КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 395466 томов
Объем библиотеки - 514 Гб.
Всего авторов - 167080
Пользователей - 89867
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Мельников: Охотники на людей (Боевая фантастика)

Совершенно случайно «перехватив» по случаю вторую часть данной СИ (в книжном) я решил (разумеется) прочесть сначала часть первую... Но ввиду ее отсутствия «на бумаге» пришлось «вычитывать так».

Что сказать — деньги (на 2-ю часть) были потрачены безусловно не зря... С одной стороны — вроде ничего особенного... ну очередной «постап», в котором рассказывается о более смягченном (неядерном) векторе событий... ну очередное «Гуляй поле» в масштабах целой страны... Но помимо чисто художественной сути (автор) нам доходчиво показывает вариант в котором (как говорится) «рынок все поставил на свои места»... Здесь описан мир в котором ты вынужден убивать - что бы самому не сдохнуть, но даже если «ты сломал себя» и ведешь «себя правильно» (в рамках новой формации), это не избавит тебя от возможности самому «примерить ошейник», ибо «прихоти хозяев» могут измениться в любой момент... И тут (как опять говорится) «кто был всем, мигом станет никем...»

В общем - «прочищает мозги на раз», поскольку речь тут (порой) ведется не сколько о «мире победившего капитализма», а о нашем «нынешнем положении» и стремлении «угодить тому кто выше», что бы (опять же) не сдохнуть завтра «на обочине жизни»...

Таким образом — не смотря на то что «раньше я» из данной серии («апокалиптика») знал только (мэтра) С.Цормудяна (с его «Вторым шансом...»), но и данное «знакомство с автором» состоялось довольно успешно...

P.S Знаю что кое-кто (возможно) будет упрекать автора «в излишней жестокости» и прямолинейности героя (которому сказали «убей» и он убил), но все же (как ни странно при «таком стиле») автору далеко до совсем «бездушных вершин» («на высоте которых», например находится Мичурин со своим СИ «Еда и патроны»).

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Тени грядущего зла (Социальная фантастика)

Комментируемый рассказ-И духов зла явилась рать (2019.02.09)
Один из примеров того как простое прочтение текста превращается в некий «завораживающий процесс», где слова настолько переплетаются с ощущениями что... Нет порой встречаются «отдельные примеры» когда вместо прочтения получается «пролистывание»... Здесь же все наоборот... Плотность подачи материала такая, что прочитав 20 страниц ты как бы прочитал 100-200 (по сравнению с произведениями некоторых современных авторов). Так что... Конечно кто-то может сказать — мол и о чем тут сюжет? Ну, приехал в город какой-то «подозрительный цирк»... ну, некие «страшилки» не тянущие даже «на реальное мочилово»... В целом — вполне справедливый упрек...
Однако здесь автор (видимо) совсем не задался «переписыванием» очередного «кроваво-шокового ужастика», а попытался проникнуть во внутренний мир главных героев (чем-то «знакомых» по большинству книг С.Кинга) и их «внутренние переживания», сомнения и попытки преодолеть себя... Финал книги очередной раз доказывает что «путь спасения всегда находится при нас»..
Думаю что если не относить данное произведение к числу «очередного ужасного кровавого-ужаса покорившего малый городок», а просто читать его (безо всяких ожиданий) — то «эффект» получится превосходным... Что касается всей этой индустрии «бензопил и вечно живых порождений ночи», то (каждый раз читая или смотря что-нибудь «модное») складывается впечатление о том что жизнь там если и «небеспросветно скучна», то какие-то причины «все же имеют место», раз «у них» царит постоянный спрос на очередную «сагу» о том как «...из тиши пустых земель выползает очередное забытое зло и начинает свой кровавый разбег по заселенным равнинам и городкам САМОЙ ЛУЧШЕЙ (!!?) страны в мире»)).

Комментируемый рассказ-Акведук (2019.07.19)
Почти микроскопический рассказ автора повествует (на мой субъективный взгляд) о уже «привычных вещах»: то что для одних беда, для других радость... И «они» живут чужой бедой, и пьют ее «как воду» зная о том «что это не вода»... и может быть не в силу изначальной жестокости, а в силу того как «нынче устроен мир»... И что самое немаловажное при этом - это по какую сторону в нем находишься ты...

Комментируемый рассказ-Город (2019.07.19)
Данный рассказ продолжает тему двух предыдущих рассказов из сборника («Тот кто ждет», «Здесь могут водиться тигры»). И тут похоже совершенно не важно — совершали ли в самом деле «предки» космонавтов «то самое убийство» или нет...
Город «ждет» и рано или поздно «дождется своих обидчиков». На самом деле кажущийся примитивный подход автора (прилетели, ужаснулись, умерли, и...) сводится к одной простой мысли: «похоже в этой вселенной» полным полно дверей — которые «не стоит открывать»...

Комментируемый рассказ-Человек которого ждали (2019.07.19)
Очередной рассказ Бредьерри фактически «написан под копирку» с предыдущих (тот же «прилет «гостей» и те же «непонятки с аборигенами»), но тут «разговор» все таки «пошел немного о другом...».
Прилетев с «почетной миссией» капитан (корабля) с удивлением узнает что «его недавно опередили» и что теперь сам факт (его прилета) для всех — ни значит ровным счетом ничего... Сначала капитан подозревает окружающих в некой шутке или инсценировке... но со временем убеждается что... он похоже тоже пропустил некое событие в жизни, которое выпадает только лишь раз...
Сначала это вызывает у капитана недоумение и обиду, ну а потом... самую настоящуэ злость и бешенство... И капитан решает «Раз так — то он догонит ЕГО и...»
Не знаю кто и что увидит в данном рассказе (по субъективным причинам), но как мне кажется — тут речь идет о «вечном поиске» который не имеет завершения... при том, что то что ты ищещь, возможно находится «гораздо ближе» чем ты предполагаешь...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Никонов: Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Научная литература)

Как водится «новые темы» порой надоедают и хочется чего-то «старого», но себя уже зарекомендовавшего... «Второе чтение» данной книги (а вернее ее прослушивание — в формате аудио-книги, чит.И.Литвинов) прошло «по прежнему на Ура!».

Начало конечно немного «смахивает» на «юмор Задорнова» (о том «какие американцы — н-у-у-у тупппые!»), однако в последствии «эти субъективные оценки автора» мотивируются многочисленными примерами (и доказательствами) того что «долгожданное вырождение лучшей в мире нации» (уже) итак идет «полным ходом, впереди планеты всей». Автор вполне убедительно показывает нам истоки зарождения конкретно этой «новой демократической волны» (феминизма), а так же «обоснованно легендирует» причины новой смены формации, (согласно которой «воля извращенного меньшинства» - отныне является «единственно возможной нормой» для «неправильного большинства»).

С одной стороны — все это весьма забавно... «со стороны», но присмотревшись «к происходящему» начинаешь понимать и видеть «все тоже и у себя дома». Поэтому данный труд автора не стоит воспринимать, только лишь как «очередную агитку» (в стиле «а у них все еще хуже чем у нас»...). Да и несмотря на «прогрессирующую болезнь» западного общества у него (от чего-то, пока) остается преимущество «над менее развитыми странами» в виде лучшего уровня жизни, развития технологии и т.п. И конечно «нам хочется» что бы данный «приоритет» был изменен — но вот делаем ли мы хоть что-то (конкретно) для этого (кроме как «хотеть»...).

Мне эта книга весьма напомнила произведение А.Бушкова «Сталин-Корабль без капитана» (кстати в аудио-версии читает также И.Литвинов)). И там и там, «описанное явление» берется «не отдельно» (само по себе), а как следствие развития того варианта (истории государств и всего человечества) который мы имеем еще «со стародавних лет». Автор(ы) на ярких и убедительных примерах показывают нам, что «уровень осознания» человека (в настоящее время) мало чем отличается от (например) уровня феодальных княжеств... И никакие «технооткрытия» это (особо) не изменяют...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гулар: История мафии (История)

Мафия- это местное частное явление, исторически создавшееся на острове Сицилия. Суть же этого явления совершенно иная, присущая любому государству и государственности по той простой причине, что факторы, существующие в кругах любой организованной преступности, всепланетны и преследуют одни и те же цели. Эти структуры разнятся названием, но никак не своей сутью. Даже структуры этих организаций идентичны.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Виноградова: Самая невзрачная жена (СИ) (Современные любовные романы)

Дочитала чисто из-за упрямства…В книге и язык достаточно грамотный, но….
Но настолько все перемешано и лишено логики, дерганое перескакивание с одного на другое, непонятно ,как, почему, зачем?? Непонятные мотивы, странные ГГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Косинский: Раскрашенная птица (Современная проза)

Как говорится, если правда оно ну хотя бы на треть...
Ну и дремучее же крестьянство в Польше в средине XX века. Так что ничуть не удивлен западноукраинскому менталитету - он же примерно такой же.

"Крестьяне внимательно слушали эти рассказы [о лагерях уничтожения]. Они говорили, что гнев Божий наконец обрушился на евреев, что, мол, евреи давно это заслужили, уже тогда, когда распяли Христа. Бог всегда помнил об этом и не простил, хотя и смотрел на их новые грехи сквозь пальцы. Теперь Господь избрал немцев орудием возмездия. Евреев лишили возможности умереть своей смертью. Они должны были погибнуть в огне и уже здесь, на земле, познать адские муки. Их по справедливости наказывали за гнусные преступления предков, за отказ от истинной веры и за то, что они безжалостно убивали христианских детей и пили их кровь.
....
Если составы с евреями проезжали в светлое время суток, крестьяне выстраивались по обеим сторонам полотна и приветливо махали машинисту, кочегару и немногочисленной охране."


Ну, а многое другое даже читать противно...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Интересненько про Бреннан: Таинственный мир кошек (История)

Детская образовательная литература и 18+

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Por-no! (fb2)

- Por-no! 347 Кб, 156с. (скачать fb2) - Боб Джек

Настройки текста:



Боб Джек
Por-no!

Предисловие

Вряд ли на свете есть более неподходящий человек, чтобы написать предисловие к книжке про порно, чем я. Дело в том, что я никогда не смотрел порно. Хотя нет, один раз было. Как-то (лет пятнадцать назад) дома у меня была вечеринка. Мне захотелось развлечь гостей киношкой, и я сунул в видеомагнитофон первую попавшуюся кассету. Вышло неловко: записан на кассете был как раз ТАКОЙ фильм. Откуда он взялся у меня в квартире, я гадаю до сих пор. Это и были три единственные минуты моего соприкосновения с порнокинематографом. Тем не менее книжка Боба Джека выходит в моей серии, а я сейчас пишу к ней предисловие. И я хотел бы объяснить вам, в чем здесь дело.

Еще когда девятнадцатилетним пареньком я начинал работать в массмедиа, меня здорово волновал вопрос: о чем писать можно, а куда свой нос лучше не совать. Я никогда не разделял точку зрения, согласно которой чем жаренее тема, тем лучше. Для меня работа журналиста – это прежде всего общение: я говорю тебе, дорогой читатель, некие слова, а ты решаешь, есть ли в них смысл. А раз так, то стоит ли писать о том, что неприятно мне самому? О страшных и тошнотворных вещах – о том, что не имеет права на существование, но тем не менее существует?

Ответ я искал долго. Но потом все-таки вывел лично для себя некую формулу на этот счет. Формула гласила, что писать можно о чем угодно, но при этом важно писать правду и ничего кроме правды. Стоит ли писать о педофилии или фашизме, если педофилов и наци я бы убивал своими руками? Стоит – ведь, напишу я о них или не напишу, сами-то растлители и фашисты никуда не денутся. Но важно ничего не приукрашивать. Не тянуть одеяло ни в свою, ни в чужую сторону. Нужно написать правду, и мир от этого станет лучше. Даже если тема, за которую ты взялся, омерзительнее фекалий.

Книжка, которую вы держите в руках, рассказывает о порно. Лично мне чтение далось тяжело. Рукопись Боба Джека я читал и редактировал несколько дней подряд. В том числе во время поездок в метро. Я доезжал до своей остановки, убирал текст в рюкзак и не мог смотреть в лица окружающим людям. Особенно девушкам. В каждой из пассажирок вагона мне чудилась некая стыдная тайна.

Сперва мне хотелось все в этой книжке поменять. Тексты, выходящие в серии “Стогоff Project”, я обычно переписываю за авторов почти целиком. Но в этот раз я почти ничего не редактировал. Не знаю, может быть, вы отнесетесь ко всему, изложенному дальше, не так, как я. Ведь как идея порно выглядит очень привлекательно. Молодые, красивые и улыбчивые люди решают заняться любовью. Этой любви у них так много, что ребятам не жалко заснять все на пленку и поделиться с другими. Красивые тела, смех, хороший мейк-ап, огромные члены и красивые груди… Что во всём этом может быть плохого? Ничего! – отвечает Боб Джек и рассказывает о том, чем занимался последние десять лет.

Люди хотят быть счастливыми, но не очень представляют, как выглядит счастье. Люди хотят, чтобы их любили, а где вы найдете любви больше, чем на съемках фильмов “ХХХ”? Вот уж где все любят всех, да еще в таких причудливых позах! Юные создания обоих полов приходят поучаствовать в этих самых съемках – и попадают в ад. Потому что штука, с которой они решили поиграть, смертоноснее СПИДа, неизлечимее, чем героин.

Что может быть проще, чем самому распоряжаться собственным телом? Тело принадлежит только мне, и я имею право делать с ним что хочу, не так ли? Как выясняется, не так. У Боба Джека получилась смешная и не очень грузящая книжка. Но когда вы будете ее читать, обратите внимание, как часто в тексте упоминаются психиатрические лечебницы. Те из приятелей Боба, кто не умер сам, не был убит и не подхватил на съемках какую-нибудь заразу, которая убьет его в ближайшее время, обязательно приземлились в психушке. Потому что в порно есть что-то такое, что калечит человека. Будто ты схватился за высоковольтный провод. Или открыл двери в собственную жизнь очень вредной радиации. Может, результат не виден сразу (на обложках кассет все порноактеры улыбаются и выглядят здоровыми), но он обязательно проявится. И если не убьет тебя, то уж как минимум отправит в психушку.

Не думаю, что сам Боб Джек хотел написать об этом. Парень, написавший книжку, которую вы держите в руках, похоже, искренне уверен, что с его-то жизнью все ОК. Он гордится своим званием лучшего порнорежиссера страны и с удовольствием вспоминает об эпизодах, которые лично для меня стали бы вечным кошмаром. Тем не менее книга у него получилась честная. Она говорит не только о длинных членах и красивых бюстах, но и драконе, которого стоит лишь пустить на порог – и он обязательно тебя сожрет.

Именно поэтому я и предлагаю ее сейчас вашему вниманию.

Илья Стогов,

сентябрь 2007

НаЧало: Бандитские 90-е

– А вам юноши не требуются для съёмок? – сразу спросил я.

Перед этим я сглотнул, потому что думал, что у всех порноактёров должен быть интеллигентный тонкий голос. Я стоял на пустыре перед гостиницей “Москва”, наступил в каку, шёл дождь, левую руку я засунул в карман, шевелил пальцами – короче, начинал дрочить в брюку.

– Только если у вас есть девушка, – обломала меня дура в трубе. – Мужчины без пары нам не нужны.

– Даже если у меня двадцать три сантиметра? – преувеличил “мужчина без пары”.

– Молодой человек, вы нормальный? – стала хамить трубка.

– Член изо рта вынь сначала! – разозлился я и расхотел дрочить.

– Иди писай пенисом, дебил! – проревела девка и отключилась.

Если мне захочется посмотреть, как дебилы “писают пенисом”, и послушать, как девки ревут, как раненые, я включу какое-нибудь гонзо – самую грязную разновидность американского порно. Я представил, как только что говорившая со мной секретарша делает минет. Стесняется спермы и тупо мотает головой с членом во рту. Настроение испортилось.

На пустыре было полно собачьего дерьма. Я побежал через все эти ссаки-сраки к машине. Новая “ниссан-максима” тогда считалась тусовочной иномаркой. Мы были бандиты, за рулём сидел мой водитель. Три дня назад я заплатил ему пятьсот рублей, чтобы он согласился побрить череп наголо. Мы ездили по газетам бесплатных объявлений, пугали редакторов и сотрудников, выбивали скидки и раздавали проценты рекламным агентствам. Реклама текла через нас рекой. Это был хороший бизнес, я чувствовал себя арабским шейхом, у меня была трёхэтажная секция в таунхаусе в Коломягах и офигительная девочка с силиконовыми сиськами, которую я считал своей гражданской женой. Партнёрш для порносъёмок у меня не было.

Я прыгнул на заднее сиденье, подобрав пояс от кожаного плаща. Конец пояса был в дерьме. Другой, природный, или Мой конец, как ещё можно было бы его ритуально назвать в духе культа фаллоса, съёжился, спрятался и чуть ли не умер. Я казался себе человеком без члена. Я был злой. А этот старый порнушник-то, говнючок, со своими бабами!.. Я представил, как они резвятся – бабы извозились все в слюнях, своих и партнера, запихнули в зад и дилдо, и шарики, и его член, проглотили сперму. В общем, ведут себя, как Гаврош под пулями. У-у, сцука! Возомнил себя Ларри Флинтом с ниагарой спермы! Реальная по тем временам тема для развода – первая в городе порностудия!

– Завтра мы его нахлобучим, – сказал я, и мы поехали.

За нами двинулась вторая наша машина. Я хмурился в тонированное стекло. На сегодня оставалось ещё одно дельце.

У крейсера “Аврора” мы все вышли. Я с Серёгой Черепом направился к поджидавшим нас коллегам в цепурах. Всего двое! Мы развеселились.

– Ну чо, какие вопросы, пацаны? – бросился я им навстречу.

Череп двинул со мной. Пять человек наших остались на набережной и мирно паслись, откидывая на гранит красивые громадные тени. Страна великанов.

– А вы от кого, хлопцы? – спросил один из чужих, тоже здоровый, нарядная голда старшаковская, рот такой большой, зубы...

– От Юга.

– Кто тут от Юга, идите сюда! – позвали нас из глубины скверика.

Я – куриная слепота, ни хрена не вижу вечером, сощурился как жопа туда, в этот парк перед училищем, и обалдел! Джипы, народу, такие шайбы, все злые. Серёгу Черепа сразу вырубили, мне мешок на голову и в машину, я даже не сопротивлялся. А чего сделаешь – пришли на стрелу! Фунтик и его команда. Представились именем тех, на встречу с кем приехали! И к тому же сами виноваты были в разборе, не хочу вспоминать. Короче, я сказал им, что хорошие люди всегда пригодятся, а от гнилых никогда не поздно избавиться. Мы как накосячившие стали засылать в общак больше, чем казино на Невском. Сначала у нас взяли всё, что мы дали, а потом забрали и остальное. Мы все перегрызлись, эти тоже, начался вал, я с силиконовой девочкой уехал в Данию, на острова, хрен знает какие острова, к китам. Трахался, смотрел порнуху и мастурбировал там под крик чаек. Через год приехал: кто был глупым – исчез. Кто уцелел – поумнел и изменился. Настали другие времена. А потом я стал извращенцем.

Таня Таня. Рождение порнолегенды

Через год мне надоело быть безобидным островным лирическим героем Робинзоном Крузо, и простой секс с подружкой стал мне скучен. Подружку звали Таня. Она приехала из Тульской области, не ругалась матом, не курила и почти совсем не пила. Каждый, кто её видел, говорил, что она богиня. У неё лицо всегда где-то за облаками, и думает она о чём-то божественном. Сквозь её добрые зелёные глаза не пробьёшься. Мне кажется, Таня относится к тому типу женщин, которых трахай сколько угодно, и всё равно не узнаешь, что она думает о тебе. Загадочная, как скульптура. Мы жили с ней третье лето. По телевизору тогда восхищались блондинкой из группы “Garbage”, которая на концертах не носила под юбкой нижнего белья. Моя силиконовая Таня пришла домой из продуктового магазина, я стянул с неё джинсы и трусы, надел ей на бёдра микроскопическую юбку и так, беструсую, потащил на улицу. Ну разве я не красавец? Наш секс в тот вечер превратился в нечто фантастическое!

С этого момента у нас с Таней начался сексуальный диснейленд. Например, мы сидим на диване, смотрим телик, я читаю книгу, то есть вроде ничего сексуального нету, я переворачиваю страницы, но, чтобы их перевернуть, мне нужно увлажнить палец. Можно плюнуть, но разве киска моей подруги зря существует? Каждый раз я буду увлажнять в ней свой палец и посажу Таню в такую позу, чтобы мне было удобно. Но это так, больше эротическая фантазия, типа её киска существует для самых разных вещей – и канцелярских тоже. Ведь Таня же моя секретутка. Значит, должна помогать своему боссу и всегда предоставлять киску, для какой бы цели она ни использовалась! Ну как вам мои фантазии? Но они такие простые, без особого изврата.

Или так (вообще, наверно, подумаете, что у меня крыша поехала). Трусики Таня надевала сразу на свою дымящуюся после секса малышку, они частенько были в моей сперме, чтобы подруга дольше помнила о моем члене и своей киской постоянно чувствовала мое присутствие у себя между ног. В её джинсах напротив киски я прорезал лезвием дырочку, незаметную для окружающих, чтобы я всегда мог потрогать её пипу, а при желании просто засунуть туда, не снимая с Тани штанов.

Потом, когда на ней была короткая юбка, мы пошли в магазин, я купил ей треугольную свечку, хороших размеров, прямо на улице при всех я прижал Таню к стенке, спиной ко мне, и медленно ввёл свечу ей между ног. Возможно, это видели другие люди, но Таня её покорно приняла и сделала вид, что ничего не произошло. Она стояла на улице, посреди всех, зная, что на неё смотрят, но она шлюха и должна покорно подчиняться, поэтому она не могла возражать и только оттопыривала попку, чтобы мне было удобно засовывать в неё. Со стороны это выглядело так, что я её прижал к стенке, Таня ко мне спиной, я сзади и рукой шарю у неё между ног. Потом я просто поправил на ней трусики, и мы пошли как ни в чём не бывало.

– Витя, быстро заниматься! – крикнула в окно мама сыну, свернувшему из-за Тани шею.

– Чем? Сексом? – сострил подросток. И продолжал смотреть.

– Ах! – оторопели рядом бабки с гладиолусами.

Наверняка так себя чувствуют немые. Хочешь что-то сказать, но не можешь.

До чего ж приятно, когда о твоей девочке отзываются как о шлюхе, классной шлюхе!

Да, последствия старых переживаний и ударов по голове сказались на моём психическом здоровье и сексуальной ориентации, и к осени я свихнулся окончательно. Чего стоит слово, которым эта хрень называется, – “кандаулезизм”. От имени лидийского царя Кандаулеса, показывавшего близкому другу спящую обнажённую жену. Такая сексуальная тема, когда мужчина получает половое наслаждение сначала от демонстрации другим обнажённой партнерши или её фотографий, а в дальнейшем – от склонения партнёрши или жены к позированию перед другими мужчинами, к стриптизу и – как последняя стадия – к групповому сексу. Короче, смесь эксгибиционизма, нарциссизма и мазохизма. Встречается у царственных особ, прошедших все стадии обычных сексуальных отношений.

Вскоре царственная особа прошла все секс-стадии и захотела совокупления моей девочки с другими самцами. Я был уверен в себе, в своей привлекательности для женщины, уверен в Тане, в том, что она никогда меня не променяет, мне хотелось новшеств и эротических излишеств, но именно с ней, а не с кем-то ещё. Плюс чтобы она была моей настоящей женой, и к тому же очень красивой – для особой остроты ощущений. Поэтому мы расписались, я довёл Танино тело до совершенства в спортивном зале, укоротил её нос, большие круглые холмы силикона в бывшие груди первого размера поставил ей тоже я. Всё было ОК, за исключением ерунды: Таня наотрез отказывалась трахаться с другими мужиками. Тогда я оставил её дома и полетел в Сыктывкар.

* * *

Аэропорт в столице Коми находится в центре города, один небольшой зал. Я улыбнулся администратору, сидевшему за столом-партой советских времён рядом с авиакассами, и попросил забронировать для меня отель. Бесхитростно строившая мне глазки желтоволосая женщина отписала питерскому путешественнику номер с телевизором в гостинице “Центральная” на улице Коммунистической за восемьдесят рублей в сутки. Оставалась неделя до двухтысячного года.

Я посмотрел в номере телевизор, национальную программу “Коми Гор”, узнал, что слова “шыр, пыр, мыр, гыр, дыр, ныр, кыр, тыр, зыр, быр, выр, лыр” имеют значение, что Москва и пельмени – коми-названия, переводятся как “коровья вода” и “хлебное ухо”, а знаменитый секс-монстр Григорий Распутин имел зырянские корни.

“Это я удачно заехал”, – подумал я и отправился на улицу искать проституток.

Проституток я искал своеобразно. Поняв, что вечером, больше похожим на полярную ночь, среди двухметровых сугробов при температуре минус тридцать найти что-то подходящее мне будет трудно, я обошёл все центровые “сёйны-юны”, местные столовки, и заглянул в киоск “Союзпечать”.

– “Всё для Вас” есть? – захотел я по старой памяти газету бесплатных объявлений.

Мы, бандиты, изучали выходные данные изданий, на которые покушались, и Сыктывкар запомнился мне в перечне городов распространения этой всероссийской семьи газет. На рекламных страницах меня ждало разочарование. Кто-то продавал картошку, выделывал оленьи шкуры, менял пимы 38-го размера на вачеги – холщовые рукавицы – с доплатой. Сексом там даже не пахло. Я расстроился. Но мне хватило ума обратиться за помощью к портье, как я мысленно назвал весёлую комячку за соракет, стриженную по их местной тёткиной моде седеющую блондинку.

– Что можете предложить в смысле досуга? – улыбнулся я ей своей лучшей мужской улыбкой.

– У нас есть театр и национальный музей, – простодушно ответила она.

– Ну а одинокому страннику что делать в далёком городе без жены?

– А, вы про это! – хохотнула весёлая комячка. – Вот у меня тут совершенно случайно завалялось.

Она открыла ящик в столе, извлекла оттуда что-то и протянула мне. На маленьком клочке тетрадного листа в фиолетовую клетку был написан номер телефона и ниже каллиграфическим почерком выведено: “Миледи”.

– Вообще они после семи часов сами звонят в номера.

Я кивнул и уже в коридоре услышал трели телефонных звонков. Как только заканчивали звонить в одном номере, звонок сразу же раздавался в следующем. Трубки никто не снимал. Я был единственный постоялец на этаже.

– А у вас есть девушки коренной национальности, которые знают язык? – чуть позже озадачил я Миледи на другом конце провода.

– Да, наши девушки знают английский, французский... – просипела в трубке Миледи.

– Нет, я про коми.

– Коми? – удивилась Миледи так, как будто впервые слышала о таком народе. – Ну, спеть что-нибудь смогут. Частушки...

Через десять минут я стоял во дворе и выбирал девушек. Они сидели в “жУчке”-шестёрке и лучезарно мне улыбались.

– Если надо, у нас есть ещё, – сказал водитель, вышел из машины и открыл багажник.

Из багажника с диким смехом выпрыгнули две крошечные малолетки.

– А чего они тут? – обалдел я.

– А им нравится, – засмеялись бабы в машине.

Я выбрал скуластенькую блондиночку, грудастую, с простым и милым лицом честной поселковой девчонки.

– Поедешь со мной в Питер? – прошептал я ей в ухо.

– Ну куда я поеду? – загундосила она неожиданно низким голосом, бу-бу-бу и тому подобное, и сразу мне разонравилась.

В итоге мне пришлось остановить свой выбор на юной худенькой брюнеточке. Я расплатился: нужно было четыреста пятьдесят рублей, я дал пятихатку, сдачи у них, конечно же, не нашлось. Я поднялся с ней в номер и попросил её не раздеваться.

Теперь я вам всё объясню. Кроме того, что я абсолютно больной на всю голову парень, я к тому же невероятно романтичный и образованный. Я закончил университет, юридические предметы мне преподавал бывший мэр Петербурга Собчак, я отлично знаю географию и обычаи народов мира. Мне позарез надо было, чтобы Таня трахалась с другими мужиками, поэтому я прилетел в Сыктывкар, снял проститутку и намеревался привезти её к моей любимой в Питер, чего тут непонятного. У коми помимо разных других странностей есть древний языческий обычай делиться с гостем женой. В плане сексуальной гостеприимности коми дадут фору всем малым народам. Утолить половой голод путника для их женщин святое дело. Ясно, что с помощью настоящей дочери пармы я рассчитывал приобщить Таню к этому замечательному обычаю и привить ей вкус к прекрасному ремеслу – проституции сакрального характера, потому что при всех моих сексуальных причудах я не хотел, чтобы моя ненаглядная жёнушка трахалась с другими мужиками бесплатно.

Во имя выполнения этого чудесного плана я не стал сношать юную брюнетку, а, наоборот, повёл её на следующий день в ресторан, попросил взять из дома паспорт, поменял обратный авиабилет на два железнодорожных и сказал в шутку, что продам её в Питере на половые органы. Разводилу, как известно, не разведёшь. Но бывают исключения. Девочке оказалось шестнадцать лет. В назначенную дату отъезда она прекраснейше сдала свой билет и на полученные деньги шикарно нашырялась герычем, как мне потом доверительно поведали её более порядочные сестрички из багажника.

Я опять позвонил Миледи. Трубку взяла уже знакомая мне бубнилка, которую я узнал по характерным низким нотам, похожим на паровозные гудки. Местные бандоны справедливо звали бубнилку Слоником, она прилежно участвовала во всех субботниках и в этот раз не осталась со мной, поскольку обещала быть на работе.

– Я приду утром, – поклялась Слоник в ботфортах и, опасно цокая каблуками, ушла в полярную ночь.

В семь часов в номере, как всегда, раздался звонок.

– Вы знаете, я так подумала, я, наверно, сама к вам приеду! – обрадовала меня Миледи в трубке.

– У меня понос, – соврал я, бросил трубку и впервые в жизни не добежал до унитаза. В туалете двумя этажами ниже я оставил всё на линолеуме в коридоре и потом затёр газетой “Всё для Вас”.

Утром Слоник, больше напоминавшая жёлтого от бессонницы затраханного вампира, назвалась Надей и объявила, что едет со мной в Питер. “Помогать моей жене Тане”, как официально сообщил ей я.

В поездах Сыктывкар–Котлас и Котлас–Петербург мы очень много смеялись и пили, и прогуляли все её скопленные за зиму деньги. В гостинице Котласа Надя предложила мне сдвинуть кровати.

– Я понимаю, – сказала она. – Мы едем к твоей девушке. Но если ты боишься без презика, у меня есть.

– Мы пьяные, я хочу, чтобы потом мы ни о чём не жалели, – сделал я благородное лицо, боясь потерять эрекцию и облажаться, и мужественно подрочил в туалете на этаже.

* * *

В Питере я привёз Надю в ближайшую к моему дому гостиницу, чтобы девочка привела себя в порядок, и поехал подготовить к встрече на Эльбе мою послушную Таню. Я не очень объяснял ей цель моего путешествия в Сыктывкар, она поняла всё сама: “Ты же сказал, что привезёшь мне помощницу”, но почему-то решила, что помощниц будет две.

– Нет, одна, – порадовался я такой покорности жены и велел ей надеть лучшие одежды, чтобы произвести впечатление на Надю.

Мы стали жить вместе. Девочки ходили в магазин, Надя помогала Тане по дому, спали все на одной кровати – счастливая шведская семья. Вечерами Надя рассказывала впечатлительной Тане о своей профессии, занимательные истории из прошлого, а Таня молчала, слушала, и даже в темноте было видно, что ей интересно. Почувствовав, что жена готова, я подбил приятеля сыграть роль её первого клиента.

– Трахать будешь комячку, а Таньку просто поснимаешь на фотик, потрогаешь – короче, максимально постарайся развести её на секс, только, естественно, без насилия, – дал я ему ценные указания. – Может, посмотрит, как ты с Надей, и сама захочет. Деньги я им заплачу, ты только вино купи, фрукты какие-нибудь, чтобы красиво было.

Приятель радостно закивал – согласился на фрукты.

– Помнишь, я тебе про Игоря говорил, дизайнера, который нас фотошопил, где мы с тобой в апартаментах на Фонтанке, ну так вот он хочет поснимать тебя голой, а потом потрахать Надюху, – уверенно сказал я Таньке. – Даёт сто пятьдесят баксов, разделим на троих – тебе, мне и Надьке, она согласна.

– А если он захочет со мной трахаться? – испугалась Танька. – Я же не буду.

– Нет, тебя только фотает.

– Точно?

– Ну, может, ещё потрогает, мы так договорились, но зато без секса, – успокоил я супругу.

– Значит, трогать ему давать, – старательно запомнила обязательная Таня.

Я снял номер всё в той же ближайшей к дому гостинице, мы приехали туда весёлые и возбуждённые, девчонки обе были в коротких юбках, лысый Игорь пришёл нарядный – в костюме, с цветами и с дипломатом. В дипломате была бутылка вина и бананы – “медовые”, как пишут на ценнике.

– Ну всё, деньги у меня, я вас оставляю, – сказал я и поехал домой дрочиться.

Через два часа я вернулся. Действительность в точности повторила мои эротические фантазии: Таня была раскрасневшаяся, Игорь – довольный.

– Ну как? – спросил я жену.

– Всё хорошо. – Таня отвела глазки в сторону.

Дома она уверяла меня, что я самый лучший, что у этого Игоря жуткая волосатая спина и что она никогда не смогла бы с ним переспать.

– Он меня только фотографировал, – поклялась Таня.

– И чего, даже не потрогал? – Я был разочарован.

– Ну совсем немного. – Она так давила на это “немного”, как будто в этом заключалось доказательство её супружеской верности.

– У Танюшки с ним ничего не было! – подтвердила Надя, и меня взяла чуйка, что я теряю мою северную боевую подругу: вот как может объединить женщин общий мужчина. – Нормальный парень. Строил из себя реального бандита.

– Меня поразило, что она презерватив надевает ртом, – рассказал мне потом реальный бандит.

– Кто? Таня? – удивился я.

– Нет, Надя. А Таню, как договаривались, я пофотографировал, правда, там темновато было, но всё путём, попозировала мне вообще без вопросов, я её пощупал везде, как ты просил, не проблема, трахнуть мне не дала, но сама залезла к нам на кровать и пососала.

– Пососала у тебя? – Я не поверил, но кровь ударила в голову и внизу живота сладко защемило.

– Да, сначала они немного полесбиянили, а потом она такая говорит: “Давай я у тебя пососу?” Ну и второй раз я ей как раз и кончил. В презик, конечно.

Я понял, что Таня на правильном пути. На следующий день она заявила, что ей понравилось: “Ищи нам нового клиента! А чо, халява – делать ничего не надо, а деньги дают”. Ну-ну, она говорила про деньги! Но мы-то с вами знаем, что ничего в этом мире не делается без секса. Похоть движет миром.

Новых клиентов у меня не было, и мы пошли дансить, как говорят сейчас, дрыгаться или на плясы, как говорили в пору моей юности. Тогда я любил клуб “Метро” – там мы, кстати, и познакомились с Танькой. Я только расстался с моей первой гражданской женой, у которой взял её лучшие годы – с пятнадцати до восемнадцати, от одного чемпионата мира по футболу до другого, переживал, пил виски, купил аж семь порций сразу и плакал за барной стойкой – слёзы капали в один стакан за другим. Потом я вышел на танцпол и увидел Её – попку-блондинку, стоявшую ко мне спиной, “у стеночки”, как это бывает в сельских романах о любви. “Это она! Она здесь! Она пришла! Она нашлась!” – воспрянул я духом, схватил девочку за руку и, не спрашивая ни о чём, уволок целоваться.

Но в этот раз в клубе “Метро”, с Таней и Надей, вышла ещё более занимательная история. Надя вела себя ужасно, “сразу видно, что проститутка”, как сказала про неё Таня. Надюха падала с тумбы в центре танцпола, познакомилась на первом этаже с мальчиком Женей, на втором этаже – с Антоном, на третьем этаже познакомила Женю с Антоном и, оставив обалдевших парней в обществе друг друга, убежала участвовать в конкурсе народного стриптиза. Победив в конкурсе, Надя вернулась к нам с целым подносом призового виски с колой, после чего я на радостях нажрался в жопу и вырубился. Очнулся я оттого, что кто-то прилежно мастурбирует мне член. “Надя”, – помечтал я и не стал открывать глаза. Оказалось, что мастурбировала меня Таня, которая была очень зла на нас с Надюхой из-за вчерашнего.

– Ты висел на трубе на входе, – рассказывала потом Таня, ненавидяще кривя красивые полные губы. – В своих белых штанах, которые ты все уделал. А до этого вы с Надькой пропали на сорок минут!

Я смутно вспомнил, как мы с ней целовались взасос в мужском туалете.

– Я поймала машину, – уже смеялась Таня. – Ты не мог стоять, падал в снег, я говорю Надьке: “Держи его!”, она берёт тебя за руки, и вы падаете вместе! Оба ржут, я злая, все руки об тебя избила.

– Танюшка тебе: “Сука! Стоять, блядь!” – хохотала Слоник сатанинским хохотом, и действительно – представить, как ангелочек Танечка в бешенстве ругается матом своим нежным голосочком-колокольчиком, было смешно.

Впрочем, проанализировав всё происшедшее, Таня уже не считала ситуацию настолько уж смешной, чтобы Наде оставаться с нами на одной кровати, и переселила нашу подружку сначала на раскладушку, а потом вообще купила ей билет на поезд в более чем символичном направлении: Санкт-Петербург–Воркута. Я проводил Надю до её места в плацкартном вагоне и пообещал, что мы с ней ещё увидимся. Так оно, кстати, и случилось позднее. Но в тот момент Надя сделала своё дело и с честной совестью укатила обратно в свой далёкий романтичный Сыктывкар.

* * *

Наступило лето, и я отправил Таню в ту самую порностудию, на которую мы, “юговские” бандиты, когда-то намеревались накатить. Я сам привёз фотографии моей жены владельцу этой фирмы – Прянику, как все называют его по сей день, – пришёл к нему в какой-то немыслимой ушанке, так что вряд ли он заподозрил во мне бандитское прошлое. Пряник просто потел, ёрзал за столом в офисе и разглядывал фотографии красивой девочки, которую сразу хочется трахнуть. Известно, что вожделение сильнее страха, и моя Таня моментально получила роль в его очередном порнофильме. Роль эта была главная, Тане предстояло сниматься в двух сценах – лесбийской и, как я мечтал, в групповой, с – ура! – четырьмя партнёрами одновременно. Сексуальные намерения исполняются быстро, и через неделю Таня уже вовсю трахалась перед камерой на берегу залива в кустах под Петродворцом, а я сидел в трёх километрах оттуда, на камнях дамбы в Стрельне, всматривался вдаль, в сосновый лесок, где четверо молодых парней имеют мою жёнушку, и, счастливый, поглаживал свой член через плавки.

Позже фильм вышел на кассетах и DVD, и все увидели Таниных партнёрш по съёмкам, которые, изображая роковых красоток, говорили с акцентом проводниц поезда Москва–Северобайкальск. За их натянутой мимикой проглядывала такая бесконечная скука и желание поскорее умыться и пойти домой, какие свойственны усталым проституткам на заказе. “Караул устал”. Милые жёлтые пятки романтических красавиц постоянно торчали на переднем плане. Даже в самых экстравагантных положениях прелестницы умудрялись сохранить задумчивые выражения лиц. Кажется, что они думают о макаронах, и невольно вспоминаешь об ускоренном методе просмотра оставшейся части, как вдруг на экране что-то начинается. Как будто автор нагнулся и переложил перо из левой своей ноги в твёрдую правую руку. Что там у них случилось, зритель сначала не понимает, – оператора поменяли или аванс всем выдал продюсер господин Пряник, но только изображение приобретает совершенно иной характер, и людей становится не узнать. Просто четверо худеньких пареньков с внешностью актёра, игравшего в “Золушке” принца, завлекают в лес мою знойную блондинку-жену. Таня была красива, эмоциональна и артистична. Финальный фейсел, то есть уход за лицом, – профессиональный термин, обозначающий действие, когда актёры кончают девушке на лицо, – она исполнила по меньшей мере блестяще, на уровне любого хорошего европейского порно, после чего я решил снимать её сам – в фильмах собственного производства и продюсирования.

Но тогда я об этом даже не помышлял. Когда Таня пришла домой, я в лихорадочном безумии содрал с себя штаны, а с Тани ничего содрать не успел, ткнулся членом, как слепой котёнок – носом, куда-то ей в постельные места и задёргался в экстазе. Экстаз оставил свои следы на её юбке. Не знаю, что она подумала, но вслух я сказал первый: “Эх, Таня, Таня...” Позднее мы часто вспоминали эту ситуацию, а моя жена таким образом получила свой первый и единственный на всю жизнь псевдоним: Таня Таня. Можно сказать, что именно в тот момент произошло её второе рождение – на свет появилась первая настоящая русская порнозвезда.

Лана Лайт. Проституция сакрального характера

Когда у тебя в несгораемом и неподъёмном сейфе лежит $50 тысяч и ты знаешь, что на них можно купить две многометражные квартиры на Невском, а так оно и было в начале века, то очень не хочется открывать массивную дверцу чёрного ящика и что-либо оттуда доставать. Так чахнет над златом Кощей, воображая себя магнатом, капиталистом и потенциальным владельцем заводов, газет, пароходов. Но потом, бляха, естественно, появляется Жар-птичка, Русалочка, одна или с карнавальным хороводом Снегурок, начинают одолевать соблазны, и стоит лишь чуток приоткрыть дверцу, как всё золото партии невероятным образом оттуда улетучивается. В шесть сек – как бабушка чихает или два пальца попадают в струю мочи. Вот такой Снегурочкой явилась для меня наша любимая Лана Лайт из заполярного Мурманска. Её привёл мне Вовка Колотило, порноактёр и по совместительству торговец лохматым золотом, и дверца моего ларца, бронированного с торца, открылась в первый раз.

Конечно, я слышал в детстве коммерческие слова типа “порнобизнес” и “порнодельцы”, но что мне прибыль, когда у меня стоял член, и я держал монитор двумя руками и просто не выдерживал, кончал в штаны, даже ничего не касаясь, и вдруг начинал просто дёргаться, совсем не в силах сдержаться, раз пять, наверно, дёргался, блин, я даже не знаю, кто чего обо мне тогда думал, но потом все трусы были мокрые, какой там порнобизнес, о чём речь! Хороший порнофильм может снять только настоящий извращенец. Меня пёрло на уровне животного инстинкта. Почти полное отсутствие диалогов, надеюсь, не оказало губительного влияния на мои видеошедевры, знакомящие совершеннолетнего подростка с красотой женской анатомии и способами виртуозного проникновения во внутренний мир женщин. Кое-что было в моих фильмах и для психиатров, специализирующихся на сексуальных патологиях, в главных ролях снималась моя жена, что дополнительно меня адреналинило. Но вместе с тем мне всегда хотелось эстетики и гламура! Воображение рисовало мне пышногрудых блондинок, занимающихся друг другом на капоте розового “кадиллака” в духе восьмидесятых, когда был пик популярности музыки диско и ярких, жизнерадостных красок. Или тема “Летайте самолётами…”. В компании таких длинноногих пилоток и стюардесс не отказался бы полетать ни один мужик, но это были бы “Лесбийские авиалинии”, потому все пассажиры также оказались бы женщинами. Не успев взлететь, когда по правилам вообще-то надо пристегнуться и сидеть смирно в кресле, одна из пассажирок решила бы проявить заботу и поинтересоваться настроением и самочувствием пилотов. А красавицы пилотки оценили бы заботливость пассажирки и поставили бы её на колени не отходя от кассы (в смысле от штурвалов). Сперва пассажирка орально удовлетворила бы бортпроводницу, а капитанша бы в это время мастурбировала. Затем бортпроводница отлизала бы капитаншу, а пассажирка бы самоудовлетворялась. Ну а уже после этого пассажирка получила бы порцию оральных ласк от самой капитанши, а бортпроводница поработала бы пальчиками на собственном клиторе. Ну разве это не вау? А когда дух всеобщего оргазма настиг бы участниц “собрания”, одна из девушек неожиданно задала бы пилотам резонный вопрос: “Если вы здесь, то кто же управляет самолётом?” И дальше шла бы рекламная фраза, похожая на“Летайте самолётами „Лесбийских авиалиний“!” Красота!

На такую красоту, собственно, и рассчитывал я, когда открывал тяжёлую зашифрованную дверцу и доставал из сейфа мои миллионы девяностых годов на аренду камер, операторов и непосредственно на пышногрудых блондинок. Но первая же трудность, с которой я столкнулся, был как раз дефицит этих самых подручных пышногрудых блондинок, без которых всё прочее не имело смысла. Поэтому, когда я увидел на пороге сауны, где мы снимали наш первый порноэкшен, очаровательное полногубое белокурое создание, юное и свежее, как милая альпийская фея, и при этом неожиданно сисястое, как первая красавица тирольской деревни, я сразу же схватился за её кудри, сиськи и круглый зад.

Сиськи, кудри, круглый зад обошлись мне в копеечку. Триста баксов я заплатил ей за съёмку, потом ещё раз двести, отбил её у Вовки Колотило и строго-настрого запретил ей сниматься у других режиссёров, а желающих снимать её трахающейся было предостаточно. Агенты, актёры и вся эта интернетовская порношобла, живущая за счёт глупых тинок и норовящая им к тому же присунуть, как таксист-грузин, который подвозит девушку за деньги и ещё спрашивает у неё номер телефона. Но я вырвал моего 18-летнего губастика из грязных лап этого порнографического отребья, опять познакомил её, как Надьку, с женой, сладострастно их подружил и увековечил обеих в обширном эпическом групповике. Губастика звали Светка, и Таня, вспоминая Светкины губы, по ходу не раз бросалась дома на кровать и, раздевшись, давала волю рукам.

До этого Таня снималась с предусмотрительным дядей в презервативе.

– Скафандр! – требовал дядя перед каждой съёмкой, и Таня грустно наряжала в резину его член.

Презервативы – что они делают на экране? Понятно, почему Танька откровенно зевала во время секса с дядей. Зато при общении со Светкой иногда у моей жёнушки мелькало в глазах ТАКОЕ… ну, кто видел женский оргазм, тот меня поймёт.

– Я даже могла с ней кончить на съёмке, – призналась мне потом Таня, рассказывая о своих ощущениях от лесбийского полёта в пушистые небеса, когда Светка взяла всю активную оральную нагрузку на свои хрупкие женские плечи, а точнее, на свои нежные женские губы, перед тем как в Таню вошёл главный герой оргии, самый крупный самец гарема, наш тюлень – морской слон.

Вы удивитесь, но тюлень – морской слон играл в той порносцене фашиста. Получилось, кстати, очень патриотическое, можно даже сказать, антивоенное порно. В темном подземелье мистически полыхает свастика. Две беленькие девки – Таня-Таня и Свет-Лана (или Лана Лайт, по-английски), олицетворяющие бойцов Сопротивления, – притаскивают в подвал связанного фашиста. О-очень симпатичного! Дело вообще-то происходит в бойлерной, среди труб. Жарко, и тела моих девок блестят от пота. Очевидно, война была ядерная. В результате военных действий партизанки остались без одежды и оттого немного выпачкались. Но их крепкие спортивные тела не пострадали. К тому же на девочках солнечные очки, хотя солнца в бойлерной никакого нет. Зато здесь есть ещё один парень, он в дамском розовом парике, но с вполне мужским членом. Голые дамы, обутые в грубые молодежные ботинки, лижут друг у друга пипки. Точнее, лижет в основном одна, а другая все время смотрит в камеру и подмигивает. Кто именно – Таня или Лана, – зрителю не очень ясно, но пипки, поверьте, красивые.

Потом в бункер, или можете назвать это теплотрассой, забредают очень натуральные бичи мужского и женского рода и начинают жрать собачий корм из банки и запивать винищем из горла. Мерзко. Напротив них на одеяльце лежат голые и красивые Таня и Лана и тщетно пытаются самоудовлетвориться. Бродяги потребляют халявную жрачку и пойло, на девок ноль внимания. Наконец один из них – судя по мышцам, переодетый актёр – встаёт и предлагает несчастной Лане свой красивый бродячий член. Лана исполняет вполне приличный минет, даже пускает слюну от вожделения. Затем бродяга-актер энергично трахает Таню Таню туда и ТУДА. Последнее чрезвычайно заинтриговывает бичей, они даже перестают жрать и начинают смотреть. Наконец бродячий актер выпускает сперму на запрокинутое лицо Ланы и заливает ей всё, даже очки. Видимо, в теплотрассе давно не кончал. Весьма сексуальное зрелище.

Дальше под закадровый лай жутких собак красавица Таня бесстрашно снимает очки и достает из-под одеяльца огромную саблю, а Лана героически лижет лезвие сабли и ласкает ею свои замечательные прелести. Б-р-р-р! Наконец девки заканчивают глумиться над слабонервными зрителями, вспоминают о симпатичном фашисте и давай над ним издеваться на глазах у обалдевших бичей и парня в дамском парике! Мстить. Сначала исполняют на германском члене двойной минет. Невыносимое зрелище. Потом заставляют бедного наци вылизывать киски. Сами в это время злобно лесбийски целуются. Затем, разумеется, заставляют себя трахать по очереди. На то, как они выгибают свои изумительные попки, стоит посмотреть. После непродолжительного анала с Таней девки совершают беспредел – фашист кончает им в рот, а они сплёвывают ему на лицо и размазывают сперму по его небритым щекам. Разумеется, парню не остается ничего другого, как умереть от позора. Фашизм побежден. Девки поджигают красный фашистский флаг и гордо уходят.

Теперь вы можете подсчитать, во что мне всё это обошлось. Бойлерная, горящая свастика, очки, одеяло, сабля, бичи, хавалка, дамский парик и особенно закадровый лай собак! Волшебный ларец опустел и требовал новой пищи. Впрочем, очень скоро я, умный загорелый Остап Бендер, придумал, как его накормить.

Таня уже тогда занималась семейной проституцией, мы давали платное объявление в журнал “Знакомства” как супружеская пара, и у меня в паспорте хранились бесчисленные оплаченные ордера и квитанции со стандартным текстом наших интимных призывов трахнуть жену на глазах у мужа или тет-а-тет.

Светка быстро втянулась и стала встречаться с клиентами у нас дома или ездить вместе с Танькой на денежные заказы. Когда я был маленький и смотрел телевизор, то думал так: если сейчас покажут живых лошадей, значит, это настоящее кино. А если не покажут, значит, это телеспектакль. Можно считать, что Таня с Ланой показывали мне кино настоящее. В постели с клиентами они демонстрировали и “лошадку пони”, и “собачку”, и “уточку”. Энергетика с кровати пёрла будь здоров!

– Наш ребёнок опять спрятался и мастурбирует! – говорила Светка Тане, заглядывая ко мне на кухню после очередного клиента, и, когда мы ели дома втроём, всюду добавляла нам красную икру. Потому что она полезная. Даже в суп. Как мама.

Таню активно заказывали на выезд. Это говорило о её растущей популярности. Ланка принимала гостей у нас дома. Я подглядывал за ней в хитроумно устроенную стеклянную дверь с кухни, видел удивительные вещи и заряжался сексуальной энергией.

– Белоснежка? – с акцентом спросил у Ланки в экстазе поставщик фарфора для датского королевского двора Йенс Айхорст, разбросав длинные скандинавские ноги по нашей круглой кровати и вывалив на моё обозрение всё своё нордическое богатство.

– Почему Белоснежка? – Светка от удивления даже вынула его член изо рта. – Белоснежка же чёрная!

– Снежинка! – быстро поправился королевский поставщик, торопливо засовывая член обратно ей в рот.

Платил ей Йенс пятьсот евро в час. А Таньке – тысячу. Но не завидуйте: не всегда праздник был на нашей улице красных фонарей. Однажды другой швед, передавший сначала Светке конверт с тремястами баксами, через час вдруг ломанулся якобы попросить своего шофёра привезти фрукты, а ещё через минуту Светка в разноцветных гетрах и школьной юбке а-ля мечта японца, обиженно распустив губу, заглядывала вместе со мной в абсолютно пустой конверт.

– Он отымел меня бесплатно! – плакала она.

Танька пришла позже в хорошем настроении и, услышав нашу занимательную историю про шведского зайчика, долго смеялась и была румяная. Я вам потом расскажу причину её хорошего настроения и румянца!

Я всегда думал, что, если долго лежать с девушкой в постели и ничего там не делать, пропадёт вся сексуальность. Начнёшь пукать под одним одеялом, с предупреждениями типа “Я сейчас пукну!” или без – дело от этого не меняется. Но теперь ничего подобного не происходило. Мы лежали под одним одеялом – я, Таня, Лана Лайт, – смотрели фильм “Гринч – похититель Рождества”. Никто не пукал. Наоборот, я почувствовал, как две самостоятельные девичьи руки с двух разных сторон тянутся к моей мошонке. Встретившись у меня на яйцах, как союзники на Эльбе, руки вздрогнули и спешно дали обратный ход, “отдриснули”, как по-уличному грубо говорит хулиганка Ланка. Бабы засмущались и сделали вид, что ничего не произошло – это не они “пукнули”.

– Ты говорил, что у тебя там Голден Доллз! – кричала Светка после “Гринча”, гоняясь за мной по всей квартире и обрывая на мне не очень свежие “боксёрские” трусы.

– Таня, спаси! – орал я благим матом, гнулся, как осина или футболист, которому попали мячом в пах, уворачивался и не хотел показывать свой “Голден Доллз”.

– При чём тут я? – предала меня жена.

Потом от долгих Ланкиных тисканий я наконец извёргся “белым вулканом” и уснул. Перед сном я увидел, как девчонки буквально умылись моей спермой и стали лесбиянить. Таня даже очень быстро кончила. Серьёзный подход. Я теперь понимаю, почему провинциальная конкурсантка на отборочном этапе “Евровидения” взяла себе придуманный мной Светкин псевдоним Лана Лайт и даже честно призналась об этом в телеинтервью – мол, так зовут одну порнозвезду в Интернете. Может, Ланка что-то делает не очень технично (например, минет), но с огромным энтузиазмом. Прибавить к этому её шикарный вид и громкие вопли... Если бы это была ваша соседка, вы бы не поленились сходить к ней в гости.

Все реальные заказы я добывал девчонкам из недр мировой паутины. Причём со всеми заказчиками я списывался самолично от Танькиного имени.

Добрый день, Танечка! Как поживаешь, как ремонт? На следующей неделе буду в Питере, жду не дождусь встречи (как в анекдоте – “помылся и сижу в телеге”). Приеду, наверное, в понедельник-вторник на один день. Где встретимся?

Целую, Юрий. ( Если забыла, то я был с розой и клубникой, хотя это, наверное, не особая примета для тебя.)

Нет, Танечка не забыла. Я до сих пор помню каждого её факера. Факеры, трепещите!

Привет, Танечка! Спасибо за доброе слово (приятно, когда ждут). Как насчёт моего предложения – полесбиянить 2–3 часика втроём с Ланой? Я – закоренелый лесбиян, интересуюсь только женщинами! Мне забронировали люкс в отеле “Евразия”. Либо я приеду за вами и поедем туда, либо я оставлю машину в отеле и приеду к вам (надоело мне ездить за рулем в нетрезвом виде). Завтра позвоню около 15 часов, и решим.

Целую, Юра.

P. S.Принимаются заявки и пожелания на меню фуршета. Кстати, что предпочитает Лана?

P. P.S.У вас, наверное, есть toy`s для лесбиянства?

Чтобы у клиентов поддерживался стойкий сексуальный интерес к моим девчонкам, я придумывал разные прикольные фишки бывалого извращенца, чему наивные мужики простодушно радовались:

Танечка!!! Ты, как всегда, неотразима!!! По поводу спора, чья киска меньше, могу сказать, что, по предварительным данным, твоя меньше, хотя я не задавался этим вопросом (тем более что у вас они разные). И у тебя и у Ланы киски – ОБАЛДЕННЫЕ!!!!! Собираюсь в четверг после обеда более детально изучить твоё сокровище, а через неделю, может быть, проведём сравнительный анализ с Ланой.

Целую, Юра-donor.

Так мы доили наших доноров, цены доходили до двух тысяч евро за ночь, и в конце концов спонсоры-благодетели ломались финансово и морально. Всё-таки даже им это было дорого, и потом их, как любого мужика, начинала душить жаба:

Привет, Танечка! Прежде всего хочу поздравить тебя с наступающим Новым годом, пожелать тебе всего самого хорошего, удачи в делах, здоровья и душевного равновесия!!! Хочу извиниться за своё поведение в пятницу. Всё-таки если испортят настроение с утра, то это не проходит бесследно – сорвался, выпил лишнего, наговорил всякой фигни. В общем, не принимай на свой счёт. Надеюсь, что мы всё-таки выпьем “Миллера” с креветками.

Целую, Юра.

P. S.Привет Лане, когда приедет из Мурманска.

Кандаулезизм прогрессировал. Моя жена и наша общая молодая любовница сидели на огромной кровати трёхметрового диаметра и ждали звонка от очередного мужика, чтобы принести в жертву одна – свою супружескую верность, а другая – невинность юности, что больше походило на проституцию сакрального характера. Совсем как древнегреческие девушки, которые должны были совершить паломничество в храм Афродиты и отдаться незнакомцу. Девушки сидели в священном саду, ожидая, пока кто-либо из проходящих мужчин не обратит на них внимание. Мужчина выбирал понравившуюся ему паломницу и со словами “Я призываю богиню осенить тебя” начинал священный акт любви. Я смотрел через стекло на моих замечательных девочек, умилённо дрочил и был абсолютно счастлив.

“Напомни!”: 1001 девушка Вадима Купцова, которых он знал не только в лицо

Почти всю свою сознательную жизнь бородатый, полногубый и немножко горбатенький Вадим Купцов отдал работе в хозяйственном отделе знаменитого музея Эрмитаж, отряду шотландских воинов из клуба исторической реконструкции и – режиссёрам русской порнографии. Девки, коих Вадик имел на протяжении десяти лет его съёмок в порно и сотен часов экранного времени, были, конечно, русскими. Это видно невооруженным глазом. Но любой, кто гуляет по улицам Москвы, Питера и другой России, сказал бы: “Ёлы-палы, неужто краше не нашлось?”

Порнофильмы, в которых Вадик снимался до знакомства со мной, изобилуют носатыми и чернобровыми лицами, далёкими от образа типичной русской девушки из средней полосы. Натали, Лисичка, Зоя, Джулия Роберт (хоть бы кто-нибудь взял себе псевдоним Людмила Гурченко, а?)... В сборнике им подошло бы название “Вадик трахает страну Гуцулию”. Зато сам Вадик был бесподобен. Я не припомню ни одного западного фильма с таким количеством искренних и бурных женских оргазмов, как в русских сюжетах с Вадиком в главной роли. Девки кончают от поцелуя, от пальца и, похоже, от одного вида большого Вадикиного члена.

– Цветы можно не дарить! – хвастался способный Вадик.

Суперзвезде мирового порно Рокко Сиффреди сорок три, и он говорит, что хочет определиться, кого любить – блондинок или брюнеток. Вадику тридцать шесть, и он уже давно определился. Например, с толстой бегуньей в трениках из американского фильма про “podoroznik” – дикие русские прикладывают это растение девушкам на болячки. И с пятидесятилетними бабушками, продающими у метро огурчики, Вадик тоже крут. И с мадригальной блондинкой, с которой он по сюжету познакомился на Дворцовой площади – а где же ещё? И в лесбийских сценах, где голые бабы смущённо целуются. Смущаться им некогда – Вадик рядом!

С виду неказистый сутуловатый бородач обладает большой силой и акробатическими способностями. Временами он демонстрирует настоящий сексуальный цирк, трахаясь в немыслимых позах. Но даже когда Вадику надоедает изображать гуттаперчевого человечка и он по-стариковски идёт с партнёршей на кровать, девка всё равно верещит и неподдельно счастлива. Вадику тоже везёт, потому что бабы неприлично лижут ему задницу и пальцы на ногах, а он пускает им в рот слюну. Техника!

Естественно, когда мои актрисы сказали, что Вадик – лучший русский порноактёр, “у которого всегда стоит” и которому “приятно лизать задницу”, я сразу же назначил ему гонорар двадцать долларов в сутки и дал в партнёрши собственную жену Таню. А это дорогого стоило. У меня не снимались бродячие нищенки, заглянувшие в порностудию за тарелкой супа, или озабоченные страшилы страшные, страдающие хроническим недотрахом. Дверь в моё кино была открыта лишь богиням, про каждую из которых я мог сказать “Это моя девочка!”, близким подружкам и чуть ли не жёнам. Может, не таким любимым и главным, как Таня, но точно не последним в гареме. Так что по идее Вадик мог бы и сам приплачивать за полученное эстетическое удовольствие.

Вообще это неправда, что порнорежиссёр спит со всеми своими актрисами. Порнорежиссёр спит только с самыми выдающимися из них. Лане Лайт, если вы помните, я не давал. С ней у нас была игра в одни ворота – она мне просто дрочила, а потом я засыпал. Зато Вадик Купцов имел всех этих золотых девочек: и Таню (которую он имел больше других – аж восемнадцать раз!), и Леночку Беркову, и Лану Лайт, и Каролину, и Аишу, и Ладу – всех родных и близких мне женщин. Разве что Ульяна-Ультра избежала участи посидеть на красивом Вадикином члене. Но она тогда была маленькая и лишь начинала наше дело. Причём, как всем начинающим, это было приятно ей с одной стороны и неприятно с другой. Так что порадовать короля анала в полной мере она ещё не могла.

До короля Вадика в русском порно были в основном принцы. Худенькие такие. Их реально сразу жалко. Девушек – блондинок, брюнеток, рыжих и в париках – тоже жалко. Что им приходится с такими худенькими. Они бы, наверное, хотели с королем. Но по рангу ещё не дослужились. Ничего, вся карьера впереди. И рано или поздно они таки попадали на его августейший жезл. Когда в стране всего один мужчина, снимающийся в порно, у которого всегда стоит, мимо него не пройдёшь. Сколько было их у короля – блондинок, брюнеток, рыжих и в париках, – не знает он сам. Даже приблизительно. Девки встречали Вадика в городе и с воплями дикого восторга бросались ему на шею:

– Ва-ааадик!!!

– Напомни! – хмурился Вадик.

Девки обижались и смущённо напоминали Вадику детали – про “Лену”, “Айвенго” и других городских порнодеятелей, благодаря которым всё состоялось.

– А-а! – вспоминал Вадик (своих работодателей он помнил лучше партнёрш) и по-королевски великодушно обнимал девок.

Однажды я отвёз Вадика на горнолыжный курорт в Коробицыно, где он двое суток трахал смазливую кореяночку Риту, маленькую замужнюю девочку.

– Ну как, нравится Рита? – спросил я его в перерыве.

– Во-первых, нравится, – ответил Вадик, прокручивая в кулаке член, – а во-вторых, какая разница?

Разницы для Вадика и впрямь было никакой. Разве что с красивой партнёршей он чуть быстрее кончал.

В общем, немудрено, что Вадик стал украшением моих фильмов. С такой-то потенцией! В самоделкином порно, в котором Вадик снимался до меня, настоящей была только Вадикина эрекция. Всё остальное было такой неловкой постановкой, что за эрекцию стало обидно. Например, в кадре парень кончает на живот девушке, а за кадром женский голос верещит:

– Да, ещё глубже!

Глубже уж некуда. И то правда – а чего париться? Ну, трахаются люди. Уже само по себе интересно. Поставил камеру и снимай. И всё кино. Проблема не в том, что девушки некрасивые, или качество видео неважное, или что у парней стоит плохо. Проблема в том, что секс у этих ребят такой же скучный и убогий, как диалог: “Ну чё?” – “Да ничё…” И есть серьёзное подозрение, что и в реале они так же убоги и скучны, как на экране. Но Вадик со своим членом был кристально честен. Как и его партнёрши в моих фильмах.

Девчонки, конечно, могли всё время смотреть в камеру, и в глазах у них стоял вопрос: когда всё это, на хрен, кончится? Когда их лицо поливали спермой, они зачастую не скрывали отвращения, хотя продолжали вежливо улыбаться. И за это я их уважаю. И вообще я уважаю всех моих девушек, которых трахал Вадим Купцов. Потому что, в какие бы позы ни ставила их судьба, они всё делали по-русски, то есть искренне. А где правда, там и сила – так сказал Брат-2.

“Возьмите меня в порно!” Эпизод III. Атака клоунов

Привет, БОБ-ДЖЕК и ТАНЯ_ТАНЯ!

Я недавно пользуюсь компом и нетом, поэтому возможны накладки и ошибки. Я уже писал вам насчёт Процесса Запуска УСИЛЕННОЙ АКТИВНОЙ ВЫРАБОТКИ МУЖ. ПОЛОВОГО ГОРМОНА (становишься суперпривлекательным секс-объектом-партнёром, тебя начинают хотеть все: жен. и муж., взрослые, дети, старики, в общем, независимо от пола и возраста, вокруг разговоры о сексе и деньгах, а хотят только тебя. Ограничения: инвалиды, импотенты, сердечники).

Но сейчас ситуация изменилась. Родилась идея на очень большую сумму!!! Насколько она будет велика, зависит от того, насколько профессионально мы сработаем. МОЖНО ВЫПУСТИТЬ ФАЛЛОИМИТАТОР СО ВСТРОЕННЫМ МИНИ-ДИКТОФОНОМ, НА КОТОРОМ БУДЕТ ЗАПИСАН ЭРОТИЧЕСКИЙ ТЕКСТ “ГОЛОСОМ, ПОЛНЫМ ЖЕЛАНИЯ”, ОТ КОТОРОГО СНОСИТ ГОЛОВУ И ВОЗБУЖДАЮТСЯ – МОКНУТ. Так сказать, “очеловечить” инструмент!!! ВЕСНОЙ РАЗОЙДЁТСЯ НА УРА!!!!!

Кроме того! Я СНЯЛ ПОРНОФИЛЬМ!!! Жду вас сегодня в 20.30 часов вечера для просмотра моей работы и знакомства с артистами. Адрес вы знаете – Металлострой.

О себе: 29/182/88, член – 18 см (можно увеличить: недорого и быстро). Да, в короткие сроки наберу 4–6 кг (раньше “качался”).

Всё! Пока!!! А лучше – до встречи!!! ВЫ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ О ЗНАКОМСТВЕ И СОТРУДНИЧЕСТВЕ СО МНОЙ!!! БУДЕТ ПРИБЫЛЬ!!!

Sysoev 2009.

Помимо того, что гражданин жил в будущем – в 2009 году, он также прислал на наш электронный ящик свои фотографии. И хотя сам компьютер, видимо обалдев от такой переписки, частично “удалил возможность доступа к следующим небезопасным вложениям в полученном Вами письме”, я смог познакомиться и с синим галстуком в полосочку на голом торсе гражданина, и даже с его обнажённым членом крупным планом на отдельной фотке. Обычно, normally, как говорят на английском, я игнорирую послания других маньяков – мне своих извращений вполне хватает. Но здесь речь шла о знакомстве “с артистами”. К тому же обещали “будет прибыль”!

– Дум-да-га-да-бу-дум! – пропел я песню из репертуара нашей общей тёплой тусовки маньяков и сумасшедших и ровно в “20.30 часов вечера”, ни минутой позже, был по известному мне адресу (гражданин упорно сообщал его в каждом из своих предыдущих пятнадцати писем для “Боба-Джека и Тани-Тани”).

Излишне уточнять, что гражданин вышел открывать дверь в синем галстуке в полоску на голом торсе и в белых узких трусах.

– Сейчас увидите! – подмигнул он мне. – Это будет бомба!

С самого начала просмотр его порнофильма не предвещал ничего хорошего. Записан он был только на VHS, поэтому господину изобретателю пришлось доставать с полки видеомагнитофон и возиться с проводами подключения. Когда пасть видика с неторопливым скрежетом проглотила в своё нутро кассету и на экране замелькали горизонтальные полоски выпавших телевизионных строк, стало окончательно ясно, что сомнения не были напрасными.

Я не владею даром писателя Виктора Сорокина красочно описывать дерьмо. Чахлая природа, чахлые ребята, дёрганые съемки. Здесь возникла мысль: а не есть ли это произведение об укуренных в дым? Девка снимает кожаные брюки, под которыми оказываются красные чулки. В жутком белом парике она располагается с парнем на убогом дачном диване. Молодые люди петтингуют. У парня катастрофически не стоит. Сцена превращается в бесплодную попытку актрисы установить член парня в вертикальное положение. Ей это не удаётся.

В одном из моих фильмов секс-звезда Таня Таня приходит в реальную воинскую часть, чтобы сделать минет реальному простому российскому солдату-срочнику. Она успела мотнуть головой раза два, и парень кончил. То же самое сделали бы и вы, я не сомневаюсь. Но актёр в порнофильме господина изобретателя только деревянно кривлялся. Его член отказывался не только кончать, но даже начинать, хотя минет девка устроила жадный – всем телом.

Внезапно к дачным забавам на диване тихой сапой присоединился ещё один худосочный задохлик, с пробором а-ля гитлерюгенд и волосатой задницей. Эта пара занялась сексом так, как им занимались бы послеоперационные больные, которые боятся, что могут разойтись швы. Солнце спряталось, и при плохом освещении промежность уставшей девахи стала похожа на промежность пожилой женщины, подбритую перед родами. Нет, это ни в коем случае не “порнофильм”, это основательная, серьёзная видеолекция “Учебно-гигиенический курс правильного обращения с половыми органами”. Режиссёр и оператор настойчиво хотели убедить нас в том, что у этих людей есть половые органы и они умеют ими пользоваться. Действительно, я досконально изучил гениталии этих людей. Если мы окажемся с ними в одной бане, я сразу их узнаю.

В определенный момент один из парней говорит:

– Так, я кончаю.

– Что, уже кончаешь? – отвечает второй.

Девушка никак не реагирует. Дублёрша за кадром шепчет за всех:

– Я так по тебе соскучился... Да всё некогда было!

Понятно, что это закадровый перевод с языка жестов. Немое кино начала XXI века. Всё, конец фильма (“фрагмента”, как сказал автор).

Часть 2. “Дамба”. Это не про мать слонёнка Дамбо, это про ленинградскую дамбу. Трое парней и две девушки приезжают на эту конструкцию в Финском заливе, которую следовало бы снять в фильме “Водный мир” про погибшую цивилизацию. Что-то в этом роде парень и снял. Жесть и мумии! Народ двигался так, будто обожрался фенобарбитуратов. Девушки столь старательно прятались от камеры и засовывали лица в такие укромные уголки, что захотелось позвонить на съёмочную площадку и попросить, чтобы бедняжек отпустили с Богом. Мои молитвы были услышаны, и вскоре одна из актрис действительно куда-то ушла.

Парни не знали, с какой стороны кому подойти, и топтались возле оставшейся героини, как вокруг ёлки. Оператор растерялся и всю дорогу показывал девкину спину. Баба забыла, что ей надо изображать страсть и радость по поводу такого количества мужских членов, и на её лице в те редкие моменты, когда оператор вспоминал, что кроме спины есть и другие ракурсы, выражались скука и желание поскорей поехать домой. Зеленоватый мутный цвет кадра придавал её внешности такой вид, будто она долго боролась с зелёным змием, но змий победил.

– Пойдём, познакомитесь с актрисами! – ошарашил меня гражданин в галстуке, потому что никаких признаков существования в квартире ещё кого-то кроме нас, маньяков, не было.

Оказывается – были! Угловатые девицы, которые сидят, зажав колени, и ходят боком. Именно так и выглядят практически все дебютантки – реальные дебютантки – в любых кастинговых сериалах по всему миру.

ОЛЬГА. Полная деваха с кривым лицом сидит на кухне и пьёт вермут на фоне дешёвых пёстрых обоев. Говорит плохо, с дворовым акцентом. При этом её затуманенные глаза говорят гораздо лучше и о гораздо большем. Потом она заголяется и валяет дурака с бананом и дилдо. Мастурбирует и даже мелко, но натурально, кончает. Если бы после этого Ольга пошла в ванную и перерезала себе вены, это был бы очень яркий фрагмент из современного сюрреалистического фильма. Но до такого господин изобретатель пока не дорос.

ЗИНА. Сначала порадовала. Зина – абсолютно лысая, с бритой головой, отчего выглядит очень ярко. Высокая, длинноногая – мечта поэта-декадента. Интересно исполнила насаживание на дилдо. Потом перебралась на кровать и радовать перестала. Крупные девушки на кровати вообще редко бывают интенсивны, поэтому ничего иного и не ожидалось. Стало даже жалко лысую Зину.

– А теперь будет чёс! – сладко закатил глаза гражданин в галстуке.

“Чёсом” был сеанс лесби-шоу, который девушки учудили специально для меня. Мда! Я вспомнил папуасов. Мужчины из этих примитивных племён не знали, что женщину надо ласкать правой рукой, а не левой, и слишком давили папуасскими языками на папуасские клиторы. В результате рождаемость в племени падала – попричине полной индифферентности женского пола к сексу. И где сейчас эти папуасы, помнят только учительницы географии.

– Они реально получают удовольствие! – сглотнул слюну господин изобретатель.

Я пожал гражданину руку. Что мне было ему сказать? Умного учить – всё равно что хрен дрочить. Дурака учить – всё равно что хрен дрочить. Лучший способ доставить женщине удовольствие – купить ей норковую шубу.

Сексуальный диснейленд. Порнооргии для олигархов

Если вы олигарх и удивлены, потому что за вечер кончили 4 (четыре!) раза – и каждый раз случайно и нелепо, значит, вы побывали на одной из наших порнооргий для вас, олигархов. Олигархи тоже люди, они имеют свои комплексы и нехитрые фантазии и, бывает, кончают очень неловко и смешно.

Всем олигархам без исключения мои девчонки рассказывали байки про то, как они мечтали трахнуться с ними, олигархами, на своё восемнадцатилетие. Со своими бойфрендами у них, естественно, не клеилось, и тогда они решили отдать невинность олигархам. Секс, конечно же, случайно приключился на закрытой корпоративной вечеринке с общим бюджетом от двадцати тысяч долларов, девчонки очень старались за наш гораздо более скромный, но тоже порядочный гонорар и даже исполнили анал. И фигурки у моих девчонок очень славные, и реагируют они в меру бурно. Но я-то знаю, что всё происходит не взаправду – и что олигархи ряженые (что это за бюджет в $20 тысяч!), и девчонкам не совсем восемнадцать, и трахаться они не так уж и хотят, тем более анально.

Вообще-то нам заказывали не столь уж много крупных эпических порношоу, причём все они так или иначе были связаны с Танькиными бывшими клиентами и их сохранившимся сексуальным интересом к ней. Короче, все белые жопы олигархов в действии я уже имел удовольствие видеть раньше из своего укрытия на кухне. О чём я всем им рано или поздно чистосердечно признался. Все они, конечно, острили про статическое напряжение от холодильника, нагрузку на шейные позвонки при просмотре через дверь, – и вообще, на какие неудобства я себя обрекал! Но всё равно им было неловко, и, встречаясь со мной глазами, они очаровательно опускали ресницы.

Степень извращённости представления, разумеется, зависела от бюджета. За три тысячи баксов мы легко показывали классную порнокомедию на тему медсестёр и нравов врачей в больницах. Сюжет начинается с того, что герой пытается “раскрутить на секс” силиконовую Таню на пляже. “Пляжем” была мраморная плитка сауны перед бассейном, к которому мы для реалистичности выносили шезлонги. Таня герою отказывает, мотивируя тем, что хотя у них и третье свидание, но как сексуальный партнёр он ей неинтересен. Расстроенный парень идёт в дом на берегу, но, заглядываясь на грудь девушки, расшибает лбом маленькое оконце на двери в душ. Мы даже каждый раз вставляли в дверь новое стекло. Приезжает “скорая помощь” и увозит бедолагу.

На массажном столе с колёсиками, имитирующем машину реанимации, медсестричка (чаще всего Аиша), пользуясь бессознательным состоянием пациента, начинает в подробностях рассматривать его гениталии. Парень очухивается и требует от медсестры показать ему своё “сокровище” тоже. Медсестра поначалу упирается, но после фразы “один раз на свете живём” пускается во все тяжкие. Сцена достаточно энергична, пациент доволен, Аиша тоже не в обиде. Есть и оральный секс, и вагинальный, и анальный – в общем, “набор джентльмена”.

В финале представления олигархам, по моему интерактивному замыслу, полагается не устоять перед телом горячей экзотической “сестрички”, и теперь уже они сами должны устроить ей медосмотр с массажем. На вопрос: “Где болит?” – Аиша гладит своё обнажённое тело со следами спермы пациента и говорит: “Везде”.

Довольные таким перформансом олигархи, находящиеся вокруг, решают, что “раз уж все тут трахаются, не попробовать ли и нам”. Далее следует стандартная групповая сцена с участием всех наших девушек, за исключением звёздной Тани. С появлением Вадика пол начинает реально трястись. В иные минуты Купцов “долбит” девок с такой скоростью, что кажется, будто включили ускоренное воспроизведение.

Олигархи долго ещё вспоминали гастроли моего порнотеатра и потом говорили, что с удовольствием посмотрели бы постановки нового театрального сезона. И тогда мы все отправлялись в Москву и делали там “спектакль”.

Наш давний “друг семьи” Костик, руководитель отделения или даже целой дочерней фирмы нефтяного холдинга-монстра, решил сделать подарок своему большому боссу на день рождения. Костик вообще умудрялся делать такие подарки, что их получателем был отчасти он сам, Костик. В один прекрасный момент Таня прекратила все свои приятные встречи со старыми клиентами по причине, о которой я вам скоро расскажу, и Костик во что бы то ни стало пытался вернуть былые острые ощущения, с ней связанные. Он даже признался мне, что ради Тани готов бросить национальное достояние. Чем бы он расплачивался с нами в этом случае, непонятно, но желание его было вполне искренним.

Нам оплатили ж/д билеты (для нас с Таней – СВ с телевизором, потому что мы хотели заодно сделать в поезде порнофотосессию) и выдали аванс, причём Костин друг-сослуживец, похожий на Ленина незабвенный персонаж Глебушка Родное Сердце, попросил меня написать в расписке сумму, немного отличающуюся от реально выданной. Короче, мы, в представительном составе тринадцати человек, девочек-актрис и мальчиков-актёров, я, Таня, Аиша, почти все звёзды нашего жанра, мой шофёр, фотограф и остальной “штат”, прибыли в Москву, где нас с почётом разместили в трёх огромных номерах отеля “Роял-Зенит II” в Хорошевском Серебряном Бору.

Мероприятие замышлялось серьёзное, поэтому перед выступлением мы должны были репетировать. Перед репетицией мы коллективно позавтракали в ресторане. Официант в клубной одежде принёс нам меню уже оплаченного “компанией” завтрака, и мы радостно стали заказывать блины с красной, нет, пожалуйста, с чёрной икрой, устрицы, утреннее шампанское и прочие блага буржуя.

– Это всё платное, – огорчил нас клубный официант.

– А что же тогда бесплатное? – съязвил я.

– Яичница, омлет, молоко... Там вверху бесплатное меню.

– Тогда мне всё меню! – Я разозлился.

– Ты что, будешь есть и яичницу и омлет? – спросила меня не очень добрая с утра Таня.

– Буду.

– Зря ты с ним ругался, теперь он тебе туда наплюёт.

Тут в пафосный ресторан пришёл Андрюша Красавчик в трениках с пузырями на коленках, в гостиничных бумажных белых тапочках и зелёной футболке с надписью “Socker”. Он сел за отдельный стол, потому что за нашим общим места уже не было, и посмотрел на меня:

– Чего заказывать-то?

С такой же интонацией он обычно спрашивал меня: “Куда кончать-то?”

– Всё меню, где нет цен, – сказал я.

Андрюша подозвал важного нарядного официанта, закинул ногу на ногу, закурил и прошёлся пальцем по меню сверху вниз:

– Вот это всё... Кроме молока!

Потом началась репетиция. Я показывал Андрею и бывшему Аишиному бойфренду Пете Китайцу, как они должны были сражаться на мечах, как Андрюша должен убить Петю, а смертельно раненный Петя ползти через весь концертный зал к креслу, где нам обещали посадить главного босса, и умереть в конвульсиях у босса на руках. Я, эксцентричный режиссёр-постановщик, сам упал на не слишком чистый пол, прополз десять метров на глазах у изумлённых зрителей до кожаного кресла и задёргался там всеми руками и ногами, как французский комик Пьер Ришар. В этом высокоэнергетичном процессе я так разошёлся, что чуть ли не взашей выгнал “с площадки” мешавшего мне маленького лысого человечка, как потом, о ужас, оказалось, того самого босса, коему, собственно, всё предназначалось и для которого всё делалось. Кошмар! Но служение искусству превыше всего.

Часам к пяти вечера начали съезжаться эстрадные артисты. Это в телевизоре они выглядят великими и ужасными, а рядом с нами, деятелями порно, ничего особенного, так, коллеги. Сборник эстрадников был более чем странным. Выбор диктовался вкусами и симпатиями многочисленных подруг главного олигарха. Одной нравился “Пикник” – приехал “Пикник”. Другая была фанаткой “Hi-Fi” – вызвали Митю со товарищи. Были, конечно, и суперпопулярные в то время “Корни”, и “7 Б” с их “Нашла коса на камень...”. Для стёба пригласили узбеков из “Обморок и мама” с переделкой шнуровского хита “Моя адресса ни том и не улисса...”. Вели представление Клара Захаровна и Папуля из семьи Звездуновых “ОСП-студии”. Они постоянно торчали в наших номерах, заглядывали то посмотреть в ноутбук, то “на костюмы”, а в конце концов, отбросив всякие предлоги, просто начали грязнуще домогаться моих актёров. В отсутствие нашего центрфорварда Вадика, который остался в Питере с рожавшей женой, основное внимание досталось Андрюше, который, обожравшись омлетами, лежал в ванне с всплывшими на поверхность членами и животом Волка в мультфильме про старого Пса. Ведущие праздника так и порхали над ним, как комары над исландскими озёрами. Андрюша лежал в ванне с важным видом: “в общем-то, жизнь удалась, осталось только потрахаться”.

Чем мы все скоро и занялись. Разумеется, самая шикарная сцена была показана в финале. Какой там “Hi-Fi”! Я думаю, что даже заплатили нам больше всех. Но на то мы и порнозвёзды! Постановка называлась “Две сестры”. Написал её в стихах мой шофёр. Он же исполнил роль дьявола – рассказчика пьесы. В чёрном плаще с кровавым подбоем он остался за занавесями, а высунулся к зрителям только красными дьявольскими рожками, бородкой и чёрными усиками, нарисованными на его армянском лице на все руки мастерицей Таней (целиком показываться олигархической публике шофёр боялся).

Робкий дьявол, запинаясь, продекламировал:

Я расскажу, как две сестры
Корону делят.
Они милы и хороши,
И при дворе их люди ценят!

Я ничего из его слов не услышал (ещё бы, ведь я стоял за динамиками), рассвирепел и вытолкнул дьявола к зрителям:

– Читай снова!

– Чего ты меня толкаешь? – испугался дьявол, но был вынужден начать декламировать тот же текст второй раз под хохот почтенной публики.

Далее вышла наша по-вампирски бледная рыжая девушка Лисичка, находившаяся тогда на втором месяце беременности, и слегка полноватая брюнетка Вамп с большими драконами на животе, тоже зачем-то перекрасившаяся в рыжую, но более простоватой внешности. К тому же Вамп неудачно накачала себе губы, и у нее было такое лицо, как будто она только что упала им на пол. Девушки изобразили лесбос. Лесбос я видел и получше, но Лисичка смотрелась очень мило, потому что она вся была естественная и улыбчивая.

На декорации мы, конечно же, потратились нормально. Представьте себе зал во дворце для приёма иностранных делегаций. Там посредине должен был бы стоять Путин – Фрадков с Кудриным не потянут даже на официантов. И вот в этот “путинский” зал приходит красавица азиатка Аиша с завязанными глазами, а её парень (в хорошем рыцарском костюме, конечно) приводит в гости знойную блондинку и другого вассала. Роскошь пёрла изо всех щелей и выступов. Петя и Андрюша вышли в Вадикиных рыцарских доспехах в стиле ампир с количеством позолоты, заставляющем вспомнить о бирманских пагодах.

Андрюша стал “убивать” Петю. Но Петя почему-то вредничал, упирался и никак не хотел умирать.

– Падай, я тебя убил! – наконец не выдержал Андрюша и сделал вид, что перерезает Пете горло.

Петя был непобедим. Внезапно, по своей какой-то особой китайской логике, он рухнул на пол как подкошенный. Звук был такой, будто обрушилась Великая китайская стена. Доспехи были настолько тяжёлые, что ни сам Петя, ни его партнёрши по сцене Лисичка и Люба Лав, полная девочка с сиськами пятого размера, не могли пошевелить ни одним его органом. Лисичка решила поцеловать Петю в губы, как в сказке о павшем в бою царевиче.

– Что вы делаете? – гоготали олигархи. – Он же мёртвый! Некрофилы!

Наконец с Пети сняли доспехи, и он пополз. Но пополз он не к олигарху, как я показывал, а к симпатичной девушке рядом. Китаец, блин!

– Я с вами не играю! Я не из вашей компании! – в ужасе завизжала приличная девушка.

Тут началась групповая оргия, парни ползали по всем нашим девкам, те старательно изображали бурную страсть, но ни у кого из актёров не стоял.

– Давай жёсткое порево! – заорали недовольные олигархи.

– Мы не можем жёсткое! – в режиссёрской истерике выкрикнул я им в зал. – Только мягкое...

И, красный от стыда, убежал к себе в номер. Ля катастроф! За такие деньги...

Но потом я всё-таки вернулся “к команде”. Не мог бросить тонущий корабль. Андрюша в куче-мале отыскал Аишу и не сильно страшно стал её домогаться. Аиша проявила скромные актёрские способности, изобразив испуг и волнение. Андрюша принудил её сделать ему легкий минет и потом кое-как кончил ей на грудь. Аиша так и не вышла из образа напуганной дамы и даже не вытерла сперму. В результате секс получился кроличий – всё по-быстрому. Странная сцена.

– Посмотри! Посмотри! Сейчас будет самое интересное! – кричал смущённый Костик своему большому боссу.

Но большой босс желал спать на кресле, на котором он умещался полностью.

Хитрый Костик знал, как ублажить шефа. Когда ди-джеи включили песню “Город над седеющей Невой...”, главный олигарх вдруг проснулся и побежал дирижировать оркестром.

Надо было спасать ситуацию, и королева порно Таня Таня вышла исполнять соло. Танино соло называлось по-французски “chic”. Французский chic не имеет никакого отношения к цыплятам; это – “шик, роскошно, шикарно”. Поэтому Танино выступление так и нужно было понимать – “порношик”. В смысле шик-блеск-красота. Так, в общем-то, оно и выглядело. Очень артистичная сцена, эротика на высшем уровне, Таня обольстительна и темпераментна. Естественно, присутствуют обильные дилдо-аналы и энергичные мастурбации. В финале Таня даже приглашала всех желающих заняться с ней сексом на сцене. Но олигархи только крутили пальцем у виска, не хотели трахаться на сцене. После шоу все они по очереди и группами подходили к Тане сказать, что согласны на её предложение, но теперь уже Таня фыркала и отмахивалась от них не слишком царственным образом. В результате Аиша, Вамп и Люба Лав отдувались за Таню по полной программе.

Обратно в Питер мы возвращались в сидячем вагоне, шумно обсуждая детали московского “приключения”. После трёх часов непрерывных, специально громких, чтобы шокировать других, “обыкновенных” пассажиров, аканий-каканий типа “А как Андрей!.. А Таня-то!.. А Любка с Аишей!..” мы устали и замолчали. В образовавшейся вдруг тишине было слышно, как грызёт орешки наша не самая интеллектуальная Вамп.

– Голова-то пустая! – загоготал мой шофёр. – Орешки гремят!

Тут в вагон вошёл продавец медицинских книг и бодро начал:

– Новости опорно-двигательной...

– Не надо о порно! – дружно засмеялись мы. – О Порно Не Надо!

Продавец застеснялся и убежал в соседний вагон.

– Алё! – ответил я на неожиданный звонок на мобильный.

– Нас очень впечатлило ваше шоу в “Роял-ЗенитII”, – сказали мне в трубке.

– Правда? – Я не поверил своим ушам.

– Да, и мы бы хотели пригласить вашу труппу на наш корпоративный праздник.

– Без проблем, – обрадовался я. – Какие у вас будут пожелания?

– Было бы желательно увидеть красочное шоу. У вас есть монтеррейские удавы?

– Монтеррейские удавы? – озадачившись сложностью поставленной задачи, я даже решил выйти для дальнейшего обсуждения в тамбур. – Думаю, мы найдём...

– Куда пошёл? – схватил меня за рукав наш фотограф, и я увидел в его руке мобильный. – Это я с тобой разговариваю, монтеррейский удав!

Все заржали как кони, а я расстроился. Потому что я режиссёр, то есть слуга искусства. А эти девушки с удавами, может, и не шибко красавицы, зато делают вещи. А красавицы, которые способны только на “кис-мяу”, и даром не нужны. Пусть сами на себя в зеркало смотрят.

Банк спермы на Шпицбергене. Чемпион и “белые вулканы”

Один мой знакомый, бывший шахтёр на архипелаге Шпицберген, а теперь модный клипмейкер Морж, сделавший до фига “зимних” клипов нашим эстрадным звёздам и всегда мечтавший приобщиться к порно, взялся бесплатно смонтировать мне один из моих фильмов. Он принёс DVD с готовой версией фильма, а я посадил его на диван, включил проигрыватель и сказал:

– Дрочи! Давай проверим твой монтаж на тебе. Никто не сможет дрочить на такое говно.

Морж послушно вытащил член, уставился в экран, сделал пару движений крепкой шахтёрской рукой и после третьей смены плана обильно кончил.

– Я всегда подозревал, что ты маньяк! – удивился я. – Вся ваша русская эстрада – это реальная порнуха.

Чтобы понять, что меня бесит в порнофильмах, надо вспомнить, что такое клип. Клип – это когда легко разрывается последовательность событий. Например, смотрим мы клип по MTV. Какой-нибудь парень сидит летним вечером с гитарой на крыльце дома и поёт о любви. Тут же мы видим, как этот парень уже без гитары идёт с девушкой по заснеженному городу. Потом он вдруг куда-то едет на автобусе. Потом он может оказаться в открытом океане или в открытом космосе – не важно. Главное, это никого не раздражает. Потому что это музыкальный клип, и все знают, что так и должно быть.

А теперь мы смотрим “сексуальный” клип. Лежит парняга в очках на девушке и активно её, значит, долбит. Потом вдруг этот парень уже в штанах и с этой девушкой разговаривает. Не понятно – то ли до того, то ли после. Затем эта девушка снова голая и снова занимается сексом, но уже с двумя парнями. Ладно, смотрим. Один парень кончил. Эякулировал, в смысле. Это понятно. Но тут же мы видим, что он опять её трахает как ни в чем не бывало. А другой парень куда-то пропал, да так пропал, что до конца клипа и не появился. Зато появился другой, который вроде бы нашу девушку и пальцем ещё тронуть не успел, однако подошел к ней и сразу кончил. Такой вот у нас сексуальный клип получается. С разорванной последовательностью событий. Но я человек простой, и поскольку ассоциирую себя с мужиком на экране, то очень не люблю, когда меня вдруг срывают с любимого тела и заставляют куда-то исчезать. Или вообще кончить не дают. Жестоко это, между прочим, если по жизни судить.

А для Моржа экранный секс настолько условен, что ему вообще всё равно, кого и как показывать. Это же всё игра, понарошку. Ну, жуёт резинку девка во время полового акта – а мы сделаем вид, что ей хорошо. Ну не стоит у парня – а мы сделаем вид, что стоит. Нет более жалкого и неэстетичного зрелища, чем сморщенный мужской пенис. Пенис должен возвышаться, вздыматься, быть несокрушимым, как скала, потому что он один выражает во взрослом кино реальность и неподдельность желания. Смотреть, как красивая девка сражается с “червяками”, просто неприятно.

– Чо за хрень? – Я таращился на экран, где Морж упорно фокусировал нестоячий член в презервативе во всех ракурсах.

Главное в человеке это лицо. В порно показывают мошонки и половые губы, но мы всё равно стараемся смотреть на лица. Потому что только это и делает кусок мяса человеком, а всё остальное, включая красивые попки и ножки, – лишь приложение.

Однако в русском порно меня заставляют смотреть на лица мучеников или тружеников, кривляк и пофигистов – но только не людей, наслаждающихся сексом. Предельно медленные движения, да ещё сопровождаемые постоянными рапидами, плюс реплики и стоны персонажей, обработанные звуковым эффектом “холл”. Короче, совершенно галлюцинаторные ощущения. Актёры выдают гримасы, как в античном театре или комиксах. Понятно, что в жизни граждане могут наслаждаться сексом с самыми разными физиономиями. Но мне и зрителю нужны на экране красивые лица с эмоциями. И много-много спермы.

– Я знаю парня, у которого никогда не кончится сперма, – сказал я Моржу. – Он тоже любит лёд, как и ты. Интересно, существует определённый запас спермы на всю жизнь?

– Надеюсь, что да! – засмеялся Морж, вытирая руки о плед.

В свой следующий фильм я решил пригласить настоящего олимпийского чемпиона по фигурному катанию и снять всё великолепными сверхкрупными планами. Так, будто вы смотрите на происходящее, вплотную приблизив лицо. При этом девушка издавала бы самые неприличные громкие звуки, хлюпая, чавкая и отрыгивая одновременно. Это супернеприлично и супервозбуждающе! Трахались бы ребята без затей, не обращая внимания на камеру, и зритель получил бы полное ощущение, что попал на случку соседей по комнате в общаге. Гремит гром, и начинается ливень. Девушка явно устала, а герой-чемпион не может кончить, хотя старается. Наконец он извергается “белым вулканом” ей в рот и, прихватив вещи, бегом спасается от дождя. Всё очень натурально – как я и люблю.

Я даже название фильму придумал – “Эрекция на льду”. Всё сходилось – эмоциональный симпатичный Олимпийский Чемпион, наша силиконовая блондинка Машка, которая с ним мутила, лёд, “белые вулканы” и Шпицберген, потому что снимать я хотел именно там.

Вообще последнее время в Арктике происходят удивительные вещи. Мигранты со всего мира правдами и неправдами добираются до архипелага Шпицберген и ждут, что на них посыплются блага Норвегии, самой удобной для жизни страны (многолетнее первое место в рейтинге ООН). А согласно Парижскому трактату 1920 года, Шпицберген является территорией Норвегии, на которой может жить и работать любой желающий. Поэтому мигранты думают, что сумели отыскать кусочек рая с дыркой в заборе. Но они обламываются, так как на Шпицбергене не действует система социальной защиты Норвегии. И пришельцы просто проваливаются в далёкое прошлое, когда люди могли селиться где угодно, но никто о них не заботился.

Вновь прибывших встречает столица Шпицбергена Лонгьирбюен – горная деревушка, единственная улица которой застроена цветными деревянными сборными домиками. Здесь холодно и темно, в период полярной ночи совсем нечего делать. Открыты только отель, кабак и магазин. Но, как и во всяком цивилизованном населённом пункте, здесь есть дорожные указатели – оба предупредительные. На одном изображён снегоход, на другом – белый медведь.

На дверях в аптеку, магазин и ресторан висят таблички, напоминающие о временах Джека Лондона: “С оружием не входить!” Кстати, винтовки в Лонгьирбюене есть у всех, это обязательная защита от “мишек на Севере”, которые время от времени забредают в столицу архипелага и съедают кого-то из жителей. Последних и без жертвоприношений дикой природе не много – около двух тысяч. В основном это шахтёры, работающие на двух местных угольных шахтах, на производстве, которое Норвегия поддерживает ради утверждения своего суверенитета над этими островами в ледяной Арктике.

По единственной авеню Лонгьирбюена бродят в поисках жилья и работы иностранцы самых экзотических расцветок – от шоколадных и жёлтых до антрацитных. “Постирать не надо?.. Обучаю йоге… Могу внедрить в вашем ресторане меню из жареной саранчи… Отсосу у хозяина...” Предложения самого широкого диапазона сыплются на головы аборигенов.

Надо отдать должное местным норвежцам: это люди великодушные и отзывчивые. Даже если работы нет, они пытаются её дать. В результате у хозяев отсасывают, и на две тысячи легальных жителей заполярной столицы приходится триста иностранцев, которых в любой другой части Европы немедленно схватили бы и отправили на родину.

Советский Союз тоже стремился иметь свой плацдарм в Арктике. Поэтому рядом с норвежским раем есть ещё одна столица – российский Баренцбург с населением в тысячу человек: наглядный пример того, как русские умеют превращать рай в говно. У баренцбургских шахтёров вообще нет денег – зарплату им переводят на Большую землю, и потому даже телефонный разговор с домом или отправка письма создаёт реальную проблему. Свежих овощей и фруктов, как в островной норвежской столице, в Баренцбурге не найти. Равно как и хороших снегоходов, чтобы прокатиться по окрестностям. Но люди живут и здесь. А когда беженцев в Лонгьирбюене заедает глухая полярная тоска, они седлают снегоходы “Ямаха” и отправляются за шестьдесят километров в Баренцбург. Одной обзорной экскурсии по русским местам вполне хватает, чтобы поднять себе настроение.

Я же, чтобы поднять себе настроение, позвал Машу и попросил свести меня с Чемпионом. Они типа “путались”, Машка даже участвовала с ним на съёмках телешоу. Что она там делала? Учила фигуристов чувствовать себя раскрепощённо. Не знаю, что они в ней нашли, Машка звезда сольного исполнения. Вибраторы, всё такое.

– У них сегодня вечеринка в клубе “Революция”, для участников шоу “Звёзды на льду”, – сказала Маша. – Пароль на фейс-контроле – “Чемпион”.

Пока мы ехали в “Реву”, я придумывал сюжет моего порнофильма. В шпицбергенском посёлке Лонгьирбюен под эгидой ООН создаётся всемирный банк-хранилище спермы (по аналогии с уже открытым там банком посадочного материала всех сельскохозяйственных растений, существующих в мире). Собственный отсек в этом банке спермы получит каждая страна. Хранилища расположатся на трёхсотметровой глубине, в заброшенных угольных шахтах Шпицбергена, усиленных бетонными перекрытиями. Сохранность материалов обеспечит вечная мерзлота. От России сперму будет сдавать наш Чемпион...

Вечеринка в “Революции” началась с караоке. Устраивали её продюсеры. Один лысый, другой длинноволосый. Оба поклонники этой самой Маши. Нашу компанию пригласили для развлечения. Но никакого порношоу не было. Девочки приехали не голые, но периодически раздевались. Просто они иногда в виде оттяга так делают. По личной инициативе. В один из таких оттягов у Машки спёрли дорогой мобильник. Зато когда она стянула майку, Чемпион в неё снова влюбился.

Сначала он пел какую-то песню и ползал на коленях по залу. Он такой пластичный. Когда упал на колени, я его сразу узнал – очень похоже было на его олимпийское выступление. Подполз ко мне и поцеловал ногу где-то в районе голени.

– Ты знаешь, кто я? – удивился я, поднимая его на ноги.

– Знаю! – ответил Чемпион, упираясь – не хотел вставать.

– Ну и кто? – спросил я.

– Ты – супермужчина!

– А в порно будешь сниматься?

– Буду!

– А лысый дядечка ничего не скажет? – кивнул я в сторону продюсера звёздных танцев на льду, вытворявшего перед Машкой немыслимые кульбиты.

– За хорошее дело не накажут.

Мы обменялись номерами телефонов.

– Зачем он тебе ногу целовал? – спросил мой обалдевший друг Антон, звезда молодёжного телесериала.

– Ну, он уже стоять не мог, – польщённо ответил я. – Вон на столах сначала поставили шампанское, а потом убрали и принесли водку.

– Да, сказали – это лучше! – засмеялся Антон. – Смотри, какой наш Чемпион любвеобильный!

Активность парень действительно проявлял мужскую: и те ему нравятся, и эти.

– Может, он Машке телефон купит? – предположил я.

– На фиг он ей нужен с его телефоном! Она с продюсерами крутит. С этим пару раз в Москве погуляла, и всё. И с Чемпионом-Номер-Два тоже.

Я посмотрел на Машку. “Двое на диване”. Шпицберген. Комната, в которой происходит действие, напоминает комнату в единственном местном общежитии полярных исследователей. Всё просто, на столе компьютер. У Машки длинные ножки и великолепная силиконовая грудь. Ещё у неё оказывается друг-чемпион. Он раздевается, намазывает себя маслом. Тело фигуриста впечатляет. Машка в его объятиях выглядит особенно стройной. Партнёр ставит её коленями на диван и демонстрирует нам прекрасную девичью попку. Потом он начинает лизать девичий анус, и мы узнаем, что Машка чрезвычайно темпераментна – она буквально дрожит и подпрыгивает от этой ласки. Чемпион трахает Машку, и она воет. Двигается она тяжело, но умудряется кончить ещё два раза. Затем Чемпион стреляет сперматозоидами Машке в рот, и она удовлетворённо пускает пузыри. Девочка-блондинка собирает последствия его “белого вулкана” в специальный сосуд и несёт профессору Амундсену, чтобы тот поместил образцы “русского семени” в мировое хранилище спермы на глубине триста метров среди вечной мерзлоты.

Агентство по минету. Курсовая инвестиций в русское порно

Я вдруг вспомнил мои школьные годы. Два пижона, которые любят ничего не делать и смотреть порнушку, мечтают стать сутенёрами и открыть агентство “девочек по вызову”. Хорошо было бы, мечтают парни, чтобы наши девочки послушали какой-нибудь нью-вейв и сразу захотели трахаться. На этом их фантазия заканчивается, и парни засыпают перед телевизором. Во сне они видят, что уже открыли агентство “New Wave Hookers Inc”. Парни сидят за письменными столами и продолжают ничего не делать. Идут отличные шутливые диалоги в стиле “Криминального чтива”. Внезапно в офис въезжает крепкая стройная девка в коротких шортиках и на роликах. Герои дают ей наушники с музыкой, и немедленно начинается энергичный трах (в ролях: я, мой друг-одноклассник Валерка и баба, все юные, как зелёный помидор).

Вспоминая эти мечты юности, я невольно прихожу к выводу, что во мне умер хороший гламурный сутенёр, чтобы уступить место посредственному режиссёру и сценаристу. Прошло уже больше двадцати лет, а мало что изменилось в среде молодых пижонов. Как и прежде, они хотят секса, денег и ничего не делать. Если бы в порнокино давали премию за самые красивые мечты, я бы её обязательно отхватил. Как-то я решил попросить денег у народа в Сети. Меня достало бесконечно попадать с дурами-актрисами и иностранными жуликами, я хотел стабильности. Добрый сетевой народ отреагировал довольно быстро и положительно. Прервав ленивый послеобеденный мастурбательный процесс, то есть дрочню, я прочёл электронное послание от виртуального друга:

Добрый день, меня заинтересовало Ваше предложение о партнёрстве (в качестве спонсора). В принципе, условия сотрудничества мне ясны. Есть ли у Вас намерения посетить Москву прямо сейчас, или предполагаются поездки сюда в ближайшее будущее? Имеются ли у Вас уже какие-нибудь предложения о совместных проектах (сроки и суммы), или предполагается, что инициатива должна исходить от инвестора? Я в течение короткого времени планирую инвестировать в Ваше производство 10, 30 и 50 тысяч долларов, если Вас устроит маршрут и расписание нашей кооперации.

Алекс.

Поскольку маршрут, а главное, суммы (особенно 50 тысяч) нашей кооперации меня вполне устраивали, я решил “посетить Москву прямо сейчас”. Тем более что нас с Таней там уже ждали: и в самой Москве (в стрип-клубе “Белый медведь” на конкурсе “Русская грудь-2005”), и под Москвой (на слёте русскоязычных веб-мастеров-порнушников).

Скандальная “Экспресска” первая из российских газет придумала проводить конкурс красоты среди своих читательниц. За эталон красоты они взяли прекрасный символ женственности и материнства – грудь. А первым председателем жюри была обладательница самого большого бюста в мире – итальянская актриса Лола Феррари, впоследствии покончившая жизнь самоубийством. В 2005 году меня и Таню позвали в конкурсное жюри, куда вошли близкие друзья “Экспресс-газеты”. Режиссёр Александр Стефанович, бывший муж Аллы Пугачёвой, влюбился, ещё не дождавшись начала конкурса и не увидев ни одной финалистки. Как написали потом папарацци, “его сердце голыми руками взяла другой сопредседатель жюри, обладательница двух порнографических „Оскаров“, актриса Таня Таня”.

– Девушка! – кричал депутат Госдумы и основатель “Ласкового мая” Андрей Разин абсолютно лысой, как резиновая Зина, претендентке на грудную победу. – Девушка, встаньте к фотографу передом, а ко мне задом!

При этом он почему-то всё время мне подмигивал, а когда сопровождающие его мальчики (какие-то родственники, то ли дети, то ли племянники) собрались уходить из клуба, заставил их подойти к нам и церемонно попрощаться.

– Скажите тёте Тане и дяде Бобу до свидания! – велел он им, не выпуская из руки рюмочку водки.

– Какое упругое у вас биополе! – польстил Тане белый маг Юрий Лонго, делая перед ней колдовские пассы. – Силиконовое?

Все подумали, что таким образом он сканирует её ауру и наделяет положительной энергией. На самом деле маг украдкой щупал мою жену за грудь.

– Я сделаю из вас звёзд! – шепнул мне на ухо бывший продюсер “Тату” Иван Шаповалов. Он пришёл в “Белый медведь” с пустым детским кенгурятником, видимо символизирующим новый музыкальный проект.

– Разнополый! – поднял вверх палец Ванечка. – Не фотографировать!

– Ему б подлечиться, – шепнула мне Таня в другое ухо.

И естественно, опять смылась, как она зачастила делать в последнее время.

Когда самая именитая отечественная порноактриса Таня Таня увидела звезду телесериала “На углу у Патриарших” Игоря Петрова, – написали потом в жёлтой прессе, – то сама прыгнула к нему в объятия. Заслуженный артист России, воспользовавшись моментом, тут же запустил ей ладонь под майку и быстро изучил Танину фактуру. Через минуту заинтригованный Игорь, не вынимая рук из-под Таниной маечки, попросил разрешения посмотреть её оскароносную грудь. Возбуждённая актриса принялась раздеваться прямо за столиком. Но сидящие рядом члены жюри решили, что она просто не имеет права скрывать свою красоту, и буквально вынесли девушку на сцену. Что порнозвезда вытворяла дальше, описывать в газете неприлично.

– А вы не хотите сняться в порно? – заскучав, спросил я у легендарного героя телерекламы “МММ” Лёни Голубкова. – Ничего такого делать не надо. Например, муж приходит в спальню к жене, а вы, типа её любовник, выпрыгиваете из-под одеяла и говорите: “Я – не халявщик, я – партнёр!”

– Нет, я ушёл в религию, – отказался Лёня, но дал мне свою визитку.

В Подмосковье я получил ещё одну визитку. Два мальчика еврейской национальности, днём толкающие по Москве голландские тюльпаны, а ночью – аморальные картинки девичьего тела американским сайтам, взяли по шесть листов зелени со своих коллег по ночным делам из полдюжины стран мира и устроили им трёхдневный отдых на пафосной ведомственной турбазе МИД России, а меня с Таней и двумя девчонками нашей студии пригласили туда в качестве приманки для любителей порнозвёзд и платного секса. Поскольку мальчики, которых, кстати, набралось больше сотни членов, были такие же пафосные, как и место, где проходило это “аццкое пати плохих парней Интернета”, то они не ели в местной гламурной столовке, а предпочитали заказывать еду и напитки прямо в свои коттеджи. Мы же с девчонками, как люди попроще, столовских обедов и завтраков не чурались. И вот в один из таких обедов я нанизывал на вилку сардельку со шведского стола и услышал голос известного оратора:

– Я плачу за вас такие деньги, а вы игнорируете обеды, подлецы!

Сначала мне показалось, что я слышу радио. Но следом за голосом прямо передо мной появилось “живое” изображение оратора, кушающего солёные огурчики и одновременно ругающегося в мобильник.

– Жириновский! – обрадовалась наша актриса Оля. – Он любит жёсткий секс.

– Откуда ты знаешь? – удивился я.

– Знаю, – многозначительно улыбнулась Оля. – Надо к нему заглянуть вечером.

– Он же голубой, – авторитетно заявила Таня. – То есть не голубой, а просто уже не знает, чего хочет.

Оратор, который не знает, чего хочет, попросил у Тани DVD с фильмом, в котором она снималась. Взамен оратор подарил нам свои визитки – только мне и Тане. Оля и красивая брюнетка Лиля такой чести не удостоились. Наверное, потому что они не снимались в том фильме. А может, у них уже были визитки этого оратора.

Вечером Таня с подругами показала плохим парням Интернета порношоу в местном аквапарке. Под конец выступления в аквапарк завалилась Ксения Собчак со своей съёмочной группой. Опоздала и расстроилась. Но ещё больше расстроились её операторы, которые не успели ничего увидеть. Плохие члены Интернета, которые всё видели, возбудились и стали спрашивать у меня цену вопроса – за всех девушек вместе и за Таню в отдельности. Нагловатый ведущий вечера Роман Трахтенберг решил оправдать собственную развратную фамилию и присунуть свои “полшышечки” на халяву.

– Все отношения через кассу! – засмеялась Таня.

Кассой был я.

– Скока? – спросил у кассы Трахтенберг.

– А скока? – переспросил я.

– Ну скока? – не унимался Трах.

Я подумал, что Таня не менее крутая, чем он сам, а поскольку с ней ещё две девчонки, то справедливо будет назначить за всех троих три трахтенберговских гонорара за вечер.

– Ого! – обалдел Рома. – Я лучше подрочу.

– Ну как всегда! – засмеялся один из еврейских мальчиков-организаторов и пригласил меня в “домик боулинга”, где меня уже ожидали более серьёзные клиенты.

Мы договорились по месту действия (“в коттедже у хохлов, он больше”). По форме оплаты:

– Безнал?

– Какой безнал за жену?!

– Тогда за нал и за анал!

И по составу – групповуха по схеме “Таня и подруги на семерых парней (шесть клиентов плюс я тоже участвую)”. Входной билет – шестьсот гринов с каждого мужика, кроме меня. Я типа в блатных вписках. Ещё шесть листов зелени попросил взять меня сверху еврейский мальчик за его посредничество.

Ночью я в красных “продюсерских” сапожках и девки в стриповских туфлях повторили подвиг Суворова в Альпах – восемьсот метров по снегу до “хохляцкого коттеджа”. Каждая из девчонок по разу падала, больно ударяясь коленками об лёд.

Я взял с хохлов три бакинских штуцера (еврейскому мальчику главный хохол бабла не дал, типа он сам с ним разберётся), мы все вместе поели сала, я отдельно от всех украдкой поел виагры – пару таблеток, девки начали с лесби-проказ, к которым постепенно присоединились все украинские члены порноинтернета. Я, разогретый виагрой и видом красивой жены, трахающейся с другими мужиками, а тем более “с хохлами”, то есть интернациональным сексом, был на высоте и “дивил жовто-блокитных” своими интимными размерами и талантами.

– Боб Член, – прозвал меня главный хохол.

У него самого стоял плохо.

– А я и есть член! – довольно захохотал я. – Это с языка коми. Боб – “глупый”, джек – “полено” или “чурбан”. А всё вместе – “глупое полено” или “пенис” на сленге.

Наутро начались скандалы. Таня жаловалась, что ей “натёрли”. Рядовые девки, получившие столько же, сколько и звёздная Таня, отказались отдать наши агентские проценты. Оставшийся без вознаграждения еврейский мальчик кричал, что он больше не будет иметь со мной дел. В последнюю ночь накуренные еврейские мальчики ломились к нам в номер – хотели секса.

– Ненавижу малолеток! – разозлилась Таня и выставила их за дверь неудовлетворёнными.

Днём Таня уехала в Питер, а я остался в Москве, чтобы встретиться с культурным инвестором Алексом. Встречу он мне назначил в сумасшедшем по ценникам арбатском ресторане “Венеция” – не зря там кроме меня не было ни одного посетителя.

– Вас ждут, – объявили мне у входа и проводили “в кабинет”.

В кабинете, буквально заставленном зажжёнными свечами и заваленном цветами в горшках и в фольге, меня встретил человек, увидев которого я сразу подумал, что меня не туда привели.

– Это я Алекс, – смущённо представился мальчик лет семнадцати, вставая из-за стола и протягивая мне руку.

– Здравствуйте, Алекс! – поздоровался я, косясь на свечи и цветы – парень явно ожидал увидеть Таню... Или меня?! – А чьими деньгами вы, извините, собираетесь оперировать?

– Частично своими, частично, конечно, папиными.

– А как папа отреагирует, если узнает, что вы поддерживаете российский порнобизнес?

– А я до ста тысяч долларов могу перед ним не отчитываться.

– Как мило! Но вы понимаете, что ваши инвестиции могут к вам не вернуться?

– Понимаю. Я пишу курсовую об инвестициях, и для меня это в любом случае будет хороший опыт.

Я взял деньги, приехал в Питер и написал Алексу на электронный ящик:

Привет, Алекс!

Вопрос конфиденциального характера. Как ты думаешь, если ты будешь иногда трахать Таню в Москве, это пойдёт на пользу дела? Здоровье Тани 100 процентов, к тому же она не беременеет. Ну а если залетит, будем считать тебя за донора спермы и родственника семьи.

Смайл. В общем, пиши!

Больше Алекс мне не писал.

– Он хотел тебя! – убеждённо сказала Таня.

На деньги Алекса и его папы мы сняли отличный фильм. В том самом клубе, где я познакомился с Таней. Да, что ни говори, она крутая – и телом, и делом. Сразу ощущается, что в кадре появилась Королева. Во время двойного проникновения у Тани хватило задора повернуться к камере и с улыбкой от уха до уха комментировать происходящее. Мы сделали эстетское порно и записали настоящий долби-звук пять-один (Dolby Surround 5.1) с таким сильным эффектом присутствия. Казалось бы, пустяки – ну, хорошо слышно, как жопа о жопу шлепается. Ан нет, в этом-то и есть изюмина настоящей цифры, ради чего, собственно, люди и покупают дорогущие “домашние кинотеатры”. Фильм, кстати, я назвал “Агентство по минету” – о хитроумном сутенёре и девочках, которые слышат в наушниках какой-нибудь нью-вейв и сразу хотят предаться оральному сексу. Спасибо Алексу и его папе за техническое совершенство русского порно и исполнение мечты молодого пижона.

Виталик Золотые Пальчики. Порнозомби и их точка G

“Cosmopolitan”, как все журналы серии “murzilka story”, был мне глубоко фиолетов. Но теперь я знаю, что о сексе там пишут реальные профи. Однажды я читал их статью о мужском детородном органе. На странице даже приводились соответствующие научно-популярные фотографии. Мышка-журналистка делала в статье то, что положено делать мышкам – тихо, старательно и как-то незаметно грызла. В данном случае член. А потом ни к селу ни к городу вспомнила о точке G и выдала так насмешившую меня фразу: “…и другие сексуальные мифы вроде пресловутой точки G, которой, как известно, не существует”.

Этой фразой мышка-журналистка напомнила мне актёра в эротических фильмах, где показывают не секс, а его имитацию. Такие актёры имеют обычно облик и манеры профессионального стриптизёра. У них супертело. Такие тела любят помещать на обложки гей-фильмов. Но при этом они не трахаются, а танцуют. Актёр крутит своим выпуклым задом, играет мышцами, картинно улыбается и закатывает глаза. Своими скульптурными формами он затмевает партнёршу по всем статьям, но ничего общего с сексом его акробатика не имеет. Это выдумка. Потому что правда – это когда минет со слюной от энтузиастки орального дела, любящей своё занятие и исполняющей его со вкусом – в прямом и переносном смысле. Или когда девка трясётся в конвульсиях оргазма, и её шлепают как следует по мясистой заднице. Или точка G. Да, друзья, точка G – это тоже истинная правда, и я вам о ней сейчас расскажу.

Впервые я увидел Виталика Золотые Пальчики возле “Гостиного Двора”. Двухметровый Виталик шёл налегке по направлению к Катькиному саду, а за ним семенила маленькая девочка, экипированная явно Виталикиным тяжёлым саквояжем – “с инструментами”, как подумал я тогда. Я не скажу вам, кто меня с ним познакомил: этот человек-сводник сидит сейчас рядом со мной и делает страшные глаза, не разрешает мне его палить. Ну и Бог с ним, не буду его компрометировать, скажу только, что извращенец извращенца видит издалека.

– А чего девушка несёт твой чемодан? – удивлённо спросил я Виталика.

– Пускай! – засмеялся Виталик, махнув рукой на свою маленькую и сто процентов несовершеннолетнюю спутницу. – Ей не тяжело.

– Мне не тяжело, – подтвердила девушка и влюблённо посмотрела на Виталика. Таким взглядом смотрят на своего гуру сектанты. Жесть.

Вот как зомбирует девушек любовь. Вернее, точка G! Позднее я узнал, что маленькие, складные (я, впечатлительный, всё время вспоминаю сыктывкарских девочек из багажника) и не очень гнущиеся девушки, даже прыщавые и толстушки подсаживались на точку G, как на наркотики, и делали для Виталика всё. Они исполняли любую его прихоть, а он этим жёстко пользовался. Например, заставлял их носить свои чемоданы.

В тот же вечер я увидел точку G в действии. В подвале приватного клуба “Готика” на Невском у Виталика была свингер-вечеринка. Я пришёл на оргию с Ланой Лайт и ещё одной моей красивой подруженцией модельного плана, которая, увидев трахающиеся тела, сразу же спросила меня прерывающимся от возбуждения голосом: “Что мне можно?”

– Всё что хочешь! – дал я ей полную свободу.

Лана к тому времени уже вовсю трахала различных персонажей, из которых персонажем женского пола была только она сама. Состав свингер-клуба в ту ночь поначалу был очень своеобразен: одна-единственная Лана на шестерых мужиков. Соответственно, с ними она и вступала в “свингер-контакты”. Чем эти свингер-контакты отличались от обычного траха, сказать сложно, но за титьки и другие места мужики хватали её смело и основательно. Сразу было видно, что им нравятся такие свингерские отношения.

После группового траха началось шоу, которое, впрочем, не особо разнилось с трахом. Только партнёрами Светки на этот раз были не мужики, пришедшие сюда за деньги, а мои парни-актёры, которым Виталик сам платил по пятьдесят долларов. Платил он, кстати, и Светке (правда, по другому тарифу – двести баксов), чтобы она потом не говорила, что “все мужики – козлы и благодарности от них не дождёшься”. За одну лишь эту раскрутку жадного Виталика на хоть какие-то деньги для главной клубной “жены” Ланы Лайт и господ артистов мне полагалась половина их актёрских и главной жены гонораров плюс бутылка коньяка. Так оно мне и давалось в действительности – деньги и бутылка.

Когда в клуб далеко за полночь приехала новая и – о, чудо! – настоящая семейная пара, Светка делала минет молоденькому порноактёру, похожему на двухметрового Леонардо Ди Каприо, да так споро и ловко, что парень кончил буквально через пару секунд. Она блестяще исполнила свой фрагмент: рычала, рыгала и пускала слюни. Это был самый отвязный момент во всем относительно приличном шоу. Приличном, потому что без анального секса. Похоже, что Светка даже кончила как минимум один раз (а мне говорила, что ни разу!). Интересное шоу.

Потом настоящая семейная пара захотела секса с другой настоящей, как они полагали, семейной парой – мной и моей модельной подруженцией.

Мы пошли вчетвером в отдельную комнату, где муж (кстати, нотариус) сразу же попросил меня полизать “киску” его жене Саше. Жена была молодая, всего двадцать четыре года, блондинка, как я люблю, и даже красивая – курносенькая, скуластенькая, губастенькая, но “киска” у неё была небритая, а потому лизать её мне не хотелось.

Я сымитировал несколько кивков головой под жаркие бессвязные речи мужа-нотариуса. Господи, неужели этих ребят-свингеров возбуждают такие примитивные вещи, как куннилинг? Член у меня встал, но поскольку я никогда в жизни не изменял Тане, то применять его в сексуальных действиях я не планировал. Чем, кстати, обидел не только весьма толстого нотариуса, но и свою красавицу модель, которая, сделав пару неудачных попыток поймать мой член ртом и кулаком, тоже отказалась от акта с толстым свингером.

– Это будет стоить тебе двух разбитых тарелок дома! – громко сказала она. Вжилась в роль жены.

Семейный нотариальный акт тоже получился не ахти. По причине отсутствия у нотариуса половых сил.

В итоге я пошёл мыться. Член после эрекции был у меня в отличном приподнятом состоянии, дверь в нашу приватную комнату открылась, и вскоре я увидел в проёме две улыбающиеся головы. Одна из них принадлежала казаху-бисексуалу и была по их среднеазиатской традиции просто огромная. Хозяином другой стандартного размера головы был просто голубой парень симпатичного сельского типа.

“Эге-гей!” – подумал я, ловя себя на странных ощущениях.

Я стоял в душевой кабине и размахивал не слишком эрегированным членом: всё чинно-благородно, как в балете. Но улыбающиеся головы стали наперебой хвалить мой член и говорить, что он классической формы. Вот тут-то я и подумал: “Эге-гей”. В смысле – уж не гей ли я, потому что комплименты мне понравились. Член у меня и впрямь – хоть сейчас в анатомический музей. Потом было немного моих разных поз. Кроме члена и яиц, я великодушно показал им ещё и выражение лица. Всё как у геев. Молодец!

На таком хорошем подъёме дело на свингер-пати подошло к кульминации. Все с нетерпением ждали, когда же трахнут красавицу нотариальную жену. И её наконец трахнули! Сделал это Рома Циклоп, самый громадный из моих порноактёров, с самым внушительным орудием-колотушкой. Тоже, кстати, ничего – я по парням не прибиваюсь, но кому охота смотреть на уродов?

Саша встала у стены в общем зале, спиной к нам, зрителям, и её реакции хватило на весь наш эротический театр – она стонала, выгибала спину по всем правилам свингерского секса, как вдруг к ней сзади подбежал Виталик, оттолкнул человека-гору Рому и, сделав пальцами жука-богомола, стал дирижировать рукой у неё в небритой киске.

Буквально через минуту началось чудо. Сначала баба заорала как подстреленная.

– Всё, ещё немного, и пиздец... она будет без сознания, – с трудом выдавил из себя Виталик.

Говорить ему было тяжело – он как сумасшедший работал рукой внутри дрожавшей всем телом девки. Мы вообще его еле услышали – нотариальная жена визжала во весь голос.

Я посмотрел на бледного мужа.

– Ну что, Дима, ревнуешь? – усмехнулся я, потому что был наслышан от Виталика о феномене точки G.

– Есть немного, – честно признался реально побелевший Дима.

– Ап! – Виталик резко выдернул пальцы.

И почти сразу на стену хлынул целый дождь неизвестной жидкости. Он забрызгал всё вокруг – “диваны, картину, лобок и даже резной потолок”. Фестиваль петергофских фонтанов. Обмочив себя, Виталика и всю окружающую среду, кончив раз восемь, баба забилась в судорогах и рухнула замертво на диван. Финита ля комедия.

А потом началась медицина. Всё смешалось – кони, люди. В роли коней выступали мои порноактёры-гиганты, им тоже было интересно узнать, “что это было?”. Виталик снисходительно, как профессор, читал лекцию.

– В человеке сколько процентов воды? – спросил он аудиторию лекторским голосом.

– Восемьдесят процентов воды, – ответил умный студент Ди Каприо.

– Ну вот, десять процентов уже нету! – засмеялся злодей Виталик.

– Но это же не у всех бывает? – интересовалась голубая казахская голова.

– У всех, у всех, – поддержал я суперменское Виталикино реноме.

– Виталик, ты гений!

– А что это за жидкость?

– А ты попробуй!

– А где этому учат?

– Этому Я учу за пятьсот долларов в месяц.

– Ну если бы ты Мне так сделал, я бы тебе заплатил пятьсот долларов! – заявил бисексуальный порноталант Ди Каприо.

Испуганный нотариус танцевал вокруг своей полудохлой шлюхи.

– Муравей! – обалдело сказал он.

По стриптизёрскому шесту рядом с диваном, на котором лежала нотариальная девушка, действительно полз муравей. Но нотариус всё испортил – весь наш научный консилиум, потому что все заржали, и медицинский разговор сам собой закончился. Возможно, Дима, впавший следом за Сашей в транс, нам на что-то намекал, что-то важное хотел сказать. Мол, хоть и ловит сейчас кайф на диване его жена, а на самом деле она муравей мелкий, и где завтра окажется – неизвестно... В общем, простор для мыслей имелся.

Сам же нотариус вместе со своей женой оказался на следующий день у меня в квартире. Было часов восемь утра. Пара, похоже, еще не ложилась.

– Мы не можем найти эту точку, – сообщил мне муж.

– Всю ночь пролазил там, только исцарапал меня всю! – подтвердила возбуждённая Саша.

– Рисуй! – проревел, как медведь, нотариус, протягивая мне листок бумаги. – Где она?

В другой руке нотариус держал коробку с тортиком.

Я старательно нарисовал ему схему – вход во влагалище, пупырышки, углубление на передней стенке.

– Когда женщина возбуждается, это углубление можно нащупать, – объяснил я.

– А ты можешь сейчас ей так сделать?

Саша вся аж напряглась в ожидании – чудо вернётся!

– Ну, вообще-то техникой массажа точки G в совершенстве владеют только три человека в мире, – совраля. – Один человек на Тибете, один в Полинезии и третий он, Виталик. Там двенадцать уровней мастерства. Япока только учусь.

– А на каком ты уровне? – заинтересованно спросила Саша.

– На седьмом, – скромно опустил я глаза. – Этот уровень не позволяет вызывать фонтаны, и оргазм будет обычным – как клиторальный или вагинальный.

– То есть ты это делать не умеешь?

На нотариуса было жалко смотреть. В качестве компенсации я предложил ему разрешить жене сняться у меня в порно. Но он был против. А жена, кстати, была “за”. Потом они стали превращаться в злых зомби, требовать от меня немедленно отвезти их к Виталику, но проснулась Таня и выгнала сначала красивую Сашу, а потом, изучив суть вопроса, и самого нотариуса. После чего мы вернулись в постель, где я ещё час честно, но тщетно пытался “сделать” Тане точку G. Я весь сосредоточился на крупных планах. В конце концов смотреть на одни дамские гениталии, пусть даже молодые и свежие, как-то надоедает. Короче, праздника души не получилось. И мы просто занялись супружеским сексом, без всяких ниндзя-элементов.

Фаллоимитатор для шведской семьи. Олена Тер-Никогосян, она же Вельвет Энджел, она же Елена Беркова

Мне нравятся все мои модели. Очень сексуальные. Раньше перед каждой сценой я брал школьную линейку и измерял актрисам глубину впадины между ягодицами. Этим подчеркивалось, какие у девушек выпуклые попки. Какие у них попки, видно в моих фильмах и без линейки. Отличные попки, круглые и упругие. И девушки тоже все как на подбор, стройные, холёные и профессиАнальные.

В первой и последней сценах фильма всегда снималась главная звезда сериала – моя жена Таня Таня. Она реально красивая девушка, блондинка, спортивная, гибкая – короче, мечта кавказца. В роли кавказца обычно выступал работник Эрмитажа Вадик Купцов. Его английский, когда мы снимали для Штатов или Европы, примерно так и звучал:

– Слюшай, дэвушка, открой ротик, да?

Вадик ужасно суетился и скакал вокруг красавицы Тани, как Азамат возле украденной лошади. Таня была чувственна и покорна, и это разжигало Азамата, то есть Вадика. Они всегда показывали очень крепкий, чувственный анал. В финале Вадик извергался на Таню, подобно реке Терек меж скалистых отрогов. Но пару раз он подкачивал и уподоблялся Тереку на равнине. Жаль, Таня была достойна большего.

После такой фемины другие актрисы в анальных сценах выглядели очень бледно. Все, кроме Елены Берковой. Эта девушка могла бы работать ведущей новостей или показывать модную одежду в очень дорогих магазинах на Тверской. Но она предпочла показывать свою удивительно выпуклую попку и круглые сиськи в сексуальных действиях. Кто видел её в моих фильмах, поймет, что я имею в виду. Самое лучшее, что умеет делать Леночка кроме улыбки, это анальный секс. Она играет на члене, как Паганини на скрипке, и даже лучше, потому что она может не пользоваться руками. А Паганини на скрипке без рук вряд ли бы сыграл так виртуозно. Леночка же Беркова играет на члене виртуозно, используя столько разных движений и приёмов, что они сливаются в одну сплошную анальную симфонию.

Таня исполняла смачный минет, со звуком, который можно услышать только во время продувки труб перед зимним отопительным сезоном. А вот Леночка во время анала непроизвольно переходила на украинский язык, и это тоже выглядело превосходно. Всё-таки украинский язык во время анального секса звучит куда лучшего английского. “На немецком я бы разговаривал с врагами, на французском – с женщинами, а на украинском – во время анального секса...” Хотя желательно всё это говорить в женском роде.

Когда Леночка трахалась, всё равно куда, хотелось забежать и спросить: “Можно и мне маленько?” Такая она была зажигательная девушка. В партнёрши Леночке обычно попадались небольшие стройные азиаточки. Говорят, что все они на одно лицо. Это неправда. Азиаточки ещё и все на одно тело. Если кто-нибудь видел маленьких голых, крепеньких стройных азиаток, то он видел и моих алтаек и кореянок. Аиши и Лайлы очень однообразны, они монотонно пищат и верещат всю сцену. Трудно понять, то ли им больно, то ли хорошо, то ли просто так велели делать. Возможно, у азиаток большое порнографическое будущее. Но в сценах с Леночкой Берковой его еще не разглядеть.

Перед финалом я делал вторую главную сцену фильма. Иногда она даже обозначалась отдельными титрами: “Наконец главное событие выпуска! Лишение анальной девственности Леночки Берковой!” Разумеется, анальной девственности Леночка лишилась без участия азиаток, задолго до этого фильма, и сейчас я вам расскажу как.

Мне позвонил Виталик Золотые Пальчики и сказал:

– Пойдёшь со мной на кастинг в Институт технологии и дизайна? В модельном агентстве обещали, что придет не меньше двухсот баб!

Я встретился с Виталиком на Морских улицах, и, пока мы шли к институту, ему всё время звонили мастурбирующие малолетки.

– Это секс по телефону? – слышал я голоса очень молоденьких девочек в Виталикиной трубе. – А у твоей жены большая дырка?

Нас посадили в актовом зале с колоннами за профессорский стол, накрытый сукном, и выдали по ручке и листку бумаги, чтобы мы записывали потенциальных кандидаток. Потом пошли девушки-модели. Каждая выходила в купальнике с номером на лифчике или трусиках, представлялась, коротко рассказывала о себе, вертелась, как Огневушка-Поскакушка на костре, и удалялась, строя нам, строгому жюри, многообещающие глазки, говорящие о том, что нас ждёт, если мы выберем именно её.

– А что ты им наобещал? – спросил я Виталика шёпотом.

– Что мне в клуб нужны шестьдесят девушек для шоу-программ: выносить призы, объявлять победителей в конкурсах армрестлинга и типа того, – засмеялся аферист Виталик. – Видишь, как они стараются! Я приглашу баб, которые нам понравятся, выберу двух, дам им по пятьсот рублей за ночь, а остальные, скажу, не подошли, увы.

– И что ты будешь с ними делать?

– Запишу их контакты и затрахаю до смерти! – захохотал Виталик.

Кандидатки на траханье кружились на сцене. Мы с Виталиком сообща выбрали из них восьмерых девушек – шестерых блондинок и двух брюнеток, об одной из которых Виталик сказал с вожделением:

– Хороша!

То, что она хороша, я не разглядел, потому что со сцены из-за её крошечного, почти лилипутского роста была видна только черноволосая макушка и такие же чернодугие брови.

На следующий вечер все восемь дурочек пришли в Виталикин клуб-трущобу на самой окраине города, Сталинград сорок третьего или заражённый Лондон двадцать восемь недель спустя. Пройдя через кухню, благоухающую всеми ароматами корейских блюд, они по одной, по двое попадали в маленький кабинет с представительским диваном, на который знаток девичьей психологии Виталик недавно раскрутил владельцев заведения.

Дальше все стали немного заикаться. Виталик – потому что он иногда бывает заикой. Почему заикались девки, я не знаю, но они явно не хотели того, чего хотел от них Виталик.

– А сколько у вас получают актрисы на съёмках? – наконец спросила меня черноволосая макушка.

Я повернулся к макушке: носик картошечкой, щёчки как у бурундучка. Я – любитель больших белых женщин. Маленькие чёрные девочки-карлики различных национальностей меня не привлекают.

– Тысячу долларов в день, – ответил я и сам засмеялся. Мои девчонки снимались либо бесплатно, либо за триста баксов максимум. При этом я, убеждённый сторонник групповых оргий, старался перетрахать их с целой толпой народа: профессиональными порноактёрами, шофёрами, студентами-добровольцами, солдатами из ближайшей казармы.

Девочка-макушка нервно закурила.

– Я подумаю, – сказала она, и пальцы у неё затряслись.

Я посмотрел на свои пальцы и решил, что они тоже затрясутся, когда я буду выплачивать ей такой гонорар. Мне захотелось усложнить задачу:

– Можешь сейчас станцевать стриптиз на шесте?

– С трюками? – обрадовалась малышка.

Когда она стала делать на шесте “трюки”, меня сразу же потянуло сделать ей ребёнка. Собственно, трюки сводились в основном к сниманию трусиков и задиранию ног в шпагате параллельно пилону. Но в этих движениях было так много страсти и химии, а если ещё учесть, что у черноволоски оказалось чрезвычайно приятное гладкое тело, то всему эпизоду надо ставить большую эротическую пятёрку.

– Шлюха нерусская! – любовно вырвалось у меня, потому что я представил, какой прекрасный томный минет она делает. Такая отдаётся каждому, как давнему любовнику.

“Шлюха” заулыбалась.

– Как тебя зовут? – Мне понравилась её реакция.

– Лена. Олена по-украински...

– Леночка...

Мы поговорили о ней: её рождении в семье военного в Мурманске (опять Мурманск, реальная порнокузница Родины!).

– Там было холодно, – сказала Лена.

Когда закончился Мурманск, начались мексиканские истории её жизни на Украине и в Армении. О том, как она в пятнадцать лет покинула дом, вышла замуж за армянского мальчика Альберта Тер-Никогосяна и переехала в Ереван, об их сложных взаимоотношениях, как он её избивал и как она убежала от него и сейчас скрывается, сидит ночами в Интернете и разводит иностранцев на деньги: “Дорогой Дэвид, если ты пришлёшь мне триста баксов, я куплю мобильный телефон и мы будем с тобой чаще разговаривать, ещё семьсот долларов мне нужно на авиабилет и двести – на лекарства бабушке, я мечтаю, как я прижмусь к тебе и мы заснём под одним одеялом!”

Я тоже решил сразу же расположить её к себе, надавив на общие хохляцкие корни и тяжёлую судьбу запорожского парубка:

– Мой отец-украинец собирал пшеницу и отрубил себе руку комбайном, поэтому я и был вынужден так много работать в детстве. Из-за таких жизненных обстоятельств мне и пришлось выбрать профессию порнографического режиссёра.

Через два дня Леночка согласилась сниматься в групповом порно с анальным сексом за пятьсот, нет, за шестьсот долларов в день сразу после съёмок и ещё четыреста долларов после продажи фильма американским заказчикам. Мы подписали контракт, причём Лена сама набирала текст на моём компьютере. Таня тут же рядом спала на круглой кровати, потом проснулась и дала Леночке свой персональный вибратор для разработки ануса.

– Сначала сделаешь клизму. Потом засунешь палец. Потом два, три, четыре. Потом вибратор, а потом размеры тебя перестанут волновать. Даже цветные длинномеры, в смысле члены у негров.

Таня поделилась с новенькой премудростями подготовки к анальной жизни. Не очень охотно. Эх, женщины! Не хотят конкуренции. Даже в анальном сексе.

Утром Леночка позвонила мне и сказала, что она может выдержать только два пальчика в попке, и то не больше двух минут. Мне, которому хотелось, чтобы огромным красивым членом внедрялись в Леночкин суперразработанный анус, ходили там, как поршнем, и оросили её солнечно-атласную жопу, слушать всё это было неприятно.

– Ты пойми, что нет застоя в жанре, – раздражённо сказал я Лене. – Люди думают, стараются, работают над ошибками. Всё для них, любимых зрителей-маньяков. Нудные анальные фрикции мне не нужны. Дрочеры всё равно это перемотают. Мне нужен драйв. Чтобы от такого минета, какой ты исполнишь в этой сцене, запрыгал даже паралитик.

– А сюжет? – спросила Леночка, чем окончательно меня взбесила.

– А сюжет... – рявкнул я. – Когда злодеи отстреляются на твою круглую попку, ты хватаешь арбалет и отстреливаешь злодеев!

На съёмку Лена пришла невыспавшаяся, с синяками на ногах и босяком.

– А почему ты без туфель? – разозлился я.

– А чего теперь говорить, когда я уже так пришла, – резонно ответила Леночка, и я с ней согласился: действительно, чего теперь, когда уже так.

Оказалось, что жадная Лена решила перед съёмками подзаработать ещё и ночным стриптизом у Виталика, шестьсот долларов ей показались недостаточной суммой, и она за пятьсот рублей всю ночь делала на шесте “трюки”, отчего разбила все ноги в мясо.

– Моя любимая модель! – ревниво фыркнула Лана Лайт, наблюдавшая за пришествием босоногой девочки с режиссёрского кресла. Они с Таней сразу же возненавидели красивую Лену с маленькими, детскими пальчиками на ногах.

Зато мальчики-актёры, едва увидев новую актрису с лицом как у куколки, стали совершать вокруг неё ужимки и прыжки.

– Закрывай глаза, – посоветовал я Лене. – Вадик любит кончать в глаза.

– Почему в глаза? – не согласился Вадик с такой характеристикой и проявил ещё один талант: выстрелил спермой сантиметров на тридцать, точно Лене в глаза и ноздри. Вильгельм Телль, блин.

– В глаз попало, – тихо пожаловалась Лена слабым томным голосом.

– Поцелуйте её кто-нибудь, ну! – скомандовал я.

– Ха-ха-ха! – Лена прыснула в кулачок.

Всё её лицо было мокрым и липким. Только что трое парней сделали с её лицом “фейсел” – ну вы помните этот профессиональный термин.

Поцеловал её, конечно же, новоиспечённый влюблённый рыцарь Вовка Колотило. Он долго выбирал на Ленином лице свободное от спермы место и в итоге чмокнул Леночку в кончик носа. Бабы, которым я теперь показываю эту легендарную сцену на DVD, говорят: “Как ребёнка”.

Дальше казусы продолжились. В групповом анальном эпизоде робкий мальчик-повар, у которого от волнения никак не стоял член, был передвинут мной на задний план – “Леночка, соси!”, – где запутался в занавесках и оборвал карниз. За занавесками оказалось зеркало, в котором три камеры “Beta Cam” увидели отражение всей нашей съёмочной команды.

– Здрасьте! Здрасьте! – поздоровался главный факер Вадик с каждой из хохочущих физиономий в зеркале и продолжил своё факерное дело.

Затем Леночка устала, и актёры решили помочь её анусу различными возбуждающими примочками и движениями. Пока Вовка Колотило потихоньку вколачивал член в Ленину альтернативную дырочку, мальчик-занавеска лёг на спину и, предоставив Леночке сосать член, стал пальцами стимулировать ей клитор.

– А что это у него на этих, на руках-то? – испугался я, глядя в монитор.

– Чего-то да, – подтвердил один из операторов, мой кулацкий подпевала.

– Жень! – закричал я мальчику-занавеске. – Что у тебя на руке-то, на правой? Бородавки какие-то или что?

– Болячка! – Мальчик одёрнул руку, сделал жест типа всё пропало и расстроенно опрокинул голову.

– Блядь!

– Другой рукой! – посоветовала Таня.

– А другой он не может, – сказал я. – Хотя... Давай другой тогда действительно. Нет, так же лежи, как лежал, просто другой рукой.

– Всё равно больно, – подала голос Лена.

Вовка в это время жарко шептал ей что-то в ухо. Говорил комплименты.

– А Вадик не может? – начал искать я пути решения проблемы. – Вадик не может...

– Почему Вадик не может? – возмутился Вадик. – На его место?.. Давай я лягу там на его место! – И он шагнул к Леночке с членом наперевес. – Осторожно, волосы!

– Ты давай соси быстренько! – крикнул я нашей актрисе, которая по-прежнему никак не могла войти в образ. – В рот, в рот, Лена, со-сиии!

Вадик лёг, подставил ей член, забалдел и забыл о важной режиссёрской установке – стимуляции клитора.

– А, Вадик, ты что, ты же обещал! – засмеялся я. – Зачем ты туда лёг-то, ты же должен работать рукой!

Бабы, в том числе и сама Лена, заржали. Причём Лена ржала, запрокинув голову. Какие там анальные боли.

– А-а! – вспомнил Вадик, послюнявил пальцы и положил их Лене на клитор.

– Не сачкуй!

Потом всё было как обычно: устали мальчики, члены не слушались, падали и кренились набок, кто-то из девочек, естественно, обкакался, не сделал клизму, какие всё-таки есть бабы неряхи, работа, блин!

Пока молодые актёры пытались совладать со своими членами, Вадик залил спермой картинку в журнале. Всё это коротко, ярко, броско. Как режиссёру-извращенцу, мне захотелось ещё что-нибудь подобного, и я решил предоставить это зрителю в изобилии. Я уже хотел перенести действие на улицу и заставить Лену и Таню ласкать друг друга и мастурбировать ночью в закрытом автомобиле, снаружи в который с фонариками заглядывает толпа мужчин. Напряженная сцена завершилась бы обильным поливанием стекол автомобиля спермой под туманным взглядом еще почти непорочной Леночки Берковой. Красавица и послушная девочка, Леночка как одна из главных героинь вообще находка для моего порнофильма. Я умудрился показать развитие характера и усилить её развращенность на протяжении всего сюжета. Хотя я любитель больших компаний, в которых рулит анал, и Леночка там уже побывала, она была ещё явно не уверена в себе. Я хотел придать ей уверенность в автомобиле, где девушки с жадностью поглощали бы сперму и целовались. Но автомобиль, как известно, заранее неудобное для показа место. Тем более на улице шёл дождь и операторы ссали за свои камеры. К тому же актёры не отпускали Лену от своих членов и просили её пососать им ещё чуть-чуть. Чтобы не тратить зря плёнку, я решил заодно продемонстрировать Леночкину способность проглатывать член до корня и вылизывать зад парням. Тогда, глядя на этих ребят, было бы здоровое ощущение, что они на самом деле классно проводят время. Но Лена меня обломала.

– Левой рукой дрочи, левой рукой дрочи!.. Ле-ноч-ка! – смотрел я в монитор и не видел главного – мощный оральный секс, какой она должна была продемонстрировать в этой сцене.

– Я левой не умею! – призналась хорошая девочка Леночка.

– Ничего, давай!..

На экране я видел выполнение отличницей обещания другу сделать первый в её жизни минет на выпускном балу. Мне хотелось плакать.

– Правой дрочи! Правой дрочи!.. Нет! Ты соси и дрочи другой!

Лена закрыла глаза и засмеялась, высунув язык.

– Одновременно! – Я всё больше разочаровывался в Леночке и её оральных талантах. – Лена! Давай быстрей!

– Левой дрочу, правой сосу? – ученическим голосом уточнила Леночка.

– Любой! Одной из них!

Меня уже ничего не вдохновляло. Так бывает. Когда, например, увидишь заросли кустарника у баб на лобке в пионерском порно семидесятых.

Актёры жестами показывали Леночке, что сосать. Причём каждый из них первым подставлял под её губы именно своё орудие. Она запуталась окончательно.

– Лена, любой! – вмешалась в процесс звёздная и опытная Таня. – Хочешь одной, а хочешь – как хочешь!

– Нет! – заорал я, гранд-мэтр порно высшего качества.

Лена стала вытворять совсем уж несуразные вещи: дрочить актёров, по-пиратски скрестив руки в форме костей под черепом.

– Пусть хоть так! – рационально предложила Таня.

– Пусть так! Пусть так! – закричали сердобольные операторы.

– Правой! – Я разжал ей кисть, и Лена послушно замерла с растопыренными пальцами в позе участницы игры “Море волнуется раз”. – В одной соси, другой дрочи!

– Я не умею левой дрочить! – не вынимая член изо рта, пыталась ответить она.

– Дрочи правой! – Я вне себя ударил по члену её партнёра справа. – А тут соси! – получил по члену её партнёр слева.

Девки за кадром засмеялись.

– Хорошо, – покорно кивнула Лена и сделала, как ей велел режиссёр.

Затем режиссёр велел ей переместить её танцевальное тело к пилону и совершить там знаменитый Леночкин стриптиз “с трюками”: несколько дублей, до тех пор, пока она не упала в обморок. Актёры простодушно обрадовались. А Таня с Ланой заподозрили в её обмороке ловкий ход. Как будто Лена давно хотела привлечь этим парней-актёров (вот уж действительно – “свои причуды у хохлушек”), но совершить обморок ей не хватало сил.

– Вот сука! – громко сказала Лана. Таня тоже сильно злилась по этому поводу, и они с Ланой долго успокаивали друг дружку сугубо женскими ласками.

Очнулась Лена в машине моего водителя на пути ко мне домой.

– Серёжа! – искренне обрадовалась она, увидев меня. Как же не радоваться, когда я ей ещё не заплатил!

Дома я достал из сейфа шесть Бенджаминов Франклинов, мы сделали в контракте приписку о том, что Лена не имеет права сниматься в порно у других режиссёров, за нарушение этого условия договора ей полагались значительные штрафы.

– Зачем мне это надо? – удивилась Лена, делая честные глаза.

Позднее в своей жизни я ещё раз слышал подобное женское “зачем мне это надо?”. И видел такие же правдивые глаза, которые не лгут, зато “правдиво говорят, что их владелец плут”. Но тогда я Лене поверил. И мы пошли осматривать мою квартиру.

– Вот такой у меня будет пол, – показал я Леночке напольную плитку “под камни”.

– А мне не очень нравится, – честно призналась Лена, внимательно изучая обратную, рабочую, сторону плитки.

– Нет, ты переверни! – засмеялся я.

Бедная девочка! Трудное детство, деревянные игрушки, она понятия не имела о роскоши в своих Мурмансках, Украинах и Армениях.

– Далеко пойдёт хохлушка, – сказал я Тане, когда Лена ушла. – У неё хороший актёрский талант – она свободно ведёт диалоги и во время постельных сцен помнит о своем лице. Даже демонстрируя мощнейшие женские оргазмы, какие не часто увидишь на порноэкране. Я должен заниматься с ней сексом, иначе парни просто уведут её к другим режиссёрам – получат удовольствие и ещё агентские проценты. Они там с ней трахаются, а я по эту сторону камеры. Нужно быть к ней ближе. Ты разрешишь мне переспать с Ленкой?

– Смотри сам, – ответила Таня. – Если ты считаешь, что это хорошо для бизнеса, то – да, разрешаю.

Я никогда не изменял Тане. Но решил, что для бизнеса “это” хорошо. На следующий день я пригласил к себе домой Вовку Колотило, и мы вдвоём отымели Лену в три входа. Я кончил ей в традиционное место, помылся, надел трусы, и в квартиру сразу же вошла Таня.

– Ты почему такой? – спросила она меня дрожащим от волнения голосом.

– Какой такой? – удивился я. – Почему в трусах или почему не без трусов?

Всю ночь мы с Таней дрались. Я орал, что хочу жить с Леной одной семьёй.

– Я тебе развода не дам! – в бешенстве закричала Таня и бросила монитор от компьютера на пол.

Монитор не разбился. Даже не треснул. Но наша семейная жизнь, как потом выяснилось, дала трещину именно в этот момент.

Несколько дней подряд Лена звонила нам в дверь. Таня спецом не выходила из дома, неся круглосуточную оборону меня, мужа в трусах, и запрещала открывать Леночке дверь. Шведская семья не получилась. Ни мальчик плюс две девочки, ни девочка плюс мальчики. Но мы ещё встретились с Леной. Она объявила, что беременна от меня.

– Рожай, – сказал я.

– Я бы хотел иметь ребёнка от такой девочки, как Лена, – заявил Вовка Колотило.

– Имей, – ответил я.

Ребёнка не последовало. Лена уехала на Украину и писала электронные письма: “Я соскучилась за вами!”

Через пару месяцев ко мне прилетели из Калифорнии американские заказчики фильма, и я позвонил Лене на домашний питерский номер. К моему изумлению, трубку взяла не её жуткая толстуха-сестра, а сама Вельвет Энджел. Это я придумал: “Бархатный Ангел”. А не “Чёрный”, как по-негритянски хотела назвать себя Лена.

– А почему ты не сказала, что вернулась? – сразу заподозрил я неладное.

– Не хотела.

Она не хотела говорить мне о своём возвращении и не хотела отдавать нам взятый для анальных тренировок вибратор. Так Леночка Беркова оставила след в моей жизни, а я – след в Леночке Берковой. Она осталась с Танькиным вибратором, а я – с песней, которую Лена, скандальная звезда, рождённая в порно, чтобы стать известной в музыкальном бизнесе, три года спустя написала про меня и издала коммерческим тиражом:

– Я больше не люблю тебя, Сергей!
Ты лучший парень из парней!

Порно-“Оскар”. Моё кресло в зале порнографической славы

Вообще-то я не сторонник прерывать съёмочный процесс, но это был тот редкий случай, когда Вадик попросил “передохнуть”. Только что он лежал на грудастых Тане и Лане (как в рекламе “Если вы поехали в лес, зачем спать на земле?”), а девахи просто отрывались в бешеных оргазмах. Вадик тоже оторвался по полной, тем более что сиськи у баб накачаны до размера небольшого арбуза.

Пока Вадик отдыхал, то есть опять спрягался с Таней и Ланой в неудобных для съёмки позах, я залез в Интернет и принял почту. Оказалось, что Таню с её “командой” приглашают на мировой порнофестиваль в Барселону. Причём организаторы обещали предоставить нам аж три дабла с “extra bed” в пятизвёздочном отеле и оплатить все расходы. Поскольку главным игроком, капитаном и играющим тренером в Таниной команде был я, формальности уладились за две недели, и порносборная России в своём лучшем составе вылетела в Испанию.

– Как называется город, куда мы летим? – решил спросить я в самолёте нашу восходящую звёздочку Голди Энджел – между прочим, мастера спорта по художественной и спортивной гимнастике.

– Баку? – неуверенно ответила она.

– Почему Баку? – обалдел я. – В Барселону, дурочка!

– Ну, я не дурочка! – заныла восемнадцатилетняя белокурая куколка с нарощенными волосами, накладными ногтями и синими линзами. – Дураки ничего не хотят. А я же интересуюсь, спрашиваю...

– Что ты спрашиваешь?

– А Петербург – это столица или страна?

– Женя! – засмеялась Таня. – Ты же в Питере родилась! Мама тебе не рассказывала? И мальчик твой тоже... Как он, кстати, не ревнует?

– Я никому не изменяю! – чистосердечно призналась Голди, и мы все покатились со смеху. – А географию пусть ботаники изучают... Американцы, финцы... Может быть, они в географии чемпионы, ботаны-американы...

Не знаю, как “финцы”, они, может быть, чемпионы в этой их дебильной нордической ходьбе – когда все как додики ходят с лыжными палками, но без лыж. Очень популярное занятие в Европе. А “ботаны-американы” по-любасу чемпионы в минете. Во всяком случае ботанки-американки – стопудово. Всё-таки коньком американских исполнительниц был и остаётся оральный секс, в котором они непревзойдённые мастерицы. А анал с точки зрения порнокино – изобретение европейское, и американки не могут тягаться в этом искусстве с нашими красавицами. Недаром Таня получила два порнографических “Оскара” – “за лучший анальный акт” и “лучшее DP” – двойное проникновение. Теперь, правда, анальный секс – требование дня. Обязательная программа любого экранного коитуса. Поэтому штатовские старлетки мучатся, но стараются идти в попу… то есть в ногу со временем. В минете же им вообще нет равных. Ну и Таня там тоже, в призёрах. Она, конечно, не давится и не пускает слюни, как сейчас модно в США, однако удивительно легко проглатывает даже очень большой член до самого корня, чем вызывает заслуженное уважение. К тому же фестивальные порноакадемики выяснили, что Таня достаточно крикливое создание, и это помогает ей поддерживать действие в высокой температуре. У Тани чрезвычайно сексуальный голос, и она умеет мурлыкать, как мало кому удаётся на экране. Её чувственный минет, сопровождаемый нежными звуками, может вызвать транс. У нас был такой номер, когда девочка с пристёгнутым членом изучает Таню в облике куклы.

– Фантастик! – всегда комментировал эту сцену Ферран, директор Барселонской и Лиссабонской порновыставок, в очках и белых штанах, поднятых до пупка.

Я согласно кивал. Реально сильный номер. Во время шоу кукла Таня пассивно складывает руки за спиной, и партнёрша буквально трахает её маленький рот огромным резиновым членом. У Тани очень своеобразная вокальная манера, она завывает выше или ниже в зависимости от темпа фрикций. Возможно, благодаря этому аттракциону нас и приглашали на фестивали эротического кино аж шесть раз – пять в Барселону и однажды – в Лиссабон.

В Лиссабоне мне понравилось больше, потому что в один из приездов в Барселону мне набили там морду на центральной улице Рамбла. Виноват во всём, кстати, наш гид-поляк.

Хотя организаторы предоставляют нам отель и оплачивают авиабилеты, вопрос с визами мы вынуждены решать сами. Не можем же мы просить у них приглашение на порнофест! Типа в анкетах в графе “цель визита” наши пышногрудые девчонки должны указать: “анальные и оральные перфомансы”... Я вообще удивляюсь, как на таможне нас выпускают с таким количеством фаллоимитаторов в чемоданах! Поэтому мы всегда покупаем обычные туры и первую неделю живём в курортном городке Коста-Бравы как нормальные туристы, а уже потом оставляем свои номера с полным пансионом и переезжаем в Барселону или Лиссабон, где организаторы выделяют нам шикарные пятизвёздочные даблы. Пока мы прикидываемся рядовыми туристами, гиды втюхивают нам свои на фиг не нужные экскурсии и рассказывают всякие туристические байки. Вроде того, что если к вам на Рамбла подойдёт типа полицейский в не очень чистой гражданской одежде, и при этом он будет немножко похож на араба, и попросит вас предъявить паспорт, вы можете от души сообщить ему всё, что вы думаете про его маму и близких родственников. Поскольку потребовать у вас паспорт могут только люди в форме. А так это просто развод, когда начнёшь доставать документы, а ребята заберут у вас заодно и деньги, и все ценные вещи. Просто вытащат вместе с паспортом или возьмут документы и грабанут в сторонке.

Короче, мы прогуливались по Рамбла: я, Танька и два наших лысеньких фотографа – маленький, похожий на вампира с хищными зубками русский Козлов и большой бегемотообразный американский Билл. Я зазевался на живые статуи для туристов. Реально как бронзовые люди, вымазанные краской: оживающий и фехтующий шпагой Колумб или чёртик, вопящий и чешущий яйца, когда ему бросают еврики. Особенно меня заинтриговала застывшая баба с открытым ртом. Мне стало интересно, что она будет делать за деньги. И как только я на неё засмотрелся, из толпы вынырнул невысокий, но крепкий смуглый парень в обычной одежде и прыг ко мне с жетоном в руке:

– ПаспОрт! ПаспОрт!

У меня было в кармане двести евро, с которыми я не хотел расставаться. Поэтому я послал парня на хер и наговорил ему нормальных вещей насчёт его мамы, как советовал добрый гид-поляк. Парень стал нервничать, хватать меня за руки, я вырывался и отталкивал его к чертям. Тут он ударил меня лбом в лицо и разбил мне бровь. Я осатанел и хорошо настучал ему в испанский фейс. Вдруг набежало человек десять карабинёров, или как там называют этих в форме. Пешеходную улицу перегородили четырьмя полицейскими машинами, туристы там просто офигели. Мне связали руки верёвкой (наручники у них надевать нельзя) и оттеснили в сторону, к машинам.

Поняв, что мне пиздец, я заорал на всю улицу:

– Таня! Таня!

Кого ещё я мог позвать на помощь? Фотографов? И вампир, и мясотряс пересрались и были еле живы. Творческие люди, это нормально. Зато Таня прилетела через секунду. Она реально вписалась в драку и чуть не отбила меня у полиции! На Таню кинулась высокая спортивная баба, подельщица смуглого парня.

– Чего ты бьёшь меня между ног, дура? – засмеялась Танька. – У меня там ничего нет!

И хуяк спортивной бабе в глаз! Глядя на воинственную Таню, осмелели и наши фотографы. Хоть и осторожно, но впряглись в разговоры с полицейскими, что-то им объясняли. Я стоял со связанными руками, кровь текла с меня рекой, даже рубашка поменяла цвет. Испанцы не знали, что делать, поняли, что переборщили, и сами испугались. Тут приехал главный в гражданской одежде и решил замять дело – спросил, как я себя чувствую.

– Перфекто! Как ещё? Неужели не видно?

Он отругал смуглого парня с его бабой. Типа не видите, люди с фотоаппаратами, значит, туристы, а вы их по морде, нехорошо.

– А этот парень ваш человек? – спросил я старшего. – Он полицейский?

– Полицейский.

– А фамилию его можно узнать?

– У нас в стране очень криминогенная обстановка, разглашать имена сотрудников нельзя.

– Да чего ты меня паришь! – Оправившись от шока, я разозлился и перешёл в нападение. – Я сам из России, разводилу не разведёшь! Он у вас работает под прикрытием, устроили тут лохотрон для туристов! Я вам не немец, Раша – бандитское государство!

Старший кивнул, типа да, ты не немец, все мы тут бандиты, промашка вышла, извини, братан. Смуглый парень вовремя упал в траву и начал корчиться в судорогах. Мне вызвали амбуланс, медсестра наложила пластырей – штук пятнадцать на бровь, а парню рядом на носилках надели ошейник – типа я сломал ему шею, артисту! Я бы, конечно, мог тряхнуть всю их лавочку: побои зафиксировали, свидетели есть, тем более американцы, а с ними не пошутишь, сразу тут линкоры в Средиземном море будут! Но мы спешили на порнофест, поэтому нас с мигалками против движения доставили в отель, и на том дело закончилось.

Бровь долго не заживала.

– Ты бандит? – смеясь, спрашивали меня потом на выставке голые западные актрисы.

– Бандит, бандит. Это испанский сувенир! – острил я, поправляя съехавшие на глаз пластыри.

Человек, похожий на знаменитого дизайнера Карла Лагерфельда, импозантный седовласый человек в белом галстуке и чёрных очках, появился у нашей сцены в тот момент, когда Танька начинала второй номер. Сбросив с себя пикантный халатик медсестры, она ловко садилась на фаллоимитатор, вставленный в штаны случайно выбранного из толпы молодого мужчины, изображавшего её счастливого пациента. Лагерфельд наблюдал за происходящим, сладострастно раскрыв рот. Когда же, вильнув идеальной попкой, моя жёнушка исчезла за кулисами, Карл тоже куда-то пропал.

Мы думали, что он покинул выставку, но кутюрье неожиданно появился у нашего стенда “Tanya Tanya Film”. Танька как раз снималась со всеми желающими. Фото топлес – два евро, без трусиков – десять.

– Я, к сожалению, не видел номера со страпоном, но мне сказали, что это нечто потрясающее. Повторите его специально для меня, – попросил человек с косой голосом главы модного дома “Chanel” и сунул мне пятьсот евро.

Таня быстро нашла свою партнёршу, и троица уединилась в малюсенькой комнатке за стендом.

– Пускай! Бабло! – показал я недоумённой маленькой Голди большую европейскую купюру, и девочка из страны Петербург понимающе кивнула.

Через некоторое время, минут через десять (я уже волновался), девчонки вышли. А ещё через пару минут, поправляя чёрные очки, появился Карл.

– Я всегда говорю, что русские женщины самые красивые. Вы получите здесь первый приз, – пообещал Лагерфельд и попросил нашу бизнес-карт.

На ковролине в комнатке я заметил характерные пятна, которые мэтр старательно растёр ногой...

Мы, все мировые порнозвёзды, жили в одном отеле. Словацкая делегация шумела у нас за стеной. Бабы там явно мастурбировали. Вскоре мастурбация прервалась стуком в дверь. Стучал длинный стоячий член. Вернее, его владелец, абсолютно голый. Я видел его жопу и стояк, когда выглядывал в коридор. Кто он и откуда такой взялся – неизвестно, но намерения его были более чем понятны.

Фирмачи. В наших номерах всё обстояло не так сладко. Первыми заныли наши русские очкарики – оператор и фотограф. Они как сиамские близнецы, взявшиеся за руки, вломились вечером в звёздный дабл Тани Тани и безмолвно застыли на пороге.

– Серёжа, мы так больше не можем! – наконец заявил Стасик, оператОр, как его называли в барах испанцы.

– Да, мы так гомиками станем! – поддержал товарища вампирообразный фотограф Козлов.

– Приехали на порнофестиваль и никого не трахнули, кому сказать! Серёжа, посодействуй, а то ведь скоро друг с другом начнём.

– А Голди тебе что, не даёт?

Я сделал вид, что удивился, потому что поселил девочку с кукольными волосами в одном номере со Стасиком. А сам знал, что она ему не даст. Голди хотела со мной.

– Не даёт! – пожаловался Стас. – Говорит, пятьдесят евро. Серёжа, я ей уже сигарет на сто евро купил!

Наша суперзвезда Маша, восемнадцатилетняя силиконовая девочка, тоже с нарощенными волосами, “голливудская красота”, как о ней отзывался Козлов, ещё в Питере в аэропорту у всех спрашивала:

– Так, а с кем я буду жить?

Она всё равно не угадала, но расстроила Митину девушку, которая пришла провожать моего монтажёра и, увидев Машу, сразу напряглась:

– Куда вы летите?

– Это не отдых! – теперь уже заныл Митя. – Я столько на свою Ритку в Питере не тратился, сколько Маша требует! У меня уже денег нет!

Назревал половой бунт. Но утром на собственном самолёте в Барселону прилетел мой спаситель – наш новый инвестор, нефтяной сибирский олигарх Виталик.

– Сколько ты хочешь получать за съёмочный день? – спросил Виталик Машу.

– Две тысячи евро, – ответила Маша.

– Ок, но я тебя протестирую лично, – предупредил Виталик.

– Хорошо, тестируй, – улыбнулась Маша.

Незадолго до этого разговора по улице проезжал “бентли”, и Маша сказала, что у её ухажёра в Питере такой же, только с золотой крышей.

На завтрак Маша явилась заспанная и сразу пошла жрать яичницу, виляя тощим задом между столов с барселонскими бизнесменами. Вся порнобратия из отеля уже свалила на выставку, они в отличие от нас за свои стенды платили.

– Ну, что, сходила вчера к Виталику? – спросил я, подойдя к Машке сзади. Бизнесмены свернули головы.

– О, привет, – улыбнулась она мне улыбкой Джессики Симпсон. – Нет, я не хочу с ним спать.

– А деньги взяла?

– Да.

– Ну тогда придётся отдать.

– Я не могу! – испугалась Машка.

– То есть?

– Если я отдам, у меня будут убытки, – объяснила Машка. – Я кредит за квартиру выплачиваю. Мне в Питере вообще за пятьсот долларов только ручку целуют!

– Маша! – рассвирепел я. – Ты зашибаешь здесь на фотках по пятьсот евро в день, тебя кормят в ресторанах, катают на яхтах. А я не получаю ничего! У меня весь интерес в инвестициях в мою студию, которые обещал Виталик. Он ещё думает, давать деньги или нет, изучает меня, смотрит на моих актрис. А ты взяла две штуки евро и послала его на хрен! Что он теперь обо мне подумает?

– Я его не посылала. Я к нему приходила и стучалась в дверь, а он не открыл. Ну а теперь уже всё. Поезд ушёл. И вообще вы должны давать деньги только за мою улыбку и радоваться, что вас окружают такие красивые девушки. Жлобьё!

Она уже обзывала нас жлобьём в курортной Калее на Коста-Браве. Митька купил ей фалафель и попросил у неё кусочек.

– Так, я теперь содержать вас должна, что ли? – огрызнулась Маша.

– Маша, что ты говоришь такое? – ошалел Митька.

– Хорошо, тогда я буду покупать всё за свой счёт! – стала угрожать Машка. – Пусть вам будет стыдно, жлобьё!

Когда мы улетали в Барсу, Виталик спросил, есть ли у меня деньги. Теперь он прислал мне ироничную sms-ку: “Спасибо. Это лучший подарок в моей жизни”.

– Виталик сказал, что сегодня ночью у него с Машей будет жесть, – сообщил мне Митька перед тем, как мы поехали на выставку. – Он даже специальный крем анальный купил за восемьдесят евро!

На фестивале в тот день зажигал карлик с огромным пивным животом и довольно большим (для карлика) членом. Очень, кстати, известный порноактёр, который жил в Барселоне в большом собственном доме. Он хорошо драл на сцене сочную словачку и хлопал её в экстазе по жопе своими маленькими ладошками. Но его движения всё равно были какими-то болезненными, и я чувствовал, что он скоро умрёт. Карлики ведь долго не живут. И действительно, через год он умер. На вручении порнографического “Оскара” ему даже посвятили целый сердечный фильм.

На соседней сцене другая словачка заблудилась в декоративных африканских джунглях и была жестоко оттрахана двумя смешными неграми-дикарями с бусами из косточек. Из всех игровых персонажей эти два дикаря были самыми живыми. Особенно прикольно они смотрелись, когда использовали широкую красивую задницу словачки в качестве тамтама. Жёсткости, конечно, не было; негры сделали очень деликатный DP (двойное проникновение) и даже обошлись без фейсела.

Единственную сцену, в которой была реальная энергетика и настоящий пот, показали у британского стенда. Длинная англичанка и два парня играли в доминирование. Деваха была подчиненной; её водили на цепи, и она лакала молоко из миски. Это как-то оживило зал. Далее девка с такой яростью набросилась на парней, что те быстро завелись и дали ей жару. Секс был реальный, с рычаниями и матами на английском. Как в гонзо.

Мы больше не баловали зрителей феерическими шоу, потому что все наши бабы были заняты в подсобке – я и человек-гора Митька каждые пять минут запускали к ним по трое мужиков, которые за десять евро с носа устраивали своему члену проверку на вшивость.

– Серёжа! – вдруг вышла из подсобки чем-то взбешённая Кристал. – Скажи этой пиздосе Маше, чтобы она так не делала! Я придумала этот приват, а она целует их в губы! А это, я считаю, в нашем бизнесе последнее дело!

Через минуту ко мне подошла Маша:

– Серёжа! Я придумала этот приват, а эта дура Кристал даёт мужикам целовать клитор! Это вообще последнее дело!

Я порадовался за моих девок. Иностранкам такое в голову не приходило. Мы с Митькой посмотрели вокруг. Испанки, чешки, словачки просто бесплатно отрабатывали рекламные номера для своих порностудий. Тупые! Некоторые просто мычат или завывают, как большинство европеек. Американки блещут знанием английского и кричат “Фак май эсс!” и “Харя! Харя!” – в смысле “Hard! Hard!”. Русские оказались умнее всех. Получили бесплатно стенд с гримёркой и открыли в гримёрке бордель!

– В следующий раз мы будем с ними трахаться! – сказала Кристал, выпуская из подсобки пенсионера в инвалидной коляске и в её блёстках на лице. – По пятьдесят евро с мужика, и он за пять минут может сунуть каждой из нас. Мы даже позу менять не будем! Я посчитала, получается сто тысяч евро за пять дней на нас пятерых!

Устроив ночью Маше обещанную жесть, Виталик улетел по своим олигархическим делам в Лондон. Перед этим он передал ей двадцать таблеток очень качественного экстази. “Для Митяя”.

– Боб Джек, ты видел, как Митя плохо выглядит? – душевно спросила меня Машка. – Я думаю, ему не надо давать эти таблетки.

– Маша, ты хочешь съесть их сама?

– Нет, я их выброшу!

В итоге из двадцати таблов Маша передала Мите четыре. Оставался последний день фестиваля – заключительный гала-ужин с награждениями по образцу американского “Оскара”. Днём мы все поехали купаться на пляж, а мальчики-испанчики бежали за нашей Голди и орали на всю Барселону:

– Памела! Кристина! Шакира! Силикон! Хо-хо!

Саму Голди они уже не радовали. Если в первые дни она приходила на пляж в ботфортах, то теперь шла просто на шпильках и не обращала ни на кого внимания, даже на Пьера Вудмана, который предлагал мне сотрудничество. Многие порнорежиссёры использовали жаркую испанскую осень для съёмки своих очередных шедевров. Я напоследок устроил фотосессию прямо возле Саграды Фамилья – одного из символов Барселоны, знаменитого собора архитектора Гауди. Обнажённые русские девушки собрали вокруг себя в близлежащем парке внушительную толпу испанских велосипедистов и рэперов. Накануне мы опять чуть не загремели в полицию за нарушение общественного порядка. Высадившись с яхты на причале Миллионеров, где швартуются самые дорогие частные корабли мира, мои девки долго дефилировали голыми вдоль рядов “бентли” и “роллс-ройсов”, пока ревнивые жёны миллионеров наконец не вызвали полицию. Разбираться приехал наш знакомый, всё тот же старший с Рамбла, и, увидев меня, быстренько слился.

– А у нас можно ходить без трусов везде! – крикнул я миллионерским жёнам по-русски. – Даже зимой на Ред Сквэ!

Вечером нас награждали. Порно-“Оскары” были вручены почти в ста номинациях за лучшее исполнение разных вариантов полового акта в различных позах. Как и в случае с другими кинопремиями, были вручены традиционные награды за режиссуру, эпизодические роли, сценарий и актерскую работу. Другие номинации премии были более специфические – как, например, “Лучший анальный акт” и “Лучшая сцена орального секса”.

Для того чтобы определить победителей, примерно шестьдесят рецензентов в течение года просматривают около шести тысяч порнофильмов, претендующих на премию. Перед церемонией порнозвёзды позировали фотографам. Актрисы говорили, что мучительно размышляли над тем, что надеть. Некоторые, получив в руки золочёный фаллос, не могли сдержать слёз радости.

– Хороший порнофильм может снять только настоящий извращенец, – сказал я в благодарственной речи, адресованной порноакадемии.

После чего я разбушевался: залез на трибуну, осушил бокалов двадцать с любимым алкоголем, раздел американскую звезду, подругу изрядно подвыпившего легендарного порноэкстремала Макса Хардкора, и, понаблюдав за приставаниями наших баб к испанскому актёру в костюме кардинала, заснул на столе. Мне даже приснился сон, что-то типа порнофильма – круглолицая блондинкакак заведённая трахалась в попу с каким-то негром. “Швейная машинка!” – сказал я во сне и проснулся. Круглолицая блондинка стояла рядом и болтала с подругой Макса Хардкора. Тоже абсолютно голая. “Почему это на Западе столько красивых голых женщин, а у нас нет?” – сначала подумал я. Но потом успокоился – у нас красивых женщин больше, только они не голые.

Блондинка села на колени, спрятав лицо в ладони.

– Хочешь, я решу все твои проблемы? – Я обнял её за плечи.

– Не решишь, – по-английски улыбнулась она. – Гоу.

Я добился всего, что было возможно. Покорил все вершины и стал первым русским, который удостоился порно-“Оскара”. Куда делать “гоу”, понятно не было.

“Не хочу сниматься с папой!” Порнодинастии. “Плохие” отцы и “хорошие” отчимы

Мне нужна была новая молодая очаровательная девочка для лесбийской сцены. Глядя на российские порнофильмы, посвящённые отношениям между дамами, кажется, что фальшивость страсти в сексуальных действиях можно сравнить лишь с фальшивостью драк в индийских боевиках. Вроде бы присутствуют в одной сцене симпатичные девушки, которым не грех “оторваться” друг с другом по полной программе, но всё, что происходит в кадре, делается с таким выражением лица, что хочется несчастных актрис подкормить кусочком сахара, как животных в зоопарке. Короче, русские порнолесбиянки стоят как Китайская стена на пути дрочера к оргазму.

Я думал, как назвать очередной фильм из жизни лесби, выбирая между названиями “Бешеные воды” (по мотивам точки G) и “Трахни меня бутербродом” (в этом случае фильм был бы из серии пищевого, фудпорно). И тут похожий на героя русских сказок Андрюша Красавчик, загорелый парень одного со мной года рождения, приехал ко мне домой с дочкой. Без лишних слов он показал мне её голой и в полный рост. Спасибо ему, хороший папа. На его дочку стоило бы посмотреть. Настоящая сексуальная юла, девушка-порох. Она двигалась каждую секунду – и, что самое потрясающее, делала настоящий “секс-ток”, в смысле – сексуальный разговор в репортажном стиле типа “Ты хочешь посмотреть, какая у меня улыбка там? Губки!”. Для российского, да, между прочим, и вообще европейского порно это так нехарактерно, что я просто обалдел. После этого начинаешь понимать, почему американские онанисты, избалованные своими разговорчивыми исполнительницами, так жалуются на языковые барьеры у чешских и венгерских актрис. Это – тема, и тот, кто её будет развивать на нашей почве, получит самых преданных дрочеров.

Маленькую Танечку, Андрюшину дочку, я, конечно же, снял чуть позже. В ораниенбаумском частном “Замке с привидениями”. Привидениями хозяева замка окрестили чёрных кошек, которые там просто кишели, так и норовя попасть в кадр и принять участие в групповичке. Озабоченные кошки.

– Я не буду сниматься с папой! – громко просила маленькая Танечка.

– Не будешь, ока, – успокоил я её. – Снимай трусы по-бырому, папа другую девочку будет...

Я, конечно, извращенец, но извращенец мейнстримовый. Папа с дочкой – это уже отдельная ниша.

– Серёжа, что ты со мной сделал?! – плакала после съёмок маленькая Танечка. Но слёзы у неё были слезами счастья, от избытка чувств.

– А что такое?

– Зачем ты сделал так, чтобы я снималась с Вадиком? – радостно рыдала Андрюшина дочка. – Я теперь без него не могу! Буду теперь мастурбировать на твои фильмы, где он участвовал!

– Вадик, ты слышал?

– Наверное, я делаю своё дело хорошо, – смеялся Вадик. – Хвалят – спасибо!

Вам, возможно, интересна реакция Танечкиного папы. А что папа? Папа помыл член и позвал дочку:

– Таня! Ты не видела мои носки?

Я вам рассказываю об этом потому, что папы и отчимы бывают разные. Как симфонический оркестр на дне рождения нефтяного олигарха и примитивный электронный клавишный инструмент типа “Yamaha” в подростковом музыкальном кружке. Андрюша Красавчик был, без сомнения, симфоническим оркестром. Но дальше мне довелось столкнуться и с синтезатором “Yamaha”, и это была совсем другая, ужасная история.

В замке, помимо маленькой Танечки, Аиши и Катьки из модельного фешн-агентства, снималась и девочка по имени Каролина. Каролине было восемнадцать лет, и в ней было сто восемьдесят сантиметров роста. По росту она уступала только знаменитой Ульяне Ультре, о которой я расскажу вам позже. У Каролины лицо порочной школьницы-отличницы, которая одноклассникам не даёт, а сама трахается со взрослыми студентами на каких-то таинственных прокуренных квартирах. Вообще она тоже стала с моей подачи моделью и даже участвовала в отборочных конкурсах красоты на звание “Мисс Россия”. Я бы дал ей и корону Мисс Мира, но я нуждался в деньгах, Каролина нуждалась в них ещё больше, поэтому наши с ней отношения строились по стандартной для продвинутых молодых людей схеме “красивая проститутка – любимый сутенёр”.

Каролина была застенчивой девушкой (иногда это подчёркивалось очками). Но в моих фильмах Каролина, называемая в титрах Ярой, совершала сцены очень жёсткого, местами даже разнузданного секса, в странных позах, у неё была “американская”, то есть высшего качества техника анальных и двойных проникновений, и для поднятия настроения и удовлетворения взора она была стоящей девочкой.

– Аиша перебила мне всю клиентуру! – жаловалась стоящая девочка. – Конечно, вы там ей понаписали на сайте: “Экзотика Востока, нега южных ночей”! А про меня? “Озорная фешн-модель”! Пиздец! Никто не поведётся на такую хрень!

Ан нет, повелись.

– Вы хотите знать, что у неё в голове? – с воодушевлением ответила по телефону моя кенийская диспетчер-мулатка Аида, знаток четырёх европейских языков, между прочим – девочка, чудом спасшая свой клитор во время традиционного африканского обрезания в деревне у них под Найроби. – Ярослава – самая интеллигентная наша девочка. Анальный секс не обещаем, но всё остальное будет.

Чтобы потенциальные клиенты в трубке поняли, что такое это “остальное”, я выхватил из приятных мулатских рук мобилу и поднёс её поближе к трахающейся с испанскими коллегами Аише. Исполнительная, как все азиатки, Аиша старательно изобразила кончающую в саванне зебру.

На следующий день мои эскорт-дилеры стали доставать меня с семи утра:

– Интересуются Ярославой! Человек из другого города, специально приехал! Возможен заказ на целые сутки!

Каролина очень радовалась:

– Не думаю, что он приехал заказать меня только на два часа! Часов на шесть минимум, раньше я его не отпущу!

Но мне позвонили уже через минуту после того, как я пожелал ей счастливого траха и она зашла в мини-отель напротив станции метро “Маяковская”.

– Это от вас к нам сейчас девушка поднялась? – спросил меня немолодой солидный голос из этих, слушать которые не очень приятно.

– От нас, – согласился я, поскольку отступать было поздно.

– Ну так вот, мне не хочется её трахать.

– А почему? – не слишком удивился я, потому что почувствовал уже что-то неладное. – Такая красивая девушка...

– Потому что я её отец!

Я чуть было не сморозил глупость вроде: “А за полцены?”, но вовремя удержался. Затем пошли обычные темы про ФСБ, козла и тому подобные реплики, порочащие мою честь, достоинство и деловую репутацию.

– Вот что, папа, – жёстко оборвал его я. – Не нужно лишних слов. Вы хотите, чтобы мы забыли о вашей дочери. Мы возвращаем её вам без отступных, и я обещаю, что сегодня же её уберут со всех наших сайтов. Считайте, что этот этап её жизни закрыт. И впредь лучше следите за вашим чадом.

– Спасибо! – сразу же смягчился седой голос, в трубке кто-то всхлипнул, на том и закончили.

Ужас! Но самое смешное, что эта история в духе Ги де Мопассана объяснилась очень просто. За месяц до знаменательного родительского собрания в мини-отеле Каролина попросила меня устроить на работу её мальчика-ровесника, с которым она, собственно, и приехала в Питер из Ельца. Елец, если кто не знает, – это город, как-то связанный с Буниным, на реке с эротичным названием Сосна, в котором помимо Каролины родилась ещё и лучшая институтская подруга Тани Тани Марина Русакова. То есть понятно, что там делать нечего, и совершенно ясно, какие оттуда могут быть женихи. Не хочу никого обидеть! Просто деньги мегаполиса и красивые большие натуральные члены достаточная приманка, чтобы быстро забыть бойфренда из Ельца.

Когда Каролина заводила разговоры про свои чувства к этому мальчику, я всё время ждал, что она рассмеётся и скажет: “Ну, хватит валять дурака!” Потому что нормальные люди, пожив в Петербурге пару недель, так себя вести не будут – ни в жизни, ни в порнокино. Но она не смеялась. Так что на работу я его всё-таки устроил. Парень должен был покадрово обрабатывать в фотошопе мою порнуху – труд африканских рабов, скажу я вам. Длиннокудрая милашка Каролина с двумя членами сзади – это трогательно.

Через месяц, вкусив все прелести настоящего животного секса с моими порноактёрами, она послала своего мальчика на… Не будем никого оскорблять – на родину. А обиженный мальчик разыскал в Ельце её родителей – маму и отчима, в некотором роде религиозных сектантов, которые, конечно же, думали, что Каролина – девственница. Но мальчик показал им её фотки на проститутских сайтах. Отчим с мамой попросили их знакомого исполнить роль клиента и узнали о Каролине много нового, когда тот звонил Аиде, а Аиша в это время орала в трубку, как кончающая зебра.

Да, вот такие разные, “плохие” и “хорошие” бывают у порноактрис отцы и отчимы. Что нормально и естественно одному, вызывает шок и трепет у другого. Так и хочется подойти к ним и похлопать по спине: “Вы там, ребята, разберитесь между собой, ок?” Что такое хорошо, а что такое плохо.

Нас крышует Сильвия Сэнт. Война за корону

Я уже рассказывал, что когда мне пришлось скрываться от киллеров в Дании – и в Копенгагене, и на Фарерских островах, я очень много дрочил на порножурналы. Причём дрочил я крайне выборочно – практически на один-единственный глянцевый персонаж. Персонаж этот был повсюду. Он высасывал из меня сперму и в приличном отеле, и в пансионе для иракских беженцев, и на китобойной базе. Вы наверняка видели её в Интернете или на странице индивидуалок в досуговых журналах под именами “Жанна”, “Вика” или “Анжелина”. Не важно, что в салоне вас ожидала вместо неё криворотая низкопопочная дама с плохими зубами, – образ запоминался навсегда. Девушка действительно фантастическая, немного похожая на Таню Таню. Мы с Танькой даже одно время работали в эскорте семейных пар под её фоткой – где какой-то брюнет лезет этой девочке рукой в белые кружевные трусики шортиками. Тот, кто дружит с проститутками, должен вспомнить.

Короче, я просто влюбился в Сильвию Сэнт – до того она милашка и пирожок! У неё такое киногеничное, “чешское” лицо, что ей можно ничего не говорить и не делать, а просто улыбаться. Прибавьте к этому потрясающую фигуру – и вы получите настоящую эротическую галлюцинацию. Я думаю, что именно благодаря сексуальной красоте Сильвии и её сходству с Таней я полюбил порно и захотел видеть в этом жанре мою жену.

Излишне говорить, что встреча с Сильвией Сэнт была мечтой всей моей половозрелой юности. Я не хотел с ней секса, она была богиней (Сильвия Святая), а как можно трахать богиню? Так что если вас, девушки, на улице окликают мужики, выпрыгивают из своих джипов и бегут следом, это не значит, что вы красивы и сексуальны. Это просто значит, что вы не богини. К богиням мы, мужики, подходить боимся, и трахнуть их нет даже в самых смелых наших мечтах-фантазиях.

В общем, я хотел испытать эстетическое удовольствие от встречи с кумиром, почесать свою чисто мужскую гордость и, как истинному Остапу Бендеру от порно, мне ещё нужно было получить с неё выгоду. Дело в том, что сумасшедший веб-мастер из Мурманска (снова этот порно-Мурманск!) сделал Танин личный порнушный сайт, но можете представить, какое это серьёзное дело – порнобизнес в Интернете! Чтобы принимать от дрочунов-буржуинов оплату кредитками, нам требовалось подключение к американскому биллингу (международной системе составления счетов). С русскими америкосские сетевые банки принципиально не работают. Вот я и планировал воспользоваться биллингом Сильвии, которая, судя по всему, гребла со своего сайта хороший бабос. Поэтому я отправил ей от Танькиного имени электронное письмо, поздравил с днём рождения, сказал, что мы будем в Праге, где живёт богиня секса, и купил её тем, на что ведутся все тётки по всему миру, – “нашим сюрпризом для тебя”.

Сильвия ответила через два дня:

Привет, Танья,

извини, что я так поздно тебе отвечаю, но я была в Мексике в течение пары недель. Но теперь я вернулась, и мы можем говорить о некотором бизнесе. Когда точно ты будешь в Праге? Сообщи мне заранее, чтобы я сделала хороший программинг для тебя здесь, ок?

Хорошей тебе ночи!

Отношения,

Сильвия.

P. S. Вы пытались немного копировать мой вебсайт, правда?:-)

Правда, правда… Немного копировать! Да мы просто содрали весь дизайн с сайта Сильвии! Но какое до этого дело, когда тебе в Прагу везут “сюрприз”! Какой это будет сюрприз, не знал я сам. Главное – её зацепить, а там разберёмся, – такой был у меня принцип. Мы с Таней держали магазин сувениров, книг, видео и CD в центре города. Моя недвижимость и Танькино ЧП, в смысле – частное предпринимательство. Всеми вопросами по магазу занималась она, я же традиционно ничего не делал. Сначала я хотел подарить Сильвии жестяной поднос из нашего магазина. Поднос был расписан под хохлому. Он погнулся при транспортировке, и никто не хотел его покупать. Но потом я придумал кое-что пооригинальнее. А поднос через два года подарил своей новой девушке Ультре на её день рождения взамен обещанного автомобиля “Феррари”.

Тур в Прагу я купил самый дешёвый – за сто восемьдесят долларов. Я добрался до Минска на поезде, а оттуда вместе с белорусскими туристами ехал автобусом через Польшу. Причём белорусы (среди них даже были молодожёны, отправившиеся таким образом в свадебное путешествие) очень удивлялись, почему тур обошёлся мне так дорого. Сами они заплатили за всё по $90 и считали, что это совсем не дёшево.

На границах таможенные полицейские останавливали наш автобус и после длительных совещаний спрашивали, что я везу.

– Калашников! – отвечал я, и у них начиналась паника.

Я затрахался убирать стеклянный автомат Калашникова с водкой в реалистичный деревянный армейский ящик. Все просили у меня глотнуть из “калаша”, но я говорил, что это презент для лучшей девушки Чехии.

В пражском отеле “Тристар” я позвонил лучшей девушке и услышал в трубке милый, очень похожий на Танин голос.

– Я могу рассчитывать на воздушный поцелуй в подарок? – спросила она.

Мне вспомнилось, как Сильвия бодренько, по-комсомольски трахается на экране. А ведь когда-то она ходила в социалистическую школу и даже учила там русский язык.

– Да, клёво! Неужели это не сон?

И я удивился превратностям судьбы, заставляющим таких приятных девушек публично скакать на членах всех рас и расцветок. Кстати, я не прав насчёт Сильвии. Она не скачет, она как будто делает минет. Только другой частью тела. А минет она делает так, будто ей досталась одна-единственная сосулька во всей пустыне Сахаре.

Сильвия подъехала к четырёхзвёздочному отелю напротив моего “Тристара” на своём серебристом “пежо” и, припарковавшись, помахала рукой.

– Где Таня? – спросила она меня, когда мы нацеловались. К моему изумлению, Сильвия поцеловалась взасос – то есть натурально засунула язык мне в рот и хорошо там покрутила.

Я наплёл про Танины телевизионные дела, кино, её якобы политическую карьеру и наговорил Сильвии столько комплиментов, что она осталась довольна. Когда я положил свой “Калашников” в багажник её машины, Сильвия сияла от счастья.

Мы вошли в холл отеля, и все находившиеся там мужчины встали. То есть не у них встали, а они сами встали из-за столов и поклонились Сильвии реально как королеве. Я просто обалдел. В мире взрослого кино у женщины не так много ролей. По большому счёту их всегда было две. Роль первая – богиня, звезда, вокруг которой строится всё кино. Роль вторая – пушечное мясо, молодой проходящий состав, который дерут очень и очень жёстко, часто низводя девушку до уровня животного. Не знаю, в феминизме ли дело, но в последнее время всё чаще женщина в порно вообще выходит за пределы съёмочной площадки. Женщины руководят медийными корпорациями, продюсируют фильмы, а главное – рулят тем, что происходит на экране. Одна из таких рулевых и есть Сильвия Сэнт.

– Ты заказывай что хочешь, – разрешила мне рулевая, когда мы уселись.

Я думал, что она будет меня угощать, но нет, угощать миллионершу Сильвию должен был я.

– Мне чёрну рябу, пожалуйста, – попросила Сильвия.

“Рябой” оказалась не курочка, а чёрнорябиновый сок. После нескольких глотков Сильвия захотела в туалет. От волнения я раскрошил хлеб по всей скатерти, смахнул крошки со стола и загнал их подальше ногой.

Пришла довольная раскрасневшаяся Сильвия и начала хвалить Таню – какая она “красна жабка”, красивая девушка. Кстати, красивые девушки в Чехии не пахнут, они “вонют”. Вскоре Сильвия захотела пересесть на “дивадлу” – диван. За это время ей несколько раз звонил её “водидла” – шофёр.

– Это водидла, – так и объявляла мне Сильвия – наверное, чтобы я не ревновал. – А не хочет ли Таня получить годовой контракт на сто тысяч евро? – вдруг спросила она.

– Нет, Таня не хочет, – ответил я. – Она эксклюзивная девушка, снимается только у меня. А так её оттрахают за год все кому не лень за копейки. Не хочу кровинушку продавать за недорого.

– Ну да, я тебя понимаю, – кивнула Сильвия и согласно надула губки.

– Слушай, а ты с носом ничего не делала? Такой маленький...

– Ничего, это у меня от бабушки.

Я потрогал крошечный носик Сильвии, и мы поехали в бордель.

– Мои элитные девушки получают две тысчи евро за ночь, – похвасталась Сильвия в её шикарном особняке и познакомила меня с элитными девушками.

Темноволосая загорелая Энджел Дарк с чудесными глазами и полными губами, чем-то похожая на латинку, хотя родом из Словакии. Длиннейшие ноги и большущая натуральная грудь на худом теле. Короче, мечта пьяного в ресторане. Весёлая, артистичная. Отличная исполнительница во всех отношениях. Одна из лучших порноактрис в Европе.

Сью Даймонд. Блондинка с лицом леди в представлении девушек из киосков. Холёная. Очень красивая, пропорциональная грудь. Красивая аккуратная розовая киска (Сью раздевалась перед нами и даже раздвигала ноги). Много улыбается и не вызывает особого доверия.

Сильвия выжидательно смотрела на меня, я никак не реагировал, и она поинтересовалась, не снимаюсь ли я сам в порно.

– Иногда, – сказал я.

– Хо-хо, – облегчённо вздохнула она. – А то я уже подумала, что ты голубой. Ладно, я помогу вам с биллингом.

На следующий день абсолютно счастливый неголубой парень поехал с белорусскими туристами в Карловы Вары. В крошечном городке Локед мы сделали остановку, и я увидел там призраков. Белорусы ушли с гидом в местный замок смотреть комнату пыток. А я пошёл по реально мёртвому городу смотреть кабак, где можно нажраться. Вообще жуткое место: город на скале, средневековые здания, все магазины закрыты, некоторые даже заколочены, в ресторанах и в клубе, куда можно зайти, на моё “Халло, есть тут кто-нибудь?” отвечает диджей тишина. Улицы мощёные, ни души, обрывки каких-то газет летают... Палле один на свете.

У чумного столба на единственной в городе площади я увидел школьников. С огромными квадратными ранцами довоенных годов и с коньками на груди, перевязанными шнурками на шее, – у моего папы были похожие. Идут, смеются, эхо такое висит. Прошли мимо, вниз по улице, под гору. Я ещё даже послушал, как они прикольно шагают.

На площади я наконец нашёл кабак с живым барменом. “Белая лошадь” – это где Гёте пил со своей девочкой и достоверно плёл ей про любовь. Как поэтов не ломали толстые ляжки и заросшие промежности? Экстремалы! Я тоже нормально нажрался, вернулись впечатлённые пытками белорусы, мы сели в автобус, и я спрашиваю гида, а чего, типа, за школьники здесь расхаживали? Тут школа, что ли, есть какая-то?

– Нет, – испугалась гид. – Никакой школы. Тут вообще на сто километров вокруг одни горы.

Меня теперь всё время спрашивают, до или после школьников я бухал. Клянусь – после!

Звонок Сильвии застал меня в Карловых Варах.

– Все сказали, что твой подарок – вау! – сказала Сильвия. – Подруга подарила мне книжку “Мы ждём ребёнка”.

– Ты беременная? – удивился я.

– Нет. Моя подруга. Все беременные любят книги про беременность.

Карловы Вары офигительный город. Я плавал в бассейне с минеральной водой на вершине горы, вспоминал Сильвию и любовался местными пейзажами.

– Какая гадость эта тёплая минеральная вода! – сказал мне вынырнувший откуда-то белорусский турист.

Он, оказывается, пил из бассейна!

– Ха! А когда писаешь, вода здесь окрашивается в красный цвет! – пошутил я.

Лицо белоруса перекосилось.

Перед отъездом из Праги я встретился в ресторане “У Швейка” с Себастьяном Перейро, одним из европейских авторитетов адалт-индустрии в онлайне.

– А у тебя дети есть? – спросил его я.

– Есть, – ответил Себа. – Старший даже мне помогает.

– А у нас тоже семейный подряд в Питере в порнухе работает! – простодушно хохотнул я. – Мама, папа и дочка!

– А сколько дочке-то?

– В шестнадцать начала.

– Так ведь нельзя же в шестнадцать сниматься! – побагровел Себастьяно. – Нет, ребята, я, наверно, с вами работать не буду.

Он порвал бумагу, где мы только что составили что-то вроде договора о намерениях продавать Танькины фотосеты через Интернет. И встал из-за стола, не заплатив за счёт.

– Я вас, сипишников (начальные буквы от английского Child Porn – детское порно), гноил и гноить буду! – заорал он. – И Сильвии всё расскажу, какие вы козлы!

– Да послушай! – выбежал я за ним на улицу. – Это не совсем так! Мы её не снимаем в порно, она только в наш свингер-клуб ходила с папой!

– Сволочи! – прокричал торговец голубым контентом, садясь в свою “шкоду-октавию”.

– А сколько же лет твоему старшему сыну?

– Восемнадцать! Не трогай меня руками!

И он уехал, не заплатив за свою свиную ногу.

– Ты слишком много пиздишь! – сказала мне дома Таня.

Мы проверили электронную почту. Первое же письмо было от Сильвии:

Привет, Танья,

как дела?

Встреча с твоим мужем была великой (great). Он очень хороший и симпатический человек {мужчина}. Большое спасибо за клёвый подарок, это была большая неожиданность для меня... Калашников с водкой :-)

Мы говорили о проблеме с вашим сайтом, и, думаю, мне будет несложно помочь вам, ок? Сегодня я лечу наГранд Канары, но вернусь в воскресенье ночью. Так что после этого я отправлю вам письмо со всеми деталями, ок?

Также ты можешь прислать мне некоторые твои фотографии, пожалуйста? Я могу найти тебе некоторую работу здесь, ок? Я нуждаюсь только в пяти-шести хороших фотографиях.

Смотрите новости на моём сайте, где я написала о встрече с твоим мужем.

Заботьтесь!

Поцелуй, Сильвия.

Но Себастьяно Перейро уже начал своё чёрное дело. Следующее письмо от Сильвии было не таким восторженным:

Здесь условия присоединения к нашей платёжной системе CCBill, которая адаптирует к приёму все карты, включая VISA, во всем мире.

Вы получите сообщение о каждой новой подписке. Член будет также иметь информацию всегда, когда мы получим оплату от CCBill на наш счёт. Мы берём 10% за это обслуживание.

Путь, как передавать деньги:

a) Юридически через бухгалтерский учет: вы пошлёте счёт в USD, и я передам вам деньги через телеграфный перевод.

b) Юридически без бухгалтерского учета: вы пошлёте счет в USD, и деньги будут переданы наличными с банковским уведомлением.

c) Без бухгалтерского учета: вы не будете посылать счёт, деньги будут выплачены наличными (переводом или лично), но в этом случае я позволю взять 20% от суммы перевода для того, чтобы платить из налога по месту моего жительства.

В каждом случае мы нуждаемся в доступе к вашемусайту, поскольку мы должны видеть, что его контент удовлетворяет законы ЕС и американскую норму права.

Как только вы согласитесь со всем, написанным выше, мы можем решить вопрос технических фактов, но это – не проблема. Это всё в течение мгновения, сообщите нам ваше решение, и мы можем говорить об остальном.

Лучшие пожелания,

Сильвия

P. S.Я имею ещё один вопрос. Вы должны изменить проект вашего сайта. Не хорошо, что вы сделали копию моего веб-участка, это непрофессионально.

Благодарность.

В следующие несколько недель Сильвия вообще не отвечала. Наконец от неё пришёл короткий мрачный мессидж:

Я занята теперь, ждите, пожалуйста. Я получаю некоторые плохие новости от моего друга. Я не уверена относительно нашего проекта. Вы не говорите обо мне очень хорошо в России (частным образом).

Мы остаёмся в контакте.

Отношения.

Мы отправили Сильвии длиннейшее письмо, сплошь состоящее из фраз типа “идол детства”, “наша любимая звезда”, “роскошная девушка”, “богиня секса”.

“Я не тупая, моя дорогая!” – ответила Сильвия и дала нам ссылку на страницу нашего же сайта.

Под фоткой Ланы Лайт красовался смешной текст с карикатурами на тему “юной девушки, которая как две капли воды похожа на чешскую порнозвезду Сильвию Сэнт, но моложе её на десять лет и собирается использовать все преимущества своего возраста”.

На этом наша переписка с Сильвией Сэнт закончилась. У нас появилась новая девушка-фотограф, крепышка с лошадиным лицом и глубокими познаниями в интернет-платежах, благодаря которым Таня опять начала сниматься для веб-контента и так весело крутила задом, как будто всю жизнь только и мечтала о дилдо в попе.

Свингер-клуб Актрис Взрослого Кино. Левак в законе, или Русская рулетка

Сюжет образования нашего знаменитого свингер-клуба Профсоюза актёров и Актрис Взрослого Кино вкратце таков. В историческом центре Питера живут две подруги: Аиша и Каролина. Причём живут они в одной квартире, так как на отдельное жильё баксов не хватает. Аишу вечно тянет на разного рода сексуальные похождения. И она спутывается с неким мрачноватым типом, якобы полковником (Виталик Золотые Пальчики), живущим в доме с готическими прибамбасами и вечно ходящем в чёрном плаще. Золотые Пальчики занимаются массированием точки G в самых неожиданных декорациях, в том числе очень реалистичном гробу для каких-то театральных постановок. (Виталик реально любил представляться бабам “полковником”, наряжался в демонические плащи и даже спёр картонный гроб из студенческого театра.) Каролина пытается отговорить подругу от встреч со столь экстравагантным кавалером, но Аиша лишь смеётся над опасениями подруги.

Тем временем во время очередного, третьего свидания упорный “полковник” наконец вызывает своими массированиями фонтан неизвестной жидкости, испустив который Аиша соответственно превращается в его очередную зомби и фанатку свингерских отношений.

Аиша приходит домой, смотрится в зеркало, чтобы поправить причёску, и с ужасом понимает, что хочет быть мужчиной. Она возвращается в дом к вампиру Виталику, находит того в гробу и после непродолжительного классического секса с постоянными подбадриваниями партнёра разными “заводящими словечками” всаживает ему в анус страпон. Дабы больше не зависеть от Виталика и быть единственной свингершей в городе.

После этого Аиша идёт домой и отдыхает. Каролина принимает душ, а в это время в гости заваливается “хахаль” Каролины (я). При помощи гипнотического вампирского взгляда Аиша соблазняет меня готовой бизнес-идеей: открыть свой собственный, отдельный от Виталикиного свингер-клуб.

Тут же Аиша решает, что незачем ходить далеко в поисках веселья, и проникает в ванную комнату к Каролине. Та поначалу выражает недовольство тем, что Аиша вытащила её из душа мокрую. Но после пары нежных слов и прикосновений рук полностью отдаётся во власть подруги. Постепенно Каролина понимает, что Аиша – вампир, и пытается защитить себя с помощью жалоб на предмесячные боли в животе. Однако Аиша объясняет ей, что месячные на неё не действуют. И что примерно через неделю Каролина тоже станет зомби свингерских отношений и будет трахаться с мужиками в нашем новом клубе. На вопрос Каролины “Почему я?” Аиша поясняет, что хочет быть со своей подругой вечно.

В следующую субботу мы втроём идём к Виталику в сауну, в которой происходила его текущая свингер-вечеринка. И замечаем свингерские засосы и укусы на шеях у других Виталикиных зомби женского рода. Слово за слово, Аиша раскрывает им наши намерения открыть ещё один свингер-клуб, где с девочками будут расплачиваться не только точкой G, но и деньгами, и со словами “Люди, вы здесь веселитесь пока, а мне нужно кое-что проверить” покидает сауну. “Люди” сразу же принимают её слова как руководство к действию и начинают любить друг друга, не отходя от бассейна. Сцена достаточно хороша, учитывая лесбийское мастерство Каролины и привлекательность по крайней мере одной из девушек Виталика.

Так вот и заканчивается эта история. О дальнейшей судьбе героев известно мало. Вампира Виталика в конце концов взяли под крышу менты. Каролину с помощью католического маминого креста увезли в Елец родители-сектанты. Аиша почти год была моей партнёршей-учредительницей нашего свингер-клуба, в котором закатывались крутейшие оргии и порношоу с участием всех отечественных актрис и актёров взрослого кино того времени. Даже Таня Таня впоследствии присоединилась к эротической программе и насаживалась на гигантские огурцы и свечи на глазах у изумлённых зрителей. Однажды она приняла участие в душевной многонациональной восьмёрке. Семь мужчин и она одна красавица, обескуражившая благородное собрание врачей, театральных худруков, директоров мясокомбинатов и африканских принцев-студентов восклицанием: “Я так трахаться хочу!” Её желание было тут же с радостью исполнено. Я тоже там был, пару раз всунул, дрочил – в общем, развлекался как мог. Хотя это уже был период Таниного хорошего настроения и румянца, причину которых я тогда не знал.

Разные люди из разных городов страны съезжались к нам за приятным леваком в законе, показывая всё своё умение в сексе (правда, как правило, без анала), начиная от куннилингуса и заканчивая бурными выкриками во время оргазма. Некоторые пары обменивались партнёрами на вечер, а оказывалось, что на всю жизнь. Мы сменили несколько саун. Одну из них, кстати, в составе целого города развлечений, держат те самые дожившие до наших дней ископаемые бандитского периода, прокатившие меня когда-то с мешком на башке по маршруту “крейсер „Аврора“ – секретный спортзал”. Я даже как-то столкнулся с ними на лестнице банного комплекса, но уже был к тому времени на все сто процентов маньяком и зомби, с которым предпочитают не связываться.

А потом всё развалилось. В клуб со своим другом Бари Алибасовым стала ходить наша несостоявшаяся жертва криминального развода Пряник, который после ряда бесплодных попыток наладить со мной деловые контакты просто взял и всех перекупил. Моего водителя, маленьких рядовых зомби и больших актёров с их красивыми членами. Раба любви и славы Аиша не захотела быть вторым номером в тени королевы порно Тани Тани и ушла к другому “продюсеру”, который её, в отличие от меня, любил во всех смыслах. В результате открылось штук шесть самостоятельных свингер-клубов, впрочем проживших очень недолгую и совсем не такую романтически-блистательную жизнь. Я занимался тогда дрочкой и качеством собственного оргазма гораздо больше, чем планированием и защитой бизнеса. Поэтому великодушно простил Пряника и смотрелся очень естественно со спущенными всё время трусами и моим лучшим на то время вздыбленным приятелем, который меня никогда не предавал. У нас у всех СПИД, поэтому “Дома-2” не будет!

Реалити и реальность

Чем хороша моя профессия порнорежиссёра, так это тем, что я всем интересен. Незнакомые люди угощают меня выпивкой, банкиры дают мне деньги на условиях “можешь не отдавать”, владельцы красивых квартир и зданий предоставляют свою недвижимость для съёмок, малолетки в R’n’B клубах готовы ехать со мной домой из одного только любопытства – желания узнать, “как это будет с порнорежиссёром”. Ещё бы, ведь я связан с сексом, от меня пахнет сексом, я живу сексом, я делаю секс, а секс интересует всех.

На этой моей близости к основному инстинкту я и сошёлся с Настей, хозяйкой модельного агентства. Настя занимается дефиле и фотосессиями, отправляет высоких стройных длинноволосых красавиц в Японию, а кроме того, имеет фирму в собственном лице, которая устраивает сексуальные встречи гражданам. Мы все знаем, как на самом деле называются эти фирмы.

Знакомство с Настей началось с аферы. Тогда я очень рвался на US-рынок, хотел поставлять штатовским пожирателям гамбургеров и гонзо русскую отмороженную клубничку, чтобы стать настоящим миллионером. Для этого я ночами сидел в нете, заваливая американскую силиконовую порнодолину электронными письмами от Танькиного имени. И в конце концов рыба клюнула.

Привет, Танья, – ответил мне сам Патрик Коллинз, босс крупнейшей американской гонзо-студии “Elegant Angel”, своеобразный Оззи Озборн от порно. – Большая удача получить мессидж такой восторженной (красивой и сексуальной) молодой леди! Я хотел бы иметь российского производителя, но я, конечно, должен видеть Вашу работу сначала. Если глаза убедят меня, что Ваше кино пригодно для “Изящного Ангела”, я буду счастлив договориться с Вами.

Я хотел бы оставить Лос-Анджелес 23 апреля, чтобы прибыть в Санкт-Петербург 24-го, в день моего рождения. Это позволит мне видеть Вашу работу, а также проверять талант и некоторые местоположения, цены и т.д.

Пожалуйста, пошлите мне пароль к Вашему сайту с инструкциями о том, как я могу видеть доступных девочек / парней. Или отправьте по электронной почте для меня фотографии талантов.

Скажите мне, пожалуйста, если девочка с именем Бархатный Ангел исключительна к Вашему производству или действительно она внештатна? Я нахожусь в уверенной надежде встретить Бархатного Ангела в Санкт-Петербурге! Вы имеете её в Вашем кино?

Я надеюсь получить известие от Вас скоро. Также Вы имеете любое производство, фильмы или сцены, которые Вы сняли, где актёры имеют дело с кровосмешением (старшие мужчины с более молодыми девушками или старшие женщины с более молодыми мальчиками)? Сообщите мне.

Искренне,

Патрик Коллинз, босс “Изящного Ангела”.

В гостинице “Россия”, куда я приехал за “доступными талантами”, меня чуть не сбила с ног Эльвира, одна из Настиных “нестандартных моделей для демонстрации одежды больших размеров”. Крашеная блондинка с незапоминающимся лицом, крупной, но некрасивой грудью и таким же крупным вислым задом.

– О! – по-дебильски загоготала она, прижав меня к стенке в коридоре. – Будешь гашик?

– Эля, потом! – заскулил я, брезгливо вырываясь из её объятий.

Какие всё-таки бывают приколы в наших фешн-агентствах! Модели и мы. Потом я её тоже снял в одном эпизоде с негром. В той сцене Эльвира почти не двигается и сильно смахивает на толстую коровистую мадам типа “делайте со мной, что хотите, а я полежу”. Даже анал исчез где-то в необъятности задницы “нестандартной модели”. Сразу видно, что она попала в это кино за пакетик дури. У неё настолько ошарашенный и отвлечённый вид, что начинаешь понимать – она бы приняла в свою не такую уж маленькую утробу и всего этого негра, лишь бы дали покурить. Бр-р-р…

– Можно мой парень снимется у тебя в порно? – спросила меня в офисе Настина секретарша Марина, в очках и деловом костюме.

Крупноватая дамочка, с типично английским кроличьим лицом, складками на животе и следами целлюлита на бедрах. Она смешно кривлялась, изображая из себя девочку, хотя выглядела не очень молодой. Когда я или её тарзаноподобный мальчик-манекенщик брал Марину за руку, она вообще походила на бизнес-леди, которая украдкой наконец соблазнила двух охранников из своего офиса и теперь отрывается по полной программе. Лично мне она понравилась больше остальных. А Настя, кстати, собрала для меня всех своих красавиц. Порно-Оззи хотел “убедиться глазами”, поэтому я решил нормально подготовиться.

Пока я смотрел баб, Марина затрахала меня своим парнем-малолеткой:

– Ну можно?

– Можно, можно, пятьдесят баксов даю, извращенка.

Я торопился, а она меня задерживала.

– Короче, будете вместе сниматься. В сценах с кровосмешением, старые женщины с более младшими мальчиками...

– Деньги за мальчика мне! – обрадовалась Маринка.

– Серёжа, двести баксов каждая! – толкнула свою тему Настя, услышав про деньги.

Вообще парадокс: малышка с ушками, сорок кг веса, стопятьдесят сантиметров, даже подушки в машине подкладывает, чтобы в окно глядеть, а тоже бабки любит.

– Эти девочки – звёзды! – Настя ткнула в живот одной из “звёзд”, в кожаном бюстгальтере и штаниках ковбойского покроя. – Всё скажут, всё покажут, ты только придумай отмаз, если он их выберет.

– Я ему потом других подсуну... Скажу, что этих нет, они работают в Риге – надо было раньше чесаться.

Вдруг заиграла “гламурная” мелодия на моей бабушкиной “Нокии” с фонариком. Звук, как будто умирает тамогочи – помните такую игру?

– А Светка там будет? – услышал я в мобильнике знакомый хохляцкий голос, очень осторожный.

– Ле-на!.. – разозлился я. – Будет. Но человек приезжает конкретно разговаривать с тобой. Под тебя же сценарий пишется...

Тер-Никогосян спрашивала о Лане Лайт, странно...

– Я подумаю, – сказала Беркова.

– Сука! – сказал я, потеряв “уверенную надежду” встретить Леночку на кастинге.

Уверенной надеждой была у меня в аэропорту Ланка.

– Имеешь ли ты опыт секса с собакой (dog sex)? – сразу респектабельно спросил её прилетевший из Беверли-Хиллз Патрик Коллинз, толстый человек с сигарой и тату по всему телу.

– Я хотела бы... – ответила Светка фразой, которой я её научил.

В ресторане павших викингов “Валхалл” нас ожидала её величество Таня. С моей жёнушкой явно творилось что-то неладное, она хамила мне, саботировала каждую мою идею и вообще вела себя как девка, которая меня больше не хочет.

Кастинг я решил провести в “кукуевском” клубе извращенца Виталика. После ужина мы добирались туда два часа, но задумка всё равно оказалась блестящая. Патрик, как положено Оззи Озборну порно, восседал на роскошном диване в кабинете арт-директора, Таня с Ланой – по обе стороны от толстого американского тела и татуированных рук с сигарами (Патрик курил сразу две!). Я приводил – провожал моделей по две штуки за раз, а Виталик тревожно бегал туда-сюда и делал страшные глаза, потому что курить в кабинете не разрешалось владельцами клуба.

Настины модели были не очень красивые, зато очень похабные. Рядом с ними Таня казалась просто святой княгиней Ольгой. Они хорошо играли свою роль порноактрис, убедительно рассказывали Оззи Озборну о своих анальных опытах и мультиоргазмах, но при этом выказывали мне в коридоре полное презрение к порно, чем быстро меня вывели.

– Вот порноактриса! – показывал я им Таню. – Посмотрите на неё и посмотрите на себя!

Девки громко ржали, снимали перед нами и лифчики, и трусы и вообще выглядели пьяными проститутками, вошедшими в раж. А Таня рядом с ними была молодой леди аристократических манер, случайно попавшей в общество не своего круга.

На следующий день порно-Оззи посетил нашу квартиру на Ленинском.

– Я видел такие в Болгарии, – признался Патрик.

Непонятно, что он этим хотел сказать. Наверное, что квартира – говно. А потом Таня начала всё портить. Она забывала заготовленный мной текст её общения с Патриком, не успевала предугадывать его желания, о которых я провидчески говорил ей накануне. Короче, америкос наконец понял, что Таня – не тот человек, с кем он переписывался и кто тут на самом деле играет первую скрипку.

– Позволь мне заметить, Боб, – обратился он конкретно ко мне, и это был провал. – Ты должен ещё многому научиться. У тебя очень стеснительная, кьют, жена, и, если ты хочешь, я буду счастлив дать ей роль согласно её характеру.

– Блядь, – сказал я. – Опять две штуки баксов просрал. Гоу хом, Патрик.

Патрик обиделся, оставил Тане в подарок фарфоровый сервиз Ломоносовского завода и улетел в свою силиконовую долину. А я тоже обиделся, потому что мне пришлось платить по всем счетам: Таня снова куда-то свинтила, я отдал Насте деньги за баб и снял в порно Маринкиного мужчину-русалку с рекордной длиной волос, достойной Книги Гиннесса. Во время ХХХ-процесса в клуб на Невском, где мы снимали её Маугли, пришла налоговая, рабочие принесли холодильник, и, увидев девушку, которую трахают одновременно трое парней, изумлённые зрители долго не могли понять, куда попали и что вообще происходит.

– Мы сейчас уйдём! – немного сконфузился я перед налоговой инспекторшей.

Но та нас сразу успокоила:

– Не волнуйтесь, мальчики! Это же жизнь! Это жизнь!

Раз это жизнь, то надо жить. Я договорился с эстонским порножурналом о продаже им фотосета – восемь часов мой одноклассник, очень стесняясь, снимал на цифру секс. Я до сих пор считаю эти фотографии лучшими в своей эротической коллекции. Немного размявшись стандартным европейским минетом, Таня сразу переходит к анальному сексу и интенсивно занимается им всю сцену. Мелькание красного члена Вадика на фоне красной задницы моей жены быстро утомляет. Паравсё больше напоминает занимающихся в тренажёрном зале – кто чьим тренажёром является, каждый решит сам.

Ночью меня с Таней разбудил звонок.

– У Вадика СПИД, – убил нас Вовка Колотило. – Все об этом знают, уже полгода никто из контентщиков с ним не работает.

– Мне надоело говорить всем, что я не верблюд, – спокойно ответил мне по телефону Вадик. – Во-первых, не СПИД, а гепатит B.

– Во-первых, я хочу выколоть тебе глаза, а во-вторых, чтобы ты их съел! – сказал я Вадику гораздо менее спокойно.

У Тани начался шок.

– Теперь ты должна меня возненавидеть, – страдал я.

С этого момента я почти не видел её дома.

Я привёз Вадика в Боткинскую больницу на обследование. Все анализы, взятые у меня, оказались отрицательными.

– Это хронический вирус, – объяснила мне главврач. – Ваш друг – носитель, но он ещё не стал переносчиком.

Через неделю на первой странице сайта “Кровавые девственницы” я увидел Лану Лайт. На одной фотографии худой узкоглазый парень трахал её тонким членом. На второй – демонстрировал снятые с неё “окровавленные” трусы. Эх, Ланка, Ланка... Ты тоже меня предала.

– Серёжа, прости! – плакала Светка. – Это Вовка Колотило! Мне нужны были деньги. Он сказал, что минет делать не надо, ничего не надо, только трахаться... Заплатили сто шестьдесят пять баксов!

Вдруг Ланкино лицо перекосила гримаса ненависти:

– А твоя “лучшая” модель не лучше!

У меня потемнело в глазах:

– Ты врёшь!

Но я уже знал, что это правда. Теперь понятно, почему Беркова спрашивала, будет ли Светка на кастинге, – вместе снимались, боялась, что та её запалит.

Вечером я впервые увидел Леночку в телешоу “Дом-2”. Изрядно поправившаяся на продуктах быстрого приготовления Леночка подмигивала мне с экрана и вертела в руках лопату.

Бритни Скай, американская старлет с красивым телом стриптизёрши из Лас-Вегаса и лицом прожжённой бляди, прорубила окно в Петербург, благодаря чему мы смогли увидеть, как выглядят наши девушки рядом с крутыми профи. Бритни Скай снимает гонзо, то есть секс в чистом виде, без разных отвлечений на сюжеты и декорации. Сейчас публике во всем мире это нравится. Нравится также, чтобы были жесткость и сколько-нибудь свинства.

Диспозиция в отснятом в Питере американском сериале такая: в кадре сама Бритни, крутая и раскованная, а рядом с ней девушка-овечка. Не совсем, конечно, овечка, но не такая крутая, как Бритни. К паре девушек присоединяется мужик, и происходит большой трах, которым дирижирует Бритни. В каждой сцене случается какая-нибудь “изюминка” – то одной кончат прямо в анус, то другая впервые на экране покажет анал. А третья в русских фильмах любит повыпендриваться, а здесь как-то заскромничала. Все же давят профессионалы своим авторитетом, что ни говори. А девчонки ведь не хоккеистки, клюшек в руках у них нету. Четвёртая для уверенности всё время жевала резинку и смотрела в камеру. Но и это, похоже, не помогло, вид у неё был растерянный всю сцену. Что, однако, не помешало американскому мужику кончить ей прямо в задницу. Бритниха сунула в русскую задницу палец (проклятые империалисты!) и дала потом девчушке попробовать на вкус. Наша даже не поморщилась. Есть у девушки потенциал. Короче, старается Бритни-режиссёр чем-нибудь зрителя удивить.

А вот и та, которую я искал! В первой же сцене! Ленка Беркова. Красавица и милашка. Щёчки, губки бантиком, бровки домиком, коровьи глаза. Когда она улыбается в камеру, начинает вставать трава у дома. Бритниха рядом с ней выглядит мумией. Однако когда дошло до дела, Ленка как-то потускнела. Перетащила Бритниха одеяло на себя (хотя откуда бы там взяться одеялу?). Надо Ленке потренироваться. Артистизм, обаяние есть, а техники маловато. Ничего, приходит с опытом. Предательница.

Я решил мстить. Красавчик Санчес, мой засланный казачок, прошёл все кастинги, попал на программу, но Леночка его раскусила.

– Это меня преследует порномафия! – пугала Лена товарищей по “Дому”, и они не пустили Санчеса внутрь, проголосовали за другого кандидата в участники.

Тогда я поднял в море Интернета мощную пиар-волну:

Елена Беркова, героиня реалити-шоу “Дом-2”, имела незащищённый секс с носителем гепатита B на съёмках порнофильма. Под угрозой здоровье других участников проекта.

Ссылки вели любопытствующих сурферов на интересные веб-страницы типа “Беркова с китайцем!” или “Беркову трахают два коня!”. Леночку выгнали с телешоу. Её бросил любимый экранный мальчик Рома Третьяков. Снова всплыл на горизонте бывший муж-армянин горячих кровей и недобрых намерений. Леночка попала в психушку. Таня приходила домой только ночевать. Я снял в порно Настину секретаршу, и меня объявили врагом всех модельных агентств города. Лана уехала в Лондон работать в борделе. Андрюша Красавчик тоже заболел гепатитом – тяжёлой формой смертельного C. У Аиды истёк студенческий контракт, и она вернулась в Кению к обрезателям клиторов. Свингер-клуб закрылся. У меня болело сердце. Вскоре я получил электронное письмо:

Мне 19, я спортсмен!

Хочу сняться в порно!

Любого содержания!

Можешь трахнуть меня!

Могу трахнуть тебя!

Трахать спортсмена как-то не хотелось. К тому же во мне росло чувство, что меня трахнут и без спортсмена. И очень скоро.

Литовская измена. Семья, сейм и семя

Если женщина много работает, то личная жизнь у неё не складывается. При этом не надо путать личную жизнь и секс. Трахаться работящая женщина вполне может в перерывах между выполнением производственных заданий и даже на самих заданиях, если повезёт. А вот на амуры, танцы при луне и борщи для мужа времени не будет – это факт, неоспоримо засвидетельствованный мной, порноветераном Бобом Джеком.

Вообще, по ходу у вас может возникнуть впечатление, что в российских семейных порнопарах все спят со всеми, кроме своих законных супругов. Отчасти это правда. С первого дня моего знакомства с Таней она не возбуждала меня уж настолько, чтобы кувыркаться с ней семь часов подряд, перепробовав все мыслимые и немыслимые позиции и способы, оставляя на теле синяки страсти. Поэтому если я и занимался с женой сексом, то в основном лежал на ней и просто выполнял техническую работу. Глупо говорить про лучшую российскую порнозвезду, будто она как диван в постели, тем более что однажды после нашего романтического похода в кино пьяная Таня кончила аж восемь раз кряду. Но все мои приблуды с изменением её внешности и фантазиями на тему группового секса и порно, я думаю, вызваны именно моей неудовлетворённостью партнёршей. Я начал с ней трахаться под интимными впечатлениями от моей первой несовершеннолетней гражданской жены, Тане тогда уже было за двадцать, и всё в ней после школьницы-нимфоманки меня дико бесило.

Позднее я, конечно, нашёл в Тане свой сексуальный фетиш, вставил ей в грудь силикон, подрезал нос и окружил её эротическим ореолом порнозвезды и шлюхи, но это больше был искусственно созданный мной красивый образ из мира грёз, фотографий, видео и Интернета, чем реальный человек из плоти и крови. Хотя можете себе представить, как новая, “сделанная”, секс-бомба Таня, заведённая таким умелым мастером, как я, воспринималась глазами обычного мужика – рядового женатого бизнесмена!

Таня по моей прихоти трахалась на круглой кровати с клиентами, варила мне “говорящую” кашу геркулес, собирала по всем углам мои обдроченные трусы с грязными носками, каждый день ходила в наш магазин – сама его открывала и закрывала, вела бухгалтерию, делала закупки и принимала товар на реализацию. Если в магазине или дома, например, перегорала лампа, она её меняла, а кроме того, чинила розетки, замки, унитазы, у неё был специальный чемодан с инструментами – молотками, плоскогубцами и дрелью, с которыми она научилась виртуозно обращаться. После очередного мужика она заглядывала голая на кухню и спрашивала меня:

– Будешь?

Я всё чаще отказывался.

– Не могу больше! – плакала Таня. – Ты заметил, как я теперь с ними трахаюсь? Я даже спиной к ним поворачиваюсь, чтобы лица не видеть!

– Если ты не будешь с ними трахаться, я не смогу с тобой спать, – жестоко отвечал я. – Ты перестанешь меня возбуждать.

Эх, где моя машина времени! Я бы с удовольствием посмотрел бы на себя у компьютера или обсуждающего по телефону очередную проблему. Так и хочется дать себе совет: “Парень, кончай дрочить и обрати внимание на жену, а то рогами все люстры посшибаешь!” Где-то разъезжают на джипах богатые ухоженные бизнесмены, только и мечтающие помять моей жене руки в ресторане и засунуть в неё свой зудящий член, проклиная счастливого мужа, который в это время на примере просмотра порносайта пытается объяснить ей, что такое интернет-трафик. А красавица жена думает при этом: “Ну какой же он тупой?! Мне нужен абсолютно другой „трафик“”.

Вы когда-нибудь видели инкассаторов? Эти ребята ходят, держа руки и ноги колесом, – якобы им мешают нормально двигаться большие мускулы и большие яйца. Лица у них всегда напряжённые – конечно, ведь они каждую минуту должны беречь казённое имущество и собственные яйца. У Тани, по прихоти природы, яйца отсутствуют, но лицо она тогда всё равно держала в боевом напряжении и ходила руки-ноги колесом.

– Можно я скажу тебе одну вещь, только ты не обижайся! – сказала мне однажды грустная Таня с дрожащим подбородком. – Я тебя не люблю!

– Не волнуйся, дорогая! – ответил железный Феликс, психолог Боб Джек. – Это нормально. Я так и знал, что после того случая с Вадиком ты должна меня возненавидеть. У тебя просто реакция на стресс, это пройдёт.

– Правда? – заплакала Таня. – А я думала, ты будешь ругаться!

– Ну что ты! – понимающе обнял я жену. – Ты же мне не изменяешь?

– Нет!

Ночью я проснулся, открыл шкаф, сунул руку в карман её норковой шубы, которую она купила в Греции на мамины деньги, и нашёл церковный листок бумаги с именами “за здравие”. Я не поверил своим глазам, потому что первым в этом списке был некто с экзотическим именем Владимир! Потом шёл я, её мама, папа, но какое это уже имело значение. Мораль ясна – не спускай с бабы глаз ни на секунду. А то станешь оленем. Я залез в душевую кабину и долго стоял там под водой, выл и кричал: “Ааааааааа!..”

Вы должны меня понять. К нам приходят мои приятели, и Таня угощает их собой. Очень мило. Таня хороша и изящна, как домашняя кошечка. А потом, когда приятели уйдут, мы, вновь переживая остроту этих ощущений, делаем с ней любовь – пылко целуясь, касаясь, трогаясь. Это одна ситуация. Здесь есть и Таня, и я, все семейные персонажи задействованы. Горячая сцена и большая эротическая пятёрка за исполнение и эмоции.

А вот вам совершенно другая история. Я сижу дома и миллиметр за миллиметром обрабатываю фотошопом Танино лицо, грудь, ягодицы. В это время Вова забирает Танечку из нашего магазина. Говорит ей в машине пару комплиментов. За комплименты получает минет – вполне равноценный обмен, почему бы и нет? Вова нагибает её через коробку передач, потом Танечка забирается на него. И вдруг – чу! как сказал бы Паустовский – член Вовы оказывается у моей жёнушки в попе. Никак не ожидаешь этого от такой целомудренной супруги. С завидным энтузиазмом она скачет верхом задом наперёд, а “и. о. коня” затем кончает ей в прозрачную туфельку (ножки и каблучки, насколько мне известно, были главным фетишем для Вовы). В благодарность Таня вылизывает Вовочке анус. Типичный петербургский вечер. Но где здесь, простите, я?

Не вытираясь, я вернулся в комнату, где предъявил Тане церковный листок и претензии – как же так, ты моя жена, забавляешься и там и сям, а мне только правая рука достаётся, да и то моя собственная. В измене разбуженная Таня, естественно, не призналась. Типа это родители попросили её поставить свечку за своего знакомого Владимира, недавно севшего в тюрьму. Да что ты!

– Хочешь, я расскажу тебе, как всё было? – ненавидяще дёргал я Таньку за волосы, срывая голос, и продолжал орать, потому что не нуждался в её ответах. – Есть туповатый коммерс, – конечно, зачем тебе второй умный Боб Джек! Испуганный бизнесменчик с дешёвыми понтами. Наверное, светленький и высокий – специально, чтобы не был похож на меня. По имени Володя. А “Володями”, на минуточку, если не помнишь, мы, бандиты, называли в девяностых терпил безответных, которых доили. Жена у Володи старая и страшная, он же лох, и такие бабы, как Ульяна, или Каролина, или как Беркова, ему вообще недоступны. А раз молодые красивые девки ему не дают, он очень любит засовывать свой хер проституткам. И желательно живущим неподалеку. За бензин-то ему платить дорого. Он же не дурак ездить куда-нибудь в Озерки! Так что твой Вовочка живёт где-то здесь рядом, на Ленинском.

Таня замычала, стала вырываться, и я был вынужден дать ей оплеуху.

– Конечно, он увидел в “Знакомствах” твою фотку, которую я же два дня специально обрабатывал в фотошопе, и приехал сюда за пять минут к силиконовой бабе, с анальным сексом, да ещё порнозвезде и замужней! Все мыслимые эротические фантазии лоха за две тысячи рублей в час! Дальше он стал иметь тебя в мозги насчёт того, какой я пидорас, подкладываю тебя под всех, хотя сам же заводился от одной мысли, что трахает чужую жену! Ты повелась на эту ботву, подумала, что я тебя не люблю, что ты стареешь, а я скоро найду кого-нибудь помоложе типа Берковой. В результате вы стали с ним встречаться, и он трахал тебя уже бесплатно! Заебок! У Вовочки есть и ты, и другие проститутки, и жена, которая ему и слова сказать не может, потому что никому не нужна. Он тебя трахает, ты лижешь ему жопу, делаешь римминг (по-английски), как они, лохи, все мечтают. У него от этого поднимается настроение, хорошо идут дела в бизнесе, он счастлив, а тебя использовали как тряпку для спермы, ты теперь задарма оттраханная дура, а я пидор, у которого нет ни жены, ни любовницы, ни хорошего настроения!

Вдруг Таня прыгнула на меня:

– Ну что? Давай я полижу тебе жопу, ты же хочешь! Сделаю римминг! А потом потрахаемся на унитазе!

– Вовочке лижи! – закричал я и неожиданно расплакался, представив, как заглядываю в туалет, а там моя жена, никого не стесняясь, занимается сексом с другим, и не на кровати, как все нормальные люди, а прямо на унитазе.

Короче, мне надоело такое положение вещей, и я решил бунтовать против жены. Будь у меня реально машина времени, я бы хотел посмотреть, как Боб Джек заявляется в наш свингер-клуб, идёт к бассейну возле джакузи, где сидит Таня со своей подругой Надей из Сыктывкара, которая к нам вернулась замужняя и с ребёнком, и начинает качать права. От слов переходит к делу, хватает Таню, заламывает её, угрожает анальным сексом и вообще ведёт себя не как джентльмен. А затем и вовсе трахает подружку, всё такую же скуластенькую комячку. Пока Надя делает Бобу минет, тот вслух пытается переосмыслить свою супружескую жизнь. При этом адюльтере присутствует и Таня, которая ласкает себя, сидя в джакузи.

– Потом Вова стал ревновать, предъявлять на тебя права, проверять твой мобильник, как второй муж, – не унимался я. – А затем ты ему надоела, вы стали трахаться... а... а... всё реже... А ты такая... А, а... Без трусиков...

И я показал Наде предельно жёсткий оральный секс: одна рука у девушки на затылке, другая оттягивает вниз её челюсть – радикальная противоангинная методика, рекомендую! В приватной комнате тем временем резвились с мужиками наши крепышки второго эшелона с лошадиными лицами. Я кончил, и ошарашенная Надя ушла к ним, пошатываясь. А через неделю оказалась в психушке на Пряжке.

– Мне не нужен ни муж, ни ребёнок, ни мать! – злобно хихикала она в палате. – Я поняла, как нужно жить. Я люблю Эдика!

Я позвонил Эдику:

– Меня зовут Боб Джек, я владелец свингер-клуба, вы приходили к нам с девушкой Надей. Как, кстати, у вас с ней дела?

– Очень хорошо, мы дружим, – ответил Эдик таким лоховским голосом, что я сразу вспомнил моего Вову.

– Очень хорошо, что вы хорошо дружите. А теперь помогите мне. Помогите мне помочь вам, потому что если вы сейчас меня не поймёте, я сделаю всё, чтобы заставить вас понять.

– Я вас слушаю.

– Девушка Надя теперь лежит в психушке. Поэтому либо вы забираете её вместе с ребёнком, либо навсегда забываете номер её телефона.

– Я забуду!

Через неделю Надю выписали из больницы. Таня в измене по-прежнему не признавалась.

– Теперь я понимаю, почему ты саботировала Патрика, не хотела сниматься и была такая счастливая! – душила меня ревность.

Чтобы в приступе бешенства её не убить, я отправил Таню в Дубай на мальчишник правительства среднеазиатской космической державы. После вручения нам европейского порно-“Оскара” актриса Таня Таня (неплохое имя!) высоко котировалась у эскорт-дилеров, и её цена превышала три тысячи евро за ночь. Мы получили деньги, но ничего не было – у восточных правителей начались какие-то проблемы с космосом, с соседями, с возвратом долгов – короче, сплошные сексуальные травмы. К тому же девчонки на этой теме собрались опытные, если не сказать прожжённые, строили государственных мужиков как хотели, и Таня вернулась ко мне почти девственницей. А перед самым Новым годом она встала рано утром, побрила тело начисто (а накануне даже покрасилась и сходила в солярий) и затем пропала на целый день. Тридцать первого она принесла мне подарок, уже не помню что, какую-то дешёвую хрень, я лежал на кровати, и она полезла делать минет под одеялом – отличный повод для оператора забраться туда с камерой! Невероятное зрелище!

– Ты хочешь и блудить, и семейное счастье, – оттолкнул я её. – Так не бывает!

– Пиздюк! – бросила в меня Таня вазой. – Радоваться должен, что я вообще от тебя что-то хочу!

Если вторая часть фильма не хуже первой, то можно сказать, что сериал состоялся. В отношении Таниных измен это можно сказать смело и с удовольствием. И хотя в смысле сюжета всё толчётся вокруг забав в самолёте – что не так уж свежо, – Таня во второй серии безупречно похотлива и изобретательна, а секс грязен и горяч. Вы спросите, хватает ли мне одного взгляда на мужика, чтобы понять, в какой позе он любит заниматься сексом и что его возбуждает? И есть ли какие-либо особые признаки, по которым я это определяю, или же тут просто дар, которым я обладаю? Скорее всего, это моя профессиональная интуиция, основанная на личном богатом опыте порнорежиссёра. Заставьте зрителя поверить в героев, и он почувствует даже их запах. Так что мне не сложно представить, как это было с Таней, тем более что все мужчины запрограммированы по одной схеме. Просто кто-то идёт в своих фантазиях дальше, а кто-то по разным причинам останавливается на самых азах. И если я уже проделал весь сексуальный путь человека, то кто-то находится ещё только в начале его сексуальной дороги. Как, например, Танин второй любовник, с которым у моей развратной жёнушки был превосходный, жадный секс.

В чём, вы думаете, состоит секрет хорошего секса? В том, чтобы по-настоящему хотеть своего партнёра. Желание у девушки может возникнуть от чего угодно – от внешнего вида мужика, от каких-то деталей его одежды, от запахов, от случайного слова или даже от самой ситуации знакомства, атмосферы вокруг, иногда даже мало связанной с этим конкретным человеком. В Дубае, например, у Таньки ничего не было, зато в самолёте она познакомилась с литовским гражданином Альвидасом Юрчевичиусом.

Представьте сами: экзотический маршрут, алкоголь, веселье в разгаре, пьяные проститутки вокруг. На их фоне симпатяшка Таня выглядит просто как вишенка на шоколадном торте. Даже такая деталь, что во время полёта Танюшка сидит в кресле с босыми ножками, придаёт ей особую эротичность – ценители barefoot это поймут. Таким образом воображаемому зрителю дают намёк, что скоро плотоядная проститутка Таня трахнет этого Альвидаса как мама дорогая. Танечка очень неплохо изображает смущение, переходящее в похоть. Она понимает, что фильм заканчивается и ей пора уже проявить себя. Поэтому моя жёнушка со свойственной ей самостоятельностью берёт мужика за грудки и натягивает на себя. Разнузданная финальная оргия представлена в виде сна (ещё один часто используемый прием режиссёра) одной из проституток Тани, впечатленной мыслью о запретном сексе с иностранцем и параллельным домогательством к нему со стороны её подруг по цеху.

В Танином сне её коллега-блондинка зашла в кабинку и сделала своё дело. Но тут в туалет зашёл ещё и Альвидас и стал мочиться в унитаз. Таня решила не дожидаться, а воспользоваться случаем, чтобы посмотреть на инструмент литовца. Альвидас нисколько не смутился и сам решил воспользоваться случаем. Он прижал Таню к стенке и, не закрывая дверь в туалет, исполнил с ней хорошее секс-танго. Классика нашего жанра, когда парочка делает бурный квик-секс в укромном уголке, боясь быть случайно застигнутыми. Атмосфера секса под угрозой, что вас могут поймать, очень волнует, как и должна волновать такая ситуация в реальной жизни.

Пока Таня берёт литовца в оборот, её подруга стесняется и просто смотрит, но затем включается в дело и заканчивает сцену показательным аналом. Анал длинноногой проститутки – это есть хорошо!

Таня Таня, естественно, тоже славится анальными подвигами европейского оскароносца, и она подтвердила свою репутацию. После короткого минета сразу, без всяких промежуточных остановок, Танечка направила член литовца прямо себе в попку. Это был хороший, энергичный анал, с явно выраженным оргазмом моей жёнушки. Стройные ножки у Танюшки затряслись, и лицо перекосило – разумеется, не от боли. Страстная получилась сцена.

И хотя, заканчивая фильм сном, режиссёр слегка обрывает сюжетную линию, здесь заложен целевой посыл. То, что было сном в этой части, превратится в реальность в последующих. И действительно, довольствовавшись в тот раз только номером телефона иностранца, Танечка потом втайне романтически встречалась с ним в Москве – она прилетала туда на один день из Питера, а Альвидас – из Литвы. Вечером моя жёнушка пикантно возвращалась домой. Жаль, конечно, что она так шифровалась, – такая девушка достойна иметь широкий круг поклонников.

Впрочем, к “фильму”. Когда я узнал о Танечкиных путешествиях, то в невероятных подробностях рассказал жене сексуальные детали её остросюжетных встреч с литовским любовником, все его предсказуемые прибалтийские фантазии и желания, после чего Альвидас ожидаемо показался Тане совершенно неинтересен. Это как в блокбастере “Турецкий гамбит” – пока его персонажи скачут на лошадях и палят в турок, кино смотреть можно, но как только они открывают рот, возникает стойкое ощущение, что это продолжение детско-юношеского сериала “Бронзовая птица”, герои которого повзрослели, но продолжают говорить пионерскими голосами. Всё-таки в Бобе Джеке как в более сексуально продвинутом человеке есть всё то, что есть в Альвидасе, и ещё много чего сверху, чего у того нет.

Но поначалу, судя по частым телефонным разговорам типа страстных прибалтийских “Я тебя хочу! – Я тоже тебя хочу!”, у литовца и моей жены сложились яркие, возбуждающие отношения. Несмотря на то что задачей Альвидаса была в основном поддержка его небольшого литовского члена рукой, в то время как большегрудая Таня пихала его во все свои отверстия, от рта до ануса. Когда же Таня шла мыться, в дверях её останавливал проснувшийся друг Альвидаса, и все дальнейшие действия Таня совершала из-за двери, принуждаемая похотливым любовником ласкать рукой член его друга. В итоге друг кончал в руку невинной замужней Тане, которая с интересом первооткрывательницы разглядывала мужскую сперму. Продолжение следует.

Как настоящий заслуженный папа европейского порно, я пытался внести коррективы мэтра в Танюшкины похождения, как-то подправить их сюжет, спасти эротический материал. Например – просил жену в следующую встречу трахаться с Альвидасом, не снимая трусики, только сдвигая их в сторону, чтобы тот кончил ей на белые кружева стрингов, а она потом принесла мне эти трусы в пакете с засохшей литовской спермой в качестве трофея. Но литовец был настолько беспомощен и примитивен в своих провинциальных детских желаниях, что вскоре мне всё это надоело. Я просто начистил Тане хайло и стал каждый день подолгу драть жену, делая во время секса такое зверское лицо, ну прямо советский солдат на оккупированной литовской территории.

Потом Таня поехала в плацкартном вагоне в свою Узловую, якобы к маме, а я узнал, что она вышла в Москве и опять встретилась там с любимым Альвидасом. Причём даже написала мне тёплую супружескую sms-ку:

“Доехала еле-еле, дома ситуация очень напряжённая, не скучай, не переживай, Мусика корми, всё будет хорошо!”

Я ей не поверил – что всё будет хорошо с таким Альвидасом, который даже на стринги кончить не может, поэтому сменил в квартире все замки и больше не пускал Таню на порог. Впоследствии она предлагала мне помощь по хозяйству и секс за деньги, но я отклонил её заманчивое предложение. Через три месяца мы развелись. Я высадил в Литве десант моих порноактёров, чтобы они хорошенько порезвились там с женами депутатов сейма, что мои парни с радостью и сделали. В маленькой балтийской стране случился политический кризис, связанный с сексуальными скандалами, последствия которых не уладили до сих пор. Я получил некоторый satisfaction и общественное признание мирового киллера политических репутаций – неплохую компенсацию за жену-порнозвезду, имевшую во времена нашего супружества три тысячи интимных партнёров.

Фильм “Таня Таня” закончился. Моя экс-супруга рассталась с Альвидасом, ушла из порно, устроилась детским фитнес-тренером и переехала в комнату в купчинской коммуналке. Спустя год я встретился с Таней в Купчино, экипированный, по просьбе ребят с НТВ, портативным микрофоном, спрятанным в рукаве москиновской куртки. Тем временем репортёры, украдкой следовавшие за нами по пятам в тонированной “волге”, снимали сюжет о нашем последнем свидании. Передача называлась “Сука-любовь” и получила высокий рейтинг у зрителей. Ничего не подозревающая Таня сказала, что у нас есть шанс начать всё сначала. Тогда же сибирский олигарх Виталик пообещал нам сто тысяч долларов, если мы обвенчаемся, родим ребёнка и пригласим его в крёстные.

Короче, бюджет есть, принципиальное согласие звёзд получено, так что популярный сериал о сексуальных приключениях Тани Тани в замужестве может иметь своё счастливое продолжение. Или новый режиссёр подвергнет резкой критике первую часть сиквела и найдёт правильный тематический акцент? Чтобы, избавившись от драматургических потуг, сделать весьма неплохой фетиш-продукт, где фетишем выступит сам образ беременной жены с большим животом над коротенькой клетчатой юбкой? “Кто знает, Ватсон, кто знает...”

Ультра: 186 сантиметров секса

Что делать, когда ты не уверен в чувствах к своей девушке? Правильно, пойти к другой девушке посоветоваться. А что делать, если та лежит в джакузи и, не желая тебя слушать, затыкает тебе рот пяткой? Правильно, пятку – облизать, девушку – отодрать. Так примерно и произошло моё близкое знакомство с самой красивой девушкой России, мечтой олигархов, натуральной блондинкой Ульяной.

Пятый элемент, абсолютное внешнее совершенство Ульяна, которую я с ходу прозвал Куршевель (в честь пафосного новорусского курорта, где она быстро бы оставила всех без штанов в прямом и переносном смыслах), пришла в наш свингер-клуб девственницей, в пятнадцать лет. Несмотря на то, что уже тогда в ней было сто восемьдесят сантиметров абсолютно идеального сексуального тела, Ульяна глядела на трахающихся вокруг людей, по-детски открыв рот и явно боясь, что её ждут поездки на одном члене с одновременной попеременной обработкой двух-трёх других. Хотя я уверен, что с тремя и даже четырьмя мужиками моя Куршевель расправилась бы очень ловко, как обладательница чёрного пояса по камасутре. Если вы – девушка, вы сразу умрёте, узнав, сколько реальных мужиков, настоящих элитных парней, пролило слёзы из-за её детских ямочек на щеках и попке! Нефтяные короли, световики, газовики, владельцы заводов, газет, пароходов бросали к её ногам целые состояния. За ней бегал бедный Виталик с его точкой G. За ней бегал богатый Пряник с его джипами-лимузинами. Ульяна – единственная (кроме, естественно, Тани) девушка нашего клуба, которую он так и не сумел перекупить. Лучшая черта этой девочки – та, что разделяет её модельную попку на две милые половинки. Второй приятной чертой Ульяны является её минет, она так выразительно и смачно сосёт член, что начинаешь верить – он вкусный! Эх!.. Но давайте всё по порядку.

Ульяна хотела стать фотомоделью. Естественно, что путь проникновения в фотомодели оказался половым. Мой приятель фотограф Миша ловко развёл наивное совершенство на портфолио за двести долларов ему в карман и быстрый секс в усладу фантазий мужчины среднего возраста. Получив первый жестокий урок, Ульяна стала более избирательной в вопросе выбора друзей и деловых и сексуальных партнёров. Главным своим мужчиной в ту “настоящую минуту жизни” она выбрала меня.

Однажды (это уже было в период Таниных самолётов) я позвонил моей Куршевели и сказал:

– Ульянка, ты знаешь, у меня большие проблемы с Таней. Ты не можешь найти мне красивую девочку из твоих подруг для серьёзных отношений?

– Блондинку? – уточнила Ульяна.

– Да.

– Я подумаю.

На следующий день она мне ответила:

– Не знаю, у меня никого нет, таких, чтобы тебе понравились. Но ты можешь звонить мне, когда захочешь.

Дальнейшее развитие событий хорошо иллюстрируют sms-ки:

“С днём всех влюблённых! Желаю наладить отношения с твоей возлюбленной!” – пишет Ульяна.

“Я постараюсь наладить наши отношения, только не мешай!” – пишет Таня.

“Сероженька, я никогда не встречала такого замечательного и искреннего мужчины!” – пишет Ульяна.

“Не скучай, не переживай, всё будет хорошо...” – пишет Таня.

“А я смогу у тебя завтра переночевать!” – пишет Ульяна.

“Как у тебя дела?” – пишет Таня.

“Постараюсь всегда такой быть!” – пишет Ульяна.

“Ты сегодня в Москве?” – пишет Таня.

“Почему? Можно подумать, что я тебе вообще не даю!” – пишет Ульяна.

“А если Я начну мстить, то зарою вас так, что и холмика не останется!” – пишет Таня.

“Обещаю!” – пишет Ульяна.

“Ты дурак, малолетки тебя до добра не доведут!” – пишет Таня.

“Обезьянка моя ненаглядная, поздравляю с днюхой! Желаю карьерного роста, любви от тебя ко мне и от меня к тебе!” – пишет Ульяна.

“Хочу к тебе!” – пишет её подруга Оля.

Но это уже к делу не относится. Я дал Ульяне модное сценическое имя Ультра и снял её в соло и в лесби-сценах с моей женой. Ультра медленно раздевается, ласкает себя, пару раз поворачиваясь то животиком, то спинкой, – на это можно смотреть дольше, чем на огонь, воду и выдачу зарплаты. А потом в нашу жизнь пришёл в прошлом лучший факер планеты, а ныне просто актёр мейнстримовых голливудских фильмов Рокко Сиффреди с дубиной между ног размера трёх женских кулаков в ряд. Чтобы вам было понятнее, что это за личность, я вкратце перескажу сюжет одного из порнофильмов с его участием.

Балет. Девочка достаточно плотного телосложения с совершенно детским лицом пытается изображать балерину. Выходит весьма бесстыже. Идёт в туалет, но почему-то забывает снять трусы. Намочив их, запихивает себе в рот. Такая вот странная писающая девочка. Тем временем в танцзале короткий урок балета заканчивается тем, что ученица садится своему педагогу на лицо и не желает вставать. Хотя и подгонять такую аппетитную брюнетку тупо. Гибкий минет, а вот и диван оказался кстати – танцы перерастают в энергичный секс. Между тем наша писающая девочка спустилась вниз к парням и намочила им кухонный стол! Куда только смотрит санэпидемстанция! Парни во главе с Рокко возят ссыкуху по мокрому столу, и все четверо находят место приложения своих усилий. В это время наверху другую балерину имеют в зад, но ей этого мало, она идёт вниз и присоединяется к оргии вокруг кухонного стола. Глобальный перетрах принимает зловещие масштабы. Стоны удовольствия сливаются со стонами боли. Не секс, а битва!

Женщины Земли назвали Рокко в числе ста мужчин, которых они оставили бы себе после всемирной катастрофы, а это уже говорит о многом. Естественно, что я хотел увековечить Таню в большой совместной акции с таким человеком, сделав хороший пиар ей, а заодно и самому Рокко (кстати!), для чего вёл с ним долгую электронную переписку. И вот “золотой фаллос” планеты Рокко Сиффреди прибыл в Санкт-Петербург, чтобы завершить карьеру взрослого актёра, снявшись в своей последней сексуальной сцене. В партнёрши для этого он, как вы догадались, “выбрал” русскую порнозвезду, обладательницу двух порнографических “Оскаров” Таню Таню.

О совместных съёмках Рокко и Таня Таня типа договорились ещё год назад в Барселоне, когда он вручал моей жене её второй порнографический “Оскар”. Однако Рокко приехал в Питер зря. Съёмок не получилось. Таня Таня, к тому моменту уже меня пославшая и дрочившая Альвидасу его небольшой литовский член в Москве, оказалась девушкой на удивление принципиальной. Она якобы узнала о том, что совсем недавно Рокко был в Бразилии, где снимался с трансами, и наотрез отказалась работать с порноидолом, ставшим на старости лет бисексуалом. Обескураженному Сиффреди об этом прямо в аэропорту Пулково сообщил, как вы понимаете, муж Тани Тани, порнорежиссёр Боб Джек, который, собственно, и организовал его приезд в Россию.

В надежде, что возникшее недоразумение как-нибудь уладится и Таню Таню удастся уломать, вся компания, рассевшись по машинам, отправилась в гостиницу “Таврическая”, где собирались разместиться Рокко и прилетевшая с ним съёмочная группа. Из джипа Сиффреди вышел в приподнятом настроении. По дороге он успел по уши влюбиться в водителя – сюрприз! – двоюродную сестру Тани Тани, стовосьмидесятишестисантиметровую блондинку Ультру. “Итальянский жеребец” забыл обо всём на свете и заявил, что теперь хочет завершить свою карьеру порноактёра только с ней.

– Я снимаюсь в порно исключительно в лесбийских сценах, – в свою очередь огорчила его подготовленная мной Ульяна.

Такого коварства от русских женщин Рокко не ожидал. Всё же, не желая отпускать Ульянку, он заказал в номер две бутылки шампанского и уговорил нас подняться с ним выпить – “за здоровье”.

Газеты потом написали, что друзья увидели Ультру только на следующее утро. Счастливая девушка якобы вышла из гостиницы и объявила, что у них с Рокко любовь.

– Да, там у Рокко действительно двадцать пять сантиметров, – типа опередила вертящийся у всех на языке вопрос Ульянка. – Только у него всё давно не работает. Пока я думала, что делать, он взял и вколол себе в яйца целый шприц какой-то хрени. Эффект наступил почти сразу. Но сниматься с ним я всё равно не буду. К тому же за Рокко уже начала охоту питерская мафия.

Журналисты радостно хихикали. Ульянка рассказала, что в их номер всю ночь звонили сутенёры и почти за бесценок предлагали Рокко девушек для съёмок.

– Сегодня на “Ленфильме” они специально для Сиффреди устраивают кастинг доступных питерских шлюшек, – рассмеялась Ульянка. – Хорошо бы поехать с ним и посмотреть, чтобы его там не прибили!

– Я стараюсь никогда не работать с проститутками, – объяснял ошарашенный Рокко осаждающим его “сутенёрам”.

Роли сутенёров исполняли мой бывший шофёр-армянин и шустрые мужички Пряника, составляющие у ленфильмовского входа списки на просмотр девушек специфического вида. За свои обидные слова Рокко чуть было не оказался в неприятной ситуации. Его спасли, разумеется, Ультра и Боб Джек. Мы, буквально отбив Сиффреди из рук неудавшихся актрис, повезли гостя на ужин в “Онегин” – самый шикарный тогда ночной клуб Питера.

В клубе Рокко наконец почувствовал себя в своей тарелке. Выпив за счёт заведения бутылку шампанского “Crystal” и запустив руку Ультре под майку, он расслабился и захотел танцевать.

На танцполе среди питерской богемы Сиффреди переминался до начала специально заготовленного для него шоу. Стараясь как-то сгладить перед королём порно свой отказ сниматься с ним, Таня Таня типа прислала в клуб актрис своей студии – загорелых брюнеток Лилю и Олю, кинувших нас в подмосковном “Союзе” на шоу с Трахтенбергом. Бабы прятали лица, боялись, что их снимают для НТВ, но отработали нормально. Буржуазный “Онегин” никогда не видел ничего подобного. На сцене вытворяли такое, что челюсть отвисла даже у много повидавшего на своём веку Рокко. Ульянка позировала на столе голой перед моим приятелем, редактором “Экспресс-газеты”, и мешала другому моему приятелю, брутальному солисту Мариинского театра Коле Зубковскому, снимать домашнее видео с участием его кумира Рокко.

– Может, её в жёны взять? – выдал мысли вслух один из наших молодых городских авторитетов, перед этим несколько раз покупавший Ульянке мартини.

Из-за этого у нас с ней произошёл первый серьёзный конфликт.

– Ты не должна принимать любые подарки и деньги от других людей! – выговаривал я моей девочке на улице. – Для этого у тебя есть я!

Утром, после очередного секса со мной, не очень продолжительного и не слишком горячего, Ульянка пошла в душ, а в это время на её мобильник, кстати, подаренный мной, позвонил высветившийся “Денис-Мицубиси”.

– Алё! – сказал я грубым “пацанским” голосом.

“Денис-Мицубиси” отключился, но через минуту позвонил снова:

– Ульяну можно?

– Нет таких! – рявкнул я, прервал связь и тут же пожалел, что не сказал ему чего-нибудь вроде: “Ульяна – моя девочка с пятнадцати лет, я её содержу и имею!”

Я уплыл в Швецию и на Танькиных глазах покупал любовнице одежду прямо с манекенов. Это был самый счастливый момент в моей жизни. В Питере соскучившаяся Ульянка встретила меня с синяками на шее.

– Засосы! – горько усмехнулся я.

Ульяна покраснела и натянула на шею свитер.

– Разводись с Таней! – сказала она. – И мы будем жить вместе!

И я развёлся.

– Я не готова! – честно признался мой Пятый элемент.

Я уехал в Выборг на большой рейв-фестиваль “Castle Dance”, но вместо танцев пил с местными эфэсбэшниками и, как настоящая звезда, расписывался в их служебных удостоверениях. Когда мероприятие прошло и все объебосы разъехались, я поднялся на башню древнего шведского замка.

“Где моя девочка? – подумал я. – Почему я здесь один, без неё?”

И посмотрел вниз. Мне захотелось прыгнуть туда с этой живописной высоты, прямо на острые серые камни. Я не боялся смерти, но испугался, что в следующей жизни могу стать некрасивой толстой бабой. И я не упал с башни. А то бы в газете “Смена” на следующий день появился бы заголовок: “Последнее падение порнозвезды”.

“Мы превращаемся в крабов!” Индийские страсти русского порно

Мой приятель фотограф Миша сказал мне, что в борделе наших друзей появилась красивая девочка, согласная на съёмки в порно. Я взял с собой одного из моих порноактёров и поехал в бордель “на смотрины”. По пути я встретил знакомого корреспондента из “Собаки. ru”, который просил меня порекомендовать ему хороших продажных женщин.

– Я сейчас как раз иду к продажным женщинам! – удивился я такому совпадению.

Составить мне компанию журналист “Собаки” постеснялся, но совпадение оказалось неслучайным. Это был знак.

В борделе получился казус – той девочки, о которой говорил фотограф Миша, я не увидел, зато встретил другую.

– О, что ты здесь делаешь? – обалдел я, потому что такая чисто модельного типа девочка с аккуратным маленьким носиком, белозубой улыбкой и губками а-ля Анджелина Джоли никак не соответствовала ценнику восемьсот рублей в час.

– А вот! – засмущалась девочка и налила мне чаю. – Меня зовут Аня. Честно!

По своей традиции хорошего парня я не стал с ней ничего делать, а просто дал много денег. Мы начали встречаться.

– Это неправильно! – говорила маленькая Анечка. – Ты не должен давать мне деньги ни за что. Так никто не делал!

– А я делаю, потому что люблю тебя! – искренне отвечал я.

– Я не подведу! – счастливо смеялась Анечка.

Я решил проверить и снял шикарные апартаменты моей подруги, давней клиентки нашего свингер-клуба и бывшей девушки главного городского бандита, собственно, и подарившего ей когда-то эту роскошную квартиру на Чайковского. Легендарный смотрящий Питера перевернулся бы в гробу, узнав, что за блудни происходят теперь в подаренной им “хазе” дизайнерского вида.

По моему приглашению там собралась развесёлая компания: Антон из молодёжного сериала, Лена – танцовщица клуба “Революция” и по совместительству девушка Антона, её подружки Ира и Юля, другие ведущие телегерои “ОБЖ”, входившие в R’n’B банду “Фидель Кастро”, которую я продюсировал, наш самый молодой и талантливый порноактёр Юра, а также я и моя новая девушка.

В какой-то момент я с Аней и Юра, почему-то с девушкой Антона, уединились в обширной ванной с джакузи и душевой кабиной, чтобы предаться молодёжному разврату. Это должен был быть мой первый интим с Аней, поэтому я очень волновался, долго надрачивал член в душе и кончил, едва забравшись к Анечке в джакузи.

– Я не могу так сразу! – сконфузился я.

– А я думала, тебе нужен только секс! – расчувствовалась Анечка. – А ты идеальный! Даже не верится...

Тем временем голый Юрик с большим красным членом, торчащим гарпуном, вытворял разные эффектные порноштуки: вешал на член полотенце, бил его ладонью, открывал на головке “ротик” и ахал мужским сексуальным голосом.

– Завёл! – восхитилась Анечка.

Оказалось, что завёл он не только её. Лена склонилась к его гарпуну и, озорничая, сымитировала несколько кивков головой – типа “сосёт”. Юрик, который не знал в точности, кто здесь чья девушка, и относился ко всему просто, без слов засунул член ей в рот. Лена, не сразу понявшая, что произошло, стала увлечённо сосать уже в реале. Юрик, привыкший на съёмках часто менять позы, поставил Лену раком у стены, профессионально вонзил в неё свой порнушный гарпун и быстро задвигал членом: пять, шесть, восемь фрикций... Вот и всё! Начался настоящий жаркий трах... Тут в дверях ванной появился Антон, увидел свою девушку трахающейся, подошёл к ней и сказал: “Шалава!” И хлопнул дверью.

Лена ещё некоторое время весело трахалась, игриво поворачиваясь к нам и делая для меня с Аней заговорщицкое, “смешное” лицо. Но постепенно до неё стал доходить весь смысл происшедшего. Она оттолкнула Юрика, села у двери и заплакала. Той ночью она с Юлей спала в шкафу. Впечатлённые случившимся, они там долго шептались и под утро наконец уснули. Антон спал с Ирой. Я лежал с Аней обнявшись. Юрик лежал рядом и не двигался.

Через полгода Лена уехала в Москву, танцевала и пела в какой-то тамошней группе, а потом её вместе с подругой по очереди изнасиловали и зверски убили на диком подмосковном пляже в лесу. В Питер Лену привез брат кремированной в урне. Её мать о смерти дочери до сих пор не знает – все боятся, что у неё не выдержит сердце.

Маленькая Анечка тоже начала чудить. Иногда она просто пропадала и не отвечала на звонки. Скоро выяснилось, что она наркоманка.

– Когда тебе что-нибудь понадобится, возьми у меня! – попросил её я.

Перед отъездом с Ульянкой на Гоа, где у нас были съёмки, мы втроём встретились в “Кафе Звёзд”.

– У вас, ребята, любовь! – плакала Ульяна. – А Денис сказал мне, чтобы я ждала год, пока он разведётся с женой!

Ох уж эти женатые бизнесменчики, Вовы-Денисы!

– Я тебе верю! – взяла меня за руку Анечка, когда Ульянка вышла в туалет.

На Гоа я хотел отомстить Ульянке, но не хотел изменять Анечке. Мы жили на шикарной колониальной вилле вместе с четырьмя девчонками-моделями, моим другом режиссёром и его женой. В Питере Ульяна сказала маме, что едет с Денисом, а Денису – что едет с мамой. Те в первый же день между собой созвонились и Ульяну запалили.

“Это шок! С кем ты уехала?” – написала её мама sms на мой телефон.

В Ульянкином, “нашем” мобильнике почему-то не было связи, и всё путешествие с её мамой общался я.

– Напиши что-нибудь сам! – доверяла мне ленивая Ультра.

Короче, Ульянка расплакалась, напилась, купила в качестве сувенира “самые маленькие в мире индийские презервативы” и голая, без одеяла, разлеглась на кровати, разбросав свои длинные ноги в разные стороны. Кто бы устоял на моём месте? Но разве я сексуально недоразвитый Денис, голодный после своей жены-страшилки Вова или примитивный литовец Альвидас? Я всё-таки видавший виды порнорежиссёр, европейский мэтр этого дела, между прочим. Поэтому я просто убрал Ульянкину блевотину с пола, выстирал обрыганные Пятым элементом полотенца и тоже лёг спать рядом голый, со спокойной душой. Мой член даже не пошевелился!

Наутро я сказал Ульяне, что у нас с ней был секс. Смешно, но это подтвердили и все четыре девчонки, которые “слышали стоны”.

– Козёл! – снова расплакалась наивная Ульяна.

С нашего балкона открывался потрясающий вид на индийскую саванну со слонами, по стенам нашей комнаты ползали зелёные ящерицы, а по заборам сада прыгали настоящие обезьяны! Разозлённая и разгорячённая Ультра, демонстрируя своё фантастически красивое, гибкое, модельное тело, разгуливала обнажённой по большой английской вилле и подглядывала в бинокль за нашими девчонками в открытом бассейне. Потом она осталась наедине с модной профессиональной камерой HDTV и принялась мастурбировать. Скажу, что сцена мастурбации вышла просто великолепная. Ульяна хороша сама по себе, полна свежего девичьего обаяния, и самоудовлетворяется она темпераментно – сначала пальцами, а затем фиолетовым дилдочком, от всей души. Отличная съёмка и отличный “злой” звук. Всем мастурбаторам настоятельно рекомендую эту сцену.

После съёмки мы пошли к океану, где ко мне сразу набежало полсотни индийских школьников, которые спутали меня с каким-то их знаменитым болливудским актёром. Даже полицейские пляжные патрульные в синих беретах и с “калашниковыми” в руках хотели со мной фотографироваться. Их даже не смутило, что я не говорю ни на одном индийском диалекте – они, наверное, думали, что для звезды это нормально.

– Я не понимаю, что сексуального может быть в пребывании одинокого человека на необитаемом острове? – вдруг сказала Ульяна. – Я бы всё время ела бананы и спала.

– И во сне тебе снились бы сексуальные сцены! – представил я.

– Круто, да? – засмеялась Ульянка.

Пока Робинзон спал и жрал, к нам на острове Гоа пришла идея. Мы решили, что, поскольку Денис сука и плохо к Ульянке относится, а она ему к тому же изменила, надо найти ей богатого олигарха (потому что сейчас есть “олигархи” и небогатые) и поделить его деньги. Небогатых олигархов тут же, на пляже, нашли себе все другие наши девчонки. В целом ощущение от поездки у них было такое, что вот позвали красивых моделей и вместо того, чтобы как следует трахнуть, заставили их танцевать “кукарачу” перед камерой. Прикольно, конечно, но им хотелось всё же чего-нибудь попроще и погорячее. Поэтому вскоре две наши девочки вероломно покинули базу, отправившись с чемоданами в ночь – за сексом, чем вызвали страшный гнев режиссёра и его жены, финансировавших это экзотическое путешествие.

– Серёжа, посмотри, я превратилась в краба, я – краб! – хохотала одна из оставшихся с нами хохлушек, укуренная в жопень.

Небогатые “олигархи” из Манчестера охотно снабжали наших девчонок дурью. Когда режиссёр пришёл с женой и камерой на пляж, рыжие или лысые мужчины и красивые девушки в художественной таинственной полутьме, на красных шёлковых простынях, под таинственную тревожную музыку вовсю занимались любовью. Эротическое напряжение, которое при этом возникло, можно смело сравнить с настроением в фильмах культового режиссёра Дэвида Линча – тоже, кстати, любителя полутеней и красной материи.

Мы с Ульянкой вернулись в Питер и принялись осуществлять нашу пиратскую идею в жизнь.

– Денис меня убьёт! – немного боялась Ультра. – Прикинь, он через ФСБ пробил имена всех девчонок, которые с нами ездили! Он даже сказал: “Ну что, а Наташу уже пустили по кругу?” Представляешь?

– А пистолет он, случайно, не ронял на пол? – иронизировал я.

– Да, у него есть пистолет! – делала Ульяна большие глаза.

Ох эти мне крутые парни, Денисы-Вовы! Ясли-сад “Якорёк”.

Ровно через неделю я устроил Ульянке “заказ”. Разбудил в пять утра и отвёз в аэропорт, где её забрал начальник налогового управления одного из крупнейших ОАО страны. Ультра – уже не та конопатая блондинка из Луги, которая пришла девственницей в наш свингер-клуб. После меня и Дениса она теперь вся холёная, и тело у неё будь здоров. А лицо при этом совсем детское, беби-фейс. К тому же она очень чувственно трахается. Так что неудивительно, что этот из налогового управления на неё запал.

Я, правда, лоханулся. С самого начала мы договорились деньги поделить, а подарки должны были остаться в Ульянкином владении. Но кто ж знал, какие будут подарки! Старичок управленец (толщина его органа, как сказала Ульянка, не впечатляет) доставил мою девочку прямиком в “Дольче & Габбана центр”. По дороге они проезжали кафе “Пирамида” на Тверской.

– О, я тут была! – обрадовалась Ульянка знакомому месту.

“С Бобом Джеком!” – к сожалению, не добавила она.

– В этом подвале? – презрительно бросил взгляд на “Пирамиду” всё тот же старичок управленец.

Ё-моё, какие понты! Я, пожалуй, опубликую его имя в прессе, чтоб не выёживался! Это нас, порнорежиссёров и авантюристов, с работы не выгонишь. У нас вся работа в голове и члене.

Так они и ехали в “Габбана-центр”, и всю дорогу Ульяна очень достоверно играла секс. В том, что она играла, нет сомнения, потому что эротическая звезда Ультра всё время помнит о камере, как хорошая актриса на сцене помнит о зрителе. Для неё важно показать, что должна чувствовать в тот или иной момент её героиня, и она делает это удивительно достоверно. В этом искусство эротической актрисы ничем принципиально не отличается от искусства её драматической коллеги. И талантливая Ульянка убедительно показала попку своему спутнику, которого, кстати, звали Борюсик.

Ульянкина попка, приятная и томная, очень понравилась Борюсику, так как он на неё всё время смотрел и даже старался садиться позади Ульянки на неудобном левом сиденье. Про такие попки говорят “глаз не отведёшь”. Потому и не отведёшь, что попка у неё динамическая и текучая. Посмотришь раз – одна, а через секунду – уже другая. Посадил бы рядом и смотрел с утра до вечера... Размечтался, однако.

В “Дольче & Габбана центре” Борюсик купил Ульяне марочные вещи: норковую шубу за 700 тысяч рублей, сумку – за 78 тысяч, сапоги – за 80, платье – за 120... На этом аукционе неслыханной щедрости присутствовала сама Малиновская и чуть ли не давала советы, что и зачем покупать.

Потом Борюсик доставил Ульяну в ресторан, а оттуда – прямо в апартаменты, чтобы затеять большой фестиваль плоти. Интерьеры в апартаментах были изысканны по-французски, и, наверное, среди такой великолепной мебели любая женщина выглядела бы красивой.

– В таком чистом и красивом туалете ты бы согласился жить! – рассказала мне в Питере Ульянка.

В апартаментах Борюсик признался, что хотя его секс с женой темпераментный, но без причуд. Супружеский, одним словом. Когда Борюсик пытается сделать анальное проникновение, скромница жена ему отказывает. Вот вам и конфликт! Если бы, значит, она ему в попу давала, он бы по девкам не ходил и на Ульянку не тратился. Мотайте, молодые дамы, на ус… или куда там ещё.

Я бы мог, конечно, блефануть и предложить Борюсику совсем другой сюжет – дурацкий, хотя не без юмора. А именно: составляется заговор. Я мажу киску Ульянке хитрой мазью, и когда в следующий раз управленец прикладывается языком к её заветному месту, то через минуту засыпает. Есть у меня такие эликсиры, порнорежиссёр как-никак. Но мы решили не жульничать, и Борюсику достаётся место на теле Ульяны. Уже смешно.

Далее следует неспешный секс под скрипочки. Пять минут. Всё очень мило. По поводу этого секса не скажу ничего плохого. Из хорошего отмечу только красивое тело Ульянки и хорошую погоду за окном как фон. И это чистая правда. Посмотрев на такой секс Борюсика, невольно думаешь, зачем ему это надо. Это уже практически опера “Тоска”, разве что не поют.

После “оперы” Борюсик купил бриллиантовое ожерелье “Тиффани” и сказал, что это презент Ульянкиной маме, а самой любовнице он купит позже – надо ещё поискать, где и чего подороже.

Естественно, Ульянке звонил бизнесмен с дурацким именем Денис и нёс всякий бред, типа кастинг моделей на “Комеди Клаб” уже закончился, а Ульянка до сих пор в Москве, почему, и зачем, и вообще пошла она на хер, финита ля комедия, отдавай ключи от съёмной квартиры.

Едва прилетев в Питер, Ульянка, не будь дурой, встретилась со мной, намекнула, что хочет секса, и попросилась ко мне домой. Но я был влюблён в Анечку.

– Тогда дай мне порноактёра Юрика! – потребовала рациональная Ультра. – Должна же я с кем-то трахаться!

И опять заплакала. А я злорадствовал:

– Дениску любишь?

– Да! Он никогда ко мне не вернётся!

– Твой Денис форменный долбоёб, и у него очко в запасе! – разозлился я. – Сейчас приедешь за вещами, а он сидит ждёт тебя на кухне. Я бы таких мудаков отстреливал, чесслово!

Сам же я представил, как Ульянка с Дениской занимаются сексом (“14 раз за ночь” – Ульянкины слова). Романтика в виде спецэффектов здесь зашкаливает за все мыслимые отметки. В сцене просто нет ни одного живого места; всё время что-то рябит и дёргается. Если бы Денис и Ульяна побежали по потолку на манер героев “Ван Хельсинга”, никто бы не удивился.

Поэтому я не трахнул Ульяну, позвонил Анечке, а поскольку она опять не отвечала, отправился прямиком домой к её маме, которой рассказал в красках и про публичный дом, и про наркотики. Пришла накуренная Анечка и была нами арестована. Я объявил Анечке, что я – король и решил наложить лапу на всех женщин и девиц в своих владениях, повесить им всем пояса верности, чтобы пользоваться их прелестями мог я один. Народ, конечно, может бедствовать и возмущаться, но я свирепый на вид, и меня нужно бояться. Уловка сработала, и целый месяц я трахал Анечку на очень высоком градусе, демонстрируя при этом большой темперамент и сексуальную жадность. А через месяц Аня не выдержала, снова накурилась, и мы с мамой поместили её в наркологическую клинику закрытого типа. В Новый год Аня воспользовалась своим правом одного звонка другу и в слезах сообщила мне из стен клиники, что её интересует студенчество и все радости свободной жизни, а я для неё хотя и порностар, но стар, и потому нам не быть вместе.

На что “король” поведал ей, что он устраивает на какой-то хрен соревнование лучников, на котором Анечке обязательно нужно присутствовать через три месяца, когда её выпустят из клиники. Но тут время разговора истекло, рядом с моей возлюбленной появился мужик в капюшоне – видимо, Ричард Львиное Сердце, вернувшийся из похода, – и всё расставил на свои места. Больше я об Анечке ничего не слышал.

Красавица Самбука. Римские оргии Юрия Лонго

Когда деревья были большими, девки толстыми, а маг Юрий Лонго молодым, им была написана чародейская книжка с завлекательным названием “Римские оргии”. Точнее, в то время книжка носила более простое колдовское название “Viaggio nel tempo”, “Путешествие во времени”, лучше отражавшее содержание. Про римские оргии, которые в объёмистой рукописной папке занимают меньше пяти листов, придумал уже ученик Лонго Алексей, переписавший фолиант, благодаря чему текст хоть и в неважном качестве, но можно сегодня прочитать. Потом Лонго умер, и книжка по наследству перешла к его ученику. Алексей добавил несколько коротких, ярких и энергичных секс-сцен, ввёл в повествование пару извращённых героев в эпизодах и переместил действие в подземный каземат с колодками, крестами-распятиями и клетками. Затем он пригласил меня, чтобы я, как профессионал порнографического искусства, проконсультировал его в вопросах практического использования этих причиндалов по прямому назначению – то есть по отношению к голым женщинам приятной наружности.

Я привёз Алексею подходящую девушку из моего эротического театра, с которой маг немного побесчинствовал в духе средневековых еретиков-альбигойцев. А в знак благодарности и поскольку я всё время ныл про свои беды с распутной Таней, удовлетворённый и довольный Алексей мне “погадал”.

– У тебя будет второй шанс, – многозначительно промолвил чародей. – Это как-то связано с двадцать седьмым августа.

Я вспомнил, что 27 августа – день рождения моей бывшей жены, и подумал, что маг советует мне подарить ей машину. Однако всё оказалось гораздо сложней и запутанней.

Мужчинам, которые в последний раз держали в руках худенькую девичью фигурку лет 10–15–20 назад, на танцах в пионерском лагере, будет особенно приятно предаться ностальгии, глядя на мою новую девушку Самбуку. Я сам, когда герой молодёжного телесериала Антон привёл меня в клуб “Революция”, увидел там настоящую лолиту – такую, какой она должна быть. При этом она вела себя как настоящая лолита, то есть сексуально раскрепощенно и весело. Интересно, что какие бы штуки ни вытворяла эта девочка со своими стрингами на танцполе, она совсем не выглядела шлюхой. Скорее, эдакой озорницей. И это особенно сексуально. Потому что она похожа на школьных подруг вашей дочери. И при этом очень часто бывает без одежды. Всем, кто видел фильм “Красота по-американски”, посвящается.

На сцене в это время шёл какой-то подростковый конкурс типа стриптиза, и ведущий, танцор и преподаватель школы танцев “Mad Style”, которого все звали Вит, вдруг ни с того ни с сего объявил на весь зал:

– Сегодня с нами отдыхает знаменитый олигарх русского порно Боб Джек!.. Катя, ты не хочешь выйтина сцену? Знаешь, сколько получают взрослые актрисы за съёмочный день?.. Давайте попросим Боба оценить нашу очаровательную номинантку на звание героини детского порно! Которая, кстати, родилась в один день с легендарной порнозвездой Таней Таней! Только, естественно, на полтора десятка лет позже...

– Пророчество! – вспотел я от счастья.

– Я не хочу! – выкрикнула лолита, но улыбнулась мне и взяла за руку.

– Меня зовут Оксана! – представилась её подруга.

В первую минуту они показались мне одинаковыми – обе блондинки, одного роста, с сиськами и попами, фигуристые и чарующие той красотой, которая отличает “девочек из соседнего двора”. Глаз и мозг человека определяют сексуальную совместимость партнёра за три секунды, поэтому вскоре я заулыбался им обеим, но отдал предпочтение Кате, которую мне больше захотелось увидеть в момент сексуального экстаза: милое юное кукольное личико перемазано растекшейся тушью и помадой, упругая круглая попка стала красной от шлепков, свежее стройное тело блестит от пота.

– Давайте я запишу ваши номера телефонов! – сказал я, дипломатично отпустив Катину руку. – Что вы делаете завтра?

– Ничего! – обрадовалась Оксана.

– Ты завтра не можешь! – недовольно повернулась к ней Катя. – У тебя же работа с утра до ночи!

– Ну и что? – хихикнула Оксана.

– Беспонтовые малолетки! – шепнул мне в ухо мой проводник в молодёжный мир Антон. – Им по пятнадцать лет.

На следующий день я позвонил Кате:

– Хочешь, сходим в ресторан, а хочешь – куда хочешь!

– Можно, – ответила она.

Мы встретились в ресторане “Ёлки-палки” рядом с её домом. Жила девочка не где-нибудь, а на Невском. Пришла в дорогой кожаной куртке из известного мне магазина, с навороченным телефоном-смартфоном. Катя рассказала, что она из семьи миллионеров, её дедушка, на секундочку, владелец строительного холдинга, и поездки на “хаммерах” с обедами в “Летучем Голландце” для неё обычное занятие.

Глядя на эту маленькую богатую девочку, мне показалось, что, например, Тане в общении явно недостает эмоций, и в её разговоре нет чувства, а значит, есть скука. Оперируя порносравнениями, разговор с Таней – это как сцена в фильме, где на актёра напяливают презерватив, а актриса, судя по всему, очень дорожит своим здоровьем. Катя же, наоборот, обманывает партнёра тем, что сначала он скучает и думает, что сейчас ему будет исполнен традиционный минет, однако ошибается – юная актриса намерена сперва распалить его воображение непристойными историями, чтобы затем энергично довести до оргазма.

Вообще, меня больше интересует ситуация не “я шлюха и сейчас вам кое-что покажу”, а “я хорошая девочка, но сегодня родители уехали на дачу”. Катя была любознательным ангелочком, вертела золотой кукольной головой и смартфоном, производя впечатление приличного американского тинейджера скандинавского типа, с феноменальным модельным лицом, невысоким спортивным телом и абсолютно круглыми большими грудями, как у девочек из лесбийского сериала “Мои нежные подруги”. И хотя Катя действительно чем-то напомнила мне молодёжные штатовские фильмы семидесятых–восьмидесятых и говорила с лёгкостью и настоящим детским энтузиазмом, она попала в театр прожжённого друга взрослых лет, большого фантазёра и проказника. Я ещё раз посмотрел на её куртку, телефон, золотые волосы и сказал: “Не верю!”

Знаете, я мастер костюмированного порно. От некостюмированного оно отличается тем, что в некостюмированном исполнители представляют самих себя, как они есть. Для того чтобы зрителю было понятнее, кого именно они представляют, девушки вначале немного рассказывают о себе. Вроде: я – Маша, простая девчонка, люблю трахаться с неграми и сейчас вам это покажу. Всё понятно – кто на экране и как он там очутился.

В костюмированном порно девушка представляет нам не себя, а какой-то образ, какую-то героиню. Если на нее надели шляпу и перчатки, значит, она дама. Если фартук – значит, служанка. Для каждого из образов у зрителя существует цепь ассоциаций, и это должно включать фантазию. Однако на исполнительницу мало надеть красивую шляпку. У дамы должен быть характер, и она должна вести себя согласно этому характеру. Например, если уж неискушенная мадемуазель едет на вечеринку в машине, надо показать, что, когда ее спутница вдруг начинает стягивать с себя трусы, скромница отворачивается и нервно закуривает. Убедительно. Если же девушка в кадре будет курить и одновременно делать минет или сразу скинет шляпку и схватит мужчину за член, то зритель тут же поймет, что никакая это не дама, а просто ряженая артистка. И возникнет недоумение: а на кой чёрт её нарядили, если без одежды она смотрится лучше?

Вот так же и Катя. В сценарии ей прописана роль ангела, и она старательно изображает богатую гламурную нимфетку. С таким умным и многозначительным лицом в театре обычно произносят фразу: “Волобуев, вот вам меч!” А сама просто гипнотизирует зрителя сонным взглядом из-под полуприкрытых век. В просторечии такие глаза называют “блядскими”, и лучше, пожалуй, не скажешь.

Я проникновенно поведал Кате, что сегодня расстался из-за неё с Большой Анной. В отличие от маленькой Анечки из наркологической клиники, её большая тёзка недолго носила титул моей официальной девушки, несмотря на то что я даже сделал ей дорогостоящую пластическую операцию на носу. “Зато теперь ты меня не бросишь, Бобби!” Но “Бобби” её всё-таки бросил и оставил “с носом”.

– Очень хорошо! – улыбнулась Катя и откинула капюшон своей дорогой куртки, как воображаемую вуаль, которая в плохих костюмированных порнофильмах всё время цепляется то за член, то за сигару, пока актёр пытается пихать в рот партнёрши и то и другое. В результате всё мелькает и мельтешит, а зачем – непонятно.

Я устроил себе детский день – сводил Катю и её брата-двойняшку в аквапарк, где встретил Аниного пластического хирурга Гурама Арчиловича с дочкой, который очень странно на меня таращился.

Вечером я позвонил танцору Виту, чтобы он сделал проходки для Кати и её сестры в клуб “Революция”.

– Это какая Катя? – как будто прищурил глаз Вит.

– Ну маленькая которая, детское порно.

– А, мы сами с ней разберёмся, она сейчас у меня дома! – гордо сказал Вит.

Приятно!

– Ты знаешь Катю-блондинку, маленькую, которая картавит, детское порно? – спросил я другого танцора, пластичного Эдика, у входа в клуб.

– А-а, пройденный этап! – ответил пластичный Эдик, и Штирлиц понял, что ангельской Кате не чужды грязные проделки.

И хотя Катя утверждала потом, что у неё с Эдиком ничего не было, а к Виту она зашла просто “на чай с тортиком”, даже в компании моих юных друзей из сериала “ОБЖ” вела себя так игриво, что можно было подумать, будто у них с Антоном любовь и шуры-муры. К тому же оказалось, что её дедушка-олигарх не родной. И живёт она хоть и на Невском, но в заурядной коммуналке, и пользуется щедротами спонсора на сорок пять лет её старше. Интересный ход. В её смартфоне, куда я спустя месяц совместной жизни по старой привычке заглянул ночью, Вит был записан в группе “Любимый”, я – в “Деловых контактах”, а дедушка значился как “Моя семья”. Я всё думал: может, Катя развеселит заскучавшего порнорежиссёра, ребята снимут инцест-постановку в домашнем стиле или позовут меня четвёртым ради хохмы – ан нет, не судьба, да и не тот вроде формат фильма. В продолжение всё той же занудной истории гейши под заунывную клубную мелодию R’n’B.

– Изменяешь дедушке с танцором? – спросил я Катю под аккомпанемент футбольного матча в телевизоре.

– У него отличные ноги, – сказал комментатор. – Он может двигать ими и направо, и налево.

– Нет! – обиделась Катя.

– Очень работящий игрок: много двигается и открывается, предлагая себя партнёрам, – комментировал Уткин в телевизоре.

– Зачем мне это надо? – выдала девочка крылатую фразу.

– Ну что ж, судье видней, – вздохнул Уткин. – Уже в четвёртый раз видней, чем нам. Вообще-то ноги даны футболисту не для того, чтобы он ими падал!

В разгар наших отношений я переименовал Катю в Самбуку, вручил ей на сцене Дворца спорта “Юбилейный” бронзового орла и резиновую куклу как “Прорыву года” и “Самому сексуальному диджею России” соответственно. А потом потерял в сутолоке мероприятия сапфир из своего индийского перстня. MC Жан предположил, что я “снюхал камень”.

Ещё я свозил Самбуку в Египет. Режиссёрская находка! По возвращении Самбука на несколько дней исчезает из кадра. Не сочтите меня за идиота, я-то думал, что она пошла за дробовиком, чтобы замочить своего дедушку, который украл её детство, и хоть как-то поднять остроту данного фильма. Но нет, вернулась она с “правилами нашего поведения”. Среди основных условий этих правил было её право общения “с друзьями разных национальностей”.

– Ока! – сказал я и повёз Самбуку в Таллинн, где тогда как раз шла межнациональная война вокруг железного солдата.

“Жеребятину” у нас любят, что уж говорить. Когда показывают пьяных, очень многие смеются. Особенности национального юмора. Ещё народ (не только наш – всякий) любит посмеяться над другими национальностями. А когда русские пьяные мужики трахают иностранных девок, особенно из слаборазвитых соседских стран, это не только смешно, но и патриотично.

Я был приглашён в Таллинн авторитетными товарищами русской диаспоры, поэтому даже во время войны мы очень комфортно и хорошо провели время. Народ громил магазины.

– Алкашку! – кричали в толпе, и люди выносили из магазина элитный алкоголь.

– Ювелирку! – подстрекал кто-то, и в три минуты с прилавков исчезали все драгоценности.

Так что не только налоговые управленцы могут дарить Ульяне бриллианты!

Пока били витрины и по улице бежали шустрые парни с кассами, полными денег, я тут же за углом прямо на глазах у полицейских раздевал эстонских девиц. Пользуясь случаем, я снимал в Таллинне поучительную секс-притчу про то, что счастье не в деньгах, а в штанах. Русский тост “Чтоб хрен стоял и деньги были”, мне кажется, всё же будет поточнее – хотя как для кого.

– У тебя нет денег, Андрус? – спрашивает в моём фильме рождественская фея Санта-Моника простого горячего эстонского парня, которого сыграл русский таллиннский доброволец Кирилл. – Кончай валять дурака! Ты же молодой и здоровый парень! Возьми себя в руки и пойди трахни какую-нибудь девчонку – и жизнь наладится!

Андрус отвечает, что, мол, ну как же без бабла? Без баблосов жизнь как у барбосов! Тогда Санта-Клаус Моника решает показать Андрусу на наглядных примерах, как живут бедные люди и как им хорошо. Далее Моника и Андрус подглядывают в разные окна и видят разные сексуальные сцены (это я уже доснял в Питере).

Мораль – гребись, пока молодой. А деньги подтянутся. Мне лично эта идея нравится. Понравилась она и Самбуке. И с тех пор наш секс стал настолько бурным и фееричным, что напоминает лучшие творения безумного Рокко Сиффреди.

Я иду в Голливуд! Девочки моей мечты в постели

В Стокгольм меня позвали снять один порноэкшен на грани мейнстримового кино, а заодно показать известному голливудскому агенту мой сценарий для “нормального” американского фильма категории “В” о сексе с участием реальной порнозвезды – Тани Тани. Я прибыл на пароме и остановился в приличном отеле с кабельным телевидением. Включил порноканал: на экране блондинка сосала. Я пошел умыться с дороги. Когда вернулся, блондинка продолжала сосать. Я разложил вещи, сделал несколько звонков по телефону, потом обратил внимание на экран – блондинка сосала, но как-то потемнела. Тут я понял, что это уже совсем другая женщина. Оказывается, это был какой-то гонзо-сериал с оральным уклоном.

Теперь мы тоже стали делать порнушку для отелей с кабельным телевидением. В этом смысле она очень удобна именно для отелей – постоялец может смотреть её с любого места и выключить в любом месте. Действие почти не меняется – только исполнители. Наверное, состав исполнительниц должен как-то отвечать уровню отеля. Если белокожие дебютантки показываются в трехзвездочных, а прайватовские куклы – в четырехзвездочных, то мои фильмы должны демонстрироваться в пятизвездочных с телевизорами 16:9.

Если вы поклонник сахарных красавиц в стиле видеожурналов “Плейбой” и “Пентхауз”, то спешу вас обрадовать: “Tanya Tanya Film” – это то же самое, только с показом мужских гениталий в действии. Всё очень красиво – и в меру пристойно. Здесь снимаются красавицы а-ля Джессика из “Кто подставил кролика Роджера”. Много красивых нарядов, игра света, цвета и спецэффектов, сплошные режиссёрские и операторские находки в стиле арт-хаус. Производственный уровень – картинка, мейкап – чрезвычайно высокий. Любую сцену можно легко вставить в какой-нибудь фильм Залмана Кинга или Эдриана Лейна, если бы последним потребовалось показать половой акт, а не его имитацию. Правда, иногда возникает ощущение, что настоящего секса в этих полотнах не больше, чем натуральных драк в индийских кинофильмах. Если бы в Болливуде решили снимать секс, он бы выглядел точно как у меня. Моя задача заключалась совсем не в показе искренних эмоций и взрывной энергетики. Для этого существует, как вы уже знаете, американский стиль “гонзо” с синяками на ногах толстушек и прыщавыми задницами. Я хочу эстетики.

– Бен, – сказал я голливудскому агенту по телефону. – Я сделал сценарий. Но это говно носорога. Моя частная жизнь круче. Они могут просто взять и экранизировать нашу с Таней историю. Голливуд будет в ахуе. Помнишь, как ты снимал Таню в отеле и она вертела перед тобой своей киской? Если хочешь, она может приехать и сделать для тебя кое-что больше...

– Ты счастливый мэн, Боб, – ответил мне стильным голосом рэпера симпатичный Бен с седеющей негритянской бородкой, как в фильмах про криминальную полицию Лос-Анджелеса. – И у тебя очень красивая сексуальная жена. Когда-нибудь в Голливуде сделают про вас блокбастер. Тебя, Боб, в старости будет играть Аль Пачино, а в молодости – ты сам. Но сейчас они хотят получить от тебя менее эпическую вещь... А вы с Таней можете приехать ко мне в офис после закрытия?

Я утаил от Бена, что Таня осталась в Питере и что вообще мы с ней теперь не живём вместе. Бен надеялся, что будет иметь Таню в Стокгольме, а я знал, что он не будет иметь её ни в Стокгольме, ни в Копенгагене – нигде. Поэтому я просто пригласил голливудского агента с его бородкой и рэперским голосом посмотреть на кастинг порноактрис в студии моего партнёра, расположенной на главной стокгольмской набережной, неподалеку от дома, где живёт Пер Гессел из группы “Roxettе”.

В десять утра в студии собралась вся наша порнокоманда. Когда я приехал, меня уже поджидали все восемь девушек, которые должны были сниматься в фильме. Особенно меня впечатлили три молодые весёлые шведки. Девушки исполняют неплохую музыку в стиле сёрф, но главное их достоинство в том, что они первоклассные бляди и все свои проблемы предпочитают решать с помощью нехитрого физического упражнения “раздвигание ног”. Во время обсуждения возможного сотрудничества девушкам пришла мысль, которая, похоже, никогда их и не покидает: “А не заняться ли нам сексом?”

Зарина, русская девушка из Москвы, с худым телом профессиональной стриптизерши и лицом, напоминающим о певице Алене Свиридовой. Зарина утверждает, что живёт в Америке два года, но для освоения искусства минета этого срока ей оказалось недостаточно. Минет беспонтовый. Приколы Зарины в том, что она может засунуть в рот одновременно большой член и большой дилдо, одновременно засунуть во влагалище большой член и большой дилдо, вставить в анус большой резиновый шарик размером с кулак и одновременно трахаться с большим членом. Ещё она исполняет анальный секс с большим членом. При этом сразу видно, что Зарина не цирковая артистка, потому что она не говорит “Оп-ля!”. Возможно, она ещё просто не выучила этих слов по-английски.

– В жизни ты можешь быть бабой со скверным характером и тупой, как амёба, – сказал я ей. – Но в кадре ты всегда должна быть олицетворением мудрой женственности и позитивной красоты. За это тебя и полюбят миллионы поклонников.

Чернущая девушка, болтающая по-шведски лучше Астрид Линдгрен, притащила с собой своё порнодемо на DVD. Восточная красавица Зулейма гуляет по холодному северному Стокгольму (сколько в Стокгольме восточных красавиц!) и мечтает, как она в длинной шубе войдёт в красивую комнату с диваном и журнальным столиком. На диване будет лежать побитый молодой и высокий мужик с отпирсингованными ушами. Мужик, похоже, упал с мотоцикла, но не сильно. Зулейма скинет на пол шубу и начнёт обрабатывать ему раны. От обработки ран Зулейма органично перейдёт к обработке члена. Главное достоинство Зулеймы – её подростковая фигурка с большими грудями. Главный недостаток – страшненькое круглое латинское личико с большим носом, поэтому ребята обходятся без минета (Зулейма только лижет). В знак благодарности раненый просто поставит её собачкой на журнальный столик и откуннингует ей киску. Лучше бы он этого не делал – ведь мы сразу увидим, какие у Зулеймы худые некрасивые ноги и бедра, пораженные целлюлитом. Впрочем, увлеченный мужик этого не заметит. Он разместится с Зулеймой на диване и будет долго и любовно её трахать, сопровождая секс романтическими поцелуями, задевая её большой нос. Потом раненый будет бурно кончать ей на живот, и сперма долетит до самого её восточного лица.

Ай да Зулейма! Мечтать не вредно…

Маленькая кривоногая азиаточка родом из Румынии снималась первой. Всё делала как азиатка – без особых эмоций, но очень старательно. Старательно сосала, старательно глотала, старательно имитировала оргазм.

– Слушай, – нервно сказал я ей в ответ на её старательную улыбку. – Не нужно тут изображать оргазм, за который бы тебя выгнали из актёрского института. Беда с вами...

Я не сказал “с азиатками”. Хотя что за беда – она получила деньги и потрахалась. А мы деньги отдали и только посмотрели. Вот и подумайте: у кого беда?

Если женщина с первой секунды в кадре начинает трахаться с интенсивностью швейной машинки, то это значит только одно: она выполняет поставленную перед ней задачу. Но мне не хочется смотреть на выполнение поставленной задачи. Я пришёл не на спортивные соревнования и не в цирк с демонстрацией фантастических способностей человеческого тела. Я хочу посмотреть, как люди любят друг друга. А любовь находится, простите, не только в жопе, но и в голове, и в сердце. Последнее время я стал думать о любви слишком много…

– Я не люблю анал, – улыбается азиатка и садится на ковёр.

На пробах нет никаких украшающих деталей в виде мебели или одежды, или хотя бы художественного света, как сейчас делают в так называемом “хай-энд порно”. У нас в этом смысле вообще ничего нет – просто ковёр, просто голая девушка, почему-то обязательно непричесанная, и рядом с ней два мужских члена. Именно так, ибо лица мужчин-исполнителей появляются в кадре где-то к середине сцены. В общем, как говорится: вот тебе, Маша, две игрушки – покажи, на что ты способна. В кадре только внешность и талант исполнительницы. Есть они – сцена получится, нет – значит, нет.

Я смотрел на собравшихся людей и непроизвольно злился. Эх, кто же, наконец, реализует наши самые тайные мужские фантазии о девочке моей мечты в постели? Какие-какие... Слетела с катушек, рычала, металась, хватала и лизала всё вокруг, как безумная…

– Бабы! – заводился я. – Вы чо, не понимаете? Сделайте, как я хочу!

А вы-то понимаете? Как мне надо... Все трахаются со всеми, визг и писк стоит оглушительный, девки сумасшедше кончают – явно, трясясь и не контролируя движений. Ни одна часть тела, имеющая хоть какое-то отношение к сексу, ни у одного участника не остаётся свободной ни на минуту. Именно так парень представляет себе сказочный гарем. Когда кажется, что происходит какой-то сексуально-религиозный праздник в духе секты неопятидесятников или возрожденных древнегреческих вакханалий... Захотел… Нормально, да?

Копздец!.. Юная словачка, начинающая “красильщица” (из тех, что малюют на домах свои имена и рисунки в стиле граффити), пришла к нам стать “начинающей анальщицей”. Как ни странно, разрекламированные сцены “потери анальной девственности” мне особенно удавались, и именно потому, что были сняты не в гонзо-стиле, с кряхтением и мучительными гримасами. Я всегда придумывал забавные и остроумные ходы – например, сжимание вишенок в руке девушки. Член входит в красивую попку анальной девственницы; по прелестной руке бежит красный сок вишни. Зер гут, камрады! Браво! Ничто не разрушило облик богини любви и секса, даже такая пошлость, как член в заднице.

Ну вот, это уже кое-что! После вишнёвой церемонии в словачке вдруг просыпается столько энергии, что заводится даже ковёр.

– Давай передохнём, Бен, – устал я.

Бен вспотел. Его афроамериканская борода криминального полицейского промокла и потеряла рэперский лоск. Член Бена явно стоял. Хорошие размеры. Но у меня больше. Я показал ему мой сценарий мейнстримового фильма с реальной порнозвездой Таней Таней в главной роли.

Дженна (Таня Таня), простая семейная девушка, вынуждена подрабатывать в агентстве телефонного секса. Ублажая по телефону очередного клиента, она случайно слышит, как этого клиента “мочат” приехавшие на разборку бандюки. К несчастью, бандюки выясняют, что их подслушали, и начинают искать героиню. Они приезжают к ней на дом и мутузят её ни в чем не повинного мужа. Менты, разумеется, не при делах, и бедную девушку защитить некому. Короче, социальная драма во всей красе. В финале бандюки уже практически настигают убегающую героиню (интересно, они бы её сразу убилиили сначала трахнули?). Однако на защиту девушки встает негр–водитель такси. В России человеком, который навёл бы окончательный порядок, вряд ли бы оказался чукча или бурят. Но я подумал, что в Америке толстый негр – это очень политкорректно. Поэтому они передовая страна, а мы – развивающаяся. Когда в нашем кино, в том числе в порнографическом, самым порядочным героем станет чукча, можно будет сказать, что и мы развились до передового уровня.

Бен ни хрена не соображал, его член продолжал глупо выпирать из брюк.

– А я думала, что теперь буду какать стоя! – появилась из туалета словачка-красильщица и побежала мыться.

Да, это тебе не Голливуд, мистер Бен!

К нам подсел Рамзес, ещё один сценарист. Рамзес тоже хочет в Голливуд. Совместными усилиями мы с ним придумали сюжет для нашего порнофильма.

Сюжет идиотский – некая кошка превращается в красивую девушку, совращает мужчин, а потом убивает их мистическим способом (вроде “крадёт дыхание”). Трупами начинает заниматься крутой детектив, который сначала трахает свою напарницу, а потом, увидев девушку-кошку, трахает и её, похищает из тюремного госпиталя и оставляет у себя, потому что он, оказывается, тоже что-то вроде оборотня.

Все эти превращения не показаны никак – фильм очень малобюджетный. Никаких извращений в кино также нет. Все сцены “парные”, обязательно с презервативами, один очень стыдливый “анал”; даже элементарным “фейселом” (сперма на лицо, вы помните) зрителя не очень-то балуют. Мы уже отсняли все игровые сцены. Особенно удался нам финал. Детектив-оборотень со своей подружкой приезжает в не очень чистый бар за каким-то “товаром”, но без денег. Хозяин бара, тоже парень не промах, получив от кошки ногой между ног, собственной пилой повреждает себе ногу, но пытается убежать. Детектив забирает “товар”, то бишь белый порошок в пакетах, а кошка догоняет жертву и пускает ей пулю прямёхонько в лоб. Насколько я знаю, мёртвые не кричат, но почему-то актёр кричал уже после того, как его персонажу продырявили голову.

– Бай! – попрощалась с нами кривоногая азиатка из Румынии.

Порно может быть неэротичным. Эротичным может быть и не порно. Я в детстве очень возбуждался, глядя на репродукцию картины Джорджоне “Спящая Венера”. Но никто ведь не назовет Джорджоне порнографом. Я это к тому, что у меня (у взрослого) всегда вызывало недоумение применение терминов “эротика” и “порнография” на практике. “Вот это – эротика, значит, можно по телевизору. А это – порнография, за это извольте в тюрьму”. Между тем это слова, называющие явления совершенно из разного ряда. Эротика имеет в виду чувства, как, например, любовь или ненависть. А порнография – изображения, описания, то есть материальные вещи. Одно – понятие субъективное, другое – объективное. Проще говоря, эротика и порнография соотносятся так же, как чувство голода и изображение еды в кулинарной книге. Другое дело, когда порнографические изображения и описания не вызывают эротических чувств. Тогда они становятся либо медицинскими иллюстрациями, либо хулиганством. Но хулиганов много, и тюрем на всех не хватит. Поэтому единственное разумное решение, которое напрашивается, – попросить государство оставить в покое изображения гениталий и позволить людям самим решать – что им смотреть, а что выкидывать на свалку.

Я не делаю из говна конфету; но я делаю конфеты, внешне похожие на говно. Это для меня шутка такая, предназначенная для любителей острых ощущений. Почему-то очень хочется уважать моих мальчиков и девочек, которые просто пошли и трахнулись на Скандинавской трассе среди сбившихся в пробку машин. И при этом никого не убили. Порно – дело молодых и нахальных. Как ленинградский рок двадцать лет назад. Если в России взрослое кино когда-нибудь станет индустрией, уже никто не сможет снимать ТАКИЕ сцены. Потому что ТАКИЕ вещи делаются не за большие деньги и только один раз.

Гламурные какашки: куда деваться?

Продавцы моих фильмов и видеоконтента для мобильных телефонов давно искали ко мне подход, чтобы получить права на эксклюзивное порно с Берковой. С этой целью они всячески меня обхаживали, дарили мне странного действия энергетические конфеты из Амстердама, поили бутератом в бутылках из-под минералки, рекомендовали поперс вместо капель для носа, экстази как заменитель фруктозы, снабжали коксом и брали с собой на все вечеринки, где я, находясь в жуткой депрессии, пытался хоть как-то развеяться.

В одну из таких бурных долгих ночей, сменив с полдюжины клубов и квартир, “где всё есть”, мы отправились в гламурное кафе “СССР”. В дороге, которую я никак не узнавал, сидя в джипе главного продавца, мне по накурке показалось, что меня везут убивать. Но мы благополучно добрались до “СССР”, вошли внутрь, в коридоре я коснулся стены руками и понял, что она проваливается, как пластилиновая. Мои чувства обострились, я даже слышал, как у танцующих падают со лба капли пота, а поцелуй влюблённой пары рядом вообще был для меня как атомный взрыв.

“Отравили, суки!” – подумал я и с ненавистью посмотрел на моих спутников.

Тех пробило на крутость, и они важно оглядывались по сторонам в чёрных солнцезащитных очках и белых рубашках, как специальные агенты.

– Ну вот пиздец, я к тому же ещё и обосрался! – грустно сказал я сам себе, разглядывая большие какашки у меня под ногами. – Интересно, как они могли просочиться через брюки, это же не моча? – рассуждал я, пытаясь подбросить какашки под ноги танцующих.

Я прикрыл жопу руками и при этом не переставал улыбаться всем девушкам вокруг.

– Подержи моего ребёнка! – вдруг сказала одна из красавиц, тыча мне в живот плюшевым медвежонком.

– Потом! – улыбнулся я.

Тогда она меня влажно поцеловала и обещала прийти с ребёнком после того, как сходит с ним в туалет.

– Туалет! – обрадовался я и пошёл проверить, действительно ли я обосрался или это просто глюки.

Проверять я почему-то решил в туалете кафе напротив. “Чтобы не догадались!” Я снял штаны и долго смотрел в свои спущенные трусы.

“Дома проверю!” – наконец подумал я, так ничего и не поняв.

На улице стояли мои продавцы и звонили друг другу по мобильнику. Я прошёл рядом, они меня даже не заметили.

Я проснулся оттого, что меня бьют по щекам. Открыв глаза, я увидел Танину маму, которая лупит мне по роже газетой.

– Как теперь жить? – Она кричала и плакала одновременно.

– Тётя Женя? – удивлённо пробасил я.

– Какая я тебе тётя!

Мы с ней были почти ровесники.

– Я в поезде читала эту “Экспресс-газету”, – рыдала не тётя Женя. – Мой попутчик взял посмотреть и говорит: “О, наша узловская! Лучшая порнозвезда мира!” Я беру газету и вижу там мою голую дочку! А сначала я даже и не подумала, что это она! Какой позор! Какой позор!

– Это просто пиар! – сказал я и вырубился.

Когда я очнулся, квартира была пуста, дверь открыта настежь, кошка убежала в общий коридор. Я поймал Мусика у лифта, вернул беглянку домой, оттянул резинку моих боксёрских “Дольче” и заглянул внутрь. Какашек в трусах не было.

Как было бы здорово родиться Дольче или Габбаной! Иногда я бы дарил прохожим трусы просто так. Или всегда.

Отправил Тане sms: “Улетаю в Арктику. Строим вип-клуб на Шпицбергене. Туда будут прилетать только на личных самолётах. Князь Монако, Пэрис Хилтон…”

Хорошее изобретение – sms.

Ответ: “А я нюхаю… Я дура и наркоманка. Если бы ты меня увидел, ты бы охуел”.

Я оделся и убрал телефон в карман.

Таня смотрела на меня с первых полос газет и журналов, вывешенных в витрине киоска. Конечно, она потрясающе красивая. И после порнофестивалей она стала очень популярной в средствах массовой информации. Может, и вправду когда-нибудь депутатом будет?

Позвонила Ульяна.

– А я мою полы! – засмеялась она, и я услышал в трубке музыку. – Я поняла, почему не могу быть с Борюсиком. Он… храпит!

Бедная девочка, она никому не может показать свои бриллианты и шубу – некуда надевать. И потом, как она объяснит их происхождение Денису и маме. Бедный Борюсик! Потратил пятнадцать миллионов, а Ульянка отказалась с ним встречаться. Даже за “мерседес”-купе и квартиру в Монако. Бедная Таня, бедные мои продавцы, бедная Беркова, бедный я! Принц Альберт, Пэрис Хилтон – что-то и в их глазах тоже не видно особого счастья.

– Господи, что же мы все такие несчастные! – заплакал я.

Почему тот, кто любит, никому на хуй не нужен, а тот, который тебя ни во что не ставит, тобой любим и всегда прощаем?

Малолетняя модель, которая раздаёт у метро рекламные листовки, строит мне глазки. Причём уже не в первый раз. Красивая. Но я предпочёл бы не эту короткую юбку, а джинсы, как любит носить Таня. И не надо мне строить глазки. Всё должно происходить как будто само собой. Сразу.

Я выхожу из красного фестивального лимузина “хаммер” в сопровождении трёх девушек в бальных платьях.

Но идти мне некуда. Уже очень-очень давно.

Notes



Оглавление

  • Предисловие
  • НаЧало: Бандитские 90-е
  • Таня Таня. Рождение порнолегенды
  • Лана Лайт. Проституция сакрального характера
  • “Напомни!”: 1001 девушка Вадима Купцова, которых он знал не только в лицо
  • “Возьмите меня в порно!” Эпизод III. Атака клоунов
  • Сексуальный диснейленд. Порнооргии для олигархов
  • Банк спермы на Шпицбергене. Чемпион и “белые вулканы”
  • Агентство по минету. Курсовая инвестиций в русское порно
  • Виталик Золотые Пальчики. Порнозомби и их точка G
  • Фаллоимитатор для шведской семьи. Олена Тер-Никогосян, она же Вельвет Энджел, она же Елена Беркова
  • Порно-“Оскар”. Моё кресло в зале порнографической славы
  • “Не хочу сниматься с папой!” Порнодинастии. “Плохие” отцы и “хорошие” отчимы
  • Нас крышует Сильвия Сэнт. Война за корону
  • Свингер-клуб Актрис Взрослого Кино. Левак в законе, или Русская рулетка
  • Реалити и реальность
  • Литовская измена. Семья, сейм и семя
  • Ультра: 186 сантиметров секса
  • “Мы превращаемся в крабов!” Индийские страсти русского порно
  • Красавица Самбука. Римские оргии Юрия Лонго
  • Я иду в Голливуд! Девочки моей мечты в постели
  • Гламурные какашки: куда деваться?


  • загрузка...