КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591442 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235379
Пользователей - 108130

Впечатления

Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Сны и башни [Тимофей Царенко] (fb2)

Тимофей Царенко Сны и башни

Глава 1

– Это какая-то шутка?

Император Виктор Седьмой, властитель людей, правитель империи, что раскинулась от океана до океана, правитель живых и мертвых… (и еще полсотни титулов), внимательно разглядывал бумагу на своем столе. Если судить по внешним признакам – мужчине было нехорошо.

– Ты считаешь этот документ смешным? – его собеседник, старик в темной мантии, кривил губы в холодной усмешке.

– Я бы рад, но тут стоит твоя виза! Подпись, личная! – Виктор откинулся в рабочем кресле и дернул ворот рубахи. Серебряная пуговица с тихим звоном покатилась по полу.

– Да, несомненно. Это моя подпись. И как ты заметил, я лично принес тебе этот документ, – старик смотрел на собеседника внимательно. Взгляд льдисто-голубых глаз хранил безмятежность векового ледника.

– Но это же чепуха! – кажется, император впал в отчаяние. Он обрушил ладонь на стол, отчего в кабинете возник порыв горячего ветра. Бумага покинула стол и плавно опустилась на подоконник. Старик, уже не скрывая улыбку, взглянул на текст.


Чалобитная.

Амператор-батюшка! Мы, твой народ, созерцая твою горящую шишку, и радея о благе нашого государства, прязываем тебя, наш добрый государь!

Жониться тебе надобно! Во имя прадления рода славного, рода ампираторского, и во сохранения здоровья мужицкого!

Уйми жар чресел своих, и заче зачн зарод роди себе наследника, дабы род твоя был обилен! С бабой оно всяко сподручнее, да и жисть веселее делается! Только держи жону свою в строгости и спуску ей не давай!

Со всяческим вежеством и любовию, коей любит дитя своего доброго и строгого папку.

Искренне твой народ.

Год десять тысяч сто восьмой от первого слова созидающего.


Ниже стояла размашистая подпись.

Резолюцию к исполнению. У.


– Кстати, там еще почти миллион подписей, – Ульрих Кровавый, первый император (и еще сотня титулов…), опустился в мягкое кресло и закинул ногу за ногу. – Пришлось даже отдельный кабинет выделить для бумаги. Со всех концов империи приходили.

– Это все Гринривер! Он начал мне мстить! Я знаю, это его почерк! – Виктор резко поднялся. Кресло с грохотом обрушилось на паркет.

– И как, по-твоему, он это провернул? Хоть одна версия? – старик, напротив, все так же был спокоен. Хотя мебель в комнате уже тлела.

– Не знаю, это невозможно, – Виктор раненным зверем мерял кабинет шагами. – Но как мы помним, это его специализация. Может не Гринривер, может Салех. Попросили какое-нибудь божество…

– Попросили? Не думаю, что они настолько дипломатичны, – поправил собеседника Ульрих.

– Да, ты прав. Скорее всего они ему угрожали и… Да! Все сходится! Эта башня, ведь именно башня всему причиной! Они все рассчитали! Они шантажировали бога или богов и…

Ульрих повернул голову и посмотрел в окно. Там простиралась столица. Город все еще носил следы большой стройки и местами можно было увидеть леса. А над городом возвышалась белая башня. На ее вершине полыхал огромный факел и она напоминала маяк.

Башня эта впитала в себя все самые передовые достижения магии и техники. Высотой добрых сто метров, она задевала своей вершиной облака. Облицованная белым мрамором, она сверкала в лучах полуденного солнца. Единственная проблема заключалась в том, что башня была не только высокой, но и достаточно широкой по всей длине. Отчего моментально получила от жителей столицы остроумное название: «Хуй его величества».

Чуть меньше года назад на вершине этой башни случился сильный пожар. Как оказалось, виновником пожара стал Ричард Гринривер, эксцентричный волшебник, который носил громкое прозвище «Палач народов». Правда, после поджога башни он успел совершить столько деяний, что на общем фоне это как-то потерялось.

А башню народ моментально перекрестил в «Копченый Хуй его величества». Виктор юмора не оценил, но поступил мудро. Он приказал зажечь на вершине башни огонь.

Так башня снова поменяла название и оно даже было приличным! «Горящая шишка его величества». Кому первому пришла в голову идея о том, что если шишка горит, то надо срочно жениться – доподлинно неизвестно. Но буквально полгода спустя эта идея вызрела. И на отшибе империи, в маленькой деревне с красивым названием «Малые чумные копи», местный писарь по имени Джонни, после обильных возлияний на празднике урожая, решил написать Императору письмо. Точнее будет сказать, это было совместное решение всей деревни, а Джонни был единственным кто умел писать.

На следующее утро письмо передали в редакцию «Имперского вестника». И те его опубликовали. Что думали газетчики в тот момент – остается тайной. Вероятнее всего, они сочли письмо удачной шуткой. Но упомянули, что его подписали все жители деревни. В ответ на выпуск в редакцию прислали еще два десятка писем с подписями… Так, шаг за шагом, и случился первый в истории этого мира флешмоб.

– Виктор, не сходится, – Ульрих пожал плечами, – на тот момент, когда на башне загорелся факел, ты еще не испортил с Гринривером отношения.

– А он заранее! Он знал, что я испорчу с ним отношения, и он…

– Сядь! – рявкнул Ульрих. Тон был таким, что император сел прямо на пол. Столько власти было в голосе старика. В оправдание Виктора можно сказать, что Ульриху на момент разговора перевалило далеко за шесть тысяч лет и он мог поставить на место даже слабенького бога, не то, что далекого потомка.

В комнате повисла тишина. Потом император очень аккуратно поднялся с пола, вернул кресло на место и сел. Все это молча.

– Хватит истерики. Тебе без малого сорок…

– Вообще-то сорок два… – буркнул Виктор.

– Тем более! Давно пора жениться. Виктор, ты выглядишь нелепо, – тон Ульриха стал ворчливым, – если бы не твои заслуги, я бы давно сменил тебя кем-то другим. У тебя более чем достаточно дядьев и братьев.

– О, а может сразу перейдем к этой части? В пользу кого писать отказ от престола? Джастин? А может, Кевин? А как насчет Бартоломеуса? У него как раз уже трое детей…

– На тебе долг!

– Как будто я просил о короне! – фыркнул император.

– Если я правильно помню, когда я объявил свою волю, ты притворился мертвым, – снова хмыкнул старик.

– Да, а ты позвал некроманта. Милый Папа’. Мне было шестнадцать! – император не скрывал сарказма. – Я не хотел править.

– Именно потому и занял это место, – кивнул Ульрих. – И, как показало время, я не ошибся.

– Я очень хотел жить, знаешь ли! – огрызнулся Виктор и устало потер лицо.

– Как по мне, не самая плохая мотивация, – пожал плечами старик. – И все же, почему ты так избегаешь брака?

– Жизнь властителя ему не принадлежит, – с горечью в голосе ответил мужчина, – я не выбирал, где мне учиться, с кем мне дружить. Меня затащили на престол за шкирку! Да мне любовниц подбирает целый департамент! Я даже не волен в том, кого ненавидеть! Ведь воля императора – это воля империи! И вот, меня заставляет жениться мой собственный народ! Подписи собрали! Наказ дали! Меня унизили! – карие глаза императора вспыхнули. И на их месте возникло два крохотных провала в огненную бездну.

– Хорошо. Будь по-твоему! – Ульрих побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

– В каком смысле? Мне можно не жениться? – в голосе Виктора мелькнула надежда.

– Нет. Жениться тебе придется. Это послужит укреплению власти. Народ тебя любит и этим надо пользоваться. Но я даю тебе свободу в выборе жены. Полную. Ульрих поднялся из кресла и подошел к окну.

– Полную свободу? Ты хочешь сказать, я могу жениться даже на простолюдинке? – Виктор не слишком поверил своим ушам.

– Да хоть на корове. Нет, разумеется, у тебя будет список невест. Но ты волен им подтереться, – стало понятно, что старик думает о чем-то другом. – А я… я, пожалуй, прикажу возвести рядом с башней бассейн. Длинный вытянутый бассейн, в котором можно будет проводить соревнования по гребле. Вон там, рядом с поместьем Стердфорсов.

– Зачем? – Виктор мгновенно представил себе картинку.

– Ну, не одному же тебе страдать? – Ульрих улыбнулся. – Надо показать всему миру, что у императора тоже есть чувство юмора.

– Но нет чувства вкуса, – добавил Виктор. Ну как «добавил»… Тихо, очень тихо произнёс он эту фразу. Можно сказать подумал.


Официальную резиденцию императора называли «Дом на холме». Название это появилось еще на заре становления государства. Первый император вообще не слишком умел давать названия. Чего стоит тот факт, что столица Империи до сих пор называлась просто «Столица»?

Так вот, когда Дом на холме (или просто Дом), объявил новость о скорой женитьбе императора – город наводнили женщины. Этому сильно поспособствовал слух, что император выбирает супругу в опоре на личный вкус и симпатию.

Объявили большие смотрины! Для этого любая (абсолютно любая) девица могла прийти в центральный городской парк. Там император планировал совершить большой променад. А то и не один. Как зубоскалил один местный остряк: «Облако вагинальных миазмов накрыло столицу», «Император не кот, на запах тухлой рыбы не подманивается», «Виктор Седьмой, властитель влажных норок». Да, много чего остряк успел наговорить, но еще больше не успел, так как его повесила местная охранка, вконец озверевшая от объёма внезапно работы.

Женщины ехали со всех концов страны и из-за рубежа. Модельеры страны озолотились. Маги жизни задирал свои цены в десятки раз. По слухам, за идеальную внешность, что может передаться потомкам, платили столько, что даже архимаги из академии стали оказывать частные услуги.

Следом за женщинами в город устремились портные, поставщики сукна и кружев. Ну и разумеется, жулики, прохиндеи, авантюристы, артисты и всяческое отребье всех сортов.

Золото и женские слезы текли рекой. За «секретные места», где можно было попасть императору на глаза, с наивных дурочек брали до годового дохода богатого баронства. Полиция поймала пару похотливых магов-метаморфов. Блудливые маги перевоплощались в Виктора и успели совратить больше трех сотен благородных девиц, пока их не поймали. Этих уже не вешали.

Во всеобщем веселье приняла участие даже тайная канцелярия.

Они активно рекрутировали себе новых агентов. Для этого в Доме появился специальный лабиринт (благо, размеры резиденции позволяли и не такое), в конце которого девиц (вместо спальни самодержца) ждала группа захвата и предложение о работе. Особо отличившихся даже показывали императору!

Контрразведка ловила диверсантов, что устроили почти полсотни покушений, причём шесть из них успешных (вот тут как раз здорово пригождались метаморфы и маги иллюзий).

Работа нашлась даже для великого прокуратора. Он заявился на один из балов и молча снес головы трем прелестным особам. Смотрелось жутко. Правда, ропот утих после того, как обезглавленные барышни попробовали прокуратора сожрать, отрастив себе зубы на обрубках шеи.

Секты демонопоклонников, как тараканы, повылезали из всех щелей. И одни благородные (и не очень) девицы резали на алтарях других благородных (и не очень) девиц, дабы получить силы ада для своих матримониальных планов.

В итоге к ним приходили уже вполне легальные демонопоклонники. И на алтари уже шли сами преступницы. Законы в империи отличались жутким прагматизмом в этом вопросе.

Благородные лорды тоже развлекались. Тотализатор на то, кто в итоге станет женой Виктора, ширился. Разумеется, были и те, кто делился (за совершенно космические деньги) слухами из Дома на холме. Теневая гильдия резала и грабила уже самих «инсайдеров», ну право слово, кто станет искать очередного прохиндея?

По древнему городу, у которого не было имени, текла кровь. Кровь, вино, слезы и золото. Столица жадно жрала чужие жизни, судьбы, мечты и капиталы. Где-то в недрах дворца хохотали голодные демоны.

Император Виктор шел по дворцовому парку. У мужчины болела голова и ныли зубы. Его самого ситуация со свадьбой давно не радовала. И не веселила. И в целом, ее вообще никто не контролировал. От девиц рябило в глазах. Соседние государства (даже те, с кем шла война), соревновались размером приданого. Речь шла о таких суммах и территориях (к одной не слишком красивой девице в приданое давали целую страну), что Ульрих на пару с министром иностранных дел мелькали на периферии зрения и тяжело вздыхали. Новый министр финансов так вообще тихонько плакал, видимо, от жадности. Но это ничуть не мешало ему брать взятки целыми городами. И в который раз подсовывать Виктору очередную девушку с богатым отцом.

Утро выдалось туманным. Парк, который помнил поступь многих и многих властителей, навевал покой. В деревьях выводила звучную руладу мелкая пичуга, тихо шептала листва, где-то вдалеке звенел родник.

Виктор шел по парку, а его злость и тревога стихали. Кулаки разжимались. Кажется, даже усы перестали гневно протыкать пространство.

Неожиданно из распадка, залитого молочно-белым туманом, на дорогу выскочил олень. Олени обитали в королевском парке, на них даже иногда охотились. Только вот этот олень обладал удивительной золотой шкурой, а по рогам зверя пробегали крохотные искры. Он увидел человека и настороженно замер.

Замер и император. Виктор с интересом изучал необычное животное.

– Занятно. Ты что, магический? – спросил мужчина у лесного гостя.

На это олень пару раз стукнул копытом и закинул рогатую голову. Виктор сделал пару острожных шагов. Ему захотелось прикоснуться к красивому животному. К тому же лесной житель не торопился убегать и лишь внимательно косил на императора влажным глазом.

Все так же, без резких движений мужчина сделал еще пару шагов. Потом еще пару и еще. Он уже различал тонкий мускусный запах зверя. До оленя оставалось не больше метра, когда тот тревожно дернул красивой головой и отбил копытами дробь.

– Не бойся, не бойся, красивый какой… надо будет леснику дать золотой, за прилежание. Какое чудо заселил в парк, – Виктор постарался голосом успокоить нового знакомого. Тот доверчиво наклонил голову.

– Я дам тебе имя, назову тебя Себастьян. Так звали моего друга, в академии. Жаль, погиб он рано. Как тебе, нравится твое новое имя?

Широкая ладонь мужчины коснулась золотой шерстки. На ощупь зверь был теплый, а искры с рогов устремились к руке и закружились в танце. Они золотым облаком окутали кисть императора.

Где-то вдалеке оглушительно хрустнула ветка. Олень встал на дыбы, всхрапнул и нырнул в плотный туман. Император, чертыхаясь, поднялся с земли. Из тумана донесся перестук копыт.

– Врешь, не уйдешь! – азартно крикнул Виктор и нырнул следом. В плотном тумане было легко различить тонкую золотую нить из сотен искр.

Тропа сама стелилась под ногами. Император легко бежал, огибая камни и стволы деревьев. Промелькнул под ногами глубокий овраг, на дне которого звенел ручей, мягко ткнулась в сапоги мшистая поляна. Туман стал реже и мужчина смог различить грациозного зверя, что бежал, или даже скорее летел над землей.

Как императору удавалось нагонять лесного жителя – оставалось загадкой.

Погоня закончилась так же внезапно, как и началась. Олень выскочил на поляну и там и замер. Следом за ним на поляну выбежал и император.

Туман прорезали лучи солнечного света. Они струились сквозь деревья, освещая высокую траву и сотни крохотных белых колокольчиков. Но не это зрелище заставило Виктора остановиться.

В центре поляны возвышалась башня. Не слишком высокая, едва ли в два человеческих роста. Портал двери обрамляли заросли дикого плюща, а еще его преградили нити паутины. Капельки росы осели на них и в лучах солнца сверкали драгоценными камнями.

Император озадаченно крутил головой. Олень, от которого он лишь на миг отвел взгляд, куда-то пропал. Пропали и золотые искры, растворились в утреннем свете.

– Занятно… В этой части парка я совершенно точно еще не бывал, – Виктор задумчиво подкрутил кончик уса.

Паутину мужчина намотал на сухую ветку. Под ноги легли каменные ступени. Тихо шуршали под ногами прошлогодние листья. Щелкали сухие ветки и мелкий сор. Едва уловимо пахло мокрым деревом. Шершавые камни приятно холодили руку.

Лестница сделала виток, и Виктор вышел в просторную комнату. В центре комнаты – хрустальный гроб. В гробу – девушка неземной красоты. Тяжелые золотые локоны укрывали узницу гроба до пояса. На девушке было тонкое льняное платье.

Казалось, незнакомка спит. Щеки украшал румянец. Свет лился через бойницы башни и падал прямо на хрусталь, из-за чего красавица будто сияла изнутри. Руки сомкнуты на груди и сжимают стебель белой розы. Цветок был свежим, словно только что срезан с куста.

Виктор замер, пораженный в самое сердце. Он забыл, как дышать. И далеко не сразу смог разглядеть у ног девушки белую тумбу из мрамора, на которой лежала шкатулка.

Император, очарованный, сделал шаг. За ним еще один… Мужчина двигался как во сне…

Резкая боль пронзила руку так, что Виктор взвыл дурным голосом. Из-под серебряного кольца с рубином, что украшало собой мизинец левой руки, заструилась кровь. Она тяжелыми каплями набрякла на кончике пальца и устремилась к каменному полу. Правда до пола капли не долетали, сгорая в полёте.

Властитель людей мотнул головой и уже совершенно другим взглядом осмотрел помещение.

Для начала – девушка в гробу не дышала. А сама крышка гроба, то ли отлитая, то ли вытесанная из цельного куска горного хрусталя, как-то удивительно четко демонстрировала свое содержимое миру. Словно это был не хрусталь, а застывший в мгновении воздух. Судя по объёму пыли и мусора на полу, сюда уже много месяцев никто не заходил. Но вот на самом гробу не было и соринки. Абсолютно чистой оказалась и тумба со шкатулкой.

Ложе девушки изваяли из камня. Зеленый малахит с золотистыми прожилками. Висел гроб на четырех цепях.

Император аккуратно, чтобы лишний раз никуда не наступить, выглянул в окно. Картина была более чем привычной. Из восточной бойницы открывался шикарный вид на резиденцию. Через западную можно легко разглядеть старый развесистый дуб – самое высокое дерево во всем парке. Приметное место. Только вот никакой башни в этом месте никогда не было и быть не могло. Виктор хорошо знал свой личный лес и совершенно точно помнил какой вид открывается из его спальни. Сердце гулко бухало в груди, а пальцы на руках мелко дрожали от возбуждения.

Медленно, по своим следам, без резких движений мужчина вернулся на лестницу. Так же медленно и осторожно спустился вниз. И лишь отойдя от башни на приличное расстояние он облегченно выдохнул и утер пот.

В небо взмыл огненный шар. Буквально пять минут спустя поляну оцепил отряд гвардии. Прошло еще пятнадцать минут и на место прибыл начальник охраны дворца, Джимми. Выглядел он как озорной мальчишка лет десяти и вел себя соответственно. Но не сейчас. Сейчас на молодом лице темными провалами сверкали карие глаза. Они совершенно точно не могли принадлежать ребенку и вообще человеку.

– Ваше величество, предлагаю взять полтонны взрывчатки и разнести эту башню в щебень. Маги вылечат лес за день и…

– Вы уверены, что это место представляет опасность? – Император раскачивался с носка на пятку и нервно покусывал кончик уса.

– В центре самого защищенного места империи из воздуха появляется таинственная башня! – Джимми аж подпрыгнул. – Я бы для надежности взял две тонны взрывчатки.

– Она не выглядит опасной, – задумчиво протянул Виктор.

– Я тоже, – мальчик пожал плечами.

– Я был там, меня не убило. Ничего там мне не навредило, – сомнение в голосе императора звучало очень явно.

– То, что эта штука сходу не пыталась вас убить, еще ни о чем не говорит, – мальчик покачал головой. – К тому же сработал защитный артефакт. На вас оказали ментальное воздействие. Чем бы это ни было – оно опасно.

– Хм… неведомая опасная тайна! Прям как по заказу, прям то, что нужно! Знаете, Джимми, у нас ведь есть в стране специалисты! Лучше! Те, кто специализируется по самым опасным и жутким вещам! Победители легионов демонов, убийцы народов, самые злобные ублюдки, которым я, до кучи, еще и крупно задолжал! – а вот теперь в интонациях Виктора прозвучала надежда.

– Вдруг они туда полезут и убьются? – уточнил Джимми.

– О том и речь! О чем и речь! – Виктор кивнул.

Начальник охраны закусил губу. Высокий лоб отражал усиленную работу мысли.

– Та девушка, она действительно настолько красива? – через какое-то время уточнил мальчик.

– Аж дух захватывает. Так что пусть эти двое едут. Я в выигрыше в любом случае, – думал Виктор другое, что выдавала его натянутая улыбка. Но собеседник лишь склонил голову. Вся его поза демонстрировала готовность служить.

Прошло три дня.

На пороге башни стояли двое. Высокий звероподобный громила с лысой шрамированной головой. Выглядел он так, словно с него несколько раз сдирали кожу. Облачен он был в сорочку, пиджак и жилетку темно-синего цвета. Правую ногу ниже колена громиле заменял протез в форме совиной лапы, а на левой был сапог, что больше напоминал латный. В руках гигант сжимал черную шляпу-котелок. Руки тоже отличались особыми приметами: ладонь правой покрывала синюшная ноздреватая кожа и казалось, что она раньше принадлежала какому-то демону, а пальцы оканчивались матово-черными подвижными когтями. А левой рукой незнакомец мог легко убирать зимой снег без лопаты. Или рыть окоп, сразу для целого взвода. Инвалид щерился на солнце, демонстрируя миру пасть, полную кривых острых зубов и покрытые язвами десны.

Рядом с ним, словно шпага рядом с дубиной, стоял молодой человек. Был он не слишком высокого роста, почти на голову ниже своего путника. Гибкий, изящный, с тонкими музыкальными пальцами, породистым лицом и гривой золотых волос, что водопадом струились по его плечам. Голову франта покрывал цилиндр с летными гоглами воздухоплавателя, а в руках была трость. Аристократ щеголял в костюме из дорогой шерсти зеленого цвета, в крупную клетку, пошитый явно на заказ, с серебряными пуговицами. С его лица не сходило выражение брезгливой скуки.

– Мистер Салех! Вы думаете о том же, о чем и я? – молодой человек нарушил молчание.

– Ричард, ты постоянно думаешь о бабах. Я тоже о них постоянно думаю, но сомневаюсь, что ты хотел это узнать, – задумчиво протянул Рей Салех, лейтенант штурмовой пехоты в отставке.

– Рей, я сейчас не в том настроении, чтобы выслушивать ваши остроты, – парировал Ричард Гринривер, седьмой сын графа Гринривера, – что вы думаете насчет этого? – молодой человек ткнул в башню тростью, словно сомневаясь в интеллектуальных способностях собеседника.

– Я думаю, нам нужна взрывчатка, – авторитетно заявил громила. – Тонна. А лучше две.

– Виктор говорит, там гроб с красивой девушкой, – Ричард зевнул, прикрыв рот платком.

– Хорошо, Ричард, ты меня убедил. Пойдем выпрашивать взрывчатку. Раз там баба, да еще красивая, нам нужно минимум три тонны взрывчатки. Рунной, – Рей развернулся и пошел в сторону дворца. Ричард поспешил за ним следом.

– О, я смотрю, вы знаете, как производить впечатление на женщин, – Гринривер издевательски хмыкнул. – Обожаю наблюдать за ухаживаниями в вашем исполнении. Скажите, а как вы потом собираетесь эту девушку… Ну, того?

Громилу пассаж ничуть не смутил.

– Ну, значит это, берешь нож острый, прорезаешь дырочку и…

Нет, читатель, право слово, мы с вами точно не хотим подслушивать этот разговор!

Наступающий день обещал быть жарким. Над столицей восходило солнце.


Дамы и господа, не забывайте оставлять комментарии к книге. Я почти уверен что она вас уже рассмешила.

Глава 2

– Так, хорошо, допустим. Какой у нас план теперь? – Рей кривил лицо. Под глазом у него наливался кровью фингал. А еще он стоял так, словно у него сильно болело нутро.

Вообще, приятели потеряли изрядную долю лоска. Ричард где-то потерял пиджак и ботинок. На одежде зияли дыры, открытые участки кожи местами слегка кровоточили. От цилиндра остался жалкий пенек без верха и из него торчала золотистая макушка Гринривера. Рей Салех свой единственный сапог сохранил. Сохранил он даже пиджак! Но вот шляпы на нем уже не оказалось.

Но если брать в целом, компаньоны выглядели так, словно их пару километров тащили по дороге взбеленившееся кони.

– Артефакт. И запас магической энергии. Сработать должно не хуже!

– Я все слышу! – задорный детский голос прозвучал откуда-то со стороны неба.

Приятели вздрогнули.


Где-то за час до этого.

– Многоуважаемый сэр Джимми! Сердечно рад вас видеть! – Ричард открыл дверь кабинета и вошел. Салех проследовал за ним.

– А ну вышли и зашли нормально! – рявкнул мальчик таким голосом, что задрожали стекла.

Визитеров сдуло. Минуту спустя стук повторился.

– Привет Джимми! – Рей пнул дверь протезом с такой силой, что она едва не слетела с петель.

– Давно не виделись! – Гринривер зашел следом. – Как ваши… – в кабинете потемнело и стало тяжело дышать. – Как твои дела? – все же превозмог воспитание молодой человек.

– Все отлично! Весь в заботах, весь в работе! – начальник дворцовой охраны, древний дух, что дал клятву служения императорскому роду, сиял как начищенный золотой. Русые волосы задорно топорщились во все стороны, а лукавый взгляд карих глаз внимательно изучал визитеров. – С чем пожаловали?

– Нам бы это… взрывчатку на территорию провезти. Две тонны. А лучше три, – ответил Рей.

– О, как я понимаю, это имеет непосредственное отношение к вашему заданию? – уточнил Джимми. – Или вы решили в озере рыбу половить?

– Ага. В смысле, нам по заданию. Башня эта дюже подозрительная. А у нас это…

– На подозрительные места серьезная аллергия. Нюх на неприятности, – поддакнул Гринривер. Он, как и Рей, очень опасался хозяина кабинета.

– И вы решили превентивно устранить угрозу. Да. Умно! Ричард, я слушал твой разговор с императором, напомни, о чем он тебя просил? – вкрадчиво поинтересовался мальчик.

– Не использовать атрибут, провести тщательное расследование, разгадать загадку, – ответил Гринривер.

– И как вам помогут разгадать загадку две тонны взрывчатки? – с неподдельным любопытством уточнил Джимми.

– Тут все дело в мистере Салехе, – перевел стрелки Гринривер. – Не далее, как год назад я дал ему клятву, что буду его слушать в подобных ситуациях. Он все же мой душехранитель. Раз он сказал взрывчатка – значит взрывчатка.

– Хорошо, мистер Салех, поведай мне, почему взрывчатка? – переключил внимание хозяин кабинета.

– Взрывчатка нарушает энергетические токи в телах магических конструктов, дезориентирует живые и псевдоживые объекты, разрушает механизмы и приводит к сбою наблюдательных систем, – оттрабанил строки уз устава бывший лейтенант. – Если там мина какая, ловушка, или…

– Самый умный, да? – уточнил мальчик с раздражением в голосе.

– Никак нет! Туп как пробка! Разрешите продемонстрировать? – подобные ответы у громилы были вшиты на уровне безусловных рефлексов.

– Так, номер закончен? Или еще будут шутейки? – левый глаз мальчика подмигивал в нервном тике.

Ричард подмигнул в ответ и…

– Совсем страх потеряли, урроды? – Джимми стоял ногами на своем столе. Во внешности его осталось не так много человеческого. Куда-то исчезла молодость. Кожа обтягивала кости черепа, русые волосы выцвели до пепельного оттенка, пальцы удлинились и раздвоились на концах. В комнате поднялся ветер. Твердый как камень и острый как осколки стекла.

Со звоном распахнулось окно.

– Значит так, чтобы к вечеру у меня был доклад! Приказ исполнять по духу, а не по букве! – от голоса Джимми вибрировали и крошились стены. Вопросы? ...

Скачать полную версию книги