КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604638 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239638
Пользователей - 109538

Впечатления

iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Да, никто не сделал большего для развития украинского самосознания и воспитания ненависти ко всему российскому даже в самых пророссийских регионах Украины, как ВВП в феврале...

Именно он - по делам, а не по словам - лучший друг бандеровцев :(

P.S. А судя по реакции на комментарий — суммарный интеллект читателей одинаков, а количество их неуклонно растет :) Мыслят так, как приказано ящиком...

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 7 за, 3 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -8 ( 2 за, 10 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).

Русский стандарт или Попаданки против! [СИ] [Анна Иванова] (fb2) читать онлайн

- Русский стандарт или Попаданки против! [СИ] 360 Кб, 93с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анна Андреевна Иванова

Настройки текста:



Анна Иванова РУССКИЙ СТАНДАРТ ИЛИ ПОПАДАНКИ ПРОТИВ!

Глава 1. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда!

В борьбе между сердцем и головой в конце концов побеждает желудок.

Станислав Ежи Лец.
Мама говорит, что во всем нужно видеть хорошее. Даже если это хорошее — ливень, слякоть, морось и обрызганное каким-то «хорошим» человеком новое пальто. Осень в самом разгаре. Золотые листья неспеша опадали с родных веток и приземлялись на холодную землю. Хорошо хоть не снегопад, как на моей северной родине. Зараза! Местные лихачи гоняют так, будто последний раз сели за руль, ей-богу. Их не интересует, что, если они захотят быстро затормозить — не получится. Никогда таких не понимала. Я обругала всеми неприличными словами имбицила-водилу, ибо нефиг. Закон подлости юбилейный, миллионный — как только ты купишь новую вещь, она стопудово будет испорчена в ближайшую неделю. Черт, да я себе во всем отказывала, чтобы купить это пальто! Еще чуть-чуть и была бы похожа на модель Victoria’s Secret. Тут мне вспомнилась мама. Она бы просто заулыбалась. Еще бы! Есть повод отдать вещи в химчистку!

— Доця, привет! Как ты там? Еда в холодильнике есть или молодая мышка уже повесилась на прутьях белого морозного монстра? — раздался саркастичный голос в трубке, — Хм… тогда может крысы бегают по свежему мусору в твоей комнате? Проверь под кроватью.

Воистину — не вспоминай мать всуе…

Я никогда не отличалась чистоплотностью и ярым рвеньем к чистоте. Мойдодыр был худшим воспоминанием детства. Какого хорошего человека (или не очень хорошего, да и не очень-то человека) назовут Мойдодыр? Не только «мой», но еще и «до дыр». Маленькую меня это, к примеру, очень пугало. В детской голове вспыхивали образы страшной старой мойки, которая может тебя продырявить.

— Нет, мам, до крыс не дошло. Сейчас буду звать мужичков для убийства тараканов. Прелестные существа, знаешь ли. Питаются объедками, не отвлекают. Счастье, а не соседи!

— Я так и думала! — рассмеялась в трубку мама, — Неужели действительно взялась за голову и не засвинячила новую квартиру?

П-ф-ф-ф… Любой каприз за ваши деньги! Платят за квартиру, к сожалению, мама с отцом, но договор оформлен на мое и Алино имя, а значит — ответственность за сохранность чужой недвижимости на нас.

— Представь себе. Сложно за несколько дней засрать столько квадратных метров.

Съемная квартирка располагалась рядом с учебой, что экономило не только время, но и деньги. Проезд все еще не сделали бесплатным. Россия матушка дерет налоги, будто коллектор 90-ых.

— Поверь, если ты поступила на бюджет, то для тебя уже нет практически ничего невозможного, — уже серьезнее ответила мама.

Чуть больше трех месяцев назад я успешно сдала экзамены и поступила в престижную медицинскую академию, где на место приходится почти двадцать человек.

«Конечно поступила. У тебя что, были варианты? Или я чего-то не знаю? — вдруг проснулся внутренний голос, — Если бы хомяк не умер после его третьего дня рождения в твоем доме, я бы удивилась. Но ты сидела у репетитора два раза в неделю и еще занималась дома. Дорогуша, ты не только заросла болотной тиной, но и стала черепахой Тортилой, забывшей о друзьях. Я уж думала, все, кранты. Привет зубрежка, пока приключения на выпуклую филейную часть».

Воистину, потратить столько денег на репетиторов, стоимость которых вышла в год обучения здесь, изначально не входило в мои планы. Но есть в этой жизни счастье — стипендия. Хоть и маленькая, но моя! Каждый месяц мне выдавалась небольшая сумма, которую я откладывала. В любой день может случиться непредвиденное и неприятное, а потому надо застраховаться. В конце концов, я не всегда буду сидеть на шее у родителей.

— Ну хорошо, тогда перезвоню завтра, дорогая. От папы привет! — до меня дошли отголоски папиного крика: «Дорогая, заканчивай, твоя псина не хочет жрать!»

Дело в том, что у нас есть собака. Она прелестная. Дважды прокусывала мне губу, раз десять кусала за ноги, а иногда и за руки. Из-за Юцика я потеряла больше крови, чем если бы сдавала ее ежемесячно для нуждающихся в больнице. В общем, Юцик не принимала никого, кроме мамы и отца. А мне это было на руку — ухаживала я за ней в два раза меньше, чем родители, учитывая нашу «любовь».

Потихонечку я дошла до подъезда, в котором находилось мое пристанище на долгие годы учебы. В тамбуре пахло печеным. Открыла дверь в квартиру. Люня накинулась на меня, при этом чуть не задушив в крепких объятиях, о чем и была проинформирована.

— Ой, да ладно тебе! За 10 лет и привыкнуть могла, — насупилась блондинка.

С Алей мы дружим со второго класса. Почему со второго? А в первом она меня недолюбливала. Мягко говоря, наши отношения мало отличались от отношений Ленина и Сталина. Платиновая блондинка всегда считала, что лучше нее нет на свете. Ну, я, конечно, была на втором месте. Лучшая подружка все-таки! Так мне и поставили табуретку без ножки около трона из рюшек и золота. Несмотря на Аллин дотошный характер, я ее люблю. Существовать со мной дольше года-двух — подвиг. Вспыльчивый и импульсивный характер способен перенести не каждый. Наверное, поэтому я не очень лажу с людьми. Мой и Алин психотип яки герои-антагонисты, но с одинаковыми жизненными принципами и целями. Наверное, только твердость личности и ранее перечисленное нас и объединяло. Остальное, увы, растворялось в пучине различий.

— Блин, жаль Маси нет! Маха бы нам тут устроила кузькину мать, — готовя блинчики, пока я раздевалась, проворчала подруга, — Мы бы с тобой уже знали все клубы, кафе, бары и пабы не только в городе, но и в области. Уже бы и своего «Игорька» захапали б!

Да, Аля действительно имела бы успех в местных «пристойных» заведениях. Она без макияжа то красавица, а если уж подчеркнет свои достоинства легким (или не совсем) мейк-апом… туши пропало. По прогнозам, синоптики объявят мощный мужикопад. Иногда я чувствовала себя ущербно. Я — типичная представительница вида «хомосапианс». Каре, нос с горбинкой, больше среднего размера зубы. Ко всему этому прилагался рост метр шестьдесят. С таким набором чувствуешь себя земляным гоблином, только вышедшим из шахты, со словами: «Я усталь, насяльника. Руда нет больсе. Отпустить глупий гоблин домой, хоросий, добрий насяльника». Аля же скорее ассоциируется с миловидным блондинистым божеством, спустившимся с небес для сбора дани с нас, «рабосий глупий гоблинов, насяльника». Хотя… такие как Аля пожалеют бедных существ и не примут дары, а отдадут их обратно.

— К моему счастью, она с Игорьком укатила на острова. Сказала, выклянчает у него немного деревянных и купит нам суперкрутые сувениры.

— Мася? Да забудет уже через три секунды, что она там говорила, — возразила Аля, обмазывая маслом последнюю порцию ароматных блинчиков.

Майа Андреевна — прекрасная женщина, по совместительству, как вы уже догадались, наша подруга. Такой как Мася — надо в морге работать. Она не только при трупах есть будет, но еще и у них поинтересуется, не хотят ли они покушать? Не заболели ли? А то что-то очень бледные и молчаливые, ребят! Но наша Майа выбрала юридический ВУЗ, где и повстречала своего Игорька — сына довольно таки крупного бизнесмена. Майюся — нескончаемый поток позитива и положительных эмоций. Она была как солнышко, такая же рыжая и веснушчатая! Плачет только тогда, когда нечаянно прыскает духи в глаза, заезжает подводкой куда не надо и еще много всяких «совершенно случайных и смешных» ситуаций.

Мы же с Алей все еще не освоились в новом городе, а всех кавалеров упорно отшивали.

Я согласилась с подругой и приступила к поглощению пищи. День выдался сложным, но продуктивным. Я отмотала срок в местной колонии — моей академии, а потом еще и успела заскочить в одну кампанию по поводу работы. Как я буду совмещать работу и учебу — не знаю, но другого выхода увы, нет. Или так — или голодать.

Аля заметила резкую смену моего настроения и без слов поняла причину переживаний. За 10 лет она изучила меня вдоль и поперек. Иногда мне кажется, что я сама себя не знаю.

— Ничего, прорвемся! И не из такого выкарабкивались, подруга.

Да… За годы учебы на нас писали докладные, заявления, жалобы. Однажды мы подрались с мальчиком, который не захотел уступать место «леди». Как боевой трофей — расцарапана шея и слегка надорвано ухо, а у нас легкие залысины по бокам. В школе мы имели репутацию сучковатых и надменных стервочек, с которыми дела иметь себе дороже. Нас все устраивало — не лезут и ладно.

Я поблагодарила подругу и пошла спать.

Завтра будет воистину тяжёлый день. Я даже не предполагала, насколько…

* * *
Если в дверь к вам стучится радость — не открывайте. С радостью всегда приходит ее подружка — неожиданность, и не факт, что хорошая.


Да, поспала я отлично. Даже выспалась. На часах стояло 11 утра. Что ж, пора вставать. Я зевнула и сладко потянулась. С кухни тянулся приятный аромат печеного.

Я включила новый трек любимой певицы и надела очки. Зеркало, к которому я подошла не показало модель из кинофильмов, которая просыпается с идеальной укладкой и макияжем. Волосы торчали во все стороны, а с очками я была похожа на рыбу. Еще-бы! При моем то зрении и это хорошо. Дело в том, что зрение у меня интенсивно падает с детства, а в скором времени я могу и вовсе ослепнуть. Спасали только любимые контактные линзы, в которых я могла почувствовать себя полноценным человеком.

С улыбкой я прошла мимо пыхтящей над плитой подругой и направилась в душ. Встала под горячие струи воды и взбодрилась окончательно. Нормальные люди, как любит говорить Аля, принимают душ холодный, а ты, видимо, хочешь быть поближе к прежнему месту обитания. К Аду, если вы не поняли.

— Калыван, я уже все накрыла, хватит орать под Ариану в душе! — послышался голос подруги.

Еще со средней школы у нас были свои прозвища — Калыван (я), Яга (Аля) и Рыжик (Мася).

Я вышла из душа и послушно села за стол. Да, оладьи получились на славу.

— Это лучшие оладьи, которые я ела в своей недолгой жизни. — прокомментировала я блюдо.

Аля рассмеялась, и приступила к поеданию своего творения.

Я попивала чай с бергамотом, а Люня заварила себе кофе.

— Ась, а у нас же шоколад остался! — предложила подруга.

Я вспомнила твердую плитку шоколада с Украины, которую привез Аллин отец.

— Аль, эту плитку только выкидывать. Ну или пол ей закладывать. Это даже не кафель — крепче!

Подруга надула недовольную моську, но замолчала.

— Какие планы на день? — спросила Люня.

Ответить я не успела. Раздался дверной звонок.

— Сиди, бедолага, я посмотрю кто там. — Аля встала и пошла к двери.

Ладно, хотя бы так. Я потянулась за новой порцией завтрака.

— Ась, там никого нет. — с обеспокоенным видом оповестила подруга.

Как нет? Да не может быть. Я сама подошла к двери и посмотрела в глазок. Действительно, никого не было.

— Не парься, это, наверное, дети решили подшутить. — упокоила я взволнованную подругу.

Мы снова сели за стол, но нам все равно не дали закончить завтрак. В дверь уже постучали, а не позвонили.

— Как они смогли попасть в предбанник? — озвучила Аля мои мысли.

Я неспешна подошла и взяла два ножика: для меня и Люни. Чем Бог не шутит? Надеюсь, это не нечистая сила и убить ее можно не только серебром.

— Быстро иди в комнату, но пока не закрывай, я скоро подойду.

Алю не пришлось просить дважды. Я подошла к дверному глазку и ничего не увидела. Он был черным. Прикольно, грабитель или маньяк закрыл глазок. Зашибись. Молодой человек, главное мусор за собой уберите и кровь вытрите.

Я попятилась в сторону комнаты, в которой слышался Алин голос. Она уже звонила в полицию.

— Ну что там? — спросила подруга.

Я лишь пожала плечами. А что я могу сказать? Кажется, к нам пришел очень умный и опытный грабитель. Нас скоро убьют и ограбят, подружка. Следов, скорее всего не оставят, поэтому можешь смотреть гробики на Авито.

Конечно, это может быть прекрасный принц. Привет, невестушка, забирай трофей в моем лице. Хотя не, Алину руку и сердце я не дам. Ей самой они пригодятся.

— Ась, я в туалет хочу, — послышался обеспокоенный голос.

— Можешь написать прямо на ковер, маньяк убежит не только от нашей с тобой утренней физиономии, но и от запаха.

Аля шутки не поняла и, кажется, обиделась. Да, самое время обижаться. Ну ничего, на том свете помиримся. Постучали уже в нашу комнату. Я подумала, что надо как-то решать ситуацию, не прибегая к подручным средствам: ножику и расческе с острым концом.

— Дорогой наш, не надо портить дом и, скорее всего, нас тоже. Мы чахоточные, сами скоро коньки отвесим, — Аля для правдивости подыграла мне и кашлянула, — Вы конечно, можете проверить, но риск заразиться очень велик, поэтому как будущий медик советую уйти и не трогать ничего.

— Я уже съел все оладьи, поэтому чахоточные теперь мы все, — с этими словами дверь открылась.

Стоп, что? Какого черта за дверью опять пусто?!

— Аль, а ты вместо муки ничего не добавляла в оладьи? Коллективные галлюцинации просто так не появляются. — предположила я.

— Тогда то, что я вижу вас — тоже галлюцинация? Очень интересная магия! — послышался голос справа.

На диване сидел наш неудавшийся маньяк. Точнее три маньяка.

Глава 2. Очаровательный пушной зверёк! Жаль, северный

Эллочка-людоедчка обходилась лишь тридцатью словами. И ты попробуй!

Муж ну очень болтливой жены.
— Вы кто и как сюда попали? — мама всегда меня учила быть вежливой. Даже если к вам вломились определенно незнакомые люди.

— Это не столь важно. Где третья? — ответил крайний. Ответил ли? То есть вломились в квартиру, а потом вопросы задают. Не порядок.

Мы не поняли о чем речь.

— Огненная где?

О, прикольно, это они о Масе? Слава всем богам, что Маруся улетела.

— Если вы о Маське, то она на островах.

Трое из ларца переглянулись. Один молодец испарился. Они ещё и магичат? Мальчики, намагичьте нам дворец И прекрасного принца. Можно ещё кучу нарядов. Думаю, это можно устроить.

— Хорошо, — подал голос правый, — Девушки, у меня есть к вам предложение. Вы сейчас соглашаетесь на исполнение трёх деланий, но на наших условиях.

Я, честно сказать, опешила. Мы с подругой переглянулись. То есть нам с порога заявляют, что мы имеем к вам деловое предложение, при чем мы маги, поэтому вам лучше согласиться. Здорово! Просто замечательно!

Во-первых, любопытство кошку сгубило. Но черт, три желания… И хочется, и колется.

— Что за условия? — спросила подруга.

— Все просто. Вы перемещаетесь в наш мир на год, а дальше сами решите, нужно вам там оставаться или нет, — ответил левый.

Они были абсолютно одинаковы. С копной чёрных волос, нагладко выбриты, с правильными чертами лица и ярко зелёными глазами. Одеты, однако по разному. Левый сидел в чем-то отдалённо напоминающем восточный наряд. Просторные шаровары и белая почти прозрачная рубашка. Правый же выглядел более серьёзно и носил, видимо, только тёплые вещи. На нам был костюм с меховым воротником и серебристыми узорами. Братья? Может быть.

— Что насчёт родственников и семьи? — спросила Аля.

— Не беспокойтесь, в нашем мире время идёт иначе. За год у нас — у вас пройдут лишь сутки. — успокоили нас.

А почему бы не попробовать? Если мы будем там в безопасности и при удобствах. Кстати…

Я вспомнила, что это может быть средневековый мир без удобств. Что-то не хочется корячится в туалете на улице и писать в дырку, при этом держа дверь, чтоб не открылась.

— Нет, наш мир абсолютно приспособлен к проживанию. Правда, там своя система и технологии, но вы быстро научитесь ими управлять.

Они мысли читают?

— Нет, мы не можем читать мысли. У вас на лбу все написано, — усмехнулся молодец. Смейся, смейся. Чувствую, мы сильно вам нужны, поэтому я бы не рекомендовала так с нами общаться. Озвучить это я конечно же не успела.

— Хорошо, а что насчёт одежды? Косметики? Нас всем обеспечат или нужно брать своё? — забеспокоилась подруга. Алю хлебом не корми, дай красиво выглядеть.

— Конечно, но, например, нижнее белье вам стоит взять своё. У нас оно представлено не очень удобными панталонами и корсетами, — ответили нам. Идея щеголять по дворцу в панталонах и кринолине нас не прельщала.

Мы с Алей переглянулись. Идея неплохая, отдохнуть бы нам не помешало. Наверняка в этом мире есть море, песок и остальное… стоп. Зачем тогда там мы?

— У меня к вам встречный вопрос на засыпку, а в чем ваша выгода? — прямо спросила я.

Близнецы усмехнулись. Они что, как куклы? Говорят и двигаются, будто за веревочки дёргают. Только лишь марионетки? Где тогда кукловод? История приобретает все новые и новые подробности.

— А ты не так проста, как кажешься. Это хорошо, — подметил правый.

— В нашем мире по другому не выжить, — одобрительно кивнул левый и продолжил, — Каждая из вас будет при дворе одного из правителей трёх королевств. Каких — не нам решать. Вы сможете перемещаться в любое удобное место, а также ментально общаться между собой. А мы устали. Нам нужен небольшой отдых.

Успокоили. Спасибо, теперь вещь совсем не страшно! В голове всплыла фраза их песни: «Нужным быть кому-то в трудную минуту, Вот что значит настоящий верный друг».

— Ну что, Ась, почему бы и нет? — предложила Аля, — Может быть там правители красивые!

Да… может быть. При этом требовательные и дотошные. Если верить другим подобным сказкам, то бесплатный сыр только в мышеловке. Придётся или мир спасать, или себя в жертву приносить.

Что ж, советник на год в магическом мире? Вместо года в меде? А почему нет? Мой здравый смысл и чувство самосохранения утопали вдаль. Передавали пламенное пожелание сдохнуть, ведь они, видимо, не нужны.

— Что вам нужно для переноса? — поинтересовалась я.

— Лишь Ваше устное согласие, душенька, — мило проворковал правый.

Хорошо… не зря я любила право.

— Я, Калинова Асияра Матвеевна, соглашаюсь стать советником одного из трёх монархов в мире, в который нас отправят трое бывших советников оных, при условии получения трёх желаний без ограничений, а также дальнейшему возврату домой (указанная нами точка), когда мы этого попросим, — твёрдо ответила я. О, как загнула! Учительница по праву меня бы похвалила.

Мужчины довольно переглянулись. Аля повторила формулировку.

— Мы, советники Трех Королевств Двоемирья, принимаем соглашение Калиновой Али Матвеевны и Спудник Али Николаевны. Да будет так, — закончили советники.

Перед глазами помутнело. Я видела довольные лица мужчин, которые вскоре растворились в тумане. Я держала Алю за руку, чтобы не потерять. Вдруг я почувствовала чужое прикосновение. Резко повернула голову и… о! Масенька, родненькая, загорелая! Я ухватила подругу за руку и окончательно провалилась в сон.

* * *
Проснулась я уже на полу в каком-то большом зале. Было холодно и темно, будто в пещере. Вдруг включился свет и мы смогли разглядеть друг друга.

Да, на фоне нас Мася выглядела куда лучше. Загорелая, отдохнувшая и все с теми же горящими глазами.

— Как я скучала! — завизжала Майа и обняла нас. Она не представляет, как скучали мы! Кстати, она наверное прибыла те же способом, каким и мы. Не зря же один из бывших советников исчез ее искать. Поэтому этот вопрос мы и не задали.

Я осмотрела помещение. Оно было разделено на три неравномерные половины. Белая, желтая и красная. По оттенкам, разумеется. Дальше шли какие-то иероглифы на стенах, полу и потолке. Белая заполняла большую часть, затем шла красная, а самой маленькой оказалась желтая. Пол и стены полностью соответствовали оттенкам той части зала, под цвет которой красовались рисунки на потолке. Странное дизайнерское решение. Под чем был создатель?

Мы резко повернули головы в сторону неожиданно появившихся звуков.

На нас уверенной походкой надвигались три фигуры в плащах.

Я моментально вскочила и приняла положение, в котором было бы удобно защитить моих девочек. Никто не смеет их обижать. Даже в другом мире.

— Смотри, а она даже щит сама поставила. Может все не так плохо? — раздался голос из под капюшона.

Какой щит? О! Я заметила искрящийся купол над нами. Неужели я теперь магичка? Вот это номер… Но, дорогие мои, снимать этот «щит» я конечно же не буду. Черт их знает, этих правителей. Пусть знают русских! Мы своих не бросаем.

— Снимай его, мы даже при большом желании не сможем вам навредить, девушки, — раздался басовитый голос из другого капюшона.

— А как это сделать? — спросила я. Да… тут вышла загвоздка. Я действительно не представляла как его снять. Я без понятия даже как его снова поднять!

— Просто представь, что он медленно исчезает. — предложил третий.

Хорошо, попробую… Я сосредоточилась и представила, как купол исчезает. Хм… вроде сработало.

— Ха-ха! Она сделала его невидимым! Все намного лучше, чем я ожидал! — снова прокомментировал мои способности третий. Он самый дружелюбный и приятный, даже несмотря на ужасные манеры.

Меня начало выбешивать, что они так и не показали свои лица! То есть мы тут ненакрашенные, страшные, в домашней одежде, Аля все ещё с маской на лице. А они прячутся, скромняги. Не дело.

— Хватит этого маскарада, друзья. Девушки начинают нервничать. Снимите свои плащи, — наконец предложил второй. О! Взломщики не могли читать мысли, а эти могут? Или у меня опять все на лбу написано?

— Как только эта малышка снимет щит — без проблем! — отозвался третий.

Меня очень бесит, когда упоминают мой рост. С детства я стояла максимум третьей на физкультуре по росту. С конца. В средней школе я спасалась каблуками, в общем, как и в старшей. Но все равно были девочки выше меня!

Что ж… успокоившись, я представила, как купол полностью рассеивается, а я стою просто посреди зала.

— Вот теперь можно снять капюшоны. Да, Алинаэль? — отозвался первый.

Мужчины сняли с себя плащи и наконец показались. Показывать, кстати, было что.

Первый мужчина был высоким брюнетом, подстриженным почти под ноль. Маленькие глаза смотрели так, будто ты его слуга или поданный. Густые брови и правильные черты лица делали его похожим на воинственного предводителя какой-нибудь очень опасной страны. Шрам на щеке и висящий на талии нож это подтверждали.

Второй был тоже высоким широкоплечим мужчиной, но с длинными, почти белыми волосами. Одетый в чёрный костюм с серебряными узорами и нашивками из меха, он походил на снежного короля. Большие светло-голубые глаза смотрели величественно, не давая намёка сомнениям по поводу его аристократичности. Крупные перстни показывали, скорее всего, высокое экономическое состояние страны.

Третий же был среднего роста, но очень хорошо слажен. В нем чувствовалась хитрость, увертливость и лукавство. Такой правитель запросто может обвести вокруг пальца любого. Он провёл рукой по высокому каштановому хвосту. Мне бы такие волосы… и одежду. Монарх стоял в темно-красном кожаном костюме, будто через несколько минут пойдёт грабить и мародерствовать.

Что ж… чувствую, этот год будет веселым.

— Дамы, позвольте представиться. Адам, — поклонился снежный король, — Я правлю на северо-западе, в королевстве Эсзак.

— Меня зовут Алинаэль. Правлю землями на востоке. Королевство Напкалет, — с улыбкой представился тот самый третий. Он не так прост, как может показаться… С ним надо быть осторожнее, в этом я уверена.

— Я Элеазар. Моя земля находится на юге. Она зовётся Нугати, — коротко ответил воин. Наверное, таким и должен быть мужчина. Пришёл, увидел, завоевал и кратко огласил. Прелесть просто!

Девочки с интересом разглядывали мужские фигуры, а я думала о том, как бы быстрее смотать срок. Зря мы согласились… Ой зря. Каждый монарх имел свои загоны и особенности. Под каждого придётся подстраиваться… или подстраивать? Второй вариант мне определённо нравился больше. Ладно, сначала нужно прощупать почву, а потом уже сеять рожь.

Девочки представились. Моя очередь.

— Ася, приятно познакомиться, — я сделала книксен. А что, я личность разносторонняя, могу и так.

Мужчины удивленно взглянули. Неужели тут так не делают? Неловко.

— Раз мы закончили со знакомством, то можно перейти к делу. Думаю, эти плуты уже объяснили принцип работы нашего мира, поэтому пройдемте к тронам. Они покажут кто из вас наиболее нам подходит, — сказал, вроде бы, Адам.

Мы взглянули на три трона, находящиеся в нескольких метрах от нас. Интересно, как они связаны между собой? Стоят очень близко друг к другу, но от каждого идёт своя дорожка оттенка, представленного в зале. Девочки уже разбирали «стульчики».

Аля не задумываясь села в ярко-красный с золотым ободком и такой же золотой головой змеи наверху.

Мася взглянула на меня и выбрала желтый с драгоценным камнями. Наверху красовался василиск.

Я же остановила взгляд на чисто-белом, усеянном мелкими блестками и серебряной отделкой подлокотников. На верхушке оказался дракон.

Я очень аккуратно села на предоставленное место. Девочки повторили мое действие.

Правители переглянулись и пошли к нам. Ой… я влипла. Я очень, влипла!

К Але направлялся Алинаэль. Он был настолько доволен, что я неосознанно сравнила его с котом, насладившимся сметаной. К Масе уверенно двигался воинственный Элеазар. На его лице не было особых эмоций, но и это было лучше, чем у меня.

Адам шёл ко мне с такой миной, будто поставил все свои деньги на Ямайку, а победила Аргентина.

Все. Жизнь не будет прежней. Какая бо-о-ль! Какая бо-о-оль! Аргентина-Ямайка: 5:0!!!

Так, спокойно, Ася! И не таких перевоспитывали. Но черт, дракон на то и дракон — он в цирке не выступает. Потому что его не существует!

Монархи сели рядом. Мой снеговик сел на край подлокотника, будто детсадовец, боящийся заразиться вшами.

Как только все уселись на места, я уловила вспышку света, исходящую уже от нас. Магия в самом разгаре! Маленькие огоньки светились, кружились и создавали интересные картины. Это был то дождь, то снег, то вьюга или буря! В конце они направились к нам и остановились на руках. После их прикосновения на запястьях красовались татуировки, очень похожие на браслеты.

У меня был белый сверкающий узор. Всплыли ассоциации с окнами во время мороза. Выглядело очень красиво!

— Девочки, в скором времени Ваше тело и внешность начнёт подстраиваться под нас. Надеюсь, вы не будете очень против аккуратных изменений. Обещаем, резко менять ничего не будем! — успокоил Алинаэль после окончания светового шоу.

Меня ещё и менять собрались. Все таки придется подстраиваться, а не подстраивать. Я посмотрела на Адама. Он снова надел маску безразличия и апатии. Да… такого будет сложно вывести на контакт. Но ничего! Мы из волка сделаем собачку. Волкодава, видимо…

Глава 3. Если Магомед не придет к Горе, то Гора ударит Магомеда! Она обещала!

Если надолго оставить женщину одну, у нее заводятся Мысли и она их Думает.

В силу женских особенностей, ни к чему хорошему это не приводит.

Автор: неизвестен.
Я неспешно шла за приставленной ко мне горничной-голлемом. Оказывается, в этом мире существуют духи стихий, которые вселялись в тела (не обязательно настоящие) и могли без устали работать на хозяина. Мой голлем был довольно таки миловидным Синие волосы указывали на его принадлежность к воде, а женская сущность была более приятна, нежели если бы приставили мужчину. Черное платье с белым передничком не давало никакой информации, поэтому я просто шла дальше.

Мы двигались по длинным коридорам с богатыми дверьми и арками. Да, Олаф, отгрохали вы себе хоромы. Не удивлюсь, что где-то в здании есть горем. Мое крыло, насколько я поняла, располагалось на севере дворца. Было довольно логично, ведь снеговик правит на северных землях. Наконец горничная остановилась. Я увидела массивную дверь из светлого дуба. Ручка походила на не до конца раскрывшуюся розу. Оригинально.

— Господин просил проводить вас до покоев и при желании показать остальную часть замка, в которую вам разрешено заходить, — мелодично проговорила она и стала ждать ответа.

Хочу ли я посмотреть остальной замок? Однозначно! Но в таком виде это будет неприятно… я все таки одета в растянутые домашние треники и майку алкоголичку. На ногах красовались тапки с котиками. Выход оставался один.

— Не могла бы ты помочь мне привести себя в порядок, — поспросила я, — и было бы здорово узнать твое имя, не обращаться ведь к тебе «эй ты»?

Голлем странно на меня посмотрела. Я сказала что-то не так?

— Обычно нам не дают имя. Его придумывает хозяин, но наш не утруждает себя этим. Вы можете дать мне любое имя, — ошарашила меня горничная, — Пока вы будете думать над этим, я смогу помочь вам привести себя в надлежащий вид.

Она открыла дверь, и мы смогли зайти в комнату. Сначала действительно могло показаться, что это комната, но это оказались апартаменты! Прихожая, выполненная в стиле классицизма, с аккуратным столиком и двумя креслами. Светлые тона добавляли роскоши убранству покоев.

— Пройдите в ванную комнату. Вам следует подготовить тело и лицо к дальнейшим процедурам, — предложила… Нихан. А что? Я люблю турецкие сериалы. Имя красивое, звучное. С персидского означает «скрытная».

Банная оказалась даже круче, чем я ожидала. Белая ванна треугольной формы была отделана серым камнем, а кран в форме цветка придавал всему приспособлению шарм и необычность. Стены были выложены однотонной мраморной плиткой, как и пол. На противоположной ванне стене висело огромное зеркало с серебристой оправой, а на полу лежал меховой ковер. Дорого-богато, хочу сказать. Да, снеговик реально запарился по поводу интерьера комнат.

Горничная незаметно подошла и предложила помощь, но я все же отказалась. Я моюсь вроде сама. Не очень хочется, чтобы кто-то видел обнаженную девушку в моем лице. Мне объяснили что именно и куда чем мазать и ушли приготавливать платье. Я сказала, что можно все что угодно, кроме фиолетового. На дух не переносила это цвет.

Легла в горячую ванну и забыла обо всем. Намазалась маслом с запахом, отдаленно напоминающем фиалку и окончательно расслабилась. Пролежал я, наверное, минут пятнадцать. Вода заметно остыла, поэтому я решила, что пора выходить. Тут я заметила, что растительности на теле у меня больше нет. Ура!!! Прощай бритва и станок, привет таинственные масла! СТОП! У меня волосы до лопаток отрасли. Как это возможно за такой короткий промежуток времени? У меня в голове всплыла фраза змея о том, что мы будем меняться. Я подошла ближе к зеркалу. Я приятно удивилась, видя действительно несущественные, но улучающие внешний вид изменения. Нос больше не походил на картошку, но остался слегка курносым и с горбинкой. Глаза приобрели более светлый оттенок, стали шире, чем были. Губы не тронули. Ну конечно, тут и трогать грех! Пухлые от природы — единственное мое богатство. Я со смешным видом открыла рот и заметила изменения даже в зубах. Теперь меня невозможно было сравнить с лошадью. Аккуратные белоснежные зубы идеальной формы! Фигура тоже претерпела незначительные, но изменения. На бедрах больше не было противных ямочек, которые я так пыталась накачать в спортзале! Ляшки и вовсе почти исчезли! Пальцы на руках стали более вытянутыми, я ногти приобрели овальную, а не круглую форму. Ах, какое блаженство, знать, что я совершенство, знать, что я идеал!

Довольная я вышла к Нихан, которая принесла не только одежду, но и поднос с едой. Я взглянула на часы. Одиннадцать утра. Значит завтрак. Да… время срать, а мы не жрали!

— Спасибо большое, Нихан! — поблагодарила я девушку, — я сама бы не додумалась перекусить хоть что-то. А сейчас поняла, насколько голодная!

Девушка робко улыбнулась и помогла мне одеться в белое кружевное платье с юбкой солнцем, доходящим до щиколотки. Рукава фонарики оттеняли мою, как оказалось, хрупкость и миловидность. Я села перед туалетным столиком и ждала окончания преображения. К концу проделанной Нихан работы я выглядела потрясающе. Легкий румянец придавал лицу свежесть, а тинт для губ давал ощущение зацелованных губ. Ресницы были аккуратно накрашены и подвиты, а брови подведены и уложены. Темно-медные локоны водопадом спадали на открытые плечи, обращая внимание лебединую шею. В качестве аксессуара мне предлагались жемчужные серьги, которые я с удовольствием надела. Я просто прелесть! Пусть только попробует посмотреть на меня раздражительно, глупый Олаф!

Я набросилась на неизвестное мне блюдо, отдаленно напоминающее яичницу с колбасой. Да! Определенно, это была она, наевшись, я встала и промокнула губы. Тинт даже не стерся, удивительно!

* * *
Я, уверенно чеканя шаг, направилась к залу, в котором мы должны были собраться. Нихан проводила меня до двери, где уже ждали девочки.

Алю одели в ярко-алое платье на манер испанки. На губах красовалась винная помада, а глаза обильно подвели черной подводкой. Как ни странно, ей шло. Майа предпочла милое светло-желтое платьице, оголяющее ноги до колена и минимум косметики, как я.

Немолодой дворецкий открыл массивные двери, и мы прошли в тронный зал. Летящей походкой!

Неизменная троица сидела и что-то горячо обсуждала. Ничего, скоро это будет не «что-то», а «нас»! Первым заметил чужое присутствие Ал. Сначала, видимо, не понял кто мы и опешил. Потом же исправился и резко встал.

Мой снеговик был одет в белоснежном костюме с серебряными узорами. Нихан, видимо, не только для меня постаралась. Он оглянулся самый последний и замер. Получи фашист гранату! Это тебе не домовенок Кузя, только что сбежавший из дома, а леди, е… мае! Его глаза скользили по моей фигуре, изредка останавливаясь на ключицах и губах. К сожалению, или к счастью, я не умею краснеть. Но покраснела бы, чес слово! Он подошел и подал мне руку.

— Ася, позвольте, — с этими словами он повел меня к трону, и мы сели за него. Стоп, а он разве не меньше был? Действительно, сейчас я сидела уже на небольшом диванчике. Тут даже мебель может подстраиваться. Мило.

— Дамочки, сейчас некоторые из вас или расстроятся, или обрадуются, но на сегодня у нас был запланирован прием, поэтому у вас нет выбора и придется посидеть рядом с нами молчаливыми куколками и улыбаться. Несмотря ни на что, — добавил Алинаэль. Значит, нам нужно услышать нечто неприятное. Держитесь, девочки!

«Ася? Ты меня слышишь?» — услышала я голос Али в голове. О! Это что, так работает? Нужно просто обратится к одной из девочек?

«Девчонки? Вот это прикольнуться пальцы гнуться! Мы теперь можем слышать друг друга! — раздался радостный визг Маси, — теперь не отвяжетесь от меня, будьте уверены!»

«Аля, теперь надо думать, как ставить защитные блоки. Маруся нас заболтает, — хохотнула я, — а если серьезно, то, кажется, этот прием будет не таким радужным, как кажется».

«Ась, ты опять все драматизируешь. Не думаю, что нас постараются убить или замучить. Смотри какие мужчины рядом! Да с таким и в мир, и в пир, и в добрые люди!»

«Мася, все не так просто. Думаю, если Ася говорит это на основании ее умозаключений, то стоит прислушаться. Помнишь, что было в прошлый раз? Нас чуть менты не сграбастали!» — вспомнила Аля случай неудавшегося грабежа туалетной бумаги в гипермаркете.

Мася сдулась. Ладно, поживем — увидим, что приготовили нам эти таинственные рептилии.

Я представляла прием чем-то вроде бала, но это оказалось не так. Как нам пояснили, каждые полгода дворянство от имени своих земель и живущих на ней крестьян приносили клятву верности и спрашивали совета у трех правителей. На Арадоне, как назывался этот мир, существовали различные виды разумных. Не только люди, но и вампиры, эльфы, оборотни, орки, гномы и множество других. На вопрос о том, к кому же относятся правители, они хмыкнули. Оказалось, что снеговик, змей и кирпичик были чем-то средним между магами и оборотнями. Они имели вторую ипостась. Именно ту, которая находилась над их головами сейчас. Но принимать ее они могли не всегда, потому что звери были довольно своенравны и представляли собой отдельную личность. Нас обещали обязательно познакомить, поэтому мы с нетерпением ждали окончания приема.

Прошла уже где-то сотня гостей, а нам предстояло высидеть еще столько же. Такая перспектива не прельщала никого. Попа ныла, а спина устала держать себя прямой. Наконец, когда почти все дворяне прошли, я увидела маленькую девочку, уверенно направляющаяся к трону. Мы с подругами переглянулись.

— Я, Элизабет Эверо-Сенгерская, даю клятву защищать и оберегать своих людей, а также не предавать высшую власть в лице Трех Повелителей.

Я была удивлена. Девчушке можно было дать максимум семь лет, но она уже управляет своими землями? Я вопросительно посмотрела на своего Олафа. Тот лишь дал мне знак, что расскажет позже. Что ж, позже значит позже. Мужчины приняли ее слова и малышка ушла в толпу.

— Пару десятков лет назад у нас были серьезные разногласия с высшими сословиями, — решил все таки рассказать снеговик, — и дворянство подняло восстание. Родители этой девочки встали на нашу сторону, за что и поплатились. После того случая мы дали малышке лучших учителей и хорошего наместника до совершеннолетия. Обеспечиваем всем необходимым.

Ух ты, да они еще и благодетели. Образ снежного короля начинает плыть. Может он не такой холодный, каким хочет казаться?

— Теперь нам надо танцевать. Каждая из вас берет одного из нас и идем танцевать, — проворчал Эл. Да, Масе наверное, такой и нужен. Говорит только по существу, а слушать готов вечно.

Я привстала и приняла руку Адама. Толпа гостей разошлась, давая свободное место. Меня взяли за талию и, аккуратно придерживая, начали вести в такт музыке. Танец был похож на вальс, поэтому я быстро втянулась. Я решила начать наше более дружественное знакомство. Все таки нам целый год в одном замке жить.

— Адам, а с кем вы танцевали, когда советниками были мужчины?

— Мы выбирали кого-то из дворянства. Обычно тех, кому мы благоволили и готовы были помочь. Таким образом люди понимали наших фаворитов, — ответил мужчина. Получается, у них тут все же есть определенная иерархия.

— Ася, ты прекрасно выглядишь, — сделал комплимент Адам, — если бы не твой характер, возможно, ты могла бы стать моей фавориткой.

Меня как током ударило. Это что, объявление войны? Собственному советнику? Хорошо, мы попляшем, дорогой.

— Могу сказать, что ты тоже хорошо выглядишь. Правда лицо перекошено. Я бы такого даже в фавориты не взяла.

На лице промелькнула злоба, но и ее он скрыл под мгновенно надетой маской равнодушия.

— Неужели? Может оно и к лучшему. Будем иметь исключительно деловые отношения, — процедил снеговик.

Конечно, дорогой. После такого я просто обязана тебя скрутить в охапку и влюбить. Ни за что не позволю так ко мне относиться.

Мы закончили танцевать, а дворецкий объявил об окончании приема, поэтому гости направились к выходу.

Я отпустила руку Олуха и направилась к выходу, но услышала его отклик.

— Это война?

— Не мне решать, Ваше Величество. Я лишь жалкая советница, недостойная вашего лучезарного внимания.

И гордо ушла в закат.

* * *
Вечером мы с девчонками собрались у меня, чтобы обсудить последние события за сегодня.

— Ал очень приятный. Сегодня, во время танца намекнул на дальнейшее общение. Я сказала, что подумаю. Поставила условия — подстригись нормально. Он заворчал, что это позор. А я что? Я непреклонна. Раз решил за мной ухаживать — пусть идет на жертвы! — заявила Аля.

— А Эл такой внимательный! Я ему рассказывала о том, как я отдохнула с Игорем. Правда сказала, что это мой хороший друг. Он разозлился немного, но я успокоила. Сделала комплимент его мускулам. И представляете? Он зарделся и сказал, что у меня очень красивые глаза! Мне кажется, мы поженимся, — мечтала Мася.

— Да, ты только подожди, когда он это предложение сделает! Или хоть слово тебе скажет. Правильно его Ася назвала — кирпич! — задела Масю Аля.

— Да что б ты понимала, со своим ползучим! Ась, а ты чего ничего не рассказываешь?

Я пожала плечами.

— Было бы что рассказывать. Этот олух сказал, что я недостаточно красива даже для девушки на одну ночь. И не важно, что я подстроилась под его вкусы. Одним словом, бабоньки, начинается война. Судя по его лицу — страшнее ядерной! — поделилась я.

— Сжечь его надо! Может хоть тогда оттает? — негодовала Мася.

— Ничего, Ась, — обняла меня Аля, — Мы его охмурим и в тебя влюбим. Будет знать, как русских женщин обижать. Правильно я говорю?

После этого мы еще пообсуждали лордов и леди, пришедших на бал и начали расходиться по комнатам.

Как только дверь захлопнулась, я сказала себе:

— Первого песца мы одолели. Северного дракона тоже сможем. Держись, Двоемирье, этот бой будет долгим.

Глава 4. Желательные незнакомства

Хотите знать сколько у вас родственников? Купите квартиру у моря!

Автор неизвестен.
Адам.


Я ходил по кабинету и пытался усмирить бурлящие в душе чувства. Эта нахалка посмела сравнить меня с фаворитом! Да что б она понимала! Хотя, я тоже хорош. Проверить на вшивость девушку решил. Проверил? Джентльмен!

В двери постучали.

— Войдите!

Алинаэль зашёл в комнату. Было видно, что его что-то беспокоит.

— Ад, тут такое дело… по поводу Аси, — начал друг, — Я долго не понимал причину своего поведения по отношению к ней. Знаешь, бывает так, что хочется защитить человека от всего мира и никуда не пускать?

Я пожал плечами. Каждый день думаю так о друзьях. В любой момент один из них может не вернуться с осмотра территории или дележки земли с тварями Третьего мира.

— Так вот, на балу я решил проверить свою догадку. Ну, взял родовой кулон и ты не поверишь! Ася — моя сестра!

Я опешил. Как девушка из другого мира может быть сестрой Ала? Эта паршивка ни внешностью, ни характером не походила на Алинаэля.

— Это невозможно, — ответил я.

— Я сам не думал, что такое случается, — продолжал Ал, — поэтому и сходил в храм Светлой Богини. Милеана ответила на мои молитвы и смогла дать пояснение случившемуся.

Я был не удивлён. Ал всегда был любимчиком Светлой. Я же обычно обращался к Темному Божеству. Тьма, как ни странно, больше любила меня. А потому и общалась охотнее.

— И как успехи? В чем причина этой аномалии? — поинтересовался я.

Аланиэль усмехнулся.

— Милеана помогла моим родителям спрятать ещё не родившуюся сестру в чужом мире, подстраивая ее внешность под внешность земных приемных родителей. Задумка оказалась удачной. Богиня перенесла ещё неродившуюся Асю в… утроб землянке, дабы не подвергать малышку опасности. Помнишь время смуты? Когда дворянство вырезало наши семьи?

Я сжал кулаки и вздохнул. Конечно, как такое не помнить. Глупые люди не знали, что вся сила рода не испарится, а перейдёт нам. Так и началась эра Трёх Правителей.

— Моя мать, оказывается, была беременна. Маленький срок, поэтому малыша ещё можно было спасти. Светлая решила, что девочку нужно скрыть на случай полного истребления рода. Поэтому Ася не стала блондинкой, как ты хотел. Да и рост остался прежним. В нашем мире она становится такой, какая она есть на самом деле. То есть изменения внешности по твоей прихоти невозможны! — рассмеялся товарищ.

Ах вот оно как. Мартышка оказалось аристократкой, да ещё и с родственными связями королевской семьи. Глядя на неё, я бы и в жизни не подумал об аристократическом происхождении моей новой советницы.

— Раз так, Ал, то какие у нас идеи? Скажем ей все?

— И навалим на девочку такой поток новой информации? — усмехнулся друг, — Она не выдержит. Я постараюсь стать ей другом, чтобы она знала, что может положиться на меня не только из-за того, что я ее брат. Но и из-за того, что я ее друг.

Идея хорошая. Но минусы тоже есть. Как я теперь буду терроризировать кроху, если ее брат — чертов король, да и в добавок хитрый маг? В котелок невезения можно было ещё добавить слова о том, что ее старший братик — мой друг.

В дверь снова постучали.

— О! Элеазар! Заходи, брат! Тебя не хватает, — поздоровался я.

Я поднял глаза на Ала. Хитрец уже рассказал Элу про сестру?

— Ну, раз вы все знаете, друзья, — прищурил глаза брюнет, — давайте придумывать мне новую стрижку. Аля поставила мне ультиматум. Или так, или никак. Сами понимаете, такие женщины на дороге не валяются.

* * *
Ася.


Я проснулась от барабанящего звука. Будто кто-то стучал в мое окно. Я встала с кровати и подошла к стеклу.

— Ася, доброе утро! — поздоровался подстриженный под каре змей, — Я хотел узнать, все ли тебе нравится? Хорошо устроилась? Может чего-то не хватает?

Улыбающийся мужчина заставил меня задуматься. Покушать есть, попить есть, где мыться и во что одеваться есть. Так, а как он держится за окно? Я подошла ближе. Аланиэль просто парил в воздухе. Здорово! Я тоже так хочу!

— Ого, ты даже не закричала! Аля наорала так, будто я уже отец ее детей и последний кормилец. «Ибо нефиг так собой рисковать!»- рассмеялся он, — Мой словарный запас после вчерашнего танца пополнился новыми словами! Вы, земляне, такие находчивые!

Да… это он ещё могучий русский мат не слышал. Ну ничего, насчёт встречаться с Алей — услышит. Даже выучит, я уверена!

— Может тогда войдёшь хоть? Неловко как-то. Я стою, а ты летаешь.

— Ой, точно! Давай, открывай окно, принцесса, будем знакомиться.

Аланиэль оказался не только хорошим парнем, но и верным другом. Он рассказал как сражался бок о бок с Элеазаром и Адамом во время восстания. Оказывается, в Арадоне есть особый вид существ, именуемый просто тварями. Это демонические сущности из нижнего мира, которые иногда вылезают на поверхность. С их помощью восставшие дворяне пытались свергнуть правящий род.

— …и тогда я понял, что мы — одна семья и не важно, что не по крови. Соединили владения и стали править каждый своим участком, — закончил Ал.

— Здорово! Мы с девочками тоже очень крепко дружим. Правда, сначала нас было двое — я и Аля, но потом присоединилась Мася. И вот, наше трио неразрывно существует целых четыре года, — я с улыбкой вспоминала школьные будни.

— Кстати, ваша Мася очень приглянулась нашему южанину. Ты, там, намекни ей, — подмигнул Ал.

— Обязательно! Мася сама не против с ним пообщаться поближе. Тоже ему передай!

С Алом было очень легко вести диалог, будто мы знаем друг друга сотню лет. Таких людей я встречала редко. Наверное поэтому я имею лишь двоих подруг.

— Эх, — вздохнул змей, — мне пора, оленёнок. Я надеюсь, мы теперь друзья?

— Я тоже очень надеюсь на это, змей. Мне приятно было поболтать с тобой.

— Мне тоже! Все, увидимся на обеде! — пообещал он и выпорхнул в окно.

Оленёнок… от этого прозвища на душе становилось теплее. Ни зайчонок, ни ягнёнок, ни птичка. Я тут только второй день, а уже обзавелась новым другом! Да ещё каким! Если бы с Адамом было так просто…

Вдруг я поняла, что причиняет мне дискомфорт. Татуировка начала жечь. Я пошла в ванну и подставила руку под струю холодной воды. Не помогло. Ладно, спросим у Нихан, может она знает, что делать?

Я позвала служанку и задала вопрос.

— Вам проще сходить к Повелителю. Он наверняка лучше разбирается в печатях, чем я, — вздохнула голем.

Ладно, пойдём к олуху. Мы с Нихан двигались через длинные коридоры замка, и, наконец, остановились у заветной двери в, как я поняла потом, кабинет.

Двери открылись и я вошла в просторную комнату. За светлым столом сидел и разбирал какие-то бумаги мой снеговик. Он был облачен в светлую, не конца застегнутую рубашку и синие брюки. На ногах красовались армейские ботинки.

Олух поднял глаза и мы встретились с ним взглядом. Он принял более удобное положение и нарушил тишину.

— Ну, Мисс Я Не Стану Обращаться К Криволицему Уродцу, что тебя привело сюда? — с насмешкой обранил мужчина.

Я старалась держаться молодцом. Честное медицинское! Но не получалось. Ноги подкашивались как у пьяницы Валеры, уходящим от места попойки.

— Я… у меня татуировка горит. Все сильнее и сильнее, — сказала я.

Повелитель нахмурил брови. Было видно, что озвученный мною вопрос ему не понравился. Он подошёл ко мне и взял за руку так, чтобы его точно такой же узор стал продолжением моего. Когда узоры засияли и стали оплетать уже всю руку, мужчина побледнел. Он посмотрел на меня с нескрываемым удивлением. Да что происходит? Баба срака, что за номер? Татуировка перестала жечь, но разраслась сильнее прежнего.

— Ася, оставайся тут. Я закрою двери, чтобы никто не зашёл. Откроешь только мне. Поняла? Сейчас это важно.

Я кивнула. Адам ушел, плотно закрыв за собой дверь.

Ну и что мне теперь делать? Снимать штаны и бегать.

Ладно, в детстве, когда мне было скучно, я доставала всех домашних. Сейчас достать я могла только до третьей полки какого-то стеллажа. Команды ничего не трогать не было? Не было. А значит, ПРОЩАЙ ЦЫГАНКА СЭ-Э-ЭРА!!! БЫЛИ ТВОИ ГУБЫ…

Я начала орать Миладзе и смотреть записи олуха. О прорыве тварей за востоке, о экономических трудностях на юге… скукота!

Я порылась дальше… ничего инте… ага!!! Я нашла какую-то красивую шкатулку в форме ледяного кристалла. Я без труда ее открыла и замерла. Там лежал сверкающий всеми цветами медальон. Неужели и тут есть бриллианты?

— Здравствуй, доченька, — я вздрогнула от голоса за спиной. Резко вскочила и стала пятиться в сторону окна.

Передо мной стояла молодая и красивая женщина с очень знакомым выражением лица. Невысокого роста, очень худенькая и хрупкая. Полупрозрачная фея продолжила со мной говорить.

— Пожалуйста, не бойся меня, дорогая. Я не причиню тебе зла. Пока папа спит, а Юцик елозит на кровати, можно и с дочерью поболтать.

Я обомлела. Это… мама?!

— Мам, но как..- начала мямлить я.

— Доченька, у меня мало времени. Объясню позже, просто послушай меня. Верь Аланиэлю. Он поможет во всем разобраться! И держись подальше от Истинного Темного. Помни, я тебя люб…

МАМА не смогла договорить, а я упала на холодный пол. Последнее, что я почувствовала — удар о твёрдый стол олуха.

* * *
— Ал, ей нужно все рассказать. Нельзя долго скрывать от неё это, — я услышала знакомый мерзкий голос. Олух. Давно не слышались.

— Ад, я сам разберусь, не лезь туда, куда не просят, — уловила я недовольный укор Ала.

Наконец глаза открылись. Я попыталась встать.

— Ася, ты проснулась… как самочувствие? Ничего не болит? Не смей вставать, ты очень истощена! — затараторил друг.

— Знаешь, ощущения потрясные! Люблю, знаешь ли, долго ничего не слышать, не видеть и не чувствовать. Добавляет уверенности.

— Наш оленёнок уже шутит, — раздался спокойный голос напротив, — Скоро полезет на меня с кулаками. Главное, чтобы я ее ненароком не убил. Кто тебя просил рыться в моих вещах, несмышлёныш?

Я надулась. Сам он три дня ничего не читал.

— Команда ничего не трогать была? Была команда сидеть тихо и никому не открывать, — ответила я, — Обещание сдержано, причём в полной мере.

Аланиэль нагло заржал.

— Ад, удачи, друг! Как видишь, нам с ней ещё придётся всю жизнь видеться! Тебе то подавно!

Щаз-з-з… раскатались губу. Такое золото, как я - надолго не даётся. Так любила говорить наша соседка по этажу, когда выносила остатки пива после пьянки. Просто у неё были золотые зубы. Ыыыы!

— Ася, сейчас тебе лучше полежать в своей комнате. Ужин принесут. Я сказал на кухне, что тебе нужна двойная порция, — позаботился Ал, — Маленькая обжора!

Да… есть я могла все подряд, при этом не толстея. Но был и минус — я не могла и похудеть. Стабильная цифра 47 всегда виднелась на бедолаге-весах.

— У меня есть дела, Адам тебя телеп.. — Ал запнулся, — донесёт до спальни. Все, пока!

После этих слов Аланиэль исчез, а олух взял меня на руки.

— Я сама могу идти, отпусти меня! — начала брыкаться я.

— Да неужели? Ну, попробуй! — меня осторожно опустили.

Стены шатались, изменяли свою форму и направление. В глазах потемнело. Меня тут же схватили обратно в охапку.

— Мисс Я Самодостаточная Женщина, а вы можете хотя бы за шею схватиться, чтобы я не волновался, что ты грохнулась на пол, а я не заметил пропажи.

Это он на что намекает? Я послушно обвила его шею и посмотрела в глаза. Светло-голубые зрачки смотрели прямо и уверенно. Ресницы… тоже хочу такие…

— Не выкалывай мне глаза, пожалуйста! Тогда нести будешь меня ты, — возмутился Адам.

Ой… я и не заметила, как потянута руки к его лицу.

Вдруг мы зашли в незнакомую комнату. Меня положили на огромную кровать.

— Пока ты полежишь у меня. Если что-то понадобится - просто позови. Я услышу.

Личный конёк-горбунок! Класс!

— Почему ты не принёс меня в МОЮ комнату? — возмутилась я.

— Если бы ты так не лезла в чужие вещи, как выказываешь недовольство насчёт помощи — цены б тебе не было!

С этими словами Адам развернулся и ушёл. Ну и пусть идёт. Ориентация север, я хочу чтоб он верил, я хочу чтоб он плакал! Вуа-ха-ха!

Незаметно клонило в сон. Да, прощай режим, привет ночная жизнь. Хр-хр-xp…

Глава 5. Обидеть Асю может каждый, не каждый может убежать!

Мне тут недавно муж сказал, что между нами пропала искра. Купила электрошокер. Сейчас второй раз спрошу.

Ася.


Проснулась я уже затемно. За окном горели звезды. Одинокая луна иногда пропадала в объятиях облаков. Я стояла на чужом балконе и любовалась видом на сад. Розовые деревья, напоминающие японскую сакуру, шептались о чем-то между собой. Под одним из деревьев я заметила тень. Очень большую тень! Я постаралась вглядеться в ночной полумрак, но мои попытки не увенчались успехом. Я слишком любопытна, чтобы не спуститься и не посмотреть на это чудо!

«А вдруг это что-то очень опасное? Тебе жить надоело? Зря в медицинском два месяца отпахала?» — кричал здравый смысл. Любопытство резво дало волшебной пинок и наслаждалось минутным превосходством над вечным соперником. Я спустилась вниз по винтовой лестнице и пошла вдоль каменной дорожки. Свернула к дереву, за которым виднелось нечто очень большое. И белое. Любопытство сразу отвесило ножки, а на смену ему пришло самосохранение. Жалость быстро пришла на помощь и сказала: «Вдруг ему там плохо? Неужели ты бы сидела одна ночью под деревом от большого счастья?» Здравый смысл хотел что-то ответить, но не успел. Чудо-юдо повернуло голову. Очень большую, хочу сказать, голову. Передо мной сидел белоснежный дракон. Массивный гребень на голове напоминал корону, а небесно-голубые глаза заставили вспомнить о моей злой ледышке. Я не могла пошевелиться от страха и мысленно позвала олуха. Безрезультатно! Конёк-горбунок или обиделся, или просто решил оставить меня на съедение монстру. Дракон на мгновение скривился, если это можно так назвать. Он подошёл и ткнулся мне в руку. Ту самую, на которой красовалась татуировка.

Я осторожно погладила холодную морду животного. Чудище закрыло глаза. Надеюсь, от удовольствия. Я удивляюсь, как не наделала в штаны. Потому что штанов на мне не было! Я сидела в тоненьком белом платье, ещё с приёма. Живот страдальчески заурчал. Я убрала руку с морды белоголового и положила себе на живот. Кушать действительно очень хотелось. Вдруг дракон поднял голову, а когда опустил, я увидела горстку фруктов, напоминающих земные яблоки. Есть с пола негигиенично, но, думаю, стоит попробовать. Когда на тебя смотрят такими печальными глазами, ты готов съесть все что угодно. Лишь бы ни одно полупопие не пострадало. Я с опаской взяла еду и надкусила. Это действительно походило на кисло-сладкое яблоко, просто немного в увеличенном размере. В животе появилась приятная тяжесть после второго съеденного фрукта, поэтому оставшимися я угостила чешуйчатого друга. Он с удовольствием принял угощение, а после еды положил морду мне на колени. А знаете что, ручной дракон это круто! Прикиньте, идёте вы по городу, а за вами на поводке плетётся такое чудо. Классно, если не обращать внимание на детали! Да и вообще, кому они нужны?

— Ты такой хороший! Давай ты будешь прилетать сюда каждый день? — попросила я, — В одно и тоже время! Сколько сейчас? Хмм… тогда пусть будет десять вечера. Тебя устроит?

Дракончик посмотрел на меня своими большими глазами и рыкнул. Сочтём это за согласие. Я протяжно зевнула.

— Заюшка, я опять хочу спать. Можно я поднимусь обратно в комнату? Демоняка по имени Адам будет очень рассержен, узнав, что я нарушила постельный режим.

Дракончик фыркнул и ткнулся мне в плечо. После этого он повернулся ко мне задом, оглянулся и взлетел.

«Он улетел! Но обещал вернуться!» Мне вспомнилась история про Карлсона. Надеюсь, это была не последняя наша встреча.

Я поднялась по лестнице и бухнулась на кровать. Последнее время я удивительно много сплю!

* * *
Адам.


Зверь внутри меня негодовал. Ещё бы! Упустил свою половину, не досмотрел. Да-да, она тебе целая нужна, я понял! Почему именно этот надоедливый оленёнок оказался моей судьбой? Не понимаю. При упоминании Аси дракон заурчал. Да что уж там, даже мне доставляло удовольствие находиться рядом с ней. Чудо спало в нашей — нашей! — кровати. Я невзначай коснулся щеки девушки и задумался. Оленёнок причмокнула и взяла мою руку в плен. Я впал в ступор. Абсолютно без понятия как вызволить конечность из мертвой хватки девушки. Я попытался вытащить руку, но безрезультатно. Тогда придётся прибегнуть к крайним мерам. Я ущипнул маленькую собственницу за руку. Та сразу же отпустила страдальческую конечность и что-то забубнила во сне. Дракон требовал не мыть руку до скончания веков. Да, мы будем намного привлекательнее в ее глазах с грязной левой! Дракон обиделся. Я спустился с балкона в сад. Свободолюбивая сущность просилась на волю. Ладно, бедняга целую неделю сидел и скучал по небу. Я дал ему волю и почувствовал себя очень маленьким. Дракон почесал себя за ухом и взмыл в небо. Красавица луна была его ориентиром, а звезды — друзьями. Мы наслаждались полетом. Минут через десять дракон решил отдохнуть и прилёг под цветущим деревом. О нет! Нет-нет-нет! Я обернулся. В белом платье стоял наш любопытный оленёнок. Дракон решил первый выйти на контакт. Черт, как же плохо, что я сейчас не контролирую его!

Девушка не испугалась и начала меня гладить… божественно! Да-да, гребень тоже почеши!

Вскоре прожорливость Аси дала о себе знать. Я сорвал пару плодов девушке. Она с опаской съела первый, но второй уже хрустела с нескрываемым удовольствием. Что? Она предлагает их мне? Не будем ее разочаровывать. Пусть думает, что мы питаемся только фруктами.

— …давай ты будешь прилетать сюда каждый день? — вдруг спросила девушка.

Я? Сюда? Как интересно. Дракон не подпускал к себе никого, кроме Аси и друзей. Он утробно рыкнул и выпустил пар из ноздрей. Ему было приятно, что он кому-то нужен. Особенно если этот кто-то — наша Ася.

У драконов бывает одна любовь на всю жизнь. Мы не знаем, когда наступит момент влюбленности, а когда даже лишь встретим судьбу, но наши сущности никогда ещё не подводили. Мама покончила с жизнью, узнав, что отец погиб в бою за корону. Не смогла находиться долго без своей половины. Вот такая обратная сторона счастья. Но я все ещё не понимал, почему она?

Как она меня назвала? Демоняка? Да как она… да, хорошо, я бываю злым, но в прошлый раз она заслужила! А нечего было рыться в моих записях. После неё пришлось снова прибирать кабинет, потому что горничных я туда не пускаю.

Дракон взмыл в небо, а я пытался разобраться в поведении Аси. Или в своём? Чем этот маленький человечек так мне нужен? Она не только суёт свой нос куда не надо, но ещё и создаёт этим кучу неприятностей! Дракон фыркнул, выказывая своё недовольство моему недоверию.

Все, пора закругляться! Я опустился на землю и принял человеческое обличие. Наконец-то я могу управлять своим телом в полной мере.

Я подошёл к Асе и поднял ее на руки. Как же она приятно пахнет! Я вдохнул аромат ее волос. Маленький чертёнок ухватил меня за шею и не отпускал до самого конца пути. Я открыл двери в Асины покои и уложил ее на кровать. Осторожно укрыл пледом и подоткнул под неё, чтобы получился кокон. Теперь точно не замёрзнет. Я вышел из ее комнат и поставил охранное заклинание. Так будет спокойнее. Для всех.

Да, не только Асе нужно спать. Даже большие и суровые драконы нуждаются в отдыхе. Поэтому я вернулся в свою комнату и улёгся на кровать. В помещении все ещё чувствовалось Асино недавнее присутствие. Я уткнулся в подушку. Черт, да что со мной делает эта девчонка! Дракон зарычал на обзывательство в сторону девушки. Нужно постараться абстрагироваться от всего этого. Черт, чувствую, что уже ничего не получится. Я походил по комнате в поисках хотя бы намёка на сон. На часах пол третьего ночи, а я бодрствую! Замечательно. Пока ходил по комнате понял, что если Ася продолжит так подставляться, то нужен обучить ее хотя бы владением ножа или меча! Вдруг попадёт в антимагическую зону? Что тогда будет делать малышка? Я почувствовал волнение дракона. Ничего, мы научим ее всему, что знаем сами! Держись, олененок, завтра будет тяжелый день!

* * *
Ася.


Утро началось классически. Я услышала звон колокольчика. Уже потянулась за кнопкой «отключить», но поняла, что это не телефон. Надо мной стояла Нихан и оживленно звенела колокольчиком.

— Доброе утро, госпожа. На часах десять утра. Время подниматься и делать водные процедуры, — оповестила меня горничная.

Я с очень недовольным видом встала. Надела родные тапочки с котиками и пошла в ванну. Нашарила что-то похожее на зубную щетку и активно начала чистить ею зубы. Привкус конечно, так себе. Надеюсь, хоть зубы будут чистыми. В ванную комнату заглянула Нихан и прыснула от смеха. Так!

— Госпожа, это щетка для чистки обуви. Позвольте дать вам другую.

Мать моя хомо-сапианс! Тьфу-тьфу! А я то думаю…

Мне подали нормальную щетку. Я сполоснула ее под краном и уже спокойно занялась гигиеной полости рта. Следующим по списку шёл бодрящий горячий душ. Я набрала полную ванну кипятка и с удовольствием погрузилась в неё.

Помыла голову фиалковым шампунем и, укутанная в полотенце, вышла из душа. Нихан разложила чистые вещи на сегодня. На кровати лежало винное платье с чёрным воротничком, к которому прилагались черные серьги с ободком из кружев. На ноги предполагались туфельки на небольшом каблуке. Я облачилась в готовую одежду и позвала служанку обратно. Нихан помогла мне собрать непослушные волосы в красивую прическу. Завтрак уже принесли, поэтому, не дожидаясь начала штукатурки лица, начала есть овощной салат. Следующим блюдом были яйца пашот.

Нихан повторила те же махинации с лицом, как и в прошлый раз, только немного затемнила уголок глаза и тинт мы выбрали понасыщеннее.

Двери нагло открылись. Я обернулась и увидела снеговика собственной персоной. Ожидаемо!

— Доброе утро, олененок, — не забыл поздороваться нахал, — Кстати, я все ещё зол на тебя за вчерашнее!

— А ты не держи зло в себе, — посоветовала я, — Пукни.

Ожидаемый эффект получен. Лицо мужчины вытянулось, а глаза выражали полное непонимание.

— Если не хочешь услышать ещё несколько ласковых слов, то тебе придётся выйти из этих покоев и подождать меня снаружи, — продолжила я, — Спасибо.

Я услышала только громкий хлопок со стороны двери.

Нихан несколько раз похлопала в ладоши. Я склонилась в поклоне, мол, спасибо, не стоит аплодисментов!

Когда на меня брызнули духами с приятным цветочных ароматом я поняла, что готова горы свернуть!

— Неужели ты вышла? — я вздрогнула от неожиданности. Не думала, что он будет меня ждать.

— Как вышла, так и зайду! Хочешь?

— Не для этого я лучшие минуты своей жизни прождал тебя! Только попробуй! — ледышка картинно закатила глаза.

Я прикинулась дурочкой. Квк говорила тетя Люся, «Сложно сейчас быть дурой! Вокруг слишком много конкуренток».

На полпути к кабинету мы встретили женщину.

— Адам, доброе утро! — она что, хочет отсюда улететь? Дамочка, а вы знаете, что так хлопать ресницами вредно? Вдруг отлетят!

— Доброе утро, герцогиня, — скупо ответил мой мужчина. Мой! Таким мымрам даже врага отдавать жалко. Тем более врага с приданым!

Мы спокойно прошли оставшееся до кабинета расстояние. Адам сел в своё кресло, а мне кивком указал на диван. Диван, так диван.

— Итак, оленёнок, тебя прислали заместо прошлых советников? Вот теперь надо заняться делами, — сказал повелитель, — Первое на повестке дня у нас…

Дальше я не слушала, а просто кивала в такт его вопросам. А что он хотел? Во-первых, я не до конца проснулась. Во-вторых, я не наелась!

— Малышка, ну зачем тебе ушки, если ты меня не слушаешь? — нежно спросил демон-искуситель.

— А я волосики за них заправляю, — и непроизвольно затолкала непослушный локон за ухо.

— Хорошо, а жрешь почему так много? — уже не скрывая усмешки спросил мужчина.

— А чего сразу жру то? Я подкармливаю… кошек на душе, бабочек в животе, тараканов в голове…

Адам откровенно заржал. Я никогда не слышала, как он смеётся. А смеется он, нужно сказать, очень заразительно.

— Дорогой советник, какой на сегодня главный принцип дня? — в глазах повелителя играли смешинки.

— Если очень грустно — съешь весь запас шоколада.

— А если не помогло?

— А если не помогло, — я хитро прищурилась, — запей коньяком!

Глава 6. Загадывая желания будьте готовы, что на утро может треснуть губа

Та-тара-та-тара-ту, хорошо у нас в Аду!

Работник офиса на Зеленом проспекте.
Я абсолютно не понимаю, зачем меня потащили в сад. Мы прошли по каменной дорожке и остановились на довольно большой поляне. Адам начал снимать с себя пиджак.

— Стой-стой, — закричала я, — А теперь медленно надеваешь пиджак и уходишь в закат.

— Ага, сейчас, — усмехнулся мужчина, оставшись лишь в хлопковой рубашке навыпуск, удобных черных брюках и армейских ботинках, — Вообще, в платье неудобно тренироваться. Возьми на правило переодеваться перед занятиями.

Чаво? Какие тренировки? Дорогой, у тебя жар? Дай лобик потрогаю! Он вообще соображает, о чем говорит? Я и спорт — это абсолютно несовместимые вещи. Максимум, чем я могла усердно заниматься — танцевать.

— Но я предусмотрел эту твою оплошность и взял дополнительный комплект формы, — вдруг оповестил меня Адам, — Я отвернусь, а ты можешь зайти за… вон то дерево, если не веришь мне на слово.

И на меня очень выразительно посмотрели. Так выразительно, что я выхватила одежду и побежала за указанное дерево. Аккуратно сняла платье и натянула белую рубашку и брюки. Весь комплект очень напоминал армейскую форму. Ботинки тоже были высокие, на шнуровке. Без понятия, как я выгляжу. Узнаю, когда выйду!

Я вышла из своего укрытия и направился к стоящему учителю спиной. А что, если?.. Я пнула снеговика по филейной части и пригнулась, избежав удара.

— Ас-с-ся!!! — зашипел он, — Ты понимаешь, что я тебя чуть не убил?

А мог? Я вопросительно посмотрела на мужчину.

— Я больше десяти лет оттачивал навыки борьбы, чтобы однажды меня со спины пнула необученная кроха, — вздохнул Адам. Я возгордилась. Знай наших, злой басурманин!

— А чему мы будем учиться-то? — задала я вопрос.

— Сначала посмотрим на уровень твоей общей подготовки, а потом посмотрим.

Адам попытался схватить меня в охапку, но я вовремя отпрыгнула назад.

— Постарайся максимально долго защищаться. Любые способы защиты разрешаются.

Ну раз любые… Подготовка у меня была довольно средненькая, но ГТО я сдала с первого раза. Посмотрим, как ГТО сдал бы ты, наивный печенег. Было видно, что Адам работает не в полную силу, а потому я легко уходила от прямых ударов и атак. Но дальше-хуже. Темп становился все быстрее, и в конце концов я выдохлась. Удар произвелся по бедному полупопию. Не больно, но ощутимо.

— Ай! — недовольно вскрикнула я, — Нельзя было выбрать более невинный участок?

— Тогда ты бы не запомнила следующего урока, — проговорил новоиспеченный учитель, — Спину ровнее, а колени ближе к земле. Таким образом ты в любой момент можешь или присесть, или отпрыгнуть.

Хорошо, дорогой учитель. Ученик понял-принял-уяснил.

— В целом я доволен. Теперь попробуй и защищаться, и нападать одновременно.

Да… бить я не умела. Вообще.

Я коряво изобразила улыбку, и мы начали бой. Он был намного короче предыдущего, потому что меня быстро сбили с ног и уложили на лопатки. Черт, да рубашка же белая!

— Я тут тебя убить могу, а она о рубашке, — я что, сказала это вслух? — Ася, ты невыносима!

Ага. Это из серии: если мужчина тебя не выносит, то ты не мусор! Поэтому ты должна стать загадочной, чтобы загадить ему жизнь. А если не успеешь, то какая-нибудь догадливая догадит.

К нам подошел незнакомый мужчина. На вид ему было под тридцать. Темные волосы собраны в высокий хвост, а в ушах блестит серьга. Несмотря на внешний вид, у него были заостренные уши, свидетельствующие о принадлежности к прелестному народу. Если этот мужчина хочет познакомиться и выдаст что-то наподобие «Девушка, я жену ищу!», как и некоторые прошлые индивидуумы, я клятвенно отвечу, что жены их у меня нет, не ищите!

— Сивираэль, рад видеть, приятель, — поздоровался с улыбкой повелитель. Очередной друг?

— Здравствуй, Адам, — ответил эльф, — Не виделись со времен смуты. Возмужал! А кто это рядом с тобой? Неужели…

Взгляд светлоликого, но темноволосого мужчины опустился на меня. Я приосанилась.

— Потом объясню, Сив, это долгая история, — ответил учитель, — Можешь пока пройти через главный вход, я дам приказ подготовить для тебя гостевые покои.

— Я остановился в гостинице, не стоит, — улыбнулся эльф, — Увидимся позже тогда, Ад. Я пришлю вестника с датой и местом встречи.

— Буду ждать, — искренне улыбнулся мужчина.

Через секунду эльф исчез, а после него остался лишь запах хвойного лес.

— Предугадывая твои вопросы, — нарушил тишину Адам, — Это мой учитель. Он обучил меня не только магии, но и основам ведения ближнего и дальнего боя. По его технике будешь учиться и ты.

Он сказал это с таким видом, будто я должна в ноги падать его учителю. Нет, я конечно очень за них рада, но пусть снимут или корону, или нимб. А то дофига украшений на одну извилину.

— Ладно, на сегодня хватит. Пойдем кушать, олененок. Вот-вот накроют на обед, — проговорил учитель. Я пошла за ним в общую столовую. Хотя столовой это назвать нельзя было. Огромный стол по середине круглого зала, суетящиеся слуги и множество блюд на любой вкус. По дороге учитель решить задать мне несколько вопросов.

— А ты где обучалась ведению боя?

— Там же, где ты проходил курсы чванства и грубиянства, — спокойно ответила я, — Родилась с божественными умениями.

— Да неужели? — удивился мужчина, — Я, конечно, предполагал, что люди рождаются бездарными, но чтоб настолько?

— Скажи спасибо, что, доводя себя до совершенства, не довела тебя до инфаркта! — огрызнулась я.

— Единственное, до чего ты меня доведешь — это до крышки гроба.

— Обязательно еще постучу по ней, не беспокойся.

На этом наш разговор закончился, ведь мы дошли до столовой. Я села напротив Аланиэля. Он усердно накладывал себе в тарелку какой-то красный салат.

«Ну что, девочки, как начался ваш второй день на новом месте?» — поинтересовалась я.

«Ну знаешь, это же новое место, поэтому я, как бабушка рассказывала, погадала на жениха!» — довольно произнесла Аля.

«И как успехи?» — спросили м с Масей.

«Приснился какой-то мужик со шрамом на лице, — расстроенно произнесла Аля, — Так что не Алан мой суженый».

«Аль, может это ошибка? Гадания штука хитрая и не всегда правдивая! Успокойся и выбрось это из головы, — посоветовала я, — Вы с Алом очень красиво смотритесь!»

«Точно?» — недоверчиво переспросила подруга.

Я утвердительно кивнула.

В этом мире все происходит не так, как нужно. Хотела большую и чистую любовь — получи большую и грязную неприязнь. Хотела отдыхать — давай учиться. Нет в этом мире спокойствия. Нет.

Вдруг мужчины резко подскочили, извинились и исчезли. В комнату забежал дворецкий и сообщил, что господа прибудут в лучшем случае вечером.

Что ж, придется ждать. Мы с девочками переглянулись и приняли решение сходить к местному модельеру-дизайнеру.

* * *
Это невыносимо! Да смотря на эти модели хочется сказать одно — хорошо, что хотя бы одеты! Я недовольно выводила свой эскиз нового платья для предстоящего приезда Адама. Я утру этому утырку нос! Бесполезна я. Бессовестный! Благодаря этим мыслям я вспомнила, что мне нужен нормальный костюм для тренировок. Я предвкушающе улыбнулась.

— Маэстро, — обратилась я к модельеру, — мне нужен спортивный костюм. Я могу его описать, сделаете?

Уже подсчитывая свои деньги, мужчина закивал.

Я описала стрейчевые легинсы и топ из тянущегося материала. Достала кошель и расплатилась. Следующим шагом был поход к обувному мастеру. Ему я заказала несколько пар лодочек. Мастер впечатлялся и резво согласился сделать скидку, если я не стану присваивать их модель себе. Да мне до фени! Скидка — уже хорошо. Потом объяснила принцип и устройство кроссовок и с чистой душой отправилась домой. Домой ли? Замок уже стал для меня пристанищем. Местом, где меня ждут друзья. Аланиэль, девочки и ненавистный Адам. Я уверена, что я ему нужна. Иначе он не стал бы учить меня чему-то.

Карета остановилась, и я вышла на свет. Я неожиданно прошла свою комнату и все же зашла в кабинет Адама, надеясь увидеть его. Кожаное кресло пустовало. Я села на маленький трон и вдохнула аромат старых книг и слабо-уловляемый парфюм снеговика. Почему я думаю о нем лишь тогда, когда его рядом нет? Как только он появляется — бесит невозможно. Как уходит — тоскливо сразу, не хватает чего-то. Будто частичку души от меня оторвали. Без пяти девять. Я услышала падающий звук со стороны балкона. Осмотревшись, я узнала белого друга, который все-таки прилетел!

— Ты пришел! Не забыл! — я бросилась дракону на шею. Он фыркнул и обвил меня хвостом.

— Представляешь, демоняка кинул меня! Взял и слинял после обеда, — пожаловалась я, — а ведь он только начал не бесить меня. С ним интересно, знаешь. Никогда не знаешь, о чем он спросит и как ответит на новый подкол. С ним чувствуешь себя живой. Но главное это то, что я почему-то будто в полной безопасности. Я тут приходила в его кабинет, представляешь? Я дура, наверное. Кто я и кто он? Да и тем более я тут лишь на год. Неужели я смогу оставаться здесь?

Дракончик гладил меня по спине острым на первый взгляд хвостом. Он слушал очень внимательно, лишь изредка рыча или фыркая.

Я сладко зевнула. Друг повторил мое действие. Меня ткнули в плечо, как-бы прогоняя.

— Спасибо за вечер, — поблагодарила я его, — Ты лучший дракон на свете!

И чмокнула белоголового на прощание в мордочку. Он издал муркающий звук и взмыл в небо.

Это был тяжелый день. Я села у зеркала и стала расплетать волосы. Расчесать их не представляло труда благодаря магическим маслам и шампуням. Потом переоделась в шелковую пижаму и улеглась на кровать. В голове быстро потухли все тараканы и я заснула.

* * *
Адам.


Не ожидал, что твари прорвутся днем. Нам пришлось идти и помогать патрулям на границе. Мы яро сражались, а силы были на исходе. Вдруг, моя татуировка засияла и магический резерв вновь стал полным. Но как? Моя малышка смогла мне помочь и в этот раз.

Благодаря ней, моему маленькому олененку, этот мир снова спасен от темных тварей. Я с чистой совестью посмотрел на вновь выжженную границу. Надеюсь, они запомнят этот урок и хотя бы ближайший месяц будут зализывать раны.

Дракон напомнил, что нас наверняка уже ждет Ася. Точно! Я изменил ипостась и полетел домой.

Сегодня девушка пожаловалась мне на… меня? Пресветлая, я ведь даже не знал, что чувства могут быть взаимны! Она поселила во мне светлую надежду. Я видел ее не только своей женой, но и матерью детей. Неужели у нас будут дети? Я приобнял свою малышку и начал успокаивать ее. Все позади, я рядом, я защищу. Нет, теперь я точно ее никому не отдам!

* * *
Ася.


Мне снился странный реалистичный сон. Будто родители приехали в гости в замок. Мама подошла ко мне и дала совет: «Тебе дадут два шанса. Используй каждый с умом. Они изменят твою жизнь. А сейчас просыпайся! Дочь, проснись!!!».

После этих слов я проснулась в холодном поту. Пока я ходила по комнате — услышала странное шуршание за окном. Мне стало не по себе. Я все дальше отходила от окна. Неведомый гость решил достать свой арсенал. А может это Дед Мороз? Он принес подарки? К сожалению, он принёс не то, что я просила. В руках блестнул кинжал. Я заорала что есть мочи:

— Адам!!!

Черный силуэт прижал меня к стене. Не так я представляла свою кончину. А сейчас, кажется, хоронить меня будут в закрытом гробу. Убийца поднёс кинжал к моей шее и надавил. Я попрощалась с жизнью.

Как оказалось, рано. Нож выпал из рук убийцы. Человек пошатнулся в сторону и упал. За его спиной стоял разгневанный повелитель. В сумраке ночи он выглядел очень зловеще.

Именно в этот момент моя психика решила дать о себе знать. Я стала оседать на пол, нервно хватаясь за окровавленную шею. Адам успел подхватить меня на руки. Он сел на мою кровать, а меня посадил на колени. Мои нервные всхлипы оставались на его рубашке в виде разводов туши, которую я благополучно забыла смыть перед сном.

— Ну же, маленькая, все прошло, — успокаивал мужчина, — Дядя ушёл и больше никогда не придёт. Ты что же, думала, что кто-то посмеет причинить боль моему оленёнку? Все, все, не плачь.

В его объятиях я постепенно успокоилась и, видимо от переизбытка эмоций, банально отключилась.

Глава 7. «Враги» и «соседи» — однозначные понятия в древних языках

А я беременна и замуж по залету выхожу! Сама не знала, но соседи врать не будут!!!

Автор неизвестен.
Адам.


— Успокойся! Ты правитель самой сильной части Двоемирья! — взывал к голосу разума Аланиэль, — Подумай, как он пробрался? Да не ори ты!!!

— Ты хочешь поиздеваться надо мной? Как не орать? — я уже срывал голос, — Мою женщину чуть не убили! Мою!!! Только благодаря ее не до конца умершим извилинам она осталась жива!

Я не представлял, что делать, если ее не станет. У королевства не будет наследников, а у меня — жены. Причем не какой-нибудь, а истинной пары. Черт, я ее едва не лишился!

— Усовершенствуй защиту в ее покоях, поставь защитные блоки на всех замках, а балкон и окна зачаруй от чужого проникновения, — предложил друг.

— Она будет жить в моих покоях, — твердо сказал я.

— Ты сошел с ума? Я не позволю своей сестре жить с мужчиной, — проговорил Ал, — который ей просто никто. Успокойся, Ад. Где твоя хваленая выдержка и хладнокровие?

— А ты бы как отреагировал, если на Алю бы напали? Еще и не просто напали, а ранили? Он чуть не порезал ей шею!

Я вспомнил заплаканное лицо олененка, ее трясущиеся руки и красные глаза. Не выдержал и ударил кулаком по столу.

— Адам, Ася слишком свободолюбивая, чтобы жить с тобой в одних покоях. И вообще, — завершил недовольство Аланиэль, — она из правящего рода. Нельзя просто так взять и поселить ее у себя как зверушку.

Значит, создадим все условия для этого. Я сменил тему разговора.

— Вы узнали, кто это и на чью душу он работает?

— Полным ходом идёт расследование, но если бы ты, — Алан криво усмехнулся, — не убил его на месте, то можно было бы больше узнать.

И почему я нисколько не жалею о проделанном?

* * *
Ася.


Я уже начала привыкать к колокольному звону. Я поднялась и пошла в ванную, параллельно поздоровавшись с Нихан. Проделывая будничные процедуры вспомнила о вчерашнем нападении. Странно, я даже не переживаю. Раньше бы уже закатила истерику. Взрослею? Провела рукой по уже зажившей шее. Адам постарался? Мило. Что было бы, если не он? Ели бы он не успел? Я боялась думать на эту тему. Я вышла из ванны и увидела взволнованную девушку, нервно теребящую передник. Позади нее стояли стражники.

— Госпожа, в вашей комнате должна произойти зачистка от чужого воздействия. Просим пройти с нами во избежание неприятных эксцессов. Мы предоставим вам другие покои.

— Молодые люди, вы предлагаете мне идти в полотенце? — усмехнулась я.

— Вам нужно быстро покинуть комнату, — проговорил с запинкой он, — У нас приказ.

Что ж, мы не стеснительные. Да и выгляжу я даже без косметики восхитительно. Будем радовать проходящих людей длинными ногами.

— Раз приказ, — взмахнула ресницами я, — то не стоит его нарушать. Пройдемте же.

Стражник сглотнул. У-у-у… противные печенеги.

Почему я была не удивлена, когда меня привели к олуху? Он стоял спиной к окну, что-то высматривая там. Я постучала об стеночку и приняла самую удобную для себя позу. Хорошо, что хоть белье надеть успела. Мужчина повернулся и застыл.

— Ты… шла в таком виде по всему дворцу? — спросил он.

— Твои стражники не оставили мне выхода, — с улыбкой проговорила я и поправила полотеничко, — Может быть тогда хотя бы принесешь мне платье?

Адам очень странно на меня посмотрел. Кажется, переборщила… Но платье то мне все равно нужно! Мужчина вышел из комнаты и кинул на кровать рубашку.

— Пока что придется ограничиться этим, — усмехнулся он и вышел.

Я сняла полотенце и накинула на себя его рубашку. Подвязала снизу и получилась этакая туника чуть ниже попы. Хм, а если… Я снова сняла рубашку и подвязала рукава на груди так, чтобы получился топ, а плечи остались открыты. Теперь она стала длиннее, да и выгляжу я куда интересней. Еще немного покрутилась перед зеркалом в его спальне и разрешила войти обратно.

— Выглядишь очень вызывающе. Мне не нравится, — произнес он, — На тебя будут смотреть другие мужчины.

— А ты имеешь что-то против? — спросила я, — Может быть я чья-то собственность?

— Пока ты будешь жить у меня — не смей носить вызывающую одежду.

Что? Я не ослышалась? Он надеется на то, что я буду ночевать у него? Да кто он такой, чтобы…

— Губу закатай и подштанники подтяни, — я подошла к нему ближе, — Никто не смеет мне указывать что и как делать. А особенно, где жить. Я мало того, что здесь на принудительной основе, так ты еще и мне диктовать свои правила пытаешься. Если играть по твоим правилам, то в мои игры.

Меня взяли за подбородок и заставили посмотреть в глаза. Черт бы тебя подрал, снежный. Даже сейчас он выглядит привлекательно!

— Очень мило, что ты пытаешься мне противиться, — усмехнулся прямо в губы он, — но у тебя ничего не выйдет. Свободных покоев нет, а в тех как минимум неделю будет проходить зачистка. Да-да, посопи еще. Ты выглядишь как провинившийся котенок.

— А ты выглядишь как обиженный жизнью недоумок, — зло вскрикнула я. Я подошла к двери и дернула за ручку. Он что, еще и запер нас здесь?

— Я не буду устраивать тебе истерику, — поставила условие я, — если ты сейчас же позовешь Ала.

— Он очень занят с твоей подружкой, поэтому ему нет дела до тебя.

Ладно, не будем портить Алино счастье. Я вышла на балкон и потянулась. Наклонилась чуть ниже, чтобы рассмотреть цветы, растущие под окном, но мне не дали. Вдруг сильные руки схватили меня за талию и развернули к себе лицом. Я, мало того, что доходила Адаму до груди, но еще и худее его была раз в пять.

— Ты что делаешь, глупая? Жить надоело? — зло прорычал он, — Если лучше умереть, чем делить со мной кровать, могла бы просто сказать.

Я оторопела. Но я ведь даже не пыталась. Да, неприятно, что со мной будет жить кто-то еще, в добавок не на моей территории. Но не смертельно же!

— Если ты не хочешь, чтобы я понюхала вон тот цветочек, мог бы так и сказать, а не орать в лицо.

И гордо пошла в ванну. Черт, я попала. Мало того, что мне придется жить с ним неделю, так еще и видеть его каждое утро.

— Ася, давай не будем врагами. Меня это в корне не устраивает, — а меня все устраивает, ты знал? С великим удовольствием слушаю твои упреки, — Давай мириться. Что насчет сходить вечером куда-нибудь?

Чаво? Мне? Сейчас? Нзаначили? Свидание? МНЕ НАЗНАЧИЛИ СВИДАНИЕ! Я с большим трудом подавила в себе визги радости. Можно и из укрытия выйти, наверное.

— Не знаю, если время будет, то можно и…

— Зайду за тобой в шесть. Можешь сходить куда-нибудь с подругами перед этим, — разрешил учитель, — Тренировка отменяется. По поводу кареты я договорился, будьте готовы выезжать через полчаса.

С этими словами он вышел. Милафка ты мой, а теперь вопрос знатокам. Как девушка может собраться за полчаса? Что это за ведьма?

«Бабоньки мои любые, нас сплавляют из замка в город. Через полчаса за нами приедет карета», — оповестила подруг я.

«Это типа местное такси? Прикольненько! — прокомментировала Мася, — Жаль телефонов нет, тут такие бы классные фотки в профиль получились!»

«Ась, я не ослышалась, за полчаса? Да за полчаса я только платье натяну и волосы расчешу!» — возмутилась Аля.

«Ягуша, я стою в одной рубашке с мокрой головой. Еще вопросы есть?»

Вопрос, как оказалось, больше не было. Мы смирились со своей участью. Я позвала Нихан и она магией высушила мне волосы, а потом принесла темно-синее платье с воротником стоечкой. Одно из тех, что я заказывала у мастера. На ноги обула удобные туфельки на небольшом каблучке.

* * *
Через полчаса мы стояли у главных ворот. Нас посадили в просторную карету, и мы тронулись.

— А чего это ты вдруг вздумала ехать в город? Мы все купили в прошлый раз, — задала вопрос Рыжик.

— Ну… тут такое дело… в общем…

— Не мямли, говори нормально, — приказала блондинка.

Я вдохнула.

— Адам пригласил меня на свидание, — и выдохнула.

Такого ультразвука я еще ни разу не слышала. Девчонки визжали так, будто выиграли в лотерее. Меня сердечно поздравили и поинтересовались наконец собственным мнением на этот счет. Я не знала, что отвечать, ведь сама так до конца ничего и не поняла. Девочки поняли меня с полуслова и не стали расспрашивать дальше.

— Представляете, когда Алан взял меня за руку во время прогулки, наши татуировки переплелись и стали иметь не просто желтый, а золотистый оттенок, — похвасталась Аля, — Он сказал, что теперь мы точно пара и он меня больше никуда не отпустит.

Та-а-ак! Это очень похоже на то, что было у нас с Адамом. В тот самый день, когда он на меня наорал. Я поёжилась.

— Аль, а он не объяснил, что это значит?

— Ой, что-то вроде связи между мужчиной и женщиной их вида. Гарантия того, что они подходят друг другу не только как родители здорового потомства, но и как семья.

Я впала в ступор. Я не представляла себя рядом с Адамом. Попробуйте поставить рядом очень высокого, плечистого и блондинистого мужчину с низкой темноволосой девушкой, едва достающей ему по грудь.

Карета остановилась. Мы вышли на улицу и увидели большое светлое здание с вывеской «Красота в зеркале».

Мы приехали в салон красоты? Спасибо, Адам. У меня всплыли мысли о том, что меня отправили сюда, чтобы привела себя в порядок, мол, слишком плоха. Но я не привыкла искать тайные смыслы. Решил отправить сюда — ладно. Какой девушке не понравится поход в салон красоты?

— Добрый день, дамы, — нас поприветствовала девушка в белой одежде, — Вы пришли в лучший салон красоты! Ваши процедуры уже оплачены, поэтому не стоит волноваться о стоимости.

Адам, ты радуешь мою маленькую еврейскую душонку!

Сначала нас отправили в парилку, где мы знатно так попотели. Не знаю как девочки, но с меня слезло все, что можно. Как думаете, если Адам увидит только мои мышцы и немного жира на попе без кожи, он убежит? Следующим шагом был косметолог, который выдавил все мои родненькие прыщики. Даже ту чёрную точку под носом, которая уже год со мной. Ну и уходи, я не буду скучать! Далее нас отправили на маникюр-педикюр и парикмахерское кресло. Вышли мы посвежевшие и радостные.

Следующей остановкой был бутик какого-то очень известного, как мне пояснили, дизайнера одежды. Девочки выбрали обувной магазин, поэтому здесь мы разделились. Господин Радэльо не только являлся идейным директором этого заведения, но и преобразователем этих идей в жизнь. То есть и дизайнером, и швеей, и всеми кем только можно!

Я зашла в салон и вдохнула приятный запах полевых трав. Интересный запах для бутика одежды. Из под ширмы вышел высокий эльф в голубом костюме. Он улыбнулся белоснежными зубами с заострёнными клыками. Мама! Он типа гибрид?

— Приятно видеть таких интересных девушек в моем маленьком магазинчике, — произнёс он, — Вам подсказать что-то?

Я сказала, что мне нужно платье для очень необычного и придирчивого молодого человека.

— Да, господину Адаму действительно сложно угодить.

Откуда он знает имя моего снежного? Я вопросительно на него посмотрела.

— Не делайте такие глаза, дорогуша. Я разбираюсь в родовых печатях, одна из которых, кстати, красуется у вас на руке, — он кивнул в сторону страдающей конечности.

— Что ж, не будем задерживать вас. У меня есть парочка платьев маленького размера на выбор. К ним мы без проблем подберем туфли.

И я прошла вглубь здания. Мне показали три разных фасона. Здесь было одно платье, напоминающее мне одежду девушек из пансиона благородных девиц. Бр-р-р… Следующее было очень откровенно даже для меня, а вот третье мне приглянулось. Нежно-голубое платье до колена, с открытыми плечами и струящимся низом. К нему мне подобрали бирюзовые лодочки. Критично себя осматривая, я пришла к выводу, что выгляжу довольно неплохо.

— Мадам, к вам, кажется, пришли, — улыбался мастер.

В зеркале я увидела Адама, открывающего дверь. Я обернулась. Он решил одето темный классический костюм. Как же ему идут чёрные рубашки! Я радостно улыбнулась.

— Ася… очень хорошо выглядишь, — сделал комплимент мужчина.

Я впервые за долгое время смутилась и поблагодарила его. Меня взяли под руку и мы направились к уже его карете. Вдали я увидела девочек, махающих мне на прощание.

Ну, Ася, вот и сбылось твоё новогоднее желание. Ты идёшь на свидание с дьявольски притягательным мужчиной.

Глава 8. Из всех орудий самоубийства самые популярные — нож и вилка

Диета — научно разработанная программа борьбы мозга с желудком, заведомо обреченная на провал.

Автор неизвестен
Ася.


Карета остановилась у большого темного здания и на выходе Адам подал мне руку.

— Ты замерзла? — поинтересовался мужчина, — Руки очень холодные.

Может потому что я с самым красивым снежным королем? Мать моя хомо-сапианс, да он издевается.

— Не знаю, — промямлила я, — вроде нет.

Я почувствовала тепло на своих плечах. Его величество отдал мне свой пиджак.

— Пойдем, столик уже забронирован. Осталось лишь подтвердить наше прибытие.

Мы зашли в ресторан. Светлое помещение встретило нас запахами всевозможных яств. Девушка официантка проводила нас на обособленное от других людей место. Меня пригласили за стол. Я взяла кожаное меню и начала читать блюда. Н-да… мало того, что я не знала ни одного ингредиента, так и ценник у них был как у хорошего платья. Я обычно не импровизирую, а доверяю готовить еду маме. Этот старый, проверенный рецепт, достался мне еще от папы. Я выбрал оптимальный по цене салатик и какой-то напиток, который зарекомендовала мне официантка. Мы отложили меню и замолчали. Я не знаю, что ему говорить, да и вообще — кто из нас мужчина? Инициативу в свои руки брать не хотелось.

— Как тебе заведение? — спросил наконец мужчина, — Я не часто тут бываю. Последний раз посещал его месяца три назад.

— А с кем?

Я напряглась. Я, конечно, понимаю, что у него наверняка были девушки до меня, но… Бесит!!! Какого черта я не могу успокоиться?

— К нам приезжал дипломат от орков, пришлось вести его в соответствующее заведение, — успокоил меня Адам, — Сожрал половину их запасов, при этом платить пришлось мне, как приглашающей стороне.

Так, а к деньгам мы относимся очень трепетно. Неужели придется платить за себя? Ну уж нет. Мой труд советника и так никак не оплачивают, поэтому пусть закроет этот счет как зарплату.

«Ась, ну как там вы? Мы сейчас с Алей сидим вот, переживаем» — донесся до меня голос Маси.

«Все хорошо, не волнуйтесь, белый злодей предельно вежлив и внимателен» — успокоила я девчонок.

«Кстати, мы теперь встречаемся с Алом» — порадовала меня Аля.

«Поздравляю! А как дела у тебя с Элом?» — обратилась я к Рыжику.

«Ну… он сразу замуж позвал. Говорит, зачем торопиться?» — засмеялась подруга.

«И ты согласилась?»

«Не, сказала, что подумаю. Пусть мучается».

«Это все хорошо, но вы не подумали, что мы здесь лишь на год?» — напомнила подругам о договоре.

«Калыван, е-мае, умеешь же все сразу испортить, — надулась Аля, — Ты лучше это своему кренделю скажи, раз такая умная».

«И скажу!» — возмутилась я.

«Все, не ссорьтесь. Не надо злить Асю, она все-таки на свидании» — Попрощалась Мася и больше мы друг друга не слышали.

Всего год. Жалкий год, после которого нам придется расстаться с эитм местом. За несколько недель мы привыкли к этому месту. Ладно, неужели всемогущие Повелители не найдут выход? Я уверена, у девочек все будет хорошо. А насчет себя я сомневалась. Напротив меня сидел действительно привлекательный мужчина. Но есть ли у нас будущее? Это знал один всевышний.

Нам принесли заказ, и я посмотрела на свое чудо. На столе в аккуратной тарелочке лежало движущиеся нечто. Малыш был похож на броненосца. Я взяла его в руки. Как можно кушать такого кроху?

— Ася, ты издеваешься? — вскинул бровь Адам, — Это известный деликатес, который подают в живом виде. Тебе просто надо разрезать ему брюшко.

— Ты что такое говоришь? — вскипела я, — Это маленькое живое чудо я должна съесть? Его, мало того, что положили в листья зелени и обсыпали какими-то специями, так еще и убить хотят!

— И что ты предлагаешь?

— Я предлагаю спасти его от жуткой участи. Не представляю, как он будет перевариваться в желудочном соке, — я погладила викающего зверька.

— Туары очень опасны, когда вырастают.

— Значит он будет меня охранять. Ничего не знаю. Он едет домой с нами.

Ладно, попрошу у Ала какую-нибудь книжку про местную Фауну.

Я дожевала листья и допила местный чай. Конечно, этим я не наелась, но меня успокаивал факт сидящего на коленях спасенного туара. Зверек поднял на меня глазки и уцепился когтями за платье. Ай! Я попыталась его отцепить, но вышло только хуже. Все, теперь точно будет царапина.

— Ася, ты невозможна! — негодовал Адам, — Мало того, что осталась голодной, так и обзавелась милым компаньоном! Ты понимаешь, что жить ему придется теперь с нами, иначе твое чудо погибнет?

И что? Это проблема? Мы с туаром недовольно посмотрели на повелителя.

— Тебе что-то не нравится? Я могу съехать от тебя. Мне не сложно.

— Я тебе съеду, — пригрозил мужчина.

На этой ноте он пошел нафиг.

— Адам, он будет хорошо себя вести. Правда, малыш? — кроха тихо пискнул.

— Олененок, нам и тебя хватает, а ты решила еще и опасного хищника приютить. Что мне теперь с нами делать?

— Любить и ухаживать, — ляпнула я.

Ой… лучше бы я прикусила язык. Адам хищно улыбнулся.

— Ну раз ты настаиваешь…

Я ни на что не настаиваю! Честное пионерское! И вообще, просто покушать пришла.

— Ладно, если ты наелась, — повелитель насмешливо посмотрел на пустую тарелку, — мы можем идти.

Мы поднялись и двинулись к выходу. Однако на улице не было кареты. Я заволновалась, ведь в десять я должна буду увидеться с чешуйчатым другом.

— А теперь, нам придется выйти за пределы города, — снеговик посмотрел мне в глаза, — Иначе я не смогу показать сюрприз.

Ладно, если так. Мы шли по полуосвещенным улочкам столицы, говоря о всякой чуши. Адам спрашивал меня о жизни на Земле, а я о жизни в Двоемирье. Минуты действительно летели незаметно, и я опомнилась уже у больших ворот. Наконец, пройдя их, повелитель стал говорить.

— Ася, то, что ты сейчас увидишь — может повергнуть тебя в шок, но послушай меня после этого.

Я была в предвкушении. Интересно, что же это такое страшное. Вдруг, вокруг него появилась дымка, и я увидела… белоголового. Мой дракончик виновата ткнул меня носиком. Ладно, то есть все это время, пока я ругалась на Адама, я ругалась самому Адаму. Супер! Насколько я поняла, дракончик не зависит от Адама, а Адам от дракончика. Туар в кармане чужого пиджака зашевелился. Я достала малыша и поднесла к чешуйчатому засранцу. Ой, кажется они не понравились друг другу. На месте дракоши появился Адам.

— Ты вроде хотел что-то мне объяснить? — возмутительно произнесла я, продолжая поглаживать малыша.

— Да. И нам лучше присесть, — мне была отдана и жилетка, оставляя ее хозяина в одной рубашке, — Итак, у нас есть парные татуировки. Изначально она давала мою защиту и покровительство, чтобы никто не посмел тебя обидеть, однако все пошло не по плану. Помнишь тот день, когда татуировки начали светиться? — мужчина взял мою руку, подтверждая мои слова, — Тогда оказалось, что мы истинная пара. Я не хотел тебя пугать, давал привыкнуть. Думал, что если мы будем жить в одной комнате — это приблизит меня к тебе еще сильнее, но ошибался. Я действительно хочу попробовать наладить отношения, ведь я не просто считаю тебя своей истинной, но и всецело согласен с этим. Ты умна, изобретательна и остроумна. Я никогда не встречал таких как ты. Когда тебя чуть не убили, я почти умер сам. Не знаю, что будет, если тебя не станет. Пожалуйста, не делай поспешных выводов. Мы можем не спешить, просто… позволь быть рядом. Не прогоняй меня.

Слова Адама меня впечатлили. Я ничего не стала говорить, а просто обняла мужчину. Теперь уже точно моего мужчину.

— Ты замечательный. И мне очень нравишься. Но я не хочу такого быстрого развития событий. Я не злюсь на тебя из-за дракона, ведь ты искал любую зацепку, чтобы впечатлить меня, — я улыбнулась, — Мы можем жить в твоих покоях, но мне все равно нужно свое пространство. Выдели хотя бы одну комнату на мои нужды. Поставим там, не знаю, раскладушку и столик со стульчиком. Тебя же не будет стеснять все это?

Адам рассмеялся и поднял меня на руки.

— Ни за что. Ни за что не допускай таких мыслей. Ты нужна мне любая. В любое время и в любом месте.

Да, немного пугает перспектива жизни с Адамом. Главное, чтобы не терроризировал, а остальное — наживное. Думаю, мы сойдемся.

Если так подумать, то Адам — мой идеал. Немного (или много) собственник, защитит от всего-всего, а главное — сможет по-настоящему полюбить. Может, все-таки жизнь налаживается? В кармане опять завозился малыш туар. Теперь можно и домой. Домой.

* * *
— Что мы будем делать через год? Когда контракт анулируется? — спросила я лежа на кровати с Адамом.

Он обнимал меня одной рукой, а я лежала на его плече. Недавно поняла, что совсем не знаю, как строятся отношения. За все свои восемнадцать лет я так ни разу и не была в отношениях. Самые долгие продлились две недели. Многие пытались подкатить с дальнейшим продолженем общения, но они отшивались на третьей минуте. Я действительно до этого момента не встречала нужного человека. Ну что ж, нашла.

— Поверь, олененок, мы все решим, — меня нежно погладили по волосам и взяли за руку. Татуировка вновь заискрилась, — Мы найдем выход. Это уже мои проблемы.

— Не только, — я повернула голову, — твои коллеги уже сделали предложения моим девочкам. Ну как, Эл сразу позвал замуж, а Алан только еще встречаться предложил. Но, вроде, у обоих успешно получилось.

Адам нахмурился.

— Значит, все вы трое были посланы не просто так. Аля, твоя подруга, суженая Алана. Он сам мне сказал. А Эл очень скрытный, но протсто так бы не сделал предложение руки и сердца через месяц после знакомства.

Да уж. Влипли наши дорогие.

Мне было так тепло и уютно рядом с повелителем, что я забывала обо всем. Любые проблемы казались пылью, ведь такой мужчина сразу мог их решить. Обо мне заботились как о самом дорогом сокровище. Иногда, конечно, это переходило все границы дозволенного. Но тогда Адам получал взбучку от Алана. В итоге я была в шоколаде. Однажды мой мужчина сломал кучу костей какому-то дворянину, который на очередном приеме посмел косо на меня взглянуть. А потом, как бы невзначай, обронить оскорбительную фразу. С одной стороны, мне было приятно, но с другой — черт знает, когда он еще сорвется. На меня, конечно, руку не поднимет, я уверена, но другим может причинить множество… неприятностей. Помню, как бегала по тренировочной поляне за ним с палкой, потому что жутко злилась, а этот крендель только смеялся и убегал. Как ребенок, честное слово! Меня это ни отталкивало, потому что сама такая. Надеюсь, Адам действительно решит эту проблему. Иначе я, наверное, тоже умру без него.

* * *
На днях мне принесли книгу про расу Повелителей. Их могло быть несколько, но они всегда были равны по силе. Каждому Правителю была дарована идеальная для него девушка. Только от нее он мог получить наследников и только ее любил всю жизнь. Общий ритуал бракосочетания продлевал жизнь девушки до уровня ее мужа. Интересненько, я теперь тоже буду почти бессмертной? Хотя, эта сторона вопроса волновала меня мало. Я наткнулась на страницу с информацией о советниках. Так… несколько существ, прислуживающие Правителям и непредвзято оценивающие ситуацию. Могут изменять свое количество. Они что, почкованием размножаются? Или спорами? Ладно, биологическую сторону вопроса оставим на потом. Несколько страниц вырвано… что бы мне это не стояло, но должна найти их. Кто и зачем их вырвал? Это мне еще только предстояло узнать. Но я не понимала, в игру какого масштаба ввязываюсь.

Глава 9. Беда не приходит одна. Она берет подружку Неприятность

Будет и удача, будет и везение. Нужно лишь — терпение!

Автор неизвестен
Ася.


Знаете, при очень большом желании, любая палка превращается в дрын.

— Ася! Ася, все, — пропыхтел повелитель, — Я сдаюсь! Твои успехи меня радуют, но даже при хорошей регенерации у меня останутся синяки на пятой точке.

Знай наших, глупый басурманин! Я стукнула палку об землю так, что та вошла в почву сантиметров на десять. Со спокойной душой и гадкой ухмылкой, подошла к любимому и поднялась на цыпочках так, чтобы наши лица были напротив. И в этот момент нанесла удар по печени.

— Ас-с-ся!

О да, я помню правило, которому он учил меня в начале. Пока один из участников боя не признал поражение — бой продолжается.

— Я понял, понял, прошу окончания.

— Так то! — я улыбнулась и все же чмокнула беднягу в нос, — Малыш! Можешь выходить, мамочка закончила!

Большой и страшный для обитателей замка, но белый и пушистый для меня, Малыш бежал навстречу. Оказалось, что туары могут прятать панцирь и открывать тонкую кожу с редким волосяным покровом, когда не чувствуют опасности. Вот и сейчас ко мне прижалось тёплое тело моего компаньона.

— А теперь обними папочку!

Малыш с восторгом побежал к Адаму. Да, отношения у них натянутые. Точнее, натянутые со стороны Адама. Малыш просто обожает его, когда тот не прибегает ко второй ипостаси. Драконы и туары, как оказалось, те ещё «союзники».

— Что ты думаешь насчёт отпуска с друзьями за городом? — спросил высвободившийся из объятий учитель, — Как вы это называете… на шашлыки?

— Милый, ты просто читаешь мои мысли! Давай прямо сейчас всех и оповестим. Все равно ещё только утро. Где-то в полдень можно будет выдвигаться.

Идея пришлась Адаму по душе и он пошёл исполнять ее в жизнь. А пока все заняты, я тоже чем-нибудь займусь. Первым делом решила навестить библиотеку. Пошла к стенду с историческими книгами и взяла себе пару экземпляров. За два месяца я изучила все биологические книги. Пора изучать историю и право.

Прийдя в нашу комнату, я бухнулась на кровать и начала читать. После нескольких минут мое внимание привлекла выпавшая страница.

«И только из троих единственный останется,
Правитель будет лишь один,
Арадон сразу приосанится
И город старый восстанет из руин»
Интересно. И что это значит? Какое-то странное пророчество? Придётся обратится к кому-то за помощью. Первым на ум пришёл Ал.

* * *
— Ася, это очень старое пророчество. С самого начала эры Правителей. Ты ещё не дошла до эры Разлома?

Я пожала плечами. Вообще не начинала читать историю.

— Тогда слушай, — поудобнее сел друг, — Очень давно на Арадоне был лишь один истинный правитель. Его не выбирали голосованием или поединком сильнейшего. Просто когда он появлялся, то все сразу об этом узнавали. Но однажды, последний из них нарушил все правила и захотел изменить свою судьбу. Он попытался отдать свою силу другому с помощью особого ритуала. Темнейший Бог это увидел и покарал его, разделив душу на несколько одинаковых частей, способных думать и мыслить по разному. Но Пресветлая пожалела беднягу и упросила мужа смягчить наказание. После долгих уговоров Темнейший сдался. Он послал на Арадон вестника с пророчеством и сроком его исполнения. Но об этой красивой легенде принят лишь как о мифе, поэтому не бери в голову.

— Когда должно закончится время? — поинтересовалась я, — И не смотри на меня так, мне просто любопытно.

— Я не помню, оленёнок. Это нужно смотреть в более древних манускриптах.

Ладно, если сказали забыть — мы забудем. Но когда-нибудь вспомним.

* * *
Малыш носился вокруг пруда у резиденции за городом. Мы с девочками наслаждались вечным солнцем, а мужчин отправили готовить мясо.

— Думаете, они справятся? — с насмешкой спросила Аля.

— Эл так смешно держит палку с мясом, хи-хи, — засмеялась Мася.

Да уж, после разговора о нашем традиционном отдыхе с семьей мужчины решили повторить подвиг русских мужиков и сварганить нам шашлык. Так как ни баранины, ни говядины тут не было, то пришлось искать аналоги. Оборудование, тоже, соответственно заменили на подручные средства.

— Я уже устала лежать, — проворчала Мася, — пойдёмте покупаемся. Мало того, что солнце печёт, так ещё и твой «пёсик» наверняка нагрел волк в пруду.

Встать я не успела. Малыш резко выпустил панцирь. Мы увидели в небе незнакомых тварей. Крылатые существа попытались схватить нас, пока Адам и ребята не успели среагировать, но Малыш не дал нас в обиду. Я постаралась выставить щит, но его хватило лишь до того момента, пока к нам подоспели ребята. Я не хотела видеть кровавую резню, поэтому просто спрятала себя и девочек под непрочным, но моим заново сделанным, щитом.

Мы поняли, что все закончилось только благодаря наступившей полной тишине. Тогда я смогла встать и осмотреться. Повсюду валялись подгоревшие, оледеневшие, растерзанные монстры, отдалённо напоминающие гаргулий. Я нашла глазами Адама и уже собиралась побежать к нему, но тут же заметила Ала. Он закрывал окровавленное лицо рукой. Аля с воплями добежала до него и прижалась к раненой щеке. Из ее рук вдруг начал литься свет, а рана Ала потихоньку затягиваться. Подруга, кажется, обладает целительными способностями. Неожиданно, ведь она никогда не любила медицину.

— Аля, не нужно больше расходовать силы, — с любовью проговорил Ал, — В любом случае, останется шрам, как бы не прискорбно это звучало.

— Шрамы только украшают мужчину, не говори глупостей! — Аля уткнулась в грудь своего молодого человека и начала трястись. Плачет, бедная. В стороне Мася держала руки Эла, лишь изредка бросая на нас взгляд, полный сочувствия.

— Адам, с тобой все в порядке? — я пододвинулась ближе, — Чем-то помочь?

— Все хорошо, оленёнок, просто пара царапин.

Знаем мы эти пару царапин. Проходили.

— Быстро показывайся где, иначе я сама начну раздевать тебя на глазах у остальных. Я не шучу.

Адам не впечатлился, но поднял окровавленную рубашку. И это царапина?! Он что, совсем с ума сошёл? Я наложила несколько целительских заклинаний, чтобы рваная рана быстрее затянулась. Что я, зря училась у придворного врача?

— И не смей мне больше врать, — я обняла любимого за талию. А ведь могла обнимать его хладный труп.

— Все хорошо, Ася, все хорошо. Мы бы справились. Это же мы.

Именно поэтому с нами случаются всякие неприятности!

Я сильнее обняла любимого. Да как он может сохранять спокойствие?

— Адам, этих тварей кто-то натравил, — произнес затисканный Эл.

О, так это те самые, которые… ну вы поняли!

— Все таки решили вернуться, — проговорил Алан, — Ну да, же месяц прошел.

Я с придыханием слушала рассуждения мужчин о дальнейших действиях. Правильно говорят, что думать девушке — вердно.

«Девочки, а они вам хоть что-то рассказывали об этих чудах-юдах?» — спросила я.

«Если бы, — вдохнула Ася, — Только мычит о том, что это зло и его надо уничтожать» — вздохнула Мася. Мы посмотрели на Алю.

«А что? Думаете я сама не спрашивала? Мой тоже молчит как партизан, — возмутилась Аля, — Ась, может ты и наших с палкой по лесу погоняешь?»

«Аля! Ты видела, что с ними? Хочешь отправить Алана с такой бякой на лице?»

«Кстати, Аля, — вклинилась в разговор я, — Помнишь, во сне ты видела мужика с не длинными, как тогда у Ала, волосами и шрамом на пол щеки? Получите распишитесь».

«Точно! — Аля улыбнулась, — Все-таки мы с ним идеальная пара, правы его Боги».

Мы рассмеялись и направились к особняку. Домиком это назвать было нельзя. Двухэтажный коттедж рядом с природным прудом вызывал у меня самые теплые чувства. Никто, кроме королевской семьи не знал об этом месте. Хотя, видимо раньше не знал. Слава богу, тут нет моей соседки тети Люси, что была у бабушки на даче. Ее забеги и марафоны голышом из одного конца огорода до другого вызывали бурный восторг у мужа пьяницы. Иногда приходила тетя «ы-ы-ы!» и хвасталась новым вставленным зубом. Хорошие времена. Мы зашли в уютный предбанник цвета кофе с молоком и положили шлепки на полочку. Потом забрались с ногами на просторный диван в молочно гостиной и распивали изумительный местный «какао», приготовленный моим любимым.

Некоторое волнение и остаток эмоций от пережитого час назад таяло, а поэтому мы решили все же поднять тему тварей Третьего мира. Мужчины поняли, что тему рано или поздно придется освещать, а потому после недолгих уговоров сдались. Начал, как обычно, Алан.

— Твари появились сразу после проклятия Темнейшего, о котором я рассказывал Асе, — он вкратце пересказал легенду девочкам. — И вот, дабы жизнь медом не казалась, Темнейший открыл портал в наш мир этим демонам, земля которых уже давно перенаселена. Чтобы бороться с ними, он послал как-бы самых сильных воинов и в наказание своему провинившемуся, назвал их Повелителями. С тех пор они не только защищают мир от тварей, но еще и решают государственные вопросы. Насчет советников ничего не известно. Они появились из ниоткуда, уходят тоже неизвестно куда.

Темнейший, насколько я поняла, интересный мужик, если его не злить. А находчивый то какой! Каждый миф и легенда несет в себе особый смысл. Больше, чем Темнейший мне импонировала Светлейшая. Вот она, настоящая женщина. Для всех она благочестивей, чем дева Мария во время первых месячных, а для себя та еще манипуляторша.

— Ладно, что кушать будем? Шашлыки пострадали, а в холодильнике нет ровным счетом ничего, — напомнила нам никогда не толстеющая Мася.

— Я телепортом притащу сюда что-нибудь из замка, — позаботился о нас Эл. Хотя, скорее о своей вечно голодной невестушке. Мася все таки приняла предложение воинственного Элеазара, но поставила условие — свадьба не сейчас. Мол, не время и не место. Поэтому парням просто кровь из носу надо разбираться в том, как бы нас оставить на Арадоне. Все равно, даже зная, что родители в порядке, ведь у нас и суток не прошло, я скучала. Жаль, что маме нельзя рассказать о всех переживаниях и сомнениях. Роль и мамочки, и папочки, у мееня выполянл Адам. Мой мужчина сейчас пошел за дополнительной порцией какао. Он у меня просто мастер на все ручки!

— Ребят, я устала немного, — зевнула я, — Давайте вы меня разбудите, когда принесут еду?

И после коллективного одобрения поднялась к нам в спальню. Странно, что я только легла на подушку и отрубилась.

* * *
Я очутилась сидящей в кресле в большой красно-черной гостиной. Передо мной уютно горел, видимо недавно, разложенный камин. Я осмотрелась. Сзади меня был диванчик и столик в той же цветовой гамме. Я почувствовала пристальный взгляд со спины. Обернувшись, я увидела папу, вальяжно шедшим к соседнему креслу.

— Привет, Юся, — ласково поздоровался большой и бородатый папочка, — Рад наконец тебя увидеть. Мама задерживается на работе, поэтому потом подойдет. Ну, рассказывай, как жизнь?

Если бы я могла, то уронила бы челюсть. Это, наверное, мое подсознание интерпретирует то, чего очень не хватает в реальности.

— Дорогая, давай быстрее, — обратился папа к вошедшей маме, — Юся молчит и не хочет со мной говорить, видимо. Прямо как в детстве.

Мама улыбнулась и подошла к моему кресло. Странно, а объятия прямо как в реальности.

— Солнышко, — мама обратно встала за папино кресло, — Сходи на днях в храм. Ну, местный, в смысле. Многое тебе откроется. Но знай, что мы тебя безумно любим. Девочкам передавай привет от нас! Целуем, тебе пора!

Я резко распахнула глаза и увидела взволнованного Адама.

— Ася, ты не хотела просыпаться. С тобой все в порядке?

Я прокрутила в голове произошедшее секундами ранее. Храм.

— Адам, не мог бы ты прямо сейчас принести меня в храм ваших Богов.

Мужчина нахмурился.

— Основных храмов, как и Богов, два. Тебе в какой?

Эм… к этому я не была готова.

— Ладно, давай тогда это решу я. Меня Темнейший жалует лучше, чем Пресветлая, поэтому отправимся туда, — меня аккуратно прижали к себе, — Держись крепче, мы переносимся.

* * *
Ненавижу телепортацию. После нее меня вечно мутит. Видимо, сказывается неудачны опыт. В детстве меня очень сильно раскрутили на карусели. Раньше их даже тошниловками звали. Так вот, думаю, исход очевиден. Я потеряла сразу два передних зуба. Благо, молочных. Маленькая я выкрутилась из ситуации и хвасталась подругам, что скоро стану вампиром. Ыыы!

Мы подошли к величественному готическому зданию. Входя в в него, можно почувствовать себя маленькой букашкой. Конечно, если перед тобой такая огромная статуя темного божества.

— Адам, — начала дрожащим голосом я, — ты сильно удивишься, если я скажу, что это… мой папа?

Глава 10. Юбилейная

У родителей разные взгляды на воспитание собственного ребенка. Мама ругает дочь за то, что та кидается камнями, а папа за то, что она не попадает в цель.

Автор неизвестен.
Адам.


У моей девочки второй раз за все ее прибывании на Арадоне случилась истерика. Я быстро подхватил ее, чтобы не дать осесть на холодный пол. Девочка моя… Да… мы предполагали все развития событий, кроме такого. Получается, приемные родители Аси — Светлейшая и Темнейший. Я гладил свою малышку по голове и шептал успокаивающие слова. Это в корне усложняет мою ситуацию. Понравиться Богам — дело не раз плюнуть. Да, конечно, мне благоволит Темнейший, но Светлейшая… Надеюсь, мне удастся доказать ей, что я люблю их дочь. Люблю… я именно сейчас осознал, что окончательно и бесповоротно засел. Я держу такое маленькое дрожащее и испуганное чудо, запутавшееся не только в других, но и в себе. Неужели я жил до нее? Нет, я не жил. А сейчас живу. Для нее.

Никогда не брошу и не предам. Никогда. Дракон подтверждающе рыкнул.


Ася.


Я в другом мире. Одна. Мои родители — чертовы Боги. Что со мной не так? Почему я? Почему я не могу ходить в университет как нормальные люди, бегать по утрам и кормить бездомных кошек? Я не понимала. Чем я такое заслужила?

— Асечка, все хорошо, — сквозь всхлипы слышала я голос Адама, — Я здесь. Мы вместе. Мы все сможем, слышишь? Не плачь, любимая, только не плачь.

Он сказал… любимая?

— Ты правда меня любишь? — я подняла мокрые заплаканные глаза.

— Как всегда, ты слышишь только то, что тебе нужно, — ткнул меня носом Адам и рассмеялся.

Я обняла мужчину крепче и начала успокаиваться. Да, с таким, как Адам хоть на край света. Наверное, я ждала столько лет и тосковала, когда подруги бегали на свидания, а я упорно всех отшивала.

«Этот свою девушку бил, у этого нет цели в жизни, — придирчиво пересчитывала я их, — а этот и вовсе наркоман».

Наверное, может показаться, что поклонники у меня были так себе. Но нет, встречались и крайне хорошие индивидуумы, но я, видимо, просто знала — не мое. Я уткнулась в тёплую шею, пахнущую морозным хвойным лесом. А это — точно мое.

Меня аккуратно подняли и опустили на пол. Истерика оставила лишь неприятное соленое послевкусие.

— Да, папочка, — я подошла ближе к статуе, — Удивили меня. Заставили волноваться. Спасибо, дорогие. Браво.

— Мы не хотели ранить тебя раньше времени, — раздался отцовский голос совсем рядом.

Я повернулась. У самого входа ко мне шел папа с мамой. Они изменились. Мама стала выше, короткая стрижка превратилась в длинные белоснежные волосы. Не изменила себе даже в земной форме, однако. Она ни разу не красила себя в темный оттенок. Папа тоже стал выше и шире в плечах, ушел тот животик, что был у него на Земле. Но иссиня-черные кудрявые волосы все еще были короткими, а борода добавляла мужественности.

— Ласточка, мы тебя безумно любим и не хотели, чтобы ты переживала, — мама подошла ближе и попыталась обнять меня.

— Мам, не сейчас, — я отстранилась. Было сложно смириться с фактом моего происхождения, — Это Адам. Вы его, кажется, не заметили.

— Здарова, зятек, — хохотнул папа, — будущий, конечно. Добро пожаловать в нашу семью, Адам Люций Снежногорский.

Я непонимающе обернулись и увидела… Мама!!! Сзади родителей показался огромный псинообразный монстр, который спешил ко мне. Я уже попрощалась с жизнью, когда он взял и… лизнул меня в лицо огромным шершавым языком.

— Юцик, фу! — скомандовал папа, — Да как она пробралась, то!

Да… соскучилась, собачка. Правда, в нашем мире она была мне до колена, а здесь выше головы. Дорогая, спасибо, что на радостях не откусила мне голову. Неужели отучили от привычки грызть все, что движется?

— Что ж Адам, я предполагала, что суженым Аси станет кто-то другой, но, поздравляю, — улыбнулась мама, — у тебя самая дикая и невыносимая девушка из всех возможных вариантов.

Ну, спасибо, мамочка! Самая короткая и, к моему сожалению, правдивая характеристика.

— А я говорил, — вклинился папа, — он — самый достойный кандидат для Аси!

— Юсечка, ты действительно его любишь? — с опаской посмотрела на обнимающего меня Адама.

— Да, мам. И лучше него я никого не найду. Будь уверена, — без раздумий ответила я. Меня сильнее сжали в объятиях и нежно посмотрели. Мое. Никому не отдам.

— Да… надо было тебя на Земле оставлять, не досмотрели.

Папа пожал плечами на фразу мамы. Действительно, а что тут скажешь?

— Доча, раз все стало известно, — мама подошла ближе, — То можешь связываться с нами через это.

Мне протянули серебряный тоненький браслет с сияющим голубым камнем. С обратной стороны был такой же, но насыщенно-бордовый.

— Этот, — мама показала на светлый, — для связи со мной, а этот с папой. Не теряй его пожалуйста, дорогая.

Я обняла родителей и пообещала «звонить» им хотя бы раз в неделю. На этой теплой ноте мы попрощались.

— Милые у тебя родители, — с насмешкой произнес Адам.

— На самом деле они очень хорошие, просто требовательные и гиперопекают меня. Это с детства. Я довольно поздний ребенок.

Адам странно на меня посмотрел. Что ж, все потом. Желудок дал о себе знать утробным урчанием. А то попа нашла свои приключения, а награду он еще не получил!

* * *
Я решила рассказать о случившемся подругам, но застыла у полуоткрытой двери. Не зря.

— Аланиэль, как это называется? — бушевала Аля, — Ты с Асей проводишь вдвое больше времени, чем со мной. Ты считаешь это правильным?

Ой! И правда, со времени нашего прибытия Алан очень много времени проводил со мной.

— Аля, я тебе объясню все позже. Пожалуйста, я объясню тебе позже, — повторял обеспокоенный голос Алана.

— Я требую объяснений сейчас же! — уже визжала подруга. Кажется, пора спасать Алана.

Я неловко постучала.

— Приветик, я извиняюсь, что не вовремя, но у меня важная новость.

— И какая же? — вскинула бровь блондинка.

Я вкратце обрисовала ситуацию, наблюдая, как смешно брови друзей ползут вверх. Для них это был еще большей неожиданностью, чем для меня. Меня обняли и пожелали не беспокоиться (читайте — приказали) и отправили кушать и отдыхать. Именно то, чего нам так не хватало.

* * *
Я проснулась в темном помещении, цепями прикованная к стене. По мокрому полу бегали крысы. Что за ужасное место?

— Что ж, а теперь и поговорить можно. Здесь твой Адам нас не найдет, — послышался скрипучий женский голос. Ко мне вышла старая сгорбленная женщина, — Извини что так получилось, но иного выхода у нас нет. Или так, или никак. Иначе тебя смогут вытащить, а времени мало.

— Кто вы? — задала я висящий в воздухе вопрос.

Женщина неловко улыбнулась и ответила.

Кто? Моргана? Это что, шутка такая? Я совсем кукунулась? Мэрлин, ты мне нужен! Бородатый крендель, выходи, зараза. Я твой посох быстро в дрын превращу, поганец! Глядя на мою реакцию, Моргана лишь потешалась.

— Девочка, я в тебе ошибалась, — вдруг сказала она, — С таким чувством юмора тебе будет легко пройти и через огонь, и через воду, а медные трубы уже сами побоятся и рассыпаться! Лютое исчадие Ада!

— Конечно, — ответила я, — Я всегда обижалась на такое обращение. Я Королева Ада.

Моргана уже не скрываясь хохотала рядом.

— Да, однозначно, буду приходить к тебе во снах. Но, конечно, в уже более подготовленном виде и в надлежащем месте, — обрадовала меня женщина.

Да, было бы здорово. Женщина, несмотря на ее внешний вид, оказалась очень болтливой и веселой.

— Так вот, в общем — посерьезнела к концу беседы она, — зачем я тебя и звала. Ты одна, но с помощью друзей, конечно, можешь снять проклятие Темнейшего. Ты долго находилась рядом с Богами и впитала часть их силы.

— Так они же мои родители, это не мудрено, — вставила я. Моргана странно на меня посмотрела.

— Скоро ты все узнаешь, девочка. Трудно тебе будет, Ася, — отозвалась уже эхом волшебница, — Не держи ни на кого обиды, они не виноваты…

И ее голос пропал окончательно, а через секунду я проснулась посреди своей комнаты. Одна. Я ходила из угла в угол, не зная, как истолковать совет Морганы. И вообще, кто она такая? Мне стало интересно. Теперь осталось только перенестись во дворец и сходить в библиотеку. А для этого нужно найти Адама. Сама я еще не умею выстраивать порталы на большие расстояния. Я нашла его на кухне, усердно перебирающим бумаги.

— Адам, — позвала я благоверного, — У тебя же отпуск!

— Отпуск отпуском, а экономические проблемы кроме меня никто решать не будет, — невесело отозвался уставший любимый.

Как-то неловко стало просить о чем-то. Я подошла ближе и обняла его за талию. Прилив нежности с моей стороны напряг мужчину, но он ничего не сказал. Вот и не надо. Я сама попробую себя перенести. Что, зря что ли он учил меня все долгие месяцы? Я отстранилась от мужчины и чмокнула его в нос.

— Ладно, удачи! — бросила я уже вслед.

Теперь нужно вспомнить все, чему меня учил повелитель. Я аккуратно взялась за нити силы и начала плести нужный узор. Как только узор был сплетен, я снова его проверила и добавила силу, нужную для перехода. Вспышка, тьма и… ничего. Я стояла посреди темного помещения, не понимая, что сделала не так. Точно! Адам недавно обучил меня прикольному приему, доступному только королевской чете, коей я в скором времени стану, поэтому и смогу пользоваться. Я включила хваленое ночное зрение и рассмеялась. Я стояла посреди кабинета Адама. Просто тут был не включен магический светильник. Да, Ася, храбрец! Я вышла из кабинета и устремилась в глубь замка. Не спеша дошла до нужных стеллажей в библиотеке и без труда нашла несколько нужных книг. «Лучшие волшебники Двоемирья», «Изобретатли и открытия нового Двоемирья», но мне в в глаза бросился «Сборник мифов Арадона. До и после раскола империи». Его пожалуй, почитаю перед сном. Я решила на время остаться в замке, чтобы не тратить резерв лишни раз.

Я шла по длинному коридору, никого не трогала. Но, к сожалению, увидела ту самую дамочку, что, как оказалось, строила моему любимому глзаки.

— Здравствуйте, Ася. Неужели мы наконец встретились? — скорее пропела, а не проговорила красавица. Да, таким как она можно завидовать. Точеное лицо с большими голубыми глазами. Идеальная кожа с естественным румянцем. Фигура в сравнении с моей вообще не поддается описанию. Фея, да и только.

— Добрый вечер, герцогиня Масслер, — поздоровалась я.

— Что же вы так рано прибыли?

— Я одна. Адам и остальные остались в загородном доме, — ответила я, — Но должны скоро приехать.

Герцогиня неприятно улыбнулась. С ее аккуратных ручек сорвалось проклятье, как я успела заметить девятого уровня. Смертельное. К сожалению, я не смогла ничего сделать и лишь выставила вперед руки. Последнее, что я помню, это коварная улыбка первой красавицы Арадона.

Глава 11. Заново рождённая или птица счастья завтрашнего дня

Кто к нам с мечом придёт, тот от нас с мечом и уйдёт. Не факт что целым. Не факт что только мечом.

Потомок Эллочки Людоедочки.
Адам.


Я слишком долго не занимался делами после появления новых советников. Советниц, конечно, но и роли это их не меняет. От прошлых то прока особого не было, а от наших хоть поддержка. Вечные упреки и ненужные советы прошлых даже нервировали. Несмотря на статусы Правителей мы с товарищами разделяли обязанности. Я занимался экономикой и общественным настроением, Алан боролся с преступностью и коррупцией, а Эл занимался армией. Наконец, почувствовав легкую сонливость я свернул все документы и направился на второй этаж. Ещё идя по лестнице у меня появилось странное предчувствие, которое не проходило до самого моего прихода в комнату. Открыв дверь, я не увидел Аси. Конечно, и машинально проварил всех в доме. Аси среди них не оказалось. Маячок не работал. Как такое может быть? Маячок, поставленный мной ещё в самом начале никогда не давал сбоев. Я сломя голову побежал к Алану.

— Ася пропала, — ворвался в комнату я, — как ты спать то можешь!

— Что?! — вскрикнули Аля и друг вместе. Видно, для них это было шоком. Да… кажется я немного помешал.

Аланиэль спешно натянул одежду поверх ночной рубашки и мы перенеслись в мой кабинет.

— Придётся искать по крови. Надеюсь, помнишь как это делается? — спросил друг, параллельно режа свою руку отросшими вмиг клыками.

— Конечно. А ещё я помню, что там нужна капля, а не ведро крови родственников.

* * *
Ася.


Мы шли по магазину и смеялись.

— Ася, ну ты видишь эти треники! — смеялась Мася, — Ты видела мои ноги в них!

— Именно в этих — нет, — ответила я, — Смотри на люриксовую отделку. А эти блестки на штанинах!

У нас давно была странная забава. Как только мы все вместе появлялись в крупном торговли центре, то это был чёрный день в жизни любого магазина, который по несчастью мы выбрали. Аля, Мася и я с детства мечтали стать дизайнером, но по стечению обстоятельств станем психологом, юристом и наркологом соответственно. Поэтому собирать образы друг для друга выходило очень мило. Каждый раз получалось или «деревенский гламур» или «сельский шик», но мы просто обожали это занятие.

Девочки встали в очередь на примерку. Телефон Маси издал пиликающий звук.

— Игорь?

— Да, он самый.

— Элеазар бы не оценил, — после этих слов тело пронзила адская боль.

— Какой Элеазар? — спросила Аля, — Что за имя чудное?

— Твой жених, — я начала все вспоминать, — Вы не помните?

— Тебе наверное дурной сон приснился, — отмахнулись подруги.

— Нет! Нет! — я начала кричать и вскоре все вокруг потемнело. Я стояла посреди темного коридора.

— Ася…

Нет, нет. Я буду здесь. Меня тут любят, всегда ждут. Тьма ещё сильнее начала тянуть.

— Оленёнок, борись. Ты сильная…

Я? Я слабая. Вон, даже от проклятья не защитилась. Стоп, проклятье! Воспоминания резали память. Как я могла забыть! Могла… расслабившись, боль отступила, давая место тёмной легкости.

— Любимая, ты ведь понимаешь, что я не смогу без тебя…

Сможешь. Найдёшь какую-нибудь как эта мадам Брошкина, наложившая какую-то бяку на меня. Родятся у вас здоровые детки. Так, ну нет! Я ещё так не рассуждала! Никому его не отдам! Вдруг острая боль пронзила тело.

— Давай, родная… справишься… уверен…

А тьма все уговаривала остаться. Конечно, мне будет легко. Но скучно, извини.

Я распахнула глаза, мокрые от слез. Двоилось, кружилось абсолютно все.

— Ты справилась, — послышалось на краю сознания, — а теперь спи…

И я уснула.

* * *
Адам.


Когда я увидел лежащую без сознания, полумертвую Асю — чуть не умер. Тот, кто стоял рядом, конечно же.

— Милорд, что с вашей советницей? — лживо спросила Масслер.

— Какое проклятье вы наслали? — я поднял бездыханную девушку с мраморного, но такого же холодного, как и она, пола, — Чем чётче вы скажете, тем короче будет ваша смерть.

Девушка побледнела. А эта дамочка не такая красивая, как казалась мне ранее. Ну да, раньше я ее видел радующейся новой откупной безделушке вроде новых серёжек или дорого колье. А сейчас вижу стоящей на волоске от смерти.

— Адам, не глупи, — услышал голос друга, — Это не обычный заказной убийца, как в прошлый раз. Так просто это не замять.

У меня нет времени на разговоры.

— Я жду ответа, пока ещё герцогиня, Масслер.

— Невеста смерти. Девятый уровень.

Символично. Было бы очень смешно, если бы не было так страшно. Предпоследний. Почти необратимый. Почти. Я мгновенно телепортировался в наши покои и уложил оленёнка на кровать. Алан появился через пару секунд. Лёг рядом.

— Не смей! Мы найдём другой способ.

— Тогда я буду вечно корить, что не спас собственную маленькую сестренку.

Друг грустно улыбнулся и начал сплетать магические потоки. И разделил проклятье на двоих.

* * *
Ася.


Проснулась я в нашей с Адамом комнате. Она потерпела небольшие изменения. Например, рядом с кроватью была капельница. Вела она, конечно же, к моей руке. Рядом спал измученный Адам, держащий за здоровую конечность. Дорогой, да ты ужасно выглядишь. Дорогой открыл один глаз и вскочил.

— Оленёнок, ты смогла! Ты жива, слава Светлейшей, — мое лицо было расцеловано во все стороны и части.

— Ну-Ну, маму будешь позже благодарить, — я отпрянула от мужчины, — А сейчас я кушать хочу.

Адам покраснел. Моя ты прелесть. Даже так умеем?

— Да, хорошо. Я Алана сейчас пришлю с тобой посидеть.

И ушёл.

Я лежала и задалась вопросом: что с мадам Масслер? Его я и озвучила вошедшему в комнату другу.

— Понимаешь, Адаму было грустно, — глаза повелителя смеялись, — А когда Адаму грустно, то другим, соответственно, тоже. Поэтому мадам тухнет в темнице сырой.

И тухнет в темнице сырой наш орел молодой. Мило.

— А из-за чего она так на меня взъелась? С самого первого дня ведь глазами сжечь пыталась.

— Да неужели? А ты не догадалась? — Алан посмотрел на меня. В глазах плясали смешинки, — Ты тут вдруг появилась, нашего завидного жениха охомутала. А мадам без пары осталась. Бессовестная ты девушка, Ася.

Мы оба рассмеялись. Алан напомнил, что нужно позвонить родителям. Я дотронулась до двух камушек сразу, чтобы рассказать сразу и маме, и отцу. Камушки завибрировали, смешно щекоча кожу на пальцах. В голове раздался мамин голос.

— Неужели ты соизволила нам позвонить!

— Мам, тут такое дело… — я замялась. А что сказать? Мам, ты не волнуйся, но на меня наслали смертельное проклятье, но я выжила и сейчас с трудом даже рукой двигаю?

— Нет-нет, ты меня послушай, — начала расходится мама, — Ты мало того, что, бессовестная, не звонила нам неделю, так ещё и на звонки не отмечала. Нам очень трудно переносится в храмы то, не говоря уж об остальных помещениях.

— Мам, но я не могла ответить, правда. В этот момент я лежала в полном отрубе. Только не волнуйся, я все расскажу.

— Дорогая, — папа наконец решил подать голос, — давай действительно послушаем дочь, перед тем как ругать.

Разговор был долгим и крайне неприятным, потому что мама грозилась оторвать все то, чем я думала в тот момент, когда сбежала от Адама. Меня не слушали. Ведь кого интересует, что я не сбегала, да и сама не в восторге от всей этой ситуации.

Вскоре мы закончили разговаривать, а в комнату проникли очень соблазнительные ароматы пищи.

— Извини, что так долго, — попросил прощения любимый, — Не думал, что готовить так сложно.

Моя прелесть сама приготовила мне еду? Я искренне поблагодарила его за заботу.

— Так вы выяснили, кто хотел убить меня в тот день? Это семья Масслер, да? — предположила я.

— Да, это их рук дело. За ними оказался ещё и целый клан наемников, — сообщил Алан, уплетающий за обе щеки то, что я сразу отодвинула. Ну кто сможет съесть сковородку яичницы после, как оказалось, недельной комы.

Мы доедали каждый свою порцию приготовленной Адамом яичницей. Да, первый блин конечно, не комом, есть можно. Недосолил правда. Но из его рук хоть яд. Поэтому я с удовольствием дожевывала последний кусок, счастливо щурясь на мужчин.

— А где мои девчонки? Неужели им не интересно, жива ли я вообще?

— Девочкам поручена важная миссия, — хмыкнул друг, — Чтобы не мешались под ногами отправили их к Элеазару. В армию.

Э-э-э… я слабо представляла утонченную блондинку и непоседу Рыжика в армии Их Величества. Ать два! Ать два!

— Быстрее, олухи! — кричал в моем подсознании Элеазар, — Как кисейные барышни бегаете!

А Ася напоминает ему, что они и есть те самые барышни. А он все вторит о том, мол, молодцы, гордость соединенных Империй. Невесты их Величеств. Хихикнула своим мыслям.

— А что, кстати, за проклятье на меня наслали? Судя по отголоскам оно было очень сильное. Девятый, вроде уровень.

— Да, увидеть ты смогла. А укрыться не успела, — вздохнул Адам.

— Да хоть вообще заметила, — встал на мою сторону Аланиэль, — Ей по уровню пока недоступно ставить настолько сильные блоки. На тебе было проклятье «Невеста смерти». Довольно интересное. Создает идеальные условия для подсознания человека, чтобы навеки там заточить. Обычно семью и детей. Потому так и прозвано. Сколько кстати спиногрызов было у вас с Адамом?

— Нисколько, — удивилась я, — У меня во сне присутствовали только мои подруги. Может, это какое-то неправильное проклятье?

Ответом мне послужила гробовая тишина. А я захотела отдохнуть ото всех. Действительно, сразу после пробуждения ко мне прилипли две пиявки. Обе любимые, конечно, но не настолько.

Оставшись одна, решила связаться с девочками, но что-то меня остановило. Мой браслет начал жечь. Тот самый, который дала мама. Нет, когда мне звонят — он вибрирует, а значит сейчас что-то другое. Я встала и невидимыми нитями направлялась в строну двери. Что меня так тянет? Я шла инстинктивно. По длинным коридорам, сворачивая на различных поворотах. Такими темпами через некоторое время я оказалась в пустом зале где-то под самим замком. Помещение не освещалось. Только факелы вокруг давали слабый свет. Серо-белый пол был исчерчен чем-то наподобие пентаграмм. Я ближе подошла к одной из четырех колонн, обрамлявших самую большую пентаграмму. Захотелось нажать на небольшое углубление, что я и сделала Мне открылся небольшой отсек. В нем я нашла непонятный осколок. Интересный. Он представлял собой желтоватый полупрозрачный камешек, красиво переливающийся в цвете факелов. За спиной я услышала шаги. Ко мне шла Ася, а за ней Аля. Они подошли к остальным двум колоннам, параллельно нехорошо косясь друг на друга. Они проделали те же махинации с ними, что и я.

— Итак, мы имеем три одинаковых осколка, — начала я, — У нас есть один способ проверить теорию, которую, думаю, каждая из вас сейчас прокручивает в голове.

Мы соединили руки и попытались таким же образом соединить осколки. Нам это удалось и теперь мы держали в руках целый камешек.

— Ась, что-то все равно не работает.

Да вижу, Аля, что не работает. А если… Я начала плавно вливать силу в камень, который охотно начал ее принимать. Правда только моя половина. Девочки поняли мою идею и тоже подключились. Камень начал срастаться и «лечиться». Но мы чувствовали, что уже на пределе и не сможем больше его подпитывать. Обрубили каналы и уставились друг на друга.

— Мальчикам говорим? — подала голос Мася.

— Пока нет, — твердо сказала Аля, — Спрячем вот за то возвышение. Алтарь что ли? Мало ли что с этим камешком случится. Они нас убьют, если узнают, что мы эксперименты проводили.

На том и порешали.

Глава 12. Как быть одинокой в любящем доме

Плохие парни лгут, чтобы залезть к тебе в постель, хорошие лгут что бы залезть к тебе в душу. А очень хорошие не лгут, но ты не веришь, потому что лгали остальные…

Ася.


Недели пролетали как дни и вот-вот приближался день выбора: уехать или остаться. Девочки давно решили, что лучше останутся здесь — и парни, и богатство, и власть. А меня, мол и не должно ничего волновать. Родители тут, друзья и любовь тоже. Выходить на балкон каждый вечер стало нашей с Адамом традицией. Но сегодня он опаздывал, и я решила наведаться в его кабинет. Решив напугать благоверного, я накинула полог невидимости и скрыла себя отводом глаз. Однако отчетливо услышав собственное имя, я решила притормозить. Да-да, подслушивать плохо. Но сколько нового можно о себе узнать. Именно так я определила для себя, что я меркантильная, стервозная, нахальная, грубая, страшная и еще множество интересных эпитетов от прекрасных, «намного лучше меня» подруг. Тоже, кстати, в кавычках.

— Мы не можем вечно хранить эту тайну, — послышался Алан, — Она не простит, ты же знаешь.

— Сейчас не время, Ал, ты понимаешь.

— Адам, а когда наступит это время? Почти год мы врем ей! Это не может больше продолжаться. Я не хочу водить свою сестру за нос! Родители ничего не говорили о секретах. Мало того, что ты ходил к Масслер, когда понял, что Ася тебя отвергает, так ты еще и злобу на сестре вымещал. Она меня не любит, я ей не нужен и бла-бла… Я чуть не убил тебя, когда застукал вас.

— Но…

— Твое состояние тогда не оправдывает поступок. Под действием алкоголя ты должен был сохранить рассудок. Не смей ничего говорить мне!

— Ал, успокойся. Остался месяц. За этот месяц я все ей расскажу. Сам. Нельзя дать олененку ускакать от нас. А ты…

Адам замолчал. Мужчины уставились на меня.

Я… сестра!? Мать моя богиня! Эти рептилоиды скрывали от меня родство с Аланом? Ой, а я-то, наивная, думала, что со мной так носятся из-за симпатии как к личности. А мы просто долг отдаем. Родителям. Моим? Но мама и папа… А Адам… Вопросов намного больше, чем ответов. Как только я скинула полог ко мне бросились двое родных людей. Родных ли по-настоящему? Зачем скрывать от меня такую, хоть и горькую, правду?

Не готовая сейчас говорить, я бросила на незащищенных мужчин парой парализующих заклинаний и гордо вышла из кабинета. Дальше не было смысла сдерживаться. Я бежала в свои покои, которые забросила на долгие полгода. Глаза полные слез, уже ничего не видели. В тот момент мне было абсолютно плевать, кто и что там увидит. Я действительно не хотела ни с кем разговаривать. Неужели у меня нигде нет родных людей? Родители, судя по всему, не родные, брат есть, но и тот предал. Никому я оказалась ненужная. «Родители» обрывали «телефон», а я упорно игнорировала все попытки. Поймут и успокоятся. Ладно, они соврали чтобы обезопасить меня, но мне восемнадцать. Уже… хотя девятнадцать. Мой день рождения… сегодня, судя по всему. Если сравнивать с нашим календарем, то действительно уже осень. Второй месяц. Совсем большая. Познакомься с большим предательством.

Когда вам близкий человек солжет,
Душа от этого, конечно, не умрет.
Но вот вопрос идет из века в век:
«А если лжет, он близкий человек?»
Даже любимый всей душой Адам… Правильно говорили мне женские паблики: Все мужики козлы, а женщины овцы. Я впервые влюбилась, впервые по-настоящему полюбила. Ради этого человека готова был не только горы свернуть, но и себя поменять. Но меня приняли такой, какая есть. Зная, что я ненавижу ложь. И мне сделали больно. Не только ложью, но и предательством. Ну да, Ася, ты не фея из сказок. Скорее уж та ведьма, что хочет замуж за принца и его королевство заодно. Я взглянула на себя в зеркало. Очень странно, но желание страдать сразу отпало. Я женщина или как? Значит должна переживать все свои трудности и быть лучше себя самой. Можно и набить рожу обидчику, как учил па… Темнейший. Снова пришлось смахивать слезу с опухшего лица. Так, успокаиваемся, Асечка. Лучшее оружие — это холодность и безразличие. Я взяла обоих подружек под руки и направилась в ванну. Итак, первым по плану ванна. Через полчаса я стояла у зеркала заметно посвежевшая, но все еще с заметными признаками истерики. Руки подрагивали, а с лица не уходили красные пятна. Давно нещипаные брови тоже выдавали далеко не суперухоженный вид. Запустила ты себя, дорогая. Магия выдернула все лишние волоски, пришпандорив их к глазам. Тоньше, конечно, но зато родное. Да еще и не пропадет — расти будут! Это вам не искусственные. Можно, сказать, что все натуральное! А теперь давай магичить по-крупному. За этот год я научилась многому. И не только боевой и охранной магии. Женские хитрости тоже остались у меня в голове. Я избавила волосы от секущихся концов, а ногти укрепила. Ну-у, их можно и подлиннее. И те, и другие, естественно. Хотя… И в тот же миг длинные волосы легли уродливыми обгоревшими комками у моих ног. Теперь я блистала своим любимым каре, с которым и попала сюда. Нанесла очень стойкий макияж под названием «иллюзия» и надела свое лучшее платье, ведь время плавно двигалось к завтраку. Да уж, веселая у меня была ночка. Черный шелк изумительно подчеркивал все изгибы тела, оголяя ногу чуть выше колена. Как там писали? Шпилька и самооценка всегда должны быть высокими. Натянула «те самые каблуки» под названием «Мама как в них ходить и не падать». Бодрым шагом, виляя бедрами, я вошла в общую столовую, где все давно уже сидели. Припозднилась, да? Ну, полчаса — это мало. Скажите спасибо, что не на час.

Мило села за стол и взялась за вилочку, чтобы так же мило поковырять салатик. А я что? А я ничего. Вы чего так смотрите? Не съем. Покусаю немного.

— Ася, все… хорошо? — неловко пробормотал братик.

Я хищно улыбнулась.

— Конечно, хорошо, милый. Лучше быть не может.

И продолжила ковырять морскую капусту или что это там было. Будем делать вид, будто я абсолютно сыта и ни в чем не нуждаюсь. На меня изредка бросали недоуменные взгляды. Ужинали то мы в присутствии дворян. Очень нелюбимых мною, что было взаимно. Кстати, нападение с горгульями подстроил вот тот толстячок, который показался мне добродушным на балу. Прямых доказательств не было, он слишком хорошо все зачистил. Подстроил так, что его помощник «оказался преступником» и он сам, бедняга, жертва клеветы. И сейчас он смотрит далеко не добрым взглядом. Новое покушение? Возможно. А возможно просто выжидает время, чтобы все улеглось. Дальше все ели в полном молчании. Вот, мальчики встали, давая разрешение остальным прекратить прием пищи. Я встала со стула и направилась к выходу, когда вдруг меня попытались остановить. Нет-нет, дорогой, я не буду вырываться.

— Поговорим? — глухо спросил самый опасный человек этого мира. Адам стоял как нашкодивший котенок. Взгляд был опущен в пол, после этих слов.

— Поговорим.

Мы вышли в сад, на который так удачно выходили окна бывшего возлюбленного.

— Ты обстригла свои прекрасные волосы. Зачем?

— Решила избавиться от лишнего килограмма, — кинула холодный и оценивающий взгляд на Адама, — или под сотню килограмм.

Он нахмурился.

— Ася, ну зачем ты меня дразнишь? Ты видела хоть одну даму в замке с таким вырезом и настолько голыми плечами? Ночнушка, а не платье. У нас так не ходят.

— Кончено, ведь так ходят у нас. Я никогда не была «вашей» и ей не стану. У меня есть дом и свой собственный мир. Здесь я лишь в гостях до определенного срока. Слава вашим богам, что уже на недолгий.

— Девочка моя…

Он предпринял попытку обнять, но я отстранилась. Пора брать инициативу в свои руки. Я наклонилась очень близко к его лицу и прошептала:

— А теперь запомни, Адам Люций, мои слова. Я никогда не была твоей. Я сама по себе. Всегда полагалась только на себя и свои силы. И это было правильным решением. Мне никогда не изменяли. О крайней мере потому что ты у меня первый. Во всех смыслах. До тебя я не доверяла мужчинам. И правильно делала. Ты еще раз это подтвердил, спасибо, — пришлось немного отстраниться, — Я всегда одевалась так, как хотела. Общалась так, как хотела. Ранила тех, кого хотела. В этот раз я поступлю так, как я хочу. И ты знаешь, о чем я.

— Ты уверена, что мы это переживем?

Я хмыкнула.

— Нас больше нет. Есть я и ты. Отдельно, Повелитель — я показушно поклонилась, — Даже самые глубокие раны затягиваются. После многих остается уродливый рубец, напоминающий о прошлом. Но ведь его можно не оголять, правда?

И отстранилась. Еще раз бросив холодный взгляд на него, я повернулась спиной и уже собиралась уходить.

— Это конец?

Я вздохнула и с чувством собственного превосходства я повернула голову в его сторону.

— Нет, Повелитель, это только начало.

* * *
Адам.


— И что ты предлагаешь делать? — я был озадачен после встречи с Асей. Все вышло хуже не куда.

— Ты думаешь, что мы знаем? — друзья нахмурились.

— Можно все таки продолжить добиваться ее, — предложил вечно холодный Эл, — Ну… у вас же не было конфетного или как там Мася говорила… периода в общем.

— Идея неплохая, — согласился Алан и усмехнулся, — Мы поможем.

Ася, держись.

* * *
Ася.


Я дошла до покоев и легла на кровать. Полдень. Можно и поспать. Но поспать мне не дали. Со стороны окна послышался взрыв. Матерь божья, что там?! Я взволнованно вскрикнула и подбежала к нему, намереваясь выпрыгнуть. Коснувшись земли я увидела, как три брата акробата лежат на голой земле. Побитые, полуголые из-за подпаленой одежды.

— Мы… сюрприз…

Адас пытался что-то сказать, а я увидела несущегося ко мне Малыша, у которого… появились крылья.

— Ну… он почти как дракон после некоторых модификаций, — промямлил братец.

— Вы. Трогали. Моего. Малыша?!

— Ал, твоя идея кажется была паршивой, — ухмыльнулся Элеазар.

Следующие пару минут братец бегал от меня по поляне, пытаясь избежать жгучей встречи. С моими фаерболами.

В итоге мне надоели догонялки и я решила сыграть в прятки и телепортировалась в тот самый секретный зал, где лежала сфера. Нам с подругами все ещё не удавалось напитать ее силой. Последнее время эта засранка вообще ее не принимала.

Через час я решила вернуться в свои покои. Ха и ещё раз ха. Там меня ждали цветы. В прямом смысле. Кровожаднвк и всеядные диволовки клацали пастями на меня. Я вмиг их спалила. До меня донёсся шёпот:

— Моя лучшая разработка…

О да, Адам, а я говорила, что это только начало!

Глава 13. О женской дурости или Как не рубить с плеча?

Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы их понимали.

Оскар Уайльд
Ася.


Знаете, я из тех людей, у которых пятерка-четверка по математике была только в начальной школе. Потом пошла средняя, а за ней и двойки-тройки. Четверку мне ставили лишь за красивые глаза и искреннее старание что-то исправить. С физикой было проще, ведь дядя-физик смеялся над мной и Алей. Ну, мол, красивые девушки, а умом своим не пользуются. Этим, в общем, я и пользовалась, когда пыталась решать задачи. К сожалению, они у меня не получились, а значит пора было обращаться к прекрасному предмету — телефону. Слава всем Богам, что мне интернет подключили, а то раньше приходилась ползать под партами в поисках ответов у всего ряда. Вы представляете манерную фифу на каблуках и при макияже ползающей вперед-назад по ряду, да так, что ее ни разу не запалили? Надеюсь, нет, ведь иначе мне будет очень стыдно. В конечном итоге, конечно, я писала контрольную на четыре, а дядя-физик удивлялся — мол, как Асияра, та самая глупая красавица, смогла нарешать на четыре? Пару раз с задних парт шутили, что, мол, она дура что ли, на пятерку списывать. Все это встречалось дружным хохотом. Я не обижалась, а лишь опускала густо накрашенные тушью ресницы.

По гуманитарным предметам я тоже тащила все за хвост. И тоже за хвост собственной харизмы. Меня любила учительница русского и литературы, а также учительница по истории. Вторая особенно. Хотела, чтобы я пошла в гуманитарный или экономический класс, но как-то не сложилось. Вот и пошла в химический.

Нет, я конечно, не всегда была такой милой и доброй. Докладные же на меня все-таки писали, правильно? У учительницы чуть не случился третий инфаркт, когда она снова увидела меня, Алю и парочку оболтусов на ее замене. Весь урок косилась на нас в поисках подвоха. Ну да, если вывести из строя проектор, вытащить провод из питания, да так, чтобы звали информатичку — талант. После этого она очень не хотела нас брать. Мстила я тоже изощренно. Как девочка. Вовремя оказавшийся под врагиней сломанный стул, из-за которого она порвала новые колготки — чистой воды случайность. Совестью клянусь. Правда, никому не стоит знать, что, когда при рождении все стояли в очереди за ней, я подумала, что толпа слишком большая и потопала к хитропопости. Качество полезное — не пропадешь.

Я стояла у зеркала и наводила красоту. Старая стрижка шла мне куда больше заметно отросших волос. Я потрясла заметно полегчавшей шевелюрой и… решила подкраситься. В черный. Слегка изменила формулу пигмента волос и… ВЕДЬМА! Теперь я была действительно похожа на маленькую ведьмочку!

«А ты правда садистка? А на вид ты как киска!»[1] — заиграло в голове.

О да, детка! Теперь я совсем опасна. Настроение губительно-карательное. Прощай милая заинька! Здравствуй, кролик-Потрошитель! Мои зубки наточены, а ножки накачены, а потому я сначала вас затопчу, а потом закусаю. Хотя… не гигиенично это. Сначала покусаю, а потом… Нет, буду кроликом-Потрошителем с антисептиком. Но он тоже невкусный… Ай, чего я к этому кролику прицепилась!

Остановилась у шкафа и поняла, что надеть категорически НЕЧЕГО! Пришлось залезать в кожаный костюм а-ля женщина кошка. Правда мой был коричневым и с удобными кармашками по бокам. Еще один подарок Адама в качестве примирения. Я, его, конечно, приняла. При этом, естественно, очистив от заклинания мира, добра и любви. Типа кошачьей мяты для женщин. Правда, потом тоже бегал по поляне. Но уже пытаясь снять с себя точно такой же костюм моего же размера. Кросс повелитель пробегал под хохот товарищей и моего нового тренера, потому что Адама я если не избегала, то как минимум сторонилась. А если приходилась пресекаться, в прошлом благоверный ловил колкие замечания и искрометный черный юмор в свою сторону. Девочки уже давно смирились с моей упертостью и перестали упрашивать помириться. Знали, что измену я не прощу ни за что и никому. Всегда презирала неверных мужей и жен. Наверное, потому что в семье у нас никогда такого не было. Да, ссорились, но лишь из-за разногласий. Вы наверняка спросите, откуда я знаю? Теперь знаю точно, ведь родители у меня не простые, а божественные. Все-таки от богов не скроешь правды. Я до сих пор люблю его. Да и забыть кажется довольно сложным, ведь каждый день видишь эту красивую до неприличия морду.

Еще раз покрутилась перед зеркалом и обула черные кожаные армейские ботинки. Для тренировки — самое то. Вышла на улицу и насладилась погодой. Ветер и тучки. Обожаю такую прохладу. Прошла злополучный сад и села на поляну в ожидании тренера.

Кстати, с Люци я познакомилась совершенно недавно, даже не представляя, что у нас есть военный советник. Из народа, причем. Тучный, но крепкий светловолосый мужчина производил впечатление доброго дяденьки. Не для меня. На тренировках он становился очень жестким, за что я его и уважала. За две недели я прокачала свои навыки, наверное, больше, чем с Адамом.

Накатила легкая грусть, которую я смогла прогнать лишь после сурового взгляда наставника.

— Раскисла, да? — хохотнул он, — Кислое молоко обычно выкидывают. Поэтому давай, соберись обратно.

Такие слова влияли на меня лучше других успокоительных. Мысли были забиты тренировками и поисками каких-либо сведений о сфере. Эта магическая штуковина не вселяла доверия. А я привыкла все проверять, прежде чем доверять.

Сегодня на тренировке нельзя было использовать ничего, кроме классической магической защиты и оружия. Холодного, в смысле. Потому что здесь все же существовали не магические зоны, в которых магия совершенно не работала, как бы это странно не звучало. Я все еще говорю о волшебстве как о странной штуковине, просто раньше изобретенной на этой планете.

Я почувствовала жжение на правом бедре.

— И именно сейчас я бы просто разорвал тебе артерию, — покачал головой Люци, — Ты сегодня какая-то невеселая. Что случилось? Обычно шутя и рассказывая ты убивала меня своей болтовней, а сейчас… Может все-таки расскажешь, что произошло?

Я прикинула. И правда, что может произойти? Люци стал мне достаточно близким за пару недель.

— Я… я очень люблю одного человека, но не могу быть с ним. Он… изменил мне, представляешь? Я бы никогда, но он…

И не ожидая от себя этого, разрыдалась. Мне надоело держать в себе всю боль, что копилась неделями. Я хотела избавиться от щемящего в груди чувства собственной ничтожности и жалости. Я любила его, но не могла простить. Это слишком. Ведь… если любишь человека — как можно изменить? Это твой кусочек души. Часть твоего сердца. Половину самого тебя. Я впервые кого-то полюбила и впервые так обожглась. Да, помню, как давала советы подружкам, что ныли из-за расставания с парнями, но только сейчас понимаю, что все советы — никчемны. Когда ты всей душой любил, а тебя предали… это слишком больно.

Не знаю, сколько я проревела на плече мужчины. Для меня время исчезло.

— Яра, золотко, успокойся — шептал он, — ну же, ты чего? А он то что делает? Прощения просит?

— А как же, просит! Подарки, правда, не всегда удачные, но все по классике. Видимо, думает, что я куплюсь на все эти побрякушки. Не знает, скорее всего, что половину девчонкам отдаю.

— Ах вот как, — рассмеялся наставник, — Умно, умно… а как же тогда он должен прощения то у тебя просить?

Я задумалась.

— Ну же, говори все, что на сердце лежит.

— Он должен показать, что любит меня. Не так — не деньгами, а поступками. Наконец поговорить со мной или… я не знаю. Смогу ли простить?

— А ты поговори — узнаешь! — хитро прищурился Адам, растворяя последние следы иллюзии.

— Ты… ты!!! — вскрикнула я и отскочила.

Адам встал и рассмеялся.

— Слушай, я думал ты намного догадливей, — подмигнул он, — Не помнишь как называла меня твоя мама?

Я пару секунд покопалась в памяти и… Адам Люций!

— Паршивец, ты…

— Я, да. Может уже перестанешь это повторять и посидишь спокойно?

— Ни за что! — я стала красться к тропинке.

— Ты хотела поговорить? Я запрещаю тебе идти куда-то! А ну сядь!

— А что еще мне запретишь? — насмешливо бросила я, — Хм… может быть носить костюмы? Резать волосы? Красить их? М? А еще лучше… не вести себя как ребенок? Ну же, говори!

— Я лишь хочу поговорить. Столько недель без тебя это мука. Час — как день. День — как неделя. Неделя — как месяц. Я не могу без тебя, слышишь? Посмотри во что я превратился! — и он обвел себя руками.

Божечки, а я ведь только заметила… Как минимум недельная щетина красовалась на осунувшемся и исхудавшем лице. Не проглаженная рубаха и небрежно заправленные в штаны ботинки уже стали темно-серыми. Это… я так?

— Ася, я люблю тебя и до сих пор не понимаю, что между нами произошло. Что кроме известия о вашем с Аланом родстве тебя так задело? Что я скрывал от тебя это? Олененок, прости, но я знал, что это ударит по тебе. И откладывал в долгий ящик. Я не хотел делать тебе больно, клянусь, — он посмотрел на меня. Его взгляд был полон грусти, печали и… покорности? Никогда не видела его таким…

— Ася, не томи, ответь же…

Я вздохнула.

— Ты изменил мне. С Масслер. В начале отношений. В самом начале, Адам.

Он замер. В его глазах промелькнуло нечто непонятное. Непонимание? Однако через мгновение он уже стоял передо мной пристально глядя в глаза.

— Дорогая, ты как обычно вырвала что-то из контекста и не так поняла, верно? — странно, но даже таким «страшным» был для меня самым красивым.

— Дорогой, — протянула я с издевкой, — не «как обычно», а потому что… так вышло.

Адам снова рассмеялся.

— Ну, «Большие уши», рассказывай.

Я пересказала их разговор с братом. Адам очень внимательно меня слушал. На нескольких моментах он даже хмыкнул.

— Ася, а теперь дай слово мне, — уверенно произнес он и положил ладони мне на лица, — Меня поили приворотным зельем, но она не успела. Татуировка, что связывает нас с тобой, кстати, помолвочными узами, в миг рассеяла заклятье, как только распознала его природу. Меня успели лишь довести до ее покоев. Из-за наших неплохих отношений с ее дедом, она ограничилась лишь выговором. Видно, ей не хватило. Теперь ее заперли в имении. Предварительно, конечно, лишив магии. Неожиданно, но это предложил глава рода — ее дед.

Я не знала, что сказать. Просто поняла, что полная дура. Не дослушав до конца, как обычно приняла все на свой счет и додумала остальное. Ухватила жениха, как оказалось, за талию и сильнее прижала, потихоньку успокаиваясь. Даже не стану устраивать скандал из-за такого пустяка. Ну это ж не он так решил, а сила наша дурацкая.

«Дурацкая? А я что, не предупреждала тебя о том, что нужно спросить, а потом рубить. А ты что? Сначала рубанула, а потом спросила. А я потом дурацкая» — послышался голос Морганы.

Представляете, я даже на это ничего не ответила. Та женщина — наша магия? Ну и хорошо. Мне было слишком хорошо в сильных объятиях.

* * *
Встречали нас общим молчаливым одобрением. Это чувствовалось. А потом оказалось, что все давно знают о магической таинственной сфере. Этим мы и занялись последние дни в этом мире. Или не совсем последние. Все-таки у меня остался один маленький якорь. Двухметровый маленький якорь.

Глава 14. Любые неприятности надо встречать с улыбкой! Оптимизм заразителен!

Во всем ищите позитив. Над вами тушат пожар в квартире, значит, стоит устроить пенную вечеринку.

Автор неизвестен, но очень проницателен.
Ася.


Мы сидели за круглым столом (откуда он взялся?) и обсуждали чиканутый шарик с плещущейся внутри магией. После жарких споров или мирных решений мы все еще не знали, что с ней делать! После долгих всматриваний мне показалось, что на ней еще осталась какая-то царапинка. Интере-е-есно… Заметив изменения во мне, Мася решили дернуть за руку, но я ни капельки не послушалась. Под пристальным взглядом пяти пар глаз я… кинула сферу об пол. На ней уже красовалась не царапина, а целая трещина. Я еще пару раз стукнула ее об гранитовый пол, и она наконец раскололась на три осколка, как и было изначально. Наверное, огромная люстра светилась над моей головой, потому что смотрели на меня с ужасом.

— Ася, ты меня пугаешь, — пропищала Мася, — Никогда не любила состояние, когда ты что-то задумала…

Ее утешительно обнял Элеазар и взглядом дал понять, что все под контролем и Масю, если что, он под удар не поставит. Этого и не нужно, друг.

— А теперь все внимательно слушают меня, — я уверенно встала во главе стола, — Соедините ваши татуировки. Алла с Аланом, а Мася с Элом. Адам, нам тоже нужно это сделать. Ну же, давайте.

На меня все еще смотрели недоуменными глазами.

— Я сказала вперед и с песней! Можете даже петь, без разницы! Выполня-я-ять!

Да уж, друзья… после крика все сразу сформировали нужные пары. Да… девочки знают, насколько я страшна во вдохновленном состоянии. У-у-ух, поэкспериментируем!

Татуировки начали светиться и подниматься все выше к плечам, а потом и к щекам. Сфера начинала светиться. Каждый кусок принимал окраску… «стульчика» из тронного зала! И тут всех друзей озарило, что я не сумасшедшая.

— А теперь прикоснитесь к своей части и поднесите к столу. Осторожно!

Да, мне действительно стоило их предупредить, потому что Аля, например, никогда не умела обращаться даже с иголкой. Мася и подавно. А я, в конце концов, даже в лаборатории работала немного. На дополнительных курсах, естественно!

Ребята аккуратно принесли мне элементы шара. Я все еще помнила пророчество об истинном. Соединяем силы…

— А теперь каждый вливает в свою часть много магии. Очень много!

Ребят не пришлось просить дважды. С каждой частичкой чувствовалось, что мы делаем все правильно. И наконец, сфера соединилась и… раскололась. Внутри оказался маленький черный камень и… еще одна бумажка.

— Можно читать ее будем не мы… — Мася поежилась.

— Абсолютно согласна, — произнесла Аля, — я даже прикасаться к этому не хочу.

— А кто сказал, что мы ас подпустим, — усмехнулся Алан, аккуратно обнимая Алю за талию. Та в ответ погладила шрам на лице. Тот самый, от горгулий. Его так и не удалось вылечить до конца.

— Согласен. Абсолютно. Ты никуда не пойдешь, — твердо сказал Эл, параллельно сажая Масю на колени. Та обвила любимого за шею и расслабилась.

Мы с Адамом переглянулись. О нет, любимый, эту штуку разобью я.

— Асияра, не думай даже! Я сказал не думай! — рявкнул Адам.

— Попробуй останови, — я ловко перепрыгнула стол и раздавила горошину.

— Ася…

Ужасающий шёпот любимого заставил обернуться. Он, видимо, хотел что-то сказать, но… не мог?

— Добрый вечер, дамы. Господа.

Я напряглась. За моей спиной стоял определенно мужчина. Но кто это?

— Детка, я — Истинный Темный. Люций Снежногорский.

Кто?

— Я — темная сущность твоего благоверного, дорогуша. Жаль, что ты выпустила меня наружу, ведь я так хотел еще поотдыхать. Может, еще сотню лет, Адам?

Я не понимала ничего. Что происходит вообще? Этот мужчина был точной копией Адама, но будто его полной противоположностью. Темные волосы, глаза и темная кожа.

— Жаль, я не могу ему навредить. Твои приёмные родители постарались над проклятьем.

Приемные родители? Проклятье?

— Я вижу, что ты совсем не понимаешь, о чем я, — он хищно улыбнулся, — Я — половина твоего жениха. Меня заключи вот в этой горошине, не дав воссоединиться со светлой частью. Тот Адам, которого ты любишь — не настоящий. Но захочешь ли ты его спасти?

Он замолчал и посмотрел на меня своими бездонными черными глазами. Я бросила взгляд на Адама, который был вне себя от бешенства и напряжения. Мне кажется, Олуха сейчас можно использовать как щелкунчика. Каждый орешек будет расколот. Покупайте, пока обездвижен!

В это время Люций поднял бумажку.

— «А коли Темный не сможет воссоединиться со светлым, то пусть возлюбленная иномирная отдаст часть, дабы воссоединить равновесие». То есть тебе нужно себя убить. Частью называют дар. Без дара ты не сможет здесь существовать. Решать только тебе.

В этот момент за спиной Люция что-то засветилось и замеркало. Показались грустные лица моих родителей.

— Дорогая, он… говорит правду. Мне жаль, но мы действительно твои приемные родители. На самом деле ты из этого мира. Твои родители погибли во время войны и… нам ничего не оставалось, как забрать тебя. Просто знай, что мы тебя любим, доченька.

После этих слов мама смахнула реальную слезу. Отец почесал бороду и, извиняясь, улыбнулся. Он приобнял плачущую маму за плечи.

— Мам, папа… — я начала дрожащим голосом, — Мне фиолетово, кто мои родители. Потому что мои настоящие родители — вы. И я вас безумно люблю, слышите? Спасибо вам за все.

— Юся..

Мама не знала что говорить и мы просто обнялись. Это длилось пару секунд, ведь времени, наверняка, было мало.

— Объясняй, что нужно делать, — я повернулась к темному.

— Как мило, неужели вы закончили семейное прощание? — он усмехнулся, — Тебе лишь нужно сформулировать желание отдать всю свою магию, допустим, мне. Банально потому что это станет гарантом того, что после твоей смерти эти люди выживут. Все.

— Дочь, не надо. Я…

— Заткнись, старик. Ты не сможешь меня остановить. Вы не вмешиваетесь в наши дела!

Оу нет, никто не смеет так говорить с моим отцом. Ты еще получишь, чертяка. Я заметила взгляд отца к… Поняла!

— Хорошо, — начала я, — Я, Асияра, временная советница Повелителя Северных Земель, отдаю свою силу… вот тому желтенькому камушку.

И уколола палец. Кровная просьба. Никто не разрушит. Дальше была лишь чернота.

* * *
Я очнулась в том самом подвале. Подвале Морганы. Хранитильницы магии.

— Ну здравствуй, Истинная, — женщина мило улыбнулась.

— Истинная, простите, кто? — я недоуменно уставилась на нее.

— Истинная Спасительница. Теперь ты освободила мир от проклятья Темнейшего. Три частички души Истинного Правителя теперь вместе, как те элементы разбитого сосуда, где хранился главный соединитель — чувства. Теперь Повелитель будет один. А ты при нем.

— А Повелитель, простите, кто? Адам? — спросила я, — Но у него лишь две частички. Он и Люций.

— А Повелитель, дорогая, это три советника. Те самые, которые забирали вас сюда. Их разъединили много лет назад. И вот, наконец, они вместе.

Так, Ася, а теперь собираем все в кучку. Три советника, которые прилетали за тобой и подружками — Повелитель. Один. Его разъединил мой отец много лет назад. Хорошо. Теперь вроде понятно. Но..

— В каком это смысле быть рядом с Повелителем?

— В прямом, дорогая. Ты Истинная суженая правителя. Спасительница автоматически становится Повелительницей.

— А если я не хочу?

— У тебя есть выбор. Вернуться на Землю или остаться здесь. Но если ты вернешься на Землю — потеряешь магию. И Адама. Он не сможет там жить. А ты не сможешь долго продержаться у тебя на родине. Выбор за тобой.

Я задумалась. Что-то мне подсказывает, что Адам банально не сможет без меня. Он же говорил, что… но время лечит. А значит, он еще может завести семью. Счастливую семью. Но, к сожалению, не со мной. Я смахнула слезу и твердо сказала:

— Передай Адаму, что я любила его. Но пусть забудет меня. Так будет легче. Я отправляюсь на Землю.

— Ты уверена, что хочешь этого?

— Абсолютно.

— Хочешь напоследок повидаться с ним? Но, к сожалению, лишь в обличии духа. Твое тело не примет душу обратно. Это как непроходимый барьер, извини.

— Хочу.

И голова ужасно закружилась.

* * *
Я наблюдала очень страшную картину. Наверное, даже на картинах такого не нарисуют. Адам наклонился над бездыханным телом. Он не мог простить себе моей смерти. Бедный, пусть Боги хранят тебя.

Родители держались обособленно. Однако мама уже навзрыд плакала на плече у папы, который, видимо, тоже пустил слезу. Действительно любят меня.

Аля истерила и пыталась пробраться к любимой подруге, но Алан крепко держал ее за плечи. Нет, Алечка, не плачь. Не больно смотреть на твои слезы. Пусть это будет самый печальный эпизод в твоей жизни.

Мася просто стояла и по веснушчатым, вечно улыбающимся щекам текли слезы. Она не истерила и не рыдала, но было видно, что ей безумно больно. Мы поддерживали друг друга в самых сложных жизненных ситуациях.

Алан откровенно плакал. Слезы катились по щеке, изуродованной крупным шрамом. Братец, как жаль, что я узнала о тебе лишь сейчас. А ведь всегда мечтала иметь большого старшего брата, который поможет в трудной ситуации. Обнимет, когда тебе страшно и заставит поверить, что ты под защитой. Который придет в песочницу и покажет всем, что его сестренку нельзя обижать. Теперь защищай Алю так, как защищал бы меня, родной.

С Элом мы практически не общались, но даже он ко мне успел привязаться. Он не плакал, а лишь молча отдавал честь моей жертве, которую будет помнить на протяжении всей жизни. Твой долг, мой друг, защищать Масю. И только попробуй ослушаться меня. Он, будто бы слыша меня, наклонил темную голову.

Я не могла не подойти к любимому и не попрощаться. Я знала, что он меня не услышит. Но все-таки постаралась докричаться.

— Дорогой, любимый. Единственный и самый хороший. Ты первая и последняя моя любовь. С тобой я прожила самые лучшие мои моменты. С тобой я научилась летать. Не как дракон, любимый, а как ангел. Я надеюсь, мне позволят стать твоим хранителем и защищать от всех бед. Я буду нянчить твоих детей и оберегать семью от плохих людей. Я не оставлю тебя. Я всегда с тобой. Люблю тебя, самый родной. Будь счастлив и постарайся меня забыть. Время лечит, любимый. Помни об этом.

Со спокойной душой развернулась и направилась к ждущей у ворот Морганы. Подруги не забудут, но будут помнить меня улыбающейся и смеющейся. Родителям я сделала много плохого и и принесла огромное количество боли. Адам… он поймет. Поймет и смирится.

— Что с ними будет?

— Ты сделала все, чтобы они были счастливы. Ты помнишь про те желания, что просила у Повелителя? Так вот, ты сейчас использовала их.

Я могла бы загадать все что угодно, но девичья память сыграла со мной злую шутку. Зато я действительно была спокойна. Я даже умирала с улыбкой на лице, ведь шла на это ради любимых всем сердцем людей.

Знала ли я в начале моего пути, что я полюблю ненавистного Олуха? Нет. Хотела бы я вернуть все назад? Да. Но лишь для того, чтобы прожить все это заново.

— Готова?

— Всегда.

ЭПИЛОГ

В конце концов, Чарли Баккет выиграл шоколадную фабрику. Зато Вилли Вонка получил кое-что получше. Семью. И одно я могу сказать совершенно точно: жизнь никогда не была слаще.

Чарли и шоколадная фабрика.
Я готовила себе яичницу, с нежным трепетом вспоминая о жизни с Адамом. Мы так и не успели пожениться, но наша любовь все же дала плоды. Четвертый месяц беременности проходил легче, чем первые три. Токсикоз уже мучил не так сильно, а значит — жить можно. Частичка любимого теперь всегда будет перед глазами. Наша любовь смогла воплотиться в нашем сыне. Уже горячо любимом сыне от горячо любимого мужчины.

В дверь неожиданно позвонили. Я отключила вытяжку и отставила сковородку от плиты. Я посмотрела в глазок, который кто-то закрывал пальцем. Вооружилась той самой расческой с острым концом и открыла дверь.

— Я вернулся, милая. Теперь мы будем вместе. Всегда, — послышался сквозь мои рыдания голос Адама.

Сзади похныкивали подруги, а Алан пристроился сзади и тоже крепко меня обнимал. Где-то в глубине души я знала, что они придут. Не оставят меня одну.

— Ребятушки, пропустите старого хрыча вперед, пожалуйста, — послышался грубый мужской голос. Я посмотрела через спину жениха и увидела… Повелителя. Ну, точнее, трёх советником, но одного… Ну, в общем, вы меня поняли! — Ася, я искренне благодарю за помощь в снятии проклятья вашего отца. Можете сказать так же спасибо подругам, которые отдали все свои желания для одного очень сложного — переноса сюда.

Я благодарно взглянула на заплаканных девочек.

— Перенос занял несколько дней, поэтому так поздно.

— Понятно, — ответила я, — А что стало с Люцием?

— Рассеялся, Олененок. Его больше нет. Злой дядя ушел и никогда больше не придет.

Руки жениха спустились на талию и…

— Ася??

— Да, милый? — я хитро улыбнулась.

— Ты… мы… я…

— Да, любимый, ты станешь папой.

Меня начали кружить по коридору. А я смеялась как ребенок.

— А теперь, давайте-ка отправимся в свои дома, а? Я не в том возрасте, чтобы стоять десять минут. Прилечь бы…

— Какие дома? — вопросительно уставился Алан на Повелителя.

— А те самые, которые я вам здесь купил в знак благодарности. Всю технику можете считать подарком на свадьбу, — он взглянул на нас с Адамом, — А вам я еще и машину подарил. Ну, пополнение же будет… Семья парнокопытных обзаведется новым олененком.

Мы все рассмеялись.

Вот так и заканчиваются все мои любимые фэнтези. Но мое — особенное. Почему? Потому что это именно моя история. И никто не смеет ее вершить. Только я, конечно. Сынишка утвердительно зашевелился.

Да, дорогой, и ты, конечно!

Примечания

1

Из песни «А ты правда садистка?» — Lamp.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда!
  • Глава 2. Очаровательный пушной зверёк! Жаль, северный
  • Глава 3. Если Магомед не придет к Горе, то Гора ударит Магомеда! Она обещала!
  • Глава 4. Желательные незнакомства
  • Глава 5. Обидеть Асю может каждый, не каждый может убежать!
  • Глава 6. Загадывая желания будьте готовы, что на утро может треснуть губа
  • Глава 7. «Враги» и «соседи» — однозначные понятия в древних языках
  • Глава 8. Из всех орудий самоубийства самые популярные — нож и вилка
  • Глава 9. Беда не приходит одна. Она берет подружку Неприятность
  • Глава 10. Юбилейная
  • Глава 11. Заново рождённая или птица счастья завтрашнего дня
  • Глава 12. Как быть одинокой в любящем доме
  • Глава 13. О женской дурости или Как не рубить с плеча?
  • Глава 14. Любые неприятности надо встречать с улыбкой! Оптимизм заразителен!
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***