КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591456 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235386
Пользователей - 108137

Последние комментарии

Впечатления

vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Лэрн-III. На Ларэде [Александр Кронос] (fb2) читать онлайн

- Лэрн-III. На Ларэде (а.с. Лэрн -3) 865 Кб, 243с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Кронос

Настройки текста:



Александр Кронос

Интерлюдия 1. Эмили

Кое-как уложив Цзеру на кровать, я усаживаюсь за стол крошечного номера, который нам удалось снять в этом захолустье и наливаю себе бокал дешёвого хирса. Когда во дворце началось светопреставление из-за которого часть здания обвалилась, ещё оставалась надежда на лучшее. Всё это могло быть не связано с балом и произойти по другой причине.

Потом появился один из охранников дома и сообщил, что кто-то использовал на "Балу Масок" мощную магию, то ли убив всех гостей, то ли отправив их в другое место. А сами они не могут связаться со стэрсом Канором или кем-то из его ближайших помощников. Спустя пять минут после этого, особняк атаковали. Мы выбрались чудом — если бы моё тело было более уязвимым, наши трупы остались бы там, вместе со всеми остальными.

Вот скайне не повезло, её зацепило сразу дважды. До первого встреченного нами паромобиля она дошла сама, а внутри транспорта просто отключилась, из-за чего шофёр тогда едва не сбежал, выскочив на перекрёстке. К счастью мне удалось его вернуть и в итоге мы всё же покинули столицу. Ехали настолько далеко, насколько хватило топлива. Потом я бросила паромобиль около дороги, оставив внутри связанного водителя и пошла пешком. Утром парня наверняка кто-то нашёл — тракты около Схердаса всегда оживлённые.

Всё что было дальше, как в тумане. Смена повязок Цзерры, погоня за притормозившим товарным поездом, в вагоне которого мы убрались на несколько сотен лиг от столицы. Теперь посчастливилось найти сговорчивого хозяина крохотной придорожной гостиницы, который согласился сдать номер двум конструктам за бешеные деньги.

Что делать дальше — непонятно. Куда пропали Архос и Сэмсон, неизвестно. Цзера ранена, документов нет. Что есть, так это деньги. Но без нужных связей они бесполезны.

В голове всплывает воспоминание о Каледе и я опрокидываю содержимое бокала в глотку, почти не чувствуя вкуса. Там был тот скользкий старик, что обещал Арху новые документы. Думаю, он сможет выправить такие и нам. А если не получится — придумает что-то ещё. Чего-чего, а контактов нужного характера, у этого типа должно хватать.

Решено. Завтра, первым делом ищу лекаря для скайны. А потом мы доберёмся до Каледа и отыщем там этого старика. После чего останется только выяснить, что произошло с Архом и ворчливым котом.

Поморщившись, наливаю себе ещё один бокал хирса, на этот раз до краёв. Возможно бутылки хватит, чтобы слегка расслабить нервы, до того, как метаболизм сделает своё дело.

Глава I

Не отрываю взгляда от стэрса, который медленно шагает к столу. Выглядит он крайне странно. Простые штаны, рубаха, никакого оружия на ремне. Думаю, как сформулировать свой вопрос, но тут рядом слышится тяжелый вздох Сэмсона.

— Ты же видишь, что это просто конструкт? Настоящий Райл наверняка уже мёртв. А если и нет, то он точно не здесь.

Глянув на котяру, снова поворачиваюсь к стэрсу. Или всё-таки конструкту? Какого болотного рицера тут происходит? Откуда на Нарэде взялся клон Канора? Зачем?

На момент активировав айван, оцениваю его слепок жизненной силы и понимаю, что конструкт едва-едва разумен. Внутри теплятся какие-то крохи энергии, но её не сильно больше, чем у животных. Сомневаюсь, что сможет связать хотя бы пару слов.

Развернувшись к механоиду, хочу задать вопрос, но тот уже начинает говорить сам.

— Теперь ты понимаешь, почему я хотел с тобой поговорить? Призванный утверждает, что этот несчастный конструкт, является точной копией стэрса. Важной персоны вашей империи.

Получив от меня молчаливый хмурый кивок, продолжает.

— Мы нашли его случайно — наши друзья из тех, что ещё остаются среди схорских рабов, спасли партию конструктов, предназначенных для утилизации и скрытно доставили их к нам. Этот привлёк моё внимание, потому что был сделан не по нашим лекалам. Тут скорее обычное человеческое тело, в которое можно поместить разум, чем искусственно созданный объект.

Покосившись на клона Райл Канора, пытаюсь сложить факты. Получается, контакты заговорщиков с Ларэдом намного более тесные, чем предполагалось. Мало того, что отсюда позаимствовали заклинание портала, которое смогло перенести нас на другой материк, так они ещё и пытались изготовить копию Райла. Только вот зачем? Убить настоящего и заменить его своим человеком? Они всерьёз полагали, что император не заметит подмены? Кого-то ещё можно обвести вокруг пальца, но первый же контакт поддельного стэрса с правителем Норкрума наверняка завершится не в пользу первого.

Можно посмотреть и с другой стороны — ненастоящий стэрс понадобился им на какой-то промежуток времени, чтобы ввести кого-то в заблуждение. После чего эту фигуру сразу бы убрали с доски. Но почему они решили утилизировать клона? Передумали? Или просто конкретно с этим что-то не так и они сделали нового?

— Где вы его нашли?

Сидящий за столом механоид разводит руками.

— В одной из цитаделей схоров. Я готов изложить тебе все детали, но только после того, как ты согласишься принять наши условия.

Не успеваю ответить, как в разговор вклинивается Фарна.

— Как вы нашли нас? И этих двоих?

Конструкт переводит взгляд на неё, вполне по-человечески вздохнув.

— Магический фон. Они прошли через мощный портал и на них до сих пор остались его частицы. Вам повезло, что эта поисковая техника, наша собственная разработка, а не что-то перенятое от схоров.

Мечница пару секунд стоит на месте, так и не убирая клинок в ножны. Кивнув на Кенсу, обращается ко мне.

— А это кто такая?

Глянув на блондинку, которая одета куда более прилично, чем на момент нашего расставания, пожимаю плечами.

— Та, кто с нами точно не отправится.

Дочь маркиза было открывает рот, чтобы что-то ответить, но я сразу обрываю её.

— Теперь ты сама по себе. Удивлён, что Сэмсон не разорвал тебе глотку.

Улёгшийся на столе котяра, тихо ворчит.

— Я хотел. Но тогда в этих лесах было бы совсем одиноко.

Вздохнув, возвращаю внимание на механоида.

— Эвлок, правильно? Окажите помощь нашей спутнице. Пока она будет приходить в себя, я выслушаю твои условия.

Конструкт шевелит правой рукой, бросая фразу.

— Знар, подлечи её.

Химера, похожая на пса, поднимается и подходит к неподвижной Сталре. А его шеф продолжает говорить, обращаясь ко мне.

— Так сложилось, что наши враги на этом континенте, стали и врагами империи. Они рассчитывают уничтожить правящую династию, заменив её на другую. И проникнуть на Нарэд, начав экспансию. Каждый из Великих схоров мечтает отомстить людям, истребивших их сородичей на другом материке. При этом они совсем не против раздавить нас, вырезав всех жителей Скайза. Как ты сам понимаешь, наши интересы полностью совпадают.

Пожимаю плечами.

— Возможно и так. Но какое я ко всему этому имею отношение?

В воздухе звучит скрипучий смех.

— Я поговорил с призванным. По его словам, ты лично знал стэрса, клон которого сейчас стоит рядом. А к нам вы попали напрямую из императорского дворца. Не говори, что ты ничего не значишь в империи, парень.

Опровергнуть его слова несложно. Но при упоминании Сэмсона, я начинаю смотреть на расклад под новым углом. Если убедить мархонта в моей бесполезности для его плана, в чём бы он не заключался, то мы не получим ровным счётом никакой информации. И возможно упустим неплохой шанс вернуться домой.

— Райла Канора я действительно знал. Работал на него. Но думаю, ты понимаешь, что к высшей имперской знати, я не отношусь.

Тот лязгает челюстью.

— Это не так важно. Наверняка ты сможешь найти выход на императора или кого-то из его окружения. Например, ещё одного стэрса. Всё, что нам нужно — передать правителю империи наше предложение. Мы поможем вам разобраться с заговорщиками, а вы обеспечите нам возможность перебраться в империю.

Не выдержав, усмехаюсь. Интересный поворот. Беглые разумные конструкты готовы поддержать династию Схэсс, взамен получив возможность жить в Норкруме. Потом понимаю, что его предложение завуалированно содержит ещё один факт — у мархонта есть возможность отправиться на другой континент. И скорее всего не на кораблях Парящего. Пираты слишком тесно работают со схорами, чтобы помогать их беглым рабам.

— Могу обещать, что сделаю всё от меня зависящее, чтобы передать ваше предложение императору, либо кому-то из его советников. Но для этого нужно будет вернуться назад.

— У нас есть пара вариантов. Не скажу, что их будет просто претворить в жизнь, но это вполне реально. Как и отправка всего населения Скайза на ваш континент.

Сзади со стоном поднимается Сталра, которая дёрнувшись отползает от громадной химеры стоящей рядом, вытаскивая нож. Револьвер девушка потеряла во время схватки, оставив его в лесу. Приходится потратить какое-то время, чтобы успокоить аристократку и кратко объяснить происходящее. Поднявшаяся на ноги баронесса, занимает место рядом с Фарной. А механоид, наконец продолжает излагать.

— В знак доброй воли, я поделюсь с вами известной нам информацией. Клон стэрса был отправлен на утилизацию в цитадели Блистательного Ф'цара Хока. Могу уверенно сказать, что именно он стоит за контактами с людьми вашего материка. Вполне вероятно, что не он один. Рискну предположить, что ближайшие союзники Блистательного тоже в этом замешаны. Два других Великих схора под вопросом. Но если им сделают такое предложение, они точно не откажутся.

На момент замолкнув, говорит дальше.

— Последнее время между цитаделью клана Ф'цар и Парящим наблюдается куда более интенсивное воздушное сообщение, чем раньше. Корабли стали прибывать в три-четыре раза чаще. Помимо этого, на Иннорских островах было построено несколько воздушных судов, которые попытались преодолеть барьер и добраться до второго континента. По некоторым данным, как минимум у одного экипажа это получилось.

Вспоминаю желтокожую девушку, которая была с нами в поезде, идущем из Схердаса в Калед. Её оружие сильно напоминает комплект, с которым щеголяет Фарна. Правда, моя спутница не может похвастаться такой же кожей, а если они изолированно живут на островах, то скорее всего должны быть похожи друг на друга. Хотя, её же вроде назвали полукровкой? Точно, так и было.

Сама островитянка шагнув к столу, прожигает механоида взглядом.

— Откуда тебе это известно, мархонт? Постройка кораблей — секрет, о котором не должен знать никто кроме самих иннорцев!

Около массивной двери рычит химера-пёс, а крылатая девушка сдвигается в сторону. Но Эвлок поднимает правую руку в упреждающем жесте и оба замирают.

— Основой выживания Скайза всегда была информация. А на Иннорских островах тоже используют конструктов. Или ты считаешь, мы не должны поддерживать своих собратьев, превращённых в рабов?

Несколько долгих секунд Фарна яростно смотрит на него. Потом отступает назад, заставив меня успокоенно выдохнуть. Если бы начался замес, со стороной определиться было бы сложно. Глянув на мархонта, возвращаюсь к старой теме разговора.

— Я правильно понимаю, всё что требуется от меня — передать ваше послание кому-то, кто сможет донести его до императора? И с таким условием, вы готовы вернуть нас назад?

Тот медленно кивает.

— Верно. Само собой, наши взаимные обязательства будут скреплены магической клятвой, которую ты не сможешь нарушить. Только после этого, мы начнём подготовку к открытию портала на Нарэд.

Подавляю тяжелый вздох. Сначала схоры. Теперь выясняется, что и беглые конструкты при желании могут попасть в империю.

— Почему вы просто не отправите своего посланника, которого примут в императорском дворце?

Механоид снова скрипуче смеётся.

— Как ты себе это представляешь? Приходит химера к воротам императорской резиденции и начинает кричать, — "пустите меня, я прибыл с другого материка и у меня дипломатическая миссия"? Как думаешь, что сделает охрана? Не факт, что об этом вообще доложат императору. К тому же не стоит сбрасывать со счетов заговорщиков. Если подвести итог, шансы на успех в нашем случае невелики. А ты в курсе, что к чему. Сможешь найти подход и донести информацию до нужных ушей.

Невольно кошусь на Сэмсона. Что такого котяра обо мне наплёл, что Эвлок демонстрирует подобную уверенность? Я даже не представляю, с кем можно передать послание императору. И уж точно не разбираюсь в интригах его двора.

Вслух это само собой не озвучиваю. Вместо этого задаю ещё один вопрос.

— Какие дальнейшие действия? Отправимся в Скайз? Будем ждать вас здесь?

Лязгнув металлом, Эвлок поднимается из-за стола.

— Мне нужно обсудить этот вопрос с другими мархонтами. Но с учётом уже полученного от вас согласия, сейчас это будет намного проще. Дождаться нашего коллективного решения вы можете здесь. Не думаю, что это займёт больше суток.

Сразу же уточняю.

— Через сутки вы сможете отправить нас домой?

Конструкт отрицательно качает головой.

— Не всё так просто. На подготовку к открытию портала уйдёт, как минимум несколько дней. Но этого вы уже будете дожидаться в самом Скайзе.

Разворачивается к небольшому проходу и даже делает шаг в том направлении, видимо намереваясь показать нам временное обиталище. Но в следующее же мгновение останавливается. Отмечаю, что его крылатая помощница крутится на месте, став лицом к двери. А механоид недовольно скрежечет.

— Вам нужно уйти. Воспользуйтесь способностью призванного, чтобы убраться отсюда. Наш портал они засекут. Я пришлю к вам кого-то, как только всё решится.

Бросив взгляд на основную дверь, перед которой сейчас замерли двое конструктов, интересуюсь.

— В чём дело?

— Другие мархонты. Явились, чтобы узнать о происходящем. Если вас застанут здесь, то ничем хорошим это не кончится.

— А как же магический фон? Они уже могут знать, что мы здесь.

Эвлок качает головой.

— Не всем доступно это заклинание. Если быть более точным, то только мне. Уходите. И возьмите вот это.

Извлекает из отсека на правом боку мешочек и бросает мне.

— Внутри пятьсот рхэзов и кольцо, которое лучше носить с собой. Я смогу навестись по нему, когда ваш фон придёт в норму и отыскать вас, как раньше, не получится.

У меня ещё есть вопросы, но тут в беседу вмешивается крылатая девушку, которая после поглощения части своей ауры, стала куда менее эмоциональной.

— Они уже рядом. Поспешите.

Что-то похожее она говорила и про схоров. Только тогда нас обещали перебросить в безопасное место. А теперь, придётся прыгать в неизвестность. Опускаю взгляд на Сэмсона и тот недовольно щурится.

— Эту светловолосую тоже с собой брать?

Я бы и сам оставил её здесь. Но тогда наша портация потеряет всякий смысл, так что киваю коту.

— Придётся. Только постарайся в этот раз не оказаться посреди деревни работорговцев.

Призванный недовольно хмурится.

— Ничего не обещаю и не гарантирую. Где окажемся, там и окажемся.

Звучит не слишком вдохновляюще, но выбора у нас нет. Спустя секунду вокруг появляется пепельно-серая стена. Когда она исчезает, машинально зажимаю себе нос, пытаясь скрыться от вони, что стоит вокруг.

— Это что за гхаргово дерьмо? Чем так воняет?

В ответ на приглушённый вопль Сталры слышится невозмутимый голос котяры.

— По-моему, вполне неплохой запах. Чем-то даже аппетитный.

Рыжая с возмущённым видом оглядывается, тоже зажав нос рукой. Я вслед за ней кручу головой по сторонам, оценивая обстановку. Мы стоим посреди настоящей небольшой свалки. Квадрат земли, полностью закрытый с трёх сторон и заваленный рыбьей чешуёй, потрохами и головами. Твоего же морсара! Даже в доках Каледа так не воняло.

Стараясь не поскользнуться, шагаю к выходу, расположенному на четвёртой стороне. Попутно оглядываюсь вокруг. Судя по верхушкам домов, которые виднеются за стенами свалки, мы в каком-то поселении. Остаётся надеяться, что здесь нас не встретят выстрелами. А жителями окажутся обычные люди. По мере того, как приближаемся к открытым воротам, сомнения в постепенно нарастают. Даже начинаю склоняться к тому, чтобы задержаться здесь, пока Сэмсон не восстановит возможность забрать нас. Хотя бы троих, без Кенсы. Но всё решает случай — когда оказываемся около проёма, навстречу показываются несколько мужчин, толкающих перед собой тачки с отходами. Судя по их удивлённому виду, увидеть здесь посторонних они точно не ожидали. Но и попытки остановить нас, никто из них не предпринимает. Молча катят мимо, вываливая свой груз в глубине свалки.

Мы же быстро шагаем дальше, вылетев в проулок, куда выходят задние стены домов. А через полсотни ярдов оказываемся на относительно широкой улице. Держу правую руку около револьвера и готов задействовать айван. Но никто из местных не обращает на нас внимания. Разве что некоторые косятся на девушек, что в целом объяснимо. На фоне замызганных обитателей этой части города, они сильно выделяются.

Ухо обжигает шёпот приблизившейся Фарны.

— Если не ошибаюсь, это Орзанс. Город-государство с весьма условными законами, что нам сейчас только на руку.

Кивнув, оглядываю остальных и уверенно иду вперёд. Рядом вприпрыжку бежит котяра, а сзади топают все девушки. Справа от нас окраина города, так что сворачиваю налево, туда где виднеются крыши высоких построек. По дороге на нас пару раз обращают внимание местные банды. Молодчиков с характерными взглядами я распознаю сразу. Но по какой-то причине оба раза отступают. То ли у них тут в не ходу огнестрел и парней смущает наличие у нас револьверов, то ли они видят ещё какой-то резон с нами не связываться.

Проплутав какое-то время в запутанном лабиринте улиц, выбираемся из совсем откровенных трущоб и я подзываю к себе одного из мелких попрошаек. Минутная дискуссия и у нас появляется проводник, готовый за пару монет довести нашу компанию до гостиницы средней руки.

Ещё минут десять шагаем за пацаном, постепенно выбираясь в приличную часть города. В конце маршрута он радостно тычет пальцем в здание с вывеской, гласящей, что там находится гостиница с собственным рестораном и получив второй рхэз удаляется.

Мы же уверенно направляемся ко входу в здание. Когда оказываемся перед самой дверью и я уже предвкушаю отдых в нормальной постели, с левой стороны слышится мужской бас.

— Постойте, господа. У нас есть к вам пара вопросов.

Глава II

Остановившись, поворачиваю голову. Трое мужчин в форменных мундирах. Впереди толстый боров, на котором едва не лопается одежда, позади двое парней помоложе, старательно изображающие суровое выражение на лицах и держащие руки на рукоятках револьверов. Местная полиция. Какого рицера им от нас нужно?

Обменявшись взглядами с Фарной, шагаю им навстречу.

— Что нужно бравыми служителям правопорядка?

Толстый "мундир" скалится в усмешке.

— Узнать, откуда в нашем городе появились такие симпатичные девушки? И почему никто не предлагает им горячую ванную.

Показательно отсмеявшись, смотрит на меня и уже не так весело добавляет.

— А ещё надо взять пошлину за пребывание в славном городе Орзансе. По десять рхэзов с каждого.

Снизу раздаётся голос Сэмсона.

— Это наглая ложь, насколько я могу судить.

Взгляд толстяка опускается вниз.

— О. За призванного ещё двадцать. А обвинения полиции в преступлении, могут встать вам в куда большую сумму.

Глядя на "мундира", чувствую, как внутри закипает раздражения. Если отталкиваться от того, что я видел, полиция вряд ли является тут основной силой. Да и мужик этот не тянет на высокопоставленного офицера. Скорее на засидевшегося в своём звании лейтенанта или капитана. Хотя, как знать. Может ребята в форме настолько мало получают по сравнению с бандами, что не брезгуют любой мелочью.

Сделав ещё один шаг навстречу, останавливаюсь прямо перед жирным полицейским, с лица которого медленно сползает ухмылка.

— Мы обычные путники, что решили посетить ваш город с визитом. Думаю, эта гостиница исправно платит налоги в городскую казну. И это более чем достаточно. Но в знак нашего доброго расположения, я готов пожертвовать десять рхэзов местной полиции. Раз у вас такие проблемы с финансами.

Тот меняется в лице, надувая щёки, но я не даю ему заговорить.

— Если решишь схватиться за револьвер, мы вас всех троих разоружим и отведём к местным властям. И ты уже поверь — они скорее организуют тебе показательную порку, чем решат устроить здесь бойню, положив сотню бойцов, чтобы вступиться за такого пройдоху, как ты. Сам как думаешь — много людей пойдёт умирать из-за твоего желания срубить немного лёгких денег?

Толстяк молча смотрит на меня, дыша, как выкинутый на берег морса. Вот молодые "мундиры" за его спиной ведут себя уже иначе. Оба прекрасно слышали мои слова и сейчас переглянувшись, убирают руки с оружия. Да и выражение лиц становится куда более расслабленным. Парни выглядят так, как будто вышли на прогулку, свежим воздухом подышать. А вот этот толстый офицер перед ними, это чистое недоразумение и они вообще не понимают, как он там оказался.

Бросивший злобный взгляд на своих бойцов, жирный блюститель порядка, нехотя выдавливает из себя слова.

— Полиция Орзанса всегд рада пожертвованиям. Какого бы размера они не были.

Невозмутимо кивнув, достаю из кармана монету и она перекочёвывает в его руки. Развернувшись на месте, возвращаюсь к остальным. А через несколько минут, сухонький старичок за стойкой, вручает нам ключи от трёх номеров. Один мне и Сэмсону, второй Сталре с Фарной. А третий и самый скромный достаётся Кенсе, которую я решаю поселить отдельно.

В двухэтажном здании больше ни одного постояльца, так что к нашим услугам ещё и небольшой холл второго этажа, где стоит пара столиков и диваны. Ресторан тут тоже есть, но ввиду пустующей гостиницы, там нет никого из персонала. По словам портье, повар прибудет через пятнадцать минут. Тогда же можно будет спуститься и перекусить.

Мимолётом заглядываю в "ресторан". Выясняется, что это скромное помещение с пятью столами и выходом на кухню. Хотя, сейчас я так голоден, что мне плевать, где и как есть. Ключевой момент, чтобы было много и вкусно. К тому же, если вспомнить Горницу, то там мне порой приходилось питаться таким, что здесь бы точно никто не стал рассматривать в качестве пищи.

Поднявшись наверх, осматриваю номер, который обошёлся нам в три рхэза. Попутно выбрасываю из револьвера три пустые гильзы, заменяя их на новые патроны. Жаль, рунические боеприпасы и артефакт остались схорам в качестве трофеев. Но ничего, зато я научился использовать свой айван в бою. Может быть схора первого круга посвящения мне не одолеть, но вот третий для меня проблемой скорее всего не станет. Как и подавляющее количество людей на этом континенте.

Дойдя до холла, расположенного рядом с лестницей, опускаюсь на диван. Рядом устраивается котяра, который и начинает беседу первым.

— Что будем делать, Арх? Веришь той железяке?

Цокнув, качаю головой.

— Если бы он хотел нас прикончить, то не надо было устраивать таких сложностей. Прихлопнул бы прямо там. Или оставил схорам. Были бы нужны в качестве источников информации — опять же, вырубил бы на месте. Ну, попробовал по крайней мере.

Призванный уточняет.

— Значит доверяешь?

Повернув голову, опускаю на него взгляд.

— А у нас есть большой выбор? Он пока единственный, кто предложил дорогу домой.

— Угу. Вместе с закреплением обязательств магической клятвой. Ты ведь помнишь, что это такое?

Недовольно вздыхаю.

— Само собой, помню. Мне придётся действительно сделать всё от меня зависящее, чтобы их послание попало к императору. Тут, основной вопрос в том, что я не так много и могу. Выполнить обещанное будет несложно.

— Всё зависит от конкретных формулировок, Арх. Если он грамотно сформулирует обязательства, то тебе придётся несладко.

Поморщившись, парирую.

— Будем действовать по обстоятельствам. Или у тебя есть другие предложения?

— Скорее нет, чем да. Это я к тому, что надо быть осторожнее и не давать опрометчивых обещаний, лишь бы вернуться домой. Знаешь, лучше уж живым на Ларэде, чем мёртвым в Нарэде.

Усмехнувшись, прикидываю, что в целом котяра прав. Если бы не Эмили и Цзера, которые остались одни посреди Схердаса, я бы пожалуй не так сильно рвался назад. Нет, там конечно куда привычнее и нет схоров. Но и здесь можно как-то жить. Уверен, найдутся варианты, как неплохо устроиться. А если свалить на Иннорские острова, то там и ушастых не окажется.

Хотя нет, домой всё-таки хочется. К привычной еде, людям и домам. Тут, даже этот, относительно крупный город выглядит, как деревня-переросток. Вся разница в полусотне относительно крупных зданий, которые расположены ещё дальше, на берегу озера, возле которого полукольцом и выстроен Орзанс. Туда нас нищий не повёл. Заявил, что его не пустят, да и гостиница там всего одна, к тому же сильно дорогая.

В коридоре хлопает дверь — кто-то из девушек тоже направляется к нам. Покосившись на котяру, озвучиваю ему ответ.

— Пока будем ждать. Заодно осмотримся и прикинем резервные варианты.

Ответь Сэмсон уже не успевает, к нам за стол подсаживаются Фарна со Сталрой. Островитянка выглядит хмурой, а вот аристократка бросает на меня странный взгляд.

— У нас же теперь есть деньги? Может посмотрим нормальную одежду? И револьвер мне новый нужен.

Котяра ворчит себе под нос что-то о расточительстве женщин, а я не выдержав, захожусь смехом. Сказывает нервное напряжение последних дней. Баронесса смотрит с лёгкой обидой, а вот портье, поднимающийся по лестницу с подносом, слегка удивляется. Подойдя, выставляет на стол чашки и пару тарелок бутербродов с сыром. Закончив, извиняющимся тоном объясняет.

— Пока это всё, что я могу предложить. Посыльный уже отправился к повару, через десять минут он будет здесь и вы сможете сделать заказ.

Когда уходит, с усмешкой смотрю на обиженную Сталру.

— Завтра выберемся в город и посмотрим, что у них тут есть в продаже. Сегодня лучше отдохнуть.

Аристократка со всё ещё насупленным видом кивает. И мы дружно накидываемся на принесённые бутерброды, запивая их горячим сорком. Все голодные, так что еда сметается моментально. Присоединяется даже призванный, сначала скептически обнюхавший снедь и заявивший, что ему нужно только мясо. Или рыба, которой по мнению Сэмсона тут должно быть полно.

После того, как заканчиваем с уничтожением провианта, Фарна несколько отстранённо замечает.

— Мне нужно возвращаться. Один день и правда стоит отдохнуть. Но потом я должна отправляться.

Увидев мой вопросительный взгляд, усмехается.

— Тот морсаров ублюдок был прав, мы были на материке не просто так. Я должна вернуться на острова. Клан ждёт.

Невольно морщусь. Мечница сильный боец и знает местные порядки куда лучше нас всех вместе взятых. Не хотелось бы её терять. Но и тащиться вместе с ней к побережью, подвергая себя ненужному риску, тоже лишнее. Минусы в таком случае перевесят все плюсы её присутствия.

— Жаль. Без тебя нам придётся туго. Но, если других вариантов нет, то задерживать не станем.

Девушка прикусывает губу, о чём-то задумавшись.

— На самом деле вариант есть. Я могу попробовать отправить птицу с посланием. Рискованно, но так будет намного быстрее и не придётся срываться с места.

С лёгким удивлением смотрю на неё, не понимаю подоплёки. Если она не собиралась уходить изначально, то зачем об этом сказала? Надеялась, что её станут уговаривать остаться? Или рассчитывала на что-то ещё? Не совсем понимаю её резонов. Сама Фарна воспринимает моё молчание по-своему.

— У меня важная информация. Но ваша ситуация может оказаться ещё более важной. Иннорцам тоже не помешал бы союз с империей. Только мы не собираемся убегать. А хотим дать бой, который покончит с властью схоров на континенте.

Ещё один "дипломат", желающий задействовать ресурсы империи. Вот только сомневаюсь я, что правитель Норкрума бросит армии в бой исключительно из альтруистических соображений. Да и вообще, как сюда отправить войска? Предположим, у местных есть способ для открытия портала на несколько человек. Может быть они смогут отправить полсотни. Но речь точно не будет идти о десятках тысяч бойцов. Единственное, что приходит в голову — воздушные корабли. Если у Иннорских островов есть схема постройки судов, могущих преодолеть барьер, то в теории они могут поделиться данными с империей. Тогда Норкрум быстро обзаведётся сотнями кораблей, которые в состоянии добраться до Ларэда. А заодно и спалить Парящий. Только тогда сами иннорцы нашему императору больше не понадобятся. Разве что в качестве пушечного мяса.

Снизу кричит старичок, сообщая, что повар уже прибыл и мы спускаемся на первый этаж. Скоро там появляется и хмурая Кенса, которая усаживается отдельно от остальных. Спустя ещё четверть часа ожидания на столах наконец появляется полноценная еда. В основном несколько видов жареной рыбы, но сейчас нам и этого хватает за глаза. Особенно, когда встретивший нас дедуля, внезапно оказавшийся владельцем гостиницы по имени Сайр, притаскивает бутылку вина. Этот факт вызывает лёгкое негодование Сэмсона, но как по мне, котяра ворчит чисто машинально и возможно сам не прочь отведать алкоголя. Хотя, помня все предыдущие случаи, спиртное коту лучше не предлагать. С него станется устроить попытку переворота и вынудить нас бежать из города, где мы только получили чистые постели.

Когда уже заканчиваем ужин, рядом со столиком снова появляется владелец заведения. Слегка замявшись, смотрит на меня.

— Тут, как бы это сказать. С вами хотят побеседовать?

Нахмурившись, бросаю взгляд в сторону выхода.

— Полиция?

Старичок отрицательно качает головой.

— Просто люди. Ну…такие, что привыкли присматривать за своей территорией.

Котяра навостряет уши, а я отодвигаю стул, машинально опустив руку на револьвер и Сайр спешит добавить.

— Нет-нет, они действительно хотят только поговорить. Тихо и мирно, без стрельбы.

— Прямо сейчас?

Тот осторожно кивает.

— Если вы не против, то они ждут на первом этаже, во внутреннем холле.

— Скажите, что сейчас подойду.

Хозяин гостиницы удаляется, а я немного подумав, озвучиваю инструкцию.

— Сэмс, ты со мной. На случай, если придётся разделывать их прямо на месте. Вы двое — держите под присмотром вход. Если кто-то полезет, остановите их.

Сталра со вздохом уточняет.

— Чем? У меня даже револьвера нет.

Перевожу взгляд с неё на Кенсу. Но просить блондинку отдать оружие бесполезно. Убивать её из-за револьвера, тоже не дело. Тем более, мы на территории, где формально присутствует закон.

— Значит присматривай за своей подругой. Попробует что-то выкинуть, например всадить нам по пуле в спины, прирежь её.

К моему удивлению в глазах рыжей мелькает готовность выполнить команду и она с лёгкой кровожадностью косится на дочь маркиза. Н-да. Не зря столько шуток ходит о женской дружбе.

Ещё раз повторив всё, вместе с призванным направляюсь к выходу. Внутренний холл оказывается закутком сбоку от лестницы, с двумя такими же столиками, как наверху. За одни из них сейчас расселось двое мужчин. Один в простеньком костюме и с шляпой, висящей на уголке стула. Второй раза в два более массивный и одет намного проще, в рубаху с толстым кожаным жилетом поверх.

У первого оружия не замечаю, хотя оно может скрываться под пиджаком. Вот у второго всё на виду. Топор, висящий под правой рукой. Тесак, который примостился рядом с ним. И три разноформатных ножа. Интересно. У них и правда такие проблемы с огнестрелом?

Тот, что в костюме поднимается, подавая мне руку.

— Дженк Торсин. Скажем так, неофициальный лидер этого района города. Пришёл познакомиться с новыми людьми, навести мосты, так сказать.

Пожимаю предложенную ладонь и он возвращается на своё место, а я занимаю один из свободных стульев.

— Архос Лэрн. Обычный путешественник. Не думаю, что мы задержимся в городе и уж тем более будем мешать вам вести дела.

Тот взмахивает рукой.

— А вы любите говорить всё в лоб, так сказать, да? Не обижайтесь, но у нас расклад простой — если в твоём районе появляются хорошо экипированные парни… или девушки, которые посылают полицию ко всем озёрным гхалтам, то значит надо пойти и познакомиться с ними. Выяснить, скажем так, что им нужно.

Слегка коробит постоянное повторение двух одних и тех же фраз, но это можно и потерпеть.

— "Мундиры" сами полезли на рожон. У нас принцип простой, не трогают нас и мы никого не трогаем.

Намёк он вроде понимает, но закругляться на намерен.

— Упаси гхалты, вас трогать. Револьверы в кобурах, призванный в компании. Да и та девчонка с мечами, выглядит опасной. Знаешь, как будто она с Иннорского архипелага. Вот только, что иннорке делать так далеко от дома?

Это он намекает на то, что может сдать нас схорам? Или просто ведёт светскую беседу? А может быть, показывает свою осведомлённость, решив, что это синоним крутизны?

Заметив выражение моего лица, Дженк поднимает правую, развернув её ладонью ко мне.

— Не знаю о чём ты сейчас подумал, но я не имел в виду ничего угрожающего вашей компании. Это скорее был комплимент. И вот ещё один — только действительно грамотный руководитель окружит себя такими смертоносными красотками, разом закрыв две жизненные проблемы, так сказать. У меня не вышло. Скажем так, пришлось вводить разделение труда.

Пока не совсем понимаю, к чему весь разговор. Этот тип просто зашёл потрепаться? Хочет прикончить и завладеть оружием? Пытается что-то выведать?

Владелец гостиницы приносит ещё одну бутылку вина и в беседе наступает короткий перерыв. Как только он удаляется, Дженк, понизив тон голоса, интересуется.

— Я вот что хотел спросить. Вы сюда прибыли к кому-то на подмогу или сами по себе, так сказать?

Хмыкнув, бросаю быстрый взгляд на призванного.

— Мы ни с кем здесь не связаны, если ты про это. Но я в любом случае не советовал бы с нами связываться.

Мужчина снова поднимает правую руку.

— Нет-нет. Наоборот, это отлично.

Выдержав театральную паузу, добавляет.

— Тогда у меня, так сказать, есть к вам деловое предложение.

Глава III

Молча смотрю на него, ожидая продолжения и он не заставляет себя ждать.

— Как вы смотрите на то, чтобы немного заработать? У меня, так сказать, есть одна небольшая проблема, которую надо решить. И я был бы рад вам за это заплатить.

Сэмсон тяжело вздыхает и тихо ворчит.

— Ничего не меняется. Сплошной разбой и кровопролитие.

Подняв морду, небрежно интересуется.

— Кого надо убить? И сколько платите?

Постановка вопроса неожиданно заставляет Торсина заволноваться. Мужчина взмахивает руками.

— Ну что вы, никого убивать не нужно. Просто заставить испугаться, скажем так. И всё.

Теперь уже я не совсем понимаю расклад. Кого может напугать наша компания? Кучку благородных лицеистов? Да и вообще, так ли нам нужно встревать в местные дела? Несколько секунд раздумываю и решаю, что для начала нужно выяснить подробности.

— Кого именно надо заставить бояться? И почему ты думаешь, что это сработает?

— У вас опасный вид. Так сказать, внушительный. Есть револьверы. Да и призванный… Их тут не так часто можно встретить. По крайней мере, вольных.

Пожимаю плечами.

— А что, у вас тут огнестрельное оружие под запретом?

Дженк уныло косится на своего громилу, увешанного металлом.

— Официального запрета на владение и ношение нет. Но продажа огнестрела карается законом. В городе он только у полиции и гарнизона. Ну и немногих счастливчиков, которым повезло разжиться за пределами Орзанса. Вот такой каламбур, так сказать.

Интересный расклад. Явиться сюда с оружием можно, но вот официально купить его нельзя. Похоже Сталре пока придётся обойтись одним ножом. Покупку револьвера, придётся временно отложить.

— То есть ты считаешь, что мы можем кого-то припугнуть, только из-за наличия у нас оружия?

Тот качает головой.

— Морды у вас ещё тёртые, скажем так. Призванный опять же. Девка та с мечом и кинжалами. Я бы и сам напрягся, заявись ко мне такие.

Котяра снова вклинивается в беседу.

— Да ты и сейчас не особенно спокоен. Страшно тебе.

Торсин готовно соглашается.

— Ещё как. Раз тут призванный, значит кто-то из вас ещё и маг. А это посерьёзнее всякого огнестрела будет.

Поморщившись, пытаюсь вернуть его к сути разговора.

— Так чего ты от нас хочешь? В чём суть задачи?

Собеседник ненадолго заминается.

— Есть тут одно заведение. С интимными услугами, так сказать. Раньше было под крылом одного из…неофициальных лидеров города. Потом его убили — решил прыгнуть выше головы и скормили его рыбкам озёрным. А заведеньице это осталось. Остальную территорию мы поделили, а вот оно, на стыке трёх территорий, скажем так. Каждый пытался, но там баба во главе отмороженная. И люди ей под стать. Не вышло ни у кого, только время зазря потеряли, да пару человек они мне покалечили.

Хмыкнув, уточняю.

— Значит у вас не вышло, а когда к ней завалимся мы, она думаешь на всё сразу согласится? Мы как-то не тянем на грозных наёмников.

Дженк вздыхает.

— Если быть до конца честным, тянете. Я ведь говорил уже — оружие, призванный, беглая иннорка. И маг. Да и глаза у тебя…такие, как будто убивал уже много раз и без особых раздумий. Зайдёте к Олласе, побеседуете, объясните, что лучше ей дружить с Торсином, а не враждовать. И условия золотые — всего пять процентов от прибыли. Обычно по двадцать все забирают. Без дополнительных обязательств вроде бесплатного обслуживания или моей охраны внутри. Пусть просто платит, а остальное будет, как прежде.

Обдумываю услышанное. Предположим, с хозяйкой борделя мы и правда как-то договоримся. К тому же, если она умная, то и сама в этом заинтересована. Торговля женским телом, предприятие выгодное. Выше него стоят только азартные игры. Если заведение так и останется свободным, то его будут пытаться подмять, пока кто-то не добьётся успеха. Рано или поздно это произойдёт, насколько бы отмороженной она не была. А тут бордель формально будет под защитой. За плату, которую можно смело назвать символической. Выгода для Дженка тоже очевидна — он подгребёт под себя кусок территории, с которым никто не смог совладать. Рост авторитета обеспечен.

Остаётся только один вопрос — какой нам от этого будет толк? Сейчас мы по сути ждём весточки от мархонта. А потом сможем отправиться домой, прихватим с собой "дипломатическую почту". Если всё пойдёт по плану. В противном случае нам придётся действовать самостоятельно. И местные деньги пригодятся. Равно как и нужные контакты.

— Ты не озвучил сумму, которую хочешь нам предложить.

Местный бандит пару мгновений колеблется.

— Четыреста рхэзов. И бесплатное проживание в этой гостинице. Живите столько, сколько потребуется.

Заметив удивление на моём лице, добавляет.

— Это здание на восемьдесят процентов принадлежит мне. Сайр владеет оставшейся частью и управляет. Вопрос о компенсации я с ним решу напрямую.

Смотря на Торсина, прикидываю, насколько корректную сумму он предложил. Потом озвучиваю результат размышлений.

— Семьсот рхэзов. Проживание в этой гостинице и обеспечение нас информацией при необходимости.

Нахмурившийся Дженк переводит взгляд с меня на Сэмсона, но в конце концов кивает.

— Хорошо. Я согласен на такие условия, так сказать. Только один вопрос — какого рода информация имеется в виду?

Изобразив на лице улыбку, пожимаю плечами.

— Разнообразная. Но ничего такого, за что тебе могли бы заплатить.

Тоже скалится в улыбке, и выкладывает на столешницу тонкую стопку банкнот.

— Две сотни. Это аванс. Остальное, когда вы решите вопрос. Лучше всего, если это произойдёт уже сегодня вечером. Они открываются после обеда, заведение называется "Озёрные девицы" — спросите у любого на улице и вам покажут дорогу.

— Возможно получится и сегодня. А может быть завтра. Нужно присмотреться, оценить ситуацию, набросать план.

Теперь на лице Торсина появляется оттенок удивления.

— Серьёзный подход. Но вы же не цитадель ушастиков штурмовать собираетесь. Это просто бордель, так сказать.

— Ну да. Самый обычный. Об который обломали зубы сразу три банды.

Его верзила издаёт звук, похожий на вздох, впервые с начала беседы проявив какие-то признаки жизни помимо дыхания. А его шеф недовольно хмыкает.

— Мы предпочитаем, чтобы нас называли старшинами районов. Была такая должность на момент зарождения Орзанса. Потом власти её упразднили, но народ не согласился — мы просто ушли в тень.

Действительно. Народные лидеры, морсаров жир им в глотку. Облагающие данью заведения и верховодящие вооружёнными отрядами. Может быть первые старшины и правда пытались как-то соответствовать, но сейчас эти парни явно переродились в обычные уличные банды. Как у нас в Горнице или Латэце. С той лишь разницей, что огнестрела у них похоже почти нет.

Интересно, а кто здесь реально управляет городом? Полиция у них не слишком эффективна, это точно. Старшины эти. тоже на полноценное руководство никак не тянут. Надо потом прояснить этот момент. Пока же интересуюсь совсем другим.

— Сколько там охраны? Чем вооружены?

— Трое, не считая самой Олласы. Из оружия, в основном холодняк. Ходят слухи, что у хозяйки припрятан обрез, но никто его ни разу не видел. Скорее всего просто байки, чтобы лишний раз не совались. Ну и пара-тройка девок её в бою кое-чего стоят. Это те, что старшие. Сами выбирают с кем работать, а с кем нет.

— И это всё?

Помолчав, с неохотой добавляет.

— Ещё магичка у них одна есть. Вот как раз одна из её старших. Кариссой звать. Но она вроде мало чего умеет — льдом кидаться, да с водой кое-что творить. Думаю, вы справитесь.

Усмехнувшись, опускаю взгляд на стопку банкнот и Дженк понимает намёк.

— Слушай, семьсот и так немало. Если всё выгорит, то я с борделя эти деньги месяца три отбивать буду. А то и четыре.

Медленно качаю головой.

— Так дело не пойдёт. Про мага ты ничего не говорил. Слабой ты её там считаешь или нет, но никто не знает, какова она на самом деле.

— Да с чего ей быть сильной? Ну сам подумай — ближайшая школа от нас, гхалт его знает где. Правда, я даже не знаю. В Ристоре есть. Но он на другой стороне континента. Ну и в Арнаве учат магов. Это ещё дальше. В ученицы её никто не брал. Да у нас тут и магов полноценных, пять человек на весь город. Ещё трое учеников. Остальные, если и со струнами, то ничего не знают.

Цокнув языком, задаю вопрос, который только что появился в голове.

— А эта откуда тогда что-то знает?

— К ней одно время рыбацкий маг ходить повадился. Она с него не деньгами брала, а учёбой. Тот, конечно, ничего ценного не выдал, но кое-каким фокусам обучил.

Ненадолго заливается смехом.

— Месяцев на пять "учёбу" растянул. Каждый день, как к себе домой ходил и драл её бесплатно. Олласа зубами скрипела, но молчала — хотела себе магичку личную. Ну и получила, так сказать. Правда не совсем то, что нужно.

Задумавшись, переглядываюсь с призванным и решаю прояснить ещё один момент.

— Если дело дойдёт до открытой схватки и нам придётся перебить всех, кто станет сопротивляться, какими могут быть последствия? Какие у вас дела с полицией?

— Эмм… Лучше обойтись без убийств. С полицией, конечно всё можно решить — они тут скорее для декорации. Но это деньги. Да и без хорошей управляющей бордель столько приносить не будет.

С невозмутимым видом уточняю.

— Но наша оплата останется такой же?

Выглядит он теперь слегка ошарашенным. Не ожидал, что ему вдруг обрисуют перспективу кровавой бойни. Неуверенно кивает.

— Да. Но как я и сказал, лучше никого не убивать.

— Мы не мясники. Если нас не попытаются прикончить, то первыми мы убивать не начнём. Но вот если попробуют, то последствия для них будут печальными.

На этом встреча заканчивается. Дженк ещё раз жмёт руку и обещает явиться лично, как только мы разберёмся с борделем. Здание под постоянным наблюдением кого-то из его людей. Поэтому, результаты станут известны сразу, как только мы закончим.

Когда он вместе со своим подручным уходят, Сэмсон лениво интересуется.

— У тебя совсем мозги спеклись, Арх? Я понимаю, что тебе сложно удержаться, когда речь идёт о борделе. Но ты мог туда прийти в качестве обычного клиента, если тебе этих троих распутниц мало. Зачем ты в это полез?

— Нам нужна информация, контакты и деньги. Я тоже надеюсь на мархонта, но как подсказывает весь предыдущий опыт, лучше иметь резервный вариант в рукаве.

Котяра с интересом смотрит на меня.

— И твой резервный вариант, это засесть в этом милом городке, сколотив свою банду? Хочешь стать местным королём криминального мира?

Бросив взгляд в сторону выхода из этого закутка, понижаю тон голоса.

— Мой запасной план — собрать информацию, обеспечить себя деньгами и обрасти каким-то связями.

— А этот придурок тебе зачем? Всё, что ты у него узнал, можно было выяснить при разговоре с трактирщиком.

Тут призванный прав. Но не учитывает одного факта.

— То, что общеизвестно — да. Но этот Торсин может знать кого-то ещё, совсем другого уровня. Человека, к которому нельзя просто так попасть на приём и завязать беседу. Может быть даже не одного. И вот этот, условный босс рангом повыше, наверняка имеет возможности, которых нет у Дженка. Как и объём информации, который разительно отличается от того, что знает местный трактирщик или владелец гостиницы.

Пару мгновений подумав, кот наклоняет голову набок.

— Возможно ты и прав. Когда думаешь отправиться?

— Вечером. Не вижу смысла откладывать. Тем более, против моего айвана им всё равно выставить будет нечего.

Сэмсон издаёт странный звук.

— Свинец. Один выстрел в голову и тебе конец. Талант у тебя может и убийственный, но тело всё так же уязвимо. На твоём месте я бы постарался об этом помнить.

На этой оптимистичной ноте спрыгивает со стола на пол, а я поднимаюсь на ноги. Зайдя в "ресторан", обнаруживаем там девушек. Сталра и Кенса обмениваются уничижительными взглядами, а Фарна стоит около окна, рассматривая улицу.

Вижу три удивлённых взгляда и весело объявляю.

— Планы изменились. Сейчас выпиваем по кружке сорка, а потом идём за покупками. Обновим гардероб и заодно осмотримся.

Сталра расплывается в улыбке, а островитянка удивлённо вздёргивает брови. Объясняю им ситуацию после того, как Сайр приносит нам напиток и мы рассаживаемся за столами. Когда заканчиваю, голос подаёт Кенса, в этот раз тоже устроившаяся рядом с нашим столом.

— А если они вооружены лучше? Или магичка та долбанёт чем-то убойным?

Глянув на неё, раздумываю, что ответить, но меня опережает Сталра.

— Ты его просто в деле не видела. Если дело дойдёт до боя, в том борделе ни у кого нет шансов.

Дочь маркиза недоверчиво хмурится, рассматривая меня. А вот Фарна задаёт вопрос.

— Зачем оно нам нужно? Деньги есть и так. Как по мне, лучше наоборот не лезть на рожон и сидеть тихо, пока не объявится мархонт.

Качнув головой, поправляю её.

— Если появится. У людей облечённых властью далеко не всегда получается сдержать свои обещания. По самым разным причинам.

Дальше ещё раз озвучиваю всё, что я сказал Сэмсону, немного переиначив слова. Обе аристократки впадают в задумчивость, размышляя о перспективах жизни на Ларэде. А вот мечница реагирует неожиданно.

— Мархонт обещал вернуть вас назад. И я бы отправилась вместе с вами. Но если из этого ничего не получится, нам следует возвращаться на Иннорские острова. Мы уже создали корабли, которые могут добраться до Нарэда. Следующая партия уже в процессе, вы могли бы отправиться на одном из них, как только постройка будет завершена. Или мы попытаемся отыскать другой способ. В любом случае, у нас вы будете под защитой.

А ещё окажемся на положении почётных пленников. Конечно, если не учитывать возможностей Сэмсона.

— Этот вариант мы станем рассматривать только если ничего не срастётся с мархонтом.

Островитянка окидывает меня внимательным взглядом.

— У тебя странный тон. Как будто я предлагаю тебе что-то весьма неприятное.

На момент замявшись, всё-таки озвучиваю ответ.

— Могу поспорить, ваши кланы мыслят так же, как и руководство любой другой страны. В первую очередь они попытаются решить, как можно использовать нас с максимальной эффективностью для себя. И если честно, не уверен, что лучшее для Иннорских островов, окажется и лучшим для нас.

Фарна недовольно поджимает губы.

— Клан Айвендо славится своей честью. Мы не допустим использования наших союзников в качестве безвольных марионеток. А согласившись отправиться на острова, вы по сути и станете нашими союзниками.

Откинувшись на стуле, какое-то время разглядываю её.

— Хорошо. Если по какой-то причине затея с мархонтом провалится, мы обсудим путь на Иннорский архипелаг. Но без лишнего риска для жизни.

Девушка бросает взгляд на кота.

— С его способностями, мы можем добраться туда за день.

Призванный недовольным тоном озвучивает своё возмущение.

— Я вам не транспортный дирижабль. Да и способность у меня работает не совсем так, как тебе хотелось бы. Могу случайно впаять кого-то в дерево или камень, если прыгаю далеко и вслепую. Плюс, расстояние не такое большое. С таким количеством "пассажиров", сотни две лиг, максимум. И не забывай про перерывы. К тому же, открывая портал в неизвестность, мы всегда рискуем оказаться, например, в цитадели схоров.

Мечница разочарованно вздыхает. А я понимаю, что убежище одного из старейшин города конструктов находится недалеко от нас. Хотя, эта информация, по большей части бесполезная. Да и при помощи Сэмсона мы скорее всего сможем вернуться в то же подземное помещение. Только вот, без сигнала от самого мархонта, это будет весьма опрометчивым поступком.

Допив остатки сорка, поднимаюсь на ноги.

— Идём. Посмотрим на этот Орзанс поближе.

Глава IV

Как скоро выясняется, смотреть в городе особенно и не на что. Если меня ещё как-то впечатляет центральная часть Орзанса, расположенная на побережье, то для аристократок он кажется захолустьем. Не трущобы, конечно, но и ничего заслуживающего внимания. Иннорка же и вовсе наблюдает за всем с выражением полного безразличия.

Проходимся по нескольким лавкам, обновляя одежду. Сталра с Кенсой было пытаются обратить внимание на платья, но я сразу же обрываю их поползновения. В итоге девушки обзаводятся дорожными брючными костюмами, которые в нашей ситуации максимально практичны. Сам я тоже полностью переоблачаюсь. Новые штаны, рубашка, обувь. Какое-то время раздумываю над полноценным костюмом, но быстро отказываюсь от этой идеи. Слишком жарко, да и как знать, где мы окажемся завтра. Если снова придётся бродить по лесу, то от "тройки" ничего не останется уже через несколько часов.

Вместо этого беру лёгкую жилетку, сделанную из выдубленной кожи. Выглядит тоже неплохо, но при этом не стесняет в движениях и обеспечивает дополнительную защиту, например от удара ножом.

С предлагаемым ассортиментом оружия мы тоже знакомимся. Но тут действительно только холодное. Кинжалы, ножи, топоры, тесаки и даже короткие сабли. На всякий случай интересуюсь, нет ли у них арбалетов, на что получают неожиданный ответ. Запрещён не только огнестрел, но и продажа любого стрелкового оружия, вплоть до луков. Оружейную лавку покидаю в состоянии некоторого недоумения. Местный "старейшина" сказал, что полиция Орзанса, это просто декорация. Кто тогда следит за соблюдением установленного запрета? Сомнения в том, что он работает, у меня нет. Иначе Торсин и его подручный, явились на встречу с револьверами. Да и остальные расхаживали с огнестрелом — носить оружие ведь им никто не запрещал.

Когда устраиваемся в небольшом кафе, стоящем на берегу озера и девушки удаляются в "дамскую комнату", свернувшийся на стуле Сэмсон задаёт неожиданный вопрос.

— Арх, тебе ещё не надоело?

С удивлением смотрю на котяру.

— Что именно?

Призванный вздыхает.

— Ну… Вот это всё. Тебя же швыряют из одного места в другое, причём чаще всего не спрашивая у тебя, хочешь ты этого или нет.

Собираюсь ответить, но рыжий кот сразу же продолжает, не давая вставить слово.

— Знаю, ты сейчас скажешь, что на Парящий отправился по своей воле и вообще по большей части бежал от врагов. Но посмотри на это более глобально — ты только реагируешь на действия других, а не пытаешься что-то сделать сам. Даже сейчас. Что мы тут делаем? Ждём, пока какой-то непонятный старик даст нам ответ и соблаговолит забросить домой. Почему? У тебя есть серьёзные основания ему верить? Откуда ты знаешь, что он нас не подставит? Почему не хочешь сам придумать, как нам выбраться из этой бездновой задницы?

Смешавшись от такого напора, развожу руками.

— А что я могу? Ты сейчас пробовал поставить на одну планку меня и стэрса? Или меня и хёрдиса? По сравнению с ними, я крохотная пылинка на мостовой. Думаю, только потому и жив — потому что никому не нужен.

Поднявший морду призванный, шевелит усами.

— Ну да. Несчастная пылинка, которая нужна всем — от личных офицеров императора до влиятельных республиканцев. Ради тебя положили несколько сотен аристократов из высшей знати империи, Арх. Забыл уже?

Непонимающе морщусь.

— Их убили из-за стэрса. Вернее, один из стэрсов решил прикончить второго, а заодно решить вопрос со свидетелями. Мы попали под раздачу абсолютно случайно. Не перегибай палку, Сэмс. Мы нужны всем так же, как гнилой плавник морсара.

— Когда-то так и было. Но сейчас у тебя на руках ценная информация, которая немало стоит. И смертоносный редкий айван. Ты уже не крохотная марионетка, что болтается на нитках кукловодов.

Усмехнувшись, уточняю.

— И кто же я тогда?

Тот на момент заминается.

— На полноценную фигуру ещё не тянешь, но есть все шансы разорвать нити, за которые дёргают остальные. Начав действовать самостоятельно.

Собираюсь поинтересоваться, что именно он имеет в виду, но к столику уже возвращаются девушки. Спустя десять минут и пару чашек сорка, мы уже покидаем кафе, шагая к борделю. Дорогу к нему действительно знают все — случайный прохожий с готовностью объясняет, как нам добраться до "Озёрных девиц". Правда при этом непонимающе косится на сопровождающих меня девушек. Не понимает, зачем такой компании вдруг потребовалось посещать подобное заведение.

Оказавшись перед солидно выглядящим каменным зданием, которое выделяется на фоне деревянных построек, изучаю его и окрестности. Три этажа, узкие окна, тень мелькнувшая на чердаке. Бордель построен так, чтобы при необходимости тут можно было держать оборону. А вон та парочка оборванцев, вовсю старающихся делать вид, что не обращают на нас внимания, наблюдатели. Вспоминаю, что ещё двоих таких же мы видели по дороге и уверенность в успехе начинает немного шататься. Если хозяйка борделя настолько серьёзно подошла к вопросу безопасности, то внутри можно ожидать любых фокусов. Сейчас бы поставить воздушный щит, чтобы заранее защититься от пули. Но это сразу выдаст наши намерения. Я же пока не уверен, в каком ключе стоит действовать.

Поднявшись по ступенькам, стучу в дверь и та немедленно распахивается. Открыв мне вид на дюжего охранника, рука которого лежит на рукояти топора.

— Проходите. Госпожа Олласа ждёт вас.

На момент замираю, колеблясь между вариантами. Либо шагнуть вперёд, либо схватиться за револьвер, приказав мужику разоружиться и лечь на пол. Принять решение помогает девушка, показавшаяся в проёме. Улыбнувшись, выставляет вперёд грудь, прикрытую полосой прозрачной ткани.

— Хозяйка желает лишь побеседовать. Никто не станет затевать бой с такой компанией, если у него есть другой выбор.

Собираюсь активировать айван, чтобы проверить их настроение, но меня опережает Сэмсон, чей голос звучит снизу.

— Она не лжёт, Арх. Вот охраннику сейчас не по себе. Но оно и понятно — если что, ему помирать первым.

Договорив, проскальзывает вперёд, сопровождаемый взглядом мрачного мужчины. Как-то по его внешнему виду, не скажешь, что внутри бушует страх.

Глянув вслед котяре, тоже захожу в заведение, держа руку на кобуре. И всё-таки запускаю свой магический талант, осматриваясь по сторонам. На первом этаже ещё три человека с аурами, в которых проскакивают всполохи красного. Странно. Дженк говорил, что тут трое охранников. Возможно четвёртый человек, это та самая магичка. Или кто-то ещё из подручных Олласы.

Помимо них, здесь ещё пара человек, видимо относящихся к персоналу, девушка передо мной и два человека в той части здания, куда устремился призванный. На верхних этажах несколько десятков человек, чьи силуэты переливаются самыми разными цветами. Логично — бордель всё-таки работает. Изоляция у них не самая лучшая — пока иду за Сэмсоном, отчётливо слышу пары, что трахаются наверху. Хотя, чего я ожидал? Это бордель в небольшом городке на Ларэде, а не элитное заведение Каледа.

Отодвигаю в сторону красную ткань, которая закрывает проход и оказываюсь в комнате, освещённой несколькими свечами в изящных подсвечников. Сэмсон уже запрыгнул на круглый стол, стоящий посреди помещения. А я разглядываю присутствующих. На стуле сидит рослая женщина с уверенным выражением лица. Наглухо застёгнутая рубашка, поза, мимика — это точно хозяйка борделя. За её спиной хрупкая девушка, грудь которой прикрывает кусок светло-синей ткани. Эта смотрит на меня с некоторой опаской. А в ауре видны всполохи самого разного цвета — от жёлтого до красного и зелёного. Вот Олласа светится исключительно тёмно-синим.

Женщина приглашающе машет рукой, показывая на стул напротив себя. Потом бросает взгляд на девушек, что ввалились следом за мной.

— Я бы предпочла обсудить все дела с вашим лидером. Один на один. Вы можете с комфортом подождать в соседней комнате.

Секунду подумав, поворачиваюсь к девушкам.

— Поговорить я смогу и один. Подождите в коридоре. Если почувствуете опасность — начинайте убивать.

На последней фразе котяра вздыхает, а на лице Сталры появляется усмешка. Во время похода по городу, мы обновили её арсенал. К ножу добавился полноценный кинжал и небольшой топор, который она регулярно поглаживает рукой. Выглядя при этом весьма довольной.

Когда они скрываются за тканевой перегородкой, реагирует и хозяйка борделя.

— Вы настроены слишком кардинально — сегодня ни у кого нет необходимости умирать.

Ещё раз пройдясь взглядом по первому этажу, отключаю айван.

— Многое зависит от того, как пройдёт беседа.

Олласа усмехается.

— Позвольте задать вам два вопроса. Первый — вы пришлые в нашем городе и не знаете, как надолго здесь останетесь, верно?

Покосившись на Сэмсона, который старательно изображает предмет меблировки, решаю, что врать в данном случае всё равно не имеет смысла.

— Мы у вас недавно и пока не представляем, как надолго придётся задержаться — тут вы правы.

— Тогда второй вопрос. Что импонирует вам больше — разово получить какую-то сумму или обеспечить себя надолго? Даже если вы покинете Орзанс, можете присылать кого-то за деньгами.

Подаюсь вперёд, глядя на женщину.

— Предлагаете нам самим обеспечить защиту вашего заведения?

На этот раз она немного медлит с ответом, переводя взгляд с меня на кота.

— Предлагаю сразу выложить карты на стол. Среди вас есть, как минимум один маг. Плюс призванный, два человека с револьверами и иннорка. Серьёзная сила для нашего городка, в котором нормальных магов можно пересчитать по пальцам одной руки. Не скажу, что неподъёмная. Будь у меня необходимость, мои люди наверняка смогли бы решить проблему. Скорее всего не без потерь, но сделали бы дело. Вопрос в том, что такого желания у меня нет. Напротив, я хочу предложить взаимовыгодное сотрудничество.

Замолкнув, ждёт от меня реакции и я вопросительно поднимаю брови, одновременно с этим активируя айван. Фразы формата "я бы тебя порвал, если захотел", это стандарт для такого рода переговоров. Но всё равно немного нервируют.

— Очевидно, что вас нанял Дженк Торсин. Сначала он приходит к вам, а потом уже вы являетесь ко мне. Не надо быть очень умным человеком, чтобы понять расклад. Могу поспорить, он предложил вам какую-то определённую сумму за выполнение простой задачи. Подмять бордель и заставить меня платить ему за защиту. Я же могу сделать куда более масштабное предложение, включающее в себя не только моё заведение, но и массу других интересных объектов в городе.

С недоумением смотря на неё, уточняю.

— Если честно, не совсем понимаю. У вас есть какие-то иные заведения помимо этого и вы хотите, чтобы мы взялись за их защиту?

Договорив, формулирую в голове следующую фразу по поводу того, что у нас уже есть договорённость с Торсином. Но Олласа опережает меня, начав отвечать.

— Город давно разделён на районы влияния. Но местные банды, что так отчаянно пытаются казаться наследниками традиций, слабы. У них почти нет огнестрельного оружия и мало людей, готовых пустить кровь. Да, в случае чего они готовы пойти на обострение, но мало кто из рядовых бойцов станет насмерть биться за своего шефа. Скорее уж они примут новую власть, получая те же деньги.

Пока не понимаю, к чему она клонит, но сделавшая короткую паузу Олласа, уже излагает дальше.

— Вы кажетесь весьма угрожающми. Людьми, которые способны убивать и умеют делать это. А я хорошо знаю город. Слабые и сильные места банд, чиновников, магов. Понимаешь к чему я парень?

Теперь мой мозг входит в лёгкий ступор. Как там говорил Сэмсон? "Стать королём местного криминального мира"? Как-то так, вроде. Только тогда котяра упоминал такой вариант с иронией. А сейчас внимательно смотрит на меня и если я не ошибаюсь, то выражение его морды означает исключительно согласие.

— Такой вариант подразумевает, что мы останемся здесь надолго. Что совсем не факт. К тому же у меня уже есть договорённость с Дженком.

До сих пор думаю, что весь разговор может быть отвлекающим манёвром, поэтому пока не отключаю свой айван. Из-за этого лицо Олласы смотрится весьма занятно — человеческие черты, за которыми виднеются всполохи "пламени".

— Вы можете вернуть ему деньги. Или не возвращать. Как сами пожелаете. Что касается первой части вопроса, я предлагаю сотрудничество. Пятьдесят на пятьдесят. В ваше отсутствие я буду управлять делами и собирать вашу долю. Отдав её по первому требованию. Условимся о способах подтверждения, чтобы я могла, например проверить присланного курьера. Это совсем другой масштаб. И совсем иные деньги.

Откинувшись на стуле, ненадолго погружаюсь в раздумья. Она предлагает не просто какое-то разовое дело, а полноценный захват территории. По сути, организовать новую банду, которая подгребёт под себя имущество остальных. Как минимум, какой-то их части.

Основной вопрос — нужно ли мне это? Одно дело, подрядиться на разовую задачу. Совсем другое, выстраивать полноценное криминальное сообщество. Завтра утром или даже этой ночью может появиться посланник мархонта и мы больше не вернёмся в Орзанс. Раз так, то какой смысл выкладываться и рисковать?

С другой стороны, Сэмсон в чём-то прав. Я вовсе не уверен, что иерарх города конструктов не преследует какие-то иные цели, а не те, что он нам озвучил. Его артефакт, который позволяет отслеживать нас, всё ещё со мной — кольцо на среднем пальце левой руки. Но за последние полчаса я уже трижды подумал над тем, чтобы избавиться от него. Останавливает только то, что я не представляю, как вернуться домой другим путём. Иннорские острова, это довольно смутный вариант. Опять же, мы не знаем, как нас там встретят. Схорские цитадели выглядят ещё более сомнительным выбором. Не представляю, как можно туда проникнуть и выяснить, кто из них располагает секретом нужного заклинания.

При всём этом, если с мархонтом ничего не выйдет, то нам потребуется время, чтобы осмотреться и придумать новый план. Орзанс — вариант не хуже остальных. Скорее даже чем-то лучше, учитывая практически полное отсутствие огнестрельного оружия.

— Кому принадлежит реальная власть в городе? У банд нет оружия, но они почему-то играет вес на улицах. Хотя явно не могут противостоять полиции в открытом бою. Почему всё так?

Губы Олласы кривятся в усмешке.

— Орзанс долго был свободным городом. Около двухсот лет. До того момента, как схоры решили, что все человеческие государства должны платить им дань. Даже такие небольшие, как наше. Именно тогда, вместо совета старейшин, городом стал править бургомистр. А Орзанс потерял формальную независимость — сейчас мы является частью Парского королевства, откуда и назначают главу нашей полиции и гарнизона. Хорошо, что хотя бы главу города всегда выбирают из местных. Командир гарнизона и старший офицер полиции присылаются из королевства.

Неожиданный поворот событий. Но на этом экскурс в историю озёрного поселения не заканчивается.

— Сначала король попробовал назначить наместника из числа своих аристократов, что привело к бунту. Мы не самый крупный город, это правда. Но тогда на улицах было несколько тысяч человек. Присланный гарнизон перебили, а королевским дворянином отобедали рыбы. Мятеж был жестоко подавлен, но методы управления изменились. Отвечая на твой вопрос — единственная реальная власть, это офицер парской контрразведки. Но его интересы ограничиваются только политикой и соблюдением запрета на продажу оружия. Остальное — не его дело.

Теперь в беседу вступает Сэмсон.

— Значит у вас есть слабый бургомистр, полиция на которую всем наплевать и гарнизон? И все они не обращают внимания на банды, что орудуют у них под носом.

Хозяйка борделя пожимает плечами.

— У нас всего три десятка полицейских. Все, кроме шефа полиции, набраны из местных жителей. А если учесть, что за их "моральным обликом" присматривает всё тот же контрразведчик, туда идут только те, кто совсем не хочет рисковать. Непыльная, безопасная работа и какой-никакой статус. При этом напрягаться и что-то делать не нужно. У каждого родственники среди банд или тех, кто с ними связан. Сам понимаешь, сложно ожидать от них каких-то действий в такой ситуации. Гарнизон, это сотня королевских солдат, где собрана разнообразная шваль. Дальние уголки вроде нашего — не то место, куда пошлют кого-то нормального. Поэтому солдат не выпускают за пределы казармы. У них даже бордель свой собственный, отдельный от остальных.

Сэмсон молчит, так что на этот раз вопрос я задаю сам.

— То есть в городе нет никакой реальной власти?

Олласа поворачивается ко мне.

— Так я бы тоже не сказала. Есть рыбацкие артели, банды, шайки трущобников. У каждой своя собственная ниша и свой источник дохода. Все балансируют, наблюдая друг за другом, всегда готовые к войне. Но все они отвыкли от настоящего дерьма. Не стоит ждать ожесточённого сопротивления.

Ещё раз переглядываюсь с Сэмсоном. Тот чуть-чуть опускает свою морду, делая буквально намёк на кивок и я усмехаюсь. Интересно, что заставило его так быстро изменить свою концепцию? Надо будет не забыть задать этот вопрос.

Переведя взгляд на Олласу, озвучиваю своё решение.

— Не сказать, что я на сто процентов согласен. Но совсем не против обсудить ситуацию более детально.

Глава V

Беседа затягивается ещё на час. Обсуждаем всё — полицию, крупные и мелкие банды, приоритетные цели. К концу голова слегка ноет от объёма новой информации, зато у меня имеется какое-то представление о городе. И пара мыслей о том, с чего нам надо начать. Формального взаимопонимания с Олласой мы тоже достигаем. Как минимум, ей можно верить. Если бы врала, то Сэмсон вклинился с соответствующим предупреждением. А судя по спокойной реакции котяры, он ни о чём не переживает.

Единственный вопрос, который стоит на повестке прямо сейчас — человек Дженка, ожидающий снаружи. Действовать, как полный отморозок я не хочу. В планах вернуть деньги, которые он заплатил нам за заказ и мирно разойтись. После чего приступить к реализации собственного плана. А перед этим обязательно поговорить с Сэмсоном. Внезапный разворот его позиции на сто восемьдесят градусов мне всё ещё не до конца понятен.

Оказавшись на крыльце, нахожу глазами фигуру подручного Торсина, который уже давно отирается поблизости, ожидая, пока мы наконец появимся. Шагаю к нему и когда подхожу к стене одного из домов, рядом слышится негромкий хлопок. Крутнувшись на месте, активирую айван, одновременно кладя руку на рукоять револьвера. И вижу фигуру крылатого конструкта, стоящую в тени.

— Мархонт Эвлок мёртв. Влияние консерваторов в Скайзе оказалось куда сильнее, чем мы считали. Мы проиграли эту партию.

Рядом застывает крутящий головой по сторонам призванный. А чуть в стороне "женский отряд", все члены которого внимательно прислушиваются к разговору. Я же стягиваю с левой руки кольцо.

— Эти ваши консерваторы. Они могут найти нас по этому артефакту?

Крылатая девушка делает шаг и оказывается напротив меня.

— Прямо сейчас нет. Но лучше от него избавиться.

Закончив говорить, протягивает руку и я кладу в неё кольцо. Ожидаю, что конструкт скажет что-то ещё, но вместо этого она с новым хлопком растворяется в воздухе. Странное ощущение — вроде пропала возможность быстро добраться домой, но вместе с тем чувствуется облегчение из-за того, что не придётся соваться в непонятный Скайз, полагаясь на чьи-то слова. По-моему есть какой-то специальный термин для такой категорической недоверчивости. Паранойя или что-то вроде этого. Медицинскую науку у нас преподавали крайне скупо и основная часть информации давно вылетела из головы.

— Это что за рейзерово чудовище здесь было?

Обернувшись на ошеломлённый голос, обнаруживаю человека Дженка, который решил подойти поближе. Аура залита фиолетовым цветом, без единого проблеска красного — он скорее напуган, чем агрессивен.

— Не твоё дело, парень. Скажу шефу, чтобы зашёл к нам в гостиницу. Или прямо сейчас, или утром. Есть разговор. В бордель, до того как мы с ним всё обсудим, не суйся. Ясно?

Пару секунд пялится на меня, потом судорожно кивает. Ещё несколько раз оглядываюсь на него, пока мы идём дальше, но он так и стоит около стены, рассматривая её. В какой-то момент появляется мысль прикончить его, чтобы не болтал лишнего. Но почти сразу понимаю, что это мало чем поможет. Конструкта видело несколько оборванцев, что мониторят ситуацию около заведения Олласы. И наверняка зафиксировал кто-то из её людей. Не стоит сбрасывать со счетов и соседей. Всех не перебьёшь — предотвратить волну слухов у нас всё равно не выйдет.

Хотя, может это и на руку. Будут больше опасаться нашей небольшой компании.

Добравшись до гостиницы, устраиваемся в холле второго этажа, куда сонный Сайр приносит чашки сорка и я кратко излагаю девушкам суть нашей беседы с владелицей борделя. Реагируют они по разному, но всю тройку объединяет одно — хотят обсудить всё немедленно. Учитывая, сколько это может занять времени, обрываю начавшуюся дискуссию и переношу её на завтра. Спустя пять минут девушки всё же успокаиваются и отправляются в свои комнаты. На этаж поднимается владелец гостиницы, который забирает пустые чашки, а мне в голову приходит неожиданный вопрос.

— Сайр, а кому Орзанс платит налоги?

Старик бросает на меня удивлённый взгляд.

— Цитадели Блистательного Ф'цар Хока.

В голове сразу же вспыхивает новая мысль.

— Они присылают сборщиков или вы отправляете кого-то к ним?

Теперь он смотрит на меня совсем непонимающе.

— Они Великая цитадель схоров, а мы небольшой городок, вдали от трактов. Наши налоги забирает Парское королевство. А уже от них они идут к схорам. Каждые три месяца прилетает отряд сборщиков налогов, которые проводят ревизию и забирают собранное.

Киваю ему и ещё какое-то время подождав, старик спускается вниз. Рядом же слышится шёпот котяры.

— А вот это уже интересно. Та же самая цитадель, в которой нашли клона Канора. Ты думаешь о том же, что и я?

Покосившись на него, решаю сначала прояснить другой момент.

— Ты лучше скажи мне, почему так резко сменил точку зрения? То ты против разбоя и жизни в тени закона, а потом практически сам настаиваешь, чтобы мы этим занялись.

Тот выгибает спину, поднимаясь на лапы. Покрутившись, снова укладывается на стул.

— Посмотрел на ситуацию под более широким углом. Вот скажи, что ты умеешь, Арх? Чему тебя жизнь научила? Да не смотри ты на меня так, я же серьёзно. Угрожать, убивать и убегать. Три слова на букву "у". Ещё можешь быстро прикинуть расклад и понять, кто из местных сильнее, а кто слабее. Хорошо видишь людей. Но у всего этого весьма ограниченное применение, понимаешь? Да и наша ситуация не предполагает работу в торговой лавке или рыбацкой артели.

Продолжаю молча смотреть на него. Говорит призванный вполне понятно, но хочу дождаться логического завершения его речи, прежде чем отвечать.

— Если совместить всё это с моими словами про марионеток, то выходит, единственный путь, который нам подходит — максимально эффективно использовать твои навыки. Аристократки эти, пусть чему-то и обучены, но весь их жизненный опыт исчерпывается интригами, да сплетнями. А иннорка с нами вряд ли надолго задержится. Остаёшься только ты. Значит надо сколотить банду и подмять под себя это место. А потом разбираться, что делать дальше. Когда на руках уже будут деньги и не надо будет никуда бежать. К тому же Сайр только что открыл нам новые горизонты.

Тут я с ним согласен. Налоги идут в ту самую цитадель, которая нам по сути и нужна. Раз так, значит между ней и Парским королевством есть какие-то контакты. Скорее всего они не ограничиваются исключительно сбором дани. Остаётся только найти их и подумать, как можно использовать ситуацию.

Последняя мысль заставляет усмехнуться. Бывший нищий, чудом выживший в хитросплетении интриг, планирует проникновение в схорскую цитадель. Смешно.

— Надо будет подумать. Возможно действительно удастся что-то выяснить. Но не думаю, что у нас получится вот так запросто пробраться к схорам, выяснить секрет портала, который может отправить на другой континент и в финале заставить их открыть его. Это звучит, как сценарий плохого уличного спектакля, где прекрасный рыцарь в одиночку разбирается с толпами врагов, спасает императора и получает в награду руку и сердце его дочери.

Сэмсон задумчиво хмыкает.

— Странно. Я ожидал, что ты скажешь "сиськи и задницу его дочери". Растёшь, Арх. А что до схоров — в саму цитадель мы можем и не попадём, но теперь появился шанс выяснить хотя бы что-то. Чем больше информации, тем проще принять верное решение. Всё лучше, чем тащиться на эти Иннорские острова, толком не представляя, что нас там ждёт.

Ещё несколько минут перебрасываемся фразами, в основном обсуждая варианты того, как нам действовать завтра. Внезапно выясняется, что при отключённом "режиме ворчания", котяра тянет на неплохого тактика.

Укладываясь спать, пытаюсь понять, насколько правильно поступил. Может быть стоило всё же согласиться на путешествие к Иннорским островам? Здесь мы всё равно под угрозой — даже до Орзанса могут дойти слухи о людях с другого континента, за которыми охотятся схоры. А мы на роль потенциальных мишеней подходим почти идеально. Появились из ниоткуда, вооружены и ничего не знаем о местных порядках. На мысли о том, что надо бы придумать какую-то вменяемую легенду, которую станем озвучивать местным жителям, отключаюсь. Организм настойчиво требует отдыха.

Утром просыпаюсь от осторожного стука в дверь. Вернее, он будит Сэмсона, а тот бесцеремонно вырывает из сна меня, попросту запрыгнув на корпус и принявшись молотить лапами. За дверью обнаруживаю Сайра, который сообщает, что Дженк прибыл на встречу и ждёт внизу.

Пара минут уходит на утренние процедуры, после чего отправляюсь будить девушек. Как быстро выясняется Фарна уже успела встать сама, разбуженная звуками. И подняла Сталру. Дождавшись, пока Кенса тоже проснётся и набросит на себя одежду, спускаемся вниз. Как и в прошлый раз, троица остаётся наблюдать за входом, а мы с призванным отправляемся в закуток, где проходили предыдущие "переговоры".

Как только усаживаемся за стол, Торсин недовольно заявляет.

— Бордель так и остался за Олласой. О чём вы вчера договорились? Она предложила больше денег?

Пожимаю плечами.

— Я бы выразился по другому. Мы стали партнёрами.

Достав скудную пачку банкнот, кладу её на стол.

— Возвращаю аванс. И приношу извинения за сложившуюся ситуацию. Не стоило так сразу браться за этот заказ, не выяснив все обстоятельства.

Лицо Дженка становится ещё более хмурым и он бросает косой взгляд на верзилу, который его сопровождает.

— Так дела не делаются. Раз взялись, значит надо довести до конца. Мы ведь договорились.

Формально он прав. Если бы не одно "но" — в теневом мире соблюдение негласных правил гарантируется силой договаривающихся сторон и рычагами давления друг на друга. Когда ты знаешь, что противоположная сторона в состоянии нанести тебе серьёзный урон, дважды подумаешь, прежде чем нарушать оговорённые условия. В противном же случае… Я десятки раз был свидетелем того, как заключенные соглашения и сделки разрывались или "пересматривались" на ходу. Нередко, с летальным исходом для одной из сторон. Если перед глазами маячит большой куш, всем становится наплевать на правила. О них обычно вспоминают, когда что-то грозит твоим собственным деньгам или собственности.

В случае с Дженком я поступил относительно честно — вернул аванс и принёс извинения. А мог бы обставить всё совсем по-другому. Тем более, что за ним не стоит никакой реальной силы. Полтора десятка бойцов, из которых стоящих всего два или три. Да небольшая территория, в основном полученная за счёт захвата объектов после гибели одного из местных "лидеров", чьё наследство сразу же разорвали на лоскуты. Самые лакомые куски достались остальным, а Торсин загрёб себе остатки. Потому видимо и решился на авантюру с наймом сторонних людей. Хотел упрочить свои позиции и продемонстрировать, что тоже кое на что способен.

Придвинувшись к столу, впиваюсь в него взглядом.

— Послушай, я ведь мог переиграть всё совсем не так. Влепить тебе пулю в лоб и навсегда забыть о существовании какого-то Дженка Торсина. Вместо этого ты получил назад свои деньги и услышал слова извинений. Хочешь довести дело до открытой схватки — твой выбор. Но ты сам понимаешь, чем это кончится.

Пока говорю, запускаю свой магический талант и вижу, что силуэт Дженка в основном переливается фиолетовым с редкими вкраплениями красного. А вот аура его бойца намного более странная — немного фиолетового разных оттенков, жёлтый и зелёный. Плюс, небольшие всполохи синего.

— Не такого я от тебя ждал, парень. Ну да ладно, ты сам выбрал этот путь.

По мнению Торсина, слова должны звучать весомо и нести оттенок угрозы. Но вызывают у меня лишь усмешку. Ещё совсем недавно, я бы может и напрягся из-за такого поворота событий. Но после всего пережитого, опасность со стороны этого мужика кажется настолько слабой, что не хочется даже всерьёз задумываться об этом.

Тем не менее, я всё равно отступаю в коридор, выпуская обоих местных жителей из закутка. Страх иногда тоже толкает людей на необдуманные поступки. Например провоцирует ударить оппонента ножом, пока он находится рядом. Оказавшись в коридоре Дженк делает пару шагов к выходу, но внезапно останавливается.

— Выметайтесь из моей гостиницы. Продажным трусам вроде тебя, здесь не место.

А вот это было уже лишним. Всаживаю в него пару "гарпунов" и слегка тяну за них, заставляя сгусток жизненной энергии сместиться в сторону. Торсин шумно падает на колени, подняв руку к горлу и учащённо дыша. Вижу, как испуганно расширяются его глаза.

— Что… Как ты…

Рявкнув, обрываю его.

— Теперь это моя гостиница. В качестве платы за нанесённое оскорбление. Через полчаса жду кого-то из твоих людей с документами, если они у тебя есть. Никто не явится, приду за ними сам. И уже не окажусь столь милосердным.

Телохранитель Дженка, к моему удивлению, даже не пытается что-то предпринять. Либо растерялся, либо понимает, что его уложат первым. За спинами этой парочки сейчас появились девушки, каждая из которых держит руки на оружии.

Торсин, который выглядит сейчас весьма жалко, сглатывает слюну и хрипит.

— Нет никаких документов, всё на словах. Никаких бумаг..

С трудом поднявшись на ноги, ковыляет к стене и опираясь на неё рукой, бредёт к выходу. Брезгливо поморщившийся здоровяк шагает следом, держать в полуярде от своего шефа. Интересные у них взаимоотношения в команде. Как по мне — телохранителю не слишком по душе "политика" руководства. Но по какой-то причине, всё равно продолжает выполнять приказы.

Предполагаю, что несостоявшийся заказчик попробует оспорить решение. Или скажет хотя бы что-то, прежде чем покинуть здание. Но нет — сгорбившийся Дженк молча добирается до дверного проёма и скрывается из нашего поля зрения. Зато подаёт голос Сайр, наблюдавший за последней сценой из-за стойки.

— Хочу отметить, что у нас долг в двадцать восемь рхэзов за продовольствие. Лавочник пока верит, что я оплачу, но выставил планку в тридцать пять — когда сумма станет больше, мы останемся без еды. Ещё неплохо бы обновить комплекты постельного белья и отремонтировать пару кроватей.

Насколько я понимаю, он собирается продолжать, так что я поднимаю руку, останавливая старика.

— С проблемами заведения разберёмся позже. Пока нам нужен завтрак. Сегодня ещё немало дел.

Всунув Сайру монету на десять рхэзов, рекомендую погасить часть долга за продукты. Всё остальное обсудим вечером или ещё позже. Когда у меня будет свободное время.

Усаживаемся на стулья в небольшой столовой и Сталра с лёгкой задумчивостью интересуется.

— Своя гостиница, это конечно неплохо. Но она вообще приносит деньги? Или одни долги?

Вопрос слышит Сайр, сразу же разразившийся небольшой тирадой, в которой слышатся возмущённые нотки.

— Когда к нам являются торговцы, у меня всегда заполнены все номера. Раньше приезжали каждый месяц, но за последние два ещё не появлялись, отсюда и долги. Да ещё этот Дженк только и делает, что забирает деньги, не позволяя тратиться на что-то.

Едва не сплевывает на пол, но вовремя вспоминает, что это отчасти его отель. К тому же новый партнёр сидит всего в ярде от него. В итоге удаляется на кухню, где уже орудует его родственник. Я же окидываю взглядом остальных.

— Вы все знаете, о чём мы договорились с Олласой. Я предлагаю начать уже сегодня — мы с Сэмсоном набросали приблизительный план действий.

Фарна недовольно хмурится, а Кенса с легким интересом уточняет.

— Хочешь стать самым важным парнем в этом захолустье?

Глянув на блондинку, формулирую ответ.

— Да. А потом попасть в Парское королевство. Которое платит налоги той самой цитадели, где нашли конструкта сделанного по лекалам Райла Канора.

Теперь на лицах обеих аристократок появляется удивление. А иннорка, что осталась такой же угрюмой, вклинивается в беседу.

— Зачем? Мы ведь уже обсуждали этот момент — можно вернуться к нам. И там спокойно обдумать ситуацию. Ради чего рисковать? Если вы мечтаете о том, чтобы раскрыть секрет портала, то у вас всё равно не получится. Цитадель одного из Великих схоров, это не гостеприимная деревушка, куда может попасть любой желающий.

Повернувшись к ней, парирую.

— Я спас твою жизнь. Ты спасла наши. В этом моменте мы квиты. Если хочешь — можешь отправляться на свои острова. Но без нас.

Увидев непонимание на её лице, пытаюсь объяснить.

— Ты говоришь, что нас там защитят и обеспечат дорогу домой. Но ты лишь рядовой боец одного из кланов. Я не вчера родился — обычный солдат не может давать обещания от имени целой страны. К тому же обычно пехота мыслит не так, как люди с самого верха. Ты можешь искренне во что-то верить, но ребята сверху легко всё переиграют, если захотят. Или ты можешь дать какие-то гарантии нашей безопасности? Даже если забыть об отсутствии у вас надёжного способа контакта со вторым материком, идея выглядит далеко не самой лучшей.

Мечница мрачно изучает меня взглядом.

— Предпочтёшь вместо этого окунуться в кровь и грязь, занимаясь незаконным промыслом? С туманной перспективой выяснить что-то о заговоре против вашей империи.

— Я вырос среди грязи и крови. Этот город для меня, считай родная стихия. И да — сначала я хочу сам разобраться в ситуации. Хотя бы попробовать выяснить детали. Объясню на пальцах. У Иннора нет надёжного способа доставки на наш континент. У схоров, он наоборот, имеется. Согласен, к нему мы скорее всего не подберёмся. Но знаешь, в жизни бывает разное. Относительно недавно, я бы не поверил, скажи мне, что от моей руки будут умирать аристократы и офицеры политической полиции, а девушки со знатным происхождением станут раздвигать ноги по щелчку пальцев. Как знать, может сложится и со схорами.

Фарна пренебрежительно фыркает, но предпочитает не развивать дискуссию. Из-за стола тоже не поднимается. Значит пока остаётся с нами.

Сайр приносит яичницу с сорком. Выставляя тарелки, извиняющимся тоном заявляет.

— Мяса сейчас нет, но как только вы закончите, я пошлю племянника в лавку. На обед будет жаркое. Или вы предпочитаете рыбу?

Вздохнув, заверяю его, что для нас нет критичной разницы и Сайр удаляется. Судя по лицам аристократок, своё мнение по поводу обеденного меню у них имеется. Но высказать его, девушки не успевают. Или опасаются это сделать.

Дождавшись, пока старик покинет помещение, начинаю говорить.

— Мы с Сэмсоном выбрали первую цель. Итак, слушайте.

Глава VI

Самый крупный и прибыльный объект Орзанса — коптильный цех. Изначально на небольшом предприятии коптили только рыбу из озера, но сейчас обрабатывают и мясо. Число работников перевалило за полсотни и цех генерирует стабильный поток финансов.

Благодаря негласному контролю за предприятием, свои позиции удерживает и Саллор Ман — главарь самой крупной банды города. Помимо самой коптильни, он облагает налогом две рыбацкие артели. Плюс, держит за яйца несколько десятков торговых лавок. Но половину всех денег обеспечивает тот самый цех.

Вчера, обсуждая с Сэмсоном нашу тактику, мы рассматривали два противоположных варианта. Либо начать с мелких целей, постепенно двигаясь к более серьёзным, либо ударить по самой крупной. В итоге остановились на втором. Во-первых, это сразу выведет нас на самую верхушку местной иерархии. А во-вторых, перевернёт доску с местными фигурами. Как только уберём доминирующего над городом игрока, остальные немедленно сцепятся за его наследство.

Конечно, какая-то часть из них сразу же начнёт раздумывать о том, чтобы порвать глотки чужакам и самим подмять под себя местный “бриллиант”. Но так даже лучше — сразу выявим самых амбициозных и получим шанс разобраться с ними. Не сказать, что план идеален, но зато он позволяет быстро набрать вес в местном обществе и перейти к следующему этапу. Что и стало решающим фактором при принятия решения.

Коптильный цех оказался в другом конце города. Целый комплекс из трёх приземистых зданий. Всё вокруг пропитано запахами рыбы и мяса, причудливо переплетёнными между собой. А около ворот, которые являются единственным средством попасть внутрь, стоит здоровяк небрежно держащий на плече массивный топор. Вся территория окружена высоким забором, через который незаметно не перебраться. Но нам этого и не требуется.

Потратив двадцать минут на изучение прилегающей территории, выбираю место, где можно оставить девушек. Они сейчас выступают в качестве резервной группы, что вступит в дело, если возникнет необходимость. Укрыты в проулке между парой заброшенных домов.

Мы же с Сэмсоном играем роль передового отряда. Пока шагаем прямо к охраннику, тот задумчиво нас разглядывает, пару раз задержав взгляд на револьверной кобуре на моём поясе. Останавливаюсь в трёх ярдах от него.

— Пошли кого-то за своим хозяином. Есть разговор.

Здоровяк презрительно кривит губы.

— Думаешь, раз у тебя есть огнестрел, ты теперь круче всех? Может ещё бургомистра сюда позвать? Или кого-то из схорских лордов? Чего по мелочи то размениваться.

Молча расстёгиваю кобуру и пальцы обхватывают рукоять револьвера. Охранник на это реагирует заливистым смехом.

— Шарс, глянь, кто тут к нам пришёл. И послушай. А то, когда буду вечером рассказывать, парни просто не поверят.

К моменту, когда из-за ворот показывается его напарник, вооружённый широким тесаком, револьвер уже лежит у меня в руке. Взведя курок, поднимаю руку и грохнувший выстрел заставляет первого мужика шарахнуться в сторону. С ужасом глядя на Шарса, который завалился на землю с простреленной головой, поворачивается ко мне.

— Райзерова тварь! Что ты наделал?!

Переведя ствол револьвера на него, повторяю.

— Вызывай своего шефа, идиот. Или тоже хочешь пулю?

Вижу, как дёргается его кадык. Ещё раз смотрит на труп и поворачивает голову в сторону двора, откуда больше не доносятся звуки голосов.

— Пошлите кого-то за Саллором. Тут райзеров псих с револьвером.

На всякий случай активирую айван, рассматривая силуэты людей через забор. Но наружу выскакивает только один паренёк, осторожно обогнувший труп и сразу же сорвавшийся бежать дальше по улице. База Саллора Мана, это бар расположенный относительно недалеко. Посыльный должен добраться туда за какие-то пять-шесть минут. Ещё столько же потребуется самому Ману и его бойцам, чтобы оказаться здесь.

План прост, как стейк из морсара — дождаться, пока цель появится на горизонте и ударить айваном, прикончив главаря банды и его ближайших соратников. Если верить информации Олласы, у его банды есть, как минимум пара револьверов. И возможно что-то ещё из огнестрела. Но если атаковать сразу, не дожидаясь, пока они оценят ситуацию, угроза минимальна. Единственное, чего опасаюсь — возможного появления мага. На Саллора работает тот самый "рыбацкий" маг, который по бартеру обучал Каррису. Он и к ней перестал ходить, потому что Ман отдал соответствующий приказ. Не хотел своими руками выращивать бойца у возможного конкурента.

При всей этой “мощи”, местный "главарь" не пытался подмять под себя весь город. Официально — потому что не хотел развязывать войну и лить кровь. Но на деле, он просто зажирел и обленился. Зачем прилагать какие-то усилия, если тебя и так все боятся? На это и делается основной расчёт. Саллор явится, окружённый своими бойцами. Рассчитывая задавить противника численностью и своей репутацией. Но вместо разговора получит быстрый и смертоносный удар.

Пока ждём прибытия второй стороны, пытаюсь понять, когда я так легко начал отнимать жизни? Вернее, не так. Когда я начал так легко относиться к планам, которые включают в себя убийства? Я много раз отправлял людей на тот свет. Но обычно это происходило спонтанно. И они сами пытались меня убить. А сейчас, я собираюсь прикончить, как минимум, несколько человек, которых сам же и спровоцировал. Да, все они бандиты, но это не Калед. Тут "бандит", это совсем не обязательно "убийца".

От размышлений отрывает голос Сэмсона.

— Сзади приближается что-то странное. Знаешь, немного похоже на мага под защитным заклинанием.

Крутнувшись на месте, осматриваю территорию с тыла. Действительно вижу какой-то силуэт, медленно движущийся в нашу сторону. Выглядит правда крайне странно — мерцает, то появляясь на пару секунд, то снова пропадая. Когда он снова появляется, запускаю "гарпун". И промахиваюсь, потому что противник опять пропадает из виду.

В следующий момент, в воздухе появляется водные сферы, которые моментально обрушиваются на меня. Едва успеваю запустить нотную связку, формирующую воздушный щит. А через секунду лечу на землю, сбитый мощным ударом в корпус и ногу. Защита смягчила атаку, но не уберегла от неё полностью.

Распластавшись на земле, выстреливаю ещё два "гарпуна", стараясь попасть по мерцающему силуэту, но снова промахиваюсь. Этого морсарова ублюдка не так просто достать. На дороге появляется водный смерч и я повторяю связку воздушного щита, стараясь остановить его. В этот раз получается — смерч хотя и разрывает мою защиту в клочья, но сам при этом тоже расплёскивается по земле.

Сзади слышится чей-то хрип. Скосив туда взгляд вижу охранника, оседающего на дорогу с разорванной глоткой. И Сэмсона, который спрыгивает с его плеча на землю.

Спустя мгновение меня выкручивает от боли — струна едва ли не разрывает внутренности. Не понимаю в чём дело. А потом вспоминаю, что у меня нет крейнера. Морсаров идиот! Надо было забрать артефакт у Кенсы. Или озаботиться его покупкой у кого-то ещё. Ещё пара нотных комбинаций и отдача от них заставит струну сорваться в неконтролируемый ход, что с гарантией убьёт меня или сведёт с ума. Не факт, что я потяну даже одну нотную связку. Остаётся только айван, который пока более чем бесполезен.

Дальше по улице грохочут выстрелы. Кто и в кого стреляет, не совсем понятно. Но одна из пуль бьёт в дорогу, совсем рядом с моим плечом. Невольно кошусь назад и приподнимаюсь, опираясь левой рукой на землю. В этот момент вижу, как за забором дома мелькает чья-то фигура. Как раз недалеко от места, где недавно мерцал силуэт мага. Подняв револьвер, спускаю курок. Но вряд ли попадаю — противник уже успел сменить позицию.

Грохает винтовочный выстрел, сильно выделяющийся на фоне револьверной пальбы. Почти сразу после этого слышатся крики. Я же концентрируюсь на айване, выпустив сразу десять "гарпунов". Цели сейчас совсем не видно, но я разбрасываю "снаряды" по всей поверхности забора, за которым может быть противник. И сразу же тащу их назад.

Когда слышу крик, а за изгородью проявляется чужая аура, пыщущая красным цветом, сразу всаживаю в неё ещё три "гарпуна". Рывок и в меня уже летит сверкающий ком энергии. Когда врезается в тело, заставив меня корчиться от вливающейся силы, правую руку обжигает болью — кто-то из стрелков всё-таки угодил в цель.

Тело всё ещё охвачено судорогами, но я переворачиваюсь на живот, окидывая взглядом людей на другой стороне улицы. Пять человек, которые укрываются за оградами двух домов. В стороне от них вижу ещё один силуэт. Но точно не уверен, кто это. Возможно посторонний или кто-то из наших, потому что в проулке всего два человека.

Поглощённой энергии хватает, чтобы пустить в дело сразу десять "гарпунов", по два на каждого. Мгновение и я тащу их на себя. Ещё пять скомканных кусков жизненной силы, которые пусть и не добираются до меня целиком, но дают достаточный заряд бодрости, чтобы подняться на ноги. Правая руку ещё немного болит, но как я понимаю, пулевое отверстие уже затянулось. Должно было затянуться.

Во дворе коптильного цеха ни одного человека — все спрятались внутри, впечатлённые звуками перестрелки. На улицах вокруг, тоже ни одного прохожего, все забились в дома. Сжимаю в правой руке револьвер, шагаю к противоположному концу улицы. Надо собрать огнестрельное оружие и удостовериться, что Саллор Ман мёртв.

Из проулка выглядывает Кенса, которая настороженно смотрит в сторону, где были стрелки противника.

— Они все сдохли. Кто там с тобой?

Испуганно дёрнувшись, аристократка бросает взгляд на меня. От необходимости отвечать, её избавляет Фарна, показавшаяся сбоку. Судя по тому, что клинки в ножнах, мечница и не думала принимать участия в схватке. Значит тот силуэт вдалеке, это Сталра. Или она погибла, а там прячется кто-то ещё?

Впереди мелькает фигура я с лёгким успокоением выдыхаю. Аристократка жива. Просто обошла этих парней с левого фланга и видимо кого-то прикончила, судя по трофейному револьверу в правой руке.

Подойдя ближе, переглядываюсь с девушкой, которая уже поднимает ещё один трофейный огнестрел. Оружия у этой банды оказалось куда больше, чем я предполагал. Армейская винтовка, три револьвера и обрез, сделанный из охотничьей двустволки.

С крыши соседнего дома спрыгивает Сэмсон.

— Парни оказались немного умнее, чем я ожидал. Натравили на нас мага, а сами зашли с другой стороны. Если бы не твой айван, у этих бездновых умников всё бы получилось.

Забросив за спину винтовку, прохожусь взглядом по трупам. Вон тот, в чёрном пиджаке, пальцы которого унизаны кольцами, видимо и есть Ман. Его тело обшариваю сам. Помимо ещё одного револьвера и кинжала с богато украшенной рукоятью, нахожу связку ключей и что-то вроде местного аналога бумажника. У нас в Каледе такими щеголяют аристократы или крупные буржуа. Но там это обычно что-то изящное. А здесь просто два куска выдубленной кожи, сшитых между собой. Зато содержимое радует — навскидку не меньше тысячи рхэзов.

— К нам спешат гости.

Проследив за взглядом кота, вижу около десятка силуэтов, которые быстро мчатся в нашем направлении. Либо бойцы погибшего Саллора, либо полиция. Хотя, вероятнее второе. На перестрелку местные "мундиры" всё равно должны отреагировать. Как бы им не хотелось обойти это место стороной.

Иннорка так и остается в проулке, не желая показываться. Зачем она вообще увязалась с нами, если не принимает никакого участия? Отправляю к ней Кенсу, с приказом держать наготове одну из боевых связок. По-хорошему, сейчас бы забрать её крейнер, но сразу девушка не отдаст. А устраивать спор над трупами убитых бандитов, когда к тебе спешит полвзвода "мундиров", не самая лучшая идея. Другой вариант — обыскать труп убитого мага. Но добраться до него я тоже не успею.

Сталра, одежда которой перепачкана кровью, остаётся рядом со мной. Сначала даже не замечаю этого — меня ещё слегка колотит после смерти, что пролетела рядом. А потом становится поздно. Аристократка никак не успеет добежать до нужного поворота.

Так и встречаем приближающихся полицейских. Слева от меня невозмутимый Сэмсон, а справа хищно скалящаяся рыжая девушка, в руке которой револьвер, а из-за пояса торчит обрез. Первые трое "мундиров", вынырнувшие из-за поворота в двадцати ярдах от нас, такой картины явно не ожидают. Остановившись, удивлённо переглядываются, смотря, как мы медленно шагаем им навстречу.

Зато следующий оказывается умнее. Форма отличается от остальных — скорее всего один из офицеров. Я до сих пор так и не разобрался в их знаках отличия. Увидев нас, сразу же вскидывает руку с револьвером, беря меня на прицел.

— Не двигаться! Застыли на месте, суки райзеровы! Кто такие и что тут делаете?

Послушно остановившись на месте, вгоняю в каждого из служителей правопорядка по паре "гарпунов". Если они не начнут стрелять без предупреждения, должен успеть.

— Мирные горожане. Забрели в этот район, где на нас напали бандиты. Сами понимаете, мы были вынуждены защищаться.

За спиной офицера появляются ещё трое "мундиров" и это придаёт ему уверенности.

— Думаешь я поверю в эти сказки? Зачем вы убили Мана и его людей?

Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, излагаю.

— Я ведь уже сказал — они напали на нас. Вместе с магом, труп которого вы найдёте ярдах в двадцати за своей спиной.

Их командир, как и половина рядовых, машинально оглядывается назад. Вижу, как меняется лицо старшего, когда до него доходит смысл услышанного. Он даже смотрит теперь по другому.

— Вы убили одного из городских магов?

Усмехнувшись, пожимаю плечами.

— Уж не знаю, был он из этого города или откуда-то ещё, но напал на нас вместе с этой бандой. И закономерно погиб.

Сделав короткую паузу, перехожу в наступление, не давая ему опомниться.

— У вас такое лицо, как будто вы мне не верите, офицер. Или вы были связаны с людьми, что пытались убить нас? Может быть вы тоже хотите нас прикончить и это стоит расценивать, как нападение?

Двое из его подчинённых отступают назад. Из поворота вылетают последняя пара людей в форме. Но подкрепление этих бравых вояк уже не радует. Включая и их командира, который сейчас отчаянно ищет выход из ситуации. По глазам вижу, что ему очень хочется просто спустить курок, нашпиговав нас свинцом. Но понимание того, что здесь только что погиб маг, которого поддерживали огнём бойцы Мана, заставляет сдерживаться. Сейчас он видит перед собой парня, девушку и призванного, которые разделались с серьёзным противником. И прекрасно понимает, что хотя бы один из нас должен располагать струной. А среди "мундиров" нет ни одного, владеющего магией. Что с его точки зрения, не оставляет никаких шансов в прямом противостоянии.

Решаю помочь ему определиться.

— Я вижу два варианта развития событий. Первый — вы оказываетесь сообщниками убитых мерзавцев и пытаетесь разделаться с нами. Поставив себя на одну планку с нападавшими. Со всеми возможными, для этого решения, последствиями. Второй куда более изящен. Он включает в себя небольшое пожертвование на нужды полиции Орзанса, которой приходится нести свою службу в столь нелёгких условиях. И в этом сценарии нет трупов девяти человек, которые выбрали не ту сторону.

Какое-то время их главный размышляет, оглядываясь по сторонам. Потом кривит губы в странной ухмылке.

— Предположим, на вас действительно напали. И вы убили всех этих людей, защищая свои жизни. В это я могу поверить. Но хочу заметить, что любой ущерб городской собственности, как и ограбление кого-то из честных горожан Орзанса будет преследоваться со всей строгостью закона. Не забывайте про гарнизон, молодой человек.

О солдатах Парского королевства я хорошо помню. Как и о военном маге, который входит в состав их отряда. По слова Олласы они вмешаются только если произойдёт что-то действительно экстраординарное. Например, мы подпалим этот самый коптильный цех. Или нападём на ратушу. Думаю, если перебить "мундиров", то солдаты тоже отправятся по наши души. Но полицейских это к жизни не вернёт, что они, к счастью тоже понимают.

Махнув офицеру, чья аура переливается фиолетовым, светло-синим и красным, шагаю к нему. Он движется навстречу и спустя несколько мгновений, две банкноты по сто рхэхов меняют своего владельца.

— Мы должны будем забрать трупы.

Пришедший в себя мужчина пытается выдавить максимум из сложившейся ситуации. Но упускать добычу я не собираюсь. К тому же мне нужен крейнер мага.

— Пришлите кого-то через двадцать минут. Не раньше.

Несколько секунд пристально смотрит на меня, но потом согласно кивает. Ещё мгновение поколебавшись, тихо обращается ко мне.

— Не думай, что эта бойня не привлечёт внимания. Даже у нас, никому не нравится, когда людей начинают убивать при свете дня.

Развернувшись на месте, быстро удаляется. Дождавшись, пока все "мундиры" скроются из виду, поворачиваюсь к Сталре.

— Обыщи трупы и собери всё ценное. Кенсу не подпускай.

Рыжая аристократка скалится в довольной усмешке и возвращается назад. Я же направляюсь к телу мага. Ещё пять минут на мародёрство, а потом займёмся переговорами. Надо будет втолковать владельцу цеха, что теперь он должен платить совсем другим людям.

Глава VII

Итоговый улов оказывается немалым — ещё около трёхсот рхэзов в монетах и банкнотах, холодное оружие, кольца и перстни с драгоценными камнями. Это не считая четырёх револьверов, винтовки, обреза и патронов к ним. Единственное, что разочаровывает — добыча, взятая с трупа мага. Самое ценное, это крейнер, благодаря которому я могу использовать магию. Плюс один артефакт в виде кольца. Определить, что это такое, у меня не выходит. Чувствую, что кольцо накачано силой, но для чего используется, понять не могу. Эх, будь рядом Эмили, всё было бы куда проще.

На момент представляю, что механоид здесь и с сожалением вздыхаю. Сейчас от её присутствия я бы точно не отказался. Надеюсь она выжила и выбралась из столицы.

Беседа с владельцем коптильного цеха проходит на удивление быстро и без эксцессов. Мордатый мужчина, чем-то напоминающий медведя, неожиданно покладисто соглашается выплачивать те же пятнадцать процентов от чистой прибыли, что шли Ману и не делает ни одного намёка на корректировку соглашения. То ли его так впечатлила небольшая бойня, которую мы устроили, то ли рассчитывает разобраться с вопросом позже. Договариваемся, что первую оплату он произведёт через десять дней — его человек доставит нужную сумму в гостиницу, которая пока стала нашей временной базой.

Когда выходим из ворот, замечаю нескольких "мундиров", которые стаскивают трупы в одно место. На нас косятся, но никаких действий не предпринимают.

— Почему я ничего не получила?

Покосившись на возмущённую Кенсу, понимаю, что блондинка искренне раздосадована.

— Забыла, как ты нас бросила в бою?

Та пренебрежительно морщится.

— Но потом я вернулась. И осталась с вами. Вот только что подставлялась под пули, магию использовала. Может хватит уже?

Глянув на неё, несколько секунд молча шагаю дальше.

— Хорошо. Считай, что тебя официально приняли. Но если попробуешь кинуть меня ещё раз — получишь пулю.

Девушка усмехается.

— Угрожаешь дочери маркиза? Не слишком сильно замахнулся?

— Ты за тысячи лиг от империи. Не думаю, что здесь кого-то впечатлит твой титул.

Недовольно кривится, но тему предпочитает не развивать. Меня же волнует другой вопрос, который я решаю прояснить, как только мы оказываемся в гостинице. В процессе выкладки добычи на столешницу и её сортировки, поднимаю глаза на Фарну.

— Ты могла атаковать вместе со Сталрой. Но осталась на месте. Почему?

Мечница с мрачным видом вздыхает.

— Я воин клана Айвендо. А не бандит из подворотни, готовый убивать за пригоршню монет.

— Зачем тогда вообще пошла с нами?

На момент заминается.

— Вы представляете ценность. Если бы кому-то грозила реальная опасность, я бы вмешалась.

Занятно. Валяться на дороге под пулями, это видимо не тянет на реальную угрозу. Весьма интересная оценка ситуации.

Решив пока не углубляться в эту тему, переключаюсь на разделение добычи. Все драгоценности, за исключением артефакта, ссыпаю в небольшой мешок, который притащил Сайр. Девушки получают по сотне рхэхов. А вот с оружием всё не так просто. Сразу два револьвера забирает себе Сталра, которой достаётся и половина патронов к ним — их у нас около сотни. Обрез решаю забрать себе. Остаются ещё два револьвера и винтовка, которые некуда пристроить. Иннорка к огнестрелу равнодушна, да и делиться я с ней всё равно не собираюсь.

Чуть подумав, подзываю Сайра.

— Хочешь подняться в социальном статусе?

Прищурившийся старик разглядывает оружие, выложенное на столе.

— Не откажусь. Особенно, если к статусу ещё и деньги прилагаются.

Невольно усмехаюсь.

— Это взаимосвязано. Убивать доводилось?

Сайр медленно кивает.

— Случалось. До Орзанса я много где жил. Кое-где люди готовы были убить за кусок хлеба.

Конкретики пока не прозвучало, поэтому смотрю на него, ожидая продолжения. Старик вздыхает.

— Скажем так, едой я себя обеспечивал каждый день.

Хмыкнув, озвучиваю ещё один вопрос.

— Тогда остаётся вопрос лояльности.

Теперь уже он расплывается в печальной улыбке.

— Вы Мана убили. И мага, что на него работал. А Торсина ты просто за дверь выставил. Думаешь меня оставят в живых, если я решу не лезть и останусь на старом месте.

Звучит резонно. Пододвигаю к нему один из оставшихся револьверов, к которому отсчитываю двадцать четыре патрона. Потом бросаю взгляд на винтовку.

— Нужен ещё один человек. Надёжный и умеющий обращаться с оружием.

Чуть подумав, Сайр выдаёт ответ.

— Найду. Есть у меня тут пара знакомых, которые от любой работы не откажутся, если платить будут.

Заметив выражение моего лица, добавляет.

— И преданные. Коли ты кого из райзерова дерьма вытащишь, он до конца жизни обязан будет.

— Как найдёшь — приведёшь ко мне, побеседуем.

На этом вводная часть заканчивается. Теперь у нас есть вооружённый человек за стойкой, который, как минимум сможет поднять шум при необходимости. А если противник будет без огнестрела, то и вовсе может уложить их всех.

А дальше начинается ожидание. Надо посмотреть, как отреагирует местное сообщество на появление наглых чужаков, заваливших их негласного лидера. Через полчаса является потрёпанный жизнью мужик с блестящими глазами, которого Сайр рекомендует, как хорошего стрелка и надёжного человека. Договариваемся с ним на сотню рхэзов в месяц и он занимает позицию в одной из комнат второго этажа.

Потом заскакивает посыльный от Олаасы. На словах передаёт, насколько его хозяйка впечатлена нашим успешным выступлением. И намекает на необходимость встречи. Принципиально против этой идеи не возражаю, но настаиваю, чтобы Олласа сама явилась в гостиницу. Выбираться на улицу без веской причины, я сейчас точно не собираюсь.

Как только он уходит, начинается настоящее паломничество местных жителей. Владельцы торговых лавок, что раньше были под Саллором, лидеры мелких банд, даже представители обеих рыбацких артелей, что платили ему дань. Все хотят одного и того же — договориться с новыми игроками и обезопасить себя. Мы положили одиннадцать человек, включая самого Мана. Плюс убили мага. Такого улицы Орзанса не видели уже давно, так что горожане под серьёзным впечатлением и как по мне, считают нас полными отморозками.

Параллельно с обсуждением процента выплат в нашу пользу и заверений в том, что мы не станет трогать никого из тех, кто явился добровольно, выведываю полезные данные. О контактах местного населения с Парским королевством, людях, которых они там знают. Раскладе сил в этом самом королевстве. И самое важное, ненароком расспрашиваю о схорах и том, как часто они появляются среди людей.

Когда ближе к вечеру, в дверной проём проскальзывает очередной парень в помятом костюме-тройке, ожидаю, что он снова заведёт речь о том, что мирная жизнь это хорошо и он совсем не хочет для себя проблем. Вместо этого, остановившийся в ярде от меня посетитель, излагает совсем другое.

— Тадд Орстон, городской служащий. Бургомистр приглашает вас для беседы с глазу на глаз.

Услышанное на момент вводит в ступор. Такого поворота событий я точно не ожидал.

— Зачем я понадобился вашему городскому главе?

Парень верно оценивает подтекст вопроса.

— У господина Фартоса нет намерения враждовать с вами или пытаться арестовать. Он лишь хочет обсудить ваше будущее на нашей земле. Приятный ужин в дружеской атмосфере и лёгкая беседа. Это всё, что вас ждёт.

Выглядит посланник не слишком презентабельно, но вот язык у него подвешен неплохо.

— Надеюсь вы понимаете, что ложь ничем хорошим для вас не закончится?

Тот негодующе морщится.

— Если бы бургомистр хотел бы прикончить вас, то обратился за помощью к гарнизону. И сейчас здание бы окружали солдаты, готовящиеся к штурму.

Добавив в голос иронии, интересуюсь.

— Только не говорите, что ему этого не хочется.

Служащий позволяет себе улыбнуться.

— Я не могу читать мысли своего шефа. Но вы должны понимать, что гибель солдат гарнизона, это инцидент, который точно привлечёт внимание королевства. Особенно если погибнет не один человека, а скажем десяток. В то время, как гибель горожан не заинтересует ровным счётом никого.

Интересный аргумент. То есть военных не используют, потому что это вызовет вопросы наверху. И возможно кому-то придёт в голову мысль о несоответствии бургомистра занимаемой должности. В таком свете, его приглашение на беседу начинает иметь какой-то смысл.

Поправив крейнер, который выглядит как медальон на тонкой цепочке, пожимаю плечами.

— Считай, что почти убедил меня. Минута и выдвигаемся.

Перед тем, как покинуть отель, инструктирую остальных. Переговорами вместо меня займётся Сталра, а Кенса обеспечит её прикрытие. Сначала собираюсь взять баронессу с собой, но в таком случае встречать "гостей" придётся дочери маркиза, которая кажется мне не слишком подходящей на эту роль. Иннорка и вовсе находится в состоянии апатии. Всё время молчит, пялясь в одну точку. Как я предполагаю, пытается принять какое-то определённое решение.

Поэтому, к ратуше отправляемся мы на пару с Сэмсоном. Теперь у меня есть крейнер. Вместе с наличием айвана и возможностями призванного, это даёт определённые гарантии безопасности. Да и огнестрел тоже под рукой — трофейный обрез я пристроил на поясе, сразу за револьверной кобурой. У его предыдущего владельца был специальный крепёж под оружие, который я благополучно использовал.

По пути пытаюсь выяснить у служащего, чего стоит ждать от бургомистра, но парень отделывается общими фразами. Мол, на месте всё сами поймёте и разберётесь. Судя по ауре, он не слишком напуган. Да и котяра, с которым мы обмениваемся парой фраз, чуть отстав от проводника, утверждает, что лжи не чувствует.

Дважды встречаем хмурых "мундиров", которые завидев нас спешат сразу свернуть в сторону. То странное чувство, когда не ты боишься полицию, а она тебя.

Ратушу я уже видел, но в тёмное время суток она смотрится более солидно. Обшарпанность стен не так заметна, а тусклые огни придают постройке мрачный вид. Тодд проводит нас через ворота, которые охраняет одинокий полицейский. Ещё одного встречаем внутри — тот самый пузан, что пытался взять с нас "налог" при появлении в городе. Этот тоже не говорит ни слова, но смотрит с плохо скрываемым удовлетворением. Во взгляде настолько явно проглядывает злорадство, что я замедляю шаг и активирую айван, оглядываясь по сторонам.

Магический талант подсвечивает несколько силуэтов, ни один из которых не выглядит агрессивным. Никакого красного цвета. Это немного успокаивает, но потом я вспоминаю, как маскировался маг, который явился вместе с Маном. Если один смог провернуть такое, то вполне может выйти и у остальных.

Остановившись, оборачиваюсь на толстяка, который сразу прекращает ухмыляться.

— Тебя что-то развеселило? Морда такая довольная, как будто нас сейчас должны пристрелить.

"Мундир" нервно сглатывает слюну и бросает взгляд на Тодда.

— Ничего такого. Просто несу службу.

Глядя на него, прикидываю, стоит ли развязывать бой прямо на территории ратуши. Его поведение вызывает объективные подозрения. Но схватка в резиденции бургомистра, точно выходит за рамки. Такой расклад однозначно приведёт к соответствующей реакции со стороны гарнизона.

— Или что-то знаешь, но молчишь. Ты ведь знаешь, я могу убить тебя прямо на месте. Выкладывай.

Говоря, делаю шаг к нему, оказавшись почти вплотную. И хорошо вижу, как лоб пузана покрывается испариной. Несколько раз моргнув, выдавливает из себя слова.

— Ты извини. Я просто подумал, что раз вы пришли сюда, значит бургомистр вас прижал. Или сейчас сделает это.

За спиной слышится голос Тодда.

— Я не знаю, какие у вас проблемы с лейтенантом Дарлеем, но не могли бы вы обсудить их наедине и в другому месте? А не устраивать разборки в коридорах ратуши.

Звучит логично. И судя по ауре, он вроде не лукавит. Либо очень хорошо контролирует свои эмоции. Но чтобы поступить таким образом, он должен был заранее знать о моём айване. Или о возможностях призванного. Что кажется мне маловероятным.

Смерив жирного полицейского взглядом, разворачиваюсь и молча шагаю дальше по коридору. Рядом медленно плетётся Сэмсон, постоянно крутящий головой по сторонам и принюхивающийся к воздуху. Похоже котяру реакция "мундира" тоже обеспокоила.

Поднимаемся на второй этаж и служащий распахивает одну из дверей, изображая из себя гостиничного швейцара. Внутри открывается вид на уютный кабинет со столом и камином, перед которым стоят два кресла. Одно из них занято седым мужчиной с бокалом алкоголя. Лениво повернув голову, машет рукой, показывая на свободное кресло.

Оглянувшись по сторонами, не обнаруживаю ничего подозрительно и медленно опускаюсь в кресло, на спинку которого немедленно взлетает кот. Бургомистр же кивает на небольшой столик, где стоит на треть заполненный графин и ещё один бокал.

— Угощайтесь, молодой человек. Лучшая беседа — та, что сбрызнута парой капель хирса.

Взявшись за графин, удивляюсь тому, что слово звучит точно так же, как и в Норкруме. Понятно, что когда-то континенты были связаны между собой. Но я думал, что с того времени прошло достаточно много времени, чтобы язык изменился.

— В наших краях не так часто можно встретить столь целеустремлённых и отвязных людей. Могу я поинтересоваться, какие у вас планы на будущее? Собираетесь осесть у нас?

Сделав глоток, откидываюсь в кресле, рассматривая камин в котором потрескивают дрова.

— Жить в Орзансе я не собираюсь. Но возможно буду порой сюда наведываться. Или присылать кого-то для сбора денег.

— А что с остальными? Вы прихлопнули Мана и сейчас волки готовятся к большой грызне, поглядывая на вашу банду. Знаю, сегодня часть парней посетила вас, заверив в своей полной лояльности. Но это даже не половина. И они не будут сражаться на вашей стороне. Скорее постоят в стороне, наблюдая за схваткой. Вот мне и интересно, каковы ваши планы? Собираетесь залить город кровью?

Отхлебнув хирса, выдаю ответ.

— Если будет необходимо, то кровь прольётся снова. Пока все ваши люди не поймут, что стоит смириться.

Какое-то время Фартос молча раздумывает.

— Не буду спрашивать, откуда вы родом. Но позволю поинтересоваться — зачем вам это? Почему именно Орзанс? Вы легко можете найти применение своим талантам в Парском королевстве или любом ином государстве людей. У нас не так много подготовленных магов.

С трудом удерживаюсь от смешка. Это он меня назвал подготовленным? Студента, который даже не закончил первый семестр. Туговато у них тут с обучением, раз таких недоучек, как я, принимают за полноценных магов. Вот как ответить ему на вопрос, я не знаю. Не говорить же, что мы случайно угодили в Орзанс и потому здесь остались.

— Так сложилось. По причинам, которые не зависят напрямую от нас. Но не думаю, что наша компания надолго задержится в городе. Скорее всего, в самое ближайшее время мы уже отправимся дальше. Например в то самое Парское королевство.

Бургомистра меланхолично отхлёбывает хирс. А я гадаю, зачем он вообще организовал эту встречу. Сомневаюсь, что совместное распитие алкоголя перед камином, это и есть основная цель. Возможно у него есть какое-то предложение? Но если так, то почему Фартос до сих пор молчит?

Лёгкое, почти незаметное дуновение ветерка и я поворачиваю голову в сторону. Вернее, пытаюсь это сделать. Мышцы тела не слушаются. Тянусь к айвану и чувствую, как по коже ползут мурашки — магический талант не работает. Сэмсон тоже не двигается, призванного, как и меня накрыло ударом.

— Какая интересная зверушка. А с ним ещё и призванный с даром.

Бархатистый женский голос заполняет комнату. При иных обстоятельствах, он бы звучал крайне возбуждающе. Но сейчас не до фантазий, я отчаянно пытаюсь найти выход из ситуации.

— Это действительно интересно, Фартос. Уверен, что они те самые?

Мужчина слева от меня, допивает остатки хирса в бокале и не поворачивая головы, отвечает.

— Похожи. Подходят по целому ряду критериев. Взялись из ниоткуда, вооружены, владеют магией и слабо разбираются в окружающем мире. Может они те, кто тебе нужен. Возможно нет. Это уже не моё дело.

Слышу, как неизвестная выдаёт смешок.

— Ты как угорь, Джорк. Никогда не даёшь прямого ответа. Я проверю их. Если окажется, что это те, кого мы все ищем, место советника твоё.

Седой мужчина, заново наполнивший бокал, бросает взгляд на неизвестную, которую мне не видно и откидывается в кресле. Я же чувствую, как внутри разгорается паника. Я не могу использовать магию и айван, мышцы, как будто закаменели. Призванный тоже не подаёт признаков жизни, на помощь с его стороны рассчитывать не приходится. Не вижу ни одного выхода.

— Ну что, дорогие мои. Сейчас вас ждёт немного боли. И я искренне надеюсь, вы будете упрямиться с ответами.

Глава VIII

Стена из тёмно-фиолетовых лоскутов пламени заставляет внутренне сжаться. Разум понимает, что это портал. Но инстинкты кричать о том, что моё тело окружено огнём. Почему порталы выглядят настолько по разному? Я наблюдал уже несколько и у всех есть различия в цвете и внешних признаках. Единственное, что их объединяет — факт того, что внешний мир перекрывается какой-то завесой, а потом тебе переносит в другое место.

Через секунду я оказываюсь на каменном полу, куда заваливается моё окостеневшее тело и сторонние мысли сразу улетучиваются из головы. Двигаться я так и не могу, но вот боль чувствую более чем хорошо.

Рядом валяется котяра, глаза которого полны ярости. Его же и поднимают первым. Буквально схватив за шкирку и вздёрнув в воздух. Успеваю только заметить холёную женскую кисть, да часть ноги, которая тоже попала в поле зрения.

Ещё несколько мгновений ожидания и до ушей доносится сдавленный голос Сэмсона.

— Я вырву твоё сердце, безднова тварь! Отстегни меня!

Не успеваю удивиться необычной реакции призванного, как меня тоже поднимают на ноги, схватив за одежду. Волоком тащат к стене, после чего разворачивают и впечатывают в неё спиной. По одной пристёгивают руки и ноги, защёлкивая металлические скобы. Последнюю схорка ставит на шею, зафиксировав голову. Теперь я могу хорошо рассмотреть нашу похитительницу. Светлокожая девушка в штанах и странном кожаном корсете, выполняющем роль одежды. На поясе кинжал и револьвер, а в глазах искреннее наслаждение ситуацией. Разительно отличается от темнокожих схоров, которых мы видели ранее.

Отступает назад и я чувствую, как разом обмякают мышцы. Мне вернули контроль над телом. Но ни айван, ни магия всё ещё не работают. До оружия, которое она не забрала, дотянуться я тоже в состоянии.

— Расскажете всё сами? Или дадите мне немного поиграться?

С трудом поворачиваю голову налево и краем глаза вижу фигуру кота, который тоже присобачен к стене за шею и все четыре лапы. Теперь понятно, почему он так яростно возмущался. Выглядит его поза, мягко говоря не слишком удобной. Не говоря уже о моральной составляющей вопроса… Вернув голову в прежнее положение, сталкиваюсь взглядом с нашей похитительницей.

— Кто ты такая?

Схорка ласково улыбается и прищуривает глаза.

— Любознательная зверушка. Но сейчас тебе лучше забыть о переговорах. Как связаны Нарэд и Скайз? Откуда у вас, убогих, взялся артефакт портала?

Глядя на неё, ещё раз прогоняю в голове формулировку вопроса и удивляюсь.

— Ты разве работаешь не на Блистательного? Как его там? Ф'цар Хок, если не ошибаюсь.

Ноздри схорки раздуваются от ярости и она подступает ближе ко мне.

— Я Л'залла Скон, посвящённая третьего круга, которая служит лишь обители.

Не совсем поняв, осторожно уточняю.

— Той самой, где правит Блистательный?

Девушка наклоняет голову, рассматривая меня, как насекомое. Становится немного неуютно.

— Я к тому, что артефакт портала на Нарэд передал кто-то из вас. Скорее всего схор, что служит той же самой обители. А может быть и сам её глава.

— Лжёшь! А мне нужна правда!

Подступив вплотную, заглядывает мне в глаза и шипит.

— Значит всё-таки поиграем. Даже интересно, как долго ты сможешь продержаться.

Стремглав рванувшись в сторону, подходит к длинному столу, что стоит около боковой стены. А я разглядываю помещение. Каменные стены, пара тусклых магических светильников, дающих немного света. Три стены усыпаны множеством скоб, к четвёртой прислонён тот самый стол, на котором сейчас перебирает предметы схорка.

— Арх, моя способность работает, но очень слабо. Сейчас попробую.

Шёпот кота заставляет вздрогнуть. А новость радует. Если у призванного выйдет освободиться, то могу поспорить, с этой сукой он разберётся в два счёта.

Напряжённо жду, когда он переместится. Но вместо этого слышу разочарованное рычание котяры. И сразу же звучит голос схорки.

— Кто-то из вас уже решился? Старая добрая шутка наших мастеров пыток — ваши айваны работают, но настолько слабо, что вы ничего не можете сделать. Смешно наблюдать, как у пленных появляется иллюзия на спасение, которой они сразу лишаются.

С довольной улыбкой возвращается к нам. Удивлённо отмечаю, что руки у неё пусты. Зачем тогда было рыться на том столе, перебирая инструменты? Девушка замечает мой взгляд и скалится ещё шире.

— Неужели ты думал, что я буду действовать настолько примитивно? Я не пустышка и не один из зверей, чтобы так поступать. У третьего круга найдётся, чем вас разговорить.

Остановившись в ярде от меня, запускает заклинание. Сначала ничего не чувствую. Потом по телу прокатывается волна дикого возбуждения. Непонимающе смотрю на девушку и член моментально принимает боевое положение. А в голове появляются позы, в которых я бы её поимел.

Первые несколько секунд положение относительно терпимое. Дальше всё ухудшается — мозг плавится от желания, которое на поддаётся контролю, а мужской "инструмент" пульсирует, причиняя боль. Морсарова пасть!

— Что мне нравится в этом подходе — он сразу показывает всю вашу суть. Тупое зверьё, над которым полностью властвуют инстинкты.

Схорка приближает своё лицо вплотную ко мне и проводит пальцем по щеке, заставив тело судорожно корчиться.

— Расскажешь мне, откуда у вас взялся портальный артефакт? Ты ведь точно что-то знаешь.

Сейчас я совсем не рад, что попытался сходу дать ей ответ. Эта фанатичка будет пытать меня до упора. Невзирая на то, что я сразу же выдал ей все имеющиеся данные.

Эти мысли проплывают где-то на заднем фоне, пока я пялюсь на её декольте. Сама же девушка, несколько секунд постояв на месте, удивлённо поднимает брови.

— Вот как. Крепкий зверёныш, да?

Вижу, как в воздухе мелькают новые магические символы и тело выгибает дугой. Желание настолько нестерпимо, что я рвусь вперёд, налегая на металлические скобы и не чувствуя боли.

— Будь хорошим щеночком, расскажи, откуда к вам попал артефакт. И я прекращу. Или приведу тебе самку, которую ты сможешь оттрахать.

Хриплю, с натугой выдавливая из себя слова.

— Твоя цитадель. Они. Передали. Кому-то.

Похитительница расплывается в улыбке.

— Раз тебе так нравится, давай продолжим. Я не против. Можем и всю ночь здесь проторчать.

Отходит в сторону, насмешливо смотря на меня. Но полностью из поля зрения не исчезает. Вместо этого принимается расхаживать по каменному полу, заставляя меня переводить взгляд с её груди на задницу. Обе части тела провоцируют безумное возбуждение. Час в таком режиме и я начну постепенно сходить с ума. А о физиологических последствиях даже думать не хочется.

Пытаюсь заставить себя успокоиться, концентрируясь на отвлечённых вещах, но стратегия работает из рук вон плохо. Зато она позволяет вспомнить фразу схорки про айван. Она сказала, что магические таланты работают, просто очень слабо. Значит я могу запустить свой?

Одну за другой предпринимаю попытки, но выходит у меня только раза с двадцатого. А может быть и тридцатого, сложно вести подсчёт в таком состоянии. Надо сказать, работает айван совсем не так, как обычно. Вместо яркой и хорошо просматриваемой ауры — едва заметная разноцветная дымка, которую ещё надо постараться разглядеть. Что касается боевого использования, про это можно забыть. Не выходит даже просто сформировать "гарпун".

Л'залла останавливается на месте, уперев руки в бока и рассматривая меня. Внезапно выходит разглядеть, что в районе её лобка видно скопление розово-красной дымки. Не сразу понимаю, что это, но спустя несколько секунд мозг озаряет. Эта рицерова сука тоже возбуждена. Вот тебе и "звери с инстинктами". Лицемерная тварь.

Снова приближается ко мне и поглаживает по щеке.

— Ещё не созрел? Может всё-таки дашь честный ответ?

Не отрываю взгляда от декольте, в очередной раз пытаюсь объяснить ей.

— Это действительно твоя цитадель. Кто-то оттуда.

Девушка хмурится.

— Ф'цар Хок никогда не допустил бы такого. И не примет подобного ответа. Думай, обезьянка. Лучше бы тебе сообразить, кто виновен на самом деле.

Да что ей нужно? Хочет, чтобы я назвал кого-то конкретного и нужного ей? Похоже на работу "мундиров" в Каледе. Только в отличии от них, эта не даёт даже намёка, что за ответ ей требуется. А вариантов у меня не так много — в голове слишком мало информации о Ларэде, чтобы я мог просто перечислять фигуры по списку.

Она снова принимается дефилировать по комнате, заставляя меня выкручивать голову, обдирая кожу шеи о металлическую скобу. Я же пытаюсь что-то сделать со своим айваном. Раз он подсвечивает мне её, значит его можно использовать для атаки. Осталось придумать как именно это сделать.

Несколько десятков попыток создать какой-то аналог гарпуна, благополучно проваливаются. Потом в охваченный безумием мозг приходит новая идея. Айван работает только частично, на какой-то крохотный процент мощности. Поэтому и не получается создать полноценное оружие. Значит стоит попробовать сделать что-то менее масштабное.

Мысль кажется логичной. И через минуту я уже наблюдаю за крохотной "иглой", зависшей в воздухе передо мной. От неё идёт тонкая нить, связывающая "оружие" со мной самим. Поражаюсь, что смог сделать это в своём текущем состоянии, когда изо рта едва ли не течёт слюна. Но тут же приходит осознание очень простого факта — использовать "иглу" в качестве оружие не выйдет. Даже если схорка и почувствует какую-то боль, то серьёзного вреда такой атакой нанести невозможно. Скорее дам ей ещё один повод для насмешек.

Как будто издеваясь, она поворачивается ко мне спиной и наклоняется к полу, выставив задницу. Рвусь вперёд, налегая на скобы. Разум сейчас охвачен одной единственной мыслью — как бы сорвать с неё штаны и немедленно приступить к делу. А "игла" отправляется в полёт, угодив как раз между ног схорке. Действие происходит автоматически — я полностью теряю контроль над собой. Когда он, хотя бы частично, возвращается, уже поздно. Созданное "оружие" пущено в дело и утеряно.

Хотя, стоп. Вот же та тонкая нить, что тянулась от "иглы" к моему телу. Только сейчас она идёт из паха схорки. Этот простой факт заставляет меня снова корчиться в судорогах, что вызывает удивлённый взгляд Л'заллы, которая на этот раз не прилагала для этого никаких особых усилий. Когда приступ проходит, пытаюсь собрать мысли вместе. У меня есть канал связи с аурой этой суки. Нестабильный с малой пропускной способностью, но есть. Как его можно использовать?

В голову долго не лезет никаких вариантов, кроме самых очевидных, которые сразу же отбрасываю. Попытки расширить канал, увеличив его пропускную способность, тоже ни к чему не приводят. Схорка на момент замирает на месте, повернувшись ко мне боком и голова слегка очищается. Не знаю, что она делает. То ли задумалась, то ли связывается с кем-то при помощи артефакта — наши преподаватели тоже всегда останавливались и любили прикрывать глаза, когда с кем-то общались таким способом. Но теперь я могу более детально изучить видимую дымку её ауры.

Розово-красного в области паха стало куда больше. Он даже потянулся выше и стал куда ярче сиять. Но сейчас меня интересует не это. А тёмно-синий стержень, который пролегает вдоль позвоночника. Если мои догадки верны, то эта энергия отвечает за спокойствие и хладнокровие. А что если…

Реализуя внезапно пришедшую в голову идею, аккуратно смещаю "иглу" выше, в конце концов воткнув её в прямо в область синей энергии. Опасаюсь, что схорка заметит мои манипуляции, но судя по её внешнему виду, она не чувствует, что кто-то возится в её слепке жизненной силы.

Когда заканчиваю с перемещением, осторожно пробую потянуть её энергию на себя. Не вырвать этот стержень целиком и не отделить ей ауру от тела. А просто выкачать какой-то объём. Получается это в тот момент, когда девушка снова принимается шагать по каменному полу. Смотря на то, как повисшая между нами нить принимает синий оттенок, успеваю порадоваться, прежде чем тело снова принимается реагировать на маячащий перед глазами раздражитель.

Спустя минуту, внезапно осознаю — мой уровень контроля вырос. Тело всё так же хочет оттрахать эту морсарову дрянь или любую другую женщину. Но мозги начали работать. Что позволяет более адекватно оценивать ситуацию.

Потом подмечаю ещё один интересный момент — канал стал вдвое шире. Сосредоточившись на нём, продолжаю выкачивать энергию из тела схорки. Та сейчас прислонилась к стене напротив, облизывая губы и водя пальцами по телу. Сомневаюсь, что в обычном состоянии обратил на это внимание. Но сейчас, такая картина вызывает болезненные спазмы в паху. И заставляет меня вовсю налегать на металл, что держит моё тело около стены.

Хорошая новость в том, что сейчас я могу как-то абстрагироваться от состояния своего тела и продолжать действовать. Пропускная способность канала растёт дальше, я вкачиваю в себя всё больше её энергии, наблюдая за тем, как постепенно тускнеет синий стержень. Что интересно, это оказывает влияние и на саму девушку — область розово-красной дымки быстро растёт и она становится намного плотнее. Хотя нет, скорее я просто начинаю видеть все оттенки её жизненной силы более отчётливо. Сказывается поток поступающей энергии, который меня подпитывает.

Когда от стержня остаются только очертания, схорка и вовсе расшнуровывает верх корсета, демонстрируя часть груди. Нижняя часть её тела и половина головы залиты возбуждением. Я же упорно выкачиваю всю остальную энергию, невзирая на её оттенки, с удовлетворением наблюдая, как продолжает расширяться канал. В какой-то момент понимаю, что теперь "игла" не сильно отличается по своим размерам от "гарпуна". И скорее всего я смогу запустить ещё один или два. То есть уже в состоянии прикончить свою мучительницу.

Хочу атаковать немедленно, но меня останавливает её действующее заклинание — мысль о ликвидации единственной женщины в видимой близости сильно удручает сознание. Пытаюсь перебороть себя и когда это почти выходит, вспоминаю о том, что мы прикованы к стене. Если я прикончу эту схорку, то глобально ничего не изменится. Мой айван не сможет нас отсюда вытащить. В теории на это способен Сэмсон, но что-то мне подсказывает, без внешней подпитки, возможности котяры тоже не сработают. А единственный вариант для этого, аура самой схорки. И я совсем не уверен, что смогу забросить сгусток её жизненной силы в призванного, а не в себя или в стену. Плюс, нет стопроцентной гарантии, что выйдет прикончить её с первого раза, если вспомнить мой опыт противостояния со схорами.

Задумавшись о том, как быть дальше, вижу, что девушка активно поглаживает себя между ног и понимаю, что сейчас уже половина её ауры состоит из сверкающего розово-красного. Хм. Что если ударить по врагу его же оружием? Она ведь не задала ни одного вопроса за последние двадцать минут. То есть на неё возбуждение оказывает похожее влияние.

Решив рискнуть, запускаю ещё одну "иглу". Тоже скромных размеров. Может быть в два-три раза больше, чем мой самый первый "снаряд". Когда она достигает цели, постепенно увеличиваю канал и перемещая оба "контакта" по телу девушки, аккуратно выкачиваю энергию всех цветов, помимо возбуждения. Спустя каких-то пять минут в её теле практически нет жизненной силы других оттенков. Но к нужному результату это всё равно не приводит. Да, она запустила руку себе в штаны, но это совсем не то, что мне требуется.

Как увеличить её желание до максимума? Сделать его таким же безумным, как у меня, после её нотной комбинации? Что требуется для энергии, чтобы она разгорелась и стала ярче?

В голове появляется гипотеза и после короткого раздумья, решаю её проверить. Моё тело всё ещё корёжится в металлических скобах, но разум за счёт притока свежей силы, в состоянии абстрагироваться от происходящего.

Задействую оба канала, но теперь не выкачиваю через них силу, а пытаюсь "раздуть" её. Как это делают с костром, что слишком медленно разгорается и ему требуется поддержка извне.

Первые несколько попыток оказываются неудачными. Розово-красная энергия колеблется и становится чуть ярче, но критичных изменений я не наблюдаю. Собравшись, пробую ещё раз и внезапно вижу, как её сверкающее облако ауры превращается в настоящую раскалённую лаву. Светится настолько ярко, что кажется это можно увидеть за сотни лиг.

Сама девушка едва не сползает по стене, ожесточённую орудуя рукой между своих ног. Но почти сразу выпрямляется и быстро направляется ко мне. Когда её руки оказываются на ремне, расстёгивая его, рявкаю.

— Освободи меня!

Та продолжает возиться с поясом и я хорошо чувствую, как её руки ходят из стороны в сторону. Твоего же грязного рицера за холку! Она мне член запросто оторвёт, если решит за него схватиться.

— Освободи и я тебя отдеру так, что ходить не сможешь! Загну прямо около этого стола и буду трахать, пока не вырубишься, сука!

Кричу ей прямо в ухо и на этот раз привлекаю внимание. Мгновение смотрит на меня бешеными глазами. А потом я чувствую, как исчезает натяжение скоб. Более того — слева от меня на пол звучно шлёпается Сэмсон, всё это время молча наблюдавший за происходящим. То ли заметил мои манипуляции и решил не мешать, то ли пытался отвлечься от очередного раунда разврата.

Вцепившись схорке в горло, подцепляю её ногу своей и опрокидываю на камень. Повернув голову, смотрю на кота, который уже вскочил на лапы. Прежде чем успеваю что-то сказать, он уже выпаливает.

— На том столе ошейник. Заблокирует магию. Тащи его!

Увернувшись от рук схорки и путаясь в спадающих штанах, которые она всё-таки успела расстегнуть, делаю рывок к столу. Ошейник нахожу не сразу — девушка успевает вскочить на ноги и броситься ко мне, пинком отбросив котяру, что пытался её задержать. Пылающая желанием магичка третьего круга посвящения — не тот человек, которого легко остановить. К счастью успеваю развернуться к ней и когда та вжимается в меня телом, набрасываю на её шею гибкую полосу металла. Как только ошейник с лёгким щелчком фиксируется, действие её заклинания наконец превращается. Не скажу, что это безболезненно — меня скручивает от резкой боли в паху. Да и желание никуда не пропадает. Просто перестаёт искусственно накручиваться и давить на мозг.

Что занятно, девушка даже не поняла, что произошло. По-прежнему лезет руками к моему члену, срывая штаны и бельё. Повторно свалив её с ног, хватаю со стола первые попавшиеся наручники из кожи с металлом и защёлкиваю на руках у неё за спиной. Перевернув брыкающуюся схорку, понимаю, что она пытается что-то сказать и забиваю в рот пыльную тряпку, которую сам только что свалил на пол. Потом поднимаю глаза на слегка обескураженного Сэмсона и киваю в сторону единственной ведущей отсюда двери.

— Проверь, что там.

Котяра делает рывок и виснет на дверной ручке, используя привычный для него приём. Скользнув в проём, почти сразу же возвращается.

— Что-то вроде комнаты для отдыха от пыток. Полный тупик, ни одной двери. Может я просто перенесу нас отсюда? Поверхность вроде бы не так далеко. Если я не ошибаюсь.

Опустив глаза на связанную похитительницу, что извивается на полу, скалю зубы.

— Подожди меня за дверью. Уйдём после того, как я отдам дань вежливости этой схорской суке и задам пару вопросов.

* * *
Я стараюсь не злоупотреблять таким форматом общения с читателями. Но сейчас, хочу обратиться с просьбой. Если вам нравится книги серии, буду крайне признателен за комментарий об этом под первой частью цикла — https://author.today/work/104424. Думаю, вы и сами знаете, что когда серия затягивается и активная часть читателей уходит на новые книги, то под первой книгой появляется в основном негатив. Что сильно вредит. Собственно, поэтому я и вынужден обратиться к вам с этой просьбой.

Буду благодарен, если вы таким образом поддержите серию.

Глава IX

Когда призванный покидает комнату, толчком лап захлопнув дверь, упираю взгляд в лицо схорки, которая извивается подо мной. Вспомнив, какое действие на меня оказало прикосновение её пальца к щеке, усмехаюсь. Сейчас я прижимаю её к полу руками, контакта с кожей достаточно, чтобы её мозг начал плавиться. Выдернув кляп, рявкаю.

— Кто ты такая? Кому служишь?

Вместо членораздельного ответа что-то шипит, пытаясь оторваться от каменной поверхности. Я же вцепляюсь руками в корсет и развожу куски ткани в стороны. Шнуровка уже частично распущена — никакого сопротивления я не чувствую. Увидев обнажённую грудь, чувствую, как болезненно пульсирует член. Действие морсарова заклинания так и не прошло полностью.

Рыкнув от ярости, хватаю соски схорки и с силой выкручиваю их. Та выгибается дугой, издавая протяжный стон. А я отодвигаюсь от неё, полностью разорвав контакт с телом. Полыхающая аура мешает разглядеть саму девушку и айван приходится отключить. С заблокированной магией и скованными руками, она всё равно мало на что способна. Да и не думаю, что у кого-то выйдет разом выйти из подобного состояния.

Глядя на извивающуюся девушку, повторяю вопрос.

— Кто ты такая? Как узнала о нас? Кто тебя прислал?

На этот раз её взгляд более осмысленный. Но отвечать на вопрос не спешит.

— Ещё! Пожалуйста, ещё!

Отвесив несильную пощёчину, снова выкручиваю соски. Схорка орёт от боли и удовольствия, выгибаясь на полу.

— Больше не трону тебя, пока не ответишь.

Встав на ноги, застёгиваю ремень, ловя на себе её жадный взгляд. Пытается подползти ближе, отталкиваясь ногами. Приходится нарушить предыдущее обещание и схватив со стола кнут, использовать его в качестве верёвки. Не слишком удобно, но держит вроде крепко.

Снова выпрямившись, чувствую удовлетворение от изменившейся ситуации. Если бы не оставшееся возбуждение, которое продолжает корёжить разум, было бы совсем отлично. А так мысли то и дело переключаются на то, как бы сорвать с этой суки одежду и жестоко её отодрать.

— Я служу Блюстителю. Р'заму Эрту. Трахни меня! Я хочу, чтобы меня трахнули!

Наклонившись к ней, изображаю на лице усмешку.

— Только после того, как ответишь на все вопросы.

Оттягиваю оба соска, заставив её ещё раз выгнуться.

— Чем занимается этот Р'зам? Кому он сам служит? Блистательному?

Как только я отпускаю её, разочарованно рычит и на этот раз отвечает без задержки.

— Следит за соблюдением законов. Он служит только обители и не подчиняется никому, даже Ф'цару.

Интересно.

— Он послал тебя за нами?

Та немного сдвигается в сторону, опираясь на скованные руки.

— Я узнала сама. Хотела первой разузнать всё о пришельцах с Нарэда.

Поставив ногу ей на бедро, прерывая движение и это заставляет схорку, застонать. Похоже, желание я ей выкрутил ещё более сильно, чем она мне.

— Где мы сейчас? Кто ещё знает об этом месте?

Сглотнув слюну, сверлит взглядом мой пах. Когда убираю ступню с её бедра и делаю шаг в сторону, начинает отвечать.

— Это моя личная допросная. У каждого из Клинков Блюстителя есть такая. Никто кроме меня не знает, как сюда попасть.

Уже неплохо. Но остаётся ещё пара моментов.

— Как ты нас нашла? Кто-то ещё из ваших в курсе?

Схорка судорожно крутит голову, пытаясь найти меня взглядом.

— Мне сообщил Фартос. Бургомистр давно хотел перебраться куда-то повыше. А я пообещала ему место советника обители. Он рассказал только мне, больше никто не в курсе.

Либо он просто не сообщил ей об этом. Хотя, вряд ли старик рискнул бы обмануть высокопоставленную схорку, которая служит в их аналоге контрразведки.

— Кого ты подозреваешь? У кого есть артефакты для перемещения между материками?

В этот раз приходится снова простимулировать её. Расстегнув штаны, запускаю руку между ног и провожу пальцами по половым губам, что уже утопают в смазке. Схорка орёт во всю глотку и пытается насадиться на пальцы, но я вовремя их убираю и крик переходит в разочарование. А затем поступает новая порция информации.

— Настолько мощных не должно быть ни у кого. Есть слабые, рассчитанные на двоих-троих схоров. Но их используют только в самых крайних случаях, слишком высока цена.

А это уже интересно. Проведя пальцем по гладкому лобку, задаю следующий вопрос.

— Какая цена?

Думаю, что она озвучит сумму, но вместо этого получаю весьма неожиданную формулировку.

— Десятки наших жизней. Или тысячи убитых рабов.

— Ты знаешь тех, у кого есть такой артефакт?

Снова приходится пустить в ход пальцы, чтобы добиться от неё ответа.

— Блистательный Ф'цар Хок. Возможно, Блюститель Р'зам. Могут быть у кого-то из первого круга посвящения или гвардии. Точно не уверена.

Повинуясь больше инстинктам, чем разуму, тяну за половинки корсета, полностью освобождая её грудь. Заметив, как в сторону катится изящный перстень, накрываю его ладонью и поднимаю.

— Что это?

— Знак советника обители. Человек, что служит нам и присматривает за данниками.

На секунду замолчав, выгибает бёдра, стараясь коснуться меня.

— Я не могу больше терпеть! Прошу!

Положив перстень на стол, который рядом с нами, пытаюсь придумать следующий вопрос, но мешает моё собственное состояние. Я и так долго держался, учитывая наличие рядом сверхвозбуждённой схорки, запах которой пропитал уже всю комнату.

Рывком стягиваю её штаны до щиколоток, где они перевязаны кнутом и вцепившись в волосы, поднимаю с пола. Уткнув лицом в стол, расстёгиваю уже свой ремень и спустя секунду, вгоняю член между поблёскивающих половых губ. Ощущения непередаваемые. Если Эмили испытывает такое при каждом половом акте, то я пожалуй начинаю понимать механоида.

— Ещё! Сильнее зверёныш! Давай!

Когда до мозга доходит смысл услышанного, внутри всплёскивается ярость. Вытащив "инструмент", отступаю назад и полностью снимаю с себя штаны, чтобы не мешались. Положив руку на затылок, впечатываю схорку лицом в стол — она уже пыталась отскочить от него, поняв, что процесс прервался. Наклонившись, развязываю кнут на её ногах и снова отойдя назад, вытягиваю её по ягодицам. Комнату наполняет крик, в котором, как ни странно смешаны боль и удовольствие. А я наношу следующий удар.

— Зверёныш? Грязная схорская шлюха! Сейчас ты приняла между своих ног целый город и умоляла бы о добавке.

Каждый новый удар сопровождается очередным стоном девушки. Странно, но это тоже доставляет ей удовольствие. Ненадолго активирую айван и вижу, что её аура изменилась. Огненно-желтый цвет, полностью заполнивший девушку. Горящий так, что я не могу разобрать очертания её тела. Что я, ради всех болотных гхалтов, с ней сделал? Машинально прищурив глаза из-за яркого света, вырубаю свой магический талант и снова вытягиваю кнутом по ягодицам.

— Хочешь, чтобы тебя трахали дальше, проси.

Следующие три удара она просто содрогается всем телом и кричит от удовольствия. Потом слышу хриплый голос.

— Прошу тебя! Умоляю! Трахни меня.

Обрушиваю кнут на её задницу.

— Трахнуть кого, сука?

— Грязную схорскую шлюху! Пожалуйста.

Не выпуская из рук кнута, подступаю к ней, возвращая член на место. Её нотная комбинация всё ещё даёт о себе знать — я сам с трудом контролирую свои действия. Рыча, всаживаю в неё член, схватившись левой рукой за болтающийся на спине корсет. Но мне мало. Мало её унижений, просьб и покорства. Разведя в стороны исполосованные ягодицы, достаю "инструмент" и подняв его выше, вгоняю в задницу. Схорка издаёт протяжный стон, сама насаживаясь на него до упора. Смазки столько, что он легко входит полностью, не встречая сопротивления.

Не знаю, сколько времени я насаживаю её на член, обхватив бёдра руками. Может быть пять минут. А может и все пятнадцать. Левая рука сама оказывается на волосах девушки, заставляя оторвать голову от стола. А правой орудую на нежной коже груди, выкручиваю сосок, щипая кожу, отвешивая шлепки. Орущая в голос схорка, по-моему кончила не меньше десятка раз. А вот я никак не могу закончить процесс, хотя раньше казалось, что кончу, как только коснусь её. Рицерово заклинание!

Рванув её за волосы, ставлю на колени и приставляю член к губам. Та реагирует немедленно, сама открыв рот и заглотив. Обхватив её голову, быстро наращиваю темп. Вид схорки, которая при каждой фрикции бьётся лицом о пах и судорожно пытается дышать в промежутках, помогает закончить. Прижав её голову к себе, выстреливаю в глотку и ещё несколько секунд стою в такой позе, отходя от бурного секса. Потом отталкиваю девушку в сторону. Как бы сейчас не попробовала пустить в ход зубы, нанеся смертельную рану. Но нет — сразу же пытается встать на ноги и тянется ко мне своими губами.

Приходится вернуть её в прежнее положение — забить в рот кляп, а ноги связать. Только на этот раз не кнутом, а при помощи мотка верёвки, который находится в дальнем углу стола. Оставив практически обнажённую и мычащую схорку на полу, одеваюсь. И забрав со стола трофейный перстень, толкаю дверь в другую комнату.

Здесь на момент удивлённо замираю, осматриваясь по сторонам. Котяра сказал, что помещение предназначено для отдыха. Но забыл упомянуть, что речь идёт о комфорте высокого класса. Вырубленная в камне ниша, где колеблются языки магического пламени. Два кресла, стоящие чуть в стороне. Большой диван установленный около одной из стен. Настоящий винный шкаф, заполненный бутылками. Несколько бокалов, стоящих на специальной подставке. И изящный столик, который зачем-то отволокли к стене, где он стоит в гордом одиночестве.

— Ты превзошёл сам себя, Арх. Понимаю — на тебя действовала комбинация и всё такое. Не мог сдерживаться. Но ты скажи, зачем было использовать кнут? И что ты с ней сделал? Мне даже через стену смотреть больно, такое ощущение, что глаза вот-вот вытекут.

Призванный выныривает из правого кресла, сразу обосновавшись на его спинке. И продолжает жаловаться.

— Я ведь даже уши толком не могу заткнуть. А звукоизоляция здесь ужаснейшая. Не думаю, что её вообще планировали делать.

Рухнув на диван, пытаюсь привести дыхание в норму и бросаю взгляд в сторону прохода между комнатами.

— Это был возврат долга. Как она, так и к ней. Как по мне, всё справедливо. Тем более, что удовольствия она получила как бы не больше меня.

Котяра издаёт тяжелый вздох.

— Да плевать я хотел на эту безднову суку. Хоть до обморока её затрахай. Но если бы ты делал это более тихо, мне было бы куда комфортнее.

Поднявшись с дивана, шагаю к винному шкафу, на ходу пытаясь объяснить ситуацию.

— Её нотная связка ещё действовала. Вернее, от неё оставались старые ощущения. Да и эта сука получила то, что заслужила.

Ответ призванного устраивает не до конца.

— Знаешь, мне кажется она заслужила пули в голову. А не порции удовольствия, пусть и настолько извращённого.

В чём-то он прав. Но на тот момент мне хотелось лишь одного — сорвать со схорки одежду и поиметь её. А сейчас… Как-то неприятно стрелять девушке в голову после секса. Плюс, она ещё может нам пригодиться. Прямо сейчас никаких вопросов в моей голове нет, но это не значит, что они не появятся спустя какое-то время. Схорка же, наш единственный источник информации. Надо сказать, весьма ценный источник, раз она близка к руководству цитадели.

В нижней части винного шкафа есть дверка, за которой находятся три плетёные бутылки с чистой водой. На это я и рассчитывал. Раз тут есть вино и мебель, значит порой схорка задерживалась. И не думаю, что каждый раз пила исключительно вино.

Влив в пересохшее горло приличный объём воды, поворачиваюсь к Сэмсону.

— Она ещё может дать информацию. Или помочь проникнуть в их цитадель. Ты мне лучше скажи — сможешь вернуться назад?

Призванный приподнимает морду, бросив на меня заинтересованный взгляд.

— В гостиницу? Думаешь её ещё не накрыли?

— К бургомистру. В его кабинет.

Теперь котяра выглядит недоумевающе.

— Я всё понимаю, но даже если мы застанем его на месте и прикончим, без последствий это не останется.

Усмехнувшись, вытаскиваю из кармана перстень.

— Это знак советника схоров. Насчёт ограничения полномочий я не спрашивал, но могу интуитивно предположить, что такой может не только казнить на месте главу мелкого города, но и к самому королю Парскому вломиться в покои.

— Может и так. Но если он встретит там кого-то из схоров или настоящего советника, то закончится для него это не очень хорошо.

Тут он прав. Но настолько далеко я заходить не собираюсь.

— Визит к королю мы отложим на потом. Пока нужно забрать из Орзанса остальных и придумать правдоподобное объяснение, чтобы городские власти не стали сразу трубить тревогу. Заодно пообщаться с Олласой.

Сэмсон задумчиво шевелит усами.

— С ней то зачем? Ты серьёзно думаешь, что придётся вернуться в этот город? Как мне кажется, концепция резервной площадки для отступления, себя полностью исчерпала. Где-то между моментом, как нас увидела эта схорка и порталом, что перенёс нас сюда.

Снова опустившись на диван, качаю головой.

— Она утверждает, что о нас больше никто не знает. А ей напрямую сообщил бургомистр. Уберём его и закроем источник информации навсегда.

— А если она соврала?

С сомнением кошусь на дверь, за которой находится пленная.

— Не думаю, что она была в состоянии выкручиваться и что-то придумывать. Скорее всего сказала правду. В любом случае, потом я уточню ещё раз.

Когда замолкаю, кот задаёт неожиданный вопрос.

— Ты уверен, что нам стоит возвращаться за остальными? Как знать, вдруг город уже набит схорами? Попадём в самое пекло.

С удивлением смотрю на Сэмсона и тот верно определяет причину моего изумления.

— Если посмотреть на всё без эмоций, то девушек мы знаем совсем недолго. А блондинка и вовсе мне чуть голову не прострелила.

Судя по скользнувшей стальной нотке, обиду призванный не забыл. И вряд ли она быстро исчезнет из его памяти.

— Понимаю. Но Кенса маг, а Сталра уже неплохо показала себя. Если бы не она, меня могли пристрелить на той улице.

Кот с лёгким разочарованием вздыхает.

— Может хотя бы островитянку оставим? Она и так недовольна. Да ещё и внимание привлекает своими мечами.

Предложение звучит логично, но бросать Фарну, не кажется хорошим решением. К тому же, в будущем она может стать связующим звеном между нами и Иннорскими островами. Отправляться туда вслепую я не хочу, но после того, как у нас будет больше информации и какие-то козыри на руках, их помощь может понадобиться. Конечно, расклад может быть и таким, что иннорцы нам не пригодятся. Но я бы не стал пока исключать такую возможность.

Правда, ответить коту не успеваю, он начинает говорить первым.

— Ладно, я уже и так вижу по тебе, что этого "воина клана Айвендо" мы не бросим. Ты мне лучше скажи, уверен, что нам надо возвращаться в империю?

Формулировка неожиданная. Но думать мне не приходится — слова сами слетают с языка.

— Там Эмили. И Цзера. К тому же тут пахнет полноценным вторжением схоров. Или их тихой экспансией. Меня не назвать тем, кто любит людей. Но честно говоря, не хотелось бы, чтобы империей правили соплеменники той суки, что валяется в соседней комнате.

Котяра тихо угукает.

— Тогда нам нужен план. С хорошим вознаграждением. Раз уж спасать ваше прогнившее и несправедливое государства, то хотя бы с выгодой для себя.

Удивлённо смотрю на него и кот со вздохом добавляет.

— Что? На обоих континентах система власти такое бездново дерьмо, что я бы всё перекроил, сдобрив кровью. Но боюсь, это придётся отложить на будущее.

Невольно усмехаюсь. Оптимистично он смотрит в будущее. А страсть к изменению порядков, похоже появляется не после алкоголя, а присутствует перманентно.

— Ладно. С этим всем разберёмся чуть позже. Сейчас пора возвращаться. Сможешь нацелиться? И вернуть нас сюда, как всё закончим?

Потянувшийся кот встаёт на лапы, выгибая спину.

— Думаю сил хватит. Мы вроде не так далеко. Готов?

Я молча киваю и мир вокруг закрывается пеленой.

Глава X

Первое, что вижу после появления в кабинете — удивлённое лицо бургомистра. Седой мужчина, который уже успел вылакать всё, что было в графине, явно не ожидал нас увидеть. Начинает было подниматься на ноги, но сразу останавливается и падает обратно, увидев ствол револьвера, направленный в лицо.

Замечаю, что он косится в сторону двери и тихо предупреждаю.

— Позовёшь на помощь — сразу сдохнешь. Кому ещё ты успел нас сдать?

Судя по непонимающему лицу, Фартос никак не может сообразить, как мы выбрались и куда делась Л'залла. Думаю, вариант с пленением схорки никак не укладывается в его голове. Повторяю вопрос.

— Кому ещё ты рассказал о нас?

Глава города продолжает молчать, раздумываю над тактикой поведения. И я решаю снова провернуть тот же фокус. Активировав айван, запускаю "гарпун" в тёмно-фиолетовый шмат энергии. На этот "раздуть" его получается куда проще, чем в первый раз. Вижу, как фиолетовый цвет быстро заволакивает всю ауру старика. Его лицо моментально искажается страхом и он роняет бокал, к счастью упавший на его колени.

— Никому. Только ей и сообщил. Ещё Дарлей в курсе, но он знает только, что должны прибыть схоры и забрать вас. А о том, что вы можете быть с Нарэда, знала только Л'залла.

Чуть помедлив, дрожащим голосом интересуется.

— Где она сейчас?

Пожав плечами, честно отвечаю.

— Связанная валяется, отходит от секса. Возможно сошла с уме на почве непреодолимой страсти.

Изумлённо округляет глаза, а я снова запускаю айван. На этот раз вырываю сгусток его жизненной силы, который влетает мне в грудь. Едва удерживаюсь на ногах, но в этот раз поглощение чужой энергии проходит в разы проще. Дождавшись, пока мышцы перестанет сводить лёгкая судорога, надеваю кольцо на средний палец правой руки и поворачиваю голову к Сэмсону.

— Идём. Надо прикончить Дарлея и выяснить, что с остальными.

За открывшейся дверью внезапно обнаруживается Тодд, прислонившйся к стене, в ярде от проёма. Открывает рот, чтобы что-то сказать, но застывает на месте, поняв, что вышел совсем не бургомистр. Я же поднимаю руку со сжатым в ней револьвером, демонстрируя ему кольцо.

— Бургомистр казнён за преступления против обители. Где лейтенант Дарлей?

Паренёк на глазах бледнеет и чуть отступает назад.

— Но как же… Я не понимаю.

Делаю шаг в его направлении.

— Чего именно не понимаешь? Не знал, что Фартоса купили и ты работал на изменника?

Теперь его пронимает.

— Я ничего не знал. Всегда думал, что господин Фартос честно служит обители. А лейтенант Дарлей на входе. У него сегодня ночной пост. Начальник смены.

Не двигаясь с места, обрисовываю ситуацию.

— От имени обители, назначаю тебя временным бургомистром. Никто не должен знать про обстоятельства, при которых погиб старый глава города. Сообщишь всем, что он сдох от приступа. Или придумаешь что-то ещё. И никто не должен ничего слышать о нас. Скажешь, что он сам назначил тебя перед смертью… Ясно?

Тот несколько раз часто кивает и я шагаю дальше, проходя мимо перепуганного парня. Какую-то фору такое решение нам должно дать. Хотя бы в несколько дней. Если очень сильно повезёт, то может и на более долгое время.

Дарлей обнаруживается перед входом. Жирный "мундир" радостно поглощает жареную рыбу с большого блюда, стоящего перед ним. Рядом — наполовину полная бутылка вина. Под столом ещё одна, уже пустая. Теперь причина его лишнего веса становится куда более понятной.

Заметив меня, изрядно удивляется, но сделать ничего не успевает — комок блестящей энергии уже отрывается от тела и мчится ко мне. Снова переношу поглощение чужой жизненной силы, оставаясь на ногах. Часть, конечно растворилась в воздухе, но и на мою долю досталось немало. Тело заливает бодрость, а мозги окончательно прочищаются. Даже лёгкая тупая боль в паху проходит.

Оглядываюсь на Тодда, что так и плетётся за нами.

— Скажешь, что этот сдох, подавившись косточкой.

Парень снова молча кивает, пялясь на труп. С его точки зрения это выглядит, как невидимая убийственная магия. Никаких вспышек, молний, водяных сфер. Просто только что был живой человек, а потом взял и умер.

Перед самым выходом, задаю ещё один вопрос.

— Что с остальными нашими? Теми, кто в гостинице?

Новоиспечённый временный бургомистр шумно сглатывает слюну.

— Ничего. Приказано было не трогать.

Растягиваю губы в усмешке.

— Вот и хорошо. Олласу и того старика, что останется тут вместо меня, тоже не трогай. А если кто-то попытается дёрнуться — натрави полицию. Запомни — никто не должен ничего знать о сегодняшнем дне. Или обитель пошлёт кого-то за твоей жизнью. Возможно даже меня.

Тот молча дёргает головой, пытаясь кивнуть. А мы с котярой спускаемся на дорожку, шагая к распахнутым воротам. Скучающий "мундир" непонимающе разглядывает нас и косится в сторону Тодда, который замер на крыльце. Убедившись, что со стороны служащего никаких претензий нет, тоже остаётся на месте.

Спустя десять минут мы уже приближаемся к гостинице. На ходу проверяю окрестности айваном, но ничего подозрительно не замечаю. Единственное, что слегка смущает — ещё один силуэт внутри отеля, которого здесь по идее быть не должно. Но это одиночка, что не кажется опасным. Плюс, вполне может оказаться очередным местным, что явился на поклон.

Оказавшись внутри, вижу напряжённое лица Сайра и понимаю, что дела всё-таки обстоят не настолько просто. Старик собирается мне что-то сказать, но захлопывает рот, как только в проёме, ведущем к "ресторану" появляется мужская фигура.

— А я уже начал думать, что вы не вернётесь. Чего хотел бургомистр?

Окинув взглядом невысокого мужчину с въедливыми глазами, пожимаю плечами.

— Поговорить.

Неизвестный поправляет рукав странной формы оливкого цвета, которой я здесь ещё ни разу не встречал.

— Понятно, что обычно зовут, чтобы о чём-то поболтать. Тут скорее вопрос в том, что именно с вами хотели обсудить.

Точно. Как я мог забыть о местном контрразведчике. По словам Олласы, единственный, кто облечён здесь реальной властью и не побоится при необходимости бросить в бой гарнизон. А помимо этого, наверняка контактирует с королевством. И думаю сообщит им о странном способе смещения бургомистра. К тому же, ему никто не мешает совместить все известные факты и заподозрить в нас жителей другого материка. Должность у него такая, куда ссылают за прегрешения. Значит и стремление выслужиться присутствует серьёзное.

— Об этом вам лучше спросить у бургомистра. Если же есть какие-то вопросы к нам — с радостью на них ответим.

Мужчина ухмыляется, покосившись куда-то за спину.

— Может и так. Девушки только у вас какие-то неразговорчивые. Это не знают, насчёт того не в курсе. Даже не могут толком объяснить, где родились.

Понизив голос до шёпота, добавляет.

— Но ты парень молодец, одобряю. Таких красоток возле себя собрал. Ещё и иннорку как-то захомутал. Говорят, они в постели выносливые, как механоиды.

Пока он излагает всё это, прикидываю, как быть дальше. У болтовни офицера, наверняка одна единственная цель — заставить меня расслабиться. Или просто хочет вывести из равновесия, сначала болтая на отвлечённую тему, а потом махом перейдя к делу. Интересно, насколько серьёзные у него защитные артефакты? И есть ли они вообще?

Махнув рукой в сторону закутка, который Сайр гордо именует "холлом первого этажа", озвучиваю предложение.

— Думаю нам лучше поговорить наедине. Я смогу вам всё объяснить.

Контрразведчик с сомнением хмыкает, но от приглашения не отказывается. Правда и первым не идёт. Ждёт, чтобы пропустить меня вперёд. Вижу за его спиной встревоженное лицо Сталры, но объяснить ситуацию пока всё равно не получится.

Как только усаживаемся за стол, всаживаю в него "гарпуны", собираясь прикончить. Но потом мне в голову приходит идея получше. Пока офицер что-то говорит, задавая вопрос, перемещаю все три "снаряда" к крохотному фиолетовому шарику. "Раздуть" его оказывается намного сложнее, чем страх бургомистра. Пожалуй даже тяжелее, чем похоть схорки. В обоих предыдущих случаях, я работал с более или менее серьёзным объёмом первоначальной энергии. А здесь её буквально крохи.

Пять успешных атак — именно столько мне требуется провести, прежде чем фиолетовый цвет заполняет собой всю фигуру собеседника. Из-за своей концентрации, пропускаю его вопросы. Выручает Сэмсон, видимо понявший, чем я занимаюсь и что-то ему отвечавший. После того, как заканчиваю и переключаюсь на беседу, сразу же слышу голос контрразведчика.

— Знаете, мне наверное уже пора идти. Служба не ждёт.

Натиск страха держит куда лучше, чем Тодд. Губы не дрожат, лицо сохранило цвет. Только глаза выражают настоящие эмоции — там искренняя паника.

— Вам лучше остаться.

Перевернув руку, демонстрирую ему перстень советника схоров и ошеломлённый мужчина опускается на стул, с которого уже успел подняться. Я же задаю вопрос.

— Вы сообщали кому-то о своих подозрениях?

Что-то пробормотав, подаётся вперёд.

— Не понимаю вас. О каких подозрениях?

Кривлю губы в понимающей ухмылке.

— Тех самых, что возникли у вас после сбора информации. Вы же понимаете, что я могу казнить вас за измену обители? Как бургомистра, который уже мёртв.

Пару мгновений молчит, глядя на меня расширяющимися глазами.

— Я честно нёс службу. Выполнял все приказы и поручения. Чётко следовал протоколу.

Киваю ему.

— Возможно и так. Но проморгали измену на собственной территории. Как считаете, этого достаточно для казни на месте? Расскажите, что вам известно и возможно останетесь жить.

Окончательно сбитый с толку офицер машет головой.

— Конечно. Что от меня требуется?

— Кому вы сообщили о нас?

Шумно выдыхает воздух, зачем-то покосившись на призванного.

— Никому. Собирался утром направить рапорт в Растон, по поводу возможного обнаружения людей с Нарэда. Но…раз вы советник схоров, это больше не имеет смысла.

— Вы знали, что Фартос работает на изменника?

Контрразведчик облизывает губы, а процент паники во взгляде растёт.

— На кого? Как? У нас же тихий город. Тут никогда ничего не происходит.

Слегка наклоняюсь в его сторону.

— Именно такие места и любят заговорщика. Кому как не вам об этом знать. Так вы были в курсе его контактов с Л'заллой?

На мужчину жалко смотреть. Вытерев пот со лба, изумлённо смотрит на меня.

— Она же Клинок Блюстителя.

Довольно усмехаюсь.

— Была им. Теперь она лишь кусок мяса, с которым работают лучшие мастера обители. Как только они выяснят истинные масштабы заговора, с плеч полетит немало голов.

Он потрясённо молчит, переводя взгляд с меня на Сэмсона и обратно. Я же продолжаю обработку.

— Об это ещё никто не знает. Даже в столице королевства. Надо, чтобы всё так и оставалось. Понимаете меня? Никаких докладов и рапортов в Растон. Если не хотите, чтобы вас сочли одним из участников заговора.

Молча кивает и я перехожу к следующему моменту.

— Откуда вы знаете Л'заллу? Кто ещё из схоров активно наводит контакты с людьми в королевстве?

Мужчина на момент задумывается, а потом разводит руками.

— Там в основном охотники и изгнанные пустышки. Представители обители появляются только при сборе налогов или чрезвычайной ситуации. Кроме…Клинков Блюстителя. Подождите, это ведь получается, что Р'зам Эрт…

Договорить до конца не решается, но суть вопроса я понимаю.

— Неизвестно. Возможно он стоит во главе заговора, а может быть просто ничего не знал о нём. Как вы понимаете, это уже не мой уровень. Одно дело способствовать поимке Клинка Блюстителя и совсем другое, интересоваться им самим.

Офицер спешит согласиться.

— Я всё понимаю. Конечно. Даже охота на Клинка, это опасно.

После короткого размышления, решаю, что его лучше оставить в живых. Если сначала я считал, что оптимальным вариантом будет ликвидация контрразведчика, то теперь уверен, что в ближайшее время он ничего не сообщит своему руководству, засевшему в столице Парского королевства, Растоне. Возможно те сами начнут задавать вопросы, но это он тоже сможет урегулировать. Разве что явятся сами схоры. Но тогда они будут в состоянии изрядного шока от заявления о предательстве Л'заллы. Скорее всего не поверят, но хотя бы какую-то сумятицу в их ряды это внесёт. Плюс, такая схема гарантирует нам какую-то фору. В отличии от убийства офицера, которое местным будет крайне сложно проигнорировать.

Поднявшись на ноги, подвожу итог беседу.

— Надеюсь вы поняли. Никаких разговоров о нас, кто бы вам не задавал вопросы. И никакой самодеятельности с докладами. Нельзя спугнуть заговорщиков, среди которых может быть и ваше командование.

Вскочив со стула, офицер заверяет меня, что ни в коем случае не станет мешать процессу раскрытия заговора, а если нам понадобится его помощь, готов её немедленно оказать. После чего стремительно покидает гостиницу, буквально вылетев на улицу.

Девушки засыпают вопросами, требуя немедленных ответов. Приходятся рявкнуть и отправить их собираться. Сам же провожу краткий инструктаж Сайра. Суть проста — мы покидаем город, а он остаётся представлять наши интересы. В первую очередь собирать деньги и принимать под своё крыло новые объекты, если таковые найдутся. Даю ему полномочия на набор новых бойцов и оставляю двести рхэзов на расходы. Плюс передаю последний из оставшихся трофейных револьверов.

Возможно это ошибка, но денег у нас и так хватает. А огнестрел всё равно деть пока некуда. Плюс, ещё один револьвер остался в подземных "апартаментах" схорки, вместе с её кинжалом. На этом моменте невольно задумываюсь, пытаясь вспомнить — положил я пояс с её оружием на стол или нет? Если клинок осталось на полу, то в теории Л'залла может освободить ноги. Снять ошейник, это ей правда не поможет. Но как знать, на что ещё окажется способной Клинок Блюстителя. Думаю, на такое место не берут всех подряд.

Подмывает немедленно вернуться назад, но я всё же беру себя в руки. Сначала надо закончить дела здесь. Если повезёт, то Олласу и Сайра никто не тронет. Такой расклад, на мой взгляд не слишком вероятен, но в принципе имеет право на жизнь. Если контрразведчик и Тодд будут молчать в тряпочку, то никто из Парского королевства не заинтересуется переделом сфер влияния в небольшом городе. Погубить их может внимание со стороны служб королевства или схоров, которые станут искать Л'заллу, либо пытаться детально разобраться в ситуации с гибелью бургомистра. Но совсем не факт, что след схорки приведёт кого-то в Орзанс. А погибший Фартос, скорее всего и вовсе не привлечёт лишнего внимания.

Через минуту мы уже шагаем к борделю Олласы. Здесь разговор занимает совсем немного времени. Хозяйка борделя хотя и удивлена столь быстрым отъездом из города, но виду старается не показывать. Я же обозначаю, что любая агрессия в отношении Сайра будет строго наказана. И заручаюсь её обещанием поддержать старика бойцами в случае такой необходимости. Сама женщина уже начала набор новых людей — около борделя, как минимум полтора десятка человек. Готовится к возможной атаке конкурентов.

Закончив беседу с Олласой, веду всю группу в небольшой проулок. Убедившись, что рядом никого, опускаю взгляд на Сэмсона.

— На всякий случай будь готов к схватке. Вдруг она освободилась.

Котяра что-то подтверждающе рычит и ночной Орзанс исчезает за очередной пеленой портала. Когда окружающий мир проясняется и перед глазами появляются каменные стены, слышу удивлённые восклицания аристократок. Сам же активирую айван, чтобы проверить состояние пленницы. Судя по её энергетическому силуэту, схорка лежит практически на том же месте, где я её оставил. Яркость жизненной силы немного снизилась, но сам цвет и "структура" остались такими же.

Вырубив магический талант переглядываюсь с призванным, который тоже наблюдал за стеной. А сбоку звучит голос Сталры.

— Ну, теперь то вы нам всё расскажете?

Глава XI

Перед тем, как начать рассказ, хочу проверить местонахождение пояса с оружием. Но он неожиданно оказывается на столике в "комнате отдыха". Похоже я машинально притащил его сюда, потом об этом благополучно забыв. Учитывая в каком состоянии я вчера покинул комнату, это даже не удивляет.

Само краткое изложение событий вечера занимает всего несколько минут. Как выясняется, рассказывать особенно нечего. Нас утащили в этот каменный закуток, мы выбрались, одолели схорку и вернулись в Орзанс, где прикончили бургомистра вместе с толстяком-полицейским и ввели в заблуждение пару человек.

Когда заканчиваю говорить, Сталра осторожно подходит к двери и открыв её, заглядывает внутрь. Захлопнув, отступает назад и я вижу, как брови баронессы ползут вверх.

— Это ты её кнутом так?

Молча киваю и отмечаю, что теперь аристократка смотрит на меня как-то иначе. Я бы сказал, с нездоровым интересом. Или со здоровым. Смотря под каким углом посмотреть.

Следом за ней в комнату суёт нос и Кенса, которая подмечает ещё одну вещь.

— Она же светлокожая. И какая-то…маленькая для схора. Чуть крупнее человека.

Понимаю её удивление. На фоне темнокожих здоровяков, которых мы встретили в лесу, Л'залла действительно выглядит мелкой. Хотя, если поставить рядом её и ту же Кенсу, габариты схорки точно не покажутся маленькими.

— Разные виды. Разветвления расы, если более правильно выражаться.

На озвучившего ответ Сэмсона с удивлением смотрят все присутствующие, включая иннорку. Не ожидавший подобной реакции, кот смущённо заявляет.

— Мы же учились ведь. Там в библиотеке книги не только по магии были.

Пытаюсь представить, как он мог читать с его лапами, но от мысли меня отрывает вопрос Фарны.

— Что вы собираетесь делать дальше? Долго здесь отсиживаться не выйдет. Клинка Блюстителя не так просто найти, но если в дело вступят схоры из правящей верхушки, то они отыщут способ.

Повернувшись к мечнице, отвечаю встречным вопросом.

— Расскажи об иерархии схоров? Мы о них почти ничего не знаем.

Островитянка недовольно хмурится, бросив косой взгляд на дверь, ведущую во вторую комнату.

— Вы же понимаете, что одно моё присутствие здесь, может спровоцировать схоров на атаку. Если они решат, что иннорские диверсанты напали на одного из них…

Хмыкнув, парирую.

— Ты вольна покинуть нас, если этого хочешь. Никто никого не держит. Но уж извини, если ты остаёшься, то в первую очередь мы будем учитывать свои интересы, а не оглядываться на Иннор.

Услышанное ей совсем не нравится, но девушка не взрывается яростью, а задумчиво молчит. Активировав айван, обнаруживаю, что в слепке жизненной силы преобладают оттенки жёлтого и оранжевого, что бы это ни значило.

— Я отправила вестника на острова. В ответе будет содержаться приказ о моих дальнейших действиях. До этого момента, я останусь с вами.

Сделав секундную паузу, продолжает.

— Что касается схоров, то основное деление заключается в кругах посвящения. Самый низкий — седьмой. Это ученики, которые только начали свой путь. Основная масса их солдат, это пятый и четвёртый круги. Тех, кто выше, обычно забирают для выполнения отдельных задач или рекрутируют в особые группы. Гвардия, вольные охотники, разведчики. Есть ещё и пустышки. Схоры, которые родились без способностей к магии. Обычно их не больше двадцати процентов и они либо отправляются жить за пределы обители, либо занимают положение прислуги. Прослойка между рабами с одной стороны и их хозяевами с другой.

Дослушав, уточняю.

— А Клинки? Кто такой Блюститель?

Иннорка вздыхает.

— У схоров сложно устроенное общество. Со стороны кажется, что всем заправляет глава цитадели. Или обители, как их называют сами ушастики. Но помимо него есть много влиятельных групп. А если учесть продолжительность жизни этих ублюдков, то среди них много старых иерархов с широкими связями, которые почти неприкосновенны для лидеров. Тот же Блюститель — схор, избираемый Священным Советом цитадели и после этого отчитывающийся о своих действиях только ему. Да и то, исключительно на добровольной основе. Есть Хранители, защищающие знания и оберегающие их священные деревья. Стражи, следящие за соблюдением законов и традиций. Даже мы, на Инноре, не можем разобраться в деталях устройства их системы власти. Не вся информация уходит за стены их городов. Тем более, что структура управления может различаться — многое зависит от конкретной цитадели.

Откинувшись на спинку дивана, вздыхаю. Если она говорит правду, то разобраться действительно сложно. Как и понять, у кого может быть нужный нам артефакт. Понятно, что у их Блистательного такой должен быть. Но было бы куда проще, располагай нужной нам вещью кто-то рангом пониже.

— То есть ты не представляешь, у кого может быть артефакт портала?

Мечница пожимает плечами.

— Считалось, что такое невозможно. Но если допрошенная вами схорка не лгала, значит схоры Ларэда поддерживают контакты со вторым материком в обход Парящего.

Про себя добавляю, что вполне вероятно это происходит при участии некоторых капитанов летающего острова. Но пока решаю не озвучивать этот факт. Иннорка и так знает о нас более, чем достаточно. И всё ещё не определилась с линией поведения.

— Если так, то они могут давно наблюдать за ситуацией.

Островитянка согласно хмыкает.

— У вас наверняка остались их сородичи, которые способны служить ушами и глазами.

Махнув головой, озвучиваю всем известную истину.

— Чистокровные подгорные и схоры давно вымерли. Часть была истреблена во время гонений, другие растворились среди людей после череды смешанных браков. Не думаю, что на нашем материке остался кто-то из их расы.

Фарна иронично усмехается.

— А что могли помешать им замаскироваться и мимикрировать под людей? Не считай других глупцами, Архос.

Поморщившись, прикидываю что та же Л'залла в принципе могла сойти за человеческую девушку. Изменить ей форму глаз и ушей, подровнять магией лицо и на этом всё. Вот тот "охотник", что встретился в деревне работорговцев, так легко точно не отделался бы. Его единственный вариант — постоянная поддержка работающего маскирующего заклинания. Или полная перестройка тела.

Поняв, что всерьёз обдумываю гипотезу иннорки, усмехаюсь. А потом недовольно цокаю языком. Как ни крути, она права — на нашем континенте могли остаться схоры. Если так, то они наверняка были бы рады контакту со своими свободными "братьями", со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Какой у нас план? Отсиживаться здесь?

Повернув голову к Сталре, которая сидит рядом на диване, мгновение раздумываю.

— Ещё раз допросить Л'заллу. И потом уже принять решение. Возможно получится использовать её, как наживку, чтобы выманить более крупную цель. Если нет, то хотя бы выясним максимум возможного о иерархии цитадели.

Рыжая аристократка чуть подаётся в мою сторону и я обращаю внимание, как заблестели её глаза.

— Я тоже хотел бы принимать участие в допросе.

Фраза сразу же вызывает смешок Кенсы.

— Ты бы скорее желала оказаться на месте допрашиваемой. Только вместо кнута предпочла бы плётку, да Сталри?

Аристократка сцепляются в перепалке, снова вспоминая залеченные магией задницы, травмы и любовников. Увлекаются настолько, что через несколько минут мне приходится их прервать. Сейчас действительно стоит отдохнуть. Хотя бы несколько часов. Поглощённая жизненная сила пока ещё придаёт мне бодрости, но после сегодняшних нагрузок, организму требуется отдых. Да и энергии я получил не так много. Вот будь на месте той пары убитых, схоры… Пожалуй тогда я мог бы функционировать ещё полночи, обходясь без сна.

Отчасти успокоившиеся девушки занимают диван, устроившись валетом. А нам с Фарной достаются кресла около выемки, в которой горит магическое пламя. Удобный способ организации камина. Если не принимать в расчёт стоимость артефакта.

Перед тем, как вытянуться в кресле, навещаю пленницу, прихватив с собой бутыль воды. Зайдя к ней, включаю айван и удивлённо отмечаю, что её слепок жизненной энергии, так и не изменился. Всё разница с предыдущим состоянием — стал не так ярко светиться. Но и это возвращается, как только она видит меня.

Достав кляп, подношу к её рту бутылку, но схорка отталкивает её лицом в сторону.

— Сделай это ещё раз. Отдери схорскую шлюху!

Тембр голоса и сама ситуация, заставляют организм встрепенуться, но я сразу же подавляю желание. Прошлый раз, был во многом обусловлен остаточным действием её же нотной комбинации. Сейчас, его больше нет. А трахать объятую похотью Л'заллу второй раз за пару часов, только ради удовольствия — идея, от которой я после недолго размышления, отказываюсь.

После того, как повторная попытка напоить девушку, тоже проваливается, возвращаю кляп на место. И немного размыслив, оттаскиваю её к стене, подложив под задницу сложенные штаны. Не знаю, насколько хорошо схоры переносят холод, но пока она нужна нам живой и здоровой. Сложно сказать, какой окажется её роль в дальнейшем.

Рухнув в кресло, озвучиваю список дежурств, поставив себя первым. Несмотря на относительную безопасность, лучше перестраховаться. Если сюда вдруг переместится один из схоров, то вряд ли он будет ожидать револьверного выстрела в упор или удара меча.

Сэмсон устраивается на спинке кресла, откуда скоро доносится его сонное сопение. Остальные тоже быстро отключаются. А я размышляю над сегодняшними словами призванного. План, который обеспечит безопасность империи и вместе с тем не оставит нас без награды. На самом деле, важный момент, над которым я всерьёз не задумывался. Предположим, мы вернёмся в Норкрум. И даже выясним, кто из схоров Ларэда может стоять за организацией заговора. Как быть дальше?

Чем дольше анализирую ситуацию, тем более сложной кажется задача. В конце концов прихожу к простому выводу — действовать будем по обстоятельствам. Можно продумать пятьдесят вариантов развития событий, но при этом мы вляпаемся в пятьдесят первый и все наработки полетят морсару в пасть. В чём я точно уверен, так это в необходимости обговорить условия награды до того, как мы озвучим всё, что нам известно. Пожалуй, титула барона, земельного надела и пары компаний средней руки, мне хватит. Или попросить титул маркиза? Основать новый дом хёрдисов мне точно не позволят. Но вот сделать маркизом вполне могут…

Усмехнувшись, отвлекаюсь от мыслей и принимаюсь разглядывать пламя. Для начала нам стоит выжить и что-то разузнать. Потом вернуться в империю. И каким-то чудом связаться с императором. Не думаю, что в вопросе заговора можно верить кому-то из его окружения. Но как бы там ни было, до гипотетической награды ещё очень далеко.

Когда моя смена подходит к концу, бужу Фарну, которая должна дежурить следующей. И постепенно отключаюсь, вытянув ноги в сторону огня.

Просыпаюсь от громкого шума. Что-то с грохотом упало на пол, вырвав организм из состояния сна. Вскочив на ноги, активирую айван, одновременно с этим хватаясь за револьвер. Первое, на что обращаю внимание — два силуэта во второй комнате. Формирую "гарпуны", но тут дверь распахивается и я вижу растрёпанную Сталру, что застыла на пороге. "Снаряды" уже уходят в цель, вонзившись в ауру девушки и теперь приходится осторожно извлекать их.

— Ты что устроила? Решила трахнуться со схоркой, пока все спят?

Сонно-возмущённый голос Кенсы, как по мне, точно описывает ситуацию. Смущённая баронесса пытается оправдаться.

— Я просто хотела посмотреть. Потом не удержалась и решила пощупать. А она меня лягнула.

Последняя фраза заставляет удивиться и я снова запускаю айван. Так и есть — слепок жизненной силы схорки изменился. Только треть её ауры залита прежним оттенком. Да и то, он сильно потускнел. А вот остальное… Преобладают красный и синий цвета, к которым примешивается несколько оттенков оранжевого.

Вырубив айван, беру со столика бутыль воды и делаю пару глотков. Потом машинально оглядываюсь в поисках туалета, но тут его нет. Занятная у схоров должна быть физиология, раз они не предусмотрели такой элементарной вещи.

— Сможешь провернуть с ней это ещё раз? Как я посмотрю, схорка уже почти вернулась в норму.

Кошусь на Сэмсона, отмечая интерес на лицах всей троицы. Даже Айвендо интересно, как я смог превратить схорку в послушную суку.

— Скорее всего. Как раз сейчас и выясним.

Когда захожу во вторую комнату, следом за мной протискивается Сталра. Наткнувшись на мой вопросительный взгляд, тихо шепчет.

— Я могу помочь. Ну…у меня есть некоторый опыт с девушками.

Чуть подумав, решаю оставить аристократку. Возможно, её услуги действительно понадобятся.

Захлопнув дверь, поворачиваюсь к пленнице, которая яростно пялится на меня и активирую айван. На этот раз получается даже быстрее, чем раньше. Всаживаю в неё сразу четыре "гарпуна", устанавливая такое же количество каналов связи. Потом задействую все их разом, "раздувая" нужный оттенок так, чтобы он залил собой всю фигуру схорки. Заметив, что остались небольшие участки, заполненные энергией другого цвета, смещаю "гарпуны" и выкачиваю её из Л'заллы. После чего повторяю процедуру "раздувания".

Эффект превосходит все ожидания — аура схорки сияет не менее ярко, чем вчера. Возможно даже сильнее. Зажмурив глаза, выключаю айван и вижу, что пленная уже извивается на полу, что-то мыча сквозь кляп и пытаясь сдвинуться в нашу сторону.

— Как ты это сделал? Она только что ненавидела нас и резала взглядом на куски. А теперь мечтает, чтобы её поимели!

Повернувшись к ошарашенной Сталре, решаю пока не озвучивать свои методы.

— Не думаю, что тебе это нужно знать.

Шагаю к схорке, но аристократка всё никак не успокаивается.

— Ты так можешь с любой?

Обернувшись, не могу понять, то ли с восхищением она на меня смотрит, то ли со страхом.

— Хочешь, чтобы я продемонстрировал на тебе?

Что интересно, баронесса на секунду задумывается. Но потом качает головой.

— Не стоит. Точно не сейчас.

Усмехнувшись, опускаюсь на колено рядом со схоркой и вытаскиваю кляп. В процессе обращаю внимание на слегка бледный цвет её кожи. Видимо изъятие части жизненной силы не проходит бесследно. А вчера я опустошил ауру пленницы почти наполовину.

Пока она не начала умолять, задаю вопрос.

— Подумай, кто из ваших командиров может располагать артефактом портала. И расскажи, кого из них можно выманить за пределы цитадели.

Схорка облизывает губы.

— Не могу думать. Не хочу. Трахни меня.

Реакция у неё прежняя, но уже не настолько острая, как раньше. Возможно сказывается истощение, наличие которого меня не слишком радует. Если пленница потребуется нам живой, надо будет подумать, как с ней быть.

— Сначала рассказ. Потом удовольствие.

Л'залла умоляюще смотрит на меня, пытаясь придвинуться ближе. А Сталра внезапно опускает руки на её грудь, сжимая соски и заставив кричать от удовольствия. Когда отпускает, схорка выворачивает голову, чтобы рассмотреть нового участника действа. Я же рявкаю.

— У кого из твоей обители может быть артефакт портала?

Прежде чем пленница начинает отвечать, вопрос приходится повторить ещё дважды, каждый раз используя соответствующую "мотивацию".

— Я не могу знать точно. Кроме Ф'цара и Р'зама, они могут быть у кого-то из Священного совета. Или у приближённых Блистательного. Не знаю.

Над следующим вопросом приходится немного подумать.

— Кого из членов Священного совета можно выманить за пределы обители?

Девушка снова молчит и баронесса, выполняющая роль моего добровольного помощника меняет позицию, запуская пальцы между её ног. Это срабатывает.

— Многих. Достаточно сообщить, что Клинок ищет встречи. Но для этого надо в Растон. В мою резиденцию.

Киваю Сталре и та снова принимается играть пальцами. Как только заканчивает, вызвав у схорки вопль негодования, озвучиваю следующий вопрос.

— У тебя дом в столице Парского королевства? Где он расположен? И как передать сообщение члену вашего совета?

Л'залла поворачивает ко мне лицо с блестящими глазами.

— Седьмой дом по Медному проулку. Ключи на поясе. Связь с советом — через артефакт или птицей-вестником.

Интересно. Они тут все птиц для передачи посланий используют вместо телеграфа?

Продолжаем допрос ещё минут двадцать, но ценной информации выходит получить немного. Самое полезное — ещё один вариант контакта со схорами из обители. Выясняется, что можно передать им сообщение через охотников, которые тоже располагают резиденциями в Растоне. Некоторые имеют доступ к членам Священного совета и в состоянии доставить им послание.

Сегодня схорка явно чувствует себя не так хорошо, как в первый раз. Ответы постепенно становятся всё более рваными и путанными. Хотя уровень её желания сохраняется на прежнем уровне — я несколько раз активирую айван, чтобы удостовериться.

Как результат — покидая комнату, забираю с собой и Сталру, которая совсем не прочь остаться. За полчаса "игры" с телом пленницы, баронесса и сама пришла в похожее состояние. Аура полыхает десятком ярких оттенков, а пальцы аристократки пару раз машинально начинают расстёгивать её собственные штаны.

Приходится буквально поднимать её за руку и тащить в соседнее помещение, игнорируя обиженное лицо и озвучиваемые шёпотом просьбы остаться. Схорка и так чувствует не лучшим образом, а она нам ещё точно понадобится. Теперь я в этом уверен. Лучше поберечь пленную.

Захлопнув за собой дверь, чувствую на себе заинтересованные взгляды ждущей здесь троицы и подтолкнув Сталру к дивану, озвучиваю результаты допроса.

— Нам надо попасть в Растон. Осталось только придумать, как.

Глава XII

Самый очевидный вариант добраться до Растона, это возможности Сэмсона. Но котяра сразу же нас разочаровывает — он не сможет прыгнуть к городу. Даже просто по направлению к нему. Мы ещё ни разу не были в столице Парского королевства и с точки зрения системы координат призванного, его не существует в качестве потенциальной точки назначения.

В процессе обсуждения, проверяю пояс схорки и действительно нахожу там небольшую связку ключей. Помимо этого обнаруживается небольшой камень в золотой оправе. Скорее всего артефакт связи. Больше никаких вещей, за исключением оружия у неё нет. Зато проводим инвентаризацию вещей, сваленных на столе. Из ценного находятся ещё четыре ошейника, блокирующих магию. Всё остальное — разнообразные инструменты пыток.

За полчаса разговора мы там и не приходим к какому-то решению. По словам Фарны, Растон находится где-то в двухстах лигах от Орзанса. Если же верить пространственному ориентированию призванного, то мы удалились где-то на пятьдесят-шестьдесят лиг от озёрного города. В какую именно сторону, непонятно. Столица королевства могла стать, как ближе, так и дальше от нас. Но даже если верен первый вариант, полторы сотни лиг — слишком много для пешего путешествия. Мы будем брести, минимум дней пять. А если идти через лес, то возможно и все десять. Если вообще дойдём — для городских жителей такой бросок через чащу, не самый лучший вариант.

Зайдя в тупик, молча сидим на своих местах. А потом мне приходит в голову идея. Рискованная, шальная, но в целом реализуемая. Озвучиваю её остальным и закипает бурное обсуждение. Которое сводится к выводу, который и так всем понятен — иных вариантов у нас пока нет.

Как только эта мысль укладывается в голове у всех присутствующих, начинаем действовать. Вытаскиваем из второй комнаты схорку, которую обмываем остатками воды и одеваем. С последним сложно — Л'залла остро реагирует на каждое прикосновение и крутится, чтобы максимально продлить контакт с голой кожей. Впрочем, до конца облачение не заканчиваем — штаны остаются без ремня, а верхнюю половину корсета оставляем расшнурованной.

Закончив, усаживаю её на диван и активировав айван, проверяю расцветку жизненной силы. Ничего не изменилось — всё тот же огненный цвет, который опаляет глаза, заставив меня инстинктивно отступить назад.

Наклонившись к девушке, вытаскиваю кляп и провожу пальцами по щеке.

— Хочешь, чтобы тебя трахнули?

Схорка кивает, двигая бёдрами и подавшись лицом вперёд, чтобы не разорвать контакт с моей кистью. Я же продолжаю.

— У тебя ведь есть заклинание портала? Сможешь перенести нас всех в резиденцию? Которая на территории Растона?

Учащённо дыша, кивает и ловит губами мои пальцы. Но мне всё равно не по себе. Мысль о том, что придётся снять с неё ошейник, не сказать, чтобы радует. Даже если она будет зациклена на сексе, что мешает схорке пустить в ход магию, приведя нас в похожее состоянии или лишив возможности двигаться? А потом устроить себе оргию-марафон, важыв все соки. Надо сделать так, чтобы она даже не думала о том, чтобы выкинуть какой-то фокус.

Снова врубив айван, ещё больше "раздуваю" её ауру. Теперь слепок жизненной силы Л'заллы выглядит, как будто заполненная лавой. Отключив магический талант, переглядываюсь со Сталрой и та становится слева от меня. А я разворачиваю сидящую схорку, так, чтобы баронесса оказалась почти за её спиной.

— Сейчас ты перенесёшь нас в свой дом и получишь, что хочешь. Поняла?

Та ведёт себя, как полноценная нимфоманка — с силой рвётся вперёд, пытаясь достать губами до моих пальцев.

— Слышишь меня? Ты должна перенести нас всех в Растон, в свою резиденцию.

На этот раз она разбирает слова. Облизнув губы, хрипит.

— Да. Слышала. Сделаю.

Решив подстраховаться, расстёгиваю её штаны и запускаю руку между ног. Пальцы с лёгких хлюпаньем оказывается внутри схорки и та дрожит, поскуливая от удовольствия. Сталра сразу же расстёгивает на ней ошейник, отведя его на расстояние от шеи и я снова рявкаю.

— Давай! В Растон!

Пленница не слышит, поэтому приходится вытащить свои пальцы и крикнуть ещё раз. Сначала думаю, что она снова не разобрала команду, но нет — через мгновение очертания комнаты скрываются за пеленой. Спустя ещё секунду мир вокруг снова становится светлым. А я оказываюсь стоящим коленом на густом ковре. И если мне равновесие удаётся успешно сохранить, то вот о схорке того же сказать нельзя — она заваливается спиной назад, уткнувшись в ноги Сталры.

Моя рука остаётся на прежнем месте и я пускаю в дело пальцы, не позволяя ей хотя бы частично вернуться в норму. Пока схорку корёжит на полу, баронесса захлёстывает гибкий ошейник вокруг её шеи и зашёлкивает его. С облегчением выдохнув, вытаскиваю пальцы и слышу чей-то голос.

— Госпожа Л'залла?

Вскинув взгляд, вижу мужскую фигуру, которая застыла в дверном проёме. В следующий момент рядом с неизвестным оказывается Фарна. Удар рукоятью кинжала и тот валится на пол. Морсаровы гнилые кишки! Почему мы не подумали о наличии в доме прислуги?

Поднявшись на ноги, оглядываюсь по сторонам, запуская в работу айван. Медленно кручусь вокруг своей оси и к счастью не обнаруживаю больше не одного силуэта в доме. Хорошо. Значит слуга всё-таки был один.

Уже приготовившись отключить свой талант, обращаю внимание на пленную. Её аура быстро меняет свой цвет — огненный заменяется синим и красным, с вкраплениями оранжевого. Присмотревшись, вижу тонкие каналы, которые тянутся от неё к чему-то внутри дома. О защитных артефактах я тоже не подумал. Хотя было бы странно, будь резиденция Клинка Блюстителя беззащитной.

— Что ты сделал со мной, зверёныш? Как у тебя это получилось?

Уже пришедшая в себя схорка испепеляет меня взглядом и я усмехаюсь.

— Да ты как-то сама справилась. Надо сказать отлично отыгрыла роль. Убедительно. Хотя, может и нет. Это всё же был мой первый опыт со схорской шлюхой.

Та пытается ударить меня связанными ногами, но я вовремя отпрыгиваю в сторону. А через несколько секунд во рту пленницы снова появляется кляп.

Дальше связываем слугу и приступаем к изучению дома, последовательно проходя комнату за комнатой. Резиденция оказывается трёхэтажным особняком с четырьмя спальнями, библиотекой и большим залом для отдыха. Плюс помещение, похожее на рабочий кабинет, кухня, столовая и гостиная на первом этаже для приёма гостей, которых не будут задерживать надолго.

В процессе нахожу и артефакты, которые вернули в норму Л'заллу. Просто иду по тем самым тонким каналам, добираясь до их второго конца. Всего их оказывается семь штук. Непонятные предметы, встроенные в стены. Так что внешний вид оценить не получается. Зато хорошо просматривается их мощь — в каждом накоплено немало энергии. Правда, чтобы это разглядеть, приходится детально присматриваться — у них есть какая-то своя защита, отводящая внимание, даже при включённом айване. Но при нужном уровне концентрации, замечаешь небольшой шарик спрессованной энергии, который находится в стене.

Было бы неплохо с ними поэкспериментировать, но эту задачу оставляю на потом. Сейчас есть пара более приоритетных вещей. В доме схорки обнаруживаются ванные комнаты, в которые мы первым делом и устремляемся. А потом совершаем налёт на запасы кухни.

У дома имеется небольшой двор, окружённый высокой каменной стеной, за которой проглядывают соседние постройки. Как я предполагаю, схорка не живёт здесь на постоянной основе, так что незваных посетителей можно не опасаться. Но вот, где именно мы находимся, было бы неплохо выяснить. Как и прикинуть, кого из членов Священного совета, можно попытаться выманить сюда. Последняя идея, надо сказать внушает некоторые опасения. Неизвестно насколько сильным окажется схор из правящей верхушки цитадели и сможем ли мы с ним справиться. Но другого способа получить информацию, я не вижу. Если кто и должен быть в курсе наличия у кого-то портальных артефактов, то это точно парни облечённые властью.

Попытка допросить схорку проваливается. Она лишь извергает ругательства и фантазирует о том, как будет пластать нас на мелкие кусочки. Как вариант, я мог бы снова использовать айван или переключиться на обычные пытки. Но обе опции не подходят — при первой её могут быстро восстановить артефакты. Вторая, возможно даст нам получить какую-то информацию, но не факт, что она будет на сто процентов правдивая. К тому же все варианты дальнейших действий, включают в себя использование схорки. Не думаю, что выйдет склонить её к сотрудничеству при помощи пыток.

Единственное, что остаётся — избавиться от артефактов. Сначала хочу вытащить их из стены, чтобы рассмотреть, но это оказывается не так просто, как кажется сначала. Спустя десять минут отказываюсь от этой затеи и попросив остальных отойти, включаю айван. Разглядывая небольшой шар энергии, что мерцает внутри каменной кладки, прикидываю, как к нему подступиться. По идее, сила которая в нём заключена, похожа на жизненную энергию человека. То есть "гарпун" может сработать. Проблема в том, что я не могу оценить объём энергии внутри артефакта. Если её окажется там слишком много, то реакция организма при поглощении может быть непредсказуемой. Как и поведение выплеснувшейся энергии, если просто "разлить" её в пространстве.

Решившись, всаживаю в артефакт первый "гарпун". Меняю его форму — теперь мой "снаряд" больше похож на толстую иглу. Чуть выждав, убеждаюсь, что предмет никак не реагирует на вторжение и добавляю ещё пару "игл". Выдохнув, пытаюсь потащить концентрированную энергию на себя, но в этот раз ничего не получается. Сила заключена в оболочку и не хочется сдвигаться с места. Все три "иглы" просто выскальзывают из пробитой внешней брони, которая немедленно восстанавливается.

Тогда пробую другой подход — снова вогнав в цель "иглы", пробую постепенно выкачать силу. Когда понимаю, что всё получается, губы сами разжимаются в усмешке. Которая пропадает, как только каналы, связывающие меня и артефакт начинают пульсировать, становясь всё более толстыми. Внутри этой морсаровой дряни действительно очень много силы. Настолько что, моё тело корёжит от её количества. А энергия продолжает литься бурным потоком. В какой-то момент решаю разорвать связь и на короткий момент сознание утопает в панике. "Иглы" как будто сцементировались с оболочкой артефакта — я не могу их выдернуть.

Подавив страх, сосредотачиваюсь на распределении энергии. Стараюсь ограничить прокачиваемый через каналы объём, чтобы тело могло с ним справиться. Всё нормально. Я не свихнулся в доме призрения, выжил в "Ночном Озере" и сохранил самого себя в трущобах Каледа. А тут всего лишь артефакт, из которого надо выкачать силу. Я справлюсь. Должен справиться.

Остаток процесса, по ощущениям занимает около десяти минут. Хотя, в этом я не уверен — сложно вести подсчёт времени, когда тебя едва ли не разрывает от избытка силы. Да ещё такой странной. Она сильно отличается от той энергии, которую я получаю при ликвидации людей. Куда грубее и жёстче. Поглощать её намного сложнее и болезненнее.

Когда шарик, что висел перед глазами, всё-таки гаснет и я выключая айван, едва на падаю со ступенек. Меня подхватывает Сталра, взбежавшая по лестнице. Благодаря ей я и остаюсь на ногах. Хотя потом всё равно опускаюсь вниз, мышцы отказываются слушаться. Отдача длится несколько минут — корёжит так, что не могу говорить или самостоятельно пошевелиться. Зато, после того, как всё проходит я и поднимаюсь на ноги, чувствую себя, как нельзя лучше. Уровень бодрости такой, что сейчас я могу разнести по камешку весь этот дом, а может и раскатать весь город, если понадобится. Вернее, мне так кажется.

По очереди обрабатываю все остальные артефакты. С каждым последующим справляться становится всё легче. А объём энергии внутри моего тела стремительно растёт. Настолько, что я даже пытаюсь слить излишек в пространство, но сколько попыток не предпринимаю, результат всё равно оказывается нулевым. Поэтому приходится терпеть, рассчитывая на то, что мой организм выдержит.

Разобравшись с последним артефактом, возвращаюсь вниз и застаю странную картину. Фарна застыла около двери, держа правую руку на рукояти меча, а левую около метательных игл. Напротив неё Сталра, обхватившая пальцами рукоять револьвера. И Кенса, скорее всего держащая наготове какую-то нотную связку. Сэмсон же наблюдает за всей этой картиной, лениво развалившись на кресле. Завидев меня, поднимает морду.

— Ты вовремя Арх. Подоспел к самому концу драмы.

Покосившись в его сторону, вопросительно смотрю на девушек и сразу слышу негодующий голос Сталры.

— Она собралась уйти. Просто взять и свалить посреди вражеской столицы.

Перевожу взгляд на островитянку и та хмуро излагает свои резоны.

— Прилетел вестник. Клан приказывает возвращаться домой.

Глянув на баронессу, добавляет.

— Растон, это не вражеская столица. Обычный человеческий город, из которого я легко смогу выбраться. Иннор не в состоянии войны со схорами — никому здесь нет нужды на меня охотиться.

Вспомнив про работорговцев, думаю, что это спорный вопрос. Хотя, это всё-таки столица королевства, а не лесная деревня, в которой живут охотники на потенциальных рабов. Возможно в данном случае, расклад будет отличаться.

— Ты уверена? Собираешься в одиночку добираться до островов?

Мечница разжимает губы в усмешке.

— Таков приказ. Воины клана Айвендо не привыкли оспаривать распоряжения. К тому же, вы всё равно не собираетесь к нам. У меня нет причин оставаться.

Может быть попробовать воздействовать на её ауру, заставив остаться? Мысль кажется не самой плохой, но потом в голову приходят два контраргумента. Первый — мои навыки управления чужим настроением пока оставляют желать лучшего. Вряд ли я смогу отыскать оттенок, который отвечает за её желание остаться или за лояльность ко мне. Второй — иннорцев учат управлять своей жизненной силой. Действовать так же, как и я, она скорее всего не сможет. Но с высокой долей вероятности, у неё получится защититься. Вряд ли она сможет закрыться полностью, но осложнить мою “атаку” у неё точно получится.

Остаётся ещё пара вариантов — вырубить её и связать, либо прикончить. Но в первом у нас окажется ещё одна пленная, которую вроде совсем не за что ликвидировать. И вообще непонятно, что с ней делать. Не говоря уже о том, что власти Иннорских островов точно будут недовольны, если узнают об этом. Второй вариант… Его совсем не хочется рассматривать.

— Раз у тебя такой приказ — выполняй его. Буду благодарен, если ты покинешь город тихо, не привлекая к нам и себе лишнего внимания.

Ко мне оборачивается разъярённая Сталра.

— Думаешь, никто не обратит на неё внимания? Да эту рицерову идиотку схватят через пару улиц, а потом явятся к нам.

Ответить не успеваю — островитянка злобно шипит.

— Поверь, воин клана Айвендо сможет незаметно покинуть это место. Я не настолько неуклюжа, как ты.

Преодолевая последние ступеньки, рявкаю.

— Заткнулись! Обе.

Показываю пальцем на мечницу.

— Решила уходить — проваливай. А вы двое, не вздумайте хвататься за оружие.

Фарна кривит губы в усмешке.

— Не забывайте — Иннор всегда примет вас. Если вы вдруг решите свернуть свой безумный план по проникновению в цитадель схоров.

Договорив, сразу же разворачивается и открыв дверь, выскальзывает во двор, не дав мне ответить. Выглянув в окно, понимаю, что девушки нигде не видно. Видимо рванула на заднюю часть двора, чтобы перебраться через стену там.

— Зачем ты её так просто отпустил? Она слишком много знает о нас. Вплоть до конкретного места, где надо искать?

Повернувшись к Кенсе, задавшей вопрос, пожимаю плечами.

— Не думаю, что она станет сдавать нас схорам. В этом нет никакого смысла. А её ловкости с лихвой хватит, чтобы убраться отсюда незамеченной.

Блондинка поджимает губы, но возражений у неё больше нет. Я же направляюсь к пленнице. Надо проверить, сработает ли теперь мой магический талант. Добравшись до схорки, которая лежит на ковре гостиной, запускаю айван. Не успеваю приступить, как в дверях появляется взбудораженная Сталра.

— В ворота только что зашёл схор. Идёт к двери. Я же говорила! Не надо было отпускать эту островную шлюху!

Глава XIII

Рванув назад, останавливаюсь в проёме, который выходит к прихожей. Застыв на месте, прислушиваюсь. Спустя несколько мгновений раздаётся громкий стук в дверь.

— Л'залла, что у тебя происходит? Артефакты погасли, магический фон искажён. Чем ты тут занималась?

Тон требовательный. По положению этот схор явно выше нашей пленной. Кто это может быть? Еще один Клинок Блюстителя? Может он сам? Хотя нет, такая важная шишка вряд ли бы стала выбираться за пределы своей крепости.

— Мне выбить эту дверь? Открывай!

Отступив назад, показываю Кенсе на боковой проход, через который можно попасть в столовую. Котяра, раньше лежавший на стуле, уже взбежал наверх по лестнице. Если неизвестный действительно снесёт дверь с петель, то нас увидеть не должен. Странно, что он пока не использовал магию, чтобы просканировать здание. У него ведь наверняка есть подходящее заклинание в арсенале.

Пока пячусь назад, в голове созревает план. Точно не самый умный, но единственный, что пришёл на ум. Быстрым шагом добираюсь до схорки, которая яростно пялится на нас с баронессой и всаживаю в её ауру "гарпуны". Три подхода и слепок её жизненной силы снова полыхает лавой. А сама схорка принимается сладострастно извиваться на полу. Но сейчас мне не до того. Опустившись на колено рядом с ней, достаю нож и разрезаю шнуровку корсета, после чего вспарываю его на плечах, полностью снимая с девушки.

До ушей доносится звук мощного удара и со штанами я разделываюсь более быстрым способом — разрезав путы у неё на ногах, банально стягиваю их, пока Сталра прижимает пленную к полу. Взмахнув рукой, даю баронессе знак отойти в сторону и за волосы поднимаю схорку с пола. Ещё один удар и жалобный треск дерева. Рицерова пасть! Не знаю, что там за ненавистник магии, но скоро он вломится внутрь и без её применения.

На всякий случай ещё раз "раздуваю" её ауру. Сейчас нет времени выкачивать из схорки энергию неподходящих оттенков. Поэтому стараюсь, чтобы желание затопило всё её тело, подавив все остальные чувства. Держа Л'заллу за волосы, веду её в сторону прихожей. И здесь на момент впадаю в ступор. По моим прикидкам, схор уже должен был оказаться внутри. Но мощная дверь, сделанная из неизвестной древесины, упорно не желает ему поддаваться. А к магии он почему-то так и не прибегает.

Определившись со следующим действием, снова "раздуваю" ауру пленной и поморщившись, расстёгиваю наручники на её руках, сведённых за спиной. После чего рывком разворачиваю к себе и вытаскиваю кляп. Реакция девушки однозначная — пальцами одной руки сразу же лезет к моему паху, а второй обхватывает за спину, как будто опасаясь, что я сейчас сбегу. От близкого присутствия хорошо подготовленной и сейчас свободной схорки, становится немного не по себе, но я стараюсь не отступать от плана. Сжав её соски, вызываю протяжный стон и вынуждаю расслабить руки.

Сразу, как только освобождаюсь из объятий, разворачиваю спиной к себе и веду ко входной двери. Левая рука на её волосах, а правая на ягодицах — нельзя, чтобы у пленницы внезапно включились мозги. По пути шепчу.

— Открой дверь и он трахнет тебя. Только затащи его в дом. Запомни — затащи в дом и тебя отдерут, как никогда в твоей жизни.

Схорка что-то хрипит. Вроде бы подтверждающее. Наверное. Надеюсь, её разум сейчас в состоянии переваривать поступающую информацию. Иначе меня ждёт небольшое фиаско.

Когда до двери остаётся пара ярдов, толкаю её вперёд, шлёпнув по заднице. А сам рывком ухожу направо, прижавшись к стене рядом с массивным шкафом. Если всё сложится, как надо, то меня не должны заметить. Левой рукой достаю антимагический ошейник, а в правой сжимаю револьвер. Плюс, активирую айван.

Не знаю, слышала меня схорка или нет. Возможно сработали чистые инстинкты. В любом случае, до ушей доносится лязг открывающегося засова.

— Что у тебя…

Договорить неизвестный гость не успевает — Л'залла затаскивает его внутрь, ногой захлопывая дверь. Слегка высунувшись, вижу, что девушка буквально набросилась на светлокожего схора, который ненамного выше неё. Сложно сказать, что он ожидал здесь обнаружить. Но как бы много не было вариантов, не думаю, что в них входила обнажённая Л'залла, охваченная безумной страстью.

Сейчас он активно пытается выбраться из её рук, но этим только раззадоривает девушку. В какой-то момент она запрыгивает на него, обвивая "партнёра" ногами и ожесточённо двигая своими бёдрами. Схор не выдерживает нагрузки и пытаясь сохранить баланс, опускается на колени. Айван позволяет рассмотреть изменения его слепка жизненной силы. Теперь там не только синий с красным, но и сверкающий белый, объём которого быстро увеличивается.

Что означает этот оттенок энергии, пока непонятно. Зато точно ясно, что сейчас идеальная ситуация для моего вмешательства. Вылетев из укрытия, набрасываю ошейник ему на шею. Как только щёлкает застёжка, схор пытается нанести ответный удар, высвободившись из рук Л'заллы. Но та отчаянно удерживает его всеми четырьмя конечностями, не давая оказать сопротивления. А я обрушиваю на затылок противника рукоятку револьвера.

На то, чтобы оттащить схорку от её вырубившегося соплеменника, у нас уходит несколько минут. Могли бы провозиться намного дольше, но Сталра верно оценивает ситуацию и вместо того, чтобы пытаться оторвать пленницу от второго схора, заходит с нужной стороны, пустив в дело пальцы. Какие-то тридцать секунд и Л'залла сама позволяет оттащить себя в сторону. Вернув на место наручники, перетягиваем ноги верёвкой и забиваем кляп в рот. Потом проделываем то же самое со схором, которого всё это время сторожит Сэмсон, готовый при необходимости пустить в дело когти.

Закончив, выглядываю в окно. Во дворе больше никого не видно, криков я тоже не слышу. "Посетитель" прошёл к нам через металлическую дверь, расположенную вплотную к воротам. И решив соблюсти правила этикета, захлопнул её, что сейчас на руку. Если смотреть снаружи, то никто и не поймёт, что здесь происходит что-то необычное.

Перетаскиваем пленных в гостиную, уложив обоих на ковёр. Теперь получается более внимательно рассмотреть второго схора. Штаны, рубаха и кожаный жилет, поверх которого наброшен то ли пиджак из кожи, то ли лёгкая куртка. Так сразу не сказать. Из оружия — револьвер в поясной кобуре и два коротких кинжала. Вот и весь арсенал.

Прислонив его спиной к креслу, посылаю Сталру за водой. Кенса сейчас на втором этаже — наблюдает сверху за двором. А вот призванный рядом — свернувшись на кресле, наблюдает за мной.

— И что теперь думаешь делать? Если один заметил, что в доме погасли артефакты, наверняка найдутся и другие. На каждого будешь выпускать эту…страдающую от недостатка внимания женщину? У нас так, либо ошейники закончатся, либо на пороге объявится целый отряд, как только об исчезновении станет известно кому-то наверху.

Поморщившись, киваю на пленного.

— Сначала допросим этого парня и узнаем, кто он такой.

Котяра издаёт странный звук и ехидно интересуется.

— С ним ту же самую методику используешь?

Глянув на него, вздыхаю. Дельное замечание. Сам как раз об этом задумался. В принципе, никто не мешает и правда задействовать ту же самую схему, которую я обкатал на Л'залле — у меня под рукой есть Сталра. И ей не привыкать к такого рода контактам с противоположным полом. Смотреть на это будет не слишком приятно, но в теории возможно. Хотя я бы предпочёл что-то другое.

Возвращается баронесса, притащившая целый поднос, на котором графин с водой и бокал. Выплёскиваю холодную жидкость в лицо схору и тот встряхивается, приходя в себя. Непонимающе оглядевшись вокруг, что-то мычит и я вытаскиваю у него кляп изо рта.

— Вы кто такие? Кто вас прислал? С'заррон? Он что, не понимает последствий? Нападение на Клинка Блюстителя и на одного из Хранителей, это непростительно. От такого его никто не защитит.

Взгляд схора падает на обнажённую Л'заллу, которая так и лежит на ковре, периодически пытаясь что-то сказать через кляп и пробуя сдвинуться в нашу сторону.

— Что вы с ней сделали? Как вы превратили гордую воительницу в ЭТО?

Усмехнувшись, стараюсь не показывать волнения на лице. Хранители — парни, что отвечают за знания цитадели. Возможно в наших руках оказался как раз тот, кто и был нужен.

— Если не будешь сотрудничать, то же самое проделаем и с тобой. Или провернём нечто куда более суровое.

Тот удивлённо смотрит на меня.

— Сотрудничать? В чём? Что С'заррону нужно от меня?

Отрицательно качаю головой.

— Ты огорчишься, но твой С'заррон здесь ни при чём. Мы не работаем на него. А вот к тебе есть пара вопросов.

Лицо схора становится ещё более ошарашенным.

— Вы не похожи на иннорцев. Да и не берут они тех, в ком слишком мало островной крови. Кто тогда? Хотите сказать, в Парском королевстве появились заговорщики?

Наклонившись к нему, пытаюсь объяснить факты.

— Ты ещё не понял? Вопросы здесь задаём мы. А ты на них отвечаешь. Именно в таком порядке.

Запустив айван, вижу, как по слепку жизненной энергии схора разливается красный цвет. Рядом с ним несколько оттенков оранжевого и жёлтого. Плюс немало синего. Красный чаще всего отвечает за гнев. Синий, если я верно понимаю, означает хладнокровие. Вот оранжевый и жёлтый… Возможно мыслительные процессы.

Помимо основных цветов, присутствует какое-то количество энергии других оттенков. Небольшие её скопления разбросаны по всей ауре. Знать бы ещё, какой из них и за что отвечает.

— Я Хранитель обители Блистательного Ф'цара Хока. Вы не сможете сломать мою волю, даже если вам известна пара ментальных фокусов.

Интересно. В Норкруме менталистами называли тех, кто специализируется на ритуалах жертвоприношений. Но схор явно имеет в виду работу моего айвана.

— Тебе придётся подчиниться людям, Хранитель. И уж поверь, мы найдём, как тебя сломать. Как тебе такая мысль?

С издёвкой произнося слова, внимательно наблюдаю за аурой. Красного в ней становится намного больше, но помимо этого возникает ещё пара небольших сгустков энергии. Один тёмно-синего и второй тёмно-фиолетового цвета.

— Я никогда не стану прислуживать низшей расе. Вы слабы, никчёмны и глупы. Давай, делай, что собирался и посмотрим, каким будет результат.

Оба новых сгустка растут, увеличиваясь в размерах. Безумного морсара тебе под киль, это всё-таки не то.

— Знаешь, а ведь на втором континенте люди победили схоров. Вы прислуживали нам, были рабами. Говорят, ушастых шлюх весьма ценили в борделях.

Пленник с яростью подаётся вперёд.

— Как ты смеешь?! За такие слова тебя казнят самым жестоким способом из…

Прервавшись на середине фразы, осмысливает мои слова.

— Второй материк? Так вы с Нарэда?

По-прежнему не вижу в его слепке жизненной энергии ничего, за что можно было бы зацепиться. Или просто неправильно смотрю.

— Не твоё дело, схор. Лучше скажи мне, каково чувствовать себя рабом? На тебе антимагический ошейник и ты связан. Полностью в нашей власти. Ты будешь получать приказы и выполнять их. Как тебе ощущения? Нравятся?

Вижу, как между двумя пластами красной энергии появляется совсем небольшой шарик. Чёрный с синим и еле заметными вкрапления белого. Это то, чего я добивался? Или нет?

Пока раздумываю, небольшой сгусток энергии вдвое сокращается в размерах и я решаю начать действовать. Цель настолько мала, что приходится использовать совсем крохотную иглу. И подойти к вопросу с ювелирной точностью — как выясняется, не так просто попасть в небольшую цель, которая со всех сторон окружена энергией других оттенков. Когда это наконец удаётся, начинаю "раздувать" небольшой кусок, пытаясь увеличить его масштабы. Учитывая исходные параметры получается медленно и приходится полностью сосредоточиться на задаче.

За это время схор и Сталра успевают обменяться ещё несколькими фразами, которые я не разбираю — слишком высока концентрация. В момент, когда замеченный мной оттенок энергии занимает около трети ауры Хранителя, делаю передышку и отвлекаясь от работы с айваном, прислушиваясь к разговору.

— Ладно, возможно у людей могут быть такие же права, как и у нас. Но не думаю, что кто-то из схоров, стал бы подчиняться человеку. Как минимум, если речь об управлении государством или службе в армии. Возможно, в какой-то частной компании, такое и было бы возможным. Но всё равно маловероятно.

Отлично. Я всё-таки выбрал нужный оттенок и вполне успешно справился со своей задачей. Правда теперь появилась куда более серьёзная задача. В том пласте энергии, который я "раздул" до масштабов трети его жизненного слепка, есть три цвета. Ключевой вопрос — какой из них и за что отвечает?

Ещё раз изучаю цвета того участка ауры, который я стараюсь "раздуть". Почти сразу понимаю, что на самом деле, их там совсем не три. А несколько десятков разнообразных оттенков. Прямо сейчас один из них сокращается в размерах, постепенно сжимаясь. Тёмно-серое пятно, которое при желании можно принять за чёрное. Перемещаю один из каналов на него и снова принимаюсь за дело.

Результат превосходит ожидания — схор заявляет о том, что его раса может подчиняться людям. Более того — произносит слова о том, что люди в чём-то могут превосходить ушастых. "Раздуваю" этот тёмно-серый цвет до более серьёзных масштабов и снова ищу оттенки.

Суммарно работаю с пленником ещё около полутора часов. Схему с увеличением какой-то части энергии до серьёзных масштабов и поиска оттенков, которые при этом появляются, повторяю ещё пять раз. К концу, буквально обливаюсь потом, а руки подрагивают от напряжения. Если бы не поглощённая перед этим сила целой пачки артефактов, я бы скорее всего не выдержал и половины таких нагрузок.

Но в итоге мы получаем схора, который искренне считает представителей своей расы полными ничтожествами и готов сделать всё, чтобы поменять их и людей местами. Рухнув в кресло, рассматриваю пленного, который сыпет словами, заверяя Сталру в своей преданности. Ощущения странные — я только что добился полного изменения взглядов этого схора. Да, потратил массу времени и сил, но результат налицо. Что само собой наталкивает на другой вопрос — способны ли на такой фокус другие маги с похожими айванами? Ведь не только у меня есть такой магический талант. И как мне кажется, при длительных тренировках, изменение чужих эмоций не должно занимать столько времени. То есть можно проделывать это относительно быстро и эффективно.

Безусловно, остаются защитные артефакты. Как те, которые вернули к прежнему состоянию Л'заллу. Но кто сказал, что нельзя сделать противоположный им артефакт, который будет сохранять результаты процедуры, закрепляя их в голове? Что мешает тому же императору, собрать под своё крыло сотню-другую магов с такими же айванами и разом решить все вопросы с недовольной аристократией, торгово-промышленной прослойкой, а заодно избавиться от коррупции?

Или всё не так просто и существуют какие-то ограничения? Я же вообще нащупал этот вариант интуитивно, никто меня специально этому не обучал. Фаргор говорил о боевом применении магического таланта, но ничего не упоминал об изменении чужого сознания и поглощения энергии. Насколько я понимаю, он планировал научить меня отделению жизненной силы противника от его тела. Но скорее всего в каком-то ином исполнением. В его речи ни разу не проскальзывали слова о каналах связи между мной и целью. Это что получается? Я сам открыл новую технику применения айвана?

Несколько мгновений наслаждаюсь этой мыслью, но потом вспоминаю об основной специализации преподавателя и это действует, как ведро ледяной воды. Фаргор был алхимиком. И магом без призрачного айвана. Откуда ему знать про тонкости его применения? Если механику, схожую с моей используют другие люди, то они наверняка хранят свои секреты, как зеницу ока.

Потянувшись на кресле, устало поворачиваюсь к Сталре.

— Свари пару чашек сорка. И побеседуем с нашим новым другом.

Глава XIV

Когда Сталра приносит сорк, понимаю, что устал намного больше, чем считал раньше. Вместо того, чтобы сделать глоток и приступить к беседе, приходится ещё какое-то время провести в кресле, приводя мысли в порядок. Раньше не замечал отката от применения айвана, но как оказывается, он всё-таки есть. Ощущается совсем не так, как отдача от обычных заклинаний. Если там всё крутится около болевых ощущений разной интенсивности, то в случае с магическим талантом, ощущается дикая слабость в мышцах. И сильно путаются мысли. Причём накатывает волнами. Только начинаю чувствовать себя лучше, как сознание снова мутнеет.

Когда меня наконец отпускает, подтаскиваю кресло ближе к пленнику, что всё это время терпеливо ждал. С некоторой опаской запускаю на несколько мгновений айван и убедившись, что его аура не изменилась, начинаю с элементарного вопроса.

— Как тебя зовут?

— Э'нзал Роук. Младший хранитель обители. И…жених этой молодой особы.

На последней фразе бросает взгляд в сторону обнажённой Л'заллы, которая так и лежит связанной на ковре. Стоящая около моего кресла Сталра не удержавшись, негромко смеётся, да и я сам усмехаюсь. Занятно получилось. Но его статус хотя бы объясняет интерес к состоянию схорки и контакт с артефактами её дома. Тем не менее, на всякий случай решаю прояснить этот момент.

— Как ты понял, что артефакты в доме погасли?

Тот растерянно моргает.

— Они завязаны на меня и Л'заллу. Любой из нас почувствовал бы их уничтожение.

Кивнув, перехожу к следующему шагу.

— Нам нужна твоя помощь. У кого может быть артефакт, открывающий портал на Нарэд?

Секунд на десять впадает в задумчивое состояние.

— До меня доходили только слухи о подобном. Которым я никогда не верил. Если такие артефакты и есть, то о них известно только Старшим Хранителям. Или кому-то из руководства обители.

Ответ заставляет меня разочарованно вздохнуть. Надежда на быстрое решение нашего вопроса, тает, как морсаров жир в котелке.

— К ним можно как-то подобраться?

Схор слегка покачивает головой.

— Старшие Хранители редко покидают обитель. Единственный путь — оказаться внутри.

Судя по тону голоса, Э'нзал искренне разочарован своим незнанием. Я же, чуть подумав, уточняю.

— Ты можешь провести нас в обитель?

На лице схора появляется угрюмое выражение.

— Туда не пускают людей.

— Совсем? Или для кого-то делают исключения?

Вот теперь он радостно усмехается.

— Монархи могут пройти. У каждого есть право взять с собой одного сопровождающего. Им не всегда пользуются, но иногда берут с собой кого-то из близких соратников.

— То есть парский король может запросто явиться в цитадель и его пустят?

Хранитель морщит лоб.

— Процедура не настолько проста. О визите нужно уведомить заранее. Обосновать его причину и получить ответ. Только после этого, он может безопасно прибыть к обители и попасть внутрь.

Сталра тоже решает присоединиться к беседе.

— К кому они обычно едут на приём?

Наш связанный "союзник" переводит взгляд на девушку.

— Обычно к кому-то из Столпов Блистательного. Многие хотят попасть к нему самому, но он предпочитает не контактировать с людьми. Грязный ублюдок.

Вот и первое проявление внушённых ему эмоций. С негодованием выругался в адрес собственного лидера, даже не задумавшись. Если процесс закрепления данных идёт постепенно, думаю достаточно оставить его на несколько суток в таком состоянии, чтобы получить схора, что будет кидаться на своих же сородичей с оружием в руках.

— Кто такие Столпы?

— Семеро схоров, приближённых к Ф'цару. Проводники его воли внутри обители и за её пределами.

Ясно. Что-то вроде правительства цитадели. В принципе, кто-то из них тоже может располагать информацией о порталах. Стараясь не думать о том, что со схором такого уровня мы можем и не справиться, перехожу к следующему вопросу.

— Местный король — что он собой представляет? Какие у него планы? Отношения с цитаделью? Может быть есть какие-то конфликты?

Э'нзал отвечает сразу же, без раздумий.

— С обителью всё, как у всех. Верен, платит налоги, выполняет приказы. При этом мечтает о том, чтобы стать полновластным правителем в своих владениях. Мало кто из людей рад тому, что над ними стоят схоры.

— Почему тогда не сражаются? Судя по тому, что я слышал, людей намного больше схоров.

Ушастый пленник вполне натурально вздыхает.

— Ограничения на изучение магии. Все существующие школы под контролем схоров. Людей учат только самым базовым вещам, не позволяя полноценно развиваться. Некоторые сферы магии под полным запретом — стихия огня, некроконструирование, все аспекты магии жизни. Химерология ограничена исключительно азами. Призыв тоже запрещен. У людей почти нет сильных магов, тогда как среди схоров восемь из десяти обладают даром. Мятежи случались и не раз, но всё всегда заканчивалось одинаково. Опустошённые города, груды трупов, прервавшиеся династии. Иногда и полностью исчезнувшие с карты государства.

Задаю следующий вопрос, который сам собой формируется в голове.

— Почему тогда Иннорские острова до сих пор сражаются с вами.

— Они пошли своим путём. Развитие жизненной силы каждого воина, включая тех, кто не располагает струной — мощный ход. Он даёт их бойцам массу преимуществ. Островитяне создали новое направлении в магии — располагают сотнями заклинаний, о которых схоры не имеют никакого представления. Многие их них смертоносны и масштабны. Поэтому они всё ещё держатся. И пару раз предпринимали попытки вторжения на континент.

Секунду помолчав, добавляет.

— К тому же каждого иннорца с детства готовят сражаться. Все они воины. И при необходимости, в строй встают все жители островов, кроме совсем маленьких детей.

На момент представив себе общество, полностью состоящее из солдат, уточняю.

— А как же еда, одежда, строительство домов, производство мебели? Для этого нужны работники. Или используют рабов?

Схор растягивает губы в усмешке.

— Они сменяются. Каждый из иннорцев, шесть месяцев в году проводит за работой. А вторая половина выделена для военной службы.

Интересная система. Которая многое объясняет в поведении Фарны. Но сейчас меня больше волнуют насущные вопросы.

— Выходит, что для контакта с любым схором из правящей верхушки мне нужно оказаться лицом, которое сопровождает монарха?

Кивнувший Э'нзар, сразу выдвигает предложение.

— Через три дня у парского короля торжественный приём по случаю свадьбы его дочери. Он всеми силами старается заманить туда кого-то из схоров. Думаю будет несложно представить вас, как моих…слуг.

На последнем слова он запинается, но тем не менее договаривает его до конца. Я же пытаюсь оценить реалистичность затеи. Учитывая, что я сотворил с его разумом, сейчас схор может предлагать не слишком логичные вещи.

— А тебя никто не хватится за это время? Или Л'заллы?

Покосившийся в сторону голой и связанной схорки Хранитель, не выражает никаких эмоций по поводу положения своей невесты.

— Я отправился сюда, чтобы поговорить с ней. Наши семьи давно договорились о свадьбе, но большого желания объединять судьбы, никто из нас не испытывает. Хотелось обсудить с ней всё ещё раз. Другие Хранители понимают, что это может занять и день, и два. Л'залла не так часто бывает в своей резиденции. А найти Клинка, который не хочет быть обнаруженным — та ещё задача. Думаю никто всерьёз не удивится моему трёхдневному отсутствию.

Когда он заканчивает говорить, подаёт голос призванный, лежащий на спинке дивана, на который опирается схор.

— Зато они могут заинтересоваться твоим появлением на торжестве у короля.

Пленник заминается, но сразу же находит выход.

— Если я появлюсь со своей невестой, то это будет выглядеть логично. В качестве Клинка она контактирует с королевским двором. Ну а затащить на свой праздник любого из Хранителей, это мечта каждого человеческого правителя Ларэда. К сожалению.

Какое-то время размышляю и прихожу к выводу, что идея не так плоха. В том плане, что легенду для посещения приёма она нам обеспечит. Основной вопрос в том, как нам убедить монарха отправиться в обитель, взяв меня с собой? Я могу попробовать использовать свой айван, но мы будем воhttps://author.today/u/gostom/reviews дворце. Наверняка защищённом артефактами.

— Что ты знаешь о защите королевского дворца? Там есть артефакты, похожие на те, что были в этом доме?

Схор отрицательно качает головой.

— Откуда им там взяться? Какая-то защита там стоит, но она способна прикрыть только от самых слабых стихийных заклинаний. Твою магию они не остановят.

Пока он отвечает, внимательно наблюдаю за мимкой и эмоциями схора. Но ничего подозрительного не замечаю. Он вообще осознает, что именно "моя магия" и привела его в нынешнее состояние? Или теперь его мозг промыт полностью? Ещё один момент, который сразу приходит в голову — если он попадёт в цитадель, то там защитная система точно сработает и восстановит его сознание. Значит Э'нзалла с собой брать нельзя. Хотя, может выйдет как-то закрепить это состояние? Было бы неплохо получить схора, готового сражаться на твоей стороне. Глянув на Л'заллу, добавляю — или сразу двух.

— Там будет кто-то ещё из схоров?

Пытается пожать плечами.

— Если только несколько охотников. Да кого-то может пригласить ландграф Тюрист.

Увидев вопросительное выражение моего лица, объясняет.

— Его сын женится на дочери короля. Тюрист прибудет на праздник вместе со своей свитой.

Хмыкнув, уточняю.

— Ландграф подчиняется той же цитадели?

— Конечно. Брак с данником другой обители, это моветон. Прямого запрета нет, особенно если речь о мелких аристократах. Но монархи — отдельная категория. Сложись такая ситуация, не поздоровится обеим сторонам.

— А в чём тогда смысл? Зачем династические браки, если над всем при любом раскладе царят схоры?

Э'нзалл протяжно вздыхает.

— Обители не так часто вмешивается в конфликты между своими данниками. Только если это сказывается на общем объёме налоговых поступлений. С большинством проблем человеческим правителям приходится разбираться самостоятельно. Союз ландграфа и короля позволит обоим чувствовать себя в относительной безопасности. А дети от этого брака, в теории могут объединить государство в одно. Что в перспективе сделает их сильнейшими среди всех монархов, что правят на землях Блистательного.

Мышиная грызня под чутким присмотром кота. Как-то ещё это назвать язык просто не поворачивается. С другой стороны, люди привыкают ко всему, что я прочувствовал на собственной шкуре. Также здесь — все просто приняли правила игры и стараются не выходить за их рамки.

Допрос Э'нзала, который больше напоминает обычную беседу, длится ещё около двух часов. Я расспрашиваю обо всём — от порядков в схорских цитаделях и их магии, до бытовых условий в которых живут ушастые. Заканчиваю, поняв, что голова уже с трудом усваивает новую информацию. Её и так слишком много.

* * *
Следующие три дня проходят в режиме ожидания и подготовки. Мы набрасываем планы поведения в королевском дворце и изучаем его план, по памяти набросанный обоими схорами.

С Л'заллой я проворачиваю тот же фокус, что с её женихом. Но в процессе выясняется занятный факт. Полностью убрать сексуальную энергию невозможно. У меня получается кратковременно её приглушить, заменив на что-то ещё. Но она всегда возвращается. Даже если я не вижу ни одной огненной точки в ауре схорки, спустя десять минут появляются её вкрапления, разбросанные по всему слепку жизненной силы. А через полчаса она уже становится одной из превалирующих.

Хорошая новость, что на этом всё останавливается. То есть возбуждение остаётся, но не является единственным, что определяет поступки схорки. Она в состоянии себя контролировать. Плохая — фактор похоти я не могу убрать, как бы ни старался.

Как я понимаю, это последствия моих "экспериментов" над ней. Девушка слишком долго пробыла в состоянии всепоглощающего желания, что изрядно покорёжило её жизненную силу. Ситуация заставляет вспомнить Эмили. Возможно там имела место похожая схема. Если так, то я могу исправить это. Конечно, если снова встречу механоида. И к тому времени получу достаточный опыт управления чужими эмоциями. Такой, чтобы точно не ошибиться.

Как бы там ни было, у меня выходит превратить схорку в нашу "союзницу”. Теперь они с Э'нзаллом на пару ненавидят свою собственную расу и готовы на всё, чтобы "вернуть людям их законное место". Каждый день проверяю их ауры и отмечаю, что с течением времени, новые эмоции закрепляются в их сознании всё более прочно. Если изначально Хранитель говорил о действиях против схоров с некоторой задумчивостью, то сейчас не сомневается, когда речь заходит о чьей-то ликвидации. Да и Л'зала от него не отстаёт.

Спустя два дня развязываем обоих схоров. Первое время, с опаской наблюдаю за ними, но бывшие пленники не пытаются чего-то выкинуть. Остаются в доме, не пробуя сбежать или позвать на помощь. Что не может не радовать. Во время приёма с них придётся снять ошейники, вернув возможность работать с магией. Иначе никак — думаю любой оказавшийся схор, первым делом поинтересуется, кто нацепил на них эти "украшения". Или сразу активирует артефакт связи и доложит кому-то вышестоящему.

На протяжении суток оцениваем поведение наших "принудительных союзников". Каждые полчаса проверяю их ауру, чтобы не пропустить возможные изменения. Да и Сэмсон следует по пятам, отслеживая настроение. Против ожидания, никаких проблем не возникает. За исключением проявлений несдержанности Л'заллы. Её поползновения приводят к тому, что вечером они вместе со Сталрой уединяются в одной из спален. А спустя двадцать минут к ним присоединяется распалённая доносящимися звуками Кенса.

Не мешаю им развлекаться, но сам воздерживаюсь от того, чтобы присоединиться. Следующим вечером нам отправляться на приём — понадобятся все силы и максимальная концентрация, чтобы осуществить задуманное.

Наутро, вся троица выглядит помято и налегает на сорк, пытаясь прийти в себя. Всё настолько удручающе, что я отправляю их отдохнуть ещё, разогнав по разным спальням. Сам же ещё раз прогоняю в голове варианты наших действий во дворце.

По сути, весь план базируется на моём айване. Подобраться относительно близко к королю, подмять его разум. Вынудить оставить при себе нашу компанию, под тем или иным предлогом. А потом заставить отправить послание в цитадель с просьбой о визите. Предлог — планируемое нападение на кого-то из соседей. Резон, который чаще всего побуждает монархов совершать паломничество к схорам. Лучше заранее обсудить грядущую войну и заверить хозяев, что поток налогов не изменится. Получив от них своего рода разрешение на ведение военных действий.

Безусловно, монархи могут действовать и без этого. Но если речь идёт о крупных конфликтах, обычно стараются поставить цитадель в известность заранее.

Резервный вариант — сообщить, что на территории Парского королевства готовится мятеж, нацеленный против схоров и правитель просит их помощи. На такое ушастые точно должны отреагировать.

О том, что будет дальше, стараюсь не думать. Ключевой момент, проникнуть на территорию цитадели. А потом… Буду действовать по обстоятельствам. Встреча с одним из Столпов Блистательного должна проходить уединённо, атаки он скорее всего не ожидает. Тем более такой странной. За эти три дня я много раз обсуждал магию со схорами. В том числе ту нотную комбинацию, которую Л'залла применила на мне. По своему действию она похожа на мой магический талант. Но от неё можно защититься при помощи относительно несложного, по схорским меркам, артефакта. Тогда как от удара при помощи айвана, подобный артефакт не прикроет. Не должен.

Наконец наступает долгожданный вечер. И наша разношёрстная компания вываливается на улицу.

Интерлюдия 2. Эмили

Вытирая клинок, разглядываю трупы. Чёрные полосы на шеях. Такие же были у того отродья, что пыталось прикончить нас в Рэнхе. Теперь они потеряли ещё пятерых своих бойцов.

— Староват я стал для таких развлечений. Они тут ещё и половину дома разнесли. Кому-то придётся компенсировать ущерб.

— Мы за всё заплатим старик. Золотом или банкнотами, на твой выбор.

Чахир ворчит себе под нос о том, что он не так уж и стар. Не будь этот кусок морсарова дерьма настолько прилипчивым и не намекай при каждой встрече на постель, я бы скорее всего выразилась по-другому. Если бы не защитные артефакты, оказавшиеся неожиданно мощными, "варрисы" бы забрали наши жизни сегодня. Сам Чахир в схватке не участвовал, сразу отступив в свой закуток под прикрытием телохранителя. Но артефакты активировал, что дало нам шанс на победу.

— Эх… Снова дом менять. Как они нас нашли вообще?

Здоровяк, бинтующий левую руку, выглядит искренне расстроенным. В отличии от его шефа, ехидно озвучивающего свою точку зрения.

— Наверняка кто-то из вас, пустоголовых морсарышей, проболтался. Не удивлюсь, если трепали языком о том, как трахали девку с полосами или конструкта.

Цзера, обыскивающая труп одного из убитых, поднимает голову.

— Я могу и тебе полосы организовать, Чахир. С десяток, на спине. От кнута.

Старый контрабандист поднимает руки в примирительном жесте.

— Это же так, в качестве примера.

На лице улыбка, но вот глаза, несмотря на ситуацию, сально “ощупывают” фигуру девушки. Как Арх мог вести с ним дела? Хотя… Не думаю, что у него были такие же проблемы. Окинув взглядом трупы, повторяю сказанное здоровяком с винтовкой.

— Нам нужен другой дом. Если до этого добрались "варрисы", то в любой момент могут появиться новые убийцы.

Чахир хрипло кашляет.

— Раз эти парни поняли, что вас укрываю я, значит ни одно убежище не будет безопасным. Уверен, о большинстве они и так знают.

Гляжу на него, ожидаю продолжения и тот всё понимает правильно.

— Я могу спрятать вас у одного своего знакомого. Он в такой глуши живёт, что вас там, разве что медведи с волками увидят. Не бесплатно само собой. Транспорт, оплата его услуг, провиант, наценка за риск.

Рыкнув, прерываю его излияния.

— Мы заплатим. Организуй всё. Лучше всего, если мы отправимся уже сегодня.

С тех пор, как старик узнал про охоту за нами "варрисов", все цены оказались задраны втрое. Нам повезло, что с собой была крупная сумма денег. Иначе Чахир бы уже давно сам продал нас криминальному клану. В целом, ничего не мешает ему провернуть это и сейчас. Как мне кажется, его останавливают не только деньги, что мы платим, но и страх. Вдруг мы благополучно разберёмся с присланными убийцами и решим отомстить, прикончив самого Чахира.

Когда старик покидает комнату, а его охранник принимается оттаскивать трупы, ко мне подходит Цзера.

— Надо поговорить. Кажется, у меня есть вариант получше, чем предложение этого пройдохи.

Глава XV

Как выясняется, присутствие схоров сильно облегчает поиск извозчика. Завидев Э'нзала, первый же останавливается и высадив своих пассажиров, принимает на борт "уважаемых господ с их спутниками".

Королевский дворец относительно недалеко — мы проводим в пути не больше десяти минут, проезжая через самые богатые кварталы столицы. Надо сказать, дома в центральной части города не сильно уступают каледским особнякам. Вот от Схердаса точно отстают. Но тут и масштаб совсем другой.

Ещё один раунд почестей ждёт нас при входе во дворец. Солдаты вытягиваются по струнке, боясь пошевелиться. А встречающий нас лакей, провожает до самых дверей зала, где уже началось торжество. Пока идём, несколько раз косится на нас, не понимая, зачем пара схоров прихватила с собой людей. По словам Хранителя, здесь такое практикуется, но обычно сопровождающие человеческой расы не вооружены. А порой и носят ошейники. Тем не менее прецеденты были, значит мы пусть и привлечём внимание, но не такое пристальное.

Оказавшись внутри, понимаю, что глаза разбегаются от обилия людей. В громадный зал набилось не меньше семи-восьми сотен гостей. Большая часть которых отчаянно желает выделиться. Та одежда, которую мы днём подобрали в ближайшей лавке, куда рискнули выбраться, меркнет перед местными нарядами. Разномастные платья, костюмы-тройки, фраки. Кто-то щеголяет в кожаных жилетках на голое тело. Одна дама и вовсе нацепила на себе странное подобие короткой меховой куртки, оставшись под ней голой. Хотя нет, не совсем — на момент показывается грудь и я вижу, что сосок замазан какой-то золотистой пылью. Видимо с её точки зрения, этого достаточно, чтобы сойти за одежду.

К схорам немедленно устремляются желающие выразить почтение. И так же быстро пропадают, когда Э'нзал рявкает, что не горит желанием общаться. Отступаем в сторону, заняв позицию около каменных колонн. Увидев, с каким выражением лица я рассматриваю гостей, Хранитель пытается объяснить расклад.

— Те, что в более скромных платьях и серых мундирах, либо строгих костюмах без украшений — гости со стороны ландграфа. Он не поощряет открытое проявление своих желаний и излишнее обнажение. Все остальные представляют двор короля.

Скольжу взглядом по залу, наполненном людьми. Вокруг нас образовалось свободное пространство, что открывает неплохой вид.

— А где сам король?

Схор тоже оглядывается по сторонам.

— Скорее всего в дальнем конце зала, где обычно ставят стол монарха. Сам подойдёт, как только ему доложат, что мы здесь.

Продолжив изучать присутствующих, понимаю, что пока никого из ушастых не видно. И это к лучшему — несмотря на отсутствие антимагических ошейников, у них могли бы возникнуть вопросы по поводу сопровождения, которое выбрали себе их соплеменники.

Спустя минуту вижу высокого брюнета, затянутого в серый мундир. Мужчина движется к нам сквозь толпу, которая расступается перед ним. Рядом — женщина средних лет с волосами, собранными в хвост. А позади ещё двое офицеров в такой же форме.

— Ландграф Тюрист. А наперерез ему мчится король.

Покосившись на Л'заллу, которая шёпотом обозначила и так очевидную вещь, слежу за направлением её взгляда. И обнаруживаю рослого блондина, что рассекает толпу, решительно приближаясь к нам. Судя по тому, как он наблюдает за вторым аристократом, хозяину дворца важно подойти первым. Настолько, что он оставляет за спиной свою сопровождающую и ускоряет шаг. Надо отдать должное — действительно успевает подойти раньше конкурента. Остановившись, переводит дух и поправляет свой белый пиджак, усыпанный драгоценными камнями и отделанный нитями золота.

— Рад приветствовать вас в стенах своего скромного дворца. От имени всей нашей семьи, благодарю за оказанную честь. Мы все к вашим услугам — если что-то требуется, просто скажите об этом.

Как только он заканчивает говорить, в игру вступает ландграф, успевший добраться до нас.

— Искренне приветствую столь дорогих гостей на приёме в честь будущей свадьбы наших детей. Не ожидал, что вы почтите нас своим присутствием.

Опасаюсь, что Э'нзалл сейчас ответит что-то неподобающее. Чем больше времени проходит, тем более радикальным схор становится в своих взглядах. Но к счастью, Хранитель помнит о необходимости маскировки. Небрежно взмахнув рукой, озвучивает ответ.

— Не уверен, что мы задержимся надолго. Пока же, не помешало бы вино, чтобы немного скрасить вечер.

Первым успевает начать говорить король, грубо перебив уже открывшего рот ландграфа.

— Я прикажу достать лучшее из наших винных погребов. Вам немедленно принесут бокалы, а лакей с бутылкой постоянно будет поблизости.

Схор невозмутимо уточняет.

— Пять бокалов. Наши спутники — люди, которые более чем достойны уважения и внимания с вашей стороны.

Из-за спины местного монарха появляется его спутница, которая наконец догнала умчавшегося вперёд короля. Сначала не понимаю, что меня удивляет в ней. А потом доходит, что поблёскивающее в свете газовых ламп платье, на самом деле практически прозрачное. И под этим облегающим нарядом у королевы больше ничего нет. Морсаров плавник им на завтрак, что тут за обычаи такие? В Норкруме тоже процветает разврат, но там аристократы предпочитают проворачивать всё за закрытыми дверями. Даже "Бал Масок", это мероприятия для высшей аристократии. Где чаще всего присутствуют люди не состоящие в браке. Тем более немыслимо представить императрицу или хёрдиссиню, которая явится на приём в подобном наряде.

— Мы окажем им все возможные почести и дадим абсолютно всё, чего они захотят.

Последнюю фразу королева особенно подчёркивает, вызвав у короля почти незаметную ухмылку. А вот ландграф и его жена, почти синхронно морщатся. Занятный у них союз. Могу поспорить, скорее вынужденный, чем искренний. Но сейчас это не столь важно.

Э'нзал отступает к колонне, указывая на меня подбородком.

— Я пришёл наблюдать и отдыхать. Поручаю этому человеку говорить и слушать от моего имени.

Фраза, означающая, что теперь любые мои слова имеют такой же вес, как если бы их озвучил сам схор. Опция, иногда используемая ушастыми, если они не хотят тратить лишнее время на людей. И явившись на переговоры, покидают их сразу после приветствия, оставив вместо себя кого-то из слуг или даже доверенных рабов.

Теперь взгляды всех стоящих рядом, скрещиваются на мне. Ещё бы — сейчас у меня есть полномочия выражать соглашение от имени схора. И обратно всё будет отыграть непросто. Разве что перебить всех, кто присутствует сейчас в зале, чтобы убрать свидетелей. Если верить рассказам Хранителя, как-то раб, оставленный с подобными полномочиями во дворце одного из местных правителей, устроил там кровавую баню. Когда его "хозяин" вернулся назад, чтобы подвести итоги встречи и забрать раба, которого не первый раз использовал для переговоров, то застал весьма занятную картину. Сотни обезглавленных аристократов, родовитые девушки, которых фактически обратили в рабство и разослали по борделям. Плюс, несколько десятков отрядов, что занимались арестами, чтобы доставить во дворец новые жертвы.

Подоплека была проста — раб сам оказался из этого же города. Сын из семьи мелких дворян, которая проиграла в очередном раунде борьбы за власть. Так парень угодил в рабство и попал в цитадель схоров, где сделал "карьеру". От обычного мяса для физической работы, до человека, которого задействуют для переговоров. Попав в родной город, не удержался и принялся сеять смерть, намереваясь отомстить по полной.

Схор был в ярости. Но тогда ничем этого не показал. И не отменил ни одного решения вынесенного своим рабом. С невозмутимой миной забрал того из дворца, чтобы казнить в цитадели. А правителю, который ожидал лишь формальной договорённости по поводу организации новых деревень для партий охотников на рабов, сообщил, что человек и правда озвучивал его волю.

Поэтому, понятно, что оба монарха и все аристократы сейчас воспринимают меня, как фигуру, которую можно использовать с выгодой для себя. Безусловно, полномочия Младшего Хранителя скромны. Он не надзирает за этими территориями и не может распоряжаться ресурсами. Но даже так, он может сделать многое. Например, дать одобрение на обучение кого-то из людей в самой цитадели схоров. Или расширить количество студентов в одной из школ магии.

Как объяснял Э'нзал, Хранители располагают немалыми полномочиями. И их немного. В цитадели Ф'цара всего десять Старших и тридцать четыре Младших. Тех же Клинков Блюстителя не меньше сотни. Как и Стражей. Зона ответственности Хранителей — магия и знания, которые с ней связаны. Причём каждый из них относительно автономен в своих решениях. Да, потом их можно отменить на общем голосовании Хранителей. Но если этого не произойдёт, то распоряжение продолжит действовать. Конечно, если не вмешается Блюститель. Но его обычно интересуют куда более глобальные вопросы, чем количество студентов в школах или пара человек, которым дали разрешение учиться магии у самих схоров. Последнее часто практиковалось ранее и количество таких студентов порой исчислялось сотнями. Но когда стало понятно, что бывшие ученики зачастую ненавидят ушастых ещё больше, чем маги, что ни разу не были в цитаделях, количество принимаемых на учёбу сократилось до околонулевых значений.

— Чего вы хотите? Вина? Может быть голодны? У нас роскошный стол — выбирайте угощения себе по душе. Или нужна компания? У нас найдётся немало девушек, готовых помочь вам скоротать время. Поверьте, вы не пожалеете.

Королева подступает ко мне настолько близко, что я чувствую запах женского тела, частично перебиваемый ароматом духов.

— Для начала я бы не отказался побеседовать с королём. Думаю у нас найдётся пара тем для разговора.

Вот теперь в глазах монарха появляется непонимание, сквозь которое проглядывает откровенный страх. Услышать такое от человека, говорящего за схора — опасно. Но монарх быстро берёт себя в руки.

— Конечно. Прямо здесь? Могу предложить побеседовать за нашим столом. Заодно представлю вас своей дочери.

При упоминании дочери, ландграф и его супруга снова морщатся. Я бы сказал с оттенком презрения. Оглянувшись на девушек, выдаю команду.

— Оставайтесь с…великими господами. Позаботьтесь, чтобы им не докучали. Если кто-то окажется слишком настойчив, вы знаете, что делать.

Обе девушки кивают. А я слышу голос ландграфа.

— Если вы или ваши господа захотят осчастливить нас своим присутствием, мы будем в другом конце зала.

Договорив, отвешивает мне неглубокий поклон и развернувшись, удаляется. Они ещё и в разных частях помещения расположились? Интересно, кто заставил этих противоположных по характеру людей, пытаться поженить своих детей. Если принцесса хотя бы отчасти напоминает манерами королеву, то с точки зрения ландграфа, она разнузданная шлюха. А его сын? Как он смотрит на то, что его жена будет щеголять перед прислугой в подобных нарядах и демонстрировать всем желающим свои прелести? А может и давать попробовать их на ощупь?

Мысли о странной судьбе высокородных наследников, улетучиваются из головы, когда мы подходим к паре столов, богато украшенных золотом. Это заставляет мои брови приподняться. Я могу понять, ради чего украшать одежду. Но мебель… Это не совсем укладывается в голове.

— А вот и моя дочь. Дражайшая принцесса Зенца.

Со своего места поднимается девушка, одетая в… Я даже не знаю, как можно назвать этот наряд. Странного вида юбка, с разрезами спереди и сзади, которые доходят практически до её гениталий. И топ из такой же ткани, что платье её матери. Снизу доносится глухое ворчание Сэмсона. Котяра молчал всё это время, но похоже сейчас его терпение начало подходить к концу. А девушка, прищурив глаза, приветствует меня.

— Рада видеть ещё одного гостя на нашем приёме. Новые лица делают жизнь намного интереснее.

Невольно усмехнувшись, киваю ей.

— Я тоже рад знакомству, принцесса. Ваше Величество, мы можем обсудить кое-что с глазу на глаз.

Повернувший ко мне голову монарх, несколько мгновений молчит, как будто пытаясь понять, что кроется за моим предложением. Потом взмахивает рукой, указывая на каменные колонны.

— За ними есть укромное место, где нас никто не потревожит. Прошу, господин…

— Архос. Не нужно титулов.

Взгляд его дочери становится ещё более заинтересованным. А вот пара мужчин, сидящих за столом, напротив, смотрят на меня с плохо скрываемым опасением. Чего они боятся? Думают, что сейчас король получит приказы, несовместимые с жизнью половины двора?

Оказавшись за колоннами, вижу что у самой стены расположен ещё один стол. Разительно отличается от остальных — нет даже намёка на золото. Только потёртая древесина. Рядом пять таких же, повидавших жизнь, стульев. Мы с монархом опускаемся на них, а Сэмсон запрыгивает на сам стол, сразу же обратив на себя внимание короля. Как его кстати зовут? Морсаровы кишки! Вылетело из головы. Вроде бы Дернас…

— Это ваш питомец? Или…

Котяра немедленно скалит зубы.

— Вы понимаете, что нанесли мне оскорбление? Если это повторится, я буду вынужден ответить.

Ледяной тон призванного заставляет короля вздрогнуть. Либо он просто шокирован самим наличием говорящего кота. Покосившись на меня, примирительно заявляет.

— Я никого не хотел обидеть. Ни в коем случае.

Замолчав, какое-то время ждёт от кота ответа, а потом поворачивается ко мне. Я же активирую айван, примериваясь к его ауре. Мешанина из множество цветов. Непонятно, какой лучше выбрать для первого этапа. Дернас воспринимает моё молчание по своему.

— Вы же прибыли от Столпа М'цара? У нас какие-то изменения в планах?

От удивления, даже вырубаю свой магический талант, чтобы лучше видеть лицо короля. Стараясь сохранить невозмутимый вид, стремительно перевариваю услышанное и решаю рискнуть.

— Нужно ускориться.

Местный правитель недовольно морщится.

— Насколько? Мои люди обучаются и занимаются каждый день. Я думал, у нас есть ещё хотя бы месяц. И сам М'цар говорил, что доставит какие-то ещё книги, которые тоже нужно будет изучить.

Какого безумного рицера происходит? Чему он обучает людей? При чём тут один из Столпов цитадели?

— Теперь у вас две недели. Обещанные книги доставят через три дня. И нам нужно увеличить количество обучаемых. Вдвое.

Теперь король озадачен ещё больше. Даже немного зол.

— Думаете это просто? Я уже ашёл двести человек с магическими струнами и убедил их поступить на королевскую службу, спрятав в подземелье. Но даже так — по королевству ползут слухи. От того, что мы используем их для жестоких развлечений и заканчивая совсем безумными обвинениями. Как я найду вам ещё двести человек в таких условиях?!

Смотря на него, пытаюсь придумать какой-то ответ, но тут Дернас снова начинает говорить.

— Прошу извинить мою эмоциональность. Буду крайне признателен, если никто их великих господ об этом не узнает. Если это нужно для дела, то конечно я найду ещё людей. При этом, думаю в наших общих интересах избежать мятежа или беспорядков. Если информация о пропавших людях со струной вскроется и попадёт не туда, куда надо, то умрут все причастные. И я, и вы, и ваш господин. И все его союзники внутри обители. Нужно быть осторожными. Появления здесь Хранителя и одного из Клинков — хороший знак. Но если дворец посетит с визитом кто-то более высокопоставленный… Или в городе окажется отряд охотников, которым нужно переждать… Думаю, вы меня поняли. Лучше остановить бунт одной демонстрацией силы, чем рисковать и разгребать его последствия.

Занятно. Чем бы они не занимались, Блистательный вряд ли в курсе. Как и большинство остальных схоров. Такая информация может быть полезна. Либо в качестве товара, либо как рычаг влияния. Осталось только выведать у этого скользкого типа, что именно они делают. Размышляю над тем, как это сделать, не вызвав подозрения, когда из-за колонн выскакивает парень в помпезном мундире.

— Ваше Величество, прошу меня нижайше извинить. На приём пришёл ещё один великий господин. Р'зац Тан, из обители Мудрейшей С'танны Локс.

Глава XVI

На лице короля появляется выражение замешательства. Переведя взгляд с парня на меня, извиняюще разводит руками.

— Я должен лично поприветствовать его.

Взмахом руки отправляет солдата прочь и шёпотом добавляет.

— Что тут делает схор из обители Локс? Они что-то знают?

Ответить мне ему нечего, поэтому просто пожимаю плечами. Короля жест не слишком успокаивает. Но выбора у него нет — поднявшись, шагает к колоннам. А я вспоминаю, где слышал это имя и внутри всё холодеет. Р'зац Тан — тот самый схор, которого мы встретили в деревне охотников на рабов.

Вскочив на ноги, подхожу к колоннам и осторожно выглядываю. Мало того, что здесь сам Р'зац, он ещё и явился не один. Я вижу пять массивных темнокожих фигур, каждая из которых на голову выше всех присутствующих. Они вот-вот поравняются с Л'заллой и Э'нзалом. А значит увидят аристократок. Р'зац уже видел их лица и скорее всего сможет узнать.

Рицеров гребень им всем в задницу! Что делать?! Схватиться с пятёркой схоров? Лицом к лицу? Слишком опасно. Бежать? Не успеем. Как тогда выкрутиться?

Активировав айван, прищуриваюсь из-за слишком большого количества слепков жизненной силы. На общем фоне выделяется несколько десятков алых аур, чьи обладатели разъярены. Есть и другие яркие оттенки. Похоть, злость, зависть. Хотя насчёт последнего не уверен — опыта работы с таким чувством у меня ещё нет.

Зато в голове формируется план действий и запускаю сразу с десяток "гарпунов", поражая цели. Остаётся только применить обкатанный приём и десяток фигур в зале вспыхивают разноцветными факелы.

Несколько секунд ничего не происходит. Мне даже начинает казаться, что не вышло и страх сдержит людей от действий. Потом слышу звук мощного удара, разносящегося по притихшему залу. Ищу взглядом его источник и вижу жену ландграфа, которая нависает над сбитой с ног девушкой.

— Грязная шлюха! Твоё тело дано тебе для рождения детей, а не для того, чтобы выставлять его напоказ!

Обрушивает на тело девушки ногу в туфле и в повисшей тишине отчётливо слышится хруст рёбер. К женщине бросается несколько местных дворян, но в дело уже вступает её муж, тоже оказавшийся среди моих целей. Вместо револьвера, он почему-то хватается за клинок и одним ударом пробивает корпус ближайшего к нему человека из числа придворных короля.

Пятёрка темнокожих схоров останавливается, не дойдя нескольких ярдов до места, рядом с которым стоят девушки. Опускаю взгляд на Сэмсона, с интересом разглядывающего толпу.

— Доберись до них. Пусть немедленно покинут дворец.

Котяра срывается с месте, почти сразу затерявшись за ногами гостей. А воздух оглашает звук выстрела. Всё-таки причины для ярости у каждого были свои. Один из придворных только что выпустил пулю в Р'цара, идущего первым. Это становится спусковым крючков, запускающим реакцию. Ещё один мужчина поднимает револьвер, и сразу несколько бросаются к ушастым с оружием в руках. Но пока хаоса маловато. Офицеры ландграфа пытаются разоружить своего сюзерена, не дав ему больше никого убить. В дело вмешивается и охрана — рослые парни в белых мундирах, щедро расшитых золотом. Вклинившись между гостями, пытаются навести порядок.

Снова запускаю "гарпуны". На этот раз выбираю разные цели и стараюсь "раздуть" ауры до максимума, отрабатывая приём не один раз, а дважды. Результат становится виден сразу же. Жена ландграфа, в которой и так был солидный процент похоти, смешанный с завистью, вытаскивает кинжал у одного из сопровождающих её офицеров и буквально вспарывает своё платье, разом избавляясь от него. После чего набрасывается на ближайшего к ней дворянина. В другой стороне зала тот же самый приём повторяют сразу трое девушек. А один из слуг, разносящих вино и еду, обрушивает тяжелый графин на голову старика, которого только что обслуживал. После чего вцепляется в глотку другому гостю.

Ещё одна серия ментальных ударов. Следом ещё. И ещё. Зал быстро охватывает хаос — люди набрасываются друг на друга, вымещая старые обиды. А в нескольких частях возникают спонтанные оргии.

Как выясняется, немалое число присутствующих люто ненавидит схоров. Они бросаются на них, несмотря на сияющий щит, который прикрывает их и смертоносную магию, используемую темнокожими для защиты. Сами они, как мне кажется, не совсем понимают, что происходит. И в какой-то момент начинают просто отступать к выходу из зала. Не знаю, зачем сюда явился Р'цар, но сейчас схор предпочитает покинуть охваченный безумием дворец..

Пока они медленно продвигаются к выходу, пробивая дорогу через бушующую толпу, несколько раз бью "гарпунами", усиливая хаос. Достаётся всем — принцессу уже разложил на столе какой-то гвардеец из охраны, перед этим прикончивший другого претендента. А правитель Парского королевства, собрав около себя десятка два бойцов, набросился на людей ландграфа. Последние — единственные, кто пытаются сохранить хотя бы какой-то порядок. Сейчас их разоруженный сюзерен лежит на полу, прижатый одним из своих офицеров. В двух ярдах от своей обнажённой жены, что извивается пытаясь вырваться из хватки держащего её человека.

Но тех, кто сохранил рассудок, среди "серых мундиров" слишком мало. Не больше десяти человек. Половину из них валят револьверными выстрелами в упор. Остальные кольцом окружают своих правителей и сходятся в рукопашной схватке с атакующими.

Вот теперь, пора покинуть дворец и мне. Остальные уже должны были уйти под прикрытием шумихи.

Бегу за каменными колоннами, которые стоят вдоль стены, пытаясь отыскать ещё одну дверь. Не может же быть всего один вход? Как минимум должна быть ещё парочка. Для прислуги или монаршей четы.

Когда в поле зрения попадают створки дверей, из-за колонны выскакивает обнажённая девушка, пытающаяся обхватить меня руками. С трудом уклоняюсь и та с разгона впечатывается в каменную стену. Я же добегаю до выхода и распахнув дверные створки, замираю на месте. Десяток нацеленных на тебя винтовок, это не совсем то, что ожидаешь увидеть, собираясь убегать из дворца.

— Спокойно! На балу творится какое-то безумие — нас атаковали магией. Защитите короля!

Солдаты настороженно разглядывают меня. Когда сзади появляется голая дворянка с посечённой щекой и довольной ухмылкой на лице, пара из них дёргаются. А я выставляю перед собой воздушный щит, опасаясь случайных выстрелов.

К спине прижимается тёплая грудь и я хватаю девушку за руку, выкручивая её и отдирая от себя незваную "партнёршу". Закончив с этим, рявкаю.

— Вперёд! Найдите и выведите короля!

На этот раз срабатывает. Один из гвардейцев делает шаг вперёд и отдаёт команду остальным. Пока проносятся мимо меня, толкаю объятую желанием девушку в руки одного из солдат. Сам же бегу дальше по коридору. Проскочив пару поворотов, нахожу лестницу вниз. Но по ней уже поднимается ещё группа гвардейцев. Не меньше взвода. Пусть с опозданием, но местная охрана отреагировала на ситуацию.

Собираюсь повторить свой фокус, но как только попадаю в их поле зрения, грохают винтовочные выстрелы. Если бы не воздушный щит, то я бы уже рухнул, изрешечённый пулями. Не совсем понимаю, почему они сходу открыли огонь, но сейчас это не столь важный вопрос. Надо пробиться дальше.

Сначала бью айваном, вырывая жизненную энергию сразу у восьми солдат. Слишком поздно поняв, что это вызовет соответствующую реакцию у моего организма. К счастью успеваю отступить назад, укрывшись за поворотом коридора. Привалившись к каменной кладке, слышу, как пули бьют в стену. Но наверх бойцы не суются. Одномоментная гибель сразу группы товарищей вызвала у них абсолютно верную реакцию. Вернее, она была бы верной, останься я на ногах. А так, они теряют единственный шанс на победу.

Как только мышцы отпускает, выплёвываю в пространство два десятка нот. Относительно простая нотная комбинация, которую я хорошо помню. Воздушный смерч с вкраплениями льда. Он обрушивается на оставшихся внизу бойцов и через несколько мгновений там остаются только изувеченные трупы.

Уже ступив на первую ступеньку, внезапно понимаю, что теперь стрельба доносится из самых разных уголков дворца. Какого морсара? Кто и зачем ведёт бой? Я же устроил хаос только в зале приёма. А сейчас складывается такое ощущение, что здание кто-то штурмует.

На двух этажах ниже тоже стреляют. Пожалуй, даже активнее, чем на третьем, где я сейчас нахожусь. Поэтому, после короткого раздумья запускаю другую нотную комбинацию, поднимая кадавров. На этот раз не беру их под прямое управление и не подключаюсь к зрительной системе. При прошлой попытке, это лишило меня возможности двигаться, плюс дало серьёзную нагрузку на струну. Так что просто двигаю весь этот отряд перед собой, сам спускаясь следом.

Второй этаж проходим без происшествий — поблизости никого нет. А вот на первом, выходим к месту перестрелки. Одна группы солдат держит оборону рядом с лестницей, а другая пытается их смять, чтобы прорваться наверх. Что интересно, форма у всех одна и та же.

Сначала кадавры бьют в спину защитникам, за считанные мгновения перебив ошеломлённых бойцов. А потом набрасываются на их противников, обрадованно высыпавших из укрытий. Мысль о том, что к ним подоспело подкрепление, оказывается для этих парней роковой.

Поднимаю ещё два десятка мертвяков, чувствуя, как начинает постепенно нагреваться крейнер. Да и струна вибрирует куда более часто. Зато теперь у меня есть две группы кадавров — одна пробивает дорогу наружу, а вторая прикрывает тыл.

Пока выбираюсь из дворца, ещё несколько раз натыкаюсь на вооружённые группы людей. В одной из них, даже есть маг. Его ледяные сферы укладывают половину "штурмовой группы" конструктов. Но потом я бью айваном и Парское королевство теряет ещё одного мага. А наш странный отряд продолжает путь.

Оказавшись около внешней стены, выглядываю в окно и понимаю, что происходящее не ограничивается одним дворцом. Рядом с ним тоже идёт бой. Площадь здесь совсем крохотная, не то, что в Схердасе. Поэтому противники укрываются между близлежащих особняков высшей знати королевства, с энтузиазмом истребляя друг друга.

Сначала кажется, что прорваться через это поле боя, практически невозможно. Но потом в голове возникает идея. Разбив своих кадавров на три группы, отправляю их по всем направления от себя, с единственным приказом — убивать всех живых, которых они встретят. А сам концентрируюсь на трупах, что находятся за пределами дворца.

Сейчас ставлю перед собой ещё более простую задачу — поднять неуправляемых мертвяков. Заложив в них одно единственное чувство, агрессию. Пусть рвут всех, кто окажется рядом и создадут достаточный уровень хаоса, чтобы я мог сбежать.

Получается неплохо — трупы поднимаются по обе стороны линии огня и скоро всё внимание сосредотачивается на них. Для надёжности, запускаю нотную связку ещё дважды, каждый раз поднимая не меньше сотни мертвяков. Охватывать больший объём не рискую, струна и так работает на пределе мощности. Но объёма в триста кадавров более чем хватает, чтобы полностью смешать бойцов около дворца. Когда я разбив окно, выбираюсь наружу, на меня никто не обращает внимания. Под прикрытием воздушного щита добегаю до ближайшего здания и петляя между домов, удаляюсь от места действия. Пару раз меня пытаются достать мертвяки и я пускаю в ход револьвер. А воздушный щит принимает несколько пуль извне, благополучно их остановив.

Но в итоге я всё же покидаю арену боевые действий и пробираясь проулками, пытаясь понять, как быть дальше. Остальные должны были покинуть дворец — они начали уходить задолго до меня и скорее всего не столкнулись с солдатами. Если так, то они где-то в Растоне. Но вряд ли отправились в дом Л'заллы. Как ни крути, её видело слишком много людей. Даже если не заметили схоры из другой обители, то кто-то из гостей точно доложит об ушастых, что заявились в качестве гостей. Да ещё и прихватили с собой человеческих слуг.

Куда они могли пойти при таком раскладе? Запоздало приходит мысль, что надо было озаботиться артефактом связи. Стоит он наверняка немало, но у "схорских союзников" денег на него наверняка хватило бы. Возможность выйти на контакт с Кенсой или кем-то из схоров, сейчас здорово бы пригодилась.

Обернувшись на лёгкий хлопок, обнаруживаю фигуру Сэмсона, который окидывает меня изучающим взглядом.

— Живой? Вот и хорошо. Рад наверное — всё в твоём вкусе. Секс, запах пороха и обагрённая кровью сталь. Не мог обыграть как-то ещё, Арх? Вариантов то ведь была масса.

Не успеваю ему ответить, как воздух уже заслоняется серой пеленой. А потом я оказываюсь перед бревенчатой стеной. Крутнувшись на месте, вижу всю остальную компанию — расселись по удобным креслам и безмятежно пьют сорк. Видимо что-то уловившая на моём лице Сталра, отставляет чашку на грубо сколоченный деревянный стол.

— Э'нзал переместил нас сюда порталом. Мы думали ты догадаешься и сразу покинешь дворец.

Н-да. Об этом я действительно не подумал. Адреналин подавил часть мозга, отвечающую за выстраивание логических цепочек.

— Что это за место?

Теперь отвечает сам светлокожий схор.

— Мой дом для отдыха от забот и душевного спокойствия. В лиге отсюда деревня. Да и сам Растон не слишком далеко. Завтра мы сможем узнать из газет, чем всё закончилось.

Мрачно вздохнув, киваю ему.

— Если раньше за нами не явятся бойцы М'цара и не порежут на мелкие куски.

На лице Младшего Хранителя отражается вполне искреннее удивление.

— Пятый Столп? Он то здесь при чём?

Ещё одного кресла в комнате нет. Поэтому Сталра молча поднимается на ноги, освобождая мне место. И даже притаскивает из соседнего помещения ещё одну чашку сорка. Это она так благодарность за что-то выражает? Или проявляет знаки внимания?

Сделав глоток напитка, пробую облечь всё услышанное на приёме в несколько фраз.

— У него какие-то дела с королём. Для которых нужны люди с магическими струнами, что сейчас проходят обучение. Чему их учат и зачем, непонятно. Но всё это, однозначно проект самого М'цара, о котором не знает его руководство. Для чего он это делает, тоже неизвестно. Не успел выяснять — явился Р'цар со своими бойцами. Что он там кстати мог делать? Их цитадель где-то поблизости?

Э'нзал погружается в размышление и отвечать приходится его невесте.

— Земли обители С'танны Локс граничат с владениями Ф'цара. Порой схоры оттуда бывают здесь. Но, как правило, не позволяют себе незапланированных визитов.

Хм. Тогда выходит, что либо этот "визит" был согласован заранее, либо о нём никого не предупредили. В обоих случаях, выглядит ситуация странно. При первом варианте, выходит, что Ф'цар дал разрешение на вмешательство в свои собственные дела. При этом ничего не сообщим ни схорам, ни правителю Парского королевства. Ладно, рицер с ним, с королём. Для главы схорской цитадели, он просто пыль под ногами. Но он ведь и своих собственных подданых не оповестил.

Если же взять второй вариант, то выходит Локс решила пойти на риск обострения отношений ради своей выгоды. Только вот, в чём именно она может заключаться? Пытается обнаружить "гостей" из Нарэда? Или это как-то связано с действиями того самого М'цара?

— Он успел вас заметить?

Вопрос обращён к Л'залле и та отрицательно качает головой.

— Если он наблюдал за магическим фоном, то мог почувствовать открытый портал. Но для этого нужна высокая концентрация. Охотник, пусть и третьего круга, не ровня Хранителю. К тому же ты уже начал действовать, мешая работе заклинаний. Мы поэтому и отошли подальше от зала, перед тем, как переместились.

Непонимающе смотрю на неё, а потом в голове что-то щёлкает. Действительно. При нашем первом контакте, Э'нзал говорил что-то о странном магическом фоне в доме.

— Работа моего айвана как-то влияет на окружающее пространство?

Оба схора переглядываются и Хранитель тянет слова,

— Извини, Архос. Я упустил этот момент, хотя должен был рассказать тебе сразу. Когда ты используешь свой магический талант, он действует на частицы, что рассыпаны в воздухе. Меняет их. Не знаю, как тебе объяснить…

К разговору внезапно присоединяется призванный, до этого мирно сидевший около бревенчатой стены.

— Нарушает их структурную целостность, меняя свойства. Рискну предположить, это сильно затрудняет использовании магии поблизости. Чем чаще айван используется в одном и том же месте, тем сложнее использовать нотные связки.

Переведя взгляд на котяру, уточняю.

— То есть ты и раньше это знал.

Тот с невозмутимым видом зевает.

— Конечно нет. Просто облёк формулировки нашего друга в научную форму.

Когда он только набраться всего этого успел? Я вообще не помню у нас занятий по поводу каких бы то ни было частиц. О них вроде упоминали на курсе теории, но он был не слишком интересен, слушал я вполуха. Да и преподаватели не заостряли на этом внимания.

Выходит я оставил после себя след. Отчётливый и буквально кричащий, что к ситуации во дворце причастен именно я. Рицеров гребень! Это плохо. Схоры и так охотятся за нами, а теперь… Не успеваю закончить мысль, как в голову приходит другая. Ф'цар может и не слишком интересуется делами своих данников, но бойня во дворце точно привлечёт внимание Пятого Столпа. Максимум через несколько часов он будет в курсе, что мы заявились в компании пары схоров, а я беседовал с королём. А если сам монарх остался жив и перескажет ему содержание разговора, то М'цар бросит все силы на ликвидацию всех, кто сейчас присутствует в комнате. Чем бы он там ни занимался на пару с главой Парского королевства, уверен — схор точно не захочет, чтобы информация ушла куда-то на сторону.

Первый вывод — надо немедленно бежать. Даже если этот дом, частное убежище Э'нзала, то о нём может кто-то знать. Даже не так. Кто-то о нём точно знает. Как только схоры начнут задавать правильные вопросы, они на нас выйдут. К тому же, Ф'цар тоже может отправить своих ищеек по нашему следу, как только поймёт, что во дворце произошло нечто странное. Будет лучше, если мы уберёмся подальше отсюда.

Спустя ещё секунд десять, в голове формируется совсем другая мысль и подняв глаза на схоров, я осторожно уточняю.

— А какой круг посвящения у Пятого Столпа? У нас есть шанс справиться?

Глава XVII

Первым на мою фразу реагирует Э'нзал. Прищурившись, подаётся вперёд, внимательно смотря на меня.

— У всех Столпов первый круг посвящения. Но не все их них равны по своей силе. У каждого схора свой собственный путь. М'цар был тем, кого мы называем "торговцами". Формально это несколько разных групп, которые объединяет работа. Сборщики налогов, смотрители, казначеи и остальные. Думаю, ты бы назвал их бюрократами, Архос. Пятый Столп из таких. Пусть и выдержал испытание первого круга, но уже тогда он был приближён к Блистательному. Следующий круг и был нужен только для того, чтобы занять вакантное место.

Не удержавшись, разжимаю губы в улыбке. И у схоров не обошлось без коррупции и взяток. Но это даже интересно.

Допившая сорк Л'залла тоже озвучивает свою точку зрения.

— Он всё равно остаётся посвящённым первого круга. Мы с Э'нзалом — третьего. Пусть у Столпа нет большого боевого опыта, но в плане магических знаний он стоит полусотни таких, как мы.

Её жених оскаливается в усмешке.

— Не забывай, что один из нас Хранитель. Да и у Клинков есть своя техника, недоступная остальным.

Схорка со скептическим видом качает головой.

— Есть. Но он первый круг. Я могла бы выйти в бой против второго. Возможно даже победила бы. Но первый… Он размажет меня по земле и даже не поморщится.

Стоящая за моей спиной Сталра, вклинивается с вопросом.

— Это всё очень интересно. Но как ты собрался до него добраться, Арх? М'цар в цитадели. Мы в лесу под Растоном. Ты точно не такой псих, чтобы пытаться штурмовать схорскую цитадель. Значит собираешься выманить сюда. Как?

А голова у неё работает, как надо. Быстро сложила два плюс два. Теперь на меня пристально смотрят четыре пары глаз. Всем, кроме Сэмсона интересно, что за мысль пришла мне в голову. Думаю, призванный уже догадался, какой именно план я хочу предложить. И теперь просто желает услышать подтверждение.

Первым делом задаю вопрос Э'нзалу.

— У тебя есть связь с Пятым Столпом? Можешь поговорить с ним при помощи артефакта?

Хранитель отрицательно качает головой.

— Я могу связаться только с другими Хранителями. Либо с военными, где мне ответит один из…скажем так, дежурных офицеров.

— Есть кто-то, кто может связать вас? Ведь для этого надо только передать М'цару слепок твоего артефакта, верно? То есть будет достаточно одного надёжного Хранителя, который лично увидится с Пятым Столпом.

Тот заинтересованно хмыкает.

— Верно. Думаю, есть пара Хранителей, которые не откажут мне в такой просьбе. Особенно если я скажу, что этим они заслужат его благодарность.

За моей спиной слышится короткий смешок, за которым звучит голос баронессы.

— Хочешь заставить его прийти сюда?

Слегка поворачиваю голову, чтобы девушка частично была в поле моего зрения.

— Заинтересовать и вынудить явиться лично, чтобы во всём разобраться.

Если верно понимаю выражение лиц присутствующих, то они пока не до конца поняли идею. Растолковываю более детально.

— Э'нзал свяжется с ним и сообщит, что в курсе его дел с королём. И у М'цара есть выбор — либо дождаться, пока обо всём доложат Блистательному, либо договориться. В качестве жеста доброй воли, он должен прийти один в указанное место, где и пройдёт беседа. А здесь мы его накроем. Если получится.

Сталра сразу же интересуется.

— А как мы укажем ему конкретное место для открытия портала? Он же здесь никогда раньше не был.

Вместо меня отвечает задумчивый Хранитель.

— Это не проблема. Портал можно навести по активному артефакту связи. Вопрос в другом. Получится ли у нас разобраться с ним?

Нахмурившись, напоминаю про его слова, сказанные совсем недавно.

— Ты сам говорил, что у Хранителей есть свои секреты.

Схор медленно кивает.

— Да. Но я не уверен насчёт объёма знаний М'цара. Первый круг посвящения и один из Столпов. Если он интересуется магией во всех её аспектах, то мог получить ту же информацию, к которой есть доступ у нас. К тому же я всего лишь Младший Хранитель.

Вздохнув, уточняю.

— Так ты пытаешься сказать, что мы не справимся?

Отрицательно качает головой.

— Вовсе нет. Я хочу, чтобы все понимали — эта схватка может закончиться совсем не так, как мы предполагаем.

Тут он прав. Прямое противостояние с противником неизвестной мощи, может завершиться для нас весьма плачевно. Но пока я не вижу другого варианта, который позволит подобраться к секрету порталов и отправиться домой. А это нужно сделать. Даже если отбросить мои ощущения по поводу порабощения людей империи ушастыми, ещё остаётся Эмили, к которой я успел привязаться. Любовью это чувство точно не назвать. Не уверен, что после дома призрения и "Ночного Озера" я вообще могу испытывать подобные чувства. Скорее это симпатия к партнёру, который не раз спасал тебе жизнь. Ну и тот факт, что в промежутках между нашими раундами бегства, мы с ней спали, тоже играет свою роль.

Плюс, единственная альтернатива — скитаться по Ларэду, постоянно опасаясь обнаружения схорами. Сомневаюсь, что получится осесть в каком-то одном месте и спокойно жить. А если учесть, что местных магов почти не учат, то и развить свои возможности у меня не получится. И тут ещё один личный момент — в Норкруме маги могут жить практически вечно, если их никто не прикончит. Достаточно либо знать нужные нотные комплексы, либо располагать определённой суммой денег, чтобы платить специалистам. Тут же я буду обречён на вечное бегство и старение, без всяких перспектив.

Покосившись на рыжего кота, который внимательно нас рассматривает, невольно думаю, что Сэмсон посоветовал бы организовать сопротивление схорам и свергнуть их. Но я точно не тяну на героя народного восстания. Да и зная людей, каждый второй с радостью меня продаст, лишь бы получить дополнительные блага от ушастых.

Поняв, что тишина затянулась и все ждут моей реакции на слова Э'нзала, поворачиваюсь к нему.

— Надо сделать всё, чтобы встреча закончилась успехом. Для нас, само собой. В твоём арсенале есть что-то стационарное? Ритуал, который можно подготовить заранее и обрушить на М'цара, когда тот пройдёт через портал?

Теперь Хранитель ненадолго задумывается.

— Их немало. Надо подумать, какой окажется максимально эффективен в его случае. Не так просто прикончить одного из Столпов.

Недовольно взмахиваю рукой.

— Его надо взять живым. Заставить говорить. В этом и есть весь смысл операции. Получить максимум информации и выяснить, что он знает.

Как по мне, сейчас Э'нзал окончательно ошеломлён. Вздёрнув брови, откидывается в кресле.

— Знаешь, единственное, что на нём может как-то сработать, это твой магический талант. Я могу попробовать связать его заклинаниями, но не уверен, что это получится. А вот твой айван… Такого я ещё не встречал.

После этих слов, активирую обсуждаемый айван и проверяю ауры схоров. Но кольнувшее чувство угрозы оказалось ложным — изменений ни у кого нет. Единственное, что произошло — у Л'заллы сильно вырос объём огненной энергии, который я прямо сейчас начинаю выкачивать. Через мгновение торможу процесс. Схорка и так последнее время выглядит не очень бодрой. Может просто попытаться "сдуть" этот оттенок жизненной силы? Получится у меня провернуть такое?

Через несколько попыток кряду, выясняется, что да. Ещё как получится. Понизив уровень сексуальной энергии до минимального, отключая айван. И осознаю, что снова ненадолго выпал из беседы. Со стороны наверное смотрится довольно странно.

— Я попытаюсь атаковать его айваном, но нам нужен резервный план. На случай, если это не сработает. Как ты сам сказал — никто не знает, что может оказаться в арсенала Столпа первого круга посвящения.

Следующие двадцать минут разговор крутится вокруг вариантов нейтрализации М'цара. Сразу становится понятно, что самые мощные схорские ритуалы придётся исключить из списка. По очень простой причине — они требуют наличия жертв. Причём, не пары человек или схоров, а как минимум десятков. Конечно, можно добраться до близлежащей деревни. Но мысль о том, что придётся пустить под нож безобидных мирных жителей, даже мне кажется мерзкой, не говоря уже об остальных.

Поэтому наш выбор сводится к тем рунно-нотным комплексам, которые не требуют кровавой подпитки. Когда заканчиваем, оба схора немедленно приступают к подготовке. Им нужно нанести на землю, дом и близлежащие деревья около трёхсот магических символов. По слова Э'нзала, процесс займёт около получаса, после чего можно будет пытаться выйти на контакт с кем-то из цитадели.

Мы же остаёмся без дела. Помочь схорам никто из нас не может — они применяют другие руны, пусть часть и похожа на наши. Поэтому самостоятельно мы ничего не сделаем. А если они станут каждый раз объяснять, как именно нужно начертить тот или иной символ, процесс займёт в несколько раз больше времени.

Наблюдая за работающими "союзниками", вспоминаю фокус, который Сэмсон провернул с магом на "Стремительной суке" и обращаюсь к котяре.

— Если у нас всё окончательно зайдёт в тупик, попробуй портироваться вместе с М'царом на максимальную высоту. А потом вернуться назад, оставив его там.

Призванный поднимает на меня морду, а потом бросает взгляд на потолок, как будто рассчитывая увидеть за ним небо.

— Архос, ты читал труды об освоении безвоздушного пространства, лежащего за пределами этого мира?

Вопрос ставит меня в тупик, заставив удивлённо уставиться на кота. Тот же с видом превосходства потягивается.

— Так вот. Если я поднимусь с ним на максимальную высоту, то рискую оказаться в месте, где умру за считанные доли секунды. Даже выставленный воздушный щит не спасёт. Я могу попытаться прыгнуть на меньшую высоту, но тут очень легко ошибиться.

— Почему? С корабля ты же прыгнул без проблем?

Кот тяжело вздыхает и смотрит на меня с лёгким сожалением.

— Там земля была внизу, Арх. Твёрдая поверхность, по которой можно было ориентироваться. А с прыжком вверх, я тебе как буду координаты выставлять? По ближайшим небесным телам?

На момент замолчав, уже тише продолжает.

— Хотя, так то идея неплоха. Доставай до них моё чутьё и знай я точное расстояние…

Призванный погружается в размышления, а я пробую найти ещё какой-то вариант использования его способности.

— Забрось тогда куда-нибудь и специально вмуруй в землю.

Оторвавшийся от размышлений Сэмсон, поднимает на меня глаза.

— Угу. И самому замуроваться вместе с ним. Идеальный план. Мне очень нравится. Через пару тысяч лет мою окаменелость кто-то раскопает и будет гадать, ради какой бездновой цели, несчастного кота запихнули под землю. Самое обидное — им даже не расскажешь, что это был гениальный план моего приятели, не отягощенного излишками интеллекта.

Кенса закашливается, пытаясь скрыть смех. Да и Сталра улыбается. А я пытаюсь сохранить хладнокровие.

— Тогда предлагай свои варианты?

Что интересно — тут призванный не думает ни секунды.

— Я могу отправить его подальше отсюда. В случайное место. А потом вернуться назад. Если у него нет артефакта, фиксирующего точки пространства, в которые он перемещался при помощи портала, то схору понадобится время, чтобы отыскать нужные координаты при помощи нотной комбинации и вернуться назад. За это время, я смогу эвакуировать вас всех в другое место. Прикончить его не получится, но и мы выйдем из под удара.

Откинувшись в кресле, рассматриваю котяру. Вот не мог он сразу это предложить? И сказать, что остальные варианты развития событий уже рассмотрел, оценил и счёл негодными? Но надо признать он прав- предложенная схема крайне проста и скорее всего сработает. Если у него хватит сил на два прыжка кряду с "грузом".

— А что мы будем делать, если он скажет, что у него есть артефакт портала, но в цитадели?

Поворачиваю голову к Сталре, которая заняла одно из освободившихся кресел и несколько мгновений размышляю.

— Придётся рискнуть и отправиться на территорию самой цитадели. Если другие варианты будут исключены.

Девушка с некоторым сомнением смотрит на меня, а потом бросает взгляд в окно, через которое видно наших "союзников".

— Если они окажутся там, то могут…вернуться в прежнее состояние. А мы одни точно не справимся.

Пожимаю плечами.

— Значит схоры не пойдут. К тому же, если мы всё-таки найдём способ взять М'цара в плен, то я скорее всего смогу обработать его точно так же, как эту пару. Думаю, тогда он сам придумает для нас идеальный план.

Около стены тихо фыркает Сэмсон.

— Идеальных планов не существует, Арх. Особенно у нас. Сколько их уже было? С десяток? И как-то я не заметил, чтобы хотя бы один увенчался успехом.

Глянув на кота, покачиваю головой.

— Я выразился гипотетически. Ты чего такой нервный, вообще?

Котяра поднимается на лапы и подойдя к двери, оборачивается.

— Не хочется умирать. Как представляю, что придётся оставить весь мир на таких идиотов, как люди, так внутри всё переворачивается. Я ведь даже зародить семена изменений не успел.

Договорив, с невозмутимым видом покидает дом, выйдя на улицу. А я слегка ошарашенно смотрю ему вслед. К шуткам призванного по поводу интеллекта и недостатков человеческой расы я уже привык. Но, что он имел в виду под семенами изменений? Сэмсон серьёзно нацелился перестроить наше общество? Или это очередное проявление его чувства юмора?

— А он всегда такой? Где ты его нашёл, кстати? Ни разу не видела призванных с таким магическим талантом.

Задавшая вопрос Кенса, с интересом смотрит на меня, а я вспоминаю обстоятельства нашего с Сэмсоном знакомства.

— Так получилось, что сначала я помог ему, а потом он мне. И так, ещё пару раз. Хотя сейчас счёт скорее в пользу кота.

С улицы доносится бодрый голос самого призванного.

— Не "скорее", а точно. Уж банальную арифметику ты должен понимать.

Усмехнувшись, откидываюсь в кресло. То ли у призванного действительно мандраж, то ли здесь ещё какая-то причина. Но он стал куда более язвительным, чем прежде. Надеюсь, что временно. Потому что терпеть это на постоянной основе, будет проблематично.

Оставшееся время, просто пью сорк и пытаюсь придумать, как ещё можно использовать свой айван в бою. "Гарпуны", это неплохо. Но что-то мне подсказывает, должны быть и другие варианты. До недавнего времени я не мог себе представить, что можно влиять на чужие мысли и эмоции. А теперь у меня за окном пара схоров готовятся к бою со своим соплеменником. Ещё несколько дней назад, они считали меня ничтожным куском мяса. Теперь же выполняют приказы и рискуют своей жизнью.

В голове появляется мысль подправить ауры Кенсы и Сталры, чтобы точно избежать предательства с их стороны. Но потом останавливаю себя. У нас не так много времени. К тому же, если отталкиваться от опыта с Э'нзалом, меня накроет откат. Учитывая, что нас ждёт схватка с мощным противником, это не лучший расклад.

Возвращаюсь к мыслям об иных способах использования айвана, но так ни к чему и не прихожу. Вернее, какие-то идеи у меня есть. Но их проверка требует времени и наличия цели. Плюс, все они звучат довольно бредово. Настолько, что не рискую озвучивать их Сэмсону.

Мыслительный процесс прерывают вернувшиеся схоры. Радостно сообщают, что закончили с начертанием символов и Хранитель берётся за артефакт связи. На то, чтобы убедить одного из из своих “коллег” отыскать Пятого Столпа у него уходит всего несколько минут. Потом наступает томительное ожидание. Нужно, чтобы знакомый Э'нала нашёл в цитадели нашу цель и передал слова схора. Оно затягивается настолько, что появляются мысли о полном провале плана. Но наконец наш "связной" дёргается и поворачивается ко мне.

— Кто-то пробует выйти на связь. Уверен, это М'цар.

Глава XVIII

Переговоры занимают у Э'нзала не больше минуты. Закончив, он даже не успевает ничего сказать, как в комнате веет запахом свежескошенной травы и проявляется фигура явившегося схора. Что интересно — процесс пусть и занимает около секунды, но перемещение происходит не так, как у остальных. Смутный, полупрозрачный силуэт, который быстро напитывается цветом и оформляется в виде стоящего на полу М'цара. Без хлопков и прочих эффектов, помимо запаха.

— Кто эти люди? И что они тут делают?

Оценивший ситуацию Столп сверлит Э'нзала взглядом, ожидая ответа. А я активирую айван. И машинально моргаю, думаю, что мне показалось. К сожалению нет — аура противника как будто закована в тёмный доспех. Сквозь него виднеются оттенки энергии, но к ней просто так не пробиться.

— Они тоже хотят с тобой побеседовать.

"Гость" переводит взгляд на меня.

— Серьёзно? Люди? И как они связаны с…

Прервавшись на пару секунд замолкает.

— Уж не те ли это зверёныши, что прибыли с Нарэда?

Сделав шаг в сторону, пристально вглядывается в нас. А я всё не могу решиться запустить "гарпуны". Он наверняка почувствует атаку. Не может не почувствовать, с учётом выставленной ментальной брони. Что означает начало активной схватки, в итоге которой я сейчас совсем не так уверен, как ещё минуту назад. Не ожидал увидеть у этого парня доспех, защищающий от моих ударов.

Все остальные молчат, поэтому решаю отвлечь его сам.

— Мы в курсе твоих дел с Парским королевством. Двести человек, обладающих струной, верно? Твой личный проект, спрятанный от глаз Блистательного и большинства схоров.

Тот внезапно разражается смехом.

— И что? Вы надеетесь, что можете угрожать мне и уйти живыми? Смешное зверьё. И туповатое.

Поворачивается к Э'нзалу.

— Как ты вообще с ними связался? Зачем?

Внутри что-то щёлкает. Раз он задаёт такие вопросы, значит не видит ауры наших "союзников". То есть не владеет ментальной магией на хорошем уровне. Хотя, может быть просто не подумал о такой проверке, потому что не ожидает от нас подобной ловкости? Твоего же морсара за плавник! Сложно что-то понять по нескольким обрывочным фразам.

Перебиваю Хранителя, который уже собрался отвечать, снова обращаюсь к М'цару.

— А разве ты сам не связался? Не работаешь с людьми?

Прищурив глаза, рассматривает меня.

— Это они так думают. Бесхребетные идиоты, которые не в состоянии посмотреть дальше собственного носа. Когда мы подомнём под себя империю, то раздробим её на части и поглотим. А я стану не просто Великим схором. Нет. Я буду полноценным правителем Нарэда, зверёныш.

Вот оно как. То есть вся эта авантюра — дело рук одного амбициозного карьериста, который упёрся в потолок и ищет возможность его пробить. Правда, всё равно до конца непонятно, для чего ему те двести человек. На серьёзную военную силу это не тянет. Внедрение… В теории возможно, особенно если Норкрум будет объят хаосом после переворота. Но в высшие слои общества им не проникнуть. А без этого, подобная операция теряет всякий смысл. Да и никак не тянет на фразу "подомнём под себя империю".

— Так чего вы хотите? Зачем затеяли этот разговор? Желаете остаться и устроить свою жизнь здесь? Это я как-то устроить могу. Если вы меня убедите. Например, отдадите мне эту рыжую. На этом континенте не так часто рождаются женщины с таким цветом волос.

Последняя часть его предложения заставляет удивиться. У схоров немало рабов из числа людей, но их крайне редко используют для сексуальных утех. Я бы сказал, почти никогда. Рождаемость и так оставляет желать лучшего — схоры предпочитают не растрачивать свой генетический материал зазря.

Формируя "гарпуны" для атаки, стараюсь придать им новую форму — концентрирую в них намного больше энергии, чтобы повысить шанс пробития вражеского доспеха. Параллельно продолжаю говорить.

— Не опасаешься, что влечение к человеческим женщинам может стать причиной косых взглядов остальных схоров? А что касается наших желаний — боюсь ты немного заблуждаешься.

Закончив говорить, выстреливаю три готовых "гарпуна", всаживая их в тёмную броню. Получается не очень удачно. Один сразу отлетает в сторону, а два неглубоко вонзившись, не могут пробить его доспех. М'цар усмехается и я вижу, как рядом с ним появляется подобие клинка, обрубающего нити, что тянутся к моим "гарпунам".

— Менталист? Интересно. Первый раз встречаю такую технику.

Э'нзал выплёвывает в воздух нотные символы, запуская работу установленных ими раньше комплексов. Из пола под ногами Столпа вырываются свежие ветви, целиком оплетающие его фигуру. Потом сразу же начинает работать следующее заклинание и воздух рядом с ним колеблется, превращаясь в концентрированное марево. Если я запомнил всё верно, то он должен сформировать вокруг цели подушку раскалённого воздуха. Схора первого круга это убить не должно — с каждым новым "повышением ранга" их тела изменяются, становясь более устойчивыми и выносливыми.

По заверению наших "союзников", заклинание ослабит его и даст нам возможность вырубить противника. На какое-то мгновение мне даже кажется, что это сработает. Но спустя считанные секунды, ветви иссыхают и опадают на пол. А марево развеивается.

Кенса бьёт огненной стихией — десятком сфер, которая обрушиваются на корпус нашего М'цара. До цели они не добираются — гаснут почти вплотную к его телу. Приблизительно на том месте, где находится ментальный доспех.

Отступаю назад, снова выстреливая "гарпуны". Рядом хлопает револьвер Сталры, решившей внести свою лепту. А наши схоры обнажают клинки, бросаясь в атаку.

Ответ прилетает незамедлительно и всем. Первой получает Кенса — блондинку разрывает на две почти равные половинки, которые шмякаются на пол, заливая всё вокруг кровью. Потом в воздухе мелькает сталь и потерявший руку Э'нзал, отпрыгивает в сторону, пуская в дело целительную нотную комбинацию. Л'залла, в отличии от него, ранения не получает. Более того — даже пытается достать противника. А мои "гарпуны" снова срезает такое же "лезвие", появившееся перед его ментальным доспехом.

Во второй раз это оказывается неожиданно больно — ублюдок запускает какой-то вид энергии по моим же нитям и я пошатываюсь на месте, получив сильный удар. Краем глаза фиксирую какие-то завихрения около клинка Сталры. Правда не могу понять, вижу я их при помощи айвана или обычным зрением.

В следующий момент схор взмахивает рукой и по нам бьёт мощная воздушная волна, легко сминающая выставленный мною щит и разбрасывающая всех в стороны. Л'залла, не ожидавшая такого подвоха, впечатывается спиной в стену, судя по звуку ломая себе кости. Хранитель кубарем летит по полу. Сталре везёт больше — успеваю заметить, как она влетает в кресло, которое смягчает последствия вражеской атаки. Меня же выручает тот самый щит. Он хотя и не сдерживает удар полностью, но принимает на себя часть его силы. Поэтому я просто лечу спиной на пол.

К счастью руки и ноги всё ещё чувствую. Да и шевелиться могу — позвоночник не сломан. Есть только одна проблема — я не представляю, как можно достать нашего противника. Не знаю, что у него за защита, но похоже этот "доспех" прикрывает не только от ментальных атак, но и от обычной магии. Равно как и от попыток физического воздействия.

— Ну что? Попробовали свои силы? Всерьёз думали, что сможете одолеть меня? Даже негры в Конго были куда изобретательнее.

Что? Какие ещё негры? Что за Конго? О чём он?

В поле зрения попадают ноги М'цара и скоро он уже возвышается надо мной.

— А ты неплох. Будь обстоятельства иными, я бы предложил присоединиться ко мне, несмотря на твоё человеческое тело. Эти ушастые жутко помешаны на своих правилах и традициях. Знал бы ты, каких усилий мне стоило проложить дорогу наверх, оказавшись в теле этой бездарности. К счастью судьба подбросила пару бонусов, которые облегчили жизнь.

Фигура схора слегка плывёт в глазах, но слышу я его хорошо. О чём он говорит? Это призванный? В теле схора? Как такое возможно? Если только оболочку ему создали искусственно. Вернее, облекли в такую форму при прохождении через портал. Но при таком раскладе, вряд ли бы его допустили к управлению. Судя по тому, что я слышал, призванных в цитаделях не очень привечают.

— Задумался? Я тоже был озадачен, когда нашу роту отправили к "природной аномалии" с приказом её проверить. А оттуда полезла какая-то дрянь, положившая почти всех наших. Мне пришлось прыгнуть внутрь, чтобы уцелеть. Угадай, где я очнулся?

Выдержав короткую паузу, рявкает.

— В теле этого ушастого урода. И долгие пару лет привыкал ко всем заморочкам этих долбанутых придурков. Повезло, что не сдох, ляпнув лишнего. Но теперь настала пора моего триумфа. Я скину вашего императора и начну гражданскую войну. Потом заменю разумы пары сотен ублюдков из правящей верхушки своими людьми. Раскрошу всё на части и брошу клич всем схорам Ларэда. Пустышкам, изгнанным, вольным охотникам. И даже тем, кто служит обителям. Многие захотят поднять свой статус и отправиться со мной. Только вдумайся — новая держава, с могучей армией, вооружённой лучше всех в этом мире. Как только я установлю свою власть на Нарэде, этому материку тоже останется недолго. Пусть тут нет нефти, но биотопливо никто не отменял. А усиленный магией крейсер пересечёт этот ваш океанский разлом на раз-два.

Часть его слов абсолютно непонятна. Но вот другие осознаю очень хорошо. Он не схор. Человек из другого мира, который как-то попал в его тело. И теперь отчаянно рвётся к власти.

Договорив, М'цар отступает в сторону и через несколько секунд до меня доносится звук стали входящей в плоть. Напрягая все мышцы, слегка приподнимаюсь и вижу, как он отходит от угла, в который рухнул Э'нзал. А потом замечаю слепок его жизненной силы, который поднимается вверх. Думаю, именно про это говорил Фаргор, когда рассказывал о возможности превращать умирающих людей в призраков. Только вот обучить меня этому не успел. Да и сейчас в любом случае не до того.

Пятый Столп подходит к Л'залле, а я лихорадочно думаю, что можно сделать. Сейчас он перебьёт всех, включая меня. А Сэмсона так и не видно — либо у котяры проблемы, либо он считает, что ситуация ещё не пахнет критической угрозой.

Как ещё можно использовать мой айван? Я дважды бил "гарпунами" и оба раза он без проблем отражал мои атаки. Без всяких видимых затруднений. Вывод прост — надо что-то поменять. Только вот, что именно? Как это сделать?

В голове вспыхивает озарение. Каждый "гарпун" и протянутая к нему нить, это часть моей жизненной силы. Что, если попробовать ударить без сохранения связи со своей собственной аурой? Использовать больший объём энергии.

Как быстро выясняется, технически это совсем несложно. Не труднее, чем создать "гарпун". Только на этот раз я зачёрпываю куда больше своей собственной силы и формирую что-то вроде стрелы. Первое, что приходит в голову. На весь процесс уходит несколько секунд, по истечению которых я запускаю снаряд в противника. Как раз в момент, когда он уже поднимает клинок, готовясь обрушить его на схорку.

Результат оказывается лучше, чем у всех предыдущих попыток. Стрела вонзается в доспех, буквально раскалывая его и пробиваясь к слепку жизненной силы. М'цар отшатывается назад, кривясь от боли и даже сквозь пелену перед глазами, я вижу удивление на его лице.

Пока не пришёл в себя, создаю ещё две стрелы, одну за другой, отправляя их в цель. Одна попадает в голову и легко прошивает броню. Вторая же бьёт в корпус, создав ещё один разлом. Чтобы точно пробить доспех, щедро черпаю свою энергию и после третьего удара, перед глазами всё плывёт не только из-за удара черепом об пол. Рука, на которую я опираюсь дрожит, а разум предпринимает несколько попыток отключиться. Чувствую себя, как после трёхдневной непрерывной попойки, за время которой я не спал ни минуты.

С трудом удерживая себя на грани сознания, понимаю, что ещё одну атаку не потяну. Сам М'цар тоже шатается, опираясь рукой об стену. Но его состояние явно лучше моего — у "заговорщика" точно хватит сил, чтобы добраться до меня и нанести удар.

По ушам бьёт звук револьверного выстрела — Сталра вступила в дело. Не уверен, что свинец может нанести схору урон, но девушка хотя бы отвлекает его внимание, выпуская пулю за пулей.

Стараясь не отключиться, формирую "гарпун". Всего один, на большее моих сил сейчас не хватит. Если перегну палку, то просто вырублюсь. Что сейчас равноценно смерти. Где морсаров Сэмсон, когда он так нужен? Сейчас даже когти и клыки кота очень пригодились.

Присматриваюсь, стараясь нацелить "гарпун", как надо. У меня всего одна попытка. Не попаду сейчас, атаковать второй раз уже не выйдет. Я даже в текущей своей попытке не уверен. Могу вырубиться в любой момент.

Отправив "снаряд" в полёт, корректирую траекторию и в итоге всаживаю его в дыру, зияющую на корпусе доспеха. Визуально этот момент уже не фиксирую. Основной фактор, который позволяет определить удачное попадание — лёгкий поток чужой силы, струящийся по каналу связи.

Получив первый глоток энергии противника, тянусь к ней и наращиваю выкачиваемый объём. Уши улавливают ругательства М'цара, но разобрать слова я уже не могу. Чувствую себя настолько плохо, что все силы уходят на концентрацию. Нельзя дать оборваться и этой нити. Не знаю, почему схор пока не обрубил её. Но раз так — надо пользоваться моментом.

По мере того, как его жизненная сила вливается в меня, организм начинает возвращаться в норму. Получается разжать веки и приподнявшись, взглянуть на противника. Увиденное заставляет слабо усмехнуться. М'цар прижался к стене и его бьёт судорога. Настолько, что он даже не может вытащить револьвер из поясной кобуры. Хотя и отчаянно пытается это сделать.

Запускаю ещё один "гарпун", устанавливая новый канал связи. Потом третий. Объём энергии, извлекаемой из противника стремительно увеличивается, а он сам слабеет на глазах, сползая вниз по стене. Я же напротив, поднимаюсь на ноги, быстро приходя в себя. С кресла поднимается Сталра, сжимающая в руке уже заряженный револьвер. Болезненно поморщившись, вопросительно смотрит на меня и я отрицательно качаю головой. Свинец сейчас точно будет лишним. Либо он не нанесёт серьёзного урона, либо наоборот, может добить схора. А он мне нужен живым. Иначе всё это было зря.

Добавляю ещё два "гарпуна" к уже имеющимся. И спустя десять секунду доспех М'цара рассыпается осколками, тая в воздухе. Сколько же у него жизненной энергии? Любой другой схор после такого выкачанного объёма уже погиб. А у этого аура светится приблизительно так же, как у Л'заллы. Боюсь даже представить, сколько силы было в нём изначально.

Сама схорка тоже приходит в себя. Держась за бок, откуда торчит сломанное ребро, хромает к противнику, который сидит на полу, привалившись спиной к стене. Продолжая выкачивать жизненную силу Пятого Столпа, наблюдаю за ней. И позволяю себе слегка расслабиться, когда она защёлкивает на его шее антимагический ошейник. Интересный момент — аура М'цара сразу же тускнеет. Раньше я не замечал такого ни за одним из схоров.

Несмотря на ошейник, продолжаю поглощать его жизненную силу. Ровно до того момента, когда на руках отключившегося "заговорщика" не оказываются наручники. А ноги заковываются в колодки. Только тогда отключаюсь, оставив в его теле жалкие остатки энергии. Этого должно хватить, чтобы он выжил. И через какое-то время пришёл в себя.

Шагнув вперёд, скольжу взглядом по останкам Кенсы и обезглавленному телу Э'нзала, чувствуя внутри сожаление. Без потерь с нашей стороны не обошлось. Потом ловлю на себе полыхающий взгляд Сталры.

— О чём этот ублюдок говорил? Он же схор! При чём тут Конго и какой-то другой мир?

Бросаю взгляд на скованного М'цара и качаю головой.

— Разберёмся, как придёт в себя. Сейчас меня интересует другой вопрос — куда пропал рицеров Сэмсон?

Глава XIX

Призванного находим около дома. Совсем рядом со стеной. Когда вижу неподвижно лежащее тело кота, сердце ёкает. Первое впечатление — он мёртв.

К счастью, Сэмсон оказывается жив. Осторожно переносим его в сторону, уложив на траву перед домом. Внутрь сейчас лучше не соваться — всё залито кровью, да и запах соответствующий. Поэтому пленнного тоже выволакиваем наружу. Закончив с этим, запускаю айван и осматриваю призванного, пытаясь понять в чём дело и могу ли я помочь. Но опыта не хватает, чтобы разобрать оттенки его ауры. Их масса — не меньше нескольких десятков тонов, хаотично переливающихся и сбивающих с толку. Сложно понять, на какой воздействовать, чтобы не навредить. Тем более, аура у него гораздо меньше схорской или человеческой. Все сгустки энергии небольшие по своим размерам — всё настолько перемешано, что разобраться крайне сложно.

Вырубив магический талант, с сожалением вздыхаю и поворачиваюсь к Л'залле.

— Кто-то может явиться сюда по следу Столпа?

Чуть подумав, схорка отрицательно качает головой.

— Для этого надо было быть рядом с ним на момент открытия портала. И владеть тем же заклинанием, чтобы увидеть точку, в которую переместился М'цар. Разговор был спонтанным, вряд ли поблизости мог оказаться кто-то из его соратников. Плюс, он использовал относительно редкую нотную связку, к которой нет доступа даже у меня. Портал, чей след очень сложно отследить. Почти не влияющий на магический фон.

Кивнув, опускаю взгляд на тело схора, распластанное на земле. Раз он сам пытался скрыть своё прибытие сюда, значит опасаться новой атаки не стоит. Конечно, я в любом случае предпочёл свалить подальше. Но котяра без сознания, а Э'нзал мёртв. Его оставшаяся соплеменница может открыть портал только в ограниченное количество мест, координаты которых у неё имеются. Если информация об участии Л'заллы в деле уже дошла до руководства цитадели, там нас могут ждать. Да и Пятый Столп мог отправить своих бойцов, чтобы подстраховаться.

— Что за дерьмо он нёс про другой мир? Это ведь не может быть призванный?

Покосившись на Сталру, которая крепко вцепилась в тему иномирного происхождения М’цара, озвучиваю ответ.

— Сейчас выясним. И да, он точно не призванный. Возможно и правда прибыл из другого мира.

Баронесса хмурится, разглядывая М'цара. А вот Л'залла выглядит задумчиво. Пнув обездвиженного схора в бок, тихо говорит.

— Когда-то мы изучали магию призыва. Торили дороги в новые вселенные, которые хотели освоить.

На секунду замолчав, переключает внимание на меня.

— Ты же знаешь легенды о том, что наши предки явились сюда из другого мира? И заселили пустынные континенты. Вместе с подгорными. Уже потом пришли люди. Похожим путём. Но тогда они были куда слабее нас в плане магии. Поэтому изначально заняли не самые лучшие позиции.

Хмыкнув, интересуюсь.

— Кто тогда населял наш мир до нас всех?

Та скалит зубы в усмешке.

— Кайнарцы. От них мало, что осталось. Несколько диких племён, что стараются не выбираться за пределы горной гряды в центре материка и разбросанные повсюда остатки архитектуры. Когда-то они были великой расой, создавшее многое. Но по какой-то причине сгинули. Наши исследователи предполагают, что имела место война. Непонятно только, с кем они сражались и почему. Да и завоевателей здесь не оказалось. Либо они с кайнарцами уничтожили друг друга, либо целью был вовсе не захват территорий.

Звучит всё это занятно. Но нам и правда пора переходить к делу.

Первое, что пробуем — холодную воду. Спустя несколько минут понимаем, что пленник никак не реагирует и меняем формат. Но как скоро выясняется, болезненные уколы, удары по лицу и остальные варианты физического воздействия, М'цара тоже не сильно тревожат.

Активировав айван, рассматриваю его ауру. Да, энергии немного. Но он сохранил приблизительно треть жизненной силы от объёма Л'заллы, чего по идее должно быть достаточно для вялого функционирования организма. Как вариант, можно попробовать влить в него дополнительный заряд энергии. Остаётся только вопрос, откуда её взять? Отдавать свою я не готов, забирать у кого-то из соратников, тоже.

Какое-то время ломаю голову, но с какой стороны не подхожу к вопросу, всё равно оказываюсь в тупике. В итоге решаю изменить подход. Если я не могу влить в него свежей жизненной силы, надо встряхнуть то, что уже имеется.

Сформировав десяток тонких "игл", вгоняю их в ауру бессознательного схора и пытаюсь "растолкать" его. Около двадцати попыток проходит полностью бесплодно. Наконец слепок его жизненной силы содрогается, подёрнувшись рябью. Пленник хрипит, корчась на земле. Но в себя не приходит. Повторяю приём, вызывая такую же реакцию. Опытным путём выясняется, что для достижения результата требуется девять подобных ударов.

Когда М'цар открывает глаза, мутным взором оглядывая нас, усмехаюсь. Посмотрим, как этот схор/человек заговорит теперь.

Впрочем, до момента, как пленный выдаёт первое слово, проходит ещё минут десять. Он вполне честно пытается. Как я предполагаю, хочет сообщить нам о скорой и неминуемой гибели. Но ресурсов организма хватает только на невнятные звуки, которые сложно разобрать.

Наконец, он начинает разговаривать достаточно чётко, чтобы можно было разобрать смысл.

— Ублюдки. Вы пожалеете. Все вы. С вас сдерут кожу.

Опустившись рядом с ним на колено, устремляю на схора участливый взгляд.

— Станешь бросаться подобными обвинениями и кожу сдерут с тебя. Прямо сейчас и по кусочкам. В твоих же интересах, отвечать нам. Делая это максимально честно.

Пока говорю, рассматриваю его через призму айвана. И вижу, как внутри его тела колыхается небольшой сгусток тёмно-зелёной энергии, который почти сразу превращается в крохотную искру. Ничего нового в его ауре не замечаю, так что это скорее всего и есть оттенок, отвечающий за честность.

Для надёжности ещё раз несколько раз озвучиваю фразы по поводу честного разговора и обнаруженный шарик энергии каждый раз пульсирует, увеличиваясь в размерах. Как итог — за него и принимаюсь. Приходится сформировать такую же крохотную, по своим размерам "иглу", которую подвожу к искомому сгустку жизненной силы.

"Раздувать" его приходится за несколько десятков подходов. Мало того, что старт происходит со сверхнизкой планки, но эта энергия ещё и норовит сократиться в объёме после каждого моего воздействия. При этом, порой теряя до двух третей от полученного количества.

Когда тёмно-зелёный сгусток энергии заполняет собой почти половину ауры и стабильно удерживает эту долю, решаю, что этого пока хватит. Отключив айван, задаю вопрос.

— Кто ты такой?

Секунду схор пилит меня взглядом. Потом начинает говорить.

— Капитан Якоб Тейлор, Королевская морская пехота. Сейчас — М'цар Стокс, Пятый Столп обители Блистательного Ф'цара Хока.

Замолкнув, корчит удивлённую гримасу.

— Как ты это сделал? Что это за магия такая?

С усмешкой качаю головой.

— Та, что заставляет говорить правду.

— Меня не взял ни один из алхимических составов этих ушастиков. Даже при проверке на на место Пятого Столпа. А тут какой-то человек…

Смерив меня подозрительным взглядом, внезапно интересуется.

— А ты из этого мира? Или как и я, попал сюда случайно.

— Родился и вырос в Каледе… Ты сказал, что из королевской морской пехоты. Что это такое? Чья армия?

С лёгкой заминкой, но всё же выдаёт информацию.

— Великобритания. Это государство на Земле. В том мире, откуда я сюда и пришёл.

В голове роится ещё немало вопросов. Например по поводу, что такое биотопливо и крейсер, который по его словам может запросто пересечь океанский разлом, непреодолимый для обычных кораблей. Но их приходится отложить на будущее. Прямо сейчас у нас есть другие дела, которые не терпят отлагательств.

— Ты знаешь что-то о порталах для перемещения между континентами.

Тот непроизвольно дёргает подбородком, в попытке кивнуть.

— Конечно. С их помощью я и установил первый контакт с Нарэдом.

В голове появляется шальная идея.

— А прямо сейчас ты можешь открыть такой? У тебя есть с собой артефакт?

Пленник тяжело вздыхает.

— С собой ничего нет. Только в моём хранилище на территории обители.

— Как туда попасть?

Ещё один вздох.

— Только изнутри. Территория защищена от открытия прямого портала, даже я не смогу этого сделать.

Морсарово дерьмо. Наверняка с проходом в это хранилище, всё будет не так просто.

— Там есть охрана?

— Конечно. Как минимум один схор первого круга посвящения и несколько воинов второго.

Стиснув зубы, пытаюсь что-то придумать. Мы едва одолели одного противника первого круга. Можно сделать скидку на тот факт, что он не из этого мира и за счёт этого располагает дополнительными силами. Но это отчасти нивелируется его поведением. Вместо того, чтобы сходу атаковать, решил с нами поговорить. И не стал добивать магией, когда раскидал. Не захоти он зарубить каждого лично, всё сложилось бы совсем по-другому. К тому же, даже так мы потеряли двоих. А в цитадель сможем отправиться только мы со Сталрой. Плюс Сэмсон, который пока так и не пришёл в сознание. Рано или поздно призванный очнётся, но вопрос по поводу его состояния и боеспособности остаётся открытым.

Да и кто нам откроет портал? Сам М'цар? Для этого его надо обработать. Вычленить нужный оттенок и надеяться, что он не сможет ввести меня в заблуждение. С Э'нзалом это заняло более полутора часов и потом я долго валялся без сил. Рискну предположить, с этим "капитаном королевской морской пехоты" всё будет ещё сложнее. И если предположить, что всё пройдёт успешно, то в цитадель его взять всё равно не получится. Защитные артефакты быстро вернут его в норму. Как и Л'заллу, если та туда сунется.

Выругавшись, смотрю на пленника, который усмехается уголками губ и в голове рождается почти идеальный вопрос.

— Как нам вернуться назад? Как открыть портал, сохранив свои жизни?

Формулировка вроде бы вышла неплохой. Я специально не упомянул артефакт, чтобы заставить его рассказать о всех вариантах, которые придут в голову. Если это не сработает, то…стоит признать, что мы в тупике.

Ожидающе смотрю на пленника, который сейчас скрипит зубами. Но шансов удержаться у него нет — тёмно-зелёная энергия полностью сохранила свой объём.

— Мои артефакты порталов на территории обители. Там охрана, с которой вам не справиться. И стоит защита. Преодолеть её без потерь, тоже скорее всего не выйдет. Такие же есть у Блистательного, но к его хранилищу вам точно не подобраться. Как и к артефактам Первого Столпа.

Замолчав, сглатывает слюну, делая вид, что устал говорить. Как мне кажется, просто тянет время.

— Есть ещё один способ. Он не так опасен. С одной стороны. С другой же, несколько сложнее и дольше, чем вторжение в обитель.

Снова затыкается, смотря в небо. Упорный гхаргов ублюдок, надо отдать ему должное. Сопротивляется, даже в такой ситуации. Запустив в его ауру пару "гарпунов", наращиваю объём энергии нужного оттенка и закончив, уточняю.

— Что это за способ? Расскажи детали.

Теперь тот начинает отвечать почти сразу.

— Есть город. Вернее, его остатки. Подземные укрепления кайнарцев. В горах. Туда тоже нельзя отправиться порталом — остатки старой защиты ещё действует. Но можно переместиться в город поблизости. Там опасно. Хотя, у вас есть хороший шанс выжить. Пусть схоров там и не любят, у меня договориться получилось. У вас тоже может выйти.

Когда он прекращает говорить, озвучиваю следующий уточняющий вопрос.

— А дальше? Что находится в подземных укреплениях? Насколько там опасно? Что есть из защиты? Выкладывай всё, что знаешь.

М'цар бессильно рычит, от ярости приподнявшись над землёй.

— Грязный ублюдок! Как же я тебя ненавижу! Как кто-то из местных мог получить такой айван?! Я потратил уйму времени, чтобы найти остатки этого города и разобраться что там к чему. А ты сейчас хочешь получить всё готовым!

Прервав его излияния, повторяю вопрос.

— Заткнись! И спокойно излагай всё, что тебе известно об этом месте. Включая конкретику по поводу способа открытия портала.

Вид у него по-прежнему максимально озлобленный. Тем не менее говорить пленник начинает.

— Там есть артефакт. Старый, оставшийся с древних времён. Я подобрал к нему ключ, если это можно так назвать. Нотную связку, которая даёт возможность использовать заключенную в него силу. Для того, чтобы развернуть портал, достаточно подключиться к артефакту и запустить комплекс, что пробивает дорогу на Нарэд.

Сделав секундную паузу, продолжает.

— Основная опасность заключается в дороге к этим подземельям. Придётся спускаться через пещеры и частично заваленные тоннели. Там водится много всякого. От обычных монстров до конструктов, которые остались со старых времён. Некоторые из них безобидны, но другие смертельно опасны. Плюс, город о котором я говорил. Вавэлон — место, где живут кайнарцы, беглые конструкты, скайны и люди. Туда попадают разными путями, но обычно до горного селения добираются лишь самые отчаянные. И они точно попробуют испытать вас на прочность. Либо сразу порвут глотки, если им покажется, что вы недостаточно опасны.

Несколько секунд осмысливаю услышанное. Звучит в целом неплохо. Одно дело соваться в цитадель к организованным схорам, которые могут навалиться всей своей мощью. И совсем другое, пройти через город, населённые опасными элементами. Наверняка они разрозненны и даже при самом морсаровом раскладе не кинутся на нас всей массой. Хотя, мне кажется, чего-то пленник всё равно не договаривает.

— Как выглядит нужный нам артефакт? В подземельях осталась какая-то защита? Или любая иная опасность?

Сталра и Л'залла замерли рядом, вслушиваясь в каждое слово Столпа. Сам он хрипит, извиваясь на траве. Выдавать секреты, этому парню абсолютно точно не нравится.

— Это громадный чёрный камень на постаменте. Когда увидите, сразу поймёте о чём я говорю. Защита осталась, но всё на что она способна — не дать вам открыть портал на территорию подземелья. Больше никакой опасности представлять не должна. Я творил заклинания, стрелял и пробивал там стены. Никаких последствий не было. Что касается всего остального — в подземной части города ситуация такая же, как и в тоннелях, что ведут к нему. Конструкты, монстры. В теории могли остаться какие-то ловушки. Но большая их часть была завязана на электричество, которого уже нет. А остальные я уничтожил.

Баронесса не выдерживает и вмешивается в ход допроса.

— Электричество? Что это?

Пленник переводит взгляд на девушку.

— Энергия, которая позволяет делать вещи, о которых вы даже не подозреваете.

Переглянувшись с аристократкой, уточняю.

— Какие например?

Тот усмехается.

— Обеспечить светом десятки и сотни тысяч домов, создать громадные конструкции из металла без помощи магии, питать станки, на которых вы сможете производить всё, что угодно — от оружия до техники. Делая это намного эффективно, чем с вашим допотопным паровым двигателем.

Несколько мгновений удивлённо рассматриваю его. Надо будет потом вернуться к этой теме. Если человек из другого мира в курсе, как производить это самое электричество, то мне тоже бы пригодилась информация. Да и о крейсерах с биотопливом я не забыл. Пока же возвращаюсь к старой теме беседы.

— Как попасть в этот Вавэлон? Расскажи всё, что ты знаешь о городе.

Схор кривит губы.

— Я уже сказал — это город изгоев, которые каким-то чудом туда добрались. Население всего несколько тысяч, но большинство — крайне опасные личности. К ним редко является кто-то из внешнего мира, а сами они не рискуют. Поэтому огнестрельного оружия там не так много. Но они и без этого могут разобрать по запчастям почти кого угодно.

Запнувшись, продолжает выдавливать из себя слова.

— Город скорее всего основал кто-то из моего мира. Не уверен, когда это произошло и кто был "отцом-основателем". Но название созвучно с известным городом моей планеты. Отличается всего одна буква, у нас "Вавилон", а у вас "Вавэлон".

Ради всех болотных гхалтов, сколько у нас побывало пришельцев из других миров? К тому факту, что вокруг немало призванных, я давно привык. Но этот "гость" разительно отличается от соплеменников Сэмсона. Занял чужое тело, появился здесь непонятным образом и ведёт себя достаточно агрессивно. Не слышал я о призванных, что мечтают занять место императора. Может между собой, за кружкой пива или бокалом вина, они такие вопросы и поднимают. Но на то он и пьяный трёп, чтобы оставаться словами, которые не имеют смысла. А здесь парень прокладывает себе путь наверх, не стесняясь в методах. Могу поспорить, за ним тянется цепочка трупов, которой позавидует любой криминальный лидер Каледа.

— Как ты узнал о них?

— Скайз. Конструкты оттуда нашли город. А у меня оказалась пара своих агентов среди близкого окружения мархонтов. В итоге совет Скайза так ничего и не узнал. В отличии от меня.

Кивнув ему, проясняю следующий момент.

— А как смог договориться?

Иномирец скалится в ухмылке.

— Это было несложно. С десяток перебил, добившись, чтобы меня выслушали. И предложил им взаимовыгодное сотрудничество — я обеспечиваю их хорошим алкоголем и продовольствием по низким расценкам. А они позволяют мне свободно действовать на территории их города.

Непонимающе морщу лоб.

— Зачем тебе это понадобилось, если ты не знал о подземельях?

Вздохнув, хмурит брови.

— Знал. Скайз получил полный пакет информации, который достался мне. Поэтому я и решил провести разведку лично. Как видишь, не прогадал.

Тут он прав. Древний артефакт с мощью, достаточной для открытия портала через океан, это серьёзный козырь. Но кое-что тут не стыкуется.

— Почему ты не использовал находку для своих целей? С ней ты мог запросто уничтожить Ф'цара.

Какое-то время пытается сопротивляться. Но потом изменённая аура делает своё дело.

— Я смог склонить на свою сторону только часть ушастых. Остальные преданы Ф'цару и традициям. Убивать его нет никакого смысла — престол займёт один из старших детей. Вырежу всю эту долбанутую династию — наверху окажется кто-то из лидеров влиятельных семей. Мой вес в их обществе полностью зависит от Блистательно, убивать его неразумно. Истреблять всех в обители, тем более. Я хочу править, а не бегать по лесам, скрываясь от других схоров, которые сразу придут на наши земли.

Шумно выдохнув, говорит дальше.

— А использовать найденную мощь для чего-то ещё, опасно. Могут заметить изменения магического фона и выслать разведчиков. Вавэлон полон отморозков, но если ушастые узнают об этом месте и заинтересуются им, то скоро там останутся только трупы. При этом, они ещё и найдут подземелье. Зачем мне это?

— То есть ты его совсем не трогал?

Ещё пара секунд тишины.

— Использовал для зарядки артефактов портала. Подключался к реликту и прокачивал энергию небольшим объёмом, выставив щиты. Несколько суток и портальный артефакт готов. Задействовать его для чего-то ещё я пока не рискнул. Хотел переместить на Нарэд, как только там всё закончится.

Отступив от пленного, перевожу взгляд на Сэмсона, который так и не пришёл в сознание. Пожалуй надо всё-таки привести его в чувство, а потом уже продолжать. Глянув на Сталру со схоркой, озвучиваю свою мысль.

— Попробую привести в сознание Сэмсона. Потом будем разбираться дальше.

Глава XX

Пытаться разобраться в многообразии оттенков ауры Сэмсона бесполезно, поэтому повторяю с ним ту же самую процедуру, которую перед этим провёл с М'царом. Опыта теперь у к меня куда больше и кот относительно быстро приходит в себя. Открыв глаза, перебирает лапами и вытянув морду, оглядывается вокруг.

— Что это такое было?

Судя по его взгляду, я обязан понять, что он имеет в виду. Но на самом деле никакой ясности нет.

— О чём ты?

Призванный встаёт на лапы и слабо покачиваясь, удивлённо смотрит на меня.

— А ты не заметил? Тут прошла настоящая ударная волна. Ещё чуть и меня бы просто вышибло из тела.

Перевожу вопросительный взгляд на нашего пленного и тот начинает отвечать, не дожидаясь прямого вопроса.

— Моя разработка. Артефакт, который при моей портации бьёт по всем гостям из других миров, которые находятся рядом.

Последние фразы заставляют озвучивать ещё один вопрос.

— И много таких у нас?

М'цар скалится в усмешке.

— В основном такие же, как твой кот.

Уперев в него взгляд, формулирую более точно.

— Ты встречал таких же, как ты? Переместившихся из другого мира и занявших чужие тела? Или попавших сюда в своём собственном?

Недовольно хрипит и принимается выдавать информацию.

— Одного. Оракул из Вавэлона. Слегка шизанутый, но в целом вменяемый. У схоров есть записи о Роззаре — ещё одном парне, точно не из этого мира. Он оказался в теле подгорного и объединил все их кланы на Нарэде. А после стычки с какой-то дрянью на большой глубине, просто взял и ушёл из этого мира. Нашёл способ свалить в местечко получше, ушлёпок. Ну а мне и тут неплохо.

Злобно на меня зыркнув, добавляет.

— Было, пока не появились вы.

С этим разобрались. Теперь осталось решить вопрос с порталом в тот самый Вавэлон. На то, чтобы вытащить из пленного все детали, уходит ещё около часа.

Выясняется, что для открытия портала в горное селение, он использует специализированный артефакт, который достаточно активировать простой нотной комбинацией. В какой-то момент снимаем наручники и возвращаем их на место, сведя руки впереди. М'цар чертит нам все магические символы, которые используются для подключения к реликту кайнарцев.

Помимо этого выясняем подробности о городе, куда собираемся отправиться. Как и о планах Пятого Столпа в отношении империи. Учитывая, что он является ключевой фигурой заговора, на мой взгляд должен знать о нём всё. Правда, тут меня ждёт лёгкое разочарование. В основном, пленник располагает информацией, которая мне и так известна. О том, что в Норкруме есть стэрс из дома Сарров, которому М'цар помог обойти механизм магической присяги. Он же и выступает в качестве контакта на другом материке. Плюсом идут пираты и маги с Парящего, но они в основном выполняют транспортные задачи или выступают в качестве связных, передавая не самые важные сообщение. В тех случаях, когда использовать межконтинентальный портал слишком затратно.

Кто стоит за стэрсом и какая у него есть поддержка, неизвестно. Суть договорённости проста — схор помогает свергнуть императора, обеспечив своих партнёров мощными нотными комбинациями и поддержав в критический момент. Грубо говоря, убивать правителя Норкрума явятся не только люди, но и отряд из нескольких десятков завербованных схоров, среди которых будет несколько с первым кругом посвящения.

Официальная цель самого М'цара, озвученная им союзникам — желание наладить дипломатические отношения и торговлю между материками. Заговорщики в империи считают, что имеют дело с главой одной из цитаделей. И эту уверенность, схор тщательно подпитывает.

На самом же деле, его план включает в себя замену сознания нескольких сотен человек из правящих кругов империи. Проведённую относительно незаметно, в условиях хаоса, что неизбежно возникнет при смене власти. Для этого и потребовались люди с магической струной, которых собирали в Парском королевстве. А изучали они, в первую очередь историю Норкрума, его обычаи и систему управления. Чтобы не опростоволоситься в первый же день. Плюс, им давали какие-то знания о магии.

Этот момент заставляет задать целый блок дополнительных вопросов и повторно пустить в дело айван, вынуждая пленного отвечать. Созданная им схема до банального проста. М'цар нашёл способ изменить артефакт слепка личности, которым располагает каждый маг, закончивший одно из учебных заведений. И ему известно о кристаллах разума, способных сохранить личность погибшего мага, если сам артефакт остался цел. Согласно его плану, каждый из собранных им “рекрутов” будет убит и его сознание отправится в кристалл. После чего останется перенести артефакт на второй материк и прикончить там нужного человека, выбрав удобный момент.

Дальше идут исключительно технические задачи. Переместить разум жителя Ларэда в тело убитого человека, одновременно с этим задействовав лечебные комбинации, чтобы он не скончался на месте. Скорректировать артефакт слепка личности и отправить новоиспечённого агента влияния в мир. Для меня становится открытием, что сознание из кристалла разума можно поместить не только в тело мага, но и в обычного человека. Такие обычно не располагают слепками. Но для высшей аристократии, как и для бюрократов делается исключение. В результате “рекрут” потеряет свою способность к магии и больше не сможет использовать кристалл разума. Но Пятого Столпа это само собой мало волнует.

В итоге, М'цар предполагал обзавестись большой группой влияния, включая нового императора и всю верхушку государства. А дальше рассчитывает действовать по своему плану, разнеся империю на части и заставив их сражаться между собой. В какой-то момент начав полноценное вторжение.

Закончив допрос, приступаем к другой задаче. Сформировав при помощи магии две глубокие ямы, выносим из дома тела Кенса и Э'нзалы. Аристократку приходится укладывать по частям, М'цар рассёк её на две половинки своим ударом. А у нашего схорского союзника отсутствует голова.

Тесно мы знакомы не были. Э'нзал и вовсе присоединился после магического воздействия. Поэтому от длинных речей воздерживаемся. К тому же и время поджимает. Пусть Пятый Столп не оставил почти никаких следов. Но "почти" — это не абсолютное их отсутствие. Если за дело возьмётся сам Блистательный или кто-то близкого ему уровня, то до нас могут добраться.

Засыпав тела землёй, маскируем их верхним слоем почвы, заранее срезанным при помощи заклинания. Рано или поздно сюда кто-то явится. Если найдут могилы, то разроют их. Конечно, схоры и так могут обнаружить тела. Но так будет хотя бы какой-то шанс, что их не тронут.

Ещё несколько минут уходит на то, чтобы подготовиться к перемещению в Вавэлон. Трофейный револьвер схора заряжен руническими патронами. Хочу просто позаимствовать боеприпасы, но как быстро становится понятно — калибры оружия различаются. Поэтому забираю себе трофей, вместе с патронташем, в котором ещё около полусотни патронов. Тоже усилены рунами, часть из которых мне неизвестна. Неплохо было бы расспросить об этом пленника, но не хочется терять ещё время. В голове и так постоянно крутятся мысли о том, что на поляне в любой момент могут появиться схоры.

Помимо артефакта портала, у пленного находится ещё несколько — один для связи и второй, для перемещения между заранее выставленными точками координат. Плюс, третий, предназначенный для экстренного лечения от физических повреждений. Все их забираю себе. Ещё раз прогнав пленника по вопросам, связанным с открытием портала, запускаю нотную комбинацию, которая должна запустить его.

На этот раз открывается полноценный портал. Никаких серо-пепельных стен и мгновенного перемещения. Большой "бублик", висящий посреди поляны. Переглядываюсь с остальными и шагаю вперёд. За мной идёт Л'залла, перекинувшая через плечо М'цара. Замыкает Сталра, держащая руку на рукояти револьвера.

Котяра на этот раз тоже не рвётся вперёд. Медленно движется рядом со мной, настороженно поглядывая на портал. Похоже призванному совсем не понравился опыт с ударом, который чуть его не прикончил.

Перед тем, как шагнуть вперёд, на мгновение задерживаюсь. Потом взвожу курок револьвера сжатого в правой руке и активировав айван иду дальше. С удивлением понимаю, что внезапно оказался в полной темноте. Как только вторая нога тоже вступила в портал, дневной свет разом исчез, не оставив даже намёка на своё присутствие. М'цар всё-таки умудрился как-то подставить нас? Как у него это получилось?

Когда по прошествию нескольких секунд, внутри уже начинает подниматься волна паники, перед глазами появляется "линза", через которую виден свет. Более того — даже проглядывает кусок частично осыпавшейся стены. Забыв о всех своих опасениях по поводу Вавэлона, делаю рывок вперёд и скоро уже полной грудью вдыхаю свежий воздух.

— Ты погляди — какой-то пацан вылез. А я думал, снова схор припёрся. Эй, малец — ты как сюда портал открыл?

Повернув голову, оцениваю обстановку. Я в каком-то проулке. Справа и слева потрёпанные временем стены домов. А в нескольких ярдах, компания из троих…разумных существ. Скайн, человек и что-то похожее на прямоходящую ящерицу со слегка вытянутой мордой. Видимо кайнарец.

Отступаю в сторону и на выщербленную мостовую ступает Л'залла, следом за которой молнией вылетает кот. Я же отвечаю скайну, который обращался ко мне.

— Думаю, вы уже поняли, как я открыл портал. Не станете нападать, останетесь в живых. Попробуете — умрёте. Если будет необходимо, мы утопим весь ваш милый городок в крови. Это понятно?

Троица молчит, переводя взгляды с меня на связанного М'цара. Либо набрасывают версии происходящего, либо прикидывают, стоит ли пытаться прикончить того, кто одолел схора первого круга посвящения и взял его в плен. По собственным словам Пятого Столпа, он успел навести тут шороху перед тем, как вписался в местное общество. Думаю, они должны хорошо представлять его возможности в бою.

Наконец скайн снова начинает говорить.

— Предположим, этого пафосного выпендрёжника ты повязал. Дальше что? Зачем ты здесь?

Вижу, как внутри его ауры появляется светло-красный оттенок с вкраплениями чёрного. Что интересно — нечто похожее имеет место и у его "напарников". Потом до меня доходит — эти парни опасаются, что их город обнаружат. И первое, что они могут подумать при появлении странной компании, которая тащит связанного схора, который с ними работал — Вавэлон раскрыт и может быть вот-вот атакован.

Справа от меня встаёт Сталра, которая пока так и не достала оружие. И я закрываю портал, вызвав почти синхронный вздох у небольшой шайки передо мной. Видимо они считали, что проулок так и будет заполняться вооружёнными людьми. Почти сразу понимаю, что возможно и не стоило так быстро схлопывать дыру в пространстве. Кайнарец уверенно шагает ко мне. Аура окутывается красным, в который вплетены огненные нити. А сам ящер хрипит.

— Свежее мясо, это хорошо. Ещё и само лезет в пасть.

Бью "гарпунами", вогнав в него сразу три. Опасаюсь, что у него тоже окажется какой-то вид защиты, но судя по его поведению, противник ничего не почувствовал. Сделав рывок на себя, вижу, как морда кайнарца искажается удивлением. А потом его тело шумно падает на мостовую Я же покачиваюсь на месте, стараясь не выдать боли от лёгкой судороги в мышцах. На этот раз она охватывает только часть тела — не так заметно со стороны. Тем более внимание оставшейся пары местных приковано к трупу.

Человек, опустивший руку на кобуру, с торчащей оттуда рукоятью, протяжно интересуется.

— Ты как это сделал?

Скалю зубы в довольной усмешке.

— Тем же способом, которым готов прикончить всех остальных, если они встанут на пути.

Эти двое переглядываются между собой и скайн выдаёт ответ.

— Мы без претензий, он сам полез. И нарвался. Но ты бы осторожнее, парень. Станешь убивать всех подряд, добром это тут не закончится.

Перевожу взгляд на него, из-за чего скайн отчётливо напрягается, слегка сдвинувшись назад.

— Умрут только те, кто попробует напасть на нас.

Развернувшись на месте, обмениваюсь взглядами с призванным и тот понимает, что необходимо сделать. Вплоть до момента, как мы покидаем проулок, котяра остаётся на месте, разглядывая местных. А порой срывается следом, догнав нас за десяток больших прыжков.

Оказавшись на улице, понимаю, что город, это пожалуй громкое название. Когда-то Вавэлон возможно был неплохим местом. Но сейчас… Покосившиеся, а то и начавшие разрушаться дома. Лачуги, которые построены прямо на старых развалинах и зачастую собраны как раз из остатков зданий. Настороженные жители, что стараются свернуть в сторону, завидев нас. Опасения, что нас тут встретят едва ли не массированной атакой, постепенно начинают уходить. Непохоже, чтобы в этом месте была какая-то организованная сила. Максимум — небольшие банды, с которыми мы скорее всего сможем без проблем справиться.

Дорогу подсказывает М'цар, который так и свисает с плеча схорки. Остальные предпочитают молчать. Место может и не кажется слишком опасным, но производит гнетущее впечатление.

Когда останавливаемся, чтобы прикинуть, стоит нам идти через центр города или лучше добраться до выхода через окраину, понимаю, что сильно ошибался по поводу безопасности. Слышу предупреждающий крик Сэмсона и делаю рывок в сторону, с опозданием подумав, что стоило выставить воздушный щит.

Мимо со свистом пролетает стрела, а мой айван фиксирует алый силуэт внутри одной из лачуг. Рядом ещё один, но он расположен странно — сбоку от "жилища". А вот стрелок внутри. Выстрелил через пустой проём, выполняющий роль окна.

Всаживаю в обоих противников "гарпуны" и успеваю прикончить их до того, как они снова вступили в дело. Сразу от двух смятых комков энергии меня корёжит уже сильнее. Приходится ухватиться за плечо Сталры, чтобы не упасть. Как только мышцы возвращаются в норму, начинаю выплёвывать в воздух нотные символы, прикрывая нас воздушным щитом. Выставлять защиту так, чтобы она была привязана к разным существам, не умею. Поэтому ориентирую заклинание на себя, просто увеличив его радиус действия. Пока мы движемся относительно компактной группой, будем прикрыты от физических атак.

Соседи убитых тоже обращают внимание на короткую схватку. Айван позволяет разобрать несколько десятков существ, половина из которых забилась вглубь своего "жилья", а вторая рассматривает нас. Скорее всего пытаются понять, почему всё закончилось так быстро и что случилось с той парой, что нас атаковала. Представляю их удивление, когда они обнаружит трупы и поймут, что нападавших прикончили без выстрелов и боевой магии.

Решив, что не стоит здесь задерживаться, устремляюсь дальше. После неудачного нападения, все крутят головами по сторонам. А баронесса, как и я идёт со взведённым револьвером в руке. Со стороны мы наверное смотрится не так уж и безобидно. Особенно если учесть, что мерцающий воздушный щит вполне можно разобрать и невооружённым взглядом. Трое бойцов, вооружённых огнестрелом, среди которых, как минимум один маг. Плюс рыжий кот, бесшумно скользящий по разбитой мостовой. Надеюсь, он тоже смущает местных. Я бы точно напрягся, увидев такую картину. Как знать — вдруг это боевой конструкт, замаскированный таким чудным образом. Никто же не станет тащить в такое место обычного домашнего любимца.

Выйдя к площади, огибаем её по краю. В этот момент понимаю, что когда-то здесь была власть. От которой осталось только развалившееся здание ратуши, в руинах которого сейчас живёт пара десятков человек. Нас они замечают сразу. Один из них — небольшой металлический механоид, даже поднимает винтовку. Но его останавливает кайнарец. Хлопнув по плечу, показывает на нас пальцем, видимо указывая на мерцающий щит. После этого конструкт опускает оружие и вспыхнувший внутри него яркий оранжевый оттенок быстро тускнеет. Если предыдущие противники нас вполне искреннее ненавидели, то этот просто хотел поживиться добычей.

Почти добираемся до другого края площади, настороженно оглядываясь по сторонам, когда сбоку слышится хрипящий старческий голос.

— А вот и он. Тот, что столкнёт этот мир в хаос и заставить пролиться кровь.

Глава XXI

Повернув голову, вижу седого растрёпанного старика в бесформенном балахоне, опирающегося на корявую палку.

— Что вылупился, парень? Я вёл в бой легионы и разорял планеты. Пересекал галактики. Моего имени страшились на сотни тысяч парсеков вокруг. А теперь я здесь. Безумный старик, который только и может, что заглядывать в бурлящие временные нити, да заливать своё горе дешёвым спиртом.

Видимо это и есть тот оракул, о котором рассказывал М'цар. Сам схор, скосив на него глаза, что-то бормочет под нос. Слишком тихо, чтобы разобрать, о чём именно идёт речь.

Не успеваю придумать, что ответить, как странный старикан снова начинает говорить.

— Ты подтолкнёшь мир в пропасть. Маги умоются кровью и десятки поколений будут жить совсем не так, как могли бы.

Сталра оглядывается по сторонам, нервничая из-за того, что мы стоим на открытом места. А Л'залла неожиданно задаёт вопрос.

— Архос станет править нашим миром?

Глянувший на ней оракул, заливается скрипучим смехом.

— Куда ему? Но он радостно толкнёт Нарэд в объятия того, кто заберёт жизни многих и изменит историю.

Слушая его, понимаю, что забыл уточнить у Пятого Столпа один момент. Насколько этот оракул правдив? Есть вообще какая-то доля истины в его словах или он просто несёт бред? Решив, что стоит отделаться от навязчивого собеседника, взмахиваю рукой.

— Извини, старик. У нас никак не выйдет с тобой поболтать. Сам понимаешь, почему.

Только делаю шаг, как воздух снова заполняется его скрежечущим смехом.

— Нет, парень! У тебя есть время. И ты найдешь его. Временные линии непостоянны, ты можешь изменить их. Не хочешь узнать, что тебя ждёт в будущем? Или тебе наплевать?

Врёт или нет? Ни разу не слышал о магах, способных видеть будущее. В деревнях часто встречались "прорицательницы", готовые за пару монет рассказать тебе "будущее". Даже в Каледе их было немало. Люди склонны верить в любую ерунду, если излагать её достаточно убедительно.

Но этот седой пожилой мужик не из нашего мира. Мог у него проявиться такой дар или он просто сошёл с ума?

— Даже если я решу с тобой поговорить, не думаю, что это стоит делать здесь.

Тот скалит зубы.

— А ты оглянись, парень.

Недоумённо поморщившись, скашиваю взгляд и понимаю, что на площадь стягиваются местные жители. Осторожно, бросая взгляд друг на друга и держа руки на оружии. Но всё равно постепенно подходят, оказываясь всё ближе.

Едва не запуская "гарпуны", чтобы прикончить десяток ближайших. Потом разбираю их ауры. Алого цвета почти нет — только небольшие вкрапления. Зато имеется светло-зелёный, оттенки жёлтого, сиреневого и других. Но агрессии я у них не замечаю.

— Подходите! Посмотрите на эту знаменитость! Он даст прикурить этому мирку! Так же, как я выжег скопление станций около звезды Лейтена, что возомнили себя новым центром мира. Без жалости и пощады!

Крики привлекают ещё большее внимание, заставляя обитателей Вавэлона выбираться из своих "жилищ", постепенно подходя к нам. Из развали ратуши вылезают практически все, кто там был. Сейчас на площади больше сотни "горожан" и постоянно подходят новые. А оракул продолжает громко вещать.

— И он не один. С ним призванный, что горит пламенем борьбы. Желающий изменить наш мир в лучшую сторону.

Кошусь на Сэмсона и вижу, что он внимательно изучает взглядом кричащего старика, после чего оглядывается по сторонам. Из толпы доносятся негромкие выкрики.

— Мир не изменить!

— Схоры будут править вечно.

— У нас весь выбор — слушаться или гнить в грязи.

В голове лихорадочно роятся мысли. Ндо как-то выбираться, но я с трудом представляю, как это сделать. Оракул привлёк слишком много внимания. И пробиться силой не выйдет. Человек десять я уложу айваном. Может быть чуть больше. Но потом временно выйду из строя. При этом, как минимум собравшейся толпы набросится на нас. А против полусотни бойцов не помогут и два револьвера. Если же дело дойдёт до рукопашной, нас просто задавят числом.

Начинаю перебирать нотные связки, которыми можно нанести масштабный уровн, но тут призванный в два прыжка забирается на уцелевший кусок стены и замерев на нём, оглядывает притихшую толпу.

— Чем вы хуже схоров? Почему смирились со своим рабством?

Фразы вызывают искреннее возмущение.

— Мы не рабы!

— Да я сам бежал и прирезал одну "пустышку"!

— Мы свободные люди.

Сэмсон рявкает, перекрывая гул слушателей. Не ожидал, что котяра так может.

— Свободные?! Вы сбежали от хозяев, но остались рабами в душе. Среди вас нет ни одного свободного, иначе вы давно сражались бы за себя и остальных!

Вперёд выступает мощный некроконструкт с отсутствующей левой рукой.

— Как сражаться? У нас почти нет магов! Нет командования. Десяток схоров перебьёт нас всех, даже не напрягаясь.

Котяра отвечает сразу же, заполняя голосом воздух.

— А кто виноват в том, что у вас нет командиров? Кто мешает вам выбрать такого прямо здесь и сейчас? На этой площади! Изберите достойных и тех, кому будете доверять. Прекратите убивать друг друга за кусок хлеба. Станьте армией. Не самой большой, но дисциплинированной!

Выдохнув, продолжает.

— Среди вас есть маги с каким-то опытом. И немало тех, у кого есть струна. Что мешает научить их? Проверить айваны и испытать их. Каждый из вас может стать таким же сильным, как схор! Только вас намного больше! А если доберётесь до остальных городов и начнёте вербовку, то сможете победить! Сломать хребет ушастым и стать по-настоящему свободными!

Кошусь на Л'заллу, но схорка реагирует на слова кота достаточно спокойно. Вот М'цар тихо ругается себе под нос. Вряд ли ему нравится происходящее. Хотя, думаю всё дальнейшее, иномирцу придётся по душе ещё меньше.

— Так в чём причина? Вы не бьётесь за себя, а гниёте в этих развалинах, потому что сами выбрали этот путь! Зажгите пламя в ваших сердцах и головах. Используйте свои руки, щупальца и лапы с умом. Сражайтесь!

Толпа разражается нестройными возгласами. Интересно, но общий смысл положительный — эти оборванцы согласны с призывами Сэмсона. Более того — прямо у нас на глазах разворачивается процесс стихийных выборов. Некроконструкт, задававший призванному вопрос, вместе с кайнарцем и кем-то из скайнов занимаются координацией процесса. А количество местных обитателей стремительно растёт. Тут и так не меньше пятисот "горожан" и их число быстро увеличивается.

За спиной довольно смеётся оракул, который шаркая, подходит ко мне.

— Стоит чуть-чуть всё подправить и история идёт в нужном направлении. Теперь мы схлестнёмся с этими ублюдками. Пламя войны. Как давно я этого ждал.

Глянув на него, прикидываю, что старик возможно и правда способен видеть какие-то картинки из будущего. Уж больно вовремя он оказался рядом. Да и крики, которыми он привлёк внимание всех местных… Как будто заранее знал, как поведёт себя призванный.

Сам котяра спрыгивает со стены и поднимает ко мне морду.

— Всё. Я сделал, что смог. Давай двигать дальше, у нас ещё масса дел.

— А как же будущее? Старый Озвер расскажет всё, что ты захочешь узнать. Где ты окажешься, что сделаешь и куда лучше повернуть.

Повернувшись к оракулу, который пытается нас остановить, мгновение раздумываю. И отрицательно качаю головой.

— Ты сам сказал, что временные нити можно изменить. Их же много и они не слишком стабильны, верно? Иначе ты бы не пытался подправить ту, которая тебе нужна.

Оракул с невозмутимым видом пожимает плечами.

— Так и есть. Но лучше знать, где находятся основные узлы, чтобы можно было что-то поменять.

Невольно усмехаюсь.

— Возможно я ошибаюсь, но разве после исправления одного такого узла, не появится десяток новых, какие-то из которых могут оказаться ещё опаснее?

Озвер скрипуче смеётся.

— Не так уж ты и глуп, парень. Такое правда может произойти. Но не со стопроцентной гарантией. Дело в любом случае твоё. Не хочешь, не надо. Озверу надо просмотреть много временных линий и снова вести армию в бой.

Н-да. Если всё так, как он говорит, то у схоров появились проблемы. Сложно противостоять противнику, который в курсе, как повернётся дело в будущем. Не думаю, что старик может идеально всё просчитывать, но определённые сложности ушастым он точно создаст. Оглядев площадь, где уже развернулись дебаты, снова поворачиваюсь к оракулу.

— Как нам выйти из города?

Старик тяжело вздыхает.

— Уверен, что хочешь сунуться в эти подземелья? Спору нет, это неплохой вариант вернуться домой. Но под землёй не всё так просто, парень.

Непонятно, то ли он предупреждает, то ли это просто общие слова.

— Ты имеешь в виду что-то конкретное? Угрозу, которая ждёт нас.

Чуть подумав, Озвер отрицательно качает головой.

— Нет. Я плохо вижу, что что будет внизу. Но там точно будет непросто.

— Раз так, то мы спустимся. Это самый простой способ вернуться домой. Даже если там опасно, то М'цар смог пройти. Значит и мы сможем.

Собеседник переводит взгляд на связанного пленника, что свисает вниз головой и усмехается.

— Капитан корпуса королевской морской пехоты? Он такой уж, что в любую задницу проскользнёт. Но я на твоём месте на забывал об осторожности.

Ответить ему не успеваю. Договорив, старик быстрым шагом направляется вперёд и тряся своей палкой кричит, предупреждая, что одного из кандидатов на место командующего надо убрать из голосования, потому что он "слаб духом". Что интересно, его даже слушаются.

Мы же проходим ещё двадцать ярдов по краю площади и сворачиваем на одну из улиц. Идём против потока — навстречу нам движется масса местных, которые спешат добраться до центра города. На нас косятся, но агрессии никто не проявляет. Вот на котяру многие косятся — похоже слава о призванном, который толкнул речь и воззвал к гордости обитателей Вавэлона, уже разошлась по городу.

Ведомые М'царом, выходим к окраине города и скоро уже пробираемся по узкой горной тропе. Спустя двадцать минут наполовину лежащий в руинах город, скрывается из виду. Теперь первой идёт Л'залла. Она несёт нашего "проводника" и так удобнее, чем слушать её подсказки за спиной.

Сэмсон невозмутимо трусит между нами. А вот баронесса, держащаяся за мной, неожиданно спрашивает.

— Ты понял что-то из того, что он рассказывал? Легионы, парсеки, звёзды? О чём он говорил?

Любопытство аристократки похоже не знает границ.

— Не знаю. Он такой же, как наш связанный “друг”. Скорее всего явился из его же мира. А может и из другого. Но тут этот старик может видеть будущее. В этом я почти уверен.

Покачивающийся на плече Л'зары пленный тоже решает вклиниться в беседу.

— Он совсем из другой вселенной. Либо из другого времени. Они освоили космос и заселили тысячи планет. Даже мне было неприятно оказаться в вашем средневековье после развитого мира. А Озверу пришлось совсем тяжело.

Слова схора привлекают внимание призванного, который поднимает на него взгляд.

— Космос? Ты так называешь пространство без воздуха за пределами этого небесного тела?

— Да, говорящий рыжий кот. Именно об этом я и говорю.

Котяра смещается ближе к М'цару.

— И он может построить что-то похожее у нас? Корабли, которые смогут добраться до…космоса?

Иномирец невесело смеётся.

— Смог бы, будь у вас более технологичный мир. Но только не в текущих условиях. У вас даже двигателя внутреннего сгорания нет. Не говоря уже об атомном реакторе или чём-то более совершенном. Отсталый, дикий мир.

Слегка разочарованный Сэмсон отстаёт. А я пытаюсь представить себе уровень развития их миров. Не знаю, насколько там продвинута магия, но вот механика явно развита лучше, чем у нас. Особенно у Озвера, что остался в городе. Корабли, которые могут преодолевать большое пространство в космосе. Тысячи других, как он там их назвал, планет? Какое-то время пытаюсь понять, что означает этот термин. Если я верно понял, то речь о других мирах, до которых можно добраться через безвоздушное пространство. Раз так, значит и у нас их тоже должно быть много?

Подняв голову наверх, пытаюсь представить себе эту картину. Где-то там, далеко, множество других планет? И люди из мира оракула смогли добраться до них и освоить.

На момент возникает желание вернуться в Вавэлон и побеседовать с ним более предметно. Этот старик, наверняка может рассказать много интересного. Не факт, что это пригодится в практическом смысле. Но по крайней мере я смогу лучше понимать окружающий меня мир и разбираться в нём. Сэмсон говорил, что маги пытаются выйти в безвоздушное пространство. Тоже неплохой вариант. Построить какую-то морсарову штуковину и свалить отсюда подальше.

Остановившись, делаем передышку. Сталра устала — нужен небольшой перерыв. Положившая пленника на камни, Л'залла, задумчиво спрашивает.

— Сколько их таких ещё в нашем мире?

Тычет пальцем в М'цара.

— Вот один. Тот оракул в городе — второй. Роззар в древности — третий. Это только те, о ком мы знаем. А сколько тех, кого мы не знаем? Среди схоров, людей, скайнов.

Вопрос резонный. Но больше риторический.

— А есть какая-то разница? Иномирцы или нет — наше положение это не меняет. Надо вернуться домой. Остальное, может и важно, но не думаю, что нам стоит на этом зацикливаться.

Схорка качает головой.

— Тот старик видит будущее. Может надо было узнать у него, что нас ждёт?

— Он же сам сказал, что может рассмотреть только варианты. Временные нити, любая из которых может стать реальностью. Хочешь ломать голова над двумя десятками вариантов и гадать, не ошибся ли Озвер?

Лежащий на земле М'цар с блаженным видом вытянувший ноги, негромко смеётся.

— Тут ты прав. Старик и сам не всегда грамотно пользуется своим даром. Но он хотя бы может в любой момент заглянуть во время ещё раз. А если он расскажет тебе, то остается только гадать. Нет ничего хуже неопределённости.

Схорка бросает на него задумчивый взгляд и отвернувшись, рассматривает горы. По словам пленного, нам ещё полчаса ходу до спуска вниз. По идее сможем добраться за один рывок. А потом останется пробиться через подземелья. Слова Озвера заставляют задуматься о том, что нас ждёт внизу. Да, иномирец прошёл. Но он был один и как ни крути, это схор первого круга посвящения. Что сильно облегчало его задачу.

Улёгшийся на плоский камень Сэмсон, внезапно предлагает.

— А может этим реликтом, да ударить по всем схорам? Долбанём чем-нибудь по всем цитаделям разом.

Увидев удивление на моём лице, добавляет.

— Ну а что такого? Разом решим вопрос. Кардинальным образом.

Со вздохом интересуюсь.

— Ты знаешь нотный комплекс, который на такое способен? Мы даже до артефакта не добрались. И не факт, что там всё окажется настолько просто.

Котяра кивает в сторону Л'заллы.

— Я не знаю. Но вот она наверняка что-то, да подберёт.

Схорка бросает взгляд на кота и чуть подумав, выдаёт ответ.

— В теории, возможно. Если модифицировать масштаб заклинаний. Но отдача убьёт меня на месте. Да и…

Замявшись, всё-таки договаривает.

— Согласна, что люди должны занять равное положение со схорами. Но полное истребление одной из рас, это не самый лучший выход.

Призванный было хочет что-то возразить, но потом захлопывает пасть и задумывается. Спустя десять секунд с лёгкой неохотой признаёт.

— Пожалуй ты права. Схорам и так придётся нелегко, когда их разгромят. Но может они немного изменятся в процессе.

Рядом смеётся баронесса, усевшаяся на камне.

— Не думаю, что их быстро разгромят. Если это вообще произойдёт. А уж изменения… Судя по тому, что мы видели, схоры будут биться до конца.

Ещё несколько минут проводим в тишине — каждый думает о своём. Когда Сталра достаточно отдыхает, снова отправляемся в путь. Ещё полчаса путешествия по горным тропам и мы оказываемся перед проёмом, ведущим в пещеру.

Спустив М'цара на землю, ещё раз подправляю его ауру и уточняю.

— Вход точно здесь?

Пленник скашивает глаза в сторону прохода.

— Да. Тридцать ярдов по прямой и будет спуск вниз.

Глава XXII

Перед тем, как войти внутрь, приходится освободить ноги М'цара. Вместо этого привязываем его за верёвку к Л'залле, протянув её от наручников на руках, которые снова переводим за спину, к поясу схорки. С чётким приказом последней — если он попытается сбежать или выкинуть какой-то фокус, стрелять, либо ударить магией.

Его же и отправляем первым. Л'залла шагает в ярде за ним, чтобы в случае необходимости прикрыть. Пленник пусть и постарался описать нам путь до реликта, но самостоятельно отыскать дорогу будет куда сложнее. Оптимально, если он сам приведёт нас к цели.

В конце пещеры действительно оказывается проход, ведущий вниз. Под углом, неровный, с осыпающимися под ногами камнями. Но достаточно широкий, чтобы мы туда пролезли. Двадцать ярдов сложного пути вниз и мы оказываемся в другой пещере. Через пять минут спускаемся ещё ниже. Здесь с потолка капает вода и сыро. Стоило бы заранее поинтересоваться этим вопросом у М'цара. Хотя даже если бы я спросил, то тёплой одежды у нас под руками всё равно не было.

Замкнутое пространство давит на нервы — все идут молча, дёргаясь из-за каждого звука. Обернувшийся к нам "проводник", ухмыляется.

— Расслабьтесь. Настоящая опасность начнётся, когда доберёмся до тоннелей.

Идущая за ним схорка, тычет его кулаком в плечо.

— Заткнись и шагай. В твоих же интересах предупредить нас, если что-то заметишь. Потому что тебя скормим первым!

Брови удивлённо ползут вверх. На Л'заллу обстановка похоже давит сильнее, чем на остальных. Активировав айван, вижу, как по её ауре разливается несколько оттенков фиолетового. Который подавляет даже её огненную энергию. Пустив в дело "гарпун", снижаю объём цвета, отвечающего за страх и схорка вроде становится спокойнее.

Скоро я уже сбиваюсь со счёта, сколько мы уже миновали пещер и как далеко ушли. Часы показывают, что мы в пути около сорока минут, но по ощущения прошло уже несколько часов.

В какой-то момент, пленный останавливается.

— Впереди начинаются пещеры, где могут быть монстры. Конструкты тоже могут встретиться, но очень редко. Для этого им нужно найти выход из системы тоннелей, что происходит не так часто.

Подойдя ближе к нему, уточняю.

— Какие именно монстры? Кого ты там видел?

Схор на момент задумывается.

— Несколько видов слизняков, пауки, гусеницы, камненожки. Да много всего. Но серьёзной опасности никто не представляет. Надо только смотреть по сторонам и вовремя бить магией.

Чуть поколебавшись, даю команду двигаться дальше. Освещение дают несколько светящихся сфер, висящих в воздухе, которые поддерживаем мы с Л'заллой. Войдя на “опасную территорию”, увеличиваем их количество вдвое, разводя далеко в стороны. Это обеспечивает намного более лучший обзор.

Несмотря на предупреждение М'цара, какое-то время продвигаемся не сталкиваясь с местной живностью. Успеваю немного расслабиться, но тут идущий первым схор останавливается, а на краю освещённой окружности появляется что-то движущееся. Оглядываюсь по сторонам, но больше нигде движения не замечаю.

— Огнём. Они боятся огня.

Шёпот М'цара разносится по пещере. А я оживляю в голове воспоминания о нотных комбинациях огненной стихии. За это время неизвестный объект успевает приблизиться и за ним появляются новые. Теперь их можно рассмотреть куда лучше. Семь или восемь перекатывающихся комков плоти, которые медленно ползут вперёд.

Не совсем понимаю, чем могут быть опасны настолько медлительные создания. Но потом они одномоментно ускоряются, рванув вперёд и увеличив скорость раз в десять. Едва успеваю ударить нотной связкой, использовав волну пламени. По-хорошему, стоило бы выбрать что-то менее убойное, но адреналин захлёстывает мозг, заставляя бить тем, что оказалось на виду.

Огонь накрывает слизней и прокатывается вглубь пещеры. Местная живность с противным звуком лопается, забрызгивая всё вокруг мутной и вонючей жидкостью. Заклинание подсвечивает ещё несколько десятков слизняков, которых мой удар тоже достаёт, превращая в лужицы из клочьев плоти и жидкости.

На этом дело не заканчивается. Создаём новые светящиеся сферы, отправляя их далеко вперёд и обнаруживаем ещё не меньше сотни слизней. Чтобы истребить их всех, приходится ещё несколько раз кряду задействовать магию. Потом постепенно продвигаемся дальше, теперь проводя намного более дальнюю разведку и выжигая слизней до того, как они успевают приблизиться.

Проходя пещеру за пещерой, уничтожаем всё живое, что обнаруживаем. Самыми серьёзными противниками оказываются камненожки. Впервые увидев вытянутого в длину монстра, панцирь которого покрыт камнем, а внизу множество ног, позволяющих быстро перемещаться по поверхности, на момент впадаю в ступор. Особенно удивляет тот факт, что это рицерово дерьмо спокойно ползает по стенам и потолку, несмотря на свои размеры и вес.

Огонь их не берёт. Задерживает, наносит ожоги, но оставляет возможность действовать. Результат дают воздушные нотные связки. Достаточно одного мощного удара, чтобы расколоть панцирь и рассечь монстра пополам. Вот после этого можно пускать в ход пламя. По одной огненной сфере в каждому часть туши и монстру конец.

Они встречаются в нескольких пещерах подряд и скоро мы пропитываемся вонью палёного мяса. Хорошо, что эти твари не атакуют стаями. Только по одиночке. Не представляю, как бы мы справились, окажись перед нами два десятка таких бронированных монстров. Хотя, может в арсенале Л'заллы и нашлось бы что-то эффективное.

В конце концов добираемся до дыры в камне, за которой по словам М'цара находится вход в тоннели. Заглянув туда, вижу слабый желтый свет и поворачиваюсь к пленнику.

— Откуда там освещение?

Тот слегка пожимает плечами, привалившись к стене. Схору за время нашего путешествия под землёй, тоже немало досталось. Один раз едва не сбила с ног камненожка. В другом столкновении, напрыгнул слизень. Выделившийся яд разъел одежду и добрался до плоти, оставив неглубокую, но масштабную рану. Да и в паутине он тоже успел изваляться.

— Артефакты. Какие-то ещё остались и работают, обеспечивая тоннели светом в аварийном режиме.

Глянув в сторону прохода, хмыкаю. Это же какой мощи у кайнарцев были артефакты, что они до сих пор работают? Ладно, тот к которому мы идём. Это что-то запредельно мощное, используемое не для самых обычных целей. Но вот источники питания… Сколько тысяч лет прошло с момента, как древняя раса пала? Думаю, точно не меньше трёх-четырёх. Может и десять. Если они умели создавать такое, то кем были те, кто их победил? И куда они потом пропали?

Усевшись на камень, вздыхаю.

— Там могут быть только конструкты?

Пятый Столп медленно сползает по стене, опускаясь на пол.

— В основном, да. Иногда проползают какие-то монстры из пещер, но это происходит редко. Основная опасность — остатки цивилизации.

Вставший напротив прохода призванный, тоже задаёт вопрос.

— Ты был здесь много раз, постоянно уничтожая конструктов, которых встречаешь. Но они оказываются здесь снова и снова. Откуда?

Повернув морду к М'цару, продолжает.

— Тоннели тянутся настолько далеко? Или конструкты сконцентрированы в каком-то одном месте, из которого выбираются? Ты пробовал исследовать территорию?

Схор молчит и я вмешиваюсь в его слепок жизненной силы, после чего Сэмсон повторяет вопросы и пленник принимается медленно отвечать.

— Скорее всего есть какие-то хранилища, где эти конструкты находятся на консервации. Я пробовал найти. Возможно получилось бы использовать в своих интересах. Но…чем дальше углубляешься, тем больше их встречается. Слишком опасно. И не совсем очевидна выгода, чтобы так сильно рисковать.

Переглядываемся с котярой и я уточняю.

— Конструкты древних кайнарцев настолько опасны?

М'цар выдаёт короткий смешок.

— Их основное оружие, обычно деактивировано. Но если они доберутся до дистанции рукопашной схватки, то мало не покажется. На большей глубине можно встретить отряды по десять-двадцать боевых машин — это угроза даже для меня.

Вспомнив всех монстров, которых мы видели в пещерах, продолжаю вытаскивать их схора данные.

— Что против них эффективно?

— Рунические пули, такие же клинки. Можно бить магией. Мощная воздушная связка способна вскрыть их, как камненожку. Только требуется вложить куда больше силы. Как вариант — стихия земли. Но надо уметь с ней обращаться, чтобы не вызвать обрушение.

Л'залла задумчиво интересуется.

— А если перехватить контроль? Насколько они разумны?

Её соплеменник переводит взгляд на схорку.

— Тут не совсем такие же конструкты, как у вас. Сложно объяснить — проще один раз увидеть и вы сами всё поймёте. Разума в классическом понимании этого слова, у них точно нет.

Не совсем понятно, но ключевой момент он прояснил — надо бить воздушными связками, либо использовать рунические боеприпасы. Которые сейчас есть только у меня.

В проход к тоннелям, схора снова отправляем первым. Сзади шагает Л'залла, к которой он так и привязан верёвкой. Возможно, это немного жестоко. Но схорка со мной исключительно из-за вмешательства в её разум. Если вспомнить историю нашего знакомства, то по поводу её гибели я буду переживать куда меньше, чем о смерти Сэмсона или Сталры.

Выбравшись в залитый слабым жёлтым светом тоннель, настороженно оглядываемся. После разговора с М'царом, кажется, что из-за любого угла могут вынырнуть конструкты, желающие порвать нас на куски.

Первого мы встречаем только через пятнадцать минут. Из ответвления широкого тоннеля, внезапно появляется металлическая фигура, которая не только движется к нам, но и пытается что-то сказать. Лающие рваные звуки не похожи на наш язык — разобрать, что именно пытается озвучить конструкт, не выходит. Зато его намерения более чем очевидны — продукт кайнарской цивилизации уверенно топает на нас, выпустив из правой руки внушительный клинок.

Спасает нас тот факт, что у противника повреждена левая нога и он не способен развить хорошую скорость. Поэтому у нас хватает времени, чтобы ударить магией. Атакуем его одновременно с Л'заллой. Я использую воздушную стрелу, а схорка рубит чем-то вроде клинка, сотканного из концентрированного воздуха.

В итоге конструкт теряет правую руку и получает дыру в корпусе. Но несмотря на это продолжает надвигаться.

— В голову! Бейте в череп.

Бросив взгляд на пленника, Л'залла снова пускает в дело нотную связку и спустя несколько секунд противник шумно падает на пол с разрубленным черепом. Окинув его взглядом, прикидываю, что он бы не так уж и страшен. К тому же теперь мы знаем, как с ними расправляться.

Пока мы пробираемся по тоннелям, обращаю внимание на их стены. Они изрядно выщерблены, но если учесть, сколько прошло времени, качество поражает. Кайнарцы точно кое-что умели. Странно, что их потомки превратились в дикарей, которые даже близко не дотягивают до уровня своих предков.

Скоро встречаем ещё одного конструкта. Намного более повреждённого, чем первый — этот ползёт по полу, цепляясь руками. Вгоняю воздушную стрелу ему в голову, раскалывая стальную защиту. По полу разлетаются куски содержимого — зелёные и серые платы, превратившиеся в груду мусора. Интересный подход к созданию механоидов. Никогда раньше не слышал о подобном.

Вот третий оказывается целым и чуть не добирается до нас. Плюс, он слегка отличается от остальных. Куда более мощная броня, которая выдерживает удар воздушного лезвия Л'заллы. Как и моей нотной связки. В последний момент успеваю достать револьвер и выпускаю пулю в морду ящероподобного механоида. Рунический боеприпас срабатывает — половина черепа разлетается в мелкие клочья. Выдохнув, замираю на месте и осматриваясь — явится к нам кто-то на звук выстрела или нет?

Убедившись, что противников больше не видно, переламываю револьвер и выбрасывая оттуда пустую гильзу. Заменив её на новый патрон, возвращаю оружие в боевое состояние, взведя курок. Если нам попадётся пара настолько же резвых конструктов, то револьвер будет эффективнее магии. Не требует столько времени на подготовку.

Сотня ярдов, несколько поворотов и мы встречаем новый вариант противника. На этот раз появляется сзади, заставив Сталру испуганно вскрикнуть и открыть огонь. Тоже обернувшись, вижу…что-то похожее на собаку с головой ящера и шестью лапами. Которая стремительно несётся в нашу сторону. Обычный свинец не наносит её никакого урона, но две рунические пули заставляют остановиться. Первая врезается в корпус, разворотив его и сильно затормозив металлическое создание. А вторую прицельно вгоняю в голову, добив “пса”.

Спустя пару минут выходим в помещение с несколькими выходами. М'цар уверенно шагает к одному из них, но я замечаю нечто интересное и даю команду остановиться.

Одна из стен подземной комнаты полностью заполнена надписями. Прочитать я не могу, вместо букв тут какие-то странные символы. Но уверен, здесь указан список чьих-то имён. Длина как раз соответствующая. Плюс они идут столбцами. Самый подходящий формат. Конечно, можно представить, что здесь что-то иное. Например перечень книг или странное стихотворение. Но это маловероятно.

— Я пробовал расшифровать их язык. Безуспешно. Не от чего оттолкнуться — не осталось ровным счётом никакой информации.

Отступив от заполненной надписями стены, поворачиваюсь к схору и в голове появляется новый вопрос.

— Как ты тогда разобраться с артефактом? Ты же создал нотную комбинацию, при помощи которой смог использовать его.

Тот слабо усмехается.

— Энергия всегда остаётся энергией. Пусть она была собрана другим способом, но структура у неё почти такая же. Полгода осторожных экспериментов и анализа дали свой результат. А когда я понял, как черпать оттуда силу, остальное было несложно.

Хм. Может и так. Хотя сейчас он не должен врать. Айван показывает, что аура сохранила прежний оттенок.

Махнув ему рукой, указываю на проход. И замечаю, что Сэмсон тоже внимательно приглядывается, но только совсем к другой стене. Глянув на неё, вижу наполовину стёртый рисунок. Этой части помещения досталось куда больше, чем всем остальным. Половина формул и чертежей навсегда исчезла. Но кое-что осталось на месте и котяра вглядывается в них, как будто пытаясь понять.

Когда углубляемся в тоннель, опускаю на него взгляд.

— Удалось что-то разобрать?

Снизу доносится слабый вздох Сэмсона.

— Нет. Но они явно далеко продвинулись в изучении механики. Будь у нас переводчик…

В этом я с ним согласен. Был бы у нас человек, владеющий древнекайнарским, в этих подземельях наверняка можно было бы узнать много интересного.

Продолжаем двигаться дальше, спускаясь ещё на один ярус ниже. Попадаем в большое помещение с масштабным неглубоким бассейном. Около стен закреплены какие-то странные конструкции. Время их не пощадило — от сооружений мало что осталось. Сложно понять, для чего именно они предназначались изначально.

Сэмсон идёт вдоль стены, заинтересованно разглядываю остатки оборудования. Когда добираемся до конца зала, сзади слышится стрекот и мы со Сталрой разворачиваемся, поднимая оружие. Правда ни один не стреляет. Слишком уж странно выглядит объект, залетевший в зал. Относительно небольшой и держащийся в воздухе за счёт винта, что быстро вращается сверху.

— Сбейте. Боекомплекта у него нет, но может пойти на таран.

М'цар с такими точно сталкивался. И похоже не видит в происходящем ничего необычного. В отличии от нас. Летающие механоиды — о таком я раньше не слышал. Химеры, драконы, дирижабли, да. Но не конструкции из металла, которые держатся в воздухе.

Подняв револьвер, прицеливаюсь и спускаю курок. Летящий к нам объект разлетается на куски, посыпавшиеся на дно пустого бассейна. А мы покидаем помещение, шагая следом за Л'заллой.

Спустя ещё четверть часа блуждания по подземным коридорам, сворачиваем в очередную комнату и тут Пятый Столп останавливается.

— Вот он. Дошли.

Сдвинувшись в сторону, рассматриваю массивный чёрный шар, стоящий на металлическом постаменте. Котяра же решает не ждать и просто бежит вперёд. Когда оказывается около артефакта, шар внезапно начинает тускло светиться, а потом вспыхивает ярким светом, заставив меня прищуриться.

— Отойди от него! Такого не должно быть!

Крик М'цара пропадает втуне — Сэмсон замирает перед реликтом, не продвигаясь дальше, но и не отступая назад. Все остальные тоже пялятся на ярко светящийся артефакт кайнарцев, как новенький матрос на первого добытого морсара. Что происходит? Почему он, ради всех болотных гхалтов, засветился?

Глава XXIII

Пятый Столп продолжает возмущаться и Сэмсон оглядывается на меня. Подсказать ему что-то не могу — молча пожимаю плечами. Потом сам делаю шаг вперёд и поморщившись от очередного крика схора, останавливаю его поток словоизлияний.

— Тихо! Ты знаешь, что происходит? Почему он засветился?

Скрипнувший зубами М'цар отрицательно машет головой.

— Не имеют никакого представления. Но если он активировался, то это может быть опасно.

— Тогда не кричи. Дай нам разобраться.

Сэмсон осторожно сдвигается в сторону реликта и тот внезапно начинает издавать отрывистые лающие звуки. Совсем как механоиды, которых мы встречали в коридорах. Длится это секунд двадцать, по истечению которых артефакт затыкается.

А через мгновение я делаю рывок в сторону, едва не выпустив в шар пулю. Как по мне, абсолютно здоровая реакция, если здоровенный артефакт выпускает широкий луч света, что внезапно утыкается в тебя. Впрочем, он так и следует за мной, несмотря на движение. Да и остальных накрывают такие же.

Голова слегка кружится, а тело покалывает. Как будто я долгое время провёл в настолько неудобной позе, что отлежал себе абсолютно всё. Спустя несколько мгновений, луч исчезает и комнату заполняет гудящий женский голос.

— Активация аварийного протокола. Проверка связи с командованием. Линия связи нарушена. Проверка связи с другими убежищами. Линия связи нарушена. Анализ ситуации.

Почему я разбирают смысл слов? Судя по ошарашенному виду остальных, они тоже понимают фразы, которые извергает артефакт. Он с нами что-то сделал? Внедрил знание кайнарского, чтобы мы могли перевести всё услышанное? Зачем? Ни один из нас вроде бы не похож на древнего ящера.

— Инициализация протокола "Восстановление". Внимание! Обнаружен управляющий контур. Оператор управляющего контура отсутствует. Голосовое управление невозможно.

Не успеваю хотя бы попытаться проанализировать услышанное, как в нижней части шара появляется полупрозрачная панель, на которой светятся несколько десятков небольших квадратных изображений. Сэмсон с горящими глазами запрыгивает наверх, вплотную рассматриваю их. А реликт продолжает говорить.

— Обнаружено девять тысяч пятьсот пятьдесят две единицы боевой робототехники. Обнаружено две тысячи четыресты готовых к использованию экзоскелетов. Внимание! Отсутствуют операторы экзоскелетов.

Что это за морсарова дрянь? Как нам теперь её использовать для возвращения домой? Нотная комбинация, продиктованная М'царом, у меня в памяти. Плюс, я ещё и записал её — в "загородном доме" Э'нзала нашлась бумага и писчие принадлежности. Но применять её кажется не самым хорошим решением.

— Приступаю к разведке территории. Выпускаю дронов. Вывожу пять звеньев тяжелых ударных беспилотников из консервации. Внимание! Функциональны только шестьдесят восемь процентов. Внимание! Нет связи с основные складами боеприпасов, снабжение нарушено. Расконсервирую неприкосновенный резерв.

— Почему он говорит? И что имеет в виду?

Замершая рядом со мной Л'залла потрясенно смотрит на реликт, пытаясь понять, что происходит. В ярде от неё презрительно кривится М'цар.

— Дикари! Эта круглая хреновина похоже была центром управления убежища и теперь пытается восстановить контроль. Слышали ведь? Тут почти десять тысяч боевых роботов. Если им хватит боеприпасов, то Ларэд скоро умоется кровью.

Понимаю не всё. Под словом "роботы" он скорее всего имеет в виду встреченных нами механоидов. Ну и по поводу боеприпасов тоже никаких вопросов не возникает… Противники в подземных тоннелях не показались нам слишком опасными, но они действовали исключительно холодным оружием. А если прикинуть, какой огнестрел могла создать раса, чья постройка продержалась такое количество времени, возможно пленник и прав. Не думаю, что схоры проиграют армаде конструктов. Но и лёгкой победы точно не одержат.

Вопрос только в том, что теперь делать нам?

— Дистанционный запуск семи из пятнадцати резервных станций успешно завершён. Обнаружен функционирующий радар. Запускаю поиск "Врагов".

Призванный, который едва ли не обнюхивает квадратные изображения, скользит лапой по металлу постамента и его конечность въезжает в сияющее поле около артефакта.

— Переоценка ситуации. Управляющий контур не имеет сертификата допуска. Предполагаю диверсию. Активирую протокол "Измена". Охрана недоступна. Использование боевых роботов, согласно инструкции, невозможно. Недостаточный уровень опасности. Запускаю производство клонов.

Рядом отчаянно и непонятно ругается М'цар, а я пытаюсь понять, что делать. Половина слов мне незнакома. Но суть ясна — нас посчитали угрозой и сейчас попытаются уничтожить. А "управляющий контур", это видимо Сэмсон. Название странное. Непохоже, чтобы под этой фразой подразумевали что-то живое и мыслящее.

— Внимание! "Враги" обнаружены. Приблизительная оценка местонахождения — слои породы, близкие к ядру планеты. Приблизительная оценка статуса — консервация. Угроза минимальна.

Пленный, оглянувшись назад, в голос орёт.

— Да сделайте вы что-нибудь! Или бежим отсюда! Когда по наши души кто-то явится, будет уже поздно!

Переглядываюсь с Сэмсоном, который так и стоит на постаменте. "Управляющий контур". Не знаю, что имеется в виду под вторым словом, но вот первое мне знакомо. Раз реликт определил его в таком качестве, то возможно у призванного получится установить контроль? Звучит странно. Но использовать сейчас нотную связку, пытаясь выкачать из артефакта энергию, на мой взгляд будет ещё более нелогичным вариантом. Хотя… Может стоит попробовать?

Поворачиваю голову к М'цару.

— Задействовать ту связку, что ты дал?

Тот с налитыми кровью глазами орёт.

— Ты идиот? Она спалит тебя, как только определит несанкционированный доступ! Вы же включили эту долбаную машину!

Вернув взгляд на котяру, интересуюсь.

— Артефакт тебя почему-то определил, как "управляющего". Что-нибудь чувствуешь? Можешь попробовать остановить его?

Тот на мгновение задумывается, покосившись на расположенный почти вплотную сияющий шар.

— В момент контакта было странное ощущение. Как будто мой разум разделился и вторая его часть оказалась в… Не знаю, как это объяснить.

На несколько секунд замолкает, а потом решительно поворачивается ко мне.

— Я попробую. Это будет интересно.

Не успеваю ответить, как он уже вступает в сияющее поле, сунувшись туда не только лапами, но и мордой вместе с частью корпуса. Сразу же застывает на месте, не реагируя на попытки привлечь внимание.

За спиной грохает выстрел и разворачиваюсь на месте. Вижу Сталру, что замерла около ведущего сюда коридора и сейчас выпускает вторую пулю. Пока добираюсь до неё, девушка успевает выстрелить пять раз. Последний патрон расходует одновременно со мной.

Глядя на странную фигуру, остатки которой лежат на полу, машинально спрашиваю.

— Это что такое?

Как-то идентифицировать нападавшего действительно сложно. Две руки, две ноги, какое-то тело. Подобие черепа тоже есть. И будь у него такие компоненты, как кожа и кости, можно было бы принять за человека. Или за кайнарца, что в данном случае более логично. Но в том и проблема — у фигуры, что ринулась на нас, нет скелета. Подбегая, я хорошо видел, как Сталра вогнала пулю ему прямо в череп и та прошло навылет, не встретив почти никакого сопротивления. Вот моя руническая, угодила в грудь и сработала, превратив половину его тела в ошмётки. Но среди разлетевшегося по полу и стенам кускам мяса, в обрамлении белесой жидкости, я всё равно не вижу ничего похоже не остатки скелета.

Следом за первым, появляется второй. Снова укладываю его одиночным выстрелом и в коридор вваливаются сразу трое. На этот раз использую магию. Проход заливает пламя и кажется, что противник никак не может выжить. Но когда огонь уходит, я понимаю, что все трое на ногах и уже близко. Приходится снова пускать в дело огнестрел.

За этой картиной наблюдает М'цар, который вместе со схоркой подобрался ближе к нам.

— Странное дерьмо. У нас таких технологий нет, но рискну предположить, их не изготовили до конца. Бросили в бой сырыми, чтобы достать нас.

Хм. Если они "сырыми" настолько трудноуязвимы, то что будет, когда появятся "завершённые версии"? Всаживаю пулю в ещё одну фигуру и принимаюсь за перезарядку револьвера. Если противник так и будет переть на нас, то патронов надолго не хватит. Сколько у меня их там было? Полсотни? С такой интенсивностью, я отстреляю всё за несколько минут.

Рядом грохает револьвер Л'заллы. У неё внезапно тоже оказываются рунические патроны — треть тела существа превращается в лохмотья. Но следующую пару я решаю снова встретить магией. На этот раз воздухом. Отправляю вперёд всё тот же смерч с ледяными осколками и он радостно превращает атакующих в фарш. Успевает зацепить ещё одного, который влетает в коридор, как раз в тот момент, когда заклинание добирается до его конца.

Отлично. С магией у нас есть шанс продержаться подольше.

— Я кажется начинаю понимать. Тут есть какая-то система управления, но всё очень сложно.

Обернувшись на слабый голос Сэмсона, кричу.

— Сколько времени нужно? Сможешь остановить атаку?

Какое-то время тот молчит и я успеваю ещё раз ударить смерчем, уложив троих противников. Следом пускает в ход магию Л'залла. Если будем чередоваться, то в целом не всё так плохо, как показалось вначале.

— Не знаю. Тут слишком много всего. Ты не представляешь, Арх. И управление… Его делал какой-то безднов идиот. Интуитивно ничего не понять.

Морсаровы кишки кайнарцам на обед! Это сколько нам нужно здесь держаться, пока котяра наконец поймёт, что делать?

— Обнаружены новые формы жизни. Предположительно разумны. Статус не определён. Пытаюсь установить контакт.

Это она о Вавэлоне? Если так, то местные жители сейчас изрядно удивятся.

Снова бью магией, на этот раз формируя воздушную волну, которая тоже оказывается эффективной против этих парней. А потом морщусь из-за неожиданно яркого света. Полосы на потолке, которые до этого испускали тусклый жёлтый свет теперь ярко вспыхивают.

— Выход из аварийного режима функционирования части систем завершён. Внимание! Обнаружена функционирующая бригада ремонтных ботов. Приоритет восстановления — ракетные платформы. Произвожу анализ.

Успеваем перемолоть ещё два десятка фигур, прежде чем в воздух снова звучит голос.

— Не обнаружено ни одной ракетной платформы, подлежащей восстановлению. Обнаружена одна артиллерийская платформа, статус которой предполагает проведение ремонта. Ставлю задачу.

Артиллерия? Не знаю, что такое "ракеты", но вот это слово понимаю хорошо. Если у реликта окажется доступ к огневой мощи древних кайнарцев, то думаю, больше к этим горам никто не подберётся. Если только под прикрытием мощных щитов.

— Нашёл! Как управлять этим бездновым артефактом через его систему, не разобрался. Но могу подключиться напрямую к ядру. Сейчас попробую!

Привалившийся к стене М'цар, тихо ворчит.

— Это машина, варвары. Только работающая на других принципах.

Я же оглядываюсь на кота. Хочу предупредить, чтобы он был осторожен — фраза о подключении к ядру звучит опасно. Но не успеваю — фигура призванного уже окутывается сияющей дымкой, которая заволакивает и пространство рядом с ним. А реликт выдаёт новую порцию информации.

— Обнаружено несанкционированное прямое подключение. Управляющий контур задействовал семь процентов мощности. Активирован протокол "Проникновение". Все ресурсы направлены на ликвидацию угрозы.

Вот это уже звучит не очень хорошо. "Все ресурсы", это какие именно? Реликт подтянет сюда всех механоидов из коридоров и хранилищ? Рядом грохает револьверный выстрел — схорка решила пустить в дело огнестрел, вместо магии. Сочла, что одиночная цель не стоит расходов на нотную связку.

Правда следом забегает ещё целая группа из пяти штук. И мы с Л'заллой бьём вместе, превращая их в настоящее месиво.

— Я кажется понял. Могу использовать свою способность. Только усилить её силой реликта.

Обернувшись на него, кричу.

— Пробуй. Только осторожнее!

Сказать что-то ещё не успеваю — в коридоре появляется металлический конструкт, который уверенно мчится на нас. Выпущенное воздушное лезвие рассекает его на две половинки, которые с грохотом падают на пол. Успокоенно выдыхаю, но ситуация быстро ухудшается. Механоиды и фигуры из плоти валят буквально потоком, заставляя нас использовать магию непрерывно. Крейнер нагревается всё сильнее — сложно быть нотными связками каждые несколько секунд. Л'залла пока держится относительно бодро, но судя по выступившему на лице поту, схорке тоже приходится нелегко. Нам бы ещё одного мага — отбиваться было бы намного проще.

За спиной слышится лёгкий хлопок. Покосившись, вижу открывшийся портал, в котором исчезает спрыгнувший с постамента Сэмсон. Едва не делаю рывок в его сторону, но тут в коридоре появляется новая пачка конструктов и приходится открыть огонь — струна и так уже близка к пределу. Полсотни нотных связок, использованных почти без перерыва, это слишком серьёзная нагрузка.

В коридоре временно никого, так что делаю несколько быстрых шагов, оказавшись рядом с мерцающим пепельным порталом. Оттуда доносится вопль кота.

— Я чуть-чуть ошибся. Мы не там, где надо.

Твоего же морсара за левый плавник!

— И куда ты пробил дыру?

— Не знаю, но мне тут не нравится. Магия воняет, как кишки морсара, всё перевернуто с ног на голову. Возвращаюсь.

Около прохода грохает револьвер Л'заллы, а из поблёскивающего портала вылетает Сэмсон, трясущий мордой.

— Не вышло. Я похоже ещё и во времени провалился. Сейчас попробую ещё раз.

Снова запрыгнув на постамент, возвращается в сияющую дымку, сразу замолчав. Я же отступаю к проёму коридора. С точки зрения артефакта, уровень нашей опасности не снизился — противник так и продолжает переть вперёд…

Струна дико вибрирует, а патроны начинают подходить к концу, когда появляется более серьёзный противник. Такой же механоид, как все предыдущие. Только у этого есть боекомплект и тот не стесняется его использовать… Два пулемёта заливают коридор свинцом, заставляя нас укрыться. Пули рикошетят от стен, а грохот такой, что закладывает уши.

Вслепую бью сразу двумя воздушными стрелами и пальба прекращается. Выглянув, обнаруживаю механоида лежащим на полу и активно пытающимся подняться. Удар опрокинул его вниз, но не прикончил. Л'залла пускает в дело воздушную связку, укладывая ещё двух конструктов, а я расходую патрон, чтобы добить “стрелка”..

Снова слышится хлопок и за нашими спинами возникает ещё один портал. Внутрь сразу же залетает Сэмсон. Через три заклинания и два револьверных выстрела возвращается, молнией выскочив на каменный пол и сразу закрывая открытый им же проход.

— Да сколько можно?! Ладно в прошлый раз, там хотя бы все одетые были!

Повернув к нему голову рявкаю.

— Может морсар со всем этим временно-пространственным дерьмом? Если там есть люди и нет древнего реликта, что хочет нас убить — уже неплохо.

Котяра встряхивается.

— Я почти разобрался. Считай это пристрелкой. Один выстрел слева, один справа. И сейчас будет третий, по центру. Всё будет в норме, Арх. Продержитесь ещё немного.

В тоннеле появляются новые противники и я снова пускаю в ход магию вместе с огнестрелом. Правда через секунду уже прижимаюсь спиной к стене. Ещё один механоид, который заливает всё шквальным огнём.

— Уровень угроза повышен до максимального. Разрешаю применение всех категорий лёгкого вооружения.

Одновременно с этим открывается новый портал и Сэмсон одним прыжком влетает туда.

Выплёвываю в воздух нотные символы, чтобы ударить вслепую, как в прошлый раз. В момент, когда запускаю комбинацию, отправляя в полёт две воздушные стрелы, по ушам бьёт дикая боль, а перед глазами всё темнеет. Взрыв? Гнилая рицерова падаль!

Сам не поняв как, оказываюсь на полу. Судорожно пытаюсь вдохнуть воздух, а когда это получается, понимаю, что он зверски обжигает глотку. Вижу Л'заллу, зажимающую левой рукой рану на боку. В правой у неё револьвер, из которого она выпускает пулю за пулей. Потом в воздухе появляются нотные символы — схорка пустила в дело магию.

Ничего не слышу. Да и не чувствую толком. Даже если есть раны, то сейчас этого не понять. Пытаюсь подняться, опираясь руками на пол и перед лицом появляется Сэмсон, чья пасть раз за разом открывается. В голове мелькает мысль, что это смешно. Она задерживает меня на пару секунд — с большим трудом преодолевая желание рухнуть на пол и засмеяться. Это просто морсаров шок. Надо взять себя в руки.

Краем глаза вижу фигуру М'цара в черепе которого зияет рана. Гхаргова плесень! Я надеялся вытащить из него ещё немало интересного.

Приняв вертикальное положение, сдвигаюсь в сторону и отстреливаю все оставшиеся патроны в барабане по новой порции атакующих. Л'залла ещё находит в себе силы бить магией, но я использовать нотные связки не решаюсь. И так едва держусь на ногах.

Котяра бьёт меня лапой и кивает мордой в сторону портала. Намёк понятен — надо сваливать. В таком состоянии мы тут и минуты не продержимся. Сделав шаг в сторону пепельного "бублика", останавливаюсь и ищу глазами Сталру. Баронесса обнаруживается распластанной на полу. Крови немного, возможно ещё жива.

Хлопнув по плечу схорку, показываю на аристократку и та понимает всё правильно. Разрезав ножом верёвку, что связывает её с трупом бывшего пленника, подхватывает девушку на руки и бросается в портал. Я отправляюсь следом, запрыгнув вместе с призванным.

На той стороне, сразу спотыкаюсь обо что-то и лечу вниз, ударившись головой, которая взрывается болью. Контузия плюс сотрясение — не самое лучшее сочетание. Куда мы на этот раз угодили? Пытаюсь приподняться и в поле зрения оказываются мужские ноги в домашних тапках. Опять у кого-то дома? Выражаясь словами Сэмсона — да, сколько можно?

Глава XXIV

С трудом приподняв голову над полом, вижу старичка, что с интересом рассматривает нашу компанию. Судя по открывающемуся рту, Сэмсон с ним о чём-то беседует, но мне сейчас ничего не слышно. На всякий случай прикидываю, выйдет ли активировать айван и ударить с его помощью. Прихожу к выводы, что скорее всего да. Как минмум один “гарпун” я должен сформировать.

Тут по телу проходит волна приятного тепла и у меня внезапно прорезает слух. Да и чувствую себя несколько лучше. Чьи-то пальцы хватают за плечо, помогая подняться, а взгляд упирается в лицо схорки, которая видимо и использовала целительскую связку, чтобы вернуть меня в норму.

— Предположим, я согласен оставить вас у себя. Сколько вы готовы заплатить? С вами схорка — скрывать её, серьёзное преступление. Меня вздёрнут, если узнают. Но за скромную сумму в несколько сотен ларов, я могу приютить вас до вечера.

Глянув на седого хозяина дома с хитро блестящими глазами, активирую айван и вгоняю в его ауру "гарпун". Потом хриплю, выдавливая из себя слова.

— По-моему ты не понял. Твой выбор прост — или смерть, или гостеприимство.

Тот щурит глаза, а я использую ту же технику, что применял на М'царе, когда приводил его в чувство. Ауру старика трясёт и лицо владельца дома искажается от боли. Отступив назад, корчится, опускаясь в кресло. А я поворачиваюсь к схорке.

— Ошейник на него.

Та уже опустила раненую Сталру на пол, так что сразу делает рывок вперёд. Через секунду защёлкивает антимагический ошейник на шее старика. Тот удивлённо пучит глаза.

— Как ты это сделал? Я преподаватель школы Скарно! Вы совершаете большую ошибку.

Интересное совпадение. Шагнув к нему, кривлю губы в усмешке.

— А я студент школы Скарно. И за последнюю пару недель мы наделали столько “ошибок”, что даже если сейчас пристрелим тебя, на баланс это сильно не повлияет.

Старик молчит, не зная, что ответить. Я же пытаюсь вспомнить, видел его лицо раньше или нет. Вроде бы чуть знакомо, но у нас он занятия вроде бы не вёл.

Обведя глазами стены, убеждаясь, что в доме больше никого нет. Возвращаю внимание на хозяина дома, который так и сидит в кресле, не пытаясь подняться.

— Где мы? И как тебя зовут?

Вздохнув, окидывает нас взглядом. Такого поворота событий, он явно не ожидал.

— Это Станвокс. Недалеко от Скарно. А я — Эйвур Манс. Преподаватель артефактологии.

Кивнув ему, делаю шаг в сторону и поднимаю на руки Сталру, которая пока не пришла в себя. Судя по слепку жизненной силы, девушка жива. Помимо пары лёгких ранений, серьёзных повреждений у неё не вижу. Судя по всему, баронессу просто отбросило ударной волной в сторону, из-за чего она и вырубилась.

Положив её на диван, слышу голос Сэмсона.

— Это интересно.

Оглянувшись на призванного, вопросительно поднимаю брови и тот продолжает.

— Меня дважды выбрасывало около точек, которые… Я бы назвал их местами концентрации или искажения силы. Это место, не исключение.

Голова пока соображает медленно, так что не сразу понимаю, что он имеет в виду. Когда вроде доходит, уточняю.

— Ты к тому, что в Скарно тоже есть что-то такое?

Котяра вскакивает на стул и поворачивает ко мне морду.

— Именно об этом. Причём совсем не рядового масштаба, раз нас забросилл сюда аж из самого Ларэда.

Сидящий в кресле маг морщится, пытаясь понять о чём речь.

— Ларэд? Где это?

Переглядываюсь со схоркой и спустя минуту конечности преподавателя уже зафиксированы импровизированными “верёвками”, а в рот забит кляп. Жалко память ему стереть нельзя. Придётся оставить эту работу стэрсам, которые рано или поздно до него доберутся.

Как только в голове проплывает последняя мысль, сразу меняю точку зрения. Лучше всего будет прикончить этого любителя наживы. Если его возьмут в оборот офицеры императора, то маг точно выложит им всё, что видел и слышал. А там уже не будет разницы — верным присяге окажется этот конкретный стэрс или нет. В любом случае, пойдёт по нашему следу.

Оттащив Эйвура наверх, оставляем его на кровати и спускаемся вниз, где занимаемся Сталрой. Несколько лечебных связок, десять минут времени и баронесса приходит в себя. Выложив ей последние "новости", внезапно понимаю, что я жутко голоден. Как, собственно и все остальные. Спустя минуту мы уже поглощаем найденные в доме запасы, запивая их сорком.

— Помнишь того странного призрака, которого ты видел в Скарно?

Покосившись на кота, дожёвываю кусок копчёного мяса и пожимаю плечами.

— Конечно, помню. Ты это к чему?

Призванный открывает от свиного ребра, которое обгладывал и поднимает морду.

— Думаю стоит наведаться к нему.

Замерев с чашкой сорка в руке, уточняю.

— Зачем?

Несколько секунд Сэмсон с задумчивым видом молчит. Потом принимается излагать.

— Тут место концентрации силы. А он — первый кандидат на роль причины возмущения магического фона. Который выбивается далеко за рамки нормального. Если сложить вместе все факты, то получается занятная картина, согласись. К тому же, теперь ты куда более ловко обращаешься со своим айваном и сможешь оценить ситуацию. А помощь нам сейчас не помешает.

Всё-таки делаю глоток сорка.

— Непохоже, чтобы он горел желанием нам помочь.

Котяра слегка покачивает головой.

— А куда он денется? Ему ведь от тебя что-то нужно, верно? Честный обмен — он поможет нам, а ты ему. Если сможешь.

Снова отхлёбывая горячий напиток, размышляю над предложением. В целом, идея может и не самая плохая. Авр не проявлял враждебности и более того, помог нам. Сложно сказать, как именно он себя поведёт сейчас. Но прошло не так уж много времени. Учитывая, что он призрак, для него это вообще пара моментов. Кто знает, сколько времени он уже провёл на территории школы в таком виде?

Закончив с едой, ещё какое-то время сидим на кухне, отходя от недавних событий. Не верится, что какие-то полчаса назад мы были в подземельях Ларэда, рядом с древним реликтом, что пытался натравить на нас армию своих бойцов. А теперь спокойно пьём сорк в обстановке, которую можно назвать пасторальной. И пусть наверху лежит связанный хозяин дома, картины это сильно не портит.

По-хорошему сейчас стоит обыскать дом. У нас остались рхэзы — мы прихватили солидную сумму из резиденции Л'заллы. Но здесь они будут бесполезны. Вернее, золотые монеты наверняка кто-то примет, но такой способ оплаты неминуемо вызовет интерес. И может привести к нам чьих-то ищеек.

От обыска удерживает желание отдохнуть. Слишком много всего произошло за последнее время. Спрессованный поток событий, после которого хочется просто сидеть на месте и смотреть в окно, за которым видна красивая девушка.

Стоп. Девушка? Во дворе дома?

Поняв, что она уже пропала из виду, поднимаюсь на ноги и тут же слышу стук в дверь. Тушу морсара им под киль! Когда уже мне дадут хотя бы минуту покоя? Кошусь в сторону Л'заллы.

— Сколько у нас осталось ошейников?

Схорка, тоже поднявшаяся из-за стола, отвечает не раздумывая.

— Два. Если считать тот, что на старике — три.

Кивнув, какое-то время молча стою на месте, надеясь, что посетительница уйдёт. Но нет — она снова стучится в дверь. И скорее всего ведь студентка Скарно. Кто ещё станет заявляться к этому старому хрычу на дом?

— Идём. В случае чего, я бью айваном, а ты цепляешь ошейник. Сталра, Сэмсон — вы нас страхуете. На случай, если всё пойдёт не по плану.

Через несколько мгновений уже открываю дверь, за которой оказывается улыбающаяся девушка в коротком платье. Улыбка чуть тускнеет, когда она понимает, что дверь ей открыл совсем не преподаватель. Но не теряется — сделав шаг вперёд, пытается попасть внутрь, параллельно задавая вопрос.

— Где господин Ман? У меня назначена встреча на сегодня.

Когда я загораживаю ей путь, недовольно хмурится, окинув меня оценивающим взглядом. Уже открываю рот, чтобы ответить, когда вижу на её лице удивление. И понимаю, как я сейчас должен выглядеть. Разорванная одежда, кровь оставшаяся от лёгких ран, наверняка ушибы на лице. Плюс запах палёного мяса, пороха и револьвер с богато инструктированной рукоятью, который я реквизировал у М'цара.

Оценив ситуацию, хватаю её за плечо, втаскивая внутрь. Та слегка взвизгивает, а на шее моментально оказывается ошейник, ловкой надетый схоркой.

— Вы кто такие? Я не договаривалась с ним на такое обращение. Отпустите немедленно! Никакой групповухи! А за ошейник и плётки надо доплачивать!

Момент удивлённо смотрю на неё. А потом меня разбирает неконтролируемый смех. Это просто морсарова шлюха, которая пришла на сеанс “любви”. И вместо старого преподавателя, попала в руки компании, что полчаса назад вернулась из Ларэда.

Смех оказывается заразительным — рядом складывается пополам Сталра, а около стены заливается Л'залла. Единственный, кто не принимает участия в общем веселье, это Сэмсон, который с некоторым удивлением смотрит на нас, не совсем понимая, что происходит.

Девушка тоже не осознает причину нашего поведения. Отступив назад к двери, переводит взгляд от одного к другому. Потом опускает пальцы на дверную ручку и её приходится оттаскивать в сторону. Опасности она может и не представляет, но нас уже видела. Отпускать сейчас — точно не самый лучший вариант.

Магической струны у неё нет, поэтому ошейник в итоге снимаем. Но руки и ноги связываем. А после нескольких её попыток закричать, добавляем и кляп в рот. Уложив её на диван в гостиной, возвращаемся на кухню, где снова рассаживаемся по местам. Сталра ставит вариться новую порцию сорка. Я же, бросив взгляд на призванного, который устроился на столе, озвучиваю ответ на его предложение.

— Возможно ты прав и стоит наведаться в Скарно. Но не сейчас. Дождёмся вечера и тогда отправимся в путь. Посмотрим, среагирует ли Авр и чем всё это закончится. А пока стоит отдохнуть.

Чуть помолчав, добавляю.

— Ты чувствуешь Эмили? Или Цзеру?

Сэмсон бросает на меня косой взгляд и закрывает глаза. Через пару минут распахивает их.

— Они живы. Но прыгнуть я к ним не могу, слишком далеко. Только смутно чувствую их на большом расстоянии. Где-то на самом-самом краю.

Интересно, насколько далеко находится этот "край"?

— Это сколько в лигах? Хотя бы приблизительно?

Призванный качает головой.

— Точно не скажу. Оно и раньше было не совсем ясно, а после того реликта, совсем непонятно, как далеко я могу дотянуться.

Ладно. Никаких цифр нет, но по крайней мере обе девушки точно живы. Значит остаётся шанс их найти. В крайнем случае, Сэмсон может просто бросать нас по материку, пока мы не окажемся достаточно близко от Эмили и Цзеры. Но это придётся отложить на потом. Сейчас надо собраться с мыслями и подумать, что делать в стратегическом плане. В голову приходит новая мысль и я поворачиваю голову к котяре.

— Твой портал могли обнаружить? Как тот, при помощи которого мы отправились на Ларэд.

Он на момент задумывается.

— Не уверен. Я не так хорош в сканировании магического фона.

Перевожу взгляд на Л'заллу и та без лишних вопросов запускает нотную комбинацию. Я же на всякий случай проверяю её айваном. Слепок жизненной силы остался в прежнем состоянии. Если так пойдёт дальше, то схорка в итоге навсегда окажется союзником человеческой расы. И слегка двинутой на почве секса. Если встретится с Эмили, выйдет идеальная пара.

— Магический фон почти не изменился. А те сдвиги, которые есть, легко объяснить тем, что этот дом принадлежит магу. Не думаю, что нас кто-то обнаружит.

Усмехнувшись, киваю схорке и снова поворачиваюсь к Сэмсону.

— Ты так не рассказал, что было внутри того артефакта? Что ты там видел?

Кот молча смотрит на меня, шевеля усами. Когда у меня появляется ощущение, что отвечать он не собирается, тот наконец начинает выдавать слова.

— Я ведь уже говорил — это непросто объяснить. Моё сознание как будто разделилось на две части. Одна осталась в теле, а другая оказалась внутри того реликта. Сначала было сложно параллельно быть внутри и контролировать себя. Но потом я приспособился.

На секунду замолчав, продолжает.

— А в артефакте… Там что-то вроде небольшого пространства, в котором множество переплетающихся нитей, струн, каких-то непонятных конструкций. Явно какая-то энергетическая структура, заточенная под управление. Будь у меня больше времени, возможно я бы разобрался, что там к чему. Но нам нужно было срочно уходить. Поэтому я решил попробовать подключиться к ядру и всё выгорело.

Вспомнив о двух его попытках, хмыкаю.

— Настолько хорошо, что ты переместился не только в пространстве, но и времени. Что там кстати было?

Призванный потягивается.

— В первый раз — какая-то банда, которая пыталась вскрыть хранилище. Защищённое кстати, весьма чудным способом. Смотрели на меня, как на идиота. А во второй, вполне ожидаемо попал на сеанс одновременного совокупления пары тысяч человеческих особей. Не знаю, где всё это было, но сразу сбежать не вышло — там оказалась охрана, которая попыталась меня поймать. Пришлось немного побегать.

— Получается, ты сначала оказался в прошлом, а потом прыгнул в будущее?

На момент задумавшись, медленно тянет слова.

— Сейчас мне кажется, что всё наоборот. Первый портал открылся в будущее, а вот второй в прошлое. Зато видишь, третий сработал, как надо.

Кивнув ему, делаю глоток свежего сорка. Нам бы мощь этого реликта и полноценное управления. С такой силой можно никого не бояться. Включая стэрсов и самого императора. Да что там — будь он у нас, можно было самим править Норкрумом. Проблема только в том, что Ларэд остался далеко позади. Или впереди. Да и сам артефакт явно обладает какими-то зачатками разума. Либо следует заложенным в него инструкциям. Но в любом случае, наследие древних кайнарцев от нас защищалось, делая это весьма активно. И надо отдать должное — задержись мы там ещё немного, уже не выбрались бы.

Сталра тянет руки вверх, потягиваясь и ни на кого не смотря, озвучивает предложение.

— Я тут видела десяток бутылок вина. До вечера делать всё равно нечего. Может стоит выпить по паре бокалов?

На ней скрещиваются три взгляда и баронесса с невинным видом пожимает плечами.

— Что? Нам ведь нужно как-то расслабиться?

Алкоголь, точно не самая лучшая идея. Но если ограничиться парой бокалов…

— Сначала обыщем дом. А потом уже откроем одну из этих бутылок.

Обе девушки хмурятся, но послушно поднимаются со своих мест. Здание обшариваем за полчаса. Добыча — около тысячи ларов наличными, два револьвера, пять охотничьих ружей, сделанных на заказ, разнообразные рунические патроны, книги, документы, драгоценности. Всё это собираем на столе в гостиной, где и сортируем.

Один из трофейных револьверов забираю себе, прицепив на пояс вторую кобуру. Огнестрел, который я позаимствовал у М'цара, безусловно хорош. Но у него другой калибр — крупнее, чем у нашего оружия. Произведённые в Норкруме патроны не подойдут. Второй револьвер забирает себе схорка, у которой такая же ситуация — разный калибр оружия. А вот боеприпасы делим на троих, оставив часть Сталре. Единственное "но" — у неё обычный револьвер, не усиленный рунами, в отличии от патронов. Но какое-то количество выстрелов он всё равно должен выдержать. Если повезёт, то может и до полусотни.

Охотничьи ружья выглядит внушительно, но таскать их с собой слишком приметно. Хотя один крупнокалиберный штуцер откладываю в сторону. Руническая вязь на стволе и такая же на патронах. Уверен, пули внутри тоже испещрены крохотными магическими символами. С таким можно и гхарга с одного выстрела уложить, и дракона в полёте ранить. Если вдруг окажешься совсем метким стрелков, то и сбить.

Со всем остальным, ситуация ещё проще. Книги укладываем в пару найденных сумок. Сомневаюсь, что их ценность равна трактатам из дома Эммера, но за какую-то сумму, при необходимости, точно уйдут. Наличность опять же делим на троих. Сэмсону деньги всё равно таскать не в чем. Драгоценности отправляются в сумку к книгам. Как и документы. Насчёт последних сомневаюсь. Почти вся стопка, это какие-то бумаги из Скарно, которые не сильно интересны. Но разглядывать каждую и изучать не хочется, поэтому просто забираю всё. Не пригодятся — выбросим или сожжём. Весят они всё равно мало.

Закончив с сортировкой, под удивлённым взглядом связанной шлюхи возвращаемся на кухню. В её глазах мы наверное выглядит какой-то бандой грабителей. Которые достаточно отморожены, чтобы забраться в дом мага, да ещё и использовать его припасы, обедая на кухне.

Открываю вино, разливая его в бокалы на столе. На этот раз участвует даже Сэмсон, которому выделяем глубокое блюдце, наполнив его алкоголем. Порция вроде не такая большая, кота не должно понести на приключения.

Минут двадцать проходят за непринуждённой беседой, а потом схорка блеснув глазами, встаёт из-за стола.

— Я… Позаимствую нашу пленную. Ненадолго.

Усмехнувшись, киваю и Л'залла под вздох призванного отправляется в гостиную. Снова запускаю айван, проверяя состояние её ауры. Но там всё в порядке. За исключением того, что огненная энергия сейчас заполняет почти половину общего объёма. Похоже недавние приключения и алкоголь изрядно её разогрели.

Спустя несколько минут сверху уже доносятся характерные звуки, вызывая соответствующую реакцию. А недовольно покосившийся на нас котяра, ворчит.

— Валите уже в постель. Я присмотрю за окрестностями.

Машинально смотрю на его блюдце, в котором ещё осталось вино и призванный понимает ход моих мыслей.

— Пить больше не буду. Поднимать восстаний тоже. Мирно полежу на столе, подумаю о смысле жизни. И том, как я хочу свалить с этой планеты.

Губы сами разжимаются в усмешке и мы со Сталрой почти синхронно поднимаемся со своих мест. В ауре баронессы сейчас тоже бушует огненная энергия, своим оттенком похожая на ту, что я привык видеть в Л'залле.

Через тридцать секунд вваливаемся в последнюю свободную спальню на втором этаже и девушка принимается стягивать с себя одежду. Успеваю снять только рубашку, а она уже прыгает на кровать, ложась на спину поперёк неё и давая мне разглядеть своё тело.

— Тебе понравилось со схоркой? Хлестать её кнутом?

Вопрос оживляет воспоминания и я киваю.

— Скорее да, чем нет.

Секунду аристократка внимательно смотрит на меня, а потом ловко переворачивается, становясь в позу.

— Меня тоже стоит наказать.

Тембр голоса меняется. Только что он был обычным, а теперь там звучат странные нотки. Не сказать, что сильно возбуждающие. В отличии от картины, которая сейчас мне открылась.

Кнута или плётки тут нет, поэтому вытаскиваю из уже снятых штанов ремень и сложив его вдвое, подступаю ближе.

Первый же удар заставляет её выгнуться. На третьем вцепляется зубами в одеяло. А после девятого или десятого, я не выдерживаю — отбросив инструмент экзекуции в сторону, вхожу в неё. Сначала та глухо стонет в одеяло, но потом отрывает от него голову.

— Ещё. Накажи аристократическую шлюху. Сделай ей больно! Пожалуйста…

Отвешиваю шлепок по правой ягодице, который приходится на уже покрасневшие места и Сталра охает, снова вонзившись зубами в ткань одеяла.

На этот раз всё проходит быстро. Если бы не алкоголь, то скорее всего процесс и вовсе ограничился пятью минутами — мой организм обходился без секса, как раз с того момента, как я пересёкся с Л'заллой. Выпитый бокал вина, оказывается достаточно объёмным, чтобы слегка притупить ощущения и дать баронессе несколько раз кончить.

Выстрелив внутрь неё, отступаю назад, провожая взглядом девушку, которая сорвалась в ванную. А сам падаю спиной на постель, раскинув руки. Из соседней спальни всё ещё доносятся стоны. Зная схорку, это наверняка затянется, как минимум на час. Думаю о том, чтобы искусственно притушить её страсть, но потом решаю оставить, как есть. Пусть наслаждается, раз у нас появилась такая возможность. Даже болотные гхалты не знают, что может нас ждать этим вечером. Или завтрашним днём. Поэтому стоит использовать момент по полной.

Вспоминаю об этой мысли, когда Сталра тащит меня к двери в ванную комнату. Включив воду, девушка берётся за мыло. И через какие-то пять минут мой член оказывается у неё во рту. Заканчиваем снова в кровати и на этот раз баронесса выжата не меньше моего. Да и задница у неё горит так, что мне кажется, даже просто усесться на стул аристократке будет проблематично.

Второй раз посетив ванную, возвращается и рухнув на одеяло, смотрит в потолок.

— Если доживём, то в следующий раз я найду свечи и подготовлю задницу. А ещё точно нужна плётка.

Глянув на меня, сначала не понимает выражения лица, а потом начинает смеяться.

— Свечи, чтобы капать воском. А не для использования в качестве заменителя. Для этого есть специальные приспособления.

Минут сорок просто валяемся в кровати, наслаждаясь спокойствием. Потом замечаю, что солнце за окном начинает клониться вниз и всё-таки использую свой айван, чтобы утихомирить схорку. Сама по себе, Л'залла останавливаться точно не планирует.

К моменту, когда на улице темнеет, мы уже готовы выдвигаться. Одеты, вооружены и располагаем приблизительным планом действия. Схорская "союзника" ещё и замаскирована. Цвет лица у неё в принципе подходящий. Проблема только с чертам. Но не думаю, что кто-то в Норкруме мог недавно видеть живого схора. Поэтому, вполне сойдёт версия о дочери от смешанного брака между жителем империи и южанкой. А уши прячем под небольшой шляпой и волосами.

Не самый лучший вариант, но никто из нас не владеет маскирующей магией. Поэтому альтернативы отсутствуют. К тому же в доме старика, к моему удивлению, находится немало женской одежды. Такое впечатление, что порой он приглашал шлюх не на одноразовые сеанс, а оставлял тут на пару месяцев.

Самого владельца дома оставляем внутри, вместе с его "партнёршей". Оба связаны, а маг ещё и в ошейнике. Угрызений совести не испытываю. Если мы вернёмся, то вырубим их и освободим, перед тем, как покинуть особняк. После некоторого раздумья, я решил всё-таки не убивать преподавателя. Нас он прикончить не пытался, а шлейф смертей за нашей компанией и так тянется немаленький. Шлюха же вообще не виновата ни в чём, кроме неверного выбора клиента и времени визита.

В случае, если мы больше не попадём в особняк, их всё равно развяжут завтра. Либо знакомые девушки, либо преподаватели из Скарно. Кто-то точно обеспокоится отсутствием одного из этой пары.

Первый, на ком проверяем маскировку схорки — кэбмен. Молодой парень бросает взгляды на Л'заллу, но судя по тому, что он точно так же разглядывает Сталру, дело не в особенностях внешности. Скорее в одежде, которую выбрали девушки. Схорка щеголяет в коротких обтягивающих штанах и рубашке с глубоким декольте. Изначально она вообще хотела надеть шорты. И хотя, с точки зрения отвлечения внимания от её лица, это был идеальный вариант, пришлось отговорить. В прохладное время суток, такая одежда скорее разожжёт интерес. А баронесса облачилась в обтягивающие брюки, через которые можно хорошо рассмотреть не только задницу, но и всё остальное. Особенно, если учесть, что нижнее бельё у неё присутствует только символически.

Один я поменял лишь рубашку. Другой подходящей по размеру мужской одежды не нашлось. Да и эта немного велика, но выбора не было — не ехать же в окровавленной и изорванной рубахе. Штаны ещё как-то вышло оттереть, сейчас они смотрятся относительно нормально.

Пока едем к Скарно, думаю, как представиться на воротах. Фраза о том, что мы с Сэмсоном тут раньше учились, вряд ли подойдёт. Не удивлюсь, если после всех событий, сюда являлась императорская канцелярия или люди какого-то из стэрсов. Но скоро выясняется, что беспокоился я зря. Когда кэб уже подъезжает к школе и нам остаётся всего несколько минут до ворот, всхрапнувшая лошадь начинает тормозить, а возница перестаёт реагировать на вопросы. Как в прошлый раз, когда мы встретили здесь Авра.

Дождавшись, пока мы полностью остановимся, кручу головой и скоро действительно вижу знакомую фигуру, которая выходит из-за деревьев, растущих вдоль дороги.

— Решил вернуться и всё-таки помочь старику, Архос? Или тебя привело сюда что-то ещё?

Глава XXV

Спрыгнув на дорогу, делаю шаг навстречу Авру, активируя айван. Серый, слабо светящийся силуэт, от которого тянется несколько десятков нитей. Уходят куда-то вдаль, теряясь за деревьями.

— На этот раз, целенаправленно к тебе. Можно сказать, с деловым визитом.

Несколько секунд старик молча смотрит на меня. Потом растягивает губы в улыбке.

— Наконец понял, что тебе нужно сделать? И как я посмотрю, обзавёлся новыми возможностями. Да и парой занятных подруг.

Оглянувшись на кэбмена, который пока не пришёл в себя, на всякий случай задаю вопрос.

— Может подскажешь, что тебе нужно?

Тот медленно качает головой.

— Не могу, Архос. Ограничения. Но ты не глупый — догадаешься сам. К тому же сейчас умеешь куда больше, чем раньше.

Посмотрев в сторону Скарно, задумчиво добавляет.

— Вот попасть на территорию школы я тебе помогу. Дальше уже сам, без подсказок.

Почти сразу отступает назад и растворяется среди деревьев. Не успеваю остановить, чтобы обсудить условия сделки. Хотя, если я действительно разберусь, чего он от меня хочет, тогда уже и будем решать этот вопрос. Думаю, он покажется на глаза, если я окажусь близок к успеху.

Кэбмен постепенно приходит в себя и после его извинений с долгими заверениями в том, что он раньше никогда не засыпал и такое впервые, продолжаем путь.

Ожидаю что Авр тем или иным способом вырубит охрану на воротах. И немного напрягаюсь, поняв, что двое дежурных на своих местах. Но оба не обращают ровным счётом никакого внимания на нас, молча открывая створки ворот. Впрочем, кэб на территорию школы решаю не брать. Расплатившись с возницей, выгружаемся и я прошу его подождать за поворотом. На тот случай, если реакция охраны временная и через какое-то время они зададутся логичным вопросом — что у ворот делает одинокий извозчик. Наверняка сильно удивившись ответу парня по поводу того, что он ждёт людей, которых недавно высадил.

Оказавшись внутри забора, что окружает Скарно, оглядываюсь по сторонам. Куда нам теперь идти? Нити от ауры Авра скорее всего тянулись куда-то сюда. Вернее, даже не так. Они абсолютно точно шли сюда. Не знаю, какие у него там ограничения, но фраза про нейтрализацию охраны, однозначно была способом их обойти. Указать, что нужный нам объект находится на территории Скарно. Конечно, если это вообще какой-то физический предмет.

— А дальше что? Этот призрак может хоть намекнуть, куда идти?

Повернув голову к Сталре, усмехаюсь. Баронесса ещё не отошла от Ларэда и рвётся в бой. Хотя, может это и хорошо. Как минимум, она пока не заводила разговор о том, чтобы вернуться к своей семье. Вот тогда, боюсь у нас возникли бы некоторые разногласия. С другой стороны, возможно она и думала об этом. Если вспомнить Ставу, то в аристократических семьях ситуации тоже бывают разными. Есть вероятность, что девушке просто не хочется отправляться домой.

Пока все эти мысли проносятся в голове, излагаю ответ.

— Если бы мог, то сказал. Придётся искать самим.

Медленно шагаем дальше, огибая корпуса. Здесь немало студентов, но это даже к лучшему, мы теряемся в толпе. Количество разноформатно одетых людей здесь и так зашкаливает, на нас практически не обращают внимания. Вряд ли кому-то придёт в голову, что сюда могли попасть посторонние. Ворота охраняют двое магов, а выглядящий хлипким забор, на самом деле является мощной артефактной защитой, через которую просто так не пробиться.

Кручу головой по сторонам, пытаясь обнаружить хотя бы какой-то намёк на серую энергию, которой был пропитан Авр. Сильно мешает большое количество людей. Переливающиеся разными оттенками слепки жизненной силы повсюду и мешают обзору.

Оказавшись около библиотеки, замечаю серую дымку в одной из стен. По цвету похожа на энергию Авра. Устремляюсь к ней и почти добравшись до нужного места, слышу сбоку от себя голос.

— Архос? Ты как здесь оказался?

Повернув голову, вижу удивлённого Рейка Форсакса, рядом с которым стоит Тасса. Парень делает несколько шагов, приближаясь к нам.

— И Сэмсон здесь. А где остальные? Куда вы так внезапно пропали? Оксарр сказал, что вы уехали по личным делам, но никто ведь так и не вернулся.

Оглядев девушек, заканчивает свою речь ещё одним вопросом.

— Кто это с тобой?

Рицеров гребень. Я рассчитывал, что не столкнусь со знакомыми студентами. Что ему теперь отвечать?

Придумать вариант не успеваю — вперёд вырывается рыжий котяра, который и начинает говорить.

— Знаешь, у нас был очень насыщенный отдых от учёбы. Сначала мы оказались на оргии в императорском дворце, которую остановило только массовое убийство почти всех присутствующих. Потом приняли бой и Арх попал в плен. Выбрался оттуда, перебив энное количество людей и снова оказался в оковах. На этот раз повёл себя, как настоящий человек — не стал никого убивать, а просто переспал со своей надзирательницей и махнулся с ней местами. А потом оставалась сущая мелочь. Мы развязали освободительную войну и случайно пробудили наследие древней цивилизации.

Секунду помолчав, добавляет.

— А теперь мы тут. Кое-что ищем.

Сначала на лице Форсакса появляется улыбка, но по мере того, как призванный сухо излагает факты, которые не вызывают ни у кого смеха, аристократ слегка теряется.

— Оргия? Императорский дворец? Там же только недавно был инцидент с артефактом. Случайно сработал и уничтожил один из залов.

Переглядываемся с Сэмсоном. Значит они решили представить атаку на "Балу Масок", как техническую ошибку, из-за которой была разрушена небольшая часть дворца. Интересно, а гибель такого количество представителей высшей знати, как объяснили? Сложно скрыть внезапное исчезновение нескольких сотен важных персон.

Бросив взгляд в сторону стены, около которой клубится дымка нужного оттенка, решаю, что нам пора вернуться к делу.

— Я был рад увидеться, Рейк, но у нас и правда дела.

Парень морщит лоб, переводя взгляд с меня на кота.

— А Оксарр знает, что вы вернулись? Или вы тут действительно не из-за учёбы?

Невольно хмыкаю. Вернуться в Скарно и доучиться, было бы неплохим вариантом. Но к сожалению, по вполне объективным причинам он недоступен.

— Ректор не в курсе и думаю ему не стоит этого сообщать. Мы по приглашению…одного из преподавателей. Личное дело.

Аристократ неуверенно кивает, а Тасса неожиданно задаёт вопрос.

— Эмили. Почему она не с тобой? Что случилось?

— Нам пришлось разделиться. Но они с Цзерой должны быть живы.

Делаю шаг дальше, но просто так уйти нам не дают. Снова звучит голос Рейка.

— Может мы можем чем-то помочь? Что вы тут ищете?

Отрицательно качаю головой, но призванный внезапно решает уточнить.

— Вы знакомы с легендами Скарно? Среди них есть рассказы о призраках?

Вопрос на мгновение ставит их в тупик, но Тасса почти сразу встряхивается.

— В каждой школе магии есть свои рассказы о древних временах. А призраки…

Поворачивается к своему брату.

— Ты же слышал про "Эксперимент Эйза"? Когда половину Скарно разнесло в клочья?

А вот это уже интересно. Глянув на девушку, интересуюсь.

— Что за эксперимент? Когда это было?

Тасса переключает внимание на меня и задумчиво хмурит брови.

— Давно. В библиотеке должны быть записи с точными датами, но навскидку, около пятисот лет назад. Может быть чуть больше или меньше.

Рядом со мной хмыкает Л'залла, внимательно слушающая разговор. Я же возвращаюсь назад, смотря на аристократку.

— Что там произошло? Как это связано с призраками?

Та на момент задумывается и начинает излагать.

— Эйз был одним из преподавателей Скарно. Увлекался работой с призраками, их энергией, переселением в другие тела. Говорят, ставил эксперименты по контролю над сознанием.

Рейк Форсакс недовольно морщится, перебивая её.

— Он только хотел упростить привязку конструктов любых типов к их хозяину. Не стоит верить всем слухам подряд.

Его двоюродная сестра демонстрирует ироничную гримасу на своём лице.

— Конечно. Всё именно так и было.

Потом поворачивается ко мне.

— Неизвестно, что точно он хотел провернуть, все кто был рядом погибли. Но в один прекрасный день его лаборатория просто разлетелась в пыль. А территорию Скарно заполонили призраки. Причём не те, которые относительно безобидны и их никто не видит. Эти были вполне осязаемы. По крайней мере в моменты, когда этого хотели. И крайне агрессивны — убивали всех, кто попадался им на пути. Отпор смогли дать немногие. Призрак в его классической форме практически неуязвим для обычной магии. А когда они обретали плоть, то было уже слишком поздно.

Сделав передышку, рассказывает дальше.

— Сам Эйз каким-то чудом выжил, несмотря на то, что был в эпицентре происходящего. Предположений много, но скорее всего у него была какая-то защита на случай, если эксперимент приведёт к неожиданным последствиям. Преподаватель попытался прекратить происходящее. Говорят, его схватка с неизвестной угрозой длилась несколько часов. В итоге призраки и серый туман исчезли. Вместе с самим Эйзом.

Парень, что с недовольным лицом слушает всё это, пренебрежительно фыркает.

— Больше верь старым историям, которые десятки раз успели исказиться за прошедшие пять сотен лет. Может твой Эйз и существовал на самом деле. Допускаю, что эксперимент он тоже мог проводить. И даже сдохнуть в процессе, вместе со своей лабораторией. Но в эпичную битву гордого одиночки, что пожертвовал жизнью ради спасения Скарно, верится с трудом.

Снизу доносится тихий голос Сэмсона.

— Так он может и не школу вовсе спасал. А самого себя.

Я же обращаю внимание на одну деталь рассказа Тассы.

— Серый туман? Ты сказала, что он пропал вместе с призраками. Значит и появился с ними?

Медленно кивает мне.

— Да. Он сразу охватил половину Скарно и продолжал распространяться, пока Эйз не остановил его.

Покосившись на дымку в дальней стене, хочу уточнить, как он выглядел. Правда почти сразу понимаю, что это будет бесполезно. Такие подробности девушке точно неизвестны. Чудо, что она вообще так детально знает эту историю. В голове что-то щёлкает и я задаю ещё один вопрос.

— От кого ты всё это слышала?

— Буквально сегодня, на занятиях. Пара студентов добрый час обсуждали — кое-что осталось в голове.

Покачав головой, усмехаюсь. Авр умеет ловко находить обходные пути. Впрочем, если он и есть тот самый Эйз, то времени для практики ему хватило с лихвой. За пятьсот лет и не такие схемы научишься придумывать. Немного подтолкнуть там, чуть подправить здесь и вот уже всё идёт так, как тебе нужно. Вопрос только, как он узнал о нашем прибытии в Станвекс. Но тут вариантов может быть масса. От его собственных способностей до нашего обнаружения кем-то из числа преподавателей. Раз уж Авр смог заставить Оксарра плясать под свою дудку, то и здесь мог первым получить информацию, подавив её распространение.

— Теперь нам действительно пора. Время не ждёт. Буду благодарен, если не станете трепаться о том, что нас видели.

Двое родственников переглядываются и отвечают нестройным согласием, после чего удаляются. Рейк выглядит изрядно задумчивым — возможно тоже размышляет о совпадении. Или думает о том, где мы были и куда пропали механоид со скайной. А вот Тасса скорее расстроена. Судя по ауре девушки, ей хотелось бы продолжить разговор. Рискну предположить, что это проявление печали по поводу отсутствия Эмили.

Когда они отходят на достаточное расстояние, опуская глаза на кота.

— Тебе обязательно всем рассказывать о том, где мы были и чем занимались?

Тот невозмутимо взирает на меня с земли и парирует.

— А кто нам поверит, Арх? Те, кто всерьёз выслушают нашу историю и так скоро обо всём узнают. Вопрос только в том, кому именно мы будем её рассказывать и при каких обстоятельствах — за бокалом вина или под прямым вмешательством в разум. Все остальные просто решат, что сумасбродный призванный решил в очередной раз пошутить.

В целом он прав, но я всё равно не удерживаюсь от ответа.

— Угу. Ты так часто шутишь, что в этом нет ничего необычного.

Теперь пристальный взгляд Сэмсона, который тот упирает в меня, длится чуть дольше.

— Вы просто не понимаете моего идеального юмора. При отсутствии вкуса, знаешь ли, довольно сложно осознать смысл даже самой элегантной шутки.

Наш обмен любезностями, прерывает Л'залла.

— Если Авр и есть тот самый преподаватель, то я не совсем понимаю, зачем ему надо всё усложнять.

Бросаю на неё вопросительный взгляд и схорка объясняет.

— Он ведь может влиять на людей. Поведение, мотивация, желания. Почему просто не залезть к тебе в голову, заставив сделать всё, что нужно. К чему все эти игры и обходные пути?

Вместо меня неожиданно отвечает Сталра, шагающая рядом с уроженкой Ларэда.

— Старик ведь сам сказал, у него есть ограничения.

Л'залла фыркает.

— И кто их наложил? Он вроде герой, что разделался с проблемой, которую сам же и организовал. Думаешь, сам себя решил ограничить?

Баронесса недовольно вздыхает.

— Откуда мы знаем, что именно там случилось? За пятьсот лет информация могли действительно исказиться. К тому же сомневаюсь, что даже его современники смогли разобраться в произошедшем.

Добираемся до угла здания и я приглядываюсь к клубку серой дымки, который завис на уровне моей головы, находясь прямо в каменной стене. Что это такое? Может просто артефакт, который я по глупости приняла за часть энергии Авра? Как бы проверить? Желательно так, чтобы в случае чего не сдохнуть.

Остановившийся рядом призванный, тоже рассматривает стену.

— Ты ведь что-то там видишь, да? Я чувствую только легчайшие колебания фона. Как будто в стене…кусок тела, который отрубили доли секунды назад и сразу засунули внутрь.

Сравнение заставляет меня усмехнуться. А Сталра отступает в сторону от кота, опасливо на него покосившись. Л'залла же запускает нотную комбинацию и спустя десять секунду, озвучивает результат своих наблюдений.

— Я вот ничего не вижу. Стена, как стена.

Заинтересованно глянув на неё, уточняю.

— Что ты искала? Артефакты?

Схорка пожимает плечами.

— Артефакты и любую концентрированную энергию.

Хорошо, когда в твоей команде есть ещё маги. Можно получить куда больше данных для анализа. Если Л'залла при использовании нотной связки, не увидела дымку, значит это точно не артефакт. А вероятность того, что клубок энергии как-то связан с Авром только что выросла в несколько раз.

Увидев, как из стены молниеносно вырастает серая нить, умчавшаяся вдаль, машинально отшатываюсь назад. Котяра тоже отпрыгивает в сторону, подняв шерсть на загривке, а обе девушки хватаются за оружие.

Поворачиваю голову, чтобы проследить, куда уходит канал связи. И вижу ещё несколько десятков таких же серых нитей, которые тянутся из самых разных мест. Стены зданий, дно декоративного бассейна, статуи. Пара даже выходит из деревьев. Объединяет их точка в которой все они сходятся. Могу поспорить, сейчас там нас ждёт Авр.

— Что случилось?

Обернувшись на встревоженный голос Сталры, кивком указываю направление, куда уходят все каналы связи.

— Думаю, Авр снова принял физический облик. Идём. Обсудим с ним условия сделки.

Пока шагаем на встречу со странным призраком, пытаюсь понять, чего он может хотеть от меня. Вернее, что ему нужно и так понятно. Авр однозначно прикован к территории Скарно. Возможно когда-то это было его добровольным решением. А может быть произошло совсем не по его воле. Но сейчас он точно хочет сбросить с себя это бремя.

Проблема только в том, что пока я не представляю, как это провернуть. Собственно, я даже не до конца понимаю, что собой представляют эти сгустки энергии. Источники его силы? Может быть наоборот, якоря, что держат на территории Скарно? Или что-то ещё?

К моменту, когда добираемся до места, так ничего и не придумываю. Несколько предположений у меня есть, но сложно сказать, какое из них может оказаться верным. А впереди уже виднеется фигура самого призрака, что ждёт нас за зданием одного из учебных корпусов.

— Теперь ты понял, Архос?

Внизу что-то ворчит котяра, а я решаю перевести беседу в другое русло.

— Чего ты именно хочешь — понял. Варианты того, как это сделать, тоже имеются. Но мне понадобится от тебя ответная услуга?

Старик разжимает губы в усмешке.

— Было бы странно, обойдись мы без этого. Не с твоей биографией.

О чём он? Сомневаюсь, что призрак мог узнать про мою жизнь в Каледе. Возможно слушал наши разговоры между собой? На будущее стоит иметь в виду, что за твоей беседой может кто-то наблюдать.

— Могу я узнать, что тебе нужно? Такую форму держать не так просто, как хотелось бы.

Глянув на старика, который пытается меня поторопить, озвучиваю своё условие.

— Нам нужно попасть на аудиенцию к императору. Не к кому-то из его советников или министров, а к самому правителю Норкрума.

Тот хмурится, разглядывая меня.

— У тебя весьма интересные запросы, парень. Может ещё хочешь жениться на принцессе? Или стать хёрдисом?

— Знаешь, с тобой тоже случай не совсем тривиальный. Я же не прошу тебя прикончить императора. Нам лишь нужно увидеть его. И поговорить.

Какое-то время раздумывает. Потом согласно кивает головой.

— Могу обещать, что сделаю всё возможное. Может быть даже получится, если ты отыграешь свою часть, как надо.

Снизу звучит голос Сэмсона.

— Надо бы как-то закрепить условия сделки.

Призрак переводит взгляд на него.

— Ты уж извини, крови у меня нет, скрепить договор магией не выйдет. Но Аврон Эйз никогда не нарушал взятых на себя обязательств.

На последней фразе делает ударение. Как будто хочет обратить на неё внимание. Пробую прикинуть, на что он может намекать, но старик уже обращается ко мне.

— Если мы определились, то можно начинать. Не могу тебе ничего подсказать. Но думаю ты и сам догадался об основных вещах. А остальное поймёшь в процессе.

Выдыхаю воздух через стиснутые зубы и оглянувшись по сторонам, киваю.

— Я попробую. Но скажу сразу, результат не гарантирован.

Глава XXVI

Прошу отойти остальных в сторону. Неизвестно, как повернётся ситуация, а зацепить кого-то из своих, совсем не хотелось бы.

Первое, что делаю — формирую тонкую "иглу", которую осторожно подвожу к сгустку серой энергии. Прежде чем активно действовать, нужно больше данных. Единственный способ получить их, проведение разведки.

Сначала решаю вступить в контакт только с одним из клубов дымки. Аккуратно вгоняю в него “иглу” и…ничего не происходит. Чуть выждав, пробую поставить пару экспериментов. Пробиваю дымку насквозь, перемещаю канал связи по её поверхности. Разве что поглотить не пытаюсь. Не думаю, что это может понравиться призраку, который всё ещё стоит рядом, наблюдая за моими действиями. К тому же сложно сказать, что собой представляет эта энергия. Вдруг меня просто разорвёт на части или спалит изнутри.

На какое-то время впадаю в ступор, не зная, как быть дальше. Я убивал людей, вырывая их слепки жизненной силы. Менял настроение и внушал определённые эмоции, задавая провоцирующие вопросы и последовательно работая с разными оттенками. На этом мои навыки исчерпываются. И ни один из них точно не подойдёт в данном случае.

Основной вопрос — что собой представляют эта дымка? Мне кажется, если понять это, спланировать дальнейшие действия будет несложно. Поворачиваю голову к Авру, рассматривая его силуэт. Такой же серый цвет. Только светящийся, фигуру призрака окутывает лёгкое сияние.

Стоп! Это же очевидно. Он задействует энергию, разбросанную по Скарно, чтобы стать полноценной личностью. Определение точно не самое верное, но назовём это пока так. И если такая концепция верна, значит ему нужно какие-то образом соединить все эти сгустки воедино. Как по мне, тогда он должен потерять "привязку к местности" и сможет покинуть территорию школы.

Уже начав обдумывать способы реализации, чувствую сомнение. А вдруг эта дымка — ресурс, который позволяет ему обретать плоть. Ведь нити проявляются только в моменты, когда он похож на обычного человека. Получается, что для призрачной формы, ему не требуется такая подпитка? Или он проводит всё время, разорванный на десятки частей?

Пытаюсь представить, что должен чувствовать человек, чей слепок жизненной силы разделён на множество осколков, но представить себе такие ощущения не могу. Хотя, здесь же поработала магия. Не зря, вся его жизненная сила обрела единый серый цвет, в котором нет даже оттенков. Хотя, я уверен — у призрака тоже бывают проявления эмоций.

Тряхнув головой, отгоняю мысли в сторону и сосредотачиваюсь на практической задаче. Пока решаю остановиться на идее свести все клубы серой дымки вместе, объединив. Первая же попытка зацепить один из них, заканчивается полным провалом. Нарастив мощность канала, заменяю "иглу" на нечто напоминающее "лопату" и пытаюсь сорвать сгусток энергии с его места. В итоге, инструмент проходит сквозь него, лишь чуть потревожив.

Ещё несколько попыток заканчиваются точно таким же, нулевым результатом. Дымчатая энергия реагирует на контакт, но просто расступается в сторону. А когда я увеличиваю размер "лопаты", то обтекает её со всех сторон.

Вздохнув, бросаю взгляд в сторону призрака, но тот молча наблюдает за мной с непроницаемым выражением лица. Помощи с его стороны точно не дождаться.

Минут пятнадцать пробую переместить ближайший к нам сгусток энергии, меняя подходы. К успеху так и не прихожу. Такое впечатление, что эта дымка проросла в том месте, где находится и отчаянно за него цепляется. Остановившись на этой мысли, пытаюсь рассмотреть объект ближе, подойдя почти вплотную. Но ничего похожего на "призрачные корни", которые можно было бы обрубить, не обнаруживаю.

Ладно. Если нельзя отсечь то, что удерживает этот сгусток, может выйдет разорвать путы? Снова отправляю вперёд "иглу" и на этот раз использую свою силу, чтобы окружить энергию подобием круглого щита. Грубо говоря, дымка оказывается внутри шара, связанного со мной нитью.

Закончив, вливаю в стенки шара побольше силы и тащу на себя. Не рывком, а постепенно, наблюдая за реакцией "добычи". Та с места сдвигаться не хочет. Но и ускользнуть теперь некуда — в сплошной стене энергии нет ни одного отверстия. Продолжаю тянуть на себя, стараясь выдернуть этот сгусток из стены.

Секунд тридцать ничего не происходит. Я наращиваю усилия, а дымка всё так же клубится внутри шара, собравшись около его задней стенки. Потом я внезапно вижу, как стена трескается. Едва не делаю шаг назад, но вовремя понимаю, что на самом деле каменная кладка не собирается разваливаться. Всё, что я вижу — результат работы айвана. Хотя смотрится достаточно сурово. От места, где находился клуб серого дыма расходится паутина "трещин", охватившая уже изрядный кусок здания.

В какой-то момент они разом пропадают, а шар с заключенным внутри сгустком серой энергии вылетает на открытый воздух. В это же мгновение понимаю, что какой-то отрезок времени не дышал, стиснув зубы и сконцентрировавшись на работе. Жадно заглатывая воздух, прихожу в себя и перемещаю с трудом добытый кусок тумана к фигуре Авра, который так и застыл рядом с остальными, наблюдая за мной с двадцати ярдов.

Когда шар с заключенной внутри дымкой оказывается рядом с призраком, убираю стену с той стороны, что обращена к Эйзу и подталкиваю туман в нужном направлении. Напряжённо наблюдаю, что произойдёт дальше. Если я ошибся, то реакция может оказаться какой угодно.

В момент, когда дымка соприкасается с фигурой Авра, сгусток энергии просто исчезает. Такое ощущение, что он за секунду втянулся в него, не оставив и следа. И в этот раз старик реагирует — вижу, как на лице появляется едва различимая улыбка. Значит, я всё-таки на верном пути. Скорее всего.

Спустя ещё три отправленных к нему клуба дымки, понимаю, что путь то может и правда верный. Но вот тактику было бы неплохо поменять. Даже если учесть, что каждый новый сгусток энергии доставать становится проще, ресурсов на это всё равно уходит много. Моя рубашка постепенно пропитывается потом и он же стекает со лба, заливая глаза. Пожалуй, это ещё тяжелее, чем изменение сознания Э'нзала. И боюсь отдача тоже окажется ничуть не меньшей.

Разглядывая многочисленных людей, которые находятся вокруг, едва не поддаюсь соблазну прикончить кого-то из них, сожрав его слепок жизненной силы. К счастью вовремя себя сдерживаю — неизвестный мне старшекурсник проходит мимо, не зная, что избежал смертельной опасности. Интересно, что никто из студентов и преподавателей не обращает внимания на странного и залитого потом парня, что переходит из места в место, порой где-то задерживаясь. Явно работа Эйза.

Когда подхожу к дереву, внутри которого засел ещё один клуб дымки, в голову приходит новая идея. Мне же не обязательно убивать, чтобы забрать часть чужой энергии. Из Л'заллы я её выкачивал по частям, во время нашего первого контакта в пыточной камере. Значит смогу и здесь.

Оглянувшись по сторонам, выпускаю семь "гарпунов", подключаясь к первым целям. У каждого забираю не больше десятой части. Как показывает практика, такой объём может восстановиться за два-три дня, без серьёзных последствия для разума или физического здоровья. Потом переключаюсь на следующую семёрку. А после третьей чувствую себя так, как будто только проснулся, полноценно отдохнув.

Теперь дело идёт куда быстрее. Я перехожу от одного сгустка энергии к другому, периодически подпитываясь за счёт студентов. И продолжаю процедуру, вливая туман в Эйза. Когда обрабатываю половину всех обнаруженных "частей", замечаю, что внутри серого силуэта начинают проявляться другие оттенки. Пока очень слабо — их едва можно различить. Но я уже разбираю искры зелёного цвета, с которыми соседствует оранжевый.

На то, чтобы довести процесс до его логического финала, уходит ещё около двух часов. К моменту, когда перед глазами оказывается последний сгусток серой дымки, уже наступает ночь, а большинство студентов и преподавателей скрываются в зданиях.

Покосившись на Авра, слепок жизненной силы которого уже подсвечивается массой оттенков, считаю нужным уточнить.

— Ты же помнишь о нашей договорённости?

Старик усмехается.

— Конечно. Как только ты закончишь, отправляемся в Схердас. А там я приложу все усилия, чтобы вы попали на встречу с императором.

На морде Сэмсона, стоящего у Эйза за спиной отражается явное сомнение. Да и я сам не до конца верю, что призрак исполнит обещанное. Но каких-то вариантов обязать его выполнить задачу, у нас нет. Будь у Авра кровь, всё было бы проще. Формулы магической присяги мы не проходили, но я изучал их самостоятельно по библиотечным книгам. И парочку помню. Пусть из числа самых слабых, но лучше чем ничего. К тому же Л'залла наверняка может предложить что-то куда более мощное и эффективное.

Основная проблема в том, что все процедуры принесения магической присяги требуют крови обеих сторон. А если это многосторонний договор, то всех его участников. Включить в эту схему призрака точно не получится.

Выдернув из стены последний сгусток энергии, привычно подвожу его к Эйзу и толкаю в его направлении. Как только он сталкивается со стариком, тот окутывается бурлящим туманом, через который смутно угадывается человеческая фигура. Секунд через пятнадцать всё заканчивается и я вижу перед собой человека с относительно обычной аурой. Если не считать того факта, что как минимум её треть окрашена в серый оттенок.

— А ты молодец. Сам освоил всю механику, даже не пришлось подталкивать Фаргора или кого-то ещё, чтобы намекнуть на процесс.

Замолчав, заводит руки за спину и выгибается, похрустывая костями.

— Долго же я этого ждал. Идём. Открывать портал в столицу отсюда, не самая хорошая идея. К тому же вы наверняка что-то оставили в доме у Манса. Наведаемся к нему и потом отправимся в Схердас.

Покидаем школу тем же путём, которым пришли, через главные ворота. Добравшись до кэба, ждущего за поворотом, забираемся в него и возница без лишних разговоров, начинает править в сторону Станвокса.

Остальные настороженно поглядывают на Эйза. А я изучаю слепок жизненной силы довольного жизнью старика. Пока всё выглядит относительно нормально. Из аномалий, только обилие серого оттенка и странное поведение всей остальное энергии. Она как будто до конца не собралась в единое целое и присутствует разрозненными кусками, которые плавают внутри человеческого тела, отталкиваясь друг от друга. Вижу такое впервые, но судя по тому, что Авр чувствует себя нормально, так и должно быть. Возможно со временем ситуация изменится и придёт в норму.

Решив, что сейчас самое время задать пару вопросов, начинаю с того, что больше всего меня интересует.

— Ты действительно устроил тот эксперимент пятисотлетней давности?

Повернувшийся ко мне старик, скалит зубы в ухмылке.

— Я занимался исследованиями, которые финансировала армия. Они хотели получить идеальных диверсантов. Таких, которые могли бы проникать к противнику в призрачной форме, а при необходимости обретать плоть. Военным нужны были солдаты, а мне деньги и связи для будущих проектов. Так что, да. Инцидент с призраками, моих рук дело. Но я сам и остановил происходящее, использовав свой собственный слепок жизненной энергии в качестве компонентов защитной системы.

Выдохнув, проводит рукой по обивке сидения кэба и добавляет.

— Если ты думаешь, что это было просто — ошибаешься. Разорвать себя на полсотни частей, чтобы успокоить разбушевавшуюся магию, не самое лёгкое решение.

Сэмсон, выглядящий скорее настороженным, чем довольным, внезапно уточняет.

— А у тебя был выбор? Или ты мог сбежать, но предпочёл остаться?

Задержав на нём взгляд, Эйз снова усмехается.

— Конечно я мог покинуть Скарно. Но на тот момент, у меня даже мысли не возникло, что временное решение затянется на пятьсот лет, а мои идиоты-коллеги просто спишут меня, посчитав погибшим. Глупость же. Как один из экспертов по работе с жизненной силой человек и располагающий призрачным айваном, мог погибнуть? Но эти олухи даже не пытались меня искать. Я бы понял, не получись у них. Но те даже не предприняли попыток. Военные тоже поставили на проекте крест. Про меня забыли уже через полгода, как только заново всё отстроили.

После того, как он заканчивает, проясняю ещё один момент.

— Почему ты не мог ничего объяснить напрямую? Так было бы намного проще.

Бывший преподаватель вздыхает.

— Мы с командой, как раз пытались создать первого диверсанта. Ты же знаешь, военных, у них ничего не бывает просто. Заказчики потребовали, чтобы на солдат были наложены ограничения. Понадобилась гарантия того, что даже каким-то чудом попав в плен, их человек не мог рассказать ничего ценного. Всё пошло совсем не по плану, но этот компонент заклинания остался в рабочем состоянии и соответствующим образом подействовал на меня. Причудливо подстроившись под ситуацию. Я не мог давать тебе прямых указаний, либо инструкций.

Покосившаяся на возницу Сталра, громко хмыкает, показывая на него глазами и Эйз тихо смеётся.

— Он нас не слышит, девочка, не беспокойся. С его точки зрения мы молчим, дожидаясь, пока нас наконец доставят в Станвекс.

Запускаю айван, который только недавно выключил и приглядываюсь. Странно. Никаких нитей между стариком и кэбменом нет. Как он на него воздействует?

Обративший внимание на мои действия Авр, взмахивает рукой.

— Не заметишь. Ты сейчас работаешь только на самом грубом уровне энергии. Чтобы понять суть моих действия, надо погружаться много глубже. До такого ты ещё не дорос.

Звучит немного обидно. Учитывая, что я только что освободил его из пятивекового заточения. А ещё опасно. Выходит, что старик может залезть к кому-то из нас в голову, а я этого даже не замечу. На всякий случай прогоняю в голове наш изначальный план действий. Вроде бы ничего не изменилось. Мы всё так же собираемся в Схердас, чтобы пробиться к императору и всё ему выложить, попросив справедливую награду. В том, что Эйз может корректировать память, я сомневаюсь. Значит, как минимум в мой разум он не совался.

— А те призраки, что появились на территории Скарно. Это был прорыв из мира мёртвых?

Вопрос Сталры снова заставляет старика засмеяться.

— Нет, моя дорогая. Обитатели мира посмертия выглядят совсем не так. Это были проекци тех, кто погиб во время инцидента. Плюс, ожившие эманации людей, которые испытывали сильные эмоции на территории Скарно. Мешанина из всего подряд. Агрессивная и желающая уничтожить всё живое вокруг.

Остаток пути проводим в тишине. Не знаю, о чём думают остальные, а я размышляю, насколько честным с нами был Эйз. Вроде бы к его поведению пока не возникает никаких вопросов. Он не сбежал, не пытается выторговать какие-то иные условия и едет с нами в одном кэбе. Но что-то меня всё равно смущает. Правда, сколько не размышляю над этим, не могу понять, что именно. Такое, лёгкое тревожное чувство на заднем фоне, которое не даёт покоя.

Несколько раз посмотрев на ситуацию под разными углами, всё равно не понимаю в чём дело. Поэтому к концу пути заставляю себя успокоиться.

Выпрыгиваем около дома преподавателя и расплатившись с кэбменом, заходим внутрь. Подойдя к проёму, который ведёт на кухню, останавливаюсь. А зачем мы сюда, собственно приехали? Деньги с нами, оружие тоже. Что мы тут оставили?

За спиной слышится смех Эйза. Поворачиваюсь и он начинает говорить.

— Ты серьёзно думал, что после пяти веков в таком состоянии, я послушно побегу выполнять твою просьбу? Потащусь за каким-то рицеровым идиотом, чтобы подставить под удар вновь обретённую жизнь? Нет, Архос. Сейчас я хочу только наслаждаться своей жизнью и полученным могуществом. Ничего личного, парень. Но тебе пора умереть.

Краем глаза вижу застывшие на месте фигуры девушек и Сэмсона, что не шевелясь, замер на спинке кресла. Как только голос старика, в котором проскальзывает откровенная издёвка, замолкает, перед глазами всё плывёт и вижу своё собственное тело, которое шумно падает на пол.

* * *
Конец третьей книги.
Следующая уже начата и доступна по ссылке: https://author.today/reader/142356

Постскриптум

Вот и подошла к концу третья часть серии. Думаю вы заметили, что скорость написания и выкладки несколько выросла. Четвёртую хочу продолжить в том же темпе. С вашей поддержкой, это более чем реально. Чем больше под книгой комментариев, чем чаще на неё обращают внимание читатели, тем выше мотивация работать, выкладываясь по полному максимуму.

До встречи под новой частью цикла) Спасибо, что вы всё ещё со мной)

И ссылка на саму книгу: https://author.today/reader/142356


Оглавление

  • Интерлюдия 1. Эмили
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Интерлюдия 2. Эмили
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Глава XXVI
  • Постскриптум