражены оба. Ну, а дальше ты знаешь…

— Ты был обязан доложить мне! — хриплю и выплевываю ругательство.

Тяжело вздыхаю и сжимаю кулаки. Собираюсь грубо отчитать Карателя за то, что тот рисковал всей группой, пригрозить наказанием, но меня прерывают.

— Командир, загляните сюда, — слышу голос Халка из камеры, где мы держали Эрика.

Не нравится мне его тон, совсем не нравится…

Стоит мне переступить порог, как вижу два тела на полу, измазанные и окруженные кровью. Странно, Пустые так «грязно» не убивают.

В одном узнаю Эрика, по одежде. Приказываю Халку осмотреть его, а после вынести за баррикады. Надо было изгнать сразу же, а не идти на поводу у Журналистки…

Ко второму телу зачем-то приближаюсь сам. Хотя моя задача здесь — давать распоряжения, а не марать руки… Но меня тянет невидимой силой присесть рядом с распластанной на полу фигурой и убрать спутанные волосы с ее бледного лица.

Журналистка…

Все, допрыгалась? Пустая? Мертвая?

Почему-то вместо облегчения от того, что избавился наконец от идиотки, чувствую горечь. А перед глазами мелькают картинки из моего прошлого, которое возвращается каждую ночь, мучая кошмарами, вновь и вновь показывая Свету, заставляя меня испытывать вину за то, что не смог помочь…

Между событиями нельзя проводить параллель, да и к этим двум женщинам я отношусь по-разному, но мозг почему-то считает иначе.

Прикладываю пальцы к шее Журналистки и ощущаю, как под ними пульсирует сонная артерия. Облегченно выдыхаю.

Жива, но надолго ли?

Хочу осмотреть ее на наличие меток, но все испачкано в крови. Тогда принимаю крайне неправильное решение, о котором могу пожалеть. Нерациональное, рискованное, глупое… Но почему-то не могу сейчас иначе.

— Позовите Докторшу! — строго рявкаю Отчаянным.

Глава 5

Анна

Между моей измученной спиной и твердым, ледяным полом — плотное одеяло, но его не хватило, чтобы сгладить ноющую боль и дискомфорт во всем теле. Мне настолько холодно, что я вся дрожала. Повернулась набок, пытаясь скрутиться калачиком, и подложила руку под голову.

С удивлением заметила повязку, идущую от моего запястья вверх, — и в этот момент разум прострелило жуткими воспоминаниями.

Марат… Эрик… Кровь… Стеклянный взгляд… И пустота…

Осторожно приподнялась на локтях, а потом, прислушавшись некоторое время к себе, все же села, прислонившись спиной к сырой стене. Неприятные ощущения остались, но все оказалось не так плохо.

Из заколоченного окна под потолком еле пробивался свет. Сложно было разобрать, какое сейчас время суток. Осмотрелась вокруг: я все еще находилась в зеркальной камере, но Эрика рядом не было. Само помещение выглядело чистым, будто его убрали специально, даже кровь отмыли, которой с меня наверняка вылилось немало.

Удивительно, как я вообще жива осталась!

Только сейчас заметила, что на мне новая одежда: джинсы и теплый свитер, под которым синяя фирменная футболка. Ощупала и оглядела саму себя, смущенно понимая, что нижнее белье тоже свежее. Надеюсь, меня переодевал кто-то из женщин.

Впрочем, я же чуть не умерла! Поэтому плевать, кто именно видел меня обнаженной. Главное, что спас! Но в моей голове сразу возник закономерный вопрос: зачем?

За бунт и организацию побега мне грозит изгнание. Так не проще было просто позволить мне отойти в мир иной? Почему на меня потратили бинты, лекарства и одежду? И тем самым заставили еще острее почувствовать свою безграничную вину…

Встала, ошеломленно осознавая, что мое общее состояние вполне удовлетворительное. Но ведь с легкой руки Марата я летала по всей комнате, повредила спину и колено, истекала кровью…

Медленно подошла к одному из зеркал.

Выглядела я, мягко говоря, неважно: бледная, исхудавшая, осунувшаяся. Новые вещи висели на мне, как на бесформенном манекене.

Приблизилась и тронула подушечками пальцев синяки под глазами. Испуганно уставилась на себя — и вскрикнула, тут же прикрыв рот ладонью. И только сейчас я поняла, что именно во мне не так…

Из зеркала на меня был устремлен небесно-голубой взгляд. И все бы ничего, да только цвет моих глаз от рождения и всю жизнь был золотисто-карим…

Лихорадочно помотала головой и часто заморгала, пытаясь прогнать наваждение.

Вдох — шумный выдох…

Еще раз взглянула в зеркало. Теперь глаза стали прежними. Значит, привиделось…

Что ж, после всего пережитого галлюцинации — это еще не самые страшные последствия. С ними справлюсь как-нибудь. Тем более, у меня есть проблемы гораздо серьезней. И судя по звуку шагов за дверью, одна из них приближается прямо сейчас…

Вздрогнула, когда на пороге моей камеры появился Командир собственной персоной. Судорожно сглотнула и замерла, совсем как Пустые, когда на них смотришь.

Застыл и Ком, подозрительно буравя меня взглядом.

— Привет, — просипела я, пока он окончательно не решил, что я заражена, и не приказал рассеять меня на частицы.

На мгновение мне показалось, что Командир выдохнул с облегчением, но уже в следующую секунду черты его лица ожесточились, а на скулах заиграли желваки. Не к добру это…

— Ну и какого черта ты это сделала, Журналистка? — опасно надвигаясь на меня, злобно проревел он.

— Я объясню! — подняла руки, словно сдаваясь. — Но прежде хочу сказать, что идея побега полностью принадлежит мне, как и его организация. Мне и Марату, никто другой не виноват, — выпалила на одном дыхании, желая обезопасить Крис и Искру от «правосудия» Отчаянных.

Хотелось спросить, все ли в порядке с ними, но пока что я молчала, не желая их подставлять.

— Какая же ты дура, — покачал головой Ком. — Только усложняешь свое и без того безвыходное положение!

— Я готова ответить за свой бунт, — с показной уверенностью в голосе произнесла я, хотя внутри все трепетало. — И принять наказание…

— Искра подставила тебя, — небрежно бросил, будто хотел достучаться до меня. — Она действовала по поручению Карателя…

— Значит, Каратель запугал ее! — воскликнула я. — Он издевается над ней, эти шрамы…

— Я уже в курсе, что она тебе наговорила. Все это ложь, — прорычал мужчина, заводясь с полуоборота. — Шрамы у Искры были еще до того, как мы нашли и спасли ее. Что касается Карателя, то у него действительно… кхм… специфические предпочтения… Но Искру все устраивает… — откашлялся нервно и продолжил. — Что я говорил тебе о прямой жалобе? Так вот, от нее таковых не поступало…

— Страх? — предположила я, что именно руководит Искрой.

— Привязанность, — парировал он. — Искра предала тебя, а ты продолжаешь оправдывать ее. Что ты за человек?

Неопределенно повела плечами и спрятала взгляд.

— Крис выжила? — всхлипнула я, боясь ответа.

— Да, — незамедлительно ответил Командир, будто не желая меня волновать. — Жива, здорова и без меток. Но наказание тоже понесет…

— Нет, пожалуйста, — взмолилась я, подходя ближе. — Во всем виновата только я, — взяла его за руку и посмотрела в черные глаза, которые пылали от ярости и еще чего-то, неведомого мне.

Неизвестно откуда возникшее лазурное свечение затягивает меня, унося отсюда. Но куда?

Словно сквозь дымку тумана вижу… себя со стороны… Сидящую у воронки с бурлящей субстанцией…

Вспышка — и вот я смотрю в свои же глаза, изучаю лицо. Встряхиваю себя, обыскиваю, а потом выхватываю мобильный и запускаю вглубь лавы.

В реальность меня вернул грубый окрик Командира.

— Какого черта только что было? — он стал темнее грозовой тучи, а я часто поморгала. — Твои глаза… Они меняли цвет…

— Ты был у воронки тогда, в лесу? — не сдержавшись, выпалила я, не понимая, что творится с моим сознанием.

— Откуда ты?.. — свел брови к переносице.

— Увидела только что. Будто твоими глазами…

Заткнись, Аня! Что ты делаешь? Зачем рассказываешь ему? Только приближаешь свое изгнание…

Но почему-то хотелось довериться Командиру. Да и подло было бы обманывать его в очередной раз. Вдруг я заражена и стану скоро безумной, как Пуля или Марат? И опять поставлю Отчаянных под угрозу? Нет, хватит!

— Значит, они были правы, но просто делали что-то не так, — многозначительно протянул он.

А я невольно вновь окунулась в омуты его глаз.

Я в лифте, который едет вниз, под землю…

Опускаю взгляд на табло. Минус тринадцатый этаж. Как символично…

Створки открываются, выпуская меня в белоснежный коридор. На стене — стилизированное изображение разорванной цепи ДНК и надпись «Генезис». От стерильной чистоты даже в глазах рябит.

Мимо меня снуют ученые в халатах и вооруженные военные.

Здороваюсь за руку с мужчиной в камуфляже. Он что-то говорит: догадываюсь по его двигающимся губам, но слов не различаю. А после, кажется, сменяю военного на посту.

Вспышка…

Вижу улыбку красивой блондинки, скольжу глазами по ее губам и переключаюсь на точеную фигуру, облаченную в белое. Не хочу пялиться на нее, но руководить человеком, в теле которого сейчас нахожусь, я не могу. Боковым зрением все же замечаю в руках женщины пробирку со светящейся субстанцией…

— Перестань это делать! — рявкает Командир и хватает меня за плечи, вырывая из видений.

— Что делать? — шепчу я севшим голосом.

Чувствую влагу под носом. Касаюсь пальцами и, взглянув на них, понимаю, что у меня идет кровь.

Обмякаю в руках Командира, собираясь потерять сознание. Он притягивает меня к себе и обнимает, бережно, достаточно сильно. Но у меня не осталось сил анализировать его поступок.

Немного прихожу в себя, оказавшись на одеяле, сидя на полу. Ком все еще придерживает меня и беспокойно вглядывается в мое лицо.

Стараюсь больше не смотреть в его глаза, потому что очередную вспышку видений вряд ли перенесу.

Глава 6

— Значит, Пуля, как и Марат, тоже был в сознании, когда созвал к вам Пустых? — задумчиво проговорил Командир после того, как я в деталях рассказала ему обо всем случившемся, ничего не утаив. — Он точно был заражен: я лично видел метку и принимал решение о его изгнании…

— Да, Пуля прибыл к нам на пятый с меткой, но тогда мы не понимали, что это. Вел себя вполне… по-человечески, — судорожно сглотнула ком в горле, вспоминая ту роковую ночь. — А потом как с цепи сорвался. И столько в нем силы появилось!.. Впрочем, как и в Марате, — прикрыла глаза и выдохнула, вспоминая бывшего друга.

— Но на тебе меток нет, — прищурил глаза Ком. — Я проверял, — невозмутимо выдал, вгоняя меня в краску.

— Марат касался меня. И Эрик был совсем рядом, когда я истекала кровью, — проговорила это вслух, потому что мозг тщетно пытался проанализировать, что же случилось, но не мог. — Не понимаю, я должна уже быть или мертвой, или Пустой. Но я чувствую себя вполне… нормально, — неопределенно пожала плечами.

— Я не знаю, что с тобой делать, Журналистка, — заявил вдруг мужчина, и я заметила легкую тень вины и взволнованности на его лице. — По правилам, ты должна быть изолирована здесь, в зеркальной камере… Вплоть до изгнания… — на этой фразе я обреченно кивнула.

Командир замолчал, погрузившись в свои мысли и, наверно, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Но зачем ему вообще тратить силы и время на меня? Изгнать, как Пулю, — и дело с концом!

Гнетущую тишину прервал короткий стук в дверь и голос Халка:

— Командир, Отчаянные в сборе.

— Понял, пусть ждут, — распорядился Ком.

Поднялся на ноги и подал мне руку, помогая встать. Просканировал меня взглядом, полным решимости. Что задумал этот суровый мужчина?

Не произнеся ни слова, достал из заднего кармана наручники, а я ошеломленно ахнула: а это у них еще откуда?

Командир воспринял мою реакцию по-своему. Подумал, что боюсь его… Вздохнул тяжело и посмотрел на меня участливо, а потом приблизился, жестом приказывая протянуть ему руки.

— Так надо, Журналистка, — пояснил он, застегивая стальные браслеты на моих запястьях. — Тебя ждет что-то вроде суда. Но говорить буду я, не переживай.

— Ключ только не потеряй, — усмехнулась я, задумчиво гипнотизируя наручники.

Командир ничего не ответил, лишь хмыкнул неоднозначно и открыл дверь, первой выпуская меня наружу.

Отчаянные собрались в одном из просторных кабинетов. В помещении не было мебели: ее вынесли за ненадобностью, потому что здесь никто не жил.

Всем приходилось стоять. Первым я увидела Карателя. Он буквально испепелял меня глазами, сложив руки в карманы. Вся его напряженная поза вопила о том, что поддержки от него ожидать не придется. Впрочем, я и не надеялась. У нас с Карателем был договор, который я заведомо собиралась нарушить. Я обманула самого страшного и жестокого человека в этой группе, за что обязательно поплачусь.

Спрятала взгляд и от растерянности замерла на пороге, но тяжелая рука Командира на моей талии и осторожный толчок заставили сдвинуться с места. Отошла от двери, но не спешила вглубь зала. Вместо этого оперлась о стену, потому что все еще ощущала слабость.

Командир отошел от меня на пару шагов, но все же старался быть поблизости и держать меня в поле видимости. Кивком позволил Карателю начинать…

Тот говорил размеренно, долго, а я тем временем окинула взглядом присутствующих. Здесь были только мужчины, почти все члены группы, за исключением разве что тех, кто сейчас находился в дозоре. И почему меня не удивляет, что женщины не принимают участие в принятии столь важных решений. Им в принципе не дают право голоса…

Но все же одна женщина появилась — Искра, в качестве свидетеля. Не осмелившись посмотреть мне в глаза, она быстро оттараторила «свой текст», выдав меня с потрохами, и поспешно ретировалась.

— Учитывая все услышанное, мы должны озвучить решение… — начал Каратель, но его перебили.

— За бунт у нас одно наказание — изгнание, — донеслось из толпы, куда я даже взглянуть боялась.

И следом прокатилась волна одобрения. Я опустила плечи и вздохнула, принимая приговор Отчаянных, но вдруг раздался строгий голос Командира. Обхватила себя руками, потому что от его тембра на коже вдруг выступили мурашки.

— Я беру Журналистку под покровительство, и она остается, — отчеканил мужчина тоном, не терпящим возражений.

В зале поднялся возмущенный гул, и я, признаться, понимала Отчаянных.

Стоило Командиру поднять руку в предупреждающем жесте, как все стихло, а недовольные потупили взор. Вот это дисциплина!

— С этого момента Журналистка под покровительством Командира. Вы прекрасно знаете, что это значит, — стал Каратель на сторону Командира, и я вспомнила, как Искра говорила об их давней дружбе. — В правилах группы Отчаянных четко оговорено, что женщины Командира неприкосновенны…

Женщины? Почему во множественном числе?..

Но разве я имела право пререкаться или что-то уточнять?

Отчаянные окончательно умолкли, не желая выступать против двух самых главных людей в группе. А я расслабленно выдохнула и сама не заметила, как встретилась взглядом с Карателем. А дальше все произошло само собой.

Белое свечение, и я теряю над собой контроль…

Вокруг темно, слишком темно. Я включаю фонарь, и луч света устремляется вдаль. Я на нулевом этаже, иду к баррикадам.

Приближаюсь вплотную, поворачиваю и останавливаюсь возле коричневой двери. Ее не так легко заметить во тьме… Прокручиваю ключ в замке, кладу мощную мужскую ладонь на ручку…

Вспышка. И резкий скачок, вызывающий острую головную боль.

Я больше не на нулевом. Сейчас я выхожу из дома, нет, выбегаю, суматошно и быстро…

Во дворе мужчина в камуфляже и кепке. Рядом с ним блондинка в белом халате и военной куртке, явно не своей. Судя по лицу и движениям, она Пустая. Помогаю скрутить ее и обездвижить.

Мужчина нервно скидывает кепку и ослабляет шарф. Поднимает на меня черный взгляд, а я вижу его взволнованное лицо с жесткими чертами.

И по глазам узнаю Командира…

Глава 7

Жесткая хватка на локте вернула меня в реальность, но не до конца. Вместо воспоминаний Карателя на мгновение погрузилась в свои собственные.

В мыслях мелькнула картинка, как в самом начале апокалипсиса мы подвозили мужчину с бессознательной женщиной на руках. И вот я увидела их же глазами Карателя. Так таинственный Руслан — это и был Командир? А кто тогда та блондинка? Хотя какая уже разница, если ее нет в живых…

— Спрячь глаза, — шепнул мне Командир незаметно для других, и я мгновенно опустила голову, разрывая зрительный контакт с Карателем. Думаю, он успел что-то заподозрить, но вида не подал.

Через секунду в кабинет привели испуганную Крис. Зацепившись за меня взглядом, она заметно успокоилась. А я до боли закусила губу, размышляя, как помочь ей.

Заметила, как Командир тайком кивнул Карателю, и тот, недовольно скривившись, все же заговорил:

— Девушка, называющая себя Крис, принимала участие в побеге…

Я откашлялась, намереваясь взять слово и защитить подругу, но на мое плечо вдруг легла тяжелая ладонь Командира. Вздрогнула и повернулась к мужчине, который предупреждающе посмотрел на меня и отрицательно покачал головой.

Решила покориться, дожидаясь, что будет дальше. Командир странно воздействовал на меня: подчинял, заставлял слушаться и в то же время… привлекал… Слишком мощная энергетика исходила от него, сопротивляться было сродни фантастике…

— То, что она вовремя одумалась и позвала нас, стало смягчающим обстоятельством, — продолжил Каратель, а мое сердце замерло в этот момент. — В качестве наказания будет заниматься уборкой и всей грязной работой на кухне. В течение месяца. Под кураторством Искры, — заявил он.

Выдохнула с облегчением. Для Крис это ерунда — она не боится труда. Главное, что она останется здесь, в относительной безопасности, а не будет изгнана.

Не успела расслабиться, как Каратель вновь заговорил:

— В группе Отчаянных отныне ее будем именовать Спортсменкой. Думаю, здесь объяснения излишни, — мужчина скользнул многозначительным взглядом по натренированной фигуре Крис, отчего девушка зарделась и обхватила себя руками. — Да, и еще. С сегодняшнего дня Спортсменка поступает под покровительство Шрама…

Я округлила глаза от шока и, повернувшись, встретилась с таким же испуганным взглядом Крис. Подруга нервно кусала губы и заламывала пальцы, но при этом благоразумно молчала. Попыткой побега мы сделали себе только хуже, поэтому теперь обязаны ответить за опрометчивый поступок.

Перевела внимание на мужчину, которого здесь звали Шрамом, и сразу поняла, почему: через его висок, щеку и подбородок пролегала глубокая борозда, искажая грубое, суровое лицо.

Лихорадочно сглотнула и не смогла заставить себя не смотреть в его глаза, большие, чуть раскосые, зеленые. Что они в себе таят?

Перед взором лицо Крис, милое, улыбающееся. Она в кафе, на завтраке… Кажется, это было вчера… Вспышка…

Опять вижу Крис, только уже со спины. Она идет куда-то, а мой взгляд скользит по волосам цвета горького шоколада, затянутым в хвост, лебединой шее, плечам, идеальной фигурке, бедрам…

Вспышка — и я в темном коридоре, ведущем к железной двери. Навстречу мне несется испуганная Крис, хватает меня за грудки, слезно просит о чем-то: я все еще не слышу звуков и слов. Зачем-то обнимаю ее, чувствуя, как девушка, встрепенувшись, замирает в моих руках. Киваю в ответ на ее мольбу и провожу ладонью по спине…

Меня окутывает приятным теплом. Оно исходит изнутри и приводит сердце в трепет.

Понимаю, что это чувство не мое, а Шрама… Что это?

Влюбленность?..

Командир больно схватил меня за предплечье и вытащил в коридор, не дожидаясь официального окончания «суда» и проигнорировав свои же правила.

Он шел быстро и явно нервничал. На середине пути тихо процедил мне на ухо:

— Прекрати делать это с моими людьми.

Мне не нужно было пояснять, что он имеет ввиду. Но и приказ я выполнить не могла при всем желании.

— Я не контролирую это, Руслан, все выходит само собой, — виновато прошептала, случайно назвав Командира настоящим именем, ведь после видения я его знала.

Мужчина вздрогнул, словно от пощечины, резко развернул меня к себе лицом и сильно сжал за плечи.

— Ты как меня назвала? — проревел он. — Откуда ты? Хотя я и так догадываюсь, откуда, — на всякий случай избегал смотреть мне в глаза.

Да уж, такими темпами я стану здесь изгоем. Шумно выдохнула и опустила голову.

Командир собирался сказать что-то еще, но вдруг в коридоре материализовалась Докторша. Смерила меня ненавидящим взглядом, а потом перевела внимание на главу Отчаянных и заметно смягчилась.

— Журналистка будет изгнана? — не сдержав свои эмоции, ехидно протянула блондинка.

— Нет, — рыкнул Командир на Докторшу, хотя на самом деле злился на меня. — Теперь я — ее покровитель. Никто не тронет Журналистку.

Заметила, как ухмылка сползла с лица женщины, а кожа побледнела, став совсем под цвет волос. Не успела насладиться ее поражением, но Командил цепко взял меня за локоть и увлек вглубь коридора.

— Есть свободный кабинет рядом с медицинским, — крикнула блондинка вслед и, спохватившись, зачем-то рванула за нами. — Можно поселить Журналистку там.

— Докторша, не лезь не в свое дело, — Командир кипел от злости. — Журналистка будет жить со мной, — зыркнул на меня недовольно, — чтобы была под присмотром.

И тут пришла моя очередь удивляться. Но спорить я не собиралась… пока что…

— Смотри, чтобы не придушила тебя ночью эта предательница, — прошипела она, остановившись и сложив руки на груди. — Или не обратилась ненароком…

Окончание ее фразы утонуло в грохоте захлопнувшейся двери.

— Докторша права, — зачем-то ляпнула я. — Теоретически я опасна, — продолжала вбивать гвозди в крышку своего гроба.

— Теоретически я тоже, — хрипнул Командир, и по моей спине прокатилась волна дрожи. — И чутко сплю, так что даже не думай…

Не стала уточнять, о чем я не должна думать, а вместо этого просканировала уже знакомое мне помещение и остановилась на большом двухспальном матрасе. Сейчас он лежал просто на полу, накрытый простынью и теплым одеялом. Кажется, что-то отвлекло Командира от наведения порядка, вырвало прямо из постели. Или кто-то…

Следующий вопрос, на мой взгляд, закономерный, слетел с губ сам собой.

— Докторша тоже… Ну, в твоем гареме? — выдала я, не в силах побороть любопытство.

— Что ты несешь? — закатил глаза мужчина. — Докторша сама по себе, она освобождена от необходимости иметь покровителя. Слишком много пользы приносит группе…

— Просто Каратель сказал «женщины Командира». Значит, есть кто-то еще? — не унималась я.

Командир напрягся, а потом вдруг повернулся ко мне спиной, видимо, опасаясь, что я залезу к нему в голову. Не больно-то и хотелось…

— Нет, он говорил образно, — бросил мужчина небрежно. — Ты одна, — закашлялся, а потом решил перевести тему. — Я распоряжусь, чтобы тебе принесли отдельный матрас, — и стремительно покинул кабинет.

Я даже опомниться не успела, как дверь за ним закрылась с противным скрипом.

Подумав, обессиленно присела на край матраса.

Это был тяжелый день. Впрочем, кого я обманываю, все полетело под откос не сегодня, а еще полгода назад, когда в лесочке глухой деревеньки прогремел взрыв…

Командир был там и наверняка в курсе, что произошло. Он как-то странно, слишком спокойно отреагировал на мою новую способность «видеть» мысли других. Тогда как я сама до сих пор в шоке от случившегося.

Надо обязательно поговорить с Командиром и выведать у него всю информацию, чего бы мне это ни стоило. Но пока…

Выдохнув, прилегла на матрас. Окончательно осмелев, забралась под уютное одеяло, которое хранило уже знакомый мне мужской запах, и свернулась клубочком, будто кошка.

Я просто немного отдохну, пока не вернется Командир. Но веки сами предательски смежились, а разум погрузился в дрему без сновидений.

Глава 8

Очнулась от стойкого ощущения, будто за мной наблюдают. Глаза открывать не хотелось, впрочем, как и двигаться, прощаясь с окутывающим теплом.

Но я вспомнила, где нахожусь, и это подействовало на меня похлеще разряда электрошокера. Резко вскочила, отбрасывая одеяло, и села на матрасе.

И сразу увидела Командира: он оказался слишком близко ко мне. Хмуро сидел на краю матраса, так что я, поднявшись, едва не столкнулась с ним лбом. Растерянно и ошеломленно округлила глаза, но, вспомнив, что мужчина избегает зрительного контакта со мной (и имеет веский повод для этого), опустила голову. Со стороны мое поведение наверняка напоминало манеры наложницы в гареме, покорной и опасающейся смотреть в лицо повелителю. Усмехнулась глупой параллели, родившейся в моем мозгу, и откашлялась.

Только сейчас заметила бинт и антисептик в руках Командира. Он не перестает меня удивлять! Откуда такая преувеличенная забота, а главное, с какой целью?

Не издав ни звука, взял мою руку и принялся разворачивать повязку, окрашенную темно-коричневыми пятнами запекшейся крови. Командир действовал в полном безмолвии, и мне показалось на мгновение, словно я нахожусь внутри своих видений, ведь только там так тихо…

На всякий случай моргнула несколько раз и отважилась первой нарушить молчание.

— Почему не поручил Докторше? — кивнула на повязку.

— Во-первых, не стоит злоупотреблять ее трудом, особенно в таких мелочах, — отчитал меня Ком слишком сурово. — А во-вторых, не знаю, что она с тобой сделает, если вас наедине оставить, — бросил невозмутимо, но я надеялась, что пошутил.

Хотела спросить, наконец, о воронке, той блондинке и вообще моей судьбе здесь, но отвлеклась, ощутив прикосновение горячей ладони на моей поврежденной руке. Командир аккуратно провел грубыми пальцами по запястью вверх, и от этого я задержала дыхание.

«Добровольное» покровительство, говорите? Ах, вот оно какое…

Набрала полные легкие воздуха, чтобы хотя бы словесно оказать попытку сопротивления, ведь физически у меня явно не было шансов против огромного, накачанного мужчины.

Но вдруг мельком взглянула на свою руку и замерла, приоткрыв рот пораженно.

На коже не было ни следа от порезов, лишь запекшаяся кое-где кровь напоминала о нападении Марата. Более того, даже шрамов не осталось. А ведь прошло чуть больше суток…

— Хорошо, что Докторша не видит этого, — с трудом выдавил из себя Командир, продолжая поглаживать мою руку.

Высвободилась и нервно потерла кожу, убирая с нее остатки крови. Еще раз осмотрела запястье, удостоверившись, что мне не показалось: все действительно было в порядке.

— Но как?.. — всхлипнула я, начиная бояться сама себя. — Так я заражена? Или нет? Что происходит? — умоляюще уставилась на Командира, и в какое-то мгновение заметила тень сочувствия на его лице, отчего на душе стало в стократ паскуднее. Так смотрят на безнадежно больного…

— Не совсем… — проговорил медленно, словно скрывал что-то. — Сутки прошли, Пустой уже должен был проявиться в тебе, — настороженно добавил. — Разве что ты слишком хорошо играешь, подобно Пуле или Марату, а самом деле хочешь убить меня прямо сейчас, — криво ухмыльнулся.

— Нет-нет! — судорожно замотала головой. — Совсем не хочу никого убивать, и даже тебя, — глотая слова, затараторила я, а Командир успокаивающе провел рукой по моему плечу, вгоняя в дрожь все тело. — Там, у воронки… Где мы с тобой встретились впервые… — откровения сами лились из меня бурным потоком, который я была не в силах остановить. — Я коснулась этой светящейся субстанции, не знаю, как это вышло… Словно под гипнозом… И она излечила мои царапины тогда… — осознав, какую чушь несу, закусила губу. — Не веришь мне? — вздохнула, не глядя на Кома.

— Регенерация, видения… У тебя получилось то, чего не могли добиться сотни российских ученых, — тихо хмыкнул мужчина, и я четко услышала нотки грусти и отчаяния. — Особенная, — добавил чуть слышно.

— О чем ты? — прищурилась я, но мужчина не собирался объяснять. — Нет, ерунда какая-то. Ведь до сегодняшнего дня я не замечала в себе никаких способностей, — выпалила я, однако лукавила.

Как же, например, сам факт, что меня не тронул Пустой в ту роковую ночь в кинотеатре? А Пуля и Марат в один голос твердили, что я одна их них… Но исцелять себя и видеть чужие мысли я точно не умела раньше!

— Значит, что-то послужило катализатором, — Командир слегка отстранился, провел рукой по своей густой щетине на подбородке, а я лишь неопределенно пожала плечами.

Ожидала, что он продолжит размышлять вслух, но мужчина, как обычно, замкнулся в себе, предпочитая самостоятельно анализировать произошедшее. А мне оставалось послушно ждать его решения…

Короткий зрительный контакт и — вспышка!

Знакомый кристально-белоснежный коридор. Сейчас здесь царит суета. Ученые нервно переговариваются и снуют по кабинетам. Около десятка военных рассредоточены про огромному помещению. Я на своем посту, а рядом — Каратель.

Створки лифта в дальнем конце открываются, выпуская делегацию из четырех человек. Кажется, именно их все и ждали. Мужчины в деловых костюмах, поверх которых небрежно накинуты халаты, не идут, а скорее, плывут по коридору, степенно и важно.

Один из почетных гостей мельком бросает взгляд в мою сторону и тут же отворачивается, как он чего-то неважного и неинтересного. Но мне хватает мгновения, чтобы узнать его…

Максим? Мужчина, с которым я, реальная я, собиралась связать свою жизнь… Здесь? Но как? И вообще, где я сейчас?

Вместе с учеными он скрывается за дверью с надписью «Лаборатория «Генезис». Сквозь щель вижу внутри помещения ламинарные шкафы и прозрачные боксы с белыми мышами. На столе пробирки со светящейся субстанцией…

Хочу рассмотреть больше, напрягаю зрение, до острой рези, до противной головной боли, до тошноты, но…

Меня будто в водовороте закрутило — и грубо вырвало из видений.

Очнувшись, поняла, что Командир, схватив крепко, развернул меня на сто восемьдесят градусов и усадил спиной к себе. Чтобы я не смела больше смотреть ему в глаза и докапываться до истины. Ему было, что скрывать? Определенно!

— Я же предупреждал, прекрати, — прорычал яростно, жарко дыша мне в затылок. — Я скажу тебе ровно столько, сколько ты имеешь право знать. И сам! Не смей рыться в моих мозгах! — его гнев набирал обороты. — По-хорошему, мне нужно было изгнать тебя, чтобы не ставить под угрозу всю группу. Я помог тебе, но моему терпению может прийти конец. Не наглей! — до боли сжал мои плечи. — Иначе придется надеть на тебя наручники и завязать глаза…

— Звучит двусмысленно, — не удержалась от колкости и тут же зажмурилась: нужно следить за своим языком!

— Ты и правда какая-то… — обреченно проревел мужчина, — …неадекватная! — подобрав нужное слово, заклеймил меня им. — На сегодня разговор окончен.

Отпустив меня, Командир рывком поднялся с матраса и направился к двери.

— И еще, — бросил, не оборачиваясь. — Из комнаты не выходить, с другими членами группы не пересекаться, — отчеканил, словно надзиратель в тюрьме. — Будешь сидеть взаперти, пока не научишься себя контролировать…

В подтверждение нерушимости своих слов мужчина звякнул связкой ключей и, вылетев из кабинета, запер за собой дверь. Последний Отчаянный, который хоть как-то общался со мной, теперь отгородился стеной.

Тяжело, но справедливо. Главное, я жива, а остальное приложится. С тоской посмотрела на закрытую дверь и плюхнулась на матрас. Все равно делать здесь больше нечего… И так уже натворила — теперь расхлебывать…

Часть шестая

Глава 1

Несколько днейспустя

Анна

Услышала, как в замочной скважине провернулся ключ — и мгновенно подбежала к двери. Каждое утро я ждала этого человека, словно самое радостное событие в жизни. Больше «развлечений» у меня не было.

Стоило пластиковому полотну на треть отодвинуться от арки, как я тут же набросилась с объятиями на того, кто вошел.

— И тебе привет, узник подземелья, — захохотала Крис, с трудом удерживая в руках поднос с завтраком. — Совсем одичала! Долго тебя здесь Командир держать будет, как домашнюю зверушку? — шепнула мне на ухо, потому что позади стоял Халк.

Словно почувствовав, что он здесь лишний, мужчина откашлялся и закрыл за собой дверь.

— Я сама виновата, — убедительно ответила подруге. — Командир пальцем ко мне не прикасается, все в порядке, — в очередной раз повторила ей, но почему-то она не верила.

Ком выполнил свою угрозу — и на протяжении последних дней я не пересекала порог этого кабинета. При этом для меня были созданы вполне комфортные условия. Завтрак мне приносила Крис, все-таки я смогла уговорить об этом своего «надзирателя», а ужин — сам Командир. И кто из нас еще тут главный? Я жила, как царица. Даже уборная личная. Не знаю, как я раньше не заметила (как-то не до этого было), но в комнате оказалась еще одна дверь, ведущая в крохотное помещение, где создали необходимые условия «для приведения себя в порядок».

Ком со мной практически не разговаривал, только в случае крайней необходимости, и вообще избегал меня. Наверно, оберегал свое сознание от вторжения. Не знаю, где он пропадал целыми днями, но возвращался ближе к ночи, молча оставлял для меня еду, а на рассвете сразу уходил.

Неужели я такая пугающе-опасная для него? И как, интересно, я должна была учиться «контролировать себя», если даже не на ком испытать силу? Странный мужчина, противоречил сам себе!

— Крис, как ты? — впервые решила задать подруге беспокоящий меня вопрос, но зрительного контакта избегала. — Шрам?..

— Спортсменка, — поправила она меня. — Зови меня, как все. Так удобнее… Я знаю, к чему ты клонишь, но нет! — осекла меня подруга. — Шрам признался, что уговорил Карателя отдать меня ему, хоть и против моей воли, и это, честно говоря, покоробило. Словно вещь какую-то! И первое время я злилась, избегала его, — вздрогнула, вспоминая. — Но потом поняла, что Шрам сам по себе очень добрый, знаешь, как большой медведь. Снаружи страшный, а внутри безобидный, что ли, — хихикнула Крис, и я заметила, как она смутилась. — Ничего не требует, не принуждает. Блин, даже в комнате сам прибирает, мол, я и так за день устала. Вообще не понимаю, какая ему выгода от этого покровительства, — недоуменно пожала плечами.

— Влюбился, — вслух озвучила свою догадку, которая возникла после последнего «путешествия» в мозги Шрама.

— Ты че? — фыркнула брюнетка. — Не заметила, что мир к чертям полетел? Тут бы выжить, а не влюбляться, — отмахнулась небрежно.

— Как обстановка вообще? — перевела тему.

Главное я услышала — Шрам ее не обижает. А в своих отношениях пусть сами разбираются.

— Тут же женщинам почти ничего не рассказывают! — всплеснула руками Крис. — Но, судя по тому, что я у Шрама выведала, какая-то фигня творится. Вокруг торгового центра собирается все больше Пустых. Они бесцельно околачиваются, бродят снаружи, как коршуны, будто жертву поджидают. Жуть, короче… Как бы нам всем сваливать отсюда не пришлось, — заговорщически подытожила.

Я сделала глубокий вдох и очень медленно выдохнула. Надо успокоиться и подумать.

Что так приманивает Пустых? Привлекает их? Зовет?

— Черт, это долбанный Пуля! — вскрикнула я. — Помнишь, мы с Эриком рассказывали, как он разобрал баррикады, а потом стоял, светился и созывал Пустых? — подруга настороженно кивнула. — И у него же получилось тогда! Возможно, радиус действия его «зова» расширился, — задумчиво протянула я, а потом добавила обреченно. — В любом случае, да, нам всем конец.

Резко вскочила с места и рванула к двери, барабаня по ней изо всех сил. Когда на пороге появилась огромная фигура Халка, я, стараясь звучать убедительно, крикнула прямо в его удивленное лицо:

— Позови Командира, срочно! Я должна сказать ему то, от чего зависят наши жизни!

Глава 2

Следующей ночью

Анна

Посреди ночи меня разбудили сдавленные хрипы, в перерывах между которым звучало обреченное «нет». Но сильнее странных звуков меня беспокоили непонятные эмоции, наполняющие душу. Отчаяние, боль, страх — все переплеталось воедино и парализовало разум. И самое страшное, что эти чувства были не моими…

Не успев прогнать дрему, я балансировала на грани сна и реальности, не могла прийти в себя. Словно робот на автопилоте, поднялась и попыталась осмотреться.

В комнату из окна пробивался тусклый лунный свет, делая все вокруг зловещим и таинственным. Я напрягала зрение, но видела лишь смутные очертания…

Тело словно перестало меня слушаться — и само понесло куда-то. Было сложно ориентироваться в темноте.

Очнулась я у постели Командира и услышала его тихий рык. Присев рядом, провела рукой по холодному влажному лбу. Но мужчина не реагировал, полностью погруженный в свой кошмар.

— Командир, — шепнула ему осторожно.

— Нет, — выдохнул мужчина, и лавина сжимающих сердце эмоций опять захлестнула меня. Его эмоций…

На мгновение Ком открыл глаза, будто в бреду, но взгляд был пустым и стеклянным. Однако этого хватило, чтобы меня втянуло в его сон.

Иду по пустому, освещенному мигающей красной лампочкой коридору. Работает аварийная сигнализация, но я направляюсь в противоположную от выхода сторону.

Открываю одну из дверей, не успев прочитать название на табличке, и на мгновение погружаюсь в полную тьму. До тех пор, пока не включаю фонарь.

Противный желтый луч направлен на остекленное помещение. Это что-то вроде огромного лабораторного бокса, только не для белых мышей, а для… человека.

В углу лежит женщина, прижав колени к животу и обхватив их руками. Дрожит, словно от холода, и это немудрено: на ней лишь медицинская накидка, что-то вроде операционной. Светлые волосы спутаны и прикрывают лицо…

Провожу ключ-картой по электронному замку, и стеклянная створка открывается. Приближаюсь к женщине, укутываю ее в белый халат, заранее принесенный мной, и выношу безвольное тело в коридор.

На пути к лифту передо мной возникает военный, видимо, только заступил на дежурство. Он пытается остановить меня, вырвать из рук ценную ношу. Но я не могу позволить ему сделать это.

Со стороны наблюдаю, как моя ладонь резко ложится на шею военного и медленно сжимает, перекрывая бывшему сослуживцу приток воздуха. Ненавижу себя, но продолжаю устранять «преграду».

Лицо жертвы искажается, плывет, теряя очертания. Картинка немного проясняется — и я вижу себя, реальную себя, тщетно пытающуюся сделать вдох и царапающую мужское запястье…

Я действительно задыхаюсь, и это возвращает меня в свое тело. С ужасом осознаю, что Ком каким-то образом оказался на мне. Припечатал прямо к твердому полу, рядом с матрасом, схватив за горло, а сейчас сдавливает все сильнее в кольце мощных пальцев.

Я чувствую боль и острый недостаток кислорода, что туманит сознание. А мужчина застрял в ночном кошмаре и не может очнуться.

— Руслан, пожалуйста, — хриплю сквозь выступившие на глазах слезы.

Специально называю его настоящим именем, желая достучаться. И у меня получается.

Ком ослабляет хватку, отстраняется и испуганно всматривается в мое лицо. Резко хватаю воздух, радуясь такой возможности, и начинаю надрывно кашлять.

— Какого черта, Аня? — рычит мужчина, но злится, прежде всего, на себя самого. — Я чуть не удушил тебя? Черт, Ань, прости! Аня!

Мне нравится, как звучит мое имя в его устах, но произнести хоть слово в ответ не хватает сил. Продолжаю хрипеть и кашлять, касаясь рукой горла, которое жжет огнем.

Ком осторожно берет меня за плечи и помогает сесть. Неожиданно проводит рукой по голове и, зарываясь пальцами в волосы, вдруг притягивает меня к себе. Обнимает аккуратно, гладит по спине, целует в макушку. Словно я что-то значу для него. Наверно, мужчина все еще на пограничье между сном и явью, а во мне видит блондинку из кошмара…

— Кто та женщина, которую ты так усиленно спасал? — немного прийдя в себя, сиплю ему в шею. — Жена? Не спас? Я видела ее Пустой…

Командир вздрагивает, его мускулистая грудь судорожно вздымается, а дыхание сбивается. Он ослабляет объятия — и я спешу выбраться из плена.

— Я же предупреждал… — рявкает мужчина, но я не позволяю ему договорить, ведь понимаю, что он будет ругать меня за вторжение в его память.

— Я не хотела! — всхлипываю я. — Ты сам затянул меня в свое сознание, — тыкаю пальцем в его каменную грудь. — Мне это не нужно! Вообще плевать на твое прошлое, ясно? И на тебя плевать! Я устала! Лучше бы ты изгнал меня, чем вот так…

Плачу от злости и бессилия. Наверно, страх перед возможной смертью так на меня подействовал, а может, всему виной кислородное голодание? Или есть еще какая-то причина моей обиды, пожирающей все внутри?..

— Я понимаю, прости, Ань, — непривычно виновато выдает он. — Но ты должна постараться…

Ком обхватывает мои щеки руками, прижимается своим лбом к моему и смотрит в глаза. Пускает меня к себе, давая шанс…

Ослепляющая вспышка сменяется сумраком… Вижу саму себя, окровавленную, на полу в зеркальной комнате. Мужскими пальцами лихорадочно прощупываю пульс на шее. Суматоха, паника…

Вспышка…

Помогаю явно недовольной Докторше переодеть меня, осматриваю каждый участок обнаженной кожи на наличие меток, лично перекладываю обмякшее тело на только что принесенный матрас.

Но главное, какие эмоции испытываю при этом. Волнение, ярость, безысходность… И что-то теплое в районе солнечного сплетения…

Насильно заставляю себя выйти из чужих воспоминаний — и вот уже я смотрю в глаза Кому, учусь сдерживаться от нежелательного вторжения. Видимо, моя радужка меняет цвет, возвращаясь из голубой в золотисто-коричневую. И мужчина понимает, что я смогла противостоять своему дару… или проклятию…

Глава 3

— Вот и умница, — одобрительно шепчет Руслан, касаясь горячим дыханием моих губ, и чуть улыбается. Скорее, ощущаю это, чем вижу, ведь в темноте не разглядеть мимики.

Командир собирается убрать от меня руки, разорвать нашу близость, но я, не контролируя саму себя, вдруг целую его. Все происходит на уровне чувств, а здравый смысл тем временем погружен в глубокий сон.

Мужчина сначала отвечает мне, но в следующее мгновение обхватывает подбородок широкой ручищей и грубо отстраняет мое лицо. Недовольно смотрит мне в глаза и качает головой укоризненно, словно с несмышленым ребенком общается.

— Зря, Журналистка, очень зря, — тон Кома становится звериным, а пальцы вонзаются в мои щеки.

Готовлюсь к тому, что он оттолкнет меня, и это стало бы лучшим исходом сегодняшней странной ночи…

Пара секунд — и мужчина рывком притягивает меня к себе, впивается в мой рот, властно, жадно, на грани страсти и жестокости, а потом и вовсе толкает меня на матрас. В долгу не остаюсь, принимая его животные ласки.

По всему телу стремительно разливается жар. Меня захлестывает и разрывает на части невыносимое желание — никогда раньше не чувствовала ничего подобного. В принципе, считала себя холодной, но сейчас будто с цепи сорвалась…

Тьма все стерпит. Скроет. Только чувства оголит…

К чему медлить? Возможно, нас не станет уже завтра или чуть позже. В условиях конца света — это вопрос времени. Нормы морали и глупые предрассудки теряют всякий смысл.

И мы с Комом поддаемся пожирающим нас чувствам, полностью оказываясь в их власти. Стремительно и дико теряем контроль… Есть только мы вдвоем — и наша испепеляющая страсть. Здесь и сейчас.

— Твои глаза, — в какой-то момент рычит мужчина, всматриваясь в мое лицо. — Мерцают то голубым, то золотистым… Невероятно…

Я слышу восхищение в его голосе? Сумасшедший!

Моргаю испуганно, пытаясь вернуть своему взгляду «человечность», и заодно постепенно «остываю».

Руслан делает паузу и собирается разорвать нашу связь, прежде чем… Я понимаю, почему он поступает так, но в моем случае это бессмысленно…

— Нет, не смей, — не позволяю ему отстраниться, обнимая крепче.

— Аня! — напряженно и сурово рявкает Руслан.

Зовет меня по имени, и это действует похлеще любого афродизиака. Приятно осознавать, что он со мной сейчас и телом, и душой. Не с погибшей женой, не со своим прошлым. Руслан видит и желает именно меня.

Впиваюсь ногтями в его плечи и лихорадочно выдыхаю. Медленно открываю глаза…

Замечаю, что мои кисти светятся — и странное свечение течет к пальцам, забирается под кожу Руслана, будто напитывая его.

Ком, конечно же, не видит этого. Испуганно отдергиваю руки и пораженно смотрю на них, наблюдая, как они тускнеют, а вскоре и вовсе становятся прежними.

— Ты повела себя глупо и опрометчиво, — строго отчитывает Руслан, упираясь локтями по обе стороны от меня.

— Что? — не сразу понимаю, к чему он клонит, потому что думаю о другом, не сводя взгляда со своих кистей.

— Почему помешала мне, не отпустила? — кажется, он злится. — О чем ты думаешь вообще? Ты рискуешь… — поднимается с матраса.

— Что? Эмм… — только сейчас до меня доходит смысл его вопроса. — Слушай, если ты имеешь ввиду беременность, то в этом плане все риски сведены к нулю… Или даже в минус уходят, — пожимаю я плечами, садясь и укутываясь в простынь.

— Ань? — настороженно протягивает.

— Я бесплодна… — подтверждаю его догадки. — Без вариантов… От слова «вообще», — признание дается мне легко.

Намного сложнее мне было открыть свою тайну Максу. И не зря… Он вынудил меня в очередной раз пройти вереницу врачей, и все в один голос подтвердили мой «брак»: яичники просто не вырабатывают фолликулы, и это врожденное. Лечение не дало никаких результатов. Был, конечно, один выход — донорство, но его я всячески отвергала.

Думаю, сложившаяся ситуация и стала причиной того, что подсознательно я старалась не привязываться к Максиму, а вместо отношений погрузилась в работу. Но сейчас, с наступлением конца света, мои проблемы со здоровьем вдруг стали неважными.

— Прости, — шепчет Руслан.

— Мой маленький бонус на случай апокалипсиса… — невозмутимо выдаю я. — Это даже удобно… — усмехаюсь, но следом пугаюсь, что мужчина поймет меня неправильно. — Только не подумай, что я с каждым…

— Моя жена была бесплодной, — неожиданно заявляет он, и его боль пронизывает мое сердце: эта способность к эмпатии начинает раздражать. — И хотела ребенка больше жизни…

— Руслан, что с ней случилось?.. — рискую воспользоваться внезапно настигшей его искренностью.

Но вместо ответа слышу лишь грохот захлопнувшейся двери.

Командир просто ушел! После близости, наших откровений… Оставил меня, срывая с небес на землю, указывая мое место…

— Чертов мужлан! — яростно скриплю и запускаю подушку в сторону выхода.

Глава 4

Анна

Никогда не понимала йогу, но Крис заверяла, что она успокаивает. А так как в это утро мои нервы были на пределе, сейчас я сидела в позе лотоса прямо на полу и пыталась дышать животом, как учила подруга. Видимо, что-то я делала не так, ведь вместо того, чтобы почувствовать умиротворение, только сильнее раздражалась.

А не перейти ли сразу в позу трупа, которой обычно заканчивают занятие? Лежишь себе плашмя и думаешь о вечном. Однако во время апокалипсиса это не самая удачная идея: успею еще трупом побывать, причем ходячим. Хотелось бы отдалить этот момент…

Услышала знакомый щелчок дверного замка, но подавила желание сорваться с места и помчаться к Крис. Я спокойна и умиротворена! Никаких резких движений…

Но все же, плюнув на йогу, повернула голову в сторону выхода и замерла, будто только что придумала новую асану, правда, не очень удобную. Судорожно сглотнула и чуть приоткрыла рот от удивления, потому что в столь ранний час на пороге неожиданно появился Командир.

— На выход, Журналистка! — повелительным тоном рыкнул он, заставив меня вздрогнуть.

— С вещами? — отшутилась я, но все же поднялась с пола и направилась к мужчине.

Он выглядел суровым и напряженным, впрочем, обычное его состояние. И с чего я взяла, что минувшая ночь что-то изменила?

Вспомнив все случившееся, а особенно, как я в очередной раз заглянула в воспоминания Командира и узнала то, чего мне не следовало, я не на шутку испугалась. А что если мужчине надоели мои «вторжения», а меня саму он посчитал опасной для группы Отчаянных?

Заметив мою растерянность, Ком молча указал жестом на открытую дверь, не преминув хмуро изучить меня с ног до головы.

Кивнув, приблизилась вплотную к главарю группы. На мгновение встретилась с ним взглядом, но, почувствовав, как меня затягивает свечение, тут же разорвала зрительную связь. И все-таки это можно контролировать!

— Вы-хо-ди, — тише прорычал Командир чуть ли не по слогам.

Обратила внимание, что он пришел один. Поблизости не было ни Крис, ни Халка.

— Нет, я, конечно, слышала, что мужчина может бросить женщину сразу же после совместной ночи. Но чтобы за баррикады и прямиком в изгнание — это что-то новенькое, — спрятала страх под соусом сарказма, хотя на самом деле всего лишь хотела знать свою дальнейшую судьбу.

— Что ты несешь, Журналистка? — после паузы выдал Ком. — Какое изгнание и при чем тут вообще… — судя по всему, он имел ввиду нашу ночь, но осекся. — Тебе не только свои глаза надо учиться контролировать, но и язык! — процедил негромко. — Иди, пока я не передумал.

— Куда? — не унималась я, желая знать, к чему готовиться.

Мы оба оказались в дверном проеме и были слегка ограничены в движениях его краями. Стояли непозволительно близко друг к другу, практически лицом к лицу. Командир не спешил отстраняться, порабощая мою волю одним своим присутствием.

— Ты будешь завтракать со всеми, — произнес таким надменным тоном, словно это было очередное наказание, но я понимала, что на самом деле Ком пошел мне навстречу. — Но если опять выкинешь эти свои штучки…

Внешняя суровость мужчины была напускной, потому что его глаза в этот момент горели совсем другим, отнюдь не командирским пламенем.

Так и тянуло заглянуть в них на секунду, узнать, о чем он думает сейчас… Но таким образом я бы точно все испортила, окончательно подорвала бы его доверие.

— Я поняла! — закивала я и добавила тише. — Спасибо, — и коснулась подушечками пальцев грубой мужской руки.

Никакого намека — всего лишь импульсивный порыв в знак благодарности. Но Командир вдруг делает шаг навстречу, и этого хватает, чтобы впечатать меня в косяк двери, угловатые края которого впиваются в мою спину. Вздрагиваю от дискомфорта — и машинально отталкиваюсь от проема, отчего оказываюсь вплотную к мужчине, уложив ладони по бокам его стального пресса. Между нашими телами не осталось ни единого сантиметра свободного пространства.

Мне жарко и нечем дышать, а ведь Ком еще даже не притронулся ко мне. Наоборот, напряженно выпрямился по стойке «смирно», держит руки по швам. И при этом смотрит на меня изучающе, пристально, будто проглотить собирается.

Желваки ходуном, губы сжаты, брови нахмурены. Командир словно ведет какую-то внутреннюю битву, да только при любом ее исходе проигравшей буду я.

Быстрый взгляд на мои губы, короткая огненная вспышка в черных глазах, горячие ладони поднимаются и сжимают мою талию…

Но в следующее мгновение Командир отдергивает руки, словно его ошпарило, резко отстраняется и, развернувшись, жестом приказывает мне следовать за ним.

Хватаю ртом добротную порцию воздуха, потому что все это время, кажется, не дышала. И послушно направляюсь за этим странным мужчиной, буравя взглядом его широкую спину, обтянутую в футболку цвета хаки.

Ощущаю острую потребность близости, нет, не физической. Хочется понять Командира, залезть в его голову и душу, достать оттуда Руслана и хорошенько встряхнуть, освобождая, наконец, из этой военной машины. Но я далеко не психолог, а на дворе гребаный апокалипсис, во время которого правильнее быть бесчувственным роботом…

Глава 5

Стоило нам с Командиром войти в кафе, как собравшиеся там Отчаянные мгновенно умолкли. Звенящая тишина медленно убивала меня. Хотелось развернуться и сбежать отсюда… желательно навсегда. Но Ком словно почувствовал мой настрой и крепко обхватил за талию, фиксируя тело и лишая любых путей отступления.

— Иди к Спортсменке, — прошептал мне на ухо и легко подтолкнул в нужном направлении. — Ничего не бойся, тебя никто не посмеет тронуть. Только сама не начуди, — обреченно выдохнул и, кивнув головой Карателю, вышел вместе с ним куда-то, осталяя меня одну на растерзание толпы.

Ничего не бойся? Легко сказать, когда более десятка пар глаз уставились на тебя со злостью и ненавистью. А особенно выделялись испепеляющие взгляды Докторши и Искры. И если с первой мне вроде делить было нечего, то ко второй имелось пару вопросов.

Проигнорировав приказ Командира «не чудить», я поддалась внутреннему импульсу и приблизилась к Искре. Мне стоило нечеловеческих усилий заставить себя не смотреть ей в глаза и не читать ее воспоминания. Моя новая способность словно пыталась подчинить меня, сопротивляться ей было нелегко.

Моргнула, восстановила сбившееся дыхание — и лишь после этой вынужденной паузы обратилась к Искре.

— Почему? — коротко и ясно, ведь женщина и так понимала, в чем заключалось ее предательство.

— Потому что он мой! — с неожиданной смелостью рыкнула она, имея в виду Карателя.

По ее тону и решимости уже можно было сделать вывод, что Командир сказал мне правду: никто не издевается над Искрой, а сама она испытывает явную привязанность к своему покровителю. Мне бы развернуться и оставить ревнивицу в покое, но ее подлость по отношению ко мне не давала покоя.

— Ты могла бы просто сказать, и мы бы решили, что делать, — тихо пролепетала я, осознавая, что невольно перешла ей дорогу, но при этом не желая принимать факт предательства.

— После того, как ты уже согласилась? — фыркнула женщина. — Невозможно изменить выбор Карателя, — благоговейным шепотом вымолвила его имя. — Но я была рада, когда он попросил меня проследить за тобой. Мне выпал шанс от тебя избавиться, и я бы его не упустила при любом раскладе, уж поверь!

Искра посмотрела на меня с вызовом, гордо вздернув подбородок. Впервые я видела ее такой: смелой, непоколебимой, отчаянной…

Слепо влюбленная собственница…

— Но… — заговорила я, однако осеклась, заметив, что к нам подходит Звонок.

Едва завидев нас, она взволнованно осмотрела обеих и, помявшись неподалеку, направилась к Халку.

— Однако ты сама подписала себе приговор. Ты и твой Марат, — процедила Искра. — Никто не смеет обманывать Карателя, — подняла палец вверх. — Интересно, Командира ты так же предашь и подставишь? — ехидно выплюнула, приводя меня в ярость.

Я сжала руки в кулаки, чувствуя, как ногти больно впиваются в кожу, и прикрыла глаза на всякий случай. Небрежно брошенная женщиной фраза о Коме почему-то вывела меня из равновесия.

— Уже, — послышался за спиной стервозный голос. — Она уже подставила Командира.

Резко развернулась и окунулась в голубые глаза Докторши. Почти уже погрузилась в белое свечение, но, вспомнив просьбу Командира и оказанное мне доверие, я разозлилась на собственную слабость. Это помогло мне вынырнуть в реальность. К счастью, я успела до того, как мои глаза начали менять цвет, и блондинка ничего не заметила.

— Что ты имеешь ввиду? — прошипела я, тяжело дыша.

Откуда во мне столько гнева?

— Из-за тебя Командир запланировал вылазку, и будет лично принимать в ней участие, — обвиняющим тоном выдала блондинка. — Если группа лишится главы, то это будет на твоей совести, — хотела ткнуть меня пальцем в грудь, но я перехватила ее руку.

Докторша говорила с каким-то надрывом. И дело было не только в том, что Ком собрался на вылазку. Она будто пыталась заявить свои права на него, безнадежно утерянные, отвоевать территорию, обвинив меня во всех грехах. Неужели женщинам в группе Отчаянных больше заняться нечем, кроме как мужчин делить?

— Докторша, не сгущай краски, — подошел к нам Халк.

Видимо, Звонок, проследив за нашей «милой» беседой с Искрой, решила позвать его на помощь.

Словно прочитав мои мысли, Халк кивнул мне, а потом настойчиво повел к столу, где расположились Крис со Шрамом. Тем временем я прокручивала в голове слова Докторши, и в моей душе зарождалась паника.

Меня не прельщала перспектива остаться без Командира. И плевать на группу. Я сама не хотела его терять. Осознание этой истины окончательно ввергло меня в пучину страха.

Не выдержав, я развернулась на полпути и направилась к выходу, чтобы лично поговорить с Командиром.

Несмотря на внушительную комплекцию, Халк оказался проворнее. Не успела даже пары шагов сделать, как он перегородил мне дорогу.

— Журналистка, до конца завтрака тебя выпускать из кафе не велено, — с легким налетом вины протянул он.

— Но я к Командиру… — попыталась воспротивиться я, но тщетно.

— Не велено, — пожал плечами и жестом указал на мое место за столом, а мне пришлось послушаться.

Глава 6

На протяжении завтрака Крис болтала без устали, Шрам сурово молчал, а я ковыряла непривлекательного вида кашу с мясными консервами. Кусок в горло не лез из-за переживаний.

Уверена, что подруга обиделась на мою безучастность, однако мне было не до этого. Стоило лишь прозвучать характерному сигналу, свидетельствующему об окончании завтрака, как я сорвалась с места и помчалась в нашу с Командиром комнату. Халк едва успевал за мной, боясь не выполнить приказ начальства.

По дороге я практически вплотную столкнулась с Карателем, вовремя успев затормозить и выставить перед собой ладони, которыми уперлась в его грудь. Мужчина пробуравил меня ледяным взглядом, после чего кивнул Халку, отпуская его.

— Неужели я проиграл? — ядовито прыснул Каратель, схватив и сжав меня за плечи.

— Что? — кашлянув, я попыталась высвободиться, но тщетно.

— Поспорил с Командиром, что тебе будет достаточно этих полчаса для того, чтобы организовать бунт и опять поставить всю группу под угрозу, — криво улыбнулся. — Странно, что ты все еще здесь…

— Это была ошибка, — искренне пролепетала я. — Я не собираюсь больше…

— Знаешь. В отличие от Командира, я злопамятный и не прощаю предательства, — зло процедил, приближая свое лицо к моему. — Я буду следить за тобой, Журналистка! И не дай бог тебе оступиться еще раз…

Резко оттолкнул меня, так что я чуть не потеряла равновесие, и направился прочь, а звук его тяжелых шагов разносился эхом по коридору.

Посмотрела на всю ситуацию с точки зрения Карателя и поняла, что тоже не простила бы себя. От этого стало по-настоящему страшно. На что способен зверь в ярости? Не исключено, что мне предстоит узнать ответ очень скоро, испытать его месть на собственной шкуре…

Страх за себя сменился каким-то другим, ранее незнакомым мне чувством, которое привело меня прямиком к Командиру. Он как раз стоял на пороге, собираясь покинуть комнату.

Толкнула мужчину внутрь, пользуясь эффектом внезапности и вложив в удар всю свою силу, а потом закрыла за нами дверь, оперевшись на нее спиной. Командир удивленно посмотрел на меня и, кажется, на миг потерял дар речи от проявленной дерзости.

— Это правда? — на выдохе произнесла я, почувствовав, как мой голос надломился.

— Что именно? — мужчина нахмурился и зачем-то спрятал руки в карманы джинсов.

Складывалось впечатление, что он опять боролся с собой, сдерживался, боясь лишний раз ко мне притронуться.

— Вылазка? — сглотнула я.

— Конечно, правда, — бросил небрежно. — Но это не твое дело. Журналистка, что за паника? — вопрос прозвучал грубовато, но ответа Ком не дождался, а продолжил сам.

— Во-первых, нужно ликвидировать Пулю, ты же сама говорила, что он созывает Пустых. А потом… выбраться за пределы торгового центра и пополнить запасы лекарств…

— …которые на меня потратили, ведь так? На меня и на Марата? — всхлипнула я. — Поэтому в вылазке участвуешь именно ты? Из-за меня? И дурацкого покровительства? — все громче вопрошала я, а мысленно ругала себя за излишнюю эмоциональность.

— Вылазка — обычное мероприятие. И нет ничего сверхъестественного в том, что я пойду со своими людьми, — отмахнулся мужчина, но при этом пристально изучал меня, словно понять мотивы пытался.

— Ты здесь главный, ты должен быть на месте! — сделала пару шагов вперед, сокращая расстояние между нами.

— Я ничего никому не должен, Журналистка, — прорычал Ком, начиная злиться. — И тебе в том числе!

— Я иду с вами! — вдруг выдала я, сама от себя не ожидая подобного.

— Это исключено! — отчеканил мужчина чересчур гневно.

— Почему? Во-первых, я во всем виновата, — начала перечислять я, вторя тону Командира. — Во-вторых, судя по всему, Пустые на меня не реагируют, я спокойно могу передвигаться по улицам, кишащим ими. В-третьих…

— Нет! — приблизился вплотную и рявкнул прямо мне в лицо.

— Руслан, я же могу помочь, — выдохнула в его напряженно сомкнутые губы и провела рукой по щетинистой щеке.

— Ты будешь мешать… — возразил мужчина, но гораздо тише и с хрипотцой, — потому что я не смогу думать ни о чем другом, кроме твоей безопасности…

— У меня плохое предчувствие, — непроизвольно выпалила я и закусила губу, не понимая саму себя.

Я же никогда не верила в подобную ерунду! Но почему же тогда так противно ноет сердце…

— А теперь прекрати вести себя как любящая жена, — неожиданно холодно выпалил Командир и резко отстранился. — Неподходящие для этого время и место, — стремительно отошел от меня еще дальше. — Я понял, о чем ты беспокоишься. Боишься, что тебя некому будет защитить в мое отсутствие, — я отрицательно покачала головой, но мужчину было сложно переубедить. — Повторяю: тебя никто не тронет. А Каратель за этим проследит…

— Каратель меня ненавидит, — усмехнулась я.

— Имеет полное право, — ехидно изогнул бровь Ком. — Но он никогда не нарушит обещание, данное мне…

— Ты так доверяешь ему. Почему? — рискнула опять приблизиться к мужчине.

— Этот человек не раз прикрывал мою спину. И продолжает это делать, — пространно ответил он. — Да, я верю ему, как себе. И даже больше…

Встретилась с угольно-черным взглядом Командира и почувствовала, как меня затягивает в его воспоминания. Собрала волю в кулак: я обещала контролировать это, черт возьми, и я сильнее!

Глава 7

Глубокий вдох — и я заставляю себя прикрыть глаза.

Тут же слышу одобрительный смешок Кома, а потом вдруг чувствую, как его горячие губы накрывают мои. Это становится неожиданностью для нас обоих, словно мы не руководим собой…

Мужчина обхватывает рукой мой затылок, сжимает волосы в кулак, однако мне не больно. Поцелуй углубляется настолько, что трудно дышать, но останавливаться не хочется.

Прекращает все сам Командир, словно напоминает, кто здесь главный. Чуть отклоняется от меня, но ладонь с затылка не убирает.

Все еще слишком близко, до дрожи волнительно и… опасно.

— Прощаешься? — немного придя в себя, умудряюсь опять скрыть истинные чувства под сарказмом.

— Размечталась, — смеется Ком, а я ловлю себя на мысли, что впервые слышу его смех, и мне нравится. — Просто воспользовался моментом, — невесомый поцелуй в лоб окончательно выбивает меня из колеи. — Мы выдвигаемся через час, если тебе это интересно.

Последняя фраза звучит будто решающий выстрел в спину, который толкает меня в объятия Командира. Не спрашивая разрешения и не дожидаясь особого приказа, обвиваю руками его шею, зарываюсь пальцами в жесткие волосы и сама впиваюсь в губы.

Дальше все происходит стремительно. Будто вспышка, подобная моим видениям. Будто взрыв, оставивший воронку в том глухом лесу. Будто чертов апокалипсис, сметающий все на своем пути…

Суровый Командир сдается и выпускает на волю Руслана, страстного, горячего, импульсивного. Он больше не сдерживается, подхватывает меня на руки, вынуждая вцепиться в его плечи руками, и впечатывает в пластиковую дверь. Окончательно оставив боевые позиции, подчиняется бурлящим эмоциям.

Может, все-таки прощается?

Не хочу думать об этом. Просто отдаюсь во власть мужчины и медленно схожу с ума…

* * *

Не прекращаю обнимать Кома и впиваться ногтями в его плечи и шею. Не хочу отпускать. Мельком замечаю гаснущее свечение в моих руках, а ведь я только что расцарапала мужчине всю кожу…

Я опять это сделала?

Но что именно? Навредила Руслану или…

Непонятно откуда возникшая внутренняя уверенность, что все в полном порядке, заставляет меня успокоиться…

— Возвращайся, — рвано шепчу ему на ухо.

— Не натвори ничего, пока меня не будет, — парирует Руслан и непривычно ласково проходится поцелуями по шее.

Аккуратно ставит меня на ноги, перекладывает ладони мне на поясницу, скользит выше — и вжимает в себя мое расслабленное тело. Обнимает крепко, вышибая остатки воздуха из легких.

Как в последний раз…

Часть седьмая

Глава 1

Около неделиспустя

Анна

Каждый вечер я пробиралась в холл, тихо выходила на балкон и часами стояла, всматриваясь в темноту. Это стало традицией, и Отчаянные, находящиеся в дозоре, даже привыкли к тому, что я привидением бродила по этажу.

На протяжении последней недели меня действительно никто не смел трогать ни словом, ни делом. Даже Докторша предпочитала избегать меня после того разговора в кафе.

А Каратель… остался верен себе. Он следил за мной, как и обещал, я кожей чувствовала его недоверие и презрение, но не предъявлял никаких претензий. Даже в отсутствие Командира я оставалась под его защитой. Вот это власть!

Сложившаяся обстановка немного напоминала бойкот, но меня этот факт ни капли не огорчал. У меня была полная свобода передвижения и возможность общаться с Крис, да и Звонок тепло ко мне относилась, несмотря ни на что.

Тем не менее, мне остро не хватало человека, к которому я успела привязаться. А изнутри грызло мерзкое чувство вины. Наверно, поэтому я сейчас находилась здесь, словно одинокий маяк, ожидающий заблудший корабль. А он не спешил возвращаться, хотя обещал…

Сегодня мое одиночество длилось недолго. Боковым зрением заметила темную фигуру, приближающуюся ко мне. Скользнула взглядом — и узнала в подошедшем Карателя. Странно, что он появился здесь в такое время…

Некоторое время мужчина просто стоял рядом, не издавая ни звука. Впрочем, он и раньше со мной не общался, что меня более чем устраивало.

— Ты и правда ждешь его? — впервые за последнее время Каратель заговорил со мной, и я даже вздрогнула от неожиданности.

Судорожно сглотнула, но не смогла заставить себя дать ответ, потому что не знала его наверняка. Вместо этого выдохнула и неопределенно повела плечами.

Присутствие Карателя тяготило, и хотелось скорее избавиться от него. Но он уходить не спешил. Наоборот, приблизился и оперся руками о парапет.

— Прошло слишком много времени, — тихо произнес Каратель, но лучше бы молчал, потому что я догадывалась, к чему он ведет. — Если просчитать путь до больницы и обратно, даже с учетом непредвиденных обстоятельств, Командир должен был вернуться позавчера, в крайнем случае, вчера.

Разумом я понимала, что он был прав, но сердцем принять истину не могла…

Группа Командира насчитывала шесть человек и выдвинулась на вылазку неделю назад. По плану, первым делом они должны были ликвидировать Пулю, который бродил в стенах торгового центра. Эта миссия была выполнена без особых проблем. Ночью того же дня часть группы во главе с Халком вернулась на базу. Отчаянные принесли с собой и оружие, которое оказалось слишком ценным и тяжелым, чтобы расхаживать с ним по улицам города. Да и оно могло привлечь лишнее внимание других выживших или военных, которые крайне редко, но все же появлялись в этих местах. По крайней мере, так объяснил ситуацию Халк.

Командира в числе вернувшихся не было, и это не удивило меня. Вместе с Кощеем он отправился в больницу, что располагалась в другом конце города, за лекарствами. За проклятыми антибиотиками, которых не осталось в ближайших аптеках. И последние запасы которых потратили на меня и Марата.

Я не уставала винить себя, но толку в самобичевании было мало. Поначалу даже порывалась последовать за Командиром, однако Каратель четко выполнял его приказ никуда меня не выпускать. А сама я не собиралась опять устраивать бунт. Хватит, набегалась, и теперь за мой проступок вынужден отвечать другой человек, ставший для меня слишком дорогим, чтобы я могла спокойно его отпустить…

И вот сейчас Каратель намекал, что Руслан не вернется, а моя душа разрывалась на части…

В горле застрял комок, который мешал произнести даже слово. Перебирая в голове последние события, я лишь покачала головой, надеясь, что Каратель просто уйдет.

— Оставил мне своих баб в наследство, — с горечью выплюнул он. — И даже воспользоваться не разрешил, — бросил уже другим тоном, ехидным, и я чувствовала, что говорил так специально, чтобы меня задеть и всколыхнуть.

Однако зря старался. За последние дни я кое-что поняла: не обидел бы он меня ни тогда, когда предложил покровительство, а я сбежала, ни тем более сейчас, когда я, по факту, принадлежала его лучшему другу. Я больше не боялась Карателя, наверно, потому что если он заслужил доверие Руслана, значит, не мог быть последним подонком. И его способность держать слово только доказывала это.

— Почему «баб»? — вдруг встрепенулась я и повернулась к Карателю, всматриваясь в его лицо. — Я же одна под его покровительством… Или есть кто-то еще? Кто? — приблизилась к мужчине, а он подозрительно отвел взгляд.

— Ты одна стоишь тысячи, — буркнул недовольно, — по надоедливости. И проблем приносишь, как целый полк баб!

После этих слов Каратель резко развернулся, словно по команде «кругом», и зашагал прочь, вызывая своим поведением только больше вопросов.

Одна часть меня была рада, что он наконец-то ушел, но другая — требовала больше информации, вопила, что от меня скрывают нечто важное.

Сделала глубокий вдох, приводя мысли в порядок, и устремила невидящий взгляд во всепоглощающий мрак. И в какой-то момент меня пронзили странные эмоции, которые явно принадлежали не мне.

Беспокойство, опасение, напряжение…

Не ясно, как, но я вдруг поняла, от кого это все исходит. Не увидела, а почувствовала… его!

Перевесилась через парапет и, прищурившись, просканировала окружающую территорию. В сумраке ночи смогла отыскать родной силуэт.

Нет, скорее, я ощутила его…

Сердце замерло на миг, а потом безумно пустилось вскачь.

И все-таки он сдержал свое обещание!

Глава 2

— Каратель! — завопила я, выбежав из холла, и мой голос эхом пронесся по коридору. — Командир вернулся!

Начальник дозора Отчаянных отреагировал молниеносно — и уже через мгновение стоял рядом со мной на балконе и вглядывался во тьму. Кивнула туда, где с трудом можно было различить лишь очертания. Но я знала, что там Руслан!

— Уверена, что это он? И что не Пустой? — непривычно взволнованно произнес Каратель, сжимая ладонями парапет до скрипа и вглядываясь в темноту.

— Уверена, — рявкнула в ответ, только сейчас заметив, что Руслан не один. — Но там Пустые, смотри! — указала жестом в нужном направлении. — Ком пытается сдержать их…

— Я вызову ребят, они подготовят оружие, — спохватился Каратель.

Сорвал со своего пояса рацию и быстро отдал необходимые приказы.

— Не успеют, — просипела я, пропуская сквозь себя очередную порцию чувств Командира: усталость, обреченность, безысходность. — Он на грани…

Мое тело отозвалось быстрее разума и само потянулось к парапету, наклоняясь и свешиваясь с него. Взглянула вниз и осознала, что мы находимся не так уж и высоко: всего лишь первый этаж. Если даже Ира, будучи Пустой, смогла забраться сюда при помощи Эрика, то мне спуститься будет проще простого.

А значит, не нужно договариваться с Карателем, прорываться через главные двери и терять драгоценное время — вместо этого попробую сигануть с балкона. В крайнем случае, проверю свои способности к регенерации. Но главное, быстро окажусь рядом с Русланом и вместе с ним буду сдерживать Пустых, потому что отсюда я не в состоянии прикрыть его: слишком далеко и темно.

Полная решимости, я перекинула через парапет одну ногу…

— А ну, стой, блин, ты что делаешь, дура? — заорал Каратель и, обхватив меня за талию, затащил обратно. — Здесь оставайся!

Развернул меня к себе лицом и встряхнул, словно пытаясь мозги на место вставить. Но я была непреклонна, потому что эмоции Кома все сильнее окутывали меня.

— Я помогу ему остановить Пустых, понимаешь? Пока ты здесь организуешь Отчаянных! — попыталась объяснить ему. — Он сам не выдержит!

— Не могу, Журналистка, слышишь! — безысходно проскрипел Каратель, хотя внутренне готов был согласиться с моим планом. — Я поклялся оберегать тебя! Ему поклялся! — раздраженно ткнул пальцем в направлении, где находился Ком. — Поэтому не позволю!

И я знала, что он выполнит свое обещание. Чувствовала его настрой. Но не могла допустить этого. Волна злости и отчаяния прокатилась внутри меня, порабощая разум. Я неистово дернулась в руках Карателя, но он только усилил хватку.

Не отпустит. Потому что лучший друг попросил, для которого моя жизнь дороже его собственной. Глупые мужчины, дурацкие клятвы!

В душу опять пробрались эмоции Командира, заставляя сердце болезненно сжаться. Счет на минуты… А ребят с оружием нет и в помине…

Только я могу помочь моему мужчине — и я сделаю это!

Подняла взгляд на Карателя и, тяжело дыша, погрузилась в его сознание, впервые ослушавшись приказа, данного мне Командиром перед вылазкой. Почувствовала какую-то новую энергию внутри — и доверилась ей, потому что иного выбора не было…

— Что с твоими глазами? — прохрипел Каратель, отстраняясь от меня, но я сама схватила его за руку, не позволяя разорвать зрительный контакт.

Отпустила свою силу, позволила ей освободиться и выплеснуться наружу. По ощущениям, я делала сейчас нечто иное, неведомое мне ранее. Надеюсь, это не навредит Карателю…

— Не было клятвы, — не отводя взгляда, проговорила я. — Тебе нет до меня никакого дела, поэтому ты отпустишь меня и позволишь уйти, — выделяла каждое слово, чувствуя, как звуки превращаются в энергию, которая подчиняет Карателя. — А сам проследишь, чтобы Отчаянные уничтожили Пустых.

Шумно выдохнула, ощущая кровь под носом, но сразу стерла тонкие струйки тыльной стороной ладони. Я больше не могла находиться в чужом сознании, слишком тяжело. Покачнулась и уже была готова принять поражение, как Каратель вдруг отошел от меня и, словно под гипнозом, молча покинул холл.

Выглядело странно, но я решила, что подумаю об этом потом.

А сейчас… Перепрыгнула через парапет и спустилась вниз, придерживаясь за выступы балкона. Стремительно добежала до слабых, стоит признаться, баррикад и, аккуратно перебравшись через них, уже через минуту была рядом с Командиром.

Поравнявшись, взяла его за руку, чувствуя, как мужчина вздрогнул от неожиданности, но не мог отвести глаз от Пустых. Перед нами было пять существ, сдерживать их стоило огромных усилий и энергии.

— Поиграем в гляделки, Командир, — вернула ему его же фразу и ощутила, как он крепко сжал мою ладонь, соглашаясь.

Напрягла зрение, позволяя Руслану отдохнуть — он это заслужил. И только когда его хватка ослабла, настала моя очередь прикрыть глаза. Разработанная Командиром система «сигналов» не давала сбоя, а мы оказались хорошей командой. Со мной ему идти надо было на вылазку, не с Кощеем, которого, кстати, я не наблюдала поблизости…

— Убью, — прорычал Руслан, когда Пустых окружили Отчаянные, прибывшие по приказу Карателя.

«Гляделки» больше были не нужны, поэтому я повернулась с хмурому, злому Командиру и просто обняла его. Плевать, что он подумает обо мне. Я устала, и мне это было нужно!

Руслан нехотя отстранил меня, держа за плечи и недовольно всматриваясь в мое лицо.

— Где Каратель? — рявкнул он. — Какого черта отпустил тебя?..

— Он не совсем виноват, — стала я на сторону недавнего врага. — Точнее, совсем не виноват…

Командир уставился на меня с подозрением, изогнув бровь. Решила, что не стоит ему пока говорить о внезапно пробудившейся во мне новой способности. Тем более, я сама в ней еще не разобралась.

— Я обманула его… Опять… — пожала плечами и хлопнула ресницами. — Так что можешь наказать меня, — улыбнулась виновато.

Ком вздохнул тяжело и импульсивно притянул меня к себе. Прижалась щекой к его стальной груди и почувствовала, как он целует меня в макушку.

Но кредит нежности исчерпал себя чересчур быстро. Буквально через секунду Руслан грубо оттолкнул меня и, выругавшись, отошел назад. Со злостью осмотрел свои руки, а потом спрятал их в карманы.

— Не подходи! Вернись на базу! Немедленно! — проревел гневно, после чего направился к вышедшему вслед за Отчаянными Карателю.

Мерзкое предчувствие охватило меня, но я отказывалась ему верить.

Нет, не может быть! Только не это, пожалуйста!

Опешила и на некоторое время застыла на месте. Но потом все же, несмотря на приказ не приближаться, я последовала за Командиром. Наблюдала, как, подойдя к Карателю, он снял с плеч рюкзак и протянул ему, а потом тут же отдернул руку. Они о чем-то напряженно заговорили, и моего слуха доносились лишь жалкие обрывки фраз, но их хватило, чтобы сердце прекратило биться.

— Что случилось? — всхлипнула я, хотя заранее знала ответ.

Командир оглянулся, окинул меня мрачным взглядом, а потом резким движением дернул за ворот своей куртки, отодвигая его и открывая моему обзору горло и часть плеча.

— Посвети, — кивнув Карателю, наклонил голову набок.

И луч фонаря устремился на черную метку, что растеклась по коже Руслана…

Глава 3

Я обреченно зажмурилась, молясь, чтобы все оказалось дурным сном, но кошмар не исчезал. Командир был заражен, а значит, станет Пустым или сойдет с ума, как Пуля и Марат. В любом случае, в группе Отчаянных ему больше нет места. И все произошло из-за меня.

Жалобно простонала и обхватила себя руками.

— Когда? — бесстрастно бросил Каратель, хотя я чувствовала, какая буря происходила сейчас у него внутри. Примерно такая же, как и в моей душе…

— Около двух часов назад. Их было слишком много… Кощея опустошили полностью, — небрежно выдохнул Ком. — Сами виноваты, надо было быть осторожнее…

— Получается, времени у тебя приблизительно…

— До утра, — кивнул Руслан. — Максимум до обеда, — и, проведя рукой по подбородку, добавил. — А может, все вообще произойдет через минуту. Ты же знаешь, предугадать сложно, — хмыкнул многозначительно. — Я бы не вернулся, если бы не лекарства… Надеялся успеть передать их вам. Успел, — усмехнулся он.

Я прикрыла рот ладонью, тщетно пытаясь сдержать рыдания. Ком старался даже не смотреть в мою сторону. Говорил спокойно, выглядел холодным и бесстрашным. Однако я чувствовала острую безысходность, что прожигала его всего — и передавалась мне.

Как некстати проявилась эмпатия! С ней еще больнее…

— Изгнание? — Каратель пытался быть невозмутимым, но сорвавшийся голос выдал его с головой.

— Да, заодно уведу от вас оставшихся Пустых, — стальным тоном выдал Руслан, и в этот момент из моей груди все-таки вырвался громкий всхлип со стоном. — Пока они еще чувствуют во мне человека, — прозвучало как удар в набат.

Они продолжали беседовать так, словно ничего не случилось. Четко, ясно, по протоколу. Чертовы вояки!

В то время как я медленно умирала. И это оказалось гораздо больнее, чем когда я истекала кровью в зеркальной комнате. Там погибало мое тело, а здесь — душа…

— А что делать с… — начал Каратель, но осекся, скользнув по мне быстрым взглядом.

— Я заберу ее с собой, — отчеканил Ком и тут же добавил. — А ты присмотри за Журналисткой.

О ком они говорили? Если меня Руслан решил «передать» в руки Карателя, то кого собирается забрать с собой? В изгнание… Вряд ли кого-то близкого, дорогого… Или…

— Я с тобой ухожу, Руслан, — выпалила я, ожидая его негативную реакцию.

— Нет, — сталью выстрелил. — Ты остаешься здесь, в безопасности!

— Уверен? Ты же видел, что со мной происходит, — сложила руки на груди и вскинула подбородок. — Не исключено, что я заражена… А может, являюсь носителем?..

Каратель удивленно откашлялся и вопросительно уставился на Командира. Тот вздохнул, укоризненно покачал головой, но при этом понимал, что нельзя дальше скрывать правду.

Буквально через минуту Руслан умудрился парой фраз рассказать обо всем, что произошло после моей попытки побега. Как будто отрапортовал. Наверно, это тоже издержки военной профессии.

— Хоть ты объясни ему, что я опасна для группы, — воззвала я к логике Карателя, но он не спешил перечить другу.

— Значит, будешь сидеть в зеркальной комнате, как… — мой бывший враг опять не договорил, одернув себя на полуслове.

— Что вы оба скрываете? Или кого? — раздраженно воскликнула я, усиленно отгоняя версию, которая мне катастрофически не нравилась.

— Думаешь, я смогу Журналистку удержать? Посмотри, какая упертая она у тебя, — усмехнулся Каратель, говоря с другом так, будто меня здесь нет.

— Нельзя ей в изгнание, — обреченно возразил Ком. — Она же человек…

— Ты, кстати, пока что тоже! — дотронулась до плеча Руслана, но он резко сбросил мою руку. — Может, в тебе так и не проявится Пустой! Надо подождать, понаблюдать за тобой…

— Я же говорю, упертая, — нервно рассмеялся Каратель. — Покажи ей, Командир… — тон его стал чересчур серьезным. — Покажи, кто у нас на нулевом… И она сама откажется от тебя, — проговорил с непоколебимой уверенностью.

Я едва ли не ударила его от возмущения. Плохо он меня знает!..

Однако смесь страха, вины и горечи, которая исходила от Руслана, заставила меня засомневаться…

Выдержав паузу, словно собираясь с духом, Ком кивнул и, избегая зрительного контакта со мной, направился на базу…

Глава 4

Преодолеваем длинный коридор, ненадолго останавливаемся возле железных дверей, но лишь для того, чтобы открыть их и войти внутрь.

Нулевой этаж встречает нас спертым воздухом, сводящей с ума темнотой и… пугающим до дрожи в коленях пением-стоном, доносящимся из мрачных глубин. Звук точь-в-точь как тот, что я слышала, когда побывала здесь в первый раз.

Пришло время открыть ящик Пандоры. Но я уверена, что мне не понравится то, что я увижу внутри…

— Куда думаешь направиться? — небрежно бросает Каратель, шагая впереди, но при этом даже не оглядывается, будто боясь показать истинные эмоции. Но я их чувствую и так: грусть вперемешку со злостью.

— Пойдем через лес, — как ни в чем не бывало произносит Командир, а меня окутывает его бессильным отчаянием, от которого больно в груди. — Да и не столь важно, куда. Главное — как можно дальше увести от вас Пустых, пока есть время…

Хочется накричать на них, чтобы прекратили говорить так, словно все идет по плану. Но мои мысли опять переключаются на режущие слух звуки, исходящие из глубины нулевого этажа.

Мы проходим ряд хаотично разбросанных пластиковых дверей, но не останавливаемся ни у одной из них. Движемся дальше, к баррикадам. Здесь поворачиваем, совсем как в моем видении, и утыкаемся в коричневую дверь, обитую железом.

Жуткие стоны становятся невыносимыми, забираются в голову, взрывают ее изнутри. Хочется сбежать, но желание получить ответы сильнее.

Каратель подбирает нужный ключ и со скрежетом проворачивает его в замочной скважине, вторя звукам, доносящимся изнутри. Укладывает ладонь на дверную ручку, пока я невольно обхватываю себя за плечи, и резко дергает скрипящее полотно на себя, открывая камеру, увешанную зеркалами, похожую на ту, где были мы с Эриком.

Жестом Каратель указывает мне оставаться на месте. Первым пропускает в помещение Командира, а потом заходит сам. Не выдержав, врываюсь вслед за ними, игнорируя недовольный кашель Руслана.

Протискиваюсь между мужчинами и замираю, чувствуя на локте цепкую хватку Карателя — Командир все еще не смеет касаться меня, потому что боится заразить, потому что не хочет навредить мне, потому что оберегает…

Все уходит на второй план, когда я вглядываюсь в противоположную часть комнаты, куда направлен луч фонаря.

И вижу ее…

Светлые спутанные волосы, лоснящимися волнами прикрывающие лицо, объемный балахон, явно наспех надетый на истощенное тело, которое чуть ли не просвечивается от «голода». И как выжила вообще? Впрочем, это же Пустая, а им не нужна пища в привычном понимании этого слова…

Исцарапанные руки пронизаны черными линиями. Издали она похожа на сумасшедшую в палате психлечебницы. Но стоит ей поднять голову, направить на меня стеклянный взгляд и замереть, как я сразу узнаю ее, несмотря на то, что лицо превратилось в маску, как у всех Пустых.

Я чувствую ее боль и опустошенность, роюсь в своем сознании — и наконец вспоминаю…

Именно эту женщину я видела, погружаясь в мысли Руслана. Ее он спасал, рискуя жизнью. Ради нее готов был убить человека. Ее любил и продолжает любить так одержимо, что мучает, сам не понимая этого…

Здесь, на нулевом этаже, в грязной зеркальной комнате все это время жила она…

Жена Командира…

Часть восьмая

Глава 1

Анна

— Безумие, — шепчу я, не сводя взгляда с жены Командира.

Тем временем Каратель достает наручники и передает их Руслану. Последний невозмутимо подходит к женщине, приседает на корточки и застегивает браслеты на ее запястьях, таких тонких, что кажется, будто они сломаются под тяжестью стали. Замечаю, что от наручников тянется железная цепь.

Чудовищно…

Дожидаюсь, пока Руслан оставит свою «заключенную», а после делаю шаг, потом еще один — и медленно опускаюсь на колени перед Пустой.

— Аня, отойди, — рычит Командир с беспокойством в голосе.

— Заткнись, Руслан, просто заткнись сейчас, — произношу ровно, но строго, а по щеке стекает слеза.

Каратель, все это время находящийся за моей спиной, недоуменно кашляет.

— Откуда она знает твое имя? Неосторожно так. Тебя же могут… — осекается, видимо, потому что Ком не дает другу договорить.

Но в данный момент мне плевать, что могут сделать с Русланом. Меня пронизывают чувства злости, ненависти и безысходности. Не мои чувства, но они такие острые, что хочется кричать.

Всматриваюсь в лицо Пустой. Долго, пристально. Глаза в глаза. Но ничего не происходит: ни вспышки, ни видений. Будто меня что-то не пускает, будто барьер…

— Я не могу найти ее, — выдыхаю с обреченным стоном, ощущая дикую головную боль. — Не могу…

Массирую пальцами виски, прерывая зрительный контакт с Пустой, но не боюсь нападения. Здесь, в зеркальной камере, она слишком слаба.

— Да какого… происходит? — взрывается Каратель, но Командир тут же выводит его из камеры.

— Подожди в коридоре, — звучит строгий приказ, которого невозможно ослушаться.

После этого слышу осторожные шаги за спиной, легкое касание мужской руки на моем плече, которую Ком тут же отдергивает, вспоминая о том, что заражен сам.

— Успокойся, Руслан, ничего ты мне не сделаешь, даже когда станешь Пустым.

Говорю бесстрастно и равнодушно, ощущаю жгучую ненависть к Кому, словно желаю его смерти, жду ее с предвкушением. Я знаю, что эти эмоции принадлежат не мне, а жене Командира, но не могу их побороть. Неужели она настолько терпеть его не может?

Руслан садится рядом со мной, но все еще боится притронуться. Обо мне беспокоится…

— Ань, не надо, — его фраза звучит обреченно. — Мы с ней просто уйдем… А ты останься здесь… Так будет лучше для тебя. Каратель не даст тебя в обиду, он поклялся…

Поднимаю руку вверх, жестом указывая ему замолчать, а сама вновь погружаюсь в стеклянную бездну глаз Пустой.

— Прекрати, — слышу голос Кома где-то на задворках сознания.

Вижу вспышку, которая тут же гаснет. Потом еще одна. Я словно борюсь с кем-то или чем-то, пытаюсь прорваться… И наконец, у меня получается…

Передо мной Руслан. Только ухоженный, бритый, в строгом костюме, будто какое-то торжество. Он улыбается мне и протягивает руку…

Вспышка…

Семейный завтрак. За столом напротив меня — Руслан. Мы разговариваем и смеемся. Я счастлива как никогда в жизни…

Вспышка…

Стою перед зеркалом и вижу в отражении красивую, но грустную блондинку. Она проводит рукой по своему плоскому животу. А потом вдруг садится прямо на пол и начинает плакать…

Больно. Пропускаю через себя эту боль…

Вспышка…

Рядом Руслан, обнимает, успокаивает, что-то говорит. Жаль, что звуков не слышно…

Внутри меня распространяется тепло. Нет, даже жар. Сердце ускоряет свое биение. И я узнаю это чувство, которое принадлежит жене Командира… Узнаю, потому что и сама его испытываю…

Любовь…

Так, значит, гнев и ненависть исходили не от нее? От кого тогда? Эти эмоции транслировало нечто, занявшее и подчинившее тело жены Командира?

Что ж, познакомимся ближе?

Вспышка…

Мой взгляд устремлен в белоснежный потолок. От яркого света слезятся глаза. Надо мной склоняется мужчина в белом. Читаю надпись на его бейдже: «Генезис». Поднимаю взор и всматриваюсь в серьезное лицо.

Узнаю его. Я, реальная я, узнаю его…

Максим…

Жду, что случится дальше, но желтое свечение выталкивает меня из воспоминаний жены Командира. И будто заслон опускается…

Собираюсь вернуться в сознание женщины, залезть глубже, однако меня вырывают из видений, резко и грубо. Часто моргаю, пытаясь восстановить зрение, но все плывет перед глазами. Через какое-то время, наконец, вижу перед собой Руслана.

Видение или реальность?

Как же болит и кружится голова… Судя по отвратительному самочувствию и напряженному лицу Кома перед глазами, все-таки реальность…

— Я нашла ее, почувствовала… Очень слабо, но почувствовала… — сипло лепечу я, с трудом оставаясь в сознании.

— Я сказал, прекрати! — кричит Ком мне в лицо. — У тебя кровь!

Провожу тыльной стороной ладони под носом и, взглянув на нее, вижу большие алые пятна. Делаю вдох, но отступать не намерена, поэтому пытаюсь отстраниться от Руслана.

— Это же твоя жена! — мой голос срывается на хрип. — Вдруг я могу помочь ей?

Отталкиваю Кома, но он перехватывает меня за плечи и притягивает к себе, обездвиживая. Смотрит прямо в глаза, дышит тяжело и сбивчиво, хмурит брови.

— Не такой ценой! — чеканит каждое слово. — Я не могу потерять еще и тебя, — добавляет обреченно. — Послушай меня — и останься, — звучит скорее как мольба.

Но я не могу. Я должна разобраться, что происходит внутри Пустой… При этом я понимаю, что Руслан не позволит мне этого сделать, да и сил почти не осталось. Мне нужен отдых…

Я вернусь в сознание жены Командира, но позже… А сейчас…

Беру лицо Руслана в свои ладони и ловлю его взгляд. Собрав жалкие остатки энергии, направляю на мужчину. Прости, Ком, но ты не оставляешь мне выбора…

— Мы уходим все вместе, втроем… И это решение полностью принадлежит тебе, — произношу четко и размеренно.

Размышляю, что еще должна внушить Кому, но силы покидают меня. Отпускаю мужчину, вытираю очередную порцию крови с лица и делаю глубокий вдох.

У меня получилось? Или нет?

Руслан некоторое время сидит недвижимо, а потом все же поднимается медленно, берет в руки конец цепи — и выводит свою жену из камеры. На пороге оглядывается и кивает мне.

— Идем, — бросает сквозь стиснутые зубы, будто что-то заставляет его сказать это.

Значит, получилось… С трудом встаю на ноги, следую за Командиром.

В коридоре сталкиваюсь с изумленным Карателем, который цепко обхватывает мое запястье.

— Как ты его уговорила? — хмурит брови, смотрит взволнованно.

— Командир сам понял, что так будет лучше, — пожимаю плечами.

Каратель не до конца верит мне, но все же отпускает руку.

— Журналистка, — говорит мне в спину, вынуждая оглянуться. — Ты всегда можешь вернуться…

Смотрю на мужчину и не верю в то, что происходит сейчас. Мой злейший враг предлагает помощь? Делает это ради Руслана? У них действительно крепкая дружба!

— Мы вернемся, — делаю акцент на слове «мы». — Обязательно вернемся, чтобы помочь вам выбраться отсюда…

Каратель усмехается недоверчиво, качает головой. А мне остается лишь развернуться и уйти вслед за Командиром…

Глава 2

Несколько часов спустя

Анна

Мы пробирались через лес уже на протяжении нескольких часов, однако «гениальный» план Руслана увести остатки Пустых за собой потерпел фиаско. Они элементарно проигнорировали нас!

Мы пытались привлечь их внимание шумом и криками, но тщетно. Пустые продолжали бесцельно бродить вокруг торгового центра, будто нас не существовало вовсе. И этот факт меня дико испугал.

Что касается меня, то я знала, что не привлекаю Пустых, поняла это еще во время эпизода с Пулей.

Но Командир… Неужели он уже один из них? Кем именно он станет? Пустым или одержимым?

Судорожно сглотнула ком в горле и украдкой взглянула на Руслана. Он двигался быстро и уверенно, невозмутимо тянул за собой Пустую, а сам выглядел напряженным. Наверно, мое внушение все еще действовало.

С грустью и жалостью осмотрела жену Командира, худую, замученную, с поникшей головой и погасшим сознанием. Лучше сразу умереть, чем существовать так…

— Как тебе вообще это в голову пришло, Руслан? — не выдержав, простонала я, кивая на Пустую.

— Ань, я надеялся, что ей можно помочь, — виновато протянул он. — До последнего надеялся…

— Что с ней произошло? — уже спокойнее поинтересовалась я, но, почувствовав, что Ком собирается увильнуть от ответа, добавила резко. — Или ты расскажешь сам, или я влезу в твою голову! Но не факт, что переживу это вторжение сейчас. Мне и так плохо после… — осеклась на полуслове, чтобы не выдать свою новую способность.

— Не понимаю, как я вообще согласился забрать тебя с собой, — зло выдохнул мужчина, будто опомнившись. — Ты что-то сделала со мной?

Он вдруг резко приблизился и взял меня под локоть, разворачивая к себе.

— Ну, признавайся! Что опять натворила? — рыкнул недовольно.

Будь у меня сейчас чуточку больше сил, я бы внушила ему, что ничего не произошло, но я была слишком слаба и наверняка грохнулась бы в обморок.

— Руслан, я… — умолкла, подбирая слова. — Я кое-чему научилась, пока тебя не было… случайно…

Ком с подозрением посмотрел на меня, изогнув бровь, и качнул головой, намекая, что готов слушать. Тем временем, Пустая на цепи, кажется, устала — и опустилась на землю, не обращая внимания на нас, как и остальные ее «сородичи». Мы с Русланом последовали ее примеру: нам необходимо немного отдохнуть, тем более разговор предстоит тяжелый.

В двух словах рассказала о недавней ситуации с Карателем, а после этого призналась Кому, что внушением заставила его взять меня с собой.

— Зачем, Ань? — сокрушался Руслан. — Мне было бы гораздо спокойнее, если бы я знал, что ты в безопасности. А что теперь? Света пустая, — кивнул в сторону жены, впервые назвав ее по имени. — Я к утру тоже присоединюсь к ней…

— Мы не знаем наверняка, — всхлипнула я. — А вдруг…

— Аня, никаких «вдруг». Я не раз видел, как это происходит, — покачал головой мужчина. — То, что случилось с тобой, — это исключение! Ты особенная… Никто не оставался нормальным после контакта с Пустыми. И меня ждет стандартный исход…

Я прервала его жестом, не в силах дальше слушать. Я ощущала острую боль, и на этот раз чувство целиком и полностью было моим собственным.

Не заметила, как на смену боли пришла необъяснимая ярость, пугающая и испепеляющая изнутри. Глубоко вздохнув и часто поморгав, я с трудом взяла себя в руки. Не понимаю, что со мной? Но возможность навсегда потерять Руслана сводила меня с ума…

— Что случилось со Светой? Расскажи, — всмотрелась в его уставшее лицо.

— Она согласилась принять участие в эксперименте, — выдохнул Руслан.

— «Генезис»? — выдаю обрывок информации, подсмотренный в видениях. — Что это вообще?

Командир усмехается, понимая все без объяснений, но утаивать ничего не собирается. Не сегодня…

— «Генезис» — это секретная правительственная сеть лабораторий, оборудованных под землей. Центр находится в столице, а филиалы разбросаны по всей стране. Один из них здесь, в Самарской области. Как раз на том месте, где образовалась воронка, возле которой мы встретились впервые…

— Почему произошли эти взрывы?

— О первом я ничего не знаю, — пожал плечами Ком, и я чувствовала, что он не врет. — Нас вызвали уже устранять последствия. Во время операции мы как раз и напоролись на первого Пустого, которого было приказано ликвидировать.

Я вспомнила тот дождливый день, наши с Маратом безуспешные блуждания по деревеньке, подозрительную фигуру, петляющую между деревьями, и яркую вспышку. Пазлы соединились в единую картинку, и все стало понятно. Там я видела Пустого и едва ли не стала случайным свидетелем его ликвидации. И если бы на меня тогда наткнулся не Руслан, а кто-нибудь другой, то неизвестно, чем бы закончился мой репортаж…

— А второй взрыв? — нервно сглотнула я.

Глава 3

— Второй взрыв… устроил я, — со сталью в голосе произнес Ком, — чтобы отвлечь персонал и вытащить Свету.

— Я видела ее в лабораторном боксе, — тихо пролепетала я, боясь реакции Руслана.

— Да, — бесстрастно бросил он, пряча свои истинные эмоции, но напрасно, ведь я все равно чувствовала его боль и горечь. — «Генезис» изучал субстанцию, происхождение которой держалось в строжайшем секрете. Известно лишь было, что она обладает целительными свойствами. Официальная версия — разработка универсального лекарства от неизлечимых болезней. Что в действительности происходило за закрытыми дверями подземной лаборатории — держалось в тайне. После нескольких более-менее удачных опытов на мышах руководство «Генезиса» приступило к поиску добровольцев среди людей. Неофициально, конечно же…

— О боже, — ахнула я, догадываясь, что произошло. — Твоя жена согласилась на эксперимент, чтобы излечиться от бесплодия?

— Не сразу, но да… Ее убедили, воспользовались ее отчаянием… Я не был в курсе этого, — сокрушенно прикрыл глаза Ком. — Иначе никогда не позволил бы ей рисковать собой, — скользнул взглядом по Пустой, которая сейчас уже лежала на земле, и отпустил цепь. — Я узнал обо всем слишком поздно. Эксперимент не удался, а Свету посадили за стеклом и наблюдали, будто она крыса какая-то подопытная, — его кулаки сжались до белых костяшек.

Я придвинулась ближе и успокаивающе провела рукой по его предплечью. Но мужчина резко отстранился.

— Кто руководил экспериментом, Руслан? — этот вопрос дался мне тяжело.

Я вспомнила делегацию ученых из своих видений, лицо Макса, склонившегося надо мной в теле Светы, и ответ сам постучался в мое сознание, разрушая его.

— Света была не первой подопытной, — начал Командир издалека. — Эксперименты проводились еще задолго до взрыва. По слухам, первые опыты над людьми потерпели неудачу. И тогда в наш филиал вызвали ученых из центра во главе с Максимом Авериным…

Каждая буква этого до боли родного имени ледяной стрелой впивалась в сердце. Мое дыхание сбилось, а из груди вырвался невольный стон.

— Ты знакома с ним? — заметив мою реакцию, хрипло прорычал Руслан, и я чувствовала, что он крайне зол.

— Ближе, чем хотелось бы, — всхлипнула обреченно.

Жаль, что нельзя повернуть время вспять. Лучше бы во мне эта способность открылась…

— Муж? — прозвучало резко.

— Гражданский, — не стала увиливать от ответа.

Вздохнув, подтянула колени к груди и обхватила их руками. Какое-то время мы так и сидели молча, и я решила, что беседа окончена, но…

— Я был в числе военных, которые охраняли лабораторию, — заговорил Ком тихо и устало. — Узнав о том, что случилось со Светой, подстроил взрыв в секторе под воронкой, который и так был поврежден, поэтому там не было персонала. И пока работала аварийная сигнализация и всех эвакуировали, я смог пробраться в нужный бокс и вытащить жену. Рванул к Кариму, которого ты знаешь как Карателя. И, по сути, вынудил его дезертировать вместе со мной. Пустую Свету мы забрали с собой, надеясь когда-нибудь найти способ помочь ей. Точнее, я надеялся, а Карим просто был рядом, несмотря на то, что не разделял мою позицию, — Ком сделал паузу и провел ладонью по своему влажному лбу.

— Дальше?..

— Дальше мы скрывались по заброшенным фермам и домам. Со временем собрали группу Отчаянных. Конечно, остальным было бы сложно объяснить, почему вместе с нами находится Пустая, так что мы ее прятали, как могли. Единицы знали о ней. Поэтому и нулевой этаж так тщательно охранялся и был под запретом.

— А это правило по поводу имен, — задумчиво протянула я, — было придумано, чтобы вас с Каримом никто узнал и не выдал? — озарило меня, а Ком кивнул, подтверждая мою догадку. — И поэтому вы сторонились военных в случае их появления, — размышляла я и, споткнувшись о недоуменный взгляд мужчины, поспешила объяснить. — Мне Искра рассказала об этом. По ее словам, вы покинули прежнее убежище из-за военных…

Руслан кивнул.

— Насколько все серьезно? — испуганно спросила я. — Как далеко распространилась угроза?

— Точно не знаю. После второго взрыва область окружили и изолировали. По периметру выставили охрану с оружием и оборудовали ловушки для Пустых. Так что есть шанс, что зараза осталась внутри, не выбралась за пределы территории.

— И ты все это время молчал? — я вскочила с места и яростно посмотрела на мужчину. — Имея такие запасы, оружие и возможности, Отчаянные давно могли уйти из области! А не торчать в торговом центре!

— Во-первых, мы с Каримом — дезертиры, нам путь на блок-пост заказан. А за украденное оружие нам грозила еще одна, отдельная статья, — отчеканил громче и тоже поднялся на ноги, чтобы быть напротив меня. — Во-вторых, за полгода могло произойти все, что угодно с этой гребаной страной. А в-третьих, никто не выпустит тебя за границы области! В лучшем случае, посадят в лабораторный бокс. В худшем, ликвидируют сразу…

— А если пробраться незаметно? — шепнула я.

— Невозможно! — отрезал Руслан. — Границы тщательно охраняются.

— Но… — закусила губу, подумав о своих новых способностях.

— Никаких «но», Журналистка, — в привычном командирском тоне прорычал он. — Жалею, что вообще рассказал тебе об этом.

Разозлившись, намеревалась продолжить спор с Комом, но внезапно между деревьев пробился луч света. Руслан среагировал незамедлительно: повалил меня на землю и закрыл своим мощным телом.

— Военные? — ахнула ошеломленно, ведь лично я впервые видела их в этой глуши.

— Тшш, — шикнул Ком и накрыл мой рот ладонью.

Глава 4

Шум двигателей и приглушенные звуки голосов доносились со стороны проселочной дороги. С каждой минутой они становились все громче, а значит, военные приближались. К лучу фонаря присоединились еще несколько, словно искали что-то во тьме леса. Или кого-то…

Руслан все сильнее вжимал мое тело в рыхлую землю и крепче стискивал руку, прикрывающую рот. В какой-то момент мне даже дышать тяжело стало, но я благоразумно не двигалась и не издавала ни звука, чтобы не выдать нас.

Через некоторое время гул голосов стал громче и взволнованнее, а потом вдруг резко прекратился. Свет фонарей устремился в противоположную от нас сторону, будто что-то отвлекло военных. Что бы это ни было, нам только на руку…

Мужчина убрал ладонь с моего лица, позволяя свободно вдохнуть, и приподнялся на локтях. Импульсивно вцепилась в его плечи и краем глаза заметила, что место, где недавно лежала жена Командира, сейчас пустует.

— Руслан, твоя жена, — испуганно шепнула я, — ее нет.

Ком помрачнел и чуть отстранился от меня, осматриваясь, но отпускать не спешил. Действительно, пока мы прятались от военных, Пустая ушла в неизвестном направлении. Исчезла, испарилась… Но как? Ей же вроде было плохо…

— Может, это и к лучшему, — обреченно шепнул Руслан.

Сейчас я не узнавала в этом разбитом, несчастном мужчине моего некогда сурового Командира. На него было больно смотреть, а пропускать через себя его чувства — и вовсе невыносимо…

— Все равно я отпустил бы ее, не смог бы убить…

Не выдержав, я воспользовалась нашей вынужденной близостью и коснулась губ Руслана своими. Сразу же углубила поцелуй, не позволяя мужчине опомниться и оказать сопротивление. Но мой план провалился. Невозможно полностью усыпить бдительность военной машины…

— Аня! — укоризненно выпалил Ком, прерывая поцелуй. — Я заражен, не трогай меня!

Рывком поднялся и машинально подал мне руку, которую тут же яростно отдернул. Стоило мне встать, как я прижалась к мужчине, пользуясь эффектом внезапности.

— Перестань, — шепнула я и еще раз прильнула к его губам, почти невесомо. — Ты не можешь причинить мне вреда, — скользнула руками под расстегнутую куртку Руслана и замерла, ощущая под ладонями гулкое биение его сердца. — Я тебе верю.

Обняла Кома и уткнулась носом его шею. На какую-то долю секунды он потерял бдительность, сдаваясь мне. Одной рукой провел по моей спине, а другую запустил в волосы.

— Ты всегда была отчаянной, — усмехнулся мужчина, но в голосе слышалась горечь прощания. — Аня…

Секунда — и Руслан оттолкнул меня резко, грубо, не заботясь о том, что я могу упасть. От силы его удара я отлетела на несколько метров и чудом смогла сохранить равновесие. Непонимающе подняла на мужчину глаза и обомлела.

Со смесью удивления, безысходности и ярости Ком осматривал свои руки, которые светились в темноте. Скользнула по мужскому силуэту взглядом и увидела, что все его тело было окутано сейчас сиянием.

— Началось… — хрипнул он и хмуро посмотрел на меня.

Сделала маленький шаг по направлению к нему, но Руслан жестом приказал мне оставаться на месте.

— Нет, нет, — я лихорадочно замотала головой, не желая принимать очевидное.

Отключая здравый рассудок, стремительно подбежала к Кому, но он обхватил мои плечи и зафиксировал, удерживая на расстоянии. При этом сияние вокруг него медленно тускнело, будто мужчина смог взять его под контроль.

— Судя по тому, что мы видели, у меня один из двух вариантов. Я могу стать «рядовым» Пустым, и не хочу, чтобы ты запомнила меня таким, — произнес обреченно. — Или пойду по пути Пули и Марата. Но тогда могу навредить тебе. Вспомни, как твой бывший друг чуть не убил тебя в зеркальной комнате, — прорычал Ком, пытаясь достучаться до меня.

— Нет, — всхлипнула я, хотя подсознательно понимала, что он прав.

— Послушай, Аня, — говорил серьезно и смотрел прямо в глаза, в душу забирался, выворачивая все внутри. — Ты должна вернуться на базу и предупредить Карателя о военных. Это важно! Слышишь? — легко встряхнул меня, дожидаясь ответа, но я прикрыла глаза, от бессилия роняя слезы.

— Руслан, я не могу, — выпустив эмоции, сорвалась на плачь.

— Ты все сможешь, — непривычно ласково проговорил Ком, отчего мои рыдания только усилились. — Моя храбрая Журналистка, — забывшись, обхватил мое лицо ладонями и вытер слезы большими пальцами.

Приоткрыла глаза и увидела, как свечение на коже Руслана опять стало ярким. Оно не было похоже на то, что я видела у Пули или Марата. Если у тех трансформации подвергались вены и артерии, то у Кома, кажется, сияло все тело, покрытое россыпью блестящих точек. И это было странно…

Заметил «перебои» в свечении и Руслан, после чего убрал от меня руки. Изменился в лице, став злым и по-настоящему страшным. Стремительно увеличил расстояние между нами и проревел диким зверем:

— Уходи теперь! Пошла вон, я сказал!

Потом развернулся и быстро зашагал прочь. Застыв на месте, я наблюдала, как Ком удаляется от меня, и не могла остановить. Невыносимо… От боли хотелось кричать, но я сдерживалась из последних сил. Обхватив руками живот, содрогалась в беззвучных рыданиях.

Я знала, что теряю Руслана. Теряю навсегда…

— Я люблю тебя, — надрывно просипела ему вслед, давясь слезами.

Он услышал. Я почувствовала это и была уверена в том, что ответ положительный. Эмпатия не ошибается.

Но при этом Руслан даже не оглянулся, а наоборот, ускорил шаг. Потому что даже сейчас, находясь на грани смерти, он хотел защитить меня. Разве могла я подвести его? Ослушаться последнего приказа? Тем более, если знала, что Ком был чертовски прав во всем, впрочем, как и всегда…

Глава 5

Отключаю эмоции, чтобы не мешали выполнить волю Руслана. Вытираю ладонями мокрое от слез лицо и лихорадочно вспоминаю, о чем он просил меня. Каратель… военные…

Сердце рвется к моему мужчине, но я отдаюсь во власть холодного рассудка. Некоторое время наблюдаю, как гаснет свечение впереди меня. И, убедившись, что Руслан ушел достаточно далеко, мысленно прощаюсь с ним навсегда.

Развернувшись, снимаюсь с места и бегу в противоположном направлении. Быстро, чтобы даже идеи не возникло вернуться, чтобы ни единой возможности не было. Иначе не выдержу, сорвусь. Глаза опять застилает пелена слез. Почему так больно?..

В темноте почти не различаю тропинки. В какой-то момент ноги путаются в ползущих по земле растениях — и я падаю на колени. Обессиленно опускаю голову, и волосы прикрывают мое лицо, застилая обзор.

Что-то внутри ломается и рассыпается на мелкие частицы. Опять плачу, ругаю себя за эту слабость, но эмоции берут верх. На смену грусти приходит ярость. Хочется крушить все вокруг и… убивать.

Пугаюсь сама себя. Делаю глубокий вдох и поднимаю лицо вверх, устремив взор на бесформенные куски звездного неба, проглядывающие сквозь кроны деревьев. Я чувствую силу внутри, которая пытается подчинить меня. Я знаю, что мои глаза сейчас сияют голубым. И ничего не могу сделать с собой. Я словно в рабстве у своего же тела…

В чувства меня приводит холодное дуло автомата, упирающееся в мой затылок, и грубый оклик:

— Эй, Пустая?

Остро, до покалывания в теле хочется убить того, кто стоит сейчас позади меня. Разорвать на куски и разбросать их по этому долбаному лесу.

Но я, реальная я, сильнее!

Вдох и выдох.

Медленно поднимаю руки вверх в знак капитуляции

— Нет, я не заражена, — выдаю полуложь-полуправду.

Дуло опускается, а потом резко тычет мне между лопаток, заставляя покачнуться.

— Вставай. И за мной! — приказ, не терпящий возражений.

Не смею перечить вооруженному военному. Медленно поднимаюсь на ноги, все еще держа руки на виду. Лихорадочно размышляю, как мне поступить. Как сбежать…

И внезапно в мой разум проникает чуть слышное «беги!». Не понимаю, откуда исходит этот звук. Может, я придумала его? Слышу глухой грохот упавшего тела позади — и рискую обернуться.

Военный лежит на земле и бьется в судорогах. Рядом с ним… жена Командира. Ее рука покоится на горле мужчины, а по кисти вверх течет желтоватое свечение. Оно пробирается в ее черные вены, но тут же гаснет, теряется в них.

Заставляю себя отвести взгляд, потому что этот непонятный процесс… завораживает… От светящегося потока веет силой, властью…

Сжимаю руки в кулаки, до боли, до белых костяшек. Разворачиваюсь, пока жена Командира не перевела на меня свое внимание, и бегу прочь. Стремительно, как только могу…

Внезапно появившиеся лучи света подстегивают меня ускориться. Глупо было надеяться, что военный патрулировал этот участок в одиночку.

Лес сгущается, и я надеюсь, что совсем скоро смогу затеряться среди деревьев, скрыться, запутать следы, но…

Треск ломающихся веток под ногами, а следом за ним — чувство свободного падения, которое парализует разум. Плюхающий удар, смешивающийся с брызгами воды, звук рвущихся мышц и хруст костей — слышу все будто со стороны. Хочется верить, что это происходит не со мной, но невыносимая боль, пронзающая все тело и не оставляющая ни единого живого места, разбивает последние надежды.

Панически распахиваю полные слез глаза, пытаясь понять, где я и что со мной. Вокруг — отвесные земляные стены, укрепленные жердями, наверху, метрах в трех, — отверстие с неровными краями, прикрытое по периметру уцелевшими ветками.

Судя по всему, я на дне звероловной ямы. Но тот, кто ее установил, явно не на волков охотился…

Что ж, оказывается, ловушки для Пустых, о которых говорил Командир, оборудованы не только на границе, но и здесь, в лесной глуши. И в одну из них угодила я…

Опускаю взгляд, смотрю на себя — и застываю в немом крике. Горло парализует тисками, из легких выбивает весь воздух. Сквозь грудную клетку, в районе солнечного сплетения проходит заостренный кол, окрашенный кровью… моей кровью. Второй такой же кол торчит из моего бедра. И много их вокруг меня, вбитых в землю острием вверх.

Мои ноги не слушаются сигналов мозга, словно онемели. Перебит позвоночник? Все тело адски болит. Чувствую себя сломанной куклой и четко знаю, что способность к регенерации мне не поможет. Я слишком истощена, слишком много энергии потратила сегодня, слишком слаба и разбита морально…

Не лучший исход — истечь кровью на дне грязной, сырой ямы, но, похоже, именно это ждет меня…

Пытаюсь пошевелиться, однако резкая боль разрывает на части. Закрываю глаза и рыдаю с обреченными стонами. Невыносимо терпеть ужасные мучения. Молю лишь об одном: чтобы все кончилось быстрее. Не хочу страдать — проще сразу умереть…

Оглушающий звук падающего тела раздается прямо рядом со мной. Неужели еще кто-то, такой же неосторожный, угодил в ловушку? Нет сил думать об этом — больно настолько, что я на грани обморока. Не могу даже заставить себя приоткрыть глаза и посмотреть на вторую «жертву». И не хочу. Плевать!

Просто… хочу… быстрее… сдохнуть! Чтобы не ощущать безумную боль!

Истошно воплю, чуть ли не теряя сознание, когда кто-то срывает мое тело с кольев и укладывает на ровную поверхность. Каждое движение отдается издевательским импульсом.

Кричу так, что жжет горло. До животных хрипов, до остановки дыхания… Наверняка меня слышно во всей округе, но плевать. Я буду рада, если придет кто-то из военных и добьет меня наконец…

Но сегодня удача явно не на моей стороне…

Потому что смерть не приходит.

Сорвав голосовые связки, я просто беззвучно рыдаю и поворачиваю голову к тому, кто оказался сейчас рядом.

И встречаюсь с пустым взглядом жены Командира… Она совсем близко. Тянет ко мне руки… Хочет опустошить?..

— Пожалуйста, просто сделай это быстро, — хриплю ей обреченно и кашляю кровью.

Зачем-то продолжаю всматриваться в ее стеклянные глаза. Погружаюсь в них… Желтое сияние, но никаких видений. Только голос, тонкий, слабый, словно пробивающийся сквозь толщу воды.

— Ты дашь ему то, чего я не смогла, — звучит по-доброму, но немного грустно.

Я не знаю, что означает эта фраза. Не знаю, кому принадлежит. Не знаю, насколько она реальна. Возможно, всего лишь галлюцинация, возникшая в предсмертной агонии. Как и касание чьих-то ладоней на моем животе. От них исходит приятное тепло, которое разливается по всему телу. Боль постепенно притупляется, уступая место легкости, умиротворению…

Именно так выглядит и ощущается смерть? Или обращение в Пустую?

Глаза слипаются… Последнее, что я вижу, — это яркая вспышка и полчища маленьких светлячков, окутывающих меня. Мне кажется, что я лечу куда-то… А после мой измученный разум погружается в спасительную пустоту…

Конец


Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Часть вторая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  • Часть третья 
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • Часть четвертая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Часть пятая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • Часть шестая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  • Часть седьмая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  • Часть восьмая
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5