КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398175 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169247
Пользователей - 90562
Загрузка...

Впечатления

ZYRA про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

Не зацепило. Прочитал до конца, но порывался бросить несколько раз. Нет драйва какого-то, что-ли. Персонажи чересчур надуманные. В общем, кто как, я продолжение читать не буду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Рац: Война после войны (Документальная литература)

Цитата:

"Критика современной политики России и Президента В. Путина со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Россия стоит на верном пути своего развития"

Вопрос - в таком случае, можно утверждать, что критика политики Германии и ее фюрера А. Гитлера со стороны политических противников, как внешних, так и внутренних, является прямым индикатором того, что Германия в 1939 году стояла на верном пути своего развития?...

Или - критика современной политики Украины и Президента Порошенко (вернемся чуть назад) со стороны политического противника Путина, является прямым индикатором того, что Украина стоит на верном пути своего развития?

Логика - железная. Критика противников - главный критерий верности проводимой политики...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Stribog73 про Студитский: Живое вещество (Биология)

Замечательная статья!
Такие великие и самоотверженные советские ученые как Лепешинская, Студитский, Лысенко и др. возвели советскую науку на недосягаемые вершины. Но ублюдки мухолюбы победили и теперь мы имеем то, что мы имеем.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Встреча с огнем (fb2)

- Встреча с огнем (а.с. Рассказы) 32 Кб (скачать fb2) - Борис Андреевич Можаев

Настройки текста:



Борис Можаев ВСТРЕЧА С ОГНЕМ

– Ну, молодой человек, вам повезло, – начальник отдела кадров Амурстали снял очки и, слегка откинувшись назад, как это делают грузные люди, встал, тяжело опираясь на край стола. – Поздравляю!

Женя Бутягин схватил обеими руками протянутую ему короткую мягкую ладонь и сильно покраснел.

– Похвальное чувство волнения! – добродушно басил начальник. – Натурально. К печи идете… К мартену! Да еще подручным к Венюкову!

Человек, которому «повезло», был дюжий восемнадцатилетний парень в суконной куртке, сильно вытертой на локтях. Он совсем недавно окончил десятый класс, и если смотреть внимательней, то можно заметить на его накладных карманах замытые чернильные пятна. Он весь сиял – от застежек-молний до корней белесых вьющихся волос. А что же вы хотите? Попробуйте попасть в подручные к известному сталевару!

В заводской проходной новичку выписали разовый пропуск, и он в мечтах своих уже картинно стоял с поднятой рукой возле заслонки, всматривался в печь сквозь синие очки… Все вокруг застыли, ждут его сигнала. Он махнет рукой – и сталь пойдет с ревом, с искрами… Уф, хорошо!

Женя и раньше бывал в цехе со школьной экскурсией, но никогда ему не казался цех таким величественным, огромным. Солнце врывалось сквозь фонари только в отдаленные незакопченные стекла. Редкие, но мощные пучки света прорезали синеватую дымку высотного пространства цеха и упирались в подкрановые балки. Снизу лучи были похожи на раскаленные брусья, вылившиеся из огнедышащих мартеновских печей. Цех казался безлюдным. С мягким шумом скользили ажурные краны, переносящие в толстых крюках разливочные формы с болванками свежесваренной стали. Малиновые тюбики болванок, весом тонны в три каждая, устанавливались правильными рядками на платформах, и в сумрачное пространство цеха плыли от них теплые ласковые волны с легким запахом серы и прокаленной земли.

Женя поднялся на высокий помост – туда, где должны быть сталевары. Здесь так же, как и внизу, все громыхало, шипело, ухало, распространяя кругом пронзительный лязг металла и упругие волны горячего воздуха. В маленьких подвесных кабинках плавали на головокружительной высоте незаметные крановщики, кое-где на вагонетках проезжали формовщики и грузчики да перед ревущими печами сновали с лопатами в руках сталевары.

– Приготовиться к спуску стали! – загремел над самым ухом Евгения железный голос, и он испуганно шарахнулся в сторону. «Фу-ты, микрофона испугался», – конфузливо подумал Женя.

Напротив первой мартеновской печи стояла железная будка. Женя постучался в легкую листовую дверь и вошел, не дожидаясь разрешения. Будка оказалась лабораторией. У стола над микроскопом сидела девушка в темной косынке. Перед нею стояли ванночки с водой, пробирки, валялись стальные блинчики.

– Сюда нельзя входить! – строго сказала она, отрываясь от микроскопа.

– Мне бы обер-мастера Елкина или начальника смены, – робко попросил Женя.

Коренастый седоусый человек в черной, лоснящейся от копоти кепке, рассматривавший стальные блинчики, обернулся к Жене и сказал:

– Я обер-мастер.

– У меня вот направление к вам из отдела кадров. – Женя поспешно вынул из кармана бумажку и подал Елкину.

Тот прочел направление, внимательно осмотрел Женю и наконец произнес:

– Добро. Пошли за мной!

Поодаль от лаборатории стояла такая же железная будка – контора цеха. На скамейках сидело четверо рабочих: у каждого к козырьку были прикручены проволокой синие очки, а козырьки лихо заломлены чуть ли не на затылки. Один из них в свитере, когда-то, видать, белом, а теперь насквозь прокопченном, оказался Венюковым.

– Пополнение тебе привел, – обратился к нему обермастер. – На место Горюхина прислали.

Венюков, так же как давеча обер-мастер, внимательно осмотрел Женю быстрыми серыми глазами, словно ощупывая его, и спросил:

– Где работал?

– Я не работал еще… Я только что десятый класс окончил, – ответил Женя и снова почувствовал, что краснеет.

– Фюйть! – свистнул сидевший рядом с Венюковым чернявый парень в военной фуражке. – На трудовое воспитание к нам, значит? Так сказать, за производственной характеристикой…

– Попридержись! – толкнул соседа в фуражке Венюков и, все так же придирчиво глядя на Женю, спросил: – А вы лопатой шевелить умеете?

– Приходилось, – Женя нахмурился.

– Вот что, ребята, – заметил обер-мастер, – вы эти вступительные экзамены до другого раза отложите, а сейчас – к печам.

– Иван Фролович! – Венюков развел руками. – Я не против культурного пополнения. Но ведь был же у нас один техник без пяти минут, а магнезит в печку не мог забросить… Послужную карту нам испортил; опять же хлопоты в отделе кадров.

– Вы это о Горюхине? – Обер-мастер дернул за козырек кепку и нахлобучил ее на самые брови, в отличие от усов, рыжие. – Мало ли кто когда сбегал. А если парень со всей душой идет?

– А я про что? – Венюков снова развел руками; в его светлых глазах мелькнула лукавая насмешка. – Хлопцы, слышали? – спросил он своих подручных. – А теперь знакомиться. Как тебя, друг, звать-величать? То есть, вас…

Женя представился. Парень в военной фуражке встал во весь свой длинный рост и как-то смешно дунул в хрящеватый с горбинкой нос, словно хотел сдуть Женю.

– Жора Старостин, – объявил он и захватил Женину руку своими черными жесткими пальцами.

«Где-то я видел его, – подумал Женя. – И эти крупные, навыкате глаза с синеватыми белками, и эта высокая горбатая переносица с выпирающим из-под кожи хрящом… Знакомое лицо! Но где же, где я его видел?»

– Что загляделся на меня? Может, понравился? – спросил Жора и озорно подмигнул: – Смотри, кабы жаловаться не пришлось.

Венюков достал из настенного железного ящика, похожего на аптечку, синие очки и подал их Жене.

– Сам прикрепишь или помочь? – насмешливо спросил Жора.

Женя пропустил мимо ушей эту насмешку; очки он прикручивал к козырьку проволокой старательно и долго.

– Как в сапожной пришивает, – заметил неугомонный Старостин. – Может, тебе конец помылить?

– Ну, пошли, братцы! – Венюков вразвалочку, хозяйской походкой двинулся на выход.

За ним подались другие. Последним вышел Женя.

По рельсам перед мартеновскими печами ходила взад-вперед завалочная машина, похожая на железнодорожную платформу, поставленную поперек пути; время от времени она поднимала огромный чугунный ковш, наполненный какими-то слитками, и совала его в очередное садочное окно печи. Из окна вырывались ослепительно яркие языки голодного пламени и жадно лизали стальные заслонки. Печи ревели то яростно, протяжным утробным ревом, то прерывисто и тревожно: «Уррру-у! Ту-ту-ту!..»

Женя, пораженный силой рева и ослепительным пламенем печей, стоял как зачарованный. Его легонько толкнули в спину и над самым ухом громко крикнули:

– Интересно?

– Ага. – Женя повернулся и встретился с насмешливо сощурившимся Жорой. И только тут Женя спохватился, что он позабыл на минуту о своих напарниках, они замешивали лопатами какой-то серый раствор, похожий на штукатурку.

– Ребята, слышали – ему интересно! – крикнул Жора и снова резко дунул в свой хрящеватый нос. – А эта штука для тебя неинтересна? – И он подал Жене из-за спины лопату, точно букет цветов. – Может, возьмешь?

– Ну конечно, – Женя взял лопату и, смущенный, подошел к Венюкову.

Тот загадочно улыбнулся.

– Влечет наша стихия?

– Влечет.

– Ну-ну… А теперь смотри сюда. Вот это – магнезит, а в этой куче – огнеупорная глина. Если перемешать их, получится такая адская смесь, что ей и огонь нипочем. – Он взял на лопату смесь, подошел к открытой печной заслонке и крикнул: – Смотри!

Женя сквозь синие очки видел, как небольшой комочек серой смеси полетел в бушующее огневое пекло и Ловко прилепился в печном небе на месте выбитого кирпича.

– Понял? – крикнул Венюков. – А теперь действуй.

Женя Набрал раствор на лопату, подошел к печи и сквозь открытую заслонку стал смотреть на белые раскаленные всплески кипящей стали. Вдруг он заметил, как один из стальных языков лизнул дальний край печного свода и в белом мареве заалела ранкой выбоина. Женя подался вперед, замахнулся и… выронив лопату, отскочил как ужаленный. В своем усердии он забыл об осторожности и шагнул слишком близко к печи – кожа на лице, на руках теперь сильно болела, и было такое ощущение, словно ее кто-то натягивал.

Старостин, схватившись за живот, смеялся и вытанцовывал затейливые кренделя. Остальные сдержанно улыбались и наблюдали выжидательно. Женя стиснул зубы и, набрав раствор, снова пошел к печи.

– Стой! – остановил его Венюков. – Горячностью тут не возьмешь. Готовь глину да приглядывайся.

Женя долго и усердно смешивал магнезит с глиной и часто замечал, как вызывающе поглядывает на него Жора, и чувство острой неприязни к этому сутулому горбоносому парню все нарастало в нем. «Чего он хочет? Смотрит на меня, как будто я ему сто рублей должен», – думал Женя. Черные с синеватыми белками глаза раздражали его и смущали.

Венюков взял маленькую стальную ложку на длинном стержне, зачерпнул ею из печи кипящий металл и позвал Женю:

– Смотри, как проба берется.

Из ложки Венюков стал сливать сталь на плиту. Во все стороны полетели россыпью ослепительные искры. Женя от неожиданности зажмурился. Венюков маленькой лопатой выбил из этого искристого ниспадающего ручейка несколько блинчиков и бросил их в котелок с водой.

– Видишь искры? – спросил Венюков. – Чем они мельче, тем сталь готовее. Замечай!

– За поглядки деньги платят! – крикнул Жора и, подав котелок Жене, приказал: – Неси в лабораторию.

Женя покорно взял котелок и пошел.

– Быстрее! – крикнул ему вслед Жора.

«Вот прилепился, пластырь, – тоскливо думал Женя и погрозился про себя, скорее от отчаяния, чем от злости: – Ну, погоди, я ему еще покажу! Он меня узнает…»

Вернувшись к печам, Женя увидел необычную, яркую и жуткую картину: в одно из раскрытых окон хлынула из печи широким ручьем расплавленная лава; растекаясь по стальным плитам, она бросала тревожные густо-красные отсветы на фермы перекрытия, на стены, на людей. Жора схватился руками за голову, повернулся со страшным лицом к Жене и крикнул испуганно:

– Сталь пошла! Авария… Зови обер-мастера!

Женя опрометью бросился в лабораторию, рванул жестяную дверь и, столкнувшись с Елкиным на пороге, скороговоркой выпалил:

– Авария! Сталь пошла из печи – все заливает…

– Чего, чего? – Елкин, не дослушав Женю, отстранил его рукой и побежал к печам.

Их встретил оглушительным хохотом Жора, он, так же как и давеча, забавно вытанцовывал, взявшись за живот.

– Сукин ты сын! – обругал его Елкин. – Чего ты ржешь, как кобыляка! Иль позабыл, как сам-то плечом мульду ворочал?

– Кто через это не пройдет, тот не сталевар, – ответил Жора сквозь смех.

– Ты, Старостин, брось озоровать. И парня гонять нечего. Понял? – Елкин погрозил Старостину и, обернувшись к Жене, сказал: – Это не сталь, а шлак, накипь… Понял?

Женя кивнул головой и сердито посмотрел на Жору. Ах, как ему хотелось бы сейчас намять бока своему обидчику!

Подошедший Венюков длинным стержнем сдвинул стальной лист, прикрывавший сточное окно, и расплавленная масса потекла, оставляя на остывающей поверхности маленькие острые язычки пламени, похожие на синие лепестки лилии.

Ободренный заступничеством обер-мастера, Женя остаток дня работал бдительно, готовый в любую минуту встретить подвох со стороны неугомонного Старостина. И все-таки он снова попал впросак.

Перед самой сменой Венюков ушел выбивать сточное окно и готовить сталь к спуску. Старостин зорко следил за кипящей сталью и, вдруг кивнув на завалочную машину, стоявшую возле второй печи, крикнул:

– Бутягин, убери мульду!

– А что это такое? – спросил Женя.

– Ковш завалочной машины, видишь – у самой заслонки, мешает.

Рабочий, управлявший завалочной машиной, куда-то ушел. И Жене ничего не оставалось делать, как выполнить распоряжение. Он подошел к ковшу и плечом хотел подвинуть пятитонную махину. Разумеется, мульда не подалась.

– Поднажми! – крикнул ему насмешливо Жора.

Чугунный ковш еще не успел как следует остыть и больно обжег Жене щеку. Он отошел от мульды с пылающим от огня и гнева лицом.

– И чему вас только в школе учили! – с этими словами Жора полез в кабину завалочной машины, потянул рукоять, и ковш плавно откатился назад. – Видишь, как надо! А ты целоваться полез с ковшом, – иронически изрек он, подходя к Жене.

– А вы… просто негодяй! – крикнул Женя с дрожью в голосе.

– Ишь ты! А он огрызаться умеет. С характером, – сказал Жора стоявшим поодаль подручным. – А я-то думал, что он все еще школьник.

– В другом месте я бы вам показал… – Женя исподлобья смерил глазами Старостина.

– А здесь чем плохо – пол железный? Так не бойся за мои кости, они выдержат. Ну, что ж остановился? Покажи класс. Кинь разок через себя. – Жора подзадоривающе сверкал белками.

Женя заметил, как выжидательно смотрели на него ребята, и понял, что отступать нельзя, если не хочешь потерять в их глазах уважение. Выкинув руки вперед и слегка пригнувшись, он пошел на Старостина. Старостин тоже слегка пригнулся, выбросил руки и встретил Женю мягкими цепкими движениями кистей, словно заботливо ощупывал его. Наконец руки Старостина сплелись на Жениной спине в железный замок и стали давить на позвоночник со страшной силой. Женя рванулся и неожиданно почувствовал, как Старостин обмяк и упал на колени.

– Егор! – крикнул появившийся Венюков. – Ты что, с ума спятил?

– Ничего подобного, – лукаво ответил Жора, поднявшись. – Просто мы поразмяться решили.

– Ты брось валять дурака! – Венюков подозрительно посмотрел на Старостина.

– Вот пусть руки отсохнут, если вру! – Жора дурашливо перекрестился. – Он меня так скрутил, что ребро выдавил… Не верите? Вот оно, вот… – Жора схватил складку побуревшей гимнастерки и так искусно натянул ее, что получилось полное подобие выпуклого ребра. Затем он скорчил такую уморительную рожу, что все покатились со смеху.

Женя тоже смеялся со всеми вместе, впервые за этот день.

Венюков подошел к Жене и положил ему на плечо свою горячую влажную ладонь.

– А ты смелый, брат, – заговорил он. – Это хорошо. В нашем деле смелость – не последняя мерка.

– Ребята, зайдите-ка после смены в конторку, – позвал проходивший мимо Елкин.

И снова Женя наблюдал, как его напарники садились на отполированную прокопченными пиджаками и брюками скамью, с наслаждением курили, лихо сдвинув набекрень кепки с синими очками. Но теперь в этих спокойных и слегка усталых взглядах не выражалось к нему того повышенного, чуть насмешливого интереса, с которым они его встретили утром.

Старый мастер сидел на углу стола и долго разминал папироску, собираясь с мыслями.

– Мне, ребята, чтой-то вспомнилось, как я впервые к печи попал, – начал Елкин, напряженно сдвигая свои рыжие брови. – Мне еще повезло, дед кузнецом был, а кум отцов, Иван Митин, – сталеваром. Здоровый был мужчина, Митин-то: борода во всю грудь, рубаха – по колена, вечно распоясана и огромные бахилы на ногах. Осмотрел он меня, шестнадцатилетнего паренька, и говорит: «Жидок к печи-то идти. Ступай-ка к деду зубило держать». Я и держал зубило целый год. А хотелось к печи; бывало, стоишь поодаль и смотришь как зачарованный. Дед жалел меня. Ты, говорит, Иванка, силу нагуливай: с одним желанием без силы возле печки, что с зубилом без кувалды – наметку и то не сделаешь. Оно и вправду. Работа раньше возле печи была адская, не то что теперь; печи загружали вручную: привесишь лопату к ролику, навалишь на нее тонны три шихты, потом берешься за рукоять, вывесишь шихту, как чугун на ухвате, – и в окно. Бывало, Митин, перед тем как взять подручного, протянет согнутый мизинец и говорит: «Берись обеими руками и тяни». Если разогнешь мизинец – возьмет, а нет – так не обессудь. Да… А теперь вот Егор на старый манер тоже решил экзамен на силу устроить. Я ведь все видел. Не с того конца подходишь, вот что я тебе скажу.

– Да какой там экзамен, – ответил Старостин, выпуская клубы дыма. – Просто поразмялись после работы. Ну, Женька меня и мотанул. Силища! Хвалю…

Елкин подозрительно покосился на Старостина и недоверчиво изрек:

– Тебя мотанешь.

– Не знаю, как это выразить, Иван Фролович, по-научному, – заметил обер-мастеру Венюков, – а попросту скажу вам: в рабочие люди тоже надо держать экзамен, и не только по знанию, но и по характеру. Характер в нашем звании должен быть железным. Ведь мы же рабочие, сталевары!..

– А ты что скажешь? – спросил Елкин у Жени.

Ребята насторожились.

– По-моему, они правы, – ответил Женя.

– Хо-хо! – Обер-мастер покачал головой и улыбнулся. – Гордые, черти. Может быть, и так, ребята. Ну, а теперь – по домам.

У выхода из конторы Женю задержал Старостин.

– Вот что, парень, приходи-ка после работы как-нибудь к нам, в секцию борьбы. Мне кажется, из тебя выйдет толк, – он по-мальчишески лукаво подмигнул Жене и протянул руку. – Ну, а за насмешки извини, брат. Мне просто хотелось знать, какая у тебя закваска.

Он стиснул руку Жени и пошел своей неторопливой валкой походкой. И Евгений вдруг вспомнил все: и эти черные, навыкате глаза, и этот выпирающий из-под кожи хрящ на переносице, и этот могучий покатый загорбок. Да ведь это же Георгий Старостин, чемпион края по борьбе!.. Женя вспомнил, как на последнем первенстве Старостин перекинул через себя семипудового Тришкина, и тот плюхнулся на ковер, словно мешок.

«Значит, он нарочно упал на колени, – мелькнула мысль, – чтобы мой престиж поддержать… А я-то чего про него думал? Эх!»

И Женя, смущенный и радостный, пошел из цеха, даже не завернув в душевую помыться.


1955

Notes



Оглавление



  • загрузка...