КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591539 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235432
Пользователей - 108159

Впечатления

pva2408 про Велтиство: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

На распутье [Александр Кронос] (fb2) читать онлайн

- На распутье (а.с. Лэрн -2) 914 Кб, 250с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Кронос

Настройки текста:



Александр Кронос Лэрн-II. На распутье

Глава I


* * *

Начинаю излагать свой план, когда к нам приближается помятый призванный, попросивший его дождаться. Котяра хромает сразу на две лапы и в целом выглядит, как будто его прожевал и выплюнул гхарг. Но держится вполне бодро. И радует фразой о том, что через сутки уже вернётся в норму.

Взяв в руки один из лежащих на столе жетонов, демонстрирую его остальным.

— Дорсен Сваан, обер-лейтенант центрального управления политической полиции.

Сэмсон кривит свою морду. То ли от боли, то ли из-за презрения к моим интеллектуальным способностям.

— И что? Собираешься размахивать этой железякой и выдавать себя за него? Нас повяжут при первом же контакте с настоящими полицейскими, у которых окажется достаточно мозгов. Ты уж извини, Архос, но ты со своей рожей на офицера совсем не тянешь.

Собираюсь ответить, но после кота сразу вклинивается Эмили.

— Это не просто кусок металла, а какой-то артефакт. Правда не из активных, работает сам по себе, как тот кнут, что был наверху.

Мгновение с опасением смотрю на жетон в своей руке, а потом приходит понимание. Конечно, это артефакт. Должны же они как-то отслеживать своих полицейских. А возможно и проверять их при контакте с незнакомыми офицерами или смежными структурами. Как иначе выяснить, настоящий перед тобой коллега или кто-то, рискнувший изготовить фальшивый жетон? Впрочем, так далеко я заходить не собираюсь.

— Скорее всего отслеживают местоположение своих людей. Поэтому мы заберём оба жетона. И избавимся от них по дороге.

Рыжий котяра, кряхтя сворачивается на полу.

— По дороге куда?

— Не куда, а откуда. Когда мы будем выезжать из Схердаса, нужно будет скинуть эти железяки.

Призванный медленно поднимает на меня взгляд.

— И как мы по-твоему сможем выбраться? Перед кем ты хочешь размахивать трофейным жетоном?

— Доберёмся до железнодорожного вокзала. Выберем самого уязвимого с твоей точки зрения проводника и я объясню ему, что офицеру политической полиции, выполняющему важный приказ, крайне нужна помощь.

Тот с сомнением хмыкает.

— Думаешь такой фокус пройдёт? И нам позволят загрузиться без билетов и документов? Пусть даже он и примет тебя за настоящего офицера полиции. Как ты объяснишь наличие рядом механоида и призванного. И тот факт, что всесильная политическая полиция не обеспечила тебя нужными бумагами?

Мгновение раздумываю, рассматривая разные варианты.

— Эмили представлю в качестве боевого конструкта, находящего на службе. Ты побудешь обычным котом. Скажем, что нужен для обеспечения полноценного прикрытия. Только надо будет чем-то прикрыть тебя. Сейчас ты больше похож на дворового зверя, что дал бой целой стае собак, чем на домашнего кота. А с бумагами…что-то придумаю по пути к вокзалу.

Призванный недовольно фыркает, а Эмили берёт в свои руки второй жетон.

— Если мы их выбросим, они быстро поймут, что к чему.

Пожимаю плечами.

— Возможно. Но не факт, что сразу. Пока пришлют своих людей на вокзал, пока найдут там жетоны и после этого проверят последний адрес, по которому приходили офицеры. Всё это займёт какое-то время. Думаю, как минимум несколько часов. Мы к тому моменту будем уже на половине пути к Каледу.

Снизу снова подаёт голос призванный.

— Половина пути, это не вся дорога. Они же сразу свяжутся с Каледом и нас будут ждать прямо на вокзале. Мы едва справились с парой офицеров. Что будет, когда встретим целую группу при поддержке обычных полицейских? Или боевых механоидов? А ведь есть ещё канцелярия. И судя по тому, что я слышал, сидя в своей клетке, именно они станут расследовать убийство этих парней. При лобовом столкновении с людьми из канцелярии у нас не будет ни единого шанса.

Дождавшись, пока он закончит, разжимаю губы в усмешке.

— Кто сказал, что мы поедем до самого Каледа? От столицы до Рэнха около семисот лиг. До Каледа, где-то восемьсот пятьдесят. Ты же сможешь совершить прыжок в твоём нынешнем состоянии, когда выйде на нужную дистанцию?

Поднявшись на лапы, котяра выгибает спину, шипя от боли.

— Если сократим расстояние хотя бы до пятисот лиг, думаю выйдет, даже сейчас. Только куда там прыгать?

— Определимся, пока будем ехать. Ты же был там довольно много времени — кого-то, да почувствуешь.

Всё это время молча стоявшая рядом Эмили, возвращает жетон на стол.

— Тогда тебе надо будет переодеться. Чтобы выглядеть похожим на них.

Глянув на мертвые тела и сравнив одежду убитых со своей, хмыкаю.

— Придётся потрошить запасы барона. Наверху вроде было что-то из чистых костюмов и рубашек.

Через четверть часа я уже смотрю на себя в зеркало, не совсем узнавая типа, что скалит там зубы. Костюм-тройка, пришедшийся почти впору. Приглаженные волосы, которые Эмили залила какой-то жидкостью из ванной комнаты. Кот попробовал было пошутить насчёт того, что странно разбираться в таких вещах, если на тебе самой нет волос, но девушка так на него зыркнула, что призваный моментально сбежал из комнаты. До сих пор не вернувшись.

Поправив цепочку часов, которые я на себя тоже прицепил, потрясённо качаю головой. Пожалуй, встреть меня сейчас парни из Горницы, точно не узнали бы. И думаю, наверняка попытались ограбить.

Единственное, что остаётся на своём месте — оружие. И два небольших поясных патронташа с патронами. Избавиться от револьверов и ножей я не готов. К тому же никто не запрещает носить его даже полностью законопослушным горожанам.

Дальше стараемся действовать в максимально быстром темпе. Неизвестно, как скоро хватятся этих двоих. Возможно сюда уже направляются другие «мундиры».. Чем быстрее мы покинем дом, тем лучше.

Первым делом, чистим память графини, стирая события последних нескольких дней. Избавившись от единственного свидетеля, подбираем варианты транспортировки кота. С этим возникают проблемы — довольно долго не можем отыскать ничего подходящего. Пока механоид не вспоминает, что видела наверху сумку. Как скоро выясняется, она забита разнообразными приспособлениям для постельных игр, из-за чего призванный наотрез отказывается туда лезть. Спустя две минуты уговоров и угрозы Эмили нести его за шкирку, котяра всё-таки забирается внутрь. Места ему более чем хватает, может даже свернуться на дне. А открытый верх обеспечивает свежий воздух. Как и возможность быстро выпрыгнуть в случае необходимости.

Моя спутница в очередной раз меняет рубашку, на этот раз найдя более подходящий размер. Пусть и с трудом, но пуговицы на груди тоже застёгиваются. Теперь её откровенное декольте, в котором были почти видны соски, не будет привлекать пристального внимания окружающих.

Остановившись в холле, ещё раз осматриваемся. А я вспоминаю, всё ли мы сделали. Графиня наверху, сумка с добычей из дома Эммера у механоида, вторая, где свернулся клубком призванный, в моей правой руке. Оба жетона тоже с нами. Было бы неплохо, как и в прошлый раз, подпалить дом, вытащив Рейзу во двор и уложив около самой стены. Но такой ход сразу привлечёт внимание. В отличии от особняка Коссуна, по этому адресу пришли полицейские. И как только «мундирам» сообщат о возгорании, где-то наверху с высокой долей вероятности совместят оба этих факта, отправив своих людей по координатам жетонов. Тогда мы можем даже до вокзала не добраться. Не говоря уже о том, чтобы покинуть Схердас.

Переглядываюсь с Эмили и поправив пальто, тоже позаимствованное в этом доме, шагаю за порог. Когда проходим через калитку в стене, внутри царит мандраж. Если эти двое оставили кого-то для прикрытия, то весь план прямо сейчас накроется жирной отрыжкой рицера. В какой-то степени успокаиваюсь, только пройдя сотню ярдов и поняв, что нас до сих пор никто не окликнул.

Единственной нашей проблемой оказывает поиск самого вокзала. Я был в столице всего один раз и не посещал центральные кварталы. А сейчас, судя по виднеющейся громаде императорского дворца, мы как раз где-то там. Но эта проблема решается весьма просто — один вопрос чумазому пацану, которая разносит газеты, да потраченный лар и у нас уже есть детально описанный маршрут. Он даже вызывается проводить «щедрых гостей столицы», но это предложения я отклоняю. Ни к чему привлекать к себе лишнее внимание.

По дороге к вокзалу, замечаю лавку, в витрине которой выставлены головы манекенов с женскими париками на них и чувствую себя самым тупым морсаром на свете, что сам выплыл навстречу гарпунёрам, решив пожелать им доброго дня. Почему я раньше об это не подумал? Да, в Горнице такого товара нет, как и во всех прилегающих районах. У нас и покупатели отсутствуют. Постаревшие шлюхи либо верховодят собственными небольшими заведениями, либо просто спиваются и дохнут. Ещё как вариант — на излёте карьеры хомутают какого-то мужика, сев ему на шею. Парики им при любом раскладе ни к чему.

Но в центре Каледа, ведь есть такие лавки. Даже не одна. Да, я обычно не обращал внимания на такие вещи, но теперь вспоминаю, что точно их видел. И ведь даже не подумал об этом варианте, когда встал вопрос маскировки.

Возникает желание немедленно зайти внутрь и что-то приобрести, но после недолгого размышления, решаю, что скорость сейчас важнее. Парик не поможет, если на нас выйдут полицейские. Вот, когда доберёмся до Каледа, можно будет озаботиться этим вопросом.

Выйдя за пределы пешеходной зоны, в которую превращена большая часть центра города, ловим кэб и спустя пятнадцать минут уже выгружаемся перед вокзалом. Невольно останавливаюсь на секунду, поражённый масштабами здания. Не идёт ни в какое сравнение с нашим. Там — небольшая постройка, высотой в два этажа. На фоне всего остального города, немаленькая. Но по сравнению со столичным, кажется скромной лачугой. Сейчас передо мной монументальное сооружение, высотой в четыре этажа и размером…даже не знаю, сколько здесь точно. Как минимум, двести на двести ярдов. А то и больше.

Снаружи дежурит сразу два полицейских патруля, в каждом из которых по трое «мундиров», но на нас они внимания не обращают. Безразлично скользят взглядами, когда проходим мимо — на этом и заканчивается весь визуальный контакт.

Какое-то время тратим на то, чтобы разобраться в многочисленных указателях и артефактных табло, что расположены внутри. Наконец, находим поезд, идущий в Калед. Относительно повезло — отправление всего через сорок минут. Заявись мы сюда позже, пришлось бы ждать три часа. Именно таким оказывается интервал между пассажирскими составами, что курсируют между столицей и побережьем.

Дальше остаётся только отыскать железнодорожную ветку на которой стоит сам эшелон и занять столик в в одном из многочисленных кафе внутри. Взяв по чашке сорка, располагаемся на стульях и я ставлю свою сумку прямо перед оконным проёмом.

— Теперь твой черёд Сэмсон. Кого из проводников проще всего обработать?

Призванный реагирует на тихий шёпот не сразу — приходится повторить ещё раз. После этого показывает из сумки рыжую морду, лениво пялясь наружу. Проведя в таком положении пару минут, выдаёт вердикт.

— Вон тот полный парень, что глазеет сейчас на девушек. У него давно не было…соития. Из-за презрения со стороны женского пола, однозначно развился комплекс и депрессия. Думаю, по отношению к более слабым он запредельно агрессивен. Но если продемонстрировать силу, сдуется как пробитая снарядом оболочка дирижабля.

Отыскав глазами человека, о котором он говорил, хмыкаю.

— Тогда не будем терять времени. Эмили — ты пока ждёшь в стороне. Когда пойдём в здание, не спеша иди следом. Чтобы появиться, когда я уже начну разговор.

Механоид кивает и я поднимаюсь со своего места. Через несколько мгновений уже подхожу к относительно молодому проводнику, которая разглядывает стайку девушек, болтающих на перроне.

— Вы служите на этом поезде?

Повернувшийся парень, мгновение непонимающе смотрит на меня, после чего встряхивает головой.

— Да. Вы что-то хотели?

С усмешкой наклоняю подбородок.

— Обер-лейтенант Дорсен Сваан, центральное управление политической полиции. Мы можем поговорить в более укромном месте?

Глаза собеседника моментально округляются и он едва не делает шаг назад. Пытаюсь успокоить впечатлительного толстяка.

— У вас нет никаких проблем. Но империи нужна ваша помощь. Вы понимаете меня?

Несколько долгих секунд он переваривает услышанное.

— Да. Наверное. Какая помощь?

— Мы можем переместиться в менее людное место? Здесь есть такое?

Немного постояв, всё с таким же шокированным выражением лица взмахивает рукой, показывая в сторону здания.

— Конечно. Идите за мной. Только я не понимаю, чем…

Прерываю его, добавив в голос жёстких ноток.

— Вы пока и не должны ничего понимать. Продолжите мямлить — впаяю соучастие заговорщикам и препятствование следствию. Идите. Я за вами.

Заткнувшийся парень шагает вперёд и через минуту мы оказываемся в каком-то техническом помещении, наполовину заполненном железками. Глянув на растерянное лицо проводника, понимаю, что первый этап нашего плана прошёл вполне удачно. Теперь надо дожимать.

Достав из кармана жетон, подношу его к лицу служащего.

— Чтобы вы не решили, что говорите с самозванцем.

При виде куска металла с гербом политической полиции, его снова корёжит от страха. Сразу же начинает отрицательно махать головой.

— Да что вы? Я… Я законопослушный подданный империи. Никогда… Ни разу не говорил чего-то плохого про императора.

Не удивительно, что он не пользуется внимание женского пола. То, что толстый — ещё ладно. Но вот размазня… Это не оставляет шансов.

— Я уже сказал, что здесь не из-за вас. Выполняю особо важное поручение. Полевая операция. Которая пошла не совсем так, как планировалось. Наш объект отправляется в Калед на этом поезде. И я должен последовать за ним. Но ввиду того, что такой расклад не был предусмотрен инструкцией, поддельные документы отсутствуют.

Тот кажется не понимает.

— Но…вы же можете воспользоваться своими.

Подступив ближе, гляжу ему в глаза.

— Измена. На самом верху. Если мою фамилию увидят в списке пассажиров, то всё провалится.

Пока он не начал анализировать факты и не увидел пару слабых места в моём объяснение, усиливаю натиск.

— От вас требуется только внести меня в список пассажиров под чужим именем. Можете использовать любую фамилию из старых записей, они ведь должны у вас оставаться.

Решаю сразу добавить и стимул.

— Если всё пройдёт удачно, то вас наградят. Возможно дадут дворянство. Например, титул виконта. Результаты нашей операции лягут на стол Его Императорскому Величеству. Он лично будет оценивать вклад каждого.

Брови проводника ползут ещё выше. А за моей спиной скрипит дверь. Оглянувшись, понимаю, что Эмили добралась до нас, следуя моим указаниям. В руках сразу две сумки — сейчас она напоминает механоида-слугу..

Вернув взгляд на служащего, чьи губы начали мелко трястись, добавляю.

— Это боевой конструкт, замаскированный под личную прислугу. Она отправится со мной. Хотелось бы услышать ваш ответ?

Парню требуется ещё секунд десять, чтобы прийти в себя. Только потом начинает выдавливать из себя слова.

— Обычно билеты продают в кассах. Но мы тоже можем кого-то пустить, если до отправления поезда осталось слишком мало времени. Я могу вас устроить таким образом — никаких проблем. Только…

Пауза затягивается и я тороплю бедолагу.

— Что? Какая-то проблема?

Отрицательно качает головой.

— Нет-нет. Просто я обслуживаю вагон второго класса. Это не первый — боюсь будет не так комфортно.

Вполне искренне усмехаюсь.

— Это полевая тайная операция, мой друг. Нам как раз и нужен вагон второго класса.

Тот тоже робко улыбается.

— Раз так, я смогу всё устроить. Надо только подождать, пока до отправки поезда останется десять-пятнадцать минут. Половина мест всё равно пустуют, проблем быть не должно.

Согласовываем детали и скоро толстяк покидает подсобное помещение. Судя по выражению его лица, сейчас проводник считает себя едва ли не императорским стэрсом, рискующим жизнью ради престола. Боюсь, позже его будет ждать жестокое разочарование.

Время до отправки состава коротаем в том же кафе. Ещё раз выйдя на перрон, чтобы забрать у проводника два билета с пометкой о домашнем животном. Расплачиваясь, набрасываю сверху сразу десяток ларов и служащий совсем расцветает. Вот и хорошо. Он не должен начать тревожиться до момента, как мы проедем хотя бы треть пути.

Загрузившись в вагон, устраиваемся на обитых тканью скамьях со столиками между ними. Внутри снова появляется ощущение того, что нас вот-вот схватят. Кажется, что на перроне в любую секунду могут появиться «мундиры», разыскивающие убийц своих коллег.

Несмотря на мои опасения, состав трогается без каких-то препятствий. И очень скоро мы уже покидаем столицу, промчавшись через большой проём в окружающей Схердас стене. От жетонов избавляемся только после этого — я забираю у Эмили второй и выйдя в небольшой тамбур, расположенный перед переходом в соседний вагон, банально выбрасываю в окно. Идеально было бы подсунуть их кому-то из прибывающих пассажиров на вокзале, чтобы артефакты и дальше демонстрировали перемещения по столице. Но такого случая не представилось.

Вернувшись на место, чувствую чей-то взгляд и повернув голову, вижу странную девушку. Чудные раскосые глаза, слегка жёлтая кожа и пропорции лица, которые автоматически вызывают удивление. Такое ощущение, что она не из Норкрума. Но и на южанку при этом совсем не похожа. Я вообще ни разу не видел таких, хотя в Калед кого только не приносило.

Но сильного беспокойства девушка у меня не вызывает. Поняв, что я тоже на неё смотрю, чему-то улыбается и сразу переключается на вид за окном. Порой кошусь в её сторону, но больше «желтокожая» внимания ко мне не проявляет, что заставляет разум успокоиться. Мало ли что ей было интересно. Может просто ни разу не видела конструктов похожих на Эмили и пыталась нарисовать в голове картинку наших постельных забав. Или её внимание привлёк рыжий кот, порой поднимающий голову из сумки.

Расслабившись, заказываю у проводника сорк, который тот с готовностью приносит. И отхлёбывая напиток, поглядываю в окно. Похоже в этот раз всё прошло по плану. Ещё немного и мы окажемся на расстоянии, достаточном для прыжка. После чего сразу рванём в Калед

Когда проходит около трёх часов, собираюсь уточнить у призванного, не чувствует ли он побережье. Может мы уже проехали достаточно? Но поезд внезапно начинает тормозить, заставив меня упереться руками в столешницу. Бросаю удивлённый взгляд в окно, за которым видно только поле и близкий лес. Какого рицера? Это даже не станция. Поломка? Или полиция всё-таки вышла на наш след и поезд остановила выдвинувшаяся навстречу группа из ближайшего города?

Рука сама опускается к поясу, нашаривая рукоять револьвера. Снова ловлю на себе внимательный взгляд раскосой девушки, из-за чего уровень напряжения удваивается… А по вагону проносится мальчуган в форме железнодожника. Вестовой. Их отправляют по составу, чтобы донести слова начальника поезда. Заметив движение впереди, расстёгиваю кобуру. Но это всего лишь толстый проводник, который изрядно изумлён.

— Дамы и господа, прошу всех оставаться на своих местах. Поезд совершил незапланированную остановку, потому что наш маг связи получил сообщение из ближайшего гарнизона. Рядом обнаружены…воздушные пираты.


Глава II


Вагон моментально заполняется людским гомоном. А пожилая женщина, что сидит позади нас и вовсе кричит в голос, перекрывая всех остальных.

— Да это южане! Откуда в империи взяться пиратам?

Ей сразу же отвечает рослый мужчина в сюртуке, сидящий через проход от ораторши.

— Ты про их остров что-ли не слышала? Про тот, что под облаками?

Бабуля в ответ пренебрежительно взмахивает рукой.

— Сказки это всё для детей малых. Какой, ко всем рицерам, воздушный остров? Если бы такой был, его давно раскрошили.

Краем уха прислушиваюсь к словам вокруг, пытаясь понять, что происходит. Первое, что приходит в голову, это совсем не пираты. А уловка для остановки поезда и нашего ареста. Правда, никак не пойму почему с таким странным предлогом, да ещё в поле? Куда проще было бы остановить состав на станции и запустить внутри нескольких человек в штатском, которые бы сразу нас и взяли, без лишнего шума и стрельбы.

Если предположить, что это всё-таки пираты, то какого морсара они тут забыли? Ладно грабить суда в море или устраивать налёты на прибрежные города. Даже Калед, как показала практика, не смог обеспечить свою безопасность. Хотя, ради справедливости, на него раньше и не нападали. К такой наглости никто не был готов. Но сейчас мы, как минимум в семи сотнях лиг от берега. А воздушные пираты всегда приходят со стороны моря. Не знаю, насколько правдивы слухи о громадном острове, что парит где-то под облаками, находясь над океаном, но атаки ни разу не совершались из глубины материка. Как они умудрились добраться сюда? И зачем?

Обращаю внимание на желтокожую девушку. Та подвинула к себе длинную дорожную сумку и держа руку на ней, оглядывается по сторонам. Наблюдает за территорией справа и слева от поезда, как будто чего-то ждёт.

— Что будем делать?

Покосившись на Эмили, задавшую вопрос, шепотом обращаюсь к призванному.

— Пока ничего? Получится вытащить нас отсюда прямо сейчас?

Тот крутится в сумке, разворачиваю ко мне рыжую морду.

— Сказал же — пятьсот лиг хотя бы. Забыл, что меня недавно чуть не превратили в мясную лепёшку?

Замечаю, как изумлённо расширяются глаза степенной женщины рядом с нами, понявшей, что слышала слова кота. И машинально активирую артефакт памяти, стирая её воспоминания за последние несколько дней. Пассажирка сразу обмякает, сползая по скамье. А позади меня слышится возмущённый голос.

— Ты что наделал парень? Убил её?

Рицерова гнилая печень! Маг. Который увидел нотные символы и реакцию на них женщины. Сжав пальцы на рукояти револьвера, разворачиваюсь, намереваясь выстрелить. В то же мгновение вагон накрывает истошный женский визг. Которому почти сразу вторит ещё с десяток глоток. Добрая половина пассажиров вскакивает со своих мест, полностью заполняя проход и и скрывая мага из виду. Хотя это хорошо — нас он теперь тоже видеть не может.

Звон стекла, грохнувший выстрел. Ещё пара в ответ. Люди моментально начинают пригибаться и мне становится ясна причина переполоха. Бублик портала, висящий слева от вагона. Из которого один за другим выпрыгивают вооружённые люди.

— Эмили, разбивай стекло. Уходим на другую сторону.

Приподнявшаяся спутница мощным ударом руки разносит на осколки наше окно. А мой взгляд ненадолго задерживается на раскосой девушке, которая прямо сейчас ловко отправляет в полёт сразу три метательных ножа подряд. В её случае, оконный проём тоже пуст. Либо разбила сама, либо разнесли пулями пираты. Замечаю и меч, с клинком покрытым магическими символами, что она держит на коленях. Ситуация, однозначно занятная и даже заставляет на секунду остановиться. Но сейчас нам надо спасать свои жизни, а не пытаться понять, какого морсара тут происходит.

Выпрыгиваю в окно следом за механоидом, которая за шкирку прихватила с собой призванного и оглядываюсь. Ближайшие деревья начинаются ближе к головным вагонам поезда. Ярдах в ста от нас. Единственный вариант для отступления.

Взмахнув рукой, срываюсь с места. Сзади бухает ногами Эмили, а в траве мчится вырвавшийся из её хватки Сэмсон.

— Они на санбе. Серьёзные типы.

Услышав прерывающийся из-за бега голос кота, поднимаю голову вверх. Действительно, санба. Полностью закрывающий палубы деревянный корпус с красивыми изгибами, артиллерийские башни, смотрящие на землю стволы пулемётов. Скорость такого воздушного корабля в несколько раз выше дирижаблей. Как и огневая мощь. Да и стоимость постройки, зашкаливает. Поэтому санб не так много, даже в воздушном флоте империи. А вот у пиратов откуда-то взялась.

Споткнувшись, едва не падаю и концентрируюсь на дороге. За спиной продолжают хлопать выстрелы и слышатся крики. Что удивительно — только в районе нашего вагона. Если бы не тот факт, что за нами никто не гонится, я бы подумал о целенаправленной охоте на нашу троицу. Но, похоже, пираты явились сюда совсем за другой целью.

Когда уже почти добираемся до деревьев, внезапно понимаю, что первые вагоны начали двигаться. Встряхнув головой, пытаюсь отогнать наваждение. Не выходит — я всё ещё наблюдаю за тем, как головная часть состава медленно катится вперёд, оставляя за собой неподвижную вереницу металлических коробок. Ускорившись, добегаю до последнего стоящего на рельсах вагона и приходит понимание ситуации. Гхарговы зародыши отцепили большую часть эшелона. Как раз по линии отсечения между первым и вторым классами.

— Догоняем. И запрыгиваем.

На бегу сложно формулировать длинные фразы, но остальные меня понимают. Эмили сразу же вырывается вперёд, увеличив скорость, как минимум в пару раз. Да и Сэмсон, несмотря на хромоту, старается не отставать. Громадными прыжками несётся рядом со мной, порой рыча от боли.

Первой, до цели закономерно добирается механоид. Прыгнув, цепляется рукой за поручень около двери и разворачивается к нам. Вторым наверх залетает призванный. У меня настичь разгоняющийся поезд получается третьим и с большим трудом — вытянув руку, хватаюсь за кисть Эмили и та буквально втягивает меня наверх.

Вцепившись во второй поручень, пытаюсь отдышаться и когда лёгкие перестают полыхать огнём, заглядываю внутрь через стекло в двери. Обнаруживаю изрядно перепуганного проводника, за спиной которого наблюдается ещё несколько человек. А потащив на себя дверь, понимаю, что та закрыта. Поворачиваю голову к девушке.

— Сможешь вырвать?

Глянув на меня, та переводит взгляд на преграду и через мгновение скрипнувшая дверь распахивается, едва не сбив меня на рельсы. Избежав столкновения, шагаю внутрь.

— Кто вы такие? Кто позволил заходить в вагон первого класса?

Седой старичок, маячащий за плечом проводника, прожигает меня злобным взглядом. Такое впечатление, что я вторгся в его спальню во время оргии. Делаю ещё шаг вперёд, освобождая место для Эмили.

— Если вы не заметили, поезд атаковали. Мы спасали свои жизни. Как и вы. Отцепить все вагоны, кроме первого класса, бросив массу людей на произвол судьбы, это серьёзное решение. Кто-то мог бы счесть такое поведение, соучастием в нападении. И обвинить вас в многих смертях.

— Что за рицерова чушь? Именно нас они и хотели ограбить! Что брать во втором и третьем классе? Поношенные ботинки? Не смеши меня, малец. Уезжая, мы спасаем всех остальных.

Показательно обернувшись назад, киваю в сторону зависшего в воздухе пиратского корабля.

— Как-то не заметно, чтобы они пытались за нами гнаться. Как знать, возможно им нужны рабы, а не деньги. И сейчас они заковывают людей в оковы.

Мой аргументация старика не пробивает.

— Тогда пусть лучше они, чем мы. Пассажиры первого класса больше достойны свободы и ценнее для общества.

Возникает желание пустить ему пулю в лоб. Но боюсь, при таком раскладе, нам будет проблематично здесь задержаться. Никто не помешает этим морсаровым выродкам отцепить ещё пару вагонов, оставив нас на рельсах. А раз здесь появились пираты, значит скоро будут и войска. С ними прибудет и полиция. Возможно даже офицеры императорской канцелярии. Не хотелось бы оказаться в лесу, когда поблизости будут находиться сотни вооружённых людей, носящих форму.

— Это ваше мнение. Спорить с которым бесполезно. Но мы уже здесь. И я не совсем понимаю, по какой причине нам загораживают путь.

Проводник со слегка смущенным видом взмахивает руками.

— Мы не были уверены, кто вы. Вдруг, пираты. Могло ведь случиться всякое.

Слышу, как что-то, едва слышно бормочет Сэмсон и спешу ответить, чтобы заглушить его шёпот.

— Понимаю. Но мы оказались обычными пассажирами. Можно пройти дальше?

Всё тот же старик неожиданно подаётся вперёд, тыча в меня пальцем.

— Пусть покажут билеты. И доплатят! Нечего пускать всяких проходимцев к честным людям! Да ещё бесплатно.

С каменным лицом достаю билеты, протягиваю их проводнику. За время нашей беседы все остальные мужчина, ранее плотно стоявшие за спиной служащего, успели тихо удалиться. А через несколько секунд милая девушка в закрытом платье утаскивает и седого пассажира, извиняюще мне улыбнувшись.

Денег с нас всё-таки не берут, хотя я и предлагаю их, чтобы избежать потенциальных вопросов. Вместо этого проводник просто усаживает на свободные места и начинает возиться с дверью, пытаясь как-то закрыть её, несмотря на сломанный засов. Повезло. Я бы на его месте обязательно спросил, как можно так надрессировать домашнего кота, чтобы он сразу понял, куда бежать и что делать. К счастью ни у кого из наблюдавших за нами, такого вопроса не возникает. Хотя, может они и не видели его. Если подошли уже после того, как на вагон запрыгнула Эмили, то скорее всего так и есть. В тот момент котяра уже мчался совсем близко к поезду, находясь в «мёртвой зоне» обзора, если смотреть изнутри.

Выглянув в окно на повороте, понимаю, что санба всё ещё на старом месте. Так и висит над оставшейся частью состава. Не понимаю. Такое впечатление, что им нужен был именно наш вагон. И если вспомнить расклад во время атаки, то в качестве цели можно смело обозначить раскосую девушку, мастерски метавшую ножи. Но если так — она должна представлять какую-то запредельную ценность. Вернее, не она сама, а её жизнь. Сунуться вглубь империи из-за одного человека… Для этого должны быть крайне веские основания. Да ещё не накрыть поезд огнём орудий, разнеся всё в клочья, а послать пехоту. Если они и правда охотились за той девчонкой, то такая схема атаки могла понадобиться только по одной причине. Кому-то было нужно гарантированно убедиться в её гибели. Что проблематично, когда ты смотришь на происходящее внизу с высоты пары лиг, а обзор перекрывает огонь, дым и разрывы снарядов.

Размышления прерывает горячий шёпот Эмили, чья рука скользнула в область паха.

— Здесь есть место, где можно…уединиться?

От неожиданности, на мгновение застываю. И потом отрицательно качаю головой.

— Нет. Тут никак не получится.

С будоражащим вздохом убирает руку, а я в очередной по счёту раз удивляюсь её обострённому желанию физической близости. Хотя, сейчас это скорее удивление в духе «Что, опять?», вместо прежнего «Да, какого морсара?». Разум уже начал привыкать, что механоид хочет контакта двадцать четыре часа в сутки, независимо от того, где мы находимся. После бешеной погони за поездом, я в целом и сам не против снять напряжение. Но единственное место, которое бы нам подошло — один из туалетов, расположенных в каждом конце вагона. Места там наверняка побольше, чем во втором классе, но боюсь полноценно развернуться всё равно не выйдет. Да и шума мы произведём столько, что наверняка обратим на себя внимание.

Когда Эмили убирает руку, ловлю на себе смешливый взгляд той девушки, что практически силой увела из прохода вагона старика. Поняв, что её обнаружили, не отворачивается, а внезапно подмигивает. Правда, почти сразу делает серьёзную мину, включаясь в беседу, что идёт за их столиком.

Я же принимаюсь изучать вагон. Почти две трети мест пусты. Остальные заняты пассажирами солидного вида, увлечённо обсуждающими атаку пиратов. Наблюдая за ними, постепенно успокаиваюсь. Да, всё снова пошло через левый плавник морсара. Но мы всё равно приближаемся к Каледу. И если прикинуть резко возросшую скорость поезда, то уже через пару часов или даже раньше, Сэмсон может начать определять точки для прыжка.

Проводник разносит порции сорка и бутерброды с копчёной рыбой. Выставляя тарелки и кружки на столики, каждый раз извиняется, что вагон-ресторан остался в числе отцепленных и полноценная еда отсутствует. Нам эти слова не достаются, но вот провизией не обделяют. Даже приносят отдельный кусок рыбы для кота, на который тот с урчанием набрасывается. Хотя, тут думаю дело в вине, которую чувствует служащий. На пассажиров, что ехали вторым классом, ему может и наплевать. Но там остались и его коллеги. Наверняка, мужчину терзают угрызения совести. А рыба с сорком для спасшихся — самый простой способ их смягчить.

Часа через полтора мимо меня проходит та самая девушка в закрытом платье, внезапно подмигнувшая Эмили. Механоид поворачивает голову, провожая её взглядом. Потом недоумённо шепчет.

— Зачем она это сделала?

Бросив взгляд в сторону ближайших к нам пассажиров, убеждаюсь, что к разговору никто не прислушивается.

— Либо хотела выразить своё одобрение твоим действиям, либо пригласила на то, что наш ханжеский друг называет соитием.

Спутница морщит лоб, пытаясь понять.

— Ты же сказал, здесь негде?

— В конце вагона есть туалет. Но там не так много места, чтобы можно было нормально развернуться — у нас точно не вышло бы. К тому же ты запросто можешь сломать стенку в порыве страсти. А две девушки… Может и выйдет.

Какое-то время молчит, пару раз скашивая взгляд в конец вагона, где скрылась пассажирка.

— А можно я…

Оцениваю свои внутренние ощущения и понимаю, что в целом не против. Нас с Эмили сложно назвать…парой, которая испытывает сильные чувства друг к другу. Скорее двумя разнополыми партнёрами по бегству, сексу и спонтанным грабежам. Само собой, я не брошу её в опасности. Хотя, пока счёт один к трём, в пользу механоида. Но вот ревность… Это уже перебор. Либо я просто не ощущаю её, потому что речь идёт о женщине. Сложно.

Если же смотреть с технической точки зрения, то две женщины наверняка найдут, как там расположиться. А спутнице будет полезно сбросить напряжение.

— Можно. Только действуй аккуратно и если будешь уверена, что поняла её намёк верно.

Молча кивает и я отодвигаюсь в сторону, пропуская её в коридор. Ожидаю, что кто-то из пассажиров обратит внимание на механоида, но на шум реагирует только пара человек. Да и те сразу отворачиваются. Накал напряжения спал. Сейчас основная масса пассажиров молча сидит, уткнувшись в газеты или пялясь в окна.

— Я кажется что-то чувствую.

Повернувшись на тихий шёпот призванного, радостно уточняю.

— Можешь разобрать, кого именно? И где?

Тот медленно качает рыжей головой.

— Если бы я умел проворачивать такое, когда был в клетке, может и сказал бы. А сейчас просто…ощущаю несколько точек, в которые можно прыгнуть. И это всё, разные люди.

На момент задумываюсь. Разные люди. Скорее всего те, с кем он контактировал, пока сидел взаперти. Значит, мы попадём либо к аристократам, либо к прислуге. Не самый хороший расклад, но всё лучше, чем оказаться на вокзале, в окружении полиции.

— Можем прыгнуть прямо сейчас?

Котяра дёргает ушами, глянув в конец вагона.

— Когда твоя Эмили закончит со своими делами и соизволит вернуться — да. Ты мне скажи, почему она такая…безудержная? Хуже тебя.

Собираюсь отшутиться, но потом решаю, что лучше призванному узнать правду.

— Эксперименты. Её специально сделали такой. Потому и не может подолгу сдерживаться.

Сэмсон хмурит брови.

— Руки бы за такое отгрызть. И глаза выжечь.

Медленно повернув голову в сторону, куда удалились обе девушки, обречённо вздыхает.

— Вот и началось.

Тоже прислушиваюсь, но первые звуки разбираю только минут через десять. Вполне явственные женские стоны, громкость которых постепенно нарастает. Слух у кота явно сильно лучше моего. А вот люди в вагоне начинают осознавать происходящее — вижу, как в проходе появляются удивлённые лица пассажиров. Собираюсь было подняться и постучать, вызвав Эмили назад. Но по проходу молнией проносится опередивший меня старичок. Рванув к двери, за которой укрылись девушки, принимается неистово молотить в неё.

— Тасса! Немедленно открой! Что там происходит? Кто с тобой? Я прикончу этого мерзавца! Нет, его вздёрнут. Сожгут! Тасса!

Его активность приносит свои результаты — дверь распахивается, отбросив старика к стене. Первой, в проходе появляется механоид, на ходу застёгивающая штаны. А дальше, быстро пришедший в себя старик за волосы выволакивает ту самую девицу. Только уже без платья или какой-то ещё одежды на вполне неплохом теле.

— С конструктом?! Похотливая рицерова дрянь! Я тебя выпорю! Прямо здесь! Чтобы все видели твой позор!

С силой толкнув девушку, по сути ставит её в позу прямо посреди прохода. Сразу замечаю, как вспыхивают его глаза, когда взгляд падает на эту девицу сзади, где сейчас наверняка открывается неплохой вид. А потом происходит неожиданное — крутнувшаяся на месте Эмили спускает курок револьвера, который успела достать. С лёгким изумлением смотрю, как череп показного ханжи разносит в кровавую пыль, забрызгивающую соседние скамьи и обнажённую девушку, что пока пытается прийти в себя. А потом рявкаю Сэмсону.

— Перемещай нас! Скорее!

Если здесь и есть маги, либо хорошо подготовленные люди, то никто из них не успевает среагировать. Прежде чем кто-то начинает действовать, стены вагона скрываются за пепельной завесой. А через несколько секунд мой взгляд упирается в потрёпанную временем каменную стену. И почти сразу за спиной раздаётся сдавленное охание, сопровождаемое звонким грохотом металла.


Глава III


Обернувшись, вижу перед собой испуганную девушку. И пустую металлическую кастрюлю, которая катится в угол комнаты. Черты лица кажутся смутно знакомыми. Вроде бы, это она была служанкой в особняке Столькена, когда я пытался оттуда выбраться и первый раз столкнулся с призванным. Сам Сэмсон почти сразу подаёт голос.

— Всё в порядке, Ранса. Это всего лишь я. И пара моих новых друзей.

Брови девушки ползут вверх и она отступает назад. А я запускаю нотную связку, активирующую артефакт. Через несколько мгновений уже подхватываю падающее тело служанки, осторожно укладывая его на пол. Разогнувшись, вижу стоящую в проёме Эмили с револьвером в правой руке.

— Тут больше никого.

Удивлённо хмыкнув, шагаю к ней. Действительно никого. Отсюда хорошо просматриваются оба помещения, которые имеются в крохотной квартирке. Мы явно оказались в доме самой служанки, а не в особняке её хозяйки.

— Уходим отсюда?

Перед тем, как ответить призванному, подхожу к окну, выглядывая наружу. Сначала не могу понять, в каком района города мы оказались, а потом взгляд цепляется за трубы кораблей, стоящих в бухте. Где-то рядом с доками. Отлично. Это сильно облегчит задачу.

— Нет. Она ещё какое-то время пробудет в отключке. Успеем отсортировать и разделить вещи.

Поняв, что на меня устремлены сразу два вопросительных взгляда, объясняю.

— Мы недалеко от бухты и доков. Нужный нам человек живёт здесь же. Если я правильно определил местоположение дома, то буквально в одном квартале. Сумеем добраться до него и считай дело сделано.

Сэмсон запрыгивает на стул, откуда перемещается на столешницу.

— Он вывезет нас из города?

С усмешкой качаю головой.

— Не лично, само собой. Но он знает людей, которые без проблем смогут это сделать.

Призванный о чём-то задумывается.

— А если он решит нас сдать? Вы все с дефектами, но основная масса больше всего любит деньги. За твою голову, наверняка немало заплатят. Да и моя чего-то стоит.

— Этот не исключение. Именно поэтому и не сдаст. Чтобы не губить свою репутацию, а с ней и заработок.

Рыжий котяра что-то урчит, укладываясь на столешнице. Я же поворачиваюсь к Эмили.

— Зачем ты его пристрелила? Того старика в поезде?

Механоид на момент заминается.

— Он… Он ведь был плохим человеком. Лицо. Когда он смотрел на Тассу сзади, то выглядел, как…Эммер. Почти такое же выражение.

Помолчав, добавляет.

— Я не сдержалась. Извини. Просто внутри что-то полыхнуло и не смогла остановиться. Это плохо?

Эмоции у неё действительно, как у настоящей женщины. Но теперь, хотя бы понятно, из-за чего прозвучал выстрел. Если бы встретил кого-то похожего повадками на Рэзна, которого прирезал после выхода из сиротского дома, то тоже мог не сдержаться. Особенно в первое время. А Эмили выбралась из всего это дерьма, буквально несколько суток назад.

— Сейчас всё обошлось — мы ушли. Но не стоит убивать всех, кто тебе чем-то не понравится. Как и привлекать к себе лишнее внимание. Надо было заткнуть ей рот. И самой себе тоже. А не стонать так, что весь вагон моментально встал на уши. В следующий раз продумывай всё лучше. И не стреляй без моего приказа, если речь не идёт об угрозе для кого-то из нас.

Девушка с расстроенным видом кивает, опустив глаза в стол. А я чувствую себя, как будто отругал ребёнка. Она же пока не осознает в полной мере всего происходящего и не успела освоиться. С трудом подавляю желание сказать, что всё в порядке. Так будет лучше — станет больше думать и анализировать обстановку. Вместо того, чтобы сразу пускать в ход оружие.

Спустя несколько секунд уже приступаем к сортировке добычи. Все записи Эммера я решаю пока оставить себе. Есть ощущение, что если в них выйдет разобраться, то можно заработать в десятки раз больше, чем заплатят скупщики. Вот с книгами сложнее. С частью возможно придётся расстаться. Если сейчас расплатиться имеющейся наличностью, то у нас не останется средств для устройства жизни на западе империи, куда я рассчитываю успешно добраться. Книги же там сбыть будет некому. Пока обрастём нужными связями и заслужим доверие, может пройти немало времени. Поэтому, лучше реализовать какие-то из манускриптов прямо сейчас, пока под рукой есть надёжный человек. Вопрос только в том, какие именно? Я слишком слабо разбираюсь в магической механике, чтобы грамотно оценить стоимость всего, что мы захватили из особняка Эммера.

В процессе задумчивого изучения книг с их последующим распределением в две стопки, Эмили вдруг касается моей руки.

— Ты…не злишься? Ну, что я там с девушкой? А не с тобой.

Покосившись на неё, качаю головой.

— Я сам тебе сказал, что можно. На что тут злиться?

— А если бы…я сама, без твоего разрешения?

Подавив вздох, поворачиваюсь к ней.

— Зависит от ситуации. И контекста. А вот, если бы я сам? Кого-то?

Механоид на мгновение замирает. После чего внезапно улыбается.

— Зависит от ситуации. И контекста.

Не выдержав, усмехаюсь. А наблюдающий за разговор Сэмсон вполне натурально ржёт в голос, заткнувшись только после прилетевшей в него книги.

Сортировку заканчиваем через пятнадцать минут. На полноценный анализ всего содержимого сумки, этого времени не хватает. Но, в моём случае, боюсь и суток будет мало. Тем не менее, пять книг с которыми я готов расстаться, отбираю. Не думаю, что в ближайшем будущем начну заниматься изучением создания големов или воздвигать оборонительные сооружения при помощи сложных рунно-нотных комплексов.

Помимо книг, у нас осталось ещё несколько сотен рунических патронов, восемь гранат и две пригоршни артефактов. С последними тоже было бы неплохо разобраться и сейчас я сожалею, что до этого не дошли руки в столице. Но теперь уже поздно. А продавать их наобум, совсем не хочется. Плюс, пока мы ехали на поезде, в мою голову с опозданием пришла «гениальная» мысль — при помощи Эмили попробовать найти среди них крейнер. Девушка чувствует разницу между активными и пассивными артефактами. Значит сможет отобрать только вторые. После чего останется протестировать каждый какой-то очень слабой нотной связкой. Если какой-то из них заберёт отдачу в себя, значит это и есть нужная мне вещь.

Правда, первое, что я хочу предложить старому Чахиру — это картины. Два холста, вырезанные из рам. Вполне вероятно, что на стенах дома Эммера висели не какие-то дешёвые поделки местного розлива, а нечто куда более ценное. Если повезёт, то может быть получится отделаться только ими. Нет — в ход пойдут пять отобранных книг. С большим я расставаться не готов.

Переложив груз «на продажу» в простую тканевую сумку, обнаруженную в соседней комнате, ещё раз окидываю взглядом крохотное жильё. И подумав, достаю банкноту в двадцать ларов, оставив её на кухонном столе. Служанка, что раньше постоянно ухаживала на Сэмсоном, так и лежит рядом на полу. Мы огранились тем, что подстелили под неё одеяло. Пусть придя в себя, первым делом обнаружит деньги. А уже потом начинает гадать, почему не помнит ничего за прошедший день.

Снова остро встаёт вопрос маскировки призванного. Его старый «транспорт» остался в поезде. А в квартире служанки не выходит отыскать ничего похожего. В её случае, большая кожаная сумка, является непозволительной роскошью.

Именно по этой причине Сэмсон движется отдельно от нас. Вовсю изображает обычного дворового кота, что с учётом его нынешнего вида, не так сложно. И пробирается следом, стараясь держаться поближе к стенам, не показываясь на глаза. Один раз даже отвлекается на мусор, вполне натурально его обнюхивая. То ли слишком вжился в роль, то ли и правда учуял что-то интересное. Правда, заметив моё внимание, сразу отпрыгивает от мусорки и гордо дефилирует дальше по разбитой брусчатке. Старательно делая вид, что недавнего эпизода в его жизни просто не было.

Дважды замечаем патрули «мундиров», благополучно избегая встречи с ними. Странное дело. Раньше на всю территорию, прилегающую к докам, была пара патрулей, да и те больше ошивались в пивных, чем вышагивали по улицам. Все возникающие проблемы, местные заправилы решали самостоятельно.

Тем не менее, до нужного места добираемся достаточно быстро и без проблем. Встречающиеся прохожие порой с удивлением поглядывают на механоида, но даже компания из пятерых дюжих докеров, сначала едва ли не рванувшая нам наперерез, быстро отстаёт. Их можно понять — на моём поясе хорошо видна револьверная кобура, которую я передвинул, специально ради демонстрации. А Эмили, при появлении объектов, проявляющих внимание, просто отодвигает полы своего пальто, демонстрируя свой внушительный арсенал. Если учесть район по которому мы идём, то местные жители наверняка принимают нас за кого-то из многочисленных партнёров или клиентов тройки боссов, что держат под собой доки. Раз так — с нами лучше не связываться.

Остановившись перед лавкой, на которой висит табличка о торговле рыболовными принадлежностями, толкаю дверь. Внутри обнаруживается паренёк, сразу вскакивающий со своего места.

— Что я могу предложить господину и его…спутнице?

Чуть замявшись при виде механоида, пацан сразу исправляет ошибку. Потом опускает удивлённый взгляд на рыжего кота проскользнувшего в помещение и открывает рот, явно собираясь на него крикнуть. Но не успевает.

— Эта зверюга с нами. Позови Чахира.

Теперь тот окидывает нас куда более внимательным взглядом. И качает головой.

— Хозяин болен. Никак не может выйти.

Шагаю вперёд, оказываясь перед самым прилавком. Руки парня опущены вниз. Где-то там наверняка есть оружие. Револьвер или может быть обрез.

— Не заговаривай мне зубы. Не помню, чтобы старик хотя бы раз в своей жизни болел. Продолжишь упираться, придётся использовать силу. И на твоём месте, я бы дважды подумал, прежде чем сейчас браться за оружие.

За ствол тот и правда не хватается. Зато через секунду открывается неприметная боковая дверь, из которой вываливается громадный бугай с армейской винтовкой.

— Вам же сказали, хозяин болен. Всё, проваливайте отсюда.

Пару секунд молча смотрю на него, взмахом руки остановив уже потащившую револьвер из кобуры, Эмили. Поняв, что меня не узнают, исправляю ситуацию.

— Бахр, ты действительно собрался в меня стрелять? Перебрал вчера с пивом?

Здоровяк растерянно хлопает глазами.

— Архос… Ты… Да ты прямо какой-то столичный денди, морсар тебя дери. Откуда всё раздобыл? И чего тут делаешь? Ты же вроде…

На этом моменте замолкает и я с лёгкой напряженностью уточняю.

— Что? Что «я вроде»?

Громадный охранник Чахира пожимает плечами.

— Да, разное говорят. Рис вот всем рассказывает, что тебя его люди грохнули. От Фурца и полслова не добьёшься. А люди Дайла шепчутся, что ты «медузникам» с потрохами продался. Много кто языками треплет и каждый на свой лад.

С лёгкой усмешкой представляю себе лицо Риса, если заявиться к нему сейчас и задать вопрос, какого гхарга он рискнул меня «умертвить». Но потом вспоминаю о более важных вещах.

— Что со Срооком? И Фурцем?

Бывший пехотинец морщит лоб.

— Сроок твой, как из полиции вышел, так ничего и не рассказывает. Говорит, память как отшибло. В днях даже терялся, представляешь? Никак, били его там сильно. Да так, что и следов почти нет. А Фурц… Что ему сделается? Сидит на своём месте, сдаёт комнаты. Живой.

Хорошо. Значит лишней крови на моих руках нет. Что Фурц, что Сроок оказались замешаны в деле только из-за меня. Не то, чтобы я очень сильно за них беспокоился. Но было бы неприятно узнать, что из-за контакта со мной, обоих прикончили.

— Отлично. А теперь мне нужен Чахир. Позовёшь?

— Так я уже здесь, Архос. Стою вот, слушаю. Разглядываю вашу занятную компанию. И думаю о том, что ты сильно приподнялся с момента, как исчез.

Обернувшись к старику, который бесшумно появился из проёма за спиной у паренька, сталкиваюсь с изучающим холодным взглядом. Наверняка у него много вопросов. А ещё Толры точно выставили за мою голову награду на чёрном рынке. И Чахир сейчас наверняка сильно жалеет, что здесь сразу двое свидетелей, которых он не может убрать. Хотя бы по той причине, что Бахр является его племянником. И мы с ним в относительно приятельских отношениях, после того как я помог ему спасти сбитого паромобилем пса. Было очень странно видеть сурового мордоворота, чуть ли не плачущим над своим питомцем. Да и знал я его тогда откровенно плохо. Только за счёт того, что несколько раз сбывал помощнику Чахира «найденные» вещи. Пару месяцев подвизался на обслуживании приёмов в качестве дополнительно официанта по найму. Платили дерьмово, но порой выходило что-то стащить у вдрызг напившихся гостей.

В тот раз зверюга выжила, а у Бахра осталась искренняя благодарность, за счёт которой постепенно возникло что-то вроде приятельских отношений.

— Пришлось сильно покрутиться, чтобы выжить. В процессе кое-что осело на руках. Но я сейчас не только финансовые вопросы обсудить пришёл. Нам надо свалить из города.

На лице Чахира проступает удивление, которое тот почти сразу скрывает.

— Ты же знаешь, мои услуги стоят немало. И обычно ими пользуются те, кого ищут совсем не местные «мундиры».

Медленно наклоняю подбородок.

— Я в курсе стоимости твоих услуг. И их специфики. Нам нужно попасть в Сванеш. С новыми и полностью чистыми документами.

Теперь мужчина даже не пытается замаскировать эмоции.

— В Сванеш? С новыми документами?

Подняв правую руку, чешет подбородок.

— Насколько серьёзные понадобятся бумаги? С внесением в имперские реестры рождения и всеми отметками или просто с печатями?

Показательно вздыхаю. Знаю, я этого пройдоху — если показать, что у меня есть деньги, выжмет максимум.

— Первое. Полный комплект для меня самого. Плюс ещё пара документов — на разумного механоида и призванного.

Чахир непонимающе морщится.

— Призванного?

В воздухе мелькает покрытое рыжей шерстью тело и на прилавке появляется фигура Сэмсона.

— Это для меня. В вашем жестоком и полностью прогнившем мире, даже коту нужны бумаги.

На котяру устремляются сразу три ошарашенных взгляда, а я детализирую свои слова.

— Механоида стоит отметить, как личную прислугу. Призванного…в качестве приобретённого имущества.

«Имущество» вполне ожидаемо начинает возмущаться.

— А как же вольная? Я слышал, у вас тут есть призванные, что живут сами по себе.

— Есть. Но во-первых, таких мало. А во-вторых, как ты будешь таскать свою вольную? В зубах? Каждый раз самостоятельно объяснясь с полицией и чиновниками? Проще и быстрее будет выправить документы на владение.

Отошедший от шока владелец лавки задумчиво добавляет.

— Стоит учесть, что вольную на призванного не смогу достать даже я. Нет, конечно если вы готовы подождать пару недель, то может что-то и выйдет. Но сейчас таких связей у меня нет.

Помолчав, продолжает.

— Вот с остальным вполне могу помочь. Правда, обойдётся это ещё дороже, чем обычно, Архос. После налёта на город, все, как с ума посходили. Каждый дальний корабль обыскивают. Не только таможенники, но и «мундиры». Даже канцелярия участвует. Всё по-серьёзному, с артефактами, кучей вооружённых людей. И что самое обидное — с чужими офицерами во главе. После атаки, из столицы прислали больше сотни человек, а моих знакомых задвинули в дальний угол. Они и чихнуть без спроса не могут.

Молчу, ожидая продолжения и скорбно вздохнувший Чахир действительно излагает дальше.

— Но для такого дорогого друга, как ты, мы обязательно найдём выход. Есть у меня один человек, что сможет вас забрать. Только придётся документов дождаться. Либо у него, либо здесь.

А вот это уже интересно.

— «У него», это где?

Старик сразу же покачивает головой.

— Не всё так быстро, Архос. Сначала поговорим о деньгах. Документы, транспортировка, плюс возможное ожидание. Даже с учётом скидки, как доброму приятелю Бахра, это обойдётся в три тысячи ларов.

Судя по взгляду, сейчас он ожидает восклицаний о непомерной сумме. Но за последнее время, мои взгляды на финансы претерпели некоторые изменения.

— Две с половины тысячи и по рукам.

Цепкий взгляд ключевого посредника города проходится по моему невозмутимому лицу и он медленно кивает.

— Пусть будет две тысяч семьсот. Из своего кармана считай достаю, ты учти. Чем будешь платить? Без обид, но мне бы сначала увидеть деньги.

Отступив к механоиду, вытаскиваю оттуда один из холстов и выкладываю его на прилавок. А Чахир деланно округляет глаза.

— Что это? Думаешь, картина может столько стоить?

Цокнув языком, показываю пальцем на холст, не дотрагиваясь до него.

— Думаю её цена может оказаться и гораздо больше. Скажем двадцать или тридцать тысяч. Но тебе, как старому приятелю, я могу отдать всего за две семьсот.

Владелец лавки поворачивается к пареньку, что нас встречал.

— Айхар, взгляни.

Занятно. Пацан оказывается не просто так тут сидит, играя роль продавца. А ещё и оценивает предметы искусства. Подойдя к картине, рассматривает, внимательно приглядываясь, а потом достаёт из под прилавка лупу. И на пару минут полностью погружается в процесс изучения холста. Выпрямившись, озадаченно смотрит на своего шефа.

— Это похоже на оригинальную работу Геварна.

Тот взмахивает рукой, вопросительно смотря на парня и «оценщик» продолжает.

— Стоимость… Если вчёрную, то…

Косится на меня и поняв, что уже всё равно выложил большую часть карт на стол, решается.

— Вчёрную — от десяти тысяч ларов. Минимум. Официально можно толкнуть и за полсотни, но надо будет объяснить, откуда она взялась. Оригиналов немного и они все либо в музеях, либо в известных частных коллекциях.

Вот сейчас Чахир действительно удивлён. Таким я старика ещё ни раз не видел. Поворачивается ко мне, всплёскивая руками.

— Где ты её достал, Архос? Почему хочешь отдать мне, считай за пригоршню ноллов? Хочешь, я организую сделку — сбудем за десять тысяч? Половину мне, половину тебе. И из них оплатишь свои услуги. А заодно можно и ещё что-то сбыть с рук — сразу появятся финансы на устройство новой жизни.

Вся суть в последней фразе. Могу поспорить, он уже прикидывает, что ещё лежит в наших двух сумках и сколько тысяч на этом можно заработать.

— Бери в качестве оплаты. Если продашь дороже, то всё твоё. Но должен предупредить — её предыдущий владелец мёртв. И думаю его гибель будут расследовать достаточно тщательно. Поэтому, на твоём месте я бы отправил её подальше отсюда. Например, в южные королевства. Думаю, там тоже найдутся ценители искусства.

Судя по взгляду, Чахир чувствует себя немного разочарованным. Хотя всё равно должен быть доволен. Если картина действительно стоит десятку на чёрном рынке, то даже с учётом расходов на транспортировку и обеспечение безопасности, он получит солидную прибыль. Куда больше оговорённой сейчас суммы.

— Ладно, мой щедрый друг. Я возьму эту картину в качестве оплаты. Но на всякий случай её проверят и другие люди, разбирающиеся в вопросе лучше Айхара. Надеюсь, от них я услышу то же самое.

Снова отступив к сумке, извлекаю оттуда второй холст.

— Думаю, они полностью подтвердят слова твоего оценщика. Только помни, что я сказал о предыдущем владельце. Не мне тебя учить осторожности, но лучше выбирать специалистов, в которых уверен на все сто процентов или даже чуть больше.

Положив на прилавок вторую картину, бросаю взгляд на паренька.

— Что скажешь по поводу этой?

Процедура изучения повторяется и спустя несколько минут тот цокает языком.

— Поздняя работа Хайтона.

Дальше какое-то время молчит, переводя взгляд с меня на Чахира.

— С учётом обстоятельств, я бы заплатил за неё не меньше пары тысяч ларов.

Старик показательно хмурится, но мы оба понимаем происходящее. В первый раз парень выложил полный расклад, будучи сильно удивлённым. Теперь же сразу выдал стоимость, равную максимум десяти процентам от цены на чёрном рынке. Было бы неплохо продать её самостоятельно, но во-первых, нам не помешают дополнительные финансы, а во-вторых, картины это след. Артефакт может изготовить любой, достаточно грамотный маг. По нему сложно понять, кто именно является автором работы. То же самое и с руническими патронам. Вот предметы искусства отследить куда проще.

Несмотря на оценку помощника, Чахир пытается сбить стоимость до полуторы тысяч, отчаянно торгуясь. В итоге холст уходит за тысячу девятьсот. А мы переходим к обсуждению нашей транспортировки из Каледа на запад. Что интересно — Чахир так и не хочет говорить, кто является его партнёром. При этом гарантируя, что мы будем в полной безопасности и нас доставят в нужную точку. Сразу после того, как он выправит все нужные документы. Для чего нужно будет подождать ещё три-четыре дня.

Схема из его уст выглядит просто — вечером мы отправимся на рыболовецкой шхуне в море. Небольшие суда, которые покидают порт каждый день, проверкам фактически не подвергают — они всё равно не могут уйти слишком далеко. Плюс, возвращаются строго по расписанию.

С этой шхуны нас каким-то неизвестным образом должен забрать его партнёр. И перевезти в безопасное место, куда потом доставят бумаги. Как только последние придут, нас в течении пары дней отправят в Сванеш.

Если бы я не знал старика и не доверял его репутации, то уже трижды передумал. Но если отталкиваться от его биографии, случаев подставы пока не бывало… Причин предполагать, что он решил уничтожить образ, что создавался столь длительное время, тоже нет.

Именно поэтому мы остаёмся в его лавке до наступления темноты, а потом вместе с Бахром проскальзываем в порт, где нас уже ждут. Через несколько часов уже оказываемся посреди открытого океана. Кот за это время успевает изрядно настрадаться и множество раз заявить, что летать лучше, чем плавать. Призванного напрочь скосила морская болезнь. Вот механоиду качка нипочём — Эмили всё никак не насмотрится на ночное море.

Момент нашей передачи партнёру Чахира наступает неожиданно. Ещё секунду назад, мы спокойно плыли по морю, а теперь в районе бака висит портал, на который указывает старпом шхуны.

— Вам туда.

Заметив, что я не двигаюсь с места, пытается поторопить.

— Давайте быстрее. Мы ушли далеко от берега, но лучше не оставлять его надолго.

Подойдя к баку, разглядываю висящий в воздухе «бублик». Куда он ведёт? Почему, его развернули только в открытом море, я понимаю. В противном случае, гарнизонные маги смогли бы обнаружить заклинание. Но вот, кто находится на другой стороне? За спиной слышится голос всё то же старпома.

— Слушай парень, вас там ждут. Всё уже обговорено с Чахиром. Но если ты вдруг передумал, мы сейчас разворачиваемся и плывём к берегу. Только денег тебе никто не вернёт.

Морсар их всех дери. Формально он полностью прав. Но при взгляде на открытый портал, сразу вспоминается Эммер. Из-за чего желание войти туда, полностью отсутствует.

Бросаю взгляд на механоида, что застыла рядом.

— Идём. Как ни крути, именно за это мы и платили деньги.

Подавая пример, шагаю к порталу, держа руку на рукояти револьвера. Чуть помедлив, всё-таки вступаю в него и через мгновение в лицо уже бьёт ветер, заставивший машинально поднять левую руку.

— Наконец-то! Я уже думал придётся тут всю ночь провисеть.

Прищурив глаза, оглядываюсь по сторонам. Молодой скалящийся парень в рубахе и перевязью на которой висят сразу два револьвера. Ещё несколько человек, бегущих по своим делам. И громадная оболочка над головой. Рицерова пасть, мы на дирижабле. Причём не самой стандартной конструкции, с открытой палубой.

Взгляд скользит дальше и останавливается на развевающемся штандарте. Какая-то неизвестная мне морская тварь, в зубах которой сжат слиток золота. Где я его видел? Прокручиваю в голове воспоминания и всплывает картинка с таким же штандартом на дирижабле, где меня посадили в клетку. Пираты. Твоего же рицера за правую ягодицу, что за дерьмо сейчас происходит?

— Добро пожаловать в команду славного дирижабля «Голодный морсар». Предлагаю спуститься в кают-компанию, пока нас всех не сдуло с палубы.


Глава IV


Первая моя мысль — немедленно вернуться назад. Но портал уже схлопнулся, проскочить на шхуну не выйдет. Быстро появившееся чувство загнанности, заставляет пальцы сильнее сомкнуться на рукояти револьвера и я снова слышу голос парня перед собой.

— Вы чего застыли? Или думали, вас обратно на сушу отправят? Не задавались вопросом, зачем для этого выходить так далеко в море? Идём. Доберёмся до кают-компании и всё объясню.

Выглядит он вполне…дружелюбно, пожалуй. Да и выходов из ситуации я не вижу. Молча кивнув ему, машу рукой спутникам и скоро мы уже спускаемся по скрипящей лестнице, укрываясь от порывов ветра. Идущий первым пират, на ходу поворачивает голову.

— Не рискуем использовать щиты так близко к берегу. Портал — штука быстрая, а вот защита держится постоянно. Уловят колебания фона — придётся иметь дело с военными. Они хоть и медленные, как рицеровы черепахи, но могут незаметно подобраться и накрыть огнём, раньше чем удерём.

Отступает в сторону, пропуская двоих человек, быстро пробегающих мимо нас к лестнице. И сразу же комментирует.

— Сейчас отойдём подальше и врубим артефакты. А потом домой.

Шагая следом, пытаюсь понять, что значит его «домой»? Не на юг же он собрался лететь? Или у них и в самом деле есть какая-то воздушная база?

Кают-компания оказывается просторной. Сразу три длинных стола, надёжно прикрепленных к полу, за одним из которых сидит несколько человек. Парень ведёт нас к дальнему от них и устроившись на стуле, с улыбкой оглядывает всю компанию.

— Значит человек, механоид и призванный. Давно я не встречал таких компаний с вашего материка.

Опускаюсь на стул напротив него, а Эмили усаживается рядом. Котяра же просто запрыгивает на столешницу, сразу свернувшись клубком.

— Позвольте представиться. Я Лайер — капитан этого славного воздушного судна. Как вы уже возможно понял, мы пираты. Из тех самых, что не так давно напали на Калед. Но беспокоиться не стоит — у нас давние деловые отношения с Чахиром. А для всех остальных вы на какое-то время станете членами экипажа, что сразу снимет все вопросы. Вот, держите.

Достав из кармана штанов три небольших предмета, толкает в нашу сторону и я накрываю их рукой. Небольшие жетоны из металла с гравировкой. На одной стороне название дирижабля. С другой, какой-то неизвестный мне символ. Забрав один себе, поднимаю глаза на капитана.

— Куда мы летим?

Тот расплывается в улыбке.

— Домой. На наш великолепный остров.

Откинувшись на стуле, забрасывает кисти рук себе на затылок, потягиваясь.

— Слухи, что ходят по вашему материку правдивы. Да мы особенно и не пытались скрываться — военным его всё равно не найти. Они пытаются сделать это с момента нашего появления и пока не преуспели.

Развалившийся на столе Сэмсон внезапно поднимает голову, смотря куда-то в сторону. Слежу за его взглядом и вижу, как в каюту заходит… Человек? Или кто это? Тёмно-серая кожа, заострённые уши, вытянутое лицо, странная челюсть — выглядит, как не совсем удачная химера.

Напротив нас тихо смеётся Лайер.

— Первый раз видите живого схора, да?

Брови сами ползут вверх. Схор? Древняя раса, что когда-то схлестнулась с подгорным народом в кровопролитной войне. К финалу которой, силы обеих сторон исчерпались. Настолько, что союз племён Норкрума сокрушил их, основав империю. Откуда он здесь? Как это вообще возможно? Последние представители схоров давно мертвы. Либо растворились среди человеческой расы, пытаясь приспособиться. Первые правители империи активно интегрировали побеждённых противников в общество. Постепенно уничтожая их чистоту крови за счёт смешанных браков. За прошедшие тысячелетия от схоров ничего не осталось.

— Откуда он здесь?

Капитан довольно ухмыляется.

— Ну уж не из империи, это точно.

Ещё мгновение ждёт, весело смотря на моё недоумевающее лицо.

— Знаешь, в книгах об основании империи, масса лжи. Собственно, её там куда больше, чем правды.

Ёрзает на стуле, устраиваясь удобнее.

— Думаю, никто из вас не слышал о втором материке, что лежит за океаном?

Вопрос заставляет неверяще усмехнуться и Лайер качает головой.

— Понимаю. В это сложно поверить, когда ты считаешь свой континент единственным. Но второй существует. Более того — после своей победы, союз племён Норкрума отправил туда флот. Цитадели схоров выслали навстречу свой. На море закипела великая битва, в которой сгинули и первые, и вторые. Маги схоров куда искуснее в работе с природными силами, а люди рассчитывали на численное превосходство. Ошибались обе стороны. В самом конце сражения, маги схоров пожертвовали своими жизнями, желая уничтожить противника. Но что-то пошло не так — они взбаламутили весь океан. Создали полосу, шириной в сотню лиг, где невозможно пройти любому судну. Даже если на борту есть опытные морские маги. Заклинания просто выворачиваются наизнанку и не работают. А постоянный и безумно сильный шторм гарантированно уничтожает корабли.

Всё ещё не веря в эту историю, задаю логичный вопрос.

— Зачем это скрывать? Если всё так и было, то думаю империя не оставила бы попыток прорваться ко второму материку и захватить его.

Пират усмехается.

— Конечно, они пытались. Иначе, откуда бы взялась информация о кораблях? Но несколько неудачных экспедиций охладили пыл их генералов. Единственный вариант связи между материками — по воздуху. Но даже наш «Голодный морсар» стоит, как десяток надводных кораблей. А тут всего-то около сотни человек экипажа. На снаряжение воздушного флота, который мог бы переправить на другой материк хотя бы тридцать тысяч солдат пехоты, с паротанками и артиллерией, ушли бы колоссальные суммы. Плюс снабжение тоже пришлось бы вести по воздуху, отбиваясь от схорских драконов и химер. Да и если посмотреть на это с точки зрения империи, даже успешная высадка тридцати тысяч бойцов, ничего не даст. Для полноценного вторжения нужно намного больше людей.

Сэмсон с интересом уточняет.

— И поэтому человеческие правители решили просто забыть о втором континенте? Закрыть всю информацию о нём под замок и выкинуть из головы?

Капитан переводит взгляд на кота.

— Не совсем. Одно время они пытались вести разведку и наблюдение. Тем же самым занимались иерархи схоров с другого материка. Локальные воздушные бои, стычки, разведка. Но последнее столкновение было больше тысячи лет назад, с тех пор ни одна из сторон не пыталась достать другую.

Пытаюсь осознать в голове весь масштаб происходящего — меня не покидает ощущение, что пират нас просто разыгрывает.

— Но зачем об этом молчать? Какой смысл скрывать существование материка?

Собеседник с удивлением рассматривает меня.

— Действительно не понимаешь? Целый континент, где два с лишним десятка схорских цитаделей. Сотни тысяч рабов, среди которых множество людей, включая подданых империи. Узнай об этом все — императора немедленно обвинят в трусости. Хёрдисы, республиканцы, члены дворянских собраний — никто не упустит возможность кинуть в него камень. Заявить, что он ничего не делает ради спасения людей по другую сторону океана. Бросил их на произвол судьбы. Обыватели в это охотно поверят — им будет плевать на все объяснения. Династия Схэсс и так пролила немало крови в начале своего правления. Не думаю, что им нужен ещё один подобный кризис.

Как-то складно он говорит для капитана пиратского дирижабля. Такое впечатление, что передо мной привыкший к речам член городского совета или прожжёный чиновник.

— Но рано или поздно схоры объявятся. И всё станет известным.

Тот пренебрежительно морщится.

— Зачем? У них тоже нет технического решения для отправки армии воздухом. И пусть их лидеры регулярно напоминают о священном возмездии за истреблённых соплеменников, схорам хватает и тех людей, что у них под боком, для вымещения своей злобы. Политика, друг мой. Она всегда во главе угла, независимо от того, о какой расе идёт речь.

Несколько секунд стоит тишина. Сложно уложить в своей голове, что где-то за океаном есть второй материк, на котором правит древняя раса.

— Почему ты рассказываешь об этом настолько свободно?

Теперь уже лицо Лайера выглядит удивлённым.

— У нас все в курсе этой истории. Остров висит как раз над океанским разломом. И налёты мы устраиваем по обе стороны от него, парень. Всё, что я сказал, абсолютно ничем не грозит нам. А вот вас могут вздёрнуть за один факт беседы с пиратам. Не говоря уже о знании про второй континент.

Вот же морсаров ловкач. И ведь прав. Если тот материк действительно существует и информация о нём охраняется, то об этом проще всего молчать. Любое неосторожное слово, дошедшее до ушей офицера канцелярии, приведёт к аресту. А то и чему похуже.

— А ваш остров? Откуда он там? Или это тайна?

Парень взмахивает руками.

— Это тебе не империя, парень. У нас нет тайн. Остров создали маги. Небольшой семейный клан, что бежал после того, как схоры захватили их город. Они предпочли не геройствовать, а сбежать и спрятаться. Создав из металла и дерева нескольких дирижаблей, небольшой островок, летающий под облаками и защищённые от лишних глаз магией. Не знаю, чем они питались первое время и как жили, но в какой-то момент, семья решила сделать свою первую вылазку. За едой, одеждой и прочими припасами. У них получилось. За первой последовала вторая, за второй третья. Они захватывали дирижабли и даже санбы, наращивая площадь острова. Практиковались в воздушной магии, становясь всё более неуловимыми для преследователей.

Сделав паузу, машет рукой вошедшему в каюту мужчине.

— Райно, притащи мне и нашим гостям, сорка.

Убедившись, что его услышали, снова поворачивается ко мне.

— В какой-то момент они стали забирать с собой и людей. Для работы, для секса, для службы на дирижаблях. Потом появился первый капитан не из числа членов их семьи. Думаю продолжать нет смысла, ты уже уловил, как развивались события дальше.

— И сколько вас там сейчас?

Пожав плечами, улыбается.

— Не знаю. Тысяч десять. Пятнадцать. Двадцать пять. Точные данные есть у Совета Восьми, мне то они зачем?

Всё это время молчавшая Эмили тоже присоединяется к беседе.

— Совета Восьми?

— Да. Собрание капитанов первых восьми экипажей, что появились тут после «семейных». Когда остров слишком расширился, им передали текущие дела. А семья основателей отстранились от управления. Они до сих пор во главе, но вмешиваются только в критичных ситуациях. И занимаются обучением магов для новых судов.

Мозг сразу цепляется за слово «обучают». Во-первых, вариант наконец узнать о магии что-то упорядоченное. Во-вторых, их могут заинтересовать артефакты или книги, которые я сочту ненужными для себя лично.

Призванный лениво поднимается на лапы, выгибая спину.

— А где мы будем жить? На этой посудине?

Глянувший на него капитан скалит зубы.

— «Голодный морсар» — отличный боевой дирижабль. Но мы тут не живём. У некоторых свои дома, другие обитают в казармах. Ну а вас я пристрою в одно заведение, владелец которого мне кое-чем обязан.

Узрев недовольную морду кота, добавляет.

— Вам там понравится. Скучно точно не будет.

Сэмсон тяжело вздыхает.

— Знаю я вас, дефектных. Наверняка что-то с голыми самками и спиртным.

Пока Лайер не продолжил дискуссию, задаю другой вопрос.

— А наш статус? Как ни крути, мы подданные империи. Те, кого вы превращаете в рабов.

Парень быстро мрачнеет.

— Да, бывает такое. Рабы ходовой товар. А для схоров нет ничего слаще, чем получить в собственность жителей Норкрума. Но этим промышляют не все капитаны. К тому же у вас есть пайцзы. Я официально принял вас в экипаж. А значит никто не сможет сделать вас рабами или нанести безнаказанный ущерб. Любой конфликт должен быть разрешён на собрании экипажей, к которым относятся стороны. В случае, если у них не выйдет договориться, то судом Восьми. В самом крайнем случае, можно воззвать к основателям. Но такого за последнюю сотню лет ещё не было. Если вы не собираетесь кого-то убивать или бросаться на каждого встречного, то пайцзы гарантируют вашу безопасность.

Задумчиво кручу в руках металлический кругляш. Интересная система. Получается, с точки зрения местного правосудия, мы теперь полноценные члены пиратского сообщества. Основной момент — не встретить тех, что выгружали меня из клетки. Или закидывали в неё. Хотя, не думаю, что эти парни хорошо рассмотрели моё лицо.

Сидящий напротив нас парень, поднимается на ноги.

— Чувствуете? Заработали щиты. Теперь можно подняться наверх. Посмотрите на наш дирижабль в действии.

Через секунду мы уже шагаем за Лайером, в чьих словах о воздушном судне сквозит настоящая гордость. Оказавшись на палубе, понимаю, что ветра действительно больше нет. А мы с пугающей скоростью мчимся вперёд, рассекая воздух. Парень поворачивает ко мне лицо.

— Видишь? С артефактами, работающими на полную, мы обгоним имперскую санбу, как подыхающего морсара.

Пожалуй он прав — я ни разу не видел, чтобы дирижабль перемещался с такой скоростью. Не будь он прикрыт воздушным щитом, его давно бы разорвало в клочья.

— Как вы это делаете? Таких артефактов нет даже у флота Норкрума.

Когда заканчиваю говорить, сразу же думаю, что стоило воздержаться от вопроса, но Лайер беззаботно смеётся.

— Это заслуга основателей. Наш маг обучен только активировать артефакты, а секрет изготовления находится у них. Практичная схема — даже если нас всех возьмут в плен, мы всё равно не сможем ничего рассказать.

Обернувшись назад, бросает ещё несколько фраз.

— Если хотите — осматривайтесь. Или спуститесь в кают-компанию и выпейте сорка. Райно уже должен был принести кружки. Нам лететь ещё часов семь, я не смогу всё это время развлекать вас беседой. До момента прибытия, вы сами по себе.

Шутливо поклонившись, быстро идёт к возвышающейся надстройке. Я же думаю о том, что он довольно молод для капитана. И слишком весел. А ещё умён. Интересно, как они с Чахиром вообще смогли установить какие-то деловые отношения? По всему выходит, что у пиратов есть определённые контакты в империи. Одним из которых является мой знакомый. Вот только идея гонять целый дирижабль ради пары тысяч ларов, мне не кажется экономически выгодным предприятием. Если только нас захватили попутно, а основная задача у экипажа была совсем другая.

— Как думаешь, призванные на этом их острове могут быть?

Опустив взгляд на кота, с интересом разглядывающего всё вокруг, пожимаю плечами.

— Прилетим и увидим. Меня пока больше интересует его рассказ о втором материке. То ли он решил над нами жестоко пошутить, то ли рассказал правду? Непонятно.

Сэмсон вдруг останавливает взгляд на чём-то за моей спиной и там слышится мощный бархатистый голос.

— Лайер любит трепать языком, но крайне редко врёт. Всё, что вы услышали о Ларэде, правда.

Крутнувшись вокруг своей оси, на мгновение застываю в удивлении. Если судить по изгибам фигуры, груди и волосам, передо мной девушка. Только вот…кожа по расцветке напоминают тигра. Руки, лицо, шея, декольте — всюду тигриная расцветка. Рыжий цвет с чёрными полосами. Сама она тоже замечают мою оторопь.

— Видимо никого из моих соплеменников вы тоже не встречали. Смотришь, как настоящий дикарь из глубинных лесов. Я Цзера, старший помощник капитана. Из расы скайнов.

Пока я пытаюсь сообразить, что ответить, рядом звучит голос призванного.

— Вы тоже живёте на том, втором материке?

Девушка опускает голову, разглядываю кота.

— Там для нас нет жизни. Мои сородичи пытаются лишь выжить. Преследуемые и гонимые всеми. Никто не хочет жить бок о бок с теми, кого вырастили в своих лабораториях схоры.

Подняв взгляд на меня, продолжает.

— Побольше слушай и поменьше говори. И не пялься так на всё, что тебе непонятно.

Тон у неё не самый дружелюбный и я пытаюсь неловко разрядить обстановку.

— Дело не в цвете кожи или расе. Я всегда так смотрю на встретившихся красоток. Да и рубашка у тебя тонкая.

Тут я сказал полную правду — через ткань хорошо просматриваются очертания груди и даже соски. Но шутка не проходит — рыкнувшая тигродевушка молча разворачивается на месте, удаляясь от нас. Глядя на её задницу, почему-то думаю, что рад отсутствию хвоста. С ним, она смотрелась бы совсем диковинно.

— Архос! Ты… У меня просто нет комментариев. Пойду спущусь в кают-компанию и попрошу блюдце сорка. Знаешь, надо купить какой-то артефакт, чтобы я не чувствовал ваши эмоции. Так ведь и с ума сойти можно.

Выпаливший всё это призванный, рыжей молнией мчится к люку. А я переглядываюсь с Эмили, которая сразу же лукаво щурит глаза. Ну да, мы же на корабле. В полёте и безопасности. Тут и без слов понятно, о чём сейчас размышляет механоид.


Глава V


За следующие несколько часов Эмили выжимает из меня всё, что возможно. Трижды. В небольшой каюте, на которую указал один из встреченных членов экипажа. Когда механоид снова пускает в ход свой язык и губы, намереваясь дать старт четвёртому заходу, я вынужденно отстраняюсь.

— Всё. На большее мой организм сейчас не способен.

Девушка разочарованно вздыхает.

— Через час? Полтора?

С трудом удерживаюсь от усмешки.

— Думаю, не раньше, чем мы окажемся на месте. Лайер же обещал нас где-то поселить. Вот там и разберёмся.

С некоторым усилием поднимаюсь на ноги и одевшись, покидаю каюту, в которой осталась пожелавшая внезапно отдохнуть Эмили. Как по мне — вошедшая во вкус механоид собирается сама поработать со своим телом. Просто не хочет признаваться в открытую.

Выйдя в коридор, сталкиваюсь с Цзерой, едва не врезавшись в быстро шагающую девушку. Еле успев, в последний момент разминуться, слышу яростное шипение.

— Вы хотя бы не шумели на весь дирижабль. Люди тут делом заняты!

Не понимаю, чем вызвана настолько острая реакция, но потом замечаю блестящие глаза и учащённое дыхание. Морсара за левый плавник, это у неё то не хватает в жизни секса? Ни за что не поверю. Пусть даже все признаки налицо.

Пока соображаю, что ответить, старпом уже удаляется прочь. А я выбираюсь наверх, по пути заглянув к ворчашему Сэмсону, который сидит в окружении нескольких пиратов и травит байки, периодически впиваясь зубами в большой кусок мяса. Прислушивашись, понимаю, что котяра озвучивает истории, свидетелями которых был во время пребывания среди аристократического общества. Над которыми радостно ржут члены экипажа.

Мне бы тоже не помешало подкрепиться, но сейчас я хочу ещё раз очутиться на палубе дирижабля и хорошенько всё рассмотреть. Наши трофеи в каюте, вместе с Эмили, которая вряд ли к ним кого-то подпустит. Да и сам воздушный корабль кажется относительно безопасным местом. Нет смысла сидеть на одном месте, вцепившись в оружие.

Поднявшись наверх, несколько секунд просто стою на месте, пытаясь понять, что именно происходит не так. Потом до мозга доходит, что мы не просто летим вперёд, а стремительно набираем высоту. Уже подобрались к их воздушному острову? Или просто выходим на нужный уровень?

Шагая к полубаку, параллельно осматриваю палубу дирижабля. Четыре малые артиллерийские башни со спаренными стволами зенитных орудий. Если я правильно понимаю, они работают на полуавтомате, досылая снаряды за счёт энергии артефакта. И выдают весьма неплохое количество выстрелов в минуту. Основной калибр представлен ещё двумя бронированными башнями. Сложно сказать, насколько мощные там стоят орудия, но как мне кажется, не меньше восьмидесяти эйлов. А может и чуть больше. Такие по идее должны давать серьёзную отдачу, несоразмерную пропорциям воздушного судна. Я до сих пор помню, как разбился один из боевых дирижаблей Каледа во время парада. Дал залп сразу из четырёх орудий главного калибра и его буквально снесло в сторону. Половина корпуса развалилась в воздухе, оболочку пробило, из экипажа выжило не больше десятка человек и те, лишь за счёт бывшего на борту мага.

Городские власти обвинили во всём производителя, решившего сэкономить на качестве материала. А тот — их самих. заявив, что данная модель не предназначена для настолько тяжелого вооружения. Так вот, там стояло четыре орудия, калибром в сто десять эйлов. Но и сам дирижабль был много больше в размерах. Здесь же, отдача скорее всего компенсируются за счёт воздушной магии.

Помимо артиллерии, насчитываю не меньше десятка тяжелых пулемётов, установленных на палубе. В целом, присутствующая огневая мощь позволяет тягаться даже с военными дирижаблями имперской армии. Те, пусть и превосходят «Голодного морсара» размерами, но при это несут схожее по своей мощи вооружение. Вот с боевой санбой им тягаться будет куда тяжелее. Особенно, если это будет одна из последних, бронированных моделей, на которых установлено по десятку тяжелых орудий и массу стволов калибром поменьше.

Остановившись на полубаке, заглядываю за перила. Где-то совсем далеко внизу виднеется океан. Поблёскивающая в лунном свете поверхность воды настолько далеко, что я машинально отодвигаюсь от борта. Сколько там? Три лиги? Четыре? Пять? Если судить по редким облакам, которые сейчас находятся ниже нас, воздушный остров пиратов находится куда выше, чем я предполагал.

— Страшно? Не забивай себе голову, в первый раз почти все так реагируют. Не привыкли к нашей высоте полётов.

Обернувшись, вижу улыбающегося Лайера.

— Оно и не удивительно. Мы же выше облаков.

Капитан продолжая довольно скалить зубы, подходит к борту, мимолётом заглядывая за него.

— Именно. На высоте, недоступной обычным дирижаблям. Иногда на неё забираются санбы, но это тоже происходит не так часто. А над океаном мы тут и вовсе в гордом одиночестве.

Когда парень отступает от борта, решаю задать вопрос, который давно крутится в голове.

— Недавнее нападение на Калед. Вы тоже в нём участвовали?

Тот неожиданно хмурится.

— Был там, когда налетели наши? Если так, то сочувствую, говорят городу прилично досталось.

Бросает взгляд на палубу, немного замявшись.

— Но «Голодного морсара» там не было. Мы не занимаемся торговлей рабами.

— А кто был?

Теперь взгляд собеседника меняется. В нём проскакивает вопросительное выражение.

— Ты ведь не собираешься никому мстить? Потерял кого-то во время атаки на город?

Отрицательно качаю головой.

— Скорее пытаюсь разобраться, что и как у вас устроено. А случай с Каледом, хорошая возможность понять систему организации, позволяющую собрать в одном месте крупные силы.

— Три капитана из Совета Восьми. Они организовали налёт. У каждого своя эскадра, от десяти до пятнадцати воздушных судов. К ним, само собой примкнуло немало одиночек, желающих наживы. Ещё десятка три дирижаблей и две санбы. Грейтон пробовал заблокировать процесс — мы слишком долго не наносили империи столь сильных ударов, но его не поддержал никто из членов Совета. А основатели решили не вмешиваться. Поэтому случилось то, что случилось.

Морщусь, пытаясь разобраться в услышанном.

— А Грейтон, это…?

— Формально — капитан третьего постоянного экипажа. На деле, как и все остальные члены Совета, кроме Пэрлоса, командир эскадры.

Прикидываю в голове численность их флота. Если у семи членов Совета есть эскадры, пусть даже по десять воздушных кораблей в каждой, то это уже немало. Добавить к ним одиночек и получится цифра, как минимум в полторы сотни дирижаблей и санб. По самому строгому минимуму. Имперский флот, безусловно куда больше. Не уверен в точном числе, но думаю не меньше восьмисот боевых дирижаблей и санб. Только они размазаны по территории всего Норкрума, а вот пираты могут ударить всеми силами в одну точку. И как мне кажется, остановить их будет крайне проблематично.

В голове сам собой возникает вопрос.

— Если вас так много, то почему в империи о вас слышат настолько редко? Сколько на острове экипажей? Сотни полторы? И всем нужна добыча.

Лайёр цокает языком.

— А ты любопытный, да? Хотя особенного секрета тут нет. Мы куда чаще вылетаем на Ларэд, второй континент. Больше добычи, меньше опасности.

Вот теперь не совсем понимаю расклад.

— Ты же сказал, что там правят схоры? Которым ваши же капитаны и сбывают рабов. Кого тогда грабить?

Парень ненадолго заливается смехом.

— Всё куда сложнее. Ушастики сидят по своим священным цитаделям, иногда выбираясь в прилегающие леса. Если их никто не трогает, то и они сильно не буйствуют. Какой смысл заморачиваться с полным контролем континента, если твои солдаты и так способны уничтожить любого противника?

— А остальная территория?

Взмахивает рукой.

— Не так быстро, любознательный имперский подданный. Я ещё не закончил о схорах. На Ларэде двадцать четыре цитадели. С десятью мы торгуем, а остальные обходим стороной. Если заметят — среагируют точно так же, как имперцы. А вот весь остальной континент…

На мгновение сделав паузу, продолжает.

— С полсотни небольших государств, под управлением людей. Сотни городов и поселений, что пытаются жить сами по себе. Бродячие племена скайнов, пара подземных крепостей подгорного народа, сидящих в глухой обороне. Изгнанные схоры, что тоже пытаются как-то устроиться. Города основанные разумными химерами и конструктами, которых серокожие сочли бракованными. А где-то в глубине материка говорят ещё есть живые кайнарцы — коренные жители, которых почти полностью истребили новые расы. Правда их настолько давно не видели, что думаю слухи о выживших, сильно преувеличены. Как видишь — есть где развернуться. В отличии от побережья империи, где имеется организованный военный флот, зенитная империя и полно обученных магов.

Интересно. В целом всё звучит вполне логично. Только вот тогда недавняя атака на Калед, теперь выглядит ещё более странной. Конечно, если они вместе с пленными не отхватили ещё и городскую казну. Но уверен — о таком бы я услышал. Или узнал из газет.

— А политика? Внутренние дела империи или междоусобицы этого вашего Ларэда? Вы вмешиваетесь?

Капитан с некоторым изумлением качает головой.

— Обычно, люди присланные Чахиром забиваются в дальний угол и пытаются уверить самих себя, что их не выпотрошат и не продадут в рабство. Знаешь, я задам встречный вопрос — от кого ты бежишь? И…кем являешься в Норкруме? Чиновник? Военный? Может работал на канцелярию?

Ненадолго впав в ступор, усмехаюсь.

— Можешь верить, можешь не верить, но до недавнего момента я был самым обыкновенным нищим. Который теперь удирает от полиции и частных ищеек со скоростью морсара, увидевшего гарпунёров. Потому и оказался здесь, пытаясь добраться до Сванеша.

— Нищий? Хочешь, чтобы я в это поверил? Бывший бродяга, который щеголяет с оружием на поясе, в дорогой одежде и может оплатить услуги Чахира. За компанию с озабоченным механоидом и призванным в виде рыжего кота.

Мгновение раздумываю, но потом решаю, что в данном случае стоит ответить откровенностью на откровенность.

— «Ночное озеро». Думаю, ты знаешь, что это такое. Три года я пробыл там. А до шестнадцати рос в имперском доме призрения. Сам понимаешь, после такого, у человека не остаётся никаких моральных преград, мешающих резать глотки.

— А оружие? С огнестрелом тоже научился управляться в тюрьме?

Отрицательно качаю головой.

— С револьверами я и сейчас обращаюсь не очень ловко. В сиротском доме был курс военной подготовки — какой-то рицеров идиот подумал, что мы сможем стать послушным пушечным мясом. За полгода научился чистке и базовому навыку стрельбы. Дальше до людей наверху дошло, что дать нам оружие, значит получить энное количество неуправляемых солдат, которые при первой возможности поднимут на штыки офицеров и рванут вымещать злобу на окружающем мире. Поэтому, доучиться не вышло.

Когда заканчиваю говорить, Лайер какое-то время молчит.

— Это объясняет постоянную злость в твоих глазаз.

Увидев удивление на моём лице, хмыкает.

— Нельзя командовать экипажем, если не разбираешься в людях. А в тебе сразу видно внутреннего зверя. Что касается твоего вопроса — любое вмешательство во внутренние дела на любом из континентов, под строгим запретом. Это одно из непреложных правил основателей.

Занятный расклад. Пытаюсь придумать, как бы узнать, сколько добычи они получили при налёте на Калед, чтобы можно было оценить прибыльность этой затеи без вливаний извне. Но не успеваю — воздух вдруг подёргивается рябью и перед нами внезапно появляется колоссальная конструкция. У меня машинально вырывается удивлённое восклицание, а рядом довольно скалится Лайер. Думаю, он ради этого и подошёл — чтобы не пропустить мою реакцию.

Громадная платформа, висящая в пустоте. С мерцающим воздушным щитом вокруг. Через него видны многочисленные здания, среди которых выделяются башни причальной станции. Если судить по размерам, то этот «остров» ничуть не уступает небольшому городу империи. Или даже превосходит его.

В момент, когда проходим сквозь защиту, невольно дёргаюсь. Мозг понимает, что ничего страшного нас не ждёт. Иначе бы пираты не стали так спокойно лететь прямо на преграду. Но инстинкты кричат во весь голос, требуя немедленно отпрыгнуть назад и оттянуть момент контакта с переливающейся завесой.

Оказавшись за ней, получаю возможность рассмотреть место обитания пиратов более детально. Сотни разнообразных построек — от обычных домов до вытянутых приземистых зданий. Все идут ровными аккуратными улицами, сходясь в центре громадной платформы, где возвышается нечто похожее на крепость.

Лайер, получив свою порцию зрелища, удаляется к надстройке, откуда сейчас раздаёт команды Цзера. А я отправляюсь собирать вместе нашу небольшую банду. Если призванный оказывается готов, то вот с Эмили приходится подождать, пока она полностью оденется. Как я понимаю, механоид всё это время провела, за развлечением самой себя. Зато в этом есть и плюс, теперь она выглядит более чем довольной.

Но вот возможности обзора на воздушный город сверху, они оба лишаются. Когда поднимаемся на палубу, уже начинается швартовка. Какое-то время просто стоим на палубе, не совсем понимаю, как быть дальше. Потом рядом появляется капитан.

— Я бы проводил вас лично, но у меня внезапно образовались дела. Цзера покажет дорогу и всё объяснит. Просто следуйте за ней.

Почти сразу исчезает, рванув в направлении трапа, что ведёт вниз. А я вижу подходящую «тигрицу», вид которой не сулит нам ничего хорошего.

— Повезло, что нам по пути. Иначе пришлось бы вам самим искать дорогу, сухопутные. Идите за мной и не отставайте. Потеряетесь — ждать не стану.

Стальной тембр голоса, слова, которые она едва ли не выплёвывает нам в лицо, нахмуренные брови. Либо она действительно так взъярилась из-за громких стонов Эмили, либо у девушки есть иные причины быть недовольной.

На всякий случай проверив содержимое обеих сумок, забирая себе тканевую и устремляюсь вслед за скайном. Или скайнкой. Морсар их разбери, как правильно называть этих тигролюдей.

Оказавшись на поверхности острова, сразу забываю о своих размышлениях. Странное ощущение — стоять на платформе, которую со всех сторон окружает воздух. А прямо над твоей головой звёздное небо. При этом есть чёткое понимание, что до поверхности океана не меньше нескольких лиг.

Хочется детально рассмотреть всё вокруг, но Цзера несётся вперёд во весь опор, явно не собираясь нас ждать. Приходится перейти на быстрый шаг, поспевая за «тигрицей». Бегущий рядом Семсон, негромко возмущается.

— Как вы так можете жить? От одной так пахнет, что на целый квартал должны лопнуть от возбуждения. Вторая вообще бежит, лишь бы выплеснуть свои желание через физическую нагрузку. Хорошо, хотя бы ты в состоянии покоя. Иначе, мне совсем тяжко бы пришлось.

Глянув на призванного, снова упираюсь взглядом в задницу Цзеры. Желания, значит? Пока не понимаю, по какой таинственной причине тигродевушка остаётся без внимания, но видимо есть какие-то моменты, которые ещё только предстоит узнать. Как знать, вдруг у них по-другому устроен организм и ей для спаривания обязательно нужен самец такой же расы.

По ощущениям, мы в быстром темпе пролетаем не меньше пятисот ярдов, прежде чем старпом «Голодного морсара» внезапно сворачивает в сторону, почти сразу скрываясь за дверью. Я же задерживаюсь перед зданием, разглядывая его. Объёмная фигура девушки, соски которой прикрыты тонкой полоской материи, а вторая пролегает между ног. Плюс, большое облако подсвеченного воздуха, что висит сразу за ней, порой меняя расцветку. Иллюзия, безусловно неплохая. Но куда нас хотят заселить? Не в бордель же?

Пока заканчиваю свой осмотр, котяра уже прошмыгивает внутрь. Последовав за ним, натыкаюсь на Цзеру, которая немедленно тычет в меня пальцем.

— Вот их главный. Всё. Теперь разбирайся сам.

Полный мужичок, стоящий рядом с ней, всплёскивает руками, пытаясь что-то ответить, но тигрица уже уносится вперёд, исчезая в открытом проёме, за которым виднеются столы с придвинутыми диванами. И доносится музыка. Поняв, что девушка не вернётся, новый знакомый печально вздыхает, оглядывая нашу компанию.

— Ладно… Долг, так долг. Идите за мной, покажу вашу комнату.

Кот, уже успевший заглянуть внутрь заведения, сразу его поправляет.

— Комнаты! Я не буду спать вместе с этой парочкой. Вы даже не представляете, на что они способны.

Отпрыгнувший на добрый ярд мужик, пару секунд удивлённо пялится на призванного, после чего сглатывает слюну.

— Я тут всякого повидал, но с котом веду беседу впервые.

Тот с невозмутимым видом парирует.

— Это не повод ущемлять его в правах. Отдельная комната. И я милостиво забуду об этом недоразумении.

Представитель заведения колеблется всего мгновение.

— Хорошо. Выделю вам две отдельные. Но рядом. Чтобы совсем рабочий процесс не ломать.

Последняя фраза уже недвусмысленно намекает на род занятий, но поднимаясь по лестнице, я всё же уточняю.

— Не хочу показаться грубым, но…это бордель?

Обернувшийся ко мне мужичок, усмехается.

— У нас это место называют клубом. Выпивка, танцовщицы, вкусная еда. Если есть желание — имеется несколько отдельных залов со своим оформлением. Или можно подняться наверх. Конечно, если договоритесь с девочками о цене.

Поднявшись на второй этаж, подводит нас к дальним комнатам правого крыла, где поворачивается, вручая ключи.

— Проживание бесплатно. Но если захотите поесть, выпить или развлечься — извольте готовить деньги. Подойдут любые из числа распространённых — мы пересчитаем по своему курсу. При возникновении проблем, попросите позвать Эрста. Это ваш скромный слуга. Но не злоупотребляйте, у меня и так хватает забот. На этом позвольте откланяться. Добро пожаловать в клуб «Задорные девицы».


Глава VI


Выделенные нам комнаты явно не предназначены для длительного проживания. Из мебели, внутри только по двуспальной кровати и тумбочке. Плюс, имеется небольшая душевая. Куда я отправляюсь сразу, как убеждаюсь, что подвоха здесь нет. Эмили не находит никаких магических артефактов, а развалившийся на кровати призванный заявляет, что не чувствует ни одного человека в нашем крыле. Хотя, сразу оговаривается, что его «нюх» на эмоции далеко не всегда работает безупречно.

Но в любом случае, место кажется мне относительно безопасным. Будь у Лайера злой умысел — нас бы спеленали ещё на борту дирижабля. Да и Чахир, как никак гарантировал безопасность.

Поэтому спокойно смываю с себя пот, после чего вместе с механоидом спускаюсь вниз. Охранять добычу остаётся Сэмсон, заявивший, что вдоволь наелся ещё во время полёта. А вот у меня, желудок скоро начнёт перерабатывать сам себя из-за голода.

Несмотря на поздний час, зал оказывается заполнен почти наполовину. Прямо перед нами пара дюжих парней с револьверами на поясе, выводят на улицу мужчину с красным лицом, который вяло трепыхается, требуя вернуть его обратно..

Заняв угловой стол, разглядываю разношёрстную публику. Потрёпанные жизнью мужики, заливающиеся спиртным. Вполне почтенно выглядящие джентльмены, причём у некоторых даже не видно оружия. И что-то среднее между первой и второй категориями. Одетые более менее прилично, но при этом никак не тянущие на верхнюю прослойку местного общества. Таких тут, пожалуй больше всего.

— Заказывать что-то будете? Или просто на девочек поглазеть?

Повернув голову, вижу девушку в коротких облегающих шортах, полностью повторяющих изгибы тела и полоске ткани, что закрывает соски. На лице настолько явный интерес, что я невольно напрягаюсь. Но почти сразу понимаю, что это банальное любопытство. С их образом жизни, новые люди тут скорее всего появляются не так часто.

— Мяса, графин хирса и что-то на десерт.

Официантка приподнимает брови, глянув на механоида.

— В каком виде желаете мясо?

— Утку или курицу. Запечённую целиком.

Девушка записывает что-то на листке бумаги, по-моему чуть смутившись от того, что Эмили буквально пожирает её взглядом. Подняв глаза, обращается ко мне.

— А вам?

Покосившись на механоида, пожимаю плечами.

— Стейк. Или что-то похожее.

Через пару мгновений официантка уже удаляется, а я перестаю разглядывать посетителей, обращая внимание на танцовщиц. Навскидку, их тут десятка полтора. Разной степени раздетости — несколько уже полностью обнажены и сейчас извиваются на своих площадках, демонстрируя свои тела. Остальные ещё в процессе. С удивлением понимаю, что далеко не все из них относятся к человеческой расе. Две похожи на схора, бывшего в команде дирижабля. Только лица у них поизящнее. Одна и вовсе с парой чёрных крыльев за спиной, которые она порой пускает в ход, взлетая в воздух и показывая свои прелести под разными ракурсами.

На ней и задерживаю внимание. Когда возвращается официантка, принёсшая графин хирса и пару бокалов, киваю в сторону крылатой танцовщицы.

— Кто это?

Бросив взгляд на взлетевшую под потолок девушку, морщится.

— Санура. Призванная. Но вам точно не светит. Сотня рхэзов за ночь. И она сама выбирает партнёров.

Впав в лёгкое замешательство, уточняю.

— Рхэзы? А если перевести в лары?

Глаза полуобнажённой собеседницы удивлённо округляются.

— Так вы из империи?

Осёкшись, сразу же поправляется.

— Извините. Просто давно не видела новичков из Норкрума.

Интересный поворот. Получается, основная масса пиратов набрана из жителей второго континента. Как они там его назвали? Ларэд?

Задумавшаяся на несколько секунд официантка, озвучивает результат своих подсчётов.

— Около семидесяти ларов.

Невольно присвистываю. Дорогая шлюха. За семьдесят ларов в Каледе можно снять десятка два жриц любви, не самого худшего пошиба. Хотя, может у них тут порядок цен совсем другой?

— А наш заказ. В какую сумму он обойдётся?

Тут она практически не раздумывает.

— Пять ларов, если на ваши деньги.

Не сказать, что дёшево, но с другой стороны и заведение точно не относится к разряду забегаловок. Да и заказали мы немало. Один графин хирса наверняка стоит, как минимум два лара.

Кивнув, благодарю девушку за ответ и та удаляется, слегка покачивая бёдрами. Эмили же берётся за принесённую ёмкость, наполняя бокалы спиртным. Увидев удивление на моём лице, чуть смущённо пожимает плечами.

— Здесь спокойно. Хочется немного расслабиться.

Когда стукнувшись стенками бокалов, делаем по глотку хирса, на один из двух свободных стульев внезапно опускается мужик в наполовину расстёгнутой рубашке. Наклонив подбородок, упирает в меня пристальный и сильно пьяный взгляд.

— Ты кто такой будешь парень?

Эмили почти сразу начинает подниматься со своего места, но я предупредительно поднимаю ладонь, вовремя её остановив. Этот мужик, не такая уж и проблема. Но он явился к нам от компании, занимающей сразу два стола. Там ещё пятеро вооружённых пиратов, плюс пара девушек. Последних, судя по степени их обнажённости, «сняли» с площадок для танцовщиц.

— А ты сам кто? И по какому праву интересуешься моей персоной?

Подвыпивший пират на момент теряется, но сразу возвращается к прежнему тону.

— Я Ранси. Боцман «Стремительной суки». Меня тут все знают. А тебя вот я вижу первый раз. И парни мои говорят, что ты в клетке у нас не так давно сидел. После Каледа. Они тебя ещё магу одному продали, на опыты.

Переведя взгляд на Эмили морщит лоб, о чём-то задумавшись. По спине сразу пробегает холод. Надо ведь было так «удачно» зайти. Сходу нарвавшись на ублюдков, которые меня везли.

Стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, достаю из кармана пайцзу, выкладывая её на стол.

— Мы члены экипажа «Голодного морсара». Как видишь, ничем не отличаемся от тебя.

Тот заходится смехом.

— Ничем? Где Лайер вас таких находит, расскажи мне? То вонючую тигрицу притащит, то какого-то задохлика с железной бабой. И вообще, как ты можешь быть в его команде, если ещё недавно сидел в клетке?

Икнув, собирается продолжить, но за его спиной внезапно появляется фигура Цзеры.

— Ты хочешь получить вызов на поединок, Ранси? Я уже отделала тебя один раз, могу проделать это повторно. Только теперь не буду такой милосердной и оторву тебе яйца.

Мужик поворачивает к ней лицо, с которого быстро сползает пьяная спесь. А вот один из его товарищей, каким-то чудом всё расслышав, решает пошутить.

— Решила хотя бы как-то почувствовать в руке мужские яйца? Хочешь я тебе дам подержаться? Сотня рхэзов и можешь лапать целых десять минут. Накинешь ещё пару сотен и даже разрешу облизать. Что скажешь, полосатая?

Дальше события начинают развиваться в стремительном темпе. Старпом «Голодного морсара» вцепляется в плечо подошедшего к нам боцмана и мощным рывком буквально выдёргивает его со стула, отправляя в короткий полёт. Одновременно с этим, второй рукой хватает графин наполненный хирсом, посылая его в сторону нового участника беседы. Тот, правда уклоняется и «снаряд» с грохотом попадает в один из столов позади него, снеся с него половину посуды и опрокинув бутылку с вином.

Ещё мгновение и в руке Цзеры появляется револьвер. Трое её оппонентов тоже поднимаются на ноги, доставая оружие.

Пытаюсь определиться в поведении. По сути, мы здесь пришлые. Временные гости. Но формально — члены экипажа «Голодного морсара», в офицера которого сейчас целятся сразу трое пиратов. К тому же, как ни крути, тигрица за нас вступилась. С высокой долей вероятности, из-за давних личных обид и алкогольного опьянения. Тем не менее, факт остаётся фактом — независимо от мотивации, девушка пытается нас прикрыть.

Определившись, рывком вскакиваю на ноги, выхватывая из уже расстёгнутой кобуры револьвер. Справа от меня поднимается фигура Эмили, которая берёт на прицел сразу двоих противников. Вот что делать дальше, я пока не представляю. Стрелять? Лайер говорил, что тут запрещены стычки между своими. Сомневаюсь, что отделаемся устным взысканием, если кого-то пристрелим. А бежать здесь некуда. Даже способности кота не смогут помочь. Куда ему тут прыгать? В бушующий внизу океан?

— Опустить оружие! Давно никого не скармливали морю? Поплавать захотели?

Яростный рёв верзилы, в правой руке которого сжат массивный револьвер, пока смотрящий стволом в пол, перекрывает музыку и действует несколько отрезвляюще. Через пару секунд мелодия и вовсе прерывается. Наступившая тишина позволяет хорошо расслышать пьяный голос Ранси.

— Ты не мой капитан, Бокко. И не тебе решать, кого вздёрнут, а кого нет. У нас тут небольшой дружеский конфликт, который мы сейчас быстро разрешим.

Как интересно, он собрался всё это «разрешить»? Да, их чуть больше, но если дело дойдёт до стрельбы, то наличие на нашей стороне Эмили гарантирует полное уничтожение противников.

— Бокко отвечает за безопасность этого места. К сожалению, ты не на борту своей санбы, боцман. А в моём клубе. Где надо блюсти правила.

Пока Эрст невозмутимо вклинивается в беседу, замечаю сразу две цепочки на шее одного из оппонентов, который до сих пор остаётся на стуле. Не знаю, что на них висит, но как бы то ни было, эти предметы скрыты под рубашкой. Что намекает на магические артефакты, а не украшения. Вот и ответ — на их стороне есть маг. Что придаёт всей этой компании уверенности.

Уже поднявшийся на ноги Ранси собирается что-то ответить, но не успевает.

— Три дня. Именно столько вы будете драить палубу «Суки». Убрали оружие и на борт. Быстро.

Невольно скосив глаза в сторону обладателя мощного баса, обнаруживаю мужчину в…форме. Пожалуй, иначе её не назвать. Чёрный мундир, отделанный золотом, сапоги. С правой стороны висит револьвер, с левой что-то похожее на кинжал. Что интересно — все участники конфликта с противоположной стороны подчиняются моментально. Глядя, как их оружие скрывается из виду, тоже прячу револьвер в кобуру. А вот Эрст пытается вмешаться.

— Они спровоцировали конфликт, чуть не доведя его до стрельбы. Я думаю это вопрос, который стоит отправить на рассмотрение Совета Восьми.

Мужчина в чёрном, уверенно шагает к мужичку, по пути толкнув плечом массивного Бокко.

— Я уже наказал их, Эрст. И убрал отсюда. Если хочешь, можешь подать заявку в Совет. Но тогда я могу поднять там и другие вопросы. Например твой славный Бокко — он ведь тоже достал оружие. Откуда я знаю, что он не собирался стрелять? Да и кто сказал, что именно мои люди были зачинщиками? Хочешь столкнуться лбами из-за такого ничтожного повода?

Какое-то мгновение владелец заведения размышляет. Потом выдавливает из себя усмешку.

— Считай, что ты меня убедил, Хранз. Конфликт исчерпан.

Довольно оскалившийся мужчина обходит его стороной, уверенно шагая вперёд. Провожая его взглядом, вижу, как со своей площадки срывается Санура, снова расправившая за спиной громадные чёрные крылья. На секунду обвивает его талию ногами, заставив меня удивлённо поднять брови. Не трахаться же они собрались, прямо посреди зала? Но потом быстро принимает вертикальное положение и следом за капитаном опускается на диван, сразу прильнув к своему спутнику.

Крутнувшаяся на месте Цзера, с подозрением окидывает меня взглядом.

— Ты был среди пленников, взятых в Каледе?

От необходимости отвечать на неудобный вопрос, меня избавляет всё та же официантка, появившаяся за спиной тигрицы.

— Господин Нол Эрст сожалеет о произошедшем и в качестве извинений хочет пригласить вас в закрытую ложу для особых гостей. Напитки и еда, сегодня за счёт заведения.

Спустя минуту мы уже заходим в отделённое от основного зала помещение. Три дивана солидных размеров, пара резных столов, неяркое освещение, красные тона отделки. В принципе подойдёт, как для деловых переговоров, так и для отдельного от всех кутежа. Около коридора, что ведёт сюда, стоит один из охранников. В паре ярдов, наблюдая за общим залом. Но что-то подсказывает, просто так он сюда никого не пропустит.

Сразу же являются ещё две официантки, выставляющие на столы блюда с едой и графин хирса. Когда они удаляются, Цзера повторяет свой вопрос.

— Тебя взяли в плен во время налёта на Калед?

За последние несколько минут я успел обдумать ситуацию и принять решение. Лучше всего сказать правду. Раз это морсарово гнильё меня узнало, информация пойдёт дальше. И ложь может только усугубить ситуацию.

— Взяли. И продали одному рицерову выродку, что любил ставить эксперименты над людьми. Откуда мы оба и сбежали.

Тигрица внимательно изучает моё лицо, развалившись на диване, а я добавляю.

— Не хотелось бы, чтобы этот эпизод моей жизни стал известен всем.

Цзера с лёгким пренебрежением взмахивает рукой.

— Опасаешься мести? Если так, то зря. Теперь у тебя есть пайцза члена экипажа. Это значит, что никто не сможет причинить тебе вред, под угрозой суда Восьми.

Увидев скептическое выражение моего лица, усмехается.

— Та компания перебрала хирса. И даже в таком состоянии не посмела стрелять. Помять друг другу рёбра — одно. Пустить в ход оружие, совсем другое. Даже экипаж «Стремительной суки» не настолько безумен.

Звучат её слова не слишком убедительно, но пока приходится принять их на веру. Спустя мгновение тигрица уже впивается зубами в своё блюдо — ломти мяса, уложенные на широкие куски хлеба и щедро политые соусом. Следом за еду берёмся и мы. Эмили рвёт на куски принесённую утку, а я принимаюсь за стейк.

Утолив первый голод, делаю глоток хирса и решаю продолжить беседу.

— А ты сама как тут оказалась? И почему я больше не видел твоих…соплеменников в зале?

Старпом кривит лицо в горькой усмешке и тоже берётся за бокал со спиртным.

— Скайны. Нас называют скайнами. Мы разбросаны по всему Ларэду — от влажных джунглей до северных пустошей. Когда-то давно схоры пытались создать для себя расу идеальных слуг. И преуспели в этом. Единственное, что их лабораторные вивисекторы не смогли обуздать — тягу к свободе. Серокожие решили, что это не такая большая угроза. Грамотная система поощрений и наказаний всё исправит.

Замолчав, вливает в себя остатки хирса из своего бокала.

— Наши предки служили им. Не знаю, насколько долго — об этом знают только сами обитатели цитаделей. Предполагаю, веками. В процессе мы узнавали мир, постигали новое, из уст в уста передавали информацию. И наконец решились — ударили разом во всех схорских крепостях и селениях. Та ночь собрала кровавую жатву — мы отправили на тот свет тысячи наших хозяев. Но и они истребили почти всех из нас. Магия… Она стала критичным преимуществом.

Прислушивающаяся к словам тигрицы, Эмили, удивлённо уточняет.

— И они оставили вас жить? Не пытались отомстить уцелевшим?

Та на какое-то время замолкает, наполняя свой бокал. Подняв его, бросает взгляд на механоида.

— Пытались. Против схоров сработали их собственные разработки. Нас создали неприхотливыми — скайны могут выжить там, где остальные расы не выдержат окружающих условий. Цикл вынашивания ребёнка — полтора месяца. За год, даже с перерывами на зачатие, любая из нас может родить семерых детей. Было сложно, но наша раса уцелела. А схорам надоело гоняться за нами по всему континенту, забираясь в места, куда они никогда бы не сунулись по своей воле. Поэтому, мы до сих пор живы. Но потеряли почти всех, кто располагал какими-то знаниями. Большинство скайнов — дикари, не умеющие читать. Некоторые не могут даже толком говорить. Отсюда и отношение со стороны всех остальных.

Тема для неё точно не самая приятная. Решаю изменить направление беседы, переключившись на её личную историю.

— Ты так и не рассказала, как оказалась на этом острове?

— Парящий. Пираты называют его так. Пока ты здесь, лучше так и говори.

Помолчав, пожимает плечами.

— Я оказалась в прибрежном городе, на который они напали. Наше племя столкнулись с отрядом схоров-изгоев. Почти все наши погибли. Выжившие бежали и угодили прямо в объятия отряда солдат какого-то местного человеческого правителя. Нас превратили в рабов. Некоторых продали серокожим — какое-то их количество до сих пор покупает скайнов, пытаясь подражать своим предкам. Меня же отправили на побережье. Когда пираты высадились и начался бой, я разорвала глотку своего хозяина. И как могла, отплатила этому городу за своё унижение. Лайер забрал меня с собой. И пригласил в экипаж. Через год я стала лейтенантом. Ещё через три получила должность старпома. Вот и вся история.

Откинувшись на диване, делает глоток хирса, а в комнате снова появляется самая первая официантка.

— Вам нужно что-то ещё?

Подходит почти вплотную к столу и дёргается, когда рука Эмили внезапно оказывается на её ягодицах.

— Не помешала бы компания.

Озвучив ответ, механоид сразу же поворачивается ко мне, вопросительно поднимая брови и я согласно киваю. Раз спутнице захотелось разнообразить свой интимный досуг, пусть так и будет. Единственный вопрос — согласится ли на это служащая?

Но этот вопрос разрешается почти сразу — девушка, скользнув задумчивым взглядом по Эмили, подаётся в её сторону.

— Гости из зала уже расходятся. Можем пойти наверх. Бесплатно.

Повторять дважды ей не приходится — спустя несколько мгновений они с механоидом уже покидают комнату, оставив нас с Цзерой наедине. Держа в руках бокал, скольжу взглядом по расстёгнутому верху рубашки.

— Ты одна из скайнов на острове? Или есть кто-то ещё?

Тигрица прищуривает глаза.

— Я единственный скайн на Парящем.

Обратив внимание на хриплые нотки, которые появились в голосе, почти машинально задаю вопрос, который так и крутится на языке.

— И у тебя нет секса из-за физиологических особенностей?

Цзера слегка наклоняет голову набок.

— Нет. Из-за того, что нас считают грязной расой. Двое из числа местных проявляли внимание. Но лишь затем, чтобы потом хвастаться и травить небылицы о трахе с «тигриной шлюхой».

Тембр её голоса действует. Он совсем не такой, как у Эмили. Но всё равно срабатывает. Или меня просто заводит необычный внешний вид девушки?

— В империи никто не слышал о скайнах. Там их не считают грязной расой.

Отрывает спину от дивана и облизнув губы, впивается в меня блестящими глазами.

— Ты ходишь по тонкой грани. Если всё это шутка, я не посмотрю, что ты клиент Лайера — отхожу так, что потом стоять не сможешь.

Медленно качаю головой.

— У меня не слишком хорошо получается шутить.

Глядя на неуверенно поднимающуюся с дивана девушку, тоже встаю на ноги. Через мгновение пальцы уже касаются её талии и тигрица буквально бросается вперёд, впиваясь в мои губы неожиданным поцелуем. Принимаюсь за пуговицы её рубашки, но Цзера расстёгивает ремень своих штанов, подтягивая мою руку вниз. Когда моя ладонь оказывается между её ног, у девушки полностью срывает крышу. За несколько секунд избавившись от одежды, ловко запрыгивает на пустующий стол, широко разведя ноги. Как выясняется, интимные места тоже не обходятся без чёрных полос. Которые сейчас блестят — смазки настолько много, что она не удерживается внутри.

Вхожу в неё и партнёрша рычит, выгибаясь дугой. Руки сами тянутся к груди, что вызывает новый всплеск рыка. А потом я полностью погружаюсь в ощущения. Происходящее сложно назвать актом любви, это больше походит на спаривание диких зверей. Даже Эмили с её запредельно выкрученным либидо вела себя не настолько безумно. В процессе, краем глаза улавливаю какое-то движение — в ложу сунулась одна из официанток. Замерев на месте, какое-то время наблюдает, но когда я начинаю поворачивать голову, молниеносно ретируется.

Страстность партнёрши даёт и свои минусы — я финиширую весьма быстро. Несмотря на предыдущие сеансы плотской любви на борту, организм не в состоянии сдерживаться. Когда отступаю назад, тигрица ещё несколько секунд лежит на столе, раскинув ноги. Потянувшись к салфетке, проводит ею по промежности и соскакивает на пол.

— Наверху есть комнаты.

Судя по её виду, сейчас Цзера озабочена исключительно навёрстыванием упущенного. Чуть поколебавшись, понимаю, что желание озвучить фразу о своей усталости, постепенно отступает и с усмешкой киваю.

— Хорошо. Но для начала надо одеться.

Через какие-то тридцать секунд мы уже возвращаемся в зал, ловя на себе удивлённые взгляды ближайших посетителей заведения, хорошо слышавших происходящее. По дороге тигродевушка хватает за локоть какую-то официантку, едва ли не таща её за собой. За счёт чего, только поднявшись наверх, мы сразу оказываемся в одной из комнат.

Не уверен, сколько по времени у нас занимает процесс. Цзера выплёскивает всю накопившуюся энергию, выделывая своим языком и телом такие вещи, о которых я никогда и не задумывался. Более того, не считал их возможными, в принципе. Когда всё заканчивается, у меня нет даже сил подняться с кровати. Такое ощущение, что я сейчас и пальцем пошевелить не смогу. Секунд десять лежу, пялясь в потолок и слушая сопение уже отключившейся девушки. А потом и сам проваливаюсь в сон.

Пробуждение оказывается довольно внезапным — открыв глаза из-за грохота, обнаруживаю, что дверь распахнута, а в комнату ввалились двое вооружённых мужчин, взявших меня на прицел револьверов. Рука дёргается было к своему оружию, оставленному на тумбочке, но я сразу останавливаюсь, поняв бесполезность затеи. За спинами этой вооружённой пары появляется фигура Хранза.

— Одевайся, имперский придурок. Тебя хотят видеть основатели.


Глава VII


Ответить не успеваю — вскочившая с кровати Цзера, не смущаясь наготы, хватается за револьвер.

— Он член нашего экипажа. Ты нарушаешь кодекс, Хранз!

Капитан «Стремительной суки» качает головой, разглядывая девушку.

— Вовсе нет. Его хочет видеть один из основателей. Я лишь следую отданному приказу. А вот ты, целясь в моих людей, как раз нарушаешь нормы кодекса.

На пару секунд в комнате устанавливается тишина. А потом тигрица опускает оружие и сразу поднимает с пола штаны. В процессе косится на меня.

— Я найду Лайера. И мы во всём разберёмся.

Ясно. Помощи прямо здесь и сейчас ждать не приходится. Хотя, думаю при всём желании, она всё равно бы ничего не сделала против троих противников. Плюс, неизвестно сколько ещё людей Хранза ждёт в коридоре. Поднявшись, натягиваю штаны и рубашку, на которой не хватает пары пуговиц. К счастью нижних, что позволяет скрыть под одеждой артефакт памяти. Вот, когда тянусь к своему револьверу, один из держащих меня на прицеле бойцов, предупреждающе цокает языком.

— Никакого оружия.

Учитывая, что застали они меня полностью голым, это означает невозможность использовать даже «скрытую» часть арсенала. «Когти» и второй револьвер, вместе со всем остальным оружием перекочёвывают в руки одного из подручных Хранза. Теперь надежда только на оставшийся в моём распоряжении артефакт памяти. И грубую силу механоида.

Выйдя в коридор, сразу обнаруживаю Эмили. Одетая, тоже без оружия и с вопросительным выражением лица. Отрицательно качаю головой, постаравшись сделать это максимально незаметно. Сейчас не время для схватки. Не знаю, для чего мы понадобились кому-то из семьи основателей Парящего, но нападением на этих парней мы ситуацию точно не улучшим. Вот, если станет понятно, что ситуация действительно критичная, то придётся рискнуть. Хотя, я пока не понимаю, чем наши персоны могли заинтересовать кого-то из семьи, основавшей этот остров. Да ещё настолько, чтобы вести нас под конвоем.

Подходя к лестнице, вижу и Сэмсона. Степенно вышагивает по коридору, бормоча себе что-то под нос. А рядом с ним один из бойцов «конвоя», тащащий обе наши сумки с трофеями. Вот внизу ждёт неожиданный сюрприз. Ещё трое вооружённых людей Хранза и вчерашняя призванная, Санура. Правда, на этот раз одетая — обтягивающие кожаные штаны и что-то напоминающее корсет, с прорезями для крыльев, которые сложены за спиной.

Единственное, что радует — Цзеру никто не задерживает. Старпом «Голодного морсара» проносится мимо ожидающих нас людей, исчезая в дверном проёме. Что оставляет надежду на вмешательство Лайера. В конце концов мы платили за безопасную транспортировку, а не допросы с пристрастием. Да и Эрст, что с яростным видом наблюдает за происходящим, точно отправил своего гонца к капитану.

Бредя по пустой, залитой утренним солнцем улице, пытаюсь понять, что могло понадобиться от нас правящей семье? Если я верно понял, они не стремятся вмешиваться в повседневную жизнь Парящего. А тут решили лично поинтересоваться судьбой пары человек, только что появившихся на острове. Может быть из-за того, что нас решили провезти транзитом? Если такие операции тут запрещены, то это многое бы объясняло. Или Хранз воспользовался своим положением из-за вчерашнего конфликта? Хотя последнее предположение звучит не слишком реалистично. Член Совета Восьми никак не тянет на мелочного идиота.

По дороге получается более детально рассмотреть Парящий, который теперь хорошо видно в дневном свете. Быстро становится понятно, что если не брать в расчёт место постройки всех зданий, то никаких критичных отличий от обычных городов нет. Сразу после клуба идёт несколько десятков скромных домов, перемежающихся с длинными постройками, напоминающими казармы. А ближе к центру начинаются самые настоящие особняки. Некоторые до трёх-четырёх этажей в высоту, с висящим вокруг маревом магической защиты. На острове, в отличии от империи не считают нужным скрывать своё желание изолироваться от окружающего мира.

Да и сама «крепость» оказывается обычным зданием. Только весьма солидного размера — я насчитываю семь этажей в высоту. И внешним видом действительно напоминает серьёзное укрепление. Узкие окна-бойницы, толстые каменные стены. Массивная металлическая дверь, которую возьмёт не всякий взрыв. Что интересно, магического щита я тут не наблюдаю. Но предполагаю, что самые сильные маги Парящего достаточно хороши, чтобы выставить защиту, не демонстрируя её всем окружающим.

Ярдах в десяти перед цитаделью есть и пост охраны. Трое вооружённых мужчин в белых мундирах с вкраплением синего. Отдалённо напоминает форму императорской лейб-гвардии, которую я видел на картинках. О нашем прибытии, они видимо уже проинформированы. Либо у Хранза есть полное право доступа. Во всяком случае, попыток выяснить, зачем группа вооружённых людей направляется в охраняемое здание, эти парни не предпринимают.

Предполагаю, что нас поведут куда-то вглубь, но ожидающий нас человек обнаруживается уже во втором помещении. Туда заходит только наша троица, двое людей Хранза и он сам с Санурой. Ещё пятеро сопровождающих остаются ждать в холле.

Остановившись, изучаю того, по чьему приказу нас сюда доставили. Выглядит лет на тридцать, гладко выбритое лицо с тонкими чертами. Одет в мундир, похожий на те, которые носят солдаты снаружи. Но в его случае, украшенный золотом. Как ни странно, первым начинает говорить как раз он.

— И ты считаешь, что они убили Эммера? Вот эта тщедушная троица?

Шагнувший вперёд Хранз, басит.

— Парень был среди пленных. И его взяли не на улицах, а в укрытии «Стоссэ». Коссуну было плевать, откуда товар. Да и других магов у нас не было. Поэтому, раб отправился к нему, а не на Ларэд. Через несколько дней мы узнаём, что Эммер мёртв. А паренёк объявляется на Парящем. С механоидом, очень похожим на прислугу нашего партнёра и странным призванным. Если тебе всё ещё не хватает фактов, то в Рэнхе нашли слепок Ценхора. Который валялся среди обугленных костей, в руинах особняка Эммера. Всё ещё не кажется подозрительным, Каяц? Особенно тот факт, что убийца смог проникнуть даже сюда.

Мужчина в белом мундире морщится.

— Если бы это была работа канцелярии или кого-то из стэрсов, они бы действовали совсем не так. Прислали бы к нам пару живых бомб-неконов и подорвали Парящий. Не стыкуются факты Хранз, никак не стыкуются.

Переводит взгляд на меня.

— Ну а ты сам, что расскажешь? Как погиб Эммер?

Вот теперь всё становится на свои места. Налёт на Калед действительно произошёл не просто так. Ладно бы, они упомянули в беседе только безумного исследователя. Но Хранз говорил ещё и о Ценхоре. В таком ключе, что сразу понятно — он знал о его связи с Коссуном. Логично предположить, что и пираты тоже были частью заговора. А если так, то… Стоп. Они же не вмешиваются в политические дела на континентах. Или этот отдельно взятый маг решил, что может сыграть так, что никто ничего не заподозрит? Если так, то наши шансы выжить стремятся к нулю. Хороший свидетель — мёртвый свидетель. И нет разницы, о ком идёт речь — банде из Горницы или основателях Парящего.

— Он действительно купил меня, чтобы использовать в своих экспериментах. К счастью, в процессе получить вырваться на свободу. И прикончить его, вместе с несколькими гостями. Вы же не станете отрицать право на самооборону и выживание?

Член семьи основателей хмурит брови.

— Вот так запросто убил старого опытного мага?

Пожимаю плечами.

— На самом деле, не так уж и просто. Плюс, ему следовало лучше относиться к своим собственным людям.

Теперь взгляд мужчины, которого назвали Каяцом, упирается в Эмили.

— Значит вот как… Предал один из механоидов. А кот?

Призванный, до этого старательно держащийся около стены, незамедлительно подаёт голос.

— У меня есть имя, уважаемый. Когда к разумному существу обращаются, как к животному, это несколько…оскорбительно.

Губы мага разжимаются в слабой усмешке.

— Тем не менее. Как вы оказались вместе?

В голову приходит только один вариант, который я и озвучиваю.

— Случайно столкнулись. Спасли друг другу жизни. И решили, что вместе будет безопаснее.

На этот раз Каяц широко усмехается.

— Могу я узнать, где вы так удачно столкнулись, что решили дальше путешествовать вместе? И как вообще, настолько специфический призванный оказался разгуливающим по…

Осёкшись, задерживает пристальный взгляд на Сэмсоне и скривившись в подобии ухмылки, выплёвывает приказ Хранзу.

— Отдай парню его револьвер.

Капитан не двигается с места, непонимающе смотря на мага и тот цедит слова.

— Дай. Ему. Револьвер.

Когда один из людей Хранза всовывает мне в руку оружие, Каяц скалится в довольной усмешке.

— А теперь стреляй. У тебя же там рунические патроны, верно? Как знать — вдруг сможешь пробить мою защиту?

Видя полное непонимание на моём лице, добавляет.

— Не могу же я прикончить троих членов экипажа «Голодного морсара» без всяких на то оснований. Стреляй парень. Станешь упорствовать и мне придётся начать отрывать конечности у твоей спутницы. Или по частям срезать шкуру с кота. А так, у тебя есть шанс на удачу.

Лжёт. Никто не станет подставляться под пулю, не будучи уверенным в своей защите. Рунические боеприпасы Эммера этого морсарова выродка точно не возьмут. Но и бездействовать нельзя, с него станется ударить по Эмили или Сэмсону. Ключевой вопрос, который сейчас крутится в моей голове — имеется ли у него защита от воздействия на память? И если да, то насколько серьёзная?

Взводя курок револьвера, ещё раз прогоняю в голове связку активации артефакта и стреляю, одновременно пуская в дело ноты. Пуля вполне ожидаемо не пробивает невидимый мне щит, сработав в отдалении от тела. А вот нотная связка вроде бы действует. Каяц замирает на месте, недоумённо оглядываясь вокруг. А через секунду внезапно заваливается на пол, обхватив руками свою голову и дико визжа.

Реакция на стирание памяти неожиданная, но раздумывать об этом некогда. Повернув руку с оружием, стреляю повторно, превращая голову одного из подручных Хранза в кровавые лохмотья. Сэмсон взлетает на плечо второго, разрывая его горло когтями. Успеваю взвести курок ещё раз, но тут Хранз вскидывает руку, унизанную перстнями и мощный удар воздуха опрокидывает на пол. А пуля уходит в потолок.

Оружие остаётся в руке — подняв голову, пытаюсь найти цель глазами. Но капитан из Совета Восьми устремляется к магу, который продолжает с воплями кататься по полу. В дело же, внезапно вступает его шлюха. Распахнувшая крылья Санура, ударом правого из них впаивает Сэмсона в каменную стену. Навстречу ей, с пола поднимается Эмили, но в корпус механоида вонзается длинный кривой нож, после чего призванная банально бьёт её ногой, отправляя на пол.

Взведя курок, снова стреляю, но соратница Хранза внезапно прикрывается громадными крыльями и пуля пропадает втуне, так и не повредив их. Какого драного рицера? Рунический боеприпас, который спокойно прошивает защиту большинства магов, не справился с оперением этой суки?

Пытаюсь навскидку воспроизвести нотную связку активации артефакта, но не успеваю. К тому же сбиваюсь, когда надо мной нависает довольно оскалившаяся Санура. В момент, когда рука с ножом уже начинает опускаться, ухмылка внезапно сменяется гримасой боли. Сделав шаг назад, бессвязно орёт, падая на колено. Левое крыло с мерзким хрустом наполовину отделяется от её тела и мне становится ясна причина поведения танцовщицы — за спиной призванной обнаруживается Эмили. Механоид оценила происходящее и сделав верный вывод, решила не пытаться сражаться с противником лоб в лоб, а для начала лишить его ключевого преимущества. Сами крылья, возможно и в самом деле практически неуязвимы, но вот их сочленение с остальным телом, судя по всему, является слабым местом.

Вскинув руку с револьвером, спускаю курок, всаживая пулю в грудь танцовщицы. Теперь всё срабатывает, как надо — треть её корпуса превращается в кровавые ошмётки. На лице появляется выражение вполне искреннего удивления, но держится оно недолго. Эмили, воспользовавшись ситуацией, сворачивает ей шею, отправляя в иной мир.

Хранз наконец понимает, что ситуация развивается совсем не в том русле и тянется к оружию на поясе. Выпускаю последнюю пулю, заставив его отшатнуться, а после этого пускаю в ход артефакт, стирая его память за ближайшие несколько месяцев. Параллельно с этим в голове бьётся вопрос — почему оставшиеся в холле люди до сих пор не вмешались? Чего они ждут?

Капитан реагирует, как и большинство целей до него — как подкошенный валится на каменный пол. К телу на трёх лапах приближается Сэмсон и через секунду его шерсть заливает кровь, хлещущая из сонной артерии убитого.

Остался только Каяц, что так и катается по полу, выдирая свои волосы и тихо скуля. Прежде чем я успеваю её остановить, Эмили обрывает звуки ударом ноги. Зачем? Вот, ради всех гхалтов, зачем? Теперь нам точно конец.

Вслух этого не озвучиваю, но механоид улавливает что-то на моём лице и пожимает плечами. Мол, он пытался убить нас, а мы убили его. Всё честно. В целом, я с ней полностью согласен. Только теперь мы официально являемся убийцами одного из основателей острова, к которому можно добавить жизнь Хранза. Хотя, может у мага был кристалл разума?

Поднявшись на ноги, прислушиваюсь, держа в руке револьвер. Пустой барабан. И два запертых выхода из комнаты, в которые к моему удивлению, пока никто не ломится. Более того — оттуда даже звуков не слышно. Хотя, может по этой причине и не пытаются ворваться? Раз мы ничего не слышим, есть вероятность, что и снаружи ситуация аналогична. Осталось только решить, как теперь быть.

Повернув голову к Сэмсону, хочу узнать, сможет ли котяра перебросить нас на дирижабль, но когда начинаю говорить, дверь ведущая в холл распахивается и на пороге появляется высокий седой мужчина в такой же одежде, что и Каяц. Что интересно — ещё открывая дверь начинает что-то говорить, но сразу же прерывается, рассмотрев происходящее внутри. После чего окутывается настоящим небольшим вихрем и шагает к телу убитого мага. А следом за ним объявляются Цзера с Лайером, чьи глаза ошеломлённо распахиваются.

— Вы. как это сделали?

Капитан «Голодного морсара» выглядит настолько потрясённым, как будто на его глазах, как минимум прикончили императора. Покосившись на члена семьи основателей, что замер над телом Каяца, сдвигаюсь в сторону раненной Эмили.

— Они напали первыми. Нам осталось лишь защищаться.

Оказываюсь уже почти вплотную к механоиду, когда помещение заполняет звучный голос второго мага.

— Зачем им нападать на вас? Ради чего Каяцу марать свои руки о такое гнильё, как ты?

Судя по тону, мужчина в ярости. Стоит признать — есть из-за чего. Вот только, у нас имеется в рукаве пара козырей. Предположительных.

— Он заключил сделку с людьми из империи. Организовал атаку на Калед. Оказался замешан в интригах, получая за это деньги. Хранз был с ним заодно. Поэтому нас и пытались прикончить.

Ненадолго устанавливается тишина. Потом местный маг делает шаг в нашу сторону.

— Возможно и так. Мы узнаем об этом, когда поместим его разум в новое тело. Но вы напали на одного из нас. Тех, кто создал это место. И должны быть наказаны.

Не успеваю среагировать на последние слова, как Лайера буквально разносит на куски. Если выражаться более верно — на тончайшую пыль, что тонким кроваво-мясным слоем покрывает все поверхности в комнате. А через мгновение стены помещения скрываются за пепельным вихрем. Когда тот исчезает, обнаруживаю себя на палубе дирижабля. Вместе с Эмили, Цзерой и призванным.

— Давайте скорее убираться отсюда!

Тигрица уже успевшая вытащить револьвер, цокает языком.

— Это не имеет смысла…

Поморщившись, рявкаю.

— Принимай на себя командование! Не взлетим — нас перебьют через пару минут.

Секунду с непонятным выражением лица смотрит на меня, после чего всё-таки начинает отдавать приказы. К счастью остатки команды её слушаются и мы успеваем оторваться от поверхности раньше, чем до «Голодного морсара» добираются первые группы бойцов, отправленных противником.

Я в это время занимаюсь осмотром раненой Эмили, которая оказывается в относительной норме. Рана глубокая, но в этот раз регенерация работает, как задуманно. Первое предположение, которое приходит на ум — в отличии от клинка варрисов, на кривом ноже Сануры отсутствуют отравляющие руны. Если верить словам механоида, минут через пятнадцать она будет способна к активным действиям. А через пару часов, рана и вовсе затянется полностью.

Вот коту повезло меньше — одна лапа полностью сломана, так что теперь он перемещается только на трёх. Плюс, имеет место пара повреждённых рёбер. А на восстановление, призванному потребуется куда больше времени.

— Что за дерьмо тут происходит, Цзера? Какой бешеный лачар тебя покусал?

Выпрямившись, обнаруживаю тигрицу, стоящую напротив троих мужчин. Один с яростным видом продолжает озвучивать вопросы, а вот ещё двое держатся чуть поодаль. Собираются дождаться окончания «дискуссии», чтобы принять сторону победителя, если я верно понимаю.

Шагая в их сторону, взвожу курок бесполезного сейчас револьвера. Оказавшись поблизости, выдаю версию, весьма близкую к правде.

— Лайер мёртв. Один из основателей нарушил законы Парящего, продавшись кому-то в империи. Когда ваш капитан это разоблачил, то маг обвинил весь экипаж «Голодного морсара». Все, кто остались на острове, уже мертвы А Цзера спасла ваши жизни.

Лидер крохотной группы открывает рот, но его перебивает сама тигрица.

— По местам! Тебя это тоже касается Айнер! Пусть шансов немного, но мы попробуем спасти свои шкуры.

Мужчина, задававший вопросы, всё ещё медлит. Но после того, как оба «соратника» направляются восвояси, тоже разворачивается к нам спиной. Скорее вынужденно, чем по своей воле. Но сейчас и этого хватит.

— Нам всё равно не уйти. Основатели в любой момент могут отключить артефакты и дирижабль станет самым обычным воздушным судном.

Рицеров гребень! Такого поворота я не ожидал. Машинально оглядываюсь на быстро удаляющийся Парящий.

— Блокировать их воздействие никак нельзя? Или сделать что-то ещё?

Цзера снова цокает и покачав головой, шагает в сторону. Скоро до меня доносятся её команды — старпом пытается распределить немногочисленных людей так, чтобы обеспечить нормальное функционирование дирижабля

Я же возвращаю на место всё своё оружие и заменяю пустые гильзы в барабане на новые патроны. Несмотря на слова тигрицы, мы не меньше двадцати минут летим в прежнем режиме. Внутри начинает теплиться надежда, что старпом всё-таки ошиблась, Или противник допустил погрешность в своих расчётах.

Исчезает она, когда дирижабль неожиданно начинает замедляться. Машинально пригибаюсь к палубе, ожидая, что давление воздуха разорвёт нас на части. Но нет — воздушный щит всё ещё работает, прикрывая судно. Отключается только в момент, когда «Голодный морсар» начинает двигаться со скоростью, близкой к нормальной.

Ситуацию проясняет подошедшая скайна. Как выяснилось прошлой ночью, именно так следует называть женщин этой расы. Подняв руку, указывается на точку за нашей кормой.

— Хотят взять нас живыми. Для показательной казни. Потому и не отключили всё разом.


Глава VIII


Цзера носится по палубе, отдавая приказы, а я пытаюсь что-то придумать. Тигрица явно намеревается дать бой, задействовав орудия главного калибра. И спровоцировать противника на ответ. Мотивацию я прекрасно понимаю — старпом хочет погибнуть в бою, вместо того, чтобы оказаться показательно казнённой на Парящем. Только вот мне совсем не хочется умирать, независимо от того, как и где это произойдёт.

Мрачно наблюдая за быстро приближающейся санбой, которая скоро уже должна поравняться с нами, опускаю взгляд на Сэмсона, что-то тихо ворчащего себе под нос.

— А ты сможешь перенести нас на борт?

Через секунду на меня поднимаются недоумённые глаза кота и я пробую объяснить.

— На борт санбы. Когда они окажутся совсем близко. Если ты смог из Схердаса допрыгнуть до Рэнха, то тут же будет рукой подать — может ярдов двести-триста.

Рыжий котяра тяжело вздыхает.

— Ты не совсем понимаешь принцип действия моего магического дара. Но…в принципе я могу, да. Если не промахнусь и не впаяю вас в древесину палубы. Только что нам это даст?

Лихорадочно прокручиваю в голове план и хватаю за плечо бегущую мимо Цзеру.

— Преследователи. Они просто откроют порталы к нам?

Скайна машет головой.

— Так не выйдет. У нас пассивная защита от пробоин в пространстве. Обычная, так что магам с Парящего её не вырубить.

Пытается продолжить путь, но я не отпускаю плечо.

— И что они сделают?

Тигродевушка кривит лицо в яростной ухмылке.

— Отправят десантные шлюпки. Но мы ещё раньше встретим их огнём главного калибра — думаю экипаж «Суки» ответит нам залпом.

Бросаю косой взгляд в сторону санбы. Это ещё и «Стремительная сука»? Капитана которой мы недавно прикончили. Перспективы на выживание теперь кажутся ещё более смутными.

— Сколько человек у нас на борту? Мы сможем взять их на абордаж?

В глаза Цзеры отражается…сочувствие? Опасения? Непонятно.

— У нас обычный скромный дирижабль с парой небольших шлюпок. У них — боевая санба. Лучшее, что есть во флоте Парящего. Даже если мы попробуем атаковать и пробиться через корпус, нас уничтожат в воздухе. Ты представляешь, какой шквал огня может выдать такой корабль?

Тон такой, как будто она беседует с несмысшлённым ребёнком. Что проясняет выражение её глаз. Рыкнув, указываю пальцем на Сэмсона.

— Он сможет переместить нас на борт. Так же, как перебросил сюда из крепости в центре острова. Понимаешь? Мы захватим их, пока они будут атаковать нас!

Теперь она задумывается.

— Экипаж их санбы — не меньше трёхсот человек. Но сейчас на борту точно не все. Они слишком быстро отправились в путь. Каждая десантная шлюпка вмещает двадцать-двадцать пять бойцов. Если к нам вышлют хотя бы три, то…какой-то маленький шанс есть.

Осознав, что ближайшее будущее не так беспросветно, как предполагалось, скайна развивает бурную деятельность. Меньше чем через минуту, на палубе уже стоят все члены экипажа «Голодного морсара». Шестнадцать вооружённых мужчин, большинство из которых изрядно напуганы. Эмили достаёт из сумки рунические гранаты и вооружается клинком «варрисов». Даже если его сейчас кто-то узнает — плевать. Наши шансы и так невелики. Руническая сталь их слегка повысит.

Сам я тоже плюсую к своему вооружению пару гранат. По словам Цзеры использовать их внутри санбы следует максимально осторожно. Если начнётся пожар, то справиться с ним в условиях рукопашного боя будет сложно. Но с другой стороны, это единственный вариант разом уничтожить большое количество бойцов противника.

Завершив приготовления, поворачиваюсь к быстро тормозящему воздушному судну преследователей. «Стремительная сука» уже совсем близко и сейчас сбрасывает скорость, чтобы не уйти далеко вперёд нас. В целом, Сэмсон уже может действовать, но мы ждём. Надо поймать момент, когда от корабля отделятся шлюпки с абордажной командой. Чем меньше на борту окажется подготовленных бойцов, тем выше шансы на успех у нашего небольшого отряда. Тем более, эти парни точно не могли захватить с собой всех «абордажников» в полном составе. Чем больше людей они отправят к нам, тем слабее окажется сопротивление оставшейся части команды.

Когда санба замирает в воздухе, относительно рядом с нами, внутри всё автоматически сжимается. Если Цзера вдруг неправа и сейчас они ударят по нам из орудий, то у «Голодного морсара» нет ни единого шанса пережить даже один залп.

Разум чуть успокаивается после отделения от корабля сразу двух шлюпок, которые резво направляются к нам. Теперь у нас есть шанс. Крохотный, но тем не менее вполне реальный. Конечно, если Сэмсон не впаяет нас в переборки. Или куда-то ещё. Сам призванный, сейчас сосредоточенно наблюдает за санбой. Рядом застыла Эмили, на плече которой сразу две сумки с трофеями. Она должна сбросить их сразу после отправки на борт «Стремительной суки». Если одержим верх, то добыча ещё может пригодиться.

— Пора! Новых шлюпок они уже не отправят.

Хищно оскалившаяся Цзера, сжимающая клинок в правой руке и револьвер в левой, выглядит весьма убедительно. Настолько, что котяра даже ничего не уточняет. На мгновение мир вокруг исчезает за серо-пепельными стенами, а потом я обнаруживаю себя стоящим в круглом помещении. Воздух разрезает оглушающий дикий вопль. Я же отправляю пулю в корпус ближайшего противника. Запоздало подумав, что стоило сменить рунические патроны на обычные, чтобы не расходовать ценный ресурс. Эмили сносит голову ещё одному, а клинок Цзеры обрывает жизнь третьего. За переборкой тоже хлопают выстрелы — как минимум часть остальных людей благополучно добралась вместе с нами. Котяра честно предупредил, что не уверен в успешности переброски такой большой группы людей. Но постарается сделать всё, чтобы операция прошла успешна.

Правда одному из членой экипажа «Морсара» не повезло — он действительно застрял в переборке. Именно его вопль мы и слышали в начале боя. Поняв, что это Айнер, пытавшийся оспаривать решение тигрицы, на момент задумываюсь о неслучайности такого расклада, но через секунду становится не до размышлений.

До команды «Стремительной суки» доходит, что их атаковали. И пираты оказывают ожесточённое сопротивление. Наш небольшой отряд оказался около правого борта, в помещениях для артиллеристов. Цзера отправляет нескольких человек в сторону бака, а остальных ведёт за собой, в надежде захватить арсенал.

Пространство внутри корабля моментально заполняется стрельбой и криками. Патроны в барабане расходуются буквально за первые пятнадцать секунд боя — такое ощущение, что бойцы противника вываливаются отовсюду. Переломив барабан, вытряхиваю пустые гильзы и плечо обжигает пуля — из поворота показались сразу трое пиратов, открыв огонь. Рядом оседает один из подчинённых Цзеры, а вперёд мчится серая фигура Эмили, которая принимает на себя основную массу свинца.

— Сзади!

Крутнувшись на месте, возвращаю уже заполненный патронами барабан на место и укладываю одного из появившихся за нашей спиной противников. Во второго всаживает пулю тигродевушка. Но внезапно возникшая пара успевает прикончить ещё одного из наших людей. В таком темпе мы долго не продержимся. Даже если разменивать одного нашего солдата на двоих или троих вражеских, они выиграют за счёт численности.

Оказавшись в широком коридоре перед кают-компанией, попадаем под шквальный огонь. Несколько револьверов, две или три винтовки, ручной пулемёт. Двоих членов экипажа «Морсара», что шли первыми нашпиговывает свинцом, а сам я выживаю только благодаря Эмили, которая снова принимает на себя удар. Сзади тоже появляется противник — мы оказываемся зажатыми сразу с двух сторон. Пуля вонзается в переборку рядом с головой, ещё одна обжигает бедро ноги. Гхаргово дерьмо!

Достав гранату, вытаскиваю чеку и переглядываюсь с Эмили. Та выпускает несколько пуль подряд, заставляя противника снизить интенсивность огня, а я пускаю в дело «ручную артиллерию». Взрыв перекрывает звуки стрельбы, ударив по ушам. Вперёд по коридору сразу уносится механоид. Следом рыжей молнией проносится Сэмсон.

Через минуту мы уже оказываемся перед входом в арсенал. Первая часть плана выполнена. Имеется только одно «но» — помимо меня, Эмили, котяры и Цзеры, с нами всего трое бойцов. Не знаю, сколько точно на борту членов экипажа, но что-то подсказывает — не меньше полусотни. А если вернулась абордажная команда, то их и вовсе около ста человек.

— Сунетесь — подорвём арсенал! Сколько у вас магов? Или они через десять секунд будут здесь, или мы подрываем корабль!

Прокричавшая всё это Цзера, тяжело дыша прислоняется спиной к стене коридора. На боку тигрицы расплывается красное пятно от ранения, которая та с опаской трогает рукой. Покосившись на меня, скалится в усмешке. А со стороны противника слышится мужской голос.

— Сдавайтесь и вас никто не тронет. Слышите? Нам нужны чужаки и старший помощник, все остальные сохранят свои жизни.

Один из оставшейся троицы пиратов с «Морсара» реагирует моментально. Начинает поднимать руку с револьвером, явно намереваясь вогнать пулю в голову тигрицы. Но его опережает Эмили, прямым ударом вогнавшая рунный клинок в висок незадачливого мятежника. Голова второго разлетается кровавой пылью после моего попадания. Глотку третьего разрывает прыгнувший котяра. Сама Цзера высовывается в коридор, встречая тремя пулями бойцов противника, решивших попытать счастья. Закончив стрелять, снова кричит.

— Ещё одна попытка и мы подорвём ваш корабль! Слышала, морсаровы твари? Нам терять уже нечего! Магов сюда! Быстро!

На несколько секунд устанавливается относительная тишина, нарушаемая только перешёптыванием пиратов.

— Я здесь только один. На борту было меньше половины членов команды. Зачем тебе маг?

Тигрица косится в мою сторону. Потом бросает взгляд на призванного, шёпотом обращаясь к коту.

— Ты сможешь закинуть его ярдов на триста ниже нас.

У Сэмсона вырывается усталый вздох.

— Наверное да. Только мне тоже придётся прыгнуть, а потом вернуться одному.

Цзера кивает.

— Мы отправим тебя на борт «Голодного морсара», чтобы исключить опасность для себя. Так же, как и мы прибыли сюда. А остальные полетят на шлюпках.

— Думаешь мы так просто отдадим тебе санбу?

Это уже другой мужской голос. Судя по тембру, кто-то из офицеров.

— А у вас есть варианты? Либо так, либо мы подорвём корабль и сдохнем тут все вместе.

На самом деле есть ещё одна опция — забросить в арсенал гранату и пока она не сдетонировала, отправиться на борт дирижабля. Но и причины, по которым тигрица его всерьёз не рассматривает, тоже ясны. Обычным ходом мы будем добираться до берега слишком долго. За это время на Парящем успеют понять, что происходит и отправят в погоню кого-то ещё. А вот наличие санбы упростит эту задачу. Конечно, если на ней не отключат артефакты.

Как я понимаю, именно во избежание этого сценария тигродевушка собирается прикончить единственного мага, сбросив его в океан. С учётом высоты, даже ему будет непросто выжить. Не говоря уже о том, чтобы вернуться обратно. А если он сдохнет, то у остальных членов команды не останется вариантов связи с островом. При таком раскладе, на Парящем не сразу поймут, что усиливающие артефакты «Стремительной суки» следует вырубить. Тогда у нас появится шанс добраться до побережья.

Ещё несколько секунд они спорят между собой, а потом в коридор осторожно выходит невысокий блондин в чёрном камзоле.

— Мы согласны на предложение. Но…скайна, ты должна понимать — это так не оставят. Парящий отправит за вами кого-то ещё.

Старпом опускает взгляд на призванного и тот с недовольной мордой подходит к самому углу, после чего растворяется в воздухе. Спустя пару секунд снова появляется на том же месте. В отличии от мага, который сейчас должен лететь к поверхности океана. И судя по свежей крови на правой передней лапе, скорее всего не в самом лучшем состоянии.

— Всё, он уже на борту «Морсара». Теперь дело за вами! Три минуты на то, чтобы покинуть санбу в шлюпках.

Пару мгновений они всё же медлят. Возникает ощущение, что сейчас всё пойдёт не по плану и нам придётся сражаться. Или отступать на дирижабль, если у призванного хватит сил. Не знаю, что там в голове у самой Цзеры, но погибать вместе с санбой я точно не намерен. Мощный инстинкт самосохранения — один из основных факторов, обеспечивших выживание в «Ночном Озере».

Поэтому, когда слышу топот ног, машинально выдыхаю воздух. Они всё-таки клюнули на наживку. Теперь осталось немного подождать и убедиться, что на борту действительно никого не осталось. После чего убираться отсюда. Для этой задачи у нас имеется призванный, который отлично чувствует присутствие людей. Котяра в одиночку устремляется вперёд и возвращается меньше чем через минуту, принеся известие о том, что на санбе больше нет никого живого.

Для полноценного функционирования корабля нас слишком мало, но сейчас это и не требуется. Добравшаяся до рубки управления Цзера, тыкает пальцем в тонкую книгу, лежащую на столе.

— Нотная комбинация на первой странице. Давай.

Глянув на моё удивлённое лицо, добавляет.

— Ты ведь маг? Тот удар по основателю — твоих рук дело, верно? Там простая связка, думаю справишься.

Молча кивнув, берусь за книжку и медленно воспроизвожу магические символы, которых к счастью в этой конкретной связке немного. Заканчиваю вовремя — одна из десантных шлюпок, что приземлились на палубе «Голодного морсара» уже поднимается в воздух, намереваясь вернуться. Похоже поняли, что их мага на борту нет и какая-то часть команды решила рискнуть, «высказав» нам эти претензии лично.

Успеваю рассмотреть их на одном из выпуклых зеркальных листов, которые демонстрируют всё происходящее снаружи. А потом меня накрывает откат от заклинания. Струна дико вибрирует, ходя из стороны в сторону, а внутренние органы разрывает болью. Упав на колени, сдерживаю рвущиеся из груди стоны, думая о том, что надо немедленно заняться поиском крейнера среди трофеев. Будь эта нотная комбинация более мощной — я бы так и загнулся здесь, скорчившись на палубе санбы.

Эмили помогает переместиться к борту, о который я опираюсь спиной. А секунд через двадцать боль снижается настолько, что я встаю, опираясь на её руку. С некоторым удивлением обнаруживаю, что на экранах больше нет дирижабля. Только океан, что виднеется далеко внизу и редкие облака под нами.

— Куда править?

Какое-то время обдумываю варианты. Потом уверенно выдаю ответ.

— В Сванеш.

Стоящая у штурвала Цзера морщится.

— Далеко. Если за нами отправят кого-то ещё, то они обнаружат дирижабль с этими уродами и всё станет ясно.

— Тогда просто куда-то к западу от Каледа. Чем ближе к Сванешу, тем лучше.

Тигрица не слишком довольна ответом, но на этот раз не возражает. Я же повторно прогоняю в голове свои аргументы, подтверждая верность выбора. В Калед сейчас возвращаться точно не стоит. Да и в таком манёвре нет никакого смысла. Чахир потерял свой «канал» тайной переправки беглецов и даже если он выправит документы, до запада нам быстро не добраться. А если предположить, что у пиратов есть свои доверенные лица на суше, то опять же, искать нас будут первым делом в Каледе. Если добавить к этому полувоенное положение на которое перешёл город после налёта, то окончательно становится ясно, что туда лучше не соваться.

Безусловно, на пиратской санбе вообще опасно приближаться к побережью. Но тут вся надежда на Сэмсона. Как только нас обнаружат и навстречу выдвинется имперский флот, котяра должен перенести нас на берег. В три пары рук и четыре кошачьи лапы мы всё равно не сможем дать бой. Максимум, задействуем одно из орудия главного калибра. Что слабо улучшит ситуацию. Да и не нужно нам схлёстываться с военными кораблями.

Цзера перевязывает свою рану и скоро мы оставляем тигрицу в одиночестве. Что интересно, она не сильно интересуется нашими дальнейшими планами. Возможно считает, что для этого сейчас не самое подходящее время. А может просто всё решила для себя и в её голове уже имеется готовая схема действий. Сложно сказать.

Сам я, перетянув лёгкую рану на ноге, занимаюсь отсеиванием артефактов. Времени на каждый из них уходит немало, но зато получается отыскать сразу два крейнера. Один в классической форме кольца, а второй выглядит, как кубик, висящий на продетой сквозь него цепочке. Не знаю в чём между ними разница и на всякий случай оставляю себе оба. Цепочку сначала хочу повесить на шею, но потом обматываю её вокруг правого запястья. С кольцом вариантов немного — просто надеваю на палец.

Дальше возвращаемся в рубку. Пока артефакты всё ещё работают, но учитывая сколько прошло времени, они в любой момент могут отказать. Радует только то, что санба действительно одна из самых быстрых. По расчётам тигрицы, нам нужно около четырёх часов, чтобы добраться до побережья. Плюс, ещё около полутора часов на путь до Сванеша, если всё-таки сворачивать к нему. В пути, бывший старпом забирает в сторону, чтобы отвернуть от Каледа. Но она совсем не уверена, что мы сможем спокойно долететь до Сванеша.

За оставшееся время, успеваем обшарить корабль в поисках чего-то ценного. Денег или иных ценностей не обнаруживаем, но набираем ручных гранат и обычных патронов. Не каждый раз стоит пускать в дело рунические боеприпасы, оказавшиеся неожиданно мощными и насколько я понимаю, редкими. Помимо этого, заменяю свой пояс, позаимстовав новый из корабельного арсенала. Основное отличие, в удобных «контейнерах» под ручные гранаты — теперь можно носить с собой до четырёх штук.

Вот Эмили прельщается парой небольших топоров, которые добавляет к своему набору оружия. Теперь механоид и вовсе выглядит, как ходячий склад вооружения.

Когда уже приближаемся к берегу и идём практически вдоль него, на удалении нескольких сотен лиг, артефакты всё-таки отключаются. До Сванеша ещё далеко — не меньше трёх тысяч лиг. А со стороны побережья уже приближается несколько точек — санбы или дирижабли имперского флота. Поморщившись, опускаю взгляд на Сэмсона.

— Твой выход, котяра. Добросишь нас до берега?

Тот недовольно встряхивается.

— Я высшее разумное существо, превосходящее по уровню интеллекта почти всех в этом мире. Не моя вина, что сознание оказалось помещено в это звериное тело.

Бросаю взгляд на экраны наблюдения.

— Как скажешь. Так ты закинешь нас на берег, высшее разумное существо?

Призванный что-то тихо ворчит, а потом без предупреждения пускает в дело свою способность. Пошатнувшись от неожиданности, зажмуриваюсь. Подняв веки, снова щурюсь от яркого солнечного света. А прямо передо мной обнаруживается изрядно удивлённый седой мужчина.

— Вы прибыли на обучение юноша? Впечатлён вашими способностями, но хочу отметить — открытие порталов прямо во внутренний двор запрещено.

Остановив руку, которая почти опустилась на рукоять револьвера, оглядываюсь по сторонам. Полсотни парней и девушек, выстроенных в неровную шеренгу. Ещё пара мужчин, с подозрением разглядывающих нашу небольшую компанию. И трёхэтажная постройка, что со всех сторон окружает просторный двор, в котором мы оказались.


Глава IX


Под ногами что-то тихо шепчет призванный, а за спиной сдавленно охает Цзера. Понимаю — я тоже не ожидал такого поворота событий. Но и молчать, стоя безмолвным истуканом, нельзя. Если это закрытый пансион для аристократов, то здесь точно должна быть охрана. Ещё хуже, если мы угодили в заведение, где обучают магов. Тогда у нас совсем нет вариантов выжить при столкновении. Вот только, как сейчас выкрутиться?

— Я действительно прибыл на обучение. Прошу извинить за столь странный способ появления.

Седой мужчина несколько секунд пристально разглядывает меня.

— Тогда рад приветствовать вас на территории школы «Скарно». Прошу проследовать за мной.

Развернувшись, шагает к одному из входов, оформленному в виде арки. Чуть поколебавшись, иду за ним. Желай он нас прикончить, сделал бы это сразу, а не вёл бы куда-то, чтобы продолжить беседу. К тому же, револьвер заряженный руническими патронами у меня в кобуре, а рядом Эмили и Сэмсон. Да и Цзера чего-то стоит.

Когда оказываемся в небольшом холле, наш «проводник» разворачивается и взмахивает рукой, после чего дверь с шумом захлопывается.

— А теперь говорите правду. Кто вы такие и как здесь оказались? На убийц вы не похожи, но при этом спокойно прошли защитные артефакты. И тебя парень, точно нет в списке кандидатов на обучение в нашей школе.

Собираясь с мыслями, скольжу взглядом по стене за его спиной. «Школа магии Скарно — научим всему, что вы хотите знать». Значит тут всё-таки обучают магов. Голова начинает бешено работать, предлагая варианты.

— Я действительно не против попасть к вам на обучение. Не скрою — вы правы насчёт того, что мы оказались здесь случайно. Но при этом у нас нет злонамеренного умысла по отношению к вам или ученикам этой школы. А теперь появилось желание оказаться в числе ваших студентов.

Собеседник усмехается, заводя руки за спину.

— Поправьте, если я ошибаюсь, но выходит вы абсолютно случайно проникли на территорию «Скарно», пройдя сквозь нашу защитную систему. А теперь хотите попасть на обучение? Вы ещё скажите, что механоид и этот чудной химерологический конструкт тоже желают обучаться.

Вместо меня, неожиданно подаёт голос проигнорированный котяра.

— Они может и нет, а вот я бы у вас тоже поучился..

Пока мужчина с лёгким изумлением рассматривает четвёртого члена нашей компании, успеваю набросать в голове ответ.

— Если вы занимаетесь обучением призванных, то действительно можете записать нас двоих.

Теперь тот ненадолго задумывается.

— Призванный и пара конструктов. Судя по крови на одежде, недавно вышедших из боя. Вас кто-то преследует?

Интересно, есть у него артефакт истины, которым меня проверяла Эмили? А там, как знать, может быть существуют и другие способы определить ложь. Этот мужик заставил дверь закрыться без использования нотных символов — может статься так, что у него имеются и какие-то иные способы управления магией.

— Вполне вероятно, что нас действительно кто-то будет искать. Но эта школа — последнее место в империи, куда они направятся. К тому же, не уверен, что наши возможные преследователи представляют для вас серьёзную угрозу.

Какое-то время мужчина молчит. Потом задумчиво цокает.

— У нас есть пара специалистов, что работают с призванными. Они будут рады возможности отточить свои навыки. Если среди тех, кто идёт за вами нет стэрсов императора, то мы можем рассмотреть вопрос вашего обучения. Не у каждого студента получается преодолеть наши защитные артефакты, не подняв при этом тревоги.

На секунду замолкает, специально сделав паузу.

— С двойной оплатой, само собой. Каждые три месяца обойдутся вам в четыре тысячи ларов. За двоих — восемь тысяч.

С трудом удерживаюсь от удивлённого восклицания. А вот Сэмсон невозмутимо уточняет.

— Почему всего за три месяца? Не слышал, чтобы кто-то настолько быстро обучал магов.

— Это период для сдачи экзаменов и отсева студентов. У нас здесь не Хёниц — обучающиеся не убивают друг друга, занимаясь естественным отбором. Поэтому оплата производится исключительно каждые три месяца. Оплата за следующий период вносится только при успешном прохождении экзаменации.

Не думал, что обучение магии может столько стоить. В Каледе были маги, которые брали учеников в частном порядке. Но там фигурировали абсолютно иные суммы. В некоторых случаях можно было попасть в число подмастерий бесплатно. При условии, что ты уже слегка разбираешься в вопросе. Но восемь тысяч ларов… Да ещё и за три месяца. У нас сейчас даже столько денег на руках нет. А вот желание остаться имеется. Где-где, а в школе магии нас скорее всего искать не станут. Да и со своим магическим даром я наконец смогу как-то разобраться.

— Оплату принимаете только наличными?

Снова удивлённо морщится.

— А вы можете расплатиться чем-то ещё?

Медленно киваю.

— Например ценными книгами. Которые потянут на обозначенную сумму.

Мужик тяжело вздыхает.

— Если таковых нет в нашей библиотеке, то такой вариант возможен. Но хочу сразу предупредить вас, в Скарно имеется весьма неплохая коллекция манускриптов.

Кивнув ему, забираю у Эмили сумку с трофеями, которые думал сбагрить ещё Чахиру и принимаюсь по одной извлекать книги, выкладывая их на небольшой резной столик. Добравшись до пятой, решаю остановиться — слишком уж круглыми стали глаза у моего собеседника. Когда отступаю назад, тот выходит из ступора и подойдя, принимается крутить в руках манускрипты, изучая их. Покосившись на тканевый мешок в моих руках, скользит взглядом по объёмной сумке на плече Эмили и разочарованно вздыхает.

— Знаете… Попадись вы мне на глаза в иной период жизни, я бы уже прикончил вас. Или пригласил на чашку сорка, которая стала бы последней.

Опустив взгляд на книгу, что держит в руках, хмурится.

— Откуда вы всё это взяли?

Пожимаю плечами.

— Скажем нашли. Или забрали у весьма неприятной персоны, что пыталась нас убить.

Хмыкнув, какое-то время рассматривает предложенные ему варианты. Повторив свой тяжелый вздох, отодвигает три из них в сторону.

— Учитывая неизвестность их происхождения, я могу засчитать только половину рыночной стоимости. Но это вполне хватит, чтобы оплатить обучение в Скарно для двух студентов. А ваших спутников мы засчитаем в качестве прислуги.

Снизу слышится мурчания котяры.

— Ну и кто теперь тут будет чьей-то собственностью? Наконец всё встаёт на свои места.

Цзера на его слова никак не реагирует, а вот нога Эмили почти попадает в бок призванного, который в последний момент успевает ловко отпрыгнуть в сторону. Я же чувствую, как округляются мои собственные глаза. Восемь тысяч ларов за две книги. И это только половина от их рыночной цены. Это сколько могут стоить все остальные, что я решил оставить на будущее? Сколько там ещё в сумке Эмили? Штук тридцать? Плюс личные записи Эммера, которые могут оказаться ещё более ценными. Даже если отталкиваться от стоимости, которую озвучил…пока безымянный мужик в белом, то это минимум, около ста двадцати тысяч. Колоссальные деньги. Да, продать их все сразу будет сложно. Но в теории возможно. Конечно, если это вообще понадобится. Что-то мне подсказывает, изложенная в книгах информация может пригодиться и мне самому, если решу пойти по пути развития магии.

— Подведём итог. Вы хотите обучаться у нас и вносите эти книги в качестве оплаты?

Киваю хмурому мужчине, который порой косится на отложенные в сторону манускрипты и тот воспроизводит ещё один пасс рукой, после которого выбранные им в качестве оплаты издания просто растворяются в воздухе. Как он это делает? Нет, я слышал об иных схемах управления магией. Но полагал, что это слухи. А если и нет, то уж точно не ожидал увидеть одного из таких умельцев вживую.

Ожидаю, что нас сразу поведут наружу, но вместо этого мужчина, представившийся Оксарром, внезапно углубляется в бюрократические подробности. Как выясняется, на территории школы Скорна запрещено убивать других учеников. При этом использование оружия и магии, в целом допускается. Плюс, ограниченияне распространяются на прислугу. Каждому из обучающихся разрешено взять с собой по одному человеку в качестве сопровождающего и их как раз убивать можно.

Увидев недоумение на моём лице, Оксарр с готовностью рассказывает, что в других учебных заведениях правила ещё более жёсткие. Например в уже упомянутом Хёнице у студентов нет ограничений на убийство друг друга. А в Неррсе, что располагается около южной границы империи и вовсе устраивают обязательные схватки между своими студентами. Естественный отбор в его натуральном виде. Мотивирующий выкладываться по максимуму, чтобы не сдохнуть. В отличии от них в Скарно система подготовки более щадящая — убийство одного студента другим будет рассматриваться, как нарушение правил. Мера наказания может разниться — от смертной казни до исключения. Школа магии обладает правом самостоятельно рассматривать все преступления, совершённые на её территории. Решение будет за их учёным советом. Без участия полиции или офицеров канцелярии.

Помимо этого с нас сдирают ещё пятьсот ларов. За питание на протяжении ближайших трёх месяцев. Эту сумму уже оплачиваю из имеющейся наличности. Идея сбыть с рук книги, выбранные для продажи, никуда не пропала. Но как по мне, сначала следует более точно их оценить, чтобы не продешевить. Как знать — вдруг Оксарр в два-три раза занизил их стоимость.

Наконец закончив излагать детали, мужчина удаляется, попросив нас дождаться служащего. Как только дверь за ним закрывается, слышится возмущённый голос Цзеры.

— Вы действительно собираетесь остаться? Что мы тут делать то будем?

Крутнувшись на месте, поворачиваюсь к девушке.

— Учиться.

Та корчит гримасу и я пытаюсь объяснить.

— Кто станет искать нас в школе магии? Ну вот кому такое взбредёт в голову? Все, кто висит на хвосте — они первым делом начнут шерстить по городскому дну. Может ещё и по гостиницам частой сетью пройдутся. Но скажи, кто решит начать проверять школы магии? Сюда ведь и не попасть просто так.

В стороне слышится ворчание кота.

— Тот, кто ответственно относится к своей работе и не оставляет цели шансов. Хотя, среди вашего вида таких почти нет.

Скайна реплику призванного успешно игнорирует.

— То есть твой план в том, чтобы воспользоваться школой, как укрытием?

Получив от меня подтверждающий кивок, уточняет.

— Но что нам делать? Ты будешь учиться, твой рыжий компаньон, как я полагаю, тоже. А мы? Смиренно ждать вас в комнатах и готовить ужин?

Н-да. Кипучая натура бывшего старпома видимо не рассматривает такой вариант в качестве позитивного. Что в целом объяснимо. Если тебе долгое время приходилось доказывать своё право быть наравне с остальными, то просто взять и расслабиться, не выйдет.

— Ты слышала Оксарра — можно развлекаться охотой на при…спутников других студентов. А там, как знать. Может и для вас найдётся какой-то свой вариант. У тебя, к слову вообще может быть магическая струна?

Тигрица погружается в раздумья, но ответить не успевает — появляется один из служащих, который приглашает следовать за ним.

Снова оказавшись во дворе, понимаю, почему Оксарр не торопился возвращаться. Тут больше никого нет. Либо мы появились к самому финалу церемонии, либо кто-то закончил её вместо него. Ещё один вскрывшийся факт — школа Скарно отнюдь не так мала, как мне показалось изначально. Да, во всех зданиях всего по три этажа, но их тут много. Изначально, я ошибочно посчитал, что постройка во двор которой нас отправил Сэмсон была единственной. Но нет, это всего лишь один из многочисленных корпусов.

Когда оказываемся на лестнице в тот, что выделен для проживания студентов, ведущий нас служащий притормаживает.

— Вы будете размещаться все вместе? Или выделить два помещения?

Ответ выдаю без особых раздумий.

— Вместе.

Тот молча шагает дальше, а рядом слышится тихое ворчание кота, сокрушающегося по поводу того, что ему придётся делить с нами кров. Хотя после того, как мы добираемся до цели, становится понятно — может и не придётся. Четыре отдельные спальни, гостиная с камином и что-то похожее на столовую. Крутя головой по сторонам, машинально присвистываю.

— У вас тут все так живут?

Служащий едва заметно усмехается.

— Это стандартное жильё для наших студентов. Завтра утром всех первокурсников ждёт первое вводное занятие, на которое лучше не опаздывать. Если у вас по каким-то причинам отсутствуют слепки личности, загляните в пятый корпус и найдите Хайдера — он изготовит для вас артефакты. Без них на лекции вас не пустят.

Выдав всё это, удаляется, захлопнув за собой дверь, а я продолжаю озираться, поражённый условиями проживания. Понимание приходит только спустя несколько секунд. Раз с нас взяли двойную плату, значит остальные выкладывают по две тысячи ларов за каждые три месяца. В том дворе было не меньше полусотни студентов первого курса. Грубо говоря, это уже сто тысяч. А если предположить, что новые потоки они набирают каждые три месяца, то выходит, что школа располагает солидными объёмами финансов. Было бы странно, засовывай они своих студентов в крохотные каморки. Да и не думаю, что подавляющей массе обучающихся тут людей, эти апартаменты кажутся роскошью, если принять во внимание оплаченные ими суммы.

— Там у них какое-то собрание. Хотя…нет. Всё как всегда — решили окунуться в пучину алкоголя и разврата.

Глянув на занявшего подоконник кота, решаю посмотреть на всё своими глазами. Как выясняется спустя несколько секунд, студенты и правда собираются в соседнем здании, откуда доносятся лёгкие звуки музыки. Сложно понять, новички это или нет, но если рассуждать в логическом ключе, то скорее всего да. Хотя, может и нет. Возможно такие мероприятия проходят тут каждый вечер.

Какое-то время колеблюсь. С одной стороны, высовываться сейчас не стоит. С другой, нашу компанию и так все увидят завтра. Сложно оставаться в тени, если начал учиться в школе магии. А вот дополнительная информация нам не помешает. Да и взглянуть на будущих сокурсников, тоже было бы неплохо. Плюс есть и куда более приземлённая причина — организм намекает на то, что пора бы уже в него забросить что-то из еды.

Определившись, окидываю взглядом остальных.

— Думаю, нам тоже стоит туда наведаться.

Первым реагирует тяжело вздыхающий Сэмсон.

— Я лучше пока посплю. Зная вас, там наверняка начнётся какое-то бездново безумие и снова придётся убивать. Мне это уже слегка надоело, знаете-ли. Лучше уж высплюсь.

Переубедить призванного не выходит, так что наружу мы отправляемся втроём. Предварительно постаравшись привести одежду в нормальный вид. Получается не очень — пятна крови так быстро не отстирать. Но тут уже ничего не поделать, запасных комплектов у нас нет. Заодно слегка прорежаем свой арсенал. Эмили оставляет в гостиной оба трофейных топора, а я выкладываю гранаты. Всё остальное берём с собой — судя по моим наблюдениям, каждый второй студент свободно ходит с оружием, значит на этот счёт ограничения отсутствуют.

Выйдя во внутренний двор направляемся к арке и догоняем компанию из троих девушек и двоих парней. Один из последних было поворачивается, чтобы нас поприветствовать, но тут же осекается и захлопнув рот, молча ускоряет шаг. Хм. Ему так не понравился наш внешний вид? Испугался? Или наоборот, считает, что общаться с нами, выше его достоинства?

Оказавшись внутри помещения, где проходит «вечеринка», оглядываюсь по сторонам. Приглушённый свет, квадратные массивные столы, несколько отдельных зон для больших компаний. И разнообразная аудитория. Парни в костюмах-тройках соседствуют с девушками, разодетыми, как откровенные шлюхи. А за соседним столиком сидят уже вполне прилично выглядящие студентки, благонравно потягивающие вино. Уже усаживаясь за стол, понимаю, что полуголые девицы, это видимо «прислуга». Если у тебя есть деньги, никто не запрещает взять служанку и любовницу в одном лице. Или сразу двух, если доплатить.

Сделав заказ подошедшей официантке, принимаюсь снова разглядывать зал, когда сбоку слышится уверенный мужской голос.

— Значит вас, оборванцев всё-таки взяли? И вы решили, что заявиться сюда вот так внаглую, это хорошая затея?


Глава X


Повернув голову, обнаруживаю перед собой прилизанного парня в костюме-тройке. Позади стоит ещё один — массивный здоровяк, с револьверной кобурой на поясе. Чуть в стороне — стайка пересмеивающихся девушек, окруживших один из высоких столиков.

— В чём собственно проблема? Мы такие же студенты, как и все остальные.

Обратившийся ко мне парень, корчит издевательскую гримасу.

— Появившийся из ниоткуда и запачканный кровью оборванец с парой непонятных конструктов, который наверняка работает на криминал. Могу поспорить, у тебя нашлась пачка банкнот — Скарно не так щепетильны, как остальные школы и готовы взять кого угодно, если у него есть деньги.

— Рассказываешь историю своей жизни? Для остальных школ лицом не вышел и потому оказался здесь. А теперь решил отыграться, чтобы успокоить своё самолюбие?

Судя по его изменившемуся лицу, я попал в цель.

— Да что ты понимаешь, смердящий кусок морсарового дерьма! Скарно — цивилизованная школа! В отличии от Хёница, где студенты убивают друг друга пачками и дохнут во время экспериментов. Как и в половине других мест. Не думаю, что ты понимаешь, но далеко не каждый маг мечтает сдохнуть во время обучения.

У него даже тон поменялся — стал более низким и откровенно злым.

— Так ты нарываешься сейчас только потому, что считаешь себя защищённым?

Разговоры вокруг постепенно стихают — внимание окружающих приковано к конфликту. А собеседник пытается сохранить лицо. Показательно поморщившись, медленно тянет слова.

— Из какой дыры ты вылез, паренёк? За такой тон в любом приличном обществе, тебя бы давно на лоскуты порезали.

Усмехнувшись, качаю головой.

— Ты тоже на аристократа не тянешь. Правда и на улицах подобный тебе долго бы не протянул. Дай угадаю — слащавый буржуа с богатенькими родителями, который дико завидует каждому занюханному виконту? И срывается на тех, кто по его мнению не может дать отпор?

Лицо парня перекашивается от зашкаливающей ярости.

— Да как ты смеешь, рицеров…

Ожидаю, что он договорит и попытается полезть в рукопашный бой, но вместо этого «сокурсник» пускает в ход магию на середине фразы. Невидимая сила поднимает меня в воздух, впечатывая в стену и придавливая к ней. Ни одной ноты в воздухе, я не замечаю — значит ублюдок задействовал артефакт.

— Что? Не знаешь, как теперь быть? Тупой отпрыск гхарга! Райц — прикончи его конструктов.

Верзила, что до сих пор оставался за плечами этого тощего буржуа, молча смещается чуть в сторону, молниеносно вытаскивая из кобуры револьвер. Надо отдать должное — двигается со скоростью и чёткостью настоящего профессионала. Как матёрый уличный боец, на счету которого не одна чужая жизнь. Более того — у него удаётся опередить Цзеру, пальцы которой только сжимаются на рукояти оружия. Но Эмили оказывается быстрее.

Грохот выстрела, испуганные крики людей вокруг и яростный вопль того парня, что держал меня в воздухе при помощи артефакта. Прострелившая голову его подручному, механоид видимо вспомнила о запрете на убийства студентов и метнула нож, всадив его в бедро противника.

Оказавшись на полу, сам выхватываю оружие, готовясь открыть огонь. К моему удивлению, никто из находящихся в зале, не стремится атаковать. Вместо этого слышится уверенный мужской голос.

— В первый же день. Такого у нас не было пять лет.

Движущийся через толпу людей Оксарр останавливается около трупа с простреленной головой, после чего переводит взгляд на раненого студента.

— И что здесь случилось?

Теперь взгляд устремлён на меня и я пожимаю плечами.

— Ему не понравилось наше общество и он решил исправить вопрос силой. Мы дали ответ.

Тот кивает и не меняя выражения лица щёлкает пальцами. Из глоток пары десятков человек вырывается слитный вздох. Да и я сам не удерживаюсь — тело убитого парня просто исчезло, вместе со всей кровью. Дальше преподаватель действует уже более классическим способом. Вырывает из раны нож и пускает в дело нотную комбинацию, залечивая рану за считанные секунды.

— Формально правила не нарушены. Убитый был компаньоном студента Зайера Канна. Но я хотел бы обратиться к вам всем с личной просьбой — не омрачайте свой первый вечер новыми убийствами. Тем более сейчас, когда вы ещё не получили форму и не можете отличить студентов от их компаньонов или прислуги.

Покосившись на зачинщика конфликта, который поднимается с пола, добавляет.

— Ведь мы можем обучать магии и конструктов. Как мне кажется, вы забыли об этом господин Канн. Как и о том, что убийство обучающегося может караться смертной казнью.

Оставив парня в некотором ошеломлении, разворачивается в противоположную сторону и уходит. В воздухе снова начинает звучать музыка, а наша троица перемещается в глубину помещения, где мы занимаем один из свободных столов.

Когда строго одетая официантка, игнорирующая попытки Эмили наладить контакт, принимает заказ, за столик внезапно подсаживается высокий блондин с пронзительным взглядом и почему-то знакомыми чертами лица.

— Здорово вы утёрли нос этому придурку. Всего один день здесь, а уже успел выплавить мозги половине студентов.

Протянув руку, продолжает.

— Рейк Форсакс, рад знакомству с приличным человеком.

Не могу сдержать своего удивления, на что парень сразу же обращает внимание.

— Что-то слышал о нашей семье?

Судя по его лицу, такой реакции он точно не ожидал. Что в принципе логично — Форсаксы пусть и древний род, но за пределами Каледа их известность оставляет желать лучшего. Лет триста назад, одного из них узнали бы в любой части империи. Но времена меняются и сейчас баронская семья известна только таким же аристократам, которые следят за остальной знатью империи.

Поняв, что и так слишком затянул с ответом, пожимаю протянутую руку.

— Только краем уха. Вы же вроде из Каледа?

Аристократ с усмешкой кивает.

— Так и есть. А ты откуда такой взялся? Схлестнуться с Канном — на такое не у каждого смелости хватит.

Слишком долго медлить с ответом нельзя — поймёт, что я пытаюсь что-то придумать. Но и первый попавшийся вариант тоже выдавать не стоит.

— Родился на севере, потом немало попутешествовал. Как-то был и в Каледе — поэтому вашу фамилию и запомнил.

Рейк снова расплывается в усмешке.

— Путешествовал, значит? Как-нибудь расскажешь. У тебя наверняка масса интересных историй.

Увидев выражение моего лица, откровенно смеётся.

— Не сейчас. Потом, когда сможешь начать мне доверять.

Глядя на него, не удерживаюсь от вопроса.

— Ты же наследник барона. А я…человек, весьма далёкий от знати. Зачем…

— Зачем я с тобой общаюсь? Да всё просто — наш род давно выдохся. От прежней власти и влияния ничего не осталось. Только ветхий особняк и желание вернуть былое. Меня достало лизать задницы разнообразным ублюдкам, которые были готовы платить золотом за общение с аристократами. Сестру и вовсе едва не выдали замуж… Могу поспорить, даже ты слышал об этой истории?

Отрицательно качаю головой и тот печально кривится.

— Нашли богатого жениха, готового породниться ради титула и влить денег в угасший род. Но на церемонии объявился какой-то урод. Не знаю, кто это организовал и зачем, но он выставил её голой перед всей публикой. Сам же скрылся, убив нескольких охранников. А потом её и вовсе…взяли в плен при налёте на Калед пиратов. Нашлась буквально на днях, в Рэнхе. Где сестре здорово досталось. Правда рассказать ничего не может — кто-то стёр всю память. Сколько не бились маги канцелярии, восстановить ничего не вышло. Одно радует — особняк похитителя спалили, ко всем рицерам. А сам он сдох.

Сидящая рядом со мной Цзера, явно напрягается, услышав об атаке на Калед. А Форсакс оглядыватся назад.

— А вот и Тасса. Подождите, сейчас я вернусь.

Проводив аристократа взглядом, вижу девушку к которой он направляется и понимаю, почему её имя тоже показалось мне знакомым.

— Эмили, быстро уходи. Затеряйся в толпе и незаметно выскользни отсюда. Постарайся добраться до наших комнат без приключений. Наружу, пока мы не вернёмся, не выходи.

Механоид бросает на меня удивлённый взгляд и я, стараясь не повышать голос, добавляю.

— Здесь девушка из поезда и она сейчас подойдёт сюда. Быстрее!

Теперь до неё доходит и через мгновение она уже растворяется среди людей, которых здесь стало намного больше. Отсутствие механоида замечает и вернувшийся Рейк.

— А куда пропала ваша…спутница?

Развожу руками, бросив взгляд на приближающуюся официантку.

— Срочные дела. Но мы пока здесь.

Парень усмехается.

— Надеюсь мы с ней ещё пересечёмся. Первый раз вижу настолько искусно сделанный конструкт. А сейчас позвольте представить мою двоюродную сестру — Тассу Анер-Форсакс.

Светловолосая девушка, сменившая глухое платье «в пол» на что-то короткое и с глубоким декольте, приветливо кивает, тоже располагаясь за столом. Пока её брат оставляет заказ официантке, которая пока принесла только пару бутылок вина, внимательно рассматривает нас. Вижу, как слегка хмурит брови, когда изучает моё лицо. Сердце на момент замирает. Если она сейчас узнает меня, то дело начнёт пахнуть жареным. В прямом и переносном смысле. Пусть Скарно и закрытая юрисдикция, но это имперская школа. Полиция и канцелярия имеют право действовать на её территории, если речь идёт о преступлениях, совершённых за пределами учебного заведения.

К счастью, девушка уже успела влить в себя какой-то объём алкоголя и её блестящие глаза в основном исследуют фигуру тигрицы. Вот и отлично.

— Тасса всё это время жила в столице под опекунством дяди. Он должен был привезти её к нам в Калед. И почти справился…

Не знаю, почему его так распирает от желания всё выложить малознакомым людям, но всё же задаю ожидающийся вопрос.

— Что-то произошло?

Тот с усмешкой разводит руками.

— Снова воздушные пираты. Только на этот раз в глубине империи. И какая-то девушка, что разнесла голову опекуна Тассы, после чего просто растворилась в воздухе. Наверное тоже из пиратов. Только не понимаю, что им могло понадобиться от…

Уже наполнившая свой бокал блондинка, взмахивает рукой.

— Да брось, Рейк. Она была не с пиратами. И ты умолчал о паре фактов — перед этим мы с ней трахнулись. А за убийство дяди, я бы дала ей поиметь меня неограниченное количество раз. Заодно отдав всё, что у меня есть. Ты даже не представляешь, что этот старый…

На этом месте парень всё-таки останавливает опьяневшую сестру и за столом ненадолго воцаряется молчание. Нарушает его снова Тасса.

— Какие у вас планы на сегодня? Чем думаете заниматься?

Переглядываемся с Цзерой и почти синхронно пожимаем плечами.

— Познакомиться с остальными студентами и осмотреться.

Рейк было начинает что-то говорить, но сестра его сразу же перебивает.

— Ну так спрашивайте. После десятка лет взаперти, с радостью поговорю.

Если я верно оцениваю ситуацию, то выпившая аристократка сейчас вообще на многое согласна — от танцев голышом до оргии. Хотя, если свести воедино все факты, то поведение вполне объяснимо. Десять лет со стариком-ханжой, которого явно обуревали те самые желания, что он так яростно критиковал, это серьёзное испытание для психики. И выбравшись во «внешний мир», девушка готова пуститься во все тяжкие.

— Ты была в поезде при нападении пиратов? Как тебе удалось выжить?

Ждала она точно не такого вопроса — непонимающе кривится. А вот во взгляде её брата проскальзывает доля благодарности за то, что мы перешли от щепетильной темы к куда более безопасной.

— Да я им и не была нужна. Пираты пришли за одной конкретной девушкой, на которой они и сосредоточились. Но эта желтокожая проныра сумела уйти. Перебила человек двадцать и просто свалила в лес.

Интересный поворот событий. То есть им всё-таки была нужна та странная пассажирка, умеющая ловко обращаться с холодным оружием. Кто она, раз парни с Парящего рискнули сунуться так далеко от побережья?

— А вы сами откуда? Первый раз вижу такого конструкта? Она автономна или под твоим контролем?

Цзера после вопроса сестры Рейка скрипит зубами и я спешу ответить, пока бывший старпом сама что-то не ляпнула.

— Полностью самостоятельна. И не любит, когда ей напоминают о возможности подчинения.

Язык Тассы проходится по её губам и я слышу тихое порыкивание со стороны тигродевушки. Это она так обозначает своё возбуждение? Или просто пока не осознала всего происходящего и злится из-за того, что её называют конструктом.

Спустя несколько минут нам всё-таки приносят еду, на которую мы с готовностью набрасываемся. В процессе, пытаюсь понять, как быть с Эмили. Её то аристократка точно узнает. Конечно, не факт, что реакций будет критично агрессивной, если судить по её словам. Но в любом случае, она обозначит остальным, что мы были в поезде, который подвергся нападению пиратов. И дальнейшее развитие событий предсказать несложно. По нашему следу от дома Эммера наверняка идёт канцелярия. Плюс не стоит сбрасывать со счетов варрисов. И политическую полицию. У студентов есть связь с внешней средой. Достаточно кому-то из них дать знать, что на территории школы находятся люди, что были в атакованном поезде, как информация пойдёт дальше в массы. Морсаров плавник им всем в зад! Надеялся найти тихую гавань, где можно перевести дух и подумать над тем, как быть дальше. А теперь, как бы не пришлось отсюда бежать.

— Как тебя кстати зовут? Ты так и не представился.

Подняв глаза на Рейка, почти не задумывая озвучиваю ответ.

— Архос Лэ…рк.

В последний момент меняю одну букву. Хотя, в любом случае вышло не очень удачно — задумчивость сыграла со мной плохую шутку. Аристократ вроде не замечает заминки, но тут сложно говорить определённо. Учитывая его детство и юность, на такие моменты он точно должен быть натаскан. Нельзя выжить в среде, пропитанной ложью и интригами, если сам не можешь подмечать элементарных вещей.

Дальше мы постепенно набираемся, обмениваясь фразами. По мере того, как градус опьянения нарастает, беседа принимает всё более живой оборот. Особенно это касается Тассы. Сбиваюсь со счёта, сколько раз её одёргивает двоюродный брат. Не знаю, какой именно была её жизнь раньше, но теперь она яростно навёрстывает упущенное. Вплоть до того, что пытается утащить Цзеру к себе для «разговора наедине».

В какой-то момент уставший от постоянного наблюдения за сестрой Рейк пытается увести её в комнату, но тут блондинка неожиданно проявляет характер.

— Рицерова тварь, который вы меня отдали, мертва. Теперь я полностью свободна. И сама заплатила за обучение здесь! У тебя нет никакого права отдавать мне приказы! И даже не думай действовать силой — я немедленно обращусь к директору!

Опешивший от такого напора парень с изумлённым видом всплёскивает руками, а его сестра переводит взгляд на Цзеру.

— Моё предложение в силе. Идём ко мне — поболтаем? Тут становится скучно.

Бывший старпом скашивает на меня взгляд и получив подтверждающий кивок, поднимается из-за стола. Я же обращаюсь к довольной Тассе.

— Где её искать, если вы вдруг задержитесь?

Одёрнув короткое платье, девушка усмехается.

— Утром можешь заглянуть в пятьдесять вторую комнату.

Рейк вздыхает, угрюмо провожая их взглядом. Когда обе девушки исчезают в толпе, поворачивается ко мне.

— И что с ней делать? Формально она права — ограничивать я её не могу. Но нас сюда и отправили вместе, чтобы я за ней присматривал. Только вот, как мне это сделать, если она сама ищет неприятностей?

Про себя думаю, что судьбой девушки надо было интересоваться гораздо раньше. Лет так десять назад, когда её отдали в руки опекуна Но вслух озвучиваю совсем иное.

— Не думаю, что секс или алкоголь ей сильно повредят. А убийства студентов здесь запрещены, так что реально ей ничего не угрожает.

Аристократ сжимает зубы.

— Всё, что она сделает, ляжет на плечи нашей семьи. У которой и так не осталось ничего, кроме блеска титула. Да и тот изрядно потускнел.

Не совсем понимаю, как поведение его двоюродной сестры может бросить тень на весь их род, но решаю, что лучше этот вопрос сейчас не поднимать. Сложно предсказать его реакцию. Хотя, я слышал массу рассказов про аристократок, которые вели себя намного более развратно, чем Тасса и никто не переживал за «честь семьи».

— А ты живёшь вместе с ней?

Удручённо качает головой.

— Она специально попросила комнату подальше. Я в двенадцатой — это совсем в другом крыле.

Задумчиво киваю, делая глоток вина. А в голове постепенно начинает вырисовываться план действий в отношении Тассы. И лучше всего будет разобраться прямо завтра, до того, как начнутся занятия. Отталкиваясь от этого, свожу продолжение веселья к минимуму. Да, было бы неплохо навести какие-то мосты с аристократом, который своей манерой общения ничем не отличается от обычного человека. Но если он действительно таков, то установить контакт можно будет и позже. Сейчас же лучше не накачиваться спиртным сверх меры, чтобы проснуться вовремя.

Поэтому, отклонив предложение парочки девушек продолжить вечер вместе, прощаюсь с аристократом, на которого оставляю обеих студенток. И покинув зал, устремляюсь к соседнему корпусу. По дороге кручу головой, держа пальцы на рукояти револьвера. Но подвоха не обнаруживается. То ли Зайер Канн внял предупреждению Оксарра, то ли не нашёл варианты для мести после потери своего компаньона. Хотя, если подумать, ему нет смысла атаковать меня. Учащегося всё равно нельзя убить. А любое несмертельное ранение здесь могут вылечить.

Оказавшись в гостиной, понимаю, что в общих помещениях никого нет. Не знаю, где именно котяра, но вот Эмили обнаруживается в моей спальне. У меня не выходит даже ничего сказать — обнажённая девушка яростно набрасывается на меня и вместо беседы начинается безумное соитие, в процессе которого механоид разламывает пополам спинку кровати, за которую держалась.

Когда заканчиваем, у меня уже нет сил что-то объяснять. Просто прошу разбудить меня рано утром и отключаюсь. Последняя мелькнувшая в голове мысль — только бы Эмили не забыла. Реализовать задуманное послезавтра, когда у нового набора будет отсутствовать жёсткое похмелье, будет несколько сложнее, чем после сегодняшней попойки.

Проснувшись от того, что меня трясут за плечи, несколько секунд вспоминаю, для чего меня вообще понадобилось будить в такую рань. Когда в голове проясняется, с трудом оттесняю в сторону Эмили, которая уже сунулась губами к паху и коротко излагаю план. А через пять минут мы покидаем жильё, взбодрившись парой глотков холодного сорка.

Оказавшись перед апартаментами, на которых висит табличка с номером пятьдесят два, на момент замираю, осматриваясь по сторонам. Потом опускаю кулак, занесённый для стука и проверяю ручку. Когда дверь приоткрывается, довольно усмехаюсь. Предположение о том, что в порыве страсти эта парочка забыла запереться, оказалось вполне верным.

Зайдя внутрь, дожидаюсь пока Эмили закроет дверь и окидываю внутренний вид взглядом. Тут всё скромнее — одна небольшая гостиная, правда тоже с камином. Есть отдельная комната со столом. И запертая спальня, из которой доносятся тихие стоны, перемежающиеся с хлюпающими звуками. Девушки продолжают развлекаться. Или начали заново с рассветом. Покосившись на механоида, показываю в сторону входа и делаю шаг вперёд. Пришло время решить возникшую проблему.


Интерлюдия 1


Тарс Конзир задумчиво курил сигарету, разглядывая отчёт о недавнем убийстве в столице. Дело, которое и без того казалось достаточно сложным, теперь ещё больше запуталось. Два офицера политической полиции, один из которых был потомком призванного и человека, а второй полноценным магом. Оба убиты руническими пулями, полностью идентичными тем, что использовались во время перестрелки в Рэнхе. Анализ магического фона проводился трижды и каждый раз результат был одним и тем же — боеприпасы совпадают по своим показателям. Если учесть, что в картотеке министерства не было зафиксировано иных убийств с использованием данных патронов, значит речь идёт о чьей-то «домашней» разработке. А дальше два варианта — либо офицеров прикончили те же самые люди, либо другие, но работающие на одного и того же человека.

Это если не брать в расчёт убийство барона Марзона. В доме которого и застрелили коллег из политического департамента. Один из первых вопросов, которые майор задал «политическим», касался сути визита к советнику министра торговли. Но внятного ответа на него так и не последовало. А когда тема поднялась до высших чинов департамента, то там и вовсе заявили, что это не его дело. Более того — ещё и взяли обязательства проинформировать их, как только Конзир выйдет на след преступников. Вспомнив это, майор усмехнулся. Отчёт он безусловно им направит. Но только после того, как сам повяжет этих неизвестных. Глядишь, прилетит очередное повышение в чине, а вместе с ним и прибавка к жалованию.

Через минуту за столик ресторана, в котором офицер провёл последнюю пару часов, уселся полный мужчина, вытирающий пот со лба. Натянуто выдавив из себя слова приветствия, неловко вытащил из внутреннего кармана несколько смятых листов бумаги, выложив их на столешницу. А спустя несколько мгновений уже удалился, пряча в карман банкноты. Расходов на «агентуру» вполне хватало, чтобы оплатить работу одного из клерков железной дороги. Официальный запрос не стоил бы ничего. Но во-первых, майор не хотел демонстрировать свой интерес к инциденту с пиратами. С учётом общей картины, сейчас им наверняка занимались все — от военной контрразведки до императорской канцелярии. А во-вторых, официально на эту операцию было потрачено вдвое больше, чем получил «источник». Нужно же как-то оплачивать счета в дорогих столичных ресторанах.

Поморщившись, офицер разложил смятые листы бумаги, пропитанные потом и вгляделся в строчки. Тут только отчёты персонала железной дороги. Но это уже немало. Особенно, если учесть, что в открытом доступе их нет. По крайней мере, в департаменте железнодорожной полиции, где работала пара его знакомых, документов не оказалось.

Итак, что у нас здесь интересного? Пробежав глазами весь текст, следователь задерживается на двух его кусках.

«Предположительной целью атаки пиратов была ******* ********* *******. Несмотря на внезапность нападения и численное превосходство противника, ей удалось скрыться, уничтожив не меньше двадцати нападавших. Покинув вагон, ********* ******* смогла добраться до леса, после чего к поезду больше не выходила.»

«В части поезда, сумевшей продолжить путь зафиксирован ещё один инцидент. Одна из пассажирок заперлась в туалете с конструктом женского пола и они предались любовным утехам. Когда её спутник и опекун уловил звуки происходящего и попытался наказать свою подопечную, конструкт застрелила его. После чего вместе со своим спутником исчезла из вагона поезда. Открытия портала при этом зафиксировано не было.»

Интересно. Вымаранное имя пассажирки, которая была мишенью для пиратов — уже интригующе. Но вот исчезновение без открытия портала…

Сделав глоток сорка, майор оглядывается по сторонам. Где такому учат? Вроде бы в Хёнице ставили эксперименты по перемещению предметов, без использования порталов. Но там не шло речи о живых существах. Была ещё целая груда частных исследователей, которые пытались добиться того же самого. Но у них ничего не вышло. Иначе технология была бы уже задействована императорской канцелярией. И уже где-где, а в центральном аппарате министерства об этом бы знали.

Единственный вариант, который остаётся — магический талант. Не у самого конструкта, а например у его владельца. Что означает, какой-то минимальный уровень подготовки. Странно. Если это были те же самые люди, что убили варрисов, то почему тогда не использовали боевые комбинации во время боя? Высококлассные рунические пули, это отлично. Но опыт общения с магами подсказывал, что в первую очередь они стараются действовать заклинаниями. А уже потом пускают в дело оружие.

Человек с почти уникальным айваном, при этом не владеющий боевой магией. Гениальный самоучка, который сам овладел своим талантом? Знать бы ещё откуда у него эти рунические патроны, конструкт и какой была финальная точка назначения. Сам поезд шёл в Калед, но как знать, на какое расстояние мог переместиться человек, которого он ищет. И в каком направлении отправился.

Сложив бумаги, офицер спрятал их в портфель и закурил сигарету. По мере того, как дело обрастало деталями, его суть нравилась Тарсу всё меньше. Барон Марзон, офицеры политической полиции, возможность свободной портации на неопределённое расстояние. Если это те, кого он ищет, то сейчас они больше напоминают мобильную группу ликвидаторов, а не случайных парней, которые оказались не в том месте и не в то время.

Заново прокручивая в голове данные отчёта железнодорожников, майор вспоминает ещё об одном факте. Потерявшая память графиня Рейза Локрис, найденная в особняке барона полностью обнажённой и со следами недавнего бурного соития. Что-то это напоминает. Вроде бы буквально недавно был похожий случай… Точно! Ассина Форсакс, найденная около сгоревшего особняка какого-то старого мага, одно время бывшего советником при дворе императора. Там девушка тоже потеряла память — определённый промежуток времени просто стёрли из её памяти.

Усмехнувшись, Конзир взмахом руки подзывает официанта. Анализ магического фона примёненного на графине заклинания, либо артефакта, должен быть в бумагах предоставленных «политическими». Осталось только запросить данные по Ассине из полиции Рэнха и сравнить их. Если они совпадут, его ждёт ещё одна поездка в город — возможно получится что-то прояснить, поработав с отчётам по пожарищу и свидетелями.


Глава XI


Девушки замечают гостей не сразу. Более того — обе настолько увлечены процессом, что приходится осторожно покашлять, чтобы обратить на себя внимание. Надо отдать должное Цзере — реагирует она немедленно. Быстро выпрямившись, хватается за револьвер, лежащий на тумбочке и уже взводит курок, когда узнаёт моё лицо. Опустив оружие, недоумённо поднимает правую бровь. А снизу еле слышно голос Тассы. Правда из-за положения аристократки, слова разобрать не получается.

Весьма непосредственно ойкнув, тигродевушка смещается в сторону, убирая свою задницу с лица партнёрши и та, опираясь на руки, принимает сидячее положение. После чего сразу пытается привести в порядок растрёпанные волосы и смыкает раздвинутые ноги. Вижу, как двоюродная сестра Форсакса открывает рот, чтобы задать гневный вопрос и почти сразу захлопывает его, уставившись на показавшуюся Эмили.

— ТЫ?

По тону не понять, то ли она рада, то ли наоборот зла. Делаю шаг вперёд, подходя ближе.

— Мы хотели поговорить с тобой. О сохранении нашего небольшого секрета.

Девушка хмурится, покосившись на Цзеру.

— Так это всё был заготовленный план? Вы же понимаете, что…

Тембр голоса становится всё более звучным и я придвигаюсь ещё ближе, снова поднимая руку.

— Никакого плана не было. Мы просто увидели тебя и решили, что Эмили пока лучше не показываться на глаза. Чтобы избежать шумихи и ненужных вопросов. Ты же понимаешь, что нас нас отнюдь не наградят за произошедшее в поезде?

Мгновение помолчав, девушка неуверенно кивает.

— Понимаю, конечно. Но, кто вы такие? И как здесь оказались?

Выдохнув, пожимаю плечами.

— Не знаю, поверишь ты или нет, но в поезде мы были случайными попутчиками. Если бы не инцидент с Эмили, ты бы нас и не запомнила. И здесь, по сути тоже оказались случайно. Единственное, о чём мы хотим тебя попросить — никому не рассказывать о том, что случилось по пути в Калед. Судя по твоим вчерашним словам ты и сама была рада избавиться от опекуна, так? Выходит, мы оказали тебе услугу.

На её лице появляется выражение, которого у меня не получается расшифровать и я спешу добавить.

— В противном случае, мы заявим, что это ты наняла нас ради убийство того старика. И с учётом всех обстоятельств, подобное будет выглядеть вполне правдоподобно.

Сидящая на кровати Тасса внезапно кривит лицо и я вижу, как глаза блестят от подступивших слёз. Неожиданная реакция.

— Да… Вы не представляете…

Сжав кулаки, уже более членораздельно выпаливает.

— Я никому не скажу о том, что это вы были в поезде и прикончили старого рицерового выродка. Надеюсь его сейчас дерёт целая стая гхаргов! Ублюдок!

Сдерживая удивление, молча смотрю на неё и ловлю на себе укоризненный взгляд Цзеры. То ли тигрица недовольна прерванным утренним сексом, то ли негодует по поводу удара по психике аристократки. Вот сама Тасса, довольно быстро берёт себя в руки. И вспомнив о внешнем виде, цепляет пальцами сползшее с кровати одеяло, подтягивая его на себя.

— Но всё же — кто вы такие? Я не стану никому рассказывать про поезд. Просто…не понимаю, как вы могли оказаться в школе Скарно.

Лежащая рядом Цзера, потягивается, выставляя свою грудь вперёд.

— Архос сказал чистую правду, мы попали сюда случайно. И так уж вышло, что смогли договориться с Оксарром о приёме на обучение. Вернее, о зачислении двоих из нас. Остальные проходят, как компаньоны.

Когда бывший старпом заканчивает, вношу свою лепту.

— Всё остальное тебе знать не обязательно. Более того, я бы сказал, что это опасно. Если ты не против, давай оставим всё, как есть.

Та с неохотой кивает, заинтересованно рассматривая нас. А через минуту мы уже покидаем её апартаменты, оставив наедине с тигродевушкой. Тасса наверняка попытается из неё что-то вытянуть, но думаю Цзера быстро переключит её на занятие совсем другим делом.

Оказавшись за дверь, окидываю взглядом округу, после чего опускаю его на котяру, который ради такого дела согласился пойти с нами и почти не ворчал по поводу того, что его подняли в такую рань. Тот лениво помахивает хвостом и поднимается на лапы.

— Желания сдать нас пока вроде нет. Вот какая-то нервозность присутствует. И страх.

Хм. Это она нас испугалась? Или чего-то ещё? Если первое, то расклад не очень хорош — в таком состоянии люди способны на самые разные глупости.

— А теперь…урхг, всё как всегда! Вы, несчастные людишки, все одинаковые! Идём отсюда.

Одновременно с последней фразой, подаёт личный пример, рванув в сторону лестницы. Мы с Эмили, переглянувшись шагаем следом. Оставленные девушки явно вернулись к своему прежнему занятию, дав Сэмсону прочувствовать полную гамму эмоций.

Добравшись до нашего жилья, опускаюсь в кресло. Вроде всё прошло относительно неплохо и можно выдохнуть. Но разум всё равно терзают сомнения. Тасса может в любой момент передумать и обеспечить нам глобальные проблемы. Куда надёжнее было бы прикончить её, но боюсь, в таком случае нам пришлось бы немедленно бежать. Не говоря уже о том, что данной ситуацией явно была бы недовольна Цзера. А возможно и Эмили. Да у меня нет никакого желания отправлять на тот свет девушку, которая уже здорово помучалась в этом мире.

— Надо было закрепить её слова магической присягой.

Повернув голову к котяре, который лениво развалился на столике, морщу лоб.

— Присягой?

— Ну да. Помнишь, я тебе говорил о ней в самом начале? Когда ты меня из клетки доставал.

Да, действительно — что-то такое я припоминаю. Только вот тогда я не имел никакого представления о том, как это сделать. Равно как и сейчас.

— И ты знаешь, как это провернуть? Тогда давай вернёмся.

Призванный протяжной и тяжело вздыхает.

— Иногда мне кажется, что твоя память, как дырявое решето. Всё пролетает мимо. Откуда мне знать? Я вашей, человеческой магии не обучался. Всё, что умею — прыгать из угла в угол.

— Угу. И вдохновлять людей на беспорядки.

— Это само получается — врождённая харизма и отрицание ограничений, знаешь ли.

Слышу, как хмыкает Эмили, а сам уточняю.

— То есть о том, как связать её магической клятвой ты не в курсе.

Теперь кот даже поворачивает ко мне печальную морду.

— Можете тебе ещё поспать, Архос? Я же сразу сказал, что не в курсе, как это делается. А вот тебе следовало бы выяснять. Так она нас точно не сдаст.

Мысль действительно хорошая. Осталось теперь как-то выяснить детали самой процедуры и провести её. Вот тогда можно будет успокоиться.

Механоид приносит чашки с сорком и покосившийся на неё Сэмсон, что-то ворча под нос, сразу скрывается в своей комнате. Я же в ответ на вопросительный взгляд Эмили, отрицательно качаю головой. Сейчас надо подумать. В первую очередь, ещё раз пройтись по всем угрозам для нашей небольшой команды.

Неспешно отхлёбывая сорк, прогоняю в своей голове всех возможных преследователей. Постепенно прихожу к выводу, что единственный, кто представляет реальную опасность, это стэрс. Но с ним в целом сложно — где бы не оказались, он всё равно будет самым эффективным из всех потенциальных «ищеек». Вот все остальные вряд ли смогут до нас как-то добраться. При условии, что мы сами будем вести себя разумно и держать язык за зубами.

Через час к нам возвращается Цзера. А спустя ещё полчаса мы с Сэмсоном отправляемся к месту проведения вступительной лекции — центральному корпусу школы, где студенты-новички заполняют одну из аудиторий.

Дальше всё превращается в сплошной поток нудной информации и речей. Первым выступает Оксарр, оказавшийся ректором Скарно. Следом за ним преподаватель теории магии, которые долго и крайне детально описывает принцип действия нот и струн. Поначалу даже интересно, но очень скоро я понимаю, что мужик просто ходит по кругу, рассказывая одно и то же, но разными словами.

Потом ещё пачка приветственных речей, в которых нет ни слова про магию. И мероприятие наконец заканчивается. С некоторым унынием думаю, что это совсем не то, чего я ожидал от школы магии, но тут за кафедру снова встаёт Оксарр.

— Все желающие студенты могут принять участие в практических занятиях по химерологии, некроконструированию, зачаровыванию животных, стихийным нотным комбинациям и рунологии, которые пройдут прямо сейчас. Преподаватели расскажут вам основы и дадут прямо на месте опробовать полученные знания. Все занятия пройдут снаружи корпуса, на открытом воздухе — просто выберите нужное.

Чувствуя, как поднимается настроение, ищу глазами Сэмсона, но котяра уже куда-то убежал. Либо не выдержал заунывных речей, либо решил убраться отсюда по какой-то ещё причине. Вторая мысль заставляет ненадолго напрячься, но я успокаиваю себя тем, что призванный точно предупредил бы меня при наличии угрозы. А значит, скорее всего свалил по каким-то своим делам. Учитывая, что у него должен быть отдельный от всех курс, соваться на эти практические занятия ему в любом случае нет никакого смысла.

Сам я, выйдя из корпуса, на какое-то время останавливаюсь. Определить, где какой преподаватель несложно. Вон тот мрачного вида мужик, около которого сложены трупы, явно будет обучать некроконструированию. Девушка, за спиной которой две большие клетки с кроликами и совами — зачаровыванию животных. Маг, окружённый несколькими огненными сферами — стихийным связкам.

Выбрать сложно. Хочется всего, сразу и по максимуму. Но в итоге шагаю к месту, где будут обучать созданию некроконструктов. Возможность превратить мёртвого противника в своё оружие, дорогого стоит. Не говоря уже об использовании костей, которые есть практически в каждом старом городе. Коты, собаки, птицы — все они тоже дохнут. И городские службы частенько закапывают их прямо в городской черте, используя бесхозные участки земли. В той же Горнице, из таких скелетов наверное можно соорудить целый батальон конструктов.

Как выясняется, в схожем ключе думают далеко не все. Вместе со мной к преподавателю подходят всего один студент. Оглянувшись, понимаю, что и химеролог не пользуется большим спросом — там только три человека. Что интересно, один из них — Тасса. Интересный выбор. Учитывая, что большинство других девушек собралось около клеток с животными. А парни разделились пополам между преподавателем рунологии и стариком, что обучает стихийным нотным связкам.

— Значит смельчаков в этот раз всего двое? Представьтесь, чтобы я запомнил ваши имена.

Пока поворачиваю голову обратно к преподавателю, второй уже начинает отвечать.

— Ранзи Хольт, родом из Скэррса.

Следом взгляд преподавателя скользит ко мне и мне не остаётся ничего, как повторить уже озвученное Оксарру.

— Архос Лэнц. С просторов империи.

Тот ухмыляется, проходясь пальцами по чёрной щетине.

— Я — Авон Ларкос. Единственный преподаватель некроконструирования в этой славной школе.

Увидев, как мои брови поднимаются вверх, решает нужным объяснить.

— Не слишком эта специализация популярна. Как и химерология. Большинство хочет оставаться чистенькими и создавать воздушный шторм одной левой рукой, а не возиться с трупами. Но скажу вам, на войне нет ничего эффективнее бригады хорошо сделанных некроконструктов. А если их поддерживают механоиды и призванные — противник обречён.

Вздохнув, добавляет.

— Или ты — если вся эта рицерова плесень несётся на окоп, в котором готовится сдохнуть твоя рота.

Закончив с лирической частью, показывает рукой на штабель трупов.

— Это наш исходный материал. И сейчас я покажу вам, как поднять самого простенького кадавра, который станет выполнять ваши приказы. Полевая нотная комбинация, которая может сильно пригодиться, когда нет времени чертить руны. Только немного ослабленная, в целях безопасности обучающихся. Крейнеры у вас же есть, олухи?

Получив от нас подтверждающие кивки, начинает объяснять. Потом дважды демонстрирует на практике. Первый мертвяк, поднявшийся на ноги, вызывает неожиданную реакцию — кто-то из сгрудившихся относительно близко от нас девушек громко визжит, на мгновение приковав к себе внимание всех присутствующих. Пожалуй, кроме самого преподавателя, который ворчит что-то про изнеженных аристократок, чьё место в борделе и предлагает нам попробовать самим.

Первым начинает Ранзи и вполне предсказуемо ошибается. Нотная связка хотя и состоит всего из десяти символов, но тут крайне важно их расположение. С чем у парня наблюдаются проблемы. Со второго раза один из трупов пытается подняться, но почти сразу валится на землю — теперь он ошибся с нотой, отвечающей за сокращение мышц. Сделать всё, как надо, у него выходит только с третьей попытки — вставший кадавр исправно перемещается по округе, прыгает на месте и размахивает руками.

Хлопнувший в ладони Авон, прерывает тестирование «питомца».

— Пока оставь его на месте — ещё пригодится. Архос, твоя очередь.

Запуская нотную комбинацию, уверен, что не ошибусь и подниму мертвяка с первого раза. Но жизнь быстро расставляет всё по своим местам. Зря я про себя посмеивался над сокурсником. Связка оказывается отнюдь не самой простой. Если у Хольта всё вышло с третьего раза, то у меня получается только с четвёртого. Чувствую, как лёгкая, едва ощутимая волна боли прокатывается по телу, а потом появляется ощущение натянутой нити, которая охватывает правую руку. Хотя нет, это вполне реальный канал связи между мной и конструктом… Я его даже вижу — почти прозрачная полоса, что протягивается от моей руки к вставшему кадавру.

С управлением разобраться относительно просто — мертвяк реагирует на мои мысли о том, что он должен делать. Когда я заставляю его выполнить те же задачи, что и Хольт, преподаватель снова хлопает в ладоши.

— Довольно. Теперь следующий этап. Посмотрим, чего ваши конструкты стоят друг против друга.

Глянув на наши лица, довольно ухмыляется.

— Попробуйте уничтожить второго мертвяка, управляя своим кадавром. Мало поднять мёртвое тело, им ещё надо научиться управлять. Поединок — лучшая практика. В идеале выставить бы против вас смертника с парой ножей. Но тут не Хёниц. Не наши методы.

В последних фразах сквозит явно сожаление. Но сейчас я даже рад тому, что у Скарно «мягкие» методы обучения. Что-то мне подсказывает, управляя кадавром впервые, не так просто одолеть вооружённого человека. Пусть даже у него только нож, без огнестрела.

Первые же секунды боя подтверждают мои мысли — наши мертвяки, вставшие друг напротив друга, нелепо машут руками и подёргиваются, не нанося никакого урона. Основная проблема в скорости движений — у себя в голове я представляю мощный удар, а у кадавра вместо этого получается обычный взмах рукой. Да ещё и пальцы не желают нормально сжиматься в кулак. Наблюдающий за всем этим преподаватель, скалит зубы, но вот подсказок никаких не даёт.

Первым, попытку изменить тактику предпринимает мой противник. Его мертвяк делает шаг вперёд и наваливается на моего кадавра, пытаясь сбить его с ног. Изменяю положение ног конструкта, чтобы придать ему устойчивости. С этой задачей вполне справляюсь, но вот дальнейшие действия под большим вопросом. Как одолеть противника, который не чувствует боли? Да ещё и в ситуации, когда твой собственный «солдат» не сказать, что на многое способен.

В голову приходит неожиданная идея и я пытаюсь её реализовать. Сначала меняю положение ног кадавра, который сразу начинает отклоняться назад под весом противника. А потом даю команду вцепиться в лохмотья одежды на противнике и крутануться вокруг своей оси. Так, чтобы опрокинуть мертвяка Ранзи на землю, спиной вниз. Получается всё далеко не так красиво, как в моей голове, но в целом манёвр проходит удачно. Как только второй оживший труп оказывается на земле, перемещаю руки своего бойца на его голову и принимаюсь молотить черепом об землю. Вот тут и возникает затык. Газон, поросший травой, это не брусчатка мостовой и не плитка дорожек Скарно. Разбить об него голову, задача крайне сложная.

Бой останавливает очередной хлопок преподавателя.

— На сегодня достаточно. Таким темпом вы будете валять своих кадавров до утра, так и не добившись победы. Единственное, что вас извиняет, это ограниченность нотной связки. Тренировочная комбинация поднимает именно таких вот задохликов, мало на что годных в реальном бою. Но для первого раза неплохо. Если захотите попасть ко мне на дополнительные занятия по некроконструированию, обратитесь к кому-то из персонала и вам покажут путь на кафедру.

Переглянувшись, мы с Хольтом почти одновременно открываем рты, но Авон нас перебивает.

— Сначала ознакомьтесь с учебной программой и продержитесь пару-тройку дней. Не каждый может выдержать нагрузки даже плановых занятий Скарно. Если справитесь, тогда уже думайте о том, что вам хотелось бы изучать дополнительно к основному курсу. Какие-то вопросы по сегодняшнему занятию есть?

Я отрицательно качаю головой, а вот Хольт обращается к Ларкосу.

— Почему у трупов нет запаха?

Только сейчас понимаю, что в воздухе действительно нет вони, которая по идее должно окружать штабель частично разложившихся тел.

— Специальная нотная комбинация. Позволяющая вашим нежным сокурсникам находиться рядом и не морщить свои чувствительные носы.

Подождав ещё секунду, преподаватель разворачивается и молча уходит. Уже на ходу пускает в ход какую-то нотную связку, которая моментально «отключает» наших кадавров и тот неудачный образец, что вышел у Хольта при второй попытке. Тренировочная связка… Глупо ожидать большего от первого занятия, но втайне я надеялся, что нам продемонстрируют что-то более мощное.

— Ты как насчёт выпить? Завтра учёба начнётся по полной — времени уже не будет. А пока ещё можно расслабиться.

Повернувшись к Хольту, с деланным сожалением вздыхаю.

— У меня есть ещё одно дело, которое может занять немало времени.

Парень пожимает плечами.

— Если что — найдёшь меня в том же ресторане, где вчера была вечеринка. Конструкторам надо держаться вместе.

Проводив взглядом удаляющегося студента, оглядываюсь вокруг. Где здесь может быть библиотека?


Глава XII


Как быстро выясняется, библиотека скрывается в одном из корпусов школы, занимая добрую его половину. Дорогу мне подсказывает один из служащих, наблюдающих за проходящими занятиями. А вот в самой библиотеке приём ждёт не самый радушный. Сразу около входа обнаруживается стойка, за которой восседает сухонький дед, при моём появлении моментально вскочивший и принявшийся размахивать руками.

— Куда? Для новичков выдача учебников начнётся завтра! Вы ещё и форму не получили!

Удивлённый напором, останавливаюсь на месте.

— Но я же студент? А значит могу получить доступ в библиотеку, правильно?

Привратник с подозрением щурится.

— А откуда я знаю, что ты студент? Может злодей какой. Проскользнул сюда, секреты выведываешь. Вон револьвер на поясе — небось так и ждёшь, чтобы в старика пулю влепить, да?

Уже открываю рот, чтобы озвучить всё, что я думаю о его мыслительных способностях, когда замечаю в глазах смешливую искорку. Хмыкнув, меняю тактику.

— Так мне можно пройти внутрь? Я официально зачисленный студент, можете уточнить у Оксарра.

Старик с сожалением крякает.

— Эхх… Проницательная молодёжь пошла. Никакого развлечения. Чего тебе надо то, студент?

— Книгу по магической присяге. Из тех, что для начинающих.

Тот ухмыляется во весь рот.

— Значит магическое закрепление договоров и контрактов. Хочешь девчонку какую-то к себе привязать? От измен обезопаситься?

Чуть растерявшись, пожимаю плечами, а старик не убирая улыбки с лица взмахивает рукой и идёт вглубь. Судя по тому, что других сотрудников я тут не замечаю, этот дедок и отвечает за всю библиотеку. Хотя нет — вон на диване развалилась какая-то спящая женщина. Хорошая тут у них работа — знай себе спи, пока деньги капают.

Обернувшийся на меня дед, прижимает палец к губам.

— Пусть Нацра отдохнёт — ей ещё завтра вас всех оболтусов, принимать. А тебе я книги сейчас сам выдам.

Ответить не успеваю, он сразу отворачивается, продолжая целеустремлённо куда-то шагаьть. Я же молча иду следом, разглядывая всё вокруг. Размеры библиотеки впечатляют — два просторных этажа, поделённые на секции и заставленные шкафами. Это сколько же здесь книг? Несколько тысяч? Больше? Похоже манускрипты, которые у нас выкупил ректор, действительно встречаются редко. Надо бы узнать их стоимость на внешнем рынке. А то мне кажется, что я изрядно продешевил на этой сделке. Как бы не в три-четыре раза.

Когда поднимаемся на второй ярус, замечаю ещё одного мужчину, тоже мирно посапывающего на диване. Что у них тут за сонное царство? Проводник, заметивший направление моего взгляда, пожимает плечами.

— Лентяи. Сбагрили всю работу на старого Явра. Но ты не беспокойся парень, мы тебе сейчас найдём всё нужное.

Через несколько шагов он действительно снимает с полки одну из книг. Ожидаю, что сразу отдаст её мне, но вместо этого старик шагает дальше. Забирает вторую. Третью. Морсаровы потроха, я же просил всего одну. Для самых начинающих.

Останавливается, только забравшись в самые дебри библиотеки и открыв несколько дверей. В какой-то момент мне кажется, что мы и вовсе идём куда-то не туда. Сомневаюсь, что общедоступные секции будут защищать артефактами, которые один за другим деактивирует привратник. Но указывать на это старику не решаюсь. Он здесь работает, а я новый студент, впервые попавший в библиотеку.

Добравшись до небольшой комнаты без окон, в которой есть только пара шкафов, седой проводник поворачивается ко мне.

— Ты же ещё не проверял свой айван?

Вопрос о магическом таланте застаёт врасплох.

— Пока нет.

— Значит завтра этим первым делом и займись. Не затягивай. А теперь держи свои книжки.

Всучив мне стопку из четырёх потёртых манускриптов, тянет руку к одной из полок и вытаскивает оттуда пятую книгу, которая выглядит каким самопальным подпольным изданием.

— Держи, студент. Спасибо потом ещё скажешь. А теперь давай, топай отсюда. Людям работать надо.

В голове мелькает мысль о том, что сладко спать на диване, это не совсем работа. Но вслух такого, само собой не говорю.

— Вы уверены, что мне нужны сразу пять книг? Я раньше не имел дела с…

Явр взмахивает рукой, обрывая меня.

— Ты не ной, давай. Та, что нижняя — как раз то, что просил. А остальные так, в нагрузку. Почитай на досуге, может в голове что-то и останется.

Такой поворот заставляет меня замереть с открытым ртом, но библиотекаря это не смущает.

— Давай-давай, топай отсюда. Не задерживай мне очередь.

Никакой очереди тут и близко не наблюдается. Но спорить со стариком смысла всё равно нет. Вернусь к себе, посмотрю, что он там мне выдал. Ключевой момент, чтобы нужная изначально книга тоже здесь была. Остальное не так критично.

Выходя из библиотеки, слышу за спиной скрипучий голос привратника.

— И со скайной своей поговори о магии. Она тебе много чего интересного, рассказать может. А то знаю я вас молодых. Трахнуть то, наверняка трахнул. А вопросов нужных не задал.

Машинально едва не отмахиваюсь, но потом до меня доходит суть его слов. Левая рука продолжает удерживать на весу стопку книг, а правая сама опускается на рукоять револьвера. Когда начинаю разворачиваться, старик продолжает.

— Ты не бойся парень. О скайнах тут никто и не знает. А я уж точно буду молчать, не сомневайся. Ты лучше к совету прислушайся, да распросси её, как следует.

Прежде чем успеваю ответить или что-то сделать, уже захлопывает дверь. Рванув назад по ступенькам, пытаюсь её открыть, но усилия не приносят никакого результата — створки заперты намертво. Как будто их залили изнутри металлом.

Отступив назад, разглядываю вход в библиотеку, отбивая пальцами дробь на рукояти револьвера. Какого драного рицера сейчас было? Откуда этот старик вообще может знать про скайнов? Он ведь точно не стэрс. И на доверенное лицо императора тоже мало похож. Да и с Парящим вряд ли связан. Что за морсарово дерьмо?

Предприняв ещё пару попыток проникнуть внутрь, обхожу здание, пытаясь отыскать другой вход. Но тут меня ждёт разочарование — вторая половина постройки занята складскими помещениями, в которые меня вполне предсказуемо не пускают. К себе ухожу, когда в соседнем корпусе заканчиваются занятия и наружу вываливается толпа студентов старших потоков, многие из которых обращают внимание на парня со стопкой книг, что кругами бродит вокруг библиотеки.

Кто это был? Откуда знает про скайнов? И ещё один вопрос, который не сразу пришёл в мою голову — почему он обратился ко мне? Предположим, старику действительно что-то известно о Ларэде. Но это никак не объясняет его совет по поводу проверки моего айвана и слова про разговор с Цзерой. Если посмотреть на беседу в целом, то складывается впечатление, что он хотел меня…подтолкнуть к каким-то действиям. Только абсолютно непонятно, зачем.

Добравшись до своих апартаментов, укладываю книги на столик и внезапно слышу какой-то шорох в спальне. Среагировать не успеваю — дверь открывается и оттуда вываливается закутанная в простыню Цзера с револьвером, за спиной которой виднеется голая и тяжело дышащая Эмили. Интересный поворот. С механоидом и так всё понятно, но вот то, что тигрица окажется ей под стать в плане либидо, я признаться не ожидал.

— А-а-а, это ты. Не хочешь присоединиться?

Мгновение колеблюсь. Организм на всю эту картину реагирует абсолютно однозначно, но сейчас мне нужно найти схему подтверждения договорённостей магией. После чего ещё раз обдумать слова странного библиотекаря.

Цзера отбрасывает в сторону револьвер и разжимает пальцы, сбрасываю простыню на пол. После чего выгибается в дверном проёме, облизывая губы. А подошедшая сзади Эмили, пускает в ход руки. Одной обхватывает её за грудь, а пальцы второй устраиваются между ног скайны. Через какое-то время признаюсь самому себе, что выдержка у меня всё-таки не железная. Почти сразу поправляюсь — сейчас она и вовсе почти отсутствует. Спустя две минуты, член уже входит в раскинувшую ноги тигродевушку, а язык Эмили ловко обрабатывает яйца.

Разошедшаяся парочка не успокаивается и после того, как я кончаю в первый раз. Вдвоём принимаются обрабатывать меня, демонстрируя все возможности своих языков. И через десять минут благополучно справляются со своей задачей. Теперь настаёт черёд Эмили, которая встаёт на кровать и сразу забрасывает руки на ягодицы, призывающе разводя их в стороны. В качестве смазки используется слюна Цзеры, которая только что насаживалась на член ртом. На случай, если этого будет недостаточно, тигродевушка устраивается снизу, обрабатывая языком Эмили и порой переключаясь на меня.

— Ремень. Пожалуйста.

Девушке приходится повторить ещё несколько раз, прежде чем до меня доходит. Отступив назад, поднимаю с пола штаны, вытаскивая из них пояс. Сложив его пополам, возвращаюсь к процессу и первый раз опускаю его на ягодицы.

— Ещё! Сильнее!

В какой-то момент понимаю, что в безумном темпе хлещу её по ягодицам, вызывая непрерывный поток стонов. Где-то внизу едва ли не скулит Цзера, вжаваяся лицом в половые губы Эмили и вовсю орудующая рукой между своих ног. В таком темпе выдерживаю недолго — не удержавшись от хриплого выкрика, кончаю и несколько секунд постояв на месте, отступаю назад. Следом, свой очередной оргагзм получает тигрица, огласившая комнату протяжным стоном. А Эмили переваливается на бок, сползая с кровати.

Пресекаю попытку втянуть меня в третий подход и оставив девушек внутри, выхожу в гостиную, прихватив с собой одежду. Вот они остаются внутри, с явным намерением продолжить свои игры. Ну и морсар с ними — сейчас у меня дел и так хватит. Разговор со скайной можно отложить до момента, когда эти двое натрахаются.

Одевшись, первым делом перебираю книги. Первая — как раз та, что мне нужна. «Базовые формулы магического скрепления заключенных контрактов». Вот остальные заставляют удивиться. «Как люди становятся призраками — всё о второй жизни», «Призрачный лич — история эксперимента», «Как разглядеть призрака и наладить контакт». Странный набор. Узкоспециализированная литература с массой формул, расчётов и сложными многокомпонентными нотными комбинациями с примесью рун.

Пятая книга действительно оказывается своего рода тетрадью. Вернее сразу пачкой больших тетрадей, которые упаковали в твёрдую обложку. На первой странице чернилами выведено названия «Записки первого духолога». Смотря на последнее слова, которое даже выглядит коряво, качаю головой. Судя по тому, что ни о какой духологии в качестве специализации магов я не слышал, это записки какого-то весьма амбициозного парня, который не смог добиться успеха.

Открыв «Записки», пробегаю глазами первые страницы, но почти сразу откладываю книгу в сторону. Слишком много непонятной терминологии. Сейчас лучше заняться первоочередной задачей — изучением механики скрепления договоров при помощи магии.

Пока читаю, не могу отделаться от мыслей о библиотекаре. Слишком уж странная фигура, которая появилась абсолютно неожиданно. Предположения появляются одно за другим — вплоть до того, что это агент стэрса, который каким-то образом нашёл меня. Правда при таком раскладе не совсем понятен смысл всех этих телодвижений.

Поняв, что отвлекаюсь от основного занятия, концентрируюсь на книге. Пробежав глазами вступительную теорию, перехожу к первому комплексу, который требуется для подтверждения заключенного договора. Если верить описанию, то после этого ни одна из сторон физически не сможет нарушить данные обещания. Правда здесь же упоминается о возможности его преодоления другим заклинанием. В связи с чем автор советует включить в договор фразу о запрете разглашения самого факта его заключения.

Сама схема не кажется сложной. Относительно простой рунный узор из восьми символов, две короткие нотные комбинации и по одному ксоту, которые участники процесса должны вырезать на своей коже. Последний момент изучаю более детально — о таком я раньше не слышал. Как выясняется, ксоты используются во время проведения ритуалов жертвоприношений. Либо в комплексах, которые предполагают вмешательство в разум человека. Схема подтверждения договора, которую я нашёл и является такой простой за счёт использования данных символов. Без них процесс стал бы намного сложнее.

Здесь же упоминается, что ксоты лучше всего вырезать специализированным ножом, который автор называет хьярком. При его отсутствии подойдёт и любой другой, но вероятность успешного завершения заклинания в таком случае снижается. Как минимум, на десять-двадцать процентов.

Откинувшись на спинку кресла, ещё раз пробегаю глазами описание заклинания, когда дверная ручка опускается вниз и в комнату вваливается спрыгнувший с неё Сэмсон. Захлопнув дверь ударом задней лапы останавливается и шумно втягивает воздух.

— Опять? Пока я впитывал знания и истязал своё тело, вы предавались плотским утехам. Безнадёжные, бракованные создания. Мне вас даже жалко иногда. Так много упускаете…

Сокрушённым тоном выдав всё это, собирается проскользнуть в свою комнату, но я успеваю его остановить.

— Подожди. Я тоже без дела не сидел. Во-первых нашёл книгу о подтверждении контрактов при помощи магии. А во-вторых…

Кратко пересказываю ему историю с Авром и запрыгнувший на столик котяра недовольно хмурится.

— Хорошо, что тебе не пришло в голову начать стрелять. Или попытаться подорвать дверь. Умнеешь на глазах, Арх.

Увидев выражение моего лица, добавляет.

— Шучу я, конечно. Скорее великая бездна превратится в место для прогулок, чем ты начнёшь соображать. Какие он там тебе книги выдал кроме той, что ты просил?

Тыкаю пальцем в разложенные на втором столику манускрипты и Сэмсон перемещается туда же. Через минуту озвучивает свой вердикт.

— Ну… Всё очевидно. Он хочет, чтобы занялся призраками. И явно рассмотрел что-то интересное в твоём магическом таланте.

С некоторым сожалением вздыхаю.

— Это я и без тебя понял. Основной вопрос — зачем? И кто это вообще был?

Котяра одним движением перетекает на пол.

— Откуда мне знать то? Завтра будешь получать учебники, спроси его. Только обойдись без стрельбы и угроз. И раз тот старичок посоветовал тебе проверить айван, я бы на твоём месте так и поступил.

Закончив, быстро удаляется к себе, по пути бросив осуждающий взгляд на дверь комнаты, где всё ещё развлекаются Эмили с Цзерой. А я не удерживаюсь ещё от одного тяжелого вздоха. Котяра прав — не основании имеющихся данных сделать какие-то выводы, практически невозможно. Но я всё равно ожидал от него чего-то более интересного, чем предложения поговорить с библиотекарем. Хотя, идея не так уж плоха. Завтра нам действительно должны выдавать книги. Будет шанс побеседовать с Авром и хотя бы немного прояснить ситуацию.

Вот с айваном всё интереснее. Специализированный магический талант, иногда выражаемый весьма странно и причудливо, имеется у каждого мага. Одни умеют возбуждать женщин, другие управлять растениями, третьи повелевают стихиями. Но чаще всего попадается что-то не сильно интересное. Вроде способности управлять курицами или отпугивания комаров. На один стоящий айван приходится с десяток бесполезных. А у части магов никакого таланта с первой струной и вовсе не открывается. Хотя, всё это известно со слов, которые я слышал. Учитывая социальный статус собеседников, они вполне могли заблуждаться.

В любом случае, нужно будет узнать о преподавателей, где можно пройти процедуру определения моего айвана. Будет полезно узнать, какими ещё возможностями я располагаю. Но это потом. А сейчас надо обдумать, как повторно подобраться к Тассе и заставить её согласиться на подтверждение наших устных договорённостей при помощи магии. Плюс, отработать саму схему. Выглядит всё просто, но комбинация поднятия мертвяка тоже не казалась сложной. А вышло у меня всё только с четвёртой попытки.

Снова открыв книгу, углубляюсь в изучение нужного мне комплекса, порой скашивая глаза на дверь комнаты из которой продолжают доноситься характерные для соития звуки.


Глава XIII


Как ни странно с Тассой проблем не возникает. Я вместе с Сэмсоном посещаю её ранним утром и девушка практически без уговоров соглашается скрепить наш уговор магией. Сначала подозреваю подвох, но процедура проходит, как надо, позволяя расслабиться. Более того — когда мы уходим, Сэмсон заявляет, что у девушки вполне отчётливо прослеживалось желание затащить меня в постель. Что странно — внешне она это никак не проявила.

Правда, на этот счёт обольщаться не стоит. Получившая свободу действий аристократка наверняка рассматривает в качестве сексуальных объектов всех, кто её окружает и в теории может доставить удовольствие.

Призванный почти сразу покидает нас, отправившись на свои специализированные занятия, где его пытаются обучить использованию общей магии. О своих возможностях в плане пространственного перемещения, котяра пока благополучно умолчал. А я шагаю к зданию библиотеки, перед которым уже столпились однокурсники. Здесь мы должны получить книги, о чём Оксарр оповестил всех новых студентов при помощи пронзительно кричащего артефакта, подлетевшего к нашему корпуса на рассвете. Вот о том, где и как забрать свою форму, он ничего не сказал.

Этот вопрос проясняется, как только я оказываюсь рядом. Вышедший из здания служащий громко объявляет, что каждый из студентов получит форму прямо сейчас, перед тем, как попасть в библиотеку. Собравшиеся образуют подобие очереди, в хвост которой я пристраиваюсь и по одному проходят внутрь. Людей не так много, уже через десять минут наступает мой черёд принять из рук служащего тряпичную сумку с одеждой, после чего я шагаю внутрь здания.

Сразу же ищу глазами Авра, но пока его нигде не видно. Когда оказываюсь перед стойкой, за которой стоит спавшая вчера на диване женщина, решаю уточнить у неё.

— А где Авр?

Та непонимающе хмурит брови.

— Кто?

— Авр. Седой стар…мужчина, работал здесь вчера. Вон там, на входе.

Для наглядности даже показываю пальцем. Но вот сотрудница библиотеки с недоумённым выражением лица качает головой.

— Вчера тут работала только я и Лайрк. Никакого Авра у нас среди персонала нет. Да и преподавателя с таким именем я не припомню. Вы бы отмечали поступление более осторожно, юноша. Забирайте свои книги, не задерживайте очередь.

Пожав плечами, беру в руки стопку книг и направляюсь к выходу. Интересный поворот. На момент мелькнула мысль сказать, что их «несуществующий Авр» выдал мне пять книг, пока она отсыпалась на диване. Но здравый смысл вовремя остановил. Если они действительно считают, что старика тут нет и никогда не было, то и литературу он мне никак выдать не мог. Что означает — манускрипты я позаимствовал без разрешения, по сути украв. А воспоминание о дверях, защищённых артефактами, которые седой библиотекарь с лёгкостью открывал, наталкивает на совсем другую идею — оказавшиеся у меня книги могут быть и вовсе недоступны первокурсникам. Морсарова печень, кто этот Авр такой? Раз не служащий библиотеки, то…

Тут мысль прерывается. Никаких предположений по поводу личности таинственного старика у меня нет. Конечно, если это всё не игра со стороны администрации школы. Что могло бы иметь под собой какой-то логический базис, не упомяни старик о расе скайнов. Можно допустить, что местных преподавателей заинтересовал мой айван и они по какой-то своей причине решили намекнуть на его перспективность таким странным образом. Но информированность о Ларэде в эту схему никак не вписывается.

На несколько минут вернувшись к себе, переодеваюсь, успешно отбившись от Эмили, которая за последние сутки вконец затрахала несчастную Цзеру и теперь пытается изыскать варианты для «продолжения банкета». А потом покидаю корпус.

Три занятия. Именно столько выставили нашему потоку в первый день. К моему глубокому сожалению, всё три — лекции, на которых мы даже не пробуем что-то сделать. Две из них и вовсе посвящены голой теории. Слушать о «положительных» и «отрицательных» частицах магии, безусловно интересно. Как и о принципах работы магической механики в целом. Но хотелось бы чего-то более осязаемого — руки буквально чешутся испытать ещё какие-то заклинания. Пока выслушиваю преподавателей, фиксируя самые важные факты в выданной большой тетради, похожей на те, из которых составлены «Записки», думаю о том, насколько безопасным будет самостоятельное изучение выданных учебников. И прихожу к выводу, что с такими темпами учёбы, это практически неизбежно. Странно, что Ларкос говорил о какой-то запредельной нагрузке на студентов.

Этот момент немного проясняется на третьей лекции. Во-первых, она касается относительно практических вещей — создания химер. А во-вторых, по её окончанию нам выдают домашнее задание. Создать трёх разноформатных химер небольшого размера и наладить управление ими. Учитывая, что мы только что получили вводные данные о формировании химерологических конструктов, сделать это будет не так просто. Особенно без помощи преподавателя. Тем более, что на выполнении задачи выделяется всего два дня. Потом химер надо представить на практическом занятии.

Химеролог настолько быстро покидает аудиторию, что узнать у него, где я могу пройти процедуру определения айвана, попросту не успеваю. Приходится поинтересоваться этим у первого встреченного внутри корпуса преподавателя. Рослый мужчина с залысинами на висках, мгновение изучает меня взглядом. Потом мрачно цедит.

— Второй корпус. Найди там Ласса Фаргора. Он поможет. Только не тупи там с ним. И ничего не трогай.

Не дожидаясь благодарности, шагает дальше, едва не зацепив меня плечом. Интересно, что этот верзила преподаёт? И почему не убрал свои залысины при помощи магии?

Нужное мне здание получается отыскать быстро. А вот с поиском Фаргора возникают определённые проблемы. Единственный служащий, которого я встречаю перед зданием, смотрит на меня, как на обезумевшего морсара и советует вернуться в свою комнату. Попытка выяснить причину такой странной рекомендации ни к чему не приводит — тот быстро покидает место беседы.

Приходится самому обходить здание в поисках входа. Три обнаруженных мной входа оказываются наглухо запертыми, а вот с четвёртым везёт — дверь открыта. Остановившись в проёме, несколько раз стучу по дереву и убедившись в полном отсутствии реакции, осторожно шагаю внутрь. Судя по поведению служащего, местный персонал не горит желанием встречаться с Фаргором. Остаётся выяснить, почему? И зачем тот мужчина, которому я задал вопрос, отправил меня именно сюда?

Добравшись до конца коридора, понимаю, что в воздухе витают странные запахи. Как будто кто-то развёл костёр из всего, что было под рукой. А там у него оказалась одна неподходящая дрянь, вроде пропитанной красителями ткани.

Дальше двигаюсь, ориентируясь на запах. И в конце концов попадаю в громадное помещение, забитое столами, которые уставлены…даже не знаю, как это назвать. Аппаратура? Колбы, мензурки, сложные комплексы из массы стеклянных сосудов. Сделав несколько шагов вперёд, останавливаюсь перед одним из таких. Внутри бурлит жидкость с синим отливом, переливающаяся по многочисленным трубкам.

— Ничего не трогай! Сорвёшь мне эксперимент! Ты новый ассистент? Оксарр наконец кого-то прислал?

Обернувшись на звук голоса, вижу растрёпанного мужчину в заляпанном разноцветными пальцами халате, который когда-то был белым. Средней длины волосы спутаны в один большой ком, под глазами большие синяки, а пальцы постоянно перебирают воздух, как будто что-то там ищут.

— Меня прислали, чтобы пройти процедуру определения айвана.

Тот с сожалением вздыхает.

— А может пойдёшь ассистентом? Полсотни ларов в день, возмещение всех медицинских процедур, вплоть до восстановления конечностей. Испытательный срок — десять дней.

С сомнением оглядев помещение, уточняю.

— И многие доживают до конца испытательного срока?

Фаргор издаёт ещё один тяжелый вздох.

— Пока никто не протянул… Но это всё из-за того, что они криворукие! А ты выглядишь ловким.

Отрицательно качаю головой.

— Пожалуй, я откажусь. Как быть с моим магическим талантом? Поможете?

Алхимик ещё какое-то время рассматривает меня, постепенно становясь всё более хмурым. Тем не менее, кивает.

— Идём. Посмотрим, что у тебя там за айван. Ты только скажи, кто тебя так сильно не любит, что отправили ко мне?

На момент смешавшись, озвучиваю ответ.

— Да я просто спросил у одного из преподавателей и он назвал ваше имя.

Идущий впереди мужчина внезапно взрывается вспышкой смеха.

— Вот так запросто? Ты раскинь потом мозгами, парень. Подумай. Я на самом деле обычный скромный алхимик, но вот репутация… В Скарно меня считают тем, кто губит студентов пачками. Потому и отстранили от занятий ещё лет десять назад. Хорошо, что исследования не свернули.

Проходя мимо очередного нагромождения стеклянных ёмкостей, внутри которых циркулирует жидкость сразу нескольких цветов, не удержавшись, уточняю.

— Что это?

Ласс бросает взгляд в сторону стола.

— Парфиций. Раствор для омоложения тела. Надеюсь в этот раз получится. Последняя версия, конечно омолодила опытный образец. Но заодно вырастила ему три крыла на правой лопатке и ослепила на один глаз. За такое платить не станут.

Хмыкнув, внутренне соглашаюсь с ним. А сам мужик останавливается возле одного из столов, на котором только пара колб и ненадолго удалившись, возвращается с ещё одним стулом.

— Располагайся. Много времени это не займёт.

Пожав плечами, усаживаюсь на стул. Алхимик сразу же протягивает мне плоский металлический кругляш.

— Возьми это в руку и держи.

Спросить, что это такое и зачем мне нужно держать эту морсарову штуковину в руке, не успеваю. Почти сразу, как металл касается руки, алхимик плещет на него какой-то жидкостью и меня крутит от боли. Со стула не падаю, но вот мышцы непроизвольно сокращаются и хорошо чувствую, как края металлической бляхи впиваются в плоть. Зато перед преподавателем появляется что-то вроде дымки, где мелькают непонятные мне символы.

— Интересно. Весьма интересно. Призрачный скульптор значит… Хм…

Бормотание мага даёт только часть картины. Как только тело отходит от приступа боли, уточняю.

— Так какой у меня талант? Что за призрачный скульптор?

Тот поднимает на меня глаза.

— Сложно объяснить вот так сразу. Я бы сказал, что это возможность работать с призраками. Создавать, развоплощать, управлять. Иногда — давать плоть. И в некоторых случаях, это позволяет работать с энергетическим полем людей. Многое прояснится после первого этапа обучения.

Хм. В голову сразу лезут мысли о книгах, которые выдал мне Авр. Не знаю, кто он там такой, но пока всё сходится. Манускрипты о призраках, совет по поводу айвана — все компоненты идеально подходят друг к другу. Знать бы ещё зачем? Через секунду появляется новая идея.

— А насколько это редкий айван? Как часто встречается?

Мужчина корчит гримасу, которая видимо должна изображать саркастичную иронию.

— Около ста случаев обнаружения в год на империю. Но он…не слишком полезен. Да, можно гонять призраков, если ты их найдёшь. А если повезёт, то убивать людей или сохранять дорогих тебе людей в виде призрачных сущностей, давая им новые тела. Но кому нужны такие сложности, если маг может сменить тело при помощи кристалла разума, а обычного человека можно напичкать алхимическими составами он будет вечно молодым. Единственный вариант — слежка. Там, впрочем, тоже немало других вариантов.

Теперь расклад становится ещё более интересным. Если мой магический талант отнюдь не такой уже редкий, то какого рицера Авр прицепился именно ко мне? К человеку, который практически ничего не понимает в магии.

— Всё, теперь топай отсюда. У меня ещё полно дел.

Поднявшись со стула, уточняю.

— С кем мне заниматься развитием айвана?

Алхимик с лёгкой грустью усмехается.

— По традиции занятия проводит преподаватель, который и обнаружил айван. Завтра вечером жду тебя. Как начнёт темнеть — приходи. Заодно поможешь с одним экспериментом.

Покосившись на многочисленные колбы с жидкостью, считаю нужным отметить.

— Я не нанимался в ассистенты. И пока хочу жить.

Фаргор коротко смеётся.

— Это будет безопасно. Ну, почти. Мне просто нужна вторая пара рук. А некроконструкты слишком неуклюжи, чтобы справиться. Всё, давай иди.

Спорить сейчас о завтрашнем дне не имеет никакого смысла, так что я разворачиваюсь и через пару минут выбираюсь наружу, с удовольствием вдохнув свежий воздух.

Вернувшись к себе, застаю скучающего Сэмсона, который с меланхоличной мордой лакает сорк из блюдца. Увидев меня, удивлённо отмечает.

— Надо же. Пришёл один, крови на одежде нет. Ещё немного и подумаю, что ты превращаешься в благоразумного человека.

Пройдя на небольшую кухню, ставлю вариться сорк и парирую.

— Ещё немного и я решу, что твоё ворчание обусловлено исключительно завистью. Где остальные?

Котяра лениво поворачивает ко мне голову.

— Цзера отсыпается в своей комнате. Бедняжке нужен отдых. А Эмили пошла в гости к Тассе. Думаю, ты и сам понимаешь, зачем.

Хмыкнув, удивлённо качаю головой. Не ожидал от механоида такой прыти. Если учесть, что они почти сутки кувыркались с тигрицей, такой разрядки должно было хватить надолго. Но вместо того, чтобы передохнуть, девушка отправилась к аристократке. С вполне прозрачными намерениями.

Впрочем, это её личное дело. Учитывая, что её крайне сложно ранить обычным оружием, а сама Эмили может за несколько секунд отправить на тот свет целую группу людей, опасности она себя не подвергает.

Дождавшись пока сорк будет готов, усаживаюсь в кресло и открываю учебник по химерологии. Возможно сегодня получится закончить задание с конструктами. Судя по отголоскам слухов, которые на протяжении дня дошли от старших потоков, нас очень скоро завалят разнообразными домашними заданиями. Оптимально разобраться с первым сегодня же, освободив свой график. К тому же это интересно. Я наконец получил возможность изучать магию и не собираюсь ограничиваться парой комбинаций.

— Мы тут надолго, Арх?

Оторвав взгляд от страниц книги, удивлённо смотрю на кота.

— Первые три месяца оплачены. И у нас хватит книг, чтобы платить дальше. А если выберемся наружу и наладим связи, то может получится сбыть их с рук подороже и тогда вообще можно остаться в школе на год, а то и на два.

Призванный хмыкает.

— Я не совсем об этом. Рано или поздно тут появятся люди, которые захотят нас убить. И мы будем вынуждены прикончить их сами. Если сможем.

Пессимистичный у него взгляд на вещи.

— Могут и не появиться. Мы на территории отдельной юрисдикции. Здесь нет полиции, ищеек и бандитов. Сомневаюсь, что кто-то из студентов тайком подрабатывает агентурной работой.

Сэмсон отодвигается от блюдца с сорком.

— Императорская канцелярия, Архос. Политическая полиция. Студенты возможно ни с кем не связаны, но что ты скажешь о преподавателях? Рано или поздно они смогут сложить два и два. Тогда к нам явятся очередные бездновы ублюдки, жаждущие крови. Нашей крови.

На несколько секунд задумываюсь.

— Согласен, есть такая возможность. Но вероятность не очень велика. Даже если кто-то из преподавателей связан со структурами, что ты назвал, то они играют не на уровне полевых ищеек. И вряд ли станут оценивать своих студентов с точки зрения потенциального розыска.

— Может быть. А возможно они всё-таки обратят на нас внимание. Мы появились тут не самым обычным способом. Да и вариант оплаты был довольно странным. Согласись, ты бы на месте Оксарра изрядно задумался.

В целом он прав. Но для того, чтобы связать нас с происшествиями в Рэнхе, столице и Каледе, нужно приложить немало усилий. Мы много чего натворили. Но не настолько, чтобы нас искали по полной. Убийство офицеров политической полиции — не покушение на императора. Поэтому, вполне может выйти так, что мы спокойно отучимся тут какое-то время. А если повезёт, то и закончим школу. И выправим себе новые документы, о которых почему-то пока не спросил Оксарр.

— Пока это всё равно лучший вариант. Если на протяжении первых трёх месяцев никто не заинтересуется нашими личностями, то может выйдет проучиться и целый год. А потом стать благопорядочными подданными империи.

Сэмсон с некоторым сомнением вздыхает, а я озвучиваю предложение.

— Пойдём лучше, посмотришь, как я управляюсь с химерами. Заодно расскажешь, чему там тебя обучают.

Ещё какое-то время, котяра для проформы ворчит, но потом спрыгивает со своего нагретого места и мы отправляемся на полигон, где мне должны предоставить исходный материал для создания химер и выделить отдельную площадку под выполнение задания.



Глава XIV


С химерами в тот день я разбираюсь долго. Приходится провозиться несколько часов — заканчиваю уже в сумерках. Зато выходит полностью разобраться с заданием — один небольшой крылатый конструкт, второй напоминает уродливого барсука. А вот третий похож на ящерицу с гребнем. Не знаю, подходит ли это под слово «разноформатные», но надеюсь, что да.

На следующий день нас загружают новыми задачами и мы наконец начинаем практиковать магию. А вечером я наведываюсь к Фаргору, которому действительно нужна исключительно техническая помощь с одним из своих экспериментов. Когда заканчиваем с ним, то принимаемся за айван, который оказывается куда более занимательным, чем я считал.

Дальше всё идёт по графику и в какой-то момент мне начинает казаться, что так и должно быть. День за днём, я посещаю лекции, штудирую учебники и изучаю заклинания. По вечерам наведываюсь в лабораторию Фаргора, который помимо айвана учит меня простейшим фокусам с алхимией. По ночам же погружаюсь в чтение «Записок первого духолога», либо роюсь в остальных книгах, что вручил мне Авр. По мере того, как продвигаюсь в изучении своего магического таланта, проясняется смысл всё большего количества терминов и формул.

Жизнь вошла в свою колею и мне это даже отчасти нравится. После непрерывной погони, череды убийств и безумных ситуаций, некоторая стабильность приходится мне по душе.

Ситуация меняется через месяц, когда в дверь наших апартаментов требовательно стучат. Переглянувшись с Цзерой, на всякий случай расстёгиваю кобуру и поднимаюсь на ноги. Пока шагаю к двери, в неё стучат второй раз. Так, что древесина жалобно скрипит под мощью напора.

Открыв, обнаруживаю на пороге Оксарра. Судя по разъяренному лицу, ректор совсем не в духе.

— Вы знаете, где ваши соседи?!

На всякий случай отступаю назад и качаю головой.

— Не имею никакого представления. Но полагаю, на территории школы.

Мужчина саркастически усмехается.

— Да что вы? На территории школы, говорите? Других мыслей нет?

Машинально оглядываюсь на тигрицу и та пожимает плечами.

— Эмили вроде собиралась заглянуть в Станвокс. Но я не уверена, что она сейчас там.

Ректор меняется в лице.

— Она как раз там! Вместе с вашим призванным. В полиции. Сейчас вы поедете, договоритесь о возмещении ущерба и заберёте их оттуда. Я уже сделал всё, что мог — обвинения со стороны полиции им не грозят. Конечно, если у тебя хватит мозгов договориться с пострадавшими!

Морсаровы потроха! Только всё начало налаживаться, как жизнь подкинула очередной выверт.

— А что вообще произошло?

Окссар издевательски хмыкает и пробормотав что-то под нос разворачивается на месте, быстро удаляясь. Думаю, это знак, что нам придётся выяснять всё самостоятельно.

Спустя десять минут мы с Цзерой уже оплачиваем услуги извозчика, добрый десяток которых ждёт за воротами школы. Платёжеспособная аудитория и постоянный спрос привели к тому, что здесь постоянно дежурят кэбмены.

Ещё через полчаса уже подъезжаем к зданию полицейского управления Станвокса. Ближайшего к Скарно города, где проводят своё свободное время студенты. По крайней мере те, что не могут позволить себе пространственных порталов.

Несмотря на тёмное время суток, в холле обнаруживается сразу пятеро полицейских, у троих из которых в руках сжаты винтовки. «Мундиры» окидывают нас подозрительными взглядами, а я пересилив ощущение дискомфорта, шагаю к ближайшему из них.

— Меня отправил ректор школы Скарно. У вас двое наших студентов. Вернее, один студент и один компаньон.

Молодой парень отшатывается назад, покрепче сжав оружие. Как и все остальные.

— Так вы с ними…

Не до конца понимая, что происходит, поднимаю руку с раскрытыми ладонями.

— Мы прибыли, чтобы договориться с пострадавшими о компенсации ущерба. Повторюсь, нас отправил Оксарр — глава школы Скарно. Это официальный визит.

Сомневаюсь, что сам ректор подтвердит эти слова. Но его здесь нет, а вот мне нужно как-то успокоить полицейских, которые выглядят крайне нервными.

— Следуйте за мной. Только сразу скажу, не факт, что у вас выйдет договориться.

Сказавший это усатый «мундир», идёт в сторону одного из трёх выходов, удручённо качая головой. Мы с Цзерой, переглянувшись шагаем следом. И скоро оказываемся в помещении с десятком столов, которое заполнено людьми. Около стены тучный мужик орёт на полицейского, грозя ему жесточайшими карами. Чуть дальше, седая дама что-то строго выговаривает симпатичной девушке, которая отсутствующе пялится в никуда. А ещё один мужчина, за спиной которого висит крупнокалиберное ружьё, требует немедленно выдать ему «злодеев», пока он не собрал около полицейского управления людей и не спалил его вместе со всеми внутри.

Так… Если все они пострадали от рук Эмили и лап Сэмсона, то боюсь переговоры действительно будут сложными. Особенно с решительно настроенным мужиком, который готов прямо сейчас пустить в ход оружие.

Перед нами появляется ещё один полицейский, левая рука которого окутана белым сиянием и висит на перевязи.

— Ещё одни пострадавшие?

Усач, который проводил нас до места, нарочито громко рапортует.

— Никак нет. Из школы Скарно — прибыли договориться о возмещении ущерба.

Довольный собой «мундир» сразу удаляется, а в зале на несколько секунд устанавливается тишина. На мне скрещиваются взгляды практически всех присутствующих и я машинально опускаю руку на рукоять револьвера, одновременно с этим прогоняя в голове несколько боевых нотных связок.

— Спокойно! Хочу напомнить всем, что вы находитесь в полиции. И мы по закону обязаны отреагировать на любое преступление! Тем более, если оно происходит прямо на наших глазах.

Рявкнувший офицер с рукой на стадии лечения, поворачивается ко мне.

— Ваши друзья связаны заклинаниями. Хочу отметить, что им вменяется нападение на сотрудников полиции. Повезло, что никто не погиб. Иначе эту безумную парочку не спасло даже вмешательство ректора. Но вам в любом случае, надо урегулировать ситуацию с пострадавшими. В первую очередь с теми, кто находится здесь.

За его спиной уже появился тучный мужик, который перед этим орал на другого «мундира».

— Мои девочки! Красавицы, у которых уже есть женихи! Они опозорены навсегда. И я не представляю, чем вы сможете это компенсировать!

Собираюсь ответить, но не успеваю — к нам уже приближается старуха, за спиной которой маячит здоровяк с ружьём.

— А моя внучка? Первая аристократка этого города. Её честь растоптали, замарав наше славное имя.

Последним претензии озвучивает селянин.

— Сотня голов скота. Молодые бычки, выпотрошенные как на бойне. И две собаки, которые сейчас забились в дальний угол сарая и скулят, опасаясь выйти наружу.

Первые двое с возмущением поворачиваются к нему и мужчина невозмутимо пожимает плечами.

— Что? У вас потери исключительно моральные, а вот у меня всё очень даже наглядно.

Сотня быков. Сколько они могут стоить? Хотя, у нас в любом случае ещё есть книги, которые можно продать.

— Мы возместим вам стоимость. Но потребуется оценка ущерба, с которой ознакомится руководство школы и подтвердит её честность.

Тот скалится в довольной ухмылке.

— Раз так, то предлагаю сразу составить договор и подписать его. Сумму я вам могу назвать прямо сейчас, но раз вам нужна бумага, то я не против пригласить кого-то для независимой оценки. Правда, не думаю, что его решение будет сильно отличаться от моего.

Бумага. Морсарово дерьмо. У меня всё ещё нет документов. А их точно будет необходимо предъявить при подписании договора. Могу поспорить, «мундиры» живо заинтересуются студентом, который учится в Скарно и при этом не может подтвердить свою личность.

— Давайте поступим проще. Сейчас вы назовёте сумму, а утром получите деньги. Либо в течении ночи, если для вас это крайне срочно.

Секунду подумав, скотовладелец пожимает плечами.

— Завтра утром мне подойдёт. Можете даже привезти их в течении дня. Семьдесят ларов за каждого убитого быка. Итого, семь тысяч.

Я ожидал намного меньшей суммы, но спорить сейчас явно не стоит. Протянув ему руку, киваю.

— Хорошо. Деньги доставят завтра.

Мужчина просит полицейского сообщить нам его адрес и с довольной улыбкой удаляется прочь. Как мне кажется, вызвав вздох облегчения у пары «мундиров». Но в игру сразу же включается тучный толстяк.

— Мне вы тоже предложите денег? Сколько, мне хотелось бы знать? Я вам не какой-то вшивый крестьянин! А уважаемый в городе человек. Судья!

Хочется долго и грязно ругаться, но вместо этого я тактично уточняю.

— Что именно произошло с вами дочерьми?

Собеседник надвигается на меня, с явным желанием пустить в дело кулаки, но его останавливает один из сгрудившихся вокруг полицейских.

— Судья Джерс, возьмите себя в руки. Этот парень и правда не в курсе случившегося. И хочу напомнить, за них лично поручился глава школы Скарно. Не думаю, что нам стоит обострять эту ситуацию.

Мужчина останавливается, буквально испепеляя меня взглядом.

— Мои дочери были в ресторане. На ужине со своими подругами и в сопровождении одного охранника. Там они попали в одну компанию с этим безумным конструктом и её сообщником. А дальше…

Его ноздри раздуваются от ярости.

— Они арендовали задние помещения ресторана. Или заставили пустить их туда бесплатно — я не уверен. И там начался безумный разврат! Мои дочери… Они были в таком состоянии, что любой из этих офицеров на моём месте уже целился бы в вашу голову из револьвера, юноша! А потом бы пристрелил обоих задержанных!

Н-да. Извинения тут явно не помогут. Надо попробовать другой подход. Стараясь не показать волнения, чеканю слова.

— Мне жаль, что так вышло, господин судья. Но я хотел бы уточнить — в чём именно вы обвиняете конструкта? Ваших дочерей принудили к сексу силой? Или дело в их возрасте? Что не так в данной ситуации?

Щёки толстяка покрываются густым румянцем и тот едва ли не визжит.

— Их напоили и воспользовались! На глазах у всех! Как ты смеешь, задавать мне такие вопросы, гхаргова тварь!

Всё тем же спокойным тоном, уточняю.

— А девушка-конструкт, задержанная силами правопорядка, была трезвой? Возможно это ваши дочери напоили её, а потом воспользовались ситуацией, чтобы удовлетворить свои грязные фантазии? Насколько я могу судить по вашим словам, всё произошло абсолютно добровольно и без применения силы. Если я не ошибаюсь, то добровольный секс не является преступлением. И хочу отметить, что вы угрожали мне убийством, чего я бы на вашем месте не делал. Хотя бы из-за того, что вокруг множество полицейских.

Тот задыхается от ярости и поворачивается к офицеру, который всё ещё стоит перед нами. Но тот лишь задумчиво хмыкает.

— Мне тяжело об этом говорить, судья Джерс, но парень прав. Никто из ваших дочерей не подвергся насилию. Согласно показаниям почти двадцати свидетелей они последовали за обвиняемой абсолютно добровольно. Ещё восемь человек подтверждают, что их участие в…действе, что произошло в задних помещениях ресторана тоже было полностью самостоятельным решением.

Восемь человек? Добавим этих двух девиц и получим оргию на одиннадцать участников, включая Эмили. На этот раз, механоид превзошла саму себя.

— Но как же… Кто будет отвечать за это? Как…

Свою мысль он до конца так и не формулирует — как я думаю, просто не знает, что сказать. А вот «мундир» мягким тоном добавляет.

— Вы можете обратиться с судебным иском к ресторану, в котором всё произошло. Намекнув на то, что они могли остановить добропорядочных девушек, которые перебрали и намеревались предаться животной страсти. Но я не вижу здесь никаких признаков проступка, которым следовало бы заняться полиции. Со всему уважением судья, но лучше вам отправиться домой, к своей семье.

Долгие десять секунду, толстый Джерс стоит на месте, сжимая кулаки и порываясь что-то сказать. Наконец шумно выдыхает и тяжело топая, устремляется к выходу. Вот и хорошо, одной проблемой меньше. Перевожу взгляд на старуху и та презрительно кривит лицо.

— Моя внучка может и сама виновата, что раздвинула ноги, как последняя шлюха. Но твои друзья отметились не только этим. Я слышала, что один из них, призванный что заперт в теле кота, публично призывал к всеобщему равенству и отмене привилегий аристократии. А ещё предлагал сжечь все бордели в империи, распустив их работниц по домам или перепрофилировав в швей. И было что-то о необходимости реформы системы образования, чтобы «исправить» человечество, переделав «бракованных» людей.

Рицерова же, гнилая пасть. Сэмсон снова взялся за своё. Только теперь его предложения стали куда более глобальными.

— Хочу отметить, что мой приятель, наверняка был сильно пьян. И в любом случае, это дело полиции, а не преступление против вашей внучки.

Старуха злорадно морщится.

— Нет, юноша. Тут вы не правы. Это дело для императорской канцелярии. Призванный, подстрекающий к бунту — я прямо чувствую запах государственной измены.

С трудом удерживаюсь, чтобы не скривиться. Старая гхаргова сука права. Такое сообщение, как минимум, будут обязаны проверить. И в процессе наверняка поймут, с кем столкнулись. Что означает конец нашей спокойной жизни. Раздражает тот факт, что остановить старуху будет сложно. Она может настрочить свой донос прямо сейчас, заехав по пути домой на телеграф. Тогда, как предпринять какие-то действия мы сможем не раньше утра, когда Сэмсон с Эмили придут в себя и снова будут представлять собой боевые единицы.

Как вариант, я могу пустить в дело артефакт стирающий память. Но сейчас, в окружении полицейских, это будет крайне глупым поступком. Да и применение магии наверняка зафиксируют следящие артефакты. Это же здание полицейского управления, в конце концов. Нужна иная тактика.

— Я признаю, что мои друзья потеряли контроль и позволили себе лишнего. Но задайтесь вопросом — кто они, раз за них поручился лично ректор Скарно? Или он бегает и улаживает личные вопросы каждого студента? Как вы считаете?

Та недовольно морщится, а я продолжаю напирать.

— Хотите попытаться усложнить их жизнь, пожалуйста. Но не думайте, что этот удар окажется без ответа. Достаточно установить слежку за вашим домом, влезть в голову прислуги, отследить все ваши контакты и наверняка окажется, что вы и сами замараны рицеровой кровью.

— Да как ты смеешь? Я виконтесса Савальц — не смей мне угрожать, юнец!

Вешаю на своё лицо уверенную улыбку. Надеюсь, получилось.

— Разве я угрожаю? Речь ведь исключительно о безопасности государства. И хочу заметить — вы, безусловно виконтесса и скорее всего считаете себя важной фигурой в Станвоксе. Но не стоит забывать, что это всего лишь небольшой провинциальный городок. Будь вы хёрдиссиней, я бы уже стоял на коленях, вымаливая прощение. Но в данном случае… Опасаться нужно скорее вам, чем мне.

Старуха задумчиво изучает меня, о чём-то раздумывая. Внезапно усмехнувшись, сдвигается в сторону.

— Ты остёр на язык, малыш. Встреться мы лет на сорок раньше, я бы задумалась над тем, чтобы затащить тебя в свою постель. Но я бы посоветовала тебе быть не таким самоуверенным — может выйти боком.

Остолбеневший офицер деликатно уточняет.

— Это означает, что вы не станете выдвигать обвинения?

Виконтесса едва заметно кивает.

— Именно так, капитан. Но это не значит, что я всё забуду. За закрытыми дверями может происходить что угодно. Публичный позор — дело другое. Рано или поздно его потребуется чем-то смыть.

Спустя минуту она уже удаляется, поддерживая под руку свою внучку. А я пытаюсь понять, что именно имелось в виду. Определения настолько расплывчатые, что непонятно — то ли старая аристократка решила дать задний ход, то ли даёт понять, что у этого дела всё равно будет продолжение. Как бы там ни было, надо будет попытаться обезопасить себя от её возможного доноса. Как — подумаю на обратной дороге в Скарно.

Глянув на капитана, уточняю.

— Это всё? Или есть другие?

«Мундир» печально усмехается.

— Владелец ресторана, двое извозчиков, какое-то количество крестьян и один репортёр. Но это всё не настолько серьёзно. С каждым из них можно решить вопрос деньгами. Мы передадим полный список их требований завтра, в течение дня.

Расслабленно выдохнув, задаю следующий вопрос.

— В таком случае буду благодарен, если вы проводите нас к этой парочке и дадите возможность забрать их домой.

Полицейский бросает косой взгляд себе за спину.

— Если вы считаете, что сможете обуздать их, то…попробуйте. У нас это не вышло.


Глава XV


Капитан с рукой на перевязи отводит нас к месту, где находятся наши спутники. К моему удивлению, им оказывается не камера, а обычный кабинет. Заметивший моё недоумение офицер, объясняет ситуацию.

— Место нашего майора. Здесь мощные защитные артефакты — у него вышло перенаправить их в обратном направлении.

Хмыкнув, переглядываюсь с Цзерой.

— А где он сам?

— Поехал домой. День рождения внучки. Он и так здорово опоздал.

Рицерово дерьмо. Уверен, начальник городской полиции будет вспоминать нас далеко не самыми добрыми словами.

— Можете открыть?

«Мундир» бросает на меня полный сомнения взгляд.

— Вы точно уверены? Я бы не сказал, что этих двоих можно быстро успокоить. Если они снова полезут в драку, то мы будем вынуждены пустить в ход оружие.

Вздохнув, подтверждаю своё решение.

— Полностью уверен. Мы разберёмся, не беспокойтесь.

Несмотря на наше присутствие, сзади подтягивается несколько полицейских, держащих руки на оружии. А из соседнего помещения появляется ещё один «мундир», в котором сразу узнаётся маг. На лацкане мундира висит значок выпускника Скарно.

Когда офицер осторожно тянет дверь на себя, в проёме немедленно возникает Эмили, каждая из рук которой сжимает по куску дерева. Насколько я понимаю, это ножки от стула. А между её ног проскальзывает рыжая фигура Сэмсона. Правда котяра почти сразу останавливается, используя когти для быстрого торможения. Окинув их взглядом, медленно покачиваю головой. На механоиде из одежды только брюки и небрежно наброшенный на голое тело пиджак. Шерсть кота местами подпалена, а из спины вырван клок шерсти. Да и в целом вид у него такой, как будто призванный решил выйти на бой со всеми бродячими псами города сразу.

— Она нас заперли, Арх! Схватили и заперли, хотя мы ничего плохого не делали!

В голосе Эмили отчётливо чувствует возмущение, а стоящий сбоку от меня капитан тихо ворчит.

— Владелец ресторана с этим бы не согласился.

Не сводя с механоида взгляда, пытаюсь подобрать слова.

— Ты же понимаешь, что вы нарушили порядок. Довольно бесцеремонно. А потом изрядно помяли полицейских.

Снизу доносится хриплый голос кота.

— Лакеи режима! Сборище увальней, не понимающих элементарных вещей.

Внезапно сделав шаг вперёд, ведёт носом в воздухе и припечатывает.

— А ещё насквозь распущенные! Почти все думают, как оприходовать Эмили. Люди, вы безнадёжны.

В последней фразе сквозит вполне искренняя печаль, но среагировать не успеваю, вслед за котярой мне начинает отвечать девушка.

— Мы просто развлекались. И оплатили всё в ресторане. Но на нас всё равно напали.

На этот раз вклинивается один из «мундиров» за моей спиной.

— К нам поступило обращение…

Хм. Интересная складывается картина. То есть с технической точки зрения, эта парочка просто устроила большой кутёж. Будь на их месте аристократы или кто-то из местных буржуа, всё вполне бы сошло с рук. Если не считать «опозоренной чести» дворян. С этим в любом случае, были бы проблемы. Но в ресторане оказался разумный конструкт на пару с призванным в виде кота. И это повлекло соответствующую реакцию.

— Сейчас мы спокойно идём к выходу из полицейского управления и возвращаемся в Скарно. Это понятно? Никого не трогать, ни на кого не нападать, не вступать в случайные половые связи. Вообще ничего не делать.

Ещё раз окинув взглядом возмущённых спутников, разворачиваюсь и шагаю к выходу из помещения. Сгрудившиеся за спиной полицейские синхронно расступаются в стороны, явственно опасаясь механоида и призванного. Что заставляет меня усмехнуться. Правда веселье быстро проходит — после такой выходки, нам придётся покинуть школу магии. Могу поспорить, репортёры не упустят такой шанс опубликовать интересный материал. И совсем скоро об этом происшествии будет судачить вся провинция. Что в нашем случае слишком опасно.

Когда мы вместе с возмущёнными «узниками» забираемся в кэб и трогаемся с места, Цзера тихо обращается ко мне.

— Почему ректор лично заступился за нас?

Покосившись на неё, пожимаю плечами.

— Мы же студенты.

Скайна кривит губы, покачивая головой.

— Не думаю, что дело в этом. Сам подумай — станет Оксарр так биться за каждого из обучающихся? Личное поручительство перед шефом местной полиции, это совсем не то, что входит в его обязанности. И мы ничем не заслуживаем настолько хорошего отношения с его стороны.

Глядя на мелькающие по бокам от дороги деревья, понимаю, что в целом тигрица права. Будь он нам чем-то обязан или скажем, приходись мы ему родственниками, тогда поведение ректора было бы логичным. А сейчас, я и сам не понимаю, почему он так поступил.

— Тогда зачем он решил лично помчаться в город?

Цзера откидывается на спинку скамьи кэба.

— Не знаю. Но тут точно что-то не так. И в свете нашей ситуации, мне это совсем не нравится.

Морсаровы потроха! Только я начал успокаивать сам себя, размышляя о том, что можно стереть память виконтессы Савальц и её внучки, а потом наведаться в местную газету, как выяснилось, что нам нужно опасаться ещё и ректора. Сомневаюсь, что к нему получится применить артефакт. А даже если это окажется реальным, то я не имею ни малейшего представления о том, какой объём памяти необходимо стереть. Да и его использование наверняка зафиксируют защитные системы Скарно. Что тоже не приведёт ни к чему хорошему.

Всю дорогу до школы, размышляю над сложившимся раскладом. Цзера замерла рядом, пялясь на деревья, а Эмили и Сэмсон угрюмо молчат. Хотя котяра вроде как захрапел, свернувшись клубочком на скамье.

Но к какому-то определённому выводу не прихожу. Слишком мало данных, чтобы от них отталкиваться. Единственное, что точно понимаю — наспех набросанный план по возвращению в город, с последующим использованием артефакта направо и налево, не выдерживает никакой критики. Это будет слишком заметно.

Когда оказываемся в полулиге от школы, возница внезапно осаживает лошадей и скоро кэб останавливается. Положив руку на револьвер, осматриваю окрестности и собираюсь спросить в чём дело, но тут замечаю приближающуюся мужскую фигуру. Авр? Какой безумный морсар спланировал наш сегодняшний вечер?

Выпрыгнув из кэба бросаю взгляд на возницу и поняв, что тот не шевелится, прогоняю в голове одну из нотных комбинаций стихии огня. А пальцы машинально возвращаются на рукоять револьвера. Подходящий старик всё это сразу замечает.

— Я не представляю для тебя угрозы, Архос. Всё ровно наоборот.

На момент замираю от удивления.

— Кто вы? И каким боком тут вообще я?

Седой мужчина усмехается.

— Ты оказался слишком глуп. Уж извини, но правда есть правда. До сих пор не поговорил со скайной, не изучил те книги, которые я тебе дал. Не разобрался с айваном. И как итог — не догадался, кто я такой.

Появляется желание отпрыгнуть назад и ударить по нему стихийной связкой, после чего всадить пару рунических пуль. А вот на лице собеседника снова расплывается улыбка.

— Не стоит, парень. Так просто меня всё равно не убить. На твоём месте, я был бы благодарен за помощь. Ректор не сам принял решение прикрыть тупоголовых студентов от полиции. Мог бы и спасибо сказать.

За моей спиной слышится сонный голос Сэмсона.

— Это кто здесь тупоголовый, безднов ты призрак? У самого тела нет, а всё туда же — ведёт себя, как наследный принц.

Авр на момент расплывается в улыбке, но уже через секунду его лицо снова становится серьёзным.

— Как видишь, твой призванный куда сообразительнее тебя. А ты не смог разобраться в элементарных вещах.

Пожав плечами, решаю уточнять напрямую.

— Так просто скажи, что тебе от меня нужно. Это ведь несложно.

Собеседник с досадой кривит губы.

— Не могу. У меня свои ограничения. Ты должен сам понять, что мне надо. И я бы не сказал, что это сложно, учитывая сколько данных у тебя уже есть. Просто подумай над этим.

Отступает назад и я останавливаю его вопросом.

— По поводу ректора — это ты его попросил вступиться?

На момент замерев, Авр растягивает губы в усмешке.

— Ты не совсем понимаешь природу моих возможностей, парень. Оксарр действует исключительно по своей воле. По крайней мере, он так считает.

Интересное заявление.

— Если ты так озадачен нашей безопасностью, то тебе следует знать о том, кто ещё нам угрожает.

Описываю ситуацию с возмущённой аристократкой и судьёй, заставив старика нахмуриться. Когда заканчиваю говорить, взмахивает рукой.

— Я постараюсь сделать так, чтобы Оксарр разобрался и с этой проблемой. А твоя задача — понять, что от тебя нужно. И начать уже, наконец что-то делать.

У меня ещё масса вопросов, но библиотекарь исчезает так же внезапно, как появился. Зато приходит в себя наш кэбмен. Озираясь по сторонам, удивлённо интересуется.

— А чего мы здесь встали? Не помню что-то, как останавливался…

Забравшись назад в кэб, на ходу придумываю историю о том, как он сам притормозил и внезапно остановился, а мы пытались его привести в чувство. После чего возница всё-таки трогается с места.

Оказавшись на территории школы, добираемся до своего корпуса, где я бесцеремонно хватаю за шкирку кота, пытающегося ускользнуть в свою комнату.

— Сначала пара вопросов. Авр был призраком, верно?

Призванный пялится на меня слегка расфокусированным взглядом и я встряхиваю его.

— На дороге ты сказал, что он призрак! Помнишь?

Отчасти пришедший в себя Сэмсон наконец отвечает.

— Ну-у… Он призрак, да. Но странный. Там, на дороге, у него была плоть. Созданная магией, но всё же. Я такого раньше не встречал.

Момент перевариваю услышанное. Хотя, Авр выдавал мне книги, спокойно контактируя с вполне материальными предметами, так что такой поворот сложно назвать новостью.

— Но ты всё равно называешь его призраком? Несмотря на то, что у него было тело.

Кот прищуривает глаза.

— Временное тело. Которое держалось только за счёт магии. Я вашем этом бездновом дерьме не разбираюсь, объясняю как могу. И вообще — хочу спать.

На последней фразе котяра ловко выворачивается из моей руки и молнией мчится к своей двери, которую открывает уже привычным для себя способом — повиснув на ручке. Что интересно, даже запирает её изнутри.

Эмили уже удалились к себе, так что в гостиной остаёмся только мы с Цзерой. Глянув на тигрицу, опускаюсь в кресло рядом с ней.

— Он говорил про магию скайнов. Но я хорошо помню, как ты рассказывала, что ваше племя не практикует нотные комбинации. Или это не так?

Девушка на момент заминается.

— У нас практически никогда не встречает магических струн, что отрезает путь к обычной магии. Есть обряды, которые позволяют искусственно наделить скайна даром, но они требуют чужой крови и не пользуются популярностью. Нас всё равно никто не учит — нет никакого смысла расходовать массу ресурсов, чтобы заполучить одного слабого мага-самоучку.

Немного помолчав, добавляет.

— Но у нас есть…скайны, что достигли порога. Мы зовём их «шагнувшими за предел». Они не могут использовать обычные заклинания, но им доступна другая техника.

Бывший старпом снова замолкает и я подталкиваю тигродевушку.

— И что они могут?

Цзера на несколько секунд задумывается.

— Это не так просто объяснить. «Шагнувшие», они…способны работать с душами. Самые слабые, могут только убивать. Те, кто долго развивал свой навык, воздействуют и более тонкими способами.

Заинтересованно хмыкнув, уточняю.

— Какими именно? Берут под контроль чьи-то мысли?

Та кивает.

— Поступки, намерения, мысли, симпатии. Правда на Ларэде подобная магия вне закона. Она помогла скайнам поднять первое восстание, но сейчас из-за неё никто не желает жить с нами бок о бок.

Представив, что меня и мои эмоции могут взять под контроль, полностью управляя всеми принимаемыми решениями, осознаю, что в чём-то понимаю остальных жителей второго континента. Но это всё равно не объясняет, для чего призрак советовал мне поговорить с Цзерой. Разве что…

— А ты сама владеешь этой техникой?

Изумлённо приподняв брови, тигрица отрицательно качает головой, а потом тяжело вздыхает.

— Если бы у меня был такой дар, я бы не стала прозябать на посту старпома «Голодного морсара».

Откинувшись на спинку кресла, погружаюсь в размышления. Сама Цзера не владеет техникой этих «шагнувших». Никакой литературы о них, в Скарно тоже нет. Да и во всей империи, за исключением разве что личной библиотеки императора или собраний его стэрсов. Тогда зачем Авр просил меня поговорить с девушкой? Чем эта беседа важна?

Тигрица уходит спать, а я ещё минут пятнадцать ломаю голову. Но к каким-то определённым выводам так и не прихожу. Единственная мысль, которая мелькает в голове — мой айван сильно похож на технику скайнов. Часть его возможностей, которые мы обсуждали с Фаргором, подозрительно напоминают отдельные компоненты магии «шагнувших». Может быть Авр хотел намекнуть на новые варианты развития моего магического таланта? Или пытался обозначить границы своего собственного дара? Как я понимаю, он спокойно влез в голову Оксарру, заставив его сделать то, что было нужно.

Так и не определившись, варю себе сорк и погружаюсь в изучение книг, что выдал мне старик при первом посещении библиотеки. Если я верно понял его слова, в манускриптах содержится нужная мне информация. За книгами провожу ещё пару часов. Потом заряд бодрости постепенно иссякает и я тоже отключаюсь, добравшись до постели.

Следующие несколько дней приходится посвятить разгадке новой задачи. Авр не соврал насчёт того, что ректор окажет нам поддержку. Оксарр лично ездит к судье и виконтессе, убеждая их отказаться от идеи отомстить за «поруганную честь». Более того — выкупает ещё несколько наших книг по более высокой цене, что позволяет оплатить ущерб для скотовладельца, а какую-то сумму оставить себе. Это безусловно хорошо. Но, в моей голове постоянно крутятся мысли о том, что раз Авр так легко заставил мага помочь нам, то точно так же может и натравить его на нас, при необходимости.

Сосредоточившись на изучении манускриптов, я в какой-то момент понимаю, что теперь могу воспринимать текст из «Записок первого духолога». После объёмной порции информации, это уже не просто набор непонятных терминов и формул. Конечно, я понимаю далеко не всё, но общий смысл написанного уловить в состоянии. Поэтому, постепенно продвигаюсь вперёд по всем книгам, что у меня есть, изучая написанное. Это даже оказывается интересным — как выясняется, механика взаимодействия с призраками и их практического использования, пусть и сложна, но в некоторых моментах эффективна. А в сочетании с моим айваном, всё это открывает массу новых возможностей.

Правда, чего именно от меня хочет Авр, я так и не понял. Отталкиваясь от того, что мне известно — он призрак. Причём не простой, а способный воздействовать на разум людей. Но о таких случаях в книгах ничего нет. Только в томе, что описывает эксперимент по созданию призрачного лича из добровольца, есть данные, как человека пытались превратить в существо, способное менять своё физическое состояние, при этом сохранив магию. Предполагалось, что подопытный сможет по своему желанию становиться то бесплотным существом, то полноценным личом, который владеет магией. Последнего выбрали, чтобы не провалить весь проект на самом старте. Всё-таки мёртвая плоть куда устойчивее живой.

К концу недели, я сам похож не жертву магических экспериментов. Синяки под глазами, постоянная усталость и способность засыпать в любом месте. Шагая после занятий в свой корпус, думаю о том, что надо бы на один день завязать с изучением книг и просто выспаться, но тут меня чуть не сбивает с ног один из студентов старших потоков. Увидев мой возмущённый взгляд, разводит руками.

— Ты вообще что тут делаешь? Не слышал? К нам прибыл стэрс императора. Обещает показать пару своих личных связок и может кого-то возьмёт в помощники?

Парень сразу же бежит дальше, а я застываю на месте. Императорский стэрс? Здесь?! Морсаровы гнилые потроха


Глава XVI


Выйдя из ступора, сам перехожу на бег. Только направляюсь к прежней цели — корпусу младшего потока. Взбежав по ступенькам, распахиваю дверь и влетаю в гостиную, где ко мне поворачиваются удивлённые лица Цзеры и Эмили.

— Где Сэмсон?

Девушки, усевшиеся в кресла с чашками сорка, переглядываются. Но первым отвечает сам призванный, выскользнувший из своей комнаты.

— Зачем так кричать? Я только вернулся и голова просто…

— Собирайтесь! Мы уходим прямо сейчас! Котяра — будь готов перенести по команде.

Видя непонимание на их лицах, пытаюсь объяснить.

— Здесь стэрс. Нас всё-таки нашли.

Вскочивший на стол призванный, с некоторым сомнением интересуется.

— А ты уверен, что он здесь из-за тебя? Или кого-то из нас?

Собираюсь рявкнуть, что нам в любом случае надо сваливать, но тут за спиной скрипит дверь. Оглянувшись, сталкиваюсь взглядом с усмехающимся Райлом Канором. С момента нашей «встречи» в камере, офицер ничуть не изменился. По-моему, у него даже одежда та же самая.

Пройдя внутрь, закрывает за собой дверь.

— Я здесь ради вас. Если быть более точным — в основном из-за Архоса и призванного. Но что-то мне подсказывает, у скайны с Ларэда тоже найдётся, чем поделиться с престолом. Тем более, что раз она здесь, значит ваша компания побывала на «Парящем», о чём я бы тоже с удовольствием послушал.

Краем глаза вижу, как руку Эмили опускается на рукоять замаскированного клинка «варрисов», а стэрс выдаёт короткий смешок.

— Даже не думайте сопротивляться. Меня вас всё равно не одолеть. Единственный путь к жизни — сотрудничество.

Очень хочется рвануть отсюда, отдав коту приказ перебросить нас в другое место. Но я хорошо помню слова той пары «республиканцев» о следящих заклинаниях личной гвардии императора. Если сейчас он использовал такое на одном из нас, шанса скрыться не будет. А вести переговоры, всё же проще с миролюбивым стэрсом.

— Что тебе нужно? Я полностью выполнил условия прошлой сделки.

Брови мужчины картинно поднимаются вверх.

— При всём уважении к твоей полезности и мощному инстинкту самосохранения, мы не ровня Архос. И не пара боевых товарищей, сидящих за кружкой пива. Я бы предпочёл, чтобы ты следовал этикету. Надеюсь для этого не придётся снова тащить тебя в камеру?

Пару мгновений помолчав, продолжает.

— Что касается нашей прошлой договорённости, она действительно закрыта. Не совсем так, как хотелось бы — тупые рицеровы зародыши из политической полиции немного подпортили финал. Но ты свою роль отыграл на отлично. Хочу напомнить, что я пытался предупредить тебя об угрозе со стороны «варрисов».

Тут он прав — я помню записку. Правда доставили её нам прямо перед тем, как всё закрутилось. То есть, вроде бы он и помог, но вместе с тем, вся эта помощь не имела никакого смысла.

— Если всё прошло так, как надо, то что тебе нужно сейчас? Ведь всё закончено.

Стэрс с ухмылкой покачивает головой.

— Всё только начинается, Архос. Мы расшевелили ублюдков, что замышляют против императора, но пока ещё слишком много непонятного. И ты снова можешь нам помочь. Мне. И императору.

Внутри всё холодеет. Если в первый раз я каким-то чудом выжил, то теперь… Что-то мне подсказывает, какой бы не оказалась его просьба, в итоге всю нашу компанию не ждёт ничего кроме смерти. Сейчас мы знаем о происходящем куда больше. К тому же есть критичная разница между одиноким нищим и группой из призванного, боевого механоида и скайны с Ларэда.

— Не надо на меня так смотреть, Архос. Ты ведь опасаешься, что я убью вас всех, как только всё закончится? Можешь быть спокойным, такой приказ будет отдан только в случае провала. А вот если вы добьётесь успеха, то последствия окажутся куда более приятным. Что скажешь о титуле барона? С правом передачи титула по наследству. Плюс, поместье в провинции и особняк в Схердасе или любом ином городе империи на твой выбор.

Пока я обдумываю его слова, голос внезапно подаёт котяра.

— Вы сказали, что нужна наша помощь. То есть на этот раз требуется не только Архос?

Райл с довольными видом кивает.

— Хотя бы кто-то меня внимательно слушает. Ты прав, призванный, мне нужны вы двое. Что скажете?

Отойдя от ступора, бросаю косой взгляд на Сэмсона и задаю вопрос стэрсу.

— Что именно от нас требуется?

Тот с усмешкой взмахивает правой рукой.

— Сущий пустяк. Вы отправитесь со мной в столицу. Под видом выдающихся студентов школы Скарно, которых позвали на ежегодный «Бал Масок». А там…вступите в контакт с парой знакомых вам личностей.

Котяра, запрыгнувший на столик, тихо урчит.

— Республиканцы?

Канор с готовностью кивает.

— С ними. Поговорите, вспомните ваши дела. Расскажете, как вы испугались и покинули их замечательный дом. А потом на вас вышел маркиз Столькен. И вам удалось выяснить, что всё это специальная операция политической полиции, которая пыталась спровоцировать заговорщиков на активные действия раньше срока.

Пытаюсь уложить в голове его слова, но у меня упорно не хотят сходиться концы.

— Как мы им объясним своё нахождение на этом «Балу Масок»? Да и маркиз…он же мёртв.

Стэрс покачивает головой.

— А вам не надо будет объяснять. Если они решат, что вас подослали, так даже будет лучше.

Видя непонимание на моём лице, уточняет.

— Кто-то из них точно испугается. Особенно после ваших слов о том, что Столькен арестован.

Тяжело вздохнув, пытаюсь хотя бы что-то прояснить.

— Зачем для этой задачи нужны именно мы? Вы можете подбросить им ту же самую информацию при помощи кого-то ещё? У вас наверняка есть масса людей.

Офицер слегка прищуривает глаза.

— Они уже знакомы с Сэмсоном. Видели тебя. И знают, что вы оба замешаны в предыдущих событиях. Да, я могу подбросить им информацию массой способов, но на мой взгляд, вы один из лучших вариантов со всех точек зрения.

В беседу снова вступает котяра.

— Всё это звучит хорошо. Но как объясним наше обучение в Скарно?

Райл пренебрежительно взмахивает рукой.

— Это просто. Расскажете историю о том, как вам достались деньги Столькена, когда он пытался скрыться от полиции. И вы дали взятку. Зацикленность Скарно на заработке общеизвестна, вам поверят. Ну а прошлое нашего дорогого Архоса не заставит сомневаться, что вы могли обокрасть маркиза. В конце концов, Эммера вы обнесли вполне натурально.

Задержав взгляд на мне, добавляет.

— Чтобы вы все понимали, это отнюдь не предложение от равного равному. Я просто излагаю вам задачу, которую следует выполнить. Вы получите щедрую награду, но даже не думайте, что у вас есть возможность отказаться. Собирайтесь. Всё остальное расскажу вам по дороге.

Стэрс разворачивается, собираясь уходить и я делаю последнюю попытку изменить ситуацию.

— Вы же заходили к нам. Снаружи наверняка масса студентов и персонал. Вас видели. Если заговорщики так умны, как вы…

Тот поднимает руку, прерывая меня.

— Мой иллюзорный двойник уже несколько минут выступает перед учащимися. А меня никто не видел. Я же стэрс, Архос. Не забывай. У вас десять минут на сборы.

Вот же рицерово дерьмо! Жизнь выкинула фортель, достойный бреда спятившего морсара. Визита стэрса я точно не ожидал. И он прав, отказаться мы никак не сможем. Конечно, никто не мешает попытаться сбежать. Но это будет безнадёжная попытка.

Поднявшаяся со своего места Эмили, косится на дверь и неуверенно спрашивает.

— Мы действительно поедем с ним в столицу?

Потянувшийся котяра, бросает на механоида хмурый взгляд.

— Думаю нам откроют портал. Но если ты про сам факт отправки в Схердас, то да — у нас просто нет выбора.

Судя по выражению лица, Эмили не понимает всей серьёзности вопроса и я пытаюсь объяснить.

— Это стэрс. Офицер облечённый властью императора и подчиняющийся только ему. Он сильный маг, чьи действия ничем не ограничены. Сбежать мы не сможем — он следил за мной даже в доме Эммера. А как снять его следящее заклинание, никто из нас не представляет. Сопротивляться тоже бесполезно, мы его не одолеем. Сэмсон прав, остаётся только следовать в столицу.

Девушка с мрачным видом вздыхает. А через несколько секунд мы уже приступаем к сборам. Учитывая, что нас забирает стэрс, прихватываю с собой все книги, что выдали в библиотеке. Как те, которые получил от Авра, так и обычный комплект учебников Скарно. Думаю, никто не станет требовать от нас их возврата при таких обстоятельствах. Помимо этого, с нами старая добыча из дома Коссуна, включая его личные записи, немного одежды и наличность. Плюс оружие. Канор ничего не сказал по этому поводу, а с револьвером на поясе я чувствую себя куда увереннее.

Покинув здание, обнаруживаем перед корпусом самого Райла и одного сопровождающего — хмурого усатого мужчину в шляпе-котелке. Стэрс безмятежно улыбается и машет рукой, предлагая нам подойти. Когда спускаемся по ступенькам, я внезапно слышу справа от себя знакомый голос.

— То есть ты решил не выполнять своих обязательств, Архос.

Обращаю внимание, как сразу напрягается боец стэрса. Вот он сам выглядит скорее заинтересованным, чем обеспокоенным. Не успеваю я повернуть голову, как Канор уже отвечает.

— Этот паренёк и тут заключил какую-то сделку?

Седой старик поворачивается к Райлу, скривив губы.

— Если тебе так интересно, то да — заключил. Не совсем формально, конечно. Но факт остаётся фактом. И пока он её не выполнит, парень не покинет стен Скарно.

Мужчина, которого называют «орудием императора» хлопает в ладони.

— Да что ты? Прямо так и не покинет? Собираешься препятствовать воле императорского стэрса, призрак?

Со стороны Авра доносится тяжелый вздох.

— Раз ты так хорошо разбираешься в ситуации, может быть сам сделаешь то, что требовалось от него?

Стэрс отрицательно качает головой.

— Я не имею никакого представления, что тебе нужно, старик. Не разбираюсь в сортах гхарговых экспериментаторов. Но ты можешь взять любого другого студента и воспользовать его услугами. Не заставляй меня прерывать твою посмертную жизнь.

На последней фразе офицер усмехается. А вот Авр, неожиданно для меня ощеривается яростным оскалом.

— Только у него есть нужный мне айван. И ты неправ, пёс престола — это не посмертие. Я жив. И не думаю, что у тебя выйдет со мной легко справиться.

Мужчина в котелке вроде бы ничего не делает, но в воздухе перед ним появляется сеть из тонких искрящихся нитей, которые захлёстывают призрака. К моему удивлению, просто пройдя через его тело. Если я верно понимаю, сопровождающий Канора тоже не ожидал такого поворота. А вот его цель радостно хохочет.

— Вы ещё не поняли, да? Я совсем не обычный призрак.

Теперь в дело вступает сам стэрс. Одно движение рукой и фигура Авра окутывается туманной дымкой. Потом воздух с немыслимой скоростью пронзает поток нот и пространство рядом со стариком заливает белое пламя. Сам Райл довольно ухмыляется.

— Ну вот и всё. Не призрак он, видите-ли.

С сокрушённым видом покачивая головой, начинает разворачиваться. Но в тот же момент фигура офицера сама оказывается в окружении россыпи золотых искр. А лицо Райла искажается болью. Застыв на ступеньках, с удивлением понимаю, что Авр контратаковал. Проделав это весьма успешно. Глаза стэрса едва не вылезают из орбит и как по мне, Канор сейчас не способен на сопротивление. Я вижу, как он снова пытается провернуть какой-то фокус рукой. Только теперь результат полностью отсутствует. Что, судя по изумлённому лицу, шокирует его самого.

А вот помощник Райла реагирует практически сразу. Поняв, что его шеф угодил под мощную атаку, принимается сыпать магическими символами. Как мне кажется, задействует несколько нотных связок подряд. Осознав, что ни одна из них не сработала, крутится на месте, разворачиваясь к стэрсу. Сначала не понимаю, что он собирается делать, а потом замечаю в его руке короткий нож. Когда лезвие вонзается в бок Канора, внутри проскакивает искра удивления и я невольно делаю шаг выше по ступенькам.

Правда, результат применения оружия оказывается прямо противоположным. Вместо того, чтобы рухнуть на землю, стэрс наоборот, приходит в норму. И сразу же бьёт ещё одной нотной связкой. Куда более короткой, чем в первый раз, но зато намного более эффективной — Авр, которого не взяла ни одна из предыдущих комбинаций, просто исчезает. Всё, что я успеваю заметить — чёрный шар, буквально на секунду возникший в области и полностью вобравший в себя фигуру «библиотекаря». Когда он пропадает, вместе с ним растворяется и «призрак». Заодно со слоем почвы и куском ограды.

— Интересные у вас тут существа водятся. Пожалуй, сюда надо будет потом наведаться с более продолжительным визитом.

Уже взявший себя в руки стэрс разглядывает наши оторопевшие лица и усмехается.

— Всё, пора в путь. Сейчас нет времени разбираться с очередным исследователем.

Интересно, что он с ним сделал? Если я верно понимаю, то тут была использована магия призыва. Правда нас обучали пробитию дыр в другой мир и привлечению оттуда сущностей, похожих на Сэмсона. Тут же, открытый портал вместо того, чтобы забросить кого-то в наш мир, проделал обратное. О таком применении нотных связок призыва я ещё не слышал.

Как только мы спускаемся вниз, стэрс открывает портал, приглашающе махнув рукой.

— В Схердас, господа. Вас ещё надо приодеть и проинструктировать.

Чуть помедлив, шагаю в портал. На этот раз перенос занимает какие-то доли секунды. Как только снова оказываюсь на твёрдой поверхности, в меня кто-то вцепляется, оттаскивая в сторону. От неожиданности едва не хватаюсь за оружие, но вовремя сдерживаюсь — это просто один из подручных стэрса.

Следом за мной в комнате один за другим появляются спутники. А замыкает процессию сам императорский офицер со своим помощником. Пока все они проходят через открытый портал, успеваю осмотреться. Небольшое помещение, без окон и практически без мебели. Вся обстановка — пара стульев и один крохотный стол.

— Бал начнётся вечером. Идите за Бацром — он выдаст одежду и объяснит нормы поведения. Ближе к делу, появлюсь я сам. Подготовлю вас к разговору.

Выдав это, Райл сразу открывает второй портал, моментально в него шагнув. А я слышу вздох его помощника, который открывает дверь, выходя в коридор. Переглянувшись, шагаем за ним и скоро оказываемся в большом помещении, которое заставлено шкафами. Повернувшийся к нам Бацр, впервые подаёт голос.

— Выбирайте то, что вам подойдёт. Только не перестарайтесь, за всё подряд хвататься не стоит..

Наша четвёрка с некоторой опаской движется вперёд и помощник стэрса снова подаёт голос.

— Только парень и призванный.

Увидев невысказанный вопрос на наших лицах, объясняет.

— На праздник отправятся только они. Механоид и скайна будут ждать отдельно.

Вижу, как вытягиваются лица девушек. Эмили бросает на меня вопросительный взгляд и я едва заметно покачиваю головой. Сам же задаю вопрос, который сразу появляется в голове.

— Почему только мы? Зачем тогда было забирать из Скарно всех четверых?

Бацр смотрит на меня так, как будто я предложил ему побороться на руках с гхаргом.

— Если вас нашли мы, то могут обнаружить и другие. А после «Бала Масок», это и вовсе стало бы неизбежным. Твои спутницы будут под нашей защитой, не беспокойся.

Ну да, конечно. Под защитой. Я бы скорее назвал это взятием в заложники. Но сделать сейчас ничего не выйдет. Даже если мы благополучно свалим отсюда, использовав дар Сэмсона, то потом ситуация всё равно обернётся плохо. Стэрс абсолютно точно пустил в дело следящее заклинание. Нас быстро отыщут и боюсь, при таком раскладе Канор не станет предлагать какие-то награды, а применит совсем иные методы убеждения.

— Когда вернётся твой шеф, мы это ещё обсудим. Хотите, чтобы мы отработали задачу, как надо — предоставьте гарантии безопасности для каждого из нас.

Закончив говорить, сразу шагаю к шкафам с одеждой. Бацр всё равно ничего не решает. И пока мы ждём стэрса, можно заняться делом и подготовиться к вечеру. На морсаров бал ведь в любом случае придётся идти.

Не успеваю приступить к выбору, как за спиной скрипит дверь и звучит женский голос.

— Это и есть наши студенты? Бацр, ты почему меня сразу не позвал?


Глава XVII


Повернувшись на звук голоса, замираю, не зная как поступить. Около двери стоит…графиня Рейза Локрис. Та самая, которую мы оставили затраханной, но живой в особняке барона Марзона. Да, мы стёрли ей память, но внутри всё равно разгорается огонёк паники. Что она тут делает? Стэрс решил потрепать нам нервы? Или это какой-то хитрый ход, смысла которого я пока не понимаю?

На лице Эмили отображается внутренняя борьба — механоид тоже не знает, как себя вести. То ли бежать, то ли оставаться на месте. Или вовсе, атаковать. Даже Сэмсон останавливается на полу, разглядывая девушку. Полное хладнокровие сохраняет только Цзера. Но она и в не в курсе всей ситуации.

— Я конечно польщена вашим вниманием, но не стоит так откровенно пялиться. Пока, моя задача — одеть вас, а не раздеть.

Хмыкнувшая аристократка шагает в нашу сторону, а я скашиваю взгляд на сумку Эмили. Там всё ещё остался трофейный кнут, который графиня пустила в ход при нашем первом знакомстве. Которого она сейчас не помнит. Остаётся надеяться, что это просто оружие и Рейза не почувствует его рядом. Иначе объяснений нам не избежать.

Спустя минуту, когда напряжение немного отпускает, понимаю, что на самом деле беспокоиться не о чем. Канор точно в курсе ситуации. А значит проинструктировал своих людей должным образом. Даже если Локрис что-то заподозрит, ей не дадут нанести нам вред.

Сама графиня занимается нашим облачением, иногда обращаясь к Бацру. Последний чаще всего ограничивается тем, что цокает языком или просто качает головой, оценивая тот или иной компонент одежды. Спустя полчаса я оказываюсь облачён в костюм-тройку, который на мой взгляд стоит никак не меньше тысячи ларов. Или больше. Ещё двадцать минут уходит на выбор туфель, а в завершении процесса, она повязывает мне на шею платок.

Глянув в зеркало, понимаю, что выгляжу как настоящий столичный франт. Если бы кто-то одетый в такое оказался на территории Горницы без оружия или охраны, то назад был уже не выбрался. В этом я полностью уверен.

Ожидаю, что теперь мы обсудим ситуацию, но Локрис переключается на призванного. Оказывается, для котов тоже имеется своя одежда. Например жилетка, почти целиком закрывающая его тело. И что-то вроде матросской повязки на голову. Аристократка было пытается подобрать ещё и обувь, но на этом этапе возмущение Сэмсона переходит в режим яростного рыка и девушка решает остановиться на уже достигнутом. Когда отступает в сторону, обращаюсь к графине.

— Где будут наши спутницы? Я понимаю, почему вы не оставили их в Скарно, но хотелось бы быть уверенным в их полной безопасности.

Аристократка пожимает плечами.

— Я должна подготовить вашу пару и обеспечить сопровождение во время бала. Всё остальное, это не ко мне.

Не удержавшись, с лёгким удивлением уточняю.

— Ты будешь с нами на «Балу Масок»?

Графиня прищуривает глаза, глянув на меня.

— «Вы», юноша. Мы с вами не настолько близки, чтобы общаться, как старые приятели. Что до вопроса, я буду с вами на протяжении всего бала. Согласно легенде, вы студенты Скарно, которые попали на бал благодаря родственным связям.

На секунду замолчав, добавляет.

— Вернее, ты тот самый студент. А призванный идёт в нагрузку.

Со стороны Сэмсона немедленно доносится возмущённое ворчание.

— Почему у вас такая тяга к унижению нашего рода. Может потому что сами понимаете, насколько слабее нас.

Он едва ли не шипит себе под нос, но графиня всё хорошо слышит.

— Слабее? Мы? Не смеши меня, котик.

Тот ощеривается в оскале.

— Вас достаточно поманить утехами с другим полом и вот вы уже забыв обо всём, прыгаете в постель. Никакой выдержки.

Его собеседница кривит губы, удивлённая резким изменением темы. От необходимости реагировать её избавляет стэрс, шумно ворвавшийся в комнату. Остановившись на середине, оглядывает нас и удовлетворённо цокает языком.

— Великолепно. Не отличить от благородных повес, прожигающих жизнь.

Крутнувшись на месте, взмахивает рукой.

— Вы двое, за мной. Девушки могут остаться здесь.

Не двигаясь с места, озвучиваю вопрос.

— Где они будут находиться, пока мы будем на балу?

Офицер разворачивается и непонимающе разводит руками.

— Я помещу их в дом, недалеко от дворца. В десяти минутах пешком. Туда же доставят вас после того, как всё закончится.

Говорит уверенно, но это не значит, что в его словах нет лжи.

— Какие у нас гарантии, что все останутся живы после выполнения задачи?

Райл делает шаг ко мне, картинно вздёргивая брови.

— Думаешь, я убью вас после того, как вы справитесь со своей задачей? Позволь поинтересоваться, зачем?

Слегка замявшись, излагаю резоны, которые пришли в голову.

— Убрать свидетелей, подчистить следы, избежать угрозы разглашения информации.

Канор внезапно расплывается в улыбке.

— А ты собрался кому-то что-то рассказывать? Может хочешь заявиться к репортёрам и выложить им историю о том, как сотрудничал со стэрсом императора?

Протянув что-то невнятное, отрицательно качаю головой, а офицер продолжает.

— Ни одна газета империи не согласится публиковать такой материал. А вы куда полезнее живыми, чем мёртвыми. Ликвидируй я тебя после той истории со Столькеном, не наткнулся бы на республиканцев, что свили гнездо в самом центре империи. И ничего бы о них не знал. Как знать, кто ещё выйдет на вас, заинтересовавшись странной парочкой, что крутится внутри заговорщиков с какими-то странными целями?

Резон в его словах есть. Но я бы не сказал, что это меня успокаивает. Правда, сам Райл дискуссию продолжать явно не намерен. Развернувшись на месте, быстро шагает в коридор. А я под пристальным взглядом Бацра поворачиваюсь к Эмили.

— Заберите все сумки и ждите нас.

Бросив косой взгляд на помощника стэрса, добавляю.

— Будьте готовы к любому морсаровому дерьму.

Механоид, переглянувшись с Цзерой, кивает. А мы с призванным устремляемся за стэрсом. Даже если он лжёт и намеревается нас прикончить, как только всё закончится, просто сбежать отсюда не получится. Зато я набросал приблизительный план действий. Сэмсон провёл с Эмили и тигрицей достаточно времени, чтобы прыгнуть к ним. Мы сможем совершить прыжок прямо с бала, как только задача будет выполнена. А потом рванём за пределы Схердаса. И если повезёт, Райл в самом деле не станет нас искать. В противном же случае…мы хотя бы попытаемся.

Следуя за стэрсом, добираемся до комнаты, которую я бы назвал кабинетом. Пара шкафов с книгами, массивный стол, кресла для посетителей. И тонкий аромат табака в воздухе. Усевшийся за стол Канор приглашающе машет рукой и я опускаюсь в одно из гостевых кресел. Кожу соседнего вминает задница графини, а котяра запрыгивает на подлокотник третьего.

— Теперь, когда мы разобрались с твоими опасениями, думаю стоит поговорить о деле. Основную задачу я уже изложил — вам потребуется найти парочку из того дома, где прятался призванный и поговорить с ними. А теперь немного деталей.

Достав из ящика трубку, принимается выколачивать её, продолжая рассказывать.

— Вы должны поведать им историю о том, как испугались и сбежали из Схердаса. Попутно сцепившись с некоторыми личностями и прикончив пару-тройку человек. Что в целом и не является ложью. Дальше вы добрались до Каледа, надеясь укрыться там. И столкнулись с маркизом Столькеном. Который успел поведать душераздирающую историю о предателях среди заговорщиков, после чего был арестован политической полицией. Вы же смогли бежать, прихватив с собой его деньги и залегли на дно в Скарно.

На второй фразе стэрс бросает насмешливый взгляд в сторону графини и та подбирается, не понимая сути проявленного внимания. Я же уточняю.

— Это всё? У них наверняка появятся другие вопросы.

Райл раскуривает трубку и выпустив пару аккуратных колец дыма, кивает.

— Безусловно. Вы упомянете, что измена случилась где-то около самой верхушки. И Столькен утверждал, что вот-вот начнутся массовые аресты всех участников заговора против императора. Что самое важное — предатель назвал имя стэрса, который пошёл против данной им самим присяги.

Пару мгновений осмысливаю услышанное.

— Разве такое бывает? Стэрсы же не могут предать.

Офицер улыбается, но его взгляд становится холодным.

— Считалось, что нет. Но теперь я уже ни в чём не уверен.

Немного помолчав, интересуюсь ещё одним моментом.

— Что делать потом? После того, как мы побеседуем с этой парочкой?

Мужчина кивком головы указывает на Рейзу.

— Она будет поблизости. Когда поймёт, что основная часть беседы завершена, вытащит вас оттуда под каким-то предлогом. А дальше…отправитесь в дом к своим девушкам и будете ждать вручения награды от императора.

Несколько секунд молча сидим, разглядывая друг друга. Поняв, что стэрс больше не собирается ничего говорить, уточняю.

— Когда отправимся во дворец?

Справа от меня слышится тихий смех графини, а Канор закашливается дымом.

— Мы уже в нём, парень. «Бал Масок» традиционно проходит в Зале Океана, куда вы спустя минут пятнадцать и отправитесь.

Глянув на моё опешившее лицо, улыбается, снова затягиваясь трубкой. А мой взгляд машинально смещается к окну. Выходит, отсюда открывается вид на центральную площадь столицы? Вот уж не думал, что когда-нибудь буду спокойно беседовать со стэрсом в одном из кабинетов дворца. Усмехнувшись своим собственным мыслям, перехожу к более практическим вещам.

— Нам бы тогда по порции сорка. И ещё вопрос — как себя вести, если эти двое проявят агрессию?

Лицо императорского офицера снова озаряется усмешкой.

— Только последний идиот станет применять силу на «Балу Масок». Но если кто-то из них окажется достаточно глуп для этого, то вам поможет Рейза. Да и я сам буду присутствовать там, правда в режиме инкогнито.

Нахмурившись, пристально разглядывает меня.

— Постарайтесь сделать так, что ваши цели ничего не заподозрили. И уж точно не захотели схватиться за оружие. Даже если они просто убегут, это уже будет результатом. Но вы не получите ничего кроме свинца, если вся операция сорвётся по вашей вине.

Мгновение молчит, продолжая смотреть на меня. Потом поворачивается к графине.

— Рейза, сделай им сорка. Пусть немного взбодрятся.

Аристократка действительно поднимается со своего места и подойдя к стене, нажимает на какую-то секцию, открыв проход в соседнюю комнату, где оборудовано что-то вроде небольшой кухни. Я же пытаюсь оценить ситуацию в которую мы вляпались.

Канор однозначно хочет спровоцировать республиканцев на активные действия. Сложно сказать, почему именно с нашей помощью. Ведь они уже в курсе, что мы контактировали со стэрсом и думаю способны связать этот факт с нашим появлением на балу. Хотя может именно на это и делается расчёт? Но если так, то зачем нам упоминать другого императорского офицера, якобы предавшего правителя? В чём смысл? Какая-то странная комбинация, в которой я пока не вижу логики. Вернее она есть, но как по мне, намного проще было бы просто арестовать этих двоих и залезть им в мозги. Райл получил бы всю нужную информацию за несколько минут и не потребовалось бы устраивать все эти сложные игры.

Единственное объяснение — те двое нашли способ защититься от проникновения в своё сознание. Ведь каким-то образом они прервали следящее заклинание императорского посланника. Конечно, это не объясняет всех остальных странностей. Но проясняет хотя бы что-то.

Пытаюсь вспомнить, как звали двоих заговорщиков, приютивших Сэмсона и ломаю голову, пока нам не приносят сорк. С первым глотком горячего напитка, их имена всплывают сами собой. Астон и Зинер. «Чёрный» и «зелёный». Один с манерами дипломата, второй с глазами хладнокровного убийцы.

Откинувшись в кресле, делаю ещё один глоток сорка, слыша как лакает свою порцию Сэмсон, ради такого дела спустившийся на пол. Стэрс, тоже получивший чашку напитка, усмехается.

— Здорово прочищает мозги, правда? Немного моей секретной личной смеси и голова начинает работать куда яснее.

Увидев, как моя рука с кружкой замерла в воздухе, негромко смеётся.

— Это не та дрянь, которой любят себя травить в бедных кварталах, парень. Абсолютно безопасная смесь, если не добавлять её в сорк слишком часто.

Мгновение поколебавшись, всё-таки отпиваю и решаюсь задать вопрос, не дающий мне покоя.

— Почему вы выбрали именно нас? Да, я помню слова о том, что Астон и Зинер нас помнят. Но это звучит не слишком убедительно. Тем более они уже в курсе, что я работал на вас и выполнял поручение. С чего им нам верить?

Офицер императора какое-то время медлит с ответом, успев ещё отпить сорка.

— В целом, это совсем не твоё дело, Архос. Но из уважения ко всему, что с тобой произошло после Каледа, я отвечу. Республиканцы знают, что ты работал на меня. И точно уверены, что вы с этим рыжим проглотом в деле. Да, скорее всего они не поверят ничему из того, что ты скажешь. Но, есть один маленький момент, который может вытащить всю эту затею. Другой стэрс императора. Если один из нас действительно пошёл против присяги и воли Его Императорского Величества, то эта парочка запаникует. Неважно, поверят они во всё остальное или нет. Неважно, что они станут делать и кинутся ли связываться с другими заговорщиками. Важно, что они будут обязаны поставить в известность того самого стэрса. Конечно, если он существует.

Хмыкнув, снова отхлёбываю сорка.

— А если нет?

Райл с весёлым выражением лица разводит руками.

— Если нет, то всё остальное неважно. А вы в любом случае получите свою награду.

Не сказал бы, что мне стало всё понятно. Но суть я уловил. Единственная важная вещь, которую от нас должны услышать республиканцы, это слова о том, что их стэрса раскрыли и вот-вот накроют. Всё остальное, просто антураж. И раз для этой задачи решили использовать нас, значит более подходящих кандидатов у Канора нет. Правда это не отменяет того факта, что нас с призванным сложно назвать надёжными полевыми агентами. Хотя и задача не самая сложная. Выдать десяток-другой фраз, потолкаться на балу и потом исчезнуть в неизвестном направлении.

Отпивая небольшими глотками сорк, стараюсь успокоиться и настроиться на позитивный лад. Мы будем на территории императорского дворца. Тут разрешено ношение оружия, но стэрс прав — никто в здравом уме не станет пускать его в ход. Учитывая количество охраны, отсюда даже просто выбраться будет проблематично. Если верить всем слухам, артефактная защита резиденции императора, одна из самых мощных в Норкруме. Отсюда и портал открыть просто так не выйдет.

Последняя мысль наталкивает на идею, что при таком раскладе может не сработать и дар Сэмсона. Но сейчас предпочитаю не загружать себе этим голову. Будем действовать по обстоятельствам. Кто знает, может нам и не придётся перемещаться из дворца.

Когда сорк в чашке заканчивается, Канор бросает взгляд на настенные часы и поднимается на ноги.

— Пора. Рейза, проводи их. И закончи с нарядами.

Спустя несколько секунд мы снова шагаем по коридорам дворца, в конце концов остановившись перед неприметной дверью, которую охраняет одинокий лейб-гвардеец в белом мундире. Аристократка, по дороге заглянувшая в какую-то комнату, протягивает мне небольшую белую маску, закрывающую только глаза. Потом наклоняется и цепляет её подобие на морду кота, который смотрится в этом довольно комично. Я кручу свою в руках и девушка уточняет.

— Он не зря называется «Балом Масок». Это обязательный элемент одежды.

Вздохнув, прилаживаю её на лицо. А вот Локрис проделывает неожиданный фокус — тянет за какой-то шнур и её платье с шелестом опадает на пол, оставив графиню в откровенном корсете, который практически ничего не скрывает. Сверкнув белозубой улыбкой, объясняет.

— А это обязательная форма одежды для женщин.

Прежде чем успеваю спросить, она уже распахивает дверь и продефилировав мимо застывшего каменным изваянием солдата, скрывается внутри. Снизу доносится ворчание Сэмсона и в этот раз я его прекрасно понимаю. Они что, раньше не могли сказать, что здесь планируется рицерова оргия, а не обычный приём?


Глава XVIII


Какое-то время я просто стою перед распахнутой дверью. Мне и обычный приём казался не самой удачной затеей — раньше я на таких не бывал. А если отталкиваться от внешнего вида графини, то сейчас нас ждёт нечто куда более суровое. Сложно сказать, как надо себя вести в таких обстоятельствах.

Собравшись с духом, всё-таки шагаю вперёд и следом скользит Сэмсон. Сдвинувшийся гвардеец закрывает за нами дверь, а я оглядываюсь по сторонам, медленно двигаясь дальше.

Выглядит всё куда лучше, чем представлялось изначально. Да, в громадном зале не видно ни одной одетой девушки, а некоторые и вовсе щеголяют, прикрыв только гениталии и соски. Но никто никого не имеет, в основном все мирно беседуют. Хотя, может самое интересное у них всё ещё впереди?

Ищу глазами нашу спутницу, но графини уже не видно. Ясно, значит придётся искать Астона и Зинера самостоятельно. Опустив взгляд на кота, киваю ему и призванный устремляется в зал. С его нюхом и даром, мы должны быстро отыскать этих парней. Потом останется только выполнить задачу и свалить отсюда, получив возможность спокойно выдохнуть.

Быстро удаляясь от двери, я пробираюсь между разноформатными столами, круглыми диванами, грудами подушек и даже шкурами, расстеленными прямо на каменном полу. Вокруг снуют официантки, разносящие напитки и тихо шумит собравшаяся масса аристократов. Машинально отмечаю, что если у каждой женщины из числа гостей обязательно закрыты соски и промежность, то вот прислуга обнажена полностью. Либо, чтобы можно было отличить благородную кровь, либо это просто дань традиции.

Проходя мимо очередной компании, внезапно чувствую, как мне в плечо вцепилась чья-то рука и машинально тянусь к рукояти револьвера.

— Какой горячий парень. Что, хочешь пристрелить меня за предложение хорошо провести время?

Напротив меня стоит улыбающаяся светловолосая девушка, с грудью прикрытой тонкой полоской ткани. И я слегка теряюсь, не зная, что ей ответить.

— Присаживайся и выпей с нами. Не бойся, тут тебя никто не обидит.

Её рука всё ещё на моём пиджаке и судя по всему, аристократка не собирается меня просто так отпускать. А устраивать скандал и привлекать внимание, мне кажется плохой идеей. Правда, попытку избежать задержки я всё же предпринимаю.

— Я кое-кого ищу здесь. Прошу извинить, но мне нужно идти.

Блондинка снова разжимает губы в улыбке.

— Пару бокалов, незнакомец. И потом мы тебя отпустим. Конечно, если ты захочешь уйти.

На последней фразе облизывает губы и отступает назад, потянув меня за собой. Два шага и меня уже усаживают на мягкий диван, сделанный в виде кольца с небольшим разрывом, чтобы можно было пройти внутрь. На нём обнаруживается ещё пара девушек — рыжая, чьё тело обтянуто кожаными ремнями и брюнетка, соски которой банально залеплены кружочками ткани, а между ног проходит тонкий лоскут ткани. Она и начинает разговор.

— У Кенсы наконец есть первый улов. Неплохо для первого раза. Но позволь второго я выберу сама. Этот слишком молод на мой вкус.

На спинку дивана с лёгким шумом запрыгивает Сэмсон и я слышу его ворчащий голос.

— Всё никак не успокоишься? Не можешь пропустить ни одной самки, что готова раскинуть ноги, да?

Взгляды девушек устремляются на кота и рыжая удивлённо замечает.

— А он здесь зачем? Призванный в теле животного, это…не совсем то, что тут ожидаешь увидеть.

Кашлянув, пытаюсь придумать какую-то правдоподобную версию. Что оказывается весьма сложным, когда на тебя испытующе смотрят три аристократки.

— Он следит, чтобы я не увлёкся. Что-то вроде компаньона.

Светловолосая, которую назвали Кенсой, цокает языком.

— Даже так? Настолько входишь во вкус, что тебе нужен присмотр?

Переводит взгляд на брюнетку.

— Видишь, Кайла, не такой уж у меня плохой вкус.

Заинтересованно разглядывающая меня брюнетка медленно кивает.

— Возможно и так. Но я бы всё равно нашла кого-то ещё вторым номером. Его одного будет мало.

Странное ощущение. Меня обсуждают, как какой-то кусок мяса. Это при том, что все трое девушек практически обнажены, а я полностью одет и вооружён. Но вот хозяином положения сейчас себя совсем не ощущаю.

— Как я и сказал, у меня не так много времени. Бокал вина и я вас покину.

Вся троица почти синхронно усмехается. Рыжеволосая откидывается на спинку дивана и перекладывает ноги с одной на другую.

— Ты наверное нас не узнал? Хотя откуда тебе знать. Ты ведь наверняка из тех провинциальных дворян, что толком даже не понимают, в чём суть «Бала Масок», верно?

Внезапно наклоняется вперёд и хищно скалится.

— Хочу тебя обрадовать, парень, ты в хорошей компании. Мы сами выбираем мужчин в этом зале и раз ты здесь, то уже никуда не денешься.

Ей сразу же поддакивает брюнетка.

— Совсем скоро все перейдут к делу. А пока мы можем немного поболтать. Откуда ты?

С трудом удерживаюсь от того, чтобы оглянуться по сторонам в поисках графини. Идиотская ситуация. Что мне с ними делать? Пытаться уйти, применив силу? Проход до сих пор загораживает собой блондинка и чтобы выйти, придётся её оттолкнуть. Да и остальные могут вмешаться. К тому же, как-то не замечаю, чтобы окружающие между собой сцеплялись, так что я точно привлеку внимание к своей персоне. Морсаровы потроха! Три полуголые девицы создают проблем больше, чем вооружённые противники.

— Что ты молчишь, бедный? Растерялся?

В голове брюнетки звучат ироничные нотки и я решаю, что надо как-то отреагировать.

— Я бы не хотел называть себя раньше времени. Но у меня встречный вопрос — кто вы такие?

Троица переглядывается и девушки усмехаются. Шагнувшая ко мне Кенса, наклоняется, приблизив лицо.

— А как ты сам думаешь? На что ставишь, неизвестный? Дочери хёрдисов? Может быть и вовсе принцессы престола?

Последняя фраза заставляет изрядно напрячься. Хотя и от дочерей высших аристократов Норкрума, тоже ничего хорошего ждать не приходится. Разве им вообще можно посещать такие…мероприятия? Несчастную Майрнер хотели продать на юг за распутное поведение. А тут и вовсе намечается что-то грандиозное.

Закончить мысль не успеваю — в проходе появляется официантка, сразу склонившая голову.

— Госпожи и господин желают вина?

Её отвечают сразу в три голоса и через секунду блондинка всовывает мне в руку бокал, из которого я машинально делаю глоток. Как быть? Если останусь, то даже не представляю, как потом смогу отыскать нужных республиканцев. Как я понимаю, через какой-то промежуток времени начнётся форменная вакханалия. Что сильно затруднит поиск конкретных людей.

Что-то тихо ворчит разлёгшийся на спинке дивана Сэмсон, а ко мне подсаживается рыжая девушка, чья рука моментально оказывается на моём бедре.

— Ну так что? Расскажешь нам что-то о себе? Можешь не называть титула и города, но пара деталей бы не помешала.

Расположившаяся напротив блондинка усмехается.

— Если ты скажешь, что сам возишься на конюшне, Сталра кончит втрое быстрее. Конюхи, это её слабость.

Твоего же грязного рицера! Обстановка не располагает к аналитическому мышлению. Какая-то часть моего разума уже вовсю ищет основание для того, чтобы остаться и узнать, что эта троица собралась делать с одним единственным партнёром. Другая, сохранившая самообладание, напоминает о стэрсе, который точно не будет рад подобному раскладу. Пока они сражаются между собой в моей голове, выдавливаю слова ответа.

— Всё, что вам стоит знать — я родом с побережья. Хочу отметить, вы не назвали себя. И упорно игнорируете мои слова о том, что мне придётся вас покинуть.

Пальцы сидящей рядом со мной рыжей, смещаются в сторону и ухо обжигает шёпот.

— Кажется у твоего тела совсем другие намерения. А это ведь только начало.

Слева доносится ироничный голос Кайлы.

— Если переживаешь за свою выносливость, то вместе с вином здесь разносят и нужные снадобья. При необходимости, тебя хватит до самого утра.

Лихорадочно пытаюсь что-то придумать, но рыжая ловко орудует своими пальцами, уже добравшись до яиц и мыслительный процесс идёт тяжело.

— Девочки, вам не кажется, что нехорошо удерживать человека силой?

Знакомый голос графини, прозвучавший за спиной, заставляет вздрогнуть. А вот троица девиц синхронно поднимают глаза на новую участница беседы. Если блондинка и рыжая выглядят раздражёнными, то вот брюнетка смотрит с явным интересом. Она же и успевает ответить первой.

— Не знали, что это твой партнёр, Рейза. По слухам, ты предпочитаешь мужчин постарше. С несколько специфическими потребностями.

Вспомним в каком виде мы застали барона Марзона, невольно усмехаюсь, что не ускользает от внимания аристократок. Кенса буквально подпрыгивает на диване, тыкнув в меня пальцем.

— Даже он в курсе. Да о твоих похождениях похоже наслышана вся империя.

Скрипит обшивка дивана, в которую вонзились ногти Локрис. А сама она пытается сохранить самообладание.

— Я не слишком люблю слушать сплетни, мои дорогие. И вам не советую. Люди любят придумывать абсурдные истории. Например рассказ про одну дочь хёрдиса, что заставляет слуг совокупляться у неё на глазах, а потом отбирает троих лучших мужчин. Думаю сами понимаете, почему именно в таком колчестве. Правда потом никого из них больше не видят. Из-за чего в замке большая текучка прислуги. Но это ведь просто слухи, правда?

Льда в её голосе столько, что можно заморозить половину этого зала. Девушки переглядываются и брюнетка цедит в ответ слова.

— Как ты сама знаешь, не всем слухам можно верить, Рейз. Забирай своего славного щеночка. Но если к утру ты не выжмешь его досуха, то мы обязательно с ним поиграем. Исключительно ради спортивного интереса. Паренёк, который привлёк твоё внимание, точно не так прост.

Пальцы Сталры убираются от моего паха и я с некоторым облегчением встаю на ноги, сразу покидая замкнутое пространство. За спиной слышатся смешки девушек, сетующих на то, что «кавалеры нынче пошли пугливые». А когда мы отходим ярдов на десять, раздаётся тихий шёпот Рейзы.

— Не мог тихо выбраться? Ты заставил меня раскрыться раньше времени. Дальше сам. Второй раз помогать не буду.

Графиня сразу же уходит в сторону, быстро растворяясь в толпе. А я ошарашенно бреду дальше. Второй раз? Для кого этого бал? Для мужчин желающих развлечься или для аристократок, что подыскивают себе «жертву» на ночь?

В себя прихожу от боли в правой ноге. Призванный, поняв что я не обращаю на него внимания, решил проблему самым элементарным образом — воткнул мне пару когтей в кожу. Убедившись, что смотрю на него, скользит вперёд и я иду следом. Сэмсон прав, нам нужно отыскать республиканцев и покончить со всем этим.

Искомая парочка обнаруживается почти на другом конце зала. В компании пары полуголых девушек, с которым они что-то увлечённо обсуждают. Хорошо, что хотя бы нет других мужчин. Иначе вытащить их на беседу было бы ещё сложнее.

Первым меня видит Астон. Но не узнаёт — скользнув взглядом, сразу же возвращается к беседе. Зато Зинер, на миг оторвавший взгляд от тела своей собеседницы, сразу меняется в лице, что хорошо заметно даже под маской. Вижу, как дёргается его правая рука, которую он едва не опускает на кобуру. Но вовремя останавливается и отодвинувшись от стола, окидывает взглядом пол. Убедившись, что призванный тоже здесь, слегка хлопает своего товарища по плечу.

— Кажется нам надо обсудить кое-что ещё Астон.

Теперь и второй республиканец обращает на меня внимание, удивлённо замерев на месте. А одна из девушек разочарованно тянет.

— Ну вот. Столько всего наобещали, а как на горизонте появились дела, сразу сбегаете.

Зинер извиняюще разводит руками.

— Это ненадолго, дамы. Поверьте, мы ещё успеем сделать с вами абсолютно каждую вещь, о которой шла речь. Но сейчас нам необходимо ненадолго отвлечься. Буквально десять минут.

Их спутницы с обиженным видом покидают свои места и я усаживаюсь на один из стульев, ещё сохранивший тепло женского тела. Какое-то время оба заговорщика молча пялятся на меня. Потом Зинер достаёт из кармана небольшой камень и выкладывает его на столешницу.

— Что ты здесь делаешь?

Хмыкнув, показываю подбородком на камень в металлической оправе.

— Это не вызовет проблем?

Республиканец отрицательно качает головой.

— Защитные артефакты здесь не приветствуются, но и не запрещены. Такой ход привлечёт к нам внимание, но это не так важно. Вот что важно — твоё присутствие здесь.

Намёк ясен и я перехожу к первой части нашей легенды.

— Мы покинули ваш дом, потому что испугались. Решили, вы не те за кого себя выдаёте. Пришлось пару раз пустить в ход оружие, но у нас вышло добраться до Каледа, где мы и нашли Столькена. Вернее это он нас нашёл.

Глаза Астона округляются, а его напарник хмуро интересуется.

— Как он мог вас найти? И…какого гхарга он делал в Каледе? Не надо лгать нам парень.

Стараясь вести себя, как можно более спокойно, пожимаю плечами.

— Знаете, я не стал спрашивать у облечённого властью аристократа, что он делает в Каледе. Было не до того. К тому же маркиз не был в курсе, что я выполнял распоряжение стэрса и успел рассказать немало интересного до своего ареста.

Теперь и Зинер выглядит озадаченным.

— Ареста? Ты хочешь сказать, что жирного рицерового идиота всё-таки схватили? Почему сейчас? Стэрс же использовал его втёмную, в аресте нет никакой логики.

Отвечая ему в тон, набрасываю фразы.

— Вы сами понимаете, я в ваших делах не разбираюсь. Но маркиз упомянул, что император нашёл стэрса, который предал его.

Республиканцы с мрачным видом переглядываются.

— Ты уверен в своих словах?

Медленно киваю в ответ на вопрос Астона и он тяжело вздыхает, после чего вопросительно смотрит на Зинера. Тот было открывает рот, но потом косится на меня.

— Здесь не то место, чтобы обсуждать подобное. Потом.

Его «коллега» непонимающе морщится.

— Если это вдруг правда, то нам надо бежать. Немедленно. Всем.

Зинер игнорирует его слова, задумчиво уставившись на столешницу. А до меня доходит, что стэрс-предатель всё-таки имел место быть. И раз так, значит дело принимает куда более серьёзный оборот, чем я думал раньше. Сейчас бы не помешала помощь Рейзы — я уже хочу покинуть этот стол и в целом умчаться подальше от императорского дворца.

— Что он ещё говорил? Почему вообще беседовал с тобой?

Вопрос Зинера с подвохом, но я ожидал, что кто-то из них поинтересуется причиной разговорчивости Столькена.

— Он был напуган и пьян. Надеялся, что я смогу подсказать ему надёжный канал транспортировки в южные королевства. Но мы не успели даже поговорить на эту тему, за ним пришли.

Республиканец морщит лоб.

— А как ты выбрался?

Не успеваю ничего сказать, как он уже сам отвечает на свой же вопрос.

— Хотя да, у тебя же есть кот. Всё верно.

Хмуро разглядывает меня, видимо пытаясь определиться с решением. А вот на лице Астона отображается что-то, максимально близкое к панике. Смотря куда-то за мою спину, приподнимается на стуле, толкнув Зинера в плечо.

Оглядываясь назад, ожидаю увидеть там Канора, прибывшего покарать заговорщиков. Но вместо этого обнаруживаю тощего парня в расшитом золотыми нитями чёрном пиджаке, который быстро приближается к столику. Оказавшись рядом бросает ироничный взгляд на камень Зинера.

— Эта ерунда никак не поможет тебе в императорском дворце, ты же понимаешь?

Республиканец не успевает ничего ответить — новый участник беседы размытым движением смещается за его спину и отточенным движением вонзает в шею булавку, извлечённую из рукава. Сразу же наклоняется к его уху — со стороны это выглядит, как будто один старый приятель что-то рассказывает другому. Например делится впечатлениями о бале.

— Вот так, Зинер. Ты не беспокойся, всё будет в порядке. Тот стэрс, что копал под нас, он уже мёртв. А теперь исчезнете и все вы. Что может быть лучшей встряской для империи, чем пропавший цвет аристократии? Как ты сам говорил, перед тем, как обрушить престол, нужно хорошенько расшатать его опоры. И сейчас идеальный случай. Разом прихлопнем отпрысков дворян, а заодно с ними избавимся и от вас идиотов. Вы чуть не провалили всё дело, даже толком его не начав.

Не успеваю отреагировать, как худощавый убийца ускользает назад в толпу. А вот Зинер с хрипом наклоняет лицо, которое через секунду касается стола.

— Сэмс, переноси нас отсюда. Быстро!

Котяра, который всё это время лежал рядом с моим стулом что-то шипит, вздыбив шерсть на загривке. Но ничего не происходит. Подняв на меня удивлённую морду, резюмирует.

— Не выходит. Какая-то безднова завеса — ничего не чувствую.

Выругавшись, вскакиваю на ноги и слышу сокрушённый голос Астона.

— Отсюда не уйти. Ублюдок запечатал всех, кроме себя самого.


Глава XIX


Рядом хрипит умирающий Зинер, а я удивлённо смотрю на Астона, который с каменным выражением лица делает глоток вина.

— Единственная магия, которую не определит артефакторика дворца. Та, что сработает здесь, как надо. Не ожидал, что этот ублюдок окажется настолько умён. И расточителен.

Вижу, как воздух начинается заволакиваться серебристой дымкой. Со стороны ближайшего входа в зал доносится чей-то яростный крик. Бросив туда взгляд, понимаю, что несколько человек пытаются выбраться, но створки двери не поддаются. Кто-то даже пускает в дело магию, но мощный воздушный таран не производит ровным счётом никакого эффекта. Внутри поднимается волна лёгкой паники и я машинально перехожу на более высокий тон.

— Кто это, ко всем рицерам, был? И как нам выбраться?

Республиканец с усмешкой качает головой.

— Сарр. Тот самый стэрс о котором ты говорил. А выбраться… Никак. Через несколько секунд портал сработает и…

Договорить он не успевает. Серебристая дымка одномоментно уплотняется, превратившись в настоящий туман, сквозь который ничего не видно. А потом каменный пол под моими ногами внезапно исчезает и потеряв опору, я лечу вниз. Падать правда невысоко, тут не больше трети ярда. Плюс, я приземляюсь боком. На…траву?

Схватившись правой рукой за револьвер, левой упираюсь в поверхность подо мной, поднимаясь на ноги. Пока выпрямляюсь, туман рассеивается. С той же молниеносной скоростью, с которой появился. И я застываю на месте, удивлённо оглядываясь вокруг. Большой луг, обрамлённый деревьями. И сотни аристократов, с ошарашенным видом разглядывающие обстановку. Навскидку, сюда переместило всех, кто был на Балу Масок. Не меньше тысячи человек. А может и вдвое больше, с учётом ситуации посчитать их сложно. Нас что, забросило в какой-то лес? В чём смысл? Очень странный способ убийства.

От мыслей отрывает голос кота.

— Арх, сделай что-нибудь. Я… Меня как будто Бездна через свой кишечник пропустила.

Опустив взгляд, понимаю, что Сэмсон прав. Валяется на боку и подняться у него не получается. Даже говорит еле-еле — повезло, что я его услышал в нарастающем гомоне. Опустившись на колено рядом с ним, непонимающе разглядываю призванного.

— Какого морсара? Со всеми остальными ведь всё в порядке.

Рядом раздаётся меланхоличный голос Астона.

— Учитывая его магический талант, это объяснимо. Через сутки-другие пройдёт. Хотя, вряд ли мы столько протянем.

Подняв на него глаза, собираюсь спросить, почему, но в этот момент к нам подбегает Рейза.

— Забирай своего кота и бежим отсюда. Скорее!

Заметив вопросительное выражение на моём лице, рявкает.

— Артефакты связи работают, но я не могу ни с кем выйти на контакт. Понимаешь, что это значит?

Республиканец, который так и сжимает в своей руке бокал вина, умудрившись сохранить что-то внутри, одним глотком допивает остатки алкоголя.

— Это Ларэд, парень. И этот портал… Он кувалдой ударил по магическому фону. Если рядом есть кто-то из местных, к нам уже спешат.

Изумлённо скривившись смотрю на него, машинально гадая, не врёт ли Астон. И не часть ли это игры. Спустя две секунды понимаю, что скорее всего говорит правду. Потому что в его грудь вонзается длинная тяжелая стрела, древко которой сразу же полыхает изумрудно-зелёным цветом. Графиня, стоящая рядом, сразу же срывается с места, решив что мы не стоим риска. А я ещё мгновение торможу. За это время в толпе успевает образоваться ещё десятка два трупов. Некоторые из аристократов уже начинают отвечать. Кто-то выстрелами, а кое-кто и магией.

Большинство правда обращается в бегство. Всё-таки это не военные, готовые к бою. А люди, пришедшие на оргию. Которые вместо неё получили столкновение с неизвестным противником, от стрел которого не прикрывают защитные артефакты.

Сначала хочу просто взять Сэмсона на руки, но сразу понимаю, что для этого придётся задействовать обе конечности. То есть остаться без возможности стрелять. Тогда сдираю с тела Астона пиджак и связываю его рукава вместе, изготовив импровизированную сумку. Куда и укладываю кота, пристроив несуразную конструкцию себе на левое плечо. Если фиксировать его во время бега рукой, то по идее свалиться не должен.

Сэмсон что-то недовольно бурчит, но его слов я уже не слышу. Вокруг кричат, бегут и стреляют — шума столько, что даже говори призванный с полной громкостью, разобрать его было бы проблематично.

Пригнувшись, бегу к опушке, левой рукой придерживая свою «сумку», а в правой сжимая револьвер. Рядом проносится массивный верзила, чуть не сбив меня с ног. Возникает дикое желание всадить ему пулю в спину, но через мгновение в бок беглеца вонзается стрела, заставив его рухнуть на землю, подвывая от боли. А меня — выжать из своих ног максимально возможную скорость. Морсаровы дикари со своими рицеровым стрелами! Осознание того факта, что с нами воюют таким оружием, ещё больше усиливает ощущение нереальности происходящего.

Оказавшись на опушке, ещё немного пробегаю вперёд и притормозив, прижимаюсь спиной к стволу дерева, чтобы дать организму небольшую передышку. Заодно понять, куда бежать дальше. На лугу всё ещё хлопают выстрелы. А спустя несколько секунд до ушей доносится яростный рёв пламени. Кто-то из гостей бала оказался неплохим магом и похоже достаточно пришёл в себя, чтобы ответить неизвестному противнику. Выглянув, вижу стену пламени, что обрушивается на деревья с противоположной стороны. Оттуда доносятся гортанные крики, которые хорошо слышны даже здесь. Заклинание точно достигло цели и подпалило десяток-другой задниц. А может и сожгло большую часть нападавших.

Следом за первой нотной комбинацией следует ещё несколько. И на лужайке слышится уверенный мужской голос, призывающий всех остальных вернуться, чтобы вместе выбираться отсюда. На момент даже задумываюсь о том, чтобы выйти. Но потом вспоминаю, кто именно был гостями на балу и приходит осознание провальности затеи. Да, все аристократы вооружены и с тем или иным уровнем уверенности владеют оружием. Да и магов среди них немало. Вернее, людей с магическим даром, в пропорции столько же, сколько и среди всех остальных. Но дворян гарантированно обучают владению магией, выводя на неплохой уровень. Что они только что и продемонстрировали.

На этом плюсы заканчиваются. Мало кто из них согласится подчиняться. По крайней мере на первых порах. А если тут все местные ведут себя так, как эти парни, засыпавшие луг стрелами, то до момента наведения организационного порядка, сводный отряд аристократов Норкрума банально не дотянет.

Определившись, быстро шагаю дальше, оглядываясь по сторонам. Забираю немного вправо, чтобы отдалиться от тех беглецов, которые испуганными животными ломятся напрямую. Уйдя ярдов на пятьдесят, слышу впереди хруст ветки и останавливаюсь, замерев за стволом дерева и держа револьвер наготове. Прокрутив в голове несколько боевых связок, останавливаюсь на простой стихийной комбинации нот, формирующей ледяные ядра. Но пока её не воспроизвожу — с моими навыками, держать снаряды в воздухе получится недолго. Лучше ударить, когда противник уже будет виден.

Кто бы там ни был, он тоже стоит на месте — никаких звуков я не слышу. Со стороны луга доносится хлопок одиночного револьверного выстрела. А я осторожно выглядываю и замечаю впереди движение. С удивлением понимаю, что мелькнувшая часть тела, это обнажённая женская нога. И сразу же начинаю говорить.

— Я тоже из гостей Бала Масок. Бояться нет нужны, мы просто бежим подальше от места боя.

Секунду стоит тишина, которую нарушает женский голос.

— Гхаргова плесень! Я тебя чуть не поджарила! Раньше не мог сказать?

Выдохнув, шагаю дальше, выйдя из-за дерева. Через десять ярдов, обнаруживаю девушку, с которой только что разговаривал. Когда оказываемся в поле зрения друг друга, у обоих вырываются удивлённые восклицания. Кенса — та самая блондинка, что остановила меня на балу, пригласив в их компанию. Только полоса, прикрывавшая грудь слетела, а на теле виднеется десятка два царапин от веток.

— Что там происходит? Они разобрались с нападавшими? И где мы вообще?

Оторвав взгляд от её небольшой груди, оглядываю окрестности и двигаясь дальше, на ходу отвечаю.

— По-моему они прикончили всех, кто атаковал. Но это не значит, что через пять минут тут не появится новый противник. И…мы на Ларэде. Второй континент.

Краем глаза вижу, как меняется лицо Кенсы. А из-за деревьев показывается фигурка рыжей, затянутая в портупею.

— Что за Ларэд? Какой ещё второй континент?

Пожав плечами, продолжаю быстро удаляться. Предполагаю, что они останутся на месте, но к своему удивлению почти сразу слышу шаги. Повернув голову, обнаруживаю напряжённое лицо блондинки.

— Я иду с тобой. Конечно, если ты вдруг не против.

Мгновение колеблюсь, прогоняя в голове варианты. Если исключить из уравнения тот факт, что она привлекательная девушка, остаются три факта. Первый — она маг. Может быть и не самый лучший, но это в любом случае живое оружие, не требующее боеприпасов. Второй — в её глаза промелькнуло странное выражение, когда я сказал о Ларэде. То есть она может знать что-то полезное. Третий — два человека в команде, это возможность выставить часового. А здесь, судя по окружающей нас обстановке, это точно не будет лишним.

Сразу после того, как утвердительно киваю ей, нас догоняет рыжая, следом за которой спешит и брюнетка. Что интересно, последняя сжимает в правой руке кусок ветки, держа её на манер дубины. С учётом её внешнего вида, выглядит это достаточно смешно.

Блонда молча смотрит на меня, вопросительно изогнув правую бровь и я киваю ещё раз. Эти двое скорее всего не владеют магией, ну да и морсар с ними. Спорить о том, кто останется, а кто пойдёт дальше, глупо. Они в любом случае не послушаются. А убить их, будет расточительством по отношению к человеческим ресурсам. К тому же они тоже могут пригодиться.

Болтающийся в пиджаке Сэмсон еле слышно что-то ворчит о «бездновых бабах» и «неуёмной похоти, от которой нет покоя», заставив меня усмехнуться. Даже в таком состоянии, котяра следует принципам. Хотя, может это просто от стресса и боли. Судя по внешнему виду, призванный чувствует себя далеко не лучшим образом.

Запала от произошедшего хватает, чтобы в быстром темпе преодолеть не меньше лиги. Потом мы натыкаемся на лесной ручей с относительно бурным течением. Как только останавливаемся, вся троица девушек разом жалуется на усталость. Выглядят они и правда не самым лучшим образом. Да и отсутствие одежды сказывается — на коже масса следов от веток. Хорошо, что хотя бы обувь есть. Хотя, туфли с обломанными шпильками, это всё равно не самый лучший вариант для путешествия по лесу.

Поиск подходящего места для перехода занимает ещё около десяти минут. И форсирование преграды всё равно не обходится без происшествий — рыжую, которую вроде зовут Сталрой, едва не сносит течение. Идущая рядом Кенса успевает схватить её портупею, а потом к ней присоединяюсь я, оставив Сэмсона на земле. Вдвоём подтаскиваем девушку на мелководье, где она чувствует ногами дно. И выбираемся на берег.

Когда все оказываемся на другой стороне ручья сразу же шагаю вперёд, но за спиной слышится голос Сталры.

— Нам надо отдохнуть. Подожди. Хотя бы минут десять.

Оглянувшись, вижу её измученное лицо, с которого девушка вытирает воду. Кенса и Кайла молчат, но судя по их лицам тоже не против перевести дух. Я же отрицательно качаю головой.

— Место портала сейчас, как магнит для всех местных. Чем дальше мы уйдём, тем в большей безопасности окажемся.

Рыжая возмущённо взмахивает рукой.

— Да мы голые же, считай. В лесу! У меня и так вся кожа горит, ещё пара лиг и я просто свалюсь от боли.

Кенса, разглядывающая берег ручья, который мы покинули, не удерживается от подколки.

— А я то думала, тебе наоборот нравится боль.

Повернувшаяся к ней Сталра, разъярённой кошкой шипит.

— Кто бы говорил, Кенси! Тебе о твоих предпочтениях напомнить?!

Снизу доносится слабый голос Сэмсона.

— Безднов идиот. Обернись.

Не успеваю понять, о чём речь, как из кустарника, рядом с которым мы стоим, доносится голос.

— Не двигаться. И не колдовать. Вы кто такие, рейзер вас дери?

Стиснув зубы, подавляю желание в голос выругаться и медленно поворачиваюсь держа руки на виду. Кто это такой? Судя по голосу, человек. А там, морсар его знает. Со схорами или подгорными я ни разу не общался — может их голоса звучат так же.

— Просто путники, заплутавшие в лесу.

Собеседник издаёт тихий смешок.

— Ну да. Три голые девицы, вооружённый паренёк и полудохлый призванный. На вашем месте я бы удовлетворил моё любопытство, пока я не решил пристрелить один из этих трёх сочных кусков мяса, чтобы ускорить процесс.

За моей спиной буквально скрипит зубами Кенса, а я пытаюсь понять, насколько опасным может оказаться неизвестный. Огнестрел у него, судя по всему есть. Но вот увидит ли он нотные символы в воздухе? И успеет ли отреагировать, если прямо сейчас спалить этот кустарник вместе с ним самим? Ещё один вариант — артефакт для стирания памяти. Более надёжный, но для его активации тоже требуется нотная комбинация. Совсем короткая, но мне неизвестны возможности этого человека. Если успеет выстрелить, то кто-то из нас умрёт. Что самое печальное, скорее всего этим «кем-то» окажусь я.

Пауза затягивается и я решаю что-то ответить.

— Мы только прибыли сюда. Совсем недавно. И пока ещё не успели разобраться в ситуации.

— Прибыли откуда? Тут на сотню лиг вокруг ни одного нормального города. А портал на более далёкое расстояние, это уже пахнет магией схоров, знаете ли. Что наводит меня на весьма нехорошие мысли.

Так. Значит это не схор. Скорее всего. Ещё раз прокрутив в голове ситуацию, решаю, что лучшей тактикой будет сказать правду.

— Мы из Норкрума. Империи на втором континенте, который закрыт от вашего магическим барьером.

Пара секунд стоит тишина. Потом слышится голос в котором сквозит явное удивление.

— Из Нарэда? Как? Никто не может добраться порталом с одного континента на другой.

Вопрос действительно хороший. Цзера ничего не говорила о заклинаниях, которые открывают порталы с одного материка на другой. Как-то терзают меня смутные сомнения, что это совсем не рядовой нотный комплекс. Да ещё и заключенный в артефакт. Но об этом я подумаю потом, в более спокойной обстановке. А сейчас надо уболтать неизвестного.

— Поверь — мы тоже не в курсе, как это вышло. По внешнему виду этих дам, уже можно понять, что всё произошло неожиданно.

Какое-то время он молчит, что здорово напрягает.

— Ладно. Предположим вы и правда из Нарэда. Бросай оружие на землю, парень. И не вздумай ничего выкинуть — пристрелю. И ты голозадая, швыряй свою дубину.

Владеет он магией или нет? Может просто берёт на испуг? В голове хаотично мечутся мысли, а руки пока медленно опускают револьвер на землю. Краем глаза вижу яростное лицо Кенсы. Блондинка явно недовольна раскладом, но магию тоже использовать не решается.

Когда оружие оказывается на земле, ожидаю, что неизвестный попросит отстегнуть кобуру на ноге и выкинуть «когти». Но нет — ограничивается требованием снять с пояса нож. После просит отступить назад. И в конце концов появляется на виду.

Высокий и относительно тощий мужчина, в какой-то странной одежде. Как будто большой кусок ткани, с отверстием под голову и руки. В руках винтовка. А вот глаза шарят по всей нашей компании. И его взгляд мне совсем не нравится. Слишком похож на голодного бандита из трущоб, который наткнулся на ящик золота.

— Ты, светленькая. Свяжи руки остальным.

Кенса не двигается с места и тот кривит губы.

— Давай, шевели своей задницей, сука.

Блондинка делает шаг ему навстречу и мужчина бросает ей несколько отрезков верёвки, которые достал левой рукой из под своей одежды, не отрывая от нас взгляда. В момент, когда делает бросок, я решаюсь и активирую артефакт, пустив в дело короткую нотную связку. Неизвестный почти успевает среагировать — прищурив глаза, ведёт стволом винтовки в мою сторону. Но вот на выстрел, времени уже не хватает. Вижу, как меняется его лицо, на котором появляется выражение искреннего изумления. Но вот сознание он не теряет. Только пошатывается, отступив в сторону.

Этого момента хватает, чтобы рвануться вперёд и вцепившись рукой в ствол винтовки, задрать его в небо. Удар коленом в пах и противник со стоном сгибается, ещё отступая назад. Рванув винтовку, бью его прикладом, окончательно вырвав оружие из пальцев. Цепляю правой рукой один из «когтей» и как только нож прыгает в руку, всаживаю сталь в плоть, рассекая горло. Сразу после этого рядом оказывается Кенса, успевшая поднять с земли мой нож. Инстинктивно подаюсь в сторону, но девушка уверенным ударом вгоняет сталь в висок противника, который всё ещё цепляется за меня и даже пытается вырвать винтовку, несмотря на перерезанное горло. Это заканчивает схватку — неизвестный замертво валится на землю.

Переглянувшись с девушкой, вытираю «коготь» об одежду убитого и вернув его на место, поднимаю револьвер. После чего отдаю команду.

— Перетаскиваем его глубже в лес, сдираем одежду и сваливаем отсюда. Быстрее!


Глава XX


На этот раз девушки реагируют быстро. Пока я поднимаю с земли Сэмсона, уже хватают труп и втроём относят его в лес. Кенса при этом подхватывает трофейную винтовку, забросив её за плечо.

А дальше начинается процесс мародёрства — с неизвестного быстро снимают одежду, которая изрядно заляпана кровью. Как быстро выясняется, помимо куска ткани, который был снаружи, у него имеется только рубашка. Ну и штаны с ботинками. Из оружия — грубо сработанный револьвер и пара ножей на поясе. Плюс, патроны. Около полусотни к винтовке и всего двадцать револьверных. Негусто. Но с другой стороны, мы похоже и оказались в какой-то глуши, если верить его словам.

Среди девушек немедленно начинается спор из-за предметов одежды. Никто из троицы не собирается уступать, желая максимально прикрыть своё тело. Настолько, что они забывают про оружие и обстановку. Приходится вмешаться, прекратив дискуссию.

— Кенса забирает эту…куртку. Кайле достаются штаны, а Столре рубашка. Или мы сейчас движемся дальше, или можете оставаться и спорить здесь до хрипоты, дожидаясь местных обитателей. Думаю им приглянётся тройка молодых рабынь, которые знают пару трюков в постели.

Как ни странно, срабатывает. Девушки, пусть и с недовольным видом, разбирают одежду. После чего вспоминают и об оружии. Винтовку забирает себе Кенса, перебросив патронташ через плечо. Револьвер и один из ножей достаются Кайле. Она единственная, у кого есть ремень. А вот рыжей приходится пока обойтись одним ножом. Зато она реквизирует ботинки, забив в них листву. И снимает с себя портупею — кожаные ремни хороши, чтобы сидеть в зале или трахаться, но никак не годятся для длительного похода по лесу.

Когда снова отправляемся в путь, в «сумке» оживает Сэмсон.

— Какие же вы всё-таки бездновы придурки.

Скашиваю на него вгляд, а котяра продолжает.

— Он же местный. И появился тут быстро. Сколько прошло с момента прохода через портал? Максимум минут сорок.

Вслушиваясь в тихий голос призванного, начинаю понимать к чему он клонит.

— Думаешь его жильё где-то рядом?

— Да, берлога этого бродяги точно должна быть недалеко. И я могу навести вас, даже находясь в этой ужасной конструкции, что ты соорудил для моей пытки.

Возмущёно хмыкаю.

— Вообще-то, это лучший вариант из того, что было. Или ты предпочёл, чтобы я тащил тебя за загривок?

Тот что-то урчит, а я возвращаюсь к старой теме.

— Тебя спустить ниже или сможешь уловить его запах отсюда?

— Просто шагай вперёд, а я буду указывать направление.

Прислушивающаяся к нашему разговору Кенса, в руках которой теперь сжата винтовка, тоже задаёт вопрос.

— А если там кто-то есть? Он ведь мог жить не один.

Котяра чуть повышает тон своего голоса, недовольно ворча.

— Я не почувствовал запаха других людей на его одежде. Скорее всего он жил один.

Сзади доносится удивлённый голос Кайлы.

— Нюх, как у химер-ищейки.

Котяра ворочается в «сумке».

— Я лучше ищейки. Например могу сказать, что твоя рыжая подруга почему-то завелась. Хотя ситуация к этому совсем не располагает, как по мне.

Машинально бросаю удивлённый взгляд на Сталру, а идущая рядом Кенса усмехается.

— Она такая. Пара ругательств пожёстче, несколько ударов ремня и ноги сами расходятся в стороны.

Рыжая недовольно кривит губы.

— Зато мне не нужны услуги целителей после каждого второго партнёра! Мою задницу ещё ни разу не восстанавливали при помощи магии.

Судя по лицу блондинки, она собирается что-то ответить и мне приходится вмешаться, чтобы остановить разгорающийся конфликт. К счастью, девушки и правда затыкаются. Правда взгляды друг на друга бросают весьма недружелюбные.

Дальше идём практически в полной тишине, пробираясь через лес. В какой-то момент, где-то далеко к нему поднимается пламя. Похоже оставшиеся аристократы снова вступили в бой, задействовав магию. Но происходит это далеко от нас, пока можно не беспокоиться. Ещё несколько раз видим признаки применения мощных заклинаний, после чего всё затихает. Либо дворяне победили, либо в этот раз их всех достали. Хотя, пока я ставлю на первое. Настоящие проблемы у них начнутся, когда сюда прибудут отряды, отправленные издалека. Портал такой мощи, что преодолел громадный океан, это не просто кувалда, ударившая по магическому фону. Скорее полноценный смерч, который возник на секунду и потом пропал. Рискну предположить, многие на Ларэде захотят выяснить, что произошло.

Пока пробираемся через лес, пытаюсь сам понять, что случилось. Второй стэрс, которого Астон назвал Сарром. Странно знакомая фамилия — вроде бы где-то я её уже слышал. Точно! Дом хёрдисов, один из кланов высшей имперской знати. Получается, стэрс был членом их семьи и нашёл способ обойти присягу императору, закреплённую магией. Что наталкивает на очевидную мысль — во главе заговора тоже стоят они.

Эта мысль сначала заставляет сильно напрячься. Потом вспоминаю, что мы на другом континенте и усмехаюсь. Здесь, эта информация мало кому интересна. Хотя, как-то ведь Сарр получил артефакт, открывающий портал на Ларэд. Причём объёмный и блокирующий возможность выбраться. То есть заточенный под использование именно в качестве оружия. О существовании которого был в курсе Астон. Какая-то странная получается ситуация. С одной стороны Цзера утверждала, что на Ларэд практически невозможно попасть и сделать это могут только корабли Парящего. А с другой, вот он портал, который нас благополучно сюда перенёс. И что-то мне подсказывает — Сарры поддерживают контакты с кем-то на этом континенте.

— Слушай, а кто ты такой? На балу появился с Рейзой, знаешь о существовании Ларэда. Работаешь на кого-то из стэрсов?

Скашиваю взгляд на идущую рядом Кенсу и скептически усмехаюсь.

— Сначала расскажи о себе и остальных. Кто вы такие?

Та, глянув на меня, поджимает губы.

— Нет, на стэрса ты точно не работаешь. Или до сих пор юлишь. Иначе бы точно знал, рядом с кем сейчас идёшь.

В сумке оживает Сэмсон, корректируя направление движения и девушка замолкает, дав котяре договорить. Потом продолжает.

— Я дочь маркиза Лавайета. Если ты о таком слышал. Кайла — из дома хёрдисов Тонфоев. Ну а Сталра у нас самая низкородная. Баронесса Винасс.

Рыжая фыркает у нас за спиной. А блондинка повторяет свой первый вопрос.

— А ты кто такой? И откуда знаешь о существовании Ларэда? Это как бы государственная тайна, которую кому попало не рассказывают. Я сама в курсе оказалась практически случайно и до сих пор считала всё это лишь красивой сказкой.

Несколько мгновений раздумываю, продолжая шагать вперёд. Ей точно придётся озвучить какую-то версию. Вопрос только в том, какую именно.

— Я действительно работал с одним стэрсом. Не на постоянной основе, а скорее по разовому контракту. Отсюда и в курсе про Ларэд.

Девушка хмурит брови.

— Обычным наёмникам такую информацию не раскрывают. И ты не назвал своего имени.

В «сумке» внезапно приподнимается котяра, высунувший наружу свою голову.

— А он не обычный. Ему какое задание не поручат, везде хаос, трупы и огонь. Можно смело в тыл к врагу закидывать в качестве посла доброй воли — всё разнесёт за неделю. А зовут Архосом. И вообще, он почти барон.

Дёрнув за «ремень», заставляю его замолчать и поворачиваю голову к призванному.

— Уже отошёл? Может своими лапами теперь пойдёшь по земле? Разомнёшься?

Тот что-то недовольно ворчит себе под нос. Кенса же с интересом косится на меня.

— Значит хаос и разрушения? И на какие задания тебя отправляли? Ну, чтобы представлять масштабы.

Сэмсон снова ворочается, но на этот раз голоса не подаёт. А я неопределённо взмахиваю правой рукой, в которой сжат револьвер.

— Сомневаюсь, что тебе это будет интересно. Хватит того, что я в курсе по поводу существования Ларэда, зовут меня Архос, а баронство мне действительно обещали. И формально я с задачей справился. Вот только стэрс скорее всего уже мёртв. Так что вручать награду некому. Да и не факт, что у нас получится вернуться.

Теперь блондинка реагирует куда более живо.

— Стэрс мёртв? Кто мог убить личного офицера императора?

На лице сама собой появляется усмешка.

— Другой стэрс. Там всё несколько запутанно. И я не уверен, что вам стоит знать детали.

Задумавшаяся Кенса, молча шагает дальше, порой поглядывая на меня. А я сосредотачиваюсь на наблюдении за окрестностями. Не хотелось бы нарваться на кого-то ещё, пока мы идём по следу. Будь котяра в норме, его нюх и умение чувствовать настроение людей обеспечили бы нашу безопасность. Но сейчас возможности призванного несколько ограниченны и приходится полагаться исключительно на своё зрение и слух.

Не знаю, с какой скоростью двигался тот мужик, которого мы прикончили, если у него этот путь занял всего полчаса. Мы тратим на него почти полтора. В основном из-за девушек, которые только частично укомплектованы одеждой, не говоря уже про нормальную обувь. Даже мне пробираться через лес не очень комфортно. Валяющиеся гнилые брёвна, ветки молодняка, кустарник. Я всю жизнь провёл на городских улицах — лес для меня, полностью чужеродная среда. Им же приходится ещё сложнее.

Сэмсон останавливает нас, когда впереди начинает слышаться шум воды. По словам кота, тут запаха стало больше. Он не только обозначает след, но и присутствует рядом. Значит и жильё этого неизвестного тоже должно оказаться где-то поблизости.

Измученная Кайла высказывает мысль о возможных ловушках и мы перестраиваемся в цепочку, стараясь не отклоняться от линии, указанной котом. Для большей точности приходится снять «сумку» с уже уставшего плеча и нести его над самой землёй. Зато это приносит результат — если на пути и было что-то вроде капканов, то мы туда не вляпались. А вот добравшись до опушки, останавливаемся, рассматривая открывшийся вид.

Скала с одной из сторон которой течёт ручей. Самой воды нам не видно, но хорошо слышно. Высота не слишком большая — ярдов двадцать, может быть чуть больше. Поэтому мы и не заметили её из-за крон деревьев, пока не подошли почти вплотную. Площадь куда больше. Как мне кажется, в длину она вытянута, как минимум ярдов на двести, если не дальше. И расширяется на середине. Он тут что, в пещере жил?

Как совсем скоро выясняется, жильё убитого нами местного, действительно расположено внутри. Котяра выводит нас к расщелине, заваленной камнем. Через пару минут поисков, находим спрятанную толстую ветку, которая видимо использовалась в качестве рычага. Обнаружившая её Кайла сразу пытается использовать находку, порываясь самостоятельно открыть проход, но я успеваю её остановить.

— Внутри может быть кто-то ещё. Кенса — готовь подходящую комбинацию. А ты, страхуй её с револьвером. Сталра, на тебе наблюдение за окрестностями. Если заметишь что-то подозрительное, дай знать.

Засунув свой револьвер в кобуру, забираю у брюнетки рычаг и сразу получаю вопрос от дочери маркиза.

— Подходящую, это какую?

Судя по недоумённому лицу, блондинка раньше не использовала магию в бою. Хотя тут и я не могу похвастаться большим опытом, так что вопрос заставляет ненадолго задуматься.

— Что-то из воздушной стихии, если такие есть в арсенале.

Девушка кивает и через несколько секунд я уже налегаю на рычаг. Как выясняется, камень установлен хитро — при нажатии под нужным углом, который я экспериментально подбираю, он не отваливается в сторону целиком, а просто сдвигается, частично проваливаясь внутрь. После открытия прохода, какое-то время остаёмся снаружи, вглядываясь внутрь. Странно, что там есть какой-то желтоватый свет. Намекает на наличии костра, что сразу порождает мысли о чьём-то присутствии внутри.

Сэмсон утверждает, что никого не чувствует, но у него такое состояние, что может и ошибаться. Поэтому, в «жилище» я пробираюсь с максимальной осторожностью. В правой руке взведённый револьвер, а в голове — нотная связка, активирующая артефакт. На близком расстоянии это пожалуй, один из самых эффективных вариантов временно вывести из строя практически любого противника.

Пара ярдов расщелины и я оказываюсь в самой настоящей пещере, освещённой тусклым жёлтым светом. Сразу же выясняется и его источник — грозди грибов, обильно растущие на стенах и потолке. А вот кого-то живого я тут и правда не вижу.

Чтобы удостовериться, исследую скальное укрытие до конца, найдя протекающий внутри небольшой поток воды и что-то вроде спального места, рядом с котором разбросаны личные вещи. После чего подтверждаю, что здесь безопасно. Девушки немедленно вваливаются внутрь, а я снова берусь за рычаг. Завалив вход в пещеру, позволяю себе выдохнуть. Да, нас по-прежнему могут найти, но под защитой стен я чувствую себя куда более уверенно.

Пока аристократки радуются источнику воды и прикидывают, как им лучше помыться после «прогулки» по лесу, я занимаюсь изучением найденных вещей. Что неожиданно — патронов тут больше не находится. Видимо в такой глуши они действительно встречаются не так часто. Как и огнестрельное оружие в целом. Зато имеется лук, к которому около сотни стрел. Последние, насколько я могу судить, отличаются от тех, что использовались при атаке сразу после перемещения на Ларэд. И вроде бы не начинены никакой магией.

Помимо этого, в пещере есть топор, спальное ложе из нескольких шкур, разнообразная запасная одежда и продукты. Вяленое мясо, рыба, сушеные ягоды, грибы, какие-то овощи, которые я вижу в первый раз. Запас достаточный, чтобы вчетвером продержаться здесь не меньше десятка дней. А если урезать пайки, то пожалуй и вдвое больше.

Девушки за это время разбираются с процессом помывки — у протекающего внутри небольшого ручья, который потом уходит дальше в скалу, имеется отводной канал, ведущий к рукотворной нише в полу пещеры. Возможно здесь когда-то была естественная выбоина, но местный обитатель её серьёзно расширил и углубил, превратив в подобие неглубокой ванны. Оттуда даже слив есть — ещё один глубокий, выдолбленный в скале канал, уходящий к другому отверстию, что идёт из пещеры.

Первой в эту «ванну» лезет Кайла, которая с приглушённым визгом плескает на себя ледяной водой и выскакивает обратно меньше чем через минуту. Машинально прохожусь взглядом по её фигуре и замечаю насмешливую улыбку Кенсы, которая как раз сбрасывает с себя одежду.

Так, наблюдая за аристократками, которые по очереди моются в холодной горной воде и потом зарываются в груду трофейной одежды, размышляю о том, как быть дальше. Тот факт, что я разом ушёл от всех потенциальных преследователей из империи, безусловно радует. Но где-то в Схердасе ещё остались Эмили с Цзерой. Что с ними произойдёт после гибели Канора? Тот стэрс, что прикончил его, может ведь на всякий случай обрубить все концы. Даже если нет, они окажутся в полном одиночестве на территории столицы, без документов и понимания, что им делать. Денег, правда будет в избытке. Если выживут и вырвутся на свободу, то на расходы точно хватит.

В голове сразу же лезут мысли о всех книгах, что тоже остались в столице и я невольно морщусь. Выбирающаяся из углубления Сталра принимает гримасу на свой счёт и с возмущённым видом начинает напяливать на себя найденную в пещере одежду. Похоже решила, что меня чем-то не устроил её внешний вид.

Выглядят аристократки, надо сказать, весьма комично. Рубахи, которые пузырятся на теле, штаны, болтающиеся на ногах. Подобие нижнего белья есть только у Кенсы, да и та стянула трусики, повесив их на один из выступов, чтобы высушить.

Блондинка же и подходит ко мне первой. Уперев руки в бока, бодро интересуется.

— Что дальше? Ты знаешь, как вернуться домой?


Глава XXI


На секунду опешив, пожимаю плечами.

— До недавнего времени я даже не знал, что на Ларэд можно переместиться с помощью портала. Думаю, большинство тех, кто в курсе существования второго континента, о такой возможности тоже не представляет.

Аристократка недовольно морщит лоб, усаживаясь на шкуры ложа, рядом с развалившимся там котом.

— Как тогда быть? Что ты вообще знаешь о местных?

Прогоняю в голове все известные факты и понимаю, что известно мне не так много. Есть цитадели схоров в количестве…хм, не помню, сколько их точно. Но тем не менее, это верховодящая сила на материке. Плюс, изгнанные схоры, скайны, города-крепости подгорных и человеческие поселения.

— Думаю, в качестве доминирующей силы можно обозначить схоров. Но, если мой источник информации не ошибался, то больше всего на континенте людей. Плюс есть крепости подгорного народа, которые держатся особняком.

Пытаюсь оживить в памяти свой разговор с Цзерой и вспоминаю некоторые детали, сразу же их излагая.

— Имеется несколько десятков государств, которые созданы и населены людьми. Ещё города, основанные разумными конструктами и химерами. А где-то в глубине континента, по слухам бродят коренные аборигены. Ну и дикие скайны.

Блондинка кивает, тихо добавив.

— Двадцать четыре цитадели, среди которых три высших. Мне кажется, что заклинание, которым нас сюда перенесли, создано в одной из тех трёх, где находятся священные правители Ларэда.

Увидев на моём лице удивлённо-вопросительное выражение, вздыхает.

— Дядя тесно сотрудничал с одним из стэрсов. Не знаю, какие у них там были дела, но про Ларэд он знал. И как-то рассказал своей любовнице, после того, как поимел её в библиотеке. Ту рицерову шлюху, он конечно пристрелил. А вот дочь старшего брата трогать не стал. Думаю, с удовольствием бы стёр мне память, но сам магом не был. А я сразу придумала для отца правдоподобную историю об угрозах и он обеспечил мне надёжную охрану.

Первая моя мысль — никакая охрана нанятая маркизом не смогла бы остановить стэрса или кого-то из его людей. Потом сразу приходит вторая. Скорее всего её дядя не рассказал о собственной ошибке, опасаясь пострадать сам. Конечно, если всё это вообще правда и Кенса та, за кого себя выдаёт. Жалко Сэмсон пока не может её проверить своим чутьём на эмоции. Было бы понятно, говорит она правда или нет.

— Я думаю нам стоит отдохнуть и день-другой выждать. К тому моменту тут всё затихнет и можно будет отправиться в путь.

Кайла, которая вместе с рыжей слушает наш разговор, стоя рядом, складывает руки под грудью.

— А вы уверены, что нам вообще стоит отсюда уходить? Еды пока хватит, вода есть. Место кажется безопасным.

Кенса, судя по её лицу, собирается ответить что-то язвительное, но я опережаю блондинку.

— Мы не сможем остаться тут навсегда. К тому же остаётся вероятность того, что об этой берлоге кто-то знал и рано или поздно заявится сюда. Вон та стопка шкур выглядит, как сложенная для продажи. То есть рано или поздно сюда может заявиться торговец, которому будет весьма интересно, куда пропал один из его поставщиков.

Та невозмутимо дёргает правым плечом.

— Но мы ведь можем его убить. Да и не факт, что это торговец приходил сюда, а не наоборот, охотник к нему.

На этом моменте в разговор вклинивается Кенса.

— Тебе хочется всю жизнь прожить в лесу и кутаться в звериные шкуры? Может ещё новое племя здесь основать? С одним главным вождём и тремя верными жёнами? Единственный шанс вернуться домой — добраться до цивилизации и выйти на пиратов с Парящего.

Ставлю себе отметку, что о Парящем и их образе жизни она тоже в курсе. А вот котяра потрясывается от смеха.

— Ты не поверишь, но Архос и там себя проявил. Появимся на острове и нам конец.

В меня упираются три удивлённых взгляда и я с трудом подавляю желание высказать коту всё, что я о нём думаю.

— Мы были там и расстались не на очень позитивной ноте.

Воспоминания о Парящем, наталкивают меня ещё на одну мысль. Если не предполагать безумного варианта, в котором схоры сами отправились в империю, чтобы по какой-то причине сменить там власть, то единственный способ установить контакт, это как раз пираты. Выходит Хранз тоже один из участников заговора? Как и кто-то из семьи основателей. Связующее звено между Ларэдом и империей.

— Зачем нам ждать? Может быть отправимся прямо сейчас? Портал наверняка вызвал большое возмущение в магическом фоне и сюда скоро стянутся десятки отрядов. Пещера может и скроет нас от взглядов, но вряд ли защитит от магии. Чем дальше уберёмся отсюда, тем лучше.

Если брюнетка не хочет покидать найденное жильё, то вот Сталра наоборот, рвётся сбежать подальше. В чём-то она даже права. Но есть пара противоречащих моментов, которые я и озвучиваю девушке в ответ.

— Мы не уйдём далеко. Только не с вашей подготовкой. А десять или даже пятнадцать лиг не сыграют никакой роли для поискового заклинания, если его кто-то применит. То есть нас всё равно найдут, только вот принимать бой придётся в открытом лесу, а не в пещере, где у нас имеется хотя бы какое-то преимущество.

О том, что на самом деле преимуществ у нас нет, решаю пока промолчать. Ключевой момент, это восстановление Сэмсона. Как только к котяре вернутся его возможности, мы получим шанс ускользнуть отсюда. Сделав это незаметно для местного населения.

— Думаешь через пару дней все заинтересованные лица отсюда уберутся? Если бы в Норкруме появились неизвестные, прибывшие с другого континента, то канцелярия и полиция убрались бы всего за двое суток? Я считаю нам надо выступать немедленно.

Рыжая баронесса продолжает настаивать. И если Кайла смотрит на неё с определённым скепсисом, то Кенса, как я понимаю, тоже не совсем осознаёт, для чего нам оставаться в пещере. После короткого раздумья, всё-таки решаю выложить один из наших секретов.

— Сэмсон способен перемещаться на далёкие расстояния. И в состоянии взять с собой всех нас. Но ему потребуется, как минимум день, чтобы вернуться в норму. Возможно два. Пешком, мы за это время уйдём максимум на тридцать лиг, оставаясь лёгкой добычей. К тому же вы забыли о том, что в диких лесах обычно водятся не только аборигены и охотники. Есть ещё звери, ядовитые змеи, насекомые. Нам повезло, что до пещеры дошли живыми. Более долгий переход запросто может убить нас всех, даже без столкновения с разумными туземцами.

Доводы весомые и они работают — в глазах девушек появляется понимание. А наряду с ним, интерес к призванному, которого теперь воспринимают, как спасителя своих жизней.

На этом разговор сам себя исчерпывает и начинается ожидание. Сначала все яростно набрасываются на еду. Потом встаёт новый вопрос — необходимость отхожего места. Но он, к счастью быстро решается. Под эту задачу охотник приспособил ещё одну небольшую расщелину в дальнем конце пещеры, прикрытую выступом. Не слишком эстетично, учитывая замкнутое пространство, но лучше чем полное отсутствие удобств.

Дальше тянутся томительные часы ожидания. На момент срабатывания портала, в Схердасе был поздний вечер. Здесь же, судя по солнцу, время обеденное. Но внутри пещеры сложно ориентироваться в часах и нас всех постепенно начинает вырубать. Опасность временно отступила, желудки полны едой и сонливость вступает в свои права.

Девушки потрошат лежанку, растаскивая шкуры в стороны. Внутри пещеры относительно тепло — скала не настолько велика, чтобы игнорировать пекущее солнце, раскаляющее камень снаружи. Поэтому аристократки просто укладываются сверху, не закутываясь в мех. На этом этапе приходится вмешаться и распределить дежурства. Часы здесь есть только у меня — с сожалением выделяю их в общее пользование. И устанавливаю длительность дежурства — по два с половиной часа на одного человека. В случае подозрительных звуков снаружи или иного признака опасности, немедленно будить остальных.

Сам, по понятным причинам вызываюсь первым и оттащив свою шкуру ближе ко входу, усаживаясь на неё, прислонившись спиной к стене. Рядом сворачивается клубком Сэмсон, который уже способен самостоятельно передвигаться. Глянув на него, интересуюсь.

— Ты как? Магический талант пока молчит?

Тот поднимает морду и смотрит на меня с таким видом, как будто узрел говорящего морсара.

— Арх, ты вот скажи — я похож на тупицу? Последний раз проверял талант минут пять назад и ничего не работало. Вернее, само перемещение может и подействует. Но я не уверен насчёт расстояния. И мне нужно почувствовать магический фон, чтобы настроиться. Без этого мы можем появиться где угодно. В воздухе например или под землёй.

Хмыкнув, бросаю на него заинтересованный взгляд.

— Так ты не только точку прыжка определяешь по магическому фону, но ещё и в пространстве ориентируешься таким же образом?

Рыжий кот удручённо вздыхает.

— А как ещё? Или ты думал, это чистое везение, что нас всё время на ровной поверхности выбрасывает? Это, Бездна тебя дери, не так уж просто. Сейчас же я почти ничего не чувствую. Разве что на десяток лиг вокруг. Пробую увидеть, что дальше и сразу, как дубиной по голове бьют.

Цокнув языком, замолкаю. Котяра ещё какое-то время смотрит на меня, после чего снова сворачивается клубком и скоро от него доносится сопение. А я прислушиваюсь к звукам снаружи, параллельно размышляя о своих действиях.

Из всей троицы девушек, в бою может пригодиться только Кенса. Да и то за счёт своих магических способностей. Остальные две может и умеют владеть оружием, но в реальной перестрелке скорее всего окажутся бесполезны — любой необстрелянный солдат растеряется под огнём. А тут речь идёт о молодых аристократках. Хотя, и блондинка тоже может удариться в панику. До этого она показала себя достаточно хладнокровной, но как знать в какой именно момент дочь маркиза сломается?

Но и бросать их не хочется. Даже если отбросить моральный и сексуальный аспекты, то эти трое — единственные на кого можно более или менее рассчитывать в плане помощи. Пока всё мной увиденное, говорит скорее о высокой агрессивности местных, чем их гостеприимстве. Сомневаюсь, что меня примут с распростёртыми объятиями, если я выберусь к какому-то поселению. Пусть даже пустят внутрь, там тоже надо держаться настороже. Что может быть проще, чем убить и ограбить чужака? Или ограбить и продать в рабство? Конечно, есть ещё Сэмсон. Но двое, это слишком мало.

Выкинуть одну из них тоже не выйдет. Остальные может и согласятся, но будут иметь в виду, что от меня надо ждать подставы. А значит ударят в спину при первой возможности. Что приводит к простому выводу — придётся тащить за собой всех троих. Надеясь, что они окажутся полезными.

Другой и куда более важный вопрос — что нам в целом делать? Идея Кенсы о том, чтобы добраться до одной из трёх высших цитаделей схоров, звучит неплохо. Но как по мне, практически нереализуема. Что там Цзера говорила о местных схорах, которые живут в своих «замках»? Лучшие воины Ларэда, способные одолеть любого противника — по-моему как то так. Если это правда, то я с трудом представляю себе штурм цитадели. Хотя, у нас опять же, есть Сэмсон.

Задумавшись, разглядываю сопящего кота. Сможет он прыгнуть внутрь схорской цитадели, а потом вытащить нас обратно? И если да, то как нам искать то, что требуется? Мы даже не в курсе, какая из трёх цитаделей сотрудничает с заговорщиками на родном материке. Может это вообще не схоры, а подгорные. Или схоры, но живущие за пределами цитаделей. А может коренные аборигены.

От обилия вариантов, голова начинает плавиться и я решаю, что пока стоит сосредоточиться на основной задаче — выживании. Потом разузнать, как тут обстоят дела и отталкиваться от полученной информации. Пока данных слишком мало, чтобы на их основании выстроить хотя бы какой-то план.

Отвлекаюсь на шорох внутри пещеры, но это оказывается всего лишь Кенса, которая стянула с себя штаны и сейчас осталась в одной рубашке. Опускаю руку с револьвером, вопросительно смотря на блондинку, а котяра рядом ворочается и подняв глаза, недовольно фыркает.

— Снова? Мы на волосок от смерти, а вы всё туда же.

Развивать тему правда не спешит. Вместо этого с кряхтением поднимается со своего места и удаляется в глубину пещеры. Блондинка, проводив его взглядом, усаживается рядом со мной.

— Не могу уснуть. Слишком много всего сегодня случилось — сон не идёт.

Понимающе хмыкнув, иронично уточняю.

— И поэтому решила прийти поболтать со мной?

Та усмехается в ответ.

— Решила. Но не поболтать. Ты когда-нибудь трахался с настоящей аристократкой?

На момент задумываюсь, можно ли считать Майрнер истинной дворянкой и в конце концов киваю.

— Случалось.

Светловолосая делает удивлённое лицо.

— Как я посмотрю, твои таланты не заканчиваются разрушением и хаосом, раз смог затащить её в постель.

Беззаботно пожав плечами, добавляет.

— Значит буду второй аристократкой в твоей жизни.

Не успеваю ответить, как её рука ложится на мой пах. А второй она распахивает свою рубашку, сбрасывая её на каменный пол рядом с расстеленной шкурой. Не успеваю опомниться, как голова аристократки уже оказывается внизу, а по пещере разносятся хлюпающие звуки.

Как быстро выясняется, моему организму тоже нужно сбросить напряжение — член встаёт моментально. А может это срабатывает уже позабытое ощущение того, что мне сосёт важная персона. На Балу Масок я испытывал схожие чувства, просто разглядывая почти обнажённых дворянок. Тут же, одна из них вовсю работает своим ртом.

Отложив в сторону револьвер, стягиваю с себя штаны, на мгновение прервав её. Сразу после этого девушка пытается забраться на меня сверху, но я опрокидываю партнёршу на спину. Задрав ноги, прижимаю её колени к груди и вхожу. Как выясняется через пару секунд, Кенсе требуется что-то приглушающее звуки. Так что она сцепляет зубы на моём ремне, который подтаскивает к себе левой рукой. Я же яростно трахаю аристократку, наслаждаясь ощущениями.

В момент, когда я уже близок к финишу, аристократка ловко выворачивается из моих рук и соскользнув с члена крутится на шкуре. Пригнувшись к ней лицом и выставив задницу, поворачивает голову тихо шепча.

— Я всё вымыла, как могла.

Фраза в сочетании с ситуацией действует, как дополнительный заряд энергии. Даже не задумываясь о том, что её естественной смазки может не хватить, встаю на колени и через мгновение член уже погружается в её задницу. Охнувшая аристократка выгибает спину, вцепившись ногтями в шкуру. А я стараюсь не разгоняться до максимального темпа, чтобы не кончить слишком быстро. Хочется продлить эти ощущения.

Но длится процесс всё равно недолго — я с лёгким рычанием кончаю и по телу Кенсы пробегает дрожь. Когда вытаскиваю свой прибор и опускаюсь на шкуру, напоминающую медвежью, девушка ещё какое-то время стоит в позе. Только секунд через десять сдвигается с места и приняв вертикальное положение, шлёпает босыми ногами в конец пещеры. Следом за ней, туда же отправляюсь я. Правда, в моём случае, в основном требуется «ванная» и чистая вода, чтобы отмыться.

Не знаю как, но мы не будим её приятельниц. Хотя может они и просыпаются, но решают не реагировать на происходящее. Как бы там ни было, Кенса почти сразу укладывается спать, а я заканчиваю своё дежурство и разбудив Кайлу, которая стоит второй, тоже опускаюсь на шкуру, положив под руку револьвер. Знаками показываю временно проснувшемуся Сэмсону, чтобы был настороже. Котяра вроде бы понимает. Сомневаюсь, что девушки внезапно решат прикончить меня — резонов для этого вроде бы нет. Но в экстренных ситуациях может произойти всякое.

Какое-то время ворочаюсь, пытаясь удобнее уложиться на звериной шкуре, сквозь которую хорошо чувствуется каменный пол. Потом как-то разом отключаюсь, провалившись в сон. Когда просыпаюсь от ощущения чьей-то руки на своём плече, кажется прошла всего минута. Но надо мной склонилась дежурящая последней Сталра, прижимающая к губам палец.

— Снаружи кто-то есть. Прямо около входа. Что делать?


Глава XXII


Приподнимаюсь, опираясь на руку и прислушиваюсь. Отсюда ничего не слышно, но раз Сталра кого-то слышала, значит снаружи всё-таки кто-то есть. Глянув на девушку, тихо шепчу.

— Буди остальных. Я к выходу.

Баронесса тихо сдвигается в сторону, а я крадусь к выходу, на ходу доставая из кобуры револьвер. Остановившись около камня, который загораживает выход из пещеры, прислушиваюсь. Сначала кажется, что девушка ошиблась и ей просто показалось. Но потом и правда слышу звук мужского голоса.

— Мы потеряли пять человек в этих зарослях. Ты уверен, что они внутри этой скалы?

— Следы ведут прямо сюда. И при всём уважении, господин, разве вы не видите, что это вход? Осталось только отбросить в сторону этот камень и всё.

Какое-то время они молчат, после чего снова говорит первый собеседник.

— Тогда вскройте её. Но если внутри будет какой-то местный охотник, ты пожалеешь, что повёл нас по неверному следу, Сцарк.

Морсаров оторванный плавник! Отступая вглубь пещеры, едва не сталкиваюсь с Кенсой, в руках которой подрагивает винтовка. Сам же опускаюсь на колено рядом с призванным.

— Сможешь перенести нас? Снаружи отряд, пришедший именно за нами. Не думаю, что выйдет справиться.

Несколько долгих секунд он молчит, с таким видом, как будто к чему-то прислушивается.

— Попробую. Но если вас размажет где-то между этим местом и точкой выхода, моей вины тут не будет.

Вижу, как искажается страхом лицо Кайлы. А потом происходят сразу два события. Сначала камень, загораживающий вход в пещеру, срывается с места, улетая куда-то далеко в сторону. Кто-то из преследователей пустил в ход воздушную нотную связку. Сразу за этим, пространство вокруг окрашивается в пепельный цвет. Когда тот рассеивается, я внезапно понимаю, что мы стоим посреди…небольшой площади, освещённой фонарями, установленными по периметру.

Успеваю на момент удивиться их странному свечению, но сразу переключаюсь на более насущную проблему — справа на нас надвигается массивный бородатый мужик, на ходу расстёгивающий кобуру.

— Вы кто такие? Как открыли портал?

Прежде чем я успеваю придумать, какой ответ лучше дать, чтобы завязать хотя бы какой-то диалог, рядом грохает револьверный выстрел. Кайла всаживает пулю в корпус местного жителя. И сразу же выпускает ещё одну, вгоняя её в лоб. За нашими спинами кто-то орёт и я кручусь на месте, но выстрелить не успеваю — фигура неизвестного уже исчезает за ближайшим домом. Но вот вопли продолжают доноситься.

— Они убили Даца! Рабы взбунтовались! Мятеж! К оружию!

Не знаю, за кого он нас принял, но ничего хорошего от таких криков ждать точно не приходится. Сэмсон уже сорвался с места, устремляясь вперёд и я бегу следом за ним. Раз призванный целеустремлённо куда-то ломится, в этом должен быть смысл. Скорее всего это самый короткий путь к выходу.

За нами несутся и все остальные. Пока бежим, мимолётно оцениваю дома. Судя по их внешнему виду, мы угодили в какое-то небольшое селение. Ни одного особняка из камня или хотя бы чего-то крупного. Только одноэтажные деревянные здания, пусть некоторые из них и весьма приличные по площади.

Спокойно выходит промчаться мимо десятка таких построек. Потом мы выныриваем ещё на одно подобие площади, только в разы меньше предыдущей. И здесь нас встречают сразу пачкой выстрелов. Вскинув револьвер, выпускаю пулю в сторону нескольких человек, что ведут по нам огонь из-за ближайшего забора. И добавляю к этому нотную комбинацию с ледяными ядрами, отправив семь таких снарядов в противника. Но дело на этом не заканчивается — со стороны сразу ещё двух домов гремят выстрелы и рядом дико орёт Кайла, которую зацепила пуля.

Второй раз бью нотной связкой. На этот раз огнём — выпускаю три струны из пламени, стремительно уносящиеся к целям. Противника я правда не вижу, но он должен быть где-то в здании. А огонь и дерево, это зажигательно сочетание. В прямом и переносном смысле.

Не успеваю порадоваться успеху и тому, что я сподобился задействовать в бою магию, как позади нас объявляется ещё трое или четверо стрелков. И за заборами впереди тоже мелькают фигуры.

— Туда! Укроемся!

Глянув в сторону, куда показывает Сталра, поддерживающая сейчас раненную дочь хёрдиса, вижу какое-то подобие трактира. Если можно так назвать одноэтажное деревянное здание, внутри которого только что загорелся тусклый свет. Если бы не вывеска, я бы решил, что это какой-то барак для рабочих или рабов.

Обе девушки уже ковыляют туда, а перед ними быстро мчится призванный, который кажется слегка отошёл от потрясений прошлого дня. Я же выпускаю ещё одну пулю и пускаю в дело огненные сферы, отправив их в ближайшие дома. Грохает винтовка Кенсы и сзади кричит один из преследователей — девушка кого-то подстрелила.

Вместе с ней бежим к дому, догоняя остальных. Один за другим гремят выстрелы местных, пробующих достать нас в полутьме. А потом распахивается дверь трактира и на пороге появляется громадный детина в замызганном фартуке и с ружьём в руках. Сделать правда ничего не успевает — Сэмсон запрыгивает на ступеньки и оттолкнувшись лапами, оказывается на плече нового противника. Спустя мгновение тот уже оседает на пол, пытаясь ухватиться за дверной косяк и заливая всё вокруг кровью. А призванный исчезает внутри.

Следом за ним туда вбегает Сталра, буквально втащившая подстреленную подругу. Замыкаем мы с Кенсой.

Захлопнув дверь, оглядываю помещение и смещаюсь к ближайшему окну, сделав ещё один выстрел. Обернувшись, нахожу взглядом кота.

— Сможешь вытащить нас отсюда?

Тот с урчанием дерёт когтями по древесине, счищая с них кровь.

— Слишком быстро. Одного может и переброшу, но не больше.

Намёк призванного вполне прозрачен, но обдумать я его не успеваю. Кенса реагирует первой — схватив револьвер Кайлы, который валяется на полу, бросается к коту и приставляет взведённое оружие к его голове.

— Давай! Быстро! Ещё две секунды и спускаю курок.

От растерянности не сразу понимаю, что делать, а эта рицерова сука уже начинает считать.

— Один. Давай или стреляю!

Вижу, как на морде кота появляется печально-озадаченное выражение и понимаю, что на таком расстоянии он меня зацепить не сможет. Не в его нынешнем состоянии. А спустя мгновение, они оба растворяются в воздухе.

— Рицерова тупая шлюха! Так и знала, что выкинет какое-то дерьмо!

Кричащая Сталра вызывает реакцию и снаружи — по нам открывают огонь и на пол сыпятся осколки разбитых пулями стёкол. Твоего бешеного морсара! Такой подставы я точно не ожидал. Что делать то теперь?

Стрельба усиливается и я перебираю в голове нотные комбинации, которые сейчас помню. Что-то сложное я под огнём точно не воспроизведу. А из простых выбираю связку, объединяющую воздух и пламя. Небольшие вихри в которые вплетается огонь.

Запускаю её, выплёвая в воздух нотные символы. На последнем этапе, выглядываю в окно, чтобы визуально определить точки воздействия. Через секунду после этого на крохотной площади возникает пять небольших огненных смерчей, быстро расходящихся в сторону. Чувствуя, как начал нагреваться крейнер, пытаюсь выстроить план действий. На момент сбивает голос баронессы.

— Она мертва! Эти гхарговы ублюдки пристрелили дочь хёрдиса!

Бросив быстрый взгляд в её сторону, вижу, как рыжая отползает в сторону от тела Кайлы, распростёртого на полу. Несмотря на оттенок паники в голове, ведёт себя относительно адекватно — подобрала винтовку, брошенную Кенсой и устроилась около одного из окон. Плохо только то, что патронташ блондинка забрала с собой. Да и ружьё нам сейчас вряд ли поможет.

В голову приходит идея и кладу револьвер на пол, доставая нож. Поморщившись, делаю надрез на руке, стараясь не повредить сосуды. А потом запускаю ещё одну нотную связку. Полевое заклинание, которому обучал нас преподаватель по некроконструированию. Несложное, но позволяющее создать до десяти полноценных кадавров за один подход.

Вступительная часть комбинации, под аккомпанемент стрельбы пролетает крайне быстро. Когда тянусь к округе, пытаясь нащупать мёртвые тела, голову пронзает резкая боль. На занятиях, мы максимум поднимал по два кадавра. И они были куда ближе. Сейчас же, рядом только два тела — Кайлы и трактирщика. Остальные разбросаны в радиусе тридцати-сорока ярдов, что для меня непривычно далеко.

В первое мгновение даже кажется, что придётся ограничиться всего двумя кадаврами, настолько сильны болевые ощущения. Я даже кричу что-то бессвязное, вжавшись спиной в стену. Но потом боль отступает на задний план. Всё ещё присутствует, но фоном — как будто тело сейчас существует отдельно от разума и последний может спокойно абстрагироваться от его ощущений.

Один за другим «нащупываю» трупы, устанавливая энергетические каналы. Останавливаюсь, когда их общее число доходит до девяти. Два под боком и семь штук снаружи. Переключаюсь на финальную часть комбинации и когда ноты показываются в воздухе, чувствую, как разом наливаются силой все девять нитей, протянувшихся к новоиспечённым кадаврам. А мёртвые тела начинают дёргаться.

Следом меня ждёт ещё одно испытание — забыв о контроле зрения, я разом подключаюсь к зрительной системе всех девяти некроконструктов и сознание снова взрывается болью. Слишком большая нагрузка для недостаточно тренированного мозга. Всё едва не летит в морсарову пасть, но я всё же умудряюсь вырубить восемь конструктов, оставив себе контроль над глазами только одного из числа тех, что снаружи. Заодно сразу же замечаю недостатки своего плана. Сразу три мертвяка за пределами трактира не годятся для активного применения. У одного сломана ноги, у второго позвоночник. Результат удара моих ледяных ядер. А третий привален горящими брёвнами и не может из под них выбраться.

Зато я получаю обзор небольшой площади и могу оценить обстановку. Во-первых, вокруг ярко полыхает сразу несколько построек. Огонь сделал своё дело, легко подпалив деревянные постройки. Во-вторых, снаружи к стене таверны прижимается не меньше десятка вооружённых мужчин, уже готовых ворваться внутрь. Или просто забросать нас гранатами через окна. Не знаю, почему они до сих пор этого не сделали.

Первым делом бросаю в бой четырёх полноценных кадавров снаружи. Рядом с ними тоже есть цели — около окрестных домов прячется ещё десятка три местных бойцов, ведущих огонь по трактиру. Чувствую тёплую волну удовлетворения, которую передаёт один из мертвяков вцепившийся в свою добычу. Потом меня накрывают ещё три таких же и я едва не расслабляюсь, забыв об отряде, что ждёт сигнала прямо рядом с нами. Но всё равно успеваю вовремя — они ещё не начали двигаться, а из распахнутой двери вываливается громадный трактирщик, бредущий в их сторону. Следом за ним выпускаю Кайлу, переключившись на её глаза, чтобы иметь возможность координировать действия этой парочки.

Секунды две бойцы противника медлят, обескураженные ситуацией. А потом начинают стрелять. К моему удивлению, прицелиться в голову, чтобы разрушить нервную систему и уничтожать подобие разума конструкта, никто из них не догадывается. В теории, я мог бы перераспределить энергию так, что ранение в череп не окажется фатальным. Но это полевая связка из самых простых, а я не такой опытный маг, чтобы проворачивать сложные фокусы под пулями. Поэтому, если кому-то из моих мертвяков повредят головной мозг, то ему конец.

Приходит ещё одна волна тепла — кадавр со сломанной ногой, схватил пробегающего рядом мужика и свалил его с ног, навалившись сверху. Дополнительный минус один среди местного населения. Четверо мертвяков с целыми конечностями, тоже не отстают — навскидку они уложили уже не меньше десятка противников.

До кого-то из стрелков, что готовились к штурму таверны, всё-таки доходит и он вгоняет пулю в лоб трактирщика, который уже почти добрался до них. Увалень заваливается на землю. А из-за его массивной спины выныривает Кайла. Тело аристократки куда более тренированное и ловкое. Намного быстрее неуклюжего толстяка. К тому же для пущего морального эффекта, я заставил кадавра разорвать на себе рубашку. Скинул бы и штаны, но с моим качеством управления конструктами, есть риск, что управляемое тело просто запутается в них и рухнет.

Тем не менее, зрелище мчащейся на них девушки с обнажённой грудью, оказывается достаточно впечатляющим — никто из растерянных мужчин не стреляет. Что даёт мне возможность по полной использовать Кайлу. Удар усиленной руки и на землю летит один из противников, сомкнувшиеся зубы и с разорванным горлом оседает второй. Мощный толчок в грудь и третий сбивает с ног сразу двоих. Один из которых получает мощный удар ногой в череп. Я почти полностью сосредоточился на управлении кадавром из тела норкрумской аристократки, предоставив остальным возможность действовать самостоятельно.

По телу прокатывается волна лёгкой боли — отдача от гибели одного из моих мертвяков. Но оставшиеся действуют вполне сносно. И моральный эффект такой, как надо — надавить ещё немного и местные просто побегут отсюда. Они вообще ведут себя так, как будто ни разу не видели некроконструктов. Хотя, может так и есть. Как знать, какая магия в ходу на Ларэде.

Те бойцы, что были около самой таверны обращаются в бегство. Сразу двое из них стреляют, но пули бьют в корпус, не причиняя кадавру никакого вреда. А вот я задействую её руку, чтобы запустить в них подобранный топор. Бросок не самый удачный — попадаю обухом. Но силы удара хватает, чтобы цель рухнула на землю, схватившись за рёбра. А его напарник, глядя на это, не колеблется ни секунды — сразу обращается в бегство. Всё, что мне остаётся — подвести Кайлу ближе и ударом ноги проломить череп раненому.

Оглядываю занявшиеся огнём дома и понимаю, что противник разбегается. Внутри разливается ощущение торжества. И…какого-то наслаждения победой. Я сделал этих морсаровых ублюдков, что пытались нас прикончить. Несмотря на то, что впервые применял магию в масштабном бою.

Пытаюсь переключиться на своё тело, что оказывается не так уж просто — разум уже привык манипулировать конструктами. А то чувство, когда одновременно движешься сам и сохраняешь контроль над кадаврами, просто непередаваемо. В плохом смысле этого слова. Но всё равно, кое-как принимаю вертикальное положение и даже вижу картинку перед глазами. Да и слух прорезается.

— Архос, бежим пока они отступили. Ты сможешь ещё поднять мёртвых? Как только выйдем, кто-то наверняка попробует нас достать.

Голос Сталры доносится как будто издалека и я с трудом его понимаю. Когда осознаю, что именно она сказала, пробую отрицательно качнуть головой. Вроде бы получилось. Хотя на сто процентов я не уверен. Новых кадавров я сейчас сделать точно не смогу. Но хватит и оставшихся. У меня есть Кайла и ещё три конструкта. Вчетвером они прикроют наш отход.

Пробую сказать от этом баронессе, когда голову внезапно пронзает боль. Такая, что я не выдержав. падаю на колени, обхватив череп руками. Какого гнилого рицера происходит? Что это? Боль точно идёт от мертвяков — связывающие нас энергетические каналы вибрируют и мерцают белым. Так не должно быть. Что говорил преподаватель? Что значит белый цвет?

Вспомнить не успеваю — все уцелевшие конструкты, включая тех, что лежат на земле без движения, рассыпаются на куски, вызвав ещё один приступ дикой боли. Катаясь по полу, пробую собраться и вспомнить что-то из целительских полевых связок. Мне нужно прийти в себя, чтобы поднять новых кадавров. Продолжить бой. Выбраться отсюда.

Сквозь пелену слёз, которые застилают глаза, вижу как внутрь влетают человеческие фигуры. До ушей доносится отдалённый крик.

— Брать живьём! Не убивать!

Последнее, что вижу — занесённую над моим лицом ногу. А потом проваливаюсь в успокоительную темноту.


Глава XXIII


Первое, что чувствую, придя в себя — ужасающую головную боль. Дальше появляется и ощущение всех остальных частей тела, которые чувствуют себя не сильно лучше. Всё ломит от боли, плюс дико хочется воды.

Открыв глаза, морщусь от яркого света. Спустя какое-то время, когда привыкаю, становится понятно, что на самом деле не такой уж он и яркий. Просто мне так показалось. А вот оценка ситуации не радует. Я в каком-то сарае, руки сведены за спиной и к чему-то привязаны. На ногах деревянные колодки, надёжно фиксирующие конечности. Свет проникает внутрь через несколько узких окон под самой крышей. И если я правильно понимаю, снаружи сейчас день. Или утро. Но так или иначе солнце уже светит по полной.

Первое, что пытаюсь сделать — использовать магию. Не уверен, что получится освободиться, не навредив самому себе, но можно хотя бы попробовать. Когда струна никак не реагирует и я не вижу в воздухе нотных символов, пару секунд удивлённо пялюсь в земляной пол. Потом наклоняю голову к плечу — если на шее снова висит какая-то дрянь, блокирующая магия, так я её почувствую даже с затёкшими мышцами. Но нет — ошейник отсутствует. Зато моё движение вызывает реакцию — услышав женский голос, я вздрагиваю от неожиданности.

— Очнулся? Ты как?

Пытаюсь повернуть голову, но под таким углом вывернуть её не выходит. В поле зрения попадают только обнажённые ноги, тоже скованные колодкой. Еле разлепив губы, хриплю.

— Сталра? Где мы?

Несколько мгновений она молчит.

— Не знаю. Меня вырубили так же, как и тебя. Очнулась уже здесь.

Чуть помедлив, добавляет.

— По-моему, они трахнули меня, пока я была в отключке.

Не знаю, что ей ответить, так что просто молчу, экономя силы.

Ещё раз пробую запустить простенькую нотную комбинацию, но ничего не получается. Да и артефакта сейчас у меня нет. Морсаровы потроха! Я уже привык к тому, что почти из любой ситуации можно выбраться с его помощью. Или за счёт способности Сэмсона. Теперь котяра где-то в неизвестном направлении, вместе с Кенсой. А трофейный артефакт достался тем, кто нас одолел. Прикидываю, есть ли какой-то шанс, что призванный вернётся за мной и рискнёт прыгнуть, не зная ситуации, но тут дверь распахивается и внутрь вваливается мощная фигура.

Зажмурившись от снопов яркого солнечного света, промаргиваюсь и понимаю, что вошедший не совсем человек. Вернее, совсем не человек. Тёмная, иссиня-чёрная кожа, вытянутый в высоту череп, крупные глаза, большие и слегка заострённые уши. Это так выглядят схоры? У них вроде бы должна быть серая кожа. Или я что-то путаю?

Гость подтаскивает из угла сарая табурет и усаживает на него напротив меня. Наклонившись вперёд, опирается локтями на колени.

— И кто вы, рейзер вас дери, такие? Ты дважды применил запрещённую магию. Сначала использовал огонь, а потом поднял мёртвых. Знаешь, какое за это положено наказание? Древесная казнь, парень. Ты будешь медленно умирать, пока тебя будет поглощать лайцера. Есть у нас такое дерево, с парой весьма интересных свойств, которые можно усилить магией.

Ненадолго замолкает, рассматривая меня.

— Но вы же с Нарэда, правильно? Пока сюда не прибыли старшие, расскажи мне — как вы смогли попасть к нам? И зачем напали на людей Даура?

Подняв голову, упираюсь в него взглядом и выдавливаю из себя слова.

— Мы не собирались ни на кого нападать. Они сами полезли на рожон.

Он то ли усмехается, то ли скалится. Сложно понять с его строением черепа.

— Ну да. Вы так не собирались, что устроили пожар, перебили половину надсмотрщиков и не появись на поле боя я, возможно прикончили бы и всех остальных.

Надсмотрщики? Куда мы вообще попали?

— Кто ты такой? Где мы?

Тот недовольно вздыхает.

— А ты наглый. Привык, что тебе кланяются и отдают честь, как только видят?

Вторая фраза невольно вызывает усмешку, из-за которой на меня нападает приступ сухого кашля, раздирающего горло. Закончив, озвучиваю ответ.

— Ты не поверишь, но меня обычно пытаются арестовать или убить. Я не из тех, кто облечён властью.

Схор ненадолго задумывается, прислушиваясь к чему-то снаружи. Потом издаёт тихий рык.

— Не знаю, скажет ли это тебе что-то, но я Р'зац Тан. Посвящённый третьего круга, отправленный на службу за пределами обители и давший клятву верности Мудрейшей С'танне Локс.

Какое-то время пытаюсь проанализировать его слова, но получается плохо. Он прав — мне эта информация всё равно ничего не даёт. Сам темнокожий, снова скалит зубы.

— А теперь расскажи, как вы сюда попали? Это же был портал?

Мгновение колеблюсь. Но потом понимаю, что информацию из меня всё равно вытащат. Да и какой смысл её вообще скрывать? Я не стэрс и никаким боком не отношусь к империи, сожри их всех гхарг.

— Портал. Но мы отправились сюда не по своей воле. Поверь, будь у меня выбор, я бы остался в империи.

— И как же тогда вы сюда попали? Вас что, перенесли насильно?

Теперь его лицо выражает явный интерес. Конечно, если я верно понимаю эмоции.

— Именно так. Один человек решил, что портал можно использовать в качестве оружия. И расправился таким образом с большим количеством людей.

Тот понимающе хмыкает и какое-то время помолчав, поднимается на ноги.

— Скоро здесь будет посвященный первого круга, присланный Мудрейшей. Он решит, что с вами делать дальше. А пока — наслаждайтесь гостеприимством.

Делает шаг в сторону выхода, но останавливается, услышав мои слова.

— Ты же не хочешь, чтобы этот твой посвященный нашёл здесь только мой труп? Мне нужна вода.

Расхохотавшийся схор, снимает с пояса фляжку и кидает на землю рядом со мной.

— Пей, если сможешь. Но запомни — обратишься так к одном из схоров, что не привыкли общаться с людьми и тебе отрубят руку. Или отрежут язык.

Бессильно смотря на близкую, но недосягаемую фляжку, слышу, как закрывается дверь. Рицерова тварь! Помесь морсара и океанской жабы! Выродок! Злости столько, что на момент мне кажется, как будто я могу разнести здесь всё. Но одно единственное движение руками, вызывает дичайшую боль в затёкших конечностях. Что приводит к новому всплеску ярости.

Хриплю под нос ругательства, в деталях описывая, что может произойти с этим ублюдком. В какой-то момент внезапно понимаю, что вижу кого-то через стену сарая. Уставившись перед собой, несколько раз моргаю, решив, что уже начались проблемы со зрением. Но едва заметный контур силуэта никуда не пропадает. Более того, появляется странно знакомое чувство. Как в моменты, когда я…использовал айван.

Пытаюсь сконцентрироваться и вспомнить всё, что слегка двинутый алхимик рассказывал мне про мой магический талант. Верно — там было что-то о возможности полевого применения в бою. Но по словам преподавателя, мне до этого было ещё далеко. Сначала нужно было научиться обнаруживать призраков и устанавливать над ними контроль. Плюс, создавать их самостоятельно — при чьей-то гибели. До применения моего айвана по время боя, мы так и не добрались. Но это может быть только он. Если у меня и правда не начались галлюцинации.

Стараясь абстрагироваться от боли и жажды, пробую понять, как всё это работает. Эти парни заблокировали мою струну, но магический талант может работать и без неё. Не у всех, да. Но у весьма приличного процента магов. По словам преподавателя, несколько сотен лет назад, на это и вовсе были способны абсолютно все люди с магическим даром. Но со временем, стали появляться те, у кого талант никак не функционировал без струны. И таких постепенно становилось всё больше.

Постепенно становится понятно, что я действительно могу различать силуэты людей за пределами сарая, в котором нас держат. Причём не только тех, которые находятся вплотную. Видно и тех, кто за двадцать-тридцать ярдов от постройки. Правда при таком расширении радиуса, глаза застилает лёгкая пелена, а в висках стучит кровь, так что я решаю не рисковать и пока наблюдаю за парой мужчин, которые постоянно находятся недалеко от входа. Скорее всего кто-то вроде наших охранников. Ключевой вопрос — могу ли я с ними что-то сделать, используя возможности айвана?

Прогоняю в голове всё, что читал в книгах и слышал от Фаргора. Внутри каждого живого существа имеется определённое количество энергии, которую в трактатах именуют по-разному. Кто-то называет это душой, кто-то жизненной силой. Третьи и вовсе аурой. Но так или наче, это как раз та субстанция, из которой можно сформировать призрака при гибели человека, либо представителя иной расы. А порой такое можно провернуть даже с разумными конструктами — бывали случаи, что они тоже обзаводились подобным энергетическим слепком через какой-то промежуток жизни.

Но есть и другой вариант — воздействие на этот энергетический слепок, пока человек ещё жив. Что приводит к весьма плачевным для него последствиям. По идее, я могу прикончить обоих охранников прямо сейчас. Если разберусь, как это работает. Вот только, что делать дальше? Даже если я их убью, то останусь скован по рукам и ногам. Выбраться всё равно не выйдет. Собственно, даже будь у меня силы опустошить всё селение, это не помогло бы.

Выругавшись, пытаюсь что-то придумать, но выходит из рук вон плохо. Общее состояние не слишком способствует мыслительной деятельности. Хочется просто обвиснуть и попытаться отключиться. Дождаться этих морсаровых схоров с их идиотской системой титулов, а дальше будь что будет.

Уже почти сдавшись, понимаю, что совсем не подумал об ещё одном варианте. Поворачиваю голову в сторону и хриплю.

— Сталра. Как ты сейчас выглядишь?

Секунд десять стоит тишина. Я уже начинаю думать, что аристократка сама отключилась, не выдержав нагрузок. Но тут она отвечает.

— Совсем с головой плохо? Как там тебя, Архос, да? Нас вот-вот прикончат или сделают рабами, а ты решил поболтать о моём теле?

Сделав над собой усилие, разжимаю губы.

— Ты не поняла. Снаружи охрана. Двое. Замани их. Пусть освободят твои руки. Я убью их, а ты освободишь меня.

— Как ты их убьёшь?

Слабо усмехаюсь.

— Не твоё дело. Заставь зайти внутрь и освободить руки. Потом отвлекай и жди.

— То есть насаживаться на их члены, пока ты будешь пытаться что-то сделать? Отличный план. Он меня прямо радует.

Поморщившись, стараюсь чётче выговаривать слова.

— Если не выберемся, тебя могут иметь годами. Десятки мужиков в день. Тут двое. И недолго.

Снова молчит. То ли думает, то ли просто решила меня игнорировать.

— Эй! Есть там кто-то? Дайте воды? Пожалуйста.

Она даже интонацию голоса поменяла — он звучит с сексуальной хрипотцой. И это просидев энное время полностью скованной. Хотя, может с ней обошлись не так жёстко, как со мной?

Дверь сарая приоткрывается и внутрь просовывается голова мужика лет тридцати.

— Поить вас никто не приказывал. Так что заткнись и сиди смирно.

Девушка сразу же делает новый ход.

— Но ведь и не запрещали? Вы мне можете воды дать, а я…дать вам.

Каламбур максимально тупой, но на охранника действует — расплывается в улыбке. Оставив дверь приоткрытой, возвращается наружу.

— Слышал Озр, там эта шлюха предлагает ноги раздвинуть за воду?

— Как она их раздвинет, если они в колодках? И вообще, нам приказали только охранять. Разрешения трахать не было. Кто успел, ночью повеселились.

— Так и запрета не было ведь, правильно? Что плохого случится, если мы получим немного удовольствия? Тем более она вон сама на всё готовая.

Его напарник тянет с ответом и я прислушиваюсь, стараясь ничего не пропустить.

— Ну, засадить такой породистой суке, хотелось бы. Только тут скоро будут ушастики. Если застанут нас за таким, вздёрнут не раздумывая.

Первый сразу понижает голос.

— Тебе солнце мозги спекло? Если кто услышит, то нас дереву отдадут. А старшие будут нескоро. Они даже не приехали ещё. Сначала же к Дауру пойдут, как обычно. А сюда сунутся, только когда он у них в ногах поваляется. Время ещё есть — нам точно хватит.

Слышу смешок его напарника.

— Да тебе и минуты хватит. Ладно, пошли уже. Посмотрим, что эта шлюха может.

Дверь открывается и внутрь вваливаются двое. Один — тот чернявый мужик, которого я уже видел. Второй выглядит постарше лет на десять, тоже брюнет. Оба в рубахах и кожаных безрукавках, с ножами и револьверами на поясе.

«Переговоры» со Сталрой занимают у них буквально секунд тридцать. Девушка старательно делает вид, что готова на всё ради глотка воды и чего-то съестного, а охранники прикидывают, как бы так её трахнуть, чтобы не надо было освобождать руки или ноги. Но к счастью аристократка быстро понимает, что к чему и старается повернуть разговор в нужное русло.

— У меня всё затекло. Если руки освободите, я хотя бы двигаться смогу. И пальцами себе заодно помогу.

Тот охранник, что заглянул внутрь первым, таращит на неё глаза.

— Пальцами ты то что делать будешь, дура тупая?

Озр, не спускающий глаз с рыжей баронессы, усмехается.

— Известно что — яйца массировать, пока её в глотку драть будут. Да, шлюха?

— Это тоже… Вы удивитесь, когда узнаете, что могут женские руки. И раком стоять будет удобнее. Могу одновременно вас обрабатывать.

Местные бойцы переглядываются, а потом Озр решительно шагает к девушке, исчезая из виду. Вот его напарник внезапно пытается всё отыграть.

— Может не надо? Просто в рот её трахнем и всё. Это и так можно сделать, не освобождая.

Стараясь не показывать своего интереса, внимательно прислушиваюсь. Но второй охранник вроде продолжает возиться с руками Сталры. Параллельно отвечая нерешительному коллеге.

— А что она сделает-то? Ноги я ей освобождать не буду, струны у неё нет, оружия тоже. Или ты думаешь, она в своей дырке револьвер запрятала? Идиот ты Рацк, как есть идиот. Выпал шанс поиметь сочный кусок мяса — делай это по полной или не начинай вовсе. Ты потому и ходишь до сих пор на подхвате, что вечно боишься инициативу на себя брать.

Договорив, заканчивает с руками девушки и оттаскивает её подальше от стены. Теперь я тоже могу разглядеть аристократку. Посечённое мелкими ранами и местами грязное тело, уставшее лицо, свалявшиеся волосы. Но охранники правы — всё равно видно, что она из тех, кто может позволить себе ежемесячно тратить энную сумму золота на уход за собой. При этом не занимаясь физическим трудом. Сейчас баронесса растирает руки, слегка морщась от боли. Но продолжать игру это ей не мешает.

— С кого начать первым, мальчики?

Оба «мальчика» довольно ржут и Озр хватает её за волосы, приближая лицо к своему паху.

— Давай, сука. Докажи, что мы не зря тебе руки расковали.

Аристократка принимается расстёгивать штаны и спустя мгновение сарай наполняется хлюпающими звуками. Второй мужик увлечённо наблюдает за процессом, дверь закрыта. И я пытаюсь сконцентрироваться на айване, не отвлекаясь на собственные ощущения и происходящее рядом.

Секунд через пятнадцать снова проявляются жизненная энергия всех присутствующих. На этот раз выглядит всё по другому — не как подсвечивающиеся тени, которые я вижу через стену сарая, а как потоки переливающейся энергии внутри их собственных тел. Правда и восприятие окружающего мира меняется — он как будто выцветает, становясь серым. А вот жизненная энергия людей наоборот выделяется своим цветом. С удивлением замечаю, что она может менять свой оттенок. Если у Сталры сначала был «отпечаток» оранжевого цвета, то теперь внутри проявляются отдельные зелёные и ярко-фиолетовые полосы. «Тень» Озра, который так и трахает её в глотку, расцветает тёмно-зелёными бутонами, хотя раньше была коричневой. А вот у другого охранника проявляется красный.

Интересно, Сэмсон определял настроение людей таким же способом? Но если так, то он должен уметь всё то же, что и я. А об этом котяра ни разу не говорил.

Сталру разворачивают, поставив раком на земляном полу, а я пытаюсь придумать, как воздействовать на охранников. Сначала пробую потянуться к тому, что сейчас пристраивается ко рту баронессы. На седьмой или восьмой попытке, когда уже почти разочаровываюсь в своём плане, внезапно чувствую «контакт». Как будто я всадил гарпун в раненного морсара и теперь чувствую натяжение. Потянув, вижу, как слегка подёргивается «тень» Рацка, а сам он болезненно кривится, на момент даже перестав двигаться. Правда в тот же момент связь разрывается. Рицеров гребень! Это не так просто, как кажется.

Для следующей попытки выбираю Озра. Второй охранник выглядит куда более крепким и смышлённым. А значит намного опаснее. На этот раз контакт получается установить вдвое быстрее. Но я сразу разрываю его. Несмотря на ужасное состояние, разум ещё работает. И прекрасно понимает, что после убийства одного из охранников, времени на ликвидацию второй цели у меня будет совсем немного.

За дело принимаюсь, когда у меня выходит стабильно устанавливать контакт со второго раза. Этого должно быть достаточно. Рацк к тому времени уже кончает в глотку аристократке и радостно пялится в её открытый рот, убеждаясь, что девушка всё проглотила. А вот Озр вовсю имеет её сзади, засунув пару пальцев в задницу. Его «аура» полностью залита тёмно-зеленым светом, в котором местами проглядывает чернота. Теперь, я не начинаю действовать сразу после контакта. Вместо этого проникаю глубже. Или «дальше». Сложно подобрать аналогию. Но в любом случае, более крепко вцепляюсь в оболочку его жизненной энергии, один за другим добавляя новые «гарпуны». В случае с Рацком я пытался просто оттащить «ауру» в сторону и тому стало плохо. Значит для максимального эффекта надо вырвать её полностью, отделив от тела.

Когда точек контакта становится девять и я чувствую, что скоро достигну предела, начинаю действовать. Мир вокруг полностью посерел — люди и обстановка выглядят блеклыми, как на старой и полностью выцветшей картине. А вот «ауры» наоборот, стали намного ярче.

Разом потянув за все гарпуны, стараюсь обеспечить мощный рывок. Результат превосходит все ожидания — клубок переливающихся каналов и дымки, раньше бывший единым целым с телом Озра, отлетает на добрый ярд в сторону. Внезапно я чувствую его эмоции — удивление, шок, страх. Буквально на пару секунд, после которых слепок жизненной силы начинает корёжить и он превращается в подобия ядра, стремительно улетевшего куда-то в сторону. Это ещё что такое было? Куда он, гхарг его за ногу, полетел?

Подавив удивление, переключаюсь на Рацка, который подбежал к рухнувшему на пол напарнику и в панике трясёт его. Здесь, времени на подготовку у меня не так много, выходит вогнать в него всего три гарпуна. Начав тащить в сторону, понимаю, что сорвать «ауру» за один рывок не выйдет. Она на треть отделяется от тела, а вот дальше идёт неохотно — охранник отчаянно цепляется за жизнь. Чувствую, как моё собственное тело начинает намекать на полную перегрузку — мир вокруг стремительно темнеет, а голова начинает кружиться. Я как будто лечу в тёмный водоворот, который вот-вот затянет в себя разум. Морсаровы потроха! Будет обидно отключиться или сдохнуть на полпути к свободе.

Концентрируюсь на нитях, которые связывают меня и охранника. И его слепок жизненной силы, переливающийся красным, наконец разделяется с телом. На этот раз летит прямо на меня. Успеваю только глухо удивиться, как сверкающий сгусток врезается в корпус. Я хорошо чувствую зашкаливающий страх Рацка, который не понимает, что происходит. А через мгновение тело выгибается дугой — мышцы непроизвольно сокращаются, заставляя меня дёргаться.

Всё заканчивается через несколько секунд. Одновременно с этим внезапно понимаю, что чувствую себя намного лучше. Не сказать, что полностью отдохнувшим и полным сил — чувство острой жажды всё ещё присутствует, да и тело ломит. Но я даже могу шевелить пальцами на руках, которые совсем недавно совсем не ощущал.

«Отключаю» айван и мир вокруг снова обретает цвета. Вижу застывшую голую Сталру, которая удивлённо пялится на меня, сидя на заднице между двух трупов.

— Ты как это сделал?

Усмехнувшись, показываю глазами на тело Озра.

— Найди ключи от колодок. Скорее, пока не появился ещё кто-то.

Девушка тянется к ремню мужика, морщась от запаха. Ну да, естественный процесс, связанный со смертью никуда не пропал, невзирая на способ убийства. Хорошо, что штаны у него были спущены и валялись на самой земле, что их и уберегло.

Пока она снимает связку с пояса, понимаю, что мне и правда стало намного лучше. Организм вполне однозначно реагирует на обнажённую баронессу. Её бы отмыть, а потом… Поморщившись, стараюсь погасить эту мысль и переключаюсь на другое. Что произошло с «аурой» Рацка? Я поглотил её и почувствовал себя лучше? Как это вообще работает? Фрогар ни разу не упоминал о подобной возможности. Или «слепок» Рацка просто пролетел сквозь меня, поделившись частью ресурсов?

Увидев, что Сталра уже снимает колодки со своих ног, тороплю её.

— Быстрее. Надо успеть, пока не появились схоры.

Та что-то бормочет в ответ, растирая ноги. А через несколько секунд прижимается ко мне, начав с рук. Боком чувствую её грудь, которая расплющивается о моё тело. А в моё бедро вжат лобок. По организму снова прокатывается волна возбуждения. Да что, за морсаровы шутки? Жизненная сила Рацка так влияет?

Баронесса наконец заканчивает и отцепившись от стены, я кулем валюсь на землю. Пока девушка возится с колодками на ногах, разминаю руки, заодно оценивая способ моей фиксации. С ним всё оказалось просто — на стене сарай закреплены ещё одни деревянные колодки, в которые и были продеты мои руки. Закончив аристократка выпрямляется и удивлённо смотрит на мои кисти.

— Они же у тебя были совсем чёрные. Я видела из своего угла. Как ты их вылечил?

Тоже опускаю глаза на свои пальцы и понимаю, что с убийством Рацка мне сильно повезло. Не представляю, что я бы сейчас делал с неработающими руками. Да и ноги наверняка были в куда более суровом состоянии.

Протянув руку, хватаю фляжку, оставленную схором и открыв её, принюхиваюсь. Действительно вода. Сделав первый глоток, заставляю себя прополоскать рот, смывая кровь и ощущение дерьма, налипшего на зубы. Выплюнув воду на пол, делаю пару больших глотков, вливая в себя воду.

Вручив фляжку Сталре, поднимаюсь на ноги и шагаю к телам охранников. Обзавожусь оружием. Револьвер, нож, патронташ. Окидываю взглядом Сталру, которая уже в двадцатый раз проводит рукой по своим губам, как будто пытаясь убрать ощущения. Киваю на штаны Озра, оставшиеся чистыми.

— Прикрой хотя бы задницу. И обуйся. Если доберёмся до леса, голышом ты далеко не уйдёшь.

Аристократка молча принимается за дело, а я поворачиваюсь к стене сарая и снова тянусь к айвану. Магию я проверил сразу после снятия колодок — она работает. Осталось понять, сколько вокруг потенциальных противников и как нам отсюда выбраться.


Глава XXIV


Не знаю, поглотил я жизненную силу Рацка целиком или в меня влилась только какая-то её часть, но сейчас айван позволяет различать людей, находящихся весьма далеко отсюда. Навскидку, ярдов на пятьдесят. Как выясняется, вокруг нас много людей. Не меньше полусотни. В глазах даже рябит от разноцветных силуэтов.

Повернувшись в другую сторону, вижу, что почти вплотную к нам находятся ещё две компактно размещённые группы людей, в аурах которых преобладают серые оттенки с редкими вкраплениями красного. Как там говорил тот схор? Мы убили какое-то количество надсмотрщиков? Значит это рабы. Которых неплохо бы освободить, чтобы создать немного хаоса. Правда, пока я слабо представляю, как это провернуть. Да и в целом, не совсем понимаю, как быть. Предположим, пару человек я ещё смогу прикончить. Но охраны тут намного больше. Те, что подальше от наc, могут оказаться обычными местными жителями и не полезть в бой. Но даже с учётом этого, поблизости десятка два человек. С таким количеством я точно не справлюсь. А если Р'зар где-то рядом, то мои потуги и вовсе закончатся весьма печально. Судя по тому, что схор ещё не примчался сюда, выяснять в чём дело, применение айвана он не чувствует. Но вполне может догадаться, кто начал атаку и среагировать соответственно.

Что, если я попробую притянуть к себе жизненную силу ещё одного человека? Или двоих? Это окончательно приведёт меня в порядок? Как вообще работает эта схема? Может быть способности будут усиливаться пропорционально поглощённой энергии и в итоге я смогу расчистить дорогу? Оцениваю гипотезу, пытаясь взвесить риски. И замечаю ярко алый силуэт, который волокут по земле. Судя по цвету, этот человек сейчас находятся в состоянии крайней ярости.

Его бросают ярдах в десяти от сарая и со стороны приближается ещё несколько разноцветных силуэтов, среди которых начинают преобладать оттенки зелёного и синего. Через секунду до меня доносится громкий голос.

— Добегалась, сука? Решили, что можете спокойно крутиться на нашей земле, раз формально действует перемирие? Что ты молчишь, мечница? Не хочешь разговаривать с таким отребьем, как я?

Продолжаю наблюдать за этой группой, прислушиваясь к словам.

— Хочешь мы тебя сейчас немного развеселим? Видишь? Это твои хвалёные клинки. Которыми ты даже ничего не смогла сделать, островная тварь! А теперь смотри.

«Островная»? Это кто-то с Парящего? Или у них тут есть какие-то свои острова?

Аура пленной буквально пышет алым цветом. Он выходит далеко за пределы тела, будь это оружием, стоящим рядом пришлось бы несладко. Подождите-ка. Оружием? В голову приходит интересная мысль и я решаю рискнуть.

Отправляю вперёд сразу пять «гарпунов», выбрав в качестве цели одного из мужчин, стоящих рядом с «мечницей». Болтливого главаря не трогаю — если всё пойдёт не по плану, это будет слишком заметным. А так — ну рухнул один идиот на землю и сдох. Мало ли что там с ним случилось? Не думаю, что эти парни сразу свяжут смерть одного из своих с пленниками в сарае. Ключевой момент, чтобы никто из них не обратил внимания на отсутствие охраны около входа. Но пока все вроде увлечены издевательствами над островитянкой, кем бы она там ни была.

Всадив «гарпуны» в цель, добавляю к первой пятёрке ещё три. И собравшись, делаю рывок в сторону. Пласт энергии отрывается от тела и теперь я могу рассмотреть происходящее в деталях. Отделяются каналы и дымка, присутствующая в районе корпуса и черепа. Всё остальное, например заключенное в конечностях, просто гаснет. А вылетевший слепок, в первое мгновение напоминает вполне реальные человеческий силуэт. Этакий бюст отлитый скульптором, только сделанный по пояс. Правда он сразу начинает видоизменяться, как будто сминаясь под тяжестью. Но к тому моменту, я уже направляю его прямо в полыхающую ярко-алым цветом ауру пленницы.

Та на момент вспыхивает. А потом слепок убитого человека исчезает, просто растворившись в мечнице. Та же сейчас не просто пышет алым, а превращается в небольшое кровавое солнце. До меня доносятся удивлённые крики.

— Остановите её!

— Стреляйте!

— Какого рейзера?!

Решив, что момент настал, вгоняю «гарпуны» в их главаря. В этот раз получается отправить в цель сразу семь. Убедившись, что контакт налажен, тащу его энергетический слепок на себя. В процессе до ушей доносится дикий вопль, полный боли и в ауре проскакивает чёрная вспышка. Но остальное я уже не разбираю — в меня врезается ком энергии и мышцы снова передёргивает. Почти так же, как в первый раз — я не валюсь на землю, только потому что упираюсь руками в стену сарая. Зато потом по телу проходит такая волна бушующей бодрости, что кажется я готов порвать тут каждого голыми руками.

Врезавшись в дверь, распахиваю её, доставая из кобуры револьвер. И застаю занятную картину. Обнажённая по пояс девушка с полыхающим синим цветом глазами всаживает меч в корпус охранника, одетого так же, как те двое, которых прикончил я. Рядом заканчивает оседать на землю труп верзилы с расстёгнутыми штанами. А на земле, рядом с ним валяется кусок мяса, видимо ранее бывший мужским достоинством. Придурок решил помочиться на оружие пленной и почти сразу щедро за это заплатил.

За тот короткий момент, что требуется мне для оценки ситуации, девушка успевает срубить ещё двух человек. Её клинок рассекает воздух с такой скоростью, что я за ним просто не поспеваю. Я же, вскинув револьвер, отправляю пулю ещё в одного типа, который пытался взять островитянку на прицел с расстояния в полтора десятка ярдов. Не попадаю — мой навык обращения с огнестрелом всё ещё оставляет желать лучшего. Но отвлекаю его, заставив переключиться на себя. И успешно всаживаю вторую пулю в живот противника. Рядом стреляет Сталра, уложившая ещё одного местного. А мечница в это время разбирается с той пятёркой, что оставалась рядом, одну за другой забирая их жизни. Крутнувшись на месте, вперивает в меня взгляд и становится чуть не по себе от её глаз. Они выглядят полностью залитыми синим и настолько ярко светятся, что заметно даже сейчас, на солнце.

Рядом снова стреляет Сталра, а я делаю шаг вперёд.

— Это я дал тебе силу, чтобы освободиться. Надо выпустить остальных и бежать отсюда. Ты с нами?

Мгновение она раздумывает, склонив голову набок. Потом кивает и сразу же срывается с места, огибая сарай в котором нас держали. В его деревянную стенку как раз бьют две пули — кто-то из местных решил попытаться достать нас издалека. Не целясь стреляю в ответ и бегу следом за мечницей, на ходу оценивая ситуацию.

За нашими спинами группа сараев, построенных плотно друг к другу. Перед ними — вытянутая в длину площадка, на которой сейчас стоит одинокая телега. А дальше начинаются дома, окружённые заборами. Собственно, оттуда по нам и ведут сейчас огонь.

Освобождённая мечница движется куда быстрее нас. Когда мы догоняем её перед очередным сараем, она уже открывает навесной замок на нём. А перед постройкой валяется труп с отсечённой головой. Единственное, что успел сделать охранник — выстрелить. Но не слишком удачно, только зацепил руку нашей новой союзницы, что похоже её не слишком беспокоит.

Внутри сарая десятка три человек. Что интересно, даже не связанных. Нас, видимо сунули в деревянные кандалы, потому что мы прибыли с Нарэда и произвели впечатление опасных особ.

Несколько рабов сразу бросаются к выходу, а следом начинают осторожно подтягиваться остальные. Кто-то вытаскивает из кобуры револьвер убитого охранника, а я тычу рукой в сторону, откуда мы прибежал.

— Там ещё с десяток трупов, на которых осталось оружие.

Трое мужчин сразу же бегут в том направлении, а мы мчимся к следующему сараю. Здесь охрана отсутствует, так что пепельноволосая девушка просто вырубает кусок дерева своим клинком, пока мы со Сталрой отстреливаемся от замаячивших в стороне противников. За нашей спиной тоже хлопают выстрелы, что внушает определённую надежду.

Открыв и эту постройку, мечница поворачивается к нам и кривит губы.

— Куда дальше?

Вопрос на момент ставит в тупик и я невольно пожимаю плечами, возвращая на место барабан, только что заполненный новыми патронами.

— Мы не отсюда. Выбирай сама.

На лице пленницы проскальзывает лёгкое удивление, но уже через секунду она бежит между постройками. Мы со Сталрой следуем за ней, стараясь не отставать. Разбегающиеся рабы привлекают к себе достаточно внимания — рядом то и дело слышатся выстрелы, перемежающиеся криками о том, что безоружных надо брать живыми, чтобы не растерять товар.

Добравшись до противоположного края этого «сарайного комплекса», мечница приваливается к стене, осторожно рассматривая округу. Взгляд невольно задерживается на вздымающейся аккуратной груди и я встряхиваю головой. Есть и свои минусы от поглощения чужой жизненной силы. Например повышенное либидо. Такими темпами я скоро стану похож на Эмили.

Пускаю в ход айван, просматривая стоящие перед нами дома. Внутри и во дворах обнаруживается десятка полтора человека. Не так много. Тем более, что бежать нам недалеко — отсюда уже видно опушку леса. Ещё раз пройдясь взглядом по целям, понимаю, что красным подсвечиваются всего два силуэта и на этот раз решаю попробовать прикончить их одновременно. Внутри сейчас бурлит столько силы, что мне кажется, это вполне решаемая задача.

Вогнав в каждого по семь «гарпунов», осознаю, что слегка переоценил свои силы — пелена на глаза не падает и голова не кружится, но ощущение дискомфорта проявляется весьма отчётливо. Хотя, как говорил Фаргор, «если не работать на пределе, то не будешь расти в мастерстве».

Рывком тяну на себя связывающие нас нити и вижу два быстро приближающихся сверкающих силуэта. Уже предвкушаю двойную порцию бодрящей силы, но тут меня ждёт небольшое разочарование — один из них сминается прямо в полёте и став ядром, уносится в сторону, а потом вертикально вверх. Второй же успешно добирается до меня, но вот всплеск сил я чувствую не такой сильный, как в первых двух случаях. Значит, многое зависит от расстояния на котором находится цель. Разк был почти вплотную ко мне и вышло поглотить его слепок практически полностью. Главарь подальше, но у него и аура была куда более мощной. Мечница тоже получила заряд энергии от человека, стоящего вплотную.

— Пусть свободен. Там остались живые, но они испуганы и не станут высовываться. Не должны.

Островитянка бросает на меня задумчивый взгляд. Потом ещё раз оглядывает дома. И молча срывается с места. Переглянувшись, мы со Сталрой бежим за ней.

Мои прогнозы оправдываются — никто из людей с серыми или серо-жёлтыми силуэтами не пытается нас остановить. Вот сзади раздаётся одинокий выстрел, но пуля уходит в никуда. А сразу после этого мы ныряем под кроны деревьев.

Ожидаю, что здесь мечница остановится. Но вместо этого, она продолжает нестись вперёд, развив бешеную скорость. Я ещё как-то могу выдержать темп, но вот Сталра всё больше отстаёт. В момент, когда по моей оценке мы пробегаем уже не меньше тысячи ярдов, а баронесса совсем выдыхается, сам притормаживаю.

— Стой! Надо отдохнуть.

Пленница с мечом резко останавливается, крутнувшись на листве и поморщившись, окидывает нас взглядом.

— Скоро прибудут ушастые. Боец из первого круга, это почти гарантированный приговор. Не думай, что сожрать душу посвящённого будет так же просто, как человеческую.

Глянув на Сталру, которая тяжело опустилась на землю, прислонившись спиной к дереву, вздыхаю. На момент появляется мысль бросить аристократку и уйти с этой безумной мечницей. Но я почти сразу отметаю её, как нерациональную. Как знать, не прирежет ли меня эта пепельная воительница во сне. Я даже не знаю, кто она. Со Сталрой всё проще. Не сказать, что я ей полностью доверяю, но для этого есть хотя бы какие-то основания.

— Нам всё равно надо отдохнуть. Пять минут и потом продолжим путь.

Та яростно скалит зубы.

— Почему ты не скормил ей кого-то из работорговцев? Тогда она бы выдержала.

Эта неизвестная видит применение моего айвана? Может быть сама владеет чем-то похожим? Заметив выражение моего лица, мечница вздыхает.

— Иннорские острова. Слышал о таких?

Я отрицательно качаю головой и теперь настаёт её черед удивляться.

— Из какой глуши вы двое выбрались?

Пожав плечами, стараюсь сохранить невозмутимое выражение лица.

— Нарэд. Второй континент. Слышала о таком?

Прежде чем, она не засыпала нас вопросами, уточняю.

— Кто ты? Насколько далеко нам надо оторваться от преследователей?

Несколько мгновение та стоит на месте, раздувая ноздри.

— Фарна Стойкая, из рода Айвендо на Иннорских островах. А вы?

— Та рыжая, что пытается отдышаться — баронесса Сталра Виннас. А я, Архос Лэрн. Баронство мне тоже обещали, но вот дать титул не успели. Ты не ответила на второй вопрос, как далеко нам надо уйти?

Мечница оглядывается вокруг, втягивая воздух носом.

— Недалеко должен быть ручей. Пройдём по нему и запутаем следы. Дальше надо будет подумать, где достать припасы и как добраться до побережья.

В моей голове ещё много вопросов, но Фарна настойчиво требует отправляться дальше и приходится всё отложить на потом. В процессе, взгляд сам несколько раз скользит по её телу и я понимаю, что в самое ближайшее время надо будет обеспечить себе разрядку. Иначе будет сложно ясно мыслить.

До ручья действительно оказывается недалеко. Около пятисот ярдов. Конечно, это пробежка по лесу, а не брусчатке мостовой. Но даже так, мы добираемся до него относительно быстро. Пепельноволосая девушка просит нас зайти в воду и когда мы спускаемся в неглубокий поток, делает нечто странное. Встав рядом с нами, наклоняется к воде и вытащив кинжал, колет себя в палец. После чего начинает вырисовывать им какие-то символы прямо на водной поверхности. Что интересно, каждый из символов держится несколько секунд, прежде чем его смывает течение. Впервые вижу подобную магию. Да и символы ни на что не похожи. Это точно не руны и не ксоты — слишком уж он крупные. Нотами тоже никак быть не могут. Надо будет потом выяснить, что она знает про жизненную силу и её поглощение. А заодно разузнать и об этой странной возможности работы с водной стихией.

Закончив, Фарна выпрямляется и бросив взгляд на деревья, довольно усмехается.

— Идём. Теперь ушастые ищейки ничего не почувствуют. Только не выходите из воды. Не должно быть ни одного касания с сухой землёй.

Занятная механика заклинания. Точно что-то стихийное. И как я предполагаю, весьма мощное, раз способно противодействовать схорам. Не знаю, насколько они сильны на своём первом круге, но если отталкиваться от поведения всех остальных, это должны быть сильные маги.

Когда проходим сотню ярдов и удаляемся от места входа в ручей, решаю попытаться начать диалог.

— Где мы были? Что это за поселение?

Фарна идёт замыкающей. Приходится повернуть голову, чтобы глянуть на неё и шёпотом озвучить вопрос. Какое-то время она молча идёт следом за мной.

— Одна из деревень работорговцев, которые служат суке Локс.

— Это которая С'танна Локс?

За моей спиной слышится недовольное хмыкание.

— Да, Мудрейшая, как она себя называет. Глава одной из цитаделей ушастиков.

— А ты здесь как оказалась? Что такое, эти твои Иннорские острова?

Теперь до меня доносится яростное шипение.

— Я прощаю твой пренебрежительный тон только потому, что ты чужестранец и ничего не знаешь о нашем мире. Иннор — единственное, по-настоящему свободное государство людей, которое всегда готово дать отпор схорским выродкам, морсаров плавник им в задницу.

Не выдержав усмехаюсь и та угрожающе интересуется.

— Могу я узнать, над чем ты смеёшься?

— Над тем, как похожи наши ругательства, морсаровы потроха тебе на завтрак.

В этот раз и мечница весело хмыкает. Правда сразу меняет тон.

— Сейчас лучше идти молча. Поговорим, когда выберемся.

Дальше идём в тишине, бредя по колено в воде. Иногда глубина увеличивается, но течение тут не такое сильное, как в том ручье, через который мы перебирались с тройкой аристократок. Проблем не возникает. Когда Сталра уже практически валится с ног, да я сам изрядно устал, Фарна решает, что мы ушли на достаточное расстояние. Остановившись, снова колет себе палец и принимается за рисовку на воде. В данном случае ограничивается всего пятью знаками, после чего машет нам рукой и сама выбирается на берег.

Сил Сталры хватает на то, чтобы пройти ещё около трёхсот ярдов по лесу. После этого баронесса просто останавливается, привалившись к дереву и тяжело дыша.

— Больше не могу. Нужно хотя бы немного отдохнуть.

В этот раз Фарна решает не возражать. Молча кивнув ей, сама принимается шариться по окрестностям. Сначала не понимаю, что она ищет. Но потом наблюдаю, как мечница сначал срезает пару широких листьев какого-то растения, а потом и кусок гибкой лозы. Минута работы и её упругая грудь скрывается под подобием нижнего белья, сделанного своими руками. Подозреваю, что эта конструкция развалится почти сразу, выдержав максимум пару часов. Но ей так, видимо спокойнее.

Пока она занята попыткой прикрыть свою наготу, я активирую айван, разглядывая лес вокруг. Внезапно отмечаю, что у зверей тоже имеется жизненная энергия. Только в совсем крохотных объёмах. Буквально искорки, горящие внутри их тел. Прикончить их будет не проблемой, но как мне кажется, такой крошечный объём силы испарится сразу, как только отделится от трупа. Идея подпитать Сталру, да и себя самого благополучно проваливается ещё на начальном этапе. Зато убеждаюсь, что в радиусе сотни ярдов точно нет никого из разумных существ. Сейчас моё «зрение» добивает и до такого расстояния. С некоторыми побочными эффектами, но всё же работает.

Усевшись около соседнего дерева, мечница вопросительно смотрит на меня и воспринимаю это, как приглашение продолжить беседу. Начинаю с основного вопроса.

— Ты знаешь, как попасть на Нарэд?

Та разжимает губы в усмешке.

— Конечно, нет. Это считается невозможным. Вернее считалось. Раз вы здесь, значит какой-то путь между континентами всё-таки есть. Или вас доставили корабли Парящего?

На последней фразе она напрягается и я спешу отрицательно качнуть головой.

— Прибыли порталом. Внутри которого оказались не по своей воле.

Фарна печально ухмыляется.

— Жаль, что не по своей. Нам бы пригодился союз с империей против ушастых. Но…кто открыл портал?

— Человек, который как-то связан с Ларэдом. Либо со схорами, либо с кем-то ещё. Но это точно была не наша магия.

Девушка о чём-то задумывается, а я задаю следующий вопрос.

— Что ты знаешь о жизненной силе людей? Ты видела, как я применял свой талант?

На лице островитянки появляется искреннее недоумение.

— Талант? Я чувствовала, как ты пожираешь их дух, забирая себе силу. Ты делал это магией?

Теперь я впадаю в ступор.

— А как это ещё можно сделать?

Несколько секунд смотрим друг на друга. Потом Фарна медленно тянет слова.

— Каждый из воинов на островах, посвящает свою жизнь тренировкам, медитации и испытаниям для собственного духа. Чем он сильнее, тем сильнее ты. Быстрее, убийственнее, эффективнее. Тем лучше связь с твоим личным оружием и тем большую угрозу ты можешь представлять для врагов. На каком-то этапе, мы начинаем чувствовать дух остальных людей и существ. Насколько он силён, стоит ли его опасаться. Как кто-то настроен по отношению к тебе. Вот ты например заинтересован и вместе с этим опасаешься меня. А ещё чувствуешь желание, для которого сейчас точно не место.

Переварив услышанное, сразу же уточняю.

— Ваши воины могут видеть чужой дух и забирать его, поглощая?

— Только немногие. И лишь малую его часть, а не полностью. Тогда, после того, как ты дал мне сожрать дух этого грязного прислужника ушастых, я почувствовала себя сильной, как сотня воинов Иннора. Если ты сделал это магией, то…ты на голову выше любого из нас.

Вспомнив разломанные деревянные колодки, которые лежали на земле, внезапно понимаю, что на мечницу поглощение чужого энергетического слепка произвело куда больший эффект, чем на меня. Возможно дело в том, что я был измучен и ранен. А может быть всё из-за того, что она всю свою жизнь пыталась развивать свою ауру. Или дух, как они его называют.

— А те знаки на воде? Это же магия?

На момент та заминается, разглядывая меня.

— Я не стану тебя учить и не буду вдаваться в детали. Скажу лишь то, что и так все знают. Это знаки «Пути воды», по которому меня ведёт наставник. Те воины, у которых получается работать со стихиями, могут выбрать себе наставника и начать обучаться. Остальное уже зависит только от них.

Магия, совмещённая с развитием своей жизненной силы. И слова про личное оружие, которые заставляют активировать айван и посмотреть на её клинки под другим углом. Один длинный кривой меч, парные кинжалы и кожаный чехол в котором то ли стальные шипы, то ли что-то очень на них похожее. Что неожиданно — внутри всего этого я вижу мерцание её жизненной энергии. Как они это делают, интересно? Закачать часть собственного слепка в клинок, чтобы усилить его — ещё одна техника, о которой я даже не слышал.

Вырубив айван, вижу усмехающееся лицо мечницы.

— Проверял моё оружие? Понял что к чему?

Я медленно киваю, а Фарна внезапно настороженно поворачивает лицо к зарослям, поднимая левую руку и переходя на шёпот.

— Тихо. Тут кто-то есть.


Интерлюдия 2


«Золотой» следователь курил, разглядывая лежащее на столе письмо, доставленное фельдьегерем. Плотная бумага, личная печать императора. Всё, как надо. Только вот его содержание…

Когда следы подозреваемых исчезли и больше не нашлись, Тарс Конзир вернулся в Рэнх. Первые убийства произошло там и там же следовало искать следы. Он с рвением принялся за дело, копая глубже и глубже. Вовсю используя местную полицию и свои неформальные связи в ведомствах.

Как скоро стало понятно, следов действительно было много. Нашлось сразу несколько человек, которые видели, как пара подозреваемых ехали в кэбе. Удалось даже отыскать извозчика, но он никак не мог вспомнить таких клиентов в тот вечер. Причина открылась сразу после его проверки магами. На кэбмене однозначно применили заклинание, стирающее память. Либо аналогичный артефакт.

Зато, прикинув его маршрут в тот вечер, Тарс решил проверить сгоревший особняк Эммера. К этому случаю, у местной полиции и так была масса вопросов. А когда изъятые с пожарища рунические патроны, которые чудом уцелели, совпали с боеприпасами, использованными при убийстве варрисов, а позднее и офицеров политической полиции, стало понятно, что всё куда более запутанно.

Дальше началась бюрократическая работа. Была допрошена Ассина Форсакс, разум которой тоже претерпел вмешательство. По словам магов, нельзя было однозначно утверждать, что это та же самая связка или артефакт. Но такая вероятность имеет место быть. Сразу после этого, пришли свежие новости из Рэнха — полицейские добрались до слухов о том, что Эммер занимался созданием странных механоидов. Чтобы подтвердить данные, Конзиру снова пришлось вернуться в город. Его статус оказался достаточным, чтобы разговорить некоторых знакомых Коссуна. Если бы он был жив, все наверняка держали бы язык на замке. Но что им мог сделать мёртвый?

Новые данные — у Эммера было сразу несколько механоидов, похожих на конструкта, который в тот вечер схлестнулся с варрисами. И один из них как раз был женского пола. Если сравнить количество останков конструктов на пожарище и их общее число, то выходило, что один из трёх пропал.

Данные накапливались стремительно. И несмотря на то, что Тарс пока не представлял, куда они приведут, следствие двигалось вперёд. Всё это явно выходило за пределы местечковых разборок в Рэнхе, пусть даже и грозящих войной криминальных кланов. Нет, тут нити тянулись куда-то дальше. И следователь упорно пытался понять, куда именно.

Сегодня же ему пришло письмо. Подписанное императором Сцаром I. О том, что теперь следователь Тарс Конзир отчитывается напрямую ему. Неограниченные ресурсы, возможность сформировать команду, которая будет подчиняться исключительно ему самому и отдельное здание в Схердасе. Плюс, приказ явиться во дворец, чтобы получить дополнительную информацию от самого императора. Не от советника, а от самого монарха. Вместе с новыми целями расследования.

Какого рицера происходит, Тарс не понимал. Зачем правителю Норкрума обычный следователь, когда у него есть стэрсы, императорская канцелярия и политическая полиция? Почему именно он? Во что он умудрился вляпаться, когда до заслуженной штабной должности и спокойно жизни в столице, оставалось уже так мало?


Глава XXV


Хочу активировать айван и проверить есть ли кто-то рядом, но сделать этого не успеваю — из-за деревьев выскальзывает крылатая фигура. Девушка, затянутая в кожу с парой больших чёрных крыльев за спиной, которые сейчас сложены вместе. На поясе висит клинок и пара длинноствольных револьверов. Вскочив на ноги, запускаю айван, готовясь ударить «гарпунами». Рядом взлетает на ноги Фарна, а слева от меня поднимает руку с револьвером Сталра. Но неожиданная гостья выставляет перед собой руки.

— Я друг. Схоры идут по следу — ваша обманка не сбила их с толку. Будут здесь уже совсем скоро. Надо уходить.

Замершая рядом мечница, в правой руке которой сжат клинок, подозрительно изучает неизвестную.

— Кто ты такая?

— Меня прислали мархонты Скайза. И я могу переправить вас в безопасное место.

Переводит взгляд на меня.

— Ты же с Нарэда? Как и та девушка? Я готова помочь.

Морсарово дерьмо! Я так надеялся, что хотя бы эта часть моей жизни осталась в империи. Все эти странные типы, которые желают с тобой побеседовать, потому что ты располагаешь какой-то информацией и можешь им чем-то помочь.

Моя реакция видимо отражается на лице, потому что девушка сразу продолжает.

— С тобой лишь хотят поговорить. И возможно помочь разобраться в происходящем.

Стоящая рядом островитянка скептически хмыкает.

— Что-то я не вижу и не чувствую поблизости схоров. Как ты смогла подобраться так, что я тебя не заметила?

— У жителей Скайза свои секреты. Так же, как и у воинов Иннорских островов. Напомню, что я предлагаю вам помощь. Просто подойдите ближе и я активирую артефакт портала.

Фарна реагирует немедленно — отскочив на пару ярдов в сторону, с иронией уточняет.

— Прямо в свой потаённый город?

— В убежище, которое выбрали мархонты. В сам Скайз вам пока нельзя.

Не выдержав, поворачиваю голову к мечнице.

— Что за Скайз? Кто она такая?

— Город свободных и разумных конструктов, что сумели сбежать от своих хозяев. Многие считают его просто красивой легендой.

Крылатая девушка осторожно движется вперёд, оказавшись чуть ближе к нам.

— Это не легенда. Отправляйтесь со мной и увидите всё сами.

Ещё раз окидываю взглядом окрестности, но пока никого разумного в радиусе ста ярдов не наблюдается. Как она вообще смогла подобраться к нам незамеченной? Если я верно понимаю, то способности Фарны в чём-то схожи с возможностями Сэмсона в плане наблюдения. Она должна была почувствовать незнакомца. Даже если крылатая использовала портал.

Тут мысль сразу уходит в сторону. Перемещения при помощи портала можно отследить. Это я точно помню. Чем мощнее заклинание, тем это проще. Но если предположить, что схоры не слишком далеко от нас и сейчас находятся около ручья, пытаясь выяснить, куда мы пропали, то они в состоянии зафиксировать изменение магического фона. И явиться сюда независимо от того, сработал приём Фарны или нет. Может просто убить эту посланницу и отправиться дальше? Её слепок яркий, стоит она близко — я должен поглотить большую часть энергии. Это сработает только временно, судя по моему недавнему опыту, но всё равно поможет оторваться от преследователей. Как вариант, можно помочь Сталре — баронесса сейчас является основным фактором, который нас тормозит.

— Они уже совсем скоро будут здесь. Если заблокируют магию, то нам придётся сражаться.

Брови мечницы взлетают вверх.

— Нам?

— У меня приказ сохранить жизни этих двоих и доставить их на встречу. Если дело дойдёт до боя, я буду биться на вашей стороне.

Интересный поворот событий. А ещё непонятная фраза о блокировке магии. Она имеет в виду, что схоры могут заблокировать возможность использования струны? Но как это можно провернуть? Я понимаю, как действует ошейник или колодки. Это специализированные артефакты. Но не представляю, каким образом можно заблокировать применение магии без этого.

— Ещё немного и они действительно будут здесь. Сразу три Р'заца. Ты действительно хочешь сойтись с ними в бою?

Крылатая выглядит уверенной, да и говорит так же. А я жалею, что с нами нет Сэмсона. Рванули бы сейчас за пару сотен лиг отсюда и радовались бы жизни. Кенса, рицерова сука. Где сейчас призванный? Может она его вообще пристрелила? Или бросила?

— Я лучше схлестнусь с тремя ушастыми, чем отправляюсь неизвестно куда с конструктом, которого впервые вижу.

В ответе мечницы проскальзывает металл, но на лице её собеседницы почему-то появляется довольная улыбка.

— Прямо сейчас у тебя будет такая возможность. Артефакт настроился на вас. Но раз ты хочешь остаться — воля твоя.

Зря она решила напоследок уколоть островитянку. Крылатая только начинает вторую фразу, а я уже всаживаю в неё «гарпуны». Две партии по пять штук. Так будет надёжнее. Когда она заканчивает говорить, делаю рывок на себя и вижу ярко сверкающий ком энергии, что вырывается из конструкта. Только в этот раз происходит что-то странное — часть «духа» остаётся внутри. А вместо того, чтобы рухнуть замертво, наша нежданная визитёрша растворяется в воздухе.

Удивиться толком не успеваю — в меня врезается энергетический слепок и я не выдержав, валюсь на землю. Поднимаясь, понимаю, что в этот раз получил намного больше энергии. Пожалуй объём раза в три выше, чем от главаря. Справа слышится голос Фарны.

— Спасибо.

Поморщившись от боли в перенапряжённых мышцах, которые отходят от судороги, поворачиваюсь к ней.

— За что?

— Вы оба могли рискнуть и уйти, оставив меня здесь.

Едва было не говорю, что такое решение было бы не слишком логичным. С мечницей мы хотя бы полчаса знакомы и участвовали вместе в бою. А вот крылатый конструкт мог быть прислан кем угодно. Но вместо этого выдаю совсем другие фразы.

— Надо уходить отсюда. Она пришла и ушла порталом. Его схоры точно обнаружит.

Островитянка хмурит брови и кивает.

— Не так уж и точно. Но вероятность велика. Особенно, если учесть, что портал открывался дважды.

Спустя несколько мгновений мы уже мчимся дальше по лесу. Сталра, несмотря на отдых, едва держит взятый темп. Пару раз вовсе едва не падает, обо что-то споткнувшись. Приходится слегка сбавить скорость, чтобы аристократка за нами поспевала. В какой-то момент, мечница неожиданно останавливается и попросив её замереть, расстёгивает мужскую рубаху, которая напялила на себя баронесса. Вижу, как округляются глаза Сталры, а сама она едва не отпрыгивает в сторону. Но всё, что делает Фарна, снова достаёт кинжал, уколов свой палец, после чего рисует под грудью рыжеволосой девушки какой-то знак. Закончив, отступает на шаг, а на лице аристократки появляется недоверчивая улыбка.

— Как ты это сделала? Усталость, как рукой сняло.

Вместо ответа островитянка покачивает головой и развернувшись, бросается бежать дальше. Устремившись за ней, понимаю, как мало знаю о магии. И насколько ограничена механика, используемая в империи. Одно только их развитие духа чего стоит. Да, в маги на островах скорее всего тоже берут только тех, у кого есть струна. Не думаю, что все остальные тоже могут спокойно управлять стихиями. Но в любом случае, это совсем другой подход к магической науке.

Обогнув очередное дерево, внезапно чувствую, как что-то вцепляется мне в ногу. Спустя мгновение лечу лицом вниз, а потом меня резко поднимает в воздух. Изогнувшись, пытаюсь разглядеть противника. С удивлением понимаю, что это ветви деревьев. Удлинившиеся, деформированные и неожиданно гибкие.

Впереди что-то кричат Фарна, а за моей спиной ей вторит Сталра, сразу за воплем которой гремит выстрел. Но сомневаюсь, что это поможет при таком раскладе. Сам я вспоминаю нотную связку воздушного клинка, который обрушиваю на обе «конечности», что держат мои ноги. Выходит успешно, но порадоваться своему освобождению не успеваю. Как только начинаю подниматься на ноги, примеряясь, каким образом освободить спутниц, рядом начинается форменное морсарово безумие.

Сначала переплетаются ветви кустарника, заросли которого ярдах в двадцати от нас. Какие-то считанные секунды и на месте обычного растения появляется подобие конструктов. Сформированных на моих глазах из кустарника, но выглядящих весьма опасно. Сразу после этого, начинается трансформация доброго десятка молодых деревьев поблизости и я понимаю, что нотная комбинация огненной струны, которую я сейчас собрался использовать, здесь не поможет. Слишком много целей. Да и это живая древесина, а не сухое топливо. Какой-то ущерб я нанесу, но мощности связки не хватит, чтобы превратить противника в пылающие факелы.

Затравленно оглядываясь, активирую айван. И замираю на месте, присматриваясь. Интересно. Все конструкты связаны между собой множеством нитей. Они же протянуты и к некоторым из старых деревьев, рядом с нами. И я вижу два объёмных канала, которые тянутся к этой сети. То есть снова не нотная магия, а что-то связанное с жизненной силой? Или эту энергию всё-таки надо называть как-то иначе?

Вопрос исчезает из моей головы сразу же — сейчас не до размышлений и анализа. Крутясь в стороны, разбрасываю «гарпуны». Семь штук всаживаю в конструкты, ещё пять во внешние каналы. По поводу последних есть опасения, что фокус не пройдёт. Но контакт успешно устанавливается.

Как только всё готово, концентрируюсь и рывком тяну «гарпуны» на себя. Ближайший противник уже в семи-восьми ярдах, дальше медлить нельзя. Результат оказывается неожиданным — «гарпуны» не только выдёргивают искры энергии из конструктов, но и начинают вытаскивать её из каналов, за счёт которых подпитывается вся сеть. Есть правда и негативный момент — всё, что удаётся извлечь, практически сразу сгорает в воздухе, не добираясь до меня. Но это не так важно — я хорошо чувствую боль и растерянность мага на другом конце, который прямо сейчас теряет свою силу. Правда длится это недолго — уже секунд через пять он разрывает связь и каналы гаснут.

На землю, одна за другой падают девушки. Фарна ловко приземляется и сразу вскакивает на ноги. Сталра тоже пытается сгруппироваться, но в её случае это получается не слишком удачно. Повезло, что ничего не ломает, отделавшись синяками и ушибами.

Собираюсь рвануть дальше по лесу, но останавливаюсь, поняв, что мечница не двигается с места. Увидев вопросительное выражение на моём лице, считает нужным объяснить.

— Они уже нас нашли. Бежать бессмысленно.

Морсаровы потроха. Не отключая айвана, прохожусь взглядом по деревьям вокруг, но пока замечаю только силуэты животных. Противник пока не пересёк границу ста ярдов.

— Самый опасный, посвящённый первого круга. Ты сразу отличишь по ауре. Его обычно сопровождает один схор четвёртого или пятого круга. Плюс, в деревне был схор-охотник из третьего. Все трое Р'зары, если верить той крылатой шлюхе. То есть ждать от них полноценного владения магией не стоит. Они в чём-то похожи на нас — работают с духом, развивая его.

Объяснение не самое понятное, но времени что-то уточнять уже нет, на самой границе восприятия появляются два силуэта. Разительно отличающиеся друг от друга. Внутри одного крупное ядро похожее на раскалённый металл, а сам он накрывает своим светом всё вокруг. Второй куда более тусклый, с преобладанием красного и зелёного.

Где третий? Оглядываюсь, крутясь вокруг своей оси, но пока больше никого не замечаю. Оставили в резерве? Или готовятся связать нас ближним боем, а третий снова атакует на дистанции?

Как скоро выясняется, схоры не спешат бросаться в бой. Снизив скорость движения, оба выходят на прогалину, где раньше были заросли кустарника, что сейчас превратились в груду сушняка, недалеко от нас. На момент отключаю айван, чтобы рассмотреть их обычным зрением. Того, кто беседовал со мной в деревне, среди этой пары нет. Но оба похожи на него цветом кожи и внешним видом. Приблизительно одинакового роста и телосложения, с мечами на поясе. Что странно, револьверов у них не замечаю.

Основная разница заключается в одежде. Если один одет в обычную ткань, то вот на втором что-то вроде кожаной кирасы, инструктированной камнями и золотом. Или это просто толстый кожаный жилет — не посмотрев вплотную, сложно понять. Плюс, на пальцах имеется пара массивных перстней.

— Вы почти убили Тана. Посвящённого третьего круга из числа слуг Мудрейшей С'танны Локс. Преклоните колени и я сохраню ваши жизни.

Фарна молча разглядывает противников, а я переглядываюсь со Сталрой и снова запускаю айван.

— Не боишься, что мы и тебя прикончим? Только не «почти», а «совсем».

Тот переводит взгляд на меня и оскаливается в ухмылке.

— Ты забываешься, человек. И я хорошо запомню эту дерзость.

Договорив, внезапно обращается к мечнице.

— У нас действует перемирие с Иннорскими островами. Ты желаешь снова развязать войну, девочка?

— Ваш воин напал на нас во сне. Атаковав мирных путников. Этот вопрос будет рассматривать Великое Собрание. Им и решать, возобновлять ли военные действия. Я же нахожусь тут с частным визитом.

Может быть мне кажется, но в голове островитянки сквозит лёгкая ирония. А схор, к которому она обращается, недовольно морщится. Хотя, из-за активированного айвана и яркого света его ауры, я могу не разбирать каких-то деталей.

Пока Фарна отвечает ему, запускаю вперёд «гарпуны». Пять штук, за которыми следует ещё столько же. Должно хватить, чтобы выпотрошить даже такого сильного противника. Как только мечница заканчивает, уже привычно делаю рывок на себя. И…все десять связывающих нас нитей моментально рвутся.

Не успеваю отойти от удивления по поводу происходящего, как схор атакует сам. Действительно, только за счёт своей жизненной энергии. От его ауры отделяется десятка два раскалённых нитей, устремившихся к нам. Кричу, пытаясь предупредить спутниц, а сам отпрыгиваю в сторону, уходя с «линии огня». Но не тут то было. В меня нацелен сразу десяток атакующих щупалец и все они моментально меняют направление. Сразу три достигают цели и я кубарем качусь по земле, воя от боли. Этот ублюдок ударил по моему собственному слепку жизненной энергии. Физических повреждений я не ощущаю, но чувство такое, как будто меня перемололи на фарш, а потом слепили заново.

Врезавшись в дерево, останавливаюсь и пытаюсь прийти в себя. Где-то рядом слышится звон стали. А вот ожидаемого револьверного выстрела Сталры нет. Сам я заново запускаю айван, который благополучно потух во время удара противника и одновременно с эти вытаскиваю из кобуры револьвер.

Поднявшись на колено, отправляю пулю в фигуру главного противника. К моему удивлению он даже не пытается уклониться. Но и видимого вреда не получает. Я вижу, как свинец бьёт в корпус, но схор даже не пошатывается. Решаю, что дело в кирасе и ещё две пули укладываю в голову. Вернее пытаюсь это сделать, в цель попадает лишь одна. Тоже безрезультатно.

Тот радостно хохочет.

— Для жалкого человеческого отродья, ты силён. Но ничего не знаешь о своей силе и не умеешь её использовать. Ограниченность, главный бич вашего рода.

Кружащаяся со вторым схором в танце клинков Фарна, коротко рявкает.

— Используй дух. Только так можно убить.

Гхаргово же везение. Сражаться с опытным магом, которого можно прикончить только айваном — безумие. Особенно, если учесть, что он наверняка в десятки раз больше меня знает о возможностях использования жизненной энергии. Которую местные жители вовсю используют в качестве замены магии.

От фигуры схора отделяется несколько десятков мелких дротиков, стремительно летящих в мою сторону. Уйти в сторону я не успеваю, поэтому инстинктивно думаю о защите. Что интересно, это срабатывает — передо мной появляется щит, соткавшийся из моей же энергии. К которому тянется несколько тонких нитей. В момент столкновения с дротиками противника, меня передёргивает от боли, а защита тает в воздухе. Но до меня схор не добирается.

Пошатываясь, смотрю на него. А почему я должен сражаться только при помощи айвана? Фарна сказала, что так его можно убить. Но ведь наверняка магия тоже способна нанести какой-то урон.

Отключив магический талант, начинаю выплёвывать в воздух нотные символы. Короткая комбинация, создающая пять огненных сфер, которые немедленно летят в противника. Вот теперь он реагирует — рывком уходит в сторону, избегая столкновения. И напарывается ещё на три сферы, который я сформировал второй нотной связкой. Под деревьями прокатывает разъярённый рёв опалённого схора.

Спеша закрепить успех, бью воздушным клинком, надеясь рассечь его пополам. Но противник легко уходит из под атаки и сам наносит удар. На этот раз сплошным потоком энергии, который за одно мгновение разбивает мой щит. Снова качусь по земле, чувствуя как едва-ли не горят мои внутренности. Как одолеть эту тварь? Что использовать? Сейчас я чувствую себя беспомощным котёнком, который пытается биться с волкодавом. Что-то мне подсказывает, единственная причина по которой все мы ещё живы, это необходимость доставки в виде, подходящем для допроса. Иначе, наша троица уже давно была бы мертва.

С трудом поднимаясь на ноги, вижу, что движения Фарны изменились. Теперь она не только бьётся со своим противником, которого уже дважды ранила, но и часто рассекает мечом воздух недалеко от себя. А один раз выделывает настоящий кульбит, уходя в сторону. Ясно. Меня сочли побеждённым и переключились на мечницу. Что возможно вполне верно — чувствую себя настолько слабым, что не уверен в возможности ещё одной атаки.

Активировав айван, шагаю вперёд, но правая нога скользит по влажной листве и я отшатываюсь назад, едва не падая. Голова на момент задирается наверх, что позволяет различить крылатый силуэт, внезапно появившийся над полем боя. Не успеваю удивиться, как окружающая действительность скрываться за стеной бирюзового цвета. Портал? Тот конструкт всё-таки вернулся?

Много времени на размышление мне не дают — стена исчезает, а вместе с ней пропадает и солнечный свет. Магический талант активен — я обнаруживаю рядом ярко-алую ауру Фарны и ещё троих разумных, если не считать Сталры, которая распростёрлась на полу.

— Не стоит сражаться. Я Эвлок, мархонт Скайза. Вас доставили сюда по моему приказу, исключительно ради вашей же безопасности.

Голос почему-то звучит, как механический. А рассмотреть говорящего я толком не могу. Тут мало того, что темно по сравнению с лесом, так ещё и айван превращает всё в серые тени. Вот его слепок жизненной силы разбираю хорошо. Стабильный синий цвет холодного оттенка. Надо сказать, довольно мощный.

Отступив назад, машинально взвожу курок револьвера, который всё ещё сжат в правой руке и слышу скрежечущий смех.

— Металл против металла? Ты совсем отчаялся, парень?

Поморщившись, всё-таки решаюсь и отключаю айван. Пока нас не пытаются убить или взять в плен. Скорее наоборот, вытащили из под удара и можно сказать, спасли жизни.

Когда мир вокруг снова становится полноцветным, наконец могу разглядеть присутствующих. Напротив меня, с другой стороны массивного каменного стола стоит классический механоид, сделанный из металла. Слева, около входа, уже знакомая крылатая девушка, рядом с которой на полу разлеглась химера, похожая на громадного пса. Что интересно, у неё я тоже заметил жизненную силу, а значит имеется и разум. Хмурая Айвендо застыла с левой стороны от меня. А за спиной лежит потерявшая сознание Фарна. Первая же атака схора вырубила аристократку, но она ещё жива — аура на месте, пусть и изрядно потускнела.

— Мы не враги вам. И точно не собираемся причинять вред. После нашей беседы, вы сможете покинуть это скромное убежище и отправиться по своим делам. Никто не станет задерживать вас силой. Но перед этим, нам надо поговорить.

Ещё раз оглядев встречающую делегацию, возвращаю курок револьвера в исходное положение и убираю оружие в кобуру. Если начнётся схватка, он всё равно вряд ли пригодится.

— Я так подозреваю, вы хотите побеседовать со мной?

Механоид с лёгким скрипом опускается на каменную скамью, вытесанную с его стороны стола.

— Подземелье не лучшее место для старого конструкта. Ты прав парень, я хочу поговорить с тобой. А перед тем, как ты засыпешь меня вопросами, кое-что покажу. Так будет проще.

Взмахивает рукой и его крылатая помощница шагает в другой конец комнаты, где обнаруживается ещё одна неприметная дверь, при таком освещении почти сливающаяся со стеной. Когда она распахивается, оттуда появляется фигура мрачной Кенсы, рядом с ногами которой проскальзывает Сэмсон, сразу же запрыгнувший на столешницу. Только открываю рот, чтобы озвучить всё, что сейчас крутится на уме, как из проёма выходит ещё один человек. Стэрс Райл Канор. Какого бешеного морсара? Он ведь должен быть мёртв, разве нет?





Конец второй книги.




Оглавление

  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Интерлюдия 1
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Интерлюдия 2
  • Глава XXV